Book: После полуночи (Мужские забавы)



После полуночи (Мужские забавы)

Айрис ДЖОАНСЕН

ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ

Пролог

– Я не могу, – в отчаянии проговорила Кейт, сжав руку отца. – Не смей просить меня об этом. Ты слышишь, черт возьми?

– Нет, буду просить, – ответил Роберт Мэрдок, чуть приподняв голову и пытаясь улыбнуться. – Иного выхода я не вижу, Кейт. И кроме тебя, ты же знаешь, мне больше не к кому обратиться.

– Должно найтись какое-то лекарство. Сейчас чуть ли не каждый день появляются все новые и новые препараты.

– То, которое может помочь мне, еще не изобретено. И в ближайшем будущем ничего похожего не предвидится. – Он обессиленно откинул голову на больничную подушку. – Прояви же милосердие, Кейт. Решись.

– Не могу. – Слезы хлынули у нее из глаз. – Разве для того я стала врачом? Как ты можешь предлагать мне такое? Как тебе вообще могла прийти в голову эта мысль? Болезнь так изменила тебя…

– Взгляни на меня…

Кейт посмотрела отцу прямо в глаза.

– И больше я уже никогда не буду самим собой. Вот, собственно, о чем идет речь, детка.

В последнее время их разговоры сводились к одной и той же теме. И всякий раз Кейт старалась сделать все, чтобы переубедить отца. Заставить его увидеть все в ином свете.

– А как же Джошуа? Ведь он души в тебе не чает.

Роберт слегка нахмурился:

– Ему только шесть лет, и он быстро забудет меня.

– Как ты можешь так говорить! Уж кто-кто, а ты должен это понимать. Джошуа не похож на других мальчиков.

– Да, он такой же, как и ты. – В голосе отца прозвучали нотки нежности. – Смелый, преданный, готовый броситься на защиту, даже если ему придется сражаться с целым миром. Но он все же слишком мал. Нельзя забывать о том, что не всякий груз ему по плечу. И если ты не можешь решиться и сделать то, о чем я прошу, – ради меня самого, подумай о моем внуке. Подумай о Джошуа. Решись хотя бы ради него.

Боже мой? Что же делать? – с тоской подумала Кейт. В последнее время ни о чем другом, кроме этого, отец не может ни думать, ни говорить. Все ее усилия бесполезны. Вслух же она убежденно сказала:

– Нет. Я не позволю тебе уйти.

– Напрасно. – Он помолчал немного. – Пока я лежал здесь, у меня была масса свободного времени. И я частенько вспоминал тебя маленькой девочкой. Помнишь, как однажды осенью мы гуляли в роще Дженкинса и ты опечалилась, увидев, что с деревьев начали опадать листья. Надеюсь, ты помнишь и то, что я тогда сказал?

– Нет.

Роберт недоверчиво и даже с укоризной покачал головой:

– Кейт!

– Ты сказал, что каждый лист на самом деле никогда не погибает и не исчезает, – запинаясь, проговорила она. – Что они засыхают и падают на землю. Но они питают ее, дают силу дереву распустить весной новые листья. Это цепочка, в которой ничто не прерывается и не пропадает. Что все связано воедино.

– Звучит несколько высокопарно, но по сути так оно и есть. Это чистая правда.

– Вздор.

Роберт улыбнулся. И лицо его тотчас озарилось, даже как будто помолодело, напомнив ей того отца, каким он был в те времена, когда они гуляли в роще:

– А тогда ты мне поверила.

– В возрасте семи лет легче смиряться с судьбой. Сейчас совсем другое дело. И другая ситуация. Не сравнивай.

– Да, сейчас ты стала другой. – Он нежно погладил дочь по щеке. – Сейчас тебе уже двадцать шесть. И тебя непросто переубедить. Ты у нас несгибаемая, как сталь.

Кейт не чувствовала себя таковой. Напротив. Сердце ее разрывалось от жалости к отцу.

– Можешь не сомневаться, – сказала Кейт, хотя голос звучал совсем не так уверенно, как ей хотелось. – Сейчас я бы сделала все что угодно, только удержать эти листья на ветках. Придумала бы, как закрепить их навеки, чтобы ни один не упал на землю.

Роберт уже не улыбался:

– Может быть, когда-нибудь тебе это и удастся. Но не сейчас. Не мучай меня и не пытайся прикрепить к ветке. Я не очень большой любитель крестных мук. Распятие не самая приятная казнь.

Кейт почувствовала, как у нее от боли сжалось сердце:

– Ты же знаешь… как я люблю тебя, и никогда…

– Тогда дай мне возможность достойно уйти из этой жизни. Помоги мне. Зачем растягивать пытку?

– Я даже помыслить… пожалуйста, не проси меня больше об этом. – Голова Кейт упала на скрещенные руки. – Я буду сражаться за тебя до последней секунды.

– Все, что было можно, ты уже сделала.

– Нет. До сих пор ты всячески пытался помешать мне. И я не могла довести до конца что хотела.

Кейт почувствовала, как отцовская рука пробежала по ее волосам:

– И все же ты сделаешь то, о чем я тебя прошу. Ты сильная женщина… Мы ведь с тобой прекрасно понимаем друг друга, разве нет?

– Только не в этом вопросе…

– И в этом тоже. Только ты не хочешь себе признаться.

Отец прав. Она все понимала и знает, как он пришел к своему решению.

– К чертям собачьим все твои доводы. Мне нет дела до логики. Сейчас самое главное для меня – это только ты.

– Вот почему я уверен, что ты сделаешь как я прошу. Всю свою жизнь я старался быть на высоте. И мне бы хотелось не менее достойно уйти из нее. А такого конца, как мой, и врагу не пожелаешь.

– Это несправедливо.

– Неужели я не могу хоть раз в жизни позволить себе думать только о себе? Хоть один-единственный раз?

И тут Кейт не выдержала. Слезы, душившие ее, хлынули из глаз. Плечи вздрагивали от всхлипывании.

– Спасибо, детка, – продолжая нежно гладить ее по голове, Роберт негромко добавил:

– Но будь очень осторожна. Это никак не должно отразиться на тебе. Ни одна душа не должна догадаться о том, что мы задумали.

1.

Дандридж, Оклахома


Три года спустя. Воскресенье. 24 марта.

– Ты сегодня невнимательна, – Джошуа опустил биту и пристально посмотрел на Кейт. – Соберись, мам. Такие простые подачи… разве я смогу научиться хоть чему-то?

– Прости, – Кейт тотчас же взяла себя в руки. – Я чуть не забыла, что имею дело с будущим чемпионом. Так что мне придется стараться изо всех сил. – Она вздохнула, приподняла ногу и ударила по мячу.

Джошуа кинулся к нему, чтобы отбить или перехватить, но мяч перелетел через изгородь.

– Зато какой сильный удар, – похвалила сама себя Кейт.

– Только ты выдаешь себя, когда готовишься к сильной подаче.

Кейт, вытерев ладони о джинсы, с удивлением вскинула брови:

– Интересно, каким же это образом?

– Ты всегда приподнимаешь левую ногу. Так что я уже заранее знаю, чего от тебя ждать. Следи за собой!

– В следующий раз постараюсь, – поморщилась она. – Но на сегодня все-таки хватит. Не стоит загонять меня до смерти. Мне еще надо поработать после обеда. И рыскать по зарослям в поисках этого чертова мяча у меня уже нет времени.

– Я помогу тебе, – отбросив биту, Джошуа подошел к ней, – если потренируешься со мной еще минут пятнадцать.

– Позови кого-нибудь из твоих друзей. Рори, например. Наверняка он куда лучше меня.

– Да, он хороший игрок. Но у тебя ловчее получается.

Кейт распахнула ворота и направилась к дому.

– И потом ты все очень быстро схватываешь. И никогда не повторяешь своей ошибки.

– Спасибо, – она с важностью поклонилась. – Весьма польщена такой высокой оценкой.

Лукавая усмешка пробежала по его лицу.

Кейт сделала было легкое движение в его сторону, чтобы положить руку на плечо, но вовремя спохватилась. Джошуа ласковый и очень отзывчивый мальчик. Но с развитым чувством собственного достоинства. Сегодня суббота. И к вечеру на улицу высыпали соседские ребята. Навряд ли ему понравится, если кто-то из них увидит, как мама, обняв, ведет его домой.

– Мы с тобой занимались уже два часа. Больше я не могу.

Он пожал плечами и спросил, глядя в сторону:

– Ты опять принесла домой работы по генетике?

– Да, – кивнула Кейт и обвела взглядом двор. – Куда же он запропастился? Я не вижу. А ты?

Казалось, сын не слушает ее:

– Отец Рори говорит всем, что вы у себя в генетическом Центре выводите Франкенштейнов.

Кейт напряглась, как струна, и резко повернулась к сыну:

– А ты что ответил?

– Что он дурак. Ты хочешь спасти людям жизнь. А все эти монстры существуют только в книжках и на видиках. – Он смотрел куда-то мимо нее. – Тебя не выводит из себя, что про тебя болтают?

– А тебя?

– Да.

Кейт увидела, как он сжал кулаки:

– Мне сразу хочется дать им в нос.

Ее насторожило настроение сына. Дело принимало серьезный оборот. Впервые Джошуа испытал на себе общественное мнение, которое сформировалось у обывателей по поводу ее работы. Она подумала, что надо постараться и как-то свести его возмущение на нет.

– Наверное, лучше попытаться объяснить им, чем мы занимаемся в Центре. Не их вина, что они не все понимают, ведь это совершенно новая область. Более того, масса людей не в состоянии осознать, какова наша истинная цель. Но сам ты должен понять, что, изменяя структуру гена, мы надеемся навсегда покончить с болезнями. От этого всем людям будет только лучше.

– Я же тебе сказал, что они все дураки. И не понимают, что вы никому не причиняете вреда.

– Может быть, им кажется, что я недостаточно осторожна и могу совершить какую-то непоправимую ошибку…

Джошуа только презрительно фыркнул.

Ей никак не удавалось пробиться к нему. Обычные объяснения пролетали мимо ушей. И тут Кейт осенило. Джошуа был буквально помешан на компьютерах, впрочем, как и большинство его сверстников.

– Послушай, а если тебе купить программу по генетике, где все рассказывается про ДНК и про последние медицинские разработки? Ты покажешь ее Рори и другим ребятам.

Лицо Джошуа сразу озарилось радостью, но потом он вновь сник и с сомнением спросил:

– А если до них не дойдет?

Тогда тебе придется разбивать им носы, – хотела сказать Кейт. Но сдержалась. Еще не хватало, чтобы Джошуа расхлебывал кашу, которая может завариться из-за ее несдержанности или неумения все объяснить собственному сыну.

– Тогда мы с тобой сядем и вместе придумаем что-нибудь другое.

– Ладно. – Он метнул в ее сторону быстрый взгляд, в котором промелькнула озорная искорка. – И не беспокойся. Я не буду тебе рассказывать, если мне все-таки придется кому-нибудь разбить нос.

Ах, маленький обманщик! Как он все понимает! Пожалуй, даже слишком для его возраста. И какой он заботливый. Сердце ее дрогнуло, когда она посмотрела на сынишку. Такой маленький и такой отважный. Непокорный каштановый вихор торчал на макушке. Как она его любила! Кейт быстро отвернулась и пошла к дому.

– И, кстати, не забудь отыскать этот чертов мяч.

– Это нечестно. Твоя подача, значит, ты и должна…

– Телефон! – окликнула ее с парадного входа Филис Денби. – Междугородный. Опять Ной Смит.

Кейт нахмурилась:

– Ты сказала ему, что я дома?

– Мне надоело придумывать всевозможные отговорки, – покачала головой свекровь.

– Бабушка, ты поможешь мне отыскать мяч? – попросил ее Джошуа.

Улыбнувшись, Филис начала спускаться вниз по ступенькам.

– Куда же я денусь?

Кейт насмешливо улыбнулась сыну за спиной Филис. Они оба знали: попроси внук бабушку запрыгнуть на луну, она и это сделает. Состроив невинную мордашку, Джошуа повернулся к Филис:

– Я опять чуть не пропустил подачу.

– Хотя видел, что она приподняла ногу?

– Ага.

– Так ты тоже знаешь про это? – растерянно спросила Кейт. – Почему же ничего не сказала?

– А почему я должна говорить? Я не ведущая последних новостей, – отозвалась Филис. – Поторопись-ка лучше к телефону.

Кейт неохотно поднялась на крыльцо и вошла в дом. У нее не было ни малейшего желания разговаривать с Ноем Смитом. Обычно ей не составляло труда защитить себя, свои права, свое дело. Но этот человек оказался настолько настойчивым и уверенным в себе, что его внимательность больше походила на настырность. Сначала ей польстило, что он предложил ей очень выгодный контракт с фармацевтической компанией «Джи вид Си». Она была хоть и небольшой, но весьма престижной, а сам Смит достаточно известным ученым. Плата, которую он назвал, была намного выше той, которую она получала на своем нынешнем месте. Но у нее создалось впечатление, что этот человек не терпит никаких «но», а уж тем более «нет». Он вообще не слышал того, чего не желал слышать.

– Извините, что беспокою вас в субботний день, – проговорил Ной бархатным голосом, когда Кейт взяла трубку. Но она уловила тщательно скрываемые нотки иронии в его интонациях. – Вопрос очень важный. А мне, к сожалению, почему-то никак не удавалось в последнее время застать вас ни на работе, ни… дома. Очень странно.

– Ничего странного. И, кстати, каким образом вам удалось узнать мой домашний номер, мистер Смит?

– Ной. Я же говорил – меня зовут Ной.

– Так как вы раздобыли этот номер, Ной? Его нет в телефонной книге.

– Но ведь нет ничего тайного, что в конце концов не стало бы явным, не так ли? А кто сейчас ответил мне? Каждый раз, когда я вам звонил домой, мне отвечал этот голос.

– Моя свекровь. Мне очень льстит, что вы доставили себе столько хлопот, пытаясь дозвониться до меня. Но я предпочитаю разделять дом и работу.

– Ваша свекровь? Насколько мне известно, вы разведены.

– Разведена. Но Филис по-прежнему… – Она не договорила фразу, а после недолгого молчания спросила:

– Откуда вы знаете, что я в разводе?

– Не наведя о вас справки, я не стал бы предлагать вам контракт.

– Тогда вам должно быть известно и то, насколько у меня налаженная жизнь, и я не хочу ничего менять в ней.

– Налаженную жизнь можно устроить не только в Оклахоме. Это не единственный штат, где для этого есть все условия. В этом смысле Сиэтл ничуть не хуже. Нам надо работать вместе. Может, вы хотите, чтобы я увеличил ставку?

– Нет. – Кейт вдруг почувствовала, насколько ее утомила эта манера говорить. Собеседник сминал все доводы, как танк конфетные бумажки. И тогда она снова повторила. – Мне не нужны деньги. И мне не хочется переезжать куда-то в другое место. И к тому же у меня нет желания работать вместе с вами, доктор Смит. Надеюсь, я достаточно ясно выразилась?

– Вполне. Но я все же предлагаю добавить к названной прежде сумме еще десять тысяч долларов в год. Мое приглашение остается в силе. Поразмышляйте над ним как следует. А я еще раз позвоню. – И доктор Смит положил трубку.

Кейт тоже положила трубку и почувствовала, что невольно стиснула зубы. До чего же невозможный тип, этот мистер Смит.

– А знаешь, было бы совсем неплохо, если бы ты приняла его предложение, – проговорила стоявшая в дверях Филис. – Тебе не помешает встряхнуться.

– Мне хорошо и здесь, – поморщилась Кейт. – На кой черт я потащу Джошуа на другой конец страны? Ты тут же умрешь от тоски по нему. А я бы этого не хотела.

– Не умру, если ты возьмешь меня с собой.

Кейт посмотрела на нее широко открытыми от удивления глазами:

– Оставив здесь Майкла?

Филис улыбнулась:

– Я люблю своего сына, но это не значит, что я должна закрывать глаза на его недостатки. Он обожает размещать людей в воображаемые ящички с ярлычками и приходит в негодование, когда кто-то не желает оставаться в отведенном ему по ранжиру ящичке. Майкл рассчитывал, что найдет в тебе жену, мать для своего сына, домашнюю хозяйку. Ты развелась с ним, потому что эти рамки слишком узки для тебя. А во мне он видит матушку, вдову, бабушку Джошуа. Но мне тоже тесновата эта коробочка.

Кейт с любовью посмотрела на свекровь. Стройная, высокая, с короткими каштановыми вьющимися волосами, Филис выглядела намного моложе своих лет. Она была полна гораздо большей энергией и силой, чем женщины ее возраста, например, те, с кем приходилось встречаться Кейт у себя на работе.

– Да. Тебе она явно тесновата, – согласилась Кейт.

После того как два года назад состоялся развод, она решила, что их дружбе пришел конец. Кейт никак не ожидала, что Филис станет жить с ней и внуком. Но, когда это произошло, она искренне обрадовалась. Свекровь присматривала за Джошуа, пока Кейт была на работе. Независимая, резкая и энергичная – Филис стала истинным благословением для Кейт и Джошуа.

– Но ты прожила здесь всю свою жизнь. И тебе вряд ли захочется перебираться в другое место.

– А может быть, наступило то самое время, когда мне пора растрясти свои косточки, полностью сменить обстановку и стиль жизни, – проходя в комнату, заметила Филис. – Тебе предлагают хорошее место, не стоит упускать его.

– Не такое уж оно хорошее. Этот Ной Смит… довольно странный, если не сказать экстравагантный, человек. Боюсь, что нам будет трудно сработаться с ним.

– Странный? Что ты хочешь этим сказать?

– Исследования в области генетики – процесс медленный. Там надо продвигаться вперед очень неторопливо, мелкими шажками, очень последовательно, неоднократно проверяя себя, чтобы исключить ошибку. А он, похоже, предпочитает идти напролом.

– А каковы результаты его исследований?

Кейт пожала плечами:

– Голова у него варит хорошо. И вполне естественно, что он достиг больших успехов.

– Тогда, может, его метод и не так плох, как ты себе пытаешься внушить?

– Но это не мой путь, – Кейт направилась к дверям. – Что толку говорить об этом. Даже если бы я не сомневалась, что мы сработаемся, я бы все равно не смогла уехать отсюда.

– Не смогла? – искренне удивилась Филис. – Все эти годы, которые мы прожили вместе, меня особенно восхищало то, что для тебя не существует слово «не могу». Так мне по крайней мере казалось до сих пор.



– Ну хорошо. Просто не уеду. И все. – Кейт, обернувшись, улыбнулась ей. – Судя по всему, ты сразу нашла мяч?

– Что ж, если хочешь, мы можем пока оставить этот разговор, – ответила Филис. – Мяч закатился в кусты. Джошуа сказал, что тебе надо поработать после обеда. Включить ему телевизор?

– Если тебе самой хочется посмотреть что-то. Это не имеет особого значения. Когда я погружаюсь в работу, мне уж никто и ничто не мешает.

– Да, когда ты погружаешься в работу, даже извержение вулкана не заставит тебя оторваться от стола.

Потому что каждая минута исследований подводила ее все ближе и ближе к ответу. И огонь нетерпения сжигал Кейт изнутри. Последние эксперименты дали потрясающие результаты. И надежда вспыхнула с новой силой.

– В Оклахоме нет вулканов, – шутливо возразила она.

– Зато неподалеку от Сиэтла есть. Ты, наверное, будешь в восторге от них.

Кейт обвела взглядом маленькую уютную гостиную, привычный диванчик и кресла с поблекшей обивкой, старый кофейный столик из дуба, на который Джошуа любил класть ноги, когда смотрел телевизор. Так не хотелось расставаться с тем уютом, который они с Филис медленно и постепенно наводили. Со всем тем, что ей было необходимо для того, чтобы ощутить основательность и прочность бытия. Чтобы пустить корни.

– Обойдусь и без восторгов, – упрямо сказала Кейт. – Я останусь здесь.

* * *

– Снова отказала? – спросил Энтони Лински, когда Ной положил телефонную трубку. – Какая упрямая дамочка. Ты уверен, что она настолько нужна тебе?

– Да, очень. – Ной сел на краешек стола. – Мне сейчас не хватает только одного – системы «доставки» лекарства сквозь защитную оболочку гена, чтобы лекарство поступало строго по назначению, не вызывая шока. А она как раз и занималась этим все последние годы. Судя по всему, она уже сделала открытие или стоит на его пороге.

– Я точно так же, как и ты, читал ее последнюю статью в медицинском журнале. Но, на мой взгляд, это пока всего лишь умозрительные рассуждений.

– А ты считаешь, что она начнет описывать все в мельчайших подробностях до того, как открытие будет запатентовано?

– Тогда зачем она вообще взялась писать на эту тему?

– Воодушевление. И я пережил его вместе с ней, пока читал статью. То же самое чувство я испытал три года назад, когда понял, что получил RU-2. Ей необходимо излить восторг, поговорить хоть с кем-то на эту тему. А поговорить невозможно.

Тони скептически поинтересовался:

– Откуда ты знаешь? Ты ведь ни разу не встречался с ней?

Ной выдвинул верхний ящик стола, вынул папку и раскрыл ее.

– Благодаря «зарисовкам» твоего детектива Барлоу нетрудно представить, что она из себя представляет. – Ной посмотрел на фотографии, приложенные к небольшому отчету. Коротко остриженные пепельные волосы обрамляли лицо, которое являло собой сочетание двух совершенно противоположных качеств: силы и беззащитности. Решительная линия подбородка, большой рот, выглядевший довольно чувственным, широко расставленные большие карие глаза смотрели прямо перед собой. – Но разговор прошел не зря. Кое-что новое я для себя почерпнул из него. В отчете ничего не сказано о свекрови, что осталась жить вместе с бывшей невесткой.

– Барлоу знает свое дело. Наверное, он решил, что тебе в первую очередь требуются сведения о ее деловых качествах. – Тони раскрыл досье и перелистал его. – И собрал все что можно. Дочь ныне покойного Роберта Мэрдока – врача-терапевта. Она была своего рода вундеркиндом: досрочно – в шестнадцать лет – закончила колледж, а уже в двадцать два – медицинский институт. Защитила степень по тематике, связанной с генетикой. Работала в лаборатории Бреланда в Оклахоме, а затем перешла в Центр по генетическим исследованиям. Они предложили ей значительно меньшую зарплату, чем на первой работе, но зато по контракту ей разрешалось, пользуясь оборудованием лаборатории, вести свои собственные исследования в свободное от работы время. Разведена. Воспитывает девятилетнего сына.

– Я знал об этом еще до того, как просмотрел досье. Эти данные приводятся и в журнальной статье, где даются сведения об авторе, – ответил Ной. – А вот то, что она сохранила хорошие отношения со свекровью, которая помогает ей воспитывать сына, – об этом здесь ни слова не говорится.

– Но что добавляет эта строчка к ее данным? Ничего существенного.

– Нет, эта весьма существенная деталь, поскольку свидетельствует о том, что Кейт Денби старается свить уютное гнездышко для своей семьи.

Тони иронически заметил:

– Гнездышко, из которого ты собираешься ее выдернуть и спалить, чтобы она не смогла туда вернуться?

Насмешливая улыбка пробежала по лицу Ноя.

– Злостная клевета. Я весьма бережно отношусь к ней… ради себя. И вряд ли стану… «выдергивать» из гнезда, как ты выражаешься. Единственный способ, что я могу себе позволить, – его убеждение. Или, скажем так: настойчивое внушение.

– Посмотрим, – сухо отозвался Тони. – Мне-то известно, насколько ты нетерпелив.

Улыбка Ноя угасла:

– Ты прав, черт тебя побери.

– А ты рассказал ей о том проекте, над которым предлагаешь работать?

– Как я могу рисковать? Вот когда я заполучу ее… – Он нахмурился. – А время бежит, как песок…

– И даже быстрее. – Тони помолчал. – За мной шли по пятам почти до самого Лондона.

Ной выругался:

– Ты уверен?

– Более чем. Но ты ведь заранее предупредил меня и ждал чего-то в этом роде.

– Ждал. Но не так скоро. Мне бы хотелось, чтобы все работы уже были на стадии завершения. – В голосе его прозвучали тревожные нотки. – Проклятье, я еще не готов. Ты не выяснил, кто им платит?

Тони покачал головой:

– Послушай, я ведь юрист, а не гадалка.

– Вижу. Вчера мне звонил Реймонд Огден.

Тони слегка присвистнул:

– Вот это да! Владелец одной из самых громадных фармацевтических компаний…

Ной кивнул:

– И человек, не брезгующий самыми грязными методами в достижении своих целей.

– Откуда ты знаешь?

– Он пытался прибрать к рукам мою компанию шесть лет назад. – Ной криво усмехнулся. – Каких только выгод он не сулил акционерам, если они передадут нашу компанию под крыло другой, которая начнет выпуск нашей продукции.

– Но ни черта у него не вышло?

– Нет. Он передумал.

Тони не стал спрашивать, а к каким способам прибег Ной для того, чтобы Реймонд «передумал». Всем было известно, как он ревниво относился к независимости своей компании.

– Значит, теперь он не опасен?

– Наша компания слишком мала, чтобы пробуждать у него такой уж большой аппетит, но…

– Но? – уточнил Тони. – Сейчас все изменится?

– Да. И это означает, что тебе придется выйти из игры.

– Что?

– То, что ты слышал. Я не хочу впутывать тебя в эту историю.

– Не слишком ли ты его переоцениваешь? И к тому же, я еще не успел съездить в Вашингтон. Скорее всего Огден еще ни о чем толком не пронюхал. Просто пробует на зуб.

– Надеюсь.

Тони удивленно посмотрел на собеседника. Надежда – это слово не из лексикона Ноя Смита. Он предпочитал действовать смело и даже рискованно, но добиваться удачи. Как пират XX века. Неуверенность в его голосе и опасения – это что-то новенькое и необычное. Но и полученный им RU-2 – тоже необычен. Ной вел свои дерзкие исследования под большим секретом. Всегда был предельно осторожен, внимателен и никогда не терял бдительности.

– Похоже, ты и в самом деле очень обеспокоен. – Тони помолчал, прежде чем решился задать вопрос, который не позволял себе задать в последние десять месяцев. – А что из себя все-таки представляет этот RU-2?

Ной покачал головой:

– Тебе не стоит соваться в это.

– Я бы не стал расспрашивать только из любопытства. Мы с тобой дружим уже шестнадцать лет, а последние шесть лет я к тому же являюсь твоим адвокатом. Мне кажется, я заслужил твое доверие, Ной.

– Мой адвокат не должен задавать вопросы, на которые я не хочу отвечать. – Он посмотрел ему в глаза. – И мой друг тоже должен верить, когда я говорю, что ему следует держаться от этого подальше. Слишком опасная это штука.

– Не преувеличивай.

– Еще раз говорю тебе: это крайне опасно, – повторил Ной. – Постарайся не вникать в это, Тони.

– Не думаю, что Огден налетит на меня с дубинкой в темной аллее, чтобы выколотить нужные сведения.

– Лично сам, нет. Зачем это ему? Но он может нанять кого угодно для такого дела.

Тони покачал головой:

– Мне кажется, что Огден не придает твоему RU-2 такого большого значения, как тебе кажется. У него и без того хватает забот.

– А если для всей компании Огдена мой RU-2 – это все равно, что атомная бомба для Хиросимы? Может быть, это сравнение поможет тебе понять существо дела?

Тони улыбнулся:

– Ты шутишь. Ты не… – Но тут он осознал, насколько серьезно прозвучал голос Ноя. И каким холодом повеяло от него. – А у тебя случаем не развилась мания преследования?

– Нет. Просто осторожность. И хочу, чтобы ты устранился ради своей же безопасности. – В голосе Ноя прозвучали резкие и грубоватые нотки. – До сих пор я позволял тебе помогать мне, потому что ты единственный, кому я мог довериться. Но теперь ты должен выйти из игры. Вскоре, как только эти акулы пронюхают про RU-2, типчики вроде Огдена раскроют свои зубастые пасти.

– А что они могут пронюхать?

Ной промолчал в ответ.

Тони понял, что больше ничего не сможет добиться от друга.

– Ты всегда был эгоистом, черт тебя побери, – улыбнулся он. – После Гренады мы не поймали ни одной акулы. А теперь ты хочешь поймать их всех сам.

Ной расслабился:

– Постараюсь уплыть от них раньше, чем они успеют сообразить, что я в воде…

– Навряд ли. Ты всегда поднимаешь такой шум.

– Ну ладно, посмотрим. Ты пока отправляйся в горы на недельку, а я тем временем выясню, чем занимается Огден. – Ной открыл стол, вытащил ключ с колечком и протянул его Тони. – Я снял для тебя домик в Сьера Мадрес. Адрес на кольце. Не говори ни единой душе, куда ты едешь. Даже своей секретарше. Хорошо?

– Как скажешь. – Тони встал. – Ну что ж, попробую отдохнуть, коли так получилось. Воспользуюсь твоим предложением. Я привез на подпись несколько контрактов из Амстердама. Они будут готовы к понедельнику, и тогда в конце недели я смогу спокойно уехать.

– Нет, уезжай в среду.

– Хорошо, хорошо. Надеюсь, ты позовешь, если я понадоблюсь?

– Громко и отчетливо, – усмехнулся Ной, когда Тони уже направлялся к двери. – Кстати. – Брови его задумчиво сошлись у переносицы. – Свяжись с Сетом. Попроси его приехать.

– Он не захочет.

– Попроси.

– Господи! Зачем тебе наемники? Ведь это не война.

– Пока еще нет.

– Его, может быть, уже и нет в живых. Он не проявлялся последние пять лет.

– Восемь месяцев назад он был жив. Мы с ним провели вместе недельку в Кадро, плавая в Карибском заливе. Тони широко раскрытыми глазами посмотрел на него:

– Ты ни разу и словом не обмолвился об этом.

– Еще одно доказательство того, что я далеко не обо всем рассказываю тебе.

– Похоже, что ты вообще ничего не рассказываешь.

Ной улыбнулся:

– Ты недоволен, что я не пригласил и тебя тоже? Но вы с таким трудом переносите друг друга.

– Потому что он постоянно старается подколоть меня.

– Что верно, то верно. Похоже, его раздражает твоя нынешняя работа. Он терпеть не может юристов.

– Да, конечно, он предпочитает водиться с контрабандистами, убийцами и подобными им отбросами общества, – поморщившись, заметил Тони.

– Отбросами общества, – повторил его слова Ной. – И откуда ты только выкопал это словечко?

– Оно приходит мне на ум, как только речь заходит о Сете.

– Попробуй употребить его в присутствии Сета, когда вы встретитесь.

– У меня нет желания встречаться с ним. И, черт возьми, я понятия не имею, где его искать.

– В Южной Америке.

– Большое спасибо, теперь мне гораздо проще найти его, – еще более ироничным тоном заметил Тони.

– Отель «Эстабан» в Колумбии, город Вента. Направь записку на имя Мануэля Карреры. Напиши ему: «Время пришло». Сет мне нужен немедленно, Тони. Пожалуйста, не мешкай.

– Попытаюсь, – нехотя отозвался он. – Ты отказываешься от моей помощи, черт подери. Но не боишься, что Сет сунет голову прямо в петлю.

– Потому что он мастер своего дела. И нет никого, кто бы лучше разбирался в этих делах. – Ной улыбнулся. – Он не адвокат.

Тонн помолчал, стоя у двери, а потом, взглянув на досье, что лежало на столе, спросил:

– Ты так беспокоишься за мою задницу. А как же Кейт Денби?

Выражение лица Ноя тотчас же стало бесстрастным:

– Я не могу себе позволить беспокоиться еще и о ее судьбе.

– Почему?

– Потому что она нужна мне здесь, – просто ответил Ной.

* * *

Тони вышел. Ной закрыл папку с бумагами на Кейт Денби. Почему ему не хотелось, чтобы она смотрела на него со своей фотографии? За последние несколько недель он столько раз вглядывался в это лицо, что оно стало до боли знакомым.

Когда ему наконец удастся убедить ее перебраться сюда, надо будет постараться держаться в отдалении. Хотя это очень непросто, учитывая, насколько тесно им придется работать – бок о бок. Но он слишком хорошо знал себя. Нельзя позволять себе сближаться, нельзя становиться ее другом. Если он будет беспокоиться о Кейт Денби, то под ударом окажется RU-2, а его нельзя ставить под угрозу. Воспользоваться ее услугами можно, но ни в коем случае не стоит принимать ее жизнь слишком близко к сердцу.

Тучи уже начали сгущаться над его головой. Какое-то время он еще может удерживать Огдена на расстоянии. Но рано или поздно противник бросится в атаку.

А он сидит и ждет, когда это произойдет. Ждет, вместо того, чтобы напасть первым. Пытается ускользнуть, вместо того, чтобы самому нанести врагу сокрушительный удар.

Ной поднялся, подошел к окну и посмотрел вниз. Субботний день. Во дворе было совершенно пусто. Ни единой души. Только небольшая группка людей копошилась в западном крыле фабрики, где производилось наибольшее количество выпускаемой ими продукции. Фармацевтическая фирма «Джи энд Си» была не очень большой, но весьма уважаемой. Это дело начал еще его дед, но основное здание фабрики возвел отец. И большое количество людей начали работать здесь еще в те времена, когда Ной был подростком. Ребенком он брал свой пакет с завтраком и съедал его вместе с Полем Макгрегором, который теперь стал его правой рукой. В этом сильно изменившемся мире фабрика сохранила основной костяк работников, являвшихся своеобразным фундаментом.

Но RU-2 способен изменить и это тоже.

Отчего он опять начинает сомневаться? – нетерпеливо обратился к самому себе Ной. – Два года назад ему пришлось сделать мучительный выбор. Очень непростой для него. Когда он понял, какие возможности открывает RU-2.

А теперь уже ничего не изменишь.

RU-2 должен прийти к людям.


Южная Америка Суббота. 25 марта

Сет знал, что это за запах.

Запах, который никогда нельзя вытравить из памяти.

Будь проклят этот Намирез!

Быстрым шагом он шел сквозь завесу дождя к деревне. Судя по тому, насколько сильно ощущался этот запах здесь, в джунглях, ему уже не было нужды прятаться и стараться двигаться без шума.

В селении застыла мертвая тишина.

И повсюду лежали тела людей. Мужчин, женщин, детей.

И повсюду стоял тошнотворный трупный запах. Запах смерти.

Господи! Даже грудные младенцы и те погибли.

Намирез! Грязная лживая скотина!

Какой-то желтовато-рыжий щенок – смесь всевозможных кровей – выполз из-под хижины. Подобравшись ближе, он начал принюхиваться к солдатским ботинкам Сета.

Странно, что Намирез не разделался и с ним тоже.

Проклятый ублюдок.


Венга, Колумбия

– Вы купили у кого-то щенка, сеньор? – покачал головой Мануэль, когда Сет вошел в холл на следующий день. – Какой тощий. Я бы мог раздобыть вам что-нибудь получше.

– Мне он приглянулся, – ответил он, протягивая веревку Мануэлю, на которой он привел щенка. – Покорми его, хорошо? Намирез в городе?

Мануэль кивнул:

– В задней комнате. Сержант Римильон тоже здесь. Он у себя. – И подал Сету листок. – Вам записка. Мистер Лински просит вас немедленно связаться с ним.

– Потом. – Сет скомкал бумагу и сунул к себе в карман. – Позвони в полицию, а сержанту Римильону скажи, что я прошу его спуститься в вестибюль. Заправь бак у вертолета.

– Вы куда-то собираетесь?

– Да, – Сет обошел стойку и открыл дверь задней комнаты.

Намирез стоял у стола. Взглянув на вошедшего, он улыбнулся:

– А, Дрейкин! Как все отлично складывается. Ты сделал все, как обещал.

– Зато ты не выполнил своего обещания, – ответил Сет, вынимая пистолет из кобуры. – Я же предупреждал. Никаких карательных мер, – и выстрелил точно в центр лба.

* * *

– И что нам теперь делать? – выкрикнул Римильон, пытаясь не отставать от Сета, бежавшего к вертолету. – Ты убил его?

– Да, – Сет запрыгнул в геликоптер и поставил щенка на пол рядом с собой. – Расформируй людей и пусть расходятся к чертям. Напарникам Намиреза не понравится, что его вывели из игры.

Римильон витиевато выругался:

– Неужто нельзя было не обращать внимания на то, что случилось с селением? Как мы теперь выкрутимся? Полицейским было выгодно оставить его живым.

– Но все вышло иначе, – Сет пристегнул ремни. – Расплатись с людьми, и пусть они побыстрее сматываются отсюда. Я свяжусь потом с тобой. – Он захлопнул дверцу, и вертолет взмыл вверх.



Сет не разворачивал листок бумаги до тех пор, пока не покинул пределы Колумбии я не приземлился в аэропорту Каракаса. В записке было только одно короткое предложение и номер телефона:

«Ной сказал, что время пришло».

Сет ждал чего-то в этом роде. Ной уже не раз оговаривался, что вскоре ему понадобятся услуги Сета. Еще одна война. Но в другом месте.

Господи, как же он устал от всего этого!

Правда, здесь все иначе. Эту войну будет вести сам Ной. А Ной принадлежит к чистоплюям. Может быть, все будет не так отвратительно.

Щенок, лежавший у его ног, заскулил.

Сет взглянул вниз и увидел, что тот пустил лужу. Шум и тряска испугали малыша. А Сет знал, что такое страх. Правда, к нему можно привыкнуть, но он никогда не исчезает.

Наклонившись, он потрепал щенка по голове:

– Полегче, дружок. Не бойся! Скоро мы прилетим. – Конечно, ему не следовало брать с собой этого щенка. Надо было бы оставить его Мануэлю. Тот вполне мог бы позаботиться о нем.

Но Сет давно перестал доверять кому бы то ни было. Если щенок пережил такой ад, то он должен жить. Теперь эта дворняжка будет мотаться за ним, создавая массу неудобств.

Хорошо бы, если это были самые серьезные из всех возможных неудобств. Ной считает, что вполне готов к тому, чтобы вступить на тропу войны. Хотя после Гренады у него не было никакой практики. И мозги его повернуты не в ту сторону, что у вояк.

Но эта война навязана Ною, а не ему. Может, и неплохо – позволить себе хоть раз расслабиться, посидеть не за рулем, а на заднем сиденье.

Если только удастся. В последнее время ему пришлось нелегко. И напряжение достигло предела…

Щенок попытался подняться на лапы.

– Прости, что взял тебя с собой. Теперь ты уж никогда не увидишь, как птицы в джунглях перелетают с ветки на ветку. Будешь таскаться по всему миру со мной, – сказал он.

А куда в следующий раз забросит его судьба?.. В пустыню, куда-нибудь на остров или в горы? Все места, где ему приходилось бывать, сливались в какое-то одно туманное пятно. Только люди менялись. Но и их лица тоже постепенно выцветали.

Исключая, конечно, такие, как у сукина сына Намиреза. И такие, как у чистоплюя Ноя.

Но именно из-за чистоплюйства Ноя его следовало бы послать ко всем чертям вместе с этим RU-2.

2.

Дандридж, Оклахома

Понедельник, 26 марта. 10:35


– Убийцы!

– Мерзавцы!

– Сатанисты!

Кейт резко распахнула стеклянную дверь главного входа Центра генетики, раздраженно глядя на Бениту Чейз, которая шла со стороны площадки для машин к толпе демонстрантов, которые скандировавали все эти гнусные лозунги.

– Думаешь, она решится пройти сквозь толпу? – спросил у нее Чарли Додд.

– Пусть только попробует, я придушу ее собственными руками, – сердито отозвалась Кейт. – Где же охрана, черт побери?

– У них перерыв. Пьют кофе. Мы все должны быть в здании до восьми часов. А сейчас уже почти десять.

– Нажми на сирену.

– Уже нажал. Как только увидел, что Бенни выходит из машины.

Бенита Чейз, завидев Кейт, весело помахала рукой. Ее легкая блузка была заправлена в туго облегающие джинсы, которые подчеркивали красивые длинные ноги. Темные волосы свободно падали на плечи. Ей оставалось пройти несколько метров, чтобы, миновав демонстрантов, оказаться у ступенек, ведущих к входу в вестибюль.

– До чего же у нее довольный вид, – сквозь стиснутые зубы пробормотала Кейт. – Эта идиотка считает, что все так забавно.

– Если они сообразят, в чем дело, ей будет уже не до шуток… Черт возьми!

Один из плакатов, которые несли в руках демонстранты, неожиданно обрушился на голову Бениты. Она резко остановилась, покачнулась, пытаясь сохранить равновесие, но не смогла удержаться и упала прямо посреди толпы, которая тут же сомкнулась над ней.

– Не закрывай дверь, – бросила Кейт не успевшему ничего сообразить Чарли и стремительно сбежала вниз по ступенькам.

Выхватив из рук неряшливо одетой женщины, что стояла ближе всех, щит на длинной палке, Кейт развернула его и начала распихивать им толпу.

Блузка Бенни выбилась из джинсов, волосы упали ей на лицо. Веселая улыбка исчезла с губ, когда она поднялась с асфальта.

– Беги к зданию, – бросила ей Кейт и ткнула острым концом в солнечное сплетение мужчины, столь же неряшливо одетого, как и многие в этой толпе, тот откачнулся в сторону и тем самым невольно предоставил ей возможность беспрепятственно вырваться из толпы. – Быстрее!

– Я не могу оставить тебя! Я не уйду, пока ты… – прокричала Бенита и внезапно охнула от шлепка палкой, которым щедро наградила ее Кейт со словами:

– Сию же минуту! Я иду за тобой.

Бенни торопливо начала подниматься по ступенькам.

– Вот сука! – выкрикнула женщина, у которой Кейт отобрала щит. – Убийца!

Она вдруг ощутила острую боль в виске.

И поняла, что падает…

Черт возьми, как же так получилось, что она упала, а эти ублюдки тянутся к ней, как гиены! Но и сквозь серую пелену, которая застлала ей глаза, Кейт продолжала тыкать плакатом то влево, то вправо, отбиваясь от наседавшей на нее толпы.

Кто-то схватил ее за волосы и попытался стащить вниз по ступенькам.

Собрав все свои силы, Кейт развернулась и, превозмогая боль, казалось, что волосы оторвутся вместе с головой, не глядя, ткнула прямо перед собой древком щита.

Кто-то вскрикнул, и она почувствовала, что никто уже не держит ее за волосы.

Хорошо, значит, она попала в того самого мерзавца.

– Скорее, доктор Денби. – Мужчина в серой униформе с эмблемой генетического Центра на кармашке стоял рядом с нею. Она узнала охранника Кэри. – Идите внутрь. – Он почти на руках втащил ее вверх по ступенькам, пока два других охранника сдерживали толпу. – Вы же знаете, что вам не следовало выходить.

Теперь, когда она почувствовала облегчение, Кейт не выдержала:

– А что мне оставалось делать, когда вас не оказалось на месте? Где вы болтались… – Она замолчала. Это было несправедливо. Здание охранялось. Всех предупредили о том, чтобы они не вели никаких переговоров с этими придурками, пока администрация не найдет способа урезонить их. – Извините. Все произошло так стремительно. Я и сама не ожидала, что выскочу наружу.

– Надо было дождаться нас. Что вас, простите, понесло туда?

Кейт посмотрела на Бенни, стоявшую у дверей рядом с Чарли. Очевидно, охранники прибежали, когда девушка благополучно добралась до дверей, и понятия не имели, что именно из-за нее и произошла эта заварушка. Чарли в недоумении пожал плечами и вопросительно вскинул брови, ожидая объяснения Кейт. Она отдавала себе отчет в том, что происшедшее вполне могло перерасти в скандал, который сильно подорвал бы репутацию института, но она понимала и то, что ее бы чиновники не посмели задеть, поскольку она заведующая лабораторией, а Бенни пришлось бы ответить за все.

– Это, конечно, моя оплошность, – наконец проговорила Кейт. – В следующий раз буду знать. – Она увидела, как облегченно вздохнула Бенни, и добавила уже как бы между прочим:

– Надо быть последней дурочкой, чтобы пытаться переубедить этих кретинов.

– Верно, – Бенни шагнула к ней и заботливо взяла Кейт под руку. – Пойдем в туалетную комнату, я помогу тебе привести себя в порядок.

– Может, лучше пройти в лабораторию? У нее висок кровоточит, – неуверенно возразил Кэри.

– Ерунда, – отмахнулась Кейт. – Со мной все в порядке.

– Конечно, – Бенни повела ее через вестибюль. – Скажи в лаборатории, что я поднимусь, как только помогу Кейт, хорошо, Чарли?

– О! Я сообщу всем, что ты выступила в роли сестры милосердия, – сухо заметил тот.

– Неужто и они окажутся такими же черствыми, как и ты? – бросила Бенни через плечо.

Кейт услышала смешок Чарли. Она знала, что он точно так же, как и Кейт, скроет, что произошло на самом деле. «С какой стати мы должны постоянно покрывать ее?» – подумала она. Бенни вечно опаздывала, и почти каждое утро ей никак не удавалось приехать вовремя.

Но при этом, что немаловажно, она была прекрасно знающим свое дело лаборантом, порывистой, щедрой и всегда полной юмора.

Джошуа обожал девушку. Он бы не пережил, если бы с ней что-нибудь случилось. И ради спокойствия Джошуа, как и ради своего собственного, Кейт постоянно опекала Бенни.

– Садись, – девушка усадила Кейт на стул возле большого зеркала и оторвала бумажное полотенце. – На тебе просто лица нет.

– Непонятно почему.

– Очень даже понятно, – Бенни, слегка смочив полотенце, осторожно стала прикладывать его к виску Кейт. – Как можно бросаться туда, куда и черти не посмели бы сунуть нос.

– Но они все накинулись, как гиены…

– Справилась бы. Во всяком случае, я покрепче и повыше.

– Тем не менее, как ты могла бы заметить, мне удалось отбиться от них, а тебе нет.

– Просто они захватили меня врасплох, – Бенни продолжала осторожно вытирать щеку Кейт. – Мне и в голову не приходило, что они бросятся на меня. Все это выглядит так глупо и бессмысленно. Они решили, что мы начали делать подпольные аборты?

– Фанатики. Им, наверное, надоело нападать на гинекологические клиники из-за абортов, так они решили переключиться на нас.

– Но генетики не занимаются эмбрионами. Мы ищем вакцину от гриппа.

– С их точки зрения, что ген, что эмбрион, – одно и то же. А значит, мы все равно монстры, – Кейт взяла мокрое полотенце из рук Бенни. – Ну вот. Теперь я сама вполне справлюсь с этим делом. А ты тоже приведи себя в порядок.

– Мне кажется, что ты так быстро пришла в себя только потому, что не можешь позволить, чтобы кто-то позаботился о тебе, – прищурившись, сказала Бенни.

Кейт удивленно посмотрела на нее:

– А почему ты должна делать то, с чем я вполне могу справиться сама?

– Да, действительно. Только мне казалось, что ты могла бы хоть на минутку-другую расслабиться. Нельзя же быть Удивительной женщиной все двадцать четыре часа в сутки. Блестящий ученый, Замечательная мать – это очень утомительно.

Кейт улыбнулась:

– Не менее утомительно, чем играть любую другую роль. И если ты хочешь, чтобы я расслабилась, то приходи завтра на работу к восьми часам, как и положено. Хорошо?

– Хорошо. Просто я проспала. Вчера у меня было свидание. – Бенни произнесла это так, будто подобная причина должна была считаться серьезным оправданием, и почти без паузы добавила:

– Кстати, и тебе не помешало бы время от времени встречаться с кем-нибудь.

– Лучше уж я буду придерживаться роли Замечательной матери, – ответила Кет и добавила нарочито небрежным тоном:

– Обойдусь и без мужчин. У меня уже был муж, и я знаю, что это такое.

– Но некоторые вещи надо пробовать не один раз, – медленно проговорила Бенни. – Впрочем, может, тебе не поздно все начать заново с Майклом… Ты видишься с ним?

– Каждую среду и субботу после обеда, – Кейт подняла руку, не давая Бенни открыть рот, – когда Джо выступает со своей командой.

– И твой сын видит, как вы вместе болеете за него? Прямо-таки образцово-показательная разведенная семья – счастливые и довольные своим положением бывшие супруги.

– Нет. Развод не делает никого счастливыми, – Кейт поднялась и поправила белый лабораторный халат. Каким-то чудом он остался незапачканным. И она выглядела теперь так, словно ничего не произошло. – Но это не означает, что надо рушить все вокруг себя.

– Нет. Такого ты себе никогда не позволишь. Твоей способности держать себя в руках можно только позавидовать. – Бенни склонилась над умывальником и плеснула себе в лицо водой. – Ты все еще продолжаешь спать с ним?

– Тебя это совершенно не касается, – поморщилась Кейт.

– Разумеется, – смутившись, проговорила девушка. – Но дело в том, что… он мне нравится.

Кейт замерла:

– Кто, Майкл?

– Он ненадолго забежал домой, когда я сидела с Джошуа. Помнишь тот день, когда ты задержалась в лаборатории чуть ли не до полуночи, а Филис пошла на встречу со своими одноклассниками? – Она говорила быстро, стараясь не смотреть Кейт в глаза. – Что тебе сказать? Ты же знаешь, мне всегда нравились полицейские. Властные натуры. Должно быть, они напоминают мне отца. Но если ты все еще…

– А как он относится к тебе?

– Я тоже ему нравлюсь, – Бенни посмотрела ей в глаза и сказала:

– Мы встречались несколько раз. Но я бы не хотела… если ты все еще…

Почему она вдруг почувствовала себя так, словно ее предали? – удивилась Кейт самой себе. Майкл имеет право встречаться с кем ему хочется. Они развелись два года назад, и единственное, что их связывало сейчас, – это только их сын Джошуа.

– Так это ты с ним была вчера?

Бенни кивнула.

Нет, конечно, никакого предательства не было. Это чувство вызвано ощущением одиночества и… завистью. Как собака на сене.

– Поступай как тебе хочется. Мы не спим с ним. С этим давно покончено. – Кейт поправила волосы. – И уже никогда не сойдемся снова. Ты подходишь Майклу больше, чем я.

– Мне тоже так показалось, – с облегчением вздохнула Бенни. – Я знаю, что не такая умная, как ты. И не похожа на ангелочка на рождественской елке. Но у меня тоже есть свои достоинства.

Да, у Бенни была масса своих достоинств. Ей было двадцать два, а Кейт уже исполнилось двадцать девять. Она взглянула в зеркало, где Бенни выглядела еще выше, чем на самом деле, и буквально источала энергию. На фоне светловолосой и изящной Кейт, стоявшей рядом, она выглядела очень молодой, полной жизни девушкой. При мысли об этом Кейт невольно расправила плечи. Всю жизнь она старательно сопротивлялась тому ощущению хрупкости, что неизменно возникало у окружающих при виде ее.

– Ты далеко не дурочка и должна помнить, насколько ты привлекательна, Бенни.

– Кое-что в кое-каких местах у меня есть, – вспыхнула Бенни. – А Майкл старомодный парень, и ему, конечно, трудно было ужиться с трудоголиком.

Бенни полностью приняла сторону бывшего мужа, поняла Кейт, чувствуя легкий укол боли:

– Да, трудно. Но, скажу тебе, жить с полицейским, который работает в отделе по борьбе с наркотиками, – тоже не пряники жевать.

– Но я и не говорила, что развод случился только по твоей вине, – проговорила Бенни. – Просто ты всегда ждешь от мужчин… – она вздохнула. – Я выросла в самой обыкновенной латиноамериканской семье. И, наверное, у меня такие же, как и у них, старомодные взгляды на жизнь.

– Какая удача для Майкла.

– Ты и впрямь так думаешь?

Кейт едва заметно покачала головой:

– Я не имею права думать за него. Но я рада, что он выбрал ту, которая при этом еще и нравится Джошуа.

– Мы с ним еще ничего не обсуждали, – быстро проговорила Бенни. – Но если ты в самом деле ничего не имеешь против, то…

– Отлично, – перебила ее Кейт. – Спасибо, что рассказала мне.

И она быстро вышла из туалетной комнаты, думая о том, что глупо переживать, будто она что-то потеряла. Да, они подружились с Бенни, но поглощенность работой не давала Кейт сблизиться с девушкой по-настоящему.

«Должно быть, ему трудно было ужиться с трудоголиком», – вновь пронеслось в голове.

Да, она не смогла стать хорошей домашней хозяйкой. И они с Майклом осознали с самого начала, что их женитьба была ошибкой. Только рождение Джошуа заставило их оттягивать развод так долго, как это было возможно. И она пострадала не меньше, чем Майкл.

Пострадала? У нее есть Джошуа, она уважаемый человек, у нее есть любимая работа. Для двадцатидевятилетней женщины не так уж плохо. У многих женщин нет и половины того.

Открывая дверь лаборатории, Кейт постаралась отбросить все мысли, не касающиеся ее работы.

Сев за рабочий стол, Кейт тотчас же принялась проверять результаты вчерашних опытов.

– Снова звонил Ной Смит, – Чарли протянул листок из блокнота, на котором был записан номер, но поскольку Кейт не взяла листок, то положил его на стол. – Он просил тебя перезвонить.

– Спасибо, – Кейт с отсутствующим видом отодвинула в сторону записку и снова углубилась в результаты проверок соединений ДНК в пары на графике. На нее нахлынуло возбуждение. Восемьдесят семь процентов. Как близко. Боже! Она подошла уже почти вплотную.

– Это уже четвертый его звонок, – заметил вскользь Чарли. – Неужели ты даже не поставишь его в известность о своем решении?

– Скорее всего нет.

– Должно быть, он в полном недоумении.

– Может быть.

– Если ты решила не принимать его предложение, взяла бы да порекомендовала меня, – Чарли присел на край ее стола. – Я бы не стал отказываться от работы с человеком, который непременно получит Нобелевскую премию.

– Вот и поговори с ним. Ты в своих работах о борьбе с раком копнул гораздо глубже, чем я.

– О чем я и не преминул сообщить, когда он звонил, – вздохнул ее коллега. – Ной ответил, что его больше интересуют твои разработки, чем мои.

– Видимо, просто не успел прочесть, что ты написал. Вот и все.

– А ты когда-нибудь встречалась с ним?

Кейт покачала головой:

– Год назад мы были с ним на одной конференции. Но я видела его только издали. Репортеры вились вокруг него, как мухи над банкой с медом. – В памяти неожиданно встала сцена, как Ной Смит прокладывает путь сквозь толпу, словно ледокол: мощный, уверенный в себе, энергичный. – Он пробыл там всего один день.

– Интересно, почему ты так настроена против?

– Ничего подобного, – пожала плечами Кейт. – Наверное, он замечательный человек. Но, думаю, с ним непросто работать. Ной из тех, кому палец в рот не клади.

– Да, человек он весьма своеобразный. Прошел подготовку в отрядах особого назначения, выиграл кубок в гонках на яхтах… Газетчики обожают писать про ученых, у которых не висят на ушах круглые очки и которые не суют по рассеянности микроскопы в карманы брюк. Он умеет со вкусом проводить время. Зачем тебе упускать такую удачную возможность?

Чарли говорил сущую правду. Такой человек, как Ной Смит, – находка для репортеров – герой, спортсмен и преуспевающий ученый, сделавший стремительную карьеру, хотя ему еще нет и сорока. Ее упрямство выглядит нелогичным и бессмысленным. Нет, не так. Это он сам, как назойливая оса, начал виться над ней. Это его упрямство трудно поддается логике.

– Вот и лови удачу сам, если Ной тебе так нравится.

– Он не хочет брать меня к себе, – вздохнул Чарли. – И если уж ты не захочешь замолвить за меня словечко, то по крайней мере могла бы принять его условия, а я бы сел на твое место здесь.

– Извини, но я не собираюсь никуда уезжать. Мне здесь нравится, – улыбнулась Кейт. – А теперь слезай с моего стола и дай мне наконец поработать.

Взгляд Чарли упал на график:

– Держу пари, что это данные не по гриппу, а твои собственные исследования?

Она, пожав плечами, уклончиво ответила:

– Кое-какие сравнительные данные.

– Связанные с Руди?

– Да.

– Ты расцвела, как мак, при виде этих графиков.

– В самом деле?

– Господи, какая ты осмотрительная, – в тоне Чарли послышались обиженные нотки. – Ты что, не доверяешь мне?

– Нет, вы только посмотрите на него! Он еще спрашивает! – удивленно покачала головой Кейт. – Да ты только что пытался выставить меня с работы.

– Просто хотел понять, отчего ты тянешь.

Кейт усмехнулась и махнула на него рукой:

– Иди, иди к себе. Не мешай мне работать.

Телефон у нее на столе резко зазвонил.

– Опять он, – заметил Чарли. – Смит не из тех, кто легко сдается.

– Скорее всего это из Центра по общественным связям. Сейчас будут пытать меня насчет «происшествия» у входа в институт. – Она подняла трубку. – Кейт Денби…

– Что там происходит у вашего Центра?

Кейт сразу узнала знакомый голос:

– Привет, Майкл.

Чарли вздохнул и пошел к своему рабочему месту.

– Зачем ты связалась с этими психами и начала лупить их?

– Я всего лишь защищалась. Чтобы они не избили меня. Ты звонишь по собственной инициативе или это следует расценивать как звонок из участка?

– Они потребовали, чтобы завтра их защищала полиция. Ты что, совсем спятила? Они могли бы как следует приложить тебя.

– Но видишь, не приложили. – Она помолчала, прежде чем проговорила безразличным тоном:

– И, кстати, Бенни тоже.

На другом конце воцарилось долгое молчание:

– Она тебе рассказала обо всем?

– А что, разве это была тайна?

– Нет. Просто… Это я так… Мне надо поговорить с тобой.

– Зачем? – Она почувствовала, как в ней вспыхнули гнев и обида одновременно. Меньше всего ей хотелось выслушивать извинения Майкла из-за того, что он влюбился в ее подругу. – Все, что нужно было, уже сказано.

– Я заскочу к тебе в четыре часа и завезу домой.

– Все равно я не смогу оставить свою машину у института. Тут на ночь почти не остается охранников. Ее могут и покурочить.

– Позвоню Алану. Он отгонит ее к твоему дому, – и Майкл повесил трубку.

Надо было держать язык за зубами. Он не мог вести себя по-другому. Чего она еще ждала? Ему всегда нужно было выяснять все до последней точки, а потом разложить все искомые и узнанные детали каждую на свою, отдельную полку. До четырех часов еще далеко, и незачем позволять себе отвлекаться из-за этих глупостей от работы.

Кейт опять склонилась над графиком и снова вспыхнула от возбуждения.

«Руди, мы сделали, что хотели. Мы добились этого! – прошептала она. – Я знала, что это получится».

Не выдержав, Кейт встала из-за стола и прошла в соседнюю комнату. Руди бегал по большой клетке: глаза его сияли. И он был… живой и здоровый. Такой живой, что ей захотелось крепко обнять его. Но белую лабораторную крысу не очень-то обнимешь. Единственное, как она выразила свои чувства – просунула ему листик салата.

– Восемьдесят семь процентов, – повторила она. – Думаю, нам с тобой пора отдохнуть. Как насчет того, чтобы поехать ко мне домой на следующей недельке? Джошуа тебя очень любит.

Но Руди не выразил особого восторга от услышанного. Зато она радовалась за двоих. Несколько раз возвращаясь к распечатанному графику, Кейт придирчиво проверяла, не вкралась ли где ошибка, но так и не нашла. Она с сожалением оторвалась от своих изысканий, понимая, что пора браться за те разработки, которые ей, собственно, и оплачивали в Центре генетики, то есть за штатную работу.

Господи, как ей не хотелось этого!

Она подошла так близко к тому, что искала. Можно сказать, встала на пороге. Оставалось только перешагнуть его…


Сиэтл.

15:35

– Ты хотел связаться со мной? – раздался голос Сета, как только Ной поднял трубку. – Вот он я.

– Ты откуда звонишь? Из Венги?

– Нет, из своей квартиры в Майами. В Венге мне не стоило задерживаться. Я там придавил одного местного таракана, поэтому пришлось срочно брать ноги в руки. Вчера поздно ночью я примчался сюда.

– Господи, только этого еще не хватало! Это все в рамках закона?

– Надеюсь, тамошние полицейские объявят, что Намирез погиб в результате несчастного случая.

– А как будет выглядеть «несчастный случай»?

– Он врезался лбом в пулю, – ироническим тоном отозвался Сет. – Одно непонятно, как это могло произойти? Наверное, что-то с атмосферным давлением. В тропиках стоит такая духота. Должно быть, у него помутилось в глазах.

– А кто этот Нам… Впрочем, неважно. Мне это ни к чему знать. Ты уверен, что полиция не увяжется за тобой?

– Если только не решит вручить мне медаль. Или поставить статую на площади в центре города.

– Тогда почему ты сбежал?

– А кто тебе сказал, что я сбежал? Это такое неблагозвучное выражение. Просто я быстро ушел с места происшествия. Довольно быстро, скажем так. Его подельщики будут весьма разочарованы тем, что он умер в самый неподходящий момент, когда операция была в разгаре. – Он помолчал. – Почему Тони позвонил мне? Это связано с RU-2?

– Похоже, что начинает припекать. Мне хотелось бы, чтобы ты находился где-нибудь поблизости, чтобы мы могли сразу связаться.

– В Сиэтле?

– Нет, зачем. Оставайся где ты есть. Я позвоню, как только возникнет надобность.

– Отлично. После того как я почти полгода проторчал в джунглях, я буду не прочь повеселиться. Послушай, хочешь щенка?

– Что?

– Я не имею в виду – прямо сейчас. Щенка я подобрал в джунглях, и тут кое-кому не по душе, что у него нет прививок. Ему придется выдержать карантин некоторое время.

– Нет, щенок мне совершенно ни к чему.

– А у меня такое ощущение, что тебе непременно следует завести собаку. Только представь себе: трубка, шлепанцы, камин… Это все в придачу к собаке. Он точно так же, как и ты, любит покой и уют. И может быть, щенок немножко расшевелит тебя. Ты там не отсидел задницу?

– Нет, Сет.

– После того как пройдет срок карантина, я снова попробую закинуть на этот счет удочку. Кликни, когда я тебе понадоблюсь. – И Сет повесил трубку.

Ной вдруг поймал себя на том, что губы его расплылись в невольной улыбке. Где это Сет подобрал свою собачонку? Впрочем, чего задаваться этими вопросами. Если его друг вобьет себе в голову, что щенок непременно должен поселиться у Ноя, то он землю будет носом рыть, но сделает все, чтобы так оно и случилось. И Ной не найдет в себе сил отказать ему.

Ничего удивительного. Каким-то образом Сету удавалось заставить Ноя почувствовать себя более защищенным, более легким на подъем. Хотя те методы защиты, к которым прибегал Сет, нельзя назвать особо привлекательными. Скорее предельно простыми.

«Я раздавил таракана». Что может быть проще?

Телефон снова зазвонил.

– Ты избегаешь меня, Ной? – с упреком проговорил Реймонд Огден, когда Ной снял трубку. – Хорошо ли это? Приподнятое настроение Ноя как рукой сняло:

– Мне нечего сказать по этому поводу.

– Но зато у меня есть, – Огден помолчал. – Ты не желаешь вступать со мной в сотрудничество по производству RU-2P А мне сдается, что ты должен продать все свои права мне. Будет лучше, если его производство будет находиться в надежных руках.

Ной сжал трубку так, что, казалось, она вот-вот хрустнет:

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– В самом деле, Ной. Неужели ты думаешь, что можно шесть лет заниматься разработками такой штуки, как RU-2, и это останется тайной для всех?

– Ты хочешь сказать, что занимался промышленным шпионажем?

– Зачем? Это незаконно. – Огден помолчал. – Сначала у меня это не вызывало никакой тревоги. Я был уверен, что у тебя ничего не выйдет.

– Ас чего ты решил, что у меня все вышло?

– Можешь назвать это интуицией.

Огден блефует. Ной держал в строжайшем секрете все результаты, каждую строчку, каждую формулу. И ни один отдел не мог похвастаться, что знает больше того кусочка от целого, каким им было поручено заниматься. Звонок Огдена – всего лишь проба: заглотает он наживку или нет.

– И чем, по-твоему, является RU-2?

– Не надо играть со мной в кошки-мышки. Ты продаешь его мне или нет?

– Позволь мне подумать немного.

– Зачем эти уловки? Не пытайся обвести меня вокруг пальца, – негромко проговорил Огден. – Я не собираюсь сидеть сложа руки и ждать, когда ты погубишь меня, Ной. Продай мне RU-2.

Нет, Огден не блефовал, и Ной это понял, но он понял и то, что Огден очень хорошо осознал, какую угрозу для его компании представляет собой новое средство.

– А что ты собираешься делать с ним? – поинтересовался Смит.

– Выкачать из него как можно больше денег. Что же еще?

– Не верю. Думаю, что ты скорее всего сунешь его куда-нибудь в сейф. Подальше от глаз.

– Ну и что? А ты получишь за него не один миллион.

– Верно. А что, если я не продам его тебе?

– Разорю тебя дотла, – ответил Огден. – И твоего друга Лински и тех, кто в Оклахоме. Я не стану медлить и раздумывать. Смету все, что окажется на моем пути.

Оклахома? Дрожь прошла по телу Ноя, когда он понял, что Огден имеет в виду Кейт Денби. Каким образом ему удалось разузнать про…

– Я жду твоего ответа, Нои.

– Дай мне время поразмыслить.

– Я не могу вынуждать тебя. Но в следующий раз будь порасторопнее. Твое упрямство толкает меня на очень опасные поступки. – Огден помолчал. – У меня складывается впечатление, что ты хочешь потянуть время, чтобы обыграть меня. Но я не дурак. Думаю, ты зря ступил на эту рискованную тропку. Во всяком случае, я подготовился к такому ходу. Хоть ты всегда и строил из себя «плохого мальчика», но в душе – идеалист. И забил себе голову этими опилками. Ты у себя в офисе?

– Да.

– Тогда выгляни в окно. – И Огден повесил трубку.

Ной положил свою трубку на аппарат. И на некоторое время задумался, пытаясь понять, что бы могло значить это приглашение. Потом медленно встал из-за стола…

И тут раздался такой мощный удар, от которого его швырнуло на пол.

Осколки из разбитого окна вонзились ему в спину.

Взрыв…

Ной с трудом подполз к окну. Снизу до него донеслись крики.

Он заставил себя подтянуться и выглянуть из окна.

– Боже! – Это единственное, что ему удалось прошептать.

Западное крыло фабрики было объято пламенем. Несколько рабочих бежали от разрушенного здания. Его люди… Они остались… Надо как можно быстрее спуститься вниз… Его фабрика… его люди… Им нужна помощь….

Пол начал уходить из-под его ног.

Еще один взрыв. Но он уже не слышал его.

Будь ты проклят, Огден.

Сухой жар коснулся его лица.

А потом он почувствовал боль.

После этого наступила темнота.


Дандридж, Оклахома.

16:10

– Привет! – Алан Эбланд вышел из «Шевроле», и улыбка осветила его загорелое лицо, едва он завидел спускавшуюся по ступенькам Кейт. – Как я рад снова видеть тебя. – Взгляд его пробежал по толпе, которая окружала здание Центра генетики. – Как это вам удалось так распалить мирных обывателей?

– Эти «мирные обыватели» пытались снять с меня скальп. – Тут она посмотрела на Майкла, сидевшего за рулем. Он был хмур. – Прости, что тебе пришлось заехать за мной. Тебе ведь совсем не по пути?

– Ничего страшного. А для чего же тогда нужны напарники? – Алан галантно открыл дверцу машины перед Кейт. – Намного более приятная работенка, чем ловить торговца наркотиками, как это нам пришлось делать вчера.

– Ммм, наверное. Я об этом не подумала. – Алан работал в паре с Майклом последние шесть лет. И он всегда нравился ей. – Как Бетти и детишки?

– Отлично. Бетти все время твердит о том, что надо бы позвонить тебе и пригласить на ленч.

Но так ни разу и не позвонила, подумала Кейт, но это ее совсем не удивило. Ее дружба с Бетти Эбланд угасла после развода. Бетти была женой полицейского. И, конечно, не могла не встать на сторону напарника своего мужа.

– Это было бы очень мило, – Кейт протянула Алану ключи от своей машины. – Третья в ряду. Ты сразу узнаешь ее. Та же самая серая «Хонда», на которой я ездила пять лет назад.

– Помню. Я как-то видел, как ты подъезжала к дому. – И он быстрым шагом направился к стоявшим в ряд машинам.

– Ты нарочно выставляешь меня в таком виде? – недовольно спросил Майкл, когда Кейт устроилась на сиденье. – Сколько раз я предлагал тебе деньги? Ты вполне могла бы купить себе на них новую машину.

Кейт вздохнула:

– Мне не нужны деньги для воспитания ребенка. И мне на самом деле не нужна новая машина. «Хонда» вполне меня устраивает. У нее хороший ход. Она исправна. И я не думаю, что Алан заподозрит тебя в жадности.

– Только потому, что давно знает меня. И в курсе моих дел. Он никогда не поставит под сомнение мое чувство ответственности за…

– И я тоже не ставлю его под сомнение, – ответила Кейт. Майкл всегда был фанатиком долга, ничто не могло заставить его отказаться от своих обязанностей. Его страшно огорчило то, что Кейт отвергла алименты. – Просто мне это ни! к чему. Ну так мы едем или нет? – Она кивнула в сторону толпы. – Мне надоело лицезреть этих стервятников.

– Тогда ищи такую работу, которая их не интересует. – Майкл нажал на газ и развернулся. – Кстати, учти, что никто не увеличит тебе зарплату, видя, что ты прекрасно обходишься старой машиной.

И что он зациклился на этой чертовой машине?!

– Мне и так платят неплохо. И к тому же я получаю премии за сверхурочную работу.

– Ты хочешь сказать, они не возражают против того, чтобы ты работала до полуобморока? – едко заметил он. – Джошуа сказал, что теперь ты работаешь дома все выходные дни.

Сразу ощетинившись, Кейт отрезала:

– Ты знаешь, что это никак не сказывается на Джошуа. Он у меня всегда на первом месте. Это точь-в-точь, как ты… – Она замолчала, вдруг осознав, что сидит в машине всего лишь несколько минут и все это время постоянно вынуждена оправдываться и защищаться. Постоянно держать оборону. – Хватит, Майкл. Я не стану злиться и огорчаться только потому, что ты почувствовал себя виноватым. – Она вскинула на него глаза. – Тем более что ты не сделал ничего такого, что можно было нажать не правильным, за что ты мог бы чувствовать себя виноватым. Ты имеешь право завести кого угодно. Мы ведь с тобой в разводе уже два года!

– Никакой вины за собой я не чувствую. И незачем… – Губы его искривила принужденная улыбка. – Впрочем, ты все поняла. Ты всегда понимала меня лучше меня самого. – Майкл помолчал. – Мне не хотелось, чтобы так вышло. Лучше бы, конечно, если бы вместо Бенни оказалась какая-нибудь другая женщина. Она ведь твоя близкая подруга.

– Такое случается сплошь и рядом. – Кейт отвернулась. – Это по-настоящему?

– Не знаю. Может быть. Она мне нравится. И уже довольно давно. Благодаря ей мне стало легче жить. Я чувствую себя на десять сантиметров выше!

Кэтрин тоже выдавила из себя принужденную улыбку:

– Что ж, неплохо для начала.

– Ага, – она видела, как его пальцы еще крепче сжали руль. – Если бы я надеялся на то, что у нас может снова что-то получиться, я бы… Но мы же не можем все начать сначала. Так ведь, Кейт?

– Ты знаешь это не хуже меня.

– Так мне казалось. – Он покачал головой. – Но я все еще люблю тебя, Кейт. И мне иной раз хочется, чтобы ты не была такой чертовски умной. Знаешь, ты меня часто даже пугала…

– Что? – поразилась Кейт, впервые услышав это признание из уст бывшего мужа.

– Да, да. Мне становилось страшно в твоем присутствии. Еще в колледже, когда ты считалась восходящей звездой. Я не решался подойти к тебе, а шел сзади и смотрел…

– Ни за что не поверю, что ты боялся. И не пытайся, – сухо отозвалась Кейт. – Потому что с первого же нашего свидания ты старался засадить меня в клетку и закрыть дверцу.

Майкл усмехнулся:

– Конечно, я никогда не позволял себе осознать этот страх. Ты была такой маленькой, хрупкой, такой чувственной, такой ручной.

– Ручной? – возмутилась Кейт. – Никогда я не была ручной.

– Извини, конечно. Но так было. И мне хотелось взять тебя на руки и убаюкать.

Что лишний раз доказывает, насколько Майкл плохо знал и понимал ее, – горько подумала про себя Кейт.

– Нам было очень хорошо вместе, – добавил он.

– Но мне никогда не удавалось дать тебе почувствовать себя выше на десять сантиметров.

– Только в постели, – улыбка его угасла. – Но это прошло. И ты пошла своим путем. Я никогда не значил для тебя очень много.

– Нет, ты значил очень много. Но я не считала, что ты можешь стать моей путеводной звездой. А ты не мог с этим смириться. Такая жена тебя не устраивала. – Она повернулась лицом к нему. – Мы с тобой оба ошиблись. Постарайся не повторять прежней ошибки. И не думай, что я настроена против Бенни. Решай сам.

– Пока мы ничего не загадывали наперед, – он помолчал. – Но она без ума от Джошуа. Ты не будешь возражать, если она вместе с нами придет посмотреть его игру завтра после обеда?

Кейт почувствовала, как на нее накатывает волна гнева. Пусть Бенни забирает Майкла и катится ко всем чертям. Но она еще пытается прихватить и Джошуа?! Это уже слишком.

– Давай сделаем так: ты привезешь Бенни. Мы сядем на скамейку вместе, чтобы показать Джошуа, что я ничего не имею против ее присутствия. А потом, когда игра закончится, отвезу его домой.

– Если тебе так нравится больше, – пожалуйста. – Майкл притормозил у ее дома. – Самое главное, чтобы это прошло наиболее безболезненно для тебя. – Он повернулся к ней и с трудом выдавил:

– Ты же знаешь, что я от всей души желаю тебе самого лучшего, Кейт.

Раздражение, которое постоянно вскипало в ней, вдруг исчезло, стоило только взглянуть ему в глаза. Непослушная прядка песочного цвета падала ему на лоб. И в эту минуту он выглядел точь-в-точь, как Джошуа, когда тот бывал особенно серьезным. И сердиться на него из-за того, что он становился таким неуклюжим и даже бестактным, Кейт не могла. Довольно часто в нем словно просыпался мальчишка. Это-то в свое время и привлекло к нему Кейт. Это же и смягчило ее гнев сейчас.

– Я знаю. И тоже хочу, чтобы тебе было хорошо, Майкл. Ты заслужил это. – Открыв дверцу, она вышла из машины как раз в тот момент, когда на дороге показался Алан. – Школьный автобус отвезет команду игроков прямо на стадион. А ты можешь прихватить Бенни после работы. Увидимся на стадионе.

Майкл нахмурился:

– Ты уверена, что так будет лучше? Может, ты поедешь со мной?

– Нет, так будет проще. – Она захлопнула дверцу и повернулась в сторону подходящего Алана.

«Так будет лучше всего», – подумала она. Но, когда дверь захлопнулась, она почему-то почувствовала себя одинокой. Кейт быстро взяла себя в руки, решив, что чувство легкой неуверенности и одиночества скоро пройдет.

Неужто то же самое испытывал Майкл, когда женился на ней? Что за странная мысль пришла ей в голову? Он всегда был уверенным в том, что касалось его собственных дел, и в правоте своего мнения о месте мужчины и женщины в обществе. Майкл – блестящий оперативник. Ей казалось, что она смогла своим поведением убедить его в том, что относится к мужу как к равному.

А Бенни просто говорила об этом, более того, она и сумела ему дать чувство превосходства, столь необходимое мужчинам. Ну что ж, это вина Кейт – она не догадалась выказывать то, что считала само собой разумеющимся… Нет, незачем винить себя теперь. Хотя…

– Все в порядке? – спросил Алан, сосредоточенно глядя ей в лицо.

Погруженная в свои мысли, Кейт не заметила, что Алан терпеливо стоит рядом и ждет, когда она обратит на него внимание. Услышав его голос, она кивнула и забрала у него ключи. Скорее всего Алан знал про Бенни и Майкла. Обычно напарники не скрывают таких вещей друг от друга.

– Все отлично, – сказала Кейт и, не попрощавшись, пошла по дорожке. Однако мысли ее были о сыне – Джошуа уже должен быть дома. Сейчас она спросит у него, нужна ли ему помощь? И предложит поиграть в бейсбол. Как только она взглянет на сынишку и увидит его улыбку, ей сразу станет легче. И может быть, она найдет какой-нибудь повод, чтобы обнять его.

С ней еще оставался Джошуа. И он был ей нужен.

Филис встретила ее у дверей, глядя на машину:

– А что, Майкл не собирается зайти?

– Он торопится. А где Джошуа?

– Я отправила его поиграть с приятелями. Мне не хотелось, чтобы он торчал у телевизора. Этот взрыв…

– Взрыв? Какой еще взрыв?

– А ты еще ничего не слышала? – Филис закрыла дверь. – По Си-эн-эн передали. Ной Смит погиб.

– Что? – Кейт почувствовала себя так, словно ее ударили по голове. – Каким образом?

– На его фармацевтической фабрике произошел взрыв. – Филис прошла к телевизору и переключила на тот канал, по которому снова передавали новости. – Даже серия взрывов.

– Как это произошло?

Филис пожала плечами:

– Ничего не известно. На любом химическом предприятии масса взрывчатых и горючих веществ.

– Да, – Кейт медленно прошла по гостиной и опустилась на кушетку, с ужасом гладя на экран. Женщины рыдали. Пожарные машины окружили здание, объятое пламенем. Машины «Скорой помощи» подъезжали и отъезжали. – Боже!

– Никто не знает, сколько человек погибло. По приблизительным подсчетам, около ста, – проговорила Филис.

– И они предполагают, что Смит тоже оказался в числе погибших?

– Его тело еще не найдено. Но он находился в своем кабинете во время взрыва. – Она кивнула в сторону крыла, почти не видного за пляшущими языками пламени. – Пожарные все еще не имеют возможности пробраться туда и проверить, не осталось ли кого в живых.

Кейт почувствовала прилив дурноты и слабости. В таком пожаре никому не удастся выжить, мелькнуло в ее сознании.

– Какой ужас! – Прилив сострадания к тем, кто работал на фабрике, охватил ее с еще большей силой. Она разговаривала со Смитом всего лишь два дня назад. И он звонил ей этим утром.

И вот теперь его нет.

На экране телевизора появилось лицо Ноя Смита. Си-эн-эн выбрало фотографию, где он был снят на борту своей яхты «Кадро». Он улыбался, ветер растрепал его каштановые волосы, его умные глаза, полные энергии, сияли. Он казался сильным и неуязвимым.

А потом снова на экране замелькали кадры объятого пожаром здания.

Кейт не могла больше видеть этого зрелища.

– Выключи, пожалуйста.

Филис нажала на кнопку, и экран померк.

– Извини. Не думала, что это настолько тебя расстроит. Мне показалось, что он тебе не нравился.

– Я не настолько хорошо его знала, чтобы чувствовать к нему приязнь или неприязнь, – но Кейт говорила не правду. У нее возникло такое чувство, будто она знала его очень хорошо. За то время, что Ной звонил ей, настойчиво предлагая работу, между ними образовалась какая-то странная, непонятная связь. Она стала мгновенно узнавать голос, его тембр был таким неповторимым, что перед ней сразу же возникало и его лицо, оно возникало перед ней таким, каким рисовало ее собственное воображение, а не таким, каким его изображали парадные фотографии журналистов. – Он был блестящий ученый. И… удивительный человек, – запинаясь, проговорила Кейт.

– На этих кадрах он выглядел таким… жизнерадостным.

– Именно этой цели и хотели добиться телевизионщики, – Кейт быстро встала. – Пойду посмотрю, где Джошуа.

– Он на заднем дворе.

Кейт спустилась в холл и прошла на кухню. Несколько минут назад ей хотелось обнять Джошуа и прижаться к нему, чтобы не чувствовать себя такой одинокой. Теперь это желание выглядело таким ничтожным и жалким, что ей стало даже стыдно за себя. Но взглянуть на сынишку ей все же хотелось ничуть не меньше. Эти сцены смерти я разрушения потрясли ее до глубины души.

Хотелось увидеть то, что оставляло иное впечатление – ощущение жизни.

3.

– Ты уже слышала про Ноя Смита? – спросил Чарли Додд, как только Кейт появилась у своего стола на следующее утро.

– Надо быть слепой и глухой, чтобы не узнать об этом. По всем станциям передают сообщения с утра к до вечера. Какой ужас. И какая беда!

– Они насчитали уже девяносто два погибших человека.

Кейт невидящими глазами смотрела в отчет, лежавший перед ней на столе:

– А что сказали про Смита? Его тело уже нашли?

– Нет. Но они продолжают разбирать завалы. Там, где находился его кабинет, бомбы не было.

– Бомба? При чем тут бомба?

– Так, значит, ты еще не читала утренние газеты? – Он кивнул на одну из лежащих на его рабочем столе. – Четыре бомбы взорвались в здании фабрики. Ни о какой случайности не может быть и речи. Это запланированная акция.

– Кто это устроил? Почему? – резко выпрямилась Кейт.

– Черт их знает, – скривился Чарли. – А почему нас осаждают эти остолопы? Из-за них теперь у нас дежурят охранники. А я знаешь, о чем подумал: как хорошо, что ты не согласилась пойти к нему работать, а… Господи, что это я несу? И здорово, что мне не удалось перехватить этой работенки у тебя.

Она машинально кивнула. В голове продолжали прокручиваться кадры, показанные по Си-эн-эн.

– Но, мне кажется, его фирма не выполняла никаких правительственных заказов, не вела специальных исследований.

– Ты думаешь – террористы? Не надо копать так далеко. – Чарли снова присел на краешек ее стола.

– Что ты хочешь сказать?

– Страховка. В последние годы его фирма переживала большие финансовые трудности. Вот почему поиски тела Смита продолжаются. Они хотят убедиться, что…

– Что он взорвал свою фабрику и себя тоже? Ты с ума сошел.

Чарли поднял руки, словно собирался сдаться без боя:

– Но это не мои личные домыслы. Все газеты повторяют эту новость на все лады.

– Извини, – Кейт заговорила уже не таким жестким тоном. Она и сама не могла понять, почему ее так возмутили слова Чарли. Но самоубийство, с ее точки зрения, всегда было проявлением слабости духа. Попыткой уйти от решения вопроса или жизненной проблемы. А Ной Смит не из той породы людей, которые уходят от трудностей. – Это так несправедливо сваливать вину на умершего. Он не может защитить себя.

– Ты знаешь, что случилось с Ноем Смитом? – услышали они с порога встревоженный голос Бенни.

– Как раз об этом и говорим, – ответил Чарли, освобождая ей место у рабочего стола Кейт.

– Да? Вот и хорошо. Мне не хочется обсуждать эту тему. Столько ни в чем не повинных людей погибло… – Бенни понизила голос так, чтобы Чарли не расслышал, и добавила:

– Мне об этом сказал вчера Майк по телефону… Ты уверена, что мне сегодня стоит идти на стадион?

– Разумеется.

– Ты же знаешь, как я болею за Джошуа, Кейт.

– Знаю, – Кейт хотелось, чтобы девушка ушла побыстрее. Ей сейчас было не до Майкла и не до Бенни. Она испытывала невероятное чувство тревоги. И она никак не могла понять, связано ли это с Ноем Смитом или с ней самой. – Увидимся на стадионе, Бенни.

– Хорошо. Я буду кричать громче всех остальных болельщиков. – Девушка улыбнулась и вышла из комнаты.

* * *

– Я неплохо сыграл сегодня? Как ты считаешь? – спросил Джошуа ликующе. – Ты видела, как я взял последний мяч?

– Ну конечно, – Кейт встала на колени, чтобы помочь ему застегнуть бейсбольный жилет. – Стой спокойно. Сейчас, как только сядет солнце, сразу станет прохладно. Я видела все до мелочей. Чемпионская игра!

Он поморщился:

– Нет. Совсем не так. Мы проиграли. И как ты можешь меня хвалить, если наша команда провалилась?

– Но все равно ты был лучше всех, на мой взгляд.

– Это потому, что я твой сын. – Но, похоже, ее слова окрылили Джошуа. – Что сказал папа?

– А почему ты не спросишь его об этом сам? – Она поднялась, глядя, как Майкл и Бенни прокладывают путь сквозь толпу родителей, столпившихся на поле. – Мне кажется, он доволен тобой.

– Отличная игра! – Майкл похлопал сына по плечу. – Если бы тебя поддержали, вы бы разнесли их в пух и прах.

– Тише! – Джошуа беспокойно посмотрел на стоявших неподалеку игроков. – Рори делал все, что было в его силах.

– Извини, – Майкл понизил голос. – Но ты играешь на порядок выше, малыш.

Бенни кивнула:

– Я так подпрыгнула, когда ты перехватил последний мяч, что чуть не свалила твою маму со скамейки. Вот это был удар! Класс! – Она улыбнулась. – Мы с твоим отцом собираемся поехать в ресторанчик, поесть пиццы. Ты не хочешь присоединиться к нам?

Кейт была раздосадована подобным поведением Бенни и строго взглянула на Майкла.

Он понимал озабоченность Кейт, но только растерянно покачал головой, будучи не в состоянии исправить ситуацию. Он тоже собирался все делать постепенно, как говорится, спускать на тормозах. Но порывистая Бенни никогда не могла держать себя в руках, и нечаянно вырвавшееся предложение было ярким примером тому.

– Конечно, – Джошуа посмотрел на Кейт. – А ты тоже поедешь?

– Нет, хочу поработать вечером. Мне надо закончить кое-что. Иди без меня, – ответила она. Джошуа слегка нахмурился:

– Ты в самом деле не хочешь? Может, мне поехать с тобой?

Кейт потрепала его по плечу.

– Зачем? – И посмотрела на Майкла. – Я буду ждать его к девяти. Не забывай, что завтра обычный школьный день. И ему придется встать как всегда.

– Хорошо, – он посмотрел в глаза Кейт поверх головы сына. – Мы очень рады. Ну идем, чемпион. – И они пошли в сторону площадки, где стояли припаркованные машины.

Бенни улыбнулась и помахала Кейт рукой, прежде чем присоединиться к Майклу и Джошуа.

Кейт смотрела им вслед. Надо привыкать к этому. Надо, чтобы для Джошуа это прошло как можно безболезненнее. Так всегда случается при разводах. Кто-то остается один.

Джошуа обернулся и посмотрел в ее сторону.

Она заставила себя улыбнуться как можно веселее и помахала ему рукой. Но сын не ответил тем же, а вдруг остановился, словно почувствовал что-то неладное.

Сказав что-то Бенни, он побежал обратно к ней.

– Ты что-то забыл?

– Нет. Я передумал. – Знакомым жестом Джошуа схватился руками за полы бейсбольного жилета. – Поеду вместе с тобой домой.

– Почему? Он нахмурился:

– Просто так. Мне не хочется пиццы. Она мне надоела.

– Отец и Бенни огорчатся, – сказала Кейт, подумав, что пицца никогда ему не надоедала.

– В следующий раз. Едем домой.

Бенни и Майкл выжидательно смотрели на них. Потом Майкл пожал плечами и, взяв Бенни под руку, повел к машине.

Значит, она не смогла справиться сама с собой, и Джошуа почувствовал, насколько она одинока, и тотчас бросился на защиту. Кейт пошла следом за ними туда, где стояли машины.

– Что толку сидеть дома? Почему бы немного не развлечься после такой хорошей игры? Бенни надеялась, что ты поедешь с ними сегодня. Она же тебе очень нравится.

Джошуа старался идти с ней в ногу.

– Да, она веселая. – И, глядя перед собой, продолжил:

– И папе она тоже очень нравится. Так ведь?

– Очень, – ответила Кейт. – И меня это радует. Твой отец все время чувствовал себя одиноким.

– Ты ничего не… – Джошуа замолчал на полуслове.

– Если твой отец будет счастлив, я буду только рада за него, – Кейт остановилась у своей «Хонды» и вынула из кармана ключи. – И ты, надеюсь, тоже. Поэтому советую тебе поехать с ними поесть пиццы. – Взглянув в ту сторону, где стояла машина Майкла, она увидела, как он открывает дверцу, помогая Бенни сесть. А потом, захлопнув дверцу, обошел машину, чтобы сесть на место водителя. – У тебя еще есть время.

Джошуа покачал головой:

– Мы поедем домой вместе.

Господи, как она устала вести себя самым наиблагороднейшим образом. Почему Майкл не пытается сам выиграть это маленькое сражение? Почему он даже палец о палец не ударит, чтобы сын поехал с ними? Еще одна, последняя попытка, и тогда она сдастся:

– Я и в самом деле буду рада, если ты…

И тут что-то произошло. Непонятная сила вдруг бросила ее на капот машины, так что она распласталась на нем.

– Мам! – услышала она испуганно-удивленный голос сына, который поднимался с земли.

– Со мной все в порядке! – ответила Кейт, все еще не догадываясь, что же произошло. И оглянулась в поисках ответа.

Дверца машины Майкла валялась на траве в нескольких шагах от того места, где они стояли. А вся его машина была объята пламенем, как факел.

– Майкл? – прошептала она онемевшими губами. Джошуа растерянно смотрел на пляшущие языки пламени:

– А где папа…

И только потом закричал.

* * *

– Как ты?

Кейт посмотрела на Алана, который медленно поднимался прямо по скамейкам стадиона. Ока еще теснее прижала к себе Джошуа. Как холодно. Ей казалось, что она вообще никогда не сможет согреться. Но наброшенное на плечи одеяло все же отчасти помогло. Она не могла припомнить, кто его дал. Это произошло как во сне. Нет, вспомнила! Это мать Рори. Она вынула его из багажника машины и набросила на плечи Кейт. Какая внимательная женщина. Как все были добры и заботливы по отношению к ним. Алан сел рядом и с трудом проговорил:

– Ты ведь понимаешь, что я чувствую, Кейт?

Да, наверное, Алан переживал так, словно потерял родного брата.

– Джошуа надо отправить домой. А полицейские не хотят, чтобы мы уезжали.

– Знаю.

– Ему надо домой.

– Я попросил Бетти приехать. Она ждет в машине. Мы отвезем его к себе.

Кейт еще теснее прижала сына к себе:

– Нет.

– Послушай, Кейт. Ты еще в шоке. И он тоже не отошел от потрясения. Чем ты ему можешь помочь? – Он помолчал. – И лучше, если его не будет, когда ты начнешь рассказывать Филис о том, что произошло.

Филис! Господи! Кейт еще предстоит прийти домой и сказать Филис, что ее сын мертв.

Майкл мертв. Новая волна боли прошла сквозь нее, такая же острая, как и прежде.

Алан повернулся к Джошуа:

– Я знаю, что тебе хочется оставаться рядом с мамой. Но ей надо поговорить с твоей бабушкой. Наедине. Там, у ворот, стоит машина, в которой сидит моя жена Бетти. Может быть, ты поедешь с ней к нам домой?

– Нет, – Кейт почувствовала, как сын прижался к ней. – Я останусь с мамой.

Алан посмотрел на Кейт.

Что она могла сделать? Что вообще можно делать в такой ситуации, когда отца твоего сына разносит на кусочки у тебя на глазах? Несмотря на оцепенение, она понимала, что нужна Джошуа еще больше, чем прежде. Кейт кивнула:

– Со мной все в порядке, сынок. Ступай. Я заеду за тобой через несколько часов.

– Но что, если… – Джошуа высвободился из объятий Кейт и поднялся. Шаги его были неуверенными. Остановившись возле Алана, он с силой проговорил:

– Ты отвечаешь за нее.

– Ну конечно, – серьезно кивнул тот в ответ. Несколько минут они смотрели, как мальчик спускается вниз по ступенькам.

– Ты видела, как это произошло? – спросил ее Алан. Кейт кивнула:

– Наши машины стояли недалеко друг от друга.

– Малыш мужественно пережил этот удар.

– Да, черт побери. Но его трясло несколько часов подряд, – Кейт передернула плечами. – И меня тоже. Что произошло, Алан?

– Мы считаем, что это бомба, которую подложили в мотор. – Алан обнял ее за плечи. – Майкл включил зажигание, и… произошел взрыв.

– Бомбу… в машину? – переспросила она. – Но кто мог подложить ее?

– Майкл расследовал дела, связанные с наркотиками. Ты знаешь, какое это рискованное занятие. Мы вплотную подошли к одной очень большой организации. И нам обоим не раз угрожали. – Он пожал плечами. – А может быть, это кто-то из тех, кого он поймал в прошлом. Я не исключаю ни того, ни другого. Надеюсь, после того, как наши ребята из лаборатории установят, какого рода бомбу ему подложили, нам легче будет найти ответ.

К горлу опять подступила тошнота, когда Кейт вспомнила, как пылал погребальный костер.

– Непонятно, как они могли это сделать?

– Но ведь Майкл приезжал на эти соревнования каждый четверг?

Кейт кивнула:

– И по субботам.

– Значит, это было в порядке вещей. И те, кто следил за ним, наверняка знали, что он приедет и сегодня?

– Наверное, – не веря себе, она покачала головой. – Нет, невозможно. Как это могло произойти на школьных соревнованиях? Как можно подложить бомбу здесь? Где такое скопление народа. Тут яблоку упасть негде.

– Но на последних минутах матча на площадке никого не остается. Все родители хотят посмотреть, чем закончится игра. На какой-то небольшой промежуток времени на стоянке не осталось ни души. Есть такие мастера своего дела, которым хватит и нескольких минут.

– Но здесь столько других машин. И дети бегают на стоянке. Боже! Джошуа чуть было не поехал вместе с ними. – Кейт замолчала, потому что от ужаса у нее перехватило дыхание. – Это просто чудо, что никто из стоявших рядом не пострадал. Тот, кто задумал взрыв, – настоящее чудовище.

– Не сомневаюсь, – Алан отвел взгляд в сторону и не без труда выдавил следующий вопрос:

– По словам очевидцев, в машине была Женщина.

– Бенни. Бенита Чейз. Она работала в Центре генетики.

– У нее здесь есть кто-нибудь из родных?

Значит, предстоит известить еще и родных Бенни. Бедная девушка. Кейт почувствовала себя виноватой от того, что переживала смерть Майкла больше, чем смерть Бенни. Она была такой молодой, такой жизнерадостной…

– Родные мисс Чейз, – напомнил ей Алан.

Кейт попыталась сообразить, что же она знала о Бенни.

– Здесь она жила одна. Но, кажется, в Туксоне был дом ее матери. Точного адреса я не знаю.

– Мы найдем адрес матери в Центре. У нее в карточке он должен быть. – Алан встал. – Пойдем. Я отвезу тебя домой.

Где она останется один на один с Филис. Кейт встала, взгляд ее упал на автостоянку, освещенную светом мигалок полицейских машин и вспышками фотоаппаратов. Ей не хотелось видеть искореженный автомобиль Майкла.

– Где ты оставил свою машину?

Алан тотчас понял ее с полуслова:

– Тебе не хочется снова проходить мимо? Я уже отогнал твою «Хонду», она стоит у другого выхода.

– Спасибо, – она сжала ему руку. – Спасибо тебе за все, Алан.

– Не стоит, – он слегка замешкался. – Репортеры подъехали сюда почти в одно и то же время со мной. Советую тебе не отвечать на звонки. Это народ довольно бесцеремонный. Ты только еще больше расстроишься.

– Больше, чем сейчас? Сомневаюсь. Но у меня и в самом деле нет желания разговаривать с газетчиками.

– Понимаешь, им в голову приходит самое примитивное… – Алан никак не мог подойти к сути. – Ну ты понимаешь, разведенная жена… его новое увлечение…

Кейт словно громом пораженная посмотрела на Алана:

– Ты же сказал, что смерть Майкла связана с торговцами наркотиками…

– Конечно, – перебил он ее. – Но репортерам нужно чего-нибудь остренького. Я постараюсь держать их на расстоянии от тебя. Просто не отвечай на звонки, и все.

– Не беспокойся, не стану. Я выдерну шнур из розетки, – пообещала Кейт. – Так будет спокойнее и для Джошуа.

– Мы присмотрим за ним. – Алан крепко, но бережно взял ее под руку и повел вниз по ступенькам стадиона. – Тебе придется позаботиться о себе и о Филис.

* * *

Когда они подъехали к ее дому, она никак не могла заставить себя выйти из машины. Кейт сидела и смотрела в окно на входную дверь.

Господи, как же ей этого не хочется, ведь только она войдет, Филис выйдет ей навстречу. И надо будет сказать…

Открыв ей дверцу, Алан пообещал:

– Завтра я позвоню тебе.

Она кивнула. Никуда не денешься. Надо выходить из машины. Надо идти домой. Сказать Филис, что Майкл…

Майкл… Нет, нельзя позволять себе снова впадать в оцепенение.

– Еще раз, спасибо, Алан. – И Кейт медленным шагом направилась к дому.

Смех Майкла. Его гневно сдвинутые брови. Непокорная прядка на лбу.

Живой и невредимый Майкл.

Слезы покатились по ее щекам, когда она открыла входную дверь.

Филис сидела перед телевизором.

– Как прошла игра? – спросила она, не поворачиваясь.

– Филис…

Свекровь резко обернулась. И, увидев лицо Кейт, вскочила с кресла:

– Что случилось? Что-нибудь с Джошуа?

– Нет. – Кейт изо всех старалась сдержаться и убеждала себя не распускаться. Надо набраться мужества договорить до конца. Подойдя к свекрови, она обняла ее. – Это не Джошуа.

* * *

– Он навсегда останется для меня мальчиком, – прошептала Филис. – Его первый школьный день. Рождество… – Слезы струились по ее щекам. – Разве это не глупо? Я никогда не воспринимала его взрослым. И всегда думала о нем, как о мальчике. – Она закрыла глаза. Лицо исказилось от боли, пронзившей ее. – Они убили моего малыша.

– Филис… – Но подходящих слов Кейт так и не нашла. Сил хватило только на то, чтобы обнять ее и зарыдать вместе с ней.

Прошло несколько часов, прежде чем Кейт смогла наконец оставить Филис и поехать к Алану за Джошуа. Сын хранил молчание всю дорогу. И не проронил ни слезинки. Шок? Если да, то по-настоящему он начнет переживать только завтра. Им всем надо лечь и попытаться уснуть, чтоб передохнуть. Несмотря на то, что слез уже нет, угли продолжают тлеть в груди.

А может быть, и не так. В глазах снова появилась резь, как только она подумала о том, что Майка нет на свете.

Майкл…

* * *

– Нам надо домой, – Кейт мягко потянула Филис от могилы. – К нам сейчас заедут друзья Майкла, чтобы выразить свое… сочувствие.

– Да, – сказала Филис, не трогаясь с места. – Это настолько несправедливо, Кейт. Ведь он был очень хорошим человеком.

Кейт сжала зубы, удерживая горячие слезы, навернувшиеся на глаза:

– Да.

– Мы не всегда соглашались друг с другом. Но даже в детстве он никогда не спорил, если не считал, что прав. Поэтому он и стал полицейским.

– Знаю.

– И они убили его.

– Филис…

– Все. Я молчу. Я понимаю, что тебе от этого становится еще труднее.

– Говори что хочешь. Только давай уйдем отсюда.

Свекровь оглянулась:

– Что, все уже ушли? А где Джошуа?

– Алан Эбланд с женой забрали его с собой.

– Мне всегда очень нравился Алан.

– Нам надо идти. Мы приедем сюда завтра.

– Сейчас, еще немного. – Взгляд Филис был устремлен на могилу. – Ты пока сама иди к машине. Я хочу побыть наедине с сыном. Попрощаться с ним.

Кейт не хотелось оставлять свекровь одну. Филис очень хорошо держалась все эти три дня после смерти Майкла, но Кейт видела, что она постоянно находится на грани срыва.

– Я подожду.

Взгляд Филис не отрывался от могилы:

– Кейт, мы всегда понимали с тобой друг друга. Не сочти меня жестокой или грубой, но я не хочу, чтобы ты оставалась сейчас здесь.

Кейт кивнула:

– Я буду ждать тебя в машине. – Она быстрым шагом прошла мимо могил, по дорожке к выходу с кладбища. Глаза ее жгло как огнем. Филис не хотела обидеть ее, но все же обидела. И обида смешалась с чувством вины. Все правильно. Ее узы с Майклом уже не были такими тесными, как у матери с сыном. Майкл был ее первой любовью, отцом ее сына. Но их брак распался. И Кейт ничего не сделала, чтобы удержать его возле себя. Вместо того чтобы сердиться, надо было попытаться понять его…

Чья-то рука схватила ее за плечо и дернула с тропинки, в тень дубовых веток.

Сердце Кейт сжалось от страха, когда ладонью ей закрыли рот.

– Не кричите, – услышала она чуть хрипловатый голос. – Я не причиню вам вреда.

Она и не собиралась визжать. Вместо этого Кейт вонзила зубы в ладонь, которая закрыла ей рот. И, развернувшись, тут же ударила незнакомца коленкой в пах.

Он застонал от боли, но продолжал ее крепко держать.

– Послушайте.

– Отпустите меня.

– Сначала выслушайте. – Он прижал ее спиной к стволу дуба и грубо навалился на нее, не давая шевельнуть ни рукой, ни ногой. – И ради Бога, не бейте меня больше коленом, иначе я… – Мужчина глубоко вздохнул. – Я не собираюсь ни грабить вас, ни насиловать. Мне просто надо…

– Господи! – прошептала Кейт, не веря своим глазам. – Но вы же… погибли.

– Это могло произойти минуту назад. Я был на волосок от гибели. Благодаря вашей коленке… – ответил Ной Смит.

Это и в самом деле был он. На нем были джинсы и серая ветровка. Не деловая тройка и не спортивный костюм яхтсмена. На левой щеке кровоподтек. Порез на голове, и одна рука перевязана. Но стоявший перед ней мужчина был именно Смит Ной.

– Вы так внезапно набросились на меня. Что я могла подумать… Как вы здесь оказались?

– Мне надо поговорить с вами, – он поморщился от боли. – Но я не могу появиться в вашем доме. Думаете, мне по душе было прятаться среди могил, словно я привидение? Но вы не отвечали на звонки, а ваш дом окружен полицейскими и любопытствующими журналистами.

Кейт постепенно начала отходить от потрясения:

– И мне пора ехать домой. Не понимаю, почему вы…

– Я не задержу вас надолго, – быстро проговорил Ной. – Я хочу, чтобы вы встретились со мной в мотеле «Королевские братья» на 41-й автостраде сегодня вечером. Приезжайте как можно скорее. Я буду ждать вас все время. Заберите с собой сына и прихватите вещи, необходимые на первое время.

– Почему?

– Чтобы спасти свою жизнь. – Он помолчал. – И может быть, жизнь сына.

– Да вы с ума сошли! – прошептала она.

– Оставьте машину за углом своего дома, когда будете выходить. И будьте очень осторожны. Если заметите что-нибудь подозрительное, тотчас возвращайтесь домой и немедленно звоните мне.

– Взять с собой Джошуа? Мой сын только что пережил смерть отца. Я не могу тащить его из дома Бог знает куда.

– Что ж, тогда оставьте. Мы попытаемся потом забрать его. Может быть, так даже безопаснее для него. Но обязательно приходите.

Кейт недоверчиво смотрела на Ноя:

– Почему никто не знает о том, что вы живы?

– Это я вам объясню, когда вы приедете в мотель.

– Нет, объясните сию минуту.

– Потому что я хочу остаться в живых, – просто ответил Ной. – И хочу, чтобы вы тоже остались в живых.

– Но я не имею никакого отношения ни к вам, ни к вашим жизненным осложнениям.

– Нет, имеете. И самое непосредственное. – Ной помолчал секунду. – Мы связаны друг с другом одной веревочкой. Сначала бомбы взорвали на моей фабрике. А через день взорвалась машина вашего бывшего мужа. Согласно полицейскому отчету, если бы вы последовали обычному распорядку, и вы, и ваш сын должны были бы оказаться в этой машине.

– Майкла убили торговцы наркотиками.

– Ни черта подобного. Взрыв подстроили для вас, а не для него.

– Не может быть.

– Тем не менее так оно и есть. Это звучит для вас странно, но… Дайте мне собраться с мыслями.

– Я больше не могу терять время. Моя свекровь сейчас…

– Ладно. Тогда начнем вот с чего. Судя по отчетам репортеров, таймер на бомбах, которые взорвали мою фабрику, был чехословацкого происхождения. Спросите у полицейских, какой таймер использовали на бомбе, взорвавшей машину вашего бывшего мужа. – Ной посмотрел ей в глаза. – Кто-то идет сюда. Мне надо уходить. Не говорите ни единой живой душе, что видели меня. – Он отпустил ее руку и отступил за дерево. Но его взгляд по-прежнему не отрывался от ее глаз. – И приезжайте сегодня же. Я не обманываю вас. Мне хочется, чтобы вы остались в живых. Вы должны остаться в живых.

Сказав это, он исчез среди деревьев. Наверное, Ной просто сошел с ума после случившегося, подумала Кейт.

– Кто это был? – Филис остановилась за ее спиной, глядя на удаляющую фигуру мужчины.

– Один из сотрудников нашей лаборатории. Подошел, чтобы выразить свое соболезнование, – слова вырвались сами собой, она даже не успела осознать, как это произошло. С чего это она пытается сохранить его имя в тайне? Все, что Ной говорил, походило на бред сумасшедшего…

– Кого-то он мне напоминает… – нахмурившись, проговорила свекровь. – Я встречалась с ним?

Кейт смешалась. Все, что она услышала от Ноя, совершенно сбило ее с толку. Она не собиралась ехать к нему сегодня вечером. И в его нежелании, чтобы кто-то узнал о том, что он жив, было нечто весьма странное и подозрительное. Не говоря уже о дикости его появления. Чем больше она думала о случившемся, тем больше терялась.

Но у нее еще будет время поразмышлять, с чего это вдруг такой серьезный ученый, как Ной Смит, начал так странно и нелепо вести себя. Люди, которые собрались на поминки, чтобы отдать последний долг Майклу, ждут их. И она обязана дать им возможность попрощаться, как это положено по традиции.

– Не думаю, что вы могли встретиться прежде. – Она взяла Филис под руку. – Идем, Джошуа уже дома. Он ждет нас.

* * *

– Мальчик на редкость хорошо держится, – заметил Чарли Додд, пытаясь не пролить кофе из чашки, когда потянулся за бутербродом. – Как ты считаешь?

Кейт посмотрела в другой конец гостиной, заполненной людьми. Рядом с Джошуа сидел старший сын Алана – Марк. Голубой костюм сынишки подчеркивал его бледное, осунувшееся лицо. Сердце ее болезненно сжалось. Наверное, впервые в жизни ему удалось наконец-то причесать непокорный вихор. Джошуа не надевал этого костюмчика с Рождества. И явно вырос из него. Надо будет отдать его в магазин подержанных вещей.

– Да, он молодец. Спасибо, что пришел, Чарли.

– Я был бы рад, если бы мог сделать хоть что-то. Бенни похоронили в Туксоне. Но мы устроим вечер памяти в четверг. В Центре.

Кейт кивнула:

– Приду непременно.

– Я слышал, что ты взяла отпуск на неделю. И если ты собираешься куда-то ехать…

– Нет, в привычном окружении ощущаешь себя намного лучше. Просто мне сейчас нужно будет проводить больше времени с Джошуа и Филис.

– Могу я быть тебе хоть чем-то полезным? Выполнить какую-то часть работы за тебя? Что-нибудь принести домой?

– Нет, у меня все есть. Может быть, я зайду ненадолго в Центр, чтобы взять кое-какие отчеты. Но это чуть попозже. – Ее взгляд снова устремился к Джошуа. – Не сейчас.

– Хорошо. Тогда дай мне знать.

– Непременно. – Она повернулась и улыбнулась ему. Долговязый и худой, Чарли в своем темном костюме казался более неуклюжим и неловким, чем Джошуа. Было видно, что он чувствует себя не в своей тарелке и явно не знает, куда деть руки и ноги. Все, кто работал с ней в Центре, осознавали, какую потерю она пережила. – Но я не могу придумать ничего, что бы ты мог сделать. Честное слово.

Поставив чашку с кофе на стол, он вздохнул:

– Тогда можно я пойду? Я понимаю, что должен остаться здесь, но у меня такое паршивое ощущение…

Она легонько подтолкнула его к выходу.

– Ступай. И не думай ничего такого…

– Спасибо, – Чарли начал осторожно продвигаться к выходу.

Кейт поставила свою пустую чашку и посмотрела на часы. Всего лишь пять. Когда же все они уйдут? Господи, до чего же она устала. Филис тоже выглядела измотанной до предела. Когда слишком много заботы и внимания – это тоже трудно вынести.

– Не пора ли всем расходиться? – спросил Алан, оказавшийся каким-то непостижимым образом рядом с нею и словно прочитавший тайные мысли. – Мне кажется, вам пора отдохнуть от всех нас.

– Пожалуй, – глаза ее наполнились слезами. – Вы с Бетти так помогли нам. Не представляю, как бы я справилась со всем этим сама.

– Управилась бы. Что бы ни случилось, ты всегда умеешь найти выход. И Майкл всегда гордился тем, как хорошо у тебя работает голова.

– Правда? – удивилась она. – Только мне кажется, что слово «гордиться» сюда не подходит.

– Нет. Он и в самом деле всегда гордился тобой. И всегда беспокоился о тебе. – Алан сжал ей руку. – Каждый из нас время от времени нуждается в чьей-то помощи. Если тебе что-то понадобится, мы с Бетти всегда к твоим услугам. Может быть, лучше, если Джошуа побудет у нас некоторое время?

– Я спрошу у него, – она снова посмотрела в ту сторону, где сидел сын. – Меня очень тревожит его состояние.

– А мне показалось, что он уже пришел в себя.

– Слишком спокоен. Он не проронил ни слезинки с тех пор, как ты привез его домой.

– В нашем отделении работает психолог. И если ты считаешь, что ему надо посмотреть Джошуа… – Он замолчал. – Смерть близкого и дорогого человека – всегда травма. Тем более, когда это произошло…

– … прямо у тебя на глазах, – закончила она за Алана. – Надеюсь, что удастся обойтись без психиатра. Но, если я увижу, что Джошуа надо помочь, я тотчас позвоню… – Она запнулась. – Вам удалось выяснить хоть что-нибудь?

– Охранники были более внимательны, чем родители. Они уверяют, что не видели ни одного постороннего человека до начала игры. Если кто-то и подложил бомбу, то он сделал это после того, как все поднялись на трибуны.

– Никаких следов?

– Мы трясем всех, кто имеет отношение к наркотикам и кто мог бы подстроить этот взрыв.

– Есть очевидцы, свидетели взрыва?

– Их оказалось не так уж много.

– А таймер вы нашли? – Кейт даже не осознавала, что собирается задать этот вопрос, пока он сам не сорвался с ее уст.

Он кивнул:

– Очень странная штука.

– А в чем дело? Вы установили, откуда она? Где его сделали?

– Ясно одно, что эту штуку изготовили не у нас. Она завезена из Чехословакии. Как и кем – это еще предстоит выяснять.

У нее было такое ощущение, словно кто-то ударил ее под дых. Скорее всего случайное совпадение. И это не означает, что слова Ноя имеют под собой основание.

– Нам не стоило заговаривать на эту тему. Такое впечатление, что ты вот-вот потеряешь сознание. – Он отвернулся от Кейт. – Сейчас я выпровожу всех, и ты сможешь отдохнуть.

– Спасибо, – ответила она онемевшими губами.

Чехословакия. Но это ровным счетом ничего не значит. Майкл погиб, потому что это было связано с его работой. Это не имеет к ней никакого отношения. Никому в голову не придет убивать ее. Кому она могла встать поперек дороги? Таких людей не существует на свете.

* * *

– У нас был трудный день, – Кейт села рядом с Джошуа, бережно подтыкая одеяло со всех сторон. – Ты держался как настоящий солдат. Спасибо тебе.

– Все в порядке, – ответил Джошуа, не открывая глаз. – Наверно, завтра будет легче?

Она кивнула:

– С каждым днем будет становиться немного легче. – Господи, как ей хотелось, чтобы он поверил, что так оно и произойдет. – Я так тоскую по нему. Он был мне очень дорог…

– Ты о ком?

– О твоем дедушке. Он часто повторял, что ничто не исчезает, ничто по-настоящему не уходит из жизни, а возвращается в еще более очищенном виде.

– Почему ты почти никогда не рассказываешь о нем ничего?

– Потому что мне было больно говорить, а не потому, что я забыла про него. Но память о нем всегда со мной. – Она прикоснулась губами ко лбу Джошуа. – Точно так же, как и твой отец всегда будет оставаться с тобой, пока ты будешь помнить о нем.

– Я никогда не забуду его. – Полуотвернувшись и глядя в стенку, Джошуа спросил:

– А почему люди умирают? Это несправедливо.

Что могла сказать ему в ответ Кейт?

– Тем не менее пока от этого никуда не денешься. – Ей и самой было тошно слышать собственные глубокомысленные рассуждения. Можно подумать, это хоть что-то объясняет. Но, быть может, ее бессмысленные слова все-таки как-то помогут сыну пережить потерю.

– А ты… не умрешь?

Она еще крепче обняла его за плечи и прошептала:

– Пока нет. Во всяком случае, очень не скоро.

– Обещаешь?

– Обещаю.

Господи, сделай так, чтобы я не выглядела в его глазах обманщицей. Второй удар ему не пережить.

Кейт почувствовала, как напряженное тело сына постепенно начинает расслабляться.

– Выключить свет?

– А нельзя ли его оставить на сегодня? Прошлой ночью мне снились такие страшные сны.

– А почему же ты не позвал меня? Я бы сразу пришла.

– Ты была такой грустной.

– Это не значит, что мне не захотелось бы побыть с тобой, – она помолчала. – Тебе хочется поговорить? Рассказать, какой это был сон?

– Нет, – быстро ответил Джошуа. – Все уже позади. Отец и Бенни умерли. Теперь уже не о чем говорить. Кейт не могла не чувствовать боли из-за той горечи, что прозвучала в его голосе. Как рано ему пришлось узнать, что такое потеря.

– Иной раз, после того, как расскажешь, становится легче.

– Мне не хочется ни думать, ни говорить об этом.

Отказ. Он не хочет принять случившееся и смириться с потерей. Вот почему он не плакал после того, как вернулся домой. Странно, что она сразу не догадалась о причине его сдержанности. Просто он возвел вокруг себя стену, которая отгородила его от происходящего вокруг.

– Ну что ж, если тебе не хочется говорить об этом ни со мной, ни с бабушкой, то Алан может познакомить тебя с одним человеком, который работает у него в отделении. Этот человек занимается…

– …психами? – с отвращением закончил за нее Джошуа.

– Нет, это врач, как я и как твой дедушка, – поправила сына Кейт. – Он поможет тебе понять и разобраться с самим собой.

– Я не псих.

– Нет, конечно. – Она поднялась. – Я оставлю дверь приоткрытой, чтобы слышать, если ты позовешь меня. Спокойной ночи, Джошуа.

– Спокойной ночи, мам.

Кейт задержалась еще на какое-то время за дверью, прежде чем спуститься к Филис. Сейчас больше всего на свете ей бы хотелось лечь в постель, закрыться с головой и погрузиться в сон, который смыл бы все горестные мысли о Майкле, о Бенни… Не только одному Джошуа хотелось возвести вокруг себя стену.

Но с этим придется подождать.

* * *

– Как он? – вскинула глаза Филис, стоило Кейт появиться в гостиной.

– Рана еще слишком свежая. Так быстро она не зарубцуется, – поморщилась Кейт.

– Да, нужно, чтобы прошло какое-то время.

Кейт кивнула:

– Но он не пытается как-то облегчить ее. Джошуа вообще отказывается принять случившееся.

– Он умный мальчик, – заметила Филис. – И каждый из нас выбирает свой путь пережить потерю. И, может быть, его способ не самый худший. Я бы тоже хотела делать вид, что ничего не произошло. Если бы могла.

– Это очень трудный путь. Малейшее неверное движение, и стена рухнет. Приглядывай за ним повнимательнее, если тебе это не в тягость. А если да, то ты сразу скажи – мы что-нибудь вместе придумаем.

– Чем больше я буду занята, тем мне будет легче, – отозвалась Филис, поднимаясь и пытаясь расправить онемевшие спину и плечи. – Для меня Джошуа всегда был отрадой. А сейчас тем более. Будем помогать друг другу залечивать раны.

Кейт молча смотрела, как свекровь направляется к входной двери:

– Ты куда?

– Хочу выключить свет на крыльце. Пора ложиться спать. – Открыв входную дверь, она глубоко втянула в себя свежий воздух. – Как тут хорошо пахнет. Скоро весна. А в доме так душно. Здесь перебывало столько людей…

– Симпатичных людей, – невольно добавила Кейт.

– И кто-то из этих симпатичных людей оставил свою машину на улице, – заметила Филис.

– Что? – почему-то насторожилась Кейт.

– Сколько друзей Майкла никак не могли смириться с его смертью. Может быть, кто-нибудь из них решил отправиться вместе со своими коллегами выпить? – попыталась найти объяснение Филис.

– Может, соседская?

Филис покачала головой:

– Я знаю все машины наших соседей. Нет, это кто-то из друзей Майкла.

Кейт неуверенным шагом подошла к дверям. Машина, что стояла неподалеку от дома Броклеманов, была последней моделью «Форда». Так ей показалось, потому что до того места, где она стояла – почти у самого въезда на их улицу, – было довольно далеко. И свет фонаря не падал на нее. Так что виделась только смутная тень.

Но она все же смогла разглядеть, что за рулем кто-то сидел.

Кейт быстро вернулась в холл, достала из шкафа ящик, в котором Майкл на всякий случай – для защиты – держал в доме оружие.

– Что ты делаешь? – удивилась Филис.

– В машине кто-то есть. И неплохо проверить, кто это. – Кейт набрала нужную комбинацию на ящике и вынула пистолет. Сняв с вешалки плащ, она накинула его на плечи, чтобы не было видно пистолета.

– Ты помнишь, как Майкл рассказывал нам о тех типах, которые выбирают для ограбления дома, где люди пережили горе или потерю. – И Кейт начала спускаться по лестнице.

– Кейт! – Филис вышла следом за невесткой, не зная, что предпринять.

– Не волнуйся, – успокоила Кейт свекровь. – Стрелять я ни в кого не собираюсь.

– Зачем ты идешь туда? Это глупо.

Конечно, глупо, подумала про себя Кейт, шагая по улице к машине. Проще и лучше было бы позвонить Алану. Он бы прислал кого-нибудь. Скорее всего сидящий в машине человек вообще ни при чем. Наверное, знакомый Броклеманов. Если бы не Ной Смит и его страннейшие намеки, ей бы и в голову не пришло выяснять, кто это остановился недалеко от их дома.

Окно машины было опущено, и она могла разглядеть в темноте гладко прилизанные темные волосы, забранные на затылке в длинный хвост, впалые щеки и стального цвета серые глаза под кустистыми темными бровями.

– Добрый вечер, – сказала Кейт, останавливаясь у машины. – Неплохая нынче погода?

– Добрый вечер, – ответил мужчина, улыбнувшись. – Очень даже ничего. Только немного холодновато. И если вы собираетесь прогуляться, лучше застегнуть плащ, доктор Денби.

Она немного расслабилась:

– Мы с вами знакомы?

Мужчина покачал головой:

– Нет, но я знал Майкла. Какое-то время мы работали вместе с ним. Отличный был парень.

– Так вы полицейский?

– Простите, что сразу не догадался представиться. Мне казалось, что Алан предупредит вас о том, кто будет наблюдать за домом в первую смену. – Он кивнул. – Меня зовут Тодд Кэмпбелл.

Но в нем не было ничего от Тодда. Теперь, когда она подошла ближе, Кейт могла разглядеть его. И полицейский, сидевший за рулем, выглядел довольно странно, если не сказать, экзотично – темные волосы, орлиный нос… наверное, индеец по происхождению. Только глаза не черные, а серые. И даже какое-то непонятное ожерелье на шее. Но манера одеваться ровным счетом ничего не значит, напомнила себе Кейт. Полицейские после работы могут выглядеть так же, как и все остальные люди. А джинсы и куртка на этом парне оставляли впечатление чистоты и опрятности.

– Так вас направил сюда Алан?

– На тот случай, чтобы вас не донимали ни репортеры, ни другие любители жареного.

Это звучало вполне убедительно. Мужчина говорил приветливо и искренне.

– Тогда вы не обидитесь, если я попрошу вас предъявить удостоверение?

– Обижусь? – Он улыбнулся и полез в карман куртки. – Хотел бы я, чтобы моя жена была такой же бдительной. Она способна впустить в дом любого, кто позвонит в дверь.

Кейт взяла удостоверение и пробежала по нему взглядом, после чего вернула назад:

– Спасибо, – повернувшись, она направилась к дому. – У вас ведь не будет неприятностей, если я позвоню Алану, чтобы убедиться окончательно?

– Нет, конечно. Я бы огорчился, если бы вы этого не сделали. Вы правильно поступаете, выполняя все наставления Майкла. – Тодд приветливо помахал Филис, которая стояла на крыльце, прежде чем дал задний ход и включил радио. – Ложитесь спать и ни о чем не беспокойтесь. Я все время буду оставаться на посту и охранять дом.

Филис, нахмурившись, ждала возвращения Кейт:

– Все в порядке?

– Наверное. – Конечно же, все было в порядке. Просто у нее начинает развиваться мания преследования. – Он сказал, что Алан оставил его присматривать за домом.

– Какой заботливый парень. – Свекровь закрыла за собой дверь и помогла Кейт снять плащ. – Теперь, надеюсь, ты положишь пистолет? Мне все это начинает напоминать какой-то боевик. – Филис поставила ящик на столик и выжидательно посмотрела на Кейт. – Лучше бы держать эту штуку подальше.

– Подожди минутку. – Кейт подошла к телефону и посмотрела в записную книжку, поскольку никак не могла припомнить нужного номера. – Сначала я все же позвоню Алану.

– В такое время?

– Я уверена, что все в порядке. Но будет лучше, если я проверю. – Кейт нашла нужную страничку и быстро набрала номер. – Сейчас еще нет одиннадцати. Это не поздно.

– Привет, – услышала она знакомый голос. Он был усталый и немного сонный. Кейт почувствовала себя виноватой.

– Я не разбудила тебя, Алан? Прости, пожалуйста.

– Да нет, ничего страшного. – Он с трудом подавил зевок. – Ты хочешь поговорить со мной?

– Нет. Просто хотела поблагодарить за то, что ты отправил этого парня присматривать за домом.

На другом конце воцарилось молчание. После чего Алан неуверенно переспросил:

– Что-то я не понял, о чем ты? – На этот раз в его голосе не оставалось и следа сонливости.

Кейт инстинктивно еще крепче сжала телефонную трубку:

– Я говорю про Тодда Кэмбелла. Парня, которого ты отправил присматривать за нашим домом.

– Ни разу не слышал о таком. – Алан помолчал. – Что-то мне все это не нравится, Кейт.

И ей тоже. Ледяной страх внезапно охватил душу. Она посмотрела на входную дверь. Господи, заперла ли ее Филис?

– Запри дверь на ключ, – прошептала она. Не говоря ни слова, Филис подошла к двери и повернула ключ.

– Он представился тебе как офицер нашего отделения? – спросил Алан.

– Я проверила его удостоверение.

– Подделать удостоверение – не составляет никакого труда. А какой марки у него машина?

– Последняя модель «Форда».

– Ты запомнила номер машины?

– Нет, – ответила Кейт, жалея, что совершила такую непростительную оплошность. – Я подходила к нему и разговаривала с ним. Он знает тебя. И Майкла.

– Черт побери! В газетах столько написано об этом, что не надо быть семи пядей во лбу, чтобы выудить любую нужную информацию. Вот так они отслеживают очередную жертву. Не думаю, что тебе сейчас может грозить опасность, поскольку он понял, что на внезапность рассчитывать уже не придется. Думаю, это один из тех налетчиков, что специализируются на легкой добыче – на домах, где кого-то недавно похоронили.

– Именно это я и сказала Филис.

– Подойди к окну и посмотри, на месте ли еще машина?

Кейт взяла переносной телефон с собой, когда прошла на другой конец комнаты, к окну. Ей стало легче от того, что она не увидела машины на улице.

– Его нет. Он уехал.

– Хорошо. Теперь проверь, закрыты ли на задвижку все окна и двери. Я отправлю кого-нибудь из наших ребят приглядеть за домом. Машина подъедет через несколько минут. Так что не бойся. Хочешь, я приеду сам?

– Нет, незачем. Спи, Алан. Теперь я спокойна.

– Завтра утром я позвоню тебе. Если будешь нервничать, звони, не стесняйся.

– Обязательно. – Она положила трубку и, повернулась к Филис. – Алан пообещал отправить сюда дежурную машину, но считает, что в этом нет особой необходимости. По его мнению, это был типичный любитель легкой наживы. Они пытались узнать, что мы из себя представляем.

Филис недоуменно покачала головой:

– Не понимаю, как это люди могут быть столь жестокосердны? Ограбить дом, где только что похоронили близкого человека? Выродки.

– Алан посоветовал проверить все запоры и задвижки на окнах.

– Дверь я закрыла.

– Тогда ложись спать. Я подожду, когда подъедет дежурная машина. – Кейт поцеловала Филис в щеку. – Постарайся заснуть.

Филис устало прошла к своей комнате.

Кейт в безысходном гневе сцепила пальцы рук. Филис, о возрасте которой она никогда даже не задумывалась, сразу будто постарела на несколько лет. Мало того, что сегодня ей пришлось похоронить собственного сына. Так еще эти подонки…

Раздался шорох шин подъезжающей машины. Кейт сразу напряглась как струна. Улицу осветил неверный огонек мигалки – дежурная машина из отделения.

Кейт сразу почувствовала облегчение, как только молодой человек распахнул дверцу и вышел из машины. Он махнул ей рукой. Она помахала ему в ответ и отвернулась от окна. Теперь все будет нормально. Можно идти спать…

Черта с два, она уже не совершит повторной ошибки.

Она запишет номер машины и позвонит в отделение, чтобы они сказали, та ли это машина или нет.

И еще, прежде чем лечь, надо посмотреть, как там Джошуа. Кейт проверила задвижки на окнах, затем прошла в комнату сына и постояла, глядя на него. Слава Богу, он уже успел крепко заснуть. Слезы навернулись на глаза Кейт. Она чуть не потеряла его. Если бы Джошуа послушался и пошел вместе с Майклом и Бенни, он бы тоже погиб.

«Спасти твою жизнь. И жизнь твоего сына тоже».

Незачем вспоминать о том, что нагородил Ной Смит. Кому нужна ее жизнь?

«Таймер, который установили в машине, был изготовлен в Чехословакии».

Единственный достоверный факт. Но это могло быть и случайным совпадением.

«А тип с удостоверением, которое выглядело так убедительно, – это тоже случайность?» – спросила она саму себя.

Тем более лучше сидеть дома, где намного безопаснее, чем тащиться Бог знает куда и Бог знает к кому.

Джошуа вздохнул и повернулся на другой бок.

Она чуть не потеряла его.

* * *

Джонатан Ишмару поднял трубку телефона в машине и набрал номер Огдена:

– Ишмару, – назвался он, когда Огден поднял трубку на другом конце. – Сегодня ночью не получится.

– Почему?

– Мне пришлось убраться подальше. Она вышла из дома и спросила, что я делаю. – Ишмару смотрел на мелькающие огни машин, что неслись мимо него по дороге. Ему вспоминалась Кейт, до которой было рукой подать. Ничего не стоило выйти из машины и прикончить ее, но это значило убрать только одну цель. – После чего она предупредила, что позвонит на всякий случай Эбланду.

– Где ты?

– В двадцати милях от ее дома. Я вернусь завтра ночью.

– Чтобы тебя схватили за задницу и упекли в тюрьму?

– Я подготовлюсь как следует.

– И она тоже. Там теперь везде понатыкают полицейских. – Огден помолчал. – Теперь уже нельзя подложить бомбу. Надо постараться, чтобы это выглядело как обычная дорожная авария. Все семейство должно быть вместе. Это намного безопаснее, чем забираться в дом, чтобы расправиться с ними. Так что переключись и продумай, как это сделать.

«Ничего другого нельзя было ждать от Огдена, – презрительно подумал Ишмару. – Чтобы убрать врага, он вечно ходит заячьими тропами», – а вслух сказал:

– В Сиэтле я подложил бомбы, как ты просил. И здесь тоже. Ты обещал, что дальше я буду действовать на свое усмотрение.

– А кто все испортил, как не ты? Кто дал промашку? Советую тебе поменять машину и работать по тому плану, который диктую я. Только помни: больше она не должна тебя видеть!

– Нет. Я буду действовать по своему плану. Я войду в дом, прикончу старуху с мальчишкой. Смерть Кейт будет выглядеть как самоубийство после того, как она убила всех своих домашних. – И с нескрываемым огорчением он добавил:

– Но, конечно, сегодня, сразу после похорон, это выглядело бы более убедительно и… впечатляюще.

– Безмозглый индеец! Ты забыл о том, кто тебе платит за работу? – прошипел Огден. – Делай так, как тебе сказали.

Ишмару улыбнулся. Это Огден безмозглый дурак, если считает, что он работает за деньги. Потому что понятия не имеет о том, что такое вдохновение. И что такое торжество победы.

Огден не знает, какое чувство способен пережить человек, сделавший удачный ход.

– Позвоню завтра вечером, – сказал Ишмару, вешая трубку. После чего открыл «бардачок» и вынул полароидные фотографии Кейт, Джошуа и Филис, которые он сделал во время похорон, и прикрепил их к ветровому стеклу, чтобы иметь возможность время от времени вглядываться в их лица. Предвкушение торжества победы приносило ему особенную радость.

То, что Кейт Денби не оказалось в машине, в которую он подложил бомбу, – счастливая и приятная для него неожиданность. Дважды использовать бомбу – слишком скучно и неинтересно. Его это совершенно не воодушевляло и не радовало. Погибло много людей… но чувство удовлетворения не пришло к нему. Ход был избитый и неинтересный.

Зато завтра он получит сразу троих. Нож – мальчишке и старухе. Пуля – Кейт Денби. Жаль, конечно, что нельзя пустить в ход руки – это был бы высший класс. Но у него есть обязанность перед Огденом. Огден требовал, чтобы не возникло никаких подозрений, никаких вопросов. Что ж, Ишмару вынужден пока подчиняться его требованиям.

Хотя желание заполучить Кейт Денби становилось непреодолимым. Она поразила его, когда прямиком подошла к машине с пистолетом, спрятанным под плащом. Бесстрашная женщина. Ее так просто не запугаешь. Она шла к нему, как воины идут в атаку. А в этом мире осталось не так много воинов. И он был рад сегодня встретиться лицом к лицу с одним из них. Даже несмотря на то, что это была женщина и, может, не вполне заслуживала этого звания. Но в нынешнее скудное на настоящих воинов время приходится и женщин принимать во внимание.

Глядя на ее фигурку на фотографии, Ишмар вдруг нахмурился. Кого-то она напоминала ему, но он никак не мог вспомнить, кого именно… Ничего, всплывет само собой.

И это действительно всплыло само, как только он перестал напрягаться. Эмилия Сантос. Двенадцать лет назад… Мелкая, совершенно ничтожная работенка. Как ему казалось. Пока он не осознал, что перед ним достойный противник. Ее муж заплатил за убийство жены, чтобы получить деньги по страховке. Маленькая блондинка сражалась как тигр. Ишмару непроизвольно дотронулся до белого шрама на шее. Да, в лице Кейт Денби он снова встретил Эмилию.

«Неужели? – подумал он. – Неужели дух Эмилии вернулся, чтобы отомстить ему?» Эта догадка вызвала радостное возбуждение. Если так, значит, Кейт заслуживает более серьезного отношения. А это значит: его ждет настоящая схватка с достойным противником.

Вытянув руку, он провел пальцем по фотографии:

– Эмилия? – Это прозвучало убедительно. Но нужны еще какие-то доказательства. Надо подумать и дождаться знака.

Ишмару улыбнулся своему противнику. У нее удивительно красивая шея. Какое-то шестое чувство подсказывало ему, что завтра все пойдет не так гладко, как это намечалось, и тогда он заявит Огдену, что из попытки изобразить самоубийство ничего не вышло.

Как давно ему не приходилось сжимать собственными руками горло истинного воина.

4.

– Ну вот. А теперь говорите, – выпалила Кейт, как только Ной Смит открыл ей дверь своего гостиничного номера. – Даю вам тридцать минут. Мне надо успеть вернуться домой, к сыну.

– Какие жесткие условия, – Ной отступил от двери. – А что, если я не умею говорить скороговоркой?

– Думаю, что с этим никаких сложностей не возникнет, – заметила она, входя в комнату и оглядывая ее: чистая, опрятная, совершенно безликая. Как тысячи других комнат в мотелях. – На кладбище, во всяком случае, вы справились.

– А мне некуда было деваться. Я не знал, появится ли у меня в ближайшее время хоть какая-то возможность встретиться с вами. – Слегка отодвинув занавеску, он посмотрел в окно, на стоянку с машинами. – Думаю, вы заметили, если бы следом за вами кто-то поехал?

Господи, он вел себя так, словно ожидал нападения коммандос, подумала Кейт:

– Я бы заметила. И ехала со всеми предосторожностями. За мной никого не было.

Ной опустил занавеску:

– Признаться, я удивлен. Не думал, что вы поверите мне так быстро.

– А кто вам сказал, что я поверила? Ничего подобного.

– Тогда почему вы приехали сюда? – Ной сосредоточенно посмотрел ей в глаза. – Что подтолкнуло вас?

– Чехословацкий таймер.

– И?

– Сегодня возле дома появился какой-то незнакомый мужчина в машине. У него было удостоверение полицейского. Он знал, кто такой Майкл. Ему было известно про его напарника. Алан решил, что этот тип – грабитель.

– Но вы так не считаете?

– Он мог бы оказаться им.

– Но подозрительных фактов набралось столько, что вы решились приехать сюда?

– Это удостоверение было сделано на самом высоком уровне. У меня была возможность довольно часто видеть настоящие удостоверения, так что меня трудно было провести. Я не такая уж дурочка.

– Рад, что вы умеете логически мыслить.

– При чем здесь логика? Я потрясена. Все во мне перевернулось. – Она посмотрела на Ноя. – Вы сказали, что мой сын в опасности. Если вам не удастся убедить меня в этом, то я сочту, что вы лжец, и, выйдя отсюда, я заявлю всем и каждому, что Ной Смит жив, но явно не в себе. Что у него плоховато с головой.

Он поднял руку, перебивая поток слов, обрушившийся на него.

– .Хорошо. Договорились. Вряд ли мы будем устраивать тут научную дискуссию. Ни вы, ни я не расположены к этому.

Вид у него был страшно уставший, вдруг отметила про себя Кейт. И не просто уставший. Он был как выжатый лимон.

– Вы не очень пострадали от взрыва? – спросила она участливо.

– Небольшое сотрясение, – Ной бросил короткий взгляд на перебинтованную руку. – Ожог первой степени. Завтра я уже сниму повязку.

– Как вам удалось выбраться? Я слышала, что пламя перекинулось на главное здание. Это говорили в репортаже о взрыве на вашей фабрике.

– Я тоже смотрел эту передачу, – его губы изогнула странная улыбка. – Два дня спустя, когда пришел в себя. Пока что он не ответил на ее вопрос.

– Как вам удалось выбраться из огня? – повторила она.

– Мой друг Тони Лински как раз подъехал к зданию. И как только он услышал первый взрыв в западном крыле, то сразу бросился к моему кабинету, но в этот момент, этажом ниже, взорвалась бомба. Наверное, ее мощности не хватило, чтобы разрушить мой кабинет, однако меня здорово швырнуло, я упал и ударился обо что-то. Когда он вбежал в кабинет, я был без сознания. Тони стащил меня вниз по лестнице.

– Тогда почему он не отвез туда, где лежали остальные раненые?

– Тони решил, что будет лучше, если он перевяжет меня в машине и отвезет куда-нибудь в другое место.

– Почему?

Ной криво усмехнулся:

– Взрыв вызвал у него воспоминание о моих словах. Как-то я ему сказал, что для фирм, занимающихся выпуском лекарств, появление RU-2 равноценно трагедии Хиросимы. Вот почему он решил принять кое-какие меры предосторожности. Ему пришло в голову, что находиться в госпитале мне будет небезопасно. У Тони хорошо развит инстинкт опасности.

Кейт недоверчиво посмотрела на него:

– То есть вы хотите сказать, что взрыв на вашей фабрике подстроили только для того, чтобы убить вас?

– Нет, фабрику взорвали и для того, чтобы уничтожить все следы RU-2. Судя по тому, что я видел на экране, – его попытка увенчалась успехом.

– Его? Вы кого-то имеете в виду конкретно?

– Реймонда Огдена. Слышали о таком?

– Конечно. Как можно не знать такого человека? – Рассказ Ноя начинал выглядеть все более и более дико. – Вы обвиняете в случившемся его?

– Вот именно. – Ной изучающим взглядом смотрел на Кейт. – Вам кажется странным наш разговор и то, что я вам рассказываю?

– Можно сказать и так, – иронически отозвалась она. – И как вы думаете почему?

– Потому что вы не понимаете, как можно сложить вместе все куски. Это все равно что складывать мозаику, не имея перед собой исходного изображения. Вам нужен ключ к загадке.

– Смерть Майкла – тоже один из кусочков целого?

Ной покачал головой:

– Я уже говорил вам, что он вообще не имел никакого отношения к происшествию. Он погиб, потому что так все выглядело более естественно и убедительно.

Кейт на миг прикрыла глаза. Слова Ноя обожгли ее как удар кнута:

– Естественно?

– Они хотели обставить вашу смерть как несчастный случай. А ваш муж – полицейский, который занимается опасной работой. И если бы вы погибли вместе с ним, это выглядело бы так, словно бомба предназначалась ему.

– Друг моего мужа считает, что ее подложили торговцы наркотиками. В последнее время они вышли на след одной крупной организации.

Ной выразительно покачал головой:

– Нет. Ее подложили, чтобы убрать вас с дороги.

– Не может быть, – вскинулась Кейт, подсознательно не желая принять эту версию гибели Майкла.

– Придется смириться с этой мыслью, – Ной пожал плечами. – Огден сумел все разузнать про вас.

Кейт еще более недоумевающим взглядом уставилась на него:

– Про меня? А что он мог узнать?

– Что вы были нужны мне. Может быть, он даже решил, что вы уже сотрудничаете со мной. Скорее всего так. Иначе он не стал бы придавать вам особого значения.

– А как он мог узнать, что вы звонили мне?

– Вопрос, на который я и сам искал ответ. Поскольку я готовился к чему-то подобному, то постоянно проверял, не прослушивается ли мой телефон. Никто не подсоединился. Значит, Огден не имел возможности узнать, о чем мы говорили по телефону. Но ему было известно, что вы уже готовы согласиться на мое предложение. Вполне возможно, что ему удалось подкупить кого-то на телефонной станции, кто мог составить список тех, с кем я вел разговоры. Ваше имя там мелькало достаточно часто. А когда он узнал, кто вы по профессии, то сразу взял вас на прицел.

– Вот как?

– Да. Именно так.

– А как насчет Джошуа?

– Джошуа в данном случае может выступить в той же роли, как и ваш бывший муж. Если им будет удобнее подстроить все так, чтобы он умер, то он умрет.

– Маленький мальчик?

– Им все равно, – повторил Ной. – Девяносто семь человек – ни в чем не повинных моих людей – погибли от этого проклятого взрыва.

«Моих людей», – отметила про себя Кейт.

И что бы она ни думала, какие бы сомнения ее ни терзали, в одном она не могла ошибиться – насколько серьезно и глубоко переживал Ной случившееся. Насколько его тревожила судьба людей, имеющих к нему отношение.

Холодок страха невольно коснулся сердца Кейт, когда она осознала, что если хотя бы часть того, что она услышала, является несомненной правдой, значит, и в том, что связано с ней, тоже есть зерно правды. А значит, были серьезные основания для беспокойства. И гибель Майкла могла иметь отношение к ней. Жизнь Джошуа, выходит, тоже может оказаться под угрозой…

– То, что я вам сказал, – правда, – повторил Ной, пристально глядя ей в глаза. – Подумайте сами, зачем бы я стал вам лгать? С какой целью? Ради чего я бы поехал на другой конец страны, если для меня было бы намного безопаснее отсидеться в укромном месте?

– Не знаю, – Кейт сунула руки в карманы, чтобы Ной не мог видеть, как дрожат ее пальцы. – Мне непонятно, зачем вам надо прятаться. Все это выглядит так странно. Кому придет в голову убивать меня из-за того, что вы собирались пригласить меня работать к себе?

– Потому что все это имеет отношение к RU-2.

– Да что же это такое – RU-2, о котором вы все время говорите?

– Попытайтесь сопоставить факты, осмыслить, что я вам уже сказал, и сами догадаетесь обо всем, – ответил Ной.

– За каким чертом? Сначала вы уверяете меня, что моя жизнь висит на волоске из-за этого дурацкого RU-2, a потом не хотите ничего говорить о том, что он из себя представляет! С какой стати я должна ломать себе голову над этим?

– Я не могу говорить о том, чего не собираюсь говорить. – Ной поднял со спинки кровати армейскую куртку и накинул ее себе на плечи. – Как я уже предупреждал, у вас очень мало времени. Идемте.

– Идемте? Я и шага не сделаю отсюда.

– Мы отъедем отсюда всего лишь на милю по шоссе, – сказал Ной. – Там есть придорожное кафе. Я хочу выпить хотя бы чашечку кофе.

– Съездите туда, когда я уйду. Ной отрицательно покачал головой:

– Не получится. – И открыл дверь. – Времени у нас в обрез, а я хочу заодно перекусить.

Кейт смотрела на него в полной растерянности. Может быть, и в самом деле у него уйдет на его дело не так уж много времени. Но, в сущности, ее беспокоило не то: уложится он за те полчаса, которые она отвела ему, или нет. Встретившись с этим человеком, услышав даже то немногое, что он сказал, она почувствовала страх и неуверенность, сковавшую ее. Ощущение того, что она способна сама управлять своей жизнью, исчезло. Словно в ту минуту, когда открылась дверь его номера, она ступила в зыбучие пески. И почва уходит у нее из-под ног.

– Перестаньте упрямиться. Не сопротивляйтесь, – негромко сказал Ной. – Вы поедете в своей машине, я в своей, если вам так хочется. Чашечка кофе вам ничем не грозит.

Он прав, подумала Кейт. Она постоянно инстинктивно – из чувства страха, охватившего ее, – внутренне сражается с ним, не желая выслушать до конца. Ей не нравилось, что страх парализовал ее волю. И он же не дает ей нормально осмыслить услышанное. А для того чтобы принять решение, необходимо все обдумать как следует. Ради Джошуа. Ради того обещания, которое она дала ему.

И Кейт, подчинилась:

– Хорошо. Чашку кофе я могу выпить с вами.

* * *

– Одна чашка кофе? – едко переспросила она, глядя на полную тарелку еды, стоявшую перед Ноем. – Вы заказали чуть ли не половину того, что перечислялось в меню.

– Я проголодался, – просто ответил Ной. – Потому что метался весь вечер из одного угла своей комнаты в другой. Боялся разминуться с вами. – Подцепив большой кусок яблочного пирога вилкой, он усмехнулся, глядя на нее. – И потом, я не совсем обманщик. Себе-то вы заказали именно чашку кофе, не так ли? – И Ной махнул официантке, подзывая ее к столику. – А сейчас самое время заказать вторую.

– Вы всегда отличаетесь таким хорошим аппетитом?

Ной кивнул:

– Не стану врать. Люблю поесть.

– Уверена, что это никак не сказывается на вашей фигуре. Судя по всему, вы относитесь к числу тех, кто и на грамм не поправляется при этом, – взглянув на него, сухо заметила Кейт.

– А что, вас волнует ваш вес? – улыбнувшись, спросил Ной. – Не похоже на то.

– Я вынуждена бегать каждый день, как борзая. Стоит мне хоть на секунду отпустить вожжи, как я сразу же начну толстеть, как на дрожжах.

– Как интересно, – Ной повернулся к официантке, которая остановилась перед их столиком. – Дороти, еще чашку кофе, пожалуйста, и… – Он улыбнулся. – И еще одну порцию яблочного пирога.

Кейт поймала себя на том, что улыбается все то время, пока они ужинают. Наверное, все женщины расцветали в присутствии Ноя. От него исходил почти животный магнетизм. Неотразимое мужское обаяние. Те несколько слов, которые он обронил, обращаясь к официантке, были сказаны таким тоном, словно она была необыкновенно значимой для него женщиной. Единственной и неповторимой.

Заметив промелькнувшее на ее лице выражение, Ной вскинул брови:

– Что случилось?

– Ничего, – поморщилась Кейт, – просто думаю, даст нам Дороти поговорить или по-прежнему постоянно будет крутиться рядом.

– Симпатичная женщина, – рассеянным тоном заметил Ной, глядя на официантку, которая ставила кофе на поднос.

– Вы не собираетесь ответить на мой вопрос? – сказала Кейт.

– Допивайте свой кофе, – проговорил Ной, отправляя в рот последний кусок пирога из своей прежней порции. – После этого и перейдем к делу.

– Нет уж. Сейчас.

Понимающе оглядев ее, Ной кивнул:

– Хорошо. Как я заметил, кофе вы больше не хотите. И вас уже перестало трясти.

Кейт даже и не предполагала, что он видел, как дрожали ее руки.

– Немного замерзла.

– Не правда. Вы испугались. Поняли, что я говорю правду, что в моих словах есть зерно, – и испугались. – Он отодвинул тарелку в сторону и задумчиво заглянул в свою полупустую чашку. – Два года назад я бросил курить. Но до сих пор после того, как поем, всякий раз хочется сделать затяжку.

Кейт удивленно посмотрела на него:

– Вы – специалист по раку, и курили, несмотря на это?

– Глупо, да? Всякий раз давал зарок бросить с завтрашнего дня. – Он чуть скривил губы. – Но завтра все начиналось по-прежнему. Два года назад мой коллега случайно обнаружил у меня рак легких.

Глаза ее широко распахнулись:

– Я ничего не знала об этом.

– Зачем же мне было извещать всех о диагнозе? – Ной сделал еще глоток. – Да не смотрите вы с таким сочувствием. Сейчас я уже совершенно здоров. И мои легкие в полном порядке.

– Как я рада за вас, – искренне вздохнула она.

– И я тоже. Чаще всего за свою глупость людям приходится расплачиваться намного дороже, – и снова улыбнулся. – Зато благодаря этому я особенно научился ценить жизнь и ее маленькие радости. Хотя не думаю, что эти качества мне следует приписывать исключительно болезни.

– Думаю, что нет, – машинально кивнула она, продолжая смотреть на него во все глаза. Представить жизнерадостного Ноя Смита больным или умирающим – на это у нее не хватало воображения.

Сидящий напротив нее собеседник выглядел таким беззаботным, таким человечным. В нем и следа не осталось от агрессивности, что она заметила во время той конференции. Кейт неожиданно для себя придвинула к нему тарелку с пирогом и грубовато сказала:

– Доешьте. А то Дороти расстроится, что вам не понравилось.

– Ну вот. Мне уже удалось вызвать у вас материнское чувство. К сожалению, этим я тоже обязан своей ужасной болезни. Судя по всему, вы очень заботливая и любящая мать…

– Очень. Именно поэтому я и оказалась здесь.

– Ради благополучия Джошуа. – Покончив с пирогом, Ной откинулся на спинку стула. – Почему-то всегда умирают чудесные ребята.

– Вы что, угрожаете мне? – вскинулась Кейт. Ной покачал головой:

– И в мыслях этого не было. Мне слишком дорога моя жизнь.

– Тогда какого черта вы…

– Еще раз пытаюсь обратить ваше внимание на то, что в Сиэтле погибло девяносто семь человек. И еще двое здесь, в Дандридже.

– Но вы так и не сказали почему? Причина?

– RU-2, – снова проговорил Ной и поднял руку, когда она открыла рот. – Я все прекрасно понимаю и как раз подхожу к самому главному. Только хочу подготовить вас.

– Меня незачем подготавливать. Говорите. Что это за загадочный RU-2 и какое он имеет отношение к Джошуа?

– Он может спасти его жизнь, – просто ответил Ной. – RU-2 – уникальное средство, восстанавливающее иммунную систему. Я открыл лекарство, которое подстегивает иммунную систему так, что она оказывается способной отразить любую болезнь. Любую инфекцию.

Кейт недоверчиво посмотрела на него:

– Это невозможно, – прошептала она. – Для того чтобы подобрать ключ к такого рода средству, потребуется по крайней мере еще лет двадцать.

Ной пожал плечами:

– Значит, я успел обогнать всех. Шесть лет назад я работал в генной лаборатории и вдруг обратил внимание на одну вещь, которая вызвала мой интерес. Оставалось только наклониться и поднять то, что лежало у всех на виду.

«Может быть, имеет смысл идти не напрямик, а в обход», – заметила как-то Филис.

Кейт снова упрямо покачала головой:

– Это немыслимо.

– И тем не менее, – пожал плечами Ной. – Сначала я тоже не мог поверить своим глазам. Четыре года ушли на проверку и перепроверку результатов. Пока я не убедился, что попал в самую точку. – Он не отводил взгляда от испытующе смотревшей прямо на него Кейт. – RU-2 работает именно таким образом. Ошибки нет.

– Это означает… – Перед ее внутренним взором распахнулись те беспредельные возможности, которые давало новое средство… – что и болезнь Альцгеймера, и СПИД, и рак… Вы абсолютно уверены в его универсальности? Иммунная система способна оказывать сопротивление любой болезни?

– Если иммунная система не подорвана окончательно и если болезнь не находится в самой последней стадии, RU-2 способен справиться с любым заболеванием. В этом у меня нет ни малейших сомнений.

– Но это похоже на чудо.

Он слегка склонил голову:

– Святой Ной к вашим услугам.

– Не паясничайте. Вы в самом деле… волшебник.

– На самом деле я изобрел чрезвычайно опасную вещь. Сначала, конечно, я был на седьмом небе от счастья. А потом наступило отрезвление. Но это уже после того, как прошла эйфория. Только какое-то время спустя я понял, какой дьявольский порошок у меня в руках. Подумайте сами, представьте, как все это будет…

– Тут и думать нечего. Тысячи жизней будет спасено.

– К такому же выводу пришел и Огден. Миллионы долларов, которые он получает на продаже лекарств, перестанут поступать к нему в карман. А страховые компании? Финансовые столпы нашего общества? Одни из столпов, скажем так, нашей финансовой стабильности. Как они воспримут сообщение о том, что с болезнями покончено? А церковь? Сейчас ее служители могут прийти к больному и сказать, что это наказание Божье и что он должен припасть к их стопам, умоляя о прощении и посредничестве. Пошатнутся и утратят свое могущество не только одни эти властные структуры… Продолжить список?

– Нет, хватит и этого. Я все поняла.

– Не торопитесь. Теперь попробуйте переварить сказанное.

– И Огден пошел на массовое убийство, чтобы предотвратить появление RU-2 на рынке?

– Да.

– Вы уверены?

– За минуту до взрыва он позвонил мне и сообщил о том, что собирается устроить фейерверк.

– Тогда он законченный мерзавец.

– Более чем.

Кейт немного помолчала, собираясь с мыслями:

– Но если ваше средство готово, зачем я была вам нужна?

– Не в прошедшем, а в настоящем времени. Вы и сейчас мне нужны.

– Зачем?

– Вы нашли ключ, который вскрывает оболочку гена. Мне кажется, что вы уже подошли к завершению своей работы.

Кейт насторожилась:

– Откуда у вас эта уверенность?

– После вашей публикации в одном из медицинских журналов.

– Но это были чисто умозрительные рассуждения.

– Ерунда. По тону статьи чувствовалось, что вам удалось найти способ отключить ген, который отвечает за систему доставки. Вы искали способ, каким образом пробиться сквозь защитную оболочку, чтобы лекарство поступало строго по назначению, не вызывая нежелательных реакции. В своей статье вы назвали это средство Троянским конем, потому что оно проникает, не узнанным, сквозь защитную оболочку гена и доставляет нужное средство до того, как перед ним захлопываются ворота. Вы закончили работу?

Кейт хранила молчание.

– Да говорите же, черт побери. Неужели вы считаете, что я собираюсь воспользоваться вашим открытием?

– Оно еще не запатентовано. – Кейт по привычке замолчала. Почти инстинктивно. Откровенность Ноя требовала такой же предельной откровенности и честности. – Но я стою на самом пороге.

– Сколько недель уйдет на завершение?

– Месяц или полтора. У меня есть возможность вести разработку только в свободное от работы время.

– Значит, меньше месяца, если полностью посвятить себя работе.

– Не могу. Приходится отрабатывать свое жалованье.

Он подался вперед, напряженно глядя ей в глаза:

– Какой процент показали последние проверки?

– Восемьдесят семь процентов.

Ной хлопнул ладонью по столу:

– Фантастика!

Кейт почувствовала, как вспыхнула от гордости и как щеки ее зарумянились от искреннего восхищения, которое прозвучало в его голосе.

– Но надо добиться девяноставосьмипроцентного попадания.

– Что?! – удивленно воскликнула Кейт.

– Надо, чтобы стрела попадала в самое яблочко. RU-2 действует как ядерный взрыв.

– Я не собираюсь работать на вашу карьеру.

Он усмехнулся:

– И мне этого тоже не нужно. Но не кажется ли вам, что наступило время, когда вам уже стало трудно работать в одиночку?

– Минуточку, – попросила Кейт. Темп, который задавал Ной, был слишком стремительным для нее. – Каким образом вам удавалось получить результаты воздействия вашего лекарства на организм, если у вас не было вещества, подавляющего систему защиты?

– Мне кажется, что я смог вывести нужную формулу. При проверке на животных это действовало превосходно. Ни сучка ни задоринки. Никаких побочных действий. – Ной пожал плечами. – Но, к сожалению, шимпанзе все-таки не люди.

– Боже! – в ужасе прошептала ошеломленная Кейт, по-своему поняв его слова. – Вы опробовали RU-2 на людях?

– Только на одном-единственном, – он указал на свою грудь. – Два года назад.

И тут до Кейт дошел смысл сказанного:

– Когда вы узнали, что неизлечимо больны?

– Все равно врачи дали мне не больше шести месяцев, – почти оправдывающимся тоном проговорил Ной. – И я решил, что терять мне нечего. – И слегка поморщился. – Но лекарство чуть не угробило меня окончательно. Шок оказался очень мощным.

– И что помогло вам выйти из него?

– RU-2. Лекарство продолжало оказывать свое действие, несмотря ни на что. Я выжил. Результат действия препарата налицо. – Он отпил еще кофе. – Но, должен сказать, встряска оказалась не из легких. Это как действие бомбы. В тот момент, когда он будет выставлен для всеобщего пользования, на него обрушится огонь критики и обвинений. Поэтому действие его должно быть намного мягче и безболезненнее. И безопаснее.

– Но моя формула и способ действия могут оказаться несовместимы с действием RU-2?

Ной улыбнулся:

– Посмотрим. Это надо проверить, так ведь? Но времени на это уйдет совсем немного. Меньше месяца вам, чтобы завершить работу. И еще один месяц для меня, чтобы найти наиболее приемлемое сочетание с RU-2.

– Месяц? Да на такие вещи люди тратят годы.

– У нас нет возможности тратить на это годы, – улыбка сошла с его лица. – Не исключено, что у нас и месяца-то нет. Огден непременно пронюхает, что я остался жив. И снова пустит гончих по следу. Один из таких охотников уже сел вам на хвост, более того, он уже осуществил первую попытку убрать вас, которая сорвалась только из-за случайности. Значит, последует еще одна, а потом еще одна. Пока он не добьется своего.

– Если только покушение было подстроено и в самом деле на меня. То, что RU-2 может вызвать желание покончить с вами, – еще не значит, что это имеет отношение и ко мне. Мы почти никак не связаны друг с другом. И я не вижу доказательств того, что…

– Когда вы дождетесь подтверждения, вы будете уже мертвы.

Жесткость интонации подействовала на нее ошеломляюще:

– Что же мне в таком случае предпринять? Позвонить в полицию и сказать им, что меня преследует убийца, нанятый…

– Вряд ли полицейские поверят в эту версию. И, к тому же, когда в дело оказываются вовлечены столь могущественные компании, то и полиция может оказаться бессильной, – прямо ответил Ной.

– Как это полиция может оказаться бессильной? – недоверчиво переспросила Кейт. – Они всегда исполняют свои обязанности.

– До вас, конечно, дошли слухи о том, что компания «Джи и Си» терпит финансовые трудности?

Она кивнула.

– Ничего подобного не было на самом деле. Наши дела шли наилучшим образом. Но когда кто-то не жалеет денег для того, чтобы подпортить чью-то репутацию и вызвать недоверие у тех, кто сотрудничает с этой компанией, – им удается добиться желаемого.

– Но зачем им тратиться на это?

– Для того чтобы представить все дело так, будто я нуждался. После чего они могли бы подстроить какую-нибудь мошенническую операцию, из которой мне бы долго не удавалось выпутаться. И еще дольше мне бы пришлось отмывать свое имя от грязи. И тоже без особенного успеха, поскольку они снова запустили бы новую утку. Не будь взрыва, они могли подослать ко мне убийцу. Одним словом, чтобы спасти себя, Огден пойдет на все. Если мой препарат появится на рынке, Огден разорится. Нет, – покачал головой Ной. – Полицию вовлекать в это дело нельзя. Ставка слишком высока, чтобы мы могли рисковать. Мы должны справиться сами.

– Семь лет я прожила с полицейским и была свидетелем многих удачно разработанных операций. Я знаю, как надежно работает их система.

– Неужели бывший муж ни разу не рассказывал вам о случаях подкупа?

– Рассказывал, конечно. В их рядах оказывались и такие грязные типы. Но это не означает, что теперь я уже не могу доверять им.

– Постарайтесь понять и поверить тому, что я сказал вам.

Но Кейт не хотела и не могла поверить ему. Ной был совершенно посторонний для нее человек, вываливший сразу на ее голову такую кучу страннейших мыслей, идей, подозрений, что при всем своем желании она не в состоянии была смириться. Но одновременно нельзя было и не прислушаться к сказанному. Встряхнув головой, Кейт проговорила растерянно:

– Все это настолько неожиданно. И, простите, в таком количестве. Я просто не в состоянии оценить все, как оно есть на самом деле.

– В таком случае позвольте я проделаю эту нехитрую операцию вместо вас, – предложил Ной и осторожно взял ее руку в свою. – Я все продумал и знаю, что делать, Кейт, как обезопасить вас и Джошуа.

– На то время, пока вы будете использовать меня для того, чтобы довести ваш препарат до совершенства? – сухо уточнила она.

– Ну, конечно. А вы ждали, что я начну отрицать?

– Ничего я не ждала. У меня голова идет кругом от всего. – Вырвав руку, она сунула ее в карман жакета. – Я хочу только, чтобы вы знали: я не собираюсь доверять ни жизнь своего сына, ни свою собственную кому бы то ни было.

– Послушайте, Кейт. Неужели не ясно, что единственная ваша возможность сохранить свою жизнь: это помочь мне вывести RU-2 на орбиту. После того как он появится на рынке, наша жизнь будет в полной безопасности. Но до того Огден сделает все мыслимое и немыслимое, чтобы стереть нас в порошок… – Ной замолчал, увидев выражение ее лица. – Мои доводы не убедили вас, как я вижу. Ну что ж. Ступайте и подумайте о том, что я вам сказал. Если передумаете, найдете меня в этом же самом мотеле. Я пробуду тут еще несколько дней.

Кейт задумчиво кивнула и встала, направляясь к выходу.

Ной нахмурился:

– Что-то мне не очень по душе ваша идея ехать домой в одиночестве. Почему вы не хотите, чтобы я проводил вас?

– Потому что не хочу, чтобы вы ехали следом, – покачала она головой.

– Да, вот еще что…

Кейт оглянулась:

– Как выглядел мужчина, что сидел в машине?

– А зачем это вам? – спросила Кейт удивленным тоном.

– Мы должны знать наших врагов. У меня есть люди, которые могли бы выяснить, кто он такой.

– У него длинные темные волосы, которые он завязывает хвостом на затылке. Высокие скулы, серые глаза. Он похож… может быть, он индеец. А может быть, и нет. – Кейт напряженно вспоминала, что она еще упустила. Подумав, она добавила:

– На шее были намотаны то ли четки, то ли ожерелье. Не знаю, как это теперь называется. Из машины он не выходил. Но у меня создалось впечатление, что он не очень высокого роста.

– Надеюсь, я не забуду ничего из вашего описания. – Ной помолчал. – Только об одном прошу вас, Кейт. Не обращайтесь в полицию. Это может очень плохо кончиться для нас обоих.

– Я буду делать то, что сочту нужным, – резко ответила Кейт и, запнувшись, продолжила уже чуть-чуть другим тоном:

– Но мне бы не хотелось причинить вам вред. Если сказанное вами и в самом деле правда, – это означает, что вы сделали нечто беспримерное для всех нас.

– Выходит, я могу надеяться, что это не обернется против меня?

Кейт покачала головой:

– Конечно. Что бы я ни предприняла, все это будет сделано только ради того, чтобы помочь вам выбраться из этой ямы.

– Напрасно. У вас ничего не получится, – печально сказал он, выразительно глядя ей в глаза. – Вы все еще не понимаете, как мне кажется, что происходит. Нравится вам его или не нравится, но мы теперь скованы одной цепью.

* * *

Наверно, он взял не правильный тон, думал Ной, глядя вслед уходящей Кейт.

Дверца машины хлопнула. До чего же ему хотелось догнать ее, взять за плечи и встряхнуть как следует, заставить осмыслить сказанное им. А он как последний болван продолжает сидеть на месте. Ной прекрасно представил состояние Кейт, она никак не могла смириться с мыслью, что удар был направлен против нее. И чем больше он будет ее убеждать, тем сильнее она будет сопротивляться. Незачем пугать се, если он хочет, чтобы она встала на его сторону.

Ум Кейт остер, как шпага. И окончательное решение может принять только она сама и более никто.

Нет, шпага – не самое подходящее сравнение. Когда она заговорила о сыне, у нее сразу изменились и выражение лица, и голос. Он сразу стал мягче, проникновеннее. Вот чем ему и следует воспользоваться. Это и есть та кнопка, на которую надо нажимать. Ее самая уязвимая точка.

Нажимать?

Ной откинулся на спинку стула. Да. Ну и что тут такого? Он хочет воспользоваться тем, что поможет ему заставить Кейт выполнить задуманное.

Как чистый и острый скальпель, он удалит все лишнее и доберется до истины. Совсем недавно она сидела напротив него. Руки ее дрожали, а глаза оставались ясными и твердыми. Она испугалась, но не потеряла головы от страха. А когда чувствовала себя полностью обезоруженной, бросалась вперед, в атаку.

Удивительная женщина. Ему еще не доводилось встречать таких.

Черт побери, он обязан придумать, как уберечь ее. Вынув бумажник, Ной достал несколько банкнот и поднялся. Пора возвращаться в мотель. Оттуда он позвонит Тони. Наверное, к нему поступили новые сведения о жертвах взрыва на фабрике. Вчера три человека находились в критическом состоянии.

– Ларс Франклин умер, – услышал он минут пятнадцать спустя, когда набрал номер своего друга. – Клара Брукин и Джо Бейтс пока живы.

– Дерьмо! – Ной закрыл глаза, пытаясь пережить еще одну потерю. Он помнил Ларса Франклина с самого детства. И ему страшно хотелось, чтобы старик выжил. Несколько лет назад он принял дочь Ларса к себе в офис, и ее имя тоже оказалось в списке погибших.

– Мне очень жаль, Ной. Я знаю, как он много значит для тебя.

– Они все очень много значили для меня, – безжизненным тоном проговорил Ной. – Каждый из них.

– Я постоянно слежу за тем, как идет расчистка. Как мне связаться с тобой в случае чего?

– Жди моего звонка.

– Неужели, черт тебя побери, ты не скажешь даже мне, где тебя искать?

– Отложим этот разговор. Я не уверен, что эта линия не прослушивается. Включи завтра цифровую систему. Сквозь нее труднее пробиться.

– Зачем? Ты же понимаешь, что ни одна душа не знает про коттедж.

– Я уже предупреждал тебя, что Огден хочет уничтожить всех, кто имел какое-либо отношение к RU-2. Он упоминал и про тебя. Держись в тени, подальше от посторонних взглядов. Оставайся там, где ты есть. Хорошо?

– Не вижу, почему…

– Я вешаю трубку… – Ной нажал на рычажок, а потом медленно опустил на него трубку.

Ларс Франклин. Ему казалось, большей боли и горечи, чем та, которую он пережил после того, как отошел от шока, уже нельзя пережить. Значит, он ошибался и в этом. Очевидно, это был не предел. И есть ли он?

Надо лечь в постель. Уснуть как можно быстрее. И не думать ни о чем.

Но он не мог лечь спать. Ему необходимо было что-то делать, чтобы не сойти с ума от одолевавших его мыслей.

И он набрал номер Сета в Майами.

Запыхавшийся женский голос ответил:

– Алло?

– Позовите, пожалуйста, Сета.

– А это очень срочно? – не очень довольным тоном проговорила женщина.

– Ной? – раздался в трубке голос Сета. – Сейчас не очень удобное время.

– Я отниму у тебя ровно одну минуту. Объявился один из людей Огдена. Кейт Денби видела его сегодня. Скажи, что тебе известно о нем.

– Как его зовут?

– Ты слишком многого хочешь. – И Ной повторил описание, данное Кейт.

– Что-то очень знакомое. Дай мне немного пораскинуть мозгами. Вот-вот – и я ухвачусь за хвост.

– Мне это надо прямо сейчас.

– Пожар, что ли? Ты оторвал меня…

– Ах да! – перебив его, едко проговорил Ной. – Извини, что побеспокоил. Занимайся своим важным делом.

Ной услышал женский смешок в телефонной трубке, прежде чем положил ее на место.

* * *

– Ишмару, – сказал Сет, когда Ной снова набрал его номер через час. – Джонатан Ишмару. Сукин сын. По-моему, чокнутый. Но работает классно. Даже чересчур. Три года назад я услышал о нем. В Мексике. Поэтому позвонил Кендо, чтобы выяснить подробности.

– А кто такой Кендо?

– Маклер, который торгует разного рода сведениями. Живет в Лос-Анджелесе. Ишмару воображает себя воином, вроде апачей или команчей. Во всяком случае, питает надежду, что он из этих.

– Индеец?

– Наполовину индеец, наполовину араб. Вырос в западной части Лос-Анджелеса. Разузнать про него что-нибудь непросто.

– Огден не стал бы нанимать человека, на которого нельзя положиться. Он всегда все делает по самому высшему классу. Скажи, а если его удастся поймать, он расколется?

– Ничего подобного. Ишмару в одном маленьком городке убил мэра города. Его брат был шерифом там же. И шериф решил выбить из него признание. До того, как Ишмару удалось сбежать, – ему вырвали ногти на обеих руках. Но не смогли вытянуть ни слова.

– А он мог устроить взрыв?

– Навряд ли. Он предпочитает тесный контакт. По-настоящему тесный. Ты понимаешь, о чем я говорю.

– Но мог бы и подготовить взрыв?

– Конечно. У него… разносторонняя подготовка. Все зависит от того, что ему пообещали в качестве вознаграждения.

– С кем он еще работал?

– Мало кому хочется иметь дело с таким выродком. Поэтому сведения на этот счет тоже весьма туманные. Что-нибудь еще?

– Да. Отправляйся завтра в коттедж и жди нас.

Сет повесил трубку.

Ишмару. Ной прошел в ванную, снял одежду и включил душ. Завтра он позвонит Кейт и расскажет ей, что ему удалось выяснить. Это именно то, что ей хотелось узнать: убийцу-маньяка наняли для того, чтобы он вычеркнул ее имя из списка живых. Можно потереть руки от радости: нашелся крючок, за который ее можно подцепить и увести в свой лагерь.

Теплая вода, струившаяся по телу, отчасти сняла напряжение, накопившееся в нем.

Но радость не приходила. Он был взбешен, огорчен… и немного даже завидовал Сету, единственной заботой которого было доставить удовольствие женщине. Зачем же ему взваливать на себя груз ответственности и вины? Не хочется ему и продумывать план сражения с женщиной, вызывающей у него чувство глубочайшего уважения. И ему очень не хочется, чтобы погиб еще кто-нибудь.

«Ну и что из того, что ему не хочется всего этого», – нетерпеливо ответил сам себе Ной. Есть только один путь, по которому он может продвигаться вперед. Надо позвонить Кейт… Время неумолимо отсчитывает секунды.

* * *

Вывернув на дорогу, ведущую к дому, Кейт увидела, что полицейская машина все еще стоит возле парадного входа. Она вышла из машины и на некоторое время задержалась в луче света фар «Порше», чтобы сидящий в ней полицейский смог убедиться, что перед ним та самая женщина, что спустилась с крыльца три часа назад, – помахала ему рукой. Приятный молодой парень. Это он несколько часов назад старательно убеждал ее остаться дома, объясняя, что, поскольку он за ним присматривает, так будет значительно безопаснее.

Три часа прошло с той самой минуты. Три часа. А у нее такое ощущение, словно прошла целая вечность.

Войдя в дом, она осторожно прикрыла за собой дверь и почти неслышно повернула ключ в замке. Хорошо бы не разбудить Филис.

Ей казалось, что, войдя в дом, она будет чувствовать себя в безопасности, но ощущение спокойствия и безопасности не приходило. Ее муж убит. Подруга погибла. Какой-то непонятный человек следил за ее домом. И Ной Смит несколько раз повторил, что ее убьют, если она не станет сотрудничать с ним. Навязывал ей совместную работу…

Нет, надо отбросить все мысли о работе, все равно сейчас она не сможет прийти ни к какому решению. Сначала надо как следует выспаться, а потом на свежую голову обдумать все услышанное.

Выключив свет, она прошла через гостиную. Дверь Джошуа так и оставалась приоткрытой, и она заглянула к нему, надеясь, что он не просыпался во время ее отсутствия. Невыносимо было даже представить, что ее не оказалось рядом в ту минуту, когда он больше всего нуждался в ней.

Джошуа лежал на животе, уткнувшись носом в подушку, одеяло валялось на полу. Он даже не шелохнулся, когда она на цыпочках прошла к кровати, подняла одеяло и укрыла его. Испугавшая ее угроза отошла куда-то на задний план, как только она оказалась в комнате сына. Бейсбольная рукавица висела на стене, портьеры со сценами из «Звездных войн» закрывали часть окна. Ранец лежал в дальнем углу.

Я не знаю, как мне лучше поступить, Джошуа, думала Кейт. Мне кажется, что Ной Смит и в самом деле пытается открыть что-то необыкновенное. Что могло бы помочь тысяче людей и даже тебе. Слишком невероятно, чтобы быть правдой. Это всего лишь мечта. Несбыточная пока мечта.

А реальность – Джошуа.

И она должна защищать свою реальность. Объединиться с Ноем Смитом – означает самое страшное, что только можно придумать. Она может потерять сына. А что, если отправить их с Филис в путешествие? Сделать так, чтобы они исчезли на то время, пока данные о RU-2 не будут опубликованы.

Кейт развернулась и вышла из комнаты Джошуа.

Подойдя к тому месту, где она спрятала ящик, Кейт вынула пистолет. Господи, до чего же она ненавидела оружие. Когда Майкл принес для нее пистолет, Кейт согласилась выучиться, как надо им пользоваться, но решительно воспротивилась хранить его в доме до тех пор, пока Майкл не запер его в ящик. И вот теперь она вынула пистолет вместе с кожаной кобурой и прошла с ним в спальню.

Расстегнув клапан, она повесила кобуру у изголовья.

Еще неделю назад она и представить себе не могла, что ей придется ложиться спать с пистолетом у изголовья.

Слезы навернулись ей на глаза, когда она легла в кровать и положила голову на подушку.

"Все пошло кувырком, папа. И я так устала, пытаясь всюду навести порядок. Но у меня мало что получается. Я не такая умная, как следовало бы. Ты мне так нужен.

Я чувствую себя такой одинокой".

* * *

Марианна все еще спала. Сет слышал ее легкое дыхание.

Он сел на постели, затем встал.

Ишмару.

Скверное дело.

Мягкими шагами он прошел к открытой застекленной двери, что вела на балкон. Мягкий теплый ветерок обдувал его обнаженное тело. Он смотрел на набегающий прибой. Ему всегда нравилось то ощущение свободы, которое приходило при виде открытого моря. Этот дом отличался от того перенаселенного дома, в котором он вырос, как день от ночи. Ненавистные ему воспоминания… Каким же упрямцем он был тогда. И всегда поступал наперекор всем. Потому и сбежал от них…

Но какая-то частица этого вечно голодного, отчаявшегося мальчишки все еще пряталась где-то в груди. Потому что первое, что он купил в своей жизни, – была эта квартира. Он держал ее про запас все эти годы. Место, куда он сможет всегда вернуться. Его гавань. Убежище.

А есть ли такое же убежище у Ишмару?

Все, что он услышал от Кендо про Ишмару, – ему сильно не понравилось. Такой выродок Ною не по зубам.

И Сет его тоже не сможет взять голыми руками. Зато по крайней мере он привык иметь дело с такими подонками. У Ноя нет такого опыта.

Даже несмотря на то, что они вместе проходили подготовку в войсках особого назначения, его другу не хватало определенной доли цинизма, которая должна присутствовать у бойца. Ной всегда надеялся на лучший исход.

Сет ни на что не надеялся и ни во что не верил. Он считал, что исход дела зависит от того, каким он его сам придумает.

Ной вынес его на себе из линии огня, когда Сета ранило в Гренаде. Он обязан ему своей жизнью. И еще не выплатил свой долг.

Конечно, можно позволить себе расслабиться и дать возможность Ною продемонстрировать свою хватку, а выплату долга оставить на потом.

Но, черт подери, Ной – его друг. Не может же он стоять и смотреть, как тот вслепую кинется прямо в пекло. И непременно погубит себя.

Не слишком ли он несправедлив по отношению к Ною? Его друг не слепец. И все будет отлично. Раз Ной попросил его ехать в коттедж и ждать, значит, так надо и сделать.

– Сет…

Марианна снова проснулась. И он понимал, что означают эти интонации. Вернувшись в комнату, он улыбался. Марианна никогда не просила больше, чем он мог дать. И никогда ни в чем не отказывала, когда он возвращался в Майами. Не задавала никаких вопросов. Ей нравилось быть с ним. А когда его здесь не было, она уходила к кому-то другому. И смеялась таким же смехом. Так дай ей то, чего она хочет.

И возьми то, что хочешь сам. Выкинь из головы этого Ишмару.

Пусть Ной покажет, на что он способен.

5.

– Невменяемый? – повторила Кейт.

– Что-то в этом роде, – сказал Ной. – Вам этого достаточно?

– Боюсь, что речь идет совсем о другом человеке. Он не похож… Он выглядел более чем… нормальным.

– Я вам пересказываю то, что узнал от Сета. Он сделал запрос, опираясь на ваше описание.

– А кто такой Сет?

– Мой друг. – Ной помолчал. – Неужели вы не видите, что ситуация резко изменилась. Когда имеешь дело с маньяком, от которого неизвестно, чего можно ожидать, – опасность повышается во много раз.

Вздрогнув, Кейт закрыла глаза. Сама мысль о неуправляемом маньяке приводила ее в ужас. Как можно защититься от человека, который не поддается никаким доводам рассудка? Мороз прошел у нее по спине.

– Его зовут Ишмару?

– Да. – Ответил Ной. – Я буду в отеле. И жду вашего звонка.

Повесив трубку, она еще некоторое время смотрела на телефон. Ной очень умен. Выдав информацию, способную окончательно выбить ее из седла, он исчезает, оставив наедине со своими мыслями.

– Как ты рано поднялась, Кейт, – проговорила Филис, появившаяся на кухне. На ней было домашнее платье. – Ты выспалась?

– Нет, – Кейт скрестила руки на груди, чтобы унять дрожь, которая никак не проходила. – Я все раздумывала, Филис. А что, если нам уехать отсюда в какое-нибудь недолгое путешествие?

– Только не прячься от нас, ладно? – сказал Чарли Додд, когда Кейт пришла в лабораторию, и поправил очки, которые сползли у него на кончик носа. – Или это связано только со мной? Может быть, все эти годы ты таила ко мне тщательно скрываемую страсть?

– Ну, конечно, Чарли, – Кейт, улыбаясь, открыла верхний ящик стола, разглядывая бумаги, поверх которых, – это ясно отпечаталось в памяти, – она положила листы с распечаткой результатов последних тестов. Кейт отчетливо помнила, что положила их именно в этот ящик перед тем, как в тот злополучный день отправиться на стадион. – И ничего не могу с собой поделать.

Чарли встал из-за своего стола и подошел к ней:

– Что ты ищешь? Я же сказал, что принесу все, что тебе может понадобиться.

Куда же могли задеваться результаты проверок? Просто непонятно…

– Спасибо. Мне нужно забрать кое-какие свои бумаги. – Их не было в ящике. Быть может, она сунула их куда-нибудь в папку? Ведь она тогда была довольно сильно расстроена. – А я не могу их отыскать. Наверное, по рассеянности забрала с собой.

– Больше ничего не потерялось?

– Нет. – Дискеты с формулой и записи лежали в ящичке ее машины вместе с ноутбуком. – Просто мне надо было проверить отчеты. – Подняв трубку, Кейт набрала номер участка, которым руководил Алан. – Здравствуй. Хочу кое о чем тебя попросить.

– Ты же знаешь, я всегда к твоим услугам.

– Сегодня ночью ты снова оставишь у дома дежурить полицейскую машину?

– Конечно. Я так и собирался сделать. – Он помолчал. – А что, возникли какие-то сложности?

– Нет, никаких. Просто мне так будет спокойнее. А можно попросить, чтобы машина время от времени объезжала вокруг дома и чтобы твои люди не оставляли его без присмотра несколько недель? Я хочу уехать ненадолго.

– Куда?

– Пока не знаю. Уложим с Филис вещи и завтра тронемся в путь. На машине. Может быть, с переменой мест нам станет немного полегче.

– Надеюсь, ты уезжаешь не от того, что боишься? Кейт, я сделаю все ради твоей безопасности.

– Нам просто хочется ненадолго уехать отсюда. На том конце трубки воцарилось молчание:

– Ну что ж. Если вам так будет легче. Не волнуйся, мы будем приглядывать за домом.

– Спасибо, Алан, – она помедлила. – Скажи, пожалуйста, ты когда-нибудь слышал о человеке по имени Ишмару?

– Что-то не припомню. А почему ты спрашиваешь?

– Не знаю. Так просто. – Кейт чувствовала себя такой опустошенной и уставшей. – А ты не мог бы проверить, выяснить, кто это?

– А для чего, Кейт?

– Ты можешь сделать это?

– Ну хорошо, сделаю. Прямо сейчас?

– Так скоро, как это получится.

– На это потребуется время. – Алан помолчал, а потом проговорил:

– Ты что-то скрываешь от меня. Мне это не нравится.

Кейт и самой это не нравилось:

– Мне надо идти, Алан. Заранее спасибо за все. – Она положила трубку на рычажки.

– Значит, тебя не будет на вечере памяти Бенни? – спросил ее Чарли. – А мне показалось, что ты собиралась остаться в городе.

Она напрочь забыла об этом. Надо будет сделать заказ в цветочный магазин, чтобы они прислали цветы.

– Филис и мне надо сменить обстановку. Так будет лучше.

– О чем я тебе и говорил.

– Ты, как всегда, был прав.

– Точнее, – в большинстве случаев, – мягко поправил Чарли и улыбнулся.

– До свидания, Чарли. Увидимся через пару недель, – сказала Кейт и повернулась, чтобы выйти из комнаты.

– Хорошо. Жаль, что так получилось с Руди. Кейт замерла и резко повернулась к нему:

– А что такое с ним?

– Так ты ничего не слышала еще? Руди погиб.

– Как? Каким образом? – поразилась Кейт. Он пожал плечами:

– Не волнуйся. Это не имеет никакого отношения к твоим экспериментам. Несчастный случай. Два дня назад.

– Что ты такое говоришь?

– Он сломал шею, – пожал плечами Чарли. – Что тут поделаешь.

Еще более потрясенная, Кейт, не отрываясь, смотрела на своего коллегу:

– Сломал шею? Разве он был не в клетке? Как он смог вырваться оттуда?

– Нет. Запоры оставались закрытыми. Видимо, он сам проявил неосторожность. Теперь это уже трудно установить. – Вскинув брови; Чарли посмотрел на нее. – Да что с тобой? Всего лишь лабораторная крыса. Это не твои товарищ и не твой друг.

Черт бы его побрал! Но Кейт и в самом деле любила Руди. Она провела на нем последние четыре эксперимента, и у нее возникло странное чувство, что он вместе с ней имеет право разделить и гордость, и честь открытия. Он погиб как раз в тот момент, когда торжество было так близко.

– Ты уверен, что он не выскочил из клетки?

– Лаборантка сказала, что покормила его как обычно в шесть тридцать. И он сидел у себя. Довольный и спокойный. Все было нормально. – Чарли улыбнулся ей. – Да не волнуйся ты так. К твоему возвращению я лично добуду тебе хоть дюжину лабораторных крыс, обладающих таким же сомнительным обаянием, что ты приписывала своему Руди.

– Спасибо, – потерянным голосом ответила Кейт и вышла.

Пропавшие отчеты. Смерть ее подопытной крысы.

"Фабрику взорвали для того, чтобы уничтожить все, что имело отношение к RU-2.

Быть может, Огден был уверен, что ты уже сотрудничаешь со мной".

Но убить лабораторную крысу только потому, что Кейт проводила на ней свои опыты? А ведь охрана, которая работала в Центре генетики, была достаточно опытной и проверенной. Как мог кто-то со стороны войти в здание, забраться в ее кабинет и лабораторию, чтобы никто не заметил этого? Может быть, конечно, это всего лишь несчастный случай, – как уверял ее Чарли. Любое другое объяснение выглядело чересчур не правдоподобно.

Нет. Любое другое объяснение вызывало ужас.

* * *

– Какой кошмарный мотель ты выбрал. У тебя заметно ухудшился вкус, – заметил Сет, когда Ной открыл ему дверь. – Держу пари, что здесь водятся клопы…

– Какого черта ты приехал сюда? – спросил Ной. – Я же просил тебя ждать моего звонка.

– Мне пришло в голову кое-что относительно Ишмару. – Сет закрыл дверь и прошел в номер. – И я понял, что понадоблюсь тебе здесь.

– Я вполне могу справиться с ним сам.

Сет покачал головой:

– Ошибаешься. Ты не представляешь, с кем тебе придется иметь дело. – Плюхнувшись в кресло, Сет закинул ногу на ногу. – Ты сейчас не в такой форме, какой был прежде. Во всяком случае, не в такой, какая требуется для поединка с Ишмару.

– А что такого особенного ты разузнал про него?

– Он маньяк. Безумец. Помешан на убийствах. Тебе это трудно представить и вообразить. Ты другого плана человек.

– А ты?

– Иногда я тоже бываю слегка не в себе. – Сет поморщился. – Как ты понимаешь, я не собираюсь приносить себя в жертву этому подонку. – И обвел взглядом более чем скромную обстановку номера. – Кофеварки нет. Теперь я по-настоящему понял, насколько это убогая дырища. Давай поедем куда-нибудь позавтракаем. Я не ел со вчерашней ночи.

– Я не могу выйти отсюда, потому что в любую секунду может приехать Кейт. – Глядя в глаза другу, Ной повторил:

– Поезжай, куда я тебя просил, Сет. Тебе не следовало появляться здесь. Мне не нравится, когда кто-то вмешивается в мои планы.

Каждое слово звучало как удар хлыста. И Сет сразу выпрямился в кресле. От его расслабленности не осталось и следа.

– А я терпеть не могу приказного тона. В былые времена мы вместе обсуждали планы.

– Но не сейчас. Это мое личное дело, как действовать и что надо предпринять.

– Твое личное дело… – Сет окинул его изучающим взглядом.

– Знаешь, что сейчас мне пришло в голову? Мы не виделись с тобой довольно долго. Пока ты вдруг сам не начал суетиться и разыскивать меня пять лет назад. Это произошло после того, как ты нащупал свой RU-2?

Ной насторожился и таким же испытующим взглядом смотрел на собеседника:

– И что вытекает из этого?

– А я все ломал голову: из-за чего? Чтобы вспомнить былое? Или же для того, чтобы я мог помочь тебе в этом деле?

Ной хранил молчание.

Значит, понял Сет, он нащупал ниточку. Ной никогда не был способен лгать.

– Ты потратил много времени, чтобы незаметно подготовить меня к самому важному моменту. Вспоминая со мной о наших денечках, ты старался все сделать так, чтобы я не забыл про свой должок. Все эти дни в Кардо…

– Не говори глупостей. Ты мой друг. И я в любом случае нашел бы тебя. Независимо ни от чего.

– Ты бы попытался придумать подходящие доводы, чтобы отыскать меня. Ненавижу, когда меня используют. У меня это вызывает отвращение.

– Значит, ты выходишь из игры?

– Нет. – Улыбка Сета выглядела непонятно. – Однажды ты оказал мне неоценимую услугу. Я дал тебе обещание и сдержу его. Этот чертов RU-2 почему-то так много значит для тебя. – Он встал и пошел к двери. – Так что я послушно направляюсь в указанном мне направлении и буду ждать сигнала.

– Сет. – Нахмурился Ной. – Ты мой друг. Мой самый лучший друг.

– Знаю. Тебе нравится то, что я умею идти напролом. Это тебя и привлекает, так ведь? – Сет открыл дверь. – Не беспокойся. Я не собираюсь оттеснять тебя с капитанского мостика. У меня тоже не так много близких друзей. – Он посмотрел прямо в глаза Ною. – Но я никогда не использую их вслепую. И больше не пытайся указывать мне, что делать, Ной. – Сделав еще шаг, он помолчал и затем продолжил:

– Если ты хочешь, чтобы Кейт Денби осталась жива, то не отогревай свою задницу в кресле и не жди, чем закончится все дело. Бери ноги в руки и не спускай с нее глаз. Ишмару знает свое дело, черт тебя побери.

– Друг ее мужа послал полицейскую машину к дому, которая стоит там всю ночь. А мне надо оставаться на тот случай, если она придет сюда, – ответил Ной и, немного помолчав, закончил:

– И я не из твоих подручных, Сет. Эта игра, которую веду я.

«Он поймет только тогда, когда его стукнут мордой об стол. Ну и что? Почему его это должно волновать? Ведь он уже предупредил его. Значит, можно умывать руки».

– Конечно. Это твоя собственная игра.

Сет закрыл за собой дверь и быстро прошел к взятой напрокат машине. Глупо было с его стороны приезжать сюда. Кому, как не ему, знать, что Ной не потерши ничьего вмешательства. Что он сам себе голова.

Теперь Ной знает все как есть. Остальное его дело.

Что с того, что должок остался и что Ной его друг. Он отвечает сам за себя и за свои поступки. Ной идет на это сознательно. Это его личное дело. Если ему нравится балансировать на краю пропасти – кто в состоянии запретить это? Никто.

Сет посмотрел на часы. Полчетвертого. Сегодня вечером он улетит отсюда. Руки его чисты. Ишмару его не касается.

Счастливо оставаться, Кейт Денби!

* * *

Вечерние лучи солнца, падающие сквозь ветви деревьев, прокладывали путь, по которому Ишмару осторожно пробирался вперед. Он любил такие мотели, стоящие на открытом месте. Ему казалось, что именно здесь удобнее всего обдумать предстоящее убийство.

Он побежал быстрее. Сердце его забилось сильнее, но не от усталости, а от предвкушения наслаждения.

Теперь Ишмару летел как стрела, выпущенная из лука. И ничто не могло остановить его.

Потому что им двигала воля воина и бойца.

Но воин не должен подчиняться указаниям таких глупцов, как Огден. Способ убийства должен был прийти как результат наития, а не холодного расчета. Прошлую ночь он долго лежал, не в силах заснуть, обдумывая, как подготовить нынешнее убийство. И отчего-то тревога все больше и больше нарастала в нем.

Взлетев на вершину холма, он застыл, чтобы успокоить дыхание. Прямо перед ним раскинулся прихотливый узор, составленный крошечными домиками. Прищурив глаза, он представил, что видит дом и участок Кейт Денби. Ишмару, когда следил за Кейт, испытал особое чувство удовлетворения от того, что ее дом стоял в такой непосредственной близости от домов ее соседей. Это вызывало особенное возбуждение: проползти неслышно, как змея, и ужалить в точно намеченное место. Попасть в цель.

Но Огден не желает, чтобы эту «цель» обнаружили другие. Огден хочет спрятать концы в воду. Чтобы о содеянном никто не смог догадаться. Чтобы героический поступок был завален грязной ложью, обманом и притворством.

Так что тревога Ишмару имела под собой основания. Его безошибочный инстинкт сразу подсказал, что Кейт Денби – не обычная женщина. Она требует особого подхода. И, впрямь, похоже, что этот вызов, посланный Эмилией?.. Ему надо помедитировать и попытаться уловить знак, посланный свыше.

Опустившись на колени, он погрузил пальцы во влажную землю, прочертил полоски на лбу и на щеках, а затем расправил плечи:

– Веди меня, – прошептал он. – Очисти мой ум и сознание. Я готов услышать тебя.

Это была древняя молитва, обращенная к Великому Духу. Но Ишмару мудрее, чем воины прошлого. Он знал, что Великий Дух находится в нем самом. Он сам одновременно является тем, кто ведет к Славе и Бесславию.

Ишмару продолжал стоять на коленях, раскинув руки в сторону час… два… три…

Лучи солнца поблекли. А потом начали надвигаться сумерки.

Вот-вот должен был прийти ответ. Без особого знака Ишмару не смог бы выполнить волю Огдена.

И вдруг он услышал смешок в кустах, справа от себя.

Радость пронзила его насквозь.

Он не двигался. Не шевельнул ни рукой, ни ногой, лишь чуть-чуть скосил глаза в сторону куста.

На него смотрела маленькая девочка. Ей было лет семь или восемь. На ней было платье в клеточку и ранец за спиной. Его счастье достигло предела, когда Ишмару увидел, что у нее были светлые волосы. Не такого пепельного цвета, как у Кейт Денби, но того соломенного оттенка, какие были у Эмилии Сантос. Это не случайность. Сила его воли, его желания привела сюда эту девочку.

Она принесла долгожданный знак. И если он примет его в расчет, значит, можно не слушать Огдена и действовать так, как ему подсказывает собственное чувство.

Медленно повернувшись, он посмотрел на маленькую девочку.

Она все еще продолжала посмеиваться:

– Ты весь перепачкался. Что ты… – Улыбка сошла с ее лица. Глаза широко распахнулись, и она невольно отступила назад.

Она почувствовала исходящую от него мощь и силу, – возбуждаясь все более и более, отметил Ишмару.

– Я не хотела вас… – прошептала она. И, повернувшись, побежала вниз по тропинке. Зря она побежала. Это было неразумно с ее стороны. Ишмару легко вскочил и бросился за ней. Ноги несли его, словно он превратился в степного волка. Теперь уже ничто не могло остановить его. Воин в боевой раскраске вышел на тропу войны.

* * *

– А ты не забыла про мой лаптоп и видеоигры? – спросил Джошуа.

– Он в багажнике. Там же, где и твоя бита, – ответила вместо Кейт Филис. – И умоляю тебя, не проси уложить туда еще какие-нибудь из твоих штучек. Чтобы захватить все и грузовика не хватит.

– Зато у вас одно на уме – одежда, – возразил Джошуа. – А зачем, например, одежда для того, чтобы спать? Можно вынуть пижаму, а вместо нее положить…

– Нет, – решительно сказала Кейт и захлопнула багажник. – А теперь ступай в дом и прими душ. Я задержусь ненадолго: только проверю шины и масло. А ты к этому времени уже должен быть в постели.

– Хорошо, – Джошуа вприпрыжку взбежал вверх по ступенькам.

– Ты видишь, как он заметно повеселел? – спросила у Кейт Филис, понижая голос и подступив к ней поближе. – Думаю, что эта поездка окажется для него благотворной.

– Надеюсь. Ты не посветишь мне? А то уже довольно темно и мне не видно.

– Конечно, – Филис взяла фонарик и направила его в сторону открытого капота, где Кейт измерительной палочкой смотрела, достаточно ли у нее масла.

– Осталась всего четверть. Надо будет завтра остановиться у первой же бензоколонки и долить, прежде чем мы тронемся в путь.

– Как ты торопишься, – невольно отметила Филис. – И как это не похоже на тебя, – прибавила она задумчиво.

– Скучная, занудная, педантичная Кейт тебе больше по душе?

– Кто тебе сказал?

– Значит, и мне тоже бывают свойственны порывы. Теперь ты получила возможность убедиться в этом.

– Наверное, – Филис помолчала. – Скажи, а на твое решение немедленно уехать случайно не повлияло то, что какой-то типчик прикидывал, нельзя ли нас ограбить?

– Мы ведь с тобой обо всем переговорили и пришли к одному и тому же выводу.

Филис продолжала пристально разглядывать Кейт.

– Что-то не так, Кейт? Скажи мне. Следовало бы заранее предвидеть, что Филис непременно почувствует ее нервозность и беспокойство.

– Конечно, не так. Мы ведь носим траур, разве этого мало? – Склонившись к правому колесу, Кейт проверила, не спускает ли где шина. – Ты не могла бы подняться и проверить, не сунул ли Джошуа тайком в наволочку свою теннисную ракетку? Ему так не хочется расставаться со своими вещами, что мы уже до отказа забили каждый сантиметр в основном его безделушками.

– Хорошо, – усмехнулась Филис. – Он большой хитрец и проныра. – И отправилась в дом следом за внуком. Как хорошо, думала Кейт, что Джошуа всегда был самым лучшим средством отвлечь Филис. Или же свекровь делала вид, что это так, – добавила она, – поскольку с большим уважением относилась к чужому внутреннему миру и никогда не позволяла себе переходить за черту…

– Что вы тут делаете?

Сердце Кейт, дрогнув, ухнуло куда-то вниз. Но на душе сразу стало спокойнее, когда, вскинув голову, она увидела перед собой немолодого человека в голубой форме. Она не слышала, как подъехала полицейская машина.

– Простите, кажется, я напугал вас? – улыбнулся мужчина. – Меня зовут Калеб Брунвик. А вы Кейт Денби?

До чего же она глупо, наверное, сейчас выглядит. Перепугалась, как маленькая девочка. Нервы у нее совершенно расходились.

Калеб Брунвик был приземистым человеком, с едва заметной проседью в темных волосах и наметившимися морщинами.

– Это не вы вчера дежурили возле нашего дома? – спросила она, кивнув ему.

– Нет. Я только что вернулся из отпуска. Возил внуков к Большому каньону. Вайоми – потрясающей красоты место. Надо будет непременно еще разок съездить туда. – И, потянувшись к насосу, предложил:

– Давайте я накачаю.

– Спасибо. – Кейт наконец выпрямилась и вытерла руки о джинсы. – Вы очень добры. Можно я проверю ваше удостоверение?

– Конечно, – он расстегнул пуговицу на кармане рубашки. – И вот мой значок. Вы молодец. Это очень разумно с вашей стороны.

– Ничего, если я вам верну их после того, как позвоню и проверю?

– Разумеется. – Калеб перешел с насосом к следующему колесу. – Простите, что немного припоздал. В десяти милях отсюда – в Игл-Рок – куда-то запропастилась маленькая девочка. И я принял участие в ее поисках, а потом писал отчет.

– Маленькая девочка?

Он кивнул:

– Опоздала на школьный автобус. И… исчезла.

Боже, какой это ужас, если только из-за опоздания на автобус дети могут подвергаться опасности. Джошуа тоже ездит в школу каждый день. И никогда она не беспокоилась по этому поводу.

– А почему никто из учителей не взял ее к себе?

– Она никого не просила. До их дома было рукой подать, – если идти не по дороге, а прямиком, через холм. – Калеб участливо посмотрел на нее. – Понимаю ваши чувства. Но розыски ее продолжаются. Вполне может быть, что она решила зайти к кому-нибудь из своих приятелей. Вы же знаете, как беспечны бывают детишки.

Да, она знала, насколько беспечны дети. И насколько они порывисты. Доверчивы. Искренни. Беззащитны.

– Собираетесь попутешествовать? – спросил он. Кейт кивнула:

– Завтра утром хотим выехать.

– И куда держите путь?

– Пока еще не решила.

– Поезжайте в Вайоминг. – Он склонился ближе к колесу. – Потрясающее место…

– Не исключено, – улыбнулась она ему и махнула в воздухе удостоверением. – Я сейчас же верну его вам, как только дозвонюсь до участка.

Потребовалось минут десять на то, чтобы проверить личность полицейского. После чего она снова вернула документы Калебу.

Джошуа был уже в пижаме и, сердито глядя на нее, сказал:

– Как я смогу обойтись без теннисной ракетки?

– Ты набрал уже столько, что вполне сможешь открыть спортивную школу.

– Моя ракетка поедет со мной.

– Тогда выбирай сам: либо ты оставляешь бейсбольную рукавицу, либо ракетку.

Джошуа чуть ли не с ужасом смотрел на нее:

– Мама!

Кейт знала, что он ни за что не оставит свою драгоценную рукавицу.

– Нет? Тогда прекратим этот разговор, малыш.

Он некоторое время изучающе смотрел на нее, потом кивнул:

– Ну ладно. Давай так. Если мне понадобится теннисная ракетка, мы всегда сможем купить ее в спортивном магазине…

Кейт подняла подушку и кинула в него.

– Ах ты, хитрый лис!

– Еще нет. Я только учусь всяким хитростям, – ответил Джошуа, прыгая в постель. – Бабушка сказала, что мы должны встать в пять утра.

– Бабушка права… Как всегда. – Кейт натянула одеяло на сына и прижалась губами к его лбу. – Джошуа, а что бы ты сделал, если бы опоздал на школьный автобус после уроков?

– Вернулся бы в школу и позвонил бабушке.

– Ты же знаешь, что мы бы с ума сходили от беспокойства. Ты бы непременно позвонил?

Джошуа нахмурился:

– Конечно. Я же тебе сказал. А что такое?

– Ничего. – Кейт мысленно помолилась о том, чтобы девочка благополучно вернулась домой к родителям. – Спокойной ночи!

– Мам?

Она повернулась к нему.

– Ты не побудешь где-нибудь рядом, пока я не засну?

– Но нам еще… – Она сразу же замолчала, увидев выражение его лица. – А почему ты об этом попросил?

– Не знаю… просто… какое-то чувство… Ты побудешь рядом?

– С удовольствием, – она присела на краешек кровати. – Ты знаешь, это все вполне естественно. Столько всего произошло за эти дни. Немудрено, что тебя тревожат какие-то мысли. Что ты нервничаешь…

– Я не нервничаю.

– Извини, я совсем не то хотела сказать, – Кейт взяла его за руку. – А ты был бы против, если бы я призналась, что нервничаю?

– Нет, если это на самом деле так.

– Это так и есть.

– Но у меня другое ощущение… Словно мурашки ползут по спине.

– Может быть, ты хотел бы поговорить о похоронах?

– Я же сказал тебе, что не хочу говорить об этом вообще.

Кейт молча погладила его по руке.

– Просто побудь рядом, и все. Хорошо?

– Столько, сколько тебе захочется.

* * *

Сидевшая возле постели ребенка Кейт ничем уже не напоминала воина, – разочарованно отметил про себя Ишма-ру. Она казалась самой обычной беззащитной женщиной. От ее непоколебимости не осталось и следа.

Ишмару смотрел сквозь небольшой просвет между разноцветными стеклами, что украшали комнату мальчика.

«Взгляни на меня. Прояви силу духа», – мысленно приказывал Ишмару.

Но Кейт не смотрела в его сторону.

Не чувствует угрозы или презирает опасность? Презирает его как противника?

Наверное. Но его внутренняя мощь пылала как никогда. Удачный ход всегда воодушевлял и пробуждал тайные энергии. Маленькая девочка почувствовала течение токов этой энергии, их мощь до того, как его пальцы сомкнулись на ее горле. И женщина просто насмехается над ним, делая вид, что не чувствует его присутствия, его взгляда.

Пальцы его сжали стеклорез. Пора убрать эту тонкую перегородку, отделявшую их друг от друга. Она не имеет права не замечать Ишмару.

Нет, именно на это и рассчитывает хитрая женщина. Как бы ни был скор Ишмару, его положение будет не самым выгодным. Умный опытный противник всегда заманивает своего врага туда, где тому легче потерпеть поражение.

Но он не так прост. И не попадется в западню. Он выждет столько, сколько нужно, чтобы напасть внезапно и неожиданно. Чтобы застигнуть ее врасплох, пока она стережет сон своего ягненочка.

Но прежде чем Кейт умрет, она должна будет признать, насколько велика его мощь.

* * *

Джошуа смог заснуть только через час после того, как положил голову на подушку. И даже после того, как глаза его наконец закрылись, сон мальчика оставался беспокойным.

До чего кстати, что она решилась уехать отсюда на некоторое время, подумала Кейт. Джошуа никогда не был нервозным или легко возбудимым ребенком. Однако то, что ему пришлось пережить, может кого угодно лишить спокойствия души.

Филис закрыла дверь к себе, отметила Кейт, проходя по холлу. Наверное, и ей тоже стоило бы лечь спать. И ничего страшного, что она не в состоянии сомкнуть глаз. Она не обманывала Джошуа. Ей и в самом деле было явно не по себе. Как будто камень навалился на сердце – такая глухая тоска и тяжесть в душе. Но ведь это ее дом. И нет оснований для беспокойства. Должно быть, ей просто не хотелось воспринимать свой собственный дом как крепость.

Но хочется ей того или нет, но придется все же воспринимать его именно как крепость. И лучше проверить, все ли в порядке. Проверив, заперта ли входная дверь, Кейт прошла к окну, посмотреть, на месте ли полицейская машина.

Филис, как обычно, задернула занавески перед тем, как лечь спать. Привычка закрывать створки раковины, усмехнувшись, подумала Кейт, натягивая шнур, чтобы отодвинуть занавески. Закрыться от внешнего мира, сохраняя свой собственный. И она, и Филис в этом смысле совершенно…

Он стоял напротив нее. Их разделяла только тонкая перегородка оконного стекла. Каких-то несколько миллиметров.

Боже! Высокие скулы. Прямые черные волосы – перетянутые на лбу, – падали ему на плечи. Ожерелье на шее. Это был он… Тодд Кэмбелл… Ишмару…

Он улыбнулся ей.

Его губы раздвинулись, и он заговорил. Тонкая стеклянная перегородка не могла заглушить его слов:

– Ты не ожидала увидеть меня до того, как я войду, Кейт? – И, глядя ей прямо в глаза, он поднял руку, в которой сжимал стеклорез. – Все в порядке. Я уже закончил.

Она не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой. И смотрела на него как завороженная.

– И лучше, если ты не будешь мне мешать. Все равно тебе не остановить меня.

Кейт дернула за шнур, закрываясь от него.

Но тонкая матерчатая занавеска еще более ненадежная защита, чем стекло…

Она услышала скрип. И отскочила, чуть не потеряв равновесие. И почему-то после этого сразу собралась.

Господи, где же полицейский? Она не видела света фар. Но он-то должен был увидеть фигуру Ишмару на фене освещенного окна.

Может быть, куда-то отлучился ненадолго?

Разве Майкл не предупреждал тебя о грабителях, которые выискивают дома, где недавно похоронили близких?

Занавеска слабо колыхнулась.

– Филис! – Кейт бросилась через гостиную. – Вставай, – она распахнула дверь комнаты Джошуа и рывком подняла его с постели.

– Мама!

– Тсс. Тихо! Делай, что я говорю.

– Что такое? – спросила Филис, стоя в дверном проеме. – Джошуа заболел?

– Уходите сейчас же из дома, – Кейт толкнула Джошуа к Филис. – Там снаружи кто-то есть.

Она все еще надеялась, что он находится снаружи. Но скорее всего он уже шел в сторону гостиной.

– Бери Джошуа и беги с ним через заднюю дверь к Броклеманам.

Филис сразу же взяла Джошуа за руку, и они побежали к кухне.

– А как ты?

Кейт слышала приглушенные звуки, доносившиеся из гостиной.

– Иди! А я – за вами.

Филис и Джошуа скрылись за дверью.

– Ты ждешь меня, Кейт?

Как близко его голос. Слишком близко. Джошуа и Филис еще не будут в безопасности. Она не может бежать за ними следом. Надо удержать его как можно дольше.

И тут она увидела его. Вернее, его тень, что упала от двери, которая вела в холл.

Где она оставила «кольт»?

В гостиной. Теперь ей уже не добраться до него. Она обернулась в сторону плиты. Филис обычно оставляла сковородку на плите для того, чтобы сразу можно было приготовить завтрак…

– Я же сказал тебе, что я войду. И никто не остановит меня сегодня. Мне был дан знак свыше.

Кейт не видела, какое оружие он держал в руках: темную комнату освещал только слабый свет луны, пробивавшийся сквозь окно.

– Выходи, Кейт!

Она еще крепче сжала ручку тяжелой чугунной сковородки.

– Пошел вон! – Она изо всех сил ударила его по голове.

Движение было стремительным и почти неуловимым. Тем сильнее оказался удар.

Ишмару покачнулся и упал…

Проскользнув мимо него, Кейт бросилась в холл. Только бы успеть схватить пистолет.

За спиной послышался шорох.

Он не собирался отставать от нее.

Пробегая мимо кобуры, Кейт схватила ее и бросилась к входной двери.

Главное – успеть добраться до полицейского.

Но рука сама собой расстегивала кобуру, в которой лежал пистолет, пока она бежала по ступенькам.

– Его здесь нет, Кейт, – услышала она голос Ишмару за своей спиной. – И мы с тобой один на один.

Машина была пуста. Кейт резко развернулась и вскинула пистолет.

Но она опоздала.

Ишмару был уже рядом с ней и одним движением выбил оружие из рук, так что пистолет, тяжело кувыркнувшись в воздухе, шлепнулся рядом. Каким образом ему удавалось так стремительно передвигаться? Словно он летел на крыльях.

Кейт даже не поняла, в какую минуту вдруг очутилась на земле. Но тем не менее яростно продолжала сражаться с ним.

Но дыхания не хватало. Его пальцы все крепче и крепче сжимались на горле.

– Мама! – В навалившейся на нее темноте послышался отчаянный крик Джошуа.

Что он тут делает? Он должен быть…

– Уходи, Джо…

Пальцы Ишмару сжали ее горло, не дав договорить фразу до конца. Она умирала. И двигаться не было сил. Пистолет. Надо попытаться нащупать его. Он на земле…

Ее пальцы судорожно принялись шарить по траве. Каким холодным и влажным показался ей металл.

Как бесконечно трудно было совершать даже небольшое усилие. Глаза застилал черный туман.

Кейт попробовала ударить его коленом в пах.

– Перестань сопротивляться! – прошипел Ишмару. – Я пришел для того, чтобы ты могла умереть, как положено воину.

Безумец! Он не дождется, когда она сложит лапки. Она будет биться до последнего.

Дрожащими руками Кейт нажала на взведенный курок.

Ей показалось, что она даже почувствовала, как пуля вошла в его тело.

Хватка на горле ослабла. Выскользнув из-под этого выродка, Кейт попробовала встать на колени.

Ишмару лежал на спине. Неужели она убила его? – подумала про себя Кейт со смешанным чувством облегчения и недоумения.

– Он не поранил тебя? – Рядом с ней стоял Джошуа. Слезы струились из его глаз. – Я не успел добежать до него и остановить. Мне не удалось…

– Тесс… – Она обвила его плечи. – Я знаю, – сухой кашель прервал ее слова. – А где Филис?

– Она начала звонить по телефону от Броклеманов. А я убежал…

– Зачем? Тебе не следовало…

– А почему ты не пошла вместе с нами, – возразил ей Джошуа. – Тебе больно?

Голос ее оставался таким хриплым, что бесполезно было делать вид, что ничего не произошло.

– Ничего страшного…

На дороге послышались чьи-то торопливые шаги. Она увидела бегущего темноволосого человека. Кейт вскинула руку и прицелилась в него.

– Полегче! – Он поднял руки. – Меня послал Ной Смит.

– Как я могу проверить это? – Как она могла вообще во что-то верить после всего, что произошло. Голова ее шла кругом.

– Не знаю. Можете держать на мушке. Так вам, наверное, будет легче разговаривать. Меня зовут Сет Дрейкин.

Сет. Ной упоминал о человеке по имени Сет.

– Зачем вы пришли сюда?

– Я же говорю: Ной решил, что вам может понадобиться помощь. Я должен был защитить вас, – ответил он и добавил:

– Но, похоже, я немного опоздал. – Он ткнул Ишмару носком ботинка. – Это тот самый человек, который был здесь вчера?

Она кивнула:

– Думаю, не кто иной, как он.

– Мертв? – Склонившись над неподвижным телом, Сет осмотрел рану. – Нет. Не похоже. Шок от боли. Но ничего серьезного. Жаль. Хотите я прикончу его?

– Что? – потрясенно переспросила Кейт.

– Так. Ничего. – Он повернулся к Джошуа. – Беги к бабушке, сынок.

Джошуа посмотрел на Кейт. Она кивнула:

– Пусть позвонит в больницу.

Джошуа стремглав бросился по газону к дому соседей.

– Отправить в больницу человека, который пытался убить вас? Ради него вы… – переспросил Дрейкин.

– Не ради него, а ради себя, – ответила Кейт. – Я не хочу отвечать за убийство человека, поэтому и должна ему помочь.

– Благородство, – отметил Сет. – Боюсь, что я на вашем месте не смог бы проявить подобного великодушия. – Оглянувшись, Сет увидел, что ни в одном из домов не вспыхнул свет. – Какие предусмотрительные у вас соседи. Неужели никто из них не слышал выстрела?

– Все они знают, как погиб Майкл. И они видели, что возле нашего дома вторую ночь дежурит полицейская машина. Естественно, им стало страшно. – Кейт передернула плечами. – Я бы на их месте тоже испугалась.

Окинув ее взглядом, Сет улыбнулся:

– Не думаю, что вы бы стали отсиживаться за запертыми дверями, зная, что с вашими соседями что-то стряслось. Я сейчас. – Скрывшись в доме, он вскоре вернулся с мотком веревки и предусмотрительно связал руки Ишмару за спиной.

– Что вы делаете? Он же совершенно беспомощный…

– Вы не позволяете мне убить его. Но я обязан принять меры предосторожности. Ишмару известен как человек, от которого можно ждать чего угодно. Он непредсказуем. – Сет помог Кейт подняться. – Идемте. Нам надо уехать до того, как появятся полицейские и машина «Скорой помощи».

– Бежать? – Кейт покачала головой.

– Вы только что выстрелили в человека.

– Это была самозащита. И никто не обвинит меня ни в чем.

– Скорее всего суд придет к такому же выводу. Но вы хотите, чтобы все время, пока будет идти следствие, ваш сын оставался один? Беспомощный и беззащитный?

– Сейчас он в безопасности.

– В самом деле? Вы так считаете? А где полицейский, который должен был защищать вас?

Она посмотрела на машину:

– Не знаю.

– Где-нибудь там, где можно неплохо истратить деньги, полученные от Огдена. Вы считаете, что полиция сможет уберечь вашего сына. Странно, ведь вы только что убедились – они не смогли уберечь вас от нападения.

– Прекратите. Я никуда не пойду с вами. Вы вполне можете обманывать. Кто вы такой – я понятия не имею. – Кейт машинально пригладила волосы, пытаясь собраться с мыслями. – Вы меня совершенно сбили с толку.

– Я не собираюсь никуда везти вас. Поезжайте сами в мотель, где вас ждет Ной. Сейчас подошел тот момент, когда вы уже не имеете права на ошибку. И это не вы должны расплачиваться за случившееся.

Кейт внезапно осознала, что Джошуа в опасности и нуждается в защите даже больше, чем она. Может быть, Дрейкйн прав? Кейт кивнула:

– Я съезжу к нему.

– Правильно. Я позвоню и предупрежу, что вы едете туда. Вам надо взять что-то в доме?

– Нет.

– Не меняйте решения. – Он пробежал взглядом по ее лицу. – Не останавливайтесь на полдороге. Вам нужна помощь. И вы ее получите.

– Я же сказала, что поеду в мотель, – повторила она.

И, повернувшись, посмотрела в сторону Джошуа и Филис, спешивших по лужайке к ней. Только сейчас она поняла, что продолжает крепко сжимать пистолет. Она сунула его в карман. – И это пока единственное, что я вам обещаю.

– Поторопитесь. – Сет посмотрел на лежавшего Ишмару. – И не думайте развязывать его. У меня такое чувство, что он притворяется. Вы уверены, что не стоит отправить его к праотцам? Я с удовольствием сделаю это.

Как спокойно и привычно он это произнес. Что за человек? Кейт передернула плечами:

– Я уже ответила вам.

– Это было всего лишь предложение. – Он помедлил:

– Мне не хочется оставлять вас одну. Наверное, будет лучше, если я дождусь, когда вы уедете.

– А что вы сделаете с ним после того, как я уеду? Убьете? Нет, поезжайте вы первым. Я не доверяю вам.

Сет кивнул:

– Я бы на вашем месте тоже не стал бы доверять.

– Ступайте.

– Пообещайте, что не станете развязывать его.

– Обещаю, – выдавила Кейт сквозь зубы.

– Тогда я еду, – и Сет пошел по дороге к машине.

Кейт смотрела ему вслед. Его появление было столь же непонятным и неожиданным, как и все, что произошло этой ночью. Неожиданным и страшным. Такое впечатление, что Сет догадывался, на какую кнопку надо нажать, чтобы добиться ее согласия.

– Эмилия… – прошептал Ишмару. Кейт тотчас напряглась и склонилась к нему.

Его глаза были открыты. И он смотрел прямо на нее. Как давно он пришел в себя?

– Я знаю, это ты, Эмилия.

– Меня зовут Кейт.

– Да, это одно и то же. – Он улыбнулся. – Ты… необыкновенная женщина, Кейт. Ты отлично справилась…

Дрожь прошла по ее телу. Ишмару лежал на земле, пробитый пулей, которую послала в него она, и в голосе его звучало искреннее и неподдельное восхищение. Ной прав. Этот парень не в себе.

– Зачем вам это надо было? – шепотом спросила она.

– Победа… Сразу три смерти. Если бы мне улыбнулась удача. – Он закрыл глаза. – Но даже ты одна – это честь для меня. Я подожду. Мне ничего не стоит… ждать.

Кейт отступила на шаг, прежде чем осознала, что произошло. Ей нечего бояться этого выродка. Пустая угроза. Она ранила его, и скоро сюда приедут полицейские. Она уже слышала звук приближавшихся сирен. Она позвонит Алану из мотеля и расскажет ему, что произошло. Этого ублюдка сунут за решетку. И ему уже никогда не выбраться оттуда.

Она отвернулась от Ишмару и пошла к Филис и Джошуа.

* * *

Ишмару, открыв глаза, посмотрел на удалявшиеся огоньки «Хонды». Она ушла, оставив его здесь.

Волна радости накатила на него, обдав теплом. Женщина повергла его наземь. Но это нисколько не уязвило его гордость. Женщины хладнокровнее и сильнее. Вот почему пленников всегда отдавали на растерзание женщинам. Эта рана, которая терзает его тело, была мучительной. Каждый вздох вызывал острую боль. Когда мужчина спросил, стоит ли прикончить его, она отказалась. Почему-то мужчина решил, что она проявила милосердие.

Но Ишмару был более сведущ в этих делах. Она хотела продлить его мучения и страдания. Она хотела, чтобы он лежал здесь и думал о том, что пал от руки женщины. Теперь Ишмару окончательно понял, насколько был прав. Это необыкновенно сильная женщина. И он сразу угадал ее силу, как и полагается настоящему воину угадывать, с кем он имеет дело.

Сирены… где-то совсем рядом…

И что бы там она ни говорила, ни делала – это ничего не меняет. Она вызвала машину «Скорой помощи». Они вылечат его, и они снова встретятся лицом к лицу. Кейт поняла, что они связаны навсегда. Ишмару – ее судьба.

Но сюда едут и полицейские. Если он не успеет убраться вовремя, они не дадут ему добраться до Кейт. Это вызов.

Кейт умна. Она хотела проверить: силен он или слаб. Достоин ли встречи с ней.

Неужто он окажется недостоин ее?

Ишмару перевернулся и пополз к дому. Найти острый осколок стекла, торчащий в окне, перерезать веревку и уйти через черный ход, чтобы затеряться среди бесконечного ряда домов.

Кровь текла из раны. Дыхание перехватывало от боли. Но все это не имело никакого значения. Именно боль и поддерживала его силы. И он призывал ее на помощь, чтобы не потерять сознание. Настоящий воин умеет черпать силу в терзающей его муке.

Ишмару успел забраться в тень, которая падала от дома.

А сирены звучали уже совсем близко. Надо торопиться. Он прижался спиной к торчащему осколку стекла. Несколько резких и сильных движений – вот что он должен сделать…

Еще немного…

И вот руки его уже свободны.

Ослабевшее от такого усилия тело почти само упало в открытую дверь парадной двери.

Вот увидишь, Кейт. Я приду к тебе.

Я заслужил встречи с тобой.

6.

– Она едет, – проговорил Сет. – И имей в виду: она считает, что это ты послал меня. Поскольку я обожаю выступать в роли героя-избавителя, то не стал разубеждать ее.

– Черт тебя побери! Я же просил, чтобы ты не вмешивался.

– Так и было. Но, сидя в зале ожидания аэропорта, где меня терзала скука, я невольно принялся сопоставлять кое-какие факты к размышлять. Ты ведь и сам знаешь, что это – мой самый страшный недостаток. Теперь тебе остается признать, что я поступил правильно, и поблагодарить, после чего я повешу трубку.

На другом конце телефона сначала воцарилось молчание.

– Спасибо тебе, Сет.

– Мне бы хотелось услышать и фразу: «Ты был прав».

– Похоже на то. И судя по всему, тебе удалось запугать ее? Сильно?

– Да, я вел себя, как ягненок. Ну почти, как ягненочек. И сумел перебросить мостик к ней. Но полностью убедить ее во всем – мне не под силу. Она не поддается внушению. Боюсь, что и тебе не удастся уговорить ее поехать в коттедж.

* * *

Когда Кейт подъехала к мотелю, то увидела стоявшего на тротуаре Ноя и поджидавшего ее.

– Я заказал две комнаты по соседству с моей, – сказал он, как только машина притормозила. – Не думаю, что нам стоит останавливаться здесь до утра, но зато вы сможете хоть немного отдохнуть, пока мы обговорим все до конца. – И открыл дверцу с той стороны, где сидела Филис. – Меня зовут Ной Смит, миссис Денби. Представляю, насколько все потрясло вас. Кейт многое успела вам рассказать или нет?

– Не так уж много, – отозвалась Филис. – Что возможно, смерть Майкла подстроена тем же самым человеком, который взорвал вашу фабрику. Но мне кажется, что из-за этого не следует бежать, разумнее было бы обратиться за помощью в полицию.

– Сейчас на это нет времени, – сказала Кейт. – Я позвоню Алану позже. – И открыла вторую дверцу. – Идем, Джошуа.

– Мне здесь не нравится, – тихо проговорил он, выходя. – Мы долго тут пробудем?

– Не очень, – ободряюще улыбнулся ему Ной. – Мы ведь еще не знакомы? Я – Ной Смит. И мне хочется сделать все возможное, чтобы и ты, и бабушка, и твоя мама чувствовали себя в полной безопасности.

– Ты полицейский?

– Нет. Не тем не менее надеюсь, что смогу вам помочь.

– Каким образом? Она чуть не погибла недавно. А где ты был в это время? Ной нахмурился:

– Знаю. И это не должно больше повториться. – И протянул ключи Филис. – Вы не могли бы пройти с ним в номер? Мне надо переговорить с Кейт.

Филис вопросительно посмотрела на невестку.

Кейт кивнула:

– Через несколько минут я приду к вам и все объясню. – Легко подтолкнув Джошуа к Филис, она закончила:

– Иди, мой хороший.

– Нет. – Он судорожно схватил ее за руку. – Я не оставлю тебя одну. Что, если тот тип снова схватит тебя? – Джошуа недоверчиво оглядел Ноя. – Я ему не верю. Он недобрый. И не сможет помочь тебе.

– Как этот человек может оказаться здесь? Он ранен. Я ведь выстрелила в него.

– Но ты его не убила. Тебе надо было выстрелить второй раз. Или разрешить Сету, как он просил, убить его.

– Уверяю тебя, Джошуа, сейчас мне не грозит опасность. И я буду в соседней комнате.

Филис подошла к внуку и взяла его за руку:

– Идем, Джошуа. Здесь так ветрено и холодно. Я совершенно окоченела.

Джошуа даже не шевельнулся.

– Ты даешь мне слово, что сразу же пойдешь за нами следом?

– Даю.

– И позовешь меня в случае чего?

Кейт кивнула:

– Я не засну, пока ты не придешь, – только после этого мальчик позволил Филис увести его. – Я буду ждать тебя.

– Какой умный парнишка, – заметил Ной, когда дверь за ними закрылась. – У него безошибочное внутреннее чутье. – И распахнул дверь своей комнаты перед Кейт, пропуская ее вперед. – Не считая, конечно, того, что он говорил обо мне.

– Он очень заботливый. Мне кажется, у всех детей существует внутреннее понимание сути вещей, как у первобытных людей. Но, когда они подрастают, безошибочный инстинкт исчезает. Напрасно вы отправили к нам на помощь Сета Дрейкина. Какой пример для мальчика? Дикости и варварства.

– И варварству есть место в нашей жизни. Джошуа прав. Только убрав источник опасности, можно надеяться на то, что достигнешь спасительной гавани.

– Пусть этим занимается полиция. – Она опустилась в кресло. – Вообще-то я не понимаю, почему оказалась здесь. Надо было дождаться их приезда.

– Потому что у вас тоже достаточно хорошо развито чутье. Хотя вы постоянно пытаетесь подавить его. – Ной закрыл дверь и подошел к ней. – Сет сказал мне, что вы сегодня были на краю гибели.

– Это было похоже на какой-то кошмар, – слабым голосом отозвалась Кейт. – Ишмару пришел в себя до того, как я уехала. Он назвал меня Эмилией. Но у меня создалось впечатление, что он очень хорошо понимал, кто перед ним. Во всяком случае, это не походило на бред.

– Что он сказал?

– О благословенной удаче.

Ной застыл как статуя:

– Вы поняли, о чем речь?

– Конечно. Джошуа долгое время увлекался ковбоями и индейцами, прежде чем занялся бейсболом. И мы пытались разузнать о том, что касается всевозможных обрядов американских аборигенов, о том, что было связано с их культурой. Сына, как вы сами понимаете, в первую очередь интересовало то, что касалось воинов. Благословенная удача – очень древнее понятие. Это значит, что тебе удается непосредственно подобраться к противнику так близко, что можно убить его голыми руками, без применения оружия. В мистическом плане такой воин отмечается особенными заслугами. И наделяется особой силой. – Кейт сжала ручки кресла, чтобы сдержать дрожь. – Его обуревает желание уничтожить Филис, Джошуа и меня. Всех.

Ной опустился на колено рядом с нею.

– Ничего у него не вышло, – негромко проговорил он. – И не выйдет никогда. – Взяв ее за руку, он слегка сжал ее. – Особенно теперь. Вы будете в безопасности рядом со мной.

Почему-то Кейт едва не поверила ему. Его руки были сильными и теплыми. И в его взгляде чувствовалась воля и твердость. Ей захотелось прильнуть к его груди, чтобы он обнял ее так, как она обычно обнимала Джошуа, когда он просыпался от какого-нибудь ночного кошмара.

– А теперь позвольте я расскажу вам о том, что задумал? – спросил Ной. Кейт молча кивнула.

– Четыре месяца назад я снял в аренду один коттедж в горах, в Западной Вирджинии. Он стоит совершенно особняком, вдали от дорог, в милях пятнадцати от ближайшего универсама. Там я устроил лабораторию – полностью оснащенную всем необходимым для работы, в том числе и компьютерами, не говоря уже о запасах еды на полгода. Бумаги составлены так, что никто не сможет выяснить имя истинного владельца.

– Четыре месяца назад? – повторила ежа медленно.

– Я знал, что у нас должно быть защищенное и безопасное место для работы, если вы дадите согласие сотрудничать со мной.

– Четыре месяца назад, ничего не понимаю, вы же сравнительно недавно предложили мне сотрудничать с вами.

Он хранил молчание.

Кейт почувствовала нечто такое, что можно было назвать почти страхом. Глядя ему в глаза, она поняла, что ей еще ни разу не доводилось встречать более непреклонного и беспощадного человека.

– Похоже, мне надо радоваться, что вы не выкрали меня против воли и не утащили в свою берлогу, – сухо заметила она.

– Мне бы никогда не пришло в голову заставлять вас работать вместе со мной против вашей воли, – покачал головой Ной.

– Получается, что я, однако, все равно поеду туда и буду заниматься вашей фантастической разработкой? – пожала плечами Кейт. – Немыслимо.

– Все это не имеет никакого значения. Главное – то, что и вы, и ваша семья будут находиться в совершенно безопасном месте. Вас будут охранять день и ночь. Вы едете?

– Не надо давить на меня и торопить. Я еще ничего не решила. – Кейт пододвинула к себе телефонный аппарат, стоявший на столике. – Надо сначала позвонить в полицию и объяснить им, почему я уехала.

– И они нагрянут сюда и схватят вас. Джошуа останется с вашей свекровью. Она может защитить его от всех напастей?

Страх пронзил Кейт. То же самое говорил и Сет Дрейкин. Единственный довод, который, как понимал Ной, в состоянии потрясти ее.

– Мне не нравится бегать и прятаться. Словно я и вправду в чем-то виновата. Я позвоню нашему хорошему другу.

Ной пожал плечами:

– Как хотите. Вы мой гость. И я не вправе навязывать вам свое мнение.

Кейт быстро набрала номер телефона Алана. Он почти сразу же поднял трубку:

– Где тебя черти носят, Кейт? – с ходу выпалил Алан. – Я только что вернулся оттуда. Что произошло?

– Я выстрелила в него, Алан. Он пытался меня убить.

– Кто?

– Тот самый человек, который приходил вчера. Я выстрелила в него из пистолета. Не знаю, куда делся этот полицейский по имени Брунвик, но…

– Брунвик мертв. Мы нашли его на заднем сиденье автомобиля. Его задушили бельевым шнуром.

– Задушили? – Кейт невольно подняла руку и прикоснулась к тем местам, которые продолжали ныть, словно железные пальцы все еще сжимали ее горло. – Он в больнице?

– Говорю тебе, Брунвик мертв.

– Нет. Я говорю об этом человеке. Об Ишмару.

– Единственный, кого мы нашли, – это Брунвик. И еще обнаружили кровь на траве и в гостиной, где было вырезано стекло. А ваши соседи наговорили массу интересных вещей.

Пальцы Кейт с такой силой сжали телефонную трубку, что, казалось, вот-вот и она хрустнет.

– Ишмару исчез? Но как? Каким образом? Он ведь был ранен. Я попала в него. Этого не может быть…

– Послушай, Кейт. Я понятия не имею, что там стряслось. Но ты сама знаешь, что бывает, когда убивают нашего человека. Все остальные полицейские, в том числе и наш шеф, хотят услышать ответы на свои вопросы. Приезжай, надо переговорить.

"Благословенная удача.

Я умею ждать".

– Ишмару не мог уйти далеко. Найди его, Алан.

– Скажи, где ты. И я пошлю за тобой машину.

Ужас охватил Кейт.

– Я еще перезвоню тебе, – прошептала она онемевшими губами и повесила трубку.

– Как и следовало ожидать, ситуация становится все сложнее и сложнее, – услышала она за спиной голос Ноя.

– Но он не мог подняться и уйти.

«Благословенная удача».

– Объяснение может оказаться чрезвычайно простым. Где-нибудь поблизости находился его напарник, который подобрал его и увез. Вы не заметили ничего подозрительного?

– Нет. – Даже если бы кто-нибудь и был там, она все равно, кроме Ишмару, ничего не видела и не слышала. С того момента, как она посмотрела в окно, все ее внимание было занято только Ишмару. – Полицейский Брунвик мертв. Его задушили. Больше он никогда не увидит своих внуков, подумала Кейт. – Какой… хороший человек. Он собирался еще раз съездить в Вайоминг.

– Его вины нет ни в чем. Но он не смог защитить вас. И позволил Ишмару расправиться с ним. Теперь такое может повториться. – Ной помолчал. – Ваш друг Алан хочет, чтобы вы приехали к ним?

– Да.

– Вам придется довольно долго провести отдельно от…

– Замолчите, – осевшим голосом проговорила Кейт. – Я уже знаю, о чем вы хотите сказать. И мне понятно, чего вы добиваетесь. Мне надо подумать.

Ной опустился в кресло, которое стояло у окна.

– Думайте столько, сколько сочтете нужным.

«Столько, сколько он сочтет нужным», – не без горечи подумала про себя Кейт.

"Благословенная удача.

Все это время Джошуа будет оставаться без вас.

Нельзя доверяться полиции, когда речь заходит о таких крупных суммах денег и о таких влиятельных компаниях.

Единственный способ сохранить свою жизнь – это выпустить RU-2".

Она повернула голову в его сторону:

– Кто знает об этом месте в горах?

– Ни одна живая душа.

– Никто?

Он кивнул:

– Я все подготовил собственноручно.

– И там не будет никого, кроме нас?

– Только ваша семья и я.

– Тогда поедем. Я сделаю то, что вам нужно, – кивнула Кейт. – Но сначала я хочу, чтобы вы дали мне обещание: ни один волос не должен упасть с головы моего сына и Филис. Что бы ни случилось с вами или со мной, они должны остаться живыми и здоровыми.

– Согласен, – энергично кивнул Ной.

– Вы меня поняли? – с силой повторила Кейт. – Не торопитесь. Это не какая-нибудь там торговая сделка. Вы полностью отвечаете за их жизнь.

– Тогда я тоже задам, в свою очередь, вопрос. Что будет, если я не исполню обещания? Если я окажусь не в состоянии его выполнить?

– Тогда вы полностью поймете и осознаете смысл выражения «варварский поступок».

Он улыбнулся:

– Я же говорил вам, что вы обладаете безошибочным чутьем.

Кейт направилась к дверям.

– Пойду к Филис и Джошуа и попробую объяснить им, почему мы должны исчезнуть. После чего, думаю, нам надо немедленно уехать отсюда. Алан обмолвился, что полиция ищет меня. Мы поедем в Западную Вирджинию?

– Так будет наиболее безопасно. Записей мы не станем оставлять, и мой джип заберется на любой перевал.

– Надо взять обе машины. Мне бы хотелось иметь возможность уехать в любой момент, как только дела пойдут не так, как мы договаривались. Сколько дней туда ехать?

– Два с половиной дня, – Ной встал. – Мне не понадобится много времени на то, чтобы собраться и расплатиться по счету. Вы сможете тронуться в путь минут через двадцать?

Двадцать минут на то, чтобы объяснить Филис и Джошуа, почему они бегут из собственного дома, словно преступники? Кейт еще и сама не очень верила в то, что выбрала верный путь.

– Да, мы будем готовы.

Ной подождал, пока дверь за ней не закроется, и тут же набрал номер телефона Сета.

– Ишмару исчез, – сказал он, когда друг поднял трубку. – Его не оказалось на месте, когда прибыли полицейские.

– Вот выродок. Я знал, что мне не стоит слушать ее.

– Ну да, конечно. Тебе следовало прикончить его прямо у нее на глазах и у Джошуа.

– Иронизируешь? Я вполне мог убедить Джошуа пойти куда-нибудь. Она едет?

– Да. Мы отправляемся прямо сейчас. Будем там через три дня.

– А как насчет Ишмару?

– Выкинь его из головы.

– Но он не выкинет ее. – Сет помолчал. – Кейт Денби мужественная женщина. И не заслужила того, чтобы этот сукин сын схавал ее.

– Она уедет со мной. Больше ей ничего не грозит. Поезжай туда.

– Хорошо.

– Сет.

– Я же пообещал. И я приеду.

Его слова почти полностью успокоили Ноя. Сет никогда не нарушал данного слова. После этого Ной повесил трубку. Ему было не по душе, что он соврал Кейт. Но он боялся, что любая мелочь может повлиять на ее решение. Сет ее напугал. Поэтому Ной не хотел говорить все как оно есть.

Руки его сами собой начали бросать рубашки в дорожную сумку. Кровь быстрее заструилась в жилах. Неделя ожидания измотала его вконец, потому что он не привык к такому стилю. И вот теперь наконец у него развязаны руки. Он имеет возможность действовать.

Наконец-то все стало на свои места.

* * *

До чего же Ной не прав! Как жестоко он заблуждается! Выкинуть из головы Ишмару? Это было бы непростительной ошибкой. Из того, что о нем рассказал Кендо, можно сделать вывод – Ишмару никогда не прощает тех, кому проиграл. Ной настолько ослеплен своим RU-2, что не желает принимать во внимание ничего, что выходит за рамки того плана, который он продумал четыре месяца назад. И нисколько не осознает, что теперь Кейт Денби грозит большая опасность, чем несколько месяцев назад.

Или просто не желает этого признавать.

Зато Сет видит, чем это может обернуться. И во рту у него появился нехороший привкус. Незачем было обращаться к ней и предлагать ей сотрудничество. Ной обязан был предугадать, чем это кончится. Для нее и для ее сына. Черт подери, до чего же Сет не любил, когда в дело оказывались замешаны детишки.

Ишмару наверняка умеет пользоваться такими слабостями противника.

Но где его можно отыскать?

Раненый зверь пытается забиться в свою нору.

Где же твое логово, Ишмару?

Может, Кендо знает? Или он знает тех, кто догадывается об этом.

Сет достал свою карточку и набрал номер телефона Кендо.

* * *

– Кретин! – выругался Огден холодно. – Не смог справиться с беспомощной женщиной?

«Напрасно он считает Кейт беспомощной женщиной, – подумал Ишмару. – Она заслуживает большего уважения».

– Справлюсь. Потерпите немного.

– Я нетерпеливый человек. Найди ее сейчас же. Ее не должно быть в живых. Ее записи у тебя?

Ишмару хотел солгать, но удержался. Воин не должен лгать подонку. Это унизительно.

– Нет. Только те две странички, что я отправил по факсу. Остальных нет в Центре. Скорее всего она увезла все с собой. – Ишмару помолчал. – Но есть еще одно осложнение. Ной Смит жив. Он не погиб после взрыва.

В трубке воцарилось молчание.

– Откуда ты это узнал? Каким образом?

– Я слышал их разговор. Женщины и мужчины, который пришел к ней. Она поехала к Смиту в мотель.

Огден выругался:

– Они вместе?

– Чего и следовало ожидать. Не беспокойтесь. Это значительно облегчает мне дело.

– Такому кретину, который не сумел…

– Хватит, – негромко перебил его Ишмару. – Больше я не желаю ничего слышать. Засеки их и дай мне знать. А мне надо отдохнуть и набраться сил. – Ишмару положил трубку до того, как Огден успел промолвить хоть что-то в ответ.

Огдена тоже надо убить, подумал Ишмару спокойно и решительно. Но не сейчас. Сейчас этот ублюдок ему нужен, как тетива, без которой нельзя пустить стрелу. Как лошадь, которая везет к тому месту, где его ждет благословенная удача.

Сейчас Ишмару – разведчик, что ищет тропу, ведущую к победе. К славе.

Но сначала надо заняться своей пустяковой раной. Этой дырочкой в шкуре. После чего добраться до заветной пещеры, которая возвращает ему власть и силу. Но там он задержится ненадолго. Кейт ждет встречи с ним.

Ишмару взял в руки иголку с ниткой и воткнул ее в кожу рядом с раной.

Стон готов был слететь с его губ.

Но Ишмару не издал ни звука.

Иголка выходила то с одной стороны рваной раны, то с другой – он делал стежок за стежком.

"Ты видишь, какие муки я терплю, Кейт?

Теперь ты понимаешь, что я достоин тебя?"

* * *

– Круглый идиот! – Реймонд Огден швырнул трубку и обернулся к Уильяму Блату, который сидел в кресле. – Зачем ты порекомендовал мне этого ублюдка?

Блант пожал плечами.

– Вы же просили найти того, кто умеет держать язык за зубами. И со взрывом на фабрике он справился неплохо.

– Ни черта подобного. Смит остался жив. И Кейт Денби с ним.

– Это плохо, – заметил Блант. – Но ничего страшного.

– Что ты хочешь этим сказать? Думаешь, Ной будет сидеть сложа руки и ждать, когда его еще раз стегнут кнутом? Он заляжет на дно до тех пор, пока не закончит все до конца.

– А мы раскинем сеть и будем ждать, когда он вынырнет.

– Каким образом?

– Мир тесен, – улыбнулся Блант. – Все люди связаны друг с другом. Надо будет найти того, кто имеет к нему непосредственное отношение. И пойти по его следу. – Он встал. – Пойду сделаю несколько звонков.

– Да, черт возьми! И как можно скорее. – Огден тоже поднялся, подошел к зеркалу и одернул смокинг. – Но только больше не связывайся с таким сбродом. Больше я не могу рисковать своей репутацией. Руки у меня должны оставаться чистыми.

Глядя в зеркало на выражение, промелькнувшее на лице Бланта, Огден понял, что его слова пришлись тому не по вкусу. Этот молодчик хочет держать все ниточки в своих руках. Черта с два у него это выйдет. Огден взял Бланта своим помощником, поскольку он был незаконным сыном Марко Джианделло. И эта связь могла оказаться полезной. Сейчас крестные отцы мафии были не те, что в прежние времена. Они посылали своих детей в колледжи, и те выходили оттуда с такими вот неотразимыми улыбками, как у Бланта. В костюмах от Армани. Они выглядели точь-в-точь как сынки миллионеров. Но Огден с самого начала недолюбливал этого молодчика с белоснежными зубами и наглым видом. Блант получает у него зарплату. Пусть терпит, что заслужил. Всю ату империю фармацевтической промышленности Огден выстроил собственными руками, бразды правления которой он держал и будет держать в своих руках.

– Позвони в страховое общество – Кену Брадтону, затем Полю Коббу – из конкурирующей с нами фармацевтической фирмы, и Бену Арнольду – из ведущей лаборатории. Назначь им встречу через два дня.

– Разумно ли это? Не слишком ли вы торопитесь? – переспросил Блант" – Насколько помнится, мы пришли к выводу, что чей уже круг людей, которые знают про RU-2, тем лучше.

«Мы». Маленькая оговорка, которая указывала на то, что Блант считал себя вправе принимать решение вместе с Огденом.

– Если Смит собирается обнародовать свое открытие, к этому надо подготовиться. Один я не смогу расплющить RU-2 всмятку.

– Лучше бы поручить моему отцу заняться этим делом.

И тогда этот крестный отец вцепится в рычаги управления фармацевтической промышленностью. Благодарю покорно.

– Нет. Делай, как я сказал. – Огден поправил галстук-бабочку. – Сегодня я иду на правительственный ужин. Вернусь через несколько часов. Мне бы хотелось, чтобы к этому времени ты со всеми договорился и дело было бы сделано.

– Скоро полночь. И к тому же, Кен Брандон, например, находится на Восточном побережье.

– Пусть продерет глаза. Разбуди их всех без всяких церемоний. – Огден отвернулся от зеркала. – Скажи им, если они хотят спасти свою шкуру, пусть приезжают сюда через два дня. – Взгляд его на секунду задержался на двери. – И раз уж дело повернулось таким образом, позвони сенатору Лонгуорту в Вашингтон, скажи, что я хочу с ним повидаться.

– Чтобы он пришел на эту встречу?

– Нет, на следующий день. Мы поговорим с глазу на глаз, без посторонних.

– Вы уверены, что он придет? Для любого политика слишком опасно совать нос в такого рода дела. Тут пахнет жареным.

– Придет. Ему позарез нужны деньги. Я этого типа хорошо знаю. – Он иронически усмехнулся. – Вы с ним найдете общий язык. Такой же хитрый лис, как ты.

– Ни на чьи права я не посягал, – улыбка Бланта, как всегда, обнажила ряд ослепительно сверкающих зубов. – Думаю, что в этом меня нельзя заподозрить. Я уверен, что вы все сами решите наилучшим образом, мистер Огден.

* * *

– Вечно ты задаешь такие заковыристые вопросы, – пробормотал Роберт Кендроу, когда Сет прибыл на машине из аэропорта в Лос-Анджелес, – да еще посреди ночи. Вынь тебе да положь. Такие вещи сразу не делаются.

– У меня нет времени. Через три дня я должен быть совсем в другом месте. Я пообещал. – Он откинулся на спинку сиденья. – А один день уже прошел. Где останавливается Ишмару, когда приезжает сюда?

Кендо беспомощно посмотрел на него. Он знал Сета Дреикина более десяти лет. И не раз был свидетелем того, что если этот парень что-то втемяшивал себе в башку, то уже никакими силами это из него не выбьешь. Ничего не изменилось за эти годы. В первую их встречу Роберт попался, приняв обманчивую внешность за сущность. И не мог поверить, что этот скромный парень на самом деле столь опасен, как о нем говорили. Сет производил впечатление ограниченного человека, довольного жизнью… до тех пор, пока это не касалось дела. Он уходил только тогда, когда доводил начатое до конца. И кто бы ни пытался встать у него на пути, очень скоро понимал: с этим человеком шутки плохи.

– Ишмару, – повторил Сет. – Ты говорил, что он жил здесь, в Лос-Анджелесе.

– Я сказал, что видел его несколько раз. Но понятия не имею о том, где он живет.

– Он здесь вырос. Неужто у него нет родных или друзей?

– Семьи нет. Друзья? Ты рассуждаешь, как ребенок. Этот выродок – сумасшедший.

– Все равно должен быть кто-то, – улыбнулся Сет. – Он мне нужен позарез, Кендо. Жаль, если ты не поможешь мне.

Кендо инстинктивно напрягся. Тон Сета оставался прежним. Голос – негромким. Но он знал, что означают эти нотки и глубоко вздохнул.

– Попытаюсь. Есть один человек, который может что-то сказать. Педро Хименес. Скользкий малый. Когда Ишмару только начинал, Хименес обеспечил новичка первыми заказами.

– А сейчас?

Роберт покачал головой.

– Ишмару давно обштопал его по всем статьям, и они перестали встречаться. Но, возможно, он все-таки что-то знает об Ишмару.

– Где он обычно торчит, этот Хименес?

– В западной части города, – скривился Кендроу. – Там он вербует наемных убийц. Сейчас у него под крылышком два молодых испанца.

– Отвези меня к нему.

– Я никогда не следил за ним. А он довольно много ездит. Так что не знаю, на месте ли он сейчас. – И торопливо добавил:

– Сегодня я попробую встретиться с одним типом, разузнать кое-что у него. Обещаю: завтра ты увидишься с Хименесем. Не могу обещать тебе, что у него развяжется язык. У него хватает мозгов, чтобы держать то, что касается Ишмару, за зубами. Впрочем, как и других тоже.

– Думаю, что со мной он разговорится, – пробормотал Сет. – Меня всегда поражало, насколько люди бывают рады поделиться сведениями, когда им выпадает такая возможность.

Бисеринки пота выступили на лбу Хименеса.

– Ничем не могу помочь вам, сеньор. Я уже сказал вам, что понятия не имею, где его можно найти.

Сет некоторое время молча разглядывал его. Толстый маленький тип и в самом деле оказался таким скользким, каким его описал Роберт Кендроу. Этот ублюдок, очевидно, с первых секунд их встречи в баре понял, что Сет способен перерезать глотку одним движением. И сейчас, когда кончик кинжала впился ему в шею, испытывал неподдельный ужас.

– А мне сдается, что знаешь. Когда ты находишь для него работенку, тебе ведь надо каким-то образом дать ему знать. Вряд ли ты для этого вывешиваешь красный флаг ив окна.

Хименес попытался улыбнуться.

– Это было много лет назад.

– И после этого ты ни разу с ним не встречался?

Последовал энергичный кивок.

Сет нисколько не сомневался в том, что эта мокрица говорит сущую правду. Чего-чего, а у Хименеса хватало мозгов на то, чтобы понять: с огнем шутить нельзя.

– А что ты слышал про него?

Хименес облизнул пересохшие от волнения губы:

– Говорят, его видели вчера.

– Здесь?

Тот снова покачал головой:

– Он никогда не приходит в бар. Потому что, по его словам, напитки пачкают душу.

– Кто видел его?

– Мария Карналес. У нее есть магазинчик в нескольких кварталах отсюда. Он всегда покупает у нее стимуляторы.

– Стимуляторы?

Хименес пожал плечами и усмехнулся:

– Я никогда не спрашивал у него, каким образом он их употребляет. И вообще я никогда и ни о чем не спрашивал Ишмару. Сходи к ней и расспроси, может быть, она знает, где он?

– К ней ходить не нужно, где он, знаешь и ты, – Сет подался вперед. «Надо надавить еще сильнее. Пусть ощутит кончик». – Ты скажешь мне, как его найти.

– Он убьет меня. Сет хранил молчание.

– Говорю тебе: он убьет меня, если я скажу.

Сет осторожно, почти бережно коснулся яремной вены.

– А как ты думаешь, что сделаю я, если ты не скажешь?

* * *

Хименес захлопнул дверцу машины и указал на деревья, вытянувшиеся перед ними.

– Милях в десяти отсюда есть пещера. Он называл ее своей лечебницей. Вход в нее заделан ветвями. – Хименес вскинул подбородок. – И больше я не сделаю ни шагу.

– Пойдешь как миленький. – Сет пошел по дорожке. – Ты мне можешь понадобиться.

И Хименес как загипнотизированный покорно поплелся за ним.

– Зачем я тебе нужен? – безвольным голосом спросил он.

– Зачем? Покажешь, где начинается логово тигра.

За спиной Сета послышался то ли вздох, то ли стон.

Наверное, лучше было бы оставить его в машине, подумал Сет. Но он не был уверен, что эта гнида не предаст его. Ишмару Хименес боялся до полусмерти. Неизвестно, сумел ли Сет запугать его до такой же степени.

Уже начинало темнеть. И тени сгустились по обе стороны тропинки.

Сет замер, прислушиваясь.

Ничего.

– Что это было? – прошептал Хименес.

– Просто проверил.

Сет снова устремился вперед. И слышал за собой тяжелое шумное дыхание толстяка. Сет снова замер.

– Что там, черт побери?

– Ничего. – На самом деле это был запах. Горящего дерева. Дуба. – Пещера прямо впереди. Так?

– Не помню. Столько лет прошло.

Сет вытащил револьвер.

– Стой здесь. Не двигайся.

– Я вернусь к машине.

– Не смей делать ни шагу. – Сет нырнул в заросли и стал пробираться вдоль тропинки.

Заросли были такими густыми, они так хорошо скрывали все, что Сет не мог точно определить, где же пещера.

Запах горящего угля становился все сильнее и определеннее.

У самого входа в пещеру посреди камней, сложенных полукругом, лежала зола.

Пещера зияла черным отверстием. Ишмару в ней уже не было. Но он еще недавно находился здесь. Слишком явственны следы его пребывания. Не далее как сегодняшнее утро. Он соорудил очаг, жег дрова…

Что еще?

– Хименес! – Тот не отзывался. – Хименес! – позвал он.

Хименес с шумом продрался сквозь заросли. Взгляд его пробежал по открытому входу в пещеру. И вздох облегчения вырвался из груди.

– Его нет. Так что теперь можно уходить.

– Дай зажигалку.

Хименес протянул ему свою золотую зажигалку.

– Здесь нам нечего делать. Если Ишмару ушел, то он не вернется до тех пор, пока ему снова не понадобится эта пещера.

– Понадобится? Идем со мной.

– Нет, я не хочу входить туда.

– Идем, идем. – Он вошел в пещеру вместе с Хименесом, который шел как бык на заклание.

Запах стал еще ощутимее. Сильнее некуда.

Сет высек огонь.

И услышал, как охнул Хименес.

Скальпы. Семь или восемь скальпов на шестах, воткнутых в землю, образовывали круг.

Скальпы. Ну конечно. Символ боевой доблести индейцев. А Ишмару следовал заветам своих предков. Сет повернулся к Хименесу:

– Ты знал о том, что он вытворяет?

– Нет, я… – Тот с трудом сглотнул. – У него были какие-то видения о власти и силе. Понятия не имею, что ему там чудилось. Он называл их своими защитниками. Садился в центр круга, зажигал благовония и сидел так по несколько часов. Сначала он порывался снимать скальпы после каждого убийства, который ему предлагали по договорам. Но мне удалось убедить его избавиться от этой привычки. И уж если снимать скальп, то только тогда, когда это не могло навести на след.

– Очень предусмотрительно с твоей стороны, – едко заметил Сет.

– Ну что, мы идем?

– Еще нет. – Взгляд его упал на маленькую коробку для карт в углу. Сет присел подле нее, размышляя, что там может быть.

Часы. Драгоценности. Карманный нож. Еще какая-то другая добыча…

Книга. Зачитанная и разбухшая от времени. Настольный учебник Ишмару о воинском искусстве.

Шагнув, он наткнулся на шест и, вытянув руку, проверил, что там. Длинные шелковистые светлые волосы.

Этот скальп не походил на другие скальпы. Он был совсем свежим.

Волосы ребенка.

Сет смотрел на него, пытаясь сдержать горячие слезы, которые навернулись на глаза.

Очевидно, Ишмару нашел еще один источник в Дандридже, который подпитал его силу.

– Что толку стоять и рассматривать все это? – сказал Хименес. – Он почти никогда не задерживается здесь больше чем на сутки. И всегда говорил, что ему надо всего лишь… – Он замолчал, увидев выражение лица Сета. – Я не имею к этому ни малейшего отношения. И пытался его отговорить…

– Заткнись, – Сет изо всех сил пнул коробку. – Собери все скальпы и уложи их в коробку вместе со всем остальным, что ты найдешь у Ишмару.

– Да я к ним и пальцем не смогу прикоснуться, – потряс головой толстячок. – Ему это не понравится. Он бережет их как зеницу ока. Это все равно, что осквернить его душу.

– Что тебе больше нравится: собрать их или дать мне возможность присоединить твой скальп к ним? – бархатным тоном спросил Сет. – Меня не особенно волнует, какой вариант тебе по душе.

Хименес схватился за шесты. Через несколько минут все было уложено в коробку.

– Что теперь?

– А теперь идем, – и Сет поднес зажигалку к сухой траве, которая лежала в пещере. Огонек сразу взметнулся вверх и пополз по пещере.

– Зачем? – удивился Хименес, глядя, как бушует пламя.

– Пусть от нее и следа не останется. – Но это не значило, что он сумеет забыть увиденное здесь. И одна только мысль, что Ишмару снова может вернуться сюда, набираться сил, ввергала Сета в состояние дикой злобы. Нет, он придушит этого подонка собственными руками, сказал он сам себе.

– Это было его самое заветное место. Увидев, что с ним стало, он взбесится, – пробормотал Хименес.

– На что я и рассчитываю. – Сет еще некоторое время смотрел на бушующее пламя, прежде чем отвернулся от пещеры. – Идем.

– Что ты собираешься делать со всем этим барахлом?

Сет ничего не ответил.

До того пока они не дошли до машины, Хименес тоже молчал. И только там спросил:

– Пожалуйста, верни мою зажигалку.

– Кажется, я обронил ее в пещере, когда вспыхнул огонь. Боюсь, от нее уже ничего не осталось.

Глаза Хименеса округлились от ужаса.

– Что ты сказал? На этой зажигалке мои инициалы. – Голос его задрожал от ужаса. – Что, если Ишмару вернется обратно и найдет ее? Он подумает, что это моих рук дело.

Сет повернулся к нему:

– Вот именно.

* * *

Объявили о вылете его самолета.

Но Сет уже успел наклеить буквы на пакете, из которого он предварительно успел вытащить книгу «Мистический путь воина». Она могла понадобиться позднее.

Прижав печать, позаимствованную в местном почтовом отделении, на наклеенные в углу марки, Сет посмотрел на почтовую тумбу посреди зала и решительным шагом направился к ней. Ему с трудом удалось просунуть внушительный пакет в отверстие.

Вылетающих его рейсом снова пригласили пройти регистрацию.

Сняв перчатки, он сунул их в задний карман. Эта предосторожность была необходима для того, чтобы на коробке остались только отпечатки Ишмару и Хименеса. Ведь Сет отправил ее в городскую полицию Лос-Анджелеса. Надежды на то, что они схватят Ишмару, Сет не питал. Но, может быть, они наконец-то проснутся и почешут задницы. Уже то, что у них будут отпечатки пальцев этого выродка Хименеса, – большой плюс. Каких усилий ему стоило, чтобы не прибить этого выродка на месте. Казалось бы, Сет уже успел повидать всякое. Но при виде этих шелковистых белокурых волос девочки…

Последнее приглашение.

Хватит думать об этом. Ему уже не удастся ничем помочь бедной малышке. А Ишмару пока еще гуляет на свободе. И Сет не должен забывать об этом.

Неторопливо и даже спокойно он пошел в сторону своей секции.

* * *

Коттедж Ноя располагался вдали от дороги, укрытый кустарниками и деревьями. Кейт ни за что не догадалась бы о том, что там что-то есть, если бы ее машина не нырнула в заросли следом за машиной Ноя.

– Приехали? – спросила Филис.

– Похоже на то, – Кейт затормозила возле джипа. – Уже пора. – Последний участок дороги был очень ухабистый, и их нещадно трясло несколько часов подряд. Взглянув на уснувшего на заднем сиденье Джошуа, Кейт решила не будить его, пока не приготовит ему постель. Пусть пока поспит, подумала она. Поездка оказалась изнурительной, и не только физически. Психологически ничуть не меньше.

Выйдя из машины, Кейт оглядела коттедж. Намного больше, чем ее дом в Дандридже. Выстроенный из камней и бревен, он напоминал сельскую усадьбу с широкой верандой передним.

– И сколько там комнат?

– Семь. – Ной вытащил дорожную сумку из джипа. – Кухня и гостиная вместе. Три спальные комнаты, две ванные. И в задней части – лаборатория.

– Я начну распаковываться, – предложила Филис.

– Не стоит беспокоиться, – заметил Ной. – Вам не придется оставаться здесь.

Кейт застыла:

– Что?

Он начал подниматься по лестнице на. веранду.

– Я отвезу Филис и Джошуа в домик лесничего, который находится в четырех милях отсюда.

– Почему? Здесь хватит комнат для всех нас.

– Вы будете заняты.

Кейт пошла за ним.

– Но не настолько, чтобы не уделить внимания своему сыну. Он останется со мной.

Ной оглянулся:

– Нет. Он должен уехать. Я дал вам обещание уберечь его во что бы то ни стало. И намерен сдержать его.

– Разлучив нас?

– Подумайте сами. – Ной понизил голос так, чтобы могла слышать только Кейт. – Их основная цель – мы с вами. Если Филис и Джошуа останутся здесь, то вероятность того, что они могут пострадать из-за нас, очень велика. Поверьте, для них будет лучше, если они поселятся где-нибудь подальше.

Но Кейт не хотелось, чтобы они жили отдельно от нее. Одна только мысль о том, что она не сможет увидеть их, вызывала слабость в ногах.

– Вы сами меня уверяли, что более безопасного места нельзя придумать, – упрямо проговорила Кейт.

– Настолько безопасное, насколько это вообще возможно, – Ной сжал губы. – Я не могу на все сто процентов уверять вас, что вы выйдете живой из этой истории. Но малыш останется жив. Хватит с нас жертв ни в чем не повинных людей.

Страстность его голоса и одновременно разумность доводов подействовали на Кейт.

– Но мне не нравится, что они будут предоставлены сами себе.

– Нет, они не будут предоставлены сами себе. Я же сказал: их будут охранять.

Кейт нахмурилась:

– Лесной объездчик?

– Что-то вроде того. – Он помолчал. – В сущности, Сет заменил лесного объездчика, который взял на это время отпуск и уехал отдохнуть.

Кейт на мгновение застыла, потом переспросила, словно не расслышала:

– Сет?

Ной распахнул входную дверь и кивнул:

– Сет.

– Он здесь? – потрясение выговорила Кейт.

– Да, конечно. Как вы долго добирались. Я уже начал скучать. – Сет поднялся с легкого кресла-качалки, что стояло посреди гостиной. – Рад приветствовать вас. Как Джошуа?

– Хорошо, – машинально ответила она, глядя на него. Сет встал и пошел к ним навстречу. У него были темные волосы, но настолько коротко стриженные, что им не удавалось завиться. На вид – лет тридцать пять, но он двигался с той же юношеской легкостью, что и Джошуа. Лицо его было сухощавым и несколько угловатым. И на нем сразу бросались в глаза ярко-голубые глаза и подвижный рот. – А что вы тут делаете?

– Меня пригласили, – он посмотрел на Смита. – Ты что, не предупредил ее?

Ной покачал головой:

– Не хотел спугнуть.

Спугнуть? Услышав эти слова, Кейт почувствовала, как волна гнева захлестывает ее. Она резко повернулась к Ною.

– Вы сказали, что ни одна живая душа не знает про это место.

– И солгал, – просто ответил Ной.

– Потому что я слишком «пуглива»?

– Это его выражение, а не мое, – заметил Сет. Ной не обратил на друга ни малейшего внимания.

– Потому что мне нужно было, чтобы вы приехали сюда. А вы искали любую соломинку, за которую можно было ухватиться, только бы не ехать.

Кейт махнула рукой в сторону Сета:

– Соломинка вроде него?

– Моя гордость задета, – сказал Сет. – Обычно после первой встречи с кем бы то ни было во второй раз меня встречали уже с распростертыми объятиями.

– А кому еще известно о доме?

– Больше никому, – Ной поднял руки, показывая, что не станет сопротивляться. – И это чистая правда.

– Как я могу верить вам после случившегося? – Это была последняя капля, которая переполнила чашу, после стольких дней усталости и тревог. Кейт взорвалась:

– Черт бы вас побрал! Я уезжаю отсюда.

Развернувшись, она вышла из дома и еще со ступенек крикнула Филис:

– Садись в машину!

– Опять? – Филис поморщилась и принялась устраиваться на переднем сиденье. – Ты в своем уме?

– Не сомневайся.

– Куда вы? – поинтересовался Ной с веранды. Кейт не ответила и взялась за руль.

– Может быть, все-таки лучше сначала выслушать? – предложил он. – Нельзя же уезжать таким образом.

Кейт включила зажигание и начала разворачиваться.

* * *

– Какая вспыльчивая особа, – заметил Сет, выходя из коттеджа и протягивая Ною винтовку, которая висела на крючке возле двери.

– И что ты хочешь, чтобы я сделал? Застрелил ее?

– Нет, пробей дырку в заднем колесе. Она едет довольно медленно, – Сет прикрыл глаза ладонью. – И лучше, если ты успеешь справиться с этим до того, как она свернет и выедет на дорогу.

– Раз уж тебе пришла в голову эта идея, то сам и стреляй, – едко ответил Ной. Сет покачал головой.

– Я и без того вызываю слишком бурные чувства. Так что с меня хватит. Тем более что мне потом придется жить вместе с малышом и его бабушкой. Ты что, хочешь, чтобы они вздрагивали всякий раз, когда я буду появляться на пороге их комнаты? – Насмешливая улыбка заиграла на его лице. – А еще мне хочется посмотреть: не утерял ли ты своих навыков. Давай! Тут всего пятьсот ярдов, не больше.

– Шестьсот.

– Особой разницы нет. – Он не отрывал взгляда от дороги. – Держу пари, что тебе осталось сорок секунд до того, как она свернет.

«И вряд ли нашелся бы другой человек, мнению которого в подобных вопросах можно было доверять больше, чем мнению Сета», – подумал про себя Ной. Его друг прав: это единственный способ остановить Кейт. А ее необходимо было задержать. Вскинув винтовку, он прицелился и… нажал курок.

Шина лопнула. Кейт изо всех пыталась удержать машину от резкого броска в сторону. Не доехав двух ярдов до поворота, машина затормозила.

– Неплохо, – пробормотал Сет. – Есть люди, которые никогда не теряют приобретенных навыков. Ты доволен?

– Нет. – Ной сунул своему другу винтовку и, спускаясь по ступенькам, добавил:

– И, боюсь, еще меньше радости мне доставит встреча с нею. Представляю, какое у нее будет выражение лица.

Сет улыбнулся:

– Врешь, дружище. Я наблюдал за тобой. И готов теперь держать пари на что угодно, что ты остался доволен собой. – Он кивнул в сторону дома. – Пойду прихвачу свои вещички и отправлюсь в охотничий домик. Я человек мирный и не желаю ввязываться в переделки, если дело дойдет до выяснения отношений.

Иронически фыркнув, Ной запрыгнул в свой джип.

* * *

Высунувшись из окна машины и бросив взгляд на заднее колесо, Кейт сразу все поняла. Черт бы его побрал! Черт бы его побрал, этого безумца, настырного сукина сына!

– Что там? – встревоженно спросила Филис, увидев выражение лица своей невестки.

– Он прострелил заднее колесо.

Поскольку выстрел и звук лопнувшей шины произошли одновременно, они не сразу поняли, в чем дело. Филис растерянно заморгала:

– Кажется, он и в самом деле очень не хочет, чтобы ты уехала. Я правильно поняла?

– Да, ты не ошиблась, – едко отозвалась Кейт, потирая виски ладонями.

– Почему мы стоим? – спросонья спросил Джошуа, поднимая голову. – А, мы уже приехали? А где же коттедж? Я его не вижу.

Кейт была бесконечно рада, что все это время Джошуа спал. И сейчас, к сожалению, не самое подходящее время для объяснений.

– Побудь пока в машине, – сказала она и, подхватив свою сумочку, хлопнула дверцей «Хонды».

Филис вышла следом за ней и остановилась у заднего колеса.

– Отчего ты вдруг передумала и решила не оставаться?

– Он обманул меня. Там был еще один человек.

– Который тебя испугал!

– Нет, – слово «испугаться» было совершенно неуместным для данного случая. Ее возмутило то, что ею манипулировали как марионеткой, и то, что Ной даже не счел нужным скрыть это. Безмозглая птичка может быть пугливой. А женщину он не имеет права считать пугливой;

– Вот и он сам, – проговорила Филис, обернувшись, – и что же мы теперь будем делать?

– Посмотрим, – Кейт вытащила из сумочки пистолет, когда джип остановился неподалеку от них.

– Ради Бога, уберите его, – сказал, выпрыгивая из джипа, Ной. – Вы же знаете, что я не собираюсь угрожать вам.

– А простреленное колесо? – холодно уточнила Кейт. – Я лично считаю это прямой угрозой.

– У меня не было другого способа остановить вас. – Ной поднял руки. – Как видите, никакого оружия у меня нет.

– Зато теперь я знаю, что вы обманщик. И человек, который способен выстрелить в меня.

– В заднее колесо машины, а не в вас. – Он подошел к багажнику. – Дайте мне ключи. Сейчас я поменяю колесо, и вы сможете доехать до коттеджа. – Он покосился на пистолет. – Да уберите его. Если бы вы так не переутомились, вы бы и сами поняли, что слишком бурно отреагировали на такой пустяк. Никто не собирался вас обижать.

– Ay меня создалось впечатление, что это вы слишком бурно реагируете, – сухо заметила Филис.

– Может быть, вы и правы, – поморщился Ной. – Но я пришел в полное отчаяние. И мне в голову не пришло ничего лучше, чем это. – Он ткнул носком ботинка в шину и прямо посмотрел в глаза Кейт. – Ведь я собираюсь сделать все возможное, чтобы с вами ничего худого не произошло.

Филис какое-то время изучающе смотрела на него, а потом проговорила:

– Кейт, убери пистолет.

Невестка помедлила, а потом сунула руку в сумочку. Она до смерти боялась огнестрельного оружия. А за последние дни хваталась за него чаще, чем за все то время, как Майкл дал его ей. Вынув со дна сумочки ключи, она протянула их Ною.

– Меняйте колесо, и мы уедем отсюда.

– Мне бы хотелось, чтобы вы сначала вернулись в коттедж и поужинали. Признаю, что я совершил ошибку. Мне следовало с самого начала предупредить вас о том, что с нами будет Сет.

– И лесничий.

Ной снял запасное колесо и открыл багажник.

– Моя неуклюжая попытка утаить часть правды – еще не повод уезжать. Вы ищите укромное место. И я собираюсь предоставить вам убежище.

– Что тоже может оказаться обманом.

– Неужели вы не доверяете даже самой себе, своим ощущениям и впечатлениям? До последней минуты вы не считали мою затею обманом. – Ной, укрепив домкрат, начал поднимать машину. – Я прошу только об одном: вернитесь в коттедж, чтобы обдумать все спокойно и не горячась. Дорога вас измотала до предела, а я, как последний дурак, брякнул, не подумав. Обещаю, что впредь такого…

– Что с колесом? – Джошуа стоял рядом с Ноем, с любопытством глядя на дырку в шине.

– Я же просила тебя подождать нас в машине, – заметила Кейт.

– Но ее так начало качать. И потом, может, я смогу помочь. Ты же учила меня ставить колесо. – Он потрогал дырку пальцем. – Шина прокололась?

Ной кивнул:

– Это по моей вине.

– Каким образом?

– Я прострелил ее.

Джошуа вытаращил на него глаза и отступил на шаг.

– Для того чтобы просто привлечь внимание твоей мамы, – поморщился Ной. – Но она чрезвычайно рассердилась на это и наказала, заставив самого поменять колесо.

Джошуа посмотрел на мать.

Что она могла сказать ему?

Кейт не хотелось пугать сына.

– Да, так оно и есть, Джошуа. Все в порядке.

Мальчик посмотрел на Ноя.

– Она всегда так. И меня тоже заставляет чинить, что я сломал. – Джошуа покачал головой. – Но такой глупости я никогда не совершал. Надо поаккуратнее обращаться с оружием. Отец бы мне надавал как следует за подобную выходку. Он брал меня на стрельбище, но я никогда бы… – Джошуа вдруг замолчал. И Кейт увидела, как сжались его кулаки.

– Я был предельно осторожен, – быстро проговорил Ной, тоже заметивший неладное. – Мне такое сто раз приходилось проделывать во время тренировок в армии. Вам ничего не грозило – это я головой ручаюсь. Но, конечно, все равно это большая глупость с моей стороны. Такого больше никогда не случится, – повторил Ной и, распустив галстук, бросил его на землю. – Уже начинает темнеть. Хорошо бы поскорее закончить с этим делом, чтобы мы могли поужинать. Ты не поможешь мне?

– Поужинать? – переспросил машинально Джошуа и, энергично кивнув, принялся за дело. Он обхватил колесо руками и встал на колени рядом с Ноем. – Я буду его держать, а ты заворачивай гайки.

– Хорошо, – кивнул Ной и посмотрел на Кейт. – Вы не против?

Он спрашивал не только о разрешении на то, чтобы Джошуа помог ему, – в этом Кейт нисколько не сомневалась.

– Мы все проголодались, – спокойно заметила Филис. – И ничего не произойдет, если вернемся перекусить и отдохнуть.

Кейт и сама бы не отказалась поесть по-человечески. За каких-то несколько минут Нои успел расположить к себе Филис, а теперь начал обрабатывать Джошуа. И дело не только в этом. Кейт почувствовала, что он сумел убедить и ее в том, что, поддавшись порыву, она подвергает опасности Джошуа.

Наверное, и в самом деле так будет лучше, подумала она устало. Поступок ее не был продиктован свойственной ей обдуманностью. Она вспылила как порох. И бросилась в машину очертя голову. Надо попытаться сначала выслушать его, взвесить все спокойно и трезво, а потом принимать решение…

Что это? Кажется, она уже готова принять вину на себя, в то время как этот осел выстрелил в машину, в которой они ехали.

И назвал ее «пугливой». Кажется, это определение выводило ее из себя гораздо сильнее, чем такая – более опасная – вещь, как выстрел в колесо.

– Пожалуйста, – негромко попросил Ной. И он надеется, что этим можно все поправить? Не дождется.

Но Кейт чувствовала, как у нее сосет под ложечкой. И Филис с Джошуа ничуть не меньше ее проголодались. Не стоит их заставлять мучиться только от того, что ей хочется поставить на место Ноя.

– Согласна, – ответила она. – Мы останемся поужинать.

* * *

– А еще десерт, – провозгласил Ной. – Мне очень жаль, что не было возможности приготовить чего-нибудь получше. Но пирог с черешней, думаю, не так уж плохо. – Он поднялся из-за стола и прошел вдоль гостиной к той стене, где была встроена кухня.

– Заботливый, – отметила Филис, откинувшись на спинку стула. – Мясо, картофель, бисквит домашнего приготовления…

– Любит поесть, – коротко отозвалась Кейт. Джошуа доел свою порцию.

– А ты поняла, что он стрелял с расстояния в шестьсот ярдов?

– Нет, – ответила Кейт. – Это он тебе сам сказал?

Джошуа кивнул.

– Он набил себе руку в армии, где его готовили на снайпера. Он проходил подготовку в особых войсках. Но говорит, что это было довольно давно. А все последнее время он всего лишь тренировался вместе с Сетом. А вот Сет, как говорил Ной, может попасть в цель с расстояния даже в тысячу ярдов.

– А кто такой Сет? – спросила у него Филис.

– Это его друг. Он прибежал к нам на помощь в ту ночь.

Филис посмотрела на Кейт:

– Тот самый? Я даже не успела разглядеть его.

Кейт кивнула.

– Он живет в домике лесничего, в нескольких милях отсюда. Ной сказал, что отвезет меня туда завтра. – Джошуа покачал головой. – Надо же… тысячу ярдов! С ума сойти. Отец говорил, что это почти невозможно. А еще Сет знает, как читать следы.

– Замечательно, – кивнула Кейт, а про себя отметила, что этот Ной время зря не терял, пока готовил ужин, а Джошуа вертелся рядом и помогал ему. И теперь мальчик не только воодушевился, но он еще и загорелся желанием познакомиться с таким необыкновенным человеком, как Сет. Ной не из тех, кому можно класть палец в рот. Тем не менее Кейт чувствовала, что ее сопротивление сломлено. Наверное, от того, что в камине так уютно трещат дрова. И от того, что у нее внезапно возникло ощущение полного покоя и отделенности от всего мира в этом уединенном доме, который своим месторасположением был надежным укрытием от глаз посторонних. Начнет ли Сет снова пытаться управлять ею? Скорее всего да. Но поскольку она уже знает и готова в любую минуту дать отпор, – ничего страшного в этом нет. Размышления Кейт были прерваны возгласом сына:

– Сет никогда не убивает животных! – Мальчик радостно добавил:

– Он просто выслеживает их, а потом отпускает на волю. Ной сказал, что животные не боятся играть с ним.

Интересно, в какие игры может играть человек, который способен попасть в мишень с расстояния в тысячу ярдов?

– И Ной пообещал отпустить меня с Сетом, если я захочу. – Он умоляюще посмотрел на мать. – Без ружей! Я знаю, что ты терпеть не можешь охоту. Только фотоаппарат. Сколько людей ездит на сафари с фотоаппаратами! Вот будет потрясно, если я привезу в школу такие снимки! Высший класс.

– Давай поговорим об этом чуть позже.

– Я наконец-то смогу поупражняться. Ты столько раз говорила, что…

– Мама устала, – вмешалась Филис. – Дай ей немного передохнуть.

Джошуа вздохнул и, отодвинув стул, сказал:

– Пойду помогу Ною.

Филис улыбнулась, глядя вслед внуку:

– Как он воодушевился. И это очень даже неплохо в нынешнем положении. Весьма кстати. Так это Сет был здесь, когда мы приехали?

Кейт кивнула:

– Ной заявил, что хочет отвезти тебя и Джо в домик лесничего к Сету. Он будет приглядывать за вами. Ему кажется, что там вы будете в большей безопасности, чем здесь, рядом со мной.

– Только не вздумай сказать об этом Джошуа. Иначе он ни за что не поедет.

– Мне вовсе не хочется, чтобы он уезжал куда бы то ни было. Тем более с незнакомым для меня человеком, который может оказать на него дурное влияние. Скорее всего мне и сюда-то не следовало соглашаться приезжать. Все получилось так… – Кейт потерла лоб. – Как ты считаешь, Филис? Я правильно сделала?

– Не знаю. Майкл, наверное, сказал бы, что этого не стоило делать. Майкл бы посоветовал довериться полиции. – Взгляд ее остановился на невестке. – Но ты сама видела немало передач по телевидению о том, какие вещи творятся в нашей стране. Полицейские тоже, случается, берут взятки, оказываются замешанными в торговле наркотиками, жестоко обращаются с детьми. – Она сжала губы. – Если им удалось убить Майкла, обвести вокруг пальца Алана и остальных полицейских, подстроив все дело таким образом, что они решили, будто это связано с торговцами наркотиками, – мне нетрудно понять, почему ты не в состоянии никому довериться, кроме самой себя. Вот почему я ни разу не пыталась тебя убедить в том, что нам лучше было бы остаться дома. Нам нельзя рисковать… Мы не можем потерять еще и Джошуа.

– Да, мы не можем потерять и его, – сказала Кейт, взяв Филис за руку и сжав ее.

– А когда работа над RU-2 будет полностью завершена, Джошуа уже не будет в такой опасности?

– Похоже на то. Во всяком случае, так это выглядит, – Кейт поморщилась. – Но я понятия не имею, что из себя представляет этот RU-2, о котором твердит Ной. Это пока лишь одни слова.

– С его стороны было бы в высшей степени глупо затевать столько беспокойства из ничего. – Филис помолчала. – Мне он понравился.

– Чего он и добивался. Не забывай, он обманул меня. И обманет снова, если ему это понадобится.

– Любой из нас соврет, когда дело касается каких-то чрезвычайно важных для него вещей, ради того, чтобы не повредить им. Ничего особенного в этом я не вижу. – Филис улыбнулась. – И ты в том числе. Ты сама до посинения будешь обманывать Джошуа, если речь зайдет о его безопасности. Может быть, RU-2 для Ноя – то же самое, что сын для тебя.

– Может быть. Мне страшно жаль, что я втянула тебя во все это дело.

– Ты и Джошуа – моя семья. Мы не можем отгородиться друг от друга. У нас общее пространство, – ответила Филис. – Я буду заботиться о Джошуа. А ты будешь стараться вытащить нас из пропасти. Хорошо?

– Ты считаешь, что я останусь?

– А разве нет?

– Да, – кивнула Кейт. Решение в течение вечера все крепло и крепло, пока окончательно не оформилось. И впервые со дня смерти Майкла у нее появилось ощущение, что мир снова обрел очертания и краски. Что все стало на свои места. Здесь они будут в безопасности. И Ной обязан ломать голову, как охранять их. А она посвятит себя работе, чтобы как можно быстрее исполнить задуманное Ноем.

7.

Чистый свежий воздух пахнул в лицо Кейт, когда она, уложив сына в постель, вышла на веранду.

Ной повернулся к ней:

– Он заснул?

– Еще нет, – Кейт задумчиво посмотрела на Ноя. – Его слишком заворожили рассказы про вашего друга Сета.

– И все, что я ему говорил, – чистейшая правда, – ответил Ной и прибавил тоном сожаления:

– Больше вы никогда не услышите от меня ни единого слова лжи.

– Филис считает, что, когда дело касается самого дорогого – любой человек способен пойти на обман. Но это все равно не оправдывает вас. – Она пристально посмотрела на него. – А если я сейчас соберусь и уеду, что вы станете делать?

– Постараюсь удержать всеми возможными способами. Но я не Огден. И никогда не причиню вреда ни вам, ни вашей семье. А если мои попытки кончатся ничем, тогда попробую завершить работу сам. – И закончил:

– Надеюсь, что вы останетесь живы и здоровы до того времени, как я смогу официально заявить о результатах.

И сами слова, и то, как они были произнесены, показались Кейт убедительными. Она поверила Ною.

– А еще Филис сказала, что RU-2 для вас значит то же самое, что для матери ее ребенок.

– Может быть. Сначала меня вел чисто научный интерес, а затем охватила почти миссионерская жажда спасения человечества. Чем это обернулось – сами видите. Если это мое детище, то из-за него погибло почти сто человек. Я готовился к сражению и принимал меры предосторожности. Но и представить не мог, что они способны пойти на такое. – Он помолчал. – И если уж заплачена такая высокая цена, то я просто не имею права останавливаться на полпути. Нельзя, чтобы эти люди умерли просто так. Мой долг – завершить исследования. Хотя бы попытаться сделать все возможное. Вы присоединяетесь ко мне?

Кейт пока еще была не в состоянии прямо ответить на его вопрос.

– Кто этот человек – Сет Дрейкин?

– Мой друг. Мы вместе с ним служили в армии.

– Друг, который может попасть в мишень с расстояния в тысячу ярдов?

– Как видите, я не пытаюсь ничего скрыть от вас. Детство его прошло в бесчеловечных условиях. После армии где его только не носило. Он работал наемником, сотрудничал с контрабандистами. Одним словом, зарабатывал на жизнь, ничем не гнушаясь.

– И вы не могли найти никого лучше, чтобы приглядывать за моим сыном?

– Будь у меня свой сын, я бы решился оставить его только у такого надежного человека, как Сет. С ним Джошуа будет в большей безопасности, чем с кем-либо другим. Он совсем не тот, за кого вы его принимаете. Не удивлюсь, если по интеллектуальной шкале его показатели окажутся выше моих. Читал он намного больше меня – это точно. Сет – человек незаурядный и неординарный. Я неоднократно убеждался, насколько он лучше меня понимает и разбирается в людях…

– Если не успевает застрелить их перед тем. Ной поморщился.

– Знаете что, давайте сделаем так: поедем завтра все вместе в домик лесника, и вы получите возможность самой убедиться, кто он такой. Поговорите с ним наедине, расспросите о чем вам захочется.

Она кивнула:

– Но хочу сразу заручиться вашим согласием: если я сочту, что это неподходящая компания для Джошуа, то вы не станете ни спорить со мной, ни отговаривать, ни убеждать…

– Так не пойдет. И отговаривать, и убеждать вас я все равно буду. Каждый человек имеет право отстаивать свои убеждения. Только постараюсь, чтобы мои доводы не были слишком… – Ной улыбнулся, – навязчивыми, – закончил он.

Кейт вдруг почувствовала, что ответила ему точно такой же улыбкой, прежде чем успела о чем-либо подумать.

– И еще хочу вас предупредить: не смейте называть меня «пугливой», «робкой» или еще чем-то в этом роде. Я это воспринимаю как оскорбление.

Ной кивнул.

– В ту самую минуту, как слово сорвалось с языка, я уже понял, что совершил непоправимую ошибку.

– Это значит, что вы не совсем неисправимы. А теперь я должна осмотреть лабораторию.

Ной снова кивнул.

– И вы мне покажете ваши отчеты и результаты проверок RU-2.

– Сейчас? Может, было бы лучше просмотреть дискету на компьютере?

– Нет. Я заберу бумаги с собой и прогляжу их перед сном. – Кейт пошла к дверям. – Мне надо понять: действительно ли вы гений или просто возомнили себя таковым.

– Черт возьми! Ну конечно же, я гений! – весело возразил он. – Какие тут могут быть сомнения.

* * *

Он и в самом деле был гений.

Никаких сомнении на этот счет у нее уже не оставалось..

Кейт перевернула последний лист в папке, которую он вручил ей, и положила ее в «дипломат» возле кровати. Погасив свет на ночном столике, она обнаружила, что в комнату уже заглянули рассветные лучи. А ведь она собиралась всего лишь взглянуть одним глазом на исследования Ноя. Размах и глубина работы настолько поразили и увлекли ее, что она не заметила, как прошла ночь. Возможности, которые открывались…

Нет, не возможности.

Это скорее можно было назвать чудом.

Если бы RU-2 существовал три года назад…

Ной уже открыл свой RU-2 и провел целый ряд экспериментов, увенчавшихся успехом, когда отец вынудил ее согласиться с таким диким решением.

Кейт с трудом удалось проглотить застрявший в горле комок. Глупо оглядываться назад. Что сделано, то сделано.

Лучше смотреть вперед. И если она поработает как следует, то ей удастся добиться того, о чем она недавно еще и мечтать не смела.

Она своими руками поможет свершиться чуду!

* * *

Филис, Джошуа и Ной уже завтракали, когда к ним вышла Кейт.

– Доброе утро, – она протянула Ною «дипломат». – Благодарю вас. Чтение было захватывающим.

– Доброе утро, мама. Ной сказал, что нам не стоит будить тебя и дать выспаться. Положить оладьи?

– Нет, только апельсиновый сок. – Она сама налила себе сока в стакан и села. – Ты уже поел?

Джошуа кивнул:

– Мы сейчас поедем в домик лесника.

Ной, нахмурившись, смотрел на Кейт.

– Что вы имели в виду, когда сказали, что это было «захватывающее чтение»?

Выражение его лица походило на выражение лица мальчишки, который ждет похвалы за свою победу. Но от нее он этого не дождется. После ночи, которую она провела над его бумагами, все ее сомнения насчет значимости работы Ноя отпали. Осталось только восхищение и даже… преклонение перед грандиозностью замысла. Теперь ей будет очень трудно сохранить самоуважение к собственному профессиональному уровню.

– Только то, что я читала с огромным интересом. – Она пригубила сок. – Как ты спала, Филис?

– Как бревно, – усмехнувшись, ответила свекровь. – А ты?

– Неплохо. Должно быть, подействовал чистый свежий воздух. Мы так давно никуда не выезжали из города. – Она посмотрела на Ноя. – Сначала, как мы и собирались, я поговорю с Сетом. Но, похоже, все-таки приму решение остаться здесь на какое-то время.

* * *

– Здорово! – крикнул Джошуа, успевший добраться до четвертой площадки, – тут высота, наверное, с трехэтажный дом. Быстрее, мам!

– Куда уж быстрее, – отозвалась Кейт, – я и так задыхаюсь. – Она обернулась и посмотрела на Ноя. – Вы не предупредили, что нам придется взбираться на такую высотищу.

– Я немного позабыл об этих лестницах. Дом расположен на таком возвышении на случай пожара. Лесник должен обозревать всю округу, – отозвался Ной.

– Даже если я и заберусь, – вздохнула Филис, – то спуститься уж наверняка не смогу. Не думала, что мне придется как циркачке лазить по таким лестницам.

– Вы уже здесь? Здравствуйте. – На самой верхней площадке появился Сет. И лицо его сияло не меньше, чем лицо Джошуа. – Сегодня довольно прохладно, вам не кажется?

– Привет, – отозвался Джошуа, взбегая наверх. – Вот это да! Как далеко отсюда видно?

– Приблизительно мили на три, – Сет протянул мальчику свой бинокль. – Отсюда хорошо видно озеро, что находится на севере.

Джошуа нахмурился.

– Где? Я не вижу…

– Сейчас увидишь, надо только поправить фокус, – встав за его спиной, Сет покрутил окуляры. – А теперь?

Джошуа кивнул.

– Ничего себе! Мне даже видно, как птицы на берегу чистят перья. – Он прошел к краю дощатого настила и, навалившись на перила, прижал к глазам бинокль. – А с этой стороны видно, как…

Кейт уже готова была попросить сына отойти от края площадки, когда Сет быстро заметил, обращаясь к мальчику:

– Не стоит так наваливаться на перила. Лил терпеть не может плотничьи работы, и я пообещал ему, что буду обращаться с ними так, словно они сплетены из соломы.

– Прости, пожалуйста, – Джошуа отошел чуть подальше. – А кто этот Лил? Лесничий?

– Ага, – Сет показал на север. – Хочешь посмотреть на дом, в котором ты ночевал? Его отсюда видно как на ладони. – Он улыбнулся Кейт, которая наконец добралась до вершины. – Вы вчера заснули очень поздно.

– Вам была видна моя спальня? – удивленно спросила она.

– Ммм… – иронически протянул он. – Можно сказать, да.

Кейт пыталась вспомнить, не раздевалась ли она перед окном, когда шла в ванную комнату или ложилась в постель.

– Но я не любопытный. Видя, что у вас горит свет, я больше не смотрел в ту сторону.

Может быть. Но уж слишком безмятежно он улыбается и слишком невинное выражение пытается придать своему лицу.

– А мою комнату тебе тоже видно отсюда? – вмешался Джошуа.

– Нет. Наверное, твоя комната на другой стороне дома.

– Тогда мы с мамой поменяемся, и будем подавать друг другу сигналы.

– Подумаем на этот счет. Мне кажется, у меня есть не менее интересная идея. – Сет повернулся к Филис, которая преодолела наконец последнюю ступеньку. – Меня зовут Сет. А вас, должно быть, Филис Денби.

– В чем я уже не совсем уверена, – ответила она, с трудом переводя дыхание. – Когда я начала подниматься по этой лестнице, то я была Филис. Но, похоже, это было где-то в моей прошлой жизни. – Обернувшись, она оглядела огромный лесной массив и холмы, что расстилались перед ними. – Но, может быть, это того стоило.

– Бивачный костер? – спросил Ной, глядя куда-то перед собой.

– Парочка, которая справляет свой медовый месяц, – ответил ему Сет. – Я наведался к ним сегодня в пять утра, но они даже не предложили мне позавтракать с ними. – Он перевел печальный взгляд на Филис. – И в результате мне пришлось ограничиться всего лишь сухарем и чашкой кофе.

– Звучит как намек на то, что я должна исправить эту оплошность, – отозвалась Филис. – Хотя, на мой взгляд, лучше завтрака и придумать нельзя.

– Какая же вы тогда бабушка? – возмутился Сет. – После моего признания другая на вашем месте кинулась бы печь имбирные пряники.

– А где вы провели последние тридцать лет? Не в пещере же? – возразила таким же шутливым тоном Филис.

– Не все время, но довольно много, – улыбнулся ей Сет. – Ну хорошо, будем готовить по очереди.

– Или подменять друг друга, – ответила ему улыбкой на улыбку Филис. – Если, конечно, Кейт решит, что мы остаемся.

Сет повернулся к Кейт:

– Вы же не захотите оставить меня тут в полном одиночестве? Даю вам честное слово, что я не стану подглядывать за вами.

– Мы остаемся? – радостно спросил Джошуа, глядя на мать сияющими глазами.

– Вы втроем: бабушка, мистер Дрейкин и ты – остаетесь здесь. Ты не против?

– Это было бы классно, – все с тем же довольный видом ответил Джошуа. Но вдруг нахмурился. – А ты разве не останешься?

– Твоей маме надо поработать в лаборатории, а она находится в коттедже. Ну и к тому же, здесь всего лишь одна спальная комната, – проговорил Сет. – В ней поселитесь вы с бабушкой. А я переберусь на кушетку в гостиной.

– Нет, так не пойдет, – растягивая слова, сказал Джошуа, – я должен остаться с мамой.

– Ты будешь вести наблюдение за домом из бинокля, – предложил Ной. – А я буду там приглядывать за ней. Я знаю, что допустил промашку. Но теперь это уже не повторится.

– Ммм, – промычал задумчиво Джошуа. – Может быть. Ты, в общем, неплохо обращаешься с винтовкой.

– Не торопитесь обговаривать все, – сказала Кейт. – Мне еще нужно побеседовать с мистером Дрейкином. Но если ты, Джошуа, согласишься, то мы будем видеться каждый день. Либо я буду приезжать к тебе, либо ты ко мне. Там посмотрим.

– Боюсь, что у него будет слишком мало времени, – взглянув на Кейт, произнес Сет, – поскольку я пообещал следить за лесом как за зеницей ока. Ни одна веточка не должна сгореть здесь. Джошуа будет объезжать лес вместе со мной. Но вы можете приходить сюда и помогать нам.

– А телефон здесь есть? – спросил Джошуа. Сет кивнул.

– И я уже ввел в него номер коттеджа.

– Филис, что ты думаешь по этому поводу? – обратилась к свекрови Кейт.

– Я за ними присмотрю, – ответила та. Кейт помедлила, не зная, что еще добавить.

– Посмотрите, как все устроено внутри. Это отнюдь не дыра, – угадал ее сомнения Сет. – Джошуа, пригляди за лесом, пока я отведу твою маму в дом и покажу, как он выглядит, хорошо?

– Ну конечно, – ответил Джошуа и, поднося к глазам бинокль, серьезно уточнил:

– Мне надо смотреть, не появится ли где дым?

– Все, что может показаться подозрительным, – Сет открыл дверь, пропуская вперед Кейт. – И не спускай глаз с этих молодоженов. Сегодня утром они оставили свой костер, не загасив его.

– Что-то мне не очень хочется, чтобы Джошуа присматривал за молодоженами, – пробормотала Кейт, входя в дом лесника. Ее приятно удивило, насколько он уютно выглядел внутри – с дорожками на полу, легкими креслами. Тут же располагались кухня и стол, за которым можно было обедать.

– За то время, что он будет здесь, Джошуа получит много наглядных уроков по биологии. А что касается этой влюбленной пары, то в последний раз, когда я их видел, они были в палатке. – Когда Сет повернулся к ней, мальчишеское выражение мгновенно слетело с его лица. – Итак, вас кое-что смущает во мне. Из-за этого вы и пришли сюда. Спрашивайте.

– А вы ответите на все мои вопросы?

– На большую их часть.

– Почему Ной уверен, что Джошуа будет в безопасности, находясь вместе с вами?

– Я наблюдателен, я никому и ничему не доверяю, хорошо стреляю. И я дал обещание Ною.

– Но не все обещания можно выполнить.

– Пока мне это удавалось, – пожал плечами Сет.

– А что еще?

– Я люблю детей.

Это она и сама заметила по тому, как он обращался с Джошуа. Кейт подумала, что в нем самом слишком много мальчишеского. В ту ночь, когда он прибежал ей на помощь, Сет показался ей совсем другим.

– Пятьдесят на пятьдесят, – проговорил он, словно читал ее мысли. – Мне надо, чтобы Джошуа включился в игру, и соответственно вести себя. Но это не помешает мне держать ситуацию под контролем.

– Вы первый предупредили Ноя о том, кто такой Ишмару?

– Но это не значит, что мы с ним люди одного плана. Я знаком с тысячей людей. А что Джошуа знает насчет Ишмару?

– Правду.

– Вы сказали ему, что он должен был приехать сюда ради его безопасности?

– Нет. Мне не хотелось запугивать его до смерти.

– Мне кажется, мальчика больше пугает мысль – что с вами может что-то случиться. – Сет улыбнулся. – Заботливый и хороший паренек. И сообразительный.

– Вот почему я не хочу, чтобы он жил с ощущением постоянного страха в душе.

– Не думаю, что это правильно. Чаще всего к беде приводит непонимание и незнание ситуации. Стоит ли так рисковать? – Он прямо посмотрел ей в глаза. – Если вы передадите Джошуа в мои руки, я отвечаю за него. Он не должен ездить к вам, потому что это сведет на нет все мои усилия. Вы можете приезжать сами, но предварительно предупредив меня по телефону, чтобы я мог встретить вас и убедиться, что за вами никто не следит. Если я пойму, что он может без всякой опаски поехать к вам, то привезу его туда. Тогда я дам шить. Но если хоть что-то покажется мне подозрительным, то мы не сдвинемся с места. Надеюсь, вы меня понимаете?

– Вполне. – Кейт полагалось бы рассердиться на него за тот безапелляционный тон, каким он говорил о Джошуа. Это ее сын, и она отвечала за него. И в то же время она не могла сердиться на Сета. Чувство уверенности и покоя охватило ее, когда она поняла, насколько прочна стена, которой он готов окружить ее мальчика. – Но он не ваш, а мой. И если я сочту, что вы не выполняете своего обещания, то скину вас с этой башни. Надеюсь, вы меня понимаете?

Он улыбнулся:

– Ничего другого от вас я не ждал. – И, указывая подбородком в сторону площадки, предложил:

– А сейчас, мне кажется, самое время сообщить Джошуа, что вы вполне доверяете мне.

– Похоже, вы не особенно нуждаетесь в том, чтобы я давала свое согласие, если тут же вручили ему бинокль и предложили подсматривать за влюбленными, – сухо отозвалась Кейт.

* * *

За полдня они разобрали вещи Филис и Джошуа, помогая им устроиться в домике лесничего. К себе в коттедж Ной и Кейт вернулись, когда солнце уже почти село.

Она чувствовала непривычную вялость, когда начала подниматься по ступенькам.

– Похоже, что вы успокоились, – сказал Ной, отпирая дверь. – Джошуа будет хорошо с Сетом. Вы ведь и сами уже догадались.

– Да.

– Сет прекрасно умеет обращаться с детьми. И он не будет спускать с него глаз.

– Иначе я спущу с него шкуру.

– Если у вас остались какие-то сомнения, тогда не следовало бы оставлять там Джошуа, – он внимательно посмотрел на нее, пытаясь понять, что означает выражение ее лица. – Что-то не так? Мне бы не хотелось, чтобы вас что-то тревожило или смущало. Я чем-то могу помочь?

– Просто я уже соскучилась по нему, – отозвалась Кейт.

– Но мы уехали от них совсем недавно, наверное, и часа не прошло. Когда вы каждый день ходили на работу, то расставались на большее время.

– Как видите, я не очень логична. Сейчас у меня такое ощущение, словно он уехал от меня на все лето в какой-то лагерь. Вам этого не понять.

– Нет, конечно. – Он подошел к телефону, что висел на стене кухни. – Но попробую, – и нажал на кнопку телефонного аппарата. – Вам достаточно набрать только цифру 2, чтобы вызвать домик лесничего. – И, услышав, что на том конце провода подняли трубку, попросил:

– Сет, позови Джошуа, – и передал трубку Кейт. – Поговорите с ним.

Кейт взяла трубку:

– А что мне ему сказать?

– Все что хотите. Расспросите, как прошел его первый день в лагере. – Он повернулся к буфету, стоявшему на кухне. – Как насчет того, чтобы поужинать?

– С удовольствием, – отозвалась Кейт машинально. – Привет, Джошуа, – и торопливо проговорила:

– Я по дороге подумала, что если тебе захочется иметь свой бинокль…

Минут через десять она повесила трубку, попрощавшись с сыном и пожелав ему спокойной ночи.

– Теперь лучше? – спросил Ной.

Ей и в самом деле стало намного спокойнее на душе. Конечно, она и без того знала, что может в любую минуту позвонить сыну. Что он в пределах досягаемости. Но все равно короткий разговор разрушил ощущение отделенности.

– Да. А как вы догадались?

– Это потому, что я не только умный, но и чувствительный, – Ной приподнял крышку и попробовал, готов ли томатный соус. – Считайте, что на этот раз я попал в яблочко.

Кейт улыбнулась ему в ответ. С этим полотенцем, которое он обвязал вокруг пояса, с перепачканным томатным соусом подбородком, Ной так мало походил на научного гения.

– Я так и подумала, – и, обойдя вокруг обеденного стола, спросила:

– Чем я могу помочь?

– Не мешать мне. Когда я священнодействую на кухне, никто не должен здесь присутствовать.

– Хотите сохранить ваши рецепты в тайне от других?

– Естественно. – Он поморщился. – Разве вы еще не заметили этого? У меня самые лучшие в мире рецепты. Но обещаю, что на этот раз это не будет ни RU-2, ни «Уловка-22». Вас ждет блюдо – пальчики оближешь!

Она почувствовала горечь, проскользнувшую в его тоне.

– RU-2, быть может, первая уникальная попытка в истории человечества вырваться за пределы, которые до сих пор ставила медицина. Он может спасти миллионы людей, – сказала Кейт, пытаясь утешить его.

– Пока что он отобрал жизнь у сотни, – он помолчал. – Нет. Это я отобрал их жизнь. Тем, что создал RU-2. Зная, какая последует реакция, мне следовало заранее предвидеть и такого рода диверсию. Все, что произошло, – целиком моя вина. – Он снял сковороду с огня. – Но если вы начнете работать вместе со мной, то ответственность ляжет и на ваши плечи.

Кейт недоуменно посмотрела на него:

– С чего это вы вдруг надумали предупреждать меня? И это после того, когда вы готовы были буквально похитить меня, чтобы заставить работать над препаратом?

– Просто хотел, чтобы вы полностью понимали… А, черт возьми! Я и сам не знаю, с чего вдруг заговорил об этом, – он пожал плечами. – Наверное, меня грызет чувство вины, и хотелось переложить на кого-то хоть часть ответственности. А может, мне вдруг захотелось, чтобы вы махнули на все рукой и ушли.

– После чего вы бросились бы следом за мной и принялись убеждать вернуться…

– Наверное.

– Не наверное, а точно, – отрывисто сказала Кейт. – Так что давайте закончим на этом. Решение остаться приняла я сама. Хотя могла бы отказаться. Но, как видите, осталась. Меня никто не гипнотизировал. – Она шатнула к столу. – А ваша боязнь за тайну рецептов не помешает мне накрыть на стол?

– Нет, – едва заметная улыбка разлилась по лицу Ноя, когда он увидел, как споро Кейт принялась за дело. – А вы не верите в то, что я способен гипнотизировать людей?

– Что, что?

– Нет, ничего, это я так, – он снял сварившиеся макароны с огня, вывалил их в дуршлаг, чтобы промыть и подсушить. – Что-то я замешкался.

Садясь к столу, Кейт почувствовала, что улыбается. Рядом с Ноем у нее вдруг возникло чувство покоя и уверенности. Он оказался не просто замечательным ученым, работы которого всегда вызывали ее восхищение. И не тем неумолимым и несговорчивым типом, который прострелил колесо автомобиля. Сейчас он был тем Ноем, который, сидя за столиком, улыбнулся официантке и посмотрел на нее так, словно она была самым значимым человеком в его жизни.

Но Кейт не такая доверчивая простушка, как Дороти. И ей предстояло прожить вместе с этим мужчиной несколько недель в одном доме. И они будут работать бок о бок.

– Смотрите, а то остынет, – предостерег ее Ной, заливая макароны на ее тарелке томатным соусом. – И если хотите, можете достать чесночный хлеб из духовки.

– Ну вот, вы уже готовы погнать меня на подсобную работу.

– Ага.

К черту эти барьеры и защитные стены. Она не сможет нормально работать, если постоянно будет заботиться о том, чтобы держать его на расстоянии от себя. И ответственность им тоже придется делить пополам. А это значит, что они должны стать друзьями.

– Нет уж, доставайте сами. У каждого из нас – свое занятие. – И, сев за стол, Кейт разложила салфетку на коленях. – Жду, когда меня обслужат по первому разряду.

Когда она вошла в комнату, то первое, что ей бросилось в глаза, – фонарь «летучая мышь», что стоял на подоконнике. Свеча в нем была зажжена и бросала тени на стены. Рядом с фонарем висела записка от Ноя:

«Вы сами убедились, насколько хорошо видна эта комната из домика лесничего. Сет решил, что будет неплохо, если вы каждую ночь станете зажигать фонарь. Он сказал Джошуа, что таким образом вы желаете ему спокойной ночи».

Улыбнувшись, она нежно прикоснулась ладонью к стеклу лампы. Сет хорошо придумал это. Сначала он не показался ей таким уж добрым и внимательным человеком, придававшим значение пустякам и мелочам. Сейчас она почувствовала еще большее спокойствие от того, что Джошуа находится под его опекой.

Глядя в темноту за окном, она прошептала:

– Будем надеяться, что все это затеяно не зря. Спокойной ночи, Джошуа!

* * *

Дождавшись, когда дверь за Кейт закроется, Ной набрал номер телефона Энтони Лински.

– Наконец-то, – угрюмым тоном отозвался Тони. – Я уж начал думать, не на Марс ли тебя занесло?

– Ты включил цифровой телефон?

– Да, на следующий день после того, как мы с тобой поговорили.

– Кто еще умер?

– Больше никто. – Он помолчал. – А что такое стряслось в Дандридже?

– Ничего хорошего.

– Все это в уме не укладывается. Неужели она убила полицейского?

Ной какое-то время потрясение молчал.

– Что? – наконец переспросил он.

– Прокурор выписал ордер на ее арест за убийство Калеба Брунвика. Ты разве не знал об этом?

Ной выругался:

– Разумеется, понятия не имел. Они что, с ума там посходили? – Нет, не с ума, тут же оборвал он себя. Это был самый простой способ заставить Кейт выбыть из игры. – А какие мотивы?

– Они уверяют, что Кейт после смерти бывшего мужа тронулась и обвинила в его гибели управление полицией. И даже отправила послание, где прямо заявила: смерть за смерть.

– Фальшивка.

– Кое-кто из ее коллег признал, что она впала в депрессию и отчаяние после гибели Майкла.

Огден набросил петлю и все туже стягивает ее. Он действует гораздо смелее и решительнее, чем ожидал Ной.

– Наглая ложь.

– Тогда, может, лучше, если она вернется и объяснит все, как оно было на самом деле?

Именно этого и добивается Огден, подумал Ной. Факты подтасованы настолько хорошо, что они сразу же упекут ее за решетку. А если же она и избежит тюрьмы, то ее достанет Ишмару.

– Что делает Огден?

– Барлоу сообщил, что вчера у него была приватная встреча сразу с тремя «шишками».

– С кем именно?

– Ему удалось определить только одного из них. Это был Кен Брадтон.

– М-да. Ничего хорошего.

– А сегодня он отправился в одну загородную гостиницу, в номер, который заказал по телефону сенатор Лонгуорт.

– Ты уверен, что это был именно Лонгуорт?

– Да, вполне. И у этого сенатора руки нечисты. Любит быть на виду. Провел в сенат намного больше предложений, чем кто-либо другой. – Тони помолчал какое-то время. – Огден подготавливает один бросок за другим. И эта его встреча с Лонгуортом не сулит нам ничего хорошего. Что ты собираешься предпринять?

Почти ничего, подавленно подумал он про себя. Работа еще не завершена. Это значит, что он связан по рукам и ногам.

– Ждать. И наблюдать. Отправляйся завтра в Вашингтон. Остановись где-нибудь за пределами города. Держись в тени. Мне не хочется, чтобы Огден засек тебя.

– Ты хочешь сказать, что я наконец-то могу спуститься с вершин на землю? – иронически переспросил Тони. – А я уж решил, что мне так и придется загорать до конца дней.

Ему не оставалось другого выбора, как вытащить Тони на свет Божий. Все пошло вверх ногами, совсем не так, как он задумывал.

– Завтра вечером я позвоню по цифровому телефону, ты мне скажешь твой номер в отеле.

– А как насчет Барлоу?

– До поры до времени пусть остается в Сиэтле и не спускает глаз с Огдена, – посоветовал Ной. – И вот еще что, Тони. Будь предельно осторожен.

– Разумеется. Как всегда, – и Тони повесил трубку.

Что же теперь? – задумался Ной. Стоит ли говорить Кейт про ордер на арест? Можно уговорить ее не ехать, объяснить, какая там ждет опасность. Но чувство доверия к Алану и потребность восстановить свое доброе имя скорее всего толкнут ее к решению уехать. В результате – срок завершения RU-2 отодвинется на неопределенное время – это в лучшем случае. В худшем – погибнет Kefir. Ни с тем, ни с другим он не мог смириться.

Оставалось третье: ничего не говорить ей.

Это значит, он сам, своими руками рыл себе яму.

* * *

Глубоко вдохнув в себя чистый, напоенный запахом сосен воздух. Сет внимательно всмотрелся в темноту.

До чего же здесь хорошо! Ничего особенно примечательного, никаких ярких красок, как в Колумбии. Но он бы отдал все краски тропиков за скромную красоту этого уединенного уголка.

Отсюда ему было слышно, как на кухне Филис звенела посудой. Милая женщина. И внук у нее славный. И место замечательное. Может быть, ему даже удастся побыть здесь какое-то время после того, как осядет взбаламученная Ноем вода. Его друг всегда был наделен способностью выносить любые неудобства, в которые его загоняли обстоятельства. Чего о себе Сет не мог сказать. Терпением и терпимостью он не отличался. Если события, на его взгляд, развивались слишком медленно, он знал, в каком месте и в какой момент надо вытащить тормозной башмак, чтобы придать им ускорение.

И сразу начинал действовать.

Неужто кому-то и в самом деле нравится все время торчать на одном месте? Эта работа мало чем отличалась от тех, которыми ему приходилось заниматься, с одной разницей: он выполнял ее по просьбе Ноя. А когда он ее закончит, то беспокойство или скука снова начнут грызть его или опять случится что-нибудь такое, где потребуется его вмешательство.

Скрипнула входная дверь, и, обернувшись, он увидел, что к нему идет Джошуа.

– Какая чудесная ночь, да?

Джошуа остановился рядом с ним.

– Очень тихо, – пальцы его сжали перила. – Я не думал, что здесь будет так спокойно.

– На самом деле здесь не так тихо, как кажется. Прислушайся, сколько звуков.

Пальцы Джошуа то сжимались, то разжимались.

– Да… но такое ощущение одиночества. Из-за этого возникает… – Он замолчал и тут же перевел разговор на другое. – Я пойду на ту сторону, где видно коттедж. – И, свернув за угол, исчез.

Слишком быстро.

Казалось, что он пытается убежать от чего-то, что томило его.

Так же, как и каждого из нас, подумал Сет. Добро пожаловать в наш мир, малыш!

Но он отвечал за этого мальчика. А бегство от самого себя чаще всего приводит к беде. Когда наступает наконец минута внешнего покоя, вроде нынешней, шок от случившего, пережитого и переезда вызывают особенную тоску по дому, по всему, что окружало прежде.

Сет шагнул следом за Джошуа, но, сделав несколько шагов, замер.

Джошуа сидел на настиле, плечи его вздрагивали от беззвучных рыданий, слезы лились из глаз. Он убежал сюда, скрылся от посторонних глаз, чтобы выплакать свое горе. Ему не хотелось, чтобы кто-то был свидетелем его слабости. Сет прекрасно понимал мальчика. Ему бы тоже не хотелось, чтобы кто-нибудь увидел его в слезах.

Может быть, стоит оставить Джошуа в покое и зайти в дом?

Возможно, так оно было бы вернее. Надо пощадить гордость мальчика. Если сейчас вмешаться и начать объяснять, что Кейт в надежных руках, – это только испортит дело.

Убедив себя, Сет повернулся, чтобы уйти, но не выдержал и снова резко развернулся. К чертям собачьим все эти доводы! Ребенку очень плохо. И надо поступать, как подсказывает сердце. Как ему самому кажется правильным и верным.

* * *

– Я собираюсь приехать, – сообщила Кейт по телефону, во время разговора со свекровью, спустя два дня после того, как они расстались. – Предупреди Сета. Он говорил мне, чтобы я дала ему знать, когда захочу к вам.

– Его здесь нет. Он и Джошуа отправились на военные учения.

– Что?

– То, что я сказала. Я предупреждала Сета, что тебе это придется не по душе.

– Где они?

– Неподалеку от озера. В десяти милях к югу. Он взял с собой пейджер. Мне связаться с ним?

– Нет, уже выезжаю, – Кейт повесила трубку.

– Что-то произошло? – спросил Ной, глядя на ее встревоженное лицо.

– А как вы считаете? – В ее тоне проскользнули саркастические нотки. – Если ваш друг берет девятилетнего мальчика на военные учения? Дайте мне ключи от джипа.

– Мы поедем вместе.

– Довольно будет и одного человека. Дайте ключи. Ной пожал плечами и протянул ей ключи от машины. Десять минут спустя джип, расшвыривая комки грязи из-под колес, мчался в сторону озера.

* * *

Ни одной живой души… Где же они?

Кейт остановила джип и спрыгнула на землю.

– Джошуа!

Молчание было ей ответом.

Куда же они запропастились, черт бы их побрал!

– Сет!

По-прежнему ни звука в ответ.

На смену гневу пришла тревога, которая захлестнула ее, как штормовая волна. Она снова повернулась в сторону зарослей.

– Джошуа!

– Пора держать ответ! Она беспокоится, Джошуа. Нельзя прятаться от тех, кто волнуется из-за тебя.

– Привет, мам! – Джошуа появился следом за Сетом. – Я уже и сам догадался, до того, как ты сказал об этом. – Он посмотрел на Сета. – Ну и нюх у тебя! Ты был прав. Очень сильный запах…

– Не поняла, – холодно уточнила Кейт. Сет слегка поморщился:

– Это так… замечание вообще. Оно относится не к вам лично. А вообще ко всем людям.

Джошуа весело усмехнулся:

– А нас нельзя было учуять, да? Вчера мы не стали принимать душ, а сегодня утром вывалялись в пыли.

– Нет, немного мы еще пахнем, – покачал головой Сет. – Только после двух-трех дней пребывания в поле или лесу выветривается запах цивилизации.

– О чем вы говорите, не пойму? – возмутилась Кейт. – Это и есть ваши военные учения? Ничего умнее нельзя было придумать?

Улыбка сошла с лица Джошуа:

– Мама, ты что, рассердилась?

– Сразу это трудно понять, – быстро вмешался Сет. – Ты пока пройди по тропинке вперед, а я объясню твоей маме, в чем суть наших занятий.

– Мы ничего плохого не делали. Наши занятия…

– Ваши занятия связаны с войной. И ты знаешь, насколько я не люблю все, что касается…

– Мы подойдем к тебе через десять минут. К этому времени ты должен определить, чем будет пахнуть там, и перечислить все. Постарайся назвать не меньше десяти, – Сет слегка подтолкнул мальчика. – Вперед, Джошуа!

Тот улыбнулся и бросился вперед по тропинке.

Кейт почувствовала острую боль при виде убегающего от нее сына. Он так легко… забыл о ее присутствии.

– Какая жалость, что вы не застали нас на месте, – проговорил Сет. – Но вы не предупредили, что собираетесь сегодня приехать.

– До последней минуты я и сама не знала, что поеду, – ответила Кейт и тут же перешла в атаку. – А теперь объясните, что это за учения? Он еще совсем маленький мальчик. И мне не нравятся военные забавы.

– Это не военные забавы, – Сет поднял руку, не давая ей продолжить начатую было фразу. – Я не собираюсь давать ему в руки винтовку или мачете. Хотя ничуть не сомневаюсь в том, что его отец постарался бы непременно выучить сына стрелять.

– Только по мишени. И все равно мне его сильно не нравилось.

– Меня удивляет ваш жаркий протест против такого рода вещей, – улыбнулся Сет. – Ведь вы по натуре тоже боец. Это видно с первого взгляда.

– Сражаться – еще не означает пользоваться ружьями.

– Но они пока существуют в мире. Для этого достаточно просмотреть вечерние сообщения.

– Да, но мой сын живет не в гетто, где с такими вещами приходится сталкиваться каждый день. Где невозможно избежать столкновений.

– Вы правы. Он живет в замкнутом пространстве, где ничего дурного не случается. Хотя его отца убили. И он был свидетелем того, как его мать была, на волосок от гибели.

Кейт почувствовала себя так, словно ее ударили.

– Я делаю все, чтобы он был в безопасности.

Сет пожал плечами.

– Его нельзя обложить ватой и держать в уютной скорлупке. Реальный мир в любую секунду может коснуться era. He только в гетто случаются трагедии. – Выражение его лица смягчилось. – Вы же сами видели, что я учу мальчика не тем военным штучкам, которые вы знаете по телевизионным передачам. Я учу его верить тому, что он сумеет справиться с тем, что может обрушиться на него. Сейчас он испуган и встревожен. Его беспокоит мысль о том, что, если вы окажетесь в беде, он ничем не сможет помочь вам.

– Но он еще ребенок.

– С необыкновенно развитым чувством ответственности за близких и за то, что происходит с ним. Должно быть, это у него наследственное. – Сет снова немного помолчал. – Вчера вечером он плакал от горя.

Кейт насторожилась:

– И что вы сделали?

– Сделал вид, что не заметил. Ему не хотелось, чтобы я догадался об этом. Поэтому я подошел и заговорил так, словно ничего и не происходило с ним только что. – Сет покачал головой. – Я не его мать. И единственное, чем я могу ему помочь: научить, как избавиться от чувства беспомощности.

– Значит, мы должны быть вместе с ним.

– Нет, если вы хотите, чтобы он был в безопасности. Я не собираюсь возлагать вину на вас. Просто объясняю, что думаю по этому поводу. Джошуа необходимо поверить в свои силы, в способность справиться с тем, что на него обрушилось.

– Но не таким же способом. Я не могу… – Кейт замолчала, понимая, что говорит не то, что хочет. После того ночного кошмара она, похоже, действовала, следуя инстинкту. И в том, что касалось Джошуа, она не могла повести себя иначе. – Подождите. – Она некоторое время стояла молча, пытаясь собраться с мыслями. – Тогда чему же вы учите его?

– Ни о каком насилии речи нет. Я объясняю, как двигаться бесшумно, как ориентироваться в незнакомой местности, как видеть все и в то же время оставаться незамеченным.

– Тогда зачем же вы называете это военными учениями?

– Так хочется ему. Он ощущает себя, как человек, который оказался на войне.

– В самом деле? – прошептала она растерянно и испуганно.

– Что вполне естественно. И это ощущение нельзя изменить. Он умный мальчик. А потом, вы должны и сами понять, что он действительно оказался на войне. И сколько бы вы ни пытались внушить, что заботитесь о его безопасности, это не вернет ему спокойствия души. Потому что он беспокоится за вас.

– Но я должна заботиться о его безопасности. Это мое дело.

– Вы передали эти полномочия мне, – он пристально посмотрел на Кейт. – А я выполняю их в силу своих знаний, способностей и возможностей.

Кейт вдруг тяжело вздохнула:

– Быть может, вы и правы. И эти игры заставят его почувствовать себя более защищенным…

Сет улыбнулся:

– Тогда скажите Джошуа, что вы больше не сердитесь на нас. – Он протянул руку. – И если вы не против, то можете сыграть вместе с нами.

Кейт помедлила и протянула ему руку. После чего он повел ее по тропинке в ту сторону, где был Джошуа.

И она почувствовала себя точно так же, как это было давным-давно. Когда она была еще маленькой девочкой. Рука Сета была крепкой, надежной… и она почувствовала себя в полной безопасности рядом с ним. Странно, что это чувство пришло к ней рядом с тем человеком, который зарабатывает себе на жизнь… Его ремесло – смерть. Наверное, поэтому Джошуа сразу доверился ему. Но она-то уже давно не маленькая девочка. И не нуждается в ком-то, кто будет охранять ее.

Сет избавил ее от внутреннего замешательства тем, что отпустил руку.

– А вот и Джошуа, – сказал он, хотя на тропинке никого не было.

– Почему вы так решили? – спросила Кейт.

– Почувствовал его запах. Шампунь. Мыло. Они сразу выдают его. – Сет усмехнулся. – Не мыться всего лишь один день – это маловато.

– Еще чего не хватало. Я скажу Филис, чтобы второго дня не было.

– И помешаете нам.

– А вы в самом деле можете определить людей по запаху?

– Конечно. Джошуа ведь похвалил мой нюх. Чутье у меня действительно хорошо развито. Когда городской человек оказывается в лесу, от него разит ничуть не меньше, чем от паленого кустарника. Отправляясь куда-нибудь, я обычно зарываю походную одежду в землю на сутки, чтобы она как следует пропиталась ее запахом.

– Как приятно, – сказала она, поморщившись.

– Это лучше, чем быть убитым, – беспечно ответил Сет.

Интересно, на что похожа жизнь такого человека, как он? – подумала Кейт. – Смерть и отчаяние сопутствовали ему точно так же, как ее будни незаметно сменяли друг друга, не оставляя особого следа. Однако теперь ее жизнь уже не выглядела таковой, жестко поправила себя Кейт.

– Думаю, что да, – согласилась она с Сетом.

– Не сомневался, что ваш ответ будет именно такой, – опять улыбнулся ей Сет. – Постоянное ощущение того, что ты ходишь по лезвию, придает всему особенный вкус. Сознание, насколько хрупка жизнь, заставляет ценить ее еще больше. Думаю, что я умею наслаждаться каждым мгновением намного больше, чем вы или Ной.

– Когда перестаешь колотить молотком по пальцу, конечно, наступает большое облегчение и чувство радости от того что боль прекратилась. Наверное, и у вас точно так же, – сказала Кейт с иронически ласковым выражением на лице. – А еще это можно назвать мазохизмом или чем-то в этом же роде.

– Эгей! – прочистив горло, позвал Сет. – Джошуа, на помощь! Твоя мама нападает на меня!

Джошуа тотчас вынырнул из-за дуба.

– Ты все еще сердишься?

– Нет, не сержусь, – ответила Кейт. – Но я чувствую, что проголодалась. Вы захватили с собой что-нибудь поесть? Или собираетесь питаться дарами природы?

– На этот раз нет, – сказал Сет. – Рюкзак с едой я оставил неподалеку от озера. Но Джошуа еще должен отработать свой завтрак. Идет? Так чем здесь пахнет?

– Листьями. Дождевыми червями. Немножко мятой. Говном. – Он посмотрел на Кейт. – Я не ругаюсь, мама. Здесь на самом деле проходили животные. И наследили.

– А мне казалось, что я научила тебя и другим словам, которые обозначают то же самое.

Мальчик насмешливо улыбнулся:

– Сет сказал, что ты можешь очень быстро научиться ориентироваться в лесу и стать настоящим следопытом, – он живо обернулся к Сету. – Я все назвал?

– Нет, – ответил Сет. – Но для начала неплохо. А теперь сбегай к озеру и принеси рюкзак, чтобы мы могли накормить твою маму. А потом мы попробуем определить по этим кучкам, кому из животных они принадлежат.

– Здорово, – обрадовался Джошуа и стрелой понесся по тропинке к озеру.

– Присядьте, – предложил Сет, указывая на траву, что росла возле дуба. – Вы, кажется, немного устали?

– Я еще не успела устать. Мы прошли всего ничего. Не такая уж я дряхлая старушка, чтобы выбиться из сил после такой короткой прогулки.

– Ну хорошо. Тогда выразимся иначе: вы не устали, но напряженно ищете выхода. Вам надо привести в порядок свои мысли. – И он сел, вытянув ноги. – Советую вам последовать моему примеру. – Прислонившись спиной к стволу дуба, он закрыл глаза. – Никогда не надо думать, если есть возможность чувствовать.

– Благодаря чему вы и преуспели в жизни?

– Ага, – он открыл глаза. – Или это вы оскорбляете меня?

– Да, – Кейт опустилась рядом с ним. – Хотя это не имеет ни малейшего значения для вас.

Сет зевнул:

– Нет, имеет. Но я прощаю вас.

– Благодарю. – Она помолчала. – А разве это безопасно отпускать Джошуа одного?

– Да.

– Будь здесь кто-то посторонний, вы бы унюхали его?

– Или услышал.

– Даже Ишмару? – передернула плечами Кейт. – Ведь он воображает себя воином, какими были индейцы древности.

– И не настолько уж преуспел в этом. Он декоративный индеец. И вылепил сам себя по одному из образцов, что выставляются в витринах дешевых магазинчиков для заезжих туристов. От него за версту разит наивностью, пошлым лосьоном для бритья, кунжутовыми зернами и прочими прелестями.

– Вы так серьезно говорите о столь незначительных деталях?

– Когда вы имеете дело с таким опасным противником, как Ишмару, надо помнить про каждую мелочь, – иначе можно поплатиться головой.

– Как я погляжу, вы постарались ничего не упустить, – кивнула Кейт. – А что вы скажете обо мне? Чем я «воняю», – как хотел выразиться мой сын, – но из вежливости выбрал другое слово?

– В первый раз, когда мы встретились, от вас пахло травяным шампунем. Кажется, он называется «Кассис». Наверное, вы забыли его дома и не смогли купить по дороге, потому что сегодня утром вымыли голову «Преллем». Духами вы не пользуетесь, но зато слегка припудриваетесь пудрой «Опиум». – Он улыбнулся. – Очень приятный запах: чистоты и свежести.

– Спасибо, – растерянно отозвалась Кейт. – Не сомневаюсь, что вы даже знаете, какой пастой я чищу зубы.

– «Колгейт».

Она засмеялась:

– Мне кажется, что я бы не вынесла, будь у меня такой же острый нюх. Не все запахи приятны и доставляют удовольствие.

Его улыбка тоже сошла с лица.

– Да, некоторые вызывают отвращение. – Он снова закрыл глаза. – Поэтому, когда заканчиваешь дело, стараешься выбросить их навсегда из памяти.

Кейт поняла, что он говорил о чем-то своем. Видимо, Сет противостоял тому, что привносит в жизнь «дурной запах».

– У Джошуа есть собака? – вдруг спросил он. Неожиданный переход сбил Кейт с толку:

– Нет.

– А хотите завести? Я собирался отдать своего щенка Ною, но тот слишком занят, чтобы заботиться о нем.

– Ваш щенок?

– Я подобрал его в Колумбии. И сейчас он проходит карантин.

Воспоминание о неприятном запахе вывели Сета на разговор о щенке. Кейт почувствовала прилив любопытства, но подавила в себе желание расспросить его обо всем подробнее. Это не ее дело. Хоть Сет и вел себя очень просто, она нисколько не сомневалась, что это только видимость. Он из тех, кто никогда не открывает душу нараспашку, и не похоже, чтобы он любил откровенничать.

– Может, вернемся к этому разговору спустя какое-то время?

– Хорошо. Я нисколько не сомневался, что вы сразу не станете соглашаться. Вы очень осторожны.

– Осторожность – не самое худшее качество в мире.

– Нет. Я вполне согласен с вами. Точно так же, как я «чувство ответственности», «долг» и «обязанность». – Он опять зевнул. – На чем совершенно свихнулся Ной. Ему не помешало бы толики легкомыслия.

– Если вы ждете, что я начну спорить с вами, то будете разочарованы. На сегодня я наметила отдохнуть как следует, успокоиться и привести свои мысли в порядок. Для того и приехала сюда.

– Тогда прислонитесь к дубу и насладитесь отдыхом, вместо того, чтобы сидеть как игрок в покер.

Кейт поколебалась немного, но затем последовала его совету. Сквозь легкую куртку она чувствовала грубую кору дерева. Расслабиться ей удавалось почти так же, как если бы ее тело связали проволокой. Краем глаза она посмотрела на Сета. Лучи солнца, прорвавшиеся сквозь крону деревьев, солнечными зайчиками играли в его темно-каштановых волосах. Он закрыл глаза, и чувствовалось, что мускулистое тело полностью отдыхало от напряжения. Не хватало только рыбачьей шляпы, которая завершила бы сходство с одной из картин Рокуэлла Кента, которую Кейт видела девочкой.

Но она давно уже не ребенок. А Сет – настоящий мужчина. И ее скованность и напряженность объясняются очень просто. Это нормальная реакция на такого яркого представителя мужского пола, вдруг с удивлением осознала она. Сексуальная волна, окатившая ее – горячая, сильная острая, оказалась столь же откровенной, как у животных. С чего бы его? Ну конечно! Вот что значит оказаться в лесу и услышать зов природы.

– Джошуа говорил мне, что вы отлично подаете мяч, – пробормотал Сет.

– Да.

– Вы играли с детства?

– Девочек не принимали тогда в команду. Но мой отец играл со мной. А вы играли в мяч?

– Немного. Я жил в городе Сандлот, штат Нью-Йорк. А потом в Нью-Джерси. Но в отличие от вас я лучше принимаю. Мне почему-то всегда казалось, что вратари напоминают чем-то гладиаторов. Эта мысль меня воодушевляла.

И тут Кейт поняла, что начала успокаиваться. Теплые солнечные лучи падали ей на лицо. Она чувствовала запах,. травы и земли, запах, исходивший от Сета. И нельзя сказать, что он был ей неприятен. Он сливался с теми запахами, что нахлынули на нее со всех сторон.

– Вот так, – удовлетворенно проговорил Сет. – Вам ведь нравится лес, не так ли?

– Вы чуете и это тоже? За домом, где я жила, рос лес. И мы с отцом каждую субботу надолго отправлялись туда. Но тот лес был другой. Там не было холмов.

– Так вы выросли в Оклахоме?

Она кивнула:

– В пятидесяти милях от Дандриджа. Он был врачом-терапевтом.

– А чем занималась ваша мать?

– Она умерла, когда мне было четыре года. Так что я выросла с отцом.

– Вы с ними хорошо ладили?

– Более чем. – И просто добавила:

– Он был мне самым лучшим другом.

– Вы до сих пор тоскуете по нему?

– Вспоминаю каждый день.

Сет не стал продолжать расспросы. Слава Богу, он не относился к тому числу людей, которые считают, что проявляют внимание и симпатию, выпытывая нечто сокровенное о вас.

– Он был прекрасный врач и необыкновенный человек. Мне повезло с отцом.

– Он похож на Ноя.

Кейт удивилась и растерялась от неожиданности. До сих пор она и сама не догадывалась о том, насколько Ной напоминает ей отца. У него было такое же чувство ответственности и преданности своему делу.

«Сделай это ради Джошуа. Не надо распинать меня. Я не люблю жертвоприношения».

Надо оттеснить эту мысль куда-нибудь поглубже, тотчас спохватилась Кейт. Она была большим мастером подавлять ненужные мысли и эмоции. Собственно, это умение и позволяло ей выжить.

– Ной говорил вам о том, что он был на грани смерти?

– Да. Три года назад.

На тропинке показался Джошуа с рюкзаком за плечами. Он помахал ей рукой.

Кейт махнула ему в ответ, с удовлетворением глядя на сына. Болезненные воспоминания об отце отошли в сторону. И самое главное, сексуальная притягательность Сета тоже исчезла. Слава Богу, что Сет ничего не заметил. Хотя он не из тех, кто упускает что-то из внимания. Но на этот раз, кажется, волноваться не о чем. Сейчас она чувствовала себя намного лучше. Светило солнце. И бояться, что сегодня может что-то произойти, было бы глупо.

– Надо ловить момент, – проговорил Сет.

Кейт повернулась и посмотрела на его расслабленную фигуру. Он продолжал лежать, как лежал. Но взгляд его был проницательным и понимающим.

– Вам с Ноем надо научиться этому. Нельзя позволять, чтобы жизнь придавливала своей тяжестью. – Он улыбнулся веселой, по-настоящему красивой улыбкой. – Никогда не бывает так, чтобы все шло плохо, если умеете ловить момент. Наслаждайтесь им, Кейт.

8.

Тони позвонил неделю спустя.

– Вчера была демонстрация протеста.

– Против чего?

– Против исследований, которые ведут генетики.

– Вот черт побери! Сколько человек приняло в ней участие?

– Человек пятьсот. Но это всего лишь верхушка айсберга.

– Постарайся узнать, сколько их всего на самом деле. Какое количество людей они успели вовлечь?

– Думаешь, их подстрекает Огден?

– Конечно. У меня нет ни малейших сомнений, что это дело его рук. Все выстраивается как по заказу.

– Хорошо. Я постараюсь выяснить подноготную. А как идут твои дела?

– Неплохо.

– Довольно уклончивый ответ.

– Уклончивость – самый лучший способ ведения игры. Советую и тебе следовать ему.

* * *

– Уже полночь! Ложись спать.

Во время работы они незаметно перешли друг с другом на «ты», точно так же, как это получилось и с Сетом после совместной прогулки в лесу.

Оторвавшись от микроскопа, Кейт невидящими глазами посмотрела на Ноя, который стоял рядом с ней.

– Одну минуточку, – и снова склонилась к окуляру, – мне хочется проверить…

– Нет! Сейчас же ложись спать. – Ной вытащил стеклышко с мазками из-под объектива микроскопа. – Ты настолько устала, что я все равно не могу доверять результатам.

– Ничего подобного. Я нисколько не устала, – Кейт попыталась отобрать у него стекло с образцом. – И ты не имеешь права мешать мне.

Ной ловко увернулся:

– А кто, если не я? Корабль потерпел крушение по моей вине, и на эту галеру засадил тебя не кто иной, как я.

Кейт сделала еще одну попытку отобрать у него пробу:

– Сейчас культура свежая. Если я отложу работу, она испортится. Верни мне стекло!

– Возьмешь завтра новый образец. – Ной помог ей подняться. – На сегодня все. Хватит. Нельзя же работать по двадцать четыре часа в сутки.

– Про меня не скажешь, что я переработала, поскольку целых три часа я провела с Джошуа и Сетом в лесу.

Ной мягко подтолкнул ее к выходу:

– И как он?

– Представляет себя Робинзоном Крузо, который попал на необитаемый остров и учится выживать.

– А ты ничего не перепутала? – Ной закрыл за собой дверь лаборатории. – Что-то я плохо представляю себе Сета в качестве Пятницы. Насколько я помню, первое твое впечатление от него было как от Джека-потрошителя. Новая роль, если он действительно ее выбрал, – нечто новое.

Ной был прав. Первое впечатление, а точнее сказать, восприятие Сета незаметно исчезло. И чем больше она общалась с ним, тем все больше открывала в нем нового и неожиданного. Это ее несколько сбивало с толку. Казалось, что этот человек мог принимать любой облик, какой только хотел, оставаясь при этом самим собой.

– Ты сам прекрасно понимаешь, что я имею в виду. – Кейт посмотрела на дверь лаборатории, когда он повернул в ту сторону, что вела к кухне. – Через часик я бы закончила, что хотела.

– Знаю я этот «часик». Мое доверие к тебе подорвано окончательно и безвозвратно. Солнце еще не поднялось, а ты уже сидела за столом? Как это понимать?

Может быть, он и прав, подумала Кейт. Возбуждение, которое росло в ней с каждой минутой, и ощущение восторга захватывали все сильнее.

– Но я приехала сюда для того, чтобы работать.

– Это не значит, что ты должна выжать себя как лимон, до последней капли. Это зрелище не доставит мне никакого удовольствия.

– Сам-то ты работал, не щадя себя, – обличающим тоном заметила Кейт. – Ну и к тому же это будет продолжаться не всю жизнь.

– Разве? – Ной налил ей кофе в чашку. – Выпей кофе и иди спать.

– Кофе? – удивилась Кейт.

– Без кофеина, – пояснил Ной, улыбаясь.

Ну конечно! Проявляя заботу, Ной никогда не упускает из виду главного. Он уже не в первый раз почти насильно уводит ее из лаборатории, опекая, как клушка только что вылупившегося цыпленка. Стол был всегда накрыт, а еда приготовлена, когда она вставала или когда наступало время обеда или ужина. Ной не спускал с нее глаз, следя за тем, чтобы она съедала все, что он положил на тарелку. Он следил и за тем, чтобы она вовремя гуляла или делала пробежку, просто устраивала перерывы. Это была идея Ноя отправить ее сегодня к Джошуа, чтобы она немного отдохнула и развеялась.

– Знаешь, мне как-то не по себе от такого неусыпного внимания. Так в прежние времена девственниц умащивали маслами, чтобы потом принести в жертву на алтаре.

– Должен внести поправку, – он усмехнулся, глядя на нее, – в жертву приносились животные, а не люди. И опять же, если ты не усыновила Джошуа, о девственности поздно вести речь. – Улыбка сошла с его лица. – Что касается меня, то я стараюсь делать все, чтобы по моей вине больше не погиб ни один человек.

В эту минуту на его лице появилось такое тягостное выражение грусти, что Кейт почувствовала невольный прилив сочувствия. Отвернувшись от Ноя, она проговорила более тихо и мягко:

– Тем не менее девственниц все же приносили в жертву. И насколько мне помнится, их весьма холили и лелеяли перед этим. – Отпив кофе из чашки, она поставила ее на стол. – Нет, больше не могу. Если кофе не взбадривает, то какой толк его пить? Не вижу смысла.

– Завтра сварю горячий шоколад. А сейчас – марш в постель.

Она покачала головой:

– Еще нет. Хочу прогуляться по веранде. Мне нужно глотнуть свежего воздуха.

Выйдя с ней на веранду, он спросил:

– Может, принести теплую кофту?

Ну вот, уныло подумала Кейт. Опять он печется о ней как наседка.

– Спасибо, не надо. Я ненадолго. Если хочешь, можешь идти спать.

– Да нет. Я посижу на кухне.

Облокотившись о перила, она всматривалась в ночную тьму и прислушивалась к шорохам, что доносились из леса. Дверь на кухню осталась открытой, и Кейт ощущала на себе его пристальный взгляд:

– Я не собираюсь сбегать.

– Догадываюсь. Тебя слишком воодушевила работа. Теперь моя задача не подталкивать, а, наоборот, сдерживать.

– Сегодня мне удалось добиться девяносто два процента попадания.

– А должно быть девяносто восемь.

– Тогда отпусти меня снова в лабораторию.

– Нет. Так не пойдет.

Кейт заранее знала, что ей не удастся переубедить его, но все же не могла отказаться от попытки попробовать настоять на своем:

– Девяносто восемь я получу на следующей неделе.

– Хорошо.

– Хорошо? Да это же грандиозно! Ведь это то, чего ты ждал. Чего ты добивался, разве не так?

– И то, чего добивалась и ты тоже. Кейт кивнула и глубоко вдохнула в себя свежий прохладный воздух.

– Мне здесь очень нравится. Никогда прежде не доводилось бывать в Западной Вирджинии. Какой густой лес. Раньше мне почему-то казалось, что здесь только одни угольные шахты.

– Если тебе нравится лес, тогда надо было бы взглянуть на наш загородный дом. Мои родители выстроили его к северу от города. И там кое-где попадаются такие густые заросли, что кажется, будто едешь сквозь туннель.

– А твои родители еще живы?

– Нет. Мать умерла, когда мне было четырнадцать. А через десять лет с небольшим от инфаркта умер отец. – Ной поморщился. – К сожалению, ему так и не удалось дожить до того времени, когда наши отношения наладятся. Отец был вечно занят делами и не мог уделить достаточно внимания ни матери, ни мне. Она развелась с ним, когда я был еще маленьким. Но он добился права участвовать в моем воспитании.

– Значит, он должен был проявлять к тебе больше внимания и заботы.

– Возможно. Не знаю. Но мне как сыну досталась в наследство его компания. – Он покачал головой. – Боже, до чего же он был влюблен в свое дело! Все, что у него было, он вложил в компанию. И свои силы тоже. Мне кажется, его больше ничто на свете не интересовало.

– Но ведь и ты тоже влюблен в свою работу.

– Отец довольно рано начал вводить меня в курс дела. Хотя я всячески и пытался избежать участи стать главой компании. Я отправился к Джону Хопкинсу, чтобы защитить у него ученую степень. Но отец перестал платить за обучение до того, как мне удалось довести дело до конца, – Ной криво усмехнулся. – По его словам, общее понимание того, что творится в медицине, – полезно для человека, возглавляющего компанию по изготовлению фармацевтических средств. Но забираться глубже, получать степень при этом совершенно не обязательно.

– И что ты сделал?

– Вышел из себя. Посоветовал ему убираться ко всем чертям и сделал то, чего он больше всего на свете не хотел: пошел в армию.

– Где ты и встретил Сета?

– Сет и Тони Лински проходили вместе со мной службу в спецвойсках. Нас использовали как затычку в разного рода секретных операциях. – Он пожал плечами. – Понадобилось немного времени, чтобы понять, насколько это занятие мне не по нутру. И когда срок службы закончился, я вернулся домой. Зато отец стал намного сговорчивее, мне удалось получить степень, и только после этого я вернулся на фабрику. После его смерти, поскольку управление всем перешло ко мне, я основал независимую исследовательскую лабораторию.

– И зачем?

– Потому что это было мое детище.

– Говорят, что каждый из нас со временем становится похожим на своих родителей…

– Думаешь, я повторил ошибки своего отца? Нет. Я никогда не считал, что должен похоронить себя в стенах компании. И старался жить полнокровно, соблюдая золотую середину. Те, кто работал на компанию… я чувствовал себя в ответе за этих людей. Заботиться о них – тоже было моим делом. – В уголках его губ залегла горькая складка. – К сожалению, я не очень хорошо справился со взятым на себя обязательством.

– Откуда тебе было знать, что Огден…

– Не надо искать оправдании. Я слишком хорошо понимаю, что я наделал. – Подойдя к двери, он сказал:

– А сейчас тебе пора ложиться спать.

В то время как Ной так горько переживал случившееся, она должна идти спать? Собравшись дать ему отпор, Кейт вдруг почувствовала, что необходимо уступить. Ему сейчас и без того тяжело. Не стоит отстаивать свою независимость и усугублять у него ощущение вины. Остановившись рядом с ним, она спросила:

– А что ты делаешь в перерывах между завтраками, обедами и ужинами?

– Звоню по телефону. Потом передаю то, что узнал, Сету, держу его в курсе всех событий и дел. – Он помолчал. – Готовлюсь.

– Готовишься… к чему?

– К апокалипсису. Какой лучше оркестр заказать для мистера Реймонда Огдена.

Она нахмурилась:

– О чем это ты?

– Мы обсудим это с тобой, когда работа над RU-2 будет завершена.

– А почему не сейчас? Или ты по-прежнему считаешь, что я слишком «пуглива» и не смогу после этого сосредоточиться на главном?

– О, Господи, – вздохнул Ной. – Как я жалею, что это слово сорвалось у меня с языка! На самом деле, – и мы это знаем лучше кого бы то ни было, – ты непоколебима, как скала. – Он улыбнулся. – Я совершил промашку. Незачем постоянно пинать меня за это, Кейт. Постарайся проявить снисходительность.

– Не вижу, почему… – Кейт оборвала себя на полуслове. Какая, в сущности, разница, когда они обсудят этот вопрос. На самом деле ей не особенно хотелось отвлекаться и заглядывать вперед. Она уже видела свет в конце туннеля. Победа была так близка. – Только учти в своих планах, что я не собираюсь сидеть сложа руки.

– Мне это даже в голову не приходило.

– Надеюсь, – недоверчиво окинув его взглядом, Кейт прошла мимо Ноя в дом.

– У тебя нет желания заказать что-нибудь особенное на завтрак? – окликнул он ее.

– Настоящий кофе.

– Пара пустяков. В семь утра на него не существует никаких запретов.

– В шесть.

– Дверь лаборатории будет закрыта до семи часов пятнадцати минут. Так что лучше поспать часок. В семь часов на столе будут бекон, тосты, яйцо и «настоящий» кофе. – Он улыбнулся. – И еще я залью крепкий кофе в термос, так что тебе не придется выходить из лаборатории до обеда.

– Вы слишком добры.

– Пытаюсь, Кейт.

Незнакомые нотки в его голосе заставили ее посмотреть прямо на него. И тотчас же Кейт охватило непонятное напряжение. Пространство между ними сгустилось. За минуту до того она готова была спорить, возражать. А сейчас… Сейчас ей отчего-то стало не по себе.

О Господи! Только этого еще не хватало.

Что с ней творится? Такое ощущение, будто страх и тяжесть потери, охватившие ее после убийства Майкла, внезапно отступили. Словно подавленность, не покидавшая ее все последние годы, свалилась с плеч. И теперь она стояла открытая и беззащитная. После развода с Майклом она не испытывала никакого серьезного чувства к мужчинам. А тут пережила влечение сразу к двум. Несколько дней назад – в присутствии Сета. А теперь ощутила его, находясь рядом с Ноем. Только не совсем ясно – похожи эти два влечения друг на друга? Кажется, чувство, вызванное Ноем, более спокойно, в нем нет оттенка животной страсти. Оно напоминало скорее легкий бриз с моря, чем штормовой ветер. Может быть, в нем вообще нет и тени сексуальности. Наверное, это идет от глубокого восхищения и потребности близости.

И ей хочется, чтобы Ной обнял ее, приласкал.

И ему хочется, чтобы она обняла его. Кейт угадала его желание в почти незаметной напряженности тела, всех мускулов.

Чувствуя на себе его неотступный взгляд, Кейт торопливо прошла по гостиной, туда, где находилась ее комната.

Толкнув дверь, она замерла на пороге.

Фонарь с горящей свечой стоял на подоконнике.

Она настолько была поглощена работой в лаборатории, вдруг поняла Кейт, что забыла зажечь вовремя фонарь для Джошуа.

Зато Ной не забыл о мальчике.

«Пытаюсь, Кейт…»

Теплота, забота, внимание, ощущение защищенности. У нее было такое желание близости, как у ребенка, оказавшегося в темноте. Но Кейт не нравилось такое чувство зависимости. Она не имеет права полагаться ни на кого, кроме себя самой.

О, Господи!

* * *

– Семь ноль-ноль, – возвестил Ной, обжаривая ломтики бекона, когда Кейт на следующее утро появилась на кухне. – И кофе тоже готов.

Ной говорил таким тоном, словно вчера между ними ровным счетом ничего не произошло, подумала Кейт. А чего другого она ждала? Что он швырнет ее на пол кухни и возьмет прямо здесь? Ей стало как будто спокойнее.

И в то же время… В то же самое время ее словно бы охватило непонятное чувство разочарования. Неужели она настолько непривлекательна?

– Так что ты успеешь к семи пятнадцати, как я обещал, – добавил Ной.

– Я бы не хотела выбиться из расписания.

– Ты сама его составила, – он расстелил салфетки на столике и расставил тарелки. – Кого я вчера выманивал из лаборатории? Мое дело – приспосабливаться к тебе.

Кейт поняла, что они снова вернулись к тем дружеским пререканиям, как это у них повелось последнюю неделю. Налив кофе в чашки, Кейт принесла их на стол.

– А где же тосты? – удивилась она.

– Тосты? Я приготовил кое-что повкуснее. – Он усмехнулся и наклонился к духовке. – Бисквиты. Хотя и сделанные наспех.

Что означало: он встал задолго до того, как поднялась Кейт.

– А когда я завершу свою часть работы и ты примешься за свою, каким образом ты собираешься обхаживать меня?

– Найду способ, как восполнить недостаток внимания.

– В самом деле? – насторожилась она.

– Черт побери! – Ной вышел из себя. – Хватит! Давай поговорим начистоту. – Он положил бисквит на тарелку и повернулся лицом к ней. – Нельзя же постоянно играть в прятки.

– Никто и не играет.

– Не надо отпираться. – Он поморщился. – Да, я всего лишь человек и ничто человеческое мне не чуждо. И давно мечтал бы переспать с тобой. Для меня это желание мучительно. Но это не означает, что я собираюсь навязываться тебе. И без того я навалил на твои плечи тяжкий груз.

– Давно? – спросила Кейт озадаченно.

– А ты думаешь, что я вспыхиваю, как спичка? Может быть, для тебя мое влечение оказалось неожиданным. Но не для меня. – Ной проговорил эту фразу небрежным тоном. – Ведь ты, Кейт, чертовски хороша.

Кейт вспыхнула. И тут же попыталась одернуть себя: с чего это она смущается, как девочка. Тем более после вчерашнего вечера, когда сама почувствовала влечение и угадала его ответное желание. Наверное, все дело именно в нем. В его поведении. Далеко не всякий мужчина способен держать себя в узде, когда его тянет к женщине. И Ной, конечно, не обрадуется, если Кейт объяснит ему, что сейчас – ради работы – лучше избежать близости. Сейчас ей скорее требуется эмоциональная близость и дружеская поддержка:

– Скорее всего это вызвано тем, что мы живем так уединенно.

– Возможно, – не стал спорить Ной. – Думаю, что мы не раз еще почувствуем влечение друг к другу. Ведь мы здоровые, нормальные люди, и наша тяга естественна. Просто я хотел предупредить, что это никого ни к чему не обязывает.

– Спасибо, что предупредил, – с легкой иронией отозвалась Кейт. – Я и не думала, что это кого-то к чему-то обязывает. – Она принялась сосредоточенно завтракать, стараясь не обращать внимание на разочарованное выражение лица Ноя – совершенно нелогичное, учитывая, как он сам все разложил по полочкам. Впрочем, он правильно сделал, заговорив вслух о том, что мучило не только его, но и Кейт. Его слова озвучили ее собственные мысли. Они коллеги. И им еще предстоит вместе работать. Пока им не до того, чтобы предаваться плотским утехам. Им даже не удалось толком установить простых доверительных отношений. – Тем самым ты заметно разрядил атмосферу.

* * *

– Прошел уже почти месяц, – начал Ишмару, обращаясь к Огдену. – А вы так и не позвонили.

– А я и не собирался тебе звонить! Ты мне больше не нужен.

– Где Кейт Денби?

– Не знаю. И не смей мне больше звонить, – Огден повесил трубку.

Ишмару снова набрал номер. На этот раз отозвался Уильям Блант. Что обрадовало Ишмару. Именно Блант обговаривал с ним условия задания и с большим уважением отнесся к его способностям. Огден напоминал громадного неуклюжего медведя. Блант – гладкую черную змею, которая пряталась в траве, выжидая своего часа.

– Где Кейт Денби?

– Привет, Джонатан, – вкрадчиво-приветливым голосом проговорил Блант. – Мистер Огден остался чрезвычайно недоволен тобой. Думаю, что он больше не нуждается в твоих услугах.

– Где она?

– Мы не смогли этого установить.

– Она мне нужна, – Ишмару помолчал. – Или Огден. Или ты. Выбирай.

Блант усмехнулся:

– Интересное предложение. Я бы с удовольствием предложил тебе двух первых кандидатов, но на данный момент это пока невозможно.

– Как мне добраться до нее?

– Подожди минутку, – Ишмару слышал, как его собеседник накрыл телефонную трубку, и до него донеслась приглушенная фраза. – Я уверен. И позабочусь на этот счет. До свидания, мистер Огден. – После чего наступило молчание, и Блант снова заговорил прямо в трубку. – Мы вот-вот должны выяснить, где они прячутся. И, не исключено, что ты окажешься нам полезным. Единственная ниточка, которая может привести к ним, – Тони Лински. Адвокат Ноя Смита.

Ишмару сразу вспомнил это имя.

– Я занес его в свой список.

– Отлично. Он исчез сразу после взрыва фабрики. Наш человек шел по его следам до Сьерра-Мадры. И там потерял его.

– Думаешь, ему известно, где она?

– Не исключено.

– Дай мне адрес его особняка.

– Его уже нет там.

– Дай адрес.

– Хорошо. – Блант продиктовал. – Удачи тебе. Естественно, если тебе удастся вернуться не с пустыми руками, ты получишь соответствующее вознаграждение за свою находчивость и смелость.

Блант собирался оплатить расходы из собственного кармана, догадался Ишмару. Змея пытается проскользнуть между ним и Огденом.

– Только звони мне домой. Мистер Огден не хочет, чтобы ты участвовал в деле. Однако я считаю, что необходимо отдать тебе то, к чему ты рвешься.

– Попытайся разузнать как можно больше, – сказал Ишмару, прежде чем повесил трубку.

Может быть, Огден и не желает пользоваться его услугами. Но Блант сумеет разузнать, где скрывается Кейт.

Тому, кто имеет дело со смертью во имя славы, всегда находятся добровольные помощники. И при первой же их встрече Ишмару понял, что Блант именно такого рода человек, какой ему нужен. В нем живут древние инстинкты, но он слишком хитер и коварен, чтобы быть настоящим воином. Ишмару видел в нем нечто вроде шамана, который сидит в пещере и колдует, призывая свою собственную славу.

Ишмару опустил глаза и посмотрел на лист бумаги с нацарапанным на нем адресом. Огден дал ему отставку. Но Ишмару не из тех, кого можно вышвырнуть вон. Сейчас надо заняться поисками Лински. А вытащить нужные сведения из человека – ничего не стоит. В этом ему нет равных. Не может быть, чтобы не было тропинки, которая кратчайшим путем приведет его прямо к Кейт.

Кейт. Как странно, что иногда он думал о ней только как о Кейт, а иной раз воспринимал ее как Эмилию. Но постепенно Кейт отступала куда-то в тень и ее место все более занимала тень Эмилии.

– Я выхожу на тропу, Эмилия, – прошептал он. – Потерпи. Я отыщу тебя.

* * *

Ишмару.

Кейт рывком села на постели. Сердце ее бешено забилось.

Нечего паниковать, убеждала она саму себя. Это всего лишь сон.

Боже! Ишмару.

Откинув одеяло, она встала и подошла к окну. Джошуа…

Но сын был в безопасности. Сет и Филис позаботятся о нем.

Просто ночной кошмар. Туманный, мучительный… и страшный. Более ничего. Джошуа в надежных руках. И она тоже в безопасности.

Но Кейт не чувствовала себя в безопасности. В первый раз с тех пор, как она оказалась в этом загородном доме, ей вдруг стало страшно. И ее не заботило, насколько глупо выглядит охвативший ее ужас. Кейт хотелось одного: чтобы рядом с ней был Джошуа. Чтобы она могла прижать его к себе, обнять, погладить по голове.

Что за безумие нашло на нее! Не может же она будить сына среди ночи своими звонками.

«Господи! Помоги мне. Я больше не в состоянии перенести этого чувства одиночества», – взмолилась она.

Ей хотелось уткнуться в чье-то плечо и выплакаться.

Сет?

Но Кейт тотчас отвергла эту мысль. Она не отдавала себе отчета, откуда появляются и куда исчезают эти мысли. Но меньше всего ей сейчас хотелось бы увидеть Сета, к которому она испытала чисто физическое влечение. Однажды в юности она поддалась именно такому чувству. Но тогда Кейт была слишком молода и неопытна, чтобы холодно и разумно взвесить все «за» и «против». Это счастье, что Майкл всегда оставался таким, каким он был, не меняясь. Иначе их отношения могли стать намного хуже. Сет никогда не остается одним и тем же. Он постоянно меняется.

Ной?

И как только она подумала о нем, по телу прошла теплая волна успокоения. Да, при одной только мысли о нем Кейт сразу стало лучше. Вот кто поможет ей. Они во многом похожи. У них одни и те же интересы. Незаметно Ной стал ей близким другом. И в тот единственный миг, когда она почувствовала нечто большее, что скрывалось под тонкой пленкой дружеского внимания, – внутреннее чутье подсказало, как много он может дать ей.

Стоило вспомнить про Ноя, как страх и ужас улеглись сами собой.

Но она нужна Ною только как работник. Его интересует одно: когда же она выполнит ту часть, благодаря которой он сумеет завершить целое. Сегодня ей уже удалось довести попадание до девяносто шести процентов. Скоро ее часть будет завершена.

А если он не испытывает к ней чисто мужского влечения? Все это ерунда, оборвала себя Кейт. Минутная слабость, когда она позволила себе искать помощи в ком-то другом, кроме самой себя. Это пройдет.

Завтра она будет такой же сильной, как и прежде.

* * *

Кейт пила кофе, когда на кухню вошел Ной.

– Пять тридцать, – отметил он. – Я слышал, как ты поднялась. Что так рано? – Тут его взгляд пробежал по серой водолазке, спортивных брюках и кроссовках. – Как я понимаю, ты сегодня не собираешься с утра идти в лабораторию?

– Мне очень жаль, что я разочаровала тебя, – коротко ответила она.

– Откуда такая несправедливость, – спокойно покачал головой Ной. – Что-то не припомню момента, когда я запирал тебя в лаборатории.

– Да, наверное, я несправедлива. Но я плохо спала сегодня. У меня болит голова. И мне надоело биться над твоим чертовым RU-2! – Допив кофе, она поставила чашку на стол.

Ной внимательно приглядывался к выражению, промелькнувшему у нее на лице.

– А почему тебе не спалось?

– Откуда я знаю.

– А мне сдается, что ты прекрасно знаешь, в чем дело.

– Наверное, считаешь, что из-за влечения к тебе? – Она окинула его с головы до пят. – Забудь об этом.

– Ах вот оно что, – он поморщился. – Госпожа в дурном настроении.

– Нет. Настроение у меня отличное. Просто я не могу постоянно быть нежной и ласковой. – Кейт направилась к двери. – Позвони Сету и скажи ему, что я выезжаю.

– Будет сделано, мадам! – отрапортовал он.

Кейт сделала вид, что не обратила внимания на иронические нотки в его голосе, и бегом спустилась вниз. Под густым и плотным навесом кроны было темно и прохладно.

Как хорошо, что она снова может сбежать. Кровь бурлила в ее жилах. Каждый мускул был напряжен.

Она ощущала запах прелой земли и опавших листьев, которые пружинили под ногами.

Первые две мили тропинка была довольно просторной и удобной для бега. Но чем ближе Кейт подходила к домику лесника, тем более густыми становились заросли и тем круче тропинка забиралась вверх.

Зато от стремительного броска вверх по холму она разогрелась, и вспыхнувшая жаркая волна уняла внутреннюю боль.

Тишина и покой окружили ее со всех сторон. Такое впечатление, будто она осталась одна на всем белом свете.

Даже мысли о RU-2 отступили на задний план.

Покинула ее и мысль о Ное.

Перестал существовать даже Ишмару.

– С каким нетерпением ты летишь ко мне навстречу, Кейт! Это приятно!

Ишмару…

Кейт замерла, словно в нее угодила пуля.

– Кажется, я испугал… – Сет выскользнул на тропинку прямо перед ней. – Прошу прощения. Ты побледнела, словно увидела привидение.

Ну конечно! Откуда здесь взяться Ишмару? – рассердилась на себя Кейт. Видимо, ночной кошмар произвел такое сильное впечатление, что она и по сию пору не могла избавиться от него.

– Да, я испугалась. Обычно ты встречал меня где-нибудь неподалеку от домика.

– Увидел, как ты стрелой несешься по тропинке, и решил присоединиться к тебе, чтобы размяться, – усмехнулся Сет. – Наперегонки до лестницы? – предложил он и, не дожидаясь ответа, рванулся вперед.

– Так нечестно, – возмутилась Кейт, бросаясь следом за ним.

Но Сет только расхохотался в ответ. И исчез за поворотом.

Когда Кейт подбежала к лестнице, он уже сидел на ступеньках. И нарочито зевнул:

– Ты что это ползла как улитка?

– Это нечестно! – повторила она сердито, садясь рядом с ним и с трудом переводя дыхание.

Лишь слегка порозовевшее лицо выдавало его участие в этом импровизированном соревновании.

– Ты должен был дать мне фору. Тебе каждый день приходится взбегать на эти крутые горки, так что успел привыкнуть.

– Ага, – Сет пощупал мускулы на правой руке. – Я весь как стальная пружина, – после чего вытянул перед собой ноги, давая им полный отдых. – Но вообще-то ты показала хорошее время, – он искоса взглянул на нее. – Для женщины.

– Ты нарочно дразнишь меня? – Дыхание Кейт начало устанавливаться. – Ничего не выйдет. Как Джошуа?

– Великолепно. Мы ходили вчера вечером на «охоту». И он щелкнул оленя почти в упор. – Сет покачал головой. – Единственная трудность – это удержать его от того, чтобы он не заглатывал сведения слишком большими порциями. За это время на него обрушилась целая лавина новых впечатлений.

– Какие-нибудь новости по почте не приходили?

Сет отрицательно мотнул головой:

– Мы ни с кем не общаемся. Это приказ Ноя.

– А ты всегда слушаешься Ноя?

– Конечно. Он ведет свою игру. И к тому же он всегда бывает прав. – Сет замолчал и помог Кейт подняться. – Только не вздумай повторить ему мои слова.

– Не волнуйся. Не стану. По-моему, он и без того достаточно самонадеян и самоуверен. Сет слегка присвистнул:

– Ной сказал мне, что ты плохо спала.

– Успели промыть мне косточки? И к какому же выводу пришел Ной? Решил, что у меня предменструальный синдром?

– Он считает, что ты переутомилась. Сроки очень жесткие, а это всегда давит. И хотя, как он сказал, ты умеешь работать как никто другой, все равно наступает минута, когда требуется восстановить силы. При таких темпах это необходимо. – Сет помолчал. – Ты чем-то разочарована?

Как это ему удается так легко угадывать, что с ней творится? Нет, нельзя поддаваться. Кейт хотелось сохранить дух соревнования и чувство спортивной злости, которое он задал при встрече.

– А ты уверен, что это не твоя собственная выдумка?

– Хотел бы, чтобы это была выдумка. – Сет усмехнулся. – Сколько очков я получу, если соглашусь с ним?

Черт побери! – спохватилась вдруг Кейт. Неожиданно для себя она вновь почувствовала тот же самый мощный прилив желания, как и несколько дней назад в лесу. Сначала это вызывало у нее гнев и возмущение, затем желание просто подавить это чувство, загнав его в самую глубь. И тут же поймала себя на том, что пытается представить себя в объятиях Сета. Что за чертовщина с ней творится? Похоже, сегодня ей непросто себя обуздать.

Сет лукаво и задорно посмотрел на нее:

– Ну так как? Получил я еще одно очко или нет?

– Нет! – Кейт начала подниматься по ступенькам:

– С тебя хватит забот о Филис и Джошуа.

– Ты недооцениваешь их. – Сет начал подниматься следом за ней. – Филис с меня глаз не спускает. А Джошуа очень храбрый и отважный мальчик. И не простит мне, если я совершу что-нибудь такое, что не соответствует тем нормам, которые ты ему привила. Ты неплохо справилась с воспитанием сына.

– Спасибо, – Кейт с любопытством посмотрела на Сета. – А что ты имел в виду, когда сказал, что Филис с тебя глаз не спускает?

– Она выискивает черные пятна в моей биографии. – Он слегка поморщился. – Человек, который столько времени был наемником, не может оставаться нормальным. После того как я закончил службу в армии, я уже не мог вернуться к обычной жизни, как это удалось Тони и Ною. У меня ничего не вышло.

– А почему?

Сет не ответил, глядя на ступеньки перед собой, и вдруг задорно спросил:

– Кто скорее заберется наверх?

– Так почему же? – настойчиво переспросила Кейт. Сет посмотрел на нее:

– Ну вот, теперь и ты начинаешь присматриваться ко мне. Пора сматывать удочки.

– Ты всегда пытаешься скрыться, когда кто-то начинает пристально вглядываться в тебя? А как же Ной? Ему это прощается?

– С ним я не испытываю никакого чувства неловкости. Ной не принимает меня всерьез. И не придает значения пробоинам в моей обшивке. Не пытается сосчитать, сколько их.

– И что же: ты готов сбежать, оберегая свои «пробоины» от взгляда посторонних, и оставить моего сына без защиты?

Сет расхохотался:

– От тебя не увернешься, Кейт. Клянусь, ты мне нравишься.

И он ей тоже все больше и больше нравился, отметила Кейт, смиряясь с этой мыслью.

– Мальчика я ни за что не оставлю. Он все больше восхищает меня.

Кейт улыбнулась:

– Значит, у тебя хороший вкус.

– Тогда тебе остается выйти за меня замуж и начать вести жизнь домохозяйки.

– Что?

– Я задумал недоброе: похитить его и воспитать самому. Таким образом, ты бы сразу избавила меня от лишних беспокойств.

Кейт усмехнулась:

– Тебе придется улепетывать от меня со всех ног, если я хоть на секунду сочту, что это серьезное намерение.

– А вот это тебе никогда не удастся узнать, – Сет поднял голову, глядя на Филис, которая смотрела на них, облокотившись о перила. – Филис, я только что сделал предложение Кейт. Но она только высмеяла меня.

– Это означает, что она умеет выбирать.

– Вот как. И ты отвергаешь меня как зятя?

– Зачем же сразу так? Я могу усыновить тебя. Надо же как-то разнообразить свою жизнь.

– Ничего себе, – вздохнул Сет. – Налетели на меня с двух сторон и делают вид, что так и надо. Никаких угрызений совести. Когда в вас заговорит сострадание, позовите меня. Хотелось бы посмотреть, как это будет выглядеть.

Кейт не без удивления отметила, что неожиданным образом они поменялись ролями. И это было уже не в первый раз, когда ему ловко удавалось настроить ее совершенно на другой лад. Им было так хорошо вдвоем, словно они знали друг друга давным-давно. Но ведь и Филис тоже никогда не чувствовала себя с Майклом так свободно, как она чувствует себя с Сетом, осознала вдруг Кейт. Конечно, она любила сына, но между ними всегда лежала пропасть. Дело было в разнице характеров. Майкл никогда не разделял способности Филис принимать жизнь такой, какая она есть, а также ее чувства юмора.

– Джошуа уже проснулся? – спросила Кейт, добравшись до площадки.

Филис покачала головой:

– Нет, конечно. Сейчас еще шесть часов. Что случилось?

– Ничего. Просто захотелось посмотреть на него. Ничего особенного. – И Кейт поняла, что говорит правду. Не было ничего такого, из-за чего ей стоило бы волноваться. Оказавшись здесь, она сразу почувствовала себя спокойнее и увереннее. Тень Ишмару отступила. Угроза представлялась смутной и неопределенной. Влечение к Сету тоже перестало пугать, как это было вначале. И то напряжение, которое сгустилось между нею и Ноем, тоже как будто разрядилось. Все вернулось в норму.

– Ты не приготовишь для нас завтрак, пока я пойду разбужу Джошуа?

– Она на пределе, – заметила Филис Сету, глядя вслед Кейт, которая перешла с шага на быстрый бег. – Но ничего не сказала тебе, как я понимаю?

– Как не сказала? Пригрозила, что, если хоть волос упадет с головы ее сына, мне жизни не видать, – улыбнулся Сет, облокачиваясь о перила. – Я ответил, что ты держишь меня в ежовых рукавицах.

– Каков обманщик! – Филис искоса посмотрела на него. – Хотя, если бы взялась, то от меня так просто не отделаешься.

– Знаю, потому и сказал. Вы сильнее, чем я. На меня дунешь – и ничего не останется, как от одуванчика.

Филис окинула его более внимательным взглядом:

– Мне показалось или я и в самом деле расслышала печальные нотки в голосе?

Сет продолжал смотреть на удаляющуюся фигурку Кейт.

– Мне очень нравится жить здесь с вами и Джошуа, – не без труда выдавил из себя Сет. – Даже выразить не могу, насколько мне это по душе.

– Господи Боже мой, неужели ты собираешься сделать и мне предложение?

– Нет, ты слишком разумна для того, чтобы принять его, – усмехнулся Сет и продолжил задумчиво:

– Просто мне хотелось, чтобы вы знали, насколько… мне еще никогда не доводилось встречать… Вы удивительный человек, Филис.

– Знаю. Хочешь еще что-нибудь добавить к этому?

– Нет.

– Тогда отложим этот несказанно трогательный разговор. Тебе пора мыть тарелки. Сегодня твоя очередь.

Сет вздохнул наполовину огорченно, наполовину облегченно.

– Интересно, а кто мыл их вчера?

– Но ведь я приготовила завтрак сегодня утром, – улыбнулась Филис. – И перестань спорить. Нельзя же всегда выигрывать.

– Нет, – ухмыльнулся Сет, направляясь к дверям. – Но хоть один раз я могу выиграть?

* * *

Ной стоял на веранде, когда Кейт подходила к коттеджу.

– Ну как, легче стало на душе? – поинтересовался он.

– Да, – Кейт взбежала по ступенькам. – Намного. Что может быть лучше, когда проводишь время с людьми, которых ты любишь. Сразу настроение улучшается. Не то что сражаться с твоими монстрами.

– Надеюсь, меня не причисляют к ним?

– Не исключено, что да, – улыбнулась Кейт. – И приготовься к тому, что я начну изгонять их.

– Но мне не хочется, чтобы меня включали в их число, Кейт.

– Я же сказала… – Кейт замолчала, заметив, насколько вдруг посерьезнел Ной. Пора объясниться начистоту, решила она. Нельзя же постоянно подавлять внутреннее напряжение. Это сильно мешает работе. И Кейт покачала головой. – Нет, тебя я не отношу к ним. И вообще, в последнее время я вела себя страшно глупо. Прости, пожалуйста. Обычно мне это несвойственно. Я все время делала вид, будто между нами ничего не происходит.

– Не происходит?

– Я очень долго была одна. А здесь мы постоянно рядом. И меня одолевает… черт знает, как бы поточнее это выразить… У меня появилась потребность опереться на кого-то. – Кейт подняла руку, видя, что Ной открыл рот, собираясь заговорить. – Вполне понимаю, насколько это неуместно звучит. И насколько это все не ко времени. Не надо обвинять меня ни в чем. Это никак не должно сказываться на твоей работе. Просто я хочу быть честной до конца. Ты заслужил того, чтобы я была вполне откровенной.

– В самом деле?

– Да. С того момента, как мы прибыли сюда, ты всегда старался называть вещи своими именами. – Она пожала плечами. – Ну вот. А теперь, когда я призналась в своей слабости, можно приниматься за работу. – И Кейт сразу же переменила тему разговора. – А что у нас на ужин? Я проголодалась, как волк.

– Жареная утка, – Ной стоял, не шелохнувшись. – Ты права. Время не самое удачное. – И добавил негромко:

– Но ведь это будет не всегда, Кейт.

Она оглянулась на него и почувствовала себя так, словно ее накрыла теплая волна, настолько нежным было выражение его лица. Именно этого ей и хотелось. Не того дикого, страстного желания, которое охватило ее в лесу, в присутствии Сета Дрейка. Ей было необходимо ощутить именно такого рода невидимую, но глубокую внутреннюю связь.

Но все же сейчас они не могли дать волю своим чувствам. Слишком неожиданно они проявились. И слишком мало времени пока еще прошло.

Может быть. Когда-нибудь позже.

Она угадала в его словах обещание.

И тогда…

* * *

– Все. Свою часть работы я довела до конца! – выкрикнула Кейт, распахивая дверь лаборатории через четыре дня после этого разговора на веранде. – Теперь очередь за вами, доктор Смит.

Лицо Ноя озарила радость:

– Неужели девяносто восемь?

– Тютелька в тютельку, – Кейт рухнула в плетеное кресло и вытянула скрещенные ноги. – Моя дискета и распечатанные результаты на лабораторном столе.

– Ты знаешь о том, что я собираюсь привлечь тебя и к последней стадии своих разработок?

– Я думала об этом. Если тебе понадобятся какие-то дополнительные объяснения, я побуду здесь день или два. А потом мне хочется провести побольше времени с Джошуа и Филис.

– Как ты сразу оживилась и повеселела, – улыбнулся Ной. – Поздравляю с победой!

– Спасибо, – Кейт чувствовала себя не просто оживленной. Она была на седьмом небе от радости. – Не понимаю, с чего это я так обрадовалась. Ведь я ждала этого со дня на день.

– Но только сегодня ты получила что хотела. Сногсшибательный результат.

– Знаю.

– Дать кофе?

– Нет, – Кейт вскочила с кресла. – У меня такое ощущение, что я вот-вот оторвусь от земли и полечу. Мне надо куда-то выплеснуть энергию. Пробежаться, например. Составишь мне компанию?

– Конечно, почему бы… – Ной замолчал. – Нет, лучше я пойду в лабораторию и просмотрю записи. Сегодня вечером хочу засесть за работу.

Ей показалось, что радость слегка померкла. Впрочем, ей следовало бы догадаться, что он не захочет откладывать ни на минуту последнюю стадию.

– Как хочешь, – Кейт сняла лабораторный халат и бросила его на кресло. – Можешь убедиться сам, своими глазами.

* * *

Ноги сами несли ее вниз по ступенькам. Забудь об этом, сказала она себе. Шлифовка ее уже не касается. Честь открытия принадлежит все равно не ей.

Но ей так хотелось с кем-то разделить свою радость. С Джошуа и Филис. А еще Сетом. Можно обойтись и без Ноя.

И Кейт со всех ног пустилась по направлению к домику лесничего.

9.

– Ну-ка, Ной, давай заканчивай, – сказал Сет, открывая дверь лаборатории. – Придется тебе оторвать задницу от стула и помочь мне.

Кейт стояла у центрифуги и, услышав его голос, с тревогой обернулась:

– Что-нибудь стряслось?

– Привет, Кейт. Нет, ничего не стряслось. Просто мне надо поговорить с Ноем.

– Сет, я занят… – отозвался тот. – Мы уже стоим на пороге…

– Жду тебя на веранде, – нетерпеливо перебил его Сет. – Сейчас же, – и, повернувшись, вышел из лаборатории.

Ной пожал плечами и обратился к Кейт:

– Извини, пожалуйста. Я вернусь через минуту, – заверил он ее и отправился следом за своим другом. – Ну что такое?

– Тебе надо побыть немного с Джошуа, – осклабившись, ответил тот.

– Но это твоя обязанность. При чем тут я?

– Чем я и занимался. Но сейчас, когда ты потребовал, чтобы Кейт все время проводила вместе с тобой в лаборатории, я остался с ним один на один… – Он помолчал немного и проговорил негромко:

– Что не очень хорошо для мальчика.

– Но почему?

– Он… я ему понравился. И он, кажется, начинает подражать мне.

Ной расхохотался.

– Ничего смешного не вижу в этом.

– Я уверен, что Кейт с тобой будет согласна.

– Ну конечно. Кейт знает, что хорошо для мальчика, а что нет. Так что советую тебе призадуматься над этим. Погуляй с ним. Объясни, что во мне нет ничего такого, что следует брать за образец. Что я того не заслуживаю.

– И ты считаешь, что это пойдет ему на пользу?

– Не знаю, – нерешительно ответил Сет и добавил:

– Может быть, и нет. Но все же нужно попробовать развеять мой ореол.

Ной снова усмехнулся:

– Значит, я правильно догадывался, что ты не совсем равнодушен к этому вопросу.

Сет поморщился:

– Послушай, мальчик только что потерял отца. И чувствует себя беззащитным. Нельзя, чтобы он привязывался к кому-то, кто потом уйдет из его жизни. Ты должен приручить его к себе.

– А с чего ты решил, что мне не придется уйти из его жизни, когда мы закончим работу?

– Ты никогда не отказываешься возложить на себя обязанности о ком-то, чья судьба тебе небезразлична. До сего дня, во всяком случае, было именно так.

– Я возмущен, несмотря на то, что ты безукоризненно держался все это время.

– Хватит заговаривать мне зубы. Ближе к делу.

– Когда я возглавил фирму «Джи энд Си», ты ускользнул от меня как рыба, – Ной улыбнулся. – А теперь, кажется, я нашел крючок, за который тебя можно ухватить.

– Ничего подобного. А потом ты потребуешь, чтобы я одевался в костюмы от Армани и ходил с «дипломатом», как Тони. И чего доброго еще запишешь в клуб теннисистов.

– Что вряд ли позабавило бы Тони.

Сет насмешливо улыбнулся:

– Тем хуже для него, – тут лицо его посерьезнело. – Все дело в том, что и мальчик мне очень нравится. Но мне не улыбается играть и дальше роль заботливого дядюшки. Тем более что когда работа закончится, Кейт сделает мне ручкой, и мы распрощаемся навеки.

Ной покачал головой:

– Не правда, Сет. Ты ей нравишься.

– Постольку поскольку я охраняю ее сына. А когда нужда в этом отпадет, мое присутствие окажется неуместным. Господи, ты же сам понимаешь это не хуже меня. Чувство ответственности у нее развито даже более чем у тебя, Ной.

– Не понимаю, с чего это вдруг твое присутствие может ей вдруг показаться «неуместным»? Я так не считаю.

– Считаешь, иначе не стал бы меня подгонять под свои шаблоны и заманивать в свои сети.

– Только по той причине, что ты мой лучший друг и мне хочется видеть тебя чаще, чем раз или два в год.

Сет быстро посмотрел на Ноя:

– Тогда прими меня таким, какой я есть.

– Принял бы с удовольствием, если бы ты сам был доволен своей жизнью.

– Видишь ли, я не из тех добрячков, что смиренно взирают на зло, которого предостаточно в мире. Так что оставь мне заниматься тем, что я делаю лучше других. Я хочу быть тем, кто есть. Запомни это.

Сет в упор посмотрел на своего друга и добавил:

– И еще одно. Послушай – это важно. Я знаю тебя достаточно давно. А понаблюдав за тобой и за Кейт, скажу напрямик: то, что происходит между вами, – очень серьезно.

Ной помолчал некоторое время:

– Может быть. Посмотрим.

– Ты становишься таким же осторожным и предусмотрительным, как Тони, – с легким отвращением заметил Сет. – Что тебе еще нужно? Вы с Кейт как сиамские близнецы. До уныния порядочные и до отвращения скучные. А еще одинокие. Как два сапога, которым не хватало пары.

– Ну уж не настолько мы и похожи.

Сет фыркнул.

– Это мое дело, – отрезал Ной и повторил слова самого Сета. – Так что не вмешивайся.

Тот вскинул брови:

– Это и мое дело тоже, поскольку оно касается твоего будущего.

– Господи Боже мой! Мы еще даже… – Ной пожал плечами. – Ладно, что толку болтать об этом?

– Так ты придешь к нам завтра и отправишься на прогулку с Джошуа?

Ной нахмурился:

– Неужели никак нельзя это дело отложить? Мы должны закончить через несколько дней. Еще чуть-чуть, и соединение будет готово.

– Нет. Откладывать больше нельзя. Я и без того оттягивал сколько мог. Один день ничего не решит. Пусть Кейт поработает без тебя.

– До чего же ты нетерпелив и упрям!

– Да. И если ты не в состоянии оторваться от своего RU-2 сам, то я приду и выволоку тебя из-за стола. Забудь на несколько часов о своих пробирках и растворах и помоги мне.

– Ну хорошо. Только не надейся, что я проведу весь день с Джошуа.

Сет вымученно улыбнулся:

– От всей души надеюсь, что тебе удастся найти повод отпустить какое-нибудь нелестное замечание в мой адрес. Попытайся развеять ореол очарования. – Сет развернулся, бегом спустился по ступенькам и запрыгнул в своей «Лендровер». – Завтра в восемь утра. Я жду.

Ной смотрел вслед своему другу, пока тот не скрылся. Под насмешливой улыбкой Сета, несомненно, таилась боль. Почему? Но как бы там ни было, а его беспокойство могло отразиться на RU-2…

Господи, оборвал себя Ной. Неужели ты не можешь думать ни о чем, кроме своего лекарства? Но как о нем не думать, если из-за этого открытия погибло уже столько людей. И хотя бы поэтому работу надо во что бы то ни стало довести до конца.

Все ли он сделал для того, чтобы защитить свое детище? Правильный ли он выбрал путь?

Ной подошел к телефону и набрал номер Тони в Вашингтоне.

– Мне нужно, чтобы ты кое-что сделал для меня, – сказал он, когда тот поднял трубку.

– Привет, – угрюмо отозвался Тони. – Я уже кое-что приготовил для тебя. Прощупал кое-кого из политиков и лоббистов. Не хуже Джеймса Бонда.

– Итак, что там еще затеял Лонгуорт?

– Пока ничего нового.

– Были еще демонстрации протеста?

– Вчера. Правда, народу было меньше, чем в прошлый раз. Но это еще ничего не означает. Сколько тебе осталось до завершения?

– Не знаю в точности. Но конец уже виден.

– Торопись. Меня уже тошнит от безделья. Почему ты не пришлешь сюда Сета и не дашь мне вынырнуть? Я не могу сидеть сложа руки и ждать.

– Сет мне нужен здесь. – Ной улыбнулся, услышав, как простонал Тони. – Вот увидишь, вскоре тебе предстоит заняться более интересным делом, чем ловить рыбу в мутной воде.

– Все что угодно. Только бы не сидеть в бездействии.

– Рано радуешься. Когда я тебе скажу, в чем дело, ты, может быть, пожалеешь о сказанном.

* * *

– Пора спать, Джошуа, – напомнила внуку Филис и, строго нахмурив брови, посмотрела на Сета. – Гитару – в сторону! Ты же знаешь, еще час назад он должен был отправиться в постель.

– Прошу прощения, – кротко отозвался Сет, прислоняя гитару к перилам. – Мы и не заметили, как прошло столько времени.

– Еще пятнадцать минут! Я уже надел пижаму, – умоляюще протянул Джошуа. – Мне хочется повторить этот аккорд.

– Он никуда не денется от тебя до завтра.

– А вот это напрасно. Никогда нельзя быть уверенным в такого рода вещах, – пробормотал Сет. – Разве вы никогда не слышали о навсегда утраченных мелодиях, о забытых аккордах и…

– Зато мне все известно о тех, кто умеет тянуть время, – Филис указала на дверь, решительно сказав:

– Спать!

– Но я еще не успел пожелать «спокойной ночи» маме, – Джошуа покосился на гитару, лежавшую на настиле, но все же послушно поднялся. – Пойду возьму бинокль.

– Не забудь почистить зубы и причесаться.

– Будет сделано, – ответил он, подражая тону Сета, и скрылся в дверях дома.

Но Филис не ушла следом за ним, а, посмотрев на Сета, спросила вдруг более мягко:

– А как ты? Все в порядке?

– Конечно, – он снова взял в руки гитару и провел пальцами по струнам. – Что со мной может быть? Разве что немного тревожно.

– Не похоже. Во всяком случае, когда я вышла, у меня создалось другое впечатление. – Она пожала плечами. – Не знаю. Мне показалось, что тебе скорее грустно.

Надо же, какой у нее зоркий глаз.

– Грустно? – Сет сделал вид, что задумался. – В этом что-то есть… Звучит очень возвышенно. Прежде меня в таком никто не мог заподозрить.

– Но ты и в самом деле весьма тонкий человек.

– В самом деле? А вы хоть представляете, скольких людей в своей жизни я убил?

– Нет, не представляю. Но только не стоит пытаться выглядеть грубее, чем ты есть на самом деле.

– Попробую, – он снова провел пальцами по струнам. – Должен признаться, мне льстит ваша оценка.

– Перестань увиливать и скажи мне прямо, что тебя мучает? – не обращая внимания на его уловки, спросила Филис.

– Откуда мне знать? Вот вы с вашей прозорливостью и угадаете, что происходит со мной. Я для вас – как открытая книга.

– Не преувеличивай. Вероятно, ты по привычке прячешь свои чувства от взгляда посторонних, но хвосты-то все равно торчат, сколько ни старайся. – Она нахмурилась. – Может, пока ты ездил в коттедж, что-то произошло? Тебе показалось, что нам что-то угрожает?

– Нет, насколько я могу судить – все пока идет нормально, как и было задумано. Правда, я не знаю, сколько им времени еще потребуется на то, чтобы полностью завершить работу. А когда за тобой охотится такой тип, как Ишмару, лучше не сидеть на одном месте. – Сет пожал плечами. – Но решать не мне. Ной считает, что пока так лучше.

– И ты не собираешься переубедить его, настоять на своем?

– Разумеется, нет.

– Сдается мне, что дело обстоит совсем не так.

– Разве? – Он окинул ее внимательным взглядом. – Ты думаешь, что я обижен на Ноя? – Сет покачал головой. – Нет, для меня он все равно что родной брат. Мы очень разные люди с ним, но я его люблю.

В эту минуту на площадку вышел Джошуа с биноклем в руках:

– Мне хочется увидеть их…

– Вот и увидишь сейчас, – Сет снова отставил гитару и прислонил ее к перилам. – Идем, – и они направились на ту сторону площадки, что находилась по другую сторону от входа. Мы только на минутку, Филис.

– Знаю я вашу «минутку». Она всегда оборачивается часом. Если я через десять минут не застану Джошуа в постели – берегитесь! Вам несдобровать. – И она пошла в дом.

Сет поморщился:

– Скорее, а то нам влетит по первое число.

Джошуа кивнул и заговорщицки посмотрел на своего старшего друга.

– Ага. – И быстро добравшись до нужного места, сел, сложив ноги по-турецки. – Но мы ведь успеем за десять минут? – И принялся напряженно вглядываться в гущу леса и прислушиваться к звукам, долетавшим оттуда. – Это и есть сова?

– Да. Сидит на третьей ветке клена, с левой стороны.

– Не вижу, – Джошуа поднес к глазам бинокль. – А! Вот она. Как светятся у нее глаза… Не понимаю, как ты сумел разглядеть ее в такой темнотище. Да еще без бинокля.

– Навык. Иной раз в темноте прячутся существа более опасные, чем совы.

– Ты имеешь в виду змей? Я читал про анаконду. Они обитают в Южной Америке. Тебе приходилось бороться с анакондами?

– Разве я похож на такого дурака, который полезет бороться с ними? С чего бы это мне вдруг пришло в голову искать их?

– А есть люди, которые борются с крокодилами. Во Флориде. Так мне папа говорил.

Последнюю фразу он произнес как-то не задумываясь, просто и легко, отметил про себя Сет. Наверное, самый острый приступ боли и ощущение потери все-таки прошли. Хорошо бы, коли так.

– Похоже, твой отец относился к этому без всякого одобрения.

– Да, – кивнул Джошуа и после короткого молчания вернулся к началу разговора. – Но ты на самом деле имел в виду не зверей. А людей, так ведь?

Наверное, следовало бы отвлечь внимание мальчика. К чему ему знать о насилии и зверствах, существующих в мире? Ной старался бы делать вид, что ничего такого нет.

Но Сет не Ной. Он обещал Джошуа, что будет честным с ним.

– Да. Именно их.

– Снайперы?

– Иногда и снайперы. Если речь идет о войне. Но, как ты сам понимаешь, здесь нет снайперов.

– Знаю, – Джошуа снова помолчал. – А что мы будем делать завтра?

– У меня есть кое-какие дела. Но к нам собирался прийти Ной. Ему хотелось пойти с тобой на рыбалку.

Джошуа нахмурился:

– А что тебе надо сделать? Это срочно? Неужели нельзя отложить?

– Да, парочка телефонных звонков, которые не терпят отлагательства.

– А нельзя ли позвонить туда ночью?

– Нет, не получится, – Сет смотрел прямо перед собой. – Да вы прекрасно обойдетесь без меня. Постарайся наловить побольше Ноя.

– Ага, – Джошуа снова помолчал. – А если ты попробуешь дозвониться утром и мы вместе отправимся на рыбалку после обеда?

– Утром рыба ловится лучше. И потом, я не могу сказать, сколько времени понадобится на то, чтобы закончить разговор. Лучше не ждать.

– Ну ладно. – Опять последовало молчание. – Ему и в самом деле хотелось пойти со мной на рыбалку?

– Конечно. А почему бы и нет?

– Но он… всегда выглядит таким занятым.

– Как и твоя мама. Но ты же знаешь, что для нее большая радость – побыть с тобой. Или ты считаешь, что она только делает вид? Прикидывается?

– Мама никогда не прикидывается, – сердито возразил Джошуа. – И никогда не обманывает.

– Ну ладно, ладно. Ты же понимаешь, к чему я это сказал. Для того чтобы ты знал: ты ужасно… приятный парень. И всем доставляет радость общение с тобой.

Джошуа вдруг усмехнулся:

– Знаю.

– И мне кажется, будет неплохо, если ты постараешься получше узнать Ноя. Он тоже ужасно приятный человек, – улыбнулся Сет.

– Но не такой уж-ж-ж-жасно приятный, как ты, – возразил Джошуа, подражая тону Сета.

Черт возьми! Опять, подумал про себя Сет недовольно.

– А вот увидишь сам. Только, конечно, в другом роде. – И, запнувшись, добавил:

– Ной намного лучше, чем я.

Джошуа покачал головой.

Нет, так дело не пойдет, снова обеспокоенно подумал Сет. И чем скорее мальчик начнет видеться с Ноем, тем лучше.

– Ты знаешь, наши десять минут уже подходят к концу. Так что поторопись сказать «спокойной ночи» маме.

Джошуа перевел бинокль в сторону коттеджа.

– Свеча горит. Но мамы не видно. Наверное, она все еще сидит в лаборатории.

– Но свечу она зажгла. И знает, что ты сейчас смотришь на нее.

– Ага. Огонь такой ровный. И он будет гореть всю ночь. Сильное, ровное пламя.

Как и сама Кейт. В ней горит такое же сильное, яркое, неугасимое пламя, подумал невольно Сет.

– Пожелай ей спокойной ночи, Джошуа.

– Спокойной ночи, мама. Хороших тебе снов.

Сет посмотрел в ту же сторону, что и Джошуа. Без бинокля он мог разглядеть только крохотное светящееся пятнышко.

Сильное, ясное, чистое пламя…

– Спокойной ночи, Кейт, – негромко проговорил и он следом за Джошуа.

* * *

– Добрый вечер, мистер Блант, – охранник, стоявший у входа в гараж, заискивающе улыбнулся. – Желаю вам приятного времяпрепровождения. До завтра.

– Спасибо, Джим, – Блант пошел в ту сторону, где стояла его машина, испытывая легкое чувство удовлетворения от услужливого тона охранника. Люди, работавшие у Огдена, постепенно начинают понимать, как много от него зависит. Они угадывают, в чьи руки переходит реальная власть. Если вспомнить, что отец в этом возрасте еще не обладал подобной властью, а носился с бандой по Чикаго, нагоняя страх на его жителей.

А значит, когда ему будет столько же лет, сколько отцу, он станет одним из самых могущественных людей Америки. Отец об этом и мечтать не мог.

Отперев дверцу своей машины, Блант сел за руль. Марку автомобиля он выбирал с большим тщанием. Покупать такую броскую и дорогую машину, как отцовский «Роллс-Ройс», он и не думал. Его выбор пал на «Лексус» – типичная марка делового, достаточно обеспеченного, не пускающего никому пыль в глаза молодого бизнесмена, занятого вполне законными операциями. Нельзя сказать, что у Огдена настолько чистые руки, но ведь главное – это впечатление, которое ты производишь на тех дураков…

– Не шевелись!

Блант замер, глядя в зеркальце заднего обзора.

Ишмару.

Волна страха прокатила по телу, но Блант постарался подавить его и улыбнулся, глядя на этого ублюдка, который спрятался на заднем сиденье, а теперь вынырнул за его спиной:

– Что это за представления ты устраиваешь? Неужто нельзя было позвонить? Могли встретиться где-нибудь за столиком…

– Ты все последнее время водил меня за нос!

– Не правда. Я выдал тебе все, что удалось узнать о Тони. И вспомни – сразу предупредил тебя, что это дохлый номер.

– Дохлый номер, потому что ты не передал мне записи секретных переговоров, которые он вел.

– Потому что сами не смогли раздобыть их. Работа идет. Но на руках пока ничего нет.

– А мне сдается, что записи у тебя уже есть. И мне сдается, что тебе известно, где сейчас находится этот Лински.

– И скрываю это от тебя и от Огдена?

– Где он?

– Ишмару, пораскинь своими мозгами, с какой бы стати я стал это делать? Я знаю, как сильно ты хочешь… – Холодное лезвие кинжала коснулось его шеи. – Перестань дурить. Я как раз собирался тебе все рассказать. Только ждал подходящего случая. Сейчас Лински пользуется цифровым телефоном. А прослушать цифровой телефон невозможно. Даже заполучить запись оказалось невозможно. Но ведь сам по себе он нам ни к чему. Нам нужен Смит и эта женщина. Без меня тебе до них не добраться. Все концы в моих руках. Смотри не промахнись.

– Не промахнусь, не бойся. Он скажет мне все, что мне нужно. Где он?

Липкий пот выступил на теле. Если сейчас сказать, где Лински, Ишмару может счесть, что он ему больше не нужен, и прикончит здесь же, в машине. А если утаить, то этот ублюдок не успокоится, пока не перережет ему горло.

– Что ж, может, ты и прав. Может быть, ожидание не самый лучший способ. Только не спугни Ноя и Кейт Денби. Тогда без моей помощи ты ни за что не найдешь их. – Он почувствовал, как из-под острия кинжала на шее выступила кровь, и быстро добавил:

– Мне приходится отрабатывать несколько вариантов для большей надежности. И я буду держать тебя в курсе всех дел. Ведь мы с тобой в одной команде.

– Где Лински?

– В Джорджтауне, отель «Бренден». Зарегистрировался под именем Карл Уайлли. – Кинжал по-прежнему впивался в кожу. Блант вцепился руками в руль. – Если ты считаешь, что это только пойдет на пользу делу, садись ему на хвост, но держи меня в курсе дел. Тогда мне будет легче прорабатывать свои другие версии. Идет?

Молчание.

– Идет, – недоверчиво выдавил из себя Ишмару и убрал кинжал.

Блант почувствовал, что в нем вскипает гнев. Черт бы побрал этого выродка, из-за которого он пережил такой страх и такое чувство беспомощности.

– Только дай мне еще несколько дней, чтобы я смог выудить новые сведения из телефонной станции. От тебя не убудет, если ты просто последишь за ним это время. Договорились?

– Посмотрим, – Ишмару вышел из машины. Неяркий свет фонарей в гараже высветил его лицо, оно было бесстрастным. – Только не вздумывай обманывать меня в следующий раз.

– Никто тебя и не обманывал. Просто…

– Ишмару пошел прочь от машины, не обращая никакого внимания на говорившего Бланта. Словно он был бессмысленно жужжавшей мухой. Блант вспыхнул от злости. Этого выродка надо прибить без всяких разговоров. Стоит только позвонить отцу и сказать… Нет, так действовал его отец. Это его типичный прием. А Блант знает, что нельзя убивать кого-то только потому, что он разозлил тебя. Убивать имеет смысл тогда, когда это выгодно. Когда наступает нужный момент. Когда ты все продумал до конца и отработал человека на полную катушку.

Вынув носовой платок, он приложил его к ранке на шее, чтобы унять кровь. Каким образом Ишмару попал в охраняемый гараж? Надо выгнать к чертям собачьим этих простофиль-охранников. Придя к такому выводу, Блант почувствовал, что ему стало легче. В конце концов, власть, как и прежде, у него в руках.

Это всего лишь легкая заминка на пути. А всю ситуацию он по-прежнему держит под контролем. Главное, чтобы Ишмару сумел добраться до лекарства.

А потом он прикажет, чтобы этого ублюдка сначала кастрировали, а потом вышвырнули в канализацию.

10.

– Не могу поверить своим глазам, – прошептала Кейт, протягивая листы с последними результатами проверок. – Взгляни сам.

– Трусиха, – глубоко вздохнув, он принялся проглядывать столбцы цифр.

– Ты что, собираешься рассматривать их целый день? – нетерпеливо сказала Кейт. – Говори же! Быстрее! Что ты думаешь?

– Ну вот! – Он посмотрел на нее и улыбнулся. – В самое яблочко!

Радость пронзила ее, как молния, и она кинулась обнимать его, чуть не сбив с ног.

– Ты уверен? Никакой ошибки?

– Да ты и сама знаешь, – он поднял ее на руки и закружил. – Мы получили его!

– А что, если все-таки вкралась ошибка? Надо проверить еще раз…

– Сколько раз ты повторяла эту фразу за последнюю неделю? Не волнуйся. Еще не одна лаборатория проведет сотни проб, прежде чем его примут и начнут им пользоваться. Вот почему я так много внимания уделил фактору подавления отторжения. Наше открытие тем и замечательно, что…

– Да, – кивнула Кейт, отступая на шаг и улыбаясь ему. – Только я хочу уточнить: не «наш RU-2», а «твой». Ной покачал головой:

– Наш. Я уже предупредил Тони, чтобы он внес поправки в патентную заявку. Там теперь будут фигурировать две фамилии.

Кейт, выпрямившись, посмотрела на него:

– Я не давала тебе на то разрешения. И никогда не позволю. Я присоединилась к работе на самой последней стадии.

– Да, но сделала самый серьезный вклад в разработку.

– Вклад, да. И горжусь тем, что смогла сказать свое слово. Но я не создавала сам препарат.

– Но без твоих разработок он бы не пошел. И это весьма существенный момент. – Ной закрыл ей рот ладонью, когда она собралась было протестовать. – Все равно уже дело сделано. И Тони уже наверняка успел подготовить соответствующие бумаги. Он чуть из собственной шкуры не выпрыгнул, когда услышал мою просьбу.

Кент отодвинулась от него.

– Но я не хочу присваивать то, к чему не имею отношения. Только попробуй вписать мое имя! Я тотчас же соберу пресс-конференцию и заявлю журналистам, что это всего лишь великодушный жест по отношению к своему коллеге. – В ее улыбающихся глазах светились озорные огоньки. – После чего все поймут, что ты на самом деле святой Ной. Нравится тебе такой вариант?

– Ну с этим нетрудно будет справиться.

Она встретила его взгляд. И в этот момент какая-то искра проскочила между ними. И теплая волна окатила их с ног до головы.

Обещание счастья…

Ной ласково прикоснулся к ее щеке.

– Кейт…

Да, именно это, снова подумала она. Теплое, ласковое чувство, а не та примитивно-животная страсть, охватившая ее в присутствии Сета.

Ной отступил на шаг и улыбнулся:

– Пока еще нет. Я не имею права воспользоваться твоим воодушевлением. Теперь у нас впереди масса времени… – сказал он с протяжным вздохом и добавил:

– Давай позвоним Сету, Филис и Джошуа, поделимся с ними последней новостью. После чего я приготовлю праздничный ужин. И затем…

Телефонный звонок не дал ему договорить.

Ной усмехнулся:

– Спасительный звонок. Но, по-моему, ты меня поняла. Мне даже не верится, как это я сумел отважиться признаться…

– И мне тоже, – суховато ответила Кейт. – До сих пор еще никто не искал спасения от меня. Вроде бы я не похожа на роковую женщину.

– Напрасно ты так считаешь, – Ной поднял трубку. – Алло.

Кейт вопросительно смотрела на него.

– Тони, – беззвучно проговорил он одними губами.

Тони Лински. И Кейт почувствовала вдруг напряжение во всем теле. Ной считал его своим другом и всегда разговаривал очень доверительно. Но в данную минуту Тони как бы олицетворял собою иной мир. Тот мир, с которым им теперь, – когда работа над RU-2 закончилась, – предстоит встретиться лицом к лицу.

– Нет, я не передумаю, – проговорил Ной в трубку. – У тебя уже все готово? Хорошо. Встретимся завтра в твоем отеле после обеда.

Глаза Кейт испуганно округлились, и она продолжала недоуменно смотреть на него и после того, как он повесил трубку.

– Ты уезжаешь?

– Только на один день. Мне надо подписать бумаги.

– А что, он не может сам приехать?

– Он-то может. Но я не хочу, чтобы Тони знал, где мы.

– Из-за меня?

– Я пообещал, что ты и твоя семья будут в безопасности. И не имею права рисковать.

– А разве тебе самому эта поездка ничем не грозит?

– Не могу ручаться головой, – усмехнулся Ной. – Конечно, всякое может случиться. Но это необходимо сделать.

– Тогда оставайся здесь. Это безумие уезжать, когда особой нужды нет. И я не желаю, чтобы ты менял заявку.

– Но дело не только в патенте. Есть и другие бумаги, которые я должен подписать собственноручно. – И он добавил спокойно:

– Все будет хорошо, Кейт.

Ему не следует уезжать, растерянно думала Кейт, понимая, что не в состоянии остановить его:

– Глупее ты ничего не мог придумать, – сердито проговорила она вслух и развернулась, чтобы выйти.

– Неужели ты откажешься и от моего ужина? – взмолился Ной. – Я превзошел самого себя.

– Иди ты к черту со своим ужином… Если бы… – Кейт прекрасно понимала, что Ной, конечно же, не станет слушать ее. Быть может, Сет сумеет переубедить друга? – Ладно. Звони Сету и зови всех.

* * *

– Ничего не получилось, – пробормотал Сет, остановившись в дверях, когда ужин закончился и Филис с Джошуа уже спускались по ступенькам. – Хотя сделал все, что мог. Даже предлагал поехать самому и привезти эти бумаги сюда.

– Безумие какое-то, – с силой проговорила Кейт. – Он не имеет права так рисковать.

– Рано или поздно придется. Мы не можем торчать здесь до скончания века.

– Тогда поедем вместе, чтобы обезопасить его. Разве ты не для того приехал по его вызову?

– Нет. Я здесь для того, чтобы защитить Филис и Джошуа. А пока его не будет, значит, и тебя тоже. – Его губы изогнулись в насмешливой улыбке. – И как бы тебе ни хотелось заставить меня поехать, Ной ни за что не согласится, чтобы я сунул вместо него голову в петлю.

И Кейт тоже не согласилась бы на это. Ей почему-то даже в голову не пришло, что и Сету в поездке может грозить опасность. Он казался таким неуязвимым.

– Мне вообще не хочется, чтобы кто-то ехал. Просто мне представлялось, что двоим это будет…

– Знаю, – кивнул Сет. – Меня, в отличие от Ноя, в расчет не принимают.

– При чем здесь это? – Кейт непроизвольно прикоснулась к его руке. – Прости, Сет. Я не подумала. Меня все это настолько расстроило.

– Именно в такие минуты правда и выходит наружу. Все в порядке. Теперь я понял, кто у тебя на первом месте, – он оглянулся и посмотрел в сторону кухни, где Ной мыл тарелки. – Но я не могу заставить его принять мою помощь, Кейт. И даже не уверен.в том, что имею право на такую попытку. Но ты должна знать, что он постарается позаботиться о себе – не меньше, чем я. Все будет хорошо.

– Ты не можешь поручиться ни за что, – Кейт вздрогнула. – Учитывая, что там его подстерегает Ишмару.

– Ручаться за все я, конечно, не в состоянии, – Сет повернулся и начал спускаться. – Спокойной ночи. Завтра я заеду проверить, как ты тут одна.

Кейт было неловко от того, что она невольно обидела его. А может, из-за того, что вдруг увидела за грубоватой насмешливой оболочкой Сета ранимую и тонкую душу. Иной раз ей казалось, что она наконец-то полностью поняла его. Но он вновь и вновь сбивал ее с толку своим изменчивым поведением. Слава Богу, подумала Кейт, что Ной был настолько же стабилен, насколько непостоянен его друг. Ей всегда было не по себе рядом с Сетом.

Нет, это не правда. Иногда она чувствовала себя так, словно растворялась в дуновении теплого летнего ветра. Только одна беда… он был слишком неуловим.

– Неужели так и не найдется никого, кто поможет мне управиться с тарелками? – услышала она голос Ноя.

– Сейчас! – Она не могла упустить последнюю возможность, чтобы переубедить его. – Иду!

* * *

Ной уехал на следующий день в пять утра.

Кейт смотрела вслед красным огонькам джипа, пока тот не скрылся за поворотом.

Уехал все-таки. Кулаки ее непроизвольно сжались.

Черт побери! Почему же он не послушался ее?

Кейт вернулась в коттедж. Надо немедленно чем-то себя занять, чтобы дело вытеснило тревожные мысли из головы. Он обещал позвонить, когда встретится с Тонн. Это будет означать, что на тот момент он – жив и здоров. Но до того придется ждать несколько часов. Она приготовит кофе и пойдет в лабораторию, чтобы снова проверить результаты. Сделает несколько дубликатов дискет. Распечатает документы. И когда она закончит, он и позвонит.

Скорее всего она преувеличивает опасность. Вряд ли Ной поехал бы, зная, что ему грозит смертельная опасность. Для него самое главное – это его детище. Им он не стал бы рисковать. Лински связывался с ним не один раз, следовательно, он в безопасном месте.

И незачем так дергаться и изводить себя, никто не узнает, что он отправился в Вашингтон.

* * *

Ной Смит стремительной походкой вошел в отель.

Сначала, когда Ишмару увидел джип, он не был уверен в том, что это Ной. Смит вел себя очень осторожно. Трижды объехал отель, прежде чем припарковался. И прежде чем зайти внутрь, огляделся, чтобы убедиться, не следят ли за ним.

Очень предусмотрительный человек. Но не настолько, чтобы догадаться, что это за овощной грузовичок стоит на боковой аллее. Радость охватила Ишмару. Ему было бы неприятно признать, что ублюдок Блант окажется прав. Он пас Тони Лински всего несколько дней, не надеясь на быстрый успех.

Ной Смит сам шагнул в ловушку. А значит, вскоре он сможет найти и Кейт.

Вспышка радости, охватившая его, скорее походила на экстаз.

"Выходи, Смит. Веди меня к ней.

Я пойду по твоим следам".

* * *

Закончив подписывать бумаги, Ной вручил ручку Тони.

– Это все?

– Достаточно, – ответил Тони. – И без того ты совершил большую ошибку. – Он надел колпачок и сложил все бумаги в «дипломат».

– Но с ними ничего не случится?

– Не беспокойся. Они будут лежать в спецхране банка в Джорджтауне.

– Смотри.

– Как только ты уедешь, я отправлюсь туда.

– Не медли ни секунды. Я позвоню Кейт и предупрежу ее, что я выезжаю обратно. А ты иди в банк.

– Что за спешка? Я же тебе говорил, что не заметил ничего подозрительного. Почему бы нам не выпить чего-нибудь вместе?

– В следующий раз, – он улыбнулся. – Спасибо, Тони.

– Это всего лишь моя работа. А как Сет?

– На данный момент чувствует себя так, словно его заарканили.

– Когда я вернусь, ты еще будешь здесь, – спросил его от дверей Тони.

– Нет, поеду к Кейт.

– Хмм. Оч-чень интересно. – Его улыбка внезапно исчезла. – Есть еще одна новость. Вчера Лонгуорт представил в сенат законопроект, по которому правительство получает право контролировать все исследования по генетике, все эксперименты и результаты.

– Черт подери!

– Ему удалось подложить это в тот пакет с бумагами, что президент должен рассмотреть в первую очередь.

– И сколько у нас теперь есть времени в запасе?

Тони пожал плечами:

– Это зависит от того, когда законопроект выдвинут на утверждение и насколько сработают лоббисты. Я известил об этом все ведущие институты, занимающиеся исследованиями в данном направлении. Может быть, они поднимут волну возмущения.

– Вряд ли стоит на это особенно рассчитывать.

– Тогда бери быка за рога, и как можно скорее, – ответил Тони и закрыл за собой дверь.

Ной некоторое время постоял, обдумывая услышанное. Да, черт подери, ему надо пошевеливаться, и он набрал код. Кейт тут же откликнулась на его звонок, словно стояла возле аппарата.

– Я еду, – сказал Ной.

– Все в порядке?

– Могло быть и получше. Лонгуорт представил законопроект, по которому все исследования по генетике будут приостановлены.

– Черт бы его побрал. Ничего, мы придумаем, как обойти его. – Она помолчала. – Но вообще-то я спрашивала про тебя. Ты в порядке?

– В полном. Все закончено. И я еду домой. К полуночи буду на месте.

– Будь осторожен. Тут такой ливень! Хлещет как из ведра. В пяти шагах ничего не видно.

– В полночь я буду.

– Хорошо. – В голосе ее прозвучала легкая хрипотца, когда она прибавила:

– Тогда, может быть, ты даже сможешь перекусить по дороге.

– Никаких перекусок! Мы еще с тобой не отметили это событие. Сейчас самое время. Я привезу шампанское. На другом конце воцарилось молчание:

– Привези самого себя, черт бы тебя побрал.

И Кейт повесила трубку.

Ной почувствовал, что улыбается во весь рот, когда тоже положил трубку. Скоро он будет дома. Там его ждет Кейт и…

Странная, непонятная боль в спине будто обожгла его.

– Боже, что это?

Второй удар пришелся в шею.

Ной покачнулся и упал на пол. Господи, как больно…

Инстинктивно откатившись в сторону, он взглянул на того, кто неслышными шагами подкрался и напал на него сзади.

Ишмару. Он стоял над ним и улыбался, сжимая в руках окровавленный нож. Теперь Ной понял, что произошло.

Склонившись над раненым, Ишмару вытащил из кармана револьвер.

– А вот теперь мы можем поговорить. И если ты скажешь, где я могу отыскать Кейт, тебе не придется мучиться.

– Пошел… к черту.

Ишмару присел рядом с ним.

– Я собирался просто поехать следом за тобой. Но в таком потоке недолго потерять машину из виду. А как только я увидел, что Лински ушел, я понял: мне дан знак свыше. Намного проще заставить тебя сказать, где находится Кейт, чем тащиться за тобой.

Кровь хлестала из раны. И Ной понял, что умирает.

Все было напрасно…

Нет, не все. Работа над RU-2 завершена.

Нож Ишмару вонзился в его правую руку.

Ной окал зубы, чтобы удержать стон, готовый сорваться с его уст.

– Говори, – прошептал в самое ухо Ишмару, вытаскивая нож, чтобы снова занести его над Ноем.

Нет, не выйдет! Он не собирается сдаваться без боя…

– Говори же!

Ной собрался с силами и вскинул головой. Удар пришелся в подбородок. Он оказался таким мощным, что Ишмару клацнул зубами и отлетел в сторону. Черт побери, у этого выродка подбородок словно в кузнице ковали. Счастье, что…

Ной с трудом поднялся на колени, затем на ноги. Надо успеть выйти из номера до того, как Ишмару выйдет из нокаута…

Господи, сколько ран в его теле… Как они все жгут.

Ной почти вывалился в открытую дверь. Как он шагнул в холл, он не помнил. Взгляд его был устремлен к дверям лифта. Только бы успеть. Добраться до Кейт… До Сета.

RU-2… Сколько людей… из-за него погибло…

RU-2…

Ной не видел и не слышал, как из номера выскользнул Ишмару.

И не почувствовал, как пуля прошла сквозь его сердце.

* * *

Выругавшись, Ишмару бросился вперед.

С чего этот болван решил, что ему удастся убежать? От Ишмару! Последнего воина! Сознание покинуло его всего лишь на несколько секунд. Из-за чего ему пришлось проделать все быстрее, чем он задумал. И при помощи пистолета, с отвращением подумал он. Удачный ход потерян.

Двери лифта распахнулись, и горничная катнула вперед столик на колесиках.

Тут ее взгляд наткнулся на распростертое окровавленное тело Ноя. А потом она увидела Ишмару, который шагнул к ней, держа пистолет в руках.

Истошный визг разнесся по всем этажам. Рука ее сама нажала кнопку, дверцы лифта закрылись, и он скользнул вниз.

Эта сучка сейчас поднимет на ноги весь отель.

Склонившись над Ноем, Ишмару быстро обшарил его карманы, выгребая все, что там было: ключи от машины, бумажник, листочки бумаги. Он забрал все и сунул к себе в карман.

Никто не ждет смерти. А поэтому никто не обрубает ниточки, связывающие их с миром. Вряд ли Ной отличался от других людей.

Покончив с этим, Ишмару стремительно бросился к дверям в конце холла, которые вели на лестницу.

* * *

– Где Сет? Мне необходимо переговорить с ним.

– С кем я разговариваю? – спросила Кейт, чувствуя, как почему-то забилось ее сердце.

– Лински. – Он помолчал. – А вы Кейт?

– Да, – ответила она. Сердце принялось стучать еще сильнее. Так что шум отдавался в ушах.

– Мне нужно срочно поговорить с Сетом, – повторил Лински. – Продиктуйте мне его номер телефона.

– Что случилось? – спросила Кейт. – Что-то не так?

– Все не так. Все полетело к чертям собачьим. Страх сжал ее сердце ледяными клещами:

– А где Ной? Он уже выехал?

– Продиктуйте мне номер телефона Сета.

Кейт машинально назвала цифры, после чего требовательно повторила:

– Скажите же, черт вас возьми, что стряслось? Ной ранен?

– Ной мертв.

Трубка выпала из рук Кейт. Не правда. Она разговаривала с Ноем несколько часов назад. «Все в порядке», – сказал он. Ночью он должен быть здесь. Они отметят его возвращение. Обещание должно исполниться.

Обещание…

Слезы хлынули у нее из глаз. Почему она вдруг расплакалась. Это не правда. Ной не мог умереть. Его блестящий ум, его невероятная способность к принятию неожиданных исследовательских решении! Куда все это могло деться? Нет!

Сильный, добрый, заботливый Ной… Неужели и его тоже нет?

Майкл, Бенни…

И теперь еще и Ной?

Нет, это невозможно. Это не правда. Кейт рухнула на диван, свернувшись калачиком, как маленькие дети, и решила, что не встанет до тех пор, пока не придет Сет и не скажет, что произошла какая-то досадная ошибка.

Придет Сет, и тьма рассеется.

* * *

Ишмару нетерпеливо швырнул бумажник Ноя на пол машины.

В нем не оказалось ничего полезного для него.

Следом полетели ключи.

Из всего хлама, который он выгреб из его карманов, ничто не пригодилось, с досадой подумал Ишмару. Осталась только обложка от жвачной резинки и клочок квитанции.

Квитанция, выданная на заправочной станции. И на ней стоял номер телефона. Станция находилась где-то в Западной Вирджинии.

– Вот ты и попался, Смит! – пробормотал Ишмару. Удивительно, как самые предусмотрительные и внимательные люди упускают из виду какие-то незначительные мелочи. Кредитную карточку Ишмару тоже оставил при себе.

Скорее всего Ной заправился поблизости от того места, где он прячет Кейт. Значит, надо будет покружиться вокруг бензоколонки, выискивая и вынюхивая, расспрашивая людей и делая выводы из услышанного. Рано или поздно он выйдет на верный след. Он доберется до Кейт.

Нажав на педаль, Ишмару повел фургончик по дороге.

Он вышел на тропу.

«Я иду к тебе, Кейт!»

* * *

– Какого черта ты не вешаешь трубку на место? – спросил Сет, открывая дверь. – Я решил… – И тут он увидел ее, быстро шагнул к дивану и, встав на колени, обнял за плечи.

У него мокрая куртка, вяло отметила про себя Кейт, значит, снаружи идет дождь. Но какое это имеет значение. Главное, что он сейчас успокоит ее и скажет, что ничего страшного не произошло.

– Господи, ты вся заледенела.

– Ведь он не умер? – с надеждой в голосе прошептала она. – Скажи, он жив? Ты за этим пришел сюда, да, Сет?

– Нет. Это не ошибка, – с трудом выдавил он из себя. Глаза его предательски заблестели. – Ной умер. Его убил Ишмару.

Ишмару. Конечно, он. Кошмар и ужас, преследовавший ее по ночам.

– Он убил всех. Майкла. Бенни. Рабочих на фабрике. Ноя… Но как же так получилось. Почему Ной? Я так надеялась, что он справится с ним.

– Наверное, застал его врасплох. – Сет еще теснее прижал ее к себе. Голос его был полон внутренней боли. – У меня нет сил думать об этом без… – Тут Сет замолчал и отстранил от себя Кейт. – Послушай. Я не могу позволить тебе впадать в апатию. Мы оплачем его. Но позже. А сейчас нам надо успеть приготовиться. Ишмару может скоро оказаться здесь.

Конечно, появится. И никто и ничто не остановит его. Он будет убивать и убивать, пока…

– Кейт! – Он встряхнул ее. – Тони не знает, что Ишмару удалось узнать, а чего нет. На теле Ноя несколько ножевых ранений. Думаю, что он ни слова не сказал этому выродку, но какие-то ниточки могли остаться. Надо принять все меры предосторожности.

– Конечно, – тупо повторила она, без всякого чувства. Сет беззвучно выругался, стиснув зубы:

– Подумай о Джошуа. Ишмару идет сюда не на прогулку. – Тон его стал жестким и требовательным. – Ты собираешься валяться здесь и ждать, когда этот выродок подкрадется к Джошуа?

Страх, за сына пронзил бесчувственное тело как электрический разряд и заставил ее вздрогнуть.

– Ишмару идет сюда?

– Этого мы не можем исключить. Нам ничего не известно и надо приготовиться к самому худшему.

Ее сын в опасности. Необходимо немедленно найти выход. Легко сказать «выход». У нее было такое ощущение, что голова набита ватой.

– Ты можешь помочь мне? У меня голова не работает, будто все отключилось.

– Неудивительно. Я и сам слегка не в себе. – Он направился в сторону кухни. – Сейчас приготовлю немного кофе. Пойди в ванную умойся и начинай собирать вещи.

– Но там Джошуа… Тебе надо вернуться к нему…

– Они с Филис укладывают вещи. Мы заберем их по дороге. Поторопись.

– Но Ишмару… ты должен ехать к ним.

– Даже если он точно знает, где мы, ему понадобится по крайней мере часа четыре, чтобы добраться сюда, – холодно ответил Сет, обернувшись к ней. – Поэтому поторопись.

Последняя фраза прозвучала как удар хлыстом, заставив ее сорваться с места. Как изменился Сет, подумала она по дороге в спальную комнату. Мягкий Сет, который прижимал ее к своей груди как маленького ребенка, исчез, будто его никогда и не существовало. Каждое слово и каждый жест стали жесткими, негнущимися как сталь. Даже походка его изменилась.

Он снова превратился в того человека, которого она впервые увидела на дороге и который так испугал ее. Ной подтрунивал над ней, подсмеиваясь над страхами. Но он и сам знал, каким становится Сет в минуты опасности. Именно поэтому и позвал его.

Ной…

Кейт подавила приступ острой боли в груди. Она позволит себе думать о нем позже; сейчас главное – Филис и Джошуа. Расстегнув сумку, она принялась скидывать в нее свои вещи.

– Ты готова? – спросил ее Сет, когда она через десять минут вышла из комнаты, – и, кивнув на чашку с горячим кофе, принялся закручивать крышку термоса. – А где все, что имеет отношение к RU-2?

– Я все приготовила заранее, – Кейт поставила чемодан и отпила крепкий кофе. – Мне надо было чем-то занять себя, пока Ноя не было. Пакет лежит на столе в лаборатории.

– Я зайду за ним сам. Бери сумку и термос и иди к джипу.

– Я хочу сама вести свою машину.

– Нет. Мы поедем в одной машине – мне нужно, чтобы вы все были вместе. – И он скрылся в дверях лаборатории.

Кейт отпила еще один глоток, поставила чашку в раковину и сунула термос в сумку. Она оказалась довольно тяжелой. Но всякое усилие, которое приходилось делать, отвлекало. И поэтому Кейт воспринимала его как спасение. Она осторожно спустилась по деревянным ступенькам к машине. Дождь продолжал моросить, и она успела промокнуть, пока открывала машину и устраивалась на сиденье. Слава Богу, что Сет не стал нянчиться с нею. Хорошо, что он догадался, как ей необходимо двигаться, что-то делать, чтобы не думать…

Почему он так долго? Чего он возится? Она положила пакет на видном месте. Или ей только кажется, что он так долго? Наверное, она утратила чувство времени.

Но вот и он. В руках его большая коробка и папки. Положив их перед ней, Сет сел за руль.

– Проверь, все ли здесь. Ничего не осталось?

Кейт перебрала папки и просмотрела дискеты в пакете.

– Да, все.

Тогда Сет уложил все в коробку и переложил ее на заднее сиденье.

Мотор взревел, и машина сорвалась с места, будто они участвовали в гонках.

– И куда мы поедем? – спросила она.

– Мы договорились встретиться с Тони в мотеле.

– Почему?

– Он сказал, что ему надо повидаться и поговорить с нами.

– А если за ним увяжется Ишмару?

– Тогда я убью этого сукина сына.

– Кого: Лински или Ишмару?

– Не исключено, что и того, и другого, – Сет чуть-чуть притормозил у поворота. – Ты уверена, что мы забрали все, что было нужно?

– Я же тебе сказала, что приготовила все заранее. А почему ты спрашиваешь?

– Так, на всякий случаи. – И, вынув из кармана какую-то штучку, нажал кнопку на ней.

За их спиной прогремел взрыв. Коттедж содрогнулся, пламя взметнулось над крышей.

Кейт в ужасе вскрикнула.

– Что случилось?

– Небольшой кусочек пластика в нужном месте, – он положил пульт назад в карман и снова нажал на газ.

– Почему ты взорвал коттедж? – растерянно спросила его Кейт.

– Знатоки компьютера смогут выудить из этого ящика все, что им нужно. Ной погиб из-за своего чертова лекарства. Неужто ты думаешь, я позволю кому-то погреть руки на его работе?

Черты лица Сета стали еще более рельефными, и оно казалось высеченным из камня.

– Нет, не думаю, – ответила Кейт и, передернув плечами, отвернулась.

Она потеряла Ноя.

Но она потеряла и того Сета, которого она открыла здесь, в домике лесничего.

* * *

Понадобилось не более двадцати минут, чтобы занести в машину вещи Филис и Джошуа и устроить их на заднем сиденье. Когда они сели, Джошуа проговорил:

– Там огонь. Это горит коттедж. Мне хорошо было видно пламя. Позвонить Лилю?

– Я уже позвонил, перед тем как закрыть дверь домика, – ответил Сет. – Сказал, что он может вернуться и приняться за свою работу.

– А лес не вспыхнет?

– Нет. Дождь льет как из ведра. Пламя погаснет, не успеем мы отъехать отсюда и десяти миль.

Джошуа нервно облизнул пересохшие губы:

– Это он взорвал его?

– Нет. Я сам. Ишмару еще нет здесь.

– Тогда почему мы так убегаем?

– Чтобы он не добрался до нас. – Сет нажал на газ. – Все будет в порядке.

– Ты так считаешь? – прошептал Джошуа. – Он убил Ноя.

– Если Сет сказал, что все будет в порядке, значит, все будет в порядке, – вмешалась Филис, обнимая хрупкие плечики внука. – Он всегда говорит правду.

Напряженный, как струна, Джошуа застыл на краешке сиденья. Волосы его были влажными, и мокрые прядки падали на лоб. Черты лица заострились. Все в нем выдавало внутреннюю боль. Оно уже не напоминало лицо ребенка, подумала Кейт. Боже! Что она сотворила со своим сыном!

– Сет! – сказала она осевшим голосом. Он встретил ее взгляд.

– Сейчас нам нечего бояться. Пока. Но… но мы справимся. Правда, Джошуа?

Мальчик медленно кивнул и откинулся на спинку:

– Конечно.

Весь оставшийся путь до мотеля они хранили молчание. И подъехали к нему уже на рассвете. Сет попросил отдельную комнату для Филис и Джошуа, а другую для Кейт. Устроив Филис с внуком, он протянул ей ключ:

– Заприте дверь. Примите душ и переоденьтесь. Но постарайтесь не ложиться. Может так получиться, что нам придется выехать сразу же после того, как я переговорю с Тони.

– Хорошо, – ответила Филис. – Может, мне стоит выйти в магазинчик и закупить еды на дорогу?

Сет отрицательно покачал головой:

– Никуда не выходи из номера. – И повернулся к Кейт. – Идем.

– Я постараюсь вернуться к вам как можно быстрее, – пообещала она.

– Не волнуйся из-за нас. Лучше подумай о себе. Ты выглядишь так, будто по тебе проехал трактор.

Именно так она себя и чувствовала, словно по ней проехал гусеничный трактор.

– Иди, мам, – кивнул ей Джошуа, открывая дверь ванной. – Ты нужна Сету.

Кейт слабо улыбнулась:

– А Сет лучше всех знает, что делает?

Мальчик спокойно посмотрел на нее:

– Он умный. И разбирается во всех этих штуках, – и скрылся в ванной.

– Твой сын прав, – поддержала внука Филис. – Сейчас мы должны положиться во всем на Сета.

– Наверное, – Кейт потянулась и поцеловала свекровь в щеку. – Спасибо тебе, Филис.

– За что?

– За то, что не укоряешь меня. Ведь это из-за меня тебе приходится носиться по мотелям и…

– Не говори глупостей. И не надо обвинять себя за то, что не является твоей виной. – Она покачала головой. – А теперь иди. Хватит болтать. Мне надо снять мокрую одежду.

– Хорошо, – и Кейт вышла из их номера. Сет ждал ее снаружи.

– Я постараюсь, чтобы у тебя как можно скорее появилась возможность переодеться и вымыться, – пообещал Сет и, обняв за плечи, повел по коридору. – Тони уже здесь. Мы постараемся не затягивать разговор.

– А потом?

– Посмотрим, – остановившись у двери, он постучал. – У меня есть несколько вариантов, выберем наиболее подходящий.

В отличие от Кейт он не утратил способности хладнокровно мыслить. Она сейчас была похожа на выжатый лимон. Слишком много она успела передумать, вспоминая Ноя, пока они ехали к мотелю. Ной…

Дверь номера, к которому они подошли, распахнулась в ответ на условный стук. Перед ними стоял грузный мужчина в костюме цвета хаки.

– Минута в минуту, – проговорил он.

– Тони, это Кейт Денби, – Сет провел ее в комнату. – А я вернусь через несколько минут. Погляжу, нет ли за тобой хвоста.

– Неужели ты думаешь, что я не проследил за этим? Дважды свои ошибки я не повторяю, – горько заметил Тони.

– Я должен сам все проверить. Если бы Ной не доверился тебе, он бы остался жив.

– Черт возьми! – выругался Тони, когда дверь за Сетом закрылась. Когда он повернулся к Кейт, лицо его исказила гримаса боли. – Но он прав. Наверное, мне следовало быть более предусмотрительным. Я должен был подумать о том, что Ишмару не спускает с меня глаз.

Ждал ли он, что Кейт начнет уверять его в обратном? Она не могла понять, какие чувства испытывает в данную минуту по отношению к Тони, но назвать это симпатией было бы трудно.

– Что произошло с Ноем?

– Ишмару убил его в том отеле, где я жил. Его тело нашли рядом с лифтом.

– Это я уже слышала от Сета. Где его… – Кейт попыталась придать голосу твердости. – Где сейчас его тело?

– В морге. Его не смогли опознать. Ишмару забрал все бумаги, которые были при Ное. Поэтому его записали как Джона Доу.

Кейт растерянно заморгала. Услышанное было не менее ужасающим, чем само убийство.

– И вы позволили им забрать его и зарегистрировать под чужим именем?

– Я вернулся в отель в тот момент, когда его тело уже было в санитарной машине. И не сразу понял, что произошло и что можно сделать. По отелю ходил полицейский, расспрашивая всех, что они видели и слышали. Благодаря чему и я узнал, что произошло.

– Джон Доу…

– Вы считаете, что мне это понравилось? Но мне сначала надо было переговорить с Сетом, прежде чем начинать действовать. – Он помолчал. – Ной очень волновался из-за вас. И торопился как можно скорее вернуться.

– Почему вас не оказалось с ним, когда это произошло?

– Ной отправил меня в банк, чтобы я спрятал в сейф документы, которые он подписал.

Этот проклятый патент! Значит, вина за его смерть ложится и на ее плечи тоже.

– В ту минуту, когда ему была нужна помощь, вас не оказалось рядом. Никого из нас не оказалось рядом.

– Откуда я мог знать, что произойдет! Он сам вынудил меня как можно скорее отправиться в банк, чтобы положить документы в сейф…

Их прервал вошедший в комнату Сет:

– Все в порядке. Наконец-то, Тони! Раз в жизни ты сумел принять все меры безопасности.

Тони вздохнул. Заметив кофеварку, Сет направился к столу.

– Какого черта ты не нальешь ей чего-нибудь? Неужто ты не видишь, в каком она состоянии?!

– Не успел войти, а уже начинаешь командовать… Черт возьми! – Тони рухнул в кресло. – Знаешь, ты лучше оставь эти свои штучки!

– Не могу. – Сет налил две чашки кофе и протянул одну из них Кейт, усадив ее в кресло. Отпив глоток, он продолжил:

– Иначе я просто сверну тебе шею, и на том все кончится. Зачем ты позвал нас сюда?

– Потому что этого хотел Ной, – ответил Тони. – Он приехал в Вашингтон для того, чтобы подписать бумаги, которые он просил меня подготовить.

– Речь идет о патенте, – сказала Кейт. – Я ему говорила, что не хочу вносить никаких изменений. И просила его…

– И не только патент. Там были и другие бумаги.

Тони посмотрел на Сета.

– По другому документу он завещал все, чем он владеет, включая и RU-2, тебе, Сет.

Сет, ничего не понимая, смотрел на Тони.

– Мне?

– Именно тебе. Он заранее предвидел, что с ним может случиться все что угодно. И тогда ему не удастся довести начатое дело до конца. Поэтому он решил передать судьбу своего открытия в твои руки.

– Но почему в мои?

– Я говорил ему, что это безумие. Что поручать такие вещи тебе может только сумасшедший. – Тони усмехнулся. – Но он и ухом не повел. Ной никогда не прислушивался к моим советам.

– Черт бы его побрал!

Ошеломленная Кейт смотрела на Сета.

– Я не могу принять этого, – сказал он, резко отодвигая чашку с кофе. – Пусть он подотрется своим RU-2. Я не позволил ему втянуть себя в это дело, когда он был жив. И не хочу впрягаться в эту лямку теперь.

– Вот как полагается другу отвечать благодарностью на оказанное ему доверие, – ожесточенно проговорил Тони. – А теперь почему бы не вытащить пистолет и не пристрелить кого-нибудь?

– Не выводи меня из себя.

– И не собираюсь. Просто исполняю свой долг. Чего Нои и ждал от меня. – Тони откинулся на спинку кресла. – Что ты собираешься делать?

– Я скажу тебе, что собираюсь делать. Отыскать Ишмару и прикончить эту гадину.

– Речь идет о RU-2, а не об Ишмару.

– Мне нет никакого дела до вашего RU-2. Это меня не касается.

– То есть ты хочешь сказать, что не желаешь брать на себя ответственность за него?

– Разве его можно осудить? – вмешалась Кейт. – Ради Бога, попробуйте придумать, как можно избавить его от этого дела. Почему он тоже должен погибать из-за него?

– Волю покойного нельзя изменить. И Сет вступает в свои права, хочет он того или нет. – Тони улыбнулся. – Если бы я мог представить, насколько ты взовьешься, я бы не стал отговаривать Ноя.

– Я перепишу все права на Кейт.

– Не имеешь права. Они твои до тех пор, пока ты будешь жить. – Тони, казалось, начал получать удовольствие от происходящего. – И, судя по всему, я тоже перехожу к тебе по наследству. Что прикажете исполнить? Собрать совет директоров, чтобы…

– Пошел к чертям собачьим! – Сет выскочил за дверь и с яростью захлопнул ее за собой.

– Допивайте кофе, – посоветовал Тони, обращаясь к Кейт. – Он вернется, как только немного придет в себя и успокоится. Лучшего способа заставить его изменить свой образ жизни нельзя было придумать. Ной мертв. А мне… – Он пожал плечами. – Что я могу сказать? Только то, что я всего лишь человек.

– Да, – Кейт поднесла чашку с кофе к губам. Но руки так дрожали, что ей пришлось поставить чашку на стол. – Но почему Сет? Почему Ной решил оставить все именно ему?

– Именно это я пытался вытянуть из него. На что он ответил одно: Сет сможет справиться с этим делом. – Тони поморщился. – Если, конечно, не надумает продать RU-2 колумбийским наркодельцам.

– Ему бы это никогда в голову не пришло. Он взорвал лабораторию, чтобы ни один человек не смог разыскать хоть какие-нибудь следы RU-2.

– Кто может знать, что взбредет в голову Сету? Он всегда был кошкой, которая гуляет сама по себе. – И Тони покачал головой. – Напрасно Ной затеял это. Все рухнуло в одночасье. Фабрика его взорвана. И сам он погиб. Мы остались совершенно беспомощными. A RU-2 – всего лишь кучка дерьма.

Кейт вскочила как ужаленная. Трудно сказать, что она может сделать. Но сидеть и слушать такое – нельзя! Словно на тебя натягивают ватное одеяло.

– Мне надо вдохнуть чистого воздуха. Передайте Сету, что я вышла прогуляться.

– Прошу прощения. Кажется, я позволил себе не очень тактичные замечания. Но столько сразу обрушилось, что я не…

Кейт распахнула дверь и не расслышала, на чем он закончил свои оправдания. Она вобрала в легкие столько воздуха, сколько могла. Но это не помогло. Тягостное чувство все еще не оставляло ее. Сжав кулаки, она сунула их в карманы и решительно шагнула вперед. В голове крутились самые разные лихорадочные мысли. Их надо успокоить и привести в порядок.

Ной мертв.

RU-2 превратился в кучку дерьма.

Ишмару кружит над ними как стервятник, выискивая очередную жертву.

Джошуа. Чистый, ясный мальчик. Мир которого в одно мгновение рухнул.

Сет – это кот, гуляющий сам по себе.

Мы совершенно беспомощны.

Беспомощны…

* * *

Она вернулась в отель два часа спустя. Сет вышел ей навстречу.

И по нему было видно, какое облегчение он испытал, увидев ее.

– Я понимаю, что Тони способен вывести из себя кого угодно. Но неужели нельзя было никому дать знать, куда ты ушла?

– Не успела подумать об этом, – она холодно посмотрела на него. – К тому же, когда ты вышел из себя, то ты тоже не подумал о том, что надо сначала оповестить нас о своем маршруте.

– Да, я взорвался. Потому… – Сет пожал плечами. – Ну ладно. Оставим это. Будем считать, что мы квиты. Но в следующий раз все же…

– Ты сам сказал, что все в порядке. Значит, это была ложь?

– Нет. Но ты никогда… – Он замолчал, изучающе глядя на нее. Когда он в последний раз видел Кейт, она находилась в состоянии апатии, полной опустошенности, неспособности чего-либо предпринимать. Сейчас она полностью переменилась. Глаза ее сверкали. Губы сжались. Движения стали резкими и точными.

– Сколько у нас времени? – требовательным тоном спросила она.

– Что? – Его внимание настолько было поглощено теми переменами, что произошли с ней, что он совершенно потерял нить разговора. Ах да! – наконец сообразил Сет. Речь шла о том, находятся ли они в безопасности. Значит, она спрашивает, сколько времени еще они могут оставаться незамеченными. – Пока что мы не оставили за собой никаких следов. Но рано или поздно они выплывают на поверхность. Так что у нас в запасе несколько дней. Может быть…

– А потом нам снова придется куда-то бежать? – Кейт покачала головой. – Так не пойдет. Меня возмущает сама мысль о том, что люди, которыми я дорожу и о которых обязана заботиться, вынуждены прятаться, скрываться, бегать с места на место. А я буду смотреть, как Ишмару убивает их одного за другим? У меня больше нет сил смотреть на то, как он преследует мою семью, а я не в состоянии ничего предпринять.

Сет улыбнулся:

– Ты рассердилась. Я не видел, чтобы ты впадала в такую ярость с первого дня твоего появления в коттедже.

– Тогда это еще не была ярость. Во всяком случае, то состояние несопоставимо с тем, что творится в моей душе сейчас. Она пошла быстрее. И слова вырывались из нее с такой же силой и скоростью. – Не хочу! Тони заявил, что мы теперь совершенно беспомощны. Но это не правда. Человек становится беспомощным только тогда, когда опускает руки. А я не собираюсь сдаваться. И ты тоже. Ты слышишь меня? Ты не имеешь права продавать RU-2 никому из этих баронов наркомафии. И ты не имеешь права отказываться довести дело до конца. Сет вскинул брови:

– А что ты сделаешь, если я откажусь? Она посмотрела прямо на него:

– Буду преследовать тебя. Не оставлю ни на минуту в покое. Пока ты не согласишься. Я не дам тебе увильнуть в сторону. Ты мне нужен. Больше я не желаю быть жертвой.

– Даже если тебе придется тащить меня за уши, пинать и бить кнутом?

– Больше я не желаю быть жертвой, – повторила Кейт.

Сет какое-то время внимательно вглядывался в нее:

– Тебе надо принять душ и поспать хоть немного. Поговорим, когда ты придешь в себя.

– Я полностью в себе. Наконец-то все прояснилось. Впервые с того момента, как это началось.

– Поговорим обо всем позже.

Она пожала плечами.

– От этого ничего не изменится. – И пошла впереди его к мотелю.

Сет видел, как целеустремленно шагает Кейт, смелая, решительная, вскинув голову и развернув плечи.

Нет. Конечно, теперь она не отступится от своего. Эта Кейт не свернет с намеченного пути. Исчезли мягкость и уступчивость. В ней пылали гнев и решимость.

Опыт Сета подсказывал, что нет более погибельного сочетания.

11.

– Заходи, – сказала Кейт, вытирая волосы полотенцем, когда шесть часов спустя Сет постучал к ней в дверь.

– Я же просил тебя запираться, – несколько раздраженно упрекнул он, входя и закрывая дверь за собой.

– Пока я купалась, я ее заперла. А когда оделась, то повернула ключ, поскольку ты должен был скоро прийти.

– Так нельзя.

– Учту, – Кейт отбросила полотенце в сторону и встряхнула пальцами влажные волосы. – В следующий раз не повторю такой ошибки.

– Что это ты так кротко разговариваешь?

– Просто разумно. Ты знаешь эти вещи намного лучше меня. И я постараюсь обучиться всем таким штучкам. Ведь я тебя предупредила, что ты мне нужен. – Потуже запахнув купальный халат, Кейт села на кровать. – Мне до чертиков не хочется совершить какую-нибудь глупость, из-за которой можно погибнуть. – Она встретилась с ним взглядом. – Но и прятаться больше я не собираюсь.

– А как насчет Джошуа и Филис? Тем самым ты поставишь на карту их жизни?

– Нет, конечно. Мне пришло кое-что в голову… Ной сказал, что они в опасности, пока находятся рядом со мной.

– Это верно.

– И поскольку я собираюсь выйти на свет Божий, то самое лучшее, если их не будет рядом в обозримом пространстве.

Сет покачал головой:

– Я же наблюдал за тобой, ты не можешь расстаться с Джошуа даже на несколько дней.

Пальцы Кейт сжались на поясе халата:

– Смогу, зная, что благодаря этому расставанию они останутся живы и здоровы.

– В этом нет необходимости, – резко ответил Сет. – Я достану Ишмару хоть со дна морского.

– А когда ты прикончишь его, Огден натравит на нас кого-нибудь другого. Я хочу сразу обрубить все концы. Мы должны опубликовать все, что касается RU-2.

– Ты. Я не хочу вообще вникать в эти дела. Они меня не касаются.

– Ну да. Насколько приятнее выкопать Ишмару, прикончить его и исчезнуть навсегда. Не выйдет. Я не позволю.

– И каким же образом тебе удастся остановить меня, хотел бы я знать?

– А я и не собираюсь останавливать. Ты привязался к Джошуа. И ты не хочешь, чтобы и он погиб. Ты еще не настолько огрубел и не настолько бесчувственный, каким пытаешься выставить себя.

– Ной погиб из-за меня. А он мой лучший друг.

– И это настолько вывело тебя из себя, что ты готов истолочь в порошок все на своем пути?

– Может быть.

– Нет, – она покачала головой. – Послушай, меня не касается, чем ты будешь заниматься, когда RU-2 примут, утвердят и запустят на конвейер и моя семья наконец-то окажется в безопасности. Можешь отправиться в Тибет, либо в Южную Америку и скальпировать охотников за головами. На выбор, так сказать. Но сейчас мне нужна твоя помощь. Ты согласен?

– На Тибете я уже был. И не скажу, что бы он приглянулся мне.

– Я не об этом, обещаешь помогать мне?

Сет уставился взглядом в землю:

– Как можно отказать человеку, который просит меня о помощи таким тоном?

Кейт почувствовала, как страх от возможного отказа Сета мгновенно отступил. Представить, что Сет бросит их, она не могла. Но все же полной уверенности не хватало. Ведь Тони говорил, что Сет – это кот, который гуляет сам по себе.

– Но Ишмару – мой. И ни споров, ни возражений я не собираюсь принимать.

– С этим я и не спорю. – Кейт передернула плечами. – Однажды, когда ты хотел застрелить его, я помешала. О чем сейчас очень жалею.

– Это была моя оплошность. И, уходя, я понимал, что не стоит оставлять его живым, но… – Сет пожал плечами. – Но я тогда так испугал тебя. А насколько мне было известно: Ной хотел во что бы то ни стало заручиться твоим согласием. Ишмару его тогда мало волновал.

– Он это сам сказал? – прошептала Кейт. Сет кивнул:

– Ной рассказывал все, что касалось RU-2. Это было весьма умно с его стороны. – Он повернулся к кофеварке. – Налить кофе?

Она кивнула с отсутствующим видом.

– Значит, тебе известно все, что было известно ему. – Вдруг ее пронзила догадка. – И то, что касается меня, – тоже?

– В общих чертах. О твоей скрытности. О том, насколько ты самостоятельна. – Сет не смотрел на нее, когда наливал себе кофе. – Не волнуйся, он не рассказывал мне о том, какая ты в постели.

Кейт потрясенно посмотрела на него:

– Ты хочешь сказать, что он заявил тебе, будто переспал со мной?

– Нет. Просто мне показалось… – Он пожал плечами. – Вы очень подходили друг другу. А когда мужчина и женщина находятся долго вместе – хочешь не хочешь, их охватит страсть.

– К сожалению, нам было не до пламенных чувств. Мы были так заняты… Работа подгоняла нас. Сначала меня, потом его.

– Опять этот чертов RU-2. До чего же вы оба рассудительны и практичны. – Сет улыбнулся. – А по-моему, Ной вел себя как последний дурак.

Легкая дрожь волнения прошла по ней:

– Это было не только его решение.

– Но ты осталась одна. Чувствовала себя такой уязвимой. И, в общем, не настолько свихнулась на RU-2, чтобы забыть обо всем остальном. Стоило чуть-чуть подтолкнуть…

– Это не твое дело.

– Все понял. И замолкаю навеки. – Подойдя к Кейт, он протянул ей чашку с кофе. – Хотя тем самым полностью опровергаю самого себя и свою идею.

– Наслаждаться моментом?

– Вот именно.

– У Ноя на этот счет было совершенно другое мнение.

– Знаю. Он свихнулся на спасении человечества. – Сет вытянул в стороны руки, изображая, будто взвешивает что-то невидимое на ладонях. – Спасение человечества? Или близость с женщиной? – И рухнул на пол, словно тяжесть левой оказалась непреодолимой. – Прошу прощения. – Он вздохнул. – Но перевесила тяга к женщине.

Кейт казалось, что после случившегося ночью она уже никогда не сможет улыбаться. Но вдруг почувствовала, что уголки губ невольно дрогнули.

– Оказывается, ты умеешь смеяться даже в самые трудные минуты жизни…

– Просто хотел, чтобы ты поняла, насколько мало я похож на Ноя. Я никогда не был ни монахом, ни святым. И до положительного киногероя мне тоже далеко. Белых перчаток я никогда не носил. Конечно, и на отрицательного я не тяну. И черных перчаток у меня нет. Скорее всего нечто среднее. Испачканные коричневые, скажем так. – Он сел на пол, скрестив ноги перед собой. – Не собираюсь ни оберегать тебя, ни использовать в своих целях. Постараюсь быть с тобой предельно честным в отличие от Ноя.

Она нахмурилась:

– На что ты намекаешь?

– Он не сказал, что тебя разыскивают в связи с обвинением в убийстве.

– Кого?

– Полицейского. Следователь пришел к выводу, что ты потеряла контроль над собой после убийства мужа и обвинила в случившемся полицейское отделение, где он работал. И, видимо, отомстила одному из них. Она встряхнула головой:

– Но это какое-то безумие.

– Не-е-ет. Скорее ловкий и умный ход. Тем самым тебя связали по рукам и ногам. Как только ты появишься, тебя сразу же арестуют. Так что ты не сможешь ничего предпринять для того, чтобы выступить с заявлением по поводу RU-2. Самый легкий и простой способ вывести тебя из игры.

– Но никому и в голову не может прийти… Алан должен был вступиться и сказать… Это настолько дикое заявление.

– Не настолько, насколько тебе это может показаться. В мутной воде намного проще ловить рыбу.

Сет прав, подумала Кейт. Ведь то же самое проделали и с Ноем после взрыва фабрики. Обвинить жертву – их излюбленный прием.

– А как давно ему стало известно это?

– С той ночи, как ты приехала в коттедж. Ему необходимо было, чтобы ты завершила работу над RU-2. И он боялся, что ты бросишь все и вернешься в Дандридж, чтобы восстановить свою репутацию.

– Вполне возможно. – Она облизнула пересохшие губы. – Но он не имел права скрывать такие вещи от меня. Это не правильно.

– Ему нужна была твоя помощь, – покачал головой Сет. – И что толку осуждать его сейчас. Ной умел, увлеченно занимаясь каким-нибудь делом, заставить и всех, кто окружал его, работать вместе с ним. – Он сжал губы. – Больше всего на свете он боялся, что дело его жизни не будет доведено до конца.

– Да, – кивнула Кейт. Поэтому он поставил ее имя на патенте. И составил завещание в пользу Сета. Все это выглядело как проявление щедрости и благородства. А на самом деле он пытался спасти и защитить RU-2. Тем самым он обрек и ее, и Сета заниматься его детищем. Хотя вряд ли Сета можно надолго приковать к чему-то, подумала Кейт. Может быть, только на то время, пока он не сочтет, что Джошуа и Филис находятся в безопасности.

– Я и не осуждаю его. Он хотел как лучше.

– Святой Ной.

И Кейт вдруг вспомнила, что она так и называла его. Боль снова отозвалась в сердце.

– Он и в самом деле был замечательным человеком.

– Самым лучшим из всех, кого я встречал. – Сет обвел взглядом комнату. – Но он не был ни святым, ни сверхчеловеком. И как все обычные люди совершал ошибки.

– Что ты имеешь в виду?

– Сидел и ждал, пока Огден соберет силы и подготовится к нападению. Теперь нам будет нелегко справиться с ними.

– Работа над RU-2 полностью завершена. Его формула выведена.

– Следовательно, теперь мне надо отправиться в Вашингтон, чтобы устроить подкоп под фундамент, который выстроил Огден. А для этого хорошо бы знать, куда и как передвигаются наши противники.

– Так узнай.

– Нет, так дело не пойдет. Запомни, Кейт, если ты зовешь меня на помощь, я буду поступать так, как считаю нужным. Теперь я у руля.

Кейт сразу насторожилась:

– И что это означает?

– Это не значит, что я собираюсь полностью отстранить тебя. Мне потребуются твои советы и рекомендации. Ты умна и разбираешься в том, что такое RU-2. Но заранее предупреждаю, что я не собираюсь сидеть на скамье запасных.

Кейт поняла, что теперь Сет не свернет никуда.

– Но мне тоже не нравится сидеть на скамье запасных. Я доверилась Ною и теперь узнаю вдруг, что меня обвиняют в убийстве полицейского и…

– Выбирай, Кейт.

Она пристально посмотрела на него. И смотрела довольно долго, прежде чем кивнула в знак согласия:

– Ты останешься у руля до тех пор, пока твои действия не будут угрожать моей семье и пока я буду считать их разумными.

– Хорошо. – Сет встал. – Сейчас я пойду к Тони. А ты тем временем оденься. Потом мы соберемся все вместе, чтобы выработать совместный план действий, если все-таки примем решение вынырнуть на поверхность. Этот процесс пройдет непросто. И окажется не из приятных.

– Апокалипсис, – прошептала она.

– Что?

– Так это называл Ной.

– После взрыва на фабрике у него началась депрессия, – Сет повернулся к дверям. – Но это не апокалипсис.

– А что же тогда?

– Просто война, – сухо ответил Сет. – Еще одна война. Только и всего.

* * *

– Вы собираетесь выйти из подполья? – повторил Тони и, сердито уставившись на Сета, уточнил:

– С ним?

– Вы угадали, – ответила Кейт. – Но без вашей помощи нам не обойтись.

– С вашей стороны – большая ошибка довериться этому человеку.

– У меня другое мнение.

– Я дал ей обещание не продавать RU-2 своим дружкам – баронам наркомафии, – вмешался Сет. Тони молчал.

– Послушай, – спокойно продолжил Сет. – Ной был твоим другом. Ты можешь не верить, что я способен занять его место. Но ты знаешь, что я обязательно достану этого Ишмару.

– Возможно.

Теперь Сет, в свою очередь, воззрился на упрямого адвоката.

– Ну хорошо, ты в своей деле непревзойденный мастер, – встряхнул головой Тони. – Какого черта об этом спорить. Но дела Ноя сейчас находятся в плачевном положении.

– Это можно принять как согласие сотрудничать?

– Что ты хочешь от меня?

– Очень многого. Для начала, чтобы ты изложил все, что тебе известно. Все до последней буковки. Всю информацию о том, что происходило и что происходит. В чем смысл затеи Лонгуорта?

– Я могу ответить на это то же самое, что я сказал Ною: он представил законопроект, который должен быть утвержден.

– И больше ничего?

– Откуда я знаю? Последние двадцать четыре часа, как ты знаешь, я был занят совершенно другими делами.

– А теперь просвети меня насчет патента. Ты уже подал заявку, зарегистрировал патент?

– Еще нет. Ной принес мне результаты последних анализов, когда потребовал включить имя Кейт. Документы находятся в сейфе Центрального банка.

– Есть ли у тебя кто-нибудь в патентном бюро, кому бы ты мог довериться и кто бы мог проделать эту операцию, не привлекая ничьего внимания?

– Разумеется. В каждом патентном бюро здесь и в основных странах Европы у меня есть свои люди. Последние полгода Ной гонял меня нещадно, как борзую.

– А при чем здесь Европа?

– Он заранее предполагал, что в Америке у него может ничего не получиться и не удастся перебороть сопротивление. Здесь гораздо проще перевезти наркотики через границу, чем затронуть интересы хоть одной из крупных фирм.

– Тогда почему он сразу не отказался от идеи запатентовать лекарство здесь?

– Ты же знал Ноя не хуже меня. Он патриот своей страны. И ему хотелось, чтобы и. честь, и слава, и доход от этого открытия достались Соединенным Штатам. Пройдет много лет, прежде чем новый препарат, принятый в Европе, пройдет сквозь все препоны и вернется на родину.

– Его люди… – пробормотала Кейт, вспоминая слова Ноя.

– Да, – кивнул Тони. – Именно это он и имел в виду.

– Мы запатентуем его в Европе, – сказал Сет. – Какая страна подходит для этого больше всего?

– Голландия. Там на утверждение патента уйдет три месяца, в то время как в нашем министерстве – не меньше трех лет.

– Нет ли каких сомнений насчет того, что крупнейшие фармацевтические фирмы в Европе начнут наступление против RU-2? Следует ли приготовиться к атаке с этой стороны?

– Нет, – возразила Кейт. – Сначала мы попробуем пройти тем путем, который наметил Ной. Поможем «его людям»… Нашим людям.

– Что чрезвычайно неумно, – заметил Сет. – Нам всем будет намного безопаснее в Голландии.

– Ты же сказал, что отправишь Филис и Джошуа в такое место, где им ничто не будет грозить.

– Но если ты останешься здесь, то превратишься в мишень. Зачем добровольно совать голову в петлю?

– Меня не волнует, глупо или умно я поступаю. Эти негодяи, убившие Ноя, желали одного – любой ценой предотвратить появление RU-2. И я не хочу, чтобы они добились своей цели. – Кейт горько улыбнулась. – Так что ваша задача: не дать им попасть в яблочко новой мишени. Ной погиб из-за своего препарата. И мы обязаны исполнить его волю.

Сет долго смотрел на нее, а потом ответил:

– Четыре месяца. Вот предельный срок. Если мы не сумеем уложиться за это время, я буду бить отбой.

Она кивнула в знак согласия:

– Неужели ты считаешь, что я буду спорить? Просто мы обязаны сделать хотя бы несколько шагов. Наш долг попытаться обойти препятствия, которые выставил мерзавец Огден.

Сет повернулся к Тони:

– Что ж, держи курс на Вашингтон.

– А дальше? – поинтересовалась Кейт.

– «Вашингтон пост», – коротко ответил Сет и обратился к Тони:

– Мы передадим сногшибательную информацию самому хваткому газетчику. Кого из сотрудников этой газеты ты считаешь наиболее подходящим?

– Джек Тейлор, Мерил Кимбро… вы и сами знаете их. Каждый захочет выступить с таким захватывающим дух материалом.

– Выбери сам кого-нибудь из них.

– Мерил Кимбро. Мне кажется, она лучше разберется, в чем тут дело.

– Организуй встречу с ней завтра, в девять вечера.

– Где?

– В отеле. – Сет вскинул брови. – Ты чем-то недоволен? Но в душном гараже темно и неуютно, хотя выглядит более романтично.

– Душный гараж впечатлит ее скорее, чем номер отеля.

– У нее будет достаточно впечатлений после того, как она выслушает рассказ миссис Денби. – Он взял Кейт под руку. – Будь осторожен. Как только зарегистрируют заявку, дай мне знать. Звони по цифровому телефону.

– А где вы будете в это время?

– Здесь неподалеку. Организуем укромное местечко.

– Боюсь, на этот раз у тебя ничего не выйдет. После того, как ты выпустишь этого джинна из бутылки, – укромное место будет невозможно найти.

– Не для нас. Для Филис и Джошуа. – Он придержал дверь для Кейт. – И ты ошибаешься. Я знаю такое недосягаемое ни для кого место.

– И где же оно может быть? – спросила Кейт, когда они направились по коридору к комнате Филис и Джошуа.

– Это очень трудно объяснить. Лучше, если ты его просто увидишь. – Сет остановился у двери. – И мне непременно нужно переговорить с Джошуа один на один.

– Почему? – встревожилась Кейт.

– Ему не понравится то, что ты остаешься одна. Но мне кажется, что ему будет легче смириться с этой мыслью, если он узнает ее от меня. А ты пойди прогуляйся с Филис и объясни ей все как есть.

– Но именно я должна сообщить ему о нашем расставании.

– Это не имеет никакого отношения к материнскому долгу. Надо сделать все так, чтобы новость как можно меньше ранила мальчика. Потом у тебя будет возможность переговорить с ним.

И Кейт сдалась. Может быть, Сет прав. Ему удалось завоевать полное доверие Джошуа.

– И сколько времени тебе нужно?

– Минут двадцать.

Кейт кивнула:

– Хорошо.

* * *

– Нет! – Джошуа сжал кулаки. – Я поеду вместе с вами.

Откинувшись на спинку кресла, Сет молча ждал, позволяя мальчику выплеснуть первый взрыв негодования.

– Она не сможет обойтись без меня. Я ей нужен.

– Да, конечно, ты ей очень нужен.

– Ну так скажи ей, чтобы она взяла меня.

– Кейт не станет меня слушать. Ей хочется быть абсолютно уверенной в том, что ты находишься в полной безопасности.

– А как же она? Ты хочешь сказать… Он убьет ее.

– Нет. Ему с ней не справиться.

– Он уже чуть не убил ее, – едва слышно произнес мальчик, и его лицо исказилось от ужаса воспоминаний.

– Но у него ничего не получилось и не получится.

– Он убил отца. Убил Ноя.

– Но не посмеет тронуть твою маму и пальцем. Я не позволю ему.

– И я должен быть рядом с ней, чтобы помочь. Скажи ей.

– Не смогу.

Джошуа посмотрел на него широко распахнутыми глазами.

– Я не смогу сделать это, потому что она права. Ей будет намного проще и легче, если ты будешь как можно дальше от нее. Пойми, когда она постоянно думает о твоей безопасности, то уже не в состоянии подумать о собственной. Ты делаешь ее беззащитной.

– Но я буду охранять ее.

– Джошуа! Пораскинь мозгами как следует.

– Я не хочу. Я поеду с вами.

– Даже если она из-за тебя погибнет?

Мальчик замолчал, сосредоточенно глядя перед собой. Сет ничем не мог ему помочь, поэтому просто наблюдал за его внутренней борьбой.

– Ты говоришь правду?

– Разве я хоть раз обманул тебя? Снова последовало долгое молчание.

– А ты будешь охранять ее? Ты обещаешь мне, что с ней ничего не случится?

– Обещаю.

Джошуа коротко кивнул:

– Тогда я согласен.

Сет понимал, с каким трудом ему дались эти слова. И не знал, сумел бы справиться с собой, окажись на месте Джошуа. Рана мальчика еще не зарубцевалась. Но с каждым днем он все больше отходил от травмы. Ему хотелось забыть обо всем…

Нет, Джошуа не хотел ничего забывать. Он не стремился к тому, чтобы обрести душевный покой. Его заботила только безопасность Кейт. И Сет пообещал ему, что возьмет это на себя. Решение, к которому он пришел, – было решением взрослого человека. И Сет в эту минуту не мог обращаться с ним как с ребенком.

Господи! Да он по-настоящему гордился им.

Кейт разочарованно оглядела огромные колонны особняка, выстроенного в южном стиле.

– Это и есть твое безопасное место?

– Что-то вроде того. Отель «Гринбриер» – главная достопримечательность курортного местечка. Он славится своими площадками для игры в гольф.

– Я не играю в гольф, – подала голос Филис, чуть-чуть приподнявшись на заднем сиденье и с любопытством глядя в окно. – А как насчет площадки для тенниса?

– Есть и площадка для тенниса. Только, боюсь, тебе все же не придется опробовать ее. В пинг-понг – пожалуйста. Хорошо?

Филис обняла Джошуа за плечи:

– Как тебе это предложение, устраивает?

– Зачем мы сюда приехали? – прошептал он. – Тут совсем не так хорошо, как в домике лесничего…

* * *

Кейт сразу поняла, что он имеет в виду. Все это не производило впечатление безопасности. И у нее тоже возникло такое же ощущение:

– Какого дьявола ты привез нас сюда?

– Сейчас увидите. – Сет свернул с дороги, и отель вскоре исчез из поля зрения. Через несколько минут он въехал под навес, скрытый в зарослях кустарника, и остановил машину.

– Мне показалось, что ты сам уверял нас, что лес – не самое безопасное место, – заметила Кейт.

– Это что-то вроде оконных занавесок. – Сет вышел из машины и подошел к завалу из громадных камней:

– Идемте.

Кейт медленно вышла из машины. Следом за ней выбрались Филис и Джошуа.

– Оконные занавески?

Сет поднял один из камней, под которым оказалась контрольная панель, и нажал специальный код. Два громадных, как скала, камня раздвинулись, образуя проход.

– Сезам, откройся! – провозгласил Сет.

– Вот это да, – удивился Джошуа. – Как в пещере Али-Бабы.

– Но джинна в лампе ты не найдешь, – покачал головой Сет и пошел вниз. – Подождите. Я скоро вернусь.

Филис с тревогой смотрела в темное пространство перед собой:

– Можете не спешить. Я, например, никуда не тороплюсь.

Вдруг все вокруг озарилось ярким светом, и через несколько минут Сет выбрался к ним.

– Вы уже можете входить. Правда, пока душновато, но я уже включил генератор. Так что скоро кислорода будет достаточно.

Бетонный туннель, по которому они шли, плавно спускался вниз.

– Похоже на бункер, – пробормотала Кейт.

– Только в самом начале. – После последнего поворота перед ними появилась стальная дверь, напоминавшая вход в банковское хранилище.

– Вот как это задумывалось на самом деле.

– Так это все же бункер?

– Во время «холодной войны» конгрессмены боялись, что их в любую минуту может разнести на куски взрывом атомной бомбы. Поэтому в тайне от всех было выстроено особое бомбоубежище, в нем-то эти бедолаги и собирались отсидеться.

– Кажется, я припоминаю, как несколько лет назад в одной из телевизионных передач рассказывали о похожем на это бомбоубежище, – неуверенно проговорила Филис.

– Нетрудно догадаться, почему об этом стало известно только несколько лет назад, – сухо заметила Кейт. – Избиратели вряд ли бы одобрили своих избранников, которые пеклись лишь о том, как спасти свою шкуру.

Филис вдруг нахмурилась:

– Да, но тут… – Она удивленно повернулась к Сету. – Но отель принимает посетителей. И даже, наверное, устраивает экскурсии?

Кейт с трудом перевела дыхание и сказала, отчетливо выговаривая каждое слово:

– Ты хочешь сказать, что собираешься поселить Филис и Джошуа там, где постоянно снуют туристы?

Сет усмехнулся:

– Это совсем не такая плохая идея, как кажется. Разве вы никогда не слышали о том, что прятать лучше всего на самом видном месте?

– Бездарная во всех отношениях идея, и я…

– Не торопись. – Сет набрал еще одно сочетание цифр на панели. – Я так и знал, что ты не согласишься. Но это не то убежище, о котором только шла речь. Бомбоубежище для конгрессменов находится в миле отсюда. В этом туннеле располагаются два других. Но ни одна живая душа не знает об этом. И, поверь, туристические экскурсии сюда не забредают. – Стальная дверь отодвинулась. – Как только открывается вход, свет зажигается автоматически. Но сбоку, на всякий случай, находятся выключатели. – Сет вошел в убежище и повернулся лицом к Филис. – Вы даже не представляете, какие вас ждут неожиданные радости. Например, здесь, ради экономии воды, не придется мыть тарелки. Просто выбрасываешь бумажные тарелки в мусоропровод – и все.

– Как это я не догадалась заранее! Ты ведь из кожи вон лезешь, только бы не заниматься домашними делами.

Джошуа огляделся:

– Но это очень напоминает дом.

Скорее холостяцкую квартиру, подумала Кейт. Хотя обставленную по последнему слову и даже с большим количеством зеркал. Слишком холодновато на ее вкус, но диваны, обтянутые белым бархатом, выглядели довольно уютными. Очевидно, они приглянулись и Джошуа, раз он плюхнулся на один из них.

– А сколько здесь всего комнат?

– Кухня, складское помещение, две спальные комнаты, и что-то вроде небольшого спортивного зала, где есть стол для пинг-понга.

– Вот это да! – снова повторил Джошуа, подпрыгивая на диване.

– А почему никто не знает про этот туннель?

– Потому что Джексон, решив выстроить его отдельно от остального комплекса, поручил строительство доверенным людям и держал это в строжайшей тайне.

– Джексон?

– Лайонел Джексон – сенатор. Он не верил, что в основном убежище хватит еды и воздуха на всех. Слишком много людей оно должно было вместить. Для чего и выстроил это скромное тихое убежище для себя лично, не думая, как будут грызться его дружки из-за куска хлеба.

– Какая душка! – заметила Филис.

– Да, он всегда был душкой. Его избрали в сенат, когда ему было двадцать четыре года.

– И как часто он наведывается сюда? – уточнила Кейт.

– Он умер восемь лет назад.

– Не сказав ни одному человеку про его убежище?

– Нет, он поведал о нем своему сыну – Рандольфу. Поскольку, как говорится, припекло – его несравненный сыночек должен был на время исчезнуть. Рандольф был такой же обаятельный, как и его папаша. Но вот умом пошел не в него. Дочка одного из главарей нью-йоркской мафии забеременела от него. А когда Рандольф узнал об этом, то так разозлился, что не нашел ничего лучше, как избить ее до полусмерти. Его папаша сообразил, что надо куда-нибудь убрать сыночка, поступившего столь неосмотрительно, пока он будет улаживать это дело. И он нанял меня, чтобы я охранял Рэндольфа в этом убежище. – Сет пожал плечами. – Я сделал все, что было в моих силах.

– Они нашли его здесь?

– Нет. Он начал скучать. И когда я однажды отправился за покупками, удрал. Этот придурок был настолько сообразительным, что тут же отправился в Нью-Йорк… С тех пор его никто не видел. – Сет обвел комнату жестом и добавил:

– Считайте, что мне это все досталось по наследству.

– Ты когда-нибудь пользовался им?

– Раза два, – он улыбнулся. – Но никогда не приводил сюда никого. Так что не ждите туристов. Или неожиданных визитеров. Считайте, что сюда не ступала нога человека.

– То, о чем я всю жизнь мечтала, – улыбнулась Филис.

– Счастлив услужить вам, – поклонился Сет. – Тем не менее постараюсь вас вызволить отсюда как можно скорее. Вернее, так скоро, как это будет возможно. – Он перевел взгляд на Джошуа, который обходил гостиную. – Но, Филис, придется набраться терпения. Сейчас Джошуа все кажется необыкновенным, но несколько дней спустя он начнет скучать от однообразия.

– А мы вообще не можем выходить отсюда?

– Нет, – быстро вмешалась Кейт. – Пожалуйста, Филис. Я должна быть абсолютно уверенной в том, что вы находитесь в полной безопасности.

– Но и нам того же хочется в отношении тебя. – Филис повернулась к Сету. – Ты должен охранять ее намного лучше, чем сенаторского сынка, иначе я лично спущу с тебя шкуру.

– Буду стараться, мэм. Я только съезжу за Римильоном и привезу свежие запасы еды. После чего вы закроете дверь и не будете ее больше открывать.

– Минуточку, минуточку, – перебила его Кейт. – Кто такой Римильон?

– Он служил под моим началом в Южной Америке и Танзании. Я позвонил ему вчера, когда вы легли спать, и попросил встретиться со мной на развилке дороги в четыре часа. – Он посмотрел на свои часы. – У нас осталось не так много времени.

– Мне не нравится, что кто-то еще будет знать, где они находятся.

– А мне не нравится мысль оставлять их под защитой только стальной двери. Римильон отличный малый.

Кейт едко улыбнулась:

– Вроде тебя?

– Отнюдь нет. Он отлично знает свое дело. Но про него не скажешь, что он маг или волшебник, как про меня. Такие, как я, водятся в единственном числе. – Улыбка сошла с его лица. – Кейт, не волнуйся, ему можно доверять.

– В самом деле? Лично я никому бы не могла довериться сейчас.

– Про меня тоже не скажешь, что я исхожу доброжелательностью и доверием ко всякому встречному и поперечному. Просто у нас с Римильоном есть условие, на основании которого я знаю, что могу полагаться на него.

– И что это за условие?

– Ему известно, что я убью его, если он предаст меня, – просто ответил Сет.

Кейт молча смотрела ему вслед, глядя, как он направляется к Джошуа. Решительный, полный чувства юмора, готовый в любую минуту отразить нападение. Он напоминал ей туго сжатую пружину, которая, разжавшись, сметет все на своем пути. И в то же время Кейт воспринимала его теперь иначе, чем в первый день встречи. Ее не пугала готовность Сета идти до конца. Потому что она видела и другие стороны его характера, уравновешивающие эту готовность и желание уничтожить все препятствия на своем пути. Теперь она в состоянии была оценить его по-настоящему.

– Позаботься о себе, – напомнила ей Филис. Кейт повернулась к свекрови.

– Я оставлю вам на всякий случай аптечку, – сказала она, а потом другим тоном продолжила:

– Ты не представляешь, какое чувство вины беспрестанно грызет меня. Но я не вижу другого выхода. Иначе буду дергаться из-за вас каждую секунду.

– Ну как же тебе не терзаться и не укорять себя? Ведь только на твоих плечах держится мир, не так ли? – с легкой усмешкой заметила Филис.

– Но я отвечаю за Джошуа. Я мать.

– Спасибо, что напомнила, – тем же тоном продолжила Филис. – Но ведь и я к нему тоже имею какое-то отношение. Мы все в ответе за тех, кого любим. Так что постарайся не забывать о том, что ты не единственный человек, который обязан думать о его безопасности.

– Прости, – Кейт крепко обняла свекровь и прижала ее к себе. – Надеюсь, что этот кошмар скоро кончится.

– А я такой надежды не питаю, – пожала плечами Филис. – Сначала я тоже все ждала, когда пройдет это наваждение и мы снова сможем зажить в мире и спокойствии, как прежде. Но потом поняла, что незачем обманывать себя. Быть может, мы никогда не сможем жить так, как жили прежде. Лучше попытаться освоиться с новой жизнью.

Слова свекрови прозвучали как гром среди ясного неба. Кейт и не подозревала, что переживала Филис в это время, и чувство вины снова охватило ее:

– Я даже не знала, что ты…

– А откуда ты могла узнать? – перебила ее Филис, не дав закончить фразу, – Тебе было не до того. Вы с Ноем работали в лаборатории с утра до ночи. А у меня в это время никаких особых занятий не было и хватало времени подумать обо всем. И теперь я нисколько не сомневаюсь: когда первоначальная угроза исчезнет, это еще не значит, что нам нечего будет бояться. – Филис грустно улыбнулась. – Мы разворошили осиное гнездо. И они не скоро успокоятся, Кейт. Помнишь свою детскую книжку о волшебнике Изумрудного города? Боюсь, что, в отличие от Элли, нам уже никогда не вернуться в родной Канзас и застать его таким, каким он был.

– Не правда. Я найду способ, как…

– Послушай, – Филис обняла ее за плечи. – Мне непременно надо обсудить кое-какие вопросы с Сетом до вашего отъезда. Так что перестань спорить, дай мне заняться насущными делами. – И свекровь спокойным, но решительным шагом направилась к Сету.

И Кейт подумала о том, что она даже не заметила, как сильно изменилась Филис за последнее время. Обычно она вполне терпимо относилась к тому, что Кейт брала на себя право решать, как поступать в том или ином случае. Но сейчас она, кажется, сама взяла в руки руль управления. Ничего удивительного, ответила самой себе Кейт. Все ведь изменилось за это время.

– Расскажи мне, как действует вся эта система, – попросила Филис, обращаясь к Сету.

– В этом нет никакой необходимости. Вся система работает в автоматическом режиме. Тебе просто надо нажимать на нужные кнопки, вот и все, – ответил он.

– За годы моей жизни не один электрический прибор выходил из строя у меня на глазах: что-то перегорало, что-то портилось и взрывалось. Аппарат для подачи воздуха намного более значим для нас, чем кофеварка в обыденной жизни. И мне надо знать, как управлять всем этим, если вдруг возникнет в этом необходимость. – Филис положила руку на плечо Джошуа. – И ему не помешает ознакомиться с аппаратурой тоже.

Улыбка Сета выражала и гордость, и удовлетворение.

– Хорошая мысль. – Он повернулся к Кейт. – Нам понадобится несколько часов, чтобы пройтись по всей системе и вникнуть во все тонкости.

Она кивнула:

– Я пока пойду к машине и начну переносить их вещи сюда.

Сет проводил ее до двери:

– Ты удовлетворена? – спросил он, понизив голос. – Лучшего места найти невозможно.

– Вряд ли я сейчас могу быть чем-то удовлетворена. Но бомбоубежище, которое должно было выдержать даже атомную войну, может быть, и в самом деле относительно безопасное место, – едва заметная улыбка пробежала по ее губам. – Но не беспокоиться о них я все равно не смогу.

Сет повернулся к Филис и Джошуа и окликнул их:

– Ну что, приступаем к осмотру подвластных нам владений?

* * *

Кейт крепко обняла Джошуа.

– Я скоро вернусь, – прошептала она ему на ухо. Джошуа кивнул:

– Знаю, – и тоже крепко обнял ее. – Положись на Сета, – проговорил он, – Ты слышишь? Он будет охранять тебя. Верь ему.

Слезы навернулись на глаза Кейт.

– Не волнуйся из-за меня, – и, прижавшись губами к его лбу, отступила назад. – И приглядывай за Филис.

– Конечно. И Сет тоже сказал, что это теперь моя обязанность. – Он повернулся к своему наставнику и протянул руку. – До свидания.

Сет очень серьезно пожал мальчику руку:

– До свидания, Джошуа.

Как неожиданно повзрослел ее сын, подумала Кейт с болью в сердце. Опасность заставила его в один миг забыть о том, что он еще ребенок. Западня, в которую попытались загнать их Огден н Ишмару, вынудила его ощутить себя взрослым. Детство Джошуа кончилось в один день. И теперь прежнюю жизнь уже никогда не вернуть. Филис в этом права.

Будь они все прокляты!

Кейт резко повернулась и быстрыми шагами пошла вверх по туннелю.

Она слышала, как тяжелая стальная дверь закрылась за Сетом и как он догнал ее, участливо, но не назойливо поинтересовавшись, что с ней.

– А что может быть со мной? – вопросом на вопрос ответила Кейт. – Мне страшно, я сержусь. Мне бы хотелось, чтобы ничего это не было. Чтобы я могла жить прежней жизнью. – Они подошли к выходу и шагнули наружу.

Сет нажал на кнопку в панели, и две скалы сдвинулись, закрыв вход.

– Господи! – покачала головой Кейт. – Ни за что бы не подумала, что здесь может находиться вход в туннель.

– Тем спокойнее тебе будет, – он повел Кейт к джипу. – А сейчас нам надо поторопиться. Римильон ждет нас.

* * *

Когда они подъехали, он и вправду уже ждал их. Кейт смотрела на человека, вышедшего из «Фольксвагена» и направившегося к ним, она не заметила в нем ничего такого, что могло бы выдать наемника. Впрочем, не так уж много она знала о наемниках. Римильон был приземистым, крепким мужчиной лет сорока. С короткой, ничем не примечательной стрижкой, в спортивной рубашке и брюках, в кроссовках. Он вполне мог вписаться в эти площадки для гольфа, что располагались неподалеку отсюда.

Когда Сет представил их друг другу, Римильон вежливо кивнул Кейт и, обращаясь к Сету, сказал:

– Не думаю, что тут требуются мои услуги. Ты дал такие точные ориентиры, но я все равно нигде не вижу входа в туннель.

– Дополнительные меры предосторожности никогда не помешают, – Сет протянул Римильону листок бумаги. – Если заметишь что-то необычное. Что-то не то, сразу же звони мне.

Римильон улыбнулся:

– Как скажешь.

– Именно так и скажу. – Он встретился с ним взглядом. – И если здесь произойдет что-то не то – я буду весьма недоволен. Ты несешь за все ответственность.

Улыбка сразу же спала с лица Римильона:

– Конечно. Если я и сказал, что во мне нет нужды, то это не означает, что я не собираюсь проявлять бдительности. Ты сам знаешь, таких ошибок я не совершал.

– И надеюсь, не совершишь. Во всяком случае, не стоит сейчас начинать совершать. – Сет кивнул. – Когда занесешь продукты, представься Филис и мальчику, чтобы они знали, кто ты. Но твоя основная обязанность – охранять вход.

– Понял, – Римильон повернулся и быстро зашагал назад к своей машине. – Все будет сделано, как ты сказал.

Сет нажал на газ, и джип двинулся вперед. Кейт некоторое время хранила молчание, пока они не выбрались на основную магистраль, а потом неожиданно заметила, обращаясь к Сету:

– Он явно боится тебя.

– Неужто?

– Не надо прикидываться невинной овечкой. Ты же сам знаешь, что у него душа ушла в пятки.

– Вот и хорошо. Условие вступает в силу. И он прекрасно отдает себе отчет, чем ему придется расплачиваться за малейшую оплошность. Это заставит его не терять бдительности ни на секунду.

– Почему-то мне казалось, что вы скорее друзья. Два товарища, прошедших огонь и воду. Почему же он так боится тебя?

– Наверное, он еще помнит, чем закончил Намирез.

– Намирез? – не поняла Кейт.

– Один наш общий знакомый, – Сет посмотрел на часы. – Нам еще довольно далеко ехать. Хочешь вздремнуть?

Кейт поняла, что он тем самым предлагал ей закрыть тему. Обсуждать Римильона или Намиреза он не собирался. Что ж, это и в самом деле ее не касается. У него есть свои тайны. Его прошлое – это его прошлое. Для Кейт важно только то, что происходит сейчас.

Она закрыла глаза.

– Разбуди меня, когда почувствуешь усталость. Я сменю тебя.

* * *

Лаборатория!

Ишмару перешагивал через обгоревшие остатки стульев, балок, потолочных перекрытий. Его ботинки утонули в грязи. Никаких следов не осталось, хотя он мог поручиться, что коттедж покинули в конце недели, всего несколько дней назад.

Но отыскать здесь следы Кейт – невозможно, это Иш-мару понял. И его охватила тоска.

Лински?

Наверное, он позвонил сюда, когда вернулся в отель и нашел тело Ноя.

Значит, Ишмару снова зашел в тупик?

Нет. Еще есть надежда. Блант говорил о том, что у него есть еще кой-какие варианты.

А то, что известно Бланту, станет известно и Ишмару.

Но сейчас его переполнял гнев из-за того, что он напрасно потратил столько времени. Ему нужно отыскать ее. Ему просто необходимо наконец сделать удачный ход. А для этого Ишмару должен вернуться в пещеру, набраться сил. С того момента, как он убил Ноя, его опять начали преследовать кошмары. И более мучительные, чем все прежние. Наверное, душа, которая покинула тело, оказалась очень сильной.

Выдержать еще одну такую же мучительную ночь он уже не сможет. Пора ехать в пещеру.

Защитники прогонят душу, которая преследует его.

12.

Кейт и Сет зарегистрировались в номере вашингтонского отеля ранним утром, на восходе солнца. Отель был шикарным, просторным и полон народа.

– Не сказать, чтобы он производил впечатление особенно безопасного места, – сухо заметила Кейт, окидывая взглядом вестибюль, пока они ждали, когда откроются двери лифта.

Сет нажал на кнопку двенадцатого этажа.

– Я думала, что это будет нечто поменьше и более уединенное, – продолжала Кейт.

– Раз уж ты выходишь на публику, имеет смысл забыть о том, чтобы держаться в тени. Этот отель сейчас принадлежит японским предпринимателям. Они гордятся тем, как поставлена обслуга… и в том числе системой охраны.

– И ты считаешь, что можно положиться на их охранников?

– Не во всем. Но кое в чем можно. – Лифт остановился, и они вышли в холл. – Остальное я беру на себя. У меня на этот счет есть свои идеи.

– Надеюсь, – с язвительной ноткой в голосе заметила Кейт.

– Я снял двухспальный номер. Одна большая гостиная и две спальные комнаты по бокам от нее. Ты не должна открывать дверь никому из обслуживающего персонала отеля. Я постараюсь не мельтешить у тебя перед глазами, чтобы ты чувствовала себя достаточно свободно. Но ночью двери в спальнях будут оставаться открытыми. Ты поняла?

– Более чем.

Номер оказался просторным, дышалось в нем хорошо. Мебель выглядела элегантной и ненавязчивой, во всем чувствовался хороший вкус. Сет постарался, чтобы обстановка чем-то напоминала домашнюю: просто и уютно. И Кейт не могла не отметить про себя этих усилий. Он хотел дать ей почувствовать себя как можно более уверенно и спокойно.

Сет поставил рюкзачок, в котором находилось все, что имело отношение к RU-2, на пол.

– Тони переправит это в банковский сейф, но завтра, когда ты будешь говорить с репортером, тебе может что-нибудь понадобиться. – Он подошел к дверям, что вели в соседние комнаты, и проверил замки на них. – Я знаю, что тебе надо принять душ и лечь поспать. Но портье должен принести остальные сумки. Я останусь здесь до тех пор, пока он не уйдет.

Кейт пожала плечами:

– Сколько тебе угодно.

Он удивленно вскинул брови:

– Но ты, наверное, устала.

Кейт и в самом деле устала, переволновалась и чувствовала себя одинокой. Она готова была отдать все что угодно, лишь бы снова оказаться с Джошуа и Филис в собственном доме.

– Ничего, переживу. Тони тоже остановится в этом отеле?

– Да. Так будет удобнее всем. Но тебе не придется встречаться с ним особенно часто. Думаю, что ты уже успела заметить, насколько я раздражаю его.

– Я же не слепая, – Кейт села на диван. – И меня даже удивило, что он согласился помогать нам.

– Он любил Ноя, – Сет взял кресло и сел напротив Кейт. – А еще ему нравится наблюдать за тем, в какую переделку я попал. Он знает, что меня тошнит от всего этого. С самого начала Тони протестовал против того, чтобы Ной вводил меня в курс дела. Его возмущал мой образ жизни. – Он помолчал. – Кстати, прости, но я вынужден задать тебе кое-какие вопросы. Есть ли в твоем прошлом или настоящем такое, что Огден мог бы использовать против тебя?

Кейт насторожилась:

– Что ты имеешь в виду?

– Не смотри на меня с таким презрением. Я должен быть готов к чему угодно. У каждого из нас есть свои скелеты в шкафу. И я не хочу, чтобы кто-нибудь с грохотом вытащил твой. Есть что-нибудь такое, о чем бы ты могла заранее предупредить меня?

Нет. Об этом не знает ни одна живая душа.

– Нет! – Она вскочила с дивана. – Дождись, когда принесут сумки, а я пойду в ванную.

– Ты не обязана выкладывать все начистоту, – сказал Сет. – Поэтому незачем и убегать.

– Не понимаю, что ты имеешь в виду?

– Не дергайся. Я же не собираюсь заставлять тебя насильно исповедоваться в своих грехах. Хотя следовало бы. – Сет подошел к двери и взялся за ручку. – Только прошу тебя не забывать об одном: что бы ты ни натворила, я совершал поступки в тысячу раз более скверные. И ты можешь рассказать мне все в любую минуту, как только сочтешь нужным.

Кейт промолчала в ответ.

Он пожал плечами и впустил портье.

* * *

– Полная ерунда! – покачала головой Мерил Кимбро, выключая диктофон и поднимаясь. – Поверьте, после стольких лет работы в газете – у меня нюх на такие вещи. Это же просто ерунда!

– Подождите, – Тони быстро встал с кресла. – Вам надо выслушать до конца, чтобы…

– А что, если это не ерунда? – негромко возразил Сет. – Что, если это правда?

Журналистка повернулась к нему:

– У вас нет никаких доказательств. Вы не можете не только ткнуть пальцем в Огдена или Лонгуорта, но даже в Ишмару. На нас тотчас подадут иск в суд.

– Можете не упоминать их. Изложите только историю открытия RU-2.

– Чтобы открыть дорогу лекарству, которое не утверждено министерством, не прошло апробации и соответствующих проверок?

– Оно спасет сотни жизней.

– Если даже ваши заверения правдивы, хочу вам напомнить – за эту неделю было четыре демонстрации против исследований по генетике. И газета просто не может опубликовать материал о неапробированном лекарстве.

– То, что я говорю, – чистая правда, – спокойно сказала Кейт. – И я готова представить вам необходимые материалы.

– В которых я не смогу ничего понять.

– Обратитесь за помощью к любому ученому, который мало-мальски разбирается в этом вопросе.

Журналистка покачала головой:

– Это малоинтересная публикация для газеты, – и она вышла из номера.

– Чего я и ожидал, – сказал Тони. – Придется обратиться к другому человеку. У меня в списке стоит…

– Нет, – вмешалась Кейт. – Подождите.

– Чего?

– Чувствуется, что эта женщина – профессиональный журналист. Мы пробудили ее любопытство. И вот увидите, она не сможет уйти просто так.

– Но она уже ушла.

– Мне она понравилась. У меня такое ощущение… Дайте немного времени, прежде чем пригласите кого-нибудь другого.

– Не думаю, что…

– Двадцать четыре часа, – Сет улыбнулся Кейт. – Я всегда с почтением отношусь к интуиции. Тони пожал плечами:

– В конце концов, это вы сидите на вулкане, а не я.

* * *

Мерил Кимбро позвонила на следующий день, в полдень:

– Ну хорошо. Я поймалась на удочку. Мне хочется посмотреть на документы, связанные с RU-2.

– А из-за чего вы передумали?

– Я позвонила в Дандридж и расспросила о том, что там произошло. Кстати, вас уже не разыскивают в связи с убийством. Вы им нужны как свидетель. Они хотят, чтобы вы ответили на их вопросы.

Кейт почувствовала, как волна облегчения прошла по ее телу:

– А что заставило их изменить первоначальное мнение?

– Не что, а кто. Это заслуга детектива Эблунда. А еще я сходила в городской морг и осмотрела человека, который поступил из отеля в Джорджтауне под именем Джона Доу.

Кейт на секунду прикрыла глаза. Джон Доу.

– Если это не сам Ной Смит, то у него должен был быть брат-близнец. Они решили, что я сошла с ума, когда попросила их сверить отпечатки пальцев покойника с отпечатками пальцев Ноя Смита, который, как известно, погиб во время взрыва на фабрике. Но я уверена, что они все же сделают это. Конечно, не исключено, что другая половина истории является фальшивкой, но то, что я имею на руках, заставляет меня заняться этим делом, Я приеду за документами об этом открытии через сорок минут.

– Отдать их вам я не могу. Придется поехать с вами.

– Вы боитесь выпускать их из рук? Что ж, вполне понимаю вас. Думаю, что мы можем уладить этот вопрос.

Повесив трубку, Кейт повернулась к Сету:

– Ну вот. Теперь меня уже не разыскивают в связи с убийством. И Мерил собирается подробнее заняться RU-2.

– Значит, мы сделали ставку на правильный номер, – сказал Сет. – Держу пари, что материал выйдет в завтрашнем утреннем выпуске. – Он помолчал. – И тогда всем станет доподлинно известно, где мы находимся. Ты уверена, что именно этого хочешь?

– Нет. Но, к сожалению, придется идти до конца. Никуда не денешься. – Она поморщилась. – В конце концов все не так уж плохо. Мне не хотелось, чтобы полиция ломала голову, где меня искать.

– Тогда держись покрепче за поручни. Скоро начнется такая качка, что недолго вылететь за борт.

* * *

Ни одного защитника не осталось!

Крик отчаяния едва было не вырвался из горла Ишмару, когда он вошел в пещеру. Встав на колени, он принялся рыться в золе, пытаясь найти хоть какие-то остатки. Его рука наткнулась только на обуглившийся шест, а потом на золотую зажигалку. Ишмару сжал ее в руке. Но защитников и следа не осталось.

Он стоял на коленях, обхватив себя руками, и раскачивался вперед и назад. До чего же ему была нужна их помощь.

Теперь тени подступали из темноты, и некому было разогнать их. Они надвигались на него, подходили все ближе и ближе.

– Прочь! – простонал Ишмару. – Слышите! Вон!

И выскочил из пещеры, которая вдруг превратилась для него в западню.

Ишмару не останавливался до тех пор, пока не добежал до леса. После чего в изнеможении свалился под вязом. Кто это сотворил? Кто посмел посягнуть на то, что давало ему силу?

Эмилия! Это она.

Никто другой не мог догадаться о том, что духи мертвых могут преследовать его. Ишмару рассердил ее, и она ответила ударом на удар.

Гнев вспыхнул в нем, как пламя костра в ночи.

Ты поплатишься за это, Эмилия. Ты еще горько пожалеешь о том, что посмела посягнуть на защитников.

Взгляд его упал на золотую зажигалку, которую он все еще сжимал в руке. Металл покорежился от огня, но инициалы можно было разобрать. Хименес. Он стал оружием в ее руках. Оружие, которое вызвало этот страшный пожар. Сам ублюдок никогда бы не осмелился на такое.

Неважно, кто исполнитель. Он всего лишь выполнял волю Эмилии. Это она направила его сюда.

* * *

Статья появилась на первой полосе газеты. Она была полностью посвящена RU-2, Кейт и отпечаткам пальцев Джона Доу, которые являлись копией отпечатков Ноя Смита. Никаких упоминаний об Огдене и его соучастниках.

– Даже про Ишмару ничего не говорится, – отметила Кейт.

Сет пожал плечами:

– Она очень осторожна. Но уверен, что продолжает копать в этом направлении. Зато во всем, что касается нас, – говорится очень уважительно. Большего трудно было ожидать. Теперь остальные газетенки захотят выкопать что-нибудь, компрометирующее тебя или меня. Начнут ворошить наше прошлое, вытаскивать все грязное белье, чтобы найти нечто, привлекающее внимание публики.

Кейт продолжала смотреть в газету:

– Как ты думаешь? Этого достаточно?

Сет покачал головой:

– Нет, конечно. Нам надо хорошенько все взболтать. Чтобы шум не унимался как можно дольше. – Он подошел к окну и, выглянув, посмотрел на движущиеся внизу машины. – Тебе все еще рискованно выходить, на публику. Я думаю, что огденовские головорезы не посмеют ничего сделать на глазах у общественности. Но это не значит, что они не попытаются.

– Огден уже пробовал испугать меня. И я хочу как можно скорее покончить со всем. Как ты думаешь, что мне для этого надо сделать?

– Позвони Мерил Кимбро и попроси ее назначить нам встречу с сенатором Лонгуортом сегодня после обеда. А я позвоню на телевидение.

– Он не захочет встречаться с нами.

– Как миленький захочет. Пойми, политики не любят уклоняться от тех встреч, на которые направлено пристальное внимание прессы.

– Но ты сам понимаешь не хуже меня, что я не смогу заставить его отозвать законопроект.

– Если ты сумеешь вызвать сочувствие и симпатию к себе, его шансы могут резко упасть.

– А затем?

– Мы нанесем визит сенатору Ральфу Майгеллину.

– Еще один политик, замешанный в это дело?

– Ральф Майгеллин – один из тех редких людей… про которых можно сказать, что он честный и заслуживающий уважения политик. Его можно охарактеризовать как идеалиста. И если мы сумеем настроить его против Лонгуорта, наши шансы увеличатся вдвое. И тогда законопроект могут не принять.

Кейт покачала головой:

– Как много «если». И откуда ты столько знаешь про все, что творится в Вашингтоне, когда… – Она замолчала.

– Когда занимался совсем другими делами? Напрасно удивляешься. Ты даже не представляешь, насколько полезны знания о закулисных играх политиков в моем деле. – Сет повернулся лицом к ней. – Должен тебе сказать, что я не видел фамилию Ральфа Майгеллина ни в одном из списков кандидатов, у которых собирались вымогать деньги. – Сет направился к двери. – Переоденься. Постарайся выглядеть хорошим профессионалом, умной и к тому же сексуально привлекательной женщиной.

– Не слишком ли многого ты требуешь от меня?

– Нет. Не многого. Всего этого тебе не занимать. Если не станешь мешать самой себе. – Он обернулся. – Постарайся максимально раскрепоститься. В этой части Америки «синие чулки» не пользуются особым успехом.

* * *

Кейт замерла от неожиданности, когда час спустя, распахнув дверь своей спальной, вышла в гостиную. Сет к этому времени успел переодеться. На нем был хорошего покроя темно-коричневый пиджак, бежевая рубашка и шелковый галстук с едва заметным рисунком. Все вместе составляло впечатление строгой, дорогой одежды. Она никогда не видела Сета ни в чем, кроме джинсов и костюмов хаки полувоенного покроя.

– Что ты так смотришь на меня? – поморщился Сет. – Не мог же я одеться по-другому.

– Тебе так… идет костюм, – она сразу заметила, с какой неожиданной для нее элегантностью он носит цивильную одежду.

– Наверное, я похож в нем на адвоката, – буркнул Сет и оглядел ее с ног до головы. – Черный цвет тебе идет. Но, по-моему, ты выглядишь слишком строго. Нужно как-то смягчить это впечатление.

– Я же собираюсь не на демонстрацию костюмов в роли манекенщицы, – сухо отозвалась Кейт.

– Распахни костюмный пиджак так, чтобы была видна шелковая блузка, – Сет, не дожидаясь ее ответа, расстегнул пуговицы на костюме, потом чуть-чуть распушил волосы, придавая им более непринужденный вид. – Вот так.

Отлично. – Заметив, как на ее лицо начинает набегать тень, он быстро проговорил:

– Не сердись. Если ты захочешь отрубить мне голову за эти вольности, я сам подставлю шею. Но ты ведь знаешь, как много зависит от первого впечатления, которое оставляет человек.

– Даже пальцем не пошевельну, чтобы угодить им, – резко возразила она, но тем не менее не стала застегивать костюм. – С чего это ты вдруг стал беспокоиться о производимом впечатлении?

– Потому что газетчики сейчас разложат нас по тарелочкам и начнут тыкать вилками как в заливную рыбу. И вид блюда на них производит иной раз большее впечатление, чем его вкус. Фотографии действуют на читателя не меньше, чем рассказ о событии.

– RU-2 говорит сам за себя. Он не нуждается ни в каких… – Она замолчала. К сожалению, ничто не могло говорить само за себя в этом шторме, который они подняли. Все висело на волоске и зависело от малейшей случайности. – Хорошо. Я буду улыбаться в камеру, как кикимора.

– Не обязательно улыбаться. После того, что стряслось с тобой, ты имеешь право быть серьезной. Просто надо подчеркнуть ненавязчиво: ты не только ученый, но еще и женщина. Эта встреча полностью посвящена тебе. Я только прикрываю тыл. – Он обнял ее за плечи. – И постарайся держаться поближе к Лонгуорту. По сравнению с таким крупным мужчиной ты будешь выглядеть особенно хрупкой и уязвимой. Будет очень удачно, если у всех создастся впечатление, что такой бык нападает на тоненькую, но храбрую женщину.

– Всю свою жизнь я сопротивлялась тому, чтобы меня считали «хрупкой, уязвимой женщиной». Этот образ вызывал у меня возмущение.

– А теперь обыграй это. Впрочем, поступай, как считаешь нужным. Но не забывай, что мы должны использовать любое оружие против них.

Типичный прием Сета: сделать вид, будто предоставляет ей свободу выбора, но представить ситуацию таким образом, что она вынуждена ступать на ту тропинку, на которую указал он.

– Ты уверен, что из тебя не получился бы настоящий политик?

– Самая высокая ступень, на которую мне удалось подняться в этой области, – это стать телохранителем одного колумбийского судьи. Что, к счастью, продолжалось не очень долго.

– Его тоже убили?

– Нет. Он все же решил взять взятку, которую ему предложила картель, так что необходимость во мне отпала. – Сет нажал на кнопку вызова лифта. – Но мне удавалось сохранять ему жизнь в течение восьми месяцев, прежде чем он все-таки уступил им. Что не так уж плохо.

* * *

С первого же взгляда Кейт поняла, что сенатор Уильям Лонгуорт чувствует себя не в своей тарелке. На лице его застыла улыбка, но сцепленные пальцы рук дрожали, а сам он заметно побледнел.

Очень странно. Судя по тем отзывам, которые ей были известны о нем, сенатор не относился к числу людей, которых легко можно вывести из себя и заставить трепетать. Репортеры, столпившиеся в комнате, – тоже не повод к тому. Он привык выступать на публике, привык к вниманию журналистов, умел и любил выступать перед камерами.

Но это интервью почему-то пугало его, удовлетворенно отметила Кейт. И это придало "и силы. У нее в руках – факты и доказательства. А у него только риторические восклицания.

– Если RU-2 в самом деле настолько чудодейственное лекарство, как утверждает доктор Денби, собираетесь ли вы отозвать свой законопроект о запрещении исследований в области генетики? – первой обратилась Мерил к сенатору.

– Нет, конечно. Генная инженерия представляет большую опасность. Она должна находиться в надежных руках. Мои избиратели никогда не простят мне, если я позволю выпустить джинна из бутылки. Если, как вы утверждаете, RU-2 и в самом деле обладает чудодейственным эффектом, – в чем я сильно сомневаюсь, – оно тем более должно быть тщательно проверено и опробовано, чтобы никаких сомнений в его безопасности не оставалось.

– Наше министерство всегда отличалось кропотливостью. Более, чем какое-либо другое в мире. Почему бы не оставить все, как было?

– Нам, естественно, понадобятся заключения экспертов министерства. Но решение должен принимать американский народ.

– То есть вы хотите сказать, что решение должны принимать вы, – заметила Кейт. – А конгресс печально знаменит тем, что умеет безнадежно похоронить любое дело. Тысячи людей умрут, пока вы будете спорить из-за всевозможных закорючек.

Лонгуорт посмотрел печальным взглядом на телевизионщиков:

– Вот видите? Безответственное нетерпение. Американский народ заслуживает более серьезного отношения. – Он улыбнулся Кейт. – Я уверен, юная леди, что вы хотите самого лучшего, но есть вопросы, в которых поспешность ни к чему хорошему не приведет. Общественность все больше и больше склоняется к мысли, что вмешательство генетиков противоречит воле Божьей. – Он поднялся и подошел к окну. – Посмотрите сами, и вы убедитесь в этом.

У Кейт не оставалось другого выхода, как встать и подойти к окну. Репортеры тоже ринулись к окнам, оттесняя ее в сторону. Сет сначала загородил ее, а потом помог протиснуться к окну.

Внизу на улице сосредоточилась масса людей. Кейт могла даже прочесть плакаты, которые они несли в руках:

«Остановите их!»

«Спасите наших детей».

«Мы не желаем пользоваться RU-2».

«Благослови вас Бог, сенатор Лонгуорт».

– Каким образом ему удалось так быстро организовать марш протеста? – пробормотала Кейт. – Мы созвонились с ним утром.

– Наверное, доставили платных пикетчиков на автобусах, – Сет взял ее под руку и помог протиснуться к выходу. – Идем. Мы уже можем уходить. Лонгуорт поставил нам мат. Сейчас репортеры сосредоточились на демонстрантах.

– Значит, все пропало?

– Нет, почему же? Видимость интервью все же создалась. – Он придержал для нее дверь. – Ты вела себя великолепно. Иной раз твои реплики выглядели как удары мачете, которые пронзают воздушные шарики.

– А что мне еще оставалось? – Кейт оглянулась и посмотрела на сенатора, который непринужденно болтал с Мерил Кимбро. Лонгуорт встретил ее взгляд, и в улыбке его чувствовалось торжество, прежде чем он снова повернулся к журналистке. – До чего же мне хочется выбросить этого ублюдка из окна.

– Слишком много свидетелей.

– Неужели его наивные доводы могли кого-то убедить? Он… он все превратил в какое-то посмешище.

– Успокойся! Матч выиграл он. Но и ты набрала определенное количество очков. Теперь нам предстоит сделать еще один шаг. – Он открыл дверь. Внизу, возле лимузина сенатора Майгеллина, нас ждет Тони. Мы выйдем через запасной вход. Этот сброд может узнать тебя по тем фотографиям, что напечатали в газете.

Тони стоял наготове возле длинного черного лимузина и тут же помахал рукой, завидев Сета и Кейт:

– Что случилось? Эта демонстрация произвела впечатление на сенатора.

– Он в машине?

Тони кивнул в знак согласия, а Сет тем временем открыл дверцу перед Кейт, и все трое сели в лимузин.

– Вы и есть та самая Кейт Денби? – Ральф Майгеллин улыбнулся. – Сколько шума вам удалось поднять. – Взгляд его остановился на толпе, запрудившей соседнюю улицу. – Со дня своей предвыборной кампании я не видел такого большого сборища людей.

Сет протянул руку и представился:

– Сет Дрейкин. Спасибо, что согласились встретиться с нами.

– Это был единственный способ поговорить, не привлекая ничьего внимания. Я не уверен, что мне хочется вмешиваться в это дело, связанное с RU-2. Поскольку дорожу своей репутацией и карьерой. – Он пожал плечами. – Хотя случается, что у человека не бывает выбора. От всей души надеюсь, что на сей раз речь об этом не пойдет.

– Тони вам все объяснил? – спросил Сет. Майгеллин кивнул. Взгляд его снова обратился к толпе:

– Это тоже род противодействия? И мне придется столкнуться с тем же самым?

– Да, – кивнул Сет без особого воодушевления.

– Что ж, по крайней мере вы честны. – Он повернулся к Кейт. – Ваш RU-2 на самом деле заслуживает внимания? Это действительно чудодейственное лекарство?

– Ной Смит считал его таковым, – ответила Кейт. – И он погиб из-за него.

– Я спросил ваше мнение.

– Да, действие его поразительно. Но из-за него моей семье грозит опасность. Если с ними что-нибудь случится, вряд ли я буду считать его заслуживающим внимания. Я не настолько самоотверженна.

– Тем не менее вы здесь.

– Не потому, что я благородна и возвышенна, а потому что устала от преследования и надеюсь таким образом прекратить его.

– RU-2 в состоянии спасти тысячи человеческих жизней, как вы говорите?

– Может быть, намного больше. Наши исследования шли только в главном направлении. Если начать разрабатывать дополнительные, то могут открыться и более широкие перспективы его применения.

– Понимаю, – Майгеллин некоторое время изучающе смотрел на нее, прежде чем тяжело вздохнул. – Боюсь, что я поверил вам. Это печально. А я надеялся, что мне удастся спокойно закончить год. – Он достал записную книжку из кармана и что-то в ней пометил. – Однако наш разговор был слишком короткий. Мне бы хотелось встретиться с вами завтра в моем загородном доме. Я приглашу кое-кого на эту встречу.

– Кого? – уточнил Сет.

– Во-первых, Фрэнка Купера. Он возглавляет движение зеленых. Общественное мнение в Вашингтоне имеет очень важное значение. – Он улыбнулся. – Они все очень озабочены собственным здоровьем.

Кейт почувствовала некоторое облегчение – сенатор собирается помочь им.

– Вы попробуете приостановить подписание законопроекта, который выдвинул Лонгуорт? – спросила она.

– Я этого не обещал. Мне нужны серьезные доводы. Подготовьте их к завтрашнему дню. Только после этого я смогу прийти к какому-то решению.

– Мы не успеем, – ответил Сет. – Давайте перенесем встречу на послезавтра. Кейт повернулась к нему:

– Почему?

– Завтра после обеда назначены Похороны Ноя Смита.

Майгеллин кивнул:

– Понимаю. А где его собираются хоронить? Мне бы хотелось проводить его в последний путь.

– На загородном кладбище. Мне не хотелось, чтобы газетчики присутствовали на похоронах.

– Маловероятно. Такое нельзя сохранить в тайне. У них повсюду есть свои люди. Но я приеду непременно.

– Почему? – спросила его Кейт прямо. – Вы ведь никогда не встречались с Ноем Смитом.

– Он храбрый человек. И мне очень жаль, что я не имел чести знать его. Так что единственное, что я могу сейчас сделать для него, – это выразить свое уважение. – Сенатор кивнул. – Итак, встречаемся в моем загородном доме, в три часа, послезавтра. А сейчас, боюсь, что мне надо возвращаться к себе. Вас довезти до отеля?

– Это было бы очень любезно с вашей стороны, – ответила Кейт.

Сенатор отдал распоряжение своему водителю.

Он отличался от Лонгуорта как день от ночи. И у нее осталось после встречи с ним ощущение покоя и уверенности. Какое счастье знать, что не все политики – продажные твари, как этот ублюдок Лонгуорт.

Кейт перевела взгляд на Сета и подумала, что он по-прежнему не перестает удивлять ее. Сегодня он постоянно делал так, что все внимание было приковано к ней, а сам при этом держался в тени. И в то же время она постоянно ощущала, что находится под его защитой.

Сет почувствовал ее взгляд и поднял голову:

– Как ты?

Она кивнула:

– Кошмарный день, да?

– Будут и почище этого, – улыбнулся он ей.

* * *

После того как Майгеллин привез их в отель, Тони немедленно уехал. Когда они вошли в номер, Сет заказал ужин.

– Заказ принесут минут через сорок, не раньше, – проговорил он, обращаясь к Кейт. – Иди прими душ и отдохни. Ты выглядишь совершенно измочаленной.

Она и в самом деле почувствовала, что силы покинули ее. Кейт сбросила туфли на каблуках и стянула пиджак.

– Почему ты не сказал мне, что завтра – похороны?

– Мне удалось организовать все только сегодня утром. И я думал, что тебе лучше сосредоточить все внимание на Лонгуорте.

– Понятия не имела, чем ты занимался…

– Тебе было неспокойно, что его тело находится в морге. Я заметил это, когда мы разговаривали с Тони.

– А тебе нет?

Он покачал головой:

– И не думаю, что Ноя это беспокоило бы или занимало сколько-нибудь. Смерть есть смерть. Вся внешняя сторона этого дела выглядит столь ничтожной по сравнению с самим фактом. Но тебя это тревожило.

– Да, – кивнула Кейт и попыталась придать голосу как можно больше твердости. – Почему-то мне было не по себе. Спасибо.

– Не стоит, – он направился в спальню. – Официанту я открою. Только позвоню Римильону, чтобы убедиться, все ли в порядке.

Кейт кивнула и пошла в ванную.

Секунду спустя она уже стояла под теплыми струями воды. Теперь Ной сможет отдохнуть от всего. И они попрощаются с ним так, как он того заслужил. За весь этот кошмарный день только два более-менее утешительных события.

Вода струилась по плечам, по всему телу, и Кейт почувствовала, как напряженные мускулы начинают постепенно расслабляться. Она привыкла работать у себя за столом. Выступать же перед репортерами, выгораживая свое дело, – ей было в новинку. Этот мерзкий Лонгуорт… Это собранная им толпа…

Хватит! Что прошло, то прошло. Надо, как заметил Сет, думать о том, каким будет их следующий шаг. Легко ему говорить. Похоже, что он забавлялся происходящим, словно игрой.

Создается впечатление, что он везде чувствует себя как рыба в воде. До чего же они с ним разные люди.

Натянув джинсы и водолазку, Кейт принялась сушить волосы, когда Сет постучал в дверь, сказав:

– Ужин подан.

– Сейчас, – отозвалась она и вышла в гостиную.

Сет уже сел за стол и начал открывать крышки с блюд.

Ной…

Едва взглянув на нее, Сет сразу же насторожился:

– Что случилось?

– Ничего, – она прошла к столу. – Просто ты сейчас напомнил мне Ноя. Он всегда с таким воодушевлением садился за стол. И его раздражало, что я на еду не обращаю такого внимания.

– Забудь об этом, – посоветовал ей Сет. – Я ни в чем не похож на Ноя. Гурманом я никогда не был, и если мастер что-либо готовить: так это походную кашу.

Его тон показался таким неожиданно резким, что она растерялась и, сев за стол, только и смогла выдавить из себя короткое извинение.

– О чем ты сожалеешь? – продолжал Сет. – О том, что он умер? Но ты не вернешь его тем, что в каждом встреченном тобою человеке будешь находить его черты.

Кейт вспыхнула:

– Не беспокойся. Я больше не сделаю такой оплошности. Сравнивать вас действительно невозможно. Ной всегда был таким внимательным и заботливым ко мне.

– Вот почему ты теперь так счастлива и безмятежна. Вот почему твой сын сидит в бомбоубежище с твоей свекровью.

Она откинулась на спинку стула и посмотрела ему прямо в глаза:

– Какая муха тебя укусила? Ты ведь считал его другом. И Ной верил в это.

– Да, он был моим другом, черт возьми. Но я не собираюсь делать вид, что Ной – идеальный человек, у которого не было недостатков. И не… – Сет замолчал, и Кейт видела по выражению его лица, какие противоречивые чувства терзали его душу. – О, Господи! – Он сел напротив нее и принялся свирепо кромсать помидор на мелкие кусочки и бросать его в салат.

– Мне кажется, ты страшно несправедлив. Ной делал то, что считал нужным. И даже если он вовлек тебя в свое дело против твоей воли, то ведь он и вознаградил более чем щедро. Ты можешь стать миллионером, если не миллиардером.

Сет промолчал в ответ.

– И он умер из-за того, что…

– Ну хорошо. Он образцовый человек, – пожал плечами Сет. – Оставим этот разговор, хорошо?

– Ничего хорошего, – возразила Кейт. – Но мы действительно оставим этот разговор. Потому что не желаю спорить с обиженным маленьким мальчиком.

– Мальчиком? – Он поднял на нее глаза. – Дело совершенно в другом, Кейт.

Она замолчала, увидев выражение его лица, и не могла отвести глаз от него.

– Я не такой, как Ной – во всем, – негромко продолжил он. – Ты чувствуешь себя беззащитной, растерянной, одинокой. А завтра мы должны хоронить моего лучшего друга. Но, если мне удастся уложить тебя сегодня ко мне в постель, я сделаю это, не колеблясь ни секунды.

Кейт только молча взирала на него и вдруг ощутила его присутствие в комнате почти физически. Она иначе увидела и широкие, мощные плечи под рубашкой, притягательный, чувственный изгиб губ, ярко-голубые глаза, которые напряженно смотрели на нее. Рот ее вдруг пересох, и она облизнула губы:

– Насладиться моментом?

– Если хочешь, называй так, – кивнул он выжидающе. Кейт медленно качнула головой.

Какое-то неуловимое выражение промелькнуло в его глазах:

– Я так и думал.

– Это не… Мы не… Это было бы ошибкой с нашей стороны, – с трудом проговорила она.

– Не смотри на меня с таким испугом. Я не собираюсь тащить тебя силой к себе в постель. Но я всегда знал – с самого начала, – что этим кончится. И я не надеюсь, что эти отношения будут вечными.

«Он знал». И нечего этому удивляться, подумала Кейт, ей столько раз приходилось убеждаться в непредсказуемости поведения и принятых решений этого человека.

– Сет, моя жизнь складывалась так, что мне не удавалось наслаждаться каждой ее минутой. Я привыкла все заранее рассчитывать и планировать, – она помолчала. – И к тому же, все так запуталось сейчас. И мне кажется, ты пожалеешь о том, что…

– Конечно, пожалею, – он как-то безнадежно улыбнулся. – Не надо подсказывать мне, о чем я буду сожалеть, а о чем нет. Давным-давно я понял одну вещь: что я сожалею только о тех вещах, которые не сделал. И мне с первой минуты нашей встречи хотелось лечь с тобой в постель.

Глаза ее широко распахнулись:

– Но ты ни разу не пытался намекнуть мне на свои чувства… Я и представить не могла…

– Потому что считал, что ты близка с Ноем. А вы, оказывается, как два сумасшедших человека, не выходили из лаборатории. Он был моим другом. И мне не хотелось переходить ему дорогу. Но если бы я догадался, что он так глупо ведет себя, то перестал бы сдерживать себя.

– Не глупо, а разумно.

– Глупо, – упрямо повторил Сет. Он отодвинул тарелку от себя и вышел из-за стола. – Я иду к себе. Думаю, что мне удалось испортить нам обоим аппетит.

– И не думай, что здесь будет по-другому. Нам столько надо сделать…

– Чушь! – Голос его дрожал от напряжения. – Все будет по-другому. И я хочу, чтобы ты знала: это вполне возможно. Я всегда здесь. – Он направился к себе. – Приготовься к завтрашнему дню.

– Своим признанием ты значительно усложнил наши отношения.

– Ну и что? Нет ничего плохого в том, чтобы иногда и слегка усложнять себе жизнь. – И дверь за ним захлопнулась.

Кейт тоже отодвинула тарелку. Он прав. Ей настолько не по себе, что ощущение голода бесследно исчезло. Ее било как в ознобе. Огорчение и гнев сменяли друг друга. Им и без того было трудно, так Сет ухитрился положить еще одну гирю. Самоуверенный мерзавец! Самовзрывающееся устройства Чувственный, как черт знает что! Самодовольный, как…

Чувственный.

Теперь, после его слов о том, как сильно он жаждет близости с ней, Кейт не могла даже думать об этом, не испытывая внутреннего стеснения. Она всячески старалась отогнать мысли о его желании. Ей не хотелось довольствоваться одной ночью. Она нуждается в таком человеке, кто будет с ней постоянно, кто разделит ее интересы, на кого она может положиться. Близость же со столь неуправляемым человеком только усилит ее тоску и отчаяние, ощущение ненужности никому.

«Я не надеюсь, что эти отношения будут вечными».

Но ей хотелось именно постоянства. Не отдаться мгновенной вспышке страсти, которая тут же угаснет. Лучше уж заниматься своим любимым делом и посвятить себя сыну. Это совершенно безответственно согласиться на подобное…

Чего она на самом деле хочет? Испытывает ли она влечение к Сету? – обратилась вдруг к самой себе Кейт. – Только будь честной.

Она вспомнила тот день в лесу, когда ее охватило непреодолимое чувственное желание.

Да, она тогда поняла, что хотела бы лечь с ним в постель.

Но это вовсе не означает, что она пойдет на это. Взрослый человек способен принимать разумные решения, совершать выбор. В отличие от Сета она обязана хорошенько подумать, стоит ли хвататься за то, что подвернулось под руку, не заботясь о последствиях.

«Быть может, самое правильное – идти напрямик».

С чего это слова Филис о тех способах, которыми добивался своего Ной, вдруг всплыли в ее памяти? Наверное, потому что Сет всегда шел напрямик, сметая все преграды на своем пути?

Но Кейт не позволит, чтобы он прошел мимо нее, устремившись к своей цели.

* * *

– Ты готова? Тони уже поставил машину перед выходом, – спросил Сет, когда она открыла дверь.

– Да, готова, – кивнула Кейт.

– Хорошо, – он изучающим взглядом окинул ее лицо. – Ты изо всех сил стараешься не смотреть мне в глаза.

Не беспокойся. Это день памяти Ноя. И я постараюсь не выбивать тебя из колеи, не нарушать душевного покоя.

– Ты не можешь выбить меня из колеи, – солгала Кейт, хотя почувствовала некоторое облегчение после его слов. – Хотя я признательна тебе… Ты прав. Сегодня день памяти Ноя.

Возле могилы собралась только небольшая группа людей. Тони, Сет, сенатор Майгеллин и его охранники. Служба, которую проводил священник, была короткой.

И вот гроб начали опускать в могилу. Она почувствовала, как слезы потекли по ее щекам.

Кто-то взял ее под локоть, она подняла голову – это был Сет. Он тоже смотрел на гроб, и она видела, как увлажнились его глаза.

– Прощай, Ной, – прошептала она. – Пусть тебе будет хорошо на том свете.

Она знала Ноя совсем немного. Сет дружил с ним уже давно. Она сжала его руку и повернулась к сенатору Майгеллину:

– Пора…

Выражение его лица было не просто печальным, но и почему-то виноватым:

– Простите, что так получилось. Подозреваю, что утечка произошла где-то в моем офисе. Но им известно даже, в котором часу я принимаю ванну.

Ничего не понимающим взглядом Кейт посмотрела в ту же сторону, куда смотрел Майгеллин, и увидела толпу, собравшуюся у кладбищенских ворот. Сет процедил сквозь зубы какое-то ругательство.

Демонстранты? Неужели они не могли оставить его в покое хотя бы в эту скорбную минуту?

Нет, это были не демонстранты. У ворот столпилась целая куча репортеров и операторов с кинокамерами в руках. Телевизионный автобус стоял неподалеку от входа.

– Будет лучше, если вы поедете в город в моей машине, – предложил сенатор, направляясь к воротам. – Мои телохранители оттеснят любопытствующих в сторону и проводят нас до лимузина. Они мастера прокладывать дорогу в толпе. – Он посмотрел на Сета. – Или вы хотите воспользоваться удобным моментом и высказаться? Лонгуорт здесь вам не сможет помешать. Сет взял Кейт под руку:

– Нет, не сегодня.

Кейт поняла почему: сегодня день памяти Ноя. И, низко наклонив голову, быстро пошла следом за сенатором. Стоило им только выйти за ворота, как репортеры набросились, словно осы.

Толпа сразу сгрудилась вокруг них. Им в лицо тыкали микрофоны. Кейт бросилась куда-то в сторону, оттолкнув от себя Сета. Он что-то крикнул ей, но она уже не слышала его слов.

Ей никого не хотелось видеть.

Не глядя по сторонам, Кейт слепо пробиралась вперед, но ее все больше и больше оттесняли в сторону, внезапно она натолкнулась на одного из особенно напиравших репортеров.

– Простите, – пробормотала Кейт. – Позвольте мне пройти…

Перед ней стоял Ишмару. И улыбался:

– Здравствуй, Кейт.

Боже, нет! Только не это!

Кейт тут же отшатнулась от него и ринулась прямо в толпу репортеров.

Но он мог оказаться рядом с ней в толпе.

Или же позади нее.

Или ждать, пока она выберется из толпы, мелькнуло у нее в голове.

Чья-то рука легла ей на плечо.

Кейт вскрикнула и ударила по ней кулаком.

– Что с тобой, Кейт?

Это был голос Сета.

– Уведи меня отсюда. Уведи меня поскорее…

Обняв ее одной рукой, Сет начал расталкивать собравшихся репортеров.

Чей-то фотоаппарат упал на землю.

Репортер выругался.

Где же он?

Перед ней уже появилась дверца автомобиля. Наконец-то спасение близко.

Ной, наверное, тоже считал, что он находится в безопасности.

Мертвый Ной.

Кейт нырнула в машину.

– С чего ты вдруг так запаниковала? – спросил Сет, усаживаясь рядом с ней и захлопывая дверцу. Лимузин тотчас рванул с места вперед и понесся по улице.

– Ишш… Ишмару… – Она с трудом могла выдавить из себя его имя. – Там был Ишмару.

Сенатор Майгеллин нахмурился:

– В толпе репортеров?

Она торопливо кивнула.

– Поворачивайте, – сказал Сет.

– Нет, – она буквально впилась ему в руку. Нет, только не Сет. Он умрет так же, как умер Ной. – Сейчас его уже там нет. Я увидела его только на мгновение.

– Вы уверены, что вам это не привиделось? – уточнил Тони. – Сегодня вы, наверное, думали о нем, и не один раз.

– Мне ничего не привиделось. Я видела его так же явственно, как вижу сейчас вас, – яростно возразила она. – Ишмару улыбнулся и поздоровался со мной.

– Молчу, молчу, – примиряющим тоном сказал Тони. – Только это мало похоже на Ишмару, уж слишком неосмотрительно было являться на похороны Ноя.

– Он сумасшедший, – сказал Сет. – И не всегда действует так, как подсказывает логика.

– Я позвоню в полицейский участок и попрошу, чтобы они схватили его.

– Слишком поздно, – пробормотал Тони.

– Почему ты мне ничего не сказала прямо там, на месте? – спросил Сет. – Почему промолчала, когда мы…

– Прекрати, – перебила его Кейт. – Я перепугалась до смерти. И не соображала толком. Мне хотелось одного: как можно быстрее убежать от него. Я не машина, которая… – Кейт слегка понизила голос. – И не надо меня больше упрекать и стыдить.

– Я не упрекаю. – Но голос его дрожал. Отвернувшись от нее, он смотрел в окна – Но ты совершила ошибку. Я бы мог схватить его там.

* * *

– Не спорю, это была ошибка, – Кейт швырнула сумочку и пиджак на диван. – Мне надо было позвать тебя или показать, где он.

– Вот именно, – холодно произнес Сет и кивнул.

– Ты даже представить себе не можешь, в каком я была ужасе. Он оттер меня от охранников. И я запаниковала. Обещаю, что больше такого не повторится.

Сет молча прошел в свою комнату и закрыл дверь.

У него были все основания сердиться на нее. Она позволила Ишмару снова, уже во второй раз, ускользнуть. Вела себя, как пугливая козочка! Слезливая, трусливая козочка! Стыд и срам!

Сет вышел из своей комнаты с подушкой и одеялом в руках и принялся стелить постель на диване в гостиной.

– Что ты делаешь?

– Буду спать здесь.

– Совершенно незачем. Я же сказала, что он оттеснил меня от охранников. Теперь мне уже не страшно. Сет не обращал внимания на ее слова:

– Закажи ужин. А я пока позвоню Римильону и узнаю, как у них сегодня прошел день.

Все время, пока они ужинали, Сет хранил молчание. И Кейт с радостью ушла к себе, когда они покончили с едой. Вид вышедшего из себя Сета озадачил ее. Только сейчас она осознала, насколько привыкла к его спокойствию, легкости в обращении, к его постоянным шуткам. Приняв душ, она надела ночную рубашку и взяла книгу почитать перед сном. Надо же было каким-то образом выбросить из головы все мысли о Сете.

Было уже двенадцать. Она еще читала, как вдруг зазвонил телефон.

– Я был очень рад снова увидеть тебя, Эмилия!

Ишмару.

Сердце Кейт сначала замерло, а потом забилось, словно барабан.

– Почему ты всегда называешь меня Эмилия? Меня зовут Кейт.

– Хочешь обмануть меня? Сбить с толку? Мы оба знаем, кто ты есть на самом деле. А где маленький мальчик?

Кейт до онемения сжала телефонную трубку:

– В безопасном месте.

– Таких мест не бывает. И ни один человек не может чувствовать себя в безопасности. Жизнь любого из нас висит на волоске. Когда ты сегодня побежала от меня, я был разочарован. Это не похоже на тебя. Мне даже показалось, что Эмилия покинула тебя.

Что же это за Эмилия такая?

– Я сильно удивилась. А почему бы тебе не прийти прямо сейчас?

Ишмару засмеялся:

– Хочешь поймать меня в ловушку? Нет, я дождусь своего часа. Увидев статью в газете, я глазам своим не поверил. Мне казалось, что придется искать тебя долгие годы. Но ты появилась сама, и значительно раньше, чем я думал. Ты поняла, что я мог убить тебя сегодня? Но это была бы слишком скорая смерть. – Его тон перешел в страстный шепот. – Ты меня рассердила, Эмилия. Ты отправила человека уничтожить моих защитников.

– Никого и никуда я не отправляла.

– Ты отправила Сета Дрейкина, и он уничтожил мою пещеру, мое убежище. Хименес сказал, что это сделал он. Но на самом деле это сделала ты. Теперь я не могу уснуть. Но это даже хорошо, потому что могу обдумать, что я сделаю с тобой, когда ты попадешься мне в руки. Тебе будет позволено умереть смертью, достойной воина. Ты умрешь в муках. Зачем ты уничтожила моих защитников?

– Не понимаю, о чем ты говоришь? Ты что, боишься прийти ко мне?

– Нет. Но я хочу, чтобы ты пришла ко мне.

– А где ты?

– Нет, не сейчас. Чуть позже. Скоро ты придешь ко мне. Но сначала ты будешь мучиться так же, как я мучаюсь сейчас.

И он повесил трубку.

– Сет! – Вскочив с кровати, Кейт бросилась в гостиную.

– Я все слышал, – он повесил трубку на параллельном аппарате, который стоял возле дивана. – Я поднял трубку в то же самое время, что и ты.

– Можно определить, откуда он звонил?

Сет покачал головой.

– Тогда что же мы можем сделать?

– Ждать. Ты же слышала: он хочет, чтобы ты сама пришла к нему.

– Он знает, где я нахожусь…

– Но мы и не пытались прятаться. Это известно не только ему.

– Позвони сейчас же Римильону. Я хочу знать, все ли в порядке с Джошуа.

– Он ведь сам спрашивал у тебя, где мальчик…

– Неважно. Как я могу знать: а вдруг он прознал о них? Такое впечатление, что он способен вызнать все что угодно. Позвони ему.

Сет достал цифровой телефон и набрал номер.

– Я знаю, черт возьми, что уже очень поздно. Там все в порядке?

Выслушав ответ, он снова отложил телефон.

– Римильон спит неподалеку от входа, и вокруг нет ни души.

– Мне хочется поговорить с Джошуа.

Сет внимательно посмотрел на нее:

– Ты уверена?

– Да, конечно… Нет! – Ей хотелось, чтобы Джошуа оставался за толстой стальной дверью, в безопасности… – Нет, нет, – повторила она чуть тише.

– Вот и хорошо.

– Он настоящий маньяк, – прошептала Кейт. – И все время твердил про каких-то защитников, будто это я приказала уничтожить их. Понятия не имею, что это ему взбрело на ум?

– Откуда же тебе знать про них.

Она пробежала по его лицу взглядом:

– Зато ты знаешь, о чем идет речь?

Сет кивнул.

– Но почему ты ничего не сказал мне?

– Думаю, что вряд ли мой рассказ сильно обрадует тебя. Это довольно мерзко. – Его губы сжались. – Никак не мог представить, что он обвинит в случившемся тебя.

– А что ты сделал?

– Заставил одного старого негодяя проводить меня до пещеры, где этот маньяк приходил в себя и набирался сил. Видно, его одолевали какие-то ночные кошмары, и, чтобы избавиться от них, он проходил свой курс лечения, – садился посредине круга, который образовывали его защитники, и воскурял травы.

– Какие еще защитники? Ничего не понимаю.

Сет помолчал и затем ответил:

– Скальпы его жертв. Он вешал их на шесты, так что они образовывали круг в центре пещеры.

Кейт почувствовала, как к горлу подступила тошнота.

– Господи!

– И прежде чем вернуться в коттедж, я поджег пещеру, предварительно взяв вещи, которые могли послужить уликами. Я направил их в местное полицейское управление. Непонятно только одно: почему ему пришло в голову обвинять в этом тебя?

Похоже, Ишмару готов обвинить ее в чем угодно, подумала Кейт устало.

– А почему он называл их защитниками и почему ему нужно было лечиться в пещере?

– Ответ я нашел в книжке, которую подобрал там. Индейцы верят в духов. Они думают, что если держать скальпы своих жертв поблизости от себя, то духи бессильны и не могут проникнуть в сны человека, причинив ему вред. Наверное, ему удалось убедить себя, что этот круг защищает его.

– Покажи мне эту книгу…

– Боюсь, что ты не захочешь ее даже в руки взять. – Сет вошел в свою спальню. И вскоре вернулся оттуда с замусоленной книгой. – Кое-где он подчеркивал строки. Кое-где заворачивал уголки страниц. Здесь есть глава, в которой описывается, как надо правильно скальпировать людей.

Кейт и в самом деле почувствовала непреодолимое отвращение к этой книге. Ее листал Ишмару. Оттуда он извлекал полезные для себя мысли. Но все же ей удалось заставить себя взять книгу и открыть наугад. Взгляд сразу же упал на подчеркнутую желтым фломастером фразу.

Удачный ход.

И несколько страниц шло описание, как захватить врага врасплох.

Я сделаю три хода, и мы все умрете.

Кейт захлопнула книгу:

– Ты прав. Нет сил читать такое. Во всяком случае, сейчас.

Сет протянул руку, чтобы забрать книгу.

– Нет. Мне надо прочесть ее. Обязательно. Но только не сейчас.

– Тогда скажи что-нибудь, – сердито попросил Сет. – Обругай меня.

– За что? Ты сделал то, чего не мог не сделать. Надо было уничтожить это проклятое гнездо. Откуда ты мог знать, что он обвинит меня? И ты правильно сделал, что отослал это все в полицейское управление.

– Чушь! Наверное, впервые я поступил так, как полагается поступать по закону, – за последние пятнадцать лет. – Его губы изогнулись в иронической усмешке. – И это тут же бумерангом ударило по тебе. По нам обоим. Услужил, называется.

– А Ной знал про то, что ты сделал?

– Нет. Он не желал ничего знать про Ишмару, а как только оказался в лаборатории, то делал вид, что его просто не существует. – Сет пожал плечами. – Переубедить его было невозможно, поэтому и книгу, и рассказ о случившемся я держал при себе.

– Расскажи, как это произошло.

– Ишмару уже сам рассказал все. Зачем тебе выслушивать мерзкие подробности. Хочешь еще больше бояться его?

Холод пронзил Кейт чуть не до костей.

– Мне надо знать, с кем я имею дело. – Она помолчала, припоминая, о чем собиралась в первую очередь спросить Сета. – Узнай, кто такая Эмилия.

– Придется сделать несколько звонков, прежде чем удастся что-либо выяснить. – Сет помолчал. – У меня создается такое впечатление, что теперь ты намерена сама активно участвовать в этом деле, не позволяя мне разобраться с ним до конца?

– Ты не сможешь справиться с ним. Ему нужна я.

– Я сделаю то, что собирался сделать с самого начала. Найти его. И убить.

– До того, как он… отыщет меня… или Джошуа?

– Черт возьми! – Сет вдруг взорвался. – Этого не случится. Неужели ты не веришь мне?

– Я никому не могу верить.

Он посмотрел на нее сверкающими глазами.

– Ну и прекрасно. Лучше не придумаешь, – и лег на диван, закрыв глаза. – Тогда иди спать.

Легко сказать «иди спать». Заснуть после разговора с таким монстром? Ждать, когда он позвонит снова?

– Не приказывай мне! – Голос ее дрожал от страха и гнева, когда она развернулась, чтобы идти к себе. – И даже не смей… Я буду делать то, что считаю нужным. Не сомневаюсь, что ты считаешь меня трусихой, но я не позволю…

Кейт не слышала его шагов. Его рука вдруг оказалась у нее на плече. Сет повернул ее лицом к себе:

– Замолчи!

– Не замолчу!

– Ты можешь не дрожать так? – Он зарылся лицом в ее волосы. – Пожалуйста, не дрожи так.

– Хочешь, чтобы я сделала вид, что ничего не случилось? Но я не такой человек, как ты. Ты, наверное, смог бы заснуть даже после убийства папы римского. А я обычная женщина.

– О, да!

– И тебе незачем спать здесь. Я сама могу постоять за себя.

– Нет уж, я буду спать здесь.

– А я не хочу. И отпусти меня.

– Посмотри мне в глаза, – его взгляд был устремлен на нее. – Тебе пришлось выдержать столько, что не под силу любому человеку. Кто посмеет обвинить тебя в этом?

– Тогда почему ты так рассердился?

Сет сжал ее лицо ладонями:

– Ты была на волосок от гибели. Пообещав беречь тебя как зеницу ока, я сегодня допустил непростительную оплошность, которая позволила этому выродку приблизиться к тебе… Он ведь мог убить тебя. И все, что я делал до сих пор, лопнуло как мыльный пузырь.

Кейт насторожилась:

– Значит, ты рассердился на себя, а не на меня? Ты с ума сошел…

– Перестань, – Сет наклонился и поцеловал ее. Нежно и мягко. Погладив ее по спине, он проговорил:

– Я буду делать все, что ты скажешь, только утихомирься. Позволь мне получить хоть толику радости.

Толику радости.

И Кейт почувствовала, что она тоже способна насладиться мгновением. Страх вдруг покинул ее, и она даже перестала дрожать. Во всяком случае, если и дрожала, то уже не от него. Где-то ей доводилось читать, что желание после пережитого страха обычно обостряется. Становится особенно жгучим. Жгучим? Да, именно так. Пламя вспыхнуло в ней, будто занялся костер. На нее действовало все: и запах освежающего лосьона, которым он протер лицо после бритья. И крепость его мускулов…

– Скажи мне только одно слово, – прошептал Сет. И Кейт почувствовала, что сейчас она в состоянии выговорить его. – И не отказывай так безжалостно. Меня и так грызет чувство вины…

Она может уйти. Вернуться в свою спальню… и снова ощутить себя разумной, сдержанной, одинокой и испуганной.

А можно остаться здесь…

Кейт приблизилась и обвила его шею руками:

– Я тоже хочу насладиться мгновением.

* * *

Она стала самой собой, с облегчением вздохнул Ишмару. На кладбище ему показалось, что Эмилия переменилась. Но сейчас он понял, что это была всего лишь минутная слабость. Она бросила ему вызов. И ждет сражения не меньше, чем он.

Но здесь нет места для схватки. Со всех сторон ее окружают люди, которые тут же поспешат на помощь. Она не принимает во внимание счастливый знак, удачный ход и прочие вещи. Так что в этом она имеет преимущество перед ним. Значит, ему надо заманить ее в другое место. Но сначала он должен как можно больнее задеть ее. Она должна пережить такую же боль и муку, которую он испытывает каждую ночь.

Мальчик? Это самый верный ход.

Ишмару вынул телефон и набрал номер Бланта.

– Неужели всякий раз надо непременно будить меня после полуночи?

– Да. Ты сказал, что разрабатываешь другую версию, чтобы ударить по Кейт Денби. Уже нашел что-то?

– Огден не желает, чтобы я давал тебе хоть какую-то информацию.

– Нажми на Огдена.

Блант засмеялся:

– Горю желанием. В этом мы совпадаем. Он стал совершенно невыносим с тех пор, как эта Кейт опубликовала статью про RU-2.

– Меня это не касается. Я убил Смита.

– Чем мы были весьма довольны, пока не выяснилось, что он оформил документы и на ее имя, как автора проекта. Мы нажали на все рычаги. Но Лонгуорт теперь требует намного больше денег.

Почему Блант считает, что ему это интересно слушать?

– Ты скажешь, как мне добраться до Кейт или нет?

На другом конце последовало долгое молчание:

– Да. Но ты должен сам все проверить. Это всего лишь ниточка.

Тоненькая ниточка может превратиться в удавку в руках умелого воина.

– Выкладывай, что знаешь.

– Еще нет. Мне надо кое-что уточнить. – Блант помолчал:

– А мне нужно кое-что взамен от тебя.

13.

Когда на следующее утро Кейт открыла глаза, Сета рядом не оказалось.

– Кофе? – спросил он, внося две чашки. Он был босой и без рубашки. Волосы растрепаны. На щеках проступила легкая щетина. И несмотря ни на что, он выглядел необыкновенно притягательным, подумала Кейт. Сет присел рядом с нею на кровать.

– Завтрак я уже заказал, но попросил не торопиться с ним. Мне показалось – тебе потребуется какое-то время, чтобы прийти в себя.

– Спасибо, – ей и в самом деле нужно было время, чтобы собраться с мыслями. Стыд и неловкость – вот два самых сильных чувства, которые вдруг начали одолевать ее. И почему при дневном свете все выглядит совсем по-другому? Перед ней стоял тот же самый мужчина, с которым она провела ночь любви. Сердце ее сразу забилось при воспоминании об этом. Господи, она вела себя как настоящая нимфоманка. И никак не могла насытиться им. Даже сейчас, глядя на него, она испытывала…

Натянув повыше простыню на себя, Кейт взяла из его рук чашку с кофе:

– А ты давно уже встал?

– В шесть часов.

Кейт бросила взгляд на часы. Стрелки показывали десять.

– И что ты делал все это время?

– Думал. – Он стянул с нее простыню и поцеловал в грудь. – Ждал.

Сердце сразу забилось сильнее и жарче.

– Но чем же ты думал?

– Что, проснувшись, ты можешь пожалеть о случившемся. И прикидывал, каким образом убедить тебя не отказываться от близости со мной. – Сет нежно обхватил сосок губами.

– Это может служить нам серьезной помехой, – заметила Кейт, пытаясь придать голосу как можно больше твердости и решительности.

– Но тебе ведь понравилось? – спросил он, неохотно оторвавшись от соска Кейт.

– Конечно, понравилось. У тебя… настоящий талант в этом деле.

– И у тебя тоже. Даже не представляешь, насколько ты гениальна. У меня были подозрения, что ты весьма чувственная особа, но ты превзошла все мои ожидания.

– Потому что очень давно не была близка ни с кем.

– Тогда посмотрим, какова ты через несколько часов после этого… – Он забрал из ее рук чашку с кофе и поставил на столик. – Проведем эксперимент в чистом виде – и не больше того. Ты же ученый-экспериментатор.

– Зачем ты забрал мой кофе! Я еще не допила его, – ответила Кейт, не понимая, шутит Сет или говорит серьезно.

– Еще успеешь. Он никуда от тебя не денется.

– Но нам необходимо обсудить…

– Вот по ходу и обсудим все. – И, расстегнув джинсы, Сет запрыгнул в постель. – Надеюсь, ты станешь более уступчивой в некоторых вопросах, когда я… войду в тебя.

Что он тут же и сделал. Движения его были мучительно медленны.

– Насколько я успел убедиться, близость со мной помогает тебе успокоиться. Обрести равновесие.

Успокоиться? Что за чушь он несет! Она впилась пальцами ему в плечи, сдерживая сладострастный стон, готовый сорваться с губ.

– Что должно было случиться, того не избежать. – Каждое слово Сет выговаривал так же медленно, как и входил в нее. И с таким же чувством бесконечного наслаждения, какое ему доставляло это вхождение. – Никаких условий и обязательств. Мы просто не отказываемся от той радости, которую нам доставляет близость. Только и всего. Что в этом плохого?

Кейт не могла ничего ответить на это. Она вообще утратила способность думать. Кейт даже закусила губу от того, как быстро захлестнула ее волна возбуждения. И теперь ею владела только чувственная страсть, которая разгоралась, постепенно поглощая ее всю целиком.

– Ну же, – прошептал Сет. – Соглашайся! Наша близость только поможет мне лучше уберечь тебя.

– Какой глупый, но до чего же приятный довод!

– Я приберег его на самый конец, зная, что он подействует.

– Ты знал, насколько убедителен твой довод… И знал, насколько он доставляет мне удовольствие…

– Кофе наверняка остыл, – сказала Кейт и лениво перегнулась через лежащего рядом Сета, чтобы взять чашку с ночного столика.

– Нисколько не сомневался. Вот почему я прихватил кофеварку. – Он приподнялся и соскользнул с кровати. – Сейчас я налью тебе свежий.

– Какой ты заботливый…

Сет улыбнулся:

– Мне надо постоянно поддерживать в тебе хорошее настроение, – и он включил кофеварку. – Надеюсь, мне это удается?

Более чем, подумала она про себя, а вслух сказала:

– Похоже на то.

Его улыбка немного померкла, и он вдруг признался:

– Я не собирался соблазнять тебя вчера.

– Но тем не менее…

Он снова присел на край кровати.

– Если ты скажешь, что против продолжения отношений, возникших сегодня ночью, то мне ничего не останется, как снова быть только твоим другом и телохранителем. – Он поморщился. – Не сердишься?

Кейт чувствовала себя настолько переполненной новыми ощущениями, что ей было не до таких глупостей. Сет добился своего. Стрелы, направленные в мишень, попали в самое яблочко. Он оказался не только опытным и искусным в вопросах любви, как Казакова, но и хитрым и ловким интриганом, как Макиавелли.

– Нет, я не рассердилась на тебя. – Отпив глоток свежеподогретого кофе, она посмотрела ему в глаза. – И незачем перекладывать вину на свои плечи. Кто сказал, что ты соблазнил меня? Ты предложил то, что мне было нужно, и я приняла желаемое.

Сет насмешливо вздохнул:

– Дорогая, как приятно чувствовать себя настолько полезным…

На губах Кейт заиграла улыбка. Этот проходимец невыносим! Допив последний глоток кофе, она протянула ему чашку.

– Мне нужно принять душ. Сколько часов осталось до назначенной встречи с Майгеллином?

– Два часа. Но с минуты на минуту должны подать завтрак. – Глядя на Кейт, которая поднялась с постели и направилась в ванную, он воскликнул:

– Господи! До чего же у тебя восхитительные ягодицы.

– Спасибо, – она вдруг поняла, что неловкость отступила. Никогда еще до сих пор она не чувствовала себя настолько свободно в присутствии мужчины. Словно они были давними любовниками. – Я только на минутку.

– Кейт.

Она оглянулась. Сет лежал, опершись на руку, и, улыбаясь, смотрел на нее. Прядка темных волос падала ему на лоб, и почему-то он выглядел особенно лукавым и одновременно чувственным:

– Как ты считаешь? – озорно спросил он. – Может быть, нам стоит продолжить в том же духе?

– Не исключено, – ответила она ему в том же тоне и улыбнулась, добавив:

– Ты подобрал замечательную отмычку.

Сет радостно хлопнул ладонью по постели:

– Ловлю тебя на слове.

Кейт покачала головой и закрыла за собой дверь ванной. Что это с ней творится? Что она себе позволяет? Ей даже в голову не приходило, что она способна вести столь двусмысленные и фривольные разговоры.

Но почему бы в конце концов не позволить себе пережить несколько счастливых минут в том кошмаре, который навалился на нее? Ведь Сет оговорился, что их любовная связь не навеки. Вчера ночью она перепугалась до смерти, когда услышала голос этого монстра. И близость с Сетом помогла ей избавиться от наваждения. Сегодня благодаря этому она почувствовала, что стала самой собой, к ней вернулась внутренняя сила. Теперь она способна оказать сопротивление, бороться.

Все это пришло к ней благодаря Сету.

И она приняла этот дар. И будет принимать до тех пор, пока кошмар не рассеется.

* * *

– Ну и как? – вполголоса обратился сенатор Майгеллин к Кейт. – Вы довольны?

– Разумеется, – взгляд Кейт устремился на лужайку, где в окружении пяти человек сидел Сет, что-то энергично обсуждая. – На большее мы и не рассчитывали. Вы собрали всех ведущих специалистов, которые связаны с проблемами здравоохранения. Я потрясена.

– А вы потрясли их, – сенатор отпил из стакана чай со льдом. – Своей логикой, своими доводами. Ваша речь звучала очень убедительно, поверьте мне.

– Потому что я говорила правду.

– Но с большой страстностью и увлечением. Такую страстную убежденность трудно подделать.

– И как вам показалось: этого вполне достаточно? Они будут поддерживать нас?

– Надеюсь.

– А если нет? Вы попытаетесь задержать прохождение законопроекта Лонгуорта?

– Это политическое самоубийство.

– Так вы попытаетесь?

Он улыбнулся:

– Ваша страстность к тому же и беспощадна.

– Как вы понимаете, моя цель состоит не в том, чтобы причинить вам вред, а чтобы помочь как можно большему количеству людей.

– Но если бы вам пришлось выбирать между тем: навредить ли мне или спасти RU-2, вы бы не задумались ни на секунду. И, боюсь, решение было бы не в мою пользу.

– Но ведь речь действительно идет о спасении тысяч людей, – покачала головой Кейт.

– Что ж, по крайней мере вы довольно откровенны, – сенатор поднял свой стакан. – Времени не очень много. Лонгуорт продвигает свой законопроект с такой настойчивостью, какой он доселе никогда не проявлял. И в конгрессе его поддерживает довольно многочисленная группа. И это меня не удивляет, ведь он уже давно вращается в этих кругах. А я сравнительно недавно – всего лишь восемь лет. Вы даже не представляете, какое количество звонков поступило в Белый дом по поводу этого законопроекта за последние два дня. Линия раскалилась докрасна.

– Наших сторонников?

– Нет, Лонгуорта.

– Черт возьми! – воскликнула Кейт. – Как они не понимают? Мы же стараемся ради них! Это для их же пользы!

– Люди повторяют то, что они услышали. А Огден и представители других не менее мощных фармацевтических компаний успели своими выступлениями настроить людей против RU-2. Вы должны понять: звонки в Белый дом – не случайность. Все они – результат тщательной работы Лонгуорта. Он умело борется с нами.

– С нами? – переспросила Кейт. Взгляд ее пробежал по лицу сенатора.

Он сокрушенно пожал плечами:

– А что поделаешь? Как я могу стоять в стороне, видя, что вытворяет Лонгуорт. У меня давно чесались руки, чтобы задать трепку этому пустозвону.

– Слава Богу!

– Завтра, когда я буду в Белом доме, попытаюсь сделать все возможное для того, чтобы отложить рассмотрение законопроекта. Во всяком случае, чтобы дело не дошло до его подписания. Это нам даст хоть немного времени. А вам я советую побывать на митингах. Без вашей помощи тут не обойтись. – Он откинулся на спинку кресла. – А теперь мне надо немного отдохнуть. Боюсь, что в ближайшее время мне не представится больше такой возможности. Вам тут понравилось?

Кейт обвела взглядом дом, выстроенный в английском стиле, террасу, что спускалась к лужайке, и большую беседку, увитую зеленью.

– Здесь просто восхитительно. Такое ощущение мира и покоя.

– То, что мне так необходимо – покой и тишина. Я вырос в многоквартирном доме в Нью-Йорке. С самого детства меня окружали грохот машин и шум большого города. И чтобы выжить, мне постоянно приходилось пускать в ход кулаки. Тот, кто не жил в таких условиях, никогда не поймет, почему я так стремлюсь к уединению. – Сенатор улыбнулся. – И тут появляетесь вы и снова заставляете меня кинуться в самую гущу схватки.

– Но это не моя вина. К тому же мне кажется, что вы не смогли бы остаться в стороне и все равно встали бы на нашу защиту, даже если бы мы вас об этом не просили.

– Может быть, – он снова посмотрел на лужайку, где сидели Сет и приглашенные специалисты. – Этот молодой человек тоже представляется мне весьма неординарным. Вы знаете, что ему удалось привлечь работников ФБР для охраны во время ваших выступлений в Вашингтоне?

– Нет, не знала. Но это меня не удивляет.

– Перед тем как встретиться с вами, я сделал запрос. И получил соответствующие отчеты о каждом из вас.

– И к какому выводу вы пришли относительно…

– Что он человек необычайно одаренный. В нем сразу чувствуется искра Божья.

– Что да, то да.

– Видите, как он сразу жестко начал вести свою линию? Им приходится нелегко. Могу только посочувствовать, – и сенатор задумчиво продолжил:

– Мы с ним успели переговорить до того, и он произвел на меня впечатление несгибаемого человека. А потом я сумел разглядеть и другие стороны его характера. В нем много чего намешано. И, как говорится, – палец ему в рот не клади. Опасно.

– Но не для нас.

– Согласен с вами. Когда забота о RU-2 ложится на плечи такого человека, как Дрейкин, то уже можно ни о чем не беспокоиться, – он повернулся к Кейт. – Думаю, и вы тоже спокойны за его судьбу?

– Да.

– Вам кажется, что он надежен?

Так же, как можно назвать надежным штормовой ветер, подумала про себя Кейт.

– Все шаги, которые он предпринимал до сих пор для того, чтобы пробить RU-2, оказались верными и безошибочными.

Сенатор усмехнулся:

– Вы ловко ушли от ответа. Ничего другого я и не ждал, но считал нужным задать вам этот вопрос.

* * *

– И о чем ты так жарко толковал? – спросила Кейт, когда они возвращались от сенатора в гостиницу в предоставленном им лимузине.

Он усмехнулся:

– Обо всем понемножку. Сначала – кое-какие истории из моего темного прошлого, а потом подбросил сведения о RU-2. Для сравнения. В таких дозах, чтобы постоянно подпитывать их интерес, чтобы он не угасал. – Сет помолчал. – Должен тебе признаться в том, что сегодня утром я задумал не только обольстить тебя, но и успел дозвониться до Кендо, узнать, что он успел выяснить насчет Эмилии Сантос. Оказалось, что это еще одна из многочисленных жертв Ишмару. Двадцатилетняя, маленького роста блондинка. И умерла очень нелегкой смертью. Хотя отбивалась от этого выродка кухонным ножом. У него остался шрам на шее после встречи с ней.

– Откуда Кендо смог выудить такие сведения? Все от того же Хименеса?

– Нет, эти сведения взяты из судебного архива, – он помолчал. – А что касается Хименеса, то он умер несколько дней назад.

Кейт не стала спрашивать, отчего и каким образом умер Хименес. Ясное дело – Ишмару прикончил его.

– Почему же он вбил себе в голову, что видит перед собой нечто вроде возрожденной Эмилии?

– Надо еще кое-что уточнить.

Кейт старательно спрятала услышанное в самый дальний уголок сознания. Ей не хотелось сейчас думать о том, что имело хоть малейшее отношение к Ишмару. Сегодня им удалось добиться значительных успехов. Стоит ли спускаться снова на землю? И Кейт решила переменить тему:

– Сенатор счел, что ты весьма незаурядный человек.

– Еще бы. А ты что, сомневалась в этом?

– Нет. Мне просто странно, когда ты успел научиться обращаться с такого рода людьми?

– Школа, полученная в двенадцати приемных домах. Там получаешь такие знания о людях, которые больше нигде не удастся приобрести. И причем ускоренным методом.

– Так ты сирота?

– Не совсем. Отец бросил мать после моего рождения. Но она всеми способами пыталась вернуть его. И не давала проходу еще года два.

– Бросив тебя?

– Меня забрали какие-то представители власти, после того как какие-то безработные, обнаружив меня, заявили полиции, что вот уже три дня ребенок лежит один, без всякого присмотра.

– Да она настоящее чудовище! – прошептала Кейт.

– Наверное. Но бывают и похуже.

Двенадцать приемных домов?! Что мог чувствовать ребенок, которого переправляли как вещь с одного места в другое? Когда от него отказывались воспитатели одного дома, то власти пристраивали его в другой? Ничего нет удивительного, что он не может долго оставаться на одном и том же месте.

Сет улыбнулся:

– Не смотри на меня с таким ужасом. Думаю, что в этих приютах мне было намного лучше, чем у себя дома. По крайней мере меня там кормили.

– В этих домах ты и научился обращаться с людьми?

– Да. Иной раз важно вовремя натянуть вожжи. В другой раз – успеть отскочить в сторону. Главное – не перепутать, когда и что делать.

– И сегодня утром ты тоже «тянул вожжи»?

– Ты с ума сошла! – Он взял руку Кейт и поднес ее к губам. – Но с тобой, должен признаться, очень непросто. У меня такое ощущение, что ты можешь выскользнуть из рук в любую секунду, как форель, и снова скрыться в стремительной горной реке. Так что тебя будет невозможно ни догнать, ни поймать. – Его язык коснулся ладони. – Надо будет заняться этим как следует.

– Что значит «как следует»?

– Увидишь сама. – Его пальцы переплелись с ее пальцами. – Как правило, я ничего заранее не обдумываю до конца. Необходимо оставлять простор для импровизации. Это сильно украшает жизнь. Делает ее забавнее.

– Скажи, пожалуйста, а слово «обращаться» на твоем языке означает то же самое, что «управлять»? Его улыбка исчезла.

– В данном случае ни то, ни другое слово совершенно не подходят. Даже если бы ты и позволила, я бы не смог «управлять» тобой. Это было бы нечестно.

А он был честным во всем. Настойчивый, обольстительный, упрямый… но честный. Он никогда не скрывал от нее то, что задумал. И отвергать что-либо, когда он так открыт и прям, – почти невозможно.

– Да, ты ничего не скрываешь.

– Значит, тебе и не о чем беспокоиться. Ты достаточно умна, чтобы догадаться о моих мотивах, если сама того захочешь.

Но Кейт вдруг поймала себя на том, что ей сейчас довольно трудно отделить физическое влечение к Сету от духовного.

– Сенатор был прав и в том, что ты человек чрезвычайно опасный.

– Ага. Но тебя это качество во мне и привлекает. Как привлекало оно и тех людей, с которыми я беседовал на лужайке. Тебе доставляет удовольствие поиграть с огнем. – Он игриво улыбнулся. – Только вопрос: хочется ли тебе действительно прикоснуться к нему?

Кейт растерянно посмотрела на него.

– Например, сидя на заднем сиденье лимузина?

Кейт продолжала ошеломленно смотреть на него.

– Нет. И не собираюсь.

Он вздохнул.

– Вижу, что ты еще не готова к такого рода штучкам. Что ж, может быть, сенатор еще разок пошлет за нами машину. Ведь мы будем работать с ним рука об руку.

* * *

Странно, как быстро можно привыкнуть к тому, чтобы лежать нагой в объятиях мужчины, лениво подумала Кейт, прислушиваясь к тому, как бьется сердце Сета. И всякий раз при этом испытываешь самые разные чувства. То изысканное возбуждение. А то, например, как случилось сейчас, переживаешь полную расслабленность и состояние удивительного покоя.

– Извини, – прошептал Сет. – Мне нужно глотнуть воды. Никогда не думал, что занятие любовью может вызывать такую жажду.

Кейт приподняла голову, чтобы дать ему подняться, и затем проводила его взглядом до ванной. Послышался шум открываемого крана, а потом Сет вышел, держа в руках стакан с водой.

– Ты всегда столько пьешь! В этом есть нечто таинственное и загадочное.

– Обычно я закуривал. А после того как бросил, понял, что нужно чем-то это дело заменить.

– А когда ты бросил курить?

– Пять лет назад, – допив воду, он поставил ее на ночной столик. – В моем деле столько способов умереть, что совершенно нет надобности заниматься еще и самоубийством.

Сет лег, вытянувшись на кровати, а Кейт прижалась к нему. Помолчав немного, он сказал:

– Я тебе уже говорил, как мне нравится, когда ты вот так, по-детски, приникаешь ко мне? – Сет набросил покрывало на нее и на себя. – Так дети прижимают к себе любимые игрушки, когда ложатся в постель.

– Я не поняла, над кем ты иронизируешь? Надо мной или над собой? – Она мягко куснула его в плечо. – Ну ладно, признаюсь, что ты мой любимый…

Щенок. Слово само собой неожиданно выплыло из памяти. И она спросила:

– Кстати, как твой щенок?

– Хорошо. Я звонил в карантинную службу на прошлой неделе, они сказали, что он уже прибавил в весе. Когда я подобрал его в деревеньке, малыш умирал от голода.

– А что это за село?

Он молчал очень долго, и Кейт решила, что Сет не станет отвечать на ее вопрос. Но ошиблась.

– Просто село. Не знаю, есть ли у него какое-нибудь название.

– А что ты там делал?

– Получил донесение от одного своего человека и пошел посмотреть, так ли все обстоит на самом деле или нет.

– И увидел там щенка. Он тебе понравился?

– Щенок был единственный, кто там остался в живых. А мне нравятся те, кто умеет бороться за свою жизнь до самого конца.

Сет поцеловал ее в кончик носа.

– Впрочем, ты вряд ли захочешь выслушивать все эти рассказы.

Но Кейт вдруг почувствовала острое желание узнать то, что связано с ним, чтобы понять его как можно лучше.

– Как получилось, что в живых остался только щенок? Сет пожал плечами.

– Всех остальных жителей безжалостно убили. – Он искоса посмотрел на нее. – Я же говорил, что тебе это не понравится.

– А кто их убил?

– Хозе Намирес. Он почему-то решил установить контроль над этим уголком мира и нанял меня, чтобы я помог ему в этом деле. Там была довольно запутанная ситуация. Единственной реальной помехой был местный глава продавцов наркотиков – Педро Ардален. Типичный феодальный барон с армией наемников ему под стать. Нам понадобилось три месяца, чтобы очистить территорию. Жители одной из деревень, где любил останавливаться на отдых Ардален, были слишком запуганы и забиты, чтобы отказывать ему в этом. И вот однажды, после очередного такого его отдыха, Намирес решил преподать урок на будущее. Ему показалось мало, что он победил. А когда я нанимался к нему, то поставил условие – никаких репрессий по отношению к мирным жителям.

– А он пошел на это?

– Да, ничего не сказав мне об этом. – Он поцеловал ее щеку. – И я застрелил его.

Кейт показалось, будто ее тело окаменело.

– Вот так просто…

– Без всяких разговоров. – Он поднял голову и посмотрел на нее. И она ясно различила, несмотря на полумрак, царивший в комнате, холодный свет, блеснувший в его глазах. – Довольна? Теперь ты считаешь, что узнала меня таким, какой я есть? Ты ведь этого хотела?

– Да.

– И то, что ты услышала, тебе не понравилось. Да, я такой, Кейт. И не хочу притворяться перед тобой. Если тебе не нравится выслушивать подобные малоприятные вещи, не задавай вопросов.

– Не буду.

Тревожное молчание повисло в комнате.

– Тебе хочется, чтобы я ушел? – спросил Сет.

– Нет.

– И то хорошо, – он прижал ее к себе. – И коли уж ты позволила мне остаться, то… Боже! Ты совершенно измучила меня.

– Что-то я не вижу особых признаков истощения.

– Не могу же я терять своего образа настоящего мужчины. Ты строгий, придирчивый критик. Вот я и стараюсь изо всех сил угодить тебе.

Кейт почувствовала, как внутреннее напряжение незаметно оставляет ее. Тот, другой Сет – отступил далеко в тень, и о нем пока можно было не думать. Между ними существует глубокая пропасть. Но если не пытаться заглядывать в ее глубину, если ничего не выпытывать у Сета, то рядом с ней будет тот человек, который привлекает ее, а не тот, который пугает и вызывает ощущение холода где-то в животе.

Она не могла никак смириться с существованием этого другого Сета. И не желала принимать его.

* * *

На следующее утро пришла бандероль. Портье принес ее после завтрака.

По размерам не больше пакета, в котором хранятся рубашки, завязанный в красно-белую оберточную бумагу, украшенную золотыми звездами.

Кейт открыла пакет и увидела в нем бейсбольную майку той команды, в которой выступал Джошуа.

И приколотую к ней записку:

«Эмилия! Размер тот?»

Кейт вскрикнула.

– Это ничего не значит, – сказал Сет. – Он не знает, где Джошуа. Зато знает, насколько ты беспокоишься из-за него. Насколько тебя легко вывести из себя. Ему хотелось сделать тебе больно, испугать.

– И он добился своего, – Кейт в изнеможении закрыла глаза и взмолилась: «Господи! Сделай так, чтобы это все не коснулось Джошуа. Чтобы эта напасть миновала его». – Позвони, пожалуйста. Узнай, все ли у них в порядке.

И пока Сет набирал номер телефона, Кейт непроизвольно сжимала в руках бейсбольную майку. Выслушав ответ, Сет положил трубку:

– Как я тебе и говорил. Чушь. Филис и Джошуа в полной безопасности.

Только сейчас она смогла перевести дыхание. Какое счастье. Но как долго оно будет длиться?

Занятая этими мыслями, она не видела, как Сет снова набрал номер телефона, выясняя что-то, а затем, положив трубку на аппарат, обратился к ней:

– Пакет появился на столе портье. На нем был указан твой номер. Кто и когда принес, никто не видел.

Кейт промолчала, она и не ожидала, что обнаружатся какие-то следы.

– У нас всегда есть запасной вариант – поехать в Амстердам, – спокойно заметил Сет.

Надежда вспыхнула в ней и тут же погасла.

– Это не остановит его. Он все равно отправится следом за нами. До тех пор пока он будет видеть перед собой мишень в моем лице, он не станет разыскивать Джошуа, – сказав это, Кейт швырнула пакет в мусорный ящик.

До чего же ей хотелось самой верить в свои слова.

* * *

Следующая бандероль прибыла на другой день. В ней лежала бейсбольная кепка и короткая записка: «Я ищу его, Эмилия».

Через два дня пакет был намного уже и длиннее. В нем оказалась старая бейсбольная бита Джошуа, на которой сохранился след удара о дерево, а в записке – «Я уже совсем близко».

– Попрошу портье, чтобы он оставлял все бандероли у себя, – предложил Сет. – И буду открывать их сам.

– Нет, – Кейт бережно положила биту на стол возле себя. Она заметила, что пальцы ее лишь слегка дрожали при этом. Как странно. У нее возникло ощущение, будто она смотрит на себя со стороны.

– Почему? – недоумевал Сет. – Он же истязает тебя, нанося удар за ударом. С того дня, как появилась первая бандероль, ты производишь впечатление человека, который идет по канату над пропастью.

– Он догадается, когда я перестану открывать их.

– Ишмару не умеет читать мысли. О его телепатических способностях я не слышал.

– Догадается, – упрямо повторила Кейт. Ей казалось, что нет ничего, что она сможет скрыть от этого страшного человека. – Ему доставляет удовольствие мучить меня.

– Но мне это не доставляет удовольствия.

– Эти угрозы на какое-то время отвлекают его внимание. А значит, он бездействует. – Кейт усталыми шагами направилась в спальню. Не думай об этом. Выбрось из головы. Нужно суметь справиться с этим кошмаром. – Мне надо одеться. Майгеллин пригласил нас на ленч.

– Больше так не должно продолжаться, Кейт. Ты не выдержишь этой пытки.

– Выдержу. Я выдержу что угодно, лишь бы Джошуа оставался в безопасности.

* * *

– Вот признание Лилы Роббинс, – Блант положил лист бумаги на стол перед Огденом. – Ты даже не представляешь, каких усилий это нам стоило. – Он сел в кресло перед столом. – И не представляешь, каких усилии нам будет стоить привлечь ее к суду в качестве свидетеля.

– Отложи это пока. Может быть, хватит и того, чтобы передать ее в руки репортеров. О чем она рассказала? Блант пожал плечами.

– Три года назад она работала медсестрой в Кеннебрукской больнице, которая находится в Дандридже, где лежал отец Кейт Денби. У него была последняя стадия рака. Он был обречен. Медсестра Роббинс помнит, насколько опечалена и подавлена была Кейт. А однажды она случайно услышала, как отец упрашивал дочь дать ему снотворное. Через два дня после того, как его перевели в частную клинику, он умер.

– И миссис Роббинс считает, что Кейт отравила его? Есть какие-то доказательства?

– Никаких. Впрочем, по ее словам, вскрытия не производили, поскольку знали, в каком состоянии он находится.

– Отлично, – потер руки Огден. – Женщина, убившая своего собственного отца! Толпа будет улюлюкать при виде ее.

– Может последовать и противоположная реакция, – возразил Блант. – Убийство из сострадания вызовет понимание, почему она занялась этой темой.

– Чушь! Никто не поверит женщине, которая три года назад совершила убийство. А нельзя ли провести вскрытие сейчас?

Блант покачал головой:

– Больного осмотрел врач, который подписал свидетельство о смерти. После чего тело кремировали.

– Очень удобно. А почему медсестра молчала до сих пор?

– Она сказала, что это вряд ли единственный случай, когда врач соглашается помочь больному избавиться от страдании. И тут уж каждый выбирает свой способ. И когда она прочла про убийство полицейского и увидела фотографию Кейт, тут же вспомнила про ее отца. А когда на сцене появился наш человек, медсестра решила, что деньги, которые ей посулили, не помешают в жизни.

– Это всего лишь слова. Кровь Кейт можно попортить, но, в сущности, никаких настоящих доказательств мы не имеем. А как называется клиника, в которую она перевезла отца?

– Пайнбридж.

– И что тебе удалось выведать там?

– Ничего. Мне показалось, что показаний медсестры Роббинс вполне достаточно. Наш человек там уже достаточно намозолил глаза.

Огден поморщился:

– Ну ладно, и этого хватит. Нам надо вывалять эту Денби в грязи с ног до головы. Через две недели она собирается дать большое интервью по телевидению. Проныра Майгеллин сумел приостановить подписание законопроекта. Каким образом им все удается?

– Дрейкин?

– Не будь идиотом. Это полууголовник. У нас появится в этом месяце восемь статей в разных журналах о его темном прошлом.

– Он выглядит достаточно безответственным человеком, чтобы отпугнуть от этого дела большинство людей, – пробормотал Блант. Досье, которое подготовил Огден на Дрейкина, вызывало у него большой интерес. Это был ключ, которым можно было открывать сказочную пещеру. Слава Богу, Огден не заметил этого. – Думаю, наше отступление временное. Итак, мне следует отправить кого-нибудь в Пайнбридж?

– Кажется, я достаточно ясно и недвусмысленно выразился по этому поводу?

– Просто я хотел уточнить. Вдруг я что-то не так понял. – Блант улыбнулся. – Нисколько не сомневался, что должен отправить туда человека. Мне нужна была только четкая команда.

* * *

– Нет, – ответил Ишмару. – Я еще не готов.

– Что ты хочешь этим сказать? Ты же сам хотел.

– Нет, сейчас я не буду этого делать, но я выполню твою просьбу – это мне на руку. – Он помолчал. – Если ты скажешь, где она прячет своего сыночка.

– Нам пока не удалось ничего выяснить.

– Только потому, что не умеете работать. Почему вы не поставили подслушивающее устройство в комнате?

– Пытались. Но Дрейкина в таких вопросах не проведешь.

– А прослушать телефонные разговоры на линии?

– Он пользуется цифровым. Надо, чтобы рядом с отелем дежурил специальный автомобиль с аппаратурой, а это слишком опасно. Могут довольно быстро обнаружить, будет скандал. Поэтому Огден и не дает на это разрешения, они же теперь на виду у прессы.

– Найди другой способ, как подкопаться под них.

– Это не просто отель. Это небоскреб. И организовать…

– Мне надо знать, где этот мальчишка.

Блант вздохнул:

– Я делаю все, что в моих силах.

– Пока еще нет. Найди его.

* * *

Все идет слишком хорошо, подумала Кейт, глядя, как сенатор Майгеллин потчует кофе женщину-конгрессмена из штата Айова. Трудно было устоять против того обаяния, которое он излучал.

И то же самое можно было сказать про Сета. Кейт посмотрела в ту сторону террасы, где он беседовал с несколькими членами сената. Они оба воспользовались выпавшей минутой для того, чтобы отдохнуть и получить удовольствие от жизни. Чего Кейт не могла бы сказать о себе.

Майгеллин посмотрел на нее поверх головы дамы из конгресса и улыбнулся.

Наверное, ему нужна помощь. Нет, кажется, нет, потому что сенатор поднялся и направился к ней.

– Что-то не так? – спросила Кейт, когда он подошел.

– Не знаю. Вы выглядите… немного издерганной.

– Да нет. Со мной все в порядке.

Он сосредоточенно оглядел ее.

– Вы уверены?

Кейт ни в чем не была уверена. За исключением того, что должна до конца выдержать сегодняшнюю пытку. Сегодня утром бандероль не появилась, и она не знала, как это расценить. Хороший это знак или плохой. Выдержав взгляд Майгеллина, она кивнула:

– Спасибо за внимание, но вам пора возвращаться к своей гостье.

Он поморщился:

– После первых двух минут разговора с ней у меня разболелась голова.

– Но нам уже удалось перетянуть кого-то в свой стан?

– Да, на этой неделе согласием ответили Вайле и Дебрук. – Он мягко положил ладонь ей на плечо. – Это, конечно, еще ничего не решает, но мы делаем все, что можем.

Кейт улыбнулась ему в ответ:

– То же самое, что я говорила Сету.

– Он несет свою ношу. – Пожав ей руку, Майгеллин вздохнул. – А я вернусь к своей.

– Когда будет поднят вопрос о голосовании?

– На следующей неделе. Если нам не удастся снова передвинуть его.

Следующая неделя. Кейт почувствовала, как ее охватил страх. Скоро. Слишком скоро.

– Ты знаешь о том, что вопрос будет ставиться на голосование на следующей неделе? – спросила она у Сета, когда он подошел к ней перед ленчем.

Он кивнул в ответ:

– Майгеллин уже предупредил меня.

– И ты при этом так спокоен! Черт возьми, это же так скоро!

– Может быть, Майгеллину снова удастся перенести голосование. Он пользуется большим уважением. Даже его политические соперники отзываются о нем с симпатией.

– Жаль, что мы втянули его в это дело. Он сказал, что это может отразиться на его карьере.

Сет пожал плечами. И Кейт согласно кивнула головой.

– Конечно, RU-2 стоит того, но мне очень не хочется идти по стопам Ноя и затаскивать в воронку безумного водоворота других. Мне не хочется становиться жестокосердной.

– Ты уже стала, – Сет слегка прикоснулся к ее щеке тыльной стороной ладони. – Постарайся продержаться еще часок. После этого мы можем вернуться в отель. – Он повернулся и пошел по направлению к Майгеллину.

Продержаться. Это значит надо улыбаться, разговаривать со всеми. Не думать про бандероль, которая, быть может, ждет уже в номере.

– Вас просят к телефону, доктор Денби, – дворецкий Джозеф остановился возле нее с аппаратом в руках.

Кейт напряглась. Это мог быть Тони. Или Мерил Кимбро. Они постоянно переговаривались эти дни. А мог быть и…

– Я нашел его, Эмилия, – услышала она голос Ишмару. И тут же раздался щелчок.

Страх вспыхнул в ней. Ишмару обманывал. Ему хотелось испугать ее, помучить как можно сильнее.

– А еще джентльмен сказал, что для вас есть бандероль в фойе, – сказал Джозеф. – Принести? – И, не дожидаясь ответа, он поспешил прочь.

Сет. Как ей хотелось позвать его.

«Подойди ко мне. Помоги. Скажи, что он опять соврал».

Но Сет все еще продолжал разговаривать с Майгеллином. Так что придется самой подойти к нему.

Кейт не успела сделать и нескольких шагов, как увидела спешащего ей навстречу Джозефа, который, улыбаясь, нес бандероль. Красно-белые полоски, украшенные золотыми звездами.

Кейт застыла, увидев бандероль, словно это была змея.

Все звуки внезапно исчезли… И ей казалось, что все окружающие ее люди двигались в замедленном темпе…

Сет повернулся в ее сторону в ту самую минуту, когда она взяла в руки бандероль и начала развязывать ее. Он тут же кинулся к ней с криком:

– Кейт, не…

Но она не слышала его. Освободив от оберточной бумаги коробку, она подняла крышку…

Волосы. Кровь. Мягкие, шелковистые каштановые волосы. Вихор Джошуа.

Джошуа!

Внезапно темнота окутала террасу. И Кейт погрузилась в этот благодатный спасительный мрак.

* * *

– Очнись! Ты меня слышишь, черт возьми!

Требовательный, обеспокоенный голос Сета звал ее.

– Кейт! Очнись. Пожалуйста.

Его голос был таким просительным, что Кейт не могла не отозваться и открыла глаза.

Лицо его исказилось от муки страдания. Глаза сверкали от гнева. Что-то произошло. Сету плохо. Значит, ей надо что-то делать…

Нет, дело не в нем.

ДЖОШУА!

Кейт еще крепче зажмурилась. Нет, этого не может быть. Надо забыть об этом… Забыть…

– Кейт. Это не его волосы. Лжет. Она видела своими глазами.

– Клянусь тебе, это не он. – Сет протянул телефон. – Джошуа на проводе. Поговори с ним. Ну хорошо. Можешь не говорить. Просто слушай.

– Мама, что с тобой? Сет сказал, что тебе плохо. Голос Джошуа. Это – чудо.

– Джошуа… – едва смогла прошептать она.

– Мама, ты так меня испугала. Что случилось?

Ей с трудом удалось сглотнуть комок, застрявший в горле:

– Ничего. Ничего. Просто я очень соскучилась по тебе. С тобой все в порядке?

– Конечно. Только мне нечем заняться. Когда мы сможем уехать отсюда?

– Скоро. Я надеюсь, что очень скоро. – Слезы хлынули у нее по щекам. Голос задрожал. Она больше не могла говорить и вернула трубку Сету.

Негромко переговорив еще о чем-то с Джошуа, Сет убрал трубку в карман.

– Убедилась?

Она кивнула:

– Не могу поверить…

– Молчи. Успокойся и лежи.

Кейт огляделась, рассматривая затененную комнату.

– Где мы?

– Пока все еще у Майгеллинов. Ты была без сознания почти четыре часа.

– Как ужасно…

– Вот уже о чем ты должна меньше всего заботиться.

– Этот вихор… Он всегда торчал у Джошуа на макушке.

– Знаю. Ишмару постарался подобрать подходящие по цвету. – Тон его стал еще более жестким. – Будь он проклят!

– Он убил маленького мальчика только для того, чтобы сделать мне больно? – Кейт было трудно поверить в такое бессмысленное злодейство. Впрочем, она так много уже знала об Ишмару, что это почти ничего нового не добавило.

– Кейт, я ненадолго оставлю тебя одну, хорошо? Там, внизу, полицейские. Им надо взять показания. Я постараюсь убедить их, что вполне могу заменить тебя.

– Но со мной уже все в порядке. Спасибо.

Сет крепко сжал ей руку и встал:

– Я ненадолго. Попытайся немного вздремнуть.

Что не составит для нее ни малейшего труда, вяло подумала Кейт. Она чувствовала себя безумно уставшей. Она думала о Джошуа, о том, как играли с ним в бейсбол. Счастливейшие минуты их жизни. И как далеко они сейчас…

Джошуа…

* * *

Кейт все еще спала, когда час спустя к ней вошел Сет.

Это был благодатный сон. Единственное, что сейчас могло вернуть ей силы.

Сет остановился возле кровати, глядя на нее. Тревожная складка возле бровей почти не сходила с ее лица с того самого момента, как он впервые увидел ее. И ничего удивительного. Все то время, что он знал Кейт, ее собственная жизнь, жизнь ее сына и свекрови постоянно висела на волоске.

Волна нежности нахлынула на него. Но он не позволил себе дотронуться до Кейт, чтобы не разбудить, а вместо этого подошел к окну. Как же ему не хотелось, чтобы ее терзали эти мысли и чувства. Как же ему хотелось поскорее вытащить ее из этого водоворота. Он уговаривал себя не испытывать к ней жалость и нежность, зная, что это хуже цепей приковывает к другому человеку.

Его собственная вина. Он с самого начала понял, как много она для него значит. И вместо того чтобы изгнать из себя это стремительно возрастающее чувство, он сломя голову бросился в бездну страсти. Хотя и знал: Кейт никогда не захочет большего в их отношениях, чем сейчас.

Значит, надо наслаждаться тем, что есть. Ну конечно. Что еще ему оставалось?

Отбросив в сторону все, что касалось чувств и переживаний, Сет начал думать о том, что должен сделать для того, чтобы Кейт осталась жива. Что-то, связанное со всем этим, тревожило его. Вызывало ноющую боль. Желая проверить свои подозрения, Сет решил переговорить с Джозефом, прежде чем отвезти Кейт в отель.

Оглянувшись, Сет почувствовал, как его охватывает жалость и нежность к измученной и исстрадавшейся молодой женщине. Он должен уберечь ее. Должен.

14.

Они вернулись в отель только часам к трем ночи. Несмотря на все героические усилия Сета, полиция дождалась, когда она придет в себя, и потребовала объяснений. Манеры полицейского были вежливыми и учтивыми, но вопросы совершенно безжалостными.

– Ты что-то затих, – Кейт бросила сумочку на кушетку в гостиной и скинула туфли на высоких каблуках.

– Думаю.

– А я вот собираюсь принять душ и лечь спать, – Кейт прошла в спальную комнату. – Если ты считаешь, что я уже выспалась там, у Майгеллина…

– Подожди.

Кейт обернулась и, увидев выражение лица Сета, сразу же бросилась к нему:

– Что такое?

– Одно подозрение. Всего лишь догадка. Но боюсь, что в ближайшее время мне не удастся заснуть.

Кейт насторожилась:

– Что за подозрение?

– Я подумал, зачем Ишмару надо было все это проделать в доме Майгеллина, а не в отеле? Доставить бандероль в загородный дом сенатора намного сложнее, чем сюда.

– И к чему ты пришел?

– Он знал, какое это произведет впечатление на тебя. И догадывался, что я непременно позвоню Джошуа.

– И?

– Телефонная связь. Когда звонишь с небоскреба, очень трудно определить направление, по которому идет сигнал. Но за городом помех значительно меньше.

– Но ты говорил, что только специально оборудованная машина способна засечь сигнал.

– Я расспросил Джозефа. По другую сторону дороги от особняка Майгеллина почти весь день стоял крытый грузовик.

Ужас сковал Кейт. Как она и понимала, кошмар только на миг отступил, чтобы обрушиться с новой силой.

– Ты хочешь сказать, что теперь Ишмару известно, где находится Джошуа? – прошептала она осевшим голосом.

– Нет. Звонок был коротким. Сомневаюсь, что его можно было отчетливо проследить, каким бы новейшим ни было оборудование.

– Но ты не уверен.

– Я предупредил Римильона, чтобы он был начеку. – Сет встретил ее взгляд. – И собираюсь отправиться туда сегодня ночью.

– Я поеду с тобой. – Она сунула ноги в туфли. – Почему ты не рассказал мне об этом сразу?

– Во-первых, мои опасения могут быть напрасными, а во-вторых, если мы поедем вдвоем, нас будет легче выследить. Убежище перестанет быть безопасным.

– Какая разница? Теперь я уже никогда не буду чувствовать себя спокойно. Самое невыносимое – когда не знаешь, что происходит. Единственная возможность выдержать эту немыслимую следующую неделю – это посмотреть, как они там. Пойми, если я не уверена, что Джошуа в безопасности, то уж лучше он будет со мной, чем там. Здесь я смогу его защитить.

– Ну что ж, уложи вещи на всякий случай, если понадобится провести там ночь. Позвони привратнику, чтобы подогнал машину к выходу. А я сейчас попробую нанять вертолет. – Он улыбнулся. – Скоро ты увидишь своего ненаглядного мальчика.

* * *

– Хочешь сыграть в пинг-понг? – спросила Филис, разбиравшая бумажные тарелки. Джошуа молча покачал головой.

– А в шашки?

– Ты всегда выигрываешь.

Филис усмехнулась:

– Думаешь, мне особенно хочется в них играть?

Джошуа встал из-за стола, с вялым видом прошел в гостиную и плюхнулся на диван.

Филис нахмурилась, глядя на него. Весь день он был вялый, несмотря на то, что накануне он поговорил с Кейт. А сейчас вообще раскис. Джошуа никогда не бывал угрюмым. Конечно, ничего особенно радостного в том, чтобы сидеть здесь взаперти не было. Но, как ни странно, Джошуа довольно сносно переносил замкнутое пространство. Намного лучше, чем она ожидала.

Бросив бумажные тарелки в контейнер для мусора, она отправилась следом за внуком.

– А как насчет покера? – Она присела рядом с ним. – Мне что-то тоскливо. Хотелось бы развеяться. Джошуа молчал.

– Как ты думаешь, что сейчас делает мама? У нее был такой испуганный голос. Наверное, это из-за Ишмару.

– Сет же сказал тебе, что с ней все в порядке.

– Наверное, хотел успокоить меня и соврал.

Тревога Филис еще более усилилась. В глазах Джошуа Сет до сих пор оставался непогрешимым.

– И зачем же он стал бы тебя обманывать?

– Не знаю. Я должен помочь им. Почему я сижу здесь?

– И оставить меня одну? Ты мне нужен, малыш.

Джошуа покачал головой, словно пытался стряхнуть все постороннее:

– Мне надо быть там…

Движения его были какими-то замедленными, заторможенными.

Боже, только не сейчас. Филис так хотелось, чтобы она ошиблась.

Придвинувшись к нему, Филис обняла его за плечи.

– Не исключено, что осталось уже совсем немного. – Голова, которая легла ей на плечо, была горячей. У мальчика начался жар.

– Бабушка, я должен помочь Сету…

– Непременно, – прошептала она, – только чуть-чуть позже. А сейчас тебе надо поспать.

* * *

Привратник-японец широко улыбнулся, завидев Кейт и Сета, выходивших из отеля.

– Такси?

– Нет, мы ждем машину… Вот она. – Сет шагнул вперед и махнул рукой молодому мальчику-водителю, сидевшему за рулем. Открыв заднюю дверь, китаец поставил сумки на пол. И низко поклонился Кейт:

– Надеюсь, вы вернетесь до совещания. Для нас большая честь принимать таких гостей.

Сет сунул ему в руку бумажку, прежде чем занять место водителя. Привратник кланялся и улыбался, глядя им вслед, пока они не скрылись за поворотом.

– Сколько времени нам потребуется, чтобы добраться туда? – спросила Кейт.

– Пару часов. Вся загвоздка в том, что мы сможем приземлиться только на площадке, которая находится по соседству.

– Они смогут проследить, куда мы вылетели?

– Вполне возможно. А может, и нет. Я написал фальшивую заявку, указав другое направление. Не исключено, что благодаря этой уловке нам удастся перехитрить их.

* * *

Чанг Йокомото предусмотрительно держал трубку общественного телефона так, чтобы случайно не запачкать белые манжеты своей униформы:

– Сигнал дошел до вас?

– Громкий и вполне отчетливый. Клоп в машине?

– Нет, в сумке. Не потеряйте их след.

– Передатчик, который я дал тебе, один из самых мощных.

Надо же, а такой крошечный на вид! Да, новейшие достижения техники поразительны.

– Надеюсь, вы не забудете про меня, мистер Блант?

– Ты же получил свои деньги.

Какая грубость и неделикатность. Восточные люди так не поступают. Йокомото молча повесил трубку, не желая продолжать в таком же тоне.

* * *

– Я пытался дозвониться до тебя, – сказал Римильон, когда Сет выпрыгнул из вертолета.

– Мы не могли воспользоваться телефоном. А что случилось? – быстро спросил Сет.

– Малыш заболел, – ответил Римильон. – Если не считать этого, то более легкого задания в своей жизни мне не приходилось выполнять.

– Джошуа заболел? – встревожилась Кент. – Что с ним?

– Не знаю. Миссис Денби вышла ко мне и попросила связаться с вами. Мне показалась, что она встревожена.

На одном дыхании Кейт пересекла поле. Последнее, что она услышала, это были слова Сета, с которыми он обратился к Римильону:

– Проверь вертолет сверху донизу. Посмотри, нет ли какой аппаратуры. Все, что может показаться подозрительным.

– Тебе кажется, что кто-то сел на хвост?

– Проверь. Нельзя ничего исключать. – И он направился следом за Кейт. – Ничего страшного, надеюсь. Дети часто болеют.

– Но Джошуа никогда не болел. Что с ним вдруг стряслось? Это не случайно. Что, если Ишмару…

– Кейт, не теряй головы. Ишмару ничего не сможет сделать, пока стальные двери заперты.

– Знаешь, когда ребенок болен, то уже никакие доводы не действуют.

Филис встретила их у входа.

– Слава Богу! Не думаю, что ему будет хуже, но температура еще держится. Мне не хотелось звонить тебе, но я не знала, что делать. Я пока только обтирала его.

– Дай мою аптечку, Филис, – попросила Кейт, быстрыми шагами устремляясь в комнату Джошуа.

Мальчик был бледен. И лоб его, и тельце были горячими. Она села рядом с ним на кровать.

– Как идут дела, мой малыш? – прошептала она.

– Не очень хорошо, – хрипловатым голосом сказал он.

– Ничего, скоро поправишься. Вот увидишь. Мы что-нибудь придумаем.

Он посмотрел на Сета, стоявшего за ее спиной.

– Я заботился о Филис, Сет. Я все время заботился о ней.

– Я знаю, – Сет подошел ближе. – А теперь настало время нам позаботиться о тебе. Не вешай нос!

– Я и не вешаю. Только голова немного болит…

– От этого есть замечательное лекарство. – Кейт открыла аптечку, которую Филис поставила возле нее. – Но сначала мне надо осмотреть тебя. Ты не возражаешь?

Он кивнул и закрыл глаза:

– Шея болит…

* * *

– Что это? – спросила Филис, когда Кейт вышла из спальни.

– Не знаю. Мне очень не нравится боль в шее. – Она покачала головой. – Но без анализа точный диагноз не поставишь.

– Едем в клинику? – спросил Сет. Она кивнула.

– И как можно скорее. Я взяла образцы крови. Где есть ближайшая клиника?

– В пятнадцати минутах на вертолете.

– Тогда летим немедленно.

– Я понесу Джошуа, – Сет направился в спальню. – Ты тоже едешь с нами, Филис. Я не хочу, чтобы ты оставалась тут одна.

– А кто вам позволит оставить меня? Хотя какая разница? После того, сколько я провела тут времени.

– Теперь совсем другое дело.

– О чем он говорит? – спросила Филис у Кейт.

– До сих пор о вашем местопребывании никто не знал. А сейчас, быть может, за нами следят.

– Черт возьми! – Она покачала головой. – Как мне жаль, что я не доглядела за Джошуа.

– При чем здесь ты? – Кейт протянула Филис пальто. Филис с облегчением перевела дыхание:

– Слава Богу. У меня было такое чувство, будто нас похоронили заживо. Но Джошуа держался молодцом. Он и виду не подавал, как ему тяжело.

– Точно так же, как и ты сама.

Завернув Джошуа в одеяло, Сет вынес его из комнаты.

– Идемте. Подержи дверь, Филис.

Римильон встретил их у вертолета, держа между указательным и большим пальцами какую-то небольшую металлическую штучку.

– Нашел ее на дне сумки. Очень большая разрешающая способность. Мощный передатчик.

– Ничего, кроме него, не было?

Римильон покачал головой:

– Пока нет. Так что вход в туннель пока остается безопасным. Куда мы летим?

– В клинику, – Сет переложил Джошуа на руки Кейт. – Побудь здесь пару часов, понаблюдай за тем, что будет происходить, а потом приезжай туда же.

Римильон отошел в сторону, когда вертолет, вздымая пыль и мелкий сор, взмыл в воздух. Ветер растрепал его негустые волосы. Подняв голову, он смотрел им вслед.

* * *

– Это менингит, – сказала Кейт, входя в комнату для посетителей. – Ему дали антибиотики. Скоро он придет в себя.

– Где он мог подхватить менингит? – спросил Сет.

– Кто знает? Инкубационный период бывает разным. День, неделю, иногда месяцы. Наше счастье, что у него не опасная форма.

– Сколько времени потребуется на полное выздоровление? – спросила Филис.

– Похоже, что у него довольно легкий случай. Так что всего несколько недель. Через день или два ему разрешат покинуть клинику. – Кейт прижала дрожащую руку ко рту и почти упала в кресло. – Господи, как я испугалась…

– Все дети болеют, – проговорила Филис. То же самое сказал и Сет. Неужели они думают, что она сама не знает об этом?

– Но я подумала… Все пошло наперекосяк. Все рушится одно за другим…

Ей не следовало говорить этого. Вообще не следует никак соотносить этот мир с Джошуа. Кейт повернулась к Сету:

– А что сейчас? Как быть? Можно ли найти безопасное место?

– Как раз занимаюсь этим вопросом.

– Быстрее, – она закрыла глаза. Господи, она разговаривает таким мерзким тоном, а Сет все терпит. – Извини. Я знаю, что ты так стараешься. Но я напугана до смерти…

– Тебе надо немного поспать, – сказал он, обращаясь и к Филис тоже. – Я постараюсь поместить вас в одной комнате. Римильон будет охранять холл.

– А ты?

– Останусь возле Джошуа.

Кейт покачала головой:

– Нет, я буду с тобой.

– Ну хорошо. Пойдем вместе, – согласился Сет.

* * *

Сет с трудом убедил Кейт – уже на рассвете – оставить Джошуа. И только потому, что она решила пойти в лабораторию узнать, почему не принесли результатов последних анализов крови.

– Заодно прими душ и переоденься, – предложил Сет. – Я не отойду от него ни на шаг.

– Попробую.

Но Сет, глядя на закрывшуюся за ее спиной дверь, понял, что она не станет терять на это время. Кейт не отходила от Джошуа всю ночь и постарается вернуться как можно быстрее.

Ему и самому не помешало бы вымыться, промелькнуло у Сета в голове, когда он откинулся на спинку кресла. Уже почти сутки они на ногах.

– Сет! – Джошуа открыл глаза. Голос мальчика был тихим, как дуновение ветерка. – Кажется, я сдал?

– Ничего подобного. Это как подножка в бою, который полагалось вести по другим правилам. Твоей вины нет никакой.

– Ты не сердишься на меня?

– О чем ты! Как видишь, мы справились с этим.

Джошуа нахмурился:

– Правда?

Сет улыбнулся:

– Честное слово.

– Значит, я скоро смогу вернуться назад?

– Не думаю, что в этом есть нужда. Опасность уже миновала. Ты не против остановиться в том же отеле, что я и твоя мама? В соседнем номере?

Джошуа радостно улыбнулся:

– А можно?

– Как только тебе разрешат выписаться.

Джошуа зевнул:

– И мне можно будет видеться с ней?

– Каждый день.

– Хорошо, – мальчик закрыл глаза. – Я соскучился по ней.

Сет видел, что он уже погружается в дрему.

– И она тоже очень скучала по тебе.

– А бабушка тоже…

Сон утащил его мягкими щупальцами в свои глубокие тихие воды. Сет снова выпрямился. Как забавно. Почему-то он обнаруживал массу сходства между собой и этим мальчиком. Нет, он никогда не был таким серьезным, как Джошуа. Это у него от Кейт. Или его собственные черты характера. Сет всегда верил, что люди рождаются со своей особенной неповторимой душой. Если так, то Джошуа счастливец.

Надо бы пойти и сказать Кейт, что Джошуа очнулся. Нет, так не хочется разрушать ощущение покоя, нахлынувшего на него. Он посидит еще немного рядом с Джошуа и насладится этим непривычным состоянием.

– Мистер Дрейкин?

Сет взглянул на темноволосого, хорошо сложенного молодого человека, который стоял в дверях и, улыбаясь, смотрел на него. За его спиной застыл Римильон.

– Меня зовут Уильям Блант. Можно мне переговорить с вами пару минут?

– Я занят.

Блант посмотрел на мальчика.

– Он спит. И я не отниму у вас много времени.

– Кто вы такой?

– В настоящее время я работаю на Раймонда Огдена. Сет некоторое время сверлил его взглядом, потом поднялся с кресла.

– Десять минут. В холле. Не здесь.

– Как хотите. – Улыбка молодого человека стала еще шире. – Хотя я не представляю никакой угрозы ни для вас, ни для мальчика. Вы что же, за монстра меня принимаете?

– Хорошо, мы можем поговорить тут.

Блант покосился на Римильона.

– И если можно – с глазу на глаз. Без свидетелей.

Сет кивнул Римильону, и тот отправился на свой пост в холле.

– Благодарю, – вежливо кивнул Блант. Сет закрыл дверь и прислонился к ней спиной.

– И какого рода поручения Огдена вы выполняете?

– Самые разные. Всего не упомнишь. Если одним словом, то я его помощник. Уверяю вас, что он питает ко мне высочайшее доверие.

Сет молча ждал продолжения с бесстрастным выражением лица.

– Вы все еще боитесь, что я буду угрожать вам, – Блант покачал головой. – Тогда сразу предупрежу, что Огдену ничего не известно о том, где вы сейчас находитесь. Мои люди докладывают только мне лично.

– Каким образом вам удалось выйти на нас?

– Радиопередатчик. Мы вылетели следом за вами. Как только вы приземлились, наш вертолет сел в нескольких милях от вашего. Потребовалось совсем немного времени, чтобы убедиться: вы нашли нашего маленького клопика и не стали брать его с собой. Но ваш друг вскоре последовал за вами. А мы за ним. Но вам не стоит сердиться на него. У меня очень много людей. Посты были расставлены повсюду. И мы соблюдали все меры предосторожности.

Больше, чем Римильон, подумал Сет, пытаясь подавить вспышку гнева. Даже если у Бланта отличные работники, Римильону следовало быть повнимательнее. Обычно он не совершал такого рода ошибок, и если свернуть шею этому дураку, то он больше и не совершит их.

– И вы не доложили о своей поездке Огдену?

– Мы с ним расходимся во многих вопросах.

– Например?

– Его цель – уничтожить RU-2.

– А ваша?

– Зачем уничтожать курицу, которая несет золотые яйца? Трудно себе представить, какие деньги могут заплатить люди для того, чтобы заполучить такое лекарство. Болезни одинаково косят что богатых, что бедных. К счастью, у богатых есть возможность откупиться даже от беспощадной старухи с косой.

– И что же вы хотите от меня?

– Теперь вы владелец RU-2. Что, если мы откроем большую клинику в Швейцарии? Речь может идти о миллиардах.

– Ну да!

– Я тщательно проштудировал ваше прошлое и знаю всю вашу подноготную. Эта борьба за принятие и утверждение RU-2 – напрасная трата сил и времени. Уверен, что она вам не по вкусу. Такого рода суета – встречи, переговоры – не в вашем стиле. Вы всегда предпочитали держаться в стороне. RU-2 позволит вам это. Вы предоставляете мне право решать все проблемы. А сами живете так, как нравится. Вам даже не надо будет показываться в клинике.

– Но я вполне могу нанять управляющего по такому случаю. С какой стати я должен доверяться именно вам?

– Мы оба прекрасно понимаем, что как только станет известно о том, что такое RU-2 и каково его действие, – то начнется воровство. Уберечь лекарство будет очень трудно. Торговля RU-2 станет более прибыльным делом, чем торговля кокаином. Вам потребуется мощная организация, которая позаботится о сохранении ваших интересов.

– И у вас имеется такая организация?

– Мой отец – Марко Джианделло.

– И он в курсе дела? Согласен принять участие в нем?

– В общих чертах я описал ему ситуацию. Это не его сфера интересов, но он готов подстраховать меня. Мы члены одной семьи.

– Это я уже слышал, – сухо отозвался Сет.

– Боюсь, что вы не совсем правильно поняли меня. Имя отца никоим образом не должно всплывать на поверхность. Это будет вполне законный бизнес, вполне законное дело. – Он помолчал. – Вас заинтересовало мое предложение?

– Назвать это словом «заинтересовало» вряд ли возможно. А как насчет Огдена?

– Мои отношения с Огденом будут развиваться до тех пор, пока это будет устраивать нас. Быть его доверенным лицом – не так уж плохо в данном случае.

– Вы можете убедить его отозвать Ишмару?

– Мне очень жаль, но парень вышел из-под контроля. У него мания. Его невозможно остановить.

– В самом деле – жаль. Его присутствие… чрезвычайно мешает. Ишмару придется убрать.

– Я могу это организовать.

– Скажите, где он находится, и я организую это сам.

Блант покачал головой:

– Ишмару никогда не отчитывается, где он есть и чем занимается. – Улыбка Бланта стала более самоуверенной. – Но у меня есть возможность выследить его. Тем более что у него есть поручение.

– Сказать, где мы находимся в данный момент?

– Да. Но вас не должен тревожить Ишмару. Вы ему не нужны. Он жаждет добраться только до Кейт Денби. – Блант нахмурился. – Или до ее сына. Точно не уверен.

Лицо Сета по-прежнему оставалось бесстрастным, хотя внутри его бушевала невероятная ярость, вспыхнувшая, когда он услышал, с каким равнодушием произносит эти слова его собеседник.

– Как я могу проверить ваши слова?

– Признаюсь вам: он пообещал, что на несколько дней покинет Вашингтон.

– И куда он направился?

– Делиться с вами всеми своими секретами я не собираюсь. Просто примите отъезд Ишмару как жест моей доброй воли. Так вы собираетесь обдумать мое предложение?

Сет медленно кивнул.

Довольное выражение промелькнуло в глазах Бланта.

– Нисколько не сомневался, что такого рода человек, как вы, непременно оценит разумность предложения.

– Вы хотели сказать: беззаботный и безответственный? – Сет пожал плечами. – Пока что я вам ничего не обещаю. Мне надо хорошенько пораскинуть мозгами. Когда мы можем связаться?

Блант достал визитку и протянул ему:

– Это мой личный телефон в офисе Огдена. Он арендует дом в Вирджинии. Ему хочется быть поближе к Вашингтону в решительный час.

Сет сунул визитку в карман брюк и открыл дверь палаты Джошуа.

– До тех пор, пока я не приму никакого решения, надеюсь, никаких несчастных случаев вроде смерти Ноя Смита не произойдет?

– Это дело рук Ишмару. А поскольку сейчас вы находитесь в центре внимания общественности, Огдену хотелось бы избежать любых трагических происшествии.

– А вы чего хотите?

– Мне хочется открыть клинику в Швейцарии. Действовать во вред самому себе я не собираюсь.

– Надеюсь, нет, – улыбнулся Сет. – Надеюсь, что мы с вами вскоре свяжемся, мистер Блант.

– Жду с нетерпением, – он повернулся и пошел по коридору к лифту.

Как только дверь за ним закрылась, улыбка сошла с лица Сета, словно отклеилась.

– Сукин сын! Выродок! – Он повернулся к Римильону, который стоял в коридоре у стены. – Стой здесь. Не пускай к мальчику никого.

– Никого? А как же няни или сестры?..

– Ни одна живая душа не должна входить к нему, – бросил он через плечо и бегом отправился за Кейт.

Кейт!

Ишмару знает, где они. И в любую секунду может оказаться в госпитале. Высматривает. Крадется.

Кейт пошла в лабораторию. Где же она находится, эта чертова лаборатория?

* * *

Она уже вышла из лаборатории и стояла у поста старшей медсестры, обсуждая с ней что-то. Увидев Сета, она сразу же спросила:

– Он пришел в себя? Сейчас…

– Ишмару знает, где мы находимся.

Кейт побледнела как полотно.

– Откуда ты знаешь?

– Расскажу позже. Я думаю, что тебе не стоит расхаживать по клинике. Ступай в палату к Джошуа и никуда не выходи.

– А куда еще я могу пойти! – Кейт отстранила его и бросилась по коридору к сыну. В госпитале столько толчется всякого народа. Кто-то приходит, кто-то выходит… А есть ли в его палате окно? Кейт с ужасом осознала, что не в состоянии вспомнить. Кажется, есть одно окно.

Римильон улыбнулся, завидев бегущую Кейт:

– Не беспокойтесь. Он в полном порядке. Я только что заглядывал к нему.

Наверное, вид у нее был совершенно безумный. Как и страх, охвативший ее.

Джошуа спал. Спал ли? – ее тотчас начали одолевать сомнения. Но, увидев, как тихо и мерно вздымается его грудь, она поняла, что оснований для беспокойства нет.

– Оставайся здесь, – услышала она за своей спиной голос Сета. – А я попробую нанять охранников, а потом… Телефон, стоявший на столике возле Джошуа, зазвонил. Кейт окаменела.

– Боже! – Сет пошел к аппарату.

– Нет, – Кейт опередила его и первая схватила трубку.

– Он сильно болен, Эмилия?

Острый страх пронзил ее.

– Черт бы тебя побрал, оставь моего сына в покое!

– Неужели тебя не порадовала милая шутка, которую я устроил для тебя у Майгеллина? Ты не представляешь, как трудно было найти подходящего мальчика, Я три дня дежурил возле школы, выбирая то, что мне нужно. Очень похоже, как ты считаешь?

– Оставь… его…

– Теперь, кажется, я могу… оставить его. Мне хотелось, чтобы ты помучилась, и я добился своего. Думаю, что наша схватка будет более воодушевляющей, если ты узнаешь, что сначала я убью тебя. И тогда ты не сможешь защитить своего сына. Это подстегнет твою волю к жизни. Она возрастет во много раз. Так что я решил окончательно: сначала ты, а потом он. Другой способ меня не устраивает. – Ишмару помолчал. – Но должна быть еще одна жертва до нашей главной схватки. Это будет кто-то, кто кое-что значит для тебя. Не забывай, сколько мне пришлось пережить из-за тебя.

– Так приходи, попробуй.

– Нет, я должен все обдумать как следует, до последней мелочи. Ты уничтожила моих защитников. Но, когда тебя не станет, кошмары перестанут мучить меня. Я знаю, это ты насылаешь их на меня.

– Ты сумасшедший.

– Настолько, что могу заставить всех танцевать под мою дудочку. Мне было очень приятно поговорить с тобой. Угадай, кого я выбрал?

Не дожидаясь ответа, Ишмару повесил трубку.

– Что он сказал? – спросил Сет.

– Наметил еще одну жертву. Но это будет пока не Джошуа. – Кейт облизнула пересохшие губы. – Считает, что час еще не пробил. Предложил угадать, кого он наметил следующей жертвой… – Глаза ее метнулись к нему, и онемевшими губами она прошептала. – Господи, Филис!

– Проклятье! – Сет бросился в коридор.

Обезумевшая от страха, Кейт кинулась следом за ним. Филис осталась в комнате одна. Она спит и не в состоянии защитить себя. Они настолько сосредоточились на Джошуа, что совершенно забыли о том, насколько непредсказуем бывает Ишмару.

«Только бы мы не опоздали, – молилась Кейт. – Только бы успеть…»

Они свернули за угол. Еще две комнаты. Сет распахнул дверь и включил свет:

– Филис!

Она открыла глаза и зевнула:

– Что, пора вставать! А как Джошуа?

Сердце Кейт билось с такой силой, что она едва смогла вымолвить:

– Хорошо.

– Отлично. Сейчас приму душ и сменю тебя у постели. – Филис спустила ноги с постели и, нахмурившись, посмотрела на Сета. – Что с вами?

Он прокашлялся и сказал:

– Поражаюсь, как хорошо ты выглядишь.

– Не говори глупостей. Ни одна женщина в моем возрасте не может хорошо выглядеть утром. Какое счастье, что мы в клинике. Потому что у тебя определенно начался бред. – Дверь ванной закрылась за ней.

Сет тряхнул головой:

– Черт возьми, я так перепугался, что был не в состоянии… – Он замолчал, увидев, как Кейт наклонилась над подушкой Филис.

Узкая полоска бумаги лежала в нескольких дюймах от того места, где все еще оставалась вмятина от головы Филис: «И не она. Пока. Попробуй угадать еще раз».

Сет принес из комнаты ожидания кофеварку, налил кофе и подал чашку Кейт. Потом сел напротив нее, спрашивая:

– Как ты себя чувствуешь?

– А как, по-твоему, я должна себя чувствовать? – Кейт передернула плечами и глотнула горячий кофе, но дрожь, охватившая ее в комнате Филис, не проходила. Я испугалась так, что передать тебе не могу.

– И я тоже.

– А как ты узнал, что Ишмару здесь?

– Пока тебя не было, меня посетил один человек. – Сет пересказал ей весь разговор с Блантом. Под конец рассказа он даже улыбнулся, словно его воодушевило это предложение. – Неплохо, да?

Чувство опустошения охватило ее при виде улыбки, промелькнувшей на лице Сета.

– Ничего хорошего не вижу, – сердито отозвалась она. – Неужели ты собираешься вступать с ними в сделку, вести переговоры?..

Улыбка тотчас спала с его лица:

– Я имел в виду то, что мне сообщил Блант: на какое-то время Ишмару должен исчезнуть. А не про клинику в Швейцарии. Я же тебе сказал, что мы пойдем с тобой вместе до конца.

– Знаю, но…

– Но тебя ужасает сама по себе мысль о том, что я вообще могу разговаривать с кем-то, кто хоть как-то причастен к убийству Ноя. – Он сжал чашку. – А мне казалось, что ты уже успела узнать меня и изменила свое первоначальное мнение обо мне. Видимо, ты права. Я и сам не очень хорошо знаю себя. Придется заглянуть поглубже и покопаться в свалке своей души. Не исключено, что я намного хуже, чем думаю.

Кейт понимала, что ее замечание больно задело Сета. Гораздо больнее, чем ей представлялось. Она не знала, что ей делать, как уменьшить эту боль, поэтому просто потянулась и взяла его за руку.

– Прости, пожалуйста. Мне не следовало говорить этого. Ничего глупее нельзя было придумать. Я признаю, что была не права.

– Да, ничего глупее нельзя было придумать, – он отодвинулся от нее, высвобождая руку. – Но, если у тебя промелькнула такая мысль, ты должна была высказать ее. Я не особенно удивился, поскольку представляю приблизительно ход твоих мыслей.

– Я сказала не подумав. Ты же знаешь, что мы сегодня пережили. И к тому же я не забыла, в какую ярость ты впал, узнав, что тебе по наследству достался RU-2. И в результате одно наложилось на другое, и у меня возникло совершенно несправедливое подозрение. Прости меня, Сет…

– Все это время мы с тобой действовали рука об руку. А наша близость?.. Я считал, что ты не забудешь и о ней тоже. – Он поднял голову и посмотрел на Кейт. – Но, может быть, ты и не хотела помнить? Может, я все еще пугаю тебя и тебе чудится, что я представляю опасность? Угрозу?

– Опасность? С чего бы мне…

Сет нетерпеливо махнул рукой:

– Ладно, оставим этот разговор. Я не хочу, чтобы ты оправдывалась. Все это не имеет значения. Для нас сейчас важно другое: мне показалось, что Блант сказал правду насчет Ишмару. Он попытается его сдержать. Хотя мы не должны забывать то, что Ишмару – человек неуправляемый. С ним надо быть постоянно начеку и не терять бдительности ни на минуту.

Сет перевел разговор на другую тему, и она вздохнула с облегчением. У нее осталось чувство вины, неловкости и… легкий страх.

Страх?

– А как насчет Бланта? Разве он не опасен для нас? – быстро проговорила она.

– Он хуже Огдена и способен на еще более гнусные подлости. Блант готов подключить и своего дражайшего папочку, – Сет пожал плечами. – Но мне удалось пока оттянуть время. Как и ты, он считает, что сделал мне очень выгодное предложение, и, учитывая мой характер и мое прошлое, я, по его мнению, не должен отказаться. Это был настоящий удар.

– И сколько времени у нас есть, пока Блант не заподозрит, что дело нечисто? – спросила уязвленная Кейт.

– Неделя – это точно. А может, и две, если мне удастся изловчиться. – Сет посмотрел на нее. – Есть один вариант…

– И что это за вариант?

– Боюсь, ты не примешь его. Я считаю, что должен сейчас отвлечь их внимание на себя, пока вы будете вести свою игру.

– Пока что нам удавалось сделать все, что мы задумали. Сенатор Майгеллин – просто чудо. – Она посмотрела ему в глаза. – Мы должны победить, Сет.

Он улыбнулся:

– И ничего другого ты не примешь.

– А как же иначе, черт побери!

– Пойду к Джошуа, – он допил свой кофе. – Мы заберем его и Филис в Вашингтон.

– А это не опасно? – с тревогой спросила она.

– Не больше, чем где бы то ни было. Поскольку их убежище обнаружено, ничего более надежного я не могу предложить. Ну и к тому же есть надежда, что на некоторое время Ишмару будет занят другими делами. – Он встал. – Попробуем устроить их как можно лучше: в соседнем с нами номере. Не беспокойся, вместе с ними будет постоянно нахо