Book: Никогда не поздно



Никогда не поздно

Айрис Джоансен

Никогда не поздно


Мариба,

остров Кастельяно

Голубые глаза девушки были пусты, словно у слепой. Она, похоже, едва замечала троих хищников в человеческом обличье, прижавших ее к стене.

Гидеону Брандту уже приходилось видеть подобное выражение бессильной муки, и он торопливо отвел взгляд в сторону, не желая, чтобы на него вновь нахлынули воспоминания о Нам-Пене.

Да нет, черт возьми, ему наверняка показалось. В этом баре было накурено, как в аду, лампы тускло просвечивали сквозь густые клубы дыма, а девица находилась в противоположном конце помещения. А ее отсутствующий взгляд вполне мог быть вызван тем, что она чего-нибудь накурилась или наглоталась таблеток. Здесь, в Марибе, наркотики стоили дешево, и временами казалось, что под кайфом находится половина населения Кастельяно.

Надетое на девушке обтягивающее платье из белого атласа было задрано чуть ли не до самого пупка, а все дело происходило в заведении Консепсьон, и два этих факта должны были со всей очевидностью подсказать Гидеону, что девица находится здесь для того, чтобы удовлетворять совершенно недвусмысленные сексуальные притязания окруживших ее мужчин.

— Симпатичная цыпочка, — заметил Росс, беря стакан со стойки бара и окидывая девушку оценивающим взглядом — Обычно Консепсьон нанимает шлюх постарше. Ты как, не собираешься чуть позже совершить путешествие на второй этаж?

Гидеон преувеличенно тяжело вздохнул:

— Ради всего святого, Росс, ей же еще нет и шестнадцати! А я с подростками не сплю. — Он заставил себя отвести взгляд от зажатой в противоположном углу девчонки и опустил глаза в стоявший перед ним стакан с бурбоном. — Кроме того, мы пришли сюда не для того, чтобы дегустировать новый товар Консепсьон. Куда, черт его побери, запропастился Рамон? Ты же сказал, что он придет еще до полуночи!

— Придет, не волнуйся. Твое предложение его чрезвычайно заинтересовало. — Росс продолжал разглядывать полуобнаженную девицу. — В отличие от тебя, трое поганцев вон в том углу, похоже, решительно настроены отведать нынче вечером телятинки. Гляди-ка, как они ее лапают! Они, по-моему, даже до койки ее не доведут. Трахнут прямо здесь. Черт меня дери, на ней даже туфель нет!

— Что? — Взгляд Гидеона вновь скользнул по направлению к девушке.

Она действительно была босой и от этого казалась еще более беззащитной и еще больше напоминала ребенка. Один из самцов протянул руку, медленно накрыл правую грудь девушки огромной ладонью и сжал ее. Девушка и не мигнула. Она, похоже, даже не заметила этого.

А, собственно, чего он-то переживает? Эта шлюха, судя по всему, занимается такими вещами чуть ли не с пеленок, и уж наверняка ее не может напугать то, что находится у мужчин в штанах. Так с какой стати это должно волновать его, Гидеона Брандта?

Он допил остававшийся бурбон одним глотком и почувствовал в груди приятное тепло. Однако в душе его по-прежнему копошился какой-то противный червячок, и даже виски оказалось не в состоянии с ним справиться.

Росс смотрел на Гидеона, пытаясь определить, что у того на уме.

— Ты переживаешь, — сказал он наконец. — И совершенно напрасно. Я же сказал тебе, что для волнения нет причин. Сделка обязательно состоится Рамон уже очень давно искал человека вроде тебя. Так что не дергайся. Скоро и на твоей улице наступит праздник.

Губы Гидеона скривились в усмешке.

— На улицах Кастельяно праздников не бывает. Заполучив что-то, приходится сражаться не хуже льва, чтобы это отстоять.

Он прекрасно знал, что этот карибский островок во всем Южном полушарии является местом полного беззакония, где правительство беспрестанно соревнуется с населением в воровстве и продажности. В данный момент царившие здесь порядки вполне отвечали интересам Гидеона, но он не строил иллюзий относительно того, как долго можно оставаться в Марибе и при этом сохранять голову на плечах. Гидеон собирался сделать здесь быстрые деньги, а затем как можно скорее исчезнуть отсюда, прежде чем кто-нибудь перережет ему глотку в темной подворотне.

— Ах, до чего же хороша! — присвистнул Росс, снова поднося стакан к губам и глядя на девушку в противоположном конце комнаты. — Наверное, я все же схожу на второй этаж, пока вы с Рамоном потолкуете тут без меня.

Гидеон заставил себя еще раз посмотреть на босые ноги девушки, ее бедра, туго обтянутые белым атласом, и резко выдохнул. Один из мужчин снял с ее плеча тонкую бретельку, и левая грудь девушки оказалась полностью обнаженной. Молочного цвета, гладкая, словно бархат, с кремовым украшением соска, она оказалась на удивление чувственной.

Гидеон испытал ощущение, которое нельзя было спутать ни с чем: мускулы в нижней части его живота судорожно сжались, а по всему телу снизу вверх прокатилась горячая волна. Это было острое чувство, в котором смешались одинаково острые похоть и злость. Черт бы их побрал! Через несколько мгновений они разденут девушку окончательно, и на нее станут глазеть все до единого подонка в этом борделе! Почему она хотя бы не выберет одного из этих мерзавцев и не отправится с ним наверх? Неужели она не понимает, что провоцирует этих распалившихся самцов и может стать причиной настоящего взрыва?

Гидеон выругался сквозь зубы и поднял взгляд на лицо девушки.

Она определенно не отдавала себе отчета в том, что происходило вокруг. Вряд ли она даже понимала, где находится. Все — в точности так же, как было в Нам-Пене. Вот только сейчас он уже не мог оставаться безучастным и позволить, чтобы все это повторилось. Тогда он был беспомощен, но сейчас мог постоять за себя, да еще как!

Гидеон поставил свой стакан на стойку бара.

— Скажи Рамону, что нам придется отложить нашу милую беседу. Я сообщу ему, когда смогу с ним встретиться. — С этими словами он встал и, повернувшись к бару спиной, пошел в дальний конец комнаты.

— Ты куда собрался? — выкрикнул ему вслед ошарашенный Росс.

— За девчонкой, — не оборачиваясь, ответил Гидеон. — Хочу забрать ее отсюда.

— Прямо сейчас? Ты что, подождать не можешь, черт тебя дери? Тем более что она сейчас немного занята!

Гидеон упрямо мотнул головой.

— Я заберу девчонку, — повторил он. — Она, по-моему, сама не понимает, что здесь происходит.

С этими словами он пошел дальше, лавируя между столиками и прокладывая себе путь сквозь толпу потных любителей «клубнички». По мере того как он шел по направлению к девушке, пришпиленной к стене наподобие бабочки, его высокая стройная фигура наливалась опасной взрывной силой.

Росс смотрел на широкие плечи друга, и его обуревали сомнения. Ему хотелось кинуться вдогонку и убедить Гидеона, чтобы тот плюнул на незнакомую девицу. Рамон был для них обоих в тысячу раз важнее. Что за дьявол! Ну почему именно сейчас в нем взыграли инстинкты защитника обиженных? Однако Росс подавил в себе этот порыв. Гидеона еще можно было бы переубедить, если бы он полагал, что имеет дело всего лишь с маленькой потаскухой, но уж если он вбил себе в голову, что она — невинная жертва, тут не подействуют никакие аргументы. Росс был слишком хорошо знаком с обширной коллекцией всяческих неудачников и бедолаг, на защиту которых в разное время становился его товарищ, чтобы испытывать на этот счет хотя бы малейшие сомнения. Черт, да ведь и он сам являлся частью этого зверинца!

Росс страдальчески вздохнул. Да, на здешних улицах праздников не бывает. Затем он поставил стакан на стойку бара и бросил рядом с ним несколько мятых купюр. Трое против одного. Георгию Победоносцу понадобится помощь, чтобы повергнуть этих драконов. Он повернулся спиной к стойке и медленно двинулся следом за своим другом.

— Давай сваливать отсюда как можно скорее!

Гидеон толкнул девушку на заднее сиденье джипа и сел рядом с ней. За их спинами раздавались звуки ломающихся стульев и столов, звон бьющихся бутылок, дикие вопли дерущихся, но весь этот грохот перекрывал рев Консепсьон, изрыгавшей испанские проклятия в адрес своих достопочтенных клиентов. Гидеон восторженно щелкнул языком и хохотнул. Словарный запас хозяйки борделя заслуживал восхищения.

Росс в мгновение ока оказался за рулем, надавил на педаль акселератора, и джип, вильнув прочь от обочины, рванулся вперед. Последнее, что он видел, кинув прощальный взгляд через плечо, была Консепсьон собственной персоной, появившаяся в проеме открывшейся нараспашку двери. Она потрясла кулаком вслед беглецам, и ее проклятия взвились на новую высоту. Росс скорчил рожу.

— Никогда еще не видел ее в таком бешенстве. Ты осознаешь, какую жертву я принес, чтобы помочь тебе вытащить этого цыпленка из курятника Консепсьон? У нее — самый лучший бордель на всем острове, а теперь, после заварухи, которую ты здесь устроил; она больше не пустит на порог ни тебя, ни меня.

— Это был самый быстрый способ отделаться от тех пиявок, которые присосались к девчонке. Подумаешь, — пожал он плечами, — подняли такой шум из-за нескольких пинков! — Он откинулся на сиденье и вытянул свои длинные ноги, насколько позволяло пространство джипа. — Что же касается Консепсьон, то она будет счастлива видеть тебя в своем борделе сразу же, как только подметет битое стекло и выбитые зубы. Всякий раз, когда ты оказываешься в Марибе, ты автоматически попадаешь в разряд ее лучших клиентов.

— Могу ли я спросить, куда мы направляемся? — сухо осведомился Росс. — Ты хотел девушку — ты ее получил. Что дальше?

— Хороший вопрос, — пробормотал Гидеон и повернулся к сидевшей сзади девушке.

С тех пор, как он впервые подошел к ней, она не произнесла еще ни слова, вела себя как кукла и последовала за ним без единого возражения. Левая грудь девушки по-прежнему торчала наружу, и при взгляде на нее Гидеон вновь испытал острый прилив возбуждения. Он осторожно подтянул бретельку платья и надел ее на плечо девушки. Теперь, разглядывая ее вблизи, Гидеон видел, что она не просто симпатичная, а очень и очень хорошенькая. Длинные, черные, словно вороново крыло, волосы оттеняли белую матовую кожу ее лица, а чудесные голубые глаза делали его еще более привлекательным. Каким, черт побери, образом такая красотка могла оказаться в лапах у старой карги Консепсьон? Единственным, чего не хватало девушке, была одушевленность. Сейчас она напоминала красивый, но безжизненный манекен.

— Эй! — мягко окликнул ее Гидеон. — Ты здешняя? Из Марибы? Есть тут у тебя какое-нибудь надежное место?

Девушка не ответила, да Гидеон и не ожидал от нее ответа. Было видно, что она находится в состоянии шока и не способна говорить. Что же с ней стряслось? Может быть, ее изнасиловали? Но тогда она наверняка стала бы отбиваться от тех павианов, которые лапали ее в баре. Если только ее чем-то не накачали…

Гидеон протянул руки и взял девушку за плечи. Его ладони ощутила бархатистую нежность ее кожи. Он слегка потряс ее за плечи.

— Слушай, ты что, ширнулась? Тебе что-нибудь давали? Какой-нибудь порошок, таблетки, укол?

Ответа снова не последовало. Ее глаза смотрели на него все тем же невидящим взглядом, который в первый раз привлек его внимание в переполненном баре.

Гидеон отпустил ее.

— Все в порядке, — сказал он. — Теперь тебе ничто не угрожает. Я никому не позволю обидеть тебя. Ты понимаешь, что я тебе говорю?

Она не отвечала.

— Ну хорошо, — мягко сказал Гидеон, приложив ладонь к щеке девушки, — поговоришь со мной, когда захочешь. Я никуда не денусь. Тебе не холодно?

Джип быстро мчался по пустынным улицам, и черные волосы девушки полоскались на ветру эбонитовой волной.

— Посвежело. Наверное, приближается шторм. Двигайся ближе. — Он привлек ее к себе, обнял за плечи и стал баюкать — заботливо, словно маленького ребенка. — Не очень-то подходяще ты одета для ночных прогулок. Кстати, где ты потеряла туфли?

Девушка по-прежнему хранила молчание, но Гидеону показалось, что ее напряженные до этого мышцы немного расслабились.

— Еще не очухалась? Ну и ладно. Ничего. Нам торопиться некуда. — Пальцы Гидеона медленно гладили волосы на ее виске Голос его был низким и успокаивающим. — Ты знаешь, когда что-то неприятное приключается со мной, я первым делом пытаюсь внутренне закрыть на это глаза и отодвинуть это подальше. Нет, это не значит, что следует закрывать глаза на жизнь. У меня есть несколько друзей среди индейцев племени хопи, и они научили меня очень интересной вещи. Представляешь, в их языке нет ни прошлого времени, ни будущего. Только настоящее. Они не могут сказать «я был» или «я буду». Только — «я есть». Это позволяет оградить себя от многих неприятных переживаний. — Гидеон взял большим и указательным пальцем шелковистую прядь волос и убрал с лица девушки. — Если ты согласишься пожить у меня, я обещаю, что тебе ничего не будет угрожать. Ты будешь жить только сегодняшним днем, и тебе не придется оглядываться назад. А потом, через некоторое время, ты обнаружишь, что твои раны затянулись, и, даже думая о них, ты не будешь испытывать боли.

Девушка едва уловимо пошевелилась, словно поудобнее устраиваясь у него на плече.

Гидеон едва сдержался, чтобы не сжать ее крепче, и продолжал ласково, мягко гладить ее по голове.

— Меня зовут Гидеон Брандт. Этого, который за рулем, зовут Росс Андерс. А как твое имя?

Внезапно он подумал, что девушка может просто не понимать по-английски. Но с другой стороны… Люди, населявшие Марибу, являлись в большинстве своем латиносами, а эта была на них не похожа. Но чем черт не шутит!

— Como te llamas? — повторил он свой вопрос по-испански.

Девушка вздохнула, издав всхлипывающий звук, и Гидеону показалось, что она сейчас заговорит. Затем она вновь замерла, и длинные ресницы, опустившись, скрыли от него ее глаза.

— Да, если ты не говоришь ни по-английски, ни по-испански, значит, мне не повезло. Я всего лишь простой парень из Техаса и, кроме этих двух языков, никаких других не знаю.

— Мы что, так и будем колесить по городу до утра? — недовольным тоном спросил Росс.

— Нет, лучше, наверное, отправиться домой.

— Вот это правильно. — На следующем же перекрестке Росс повернул налево.

— Сейчас мы поедем ко мне, — проговорил Гидеон прямо в ухо девушки. — Мой дом — на самом краю города. Я выиграл его в покер пару недель назад. Он, конечно, малость запущен, но, по-моему, симпатичный. Видишь ли, я слоняюсь по свету с тех пор, как себя помню, и никогда не имел своего дома, и вдруг… В общем, это здорово — иметь собственное гнездо, которое принадлежит только тебе. Но должен предупредить тебя, что дом почти пустой. Обстановка не ставилась на кон, и мне лишь удалось договориться с Гарсией, чтобы он оставил хотя бы кухонную мебель и спальню. На большее он не пошел бы. Он даже лампу из холла утащил! Короче, это двухэтажная гасиенда с крышей из красной черепицы и патио с фонтаном. Фонтан, правда, тоже не работает, а между кусками черепицы на крыше растет трава, но я обязательно найду время, чтобы привести все это в порядок. Я, честно говоря, в последнее время был слишком занят, чтобы…

Речь Гидеона текла монотонно. Ему было все равно, что говорить, лишь бы его голос звучал успокаивающе и ровно. Подобная терапия всегда помогает тем, чей внутренний мир разорван на мелкие куски и кому не за что уцепиться. Гидеон усвоил эту истину уже очень давно.

В этот момент фары джипа осветили красивейшие кованые ворота. Они были открыты, а одна их створка, сорвавшись с петель, бессильно прислонилась к каменному столбу, как пьяница, пришедший домой и не способный добраться до двери.

— Это я тоже пока не успел починить, — признался Гидеон молчаливой незнакомке.

Джип тем временем с хрустом ехал по усыпанной галькой подъездной дорожке, которая, словно узкий ручей, бежала в обрамлении высокой, давно не стриженной травы.

— Просто я не ожидал гостей так скоро, — закончил объяснение Гидеон.

Внезапно тишина была нарушена громким собачьим лаем, который перемежался с радостным визгом.

— Не пугайся. Это Фрэнк. Моя собака. Я предполагаю, что он наполовину Лабрадор и наполовину немецкая овчарка, но наверняка об этом известно лишь собачьему аисту, который его принес.

Джип сделал полукруг, и их взорам предстал большой оштукатуренный дом. Когда машина оказалась прямо напротив входных дверей, Росс затормозил и выключил двигатель. Двойные двери находились в углублении, и на них падал свет единственного медного светильника, установленного на белой стене, лишенной каких-либо украшений.

Гидеон спрыгнул на землю и, подняв девушку на руки, осторожно поставил ее на пол патио.

— Видишь, вот мы и дома, — сказал он, отступая на шаг и окидывая ее взглядом.

Боже милостивый! Да ведь она настоящая красавица! Она была такой юной, беззащитной и прекрасной, что Гидеон даже испытал чувство вины, ощутив, что предмет его мужской гордости снова налился кровью и затвердел.

— Пойдем в дом. Сейчас мы отыщем для тебя кровать, парочку чистых простыней, а потом ты… — Тут он был вынужден умолкнуть, поскольку в узкое пространство между их телами влетел большущий мохнатый снаряд, почти выбив из Гидеона дыхание. — Сидеть, Фрэнк!



Он схватил собаку за уши и отодвинул ее в сторону. Псина упала на живот и стала корчиться в верноподданническом экстазе, продолжая оглашать окрестности восторженным лаем.

— Я собирался отучить его прыгать на людей, но до этого у меня тоже руки не дошли, — пояснил мужчина. — Он у меня всего-то пару недель. Может, еще и получится, тем более что…

— А почему у него всего три ноги? — неожиданно спросила девушка. Голос ее был негромким и слабым.

Гидеон уже настолько привык к ее молчанию, что несколько слов, произнесенных неясным девичьим голосом, подействовали на него как артиллерийская канонада. Он увидел, как девушка неуверенно протянула руку и прикоснулась к длинной морде Фрэнка.

— Не знаю, — сказал Гидеон, стараясь говорить непринужденным тоном. — Когда я его взял, у него уже не было задней правой лапы. Судя по всему, Фрэнку в жизни пришлось не легко. Когда я выводил у него блох, то обнаружил, что он весь покрыт боевыми шрамами.

— Когда Гидеон в первый раз увидел Фрэнка, какие-то молокососы привязали его к заднему бамперу машины и волокли по улице, — пояснил Росс, выйдя из машины и приблизившись к ним.

— Какая жестокость! — Лицо девушки омрачила тень сострадания. — Разве можно так поступать! — Она опустилась на колени рядом с большущей собакой и начала ласково гладить ее шерсть. — Бедняжка!

— Тебе нравятся собаки? — спросил Гидеон.

— Я очень люблю собак. Мне никогда не разрешали иметь щенка, но я всегда о нем мечтала.

Благословенно небо за такие маленькие подарки! Ласка и нежность не смогли пробить ледяной барьер, за которым она укрылась от реальности, и она могла бы оставаться там еще в течение многих дней. А вот собака-уродец сумела разрушить его, и теперь девушка снова находится среди живущих на этом свете, хоть это равновесие и очень хрупко. Теперь нужно быть чрезвычайно осторожным, чтобы она снова не скользнула обратно за свой защитный барьер.

— Что ж, — осторожно заговорил Гидеон, — по-моему, Фрэнк тоже очень рад познакомиться с тобой…

— Серена, — безразличным тоном подсказала она. — По-моему, он хочет есть. Вы его сегодня уже кормили?

Фрэнк всегда выглядел голодным. Он был великим актером, и роль голодающего, насколько было известно Гидеону, удавалась ему гораздо лучше других.

— Нет, но не волнуйся. Сегодня у него будет поздний ужин. — Гидеон протянул девушке руку и помог ей подняться на ноги. — Сейчас мы отправимся на разведку на кухню и выясним, чем можно порадовать изголодавшегося старину Фрэнка. Ты согласна, Серена?

— Согласна, — сказала она и взяла Гидеона за руку — доверчиво, словно ребенок.

— Росс, приготовь, пожалуйста, постель в комнате для гостей и поищи хотя бы какие-нибудь простыни для Серены.

Росс кивнул и повернулся, чтобы отпереть входную дверь.

— Ладно. В случае чего постелим ей шторы вместо простыней.

Гидеон улыбнулся Серене. Они вошли в дом следом за Россом. В холле вспыхнул свет.

— Думаю, мы как-нибудь обойдемся без штор, а вот вместо ночной сорочки тебе, боюсь, придется довольствоваться моей рубашкой.

— А зачем мне ночная сорочка? — недоуменно наморщила лоб девушка. — Она и так на мне надета.

Она прикоснулась к гладкой ткани своего одеяния, и тут же в ее безжизненных ранее глазах вспыхнула боль — острая и неприкрытая. Гидеон прикусил губу и молча обругал себя: если не умеешь отличить платья от ночной рубашки, то лучше бы молчал!

— Просто я подумал, а вдруг ты захочешь переодеться после душа, — попытался выкрутиться он. — Ты голодна? Может, нам стоит поискать здесь чего-нибудь съестного?

Он галантно взял ее под локоть и повел по длинному коридору в сторону кухни. Боль в глазах девушки уже растворилась, и теперь Серена ласково поглаживала по голове пса, бежавшего рядом с нею.

— Не могу назвать себя искусным поваром, но омлет для тебя я состряпать сумею. А ты умеешь готовить?

Она отрицательно мотнула головой.

— Сестры в монастырской школе больше заботились о нашей духовной пище. — Ее губы скривились в некоем подобии улыбки. — Сестра Мария, к примеру, любила повторять, что мы слишком много думаем о мирских наслаждениях.

Значит, она училась в монастырской школе!

— Я бы не назвал еду таким уж страшным грехом.

— Но ты — не сестра Мария.

— И чрезвычайно рад этому обстоятельству. Я недостаточно благочестив для того, чтобы жить в святой обители.

— Мне тоже было там не по себе. — Улыбка девушки расцвела в полную силу, и от этого она стала еще прекраснее. — У меня там то и дело случались какие-то неприятности. Я слишком много смеялась: и в часовне, и в исповедальной кабинке, и…

— Это хорошо. — Пальцы Гидеона чуть сильнее сжали ее локоть — Мне нравятся женщины, которые часто смеются. Чего недостает нашему миру, так это смеха. — Он толчком отворил дверь в кухню и включил верхний свет. — А теперь вы с Фрэнком садитесь к столу и наблюдайте за тем, как я готовлю самый потрясающий омлет, который вы когда-либо пробовали.

Серена вновь улыбнулась, и у Гидеона опять сжалось сердце. Она напоминала птицу с перебитым крылом. Но с ним-то, с ним что творится? Только что он испытывал по отношению к этой девчонке всего лишь симпатию, смешанную с жалостью, а сейчас ему уже хотелось схватить ее в охапку и утащить в ближайшую спальню.

Гидеон отвернулся и открыл шкафчик над плитой.

— Расскажи мне еще о том, что говорила про грехи сестра Мария.


Расправившись с омлетом, Серена вздохнула и положила вилку на пустую тарелку. Она только что с удивлением осознала, до какой степени была голодна, и попыталась вспомнить, когда ела в последний раз. Если ей не изменяет память, это было на рассвете. Она разделила теплые круассаны и крепкий черный кофе с…

Нет! Девушка зажмурилась и, испытывая смятение, заставила себя не думать об этом. Индейцы племени хопи — вот о чем надо думать. Ни прошлого, ни будущего. Только сейчас. А сейчас она чувствовала себя в безопасности и не ощущала боли. Гидеон был с ней правдив, и в шатком мире лжи, в котором жила Серена, его слова являлись единственным надежным якорем, за который она могла уцепиться.

— Судя по тому, как ты очистила тарелку, я вовсе не такой уж плохой повар, каким всегда себя считал. — Гидеон отодвинулся от стола и поднялся. — Сейчас дам тебе что-нибудь попить. Девочкам вроде тебя, наверное, положено пить молоко, но я его ненавижу и поэтому никогда не держу в доме. Как насчет апельсинового сока? — Он подошел к холодильнику, стоявшему в дальнем углу кухни. — Это единственный безалкогольный напиток, который у меня имеется.

— С удовольствием.

Гидеон открыл дверцу холодильника и потянулся за картонкой с апельсиновым соком, а Серена смотрела, как под его рубашкой цвета хаки перекатываются мускулы. Он был высокий — выше метра восьмидесяти, — стройный и сильный. Внезапно девушка вспомнила, какой смертоносной, неукротимой мощью вдруг взорвались эти мускулы в баре час назад. У Серены не укладывалось в голове, что тот же самый человек с трогательной, почти материнской нежностью баюкал ее в джипе. Словно разделяя ее мысли, Фрэнк в немом обожании уставился на своего хозяина.

Сейчас в облике Гидеона не было ничего угрожающего. Более того, он выглядел совершенно миролюбивым. Его потертые джинсы обрисовывали узкие бедра, рубашка с короткими рукавами была расстегнута на несколько пуговиц и не скрывала загара на шее и груди. Обут он был в коричневые ковбойские сапоги — судя по всему, хорошо знакомые с непогодой и плохими дорогами. Все его вещи очень подходили своему хозяину. Гидеон производил впечатление человека, умудренного житейским опытом, прошедшего через все бури и испытания, которые может обрушить на мужчину жизнь, и вышедшего из них не только не сломленным, но, наоборот, закалившимся и окрепшим.

От солнца и ветра его кожа приобрела бронзовый цвет, а в уголках карих глаз лучились маленькие морщинки, которые появляются обычно у тех, кто много смеется. Когда-то волосы Гидеона, вероятно, были темно-каштанового цвета, но под солнцем они выгорели, а его макушку венчал непокорный вихор Серена улыбнулась. Нет, тогда, в баре, Гидеон Брандт, должно быть, только показался ей таким страшным. Ну разве можно бояться человека с вихром на макушке!

— На самом деле я не такая уж и маленькая. Мне уже семнадцать.

— Серьезно? Да ты просто старуха! А я бы тебе дал лет десять.

Он налил апельсиновый сок в высокий стакан, поднял лицо и улыбнулся девушке. При этом на его щеках явно проступили две ямочки. Черты его лица были скорее грубыми, нежели мужественными, но улыбка веяла необыкновенным теплом Девушке показалось, что ее окутали волшебным покрывалом и она купается в лучах ласкового, нежного света. Пока он шел к ней через кухню со стаканом в руке, они неотрывно смотрели в глаза друг другу.

— Но выглядишь ты моложе, — сказал Гидеон.

— Правда?

Серена не ощущала себя молодой. Она внезапно почувствовала себя старухой, причем такой древней, что ей захотелось бессильно сгорбиться, и она едва не упала со стула.

Гидеон кивнул, но по выражению его лица и огоньку, промелькнувшему в глазах, она поняла, что он как в раскрытой книге прочитал ее мысли.

— Ты вновь почувствуешь себя молодой, можешь не сомневаться, — успокаивающим тоном проговорил он. — Ребенком ты, наверное, уже никогда не станешь — это уходит безвозвратно, но юность остается. Иногда нам приходится прилагать усилия для того, чтобы сохранить ее в себе, но главное — никогда не терять ощущение молодости и радости. — Он улыбнулся, и морщинки в углах его рта стали еще глубже. — Лично я намерен оставаться мальчишкой, даже когда мне стукнет сто два года.

— Мне кажется, у тебя это получится, — тихо проговорила девушка.

— Наверняка. — Гидеон поставил перед ней стакан с соком и заглянул в глаза. — И у тебя тоже. А теперь пей. Если ты хочешь всегда оставаться молодой и здоровой, тебе нужны витамины. Жизнь продолжается, а ты хочешь жить, в этом я не сомневаюсь. Жизнь может быть чертовски хороша, а любые проблемы можно решить, если только не бегать от них и не бояться трудностей. — Гидеон наклонился и погладил по голове своего пса. — Спроси Фрэнка. Он — лучшее подтверждение моей правоты.

— Ему помогли.

— Тебе тоже помогут, если ты согласишься принять помощь. — Гидеон не отрывал взгляда от лохматой шерсти собаки. — А ведь когда он потерял ногу, ему наверняка неоткуда было ждать помощи. Он выжил сам, закалился и все же не утратил способности любить. Это очень важно, Серена. — Гидеон выпрямился в полный рост. — А теперь хватит проповедей. Пора покормить этого бродягу. С тех пор, как я принялся готовить для тебя омлет, он не сводит с меня укоризненного взгляда.

— Я заметила, — проговорила Серена, сделав глоток сока. — Я также заметила, что из того фунта бекона, который у тебя был, половину ты положил в мой омлет, а половину скормил ему.

— Да, — скорчил жалостную физиономию Гидеон, — я слаб духом.

— И именно об этом я твержу тебе вот уже два года, — раздался вдруг от двери голос Росса. Он вошел в кухню и с улыбкой на лице подошел к ним. — Знаешь, Серена, почему мне пришлось вынести миску Фрэнка в патио и настоять, чтобы его кормили только там? Потому что в течение первых двух дней после того, как мы его взяли, он набрал два с половиной килограмма, а каждый из нас похудел на полтора.

Серена рассмеялась. Несмотря на едкий тон, каким говорил Росс, было видно, что между двумя этими мужчинами существует крепкая привязанность. Странно! Они выглядели полной противоположностью друг другу — и внешне, и внутренне. Росс был гораздо ниже ростом, чем Гидеон, с крепко сбитой, почти квадратной фигурой и мощной плоской грудью. Ему, видимо, было под сорок, поскольку в его темных волосах уже серебрилась седина. Устремленный на нее взгляд голубых глаз был неожиданно проницательным. Росс посмотрел на Гидеона, и на губах его появилась теплая улыбка, но для девушки было очевидным, что за долю секунды она может превратиться в скептическую усмешку.

Он снова перевел взгляд на нее.

— Ваши апартаменты готовы, миледи. Первая гостевая комната на втором этаже.

— Ей сначала нужно покончить с апельсиновым соком, — вмешался Гидеон. — Побудь с ней, а я выведу Фрэнка и накормлю его. Кстати, ты зажег колонку?

Росс кивнул и пояснил, обращаясь к Серене:

— У нас тут древняя газовая колонка, и фитиль все время гаснет. — Он ухмыльнулся. — Еще один предмет, который требует починки. — Затем Росс махнул рукой Гидеону. — Иди корми эту бездонную бочку, а я присмотрю за твоим очередным… за Сереной.

Найденышем. Росс хотел назвать ее найденышем, мысленно сравнивая с подобранной на улице колченогой бездомной собакой. Осознание этого не вызвало у нее обиды. Наоборот, мысль о том, что сейчас она в какой-то мере принадлежит Гидеону Брандту и, значит, находится под его покровительством, наполнила ее ощущением безопасности и спокойствием. Не вызывает сомнений, что он окружает теплом и любовью любое существо, которое берет под свое крыло, а именно в этом она нуждалась больше всего, чтобы выбраться из окружавшей ее темноты.

Она смотрела, как Гидеон выходит из кухни в сопровождении подвизгивающего от радости пса.

— Он такой добрый, — хрипловатым голосом сказала она. — Вы давно с ним знакомы?

— Несколько лет. Мы повстречались в Тусоне и сразу же сошлись. С тех пор мы неразлучны. — Росс присел за кухонный стол и кивнул на стакан в руке девушки. — Заканчивай с этим. Он не выпустит тебя с кухни, пока ты не допьешь все до конца.

Серена неуверенно засмеялась.

— Вы, должно быть, шутите. Гидеон не станет заставлять меня пить что-либо насильно.

— Принуждать он тебя ни к чему не станет, это верно, — пожал плечами Росс, — но ты с удивлением для самой себя обнаружишь, что делаешь все, что он от тебя хочет. Лучше сразу делать, как он говорит.

Девушка сделала еще один глоток.

— Я все же думаю, что вы ошибаетесь. Он слишком мягкий человек, чтобы…

— Я не говорил, что его нельзя назвать мягким, — перебил ее Росс. — Гидеон — чудесный человек и самый лучший друг, какой только у меня был. Но, если понадобится, он умеет проявлять и необычайную жесткость.

— Что вы имеете в виду? — недоумевающе наморщила лоб Серена.

— Если Гидеон что-то решил, он превращается в бульдозер. Его уже ничем не остановишь. Никак. Он даже может испытывать жалость к кому-то, но все равно не свернет с пути. Он — несгибаемый и не остановится до тех пор, пока не получит то, чего хочет.

Серена недоверчиво покачала головой.

— Тебе следует это знать, — равнодушно проговорил Росс. — Потому что, как мне кажется, Гидеон еще не пришел ни к какому определенному выводу на твой счет. В течение некоторого времени он будет снова и снова пережевывать это, чтобы принять окончательное решение Но как только он это сделает — все! Его уже ничем не свернешь Он станет таким же пленником своей решимости, как и ты, только, может быть, еще более беззащитным. Я вижу, что кто-то нанес тебе сильный удар под дых, и, поверь, сочувствую тебе, но Гидеон все равно стоял и стоит для меня на первом месте.

— Вы говорите так, будто полагаете, что я намерена причинить ему вред, — прошептала Серена. — Как я могу… Я не способна сделать кому-то больно.

В этом мире слишком много боли и недостает смеха. Девушка смутно припоминала, что Гидеон сказал что-то в этом роде. Нынче вечером он говорил много всего. И все его слова ложились на ее израненную душу целебным бальзамом, мягкой ладонью целителя, обладающего животворной силой.

— Надеюсь, ты не обижаешься на меня за то, что я тебя предупредил? — улыбнулся Росс. — Гидеон вышел бы из себя, если бы я тебя хоть чем-то расстроил. Можешь не сомневаться, уж он-то проследит, чтобы с тобой ничего не случилось.

— Как и со всеми его остальными найденышами? — спросила она, также улыбнувшись.

Росс изобразил смущение.

— Значит, ты все-таки догадалась… А я-то надеялся, что мне вовремя удалось поправиться! Я не хотел тебя обидеть.

— Вы меня не обидели. — Она снова отпила из стакана. — И сколько же таких питомцев держит здесь Гидеон?

— Здесь? — уточнил Росс. — Всего лишь одного кота и слепого попугая. Обычно Гидеон пытается пристроить их в хорошие руки раньше, чем они успеют к нему привыкнуть. Он очень много путешествует, и ему жалко бросать их одних. — Росс поднялся из-за стола. — А теперь допивай сок, и я отведу тебя в твою комнату.

Высокий стакан был все еще на четверть полон, но Серена решительно отодвинула его от себя и встала со стула.

— Больше не хочу. Я готова.

— Разве? — Росс кинул взгляд на стакан с остатками сока и лукаво улыбнулся. — Ну что ж, некоторым недостаточно предупреждения, и они предпочитают испытать все на собственной шкуре. — Развернувшись, он направился к кухонной двери, говоря на ходу: — Я нашел для тебя чистую рубашку Гидеона, а на стул в твоей комнате положил свои шорты и футболку, чтобы тебе было во что одеться завтра. Они будут тебе великоваты, но я все же поменьше, чем Гидеон.



— Спасибо. Мне неудобно, что я причиняю вам столько хлопот.

— Какие там хлопоты! Именно маленькие приключения вроде этого и делают жизнь Гидеона интересной.

Когда через тридцать минут, приняв душ, Серена вошла в отведенную ей спальню, на белой тумбочке из пальмового дерева возле ее кровати стоял стакан, ровно на четверть наполненный апельсиновым соком. Гидеон развалился в стоявшем у окна плетеном кресле, перекинув одну ногу через ручку и лениво покачивая ее в воздухе.

— Гляди-ка, ты смотришься в этой рубашке даже лучше, чем я ожидал! Это напоминает мне телевизионные рекламные ролики, в которых роскошные дамы щеголяют в рубашках своих мужей.

— Никогда не видела ничего такого. В монастырской школе телевизора не было. — Она прикоснулась к мягкой хлопчатобумажной рубашке синего цвета, доходившей ей до самых колен. — Спасибо, что одолжил мне ее. Она очень удобная.

— Радость клиента — наша цель, — процитировал Гидеон затертый рекламный лозунг, опустил ноги на пол и встал с кресла. Выпрямившись в полный рост, он показался Серене таким огромным и могучим, что себя она почувствовала по сравнению с ним маленькой и беззащитной. — Хорошо, что ты не стала мыть волосы. Они сохнут долго, и я волновался, что ты ляжешь в постель с мокрой головой. — Он пересек комнату, подошел к постели и откинул покрывало. — Добро пожаловать в кроватку. Ложись, а я укрою тебя и погашу свет.

К собственному удивлению. Серена покорно скользнула под одеяло. Он натянул на нее простыню с одеялом, подоткнул их вокруг ее тела и присел рядом.

— Я оставил окна открытыми. На них натянута марля, так что москиты не налетят, а тебе будет прохладнее. Но если вдруг пойдет дождь, лучше встань и закрой ставни. — Серьезный взгляд Гидеона был устремлен в ее глаза, а его рука снова поглаживала волосы на виске девушки. — Пока ты справляешься отлично, но я хочу предупредить тебя: часто бывает так, что боль и тоска возвращаются как раз тогда, когда ты собираешься уснуть. Они, подобно бандитам, прячутся в засаде и дожидаются того момента, когда ты теряешь способность сопротивляться. Тогда они внезапно выскакивают из укрытия и набрасываются на тебя. — Гидеон улыбнулся. — Если это случится сейчас, попробуй обмануть их. Начни думать о чем-нибудь другом: о Фрэнке, о Россе, обо мне… О чем угодно. Договорились?

— Договорились, — прошептала она.

— А если тебе вдруг станет страшно или понадобится компания, моя комната — прямо через коридор. Я оставлю дверь открытой на тот случай, если ты позовешь.

— Спасибо. — Прикосновения его теплой ладони оказывали на Серену какое-то гипнотическое воздействие, а выражение его лица было… просто чудесным. — Гидеон, я… — Она умолкла, почувствовав, что к горлу подступили слезы. — Спасибо. Спасибо за все.

— Не за что. — Гидеон улыбнулся, и его грубые черты озарились внутренним светом. — Единственное, что я сделал, это приготовил для тебя омлет и одолжил свою рубашку. — Он легонько щелкнул ее по носу указательным пальцем. — А теперь — спать, и не забывай о моих друзьях хопи. — Гидеон наклонился и поцеловал ее в лоб, как если бы она была ребенком. Его ребенком. — Спи крепко.

— Ты тоже.

— Я всегда крепко сплю. — Он поднялся и посмотрел на нее сверху вниз. — Не забывай о тех, кто угрожает тебе, сидя в засаде.

— И тебе тоже?

— Они угрожают каждому из нас. — Он снова улыбнулся. — Ты не одинока, Серена. И, кстати… — Взгляд мужчины упал на стакан, стоявший на тумбочке. — Ты забыла допить свой апельсиновый сок. Я вылил его и налил тебе свежий. Давай на посошок. — Гидеон снова присел на кровать, поставил стакан на сгиб руки и поднес девушке. — Пей до дна!

— Нет, я не…

— Ш-ш-ш! — Его голос был мягким и глуховатым. — Тебе это необходимо. — Он снова улыбнулся той самой улыбкой, которая чуть раньше показалась ей похожей на волшебное покрывало — успокаивающее и надежное. — Давай же! Тут всего-то ничего, а мне хочется знать, что я сделал все, чтобы задобрить богов правильного питания. Я и так провинился перед ними, не напоив тебя молоком. Ты ведь не хочешь, чтобы я чувствовал себя преступником?

Мог ли найтись на земле хоть один человек, который захотел бы, чтобы Гидеон Брандт почувствовал себя неловко или неуютно! Он был сама любовь и забота, он был так добр, что, глядя на него, Серена чувствовала, как у нее начинает щипать в глазах и перехватывает горло. Ну и что из того, если ей не хочется апельсинового сока! Не умрет же она, выпив всего несколько глотков! Девушка взяла стакан и допила остававшийся сок несколькими глотками. Протянув ему пустой бокал, она наморщила носик и спросила:

— Ну что, теперь доволен?

Гидеон удовлетворенно кивнул, взял у нее стакан и поставил его на тумбочку, подождал, пока Серена уляжется поудобнее.

— Пока — да. Ты очень разумная девушка. — С этими словами Гидеон встал с кровати, подошел к двери и выключил свет. Она видела, как его большая нелепая тень пересекла комнату. — А теперь — спать. — Он задержался в дверном проеме. Серена не видела выражения его лица, но в этом и не было надобности. Его голос, его слова… Их было вполне достаточно. — Я здесь, Серена. Я в твоем распоряжении. Сейчас и всегда.

В следующую секунду он вышел из спальни, оставив дверь приоткрытой.


Гидеон услышал легкий звук ее шагов по выложенному плиткой полу и понял, что она идет к нему.

Он уже давно лежал без сна, размышляя и прислушиваясь к раскатам грома и шуму дождя, барабанившего по черепичной крыше. Гидеону всегда нравился дождь. В засушливом краю, в котором он вырос, дождь был редкостью, и когда его струи все же обрушивались на иссушенную солнцем землю, то воспринимались как благословение небес.

— Гидеон? — послышался робкий и неуверенный голосок Серены. Она уже стояла в дверном проеме.

— Я не сплю, — ободряющим тоном откликнулся он.

— Я сделала все, как ты велел, и уснула, но меня разбудил гром и…

— Ясно, — перебил он ее, — засада. Жаль. Я надеялся, что тебе удастся выспаться. Ну ладно, иди сюда.

Девушка колебалась.

— Мне не хочется беспокоить тебя. Я лишь подумала, что… — Она замолкла и через несколько мгновений честно призналась: — Даже сама не знаю, что я подумала.

— Ты подумала, что хочешь навестить своего друга и что нам вдвоем удастся дать отпор тем, кто напал на тебя из засады, — усмехнулся Гидеон. — А теперь иди сюда, попробуем справиться с тенями.

Серена неуверенно вошла в спальню.

— Зажечь свет? — спросила она.

— Если хочешь, зажги, но лучше не надо. Иногда лучше сражаться именно в темноте. Кстати, дай мне халат вон с того стула. Я всегда сплю голым, и мне не хочется шокировать тебя и подвергать испытанию добродетели, привитые тебе святыми сестрами в монастырской школе. — Гидеон встал и завернулся в красный махровый халат, протянутый ему Сереной. — Вот и отлично. А теперь — марш в кровать.

Он откинул простыню, уложил девушку и лег рядом с ней, обнял за плечи. От нее исходил сладкий запах чистоты, и она, казалось, была создана для его объятий. Он прижал ее к себе чуть сильнее и почувствовал, что Серена дрожит. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Если бы она была способна в одиночку справиться с мучившими ее воспоминаниями и болью, она бы к нему не пришла. Подумав об этом, Гидеон даже испытал нечто похожее на разочарование. Ему было бы гораздо приятнее, если бы ее дрожь была вызвана иной причиной.

Гидеон ласково приложил ладонь к виску Серены и поудобнее устроил ее голову на своем плече, и, отвечая на это движение, она доверчиво прижалась к нему щекой. Гидеону казалось, что девушка находится на грани нервного срыва, и ей ни в коем случае нельзя оставаться одной, если это случится.

— Ну вот, а теперь можно и поговорить. Тебе удобно.

— Да, — ответила она, и голос ее прозвучал приглушенно.

— По-моему, нам пора познакомиться поближе. Я родился на маленьком ранчо в Техасе и провел там большую часть своего детства. Когда мне исполнилось тринадцать, мы потеряли наше ранчо, и в тот же год мои родители умерли. После этого — до тех пор, пока мне не исполнилось шестнадцать, — я рос в интернате, а потом путешествовал по всей стране, принимаясь за любую работу, которая попадалась под руку. — Его пальцы снова принялись гладить висок девушки. — Потом — Вьетнам, потом снова бродяжничал. Недавно я пришел к выводу, что быть состоятельным все же гораздо лучше, чем нищенствовать, так что теперь мне на некоторое время все-таки придется остепениться. Росс будет от этого в восторге. Он любит комфортную жизнь. Вот, собственно, и все. Теперь ты знаешь, что представляет собой Гидеон Брандт, эсквайр. — Он скосил на нее глаза. — Я еще не усыпил тебя своей болтовней?

— Нет.

— А теперь расскажи про себя. Ты единственный ребенок в семье?

— Нет, у меня еще есть младший брат, но я редко его вижу. Он учится в школе в Англии. Мой отчим добился того, что его оформили опекуном… — Серена внезапно умолкла, и Гидеон почувствовал, как напряглось ее тело. — Нет, я не хочу говорить об этом.

— Ты не обязана говорить ни об этом, ни о чем-либо другом, — мягко проговорил он. — Однако пора выбить из седла преследующих тебя разбойников, Серена, а для этого существует только один способ.

— Гидеон, я…

— Ш-ш-ш… Ты должна впустить их и позволить им выстрелить в себя. Иными словами, ты должна все вспомнить. И только после этого ты вновь обретешь власть над собой.

— Нет! — с панической ноткой в голосе выкрикнула она.

— Да! — с непоколебимой уверенностью произнес Гидеон, и она внезапно вспомнила, как Росс упоминал о том, что его друг может быть жестоким. — Пришло время посмотреть в глаза тому, что тебя мучает. Только в этом случае все закончится, и ты сумеешь исцелиться. Ты не одна. Я здесь, я рядом с тобой. А теперь вспомни, Серена. Она затряслась, словно в припадке малярии.

— Гидеон…

— Можешь не говорить об этом до тех пор, пока не будешь к этому готова, но хотя бы признайся себе в том, что это было. Это действительно было.

— Нет! — процедила Серена сквозь сжатые зубы. — Не принуждай меня!

— Ну же! Ты была босая, в одной ночной рубашке…

И тут она вспомнила. По щекам девушки градом покатились слезы, а тело стало содрогаться от рыданий.

— Ужас… О боже, какой ужас! Гидеон…

— Успокойся, малышка, — ласково прошептал он возле ее уха. — Все уже позади. Все в прошлом.

— Это никогда не будет в прошлом. Перед моими глазами всегда будет стоять…

— Нет, ты всегда будешь это помнить, но видеть через некоторое время уже перестанешь. На свете существует столько чудесных вещей, и я покажу тебе их все! Когда тебя снова станут одолевать воспоминания, я выну из цилиндра очередное чудо, и они тут же растают. — Гидеон уже говорил чуть слышным шепотом, а его ладонь продолжала ласково гладить девушку по волосам. — Ты веришь мне, Серена?

— Не знаю. Я просто не… — Рыдания уже не сотрясали ее тело, но слезы продолжали неудержимо струиться. — Я не в состоянии думать.

— Тогда я больше не буду говорить об этом. Отдохни, детка, расслабься. — Он нежно прикоснулся губами к ее макушке. — Ты можешь подумать над моими словами и позже. И сейчас давай немного помечтаем. Чем ты хотела бы заняться?

— Заняться? — с недоумением переспросила сквозь слезы Серена. Такой резкий переход обескуражил ее.

— Ну, к примеру, хотелось бы тебе переплыть Ла-Манш, или устроиться клоунессой в цирке, или стать первой женщиной, которая высадится на Марсе?

— А-а-а, — протянула она, вытирая глаза тыльной стороной ладошки. — Мне всегда хотелось стать художницей. Мне очень нравится рисовать. Когда я была еще совсем маленькой, мама водила меня в Лувр, и когда-нибудь я…

Серена умолкла, изумленно поймав себя на том, что уже забыла прошлое и думает о будущем.

— Вот видишь! — мягко произнес Гидеон. — Завтрашний день все-таки существует. Теперь, заглянув в лицо прошлому, ты можешь идти дальше, в будущее. Когда-нибудь ты станешь знаменитой художницей. Ты напишешь для меня картину?

Серена обвила его руками.

— Я напишу для тебя целую фреску, — с внезапной страстностью сказала она. — Если захочешь, я напишу для тебя даже Сикстинскую мадонну.

Гидеон засмеялся и ответил:

— Это очень щедрое обещание, но с меня будет довольно и небольшого рисунка. Зато это будет оригинал.

Слезы по ее щекам уже не текли. Рана все еще ныла, но процесс заживления уже начался.

— Ты его получишь, — прошептала Серена. Сейчас она была готова подарить ему хоть луну в подарочной упаковке. Ведь он так ей помог. — Да все, что угодно!

Гидеон вдруг застыл, словно окаменев.

— Лучше бы ты этого не говорила! Я и без того постоянно твержу себе о том, что ты еще совсем девчонка. — Затем его рука снова продолжила методично поглаживать девушку по волосам. — Знаешь, до того, как ты пришла, я лежал и думал: о тебе, о нас… Пока я находился в Юго-Восточной Азии, мне в голову приходило много всяких странных мыслей. В том числе и о судьбе. Я верю в то, что некоторые вещи не могут не случиться. А некоторым людям суждено быть вместе. — Гидеон помолчал, а затем продолжил: — И теперь мне кажется, что вместе должны быть мы, Серена. Я понимаю, это звучит безумием, но, поверь, я буквально с самого начала почувствовал, что мы предназначены друг для друга. А неужели ты этого не чувствуешь? Мы с тобой рождены для того, чтобы любить друг друга, чтобы дарить друг другу радость и помогать друг другу всем, что в наших силах. Иначе с чего бы мы оба оказались этим вечером в баре? Я думаю так: это случилось потому, что каждый из нас шел по направлению к другому на протяжении всей своей жизни, и наконец наступил момент, когда мы должны были встретиться. И теперь я должен принадлежать тебе, а ты — мне.

Серена почувствовала, как на душе потеплело. Принадлежать Гидеону означает принадлежать тому, кто воплощает в себе нежность, радость, красоту! И тут же радость угасла в ней. Это невозможно. Это грех. Она не может получить от Гидеона больше того, что он уже подарил ей.

— Нет, я не могу…

— Молчи! — Гидеон положил палец на ее губы. — Я понимаю, что ты еще не готова думать об этом, и я не собираюсь давить на тебя. Тебе еще предстоит немного повзрослеть, а мне — заработать побольше денег, чтобы обеспечить для нас с тобой достойную жизнь. Но после того, как ты повзрослеешь, а я разбогатею, мы все равно будем вместе. И очень важно, чтобы мы оба отдавали себе в этом отчет.

Серена почувствовала, как ее горло болезненно сжалось. Однако эта боль не шла ни в какое сравнение с той, какую ей уже довелось испытать.

— Это невозможно, Гидеон.

— Если очень захотеть — все возможно. Все зависит только от нас. — Теперь пальца Гидеона прикрыли ее глаза. — Я начну решать свою часть задачи завтра же. А теперь спи.

«Нет, Гидеон не станет слушать никаких доводов», — подумала Серена Он уже стал хозяином положения, и помогла ему в этом та самая настойчивость, которая, как теперь понимала девушка, являлась главной отличительной чертой его характера.

И он ни за что не отступится от своего. Ни под каким видом. Серена вспомнила слова Росса, и они отозвались в ее душе острой болью и отчаянием Он захочет помочь ей, но это таит для него угрозу, поэтому она не должна этого допустить.

— Ты снова разволновалась.

— Нет, — тряхнула головой Серена, — ничего подобного.

— В таком случае о чем же ты подумала?

— О твоих друзьях-индейцах из племени хопи. — Сейчас! Смакуй, наслаждайся радостью и беззаботностью, которые дарованы тебе сейчас, поскольку следующий раз, возможно, наступит еще очень не скоро. — Расскажи мне о том, как ты познакомился с ними. Расскажи мне о местах, в которых тебе довелось побывать, и о людях, с которыми ты встречался. Расскажи мне… обо всем.

— Хочешь услышать сказочку на ночь? — рассмеялся Гидеон — Хорошо, я попробую вспомнить что-нибудь такое, что можно слушать подросткам. Чем только я не занимался! От утрамбовывания арены для родео до махинаций по продаже сведений о том, кто победит в том или ином соревновании на этой самой арене. Я ведь даже школу не закончил, так что знания приобретал не в классе. Как-то раз, когда я еще был в твоем возрасте, я устроился на грузовое судно, которому предстояло долгое плавание в южных морях…

Его голос журчал, одна история сменяла другую, и Серене казалось, что она заглядывает в волшебный калейдоскоп, полный красочных интересных событий.

Наконец его голос умолк, и Серена, даже не открывая глаз, почувствовала, как он смотрит на нее. Девушка знала: он считает, что она уже спит. Гидеон прижал ее к себе чуть крепче, и Серена вновь ощутила, как он осторожно, по-отечески поцеловал ее в лоб. Она не пошевелилась и не открыла глаз, а вскоре почувствовала, как его тело расслабилось, и услышала его равномерное дыхание. Гидеон спал.

Глаза Серены открылись и невидящим взглядом уставились в темноту.


Дождь прекратился в тот самый момент, когда серый предутренний свет прикоснулся к линии горизонта. Серена на несколько мгновений задержалась в дверном проеме, чтобы в последний раз посмотреть на Гидеона, спящего на широкой двуспальной кровати. Его выгоревшие волосы разметались по подушке, а сам он разметался по постели, как мальчишка, уставший после целого дня, наполненного играми и шалостями.

Серена испытала что-то похожее на прилив материнской любви, но затем все же заставила себя повернуться, вышла из комнаты и торопливо пошла по коридору второго этажа. Оказавшись в своей спальне, Серена скользнула в шорты Росса, а синюю рубашку Гидеона, в которой спала, оставила на постели. Она принадлежала Гидеону, и пусть он сохранит ее в качестве воспоминания. Хуже от этого не будет.

Две следующие двери по коридору были заперты. Отыскав наконец комнату Росса, Серена сделала несколько шагов в кромешной темноте и оказалась у постели.

— Росс?

Человек, лежавший под одеялом, пошевелился, что-то пробурчал, а затем приподнялся на локте.

— Серена?

— Я хочу, чтобы ты отвез меня обратно в порт, — тихо сказала Серена. — Прямо сейчас.

— Черта с два! — Росс сел на постели. Простыня упала и открыла его мощную, покрытую жесткими рыжеватыми волосами грудь. — Если я снова отвезу тебя в тот бар, Гидеон попросту перережет мне глотку.

Она посмотрела на Росса с нескрываемым удивлением.

— С какой стати мне возвращаться в тот бар! Я забрела туда по ошибке и… — Серена умолкла и нетерпеливо взмахнула рукой. — Я просто хочу, чтобы ты довез меня до порта и высадил там. Я бы пошла пешком, но у меня нет туфель и я не знаю дороги.

— Просто высадить тебя в порту? — Губы Росса скептически скривились. — Высадить тебя на улицах самого опасного города на всех Карибских островах — босую и беспризорную.

— Я не беспризорная. Мне есть куда идти.

— В таком случае разбуди Гидеона и расскажи ему об этом.

— Я не могу. — Серена облизнула нижнюю губу. — Помнишь, ты сказал, что Гидеон еще не принял окончательного решения относительно меня?

— Да.

— Так вот теперь, мне кажется, он его уже принял.

Глаза Росса сузились. Он впился взглядом в ее лицо.

— Ну и что же?

— Это невозможно.

— Гидеону неизвестно значение этого слова.

— Росс. — Серена проглотила комок, стоявший в горле и после этого выдавила: — Я замужем.

Мужчина застыл, и с его губ сорвался долгий удивленный свист.

— Вот это номер!

Серена тряхнула головой, усиленно моргая глазами, чтобы не расплакаться.

— Пойми, я не хочу причинять Гидеону боль. Я уже пришла в себя, и, если ты отвезешь меня, куда я прошу, со мной все будет в порядке.

— Ты хочешь вернуться к мужу?

Она на мгновение зажмурилась и тут же снова открыла глаза, в которых теперь читалась печальная решимость.

— Да, к мужу.

Росс колебался.

— Ты уверена в том, что хочешь именно этого?

— Абсолютно.

— Хорошо. Тогда я отвезу тебя. Спускайся вниз и жди меня в джипе, а я пока оденусь. — Серена отвернулась. — Кстати, ты знаешь, я думаю, что у тебя из этого все равно ни хрена не получится. Гидеон не оставит тебя в покое.

— Оставит. — Она пошла к двери, но остановилась, услышав раздавшийся за спиной короткий лающий смех.

— Ты его не знаешь, поэтому так и думаешь. Кстати, Серена, скажи мне, ты все-таки допила оставшийся апельсиновый сок? — с любопытством и легкой насмешкой спросил Росс.

Серена остановилась, вцепившись в дверную ручку.

— Это совсем другое.

— Неужели? — Росс, казалось, говорил еще более удивленным тоном. — Я, конечно, сделаю то, о чем ты меня просишь, но вряд ли из этого выйдет толк, если Гидеон решит, что должен найти тебя.

Серена судорожно вздохнула и открыла дверь.

— Пожалуйста, поторопитесь. Мне нужно уехать раньше, чем проснется Гидеон.

Затем она захлопнула дверь за своей спиной и быстрым шагом стала спускаться по крутой винтовой лестнице.

Глава 1

— Да не переживай ты так, — успокаивающим тоном произнес Дэйн. — Все не так плохо, как кажется.

Серена Сполдинг мысленно досчитала до пяти.

— Не так плохо, как кажется? Что ты имеешь в виду? — Она четко выговаривала в телефонную трубку каждое слово. — Неужели бывает хуже? Ты только что сказал мне, что угодил в латиноамериканскую тюрьму по обвинению в перевозке наркотиков, что власти пообещали выкинуть ключ от твоей камеры в море и навсегда забыть о твоем существовании. И ты призываешь меня не переживать?

— Но это ошибка. Ты же знаешь, что я не имею к наркотикам никакого отношения. Мне кажется, что власти тоже знают это, но продолжают разыгрывать этот спектакль, чтобы не ударить в грязь лицом. Все, что ты должна сделать, это приехать сюда, поручиться за меня, и тогда меня выпустят на свободу.

— Послушай, Дэйн, если уж они засунули кого-нибудь за решетку, то не отпустят так просто. Лучше я позвоню в американское консульство.

— Нет! — Голос Дэйна прозвучал неожиданно резко. — Ты сама знаешь: первое, что они сделают, это позвонят маме, а она тут же позвонит… — Он замолчал. — Послушай, ведь все очень просто. Стоит тебе приехать сюда, подписать их проклятые бумаги, и через день меня уже не будет на этом чертовом острове. Уверяю тебя, они сами понимают, что ошиблись. Я ведь даже не в тюрьме, а в довольно приличном отеле. Меня кормят и обслуживают так, словно я особо важная персона. Вчера вечером меня даже «угостили» девочкой по вызову. Неужели ты и сейчас опасаешься угодить в беду?

— Нет.

Серена устало потерла висок. Все это выглядело настоящим сумасшествием, но чего еще можно было ожидать от ее брата? С тех пор, как он узнал, насколько удивительной может быть жизнь, если не подчиняешься никаким правилам, братец только и делает, что попадает из огня да в полымя. Впрочем, Серена тоже убедилась в том, что, не подчиняясь никаким правилам, можно сделать свою жизнь весьма занимательной.

Время от времени она оказывалась вовлеченной в очередное приключение своего брата, и это придавало ее жизни особый, пикантный вкус. Несомненно, что выходки Дэйна разнообразили эти одинаково серые монотонные будни. Но за решеткой он еще никогда не оказывался. Серена вспомнила виденный как-то по телевизору жуткий фильм о юноше, попавшем в турецкую тюрьму за наркотики. Но ведь Дэйн же не в Турции, поспешно напомнила она себе. Он в… О боже, ведь она даже не знает, где он находится!

— Дэйн, где ты, черт тебя побери?

В телефонной трубке послышались щелчки, но затем помехи исчезли и прозвучал голос Дэйна:

— Когда приедешь, свяжись с полковником Педро Мендино. Они поместили меня в отеле «Картахена».

— Хорошо, я приеду. Но где ты находишься, черт возьми?

— Я же сказал тебе: в Марибе, на Кастельяно. Я больше не могу говорить. До скорой встречи.

Мариба… Девушка медленно положила телефонную трубку. Почему название этого города вызвало в ней такую волну паники? На протяжении последних десяти лет она слышала его множество раз. Кастельяно являлся эпицентром торговли наркотиками и контрабанды, а в последнее время постоянно упоминался в выпусках новостей еще и в связи с тем, что группа повстанцев бросила вызов правившей на острове военной хунте.

Серена просто привыкла думать о Марибе как о некоем затянутом туманом месте, которое существует только в ее снах и не имеет никакого отношения к ее сегодняшней жизни. Но внезапно все переменилось. В результате какого-то невероятного стечения обстоятельств ее брат оказался за решеткой, и теперь, спустя десять лет, ей предстояло вернуться туда, чтобы вызволить его из неволи.

Она закрыла глаза и прерывисто вздохнула. Почему в ее памяти с такой удивительной ясностью вдруг всплыла та далекая ночь в Марибе? Серена давным-давно успела начисто забыть о ней, а если и вспоминала, то это выглядело так, будто она смотрит художественный фильм, в главной роли которого выступает даже не она сама, а какая-то совершенно другая женщина. Женщина, которая не имеет никакого отношения к перепуганной девчонке, прижимавшейся к незнакомому мужчине той страшной грозовой ночью.

Призраки. Фантомы. И та девушка, какой была она, и Гидеон Брандт, и Росс Андерс, и полуразрушенный дом на окраинах Марибы. Никого и ничего из всего этого в ее жизни уже не существовало. Оставалась лишь ее реальная жизнь, которую она с таким трудом построила для себя. Там ли еще Гидеон? Маловероятно. Гидеон — бродяга, а Кастельяно — не такое место, в котором остаются надолго. Он, наверное, уже находится на другом конце света, вспоминая подробности той ночи с такой же отстраненностью, как и она сама. Если, конечно, вообще не забыл о ней.

Серена отвернулась от телефонного аппарата. Сегодня вечером ей предстоит много дел: собраться в дорогу, закрыть дом. Завтра по дороге в аэропорт она заедет в банк, снимет со счета крупную сумму денег и переведет их в дорожные чеки. Судя по известиям из Марибы, ситуация там очень напряженная. Если все, что Серена слышала о правительстве Кастельяно, является правдой, «подписание бумаг» будет необходимо сопроводить крупной взяткой.

— По-моему, мы едем не туда, — повторила Серена, подавшись вперед и похлопав водителя такси по плечу. — Мне нужно в отель «Картахена», а мы проехали мимо него пять минут назад. Я видела вывеску…

— Si, отель «Картахена», — улыбнулся водитель, обернувшись через плечо. — Мы едем правильно. Вот увидите. — Шофер надавил на педаль акселератора, и машина помчалась еще быстрее. — Я доставлю вас туда очень быстро.

— Но не слишком, — сухо отозвалась Серена, откинувшись на сиденье. — Мне бы хотелось оказаться там не по частям, а в целости и сохранности.

Возможно, здесь есть два отеля с одинаковым названием. Впрочем, в таком городишке, как Мариба, это казалось невероятным Однако водитель, похоже, был уверен в своей правоте.

Серена открыла сумку из мягкой кожи, вынула носовой платок и вытерла лоб. Господи, как же тут жарко! Нужно было взять такси с кондиционером. Впрочем, ей не из чего было выбирать. На стоянке в аэропорту было всего две машины, и она обрадовалась тому, что у нее вообще есть хоть какая-то возможность добраться до города. Мрачная репутация, которой пользовался Кастельяно, никак не способствовала превращению острова в туристскую Мекку, что же касается здешнего аэропорта, то в Штатах ей приходилось видеть частные аэропорты гораздо большего размера.

А может быть, ошибалась именно она? Раньше она видела Марибу только ночью, и теперь, при свете дня, город казался ей совершенно незнакомым. Кроме того, она испытывала постоянное напряжение, была буквально на пределе с того самого момента, когда маленький винтовой самолетик прикоснулся колесами к взлетно-посадочной полосе. «Это просто идиотизм — нервничать до такой степени», — твердила себе Серена. Она подпишет необходимые бумаги, даст взятку, и завтра же они с Дэйном уберутся с этого дьявольского островка.

— Вон, впереди, — жизнерадостным тоном объявил водитель. — Я же говорил, что мы долетим быстрее птицы.

Машина остановилась напротив больших железных ворот. Шофер посигналил, и огромные створки начали медленно открываться.

— Электрический привод. Класс, правда?

— Просто фантастика! — саркастически скривила губы Серена. Научно-технический прогресс добрался даже до этой богом забытой дыры. Лично она обратила внимание не на электрический привод ворот, а на их причудливый, удивительно красивый рисунок и на то, с каким искусством он был выполнен.

Машина въехала во двор, и ворота с негромким шорохом закрылись позади нее. Такси поехало по обсаженной деревьями подъездной дорожке.

А вот сады, окружавшие отель, были поистине хороши! Тут и там подобно полотнищам изумрудно-зеленого бархата простирались ухоженные лужайки, ярко полыхали клумбы, усаженные тропическими цветами, а кусты жасмина были усыпаны молочно-белыми соцветиями. Если сама гостиница столь же хороша, как и окружающая ее местность, Дэйн, должно быть, чувствует себя вполне комфортабельно…

То, что Серена увидела в следующий момент, заставило ее со свистом втянуть воздух сквозь сжатые зубы. Дорожка сделала поворот, и перед ними предстал двухэтажный дом с красной черепичной крышей, белыми оштукатуренными стенами и фонтаном в патио, из которого били свежие прозрачные струи. Все это выглядело до боли знакомым. «Вот сейчас залает собака, — подумала она, находясь почти на грани истерики. — Только должно быть темно, а не светло, и к машине должен подбежать Фрэнк…»

— Вот мы и приехали, — сообщил водитель, лихо затормозив перед главным входом.

— Это не гостиница, — онемевшими губами проговорила Серена. — Вы привезли меня не туда.

Водитель выбрался из-за руля, торопливо обошел машину и галантно открыл дверцу для Серены.

— Маленький сюрприз, — сказал он. — Тебя хочет видеть Техасец.

— Техасец… — тупо повторила она. — А кто такой Техасец?

— Гидеон, кто же еще! — проговорил Росс Андерс, выступая из густой тени, царившей в нише парадного входа. — Здравствуй, Серена! Как поживаешь? — Он обвел ее восхищенным взглядом. — Пока я вижу лишь, что ты стала еще красивее и утонченнее. Какие еще перемены произошли в твоей жизни?

— У меня все хорошо, — ответила она, облизнув губы. — А как живешь ты?

Он выглядел почти так же, как в ту ночь, когда Серена видела его в первый и последний раз, разве что седины на голове прибавилось. И одет сейчас он был в прекрасно сшитый элегантный костюм, сидевший на его могучем торсе как влитой. Серена непроизвольно отметила: костюм дорогой, от Севилл Роу.

Росс улыбнулся и шагнул вперед, чтобы помочь ей выбраться из машины.

— Я в полном порядке, — ответил он и, повернувшись к шоферу такси, похвалил его: — Отлично сработано, Луис. Достань чемоданы сеньоры из багажника и отнеси их в патио. Позже я велю кому-нибудь из слуг поднять их наверх.

В этот момент Серена внезапно вышла из оцепенения, в которое впала, увидев дом.

— Нет, — сказала она, — я не могу здесь остаться. Мне нужно в гостиницу. — Она повернулась к водителю, который стоял возле багажника и деловито вытаскивал оттуда ее багаж. — Уложите все обратно. Я уезжаю.

Водитель никак не отреагировал на ее слова, если не считать ослепительной улыбки, которая уже порядком ей надоела.

— Вы слышите? Я уезжаю!

— Ты остаешься, и сама это прекрасно знаешь, — мягко сказал Росс. — Мы не хотим, чтобы ты ехала туда, и поэтому Луис тебя не повезет. Гидеон сейчас занят, у него деловая встреча. Позволь, я отведу тебя в твою комнату, после чего ты сможешь принять душ.

— Бред какой-то! — воскликнула Серена и почувствовала, как сильно дрожит ее голос. — Мне нужно ехать к брату. Я нужна ему.

Росс рассмеялся.

— Поверь, сейчас ему ничего не нужно. Он очень весело проводит время.

— Вам известно про Дэйна? — недоверчиво спросила Серена.

— Он симпатичный мальчик, — улыбнулся Росс. — Без царя в голове, но в целом парень что надо. Вы с ним чем-то похожи, но, насколько я понимаю, вы с ним родные только по матери?

— Да, — бесцветным голосом ответила она.

— В покер он играет просто блестяще. — Росс взял ее под локоть и мягко подтолкнул по направлению к входной двери. — Вчера вечером я проигрался ему чуть ли не до исподнего.

— Вам позволяют с ним видеться?

— О да, по настоянию Гидеона я навещаю его каждый вечер, чтобы убедиться, что у него все в порядке. Педро Мендино человек… непредсказуемый.

Серена почувствовала, как на нее накатила волна страха.

— Что ты подразумеваешь под словом «непредсказуемый»? Дэйну угрожает опасность?

— Не волнуйся, он в безопасности, как ребенок в объятиях матери, — успокоил ее Росс, открывая дверь. — Гидеон не позволит, чтобы с ним что-нибудь случилось.

— Не волноваться? — Серена резко повернула голову к своему спутнику, взгляд ее блеснул гневом. — Как я могу не волноваться! Моего брата арестовали, меня обманом затащили сюда и говорят, что я не могу выбраться отсюда без разрешения Гидеона, а теперь еще сообщили, что этот полковник, в лапах которого находится Дэйн, «непредсказуем»! Хорошенькое дело — «не волнуйся»!

Росс растерянно моргнул, но затем на его губах заиграла легкая улыбка.

— Ба-ба-ба, как изменилась наша маленькая Серена! Вот Гидеон-то удивится! — Он закрыл дверь и жестом указал ей на элегантную винтовую лестницу. — Пусть лучше он отвечает на твои вопросы, а то у меня уже в горле пересохло. А теперь тебе лучше подняться к себе в комнату — ту же самую, в которой ты спала десять лет назад. А я пока пойду и сообщу Гидеону, что ты хочешь его видеть.

— Скажи, что я хочу его видеть немедленно.

— Уверен, что он тоже очень хочет видеть тебя, — мягко заметил Росс. — Лишь крайне важные дела могли помешать ему лично встретить тебя. Что поделать — бизнес! Он поднимется к тебе сразу же, как только освободится, хорошо?

— Нет! — Серена развернулась на каблуках и стала подниматься по лестнице. — Что происходит? Какой-то бред! — Она перегнулась через дубовый поручень лестницы и посмотрела на мужчину сверху вниз. — Но мне хотелось бы увидеть его как можно скорее.

Легкая улыбка вновь тронула губы Росса.

— Так оно и будет, можешь не сомневаться.

Серена вошла в спальню, с грохотом закрыла за собой дверь и бросила сумку на стул, стоявший рядом с дверью. Она давно не испытывала такой ярости. Какого черта здесь происходит! Она была потрясена, ее переполняла болезненная ностальгия и… страх. Этот дом, Росс и особенно Гидеон — все это было надежно похоронено в прошлом. Беззащитная девочка, какой она была тогда, тоже осталась в прошлом, и Серене вовсе не хотелось, чтобы она снова вернулась к жизни. Слишком большие жертвы пришлось ей принести ради того, чтобы справиться с этой своей беззащитностью и беспомощностью.

Серена сделала глубокий вдох и закрыла глаза. Возможно, впрочем, что она переживает из-за пустяков. Наверное, Гидеону совершенно случайно стало известно о ее возвращении в Марибу и захотелось вновь повидаться с нею. Прошло все же десять лет, и наверняка та ночь превратилась для него в такой же далекий сон, как и для нее самой. Да, то, как властно и самонадеянно он организовал их встречу, раздражало, но наверняка не несло в себе никакой угрозы, тем более что Гидеон, судя по всему, пытался помочь Дэйну.

Но тут ее глаза испуганно открылись. Как он узнал, что Дэйн является ее братом? Ведь тогда она не назвала ему своей фамилии. А если Гидеон не знал ее фамилии, откуда ему могло стать известно, что она прилетает в Марибу? Серена снова поежилась от страха.

Что вообще ей известно о Гидеоне Брандте? Ничего. Десять лет назад она являлась сущим ребенком, да еще и находилась на грани нервного срыва, и тогда он был для нее настоящей загадкой. Все это выглядело очень странным. А может, тогда, десять лет назад, она внушила Гидеону одержимость, которая не отпускает его и по сию пору?

Серена подошла к единственному в комнате окну, расположенному посередине стены. Как и в большинстве домов, выдержанных в испанском стиле, оно было забрано толстой кованой решеткой. Были ли эти решетки, когда она впервые оказалась здесь? Серена уже не могла вспомнить. Тогда, помнится, Гидеон что-то говорил о марле и москитах. Господи, она, кажется, начинает сходить с ума! Надо взять себя в руки! Всему этому должно быть какое-то логичное объяснение. Сейчас придет Гидеон, они поговорят, вспомнят прошлое, и она уедет.

До слуха Серены донеслись приглушенные голоса, раздавшиеся в патио, которое располагалось прямо под ее окном. Солнечный луч отразился от блестящих светло-каштановых волос стоявшего внизу человека. Это был Гидеон. Он стоял к ней спиной, но она узнала его с первого взгляда. На нем была белая рубашка с короткими рукавами, черные джинсы, но даже такая стандартная одежда подчеркивала строгие линии его сухопарой, крепкой фигуры.

Рядом с Гидеоном находилась высокая женщина, одетая в элегантный дорогой костюм, — с каштановыми волосами и такими соблазнительными формами, что от одного взгляда на них у Рэйчел Уэлч развился бы стойкий комплекс неполноценности. Вот он помог ей сесть на заднее сиденье длинного лазурно-голубого лимузина, и она одарила его интимной, чувственной улыбкой.

Затем Гидеон отступил назад, поднял руку в прощальном жесте, и лимузин плавно тронулся с места.

Серена отвернулась от окна, и губы ее скривились в горькой усмешке. Так вот, стало быть, в чем заключалась деловая встреча Гидеона! Серена и мечтать не могла о том, чтобы стать такой же сексуальной и соблазнительной, как тот «бизнес», который, по словам Росса, помешал Гидеону встретить ее. А «крайне важными делами» он, без сомнения, занимался не в кабинете, а в спальне. Мужчина, по первому зову которого являются такие женщины, не только не может быть одержим неопытной семнадцатилетней девчонкой, но даже едва ли вспомнит ее.

Раздался громкий требовательный стук, и раньше, чем Серена успела ответить, дверь отворилась нараспашку. На пороге стоял Гидеон, и взгляд его глаз, жадно скользивший по ее телу, был таким голодным, что у Серены перехватило дыхание. Затем он улыбнулся, и на его щеках вновь появились так хорошо знакомые ей ямочки. Они были точно такими же, как и тогда, а его улыбка по-прежнему излучала тепло, нежность и свет.

— Прости, что заставил тебя ждать, — проговорил он, входя в комнату легким пружинящим шагом. Серена поймала себя на мысли о том, что она уже успела забыть то, как он ходит, говорит, смеется. — В самый последний момент возникли дела, и я… Боже, до чего же ты красива! Я знал, я видел фотографии, и все равно… это совсем другое.

— Правда? — прошептала Серена и поняла, что на самом деле она ничего не забывала. Она просто похоронила воспоминания о нем в дальнем угол-кб своей памяти, но никогда не выбрасывала их. И теперь они с новой силой возникли в ее сознании: и его насмешливый тон, и его необычная привычка приподнимать левую бровь, и эти ямочки на щеках. Воспоминания нахлынули на нее мощной волной и полностью захлестнули ее. А ведь их знакомство было таким недолгим! Разве может кто-либо за столь короткий срок оставить в душе другого такой глубокий след?

— Ты видел мои фотографии? — растерянно переспросила она.

— Да, правда, не очень много. Ты ведь не любишь появляться на публике, не так ли? Самая лучшая была напечатана в журнале «Дамские моды». — Он протянул руку и прикоснулся пальцами к ее волосам, затянутым в тугой узел на затылке. — Симпатичная прическа, но мне больше нравится, когда твои волосы распущены. А все эти модные ухищрения меня, честно говоря, пугают. — Гидеон покачал головой. — Забавно! Во всех других женщинах меня это никогда и ничуть не волновало, а вот в тебе — пугает. Чертовски.

Серена поймала себя на том, что невольно улыбается в ответ на это по-мальчишески искреннее признание.

— Да какие уж там ухищрения! Я живу как все, хожу почти все время в джинсах, волосы обычно собираю в хвостик. Твоя жизнь наверняка гораздо ярче моей. — Серена вспомнила про секс-символ, упакованный в костюм от Диора, который Гидеон только что усаживал в лимузин, и улыбка ее потухла. Она сделала шаг назад и добавила голосом, в котором появились осуждающие нотки: — И гораздо более насыщенна. А теперь объясни, что все это, черт возьми, значит?!

На лице Гидеона промелькнула тень разочарования.

— Не согласишься ли ты обсудить это со мной за ужином? У меня сейчас работает шеф-повар француз. Или, — хитро улыбнулся он, — ты хочешь, чтобы я лично приготовил для тебя омлет?

Серена резко тряхнула головой.

— Сейчас, — холодным тоном сказала она, — немедленно.

— Ну что ж, — развел он руками, — в общем-то, я предполагал, что ты можешь рассердиться. Ладно. Просто мне хотелось увидеть тебя здесь, на Кастельяно. Впрочем, не совсем так. Мне хотелось увидеть тебя где угодно, в любом месте, но я рассудил, что здесь нам будет гораздо удобнее поближе познакомиться друг с другом.

Ошеломленная, она смотрела на него, не в силах произнести ни звука. Лишь через несколько мгновений спустя, когда к ней вернулся дар речи, Серена спросила:

— Могу ли я поинтересоваться, как тебе удалось затащить меня сюда?

Гидеон скорчил гримасу.

— Тебе это вряд ли понравится.

— Не сомневаюсь. С того самого момента, как я сюда прилетела, мне все не нравится.

По выражению его лица было видно, что в душе Гидеона борются противоречивые чувства.

— Я могу попытаться исправить это впечатление. Я всегда готов угодить даме.

Увидев, что лицо Серены потемнело, словно на него наползла грозовая туча, он вздохнул, сдаваясь.

— Ну хорошо, хорошо! Я соблазнил твоего брата прилететь из Монте-Карло в Марибу и подкупил здешнюю полицию, чтобы она арестовала его по ложному обвинению в перевозке наркотиков. Это был единственный способ заставить тебя прилететь сюда.

— Это все или есть что-нибудь еще?

— Ну-у… Я устроил так, чтобы без моего согласия ты не смогла бы покинуть остров. — Гидеон лукаво улыбнулся. — Здешние власти очень впечатлительны, и наиболее сильное впечатление на них производят банкноты со многими нулями.

— Я не могу поверить в этот бред! Но зачем, ради всего святого, зачем тебе все это?!

— Мне подумалось, что вряд ли ты приедешь, если я тебя просто приглашу, — бесхитростно пояснил Гидеон. — И знаешь почему? Я сумел отыскать твои следы всего два года назад, а вот ты могла найти меня в любой момент и все же не сделала этого. Значит, ты не хотела снова видеть меня, так, Серена? Ты не подала весточки о себе даже после того, как пять лет назад умер твой муж.

Серена ответила не сразу:

— Мне не было смысла возвращаться. Мы были чужими, почти незнакомыми людьми, словно два корабля, прошедшие мимо друг друга в ночи. Для чего мне было возвращаться?

Он кивнул.

— И если бы я пришел к тебе в Нью-Йорке, то услышал бы то же самое. И там мне было бы куда труднее выманить тебя из этой твоей уютной лисьей норы, которую ты для себя выкопала. А я всегда предпочитаю идти по пути наименьшего сопротивления, — мягко улыбнулся Гидеон.

— Сомневаюсь, что выбранный тобой путь покажется тебе таким уж простым. — Глаза Серены метали молнии. — Почему ты решил, что имеешь право поступать таким образом? Или тебе приелись здешние островные шлюхи и захотелось чего-то новенького?

— Ты для меня не «новенькое». — В его глазах блеснула веселая искорка. — Мы с тобой знаем друг друга уже больше десяти лет.

— Это не смешно!

— А я и не хотел тебя смешить. Извини, — тряхнул головой Гидеон, — но я не могу не улыбаться. Я так рад тебя видеть!

Серена почувствовала, как глубоко в душе появляется некое робкое ощущение близости, но тут же позволила бушевавшей в ней ярости задавить его — раньше, чем оно успело растопить те преграды, которые она лихорадочно возводила между собой и этим человеком.

— А вот я Ничуть не рада тебя видеть. Я благодарна тебе за помощь, которую ты оказал мне той ночью, но…

— Успокойся, — ровным тоном перебил он ее. — Зачем столько страсти! Не надо бушевать. Я так и знал, что ты отдалишься от меня. Видно, я чересчур долго раздумывал перед тем, как принять окончательное решение о том, что мы должны быть вместе. Если бы я отыскал тебя сразу, такой проблемы не возникло бы. Ты просто не успела бы убедить себя в том, что мы ничего не значим друг для друга.

— Мы действительно ничего не значим друг для друга! Мы даже не знаем друг друга!

— Именно поэтому ты находишься здесь. Мы должны довести до конца то, что было начато десять лет назад. Помнишь, я сказал тебе, что мы принадлежим друг другу? Так вот, будем считать, что это — ядро атома, и посмотрим, удастся ли нам вызвать цепную реакцию. Дружба, секс, постижение друг друга — все это впереди.

Пытаясь успокоиться, Серена сделала глубокий вдох.

— Значит, так! Я сейчас же отправляюсь в город, а ты звонишь этому своему полковнику и велишь ему выпустить Дэйна. После этого мы с Дэйном немедленно улетаем отсюда.

Гидеон упрямо покачал головой.

— Об этом не может быть и речи, прежде чем ты предоставишь мне возможность воспользоваться своим шансом. Хочу предложить тебе сделку. Дай мне неделю. Ведь это не такой большой срок, правда? Проведи со мной ровно одну неделю, и я обещаю, что после этого позволю вам с Дэйном покинуть Кастельяно.

Она смерила его подозрительным взглядом.

— И — все?

— Нет, — ухмыльнулся он, — потом я последую вслед за вами и вырою себе нору по соседству с твоей. Но ты по крайней мере будешь находиться у себя дома.

— Да что же это в таком случае за сделка?

— Единственная, которую я могу тебе предложить. — Он уже не улыбался. — Только так и не иначе. В противном случае Дэйн будет торчать в отеле «Картахена» до тех пор, пока у него не вырастет длинная седая борода, а ты будешь оставаться у меня в гостях, пока не передумаешь. — Выражение его лица стало жестким, как кремень. — Поверь мне, Серена, я не блефую. Мне не по душе прибегать к силе, но в случае надобности я умею это делать. — Он повернулся к ней спиной и бросил через плечо: — Устраивайся. Ужин в восемь. Увидимся за столом.

— Я хочу ужинать в своей комнате, — резко сказала она — Узникам положено находиться в изоляции.

Дойдя до двери, Гидеон остановился и обернулся к ней.

— В таком случае мы поужинаем в твоей комнате, — неожиданно мягко проговорил он. — Вдвоем. Ты и я. Я полагал, что ты захочешь воспользоваться Россом в качестве буфера, но оказаться с тобой один на один для меня еще лучше. — Внезапно он усмехнулся и спросил: — Можешь ли ты представить, насколько сильно я хотел тебя той ночью?

Серена растерянно раскрыла глаза.

— Нет. Ты вел себя так…

— Как евнух, правильно? — Губы Гидеона скривились. — Просто в ту ночь я подумал, что в придачу к тому, что тебя тогда терзало, не должен нагружать тебя еще и своими ухаживаниями. Кроме того, ты была сущим ребенком. — Он понизил голос. — Но сейчас ты уже больше не дитя, так что советую тебе подумать и стать более покладистой.

— Ты мне угрожаешь? Ты хочешь меня изнасиловать?

— Ни за что. Но скоро ты сама захочешь, чтобы это произошло. Захочешь не меньше моего. Когда мы сумеем подавить в себе первоначальные злость и обиду, секс станет нашим самым замечательным, самым прекрасным развлечением.

— Мы? Я, по-моему, единственный, кто испытывает злость и обиду. Ты в данной ситуации просто не имеешь права испытывать подобные чувства.

— Может, и не имею, но тем не менее испытываю. — Губы Гидеона вытянулись в узкую, жестокую полоску, а в глазах вспыхнул холодный огонь. — Я злюсь на твой брак, я испытываю отвращение из-за того, что ты принадлежала другому мужчине и сделала все для того, чтобы забыть меня. Я много раз пытался урезонить себя, но ничего не мог с собой поделать. Это все равно оставалось здесь. — Он стукнул себя в грудь. — Я очень долго ждал и на протяжении всего этого времени испытывал по отношению к тебе те же злость и обиду, которые ты сейчас испытываешь ко мне. Я был так часто готов взорваться, что постепенно это стало моей второй натурой. Я, черт возьми, заслужил того, чтобы попытать счастья! — Едва сдерживая себя, Гидеон распахнул дверь. — И я пойду на все, чтобы использовать этот шанс! Я не могу… — Внезапно он осекся и с силой выдохнул воздух. — Черт, я ведь не хотел всего этого говорить. Я собирался быть милым и обходительным. Но прошло столько времени, и оно тянулось так долго…

— Именно это я и пытаюсь тебе внушить, — чуть дрожащим голосом заговорила Серена. Она была ослеплена, почти парализована этой нежданной вспышкой. Гидеон всегда вспоминался ей мягким, обволакивающе нежным и заботливым, и этот взрыв чувственности буквально оглоушил ее. — Прошло слишком много времени. Я уже не та. Он посмотрел на нее задумчивым взглядом.

— Я знаю, ты изменилась. Но из этого вовсе не следует, что нам не будет хорошо вместе. Может статься, даже… — Он умолк и совершено неожиданно для Серены спросил: — Ты все еще рисуешь?

— Иногда, — ответила она, удивленно вздернув брови. — Сейчас у меня почти не остается на это времени.

— Когда-то ты хотела стать художником, а вместо этого стала модельером. Почему? — спросил он, прищурив глаза.

— Так получилось, — пожала плечами Серена. — У меня обнаружился талант, и грех его было не использовать. И в том, чем я занимаюсь, я достигла больших успехов.

— Мне об этом известно. Но я не могу понять другое: с какой стати дочь графини Мара де Ланкомб и падчерица богатейшего в Англии человека почувствовала необходимость идти на подобный компромисс? — Гидеон не спускал с собеседницы взгляда, губы его горько кривились. — Насколько я знаю, твой муж-итальянец не мог предложить тебе ничего, кроме титула, но ведь твои родители наверняка были готовы оказать тебе любую помощь.

— Гляди-ка, как много ты обо мне знаешь! — выдавила Серена и отвела взгляд в сторону.

— И все же еще недостаточно. Это является одной из причин того, почему ты очутилась здесь. Так отчего же ты не обратилась к ним за помощью?

— Не твое дело. — Серена снова посмотрела ему в глаза, но теперь в ее взгляде читалась непреклонная решимость. — Это моя жизнь, и тебе в ней места нет. Каждый человек должен идти на компромиссы. Я просто выросла.

— Понятно, — с оттенком грусти обронил Гидеон. — У тебя это прекрасно получилось. Какая жалость, что все это время я не мог находиться рядом для того, чтобы наблюдать за тобой или время от времени оказывать помощь. Мне бы так этого хотелось!

Серена ощутила, как внутри ее разливается то же самое теплое чувство, что и прежде, только гораздо более сильное. И надо же такому случиться: только ей стоило подумать, что она окончательно ожесточилась против него, как он говорит такое!..

— Гидеон, не надо… Отпусти меня. Из этой затеи не выйдет ничего хорошего.

— Посмотрим. Если не выйдет, то, значит, не судьба. — Он снова повернулся к двери и бросил напоследок: — В восемь часов. Форма одежды — парадная. Ужин — внизу или здесь. Решать — тебе.

Дверь шумно захлопнулась за его спиной.

В семь тридцать Серена бросила на себя последний взгляд в зеркало. Если «дамские ухищрения», как назвал это Гидеон, были способны вывести его из равновесия, то наряд, который она выбрала для ужина, должен достичь этой цели на все сто процентов. Свободные лиловые брюки были настолько широки, что их вполне можно было спутать с вечерним платьем, а свободная шелковая туника такого же цвета не столько выделяла линии ее тела, сколько намекала на них. Однако ее квадратный вырез на шее спускался так низко, что едва скрывал кончики грудей, а витое серебряное ожерелье подчеркивало их влекущую полноту.

Прежде она надевала этот наряд всего лишь один раз, на пресс-конференцию, посвященную представлению ее весенней коллекции, а сюда взяла его только потому, что предвидела необходимость очаровать с помощью этого «ухищрения» кого-нибудь из местного начальства, чтобы вызволить Дэйна из-за решетки.

По ее мнению, этот наряд был чересчур откровенным, но сейчас он хорошо послужит, чтобы доказать Гидеону, как сильно она изменилась с тех пор, как была девчушкой с широко открытыми глазами, которую он когда-то знал. Тем лучше!

Она застегнула серебристые босоножки на высоких каблуках и удовлетворенно кивнула собственному отражению. Уверенность в себе, элегантность, неприступность — и ее выстрел угодит прямо в цель.

Росс, необычайно элегантный и торжественный в смокинге, встретил ее у нижней ступени лестницы и, как следует рассмотрев, восхищенно присвистнул.

— Симпатично. — Переместив взгляд на глубокий вырез, он добавил: — Небезопасно, но очень симпатично.

— В первую очередь это модно. Уж я-то знаю. Я сама придумала этот фасон, — сказала она и, почувствовав, что говорит, словно защищаясь, быстро добавила: — Да, а здесь все здорово изменилось! — Указав широким жестом на блестящую черно-белую плитку, которой был выложен пол, и сияющую хрустальную люстру в холле, пояснила: — Ковры работы Обюссона, китайская ваза династии Мин в коридоре второго этажа и твоя бесподобная элегантность… Вы всегда переодеваетесь к ужину?

— Почти никогда, — мотнул головой ее собеседник. — С нас хватает и того, что приходится таскать эти обезьяньи наряды, когда мы работаем. Нет, в данном случае виновник торжества — ты.

— И в чем же заключается ваша работа?

— Гидеон является владельцем целой сети казино и отелей в курортных городах Карибов и на Багамских островах. Самый большой из них расположен в Санта-Изабелле; там же находится и наша штаб-квартира.

— Выходит, ваша база не на Кастельяно?

— Нет, Гидеон сохранил на острове этот дом и все свои связи, но мы уже давно не ведем здесь никаких дел. Он считает, что на острове слишком нестабильная обстановка.

— Никак не могу представить себе Гидеона в роли магната.

— Правда? В таком случае побеседуй с кем-нибудь из тех, кому хоть однажды не повезло перейти ему дорогу Гидеон кристально честен, но это не мешает ему быть чрезвычайно жестким предпринимателем. Пойдем. — Росс взмахнул рукой в сторону двери, располагавшейся в левом конце вестибюля. — Пойдем в библиотеку. Я приготовлю тебе что-нибудь выпить. Гидеон предупредил, что он немного задержится и присоединится к нам чуть позже.

— Еще одна деловая встреча? — с нескрываемым сарказмом осведомилась Серена.

— М-м-да, — чуть замешкавшись, ответил Росс, — это можно назвать и так.

Помимо воли Серене вспомнились соблазнительные формы той женщины, которую она видела рядом с Гидеоном.

— Это можно назвать как угодно. Для этого существует множество определений, — холодно процедила она и, пройдя мимо Росса, двинулась вперед.

Росс проследовал за ней и, оказавшись в библиотеке, не останавливаясь, подошел к переносному бару. Вид у него был слегка озадаченный.

— Правильно ли я угадал или мне только почудилось раздражение в твоем тоне? — осведомился он. — Следовательно, Гидеону не удалось смягчить твой гнев?

— А ты всерьез полагал, что ему это удастся?

— В общем-то, нет, но кто знает. Иногда Гидеон умеет говорить весьма убедительно. Что ты предпочитаешь: вино или коктейль?

— Белое вино. — Серена посмотрела на стоявшего в противоположном конце библиотеки Росса, и глаза ее подозрительно сузились. — А ты сам… Насколько глубоко ты увяз в этой афере? — спросила она.

— По самые уши, — признался Росс, наливая вино в два высоких бокала. — Гидеон отдавал приказания, а я суетился, выполняя их. И завлек Дэйна в Марибу, наобещав ему много вина, женщин и музыки. — Он направился через комнату в сторону Серены. — Кстати, все свои обещания я выполнил сполна. Дэйн в этом отеле просто как сыр в масле катается. Думаю, тебе придется приложить много усилий, чтобы вытащить его из Марибы.

— Благодаря вашим усилиям он оказался в опасности. Всему миру известно, насколько продажно и беспринципно здешнее правительство.

— Они далеко не глупы и знают, что Гидеону перечить не стоит. Прежде чем он перестал работать на Кастельяно, они научились уважать его. Полицейские сполна отработают полученные взятки, иначе он из них душу вынет.

Серена поежилась. То, что она сейчас слышала от Росса, не имело совершенно ничего общего с тем человеком, каким она запомнила Гидеона Брандта. Она приняла из рук собеседника бокал с вином и заглянула в золотисто-прозрачную глубину напитка.

— Таксист назвал его Техасцем с большой буквы. Словно он здесь один такой.

— Ничего удивительного, — пожал плечами Росс, — он выбрал для себя эту кличку сразу же после своего появления здесь, и уверяю тебя, сейчас она известна на всех Карибских островах. — Росс пригубил вино и добавил: — Более того, во всем этом полушарии есть только один Техасец, и это — он. Его ни с кем не спутаешь.

— Да, он действительно уникальная личность, — рассеянно кивнула Серена. — Объясни, почему ты стал помогать ему в осуществлении этого безумного плана?

— Я перед ним в долгу, — просто сказал Росс. — Ведь именно я помог тебе сбежать от него. Я полагал, что поступаю правильно, но все обернулось иначе. Он вывернул всю Марибу наизнанку, пытаясь найти твои следы. Под конец мы пришли к выводу, что ты прибыла сюда на корабле и потом точно так же уплыла.

— Правильно, — кивнула Серена, — ведь я же говорила тебе, что мне есть куда идти.

— Кроме того, ты сказала мне, что у тебя есть муж. Я думал, что это подействует на Гидеона отрезвляюще, но ошибся. — Росс скривил губы. — Гидеон и тут не растерялся: если этот подонок отпустил ее разгуливать по улицам в таком состоянии, он ее не заслуживает — таковы были его слова. Вот мы и начали тебя искать. — Росс сделал еще один глоток. — Как только у него появились первые деньги, он тут же обратился в частное сыскное агентство. Но поскольку ты не оставила практически никаких следов, твои поиски растянулись на многие годы. Им удалось отыскать тебя только два года назад.

— Целых два года! — скептически усмехнулась Серена. — Не больно-то он торопился возобновить прежнее знакомство! Видимо, для него был гораздо важнее процесс, а не результат. Кроме того, я не сомневаюсь, что он слишком часто отвлекался от этих поисков.

— Ты имеешь в виду женщин? Но ведь он же не каменный! Чего ты от него хочешь!

— Да ничего я от него не хочу, в том-то и дело. По мне, пусть бы у него был хоть целый гарем!

— У меня уже язык онемел с тобой спорить, — с усмешкой проговорил Росс и кинул взгляд на наручные часы. — Ого, уже восемь тридцать. Пойдем в столовую. Гидеон сказал, чтобы мы его не ждали, если он не появится к этому времени.

— Вот это мило! Сначала он меня практически похищает, а потом не соизволит появиться к ужину! Он сам не знает, чего ему нужно.

— А вот и неправда, — раздался голос от двери, и, повернувшись, Серена и Росс увидели стоявшего на пороге Гидеона. — Я-то как раз очень хорошо знаю, что мне нужно, а вот все остальные, по-моему, находятся в заговоре против меня и мешают мне это получить.

Он вошел в библиотеку, на ходу приглаживая волосы. На нем был черный смокинг и вечерняя рубашка с плиссированной манишкой, которые он носил так же небрежно, как старые джинсы и ботинки.

— Извините, что задержался. В последний момент возникли дела, и я…

Гидеон умолк и изумленно уставился на глубокий вырез надетой на Серену туники.

Она почувствовала, как к ее щекам прихлынула горячая краска. Серена уже забыла, когда краснела в последний раз.

— Пялиться на женщину подобным образом неприлично, — заметила она.

— Иногда выгодно быть бедным невоспитанным ковбоем, — откликнулся он, не отрывая глаз от заинтересовавшего его зрелища. — Мы, в отличие от лощеных городских хлыщей, когда нам что-то предлагают, просто протягиваем руку и берем это. Если бы ты не хотела, чтобы я тебя разглядывал, ты бы не натянула на себя эту витрину, правильно?

— Неправильно. Глубокие вырезы сейчас в моде. Это очень стильно и сейчас принято…

— Провоцировать мужчин на то, чтобы они хватали тебя и тащили к первой попавшейся кровати, — закончил Гидеон.

— Я хотела сказать совсем другое. Не все же такие…

— Я предлагаю приступить к ужину, — поспешно прервал их Росс, беря из рук Серены бокал с вином и ставя его на столик в стиле шератон. — Оставь ее в покое, Гидеон. Она и без того натерпелась за сегодняшний день.

Гидеон притворно удивился:

— Ба, какая трогательная забота! Может, мне не стоило оставлять вас вдвоем так надолго? — Затем его взгляд снова обратился к груди Серены. — По крайней мере я точно не сделал бы этого, если бы знал, что она оденется в стиле Элеонор Аквитанской.

— Еще как оставил бы. — Взгляд Росса скользнул по лицу товарища. — Ну что, все в порядке?

— Да, — кивнул Гидеон, — уже лучше.

— Кто такая Элеонор Аквитанская? — непонимающе спросила Серена.

— Королева Франции, а затем и Англии, мать Ричарда Львиное Сердце. Говорят, она вела свои войска в атаку, будучи обнаженной до пояса, — сообщил Гидеон. — А разве ты, Серена, сейчас делаешь не то же самое? Мне еще никогда не бросали такой очаровательный вызов.

— К столу, — вновь проговорил Росс, беря Се-рену под локоть и галантно ведя ее по направлению к двери. — И как можно скорее.

Когда Росс выводил ее из комнаты, Серена услышала позади себя приглушенный смех Гидеона.

Глава 2

За столом прислуживал смуглый стройный юноша. Он был неназойлив и практически незаметен. Хрусталь и тончайший фарфор были выше всяких похвал, а подаваемые на стол блюда являлись воплощением самых дерзких мечтаний любого гурмана. Однако Серена всего этого не замечала. Она ощущала на себе пристальный, неотрывный взгляд Гидеона, а все остальное отступило на задний план и было словно окутано дымкой.

На долю Росса выпала трудная задача поддерживать светский разговор, однако ответом на любую его фразу оказывались лишь односложные реплики. После того как с едой наконец было покончено, он отодвинулся от стола, облегченно вздохнул и произнес:

— Кофе будет подан в библиотеку. Надеюсь, вы понимаете, что я намерен выдвинуть свою кандидатуру на награждение медалью. Я заслужил эту награду, рискуя своей хрупкой душевной конституцией в той молчаливой психической войне, которую вы ведете друг против друга.

— Войне? — удивленно вскинул брови Гидеон. — Я вовсе не ощущаю себя на фронте. — Он кинул салфетку на скатерть и встал из-за стола. — Хотя не могу не признать, что мысли мои носят весьма агрессивный характер.

— Подходящее определение, — откликнулась Серена. — Я тоже нахожусь в воинственном состоянии духа.

— Элеонор готовится к атаке? — улыбнулся Гидеон. — Жду не дождусь.

Серена словно загипнотизированная не могла оторвать взгляда от его глаз. Она не знала, сколько прошло времени, прежде чем она сумела отвести взгляд в сторону и принялась судорожно думать, что бы такое сказать, чтобы разрядить возникшее между ними напряжение.

— Я не Элеонор, и тебе придется ждать очень долго, Гидеон.

— Я очень долго ждал и теперь нахожусь на полпути к своей цели, — усмехнулся он.

— О чем ты говоришь? — недоуменно нахмурилась Серена.

— О той ночи в заведении Консепсьон. — Взгляд Гидеона немного опустился и остановился на ее груди. — Мои собственнические инстинкты оскорбляет осознание того, что я был не единственным, кто видел тебя такой, но воспоминание о том моменте дарило мне множество фантазий на протяжении долгих лет, прошедших с тех пор.

Серена вспомнила его нежные руки, натянувшие ей на плечо бретельку сползшей ночной рубашки, чтобы прикрыть обнажившуюся грудь. К щекам ее прилила горячая краска.

— А я уже забыла об этом, — прошептала она. Улыбка на лице Гидеона угасла.

— Похоже, ты постаралась забыть обо всем, что связано со мной, не правда ли? Вот только не пойму, зачем. Нам с тобой, Серена, предстоит обсудить много всего. Помнишь, я говорил тебе о тех, кто подстерегает нас, сидя в засаде? Мне кажется, один из них все же напал на тебя после того, как мы с тобой расстались.

Внезапно Серена почувствовала невыносимую усталость.

— На меня нападали многие, — сказала она с вымученной улыбкой, — но я справилась с ними так, как умела, и в итоге одержала верх.

— Не совсем, — качнул головой Гидеон. — Ты позволила им кое-что отнять у тебя. Посмотрим, что я смогу сделать, чтобы вернуть тебе похищенное.

Желая привлечь внимание спорящих, Росс нарочито громко кашлянул и проговорил:

— Эй, на тот случай, если я вдруг превратился в человека-невидимку, хочу напомнить вам: я, между прочим, все еще здесь.

Серена рассеянно улыбнулась ему и вновь обратила внимание на Гидеона.

— Единственное, что я хочу получить от тебя обратно, это Дэйн.

— Всему свое время, — сузил глаза Гидеон. — Я сообщил тебе, каковы мои условия. Стоит тебе согласиться, и я тут же запущу машину. Видит бог, я буду счастлив дать тебе все, что только ты пожелаешь. А ты дай мне шанс… — Гидеон умолк, не договорив, поскольку в этот момент возле него возник тот самый затянутый в белое юноша, который прислуживал им за столом, прошептал что-то на ухо хозяину и тут же растворился — так же неожиданно, как и появился.

Когда Гидеон снова повернулся к своим друзьям, на лице его было отсутствующее выражение.

— Мне надо идти, — лаконично бросил он. — Займи ее чем-нибудь, Росс.

С этими словами он вышел из столовой, даже не удостоив Серену взглядом.

— Похоже, я снова стал видимым, — проговорил Росс. — Как насчет кофе, Серена?

— Нет, — так же рассеянно ответила она. Ее не должно было волновать то, что, когда Гидеону нужно было выбирать между ней и своими делами, она неизменно оказывалась на втором месте. Не должно было, но… беспокоило. В тот момент, когда он вышел из комнаты, у нее возникло такое чувство, что ее попросту отложили в сторону, словно вещь, в которой пока отпала надобность. — Я, пожалуй, пойду к себе. Извини, что я была груба, Росс. — Внезапно Серена осознала, что извиняется перед сообщником Гидеона, и стиснула зубы. — Впрочем, вы оба заслуживаете не просто грубости, а кое-чего похуже. Думаю, публичное сожжение на костре было бы для вас в самый раз.

— Ух, какие мы свирепые! — с иронией произнес Росс. — Хотя если Гидеону придется встать на костер, у меня тоже не останется выбора. Одолжите мне немного решимости, королева Элеонор.

— Не смешно. Сегодня, прежде чем лечь спать, я желаю поговорить с Дэйном. Ты дашь мне его номер в отеле?

Росс утвердительно кивнул, вытащил визитную карточку и нацарапал на ней телефонный номер.

— Попроси, чтобы тебя соединили с апартаментами люкс. — Затем он ухмыльнулся и добавил: — Я же говорил тебе, что мы хорошо позаботились о нем.

Повесив телефонную трубку после разговора с братом, Серена поняла, что последние слова Росса были в лучшем случае кокетством. Дэйна нисколько не волновала перспектива задержаться в Марибе. Более того, он вообще не проявил ни малейшего желания покидать Кастельяно. Наверное, ей следовало радоваться тому, что ее брат находится в столь приподнятом настроении, но вместо этого она испытывала лишь растерянность и обиду. Выходит, лишь она одна переживала по поводу той ситуации, в которой они оказались.

Серена встала, прошлась по комнате и остановилась возле стенного шкафа. Сейчас она примет душ, ляжет в постель и забудет про Дэйна, Гидеона и весь этот клубок, который ей предстоит распутать, прежде чем она сможет вернуться к своей прежней — спокойной и размеренной — жизни.

Она сняла с вешалки свой серый шелковый халат, хотела было закрыть дверцу и вдруг замерла как вкопанная. Не может быть! Серена вытащила из глубины шкафа ту самую белую атласную ночную рубашку, которую так небрежно смяла и швырнула на плетеный стул десять лет назад. Ее ткань переливалась и была девственно-чистой, словно только что из магазина.

Серена повесила ночную рубашку обратно в шкаф и закрыла его дверцу. Старая ночная рубашка вызвала из небытия слишком много воспоминаний — но не об Антонио и ужасах, которые ей было суждено пережить той ночью, а о Гидеоне и тех чувствах, которые она испытывала по отношению к нему. Серена закрыла глаза и вновь пережила ту боль, что пронизывала ее, когда она спускалась по ступеням, покидая его дом и навсегда уходя из его жизни. Боже, как ей не хотелось, чтобы эти воспоминания снова мучили ее! Но не для того ли он оставил в шкафу эту ночную рубашку? В таком случае это был весьма хитрый ход с его стороны. Серена уже начала понимать, что под маской ленивого ковбоя, которую давным-давно нацепил на себя Гидеон, скрывается острый ум.

Она открыла глаза, отвернулась от шкафа и медленными шагами направилась к двери, ведущей в ванную комнату.

Через час, выйдя из душа и высушив волосы феном, Серена почувствовала себя гораздо увереннее, нежели прежде. Откинув покрывало на кровати, она взбила подушки, подошла к окну, намереваясь открыть его пошире, и застыла, увидев внизу, в патио, Гидеона.

Он сидел на краю выложенного мозаикой фонтана. Он снял свой смокинг, распустил галстук-бабочку и закатал рукава белоснежной рубашки. Лунный свет серебром отсвечивал от его волос и придавал его лицу выражение мрачной решимости. Он смотрел прямо перед собой, но, судя по всему, не видел ничего, кроме картин, встававших перед его внутренним взором. О чем он думал? Какие мысли вызвали на его лице такое выражение?

Что он чувствовал?

В этот момент он поднял голову. Увидев его лицо более отчетливо, Серена непроизвольно втянула воздух. В его чертах застыла грусть. Неизбывная грусть и ужасающее одиночество.

Не отдавая отчета в своих действиях, Серена выбежала из спальни и кинулась вниз по ступеням. Она должна что-нибудь для него сделать! Гидеон испытывает боль, и Серена должна успокоить ее. Она обязана облегчить его страдания!

Она обрела способность трезво рассуждать только тогда, когда оказалась в патио, в нескольких футах от него, но затем он поднял на нее глаза, и здравый смысл вновь покинул Серену.

Его темные глаза блестели в лунном свете.

— Привет. Извини, что мне пришлось покинуть тебя нынче вечером. Все у меня идет не так, как надо.

Она сделала шаг по направлению к нему.

— Что-то не так, Гидеон?

— Смерть, — просто ответил он. — Это самое большое «не так», которое не исправишь, как бы сильно ты ни старался.

Серена почувствовала болезненную жалость к этому сильному и одновременно страдающему человеку.

— Хочешь, поговорим об этом? У тебя умер кто-то из близких?

— Фрэнк, — пробормотал Гидеон. — Я твержу себе, что он был стар и болен, что он неплохо пожил, по крайней мере в последние годы, но ничего не помогает.

— Фрэнк, — пробормотала она. — Я думала, ты нашел для него хозяев, отдал его в хорошие руки. Росс сказал, что ты всегда так поступал. Мужчина покачал головой.

— Я оставил его у себя. Он был со мной повсюду, куда бы я ни уезжал. Я… любил его.

Слезы обожгли ее глаза.

— Мне кажется, что я тоже полюбила его. Он так помог мне в ту ночь!

— У тебя была собака после того, как ты убежала от меня? Я часто задумывался об этом.

— Нет. Я, как и ты, много путешествовала. Это было бы нечестно по отношению к животному. Некоторое время у меня жила собака моей подруги Элизабет. Она чем-то напоминала мне Фрэнка. — Серена сделала еще один шаг вперед. — Значит, сегодня вечером ты ушел к Фрэнку?

Гидеон кивнул.

— Ветеринар поначалу уверял, что пес выкарабкается, но потом наступило ухудшение. Он прожил всего один час после того, как я вернулся к нему. — Гидеон с усилием сглотнул. — Так больно было смотреть, как он умирает!

— Но ты все же оставался с ним до последней минуты?

Он поднял на нее удивленные глаза.

— А как же иначе! Смерть — это воплощенное одиночество, и в такие минуты важно, чтобы рядом находился друг.

Серена протянула руку и нежно прикоснулась к его щеке.

— Во всех случаях важно, чтобы рядом находился друг.

Гидеон на мгновение замер, а затем спросил:

— Это приглашение?

— Я хотела бы быть твоим другом, — просто ответила она. — Хотя мне кажется, что мы с тобой уже и так друзья, Гидеон. Я не могу дать тебе то, что ты от меня хочешь, но я могу подарить тебе дружбу. Позволь мне помочь тебе.

Она сделала еще один шаг вперед и оказалась в его объятиях. Это произошло так же просто и естественно, как и в ту ночь много лет назад. Серена почувствовала, как тело Гидеона напряглось, а затем постепенно расслабилось.

— Я был бы дураком, если бы отказался от твоего предложения, правда? — Он обнял ее, прижался щекой к ее виску. — Господи, Серена, если бы ты только знала, как мне больно! Мы с Фрэнком были похожи, и, наверное, именно поэтому я так сильно любил его. Мы оба были бродяги, нас обоих побила жизнь, и мы оба были покрыты старыми шрамами.

Серена чувствовала тепло его дыхания и непроизвольно прижалась к нему еще крепче.

— В те дни, когда я был одинок или когда у меня не ладились дела, он-всегда находился рядом со мной. Он был такой веселый, такой преданный и так… — его голос надломился, — …так любил меня.

— Ты уже говорил мне эти слова, — дрожащим шепотом напомнила Серена. — Ты сказал, что страдания сделали его сильным, но от этого он не утратил способность любить.

— Да, — подтвердил Гидеон и несколько мгновений молчал, нежно обнимая Серену. Затем он сунул руку в карман и вытащил оттуда носовой платок. — Извини, — сказал он и приложил платок к ее виску, смоченному его слезами, а затем, ничуть не стесняясь, вытер собственные глаза. — Фрэнк заслужил того, чтобы о нем всплакнули, — вздохнул Гидеон, засовывая платок обратно в карман. — Спасибо тебе.

— За что? — улыбнулась Серена. — Я ведь даже не одолжила тебе свою рубашку, не приготовила для тебя омлет. Мы с тобой пока что не в расчете.

— Это не соревнование, — угрюмо промолвил он. — Дружба не нуждается в сравнениях Дружба означает давать и брать Спасибо за то, что ты мне дала.

— Спасибо за то, что ты это взял. Приятно, когда ты кому-то нужна. Сейчас мне кажется, что раньше я никому не была нужна. Разве что Дэйну, — скорчила она гримаску, — но единственное, в чем он всегда нуждался, — чтобы его вытаскивали из разных передряг.

— Ты была никому не нужна? — недоверчиво переспросил Гидеон. — И даже своему мужу?

Серена вдруг закрылась, словно отгородилась щитом.

— Нет, Антонио никогда не нуждался во мне. — Она отступила назад и проговорила: — Пожалуй, мне пора. Почему бы и тебе не отправиться спать?

— Еще одно приглашение? — спросил Гидеон, и его губы тронула слабая улыбка. Впрочем, он тут же примирительным жестом поднял руку и поспешил добавить: — Это всего лишь неудачная шутка. Я понимаю, что, пытаясь успокоить меня, ты дошла до определенной границы и не переступишь ее. — Затем он потер шею и усталым голосом закончил: — Да, я, наверное, тоже пойду спать. День сегодня был жуткий.

— Он был бы для тебя гораздо легче, если бы ты не решил похитить меня, — будничным тоном заметила Серена и тут же с изумлением поймала себя на том, что она уже подшучивает над тем, что произошло. В какой-то момент здесь, в патио, злость и обида покинули ее, и она уже не была уверена в том, что сможет снова вызвать их в себе, чтобы направить против Гидеона Брандта. Она даже не была уверена в том, что ей вообще хочется их вызывать. Находясь в состоянии мира с Гидеоном, она испытывала ни с чем не сравнимое спокойствие и душевное тепло.

— Я сделал то, что должен был сделать, — проговорил он, окинув ее взглядом. — Мне очень нравится этот твой серебристый халат. В нем ты похожа на лунную деву.

Серена засмеялась, а Гидеон сложил руки и переплел пальцы, словно слушал прекрасную музыку.

— Как здорово! Я еще ни разу не слышал, как ты смеешься. Нужно что-нибудь придумать, чтобы ты смеялась как можно чаще. — Затем он взял Серену за руку так, что на сей раз переплелись пальцы их рук, и повел ее через патио по направлению к входной двери. — Может, нанять на работу клоуна? Или купить сборник анекдотов? Или… — Он умолк и впился в нее глазами. — Ты дашь мне время, о котором я просил, Серена? Ты дашь мне хотя бы неделю?

Этот человек отложил осуществление плана, который он вынашивал в течение десяти лет, только для того, чтобы проводить в последний путь своего умирающего пса. Ну разве могла она теперь отказать ему в его просьбе?! Можно ли вообще отказать Гидеону Брандту?!

— Признаться по правде, я очень боюсь тебя, — ответила она дрогнувшим голосом. — Но все же я дам тебе эту неделю, пусть даже это будет ошибкой с моей стороны. Не знаю, почему я делаю это. Ты ведешь себя как настоящий деспот и…

— Нет, это не ошибка! — перебил ее Гидеон, и лицо его озарилось улыбкой. — Я уверен, что это самое мудрое решение, которое ты когда-либо принимала. — Он крепче сжал ее руку. — Черт возьми, как я счастлив!

Она позволила ему почувствовать себя счастливым. Эта мысль наполнила Серену ощущением радости и собственной значимости. Ему было плохо, а она подарила ему счастье! Что может изменить одна неделя? Дэйн находится на седьмом небе и катается как сыр в масле, а у нее не запланировано никаких дел по крайней мере на ближайший месяц. Кроме того, она в долгу перед Гидеоном и обязана ему гораздо большим, нежели эта незначительная поддержка, о которой он просит ее.

— Но я не могу обещать тебе ничего, кроме дружбы. Я по-прежнему считаю твою затею безумной и…

— Ш-ш-ш, не порть вечер! — Он поднес ее руку к губам и трогательным жестом поцеловал ее ладонь, и Серена ощутила, как тепло его губ распространилось от ее ладони в кровь и разлилось по всему телу. — Позволь мне хоть немного побыть счастливым.

— Хорошо, — беззвучно ответила она, ощутив, как ночной воздух заряжается таким же электричеством, которое не так давно возникло между ними в столовой.

Сердце в груди Серены забилось в удвоенном темпе, и ей стало жарко. Она поняла, что тело предательски выдает охватившие ее чувства, поскольку рука Гидеона сомкнулась на ее запястье еще крепче, чем раньше. Он легонько прикоснулся языком к ее ладони и замер, словно высчитывая ее пульс, а затем спросил:

— Нравится?

А Серене показалось, будто в нее ударила молния. Интимное и все же совершенно невинное прикосновение, а ее уже трясет, будто в ознобе.

— А вот теперь мне точно пора к себе.

— Еще секунду. — Его губы мягко прикоснулись к нежной коже ее запястья, под которой пульсировали тонкие голубые жилки, а затем она почувствовала теплое прикосновение его языка. — Я чувствую: твое сердце бьется как сумасшедшее, — сказал он. — Ты очень легко возбуждаешься, любовь моя. — Гидеон легонько прикусил кожу на ее запястье, и Серену захлестнула горячая волна. — Нам с тобой будет так хорошо!

Серена не ожидала такого развития событий. Ей хотелось всего лишь утешить его, а внезапно ее захлестывает такое всепоглощающее чувственное желание, какого она не ощущала ни разу в жизни.

— Мне кажется, это не самая удачная мысль, — с усилием выдавила она.

— Только не иди на попятную. Ты дала мне обещание, и я заставлю тебя выполнить его. — На его лице вновь расцвела теплая улыбка и растопила панику, поднявшуюся было в душе Серены. — Завтра утром мы отправляемся в Санта-Изабеллу.

— В Санта-Изабеллу? А я полагала, что мы останемся здесь.

Гидеон отрицательно мотнул головой.

— Только в Санта-Изабелле я чувствую себя по-настоящему дома, а мне хочется показать тебе свой дом. Кроме того, — губы его искривились, — нынешняя обстановка на Кастельяно не располагает к отдыху и расслаблению, а мне нужно, чтобы ты смягчилась. Скорее даже размякла. Мне снова хочется услышать, как ты смеешься. — Гидеон поправил прядь ее волос, а затем нагнулся, быстро поцеловал ее в губы и тут же выпрямился. — Не так уж это и плохо, верно ведь? И уверяю тебя, что будет еще лучше.

Он снова взял Серену за руку, и они преодолели оставшиеся до двери несколько метров в молчании. Гидеон вновь заговорил лишь тогда, когда они поднимались по лестнице.

— Ты босая! А я и не заметил. У тебя что, стойкое отвращение к любой обуви? — с усмешкой спросил он. — Нет, я вовсе не против. У тебя очень изящные ножки, и мне доставляет огромное удовольствие любоваться ими.

— Я просто забыла. Я увидела тебя в патио и…

— Захотела помочь мне, — закончил он за нее, одарив теплым взглядом. — Ты так спешила мне на помощь, что даже забыла обуться.

Да, в определенный момент, когда они находились в патио, Серена была даже готова пройтись босиком по раскаленным углям, если бы это принесло Гидеону облегчение.

— Я уже сказала тебе, что мне редко приходилось ощущать собственную нужность. Поэтому я действовала, не раздумывая.

— Инстинкт, — задумчиво изрек он. — Ты действовала, повинуясь инстинкту. Подумай об этом сегодня ночью, возможно, это поможет тебе лучше разобраться в себе и в наших отношениях. Я верю в инстинкт.

Они поднялись на второй этаж. Гидеон остановился и посмотрел на свою спутницу:

— Именно он в ту ночь позволил мне понять, что ты принадлежишь мне. Доброй ночи, любовь моя. Увидимся завтра. — Гидеон ласково прикоснулся к ее щеке кончиком указательного пальца. Серена поколебалась и спросила:

— Ты уже успокоился? Он кивнул и улыбнулся.

— Можешь оставить свою дверь открытой на тот случай, если на меня нападут из засады. Мне будет приятно думать, что я снова могу оказаться в твоих объятиях, как это было у фонтана.

— Вряд ли я понадоблюсь тебе. Ты гораздо лучше умеешь справляться со злодеями. Спокойной ночи, — сказала она и повернулась.

Все то время, пока Серена быстрым шагом шла по коридору по направлению к своей комнате и открывала дверь, она ощущала спиной его пристальный взгляд.

Несколько мгновений спустя она уже лежала в постели, а в ее голове беспорядочным хороводом роились разрозненные мысли. Зачем она дала ему обещание? Безумный поступок, и сама она, видно, сошла с ума! Подобно гибкому дереву она раскачивалась под напором урагана, состоявшего из самых противоречивых чувств: симпатии к этому человеку, ностальгии и чувственности, которую он в ней будил. Серена понимала, что он вовсе не собирался возбудить ее до такой степени. Он всего лишь был самим собой — Гидеоном Брандтом, но и этого было достаточно. Даже сейчас, обуреваемая разноречивыми эмоциями, она была способна думать только о нем. Что он делает сейчас: лежит на кровати в своей спальне, вновь отдавшись на волю тоски и одиночества? Он наверняка шутил, говоря, что ему может понадобиться ее помощь, чтобы пережить нынешнюю ночь. И все же тогда, десять лет назад, он не закрыл свою дверь, полагая, что может ей понадобиться.

Серена долго лежала, уставившись в темноту и пытаясь принять хоть какое-то решение, но затем поняла, что апеллировать к здравому смыслу бесполезно, и махнула рукой. Зачем изводить себя, если она не знает даже то, что произойдет завтра. Наверное, Гидеон прав, и лучше всего положиться на инстинкты.

Выскользнув из-под одеяла, Серена подошла к двери, распахнула ее и оставила открытой, словно невысказанное приглашение, как жест дружбы и поддержки. Затем она вернулась в постель и натянула одеяло по самые брови. Что сделано, то сделано, и она почувствовала себя неизмеримо лучше. Серена закрыла глаза и вскоре уже спала крепким сном.

Гидеон также оставил свою дверь открытой и, лежа в кровати, ждал. Он понимал: шансов на то, что его желание осуществится, практически нет. Наверное, еще не настало время, чтобы она доверяла ему до такой степени, но чего не бывает… Затем он услышал, как, открывшись, тихонько скрипнула дверь в комнату Серены и через мгновение пискнули пружины матраца — она вернулась в постель.

Гидеон улыбнулся в темноте, повернулся на бок и закрыл глаза.

Когда некоторое время спустя он тоже погрузился в глубокий сон, на губах его все еще играла легкая улыбка.

— Чего-чего, а кофейных плантаций здесь я не ожидала, — проговорила Серена.

Шофер уверенно вел лимузин по усыпанной гравием дорожке, что вела к большому каменному дому, стоявшему на вершине холма.

— Росс сказал, что твой главный отель находится здесь, в Санта-Изабелле, и я полагала, что ты и живешь где-то поблизости от своих владений.

— Моя штаб-квартира расположена в пентхаузе этого отеля, и я действительно провожу там большую часть времени, — пояснил Гидеон и помахал рукой смуглому мужчине в одежде цвета хаки, что стоял в поле поодаль от дороги Тот помахал ему в ответ и улыбнулся ослепительной белозубой улыбкой. — Это Генри Дельгадо, мой управляющий. Он управляет плантацией и получает за это половину всей прибыли, позволяя мне оставаться «фермером в белых перчатках». Такое положение устраивает нас обоих. — Гидеон откинулся на синие велюровые подушки сиденья и вытянул ноги. — Поначалу я хотел вообще продать эти земли и оставить себе только дом и несколько прилегающих акров, но потом изменил решение. И тогда мы с Генри пришли к такому соглашению.

— Давно ты купил эту плантацию?

— Два года назад. — Взгляд Серены метнулся к его лицу. Гидеон торжественно кивнул. — Да, именно после того, как отыскал твои следы. Мне хотелось, чтобы к тому моменту, когда ты появишься, у тебя здесь был дом. В отеле, конечно, удобно и роскошно, но это все же не дом. В отчете частных сыщиков, которых я нанял, говорилось, что свой коттедж, расположенный на берегу озера, ты предпочитаешь квартире в Нью-Йорке, вот я и подумал, что так будет лучше. — Гидеон сделал паузу и продолжил: — Вот почему я купил именно этот дом: он стоит на берегу озера, которое питается от настоящего водопада. Теперь это частное владение, и принадлежит оно только нам с тобой. Если хочешь, после обеда я покажу его тебе.

— Конечно, хочу, — пробормотала Серена.

— И прекрати впадать в ступор каждый раз, когда я говорю нечто в этом роде. Я купил этот дом именно для нас с тобой и не собираюсь скрывать этого.

— Даже не знаю, что сказать, — откликнулась Серена. — Мне не верится, что мужчина может делать все это ради женщины, которую он едва знает, играть в рулетку, даже не будучи уверен, что она окажется той самой женщиной.

— Ты и есть та самая женщина, — уверенно ответил Гидеон, — и рулетка тут вовсе ни при чем.

— Ты просто невозможен, — покачала она головой. — Тебе это известно?

— Да, — ухмыльнулся он, — мне частенько приходилось об этом слышать.

— Охотно верю.

— Но ты ко мне привыкнешь. — Голос Гидеона приобрел бархатную мягкость. — Я предоставлю тебе возможность узнать обо мне все, включая самые потаенные детали.

В жилах Серены возник жар, и маленькие огоньки невидимого пламени принялись лизать ее изнутри. Она быстро отвела глаза в сторону. Интимная подоплека его фразы была очевидна, но прозвучала она не агрессивно, а вполне миролюбиво. Отчего же у нее перехватило дыхание?

Надо отдать должное Гидеону: ему блистательно удавалось заставать ее врасплох. Ни за завтраком сегодня утром, ни в течение короткого перелета с Кастельяно до Санта-Изабеллы в его поведении не было ни намека на сексуальность. Он был очарователен, заботлив, тактичен, много шутил, а сейчас… Сейчас его улыбка, адресованная ей, была наполнена чувственностью — нескрываемой и очевидной, словно флаг, что развевается над башней.

— Лучше не надо, — сказала она. Гидеон не стал делать вид, будто не понял.

— Я и сам пытаюсь утихомирить себя, у меня это плохо получается, — честно признался он, скорчив комичную гримасу. — Наверное, это отпугивает тебя. Разве мог я предполагать, что тот образ старшего брата и защитника, который сложился в твоем сознании когда-то, будет возникать каждый раз, когда ты будешь думать обо мне.

Гидеон медленно окинул ее взглядом — от желтой шелковой блузы до белой хлопчатобумажной юбки и обратно, задержав глаза на ее груди, туго натянувшей шелк блузки. Он говорил, тщательно подбирая слова и тихо — так, чтобы его не мог слышать шофер:

— Я и сейчас являюсь твоим защитником, но испытываю к тебе далеко не братские чувства. И сейчас мне больше всего хочется расстегнуть на тебе блузку и коснуться твоей груди. Я хочу распробовать тебя, узнать каждый сантиметр твоего тела. Каждый раз, когда я смотрю на тебя, все во мне начинает кипеть, и я возбуждаюсь до такой степени, что испытываю боль. Я с удовольствием приказал бы Рикардо остановить машину, затащил бы тебя в ближайшие кусты и делал бы с тобой все, что мне хочется, до скончания века. Ты понимаешь меня?

Серена смотрела на Гидеона, ошеломленная эротичностью его слов и тем взрывным эффектом, который они произвели на нее. В ее жилах разгорался огонь, ее груди напряглись под его взглядом так сильно, как если бы он в действительности ласкал их. Она торопливо перевела взгляд в сторону и стала смотреть в окно.

— О да, я понимаю.

В следующее мгновение Серена почувствовала на своем колене теплую тяжесть его руки и резко втянула воздух. Ее сотрясала неудержимая дрожь. Каждая жилка в ее теле горела, а мышцы расслабились и казались ватными. Серена невидящим взглядом смотрела на окрестности, мелькающие за окном, и чувствовала, как пальцы Гидеона ласкают ее колено, а затем задирают юбку и начинают нежно гладить внутреннюю сторону ноги.

— И никаких чулок, — вкрадчиво произнес он. — Полностью одобряю и поддерживаю.

— Слишком жарко, — еле слышно пробормотала она, отчаянно пытаясь совладать с собой. Она должна была остановить его, но не собиралась этого делать. Она хотела лишь одного: сидеть вот так, полностью отдавшись его власти и купаясь в том эротическом колдовстве, которое уже овладело ею.

— Жара — ужасная вещь, — говорил Гидеон, мягко, но настойчиво раздвигая ее ноги. — Она может лишить тебя возможности дышать, двигаться, сопротивляться…

Наконец его рука добралась до треугольника волос, легла на него. По телу Серены пробежала дрожь. Она ощущала жар, исходящий от его ладони.

— Она даже может причинить тебе боль. Ведь правда, Серена?

Гидеон не стал дожидаться ответа. Его рука вдруг исчезла, и он одернул на ней юбку.

— Запомни: каждый раз, когда я гляжу на тебя, я испытываю точно такой же жар. Точно так же, как и ты, — мягко добавил он. — Ты тоже хочешь меня, не вздумай отрицать это.

— Я нормальная женщина, и мое тело отвечает на ласки так, как и должно, — промолвила Серена. — Тем более что ты очень привлекательный мужчина.

— Ты уворачиваешься. Ты уходишь от ответа. — В голосе его звучало нетерпение. — А ну-ка, посмотри мне в глаза, черт побери! — Гидеон взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя. — Отвечай прямо: ты хочешь меня? Не какого-нибудь там «привлекательного мужчину», а именно меня?

Серена смотрела ему в глаза, не в силах отвести взгляд.

— С какой стати я… — Она умолкла и затем честно призналась: — Да.

Гидеон облегченно выдохнул:

— Ну наконец-то!

— Ты своего добился, — сухо сказала Серена. — А я чувствую себя так, будто по мне проехал бульдозер.

Гидеон засмеялся и отпустил ее подбородок.

— Да, временами я бываю агрессивен. В таких случаях просто посылай меня куда подальше. Росс поступает именно так.

— Готова поспорить, что крайне редко.

— Вообще-то, да. Я пытаюсь вспомнить, когда он делал это в последний раз, но не могу, — признался Гидеон с усмешкой.

— Неудивительно. Видимо, ему не очень-то нравится, когда его размазывают по стенке.

На лице Гидеона отразилась неуверенность, потом — задумчивость.

— Действительно. Нужно подумать, что тут можно сделать.

Серена откинула голову и звонко расхохоталась. Гидеон посмотрел на нее недоумевающе.

— Чему ты смеешься?

— Просто представляю себе, как ты соскребаешь Росса со стенки чайной ложкой. Нет, по-моему, он все же предпочтет оставаться размазанным.

— Простой путь не значит лучший. И если Россу понадобится… — Гидеон осекся, а затем спросил: — По твоему мнению, я чересчур сильно давлю на людей?

— Лично мне так показалось.

— Хорошо, я постараюсь быть менее настойчивым. В том, что касается второстепенных вопросов, — добавил он после паузы.

Серена недоверчиво усмехнулась и покачала головой.

— Ты безнадежен.

Лимузин подкатил к входной двери двухэтажного каменного особняка и остановился. Гидеон открыл дверцу и выбрался из машины. Помогая Серене выйти, он шепнул ей на ухо:

— Ничего подобного. Я надежен. И все твои надежды связаны со мной.

По ее позвоночнику пробежала горячая волна. Она поспешно отвернулась и окинула взглядом жилище Гидеона.

— Дом выглядит очень старым. Когда он был построен?

— В самом начале века. — Гидеон заглянул в лицо своей спутницы. — Надеюсь, ты не имеешь ничего против старых домов? Этот особняк я отреставрировал, и вся его начинка — современная.

Лично мне кажется, что в старых домах витает какой-то особый дух.

— Я согласна с тобой. У моей подруги Элизабет есть старая мельница, и там так здорово! В ней царит удивительная — теплая и чудесная — атмосфера.

— Она тебе нравится? Хочешь, я куплю ее для тебя?

Серена вскинула на собеседника удивленный взгляд.

— Она ни за что не продаст ее. Это ее дом.

— Я что-нибудь придумаю.

«И он наверняка что-нибудь придумает, если я не отговорю его от этой затеи», — подумала Серена.

— Остановись, бульдозер! Или ты меня плохо расслышал? Она моя подруга, и мне вовсе не хочется, чтобы ты разрушил нашу с ней дружбу своими гусеницами. — Серена тяжело вздохнула. — И вообще, я не понимаю, с какой стати надо это обсуждать. Мы говорим так, будто намерены провести вместе следующие пятьдесят лет.

На губах Гидеона заиграла довольная улыбка.

— Так и есть. — Он взял ее под локоть и повел вверх по ступеням крыльца. — Лично мне эта идея очень нравится.

— А мне — нет. Одна неделя, запомни.

— Я помню, — пробормотал Гидеон. — Как тебе эти створчатые окна? Первоначально их здесь не было, но мне подумалось, что они отлично подойдут к этому дому.

— По-моему, они смотрятся замечательно. Он снова улыбнулся.

— Здорово! Ты можешь заменить здесь все, что тебе не понравится, но, мне кажется, в основном тебе все тут придется по душе. — Оглянувшись через плечо на водителя, Гидеон распорядился: — Отнеси багаж на второй этаж, Рикардо, а потом можешь возвращаться в отель. — Снова повернувшись к Серене, он пояснил: — Я нанял прислугу — женщину, которая приходит сюда каждый день, чтобы готовить и убирать, но сейчас велел ей не показываться, пока ты будешь здесь. Полагаю, в течение недели мы и сами сможем о себе позаботиться. Ты же знаешь, как хорошо я умею готовить омлет. Я даже отключил телефон, чтобы нас не беспокоили.

Величественным жестом он распахнул входную дверь и провозгласил:

— Добро пожаловать домой, любовь моя!

Дом для Серены всегда являлся той тихой гаванью, куда она возвращалась, вырвавшись из бешеного круговорота, каким является мир моды, или закончив расхлебывать очередное дикое приключение своего братца. Впрочем, Серену устраивала такая жизнь. Тихое, размеренное существование на одном месте было не по ней.

Совершив небольшую экскурсию по особняку, она убедилась в том, что для Гидеона дом значил нечто иное. Этот дом был предназначен для того, чтобы в его стенах жили день за днем, год за годом, растили и воспитывали детей, делились радостями и бедами.

Несмотря на характерную для тропических стран легкую мебель, обстановка излучала комфорт, покой и надежность. Полы были отполированы до блеска, и половицы светились медовым цветом, а в большой кухне, предназначенной не только для стряпни, но и для трапез, несмотря на присутствие современной микроволновой печи, царила патриархальная атмосфера давно минувших дней.

— Здесь так уютно! Неудивительно, что ты приобрел этот дом, — искренне призналась Серена, разглядывая толстые оконные переплеты в спальне хозяина и несказанно красивый вид на море, открывавшийся из них.

Гидеон польщено улыбнулся.

— Я рад, что тебе понравилось. — С чисто мальчишеским нетерпением он распахнул дверь в коридор и сказал: — Несмотря на то что мне не хочется уводить тебя из спальни, я все же должен показать тебе еще одну комнату, которую ты пока не видела. Пойдем, она дальше по коридору.

Серена последовала за ним с улыбкой, в которой был оттенок материнской нежности. Но от улыбки ее не осталось и следа, когда она заглянула в открытую ее спутником дверь в конце коридора.

— Мастерская?

Она медленно вошла в комнату. Да, это была настоящая мастерская художника, оснащенная всем, что только может ему понадобиться. Солнечный свет волнами лился в высоченные — от пола до потолка — окна, а посередине комнаты стоял мольберт с красками.

— Все это дожидалось тебя, Серена, — тихо проговорил Гидеон.

Она в первое мгновение не знала, что и ответить.

— Я ведь сказала тебе, что в последнее время почти перестала рисовать. Если не считать набросков для моей работы.

— Это не означает, что ты не можешь начать снова. Говорю же: и мастерская, и все, что в ней есть, ждало тебя. С этого холма открывается великолепный вид, море на закате меняет свой цвет, а озеро, о котором я уже упоминал, представляет собой сказочную картину, особенно когда его покрывает утренняя дымка. Уже сегодня вечером ты можешь сделать первые наброски, а потом…

Глаза Серены удивленно расширились.

— Ты хочешь, чтобы в течение всей недели, пока я пробуду здесь, я работала? По-моему, ты сам ставишь под угрозу задачу, которую поставил перед собой.

— Возможно. — Его губы искривились в усмешке. — Но для тебя это является прекрасной возможностью снова начать рисовать. Я ведь говорил тебе, что не хочу, чтобы у тебя похитили твои мечты, и черт меня побери, если я это допущу!

Серена почувствовала, что глаза ее застилают слезы.

— От одной недели большого проку не будет, — проговорила она слабым голосом. — Я забыла, как держать кисть в руках. Честно говоря, я не рисовала с того момента, когда вышла замуж.

— Тем более пора начинать. Готов спорить, я снова поймаю тебя на крючок, — усмехнулся Гидеон.

«Он несомненно попытается это сделать», — подумала Серена и ощутила внезапный холодок страха. Пристрастие к рисованию всегда являлось для нее своего рода наркотиком, именно поэтому в свое время она и бросила это занятие. Она не имела права терять время, поскольку было необходимо зарабатывать деньги, чтобы содержать себя и Дэйна, а эта страсть могла поглотить ее с головой и вдребезги разбить ее карьеру.

— Не думаю, что я… У меня для этого просто не хватит времени.

Улыбку Гидеона словно стерли с его лица.

— Ты просто боишься, верно? Оказаться во власти мечты — это тоже может оказаться очень страшным. Проще всего плыть по течению, словно бревно. — Он помолчал. — Но ты должна стать тем, кем можешь быть, Серена. Ты обязана испытать все возможности, пройти по всем дорожкам, которые расстелила перед тобой жизнь.

Он преодолел несколько разделявших их шагов и заглянул ей в глаза. Взгляд его был глубок и настойчив, а в голосе появились бархатные нотки. — Это пойдет тебе только на пользу. Поверь мне, малышка!

Серена отвела глаза в сторону и неуверенно засмеялась.

— Тут ведь речь идет не о стакане апельсинового сока. Ты снова наезжаешь на меня словно бульдозер.

— Вот именно, речь идет об очень важных вещах. — Гидеон приподнял ее подбородок двумя пальцами и заставил смотреть себе в глаза. — Помнишь, ты обещала подарить мне свою картину? Но ты так и не написала ее, Серена.

Тут Гидеон ошибался. В первый год после того, как Серена сбежала из его дома, она написала для него с десяток картин. В то ужасное время это занятие являлось для нее единственным прибежищем и способом не сойти с ума.

— Ты хочешь, чтобы я написала фреску на стене твоей гостиной9 — легкомысленно спросила она.

— Нет, мне нужна от тебя всего одна картина, но я хочу выбрать ее сам. Поэтому ты должна написать много картин, чтобы мне было из чего выбирать. — Гидеон прикоснулся губами к кончику ее носа. — Пейзажи, портреты… — Он комично воздел глаза к потолку. — Обнаженную натуру. В общем, все, что только можно. — В глубине его глаз вспыхнул какой-то дьявольский огонек. — Абсолютно все.

— И ты не откажешься от этой затеи?

— Ни за какие деньги!

Серена отступила на шаг и почувствовала, как внутри ее нарастает желание поскорее взять кисть и подойти к мольберту — желание, которое, как ей казалось, давно в ней умерло. Чистый холст, краски, восхитительные пейзажи… О господи, зачем только она уступает ему? Она наверняка совершает ошибку, но, даже осознавая это, Серена знала, что все равно поступит так, как хочет он. На самом деле ей самой не терпелось поскорее приступить к работе.

— Смотри, как бы не пришлось потом пожалеть об этом. Ты меня еще не знаешь. Росс когда-то сказал мне, что одним из твоих главных качеств является решимость. У меня же — целеустремленность. Если я на чем-то зациклилась, все остальное для меня перестает существовать. Я становлюсь одержимой.

Гидеон легкомысленно кивнул, не спуская глаз с ее лица.

— Я с этим как-нибудь примирюсь, — сказал он. — Альбомы для рисования и карандаши лежат на полке под тем рабочим столом, — указал он в дальний конец комнаты. — А теперь я советовал бы тебе пойти в свою комнату и переодеться. Твой багаж уже доставлен. Прежде чем стемнеет, я хочу отправиться с тобой на прогулку и показать окрестности. Если тебе что-то понравится, ты сможешь сделать кое-какие наброски.

— Так и поступим. — С возрастающим возбуждением Серена пересекла комнату и подошла к рабочему столу. Остановившись около него, она оглянулась через плечо и улыбнулась. — Спасибо, Гидеон.

— На здоровье, — улыбнулся он в ответ и направился к двери. — Через четверть часа я зайду за тобой, договорились?

— Ага, — не поднимая головы, откликнулась Серена Она уже была целиком поглощена изучением альбомов и карандашей.

Улыбка на лице Гидеона стала еще шире.

— Хорошо, не через четверть часа, а через сорок пять минут.

Он вышел и плотно закрыл за собой дверь, оставив Серену в залитой солнцем мастерской.

Глава 3

— Мне кажется, я породил монстра, — мрачно проговорил Гидеон, отодвигаясь от стола после того, как они закончили ужинать. — Вчера ты ушла в мастерскую сразу же после ужина и торчала там до трех часов утра. На протяжении последних трех дней ты оттуда носа не показываешь. Как, черт побери, мне удастся тебя соблазнить, если мы практически не видимся!

— Я тебя предупреждала, — лукаво улыбнулась Серена. — И, совершенно верно, ты сам во всем виноват. Если не считать, что мы вместе ели, вместе мыли посуду, вместе гуляли в день приезда сюда и играли в карты… — Она наморщила лоб. — Когда бишь это было?

— Да, я вижу, что мое присутствие производит на тебя неизгладимое впечатление, — сухо проговорил Гидеон. — С таким же успехом я мог сидеть в одиночестве и раскладывать пасьянс. Но теперь — все, моему терпению пришел конец. Процесс соблазнения начинается немедленно.

Он откинулся на спинку стула, вытянул вперед длинные ноги и закинул одну на другую.

— Причем я не только требую компенсации за три потерянных дня, но еще и настаиваю на том, чтобы ты ежедневно целиком и полностью уделяла мне не менее пяти часов твоего драгоценного времени. Я понимаю, что требую чересчур многого, поскольку ты по уши захвачена своей новой любовью, но ..

— Да ты ревнуешь! — удивленно воскликнула Серена. — Ты просто ревнуешь!

— Да, я ревную, и еще как! Я ревную ко всему, что связано с тобой. Я ревновал тебя к тому игрушечному князю, за которого ты вышла замуж, я ревновал к годам, которые нас разделили, а теперь я ревную тебя к этой дурацкой палитре и кистям.

— Ты сам всунул их мне в руки.

— И я снова всуну их тебе, завтра. — Гидеон скорчил гримасу. — Такая уж благородная у меня душа.

— С твоей стороны это действительно было благородно, — с благодарностью сказала Серена.

Гидеон возвратил ей нечто очень ценное, что могло быть потеряно для нее навсегда. В течение последних трех дней он не только позволил ей с головой уйти в работу, но и сознательно вел себя сдержанно, исключив из их взаимоотношений любые намеки на сексуальность.

— Мне кажется, что ты очень щедрый человек, Гидеон.

— Я подстроил все это специально, только чтобы произвести на тебя впечатление. А теперь, когда ты попалась в мои силки, я готов прикончить тебя. — Он легко поднялся. — Пойдем прогуляемся.

— Куда?

— Вниз, к озеру. Именно там я намерен заняться с тобой любовью.

Ее глаза испуганно расширились.

— Сейчас?

— Не-а. Сейчас я намерен совершить ритуал, предшествующий спариванию. Не беспокойся, я выбрал подходящее время.

Серена почувствовала прилив раздражения. Опять он за свое! Она встала напротив него и твердо произнесла:

— Нет!

Гидеон удивленно моргнул.

— Нет?

— Не будь бульдозером, Гидеон, не напирай на меня. Все равно у тебя ничего не выйдет. — Она замолчала, пытаясь лучше сформулировать свои пожелания: — Давай сразу же кое о чем договоримся. Если — я подчеркиваю: если! — я позволю тебе заняться со мной любовью, это не будет означать, что ты меня соблазнил. Это случится лишь потому, что мне самой захочется заняться любовью. И именно я буду выбирать время и место.

Серена развернулась и направилась к двери, бросив через плечо:

— Посуду сегодня помоешь сам.

— Куда ты собралась?

— К своему другому любовнику. — Она оглянулась и одарила его приторной улыбкой. — Кстати, я вполне серьезно намерена дать тебе то, что ты хочешь… когда-нибудь.

В следующий момент дверь за ней захлопнулась, и Гидеон услышал дробный стук ее каблучков по ступеням лестницы.

Он тупо смотрел на дверь, но через несколько мгновений на его лице расцвела улыбка, в которой смешались радость и недоверие.

— Черт бы меня побрал! — пробормотал он.

Когда через несколько часов Серена услышала, как открылась дверь мастерской, она даже не оторвала глаз от холста и только спросила:

— Это ты, Гидеон?

— Ага.

— Я освобожусь минут через пятнадцать. Хотелось бы это сегодня закончить…

— Я тебя вовсе не тороплю, — вкрадчивым голосом ответил он. — Рисуй, сколько тебе вздумается, не отвлекайся.

— От этого может быть только… Эй, что ты делаешь!

— Пробую на вкус твое ухо. Оно восхитительно.

Серена попыталась повернуться к нему лицом, но Гидеон не позволил ей сделать это, положив руки ей на плечи.

— Ни в коем случае! Твоя работа слишком важна, чтобы отвлекаться по пустякам. Рисуй, любовь моя. Я найду, чем заняться — Внезапно его язык оказался в ее ушной раковине. — Ой, у тебя рука дрогнула! Ну вот, из-за меня тебе придется подчищать картину. Какая жалость!

— Не паясничай.

У Серены перехватило дыхание, и она с трудом выдавливала из себя слова. Ее окутал исходивший от Гидеона приятный аромат одеколона, а тело его источало не менее возбуждающий жар. Ей приходилось прикладывать максимум усилий, чтобы кисть в ее пальцах не дрожала.

— Ты мне мешаешь.

— Правда? — самым что ни на есть невинным тоном осведомился Гидеон. В следующее мгновение его руки обвили ее, а пальцы принялись расстегивать ее блузку. — Что ж, временами жизнь бывает непростой.

Он развел в стороны полы ее блузки и расстегнул бюстгальтер, застежка которого располагалась спереди.

— Нужно научиться преодолевать эти маленькие неприятности Я уверен, ты настолько поглощена работой, что не замечаешь того, что я сейчас делаю. — В этот момент его ладони легли на ее обнаженные груди. — Гляди-ка, у тебя снова дрогнула рука. Еще одна клякса. Может, стоит превратить эти мазки в корни деревьев?

Серена уже потеряла контроль над собой. Незаконченный пейзаж теперь совсем не волновал ее.

— Не надо, Гидеон.

— Какие же упрямые у тебя соски! Они упираются в мои ладони, словно пытаются меня оттолкнуть. — Его голос стал низким и густым. — А вот это и вовсе сводит меня с ума. — Он прижался бедрами к ее ягодицам и стал тереться о них. — Ты чувствуешь?

Пока Гидеон жарко шептал ей это, его руки ритмично сжимали ее груди.

— Знаешь, что мне хочется сделать с тобой? — спросил он. — Я хотел бы сорвать с тебя всю одежду и взяться за кисть. Я раскрасил бы твои соски алым цветом.

Его рука переместилась вниз, скользнула по шелковистым волосам.

— А это чудо я сделал бы тепло-золотистым. Я бы использовал самую тонкую кисточку, и это понравилось бы тебе не меньше, чем мне. Я бы делал это долго, неторопливо, и каждое движение казалось бы тебе вечностью — Гидеон легонько прикусил мочку ее уха — Я бы делал это так, чтобы ты чувствовала каждое движение кисти, чтобы оно коснулось каждой складочки на твоем теле Как ты думаешь, ты стала бы стонать, если бы я это делал? Мне бы хотелось услышать, как ты стонешь Как ты задыхаешься. А потом я смою с тебя краску и использую свою собственную кисть, чтобы снова заставить тебя стонать.

Он крепко прижался к ней и стоял так несколько секунд, прижавшись губами к ее шее.

— По-моему, ты уронила кисть.

— Плевать… — Серена трепетала в его руках. — Дай мне повернуться.

— Зачем?

— Я хочу трогать тебя. — Ее голос звучал так тихо, что слова были почти не слышны. — Так нечестно, Гидеон.

— Я знаю. Но это так здорово!

— Только не для меня. Я чувствую себя беззащитной.

Он немного поколебался, но все же отпустил ее.

— Хорошо, делай все, что хочешь.

Серена повернулась и прижалась к его груди. Ее дрожащие пальцы принялись торопливо расстегивать пуговицы на его синей рубашке. В следующее мгновение она раздвинула в стороны ее полы и прижалась к его широкой, покрытой густой порослью груди. Гидеон резко выдохнул, и она ощутила, как по его большому телу пробежала дрожь. А ей даже выдохнуть было нечем. В ее легких, казалось, вообще не осталось воздуха, они горели, словно в огне. Серена даже сама не услышала низкое рычание, вырвавшееся из ее горла, когда она принялась тереться возбужденными сосками о его загорелую, поросшую волосами грудь. Пронизавшее ее чувство было настолько сильным, что она вновь вскрикнула.

— Не подстегивай меня, — прошептал Гидеон. — Я хочу не меньше, чем ты, но если мы сейчас не проявим сдержанность, я возьму тебя прямо здесь, стоя.

— Давай, — судорожно выдохнула она. — Где угодно.

— На озере, — ответил Гидеон.

— Слишком далеко.

Он легонько оттолкнул ее и сказал:

— Это позволит нам немного остыть, любовь моя. Я не хочу спешить. Пусть это наслаждение будет долгим. Иди в свою комнату и переоденься в ту лиловую штуку, которая была на тебе в первый день, а я возьму покрывало.

— Но это же вечерний наряд, — удивленно откликнулась Серена.

— Не имеет значения. Мне хочется, чтобы наша первая близость была особенной и запомнилась на всю жизнь. — Он смотрел на нее умоляюще. — Пожалуйста.

Серена беспомощно посмотрела на него и едва не развела руками. Она была наэлектризована до предела, он — тоже, и тем не менее он хочет отложить это! Она открыла было рот, чтобы возразить, но его проклятая улыбка не позволила ей произнести ни слова. Улыбка, в которой слились воедино безграничная нежность и мольба.

— Ладно, — ответила она, повернувшись к двери. — Это чистое безумие, но будь по-твоему. Только поскорее!

— Хорошо! — Он проскользнул мимо нее и крикнул через плечо: — Через пять минут жду тебя в холле.


Когда они встретились в холле, через одну руку Гидеона был перекинут плед, а второй он прижимал к груди охапку полотенец.

— А это зачем? — недоуменно спросила Серена. — Мы что, собираемся купаться? Я, откровенно говоря, имела в виду совсем другое занятие.

Гидеон рассмеялся.

— Я тоже, любовь моя, и поэтому нам стоит поторопиться, иначе я затащу тебя в ближайшие кусты и изнасилую. Купаться мы будем после.

Сказав это, он взял Серену под руку, и они спустились по каменным ступеням крыльца.

Жаркий ночной воздух был насыщен ароматами цветущего жасмина и кофе. Серена пыталась поспеть за широко шагавшим Гидеоном, но каблуки ее серебристых босоножек тонули в мягкой земле. Ни с того ни с сего ее вдруг обуял беспричинный смех, который было никак не унять. Она чувствовала себя юной и сумасшедшей, а подобного возбуждения ей не приходилось испытывать уже много лет.

— Послушай, Гидеон, мы с тобой окончательно рехнулись. В доме полно кроватей, а мы собрались валяться на траве.

— Я хочу, чтобы все, что связано с тобой, было необыкновенным. Стоило мне впервые увидеть озеро, как я понял, что именно здесь хочу заняться с тобой волшебством.

— Каким еще волшебством?

— Когда любовью занимаются двое людей, предназначенных друг для друга, это настоящее волшебство. Я не знаю, какие отношения существовали между тобой и твоим мужем, но сейчас тебя будет ждать нечто особенное. — В голосе его вдруг зазвучали гневные нотки. — Уж я, черт побери, постараюсь! Я вышвырну его из твоих воспоминаний, пусть даже на это у меня уйдет целая жизнь.

Серена глубоко вздохнула.

— Пойми, Гидеон, я не собираюсь сравнивать тебя с кем-то еще. Боюсь, что именно ты разочаруешься во мне. — Она запнулась, а затем скороговоркой закончила: — У меня совсем мало опыта.

Несколько секунд он молчал, словно раздумывая, и лишь после этого заговорил:

— Я знаю, что на протяжении последних двух лет у тебя не было любовников. А если бы тебе вздумалось кого-то завести, я бросил бы все свои дела и сразу же примчался за тобой. — Он посмотрел на нее, и глаза его сузились. — А как же Антонио?

— С ним… были некоторые проблемы. — Серена улыбнулась и спросила: — Послушай, нам обязательно это обсуждать? Я просто желала дать тебе понять, что не искушена в искусстве любви, не обладаю, скажем так, техникой. Мне не хочется, чтобы ты разочаровался.

Гидеон откинул голову и расхохотался.

— Разочаровался? Да я чувствую себя так, будто лечу на Луну! Ты даже не представляешь, как сильно я ревновал тебя к этому ублюдку! — Он еще крепче сжал ее локоть. Теперь они уже почти бежали. — Не существует никакой техники, есть только инстинкты, чувства, а этого у нас обоих хоть отбавляй.

— Вот это точно, — поддакнула Серена, заражаясь той же необузданной радостью, которая обуревала Гидеона.

Наконец тропинка вывела их из пальмовых зарослей на свободное пространство, и Серена перевела дух. Вид отсюда открывался умопомрачительный. Водопад, срывавшийся с известковых скал в черное, словно из оникса, лоно озера, казался в свете луны сияющим потоком расплавленного серебра. И всю эту красоту ревниво оберегали от посторонних глаз пальмы, обступившие озеро плотным кольцом.

Подойдя к берегу, поросшему мхом, Серена остановилась как вкопанная, не в силах оторвать глаз от этого чуда. У нее захватило дух.

— Просто фантастика! Я никогда не видела ничего более прекрасного!

— Что ж, ты можешь запечатлеть это на холсте, — сказал Гидеон и быстро добавил: — Только не сейчас, разумеется.

Он бросил полотенца на землю, а потом встряхнул плед и одним быстрым движением расстелил его на траве, после чего обернулся к своей спутнице.

— Боже, до чего же ты красива! Как только я в первый раз увидел тебя в этом наряде, то сразу же подумал, что должен увидеть в нем еще раз, но только именно здесь. — Он сделал шаг вперед и провел указательным пальцем по витому серебряному ожерелью в прямоугольном вырезе на ее груди. — Посмотри, как оно сверкает в лунном свете! Именно так я все себе и представлял.

Серена ощутила тепло, исходившее от его руки.

— А я думала, что тебе этот костюм не понравился. Элеонор Аквитанская — помнишь?

— Мне он очень понравился. Просто я приревновал к другим мужчинам, которые видели тебя в нем. — Взгляд Гидеона был прикован к низкому декольте. — И я с трудом сдерживал себя, чтобы не сделать вот это.

Его руки медленно скользнули ей за спину и расстегнули «молнию» на тунике. Затем он взялся за край декольте, потянул его вниз, и груди Серены полностью обнажились. Облитые лунным светом, два молочно-белых полушария были само приглашение к любви.

— Изумительно! — сказал Гидеон, не отрывая от них жаркого, изголодавшегося взгляда. — Но можно сделать еще лучше.

Он наклонился и заскользил языком по одному из сосков, а затем и вовсе накрыл его губами. Серена вскрикнула и выгнулась дугой Она не могла дышать, ее тело таяло. Таял весь окружающий мир.

Гидеон принялся ласкать губами другую ее грудь, продолжая теребить пальцами сосок.

Наконец он отстранился от Серены и сделал шаг назад. Тяжело дыша, он затуманенными от желания глазами окинул ее взглядом.

— Вот какими я хотел их видеть — напряженными, блестящими, моими.

Он привлек ее к себе и заставил тереться сосками о его грудь. Прикосновение жестких волосков возбудило Серену еще больше.

— Я больше не могу… — прошептала она, чувствуя, как собственное тело перестает слушаться ее. — Гидеон…

— Я и сам не могу, — дрожащим от возбуждения голосом откликнулся он. — Я хотел, чтобы это происходило медленно, но…

Он одним резким движением сдернул с нее тунику. После этого он расстегнул пояс ее широких брюк, и нежный шелк, возбуждающе скользя по коже, медленно упал на траву. Гидеон при виде обнаженной Серены удовлетворенно прищелкнул языком:

— Ого, я вижу, что ты готова. На ней не было трусиков.

— Этот наряд — твоя идея. И я так торопилась, что…

Она почувствовала прикосновение его горячих губ и обессиленно умолкла. Легкий ночной ветерок ласкал обнаженные груди, помогая Гидеону еще сильнее возбудить ее.

Он покрыл поцелуями упругий плоский живот, пробежал пальцами по курчавому треугольнику волос.

— Боже, какая ты красивая! Я хотел бы сначала поиграть с тобой, но… — Губы Гидеона скользнули по самому сокровенному месту ее тела. Серена громко вскрикнула и подалась вперед. — Но теперь слишком поздно. Не могу больше ждать…

Серена переступила лежащие на траве брюки и сбросила босоножки. Затем она опустилась на плед и стала смотреть, как раздевается Гидеон, ничуть не стесняясь собственной наготы. Ей казалось, что она уже тысячи раз сидела вот так же и наблюдала за ним, восхищаясь его красотой. Стройный и в то же время могучий, с широкими плечами, говорящими о его недюжинной силе, Гидеон был необычайно хорош. Его ягодицы были упругими и крепкими, а очертания бедер вызывали в памяти работы античных скульпторов. Серена рассеянно подумала, что когда-нибудь обязательно нарисует его. Но, разумеется, не сейчас. Сейчас ей хотелось лишь одного: прикоснуться к нему, пробежаться пальцами по этим перекатывающимся мускулам и еще — ощутить его внутри себя.

В следующее мгновение Гидеон оказался рядом с ней. Он откинул с лица шелковистые волосы, а затем бережно уложил на спину.

— В следующий раз мы не будем торопиться, — низким голосом проговорил он, — обещаю тебе, любимая. Но сейчас меня будто поджаривают на костре…

— Меня тоже.

Серена раздвинула ноги, и он тут же оказался между ними. После этого она видела над собой только его лицо — красивое и чувственное. Она почувствовала скопившуюся в ее лоне горячую влагу желания, а потом их губы сомкнулись. Только по этой причине из горла Серены не смог вырваться громкий крик, родившийся в тот момент, когда он глубоко вошел в нее.

— Наконец-то, — пробормотал он, — ты моя! Серене казалось, что он заполнил все ее тело без остатка. Ей хотелось, чтобы это ощущение длилось вечно, и она сомкнула руки вокруг широких плеч, удерживая его.

— Подожди. Не двигайся. Мне так… Несколько секунд он оставался неподвижен, но затем не выдержал:

— Я так не могу, милая. Я должен двигаться.

— Хорошо. Просто…

Серена умолкла, поскольку Гидеон начал совершать ритмичные движения, и она снова задохнулась от накатившей на нее волны невыносимого жара. Ее спина выгнулась. Ей хотелось получить как можно больше, и она неосознанно помогала своему партнеру.

— Гидеон…

— Я знаю, — тяжело дыша сказал он, — но я не могу остановиться. Слишком долго мне пришлось ждать. — Он закрыл глаза. — Мне хочется остаться в тебе навсегда.

После этого Гидеон начал двигать бедрами во все нарастающем темпе. Казалось, их взаимное возбуждение крутой спиралью взметнулось в самое небо, а затем рассыпалось фейерверком ослепительных огней.

Гидеон в изнеможении прильнул к ней.

— Неужели это не сон? — Он поднял голову и посмотрел на Серену сверху вниз. — Моя. Теперь ты моя. Ведь я же говорил тебе, что мы принадлежим друг другу. — Сказав это, он запечатлел на ее щеке поцелуй, полный благодарности, и продолжал: — Неужели ты сама не чувствуешь этого, милая? Почему ты не хочешь признать, что я был прав все это время и что мы родились для того, чтобы счастливо жить друг с другом.

Серена дышала так же учащенно, как и он, а ее сердце продолжало свой безумный бег. И все же она не смогла удержаться от смеха.

— Гидеон, ты неисправим! Ты играешь нечестно, пользуясь моим беспомощным положением.

Его глаза блеснули.

— Ты ощущаешь себя беспомощной? Интересно, почему? Ах, конечно же, неприступная крепость взята штурмом! — Он приподнялся на локтях и накрыл ладонями ее груди. — И некоторые наружные гарнизоны сдались. Но я все же не понимаю, что может заставить тебя ощущать собственную беспомощность. — Его руки уже не просто мягко поглаживали ее груди, а настойчиво, даже требовательно мяли их. — Интересно, смогу ли я заставить тебя вновь пережить те же ощущения?

Губы Гидеона опять сомкнулись на ее груди, его зубы нежно прикусили сосок, и Серена судорожно втянула в себя воздух.

— Гидеон… Постой… Так скоро?

— Меня это тоже удивляет, милая, но мне кажется, я настолько изголодался, что никогда не сумею насытиться тобой.

Ритмичные движения его бедер возобновились, а Серена подумала, что она, пожалуй, тоже никогда не сумеет вдоволь насытиться Гидеоном.

Прикосновение его губ к ее щеке было таким же мягким, как солнечное тепло. Странно, но Серена, даже находясь в полусне, сразу же ощутила его ласку и повернула голову навстречу его губам. Можно было подумать, что она ощущала эти ласковые прикосновения не на протяжении нескольких последних часов, а тысячи раз до этого. Она узнала бы их даже в том случае, если бы была глуха и слепа.

— Открой глаза, милая.

Серена подняла тяжелые веки и увидела склонившееся над ней лицо Гидеона. В глазах его светилась нежность. Она с трудом протянула руку и погладила морщинки возле его глаз.

— Уже утро?

— Нет. — Гидеон повернул голову, поймал губами кончики ее пальцев и, прежде чем отпустить, подержал их несколько секунд во рту. — Еще не утро, но я уже скучаю. Я хочу, чтобы ты хотя бы ненадолго удостоила меня своим вниманием.

Серена засмеялась и обвила руками его обнаженные плечи.

— Я даже сосчитать не могу, сколько раз за эту ночь я удостаивала тебя своим вниманием. Но я, как всегда, готова подчиниться.

Сказав это, она лизнула впадину в его ключице. На вкус кожа Гидеона оказалась чуть солоноватой.

— Не такой уж я сатир, каким ты меня себе представляешь, нимфоманка ты эдакая, — со смехом ответил Гидеон и откинулся назад, увлекая ее за собой. Затем он покровительственным жестом положил ее голову себе на плечо. — Ты до сих пор не поняла, что я — страшно чувствительный парень. И между прочим, помимо физических, у меня существуют еще и духовные потребности.

— Вот этого я как раз и не заметила, — насмешливо ответила Серена, лениво перебирая пальцами курчавые завитки волос на его груди. Эти волосы были выжжены солнцем — так же, как и упрямый вихор на его голове. — Согласись, если этой ночью ты что-либо и демонстрировал, то уж никак не свою тонкую душевную конституцию. С моей стороны было вполне естественно предположить, что ты снова хочешь того же самого. — Серена приподнялась на локте и посмотрела на Гидеона сверху вниз, а ее волосы шелковым покровом упали на его грудь. — Так или иначе, обуздай ненадолго свою чувствительную душу. Я жду, затаив дыхание.

Внезапно Серена заметила, что в его взгляде промелькнуло разочарование, и поняла, что он не шутил. В мгновение ока она словно отрезвела и мягко сказала:

— Скажи мне, что тебя тревожит. Он тряхнул головой.

— Я не склонен к мелодраматическим эффектам. Единственное, что мне хотелось, это увидеть, как ты просыпаешься рядом со мной, и держать тебя в своих объятиях, вот и все.

Серена почувствовала, как у нее сжалось сердце. Она опустила голову ему на плечо, до самой глубины души тронутая простыми словами Гидеона. Каждая мелочь вокруг нее вдруг наполнилась особым смыслом — ажурный потолок над их головами, отблеск толстых оконных стекол на полу, мерцание медного светильника в изголовье постели, который Гидеон включил после того, как они вернулись с озера. Здесь. Сейчас. Суждено ли ей хоть когда-нибудь еще испытать подобное блаженство?

Пальцы Гидеона перебирали мягкие волосы на ее виске, а его голос негромко рокотал возле ее уха подобно звуку океанского прилива:

— Знаешь, когда я был подростком и болтался с одного места на другое, у меня была мечта: иметь что-то свое. Что-то прекрасное и неизменное, которое останется моим, пусть даже весь мир перевернется. — Его палец прикоснулся к уголку ее губы и обвел ее контур. — Насколько я помню, это причиняло мне невыносимую боль. Я был страшно ревнив. Я ревновал даже своих друзей, мечтая стать для них всем. — Губы Гидеона ласково прикоснулись к ее лбу. — Со временем я усвоил горький урок, который заключался в следующем: чем сильнее я стремился привязать к себе того или иного человека, тем сильнее я отталкивал его от себя. Нельзя заставить людей насильно открыть для тебя их души и сердца. Ты не можешь ворваться в их жизнь незваным гостем.

Голос Гидеона дрогнул. Он ненадолго замолчал.

— К чему я все это говорю? Я хочу, чтобы ты знала: если я начну давить на тебя, требовать от тебя того, чего ты не хочешь, ты имеешь полное право без малейших угрызений совести послать меня к чертовой матери. Ты была совершенно права, называя меня бульдозером. — Пальцы Гидеона прикоснулись к ресницам Серены, на которых уже блестели слезинки. — Видишь ли, я наконец-то нашел то, что считал самым прекрасным, и я не хочу с этим расставаться, даже на самое короткое время. И пусть даже я буду знать, что причиняю тебе боль, Серена, я ничего не могу с этим поделать. Ты уж прости меня.

Каждый вдох причинял ей боль, а ее руки сцепились за его спиной с такой силой, что стали ныть мышцы. Ей было жаль его до слез. Она жалела его за бесприютное детство, за боль и одиночество, выпавшие на его долю, которые, впрочем, не помешали ему стать честным и чутким человеком.

По щекам Серены текли слезы. Одна из них упала ему на плечо, и тело Гидеона напряглось. Он поднял голову и заглянул ей в глаза.

— Эй, что за слезы? Что оплакиваем?

— Да так, ничего. Я просто подумала, что не так уж и плохо иметь рядом с собой бульдозер.

Он пытливо смотрел ей в лицо.

— Навсегда?

Серена замерла, ощутив, как внутри ее поднимается волна страха. Но это же безумие! Гидеон — самый лучший мужчина на свете, почему же она боится сказать короткое «да»?

На его лицо набежало облачко разочарования.

— Хорошо, не надо. Сейчас слова ни к чему. Так или иначе, то, что случилось этой ночью, уже является своего рода обещанием. Не будем торопиться.

«Вот это правильно», — сонно подумала Серена.

Они еще долго лежали, прижавшись друг к другу, и вскоре руки Гидеона расслабились, и его объятия превратились для Серены всего лишь в удобное и надежное убежище, в котором она могла укрыться от всего остального мира.

Она уже почти спала, когда над ее ухом прозвучал голос Гидеона, произнесший словно клятву:

— Но если когда-нибудь ты все же сумеешь заставить себя произнести слово «навсегда», я позабочусь о том, чтобы ты никогда об этом не пожалела. Ни на секунду.

Глава 4

— Не двигайся! — велела Серена. Карандаш в ее руке провел на бумаге плавную линию, обозначившую контур его мускулистого бедра.

— Как у меня может что-либо получиться, если ты постоянно дергаешься?

— Мне холодно, — пожаловался Гидеон. Он лениво потянулся, отчего заиграли мускулы на его теле, а затем вновь принял позу, которой требовала от него Серена. — Ты ведь не можешь требовать от мужчины, чтобы он позировал тебе голышом и при этом не покрывался гусиной кожей, правда, дорогая?

— Гусиная кожа в такую жару? Хм! Да сейчас не меньше двадцати пяти градусов, — без тени жалости ответствовала она, думая о том, что водопад на заднем плане придется весьма кстати и добавит рисунку эдакой экспрессии. — Если бы ты не был таким загорелым, я бы, наверное, беспокоилась о том, как бы ты не обгорел на солнце.

Гидеон подумал и сказал:

— В таком случае я, вероятно, слишком застенчив, чтобы позировать обнаженным. — Серена насмешливо фыркнула, а Гидеон с наигранным возмущением продолжал: — Сначала ты надругалась над моим прекрасным телом, а теперь используешь мою неописуемую красоту в качестве натуры для того, чтобы создавать похабные картинки.

— Что ты понимаешь! — притворно возмутилась Серена. — Это тебе не порнография, а высокое искусство! — Оторвав взгляд от бумаги, она увидела в его глазах лукавый огонек. — А теперь, если тебе больше не на что пожаловаться, сделай милость и полежи спокойно. Ты сам заставил меня взяться за карандаш и сам требовал от меня написать как можно больше картин, чтобы тебе было из чего выбирать. А для этого мне нужен натурщик, логично? — С тяжелым вздохом она добавила: — Ты, конечно, не бог весть что, но, на худой конец, сгодишься.

— Да уж, придется тебе смириться с тем, что есть, — угрожающе ощетинился Гидеон. — Потому что, если ты решишь попробовать в качестве обнаженной натуры какого-нибудь другого мужика, можешь сразу забыть о живописи — раз и навсегда.

— Ты меня не за ту принимаешь. Я художник, а не вуайерист, — сердито парировала Серена. — Да будешь ты лежать смирно или нет?! — прикрикнула она. — Я почти закончила. Потерпи еще десять минут.

— Постараюсь, если, конечно, не найду более уважительный предлог для того, чтобы помешать тебе рисовать.

Серена не смогла сдержать улыбки. Желанию, дремавшему в ней, требовалось совсем чуть-чуть, чтобы пробудиться, и Гидеон как никто умел распалить ее так, что все заграждения, которые она воздвигала, начинали таять подобно воску. Ей сразу захотелось закончить рисунок как можно скорее

В течение нескольких следующих минут Гидеон молчал и не шевелился, и карандаш Серены быстро летал по бумаге.

Даже удивительно, насколько близки они стали друг другу за столь непродолжительное время. Рядом с Гидеоном Серена чувствовала себя совершенно свободно и непринужденно. Возможно, Гидеон и впрямь был прав, говоря, что они предназначены друг для друга, а их якобы случайная встреча, произошедшая десять лет назад, была действительно запланирована в какой-то небесной канцелярии.

Как прекрасно, когда твой любимый одновременно является и твоим другом, рассеянно думала она. Страсть, охватившая их своим жарким пламенем, не сумела спалить уютно мерцавшие угольки товарищества и взаимопонимания. Хотя, охваченные непреодолимой физической тягой, они проводили большую часть времени, изучая тела друг друга, каждому из них хватало времени и для того, чтобы заглянуть в душу и мысли другого.

— Послушай, Серена!

— Что? — откликнулась она, не отрывая глаз от альбома.

— Появилась новая причина, по которой я не могу больше позировать.

— Я не сомневалась в том, что это случится, — вздохнула она. — Что теперь?

— Во мне кое-что… изменилось.

Она бросила на него взгляд, задержалась на его восставшей плоти.

— Действительно, — невозмутимо констатировала она. — Что ж, эта деталь придаст рисунку дополнительный колорит. Очень мило с твоей стороны. Но ты, я надеюсь, понимаешь: для того, чтобы запечатлеть эту мужскую мощь, мне понадобится дополнительное время.

— Даю тебе одну — только одну! — минуту. И ни секундой больше! — Гидеон уже поднимался с земли — Я и так уже натерпелся от тебя, распутница! Сначала ты меня используешь, а потом принимаешься оскорблять.

Оказавшись за ее спиной, он повалил Серену на траву, перевернул ее на спину и оседлал. Затем без малейших усилий он завел ее руки за голову и уставился на нее, скорчив гримасу театрального злодея.

— Коварная бестия! Тебе ничего не стоит опутать своими чарами беззащитного юношу.

Серена фыркнула. Ей стоило больших трудов не расхохотаться. Было ясно, что с рисованием на сегодня покончено.

— Хорошо, — вздохнула она, — натурщик на сегодня свободен.

— Вот спасибо! — с нескрываемой иронией откликнулся он. — Что ж, я знаю, как распорядиться обретенной свободой.

Сделав резкое движение, Гидеон спрыгнул с нее, и в следующий миг Серена почувствовала, что поднимается в воздух, поддерживаемая его сильными руками. Она судорожно вцепилась в его плечи.

— Что ты делаешь?

— Мы идем купаться. — Гидеон в несколько прыжков преодолел те метры, что отделяли их от берега озера — Коль скоро мне предстоит в очередной раз продемонстрировать свою неутомимость, я должен немного остыть.

— Послушай, ты-то голый, но ведь я одетая! — завопила она, цепляясь за него.

— Подумаешь! Какие-то шорты и рубашка! На солнце они высохнут за пару минут.

Не успела Серена возразить, как он уже вошел в холодную воду.

— Гидеон!

— Через секунду ты привыкнешь, и она покажется тебе горячей, как кипяток, — успокоил он Серену и, не выпуская ее из рук, широкими шагами пошел по направлению к водопаду. — Расслабься и предоставь все мне.

Выбора у нее не оставалось, и, подчинившись его воле, Серена покорно обвила шею Гидеона руками и расслабилась. Вскоре на них стали падать брызги водопада, и Серена убедилась в том, что Гидеон был прав: вода уже не казалась такой холодной, как поначалу.

Здесь было неглубоко. Вода доходила Гидеону до плеч. Он спустил Серену с рук и придерживал ее за талию, чтобы ее голова находилась вровень с его. Волосы Гидеона потемнели от брызг и облепили голову наподобие шлема.

Серена нежно провела кончиками мокрых пальцев по линии его скулы.

— Никак не могу поймать эту линию.—Пальцы Серены пробежались по его щеке. — А эти ямочки просто убийственны!

— Прошу прощения, — проговорил он, — но это не «ямочки», а смешинки. Это у Ширли Темпл ямочки, а у меня смешинки.

Серена тесно прижалась к нему под водой.

— По-моему, я наступила на больную мозоль. Не обижайся, я нахожу их совершенно неотразимыми. — Она приблизилась к нему и пощекотала его щеку языком — Милые ямочки Гидеона!

— Не милые, а отвратительные, — пробурчал он. — Слушай, детка, ты постоянно увеличиваешь счет, по которому тебе придется платить. — Его рука вынырнула из-под воды и принялась расстегивать пуговицы на рубашке Серены. — Ты хоть знаешь определение слова «ямочка»?

— Наверное, нет.

— А я знаю. — Он стянул с нее рубашку и бросил ее на валун, торчавший из воды. — Оно отпечаталось в моей памяти. Я нашел его в словаре, еще будучи мальчишкой — после того, как в кровь разбил нос парню. Он был настолько глуп, что посмел дразнить меня, обзывая Ямочкой — Теперь пальцы Гидеона расстегивали ее шорты. — «Ямочка — естественное углубление на теле. Обычно — хотя и необязательно — неглубокое».

— Это чепуха! — выдохнула она. Ее обнажившиеся соски оказались прижаты к его мускулистой широкой груди, и он ощущал, как они твердеют и напрягаются.

— А я-то думал, что ты будешь восхищена моими глубокими познаниями, — проговорил Гидеон, стаскивая с нее шорты. — К тому же это вовсе не чепуха. Это весьма важно, поскольку у каждого из людей есть свои ямочки.

Шорты медленно опустились на дно водоема, и Серена отпихнула их ногой в сторону. Наверное, следовало позаботиться о том, чтобы их не унесло течением, но в данный момент ей было не до того.

— Некоторые ямочки расположены в наиболее деликатных местах, — продолжал Гидеон. Они стояли, прижавшись друг к другу, и Серена таяла, как мягкий воск в кипятке. Рука мужчины нежно ласкала ее ягодицы. — Вот здесь, например.

— Никогда не замечала.

— А я заметил, — прошептал Гидеон. — Я заметил все, что у тебя есть — Он поцеловал ее, и этот поцелуй показался ей легким, как прикосновение крыльев бабочки. — Если бы ты только видела себя со стороны. Ты так красиво смотришься под водопадом! Ты вся покрыта брызгами, словно бриллиантами.

— До чего романтично! — произнесла она, с трудом выговаривая слова. — Жаль, что я не могу постоянно носить эти украшения!

— Рядом с тобой я всегда подпадаю под влияние романтики — Он уже не шутил. — Ради тебя мне хочется сражаться с ветряными мельницами и побеждать драконов. Я хотел бы написать в твою честь балладу — такую, какие сочиняли древние трубадуры, и распевать ее под твоими окнами. — Гидеон нежно провел ладонями по ее потемневшим от воды волосам. — Помнишь, я говорил с наших взаимных обязательствах?

О боже, только не сейчас! Только не снова!

— Это ужасно важно, Серена. И будь я проклят, если тебе удастся улизнуть от этого разговора!

В эти чудесные мгновения она была не способна думать ни о чем, кроме него. Последние три дня были самыми счастливыми в ее жизни, так зачем Гидеон хочет испортить их, снова заводя разговор о серьезных вещах!

— Я и не увиливаю, — ответила она, прижимаясь к нему еще крепче и принимаясь тереться о его грудь сосками. — Я вся в твоей воле. И жду не дождусь, когда ты расскажешь мне что-нибудь еще о моих ямочках.

На лицо Гидеона набежала тень, и она успела заметить, как в глубине его глаз промелькнуло разочарование. Затем все стало как прежде, и в его взгляде вновь заиграл лукавый огонек.

— Ах да, ямочки! Я как раз собирался исследовать одну из них. — Он немного изменил положение, приподнял Серену за ягодицы и усадил ее на себя. Она обвила ногами его талию. — Исследовать самым тщательным образом.

Ее смех мгновенно оборвался, и она резко втянула в себя воздух. Ногти ее впились во влажную кожу на его плечах, и Гидеон принялся на деле демонстрировать серьезность своих намерений.

Серена закрыла глаза и стала двигаться в постоянно убыстряющемся темпе. Ей казалось, что мир вокруг нее вот-вот взорвется. Ее сердце пустилось вскачь — наперегонки с сердцебиением Гидеона, которое она ощущала так же явственно, как свое. Он теперь действовал с некоторой грубостью, которой она не замечала раньше. Грубость? Но ведь до этого, предаваясь с ней любовным утехам, он никогда не проявлял ничего, кроме нежности и трогательной заботы о том, чтобы ей было хорошо! Но сейчас в том, как он ее любил, появилось нечто новое — необузданное, даже яростное.

Нет, должно быть, ей это только показалось. Потому что, когда они достигли и миновали ту точку, за которой наступает высший пик наслаждения, его руки держали ее так же нежно и заботливо, как и всегда прежде. Да и голос его был точно таким же, как раньше, когда он спросил:

— Ну как тебе наше исследование?

Звонкий смех Серены утонул в непрекращающемся грохоте водопада.


И все же в поведении Гидеона и впрямь появилось что-то новое. Он казался рассеянным и смотрел вокруг себя отсутствующим взглядом — даже тогда, когда взял с валуна ее рубашку и, несколько раз нырнув, достал со дна озера ее шорты. Гидеон оставался таким в течение всего времени, пока они плыли обратно к берегу, одевались, собирали рисовальные принадлежности Серены, а затем — всю дорогу к дому.

За то время, пока они находились в воде, небо сменило свой цвет с лазурно-синего на свинцовый, и, поглядев вверх, Серена невольно поежилась.

— Нам крупно повезет, если мы успеем добраться до дома, прежде чем снова промокнем до костей.

— Что? — спросил он, и, проследив за ее взглядом, тоже поднял глаза к небу, на котором уже собирались грозовые облака. — Да, похоже, будет дождь. Давай поторапливаться.

С этими словами Гидеон взял ее за руку, и они ускорили шаг, а вскоре и вовсе побежали.

К тому времени, когда они добрались до дома, гроза все же разразилась, и последние метры, остававшиеся до крыльца, они проделали под струями проливного дождя.

— Тебе следует принять горячий душ и переодеться в сухое, — проговорил Гидеон, как только за их спинами захлопнулась входная дверь, и. направился в сторону кухни. — А я пока сварю кофе и поставлю на огонь пару стейков.

Недоуменно морща лоб, Серена стояла в холле и провожала Гидеона взглядом. Какая муха его укусила? Разве не логично было бы ожидать, что они вместе примут душ, а затем станут в четыре руки хозяйничать на кухне!

— Ты тоже промок до нитки, — крикнула она ему в спину.

— Со мной все в порядке, — бросил он, не оборачиваясь. — Отправляйся наверх.

Серена попыталась убедить себя в том, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. Ну и что? Может, Гидеону просто надоело делать все вместе с ней? Он привык к независимости, и вполне логично предположить, что постоянное присутствие рядом с ним другого человека стало раздражать его. Но Серена все же не могла избавиться от смутного беспокойства. Хотя бы потому, что теперь, не ощущая его рядом с собой хотя бы секунду, она начинала чувствовать себя одинокой. И поэтому сейчас она вдруг почувствовала себя несчастной.

Подавив тяжкий вздох, Серена направилась к лестнице и принялась взбираться на второй этаж.

Пытаясь хоть как-то избавиться от этого чувства, она уделила время больше обычного своей внешности. Приняв душ, она вместо повседневной одежды нарядилась в розовое с золотой отделкой платье в восточном стиле и уложила волосы на затылке, оставив две пряди свободно свисать вдоль лица. Немного пудры, чуть-чуть туши на ресницы, легкое прикосновение блеска к губам — и она была готова сразиться с Гидеоном.

Серена скорчила гримасу собственному отражению. Сразиться с Гидеоном? С какой стати это слово пришло ей на ум? Оно скорее уместно, когда думаешь о враге, а не о любовнике Да, ее воображение действительно что-то разыгралось.

Когда несколькими минутами позже Серена появилась на кухне, она уже отдавала себе отчет в том, что ее вычурный наряд — совершенно не к месту Гидеон окинул ее равнодушным взглядом и, засовывая в духовку французский хлеб, завернутый в фольгу, сообщил:

— Стейки почти готовы. Тебе осталось приготовить салат, а я вернусь через десять минут.

И с этими словами он вышел из кухни.

Серена, хмурясь, открыла дверцу холодильника и принялась вынимать оттуда овощи, чтобы приготовить салат Гидеон обратил на нее не больше внимания, чем на табуретку. Наверное, она уже наскучила ему Что ж, в ее распоряжении целый вечер, в течение которого она может попробовать сломать стену его равнодушия.

Серена посмотрела в окно, расположенное прямо над кухонной мойкой. По стеклу барабанили струи дождя, а в отдалении рокотал гром, возвещая, что очень скоро гроза доберется и сюда На улице почти совсем стемнело, и она с трудом различала за окном силуэты деревьев и кустарник, который злобно трепали порывы ветра Все словно сговорились! Вот и гроза — как нарочно нагрянула именно сейчас, чтобы омрачить три солнечных дня, наполненных покоем и радостью Серена почувствовала себя еще более несчастной. Во всем этом ей виделось нечто мистическое.

Гидеон задержался дольше чем на десять минут. Он появился в песочного цвета брюках, которые подчеркивали стройные линии его бедер, и кремовой рубашке с закатанными по локоть рукавами Влажные волосы были расчесаны с несвойственным для него тщанием Прямо как у маленького послушного мальчика, отметила про себя Серена, ощутив внезапный прилив нежности Однако когда он уселся за стол напротив нее и молча принялся за еду, она с тревогой заметила, что в угрюмом выражении его лица не было ничего детского — лишь серьезность и сосредоточенность зрелого мужчины.

Наконец с едой было покончено Они пили кофе, когда Гидеон вдруг откинулся на стуле, мрачно посмотрел на Серену и произнес:

— Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Она чуть не выронила чашку Нахлынувшая на нее в первый момент радость тут же сменилась сомнением, которое, в свою очередь, уступило место полной растерянности.

— Ты шутишь?

— Я не шучу, — проговорил Гидеон. Губы его сложились в тонкую полоску. — Или ты полагаешь, что эта маленькая идиллия будет продолжаться вечно? Пора нам выбраться из розовых зарослей и поговорить о наших взаимных обязательствах.

— Замуж… — с трудом выдавила из себя Серена. Для нее предложение Гидеона явилось полной неожиданностью.

— Похоже, эта мысль тебе не очень-то по душе? Почему же? Это ведь так естественно в отношениях между мужчиной и женщиной! — С трудом сдерживаясь, он отодвинул в сторону блюдце с кофейной чашкой. — Должен сообщить тебе, что, хотя мы живем в эпоху свободы личности, люди, которые нужны друг другу, время от времени все еще вступают в брак. — Помолчав, он добавил: — А я тебе нужен, Серена.

— Конечно, нужен, — не колеблясь, ответила она. Разве можно не любить Гидеона! Он олицетворял собой солнечный свет и страсть, спокойную силу и добрый смех. — Но мне кажется, перед тем, как принимать столь важное решение, не мешает немного подождать. Мы знаем друг друга едва больше недели. Так, может, нам стоит вернуться к этому разговору чуть позже? — спросила она, неуверенно улыбнувшись.

— Нет, Серена, я хочу, чтобы мы поговорили об этом именно сейчас.

— А я не хочу. — Она отодвинула стул и поднялась. — Я не вижу логики в твоем поведении.

И мне непонятны причины, которые могли бы помешать нам жить так, как мы жили до сегодняшнего дня. — Глядя в его непонимающее лицо, Серена умоляюще улыбнулась. — Ну разве в последние дни нам было плохо? Неужели у тебя повернется язык сказать такое?

Слова Серены, по всей видимости, не тронули его. На лице Гидеона была написана твердая решимость довести начатое до конца.

— Нет, этого я отрицать не могу. И именно поэтому для меня очень важно сохранить то, что у нас есть. А это можно сделать лишь с помощью брака, Серена. — Он тоже поднялся из-за стола и теперь стоял напротив нее. — Мы должны пожениться.

— Об этом пока говорить рано, — резко ответила она. — Я уже побывала замужем, черт побери, и с моей стороны было бы легкомысленно с такой поспешностью давать ответ. — Она с усилием улыбнулась и прибавила: — А теперь давай поговорим о чем-нибудь другом. Наши взгляды на супружество явно расходятся.

— На сей раз тебе не отвертеться, Серена, — проговорил Гидеон, качая головой. — На протяжении этих трех дней я то и дело замечал, что стоит разговору зайти о серьезных взаимоотношениях, как ты сразу уходишь в сторону. — Его губы скривились в подобии горькой улыбки. — Мне кажется, ты даже сама не замечаешь, как это происходит. У тебя это получается непроизвольно. Видит бог, мне так хорошо с тобой, что я дрожу как заяц от страха, что, напирая на тебя сейчас, могу все испортить! Но больше так продолжаться не может. И мы не имеем права откладывать этот разговор в долгий ящик. У нас не так много времени. Пойдем, — указал он на дверь, — закончим этот разговор.

— Но посуда…

— Черт с ней, с посудой! — отрезал Гидеон. Он смял свою салфетку, бросил ее на скатерть и решительным шагом направился к двери.

Серена неохотно последовала за ним в библиотеку. Она опустилась на стул и напряженно сложила руки на коленях.

— Если ты хочешь мне что-то сказать, то говори. Я свои аргументы уже изложила.

Гидеон опустился на диван и окинул ее саркастическим взглядом.

— И должен добавить, что они смехотворны. Но если ты хочешь, чтобы начинал я, то изволь. Если ты не возражаешь, для начала я задам тебе несколько вопросов. — Он подался вперед и, как гипнотизер, впился глазами в ее лицо. — Ответь мне, Серена, что произойдет, когда нам настанет время расстаться? Я живу и работаю здесь, ты — в Нью-Йорке. Как будут складываться наши отношения тогда?

— Я уверена, что нам удастся что-нибудь придумать.

— О, да! Какие могут быть сомнения! По выходным мы сможем по очереди навещать друг друга. Кроме того, ведь существует телефон, правильно, Серена? Не сомневаюсь, что каждый из нас сумеет удовлетвориться тяжелым дыханием другого в телефонной трубке.

— Не надо иронизировать, — сказала Серена. — Ведь это же не на всю жизнь, а только до тех пор, пока мы не убедимся в том, что поступаем правильно!

— Я и так в этом убежден. И ты, черт побери, уверена! — процедил он сквозь зубы, но тут же сделал усилие, чтобы взять себя в руки. — Послушай, я понимаю, что тебе страшно, но…

— Мне не страшно. Просто я думаю, что…

— Нет, тебе страшно! — Его глаза потемнели и метали молнии. — Неужели я, по-твоему, не вижу, что ты меня любишь? Это, наверное, единственная вещь на свете, в которой я уверен на сто процентов. Не может такого быть, чтобы наши теперешние отношения являлись улицей с односторонним движением. Просто ты напугана и дрожишь с головы до пят.

— Что за чушь! С какой стати мне бояться?

— В том-то и дело, что бояться тебе совершенно нечего, и тем не менее ты боишься. Я уверен: твой страх, чем бы он ни был вызван, уходит корнями в ту ночь, когда я вытащил тебя из бара, или в те годы, которые мы провели порознь друг от друга. Я знаю, что твой брак не был совершенным, но у нас все будет по-другому. Только позволь мне помочь тебе, и мы все исправим. Но как же я смогу оказать тебе помощь, если ты отказываешься разговаривать? Поговори со мной!

Серена молча смотрела на Гидеона.

— Черт возьми, не смотри на меня так! — Он вскочил с дивана и стал ходить из угла в угол подобно запертому в клетку хищнику. — Ты удивительная любовница, но мне нужно нечто большее, нежели секс. Мне нужно, чтобы ты доверилась мне и позволила мне стать частицей тебя. Ведь секс — это далеко не все, и я не позволю, чтобы он подменил собой самое важное в отношениях между нами. Да, черт побери, я больше этого не потерплю! — воскликнул он, направляясь к двери.

— Куда ты? — удивленно спросила Серена.

— На прогулку!

— Но на улице льет как из ведра.

— Вот и хорошо! — Он метнул в ее сторону взгляд не менее яростный, чем гроза, бушевавшая снаружи. — Может, хоть немного остужусь.

С этими словами Гидеон выскочил из библиотеки, и через несколько секунд Серена услышала; как за ним с грохотом захлопнулась входная дверь.

Серену словно парализовало. Мысли беспорядочно метались в ее мозгу, как пойманные в клетку перепуганные зверьки. Она никогда не видела его таким взбешенным. По отношению к ней он всегда был сама доброта и нежность, и тут… А вдруг он решил бросить ее?!

При этой мысли она вскочила и выбежала из комнаты. Через несколько секунд Серена уже стояла на крыльце и вглядывалась во тьму.

— Гидеон! — словно обезумев, выкрикивала она. — Вернись!

Куда он ушел? За плотной стеной дождя она не могла разглядеть ровным счетом ничего. Она промокла до костей. Струи воды стекали с ее подбородка и падали в широкий вырез платья. Не дождавшись ответа, она метнулась вниз и кинулась в ночную темноту.

— Гидеон! Где ты?!

Но, сделав несколько шагов, Серена наткнулась на него. Она обняла Гидеона обеими руками и прижалась к его телу так крепко, как только могла.

— Гидеон!…

— Не надо было тебе бежать за мной. Я уже возвращался.

Серена не видела его лица, но по голосу почувствовала, что Гидеон улыбается.

— Я подумал, что секс в конце концов тоже не самое худшее. По крайней мере сейчас.

— Я стараюсь. Я правда стараюсь, Гидеон, — торопливо заговорила она, еще крепче прижимаясь к любимому. — Но это как стена, через которую я не могу перебраться, или река без моста. Поверь мне, я действительно стараюсь дать тебе все, что ты хочешь.

Она ощутила на своем лбу нежное прикосновение его губ.

— Я вижу, что ты стараешься. Мне не следовало так себя вести, но иногда я оказываюсь не в силах совладать с собой. — Он помолчал, а затем добавил: — И мне бывает очень страшно.

— Страшно? Отчего? — Она подняла голову и попыталась найти в темноте его глаза.

— В разговоре с тобой я был не до конца честен. Ты не единственная, кто испытывает страх. Это чувство знакомо и мне. Именно оно помешало мне кинуться к тебе сразу же после того, как нанятые мною сыщики нашли тебя. Прочитав их отчет, я узнал, что у тебя аристократические родители, что ты посещала привилегированную школу, а в мужья выбрала себе графа. А кто я? Техасский ковбой, не успевший даже окончить школу! Пусть на протяжении всей своей жизни я старался как можно больше читать и узнавать, но, согласись, это не одно и тоже. Вот я и стал учиться! Старый дурак! За два года одолел четырехлетнюю программу колледжа.

— Что?!

— Ясное дело, мне неоткуда было взять тот лоск, с которым ты привыкла иметь дело, но я…

— Гидеон, заткнись! — Серена и сама не знала, от чего мокры ее щеки — от дождя или от слез. — Господи! Ты — самый лучший человек, с которым меня свела судьба, и ты еще беспокоишься о каком-то там «лоске»! Ты нежный, добрый, умный… — Она умолкла, подыскивая слова. — Ты самый лучший' И ты больше не нуждаешься ни в чем помимо того, чем ты уже обладаешь.

— Нет, нуждаюсь, — тихо сказал он. — Я нуждаюсь в тебе. — Он усмехнулся и добавил: — И я получу тебя, дай только время.

Затем Гидеон обнял ее за талию и повел к крыльцу.

— Пойдем в дом. За сегодняшний день мы промокли уже в третий раз. По-моему, это перебор. Сейчас мы с тобой залезем в горячий душ, а потом я покажу тебе, как сильно ты мне нужна. Это будет здорово: лежать, обнявшись, в постели и слушать, как стучит по крыше дождь. У нас с тобой не было такого с той самой ночи, когда мы встретились впервые. Когда я был маленьким, мне страшно нравилось слушать звуки дождя и думать о том, какой зеленой станет после него земля и какие красивые на ней распустятся цветы.

Глава 5

Серена кое-как перевернула бекон на сковороде. Готовить завтрак, находясь при этом в объятиях Гидеона, который подкрался сзади и обвил ее руками, было не такой простой задачей. Забавно, подумалось ей, он всегда нападает сзади. Сейчас он терся щекой о ее волосы, стянутые в хвостик, и ласково пощипывал губами часть ее шею.

— Гидеон, мы, по-моему, договорились. Ты должен делать тосты.

— А я их и делаю. — Он засунул руки под просторную рубашку, которая была на Серене, и принялся нежно поглаживать ее по животу. — Тостер автоматический, так что мое вмешательство не требуется.

Руки Гидеона поднялись чуть выше. Он накрыл ладонями ее обнаженные груди и принялся осторожно сжимать их, поглаживая большими пальцами соски. Они тут же откликнулись на эти прикосновения, заставив Серену резко втянуть воздух через плотно сжатые зубы.

— А вот плита, на которой стоит сковорода, не автоматическая, и, если ты не перестанешь мне мешать, я сожгу бекон.

— Все очень просто, — проговорил Гидеон, крепко прижимаясь бедрами к ее ягодицам, демонстрируя ей таким образом, что находится в высшей стадии возбуждения. — Выключи ее.

Его пальцы уже играли с ее сосками гораздо более настойчиво, и Серене показалось, что окружающие предметы начинают расплываться перед глазами. Вдруг позади них раздался щелчок.

— Тосты готовы, — слабым голосом проговорила она.

— Ну и что! — В голосе Гидеона зазвучала хрипотца. — Вот уж никогда не думал, что приготовление завтрака может оказаться таким эротичным занятием. Хотя, возможно, это каким-то образом связано с тем, что ты разгуливаешь по дому в одной только моей рубашке.

— Неправда, на мне еще шорты, — возразила она и тут же замолкла, вздрогнув всем телом, поскольку рука Гидеона нырнула в ее шорты и начала шарить там.

— Да, действительно. Какая жалость! Продолжая одной рукой совершать круговые движения в ее шортах, отчего Серена выгнулась дугой и застонала, он извлек вторую из-под ее рубашки и, потянувшись назад, вынул из тостера поджаренные куски хлеба.

— Серена, у тебя горит бекон! — прошептал он ей в ухо. — И мы сами, по-моему, тоже горим. Не кажется ли тебе, что нам следует потушить этот пожар?

— Кажется. Мы все равно не сможем съесть завтрак, прежде чем не удовлетворим аппетит другого рода.

Гидеон усмехнулся.

— Я не сомневался в твоем здравомыслии. — Он попятился назад и, не выпуская Серену из рук, повел ее к кухонному стулу с высокой спинкой, одновременно принявшись расстегивать пуговицы на ее рубашке.

Ее глаза расширились.

— Прямо здесь?

— А почему бы и нет! До спальни еще сколько идти надо!

Гидеон развернул ее лицом к себе, поднял и заставил обвить себя ногами.

— Разве это не здорово — заняться любовью на кухне! — Его речь звучала невнятно и отрывисто, поскольку одновременно с этим Гидеон, нагнув голову, целовал ее сосок. — Я хочу, чтобы в этом чертовом доме не осталось ни одного предмета обстановки, на котором мы с тобой не любили бы друг друга. А потом, что бы со мной ни случилось, я смогу посмотреть на любую табуретку и вспомнить, что ты говорила или делала, находясь на ней. — Он легонько прикусил ее сосок, и Серена вздрогнула всем телом. — Я буду вспоминать, как ты хотела меня, сидя на этом стуле или лежа на том диване.

Гидеон засунул руку в ее шорты, и тут же два его пальца оказались внутри ее. Серена изогнулась, ее мышцы напряглись, и два этих маленьких агрессора оказались в горячем, влажном плену.

— Ага, ты тоже хочешь этого, милая. Ты хочешь этого прямо здесь, прямо сейчас, да?

— Да, — выдохнула она, — прямо здесь, прямо сейчас.

— И я тоже. — Он опустил ее на стул и принялся расстегивать пуговицу на своих джинсах. — Помоги мне, милая, а то у меня дрожат руки.

Руки Серены скользнули к «молнии» на его джинсах, но они дрожали не меньше, чем у него.

— Какого черта!

Ошеломленная яростным возгласом любовника, Серена подняла на него изумленные глаза, но тут же поняла, что это восклицание было адресовано не ей. Просто, находясь в любовной горячке, она не услышала стука в дверь, но в следующую секунду он повторился.

— Кто это может быть?

За все время, пока они находились здесь, у них ни разу не было ни одного посетителя.

— Меня это совершенно не волнует. Пусть проваливают ко всем чертям!

Стук в дверь прозвучал в третий раз — теперь гораздо более громкий и настойчивый.

— Н-да, похоже, проваливать они не собираются. Господи, до чего же неподходящее время они выбрали для того, чтобы прийти в гости! Застегнись, Серена. И запомни, на каком месте мы остановились.

Вслед за этим Гидеон повернулся и решительным шагом направился из кухни.

Серена пошла вслед за ним, на ходу застегивая рубашку. Подобно Гидеону, она испытывала чувство досады и раздражения, к которым, впрочем, примешивалось любопытство. Здесь, на плантации, они с Гидеоном находились в такой изоляции, как если бы улетели на другую планету. И вот их уединение нарушили, и она испытывала жгучее любопытство, желая узнать, кто отважился на такое.

Гидеон с сердитым выражением распахнул дверь.

— Какого черта ты здесь делаешь?

— В данный момент пытаюсь вытащить из руки здоровенные занозы, которые получил, колотя в эту дурацкую дверь на протяжении последних пяти минут, — ответил стоящий на крыльце Росс. — Можно войти?

Гидеон с неохотой отступил в сторону.

— Какого дьявола ты сюда приперся? Я же сказал, что свяжусь с тобой, когда мы будем готовы вернуться в Марибу!

— В том-то и дело, что я не мог ждать. И вряд ли ты больше обрадовался бы, если бы я решил передать тебе это сообщение через кого-нибудь из твоих служащих в отеле. — Он перевел взгляд на Серену, стоявшую позади Гидеона в темном конце вестибюля. — Привет, Серена! Хорошо, что ты здесь. Это касается и тебя.

— Что ты имеешь в виду? — Она сделала шаг вперед и встала рядом с Гидеоном. Ее внезапно ледяной иглой пронизал необъяснимый страх. — Что-то случилось с Дэйном? Росс мрачно кивнул.

— Вчера вечером меня к нему не пустили, и Мендино велел кое-что передать Гидеону.

Ноги Серены стали ватными, и, чтобы не упасть, она уцепилась за стоявшего рядом Гидеона. Тот весь напрягся.

— Что именно он просил тебя мне передать?

— Что отпустит Дэйна только после того, как получит пятьсот тысяч долларов наличными. — Росс помолчал и добавил: — Иначе Мендино отправит его в «Тарелку Дьявола».

— «Тарелка Дьявола»? — переспросила Серена. — Что это такое?

— Самая жуткая тюрьма на Кастельяно, — пояснил Гидеон, не глядя на нее. — Да как он смеет! Я сотру этого сукина сына в порошок!

— Думаю, он боится, — заговорил Росс. — Три дня назад начались народные волнения, и хунту могут сбросить буквально в любой момент. Вот я и думаю, что ему просто понадобились деньги для того, чтобы дать деру. Если к власти придут революционеры, они перевешают всех, кто занимал более или менее видное место в нынешнем правительстве. Сейчас Мендино боится их гораздо больше, чем тебя.

Гидеон негромко выругался.

— Но почему события стали разворачиваться так быстро? Ведь Хулио говорил мне, что… — Он оборвал себя, не закончив фразы. — А каковы шансы, что Мендино отдаст нам Дэйна в том случае даже, если мы заплатим ему выкуп? Росс пожал плечами.

— Признаться по совести, не очень высоки. Этот ублюдок мало того, что жаден, он еще и хитер, как бестия. Скорее всего он заберет Дэйна с собой, чтобы потом вымогать деньги либо из Серены, либо из родителей парня.

— Я должна немедленно вернуться в Марибу, — сказала Серена. — Наверняка должен найтись какой-нибудь выход. У меня есть немного денег…

— Неужели ты полагаешь, что я не заплатил бы этому подонку столько, сколько он просит, если бы дело было только в деньгах? — резким тоном ответил Гидеон. — Ведь именно по моей вине он оказался заложником. Это я его подставил!

— А я позволила оставить все как есть вместо того, чтобы заставить тебя вытащить его оттуда, — устало проговорила Серена. — Я думала, ему ничего не угрожает.

— Ты думала так только потому, что я убедил тебя в этом. — Даже загар не мог скрыть того, как сильно побледнел Гидеон. — Видит бог, Серена, у меня не было ни малейших сомнений в том, что Дэйн действительно находится в безопасности и ему ничего не грозит. Я знал, что в стране назревает кризис, но один человек, которому я доверял, убедил меня в том, что события достигнут точки кипения не раньше, чем через месяц.

— Какой смысл искать виновного! — не сдержавшись, выкрикнула Серена. — Мы должны вытащить его оттуда! Сейчас же!

— Вытащим, — с непоколебимой уверенностью произнес Гидеон. — Обещаю тебе, Серена, что уже завтра вечером он будет с нами. — Затем он повернулся к Россу. — Отправляйся к Мендино и скажи, что мы заплатим ему. И постарайся выторговать у него как можно больше времени. Убеди его в том, что за короткий срок такую сумму наличными собрать просто невозможно.

Серена повернулась и пошла по направлению к лестнице, бросив через плечо:

— Подожди меня, Росс. Я отправляюсь с тобой.

— Нет! — отрезал Гидеон. — В Марибе тебе будет угрожать опасность. Что помешает Мендино взять в заложницы и тебя? Кроме того, от тебя там все равно не будет никакого проку. Мендино никого не допустит к Дэйну.

Серена резко развернулась и направилась к Гидеону.

— Я должна что-то делать. Я не могу просто сидеть и ждать.

— Тебе не придется сидеть сложа руки. Здесь мы можем сделать гораздо больше, нежели находясь в Марибе.

— Каким образом? Ведь Дэйн не здесь, а именно в Марибе, черт побери!

— Не горячись, — успокаивающим тоном проговорил Гидеон. — Я понимаю: ты расстроена, волнуешься, сходишь с ума, но все же доверься мне. Ты же слышала, что сказал Росс: деньги здесь не помогут. Мы должны найти какой-нибудь другой способ вырвать Дэйна из лап этой сволочи.

— Какой именно?

— Необходимо связаться с повстанцами.

— Но и они находятся в Марибе! — Серена дрожащими пальцами теребила хвостик, в который были стянуты ее волосы, и, не выдержав, в отчаянии дернула за него, будто желая, чтобы боль отвлекла ее от тягостных раздумий. — Ты что, пытаешься окончательно свести меня с ума?

— Они не все находятся на Кастельяно, — сказал Гидеон. — Один из их лидеров здесь, в Санта-Изабелле. Мы сегодня же вечером свяжемся с ним и договоримся о том, чтобы освободить Дэйна.

— О боже! — бессильно выдохнула Серена. — Это ведь так опасно! Повстанцы, хунта, тюрьмы…

— Я знаю, — сказал Гидеон, кладя руки ей на плечи. — Я не могу обещать тебе, что все пройдет гладко, но твердо обещаю другое: Дэйну не причинят ни малейшего вреда.

— И как же ты сможешь этому помешать? Его губы тронула улыбка.

— Я же бульдозер, не забывай. Я их всех передавлю гусеницами. — Гидеон поднял за подбородок ее голову. — И ради всего святого, не плачь. Я этого не вынесу.

— Ведь ему всего двадцать один год! — Голос Серены дрожал и срывался. — Я всегда оберегала его от всяческих неприятностей, а вот на сей раз — подвела.

— Никого ты не подвела. В том, что произошло, виновата не ты, а я. — Губы Гидеона сжались в тонкую линию. — И именно мне предстоит исправить все то, что я натворил.

Он отступил на шаг назад и произнес уже другим — более деловым — тоном:

— Иди и собери вещи. Только не увлекайся. Тебе понадобятся джинсы, кроссовки и легкая куртка. Мы должны быть готовы отправиться в путь сразу же, как только я свяжусь с Хулио.

— Кто такой Хулио?

— Интересный вопрос, — сухо заметил Росс. — Хулио Родригес — это человек-загадка. Не уверен, что хотя бы один человек на земле достоверно знает, кто он и что он такое, но личность его, бесспорно, заслуживает внимания.

— Он лидер повстанцев? — догадалась Серена.

— Да, — кивнул Гидеон, — в определенном смысле. Даже не знаю, как тебе объяснить. Ну да ладно, я пошлю ему весточку и попрошу встретиться с нами в моем отеле, на другом конце острова. Хулио предпочитает появляться лишь в многолюдных местах.

— Ты думаешь, он сумеет нам помочь?

— Я бы не посоветовал ему уклоняться от этого. Ведь именно он убеждал меня в том, что Дэйну на протяжении как минимум месяца ничто не угрожает. — На лице Гидеона появилась мрачная усмешка. — Да, он нам поможет. Мы поужинаем в отдельном кабинете отеля, а после этого отправимся в ночной клуб. Он будет ждать нас либо там, либо там. — Гидеон испытующе посмотрел на Серену. — Ничего, если некоторое время ты побудешь в одиночестве? Я хочу, чтобы Росс отвез меня сейчас в отель. Надо подготовиться к встрече с Хулио.

— Со мной все будет в порядке. Я соберусь и заодно уложу твои вещи. — Серена чувствовала, что, если она хочет избавиться от мрачных раздумий о судьбе брата, ей обязательно нужно хоть чем-нибудь занять себя. — Может быть, сделать что-нибудь еще?

— Нет, — мотнул головой Гидеон. — Я вернусь за тобой через несколько часов, и мы снова поедем в отель. А пока постарайся поспать. Не уверен, что нам удастся отдохнуть после того, как мы побеседуем с Хулио.

— Неужели ты полагаешь, что я сумею заснуть, когда… — Серена умолкла, поймав себя на том, что срывается на истерический крик. Она должна держать себя в руках. Гидеон прав: кто знает, какие испытания выпадут на их долю, прежде чем этот кошмар закончится. — Хорошо, я постараюсь. До свидания, Гидеон.

С этими словами она направилась к лестнице и стала подниматься на второй этаж. Гидеон провожал ее взглядом до тех пор, пока она не скрылась за поворотом коридора.

— Она молодец, хорошо держит удар, — сухо заметил Росс. — Черт, до чего же я ненавижу выступать в роли черного вестника!

— А ты-то тут при чем! На тебе никакой вины нет. Ведь это я принимал решения и отдавал приказы. Если она и должна кого-нибудь возненавидеть, то только меня. Особенно если с Дэйном что-то случится. — Гидеон сделал паузу — Но сильнее всего себя ненавижу я сам. Ладно, поехали, — проговорил он, поворачиваясь к двери. — Будь я проклят, если у Мендино что-нибудь получится! Он еще горько пожалеет, что решил поиграть со мной в свои грязные игры!

— Вот это и есть твой хваленый революционер, за которым якобы все охотятся и который ускользает от своих преследователей как тень? — спросила Серена, с любопытством вглядываясь в скопище людей, которые топтались на танцевальном пятачке, чтобы еще раз увидеть Хулио Родригеса. — Может, это просто шутка?

— Если он и шутка, то весьма необычная, — отозвался Гидеон, делая глоток бурбона. — И бесплотным духом его тоже в определенной степени можно назвать. Полиция Кастельяно на самом деле охотится за ним и многое отдала бы за возможность убить его. Но если Хулио будет и дальше ускользать от них так же искусно, как делал это до сегодняшнего дня, ему ничто не грозит. Кстати сказать, он является одним из самых богатых граждан острова и владеет здесь собственной чартерной авиалинией и несколькими кофейными плантациями.

— Но если вся его собственность находится здесь, зачем он стремится свергнуть правительство Кастельяно?

— Два года назад полицейские изнасиловали и убили его подругу Консуэлу Хименес, — мрачно пояснил Гидеон. — С тех пор он регулярно снабжает повстанцев деньгами, оружием и транспортом. Хулио не совсем подходит под определение революционера, но если кто-то и сумеет вытащить Дэйна из Марибы, то только он.

— Господи, как бы я этого хотела! — прошептала Серена. Тут она вновь увидела Хулио Родригеса и удивилась, как вообще сумела потерять из вида его фигуру. Он был почти под два метра ростом и в своем наряде выделялся среди окружавших его мужчин, одетых в черные смокинги, как ярко светящийся неоном рекламный столб На нем были огненно-красные брюки, к радости перезревших матрон, сидевших в зале, туго обтянувшие ягодицы и бедра. Белая шелковая рубашка Родригеса была расстегнута почти до пупка. На его загорелой груди тускло поблескивала массивная золотая цепь.

Раскачиваясь напротив элегантной блондинки, Хулио Родригес составлял разительный контраст с роскошно одетыми завсегдатаями ночного клуба.

— Насколько я понимаю, у тебя тут не действуют правила, запрещающие приходить в клуб не в вечерней одежде? — спросила Серена.

— Действуют, но для Хулио сделано единственное исключение. Он умеет убеждать.

В это было несложно поверить. Блондинка, с которой танцевал Родригес, смотрела на него такими голодными глазами, словно не ела уже неделю, а он являлся аппетитной бараньей ногой, запеченной на вертеле Хулио Родригес был и впрямь чрезвычайно привлекательный мужчина. Типичный латиноамериканец, смуглокожий и мужественный. Его ослепительная белозубая улыбка была одновременно чувственной и простодушной.

— Будем надеяться, что он найдет способ убедить и Мендино, — проговорила Серена.

— Боюсь, что одно только красноречие в данной ситуации не поможет, — скептически отозвался Гидеон и, встретившись глазами с Родригесом, сказал: — Он нас заметил. Скоро подойдет.

Серена увидела, как Хулио отвесил разочарованной блондинке галантный поклон, одарил ее улыбкой, которая могла бы осветить половину Нью-Йорка, и стал пробираться сквозь толпу в их сторону. Он шел легкой танцующей походкой, и, по мере того как Родригес приближался к их столику, Серена поняла, что он, видимо, старше, чем показался ей издалека. Хулио бьшо уже под тридцать. Его вызывающий наряд уже не резал ей глаз и не казался клоунским. Каким-то образом эти яркие цвета шли Хулио Родригесу, как идет матадору красная мулета и яркий костюм.

Гидеон поднялся, обменялся с Родригесом рукопожатиями и, повернувшись к Серене, представил их друг другу:

— Познакомьтесь. Серена Сполдинг. Хулио Родригес. А теперь, когда мы покончили с формальностями, присаживайся и объясни, что стряслось. Ты говорил..

Хулио не дал закончить Гидеону фразу, подняв руку в предупреждающем жесте, и опустился на стул, стоявший напротив Серены.

— Знаю, знаю. Для меня это стало такой же неожиданностью, как и для тебя. — Он перевел взгляд на Серену, и в его глазах отразилась печаль. — Я крайне сожалею. Гидеон ни в чем не виноват. Это полностью моя вина. Его план покорить вас затронул романтические струны моей души, и я предоставил ему информацию, которую считал полностью заслуживающей доверия. К сожалению, иногда события принимают не такой оборот, какой бы нам хотелось.

Гидеон тоже опустился на стул.

— И какой же «оборот» они приняли на сей раз?

— Четыре дня назад власти казнили издателя ведущей газеты Марибы, — объяснил Хулио, — так что уличные мятежи начались совершенно спонтанно. Но мы собираемся использовать их в своих целях и будем ковать железо, пока горячо.

— Но не раньше, чем я вытащу из Марибы Дэй-на. — Лицо Гидеона было словно высечено из камня. — Если хунта поймет, что ее режим находится на грани катастрофы, она вполне способна устроить кровавую баню.

Серена почувствовала, как ее сердце в который раз сжалось от страха.

— Когда, по вашему мнению, наступит развязка? — спросила она.

В глазах Хулио засветилась неподдельная симпатия, когда он повернулся к ней.

— К сожалению, я не знаю ответа на этот вопрос, но нам следует действовать, не мешкая.

— Нам? — переспросил Гидеон. — То есть ты собираешься присоединиться к нам?

Хулио изумленно воззрился на Гидеона, словно тот спросил какую-то несусветную глупость.

— А как же! Часть вины лежит и на мне, так что я должен разделить с вами и опасности. — Белоснежные зубы опять блеснули на его лице, однако на сей раз в улыбке Хулио не было радости. — Кроме того, я не люблю участвовать в массовых «заплывах». Предпочитаю быть спортсменом-одиночкой. Это меня бодрит как ничто другое.

— Кастельяно — не самое безопасное место для тебя, — медленно проговорил Гидеон. — Тамошняя полиция располагает твоей фотографией.

— Ну и что! — легкомысленно пожал плечами Хулио. — Я знаю Кастельяно как свои пять пальцев, и у меня там всюду друзья.

— Причем некоторые из них занимают довольно высокие посты, — добавил Гидеон, сделав глоток из бокала, который держал в руке. Один — точнее, одна — из них нанесла мне визит накануне моего отъезда из Марибы. Кстати, Алессандра просила передать тебе привет.

Хулио расплылся в улыбке.

— О, неужели она встретилась с тобой? Впрочем, я сам назвал ей твое имя и сказал, что ты можешь стать идеальным дистрибьютором. Моя кандидатура вызывала у нее сомнения. С ее точки зрения, я слишком тесно связан с повстанцами, чтобы мне можно было доверять. Так вы с ней пришли к взаимопониманию?

— Да, — кивнул Гидеон, — разве я мог отвергнуть ее предложение!

Выражение лица Хулио смягчилось.

— Конечно, не мог, друг мой. Ни за что на свете. Именно поэтому я и направил ее к тебе. — Он отодвинул кресло от стола и встал на ноги. — Встретимся через час в аэропорту. Мисс Сполдинг отправляется с нами?

— Разумеется, — быстро сказала Серена. Губы Хулио тронула легкая улыбка.

— Ничего не «разумеется». Далеко не каждая женщина осмелится участвовать в кровавых мужских играх. Напомните мне познакомить вас при случае с моей старинной приятельницей Кейт Лантри. Мне кажется, у вас с ней много общего.

Он поклонился и одарил ее такой же ослепительной улыбкой, какой удостоилась незадолго до этого блондинка. Серена поймала себя на мысли, что чувственность так же неотъемлемо присуща этому человеку, как потребность дышать, однако, когда Хулио заговорил, голос его звучал вполне платонически:

— Вы обе красивы и имеете привычку не отступать от задуманного. Я словно вернулся в прошлое.

С этими словами Хулио Родригес энергичной походкой направился к выходу, не обращая внимания ни на танцующих, ни на страдающую в одиночестве блондинку.

— Ты прав, он действительно очень необычный человек, — сказала Серена, задумчиво наморщив лоб и провожая взглядом высокую фигуру Родригеса. — Но тем не менее он мне понравился.

— Неудивительно, он нравится всем женщинам, — сухо откликнулся Гидеон. — И, как ни странно, большинству мужчин, причем по той же причине. Наверное, причина того, что Хулио является одним из моих лучших друзей, состоит именно в том, что мне никогда не бывает с ним скучно. Ты готова?

— Еще минутку. — Серена опустила глаза в стоявший перед ней бокал с недопитым вином. — Кто такая Алессандра? — Она почувствовала, на себе пристальный взгляд Гидеона, но не подняла глаз. — Или это меня не касается?

— Тебя касается все, что касается меня, — мягко ответил Гидеон. — Мы говорили об Алессандре Карпатан. Возможно, ты о ней слышала. Примерно с год назад все газеты писали о ее свадьбе с Шандором Карпатаном и его победе на президентских выборах в Тамровии.

Серена подняла на него удивленный взгляд.

— Да, я что-то такое припоминаю. А что она делает на Кастельяно?

— Судя по всему, эта дама одержима тягой к благотворительности. Она собирает деньги и продовольствие, а затем разъезжает по странам, которые находятся в состоянии войны или под властью диктатуры, и помогает нуждающимся детям. — Губы Гидеона насмешливо скривились. — Я бы с удовольствием поучаствовал в ее благородных начинаниях, но уж слишком в неподходящее время она объявилась — в тот самый день, когда приехала ты. Мне едва удалось от нее отделаться.

Серена не сумела сдержать вздох облегчения, поняв, что женщина, которую Гидеон в тот вечер усаживал в лимузин, приходилась ему не любовницей, а всего лишь партнером по благотворительной деятельности. До сего момента она не хотела признаться даже самой себе, насколько угнетала ее та картина, невольной свидетельницей которой она стала в день своего приезда: Гидеон и роскошная, соблазнительная дама рядом друг с другом.

— По-моему, я видела ее, когда она стояла в патио. Весьма привлекательная женщина.

— Да, обладающая к тому же острым и цепким, как капкан, умом. А теперь нам все же пора уходить. Перед тем, как встретиться с Хулио, мне еще предстоит позвонить Россу и оставить ему несколько поручений.

Серена поспешно встала из-за стола.

— Я переоденусь и через пятнадцать минут буду ждать тебя в фойе гостиницы.

— Хорошо, — кивнул Гидеон. — Я тоже переоденусь, но сначала мне нужно сделать пару звонков и позаботиться о том, чтобы раздобыть оружие. Я уже давно им не пользовался.

— Мне оружие не нужно. Я привезла с собой револьвер тридцать второго калибра. Он лежал в моей сумочке, а таможенник оказался слишком ленивым, чтобы проверить ее. Просто махнул мне рукой: проходи, мол.

Гидеон озадаченно посмотрел на Серену.

— Ты всегда, отправляясь в путешествия, берешь с собой револьвер?

— Нет, крайне редко, — спокойно ответила она, — но в данных обстоятельствах… Обычно он лежит у меня дома, и, кстати, я неплохо умею с ним обращаться. В течение многих лет мне приходилось рассчитывать только на саму себя, и приобрести навыки самозащиты было вовсе не лишне.

Гидеон взял ее под локоть и повел через танцевальную площадку по направлению к выходу.

— Весьма разумно, — проговорил он.

— Почему же ты так удивлен?

— Я не столько удивлен, сколько смущен, — признался он. — Сейчас я понял, как много нам предстоит узнать друг о друге. Мне кажется, что я знаю тебя уже целую вечность, но, как оказалось, я заблуждаюсь. — Его пальцы крепче сжались на ее локте. — Ну ничего, я полагаю, что после того, как мы вернемся на Кастельяно, нам представится возможность как следует познакомиться друг с другом. В той ситуации, которая сложилась на острове, мы окажемся совершенно беззащитны, и, возможно, это даже к лучшему.

Глава 6

— Гидеон, ради всего святого, что случилось? — спросила Серена.

С тех пор, как они приземлились на небольшой прогалине посередине густого тропического леса, Гидеон постоянно находился в напряжении, и это чувствовалось даже на расстоянии. Поначалу она не обратила на это внимания. Серена и сама испытывала нервную дрожь, которая от непроглядной ночной темноты только усиливалась. Но эмоции, которые обуревали Гидеона, были… какими-то иными и, похоже, усиливались с каждой секундой по мере того, как они пробирались следом за Хулио сквозь густые зеленые дебри.

— Да так, ничего, — ответил Гидеон каким-то сдавленным хриплым голосом. — Просто эти джунгли… Они напоминают о Нам-Пене. — Он сделал глубокий судорожный вздох. — Мне не хватает воздуха. Куда, черт его побери, направляется Хулио?!

Воздух действительно был влажным и плотным, но у Серены не возникало никаких проблем с дыханием. Желая хоть как-то поддержать Гидеона, она взяла его за руку.

— Кто знает! Но после того, как он посадил самолет, я готова следовать за ним куда угодно. Я почти не сомневалась в том, что мы разобьемся. Ведь прогалина, на которой мы сели, казалась сверху не больше почтовой марки.

— Что верно, то верно, — кивнул Гидеон, — пилот он первоклассный. Будем надеяться, что он окажется таким же опытным проводником. У нас и без того времени в обрез, не хватает еще заблудиться в этом чертовом лесу.

— Ты меня недооцениваешь, — раздался совсем рядом голос Хулио.

Оказывается, он уже некоторое время назад остановился и теперь поджидал их, прислонясь спиной к стволу огромного дерева, что возвышалось в нескольких метрах впереди них. Хулио направил на лица своих спутников луч фонарика.

— Тебе, Гидеон, уже давно следовало бы понять, что я проявляю выдающиеся способности во всем, за что берусь. Я совершенно точно знаю, где мы находимся.

— Чудесно, в таком случае ты сможешь мне сказать, когда наконец мы выберемся из этого треклятого тропического леса, — ничуть не смутившись, парировал Гидеон.

Хулио, который до этого улыбался, сразу же посерьезнел.

— Извини, Гидеон, я совсем забыл про Нам-Пень. Однако лес станет для вас самым надежным укрытием, пока я выйду наружу и свяжусь с Россом. Или ты хочешь, чтобы мы все вместе отправились в рыбачью деревню?

— Нет! — Гидеон непроизвольно перевел взгляд на Серену. — Я не такой эгоист. Мы остаемся, но ты все же постарайся вытащить нас отсюда как можно скорее.

— Непременно. А вы ждите меня здесь.

Сказав это, Хулио исчез в густой растительности, но тут же снова появился перед ними, держа в руках лестницу. Прислонив ее к стволу дерева, возле которого стоял, он повернулся к Гидеону и Серене.

— Полезайте наверх и устраивайтесь поудобнее, а я пойду в деревню, чтобы встретиться с Россом. Вернусь через несколько часов.

— Вы предлагаете нам «поудобнее устроиться»… на дереве? — изумленно осведомилась Серена.

Хулио кивнул.

— Я совсем забыл сказать вам, что наверху, в ветвях, построен очень удобный шалаш. Мы с Кейт соорудили его, когда только приехали на Кастельяно. Уверяю вас, он вполне приспособлен для обитания. Кейт даже жила здесь некоторое время.

Хулио повернулся и двинулся вперед. На ходу он, не оборачиваясь, давал последние наставления:

— Прежде чем зажечь лампу, не забудьте как можно плотнее закрыть ставни. Листва здесь густая, но береженого бог бережет.

Его последние слова прозвучали чуть слышно, так как их поглотила плотная стена кустарника, за которой скрылся Родригес. Одетый в черные джинсы и темную летнюю куртку, он сразу же слился с джунглями и пропал из вида. Серене с трудом верилось, что жизнерадостный, разодетый как попугай Хулио Родригес, с которым она общалась в ночном клубе, может превратиться в делового, собранного пилота-аса, что встретил их в аэропорту Санта-Изабеллы часом позже. Этот человек поистине являлся загадкой.

Она повернулась и окинула взглядом лестницу, прислоненную к стволу.

— Что ж, я всегда мечтала иметь домик на дереве. Давай посмотрим, соответствует ли он моим детским фантазиям.

Гидеон не ответил. Напряжение, охватившее его после посадки, усилилось еще больше. Он ничего не ответил, вытер о джинсы холодные и влажные ладони и остался стоять на месте. Серена решила подать пример и, выпустив его руку, стала первой взбираться вверх по деревянным перекладинам.

Лестница привела ее к деревянному настилу, сделав по которому три шага, она оказалась у входа в домик. Дверные петли были предусмотрительно смазаны, поэтому дверь отворилась без малейшего скрипа, и женщина заглянула внутрь.

Открывшаяся ее взгляду комнатка была небольшой, но с достаточно высоким потолком для того, чтобы в ней можно было стоять, выпрямившись в полный рост. Обстановка была спартанской: два матраца, сундук из пальмовых досок, на нем — фонарь «молния» и тумбочка в углу. Было заметно, что кто-то с трогательной заботой пытался хоть как-то украсить этот убогий интерьер. На тумбочке стояла высокая черная блестящая ваза, вторая такая же возвышалась в углу. К тростниковым стенам было приделано несколько тонких цилиндров, предназначенных для того, чтобы ставить в них цветы. Темно-синие покрывала на матрацах были словно только что из прачечной, и во всей крошечной комнатке витал дух почти домашнего уюта. Странно: учитывая скудную обстановку, она должна была выглядеть убого, но такое чувство почему-то не возникало. Это примитивное убежище вдруг показалось Серене маленьким кусочком рая. Здесь витал какой-то удивительный дух, полный любви и тепла.

— Мне здесь нравится. — Луч света от фонарика упал на плетеные веревочные занавески, закрывавшие окно рядом со входом. — Пусть занавески остаются задернутыми, а мы зажжем лампу.

— Нет! — почти выкрикнул Гидеон. — Лампа нам не нужна. Здесь и так дышать нечем.

Он вошел в домик и нараспашку открыл ставни.

— Выключи фонарь. Сквозь листву пробивается достаточно лунного света, чтобы мы могли здесь ориентироваться.

Гидеон задержался у окна и сделал несколько глубоких вдохов, словно страдал от кислородного голодания, а затем уселся на матрац, лежавший у окна, подтянул колени к подбородку и обхватил их руками.

— Иди сюда и сядь рядом со мной.

Гидеон был прав. Луна светила так ярко, что можно было различить все вокруг вплоть до деталей. Кожа на скулах Гидеона туго натянулась, губы были сжаты в узкую полоску.

— Хочешь, я оставлю дверь открытой? — мягко спросила Серена.

Гидеон помолчал, словно внутри его шла борьба, а затем выдавил:

— Да, если не возражаешь. — После этого он горько усмехнулся. — Черт! Извини меня. Я знаю, что выгляжу глупо.

— Ничего подобного.

Серена преодолела разделявшее их расстояние и опустилась на матрац рядом с ним. Он тут же обнял ее рукой за плечо, и она поудобнее устроилась возле него.

— Вот так гораздо лучше, правда?

— Да. — Его грудь бурно вздымалась и опускалась в такт дыханию.

— Может, тебе станет легче, если мы поговорим об этом? — осторожно спросила она. — Я имею в виду Нам-Пень.

— Может, и станет. Не знаю. — Гидеон с трудом выговаривал слова, будто язык плохо повиновался ему. — Когда-нибудь я расскажу тебе об этом во всех подробностях. Это часть меня, и было бы нечестно утаивать ее от тебя.

— Если тебе это причиняет боль, то лучше не надо.

— Причиняет, не причиняет — это не имеет значения. Ты имеешь право знать. — Гидеон закрыл глаза, дыхание с усилием вырывалось из его груди. — Нам-Пень… Это был концлагерь. Я попал в плен, и вьетконговцы держали меня там в течение пяти месяцев. Это был сущий ад. Причем там мучили не только нас, военнопленных, но и простых вьетнамцев. Там была женщина вьетнамка… Совсем юная, лет четырнадцати, не больше. Уж не знаю, что такого она могла натворить, но всех нас вывели на середину лагеря и заставили наблюдать, как ее наказывают. Несмотря на юный возраст, у нее уже был ребенок — еще совсем младенец. Сначала они убили у нее на глазах ее сына, а затем стали насиловать несчастную. — Голос Гидеона был едва слышен. — На следующий день она умерла.

— Бог мой! — прошептала Серена, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота. Она обвила Гидеона руками за талию и крепко прижалась к нему.

— Через месяц мне удалось бежать, но еще целых три недели я блуждал по джунглям, пробираясь к своим. — Он попытался улыбнуться. — Теперь ты понимаешь, почему я не люблю тропический лес.

«И при всем этом он отказался от предложения Хулио пойти всем вместе, — подумала Серена. — А почему? Неужели только из-за меня?»

— Гидеон, — начала она дрогнувшим голосом, — почему в таком случае мы не пошли вместе с Хулио?

— За меня не волнуйся, все будет в порядке. Помнишь, я говорил тебе о тех, кто подстерегает нас, затаившись в засаде? Мы должны бороться с ними. Если мы позволим им одержать над нами верх, то уже никогда не будем чувствовать себя в безопасности. — Гидеон открыл глаза. Серена увидела, что его лоб покрыт бисеринками пота. — Только обнимай меня покрепче.

— Конечно. — На сердце у Серены скребли кошки, оно разрывалось от жалости к этому сильному человеку, который сейчас напоминал испуганного ребенка. «Да возвращайся же ты поскорее, Хулио, черт тебя возьми!» — в молчаливом отчаянии молила она, а вслух успокаивала, баюкала: — Я с тобой, я никуда не денусь.

— Они здесь, они вокруг нас, вот что плохо. Даже с закрытыми глазами я слышу звуки ночи и вижу…

Серене показалось, что они просидели целую вечность, прижавшись друг к другу. Время от времени Гидеон начинал говорить, но единственное, на что он сейчас был способен, это жуткие, душераздирающие картинки из далекого прошлого. Поняв это, он умолк насовсем и лишь цеплялся за Серену, словно за спасательный круг в бушующем море.

И вдруг с земли послышался благословенный, долгожданный голос Хулио:

— Эй, это я!

Серена с облегчением вздохнула. Слава богу, скоро Гидеон будет избавлен от этого ужаса! Его руки ослабли и безвольно упали вдоль тела.

— Прости, — прошептал он, — я не хотел быть тебе обузой.

Она нежно поцеловала его.

— А вот теперь ты и впрямь начинаешь выглядеть глупо.

— Видишь, я постоянно нуждаюсь в том, чтобы меня утешали, — смущенно улыбнулся он. — Хорошо, что я не приучил себя выступать в образе эдакого крутого мачо, иначе сейчас мне грозило бы раздвоение личности.

— Я всегда ненавидела мужиков, которые корчат из себя мачо, — ответила Серена. — Что же касается утешения, то этот процесс должен быть двусторонним и взаимным.

— Мне тоже так кажется. — Его улыбка была печальной. — По-моему, все должно делиться пополам.

Без всякого сомнения, в его словах крылся гораздо более широкий смысл, чем могло показаться с первого взгляда, и, говоря это, Гидеон подразумевал вовсе не одну только теперешнюю ситуацию. Серена озабоченно нахмурилась.

— Гидеон, я знаю, что…

— Эй, чего это вы сидите в темноте? — В дверном проеме вырос Хулио Родригес и направил на них луч своего фонарика. — Пора двигать дальше, Гидеон. Я привел с собой Росса. Он ждет внизу.

Серена порывисто вскочила.

— Пошли!

Хулио кинул быстрый взгляд на Гидеона, но слова его были адресованы Серене:

— Насколько мне известно, в планах Гидеона мы с вами не участвуем.

— Это почему? — Серена также воззрилась на Гидеона.

Гидеон встал и заговорил, не глядя на нее:

— Мы с Россом должны предварительно поторговаться с Мендино по поводу выкупа. Мы же не хотим, чтобы наш добрый полковник расстроился, верно? А когда мы уладим нашу маленькую проблему, Хулио сможет начать свой большой крестовый поход. — Гидеон недобро усмехнулся. — У него на редкость хорошо получаются эффектные сцены.

— Я хочу пойти с вами, — настаивала Серена. Гидеон покачал головой.

— Твое присутствие только осложнит нашу задачу. Мы не задержимся надолго. Если все сложится удачно, мы управимся еще до рассвета. А Хулио пока останется с тобой.

— Ты уверен, что хочешь играть именно по таким правилам? — с мрачной миной спросил Хулио.

— Уверен. — Гидеон повернулся к Серене, ласково поцеловал ее и шутливо напутствовал: — Не позволяй этому бессовестному сатиру соблазнить тебя. Если он находится в одной комнате с женщиной, да еще и матрац под рукой, он за себя не отвечает.

Хулио сверкнул белозубой улыбкой.

— Ты меня обижаешь! И при чем тут матрац? Не волнуйся, Гидеон, я позабочусь о ней.

— Уж в этом-то я не сомневаюсь. — Он повернулся и на прощание еще раз поцеловал Серену. — До скорого свидания, милая.

Она открыла рот, чтобы снова возразить, но Гидеон растворился в темноте. Серена глядела в пустое пространство, мучительно думая о чем-то, что не давало ей покоя. Что-то было не так, что-то в том, как…

— Все будет в порядке, — успокаивающим тоном проговорил Хулио. — Гидеон умеет постоять за себя.

Серена перевела взгляд на лицо Родригеса.

— А при чем тут это? Ведь он сказал, что хочет всего лишь поторговаться!

— Будем соблюдать осторожность. — Хулио уклонился от ответа на ее вопрос и, подойдя к окну, закрыл ставни. — Все будет закончено уже очень скоро. Единственное, что мы должны сделать, это не позволить себе заскучать на протяжении нескольких часов. — Он улыбнулся, блеснув белоснежными зубами. — Но поскольку Гидеон является моим другом, я лишен возможности развлечься наиболее приятным способом.

Он подошел к пальмовому сундуку, на котором стояла лампа-«молния», зажег ее и протянул Серене.

— Не подержите? В сундуке должна быть колода карт. Мы сыграем несколько партий в покер и узнаем друг друга поближе. Увы, не в том смысле, в каком бы мне этого хотелось. И возможно, — хохотнул он, — я расскажу вам о женщинах, которые жили в этом маленьком домике.

— Сами лезьте на это чертово дерево! А я возвращаюсь в Марибу!

Это, без сомнений, был голос Дэйна! Серена отшвырнула карты и вскочила на ноги.

— Он вытащил его! Вы слышите, Хулио? Это Дэйн! Гидеон все-таки освободил его! Я не могу в это поверить! — Она подскочила к двери и открыла ее нараспашку. — Как здорово!

— Да, здорово, — чуть поколебавшись, произнес Хулио.

Серена топталась на краю деревянного помоста, пристально вглядываясь в простиравшуюся внизу тьму.

— Дэйн, поднимайся сюда! Я хочу посмотреть на тебя!

Внизу наступила тишина, а потом прозвучал раздраженный голос брата:

— Ну ладно, я поднимаюсь.

Серена отступила на несколько шагов, чтобы освободить для него место, и наконец в желтом пятне света, падавшем через открытую дверь лесного домика, показалась темная курчавая голова Дэйна. Слава всевышнему, с ним все в порядке! Вид у него, правда, немного рассерженный, но зато сам он цел и невредим!

Серена бросилась к нему, повисла у него на шее.

— Черт тебя побери, Дэйн! Я едва с ума не сошла! Надеюсь, этот урок хоть чему-нибудь тебя научит, идиот ты эдакий! Пора бы тебе уже повзрослеть и взяться за ум.

— Отстань! — огрызнулся Дэйн. — Все было в порядке, и я, кстати, классно проводил время, пока этот козел Мендино не стал корчить из себя мелкотравчатого Гитлера. — Он слегка обнял сестру и тут же отстранился. — Но все равно, спасибо за то, что поспешила на помощь. — Он широко зевнул. — А теперь, когда ты убедилась, что со мной все в порядке, я возвращаюсь в Марибу. Я не пошел бы с Россом, если бы с самого начала знал об этой чертовой сделке. Но вернуться я обязан. Я веселился, мне и платить.

— Да что ты такое говоришь? — воскликнула Серена, непонимающе глядя на брата.

— Я возвращаюсь, чтобы отпустили Гидеона Брандта, — прорычал Дэйн. — За кого ты меня принимаешь? За безответственного мальчишку? Я повеселился, а теперь пришла пора расплачиваться.

Серена застыла как вкопанная. Едва шевеля губами, она проговорила:

— Чтобы отпустили Гидеона… Что это означает?

— Гидеон остался в Марибе, — пояснил Росс, преодолев последние ступени и забираясь на деревянный настил. — Он заключил с Мендино сделку. Обещал заплатить дополнительно двести тысяч, если тот отпустит Дэйна и вместо него возьмет в заложники Гидеона.

— Но зачем? — ошеломленно спросила Серена. — Ведь мы же в любом случае собирались освободить Дэйна! Хулио…

— Гидеон хотел полностью исключить риск, — заговорил Росс, тщательно подбирая слова. — Он винил себя в том, что случилось с Дэйном, и не хотел подвергать его ни малейшей опасности. Сегодня вечером он позвонил мне из Санта-Изабел-лы и велел обговорить с Мендино условия новой сделки.

Дэйн негромко выругался. Серена не обратила внимания на брата. Ее внимание было целиком приковано к Россу.

— Что же ему могло угрожать?

— Почем мне знать? — пожал плечами Росс. — Я же говорил тебе, что Мендино непредсказуем.

— Да что все это значит, в конце концов?! — воскликнула Серена.

— Это значит, что Гидеон не знал, чего можно было ожидать от Мендино после того, как мы совершили бы нападение, — раздался позади нее спокойный голос Хулио. — Этот человек жесток и…

— Хулио! — предупреждающим тоном проговорил Росс.

— Не волнуйся, она сильная женщина, — сказал Родригес, выйдя на помост и остановившись между Сереной и Россом. — Не стоит обращаться с ней как с ребенком. Мне кажется, со стороны Гидеона было не очень честно держать свой план втайне от нее. Иногда женщины оказываются во сто крат сильнее любого мужчины. — Он повернулся к Серене и пояснил: — Гидеон опасался, что Мендино может впасть в бешенство и застрелить Дэйна раньше, чем мы сумеем отбить парня.

Серена почувствовала, как кровь отлила от ее лица. На секунду она подумала, что сильнее испугаться уже невозможно, и тут же ощутила удушающий страх.

— Значит, теперь то же самое может случиться с Гидеоном? Отвечайте, Гидеону грозит та же опасность?

Хулио кивнул.

— Возможно, даже более реальная. Мендино поймет, что Гидеон одурачил его.

— В таком случае давайте заплатим выкуп. Я готова отдать им все, что только они захотят.

— Слишком поздно, — сказал Росс. — Хулио говорит, что через несколько часов весь город превратится в огромный сумасшедший дом. Повстанцы начнут штурм штаб-квартиры хунты, и Мендино поймет, что это конец. Нам ни за что не достать такую огромную сумму денег за оставшееся время, так что выбор у нас невелик: либо до начала беспорядков попробовать отбить Гидеона, либо сидеть сложа руки и ждать. Впрочем, я не поставлю и дохлой мухи за то, что, прежде чем пуститься в бега, Мендино отпустит Гидеона.

— И дохлой мухи… — автоматически пробормотала Серена, чувствуя, как к ее горлу медленно подступает бурлящая ярость. Страх, который парализовал ее всего лишь минуту назад, растаял без следа, сменившись злостью и приливом энергии. — Вот что, мы не можем рисковать жизнью Гидеона, не можем также сидеть сложа руки и уж никак не можем позволить какому-то бесноватому полковнику пристрелить его как собаку.

Выговорив слово «пристрелить», Серена поежилась, поскольку в ее мозгу сразу же материализовалась эта страшная картина. Облизнув пересохшие губы, она продолжала:

— Если я правильно поняла, проблема заключается в том, что в тот момент, когда вы ворветесь в гостиничный номер, Гидеон будет находиться там безоружный и беспомощный, верно?

— Именно так, — кивнул Хулио.

— Значит, нужно, чтобы кто-нибудь пронес ему оружие и оказал помощь, верно?

— Верно.

— Я сделаю это, — вступил в разговор Дэйн. — Я уже говорил вам, что на его месте должен находиться я и…

— Нет, — перебила брата Серена и, посмотрев на Хулио, сказала: — Это сделаю я.

— Вот уж черта с два! — грубо рявкнул Росс. — Если я отправлю тебя в Марибу, Гидеон свернет мне шею.

— У тебя нет выбора. Кроме того, меня никто никуда не посылает. Это его голова по вашей милости оказалась под прицелом, и черта с два я позволю ему потерять ее! — Она повернулась к Россу. — Если ты так хорош в заключении всяческих сделок, немедленно отправляйся и договорись, чтобы меня пустили к Гидеону. А вы, — ее палец уперся в грудь Хулио, — вы утверждали, что уже не раз организовывали побеги заключенных. Значит, вы должны знать, каким образом заключенному можно передать оружие. Займитесь этим. Губы Хулио тронула тонкая улыбка.

— Есть, мэм!

— Послушай, — поколебавшись, заговорил Дэйн, — Мендино далеко не котенок. Почему бы тебе не успокоиться, а я тем временем…

— Я тоже не кошечка! — гневно бросила Серена. — Иначе как, по-твоему, мне удавалось бы растить тебя и обеспечивать для нас приличную жизнь?

Глаза Дэйна округлились.

— Ты что, работала боевиком мафии?

— Нет, но я была готова на все, чтобы мы были сыты и независимы от твоего расчудесного папочки. Поэтому хватит болтать о котятах и кошечках! — Она не мигая смотрела в глаза брату. — И ты отчасти прав, Дэйн, вина лежит и на твоих плечах. Так что ты, черт побери, можешь отправиться с Хулио и помочь вытащить Гидеона из этой заварухи. — Она умолкла, чтобы перевести дыхание. — А теперь — все за работу! Через два часа я должна быть в номере отеля «Картахена», где находится Гидеон. Придумайте, каким образом я могу оказаться там, причем — с оружием!

Она шагнула в домик и хлопнула дверью, оставив трех ошеломленных мужчин стоять на деревянном помосте.

«Как неосмотрительно, как глупо со стороны Гидеона подвергать себя такой опасности!» — сердито думала она. Они могли бы что-нибудь придумать и вытащить Дэйна без того, чтобы Гидеон сам в свою очередь оказался заложником. Впрочем, подобный поступок был вполне в духе Гидеона. Человек, подобный Гидеону, который подбирал на улицах искалеченных собак и кошек и самоотверженно выхаживал их, не мог повести себя иначе, осознав, что на его совести лежит вина за то, что юноша оказался в опасности. Конечно, этот благородный защитник слабых и обездоленных тут же ринулся в самое пекло и вот…

Серена прислонилась спиной к двери и глотала слезы, которые текли по ее щекам. Она не должна раскисать. Сейчас ей нужно культивировать в душе гнев, даже ярость — только тогда она сумеет освободить Гидеона и снова быть рядом с ним. Нельзя вспоминать, как он дрожал в ее объятиях в последние часы, перед тем, как, покинув ее, он отправился в Марибу, или как мужественно он сражался с обуревавшими его тяжелыми воспоминаниями. Он давно расплатился по своим векселям. А сейчас, подобно рыцарю, облаченному в доспехи, он кинулся спасать Дэйна. Вот только у Гидеона не было ни доспехов, ни оружия.

Как же она любит его! И даже не позаботилась о том, чтобы сказать ему эти слова перед расставанием. Она была так занята собой, настолько крепко заперта в темнице собственных воспоминаний, что позволила ему лишь постоять под стенами этой крепости, но так и не удосужилась впустить внутрь. Он поделился с ней всем — своей силой, своей слабостью, своей любовью, а она вела себя как бездушный манекен. Она сказала ему, что это — стена, которую не перелезть, река, которую не переплыть, но почему она не упомянула о том, что сама возвела эту стену. Стоит ей спокойно подумать, и она в любую секунду может осушить эту реку. Сейчас гнев и страх разрушили все укрытия, в которых она пряталась от окружающего мира и от самой себя, и осталась одна лишь голая и неприглядная правда.

Серена вытерла глаза тыльной стороной ладони. Глупо стоять здесь и проливать слезы, когда нужно что-то предпринимать, чтобы спасти Гидеона. Сейчас она обязана быть сильной. Когда Гидеон окажется на свободе, у нее еще будет достаточно времени для проявлений женской слабости. Ожесточиться, но не утратить способности любить! Теперь эти слова, когда-то сказанные ей Гидеоном, наполнились для нее новым, вещим смыслом. Что ж, она достаточно сильна, чтобы стать жестокой, когда это нужно, и в то же время, видит бог, она переполнена любовью к Гидеону. Самое главное — успеть сказать ему это раньше, чем…

Серена тряхнула головой. С ним ничего не случится! Затем она выпрямилась и расправила плечи. Время слез прошло. Теперь настала пора рассчитаться с притаившимися в засаде разбойниками.

Глава 7

Фойе отеля «Картахена» выглядело в точности так же, как в сотне других гостиниц среднего класса. Неизменный ковер цвета красного вина, кашпо с цветочными горшками, из которых свисали гирлянды зеленых листьев, шныряющие повсюду коридорные. Серена вряд ли смогла бы объяснить, что именно, направляясь сюда, она ожидала увидеть, но уж по крайней мере не такой банальной и знакомой обстановки. Возможно, в глубине души она полагала, что окажется в некоей цитадели, где за стойкой вместо портье засели пулеметчики.

Держа Серену под руку, Росс вел ее по направлению к лифтам, в отделке которых преобладали начищенная медь и красное дерево. Вполголоса он давал ей последние наставления:

— Постарайся не хамить им. Не думаю, что Мендино наберется смелости причинить тебе какой-либо вред, но он человек…

— …Непредсказуемый, — докончила за него Серена. — Это слово, без конца употребляемое по отношению к Мендино, мне уже до смерти надоело.

Они вошли в лифт. Росс вставил специальный ключ в замочную скважину на панели лифта и нажал кнопку, обозначавшую так называемые президентские апартаменты. Это был самый роскошный номер в гостинице, который занимал целиком весь пятнадцатый этаж. Двери закрылись и лифт медленно, словно с неохотой, пополз наверх.


— Кстати, я и не собиралась им хамить.

— Ага, значит, ты приберегаешь это для своих друзей, — проговорил Росс, скривив губы в ухмылке.

— Я была расстроена, — стала оправдываться Серена, — и напугана, — призналась она.

Улыбка Росса сделалась еще шире. Он понимающе кивнул.

— Постарайся не показывать это перед Мендино. — Поколебавшись, Росс отвел глаза в сторону и добавил: — Я говорю это тебе потому, что они непременно обыщут тебя. Вот почему Гидеон не сумел пронести с собой оружие. Остается только надеяться, что тебя они будут обыскивать не так тщательно, как его. — Росс снова помолчал. — В охране Мендино нет женщин — одни только мужчины, а эта публика не отличается щепетильностью. Тебе вряд ли это понравится.

— Знаю. Хулио меня уже предупредил. — Серена облизнула губы. — Я не позволю, чтобы моя врожденная скромность явилась препятствием для спасения Гидеона. — Ее пальцы нервно сжимали бамбуковые ручки полосатой сумочки. — Не беспокойся, я не стану создавать проблемы.

— Я прожужжал им все мозги о том, как пылко вы любите друг друга и как сильно желаете находиться вместе. Мендино очень обрадовался возможности заполучить еще одного заложника и не стал возражать против того, чтобы ты находилась в одном номере с Гидеоном. Однако он начисто лишен благородства, даже когда имеет дело с женщинами. — Росс по-прежнему не смотрел на Серену. — В прошлом году даже прошел слушок о том, что он прикончил свою любовницу. К тебе он станет относиться не лучше, чем к Гидеону.

— Ничего иного я и не ожидала.

— Хулио посвятил тебя в наши планы?

— Да, в общих чертах. У него не было времени останавливаться на подробностях.

Черт, этот лифт ползет как черепаха!

— Надеюсь, ты понимаешь, что я не смогу остаться с тобой? Как только я приведу тебя к Мендино, мне тут же придется уйти.

— Росс, мы уже обговорили все это. Зачем повторяться снова и снова?

— Потому что все во мне протестует против того, чтобы подвергать тебя подобной опасности, — ответил он, сжав зубы. — А Гидеону это понравится и того меньше. Сказать по правде, я чувствую себя словно на раскаленных угольях.

Серена ответила ему слабой улыбкой и призналась:

— Я тоже.

Лицо Росса разгладилось.

— Ничего, это даже к лучшему, если ты будешь выглядеть немного испуганной. Это будет выглядеть вполне естественно.

Лифт наконец остановился, и Серена напряглась, готовясь к решительному шагу.

— Вот и хорошо. Вряд ли я сумела бы скрыть свой испуг, даже если бы очень старалась.

С негромким шипением двери лифта разъехались в стороны. Сердце Серены замерло в груди, а затем стало биться в удвоенном темпе. Ее взору открылась та самая картина, которую она ожидала увидеть в фойе: солдаты, оружие, каски…

Выход из лифта вел прямиком в просторную гостиную комнату президентских апартаментов, и здесь находилось не меньше двух десятков солдат. Навстречу им шагнул смуглый мужчина в темно-зеленой полковничьей форме. У него было худое лицо и тонкие, словно нарисованные карандашом, усики над верхней губой. Он лучезарно улыбался, и Серена обратила внимание на щель между его передними зубами.

— Добро пожаловать, мисс Сполдинг! Я полковник Педро Мендино. Всегда приятно помочь воссоединению двух любящих сердец.

Полковник оценивающе оглядел Серену. Начав с кончиков серебристых босоножек, его взгляд пробежал по ее стройной фигуре, одетой в узкую белую юбку и изумрудно-зеленую шелковую блузку, а затем остановился, встретившись с ее глазами. Вероятно, он приметил в них страх и неуверенность, которые она не смогла бы скрыть при всем желании, и лицо его еще шире расплылось в улыбке.

— Одна маленькая формальность, и вы встретитесь со своим любимым. Сюда, пожалуйста. — И он сделал приглашающий жест рукой.

Серена сделала глубокий вдох и шагнула из лифта.


Увидев входящую в комнату женщину, Гидеон резко выпрямился в кожаном марокканском кресле.

— Серена? — еле слышно прошептал он.

Она уронила сумочку на пол и бросилась к нему. В следующую секунду она уже находилась в его объятиях — трепеща, прижимаясь к нему всем телом, покрывая его щеки и шею горячими поцелуями.

— С тобой все в порядке? Я так боялась за тебя, что чуть с ума не сошла! Какую же глупость ты совершил!

Мендино, наблюдавший за ними, стоя в дверном проходе, оскалился в усмешке.

— Ну разве не чудесный сюрприз, Техасец! Мы предоставили тебе не только лучший номер, но даже женщину, которая станет согревать твою постель. — Полковник отвесил шутовской поклон. Голос его звучал уже откровенно издевательски. — И она этого ждет не дождется, точно тебе говорю. Прямо вся трепещет. Уж я-то знаю, я лично обыскивал ее.

Глаза Гидеона потемнели, словно грозовая туча. Он открыл было рот, но Серена не позволила ему произнести ни слова, накрыв его губы страстным поцелуем. Она услышала циничный смешок Мендино, а затем звук закрывающейся двери и щелканье ключа, повернувшегося в замке по другую сторону. Только тогда она отняла свои губы от его и тихо выдохнула:

— Не сходи с ума. Это было противно, но не так уж страшно.

— Так я и поверил! — прорычал Гидеон. — Какого дьявола ты здесь делаешь?

Серена обвела комнату глазами и еле слышно прошептала:

— Здесь есть микрофоны?

— Нет, — мотнул головой Гидеон. — Это тот самый номер, в котором жил Дэйн, и устанавливать «жучки» не было надобности.

— Хорошо, — произнесла Серена и снова поцеловала его. — Какой же ты идиот! Откуда в тебе это дурацкое благородство?!

Гидеон сердито нахмурился и, не ответив на ее вопрос, повторил свой:

— Что ты здесь делаешь? Вот уж дайте только срок: как только я выберусь отсюда, я четвертую этого чертова Росса!

— А он ожидает, что ты всего-навсего свернешь ему шею, — улыбнулась Серена. — Кроме того, если в этом кто-то и виноват, то не он, а ты. Неужели ты всерьез рассчитывал на то, что я буду сидеть сложа руки и дожидаться того момента, когда тебя либо отпустят, либо привезут в черном пластиковом мешке? Черта с два!

Серена отстранилась от него и отступила на шаг.

— Я хочу сказать тебе одну вещь, Гидеон, и лучше бы тебе усвоить ее раз и навсегда: какой бы опасности ты ни решил себя подвергнуть, я всегда буду находиться рядом с тобой. Ты сам говорил, что мы должны делиться друг с другом всем. Значит, будем делить не только хорошее, но и плохое.

Гидеон помимо воли улыбнулся, и морщины на его лбу разгладились.

— Мне показалось, что это будет самым лучшим выходом.

— Но ты даже не удосужился обсудить его со мной, — упрекнула Серена, жестом заставив его замолчать. — И не надо говорить, что яйца курицу не учат. Теперь, как только мы выберемся отсюда, все будет иначе. Мы на самом деле будем делить пополам все — абсолютно все. — Их взгляды встретились, и внезапно в глазах Серены заблестели слезы. — Мне было так страшно! Пожалуйста, не поступай так больше никогда!

— Теперь у меня на это просто не хватит духа, — мягко проговорил он. — Я убедился, что тебя лучше не выводить из себя. В экстремальных ситуациях ты становишься опаснее торнадо. — Гидеон нежно прикоснулся кончиками пальцев к ее щеке. — Но все же, я полагаю, придя сюда, ты рисковала не только потому, что не можешь прожить без меня и часа. Так в чем же все-таки дело?

— Ты думаешь, что шутишь, но сказал чистую правду, — прошептала она. — Мне кажется, что теперь я действительно не смогу жить без тебя. И ты должен помнить об этом, когда тебе в голову взбредет очередное безумство. — Серена с трудом заставила себя отвести от него взгляд. Ей непреодолимо хотелось и дальше смотреть на него, прикасаться к нему, снова и снова убеждаясь в том, что он цел и невредим. Однако она пересилила себя и спросила: — Сколько сейчас времени?

— Девять двадцать шесть.

— О господи! Атака начнется через четыре минуты. Нам нужно торопиться. Они обыскивали меня дольше, чем мы рассчитывали.

— Насколько долго? — сдержанно спросил Гидеон, но в его голосе прозвучала стальная нотка.

— Сейчас это не имеет значения, — ответила Серена, торопливо направляясь к двери.

— Нет, имеет!

Серена подняла с пола сумочку, которую уронила, войдя в комнату и бросившись в объятия Гидеона.

— Послушай, Гидеон, сейчас не время устраивать сцены ревности, к тому же весьма глупые. Мне нужна твоя помощь. — Она вернулась обратно и теперь стояла перед Гидеоном.

— Кто еще присутствовал при этом помимо Мендино?

— Капитан и лейтенант, — рассеянно ответила она, но затем увидела выражение, появившееся на его лице и гневно воскликнула: — Гидеон!

— Ладно, оставим это на потом. — От улыбки, появившейся на губах Гидеона, повеяло могильным холодом. — Я их знаю. Просто хотел уточнить, чтобы не пострадали невиновные. — Затем взгляд Гидеона упал на сумку, которую она держала в руках, и глаза его сузились. — Почему-то мне кажется, ты взяла ее в руки не для того, чтобы пудрить нос в такую минуту. Весьма интригующе. Но ведь они должны были обыскать твою сумку в первую очередь.

— Так они и сделали. — Серена вытащила из сумки две бамбуковые палочки, каждая из которых была примерно пятнадцати сантиметров в длину, и отбросила сумку в сторону. Затем она показала ему одну из трубок и сказала: — Духовое ружье.

— Ну и чем же мы должны из него плеваться? — скептически спросил Гидеон.

— Ну-ка, подержи, — сказала Серена, протянув трубки Гидеону, а сама на несколько дюймов спустила свою белую юбку. В правой нижней части ее живота обнаружилась широкая полоска пластыря. — Шрам от аппендицита. — Подняв голову, она подмигнула Гидеону. — Если бы эти подонки начали задавать вопросы, я бы пожаловалась на хирурга, который оказался настоящим мясником.

Она подцепила пластырь ногтем и осторожно отодрала его от кожи.

— Смотри, действительно похоже на старый шрам. Хулио все-таки умница, правда?

Вслед за этим Серена резким рывком содрала с живота фальшивый шрам, и на ковер упали четыре длинных, острых дротика, похожих на иглы. Гидеон наклонился и со смехом поднял их с пола.

— Да, до такого может додуматься только Хулио.

— Осторожно! В этих дротиках — снотворное, которого хватит, чтобы свалить с ног гризли. — Серена натянула юбку, застегнула пуговицы на поясе и взяла из рук Гидеона бамбуковую трубку и один из дротиков. — Тебе когда-нибудь приходилось пользоваться такими штуками?

— Нет. А тебе? — Губы Гидеона подрагивали от сдерживаемого смеха. — Не удивлюсь, если приходилось. Ты воспринимаешь духовые ружья, сумасшедших полковников и революции с таким олимпийским спокойствием, словно сталкиваешься со всем этим не реже двух раз в неделю.

— Нет, я никогда в жизни не держала в руках ничего подобного, но тут, по-моему, все довольно просто, — не обращая внимания на его иронию, проговорила она, вкладывая дротик в отверстие бамбуковой трубки. — Надо лишь оказаться поближе к цели на тот случай, если… Эй, почему ты смеешься?

— Потому что это чудесно! Ты рассуждаешь как африканский бушмен и сам Джеймс Бонд. — Глаза Гидеона светились теплом. — И еще потому, что я чертовски рад, что ты — моя. Теперь я бы вряд ли осмелился идти наперекор… — Договорить ему не дал шум, донесшийся из соседней комнаты. — Как раз вовремя. Точность Хулио достойна восхищения.

При звуке автоматных очередей Гидеон напрягся.

— Давай-ка займем огневую позицию. Мне кажется, сейчас к нам пожалуют гости.

Он подошел к двери и встал сбоку — так, чтобы оказаться позади непрошеного гостя, когда дверь откроется.

— Иди сюда. Мне не хочется, чтобы ты оказалась на линии огня, когда сюда ворвется Мендино.

— Секундочку. Мне нужно сделать еще кое-что.

Серена положила духовое ружье и два дротика на стол, стоявший позади нее, и кинулась к окну. Затем она отдернула занавески и попыталась открыть его створки. Окно никак не хотело поддаваться.

— Отсюда не выбраться, — крикнул ей Гидеон. — Мы находимся на пятнадцатом этаже, а пожарной лестницы тут нет.

— Но я должна открыть его. Хулио приказал мне.

— Что ж, ему придется испытать разочарование, — сказал Гидеон, вставляя дротик в свое духовое ружье. — Этот отель построили недавно, и окна тут не открываются, поскольку в каждом номере установлены кондиционеры. Проклятие современного общества — оно предпочитает искусственный воздух старорежимному сквозняку.

— О черт! Мы об этом даже не подумали!

Серена перестала дергать створку окна и лихорадочно обвела глазами комнату. Стул! Она подбежала к письменному столу в стиле Людовика XV, ухватилась за спинку стула с гнутыми ножками и потащила его по направлению к окну.

— Что ты делаешь?

— Я уже объяснила тебе: Хулио приказал мне открыть окно. — Она подняла стул и со всей силой, на которую была способна, швырнула его в окно. Стекло взорвалось сверкающим дождем осколков. — Так что я всего лишь открываю окно.

— Ага, теперь понятно, — сухо сказал он. — Вот бы ты с таким же энтузиазмом бросалась исполнять мои приказы! А теперь иди сюда и встань у двери.

— Сейчас, только избавлюсь от этих осколков. — ответила она и принялась бить стулом по торчавшим из рамы острым кускам стекла. — Вот так. На самом деле все оказалось очень просто. Я полагаю…

В замке повернулся ключ!

— О господи! — прошептала она, повернувшись к двери. — Наверное, он услышал!

— Разумеется, услышал, — пробормотал Гидеон. — Ты молотила громче пулемета. Быстро на пол!

Но его предупреждение уже запоздало. На пороге стоял Мендино с красным, перекошенным злобой лицом. В руке полковник держал пистолет, дуло которого было направлено прямо на Серену. Открытая дверь барьером отделила его от Гидеона. «Ну сделай же еще несколько шагов!» — молила про себя Серена, но Мендино не двигался, наставив на нее оружие.

— Что же вы стоите! — внезапно закричала она. — Гидеон разобьется! Я просила его не делать этого, но он сказал, что это единственный способ спастись! Он решил уйти по карнизу.

Злобная гримаса Мендино сменилась недоумением, его взгляд скользнул к разбитому окну. Он сделал два шага, но этого было недостаточно. Еще хотя бы один шаг!

Серена изо всех сил старалась не смотреть на Гидеона. Впрочем, это было не так уж трудно. Ей казалось, что она не видит ничего, кроме отверстия в стволе пистолета.

— Здесь так высоко! Я боюсь, что он поскользнется и…

Мендино сделал еще один шаг. В тот же миг раздался негромкий шипящий звук, и в шею полковника впилась маленькая серебристая игла. Его глаза удивленно расширились, и он тяжело рухнул вниз лицом на ковер.

Из-за двери вышел Гидеон.

— Знаешь, Серена, я испытываю колоссальное искушение свернуть тебе шею! — мрачно произнес он. — Какого черта ты не сделала то, что я тебе велел! А если бы Мендино сообразил, что здесь нет никакого карниза?

— Правда? Нет карниза? Но в тот момент мне не пришло в голову ничего другого. А Хулио приказал мне…

— Серена, это уже чересчур! — В разбитом окне показалась голова Дэйна. В его глазах плясали огоньки. — Когда ты велела мне помогать Хулио, я не подозревал, что мне придется мыть окна. Я не против немного поучаствовать в заварушке, но окна я никогда не мыл и не собираюсь.

— Надо же когда-то начинать, — раздался за окном голос Хулио, но самого его Серена пока не видела. — И вообще хватит трепаться, пора забирать их оттуда. Росс и мои люди отвлекают их внимание, но это не может продолжаться долго. Всего четверо из моих ребят смогли пробраться на пятнадцатый этаж на грузовом лифте.

Серена подошла поближе к окну и выглянула наружу. Прямо под ним на двух металлических тросах подобно хрупкой гондоле качалась люлька, которую используют мойщики окон. В ней находились Дэйн и Хулио, причем лица обоих выражали одно и то же — волнение, беспокойство и огромную радость.

— Теперь я понимаю, для чего вы велели мне открыть окно, но вы не предупредили, что это будет очень непросто.

— Откуда мне было знать! — добродушно ухмыльнулся Хулио. — Я всего лишь наивный плантатор, обычный деревенский парень. Там, где я вырос, окна всегда открывались.

— Это в конечном итоге тоже открылось. — Серена поймала себя на том, что тоже улыбается своему спасителю. — Правда, после некоторых уговоров. — Обернувшись через плечо, она посмотрела на Гидеона. — Хулио и Дэйн приглашают нас с тобой прокатиться.

Гидеон бросил бамбуковую трубку и поднял с пола пистолет Мендино.

— Полезай в люльку, — приказал он, — я сейчас вернусь. Мне нужно закончить одно маленькое дельце.

С этими словами он направился к двери.

— Гидеон! — закричала Серена, но он ее уже не слышал. — О черт! Я пойду с ним.

Хулио покачал головой.

— Ты же слышала, что он сказал. Я уже говорил тебе, что Гидеон сумеет постоять за себя, но если одновременно с этим он должен будет присматривать за тобой, то действительно может оказаться в опасности. Войдите в мои чертоги, миледи, — добавил он, галантно взяв ее за руку.

— Но ведь там стреляют… — Серена поколебалась, но затем все же позволила Хулио помочь ей перелезть в люльку за окном. — Если он не вернется через две минуты, я все равно пойду за ним.

— Ты не знаешь, что за важное дело заставило Гидеона вернуться? — спросил Хулио.

— По-моему, догадываюсь, — со вздохом ответила Серена. — Капитан и лейтенант, которые обыскивали меня. Я говорила ему, что это не имеет значения, но, мне кажется, у него на этот счет своя точка зрения. Нашел время для того, чтобы изображать из себя Отелло!

Внезапно на лице Хулио появилось такое же жесткое, безжалостное выражение, которое несколькими минутами раньше она видела у Гидеона.

— Тебя оскорбили? Тебе сделали больно? Я не думал, что они окажутся настолько глупы, чтобы пойти на это, иначе ни за что не пустил бы тебя сюда. — Его белоснежные зубы оскалились в недоброй улыбке, и он бросил Дэйну: — Присмотри за ней, а я пойду гляну, не нужна ли Гидеону помощь.

— Еще и ты! — простонала Серена. — Вы что, все из ума выжили?

— Нет, это ты оставайся с Сереной, — прорычал Дэйн. — Она все же моя сестра, и именно я должен отплатить ее обидчикам.

— Послушайте вы, оба! Меня никто не обидел. Обыск был, без сомнения, оскорбительным, но в конечном счете мне не причинили никакого вреда. Все уже кончено…

— Вот сейчас действительно кончено, — раздался от окна голос Гидеона. Пистолет был заткнут за его ремень. Он оперся на протянутую руку Дэйна и спрыгнул в качающуюся люльку. — А теперь поехали. Люди Мендино пребывают в замешательстве, поскольку из начальства у них остался один только капрал, но все еще продолжают сопротивляться.

— А что случилось с их капитаном и лейтенантом? — с ухмылкой осведомился Хулио.

— Они… вдруг плохо себя почувствовали.

— Это навсегда?

— Не думаю, — ответил Гидеон, недобро усмехнувшись, — но сейчас они явно испытывают крайне болезненные ощущения.

— Ну теперь-то мы можем наконец убраться отсюда? — осведомилась Серена, тряхнув головой. — Ты, кстати, уверял меня в том, что не будешь корчить из себя крутого парня.

— А тут ничего такого и не было.

Гидеон одной рукой обхватил ее за талию, а другой взялся за толстый металлический трос, чтобы удерживать равновесие. Дэйн и Хулио взялись за веревки и стали подтягивать люльку вверх. Налетевший порыв ветра сильно качнул ненадежное сооружение, и у Серены закружилась голова. Она старалась не смотреть вниз, где разверзлась гигантская пропасть в пятнадцать этажей высотой. Раньше она ненавидела даже наружные лифты, но сейчас было еще хуже.

— Я всего лишь отомстил. Не сомневаюсь, ты поступила бы точно так же, если бы дело касалось меня.

— Нет, я… — Серена умолкла и смущенно улыбнулась. — Впрочем, наверное, ты прав. Но я постаралась бы выбрать для этого более подходящее время.

— Я боялся, что мне не представится другого случая. Видишь ли, народ Кастельяно, мягко говоря, немного разочарован военным режимом, и этим двоим вряд ли удалось бы уцелеть после падения правительства.

Люлька поравнялась с крышей, и Хулио спрыгнул на черное гудронное покрытие. Затем он обмотал трос вокруг огромного воздушного насоса, качавшего воздух в систему кондиционирования, после чего из люльки выбрались все остальные.

— Что теперь? — спросил Гидеон.

— Придется подождать. Надеюсь только, не слишком долго, — ответил Хулио, бросив взгляд на часы.

— Если нам все равно нечем заняться, почему бы мне не спуститься вниз и не помочь Россу? — спросил Дэйн. — Ведь по сравнению с той работой, которую поручили ему, все, что делали мы, было просто детской забавой.

— Детская забава? — ошеломленно переспросила брата Серена. — Духовые ружья, путешествие в люльке, которая болтается в километре от земли… Ты называешь это детской забавой?

— Ну, нам же не пришлось драться, — легкомысленно откликнулся Дэйн. — Честно говоря, я немного разочаровался в тебе, Хулио. Я надеялся, что ты придумаешь для нас какое-нибудь более увлекательное развлечение.

— В следующий раз постараюсь организовать что-нибудь покруче, — торжественным тоном пообещал Хулио, пряча улыбку и отводя глаза в сторону. — Что же касается Росса, то о нем можешь не беспокоиться. Ему было велено отвлечь на себя внимание солдат, а потом отойти. Он не так уж и рискует. Кроме того, боюсь, у тебя не будет времени, чтобы помочь Россу. — Он указал на темную точку, возникшую на горизонте. В воздухе послышалось отдаленное стрекотание. — Вот и наша стрекоза.

— Слава всевышнему! — выдохнула Серена. С нее на сегодня было достаточно.

Бело-голубой вертолет приблизился, покружил над крышей и приземлился со снайперской точностью.

— Блестяще! — с восхищением воскликнул Хулио. — Даже у меня вряд ли получилось бы лучше. — Подбежав к винтокрылой машине, он распахнул дверцу и крикнул, обращаясь к пилоту: — Ты не разучился летать, Джеффри. Классная посадка, учитывая силу ветра.

— Классная посадка. Точка. Добавлять ничего не надо, — спокойно откликнулся пилот. — Я просто хотел показать тебе, как это делают настоящие профи, сынок. — Ветер трепал его вьющиеся каштановые волосы. Высунувшись из окна, он крикнул: — Гидеон, сажай всех в вертолет и давай двигать отсюда!

Гидеон, Серена и Дэйн уже бежали по направлению к вертолету. Хулио вскарабкался на сиденье рядом с пилотом, а остальные устроились сзади. Затем вертолет взмыл в воздух, развернулся, накренясь набок, и, набирая скорость, полетел над крышами Марибы.

— Серена, Дэйн, познакомьтесь с Джеффри Бренденом, — сказал, обернувшись к ним, Хулио. — Мы с ним на пару занимались чартерным бизнесом, но потом он решил выйти на пенсию. — Хулио насмешливо оскалил зубы и посмотрел на пилота, который выглядел значительно старше его. — Я решил, что ему не помешает немного разогнать кровь, вот и попросил его забрать нас отсюда. Не хочу, чтобы старик вконец завял на своей кофейной плантации.

— Ты попросил меня забрать вас отсюда потому, что я самый лучший пилот в Марибе, — поправил его Джеффри. — Даже тебе было бы трудно сесть при таком ветре.

— Возможно, — согласился Хулио. — А теперь посмотрим, удастся ли тебе так же виртуозно приземлиться на прогалине возле лесного домика Кейт.

— Раз плюнуть, сынок! — улыбнулся Джеффри и играючи развернул вертолет в другом направлении. — Смотри и учись.

Итак, они почти спасены. Серена откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Неужели скоро все это безумное приключение останется позади? Внезапно ей показалось, что все ее мышцы превратились в желе.

— Ты как? — участливо поинтересовался Гидеон, накрыв ее руку своей ладонью.

— Нормально, — ответила Серена, открывая глаза. — Это просто реакция после стресса, если так можно сказать. — Она неуверенно улыбнулась. — Утро выдалось еще то.

— Видали, как он посадил вертолет? — спросил Дэйн, не сводя взгляда прищуренных глаз с Хулио и Джеффри, которые все еще обменивались шутливыми колкостями в кабине. — Нежно, как бабочка. Хотел бы я научиться так же!

Серена застонала. Хорошо зная Дэйна, она не сомневалась, что в самом скором времени он непременно постарается это сделать. Она услышала смех Гидеона и почувствовала, как его пальцы ободряюще сжали ее руку.

— Могло быть хуже, — прошептал он ей на ухо. — Джеффри, конечно, не идеальный объект для подражания, но по крайней мере контрабандой он уже не занимается.

— Контрабандой? — непонимающим тоном повторила Серена. — Впрочем, чего это я удивляюсь. Все твои друзья как на подбор — интереснейшие люди.

Гидеон опять засмеялся и откинулся назад, а вертолет тем временем увеличил скорость, и через несколько минут пригороды Марибы остались позади.

Глава 8

Вертолет, управляемый опытной рукой Джеффри Брендена, приземлился на прогалине тропического леса с таким же изяществом и легкостью, с какой бабочка садится на лепесток цветка.

— Ну вот, — удовлетворенно проговорил пилот, — и ты хочешь сказать, что у тебя получилось бы лучше, Хулио?

Хулио покачал головой и с искренним восхищением ответил:

— Нет, так не получится ни у кого, кроме тебя — Затем от открыл дверцу вертолета и спрыгнул на землю. — Но не слишком-то задирай нос. Прежде чем ты отправишься домой, к своей бесценной Марианне, нам предстоит еще несколько раз рискнуть своей шкурой.

— Ты это о чем? — с беспокойством спросила Серена. — Разве сегодня мы уже не достаточно рисковали?

Она только что поздравила себя с тем, что опасность миновала, а теперь Хулио говорит так, будто все еще только начинается. Она спрыгнула на землю и встала рядом с ним, Гидеон и Дэйн последовали ее примеру.

Хулио усмехнулся.

— Не волнуйся. Ты, Гидеон и твой брат уже вышли из игры. Джеффри отвезет вас троих на «Сессне» в Санта-Изабеллу, а я на вертолете отправлюсь обратно в Марибу, чтобы присоединиться к моим ребятам. События там, судя по всему, только начинают раскручиваться. — Он взглянул на часы. — Через сорок пять минут у меня назначена встреча, так что, если вы прямо сейчас запрыгнете в самолет, Джеффри…

— Я лечу с тобой, — торопливо перебил его Дэйн.

— Нет! — Реакция Серены была быстрой и агрессивной. — Это война, а не одна из твоих дурацких вечеринок с девочками. Неужели ты думаешь, что обреченные, загнанные в угол люди вроде Мендино будут стрелять холостыми!

— Я отправляюсь с Хулио, — упрямо повторил Дэйн. — Мы бросили там Росса. Я должен вернуться и помочь ему.

— Весьма благородно! — проговорил Хулио, сузив глаза и внимательно глядя на Дэйна. — Кроме того, ты еще никогда не принимал участия в настоящей потасовке и, наверное, завидуешь тем, кто в ней участвует.

— Правильно, — улыбнулся Дэйн. Хулио повернулся к Серене.

— Мне кажется, единственный способ для тебя не позволить Дэйну лететь со мной — это дать ему по башке и затем связать по рукам и ногам. Я должен был предвидеть это. Когда я был помоложе, я тоже испытывал приступы подобного сумасшествия. Единственная разница между нами состоит в том, что мне не приходилось искать приключений на свою задницу. Они сами находили меня.

— Но Дэйн — это не ты, — возразила Серена. Гидеон подошел к ней и прикоснулся к ее руке.

— Разве? Ты только взгляни на них. Они ведь слеплены из одного теста!

Серена мрачно призналась себе в том, что Гидеон прав. Дэйн и Хулио были словно сиамские близнецы. Пусть Хулио был постарше и обладал большим опытом, но в нем жил такой же чертенок, как и тот, который не давал покоя ее брату.

— Не волнуйся, я присмотрю за ним, — пообещал Хулио. — И верну его тебе целым и невредимым.

— Никто за мной не будет присматривать! — возмущенно заявил Дэйн. — Откуда ты знаешь, Может, это мне придется присматривать за тобой!

— Вполне возможно.

Они с Гидеоном обменялись понимающими улыбками.

А Серена вдруг ощутила чувство щемящей грусти, словно расставалась с чем-то, чего ей уже не суждено обрести. Они с Дэйном прожили вместе много лет, и вот настал момент, когда он не нуждается больше в ее опеке. Это было вполне естественно и правильно, но осознание этого все равно причиняло ей боль.

Рука Гидеона обвила ее талию.

— Не переживай, милая, с ним все будет в порядке. Ты можешь полностью положиться на Хулио.

— Я знаю.

Она понимала, что должна отпустить Дэйна, перерезать те ниточки, которые связывали их с братом и помогали не только ему, но и ей самой. Ей всегда было трудно расставаться с теми, кого она любила, а Дэйна она любила, пожалуй, сильнее всех остальных.

Серена с трудом выдавила из себя улыбку.

— Только обещай мне, что будешь держаться подальше от приспособлений вроде того, на котором мы сегодня путешествовали вдоль стены.

Дэйн просиял.

— Это было исключение. Я же сказал тебе, что ненавижу мыть окна. — С едва сдерживаемым нетерпением он повернулся к вертолету. — Полетели, Хулио, а то опоздаем на твое свидание.

Хулио не сдержал улыбки.

— Есть, командир!

К вертолету подошел Джеффри Бренден и похлопал Хулио по плечу.

— Будь осторожен. Удача иногда отворачивается от человека.

— По тебе этого не скажешь, — шутливо поддел его Хулио.

— Потому что я полагаюсь не только на удачу, но еще и на друзей, — без тени улыбки ответил Джеффри.

— И я тоже, — посерьезнев, проговорил Хулио. — Я тоже, Джеффри.

На некоторое время между ними воцарилось молчание — более доверительное и емкое, чем даже, может быть, рукопожатие. Затем Джеффри порывисто отвернулся.

— Пойду-ка я проверю «Сессну». Увидимся в Санта-Изабелле.

С этими словами он торопливо пошел по направлению к маленькому самолетику, стоявшему в дальнем конце поляны.

— Вы будете в Санта-Изабелле уже через час, — обратился Хулио к Гидеону, — а если все пойдет по плану, мы встретимся с вами в отеле в полночь и вместе поужинаем. Договорились?

— Договорились, — ответил Гидеон, стараясь, чтобы его голос звучал непринужденно. — К возвращению Веллингтона с Ватерлоо я закажу самые роскошные яства. Только постарайтесь не опаздывать — у меня крайне темпераментный шеф-повар.

— Я попрошу хунту пасть побыстрее, чтобы мы не опоздали к ужину. Не хочу расстраивать твои планы. — Хулио повернулся к Дэйну и ткнул большим пальцем в сторону вертолета. — Прыгай на пассажирское сиденье, Дэйн. Мы теряем время.

— Знаю, — едко ответил юноша. — Я уж боялся, что ты так об этом и не вспомнишь. Это ты нас задерживаешь, а не я. Мне не приходилось наблюдать столь трогательных прощаний с тех пор, как я смотрел «Волшебника из страны Оз». Так что снимай свои хрустальные башмачки и — вперед.

— Какое-то внутреннее чувство подсказывает мне, что я еще пожалею о том моменте, когда согласился взять тебя с собой, — проговорил Хулио, глядя на Дэйна смеющимися глазами. — Ты не испытываешь должного уважения к традициям, связанным с проводами героев на битву.

— Да, они кажутся мне довольно глупыми. Тем более что с нами все равно ничего не случится.

Хулио вздохнул и покачал головой:

— Ах, молодость! Она всегда считает себя бессмертной. Помнится, и я когда-то был таким.

— Залезай в вертолет, — с усмешкой сказал Дэйн. — Ты старишься прямо на глазах. Еще несколько минут, и я не уверен, что разрешу тебе управлять этой штукой. Мне не нравится снисходительность, с которой ты обращаешься со мной. Ты скорее похож на моего папочку… — Дэйн умолк. На лице его появилось растерянное выражение. —

О черт, я совсем забыл! — Он отвернулся от вертолета и устремил взгляд на Серену. — Со всей этой суматохой я совсем забыл сказать тебе: еще до того, как Гидеон заменил меня в роли заложника, Мендино связался с моим отцом. Серена задохнулась:

— Что?!

— Прости меня, Серена, — смущенно проговорил Дэйн. — Я намеревался сразу же рассказать тебе об этом, но все завертелось так быстро, что… Мендино, вероятно, решил сыграть в беспроигрышную лотерею, поэтому он потребовал выкупа и у моего отца. Он сказал мне, что отец прилетает в Марибу сегодня днем, чтобы обсудить с ним условия моего освобождения.

Серена нервно облизнула пересохшие губы.

— Понятно.

Она чувствовала взгляд Гидеона на своем лице, но не подняла на него глаз. Значит, ничего еще не кончилось, по крайней мере для нее. Дэйн отправляется на свое сражение, а ее ожидает свое.

— Я разберусь со всем этим, — быстро заговорил Дэйн. — Тебе даже не придется с ним встречаться. Я просто покажусь ему, чтобы он убедился, что его сын и наследник вне опасности и что роду Марлбрентов не грозит бесславно оборваться на затерянном в Карибском море острове. Кроме этого, его больше ничего не волнует. А ты возвращайся в Санта-Изабеллу.

Серена покачала головой:

— Нет, оставь это мне. — Повернувшись к Хулио, она спросила: — Ты не мог бы послать одного из своих людей в аэропорт, чтобы его встретили и привезли сюда? — Впрочем, нет, так не пойдет. Объясняться здесь, в тропических джунглях?.. Ей страстно хотелось бы, чтобы сейчас здесь не было Гидеона. — А рыбацкая деревушка, о которой ты упоминал, — там можно встретиться?

— Никаких проблем, — кивнул Хулио. — Эта часть острова практически необитаема, а у меня есть друг, которому принадлежит маленькое бунгало на побережье. Там вполне безопасно. Сегодня Мануэль все равно не сможет использовать его по назначению, — ухмыльнулся Хулио. Он брат Консуэлы, и я готов побиться об заклад, что он не сможет удержаться и обязательно примет участие в заварушке, которая идет сейчас в Марибе. Джеффри покажет тебе, где находится коттедж.

— Серена, я не хочу, чтобы ты… — начал было Дэйн, но тут же осекся: — Черт, я же обещал, что ты его больше никогда не увидишь! Я знаю, как он поступил с тобой, и тебе вовсе ни к чему встречаться с ним.

— Я справлюсь, — бросила Серена и повернулась к Гидеону: — Тебе необязательно оставаться со мной. Мы можем встретиться в Санта-Изабелле.

Он медленно покачал головой и пристально посмотрел ей в глаза.

— Разбойник из засады?

— Самый опасный из всех, — тихо сказала она. — Но ты не можешь помочь мне. Я сама должна одолеть его.

— А как же твое обещание? Ведь ты сама сказала, что отныне мы будем делить все поровну.

— Я поделюсь с тобой этим и позволю утешить себя, — с усилием улыбнулась Серена. — Но позже. Я должна встретиться с этим призраком и убедиться в том, что он не существует, а если и существует, то понять, что я сама создала его.

— Я прикажу доставить его прямо в бунгало Консуэлы. Как его зовут?

— Достопочтенный Эдвин Марлбрент, — с нескрываемой иронией произнесла Серена. — По крайней мере так он значится в книге пэров Лично я никак не могу согласиться с тем, что мой отчим хоть в чем-то заслуживает называться «достопочтенным».

— Мы можем устроить так, чтобы его доставили в Санта-Изабеллу, — предложил Гидеон.

— Нет, — резко мотнула головой Серена, — Санта-Изабелла связана для меня с самыми лучшими минутами моей жизни, и я не хочу, чтобы его присутствие оскверняло эти места. Пусть это закончится там же, где и началось, — на Кастельяно. Если, конечно… — Она испытующе посмотрела на Хулио. — Если это не поставит под угрозу Гидеона и Джеффри.

— Через пару часов уже не будет ни правительства, ни его цепных псов из гвардии, — равнодушно пожав плечами, ответил Хулио. — И тогда до вашего пребывания на Кастельяно уже никому не будет дела.

— Ну что ж, на том и порешим. Пусть это дело станет последней неприятностью, которая ожидает меня на этом острове. — Серена отступила назад и помахала рукой. — Отправляйтесь. Я не хочу больше задерживать вас. Каждый из нас должен дожарить свою рыбу. — Она невольно улыбнулась игре слов. — А где, как не в твоей рыбацкой деревушке, я смогу сделать это лучше всего!

Чуть поколебавшись, Дэйн забрался на пассажирское сиденье вертолета. На лице его по-прежнему сохранялось встревоженное выражение.

— Увидимся вечером.

Через несколько минут вертолет оторвался от земли, взмыл в воздух и, сделав несколько кругов, направился в сторону Марибы. Гидеон и Серена провожали его взглядом до последнего момента.

Теплый, пахнущий морской солью ветерок ласково гладил Серену по щеке. Она сбросила босоножки на высоких каблуках и ходила босиком по прибрежному песку. Следы ее ног на влажном песке сразу же наполнялись водой и тут же исчезали, словно их никогда и не было. Вот так же и время, подумалось ей Оно захлестывает человека, накрывает его с головой, вылечивает его раны, а если повезет, то бесследно смывает даже рубцы, остающиеся на сердце.

Гидеон пристально следил за ней. Он сидел на перевернутой кверху днищем лодке, находившейся вне досягаемости для прибоя.

— Он должен вот-вот появиться.

— Да.

Она окинула взглядом берег. В некотором отдалении возвышалось маленькое тростниковое бунгало.

— Я просила Джеффри привезти его сразу же после того, как самолет совершит посадку. — Серена горько усмехнулась. — Ему это наверняка не понравится. Он привык, чтобы именно к нему приходили на поклон.

Взгляд Гидеона устремился к далекому горизонту.

— Ты ненавидишь его?

— Когда-то ненавидела, а сейчас… Даже не знаю. Он страшный человек, но в нем есть кое-какие качества, которыми я невольно восхищаюсь. Он обладает острым умом и является одним из самых знаменитых в Англии банкиров и финансовых экспертов. Насколько мне известно, в ведении бизнеса его отличает кристальная честность. Он превращается в бессовестную скотину лишь тогда, когда дело касается семейных отношений. Если он не способен что-либо контролировать, он просто уничтожает это. Он должен владеть окружающими его людьми. — Серена повернулась и подошла к Гидеону. — Я разрезала соединявшие нас нити, но он заставил меня заплатить за это дорогую цену. До того момента, когда я вернулась к тебе, я даже не подозревала, насколько высока эта цена. Я полагала, что убила разбойника, который подкарауливал меня в засаде, но ошибалась. Я всего лишь убежала от него.

Серена села у ног Гидеона и закопалась ступнями в песок.

— Мне бы хотелось рассказать тебе об этом, — проговорила она со смущенной улыбкой. — Хотя понимаю, что уже немного припозднилась с этим повествованием. Ты хочешь его услышать?

— Да, хочу, — пробормотал Гидеон. — По-моему, это важно для меня.

— Я тоже так думаю. — Она набрала пригоршню песку и позволила ему медленно высыпаться сквозь ее пальцы. — Во-первых, это позволит тебе понять, насколько глубоко ты заблуждался, полагая, что можешь многому научиться у моих аристократических родных. — Серена помолчала. — Наверное, мне стоит начать с моей матери. Она в принципе неплохой человек. Пусть слабый, пусть эгоистичный, пусть не видит ничего дальше своей чековой книжки… Я даже не исключаю, что она могла любить моего отца. По крайней мере с ее слов складывалось именно такое впечатление. Он был автогонщиком, и после его смерти…

Серена на секунду умолкла, глядя на океанские волны, равномерно накатывающиеся на берег.

— Она очень любит деньги. Без них она не ощущает себя полноценной личностью. Короче, она вышла за него замуж, и через полтора года на свет появился Дэйн. Через полгода после этого он развелся с нею. — Губы Серены задрожали. — О, моя мать с радостью дала ему развод. Это выглядело как полюбовная сделка. Мой отчим оставил ей целое состояние в обмен на Дэйна. Поскольку материнские чувства ей были неведомы, такие условия ее вполне устраивали. Годом позже она вышла замуж еще за одного человека, который устраивал ее больше. Этот французский аристократ владел чудесным шато в провинции, где выращивают виноград, но у него не было денег, так что новоиспеченные супруги прекрасно дополняли друг друга. Этот брак устраивал и моего отчима. До тех пор пока мать нуждалась в деньгах, он мог контролировать и ее, и Дэйна. — Серена снова помолчала, а затем добавила: — И меня тоже.

— А что делала в это время ты? — спросил Гидеон. — Тебе нравился Марлбрент?

Она пожала плечами.

— При случае он умел быть обаятельным, но на меня это свое обаяние не тратил. Во время их недолгого брака я училась в школе и потому за все это время виделась с ним только тогда, когда приезжала домой на каникулы. — Лицо Серены внезапно смягчилось. — Но я была безумно рада, когда родился Дэйн. Будучи ребенком, я всегда ощущала одиночество, а тут вдруг появилось живое существо, на которое я могла излить свою любовь. Но, разумеется, из этого ничего не вышло. — На ее лицо вновь набежало облачко. — Мне кажется, что отчим даже не замечал моего существования. До тех пор, пока не решил использовать меня в своих целях.

Гидеон молча протянул руку и взял ее ладонь в свою, боясь прерывать ее рассказ.

— Мне было семнадцать лет, и я училась в монастырской школе в Швейцарии. Я была ужасно, просто до глупости наивной. — Она печально усмехнулась. — Ты даже представить себе не можешь, какой дурой я была! В один прекрасный день в монастыре появился мой отчим и забрал меня на каникулы в Италию. Я ошалела от радости и не могла поверить в свое счастье. Я ведь уже сказала тебе, что в случае необходимости он был просто само обаяние. Во Флоренции он представил меня Антонио дель Монтальдо, и тот путешествовал вместе с нами по всей Северной Италии. Антонио был хорош собой, галантен, носил титул графа и чрезвычайно нравился моему отчиму. — Она снова усмехнулась. — Могла ли я устоять! Я словно попала в сказку. Через две недели после того, как отчим забрал меня из монастыря, мы с Антонио поженились. Он даже предоставил нам свою яхту для того, чтобы мы могли совершить свадебное путешествие к Карибским островам. С нами отправился и он сам. — Губы Серены горько скривились. — Тогда я не увидела в этом ничего необычного. Я купалась, нет, даже тонула в источаемом им обаянии. Они оба без устали хлопотали вокруг меня, а я наслаждалась этим счастьем, изголодавшись по человеческому теплу. Антонио не отличался особой пылкостью, но, поскольку он был у меня первым мужчиной, я просто не понимала… Я как будто очутилась в мире грез. До той самой ночи, когда мы пришвартовались в порту Марибы. Серена закрыла глаза и несколько мгновений не произносила ни слова.

— Проснувшись, я увидела, что Антонио нет в каюте. Я отправилась на его поиски. — Она снова помолчала. — Я нашла его в кровати своего отчима. Они занимались любовью. — Рука Гидеона до боли стиснула ее пальцы, но Серена даже не открыла глаз.

— Я была ошеломлена, находилась буквально в истерике. Помню, как кричала на них, а они смотрели на меня так, как если бы я была всего лишь назойливым москитом.

Серена провела языком по пересохшим губам. Было видно, что слова даются ей с огромным трудом. Гидеон ласково, успокаивающе поглаживал ее по тыльной стороне ладони. Видя, какую боль причиняют ей эти воспоминания, он в какой-то момент хотел остановить ее, но потом передумал. Ей нужно было выплеснуть ту боль, которая копилась в ее душе на протяжении многих лет.

— Потом отчим сел на кровати и заговорил — холодным рассудительным голосом. Он сказал, что они с Антонио любят друг друга, а при том положении, которое он занимает, любой слух о наличии гомосексуальных склонностей может повредить ему. Его деловому и социальному статусу в Лондоне был бы нанесен непоправимый урон. Недоброжелатели за его спиной и без того начинали шептаться об этом, обратив внимание на то, что после развода с моей матерью его практически не видели в обществе женщин. Поэтому он рассудил, что поступит предусмотрительно и разумно, сделав Антонио членом нашей семьи. — Губы Серены сложились в горькую линию. — Разумно… Он употребил именно это слово. Теперь, когда я замужем за Антонио, они могут постоянно «общаться» друг с другом, не боясь досужих пересудов. Мне же предлагалось быть послушной девочкой, держать рот на замке и не путаться под ногами.

Глаза Серены широко распахнулись. В них блестели слезы, вызванные тяжкими воспоминаниями.

— После этого у меня словно помутился разум. Я поняла, что им обоим было наплевать на меня. Они использовали меня в качестве прикрытия для своих противоестественных забав. Я выскочила из каюты, сбежала по сходням и кинулась сама не знаю куда.

— Ты кинулась ко мне. — Голос Гидеона был мягок и нежен — Это был знак свыше, соединивший нас.

Их глаза встретились.

— Теперь я тоже верю в это, но тогда я была растеряна и ничего не понимала. Я находилась в шоке, была потрясена до глубины души и бесцельно бродила по улицам Марибы. Я даже не знаю, как оказалась в том баре, где ты нашел меня. За годы учебы в монастыре монахини постоянно вбивали мне в голову свои представления о том, что такое грех. Когда нас с Антонио венчали, я дала обет быть преданной женой и даже при том, что меня обманули, не допускала даже мысли о том, чтобы нарушить его.

Серена покачала головой, словно удивляясь своей наивности. Сейчас она напоминала обманутого ребенка.

— Возможно, как раз на это мой отчим и рассчитывал. По крайней мере я бы не удивилась, если бы узнала, что он рассуждал именно так.

— Тебе не следовало убегать от меня. Вместе мы могли бы что-нибудь придумать.

— Он бы уничтожил тебя, — искренне сказала Серена. — Вернувшись на яхту, я не осмелилась даже упомянуть о тебе. Повторяю: то, что он не может контролировать, он просто уничтожает. Он являлся очень влиятельным человеком, а ты тогда только начинал. В ту ночь, лежа рядом с тобой, я так и не сомкнула глаз, пытаясь найти какой-нибудь выход, но потом поняла, что у меня не было выбора. Мне оставалось только одно: позволить им и дальше использовать тебя до тех пор, пока я не наберусь сил и не сумею вырваться на свободу. — Она моргнула, пытаясь сдержать слезы. — В тот, первый, год мне было очень тяжело. По сто раз на дню мне хотелось все бросить и бегом кинуться к тебе.

— Но ты этого не сделала.

— Да, вместо этого я пыталась избавиться от воспоминаний о тебе — Она подняла руку и приложила ладонь к щеке Гидеона — Помнишь, я сказала тебе— если я что-то полюблю, то это превращается у меня в одержимость? Я пришла к тебе, изголодавшись по заботе и нежности, и ты щедро одарил меня тем, о чем раньше я могла только мечтать. Всю свою жизнь я была одинока, и вдруг ты пообещал мне, что я никогда больше не испытаю одиночества. Я полюбила тебя так сильно, что почти умирала от этого чувства, и единственным способом выжить было изгнать тебя из своей души. Если я не могла быть с тобой, то мне не нужны были и воспоминания, потому что от них становилось еще больнее. Я придумала для себя новый мир и поместила тебя в его самый дальний уголок, находясь в котором ты не мог бы причинить мне боль.

— У тебя это хорошо получилось, — с горечью в голосе произнес Гидеон.

— Нет, — покачала головой Серена, — поначалу мне тоже так казалось, но стоило мне снова увидеть тебя, как вся эта бутафория моментально развалилась на куски Хотя в течение некоторого времени я все еще продолжала бояться тебя. Наверное, именно поэтому я так противилась разговорам о «взаимных обязательствах». — Серена прикоснулась губами к ладони Гидеона. — Получив образование, я заключила с отчимом сделку, выставив ему два условия: я остаюсь замужем за Антонио лишь в том случае, если не буду жить с ним, а отчим отдаст на мое попечение Дэйна.

— И он их принял?

— Он был влюблен в Антонио. Знаешь, я даже подозреваю, что Антонио был единственным человеком, кого мой отчим любил за всю свою жизнь. А Дэйн не явился для него такой уж большой потерей. Еще ребенком его отправили в школу, и с тех пор он практически не жил дома. Вероятно, отчим полагал, что со временем, оставшись без гроша в кармане, я приползу к нему на коленях.

— Но этого, судя по всему, не случилось?

— Нет, хотя мне, как ты правильно подметил, пришлось отказаться от некоторых вещей, которые были мне дороги: от моей работы, от тебя… — Она снова поцеловала его ладонь. — Но тебе больше не суждено оставаться в тайнике моего прошлого, куда много лет назад я тебя заперла. Ты очень упорный человек, Гидеон Брандт, и за это твое упорство я буду благодарить всевышнего каждый день до конца моей жизни. — Серена подняла глаза и торжественным голосом закончила: — Я люблю тебя, и ты должен привыкнуть к мысли о том, что я не откажусь от этой одержимости до самого смертного часа.

Гидеон улыбнулся, отчего морщинки в уголках его рта обозначились резче.

— Я еще никогда не был предметом чьей-то одержимости, но предчувствую, что мне это чертовски понравится. — Тут его улыбка погасла, и он прибавил: — Я бы хотел, чтобы ты позволила мне остаться. Я не хочу, чтобы ты встретилась с этой скотиной один на один.

Серена тряхнула волосами.

— Не могу сказать, что сгораю от нетерпения увидеться с ним, но я должна сделать это сама. Он вертел мной и моей жизнью на протяжении многих лет. Даже после того, как я, казалось бы, избавилась от него, над моей жизнью нависала его огромная мрачная тень. Я боялась его в течение долгих девяти лет, и знаешь почему? Потому что я боялась столкнуться с ним лицом к лицу. — Серена наморщила лоб. Она с трудом подыскивала нужные слова, стараясь, чтобы Гидеон понял ее чувства. — Когда я взяла Дэйна и уехала, мне казалось, что я наконец-то победила его, но, если тебе пришлось выторговывать у того, кого ты боишься, условия своей свободы, это не есть победа. Я должна доказать, что он больше не играет никакой роли в моей жизни. Только так я смогу подстрелить разбойника, подстерегающего меня в засаде. — Она с силой втянула воздух. — Ты меня понимаешь?

Все время, пока она говорила, Гидеон сидел совершенно неподвижно. Вот и сейчас он даже не пошевелился.

— Да, понимаю, — медленно проговорил он. — И думаю, что ты, наверное, права. — Он перевел взгляд с лица Серены на тростниковое бунгало и спросил: — А это случаем не твой разбойник?

Серена посмотрела в том же направлении, и ее тело напряглось. Она торопливо поднялась и нервно отряхнула юбку от прилипшего к ней песка. Эдвин Марлбрент был еще далеко, но она уже испытывала привычные страх и напряжение, которые всегда охватывали ее в присутствии этого человека.

Гидеон тоже встал и ободряюще сжал руками ее плечи.

— Счастливой охоты, напарник, — сказал он и пошел по направлению к бунгало. — Я жду тебя.

Серена уже не слышала его последних слов. Она сосредоточила все свое внимание на приближавшейся к ней фигуре отчима. Это был мужчина под шестьдесят лет, но все еще не утративший привлекательности и импозантности. Его темные волосы слегка посеребрила седина, а высокая мускулистая фигура, облаченная в темный деловой костюм, являлась олицетворением безупречной элегантности. При каждом шаге начищенные до блеска туфли мужчины увязали в песке, и это заставляло его сердито хмуриться. Его всегда раздражал тот факт, что силы и явления природы не зависят от него, поэтому он избегал вступать с ними в контакт, опасаясь потерпеть даже незначительное поражение.

Серена безотчетно провела рукой по спутанным ветром волосам. Она твердила себе, что должна успокоиться, но приобретенная годами привычка оказалась сильнее, и она ощущала себя беспомощным зверьком, попавшимся в капкан.

Гидеон поравнялся с Марлбрентом, остановился и, по-птичьи склонив голову набок, стал с любопытством разглядывать пожилого мужчину. Тот тоже остановился и недоуменно наморщил лоб.

Гидеон, как всегда, был одет в джинсы и тяжелые ботинки. Рукава его темно-зеленой рубашки были закатаны по локоть и не скрывали его мускулистых рук, а выгоревшие на солнце волосы были растрепаны ветром. Казалось бы, рядом с лощеным, импозантным, солидным Марлбрентом он должен был выглядеть как деревенский парень, и все же такое впечатление не складывалось. Не прилагая никаких усилий, Гидеон в этой паре неоспоримо доминировал.

Внезапно он обернулся и посмотрел на Серену. Его глаза смеялись, и в них играл лукавый огонек. Потом он изобразил из пальцев пистолет, вытянул руку в направлении Марлбрента и сделал указательным пальцем движение, будто нажимает на воображаемый спусковой крючок. Смех Серены разнесся по пляжу. Она увидела удивленную физиономию своего отчима. В ту же секунду напряжение и страх, копившиеся в ней годами исчезли, словно их никогда и не было.

Не сказав ни слова и не взглянув больше на Марлбрента, Гидеон прошел мимо него и продолжил свой путь по пляжу в сторону бунгало.

Глава 9

Все было кончено.

Серена проводила взглядом удаляющуюся фигуру отчима, а затем повернулась к океану, чтобы бросить последний взгляд на волны, которые накатывал на берег неутомимый прибой. Этот эпизод был не из приятных, но сейчас внутри ее все пело, и она испытывала пьянящее чувство свободы. Она подождет еще несколько минут, чтобы Марлбрент покинул рыбацкую деревушку, а затем пойдет к Гидеону. Теперь торопиться некуда, и ей нужно было немного времени, чтобы переварить и осмыслить события сегодняшнего дня.

Спустя четверть часа она подняла с песка свои босоножки и неторопливо пошла по направлению к бунгало.

Джеффри Бренден окинул ее изучающим взглядом и заботливо спросил:

— С вами все в порядке? Гидеон просил, чтобы я присмотрел за тем здоровым дядькой, но, как мне показалось, проблем у вас не возникло.

— Никаких проблем, — улыбнулась она. — Где Гидеон?

— Он ушел.

Серена застыла как вкопанная.

— Ушел?

— Да, но сказал, что вернется через пару часов. — Джеффри поглядел на часы. — Мы с ним перекинулись парой слов, а потом он ушел. Это было примерно через пятнадцать минут после появления Марлбрента, так что, я думаю, он появится с минуты на минуту.

— Но куда он отправился?

— В лес. Он просил меня, чтобы я объяснил, как пройти к домику на дереве.

Лес! По телу Серены прокатилась волна паники. Она не верила собственным ушам. Что могло заставить его вернуться в джунгли после того, что он пережил там прошлой ночью? Серена вспомнила кошмар, оживший благодаря памяти Гидеона, и ее мышцы сжались в судорогах, вызванных новой волной страха.

— Нет, — прошептала она, — это невозможно! Зачем он пошел туда? — Она подняла глаза и встретилась взглядом с Джеффри. — Я должна найти его. Вы проводите меня?

— Конечно, если вы этого хотите. — Затем он поглядел на ее босоножки на высоком каблуке и скептически вскинув бровь. — Хотя обувь у вас не самая подходящая для путешествия по тропическому лесу.

— Другой у меня нет. Мои джинсы и кроссовки остались в том самом домике на дереве. Хулио привез мне туда эту одежду, и я переоделась. Он посчитал, что женщина, направляющаяся к полковнику Мендино, не может быть одета в джинсы.

— Это на него похоже, — с оттенком гордости ответил Джеффри. — Он не упустит ни одной мелочи. Я попробую найти какие-нибудь сандалии, принадлежащие Мануэлю. Вам они, конечно, будут великоваты, но вы по крайней мере не вывихнете себе лодыжку.

— Хорошо, только, пожалуйста, поторопитесь!

— Не беспокойтесь. Ручаюсь вам, что скоро вы уже будете рядом с Гидеоном.

До нужного места они добрались без всяких приключений.

— Ну вот мы и пришли, — проговорил Джеффри. — Поскольку мы не встретились с Гидеоном по пути сюда, он, должно быть, все еще наверху. — Ее проводник остановился под деревом. Глаза его лукаво блеснули. — Я, пожалуй, вернусь в бунгало и буду ждать вас там. Мне почему-то кажется, что я вам больше не понадоблюсь. По крайней мере здесь.

— Спасибо, Джеффри, — проговорила Серена, уже начав взбираться вверх. — Спасибо, что помогли мне… — Она осеклась, поскольку, посмотрев вниз, увидела, что ее спутника уже нет. Затем Серена задрала голову вверх и позвала: — Гидеон! Ты здесь? С тобой все в порядке?

— Да, — послышался голос из глубины листвы, — я здесь.

Серена с облегчением вздохнула. Судя по его голосу, Гидеон чувствовал себя нормально и не страдал от последствий того, что он называл «посттравматическим шоком».

— Я поднимаюсь. Ты напугал меня, исчезнув так внезапно. Если тебе было невтерпеж вернуться сюда, какого дьявола ты не дождался меня?

Она поднялась на дощатый помост и перевела дух. Дверь домика была открыта нараспашку, как и прошлой ночью, и она видела Гидеона, который сидел на матрасе в дальнем конце комнаты.

— Я не так уж долго беседовала со своим «достопочтенным» отчимом.

— Ну и как все прошло?

— Замечательно! Просто чудесно. Теперь я чувствую себя… свободной. Разговор был непростым, но… — Она осеклась, окинув комнатушку взглядом. Глаза ее расширились от изумления.

Все пространство внутри домика было усыпано цветами. Дикие орхидеи, переливающиеся коралловыми и кремовыми оттенками, наполняли пустую некогда черную вазу, стоявшую на тумбочке, и цилиндрические приспособления для цветов на тростниковых стенах. В высокой вазе, находившейся в углу, стояли неизвестные Серене бело-золотые тропические цветы. Цветами было усыпано даже покрывало второго матраца, лежавшего возле окна.

— Нравится? — спросил Гидеон.

— Изумительно! — с восхищением выдохнула Серена. — Значит, ты пошел в джунгли только для того, чтобы собрать цветы?

— Ага, — кивнул он. — Хулио рассказывал мне про то, как Кейт любила этот маленький домик на дереве и вообще всё, что связано с джунглями. Как она постоянно наполняла свой мир цветами и пыталась сделать его совершенным. И это напомнило мне о том, что ты говорила мне, когда мы были на пляже.

Серена сделала несколько шагов и опустилась на колени возле матраса, на котором сидел Гидеон.

— Что именно? Насколько я помню, мы говорили о многих вещах.

Глаза Гидеона и Серены встретились, и она увидела в его взгляде спокойную уверенность в себе.

— Я понял, что слишком поддался воспоминаниям, позволил прошлому оказывать на себя давление. Поэтому я направился в джунгли, добрался сюда и попытался взглянуть на это место теми глазами, какими смотрела на него Кейт. Я постарался увидеть цветы, птиц, услышать его звуки, ощутить его… красоту.

— И тебе это удалось?

— Не сразу. Поначалу воспоминания нахлынули на меня и цепко держали в своих лапах. В тот момент я больше всего на свете хотел, чтобы рядом со мной оказалась ты.

Серена взяла его руки в свои ладони, и их пальцы переплелись.

— Я с тобой рядом. И рядом всегда.

— Всегда… Наконец ты произнесла это слово. Серена застенчиво улыбнулась:

— Я тяжела на подъем, но в конечном итоге всегда оказываюсь там, куда направляюсь.

— Вот и я так же. — Улыбка Гидеона была теплой и нежной. Серене казалось, что она освещает комнату, в которой они находились, да и вообще весь мир. — Через некоторое время мне полегчало. Джунгли уже не казались мне ужасными, а все страхи отступили. Впрочем, вполне возможно, что они оставили меня еще не окончательно, и мне понадобится помощь на тот случай, если…

— Если они попробуют напасть на тебя из засады? — мягко закончила за него Серена. — Как-то раз один очень мудрый человек сказал мне, что, если что-то страшное снова приходит к тебе, надо подумать о чем-нибудь прекрасном и добром, и тогда это плохое тут же исчезнет.

Гидеон усмехнулся:

— Да, я всегда был мастером решать чужие проблемы. Но, к счастью, мне нет нужды напрягаться, чтобы вспомнить что-нибудь прекрасное. Вот оно, сидит прямо передо мной. — Он наклонился и поцеловал ее с нежностью и обожанием, словно святыню. — Скажи еще раз, что ты любишь меня, милая. Мне очень нужно это услышать.

— Я люблю тебя, — прошептала Серена. — Я всегда буду любить тебя и всегда буду рядом. Я разделю с тобой мою силу и мою слабость, мой разум и мое сердце. И никогда не настанет такой день, когда я не буду нуждаться в тебе, когда я не буду ждать тебя, когда моя жизнь не будет наполнена тобой. Скажи, тебе этого достаточно?

Гидеон улыбнулся, и лицо его осветилось такой же радостью, какая горела в глазах Серены.

— Для начала хватит, но вообще-то мне нужно гораздо больше. Тебе придется придумать что-нибудь еще. Для этого в твоем распоряжении есть примерно семьдесят лет.

Серена звонко рассмеялась.

— Какой ты привередливый! Тебе не так-то просто угодить!

— Только не в данный момент. Сейчас я чувствую себя на седьмом небе от счастья и мне больше ничего не нужно.

— Ну что, пошли обратно в бунгало? Джеффри сказал, что будет ждать нас там. Мне кажется, нам пора вернуться в Санта-Изабеллу и заняться тем, чтобы строить планы на ближайшие семьдесят лет.

— Скоро пойдем, — проговорил Гидеон. Его пальцы начали гладить темный шелк ее волос. — Давай еще немного посидим здесь, полюбуемся цветами, послушаем птиц — просто побудем вдвоем. О будущем мы начнем думать завтра. А сейчас мне дороже всего настоящее.

Серена закрыла глаза, расслабилась в его надежных, уютных объятиях. Все плохое, что было у нее в прошлом, безвозвратно кануло в небытие, а впереди ожидало солнечное, полное счастья завтра. Теперь они могли отдыхать и наслаждаться плодами своей победы.

Поглощенные волшебством своей любви, они еще очень долго сидели прижавшись друг к другу, слушали пение птиц, вдыхали аромат тропических цветов, и она поняла, что Гидеон снова оказался прав: с настоящим и впрямь ничто не может сравниться.


home | my bookshelf | | Никогда не поздно |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу