Book: Любовь и возмездие (Мой нежный враг)



Любовь и возмездие (Мой нежный враг)

Айрис Джоансен

Любовь и возмездие

Пролог

15 сентября, 1795 Марсель, Франция

— Несносная девчонка! Куда ты? Немедленно вернись!

Касси легко перепрыгнула через бочонок и ящерицей прошмыгнула мимо оторопевшего матроса.

— Вот, погоди, я доберусь до тебя! Ты у меня тогда поскачешь…

Девочка знала, что произойдет, если няня Клара догонит ее, то сначала будет нудно выговаривать за непослушание, а потом запрет в каюте до конца дня. Но по причалу, по направлению к грузовой палубе, как раз провели лошадей. Касси не могла упустить возможности посмотреть на четвероногих красавцев. И пусть няня лопнет от злости. Она готова от нее вытерпеть любое наказание.

Касси на ходу обернулась: покрасневшая от гнева Клара продолжала пробираться следом за ней. Заметив впереди сваленные грудой сундуки, девочка юркнула за один из них и задержала дыхание. Мимо прошуршали накрахмаленные юбки Клары. Прошла минута, другая, она осторожно выглянула из-за сундука — поблизости никого. И тогда Касси стремглав бросилась назад, откуда только что прибежала.

— Что ты здесь делаешь? — На ее пути стоял отец с незнакомым мужчиной. — Иди сюда, моя дикарка!

Касси с разбегу остановилась. Что делать? Отец не мог перечить Кларе, он не вмешивался в воспитание дочери. Но в отличие от других взрослых никогда не хмурил брови, не читал долгих нотаций, не качал укоризненно головой, если она что-то делала не так, как полагалось. И его можно уговорить пойти к лошадям.

— Какая милая девочка, — мужчина, с которым разговаривал отец, посмотрел на нее. — Сколько ей лет?

Отец горделиво улыбнулся.

— Кассандре исполнилось восемь. Касси, это мой друг, Рауль.

Мужчина присел перед девочкой.

— Рад познакомиться с вами, Кассандра.

Он улыбался, но его маленькие серые глазки смотрели на нее холодным, немигающим взглядом, точь-в-точь как у того ужа, на которого Касси наткнулась в саду на прошлой неделе и тут же подложила в постель Клары. И как же няня визжала тогда!

— Ты счастливец, Шарль. Она так же красива, как и твоя жена.

Почему он лжет? Касси знала, что она страшнее болотной жабы, об этом ей постоянно твердила Клара. Прелестны только послушные девочки, а такой она никогда не была. Конечно, Кассандра знала, что Клара не всегда права, но, говоря о ее внешности, она, похоже, не ошибалась. Вот мама всегда мягкая и послушная, и все в голос повторяли, что второй такой красавицы на свете не сыщешь.

— Зачем вы говорите неправду? — упрямо выпятив подбородок и отчетливо выговаривая каждое слово, не согласилась Кассандра.

Но улыбка так и не сошла с губ Рауля.

— Такая же честная, как и хорошенькая, — потрепав ее по щеке, он выпрямился. — К тому времени, как вы вернетесь, надо бы найти ей подходящего жениха.

— Жениха? — Отец в печальном удивлении вскинул голову. — Ты хочешь сказать, что мы уедем надолго?

— Мы оба знаем, что скорее всего так оно и случится. Как только я уверюсь, что тебе ничто не грозит, и ты можешь спокойно вернуться, я тут же дам знать. — Рауль похлопал отца по плечу. — Ну-ну, мой друг, не стоит так отчаиваться. Говорят, Таити — райский остров в Тихом океане. Неделю назад я разговаривал с Жаком-Луи Давидом, и он уверял меня, что лучшего места для живописца не сыскать. Тамошние пейзажи так вдохновят тебя, что ты напишешь гениальные полотна. Представь только кокосовые пальмы, лианы, манговые деревья с оранжевыми плодами. А рядом шумит океан и волны в нем кажутся зелеными. Спутанные ветки пандануса, на концах которых плоды и бутоны, горы с буйными зарослями — все создано для кисти художника.

— Может быть, — отец поднял Касси на руки и повлажневшими глазами окинул порт. — Но это так далеко…

— Чем дальше, тем в большей безопасности ты будешь, — пожал плечами Рауль. — Ты ведь сам примчался ко мне в полном отчаянии. Спасаясь от него, ты бежал из Парижа в Марсель. Неужто теперь ты передумаешь? Там ты, во всяком случае, какое-то время можешь быть спокоен. А останешься здесь, погибнешь, он непременно доберется до тебя. Ты этого хочешь?

— Нет! — побледнел отец. — Но это несправедливо. Я не собирался…

— Что сделано, то сделано, — не дал ему договорить Рауль. — Теперь главное — избежать последствий. Мне придется изменить внешность и жить под другим именем. Может, тебе нужны еще деньги?

— Нет, ты и без того щедр, — отец вымучил из себя улыбку. — Только обещай, при первой же возможности немедленно дать мне знать. Моя жена такая хрупкая и тонкая натура, она так любит Париж, уверен, ей не понравится жизнь в дикой стране. Она может не выдержать изгнания.

— Твоя жена расцветет на Таити. Климат там намного здоровее, чем в Лондоне или Марселе, — улыбнулся Рауль. — А сейчас мне пора идти. Доброго пути, Шарль.

— До свидания, — кивнул отец.

— Счастливого пути и вам, маленькая мадемуазель. — Рауль повернулся к Кассандре. — Позаботьтесь о своем отце.

Нет, не садовый уж, а настоящая желтоглазая гадюка! Касси крепко обняла отца за шею.

— Конечно, позабочусь.

Они смотрели, как Рауль спустился по сходням, а затем смешался с толпой на причале.

Отец попробовал разжать руки дочери.

— Касси, ты задушишь меня в своих объятиях.

Кассандра, не отрываясь, смотрела в ту сторону, куда ушел этот мужчина с глазами змеи.

— Мне совсем не понравился…

— Рауль? Ты ничего не понимаешь. Да это мой лучший друг, он желает мне только добра. Рауль даже попросил тебя заботиться обо мне.

Кассандра не стала спорить: взрослые, как правило, никогда не обращали внимание на ее суждения.

— Не его мне следует опасаться. Я должен избегать встречи с герцогом, — продолжал отец задумчиво.

Кассандра знала о нем. Клара с большим воодушевлением перечисляла ей имена аристократов, которых обезглавила гильотина. Клара была англичанкой, как и мать Касси, и недолюбливала французов. Впрочем, Клара ненавидела всех. Так уж ее создал Бог, а может, сатана?

— Ты говоришь о герцоге, погибшем во Дворце Согласия?

— Нет, я имел в виду английского герцога. — Шарль отошел от поручней и опустил Касси на палубу. — А теперь возвращайся к Кларе и маме. Корабль сейчас отшвартуется.

— Я останусь с тобой.

— Мне бы еще хотелось побыть с тобой. Но Клара рассердится на нас обоих. — Его глаза озорно вспыхнули. — А где мы можем спрятаться?

— Внизу, на грузовой палубе, — именно туда и направлялась Кассандра, когда столкнулась с отцом. — Среди лошадей.

Он засмеялся.

— Мне следовало догадаться, что ты отыщешь своих любимцев даже на корабле!

— И знаешь, какие они красивые! Кларе не придет в голову искать нас там. Я достану из сундука твой мольберт, и ты сможешь нарисовать их.

— Прекрасная идея! Ты предугадываешь все мои желания.

Кассандра еще крепче сжала его руку. Как-то мама сказала, что их отец не похож на других мужчин. Он может рисовать свои красивые картины только тогда, когда все окружающие будут любить его и заботиться о нем. Его не должны обременять проблемы, лежащие на плечах обыкновенных людей. Значит, нельзя допускать, чтобы он волновался, расстраивался или бы его обуревал страх. Кассандра знала, что это такое. Ей уже приходилось испытывать леденящий ужас. Кларе удавалось запугивать ее почти до обморока, когда ей было лет пять.

Она сумеет уберечь отца от любой напасти: будь то Клара, гадюка по имени Рауль или неизвестный ей английский герцог.

1

4 апреля, 1806

Залив Килакекуа. Гавайи

— Поплывем с нами, Каноа, — позвала Лихуа, входя в воду. — У англичан на корабле ты получишь чудесные подарки, попробуешь необычные угощения. Да и любят они, как боги.

Англичане. Касси вглядывалась в огни фонарей, что светились на борту «Жозефины». Хотя это судно намного меньше других, бросавших якорь в гавани, но это не значит, что оно не таит для отца опасности. Кассандре стало не по себе с того самого момента, как, придя вечером в деревню, она услышала от подруги рассказ про корабль: появился он в гавани два дня назад. Ей хотелось признаться Лихуа в своем страхе перед чужестранцами, но она знала, что та удивится и посмеется над ней. Поэтому Кассандра попыталась объяснять по-другому свое нежелание плыть на корабль:

— Ты же знаешь, Лихуа, что я и без того задержалась слишком долго, — Касси стиснула пальцы, видя, как молодые женщины следом за ее подругой вошли в воду. — И тебе тоже не следовало бы покидать берег. Неужто ты так ничего и не поняла? Ты можешь заразиться от англичан и заболеть. Ни один из них тогда не станет заботиться о тебе. И как не противно тебе спать с ними!

Лихуа усмехнулась.

— Сегодня ночью они позаботятся о моем удовольствии. А разве женщина может мечтать о чем-то большем?

Это единственное, что занимает смуглянку Лихуа, с горечью подумала Касси. Впрочем, как и всех остальных женщин. Для них главное — наслаждение.

Они готовы все двадцать четыре часа заниматься любовью. Их совсем не волнует, что будет завтра. Обычно Касси не пыталась переубеждать их, но, видимо, ощущение разлитой в воздухе опасности обострило ее чувства.

— Поплывем с нами! — Лихуа просто светилась, предвкушая удовольствие. — На корабле вождь и его дядя — капитан корабля. Так и быть, я уступлю тебе вождя, который применяет много способов, чтобы доставить женщине полное удовлетворение и насытить ее. Он очень красивый и неутомимый, может всю ночь не слезать с меня. За время плавания он так изголодался по женскому телу, что бьет копытом не хуже твоего жеребца. А еще он очень похотлив.

— Вождь? Он из знатной семьи?

— Моряки обращаются к нему со словами «ваша светлость».

Герцог! Воспоминание о событиях одиннадцатилетней давности в Марселе вспыхнули в ее памяти со всей отчетливостью. Какая глупость. С чего это она всполошилась? Разве может между этими людьми существовать какая-то связь?

— Как зовут англичанина?

— Джаред.

— А фамилия?

— Ну какое мне дело до его фамилии? Думаешь, она заставляет кричать от удовольствия? Это его…

— Лихуа! Хватит болтать! — раздался звонкий голос Калуа — сестры Лихуа. — Ты все равно не переубедишь ее. Мы снова поделим вождя с тобой, как и в прошлую ночь. И я не собираюсь уступать его девственнице. Она даже не знает, что с ним делать.

— Это не ее вина, — заступилась за Касси Лихуа и громко крикнула ей: — Поплывем на корабль, и ты познаешь наслаждение. Такой жеребец, как англичанин Джаред — самый лучший любовник для той, что никогда не знала мужчины. Именно для тебя.

— Нет, у него слишком большой для нее… — возразила Калуа. — Если бы у меня оказался такой первым, я бы ни за что потом не привыкла спать с другими.

— Потому что тогда тебе исполнилось всего лишь тринадцать. А Касси все время катается на лошади, и ее розочка уже распустилась и ждет. Это не бутон…

— Зачем они приплыли сюда? — перебила Касси, их болтовня обычно никак не задевала ее.

— Плыви с нами и узнаешь.

— Эти англичане здесь не для того, чтобы дарить вам всем удовольствие. Узнайте, чего они хотят?

— Спроси сама, — Калуа снова повернулась к кораблю, фонари которого светились во мраке. Здесь почти не бывает сумерек. После яркого света дня без перехода наступает мрак ночи.

— Сколько ему лет?

— Он еще молод.

— И все-таки? — допытывалась Касси.

— Моложе своего дяди.

— А тому сколько?

— Разве так уж важно, сколько мужчине лет, если его жезл крепок, как бамбук?

Отец ни разу не вспоминал герцога с тех пор, как они покинули Марсель. Но герцог, внушавший такой ужас ее отцу, должен быть, по крайней мере, его ровесником.

— Этот англичанин сейчас у нас. Знает наш язык. Наверное, он хочет о чем-то договориться с королем Камахамехой, как и все остальные англичане. — Лихуа зашла в воду по грудь и пустилась вплавь, чтобы догнать остальных.

— Узнай его фамилию! — крикнула ей вдогонку Касси, не очень-то надеясь, что Лихуа расслышала ее просьбу. Впрочем, все ее страхи, наверно, напрасны. Память о том дне так потускнела, что она наверняка не может сказать, упоминал ли отец фамилию герцога. Да и сама опасность, видимо, давно миновала. Английские корабли не раз бросали якорь в гавани, а потом плыли дальше. Вряд ли кто-либо решится отправиться на другой край света, чтобы уничтожить врага.

Океан доносил до Касси смех женщин, она слышала, как они перекликаются и подшучивают друг над другом, рассекая черную гладь воды. Дольше ей нельзя задерживаться. Поездку в деревню няня Клара, теперь уже их домоправительница, считала серьезным проступком. И если она не явится вовремя, Клара дознается, где она пропадала. Тогда Касси придется распроститься с этими драгоценными минутами свободы.

Глубоко вдохнув мягкий, солоноватый запах океана, девушка принялась вытряхивать из сандалий влажный песок.

Она отчетливо расслышала серебристый смех подруги Лихуа. Скоро они все поднимутся на борт «Жозефины» и предадутся своей страсти с радостью и упоением.

Неожиданно для Касси соски ее грудей затвердели и заныли. Снова тело, в который уже раз, предавало ее. Лани уверяла, что так и должно быть, оно вполне созрело и готово распуститься, как цветок. Но если это правда, то почему Лани возражает, чтобы она переспала с кем-нибудь из…

— Ты и в самом деле девственница?

Касси резко повернулась к ней приближался мужчина, видимо, скрывавшийся до этого за серым стволом кокосовой пальмы. Он говорил на полинезийском, но Касси ни на секунду не усомнилась, что это один из прибывших на корабле англичан. Он был высокий, стройный, двигался легко и уверенно, совсем не так, как быстрые, шустрые островитяне. И одет иначе. Ей сразу бросились в глаза, хотя и было темно, белоснежные кружева на обшлагах его рубашки и небрежно наброшенный на плечи плащ. Незнакомец подошел к ней поближе.

«Он очень красивый… А еще он очень похотлив… бьет копытом не хуже твоего жеребца»…

Лихуа права. Мужчина и в самом деле казался красавцем. Высокие скулы, резко очерченный чувственный рот и темные волосы, свободно падающие на плечи. Легкий ветерок слегка поигрывал ими. И ей стало трудно оторвать от него взгляд.

Язычник.

Это слово молнией прошило мозг. Касси тотчас попыталась отогнать его. Клара всегда называла так островитян. Непонятно, почему оно пришло Касси на ум при виде вполне цивилизованного и знатного иностранца. Может потому, что в его манере держать себя ощущалась та глубокая степень независимости, которую она не встречала у полинезийцев?

Ну, конечно, это англичанин. Он пришел со стороны деревни, где жил король Камахамеха, догадалась Касси. Наверно, и в этом Лихуа права, ему необходимо пополнить припасы, как это обычно делают моряки. И ей не о чем беспокоиться.

— Ну так как? — лениво спросил незнакомец, подходя к ней вплотную.

— Нехорошо подслушивать чужие разговоры, — ответила Касси по-полинезийски, по-прежнему ощущая беспокойство.

— Мне это и не потребовалось. Вы так громко изъяснялись, что и мертвого бы разбудили. — Его взгляд пробежал по ее лицу, по обнаженным грудям, по бедрам, туго обтянутым саронгом. — И предмет разговора меня чрезвычайно заинтересовал. Весьма… возбуждающе. Не каждый день тебя сравнивают с жеребцом.

— Лихуа легко откликается на ласку мужчины.

Он посмотрел на нее с удивлением, легкая улыбка осветила его лицо:

— А ты нет, поскольку все еще девственница? До чего же это соблазнительно! Как тебя зовут?

— А тебя?

— Джаред.

Герцог, а не его дядя. Ее последние сомнения отпали. Ему, видимо, около тридцати. Слишком молод, чтобы представлять угрозу для отца:

— У англичан есть и другое имя.

Он вскинул брови.

— Но свое имя ты еще не назвала. — И поклонился. — Но если уж соблюсти все формальности, то меня зовут Джаред Бартон Дейнмаунт.

— И ты тоже герцог?

— Имею честь или… несчастье быть им. В зависимости от того, сколько я успел промотать. Это произвело на тебя впечатление?

— Что уж тут такого особенного? У нас на острове очень много вождей.

Он засмеялся.

— Я окончательно разбит. И раз моя персона не представляет никакого интереса, то перейдем к тебе.

— Каноа, — она не солгала иностранцу. Так назвала ее Лани, и оно значило много больше, чем имя, данное ей при рождении.

— Что означает «свободная», — перевел англичанин. — Но ты не свободна. Почему что-то не позволяет тебе вкусить радость жизни?

— Тебя это не касается.

— Напротив. У меня хорошие новости, я доволен и счастлив. Мне хочется отпраздновать это событие. Ты разделишь эту радость со мной, Каноа?

Его обаятельная улыбка притягивала. Ерунда. Он самый обыкновенный. И в нем нет ничего необычного.

— С какой стати? Твои новости не имеют ко мне никакого отношения.

— Но вечер так хорош! Я мужчина, а ты женщина. Разве этого недостаточно для настоящего праздника? Терпеть не могу, когда женщины начинают…

Джаред замолчал, только сейчас всмотревшись в нее, он не без огорчения заметил:

— Боже! Да ты совсем ребенок…

— Я не ребенок! — Привычное заблуждение. Невысокая, узкокостная, с небольшой грудью, Касси отличалась от подруг-островитянок, и ей, как правило, давали намного меньше ее девятнадцати.

— Тебе не больше четырнадцати или пятнадцати.



— Нет, я старше…

— Ну, конечно!

Англичанин не поверил ей. Глупо спорить с человеком, которого больше никогда не увидишь.

— Это не имеет значения.

— Имеет, черт возьми! — грубо ответил он. — Я слышал, как одна из девушек говорила, что первого мужчину познала в тринадцать лет. Не слушай ее! Поверь мне. И не соглашайся плыть с ними на корабль.

— И зачем же ты развлекаешься с ними?

— Это совсем другое дело. Она фыркнула.

— Ты не согласна со мной? — спросил он натянутым тоном.

— Мужчины всюду изобретают удобные для себя законы. Что нечестно и несправедливо.

— Ты права. Мы очень нечестны и несправедливы к женщинам.

Касси удивилась. Она не ожидала, что он так легко сдастся. Даже отец упрямился, когда речь заходила о женском равноправии.

— Тогда почему же ты не изменишь к ним своего отношения?

— Потому что именно то, что мы одерживаем верх над слабым прекрасным полом, и делает этот мир удобным и приятным для нас, мужчин. И мы всегда будем победителями, пока нас силой не заставят поступать иначе…

— Но так не должно продолжаться, Мэри Уолстоункрафт даже написала о том, что…

— Мэри Уолстоункрафт? Откуда ты слышала о ней?!

— Лани училась у английских миссионеров. Жена Реверенда Денсворта дала ей прочитать эту книгу, а Лани мне.

Он хмыкнул.

— Боже мой! Я, покинув Англию, надеялся, что идеи синечулочниц никогда больше не достигнут моих ушей.

— Синечулочниц?

— Так называют таких дам, как мисс Уолстоункрафт. Я и подумать не мог, что услышу ее имя в этом раю.

— Правду не скроешь никаким расстоянием, — серьезно ответила Касси.

— Вижу, — задумчиво проговорил Джаред. — Этому тебя тоже научила миссис Уолстоункрафт?

Касси вспыхнула:

— Ты смеешься надо мной? Он нахмурился.

— Черт возьми, я совсем не хотел…

— Не обманывай, ты хотел обидеть меня.

— Ну хорошо, я и в самом деле немного подшучивал. Понимаешь, мне еще не доводилось разговаривать с такими маленькими девочками, как ты.

— И больше не придется, — Касси намеревалась уйти. — Я не желаю слушать…

— Подожди.

— Зачем? Чтобы ты продолжал насмешничать?

— Нет, — поморщился он, — но я хочу, чтобы ты простила меня, Каноа.

Странное завораживающее ее выражение нежной грусти снова появилось в его глазах. Касси поймала себя на том, что ей захотелось ощутить тепло, исходящее от его тела.

— Почему я должна… простить тебя?

— Потому что на самом деле у меня доброе сердце, как и у тебя самой. Я слышал, ты заботишься о своих подругах, беспокоишься о них.

— Кто же не думает о своих друзьях? Это естественно. А ты чужестранец.

Улыбка сошла с его лица.

— Да, — согласился он, глядя на море.

Одиночество. Вот почему ему не хотелось отпускать ее, она почувствовала внутреннее родство с англичанином. Никто лучше ее не представлял, что это такое.

Глупость! Он знатен и богат. Лихуа и в голову бы не пришло, что его следует пожалеть. Тем не менее Касси вдруг услышала, как губы ее сами выговорили:

— Ну хорошо, если важно, чтобы я простила тебя, то мне не трудно забыть о своей обиде.

Джаред снова повернулся к ней:

— Правда? Как это великодушно. — Легкая тень сомнения вновь набежала на ее лицо. — Нет, нет! Я не иронизирую. В отличие от других женщин, с которыми мне приходилось иметь дело, тебе, наверно, и в самом деле не составило труда забыть про свою обиду и простить меня. — Он горько улыбнулся. — Правда, ты пока девочка. У тебя еще будет время выучиться их штучкам…

Чувство жалости и сострадания отступило.

— Ничего странного не вижу в том, что тебе приходится расплачиваться за удовольствие. С твоим языком, тем более…

— Я умею не только жалить, — грубовато ответил он. — И мог бы показать тебе, на что способен мой шершавый юркий язык… Впрочем, я совсем забыл, что ты еще не сведуща в этой области. Лучше скажи, — он махнул рукой в сторону пальмовой рощи, — это твоя лошадь привязана там?

— Да.

— Отличный жеребец! Я не отказался бы купить его, но мне вначале надо посмотреть, как он двигается. Такого скакуна не часто увидишь.

— Он не продается, — резко ответила Касси. — И второго такого не найдешь. Равного Капу нет во всем мире.

Джаред искренне рассмеялся.

— Ты меня не убедила, но твоя преданность вызывает восхищение. Как он у тебя оказался? Я слышал, островитяне не держат лошадей.

— Ты пробыл здесь только несколько дней. Что ты можешь знать о здешних обычаях?

— Кажется, я невольно опять обидел тебя?

Чужестранец ошибался. Просто само его присутствие рядом вызывало внутреннее беспокойство и чувство неуверенности. До нее странным образом доносилось тепло, исходившее от его тела, и благоухание… непривычное, душистое. До чего же этот англичанин отличался от всех мужчин, которых она когда-либо видела в своей жизни. Да и пахли те по-другому: рыбой, морскими водорослями и пальмовым маслом. Но он ничем не напоминал и отца. От того исходил запах бренди и одеколона. Все в Джареде Дейнмаунте пугало своей необычностью. В его стройной фигуре Касси ощущала внутреннюю силу. Его блестящие в темноте глаза наверняка при свете дня оказались бы голубыми или серыми. Холодные… Нет, нет. Они опаляли ее жаром. Впрочем, они ее смущали. Единственное, что Касси знала со всей определенностью: ей нелегко было выдержать их взгляд. Вот почему она с таким пылом спросила:

— Ты хочешь сказать, что у тебя конь лучше моего Капу?

— Да, смею тебя уверить.

Она почувствовала приступ досады.

— Если бы ты разглядел его как следует, то не говорил бы таких глупостей.

— Я никогда не делаю поспешных выводов в том, что касается лошадей. И у меня была возможность не спеша пообщаться с ним, пока вы тут спорили.

— Ты подходил к нему?

— Да, и видел, какие у него колени, зубы, холка…

— Лжешь… — коротко бросила Касси. — Капу никому не позволяет подойти близко. Я бы услышала…

— Не знаю…

— И ты бы здесь не стоял, попробуй подойти к нему. В прошлый раз один человек попытался посмотреть, какие у него зубы, и остался без пальца.

— Может, я понравился твоему Капу? Лошади обычно доверяют мне.

— Лжешь, — повторила Касси. Такого просто не могло быть. Капу принадлежал только ей одной.

Он улыбнулся.

— Меня можно обвинить во многих грехах, но лжецом я еще никогда не был.

— Докажи. Приведи его ко мне. Ты ни за что не посмеешь дотронуться до него, как и все остальные.

— Ты выводишь меня из себя. — Тон англичанина изменился. — И я не боюсь твоего Капу.

Она смотрела на него немигающим взглядом.

— Докажи.

Внимательно посмотрев на нее, он вдруг спросил:

— Почему это тебя так волнует?

— Потому что я не терплю обманщиков. Джаред усмехнулся, повернулся и скрылся в тени пальм.

Ему ни за что не справиться с Капу, твердила себе Касси. Все, что у нее есть — только этот конь. И он никогда не предаст ее.

До нее донеслось ласковое бормотание, в голосе чужестранца зазвучали бархатистые нотки, любящие и в то же время настойчивые и призывные. Вскоре пальмовые ветви раздвинулись, и он вышел к ней… ведя на поводу Капу.

Касси испытала настоящее потрясение, боль пронзила ее. Капу шел послушно и спокойно, как если бы она сама была с ним.

Джаред продолжал бормотать ласковые слова, обращенные к лошади, пока не остановился перед девушкой и не протянул ей поводья:

— Надеюсь, это твоя лошадь?

Касси не могла поверить своим глазам. Комок застрял у нее в горле, и ей никак не удавалось сглотнуть его. Но до чего же глупо: разреветься только из-за того, что кому-то еще, кроме нее, удалось дотронуться до ее Капу. Время от времени конь позволял и Лани вести его. Ничего не менялось. Все равно он оставался ее Капу.

— Несложное задание.

— Но ты считала его невыполнимым, когда отправила меня за жеребцом.

Боже! Капу нежно потерся мордой о спину Джареда!

— Попробуй проехать на нем верхом. Он покачал головой:

— Я не одет для верховой езды.

— Попробуй проехать на нем! — повторила Касси охрипшим голосом, не видя ничего перед Собой из-за навернувшихся на глаза слез.

Джаред помедлил.

— Мне кажется, на самом деле ты не хочешь этого.

— Попробуй! И у тебя ничего не выйдет.

Касси обуревало двойственное чувство: с одной стороны, ей смертельно не хотелось, чтобы он оседлал ее Капу, а с другой — она хотела испить чашу горечи до дна. Она должна знать: предал ее Капу или нет.

Помедлив, Джаред скинул плащ и бросил его на песок. Развязал шейный платок и опустил его поверх плаща.

— Если тебе так хочется, — нетерпеливо проговорил он. — Это, конечно, неправильно. Мне надо было бы… — Он оборвал фразу, увидев выражение, промелькнувшее на ее лице. — А, черт возьми.

И вскочил на спину Капу… Ее Капу!

Сердце Касси гулко забилось, пальцы сжались в кулаки. И тут Капу взбунтовался. Он дернулся вбок, взбрыкнул и взвился на дыбы. Невероятно! Но англичанин по-прежнему оставался в седле.

Он бормотал проклятия, сжимая бока Капу. Повязка слетела с его лба, темные густые волосы разметались в беспорядке, губы сжались в одну линию, глаза сузились. От того элегантного молодого человека, что всего лишь несколько минут назад стоял перед ней, не осталось и следа: теперь это был дикий и неукротимый варвар.

Капу вновь взвился на дыбы, а затем стремительным галопом понес всадника в заросли пальмовой рощи.

Сердце Касси оборвалось.

— Осторожно! Ветка!

Англичанин уже догадался, что собирается проделать жеребец, и вовремя успел перекинуть ногу. Капу пронесся в нескольких дюймах от могучего ствола. До того, как Джаред успел снова опуститься в седло, Капу взбрыкнул. Перелетев через голову жеребца, англичанин упал на песок. Капу победно заржал.

Девушка стремглав кинулась к жеребцу.

— Нет, Капу! Не смей! — Конь развернулся и рысью поскакал к лежавшему на песке англичанину.

Тот успел увернуться, откатившись в сторону. Заметив Касси, Джаред предостерегающе крикнул:

— Не подходи, он затопчет тебя!

Капу поднялся на задние ноги и снова заржал.

— Ну, ну! — ласково говорила Касси. — Успокойся! Он не собирался обидеть тебя. Я никому не позволю причинить тебе боль. — Капу опять заржал.

Жеребец все еще дрожал, но не двигался с места, когда Касси положила руку ему на шею. Ей потребовалось всего несколько минут, чтобы окончательно успокоить Капу. Только потом она повернулась к англичанину, не ушибся ли он?

— Тебе не больно?

— Ударился я не очень сильно, — ответил он. — Но моя гордость пострадала.

— Да, песок здесь как пух. Тут не расшибешься, — кивнула Касси. — Вставай.

Но Джаред не сделал и попытки подняться. Касси почувствовала тревогу и быстро направилась к нему. Охватившее ее беспокойство совершенно не соответствовало происходящему. Вряд ли он что-нибудь сломал при таком мягком падении.

— Полежи еще, пока я не проверю, целы ли твои кости.

— Пожалуй, это предложение намного лучше. Разве можно кому-нибудь предлагать сесть на этого дьявола?

Опустившись перед ним на колени, Касси принялась ощупывать его ноги. Его икры и бедра, мускулистые и сильные, были подобны твердым стволам дерева, отметила она про себя.

— Капу не дьявол. Это особенный конь, — она бросила короткий взгляд на жеребца, и теплая волна окатила ее душу: он снова принадлежит только ей и никому не позволит оседлать себя.

Англичанин задержал на ней взгляд.

— Да, я имел счастье убедиться в этом.

Теперь Касси могла проявить к нему снисходительность.

— Но ты держался очень хорошо! — Ощупав кости на ногах, она перешла к рукам. Железные, крепкие мускулы… Мужчина чем-то напомнил ей Капу. Должно быть, она нечаянно надавила слишком сильно, Дейнмаунт вдруг дернулся. — Здесь больно?

— Я бы выразился иначе, — пробормотал он.

— Может, вывих? Тянет или ноет? — Касси нежным прикосновением притронулась к его плечу.

— Да нет же, не здесь, а совсем в другом месте.

— Где же? — недоуменно переспросила она.

— Ты все равно не сможешь помочь мне.

— Ты ошибаешься! Я очень хорошо вправляю вывихи. Мне даже удавалось помогать Капу.

— Я ничего не вывихнул, и я не жеребец, черт тебя побери!

Касси больно задела резкость его тона.

— Капу намного вежливее и терпеливее, когда я помогаю ему.

— В данном случае желание помочь только ухудшает дело. И мне… — Увидев выражение ее лица, он оборвал фразу. — Господи! Делай, что хочешь.

— Ничего особенного. Просто я обязана помочь тебе, поскольку… — На этот раз запнулась она, подыскивая нужное слово.

— Поскольку вынудила меня оседлать своего коня, — закончил за нее Джаред.

Она не отрицала свою вину:

— Это была ошибка. Я не подумала. — Опустив голову, Касси добавила: — Лани считает, что это один из моих главных недостатков. И очень серьезный. Он доставляет мне массу неприятностей.

— А кто такая Лани? Твоя сестра?

— Моя подруга.

— И очень неглупая, должен тебе сказать. — Джаред внимательно вглядывался в ее лицо. — И зачем же ты настаивала на том, чтобы я сел верхом, зная, как это опасно?

— Мне показалось, что он… — Касси помолчала, — что ты ему понравился. Он всегда оставался только моим, а тут вдруг потянулся к тебе.

— Какая же ты собственница! Что тут плохого?

— Я люблю его, — просто ответила Касси. — Это единственное, что у меня есть. И мне стало страшно, что я потеряю его.

— Понимаю.

Он улыбнулся, и Касси вдруг почувствовала, насколько ясно он осознает все, что она чувствует. Ей никогда не удавалось скрыть обуревавших ее чувств. Отведя взгляд, Касси вновь принялась ощупывать англичанина. Руки ее соскользнули с плеч на грудь, оттуда на живот. — Когда я увидела, как ты выводишь его из рощи, то решила, что у тебя дар кахуна.

— Кахуна? — переспросил он. — Нет, до ваших жрецов мне далеко, и никакими магическими заговорами я не владею.

— Но мой Капу никогда и никому не позволял так обращаться с собой. Даже мне он разрешил дотронуться до него только через полгода.

— Значит, ты проделала самую тяжелую часть работы. Я уже шел по протоптанному пути.

Но он не показался ей человеком, способным идти следом за кем-то. Касси испытала к нему чувство признательности за его чуткость. Он так доброжелательно пытался унять боль, которую нечаянно нанес ей, при том, что, по своей сути, виделся Касси насмешливым и едким человеком.

— Капу не единственный, с кем тебе удалось так лихо управиться?

— Я легко нахожу общий язык с другими лошадьми. Они меня любят. Наверное, это какая-то врожденная способность. А может, они чувствуют, что у меня такие же животные инстинкты, как и у них, и испытывают симпатию ко мне. — Насмешливая улыбка снова заиграла на его губах. — И, кстати, будет лучше, если ты все же перестанешь ощупывать меня.

— Но почему? Я еще не закончила.

— Зато я начал. — Он посмотрел ей в глаза и сказал без обиняков. — Хоть ты и девственница, но вряд ли настолько невежественна, чтобы не понимать, о чем идет речь. Ты должна знать, что возбуждает мужчин. И я, забыв, насколько ты юна, начинаю представлять, как тесно мне будет в тебе. Убери руки.

Только в эту минуту она поняла, почему мускулы его живота вдруг окаменели. Сухой жар опалил ей лицо, и Касси резко отодвинулась.

— Какой ты грубый! Я ведь хотела помочь тебе.

— Если бы я не осознавал это, то ты бы уже лежала на спине, а не я. — Поднявшись, Джаред сел и приказал. — Отправляйся к себе в деревню.

Оскорбленная до глубины души, Касси выпрямилась.

— Я ни на секунду не задержусь дольше. И без того с тобой потеряла столько времени. — Она направилась к жеребцу. — И Капу правильно сделал, что сбросил тебя. Жаль, что я не позволила ему лягнуть тебя как следует.

— Тем не менее ты не дала ему сделать это, — сказал Дейнмаунт, поднимаясь. — У тебя золотое сердце. Самое худшее для женщины — это желание во что бы то ни стало сохранить свою независимость. — Он встретился с ней взглядом.

Гнев Касси тотчас начал отступать. Почему она медлит? Ей следует быстро уехать. И не следовало ему приказывать ей. Она и сама собиралась немедленно вернуться домой. Ей вовсе не хочется находиться с ним.

Набежавший с моря легкий бриз отбросил волосы с его лба и прижал материю рубашки к телу, обрисовав все мускулы. Этот же игривый ветерок коснулся ее обнаженной груди, поиграл прядками волос на висках и донес до нее чарующий запах моря. Касси вдруг отчетливо услышала шум толпящихся волн и представила, как стремительно набегают они на прибрежный песок и, мягко шурша, откатываются, оставляя за собой белую пену, которую тут же слизывает набежавшая следом волна. Она ощутила все шероховатости песка под босыми ступнями. Воздух непонятным образом уплотнился. И ей почему-то стало трудно дышать.

— Уходи! — резко сказал он.

Руки Касси дрожали, когда она, вскочив в седло, натянула поводья. Но даже при свете луны было видно, как сильно побледнел Джаред. Не выдержав, она снова спросила:

— С тобой и в самом деле все в прядке? Ты не ушибся?

Глубоко вздохнув, он выговорил:

— Не волнуйся, Каноа, у меня ничего не болит. — Неожиданно на губах его зазмеилась улыбка, и он слегка склонил голову. — Не могу сказать, что от падения я испытал удовольствие, но, несомненно, мне было интересно познакомиться с тобой. — Шагнув к ней, Джаред хлопнул жеребца по крупу. Капу взял с места в карьер, но англичанин успел крикнуть вдогонку и ветер донес его слова:



— Держись подальше от берега, пока корабль не уйдет. Среди моих матросов найдутся такие, которые не станут задаваться вопросом, сколько тебе лет и девственница ли ты.

Недолго проскакав по берегу, она оглянулась. Джаред по-прежнему стоял на том же самом месте и смотрел ей вслед.

Он взмахнул рукой.

Касси не ответила на его прощальный жест и пустила Капу вперед еще быстрее.

Она чувствовала, что случайная встреча на берегу будет иметь продолжение, и ей лучше держаться подальше от этого англичанина. Ей не по себе рядом с ним…


— Ты успел, как я погляжу, отыскать кое-что интересное для себя.

Джаред отвернулся от скачущей верхом на черном жеребце девушки и увидел направлявшегося в его сторону Бредфорда.

— А ты утомился ждать.

— Прикончил бутылку бренди, — ответил Бредфорд печально. — Оказывается, там оставалось меньше половины.

— Больше половины, — поправил Джаред. — Неудивительно, что у тебя заплетаются ноги.

— Ну да! Ты прекрасно знаешь, что я никогда не пьянею.

Что правда, то правда. Его дядя обладал удивительной способностью: будучи всегда слегка навеселе, он почти никогда не доходил до крайней степени опьянения.

— Тебе следовало бы, вместо того чтобы торчать на берегу, пойти вместе со мной к королю Камахамехе. У них отличное свежее пиво. Ты бы оценил его, дядя.

Бредфорд поморщился.

— Предпочитаю французский коньяк.

— А мне понравился этот напиток. Бредфорд пожал плечами:

— Потому что в тебе тоже есть что-то варварское. Как ни странно, я понял это, только когда мы оказались на Гавайях. — Его взгляд последовал за всадницей.

— Прекрасная лошадь. Такой легкий, стремительный шаг.

Джаред не сомневался, что дядя в первую очередь обратит внимание на скакуна.

— Отсюда не очень-то различишь, — продолжал Бредфорд, — но сдается мне, что и женщина тоже под стать ему. — Вначале мне показалось, что вы поладили. С чего это она так мчится, словно за ней сам сатана гонится?

— Она еще сущий ребенок, — коротко ответил Джаред.

— Островитянки созревают быстрее девушек Европы.

— Но у меня нет желания ускорять ее взросление.

— С чего это ты стал таким добродетельным? — вскинул брови Бредфорд.

— Потому что она еще ребенок, — повторил нетерпеливо Джаред. Но странное сочетание сожаления, горечи и острого желания обожгло его.

— И чем же она так задела тебя?

Надо же! Ему казалось, что дядя лишен наблюдательности.

— Дело не в ней… Ее жеребец сбросил меня. Бредфорд недоверчиво смотрел на племянника.

— В самом деле? — рассмеялся он. — Удивительно. В последний раз лошадь сбросила тебя, когда ты был еще совсем мальчишкой. Неужто нашелся конь, который взбрыкнул под тобой?

— Как видишь. — Он развел руками. — Но у меня не было времени подготовить его…

— Почему?

— Какое сейчас это имеет значение! Я обошелся с ним не очень бережно. Проявил поспешность и беспечность.

— Ты всегда предусмотрителен… Особенно в обращении с лошадьми. — Дядя задумчиво смотрел на него. — Так в чем же дело?

— Откуда я знаю.

Бредфорд, конечно, прав — он никогда не отличался легкомыслием. Импульсивность не в его характере. Ясное дело, что жеребец дикий, необъезженный. Следовало поначалу приласкать его, приручить к себе, прежде чем садиться верхом. Он получил по заслугам. Хорошо еще, что конь не лягнул его. Не подоспей девочка вовремя, он бы крепко поплатился за свою неосмотрительность.

Бредфорд снова посмотрел вслед уже исчезнувшей всаднице.

— …Приятная…

Приятная? Он бы так не сказал. Пожалуй, мягкими у нее были густые блестящие волосы, доходившие почти до талии. Весь облик девушки дышал такой решительностью и смелостью, что по отношению к ней это слово никак не вязалось. Волевая, линия подбородка, полные, красиво очерченные губы, летящие черные брови подчеркивали выразительность темных больших с поволокой глаз. Они и перевернули его душу, заронив в сердце не свойственное ему смятение. Он угадал, насколько Каноа уязвима и хрупка, как печален ее взгляд.

— Она еще сущее дитя, — снова повторил Джаред. Тем не менее грудь ее уже сформировалась, соски потемнели и…

Бредфорд усмехнулся.

— Я спрашивал тебя совсем о другом. Эта местная Венера, должно быть, вскружила тебе голову, если ты отвечаешь невпопад. Где ты ее отыскал? Она случаем не из придворных дам короля Камахамехи? Мне и в самом деле следовало пойти с тобой.

— Ты же знаешь, что я ходил к Камахамехе не подыскивать себе даму сердца.

— И все же нашел ее. — Бредфорд блаженно вздохнул. — Должен тебе признаться, что я наслаждаюсь жизнью в этом раю. Красивые женщины спешат доставить тебе все мыслимые удовольствия и не заставляют испытывать чувство вины. Что может быть прекраснее? Чего еще может желать мужчина?

— Французский коньяк.

— В любом раю есть свой змей-искуситель. Но этот — один из самых безопасных. — Его взгляд вновь обратился к исчезнувшей в ночи всаднице. — Но ты не похож на себя. Нельзя же быть таким эгоистом. Почему ты не позвал ее с собой на корабль — мы бы оба получили удовольствие?

Джаред вспыхнул от гнева, хотя и понимал, насколько нелепа его реакция на слова дяди. Они частенько делили одну женщину, и местные красотки сладострастно отзывались на ласки двух мужчин, стараясь доставить каждому наслаждение.

— Ты совсем не слушаешь меня? Неужто она сжимала ногами только бока своего жеребца?

Джаред направился по берегу в сторону перемигивающихся фонарей на борту корабля.

— Забудь про нее. У нас есть более важное дело.

— Не так быстро, — попросил его Бредфорд. — Может, я и слегка навеселе, но бегать все же не в состоянии.

Улыбнувшись, Джаред замедлил шаг:

— А я думал, ты сгораешь от нетерпения добраться до бренди. И чем скорее мы окажемся на борту, тем быстрее ты утолишь жажду.

— Ну, хорошо. Я попробую идти побыстрее, — дядя пошел в ногу с Джаредом. — А что Камахамеха? Ты получил от него, что хотел?

— Да. — К Джареду вернулось радостное возбуждение, охватившее его еще тогда, когда он услышал от короля ответ на свой вопрос. Разыскивая потерянный след, он из Парижа отправился в Марсель, а оттуда на Таити, где провел почти год, пока не оказался на одном из Гавайских островов. Ему не верилось, что поиски так удачно завершились. — Он здесь.

— Девилл? — удивленно спросил Бредфорд. — Ты уверен?

— Шарль Девилл, француз, он жил сначала на Таити, а потом переселился на этот остров. Все указывает на то, что это именно тот, кого я так долго искал.

— И он подходит под твое описание?

— Точь-в-точь.

— Жена и дочь?

Джаред кивнул:

— Его жена умерла через год после приезда сюда. Он взял себе в любовницы полинезийку. Здесь же живет и его дочь Кассандра, но она никогда не бывает на пирах короля.

— А Девилл?

Джаред кивнул.

— Такое впечатление, что он любимец Камахамехи. Девилл нарисовал для него и его жен несколько картин, получил разрешение бродить по острову, где ему вздумается, и селиться там, где понравится.

— И король отдал его тебе на растерзание?

— У него не оставалось выбора, — жестоко улыбнулся Джаред. — И я скоро доберусь до француза.

— Не сомневаюсь. Правда, я от всей души надеялся, что художник не особенно понравится Камахамехе, а он стал другом короля. Как бы его воины не обратили против тебя свое варварское оружие.

— Меня эта идея тоже не привлекает. Поэтому пришлось принять кое-какие меры, дабы избежать подобной опасности. Вождю Камахамехе необходимы английские ружья, поэтому он постарается закрыть глаза на все, что произойдет с Девиллом, если получит взамен оружие.

— Выходит, Девилла легче убить, чем брать в заложники.

— Но как в таком случае я доберусь до Рауля Камбре? Оба должны понести наказание. Бредфорд покачал головой.

— Надеюсь, ты, наконец, добьешься своего. Времени прошло слишком много, следы давно занесло, да и события стерлись в памяти людей.

— Вот почему Девилл мне нужен живым. От него я получу необходимые мне сведения. Девилл всего лишь оружие. Рука, направившая его на предательство, — Камбре.

— У француза свой дом на острове?

— Да. У подножия холмов, но я выяснил, что он редко бывает в нем. Похоже, ему полюбилось писать вулканы. Завтра с утра, наняв проводника в деревне, я отправлюсь с ним в горы. Но вначале мы заглянем к нему в дом.

— По сути, именно я должен отомстить за Джона. Он мой брат, и каждый скажет, что посчитаться с убийцей за его смерть — это мой долг. Но вот до чего доводит порочная привычка получать от жизни только удовольствие. У меня пропала всякая охота к мести.


— Я никогда не укорял тебя за это.

— Нет, — согласился Бредфорд и помолчал. — Знаешь, что испытывать ненависть к кому-либо я тоже никогда не умел. За всю свою жизнь я так и не смог пробудить в себе чувство злобы ни к одному человеку. Мне часто хотелось избавиться от этого слюнтяйства в характере. Трудно убить того, к кому не преисполнен ненависти. — Он строго посмотрел на Джареда. — Зато ты одарен способностью ненавидеть. Не знаю, хорошо ли это.

— У меня хватит этого дара на двоих.

Они подошли к ботику. Бредфорд тут же принялся толкать его навстречу набегавшим на берег волнам.

— Вот почему я и предоставил быть мстителем только тебе, — сказал Бредфорд.

Как и многое другое тоже, подумал без тени раздражения Джаред. Впервые оседлав лошадь для своего осиротевшего племянника, Бредфорд счел, что любые наставления малолетнему родственнику только собьют того с толку. Вскоре Джаред с согласия дяди принял участие в безумной оргии в честь бога Вакха, после чего впредь он никогда не испытывал желания ни напиваться, ни безудержно распутничать. Только однажды их безоблачные отношения затуманились: Бредфорду показалось, будто племянник загнал одну из его лошадей. Джаред тогда счел, что дядя любит четвероногих больше, чем людей.

Но он и сам разделял страсть Бредфорда. И, может быть, именно она и спасла его. Довольно скоро жизнь преподнесла Джареду два урока: не предаваться Бахусу, если хочешь стать настоящим наездником, и попытаться не наставлять мужьям рога, так как это может грозить отлучением от двора, где как раз и происходят самые интересные гонки, так что лучше ограничиваться дамами полусвета.

До сегодняшнего вечера.

Он правильно сделал, что не позволил ничего лишнего, когда эта хрупкая девочка дотронулась до него. Это нежное и мягкое прикосновение сразу многое изменило. Даже его убеждение в том, что тянет его только к опытным страстным женщинам. Он почувствовал в Каноэ одиночество и беззащитность. Она напомнила ему те времена, когда он был еще маленьким мальчиком, приехавшим в Англию из Франции. Тогда вспышками ярости он пытался выдавить из себя боль и отстраненность от других. И теперь, когда он, наконец, отыскал Девилла, он не позволит даже капле сочувствия или сострадания проникнуть в свое сердце.

Девственность в этом первозданном раю вызывает дружеское сострадание, легкое презрение и удивление. Но и здесь лучше не связываться с невинными созданиями. Безопаснее получать удовольствие только от тех женщин, которые сами приплывают на «Жозефину» и предлагают себя. Сегодня ночью ему удастся освободиться от вожделения благодаря Лихуа или ее сестре. После чего он благополучно забудет о существовании Каноа. Завтра же он отправится на поиски Девилла.


Лани поджидала Касси на тропинке, ведущей к дому:

— Иди скорее, — она преградила путь коню и протянула руку к девушке. — Старуха разъярилась как тигрица.

Касси спрыгнула с Капу, сбросила саронг и быстро переоделась в европейское платье, которое подала ей Лани.

— Из-за чего ты так задержалась? — поинтересовалась она.

Касси отвела глаза от подруги.

— Не из-за чего.

Внимательный взгляд Лани пробежал по ее лицу.

— А у меня такое впечатление, что твое «не из-за чего» много значит. Но у нас сейчас нет времени на разговоры. Старухе в голову не приходит, что ты отправилась в мою деревню. Я сказала ей, что ты поднялась в горы проведать отца. Жалить она, конечно, будет, но не станет наказывать, если ты на все ее выпады промолчишь.

— Я не скажу ни слова, — пообещала Касси, надевая туфли. Каждый раз она тратит на переодевания столько времени только потому, чтобы не раздражать эту мегеру.

— Ты всегда обещаешь держать язык за зубами, — заметила Лани, — но у тебя это не получается.

— Она выводит меня из себя.

— После чего ты на себе ощущаешь ее укусы. — Лани нахмурилась. — Будь сегодня терпеливее. Когда твоего отца нет рядом, мне не удается помочь тебе.

Иной раз старуха наказывала Касси, даже когда отец оказывался дома. Но Лани всякий раз пыталась уберечь ее от гнева Клары. Теплое чувство любви и признательности охватило девушку при взгляде на Лани, та выглядела прелестно в голубом накрахмаленном платье, с высоко подобранными роскошными волосами. Всегда нежная, заботливая, Лани просто излучала доброту, хотя жизнь ее сложилась трудно. Лани еще не исполнилось шестнадцати, когда она сама пришла к отцу в дом, которым заправляла Клара Кидман. Касси хорошо запомнился этот первый день, разгорелся скандал. Бедной Лани пришлось выдержать сражение не только с Кларой, но и с маленькой Касси, похожей на разъяренного чертенка. Со временем в доме воцарился мир, но только благодаря мудрости Лани. Шарль Девилл почти никогда не становился их союзником, когда дело касалось Клары. Он не защищал ни Касси, ни Лани. После смерти матери няня взяла в руки управление домом и всеми домочадцами. Ее побаивались, ей подчинялись. Девилл же нашел блестящий выход из этой ситуации: он просто появлялся» дома не чаще чем на неделю в месяц.

— Поторопись! — сказала Лани. — С каждой минутой она все больше свирепеет.

Касси сунула ногу во вторую туфлю и, забрав волосы вверх, перетянула их лентой.

— Иди в дом, я сейчас отведу Капу в конюшню и расседлаю его.

Лани покачала головой.

— Привяжи его пока к дереву. Я приду попозже за ним, пока ты будешь разговаривать с Кларой, и сама отведу его.

Касси так и сделала. Погладив Капу, она быстро пошла по дорожке к дому.

— Подожди, — Лани догнала ее, вынула цветок из волос и отбросила его.

Касси невольно вздохнула, вспомнив то ощущение свободы и счастья, когда, уезжая из дома, она воткнула его в волосы. Так не должно быть. Неправильно отбрасывать то, что прекрасно, словно в этом таится нечто порочное или нечистое.

— До чего мне его жаль, — Касси взглянула на валявшийся цветок.

— Ничего не поделаешь, — пожала плечами Лани.

— С Кларой надо что-то делать, — она повернулась к Лани. — Почему ты остаешься здесь? Ты была бы намного счастливее, если бы вернулась в свою деревню. Тут тебя ничто не держит. И нет ничего хорошего.

— Но здесь ты, — ясная улыбка осветила лицо Лани. — И твой отец.

— Но он так редко появляется у нас, а потом снова оставляет тебя одну, не заботясь, каково тебе без него.

— Это не имеет значения.

— Как же так? Ты должна оставить его.

Лани вскинула брови.

— Если жизнь в доме так ужасна, почему ты не заберешь своего жеребца и не отправишься в долину, по другую сторону горы, о которой ты мне без конца твердишь? И где ты собираешься вывести необыкновенную породу лошадей.

Касси упрямо вздернула подбородок.

— Выведу! Как только будет подходящая кобыла для Капу.

— И ты надеешься найти ее у себя дома?

— Разумеется, нет.

— Тогда почему ты не оставишь этого невыносимого эгоиста, которого называешь отцом, и не устроишь свою собственную жизнь?

— Про него нельзя сказать, что он невыносимый. Просто он… Ну и потом у нас разное положение. Ты не связана с ним кровными узами, как я… — Оборвав себя, Касси, наконец, выговорила заветное слово. — Я нужна ему.

— И ты любишь его, — мягко добавила Лани. — Это так просто — любить Шарля. Он добрый, мягкий. И не его вина, что он не в состоянии противостоять бедам, несчастьям и даже Кларе. Очень трудно бросить человека, когда он нуждается в тебе.

— Это то, что удерживает и тебя здесь? Так ведь? — Задумчивый взгляд Касси устремился к дому, что возвышался на холме, и где ее ждала Клара. — Потому что и ты тоже ему нужна.

— Что привязывает сильнее всего на свете. — Лани с нежностью провела по руке Касси. — Чем больше я могу отдать, тем богаче я становлюсь. И я не устаю благодарить судьбу за то, что она привела меня сюда.

Касси проглотила комок, застрявший в горле.

— Ты не права. — Она ответила таким же мягким прикосновением. — Это мы должны быть вечно благодарны судьбе, что ты с нами. Мы не заслужили такого счастья.

— А вот это может быть и правдой, — безмятежно рассмеялась Лани. — Учитывая, какие сегодня мне предстоят хлопоты, если ты разозлишь старуху.

— Нет, нет. Я буду держать себя в руках. — Касси чуть ли не бегом бросилась по тропинке к дому. — Клянусь, с сегодняшнего дня я постараюсь ничем не докучать тебе.

— А ты никогда и не докучала.

Касси хмыкнула. Даже когда она, ради спокойствия Лани, пыталась взять себя в руки, ей это почти никогда не удавалось.

— Зато убежала и оставила тебя, как это любит делать отец.

— Я тебя понимаю. Позавчера, когда она допекла тебя, ты не выдержала. У тебя слишком мятежный дух и свободолюбивый характер. Рано или поздно страсть завладеет тобой.

«Страсть завладеет тобой…»

Лани, конечно, не имела в виду мужчину. Но Касси вдруг непонятно почему вспомнился англичанин на берегу. Он и разозлил и восхитил ее. Выразить словами пережитое ею чувство было почему-то трудно. Ей даже думать об этом не хотелось.

— Больше я не стану убегать. Тебе тяжко приходится из-за меня.

— Делай, что тебе хочется. Я знаю, ты вернешься, когда успокоишься.

— Но когда-нибудь я заберу тебя, Капу в долину по другую сторону горы. И наша нога больше не переступит порога этого холодного дома.

— Так и случится, — улыбнулась Лани. — Но только когда твой отец перестанет нуждаться в нас. Правда?

Касси утвердительно кивнула.

— А сейчас не будь такой угрюмой. Ты хорошо провела день? Как Лихуа?

— Хорошо, — она помолчала. — В бухте бросил якорь английский корабль. Она вместе с другими девушками поплыла к матросам.

Лани нахмурилась.

— Это плохо. Они не понимают, что могут заразиться дурной болезнью.

— Я говорила им. Но они не захотели даже слушать.

— Трудно удержаться, когда кровь кипит, — понимающе кивнула Лани. — Помню, когда мне исполнилось четырнадцать, в бухте стал на стоянку корабль, он пришел из России. Мама говорила мне, что чужестранцы несут с собой заразные болезни, но я не обратила внимания на ее слова и поплыла вместе с остальными. Я выбрала себе самого здорового моряка. Он был сильный и доставил мне много удовольствия. — Она усмехнулась. — Мне повезло, я ничем не заразилась.

— Да. — Касси отвела от нее взгляд и не без труда спросила. — А ты и в самом деле получила наслаждение с ним?

— Конечно. Он оказался умелым и не жестоким, мне было хорошо с ним.

— Тогда почему ты постоянно предупреждаешь меня об опасности сближения с кем-нибудь из твоей деревни? Там нет чужестранцев, и все мужчины очень добрые. Почему ты считаешь, что это плохо?

— Плохо? — Лани нахмурилась. — Ты говоришь как старуха. Разве я этому учила тебя? В любви нет ничего дурного. Но просто с твоей стороны это было бы не очень умно.

— Почему?

— Ты можешь забеременеть, и тогда Клара затретирует и тебя, и твоего ребенка. Тебе придется сделать выбор между отцом и ребенком. — Она покачала головой. — У тебя очень любящее сердце. И ты не сможешь никому отдать предпочтение. Подожди, может, все изменится к лучшему. Ты поняла?

— Да.

Лани с любопытством посмотрела на нее.

— Но прежде ты никогда не задавала мне таких вопросов. Ты что, встретила человека, который тебе понравился?

— Нет! — Касси попыталась сделать вид, что ничего не случилось. — Просто поинтересовалась. Иной раз мне бывает не по себе, когда я оказываюсь в деревне. Мне не нравятся чужестранцы, но я не ощущаю себя и полинезийкой. Я не принадлежу ни к тем, ни к другим.

— Значит, тебе следует обрести свое собственное место в этом мире.

— Именно этого я и хочу. — Она улыбнулась Лани и повторила. — И когда-нибудь такой день настанет.

Лани кивнула.

— Только все может случиться не так… — Она взглянула на веранду и замолчала. Лицо ее сразу как-то поблекло. — Вот и она появилась. Я оставлю тебя, иначе она решит, что мы сговорились обмануть ее. — И Лани нырнула в кустарники, обрамлявшие дорожку. — Пойду к Капу, но учти, до самого утра я не появлюсь. Я сказала старухе, что пошла спать. Ты уже поужинала?

— Да, — солгала Касси. Лани и без того подвергала себя опасности. Узнав, что Касси с утра, кроме фруктов, ничего не ела, она непременно примется хлопотать о еде, уже не думая о себе. — Иди, не волнуйся!

Лани еще раз ободряюще улыбнулась и скрылась в зарослях.

А Касси заспешила в дом. При свете зажженных в комнате свечей неподвижный силуэт Клары отчетливо вырисовывался на фоне окна:

— Добрый вечер, Кассандра. Надеюсь, ты провела удачный день? — холодно приветствовала она девушку. — Как отец?

— Хорошо, — Касси быстрым шагом прошла к бамбуковой двери. — Он скоро вернется домой. Передает вам привет.

— А ты призналась, что опять нагрубила мне?

Касси промолчала.

— И в том, что снова меня не слушалась? — продолжала допытываться Клара. — Думаю, нет. Ты, конечно же, нежно улыбнулась ему и оболгала меня. Это нехорошо. Когда он вернется, я расскажу ему чистую правду, и он позволит мне наказать тебя, как ты того заслуживаешь.

— Возможно. — Волна гнева накатила на девушку, бросив ее в жар. Но обещание, данное Лани, заставило сдержаться. И, может быть, на этот раз ей удастся ускользнуть прежде, чем Клара сумеет вывести ее из себя.

— Твой отец понимает, как непозволительно молодым девушкам распускаться. Ты становишься такой же язычницей, как та шлюха, что удовлетворяет его похоть.

Касси остановилась, не повернув головы в сторону домоправительницы.

— Лани не шлюха.

— Шлюха, — злобно повторила Клара. — Шлюха и порочное существо, потерявшее всякий стыд.

— Она хорошая и добрая…

— Ты опять мне перечишь?

Сейчас Касси с удовольствием бы запустила всем, что попадет под руку, в старуху, но та только и ждала этого. Она прекрасно знала, что сможет вывести девушку из себя, если заденет Лани. Но сегодня Кларе не удастся этот маневр. Она дала обещание подруге.

— Я не перечу, — пытаясь говорить как можно спокойнее, возразила Касси. — Но моему отцу не нравится, когда вы говорите так о Лани. Он заботится о ней, любит ее.

— Человек, который был женат на такой чистой и святой женщине, как твоя мать, не может испытывать ничего, кроме похоти, к шлюхам, они только и делают, что потряхивают голыми грудями перед всем светом.

— Теперь она ходит в закрытом платье.

— Только потому, что мне удалось внушить твоему отцу, насколько дурной пример она показывает тебе. И какие греховные мысли может вызвать. Я убедила его, что если у тебя перед глазами будет такой пример, то вскоре и ты, подражая ей, начнешь ходить полуголой.

Касси почувствовала, как гнев оставляет ее. Она ощутила глубокое удовлетворение при мысли, что сегодня ей удалось быть только в набедренной повязке. Лани убедила ее, что на свете нет ничего прекраснее человеческого тела, и нечего стыдиться обнажать его. Однако ей удалось подавить желание бросить Кларе в лицо, что это сражение она проиграла.

— Я очень устала. Спокойной ночи, Клара. — Ради Бога, сдержись, молчи, не перечь ей, уговаривала себя Касси. Сдержи хоть сегодня обещание, данное Лани.

— Кассандра!

Она повернулась к Кларе. Ведьма — так называют ее полинезийцы. Но с первого взгляда этого не скажешь. Седина почти не видна в ее туго затянутых волосах, забранных в пучок. Если бы не постоянное брюзгливое выражение, Клара выглядела бы привлекательной.

— Твоей разболтанности следует положить конец, — сказала Клара. — Я запрещаю тебе бродить по острову где попало, как это делают местные шлюхи. Настало время тебе вернуться в цивилизованный мир. Несколько лет в каком-нибудь монастыре помогут осознать, насколько дурным было твое поведение.

Старая угроза, но Касси вновь почувствовала раздражение.

— Здесь мой дом. И отец не отправит меня никуда.

— Думаешь? Постепенно он все меньше и меньше упрямится, когда я убеждаю его в этом. — Клара торжествующе улыбнулась. — Спокойной ночи, Кассандра. — Повернувшись, она с величественным видом удалилась с веранды, оставив девушку расстроенной и обеспокоенной.

Клара испытывала полное удовлетворение, досадив Касси. Ей доставляло удовольствие причинять девушке боль. В первые дни своего пребывания в этом доме Лани пыталась объяснить Кларе, что люди рождаются чистыми и непорочными, только со временем они начинают отличать добро от зла и осознавать свои дурные поступки. Но вскоре Лани отступилась. Говорить с Кларой — все равно, что биться головой о стену. А «старуха», как они называли ее между собой, ощутила вседозволенность власти, которую она получила в доме. И с каждым годом ее самодурство становилось все более невыносимым.

Касси передернула плечами. Зайдя в свою комнату, она затворила дверь и только сейчас почувствовала себя в безопасности. После смерти матери Клара потребовала вынуть все замки из дверей. Но она редко врывалась сюда. Касси распахнула окно. Хватило ли Лани времени отвести Капу в конюшню?

С облегчением она увидела Лани, та шла к дому со стороны конюшни. Не доходя до веранды, она проскользнула в заднюю дверь. Касси теперь знала, что Лани доберется до своей комнаты раньше, чем Клара обнаружит, что ее нет на месте. Все осталось в тайне.


Но чувство покоя не приходило. Неуверенность и беспокойство по-прежнему терзали душу, грызли ее изнутри. Касси всегда оставалась честной с собой, и она вынуждена была признать, что с сегодняшнего вечера все переменилось. Ничего особенного не произошло. Она просто встретила англичанина, пробудившего в ней странные мысли и ощущения.

Но со временем она постарается забыть и о нем, и об этих беспокойных мыслях. Ее мир существует по другую сторону отсюда, в прекрасной долине. И там она, вместе с Лани и отцом, будет разводить породистых лошадей, и заживут они такой же свободной жизнью, как и все остальные островитяне.

А Лихуа сейчас в постели с англичанином, льнет к нему и стонет от страсти…

Касси с силой стиснула занавески. Волна гнева окатила ее с ног до головы. Стало нечем дышать. Ревность? Но это просто смешно. Ей незнакомо это гнусное чувство. И, конечно, нелепо злиться из-за того, что ее подруга получит удовольствие. Она уже долго живет рядом с островитянами и давно прониклась их верой в то, что необходимо делиться всем, чем ты владеешь.

Но такое же ревнивое чувство пережила она, когда увидела, как англичанин ведет к ней на поводу Капу. Ревность и досада, что драгоценная привязанность Капу, которую он испытывал только к ней, перепала другому человеку. Наверное, ей так и не удастся развить в себе такую же щедрость души, которой наделена Лани и другие островитяне. Хотя до сих пор ей казалось, что она прониклась этим чувством, как и они.

Касси закрыла окно, задернула занавески, следует лечь в постель и выкинуть все эти глупые тревоги из головы.

А завтра, открыв глаза, она уже и не вспомнит ни про англичанина, ни про странные чувства беспомощности и томления, которые вдруг охватили все ее существо, когда он смотрел на нее.

2

Гонец от Камахамехи прибыл еще до рассвета. Касси проснулась от стука в двери, легких шагов Лани в холле.

Неужели что-то случилось с отцом?!

Она вскочила с постели и чуть ли не бегом выбежала из комнаты. «Что за глупость! — убеждала она себя, — с чего это любое известие непременно дурное?»

Лани уже открыла дверь, и Касси при свете свечи увидела высокого широкоплечего островитянина.

— Что случилось? — спросила Касси. — Что-то с папой?

— Нет, — ответила Лани, успевшая перекинуться несколькими словами с гонцом.

Он улыбнулся, поклонился и торопливо сбежал с холма.

Лани повернулась к Касси:

— Его прислал не Шарль, а Камахамеха. Он предупреждает Шарля о том, что его разыскивают. Вчера вождь принимал у себя англичанина, и тот расспрашивал его о твоем отце. Поскольку англичанин — высокопоставленная особа, а вождь не желает осложнять отношения с Англией, он ответил на все вопросы чужестранца.

— И что именно Камахамеха рассказал ему?

— Он указал, где находится наш дом, сказал, что Шарль, по своему обыкновению, уходит писать этюды с натуры и большую часть времени рисует вулканы. — Лани помолчала. — Англичанин был вежлив и ничего угрожающего в его поведении не предвиделось. Но вождь просил передать Шарлю, что тайфун всегда начинается с легкого ветерка.

По телу Касси прошла волна дурного предчувствия.

— А как зовут этого англичанина?

— Джаред Дейнмаунт, герцог Морландский. — Меж бровей Лани легла тревожная морщинка, когда она увидела, как у Касси перехватило дыхание. — Это он?

— Папа тебе говорил о нем? Лани кивнула.

— Ты же знаешь, Шарлю необходимо порой выговориться, он не мог умолчать о том, что его беспокоило. Но он только сказал, что боится появления англичанина. Неужто это тот самый?

Касси пожалела, что запомнила не очень много из услышанного в Марселе от отца.

— Не знаю. Я не уверена. — Ей показалось невероятным, чтобы отец бежал из Франции из-за Джареда. — Ты отправила гонца в горы предупредить отца?

— Ну, конечно! — Лани прикусила нижнюю губу. — Как ты считаешь, если это тот самый тип… насколько он опасен?

— Понятия не имею. — Касси попыталась восстановить в памяти черты лица человека, с которым встретилась на берегу, чтобы понять, чего от него можно ждать. Ощущение власти, силы… и непреклонность. И если все эти качества будут направлены против отца? — Вообще-то… да, думаю, он очень опасная личность. Пощады от него ждать нечего. И он постарается добиться своего во что бы то ни стало. Не отступит ни перед чем.

— Тогда лучше не полагаться на гонца. Я назвала ему несколько мест, где может быть Шарль, где он любит делать наброски. Но гонец не станет торопиться и рыскать повсюду. — Она сжала руки. — Горы — не стихия моих земляков. Они там бывают крайне редко, только по необходимости.

— Я пойду сама. — Касси направилась в свою комнату. — Если англичанин сначала явится сюда, постарайся направить его по ложному следу. Пусть он ищет отца где-нибудь в другом месте.

— Что тут происходит? — На пороге комнаты выросла Клара Кидман. Свеча озарила ее рассерженное лицо. — Кто это тут стучался?

— Гонец Камахамехи, — бросила Касси через плечо. — Я сейчас пойду к отцу.

— Уважающие себя люди не бегают по горам, как дикари. Тем более молодые девушки. Подожди, когда он вернется и…

— Я ухожу, — Касси закрыла за собой дверь.

Ей следовало переодеться: в горах намного прохладнее, чем внизу, а еще нужна подходящая обувь — придется пробираться по острым камням. Лошадь там не пройдет.

Через несколько минут, спустившись снова в холл, девушка застала там Клару и Лани.

— Все в порядке, Касси, — быстро сказала Лани. — Я объяснила Кларе, что это Шарль настаивал на твоем приходе.

— Не уверена, следует ли мне верить твоим словам, Лани. Надеюсь, Кассандра, ты еще засветло вернешься домой, — холодно заметила Клара. — С запиской от отца, что ты оба раза ходила не зря и что дело и в самом деле того стоило.

Касси не знала, удастся ли ей отыскать отца до вечера. Шарль бродил в горах, где ему вздумается, и она понятия не имела, где он может оказаться на этот раз.

— Я попробую отыскать его как можно скорее.

— До наступления ночи, — повторила Клара. Беспокойство и тревога за отца, переполняющие ее, чуть не заставили Касси высказать все, что она думает об этой злыдне.

— Я же сказала, что…

— Идем скорее. Я провожу тебя до подножия холма. — Лани обняла Касси за плечи и увлекла за собой. — Думаю, мы обойдемся без факела. Скоро рассвет. Ты захватила теплую одежду?

— Да.

Лани, как обычно, встала между ними, стараясь смягчить вредность Клары и погасить вспышку негодования Касси. Девушка понимала, что Лани права, она только понапрасну будет тратить время на пререкания, когда отцу грозит опасность. Как только они вышли, она тотчас повернулась к Лани.

— Прости, пожалуйста, но я так беспокоюсь за отца.

— И я тоже. Не огорчайся. Я все понимаю. Лани всегда все понимала.

— Возвращайся к себе, — грубовато попросила Касси. — На тебе такое легкое платье, а сейчас все еще прохладно.

Лани кивнула.

— С Богом, друг мой!


Шарль ничего бы не мог противопоставить этому человеку. Лани тотчас поняла это, едва взглянув на англичанина, которому открыла дверь. Джаред Дейнмаунт показался ей самым опасным человеком из всех, кого ей доводилось видеть. Даже лучшие воины в ее деревне не могли бы сразиться с ним. Как хорошо, что Касси отправилась предупредить своего отца. Они правильно сделали, приняв все меры предосторожности.

— Мне очень жаль, ваша светлость, что вам пришлось напрасно потратить время. Шарля здесь нет.

— А где он?

— Он отправился на лодке в Мауи. Ему захотелось порисовать там.

— В самом деле? — Выражение его лица не изменилось, но в его вежливом голосе проскользнули угрожающие нотки. — А я слышал, что он предпочитает наносить на бумагу вулканы. — Его взгляд скользнул по вершине горы.

— Он художник, а таких людей отличает непостоянство. — Лани попыталась закрыть дверь. — Извините, меня ждут неотложные дела. До свидания, ваша светлость.

— Подожди, — он потянул дверь на себя. — Мне надо повидаться с…

— Кто там? — спросила Клара, появившись в холле. — Одно беспокойство за другим. Это кто — еще один гонец?

Худшего времени для своего появления она не могла выбрать. Лани надеялась, что англичанин уйдет до ее прихода.

— Нет. Это англичанин, но он собирается уходить.

— Еще нет, — Дейнмаунт шире распахнул дверь. — У меня осталось несколько вопросов. — Его взгляд обратился к Кларе. — Я Джаред Дейнмаунт, герцог Морландский. А вы…?

— Клара Кидман. Я домоправительница, и вы… — Она оборвала себя и нахмурилась. — Герцог? Английский герцог? Это правда?

Он кивнул.

— Мне бы хотелось узнать, где сейчас находится мсье Шарль Девилл? Как я понял, его нет на острове?

— Отчего же? — возразила Клара. — Но дома его и в самом деле нет. Он по обыкновению отправился рисовать вулканы.

Дейнмаунт окинул Лани холодным взглядом.

— Вот как? Значит, я что-то понял не так.

— Он вскоре должен вернуться. Сегодня утром к нам заходил гонец Камахамехи, и Касси отправилась к отцу с каким-то известием.

Лани сжала зубы, увидев тревогу, промелькнувшую в глазах англичанина.

— Вы можете подождать его здесь, — предложила Клара к удивлению Лани. Домоправительница не часто проявляла такое гостеприимство.

— Боюсь, не смогу воспользоваться вашим любезным предложением. Мое дело не терпит отлагательства. — Дейнмаунт насмешливо поклонился Лани. — Прощайте, леди!

Лани сделала последнюю попытку задержать его.

— В здешних горах опасно ходить одному. Вы можете заблудиться.

— Я не один. Мой дядя и проводник ждут меня у подножия. — Его губы изогнула циничная усмешка. — Но я благодарю вас за заботу.

Она смотрела, как англичанин сошел по ступенькам и быстро скрылся в зарослях, окружавших тропинку.

— Вы были не правы, — проговорила она негромко.

— Иной оценки я и не ждала от тебя, — ответила Клара. — Ты рассказала дикарю, явившемуся посреди ночи, где искать господина Шарля. А герцогу, прибывшему из Англии, солгала.

— Этот джентльмен может… — Лани замолчала на полуслове, осознав, что Клара не слушает ее. Терпение, остановила она себя. Отправляясь в этот дом, Лани заранее знала, какую ношу взваливает на свои плечи. И не собиралась гнуться под ней. — Вы были не правы, — всего лишь повторила она, двинувшись к выходу.

— Куда это ты направляешься?

— Поработать в своем саду. — Лани чувствовала потребность прикоснуться к животворящей земле, и только против этого занятия Клара никогда не возражала, поскольку благодаря труду Лани на столе всегда были свежие овощи и фрукты. — Надеюсь, я вам не нужна?

— Я уже много раз повторяла, что в доме ты не нужна.

Клара неисправима. Она не устает жалить ее и Касси. Время не меняло Клару, и она по-прежнему оставалась такой же грубой и жестокой. Но сердцу Лани нужны только Шарль и Касси, и не стоит обращать внимание на выходки этой ведьмы.

Встав на колени возле грядки, Лани устремила взгляд на вершину горы. Скоро полдень. Касси ушла рано утром. Удалось ли ей увидеть Шарля?

Надвигались сумерки, а Касси еще не могла отыскать отца. Оставалось еще одно место, откуда Шарль столько раз писал этюды, он называл его Вздохи Пеле. Но ей даже в голову не могло прийти, что отец снова изберет его для своих этюдов. Только обойдя все другие его любимые уголки, Касси, на всякий случай, поднялась и сюда. И Шарль оказался именно здесь. Он стоял перед мольбертом на скалистой площадке, оттуда перед ним открывался вид на холмы со струящимися прозрачными облачками, напоминающими призрачных юрких змеек.

— Папа! — Касси обогнула камни, которыми была завалена тропа, ведущая к плато. Собственно, ее тут и не было. Приходилось искать просветы между скользкими блестящими черными глыбами застывшей лавы, куда можно было бы ступить без риска упасть, или перепрыгивать с одного обломка на другой, что было не так просто. Покрытая пленкой влаги из-за постоянного пара, вырывавшегося из расщелин, поверхность камней становилась еще более скользкой. Когда отец в первый раз привел Касси сюда, она испугалась. И особенный ужас у нее вызывало нависшее глухое молчание, нарушаемое лишь свистом ветра и шипением вырывавшихся клубов пара, пугавших даже больше раскаленного оранжевого чрева вулкана. Для нее оставалось непостижимым, почему ее отец, нервно вздрагивавший даже от прикосновения гривы Капу, находил успокоение именно здесь. Добравшись до плато, Касси, не переводя дыхания, выпалила:

— Мне надо срочно поговорить с тобой.

— Добрый день, Касси, — невозмутимо ответил отец. — Я скоро закончу. Мне хотелось бы набросать последние мазки, передав игру света и тени на лаве. Ты видишь, какие фантастические отсветы играют на них? Словно…

— Значит, гонец не добрался до тебя?

— Гонец? — Взгляд Шарля обратился к натянутому на подрамник холсту. — А ты кого-то отправляла ко мне? Не думаю, что ему…

— Это Камахамеха отправил гонца. Англичанин расспрашивал его о тебе.

Отец на миг задержал дыхание.

— Англичанин?

— Камахамехе показалось, что этот человек не представляет никакой угрозы, но он выпытывал все о тебе: где ты живешь и где больше всего нравится рисовать.

Шарль смотрел прямо перед собой.

— Как его зовут?

— Дейнмаунт.

— Боже! — побледнев, прошептал отец и закрыл глаза.

Теперь у Касси не осталось никаких сомнений. Она не видела отца в таком состоянии со дня их отъезда из Марселя. Он был в панике.

— Зачем он ищет тебя? — спросила она требовательно, шагнув к отцу.

— Чтобы убить, — ответил Шарль бесцветным голосом и открыл глаза. — Он жаждет только одного — мести.

— Но почему?

— Я знал, что он все равно настигнет меня. Это Божья воля.

— Это не Божья воля, — с нажимом возразила Касси. — О чем ты говоришь? Господь не стал бы посылать этого человека, чтобы лишить тебя жизни.

— И тем не менее, — все тем же безжизненным тоном повторил. Шарль и покачал головой, как будто пытаясь отогнать наваждение. — Мне не хочется умирать, Касси. На моей совести очень нехороший поступок, но я, по сути, неплохой человек. И не заслуживаю смерти.

— Я верю, ты не мог совершить ничего особенно дурного. Мы спустимся вниз к англичанину и все объясним ему…

— Нет! — Отец повернулся так стремительно, что уронил мольберт. — Как я могу встретиться с ним? Что скажу? Это моя вина. Рауль уверял, что все обойдется, и я поверил ему. Он никогда не сомневался, что надо делать, а я как всегда колебался. Да. Это его вина.

Рауль. Тот самый человек, который тогда приходил на корабль, провожал их. Касси нахмурилась.

— Именно так тебе и надо сказать англичанину.

— Он не поверит мне. И даже слушать не станет. Нужны хоть какие-то доказательства. Ты думаешь, почему я сбежал? Наводил справки обо мне, конечно, дядя. Но я знал, что щенок вырастет и непременно захочет добраться до меня. Я помню его глаза… горящие гневом и ненавистью. — Дрожащими руками Шарль поднял мольберт с незаконченной картиной. — Мне надо срочно найти укромное место и спрятаться там. Я знал, что он явится…

— Раз ты считаешь, что тебе грозит опасность, то ступай к Камахамехе. Он встанет на твою защиту. Что ему этот англичанин?

— Может быть, — пробормотал отец. — Не знаю. Сейчас я не способен принять разумного решения.

Но если отец и дальше будет так в нерешительности мяться, Дейнмаунт доберется до него раньше, чем ему удастся укрыться. Схватив отца за плечи, Касси резко встряхнула его, пытаясь привести в чувство.

— Слушай меня. Немедленно отправляйся к вождю и объясни, что встреча с англичанином не сулит тебе ничего хорошего. Все воины не дадут тебя в обиду.

— Я не пойду на это. Не хочу, чтобы и мои руки тоже обагрились кровью.

«Тоже?» — дрожь прошла по ее телу.

— Лучше, если на его руках будет твоя кровь? Да я убью его сама, если…

На какое-то мгновение выражение страха спало с его лица, на губах промелькнула неуловимая улыбка, смягчив его черты.

— Моя мужественная Касси. — Он погладил ее по щеке. — Ты самое дорогое, что у меня осталось. Как жаль, что я никогда не был ни таким правдивым, ни таким преданным, ни таким храбрым. Я был плохим отцом, но всегда любил тебя.

Его слова звучали как прощание.

— Не говори глупостей. Ты хороший отец. Шарль печально покачал головой.

— Слишком много хлопот и волнений я приносил. Мне бы следовало… — Он замолчал и насторожился. — Что это?

Тут и Касси услышала отдаленный шорох шагов. Так не ступал гонец. Островитяне не носят ботинок.

Но в наступивших сумерках трудно различить фигуры внизу. К тому же горячие пары окрашивали все вокруг желтовато-оранжевым туманом. Касси сжала отцовскую руку.

— Послушай меня, — быстро проговорила она. — Спустись с другой стороны плато. И иди к деревне. А я попробую отвлечь их внимание. В темноте они не разберут, кто это — ты или я.

— Нет!

— Мне этот обман ничем не грозит. Неужто ты думаешь, что Дейнмаунт способен убить ни в чем не повинного человека?

— Я не очень хорошо знаю его… но думаю, что… нет, конечно!

— Тогда беги к Камахамехе. Я приду туда завтра, и мы придумаем, как быть дальше.

Шаги теперь слышались вполне отчетливо.

— Беги! — Она выхватила из его рук мольберт и отбросила его в сторону.

— Что ты делаешь? Моя работа… Его возглас подхватило эхо.

— У тебя еще будет время для многих картин. Беги! — Касси решительно толкнула его в одну сторону, а сама побежала в противоположную.

Оглянувшись, она облегченно вздохнула: отец послушался ее и уже достиг противоположного конца плато. Как хорошо, что он не последовал за ней. Она этого так боялась. Через секунду он, найдя спуск, скрылся.

Зато совсем близко слышались шаги его преследователей, хотя Касси по-прежнему не могла различить людей из-за клубов пара. Но англичанин наверняка услышал крик отца, что поможет ее плану. Ей нужно отвлечь Джареда лишь на четверть часа. За это время отец успеет добраться до Камахамехи.

Касси метнулась в сторону от знакомой тропинки и начала пробираться сквозь нагромождения лавы и обломков скал. И в этот момент услышала окрик. Сердце забилось от страха. Они заметили ее!

Ну и что такого, постаралась она успокоить себя. Именно этого она и добивалась. Бросив беглый взгляд через плечо, Касси смогла разглядеть только три темных неясных силуэта. Хорошо. Точно таким же неопределенным пятном видится им и она. Надо поспешить.

— Стой! — В клубах белого пара и оранжевого тумана, усиленный многократно эхом, голос англичанина прозвучал подобно иерихонской трубе. — Черт возьми!

Касси торопливо перепрыгивала с глыбы на глыбу лавы, взбираясь на громадные валуны.

Надо увести их как можно дальше от противоположного спуска с плато.

Горячий пар свистел и шипел. В этом месте особенно скользили ее туфли по влажным камням. Топот преследователей раздавался уже рядом.

Надо увлечь их еще дальше. Быстрее! Касси почти ничего не различала в темноте и облаках пара. Кажется, рядом расщелина, ее бы обойти, но с какой стороны?

Неожиданно перед ней откуда-то вырвался горячий пар и со свистом ударил вверх. Она вскрикнула и инстинктивно отпрянула. Ноги соскользнули с базальтового обломка…

Касси с ужасом поняла, что падает. Взмахнув руками, она попыталась сохранить равновесие и удержаться… Но густой мрак вдруг поглотил ее.


— Вот он! — закричал Джаред, пробираясь по скалам к безжизненно распростертому телу у подножия плато. После стольких лет охоты за этим ублюдком он, наконец-то, добрался до него.

— Осторожнее, — предостерегающе крикнул Бредфорд, скользя по камням следом за ним, — иначе и ты свалишься.

— Лакуа, зажги факел, — приказал Джаред проводнику и выхватил кинжал. Девилл лежал неподвижно, но это не значило, что следует забывать об осторожности. Человек, отчаявшийся, становится предельно коварным.

— Джаред, подожди! — снова окликнул его Бредфорд. — Мне кажется…

Дейнмаунт остановился, не доходя нескольких шагов до безжизненного тела.

Но это не Девилл. Это девочка. В одежде для верховой езды. Ее темные волосы рассыпались, закрыв лицо.

— Это его дочь? — спросил Бредфорд племянника.

— Конечно! — В голосе Джареда слышалось разочарование. Он присел на корточки перед безжизненной фигуркой. Вместо Девилла он, кажется, расправился с его дочерью.

— Черт возьми, я же звал его. Она должна была понять, что мы гонимся не за ней.

— Наверное, Девилл уже далеко, — пробормотал Бредфорд. — Мы бежали за ней минут пятнадцать.

Девочка застонала и слабо шевельнулась. Господи, кажется, она жива, с облегчением подумал Джаред и, откинув волосы, закрывшие ее лицо, замер.

— Что такое? — тревожно спросил Бредфорд.

— Но это не его дочь.

— Я очень хорошо знаю ее. Это подруга моей сестры Лихуа. Это Каноа — дочь художника, — сказал подоспевший к ним проводник. — Он нахмурился. — Лихуа очень любит ее. Как жаль, что она споткнулась и упала.

— Да уж, ничего хорошего, — пробормотал Джаред. Все шло наперекосяк, не так, как он рассчитывал. Кто бы мог подумать, что во все вмешается Каноа и что Девилл ускользнет у него из рук.

— Нам надо отнести девочку к Лани, — сказал Лакуа. — Она знает, что делать при ушибах и ранах.

Видимо, Лани — та самая полинезийка, что выпроваживала его из дома, любовница Девилла, догадался Джаред. Лакуа прав. Быстрее всего они смогут добраться до дома художника. Это намного ближе деревни. Джаред прикоснулся пальцем к ране на виске. Она уже перестала кровоточить и была не такой глубокой, как ему показалось вначале. Должно быть, девочка потеряла сознание от удара.

Подняв ее на руки, он скомандовал:

— Идемте. Бредфорд нахмурился.

— Ты уверен, что пронесешь ее несколько миль? Мы можем побыть с ней здесь, пока Лакуа сбегает за помощью.

— Лучше, если мы как можно скорее донесем ее до места. — И Джаред со своей ношей начал осторожно спускаться с холма. — Показывай дорогу, Лакуа. Здесь темень, хоть глаз выколи.

Отец нес ее на руках, бережно прижимая к себе. Нет, ей просто приснилось. Он не носил ее на руках с тех пор, как она выросла. С того времени, как Клара заявила, что Шарль слишком балует ее. Наверное, это кто-то другой…

Касси попыталась разомкнуть веки. Но это оказалось ей не под силу.

— Давай я заменю тебя. Ты уже устал.

— Нисколько. И тут не так уж далеко.

— Ничего себе! Мы идем почти час. Может, хотя бы передохнешь? К чему так спешить?

Джаред промолчал.

Голоса принадлежали каким-то незнакомым людям. Она должна вспомнить, что-то произошло. Какая-то опасность грозит им всем, и надо успеть предпринять что-то очень важное…

Наконец, огромным усилием воли Касси удалось открыть глаза. Лакуа, шагая впереди, нес факел. Она знала его с детства — по совместным играм в деревне.

— Лакуа! — прошептала Касси.

— Не разговаривай! — коротко приказал тот, кто нес ее на руках.

Она взглянула на него и встретилась с ним взглядом. Голубые глаза, холодные и прозрачные, как горное озеро, что лежит неподалеку от вулкана, смотрели на нее. Касси попыталась вспомнить, где видела их, чтобы понять, почему испытывает такое странное чувство напряженности.

— Она очнулась?

Касси посмотрела на второго мужчину: резкие черты, волнистые волосы, глаза цвета крепко заваренного чая.

Руки еще крепче сжали ее.

— Навряд ли.

Тут она ощутила запахи кожи, мыла. Какой-то удивительно знакомый… С чем же он связан? Он должен был подойти к ней так же близко, как и сейчас, если она запомнила его. Он что-то говорил… Что-то, что встревожило ее.

— Кто… — прошептала Касси.

Он снова посмотрел на нее, и глаза его при свете факела блеснули сталью.

В них светился гнев и… что-то еще.

Веки Касси отяжелели и опустились. Слишком много усилий требовалось, чтобы смотреть на него. Тьма сгустилась и снова накрыла ее черным плащом.


Дверь в дом распахнулась сразу же, после первого же стука.

— Что вы с ней сделали? — Полинезийка с ужасом смотрела на обмякшую фигурку Касси. — За что? Она не причинила вам никакого вреда…

— Мы не тронули ее даже пальцем! — Джаред прошел мимо женщины в гостиную. — Она поскользнулась и упала, ударившись головой о камень.

— И вы не имеете к этому никакого отношения? — едко поинтересовалась Лани.

— Она прыгала по камням в темноте, стараясь, чтобы мы приняли ее за Девилла, — сказал Джаред, укладывая Касси на софу. — Это его дочь?

Лани опустилась на колени рядом с девушкой.

— Ну, конечно. А кто же еще?

Джаред до последней минуты надеялся, что Лакуа ошибся.

— Она приходила в себя хотя бы раз, пока вы ее несли? — спросила Лани требовательным тоном.

— Да, она открыла раз глаза, но я не могу сказать, осознавала ли она, где находится и что случилось. Я отправил Лакуа и моего дядю к вождю за лекарем.

— Мне приходилось ухаживать за теми, кто разбивал голову. Если она приходила в себя, значит опасность не так велика. Сейчас для нее лучшее лекарство — это сон. — Лани искоса посмотрела на него. — А… как Шарль?

— Мы хотели схватить его, — глядя ей прямо в глаза, ответил Джаред, — но нам это не удалось.

— Вам не пришлось разбить голову и ему тоже?

— Мы не трогали ее, — англичанин глубоко вздохнул, пытаясь сдержать раздражение. — Я не разбиваю головы девушкам, даже если они и заслуживаю того.

— Пытаясь спасти жизнь своего отца? Вы это имеете в виду? Какое страшное злодеяние.

Его пальцы сжались в кулаки.

— Это не преступление, но крайне глупый поступок. На этих скалах она легко могла разбиться насмерть. К счастью, она так удачно упала.

Женщина, вскинув голову, взглянула ему в глаза.

— Вас беспокоит ее судьба?

— Нисколько. Если это глупое создание готово рисковать своей жизнью ради спасения человека… Что вы тут без толку стоите на коленях? Сделайте что-нибудь! Хотя бы сотрите кровь с ее лица!

— Именно это я и собираюсь сделать! — Лани помолчала. — А если вы хотите хоть немного помочь мне, то постарайтесь, чтобы Клара не маячила здесь. К сожалению, она уверена, что разбирается во всем лучше других.

Клара? Он с трудом припоминал, о ком идет речь.

— Домоправительница? Хорошо.

— И вам придется перенести Касси в ее собственную комнату. Там ей будет значительно удобнее и спокойнее.

Джаред снова поднял девочку на руки и пошел следом за Лани. Положив Касси на узкую кровать, он отступил в сторону. Боже, до чего же она бледна, с тревогой отметил он.

— А теперь уходите отсюда, — распорядилась Лани. — Она не должна волноваться, когда придет в себя. А это непременно случится, если Касси увидит чужого человека.

Джаред помедлил. Непонятно почему, но ему страшно не хотелось уходить от нее.

— Вам здесь не место. — В мягком голосе Лани прозвучали непреклонные нотки. — Я не хочу, чтобы она до смерти испугалась, увидев вас в своей комнате. Для нее сейчас самое главное — покой.

— Делайте, что считаете нужным.

Джаред не успел дойти до дверей, когда в холле его встретила Клара Кидман.

— Что случилось? — резко спросила она. — И что вы делаете здесь?

Он открыл было рот, чтобы ответить ей в таком же тоне, но передумал. Женщина напомнила ему перезревший плод, но в саду врага пригодится любой, даже подгнивший. Собрав всю свою волю, Джаред изобразил на губах любезную улыбку.

— А я как раз ищу вас, чтобы сообщить о случившемся, мисс Кидман. Похоже, произошло нечто из ряда вон выходящее, и тут требуются ваш ум, ваша воля, чтобы помочь нам справиться со всем этим.

Касси почувствовала запах лавандового мыла, ванили и цветов еще до того, как открыла глаза.

Конечно же, это могла быть только Лани! Касси узнала этот родной для нее запах.

А потом она увидела бесконечно милое лицо. Склонившись над ней, Лани приложила прохладную ткань к ее лбу. Чувство покоя, любви и ощущение безопасности сразу охватили ее… Нет, на самом деле все обстоит иначе, уже в следующую секунду осознала она, когда ее пронзила боль в виске.

— Что с моей головой? — с трудом выдавила она из себя.

Лани нежно улыбнулась.

— Ты приложила все силы, чтобы удариться как следует. У тебя в горле не пересохло? — она поднесла к губам Касси чашку с каким-то душистым отваром. — Отпей немного.

Напиток из кокосового молока, поняла Касси. Значит, она больна. С самого детства она знала вкус этого питья, которое готовила Лани, когда она чувствовала себя плохо. И Касси помнила, как они, чтобы обмануть Клару, делали вид, что это обычное молоко с добавлением горьких трав. Тогда Клара решительно отказалась пробовать его. Касси улыбнулась своим воспоминаниям.

— Разве я больна?

— Ты ударилась о камень и потеряла сознание. Но не беспокойся, у нас недавно побывал лекарь, осмотрел тебя и сказал, что ничего страшного. — Лани кивнула. — Я и без него это знала.

«Камни? Откуда они тут взялись?» — растерянно подумала Касси и вдруг вспомнила все. И тотчас же резко села на кровати.

— Папа!

— Сейчас же ложись! — потребовала Лани. — Все хорошо. Во всяком случае, так мне кажется. Этот англичанин не добрался до твоего отца. Ты знаешь, где Шарль скрывается?

— Да, — Касси отбросила в сторону покрывало и спустила ноги, но в ту же минуту вынуждена была вцепиться в спинку кровати, чтобы не упасть. Все вещи в комнате бешено закружились, потолок стал полом. Ей пришлось лечь, чтобы задержать это кружение. — Как давно это произошло?

— Дейнмаунт принес тебя поздно ночью. А сейчас едва минул полдень.

Касси вспомнила, как она пришла в себя у англичанина на руках.

— Он очень разозлился…

— Просто ужасно, — кивнула Лани. — Он сначала заявился сюда и, когда не нашел Шарля, отправился к вулканам. — Лани грустно улыбнулась. — Мне не удалось выполнить твое поручение. Клара услышала наши голоса и вышла в холл, прежде чем мне удалось выпроводить его. И, конечно, она сразу же выложила все и о гонце, и о том, где найти Шарля. Я ее просто не узнала. Она растаяла как воск при мысли, что перед ней настоящий герцог. Что и говорить, если для нее английский крестьянин важнее короля любой другой страны.

— Ты сказала ей, что это заклятый враг отца?

— Но когда она верила мне? Я для нее — пустое место.

Касси и сама поняла, сколь глупый вопрос она задала. Вряд ли Клара в состоянии услышать, о чем говорит Лани.

— Но это тот, кого так опасался Шарль? — спросила Лани. — Что он тебе сказал?

— Он признался, что Дейнмаунт жаждет отомстить ему.

Лани побледнела.

— Но почему?

Касси покачала головой.

— Он твердил одно: это Божья воля.

— Но Дейнмаунт не ангел Господень. Совсем напротив, насколько я могу судить. Во всяком случае, ему удалось обаять Клару, и он постарался быть любезным с ней, приложив для того немало усилий. — Она помолчала немного. — Похоже, он очень умный человек, не так ли?

Касси почувствовала всю важность этого вопроса. Лани все равно догадается, от нее нельзя ничего скрыть — каким-то шестым чувством она узнавала обо всем, что происходит. Касси следовало рассказать о той встрече на берегу. Но больше всего на свете ей хотелось забыть обо всем, что случилось.

— Откуда я знаю?! — коротко отозвалась она, так и не решив, что делать.

Лани удивилась.

— Когда он принес тебя сюда, то назвал Каноа. Конечно, Лакуа мог сказать, как тебя зовут. Но он обращался с тобой как-то по-особенному бережно. Что ты знаешь об этом Дейнмаунте?

Касси отвела взгляд и с трудом выдавила из себя:

— Я… видела его на берегу. И мы успели поговорить. Очень коротко. Минуту-другую. — И с жаром добавила. — Но он чужестранец. Я плохо разбираюсь в них. И ничего определенного не могу сказать о нем.

— Но ты ведь понимаешь, что это враг твоего отца?

— Разумеется, — отозвалась Касси. — Неужели ты считаешь, что…

— Тсс. — Лани приложила палец к ее губам. — Просто ты не успела рассказать мне о той встрече, поэтому я никак не могла понять, что произошло между вами. Он относится к тому типу мужчин, которые стремятся подавить женщин, подчинить их своей воле. Даже Клара не смогла противостоять ему. Она верит всему, что бы он ни говорил ей.

— Не представляю, что такое возможно.

— Увидишь своими глазами, — пообещала Лани. — А теперь нам надо обсудить, как быть с Шарлем до того, как они узнают, что ты пришла в себя. — И Лани придвинулась поближе к Касси.

Взгляд девушки обратился к двери.

— Англичанин до сих пор здесь? Молчаливый кивок был ей ответом.

— С того момента, как Дейнмаунт принес тебя сюда, он ни на шаг не выходил из дома и просил позвать его, когда ты придешь в себя. — Лани слегка нахмурилась. — Здесь еще два матроса с его корабля, которые якобы «охраняют» нас.

— Они надеются, что папа придет сюда.

— А он собирался? Касси покачала головой.

— Я велела ему бежать к вождю и пообещала прийти сама. Камахамеха здесь — что король в Англии. Надеюсь, вождь сможет защитить его, он ведь к отцу благоволит.

Лани нахмурилась.

— Конечно. Камахамеха любит Шарля, но он вряд ли осмелится выступить против англичанина. Он собирался закупить ружья в Британии, чтобы противостоять своим врагам.

— Но почему бы ему не спрятать отца до отъезда англичанина с острова?

— Вряд ли он пойдет на это. И с чего ты решила, что Дейнмаунт собирается уехать? Он похож на человека, который каждое дело привык доводить до конца и никогда не отступаться.

— Ему надоест ждать, когда появится отец, — ответила Касси, не веря себе. Тот, кого она встретила на берегу, не из тех, кто вообще сдается.

— Вдруг Шарль узнает о случившемся, заволнуется и придет навестить тебя?

Мысль об этом уже беспокоила и Касси.

— Нельзя ли отправить ему записку? Лани с сомнением покачала головой.

— Боюсь, что таким образом мы скорее наведем Дейнмаунта на след Шарля. Англичанин не спускает с нас глаз. Но я попробую пробраться к нему сама.

Касси не согласилась:

— Он ждет меня. Мы должны решить, что делать дальше. — И, понизив голос, она добавила: — Отец так испугался, Лани.

Лани кивнула.

— И он прав. Этот человек опаснее огня. — Поднявшись, она заговорила уже будничным тоном. — Сейчас я приготовлю тебе немного бульона и воду для купания. Надеюсь, мне удастся не пускать сюда Дейнмаунта до вечера. Постарайся поспать еще немного. Отдохни.

Отдохнуть?

Касси откинулась на подушки. Ей не терпелось что-то делать, как-то связаться с отцом. Надо набраться сил для предстоящей борьбы. Из услышанного от Лани она поняла, что Джаред оплел паутиной весь их дом, превратив их в пленников. И подобно пауку поджидает свою жертву. Если отец сделает хоть малейшую попытку повидаться с ней, то он угодит в эту паутину.


После купания Касси почувствовала себя лучше. А бульон и вовсе придал ей силы. Но все же не настолько, чтобы она смогла встать раньше завтрашнего вечера. Громкие мужские голоса за окном привлекли ее внимание.

Она медленно села на постели и спустила ноги на пол. Прежнего головокружения уже не было. Хорошо. Накинув поверх ночной рубашки темно-синее платье, Касси встала. Легкая дурнота подступила к горлу, но с этим она справилась без труда. Медленным шагом Касси прошла к окну и пошире распахнула его створки. Два человека двигались по грядкам Лани. Наверное, это и есть те самые матросы с «Жозефины», о которых упомянула Лани.

— Как посмотрю, ты чувствуешь себя намного лучше, чем мне говорили.

Она отвернулась от окна и увидела Джареда Дейнмаунта в дверном проеме. Выглядел он уже не таким элегантным, но его небрежность таила в себе еще большую угрозу. Сегодня на нем уже не было плаща, только белая рубашка с распахнутым на груди воротом. Дневная щетина легкой синевой покрывала щеки. Но глаза оставались такими же холодными, какими запомнились ей. И она инстинктивно одернула платье.

— Добрый вечер, ваша светлость.

— Не собиралась ли ты ускользнуть из дома через окно? — Он шагнул в комнату и закрыл за собой дверь. — Не советовал бы делать этого.

— Но это мой дом. С чего это я должна тайком выбираться из него, будто я вор? — Касси почувствовала слабость в коленях. С трудом добравшись до кровати, она осторожно присела на ее край. — Просто я выглянула посмотреть, кто это ходит по нашему саду. Ваши матросы разгуливают по грядкам, на которых Лани выращивает овощи.

— Я возмещу нанесенный ими ущерб.

— Разве можно оплатить ее огорчение и обиду, когда она увидит свой труд, втоптанный в грязь. Она столько времени ухаживала за растениями, так заботилась о каждом из них…

— Золото может заставить забыть о любой потере. Касси не согласилась:

— Может, в вашем мире. Но не здесь.

— Тогда пусть остается со своими обидами, если это ей больше по душе. — Джаред приблизился к Касси. — Но я пришел сюда не для обсуждения огородных проблем.

Она с невинным видом взглянула на него.

— Но это единственное, что я хотела бы обсудить с вами.

— Где твои отец?

Она молча смотрела на него.

— Советую сказать. Так будет проще для тебя.

— А я не хочу, чтобы мне было проще. И вам здесь больше нечего делать. Возвращайтесь в свою Англию.

— Боюсь, что я еще не закончил свои дела здесь.

— Вы имеете в виду убийство? — прежним невинным тоном осведомилась Касси.

На секунду он замолчал, а потом вымолвил:

— Возмездие.

— Я лучше всех знаю своего отца. И могу утверждать, что он не сделал ничего такого, что заслуживало бы смертной казни.

Черты его лица затвердели.

— О, какой же это, должно быть, добрый и самоотверженный человек. — Сарказм в его голосе болью отзывался в душе Касси. — Он удирал, как последний трус, оставив тебя, чтобы сбить меня с толку. Ты могла бы погибнуть в этих горах.

— Но это не его вина. Я сама все затеяла. Он не хотел оставлять меня одну.

— Его собственная голова на плечах важнее твоей жизни.

— Отец любит меня. Я сама заставила его уйти.

— Что-то плохо верится в его отцовское чувство. Он улизнул, а тебя бросил одну среди кипящих паром расщелин, ты могла упасть и заживо свариться, — грубо сказал он. — Да и по берегу ты гуляла полураздетая. Кто угодно мог тебя оскорбить.

— Нет ничего постыдного или предосудительного в человеческой наготе, — возразила Касси. — И ни один островитянин не посмеет взять меня силой. — Она сурово посмотрела на Джареда. — Они не похожи на англичан. И на вас тоже.

Джаред не нашелся, что ответить.

— Судя по всему, тебе исполнилось восемь лет, когда вы покинули Марсель. Значит, сейчас тебе около двадцати? Почему ты солгала мне?

— Я не лгала.

— Но ты не попыталась переубедить меня.

— Почему меня должно заботить, что думает всякий чужестранец?

— Тебе повезло, что, увидев тебя полуобнаженной, я решил, что передо мной несовершеннолетняя невинная девочка.

— А если бы…

— Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Касси почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

— Убить отца, изнасиловать дочь… Какой доблестный мститель прибыл сюда из Англии.

— Я никогда не насилую женщин. — Он раздраженно вскинул брови. — И я даже вообразить себе не мог, что ты дочь этого ублюдка. Девушки из хороших семей не бродят поздними вечерами по берегу, изображая собой островитянку.

— Я ничего не изображала. Я пришла со своими подругами, которые заслуживают большего уважения, чем некоторые «английские девушки из хороших семейств». Вы ворвались сюда без приглашения. И ведете себя как хозяева. Приезжая, вы спите с местными женщинами, бросив им за это нитку с бусами, и спокойно уезжаете.

— Местные женщины, как ты и сама успела заметить, весьма предприимчивы. Им палец в рот не клади. Они не похожи на несчастных жертв. И к тому же я прибыл сюда не для того, чтобы забавляться с ними. — Дейнмаунт помолчал. — Ты знаешь, зачем я здесь.

— Я не позволю вам совершить это, — с нажимом проговорила Касси. — Не думайте, что у моего отца нет друзей. Даже местный король любит и ценит его.

— Но променяет свою верность на возможность приобрести ружья, чтобы затеять войну с королем соседнего острова.

Касси надеялась, что Джаред не сумеет дознаться до проблем вождя. Но напрасно. Лани оказалась права, им попался умный противник.

— И вы собираетесь предоставить ему эти ружья?

— Скажем так: я сделаю все, чтобы добраться до твоего отца.

Это значило, что он убьет его во что бы то ни стало. Слабость охватила ее.

— Но почему? Вы даже не знаете его. Он добрый человек, художник, мечтающий об одном: рисовать и жить в мире и согласии со всеми.

Глаза Дейнмаунта внезапно яростно сверкнули.

— Твой отец убийца! Палач! И заслуживает только смерти. — Повернувшись, он стремительно шагнул к дверям. — Отправляйся в постель и выброси все мысли о побеге. Тебе не добраться до него. Я отдал распоряжение своим людям хватать любого, кто попробует выйти отсюда.

— Так, значит, это правда? И мы, выходит, вроде арестантов?

— Я бы предпочел другое слово. — Он открыл дверь. — Приманка в ловушке. Посмотрим, насколько твой отец любит тебя и насколько его волнует твое здоровье.

Касси содрогнулась. Дверь за ним тихо закрылась.

Приманка… Нет, ловушка не должна сработать. Она найдет способ выбраться из дома и добраться до Камахамехи.


Бредфорд посмотрел на Джареда, когда тот появился на веранде.

— Ну как она?

Племянник сел напротив дяди.

— Вопреки моему ожиданию довольно быстро пришла в себя.

— Она любит отца?

— Да. — Джаред налил себе виски. — И лишь Господь знает, за что. Он, насколько я понял, не баловал ее своим вниманием, так что она выросла дикаркой.

— Жизнь островитян можно назвать даже приятной, — Бредфорд откинулся на спинку кресла и поднес к губам стакан. — Встречаются всякие неожиданности. Бывает, что образованная и милейшая женщина влюбляется в неотесанного, грубого деревенщину, и она полностью предана ему. Хотя тут не найти никого, кто мог бы составить ей пару. Должно быть, она весьма храбрая девушка. Я бы, например, не решился бегать по этим горам ночью.

Джаред сделал большой глоток.

— Вообще-то было не так уж темно.

— Для моих глаз и сумерек таких — достаточно. — Бредфорд покачал головой. — Ты все еще сердишься на нее. Почему? На ее месте ты бы поступил точно так же.

— Я бы ни за что не оказался в таком положении. Мой отец не был грязным убийцей.

— Но он не слыл и ангелом, — спокойно заметил Бредфорд. — Джон, несомненно, храбрый человек, но, несмотря на свои тринадцать лет, ты не мог не заметить, что людей отталкивало от него дьявольское высокомерие и распутство.

— Но за это не убивают, — Джаред сделал еще один глоток. — Отец приехал в Данью, чтобы спасти людям жизнь, а этот выродок Девилл предал его. — Он сжал стакан. — Тебя там не было. Ты не видел, как они разрубили его на куски. Думаю, даже ты проникся бы ненавистью к убийцам.

— Возможно, — Бредфорд с сочувствием посмотрел на племянника. — И признаться, было бы лучше, если бы этот ужас видел я, а не ты, родной мой. Но тебе не следует гневаться на девушку за грехи ее отца.

— А я разве сержусь? — Он посмотрел на опустевший стакан. — И вообще, Бредфорд, не вмешивайся в это дело. Не стой у меня на пути. Она — ниточка, которая приведет меня к своему отцу.

— А что будет, если она воспротивится быть этой ниточкой?

— Тогда я сам найду его.

Бредфорд нахмурился:

— Не по душе мне вся эта затея. Ты слишком злишься на нее.

Джаред налил себе еще виски.

— Слишком долго мне пришлось ждать.

— И все же это не повод третировать невинного человека.

— А зачем она помогает виноватому?

— Такое впечатление, что ты зол на нее гораздо больше, чем на него.

Да потому что он вынужден пользоваться такими методами, черт возьми. Чувство Джареда к Девиллу было холодным, острым, и он пронес его сквозь годы. Время не остудило его ненависть. Появление Касси нарушило все планы Джареда. За последние двадцать четыре часа после встречи с ней его обуревали разные чувства: гнев, жалость, страх за нее, и, наконец, восхищение ею, в нем он ни за что не признался бы никому, даже Бредфорду. Самой надежной точкой опоры оставался гнев. Если он позволит себе смягчиться, ниточка оборвется, и тогда придется начинать все с самого начала.

Гневу мешало желание. Он хотел Касси так горячо, что это чувство почти обжигало душу. Оно было острое, как клинок, вонзавшийся в него при каждой встрече с девушкой. Вожделение, что он испытывал к ней, и для него оказалось неожиданным. Но, как теперь стало ясно, она вовсе не ребенок, подумал Джаред. И не существует запрета, который помешал бы ему подняться к ней и…

Какие нелепые мысли лезут ему в голову, черт возьми! Для дочери Девилла он — всего лишь враг. И не собирается быть кем-то другим. Волна растерянности вернулась, подстегиваемая гневом, и обрушилась на него, как штормовой прибой, так что его даже качнуло от стола.

— И все из-за того, что ты позволил себе три порции виски, — заметил Бредфорд, взглянув на племянника. — Неужто снова вернутся те времена?

Джаред даже не заметил, как налил себе еще один стакан, чувствуя искушение осушить бутылку до дна. Но нет! Он близок к возмездию. Его час скоро пробьет. И в ближайшее время ему понадобится ясная голова. Решительным жестом Джаред отодвинул от себя стакан.

— Плохо дело, — вздохнул Бредфорд. — До чего же это тягостный крест — грешить в одиночку.

— Но ты-то справился с этой обязанностью, — отшутился Джаред и поднялся. — Идем.

— Куда? — удивился Бредфорд неожиданному предложению.

— В конюшню, — решительно сказал Джаред. Бредфорд тотчас оживился — как и предполагал его племянник.

— Неужто здесь есть нечто, заслуживающее внимания?

— Прошлым вечером у тебя возникло такое впечатление. Ведь именно ты сказал, что у коня особая пробежка иноходью.

Бредфорд в недоумении вскинул брови.

— Я сказал?.. Когда? — И тут он догадался, о ком идет речь. — На берегу? Всадница?

Джаред спустился по ступеням, направляясь к конюшне:

— Так ты идешь?

Присвистнув, Бредфорд последовал за ним.

— Вот теперь я наконец все понял. — Он усмехнулся. — Ты был прав, когда сказал, что Девилл воспитывал свою дочь как полинезийку. А я-то сначала подумал, что ты говоришь о ее манерах.

— Я не желаю больше слышать о ней. Мы идем смотреть коня.

— А, ну да, конечно, коня, — согласился Бредфорд. — Но все-таки согласись, в вашей случайной встрече на берегу есть нечто необычное. Словно вас свела сама судьба.

Джаред в ответ непристойно выругался.

— А что тут такого? — пожал плечами Бредфорд. — На земле множество людей верит в рок, в предопределение.

— Но ты не относишься к их числу.

— Нет, но не отказался бы. Хочется верить во что-то… — задумчиво протянул Бредфорд. — Наверное, это довольно приятное чувство, ты так не считаешь?

— Думаю, ты выпил лишнего, — отозвался племянник.

— Может быть, ты и прав. После пятого стакана я становлюсь меланхоликом. Ты когда-нибудь переживал подобное состояние, Джаред?

— Нет.

— Ну, конечно, нет. Ты никогда не позволял себе быть сентиментальным. Похотливым — да, наслаждаться красотой — пожалуйста, испытывать жажду знаний… и даже восхищаться моей скромной персоной. — Он открыл дверь конюшни. — Но ничего из того, что способно задеть душу, никакой чувствительности.

— А разве не этому самому ты учил меня?

— Нет, только осмотрительности. Вторую стену в своей душе ты возвел сам. На трезвую голову я собираюсь поговорить с тобой о той опасности, которая… Кто здесь?

— Тот, кто имеет на это полное право. — Лани отвернулась от стойла и поставила корзину с овсом на землю. — А вот вы — нет. Неужто вам мало того, что Каноа пережила из-за вас? Неужто вы теперь собираетесь отобрать у нее и коня?

— Каноа пострадала не из-за нас, — ответил Джаред, пытаясь сдержать раздражение. — А мы зашли сюда взглянуть на жеребца при свете дня. Не выведешь ли ты его наружу, чтобы мы могли посмотреть на вашего любимчика?

— Нет. Я пришла лишь покормить его. — Она повернулась к двери. — Никто не может оседлать Капу, кроме Каноа.

— Какая жалость, — пробормотал Бредфорд, напряженно глядя перед собой. — Джаред! Он просто великолепен. Посмотри, какие линии… какая грудь! — Он вытянул руку, чтобы коснуться белой звезды на лбу жеребца. — И двигается с…

— Не трогайте его! — Лани бросилась к Бредфорду и схватила его за руку.

— Я не сделаю ему ничего худого.

— Знаю, — ответила насмешливо Лани. — Но у меня нет ни малейшего желания врачевать вашу рану после того, как он отхватит кусок мяса. Капу не переносит чужаков.

— Как и вы, — с интересом разглядывая ее, Бредфорд отвесил поклон. — Боюсь, что нас не успели представить друг другу. Меня зовут Бредфорд Тиндейл Дейнмаунт.

— Догадываюсь, о ком идет речь. Вы его дядя?

— До чего же печальна моя судьба. Сначала брат, потом дядя и никогда Бредфорд сам по себе: отважный рыцарь, умнейший из людей…

— Держитесь от Капу как можно дальше, — перебила его молодая женщина. — Вы, должно быть, успели немало выпить. А Капу обожает пьяных…

— Значит, мы великолепно поладим с ним, — обрадовался Бредфорд.

— Он обожает видеть их мертвыми, — язвительно закончила Лани. — Своего бывшего хозяина Капу истоптала так, что никто не смог опознать его.

— А кто был его хозяином? — поинтересовался Джаред, подступаясь ближе к жеребцу.

— Какой-то англичанин, задержавшийся здесь по пути в Австралию. Всякий раз, напившись, он начинал нещадно избивать Капу. Но как-то потерял бдительность, и Капу расплатился с ним за все. Камахамеха хотел забрать его себе, но никто не мог справиться с жеребцом. И тогда наш король решил застрелить его. Но тут пришел Шарль и попросил продать жеребца ему.

— Никогда не слышал, чтобы Девилл испытывал страсть к лошадям, — заметил Джаред.

— Но он обожает Касси. А она влюбилась в жеребца с первого взгляда. — Лани следила за тем, как Джаред подходит все ближе и ближе к стойлу. — Я же сказала, что… — Лани замолчала, недоуменно глядя, как Джаред, вытянув руку, погладил жеребца. Капу продолжал стоять совершенно спокойно. — Невероятно! Это какая-то магия.

— Ничего невероятного в этом нет. Просто мы с Капу понимаем друг друга, — глядя в глаза жеребцу, сказал Джаред.

— Джаред необыкновенно хорошо управляется с лошадьми, — вступил в разговор Бредфорд.

— Кахуна, — пробормотала Лани.

Это же слово произнесла на берегу и Касси, мелькнуло в голове Джареда. И при этом посмотрела на него с таким детским выражением отчаяния на лице, что он почувствовал себя безжалостным негодяем. Царапнувшее душу воспоминание вызвало раздражение.

— Чепуха!

— Джаред, конечно, не знает никаких заклинаний, — усмехнулся Бредфорд, — но в обращении с лошадьми ему нет равных… так же, как и за карточным столом.

— Это вопрос знания и умения, — коротко взглянул на дядю Джаред.

— Везения, — отозвался Бредфорд.

Лани перевела взгляд с одного на другого, а потом пожала плечами.

— Не рассчитывайте ни на что в данном случае. То, что ты собираешься сделать с Шарлем, — неправое дело. И Господь не станет помогать тебе. — Она направилась к двери. — Не думаю, что вам долго будет сопутствовать удача. Пусть ваш выпивоха погладит хотя бы одним пальцем Капу.

Бредфорд смотрел ей вслед.

— До чего же необыкновенная женщина. Она подействовала на меня как шампанское, — засмеялся он. — Но поскольку до встречи с ней я принял изрядную дозу, то с уверенностью не скажу, может, связано это с коньяком, а не с прекрасной леди. — И снова повернулся к жеребцу. — Он необыкновенен.

— Да.

— Ты хотел бы заполучить его?

— Разумеется. — При свете дня по-настоящему разглядев Капу, Джаред не был уверен, может ли его Моргана тягаться с жеребцом. Еще одно разочарование.

— Трудное положение.

— Вне всякого сомнения. — Джаред перед выходом из конюшни еще раз похлопал на прощание жеребца. — А со временем может стать неразрешимым. Мне бы хотелось, чтобы ты сходил к Камахамехе и навел там справки насчет Девилла. Не сомневаюсь, что королю известно, где мы находимся.

— Но если Шарль под его покровительством, я вряд ли получу внятный ответ. Тем более теперь, когда стало ясно, что твои намерения отнюдь не дружелюбны.

— Не думаю, что он не захочет упустить возможность склонить меня к продаже оружия. Или ты считаешь, что лучше пойти мне?

— Нет, я сам справлюсь. Когда мы вернемся в Англию, я по крайней мере смогу похвастаться, какую храбрость проявил с этими дикарями. А ты останешься присматривать за его дочерью?

— Если Шарль убедил короля отдать ему коня, видимо, он и в самом деле испытывает нежные чувства к дочери. Если он сочтет, что ей грозит опасность, может, решится навестить ее.

— Ты уже начинаешь признавать за ним кое-какие человеческие качества?

— Никогда не отрицал их. В каждом человеке перемешаны добро и зло. В детстве я даже восхищался Девиллом. — И тут неожиданно для себя он вспомнил: Шарль небрежно развалился в кресле, сидя в маленькой потайной комнатке замка Данью. Быстрыми штрихами он делал зарисовки в блокноте. Его обрамленное бородкой лицо светилось добротой и юмором, когда он перекидывался шутками с Джаредом. — Но это не значит, что я не понимаю, с кем имею дело.

— Но мстить человеку, которого ты не считаешь законченным мерзавцем, намного труднее.

— Не волнуйся по этому поводу, — улыбнулся Джаред, закрывая дверь конюшни. — И если сумеешь выведать что-то, дай мне знать. В любом случае, жду твоего возвращения завтра к вечеру.

3

—Этот Дейнмаунт заходил в конюшню посмотреть на твоего Капу, — сказала Лани, расчесывая волосы Касси. — У него просто дар обращаться с лошадьми.

— Он не пытался оседлать его? — насторожилась Касси.

— Нет, я же тебе сказала: он зашел просто посмотреть. — Лани помолчала, глядя на девушку в зеркало. — Не стоит придавать такое уж большое значение Капу. Это всего лишь животное. Ты не должна ждать от него беспредельной преданности.

— Он знает, что он мой.

— Если Капу… — Лани оборвала себя. — Впрочем, спорить — только зря терять время.

Касси взяла ее за руку.

— Ты боишься, что я расстроюсь. Не бойся! Меня это нисколько не заденет.

— Конечно, нет. Рано или поздно с жеребцом произошло бы это. — Лани улыбнулась. — Это счастье, что ты удивительно сильный человек. У тебя редкий дар. — Она сжала руку девушки. — Ну, а теперь скажи, как ты себя чувствуешь? Будешь ужинать?

— Да. — Касси задумчиво нахмурилась. — А что, Клара приготовила ужин для англичан?

Лани кивнула:

— Конечно. Ужин достойный скорее короля, чем герцога.

— Тогда я выйду к столу.

— Ты хочешь ужинать вместе с ними? Зачем? Девушка быстро отвела взгляд от Лани.

— Думаю, мне неразумно прятаться в своей комнате. Я постараюсь выведать у него то, что поможет нам. Победить врага можно только тогда, когда знаешь его сильные и слабые стороны. Где он сейчас?

— На веранде. Пьют бренди. — Лани поморщилась. — Его дядя, видимо, законченный пьяница. Мне очень жаль.

— Почему? Его слабость только нам на руку.

— Не думаю, что он слаб. Он как раз… Просто я не выношу вида невозделанной пустоши. А он оставляет такое впечатление. Но ты права: надо попытаться обнаружить бреши. Правда, у Джареда, на мой взгляд, вообще не найдется слабого места. — Лани повернулась к двери. — Я скажу Кларе, что ты присоединишься к ним за ужином. Уверена, она будет довольна.

— Нет, подожди, — поднялась Касси. — Я сама скажу ей. А ты пока пойди и переоденься.

— Но мне проще зайти к ней по пути в свою комнату. У тебя больше времени уйдет на наряд к ужину. Ты все-таки еще довольно слаба.

— Пойди и смени платье, — повторила Касси. Лани пытливо взглянула на девушку.

— Ты так решительно настроилась выступить против Клары. С чем это связано?

Касси не собиралась говорить подруге всю правду, но не хотелось и лгать Лани. Поэтому она просто повторила еще раз:

— Пойди и переоденься.

Лани помедлила, а потом молча направилась к двери.

Господи, что она затеяла? Нужно ли это? Конечно, да. Другого выхода нет. Надо разорвать паутину до того, как в нее угодит отец. Всего лишь несколько дней назад отношения с Кларой представлялись непреодолимыми. Сейчас их противостояние выглядело просто смешным, настолько все вдруг переменилось. Но хватит об этом думать. Надо делать все возможное, чтобы спасти отца. Глубоко вздохнув, Касси пошла следом за Лани.


— Какая приятная неожиданность, — пробормотал Джаред, вставая одновременно с Бредфордом и отодвигая кресло. — Кого нам следует благодарить за то, что вы решили почтить нас своим присутствием?

— Голод, который терзает меня. — Касси как всегда стремительно прошла в столовую. — Вы, кажется, забыли, что это мой дом? Почему я не могу выйти к столу и поужинать?

— Вы решили поужинать с нами?

Перед Джаредом стояла уже не та девочка, с которой он познакомился на берегу, и не тот отчаянный, готовый дать отпор, ребенок, которого он застал в комнате. Теперь Касси уже не составляла впечатление подростка, несмотря на хрупкость. Серое шелковое платье с глухим воротником, падавшее до пола, облегало ее стройную фигуру, подчеркивая тонкую талию. Темно-каштановые волосы тщательно подобраны вверх и закреплены. И у Джареда создалось впечатление, что ее длинная изящная шея с трудом выдерживает их тяжесть. Ему захотелось вынуть все заколки и увидеть, как шелковистым водопадом они свободно расплескались по плечам и груди, как в ту ночь на берегу.

— Ничего необычного в этом нет, Джаред. Она абсолютно права, — Бредфорд вежливо отодвинул кресло для Касси. — Но что это приятный и, более того, радостный для нас сюрприз — с этим не стану спорить. Нам показалось, что вы не собираетесь покидать свою обитель.

Касси покачала головой.

— Я вышла предупредить, что отнюдь не буду прятаться в своей комнате, я не арестантка.

— Садитесь, пожалуйста. Вам надо беречь силы. — Бредфорд улыбнулся. — Позвольте предложить вам немного вина?

— Нет. — Касси села, напряженно выпрямившись. — И мне совершенно нет надобности беречься. Я чувствую себя превосходно.

— Вижу, — тепло заметил Бредфорд. — У вас изумительный цвет лица. И даже румянец заиграл.

Джаред заметил, как вспыхнули ее щеки. Глаза ее ярко блестели, в них было что-то лихорадочное. Ясно, что она еще не совсем здорова. Какого дьявола она не осталась у себя, чтобы отдохнуть еще немного?

— Так вы и есть его дядя? — спросила Касси. Бредфорд кивнул.

— Простите мою оплошность. У меня осталось впечатление, будто мы знакомы — должно быть, из-за того долгого путешествия по горам. Меня зовут Бредфорд Тиндейл Дейнмаунт.

Она окинула его изучающим взглядом.

— Я запомнила вас… Как мне кажется.

— Это звучит многообещающе, — он бросил короткий взгляд в сторону Джареда. — Ты видишь, несмотря на обморочное состояние, в женской душе остается неизгладимый след после встречи со мной.

— Именно тогда, когда она без чувств, — грубовато обыграл его фразу Джаред.

Бредфорд пожал плечами:

— Нечестный удар. — И снова повернулся к Касси. — Видите, какая у меня печальная участь? Я вырастил его, а в ответ слышу одни только оскорбления.

Скажите, а та прекрасная леди, которую мы встретили в конюшне, тоже окажет нам честь своим присутствием? Лани… — Он замолчал, вопросительно глядя на нее.

— Ее зовут Лани Калнари. И она, конечно же, придет ужинать. Что за странный вопрос? Она ведь член нашей семьи.

— Да, она сказала то же самое.

— А вы засомневались? — сердито спросила Касси. — Вы считаете, что раз она не замужем за моим отцом, значит, не заслуживает уважения? Лани сильнее, добрее и намного умнее тех женщин, которых вы встречали. Она выросла на этом острове, но с детства умеет читать, писать и намного образованнее любого другого человека.

— Я совсем не хотел…

— Постараюсь объяснить, в Англии не принято селить любовниц в одном доме с дочерьми, — вмешался в разговор Джаред, видя замешательство своего дяди. И добавил, глядя прямо в глаза Касси. — И во Франции тоже.

— Это ровным счетом ничего не значит. Мы давно не французы.

— Но твой отец француз. И если в его доме живет женщина, которой ты требуешь оказывать соответствующее уважение, то ему следовало обвенчаться с ней.

Не отводя взгляда, она уточнила.

— Означает ли это, что вы против присутствия Лани за столом? Если для вас это обременительно, то…

— Я этого не сказал, — возразил Джаред. — Это твой дом, а мы — ваши гости. — Он снова сел и потянулся к стакану с виски. — Просто я увидел, что дядя в замешательстве, и помог ему, ты же встала на защиту своей подруги. Бредфорд не собирался никого оскорблять — это ты почему-то решила, что он обвиняет в чем-то Лани… И мне странно, с чего вдруг… —

Прищурив глаза, он посмотрел в сторону двери. — Это из-за домоправительницы? Касси вспыхнула.

— Она уже успела наговорить с три короба про Лани?

— У нас с этой леди не настолько близкие отношения, чтобы обсуждать ваши семейные дела. А что, мисс Кидман наделена склонностью привирать?

Ему показалось, что она не собирается отвечать, но Касси все же коротко бросила:

— Она терпеть не может Лани.

— Похоже, она вообще мало о ком отзывается хорошо.

— Лани сообщила, что вы нашли общий язык с Кларой, — с горечью сказала Касси. — Это меня не удивило.

— Потому что мы оба отвратительны?

— Да, — не задумываясь, ответила Касси.

— Тогда зачем же тебе ужинать с нами? Неприятное общество — плохая приправа, она портит вкус еды.

Слова Джареда задели Касси. Тонкая жилка на ее шее нервно запульсировала.

— Это мой дом.

— И все же? — продолжал допытываться он. Касси старалась не отводить взгляда.

— Не могу же я делать вид, что вас не существует?

— Лучше выйти к ужину и разведать обстановку изнутри?

— Считайте, как вам будет угодно. Но я в любом случае буду…

— Думаешь, тебе удастся таким образом выведать наши планы?

Глаза Касси широко распахнулись от удивления.

— Каким же образом, хотела бы я знать?

Ее удивление было совершенно искренним и лишенным всякого притворства. Джаред видел, что девушка не имела ни малейшего представления о том, как может женщина играть чувствами мужчины, влиять на его поведение. Джаред почувствовал досаду, ему почему-то непременно хотелось обнаружить в ее поведении обычные приемы кокетства, тогда и он бы использовал тоже испытанное им оружие. Но Касси оказалась до невозможности наивна. Поэтому Джаред коротко ответил:

— Это просто предположение.

— И не очень умное, — отрезала Касси. Бредфорд усмехнулся.

— Замечательно! Ну, что ты на это ответишь? Джаред не обратил внимания на замечание дяди.

— Почему ты сказала, что тебя зовут Каноа?

— Потому что так меня зовут. Лани дала мне это имя, когда появилась в нашем доме. Она предложила мне, раз уж мы стали сестрами, полинезийское имя.

— Я спросил о другом. Ты ведь поняла, что я принял тебя за островитянку.

— А почему я должна исправлять твою ошибку? — Она вздернула подбородок. — К тому же я островитянка, хотя и не родилась здесь. И мне нравится мое полинезийское имя.

— В самом деле? А мне показалось, что Лани не так уж часто называет тебя им.

Румянец снова зардел на ее щеках.

— Здесь — совсем другое дело. Клара не… Я не собираюсь объяснять, что да почему.

— Ты не собираешься возвращаться во Францию? — быстро перевел разговор Бредфорд.

— А зачем? Здесь есть все, что мне нужно для счастливой жизни.

— В том числе и удивительный конь, — согласно кивнул Бредфорд. — Ты не будешь продавать его?

— Никогда, — с жаром сказала Касси.

— Я так и думал, но все же решил на всякий случай спросить. Волшебный конь. — Он поднял стакан. — И, конечно, Джаред не отказался бы приобрести того, кто сумел сбросить его на песок. Едва уловимая улыбка коснулась ее губ.

— Должна признаться, что более всего я ценю Капу за верное суждение о людях.

— Ни один конь не скидывал Джареда с тех пор, как он…

— Что ты собираешься делать с этим жеребцом? — вмешался Джаред. — Забавляться им, объезжая свой остров? Держать его вроде домашней игрушки?

Касси вспыхнула, услышав едкую насмешку под вкрадчиво-вежливым тоном.

— Если захочу, то да. А почему бы и нет?

— Все равно, что метать бисер перед свиньями. Непонятно, кому и что ты докажешь. Такого жеребца необходимо отправить в стадо, где бы он мог покрывать не менее замечательных кобыл и выводить особую породу лошадей.

— Я собираюсь организовать ферму на другой стороне острова.

— И у тебя есть подходящая кобыла?

— Еще нет. Ищу.

— Сомневаюсь, что на острове тебе удастся это сделать.

Касси вскинула глаза на Джареда.

— Но я же нашла здесь Капу.

— Один случай из тысячи.

— Судьба, — пробормотал Бредфорд, — такое впечатление, что рок отметил своим вниманием остров.

— Но не настолько, чтобы устроить здесь еще и встречу с кобылой для такого жеребца, — заметил Джаред. — И у тебя хватит денег, чтобы купить ее, если она вдруг подвернется?

— Я найду способ заполучить ее.

— Вряд ли ты найдешь кобылу, сидя на песке у берега моря и мечтая о ней, — язвительно заметил Джаред.

— А с чего ты решил, что я только бездельничаю? — Она сжала подлокотники кресла. — Ты ровным счетом ничего не знаешь обо мне.

— Джаред, — предостерегающе окликнул племянника Бредфорд.

«Господи, Бог мой!» — взял себя в руки Джаред. Девушка смотрела на него с вызовом, но в глазах ее заблестели слезы отчаяния. Она вот-вот сорвется, и Джаред удивился, как и его дядя, почему он так старается вывести Касси из себя, досадить ей. Почему не удержался, чтобы не задеть ее посильнее?

— Примите мои извинения. Вы правы. Я совершенно не знаю вас.

— Я найду кобылу для Капу, — упрямо повторила она. — Я встречаю каждый корабль и разговариваю со всеми капитанами кораблей. Я объехала весь остров. И собираюсь в следующем месяце отправиться в Мауи, чтобы посмотреть, нет ли…

— Я же сказал, что выражаю сожаление, — грубовато перебил ее Джаред. — Это меня совершенно не касается.

— Ну конечно. — Касси поднялась и быстро прошла к двери. — Я сейчас вернусь. Только взгляну, что делает Лани.

Когда дверь за ней закрылась, Бредфорд покачал головой.

— Я все понял, — сказал Джаред. — Пожалуйста, не давай мне уроков хорошего поведения.

— И не собираюсь. Но меня интересует: и во время ужина ты тоже собираешься продолжать свои нападки на нее? Если так, то я лучше пойду прогуляюсь.

Джаред промолчал.

— Не удивительно, если она не сядет с нами за стол, — продолжал Бредфорд. — Вряд ли она найдет в себе силы вернуться после такой пикировки.

— Она придет.

— Ты настолько убежден?

Джаред не сомневался ни минуты. Во время их дурацкого и глупого спора он постоянно ощущал за ее детскостью и незащищенностью внутреннюю непоколебимую силу.

Касси не сдалась, она лишь отступила, чтобы дать время утихнуть боли. Джаред причинил ей страдание, Заговорив о судьбе Капу.

— Она скоро вернется.

— И ты будешь вести себя, как и полагается воспитанному джентльмену! — веско произнес Бредфорд.

Джаред с удивлением воззрился на дядюшку.

— Ты требуешь от меня галантности?

— Попытайся оставаться хотя бы в рамках вежливости и приличия.

— Впервые слышу от тебя такую просьбу.

— Ты прав, я впервые обращаюсь к тебе с такой просьбой. Но ведь мне и не приходилось бывать с тобой там, где воспитанность могла вдруг потребоваться. А сейчас я чувствую себя неловко. — Бредфорд зевнул и откинулся на спинку кресла. — Мне всегда становится не по себе, когда в моем присутствии жестоко обращаются с лошадьми или с беспомощными детьми. Так что, будь добр, не заставляй меня испытывать неудобство. Постарайся держать себя в руках.

— Разумеется, дядюшка, — насмешливо отозвался племянник. — Постараюсь не волновать тебя.

— Отлично. А теперь налей-ка мне, пожалуйста, еще один стакан.

Касси задержала шаг у дверей столовой, она должна успокоиться. Нельзя, чтобы он догадался, как больно задевают ее его насмешки. Ей вообще нет дела до того, что Джаред о ней думает.

«Вряд ли тебе удастся отыскать кобылу, сидя на песке у берега моря и мечтая о ней».

Эти слова задели ее более всего. Может, так и есть, вместо того чтобы что-то предпринять, она наслаждалась мечтой о замечательной ферме. Да, она несколько раз попыталась раздобыть кобылу. Но следовало ли на этом останавливаться? Разве этого достаточно? И разве она не использовала отца как прикрытие для оправдания своего бездействия? Ей казалось, что незачем спешить, что у нее еще есть время…

— Тебе не по себе? Может, лучше тебе подняться к себе?

К Касси неслышно подошла Лани. Спустившись в гостиную, она пристально вгляделась в лицо девушки.

— Нет, я в полном порядке. И вышла посмотреть, где ты.

— Я задержалась на кухне, уговаривала Уму не швырять горшок в Клару и не уходить к себе в деревню. — Она поморщилась. — Это было нелегко. Сегодня, по случаю гостей, Клара особенно несносна. Она обвиняла, угрожала, обличала каждого, кто только оказывался на ее пути. Последнюю молнию она метнула на тебя.

— Я только мимоходом заглянула на кухню.

— Этого оказалось вполне достаточно, чтобы вывести ее из себя. — Лани задумалась. — Если ты пришла в себя и головная боль тебя не мучает, значит, тебя кто-то сильно огорчил. Наши гости? Что они сказали тебе?

Касси давно знала, что от взгляда Лани ей ничего не скрыть.

— Так, пустяки, — отмахнулась она и, опережая вопрос подруги, быстро спросила: — Что, ужин уже готов?

Лани кивнула.

— Клара отправила меня сообщить об этом нашим уважаемым гостям.

Касси почувствовала, как у нее внутри все сжалось от ожидания.

— Ну, тогда идем.

— Подожди, — Лани снова окинула взглядом лицо Касси. — Ты уверена, что справишься? Ты и в самом деле пришла в себя?

— Конечно, — Касси повернулась и первая вошла в столовую. — Сейчас начнут подавать еду.

За столом нависло напряжение. И, казалось, ужин тянулся бесконечно долго. Ни Касси, ни Лани не могли выдавить из себя ни слова. Джаред держался приторно вежливо и стал столь же холоден, как Полярная звезда. Бредфорд был приветлив, но, предприняв несколько безуспешных попыток завести общий разговор, занялся едой.

Клара Кидман прошествовала в столовую после того, как Ума подала главное блюдо.

— Надеюсь, вам все пришлось по вкусу, ваша светлость?

Касси с удивлением воззрилась на домоправительницу. Она впервые увидела Клару в обществе Дейнмаунта и поразилась перемене в ней. Клара держалась подобострастно, заискивающе, излишне услужливо.

— Обед у вас просто изысканнейший, — улыбнулся Джаред. — Я не ел ничего подобного с тех пор, как уехал из Лондона. Но другого я и не ожидал. Чувствуется, что управление домом в надежных руках.

Щеки Клары слегка порозовели.

— Знаю, это совсем не то, к чему вы привыкли, но это все, что мне удалось сделать при помощи двух язычников.

— Ума не язычница, — спокойно заметила Лани. — Она училась вместе со мной в школе миссис Денсворт.

Клара метнула в сторону Лани гневный взгляд.

— Требуются не только занятия, чтобы из грубой и грязной мешковины выделать благородный шелк.

— Тем не менее вы прекрасно готовите, — резко вступил в разговор Джаред. — И я уверен, что замечательный обед всецело обязан вашим трудам.

— Еда совершенно простая, — с несвойственной ей скромностью заявила Клара. — Но десерт я никому не доверяю и сама подам его.

— Благодарю вас. Я очень редко ем десерт. Клара нахмурилась.

— Но это мое особое блюдо — лимонный силабуб. Касси насмешливо вскинулась.

— Быть может, он больше склонен доверять блюдам, приготовленным язычниками?

Губы Джареда изогнулись в легкой усмешке, когда он смотрел на вызывающе вздернутый подбородок Касси, а та ненавидяще глядела на свою мучительницу.

— Чепуха! — Он повернулся к Кларе с ослепительной улыбкой. — Буду счастлив попробовать ваш силабуб.

Торжествующе окинув взглядом Касси, домоправительница заторопилась из столовой на кухню.

— Очаровательная женщина, — промолвил Бредфорд, не спуская глаз с двери столовой, за которой скрылась Клара. — Как ты считаешь, я тоже обязан похвалить ее за деликатес?

— Но как можно сдержаннее, — ответил Джаред. — Она еще может оказаться весьма полезной.

Бредфорд вскинул глаза на Лани.

— Думаю, что нет. И если тебе не терпится сыпать ей комплименты, бери это на себя. Любые слова застревают у меня в горле при виде Клары.

— Потому что она постоянно оскорбляет меня? — сдержанно спросила Лани. — Но меня не ранят ее колкости. Я привыкла к ее пренебрежительному тону.

— И Девилл позволял ей вести себя подобным образом?

— В его присутствии она, конечно же, воздерживалась унижать меня.

— Но он знал? — мягко уточнил Бредфорд. — Вот о чем я, собственно, спрашивал.

— Неужто я стала бы беспокоить его по всяким пустякам, с которыми все равно ничего не поделаешь, — пожала плечами Лани.

— Она всего лишь домоправительница, — неожиданно вступил в разговор Джаред. — И при желании Девилл поставил бы ее на место. Почему вы защищаете его? — Он повернулся к Касси. — Почему вы, черт вас возьми, все время пытаетесь выгородить его?! Найти оправдание тому, что…

— Вот он! — Клара вплыла в столовую, а следом за ней вошла Ума, держа в руках поднос. — Уверяю, вы не найдете ничего вкуснее даже в Брайтоне. Сладкий пирог.

Джаред отвел глаза от Касси, поскольку Ума поставила перед ним тарелку.

— Нисколько не сомневаюсь. — Джаред демонстративно положил себе большой кусок. Прожевав, он вновь лучезарно улыбнулся Кларе. — Восхитительно!

Клара вспыхнула.

— Я же вам говорила! Этот рецепт мне дала моя мать и научила печь этот пирог. А она готовила для самого графа Белкарна.

Касси поразилась, Клара никогда прежде не заговаривала о своем прошлом.

— Я и не знала об этом.

Улыбка домоправительницы немедленно спала, и лицо приняло прежнее брюзгливо-высокомерное выражение.

— Разве меня приняли бы в дом твоей матери, не будь у меня соответствующих рекомендаций?

— Чудесно! — опять произнес Джаред. Взгляд его обратился к Бредфорду. — Попробуй. Пирог просто превосходен.

Бредфорд помедлил, затем, пожав плечами, взял себе маленький кусочек.

Клара выжидающе смотрела ему в рот.

— Очень вкусно, — без всякого выражения сказал он и тут заметил, что Касси не прикоснулась к своей порции. — А вы почему не едите?

— Ни она, ни Лани не любят мою кухню, — ответила за нее Клара. — И даже не пытаются скрыть.

— Мы уже привыкли к местной еде, — пояснила Касси таким тоном, словно речь шла о каком-то отвлеченном предмете. — Ты редко оказываешь нам честь, занимаясь готовкой.

— Думаю, вы уже успели заметить прискорбное отсутствие у этой юной леди всяких признаков цивилизованного воспитания. Я, со своей стороны, пыталась сделать все, что могла, но безуспешно. И уже не раз советовала ее отцу отправить Кассандру в английский монастырь.

— Интересное решение вопроса, — бесстрастно заметил Джаред. — Только вряд ли Девилл его поддержит.

— Разумеется. Мой папа никогда не захочет отсылать меня куда-либо от себя. — Касси не обратила внимания на взгляд, которым смотрел на нее Джаред. — Я нужна ему не меньше, чем он мне.

Холодная улыбка промелькнула на губах Джареда.

— Посмотрим.

Джаред намекал на то, что отец не торопится узнать о ее самочувствии. Проводник наверняка рассказал ему о ее падении в горах. А Лакуа отец поверит. И осознав это, Касси содрогнулась. Она не позволит отцу попасться в расставленную для него ловушку.

— Еще силабуба? — спросила Клара, склоняясь к Джареду.

Касси задержала дыхание.

Но он, доев последний кусочек, покачал головой.

— Слишком опасно. Боюсь, что по возвращении в Англию меня еще будут переполнять впечатления от столь продуманного во всех деталях ужина.

Касси быстро поднялась из-за стола.

— Я пойду к себе. Что-то устала. Лани, ты не поможешь мне лечь?

— Разумеется, — Лани направилась следом за Касси.

Гости тоже встали из-за стола.

— Спокойной ночи, — проговорил Бредфорд. — Счастливых сновидений.

Джаред молча поклонился.

Касси бросила через плечо, обращаясь к домоправительнице:

— Клара, подай нашим гостям послеобеденный бренди на веранде. Им там больше всего нравится.

— Я собиралась это сделать и без твоего совета.

— Ну конечно же, — пробормотала Касси и выскользнула из столовой.

Как только они подошли к комнате, Лани схватила девушку за руку.

— Что такое! Что случилось? И не вздумай меня уверять, будто ничего не произошло, ты вся дрожишь. Без серьезной причины ты бы не устроила совместного ужина.

Касси втянула Лани внутрь своей спальни, захлопнула дверь и прислонилась к ней.

— Мне нужна твоя помощь.

— Именно потому я и пришла, — вздохнула Лани. — И уж, конечно, ты позвала меня не за тем, чтобы я помогла тебе лечь в постель. Собираешься бежать к Шарлю?

— Ты сможешь отвлечь внимание двух матросов, которые следят за домом?

Лани кивнула.

— Но ты не успеешь добежать и до дороги, как тебя заметят с веранды.

— Успею, — прошептала девушка. — Во всяком случае, надеюсь, если, конечно, всыпала столько, сколько нужно.

Лани насторожилась.

— Всыпала?

— Лауданум, он остался у нас после той лихорадки, помнишь, которой я переболела прошлым летом. Он в ящичке с лекарствами.

— Матерь Божия! — ахнула Лани.

— Я подсыпала его в силабуб, когда зашла на кухню. А лимон, как я и надеялась, отбил привкус.

— Но почему ты ничего не сказала мне?

— Ты ведь никогда не ешь этот пирог. Единственное, что… я не знала, сколько надо всыпать лауданума, чтобы он подействовал. Я вроде бы вспомнила, какую порцию прописал мне доктор, но не совсем уверена. Во всяком случае, я пыталась соблюсти осторожность, но, боюсь, как бы дело не… — Девушка замолчала, не в силах закончить фразу.

— … привело к смерти кого-нибудь из них?

Касси вздрогнула.

— Я не могла не воспользоваться таким случаем.

— Однако меня ты не вовлекла в это опасное дело. — Лани покачала головой. — Зачем ты пошла на такое? Мы бы смогли придумать что-нибудь еще.

— У нас нет времени. А что, если папа придет сегодня?

Лани крепко сжала пальцы.

— Теперь уже ничего не поделаешь. Я отвлеку матросов, а ты беги к Шарлю.

Касси схватила шаль со спинки кровати.

— Лани…

Лани понимающе улыбнулась.

— Знаю. Не беспокойся. Я буду следить за ними. Надеюсь, они не заснут вечным сном.

Чувство облегчения охватило Касси.

— Конечно, это враги моего отца, но я не желаю им смерти. Мне не хочется, чтобы люди умирали раньше времени.

— Ну тогда беги к отцу и попроси его спрятаться, пока англичане не покинут остров.

— Бегу, бегу! — Касси быстро обняла Лани. — Я вернусь еще до того, как они проснутся. Их гнев не обрушится на тебя.

— После стольких лет общения с Кларой эти двое не смогут меня ни оскорбить, ни как-то задеть. — Она распахнула дверь, внимательно огляделась, прежде чем разрешить Касси спуститься по лестнице, ведущей в сторону веранды. — Передай Шарлю привет от меня. Скажи ему, что… Впрочем, не говори ничего. Решение должен принять он сам.

— Какое решение?

— В этот раз мы ничего не сможем сделать для него, Касси, — мягко пояснила Лани и осторожными шагами направилась к задней двери. — Девилл должен сам решиться.

Касси недоумевающим взглядом посмотрела на Лани. Они обе как могли оберегали Шарля от всех неприятностей, и вдруг Лани говорит, что этому пора положить конец? Может, для Лани — да, но не для нее.

Завернувшись потуже в шаль, Касси медленно выскользнула на веранду. Если дядюшке и племяннику попалась слишком маленькая доза, тогда все ее планы придется менять. Если же она всыпала слишком много… Нет, она даже и мысли не допускала о подобном исходе.

Сделав шаг, она в ужасе остановилась. Мужчины развалились в креслах. Сон ли то? Или же… Боже! Почему они такие неподвижные?

Касси медленным шагом подошла к Джареду и застыла прямо перед ним. Нет, кажется, дышит, увидела она, чувствуя страшное облегчение.

И вдруг его глаза открылись, и он посмотрел прямо на нее. У нее от неожиданности и страха обмякли ноги. Его голубые глаза сверкнули, как меч при свете луны.

— Лу… лук… реция, — пробормотал он невнятно. — Какая… глупость…

Его губы снова сомкнулись.

Касси стремительно отвернулась от Джареда, пока он вновь не пришел в себя и не устремил на нее этот незабываемый взгляд. С чего ей пришло в голову, что она предала его? Это ее враг. И надо сделать все возможное, чтобы перехитрить его, если уж не удастся справиться с ним силой.

Сбежав по ступенькам веранды, Касси устремилась к дороге.

4

— Кассандра!

От неожиданности она замерла на месте. Сердце ее забилось сильнее, когда она увидела идущего навстречу человека.

— Папа!

Отец тоже остановился.

— С тобой все в порядке? Лакуа сказала мне, что ты упала.

— Ничего страшного, споткнулась и немного ушиблась. Пустяки! — Она быстро оглянулась. — Зачем ты пришел? Тебе нельзя сюда.

— Ты упала и ударилась, — просто ответил он. — Как я мог не проведать тебя?

— В доме англичане.

— Знаю.

Схватив отца за руку, Касси увлекла его с тропинки в кусты.

— Уходи сейчас же! Иди в деревню.

— Не могу, — сказал он все тем же спокойным тоном. — Я не могу прятаться. И без того я одиннадцать лет вел себя как последний трус.

— Прятаться от безумца, жаждущего убить тебя, — это не трусость.

— Он не безумец, а борец за справедливость. — Взгляд отца устремился к дому. — Наверное, Джаред ненавидит меня?

Вспомнив ледяной взгляд синих глаз, Касси невольно вздрогнула.

— Уходи немедленно.

— Настолько сильно? — поморщился он.

Взяв отца за руку, Касси повела его сквозь заросли к дороге.

— Думаю, нам надо уехать с этого острова. Мне давно хотелось переехать в Мауи, поискать кобылу для Капу, а тебе, должно быть, надоело рисовать одни и те же вулканы. Поезжай и найди какой-нибудь другой остров.

— Где мы могли бы затаиться?

— Только на какое-то время. А когда Дейнмаунт уедет, мы вернемся сюда.

— Ты надеешься, что он оставит нас в покое? И не станет больше разыскивать?

Касси не хуже отца понимала, что англичанин не из тех, кто бросает дело на полпути.

— Но есть же и другие красивые острова.

— Только не для меня. — Они вышли на дорогу, отец остановился и обернулся к ней. — Ты много времени провела с этим парнишкой?

— Парнишкой? — нахмурилась Касси, не понимая, о ком идет речь.

— Дейнмаунтом. — Он пожал плечами. — О, Господи! Это слово сорвалось у меня с языка. Джаред запал мне в память таким, каким я его знал много лет назад. Парнишкой. И сейчас мне трудно представить его взрослым мужчиной. Но даже в детстве он казался крепким орешком. И сейчас он, наверное, в этом смысле совершенно не изменился?

Она не могла найти более подходящих слов, так точно характеризующих Джареда.

— Да.

— Ты не могла бы вызвать его ко мне прямо сейчас?

— Нет, потому что он собирается убить тебя.

— Но ты и Лани останетесь в полной безопасности, если я уеду во Францию? Такой человек, как он, не станет причинять вреда ни в чем не повинным людям?

Касси на какое-то время потеряла дар речи.

— Во Францию? — наконец переспросила она.

— К другой стороне острова причалил американский корабль. Сегодня в полночь он отплывает в Бостон. Камахамеха попросил капитана взять меня и снабдил деньгами, чтобы я мог добраться из Бостона до Парижа. И он пообещал заботиться о тебе до моего возвращения. — И уже совсем другим тоном отец добавил. — Он рад избавиться от меня. Мой отъезд поможет устранить массу сложностей.

Касси почти не слышала, о чем он говорил, она пыталась осмыслить сказанное им в самом начале.

— Почему ты собираешься ехать именно во Францию?

— Там Рауль Камбре. Я разыщу его. Мне надо узнать..

— Что?

— Такой ли я глупец, каким кажусь себе сейчас. У меня в деревне оставалась масса времени для раздумий. Рауль считает себя моим другом, но тогда почему Дейнмаунт отыскал меня? После отплытия из Марселя мой след должен был затеряться…

— Ты считаешь, что Камбре предал тебя?

— Не знаю. Мне все это надо выяснить. Только Рауль знал, что я отправился на Таити. — Он нахмурился. — Нет, неправда. Он мог сказать Жак-Луи Давиду.

— А это кто?

— Художник… — Голос его оставался совершенно бесцветным. — Да, он мог сказать Давиду. Они всегда были близкими друзьями.

— Но какая разница? Все равно, это в прошлом.

— Но не для меня. — Отец снова посмотрел на дом. — И не для него.

— Тогда забудь о Камбре. Тебя должен беспокоить только Дейнмаунт.

— Я не могу больше прятаться. — Он повернулся к ней. — И я устал скрывать тебя. Ты должна вернуться в Париж, посещать балы, воспитанные молодые люди будут ухаживать за тобой.

— Я свободна на острове. Мне нравится здесь. Что мне делать на балах? Я понятия не имею, как себя вести…

— Вот именно. В этом все дело. — Он погладил ее по щеке. — Бедная моя малышка. Боюсь, я оказал тебе дурную услугу, держа возле себя. Клара права, ты не должна вести такую жизнь.

Почему отец вдруг заговорил о каких-то развлечениях, когда в опасности его жизнь?

— Поезжай в Мауи, — попросила она. — Незачем тебе искать этого Камбре.

— Если Камбре использовал меня в своих целях, то я спокойно выдам его Дейнмаунту. — Отец глубоко вздохнул. — Хотя один Бог знает, успокоится ли душа его одной смертью после всего, что случилось в Данью.

— О чем ты говоришь?

Шарль покачал головой.

— У нас уже нет времени на разговоры. Мне надо идти. Капитан не будет меня дожидаться.

— Минутку! — Она схватила его за руку. — Подожди! А что ты сделаешь, когда найдешь Камбре?

— Я же сказал, приведу его к Дейнмаунту.

— Ты с ума сошел? Неужто ты думаешь, что он, подобно овце, пойдет с тобой прямо на заклание к разъяренному Джареду? — Она вспомнила взгляд гадюки, которым одиннадцать лет назад смотрел на нее Камбре. — Он убьет тебя сам.

— Вполне возможно. Может, он тоже вынужден скрываться. — Шарль наклонился и нежно поцеловал дочь. — Будь здорова, Кассандра. Присматривай за Лани.

— Если ты поедешь, то и я с тобой.

— Чтобы защитить меня от Рауля? — Он покачал головой. — Оставь, моя хорошая. Это уже не твоя забота.

— Но я нужна тебе.

— Нет, Это слишком опасное дело. Рауль умный человек. Я даже не представлял, насколько он сообразителен. Я не сомневаюсь, что он в период правления Наполеона снова добьется того же влияния, что и во время Французской революции.

— Тем более я должна поехать с тобой, — Касси нетерпеливо сжала его руку. — Подожди меня здесь. Я только предупрежу Лани, чтобы она…

— Нет, Кассандра, — испуганно проговорил Шарль.

— Не возьмешь меня сейчас, отправлюсь следом за тобой.

— Я скажу капитану, чтобы он не брал тебя ни в коем случае. — Шарль высвободил руку и светло ей улыбнулся. — Не беспокойся, моя девочка. Со мной ничего не случится. Не успеешь оглянуться, как я уже вернусь к тебе.

— Папа! — Сжав кулаки, Касси смотрела отцу вслед. Почему он не прислушался к ее словам? Никогда еще она не видела его настроенным столь решительно. Прежде ей удавалось переубедить его, а сейчас — когда речь шла о жизни и смерти — он вдруг заупрямился. Бежать следом на корабль? Нет, это напрасная трата времени.

Но и оставлять его один на один с этой гадюкой Камбре тоже нельзя! Отец мечтатель, и его радужные представления сразу же развеются при столкновении с жестокой действительностью. И тогда охотник превратится в жертву.

Отец скрылся из виду, а Касси медленно повернулась и пошла к дому. Одному ему не справиться с Камбре. В этом она нисколько не сомневалась. И теперь самое главное — придумать, как уберечь отца от мести Джареда. Но для начала придется сделать все, чтобы Дейнмаунт не помешал отцу уехать. Камбре — угроза пока довольно отдаленная, а англичанин — сиюминутная.

Лани сидела на веранде, увидев Касси, она стремительно поднялась со стула.

— Что случилось? Почему ты так быстро вернулась?

— Я встретила папу на тропе. — Касси обеспокоенно покосилась на Джареда и Бредфорда. Лани постаралась устроить их поудобнее, подложив им под головы подушки. Ни тот, ни другой не выглядели бледными, напротив, они производили впечатление мирно спящих людей. — А как они? Тебе не показалось…

— Нет, ты всыпала не такую уж большую дозу, — успокоила ее Лани. — Сон не очень глубокий. Я беспокоилась, не проснутся ли они прежде, чем ты успеешь вернуться, не отправятся ли вдогонку за тобой в деревню.

— Нельзя, чтобы они вышли отсюда до утра, — нахмурилась девушка. — Папа собрался сегодня ночью уплыть во Францию на корабле.

Ей показалось, что Лани ждала от ее отца подобного решения.

— Тогда ты права, позаботимся, чтобы Шарль мог уехать беспрепятственно.

Касси подумала, что Лани могло обидеть невнимание отца — был совсем рядом и не попытался попрощаться с ней.

— Он страшно спешил. И сказал, что скоро вернется. Ему нужно найти человека, который…

— Тсс, — улыбнулась Лани, — ты, кажется, пытаешься оправдать его? Не надо. Я знаю, он не собирался оставлять меня. Шарль хороший человек и желает мне счастья.

Касси почувствовала облегчение. Только сейчас она осознала, как ее задели слова Дейнмаунта об отношении отца к Лани. Окажись она на месте подруги, то вряд ли проявила бы такую же терпимость.

— Он попросил, чтобы Камахамеха позаботился о нас.

— В этом нет никакой необходимости, — ворчливо заметила Лани. — Разве островитяне могут нас обидеть?

Касси покачала головой.

— Он не разрешил мне поехать с ним. А Франция так далеко. И до нее непросто добраться.

— Придумаем что-нибудь. — Лани двинулась к дверям. — Пойду скажу старухе, что англичане заснули на веранде и ей не следует беспокоить их. Какое счастье, что она угождает им. Я скоро вернусь, и мы посидим здесь вместе.

— Хватит того, что я буду с ними. Ты оставайся в доме и следи, чтобы Клара не вошла сюда.

Дейнмаунт вдруг шевельнулся.

Касси встревоженно посмотрела на него, но Джаред так и не открыл глаз. Ей повезло. Она еще не успела приготовиться к тому, чтобы удержать его.

— Лани, тебя не затруднит принести из конюшни веревки?

Лани кивнула.

— Неплохая мысль. Посмотрю, удастся ли мне пройти мимо охранников в саду.

Лани вышла, Касси медленно села в кресло и принялась вглядываться в лицо Дейнмаунта. Даже во сне он выглядел настороженным и готовым к нападению. Что же будет, когда он проснется?

Но об этом еще есть время побеспокоиться. Вытянувшись в кресле, Касси попыталась расслабиться. Скоро незваные гости откроют глаза. Пока они спят, она должна хорошенько все продумать.

За те долгие минуты, что она просидела возле Дейнмаунта, он несколько раз пошевелился. И всякий раз у Касси перехватывало дыхание, он засыпал снова, и она облегченно вздыхала. В три часа ночи он наконец окончательно проснулся.

Касси замерла.

— Боже! Ты отравила меня!

— Нет, — быстро ответила она. — Только усыпила.

— Только?

— Мне пришлось.

— Уверен, что Лукреция Борджия сказала то же самое, когда травила своих недругов ядом.

Лукреция. Так вот кого он имел в виду, когда пробормотал это имя.

— А вот Лани сомневается, в самом ли деле Лукреция воспользовалась ядом. И я, кстати, тоже. Тем более вам досталось совсем немного лауданума в сладком пироге.

— Лауданум? А если бы я съел еще несколько порций? Ты не боялась отравить нас?

Касси скрестила руки на груди, приготовясь отразить его выпады.

— Но разве у меня был другой выход?

— В таком случае, счастье, что я вообще открыл глаза, — сказал Джаред с ледяным спокойствием и посмотрел в сторону Бредфорда. — А как он?

— Он тоже скоро проснется.

— Чем раньше он проснется, тем лучше. — Джаред снова перевел ледяной взгляд на нее.

Господи, как же он рассердился. Голос его стал низким, лицо непроницаемым, но Касси чувствовала ненависть под внешним спокойствием.

— Не угрожайте мне. Я вас не боюсь.

— Если ты… Что за дьявольщина! — Джаред попытался встать и не смог. Он с силой дернулся, но веревки крепко держали его запястья. — Ты связала нас?

Теперь Джаред уже не пытался сдержать гнев, и Касси с трудом удалось подавить страх, вспыхнувший в груди.

— Да, — отозвалась она, изо всех сил пытаясь придать голосу спокойствие. — И руки, и ноги тоже. — И, уже чуть осмелев, прибавила: — Как поросенка для жарки.

Джаред прекратил попытки вырваться.

— И когда же вы ожидаете своего отца, мадам Борджия? Вы меня приготовили на заклание ему?

— У моего отца никогда не поднимется рука на беспомощного человека.

— Как и у его дочери, которая, подсыпая яд, даже не представляет, какая порция может оказаться смертельной.

— А что бы вы сами делали на моем месте, если бы знали, что человеку, которого вы любите, угрожает смерть? Неужели не помешали бы этому любым способом?

— Я бы попытался для начала выяснить… — Он покачал головой. — Да нет, я бы, пожалуй, сделал бы то же самое, — честно признался он.

Его прямолинейность заставила ее последовать примеру Джареда.

— Я очень старалась сыпать поменьше, и мы с Лани постоянно наблюдали за вашим сном.

— Какая предупредительность! — Его губы скривила саркастическая усмешка. — Так ты не ответила. Когда должен появится Девилл?

— Он не придет. Я уже встречалась с ним. — Касси помолчала. — И сейчас его уже нет на острове.

— И ты думаешь, я поверю твоим россказням?

— Нет, не думаю. Вы с Бредфордом, конечно, потратите массу времени, расспрашивая островитян и Камахамеху. Но узнаете не многим больше, чем сейчас. Король очень хотел помочь моему отцу и сделал все, чтобы тот смог уехать.

Джаред изучающе смотрел на нее.

— Начинаю верить, что ты говоришь правду, хотя кое-какие сомнения у меня все же остались. Ты просто хочешь дать ему время как следует замести следы, чтобы я не смог найти его где-нибудь поблизости, на соседнем острове.

— Я действительно хотела дать ему время спокойно уехать во Францию, хотя убеждала отправиться в Мауи. Но он не захотел. Корабль, бросивший якорь по другую сторону острова, отплыл в Бостон нынешней ночью. А оттуда отцу не составит труда добраться до Парижа.

— Тоже похоже на правду, — пробормотал Джаред. — И что он собирается делать во Франции?

— Искать Рауля Камбре.

Выражение его лица стало каменным.

— Ну да! Подобное тянется к подобному. Побежал искать защиты у такого же убийцы?

— Мой отец совсем не такой, как этот Камбре, — с отчаянием проговорила Касси. — И он побежал не помощи искать. Ему надо убедиться, друг ли ему Рауль, не заблуждался ли он по его поводу. Узнать, не… — Она оборвала себя, заметив недоверчивое выражение на лице Джареда. Ей все равно не удастся переубедить его, незачем тратить на это душевные силы. — Какая разница, куда и зачем он поехал!

— Мне придется снова искать его. Где он остановится во Франции?

— Понятия не имею.

— Но какие-то догадки у тебя есть?

— Возможно. — Но Касси на самом деле могла бы наскрести в памяти лишь ничтожную горстку сведений о Камбре, которого видела-то много лет назад и всего лишь в Марселе. Еще отец назвал ей одно имя — Жак-Луи Давид. Но жив ли этот художник? Касси не знала даже этого. — А может, и нет.

— А теперь вопрос по существу: почему ты рассказала мне обо всем?

— Потому что не хочу, чтобы вы с Бредфордом тратили зря время, мы могли бы уже сразу двинуться в Европу.

Несколько минут он молчал, онемев от неожиданности.

— Мы? — раздельно переспросил он, чтобы убедиться, что не ошибся.

Касси набрала побольше воздуха и выпалила на одном дыхании:

— Да. Я собираюсь отплыть вместе с вами. Выражение его лица снова стало непроницаемым.

— Что-то не припомню, чтобы тебя приглашали на корабль. Не вижу смысла мне везти тебя с собой.

Касси предвидела, что он задастся этим вопросом, и приготовила ответ заранее.

— Затем же, зачем ты держал меня здесь взаперти. Чтобы заманить в сети отца.

— Какая ты вдруг стала послушная! Сомневаюсь, что ты на самом деле собираешься выступить в роли приманки.

— Нет, конечно. При первом же удобном случае я убегу от вас. Я просто сказала, на что могу пригодиться. Но я не обещала помогать вам довести до конца ваш коварный замысел. — Касси посмотрела ему прямо в глаза, и ей показалось, что прямота, с которой она высказалась, несколько обескуражила его. На губах Джареда заиграла легкая усмешка.

— Да, вижу. Ты воспользуешься моими услугами, а затем, улучив момент, улизнешь.

Касси кивнула.

— Корабли останавливаются здесь нечасто. Может пройти несколько месяцев, прежде чем появится следующий. Невозможно добраться до Франции другим способом.

— А ты непременно хочешь быть во Франции?

— Мне надо помочь отцу. Я не хочу, чтобы он погиб. Камбре — страшный человек. Он способен на все. Я не доверяю ему.

— Как и мне?

— Разумеется.

— И ты собираешься спасти отца от нас обоих? — Джаред покачал головой. — Какая самонадеянность! По крайней мере развяжи меня, и мы обсудим твое положение.

Касси покачала головой.

— Но почему нет? — вкрадчиво спросил Джаред. — Если отец на самом деле отправился на корабле, тебе нечего бояться за него.

— Я хочу подождать до рассвета, чтобы окончательно убедиться, что ему ничего не грозит. Только после этого я освобожу вас.

Касси видела, насколько Джареда взбесил этот вариант.

— Я не могу сидеть здесь связанным, — выдавил он сквозь зубы. — Не выношу чувствовать себя беспомощным.

Кто же сомневался! Тот, кто каждую минуту контролирует себя и все, что происходит вокруг, должен быть вне себя, когда не в состоянии даже пальцем шевельнуть. Путы на руках и ногах, как ни странно, вывели Джареда из себя больше, чем сознание, что Касси могла нечаянно отравить его.

— До рассвета.

— Нет! Сейчас! Я… — Он замолчал, увидев упрямое выражение, появившееся на ее лице. — Я окликну своих часовых, и они прибегут ко мне на помощь.

— А я заглушу крик подушкой. Мне этого не хочется, — добавила она с отчаянием в голосе, — но ты меня вынудишь пойти на этот шаг.

— Какой же я отъявленный негодяй. Вынудил тебя отравить нас, связать и, наконец, задушить.

— Не кричи и никто не станет затыкать тебе рот подушкой. А то, что вы негодяй, в этом у меня нет сомнений.

— А кто же еще?! — Он откинул голову на спинку кресла. — Но ты даже не представляешь, насколько велика глубина моего падения. Впрочем, надеюсь, тебе представится такая возможность.

Сердце ее глухо забилось в груди.

— Так ты возьмешь меня с собой?

— Да. — Его глаза холодно сверкнули при свете луны. — Если Девилл двинулся во Францию, мне понадобится заложник.

— О чем я и говорила.

— Если, конечно, ты не пытаешься увести меня от него подальше, как это случилось в горах.

Касси сокрушенно вздохнула.

— Неужто ты будешь тратить время на бессмысленные расспросы?

— Прошу прощения, что так любопытен, но с моей стороны стало бы величайшей глупостью доверять женщине, которая обвела меня вокруг пальца в горах, затем опоила зельем да еще пригрозила задушить.

Касси задумалась.

— Да, конечно, ты прав. У тебя нет оснований верить мне на слово. Думаю, что… — С удивлением оглядев ее, Джаред вдруг расхохотался.

— Ты думаешь! Самые удивительные слова, которые довелось мне от тебя услышать. — Тут его взгляд упал на веревки, и брови его гневно сошлись на переносице. — Ты знаешь, что я тебе не прощу этих веревок. И припомню при случае. Я весьма мстительный мужчина.

Касси облизнула пересохшие губы.

— Я не так глупа. И прекрасно понимала, на что иду. Не сомневайся, что я все сначала продумала.

— Что ж, буду сидеть и смотреть на эти путы… — Взгляд его пробежал по ее лицу. — И обдумывать все способы, которыми мужчина всегда заставит женщину почувствовать себя беспомощной. Я знаю очень много таких приемов, Касси. Перечислить тебе хотя бы некоторые из них?

Она почувствовала, как вспыхнули щеки.

— Нет.

— Ты предпочитаешь неожиданность?

Она ничего не ответила.

— Весьма неразумно ехать вместе со мной. Я не собираюсь оказывать тебе знаки уважения. Ты поняла меня?

— У меня нет выбора. И мне придется ехать на «Жозефине».

— Ты уяснила, что я имею в виду? — настойчиво повторил Джаред.

— Я не дура. Ты собираешься переспать со мной.

— При первой же возможности.

— И таким образом наказать меня?

— Отчасти. — Он перевел взгляд с ее лица на грудь. — А еще и потому, что с тех пор, как увидел тебя на берегу, все время думал о том, как тесно пришлось бы мне, если бы я вошел в тебя.

Касси вдруг ощутила, как мускулы ее живота непроизвольно сжались, и на какой-то миг она вообще лишилась дара речи. Джаред пристально разглядывал узлы, стягивающие его запястья.

— Тебе было бы лучше, когда мы окажемся вместе, если бы ты сию минуту развязала меня. Все это настолько бесит, что я не смогу удержаться, чтобы не припомнить. — Джаред снова посмотрел на Касси и негромко проговорил: — Я запомню, сколь беспомощным чувствовал себя, какое невыносимое отчаяние я испытывал. Поверь, тебе не захочется пережить все это так же, как сейчас мне.

— Но этого не произойдет, потому что я не собираюсь позволять… — Встретив его взгляд, она встряхнула головой. — Я не могу развязать вас. До рассвета.

— Как хочешь. — Он закрыл глаза. — Но ты пожалеешь об этом, и очень сильно.

Наступило молчание. Ни звука. Только легкий посвист ночных птиц на деревьях в саду. Невероятно, но ей показалось, что он снова заснул. Как ему это удалось, когда сама Касси едва сидела от переполнявшего ее напряжения?

— Ты ведь и сама знаешь, что Девилл не заслуживает прощения…

Касси вздрогнула от неожиданности, когда Джаред вдруг заговорил. Как это ей могло прийти в голову, что он спит? Он всего лишь хотел немного утишить гнев и приготовиться к следующему сражению.

Продолжая свою мысль, Джаред добавил:

— Он предатель и убийца. Забудь о нем. Оставайся здесь, в своем райском саду на земле, и катайся на своем чертовом жеребце.

— Шарль не убийца. Он не способен на такое.

— Своими руками — может быть. Я же тебе сказал — он предатель. Настоящий Иуда. И сколько сребреников получил Девилл за свое гнусное дело, Касси?

— Не понимаю, что ты имеешь в виду?

— Я говорю о Данью. Что же еще? Почему он… — Джаред замолчал, увидев удивленное выражение ее лица. — Боже, да ты же не знаешь ничего! Он не рассказывал тебе?

— Я уверена, что ему и сказать-то было нечего.

— Боже! Он и словом не обмолвился о случившемся, — Джаред невесело рассмеялся. — Позволив тебе рисковать жизнью ради его спасения, Шарль даже не удосужился объяснить, из-за чего он вынужден прятаться.

— При встрече он мне расскажет все, — уверенно проговорила Касси. — У нас не было времени.

— За одиннадцать-то лет?

— Ему хотелось, чтобы все случившееся во Франции осталось там, в прошлом, и он не желал к нему возвращаться даже мысленно, — быстро сказала она. — Но совсем не из-за того, что он поступил плохо.

— Ты по-прежнему не веришь, что он виноват?

«… один Бог знает…»

Касси попыталась отогнать от себя эту фразу отца. Нельзя даже и мысли допустить, что он способен совершить какой-то бесчестный проступок, не говоря уже о предательстве.

— Нет, конечно. Он очень добрый и мягкий человек.

— Иуда.

— Нет!

— Я видел его. — Тон его стал безжалостным.

— Значит, ты обознался.

— Как ты можешь судить, если ничего не знаешь о случившемся в Данью? Рассказать тебе?

— Я не поверю ни единому твоему слову.

— Обманщиком и лгуном я никогда не был. — Джаред криво усмехнулся. — В отличие от твоего дорогого папочки я считаю, что тебе следует ясно понимать, на защиту кого ты встала горой.

«Справедливый ли он человек, как ты считаешь?» — спросил ее отец.

Тогда она ответила утвердительно. Но сейчас связанный Дейнмаунт мог судить более предвзято.

— Боишься услышать правду? — язвительно спросил он.

— Смотря что называть правдой.

— Тогда суди сама. — И, не отводя взгляда от ее глаз, он начал рассказ, выговаривая каждое слово с такой твердостью, будто вколачивал гвозди в ее мозг. — Данью — место, где располагалось поместье двоюродного брата моего отца, Пауля Бразнье, графа де Талайзье и его жены Габриеллы. И когда началось все это безумие бешеных и якобинской диктатуры, когда священник Жак Ру обличал «аристократию имущих», требуя, «… чтобы серп равенства прошелся по головам богатых», когда принялись охотиться за ними, дядя никак не мог поверить, что его тоже коснется это бесчинство. Он решил остаться на той земле, где родился, в надежде, что мародерство не коснется их семьи. За два года до того у них родилась девочка, и Габриелла боялась, что переезд повредит здоровью ребенка. Мой отец отправился во Францию с решимостью убедить их уехать в Англию, пока не поздно. В ту самую ночь, когда мы приехали, соседнее поместье уже было сожжено дотла, а его владельцев заковали в цепи, увезли в Париж, где их и отправили на гильотину. — Он горько улыбнулся. — Расправа над близкими знакомыми убедила даже моего дядю Пауля. Он согласился, чтобы отец вывез его с семьей. Перед отъездом из Англии отец разузнал адрес молодого художника, который до этого помог скрыться одной семье. Этого художника звали Шарль Девилл.

Отец отправился за ним. А мы спрятались в подвале одного загородного дома, оборудованном под комнату. Приехал Девилл. Он согласился помочь нам и принялся составлять план побега. В бухте у отца наготове стоял корабль, но туда нужно было еще добраться. Две недели ушло у Девилла на подготовку документов. И еще два дня, чтобы подкупить морских охранников. После чего мы могли тронуться в путь. — Джаред помолчал. — Когда я посмотрел на него из окошка экипажа, он показался мне напуганным и потерянным. Но я подумал, что он просто озабочен. Обычно твой отец неизменно оставался очень милым. Никому из нас и в голову не могло прийти, что он палач.

— Он не палач.

— Нет? Вряд ли ты переубедила бы моего дядю и его жену, когда те стояли на коленях под отточенным тяжелым ножом гильотины, положив головы на плаху. Так вот, не успели мы отъехать и двадцати миль от дома, как нас задержали представители Комитета общественного спасения. Солдаты доподлинно знали, кто в экипаже. Моего дядю и его жену увезли в Париж, собирались казнить и ребенка, но вмешался отец. Что касалось нас, то они получили особое распоряжение, и поэтому позволили забрать ребенка с собой.

— Наверняка они не решились бы убить младенца.

— Думаешь? Во время Французской революции и казнь безвинного ребенка приравнивалась к доблести, если его родители аристократы, заслуживающие только смерть.

Касси содрогнулась. В те годы она была слишком мала, чтобы осознать весь ужас трагедии, разыгравшейся вокруг. А то грубое смакование подробностей гибели невинных людей, со слов Клары, оставляло впечатление кошмарного сна. Но реальность оказалась страшнее любой фантазии.

— Отец не имел никакого отношения к их аресту.

— Иуда, — категорически повторил Джаред. — Когда нас снова вернули в дом, Девилл во дворе разговаривал с человеком, отдававшим приказы солдатам.

— Значит, его тоже посадили в тюрьму.

— Он мертвенно побледнел, увидев нас, отвернулся, вскочил на лошадь и поскакал прочь. Его никто не задерживал. — Отчаяние звучало в голосе Джареда. — И наверняка этот Иуда стал намного богаче, чем до нашего приезда.

— Нет, это какое-то трагическое совпадение. Я верю, что всему найдется объяснение, — прошептала Касси.

— Ты их получила. Но отказываешься верить. Касси несогласно покачала головой.

— Такого просто не может быть. Существует другой ответ. Кто был тот человек, с которым он разговаривал?

— Рауль Камбре.

— Он был военным?

— Нет. Как мне позже удалось выяснить, Камбре помогал Комитету общественного спасения, занимавшемуся поиском и уничтожением врагов. Но он был всего лишь приспешником главных убийц и старался держаться в тени, не привлекая внимания к своей персоне и прибирая к рукам богатства аристократов, отправляя их на гильотину. Камбре держался на гребне грабежей до тех пор, пока волна не спала. Как только обезглавили Робеспьера и террор прекратился, он просто исчез. — Джаред встретил ее взгляд. — Как и твой отец.

— Я уже говорила, что у моего отца не могло быть ничего общего с ним. — Схватив себя за плечи, Касси крепко стиснула их, чтобы Джаред не заметил, как она дрожит. — Если тебе так необходимо возмездие за случившееся, то убей этого Камбре. Вот кто виновник всего.

— Христиане обвиняли более всех Иуду, а не палачей.

Касси вздохнула и произнесла вздрагивающим голосом:

— Мне очень жаль, что ваших родственников убили, но я…

— Казнили, — поправил Джаред жестко, — но не только моих родственников. Убили и моего отца.

— Но вы же сами сказали, что солдаты получили другой приказ, — ошеломленно проговорила она.

— Мой отец был бесстрашный человек и позволил себе говорить с Камбре с презрением, и Рауль отдал приказ увезти его в лес и изрубить на куски. И на моих глазах исполнили его распоряжение.

— Пожалуйста, — она закрыла глаза, пытаясь отогнать явившуюся перед ее глазами картину. — Я больше не могу вынести.

— Никаких подробностей этой бойни я не собираюсь описывать. Считаю, ты услышала все, что надо.

Ясный, четкий рассказ Дейнмаунта заставил ее содрогнуться.

— И ты по-прежнему продолжаешь считать, что я лгу? — спросил он.

— Я верю, вы убеждены, что говорите правду.

— Боже! — Он с недоверием оглядел ее. — Неужто даже эти чудовищные факты не убедили тебя?

— У вас нет свидетелей, — голосом, в котором звучало отчаяние, проговорила Касси.

— Но я сам видел Шарля.

— А я верю отцу, — прошептала Касси. — И даже если бы я сомневалась — он мой самый родной человек. И я не позволю вам убить его. Это все какая-то ужасная ошибка. В жизни их все совершают. И надо их прощать.

— Это преступление. — Его губы изогнулись. — И я не прощу, пока не расплачусь сполна.

— А если бы твой отец ошибался? Он посмотрел на нее с удивлением.

— Мой отец?

— Вы сказали, что были тогда еще мальчиком. Правильно ли он поступил, взяв вас туда, где лилась кровь и смерть угрожала каждому?

— Я сам настоял на поездке.

— Он не имел права соглашаться. Вас могли убить, и это лежало бы полностью на его совести. Как это глупо!

— Речь идет не о моем, а о твоем отце.

— Я вообще не хочу говорить ни о чем, — Касси откинулась на спинку кресла, прилагая все усилия, чтобы не разреветься. — Мы все равно не можем прийти к согласию.

Джаред помолчал, а потом довольно грубо и резко закончил:

— Да, ты права. Мне не удастся отговорить тебя остаться в этом земном раю. И какого дьявола стараться, если ты сама этого не желаешь? Не в моих правилах идти против судьбы. Я всегда принимал то, что она приносит. Излишние ухищрения — чистейшая глупость. — Он цинично улыбнулся. — Так что, если хочешь, поезжай с нами. Для тебя этот путь будет долгим и нелегким. Зато меня ты вознаградишь за все мои поиски.

Лани показалась на веранде с первыми лучами солнца, и Касси с облегчением вздохнула. Как хорошо, что рядом с ней будет лучшая подруга. Дейнмаунт теперь молчал, но Касси физически ощущала, как в нем кипит гнев и растет напряжение, хотя кресло Джареда стояло довольно далеко.

— Доброе утро, — холодно поздоровался Дейнмаунт с Лани. — Значит, и вы тоже участвовали во всем этом?

— Настолько, насколько Касси позволила. Но она ничего не сказала мне про лауданум. — Лани подошла к Бредфорду и заглянула ему в лицо. — Он должен уже проснуться, наверное, все дело в бренди…

— Я уже не сплю, — пробормотал Бредфорд. — Но просто не могу открыть глаза. У меня голова трещит, как расколотый кокосовый орех. — Он с усилием приоткрыл покрасневшие веки. — Но один только взгляд на вас устраняет боль. Вы выглядите как ангел Божий.

— Боюсь, вашим суждениям не следует доверять.

Вряд ли вы когда-либо имели дело с небесными созданиями, специализируясь более по… Бредфорд тяжело вздохнул:

— Какая жестокость… — Вдруг нахмурившись, он опустил глаза. — Что это? Ваша работа?

— Вина за наше пленение всецело лежит на совести мадемуазель Девилл, — пояснил Джаред. — Вкупе с лауданумом.

— Лауданум? Неудивительно, что у меня такая тяжелая голова.

— Думаю, не намного тяжелее, чем обычно по утрам. — Лани повернулась к Касси. — Пора их развязывать. Скоро проснется Клара.

Касси быстро кивнула. Слава Богу, ночной кошмар закончился.

— Сейчас мы уже в безопасности.

— Ошибаетесь, — мягко проговорил Дейнмаунт. — Теперь вы до конца дней будете опасаться меня.

Избегая его взгляда, Касси склонилась к ножке своего кресла и взяла в руки нож, принесенный заранее. Сначала она развязала Бредфорда.

— Спасибо, — вежливо отреагировал он. — Хотя думаю, что такая предосторожность в отношении меня излишня. Я отнюдь не воинственный человек.

— Это требует слишком много усилий и хлопот?

Бредфорд поклонился ей.

— Как приятно, когда тебя понимают.

Касси, приободрив себя, подошла к Дейнмаунту. Он молча вытянул руки. Какое-то мгновение она колебалась. Джаред уже не выглядел таким напряженным, но она чувствовала опасность, исходящую от него… словно ей предстояло войти в клетку пантеры или тигра.

Джаред вскинул брови.

— Ну же!

Касси взмахнула ножом. Быстро перерезав веревки на руках, она присела, освободила от пут щиколотки и тотчас же отскочила.

— Не бойся, — насмешливо улыбнулся он, вставая. — Я терпелив. И умею выжидать. Идем, Бредфорд. Мы возвращаемся на корабль.

— Прямо сейчас? — спросил дядюшка недоуменно. — Боюсь, я недопонимаю кое-чего. Наверное, я проспал самое интересное.

— По дороге я тебе все расскажу, — Джаред задержался на верхней ступеньке крыльца и обернулся к Касси. — Мне понадобится день для того, чтобы проверить, так ли все обстоит, как ты рассказала. Мои матросы останутся пока здесь, — он скривился, — хотя не думаю, что это принесет пользу. Вполне можно было бы обойтись и без них.

— Вы напрасно тратите время, — нетерпеливо ответила Касси. — Вам следовало бы готовиться к отплытию прямо сейчас.

— Если я пойму, что меня не обманывают, мы отшвартуемся сегодня ночью. К вечеру я пришлю кого-нибудь сообщить моим матросам о том, чтобы они прихватили тебя и твои вещи с собой.

Касси слышала вздох Лани, но не отвела взгляда от Дейнмаунта.

— Не беспокойся. Я буду здесь.

— Не об этом идет речь. — Он криво усмехнулся. — Ценю ваше нетерпение, но заложников полагается оберегать от возможных неприятностей.

Сопровождавший его Бредфорд так ничего и не понял. Касси и Лани смотрели им вслед, пока они не скрылись.

— Что все это значит? — спросила Лани.

— Мне придется поехать с ними. Больше нет корабля, — ответила Касси. — Рада бы избежать этого сомнительного удовольствия, но я должна быть вместе с отцом. Когда мы прибудем во Францию, я убегу от них.

— Мы, без сомнения, что-нибудь придумаем. Касси старалась не смотреть на Лани, чтобы подруга не увидела, какое облегчение и радость она испытала, услышав спокойное «мы». Значит, Лани поедет с ней. И все-таки она сделала жалкую попытку отговорить ее:

— Тебе не следует рисковать вместе со мной, — сказала она, чувствуя себя страшно одинокой. — Я не имею права подвергать тебя опасности.

— Вместо ненужной болтовни давай займемся укладкой вещей и придумаем, как утихомирить Клару, чтобы она не помешала нам. Шарль на всякий случай оставил мне около сотни фунтов. Это немного, но они окажутся весьма кстати. — Лани направилась к дверям. — У нас есть четверть часа до появления Клары, распорядимся ими с пользой.

5

—Думаю, ты не прав, — проговорил Бредфорд, когда ботик подошел к борту «Жозефины». — Девочку следовало бы оставить здесь.

— Мне нужен заложник, — насмешливо улыбнулся Джаред. — Тем более что эта леди обвела меня вокруг пальца.

— Какая она леди! Сущее дитя.

— Не вечно же ей оставаться ребенком, — трезво заметил Джаред. — Жизнь сама заставляет нас расти.

— Жизнь или Джаред Дейнмаунт?

Джаред промолчал.

— Ты собираешься затащить ее в постель?

— А что еще мне остается?

— И все потому, что она ухитрилась связать тебя? Джаред, она не знала, чем такой проступок ей грозит.

— Дело не только в этом.

— Мне тоже так показалось, — вздохнул Бредфорд. — Я почувствовал.

— Какой ты чуткий.

— Напрасно ты все это затеял. Ты потом пожалеешь.

— Почему?

— Ты справедливый человек, и тебя замучает совесть, если ты заставишь девушку расплачиваться за тяжкий грех ее отца.

— Со своей совестью я как-нибудь разберусь, но хочу тебе напомнить, что у нее есть и собственные поступки, совершенные против нас.

— Настолько ли они серьезные, чтобы силой уложить ее в постель?

— Я не собираюсь насиловать ее, — напрягся Джаред. — Ни одну женщину я не тащил в постель против ее воли. А ты уже второй раз твердишь об этом.

— Пока еще нет, — Бредфорд с сомнением покачал головой. — Но ведь можно найти какой-нибудь другой способ насилия. Она окажется полностью в твоей власти. И если ты, к примеру, станешь морить ее голодом, она вынуждена будет уступить.

— Она будет есть в свое удовольствие, — процедил сквозь зубы Джаред.

— Можно отправить ее на палубу к матросам. Не сомневаюсь, твоя постель после такого переживания покажется ей раем.

— Ты же знаешь, что я… Послушай, ты никогда прежде не выступал таким защитником женщин.

— Она храбрая. Мне по нраву ее смелость. Качество, которому никогда нельзя научиться. Оно дано от природы. И идет из сердца, а не от рассудка. — Он улыбнулся. — Но ты не волнуйся из-за меня. Напившись как следует, я забуду и про галантность, и про беспомощную невинность. Уверен, что как бы там ни было девушка темпераментна. — Он посмотрел на берег. — Может, это и есть то единственное место на земле, где все свято, нет ощущения греха…

— И где король хочет как следует вооружиться, чтобы уничтожить своих соседей. Наполеон готовит армию. То же самое делает и Камахамеха.

— Как ты откажешься от договора продать ему оружие после того, как помахал им, как морковкой перед конем, перед носом короля?

— Уплывем тайком. Вот почему мы должны вести расспросы очень осторожно.

— Ты по-прежнему сомневаешься в ее рассказе?

— Разумеется. Она готова на все, лишь бы спасти Девилла, — отозвался Джаред. — Но за тысячу миль от отца она бессильна. Ей необходимо находиться неподалеку от него.

— Похоже, ты весьма осведомлен о привычках леди, хотя и знаком с ней всего лишь несколько дней.

Он просто хорошо понимал ее. И эту безоглядную храбрость, которой восхищался Бредфорд. И ее порывистость, упрямство, напускную браваду, но более всего он понимал ее всепоглощающую преданность.

— Да, я ее немного узнал. Настолько, насколько это необходимо для совместного путешествия. Того, что случилось за эти несколько дней, хватило бы и на месяцы размеренной жизни.

— И ты уверен, что она рискнет всем ради отца?

— А ты разве так не считаешь? Бредфорд пожал плечами.

— Предпочитаю вообще не предаваться размышлениям. В такого рода обстоятельствах — это самое лучшее, что можно придумать. Выбирай, что делать, и решай сам, без моего участия.

— Именно это я и собираюсь сделать.

— Но не забудь снабдить меня бутылкой бренди в ночь, когда решишься взять ее. Крики будут раздражать меня и помешают спать.

— Постараюсь не забыть, — сквозь зубы проговорил Джаред. Господи, ну когда же Бредфорд перестанет язвить.

Бредфорд поклонился.

— Отлично. Благодарю тебя.

— Ты собираешься оставить меня одну среди этих варваров? — спросила Клара, стоя за спиной Касси.

Девушка заботливо расправила серое платье и уложила его в большой дорожный чемодан. Клара ворчала и бранилась весь день, с той самой минуты, как услышала об отъезде. Но Касси уже приготовилась к этому.

— Король позаботится о тебе. Если захочешь вернуться в Англию, попроси его, он договорится с капитаном, и тот возьмет тебя с собой.

— И эта вся благодарность? За все те долгие годы, которые я посвятила вам всем, содержа дом, ухаживая за тобой и отцом?

— Отца нет здесь. Хочешь дождаться благодарности, потерпи до его возвращения.

— А ты?

Касси скосила на нее глаза.

— Ты никогда не отличалась добротой ко мне, даже когда я была совсем маленькой. Иной раз мне казалось, что ты меня ненавидишь. Должна ли я быть признательна человеку за годы его придирок и ненависть ко мне?

— Все равно я нужна тебе. Возьми меня с собой.

— Я никогда в тебе не нуждалась. И я еду, чтобы помочь отцу. Тебе лучше держаться подальше от всего этого. — Касси закрыла чемодан и застегнула пряжки. — Наступили для нас нелегкие времена.

— И все из-за этой шлюхи, — провозгласила Клара. — Ты должна взять меня вместо нее. С того момента, как она появилась здесь, ты пошла по стезе греха, куда она коварно заманивала тебя.

Касси понимала, что ей не следует сейчас злиться и спорить с этой мегерой. Еще немного, и она освободится от нее. И все-таки она не удержалась, чтобы не возразить.

— Не могу с тобой согласиться. Я не встречала никого лучше Лани. И я была бы счастлива, будь ты хоть наполовину такой же замечательной, как она.

— Это проститутка!

— Замолчи! — Сверкая от ярости глазами, Касси повернулась к Кларе. — Я больше не стану терпеть от тебя подобных выходок. Не смей при мне оскорблять Лани. Я запрещаю тебе, слышишь!

— Запрещаешь? — Клара зловеще улыбнулась. — Тогда я пойду к этой Вавилонской блуднице и скажу, что о ней думаю. Ты считаешь ее образцом для подражания. Посмотрим, как ты запоешь, когда вы окажетесь в мире, где нет язычников. Над тобой, увидя вас вместе, все будут только смеяться, и ты сама отвернешься от нее первая. Я бы хотела присутствовать при вашем позоре. — Клара двинулась к выходу. — Именно так. Сейчас я твоей драгоценной Лани выскажу все, что у меня вертится на языке. Она… Что ты делаешь? — воскликнула домоправительница, когда Касси, схватив ее за руку, увлекла за собой. — Пусти меня!

Касси только крепче вцепилась в нее, утягивая к открытой двери умывальной комнаты. Это оказалось непросто. Клара умело сопротивлялась, пытаясь вырваться, она локтем ударила Касси в живот, у девушки от боли перехватило дыхание. Но все же она не выпустила Клару, собрав все силы, втолкнула ее внутрь и захлопнула дверь.

— Кассандра!

Девушка быстро повернула ключ в двери.

— Немедленно выпусти меня отсюда.

— Нет, Клара. Лани и без того непросто покинуть родной остров и близких ей людей. Я не позволю тебе еще и оскорблять ее. — Касси заколола растрепавшиеся волосы и подошла к кровати. Матрос уже отнес все остальные чемоданы в повозку. Этот придется тащить самой, чтобы никто не выпустил Клару до их с Лани отъезда. Касси почувствовала себя сильной, как Геракл. Одним поворотом ключа ей удалось освободиться от кандальной зависимости, которая страшным грузом висела на ней все годы ее жизни.

— Я погибну здесь! — закричала Клара. — Что, если меня не найдут?

— Какая чудная мысль! — пробормотала себе под нос Касси. Ей очень хотелось продержать ее в панике еще некоторое время, дать ей по-настоящему пережить мысль о смерти, но она все-таки не выдержала.

— Я попрошу Уму выпустить тебя после нашего отъезда. — Дьявольщина. Эту каргу следовало бы хоть немного постращать! — Ты ведь всегда недовольна Умой, не так ли? Только вчера ты снова отругала и наказала беднягу за ее хорошую работу. А ты знаешь, как мстительны эти дикари? Что, если она решит подержать тебя взаперти подольше?

Довольная улыбка озарила лицо Касси, когда в ответ на ее угрозы донесся крик негодования и страха из-за двери. Дубовая толстая дверь, ведущая в умывальную комнату, была достаточно крепкой и толстой. Она заглушала вопли Клары. Если Касси успеет выйти из комнаты до прихода Лани, то Клара просидит взаперти несколько часов. Но ее подруга так добра, что, не задумываясь, заслуживает того эта ведьма или нет, сразу выпустит ее.

Касси дотащила чемодан до середины гостиной, когда подошла Лани.

— Он слишком тяжел для тебя. Почему ты не позвала меня?

— Да не такой уж он неподъемный. Я вполне справлюсь сама.

— Это что, последний?

Касси кивнула:

— А где Ума?

Лани указала в сторону дороги.

— Стоит у повозки, хочет попрощаться с нами. Пора идти. Ты уже простилась с Кларой?

— Да.

— Тебе, наверное, нелегко пришлось?

Касси улыбнулась.

— Да нет, не особенно. С ней оказалось не так уж трудно… справиться.

— Она едет на Капу, — пробормотал Бредфорд, устремив взгляд на небольшую группу людей. Касси восседала верхом на своем жеребце. Следом за ними катилась повозка. — Не думал, что она приведет своего жеребца.

Пурпурные лучи заходящего солнца высветили как цвета эбенового дерева шелковистую шерсть Капу, так и темно-каштановые волосы Касси, забранные наверх. Она была в черном жакете и юбке для верховой езды и выглядела не менее прекрасной и чопорной, чем вчера, появившись к ужину.

Она придержала поводья перед дядей с племянником. Бредфорд выступил вперед.

— Ты собираешься взять с собой коня?

— Конечно. Кто же будет кормить и ухаживать за ним, если и я, и Лани уедем? Он никому не позволяет подходить близко.

— Лани? — Бредфорд только сейчас заметил женщину в повозке.

— А вы не ждали меня? — Лани спрыгнула на песок и, не слушая ответа, повернулась к матросу, замешкавшемуся на переднем сиденье. — Можете начинать разгрузку. И поаккуратнее с корзиной, где лежит трава. В нее не должен попасть песок.

Матрос скривился и проворчал что-то себе под нос.

Голос Лани, когда она снова заговорила, оставался все таким же мягким. Стальные нотки в нем только угадывались:

— И побыстрее, пожалуйста.

К удивлению Джареда, матрос повиновался.

— А зачем вы взяли с собой траву? — поинтересовался Бредфорд.

— Капу поездка на корабле вряд ли доставит удовольствие, — ответила Касси. — Надеюсь, знакомый запах и вкус немного успокоят его.

— Превосходная мысль.

Лани изучающе посмотрела на Бредфорда.

— Вы еще не протрезвились настолько, чтобы помочь в разгрузке? Нам надо поспешить. Касси считает, что Капу следует доставить на борт до наступления сумерек.

— Когда речь идет о помощи прекрасной леди, я трезв как стеклышко. — Он снял с повозки самый маленький саквояж. — Если, конечно, поручение не слишком обременительно.

— Уверена, что с этой сумочкой вы не надорветесь. Я поднимала такие грузы, еще когда только училась ходить, — нахмурилась Лани. — Касси сказала мне, что вы капитан на корабле.

Он слегка склонил голову.

— К вашим услугам.

— Тогда я постараюсь как можно скорее обучиться этому делу. У меня нет ни малейшего желания пойти ко дну из-за вашего пристрастия к бренди.

— Не беспокойтесь. В море я не беру в рот ни капли.

— Что-то не верится. Когда мы поднимемся на борт, вы покажете мне свои навигационные приборы и карту. — Бредфорд больше не возражал. Лани повернулась к Джареду. — Два заложника — лучше, чем один. Надеюсь, у вас нет возражений, что я присоединяюсь к вам?

— Конечно, нет. Любовница — приманка завлекательнее дочери. Единственное, что меня удивляет, так это ваше нетерпение принести себя в жертву. Но если уж вам так хочется — пожалуйста. Буду только рад. — Он помолчал. — До тех пор, пока вы не встанете у меня на пути.

— Я не собираюсь путаться у вас под ногами. — Лани смотрела на ботик, поджидавший их.

Джаред повернулся к Касси, девушка пыталась придать себе уверенный вид.

— Я беру с собой Капу, — решительно проговорила она. — Я понимаю, что он доставит массу хлопот, но у меня нет другого выхода.

— Похоже, у вас довольно странные представления о тех привилегиях, которыми пользуются заложники. К вашему сведению, диктуют условия не они.

— Я беру его, — голос Касси звучал непреклонно. — А вы можете требовать от меня удовлетворения всех своих притязаний. Он едет с…

— Я и не думал возражать. — Джаред шагнул и погладил Капу. — Скорее даже доволен, быть может, мне удастся убедить тебя продать его мне. У меня только один вопрос.

— Какой же? — нетерпеливо спросила она.

— Каким образом мы поднимем его на борт? Здесь нет бревен, чтобы сколотить плот, а корабль бросил якорь в доброй миле от залива.

— Так же, как привезли его сюда. — Она спешилась и достала из повозки кожаную подпругу и уздечку. — В такой конской упряжи его легче будет втягивать на палубу.

— До чего же легко, — иронически усмехнулся Джаред.

— Не так уж и просто, но можно.

— Во-первых, я не уверен, сможет ли конь проплыть милю. А во-вторых, не забьет ли он всех нас, когда мы попытаемся втащить его на палубу на веревках.

— Но другого способа нет. — Касси расстегнула ремень у седла и сняла его с Капу. — Мы с ним часто заплывали довольно далеко. Воды он не боится.

Джаред нахмурился и еще раз похлопал Капу.

— Но если что-то его испугает, ты не сможешь удержать его.

— Смогу. Я сильная. Джаред покачал головой.

— Садись в ботик. Лучше, если я попробую.

— Нет. — Она бросилась к жеребцу, загораживая его от Джареда. — Это мой конь. И я отвечаю за него.

— Ради Бога! Я не собирался забирать его у тебя. Только сумасшедшему придет в голову мысль, что мне может доставить удовольствие плавание на перепуганном жеребце. Дело не такое простое, как тебе кажется. И лучше, если ездок будет посильнее.

— Это мой конь, — Касси повернулась к Джареду спиной и взяла в руки поводья. — Забери с собой седло и плыви к кораблю. Приготовь ворот к подъему Капу. Я останусь здесь и дождусь, когда вы подниметесь на борт. Если к тому времени стемнеет, зажги фонарь и трижды помахай им.

Его губы недоверчиво изогнулись.

— Ты хочешь остаться одна на берегу?

— Я не собираюсь убегать. К тому же с вами будет Лани. Неужели ты думаешь, я брошу ее?

— Я не боюсь, что ты убежишь, черт тебя побери. Но это слишком опасно. Ты не можешь…

— Мы напрасно тратим драгоценные минуты. — Касси перекинула поводья и принялась снова застегивать подпругу. Жеребец повел головой и слегка переступил ногами. — Вот видишь, он уже начинает нервничать.

— И будет дергаться еще больше, когда его потянут веревками на палубу, — грубо заметил Джаред. — Тебе повезет, если он не начнет биться, когда вы окажетесь у самого борта. Я бы смог удержать его, но тебе это вряд ли будет под силу… Что ты делаешь?

— Снимаю одежду, — Касси расстегнула жакет и сбросила его, оставшись в одной тоненькой хлопчатобумажной сорочке и юбке. — Этот костюм для верховой езды слишком тяжелый. Он будет только мешать. —

Она тут же скинула на песок и юбку. Шагнув в сторону от нее, взялась за тесемки нижней юбки.

— Подожди! — Он бросил взгляд на ботик, четверо матросов с усмешкой наблюдали за происходящим. У Бредфорда тоже глаза полезли на лоб от изумления. Только выражение лица Лани осталось по-прежнему невозмутимым. — Ты же не можешь раздеваться на виду у всех.

— А почему нет? — Нижняя юбка тоже упала на песок. Держась за Капу, она сняла ботинки, носки и раздраженно взглянула на него. — Что ты так смотришь? Ты же уже видел меня раздетой.

Но та девушка, что стояла перед ним в набедренной повязке, не вызывала такого вожделения, как эта, сбросившая одежду для верховой езды. Он доподлинно знал, как выглядит ее маленькая грудь, которая просвечивалась сквозь тонкую белую ткань сорочки, подчеркивая золотистый цвет ее загорелой кожи. Панталоны на икрах обрамляли кружева. Тело его отозвалось против его воли. В нем вспыхнуло желание. Он знал, что матросы в ботике испытали то же самое. Ему хотелось подойти к ней и натянуть на нее костюм для верховой езды, скрыть ее наготу от посторонних мужских глаз. Джаред раздраженно махнул рукой в сторону океана.

— Но они-то не видели тебя. Не заставляй моих матросов разевать рот.

— Меня нет, но они же обладали Лихуа и другими девушками. Их они хорошо рассмотрели.

— Ты не Лихуа.

— Я не хуже и не лучше. И так же, как они, не стыжусь своего тела. Это вы сначала берете, а потом стыдите и срамите нас.

— У тебя я еще ничего не брал, — коротко отрезал Джаред. — Оденься.

— И не подумаю. — Она пожала плечами. — Сорочки и панталонов мне хватит. Они довольно легкие…

— Да, тоньше паутинки. Надень юбку и жакет.

Касси с недоумением посмотрела на него.

— Ты что, жаждешь, чтобы я утонула?

— Я хочу, чтобы ты оделась и села в ботик, а я займусь жеребцом.

— Мы уже все обговорили.

— Хватит упрямиться. Ты даже не представляешь, насколько твоя затея опасна… — Он замолчал, поняв, что она не слушает его. Касси приняла решение, и можно расшибить лоб о ее непробиваемое упрямство. Пробормотав ругательство, он подхватил ее одежду с песка, забрал седло и двинулся к ботику. — Езжай на своем чертовом жеребце. Плыви, подобно Афродите. Пусть он сбросит тебя. Почему я должен беспокоиться?

— Похоже, ты опять проиграл сражение? — спросил Бредфорд у Джареда, когда тот перевалился через борт и перекинул свой груз на руки морякам. — Она тебя не послушала.

— Повезет, если жеребец не убьет ее, — отрывисто бросил Джаред.

— Капу предан ей, — спокойно сказала Лани. — Он не причинит ей ни малейшего вреда.

— Даже если взбесится от страха?

— Касси два года с терпением и любовью ухаживала за ним, — пояснила Лани. — Он знает, что от нее исходят только доброта и понимание.

Покачав с сомнением головой, Джаред оглянулся на девушку, оставшуюся на берегу. Она стояла возле коня, что-то говоря ему и поглаживая морду. Рядом с мощным жеребцом она выглядела такой хрупкой и слабой.

Солнце уже скрылось, но сумерки еще не наступили, когда Касси увидела, что ботик доплыл до «Жозефины». Вот и хорошо, сказала она себе. Капу не так станет нервничать, если еще будет светло, и они поплывут не в темноте.

Может быть.

Глубоко вздохнув, она вскочила верхом на Капу. Конь нервно передернулся, и она снова принялась уговаривать и убеждать, что ничего плохого с ним не произойдет.

— Все хорошо. Я не позволю, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое. Мы просто немного поплаваем. — И Касси ласково направила его навстречу прибою. — Ты же любишь воду, ты что — забыл?

Может, Капу и любил воду, но он терпеть не мог корабли. Слишком много плохого и тяжелого было с ними связано: голод, побои, истязания, когда пьяный хозяин спускался в трюм, а конюх держал его, чтобы тот мог беспрепятственно хлестать его кнутом. Воспоминания боли не стерло время. Когда Касси впервые увидела Капу на берегу, его шкура была испещрена следами побоев, раны гноились. Касси тогда чуть не задохнулась от гнева. Случится настоящее чудо, если теперь жеребец позволит им продеть веревки и поднять его на палубу.

Но другого выхода не было. Она не мокла оставить его на острове — он бы погиб, никого к себе не подпуская.

— Сейчас все будет по-другому, — бормотала она ему в ухо, когда они зашли на глубину, где он мог плыть. — Никто не посмеет тебя обидеть. Мы снова будем вместе. Мне нравится заботиться о тебе. Я люблю тебя.

Конь прял ушами, словно внимательно прислушивался к ее словам, но мышцы корпуса, которые она ощущала ногами, по-прежнему оставались напряженными. Капу чувствовал, что это не обычный их заплыв. Если ей не удастся заставить его мягко развернуться, когда они окажутся у борта, то в последнюю минуту…

Вскинув глаза, она увидела Дейнмаунта. Перегнувшись через борт корабля, он наблюдал за ними с мрачным выражением. Но он почти всегда так выглядит.

Нет, неправда. Той ночью на берегу он был чувственным, раскованным, свободным, и улыбка, светившаяся на его лице, несла в себе безрассудство язычника.

Джаред тогда переживал счастливые минуты, поскольку отыскал ее отца.

До корабля оставалось еще полпути.

И Касси снова принялась нашептывать ласковые слова на ухо коню:

— Ты останешься со мной. У нас все получится хорошо. Вот увидишь. Ты только ничего не бойся.

Капу нежно заржал в ответ, словно понял, о чем она молит его.

Это, несомненно, хороший знак. Может, он забыл о своем прежнем мучителе, получавшем наслаждение от истязаний его. Тогда для Капу трюм на корабле был пыткой. Прошло уже два года, и за все это время он видел только бесконечную доброту и любовь.

Корабль уже находился совсем рядом. Она потянула за уздечку, слегка разворачивая Капу.

— Да, именно так, — спокойно подтвердил Дейнмаунт. — Постарайся подплыть с ним как можно ближе. Сейчас до него еще не дотянуться.

А что же еще она делает, как не это! Касси почувствовала легкий приступ отчаяния.

— Еще поближе. На ярд…

Капу дернул головой и рванулся в сторону от корабля. Боже! Касси ощутила, как окаменели его мускулы, когда он увидел корабль так близко от себя.

— Все хорошо! — твердым голосом проговорила она. — С тобой ничего плохого не случится. Я не позволю…

Но Капу словно взбесился! Он заржал высоким голосом, ноги его бешено замолотили, и он ушел под воду.

Касси от неожиданности глотнула полный рот морской воды, ощутив ее соленый вкус. Но сейчас было не до того. Ей надо ухватить Капу за поводья.

Ничего не вышло. Снова!

Наконец ее пальцы нащупали поводья, и в эту минуту Капу вместе с ней вынырнул на поверхность.

— Отпусти поводья! — услышала она голос Лани. Но она не могла. Это единственный способ хоть как-то удержать Капу. Иначе они оба утонут…

Страшная боль пронзила плечо. Она ударилась о борт корабля.

— Ну же, черт возьми! — Дейнмаунт уже был в воде, в нескольких футах от нее. — Отпусти поводья, пока он не убил тебя.

Она увидела в его руках намотанные кольцом веревки.

— Кинь мне один конец, — попросила она.

— Отойди от него. Я сам справлюсь.

— Он утонет до того, как ты успеешь продеть обе веревки. Главное — вытащить его из воды.

Его глаза бешено сверкнули.

— Вытащить его? Плыви к веревочной лестнице. Пусть тебе помогут выбраться.

— У нас нет времени на споры. Он может уплыть от корабля. Кинь мне один конец веревки.

— Черт тебя побери! — выругавшись, Джаред выполнил ее просьбу. — Держись подальше от его копыт.

Касси нырнула, стараясь не попасть под его ноги, молотившие воду. Где же, черт возьми, кольцо? Грудь уже болела от того неимоверного усилия, которое ей приходилось делать, чтобы задержать дыхание. По другую сторону коня она различила смутный силуэт Джареда. Его волосы шевелились на поверхности воды, как водоросли. И вдруг она почувствовала прилив непонятного доверия к этому человеку и уверенность, что вдвоем они справятся. Вдвоем они горы свернут. Но удерживать воздух в легких становилось все труднее. И тут ее пальцы нащупали кольцо. Вот оно!

Копыто Капу чуть не прошлось по ее голове, когда она поднырнула под его живот и продела веревку в кольцо.

Скорее. У нее уже не осталось ни капли воздуха в легких. Касси продела веревку еще раз, чтобы закрепить ее потуже — иначе она не выдержит веса Капу. Готово!

Касси пулей вылетела на поверхность, и легкие резануло от боли. Но Дейнмаунта она не увидела. Ужас пронзил ее. Нет, вот он! Всего лишь в нескольких футах от нее.

— Ты уже… — Она закашлялась. Он глотнул воздух.

— А ты?

Она кивнула в ответ.

Джаред махнул рукой мужчине на палубе.

— Поднимай!

Касси подплыла к Капу. Он выглядел таким испуганным:

— Вот увидишь, все хорошо. Я здесь. С тобой. Сейчас все кончится.

— Отодвинься подальше, — попросил Дейнмаунт.

— Не могу. Я ему нужна.

— Ты ему понадобишься гораздо больше, когда его поставят на палубу. — И Джаред грубовато прибавил. — Как только его начнут тащить из воды, он может снова забиться. Ты нам всем будешь нужна там.

Он прав. Для Капу намного важнее увидеть ее на палубе, услышать ее голос. Касси быстро поплыла к веревочной лестнице.

Дейнмаунт уже взбирался наверх.

Позади послышалось тревожное ржание Капу, его уже поднимали из воды. Касси заставила себя не оглядываться, карабкаясь по веревочной лестнице с быстротой, на какую только после всего пережитого была способна. Скоро Капу предстоят тяжелейшие минуты. Надо успеть прийти к нему на помощь. А потом ему снова станет хорошо и спокойно. Боже, ну до чего же она устала. Сейчас, когда самое тяжелое уже позади, она чувствовала себя совершенно обессиленной.

Дейнмаунт спрыгнул на палубу, повернулся и помог ей преодолеть последние шаги. Теперь перед ней стоял не элегантный знатный господин, подумала она рассеянно. Рубашка и штаны плотно облепили его тело, с них стекала вода, а мокрые длинные пряди волос свисали на лицо.

— Все в порядке? — спросил он утвердительно. Касси кивнула, он направился к перилам, наблюдая, как идет подъем Капу.

— Как твое плечо? — подошла Лани с легким одеялом и стала ее заворачивать.

— Плечо? — Касси и забыла, что ударилась о борт. Только сейчас боль снова пронзила ее. — Ничего страшного.

— Рана, похоже, перестала кровоточить.

— Кровоточить? — повторила Касси удивленно.

— Над водой появилась кровь, когда ты нырнула. Дейнмаунт именно в эту минуту прыгнул за борт. Он плавает неплохо… для англичанина, — и одобрительно добавила: — Он смелый. Не всякий мужчина отважился бы завязать веревку под брюхом нашего Капу, не побоявшись его копыт. Тем более он так бешено молотил по воде ногами.

Касси почти не слышала слов Лани. Капу уже завис над палубой. Он уже не бился, замерев в ужасе и отчаянии. Сбросив с плеч одеяло, Касси бросилась к перилам.

— Отодвинься, — приказал Дейнмаунт. — Смотри ему прямо в глаза.

Касси поняла. Она выбрала нужное место и остановилась прямо перед жеребцом, которому оставалось всего лишь несколько дюймов для того, чтобы коснуться палубы.

— Ставьте его.

— Еще нет.

— Я же сказала, опустите его. Он перепуган до смерти.

— Он забьет тебя.

— Нет, — Касси шагнула вперед и любящим движением погладила жеребца. — Здесь можно соорудить что-то вроде стойла для него?

— Да. — Джаред кивнул в сторону открытой двери в нескольких ярдах от места, где они стояли. — Там есть удобный настил, по которому груз спускали в трюм, и Капу легко может пройти по нему вниз.

— А теперь опустите его и оставьте нас вдвоем. Я отведу его в трюм, когда он успокоится.

Какое-то мгновение Дейнмаунт колебался, внимательно глядя на коня, копыта которого почти касались палубы, посоветовал:

— Не трогай поводья, пока он окончательно не придет в себя.

Касси ничего не ответила и, подойдя к жеребцу, прильнула лицом к его морде. Конь дрожал, но после ее прикосновения немного затих. И Касси начала разговаривать с ним, не заметив, что их на палубе оставили одних.

— Видишь, самое трудное уже позади, — утешала она его. — Сейчас мы еще немного постоим здесь. А когда ты почувствуешь, что все в порядке, мы с тобой пойдем вниз. Ты поешь травы и…

Бредфорд, покидая палубу с племянником, оглянулся на девушку и коня.

— Думаю, Джаред, ты уже и сам понял, что она никому не отдаст своего жеребца. Он ей слишком дорог.

— По-твоему, я слепой? Она чуть не погибла из-за него.

— Просто хотел на всякий случай предупредить тебя. Чтобы ты не питал напрасных надежд. Кстати, вы так слаженно вместе спасали Капу. Не пробудило ли это единение дружеские чувства в твоей груди?

— Ни чуточки! Что меня по-настоящему заботит, так это то, что я насквозь промок. — Он вопросительно вскинул голову. — Кстати, а где наша вторая гостья? В каюте?

Бредфорд указал подбородком в сторону носовой части верхней палубы, где совершенно спокойно, глядя на Касси и жеребца, стояла Лани.

— Весьма заботливая особа. И какое чувство собственного достоинства. Ты должен оценить это, поскольку оно у тебя в изобилии. Твой сегодняшний жест просто неподражаем. Мое сердце дрогнуло, когда ты нырнул в море. — Бредфорд прищелкнул пальцами. — Но, конечно, тебя подвигла на это не девушка. Ты ринулся из-за жеребца и боязни потерять заложницу.

Не обращая внимания на насмешливый тон дядюшки, Джаред тоже обернулся. Уже почти стемнело. И он мог видеть Касси, как туманное белое пятно, а Капу, как темную неподвижную скалу. Незачем думать о том, сколько времени понадобится, чтобы окончательно успокоить жеребца и отвести его вниз. Касси не станет торопить коня, даже если на это уйдет вся ночь.

— Будем поднимать паруса?

Все усилия Касси пойдут насмарку, если палуба сейчас закачается.

— Подождем еще. Незачем спешить. Я скажу тебе, когда мы сможем тронуться в путь.

— Черт возьми! Неужели нельзя было лечь подальше от его копыт.

Касси приподняла голову с охапки соломы и посмотрела на Джареда, стоявшего у входа в отсек, где соорудили стойло для Капу. В руках он держал фонарь. Неровное пламя освещало половину его лица. Другая оставалась в тени. И Касси невольно отметила, насколько это характерно для Джареда. Свет и тень. И в его характере и поведении для нее тоже многое оставалось скрытым, загадочным и непостижимым. Опершись на локоть, она ответила:

— Он уже успокоился. Ничего страшного не случится.

— Даже когда мы поднимем паруса? — Джаред шагнул в помещение. — Ты можешь поручиться, что он останется спокойным, когда корабль начнет раскачиваться, как люлька, и скрипеть?

— Именно поэтому я и осталась здесь. — Касси села и отбросила со лба все еще влажные волосы, которые оставались жесткими и непокорными из-за соленой воды. И она снова подумала о Лани, насколько та оказалась предусмотрительной, запасшись кокосовым маслом в дорогу. — Я ждала, когда вы сниметесь с якоря. Почему вы так замешкались?

— Приношу извинения за задержку. Но я по своей глупости считал, что понадобится еще время, чтобы жеребец пришел в себя. — Джаред поставил фонарь на пол. — Бредфорд начнет ставить паруса примерно через четверть часа. Надеюсь, ты удовлетворена?

— Да, — Касси чувствовала себя слишком измотанной, чтобы обращать внимание на его ироничный тон. А еще слишком живы оказались воспоминания о его помощи ей. — Просто я не понимала, из-за чего вы так медлите.

Брови его удивленно поползли вверх.

— Что с тобой? Отчего ты заговорила таким смиренным тоном? Может, ты случайно ударилась не только плечом, но и головкой?

— Не такая уж я заядлая спорщица, какой ты меня пытаешься выставить. И к тому же ты… — она замялась, — это ты сам постоянно задираешься. Сейчас мне не хочется отвечать тебе грубостью, только и всего.

— И чему я обязан такой милости?

— Капу… — Девушка опустила глаза и добавила обреченно. — Это не значит, что я переменила свое отношение, но ты очень помог мне.

— Вот как!

Джаред снова иронизировал. И Касси почувствовала себя пристыженной. Если говорить начистоту, то он проявил такую самоотверженность и храбрость, которые, конечно же, заслуживали большего. Вскинув голову, она посмотрела ему прямо в глаза.

— Ты прав. Вряд ли мне удалось бы справиться одной. Без твоей помощи неизвестно, чем бы все закончилось. Но я найду способ, как отблагодарить тебя.

Джаред промолчал в ответ. И ей на миг показалось, что в глазах его промелькнула растерянность.

— Не стоит благодарности, — тон его показался ей несколько иным. — Я просто поддался невольному порыву. Жалко стало такого отличного жеребца. — Лукавая улыбка заиграла на его губах. — Так что тебе не стоит разбавлять свою ненависть чувством ненужной признательности ко мне.

— У меня лично к тебе нет никакой ненависти. — Эти слова вырвались у Касси непроизвольно, но она вдруг совершенно ясно и отчетливо осознала, что так оно и есть. Только неловкость в его присутствии она ощущала. — Пока. Но если ты хоть пальцем тронешь отца, я возненавижу тебя. Возненавижу и отомщу.

— Око за око? И это при твоем великодушии?

— Ты убедил себя, что вершишь правое дело. Лани много раз твердила, что мне следует научиться признавать правоту других, ставить себя на их место. Ей даже удавалось найти оправдание недостойным выходкам Клары.

Выражение лица Джареда снова стало непроницаемым.

— Я не нуждаюсь в подобного рода оправданиях.

— Потому что считаешь себя безупречным? — вспыхнула Касси. — Как это, наверное, замечательно — ощущать себя тем, кто имеет право первым бросить камень в других…

— Из нас двоих первым оказался твой отец.

— Но ты ведь не уверен в этом полностью. Прямых доказательств его вины нет, — она перевела дыхание. — Но я больше не хочу говорить об этом.

— Отчего же? Напротив. Наш разговор помог тебе почти освободиться от тягостного бремени благодарности. И сейчас тебе намного легче. Ты… — Он замолчал, корабль дернулся и закачался. И тотчас вздрогнул Капу. Дрожь волной прошла по его крупу.

Касси быстро вскочила и вплотную подошла к жеребцу.

— Тише! Тише! Все в порядке. Все идет хорошо, — и обвила руками его шею. — Это такие пустяки по сравнению с тем, что нам пришлось пережить. Ты скоро привыкнешь к качке. Не волнуйся.

— Продолжай разговаривать с ним! — Джаред вошел в стойло. — Но старайся держаться подальше от копыт. — Он тоже начал гладить Капу и бормотать что-то таким же нежным и проникновенным голосом, как и Касси.

И жеребец постепенно затих. Касси с облегчением заметила, что он больше не вздрагивает. А еще она обратила внимание, что Капу отозвался на прикосновение Джареда тем же непостижимым образом, как и на берегу, когда они встретились впервые. Странное дело, в отличие от того вечера Касси уже не чувствовала обиды. А только благодарность и уверенность: вдвоем им удастся успокоить Капу, он не поранит себя. А еще Касси смутно угадала пробуждение какой-то невидимой нити между нею и Джаредом, она протянулась именно в тот момент, когда они под водой обвязывали Капу веревками.

Прошло какое-то время, они оба убедились, что жеребец совершенно спокоен, и Джаред заметил:

— Думаю, ты вряд ли решишься сегодня ночью оставить его. Ты не собираешься подняться к себе в каюту?

Касси отрицательно покачала головой.

— Я останусь здесь. Солома мягкая. Когда я взяла к себе Капу, то почти месяц спала в конюшне.

— Что намного лучше прыжков среди камней в горах или ударов об обшивку корабля, — усмехнулся Джаред и сел на солому в другом углу стойла.

— Что ты собираешься делать? — тревожно спросила Касси.

— Хочу побыть здесь, — ответил Джаред, — само собой разумеется — не месяц. Я отнюдь не спартанец. Всего лишь несколько часов, пока не увижу, что оснований для беспокойства нет. Садись и ты, — предложил он. Но, видя, что она продолжает стоять, нетерпеливо добавил: — Да садись же, черт тебя возьми! Ты же видишь, какая начинается качка. Я не собираюсь тебя насиловать, мне сейчас не до того.

— Я знаю, — Касси села как можно дальше от Джареда. — Вряд ли женщина, похожая на измочаленную водоросль, способна вызвать желание. Тем более у тебя.

— А что плохого в измочаленных водорослях? Может, они мне больше по душе, чем что-либо другое. — Джаред, опершись спиной о стенку, вытянул ноги. — Всем известно, какой у меня извращенный вкус.

— В самом деле? — заинтересовалась Касси, но, увидев его лукавую улыбку, быстро добавила: — Лихуа говорила, что большинство европейцев — извращенцы, но и они вскоре признавали, что естественный способ — самый лучший.

— Да ну? — вскинул брови Джаред. — Только сдается мне, что я не давал Лихуа повода считать меня таким. Она, конечно, могла заметить, что я довольно жесткий человек, когда меня выводят из терпения.

— Ты сам слышал на берегу, что она считает тебя.. — Касси запнулась.

— Богом?

— Лихуа — наивная девушка.

Мрачно усмехнувшись, он скрестил руки на груди.

— Наверное, вы успели обсудить с ней все более подробно.

— А ты не считал нужным пообщаться с ней. Конечно, днем с такими особами лучше не встречаться.

— Почему же, я с удовольствием предаюсь этому занятию утром, на рассвете. По мне так это самое лучшее время.

— Я говорю не о том. И ты прекрасно знаешь, что я имела в виду. — Вы, европейцы, считаете Лихуа и остальных девушек грешницами. Но вам это на руку, никакой ответственности.

— Как я посмотрю, ты заранее осудила меня, — заметил Джаред. — И считаешь лицемером.

— А как иначе назвать такое отношение к ним?

— Не знаю. Возможно, ты и права, — неожиданно согласился он усталым голосом. — Островитяне меня восхищают, я завидую их честности и открытости. Но каждый должен следовать своим путем. И скорее всего я отвергаю уклад их жизни, потому что он слишком отличен от того, как живу я. Что происходит помимо воли и вопреки доводам рассудка.

Обличая его, Касси хотела одного: возвести между ними стену отчуждения. Она никак не ожидала, что Джаред признается в своей слабости с такой обезоруживающей прямотой. Вначале ее обуревало чувство благодарности к нему за те опасные минуты, что они вместе пережили. А теперь, вдобавок к обременительной для нее признательности, она еще и заглянула в его внутренний мир, начиная понимать, что он чувствует и о чем думает. Слишком опасно! Касси лихорадочно принялась выискивать, что может отдалить их друг от друга.

— Та половина тебя, которая отвергает их способ жизни, видимо, не имеет никакого отношения к другой, занимавшейся с ними любовью, — отрезала она.

Серьезное выражение сошло с его лица, и, откинув голову, Джаред расхохотался.

— Нет, конечно! Но, к сожалению, эта, другая часть, совершенно не способна внимать доводам разума. И я признаю обе несовместимые половины. Советую и тебе последовать моей раздвоенности.

Касси почувствовала странное стеснение в груди, ей почему-то вдруг стало не хватать воздуха. Запинаясь, она выговорила первое, что пришло на ум.

— Не тебе учить меня всему. Тем более ты и не испытываешь ко мне никакого влечения. Лишь ищешь способ отомстить отцу.

— Черт возьми! Какое отношение имеет ко всему этому Девилл?

Касси вздрогнула — столько ненависти прозвучало в голосе Джареда, когда он назвал ее отца.

— Конечно, имеет. Иначе в этом не осталось бы никакого смысла.

— Животное наслаждение не ищет себе оправданий. Страсть может захватить человека в любой момент, в любую секунду, независимо от его воли. Ты-то должна знать это лучше, чем другие, поскольку имела возможность видеть такого рода примеры в жизни. На острове не скрывают ее проявлений, в отличие от цивилизованных городов.

Касси и в самом деле не раз приходилось быть свидетельницей. Но не участницей. С Лихуа и другими девушками такое происходило. Но не с ней самой. Вот почему она задумчиво покачала головой.

— Я не так хороша собой и не так привлекательна, как Лихуа или Лани. К женщинам, способным пробудить страсть, я не отношусь.

— Ты хочешь, чтобы я переубедил тебя? — Джаред наклонился вперед, его глаза блеснули. — Да, ты и в самом деле выглядишь, как мочалка. Солома запуталась у тебя в волосах, ты покрыта солью с головы до пят. Все это совершенно не в моем вкусе. И тем не менее знаешь, чего бы мне более всего хотелось сейчас сделать?

Касси нервно облизнула пересохшие губы.

— Нет.

— Мне бы хотелось сорвать с тебя одежду и слизнуть языком соль с твоей груди. — Глаза Джареда не отрывались от нее. Груди Касси вдруг напряглись. А он продолжал тем же низким голосом. — А потом прильнуть к тебе всем телом. И я знаю, ты хочешь того же.

Кровь жарко заструилась по телу Касси, словно по ее жилам побежал огонь.

— Нет, — прошептала она.

— Посмотри на себя.

Касси и сама чувствовала, как затвердели и набухли ее соски под легкой сорочкой.

— Это ничего не значит. Я просто… удивилась.

— Ошибаешься. Твое лоно уже готовится принять меня, — мягко поправил ее Джаред.

Касси проглотила застрявший в горле комок.

— Неправда.

— Ты боишься признаться в предательстве своего тела только потому, что видишь во мне своего врага? Но какая, в сущности, разница? Когда мужчину и женщину влечет друг к другу, то больше ничего не имеет значения.

— Я не животное, — оскорбленно возразила Касси. — И способна владеть своим телом. И я никогда не позволю себе… — Она замолчала и скороговоркой добавила: — Уходи! Я не хочу, чтобы ты оставался здесь.

— Какая жалость! — Джаред снова откинулся к стене. — Я не уйду до тех пор, пока жеребец не успокоится окончательно. Чем я тебе мешаю? Я же сказал, что не собираюсь делить с тобой постель сегодня… Тебе и без того пришлось нелегко, и, как ни странно, я вдруг почувствовал прилив не свойственной мне жалости. Но, в сущности, это ничего не значит.

Он ошибался. Многое из того, что произошло за этот день, стало весомым для Касси. И самое ужасное — ее собственное тело выступило предателем. Она желала его объятий, несмотря на титанические усилия оставаться спокойной. Ее охватило чувство беспомощности. Требовалось время, чтобы вернуть прежнюю уверенность и самоуважение.

— Уходи! Нечего тебе здесь делать. Джаред сидел не шелохнувшись.

Касси закрыла глаза, продолжая слышать его молчаливое присутствие и устремленный на нее взгляд.

— Но я не настолько снисходителен, чтобы избавить тебя от ощущений предстоящей нашей близости. — Голос Джареда стал еще более низким и чувственным. — Наступит момент, когда я возьму тебя прямо здесь, в стойле. Ты будешь нагой и ощутишь, как соломинки трутся о твою кожу, о груди, о живот. Ты когда-нибудь видела, как жеребец покрывает кобылу? Вот так и я буду входить и выходить из тебя.

Касси молчала.

— Конечно же, видела, — продолжал он. — Ты же собиралась завести свою ферму. Их соитие возбуждало тебя? Что ты чувствовала, когда он мощным движением входил в нее? Когда тебе передавались его нетерпение и дрожь, что пробегала по…

Нечто, похожее на боль, вспыхнуло в Касси при его словах. «Не думай об этом! — приказала она себе. — Ты не кобыла и не должна поддаваться животным порывам».

От сена исходил душистый запах свежести. И сухая трава покалывала кожу сквозь сорочку. Касси находилась так близко от него. Мужчина… жеребец…

— Кобыла ржала, когда он входил в нее?

Касси молча кивнула. Голос ей не повиновался.

— Но она хотела этого, не так ли? Она поворачивалась к нему задом? Откидывала хвост?

— Ну, конечно. У нее была течка. Наступила ее пора.

— Как и у тебя. Пришло и твое время пережить это.

— Нет, — упрямо повторила она и, подняв веки, увидела, как блестят его глаза, неотрывно смотревшие на нее. Воздух стал таким плотным, что резал горло. — Повторяю, я не животное.

— Во время слияния мы все становимся животными. И, уверяю, в тот момент, когда я войду в тебя, тебе будет не до того, враг ли я или друг.

Его доверительный тон испугал ее еще больше. Она осознала, какое завораживающее действие оказывают его слова. Вот Джаред входит в нее, сжимаются его крутые ягодицы, а ее бедра…

— Уходи! — прошептала Касси. Он покачал головой.

— Тогда замолчи. Я не желаю этого слушать.

— Я сказал все, что хотел, что собирался…

У нее голова шла кругом. И лучше не вспоминать об услышанном.

«Пришло твое время»

Касси попыталась найти достойный выход. Он поставил ее в тупик. Может, в том, о чем он говорил, и заключается смысл бытия? Может, в этом причина того, что тело, забыв об опасности, перестало подчиняться ей? Еще до встречи с ним она почувствовала, как что-то пробуждается в ее существе. Какая-то истома обволакивает ее. Вот-вот! Именно то самое. Касси с радостью ухватилась за это объяснение. Причина кроется не в нем. На его месте мог оказаться любой мужчина. Просто настало ее время, ее «роза», как говорила Лихуа, распустилась. Ее пора, И, конечно, Джаред — самый сексуальный мужчина из всех, кого ей доводилось видеть. Нет ничего странного, что тело отозвалось на появление такого самца.

— Хочешь — оставайся здесь, хочешь — уходи. Мне нет никакого дела до тебя. — Касси старалась говорить независимым тоном.

Джаред улыбнулся.

— В самом деле?

Она перевела взгляд на Капу. Черт бы побрал этого Джареда. Какая уверенность исходит от него. Даже не глядя в его сторону, она ощущала его присутствие. Ее глазам предстала картина: облепленный влажной одеждой, он грациозно приближается к ней, склоняется над ней.

«Мне хочется слизнуть языком соль с твоей груди».

Нет! Нельзя испытывать этого щекочущего чувства. Дело не в нем. Касси снова и снова твердила как заклинание спасительную фразу, словно отгоняла демонов. Это все из-за того, что пришла ее пора. Он не имеет к ее желанию никакого отношения.

6

— Она все еще там, внизу?

Джаред, залюбовавшись золотыми лучами восходящего солнца, остановился на палубе, поджидая Бредфорда. Дядя был чисто выбрит, изысканно одет и даже повязал шейный платок. В глазах его светилось недоумение, и он продолжал сыпать вопросы, не ожидая ответов:

— А что ты так рано поднялся? Не думал, что увижу тебя до обеда, — спросил, в свою очередь, Джаред.

— Не преувеличивай мою леность. Ты же знаешь, если я чем-то увлекаюсь, то забываю и про еду, и про сон.

— Но по доброй воле тебя и пушкой не добудиться.

— Что верно, то верно. Но когда впереди маячит что-то заманчивое, это правило уже не срабатывает.

Джаред насторожился.

— Могу ли я полюбопытствовать, что на этот раз замаячило прямо по борту?

Бредфорд усмехнулся.

— Ого! Какой свирепый тон. Что за сокровище ты пытаешься уберечь от меня? Девушку или жеребца?

Джаред подавил вспыхнувшее в нем невольное чувство ревности и заставил себя улыбнуться:

— Жеребца, конечно. Я-то ведь знаю твои пристрастия.

— Да ну?! Как жаль, что я весь как на ладони, — покачал головой Бредфорд. — Но ты мне так и не ответил. Неужели девушка до сих пор сидит в трюме со своим неразлучным спутником жизни?

— По всей видимости. — Взгляд Джареда невольно устремился в сторону трюма, где они соорудили Капу стойло. — Будем надеяться, что он не забьет ее до смерти.

— Даже когда жеребец совершенно обезумел от страха, он и тогда подпускал ее к себе. — Бредфорд слегка замялся. — А ты знаешь, она внушила мне надежду.

— Надежду? — не понял Джаред.

— Я всегда завидовал твоему умению обращаться с лошадьми. Это походило на магию. — Он поморщился. — Но простым смертным такое бесстрашие недоступно. Что тебе давалось без всякого труда, а том я и мечтать не смел.

Джаред с удивлением посмотрел на дядюшку. Бредфорд прежде не признавался в своих слабостях, но сейчас в его словах не было ни горечи, ни обиды.

— Чепуха! — не согласился Джаред, поскольку ничего лучшего не пришло ему на ум. — Ты самый лучший лошадник из всех, кого я знаю.

— Но у меня нет твоего дара, как его называют на острове, кахуа, — улыбнулся Бредфорд. — И, судя по всему, ему поздно проявиться. Эта милая девушка им тоже не обладает. Но у нее есть другое.

— Что же именно? — поинтересовался Джаред, испытующе глядя на Бредфорда. Он уже оставил шутливый тон и вполне серьезно ждал ответа дяди.

— Трудно подыскать подходящее слово, — задумался Бредфорд. — Думаю, самое точное — это любовь. — Он невольно пожал плечами. — Вышедшее из моды и никому не нужное понятие. Но оно дает Касси великую силу, которая берется непонятно откуда и сбивает с толку. Мы не в состоянии понять ее. Быть может, она и сама не осознает своего преимущества. Но и не стыдится своего чувства. Я увидел, как она обращается со своим жеребцом, и передо мной открылся выход.

— И куда он ведет? — Насмешливый тон снова вернулся к Джареду.

— Не знаю. Это всего лишь надежда, хотя и она тоже никому не нужное переживание…— Бредфорд замолчал, поскольку они оказались у дверей, ведущих в трюм. — Но что-то мне подсказывает, что я смогу воспользоваться полученным уроком. Во всяком случае, попробую исследовать эту область.

— Ты собираешься идти со мной? — спросил у него Джаред, задержавшись на секунду.

Бредфорд вздохнул.

— Подожду здесь. В конюшне пахнет не самым лучшим образом.

Джаред распахнул дверь.

— В самый раз для желающего исследовать новые области…

— Но до Христофора Колумба мне далековато, — усмехнулся Бредфорд и, помолчав, вдруг добавил: — А ты знаешь, она чем-то напоминает мне Жозетту.

Джареда словно хлестнули кнутом.

— В ней нет ничего от Жозетты! Ни в малейшей степени.

— Внешне — конечно. Но они одинаково настойчивы, упрямы, умеют добиться своего. Сложись судьба иначе, они бы вполне могли подружиться друг с другом.

— У нее нет ничего общего с Жозеттой. О чем ты говоришь! — упрямо повторил Джаред.

— Ты просто не хочешь признать очевидное, поэтому даже мысленно не сравниваешь их, — мягко заметил Бредфорд. — Это вызывает у тебя беспокойство? Раздражает?

— Конечно, нет. Что за ерунда? — Джаред внимательно оглядел дядю и едко улыбнулся. — Хотя, готов держать пари, ты именно с этой целью и напомнил мне о Жозетте, не так ли?

— Может быть. Не исключено. А с другой стороны, мне хотелось прояснить кое-что и для себя. Просто так. На всякий случай. А вдруг подмеченное тобой сравнение окажется не просто болтовней? И они в самом деле станут близкими? — Бредфорд покачал головой. — Хотя обереги нас Господь от этого.

— Им никогда не бывать вместе! — возмутился Джаред. — Жозетте нечего делать рядом с нами.

— Но у нее может быть другое мнение на этот счет, — Бредфорд повернулся и пошел к борту. — Посмотрим, как будут развиваться события.

— И смотреть нечего. Жозетта в эту картину никак не вписывается, — Джаред закрыл за собой дверь трюма и быстро зашагал в темноте, словно хотел поскорее уйти от Бредфорда и забыть, в каком странном настроении тот пребывал. Нет, дело совсем не в душевном состоянии дяди, понял вдруг Джаред. Следует вникнуть, что стоит за словами проницательного Бредфорда. Джареду и в голову не приходило, что его дар обращения с лошадьми может вызвать у дяди зависть, боль. Бредфорд просто восхищался им. Ну конечно. Так оно и было. Ведь дядя ни в коем случае не пожелал бы, даже в самых тайниках, чтобы Джаред утратил свой талант. Между ними царило подлинное взаимопонимание, пока не появилась эта девица со своим треклятым жеребцом! Она нарушила установившееся равновесие. И теперь все пойдет кувырком! А может, он преувеличивает?

Джаред различал темный неподвижный силуэт Капу.

— Все в порядке, — проговорил он успокаивающим тоном, зажигая фонарь. — Тебе нечего бояться. — И медленно двинулся к стойлу. — Ты меня хорошо знаешь. Но где же эта чертова девчонка?!

Она спала, свернувшись калачиком. Видимо, настолько измучилась, что даже его голос не пробудил ее ото сна. Она выглядела совершенно беспомощной. Волосы разметались. На щеке виднелось темное пятно: то ли грязь, то ли синяк. И фигурка под плащом, которым она укрылась, оставляла впечатление хрупкого и нежного. Когда глаза Касси распахнутся, она будет смотреть с вызывающей враждебностью. Но от нее спящей исходило ощущение такой же прямоты, лишенной всякого лукавства, хитрости и обмана, как и у Жозетты…

Нет, черт возьми! При чем здесь Жозетта? Бредфорд и в самом деле посеял ядовитые семена в его душе. Касси сумела обмануть его в горах, ей удалось обвести его вокруг пальца и в доме. И сейчас она выискивает любую щелочку, которой не замедлит воспользоваться, не думая о последствиях. И это не…

Касси шевельнулась и повернулась на другой бок — того и гляди угодит под копыта. Черт бы ее побрал! Ну до чего же упрямая, непослушная девчонка!

— Уже утро. Вставай и иди к себе в каюту.

Девушка открыла глаза, и сон сразу покинул ее.

Джаред вернулся! Как ей хотелось этого. До чего она устала от необходимости быть начеку. Слишком много усилий приходилось затрачивать совершенно…

— Ты что, не слышишь меня? — спросил он тем же тоном.

— Я останусь с Капу, — возразила Касси.

— С ним побуду я, — проговорил Джаред. Подняв ее, он повел Касси к выходу. — Иди! Иди!

— Но я нужна Капу, — запротестовала она. — И останусь здесь до тех пор, пока…

— Ты и без того уже… — Джаред замолчал, увидев выражение ее глаз. — Если он начнет волноваться, я позову тебя. Неужто ты думаешь, что я сам не хочу, чтобы наше путешествие закончилось мирно и спокойно. Мне только разбитых перегородок не хватало. Как ты могла бы и сама сообразить, у меня совершенно другие планы на время нашего путешествия… — Он подтолкнул ее к ступенькам. — Поешь, прими ванну и поспи. Может так случиться, что в другой раз, пока мы и доберемся до Таити, ты уже не сможешь выкупаться в пресной воде. И не приходи сюда до заката.

— И не подумаю… — начала Касси. Но мысль о том, что она сможет смыть с себя соль, оказалась столь соблазнительной, что возражения сами собой отступили. Как ему удалось угадать ее мечту вымыться? Что за глупость, это любому понятно. Касси замешкалась, глядя на Капу, жеребец выглядел спокойным, а Джаред пообещал, что в случае чего позовет ее. — Разве что отлучусь ненадолго.

— До захода солнца, — Джаред растянулся на сене. — Если не хочешь, чтобы я запер тебя в каюте.

Касси не собиралась подчиняться ему, но от усталости у нее не осталось сил возражать. Пришлось подчиниться. Направившись к выходу, Касси еще раз предупредила:

— Смотри, сразу зови меня, если что будет не так!

— Я же сказал, — Джаред повернулся на живот. — Ступай!

И даже намека на мягкость или снисходительность не прозвучало в его голове. Он был сердит, груб и нетерпим. Это хорошо. Так ей намного проще обходиться с ним.

— Я делаю то, что считаю нужным. И я ухожу, потому что сама приняла такое решение, а не потому, что выполняю твое приказание. — Касси быстро взбежала по ступенькам и захлопнула за собой дверь.

Свет на палубе на миг ослепил ее. Она остановилась, прижавшись спиной к двери, чтобы дать глазам привыкнуть к свету.

— Чем могу служить?

Она повернулась и увидела Бредфорда, стоявшего в нескольких шагах от нее. Поколебавшись немного, он все же сказал:

— Вы выглядите немного усталой. И, наверное, собираетесь пойти в свою каюту освежиться, отдохнуть.

— А где Лани?

— У себя в каюте, как мне кажется, она по соседству с вашей, так распорядился Джаред. Я, с вашего разрешения, провожу вас.

— Но я вполне могу обойтись без чьей-либо помощи… — начала было Касси, но замолчала. Без Бредфорда ей не найти каюты, потому что она понятия не имела, как они располагаются и где ей искать Лани. Рыскать по всему кораблю слишком глупо. — Хорошо, — согласилась она.

Бредфорд вежливо пропустил ее.

— Сюда, прошу.

Бредфорд выказывает ей все знаки уважения, почему бы не воспользоваться его помощью?

— Мне бы хотелось искупаться, — сказала Касси отрывисто. — Вы распорядитесь?

— С удовольствием, — улыбнулся он. — Мне нравится выполнять прихоти женщин. И я по первому зову приду к вам на помощь.

— Обойдусь и сама, — коротко заметила Касси, и улыбка ее спала.

— Простите за не очень уместную шутку. И не бойтесь меня. Я вам не враг.

— Зачем вы пытаетесь ввести меня в заблуждение? Вы приходитесь Джареду дядей. Братом его отца. Неужели вы станете утверждать, что вас не связывают родственные узы?

— Конечно, Джаред заслужил мою преданность. Но это не означает, что тем самым вы сразу становитесь моим врагом. Меня всегда тяготило проявление враждебности. Не лучше ли нам сохранить дружеские отношения?

— Дружеские? — удивленно посмотрела на него Касси. — Вы считаете, что это возможно?

— А почему бы и нет? Предстоит неблизкий путь, и нам всем будет немного проще и легче, если мы станем относиться друг к другу по-доброму.

— У меня уже есть друг — Лани.

— Примите и меня к вам, — усмехнулся Бредфорд. — У меня нет никого, кроме Джареда. И я не сомневаюсь, что всю дорогу он будет метаться, как тигр в клетке. И если вам, в общем, не в чем упрекнуть меня, то почему бы вам не снизойти до моего общества?

— Я вас ни в чем не виню и ни в чем не могу упрекнуть… Это не я приехала на остров. И не я пыталась…

— Позвольте, — перебил он ее. — Но именно из-за вас Джаред стал так несносен. Следовательно, и вы несете ответственность за случившееся с ним.

— Ответственность? — переспросила она, так и не догадавшись, на что намекает Бредфорд. — Что вы имеете в виду?

— Боюсь, это и в самом деле не самое верное определение состояния Джареда. — Я имею в виду вожделение.

Румянец вспыхнул на щеках Касси.

— Наверное, вы не совсем верно выразились.

— Не в моих правилах вмешиваться в такого рода дела. Но меня чрезвычайно восхитило ваше мужество, и поэтому хочу дать вам в руки оружие, чтобы быть готовой к нападению.

— Нападению?

— К атаке, сражению, поединку… Называйте как хотите то, что состоится между вами и Джаредом.

— Между мной и вашим племянником не может быть ничего общего. И уж тем более то, о чем вы меня предупреждаете.

— Поживем — увидим, — Бредфорд вздохнул. — Только не пытайтесь хитростью завлечь его. Он тут же разрубит все ваши силки до того, как вы расставите их. Ему невыносима даже сама мысль почувствовать себя скованным по рукам и ногам. Это вызывает у него воспоминание о… — Бредфорд внезапно замолчал.

— О чем? — спросила Касси.

— Ни о чем.

— Нет, расскажите, раз уж заговорили.

Бредфорд усмехнулся.

— До чего же вы настойчивая. Это весьма болезненная для Джареда тема, которой он не любит касаться. Я не имею права выдавать то, о чем он не хотел бы говорить. — Он остановился перед дверью каюты. — Это ваша. Располагайтесь, как вам удобнее. А я попрошу принести сюда горячей воды. Не хотите ли составить мне компанию за обедом?

— Нет.

— Какая жалость, — Бредфорд поклонился. — Когда придет время, я пришлю кого-нибудь за вами на всякий случай, вдруг вы передумаете.

— Я не передумаю.

Бредфорд сосредоточенно посмотрел на нее.

— Хотя бы немного мягкости и гибкости вам не помешало бы. В этом вы очень похожи на Джареда: упрямая, неспособная ни в чем пойти на уступки, целеустремленная. Но он более подготовлен к сражению, чем вы. И вам не удастся победить его, если вы будете оказывать сопротивление таким образом. — Поскольку Касси стояла молча, он со вздохом спросил. — Надеюсь, я ничем не задел и не обидел вас?

— Вы? Нет.

На звук открываемой двери Касси и Бредфорд одновременно повернули головы и увидели Лани у своей каюты.

— Не понимаю, что вы медлите? Наверняка на столе вас ждет бутылка бренди, и ждет с нетерпением, — обратилась Лани к Бредфорду.

— Ах да, конечно. Как любезно с вашей стороны напомнить мне о ней. — Он снова поклонился. — Поговорите с Лани, мадемуазель. Она оставляет впечатление женщины весьма опытной и осведомленной в такого рода делах. — И Бредфорд ленивым шагом пошел дальше по коридору.

Лани не повернула головы в его сторону.

— До чего же ты ужасно выглядишь, — сказала она, окинув Касси заботливым взглядом с ног до головы. — Плечо уже не болит?

— Нет. Все прошло. — Касси открыла дверь каюты. — Мне следует поторопиться. Надо скорее вернуться к Капу. Он сейчас успокоился, но я не знаю, надолго ли.

— А кто остался с ним? Дейнмаунт? — И когда девушка кивнула головой в ответ, Лани спокойно продолжила. — Значит, у тебя есть время. Джаред умеет обращаться с лошадьми. — На ее губах промелькнула лукавая усмешка. — Думаю, ты должна чувствовать удовлетворение, используя его вместо конюха. — Она вошла следом за Касси и расстегнула застежку на ее плаще. — Ты справилась с таким трудным делом. Теперь можешь позволить себе отдохнуть. И насладиться тем, что доставляет тебе удовольствие.

Касси устала от всех бесконечных наставлений, что сыпались на нее со всех сторон.

— Ты говоришь точь-в-точь, как Бредфорд.

— А ты хочешь, чтобы я обманывала тебя? Неужто ты надеешься, что Дейнмаунт позволит тебе добраться с его помощью до Парижа, не потребовав платы? Мы обе прекрасно понимаем, что это не так.

— Я гостья на его корабле. Лани вскинула брови.

— Касси! Он взял тебя не как гостью. Не изображай дурочку и не делай таковую из меня. Он хочет переспать с тобой. — Лани сердито нахмурилась и ворчливо добавила: — Не сомневаюсь, что он уже пытался, хотя бы на словах.

Касси не стала отрицать. Лани, как всегда, оказалась весьма проницательной.

— Но я не хочу. — Девушка подошла к саквояжу и открыла замки. Она не смотрела на Лани, перебиравшую чистую одежду и белье. — Джаред просто свихнулся, если считает, что я пойду на это.

Лани замерла.

— А он так считает?

— Говорю тебе, он просто с ума сошел. Глупец, который не понимает, что он…

— Джаред не глупец, — взгляд Лани оставался задумчивым. — Похоже, у него богатый жизненный опыт. И в постели тоже. И если он пришел к такому выводу, значит, на то есть основания. Что ты чувствуешь к нему?

— Странный вопрос. Он собирается убить моего отца…

— Но ты находишь его желанным?

— Нет, конечно.

— Считаешь, что, испытывая к нему влечение, ты предаешь отца? — Лани опять попала в самую точку. — Ты хочешь его, и это смущает тебя…

— Как я могу испытывать влечение… — Касси замолчала, прикусив губу. Она никогда не обманывала Лани и не станет лгать ей и сейчас. — Я не хочу снова пережить то, что испытала в его присутствии, — прошептала она горько. — Ты говорила, что настанет час, когда мое тело проснется. И вот это случилось. Но к нему мои ощущения не имеют никакого отношения.

— Тогда перестань стыдиться своего чувства.

— Джаред уверял меня, что страсть слепа и безрассудна, — проговорила Касси. — Но так не должно быть. Мне это не нравится. И мне кажется, что я в состоянии справиться с нею. Оттолкнуть от себя…

— Ты слишком сурова к себе, — усмехнулась Лани. — Помнишь, как мы решили с тобой: близость между мужчиной и женщиной сама по себе еще ничего не значит. И в ней нет ничего дурного. Все это в течение нескольких минут и не оставляет после себя никакого следа. Желание — так естественно для любого живого существа. Оно не несет в себе никакого дурного начала. И мы не выбираем, когда и в какой момент страсть захватит нас. Не хватало, чтобы ты, как Клара, стала ханжой и начала молиться, обращаясь к Богу с просьбой избавить от греховодного наваждения.

— Ты думаешь… что это, — Касси снова замолчала, пытаясь выразить обуревавшие ее сомнения… — Но папа…

— Ты никоим образом не предаешь его тем, что испытываешь желание близости с мужчиной. Дейнмаунт настоящий жеребец, а такие самцы всегда привлекают женщин. — Лани обняла девушку за плечи и заглянула ей в глаза. — Ты же при этом все равно будешь думать и делать все, чтобы помочь Шарлю? Так ведь?

Касси удивленно вскинула голову. — Разумеется. А как же иначе?

— Тогда перестань вести себя как последняя глупышка.

Лани опять, как всегда, удалось провести Касси сквозь все колдобины и лабиринты сомнения, мели и стремнины неуверенности и войти в гавань, где она пробилась к себе и успокоилась. Касси слабо улыбнулась и благодарно посмотрела на молодую женщину.

— Попробую. Но иной раз… меня охватывает такое смятение, что я бессильна выразить словами.

— Это нисколько неудивительно, — понимающе кивнула Лани. — Клара и Шарль постоянно внушали тебе, что ты — чужая на этом острове, что ты иностранка.

— Только не папа, — быстро возразила Касси. — Как ты можешь ставить их в один ряд.

— Потому что это правда. Хоть и обидная для нас с тобой. Шарль всегда оставался чужаком. И не только для островитян, но и для меня тоже. — Она подняла руку, не давая Касси возразить. — Но я люблю его таким, какой он есть. И в глубине души давно смирилась с его отношением к себе.

«Если ты требуешь, чтобы мы оказывали уважение женщине, живущей в вашем доме, то почему Шарль не женится на ней?» — Касси вспомнила слова Дейнмаунта и поняла, что он имел право задать этот вопрос. Конечно. Лани повторяла, что клятва верности и сам по себе брачный обряд не важны для нее. Но Касси впервые засомневалась, так ли это на самом деле, как утверждала ее подруга?

— Он любит тебя, — горячо заговорила девушка, отгоняя нахлынувшие на нее сомнения.

— Но не понимает и не принимает меня, — лицо Лани опечалилось, но она заставила себя улыбнуться. — Зато благодаря ему у меня появилась верная глупышка… забывшая все мои наставления, она превратилась…

— Постараюсь больше не глупить. — Касси тоже улыбнулась. — Я и сама не понимаю, что на меня нашло.

— Ты выросла. В детстве все так просто решить, слезы высыхают быстро и плачется легко. И неожиданно для тебя ясное и простое становится мутным и грязным. Слава Богу, ты вовремя осознала это. — Улыбка сошла с ее лица. — Но на какое-то время буйство плоти, тоска плоти может полностью захватить, закружить, увлечь, заставить забыть обо всем. Не теряй зря времени, только постарайся сохранить ясность ума и действуй очень разумно, памятуя о спасении Шарля. — Стук в дверь прервал ее рассуждения. — Вот горячая водя для тебя. Поговорим обо всем позже. — Лани пропустила в каюту матроса, который тащил лохань. — А я схожу за кокосовым маслом и натру тебя, когда ты искупаешься. У тебя кожа стала, как чешуя рыбы, вывалявшейся в песке.

— Повернись, — приказала Лани, присаживаясь рядом с Касси. — Осталось натереть только спину и плечо, которое ты поранила о борт.

Касси послушно перевернулась на живот. Так приятно ощутить себя чистой и свежей. Прикосновения Лани были такими любящими и нежными, несмотря на то, что она растирала ее сильными и решительными движениями.

— Да я и сама могла бы втереть масло, — пробормотала она расслабленным голосом. — Нечего так баловать меня.

— Но мне это проще и легче. И к тому же массаж помогает мне сосредоточиться. — Руки Лани скользнули снизу вверх, оставляя за собой теплый след. — Ты сильно напряглась. Расслабься.

Касси отдалась во власть душистого запаха масла и теплоте, что разливалась по телу, чувство покоя охватило ее.

Она почти забылась, когда Лани бесстрастно произнесла:

— Может быть, и мне придется переспать с англичанином.

— Что? С лордом Бредфордом?

— Нет, с герцогом. Дядя не представляет для нас никакой опасности. — Пальцы Лани медленно скользнули вдоль позвоночника девушки. — Я еще не решила, но, может быть, это правильный ход.

— Но ты же не испытываешь к нему никакого чувства, — растерянно проговорила Касси. Сонливое спокойствие у нее как рукой сняло. Ее ошеломило решение Лани. Голос у нее был такой будничный, словно она раздумывала, сорвать ли ей помидор с грядки, или он еще не созрел. — Зачем тебе это надо?

— Я же не сказала, что хочу переспать с ним. Я говорила, что, может, это будет верный ход с нашей стороны. — Ладони ее растирали мышцы спины Касси в прежнем спокойном неторопливом ритме. — Весь долгий путь по морю нам предстоит сражаться с англичанами. И неплохо выведать все уязвимые стороны характера Дейнмаунта и вызнать его планы на будущее.

— Это невозможно.

— На свете, пока ты жив, не существует ничего невозможного. Женщина, заставившая в постели мужчину сходить с ума от страсти, способна изменить его первоначальные намерения. — Лани, нежно касаясь ушибленного плеча, начала втирать в него масло. — Рана оказалась не такой уж страшной, как я думала, услышав удар о борт. Твое счастье, что кости остались целы.

Касси не слышала слов подруги. Ее взволновала идея Лани заняться Джаредом.

— Не делай этого. Ты не заставишь его отказаться от мести. ОН возьмет тебя, а потом доберется и до папы.

— Но что я потеряю при этом? Мое тело останется моим. Со мной ничего не случится. Я пойду своим путем. Но ты, кстати, недооцениваешь чужестранцев. У них очень странные представления о близости между мужчиной и женщиной. Очень часто страсть захватывает не только их тело, но и заставляет подчиниться ум. Дейнмаунт резок и частенько бывает груб, но в глубине души он очень мягок. Приглядись, как он добр и заботлив с Бредфордом. Я все более и более начинаю склоняться к решению переспать с ним. Так я скорее смогу выведать, что он задумал, чем прячась в своей каюте. Нужно успеть разузнать обо всем за время нашего пути. Даже если мне и не удастся переубедить его отказаться от мести, то ему в любом случае окажется намного труднее убить Шарля, поскольку он будет испытывать неловкость, вступив в близость с его любовницей. Нет, это очень неплохая идея!

— Отвратительная! — сердито отрезала Касси. — Хуже не придумаешь. Ты же знаешь, что папе такое не понравилось бы.

— Верно, — вздохнула Лани. — У Шарля такие же странные представления о чувстве собственности, как и у других иностранцев. Поэтому я не смотрела ни на одного мужчину с тех пор, как оказалась в вашем доме. И если решусь, то будет лучше, если он ни о чем не узнает.

— Я знаю, ты не пойдешь на это. — Касси так резко выпрямилась и села, что покрывало с кровати соскользнуло на пол.

— Пойду, если сочту нужным и важным. — Лицо Лани стало серьезным.

— Ты собираешься сделать это из-за меня! Усмехнувшись, Лани подняла покрывало и обернула им Касси.

— Чтобы уберечь тебя от его притязаний? Не говори глупостей! Ты достаточно сильная и способна постоять за себя. Я собираюсь пойти на это только ради Шарля. — Лани наклонилась и поцеловала Касси в лоб. — А теперь поспи немного. Я скажу лорду Бредфорду, что мы счастливы будем разделить с ним обед. Не исключено, что и через него мы выведаем кое-что полезное для нас.

— К примеру, как лучше доставить удовольствие его племяннику? Как ублажить его? — горько спросила Касси. — Но ты намного красивее Лихуа. И у тебя все получится без труда.

— Ошибаешься. Сейчас он охвачен страстью к тебе. — Лани поднялась. — И чтобы отвлечь его внимание от тебя и привлечь к себе, придется приложить немало усилий. Но мужчины почти не способны устоять, когда женщина сама предлагает себя.

И тем более, когда она так красива, с непонятной для себя болью подумала Касси.

— Поспи, — повторила Лани, со свойственной ей грацией направляясь к двери. — Я разбужу тебя, когда подойдет время обеда.

— Лани! — позвала ее Касси внезапно охрипшим голосом. — Прошу тебя, не обольщай его! Если папа узнает, он очень расстроится. И… — Она замолчала.

— И выгонит меня вон? — закончила за нее Лани. — В жизни бывают обстоятельства, когда приходится подходить к краю бездны. До сих пор рисковала только ты. Теперь настал и мой черед. Ты ведь не скажешь Шарлю ни о чем. Не думаю, что и Дейнмаунт способен на такую низость. Он не из тех, кто прибегает к шантажу.

— Но ты ничего не знаешь о нем, — проговорила Касси.

— Вот почему я и собираюсь восполнить пробелы. Да не огорчайся так. Все будет хорошо. — И улыбнувшись на прощание, Лани вышла.

Не огорчаться?! Касси вдруг осознала, что она дрожит, как травинка на ветру. Она с трудом заставила себя снова лечь, завернувшись в покрывало. Почему она так реагирует? Что это, негодование или нечто другое? Конечно, от гнева! Лани не права. Этим подруга не поможет отцу. У них нет оружия, которое бы они использовали в борьбе со своим противником, но приносить себя в жертву… Но для Лани это не жертва, перебила себя Касси. Для нее близость и любовь — совершенно разные понятия. Переспать с Джаредом для нее пара пустяков. Более того, она получит удовольствие.

Теперь гнев сменился каким-то новым совершенно незнакомым чувством. Касси представила их вместе, ладонь Джареда поглаживает груди Лани, его ягодицы сжимаются… Нет! Касси судорожно вздохнула и попыталась отогнать видение, осознав наконец, что с ней творится. Перед собой ей нечего хитрить, она просто ревнует. Как ни горько, но Касси вынуждена признаться в этом самой себе.

«Ты только напрасно теряешь время. Подумай обо всем трезво и ясно и начинай действовать», — пришли ей на память слова Лани. Да, гнев вызван ревностью. Как бы Касси ни пыталась отрицать, но ее тело охвачено огнем, она хочет его. Этот врожденный инстинкт не поддается доводам рассудка. Лани считает, что в этом желании нет ничего постыдного до тех пор, пока разум не оказывается в плену у тела. Тогда ты бессилен управлять собой. Надо смириться с идеей Лани.

Касси закрыла глаза и заставила себя снова расслабиться. Сейчас ей надо как следует отдохнуть, и поэтому лучше всего забыть о представшей ее глазам картине: переплетенные тела Лани и Джареда двигались в согласии друг с другом.

— Я вижу дамы решили быть ко мне снисходительны, — Бредфорд поднялся, чтобы усадить сначала Лани, а затем Касси за стол, покрытый белой накрахмаленной скатертью. — Мои надежды сбылись.

— Судя по тому, что вы заранее попросили сервировать еще два места, вы не сомневались в этом, — сухо заметила Лани. — И снисхождение тут ни при чем.

— Нет? А я-то решил, что вас переполняют сочувствие и жалость. — Бредфорд кивнул слуге, стоявшему у двери, чтобы он начал подавать. — Иначе чем объяснить ваше появление в покоях мужчины, который годится вам в отцы? — Он намекал на Шарля.

— Клара считает, что жалость не имеет ни малейшего отношения к нашему союзу. Она уверяет, что все дело в моих варварских наклонностях, — улыбнулась Лани. — Островитяне возраст почти не принимают во внимание, напротив, они считают, что он придает утонченность и внутреннюю красоту близости.

— Лани любит моего отца, — вмешалась Касси. — И ваше замечание весьма бестактно.

— Вы правы, — согласился Бредфорд и потянулся к бутылке бренди. — Мне и самому непонятно, с чего это я так себя повел? Обычно я более вежлив и галантен.

Лани посмотрела на бутылку.

— Странно, что вам еще удается вспоминать такие подробности из вашей жизни.

— А вы считаете, что у меня уже разжижение мозгов? Мой ум остр и быстр, как лезвие клинка, сверкавшего своими гранями, как днем, так и ночью при свете луны. — Его улыбка оказалась неожиданно мягкой и доброжелательной. — Просто мне показалось, что вас привело сюда не желание почтить меня своим обществом. Впрочем, я прощаю вас.

— Прощаете нас?

— Вы, конечно же, надеялись выудить из меня кое-какие сведения, не так ли?

Лани помедлила, а затем призналась, глядя ему прямо в глаза:

— Да. Вы не ошиблись.

— Я рад, что уличил вас. — Он сделал большой глоток. — Как я уже говорил, Касси, меня задевает, что у Джареда есть преимущества. В иных обстоятельствах его это смущало тоже. Он справедливый человек.

— Я не верю в это, — выпалила Касси.

— Но придется поверить, — Бредфорд сделал второй глоток. — И вы также обнаружите, что он предельно честен. Я был свидетелем тому, как он отказывался от выигрышей на скачках только по возникшим подозрениям в каких-то махинациях. Его чрезвычайно уважают за это. Увидите сами, когда мы окажемся в Англии.

— Англии? — насторожилась Касси. — Мы не собирались туда.

— Очень жаль. Но корабль держит путь именно туда, — развел руками Бредфорд. — Джаред счел, что у него есть в запасе время, пока Девилл доберется до берегов Франции, и намного разумнее остановиться в Морланде, дожидаясь сведений от французских наблюдателей. Как только ваш отец объявится во Франции, мы в тот же день окажемся там.

— И вы считаете, что мы в Морланде будем сидеть сложа руки и ждать? — спросила Касси требовательным тоном.

— Так решил Джаред. Мне очень жаль, что его план не отвечает вашим намерениям.

— Конечно, нет. — Касси никак не могла взять в толк, с чего Джаред передумал. Может, потому, что ей легче будет сбежать от него во Франции? Она собиралась сделать это, как только они окажутся поблизости от ее берегов. Теперь ей предстоит переплыть пролив и самой добираться до Парижа.

— Но мы что-нибудь придумаем, — проговорила Лани и ободряюще сжала руку подруги. — Правда?

— Конечно, — кивнула Касси и обратилась к Бредфорду. — А Морланд располагается вдали от моря?

Бредфорд расхохотался.

— Вы собираетесь пуститься вплавь? Не советую.

Наши северные воды намного холоднее, чем ваши южные моря.

— Так близко или нет?

— Довольно близко, — он все еще усмехался. — Морланд находится на мысе, обращенном к проливу.

Какая удача! А когда они окажутся в Англии, наверняка удастся обнаружить еще что-нибудь. Так что не стоит расстраиваться из-за того, что корабль сменил курс.

— А сколько времени нам предстоит ждать появления отца, как вы думаете?

Бредфорд пожал плечами.

— Месяц, а может, и два. Кто знает. На этот вопрос никто не даст доподлинный ответ. Многое зависит, на какое судно сядет Девилл. Будет ли это быстроходный корабль или тяжело груженное торговое судно.

Месяц! Как долго! Но есть надежда придумать за это время что-нибудь. Должно быть, Дейнмаунт не сомневается, что его вовремя известят. И если ей удастся перехватить какие-нибудь послания, то она узнает больше, чем если бы сама занималась поисками.

— А его светлость присоединится к нам за ужином? — спросила вдруг Лани.

Касси метнула в сторону подруги быстрый взгляд. Известие, встревожившее Касси, отступило перед еще большим чувством тревоги, охватившим ее, когда она подумала о намерениях Лани.

— Да. Скажите, а если жеребец и дальше будет вести себя так же спокойно, как до сих пор, — продолжил Бредфорд, — мы можем надеяться, что вы снова составите нам компанию?

Губы Лани раздвинулись в ослепительной улыбке.

— Конечно.

Бредфорд повернулся к Касси.

— А вы?

Касси не хотелось сидеть за одним столом с Джаредом и смотреть, как он склоняется к Лани. Она собиралась большую часть времени проводить с Капу. Ее место там.

— Да, я приду. — Эти слова сорвались с языка вопреки ее воле и удивили ее саму не меньше Бредфорда. Сказанного уже не вернешь. Но Касси все равно не смогла бы высидеть в трюме, не зная, что делает Лани вместе с Джаредом. — Если, конечно, Капу сможет обойтись без меня.

— Будем надеяться, что он не лишит нас вашего общества.

Касси перехватила взгляд Лани, подруга с любопытством рассматривала ее. Но в глазах ее она не прочла осуждения. А Касси с растерянностью осознала, что и сама не знает, что выкинет в следующую минуту, как поведет себя.

Повернувшись к Бредфорду, Лани попросила:

— Расскажите нам про Морланд. Ведь то, что там вода намного холоднее, чем у нас, — не самое интересное.

К ужину Лани надела шелковое желтое платье, которое делало ее похожей на прекрасную райскую птицу. За столом она, улыбаясь, рассказывала забавные происшествия из жизни островитян, вспоминала местные легенды и предания, веселые случаи. Касси никогда не видела Лани такой остроумной и оживленной. Постоянное гнетущее присутствие Клары, ее неприятие «язычницы» и «шлюхи», как она честила Лани, мешало той проявить свои лучшие качества. Подруга расцветала, как орхидея. И оба — племянник и дядя — поддались очарованию молодой женщины, слушали ее как завороженные. Бредфорд охотно и живо откликался на ее шутки, и даже Джаред отпустил несколько остроумных замечаний.

Касси исподлобья наблюдала, как обычно сумрачный Джаред светлел лицом, когда взгляд его обращался к Лани. Таким, наверное, он был в своем собственном мире, подумала девушка, за столом, в дружеском кругу где-нибудь в Брайтоне или Лондоне.

В конце трапезы Джаред повернулся к Касси, пока Лани беседовала с дядей:

— Ты что-то притихла. Наблюдала за нами и едва выдавила из себя пару слов. Не собираешься ли ты снова подсыпать яду?

— Нет. — Притихла? Самое подходящее слово, подумала Касси с горечью. Притихла и померкла в тени Лани. — Мне не хочется разговаривать с тобой в таком тоне.

— Впечатление, что ты далеко отсюда, — глаза его сузились.

— Но где-то я должна поесть.

— И ты решила поужинать здесь.

— Лорд Бредфорд любезно пригласил нас, — холодно отозвалась она.

Джаред снова посмотрел на нее, а потом перевел взгляд на Лани.

— Твоя подруга сегодня неотразима… и старается быть… любезной. Желтое платье ей очень идет.

— Это папа купил его.

— Какой он заботливый и добрый. — И с оттенком недовольства он добавил: — Мог бы раскошелиться и для тебя. У него плохой вкус. Неужели у тебя нет ничего другого?

— Есть. Но все мои наряды сшиты на один манер. — Касси надела то же самое шелковое платье, что было на ней во время ужина в доме. Странно, что ничего не значащее и ни к чему не обязывающее замечание так обидело ее. — Одежду для меня выбирала и покупала Клара. Отец знал, что меня не интересуют наряды.

— Но Девилла должно бы заботить, как выглядит его дочь. — Джаред отпил вина из бокала. — Ты похожа на монахиню. Это отвратительно.

— Ну и не смотри на меня, — отрезала Касси.

— А я буду. Никто не запретит мне делать это. — Несколько капель вина пролилось на скатерть, с такой силой он поставил бокал на стол. — И почему ты не споришь со мной? Ты случаем не заболела?

— Нет. — Но вполне возможно, что так оно и есть на самом деле. Она чувствовала в груди нечто похожее на боль, когда смотрела на него и на Лани. С нее достаточно. Она уже не в состоянии выносить эту муку. Ножки кресла заскрипели, когда Касси резко отодвинула его. — Кажется, я зря согласилась прийти сюда. Мне не следовало делать это. Пойду к Капу.

— Я оставил человека присматривать за ним. — Джаред покачал головой, увидев тревогу в ее глазах. — Нет. Он сидит достаточно далеко. Он просто должен следить, не начнет ли беспокоиться жеребец. И если да, то немедленно сообщит мне.

Касси с облегчением вздохнула. Не хватало еще беспокоиться о том, чтобы Капу не зашиб кого-нибудь из команды.

— Тебе не стоит так утруждать себя. Я проведаю его.

— Я же сказал, что он не один, — процедил Джаред сквозь зубы.

Касси кивнула Бредфорду и, пожелав спокойной ночи Лани, стремительно вышла из каюты.

Дейнмаунт догнал ее у дверей отсека. Схватив за плечи, он заставил Касси повернуться лицом к нему.

— Что случилось? — требовательно спросил он. Его рука была тяжелая, горячая, и тотчас все ее тело беспокойно отозвалось на это прикосновение. Она сбросила его руку и отступила на шаг:

— Я же сказала, хочу проведать Капу. — Она не поднимала на него глаз. — Я нужна ему.

— Ты же догадываешься, что меня интересует.

Почему твоя подруга сияет как хрусталь? Почему она так оживилась, так много шутит и смеется? Что случилось? С чем это связано?

— Какая разница? Ты ведь получаешь от общения с ней удовольствие.

— Разумеется. Она очаровательная женщина… и честная. Вот почему я ничего не могу понять.

— Не волнуйся. Уж она-то ни за что не попытается отравить тебя. Лани весьма неодобрительно отнеслась к моей затее с пирогом. — Касси попыталась увернуться. Но он крепко схватил ее за руку. — Пусти меня.

— Сейчас. Посмотри мне в глаза.

— Не хочу. Уже насмотрелась за сегодняшний вечер.

— Ну да. Ты с большим удовольствием смотрела бы на своего жеребца.

— Без сомнения.

— Хорошо. — Он глубоко вздохнул и продолжал: — Если тебе не хочется, не будем говорить о Лани. Объясни, почему ты согласилась сегодня поужинать с нами?

— Это моя оплошность.

— Но что подтолкнуло тебя?

— Мне хотелось увидеть… — Что ей хотелось увидеть? Что Лани обаятельна и прекрасна как Афродита? И что она способна заворожить Дейнмаунта? Это она хотела увидеть? В таком случае, она получила свое. Почему же тогда она чувствует себя такой уязвленной? Почему боль в груди никак не пройдет? Почему ей так горько?.. — Не знаю.

— А мне кажется, знаешь.

Касси наконец удалось вырвать руку.

— Я не хочу говорить об этом. Оставь меня. Некоторое время Джаред молча смотрел на нее, а потом сказал:

— Мне и самому не доставляет удовольствия разговаривать с тобой. — И, повернувшись, он пошел прочь.

Снова к Лани — такой неотразимой, такой женственной и привлекательной. К Лани, которая сегодня даст ему много больше, чем ясная улыбка, если он попросит ее об этом.

Касси бегом бросилась к каюте. Лани все делает для того, чтобы спасти Шарля. А она самая умная из всех, кого знала Касси. Если подруга решит, что так она поможет отцу, то никто не переубедит ее.

Но отчего эта мучительная боль в груди?

В отдалении прозвучал рокот — тихий, но грозный.

Сердце Касси забилось. Взгляд устремился к горизонту. Гром? Не ослышалась ли она? Над головой все еще сияла ясная полная луна. Но в некотором отдалении уже клубились тучи.

— Нет, только не это. Ну, пожалуйста! — взмолилась она, обращаясь неизвестно к кому. Шторм начнет швырять корабль по волнам как щепку. Капу обезумеет от ужаса. И это будет страшнее, чем поднять его из воды на борт. Если он впадет в неистовство, то может сломать ногу, разбить голову… В стойле тесно, перегородки не выдержат его копыт, тут намного хуже, чем в воде.

Нечего и думать, чтобы зайти переодеться. И Касси, в чем была за ужином, бросилась вниз. Она нужна Капу!

7

Гром. И уже не просто раскаты, но неумолчный грохот, казалось, в небе столкнулись грозные великаны — тучи. Джаред повернулся на другой бок и посмотрел в иллюминатор. И тотчас молния рассекла темную мглу огненным мечом. Черт бы побрал этот шторм! Он так надеялся, что гроза пройдет стороной. Сама мысль о том, что ему снова придется спуститься в трюм, где он столкнется с этой маленькой ведьмой, была непереносима. Сегодня он принял решение держаться от нее подальше, чтобы дать время улечься чувствам, взбудораженным словами Бредфорда. Если он придет к Капу сейчас, то получится, что он по-дружески делит с ней опасность. Но он не хотел видеть Касси своим другом. Он мечтал только об одном: делить с ней постель.

Новый раскат грома. Молния распорола небо пополам. На кой черт ему трюм? Касси уверяет, что сама справится с жеребцом!

Порывы ветра усилились. Корабль раскачивался все сильнее.

В конец концов, он может отправить в трюм кого-нибудь из матросов, пусть они скажут, существует ли реальная опасность для Капу.

Страшный удар сотряс корабль.

— Черт бы его драл!

— Не бойся, малыш! Качка скоро кончится! — приговаривала Касси, обнимая Капу за шею. Сама она готова молиться всем небесным светилам, лишь бы гроза прошла как можно скорее. При каждом ударе грома сердце ее сжималось от страха за Капу.

Жеребец дергался. Его ноздри раздувались, как только корабль начинал крениться в сторону. Касси шагнула следом за ним, продолжая убеждать. Ему нельзя приближаться к деревянным перегородкам стойла.

— Спокойнее, Капу! Спокойнее, мой малыш. Ты же знаешь, как я не хочу, чтобы ты ушибся.

— Отойди от него! Держись подальше от копыт!

Касси оглянулась на Джареда, спускавшегося по лестнице. Босой, в полурасстегнутой рубашке, с растрепанными волосами. Вид у него был встревоженный. Но теперь она не одна. Джаред помог ей однажды. Может, ему удастся утихомирить Капу и сейчас.

— Я не могу отойти. Он страшно испуган. Когда я глажу его и разговариваю с ним, он начинает успокаиваться.

Пробормотав проклятие, Джаред продолжал спускаться. Ветер захлопнул за ним дверь. Но уже через секунду он стоял рядом, с другой стороны от Капу. Как и в ту ночь. Значит, все будет хорошо. Вместе они успокоят жеребца.

Новый удар грома сотряс корабль. Капу рванулся вперед, увлекая Касси за собой. Джаред обнял жеребца одной рукой за шею, другой он сорвал с себя пояс и протянул его девушке.

— Завяжи ему глаза. Когда он не будет видеть, как все вокруг раскачивается, ему станет лучше. Быстрее!

Касси снова подвинулась к жеребцу. Только бы не ударил гром! Еще немного! Капу отпрянул от нее.

— Пожалуйста! — Кого она упрашивала: жеребца или себя?

Джаред тоже принялся что-то негромко бормотать, гладя Капу, пытаясь утихомирить его, чтобы дать возможность Касси завязать коню глаза.

Неужели это поможет? Глубоко вздохнув, она вспрыгнула ему на спину.

— Что ты делаешь? — услышала она голос Джареда.

— Не беспокойся! — Она сжала ногами бока Капу и снова мягко заговорила с ним. Потом потянулась вперед и завязала ему поясом глаза. — Потяни за другой конец!

Джаред послушно выполнил ее просьбу, напоминавшую приказ, не мешкая ни секунды.

Касси, затаив дыхание, ждала. Капу тревожно заржал, не видя ничего, и попытался развернуться по кругу. Но Джаред, стоявший рядом, был наготове. Он продолжал гладить Капу и уговаривать его. Голос звучал спокойно и ровно, словно ничего страшного не могло случиться. Касси крепко сжимала бока Капу. Только бы гром затих!

Корабль несся вперед, скрипя и раскачиваясь. Но грома не было слышно.

Прошла минута. Другая. И каждая секунда воспринималась Касси даром свыше. Капу начал привыкать к темноте и постепенно затихать.

— Слезай с него, — в голосе Джареда она угадала затаенное беспокойство. — Нельзя же вскакивать на жеребца, когда так штормит!

— А что мне было делать? — Голос Касси тоже зазвучал мягче, как и голос Джареда. — Когда я сажусь на него верхом, он сразу успокаивается. Это часто помогало, когда его внезапно охватывало какое-то беспокойство. И хватит обо мне. Поговори лучше с ним.

— Откуда ему знать, с кем я говорю: с ним или с тобой?

— Он чувствует…

Грохот. Капу попробовал взвиться на дыбы. Касси сжала его бока.

— Мы здесь! И не позволим, чтобы с тобой что-нибудь случилось!

И жеребец постепенно приходил в себя. Касси закрыла глаза, выжидая, не взовьется ли он снова на дыбы. Но Капу больше не дергался. Он лишь слегка вздрагивал при каждом новом ударе и раскате грома.

Еще удар! И намного сильнее прежних. Капу даже не шевельнулся. Они оба продолжали нежно уговаривать его, но теперь стало ясно, что самая страшная опасность миновала.

По щекам Касси струились слезы. Капу снова был спасен!

Корабль вышел из полосы шторма часа через два.

— Может, ты наконец спешишься? — спросил Джаред, отчетливо выговаривая каждое слово. Последние раскаты прозвучали уже где-то в отдалении, и Капу по-прежнему стоял не шелохнувшись.

— Не знаю, смогу ли я слезть, — слабым голосом отозвалась Касси. Судорога от напряжения свела ей ноги.

Джаред обошел жеребца и снял ее. Чтобы удержаться на ногах, Касси пришлось ухватиться за шею Капу:

— Спасибо, — прошептала она.

—Ты просто сумасшедшая! — Джаред тепло глядел на нее. — Непонятно, как тебе удалось дожить до двадцати лет! Зачем ты взобралась на него?

— Но иначе мы не смогли бы завязать ему глаза! — заметила Касси, потрепав Капу за гриву. — Ну и хлопот ты нам доставил, малыш!

— Не больше, чем его подруга.

Она пропустила мимо ушей его выпад.

—А откуда ты знаешь, что лошадям нужно завязывать глаза?

—В детстве у меня был конь, который впадал в ужас во время грозы, — ответил он, уводя ее в сторону от жеребца. — Капу весь взмок от страха. Посиди, пока я вытру его.

— Я сама смогу.

Джаред оглядел ее разорванное платье.

— Хочешь еще больше перепачкаться? Я рад. Платье не заслуживает лучшей участи. Мы ведь накануне говорили, как мне не по душе этот наряд. Теперь его можно выбросить.

Касси опять промолчала. Сил не оставалось, казалось, даже на то, чтобы пальцем шевельнуть. Медленно опустившись на сено, она прислонилась к стене.

Джаред начал вытирать спину и бока жеребца.

— Не слышу ответа…

Касси выдавила из себя:

— А о чем тут говорить? Меня не заботит, что вы думаете о моем платье, ваша светлость. И к тому же Лани убедила меня, что надо получать удовольствие от того, что твой враг работает конюхом.

— Лани умная женщина. А не говорила ли она случайно о том, что тебе все же лучше обращаться ко мне по имени. Тем более, учитывая ту скромную роль, которую мне позволено исполнять при тебе?

— Попробую, — кротко отозвалась он, глядя, какие уверенные и вместе с тем нежные и заботливые руки вытирали Капу. Джаред и сам был мускулистый, хорошо сложенный. Несмотря на то, что он добровольно вызвался выступить в роли конюха, ничто в нем не могло даже отдаленно напомнить человека подчиненного. Босой, с разметавшимися волосами, он походил скорее на воина-варвара, только что вернувшегося из сражения. Его рубашка распахнулась до самого пояса. И Касси отчетливо видела треугольник темных волос на его груди. Она почувствовала непроизвольное желание коснуться их, дотронуться до мускулов на груди, на животе, который, конечно же, сразу окаменеет под ее ладонями и…

— Ты что так смотришь?

Их взгляды скрестились. Но она тут же отвела глаза в сторону и сказала первое, что пришло в голову:

— Ты босиком?

— Слишком спешил, — медленно ответил он. — Прости, если это оскорбляет твой взор.

— Нет. Тебе идет, — по-прежнему кротко произнесла Касси, чувствуя полное смятение. — Почему это может оскорбить меня? Я сама часто хожу без обуви.

— И не только без нее. Есть и другие части тела, которые ты любишь оставлять открытыми, — сказал он каким-то неестественным напряженным тоном. — Чего ни один человек и представить бы не смог, увидев тебя в этом монашеском одеянии.

— После сегодняшней ночи в нем ты меня уже не увидишь, — ответила она, глядя в пол. — Оно все драное.

— Ну и отлично.

Оба замолчали, над ними спустилась затаенная тишина. Только отдаленные раскаты грома да дыхание Капу нарушали ее — напряженную, извиняющую. Джаред, закончив вытирать мокрые бока жеребца, ласково похлопал его по спине. Тот заржал с благодарностью и ткнулся мордой в его грудь. Джаред засмеялся и еще раз, отвечая на просьбу коня, похлопал его.

— Что-нибудь еще? — спросил он, обращаясь к Касси.

— Не поняла? — растерянно переспросила она. Взгляд Джареда медленно скользнул по ней.

— Может, я смогу сгодиться еще на что-нибудь? — Он опустился рядом с ней. — Лани посоветовала тебе пользоваться моими услугами? Ты всегда следуешь ее советам?

— Как правило, — девушка нервно облизнула вдруг пересохшие губы. — Она очень верно судит о людях.

— В таком случае, воспользуйся своим врагом, — проговорил он с мягкой настойчивостью и, взяв ее за руку, провел большим пальцем по внутренней стороне ее ладони.

Легкое движение вызвало в теле яростную ответную дрожь. У Касси перехватило дыхание. Джаред сидел так близко от нее, что девушка чувствовала исходящий от него запах, и каждая клеточка ее тела напряглась еще сильнее.

— Пусти меня, — с трудом проговорила она.

— А я и не держу, — улыбнулся Джаред. — Нисколько, хотя мог бы и схватить. Я только едва коснулся твоей ладони… — Большой палец его двинулся вверх по кисти, к предплечью, — а теперь вот здесь…

Неправда! Он держал ее. У Касси возникло такое ощущение, будто ее приковали к нему. Ноющая боль от плеча перешла к груди, и непонятный жар, вспыхнув, опалил ее всю от пальцев до кончиков волос головы. Джаред поднес ладонь к ее лицу. Она почувствовала горячее дыхание на коже, когда он заговорил:

— Ты сама убедилась, какой я отличный конюх. Даже Капу доволен тем, как я обхожусь с ним. Хочешь, и ты получишь удовольствие не меньшее, чем он?.. Для начала мы снимем этот монашеский наряд. — Он медленно вел пальцем по тыльной стороне руки. — А потом ты ляжешь на это душистое сено. У тебя такая нежная кожа…

Касси дрожала как в лихорадке.

— Нет…

— Ведь ты не можешь сказать, что я грубо обращаюсь с тобой? — Он повел языком по ее запястью. — Я дам тебе все, что ты захочешь. И ты ответишь мне тем же.

— Ты не можешь дать мне то, что мне надо. Это не… — Касси замолчала, ее снова начала бить дрожь. Он касался языком с такой нежной чувствительностью, словно пробовал некий редкий, экзотический плод.

«Мне хочется слизнуть соль с твоей груди». Эта фраза, сказанная им прежде, пронзила ее с такой силой, словно не его язык, а раскаленный металл прикоснулся к ладони. Что с ней? Почему она не может и пальцем пошевельнуть? Как будто и по отношению к ней проявился его магический дар — кахуна.

— Мягко или грубо. Ты будешь диктовать мне, что ты хочешь. — Голос звучал низко. — Раздвинь ноги. Дай я поглажу тебя. И ты испытаешь то, чего с тобой никогда не было. И тебе очень все понравится. Обещаю тебе, Касси. Только позволь мне…

— Нет. — Ей казалось, что она выговорила это слово твердо и громко. Но ее «нет» он еле услышал. Заставив себя вырвать руку, Касси откатилась в сторону. — Я не хочу.

Джаред протянул к ней ладони, и она увидела, как дрожат его пальцы.

— Думаешь, мне легко? Но что поделаешь. Сопротивляться этому чувству выше моих сил. — Он замолчал, и, когда заговорил, голос его звучал так же проникновенно. — Нам не избавиться от желания быть вместе. Добиться того, чего хочешь, невозможно, если не идти на какие-то уступки. Я смирился с такой мыслью за долгие годы своей жизни. Думаю, что и ты не раз шла на компромисс, поскольку жила с Кларой в одном доме.

А он сам, живя в избранном обществе, потакал себе во всем. И вряд ли понимает, что значит отказывать себе в чем-либо. Такому богатому, как он, совсем не трудно быть и обаятельным. Вряд ли Джаред по-настоящему представляет, что такое идти на уступки.

— Не думаю, что тебе приходилось смирять себя.

— Ошибаешься, — возразил он. — Еще минуту назад мне пришлось приложить все силы, чтобы сдержаться и не бросить тебя на сено, забыв обо всех запретах.

Все ее чувства обострились. Тело натянулось как струна.

— Не смотри на меня так. Я не хочу и не стану брать тебя силой. Но, черт побери, я не давал обета хранить целомудрие и не могу бесконечно обуздывать себя. — Он поднялся. Во всей его фигуре сквозило неудовлетворенное желание. — Поэтому советую и тебе качнуться мне навстречу. Ты почти согласилась. И если бы ты пошла до конца, то поступила бы честно по отношению к себе. Воспользуйся мной… Это все равно случится.

— Не могу, — дрожащим голосом сказала Касси.

— И все же придется. Ты и сама хочешь близости. И меня не волнует, каким образом ты убедишь себя. — Он перевел дыхание. — Подумай. Только Господу известно, как я жажду тебя.

Дверь за ним захлопнулась. Касси сцепила руки на груди, попыталась унять дрожь. Да, на какой-то миг она полностью потеряла власть над собой. Но это потому, что она страшно устала.

«Если бы ты пошла до конца, то поступила честно по отношению к себе. Воспользуйся мной… Это все равно случится».

Слова Джареда бились в ее груди, как волны о борт корабля.

Касси прислонилась спиной к стене и закрыла глаза. Случившееся сегодня словно бы сорвало занавес, которым она тщетно пыталась отгородиться. И теперь она чувствовала себя совершенно открытой и уязвимой.

«Подумай»

Боже, а что она еще делает все это время?

Лани утром прогуливалась по палубе, поджидая Касси. Наконец та появилась из трюма. Увидев подругу, она посмотрела на нее с недоумением.

— Как ты ужасно выглядишь! Ты что, вообще не сомкнула глаз?

— Нет, я немного поспала. Какой страшный шторм! Айна кивнула.

— Я и сама едва могла уснуть. В отличие от нашего капитана я не могу напиться и не обращать внимание на бурю, хотя, должна признаться, он проявил невероятную сдержанность по отношению к напиткам… В этот раз, — добавила она. Еще раз внимательно взглянув на Касси, Лани заговорила о другом. — Единственная удача: твое платье можно без всякого сожаления выкинуть. — Касси никак не отозвалась на эту фразу, и подруга встревожилась. — Что случилось? Не ушибся ли Капу? С ним все в порядке?

Касси через силу улыбнулась.

— Все обошлось как нельзя лучше.

— Я собиралась спуститься к тебе, когда услышала гром, но увидела, что меня опередили. И решила, что Дейнмаунт справится лучше.

— Да, он мне очень помог. Не представляю, как смогла бы обойтись без него.

— Тогда почему ты так выглядишь, словно… — Лани замолчала, заметив, как девушка отвела от нее взгляд. — Расскажи мне все.

— Но ничего не случилось. Я хочу только искупаться и лечь в постель…

И облечь в слова решение, которому она так долго сопротивлялась. Сейчас ей хотелось побыть одной. Даже Лани мешала. Она чувствовала себя, как канатоходец, которому грозит потерять равновесие и от шепотом произнесенного слова.

— Поговорим, когда я высплюсь.

Ощущая устремленный ей в спину взгляд Лани, Касси торопливо направилась к себе в каюту.

— Вы неотразимы, — Джаред склонился к руке Лани, а затем обвел взглядом кают-компанию. — А ваша подруга собирается присоединиться к нам?

— Боюсь, что нет, — Лани принужденно улыбнулась. — Как вам известно, она не спала почти всю ночь из-за Капу. Очень устала и решила поужинать в каюте.

— Я не видел ее весь день, — заметил Бредфорд, усадив Лани. — Как она?

— Касси всегда себя хорошо чувствует.

— Не считая тех дней, когда прыгает по скалам или пытается оседлать обезумевшего жеребца, — сухо поддержал ее Джаред.

— До вашего появления Касси ничего подобного не вытворяла, — мягко поправила его молодая женщина и, повернувшись к Бредфорду, заметила: — Надеюсь, вы сегодня подобрали хорошее вино? У вас такой богатый опыт в этом деле.

Похоже, и Лани сегодня не в ударе, подумал Джаред, наблюдая за ней во время ужина. Она оставалась по-прежнему привлекательной и остроумной, но как холодный клинок, спрятанный в ножны. Правда, улыбка, которой она одарила его в конце ужина, таила тепло закатных лучей солнца.

— Не хотите ли зайти ко мне в каюту? Мне надо поговорить с вами.

— Мы пойдем вместе, — сказал Бредфорд, отодвигая кресло.

— Нет, — твердо отказала Лани, не глядя на него. — Зато вы без помех насладитесь вашим бренди. Ведь это для вас ни с чем не сравнимое удовольствие.

— Хорошо, — развел руками Бредфорд и потянулся к бутылке.

Джаред молча пошел следом за Лани. Она на секунду задержала шаг, глядя на него, и глубоко вздохнула.

— Как красиво, правда? Темно-синее глубокое небо напомнило мне те времена, когда я девочкой прибегала на пляж со своими сверстниками.

— Да и море просто чудесно, — бесцветным голосом ответил Джаред.

Небо оставалось чистым и ясным, без единого облачка. Ничто уже не напоминало о разыгравшейся накануне буре. И море покачивалось так тихо и мягко, словно баюкало люльку с уснувшим младенцем. Сегодня жеребец будет спать спокойно. Интересно, спустится ли к нему Касси? Наверное. Она не навещала его с самого утра. Это слишком долгая разлука для них.

Лани неожиданно повернулась к нему и спросила без обиняков.

— Что вы сделали с Касси?

— Прошу прощения? — не понял он.

— Касси вернулась к себе сегодня утром… С ней что-то произошло. Она была до странности спокойна. Не знаю, как это бы выразить поточнее. — Лани покачала головой. — Из нее словно вынули пружину жизни, она стала не своя. Не захотела говорить со мной. — Ее глаза пытливо глянули на Джареда. — Мне это не понравилось. Поймите, Касси мне как младшая сестра. Она считает себя взрослой, но во многом осталась еще ребенком. Я не потерплю, чтобы кто-то обидел ее.

Брови его удивленно взметнулись вверх.

— Если я правильно вас понял, то вам не терпится узнать, что мне надо…

— Я знаю, чего вы хотите. Того же самого, что и остальные мужчины. Предупреждаю вас: я не позволю насиловать ее.

Джаред презрительно заметил:

— У меня нет привычки насиловать девушек.

— Не сомневаюсь. Но к Касси вы испытываете неодолимое… — Она оборвала себя, а затем закончила. — Мне не нравится, когда все так зыбко и неопределенно.

— В этом вы не одиноки. Но я пока так и не понял, к чему вы клоните.

— Мне хотелось сказать вам, что до тех пор, пока Касси не… — Лани снова замолкла и почти бегом дошла до своей каюты. … — Нет. Не сегодня. Может, завтра я скажу вам. — И захлопнула за собой дверь.

Джаред некоторое время постоял, а потом повернулся и направился к себе. Что за чертовщина? Лани не из тех женщин, что останавливаются на полпути. Почему она не решилась договорить? И что хотела? Непонятно. Ладно, с него хватит и этой мучительницы, маленькой ведьмы, чтобы еще ломать голову над загадочным поведением ее подруги.

Он замедлил шаги перед входом в трюм. Может, спуститься к ней и сегодня? Вчера — он ни на секунду не сомневался в этом — Касси находилась на самом краю…

«Она сама не своя».

«Я не позволю насиловать ее».

Но он и не собирался. Он хотел всего лишь… Он уверен, что Касси получит колоссальное наслаждение, не меньшее, чем он сам. Она хочет близости с ним. Его немалый опыт в общении позволяет безошибочно судить, созрело ли в женщине желание. Как всегда, никакого насилия с его стороны. Впрочем, с чего это он взялся убеждать себя? Он и без того провел ужасную ночь: ворочался с боку на бок, садился, ходил по каюте и снова пытался уснуть. Почему бы не спуститься в трюм и не сорвать созревший плод, готовый упасть ему в руки?

Но, сделав еще шаг, Джаред остановился, словно держала его неведомая сила. Она могла и не пойти сегодня к Капу. Лани заметила, что Касси измучена до предела. Вот в чем дело! Слишком много треволнений выпало на ее долю за эти дни. Такое могло вывести из равновесия даже сильного мужчину, что же говорить о юной хрупкой девушке? Ну вот, одернул он себя, опять моя мягкотелость. Он ведет себя с Касси, как впервые влюбившийся мальчишка. Тем не менее Джаред направился к своей каюте. Можно подождать еще один день, решил он. Пусть он еще тысячу раз пожалеет о своей нерешительности, но…

— Добрый вечер! — Касси поднялась ему навстречу. Ее поза выражала отчаянную решимость. — А мне уже стало казаться, что ты никогда не придешь.

Джаред так и застыл на пороге, глядя на нее с немым изумлением.

— Боже! Кого я вижу!

Касси стояла босая. Бедра ее были обернуты саронгом. Грудь оставалась обнаженной, как и в тот вечер, когда они встретились на берегу. Он обвел ее всю медленным чувственным взглядом, задержавшись на розовых, не целованных еще никем сосках, и, наконец, посмотрел прямо в лицо. Щеки Касси порозовели, но в глазах светился вызов.

— Я очень долго ждала тебя.

Вожделение, вспыхнувшее в нем, оказалось таким сильным и непреодолимым, что даже испугало его. Страх пришел тотчас же за ощущением желанной победы. Закрыв за собой дверь, он вошел в каюту.

— Говорят, кто умеет ждать, получает сторицей. Надеюсь, мне удастся вознаградить тебя за терпение.

До прихода Джареда Касси совершенно не ощущала себя раздетой. Но как только его взгляд коснулся ее груди, ее охватила такая слабость, что колени ее подкосились, но она должна оставаться спокойной. И, глубоко вздохнув, Касси ответила:

— Терпеливой меня не назовешь. Мне всегда противно ждать.

— Но я уже здесь, — Джаред снова пробежал по ее груди взглядом. — Твои платья не вызывали у меня восторга, но я и представить себе не мог, что ты придешь сама и полунагая, чтобы только доставить мне удовольствие.

— Я в саронге не для твоих глаз, а только ради собственного удобства. — Касси вздернула подбородок. — А что нравится тебе, меня совершенно не касается.

— Тогда почему ты пришла?

Касси облизнула разом пересохшие губы.

— Я не первая из островитянок, посещавших твою каюту.

— Но, несомненно, самая удивительная из них, — Джаред скрестил руки на груди. — Я хочу, чтобы ты сама сказала, чего ты хочешь.

Но у Касси не шли с языка нужные слова. Она не ожидала, что ей придется преодолеть еще и это препятствие. Глядя ему в глаза, она спросила:

— Зачем? Ты сам знаешь, почему я здесь.

— Ты решила отдаться мне? — уточнил Джаред.

— Нет. — Она выпрямилась, как солдат, готовый ринуться в атаку, и, не опуская взгляда, отчетливо выговорила: — Я решила использовать тебя ради собственного удовольствия.

Улыбка сползла с лица Джареда. Касси показалось, что в его глазах сверкнул гнев.

— Вижу. Мне и не следовало ждать другого ответа. Можно мне задать еще такой же откровенный вопрос?

— Все ясно и без расспросов.

— Нет ничего более неясного на свете, чем наши с тобой отношения.

Она снова глубоко вздохнула и выпалила:

— Пришло время, когда мое тело возжелало мужчину. И ты подходишь мне так же, как и любой другой.

— Благодарю, — иронически поклонился он. — Как это лестно. Весьма польщен.

Джаред разочарован, но это не должно ее волновать. Он сам виноват, незачем добиваться признания с такой настойчивостью.

— Я очень долго размышляла над твоими словами и решила, что ты… — Она помолчала. — Ты меня притягиваешь, только не знаю, чем.

— Зато я знаю. Все считают меня весьма привлекательным мужчиной и доблестным человеком.

— Но ты враг моего отца, — задумчиво проговорила Касси. — И мое тело могло бы осознать это. Но если оно настолько слепо и требует своего, пусть получит желаемое. Утолив голод, я попробую найти способ, как помочь отцу.

— Играя роль великолепной Далилы, не надейся, что я, подобно Самсону, исполнюсь признательности, и тебе не удастся выведать мою сущность. Я не проявлю снисходительности к Шарлю, не изменю своего решения. Не забывай об этом.

— Сначала ты назвал меня Лукрецией, теперь Далилой. Но я ни та и ни другая. Лани считает… — Касси замолчала.

— Так что же считает наша драгоценная Лани? — настойчиво переспросил Джаред.

— Что ты не так мстителен, каким пытаешься выказать себя, — пожала плечами Касси. — И надеется, что со временем ты смягчишься…

— Если ты переспишь со мной? — уточнил Джаред.

— Я говорила, что это пустая фантазия. Но она все равно… — Девушка снова замолчала и нетерпеливо махнула рукой. — Тебя не касается, что считает Лани. Я-то знаю, что тебя ничем не проймешь. Но если я сближусь с тобой, то мне, может быть, посчастливится угадать, как лучше использовать тебя в своих целях, как это будет нужно мне. И я хочу, чтобы ты знал это наперед.

— Ты бросаешь мне вызов? — негромко спросил Джаред.

— Нет, но ты сам требовал объяснения. Вот я и сказала, что думаю. Это всего лишь мой ответ на твой вопрос.

— Со свойственной тебе прямотой и без всяких хитростей и уловок. Не пора ли преподать тебе несколько уроков дипломатии. Только с одной целью: защитить свое самолюбие.

— Мне нет никакого дела до твоего самолюбия. Все, что связано с тобой, меня не касается.

Джаред хмыкнул.

— Несмотря на то, что ты предлагаешь мне себя?

— Это ты так считаешь. А я здесь совсем по другой причине.

— Разве это не одно и то же?

— Для меня — нет. — Касси посмотрела на него. — Думаю, и для тебя тоже. Хотя тебе, конечно же, было бы намного приятнее считать, будто я поддалась твоим домоганиям.

— Ошибаешься. Меньше всего меня бы устраивала такая мысль. Я вообще не представляю, что ты способна пойти на какие-либо уступки. — Его взгляд снова задержался на ее сосках, и улыбка приобрела более чувственный оттенок. — И надеюсь, никогда не пойдешь на это.

Горячая волна вновь обожгла грудь Касси, и ей понадобилось сделать над собой усилие, чтобы придать голосу нужную твердость:

— Я пришла, потому что это нужно мне, а не кому-то другому. И, получив от тебя удовлетворение, уйду. Это ничего не изменит во мне. И не будет значить для меня ровным счетом ничего.

Снова гнев исказил его лицо.

— До чего же своеобразное отношение к постельному вопросу у этой женщины.

— Необычно потому, что вы, мужчины, никогда не догадывались об этом. Вы хотели бы, чтобы, уступая вам, мы ощущали себя виноватыми. Ваш мир устроен несправедливо, и я не желаю жить по его правилам. Там мужчины уходят, оставляя женщину с неизбывным чувством вины и растерянности.

— Слышу уроки Лани. Не сомневаюсь, что ты повторяешь ее слова. Мне начинает казаться, что я озабочен твоей девственностью гораздо больше, чем ты сама. И я напрасно терзался угрызениями совести, что нарушу ее.

Касси усмехнулась.

— Потому что ты — человек другого мира. И у тебя свои очень странные представления… — С каждой минутой ей все труднее и труднее становилось говорить. Почему он не замолчит и не приступит к делу?! Все что угодно, только не это стеснение, доходившее до боли в груди. — Чего ты стоишь! Хватит этих разговоров!

— Но мне необходимо понять, почему ты пришла.

— Почему? Ты сам предложил нам воспользоваться друг другом для утоления жажды. Ты сам посоветовал все как следует обдумать. Вот я и сделала выбор.

— Но так быстро… — Джаред посмотрел на ее саронг. — Да еще в столь очаровательном виде. Мне необходимо понять, почему ты решилась сделать мне такой подарок?

— Ты уже не раз слышал, насколько удобнее и привычнее мне в этой одежде.

— Каноа — да. Но не Кассандре Девилл. Каноа может пройтись перед мужчиной в набедренной повязке. И лечь с ним в постель, когда ей вздумается. И я размышляю: не пытаешься ли ты и в самом деле изображать сейчас младшую сестру Лани?

— Я ничего такого и не думала. — Касси повиновалась только внутреннему порыву, надевая саронг. Она не задумалась ни на секунду, когда ее руки потянулись к нему. — И не вижу, почему мне следует оправдываться?

— Каноа не стала бы искать оправданий. Но воспитанница Клары Кидман?

Касси начала понимать, что имеет в виду Джаред. И что ход его размышлений верен. Ей стало не по себе. Ее даже испугало, что он так тонко чувствует и понимает причину совершенно непроизвольных, как ей самой казалось, поступков.

— Ты хочешь меня?

— Господи! Ты еще спрашиваешь! Ничего на свете я не желаю больше, чем тебя.

— Тогда хватит болтовни. Какая разница, к какому выводу ты придешь? Я здесь. И этим объясняется все. Это самое главное.

— Использовать меня, — повторил Джаред. — Но это почему-то тревожит.

— Не придавай такого значения словам, они часто прячут правду. Ты сам предложил так поступать. Я ничего не выдумывала.

— Знаю, — он опустил руки, все еще не позволяя себе прикоснуться к ней. Однако сохранить ясность и трезвость ума в такую минуту довольно трудно. Джаред принужденно рассмеялся. — Боже! Не верю самому себе. Стою здесь и рассуждаю вместо того, чтобы уложить тебя в постель и войти в тебя.

Шагнув к ней, он прикоснулся указательным пальцем к ее губам. Касси обожгло огнем это мягкое прикосновение. Она невольно потянулась к нему.

— Нет, Каноа, — он подступил к ней еще ближе и провел большим пальцем по нижней губе. — Ты сама знаешь, почему пришла сюда.

Касси с беспомощной завороженностью ощущала, как одна за другой горячая волна окатывает ее тело.

— Не думаю, что за этим самым. Он усмехнулся.

— Ты права. Но ведь надо с чего-то начинать. Я никогда не имел дело с девственницами. И это вызывает у меня чувство неуверенности.

Но она этого не замечала. Ореол обволакивал каюту. Его запах, его лицо, страсть, исходившая от его сильного тела, — все пропитало желание. Ее непостижимо влекло к нему. По золотистой коже Касси пробегали вспышки.

Его пальцы слегка коснулись розового соска груди. Касси вздрогнула, мускулы живота непроизвольно напряглись.

— Ты возьмешь меня, а потом встанешь и уйдешь, — пробормотал он.

— Да.

Его рука скользнула к узлу саронга на бедре.

— И это ничего не будет значить для тебя?

— Ничего, — хрипло повторила Касси пересохшими губами.

Саронг соскользнул на пол. Нагая она была прекрасна. Джаред расстегнул рубашку и отбросил ее в Сторону:

— Не надейся на забвение, — запустив пальцы в волосы, он чуть-чуть оттянул ее голову назад. Глаза его сверкали. — Я не хочу остаться ничего не значащим для тебя человеком, черт побери! — И он крепко прижал ее к себе, давая ей почувствовать твердую восставшую плоть. — Хочешь сказать, что это ничто? — В его ладонях утонули прелестные груди Касси.

Молния желания пронзила ее насквозь. Волосы на его груди коснулись ее сосков, и те, моментально затвердев и набухнув, стали особенно чувствительны.

— Ну как? — спросил он. Касси с трудом поняла его вопрос.

— Да. Это… очень приятно… как мне кажется.

— А так? — Он наклонился и коснулся сосков языком.

Касси вскрикнула, и спина ее непроизвольно выгнулась. Выпрямившись, Джаред улыбнулся.

— Лихорадит? Мне кажется, ты с трудом говоришь. — И он приник к соску, слегка втягивая его губами.

Огонь, вожделение, нетерпение, боль, как странно, что все эти чувства сошлись в одно — скорее возьми меня, войди в меня. Руки Касси скользнули к его голове, прижимая ее к себе. Прикосновение к его волосам вызвало в ней дрожь и новую волну жара. Хотелось кричать, стонать…

Джаред коснулся другой груди, лизнув сосок, он втянул его в себя. Ладони его при этом сжимали и разжимали ее упругие ягодицы. Неизвестная ей огненная лава обожгла лоно. Сердце билось так тяжело, что стук его, казалось, гулким эхом отзывался по всей каюте. Во всем мире. Темнота, пламя… неутолимое желание целиком овладело ею.

Джаред вскинул голову, глядя ей в лицо.

— Больше я не могу выдержать, — хрипло проговорил он. — Я должен войти. — И, взяв Касси за руку, увлек ее к постели.

Касси как лунатик пошла за ним. В эту сомнамбулическую минуту она могла идти за ним хоть в пропасть.

И вот он уже лег сверху, раздвинул ее покорные ноги и качнулся вперед. Его рука, смяв завитки на лоне, скользнула глубже.

— Какое нежное устьице, как оно влажно и податливо, — пробормотал он, двигаясь как можно медленнее и осторожнее.

Живот напрягся, как только новая волна жара прокатилась по телу.

Дыхание Джареда обожгло ухо:

— Тебе хорошо? Чуть позже станет жгуче прекрасно, когда я… — Он замер. — Боже! Не знаю, что делать дальше!

Не веря его словам, она смотрела на его полное страсти и вожделения лицо. О чем он бормочет! Все так просто и ясно.

— У тебя ведь перебывало много женщин. У тебя все получается просто замечательно.

— Но не с девственницами. Я боюсь сделать тебе больно… Нужно время, чтобы…

Время?! Каждая клеточка ее тела горит, как в огне! Скорее бы он потушил этот пожар. Она не в состоянии больше ждать!

— Делай поскорее то, что ты делал обычно.

— Но я не хочу причинить тебе боль! — Он застонал. Касси, взяв в руки его возбужденную плоть, прижала к себе и подалась вперед.

Глаза Джареда закрылись от невыразимого удовольствия. Проклятие! Не выдержав, он рывком вошел в самую глубь ее тела.

Резкая боль на миг обожгла ее, а следом возникло блаженное ощущение полноты и единства. Касси закусила губу, чтобы не выдать себя стоном наслаждения, когда оно пронзило ее. Казалось, напряжение уже невозможно вынести.

Джаред замер, выжидал, когда пройдет боль. И каждый мускул его тела трепетал от напряжения.

— Теперь мне можно двигаться? — спросил он низким голосом.

Касси казалось, что она просто умрет, если Джаред не сделает этого.

— Да.

— Слава Богу! — Первые его толчки были осторожными. — Мне… кажется… не удастся… — сквозь зубы выдавил он. — Я больше не могу… — И тут он словно с цепи сорвался, набросившись на нее.

Касси вцепилась в его плечи, ощущая в теле наполненность. Но ей хотелось чего-то еще. И, пытаясь вобрать в себя всю его плоть, Касси непроизвольно сжала ногами его бедра.

— Не надо! — вырвалось у него. — Иначе я не выдержу…

Но он нужен ей весть целиком. Голова ее металась по подушке. Из глаз брызнули слезы. Лани предупреждала ее, что ненасытная жажда означает приближение высшей точки близости к блаженству. Но почему освобождение не приходит? Почему жажда только увеличивается, заставляя ее тело рабски следовать ритму, который задал Джаред.

— Пожалуйста, сделай так… — Она и сама не знала, чего просит у него. Остановить ураган? Продлить муку до бесконечности? Увлечь за собой? Еще быстрее. Сильнее!

Дыхание Джареда стало прерывистым, словно он задыхался от быстрого бега. Или это был всхлип? Не важно, что.

— Сейчас! — выдохнул он сквозь зубы, вторгаясь в нее со всей силой так, будто вонзилась молния.

Касси издала протяжный крик облегчения, мрак взорвался тысячью радужных искр. Блаженное тепло и легкость, разлившиеся по телу, были такой силы, какой она еще ни разу в жизни не переживала. Джаред содрогнувшись и издав протяжный стон ликования, рухнул на нее.

— О Боже! — едва слышно проговорил он.

Обессиленные, тяжело дыша, они летали довольно долго. Наконец дыхание Джареда восстановилось, и он коснулся губами ее закрытых век.

— Кажется, мы поладили. Ты и в самом деле больше Каноа, чем Кассандра.

Бархатистые нотки звучали в голосе Джареда. И Касси отметила это сквозь полудрему, ощущая себя так, как если бы она лежала на берегу и ее обдувал теплый легкий ветерок. Ей так стало хорошо, что захотелось пережить все это вновь. Сейчас он прикоснется к ней, погладит, и пламя вспыхнет с прежней силой.

Касси подняла тяжелые веки. Приподнявшись на локте, Джаред смотрел на нее. Глаза его впитали такую ясную синеву, словно он смотрел в бесконечную голубизну неба. И ей захотелось, поддавшись своему ощущению, плыть и плыть туда, где никогда не бывает завтра.

— Куайхелани, — пробормотала она.

— Прости? — Он поцеловал ее в кончик носа. — Боюсь, что я не слышал прежде этого слова.

— Это не слово. Это место, где… — Касси замолчала, полностью придя в себя. Вечность оборвалась. Не было Куайхелани. Что это она вдруг вообразила?! — Так, пустяк. Глупость.

— Но я бы хотел знать, что оно означает. Я очень любопытен. — Он слегка сжал зубами мочку ее уха. По ее телу пробежала новая волна дрожи. — Мне просто необходимо знать, что это за Куайхелани… Как и обо всем, что касается тебя.

Именно так он завладеет ее умом, как сумел околдовать тело. Ужас охватил Касси, когда эта мысль мелькнула в ее голове. Что с ней творится? Он сумел заставить ее забыть обо всем на свете!

Собрав силы, Касси оттолкнула Джареда, поднялась с кровати и оглянулась в поисках саронга.

— Что за муха тебя укусила? — Джаред приподнялся. — Иди в постель.

— Зачем? — Подняв саронг с пола, Касси быстро обернула его вокруг бедер. — Все закончилось. Я пойду к себе в каюту.

— Это еще не все. Мы только начали.

Касси повернулась к нему.

— Нет. Я сама пришла и сама уйду, когда сочту нужным. От тебя это не зависит.

Он сжал губы.

— Позволь! Ты что, собираешься отбросить меня, словно кожуру съеденного банана?

— Я просто хочу уйти. Само совокупление ничего не изменило для меня. — Дрожащими руками она отбросила прядку со лба.

Он пристально вгляделся в ее лицо.

— Тогда почему ты так поспешно убегаешь?

— Я просто иду к себе.

— А мне сдается, что ты спасаешься бегством. — Протянул к ней свою сильную, чувственную ладонь. — Ты только ступила на тропу наслаждений. Самых разнообразных.

И он оказался весьма умелым проводником на этом пути. Касси невольно шагнула к нему навстречу, но тут же осознала, что делает это вопреки своему намерению уйти, и облизала губы.

— Я приду снова… когда захочу.

— Сейчас, — под бархатистостью тона пряталась сталь.

Она смотрела на него.

— Только когда сама решу.

— Черт возьми! — возмутился он. — Ты забыла, где ты? Ты будешь делать, что я прикажу. Немедленно вернись в постель… — Джаред замолчал, увидев выражение ее лица. — Ты что, испугалась?

— Нет, конечно.

— Я сделал тебе больно? — Он шагнул к ней и с бесконечной нежностью погладил Касси по плечам. — Конечно, я был слишком груб и нетерпелив, но не думаю, что…

— Нет, с этим все в порядке… — Его прикосновение снова отозвалось в ее теле нервной дрожью, и Касси захотелось прижаться к нему…

Она отступила на шаг.

— Почему мне никогда не удается понять, что у тебя на уме, — раздумывал Джаред. — Наверное, потому что забываю, какой ты, в сущности, еще ребенок. А может, все девственницы ведут себя подобно тебе? — Вздохнув, он закончил. — Если так, убирайся к дьяволу.

Некоторое время Касси стояла, удивленная столь неожиданной переменой в нем.

— Уходи, — хрипло повторил Джаред. — Пока я не передумал. Может, с тебя и довольно, но я еще не получил своего.

То же самое она могла сказать и о себе, с ужасом осознала Касси и, повернувшись, шагнула к двери.

— Подожди! — Джаред схватил рубашку с полу. — Накинь!

Она отрицательно покачала головой. Она ни в чем не должна зависеть от него. Ничто не должно напоминать о Джареде и о чувстве, которое охватило ее.

— Бесстыдница чертова! — раздраженно бросил он, вскочил и натянул ей на плечи рубашку. — Там, на палубе, дежурят матросы.

— Я видела их, когда шла к тебе.

— И они тебя тоже, — Джаред начал застегивать на рубашке пуговицы. — Не смей разгуливать в полуголом виде. По крайней мере, набрось хотя бы плащ.

— Сейчас слишком тепло. — Рубашка хранила его запах и мягкая ткань касалась сосков с той же нежностью, что и его ладонь.

— Забери ее! Я буду ходить так, как мне нравится.

— Если ты снимешь ее, то я не выпущу тебя до утра, — сказал он со злостью. — Неужто ты думаешь, что я позволю другим пялить на тебя глаза, когда ты раздета? Ты хочешь, чтобы им не терпелось переспать с тобой? Реши сразу, чего тебе надо на самом деле.

Касси открыла было рот, чтобы возразить, но передумала. Главное — найти в себе силы покинуть его.

— Сейчас не самое лучшее время для спора, — Касси открыла дверь. — Спокойной ночи.

— Сомнительно, будет ли она спокойной, — пробормотал Джаред. — До завтрашнего вечера.

Касси напряглась и быстро посмотрела на него.

— Я не уверена, что… Я еще не решила, приду ли так скоро к тебе.

— Тогда я сам приду.

— Нет! Выбор остается за мной!

— Так не пойдет. Я еще могу согласиться с тем, что теперь тебе лучше пойти к себе. Но я не позволю играть со мной и появляться, когда вздумается. — Он тряхнул головой. — Бедняжка Касси, все идет не так, как ты рассчитываешь. Но и я тоже не ожидал, что дело примет такой оборот. Мне казалось, взяв тебя, я избавлюсь от наваждения. Но, похоже, одной ночи для этого маловато. — В его тоне снова звучали властные нотки, когда он закончил. — Увидимся завтра до полуночи.

— Я не приду! — Дверь за Касси захлопнулась. Снова свобода! Но это чувство остановило ее.

Запах от его рубашки впитался в ее тело. И еще осталось впечатление, что ладони Джареда продолжали ласкать ее. Быстрыми шагами Касси миновала палубу. В каюте она соскребет этот запах, чтобы и следа не осталось на коже. Но… память-то не сотрешь, она с ней. И куда деваться от воспоминания о его ясной синевы глазах? И как ей избавиться от ощущения, что его нежная, упругая плоть все еще в ней? Боже мой! Касси снова затрепетала только от одной мысли о близости с ним. Лани никогда не упоминала о том, что все остается и после ночи, проведенной с мужчиной. Если совокупление само по себе дело минутное, то почему же она продолжает чувствовать внутреннюю связь с Дейнмаунтом, хотя его уже нет рядом? Более того, она ясно понимала, что их близость больше, чем просто постель. Они уже связаны, и эта цепь будет удерживать ее.

Нет, просто она еще не пришла в себя. Сегодня она потеряла девственность. И, видимо, наставления Клары каким-то образом влияют на ее поведение, решила Касси. Клара без устали повторяла, что женщина должна принадлежать только одному-единственному мужчине — мужу, храня верность ему до конца своих дней. Если же она предастся блуду, то гореть ей в геенне огненной. Но Касси уже сегодня охватил этот адский пламень. Она вскрикивала и дрожала, стонала и сжимала его ногами, когда Джаред входил и выходил из нее…

Запрети себе думать об этом. Завтра все станет как обычно. Завтра она поймет, что с ней не произошло ничего такого, чего не случалось бы со всеми другими женщинами. И она посмеется над своими страхами. Касси открыла дверь каюты. Завтра она снова станет сама собой.

— Ну как ты? — услышала она тихий голос Лани, сидевшей в кресле. — Он не обидел тебя?

Касси замерла у порога.

— Нет, — прошептала она. — А как ты догадалась?

— Заглянула к тебе после ужина. И не застала. — Она улыбнулась и покачала головой. — И не надо быть особенно сообразительной, чтобы понять, где ты.

— Почему ты не пошла за мной?

— Не имею привычки вмешиваться. Ты сама принимаешь свои решения и отвечаешь за них. Навязывать свою волю я не могу. Но мне бы хотелось, чтобы ты поговорила со мной. Иди сюда. — Она увлекла ее к кровати и села.

Касси устроилась на полу, у ее ног. Мягкие, нежные руки Лани с нежностью и любовью обвились вокруг ее плеч. Девушка уткнулась ей в колени.

— Я решилась, — прошептала она. Лани перебирала ее рассыпавшиеся пряди.

— Почему?

— Ты была права. Таким образом я смогу помочь папе. Нам надо знать, когда он появится во Франции. Тебе нельзя это делать… И к тому же я почувствовала, что хочу его.

— Знаю. Но отчего в твоем голосе чувство вины? Горечи и сожаления? Нет предательства там, где тело диктует свои желания.

— Но мне казалось, что это выглядит как-то иначе…

— Расскажи, что ты чувствовала?

Касси не могла описать свои переживания даже Лани.

— Не так, как ты рассказывала… И мне трудно было оставить его после всего. Это испугало меня.

— Но ты все же нашла в себе силы уйти?

— Да.

— Значит, предательства нет, — вздохнула Лани. — Но мне не хотелось, чтобы ты винила себя за смятение. Я так надеялась, что первый мужчина в твоей жизни принесет чистую, ничем не омраченную радость телесного наслаждения. Он был добр с тобой?

Добр? Какая тут может быть доброта, если ты в урагане чувств, захвативших тебя? Касси собралась сказать «нет», но вспомнила, как ему приходилось сдерживать себя и с какой мягкостью он взял ее.

— Да, — Касси подняла глаза. — И он хочет, чтобы я снова пришла.

— А ты?

— Это было бы крайне глупо с моей стороны, да? — Она помолчала. — Но я… Почему я боюсь, Лани?

— Ты должна сама ответить на свой вопрос, — улыбнулась подруга. — Если тебе очень хочется быть с ним, то я попробую сказать за тебя. Думаю, тебя пугает мысль о том, что ты оказалась не такой сильной и расчетливой, какой воспринимала саму себя. Но это не так. Ты намного решительнее его. Вот увидишь. И сделаешь все, что нужно тебе.

— Правда? — Касси почувствовала, как уверенность снова возвращается к ней. — Ну, конечно, смогу! — Касси выпрямилась. — Я испугалась, близость оказалась совсем не такой, какой я себе представляла. Она завораживает, и от нее трудно отказаться.

Лани наклонилась и поцеловала ее в лоб.

— Если у тебя все же хватит силы оставить его, то делай это не раздумывая. Тогда мы сумеем найти другой способ, как нам выведать то, что нам нужно. — Она поднялась. — А теперь отдохни. До завтра.

— Хорошо. — Касси смотрела, как закрылась дверь за ее подругой и наставницей. Ну, конечно, зря она так испугалась. В ней найдется достаточно силы, чтобы удержать свой ум в холодном спокойствии, независимо от желаний тела. Оно требует близости, но ее воля не станет слабее. Поднявшись, Касси быстро расстегнула рубашку и сбросила ее на пол. Она получит от него, что хочет, и отбросит так же в сторону. Развязав саронг, Касси опустила его поверх рубашки и подошла к умывальнику. В следующий раз ей будет легче и проще. Она сумеет как следует подготовиться к встрече с Джаредом. И уйти от него, не оглянувшись.

8

Мне совершенно нечего опасаться, я не изменилась, уговаривала себя Касси на следующий день. Она вошла в кают-компанию и увидела Джареда, разговаривавшего с Бредфордом. Хорошенько обдумав все, Касси успела прийти к выводу, что для паники нет никаких оснований. Джаред повернулся и взглянул на нее. Девушка застыла в дверях. Выражение его лица оставалось совершенно непроницаемым. Он договорил начатую фразу, а потом ленивой походкой направился к ней.

— Похоже, этот наряд еще хуже того серого. — На ней было красновато-коричневого оттенка платье до полу с глухим воротом и длинными рукавами. Он поднес руку Касси к губам. — Неужели эта драконша не могла выбрать ничего другого? Что бы оставило открытым хоть сантиметр твоей великолепной кожи?

— Тебе не нравится?

— Тошнит от одного только вида.

Касси серьезно улыбнулась.

— Очень хорошо. — И отняла руку от его губ. — Но это значит, что ты сам не знаешь, чего хочешь. То тебя возмущает, что я слишком раздета. То, что слишком одета.

— Это совершенно разные вещи, — Джаред внимательно вглядывался в ее лицо. — Похоже, у тебя сегодня хорошее настроение?

— А ты надеялся, что я, зарывшись в подушку, буду оплакивать безвозвратно потерянную девственность? Вчера я и в самом деле немного поволновалась, но это мелочи. Потом мы все обсудили с Лани, и я успокоилась.

Джаред нахмурился.

— Ты говорила с ней о нас? И обо мне тоже?

— Разумеется. И пришла к выводу, что ничего особенного не произошло.

Джаред обвел взглядом кают-компанию. Бредфорд стоял возле иллюминатора у противоположной стены.

— А где, кстати, Лани?

— Откуда я знаю, где она, — сквозь зубы процедил Джаред. — И я не собира… — Он горько рассмеялся. — Боюсь, что выкину тебя за борт раньше, чем мы доберемся до места. Мое чувство собственного достоинства восстает каждую минуту.

Касси не хотелось, чтобы он иронизировал. Легче удерживать Джареда на расстоянии, когда он хранил угрюмую мрачность. А если он смеется над самим собой…

— Я сказала все, как произошло.

— Однако правда, к сожалению, не всегда приятна. Нельзя же в самом деле так безжалостно обращаться с человеком, лишившим тебя девственности настолько осторожно, насколько это возможно.

Джаред и сам понимал, как скудны и неточны эти слова после той бури чувств, что охватила его в момент обладания Касси.

— А я и не знала, что на каждую близость существуют свои правила поведения, особенно для девушки, лишившейся накануне невинности, — отрезала она. Она заставила себя хоть ненадолго, но забыть о прошедшем вечере. Все в прошлом. И Касси спросила о другом: — Ты не собираешься проводить меня к столу? Или мы так и будем стоять, болтая всякую чепуху?

— Как скажете, — в тон ей ответил Джаред, подставляя локоть. — Но тебе не мешало бы слегка прикусить свой слишком острый язычок. А еще, признаюсь, что был не прав.

— В чем же? — Касси недоверчиво глянула на него.

— Мне кажется, платье Клара выбрала тебе чрезвычайно удачно.

— В самом деле?

— Конечно, оно уродливо. Однако я получу сегодня массу удовольствия, глядя на тебя через стол. И знаешь, почему?

Касси отрицательно покачала головой, не понимая, куда он клонит.

Глядя перед собой, Джаред ровным голосом произнес:

— Потому что буду представлять тебя голой под ним, как это было вчера. Я уже сейчас вижу тебя обнаженной. Нет пикантнее, чем представить эту ткань прозрачной, чтобы угадывать каждый завиток на твоем лоне. В детстве я всегда нетерпеливо срывал обертки с подарков. Вчера ты лишила меня этого удовольствия.

Багровый румянец опалил щеки Касси. А она-то считала, что сумела установить равновесие. Сердце дико заколотилось, и дрожь пробежала по телу.

— Я не спущу глаз с тебя, и всякий раз ты будешь сразу вспоминать прошлую ночь. — Голос его стал бархатным. — Как-нибудь я заставлю тебя ничего не надевать под платье. Никакого белья. Мы будем обедать одни, я опущу его до талии, чтобы любоваться твоей грудью. А после кофе ты сядешь ко мне на колени. Я подниму юбку и углублюсь в твое лоно, теребя и лаская его.

— Замолчи, — прошептала Касси. Ее вновь охватил пожар страсти. Легкие штрихи набросанной им картины запечатлились в ее чувственном воображении во всех подробностях. Она даже ощутила тяжесть и томительную боль в лоне, на которое он устремил свой взгляд.

— Неужто я огорчил тебя? Как жаль. Мне хотелось лишь слегка позабавиться, — шелковым голосом говорил Джаред, ведя ее к столу. — Впрочем, я совсем забыл о твоем предупреждении, что мне не на что надеяться. Ценность моя, как человека, равна нулю.

Он отразил не только ее выпад, но и ответил ударом на удар. Надо всякую минуту помнить, что Джаред ничего не собирается спускать ей, и его ничто не остановит.

— Воображай все, что тебе вздумается. Меня это не волнует.

— Значит, мне дозволено дополнить к описанию один маленький штрих… А вот и наша несравненная Лани.

Увидев подругу, Касси испытала облегчение. Бредфорд уже спешил ей навстречу, лицо его оживилось и засветилось от радости. Почти как у юноши, рассеянно заметила Касси. Джаред сейчас рядом с ним казался намного старше, опытнее и выглядел циничным.

— Бредфорд совершенно околдован твоей подругой, — сказал Джаред. — Но я его не осуждаю, Лани приложила все усилия, чтобы вскружить ему голову.

— Дело не в нем, а в тебе, — не подумав, выпалила Касси.

— Не понял?

Тут Касси поняла, что ей надо следить за собой. Нельзя говорить с ним начистоту. Впрочем, сейчас это уже не имело никакого значения.

— Лани пустила в ход свои чары, пытаясь обольстить не Бредфорда, а тебя. Она собиралась прийти к тебе в каюту.

Это известие поразило Джареда.

— Не может быть!

— Но папе это не понравилось бы.

Голос Джареда обрел большую шелковистость.

— И ты решила принести в жертву себя? Как я благодарен тебе за это, что ты сообщила мне эту новость. Скажи, а вы случаем не тянули соломинку, решая, кому из вас выпадает горькая участь идти ко мне?

Как, оказывается, легко вывести его из себя, отметила довольная Касси.

— Нет. Я же тебе сказала, что папа был бы недоволен, если бы Лани пришла к тебе.

— Мне противно слышать имя твоего отца и совершенно наплевать, что этому Иуде нравится, а что нет. — Джаред неторопливо подозвал дядю: — Бредфорд, мы ждем!

— Сейчас, — бросил тот через плечо. — Потерпи секунду. Я должен признаться леди, как она сегодня хороша!

— Боюсь, мне не до комплиментов, — не глядя на Бредфорда, сказала Лани. — Я страшно проголодалась.

— Женщины с отменным аппетитом вызывают у меня восхищение, — заметил Джаред, глядя на Касси. — Это замечательное качество. Кстати, я тоже только что восхищался Касси, говорил, что ей к лицу это скромное и элегантное платье.

Касси окинула его настороженным взглядом. Что он задумал? Ясно одно: его распирает ярость.

— Господи, что вы такое говорите? — воскликнула Лани, усаживаясь на стул, который выдвинул ей Бредфорд. — Да оно просто ужасно! На него невозможно смотреть без отвращения.

— Вы слишком строги, — Джаред дал знак матросу, тот начал подавать еду на стол.

Но стоило Касси расслабиться, как Джаред повернулся к ней и тигриная улыбка раздвинула его губы. Кажется, она поторопилась. Он не собирался выпускать ее из своих когтей. За время ужина Касси не один раз ощутила на своей коже их прикосновение. Впервые за время их Знакомства Джаред повел себя за столом как обходительный, остроумный и обаятельный кавалер. Он поддразнивал Лани, перекидывался шутками с Бредфордом. И только с Касси держался с холодной предупредительностью.

Но ведь именно этого она и добивалась, убеждала себя Касси. Их близость останется тайной до тех пор, пока он будет держаться с ней так же холодно, как и прежде.

После ужина Джаред повернулся к Лани и спросил:

— Кстати, вы не знаете, где находится Куайхелани?

Касси вскинула на него глаза. Он припрятал этот вопрос к концу вечера, и она никак не ожидала атаки с этой стороны.

Лани нахмурилась.

— Куайхелани?

— Неужто вы никогда не слышали об этом месте?

— Да нет, конечно же, слышала, но меня удивил сам вопрос. Что бы вы ответили, спроси вас, где находится рай?

— Рай! — Он, глядя на Касси, поднял к свету бокал с вином. — Я где-то слышал это слово, но не понимал, что оно означает.

И как это у нее сорвалось, раздраженно подумала Касси. Какой у меня длинный язык.

— Никто вам не сможет указать, где оно, — продолжала Лани. — Но в мифах говорится, что рай на дрейфующем острове. Он никогда не задерживается долго на одном и том же месте. Поэтому за ним не угонишься и невозможно причинить ему какой-то вред. Этим словом обозначают рай на земле.

— Как интересно, — Джаред, повернувшись к Касси, вежливо спросил, — а ты как считаешь?

— Ничего особенного, — пожала она плечами, жалея, что не может залепить ему пощечину. — Отодвинув стул, она поднялась из-за стола. — Пойду проведаю Капу. Спокойной ночи.

— Да, конечно, конечно! — Джаред тоже встал и поклонился. — Мы чуть не забыли об этом чудесном жеребце. Но поберегите платье. Будет очень жаль, если оно порвется, как и ваше серое.

«Я опущу его до талии..»

Жар распространился по телу. Касси отвернулась, чтобы он не успел увидеть выражения ее лица, и чуть не бегом бросилась к выходу.

— Подожди! — Джаред уже стоял рядом и успел открыть перед ней дверь. — Я пройду с тобой в трюм.

— Мне не нужны провожатые. Возвращайся к Лани и Бредфорду.

Понизив голос, он предупредил:

— Я буду ждать тебя.

— Да ну? — Касси смотрела прямо перед собой.

— А почему бы и нет, раз это так мало значит для тебя? Если ты откажешь мне, то это явное свидетельство, что ты придаешь близости большее значение, чем она того заслуживает, — насмешливо продолжал он. — Тебе будет не по себе, если я решу, будто ты боишься встречи со мной после первого же легкого укола! Ты боишься привязаться ко мне. Ведь это не входит в твои планы.

Она молчала.

— А я не из тех, кто любит ждать. Не придешь, я пойду к Лани, что может не понравиться твоему дорогому папочке.

Она резко повернулась к нему.

— Ты собираешься…

— Ты сама указала мне довольно приятный выбор. Лани красива, опытна. Никогда не вкладывай мне в руки оружия, если не убеждена, что я не смогу воспользоваться им. — И он вернулся к столу с сияющей улыбкой на лице.

Вечером Касси открыла дверь его каюты. Джаред лежал на кровати совершенно голый. Золотистый свет свечей подчеркивал атмосферу чувственности. Но вся нега тотчас слетела с Джареда, когда он увидел ее.

— Проклятие! Я же просил тебя прикрывать грудь.

Тебе что, доставляет удовольствие демонстрировать свои прелести всем глазеющим мужчинам.

— А я не давала тебе клятвы послушания, — ответила она, закрывая за собой дверь. — Мне нечего стыдиться своего тела, и матросы наверняка уже привыкли видеть полураздетую женщину на корабле. — Она с вызовом смотрела на него. — Если тебя шокирует мой вид, могу уйти.

— Ничего красивее нет на всем свете, — процедил Джаред, — скидывай этот лоскут, который все равно ничего не закрывает, и иди сюда скорее.

Руки Касси дрожали, когда она развязывала узел набедренной повязки.

— Мне не понравились вопросы, которые ты сегодня задавал Лани. Ты позволяешь себе слишком много. Это вторжение в мою жизнь. — Саронг лег на пол. — Не делай этого впредь.

— Я буду делать то, что мне заблагорассудится. — Он поднялся навстречу ей. — Ты почти неуязвима, и, сама понимаешь, я не могу не воспользоваться, обнаружив одну из твоих болевых точек. — Уложив ее на постель, Джаред покрыл поцелуями ее грудь. Его дыхание огнем обожгло ее тело, заставляя соски вздрагивать от напряжения. — Какие у тебя удивительные груди: округлые… полные и маленькие. — Вчера, когда ты ушла, я продолжал ощущать их губами, языком, всем телом. Тебе не тяжело? — Он лег сверху.

— Раз я здесь, бери меня.

— Разве я просто беру? Разве я ничего не даю взамен?

Он и без слов знал ответ. Но его захватило то же самое нетерпение, что и вчера. Касси отзывалась на каждое его прикосновение с такой же страстностью, изнывая от жажды. А его ладонь уже скользнула меж Ее ног, и он начал нежно поглаживать лоно.

— Эта нежнейшая часть твоего тела откликается на ласку и не считает, что я обездолил ее, — пробормотал Джаред. — И с готовностью примет меня.

Так и есть, подумала Касси. Она готова принять его с той самой минуты, как только перешагнула порог каюты.

— Я готов войти в тебя сию минуту. — Джаред вдруг перевернулся на спину и усадил ее сверху. Она недоверчиво посмотрела на него.

— Что ты делаешь?

— Ты выглядишь такой печальной. Мне хочется видеть тебя счастливой, — сказал он нежно. — Теперь ты сверху и сама задаешь ритм. А я всего лишь твой пленник, твой преданный раб.

— Но я не хочу…

И тут Джаред, приподнявшись, вонзился в нее. Касси застонала от переполнившего ее чувства. Он в ней глубже, чем вчера. Голова ее откинулась назад, веки сомкнулись, она с трудом сдерживала крик от охватившего ее чувства блаженства. Однако ощущала она себя еще и порабощенной. Джаред обхватил руками ее груди:

— Скачи! — выдохнул он. — Представь, что я жеребец. Ты знаешь, что надо делать.

Касси не могла шевельнуться, как будто ее заарканили. Тогда он обхватил руками ее ягодицы и слегка приподнял.

— Скачи вперед! Объезжай меня! — процедил он сквозь зубы.

Касси вскрикнула от наслаждения и, вцепившись ему пальцами в плечи, опустилась, глубоко принимая его в себя и непроизвольно сжимая ногами его бедра.

— Вот так! Правильно! — Джаред снова, придерживая ее ладонями, приподнял вверх и опустил на себя медленно и осторожно. Она ощутила каждый дюйм его напряженно вздрагивающей мужской плоти, по которой и соскользнула вниз. — Ты же знаешь верховую езду. Соберись и…

Касси поняла, чего он требует. И рванулась вперед и вверх, а затем мягко осела вниз.. И снова — вперед и вверх.

И бешеная скачка началась. Ей казалось, что прошлая ночь преисполнилась безумием. Но она не шла ни в какое сравнение с тем, что они творили на этот раз.

— Еще! — почти прорычал он. — Отдай мне все! — И, приподнявшись, вобрал в себя сосок одной груди, а затем другой. Одновременно его бедра мощными толчками посылали мужскую плоть то вверх, то вниз.

Сочетание этих двух сладостных ощущений было настолько сильным, что Касси до крови закусила губу, пытаясь сдержать рвущийся из груди крик. Но это не помогло. Она стонала, рывками мчалась, со стенанием опускалась, а ей хотелось еще и еще, пока не началось нечто, похожее на извержение вулкана.

— Так! — Его руки обхватили ее с такой силой, что она не могла почти дышать. Ей казалось, что еще немного и она потеряет сознание.

Разжав руки, Джаред положил Касси рядом на кровать.

— Теперь ты можешь сказать, что я только брал? — прошептал он.

Касси все еще не могла отдышаться. Она лежала, немо глядя на него. Джаред улыбнулся.

— Куайхелани?

— Ничего подобного, — прошептала она. — Просто на меня налетела дремота, и я чуть не заснула. — Дыхание восстановилось, и она проговорила. — Мне пора идти.

Он обнял ее.

— Нет.

— Я хочу уйти.

Джаред, приподнявшись на локте, глядел на нее.

— Останься, и я разбужу тебя утром самым необычным способом. — Глаза его оставались полузакрытыми. Прядь волос упала на лицо. Настоящий чувственный язычник. И она невольно любовалась им.

— Ты сегодня победил. Добился, чего хотел.

Ленивая улыбка заиграла на его губах.

— Но у меня почему-то нет ощущения, что я выиграл. Я чувствую… — Он замолчал и разжал руки. — Иди. Но завтра ты все же останешься у меня на ночь.

Касси покачала головой.

— Но почему? — сердито спросил он. — Что от этого изменится? Все на корабле знают, что ты спишь со мной. Как скрыть нашу близость, когда ты полураздетая расхаживаешь по палубе, открыто идешь в таком виде ко мне в каюту?

— А мне нет дела до других. — Тут Касси замялась. — И твой дядя тоже знает?

— Не от меня, конечно. Но не сомневаюсь, что он в курсе. Бредфорд всегда знает, что происходит вокруг. Хотя делает вид, будто его занимает только бутылка бренди. — Он внимательно посмотрел на Касси. — А что?

— Нет… Так просто… Он так добр ко мне.

— И останется таким же внимательным и добрым. Он не позволит себе вмешиваться в наши дела. А я сам никогда не заговорю с ним об этом. — Джаред улыбнулся. — Так что у тебя нет оснований уходить из моей каюты.

— Но есть и другие причины, — ответила она, обертывая бедра саронгом. — Я не хочу… — Касси пугало чувство близости, которое она испытывала, лежа в его объятиях. Страсть завладела ею целиком, лишала воли, оставив одно желание — чувствовать его прикосновения. — Я не могу остаться на ночь.

— Ты как Персефона.

— Кто это?

— Богиня царства мертвых. Супруга похитившего ее Аида. Треть года она находится с ним среди мертвых, а восемь месяцев на поверхности с матерью Деметрой, и ее радость возвращает земле изобилие. — Джаред обвел взглядом свою каюту, освещенную неровным светом догорающих свечей. — Есть что-то общее с царством Аида.

— Чепуха. И я уж, конечно, не нуждаюсь в разрешении, когда мне уходить.

— Верно, — кивнул он. — Мы встречаемся на короткий миг, наслаждаемся друг другом и снова расстаемся. И все это довольно странно. Никакой необходимости в чувствах, и молчание о том, что мы испытываем, а что нет. — Он лег, закинув руки за голову. — Зачем требовать от тебя чего-то, когда ты приходишь и даешь то, что мне нужно?

— Да, тебе не на что жаловаться.

— Вот именно. — Он закрыл глаза. — Завтра, через час после ужина, я буду ждать, когда ты перешагнешь порог каюты. Только не надевай этот чертов саронг.

— Я буду носить то, что мне нравится.

— Если в следующий раз ты заявишься ко мне с обнаженной грудью, я приду к тебе в каюту. Ведь по соседству находится Лани? Вот и хорошо, она будет слышать твои стоны и крики удовольствия.

Только не у нее. Конечно, Лани поймет, что это наслаждение и предательство тела, но не рассудка. И все же Касси не могла допустить, чтобы подруга стала свидетелем ее слабости.

— Нет!

— Тогда не зли меня и не ходи полуголая по палубе.

Касси с треском захлопнула за собой дверь. Кулаки ее сжались, когда она ощутила под босыми ступнями отдраенные до белизны доски. Последние слова Джареда вызвали гнев и отчаяние. Она шагнула за черту рассчитанных ею отношений. Когда сегодня он брал ее, Касси почувствовала, что самозабвенно отдается ему. Нельзя, чтобы Джаред одержал полную победу.

На следующий вечер Касси, подойдя к каюте Джареда, остановилась у двери, чтобы приободрить себя и набраться смелости. «Ну что ты так дрожишь? — вопрошала она себя. Что за глупость! Решила — действуй». И, глубоко вздохнув, распахнула дверь.

— Ровно через час после ужина, ваша светлость. Как вы приказали. Я очень торопилась, боясь прогневить вас.

Он с изумлением воззрился на нее:

— Черт побери!

— Что ты так смотришь? Я выполнила твое приказание. — Она через голову сняла саронг, скрывавший верхнюю половину тела. — Видишь, грудь у меня закрыта. Ты доволен?

От талии и ниже она оставалась голой. Джаред скользнул взглядом по завиткам на ее лоне и чуть не задохнулся.

— Проклятие!

Победа! Касси испытала удовлетворение.

— Я прошла мимо двух матросов и, уверяю тебя, ни один из них не увидел моей груди…

Он вскочил с кровати, Касси приготовилась дать отпор.

— Правда, они могли увидеть кое-что другое… — Джаред схватил Ее за плечи и с силой встряхнул. Вздернув подбородок, она вызывающе смотрела ему в глаза. — Я же говорила, ты сам не знаешь, чего хочешь. Что тебя так рассердило?

— Ты прекрасно понимаешь, что, — процедил он сквозь зубы. — Я готов задушить тебя.

— Я не потерплю, чтобы ты командовал мною. Джаред снова встряхнул ее.

— И собираешься выставляться шлюхой, готовой предложить себя первому попавшемуся? Твое счастье, что никто не изнасиловал тебя, пока ты шла сюда.

— Какая разница, где меня насилуют — на палубе или здесь, в каюте?

— Ты не представляешь еще, сколь велика разница. Разве я делаю что-то против твоей воли? Ответь мне! — Он опять встряхнул ее.

— Мне больно. Разве это не насилие?

— Я бы хотел сделать тебе больно! — сказал он, но пальцы его разжались. — Мне просто…

— … хотелось задушить меня, — закончила она. — Знаю. Не стоит повторяться. Мне скучно. — Касси видела, что на этот раз ее чересчур занесло, но уже не могла остановиться.

— Меньше всего мне хотелось бы наскучить тебе, — с ласковой угрозой в голосе проговорил Джаред. — Итак, подумаем, чем я могу достойно ответить тебе. — Его руки соскользнули вниз. — Эту часть твоего тела, открытую для всеобщего обозрения, я до сих пор обходил вниманием. Приглашение выглядит весьма недвусмысленным.

— Ты же знаешь, что я…

— Раздвинь ноги.

— Нет.

Его ладони медленно протиснулись меж ее ног. И Касси снова почувствовала, как тело обдало жаром.

— Тебе нравится, когда мои пальцы входят в тебя?

— Я всего лишь позволяю тебе… — она с трудом смогла договорить фразу, — доставлять мне это удовольствие.

— Удовольствие? — Он нашел точку, которую искал. — Ты это имеешь в виду?

Тело ее затрепетало, мускулы живота сжались. Касси не нашла в себе сил ответить на его вопрос. Ее молчание, казалось, рассердило его еще больше.

— Черт тебя побери, — Джаред поднял ее на руки и понес к постели.

— Я не хочу, чтобы ты это делал.

— Тогда зачем ты здесь? Ты ведь знала, чем это кончится. — Он усадил ее на кровать и встал перед ней на пол на колени. — Раздвинув ей ноги, Джаред начал ласкать ее лоно. Касси почти физически ощущала его в своем теле. Такой обнаженной и беспомощной она еще не чувствовала себя никогда.

— Я был не прав, Касси, заставляя скрывать такую красоту.

Касси попыталась сомкнуть колени, но он нежным движением помешал ей сделать это.

— Но все же ты пожалеешь о содеянном, — глаза Джареда сверкнули. Движения его пальцев вызывали в ней чувственную дрожь. Касси со стоном выдохнула, ощутив прилив новой волны, окатившей ее. Томное удовлетворение заволакивало глаза пеленой.

Сквозь пелену до нее доходили слова Джареда:

— Я-хо-чу, что-бы-ты-де-ла-ла-это.

Не поддавайся ему, убеждала себя Касси. Это не то наслаждение, которому они предавались вчера. Он облекает меня на пытку и унижение.

— Я буду делать, что захочу. И ты не заставишь меня поступать иначе.

— Нет, Касси! Я больше не могу, — Джаред положил ее на кровать и рывком вонзился в нее. — Ты, кажется… — Он замер, закрыв глаза. — Боже! — Черты лица его застыли — Джаред вдруг резко отстранился. — Тебе не было больно? — кротко спросил он.

Он вышел так неожиданно и стремительно, что Касси не сразу осознала, что случилось, она смотрела на него непонимающим взглядом.

— Так как? — переспросил он.

— Нет, — Касси почувствовала такое изнеможение, словно ее после шторма прибило к берегу. Но никакой боли она не чувствовала.

Джаред лег рядом с ней и обвил ее руками.

— Никогда не выводи меня из себя. Это не совсем безопасно. Ты видишь, я и в самом деле готов был изнасиловать женщину.

Его трогательная доверительность удивила ее и потрясла сильнее привычной жестокости. Она еще ни разу не испытывала нежности к нему. А сейчас ей захотелось приласкать его.

— Разве ты не понимаешь? Я не могу позволить тебе распоряжаться мной… — Она замолчала. А потом еле слышно добавила: — Я ничего не могу обещать тебе.

Приподнявшись, Джаред посмотрел ей прямо в глаза. Какое-то время он молчал. А потом откатился к краю кровати и лег на спину.

— Понимаю.

Так оно и было. Джаред видел, как она пытается не поддаться нахлынувшему на нее чувству.

— Ладно. Но я тебе советую все-таки выбирать способы, если ты хочешь и дальше дразните меня.

Но у нее пока не было иного способа. А у Джареда оказался выбор оружия.

— Я буду носить то, в чем чувствую себя привычнее…

— Неужели ты не можешь… — Он помолчал, а потом закончил другим тоном. — Черт с тобой. Носи что хочешь. Нравится — ходи голой. Вздумается — надевай бальное платье. Меня это больше не волнует.

Касси удивленно всмотрелась в его лицо.

— В самом деле?

— Хотя я отдал бы предпочтение бальному платью, — вдруг улыбнулся он. — Я же говорил тебе, мне нравится срывать оберточную бумагу.

Его слова заставили Касси вспомнить, насколько не по себе ей стало сегодня во время ужина. Странно, что его слова — после всего, что они пережили вместе, — могли так подействовать на нее.

— У меня нет бального платья.

— Нет? Ну так появится, как только мы доберемся до Англии. — Джаред ласково ладонью провел по ее бедрам. — Думаю, тебе больше всего к лицу будет алый цвет. Мне он нравится. И к твоим темно-каштановым волосам подойдет.

— Я никогда не носила алых тонов. Клара считала их слишком вызывающими. — Она расслабилась, поняв, что он просто ласкает ее, не пытаясь пробудить чувственность. Это было нежное, чудесное поглаживание. Точно таким легким движением он успокаивал Капу. — А что я буду в нем делать? Я еду в Англию не для того, чтобы наслаждаться жизнью и посещать балы.

— Да, конечно, — Джаред прищелкнул пальцами. — Как я мог забыть об этом. — Но зато я сам могу при случае устроить бал. Думаю, если тебе все еще необходимо держаться поближе ко мне, то ты сможешь нарядиться лакеем. — Взгляд его задержался на ее груди. — Нет. Это не пойдет… Выпуклости помешают исполнению этого плана. Впрочем, уверен, ты обязательно что-нибудь эдакое изобретешь. Джаред шутил, осознала вдруг Касси.

— Да уж, непременно.

— Надеюсь, ты оценила мою шутку. Большинство женщин сочли бы ее слишком грубоватой. Но ты ведь не похожа на них.

Странная боль сжала ее сердце. Оно заныло. Нет. Она не сможет стать такой, как те дамы, что окружали его. Никогда не будет нежной и покорной. Грациозной и милой.

— Что случилось? — Его взгляд пробежал по ее лицу.

— Ничего. — Касси не смотрела ему в глаза. — Я не хочу походить на твоих изысканных дам, но я не грубая. И не стану стыдиться себя на твоих балах.

— Но я и не говорил… Посмотри мне в глаза.

— Не буду.

Джаред взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.

— Сейчас я чем-то невольно обидел тебя?

Касси отрицательно покачала головой.

— Послушай. Ты не грубая. Ты честная и храбрая. Я не встречал такой среди известных мне женщин. — И он продолжил, видя, что еще не смог переубедить ее. — Ты порывистая, непосредственная, пылкая. И самая независимая из всех, с кем я когда-либо был знаком. Я могу задушить тебя. Но мне бы и в голову не пришло стыдиться тебя.

Джаред говорил правду. И смотрел ей прямо в глаза так, чтобы она тоже не могла отвести взгляд в сторону. Какая-то неведомая сила понесла ее по ласковым волнам вдаль, заставляя забыть о береге… Но это течение таило в себе опасные рифы. Касси с трудом заставила себя отвести глаза.

— Мне пора идти, — прошептала она.

Что-то изменилось в выражении его лица. Он отпустил ее подбородок.

— Да.

Ей не хотелось, чтобы он так легко согласился с ней, вдруг осознала Касси. Она ждала, что он будет удерживать ее, заставляя остаться. И это чувство, поняла Касси, в тысячу раз опаснее. Касси соскользнула с постели.

— Как Капу? — поинтересовался Джаред.

— Волнуется. Иной раз меньше, в другое время больше. — Она нашла саронг и обернула им бедра. — Мне не терпится скорее отвести его на берег.

— Ты всё еще продолжаешь спать в трюме?

— Когда волны усиливаются и начинается качка. — Тут она вспомнила их прежний разговор. — Ты как-то обмолвился, что у тебя есть лошадь лучше, чем Капу.

— Моя кобыла бегает как ветер. Благодаря ей я взял множество призов.

— Кобыла? — недоверчиво покачала головой Касси. — Ни одна кобыла не может обойти Капу.

— Ты сама говорила, что нельзя судить о достоинствах лошади, лишь глядя на нее. А теперь делаешь то же самое по отношению к моей Моргане.

— Но это совсем другое.

— Только потому, что чем-то угрожает твоему любимому жеребцу? — Уголки его глаз дрогнули в улыбке. — Хочешь, я расскажу тебе, как заполучил ее? Она прибыла из таких же далеких стран, как и Капу.

Любопытство тотчас охватило Касси.

— В самом деле? Откуда же она родом? Мне кажется… — Что она делает? Любой разговор сближает их еще больше. А этого нельзя себе позволять. Он заманивает ее в свои силки. — Впрочем, меня это нимало не заботит.

Джаред улыбнулся.

— Как легко попасть в сети любопытства. Я удовлетворен. Мне о стольком бы хотелось порасспросить тебя. Но ты запрещаешь. Так ведь?

— Да, — она сделала вид, что не заметила насмешки в его голосе, и распахнула дверь. Не глядя на него, она спросила: — Ты по-прежнему собираешься завтра прийти ко мне?

Он помолчал немного.

— Я уже предупреждал тебя, что будет, если ты снова придешь ко мне в саронге.

— Мне не хочется… — В голосе ее не слышалось мольбы. — Впрочем, поступай как знаешь.

— Именно так я и собираюсь делать. — Джаред пожал плечами. — Но все же я предпочел бы видеть тебя здесь.

По телу ее прошла волна облегчения.

— Но я все равно буду надевать, что…

— Разбирайся со своей одеждой сама, — перебил ее Джаред. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — кивнула ему в ответ Касси и вышла из каюты.

Джаред рассердился, удалось разозлить его. Но почему он пересилил себя и не попытался наказать ее? Сочувствие? Касси не хотела, чтобы он выказывал доброту и понимание. И то и другое подточило бы опоры под теми преградами, которые она так старательно возводила.

Но сейчас все в порядке. Баррикада раздражения снова разделяет их. Теперь бы только не переступить невидимой черты в их отношениях.

Куайхелани. Медленное течение несло ее в неведомую даль. Светило солнце. Нега разливалась по телу… Но вслух говорить об этом нельзя. Вдруг он услышит, как в прошлый раз?! Касси теснее придвинулась к нему и промолвила:

— Сегодня на палубе я не видела ни одного матроса.

Джаред поцеловал ее в висок:

— Они на другой стороне. Я предупредил, что выброшу за борт любого, кто появится здесь.

Хотя Касси удалось одержать победу, но он тоже не отступился от своего.

— Зачем? Не вижу смысла, — негромко возразила она. — Все равно они уже…

Джаред закрыл ей рот поцелуем.

— Замолчи! — резко сказал он и, раздвинув ей ноги, лег сверху. — Больше они не должны тебя видеть. Ни один.

— Если я захочу, то увидят. И ты не можешь… Джаред страстно вошел в нее.

— Нет, не посмеют. — Уголки его губ изогнулись, когда установился уже привычный ритм. — Черт подери, неужели это единственный способ, которым я могу заставить тебя на некоторое время воздержаться от споров?

Споры? О чем это они говорили до того, как он приблизился к ней? Касси закусила нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть. Напряжение снова стало таким сильным, таким невыносимым блаженством. Все ее тело устремилось к нему, подхватывая бешеный темп. Волны наслаждения накатывали, и она не выдержала. Вырвавшийся долгий протяжный крик скорее всего походил на сладострастные стенания. Куайхелани…

— Лани, взгляни! Дельфины! — Касси перегнулась через перила. — Они плывут за кораблем. Помнишь, когда ты учила меня плавать в заливе, там тоже были дельфины.

— Ну как можно забыть такое? — усмехнулась Лани. — Ты чуть не утонула тогда, тебе так захотелось уплыть следом за ними.

Блестящие гладкие тела дельфинов скользили по волнам. И Касси с улыбкой наблюдала за их игрой.

— Неудивительно. В них столько любви и радости жизни. И меня переполняют такие же чувства…

— К сожалению, нам нужна почва под ногами. И потом у тебя есть Капу, — улыбка тронула губы Лани. — Теперь понятно, почему ты с такой настойчивостью учила Капу плавать и играть в воде.

— Я не настолько наивна. И понимаю, что никому не дано поменять сушу на морские просторы…

— Умом — да. Но в глубине души все равно прячется надежда отыскать однажды Куайхелани. Где дельфины и кони резвятся вместе в мире и радости. А жизнь привольна и безмятежна.

— Ты видишь этого маленького дельфиненка? До чего же он милый! — Касси, смеясь, повернулась к подруге. — И, признаться, не такая уж глупая мечта жить привольно.

— Нет, она красивая. Но нельзя ее принимать за реальность. Всегда надо помнить, где проходит грань между тем и другим.

Улыбка сошла с лица Касси. Она поняла Лани. Последние четыре недели ее подруга хранила молчание, но Касси чувствовала, как нелегко ей оно дается.

До чего же странными оказались эти прошедшие недели. Персефона… Сначала она с негодованием отвергла сравнение Джареда, но потом не раз возвращалась к нему мысленно. Днем они делали вид, что не замечают друг друга. Почти не разговаривали за столом, обменивались лишь короткими репликами совершенно посторонних людей. И только когда спускались сумерки, и Касси входила в его каюту, мир дневной оставался за порогом. Наступал другой — ночной, которым правил Джаред. И пока два этих мира существовали порознь, беспокойство не томило ее.

— Я позволила себе отдаться мечтам на время плавания. И не более того.

— И тебе хорошо, — уточнила Лани. — Он доставляет тебе удовольствие?

Щеки Касси обдало жаром, она вспомнила предыдущую ночь. Голову Джареда, склонившуюся к ее лону. Ее жадные губы, прильнувшие к нему, и его горячий, нетерпеливый язык… Даже сейчас ей с трудом удалось перевести дыхание.

— Да. Он доставляет мне удовольствие.

— А ты ему. За столом, когда ты не видишь, он смотрит на тебя таким взглядом, словно готов всю обсосать и проглотить.

— Но разве не этого мы добивались? Чтобы ему захотелось оставить меня при себе, когда мы окажемся у берегов Англии.

— Да, он явно захочет сделать это, — Лани с трудом удалось найти нужные слова. — И все же мне по-прежнему кажется, что лучше было бы, приди я к нему. Мне не нравится…

— Что именно?

Лани начала издалека:

— Я знала, что ты со свойственным тебе порывом отдашься ему безрассудно. Ты всегда действуешь импульсивно и без оглядки. Как с дельфинами… Меня беспокоит, как бы тебя не унесло… течением.

Касси накрыла руку Лани ладонью.

— Не волнуйся, я не утону.

— До тех пор, пока я рядом и готова в любую минуту броситься на помощь. Но… — Лани вздохнула. — Но, боюсь, сейчас уже слишком поздно. И я уже все равно не смогу сделать то, что хотела — заменить тебя. Явись сейчас сама Афродита, он бы отверг ее. — Ей не без труда удалось заставить себя улыбнуться. — Пойдем сыграем в карты. Как ты?

Касси покачала головой.

— Мне хочется побыть еще немного наверху и посмотреть на дельфинов. А потом я собиралась проведать Капу.

— Тогда поищу Бредфорда. Он с удовольствием пойдет мне навстречу, как обычно, если только не успел увидеть дно своего бокала.

Касси отвернулась от подруги, продолжая наблюдать за стремительными прыжками дельфинов. Лани говорила неправду, Бредфорд не просто откликался на просьбы Лани. Он готов был вылезти из кожи, лишь бы угодить ей, подумала Касси. Смирился с ее насмешливостью и холодностью. А подруге, как казалось Касси, доставляло удовольствие мучить его. Между ними установились не менее странные отношения, чем между Касси и Джаредом. Нет, что это за нелепое сравнение пришло ей в голову. Ничего общего! Как лед и пламень. И вместо бури и урагана — ласковый ветерок.

Касси вдруг почувствовала: что кто-то смотрит на нее, оглянулась. В нескольких шагах от девушки стоял Джаред. И ей сразу же стало не по себе. Вместо изысканного джентльмена — обнаженный дикарь, который лежал на кровати в своей каюте, поджидал ее. Аид подземного мира, а не герцог Морландский.

«Когда ты не видишь, он смотрит на тебя таким взглядом, словно готов проглотить».

Тело ее сразу налилось теплом, а взгляд стал беспомощным. Нет, так не пойдет. Ей необходима уверенность в себе, она должна сохранить расстояние между ним и собой. Но оно неприметно уменьшалось. Свет и тьма начали сливаться в одно целое… Что-то такое промелькнуло на его лице. И он сделал шаг к ней. Нет! Ужас охватил ее. Пропасть между ними стирается окончательно. Этого нельзя допустить. Касси решительно повернулась к нему спиной, устремив взгляд на дельфинов. Джаред издал какое-то восклицание. Касси напряглась, не зная, подойдет ли он, несмотря на ее демонстративное движение. Через несколько минут она оглянулась, его уже не было на палубе.

Но Касси знала, что это ей так не сойдет. Придется расплатиться за столь вызывающий поступок. Но зато преграда между ними осталась. Она не должна позволять ему выходить из себя, нельзя, чтобы при свете дня он брал над ней верх.

Касси замерла на пороге. Джаред не зажег ни единой свечи. Полный мрак царил в каюте.

— Входи, — сказал он.

— Но я даже не вижу, где ты, — Касси нерешительно шагнула вперед.

— Знаю. Но я тебя хорошо вижу. Закрой дверь. Постепенно ее глаза начали привыкать к темноте, и Касси разглядела силуэт Джареда. Но когда она закрыла дверь, каюта погрузилась в еще больший мрак. И снова она перестала что-либо различать.

— Зажги свечу, — попросила она.

— Чуть позже, — Касси услышала, как он ступил на пол. — Я не хочу, чтобы ты видела мое лицо.

— Почему?

Он уже был рядом и, развязав узел саронга, отбросил материю.

— Ты испугаешься.

Касси невольно отступила от него на шаг и наткнулась спиной на дверь, ощутив прикосновение холодных досок к ягодицам и спине. Темнота обострила все ее чувства, заставив еще острее воспринимать и тяжелое дыхание Джареда, и запах его тела, и тепло, которое она ощутила рядом с собой. Он находился уже совсем близко. От него исходили мощь и сила, заставлявшие Касси испытывать слабость.

— Ты не сможешь напугать меня.

— Доказательством твоей храбрости служит то, что ты не побоялась сегодня прийти ко мне. А я думал — не решишься.

Но неведомая сила сама влекла Касси в каюту. Словно она спешила на зов сирены. Наступила темнота… и, значит, он ждал ее.

— А чем отличается эта ночь от остальных? Джаред поднял ее на руки, понес к постели.

— Ты умная женщина и понимаешь, что должна отвечать за свои поступки.

— Ты хочешь сказать, что рассердился на меня? Джаред уложил ее на постель.

— Страшно…

— Но почему? Я не давала никакого повода для этого.

— А я думаю иначе. Повернись. Касси замешкалась.

— Испугалась? А сегодня после обеда ты не побоялась отвернуться от меня? Что же тебе мешает сделать это сейчас?

— Потому что я не понимаю… — Она замолчала и перевернулась на живот. — Так? Ты этого хотел?

— Пока еще не совсем. Но близко к тому. — Он сел рядом и принялся гладить ее.

Сначала плечи, а потом все ниже и ниже. Сжались мускулы ее живота, откликаясь на тепло, исходившее от его ладоней. Темнота отдалила его, но тем острее ощущалось знакомое до боли прикосновение. Низким голосом он спросил ее:

— Почему ты повернулась ко мне спиной?

Сердце ее забилось и подскочило к горлу, она едва вымолвила сквозь стиснутые губы:

— Ты сам знаешь, почему. Зачем об этом говорить?

— Возможно, я догадываюсь. Ты боялась, что я нарушу правило, установленное тобой. — Его ладони скользнули на ягодицы, поглаживая и сжимая их. — Не делай так больше. Ты поняла меня?

Касси молчала. Он пробормотал какое-то ругательство. И вдруг поднял ее так, что она оказалась стоящей перед ним на коленях.

— Что ты делаешь? — спросила Касси недоуменно.

— Ты добилась своего, повернувшись ко мне спиной, — Джаред, поднимая ее за бедра, тоже встал на колени. — А теперь ты примешь меня таким образом. — И осторожным движением Джаред вошел в нее.

Сначала у нее перехватило дыхание, а потом она отдалась этому новому ощущению. Его руки сжимали ягодицы, ласкали завитки на лоне и снова ритмично сжимали груди, они отяжелели, соски набухли — она была настолько переполнена им, что не могла пошевелиться.

Джаред замер, дав ей время привыкнуть и немного освоиться.

— Ты знаешь, что я почувствовал, когда ты отвернулась? — прошептал Джаред. — Что ты залепила мне пощечину.

Но она именно этого и добивалась, подумала Касси сквозь обволакивающий ее туман.

— Я готов был выбросить тебя за борт, — продолжал Джаред, начиная медленно продвигаться в глубь ее тела. — А прежде сорвать с тебя платье и войти в тебя так, как я это делаю сейчас, — отчетливо проговорил он. — Вот так… Вот так… Вот так…

У Касси пересохло во рту, прерывистым стало дыхание. Руки ослабли, и она едва удерживала себя на весу. Волны невыразимого сладострастия снова накатили на нее, накрыв с головой.

Безумие. Ураган. Безжалостная и всепоглощающая страсть. В опаленном близостью мозгу сверкнуло — ей нужен Джаред. И вдруг его не стало. Нет, он все еще сжимал ее набухшие груди. Но уже не давал того, чего мучительно просило тело.

— Джаред… — Касси было повернулась к нему, но он ласково обхватил ее бедра. — Нет, стой так. — И снова он вошел в нее, прижимая к себе. — Мне так нравится.

Одна волна томительного наслаждения захлестывала другую, а ее догоняла уже третья. Они накатывались друг на друга, усиливая упоение близостью. Длилось какое-то сумасшествие. И эта пытка наслаждением дошла до высшей точки. Все взорвалось. Касси всхлипнула от полного изнеможения. Такой бури она еще не переживала. На постель она просто рухнула, не в состоянии пошевелить кончиком пальца.

Джаред лежал рядом, и дыхание его было таким же прерывистым и шумным, как и ее собственное.

— Не смей больше отворачиваться от меня. Несмотря на окутавший ее сознание туман, в Касси вспыхнуло возмущение:

— Так, значит, это ты счел наказанием? Боюсь, ты выбрал не лучший способ для себя. Большего удовольствия я еще не получала.

Он насторожился.

— И когда я снова соберусь с силами, мы можем продолжить в том же духе еще раз.

— Хорошо, — он помолчал, а затем рассмеялся. — Не могу поверить своим ушам. Ты не похожа ни на одну из тех женщин, каких я только встречал в своей жизни. — Он осторожно помог перевернуться ей на спину. — И слава Богу!

Джаред больше не сердился. И Касси расслабилась.

— А что? Другим не по душе был этот способ? Как странно. По-моему, он дает очень острые ощущения.

Джаред нежно поцеловал ее в закрытый глаз.

— Но тебе ведь нравится все, что я ни проделываю. Так ведь? Ты восхитительная дикарка… Каноа.

С той, первой ночи он никогда не называл ее этим именем. Но она и в самом деле ощущала себя дикаркой рядом с ним. Невыразимое чувство охватывало ее всякий раз, как только наступала ночь. Страсть влекла ее в пучину. И у Касси не было ни сил, ни желания сопротивляться этому безумию.

— Надо еще раз прочувствовать эту позу, когда ты не будешь на меня сердиться. Не думаю, что гнев придал ей особенный запал.

— Ты в самом деле хочешь попробовать ее еще раз? Я не устаю удивляться тебе. Я не уверен, не наказал ли сам себя. — И уже чуть суше добавил: — И все же я не теряю надежды однажды выступить не в роли жертвы.

— Это очень просто. Не злись без причины. Я всего лишь повернулась к тебе спиной. Что тут такого? Какое это имеет значение?

— Имеет, и очень большое. И нежданное чувство, которое я переживаю… оно заде… беспокоит меня. И мне все труднее и труднее сохранять установленную тобой дистанцию.

— Значит, мне не следует больше приходить сюда, — проговорила Касси сухим ртом, чувствуя, как холодок страха пробежал по ее спине.

— Я умею ждать.

— Мне приятно гладить и целовать твои волосы. Иногда среди ночи, когда тебя уже нет со мной, я продолжаю ощущать их прикосновение. — Положив ее голову себе на плечо, он принялся перебирать шелковистые пряди. Воцарилось долгое молчание, а потом он спросил. — Но это для тебя все равно не имеет никакого значения. Правда?

— Что? — спросила Касси. Сквозь дрему она слышала, как гулко бьется его сердце.

— Все это. — Пряди волос струились меж его пальцев. — Далила…

Касси пыталась стряхнуть сон. Джаред имел в виду ее отца. Он избегал говорить о нем так же, как и сама Касси. Страсть, охватившая их, оттеснила остальные чувства и заставила их на время, пока они вместе, забыть обо всем. Но призрак Шарля Девилла появлялся снова и снова.

— Никакая я не Далила.

— Но тогда почему я позволяю тебе уходить от меня? Сначала я думал, что наступит пресыщение… и я сам откажусь от тебя.

Касси надеялась на то же самое. После той бурной ночи, которую они пережили две недели назад, она решила в отношениях с ним ограничиться только слиянием тел, но в человеке все едино, и она должна вырвать Джареда из своего сердца. Но безуспешно. Лани уверяла, что страсть, даже захватив человека целиком, длится недолго. У Касси все шло иначе, пресыщение не проходило, а желание быть вместе только росло. Может, Касси уродилась другой? Не такой, как все? Достаточно одного взгляда на Джареда, чтобы тело не подчинялось ей, начинало трепетать только от предвкушения близости. Она не могла дождаться вечера, чтобы быть с ним. Время до ужина тянулось вечность. И Касси знала, что то же самое творится и с Джаредом. Всякий раз он набрасывался на нее, как изголодавшийся на пищу.

— Но я не могу лгать тебе. Ты должна знать правду. Помни, я не допущу, чтобы отношения между нами помешали задуманному мной возмездию.

И все же их отношения что-то сдвинули. В его словах уже не слышался безотчетный гнев. Касси сумела пробить брешь в его ненависти. Лани права: не настолько он несгибаемый, каким пытался выказать себя. Его беспокоило, что дочь его врага доставляет ему наслаждение, и встречи с ней стали частью его жизни. И если она будет продолжать проводить с ним ночи, то не исключено, что все-таки удастся окончательно смягчить его. Значит, она побеждает, но почему ее это не радует? Отчего она испытывает счастье? И это пугало Касси. Она обдумает все как следует. Чуть позже. Не сейчас. Еще есть время. Ее страшило, как бы не забыться и не отдаться тем чувствам, что уносили ее каждую ночь в райскую страну.

— Поговорим об этом потом, — приподняв голову, она посмотрела на Джареда. — Ты же знаешь, что сейчас я жду от тебя совсем другого.

Он иронически улыбнулся.

— Какая ты требовательная и ненасытная. Да. Мы ждем друг от друга не бесед. А совсем другого. — Он обнял Касси. — Прошу прощения, моя Далила.

Касси закрыла глаза, и снова острый укол душевной боли. Почему? Она не должна переживать из-за сказанных им слов. Важно добиться одного: заставить его отступить от мести. Только за этим она и пришла сюда. Ей приходилось все чаще напоминать себе — зачем она здесь, и не признаваться, — что она уже не может без него, ее просто тянет в этот водоворот.

Он вошел в нее, его губы коснулись груди. Касси вскрикнула и, впившись ногтями в его плечи, уже сама задавала ритм.

— Как хорошо!.. Ты моя! Вся моя. Целиком. — Его глаза закрылись. Чувственность разлилась по лицу. Сколько раз за последнее время это выражение появлялось на его лице! Но это слово, которое, как дыхание, сорвалось с его губ, Касси слышала только два раза.

— Далила!

9

— Бредфорд сказал, что мы будем в Англии уже через несколько дней, — сообщила Лани.

— Так быстро? — удивилась Касси, отпрянув от перил. — А я думала, нам придется плыть гораздо дольше.

— Но мы и в самом деле были в пути не одну неделю, — вскинула брови Лани. — Впрочем, вполне понятно. Ты не замечала времени. Ты была очень… увлечена.

В голосе Лани не прозвучало ни тени укора, он оставался ровным и спокойным, но Касси почувствовала, как ее щеки заполыхали.

— Неправда… я не…

Как она может так говорить и так думать! Касси ни на секунду не забывала, что имеет дело со своим противником. И притом с очень опасным.

Лани ласково улыбнулась.

— Я никогда не говорила тебе, но Джаред очень сильный человек. С ним ты во всей полноте ощутила вкус жизни. Он увлек тебя в сладкие и опасные воды.

— Никуда он не увлекал меня!

Так ли это? Касси весь день преследовало ощущение их прошлой ночи с Джаредом — тепло его ладоней, знакомый запах и всепоглощающий ритм движения, которому они оба отдавались. Тогда наступил момент, когда она полностью забыла о чувстве долга, о своей цели, о том, зачем она на самом деле пришла к нему в каюту. Значит, предательство свершилось.

У Касси от страха стали ватными ноги, настолько поразило ее это открытие. Ей не хотелось признаваться в своем бесчестии. Но следует смотреть правде в глаза.

— Касси? — В голосе Лани и на этот раз не чувствовалось и следа укоризны.

Подруга и не думала упрекать ее. Но Касси самой стало не по себе. Она готова была надавать себе пощечин. Забыв о цели, она отдалась во власть удовольствия. Считая себя достаточно сильной, Касси надеялась, что сумеет использовать Джареда. И попала под его обаяние. Но еще не поздно вырваться из липкой паутины страсти.

— Я пойду… — Она услышала, как дрогнул ее голос. В смятении, пытаясь скрыть охвативший ее стыд, она, чтобы не встречаться взглядом с Лани и сохранить самообладание, быстро сошла с палубы.

Закатное солнце сияло ей прямо в лицо, заливая чистым, слепящим светом все вокруг. Как это не похоже на темную каюту, где каждую ночь ее поджидал Джаред. Трепет пробежал по ее телу при одной мысли о нем. Касси по-прежнему жаждала их упоительных ночей, вопреки угрызениям совести, что терзали ее. Сколько же времени потребовалось ему, чтобы заставить ее забыть о своих намерениях? Нет! Касси не могла осознать, что она все-таки преступила опасную черту. Еще не поздно. Еще не все потеряно. У нее хватит сил освободиться от наваждения. И сейчас самое время проверить, насколько она владеет собой. Не сломил ли Джаред окончательно ее волю?

И снова от одной только мысли о нем, о его чувственном, страстном, улыбающемся лице, которое то приближалось, то отодвигалось от нее, подчиняясь велению ритма плоти, груди Касси сразу набухли и заныли. Он не позволит ей уйти. Касси совершенно ясно сознавала, что Джаред и сам запутался в раскинутой паутине. Нет! Непросто ей выбраться на свободу!

Тревожно нахмурившись, смотрела Лани вслед стремительно уходившей подруги. Она знала, достаточно одного слова, чтобы Касси вернулась на тропу спасения Шарля, по которой они с самого начала собирались идти. И ей пришлось напомнить Касси об ее истинных намерениях. Но Лани осталась недовольна собой.

— Что ты ей такого сказала? — услышала она голос Бредфорда. — Почему она так расстроилась? Не могу представить, что вы можете поссориться.

— Мы с Касси никогда не ссоримся.

— Потому что она верит в твою непогрешимость и принимает тебя за шестикрылого Серафима? Такое впечатление, что она приготовилась к отчаянному сражению… — Бредфорд не сводил пытливого взгляда с напряженной спины Касси. — С Джаредом?

Лани попыталась сделать вид, что не понимает, о чем идет речь.

— Насколько я знаю, она в мире и с Джаредом тоже.

— Но собирается ссориться. — Бредфорд повернулся и внимательно посмотрел на Лани. — Так ведь?

На лице ее ничего не отразилось.

— Ты сочла, что пора разрушить наваждение.

— Наваждение?

— Джаред способен приворожить к себе любую женщину. В обращении с ними он так же одарен, как и в верховой езде. — Бредфорд улыбнулся. — И бьюсь об заклад, на этот раз он выложился, как только мог. И, кажется, сам при этом попался в ловушку.

— Что ты имеешь в виду?

— Может, я и пьяница, но не слепой. С того момента, как ты решила подослать к нему несравненную Кассандру, они оба ходят как лунатики.

Лани выпрямилась.

— Ты считаешь, что я убедила Касси пойти к нему?

— А разве нет?

— Нет, — ответила Лани и с горечью добавила: — Ошибаешься. И ты, конечно, ровным счетом ничего не видишь и не понимаешь, если можешь думать, будто кто-то способен заставить Касси делать то, чего она не хочет.

— Весьма отрадно слышать это. — Он оперся на поручни. — Мне не хотелось верить, что ты способна зайти так далеко ради спасения Девилла. Впрочем, — вздохнул Бредфорд, — я был готов смириться и с этим тоже.

— А почему ты должен смиряться или отвергать что-то? Какое имеет к тебе отношение то, что я делаю? Твое мнение мало что значит для меня.

— Потому что, хотя это и раздражает тебя, но ты находишь меня привлекательным и остроумным человеком.

— В самом деле? И, без сомнения, скромным. Бредфорд покачал головой, не обращая внимания на иронические нотки в ее голосе:

— Ты слишком хорошо разбираешься в людях, чтобы совершить такую ошибку, но тебе придется признать, что тебя тянет ко мне.

— Неправда! Временами ты и правда бываешь забавным — только и всего. — Подумав, Лани уточнила: — Наверное, выпитое тобою бренди туманит голову и не дает видеть все в истинном свете.

— Жестоко и грубо, — отметил Бредфорд.

— Зато правда.

— Жестоко, — повторил он. — А ты ни с кем не бываешь такой. Ты не задумывалась над этим? — И Лани вдруг поняла, что она до сих пор не замечала своей резкости. Это была инстинктивная защита себя от него.

— Потому что ты рассердил меня.

— Но почему? Насколько я знаю, ты одна из самых терпимых женщин. Ты выносила даже эту ведьму Клару.

— Это так, — едко заметила она. — Но ядовитая Клара в отличие от тебя не вливала в себя отраву каждый день.

— Благодаря своей отраве я не совершил серьезной оплошности. Что ты могла бы оценить. — Бредфорд задумался. — Но, думаю, твоя грубость идет от ощущения вины. Потому что ты чувствуешь, как тебя тянет ко мне.

Лани демонстративно фыркнула.

— Вот видишь, — сказал Бредфорд. — Держу пари, ты никогда бы не издала подобный грубый звук в присутствии Шарля. В его представлении женщина должна быть женственной, мягкой, воспитанной. И ты, несомненно, придерживалась заданных рамок.

— У меня такой характер.

— Нет, ты старалась соответствовать его идеалу женщины.

— Все, кто приезжает на остров, хотят того же самого. И ты ничем не отличаешься от них.

— Чего именно?

— За обеденным столом — изысканную даму, а в постели изобретательную дикарку.

— Сочетание, конечно же, великолепное. Но если ты отвечала требованиям, то почему он не женился на тебе?

— Я никогда не просила его об этом.

— Обычно мужчина просит руки женщины.

— Я не желаю обсуждать этот вопрос.

— Он задевает тебя?

Казалось, что те удары по гордости и самолюбию, что она вынесла за свою недолгую жизнь, должны были закалить ее. Но ничего подобного. Боль жгла душу.

— Я не хочу быть замужней дамой. Это у вас принято давать друг другу клятву верности.

— Да. Так у нас принято. — Он помолчал и затем официальным тоном произнес. — Не хотите ли оказать мне честь и выйти за меня замуж?

Она смотрела на него в полном смятении. Нет, Бредфорд просто не мог произнести эти слова. Тут какая-то ошибка, затмение слуха.

— Я достаточно завидный жених. Не такой богатый, как Джаред, но вполне могу обеспечить тебя. Не думай, я не числюсь в отбросах общества.

— Что ты говоришь? — прошептала она. Бредфорд, не отводя взгляда, смотрел ей в глаза и говорил искренне и серьезно:

— Я буду любить тебя и уважать до конца своих дней.

Лани почувствовала себя так, словно ее ослепила молния. Удивительное… и почти невыносимое ощущение. Лани отвела от него взгляд.

— Точнее, до тех пор, пока кто-нибудь из твоих друзей не начнет уверять, какую страшную ошибку ты совершил, женившись на полинезийской дикарке. Гораздо проще было бы сделать ее своей любовницей.

— Я испытываю слишком глубокое чувство к тебе. И оно никогда не истощится. — Его голос звучал негромко и проникновенно. — Пока жив человек, который произнес эти самые слова.

— Мне казалось, что ты способен испытывать страсть только к французскому коньяку, но никак не к женщине.

— Еще один выпад. Ты жестока со мной. И я воспринимаю это как попытку приободрить себя.

Лани резко повернулась к нему.

— И очень глупо! Я не испытываю к тебе никакой симпатии. Я люблю Шарля Девилла.

— Почему?

— Он был добр ко мне, мягок и снисходителен…

— И я добр. И мягок. — Он помолчал. — И ты нужна мне даже больше, чем ему. Что, конечно же, должно увеличить мою надежду.

— Какая чепуха! Он покачал головой.

— Ты принадлежишь к типу тех женщин, кто от рождения стремится отдавать. И тебе нужен тот, кого ты могла бы опекать, о ком могла заботиться. — И он с легкой улыбкой ударил себя в грудь. — Посмотри на меня! Я иду ко дну. И мне нужна рука помощи.

Лани охватил незнакомый ей до сих пор сердечный трепет. Ей и в голову не приходило, что он настолько сумеет понять ее.

— Но тебя тянет к гибели жажда выпить, а не что-либо другое. И это значит…

— С питьем покончено навсегда.

— Что я слышу?

— Раньше у тебя были основания, чтобы держать меня на расстоянии, — он махнул рукой. — Но сейчас это не требуется. Я не возьму в рот ни глотка.

Лани с недоверием посмотрела на него.

— Не привычки властвуют надо мной, а я над ними. С этим покончено, — повторил Бредфорд. — Хотя, быть может, это ошибка с моей стороны. Потому что, выпивая, чувствуешь себя в большей безопасности.

— Безопасности?

— Конечно. Ты же не могла принимать пьяницу всерьез, — просто пояснил Бредфорд. — А теперь тебе придется считаться со мной.

— Я люблю Шарля, и мне нет дела ни до кого другого.

— Ты уверила себя в этом. Впрочем, — нахмурился Бредфорд, — ты, наверное, и в самом деле привязана к нему. У тебя щедрое сердце. Оно способно вместить не только его. Хотя мне придется потрудиться, дабы убедить тебя в этом. Он не ценил тебя по-настоящему и не достоин тебя. Поэтому я не испытываю никакого чувства вины перед ним за то, что собираюсь увести тебя.

— Особенно после того, как ты уверил себя в том, что он убил твоего брата, — заметила Лани.

— Мне никогда не нравился мой брат Джон. Глупый и самонадеянный человек. Он отравлял мне жизнь с самого моего рождения, пока я наконец не сбежал из Морланда и с наслаждением не окунулся в порочную атмосферу Лондона. Единственно, кого он третировал меньше всего, — это Джареда. Он обожал сына, к сожалению. — Бредфорд тяжело вздохнул. — Будь он так же жесток к нему, как и ко всем остальным, тогда, быть может, моего племянника не обуревала бы с такой силой жажда мести.

— Но, насколько я знаю, Джон рисковал, пытаясь спасти брата и его семью.

— Это сулило опасное приключение. А он был храбрец, чего я никогда не отрицал.

— И ты не испытываешь ненависти к Шарлю? Бредфорд кивнул.

— Я не мстительный человек. И чувство к тебе оказалось сильнее. Я никогда не переживал ничего подобного прежде. Это что-то… необыкновенное.

— Из-за того, что я полинезийка?

— Ты самая красивая, сильная и умная женщина из всех, кого я встречал в жизни. И я хочу, чтобы ты находилась под моей защитой. И ты заполнишь ту пустоту, которая долгие годы тяготила меня. Джаред не верит в судьбу. А я верю. И это' внушает мне надежду.


В его голосе слышались сила, убежденность… и боль. Лани захотелось утешить, успокоить его, прижать к груди его голову с седоватыми волнистыми волосами и погладить их. Но она не должна позволять себе подобной страсти. Лани с трудом сглотнула комок в горле.

— Тебе не следует питать надежды. — Она заставила себя улыбнуться. — И как только ты снова увидишь своих элегантных дам, ты тотчас позабудешь обо мне.

— Нет, такого не случится… — Он замолчал и набрал в грудь побольше воздуха. — Тебе нужны доказательства? Вполне понятно, учитывая, как Девилл обращался с тобой.

— Шарль очень хорошо ко мне относился.

— Ты просто изо дня в день внушала себе это, — улыбка осветила и смягчила грубые черты Бредфорда. — Но я буду обращаться с тобой иначе. Я никогда еще не владел никакими сокровищами. Тем заботливее и бережнее буду относиться к тебе.

Вновь прилив теплоты и нежности к Бредфорду охватил Лани, но она тотчас постаралась справиться с обуревавшим ее чувством.

— Со мной незачем обращаться бережно, я не кухонный горшок. И менее всего мне требуется твое внимание.

— Именно в моем ты испытываешь особенную нужду. — Его взгляд не отрывался от лица Лани. — Но вижу, что мне сейчас самое время уйти и дать тебе возможность осознать то, что ты услышала, — повернувшись, Бредфорд зашагал по палубе.

Да, задал он загадку, но она и думать не станет, мало ли что наговорил Бредфорд. Она любит Шарля. А заверения этого выпивохи столь же шатки, как и уходящая из-под ног палуба в штормовую ночь. К следующей встрече Бредфорд уже успеет приложиться к бренди и забудет обо всем, что тут наговорил. Конечно, сегодня он неожиданно удивил ее глубиной и силой своего характера. Она никогда не видела его столь торжественным. И даже не предполагала, что он может быть таким. Но она не желает ничего знать о нем. И все же его предложение и тон, каким он говорил с ней, взволновали Лани, и она уже не могла делать вид, что не замечает отношения к себе.

Бредфорд оказался прав. Дурная привычка пить помогла ей держать его на расстоянии. С первого же взгляда на него Лани догадывалась, что за внешней распущенностью скрываются незаурядный ум и сила воли. Сначала она сердилась, а потом…

Берегись! Это слово само явилось на ум. Да, все равно. Ей следует держаться настороже. Совсем недавно Лани торопила Касси вернуться в реальный мир. Теперь она обязана напомнить о том же самой себе. И ей не стоит забывать, что тот Бредфорд, которого она сегодня открыла, не так прост, каким казался ей. И теперь с ним придется считаться.

Да где же она, черт бы ее побрал? Джаред спустил ноги с кровати. Касси вот-вот появится. Ничего особенного, что она задерживается, твердил он себе.

Но до сегодняшнего дня она ни разу не запаздывала. Подойдя к иллюминатору, Джаред взглянул на море. Оно тихо и покойно лежало перед ним. Значит, у Касси нет оснований волноваться за Капу.

Может, она заболела? Тревожное чувство закралось в его душу. Замечал ли он какие-либо приметы недомогания сегодня за ужином? Нет. Касси оставалась такой же сдержанной и невозмутимой, как и обычно, когда они бывали рядом при свидетелях. Зато ночью, перешагнув порог его каюты, Касси пылала от страсти к нему.

Джаред ощутил, как затвердела и заныла мужская плоть. Как же он попал в ловушку к ней! Никогда ничего подобного он не испытывал, встречаясь с другими женщинами. Он словно в какой-то лихорадке, она опалила его своим жаром. Но тогда почему же он стоит здесь и дожидается неизвестно чего? Надо накинуть плащ на плечи и пойти к ней в каюту, как он неоднократно угрожал. Джаред повернулся — и замер.

Она всегда отводила глаза, когда Джаред настаивал на том, что придет к ней в каюту. Гордость не позволяла ей просить его не приходить к ней. Касси заранее стыдилась Лани. Стеснялась, что выкажет свою слабость перед подругой. Как маленькая девочка. Но он почему-то щадил ее чувство. И сейчас тоже, отметил Джаред. Как бы она ни выводила его из себя, в какую бы ярость он ни впадал и как бы ни желал ее, никакая сила не могла заставить его причинить боль Касси, заставить ее пережить чувство унижения. Он не может пойти к ней.

Но где же она, черт бы ее побрал! Она так нужна ему.

Увидев Касси на палубе, Джаред направился к ней. Она не отвела глаз от залитого солнечным светом моря, но краем глаза следила за приближающимся противником. Сейчас он выглядел так, как полагается его светлости, герцогу Морландскому. Его движения грациозны и неторопливы. И может, все обойдется. Зря она так нервничает.

— Доброе утро, — голос как шелк. — Надеюсь, вы спали хорошо? — «Вы» просто прошипело в его устах.

— Неплохо.

— Лжешь. — И Касси увидела, как под маской сдержанности проглянула свирепость, которую ему не удалось скрыть. — Ты побледнела, у тебя круги под глазами. Держу пари, ты сегодня не сомкнула глаз всю ночь. Не могу передать, как это радует меня.

— Какие внимание!

— А с чего мне быть внимательным? Я зол, нетерпелив и сдерживаюсь, чтоб не выбросить тебя за борт к акулам. Посмотри на меня.

Касси не отводила взгляда от морской глади.

— Посмотри мне в глаза!

Она невольно подчинилась его требованиям и увидела, какие темные круги залегли под его ясными глазами, как заострились его скулы. Бессонная ночь утомила Касси. Но Джареду пришлось туго. И сейчас он напомнил ей сверкнувший в блеске солнца меч. Но это невозможно! — подумала Касси, глядя на знакомое до боли лицо.

— Ты заболела?

— Нет.

— Я так и думал, — он глубоко вздохнул и схватился за перила. — Тогда почему ты не пришла ко мне?

— Потому что этому надо положить конец. — Она отвернулась. — Скоро мы прибудем в Англию.

— Скоро. А если точнее, то завтра.

— В самом деле? А я надеялась, что… — Касси замолчала. Джаред взял ее за плечи и резко повернул лицом к себе.

— Отпусти меня!

— Положить конец? — процедил он сквозь зубы. — Но ведь у тебя есть кое-какие планы. Мне что, напомнить тебе о них? Ты собиралась настолько стать близкой мне, чтобы использовать в своих целях.

— Кое-что теперь изменилось. Будет лучше, если я больше не приду к тебе.

— Лучше для кого? Уж, конечно, не для меня и тем более не для тебя. Ты нуждаешься в том же, что и я, и не в меньшей степени.

— Да, я не скрываю, что близость с тобой доставляла мне удовольствие, — слабым голосом проговорила Касси. Но устремленный на него взгляд оставался неподвижным. И она повторила то, что Джаред сам говорил ей. — Но я не могу позволить себе, чтобы это порабощало меня.

Он еще крепче сжал ее плечи.

— Но это не обычное удовольствие, черт побери.

— Лихуа считала, что ты большой мастер в этом деле. У меня нет опыта, но я ей верю, она права. — Касси прокашлялась. — Но мы оба знаем, что это не имеет ровным счетом никакого значения.

— Если это ни на что не влияет, тогда почему бы нам не продолжить в том же духе?

— Потому что наслаждение с тобой начинает мешать мне. Пришло время покончить с этим.

— А если я не позволю?

— Я уже достаточно хорошо изучила тебя и знаю, что ты не будешь применять силу. Жестокость тебе не по душе.

— Кто знает? А вдруг я сочту, что без нее не обойтись, и найду в этом вкус?

Касси недоверчиво посмотрела на него.

— Только не ты. Даже когда я испытывала твое терпение, ты не мог причинить мне вреда.

— И ты решила отказаться от своего намерения помешать мне добиться своего?

— Разумеется, нет. Но я больше не приду к тебе. Теперь мне стало совершенно ясно, что ничего из этого путного не выйдет. Ты сам это сказал. — Помолчав, она быстро добавила: — Но я тебе не верю. Думаю, сейчас тебе намного труднее пойти на убийство отца.


— Напрасно ты так уверена.

Интуиция подсказывала ей, последние недели повлияли на Джареда.

— И поскольку я твоя гостья, ты не запрешь меня, когда мы прибудем в Морланд. Оставаясь на свободе, я найду возможность помочь отцу.

— Воспользовавшись мной?

— Я никогда не пыталась ввести тебя в заблуждение относительно своих истинных намерений.

Его губы изогнула насмешливая улыбка.

— Нет. Ты призналась сразу в своих не очень благородных намерениях.

— Да, — подтвердила Касси, испытывая неодолимое желание поскорее оставить Джареда. С каждой проведенной рядом с ним минутой боль в груди все разрасталась, мешая дышать и думать. — А как же иначе?

— Но ты не уходишь, ты бежишь как трусливый заяц.

— Если тебе нравится, то думай так.

— Я это знаю. — Он оглядел ее. — И я не позволю тебе оставить меня. Через неделю ты снова будешь в моей постели.

Касси покачала головой.

— Будешь. — Голос Джареда обрел силу и уверенность. — Непременно.

Его твердость заставила Касси засомневаться в своих собственных силах, которых оставалось так мало.

— Интересно, каким образом ты заставишь меня? Начнешь угрожать, что переспишь с Лани?

— Ты сама прекрасно понимаешь, что мне не нужна Лани. Это чувство связывает только нас двоих. Ты придешь ко мне, потому что мы оба нуждаемся друг в друге. Тебе будет невмоготу без того, что мы переживаем наедине. — Он сурово улыбнулся. — Я буду ждать тебя. Моя спальня в Морланде значительно просторнее каюты. Но ты не заметишь особой разницы. Все будет происходить для нас точно так же.

С той же неистовой и неутолимой страстью, с той же дикой жаждой и силой. Воспоминания об этих ночах вызвали дрожь в теле Касси. Нет, она не должна приближаться к нему. Это слишком опасно:

— Пусти меня.

Его пальцы разжались, и руки упали вдоль тела:

— Ненадолго. И, как я уже тебе говорил, наступит день, когда я не позволю тебе уйти от меня.

Касси отстранилась, вздохнув до боли знакомый запах. Джаред не собирался отступать от своего, но дал временную передышку.

— Посмотрим! — И Касси, повернувшись, пошла в свою каюту, стараясь держаться прямо. Она чувствовала его взгляд на себе и с трудом подавила желание оглянуться. Хотя ей и без того было ясно, что отразится на лице Джареда: гнев, разочарование и вместе с тем непоколебимая уверенность и решимость идти до конца. Но теперь ему все же придется нелегко. И Касси попыталась отогнать от себя его облик. Самое главное, она смогла выдержать разговор. Ей удалось порвать связывающие их нити! И она не позволит больше никому отвлекать ее от цели. Она не предаст отца. Надо только следовать своему первоначальному плану, и все у нее получится.

— Должен признаться, что этот способ мне больше по душе, — проговорил Бредфорд, глядя на Касси, осторожно сводившую Капу по сходням на берег. — Второй раз я бы не смог выдержать зрелища, подобного тому, что пережил при посадке.

— Я рад, что ты доволен, — иронически усмехнулся Джаред. — Поверь, мы все боимся причинить тебе малейшее беспокойство или неудобство. — Он отвернулся от перил. — Ты готов?

— Более чем. Я сыт по горло жизнью на море. Увозить свою гостью назад, на ее родной остров, тебе придется уже без меня. Я отдаю предпочтение твердой почве под ногами. — И Бредфорд пошел по сходням следом за Джаредом. — Ты ведь собираешься вернуть ее на остров, не так ли?

— Как-то еще не задумывался. Пожалуй, нет, до тех пор, пока она будет представлять для меня ценность.

— В каком смысле? — пробормотал Бредфорд. Но Джаред готов был к нападению и не заставил себя долго ждать.

— Хватит, дядюшка, ходить вокруг да около. Я жду, когда ты заговоришь прямо.

— Хорошо. Не будем терять время понапрасну. Я считаю, что поскольку ты соблазнил девушку, то тебе придется изменить свой план в отношении ее отца.

— Я не соблазнял ее. Она сама пришла ко мне в каюту.

— А ты сделал все, чтобы прогнать ее прочь? — Он покачал головой. — Напротив, ты пустил в ход все свои приемы, все обаяние, чтобы удержать ее. Это и слепцу ясно.

— А почему бы и нет? — Слабая улыбка появилась на губах Джареда. — Она сказала, что собирается воспользоваться мной. Мне оставалось лишь согласиться с ее предложением. — Улыбка сошла с его лица. — Итак, ты высказал, что у тебя накипело. А теперь оставим этот разговор. Не вмешивайся, Бредфорд.

— Но боюсь, это просто необходимо. — Он кивнул в сторону Лани, спускавшейся по трапу следом за матросами, те несли сундуки и чемоданы женщин. — Ты сам понимаешь, что кое-что изменилось. И если ты не окончательно свихнулся, то должен взглянуть правде в лицо.

— А что, собственно… — Глаза Джареда широко распахнулись. — Ты переспал с ней?

— Нет. Но честно скажу тебе, это моя самая большая мечта. — Он прямо встретил взгляд племянника. — Хотя я дождусь того момента, когда она даст согласие выйти за меня замуж.

— Бредфорд… нет! — быстро сказал Джаред.

— Да, — он вскинул обе руки, мешая Джареду заговорить. — И прошу тебя не вмешиваться. Я не изменю своего решения.

Джареду, пожалуй, впервые довелось услышать такое твердое, обдуманное заявление от своего дяди.

— Ты с ума сошел. Не глупи. Она любовница Девилла.

— Это не помеха, — поморщился Бредфорд. — И к твоей жажде мести не имеет тоже отношения, как и к твоему вожделению к маленькой подруге Лани. Конечно, все идет не так, как задумала Касси. Но все-таки многое в наших планах изменилось. Только не усложняй мою задачу. Мне ни к чему доводить Лани до крайности. И я не хочу, чтобы она плохо думала обо мне.

— У нее в голове мысли только о Девилле. — Джаред помолчал. — Она даже собиралась прийти ко мне, чтобы помочь ему.

— Лани преданный до глубины души человек. И не видит ничего дурного в том, чтобы переспать с кем-то ради помощи любимому. Какое счастье для меня, что дело не дошло до этого. — Он улыбнулся. — И уже никогда ты к ней не прикоснешься, поскольку знаешь: я изобью тебя до бесчувствия, если только тебе вздумается принять ее приглашение.

— Черт тебя побери! Я и не собирался…

— Знаю, — перебил он его. — Но никогда не мешает расставить все по местам окончательно. В любом случае, я от всей души жажду, чтобы ты как можно скорее встретился с Девиллом. Это отвечает и моему желанию.

Джаред пошел следом за ним.

— Не забывай, я предпринял все возможное для успешного завершения дела. Ты же знаешь, я собирался покончить со всем этим к концу месяца и уже отправил послание Гильому в Париж, когда мы заходили в порт. Ты доволен?

— Будем надеяться, что все задуманное тобой будет выполнено, — Бредфорд ступил на сходни. — Какие комнаты ты выделил для наших гостей в замке?

— Не беспокойся. Я не собираюсь прятать их в темницу. Мне, конечно, придется отдать распоряжение, чтобы за ними приглядывали, но не думаю, что они сбегут до получения известия о прибытии Девилла во Францию.

— А как они узнают о том?

Улыбка снова заиграла на губах Джареда.

— От меня, конечно! Касси не оставляет надежды выведать нужные сведения. Думаю, мне не стоит предупреждать тебя, чтоб ты тоже был настороже?

Бредфорд кивнул.

— Боюсь, не смогу полностью разделить твое решение расправиться с Девиллом.

— В таком случае, я должен принять все меры предосторожности, оградив себя и от тебя. — С той ночи, как Джаред пришел к своему дяде, он еще никогда не чувствовал себя таким одиноким. Ну что ж, ему не привыкать. Расправив плечи, Джаред снова улыбнулся. — Только не шпионь за мной, Бредфорд. Я не прощаю предательства. Боюсь, что тогда я могу рассердиться и отплатить за это. — Он взглянул на Касси, та уже стояла на причале с Капу. — И весьма серьезно.

— Твое предупреждение меня не очень-то беспокоит. Я не верю, что тебе по нраву война со слабым.

Джаред промолчал. Он смотрел, как Касси улыбается, разговаривая с Лани. Но выражение ее лица тотчас изменилось, когда она увидела его.

Ему не без труда удалось подавить гнев. Он подошел к ним.

— Добро пожаловать в Англию! — постарался непринужденно поприветствовать женщин. — Надеюсь, она вам понравится.

— Не думаю, — ответила Касси. — Какое холодное и безрадостное место, — Она пробежала взглядом по редким деревьям, раскинувшимся по холмам. — И даже деревья здесь унылые.

— Наступила осень, листья опали. Жаль, что не можем встретить вас такими же цветами, что вы оставили в своем раю.

— Ничего страшного. Все равно мы задержимся здесь ненадолго.

— Кто знает, — отозвался Джаред.

Касси посмотрела ему прямо в глаза.

— Я знаю.

В их разговор неожиданно вмешалась Лани:

— А как далеко от порта до Морланда?

— Несколько миль. На постоялом дворе держат лошадей для меня. И после обеда мы уже будем в Морланде. — Джаред говорил отрывисто и резко. — Вам будет позволено передвигаться везде, где захотите. Но, конечно, за вами будут следить.

— Естественно, — сказала Касси. — Не беспокойся, мы не уедем без оснований. Но когда придет время, ничто нас здесь не удержит.

— Мне очень интересно знать, как…

— Идем, Касси, — прервала его Лани и первой направилась к постоялому двору, на который указал Джаред. — Здесь так влажно, что я продрогла до костей.

Касси тотчас отвернулась от Джареда и последовала за Лани.

Джаред некоторое время продолжал смотреть им вслед. И во взгляде его светился гнев, а лицо оставалось недовольным. Касси за Лани пойдет куда угодно и будет делать все, что та ни скажет. В то время как любое его слово встречает у нее отпор.

— Переживаешь чувство потери, — спросил, подойдя, Бредфорд. — Мне казалось, что такого с тобой никогда не случится.

— Ничего подобного, — Джаред стремительно зашагал к постоялому двору.

10

— Величественное зрелище, — проговорила ничего не выражающим тоном Лани, глядя, как Джаред проходит вдоль ряда выстроившихся слуг, приветствовавших его во дворе. — Похоже, англичане знают толк в церемониях больше, чем мы. — Лани сморщила нос. — Каких ужасных, похоронных цветов их одежда. Как ты считаешь, нам удастся уговорить этих леди сменить их темные тона на разноцветные саронги?

— Сомневаюсь, — усмехнулась Касси, и протянула руки Бредфорду, он помог ей спешиться. Шутливое замечание подруги при виде всей этой торжественности и пышности помогло снять напряжение, В закоулках памяти Касси еще сохранились туманные воспоминания о дворцах и загородных домах Франции, но они не шли ни в какое сравнение с замком Морланда. Однако Лани права: дворец грандиозен, но их остров намного красивее. Джаред тут бог и царь. Но и они владеют своим королевством. — А ты собираешься предложить им набедренные повязки?

— Ради Бога, только не это, — простонал Бредфорд, глядя на седовласую женщину, напоминавшую и фигурой и цветом одежды куропатку. — Миссис Блейкли сажала меня к себе на колени, когда я только начал ходить. Я не представляю ее иначе, чем в этих юбках и высоких воротниках.

— Вы думаете о себе, а не о ней, — улыбаясь, заметила Касси. — А представьте, насколько легче стала бы ее походка, завернись она в материю? У нее платье почти такое же противное, как и те, что выбирала для меня Клара.

— Хуже не может быть, — вмешался Джаред, оказавшийся рядом с ними.

Улыбка Касси тотчас погасла, и она невольно напряглась. Это были первые слова, с которыми он обратился именно к ней после того разговора на палубе.

— Тогда придется принять предложение Лани.

— И что же оно значит?

— Она считает, если всех слуг переодеть в саронги, они стали бы более нарядными.

— Ну уж нет! — не сдержавшись, холодно возразил он. — Никаких саронгов. Только не здесь. Ты поняла?

— Лани просто пошутила.

— А ты?

Касси переменила тему разговора.

— Где здесь конюшня? Мне надо расседлать Капу.

Но Джаред не собирался отступать, не добившись ясного ответа.

— Так ты разыгрываешь меня, Касси?

— Может быть. Но твоя Англия такая холодная и сырая. Неудивительно, что все здесь кутаются. — Ее взгляд упал на длинное приземистое здание, стоявшее чуть в стороне во дворе. — Это и есть конюшня? — И когда Джаред кивнул, она пошла к ней, отодвинув мальчика, бросившегося к поводьям Капу, и сказав на ходу Джареду: — Не утруждай себя. Мне не нужна твоя помощь.

— Как великодушно, что меня освобождают от хлопот. — Джаред не обиделся. — Ты пойдешь с ней, Бредфорд? А я пока провожу Лани в ее комнату.

— Отлично, — отозвался Бредфорд. — Я горжусь лошадьми в нашей конюшне. Тем более что некоторых из них выбирал я сам. Думаю, даже Касси признает их превосходными.

— Поскольку на них нет саронгов, то вряд ли, — усмехнулся Джаред.

Бредфорд и бровью не повел, идя за Касси.

— Боже! Ну и картинка же явилась моим глазам, — он открыл дверь и отступил в сторону, пропуская Касси и Капу. — Боюсь, мы вывели моего дородного племянника из себя. Я заметил, что с твоим появлением он заметно лишился чувства юмора. — Закрыв за собой дверь, Бредфорд посмотрел на Касси. — Ну как?

— Как… здесь все блестит, — невольно воскликнула она, пораженная чистотой. Сияли даже латунные задвижки на дверях. В помещении тридцать отделений, значит, столько же лошадей. За полукруглым сводом, в конце конюшни, виднелось следующее огромное помещение. Там находилась каретная.

— Джаред убежден, что здоровье наших любимцев и их состояние зависят от чистоты, и требует от конюхов идеального порядка. — Бредфорд остановился у пустующего стойла. — Это нам подойдет. Здесь нет лошадей с обеих сторон. Твой Капу, как я понимаю, не нуждается ни в чьем соседстве.

— Хорошо, — Касси провела жеребца в его стойло и начала расседлывать его. Привычные движения, как запах лошадей и душистого сена, внесли чувство покоя и уверенности.

— По сравнению с жилищем для Капу у нас дома эта конюшня — настоящий дворец. Спасибо, Бредфорд.

— Был рад помочь тебе, — он оперся на деревянные стойки. — Удивительный конь. Интересно, как быстро он бегает?

— Не знаю. Я никогда не засекала время, — улыбнулась Касси через плечо. — У нас на острове не устраивают гонок.

— Ты мне разрешишь засечь время? Касси нахмурилась.

— Для чего?

— Просто так. Любая мелочь, имеющая отношение к лошадям, занимает меня. Мне так хочется всегда знать о них как можно больше. — Он просительно посмотрел на нее. — Пожалуйста.

Касси вздохнула. С его стороны она видела только заботу и внимание, а он просил о такой малости.

— Если хочешь.

— Завтра с утра. Часов в одиннадцать.

Она кивнула.

— Но это не будет иметь никакого значения.

— Скорость бега Капу важна только для меня одного. — Он сиял от счастья. — Это, конечно, еще не все в жизни. Но нет на свете ничего прекраснее, чем обгоняющий ветер конь.

И Касси вдруг воочию увидела мчащегося по берегу Капу: грива его развевается, мускулы отчетливо вырисовываются под кожей, он стремителен, как стрела, выпущенная из лука, и полон сил.

— Да, ты прав, — согласилась она.

И они обменялись понимающим взглядом. После чего Бредфорд отошел от стоек.

— Оставайся с ним, я посмотрю, как устроилась Лани. А потом встречу тебя у парадной двери замка. Полчаса тебе хватит?

Она покачала головой.

— Я найду дорогу. Капу может не захотеть, чтобы я ушла, — и она принялась гладить коня.

— Как хочешь. Только не оставайся здесь на ночь. Никто не обидит его.

— Если Капу почувствует себя как дома.

— А ты постарайся. Конюхи Джареда не привыкли видеть здесь ночующих леди, это принесет им массу неудобств.

Касси поморщилась, но ничего не ответила.

— Надеюсь, это последний твой довод, — Бредфорд повернулся и пошел к выходу.

— Подожди, пожалуйста! — окликнула она. Он вопросительно оглянулся.

— А которая из лошадей Моргана? Он улыбнулся.

— А, наша королева. Я думал, что Джаред рассказал тебе все о ней, — он кивнул, приглашая Касси за собой. — Идем, посмотришь на нее. Она тут, в самом конце. — Касси ласково хлопнула Капу, вышла из стойла.

— Он ничего не рассказывал мне про Моргану, — уточнила Касси. Но ведь это она сама прерывала любой разговор, боясь, что доверительность в их отношениях сделает ее слабой. С Бредфордом ей было спокойно, поэтому она позволила себе проявить любопытство. — А почему ты называешь ее королевой?

— Увидишь, — Бредфорд отступил в сторону и указал на лошадь, что стояла в последнем стойле. — Это ее величество.

У Касси перехватило дыхание, и она невольно шагнула вперед. Лошадь и в самом деле оказалась прекрасной. Намного меньше, чем Капу, но более совершенных пропорций. Корпус ее поражал изяществом линий, силой и мощью. Теперь ей стало ясно, почему Бредфорд назвал ее королевой. Ей никогда не доводилось видеть другой лошади с такой величественной статью.

— Чудесная, — пробормотала Касси и, вытянув вперед руку, хотела прикоснуться к Моргане, но та отпрянула в сторону. — Хорошо, — кивнула девушка с одобрением. — Ты независимая и не похожа на остальных. Мне бы следовало дать тебе сначала узнать меня.

— К счастью, она не пыталась откусить тебе пальцы, как это сделал бы твой жеребец, — заметил Бредфорд.

— Но и она не из самых покорных, — отозвалась Касси. От Морганы трудно было оторвать взгляд. — Она позволяет кому-нибудь, кроме Джареда, ездить на себе?

— Время от времени, когда ее величество снисходит до меня, я сажусь на нее. Все зависит от ее настроения. — Он осторожно вытянул руку. Поскольку кобыла не отпрянула, то начал гладить ее. — И тогда я словно плыву по волнам. Наверное, у тебя на твоем Капу совершенно другое ощущение.

— Да. Ехать на Капу — все равно, что переживать бурю: сердце замирает от восторга и ощущения необыкновенной мощи, бывает и страшновато. А как давно она у Джареда?

— Четыре года. Он заполучил ее еще жеребенком от шейха Галенбен-Хасана из Седикана.

— Седикан? — Она попыталась вспомнить, о каком месте идет речь. — Никогда не слышала о таком.

— Это название пустыни, где живут кочевники. Довольно далеко отсюда. — Он улыбнулся. — Шейх настоящий варвар. Но они с Джаредом быстро поладили. У него отличная конюшня, а любители лошадей легко находят общий язык.

— И он купил ее у этого шейха?

— Нет. Шейх не продает своих лошадей. Джаред выиграл ее на пари.

— А что это было за условие?

Впервые за все время их разговора Бредфорд почувствовал себя неловко.

— Просто пари, — неохотно сказал он.

— Но о чем?

— Нет, — отрезал он, — забудь об этом разговоре. Мне не следовало даже упоминать о нем. Такие подробности не для женских ушей.

Касси не терпелось узнать, что обязан был выполнить проигравший, но неприступный вид Бредфорда красноречивее всяких слов говорил, что тот ничего больше не скажет.

— Странно, что ему во что бы то ни стало захотелось взять кобылку.

— А ты только всмотрись в нее.

— Но жеребенком она, конечно же, выглядела совсем не так прекрасно. Сейчас Моргана неотразима. А тогда?

— У Джареда удивительное чутье на лошадей. И к тому же он видел ее мать. Он сразу понял, что Моргана станет королевой. — Он взглянул на Касси. — И что ее никто не сможет обойти. Она самая быстрая лошадь в Англии. Среди лошадников нашелся бы не один, кто заложил бы душу дьяволу, лишь бы завладеть Морганой.

— Джаред говорил, что она участвовала в скачках.

— Гонки его страсть. Он любит участвовать в скачках.

Это она уже знала.

— А как Моргана?

Бредфорд пояснил:

— Шейх выводил именно скаковых лошадей. Однако ее королевское величие оскорбляет, если она оказывается в одном ряду с себе подобными, поэтому Моргана оставляет их всех далеко позади… покрытых пылью от ее копыт.

Улыбка раздвинула губы Касси, когда она представила себе, с какой горделивой надменностью кобыла опережает всех остальных лошадей.

— Она мне нравится, хотя ей, конечно, нет до этого дела.

— Почему же. Дай ей время привыкнуть к тебе. У нее открытое сердце.

Но, к сожалению, времени на это у нее не будет, с горечью подумала вдруг Касси. Месяц, самое большое два — и ей придется отправиться во Францию, а может быть, и назад, на Гавайи. Но ведь она нисколько не пожалеет о возвращении — одернула себя Касси. Ее единственная мечта: как можно скорее оказаться дома, в добром старом мире. Просто необыкновенная лошадь на какую-то долю секунды…

Но Моргана не так хороша, как ее Капу — произведение ее собственных рук. И зачем ей думать о какой-то другой лошади, когда есть он? Когда все это безумие со спасением отца закончится, дома на острове она для него найдет достойную кобылу, откроет на острове собственную ферму…

Касси еще раз оглядела Моргану. Никогда ей не попадалась более подходящая, чем эта, кобыла для Капу. Наилучший и наилучшая. Два их королевских величества.

— Что такое? — спросил Бредфорд, глядя на Касси. — Вы где-то витаете?

— Нет, ничего, — солгала она. Она знала, что, увидев Моргану, она уже никогда не согласится на другую кобылу для Капу. Но Капу никогда не бывать с Морганой. Придется смириться. Боже мой, как ей хотелось привести ее своему жеребцу.

— Не стоит их сравнивать, — сказал Бредфорд. — Каждый хорош по-своему.

Ему казалось, будто Касси засомневалась в достоинствах Капу, и он постарался ее утешить.

— Я ничего и не сравниваю, — с усилием улыбнулась Касси и отвернулась от Морганы. — Я иду к Капу.

— Скорее всего мы увидимся за ужином?

— Нет, даже если я и вернусь в замок, я поем в своей комнате.

— А я-то думал, что со всеми этими отговорками покончено. — Он помолчал. — Джареду не понравится твое отсутствие, ты же понимаешь.

— Можешь не кормить меня тогда.

— И все же я надеюсь, что ты разделишь с нами трапезу.

Касси подошла к Капу и принялась вытирать его шерсть. Бредфорд, вздохнув, двинулся к выходу.

— Это значит, что и Лани не будет с нами?

— Лани сама принимает решение. Они не зависят от моих. Спроси ее.

— Будь уверена — это первое, о чем я спрошу.

Касси закончила чистить Капу. Жеребец чувствовал себя намного спокойнее, чем она предполагала. Может, он обрадовался, ощутив твердую почву под ногами. Она обняла Капу и прильнула к нему щекой.

— Эта конюшня очень красивая и хорошая, но постарайся не привыкать к ней, — прошептала она. — Она не наша. Мы найдем себе место получше этого.

И тут она услышала глубокий вздох в конце конюшни. Моргана, наверное? В стойлах стояло несколько десятков лошадей. Но Касси каким-то образом угадала, что это именно она. Уши Капу настороженно выпрямились.

— Она просто красавица, мой мальчик. Но не думай о ней. Как хорошо, что она далеко от тебя и ты не видишь ее.

Непонятная грусть охватила Касси. Печаль, вызванная совершенством Морганы и невозможностью иметь ее для Капу. А какая бы это была необыкновенная пара.

Послышались отдаленные шаги…

Задремавшая Касси приподняла голову от соломы. Она только-только начала засыпать. Кто бы это мог быть? Конюхи приходили проверить, все ли в порядке, незадолго до темноты. Но она отправила их всех. И после этого никто не возвращался.

Легкий звон колокольчика…

Он шел из каретной. Звякнула дверь, кто-то открыл ее, Касси резко выпрямилась и села. Сердце ее забилось. Ничего особенно угрожающего в этом звуке ей не послышалось. Она ничего не знала о порядке в замке, но все-таки не похоже, чтобы кто-то вздумал среди ночи появиться в конюшне.

«Среди лошадников нашелся бы не один, кто заложил бы душу дьяволу, лишь бы завладеть Морганой».

Вор! Вполне могло быть. Если Моргана представляет собой такую ценность, всегда найдется кто-то, кто готов заплатить за такое сокровище круглую сумму. Касси вскочила, еще не успев сообразить, как же она может помешать? Одно она знала твердо: она не позволит украсть кобылу. Моргана принадлежит Джареду, который ухаживает за ней как за истинной королевой. За спиной раздалось негромкое ржание Капу.

— Тсс, — прошептала ему Касси, и дрожащей рукой схватила фонарь с крюка. В крайнем случае, вместо дубинки можно использовать тяжелый фонарь. — Я скоро вернусь.

Она шепчет? Пусть бы похитители услышали ее голос, поняли, что их обнаружили и удрали. Касси подошла к сводчатому углублению, которое вело в каретную. Хорошо, если они уже ушли. Ведь она хлопнула дверью. Скорее всего они схватили, что попалось под руку, и поспешили убраться. Губы Касси невольно произносили слова молитвы, но она продолжала идти.

Свет фонаря выхватывал то колесо кареты, то ее ступеньку и отбрасывал на стену огромные тени, словно великаны наступали на нее, готовясь схватить и не пустить дальше. Сердце Касси от страха бухало в груди, как колокол.

Впереди послышался металлический звук. Холодок ужаса пробежал по спине. Где это? Пересохшими от страха губами она выговорила:

— Я знаю, что вы здесь! Что…

Дверь кареты слева от нее неожиданно распахнулась! Она только мельком успела разглядеть тонкую мальчишескую фигурку, бросившуюся на нее. Касси оказалась на полу. Нападавший тут же навалился на нее. Касси немедленно принялась молотить руками, пока тот, кто прижал ее к полу, не застонал от боли. Воспользовавшись моментом, Касси изловчилась и, вывернувшись, оседлала своего противника. Теперь она могла поднять выпавший из рук фонарь. Она уже собиралась как следует огреть нападавшего, а потом броситься к выходу и звать кого-нибудь на помощь…

— Пусти меня!

Касси так и застыла с поднятым фонарем. Голос, хоть и прерывался от гнева, несомненно, принадлежал женщине. Медленно опустив его вниз, она увидела чудо: зеленые глаза сверкали на лице той, что по красоте могла сравниться с ликами ангелов, которых Касси видела на рисунках в Библии. Завитки светло-золотистых волос обрамляли тонкое личико девушки, которой едва минуло пятнадцать или шестнадцать лет.

— И помоги подняться!

— Чтобы ты снова напала на меня!

— Я просто прыгнула. Если бы я успела по-настоящему приготовиться, то ты не смогла бы справиться со мной.

— Из-за тебя я так ударилась, что чуть не потеряла сознание.

— Зато я не замахивалась фонарем. Пусти меня!

— Только после того, как ты скажешь, что здесь делала. И кто из здешних слуг твои родители?

— Не твое дело, — дерзко ответила девушка.

— Тогда останешься здесь до утра.

— Устанешь держать меня. Или Джаред придет сюда.

Джаред. Будь ее родители слугами, вряд ли бы она позволила себе подобную фамильярность.

— Он, конечно же, уже соскучился без тебя, — продолжала девушка. — Оставь меня и иди к нему.

— Ему известно, где я, — ответила Касси. — А кем приходится его светлость тебе?

— Ближе, чем уличной девке. — Ее взгляд быстро пробежал по растрепавшейся прическе Касси. — Где он подцепил тебя? В Лондоне?» — Девушка тут же отрицательно покачала головой. — Его красотки из Лондона более покладисты. Судя по тому, что он прибыл в порт прямо с Таити, ты едешь с ним оттуда. От друзей Джареда я слышала, что мужчины без женщин не переносят длительного путешествия по морю.

Несмотря на ее вызывающий тон, гнев Касси прошел бесследно, хотя незнакомка все еще хорохорилась и старалась не потерять присутствия духа. Попади она сама в такое же положение, то вела бы себя точно так же.

— Что ты тут делаешь?

Девушка молчала.

— Кто ты?

Ни слова в ответ.

— Хорошо. Я спрошу у Джареда.

Непонятное выражение пробежало по ее лицу.

— Прекрасная мысль! Пусть он сам скажет.

Да, а когда Касси вернется, она уже сбежит.

— Только сначала найду веревку и свяжу тебя.

— Нет! — Она помедлила, а затем все тем же вызывающим тоном сказала: — Меня зовут Жозетта.

— А фамилия?

— Слезь с меня. У меня живот болит. Ты весишь не меньше Морганы.

— Ты знаешь про эту кобылу?

— Ну, конечно, знаю. — Глаза ее вдруг сузились. — А ты что тут делаешь? Тебе, наверное, кто-нибудь заплатил, чтобы ты переспала с Джаредом и помогла ее выкрасть?

— То же самое я подумала про тебя, когда услышала чьи-то шаги и пошла в каретную проверить, не вор ли это.

Жозетта недоверчиво усмехнулась.

— Ты пошла одна, вооружившись всего лишь фонарем? Признавайся, зачем ты шла сюда? Посветить им? Не похоже.

— Я не прокрадывалась сюда тайком, как ты. Мне позволили остаться с моим жеребцом. — Не совсем правда. Это разрешение она дала себе сама. Но тем не менее походило на истину. — А вот тебе, держу пари, никто не позволил пробираться сюда среди ночи.

Жозетта нахмурилась.

— А что с твоим жеребцом? Он что, заболел?

— Нет, ему просто немного не по себе. Это его первая ночь в новой конюшне.

— И последняя, — энергично заверила Жозетта. — Ты и глазом не успеешь моргнуть, как Джаред вышвырнет тебя из своей постели, а твоего конягу из конюшни.

— Нет. Тем более что я не сплю с ним. — Касси поморщилась. — И, уверяю тебя, будь его воля, он ни за что бы не выпустил Капу из своей конюшни.

— Капу?

— Так зовут жеребца, которого я привезла с Гавайев.

— А где он?

— Остров, — ответила Касси и, видя непонимающее выражение глаз, добавила: — Далековато от Таити.

— Джаред привез тебя оттуда?

— Нет. Я приехала сама. И не из Таити, а с Гавайев.

— И та женщина, что сейчас в замке, тоже оттуда?

Похоже, девчушка была в курсе всего, что происходило в замке.

— А как ты узнала про Лани?

— Ее так зовут? — Жозетта пожала плечами. — Кажется, кто-то упомянул о том, что в замке появилась новая женщина. — И с нарочитой небрежностью проговорила. — Кажется, она хорошенькая?..

— Нет, — поправила Касси. — Она не просто хорошенькая. Она красавица.

— Ну, значит, она сейчас в постели с Джаредом, — настаивала на своем Жозетта. — Он всегда берет самое лучшее.

— Но выбор не всегда остается за мужчиной.

— А за кем же еще? Так ты собираешься слезать с меня или нет?

— Собираюсь, — и Касси, поднявшись, помогла встать и Жозетте. — Поскольку ты не вор и не собираешься тут ничего красть, я пойду к своему Капу. И без того я столько времени зря потратила. Мне нужно хоть немного поспать.

Жозетта в немом удивлении воззрилась на Касси.

— Ты отпускаешь меня?

— Не сидеть же на тебе до рассвета! — Повернувшись, Касси двинулась в сторону полукруглого свода назад, к стойлу Капы. — Если ты не собираешься воровать Моргану, делай что хочешь. Можешь выкатить отсюда все эти кареты — мне до этого нет никакого дела. Лишь бы ты не трогала лошадей.

— Что за глупости ты говоришь! — Девушка шла следом за Касси. — Как можно выкатить карету, не запрягая в нее лошадь?

Касси улыбнулась.

— И впрямь невозможно. Значит, и все экипажи останутся на месте.

— Мне нет нужды ничего воровать. Джаред может купить мне столько карет, сколько взбредет мне в голову.

— В самом деле. Какая счастливица. Спокойной ночи.

— А я хочу пойти с тобой.

Касси обернулась, девушка следовала за ней по пятам. Она оказалась выше ростом, чем поначалу подумала Касси, но зато лет ей было меньше. Недаром Касси сначала приняла ее за мальчика. Штаны из грубой шерсти обтягивали узкие детские бедра, а голубая просторная рубаха скрывала округлости едва заметной груди.

— Что ты так на меня смотришь? — сказала воинственно Жозетта. — Из-за того, что на мне мужские штаны? А мне они нравятся. И я буду носить то, в чем мне самой удобнее ходить.

Касси, смотревшая на нее с удивлением, рассмеялась. Те же самые слова она не так давно говорила Джареду.

— Конечно, носи, что нравится. Уверяю тебя, я сама иной раз надеваю более сногсшибательный наряд.

Ответ Касси сбил незнакомку с толку, и она не нашлась, что сказать. А Касси повернулась и пошла дальше.

— А что ты носишь? — Девушка уже следовала за ней.

Касси промолчала. Жозетта выждала некоторое время, а потом задала следующий вопрос:

— А интересно быть шлюхой?

— Я не шлюха.

— Но тебя не разозлил мой вопрос, — проницательно заметила Жозетта. — А почему Джаред привез… Почему ты приехала в Морланд?

— Потому что приняла такое решение.

— Это не ответ.

— Я сама не могу ответить на многое, что мучает меня.

Жозетта помолчала.

— Ну, хорошо. Признаюсь, что Джаред мой опекун.

Касси с любопытством оглядела ее.

— Ты не знала, что у него есть подопечная? — Это прозвучало скорее как утверждение, чем вопрос. — Ничего удивительного. Джаред не любит распространяться обо мне.

— Почему?

Жозетта усмехнулась.

— На это есть свои причины. В то время, когда уезжают Джаред и Бредфорд, я пребываю в женской школе леди Кэрродин. Это недалеко отсюда, и сегодня вечером, узнав, что они приехали, я тоже захотела вернуться в замок.

— Джаред отправил тебе записку?

— Нет, — ответила Жозетта и быстро добавила: — Но он непременно сообщил бы. Может, завтра, а может, через день. Он очень печется обо мне. Просто я решила вернуться чуть-чуть пораньше.

Касси посмотрела в сторону каретной. Но Жозетта опередила ее вопрос:

— Мне никого не хотелось беспокоить так поздно. А чем плохо переночевать в карете? Завтра утром уже поздороваюсь с Джаредом.

— Конечно, это не к спеху. — Касси почувствовала прилив жалости к бедной девчушке, так она ее про себя назвала. Теперь ей казалось, что она кое-что начала понимать. Девушка боготворила Джареда, но он не обращал на нее никакого внимания. — А как ты добралась до дома?

— Шла пешком.

— И как долго?

— Это не очень далеко отсюда.

— Мили две?

— Восемь, — призналась Жозетта. — Но какая разница? Я сама решила пойти.

Слова девушки еще более обострили чувства Касси.

— А кто тебе сказал, что Джаред вернулся домой?

— У меня здесь есть друзья, — вскинулась Жозетта.

Она явно не собиралась выдавать человека, передавшего это сообщение. Касси поймала себя на том, что испытывает все большее уважение и даже восхищение этой Жозеттой.

— Но Джаред все равно послал бы за мной кого-нибудь. Мы с ним, как брат и сестра.

— Не сомневаюсь, что он сделал бы это в самое ближайшее время, — мягко сказала Касси. — Иди в свою карету и спи. Тебе дать одеяло?

Жозетта с еще большим недоверием посмотрела на нее.

— И ты не собираешься говорить им, что я здесь?

Касси покачала головой.

Сияющая улыбка осветила ее лицо.

— Это хорошо. Обычно у Джареда настроение к утру лучше, чем вечером. — Тут она снова расхрабрилась. — Но со мной он всегда ласков.

— Спокойной ночи. — Касси направилась в конюшню. — Я разбужу тебя перед тем, как пойду в замок.

— Спасибо, — Жозетта продолжала упорно идти следом за Касси. — Как видишь, я совсем не устала.

— Это после восьми миль?

— Не хочешь видеть меня рядом, так и скажи, — вспыхнула Жозетта. — Мне никто не нужен, я просто хочу взглянуть на лошадь.

Ясно, слова Касси невольно задели маленькую гордячку.

— Тогда перестань трещать и помолчи. Он тут, недалеко.

Жозетта прошла за Касси в ту сторону, куда она показала.

— Если он понравился Джареду, значит, это отличный конь. Хотя откуда у тебя может… Боже!

Удовлетворенная улыбка заиграла на губах Касси. Жозетта смотрела на Капу с восхищением, граничащим с благоговением.

— Это просто чудо какое-то!..

— Да, — согласилась Касси, но в следующую секунду, когда девушка шагнула ближе к коню, испуганно вскрикнула. — Нет, не…

Но Капу оставался спокойным, разрешая Жозетте гладить себя.

— Не бойся. Лошади любят меня. Конечно, не так, как Джареда. Но они знают, что я никогда не обижу их. — Она обернулась. — Как его зовут?

— Капу.

— Какое глупое имя, как и мое.

— Ничего глупого в нем нет. В переводе оно означает «запретный» или «недотрога», что-то в этом роде. — Хотя сегодня ее конь, кажется, готов принять весь мир, с непонятным огорчением подумала Касси.

— Поняла! — Жозетта погладила нос Капу. — Тебе хочется, чтобы он оставался только твоим и ничьим больше.

— Я назвала его так, потому что на нем никто, кроме меня, не мог ездить верхом. И похоже… — Она встретила понимающий взгляд Жозетты. — А как ты догадалась?

— Если бы у меня был такой конь, как Капу, я бы все делала, чтобы он оставался только моим. — Лицо ее приняло задумчивое выражение, она произнесла: — Очень важно иметь что-то свое.

Взгляд Касси пробежал по конюшне.

— Но это и твои лошади тоже. Их так много.

— И ни одной из тех, которую бы я хотела. Ни одной… — Она оборвала себя. — Тебе это трудно представить. Никто не может понять.

Но Касси были близки ее чувства.

— Ни одной, которую ты бы выпестовала сама и ради которой готова сразиться с целым миром?

Жозетта кивнула.

— Джаред очень великодушен. Он даже разрешает мне покататься на Моргане. Так что… — Девушка отвернулась от Капу и сказала грубоватым тоном. — Ты права, Джаред не выставит тебя до тех пор, пока не потеряет надежду завладеть этим красавцем. — Она скривилась. — Мне не следовало тебя огорчать, да? Леди Кэрродин выговорила бы мне за то, что веду я себя в высшей степени грубо.

Касси засмеялась.

— То же самое сказала бы и Лани, но совершенно по другой причине. Она считает, что правда приносит только одну боль. Поэтому лучше хранить молчание.

Жозетта не смотрела в ее сторону.

— А я тебе сделала больно?

— Нет. Я же тебе сказала, что ни я, ни Лани не спим с Джаредом. И он не сможет выставить за дверь то, что ему не принадлежит.

Жозетта вздохнула с большим облегчением.

— Хорошо, если так. Мне и в самом деле не хотелось тебя сейчас обижать. Это вырвалось само собой. — И она заговорила о другом: — А как быстро он бегает?

— Не представляю. Бредфорд собирается завтра утром засечь время.

— Можно я приду? — Лицо Жозетты вспыхнуло от нетерпения.

Касси снисходительно улыбнулась.

— Если хочешь. Мне непонятно, почему это так важно для тебя, Бредфорда? Я не собираюсь пускать его на скачки.

— Вот увидишь — тебе захочется. Здесь все в них участвуют. Это так здорово! А в котором часу придет Бредфорд?

— В одиннадцать.

— Я буду здесь, — но тут лицо ее омрачилось. — Может быть. Если Джаред не очень рассердится, что я пришла сама, и не выпроводит обратно.

— Но что тут плохого?

Жозетта покачала головой.

— Здешние люди не любят меня.

Такого очаровательного постреленка? Несмотря на свое вызывающее поведение, девушка вызвала щемящее чувство.

— Сомневаюсь и думаю, ты ошибаешься.

— Откуда тебе знать. — И, усмехнувшись, пожала плечами с демонстративно равнодушным видом. — Но мне все равно.

— Но почему ты считаешь, что здешние плохо к тебе относятся?

— Потому что они глупые и жадные, — ответила Жозетта. — Они твердят, что я иностранка и что я их враг.

Пораженная услышанным, Касси посмотрела на нее.

— Иностранка?

— Я Жозетта Бразнье, графиня де Талайзье. — Девочка выговорила свой титул с вычурным благородством. — И французский графский титул выше любого жалкого английского звания.

Иностранка. Бразнье. Француженка. Все эти сведения вихрем пронеслись в памяти Касси. Она однажды слышала эту фамилию и уже никогда не могла бы забыть ее.

— Что такое? — Жозетта увидела, как изменилась в лице девушка, и тотчас насторожилась.

Касси, пересиливая себя, с трудом спросила:

— А кем… тебе приходится граф де Талайзье?

Жозетта нахмурилась.

— Отцом, конечно.

Дочь казненного! Касси думала только о том, как бы не допустить убийства своего отца, и совершенно забыла о ребенке, которого отец Джареда спас с риском для своей жизни. Наверное, она единственная, кто остался из той погибшей семьи, как считает Джаред, из-за ее отца.

— Из Данью?

— Ты слышала о моем поместье?

— Да. — Эта непосредственная девушка вызвала в памяти историю, рассказанную Джаредом. Но Касси не хотела возвращения прошлого. Она мечтала похоронить его как можно глубже.

— Джаред тебе рассказал…

— Думаю, тебе сейчас самое время вернуться в каретную, — перебила ее отрывисто Касси, открывая дверь конюшни. — Может, тебе не до сна, а мне очень хочется спать.

— Но что я сделала? — удивленно спросила Жозетта. — Что я такого сказала, что ты… — Она осеклась и горделиво вскинула голову. — Это из-за того, что я француженка, так ведь? Ты тоже ненавидишь меня из-за этой скотины Наполеона? Ты такая же, как и все остальные.

— Нет.

— Лжешь. И все потому, что я не англичанка. Почему же ты вдруг так резко переменилась? Я же чувствую, как ты отдалилась.

Наверное, было бы лучше, если бы Жозетта осталась при своем мнении. Но Касси все-таки не могла допустить, чтобы девушка решила, что ее отвергают из-за происхождения.

— Все обстоит не так. Мой отец тоже француз. И я больше иностранка, чем ты. — Касси не смотрела на девушку. — Пусть тебе обо всем расскажет Джаред.

— Но я спрашиваю тебя.

— Я не отвечу. Спроси у него. — Касси легла на солому, натянула одеяло и повернулась спиной к Жозетте. — После разговора с ним ты поймешь, о чем я подумала. Не сомневайся.

Касси чувствовала на своей спине взгляд Жозетты, у нее осталось такое ощущение, как если бы она ударила котенка. Хотя нет. Жозетта скорее напоминала маленькую тигрицу. Когда Джаред скажет ей, что она дочь того самого художника, из-за которого погибли ее родители, Жозетта, несомненно, набросится на нее.

Она слушала удалявшиеся шаги Жозетты и ее негромкое бормотание. Хорошо бы заснуть как можно скорее. Что изменилось от встречи с Жозеттой, с той, кто пережила весь этот ужас в Данью? Что с того, что они могли бы стать друзьями? Здесь, в Морланде, у нее не должно быть друзей. Ей надо держать всех на расстоянии от себя. Но этот постреленок ворвался в жизнь Касси, как игривый весенний ветерок в распахнувшиеся на миг окна дома. И тотчас отвоевал себе место в ее душе. С первой же минуты Касси почувствовала себя с девочкой так, словно знала ее всю свою жизнь. Но все это уже позади. И опекаемая Джаредом Жозетта ничего не значит для нее. Та странная непостижимая нить, что протянулась между ними, порвется без следа, когда юная графиня узнает все от Джареда. Касси услышала, как скрипнула дверца кареты. Жозетта устраивалась спать.

Поежившись от ночного холодка, Касси подумала, что ей следовало бы заставить Жозетту взять запасное одеяло Капу с собой…

Первые рассветные лучи едва осветили небо, когда Касси уже покинула конюшню. Но она не прошла и полпути до парадных дверей, как увидела поджидавшего ее на пороге Джареда. На нем была свободная домотканая рубашка, волосы в беспорядке. Его появление в такое раннее утро не могло оказаться случайностью. Он ждал ее.

Но Боже мой! Как же ей не хотелось столкнуться с ним лицом к лицу. Она еще не совсем проснулась и боялась, что прежнее чувство к нему еще не удалось вытравить.

— Думаю, Капу выспался намного лучше, чем я, — взгляд Джареда прошелся по Касси. — И ты.

— Нет, я спала. — Она долго ворочалась с боку на бок, мучимая тревожными мыслями и сомнениями. Ей удалось сомкнуть глаза на несколько минут.

— А я не мог, — он насмешливо улыбнулся. — Сел в кресло в библиотеке и дожидался, когда тебе надоест твое ночное бдение.

— Я же сказала, что не собираюсь приходить к тебе.

— Зачем же так сразу обрушиваться на меня? — Джаред открыл перед ней дверь, пропуская в замок. — Я поджидал тебя только затем, чтобы показать, где находится твоя комната, и убедиться, что ты добралась до нее. В замке два крыла и масса различных покоев. Мои слуги сбились бы с ног, разыскивая, куда ты запропастилась.

— Я бы посидела на ступеньках, дожидаясь, когда проснется домоправительница. И уж если я не потерялась на острове, то сомневаюсь, что заблудилась бы в замке.

— Но остров — это твои владения, — улыбнулся он. — А здесь — мои.

Ни к чему и напоминать ей об этом. Без знакомого и привычного запаха конюшни она почувствовала себя особенно одинокой.

— Хватит похваляться. Покажи, где я могу лечь поспать.

— Я не хвалюсь. Я просто хочу показать разницу между… — Улыбка сошла с его губ, когда он разглядел выражение ее лица. — Но я не обманываю. Твой остров настолько не похож на Англию, что тебе даже трудно представить. Ты возненавидишь здесь все, — он помолчал, — если не согласишься, чтобы я помог тебе.

— Хочешь заключить сделку?

— Нам нечего делить. Но я привез тебя сюда и несу за тебя ответственность. Мне не хочется, чтобы ты ушибалась, натыкаясь на острые углы. Мое дело — указать тебе на них.

— Я не набью шишек, — она разглядывала лестницу. — Моя комната рядом с комнатой Лани?

— Нет. Твоя — по соседству с моей. — Опередив ее, он начал подниматься по лестнице. — Так близко, что я буду наслаждаться, лежа в постели и прислушиваясь к тому, что происходит в твоей комнате. — Полуобернувшись, он посмотрел на нее, и в голосе его появились нотки шелковистой чувствительности. — Полное впечатление, будто ты лежишь рядом со мной.

Волна жара окатила ее с ног до головы, когда Касси встретила его взгляд. К черту! Именно этого он и хотел добиться. Она ответила ему как можно непринужденнее.

— Да, стенки в замке такие тонкие, что через них расслышишь разве что гром пушек.

Его губы изогнулись.

— Верно. Жаль, что ты успела это заметить.

— И я хочу, чтобы наши комнаты с Лани находились по соседству.

Джаред повел ее сквозь большой зал.

— Гости в Морланде не имеют права выбирать покои по собственному усмотрению. Тем более что впоследствии ваше соседство может доставить массу неудобств. — Он остановился перед одной из дверей.

Джаред надеялся, что она передумает и придет к нему.

— Не вижу, что могло бы причинить неудобства?

— А я вижу, — и он открыл дверь, перед которой они оказались, — так что ты останешься здесь. — Джаред кивнул на шнур колокольчика.

— Позвони, если тебе что-нибудь понадобится. — И повернулся к выходу. — Тебе пришлют сюда завтрак к десяти часам, а встреча с Бредфордом в одиннадцать, если я не ошибаюсь?

— Он сказал тебе?

— Конечно. Он знал, что я непременно захочу присутствовать на скачках.

— А я не хочу, чтобы ты был там.

— Нисколько в этом не сомневаюсь. Тем не менее я приду.

— Тогда я не позволю Капу…

— Позволишь, — перебил ее Джаред, — ты пообещала Бредфорду. А ты умеешь держать слово. — И прошел к своей двери, находившейся в нескольких шагах от комнаты Касси. — Увидимся в одиннадцать.

Касси посмотрела, как дверь за ним тихо закрылась, а потом с треском захлопнула свою. Ну каким образом он угадывает каждое ее движение. Она возьмет и не придет в конюшню! Нет, это сущее ребячество. Бредфорд тогда очень огорчится. А она не должна разрешать Джареду толкать ее на поступки, ей не свойственные. Да, нелегко ей придется в Морланде. Надо быть все время начеку, не давая ему сбить себя с толку.

Она безразличным взглядом обвела комнату. Все в ней говорило об изысканном вкусе хозяина замка: и эта постель, задрапированная бургундским балдахином, и тяжелая дорогая дубовая мебель, и высокие потолки с лепниной. Но ничто не вызывало ее восхищения. Это ее временное убежище на тот случай, когда она не в конюшне или за воротами. Точно таким же был дом на острове.

Но Джаред прав. После ночи, проведенной в конюшне, ей так хотелось выкупаться и поесть. И она быстрым шагом подошла к шнурку с колокольчиком.

11

В одиннадцать часов Касси вошла в конюшню. Бредфорд уже стоял у стойла, где помещался Капу. Джареда с ним не было. Бредфорд улыбнулся ей.

— Придется немного подождать моего племянника.

— Я разрешила тебе испытать Капу, а не Джареду — Войдя к жеребцу, она ласково потерла его по холке, прежде чем взять седло, лежавшее в углу. — Если он не появится к тому моменту, как я закончу снаряжать Капу, мы уедем без него. — Касси опустила седло на спину жеребца. — Или вообще не станем замерять время.

Бредфорд вскинул брови.

— Мне показалось, ты недовольна? Джаред что-то успел сделать не так?

— Невежливо опаздывать.

— Джаред обычно очень точен. Наверное, произошло что-то из ряда вон выходящее. — Он помолчал. — И ты, видимо, догадываешься, в чем дело. Жозетта мне сказала, что вы с ней виделись этой ночью.

— В самом деле? — подтягивая подпругу, проговорила Касси.

— Ты ее чем-то огорчила. Касси в ответ промолчала.

— Но ты ей понравилась, — усмехнулся Бредфорд. — Что не стало для меня неожиданностью. Именно этого я и ожидал.

— Почему? У нас с ней так мало общего.

— Оттого, что она графиня? Это не имеет значения. Она ссылается на свой титул только, когда хочет защититься. Скажи, когда ты увидела ее, не возникло ли у тебя ощущения…

— Возникло, что мне сильно достанется. Она набросилась на меня, повалила на пол и уселась сверху.

— Ты прекрасно понимаешь, о чем я спрашиваю. Не напомнила ли она тебе кого-то?

— Да. Мне показалось, что мы давно знакомы. Не знаю даже почему.

— Взгляни в зеркало. Вы как близнецы.

— О чем вы говорите? Повторяю, у нас нет ничего общего, — нахмурилась Касси.

— Я говорю не столько о внешнем сходстве, сколько о внутреннем. И ты, несомненно, почувствовала в ней родственную душу. Держу пари, что в шестнадцать лет ты откликалась точно так же, как Жозетта. И была такой же порывистой, прямой, резкой, неуемной, — он усмехнулся. — И если она каким-нибудь образом окажется на вашем острове, то непременно начнет носить саронг вместо штанов, приводящих в ужас бедную леди Кэрродин.

В этом Касси нисколько не сомневалась. Она словно бы видела свое собственное отражение. Неудивительно, что она так быстро прониклась симпатией к этой девушке.

— Джаред накажет ее за то, что она сбежала из школы?

— Сомневаюсь. Конечно, он постарается быть с ней построже, но обычно Жозетте удается заставить делать Джареда то, что ей хочется и как ей хочется. Она смогла убедить его назвать корабль своим именем.

«Жозефина!» — вспомнила Касси.

— Тогда почему он настаивает, чтобы она осталась у леди Кэрродин? Жозетте там плохо.

— Это лучшая школа для девочек в Англии. Но Жозетте нигде не понравится. Она терпеть не может школьного распорядка.

Касси вспомнила, как ее ужасала только одна мысль, что Клара сумеет уговорить отца, и тот отправит ее в женский монастырь. Если бы домоправительнице удалось настоять на своем, она стала бы в тысячу раз несчастнее Жозетты.

— Лучше, если бы Джаред разрешил ей остаться в замке. У леди Кэрродин она чувствует себя страшно несчастной.

— Это невозможно. Мы и так делаем все, чтобы продлить ее пребывание здесь, но если она задержится в замке надолго, то это плохо скажется на ее репутации.

— Плохо?

Бредфорд помедлил некоторое время, а затем, как бы решившись, продолжил:

— Конечно, надо бы сохранить все происходящее здесь в тайне. Но от тебя мне бы не хотелось иметь секретов. Леди Кэрродин возмущает жизнь в Морланде.

— А что именно?

— Все эти скачки, карточные игры, пьянство и… — Он развел руками. — И все остальное.

— Под «всем остальным» следует понимать бурное времяпровождение с женщинами, которых Джаред привозил из Лондона. С ними Жозетта, видимо, в дружеских отношениях. Но сама-то она ничего подобного не делает? Какое имеет к ней отношение поведение его светлости?

— В тебе говорит вседозволенность молодости. Милая Касси, ты приехала с острова, который во многом безопаснее твоей родины. Все происходящее здесь, в сущности, не заслуживает внимания. Но, поверь, в глазах общества многое предосудительно.

— Жозетта не принимает близко к сердцу все эти глупости.

— К сожалению, принимает. Когда слышит от других разговоры о происходящем. И старается отстоять Джареда. Постоянные стычки в школе не идут ей на пользу. Оставить ее без опеки мы тоже не можем, потому что постоянно путешествуем.

— Тогда перестаньте преследовать моего отца и сидите дома.

— Кажется, Жозетта обрела еще одного защитника.

— Она мне безразлична. — Касси распахнула дверь конюшни. — И я перестану быть ей симпатичной, когда девочка поговорит с Джаредом и он расскажет ей о Шарле Девилле.

— Кто знает. Жозетта непредсказуема. Так же, как и ты.

Касси раздражали эти постоянные сравнения.

— Какое мне дело до того, куда ее занесет на этот раз? Она отвечает сама за себя.

— Ты отгоняешь от себя мысль о ней. Кстати, Жозетта поступила бы точно так же.

Бредфорд не унимался. И Касси не оставалась ничего другого, как процедить сквозь стиснутые зубы:

— Больше я не собираюсь ждать Джареда. Где ваше скаковое поле?

Бредфорд кивнул в сторону другого выхода из конюшни.

— В полумиле отсюда есть луг. Езжай на север. Думаю, что Джо уже оседлал мою лошадь. Я скоро догоню тебя.

Преодолев непонятное внутреннее сопротивление, Касси поняла, что ей не хочется вести Капу мимо Морганы. Но с этим необходимо смириться. Ей неизбежно придется видеть их рядом. Джаред будет выезжать на Моргане, и довольно часто. Не исключено, что он сделает это даже сегодня.

— Что-то не так? — сразу уловил ее колебание Бредфорд.

— Нет, — и Касси двинулась к проходу. — Я подожду вас снаружи.

Моргана не обратила ни малейшего внимания на Капу. Взглянув на жеребца, она тотчас отвернулась. Столь же рассеянно посмотрел на нее Капу и пошел, глядя перед собой, словно в стойле, кроме него, никого не было. Касси с облегчением вздохнула. Ей казалось, что они оба идеальная пара, но лошади не проявили ни малейшего интереса друг к другу. Впрочем, все естественно, когда кобылы не в охоте, жеребцы редко обращают на них внимание. Глупо с ее стороны ждать призывного ржания.

Джаред появился с Морганой на лугу, когда Капу прошел третий круг. Касси даже не взглянула в его сторону, держа жеребца на поводу рядом с оживленным Бредфордом, он был так воодушевлен, что не замечал секущего ему лицо холодного ветра.

— Все, хватит, Капу не нравится все эти старты и финиши. Он так долго провел в стойле на корабле. Не хочу, чтобы он переутомился. У вас есть место для выгона, где я могу пустить его свободно побегать?

— Ну и как? — спросил Джаред у Бредфорда.

— Лучше, чем Моргана, когда мы испытали его в первый раз, но хуже ее он прошел вторично. В третий — он показал то же самое время.

— Господи! — Джаред повернулся к Касси. Глаза его сияли от возбуждения. — Еще один круг!

— Нет! — Касси продолжала смотреть прямо на Бредфорда. — Я выполнила вашу просьбу. И мы оба устали от этой глупой затеи. Могу я отпустить его?

— Мне бы хотелось взглянуть, как он бежит, — попросил Джаред.

— Надо было прийти раньше.

— Я не мог, черт побери! Мне надо было… — Он замолчал, увидев, как Касси упрямо вздернула подбородок. — Я покажу, куда ехать. — И тронул бока Морганы.

— Можно просто сказать, где это.

— Если ты не хочешь дать мне засечь время, то я по крайней мере посмотрю, как он бежит. Тем более туда не так просто проехать. Я покажу безопасный проход. Это в пяти милях отсюда. Вдоль обрыва, где нет ни мелкого кустарника, ни рытвин.

— А можно мне проехать к берегу?

— Там скалы и камни.

Крутые утесы, отвесные скалы, просторное серое небо, пронизывающий ветер и мрачный замок. Англия встретила ее недружелюбно.

— Вы тоже поедете, Бредфорд? Он покачал головой.

— Я лучше поищу Лани. Меня удивило, что ее не оказалось с тобой.

Касси улыбнулась.

— Она обнаружила библиотеку в замке. Столько книг в одном месте ей еще не доводилось видеть. Думаю, теперь мы ее застанем там и после нашего возвращения.

— Это значит, мне придется забивать голову новыми сведениями? Боже, опять суета и хлопоты! — Прощаясь, он помахал им и пустил свою лошадь рысью к замку.

— Готова? — спросил Джаред и, не дожидаясь ответа, пустил Моргану галопом через луг к утесу.

Касси двинулась следом, старательно удерживая Капу и наблюдая за Джаредом. Она видела его верхом только мельком там, на берегу. Сейчас он слился с Морганой в одно единое и неразрывное целое. Настоящий кентавр — могучий, отличавшийся буйным нравом и невоздержанностью. Касси не сводила с него глаз. Ему не приходилось прилагать никаких усилий, чтобы Моргана выполняла его указания. Держа поводья, он обернулся.

Касси пустила Капу более быстрым шагом, понимая безмолвное требование. В жаркой полутьме каюты она привыкла на него отвечать еще до того, как он успевал высказать свое желание. Он также отзывался и на ее невысказанную просьбу. Но сейчас было все по-другому. Надо сломать эту привычку. И Касси постаралась замедлить шаг Капу, как только оказалась рядом с Джаредом.

Он улыбнулся.

— Ради Бога, перестань проверять свои границы дозволенного каждую секунду. Не стоит устраивать стычки и воздвигать баррикады по каждому поводу. Мне противно сейчас прибегать к уловкам и хитростям. Мне просто хочется посмотреть, как он бежит. Что тут страшного? Я же не возражал, когда ты разглядывала меня с Морганой.

Она задумалась.

— Ты сам виноват, что я все время настороже. Твои постоянные насмешки и…

— Ну хорошо, я постараюсь попридержать язык.

Не ожидая подобного ответа, она с любопытством спросила:

— Надолго ли?

— Нет, только на определенное время.

— И почему же?

— Прошлой ночью у меня хватило времени подумать обо всем как следует. Тебе непросто продолжать игру, оказавшись на чужой территории, в незнакомой для тебя обстановке. И хотя промедление раздражает меня, но все же, прежде чем начать атаку, я дам тебе время освоиться в Морланде.

Она не просто выводила его из себя. Касси не могла не слышать в насмешливом тоне, каким Джаред говорил с ней, все больше разочарования и нетерпения.

— Бредфорд говорил, что ты справедливый человек.

— Иной раз. Догадываюсь, насколько нестерпимо тебе признать за мной хоть какие-то достоинства. Проще, если бы я оставался в твоих глазах законченным негодяем.

Он прав. Касси отказывалась замечать в нем честь и достоинство, справедливость и доброту. Своими лучшими чертами характера он выбивал у нее из рук оружие.

— Сегодня утром ты не выглядел добродетельным.

— Вести себя как дурак я не собираюсь. И очень надеюсь переубедить тебя. Но какое-то время… обещаю проявлять терпение.

— Благодарю.

Он не обратил внимание на иронию в ее голосе.

— Но хочу попросить тебя кое о чем в ответ. — Джаред вскинул ладонь, не давая ей возразить. — Не избегай меня. Не сторонись, когда мы можем находиться рядом. Я не коснусь тебя против воли, но приходи ужинать ко мне каждый вечер. Я должен сохранить надежду, что смогу убедить тебя вернуться ко мне в постель.

— Никаких обещаний тебе я не собираюсь давать.

— Ну до чего же ты упрямая! Неужели не видишь, что я хочу облегчить тебе путь к отступлению?

Она отвела взгляд.

— Хочешь, чтобы я третировал тебя? Морланд представляет мне массу возможностей. Как хозяин я могу запретить тебе появляться в конюшне и ухаживать за жеребцом.

Касси тревожно посмотрела на него.

— Ты не пойдешь на это.

— Почему нет? Неужели ты считаешь, что я… — оборвав себя на полуслове, Джаред закончил. — Нет, конечно. До этого я не опущусь, но попробую найти еще что-нибудь.

Самое страшное оружие, которому Касси не могла бы сопротивляться, Джаред отказался использовать. Он понимал, как много значит для нее общение с Капу.

— Ничто другое не возымеет такого действия, — прошептала Касси.

— Бьюсь об заклад, что найду безошибочное средство, которое приведет тебя ко мне в постель. — Он встретил ее взгляд. — Давай начнем честную и прямую игру, Касси. Ты так же, как и я, не хочешь, чтобы чувства, которые мы испытываем друг к другу, связывали нас по рукам и ногам. Но и делать вид, что между нами ничего не происходило, тоже невозможно. Я отдаю тебе все поле, оставляя себе всего лишь уголок.

Если она уступит его просьбе, то у нее появится возможность быть рядом с ним и в то же время не погружаться в затягивающую чувственную паутину. Не исключено, что так она сумеет выведать сведения, которые помогут ей спасти отца. Мысль эта обожгла ее. Новое предательство — и уже по отношению к Джареду. Но как иначе? Она в первую очередь должна думать об отце. Именно поэтому она здесь.

— Но это ничего не изменит. Отец…

Джаред, уже заранее зная, что скажет Касси, умиротворенно улыбнулся.

— Я не питаю никаких иллюзий. Твою душу я не собираюсь соблазнять, только твое тело. Ты сама говорила, что они могут существовать раздельно. Разве не так?

— Да. — Но в ту последнюю ночь на корабле у нее возникло беспокойство: душа и тело оказались в непозволительной близости, и тогда Касси попыталась разорвать связывающие их нити. Сейчас он предлагал всего лишь коротать вечерние часы. Для нее опасность представляла лишь близость. Лежа с ним в постели, она испытывала странное чувство, будто ей в душу проникает сладкая отрава. И это зелье исподволь подчиняет себе разум. Смешение дня и ночи — вот что вызвало страх.

— Думаю, мы можем… вместе ездить верхом.

— Отлично. Но соблазнить женщину на лошади даже для меня довольно трудно. — Джаред продолжал свое: — Хотя и не настолько уж невозможно. Правда, как быть, если погода испортится? Впрочем, можно придумать что-нибудь.

В его словах чувствовалось что-то похожее на сговор, и она вдруг засомневалась:

— Наверное, мне не стоит…

— Вперед, — перебил ее Джаред. — Там недалеко обрыв. Держи Капу покрепче. Не дай ему оступиться на тропе. Внизу острые камни.

— Капу не такой дурак, чтобы прыгать в обрыв. Я подведу его к самому краю, он поймет, какая опасность нам грозит. И станет держаться подальше.

— Завидую тем, у кого развит инстинкт самосохранения. Но иной раз балансировать на краю в сто раз опаснее. — Джаред резко переменил тему разговора. — Прошлой ночью ты встретилась с Жозеттой. Как она тебе показалась?

— Какое это имеет значение? — Касси помолчала. — Ты объяснил ей, почему я здесь?

— Да. Как я мог умолчать о чем-либо после того, что ты ей сказала. Разумеется, о том, что было между нами на корабле, я не стал упоминать. Но о тебе, о Лани и о твоем отце я рассказал все.

— А что она… Впрочем, неважно. Какое мне до этого дело.

Но Джаред ответил на невысказанный вопрос.

— Онемела от потрясения. Чего и следовало ожидать. Я привез ее в Морланд ребенком. О родителях в ее памяти остались лишь смутные обрывки.

Касси попыталась отогнать мысли об обреченных на казнь графе и его жене.

— Она говорила, что родом из графской семьи.

Он кивнул.

— После страшного террора у нее остался только титул. Революционное правительство конфисковало и поместье, и все ценности.

Если отец терзался муками совести из-за того, что по его вине погибли родители Жозетты, то он наверняка мучился бы и из-за того, что она потеряла все. «Если»? Слово явилось ниоткуда. Но ведь оно пряталось в глубинах сознания. И теперь просто выплыло. И впервые она задалась вопросом: а не виновен ли ее отец? Но она обязана сохранить веру в него.

— И ты сумел убедить Жозетту, что ей ничего не нужно.

— Мы пытались, — он поморщился. — Но ей требуется больше, чем просто еда и кров. В детстве с ней мне было несколько проще. Тогда ее волновали только лошади и ее ботик.

— Ботик?

Джаред окинул взглядом бесконечную серую гладь моря.

— На тот случай, если ты вдруг сама не обратила внимание, что мы живем на самом берегу. И у Жозетты есть свой небольшой ботик. Она получила его в подарок, как только научилась управлять парусами. Когда она не на лошади, то на нем плавает вдоль берега.

— Похоже, она совершенно напрасно теряет время в стенах школы леди Кэрродин.

— Но это необходимо, — улыбнулся Джаред.

— Чтобы ты мог спокойно распутничать здесь?

— Кто тебе… — Он покачал головой. — Ах этот Бредфорд.

— Если ты не можешь отказаться от разврата, то тебе не следовало брать над ней опеку.

— Да, ты права. Наверное, ее нужно было оставить во Франции на растерзание взбесившихся мародеров, — иронически заметил Джаред.

— Но ты сам как-то сказал, что мы несем ответственность за наши поступки. И если уж ты взялся за ее воспитание, то должен был изменить и свое поведение.

— Ни я, ни Бредфорд понятия не имели о том, как надо воспитывать девочек. Стараемся по мере наших сил сделать для нее все возможное.

— Устраивая на ее глазах оргии.

— Она никогда не видела… — Он замолчал, подумал и согласился. — Вообще-то была свидетельницей. И не раз. В детстве ее наше буйство забавляло. Она даже казалась счастливой. Но потом, когда я понял, что Жозетта… К черту! Я тоже еще был юношей. И не принимал особенных мер предосторожности.

— Сейчас ты не юноша. И твое поведение на Гавайях не отличалось добродетелью. Так что я не могу сказать, что ты сильно изменился с тех пор.

— Я не монах, — нахмурился Джаред. — И то многое, что я делаю, когда Жозетты нет, вряд ли будет ей по душе. — Его глаза сузились. — А почему это тебя вдруг так стало беспокоить мое поведение? Ты сама носилась по берегу как дикарка. И по твоим философским убеждениям совокуплению не стоит придавать особого значения.

— Верно, — Касси не понимала, почему даже саму мысль, что он в постели с другой, она не могла принять. Ее это бешено задевало. Слова Жозетты вызвали в ней приступ гнева, а подтверждение Бредфорда разъело ее рану ревности. Но Касси ухватилась за первое попавшееся объяснение, показавшееся более или менее убедительным. — Но Бредфорд признал, что твои беспорядочные связи угнетали Жозетту. А если ты знаешь, что твое поведение отзывается болью в близком, то не следует делать этого.

— Что-то мало верится, что ты набросилась на меня только из-за Жозетты, — улыбнулся Джаред. — Думаю, раздосадована в первую очередь ты сама. — Он натянул поводья и указал на тропинку. — Вот мы и приехали. Теперь ты можешь пустить Капу порезвиться. Но в лес лучше не заезжать. Там Капу может повредить ногу в рытвинах. Их там много.

— А ты тоже останешься?

— Мне хочется посмотреть, как он бежит, — кивнул Джаред. — Даже если бы у меня и секунды не оставалось в запасе, я бы не смог удержаться от соблазна взглянуть на него хоть краем глаза.

— Не понимаю, почему это так важно для тебя? Ты же видел в первую нашу встречу, как он скачет.

— Но в тот раз мне было не до жеребца, — улыбнулся Джаред. — Меня занимало совсем другое.

Воспоминание об их первой встрече тотчас вызвало румянец на ее щеках. Она в ту ночь не могла заснуть. Джаред явился к ней из зарослей, ворвался в ее жизнь и все перевернул с ног на голову. Касси отпустила поводья.

— Вперед, Капу!

Именно этого, он и ждал. И несся как стрела. Касси держалась, сжимая бока ногами. Ветер бил ей в лицо. Дыхание перехватило. Капу стлался над землей, обгоняя ветер, почти не касаясь ее копытами. Море, небо и земля слились в одно.

— Хорошо! Вот так! — ликовала Касси. — Беги!

И он помчался еще быстрее. Поглощая все новое и новое пространство. Боже! Она соскучилась по этому стремительному бегу не меньше, чем Капу. Они летели как по волнам. И единственное, что привязывало их к земле, так это легкое неуловимое прикосновение к ней копыт жеребца. Они оказались у опушки леса скорее, чем рассчитывали. Натянув поводья, Касси повернула Капу назад, в сторону замка.

Джаред нагнал ее уже на полпути к конюшне. Глаза его сверкали от восхищения.

— Он неотразим!

— Да! — просто согласилась Касси. Его слова отозвались в душе песней, словно похвалили ее дитя. Восторг переполнял ее настолько, что она чувствовала себя не в состоянии думать о противостоянии кому-либо или чему-либо. — Он отлично пробежался и будет чувствовать себя прекрасно.

— И ты тоже.

— Может быть. Англия не такая уж плохая страна. Ветер холодный и колючий. Но мчаться ему навстречу доставляет удовольствие. — Касси потрепала Капу по гриве. — Нам понравилось, да, малыш? — Она посмотрела на Джареда. — Ну как, теперь ты имеешь представление о том, с какой скоростью он летит?

Он растерянно моргнул.

— Нет.

— Почему?

— Я просто смотрел на него, забыв обо всем на свете.

Касси невольно рассмеялась. Она не представляла, что Джаред может настолько утратить контроль над собой и не сделать то, зачем поехал с ней. Он походил на потерянного мальчика.

— Уверяю тебя, он быстр и легок как ветер, — все еще продолжая улыбаться, сказала Касси.

— Знаю, — огорчился Джаред. — И мне не нравится, когда надо мной смеются.

Глаза ее озорно блеснули, она попыталась докопаться до сути его подавленности.

— Ты потрясен?

— До глубины души, — Джаред отвел от нее взгляд. — И до сих пор не могу прийти в себя.

Улыбка сошла с лица Касси. Во взгляде Джареда струилось столько тепла, юмора и восхищения — чувств более опасных, чем вожделение.

— Моргана тоже бесподобна, — пытаясь утешить его, сказала Касси.

— Я же тебе говорил.

— Но не так хороша, как Капу.

— Это отчего же?

— Потому что он мой, — ответила Касси.

Джаред рассмеялся:

— Интересно, почему меня нисколько не удивило подобное заявление?

— Потому что ты сам думаешь точно так же. Разве Морланд для тебя не самое красивое место на земле только потому, что это твое поместье?

— Возможно, мне трудно избавляться от предвзятости, но я всегда стараюсь следить за собой и вполне готов смириться с мыслью, что Капу может обогнать Моргану.

— Не понимаю, почему для вас это так важно, — с недоверием отозвалась Касси. — И Бредфорд ни о чем другом думать не может. Он постоянно говорит о скачках, которые вы устраиваете здесь.

— Я помешан на том же. И мечтал бы посмотреть на Капу и Моргану в забеге.

— Я не дам, разрешения, — быстро сказала Касси. — И вообще не хочу, чтобы они соревновались друг с другом.

— Почему?

— Потому что мне нравится Моргана.

— Ну и что из этого?

— Неужели ты не видишь сам? Сейчас они просто не замечают друг друга. Я не хочу, чтобы они стали врагами.

— Я бы не сказал, что они не обращают внимания друг на друга.

— Ошибаешься.

— Это пока не очень заметно, но я видел, как они обменялись парой быстрых взглядов.

— Тебе показалось, — огорчилась Касси.

— Присмотрись сама. Быть может, я более привычен к проявлению нежности у лошадей, чем ты. — Джаред перевел взгляд в сторону изгороди, отделявшей луг. — Вон Жозетта. Она ждет тебя.

Касси метнула настороженный взгляд в сторону маленькой фигурки, сидевшей на верхней перекладине изгороди.

— Почему ты решил, что она захочет говорить со мной? Жозетта наверняка ждет тебя.

— После нашей утренней беседы ей еще долго не захочется общаться со мной. И если уж она пришла сюда, значит, у нее есть серьезные причины встретиться с тобой. Наверное, ей необходимо что-то обсудить.

«Если только не растерзать меня в клочья», — подумала мрачно Касси.

— Поэтому я оставлю вас наедине, — Джаред, пустив Моргану галопом, скрылся в конюшне. Проезжая мимо Жозетты, он кивнул ей, но она не удостоила его даже взглядом. Все ее внимание поглотила Касси.

— Вас не было так долго. Я ждала несколько часов. — Она посмотрела на Капу. — Он хорошо бежал?

— Ты ждала меня не для того, чтобы узнать о жеребце, — сказала Касси и, подъехав вплотную к изгороди, бросила поводья.

— Не только за этим, конечно, но мне интересно. — Жозетта прямо посмотрела в глаза Касси. — А ты думала, что я начну обвинять тебя из-за отца?

— В том, в чем Джаред обвиняет моего отца, — поправила Касси.

— Обычно он бывает прав.

— Но в том…

Жозетта махнула рукой, призывая Касси к молчанию.

— Я не хочу тебе что-то доказывать. Или спорить. Меня не касается то, что Джаред имеет против твоего отца. Мне бы и в голову не пришло укорять кого-то за то, что он родился не от того отца или не в той стране. Я слишком настрадалась с самого рождения и считаю себя не вправе упрекать кого-то другого за его появление от не угодного мне отца. — Девушка улыбнулась.

Чувство облегчения охватило Касси. До последней минуты она даже не осознавала, как волновалась, ожидая решения Жозетты.

— Спасибо тебе. Ты очень великодушна.

— Не настолько, насколько ты себе представляешь, — зеленые глаза Жозетты вспыхнули. — А ты готова вручить мне приз? Я смогу покататься на Капу?

Касси покачала головой. Этот маленький сорванец несносен.

— Он может убить тебя.

— Я же говорила тебе, что умею хорошо обращаться с лошадьми. — Она спрыгнула с изгороди и бросилась к открытым воротам. — Идем. Я помогу тебе расседлать его.

Странное чувство охватило Касси. Она так боялась этой встречи, а Жозетта, казалось, не придавала случившемуся никакого значения. Девчушка обернулась к ней и сказала то, о чем с волнением думала Касси.

— Я была еще ребенком, когда казнили моих родителей. Джаред и Бредфорд заменили мне их. Тебе известно, что Джаред привез меня в Англию сам, после того, как четвертовали его отца?

— Нет, не знала.

— Он держал меня на коленях, когда они убивали его отца. Со связанными руками ему удалось скрыться в подлеске. Три дня он шел по лесу, пока не отыскал дорогу к кораблю, на котором они приехали с отцом. Ему так и не удалось порвать веревки. И все запястья у него оказались содранными в кровь, когда он добрался до берега.

«Ненавижу быть связанным»… Ничего удивительного. Только что потерявший отца, тринадцатилетний мальчишка, в путах, беспомощный, да еще с маленьким ребенком на руках, требующим материнской заботы, — трудно себе представить, как мог такое вынести подросток. Отпечаток беды наверняка оставил в нем след на всю жизнь.

— Теперь ты поймешь, почему я никогда не позволю обидеть Джареда. Твой отец должен это знать. — Жозетта закрыла двери за Касси. — Но ты меня привлекаешь. Я терпеть не могу всех этих монашек в нашей школе. И страшно рада, что ты побудешь в Морланде. Ты поведаешь мне все о тех местах, где жила. Мы устроим скачки, и тебе это понравится.

— Ты же знаешь, Джаред держит меня как заложницу.

— Странная заложница, которой позволяется свободно ездить верхом по поместью. Ты на особом положении. И не думаю, что возникнут какие-то сложности. — Она открыла дверь конюшни. — А теперь расскажи мне про Лани. Она в самом деле любовница твоего отца?

— Да, — насторожилась Касси.

Но Жозетта, кажется, не заметила в ней перемены.

— Многие из друзей Джареда имели любовниц. Но его приятели обычно не позволяли мне видеться с ними… Как-то раз, когда Джаред устроил вечеринку, я наткнулась на одну из таких птичек. Она спала в его комнате.

— Птичка?

— Проститутка, — пояснила Жозетта Касси, видя, что та не поняла, о ком идет речь.

Щеки Касси опалило жаром.

— Лани не проститутка. И не смей ее сравнивать с такими женщинами. Она заслуживает не меньше уважения, чем…

— Я не знала, — перебила ее Жозетта. — Извини меня, пожалуйста. Здесь, в Англии, к любовницам относятся очень пренебрежительно… — Она огорченно вздохнула. — Вечно я попадаю впросак, ляпая что-нибудь невпопад. Я не хотела никого задеть.

Девушка так расстроилась, что гнев Касси неожиданно для нее спал сам собой.

— Она самый большой мой друг.

— А мне она понравится?

— Возможно. — Касси мысленно вернулась к тем дням, когда Лани впервые появилась у них в доме. Тогда ее переполняли ревность и возмущение. Прошло время, прежде чем Лани удалось одержать победу. Жозетта не так мала, какой была она тогда, но такая же независимая и гордая. — Наверное, не сразу, но ты непременно полюбишь ее.

— Значит, она, как Джаред, — понимающе кивнула Жозетта. — Иной раз я готова просто задушить его. Он считает, что всегда и во всем прав. — Она улыбнулась. — А потом он сделает что-нибудь такое хорошее, от чего забываешь обо всем остальном.

Девушка явно обожала Джареда. И даже когда «готова просто задушить его», подумала Касси. Что же он такого сделал, чем заслужил ее беспредельную привязанность? Конечно, он спас ей жизнь, но тогда она была маленькой и вряд ли запомнила это.

— Джаред не похож на других людей, как и Лани, — согласилась она, спешиваясь.

Моргана уже стояла в стойле, и Касси, когда они проходили мимо, заметила косой мимолетный взгляд, который бросил в ее сторону Капу. Так и есть! Как это Джареду удавалось все подмечать? Того и гляди, она разделит вместе с Жозеттой ее недовольство извечной его правотой.

— Почему ты нахмурилась? Ты все еще сердишься на меня за Лани? — встревоженно спросила девушка.

— Нет, не сержусь, — улыбнулась Касси.

— Значит, устроим Капу в его стойле и пойдем к твоей лучшей подруге, ты познакомишь меня с ней.

— Хорошо, — кивнула Касси. — Пойдем вместе в библиотеку.

Выйдя во двор, они увидели, как к замку подъехал роскошный экипаж и остановился у парадного входа.

— Это она! — У Жозетты округлились глаза.

— Кто? — спросила Касси.

— Леди Кэрродин. — Схватив Касси за руку, Жозетта потащила ее прочь. — Не думала, что она так скоро заявится сюда. Я надеялась, что хоть на несколько дней она меня оставит в покое.

— Ну и что такого? Если Джаред захочет, он не пошлет тебя в ее школу.

— Это не так просто. Он боится за мою репутацию. И надо, чтобы Джаред убедился в том, что здесь не случится ничего такого, что плохо сказалось бы на мне. Я-то считаю, что все прекрасно. Но леди Кэрродин не дала мне времени подготовить его… Послушай, есть хороший выход, — быстро проговорила Жозетта. — Ты моя кузина — Кассандра Девилл. Твой отец оставил Францию и уехал на Таити год назад. Он выращивает там… — Жозетта лихорадочно пыталась придумать что-нибудь — … ром.

— Ром делается из сахарного тростника.

— Значит, он выращивает сахарный тростник. На Таити растет тростник?

— Я приехала с Гавайских островов.

— Я все перепутала. Джаред собирался поехать на Таити. Но не все ли равно? Кто слышал что-нибудь про Гавайи? Разве что капитан Кук, но…

— Не пойму, к чему ты клонишь?

— Неужели ты не понимаешь? Мне обязательно нужна компаньонка. Иначе Джаред не разрешит остаться здесь.

— Думаешь, я подхожу для этой роли? — изумилась Касси.

— Ты — нет. Ты не настолько пожилая, как это требуется. Но, думаю, твоя Лани подойдет нам. Итак, она, конечно же, не любовница твоего отца, а вдова. — И Жозетта потащила Касси вверх по ступенькам лестницы. — Весна ее молодости позади. И возраст вызовет должное уважение.

Касси вспомнила, какой она увидела Лани, выходя из замка: полной энергии, молодой и красивой.

— Нет, твой план не сработает, — покачала она головой.

— Попробуем, — остановившись у дверей библиотеки, Жозетта умоляюще посмотрела на Касси. — Пожалуйста, давай рискнем. Мне так не хочется уезжать с леди Кэрродин назад.

Касси помедлила. Вся эта затея, конечно, неразумна. Но отчаяние Жозетты было неподдельным. Ее увезут против ее воли. И что-то надо придумать.

— А Джаред не возмутится?

— Нет. Ему показалось, что я неплохо все придумала. Он ведь тоже должен как-то объяснить твое присутствие здесь. — Она перевела дыхание. — Я ничего не прошу у тебя. Просто не мешай говорить мне с ней. — Она повернула ручку и открыла дверь. — Леди Кэрродин! Я не думала, что увижу вас так скоро.

Женщина, с которой разговаривал Джаред, повернулась на голос Жозетты. Она была невысокого роста и с таким холодным выражением лица, словно эти изысканно красивые черты высекли из мрамора.

— Мне и в голову не приходило ехать следом за тобой. Я бы нашла себе занятие получше, Жозетта. — Ее взгляд неодобрительно обежал фигурку девушки. — На тебе опять эти ужасные штаны. Я же твердила, что это неприлично. — Тут ее внимание привлекла Касси. — А это кто?

— Леди Кэрродин, позвольте представить вам мою кузину, Кассандру Девилл! — Она невольно сжала руку Касси, словно боясь, что та вырвется и убежит. — Это моя старшая сестра.

— Не настолько старше, чтобы знать все правила этикета. — Леди Кэрродин обвела взглядом наряд Касси. — Боже! И она тоже в невозможном платье для верховой езды! Не намного лучше, чем твои штаны.

Касси вспыхнула от негодования.

— Мне в нем удобно. И я не вижу…

— Наряд — это не самое главное, Каролина, — быстро вмешался Джаред, вставая между ними. — Я чрезвычайно ценю, что вы приехали. Теперь вы убедились, что моя озорница под надежным присмотром. Вы можете быть спокойны, все в порядке.

— Я бы не сказала, — отрезала Каролина Кэрродин. Она подошла к Джареду, положила руку ему на плечо и нежно улыбнулась. — Доверься в этом вопросе мне. Мы должны быть особенно заботливы по отношению к Жозетте. Позволь мне забрать ее в Кэрродин Холл. И никакие отголоски скандальной истории не коснутся ее.

— Но здесь не предвидится подобных ситуаций.

Она покачала головой, и на губах ее заиграла улыбка.

— Мы уже обсудили этот вопрос с тобой. Ты слишком неуемный повеса. Окружающие вряд ли смогут поверить в твои благие намерения. Во всяком случае до тех пор, пока ты не женился.

— Но у меня есть компаньонка. — Жозетта повернулась к Джареду. — Разве ты ничего еще не сказал о мадам Девилл?

— Поскольку ты сама заговорила об этом, то предоставляю тебе и объяснить все леди Кэрродин, — сухо ответил Джаред.

— Она вдова. — И Жозетта весомо прибавила. — Старая. Ей почти тридцать.

Леди Кэрродин, которой, как прикинула Касси, тоже около тридцати, осталась не очень довольна этим замечанием. И, скривив губы, проговорила:

— Буду чрезвычайно рада познакомиться с ней.

— Ей нездоровится, и она еще не готова принимать посетителей, — вмешался Джаред. — Путешествие оказалось слишком долгим и трудным. Оно утомило мадам Девилл.

— Тогда ей трудно будет приглядывать сразу за двумя молодыми девушками.

— Через день или два она поправится, — сказала Касси. Слова эти сорвались с губ против её воли. Она не собиралась участвовать в этом маленьком представлении, куда ее насильно вовлекла Жозетта. — Лани довольно крепкая.

— Лани? — с любопытством переспросила Каролина Кэрродин. — Какое странное имя.

— Не такое красивое, конечно, как «Каролина», — заметил Джаред с теплой улыбкой. — Чуть позже у тебя будет возможность повидаться с мадам Девилл. И ты обязательно с ней познакомишься.

— Но мне бы хотелось поговорить с ней сейчас. Разве… — Тут она встретила обещающий взгляд Джареда. На губах ее снова заиграла ослепительная улыбка. — Ну, конечно, если она не совсем здорова, я не смею беспокоить ее. Но, чувствую, что Жозетта теперь будет в надежных руках. Я собираюсь дать небольшой бал в конце месяца. Если мадам Девилл к тому времени почувствует себя здоровой, буду счастлива видеть ее у себя.

— Ни один человек не посмеет не принять приглашения на твой званый вечер. — Джаред поднес к губам ее руку в перчатке. — Разумеется, мы все прибудем на бал.

Немного помедлив, она потрепала Джареда по щеке.

— Отлично. — И, повернувшись, прошествовала к двери. — И больше я не желаю ничего ни слышать про эти штаны, ни видеть их. Ты должен сам проследить за своей подопечной, Джаред.

— Ты права. Я заметил, она совершенно отбилась от рук. — Он прошел следом за леди Кэрродин до дверей. — Позволь мне проводить тебя до экипажа.

Когда дверь за ними закрылась, Жозетта с облегчением выдохнула и плюхнулась в кресло.

— Слава Богу, все позади.

— Еще нет. Всего лишь маленькая отсрочка.

— Да, но начало мы положили. И совсем неплохое. — Перебросив ногу через ручку кресла, Жозетта принялась покачивать ею. — Я боялась, как бы нам не пришлось намного хуже.

— Похоже, она заранее готова была согласиться. И мне все же непонятно, почему она так легко сдалась.

— Не решается перечить, когда видит, что Джареду это не нравится. Она мечтает стать герцогиней. — Жозетта удивленно вскинула брови, увидев выражение лица Касси. — Неужто это такая новость для тебя? Половина женщин Англии хотят выйти замуж за Джареда.

И в самом деле, чему она так поражается. Просто ей и в голову не приходило, что Джаред может жениться, хотя она знала о его любовных похождениях. Но все-таки Касси пришлось сделать над собой усилие, когда она заговорила.

— И они давно знакомы?

— Почти семь лет. Она была замужем за другом Джареда, лордом Маркусом Кэрродином. Он упал с лошади и разбился, у нее осталось только несколько фунтов и Кэрродин Холл. Она устроила там школу для девушек.

— Разумно.

— Честолюбиво, скорее, — поправила ее Жозетта. — Теперь через дочерей, своих учениц, вхожа в самые влиятельные дома Англии. А ведет себя как образец поведения для всего общества. Теперь она хочет через Джареда распространить свое влияние и на принца с его свитой.

— Принца? — переспросила Касси.

— Сына короля.

— Ну, конечно, — она вспомнила любезную улыбку, которой Джаред одарил леди Кэрродин.

— А как к этому относится Джаред?

— То ли потому, что хочет сохранить ее отношение, то ли потому, что она ему нравится, — Жозетта перекинула вторую ногу и начала болтать обеими, обутыми в толстые башмаки, — но он с ней считается. А твоя Лани такая хорошенькая, как уверял меня Жозеф?

— Она по-настоящему красивая.

— Тогда я рада, что ее не оказалось здесь. Эта горгула не выносит, когда рядом с Джаредом красивые женщины. Ей привлекательность других действует на нервы и всегда приносит массу волнений. — Она слегка усмехнулась. — Хорошо, что ты сегодня выглядишь такой бесцветной и так старомодно одета. Она почти не обратила на тебя внимания.

— Да, очень удачно, — не без иронии согласилась Касси.

— О, Господи! Я совсем не то хотела сказать. И что у меня за длинный язык! Почему я вначале говорю, а потом думаю?

— Это смертельно! — вступил в разговор Джаред, стоя в дверях. — Какую оплошность ты допустила на этот раз?

— Она уехала? — спросила Жозетта.

— Да. — Он закрыл дверь и подошел к ним. — Но не сразу. И я с беспокойством ждал, что выдумка, которую ты слепила, в любую минуту рассыплется на глазах.

— У тебя хватило бы ума выкрутиться из любого положения, — тепло улыбнулась Жозетта. — И ты все отлично проделал.

Джаред насмешливо поклонился.

— Благодарю. А ты неужели не догадалась переодеться хотя бы к ее приезду? Ты же знаешь, как ей ненавистны эти штаны.

Касси криво усмехнулась.

— Надеюсь, ты не собираешься запретить ей носить их?

— С чего бы? — засмеялась Жозетта. — Джаред подарил мне первую пару, еще когда мне исполнилось четыре года.

— Красивые наряды весьма украшают девушек. Но кататься в них на лошади — невозможно. Можно зацепиться за что угодно. Езда верхом становится смертельной игрой, — пояснил Джаред. — Твоя амазонка намного безопаснее, но все равно на ней слишком много материи. Пока ты здесь, можешь надевать во время езды штаны.

Касси получила удовольствие от того, что Джаред пренебрег замечанием «горгулы».

— Но леди Кэрродин будет разочарована. Озорно улыбнувшись, Джаред сказал:

— Как и во многом другом. И нам придется расплачиваться за наш обман. Но, кажется, пока все обошлось.

— Как складно мы придумали! — не переставала радоваться Жозетта. — Если нам и придется поплатиться за все содеянное, то только тем, что она выгонит меня из школы. Но это скорее подарок. Улыбка сошла с лица Джареда.

— Нет, это слишком высокая плата. Я не согласен. От слова Каролины зависит твое положение в обществе. И я не хочу, чтобы она его произнесла.

Жозетта тут же возразила:

— О своей репутации ты нисколько не заботишься. Почему же тебя так волнует…

Джаред ласково закрыл ладонью ее рот.

— Судьба женщины в значительной мере зависит от того, какое место она занимает в обществе. — Лукаво улыбнувшись, он добавил: — Поверь мне, мужчина в этом отношении более свободен. А для тебя, как ты знаешь, я делаю все только хорошее. Так ведь?

— Да, — она поцеловала его ладонь, прежде чем отвела ее от лица, но все же посчитала нужным не согласиться. — Было бы лучше, если бы я сама могла решать, что для меня важно, а что нет.

— Когда станешь постарше, — наклонившись, Джаред поцеловал девушку в лоб. — Я не самый лучший наставник для юных леди, но стараюсь, как могу. И ты ведь не хочешь, чтобы меня терзала совесть?

Наблюдая за Джаредом и Жозеттой, Касси почувствовала себя страшно одинокой. Может, оттого, что она до сих пор ни разу не видела его таким нежным и заботливым. Привязанность между ними была пронизана такой теплотой и взаимным доверием, что Касси не могла без боли в сердце смотреть на них. Она повернулась и пошла к двери.

— Поищу Лани. Надеюсь, она вполне здорова.

— Конечно. Я попросил Бредфорда быстренько увести ее отсюда. Мне показалось, так будет лучше всего.

Жозетта шаловливо засмеялась.

— Потому что эта горгула слишком глупа. Она не выносит красивых женщин.

— Напомни мне, сколько раз я говорил тебе не называть ее этим словом.

— Извини, — быстро сказала Жозетта. — Но она все равно дура.

— Отчасти, — уклончиво сказал Джаред. — Но в любом случае не стоит усложнять дело. — Он серьезно посмотрел на Касси. — И тем более беспокоить Лани.

— Как это великодушно, — с легким сарказмом заметила Касси.

— Черт побери, я пытаюсь устроить для всех так, чтобы всем было хорошо.

— Поэтому ты попросил как можно быстрее увести Лани. Она так хороша собой, что может вызвать зависть и ревность у любой женщины. К счастью, как справедливо заметила Жозетта, я настолько бесцветна и старомодна, что не представляю никакой угрозы.

— Бесцветна? — низким голосом переспросил Джаред. — Господи Боже мой!

Касси увидела выражение, промелькнувшее на его лице, и тотчас же отвернулась. Жозетта с любопытством смотрела на них. Девушка была достаточно проницательной и не могла не заметить, что скрывается за этим восклицанием.

— А можно я тоже пойду с тобой? — спросила Жозетта, когда Касси потянула на себя ручку двери. — Ты обещала познакомить нас.

— Не сейчас, — покачала головой Касси. Ей требовалось поскорее остаться наедине с собой. — Чуть позже, — и, захлопнув дверь, быстро пошла по коридору.

Но Джаред в два шага догнал ее.

— Касси! Что случилось? Какой бес в тебя вселился?

— Ничего особенного. Просто я все сильнее и сильнее запутываюсь в этой паутине лжи.

— Сказала бы леди Кэрродин правду.

— А что бы тогда стало с Жозеттой? Я не могла огорчить ее.

— И я тоже. Но все получилось удачно. Твое присутствие здесь могло выглядеть весьма двусмысленным и бросить тень на тебя, что мне не хотелось бы. Таким образом, мы убили сразу двух зайцев.

— Тень на меня? — переспросила Касси, недоуменно глядя на него. — Вот что меня волнует меньше всего. Ты знаешь, почему я здесь. И какое мне дело до того, о чем подумают некоторые из твоих друзей?

— А мне небезразлично их мнение, — грубовато отрезал Джаред. — Хотя я сам еще не разобрался, почему. Но это так. Можешь считать меня таким же чопорным и жеманным, как престарелая вдовушка.

Касси повернулась к нему и начала было дрожащим от возмущения голосом:

— Я не позволю тебе… — но тут до нее полностью дошел смысл сказанного Джаредом, и она, не выдержав, рассмеялась.

— Не вижу ничего смешного.

— Просто представила тебя вдруг, семенящим с чопорным видом по бальному залу, — она покачала головой. — Я и на самом деле не представляю тебя жеманным.

— Боюсь, что у меня это чертовски плохо получится, — тоже улыбнулся он и, решив воспользоваться ее миролюбивым настроением, добавил: — Помогая Жозетте, ты не повредишь своей репутации. Так мы продолжим наш розыгрыш?

— Если он не потребует слишком больших усилий, — задумалась Касси. — Ты обещал прийти на бал, который собирается устроить леди Кэрродин…

— … в конце месяца, — закончил за нее Джаред. — Кто знает, что случится за это время. Если ты все еще будешь здесь, мы попытаемся найти уважительный предлог, чтобы отказаться от приглашения.

«Если ты все еще будешь здесь».

Эта фраза словно возвела между ними стену. Глупость! В это время она скорее всего уже расстанется с замком, держа путь во Францию или на Гавайи. И то и другое она ждала с большим нетерпением.

Касси кивнула.

— Хорошо. Если Лани согласится, я тем более не стану возражать.

— Не думаю, что у нас возникнут сложности с Лани. — Он помолчал, а затем спросил другим тоном. — Так что все-таки с тобой творится?

Чувство близости. Смех, создающий единое пространство. Вовлеченность в общий обман. Все это она старательно избегала на корабле. Сближение очень опасно. Но Касси почувствовала, насколько трудно постоянно держать дистанцию.

— Ничего, — пробормотала она и как можно быстрее зашагала прочь.

На следующий день перед верховой ездой Касси привела Жозетту в библиотеку, знакомиться с Лани.

— Нельзя, чтобы горгула увидела тебя, — едва взглянув на молодую женщину, пришла к выводу Жозетта. — Даже на расстоянии в несколько миль, — встряхнула она головой.

— Горгула? — переспросила Лани.

— Леди Кэрродин.

— А! Касси рассказала мне про нее, — сказала Дани. — Но не слишком ли жестоко называть ее так?

— Слишком обидное сравнение только по отношению к ним. — Жозетта помолчала и, явно испытывая неловкость, проговорила. — Касси мне сообщила, что ты согласилась помочь мне… Спасибо.

Лани усмехнулась.

— Мне это не составит труда, если все дело в том, чтобы не бежать к этой малоприятной особе и не сообщать ей, что ты солгала. Конечно, лучше говорить правду. Но в данном случае особенного греха нет.

— Мы собираемся покататься верхом, — сказала Касси. — Ты поедешь с нами?

Лани покачала головой.

— Предпочитаю посидеть у камина. Для меня на улице очень холодно.

— Настоящие холода еще не наступили. Снег выпадет только месяца через два.

— Снег! — Лани передернула плечами. — Я по книгам знаю, как он выглядит. Но, думаю, лучше наблюдать за ним через окно. Хотя у Касси с зимой связаны приятные воспоминания.

— А на твоем острове никогда не выпадает снег? — удивилась Жозетта. — Как странно!

— Ничего в этом удивительного нет. На мой взгляд, это противоестественное явление в природе.

— Ты смеешься надо мной?

— Отчасти.

— Мне не нравится, когда надо мной… — Жозетта замолчала, а потом сердито закончила., — но поскольку ты согласилась помочь мне с этой горгулой… Можешь смеяться, если это тебе доставляет удовольствие.

— Только по-доброму, — заметила Лани. — Смех — бальзам для сердца и души. Без него жизнь слишком пресная.

— Все эти глупые девчонки в школе насмехаются надо мной. И совсем не по-доброму. — Жозетта отвернулась. — Но я не обращаю на них внимания.

— Обещаю тебе, что если и буду шутить, то только с нежностью, — Лани с улыбкой встретила ее взгляд.

Жозетта завороженно смотрела на нее.

— Правда?

— Лани всегда говорит то, что думает, — вступилась Касси.

Озорные огоньки промелькнули в. блестящих глазах девушки.

— Тогда и я обещаю не бросать тараканов в твою тарелку, как я это делала с этими насмешницами. — И беспечно махнула рукой. — Тем более, что с ними приходится повозиться, пока поймаешь!

— Да, слишком много хлопот и беспокойства, — согласилась Лани. — Но у тебя есть воображение. Тараканы в супе намного противнее лягушки, которую Касси подложила мне в постель, когда я первый раз появилась в их доме.

— Мне тогда было меньше лет, чем Жозетте, — засмеялась Касси.

— Но у нас жила своя горгула, — продолжая глядеть на нее с улыбкой, напомнила Лани.

— Да ну! — с любопытством спросила Жозетта. — И кто же?

— Касси расскажет тебе про нее, когда вы будете кататься, — отмахнулась Лани.

Касси, кивнув, попрощалась с Лани и пошла к выходу, а Жозетта задержалась в дверях и нерешительно вымолвила:

— Мне бы хотелось… ты не такая, как другие… — Она запнулась, а затем быстро выпалила. — Едем вместе с нами.

Лани тронула просьба девушки. Та, видимо, привыкла постоянно сражаться, отстаивая свои права. Признать взрослого человека для нее было высшей формой доверия. Может, принять ее приглашение? Нет, не стоит сейчас мешать этим двум получше узнать друг друга. Касси очень трудно здесь, но если она подружится с Жозеттой, ей сразу станет проще и легче.

— В следующий раз непременно, — пообещала Лани. — Кстати, ты можешь заходить ко мне в любое время, когда тебе захочется.

Жозетта согласно кивнула и пошла к выходу следом за Касси.

А Лани, остановившись у окна, смотрела, как они вместе идут по двору, о чем-то оживленно переговариваясь. Жозетта жестикулировала, а Касси улыбалась в ответ. Чувство одиночества окатило Лани. Ей захотелось открыть окно, крикнуть, что она передумала, и попросить их подождать. Книги — верные друзья, но без человеческого тепла ей не согреться под сводами этого старинного замка.

Но она не окликнула их. Отвернувшись от окна, Лани взяла книгу, которую отложила, когда девушки вошли в библиотеку. Им будет так славно покататься вдвоем. А ей лучше посидеть здесь, пытаясь вызвать в памяти Шарля и дом. Чувственное воспоминание умерло, и это напугало Лани. В этой холодной неуютной стране даже о Шарле и об их совместной жизни она думает с трудом, и так, словно ей кто-то рассказал о них. Если Франция похожа на Англию, неудивительно, что Шарль был счастлив покинуть ее. Хотя, как она подмечала, продолжал цепляться за прежние привычки и манеры, не в состоянии полностью принять обычаи островитян. Только теперь Лани с особенной остротой осознала, как неприятны ему были некоторые традиции гавайцев. Но почему сейчас вызвали негодование его поступки, те, с которыми она смирилась много лет назад? Надо думать только о хорошем, о днях, когда он был добр к ней. Когда он нуждался в ней. И все-таки сердце ее отзывалось только на плохое в их отношениях. Добро как бы потеряло свою окраску.

— Можно войти?

Лани увидела на пороге библиотеки улыбающегося Бредфорда. Эта мальчишеская улыбка на его будто вырубленном из куска скалы лице всякий раз поражала ее и вызывала ответную улыбку. Конечно, его следовало отослать. Ей с таким трудом удалось оживить в памяти редкие, стертые сердцем картины…

— Пожалуйста, позволь мне побыть с тобой, — Бредфорд кашлянул. — Мне так неуютно одному.

Неприветливый день на холодной земле. Вдвоем легче коротать его.

— Входи, — устроившись в кресле перед камином, Лани открыла книгу. — Но не жди, что я откажусь от интересного чтения.

— Касси! — Высокие своды замка подхватили оклик Жозетты, повторив его несколько раз.

— Я в библиотеке, вместе с Лани.

— Идите сюда обе, познакомьтесь с Роуз.

— Роуз? — Касси и Лани переглянулись.

— Идем, — пожала плечами Лани, поднимаясь с кресла.

Рядом с Жозеттой стояла женщина. На вид лет сорока. Она была хорошо сложена, и выражение ее лица отличалось приятностью. Увидев Касси и Лани, она лучезарно улыбнулась.

— До чего радостно мне будет шить на таких красивых женщин! — И начала подниматься по лестнице. — Идемте в комнату Жозетты. Мне надо снять с вас мерки.

Ни Касси, ни Лани не двинулись с места. Роуз, не останавливаясь, повернулась к Жозетте.

— Они не доверяют мне? Скажи им, какая я великолепная мастерица.

— Роуз? — переспросила Касси у Жозетты.

— Роуз Уинстроп. Лучшая портниха в Коруэлле. Первую пару штанов для верховой езды сшила именно она. Сначала ее такой заказ возмутил, но Джаред убедил Роуз.

— Она тоже сошьет мне штаны для верховой езды? — спросила Касси.

— И несколько платьев.

— Мне не нужны платья.

— Джаред считает иначе. И после того, в каком наряде я увидела вчера тебя за ужином, я с ним согласна.

— Штаны я приму, но…

— Что случится, если ты не откажешься от подарка в несколько платьев к костюму для верховой езды? — вмешалась Лани. — Меня тоже тошнит при виде одежды, которую заказывала для тебя Клара.

— А вдруг кто-нибудь из тех, кто нанесет визит Джареду, увидит тебя в таких уродинах? — спросила Жозетта. — Они не поверят, что Джаред позволил своей родственнице принимать гостей в таком виде. Такие платья, как у тебя, уже давно не носят даже слуги, а уж Джаред разбирается в том, что идет женщине, а что нет.

Касси и не сомневалась, что у него хороший вкус!

— Тогда я лучше спрячусь в конюшне. Лани улыбнулась.

— Не глупи, пожалуйста.

Касси поняла, что она и в самом деле ведет себя нелепо. Несколько платьев ничего не изменят в ее жизни, а ее отказ только укрепит Джареда в мысли, насколько это важно и значимо для нее.

— Ну хорошо. Я согласна.

— Разумеется, — сказала Лани, поднимаясь по ступенькам вслед за Роуз. — И я тоже собираюсь воспользоваться такой приятной возможностью, предоставленной нам любезными хозяевами.

Но те же намерения и у Касси, подумала Лани. Хотя с каждым днем, пытаясь использовать Джареда в своих целях, ее упрямая и храбрая подруга запутывалась в паутине, сотканной им для нее.

— Вот увидишь, ты даже пальцем не пошевелишь, — убеждала Жозетта, — тебе даже не придется ломать голову над покроем и цветом ткани. Джаред уже объяснил ей, чего ему хочется. — Жозетта взяла Касси за руку и увлекла за собой вверх по ступенькам. — И тебе понравится Роуз. Все у нее спорится в руках, и она никогда не колется булавками.

— Это очень воодушевляет, — усмехнулась Касси. — Ездить верхом с булавками в штанах — не самое приятное занятие.

Две пары штанов, рубашки и сюртук доставили Касси уже на следующей неделе. Платья прислали три недели спустя. Четыре — нежных пастельных тонов и очень красивые. Пятое — шелковое — переливалось всеми оттенками алого цвета. Жозетта, рассматривая его, с сомнением покачала головой.

— Ты такое не сможешь надеть. Оно слишком… И о чем это только Джаред думал, когда заказывал его?

Касси знала, о чем. Потрясающе неистовой была та ночь в каюте, и ей запомнились слова, сказанные им тогда. Это платье предупреждало, что он по-прежнему жаждет завлечь ее к себе в постель. И Касси невидящими глазами смотрела на платье, пытаясь совладать с томлением тела. Воспоминания о его ласках отзывались в ней дрожью желания.

— Касси? — Жозетта удивленно смотрела на нее.

— Меня редко занимает, о чем думает Джаред, — сказала она, оторвав взгляд от платья из алого шелка. — Но ты права. Оно слишком броское и вызывающее.

— Ты сегодня выглядишь такой задумчивой. А где Касси? — спросил Бредфорд, входя в библиотеку. В руках он нес серебряный поднос, на котором стояли чайник и чашки.

— Где обычно, — Лани оторвалась от книги и с улыбкой посмотрела на него. — Катается с Жозеттой.

Он поставил поднос на столик рядом с ней и сел в кресло напротив.

— Хорошо. Значит, ты остаешься в полном моем распоряжении.

Он налил ей чаю, добавил молока и бросил кусочек сахара, как она любила. Бредфорд всегда помнил, чему она отдает предпочтение. С того дня, как он в первый раз вошел к ней в библиотеку, прошло довольно много времени. И он очень искусно отвоевал свое место в ее жизни. Иной раз он задерживался не больше чем на час, иногда тоже погружался в чтение до тех пор, пока не наступало время переодеваться к ужину. Поначалу ее смущало его присутствие. Но постепенно она перестала испытывать неловкость. И более того, привыкла, что он всегда поблизости.

Бредфорд налил чай в свою чашку и поднес ее к губам.

— Знаешь, а мне начинает нравиться вкус чая. Никогда не думал, что могу привыкнуть и сказать нечто подобное об этом пойле.

Лани улыбнулась.

— Не похож на бренди?

— Если ты считаешь, что мне не хватает выпивки, то ты ошибаешься. Мне есть чем заменить ее, — он откинулся на спинку кресла и посмотрел на нее. — Я люблю, когда ты в платье желтого цвета.

— Да? — Она помолчала, а потом сказала: — И Шарлю тоже оно нравилось.

Бредфорд, не отрываясь, смотрел в свою чашку с чаем.

— Но не так сильно, как мне. — И быстро перевел разговор на другое. — Тебя не возмущает Жозетта?

Лани, пораженная его вопросом, посмотрела с удивлением на него.

— Мне она очень нравится.

— Всем по душе Жозетта. Я спрашиваю о другом. Тебя она не возмущает?

— Почему она должна возмущать меня?

— Похоже, Касси проводит с ней больше времени, чем с тобой.

— Я не ревнивый ребенок, — коротко отозвалась Лани. — И это совершенно естественно, что им хорошо вместе. Они помешаны на лошадях. У них похожие характеры. Почему меня это должно задевать?

— Значит, ты более терпима, чем Джаред. По-моему, его просто бесит, что они целыми днями вместе. — Он помолчал. — Но мне кажется, что ты тоже чувствуешь себя одинокой.

— Вполне возможно. — Лани только на секунду позволила себе с завистью посмотреть, как хорошо вдвоем Жозетте и Касси. Но тут же убедила себя, что придется смириться с одиночеством. — Касси не из тех, кто любит сидеть, когда есть возможность покататься на лошади. На острове мы, конечно, больше времени проводили вместе. А, может, я просто не замечала, занятая своими делами, что часто бываю одна. — Лани вдруг спохватилась. — Только не вздумай говорить ей об этом. Когда мы вместе, у нас такие же доверительные отношения. А Касси полезно бывать с Жозеттой. Я для нее и мать и подруга. А теперь у нее появилась возможность сыграть такую же роль по отношению к этой девочке.

— Что-то я не заметил в ее поведении ничего материнского, — суховато заметил Бредфорд. — Вчера она показывала Жозетте, как вставать на спину лошади.

Лани усмехнулась.

— Она проделывает этот опасный трюк на полном скаку. Сначала я испугалась до обморока. Но она ни разу не упала. И я совершенно перестала бояться.

— Не похоже, чтобы Джаред смирился с подобными играми.

Он стащил Касси с лошади и начал ее трясти, повторяя, чтобы она прекратила такие фокусы.

— А что Касси?

— Ответила, что будет выделывать на своем Капу все, что ей вздумается, и ездить хоть вверх ногами. После чего Джаред повернулся и ушел.

— Она, конечно же, повторит этот трюк, — сказала Лани.

Бредфорд кивнул.

— Без всякого сомнения. — И он снова вернулся к началу разговора. — Если ты не хочешь, чтобы я напомнил Касси о …

— Она не обязана составлять мне компанию.

— Не перебивай. Ты сказала, что не чувствовала своего одиночества на острове, потому что была более занята. Мы можем найти тебе занятие и здесь.

— Каким же образом? — вскинула брови Лани.

— Не хочется ли тебе взять на себя обязанность присматривать за замком?

— У Джареда уже есть домоправительница.

— Миссис Блейкли знает свое дело. Но всякий дом нуждается в хозяйском глазе.

Лани нахмурилась.

— А почему ты считаешь, что я способна справиться с этой ролью? У меня никогда не было собственного дома. И на острове всем заправляла Клара.

— По-настоящему все дела вела ты. И так, как считала нужным.

Лани не стала отрицать очевидное.

— Но наш дом не сравнить с замком.

— Моя драгоценная госпожа, может, хватит препираться? Мы оба прекрасно знаем, что ты вполне могла бы управлять всей Англией, если бы захотела.

Его предположение вызвало ее улыбку.

— Судя по тому, что ты рассказывал мне о вашем короле, Англией не мешало бы заняться.

— Так ты берешься?

— Управлять Англией?

— Этим чуть позже, — усмехнулся Бредфорд. Лани уже задумывалась над тем, какое бы найти себе занятие. Предложение Бредфорда пришлось как нельзя кстати. Она не привыкла бездельничать, и ничегонеделание нервировало ее.

— А что скажет об этом Джаред?

— Его совершенно не волнует, кто и чем занимается в Морланде, лишь бы все шло гладко. Итак, ты согласна?

Она медленно кивнула.

— А ты поговоришь со слугами?

— Уже поговорил. И ты сама убедишься, что они готовы слушаться тебя и выполнить любое приказание.

— Ты заранее знал, что я соглашусь?

— У меня оказалось достаточно времени изучить тебя, — негромко ответил Бредфорд. — И эта работа доставила мне массу удовольствия.

Лани быстро отвела взгляд от его лица.

— Ты очень внимателен. Спасибо, что позаботился обо мне.

— Я всегда постараюсь знать и помнить о том, что тебе нужно. И всегда буду исполнять то, что тебе требуется. — Бредфорд нежно взглянул на нее. — Я не такой, как Девилл. И увидишь, тебе никогда не придется самой обращаться ко мне с просьбой. — Он поднялся с кресла, не дав ей ничего сказать в ответ. — А теперь пойдем, ты поговоришь с миссис Блейкли. Конечно, мне станет немного не по себе оттого, что теперь я не смогу видеть тебя в библиотеке. Придется бродить Бог знает где, чтобы отыскать тебя.

Как обычно, Бредфорд сначала высекал искру, а потом давал время огоньку заняться как следует. Предложив Лани что-либо, что задевало ее за живое, он тотчас уходил в тень, не дожидаясь ее ответа. Ей следует научиться сопротивляться его заботе о ней, быть непреклонной. Может, стоит запретить приходить к ней? Нет, ничего хорошего из этого не получится. Лани успела почувствовать, что за внешней расслабленностью Бредфорда были невозмутимость, стойкость и сила.

Или она сама с такой готовностью сдается, с недоумением подумала молодая женщина. Себя трудно обмануть. Теперь она уже высматривает Бредфорда, когда долго не видит его. Ни дня не проходило, чтобы они не встречались. Сидели ли они молча или разговаривали о всяких пустяках, он всякий раз умел дать ей почувствовать, как он… ценит ее, как дорожит ею.

Бредфорд отступил на шаг, держа открытой дверь перед Лани.

— Только дай мне обещание не проводить слишком много времени в буфетной. Я с удовольствием выучу наизусть все эти книги, которые ты читаешь, но кухонные запахи мне всегда не нравились.

Поскольку теперь они вынужденно будут встречаться значительно реже, может, и нет смысла окончательно рвать с ним. Проходя мимо Бредфорда, Лани ослепительно улыбнулась ему.

— Никаких кухонь! Я не собираюсь ставить под угрозу ваши желудки. Разве что попрошу тебя ощипать цыпленка. Но не более того.

— Сегодня ночью присматривать за лошадьми останется Джо Берри. — Касси поплотнее сдвинула на окнах тяжелые бархатные шторы. — В такую холодную ночь Джаред мог бы отправить кого-нибудь и постарше.

Лани, вытянув руки к огню, усмехнулась.

— Может, сказать ему об этом сегодня за ужином? Хотя не думаю, что он примет во внимание твои замечания о выбранных им конюхах. Тебе нравится этот парень?

— Это тот самый, который послал записку Жозетте в школу, сообщая о приезде Джареда. — Подойдя к парчовому креслу, Касси села у камина. — Он следит за мной, но меня это совершенно не раздражает. Хуже, когда за мной плетется этот дубина Джек Рамдейл с вечно хмурым видом. — Подавшись вперед, Касси сцепила пальцы на коленях, глядя на пляшущие языки пламени. — Сегодня после обеда Жозетта показала мне бухту, где стоит ботик.

— А дубина Джек шел за вами?

— Того и гляди наступил бы на пятки. — Касси поморщилась. — Неужто он настолько глуп, что думает, будто я побегу у него на глазах?

— Слуги очень преданы Джареду.

— А то я не заметила! — насмешливо ответила Касси и перевела разговор на другое. — Мы жили на острове, со всех сторон омываемом океаном. И как случилось, что я не умею грести и править ботиком?

— Ты слишком увлеклась лошадьми. И потом, — добавила Лани, не дав Касси продолжить фразу, — я тоже не могу им управлять. Только каноэ. Но мы придумаем что-нибудь, когда наступит время.

У Касси появилось ощущение, что время, когда надо действовать, уже никогда не наступит.

— Этой ночью мне приснился сон про папу.

— Вот почему ты сегодня места себе не находишь. Хороший сон?

— Нет, скорее беспокойный, мучительный, похожий больше на кошмар. Отца захватил водоворот, из которого он никак не мог выплыть. Мы должны найти его, Лани.

— И теперь ты готова прыгнуть в море и плыть во Францию? — покачала головой ее подруга. — Скорее всего он еще туда не добрался. Ты же знаешь, будет лучше, если мы дадим возможность Джареду отыскать его для нас. А затем уже отправимся к Шарлю. Теперь, когда все слуги в моем подчинении, мне гораздо проще будет узнать, когда придет весточка из Парижа.

— Да, все верно, — отозвалась Касси. Ее не переставало раздражать странное положение, которое они занимали в Морланде: полупленники, полугости. А вдобавок ко всему Лани со вчерашнего дня начала распоряжаться всеми слугами громадного замка. — Но нам надо заранее продумать, что мы станем делать, когда узнаем, где он.

— Из гавани, в которую мы приплыли, нам не уехать. Слишком близко от замка. Погоня успеет раньше, чем мы сядем на корабль. Бредфорд как-то оговорился, что поблизости есть другой порт — поменьше, милях в десяти к югу отсюда. Вот оттуда нам, может быть, удастся выбраться.

— Надо будет расспросить о нем Жозетту, — теперь, когда появилось что-то реальное, Касси приободрилась. Лани права: зачем им напрасно тратить деньги, поджидая Шарля во Франции. Надо терпеливо жить здесь, пока Джаред не получит известие о его появлении там. — Касси поднялась. — А сейчас пойду переодеваться к ужину.

— Я еще немного посижу, — кивнула Лани. — В отличие от тебя мне не нужно смывать с себя запах лошадиного пота.

Касси подошла к дверям и, взявшись за ручку, спросила:

— … а тебе снится папа?

— Не очень часто. Я не из мечтательных особ. Но когда снится, всегда по-хорошему. — Она снова улыбнулась. — Шарль делает то, что считает правильным, Касси. Господь не оставит его.

Касси хотелось бы сохранить такую же веру в него. Но ночной кошмар встревожил душу. Господу Богу нет никакого дела до человека, оказавшегося в водовороте событий.

— Это всего лишь сон, — негромко напомнила Лани. — Если тебе снова приснится «кошмар, приходи ко мне. Посидим поговорим, и твой страх пройдет.

Прибежать к Лани и уткнуться к ней в колени, как она это делала в детстве, и все сразу встанет на свои места. Но сейчас иные трудности. Пора самой научиться преодолевать препятствия. Лани тоже несет на плечах огромный груз забот и тревог. Не стоит увеличивать их вес. Касси заставила себя улыбнуться:

— Думаю, что после нашего разговора кошмар меня больше не потревожит.

12

1 октября, 1806 Париж. Франция

— Мсье Бонилл, в салоне мсье Давид, — сообщил Гастон, открывая дверь и принимая у Рауля шляпу и перчатки. — Он здесь с самого утра. Я предупреждал, что ему придется долго ждать, но он настойчиво повторял, что должен встретиться с вами как можно скорее.


— В самом деле? С тех пор как мсье Давиду стал покровительствовать Наполеон, он редко беспокоит меня без особой нужды. — Рауль направился в салон. — Надеюсь, ты оказал ему надлежащий прием?

Дворецкий энергично кивнул.

— Ну, конечно, мсье. Он известный человек и талантливый художник.

Губы Рауля скривила презрительная улыбка. Недоумки, они считают, что те, кто стоит рядом с Наполеоном Бонапартом, несут на себе не только отблеск его славы, но и представляют ценность сами по себе. Надо бы как-нибудь преподать им, что самый умный тот, кто стоит за троном. Он распахнул деревянные с инкрустацией двери.

— О, Жак-Луи! Как я рад видеть тебя. Предупреди ты о своем приходе, я постарался бы сократить свой визит или отменил бы вовсе.

— Я и сам не знал об этом. — Давид поднялся. — Ко мне сегодня неожиданно пришел человек.

— Наполеон? — вскинул брови Рауль.

Давид нетерпеливо отмахнулся, не принимая шутливого тона.

— Неужто ты думаешь, что я прибежал бы к тебе, будь это Наполеон? Нет. Совсем другого полета птица. — Он помолчал. — Шарль Девилл.

Рауль постарался сохранить прежнее выражение лица.

— Какая… неожиданность! И как поживает наш дорогой друг?

— Он встревожен. И спрашивал меня, где ему найти Рауля Камбре.

— И ты сказал ему?

— Конечно, нет. Я дал клятву хранить твое имя в тайне, когда ты сменил его.

И эту тайну скрепила весьма кругленькая сумма, врученная Раулем.

— Коньяк?

Давид покачал головой.

— Я тороплюсь. Меня ждет незаконченная картина. Я и без того потерял массу времени, дожидаясь тебя.

— Не уходи. — Рауль налил рюмку, чувствуя потребность подкрепить себя. — Что ты имел в виду под словом «встревожен»?

— То, что есть — испуган, взволнован. И с пафосом уверял, что должен непременно увидеться с тобой, чтобы выяснить все. Он сказал, что приехал в Париж прошлой ночью.

— И немедленно явился к тебе? Интересно.

— Он знал, что мы с тобой были друзьями. Рауль никогда не считал Давида своим другом, у него друзей и быть не могло. Просто, как определил он для себя, использовал еще одного дурака, не больше, чем всех остальных.

— Прекрасный друг, а что его привело сюда? Он похож на того Шарля, каким был прежде?

— Нет. Сильно исхудал, изрядно обтрепан. — Давид нахмурился. — И я почувствовал истинное сочувствие к нему как к художнику. — И тут же поправился: — Хотя, конечно, он совсем другого склада, чем я.

— Конечно. Такого мастера, как ты, нет. Весь Париж знает, какой ты блестящий живописец.

— Не лги, — капризно проговорил Давид. — Я живу спокойной обеспеченной жизнью, и явления из твоего прошлого весьма докучают мне. Сначала этот Жан Жильом, наводящий справки для герцога Морландского. Теперь заявился и сам Девилл.

Раулю пришлось сделать над собой усилие, чтобы не напомнить Давиду, откуда взялось его нынешнее благосостояние. В том смутном времени, что наступило после казни Робеспьера, Раулю удалось сделать все, чтобы сохранить свое влияние и положение. Но, может, и стоило бы указать Давиду, что всем тот обязан ему, тому, кто стоит за троном его славы придворного живописца.

— Вполне естественно, что тени прошлого беспокоят нас. То была ужасная пора. — Он сокрушенно вздохнул. — Я помню, с каким жаром и пылом ты окунулся в революционную лихорадку. И отдался тем восхитительным обязанностям, которые предоставляла маленькая гильотина.

Давид вспыхнул от негодования.

— Сейчас иные времена! — И, не выдержав, вскочил с кресла. — Девилл — призрак из твоего, а не из моего прошлого. Я тебя предупредил и теперь умываю руки.

— Но, боюсь, он может снова побеспокоить тебя, — заметил Рауль. — Выброшенные из привычной жизни, люди становятся назойливыми и докучными. И твоя нынешняя слава померкнет, если на нее падет тень прошлого. Наполеон, вспомнив твою бурную революционную деятельность, может засомневаться, так ли уж ты верен ему.

— В таком случае, останови Девилла, — предложил Давид. — Поговори с ним. Я не хочу иметь к этому никакого отношения.

— А разве я сказал, что ты имеешь? — Голос Рауля стал более проникновенным. — Разумеется, я непременно переговорю с ним, и он отправится восвояси. Просто мне нужна твоя помощь, чтобы встретиться с ним. Я считаю, для нашего же спокойствия о ней никто не должен знать. Где его найти?

— Шарль сказал, что будет ждать известий от меня на улице Гренадье, восемнадцать.

— Напиши ему, что тебе удалось найти старого друга Рауля, который горит желанием свидеться с ним и рад его возвращению во Францию. Сообщи, что Рауль будет в кафе «Дюмон» на западном берегу, завтра в одиннадцать вечера.

— А почему бы ему не прийти прямо сюда?

— Мой дорогой Жак-Луи. — Рауль обвел взглядом роскошную обстановку салона. — Ты же сам сказал, что он истощен и оборван. Неразумно приводить к себе неудачника, он может почувствовать зависть и потребовать поделиться богатством. Надеюсь, тебе не пришло в голову похваляться, как к тебе благоволит наш несравненный император?

Вопрос Рауля захватил Давида врасплох.

— Я не хвастался. Ты же знаешь, деньги мало значат для меня. Но я сообщил ему, что стал самым известным художником.

Рауль с удовлетворенной усмешкой кивнул.

— Вот почему для нас обоих намного удобнее избавиться от этого человека, отправив ему записку. Выбрось его из головы. Я всегда помогал тебе. Помогу и на этот раз.

Давид с облегчением вздохнул.

— Спасибо тебе, Рауль. Ты же знаешь, художники не способны пачкать руки в такой грязи. — Он шагнул к двери. — Предоставляю это тебе. До свидания.

— До свидания, мой друг. — Как только дверь за Давидом закрылась, улыбка сошла с лица Рауля. И он резко поставил рюмку на столик.

Этот неуправляемый Шарль вечно возникал в самое неподходящее время, угрожая его благополучию. Позволив молодому художнику уехать, Рауль совершил промах, за который расплачивается годами непроходящей тревоги. Следы своего преступного прошлого ему удалось тщательно скрыть. Но с юным герцогом все оказалось намного сложнее. К нему не удалось подослать наемного убийцу. Это Бредфорд на удивление предусмотрителен. Если бы ему тогда удалось убрать мальчишку, то не пришлось бы отправлять Девилла на Таити, чтобы избежать когда-нибудь случайной встречи. И тогда бы Рауль мог бы чувствовать себя в безопасности и не менять фамилию. Он всегда старался действовать предельно осторожно, но все эти годы жизнь с оглядкой привносила нервозность в его благополучие. Дейнмаунт — заноза, которую необходимо вытащить. Глупый Девилл вернулся и грозит нарушить сложившееся хрупкое равновесие.

— Прошу прощения, мсье, но Мари хотела бы знать, будете ли вы обедать дома, — спросил его с порога Гастон.

Власть, богатство, роскошный дом — почти как у Наполеона, — убранный с еще большим вкусом. Готовые прибежать по первому знаку слуги, женщины, мечтающие доставить ему удовольствие так, как он захочет. Нет, он не может позволить Девиллу разрушить свою жизнь.

— Нет, Гастон. Я уйду и меня не будет до ночи. — Он поднялся и пошел к двери.

Следует приготовить сюрприз старому другу Шарлю.


— Ты и в самом деле вел себя безупречно, — признал Бредфорд. — Почти как истинный рыцарь.

— Я так и знал, что ты оценишь мой подвиг, — Джаред облокотился на изгородь, глядя на Жозетту и Касси, подъезжавших к ним. — Хотя относишься ко мне с явным предубеждением. И недооцениваешь мои положительные качества.

— Но не твою похотливость. В первую неделю я даже решил, что ты утратил интерес к нашей Касси.

— А что заставило тебя изменить мнение?

— У меня открылись глаза. Я понял, насколько ошибался. Но это из-за того, что у меня слишком много времени уходило на Лани. Она чрезвычайно упрямая женщина.

— Она необыкновенный человек. Ей удалось взять управление замком без всякого сопротивления со стороны слуг.

— Кто может устоять против обаяния Лани? — покачал головой Бредфорд. — Но мы сейчас обсуждаем не ее. Я приветствую твое воздержание и целомудренный образ жизни.

— В надежде, что я продолжу в том же духе, — Джаред не отрывал взгляда от Касси. До чего же она прелестна. Глаза блестели, лицо сияло. В седле она держалась с неуловимой грацией, о чем-то доверительно болтая с Жозеттой. Вдали от недремлющего ока Клары, под сводами мрачного Морланда она расцвела, как диковинный тропический цветок. — Не удивляйся, если мне это не удастся.

— Меня трудно удивить, но это нарушило бы наше мирное существование. — Он пожал плечами. — Смотри, какими близкими друзьями стали Жозетта и Касси. Лани тоже вполне удовлетворена тем, как все идет. Я продвинулся достаточно далеко в нужном направлении. Малейшее проявление… агрессивности с твоей стороны, и равновесие нарушится.

Джаред стиснул верхнюю жердь изгороди.

— Я же не собираюсь насиловать ее.

— Если ты потеряешь терпение, то…

Черт побери! Он и в самом деле начал его терять. Воздержание слишком затянулось. А ему достаточно одного взгляда на Касси, чтобы ощутить прилив желания. Поначалу ему казалось, что удастся заставить ее отказаться от первоначального намерения. Он испробовал все методы обольщения. Но всякий раз, когда оказывался с ней наедине, что-то шло не так. Иной раз ей удавалось рассмешить его, другой раз она вдруг говорила о том, что трогало его душу. Зачем переживать все эти мешающие ему эмоции?! Как бы он хотел вновь оказаться на корабле, как во время плавания, когда ни мыслей, ни разговоров, а только всепоглощающее наслаждение.

Нет, неправда. После близости с Касси, получив полное плотское удовлетворение, он пробуждался с ощущением потери чего-то очень важного. Теперь он и сам не знал, чего ему хочется. Ясно одно: он мечтает заключить Касси в свои объятия.

— Есть какие-нибудь вести из Марселя? — спросил Бредфорд.

— Последние я получил два дня назад, — нетерпеливо ответил Джаред. — Неужто я не сказал бы тебе, узнав что-нибудь новое? Девилла пока еще нет в Париже.

— Прошел почти месяц с тех пор, как мы приехали. Скоро он объявится.

— Знаю. — Джаред понимал, куда клонит дядюшка. Тот хотел напомнить, насколько бесполезно уговаривать Касси к близости, когда ее тревожит исчезновение отца и его судьба. — Подожду.

— Боже! Твое терпение меня приводит в умиление. Мне кажется, одно упоминание о Девилле вызывает у тебя слезы. Я не прав?

— Пока еще нет. — Джаред отодвинулся от изгороди. — Пойду встречу их в конюшне. Ты идешь со мной?

— Боюсь, что нет. Мне интереснее взглянуть, чем занята Лани. Она сказала, что может быть… Что такое? — Его взгляд наткнулся на экипаж, въезжавший в открытые ворота. — К нам гости.

Джаред пробормотал ругательство, узнав карету.

— Это Каролина. Надеюсь, нам удастся каким-нибудь образом поскорее избавиться от нее.

— Похоже, ты совершил промах, — Бредфорд смотрел, как Джаред поспешил к парадному входу. — Ты собираешься встретить ее?

Джаред остановился и, коротко кивнув, попросил:

— Иди в конюшню, предупреди Жозетту и Касси, чтобы не выходили оттуда, пока Каролина не уедет. Они не должны встретиться.

— Я не заметил, чтобы Жозетта особенно скучала по этой даме и горела желанием повидаться. — Бредфорд заспешил к конюшне. — Приложу все старания, чтобы они там задержались подольше.

Каролина и Лани стояли друг против друга, когда Джаред быстрым шагом вошел в холл.

Настоящее противостояние, подумал он раздраженно. Причем фигура Каролины дышала негодованием. Лани держалась с достоинством, но настороженно.

— Каролина! Какой приятный сюрприз! — Он встал между двумя женщинами и взял гостью под руку. — Не думал, что ты навестишь нас.

— А я не ожидала застать здесь мадам Девилл, — она с усилием улыбнулась. — Мы только что познакомились.

— Значит, мне не придется представлять вас.

— Твою кровную родственницу оказалось непросто узнать, — Каролина окинула взглядом ярко-голубое шелковое платье Лани. — Поскольку я представляла себе вдову в трауре по мужу, а не в такой нарядной одежде.

— По традиции, принятой у нас, вдова не носит черного, — ответила Лани. — Печаль мы храним в сердце, не выставляя напоказ свою скорбь и не похваляясь ею.

— Выставлять напоказ? — У Каролины перехватило горло от возмущения. — Похваляться?

Джаред поспешил вмешаться в разговор:

— Ты несколько побледнела, Лани. — Дьявольщина, хорошо если бы это было так. Но Лани, как обычно, излучала теплоту и обаяние, что только усиливало злость его гостьи. — Тебе не следовало так рано вставать с постели. Уверен, леди Каролина вполне извинила бы тебя, зная, что ты плохо себя чувствуешь.

— А у меня такое впечатление, что у мадам Девилл отменное здоровье, — заметила Каролина. — Но об этом трудно судить. К сожалению, цвет ее кожи отличается от нашей. — И, не дожидаясь ответа, она направилась в сторону библиотеки. — Впрочем, вы можете оставить нас, мадам Девилл. Мы вас извиним.

Лани вспыхнула. Джаред отвесил ей глубокий поклон и негромко сказал:

— Будет лучше, если ты уйдешь.

— И не подумаю. Думаешь, впервые я встречаю такое отношение к себе из-за того, что у меня другой цвет кожи? В школе миссис Денворт, которую я посещала, далеко не все белокожие ученики были столь терпимы, как то им предписывает религия. — Ее губы скривились. — И Клара не забывала напоминать, что мое происхождение ставит меня ниже ее.

— Но, черт побери, здесь нет Клары. И я не хочу, чтобы тебя унижали в моем присутствии.

— А почему бы нет? Я всего лишь любовница твоего врага.

Обидчивость не свойственна Лани. Но почему-то замечание Каролины задело ее сильнее, чем она готова была признать.

— Иди к себе, — попросил Джаред и пошел в библиотеку. — Позволь мне поговорить с Каролиной.

— Это в последний раз, — тихо сказала Лани. — Я не позволю оскорблять себя.

Больше всего на свете Джареду хотелось выставить Каролину, как и полагалось поступить с этой дрянью. Но если он вступится за Лани, то это отзовется на Жозетте. Он не хотел, чтобы Каролина дала пищу для новых толков в светских кругах.

Как только Джаред вошел, Каролина повернулась к нему.

— Ты сам понимаешь, как все недопустимо!

— Прошу прощения?

— Чтобы эта… женщина… оставалась в замке… — Она поджала губы. — Даже если она и в самом деле вдова и твоя родственница, то все равно не подходящая компаньонка для Жозетты. Ей не место в замке.

— Я не согласен. Она замечательная компаньонка. Женщина не первой молодости, хорошо образованная…

— Но она не принадлежит к нашему кругу, — перебила его Каролина. — У меня уже возникли кое-какие сомнения, когда я услышала незнакомое имя. Тебе следовало сказать мне, что она туземка. Вот почему я все-таки сочла своим долгом приехать. И как только увидела ее, то сразу поняла, что чутье не подвело меня. Ей здесь не место.

Как только она увидела, насколько хороша Лани, мысленно поправил Джаред. Как жаль, что она попалась ей на глаза.

— Я понимаю, о чем ты говоришь. Но я вряд ли смогу отказать ей в своем гостеприимстве.

— Пришли ее ко мне. Я найду достойное место, где она сможет поселиться, — улыбка Каролины приобрела мягкость. — Поверь, так будет лучше. Ей нельзя оставаться здесь, пойдут всяческие толки, разговоры, пересуды. В обществе не поймут, почему ты решил приютить цветную женщину в своем замке.

Гнев вспыхнул в его груди, но он улыбнулся Каролине.

— Ты, конечно, права, как всегда. У меня не самая лучшая репутация. Это может вызвать скандал… если только кто-нибудь не погасит его.

Она смотрела в недоумении.

— Что ты имеешь в виду?

— Мы старые друзья, Каролина. Я знаю, ты захочешь помочь мне.

— И каким же образом? — насторожилась она.

— У тебя такой авторитет, такое влияние в обществе. Достаточно сказать одно-два слова, чтобы положить конец всем толкам и пересудам.

— Ты хочешь, чтобы я оказала покровительство этой женщине? — недоверчиво переспросила Каролина.

— Только из хорошего отношения ко мне, — голос его приобрел особенную глубину. Он сам излучал обаяние. — Я буду чрезвычайно признателен тебе.

— Боюсь, это невозможно… — Каролина встретилась с ним взглядом, и он почти физически ощутил, как она сдается. — Конечно, ты же знаешь, я ни в чем не могу тебе отказать. Но это будет нелегко. — Она погладила его по щеке. — Тебе придется привезти эту женщину на бал, который я устраиваю завтра вечером. Там я смогу представить ее всем остальным.

— Чудесно. Теперь, когда мы разрешили эту пустячную проблему, ты останешься на ленч?

Каролина покачала головой.

— В доме все перевернуто с ног на голову. Надо закончить приготовления к завтрашнему балу. Мне пора ехать. — Она помолчала, а потом прибавила задумчиво. — Надеюсь, попозже нам представится много счастливых возможностей разделить вместе трапезу.

Вот плата за услугу, цинично подумал Джаред, и Каролина не замедлит взыскать все по полному счету.

— Может, проедемся вместе верхом после бала?

— Я буду в восторге, — Каролина взглянула на него еще раз, одарив плотоядной улыбкой, и пошла к двери. — До завтра. Не представляю, как я доживу до вечера.

А он бы отдал все, чтобы этот бал никогда не наступил. Ведь он обещал Касси найти уважительный предлог не пойти к леди Кэрродин. Теперь придется поднять перчатку, брошенную светским обществом в лице Каролины.

Когда все собрались за обеденным столом, Джаред изложил им разговор с Каролиной.

— И я надеюсь, вы сумеете соблюсти положенный этикет, — закончил он, обращаясь к Жозетте, Бредфорду и Касси. — Мне было непросто поладить с ней, и я не хочу, чтобы мои усилия пропали зря.

— Лани не стоит идти, — заявила Жозетта. — Леди Каролина найдет способ оскорбить ее. — И, сияя улыбкой, закончила. — Нам всем лучше остаться дома. Чудесная идея.

— Нет, мы должны пойти, — с нажимом сказал Джаред. — Леди Каролина обещала оказать Лани свое покровительство.

— Я просто поражен, как тебе удалось склонить ее к этому! — вскинулся Бредфорд.

Но Касси не удивилась. Джаред, конечно же, прибег к своему обаянию, как и в прошлый раз, когда он разговаривал с этой горгулой.

— Если Каролина окажет содействие Лани, то она не посмеет распускать слухи, что Лани не подходит в качестве компаньонки, — сказал Джаред, оставив без ответа риторический вопрос дяди. Он значительно посмотрел в сторону Жозетты. — И не станет требовать, чтобы мы вернули тебя в ее школу.

Его последняя фраза больно задела Жозетту, и она резко ответила:

— Придумай что-нибудь другое. Я нисколечко не верю ей.

— Я не вижу другого выхода. Ты втянула в свою затею Касси и Лани. — Он насмешливо поклонился Касси. — У меня были совершенно иные планы относительно этих дам.

Касси стиснула бокал с вином. Ей было не по душе ни то, ни другое. Ни любовные сети, которые он с ловкостью и умением раскидывал на ее пути, всякий раз вызывая желание и смятение, ни капкан, поставленный у них на пути горгулой.

— Давайте послушаем Лани, — предложил Бредфорд, глядя на молодую женщину, и негромко добавил: — Ты можешь не ходить на бал. Хоть Джаред и убедил Каролину, и она не станет оскорблять тебя, но ты не должна заставлять себя делать то, чего тебе не хочется.

Помолчав, Лани твердо сказала:

— Я пойду.

Касси, склонившись, сжала ее руку.

— Думаю, Жозетта права. Я тоже не верю леди Каролине. — И, обратившись к Джареду, потребовала: — Ты не должен допустить, чтобы Лани обидели, ты это понимаешь? Я не хочу.

Джаред скрестил руки на груди.

— Хорошо. И вы считаете, ваше решение не скажется на репутации Жозетты?

— Я пойду на бал. — Лани положила салфетку рядом с тарелкой и поднялась из-за стола. — И давайте поставим на этом точку. — Она вышла из столовой.

Бредфорд поднялся следом за ней.

— Боюсь, Джаред, ты поступил не самым лучшим образом. Вряд ли мне доставит удовольствие свернуть тебе шею, — и он пошел за Лани.

Касси и Жозетта молча смотрели на Джареда. Он процедил сквозь зубы:

— Каролина не нарушит данного слова. Я более чем уверен в этом.

Жозетта недоверчиво хмыкнула. Касси продолжала молча смотреть на него. Джаред отшвырнул салфетку и тоже вышел из столовой.

— Может, ему удастся удержать Каролину от неуместных замечаний? — спросила Касси.

— Она не станет унижать ее прямо, — усмехнулась Жозетта. — А будет действовать более тонко. У нее хватит на это ума. Она ни разу не упустила случая напомнить о моем происхождении. Причем всегда начинала с того, сколько бед и несчастий принесла с собой Французская революция, а кончала восхвалением честности и благородства англичан. Потом поворачивалась спиной к классу, позволяя всем нападать на меня, делая вид, что не слышит и не видит, что делается вокруг.

— А почему ты не сказала об этом Джареду?

— Не люблю жаловаться. — Она поморщилась. — И потом она обставляет все так, что мне не за что зацепиться. Свою жестокость она прячет под шелковой обивкой. Надеюсь, что как-нибудь она не выдержит и даст мне пощечину. Вот этого бы Джаред не потерпел. Думаю, мне удастся вывести ее из себя. Я даю ей достаточно поводов для этого.

Касси невольно засмеялась.

— Не сомневаюсь. Ты это можешь. — Но ее улыбка тотчас погасла. — Мне так мало известно о нравах вашего общества. Прав ли Джаред? Так ли это важно принадлежать к нему?

— Для меня — нет, — Жозетта помолчала. — Но я уверена, что вес девочки в нашей школе завяли от тоски и умерли, если бы их подвергли остракизму.

— До чего же жесток ваш мир, — Касси раздумывала. — Мне не хочется, чтобы такое произошло с тобой. Но если эта женщина посмеет взглядом унизить Лани, я ей этого не спущу. И не оставлю безнаказанным.

— Правда? — заинтересованно спросила Жозетта, глядя на подругу. — А что ты сделаешь?

Касси нахмурилась.

— Что-нибудь весьма малоприятное для нее.

— Тогда не думай обо мне, — великодушно предложила Жозетта. — Я готова пожертвовать чем угодно. Даже если меня и выставят из Кэрродин Холла, то я буду только рада жить в замке. И тогда я серьезно займусь лошадьми. Иногда поиграю с Джаредом в шахматы. И это доставит…

— …тебе массу удовольствия, — суховато закончила Касси. — Ты пришла бы в восторг, если бы тебя отвергло общество, но Джаред будет вне себя от ярости. Давай надеяться, что дело не дойдет до отлучения от школы графини де Талайзье. — Она поднялась и пошла к дверям. — И наиболее легкий способ избежать всего — убедить Лани не ходить на бал.

— Касси, я больше не желаю ничего слышать об этом вечере. Я не боюсь ее. — И Лани уверенно добавила: — И, наконец, я не хочу прятаться.

Касси поняла, что и эта последняя попытка отговорить свою подругу кончилась ничем. Ничего другого она и не ожидала, но все-таки сочла нужным попробовать еще раз:

— Мы приехали сюда помочь папе, а не посещать балы. И без того все достаточно усложнилось.

— А ты забывала про Шарля, когда ездила с Жозеттои?

— Я всегда о нем думаю.

— И я тоже. И нет особой беды в том, если мы немного поможем бедной девочке. А теперь иди одеваться. Иначе мы опоздаем. Бредфорд сказал, что нам надо выехать в семь. Что ты собираешься надеть?

— Белое шелковое платье, — скривилась Касси. — Согласно представлениям леди Каролины, молодая незамужняя женщина должна носить белое, так мне сказала Жозетта.

— Этот цвет тебе к лицу, — Лани повернулась к шкафу. — А мне, наверное, следует надеть желтое. Этот цвет я люблю больше всего. — И, покосившись на Касси через плечо, она добавила: — И леди Каролина полностью потеряет самообладание. Это так же далеко от траурного наряда, как наш остров от Англии.

— Может быть, ты… — Касси оборвала себя, не закончив фразу. Она знала, что Лани не передумает и не унизится до того, чтобы скрываться от кого бы то ни было. Крепко обняв ее, Касси сказала: — Ты будешь самой красивой на этом балу.

А уже минуту спустя она стояла перед своим шкафом, разглядывая заказанные для нее Джаредом платья. Белое шелковое, отделанное по вырезу тонкими кружевами, бесспорно, очень нарядное. Такое, по мнению леди Кэрродин, полагалось надевать молодым девушкам. Касси вынула его из шкафа. И тут в памяти всплыли слова Лани о своем желтом платье, которое совсем не напоминало траурный наряд вдовы. Касси невольно повторила их про себя. Этот остров и все эти люди чужие ей. Как бы она ни привязалась к Жозетте, все же ее чувство к ней не идет в сравнение с любовью к Лани. Ведь они столько перенесли за годы совместной жизни. Она желала Жозетте всего самого лучшего. Но если бы ей пришлось сделать выбор, Касси, не раздумывая, приняла бы сторону Лани. Повесив девственной белизны платье в шкаф, она принялась перебирать остальные.

— Господи! — Глаза Бредфорда широко распахнулись при виде Касси, спускавшейся по лестнице. — Потрясающе! Ты выглядишь великолепно! Но, — он в некотором сомнении покачал головой, — боюсь, Джаред не одобрит твой выбор.

— Тогда зачем же он заказывал такое? — Касси обвела взглядом холл. — А где он сам?

— Отправился в Кэрродин Холл, чтобы убедиться, все ли в порядке. Он просил провести тебя до экипажа. Лани и Жозетта уже в нем. — Он нахмурился. — Думаю, он заказал его по иному поводу.

Касси знала, для какого случая Джаред заказал это платье. Чтобы в нем она пришла к нему в его комнату. Несмотря на строгий, простой покрой стиля ампир, оно предназначалось той, которая собиралась выступить в роли соблазнительницы. Алый цвет вызывающе переливался всеми оттенками. Глубокий вырез, отделанный брюссельскими кружевами, подчеркивал округлости ее грудей.

— Я остановила свой выбор на нем.

— А Лани видела это платье?

— Нет, — Касси не надевала его до последнего момента, когда у Лани уже не оставалось времени посмотреть, как она выглядит в новом платье. — Она считает, что я поеду в белом. Но я неожиданно передумала.

Бредфорд, взяв у нее УЗ рук и развернув черный бархатный плащ, накинул на ее плечи, заботливо запахнул у горла:

— Хорошо, постараемся уберечь Джареда от первого потрясения, когда ты войдешь в дом.

— Но я не смогу все время ходить в плаще, — слабо улыбнулась Касси, довольная тем, что и Лани тоже не увидит ее наряда, пока они не приедут на место. Она могла бы убедить ее вернуться и переодеться. Еще плотнее завернувшись в плащ, она шагнула к дверям. — Идем?

— В последнее время ты почти не упрямилась, — он заботливо придерживал ее под руку, когда они спускались по лестнице к экипажу. — Интересно, почему ты вдруг снова решила взбрыкнуть?

Лакей открыл дверь экипажа. Бредфорд взглянул на Лани. Она была в своем желтом шелковом платье и в белом бархатном плаще. Он улыбнулся своей догадке.

— Ах, вот в чем дело. Ты приготовилась к сражению. Я всегда знал, что ты очень привязана к Лани, — прошептал Бредфорд на ухо Касси. — Надеюсь, дело не дойдет до рукопашной, но из всех вояк твоя подруга, пожалуй, самая никудышная. — Устроив ее на сиденье, Бредфорд сел следом за Касси. — Я предвкушаю интереснейший вечер.

Лани улыбнулась и пожала руку Касси.

— Ты припозднилась. Все в порядке, надеюсь?

Нервно ответив на дружеское рукопожатие, Кассии все еще продолжала размышлять, правильно ли она поступила. Джаред будет в ярости. Это может повредить Жозетте. Не зря ли она затеяла это? Может, Лани не придется защищаться? Но дело сделано, не возвращаться же снова. Улыбнувшись Лани, Касси уклончиво ответила.

— Ты выглядишь сегодня королевой. — И с чувством закончила. — Ты и есть королева, Лани.

Та усмехнулась.

— Об этом тебе следует говорить с Бредфордом.

Он уверяет меня, что я вполне могла-бы взять в свои руки управление этой суровой Англией.

— Тогда она стала бы более привлекательной страной, — вмешалась Жозетта. — Вот увидите, какой это будет нелепый бал. — И она со вздохом откинулась на спинку. — Не то, что вечеринки, которые устраивали Бредфорд и Джаред.

— На которые тебя никогда не допускали, — ответил Бредфорд.

Жозетта хихикнула и призналась Касси:

— Моя няня рано ложилась спать, и я, выбравшись из постели, садилась на лестничной площадке и смотрела, что происходит, пока однажды Джаред не поймал меня за этим занятием. Он страшно рассердился.

— Такого рода сборища не предназначены для глаз девочек.

— Это были настоящие оргии, — доверительно уточнила Жозетта, обращаясь к Касси. — И все веселились от души, кому и как вздумается.

— Может, поговорим о чем-нибудь другом? — уныло предложил Бредфорд. — Мне становится не по себе, когда речь заходит о кое-каких грехах из моего прошлого. Ты сегодня каталась на Моргане?

Жозетта откликнулась со всей охотой и щебетала без умолку всю оставшуюся дорогу. Лошади занимали ее более всего.

Дом леди Кэрродин встретил их яркими огнями. По обе стороны дорожки, что вела к парадному подъезду, на деревьях висели разноцветные фонари. И в их свете отчетливо различались не только все экипажи, но и трава. Сновали слуги, одетые в ливреи. Некоторые из них переговаривались с приехавшими на запятках карет.

— А вот и Джаред, — отметил Бредфорд, выбираясь из экипажа и глядя на распахнутую входную дверь. — И наша очаровательная хозяйка.

Поддерживаемая лакеем, Касси невольно остановилась и напряглась. У нее перехватило дыхание, когда она увидела длинную лестницу, по которой ей предстояло подняться, и где наверху, рядом с Джаредом, стояла улыбающаяся леди Каролина в бледно-голубом переливающемся шелковом платье. Джаред в своем вечернем парадном костюме выглядел все тем же притягательным Джаредом, которого она чувствовала. Он всегда держался прямо, независимо, с прирожденной грацией. Лицо его дышало мужеством и пугало своей силой. Непостижимым образом он ей напоминал языческое божество. Ничего удивительного, что эта горгула смотрела на него так, словно собиралась проглотить за ужином, с неприязнью отметила Касси.

— Касси? — окликнул ее Бредфорд.

Она торопливо отступила в сторону, чтобы лакей мог помочь Лани и Жозетте выйти из экипажа. Лани грациозно и с чувством собственного достоинства поднялась навстречу хозяйке дома.

— Добрый вечер, леди Кэрродин, — улыбнулась Лани, — как это любезно с вашей стороны пригласить меня на ваш бал.

Леди Кэрродин, обнажив ровный ряд белоснежных зубов, вернула улыбку гостье.

— Это доставило мне большое удовольствие, — взгляд ее пробежал по платью Лани, когда она сбросила плащ на руки подоспевшему лакею. — И какое милое платье. Оно светится, как закатные лучи солнца.

Приветствие леди Кэрродин можно вполне расценить как комплимент, и прозвучало оно достаточно искренне. Может, все пройдет и не так плохо, как боялась Касси.

Леди Кэрродин повернулась к Жозетте.

— Проводи свою компаньонку к леди Хантли. Я попросила ее занять моих гостей, пока встречаю остальных. Ее дочь, Джоан, только что призналась мне, как соскучилась по тебе и как будет рада снова встретиться с тобой в школе.

Жозетта пробормотала что-то под нос, снимая плащ.

— Больше ей некому отпускать свои шпильки? — но, встретив предостерегающий взгляд Джареда, взяла Лани за руку. — Идем. Надеюсь, леди Хантли окажется не такой несносной, как ее дочь.

Гости разглядывали вновь вошедшую. И впрямь, от нее невозможно было оторвать глаз. Она оказалась красивее всех в зале.

— Не стесняйтесь, моя дорогая. Присоединяйтесь к ним.

Касси, оторвав взгляд от своих спутниц, взглянула на Каролину. Опершись на руку Джареда, та смотрела на нее с сияющей улыбкой на губах. — Мы тоже вскоре присоединимся к твоей мачехе.

— Чудесно, — Касси сбросила плащ на руки лакея.

Она услышала короткое восклицание потрясенной леди Кэрродин и вздох Джареда. Она подняла глаза. Щеки Каролины покрылись яркими пятнами.

— Такое платье совершенно неуместно выглядит на юной девушке. Оно… оно…

— Светится, как солнце на восходе? — Касси надменно вздернула подбородок.

— И даже более того, — сердито заметил Джаред. — Удели мне минутку, Касси.

— Но леди Кэрродин сказала, что я должна присоединиться к моим спутницам и представиться леди Хантли. — Она пожала плечами. — Если ты хочешь напутствовать меня, то придется пойти со мной. — И Касси направилась прямиком в зал.

Джаред шел рядом, глядя прямо перед собой.

— Почему, черт тебя побери?!

— Скажи спасибо, что я не надела саронг. Мне попалось на глаза это платье. Только и всего.

— От тебя сегодня требовалась такая малость: соблюсти приличия. Неужели ты не могла пожертвовать ничем ради Жозетты?

— Я стану соблюдать приличия до тех пор, пока эти люди соблюдают правила вежливости по отношению к Лани.

— Разве Каролина уже не выказала их?

— Еще нет, — и Касси посмотрела на Джареда. — Я не верю ей.

— И поэтому ты явилась на один из самых респектабельных балов в Англии, вырядившись, как…

— Как шлюха?

— Я не сказал этого. И не имел этого в виду.

— Тогда зачем ты заказал его для меня? Ты же сам хотел, чтобы я выглядела, как одна из твоих лондонских птичек. Вот я и надела это платье.

— И все мужчины в зале преисполнятся надежды завлечь тебя в свою постель…

Касси почувствовала вдруг страшную усталость от этого ненужного спора и натянуто улыбнулась.

— Что вполне возможно. У меня уже давно не было мужчины. А ты оказался прекрасным наставником. — И, насмешливо глядя на него, она закончила: — Представь меня своим друзьям, Джаред. Позволь мне выбрать кого-нибудь из них для своего удовольствия.

Он стал мертвенно бледным. Еще секунду назад он был зол на нее, но сейчас казался вне себя от ярости.

— Пошла к черту!

Она никогда не видела его в таком припадке бешенства. И таким смертельно опасным. Но ее это не испугало. Она чувствовала себя так же, как и тогда, когда они с Капу неслись навстречу прибою. Уже невозможно вернуться, но и нельзя остановиться на полпути, и дух захватывает от летящего в никуда коня, от шумевшего всегда океана. И теперь ее тоже несло:

— Почему ты так взбесился? Не задумываясь ни секунды, ты бы переспал со своей Каролиной. Может, прямо сегодня. Разве я не имею права тоже выбрать себе подходя…

— У тебя нет права выбора. Ты лишилась его.

— Надев заказанное тобой платье? А разве ты еще ни от кого не слышал, не читал, что женщина — это не рабыня? Ступай к своей леди Кэрродин. И она все сделает так, как ты прикажешь. — Касси замедлила шаг, они подходили к леди Хантли. — Уверяю тебя, я не огорчусь, если ты оставишь меня. С этими людьми я и сама справлюсь.

— Горю желанием оставить им тебя на растерзание. Все эти женщины готовы живьем содрать с тебя платье вместе с кожей, не моргнув глазом.

— А почему тебя это заботит?

— Потому что, — свирепо улыбнулся Джаред, — я приберег это удовольствие для себя лично. — Остановившись перед Лани и Жозеттой, стоявшими рядом с леди Хантли, он поднес к губам ее протянутую руку. — Улыбка его стала обворожительной. — О, как ты сегодня неотразима, Аманда. Тебе всегда к лицу этот цвет. Позволь представить мою родственницу — Кассандру Девилл. С ее мачехой ты уже успела познакомиться.

— Что-то там не то творится. — Касси обеспокоенно смотрела, как леди Хантли переходила с Лани от одной группы гостей к другой, предоставив Касси и Жозетту самим себе. — Мне это не нравится.

— Что именно? — спросила Жозетта.

— Не знаю еще. — Касси продолжала улыбаться. Но на лице ее появилось ледяное выражение. Таким оно становилось, когда Клара наносила ей оскорбление. — Ты не могла бы выяснить?

— Многие здесь меня терпеть не могут. И мне не удастся разузнать все так скоро, как тебе хочется. А почему ты не спросишь у нее?

Лани добровольно пришла на бал ради Жозетты и, конечно, не признается, что ее третируют.

— Она не скажет.

Жозетта пожала плечами.

— Ну что ж, тогда я пойду, — и она начала пробираться сквозь толпу гостей.

Оказавшись без привычного для нее общества девушки, Касси сразу же почувствовала себя одинокой и совершенно чужой на этом балу. Незнакомые люди, окружавшие ее, непринужденно болтали между собой. Во взгляде женщин она читала презрение и пренебрежение. Мужчины вообще избегали смотреть на нее. Бредфорд, к помощи которого она могла бы прибегнуть, сидел в углу зала, поглощенный разговором с каким-то светловолосым молодым человеком. Джаред все еще продолжал стоять с леди Каролиной у входа. Она встретила его взгляд, и знакомая дрожь прошла по телу. Как он смеет смотреть на нее с таким вожделением, стоя рядом с этой преисполненной высокомерия женщиной? Прилив гнева тотчас вытеснил чувство одиночества, охватившее ее. Эти дамы продолжают игнорировать ее. Но мужчин намного легче привлечь на свою сторону. Они чаще руководствуются желаниями. Игры с ними никогда не занимали Касси, но она много раз видела, как искусно флиртует Лихуа. Отвернувшись от Джареда, она с независимым видом посмотрела на молодого человека, с которым разговаривал Бредфорд. И, поймав его взгляд, улыбнулась.

Тот тотчас замолчал, забыв о Бредфорде. Неплохо. Опустив ресницы, она медленно провела кончиком языка по нижней губе. И молодой человек устремился к ней. Касси искоса посмотрела на Джареда. Без всякого сомнения, он заметил се уловки, вызвавшие у него новый приступ негодования. Зато Касси стало легче. Следует позлить его еще немного. И, обведя взглядом зал, наметила новую жертву.

— Перестань так смотреть на нее, . Джаред, — проговорил Бредфорд негромко, подавая племяннику бокал с пуншем. — Ты привлекаешь внимание больше, чем она. В конце концов в ее платье я не вижу ничего страшного.

— Ты сам понимаешь не хуже меня, что оно привлекает всех самцов в этом зале.

Касси в своем алом платье напоминала реющее знамя, его готов был подхватить каждый из присутствующих мужчин. И она, черт ее побери, размахивала этим полотнищем, призывно заманивая всех. Ни она, ни Лани не танцевали. Но это не служило помехой. Обе женщины стояли в разных концах зала. И обеих окружали мужчины, ловя их взгляды.

«Позволь мне выбрать кого-нибудь из них для своего удовольствия».

— Если ты еще чуть посильнее сдавишь этот хрустальный бокал, то он треснет, — предупредил Бредфорд. — Повсюду рассыплются осколки.

— Тогда забери его у меня к чертям собачьим.

— Какое счастье, что у тебя в руках всего лишь бокал, а не меч.

— Да, меча у меня нет.

— Но это еще не значит, что ты не потребуешь его. — Бредфорд отпил глоток. — И кого ты хотел бы вызвать на поединок? Юного Фреда Монтея? Похоже, он очень пылок. Или графа Темпкара? Вряд ли это достойный противник. Ему уже около семидесяти.

Джаред быстро взглянул на своего дядю.

— А ты, похоже, в наилучшем расположении духа?

— Разумеется, я не в восторге от того, как развиваются события, — ответил тот. — Не потому, что эти гончие вынюхивают след. Я рад, что они все пережили удар по самолюбию, но мне не нравится, как Лани улыбается.

— Не понял.

— Когда она огорчена, то линия ее рта становится более напряженной. И она поворачивает голову чуть более резким движением. — Бредфорд нахмурился. — Что-то не так.

— По-моему, все идет как надо…

— Потому что ты видишь только алое платье. И не испытываешь ничего, кроме похотливого желания повалить ее на постель. Тебе бы следовало сейчас думать головой, а не другим местом. — Он взглянул на племянника. — Ты спросил, почему Касси выбрала это платье?

— Незачем узнавать об этом. Она только и думает, как бы бросить мне еще один вызов, что совершенно в ее духе.

— Она все равно не сказала бы тебе правду, — Бредфорд кивнул на Лани. — Касси не захотела оставить ее в одиночестве, хотя вызов дамам может грозить ей полным остракизмом. Наши леди смотрят на нее с негодующим презрением, а она солидарна с Лани.

— Какое благородство!

— Но ты в него не веришь?

— Я верю, что она любит Лани.

— Боюсь, мне не удастся переубедить тебя, — Бредфорд поставил бокал на банкетный столик. — Пойду к Лани. Она явно расстроена.

— Думаешь, она скажет, чем?

— Скорее всего нет. Но будет знать, что я в любой момент поддержу ее. Пожалуйста, постарайся больше не смотреть так на Касси. Иначе присутствующие решат, что я совершенно не занимался твоим воспитанием. — И Бредфорд направился к группе, окружившей Лани и Касси. — А ты тем временем возобнови ухаживания за нашей дражайшей хозяйкой и заделай брешь в своих с ней отношениях. Если я ошибся, и все, что касается Лани, идет отлично, то ее расположение нам все равно еще понадобится.

Джаред, вспомнив о Каролине, посмотрел в ее сторону. Как всегда, она стояла в окружении собственной свиты. Оживленно улыбаясь, она говорила то с одним, то с другим. Чересчур радостно, значит Каролина вне себя от гнева. Джаред послушался совета Бредфорда и направился к ней.

«И не испытываешь ничего, кроме похотливого желания повалить ее на постель.»

Новый прилив гнева опалил его. Бредфорд прав. И Касси как в воду глядела: он был готов переспать с леди Кэрродин, лишь бы только она не распространяла дурных слухов о Лани. Это для него ничего не значит. А как иначе? Каролина знала правила игры, хотя и преувеличивала свое значение для Джареда. Что же касается его, то похоть, охватив на время, затем проходила бесследно, не оставляя и следа в памяти.

Он их всех тут же забывал. Это было до того, как в его жизни появилась Касси. До того, как эта маленькая дикарка имела наглость заявить, что собирается переспать с кем-нибудь из мужчин с такой же легкостью, с какой она разделяла постель с ним. Он готов убить ее. Нет, он сразится со всеми этими любителями сладкого, кружившими вокруг нее. Налетели, как пчелы на мед. Разжужжались. И если он еще немного задержится, пялясь в ее сторону, то у него уже не хватит сил заставить себя пойти к Каролине.

Основная цель, смысл этой затеи рассыпался. Необходимо собрать, что осталось, воедино. Надо снова стать обаятельным, хитрить, лукавить перед Каролиной — и тогда, может быть, все обойдется.

Если только эта чертова ночь вообще закончится.

— Мне надо срочно поговорить с тобой, — взволнованная Жозетта с трудом пробивалась сквозь группу мужчин. — Попробуй ускользнуть от них. Я буду ждать тебя возле чаши для пунша.

— Вот уже полчаса я пытаюсь сделать это, — ответила Касси в отчаянии. Затеяв игру, чтобы позлить Джареда, она и представить не могла, насколько все это станет раздражать ее. — Они наперебой стараются услужить мне. Как мне от них вырваться? Я сейчас задохнусь от…

Жозетта усмехнулась.

— Одну минуту. — И, повысив голос, переспросила. — Тебе душно? О, дорогая, тебе необходимо срочно подышать свежим воздухом, — и, решительно обняв Касси за талию, ткнула острым локотком в живот одному из молодых людей, попытавшемуся заступить им дорогу… — Ах, простите.

Благодаря стремительности ей удалось вывести Касси за дверь, в сад. Здесь она с облегчением вздохнула.

— Готово. В нашем распоряжении есть несколько минут. — Она вздрогнула. — Если мы за это время не превратимся в сосульки.

Касси глубоко вдохнула холодный воздух.

— Лучше замерзнуть, чем вернуться в зал. До чего же странные у вас порядки. Мужчины только стоят, смотрят и говорят комплименты, не слушая что ты им отвечаешь. И всякий раз, как только я пыталась повести разговор о чем-то интересном, они начинали смеяться.

— Ты пыталась рассказать им о Капу?

— Граф Темпкар посоветовал завести симпатичную смирную кобылку, чтобы я не ушиблась, — она разочарованно вздохнула, — они что, все круглые дураки?

— Нет. Но считают нас дурочками, — ответила Жозетта. — И с минуты на минуту они будут здесь. Слушай меня.

— Ты что-то узнала про Лани?

Жозетта подтвердила:

— Леди Кэрродин предложила леди Хантли заняться травлей Лани. Сама она не могла нарушить слово, данное Джареду.

— И что же?

— Нанести такие тонкие и незаметные удары, хотя и не смертельные, но очень болезненные. И леди Хантли как следует подготовилась. Внешне она выказывает всяческие знаки внимания Лани, незаметно натравливая на нее своих прихлебателей, чтобы те выказывали ей пренебрежение. Если Лани пожалуется, то горгула ответит, что сделала все возможное и не ее вина, что есть те, на кого ничье влияние, а тем более ее, не распространяется. — И сердито закончила: — Таким же способом она наказывает и меня. Для травли Лани леди Хантли подошла как нельзя кстати. Она такая же жестокая, как и ее дочь.

Касси задержала дыхание.

— Ты вполне уверена?

— До меня донесся только обрывок разговора. Леди Хантли в этот момент нежнейшим голосом пела Лани, что она и помыслить не могла, что дикарка переступит порог этого дома. Но леди Кэрродин добра как самаритянка и даже нанимает слугами негров, а эти невозможные коричневые создания из Индии… — И горько закончила. — И все это таким медоточивым тоном.

Касси обхватила себя руками, сдерживая прилив гнева. Розовая пелена застлала глаза. Как они смеют оскорблять Лани? Неужели они не видят, что за необыкновенной доброты человек перед ними?

— А что ответила Лани?

— Ни слова. Только посмотрела, да так, что даже толстокожему бегемоту стало бы стыдно. — Жозетта вскинула глаза на Касси. — Что будем делать?

— Ты ничего. Тебя это не касается. — Касси повернулась и пошла к дверям. — Держись пока от меня подальше. — Резко распахнув дверь, она влетела в зал.

— О, вам уже лучше! — воскликнул Фредди при виде ее. — Какой у вас стал чудесный цвет лица! Как запылали ваши щеки. Свежий воздух…

Не обратив на него внимания, Касси сразу пошла в конец зала, где стояли Лани и Бредфорд. Едва взглянув на нее, Лани сразу все поняла.

— Нет, Касси. Только не это.

— Жозетта сказала мне…

— Еще пару часиков, и все закончится.

— Я не позволю им унижать тебя!

— Не надо. Я сама решила прийти и сама должна выдержать сражение.

— Ты не воин. Для этого ты слишком терпелива.

— Леди Хантли ни при чем. Она как попугай твердит, что услышала. Оставь это, Касси.

— Если не я, то кто же защитит тебя? — и, повернувшись, поспешила к Каролине с Джаредом. Эта горгула должна расплатиться за все.

Вытянувшись, как струна, Касси остановилась перед хозяйкой дома.

— Пройдите со мной.

Каролина вскинулась.

— Прошу прощения? Я никуда не собираюсь идти.

— Пойдете или пожалеете.

— Боже, вы что, угрожаете мне?

— Нет. Предупреждаю.

— Что это означает? — Джаред нахмурился. Она не обратила на него внимания.

— Идемте! — и, повернувшись, пошла к дверям. Помявшись, леди Кэрродин направилась следом в сопровождении Джареда.

— Снаружи так холодно. Это просто безумие.

Но Касси не ощущала мороза.

— Я знаю, о чем вы попросили леди Хантли.

Мгновенная тень пробежала по красивому лицу, исказив его тонкие черты.

— Джаред, мне не очень понятно, что хочет твоя родственница. Я попросила Аманду любезно представить мадам Девилл моим друзьям, пока я встречаю гостей.

— Внешне — да. А на самом деле выказать ей презрение, — отрезала Касси. — Что жестоко с вашей стороны.

— Нельзя мне ставить в вину проступки других.

— Вы лицемерны и жестоки. Вы мелкая душонка! — Она шагнула навстречу Каролине. — Они назвали дикаркой Лани, хотя на самом деле таковы вы сами, дикари.

— Каролина? — медленно переспросил Джаред.

— Ложь! Где доказательства?

— Их у меня нет, — кивнула Касси. — Но выражение вашего лица — достаточно красноречивое свидетельство.

Каролина снисходительно улыбнулась.

— Здесь слишком холодно для продолжения глупого разговора. Я не желаю слушать эти грубые выпады. — И она повернулась, пытаясь уйти. — Поговорим об этом позже, Джаред.

— Нет! — Касси встала на ее пути. — Я не дам вам безнаказанно оскорблять Лани. Вы должны загладить свою вину.

Губы Каролины презрительно искривились.

— И что же вы собираетесь сделать?

— Лани не дикарка. А я — да. Она верит в доброту и терпение и готова подставить правую щеку, когда ее бьют по левой. И даже пыталась внушить мне истинность этой заповеди. Но безуспешно. — Касси подступила еще ближе. — Ей не дано понять воинов Каланиопу. А я их понимаю.

— Каланиопу? — повторила Каролина. — Какой-то бред! Я ничего не понимаю.

— Ваш капитан Кук хотел взять в заложники вождя Каланиопу. Знаете, что сделали с ним его воины?

— Все знают, что дикари убили этого храброго человека.

— Они разрезали его на куски и передали морякам его тело в мешке. То же самое я сделаю и с вами.

Каролина содрогнулась.

— Какая дикость!

— Да! И я, не задумываясь, прокрадусь в вашу комнату, чтобы зарезать вас, как курицу! — В ее голосе прозвучали жесткие, угрожающие нотки. — Ничто не поможет вам. Я дождусь удобного момента и выполню свое обещание.

Каролина побледнела.

— Джаред! Заставь ее замолчать!

— Боюсь, это не в моих силах, — протянул Джаред. — Она действительно опасный человек.

Касси по-прежнему не обращала на него ни малейшего внимания.

— Вы сейчас же подойдете к Лани и попросите у нее прощения. И скажете, что она намного лучше, чем вы. Вы склонитесь перед ней в поклоне…

— Поклоне?

— Склонитесь к самым ее ногам, — с силой проговорила Касси. — Если это не смутит Лани.

Каролина вскинула голову:

— Все ваши требования неисполнимы. И вы не испугаете меня.

— Посмотрите мне в глаза, — Касси впилась в нее взглядом. — И вы поймете, что вам есть чего бояться. Мои слова — не пустая угроза. Мне наплевать на ваши порядки. И каждый день, отправляясь спать, вы не будете уверены в том, что проснетесь живой.

Каролина снова содрогнулась и нервно облизнула губы.

— Она сумасшедшая. Помоги мне, Джаред.

— Отдать ей на растерзание мою плоть? Проще тебе выполнить обе ее просьбы.

— Идите! — Касси указала на дверь. — Сию же минуту! Я буду наблюдать за происходящим отсюда.

Каролина открыла дверь и, обернувшись, обвела их злобным взглядом.

— Джаред, я никогда не прощу тебе, что только при твоем попустительстве, а скорее, молчаливом одобрении я вынуждена была выслушать оскорбления этой невоспитанной особы. — И она снова гордо вскинула голову. — Я исполню ее требование. Но вам не долго праздновать победу. Меня все уважают… и боятся. Твоя же репутация в глазах общества ничего не значит. — И она пошла к Лани. Остановившись перед ней, Каролина замешкалась на секунду, а потом склонилась в глубоком поклоне.

Лани смотрела на нее в полном недоумении. С расстояния, где стояла Касси, невозможно было разобрать, что именно сказала леди Кэрродин, но, должно быть, она повторила ее слова, судя по удивленному выражению на лицах стоявших поблизости дам.

— Ты довольна? — спросил Джаред у Касси.

— Нет. Но это необходимо было сделать. — Она развернулась на каблуках. — А сейчас я ухожу. Не желаю оставаться здесь ни секунды.

Джаред поймал взгляд Бредфорда и кивнул ему.

— Поскольку мое присутствие здесь тоже стало нежелательным, я поеду с тобой. Только вначале скажу несколько слов Бредфорду.

— Где он? — спросила она, когда Джаред повел ее вниз по ступенькам.

— Сейчас подойдет. Я отвезу тебя в замок в моем экипаже. А он привезет Лани и Жозетту. — Он сделал знак кучеру. — Думаю, лучше, если мы поедем как можно скорее.

Она не перечила. Джаред помог ей сесть и расположился напротив. После того, как она пригрозила обидчице Лани, ей уже ни до чего не было дела. Хотелось только одного: уехать как можно скорее. Касси поплотнее завернулась в плащ. Джаред прав, она не чувствовала холода. Ее била дрожь от ярости. В ней клокотал гнев. Только когда огни дома леди Кэрродин скрылись за поворотом, она смогла наконец перевести дыхание.

— И ты в самом деле разрезала бы ее на куски? — вдруг спросил ее Джаред.

— Странный вопрос! Жизнь даже этой отвратительной… — дрожь мешала ей говорить, — горгулы… представляет ценность. Но, надеюсь, я сильно попортила ей кровь. Теперь она вряд ли будет чувствовать себя в безопасности.

— Думаю, да.

— Вот и хорошо, — Касси откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Дрожь не унималась. Если она притворится спящей, то Джаред не заметит, как ее трясет.

Какое-то время он хранил глубокое молчание. И Касси показалось, что она сумела обмануть его. Но он вдруг сердито бросил:

— Перестань трястись, черт тебя побери!

— Мне холодно.

— Прекрати!

— Если это настолько раздражает тебя, то закрой глаза. Мне точно так же…

— Помолчи немного! — Джаред сел рядом и крепко обнял, бережно прижимая к себе. — Просто посиди и помолчи.

От него исходили тепло и уверенность. Касси надо бы оттолкнуть его, показать, насколько ей не нужна ничья поддержка. Но она чувствовала потребность прижаться к нему. Если это принесет ей успокоение, то ведь ничего страшного не произойдет? И вскоре чувство покоя объяло ее.

— Сейчас мне уже лучше… Такой трудный вечер.

— Для всех нас. — Джаред еще крепче прижал ее к себе. — И ты сделала все, чтобы усугубить конфликт.

Касси поняла, он имел в виду не Каролину и Лани.

— Ты был не прав, — пробормотала она.

Джаред молчал. Он явно не хотел спорить. И новая волна облегчения охватила Касси. Слишком много противостояний она выдержала сегодня.

Но ведь он и в самом деле не сердится на нее, осознала вдруг Касси. Ей удалось разозлить его, и, казалось бы, последний выпад против леди Кэрродин должен был разжечь его гнев. Почему же этого не произошло? Разговор с Каролиной настолько поглотил ее внимание, что она почти не видела его. Но сейчас, мысленно возвращаясь к происшедшему, Касси поняла, что Джаред все время был на ее стороне. Она разрушила все им задуманное, но он даже взглядом не попрекнул ее. Это открытие поразило ее до глубины души. И одновременно тронуло.

— Почему ты… Леди Кэрродин рассердилась на тебя.

— Похоже на то.

— Она найдет способ отомстить.

— У нее будут на то основания.

— А как же … Жозетта?

— Не думаю, что ей стоит возвращаться в эту школу.

— Это взбесит Каролину? Ты же говорил, что она сделает все, чтобы испортить репутацию Жозетты.

— Я найду способ, как окоротить ее.

— Как?

— Я уничтожу ее, — Джаред произнес эти слова ничего не выражающим тоном. — Она выдает себя за образец добродетели. Нужные слова, сказанные в нужном месте… разрушат этот лживый образ.

Безжалостность, с которой он произнес эти слова, потрясли Касси. Он не должен делать этого. Отец вынужденно стал изгнанником из-за существующей в этом мире жестокости. Касси отправилась на его поиски тоже вследствие людской ненависти.

— Ты не должен вредить ей.

— А кто обещал Каролине разрезать ее на куски и сложить в мешок? — усмехнулся Джаред. — Если она посмеет причинить хоть малейший вред Жозетте, я не остановлюсь ни перед чем. Может, имеет смысл заранее предупредить все ее попытки?

— Почему?

— Она солгала. Обманула меня. И должна поплатиться.

Касси поняла, что не должна вставать у него на пути. Для него важна справедливость. Каролина провинилась. И он ни за что не простит ее.

— Ты поверил мне?

— Я видел ее лицо, — кивнул Джаред. — Но я все равно знал, что ты говоришь правду, а не Каролина. К сожалению, я уже успел убедиться, насколько ты неисправимо честна.

Она немного помолчала, а когда заговорила, то в голосе ее прозвучала искренняя печаль.

— Мне очень жаль, что из-за меня у тебя и Жозетты будет столько неприятностей. Не следовало мне так поступать.

— Но ты не могла вести себя иначе. Каноа не колеблется и не взвешивает своих поступков.

— Спасибо тебе за понимание. Я не могу…

— … понимание? — Он посмотрел ей прямо в глаза и хрипло спросил. — Какого дьявола ты еще благодаришь меня? За что? Ты считаешь, что я не отвечаю за случившееся сегодня? Я поверил Каролине. И за эту ошибку Лани расплатилась унижением. А ты — уязвленной гордостью. Это вам не следует прощать мне мою глупость.

— Это не глупость. Каролина очень хитрая женщина. И…

— Ошибку совершил я. А пострадали за нее другие. — Кривая усмешка исказила его красивый рот. — И мне необходимо исправить случившееся.

— Каролина полностью расплатилась за все.

— Но платы потребовал не я. — В его голосе слышалась боль. — И я в долгу перед тобой. Ты старалась задеть меня как можно больнее, чтобы я забыл о том, насколько ты уязвима. Если бы не это, ты сегодня же оказалась у меня в постели.

— Нет!

— Да! — Он склонился к ее лицу. — Ты тоже хочешь меня. Ты могла надеть это платье ради Лани, но все, что ты вытворяла потом, ты делала, чтобы досадить мне и добиться желаемого.

Неужели это правда? Ее сегодняшнее поведение так не похоже на нее. Она и представить не могла, что способна на такое. И все из-за того, что она увидела его вместе с Каролиной и стала отчаянно… ревновать.

— Но не беспокойся. Этого не случится. До тех пор, пока я не найду способ загладить свою вину. И чем скорее я сделаю это, тем лучше.

Касси хотела близости с ним и слепо, подчиняясь извечному инстинкту соития, начала действовать. «А что, если это повторится?» — испуганно подумала она.

— Пусти меня, — единственное, что смогли прошептать ее губы.

Сначала он только крепче сжал ее плечи. А потом медленно разжал руки.

— Но ненадолго, — Джаред быстро пересел на свое место напротив. — Тебе недолго гулять на свободе, Касси.

Она откинулась на спинку сиденья и снова закрыла глаза, пытаясь не обращать внимания на его слова. Но чувствовала взгляд Джареда на своем лице, ощущала его присутствие так, словно он продолжал обнимать ее.

Нет! Больше она не должна позволять ему приближаться к себе. Иначе у нее просто не хватит сил с ним расстаться.

13

—Ты не спишь? — шепотом спросила Лани с порога.

— Нет, — Касси повернулась лицом к двери, Лани стояла в бальном платье с подсвечником в руке. Наверное, они только что приехали. — Я недавно легла. Сейчас встану.

— Нет, обо всем поговорим утром. Я только на минутку, — Лани скользнула в комнату, поставила подсвечник на ночной столик и присела на краешек кровати. — Хотела спросить, как это тебе удалось?

— Пригрозила, что сделаю с ней то же самое, что воины Каланиопы сделали с Куком.

Откинувшись, Лани звонко рассмеялась.

— И она поверила тебе?

— Жозетта сказала, что она труслива. А я в тот момент так разъярилась, что, видя меня, ты бы тоже поверила.

— Возможно, — наклонившись, она поцеловала Касси в лоб. — Тебе, конечно, не следовало затевать с ней ссору, но мне все же приятно, что ты не оставила безнаказанной эту ведьму. Хорошо иметь любящего тебя друга. — Она взяла подсвечник и направилась к двери. — Спокойной ночи, Каноа.

Джаред подчеркнул, что в ней начинают преобладать черты Каноа. Теперь Лани назвала ее этим гавайским именем. Быть может, в ней больше свирепости и жестокости, чем ей самой представлялось?

Лани у порога обернулась и еще раз задержала взгляд на подруге.

— Так ты решила последовать примеру Каланиопу?

— Самое подходящее наказание для нее.

— Да, лучше не придумаешь! — Лани тихо прикрыла дверь.

Бредфорд отделился от стены.

— Тебе удалось выяснить, что сотворил наш маленький тигренок?

— Пригрозила, — улыбнулась Лани, — но весьма необычным образом, — и стала спускаться по лестнице. — А что ты здесь делаешь? Я думала, ты уже лег спать.

— Мне надо было убедиться, что с тобой все в порядке. Я знал, что ты непременно заглянешь к Касси, — и он ступил на лестницу рядом с Лани, — и решил дождаться, хочу проводить тебя до комнаты.

— В этом нет необходимости. Я знаю дорогу.

— Дай же мне, наконец, хоть что-то сделать для тебя, — с силой произнес Бредфорд.

Лани удивленно посмотрела на него. До сих пор ей не приходилось видеть насмешливого, уравновешенного Бредфорда опечаленным. Она заметила, что, идя с ней, он невольно то сжимал, то разжимал кулаки.

— И не смотри на меня так, будто в моем желании опекать тебя есть что-то предосудительное. Мне хочется встряхнуть тебя, чтобы привести в чувство. Тогда ты бы поняла, как нужна мне.

— Одно исключает другое. Тебе так не кажется?

— Нет. Когда человек раздосадован, как я, в нем уживаются самые противоречивые чувства. Ты не представляешь, как я позавидовал сегодня Касси. Она смело кинулась защищать тебя, в то время как я стоял, не зная, что происходит. Ты не позволила протянуть руку помощи. И никогда не разрешишь приблизиться настолько…

— Мне не нужна ничья защита, — перебила его Лани. — И было бы намного лучше, если бы Касси оставила все, как есть. Жозетте ее вмешательство сильно попортит жизнь.

— А разве унижение тебя ничего не значит?

— Никто не в состоянии обидеть меня, пока я сама не позволю себе обидеться.

— Но они оскорбляли тебя. Я видел твое лицо.

— Значит, ты ошибся. — Они стояли перед комнатой Лани, и она уже взялась за ручку двери. — Ты не настолько хорошо изучил меня, чтобы читать по лицу нюансы моего состояния.

— Ты ошибаешься! — И, взяв Лани за плечи, Бредфорд резко повернул к себе, глядя прямо в ее глаза. — Я знаю тебя лучше, чем кто-либо. Понимаю, какая ты гордая, великодушная, умная и упрямая. Верю, что пойдешь на все ради дорогого твоему сердцу человека. И мечтаю стать таковым для тебя. И это мучительное желание. — Его губы коснулись губ Лани.

Ответное страстное чувство, охватившее ее, было таким сильным, что от этого до боли сжалось сердце. Порыв Бредфорда, бросивший его к ней, оказался настолько неожиданным, что она не успела загодя возвести нужные преграды. Рот Лани невольно приоткрылся. И язык Бредфорда скользнул внутрь. Ее груди коснулись широкой мощной мужской груди И томительный знакомый жар вспыхнул в ее лоне.

Чуть отстранившись, он сказал внезапно охрипшим голосом:

— Вот видишь, как хорошо нам могло бы быть. Ты нужна мне.

Какие-то секунды Лани смотрела на него ничего не видящими глазами. Она испытывала чувство беспомощности перед охватившим ее желанием. Это произошло впервые, с первым мужчиной в ее жизни. С другими она только во время близости испытывала вожделение. Их прикосновения ее не волновали.

На лице Бредфорда промелькнуло выражение торжества. Лани обвила руками его шею и подставила губы, сердце шепнуло: «Иди ко мне. Мое тело поет песню любви. Мы исполним ее вместе с тобой…»

Нет!

Лани так стремительно отпрянула от Бредфорда, что ударилась спиной о дверь и даже этого не заметила, настолько ее ошеломило свое поведение: как близко она подошла к краю пропасти. С какой легкостью готова поддаться искушению.

— Не думай ни о чем. Ты нужна мне.

— Но ты не нужен мне. — Лани тяжело дышала. Ей необходимо возвести между ними преграду. — Просто я давно не была с мужчиной.

Легкая болезненная судорога на мгновение исказила его резкие черты, но Бредфорд выдавил улыбку.

— Вот и воспользуйся моими услугами. Тебе это ничем не грозит.

— Шарлю не понравилась бы измена, — покачала она головой.

— Но ты не обязана признаваться ему, — он слегка подшучивал над собой. — Видишь, как низко я пал. Даже готов делить тебя с ним, пойти на все, лишь бы быть с тобой. В какое жалкое ничтожество я превратился?!

Его горечь вызвала в ней прилив сочувствия.

— Ты замечательный человек. — Лани помолчала и с жаром заговорила: — Даже если и не было бы Шарля, все равно между нами ничего не может быть! Сегодня твои друзья называли меня дикаркой. Они никогда не примут меня.

— И перестанут быть моими друзьями.

— Мне не нравится твоя Англия.

— Тогда мы поедем, куда тебе захочется. Лани безнадежно покачала головой.

— Потом ты пожалеешь, что женился на мне.

— Никогда. Возьми свой плащ, и мы сейчас же поедем в Гретна Грин. К утру нас обвенчают. — Мальчишеская улыбка осветила его лицо. — Позволь мне сделать это, Лани. Я буду холить и лелеять тебя. И не стану требовать твоей любви. Я ничего не прошу взамен, только позволь мне любить тебя.

Лани закрыла глаза. Она легко представила, что значит — позволить Бредфорду любить себя. Страсть и нежность, тепло и забота. Он ценит ее. Понимает. Никогда прежде Лани не думала, что любовь может выглядеть так. Всю свою жизнь она только отдавала. Все оказалось бы чудесным, если бы… губы ее слегка приоткрылись. Но она тут же спохватилась, представив, куда заведут ее эти мысли. Кто бы мог подумать, что она с такой легкостью готова поддаться искушению. Верность Шарлю и преданность ему — ее единственная опора. Она не может предать Девилла.

— Это невозможно. — Глаза Лани наполнились неожиданными даже для нее самой слезами. Чтобы скрыть их, она отвернулась и сказала, схватившись за ручку двери: — Я не хочу даже слушать этого. Мое сердце принадлежит только Шарлю.

— Нет, — выразительно проговорил Бредфорд. — Тебе дорог Шарль. Но и я стал не менее родным. И твое чувство ко мне зреет с каждым днем. А еще через месяц ты и представить не сможешь, как могла обходиться без меня.

Ничего не ответив, Лани пронырнула в свою комнату и закрыла дверь. Комок застрял у нее в груди. Лани сдерживала рыдания. Последние несколько минут разговора с Бредфордом оказались намного труднее, чем испытание, выпавшее на ее долю в доме леди Кэрродин. Боже! Меньше всего на свете ей хотелось бы стать причиной горечи и мучений Бредфорда.

Меньше всего на свете… Какие опасные мысли. Вот как далеко она успела зайти. И там ей видится не Шарль, а… Лани опустилась на постель в полной опустошенности. Свершилось! Она предала Шарля. И раз так, значит, пора этому положить конец.

Слабая надежда, что она сумеет вернуть все к первым дням их знакомства, шевельнулась в душе Лани.


Когда на следующий день Касси вошла в конюшню, Жозетта стояла возле Капу и гладила его. Повернувшись к ней с торжествующей улыбкой, девушка выпалила:

— Я оседлала его для тебя, Капу начинает привыкать ко мне. Я ему нравлюсь. Еще немножко, и он позволит мне прокатиться. — Жозетта еще более торопливо добавила: — Если ты не будешь возражать.

Может быть, скорее, чем думает Жозетта, промелькнуло в уме Касси. Сердце ее болезненно сжалось, когда она вдруг вспомнила, что поиски отца заставят ее навсегда покинуть эти места. Конечно, как тут не опечалиться. Эта озорница стала ей другом, а с ними всегда трудно расставаться. И, поддавшись порыву, она спросила:

— Хочешь покататься на нем сегодня?

Лицо Жозетты вспыхнуло от переполнявшего ее восторга.

— Думаешь, я уже могу сесть на него верхом? Ты считаешь, он не рассердится?

— Попробуем. Я встану перед ним, а ты сядешь, пока он на привязи.

— Ты знаешь, как я мечтала об этом. С того самого дня, как впервые увидела его. — Тут радостное выражение на лице Жозетты немного померкло. — Но… ведь ты никому не позволяла ездить на нем верхом. Даже Джареду. Ты уверена, что…

— Значит, пора мне избавляться от чувства собственности, — и Касси распахнула двери конюшни. — Лани всегда говорила мне — радость, когда отдаешь что-то, выше всего и больше, чем, когда берешь. У себя на острове я и мысли не допускала, чтобы кто-нибудь, кроме меня, даже дотронулся до него! Он принадлежал только мне. Тогда я оправдывала себя тем, что опасно доверить его кому-то, что я просто оберегаю других от его зубов и копыт. Но это шло скорее всего от эгоизма и одиночества. Выведи его наружу. Жозетта взялась за поводья.

— Идем, малыш! — и проникновенно пробормотав: — Я так благодарна тебе, Касси, — зашагала к дверям, которые вели в сторону луга. — А я уж собралась седлать для себя мерина.

Они проходили мимо стойла Морганы. И Касси только в этот момент заметила, что оно пусто.

— А где Моргана?

— Должно быть, Джаред забрал ее. Она уже не стояла, когда я пришла.

— Нам тогда надо ехать прямо Через лес. — Джаред предпочитал дорогу вдоль утеса. Если они поедут лесом, то не встретятся с ним. — Сейчас я оседлаю мерина. Только не пытайся сесть на Капу, пока я не догоню тебя.

— Не хочешь встречаться с Джаредом? — догадалась Жозетта.

Касси молча кивнула.

— Наверное, он сильно рассердился вчера?

— Не сказать, чтобы он остался доволен случившимся. Но на удивление спокойно воспринял весь спектакль. И даже был в хорошем расположении духа.

— У Джареда почти всегда хорошее настроение.

— Он скорее досадовал, что поверил Каролине.

— Надо же, какая удача! А я боялась, что он заставит всех нас извиняться перед этой горгулой.

— Джаред не собирается возвращать тебя к ней в школу.

— В самом деле? — Глаза Жозетты засверкали. — Я могу остаться в замке?

— Скорее всего.

Бросив поводья, Жозетта бросилась к Кассии и закружилась вместе с ней.

— Знаешь, когда я впервые увидела тебя, то сразу почувствовала, что все изменится к лучшему.

— Поэтому бросилась на меня и повалила на землю? — суховато спросила Касси.

Жозетта взмахнула руками.

— Это от страха, я немножко испугалась.

— Мне показалось, что довольно сильно. — Касси помолчала. — Джаред сказал, он не хочет, чтобы ты поплатилась за вчерашнее. Надеюсь, так оно и есть. Мне не следовало позволять Лани…

— Я понимаю тебя. Я сделала бы то же самое, окажись на твоем месте. — Лицо ее мгновенно посерьезнело. — Мне никогда не удавалось убедить Джареда, что для меня все эти люди и их мнение ничего не значат. Я умирала с тоски, расписывая чайные чашки. Мы это делали в ожидании некоего джентльмена, который вдруг снизойдет до кого-нибудь из нас. Я жажду большего.

— И что же ты хочешь? — снисходительно уточнила Касси.

— Мечтаю о табуне лошадей и всевозможных приключениях. Хочу посмотреть твой остров. Отправиться в Седикан и найти там свою собственную Моргану или Капу. Делать, что нравится, испробовать все, вкусить…

— Подожди, — Касси, засмеявшись, схватила ее за руку. — Тебе придется от чего-то отказаться. Одной жизни не хватит, чтобы исполнились все твои желания.

— А я успею все, — Жозетта вспыхнула снова. — И сегодня сяду на Капу. Значит, уже исполнится одна моя мечта.

Какая же юная эта девчушка! Касси стремилась осуществить только одну мечту. Это намного проще. И ей следует быть снисходительной к Жозетте.

— Да, — мягко согласилась она. — А теперь подержи поводья, пока Капу не запутался в них. А я оседлаю мерина.


— Касси! — Джаред забарабанил в дверь ее комнаты. — Можно войти?

Натянув платье, Касси заколебалась. Впустить ли его в комнату? Она делала все, чтобы избежать встречи с ним после вчерашнего. И даже не спускалась сегодня к ужину вместе со всеми.

— Я не желаю тебя видеть. Я не одета.

— Так оденься! — сказал он, открывая дверь.

Он был без плаща и в рубашке, расстегнутой у ворота. Волосы его растрепались. На лице блуждала улыбка. Ей вспомнилась штормовая ночь на «Жозефине», он пришел к ней помочь удержать Капу, и тогда она почувствовала облегчение. Но не сегодня.

— Я не разрешала тебе войти.

— Но ты же в платье. Какая обида!

— Я едва успела набросить его на себя.

— Тогда я помогу тебе, — повернув Касси, Джаред принялся застегивать крючки и пуговицы.

Она стояла совершенно ошеломленная и меньше всего рассчитывала, что он поможет ей одеться.

— Готово, — он слегка шлепнул ее ниже спины, схватил ее плащ с кресла у кровати и потянул за руку. — А теперь идем.

— Кто сказал тебе, что я… — Но Джаред, не слушая ее, увлек за собой из комнаты, а потом по коридору к парадному выходу.

— Что ты делаешь?

— Собираюсь загладить свою вину. — Он обернулся и опять улыбнулся ей все так же растерянно.

— Что за чепуху ты несешь? Отпусти меня. Он молча шагал.

— Что случилось, объясни?

Джаред распахнул парадную дверь и увлек за собой вниз, по ступенькам.

— Скажи хоть, куда мы идем?

— В конюшню.

Касси испуганно встрепенулась.

— Что-то с Капу?

— Нет. Но для тебя и для Капу хорошая новость. — Джаред поплотнее закутал ее в плащ. — А теперь ты, наконец, угомонишься и пойдешь за мной?

Помешкав секунду, Касси поспешила следом.

— Не понимаю, почему надо идти в конюшню среди ночи.

— Так удобнее. Днем там слишком много людей. Удивление и недоумение Касси росли с каждой минутой.

— Удобнее?

— Мне показалось, что и ты так решишь. Лично я не хочу, чтобы при этом присутствовали посторонние. — Джаред распахнул дверь. — А поскольку лошади для тебя — то же самое, что и люди…

— Не совсем так. Но душа у них большая.

Они уже быстрыми шагами шли по коридору к стойлу Капу.

— Надеюсь, мы пришли сюда не для ночной прогулки. Тебе придется отказаться от этой затеи…

— Нет. Я не собираюсь кататься, — остановившись у стойла Капу, Джаред похлопал его по напряженному крупу. — Смотри, он уже готов. Выведи его из стойла. Идем к южному входу.

Касси нахмурилась.

— Зачем?

Он встретил ее взгляд:

— Моргана ждет его. Касси замерла.

— Что ты сказал?

— У Морганы началась течка.

— Ты хочешь жеребенка от Капу?

Джаред вскинулся.

— Я хочу, чтобы и у меня хоть что-то осталось от Капу.

— Получить жеребенка от Капу и Морганы?! Это…

Джаред покачал головой.

— Я возьму себе только малыша. И как только Моргана ожеребится, она — твоя.

— Что?! — Потрясенная Касси не могла отвести от него взгляда.

— Больше всего на свете ты хотела заполучить ее? Так ведь? Кобылу для Капу.

— Да, — прошептала Касси.

— Значит, Моргана — твоя.

Касси не могла поверить услышанному.

— Ты решил…

— Не сомневайся, — по губам его пробежала улыбка. — Я не лгун. И затеваю все это не для того, чтобы заполучить жеребенка.

Когда исполнение заветной мечты вот так вдруг сваливается на голову, то трудно в это поверить.

— Ты ведь не хочешь расставаться с Морганой… Это… Я даже и мечтать не смела об этом… — Щедрость Джареда была безмерной. — Но ты в самом деле…?

— Не ты одна считаешь, что за свои грехи надо расплачиваться. Конечно, я попытаюсь придумать, как загладить свою оплошность перед Лани. А пока надеюсь исправить свою вину перед тобой. Ты довольна? — Он отступил и открыл дверцу стойла. — Иди с ним к Моргане.

Касси не сводила с него глаз. Ей вспомнились вдруг слова Жозетты.

«Как-нибудь он сделает что-то такое необыкновенное, что ты забудешь обо все остальном».

— Никогда не думал, что способен заставить тебя потерять дар речи, — улыбнулся Джаред.

— Это так… я даже не смела… — Она проглотила застрявший в горле комок и, схватив поводья Капу, спросила: — А ты пойдешь?

— Не могу пропустить такого зрелища. — И Джаред пошел следом мимо пустующего стойла Морганы.

Кобыла стояла в дальнем конце пастбища, падающий на нее лунный свет вырисовывал удивительной красоты линии ее корпуса. Прилив чистой радости охватил Касси. Ее мечта исполнилась. Моргана станет ее.

Жеребец вдруг натянул поводья, стал прядать ушами. Касси не сдержала улыбки. Он почувствовал присутствие кобылы. И похоже, был не согласен с Касси. Моргана его кобыла, а не ее. Сняв с него недоуздок, Касси попросила:

— Открой ворота.

Джаред распахнул их и отступил в сторону. Капу рванулся к лугу, Моргана замерла. А потом галопом поскакала в противоположную сторону.

— Ты не стреножил ее, — заметила Касси. — Так жеребцу было бы легче с ней справиться.

— Ненавижу веревки, — ответил Джаред. — Ты, наверное, уже знаешь. Ради собственного удовольствия Капу придется постараться.

Такого же мнения, судя по всему, придерживалась и Моргана. Минут десять она бежала по лугу. И Капу мчался за ней по пятам. Но кобыла не подпускала его к себе. Останавливаясь и поворачиваясь спиной, поджидала, когда Капу подойдет ближе. Но как только он подбегал, она, лихо взмахнув хвостом, резко отскакивала то в одну, то в другую сторону.

Джаред засмеялся.

— Бедный Капу.

Смотреть и в самом деле было очень забавно, хотя. Капу сердился. Каждый раз его надежды не оправдывались, и он снова кидался за кобылой. Вдруг все изменилось. Моргана остановилась и повернулась мордой к жеребцу.

— Она тоже возбудилась, — пробормотал Джаред. Касси напряженно смотрела. Лошади застыли друг против друга. Великолепное таинство жизни происходило между ними. Они посылали первобытные знаки. Старые, как сам мир. Красивые и не выразимые никаким языком. Непостижимые, как загадки Вселенной.

В следующую минуту Капу победно заржал. Моргана повернулась к нему задом.

У Касси пересохло в горле. Пространство ночи вдруг сузилось, вмещая только двух совокупляющихся лошадей, подчинившихся закону природы и неистребимому инстинкту продолжения рода. Из груди Джареда вырвался ликующий возглас. Он каким-то образом составлял с ними единое целое.

Непостижимо, как стройные ноги Морганы выдерживают тяжесть Капу? Касси чувствовала себя так, будто он вошел в нее. Могучий, мощный рывок вперед. Жеребец и кобыла исполняли великий танец жизни.

Жар пронзил Касси. Она знала, что несет с собой их завораживающий первобытный танец. И хотела пережить его заново. Рука Джареда с силой сжала ее ладонь. Дрожь пробежала по ее телу, но она не могла отвести взгляда от лошадей. Зубы Капу сжали шею Морганы, но Касси понимала, что кобыла не чувствует боли. В этот момент заполнилась пустота внутри кобылы, и по ее жилам тек огонь, бурлящий огонь желания. Касси с такой силой сжала изгородь, что пальцы онемели.

— Касси? — охрипшим голосом окликнул ее Джаред.

И она повернулась к нему. Кахуна. Желание. Жеребец. Касси закрыла глаза, но запах тела Джареда проник в нее. И как только его ладонь сжала грудь, она вскрикнула. Губы ее приоткрылись. Ноздри Джареда трепетали от переполнявшего его страстного желания.

— Только, ради Бога, не смей говорить «нет».

Она, как и Моргана Капу, не в состоянии отказать Джареду. А он, видя ее невысказанный ответ, поднял на руки и понес.

— Куда ты? — тихо спросила она.

— Не здесь же, — пробормотал он. — Нам, конечно, все равно где, но я не хочу, чтобы ты замерзла. Ближе всего — стойло Морганы.

Мягкое душистое сено подалось под тяжестью ее тела. Джаред склонился над ней, пытаясь расстегнуть платье. Касси принялась торопливо помогать ему, стремясь поскорее избавиться от ноющей боли. И, наконец, она осталась совершенно обнаженной, Джаред развел ее колени, его рука скользнула к лону.

Нет. Не так… Отодвинув его, Касси быстро повернулась и встала на колени, упираясь руками в сено.

— Как Моргана? — пробормотал Джаред. — Если тебе так больше нравится…

И он покрыл ее так же, как Капу покрыл свою кобылу. Все получалось не так, как в прошлый раз, в его каюте. Ничего похожего. Сейчас она стонала, вскрикивала, всхлипывала, принимая его в себя и двигаясь ему навстречу. Его ладони сжимали, ласкали, терзали груди Касси, и Джаред двигался в ней все более мощными рывками… Он тоже что-то невнятно бормотал и громко стонал, дыхание его с трудом вырывалось из груди. А потом вдруг он вышел из нее и перевернул ее на спину.

Она непонимающе посмотрела на него.

— Почему?..

— Потому что ты не кобыла, черт тебя побери… — И Джаред снова вошел в нее. — Ты женщина. Моя… — Он вонзился еще глубже. — Моя… моя…

От вожделения она до крови прикусила нижнюю губу. В себе она ощущала Джареда. И ей хотелось, чтобы он остался в ней навсегда… Пик блаженства и упоения слиянием на этот раз оказался совершенно другим. В него опрокинулся весь мир. Настал момент бесконечности… Джаред застонал следом за ней. Сладострастие. Спина его выгнулась. Болезненная судорога охватила Джареда. Он смотрела на Касси. И она взглянула ему в глаза.

Мистическое, непостижимое ощущение. Это была ее судьба. Ее жизнь. И осознала она это после близости, а не до того, как это случилось между Морганой и Капу…

— Касси, — в его голосе звучало потрясение.

— Нет, — Касси не хотела говорить в эту минуту. Она только теснее прижала его к себе. Последние содрогания страсти прошли по его телу. И эту радость наслаждения она дала ему, и такое блаженное упоение охватило ее, оно не шло ни в какое сравнение с только что пережитым блаженством. Он принадлежал ей, как Лани и как Капу. Нет, он намного ближе, чем они. Намного. Осознание этого пронеслось как вихрь, сметая преграды на своем пути. Боже, как могла она так забыться. Боже! Как это могло случиться?

Касси лежала, совершенно оглушенная своим открытием, не в силах дать себе ответ, почему она не могла понять этого раньше. Ее стремление возвести между ними преграду оказалось никчемным. И Джаред дневной постепенно соединился с Джаредом, которого она знала по ночам. И теперь ей уже никогда не удастся отделить одного от другого.

— Я ничего не подстраивал, — прошептал он ей на ухо. — И не думал, что так все получится. Мне просто хотелось подарить тебе Моргану.

— Нисколько не сомневаюсь, — безжизненно отозвалась она. Касси уже хорошо знала и понимала его теперь, чтобы заподозрить в умысле. На ее глазах он бывал нетерпелив. Она разделяла его чувство юмора, с каким он смотрит на жизнь, она ощущала его страстность и чувственность, его мягкость и терпение в отношениях с Жозеттой и Бредфордом. Разделяла его чувство справедливости, готовность и решимость идти до конца в задуманном. И жалела, что понимает его настолько хорошо. Было бы лучше, если бы он оставался ей чужим. — Это не твоя вина.

Джаред поднял голову, всматриваясь в ее лицо:

— Что такое? О чем ты думаешь? Что-то не так? Касси не ответила ему, покачала головой. Он лег на бок.

— Но ты хотела того же самого, что и я! Я тебя не насиловал!

— Нет, конечно! — Она села и отбросила прядь волос с лица.

— Тогда почему ты ведешь себя так, будто все случилось против твоей воли?

— Мне надо идти к себе. — Не глядя на него, Касси принялась одеваться. — Как ты думаешь, с Капу и Морганой все хорошо?

— Да. Мы оставим их вместе на ночь. До утра он еще несколько раз покроет ее.

— И ты получишь жеребенка. — Касси принялась отряхивать приставшие к платью соломинки. — Все, что ты задумываешь, получается.

— Да, черт побери. — Он поднялся. — И не вижу, что тут плохого?

— Ничего, — голос Касси дрогнул. — Ты сделал мне очень щедрый подарок. Это так великодушно с твоей стороны…

— Великодушно? Ты случайно не заболела? Никогда прежде ты не признавала за мной ничего хорошего.

— Но так оно и есть, — жестко проговорила Касси. Мягкий и чувственный. Свет и тьма. Слезы хлынули у нее из глаз… — Спокойной ночи… — едва сумела пробормотать она и, выскользнув из стойла в коридор, бросилась к выходу.

Джаред догнал ее только во дворе и, схватив за плечи, заставил повернуться к себе лицом.

— Скажи мне… — процедил он сквозь зубы. — Ответь только, что…— И замолчал, увидев струившиеся по лицу Касси. — Боже мой!

— Мне надо идти, — она принялась выворачиваться из его рук. — Мне надо…

— Нет. До тех пор, пока… Ну ладно, как хочешь. Только перестань плакать. — Он отступил и отпустил Касси. — Но это не конец. Завтра же ты скажешь мне, что тебя так расстроило.

Но она вообще не должна говорить с ним. Касси повернулась и побежала по двору, ощущая на спине его недоумевающий, растерянный взгляд, даже когда, взбежав по ступеням и рывком распахнув дверь, оказалась в холле. Нет, самого последнего шага на пути предательства она все-таки не сделает. И ни за что не признается Джареду, что любит его.


— Касси? — Жозетта сидела на последней ступеньке лестницы, что вела в комнату Касси. На ней была ночная сорочка, поверх которой наспех наброшено платье. В широко открытых глазах девушки застыла тревога. — Ты плачешь? Что он сделал?

Касси вытерла слезы тыльной стороной ладони.

— Как ты тут оказалась?

— Услышала ваши голоса в холле. И не смогла заснуть, ждала, когда ты вернешься… — Она покачала головой. — Ты же сказала, что Джаред не сердится на тебя?

— Он и в самом деле не сердится, — Касси начала подниматься по лестнице. — Ступай спать.

Жозетта вскочила и взлетела по ступенькам следом за ней.

— Тогда почему ты плачешь? Я прежде не видела даже слезинки у тебя. И считала, что ты не рева.

— Как видишь, ошиблась.

— Но почему?

— Это касается только меня, — вспыхнула Касси. — вставь меня! — но, увидев выражение недоумения и обиды, промелькнувшие на лице Жозетты, сразу пожалела о сказанном. — Не беспокойся, все слишком…

— Это Джаред виноват? Хочешь, я поговорю с ним?

— Нет! — испугалась Касси. — Ничего не случилось. Наоборот. Он подарил мне Моргану.

— Ты, наверное, шутишь! — прошептала Жозетта. Касси серьезно продолжала:

— А себе он заберет жеребенка от Капу и Морганы. Как видишь, все в полном порядке.

— Тогда почему же ты плачешь?

— Потому что не могу… — Она замолчала и закончила. — Потому что пришел час уехать из Морланда. Больше я не могу оставаться здесь.

Эта мысль пришла ей в голову только что. Но Касси поняла, что другого выхода — раз она призналась себе, что любит Джареда, — нет. Если она не сбежит отсюда сию же минуту, то не сможет уехать от него никогда.

— Нет! — воскликнула Жозетта в отчаянии. — Зачем тебе уезжать? Все идет так хорошо. Мне не придется возвращаться в школу, Джаред подарил тебе Моргану. Мы так славно заживем.

— Ты забыла про моего отца, Жозетта. Жозетта на миг задумалась.

— Мне бы очень хотелось, чтобы ты осталась здесь, — она подняла руку, не давая Касси возразить. — Но вижу, что ты не в состоянии сделать это. — Она покачала головой. — Джаред не отпустит тебя.

Касси с трудом удалось выдавить из себя улыбку.

— Значит, мне надо уйти так, чтоб он ни о чем не узнал, так ведь?

— У тебя есть деньги?

— Отец оставил мне и Лани несколько сот фунтов стерлингов.

— Лани тоже поедет с тобой? — Но Жозетта сама тут же ответила на собственный вопрос. — Ну, конечно. — В голосе ее прозвучало неподдельное горе. — Я потеряю вас обеих. Вы стали мне так дороги. Я буду скучать по вас…

— И мы по тебе тоже…

— Правда?

— Правда, — вздохнула Касси. — Но мне уже пора идти.

— Сейчас не просто попасть во французский порт. Не всякий капитан согласится рискнуть. — Жозетта нахмурилась. — А как ты собираешься оформить паспорт? Сомневаюсь, имеешь ли ты право уехать из Морланда без разрешения Джареда.

— Не знаю, — Касси пожала плечами. Она с таким трудом призналась себе в любви к Джареду, что на другое уже не хватало сил. И ей не было никакого дела до всего остального. — Придумаю что-нибудь позже. А сейчас мне надо поспать. Советую тебе последовать моему примеру.

— А как же насчет бумаг? — не отставала от нее Жозетта. — Боюсь, тебе придется остаться.

Касси решительно замотала головой.

— Значит, я должна поехать с тобой.

— Что ты такое говоришь?! — Касси с удивлением посмотрела на девушку.

— Ведь я могу перевезти тебя и Лани через пролив на своем ботике. Если мы причалим не в большом порту, то у вас не возникнет никаких сложностей с паспортом. Во всяком случае, в первое время.

— И ты сможешь помочь нам? Жозетта усмехнулась.

— Тебе не обойтись без моей помощи. У меня большой опыт, мне столько раз приходилось сбегать. С тех пор как Джаред отправил меня к леди Кэрродин, я по крайней мере раза два в год устраивала побеги. Ты думаешь так просто — удрать от этой, горгулы? У меня больше опыта, чем у кого бы то ни было.

— Но дом леди Кэрродин не Морланд, — первая вспышка радости прошла. — И я не могу позволить тебе идти на такой риск ради нас.

Жозетта рассмеялась.

— Я очень хорошо управляюсь с парусами. И перевезти вас на ботике через пролив мне ничего не стоит. Высажу вас у какой-нибудь деревушки на побережье и вернусь назад.

— Джаред рассердится на тебя.

— Ненадолго. Я уж лучше выдержу его гнев, чем буду беспокоиться из-за вас, как-то вы доберетесь до места.

Предложение Жозетты пришлось как нельзя кстати. И решало сразу множество сложностей, подстерегавших их без участия Жозетты.

— Мне надо подумать. Жозетта быстро кивнула.

— Вот увидишь, тебе не придумать ничего лучшего. — Она озорно улыбнулась. — А я тем временем тоже обдумаю наш побег. Следует предусмотреть тысячу мелочей!

Печаль и радость, боль разлуки и жажда деятельности — все это стремительно сменяло друг друга. Касси пожалела, что ее настроению не угнаться за мыслями. Сейчас ей казалось, что она погрузилась в полный мрак. Чувство отделенности от всего мира угнетало ее невыносимо. Побежать за Лани и услышать, что все идет очень хорошо.

Но она не могла решиться на это сейчас. Она сама перешагнула границу. Лани не сможет понять, каким образом она могла полюбить заклятого врага своего отца. А разве Касси сама в силах объяснить э