Book: Лик бесчестья



Лик бесчестья

Айрис ДЖОАНСЕН

ЛИК БЕСЧЕСТЬЯ

ПРОЛОГ

Центр диагностики, Джексон, штат Джорджия

27 января, 11.55


Того, что вот-вот случится, не исправить никогда. Боже, только не это! Она исчезнет навсегда. Вместе с остальными.

– Идем, Ева. Тебе нечего здесь делать.

Рядом с ней под большим черным зонтом стоял Джо Квинн. Его мальчишеское лицо было мертвенно-бледным.

– Все равно ты бессильна. Приведение приговора в исполнение откладывалось уже дважды. Больше губернатор на отсрочку не пойдет. Он не может не считаться с общественным мнением.

– Нет, он обязан отсрочить казнь! – Сердце, казалось, готово было разорвать грудную клетку. Сейчас просто жить – и то было больно. – Я хочу поговорить с начальником тюрьмы.

Квинн покачал головой.

– Он тебя не примет.

– Раньше принимал. Он звонил губернатору. Я должна с ним встретиться. Он понимает, что…

– Лучше пойдем к машине. На улице холодно, ты совсем промокла.

Ева помотала головой, бросила полный отчаяния взгляд на ворота тюрьмы.

– Тогда ступай к нему сам. Ты работаешь в ФБР. Может, он тебя послушает…

– Поздно, Ева. – Квинн хотел было затащить ее под зонт, но она вырвалась. – Господи, зачем ты вообще здесь появилась?

– А ты? А они? – Она указала на толпу репортеров у ворот. – У меня больше прав быть здесь, чем у вас всех. – Ее душили рыдания. – Я должна это остановить! Как они не понимают, что нельзя…

– Бешеная сучка!

Ева резко обернулась. Перед ней стоял мужчина сорока с небольшим лет. Его лицо было искажено страданием, по щекам бежали слезы. Она не сразу узнала его, а узнав, зажмурилась. Билл Вернер. Один из тех, у кого там, за воротами, отнимают последнюю надежду.

– Лучше не суйся! – Вернер сильно схватил ее за плечи и тряхнул. – Пусть сдохнет! Ты причинила нам столько горя, а теперь опять пытаешься его спасти! Не мешай. Пусть они изжарят этого мерзавца.

– Я не могу… Как вы не понимаете? Они исчезли. Мой долг…

– Говорю, не суйся, иначе, видит бог, я заставлю тебя пожалеть!

– Оставьте ее в покое! – Квинн убрал руки Вернера с плеч Евы. – Разве не видите, что ей еще больнее, чем вам?

– Черта с два! Он убил моего мальчика. Я не позволю ей спасти этого ублюдка от возмездия.

– Думаете, я не желаю ему смерти? – крикнула она. – Он – чудовище! Я бы сама его растерзала, но нельзя позволить, чтобы…

Ева умолкла. Сейчас не до споров. Скоро наступит полночь. Скоро его убьют.

И тогда Бонни исчезнет навсегда.

Она метнулась к тюремным воротам.

– Ева!

Она забарабанила по воротам кулаками.

– Впустите! Вы обязаны меня впустить! Умоляю, не делайте этого!

Ее ослепили магниевые вспышки. К ней бросились охранники. Квинн пытался оторвать ее руки от ворот.

Внезапно в воротах открылась калитка. Вдруг это последняя лазейка? Господи, дай еще шанс!

Из калитки вышел начальник тюрьмы.

– Остановите казнь! – крикнула она. – Вы должны…

– Отправляйтесь домой, миссис Дункан. Все кончено. – Он миновал ее и остановился перед телекамерами. Кончено? Не может быть! Сурово глядя в объективы, начальник продолжал:

– Ральф Эндрю Фрейзер казнен четыре минуты назад. Смерть констатирована в семь минут первого.

– НЕТ!

Вопль был полон боли и отчаяния, он разрывал душу, словно кричал потерявшийся ребенок.

Ева не понимала, что это кричит она сама.

Квинн подхватил ее, не дав упасть. Обморок был столь глубок, что, казалось, Ева мертва.

1

Атланта, Джорджия

3 июня 8 лет спустя


– Ну и вид! Скоро полночь. Ты когда-нибудь спишь? Ева оторвалась от компьютера. В дверях стоял Джо Квинн.

– Иногда бывает. – Она сняла очки, протерла глаза. – Подумаешь, в кои-то веки засиделась! Это вовсе не значит, что я трудоголик. Просто решила кое-что проверить…

– Знаю, знаю. – Джо вошел в лабораторию и шлепнулся в кресло. – Диана жаловалась, что вы с ней договаривались пойти вместе на ленч, но ты не появилась.

Ева кивнула с виноватым видом. Уже в третий раз за этот месяц она подвела жену Джо.

– Я же объяснила: полиция Чикаго срочно запросила результаты. Родители Бобби Старнса требуют доказательств.

– И как, сошлось?

– Почти. Полиция и без меня не сомневалась: не хватает нескольких зубов, зато оставшиеся очень похожи…

– Зачем же им ты?

– Родители отказывались верить. Я была их последней надеждой.

– А ты ее не оправдала.

– Такова моя работа. Они увидят, как черты лица Бобби совпадают со строением черепа, и поймут, что все кончено. Теперь они признают факт гибели сына, и дело будет закрыто.

Ева покосилась на дисплей. Чикагские полицейские прислали ей череп и фотографию семилетнего Бобби.

Она произвела наложение и получила почти полное совпадение. Бобби смотрел с фотографии, как живой. Камень, и тот прослезился бы.

Кажется, еще немного – и ее раздавит груз чужого горя.

– Ты едешь домой?

– Да.

– А ко мне заглянул, чтобы еще больше испортить настроение?

– По-моему, это моя главная обязанность в жизни.

– Трепло! – Ева посмотрела на черный кожаный чемоданчик в руках у Джо. – Это для меня?

– В лесу найден скелет. Дожди размыли землю и обнажили кости. Над трупом потрудились звери, но череп в целости. – Он открыл чемоданчик. – Учти, Ева, это маленькая девочка.

Он всегда предупреждал ее, когда речь шла о девочках. Видимо, пытался ее беречь.

Ева осторожно взяла череп. Осмотрев его, она сказала:

– Не такая уж маленькая: лет одиннадцать-двенадцать. – Она указала на трещинку на верхней челюсти. – Как минимум одну зиму скелет пролежал в земле. – Прикоснувшись к носовой полости, она добавила:

– Судя по размеру, она была темнокожей.

– Уже хорошо, – похвалил Джо. – Но все равно мало. Придется тебе ее вылепить. Мы не знаем, кто она. Фотографии отсутствуют, накладывать нечего. Знаешь, сколько девчонок бегут в этом городе из дому? Если она жила в трущобах, то полиция могла даже не получить заявления о пропаже. Многих родителей больше интересует, как раздобыть наркотик, чем занятия их… – Он поморщился. – Прости, забылся.

– Такая уж у тебя привычка, Джо.

– Я забываюсь только в твоем присутствии. Отказ сдерживающих центров.

– Я должна быть польщена? – Разглядывая череп, Ева озабоченно хмурила брови. – Между прочим, мать уже давно отказалась от «крэка». А я многого в своей жизни стыжусь, только не трущобного детства. Оно дало мне хорошую закалку. Иначе я бы не выжила.

– Еще как выжила бы!

Он не все знал о ней. Ей пришлось балансировать на самом краю пропасти, поэтому сама жизнь казалась теперь волшебным даром.

– Хочешь кофе? У нас, детей трущоб, особый талант варить потрясающий кофе.

Он вздрогнул.

– Какая ты жестокая! Я же попросил прощения.

– А я выпью кофейку, – сказала она с улыбкой. – Ты заслужил взбучку: не будешь в следующий раз обобщать. Так как насчет кофе?

– Нет, мне пора домой, к Диане. – Джо встал. – Раз эта бедняжка провела так много времени в земле, можешь с ней не торопиться: потерпит еще. Все равно мы не знаем, кого ищем.

– Я и не собираюсь торопиться. Впереди вся ночь.

– Да, времени у тебя масса. – Он посмотрел на стопку справочников на столе. – Твоя мать говорит, что ты взялась за медицинскую антропологию.

– Я изучаю ее заочно. На очное образование нет времени.

– Почему именно антропология? Мало тебе своих дел?

– Именно в моих делах это может пригодиться. Сколько я ни мучаю вопросами антропологов, многое все равно остается неясным.

– По-моему, ты себя перегружаешь. В твоем графике и так нет просвета на много месяцев вперед.

– Я бы с радостью побездельничала, но… – Она состроила гримасу. – Все твой начальник городской полиции! Надо ему было упомянуть меня в телепрограмме «Шестьдесят минут»! У меня и раньше не было недостатка в заказах.

– В следующий раз не будешь пренебрегать друзьями. – Джо шагнул к двери. – Захотелось закончить престижный колледж – теперь пожинай плоды.

– Кто бы болтал о престиже! Разве не ты учился в Гарварде?

– Так то когда было! Я уже давно простой южанин. Следуй моему примеру и не высовывайся.

– Я и не высовываюсь. – Ева встала и положила череп на полку над компьютером. – Нигде не бываю, разве что пообедаю в следующий вторник с Дианой, если ей захочется. Ты у нее спроси.

– Сама спрашивай. Я больше не вмешиваюсь в ваши дела. Хватит с меня своих проблем. Диане тоже приходится несладко: жена полицейского! – У двери Джо остановился. – Лучше выспись, Ева. Все они – мертвецы. Если ты поспишь, они не обидятся.

– Не говори глупостей! Сама знаю. По-твоему, я неврастеничка? Просто когда у профессионала есть работа, он работает.

– Согласен. – Джо все не уходил. – К тебе случайно не обращался Джон Логан?

– Кто это?

– Логан! Ты слышала про «Логан компьютере»? Миллионер, наступающий на пятки самому Биллу Гейтсу. В последнее время только и разговоров про то, как он собирает в Голливуде деньги в фонд республиканской партии.

Ева пожала плечами.

– Ты же знаешь, я почти не слежу за новостями. – Она, впрочем, припоминала фотографию Логана в воскресной газете. Около сорока или чуть больше, калифорнийский загар, коротко подстриженные темные волосы с сединой на висках. На фотографии он улыбался белокурой голливудской кинозвезде, возможно, самой Шэрон Стоун.

– У меня он денег не просил. Даже если попросит, все равно не дам. Я голосую за независимых. – Она показала на свой компьютер. – Изделие Логана. Компьютеры у него получаются неплохо. Но этим наши с ним контакты ограничиваются. А что?

– Он наводил о тебе справки.

– Вот как?

– Успокойся. Не лично, а через известного на Западном побережье адвоката, Кена Новака. Я услышал об этом у себя в участке, кое-что проверил и выяснил, что за Новаком стоит Логан.

– Не очень-то верится, – сказала Ева.

– Почему? – Джо усмехнулся. – Тебе ведь доводилось выполнять частные заказы. Человек такого положения, как он, наверняка взбирался наверх по трупам. Запамятовал, видимо, где похоронил парочку-другую.

– Ужасно смешно! – Она устало потерла затылок. – Его адвокат получил необходимую информацию?

– Как плохо ты о нас думаешь! Мы умеем охранять ценных людей. Если он узнает номер твоего телефона и начнет названивать, сообщи мне. Увидимся! – Наконец-то Джо захлопнул дверь.

Да, Джо охранял ее и будет охранять. Никто не умел делать это лучше, чем он. Он сильно изменился со времени их знакомства много лет назад: от былого мальчишества не осталось и следа. Вскоре после казни Фрейзера он уволился из ФБР и поступил в полицию Атланты, где успел дорасти до лейтенанта детективной службы. Он так и не признался Еве, что принудило его к переходу. Сколько она его ни пытала, ответы – мол, до смерти надоела кабинетная работа – ее не удовлетворяли. Джо умел хранить тайну. Ева не обижалась: ей было достаточно его готовности всегда прийти ей на выручку.

Как той ночью у тюрьмы, когда она чувствовала себя как никогда одинокой.

Еве не хотелось вспоминать ту ночь. Отчаяние и боль до сих пор были так сильны, словно…

Значит, надо вспоминать. Вспоминать и думать. Опыт подсказывал, что единственный способ не погибнуть от боли – встречать ее с открытым забралом.

Фрейзер мертв, Бонни пропала.

Ева зажмурилась. Постепенно боль отступила. Она открыла глаза и снова подъехала в кресле к компьютеру. Работа – лучшее лекарство. Да, Бонни пропала и уже никогда не отыщется, но остаются другие…

– Новый подарочек? – Теперь в дверях стояла Сандра Дункан в наброшенном поверх пижамы халате. Ее взгляд был прикован к детскому черепу. – Я слышала, как подъезжала машина. Джо никак не оставит тебя в покое.

– Я не хочу покоя, мама. Ничего страшного, это не срочно. А ты иди спать.

– Это ты иди. – Сандра Дункан подошла к полке. – Девочка?

– Да, подросток.

Помолчав, мать сказала:

– Пойми, ты никогда ее не найдешь. Бонни больше нет. Ты обязана это осознать!

– Я все понимаю. Просто это моя работа.

– Ерунда!

– Иди спать, – повторила Ева с улыбкой.

– Может, тебе что-то нужно? Сделать бутерброд? – предложила Сандра.

– Я слишком забочусь о своем пищеварении, чтобы позволить тебе на него покушаться.

– Зато я очень стараюсь. – Сандра развела руками. – Что поделать, не все созданы для кухни.

– У тебя полно других талантов.

– Да, я хороший судебный репортер и умею изводить дочь придирками. Ты сама пойдешь спать или мне продемонстрировать свое искусство?

– Еще пятнадцать минут!

– Ладно. Но только пятнадцать! – Сандра побрела к двери. – Учти, я буду подслушивать под дверью твоей спальни. Да, чтобы не забыть: завтра я задержусь после работы. Меня пригласили в ресторан.

Ева удивленно подняла голову.

– Кто?

– Рон Фитцджеральд. Я тебе про него рассказывала: юрист из окружной прокуратуры. Приятный человек. – С нотками оправдания в голосе Сандра добавила:

– Он меня смешит.

– Прекрасно! Мне тоже хочется с ним познакомиться.

– Но я – не ты. Я уже давно никуда не ходила с мужчинами. Мне нужно общение. В конце концов, я не монахиня. Мне еще нет пятидесяти. Или ты хочешь, чтобы я перестала жить, потому что…

– Почему ты защищаешься? Тебя никто не обвиняет. Я хоть раз говорила, что хочу засадить тебя в четырех стенах? Ты вправе делать все, что хочешь.

– Конечно, я чувствую себя виноватой. – Сандра нахмурилась. – Ты сильно облегчила бы мне жизнь, если бы не была так безжалостна к самой себе. Это ты – монахиня.

Ева предпочла бы, чтобы мать хотя бы сегодня не затевала подобного разговора. Усталость не позволяла ей эффективно обороняться.

– У меня тоже есть знакомые.

– Знакомства прекращаются, как только начинают препятствовать твоей работе. Максимальный срок – две недели.

– Мама!

– Извини. Просто я считаю, что тебе пора вернуться к нормальной жизни.

– То, что одному кажется нормальным, не всегда нормально для другого. – Ева уперлась взглядом в дисплей. – Спокойной ночи. Хочу кое-что закончить, чтобы лечь спать со спокойной совестью. Не забудь заглянуть ко мне завтра вечером и рассказать, как провела время.

– Не забуду, – сказала Сандра со вздохом. – Спокойной ночи, Ева.

– Спокойной ночи, мама.

Ева откинулась в кресле. Надо было раньше заметить, что матерью опять овладевает беспокойство. Для выздоравливающего наркомана это очень опасно. Впрочем, мать отказалась от наркотиков давно, во второй день рождения Бонни, и с тех пор не срывалась. Еще один подарок от Бонни.

Но не делает ли Ева из мухи слона? Она росла с матерью-наркоманкой и приобрела болезненную подозрительность. Желание матери наслаждаться жизнью, наоборот, свидетельствует о ее душевном и физическом здоровье. Самое лучшее, что может с ней сейчас произойти, – это длительная любовная связь.

Пусть мать делает что хочет. Главное, не выпускать ситуацию из-под контроля.

Ева смотрела на дисплей, но уже ничего не видела. Хватит на сегодня! Она почти не сомневалась, что череп принадлежит маленькому Бобби Старнсу.

Выключая компьютер, она обратила внимание на фирменный знак «Логан компьютерс». Странно, как часто мы бываем слепы по отношению ко многим вещам, которые видим по много раз в день… Зачем она понадобилась Логану? Скорее всего, это какое-то недоразумение. Между ее жизнью и жизнью Логана не было ровным счетом ничего общего.

Ева встала и сделала несколько упражнений, чтобы размяться. Утром она отошлет череп Бобби и свой рапорт в полицию. Она старалась, чтобы у нее не находилось в работе больше одного заказа одновременно. Джо над ней подсмеивался, но ей трудно сосредоточиться на одном черепе, когда своей очереди дожидался другой. Уже послезавтра родители Бобби узнают, что их сын больше не числится среди пропавших…

«Бонни больше нет. Ты обязана это осознать».

Мать не понимала, что поиск Бонни стал неотъемлемой частью ее жизни. Ева уже не могла различить, где Бонни, а где другие пропавшие. Если бы мать поняла это, то испугалась бы за нее еще больше.

На полке ждал своей очереди череп, принесенный Джо.

– Что с тобой стряслось? – спросила она шепотом, снимая с черепа бирку и кладя его себе на стол. – Несчастный случай? Убийство? – Ева предпочла бы несчастный случай, но чаще сталкивалась с убийствами. Ей страшно было даже представить себе тот ужас, который испытал ребенок на пороге гибели.

Детская смерть…

Кто-то держал малышку на руках, наблюдал, как она девает первые шаги, Еве хотелось надеяться, что девочку любили, что ей дарили радость до того, как ее жизнь оборвалась в мокрой яме посреди леса.

Ева дотронулась до треснутой челюсти.

– Не знаю, кто ты. Не возражаешь, если я назову тебя Мэнди? Хорошее имя.

Боже, она разговаривает со скелетами и одновременно беспокоится, как бы мать не сорвалась… Странно, но Еве всегда казалось, что обращаться с черепами как с неодушевленными предметами – верх непочтительности. Эта девочка жила, смеялась, любила. Даже ее кости заслуживают уважения.

– Потерпи, Мэнди, – прошептала Ева. – Завтра я сниму размеры и начну лепить голову. Я найду тебя. Ты вернешься домой.


Монтерей, Калифорния


– Вы уверены, что сделали правильный выбор? – Джон Логан смотрел на экран телевизора, где проигрывалась видеозапись сцены перед тюремными воротами. – По-моему, у нее не все дома. У меня и так хватает проблем, зачем мне женщина, у которой поехала крыша?



– Боже, как вы добры, как великодушны! – пробормотал Кен Новак. – Разве вам не кажется, что у нее были основания огорчаться? Как-никак, вы наблюдаете ее в момент казни убийцы ее маленькой дочери.

– Вот и я о том же! Ей бы плясать от радости и тянуться к кнопке электрического стула. Я на ее месте плясал бы. А она умоляет губернатора отсрочить казнь!

– Фрейзера приговорили к казни за убийство Тедди Саймса. Его поймали почти что на месте преступления в момент, когда он только собирался избавиться от трупа. Он сознался, что убил еще двенадцать детей, в том числе Бонни Дункан, сообщил подробности, не оставляющие никаких сомнений в его виновности, но отказался сказать, куда спрятал трупы.

– Почему отказался?

– Не знаю. Кто их разберет, этих психов? Решил сделать напоследок гадость. Он даже не стал подавать прошение о помиловании. Ева Дункан чуть с ума не сошла: она хотела добиться отсрочки казни до тех пор, пока он не скажет, где ее дочь. Боялась, что никогда ее не найдет.

– Так и не нашла?

– Нет. – Новак нажал на дистанционном пульте клавишу остановки изображения. – Видите? – Он указал на застывшую картинку. – Это Джо Квинн. Сын богатых родителей, выпускник Гарварда. Все думали, что он станет юристом, а он подался в ФБР. Сотрудничал с полицией Атланты, расследуя убийство Бонни Дункан. Сейчас он служит там детективом. Он и Ева Дункан стали друзьями.

В то время Квинну было лет двадцать шесть. Четко очерченное лицо, большой рот, широко расставленные карие глаза. Умный взгляд.

– Только друзьями?

Новак утвердительно кивнул.

– Во всяком случае, если они и были любовниками, нам об этом ничего не известно. Три года назад Дункан была свидетельницей на его свадьбе. За истекшие восемь лет она встречалась с двумя мужчинами, но серьезных отношений не возникло. С головой погружена в работу, что не способствует полноценной личной жизни. – Он вопросительно посмотрел на Логана. – Или, наоборот, способствует?

Логан не удостоил его ответом. Заглянув в бумаги на столе, он спросил:

– Ее мать – наркоманка?

– Нет, уже несколько лет как вылечилась.

– А сама Ева Дункан?

– Никогда не была наркоманкой. Остается удивляться, как это у нее получилось: практически все вокруг кололись или что-нибудь нюхали, в том числе ее собственная мамаша. Она родила Еву неизвестно от кого в пятнадцать лет. Жили на пособие, в одном из самых плохих районов города. Ева, тоже в пятнадцать лет, родила Бонни.

– Кто отец?

– В свидетельстве о рождении отец не указан; Наверное, он не стремился зафиксировать свое отцовство. – Новак нажал клавишу, и люди на экране снова ожили. – Сейчас вы увидите фотографию ее ребенка. Си-эн-эн выжало из этой истории все, что смогло.

Бонни Дункан… Футболка с кроликами, синие джинсы, теннисные тапочки. Рыжие волосы в кудряшках, веснушчатый носик. Девочка улыбалась в объектив, проказливое личико выражало радость. Логану стало нехорошо. Что это за мир, если в нем водятся чудовища, способные убивать таких детей?

– Правда, симпатичная? – спросил Новак с нарочито бесстрастным видом.

– Промотайте.

Новак нажал клавишу, и на экране снова появилась сцена перед тюремными воротами.

– Сколько лет было Еве Дункан, когда погибла ее дочь?

– Двадцать три. Девочке – семь. Фрейзер был казнен через два года.

– С тех пор Ева помешалась и стала интересоваться костями.

– Ничего подобного! – не выдержал Новак. – Почему вы к ней так безжалостны? Логан обернулся.

– А вам почему так хочется ее защищать?

– Потому что она не… У нее есть сила воли, вот почему!

– Вы ею восхищаетесь?

– Да, и не боюсь в этом сознаться! – воскликнул Новак. – Она могла бы отдать ребенка в приют или сделать аборт. Но она его сохранила. Могла бы жить на пособие, как ее мамаша, вообще пойти по ее стопам. Вместо этого она отводила дочь с утра в детский сад, а сама работала. По вечерам она занималась – училась заочно. К моменту исчезновения Бонни она почти окончила колледж. – Он посмотрел на экран, на Еву Дункан восьмилетней давности. – Несчастье могло бы ее уничтожить, снова отшвырнуть на дно, а она вопреки всему продолжила учебу и получила диплом университета штата Джорджия. Сейчас она зарегистрирована как специалист по компьютерным технологиям в Национальном центре пропавших и подвергшихся насилию детей в Арлингтоне, штат Виргиния. Кроме того, она брада уроки у лучших специалистов по реконструкции внешности и получила соответствующее удостоверение.

– Крепкий орешек… – пробормотал Логан.

– Главное, у нее есть мозги. Она занимается реконструкцией внешности компьютерным и видео-наложением для судебно-медицинских целей. Мало кто, кроме нее, добивается таких великолепных результатов. Вы видели в «Шестидесяти минутах», как она восстановила внешность ребенка, найденного в болоте во Флориде? Логан кивнул.

– Да, я глазам своим не поверил!

Он снова уставился на экран. Ева Дункан, высокая худая женщина в джинсах и плаще, сама уязвимость. Мокрые темно-рыжие волосы до плеч, боль и отчаяние на бледном овальном лице. Логан отвернулся от экрана.

– Есть другие специалисты, равные ей по квалификации?

Новак отрицательно покачал головой.

– Вы потребовали совершенства. Она и есть совершенство. Но договориться с ней будет непросто. Она очень занята и предпочитает разыскивать пропавших детей. Насколько я понимаю, вы будете искать не ребенка?

– Обычно деньги – убедительный довод, – ушел от прямого ответа Логан.

– Обычно – да. Но для нее деньги не главное. Она могла бы зарабатывать гораздо больше, но предпочла самостоятельность. Снимает дом в Морнингсайде – это близко к центру Атланты, устроила в отремонтированном гараже при доме лабораторию и трудится там как одержимая.

– Не исключено, что от университета просто не поступало предложения, от которого невозможно отказаться?

– Может быть. Где им тягаться с вами! – Новак приподнял брови. – Вы ведь вряд ли захотите мне объяснить, зачем она вам понадобилась…

– Вы правы. – Новак имел репутацию честного человека и заслуживал доверия, однако Логан не собирался откровенничать даже с ним. – Вы уверены, что она единственная в своем роде?

– Лучше ее нет. Повторяю, она… А что, собственно, вас смущает?

– Ничего. – Логан кривил душой. Перспектива иметь дело с Евой Дункан не устраивала его в принципе. Она и так жертва. Снова подвергать ее риску было бы бесчеловечно.

С другой стороны, почему он колеблется? Решение принято, отступать нельзя. Он всегда покупает только самый высококачественный товар!

Даже если этой – тощей, рыжей, уязвимой – будет угрожать смерть.

* * *

Кен Новак бросил портфель на пассажирское сиденье своего дорогого автомобиля с откидным верхом и запустил двигатель. Выехав из ворот, он вынул из держателя телефон и позвонил в министерство финансов.

Дожидаясь, пока его соединят с Тимвиком, он любовался Тихим океаном. Придет день, когда и у него будет дом, как у Логана, на роскошной улице под названием «Семнадцатимильная дорога». У него и сейчас был отличный дом в Кармеле, но ему хотелось потягаться с владельцами здешних дворцов. Вот кто настоящая элита, короли бизнеса и финансов, хозяева мира. Новак считал себя достойным такого же будущего. Ведь и Логан начинал владельцем крохотного дела, а создал могучую империю. Все, что для этого потребовалось, – трудолюбие и твердость, готовность шагать вперед, невзирая ни на что. Новак работал у Логана уже три года и бесконечно им восхищался. Иногда он даже симпатизировал Логану. Тот умел очаровывать людей, когда это было ему выгодно.

– Новак? – раздался в трубке голос Тимвика.

– Я еду от Логана. Кажется, с Евой Дункан полный порядок.

– Кажется? Вы не уверены?

– Я спросил, поручает ли он мне с ней связаться, он ответил, что сделает это сам. Надеюсь, не передумает.

– Он так и не сказал вам, зачем она ему?

– Молчит как могила.

– Можно считать, что это что-то личное?

Новака разобрало любопытство.

– Разве все остальное не исключается?

– Неизвестно. От вас мы знаем, что его занимает много всякой всячины одновременно. Кое-что придумано только для того, чтобы сбить нас со следа.

– Возможно. Но вас все это сильно интересует, иначе вы не платили бы мне так щедро.

– Мы расщедримся еще больше, если получим от вас сведения, которые можно было бы использовать против Логана. За последние полгода он собрал в фонд республиканской партии слишком много денег, а до выборов осталось всего пять месяцев.

– Радуйтесь, что у вас президент – демократ. Популярность Бена Чедберна снова возрастает. Думаете, Логан помогает республиканцам отвоевать конгресс? Они способны на это и без его помощи.

– Это мы еще посмотрим. Очень может быть, что на следующих выборах мы их побьем. Пока что надо остановить Логана.

– Натравите на него финансовую инспекцию. Самый лучший способ дискредитации!

– Нет, он чист.

Новак предчувствовал такой ответ. Логан был слишком умен, чтобы угодить в столь примитивную ловушку.

– Значит, вы возлагаете все надежды на меня?

– Не все. У нас есть и другие источники.

– Но я ближе к нему, чем кто-либо еще.

– Повторяю, вам хорошо заплатят.

– Я уже думал об этом. Деньги – это прекрасно, но я бы предпочел кое-что иное. Почему бы мне не баллотироваться в вице-губернаторы?

– Вы же знаете, мы поддерживаем Денфорда.

– Разве он для вас полезнее, чем я?

После некоторого молчания собеседник Логана сказал:

– Предоставьте необходимую информацию. Я подумаю.

– Попробую.

Новак вернул телефон в держатель. Тимвик сдался быстрее, чем он предполагал. Наверное, его всерьез беспокоят предстоящие президентские выборы. Все, кто имеет отношение к политической кухне, независимо от партийной принадлежности, похожи друг на друга: власть для них – как сильный наркотик. Человек с мозгами, эксплуатируя это болезненное пристрастие, может вскарабкаться как угодно высоко, было бы желание. Новака прельщала Семнадцатимильная дорога.

Шоссе сделало вираж, и испанский дворец Логана снова предстал во всей своей красе. Логан не варился на политической кухне: он был диковиной под названием «истинный патриот». Оставаясь республиканцем, он хвалил президента-демократа за успех в переговорах с Иорданией три года назад.

Патриоты плохи своей непредсказуемостью. Некоторые даже бывают опасны. Тимвик стремится его свергнуть. Что ж, если это стремление осуществится, Новак сможет получить за содействие теплое местечко в губернаторском особняке. Поручение, которое Логан намерен дать Еве Дункан, наверняка будет носить личный характер. Недаром он напустил столько таинственности! Тайны, связанные со скелетами, нередко связаны с соучастием в преступлении. Убийство? Не исключено. Логан побывал во многих переделках, пока не построил свою империю. Видимо, когда-то в прошлом он крупно нагрешил…

Новак не лгал, говоря, что восхищен Евой Дункан. Ему всегда нравились сильные женщины. Оставалось надеяться, что, свергая Логана, он не погубит ее. Напротив, он даже может ее спасти. Логан собрался использовать ее сильные стороны. С него сталось бы высосать из нее всю кровь.

Новак усмехнулся. Как ловко он оправдал свое предательство соображениями галантности! Все-таки он хороший адвокат.

Правда, адвокаты – всего лишь слуги владык, обитающих на вожделенных Семнадцати милях. Настало время покинуть насиженное место советника при троне и взмыть вверх. Ему самому хотелось занять трон.

2

– Чудесно выглядишь! – сказала Ева матери. – Куда ты собираешься?

– Я встречаюсь с Роном в «Энтони». Ему нравится, как там кормят. – Сандра заглянула в зеркало, проверяя макияж, поправила на платье плечи. – Проклятые подкладки! Вечно они съезжают.

– А ты их вынь.

– Не все такие широкоплечие, как ты. Я без них не обойдусь.

– Тебе самой нравится кухня в «Энтони»?

– Нет, для меня она слишком изысканная. Я бы предпочла что-нибудь попроще.

– Так и скажи Рону.

– Обязательно скажу – в следующий раз. А в этот попытаюсь получить удовольствие. Вдруг изысканная кухня требует привычки? – Она улыбнулась Еве в зеркале. – Буду брать с тебя пример и приобретать новые навыки.

– Мне нравится в «Энтони», но иногда я заглядываю в «Макдоналдс» – все зависит от настроения. – Она подала матери жакет. – И пускай кто-нибудь посмеет меня в этом упрекнуть!

– Рон уважает мои привычки. – Сандра пожала плечами. – Он мне нравится. Он – выходец из хорошей семьи. Не знаю, понял ли бы он нашу прежнюю жизнь…

– Я бы не, возражала с ним познакомиться.

– В другой раз. Ты бы его напугала, а я бы чувствовала себя девчонкой, в первый раз пригласившей домой кавалера.

Ева со смехом обняла мать.

– С ума сошла! Просто мне хочется понять, годится ли он тебе.

– Вот именно! Настоящий синдром первого свидания… Все, я уже опаздываю. Пока!

Ева наблюдала из окна, как мать отъезжает от дома. Уже много лет она не видела ее такой взбудораженной, такой окрыленной.

Раньше ей дарила радость Бонни…

Но что толку тоскливо смотреть в окно? Ева радовалась, что у матери завелся новый ухажер, но поменяться с ней местами не согласилась бы. Мужчина оказался бы сейчас в ее жизни лишним. К мимолетным знакомствам она была плохо приспособлена, а более длительные отношения требовали обязательств, которых она не могла себе позволить.

Ева прошла через кухню и спустилась с крыльца. На всем пути в лабораторию ее сопровождал аромат цветущей жимолости. В сумерках и на рассвете он всегда становился гуще. Бонни очень любила жимолость и рвала ее у изгороди, не боясь роящихся здесь пчел. Ева бросалась к ней, как безумная, в надежде предотвратить укус…

Воспоминания вызвали у нее улыбку. Прошло много времени, прежде чем она научилась отделять хорошие от дурных. Сначала она пыталась спастись от боли, гоня любые мысли о Бонни, потом поняла, что так вообще забудет малышку и всю ту радость, которую та дарила ей и Сандре. Бонни не заслужила забвения.

– Ева Дункан?

Она вздрогнула и резко обернулась.

– Простите, я не хотел вас испугать. Позвольте представиться: Джон Логан. Вы не уделите мне несколько минут?

Джон Логан… Она бы узнала его, даже если бы он не назвал себя. Непревзойденный калифорнийский загар, серый костюм от Армани, кожаные ботинки от Гуччи… На ее заднем дворе он смотрелся совершенно неуместно, как фазан в курятнике.

– Я не испугалась, просто никого не ждала.

– Я долго звонил в дверь. – Он с улыбкой шагнул к ней. Он был строен, подтянут, излучал уверенность и мужской шарм. Ева всегда настороженно относилась к мужчинам с привлекательной внешностью, подозревая в них двойное дно. – Наверное, вы к этому времени уже вышли.

– Нет, я была в доме. – Ей почему-то захотелось сбить с него спесь. – Вы всегда вторгаетесь на чужую территорию без спросу, мистер Логан?

Он не прореагировал на ее сарказм.

– Не всегда. Только когда мне очень нужно с кем-то повидаться. Где бы мы могли побеседовать? – Он выразительно посмотрел на дверь ее лаборатории. – Вы здесь работаете? Было бы любопытно взглянуть.

– Откуда вы знаете, где я работаю?

– Не беспокойтесь, к вашим друзьям из полиции Атланты я не обращался. Насколько я понимаю, они свято берегут ваш покой. – Логан взялся за дверную ручку. – Можно войти?

Всем своим видом он демонстрировал привычку моментально добиваться от людей согласия, но Ева была слеплена из особого теста.

– Нельзя.

Его улыбка превратилась из лучезарной в натянутую.

– Я пришел с заманчивым предложением.

– Догадываюсь. Иначе зачем вам сюда являться? Увы, я вынуждена вас разочаровать: я слишком занята, чтобы соглашаться на дополнительную работу. Вам следовало начать со звонка.

– Нет, я хотел повстречаться с вами с глазу на глаз. – Он не утратил интереса к двери ее лаборатории. – Давайте все-таки войдем и побеседуем.

– Зачем?

– Мне хочется побольше о вас узнать.

Ева смотрела на него с нескрываемым недоверием.

– У меня нет намерения поступать на работу в какую-либо из ваших компаний, мистер Логан, а раз так, моя личность не должна вызывать у вас интереса. Думаю, вам лучше уйти.

– Уделите мне десять минут.

– Увы, меня ждут дела. Прощайте, мистер Логан.

– Джон.

– Прощайте, мистер Логан!

Он упрямо мотнул головой.

– Я все равно не уйду.

– Придется вас выставить, – сказала она зло. Он привалился к стене.

– Идите работать. Я подожду, пока вы освободитесь и сможете меня принять.

– Не глупите! Я не освобожусь до полуночи.

– Значит, тогда и увидимся. – В его манере не осталось и намека на недавний шарм: он стал холоден, суров, излучал непоколебимую решительность.

Она распахнула дверь.

– Уходите!

– Сначала мы поговорим. Поверьте, так для вас будет гораздо проще.

– Я не стремлюсь к простоте.

Ева захлопнула дверь и включила свет. Она действительно не стремилась к простоте, тем более не собиралась потакать зазнайкам, воображающим, что им принадлежит весь мир. Она сознавала, что повела себя с гостем чрезмерно резко, но ее рабочее настроение было слишком большой ценностью, чтобы позволять посторонним его нарушать.



Пусть ждет до глубокой ночи, если ему нечем больше заняться!

* * *

В одиннадцать тридцать пять она распахнула дверь.

– Входите! – произнесла она бесстрастно. – Не хочу, чтобы вы маячили во дворе. Скоро вернется моя мать, и вы можете ее напугать. В вашем распоряжении десять минут.

– Благодарю, – сказал он тихо. – Ценю ваше сотрудничество.

Она не уловила в его тоне ни сарказма, ни иронии, но это еще ни о чем не говорило.

– Вы меня принудили. Я надеялась, что вы не вытерпите и сдадитесь раньше.

– Я никогда не сдаюсь, если мне что-то нужно. Удивительно, что вы не позвонили друзьям в полицию и не попросили, чтобы меня выпроводили.

– Вы слишком сильны, у вас могущественные связи. Я предпочла не устраивать скандала.

– Я бы не стал мстить полицейским, – Логан оглядел лабораторию. – А у вас тут просторно! Глядя снаружи, этого не скажешь.

– Сначала здесь стояли кареты, потом был гараж. Это старая часть города.

– Я ожидал другого. – Его взгляд скользнул с полосатого дивана на зеленый подоконник, потом задержался на фотографиях в рамках на книжной полке: мать Евы, Бонни… – У вас уютно.

– Ненавижу безликие, стерильные лаборатории. Комфорт – необязательно враг эффективности. – Ева уселась за рабочий стол. – Я вас слушаю.

– Что это там такое? – Он указал на дальний угол. – Сразу две видеокамеры?

– Они необходимы для наложения изображений.

– Чрезвычайно любопытно! – Он прирос взглядом к черепу Мэнди. – Вызывает в памяти страшные фильмы о культе вуду. Зачем вы утыкали череп иголочками?

– Так я определяю толщину кожи на разных участках.

– Вы обязательно делаете это, прежде чем…

– Продолжайте.

Он опустился на табурет.

– Я хотел нанять вас, чтобы вы опознали один череп.

Она покачала головой.

– Я хороший специалист, но достоверных способов опознания существует только два: по зубам и по ДНК.

– Оба способа требуют образца для сопоставления. Чтобы перейти к этому этапу, мне необходима уверенность.

– Почему?

– Существует ряд трудностей.

– О ком идет речь? О ребенке?

– О мужчине.

– Вы не знаете, кто он?

– Догадываюсь.

– Но меня вы не просветите? Он отрицательно покачал головой.

– У вас есть его фотографии?

– Есть, но их я вам тоже не покажу. Предпочитаю, чтобы, восстанавливая внешность, вы начинали с нуля, а не опирались на заранее сложившееся представление.

– Где были найдены останки?

– Кажется, в Мэриленде.

– Вы не уверены?

– Еще нет. – Он улыбнулся. – Собственно, их еще не обнаружили.

Она удивленно расширила глаза.

– Что вас тогда сюда привело?

– Хочу привезти вас на место. Вы станете меня сопровождать. Как только скелет будет найден, мне придется действовать без промедления.

– Значит, мне пришлось бы прервать свою работу и ехать в Мэриленд на поиски скелета?

– Совершенно верно, – подтвердил он спокойно.

– И не подумаю!

– Пятьсот тысяч долларов за две недели честного труда.

– Что?!

– Вы сами подчеркнули, что ваше время – большая данность. Насколько я понимаю, вы арендуете этот дом. На предложенный мной гонорар вы могли бы приобрести его в собственность и даже после этого остаться при неплохих деньгах. Все, что от вас требуется, – это поработать на меня две недели.

– Откуда вы знаете, что я арендую дом?

– Не все так же непреклонны, как ваши друзья в полиции. – Он внимательно изучал ее лицо. – Вам не нравится, когда на вас собирают досье?

– Какое тонкое умозаключение! Представьте, не нравится.

– Я вас не осуждаю. Мне бы это тоже не понравилось.

– И тем не менее вы этим занялись.

– Воспользуюсь вашими словами: вы меня принудили.

Она удивленно наклонила голову.

– Да-да! Должен же я был разобраться, с кем мне предстоит иметь дело,

– Напрасный труд! Никаких дел у нас с вами не будет.

– Вас не интересуют деньги?

– Я похожа на сумасшедшую? Очень даже интересуют! Ведь я росла в нищете. Но моя жизнь не вращается вокруг денег. Настало время, когда я могу сама выбирать, чем заниматься. Меня не интересует ваше предложение.

– Почему?

– Не интересует, и все.

– Потому что речь идет не о ребенке?

– Отчасти.

– Дети – не единственные жертвы преступлений.

– Зато самые беззащитные. – Она помолчала. – Мужчина, о котором вы говорите, – жертва преступления?

– Возможно.

– Убийство?

Он выдержал паузу и повторил:

– Возможно.

– И вы смеете сидеть здесь и предлагать мне отправиться вместе с вами на место преступления? Что будет, если я позвоню в полицию и сообщу, что Джон Логан замешан в убийстве?

Он улыбнулся.

– Ничего. Я стану все отрицать. Скажу, что задумал пригласить вас в Боливию, на осмотр останков видного нацистского преступника. – Он помолчал. – А потом использую все свое влияние, чтобы выставить ваших друзей из полиции Атланты дураками, а может, и преступниками.

– Вы сами говорили, что полиция ни при чем.

– Тогда я еще не понимал, насколько для вас важно взаимопонимание с полицейскими. Преданность – обоюдоострое оружие. Я могу вырвать его из ваших рук и использовать в своих целях.

Ева почувствовала, что Логан говорит серьезно. Беседуя с ней, он внимательно следил за ее реакцией, взвешивал каждое ее слово,

– Только у меня нет желания этим заниматься. Я пытаюсь быть с вами максимально честным. Кто помешал бы мне вам солгать?

– Умолчать – все равно что обмануть. Вы практически ничего мне не рассказываете. – Она смотрела ему в глаза. – Я вам не доверяю, мистер Логан. Думаете, ко мне впервые приходит человек с просьбой помочь опознать скелет? Скажем, ровно год назад ко мне обратился некий Дамаро. Он посулил мне кучу денег в обмен на согласие приехать во Флориду и реконструировать лицо по находящемуся у него черепу. Он сказал, что получил череп от друга из Новой Гвинеи в качестве антропологического экспоната. Я позвонила в полицию Атланты и выяснила, что Дамаро – в действительности Хуан Ка-мез, наркотортовец из Майами. Двумя годами раньше пропал его брат, и Камез подозревал, что его убрала соперничающая организация. Череп прислали ему как предостережение.

– Трогательная история. Получается, что даже наркоторговцы не лишены семейных привязанностей.

– Не нахожу в этом ничего смешного. Расскажите это детям, которых они превращают в наркоманов.

– Не собираюсь спорить. Просто хочу вас заверить, что никак не связан с организованной преступностью. – Логан скорчил гримасу. – Разве что прибегаю иногда к услугам букмекера.

– Считаете, вы разоружили меня своим признанием?

– Для того чтобы вас разоружить, потребовалось бы всеобъемлющее соглашение. – Он встал. – Мои десять минут истекли. Не хочу показаться навязчивым. Обдумайте мое предложение. Я вам позвоню.

– Уже подумала и отвечаю отказом.

– Мы едва приступили к переговорам. Если, вы отказываетесь думать, придется поломать голову мне. Попробую сделать вам предложение, которое все-таки принудит вас согласиться на меня поработать. – Логан смотрел на нее, щуря глаза. – Как я погляжу, вы плохо на меня реагируете. Интересно, почему?

– Без всяких определенных причин. Разве что потому, что у вас есть мертвец, которого вы от всех скрываете.

– От всех, кроме вас. Мне очень хочется, чтобы вы все о нем узнали. – Логан покачал головой. – Нет, ваша неприязнь вызвана чем-то другим. Объясните чем, чтобы я мог над собой поработать.

– Спокойной ночи, мистер Логан.

– Не хотите называть меня по имени, так хотя бы отбросьте это дурацкое «мистер». Зачем вам избыточная респектабельность?

– Спокойной ночи, Логан.

– Спокойной ночи, Ева. – Он остановился перед черепом. – Между прочим, он все больше мне нравится.

– Это девочка.

Он перестал улыбаться.

– Простите за неудачную шутку. Каждый из нас по-своему готовится к своей посмертной участи.

– Тут вы правы. Но иногда смерть наступает раньше срока. Мэнди было не больше двенадцати лет.

– Мэнди? Вы знаете, как ее звали? Ева не собиралась с ним откровенничать, но не видела смысла слишком секретничать.

– Нет, не знаю. Просто у меня привычка давать им имена. Наверное, теперь вы радуетесь, что я вам отказала. Зачем доверять драгоценный череп такой эксцентричной особе?

– Наоборот, я ценю эксцентричность. У половины моих ближайших сотрудников мозги набекрень. – Логан шагнул к двери. – Кстати, вашему компьютеру уже три года. Мы разработали новую модель с удвоенным быстродействием. Я вам ее пришлю.

– Нет, спасибо, мне и этот годится.

– Никогда не отвергайте взятку, если от вас не требуют расписаться в графе «ответные услуги». – Он открыл дверь. – И, кстати, не оставляйте двери незапертыми, как сегодня. Мало ли кто может к вам пожаловать!

– Я запираю лабораторию на ночь, но держать ее постоянно на замке было бы неудобно. Здесь все застраховано, а я умею за себя постоять.

– Нисколько в этом не сомневаюсь! – сказал он с улыбкой. – Я вам позвоню.

– Повторяю, я не…

Но Ева обращалась к пустому месту: Логан уже исчез зв дверью. Она облегченно перевела дух, хотя знала, что он не оставит ее в покое. Никогда еще она не сталкивалась с человеком, который добивался бы своего так решительно, как Логан. Даже когда он старался проявить мягкость, в нем ощущалась стальная хватка. Что ж, на пористые и богатенькие ей уже попадались. Она тоже не из робкого десятка. Рано или поздно Джону Логану придется махнуть на нее рукой.

– Он выведал далеко не все, Мэнди, – проговорила она, обращаясь к черепу. – Он даже не знал, что ты девочка.

И тут зазвонил телефон. Мать? С некоторых пор в ее машине барахлило зажигание. Но это была не Сандра.

– Я вспомнил кое-что, уже когда сел в машину, – сказал Логан. – Вам будет интересно узнать о новом предложении, дополняющем первоначальное.

– Ко всем вашим предложениям я отношусь без всякого интереса.

– Пятьсот тысяч вам, еще пятьсот тысяч – Фонду пропавших детей. Насколько я понимаю, вы регулярно передаете в этот фонд часть своих гонораров. – Он понизил для пущей убедительности голос. – Представляете, сколько детей можно будет вернуть на эти деньги домой, к родителям?

Она представляла это гораздо лучше, чем он. Более привлекательное предложение было трудно вообразить.. У Джона Логана мог бы поучиться сам Макиавелли,

– Неужели ради такого количества детишек не стоит пожертвовать двумя неделями?

Она была готова пожертвовать ради счастья детей целым десятилетием, но…

– Если для этого пришлось бы преступить закон, отвечаю «нет».

– Преступный характер деяния – вопрос отношения к нему.

– Не морочьте голову!

– А если я дам вам слово, что никак не связан с махинациями с черепом?

– Почему я должна верить вашим обещанием?

– Наведите обо мне справки. У меня репутация честного человека.

– Репутация ничего не значит. Люди лгут, когда видят в этом смысл. Мне стоило слишком большого труда сделать карьеру, чтобы теперь легкомысленно ею пожертвовать.

Помолчав, ой ответил:

– Я не могу обещать, что вы не посадите на себя два-три пятнышка, но берусь всеми силами вас защищать.

– Я сама могу себя защитить. Для этого надо всего лишь сказать вам «нет», что я и делаю.

– Уверен, мои предложения звучат соблазнительно. Это еще мягко сказано!

– Семьсот тысяч фонду.

– Нет.

– Я позвоню вам завтра. – Он повесил трубку.

Черт бы его побрал! Она медленно положила трубку. Этот ловкач умел жать на нужные кнопки. Если истратить такое состояние на поиски пропавших несовершеннолетних, то многих из них можно будет спасти от гибели…

Разве не стоит рискнуть ради спасения хотя бы нескольких? Ева опять посмотрела на череп. Мэнди тоже могла быть беглянкой. Если бы ей представилась возможность вернуться домой, она бы не оказалась в…

– Я не имею права ответить согласием, Мэнди, – прошептала Ева. – Это может очень плохо кончиться. Никто не согласится заплатить больше миллиона, находясь в ладах с законом. Я обязана отказаться…

Но Мэнди молчала. Мертвые не дают ответа.

Не то, что живые… Логан имел основания рассчитывать, что она не устоит перед соблазном.

Будь он проклят!

* * *

Логан сидел за рулем машины, не спуская взгляда с домика Евы Дункан. Не продешевил ли он? Скорее всего, нет. Ева не могла не клюнуть на наживку. Она слишком привержена делу поиска пропавших детей, и он умело воспользовался этой ее слабостью – или, наоборот, сильной стороной? Другой вопрос, какого определения заслуживает после этого он сам…

С другой стороны, у него есть задача, и он решает ее, не жалея сил и средств. Если она отвергнет его предложение, он завтра же повысит ставки.

Она оказалась упорнее, чем он ожидал. Упорна, умна, проницательна… Но, как всякий человек, не без ахиллесовой пяты. А это означает, что он обязательно склонит ее к сотрудничеству.

* * *

– Он только что отъехал, – доложил Фиск по сотовому телефону. – Следовать за ним?

– Нет, нам и так известно, где он ночует. Он был у Евы Дункан?

– Она весь вечер оставалась дома. Он пробыл у нее больше четырех часов.

Тимвик выругался.

– Она клюнет!

– Я могу ей помешать, – предложил Фиск.

– Рано. У нее друзья в полиции. Нам не стоит поднимать волну.

– Заняться мамашей?

– Может быть. Это задержит Дункан. Дай мне поразмыслить. Оставайся на месте. Я перезвоню.

«Трусливый заяц!» – презрительно подумал Фиск. Он слышал по голосу Тимвика, как тот волнуется. Вечно он размышляет и колеблется, вместо того чтобы подать ясный сигнал. Ведь все так просто: пойми, какой результат тебе хочется получить, и действуй соответственно. Будь у него самого столько власти и возможностей, сколько у Тимвика, он развернулся бы во всю ширь. Хотя занять место Тимвика ему не слишком хотелось. Ему нравилось его дело. Мало кто был так же доволен своей жизненной нишей, как Фиск.

Он откинул голову на подголовник кресла, не отрывая взгляда от дома. Первый час ночи, мать Дункан скоро вернется домой. Он заранее выкрутил лампочку над крыльцом. Если Тимвик не станет тянуть со звонком, Фиску не придется даже заходить в дом.

Главное, чтобы этот трус сделал выбор в пользу простого и разумного решения и позволил Фиску ее убить.

3

– Ты ведь знаешь, что не сможешь отказаться, мама, – сказала Бонни. – Не понимаю, почему ты так волнуешься.

Ева села в кровати и посмотрела на диван у окна. Бонни всегда встречала ее на этом диване, подобрав под себя ноги в джинсах.

– Не знаю, о чем ты толкуешь…

– Ты не сумеешь побороть соблазн, уж поверь мне.

– Ты – всего лишь мой сон и не можешь знать больше, чем я.

– Я не сон, – возразила Бонни со вздохом. – Я призрак, мама. Что мне сделать, чтобы тебя в этом убедить? Почему участь призрака так трудна?

– Расскажи мне, где ты находишься.

– Я не знаю, где он меня зарыл. Меня там уже не было.

– Удобная версия!

– Мэнди тоже этого про себя не знает. Но ты ей нравишься.

– Если она там, с тобой, то как ее настоящее имя?

– Имена нам больше не важны, мама.

– А мне важны.

Бонни улыбнулась.

– Это потому, что ты можешь любить только обладателей имен. Но в действительности имена – это лишнее.

– Глубокая мысль для семилетней девочки…

– Перестань, ради бога! Прошло уже десять лет. Перестань меня подлавливать. Кто сказал, что призрак не взрослеет? Не могу же я все время оставаться семилетней!

– Вид у тебя прежний.

– Потому что тебе хочется меня видеть такой. – Она прижалась затылком к стене алькова. – Ты слишком много работаешь, мама. Я за тебя тревожусь. Может быть, сотрудничество с Логаном пойдет тебе на пользу.

– Я на это не соглашусь.

Бонни снисходительно улыбнулась.

– Не соглашусь!

– Там видно будет. – Бонна повернулась к окну. – Вечером ты думала обо мне и о жимолости. Мне нравится, когда ты вспоминаешь меня по-доброму.

– Ты мне это уже говорила.

– Можно и повториться. Сначала тебе было слишком больно. Я не могла к тебе приблизиться…

– Тебя нет рядом. Ты – всего лишь сон.

– Неужели? – Бонни посмотрела на нее с любящей улыбкой. – Значит, ты не станешь возражать, если сон продлится чуть дольше? Иногда я очень по тебе скучаю, мама.

Бонни. Любовь. Прямо здесь… Боже, она здесь! Пусть это всего лишь сон…

– Да, останься, – прошептала Ева хрипло. – Пожалуйста, останься, моя деточка.

* * *

Утром Еву разбудило солнце, бьющее прямо в глаза. Она посмотрела на часы и тут же села. Часы показывали половину девятого, а она всегда вставала в семь. Странно, почему мать решила ее не будить.

Ева кинулась в душ, отдохнувшая и полная оптимизма, как всегда бывало после снов о Бонни. Психоаналитик написал бы на основании ее снов целую диссертацию, но она старалась не копаться в себе. Сны с участием Бонни стали посещать ее через три года после гибели девочки. Это случалось все чаще, но Ева не могла разобраться, когда их ждать, что их вызывает. Может быть, Бонни снится ей в ситуациях, когда ей предстоит решить сложную задачу? Как бы то ни было, сны приносили неоспоримую пользу: после них Ева просыпалась собранной, полной сил. Так было и на этот раз: она чувствовала себя способной покорить любую вершину.

Что ей Джон Логан!

Она быстро натянула джинсы, накинула свободную белую рубашку – свою обычную рабочую униформу и спустилась в кухню.

– Мама, я проспала. Почему ты меня не…

В кухне было пусто. Ни запаха бекона, ни поджаренного хлеба в тостере. Все осталось как в полночь, когда она заглянула сюда в последний раз.

Когда Ева ложилась спать, Сандра еще не возвращалась домой. Посмотрев в окно, Ева облегченно перевела дух: машина матери стояла на привычном месте.

Видимо, она поздно вернулась и тоже проспала. Наступила суббота – выходной для Сандры. Ева решила не подавать виду, что беспокоилась. Сандра уже подметила склонность дочери ее опекать и имела полное право сопротивляться давлению.

Ева достала из холодильника пакет с апельсиновым соком, налила себе полный стакан, сняла со стены портативный телефон и набрала номер полицейского участка.

– Диана говорит, что ты ей не звонила, – сказал Джо. – Звони ей, а не мне.

– Сегодня днем обязательно свяжусь с ней, честное слово! – Ева присела за кухонный стол. – Расскажи мне про Джона Логана.

На противоположном конце провода наступило долгое молчание.

– К тебе обратился Логан?

– Да, вчера вечером.

– Предложил работу?

– Да.

– Какую?

– Не знаю. Он не раскрывает подробностей.

– Видимо, ты отнеслась к предложению серьезно, раз звонишь мне по этому поводу. Чем он тебя приманивал?

– Фондом Адама.

– Смотри-ка, он знает, как на тебя повлиять!

– Он хитер. Я хочу знать, насколько. – Ева отпила апельсиновый сок и блаженно зажмурилась. – И насколько честен.

– Вряд ли его можно отнести к той же категории, что твоего наркодельца из Майами.

– Звучит не очень-то вдохновляюще. Он бывал не в ладах с законом?

– Насколько я знаю, нет. Во всяком случае, не в США.

– Разве он не американский гражданин?

– Американский, но, основав собственную компанию, он провел много лег в Сингапуре и Токио, совершенствуя свою продукцию и изучая маркетинг.

– Кажется, учеба пошла ему на пользу. Серьезны ли разговоры, будто он карабкался вверх по трупам?

– О счастливчиках всегда злословят. Нет, это наговор. Хотя о годах, прожитых им за границей, известно немного. Люди, с которыми он имел дело, – крепкие орешки, но он пользуется у них уважением. Какой из этого напрашивается вывод?

– Что мне надо проявлять осторожность.

– Правильно. У него репутация прямого малого, в своих сотрудниках он культивирует лояльность. Но учти, все это – видимость, в глубине может таиться невесть что.

– Можешь узнать о нем побольше?

– Что именно тебя интересует?

– Все. Занимался ли он в последнее время чем-нибудь необычным? Пожалуйста, копни поглубже. Очень тебя прошу!

– Ладно, копну. Начну прямо сейчас. – Джо помолчал. – Но тебе не удастся получить информацию за просто так. Сегодня же позвонишь Диане, а ближайшие выходные проведешь с нами в коттедже у озера.

– У меня нет времени на… – Она вздохнула. – Обязательно.

– И чтобы у тебя в чемодане не громыхали кости!

– Будет исполнено.

– Наслаждайся природой и нашим обществом!

– С тобой и с Дианой мне всегда очень хорошо. Просто я ума не приложу, почему вы так обо мне печетесь.

– Это называется «дружба». Тебе часом не знакомо такое словечко?

– Знакомо. Спасибо, Джо.

– За грязное белье Логана?

– Не только.

Никто, кроме него, не смог бы помочь ей побороть безумие, первое время овладевавшее ею по ночам; дальше были годы совместной работы и бескорыстного товарищества. Она откашлялась.

– Спасибо за твою дружбу.

– Так вот, прими дружеский совет: будь с Логаном настороже.

– Он обещает отвалить кучу денег для помощи детям.

– Еще он знает, как тобой манипулировать.

– Это не манипулирование. Я еще ничего не решила. – Ева допила апельсиновый сок. – Ладно, мне пора за работу. Ты позвонишь?

– Обязательно.

Она повесила трубку и сполоснула стакан. Кофе? Нет, лучше поторопиться в лабораторию и выпить кофе там. По выходным мать обычно спускалась к ней, чтобы составить компанию. Обеим это помогало отвлечься: Еве – от работы, Сандре – от своих невеселых мыслей. Ева достала из синей вазы ключ от лаборатории и заспешила к выходу.

Хватит думать о Логане! У нее есть более важные занятия. Надо доделать голову Мэнди и взяться за работу, присланную на прошлой неделе из полиции Лос-Анджелеса. Логан позвонит ей или явится собственнолично. Что ж, пусть себе болтает – она все равно не даст ему ответа. Сперва надо побольше разузнать о…

Почему дверь лаборатории распахнута?.. Она застыла на пороге. Ева прекрасно помнила, что накануне заперла дверь, как поступала каждый вечер. Ведь ключ же лежал в синей вазе, куда она всегда его бросала…

Может, дверь отперла мать? Нет, тут явно поработали фомкой. В лаборатории побывал вор!

Она медленно толкнула дверь и увидела кровь. Боже, сколько крови! На обоях, на полках, на письменном столе…

Кто-то опрокинул книжные шкафы и изрубил их в куски. Диван был перевернут, стекла на всех фотографиях разбиты.

И кровь, кровь… От ужаса у Евы остановилось дыхание. Неужели мать заглянула в лабораторию, застала там вора, а тот… Ева шагнула вперед, боясь, что у нее сейчас подкосятся ноги.

– Боже, бедненький Том-Том!

Ева обернулась и увидела в дверях мать. Облегчение оказалось таким же сильным чувством, как недавний страх: она схватилась за дверной косяк, чтобы не упасть.

Мать смотрела в дальний угол.

– Кому помешало несчастное животное?

Ева проследила взгляд Сандры и вскрикнула. В окровавленном клубке шерсти было трудно узнать крупного персидского кота. Том-Том принадлежал соседке, но проводил много времени в саду у Евы и Сандры, охотясь на птичек, слетающихся на жимолость.

– Миссис Доббинс не переживет, – сказала мать. – Кроме этого старого кота, у нее никого не было. Кому могло понадобиться?.. – Только сейчас она оценила разгром. – Какой ужас, Ева! Они расколотили все твои драгоценности!

Компьютер был разбит, та же участь постигла череп Мэнди: он был раздроблен на мелкие кусочки с той же преднамеренной жестокостью, что и все остальное в лаборатории.

Ева опустилась на колени рядом с остатками черепа. Склеить его можно будет разве что чудом. Об опознании Мэнди не следует и мечтать.

– Они что-нибудь забрали? – спросила Сандра.

– Трудно сказать… – Ева зажмурилась… – Просто все расколотили.

– Бессмысленный вандализм? Кто же это мог быть? Все соседские дети – сущие ангелы. Они бы ни за что не…

– Они – нет. – Ева открыла глаза. – Будь добра, мама, позвони Джо. Пусть немедленно приедет. – При виде растерзанного кота она прослезилась. Несчастному созданию скоро должно было стукнуть девятнадцать лет – глубокая старость для кошачьей породы, достойная менее болезненного ухода из жизни.

– Захвати коробку и простыню. Мы отнесем Том-Тома миссис Доббинс и поможем ей его похоронить.

Давай скажем ей, что он попал под машину. Зачем травмировать ее рассказом о бессердечном негодяе?

– Совершенно незачем! – С этими словами Сандра поспешно покинула разгромленную лабораторию.

Бессердечный негодяй… Судя по разгрому, негодяю, помимо бессердечия, были присущи и другие качества. Он действовал тщательно и продуманно. Цель состояла, видимо, в том, чтобы напугать Еву как можно сильнее.

Она осторожно подняла с пола осколок черепа. Даже после смерти злосчастную девочку преследовало насилие. Жизнь обошлась с крайней жестокостью и несправедливостью не только со старым котом, но и с Мэнди. С этим было невозможно примириться.

Ева подобрала все осколки черепа, но сложить их было негде. Подставка, с которой был сброшен череп, тоже превратилась в груду щепок. Пришлось положить осколки на забрызганный кровью стол.

Но почему череп оказался в одном углу комнаты, а подставка – в другом? Негодяй сперва унес его, а потом разбил. Зачем?

Но эта мысль была сразу вытеснена другой: почему из верхнего ящика стола сочится кровь? Неужели дело не ограничится несчастным котом? Ей не хотелось выдвигать ящик, но она все же сделала это – и тут же с истошным криком отскочила. Внутри ее ждала река крови и мертвая крыса посреди липкой багровой лужи. Ева с содроганием задвинула ящик.

– Вот ящик, вот простыня, – сказала мать, снова входя в лабораторию. – Хочешь, я все сделаю?

Ева отрицательно покачала головой: Сандра была потрясена не меньше ее.

– Я сама. Джо приедет?

– С минуты на минуту.

Ева забрала у нее простыню и отважно приблизилась к коту. Что ж, Том-Том, пора домой.

* * *

Спустя два часа Ева встретилась с Джо на пороге лаборатории. Он подал ей платок.

– Вытри левую щеку.

– Мы только что зарыли Том-Тома. – Она вытерла обе щеки, прочерченные высохшими слезами. – Мать осталась с миссис Доббинс. Бедная женщина души не чаяла в своем коте. Он заменял ей ребенка.

– Если бы кто-нибудь покусился на моего ретривера, я придушил бы мерзавца собственными руками. – Джо покачал головой. – Мы обработали все поверхности, но не нашли отпечатков. Наверное, он был в перчатках. Разве что один след в крови… Судя по размеру следа, это был мужчина. Мы предполагаем, что он действовал в одиночку. Ты ничего не хватилась?

– Пока что ничего. Но все, что у меня было, безнадежно изуродовано.

– Мне это совершенно не нравится. – Джо покосился через плечо на разгромленную лабораторию. – Неизвестный не пожалел времени, чтобы расколотить все твое имущество. Злобы ему не занимать, но действовал он, на мой взгляд, не наугад, а обдуманно.

– Согласна. Кому-то понадобилось сделать мне сильную гадость.

– Может, это работа соседских недорослей?

– Ни в коем случае. Здесь виден холодный расчет.

– Ты звонила в страховую компанию?

– Еще нет.

– Поторопись!

Она кивнула. Только накануне Ева сказала Логану, что спокойно оставляет лабораторию незапертой. Ей и в голову не могло прийти, что наказание за откровенность окажется таким безжалостным.

– Меня от всего этого тошнит, Джо…

– Могу себе представить. – Он сочувственно стиснул ей руку. – Я пришлю к твоему дому полицейскую машину. А может, переберешься вместе с матерью на несколько дней к нам?

Она покачала головой.

– Как знаешь. Ну, мне пора обратно в участок. Я проверю, не совершались ли в последнее время поблизости похожие преступления. Тебе больше ничего не нужно?

– Нет, ничего. Спасибо, что приехал, Джо.

– Мне бы хотелось помочь тебе по-настоящему. Мы опросим соседей. Вдруг кто-то что-то видел?

– Только не наведывайтесь к миссис Доббинс. Дайте ей погоревать в одиночестве.

– Хорошо. Если я тебе понадоблюсь, позвони.

Ева проводила Джо взглядом и вернулась в лабораторию. Ей очень не хотелось снова туда входить, не хотелось видеть ужас разгрома. Но она переселила себя. Прежде чем звонить в страховую компанию, надо выяснить, не прихватил ли мерзавец чего-нибудь с собой.

При виде крови ей снова стало нехорошо. Ведь сперва она решила, что это кровь матери…

Кошка, крыса… Кровь, очень много крови… Нет!

Она выбежала вон и опустилась на ступеньки перед дверью. Ее бил озноб. Она обхватила плечи руками, словно так можно было согреться.

– Перед домом стоит полицейская машина. У вас неприятности?

Ева вздрогнула, подняла глаза. Перед ней стоял Логан. Сейчас ей было не до него.

– Уходите!

– В чем дело?

– Говорю вам, уходите!

Он посмотрел на дверь лаборатории.

– Что-то случилось?

– Случилось.

– Я сейчас. – Он прошел мимо нее и исчез в лаборатории. Через минуту-другую он снова появился. – Неприятное зрелище.

– Они убили соседского кота. И разбили череп Мэнди.

– Да, я видел на столе косточки. – Он немного помолчал. – Вы нашли их прямо там?

– Нет, на полу.

– Вы и ваша мать не пострадали? Сейчас ей больше всего на свете хотелось унять дрожь.

– Уйдите. Я не хочу с вами разговаривать.

– Где ваша мать?

– У миссис Доббинс. Ее кот… В общем, вам лучше уйти.

– Сперва надо привести вас в чувство. – Логан заставил Еву встать с крыльца. – Вам лучше уйти в дом.

– Мне не нужна ничья…

Но он уже тянул ее за собой.

– Пустите! Не трогайте меня!

– Не буду. Только отведу вас в дом и заставлю выпить чего-нибудь горячего.

Она вырвала руку.

– У меня нет времени бездельничать и распивать кофе. Мне надо позвонить в страховую компанию.

– Я сам этим займусь. – Он затолкал ее в кухню. – Я все возьму на себя.

– Мне не требуется ваша помощь. Я хочу, чтобы вы ушли.

– Для этого вам придется успокоиться и что-то выпить. – Он заставил ее сесть. – Таков простейший способ от меня избавиться.

– Не хочу сидеть!.. – Но Ева уже перестала сопротивляться: сил для борьбы все равно не было. – Советую поторопиться.

– Уже бегу! – Логан подошел к буфету. – Где у вас кофе?

– В синей банке.

Он напил в кофейник воду.

– Когда это случилось?

– Ночью. Вскоре после полуночи.

– Вы заперли лабораторию?

– Конечно, заперла!

– Успокойтесь. – Он засыпал в кофеварку кофе. – Вы ничего не слышали?

– Ничего.

– Странно… Трудно себе представить, чтобы лабораторию громили бесшумно.

– Джо считает, что этот человек действовал очень расчетливо.

Логан включил кофеварку.

– У вас есть догадки, кто мог подобное натворить?

Она покачала головой.

– Он не оставил отпечатков. Наверное, орудовал в перчатках.

Логан снял с крючка на двери кладовой свитер на пуговицах.

– Значит, здесь постарался профессионал.

– Об этом я и толкую.

Он накинул ей на плечи свитер.

– Это вещь моей матери.

– Сейчас она нужнее вам. Надеюсь, мать не будет возражать.

С этим было трудно спорить. Ева дрожала, как на ледяном ветру.

– Что вы делаете? – спросил она, видя, что он тянется к телефону.

– Звоню Маргарет Уилсон, своей ассистентке. В какой компании вы застрахованы?

– «Секьюрити Америка». Но вы-то тут при…

– Здравствуйте, Маргарет, – сказал он в трубку. – Давайте-ка… Знаю, что суббота… – Он вежливо выслушал собеседницу, потом сказал:

– Да, Маргарет, я много себе позволяю. Благодарен вам за выдержку. А теперь извольте заткнуться, чтобы я мог продиктовать вам задание.

Ева не верила своим ушам. Служащая самого Логана позволяет себе учить босса манерам? Босс подмигнул Еве.

– Вы готовы? – произнес он в трубку. На сей раз ответ был, видимо, утвердительным, потому что он продолжил:

– Составьте заявку в «Секьюрити Америка» от имени Евы Дункан. – Он продиктовал фамилию по буквам. – Взлом, вандализм, возможность ограбления. Если потребуются подробности или подтверждение, звоните Джо Квинну в управление полиции Атланты. Пускай компания немедленно высылает сюда своего дознавателя и уборщиков. Чтобы к ночи лаборатория сверкала, как новенькая! – Он вздохнул. – Нет, Маргарет, вам самой здесь делать нечего. Приберегите свой сарказм для более подходящего случая. Просто делайте, что вам говорят. Я хочу, чтобы Ева Дункан не пошевелила даже пальцем, только расписалась на заявке. Второе: выставить охрану для защиты собственности Евы и Сандры Дункан. При возникновении проблем звоните мне. Нет, я не сомневаюсь в вашей добросовестности, просто… – Он еще послушал и сказал мягко, но веско:

– До свидания, Маргарет. – Повесив трубку, он достал из буфета чашку. – Маргарет облегчит вам жизнь.

– Вопреки своему желанию.

– Я очень хорошо понимаю ее желание: оно состоит в том, чтобы я ее ценил. Если бы я взялся за все это сам, она обвинила бы меня в недоверии. – Он налил в чашку кофе. – Сливки, сахар?

– Черный. Она у вас давно?

– Девять лет. – Логан подал Еве кофе. – Нам придется вернуться в лабораторию и забрать все, что вам не хотелось бы показывать дознавателю страховой компании.

– По-моему, торопиться некуда. – Она отпила кофе. – Страховая компания спешить не станет.

– Поверьте в способности Маргарет. Скоро здесь поднимется суета. – Он налил кофе себе и уселся напротив Евы. – Она восприняла это как вызов.

– Я не знакома с вашей Маргарет, поэтому не могу ей верить. Как и вам. – Ева выдержала взгляд Логана. – Я прекрасно обойдусь без частной охраны. Джо пришлет сюда полицейский автомобиль.

– Хорошо. Но лишняя предосторожность не повредит. Охрана не будет вам помехой. – Он изучал ее, пробуя кофе. – Наконец-то вы порозовели! Я боялся, что у вас будет обморок.

Ей действительно полегчало. Дрожь постепенно проходила.

– Глупости! Какой еще обморок? Я каждый день сталкиваюсь с гораздо худшими ситуациями. Просто я сильно огорчилась.

– Это можно понять: на сей раз дрянная ситуация возникла прямо у вас на дому.

В ее частной жизни действительно давно не было места насилию, и она оказалась не готова к омерзительной картине разгрома.

– Дело не только в этом. Я почувствовала себя жертвой. Для меня это невыносимо.

– Я заметил…

Ева допила кофе и встала.

– Если вы считаете, что представитель страховой компании появится с минуты на минуту, то мне лучше вернуться в лабораторию и все как следует проверить.

– Давайте посидим еще немного. Вы же сами говорили, что торопиться некуда.

– Не хочу тянуть. – Она шагнула к двери. – Мать скоро вернется домой. Лучше сделать все самой, без нее.

– Вы очень трогательно заботитесь о матери. – Логан следовал за ней по пятам. – Вы с ней настолько близки?

– Да. Так было не всегда, но сейчас мы – добрые друзья.

– Друзья?

– Представьте себе! Она старше меня всего на пятнадцать лет. Мы, можно сказать, вместе выросли. – Она оглянулась. – Вам совершенно необязательно меня сопровождать.

– Знаю. – Он распахнул перед ней дверь в лабораторию. – Но Маргарет рассердится, если узнает, что я заставил ее работать, а сам не пошевелил даже пальцем.

4

– Вот это кровопролитие! – деловито прокомментировал Логан. – Ничего, уборщики мигом приведут все в порядок. Почему бы вам не попытаться хоть что-то отобрать? Фотографии, например.

Она кивнула и опустилась на колени рядом со сброшенной на пол книжной полкой. Как ни странно, присутствие Логана действовало на нее умиротворяюще: его спокойствие было как луч света в кромешной тьме. Кровь на полу и на стенах превращалась просто в непорядок, требующий устранения, разгром напоминал о необходимости спасти то, что не окончательно испорчено.

В первую очередь это относилось к фотографиям Бонни и матери: они уцелели, если не считать оторванных уголков.

– Слава богу! – прошептала Ева.

– И я того же мнения. Выходит, ваш недруг – не такой уж умница: до него не дошло, что самый верный способ причинить вам зло – порвать эти фотографии. Пожалуй, я загляну в ящики. Вдруг и там…

– Подождите! – Но было поздно: Логан уже выдвинул ящик с дохлой крысой.

Крысы, впрочем, там не оказалось: видимо, ее забрали полицейские. Но Логан все равно поморщился при виде запекшейся крови.

– Хорошо, что я заглянул сюда до уборщиков. С них сталось бы испугаться и удрать. – Он вынул ящик и понес его к двери.

– Похвальная невозмутимость! – сказала Ева ему вслед.

– Вот придете в себя, я вам поведаю, во что превратился мой кабинет после первого большого слияния компаний. Хорошо хоть, что не нашлось желающих оставить посреди стола кучу… Ладно, не отвлекайтесь. Я скоро.

Но ей оказалось нечем заняться. Все книги были порваны, песочные часы – подарок матери – разбиты, подставка из-под черепа Мэнди расколочена….

Мэнди! Почему череп унесли в противоположный угол и разбили только там? Это с самого начала показалось Еве странным, но тогда она была слишком оглушена случившимся, чтобы поразмыслить о возможных причинах. Во всем остальном разгром выглядел тщательно просчитанным, и только череп выбивался из системы…

Ева выпрямилась и обошла стол. Единственным разбитым предметом здесь был компьютер. Череп унесли, чтобы разбить его не чем-нибудь, а именно компьютером.

Она смотрела на компьютер, напряженно соображая.

– Господи! – воскликнула она.

– Так я и знал: стоило вам приглядеться – и вы все поняли, – сказал Логан из дверей.

– А вы догадались с ходу?

Он кивнул.

– Как только вы объяснили, где был разбит череп. Он старался донести до нас свое послание. Компьютер Логана, череп. Это предупреждение.

– От кого?

– Понятия не имею. Кому-то очень не хочется, чтобы я прибегал к вашим услугам.

Ева оглядела комнату.

– Значит, вот в чем все дело?

– Да.

– Вы собирались это от меня утаить?

– Если бы вы не догадались сами, я бы открыл вам глаза. Просто я опасался, что это настроит вас против меня. Негодяй хотел вас напугать и добился своего.

Она была не только напугана, но и совершенно растоптана. Расправляясь с ее имуществом, злодей заодно убил несчастного кота и лишил Еву возможности опознать Мэнди.

И все это для того, чтобы столкнуть ее с определенного пути. Она вспомнила безутешную миссис Доббинс и задрожала от гнева.

– Будь он проклят! – крикнула она. – Пусть сгорит в аду!

– Полностью с вами солидарен. – Логан внимательно следил за ней. – И усматриваю глубокий смысл в том обстоятельстве, что вы проклинаете его, а не меня.

– Безжалостное животное… – Ева медленно побрела прочь из лаборатории. Никогда еще, исключая день поимки Фрейзера, ее не душил такой лютый гнев. Сейчас она была готова совершить убийство. – Ему на все наплевать! Люди не должны быть такими… Как он посмел?! – Она стиснула зубы. Взял и посмел. Это же псих, вроде Фрейзера! Жестокий, холодный, не знающий пощады. – Он за это поплатится.

– В таком случае я обязан узнать, чья это работа, – ввернул Логан.

– Как вы собираетесь это сделать? Вы солгали, говоря, что не знаете, кто здесь побывал?

– Его самого я не знаю, но догадываюсь, кто мог его нанять.

– Кто?

Он покачал головой.

– Этого я вам сказать не могу. Но можете поверить моему слову: я выведу злоумышленника на чистую воду. – Он выдержал выразительную паузу. – Если вы со мной поедете.

– Скажите хотя бы, кто его нанял.

– Сами узнаете, если примете мое предложение. Что вам мешает? На восстановление лаборатории потребуется время. Вам бы пришлось долго простаивать. Я прибавлю к сумме, обещанной Фонду Адама, еще пару сотен тысяч и отдам вам на растерзание сукина сына, который здесь накуролесил.

Ее посетила страшная догадка.

– Вдруг это ваша затея? Хороший способ склонить меня к сотрудничеству…

– Слишком рискованно. Вдруг вы сунули бы голову в песок? И потом, я не убиваю беззащитных животных.

– Но при этом торопитесь воспользоваться ситуацией.

– Согласен, тороплюсь. А как обстоит дело с вашим согласием?

Она оглядела залитую кровью комнату и подавила новую вспышку ярости.

– Я подумаю.

– Может, мне прибавить еще?..

– Прекратите свой прессинг! Повторяю: я подумаю. – Ева подняла с пола коробку из-под бумаги и стала складывать в нее куски черепа. У нее позорно тряслись руки. – Уходите! Я позвоню вам и сообщу о своем решении.

– Я не могу долго ждать.

– Я позвоню!

Ева чувствовала на себе взгляд Логана и ждала, что он продолжит уговоры.

– Я остановился в «Ритц-Карлтоне». Учтите, я не должен был вам этого говорить: так я подрываю свои позиции в переговорах. Но мне слишком некогда. Мне позарез нужна ваша помощь, Ева! Я готов на все, чтобы ее заполучить. Позвоните и назовите свою цену. Я заплачу любые деньги.

Когда она подняла глаза, его и след простыл.

Что заставляет такого могущественного человека, как Логан, чуть ли не валяться у нее в ногах? Вдруг признание в уязвимости – всего лишь хитрый ход?

Придется поразмыслить обо всем этом позже. Сейчас надо было торопиться в дом, чтобы мать не хватилась ее и не прибежала за ней сюда. Ева забрала фотографии и коробку с осколками черепа и бросилась к двери. Она еще не рассталась с надеждой попытаться собрать череп. Даже если попытка не увенчается полным успехом, фрагментов черепа может хватить для компьютерной обработки…

Но уже через секунду ее охватило уныние: она поняла, что все надежды беспочвенны. Джо говорил, что полиция не знает, кем была Мэнди. Откуда в таком случае возьмется фотография? Раньше она собиралась восстановить облик девочки, размножить портрет и ждать опознания. Но негодяй, разбивший череп, перечеркнул ее надежды.

– Ева? – Мать шла ей навстречу. – Только что звонили из страховой компании. Они высылают к нам дознавателя-оценщика.

– Так быстро? – Маргарет действительно умела творить чудеса. – Как миссис Доббинс?

– Лучше. Может, подарить ей котенка?

– Лучше подождать несколько месяцев. Пускай сначала зарубцуется ее рана.

Сандра посмотрела на дверь лаборатории.

– Мне так жаль, Ева! Все твои файлы, вся техника…

– Ничего, заменим новыми.

– У нас такой приятный, тихий район… Никогда не думала, что здесь может случиться подобный кошмар. Теперь я буду трястись от страха. – Она нахмурилась. – Может быть, установить охранную систему?

– Поговорим об этом позже. – Ева открыла дверь кухни. – Хочешь кофе?

– Нет, я пила кофе у миссис Доббинс. Я звонила Рону. Он пригласил меня на ленч, чтобы я отвлеклась. Я, конечно, отказалась.

Не вызывало сомнений, что на самом деле Сандра с удовольствием приняла бы приглашение. Зачем отказывать себе в удовольствии? Мать отвратительно провела утро и теперь нуждалась в отдыхе.

– Глупости! Обязательно иди. Здесь тебе все равно нечего делать.

– Ты уверена?

– Совершенно. Пойди перезвони ему.

Сандра все еще колебалась.

– Он пригласил нас обеих. Ты же говорила, что хочешь с ним познакомиться.

– Не сейчас. Вот-вот приедут люди из страховой компании.

– Я быстро вернусь.

Ева поставила коробку с костями на кухонный стол.

– И не думай! Развлекайся спокойно. Сандра покачала головой.

– Максимум два часа – и я дома. Ева дождалась, пока за матерью закроется дверь, и только тогда перестала изображать улыбку. Глупо, конечно, глупо и эгоистично чувствовать себя жалкой и покинутой. Сандра сделала все, что могла, чтобы ей помочь. Просто она не в состоянии постигнуть степень одиночества дочери.

Хватит ныть! Да, ты одна, но ты давно приспособилась к одиночеству. Сандра бывала ей не столько компаньонкой, сколько обузой, но Ева справилась и с этим. Разве это достойно – жалеть себя только из-за того, что какой-то монстр попытался ее припугнуть?

Фрейзер… Почему этот выродок не выходит у нее из головы?

Потому что сейчас Ева чувствовала себя такой же беспомощной и запуганной, как в дни, когда двуногое чудовище вошло в ее жизнь. Оно убило ее дочь, а она была вынуждена умолять власти не казнить его. Она даже побывала у него в тюрьме, чтобы просить рассказать о Бонни.

Но он лишь улыбался своей неотразимой улыбкой, сгубившей дюжину детей, крутил головой и отвечал отказом. Он даже отказался просить помилования, чтобы навсегда похоронить возможность отыскать трупы. Ей хотелось разорвать его на части, но и она угодила в ловушку, обольщенная словами, которых он так и не произнес.

Но теперь с бессилием было покончено. Жалкая жертва осталась в прошлом. Она могла действовать. Вспомнив об этом, Ева испытала мрачное удовлетворение.

Логан сумеет найти человека, уничтожившего ее лабораторию. Правда, при условии, если она заплатит назначенную им цену. Готова ли она платить? Она не была в этом уверена. Следовало сначала хорошенько обдумать предложение на холодную голову и лишь потом дать ответ.

Весь расчет Логана строился на том, что Ева сейчас не в состоянии размышлять здраво. Он был готов воспользоваться ее слабостью.

Значит, она не имеет права демонстрировать слабость. Брать необходимое, избегая ловушек, – так ли это недостижимо? Она ничуть не глупее Логана и ни капли не преувеличивала, говоря, что сможет за себя постоять.

Главное, она – не жертва.

* * *

– Я согласна, – сказала Ева снявшему трубку Логану. – Но только на моих условиях. Половина моего гонорара выплачивается авансом, вся сумма, причитающаяся фонду, вносится на его счет, прежде чем я покидаю дом.

– Договорились. Я сегодня же произведу электронный перевод.

– Мне потребуются доказательства, что это сделано. Через четыре часа я позвоню в правление фонда и узнаю, получили ли они уведомление о платеже.

– Пожалуйста.

– В мое отсутствие мать и наш дом должны находиться под охраной.

– Я уже обещал вам полную защиту.

– Еще вы обещали выяснить, кто орудовал в моей лаборатории,

– Работа идет полным ходом.

– Если я выведаю, что вы втравили меня в преступную аферу, то немедленно сбегу.

– На все четыре стороны!

– Слишком вы покладисты.

– Я сам предложил вам назначить цену. – Она согласна! Ее согласие стоит любых сокровищ на свете. – Собирайтесь. Я заеду за вами сегодня вечером.

– При условии, что я получу подтверждение из Фонда Адама.

– Условие принимается.

– Еще мне придется предупредить мать, куда я еду.

– Скажите ей, что путь недалекий и что вы будете звонить ей через день.

– То и другое правда?

– Возможно. Ждите меня к десяти часам.

* * *

Логан бросил трубку. Дело сделано: он ее заполучил! Познакомившись с Евой и оценив степень ее упорства, он приготовился к гораздо более длительной осаде. Возможно, препирательства продолжались бы и сейчас, если бы не акт вандализма и не ее ярость. Мерзавец Тимвик заслуживал благодарности: дав добро на разгром, он добился результата, прямо противоположного ожидавшемуся. Он не запугал Еву, а только разгневал ее.

К. тому же теперь Логан знал, что Тимвик полон подозрений, более того, знает о его намерениях и действиях. Любопытно!

Тимвик был умен и редко ошибался. Узнав, что Еву не удалось запугать, он исправит свою ошибку. В следующий раз дело не ограничится размазанным по стенке соседским котом.

* * *

В квартале от дома Евы Фиск, улыбаясь, вынул из уха наушник подслушивающего устройства и положил его на сиденье. Он питал слабость к разным электронным штучкам. Мощный усилитель Х436 вызывал у него восторг. Он обожал подслушивать сквозь стены. В данном случае он слушал только сквозь окна, но ощущение собственного могущества не становилось от этого меньше.

Ему польстило требование Евы Дункан: его, Фиска, голова в качестве платы за ее согласие помогать Логану! Это доказывало, что он потрудился на славу. Убийство кота вообще было шедевром. Расправа с домашним любимцем – верный способ лишить человека самообладания. Фиск впервые убедился в этом, когда в пятом классе школы задушил собаку ненавистной учительницы. После этого стерва неделю ходила зареванная.

Ему не в чем было себя упрекнуть. Не его вина, что исполнение приказа Тимвика дало неожиданный результат. Фиск убеждал его, что удар должен быть гораздо сильнее, но Тимвик решил, что это преждевременно, что лучше обойтись без жертв…

Презренный трус!

* * *

– У вас не горит фонарь на крыльце, – сообщил Логан Еве, открывшей ему дверь. – Найдется запасная лампочка? Я вкручу.

– Кажется, есть, на кухне. – Она повернулась, чтобы сходить за лампочкой. – Странно, я меняла ее только неделю назад.

Вернувшись, Ева с удивлением обнаружила, что лампочка снова горит.

– Починили?

– Надо было просто получше ее прижать. Ваша мать дома?

– Да, на кухне. – Ева наморщила нос. – Она очень хорошо отнеслась к моему отъезду. Собирается в мое отсутствие перекрасить мою лабораторию.

– Можно мне с ней познакомиться?

– Конечно! Сейчас я ее приве…

– Мистер Логан? – Сандра опередила дочь. – Сандра Дункан. Я очень рада, что благодаря вам Ева сможет оправиться от стресса. Ей нужна передышка.

– Боюсь, передышки не получится, зато смена занятий вашей дочери обеспечена. Я, со своей стороны, постараюсь, чтобы она не очень утомилась. – Логан улыбнулся. – Ей очень повезло, что у нее есть вы.

Ева заметила, что Логан пустил в ход весь свой шарм и что мать буквально тает от удовольствия.

– Мы с ней привыкли друг о друге заботиться, – сказала Сандра.

– Ева говорит, что вы собираетесь покрасить лабораторию. После вторжения там полный кавардак.

– Ничего, уборщики из страховой компании все оттерли. Вернувшись, Ева не узнает свое рабочее место.

– Я чувствую себя виноватым: ведь я увожу ее, не дожидаясь, чтобы мерзавца, который все это учинил, схватили и наказали по заслугам. Ева предупредила вас, что я распорядился насчет охраны?

– Предупредила, но это лишнее: Джо прекрасно…

– Все равно мне хочется внести свой вклад. Если вы не возражаете, я поручу своему человеку каждый вечер к вам заглядывать.

– Не возражаю, хотя это совсем необязательно. – Сандра обняла дочь. – Смотри, не слишком старайся! Лучше отдыхай.

– Ты без меня обойдешься?

– Прекрасно обойдусь. Я даже рада от тебя отделаться. Наконец-то можно будет спокойно пригласить Рона поужинать, не опасаясь, что ты учинишь ему допрос с пристрастием.

– Мне бы и в голову не пришло его допрашивать. – Ева усмехнулась. – Два-три вопроса – еще не допрос.

– Вот видите!

Ева взяла чемоданчик.

– Не скучай. Я постараюсь звонить тебе почаще.

– Рад был с вами познакомиться, миссис Дункан. – Логан пожал Сандре руку и забрал у Евы чемоданчик. – Я буду заботиться о вашей дочери и верну ее, как только смогу.

Сандре не удалось устоять перед излучаемым им очарованием.

– Не сомневаюсь. До свидания, мистер Логан.

– Просто Джон, – поправил он ее с улыбкой.

– Джон, – повторила Сандра и тоже улыбнулась.

Стоя в дверях, она смотрела, как они спускаются по ступенькам, потом помахала им на прощание рукой и закрыла дверь.

– В чем цель представления? – осведомилась Ева.

– Представления? – переспросил Логан, распахивая перед ней дверцу машины.

– Вы перекормили мою простодушную маму патокой. Она просто прилипла к месту.

– Обыкновенная учтивость.

– Нет, это сознательная попытка очаровать, пустить пыль в глаза.

– Опыт подсказывает, что любезность действует лучше любого смазочного масла. У вас есть возражения?

– Ненавижу ложь!

– Откуда в вас столько… – Он понимающе кивнул. – Фрейзер! Слыхал про этого серийного убийцу и его сладкие речи. Только я не Фрейзер, Ева.

Она была далека от того, чтобы ставить знак равенства между Логаном и казненным душегубом. Того можно было сравнить разве что с Люцифером.

– Ничего не могу с собой поделать. Он постоянно у меня перед глазами.

– Нам предстоит работать вместе, поэтому таких аналогий лучше избегать. Обещаю проявлять максимум неотесанности, даже грубости, если вам так больше нравится.

– Так-то лучше!

– У вас обо мне превратное впечатление. Я известен вспышками хамства. – Он завел машину. – Можете справиться у Маргарет.

– Судя по тому, как вы ее описываете, она вряд ли это терпит.

– Не терпит ни минуты. По части грубости она может дать мне фору. Но я не поддаюсь и отвечаю тем же. Представляете, во что превращается наше общение?

– Куда мы едем?

– А какой пункт назначения вы назвали своей матушке?

– Никакого. Я сказала, что ваша штаб-квартира расположена на Западном побережье, и она решила, что мы направляемся туда. На всякий случай я оставила ей и Джо Квинну номер своего мобильного телефона. Так куда мы едем?

– В данный момент – в аэропорт. Чтобы вылететь на моем самолете в Виргинию, где у меня дом.

– Мне потребуется различное оборудование. Почти все, что у меня было, уничтожено проклятым вандалом. Уцелело совсем немного.

– Никаких проблем. Я уже оснастил для вас лабораторию.

– Простите?

– Я ведь знал, что вам надо где-то работать.

– А если бы я отвергла ваше предложение?

– Пришлось бы искать другого специалиста вам под стать. – Логан улыбнулся и закончил с мелодраматической интонацией:

– Но скорее всего я был бы вынужден вас похитить и держать в лаборатории взаперти, пока вы не согласились бы с моими предложениями.

Еве почему-то показалось, что он не шутит.

– Вы уж меня извините. Я просто проверял ваше чувство юмора. Как вам моя грубость?

– Никак. А с чувством юмора у меня полный порядок.

– Что-то я не заметил. – Он подъехал к посту оплаты за проезд по скоростной магистрали. – Но не беда, делу это не помешает.

– Мне совершенно все равно, что вы обо мне думаете. Моя цель – побыстрее выполнить работу. Вы мучаете меня неведением. Когда мы?..

– Поговорим об этом в Виргинии.

– А я хочу прямо сейчас!

– Придется подождать. – Он встретился с ней глазами в зеркальце заднего вида. – Это арендованная машина. Ее не проверяли специалисты-электронщики…

Сначала она недоумевала, куда он клонит, потом сообразила.

– Хотите сказать, что нас могут подслушивать?

– Мало ли что… Лучше не рисковать.

Она долго молчала.

– Обычно в ваших машинах можно ездить, не боясь подслушивания?

– Да. Я часто веду деловые переговоры в пути. Утечки информации способны оборачиваться крупными убытками.

– Представляю… Особенно когда на вас находит блажь позабавиться с чьим-нибудь скелетом.

– Это не блажь и не забава. – Он опять посмотрел на нее в зеркальце заднего вида. – Верьте мне, Ева!

Он то и дело смотрел в зеркальце, хотя движение на трассе было неинтенсивным. Ева оглянулась.

– Нас преследуют?

– Все может быть. Хотя пока что я ничего не замечаю.

– А если бы заметили, то предупредили меня?

– Если бы захотел вас напугать, то предупредил. Или вас не запугаешь?

– Ни за что! Я продиктовала вам свои условия и теперь намерена добросовестно исполнить свой долг. Единственное, что принудило бы меня пойти на попятный, – уверенность, что вы водите меня за нос. Учтите, Логан, этого я бы вам не простила.

– Уже учел.

– Я не шучу. Вы якшаетесь с политиками, не знающими, что такое откровенность. Я из совсем другого теста.

– Звучит очень ханжески.

– Можете говорить, что угодно. Я от вас ничего не скрываю. Не хочется, чтобы вы обманывались на мой счет.

– Учту и это. Можете не волноваться: ни за политика, ни за дипломата вас никто никогда не примет, – сказал он сухо.

– Для меня это комплимент.

– Полагаю, политики вам не по нутру?

– По-моему, их никто не выносит. Но они ставят всех нас перед необходимостью выбирать меньшее из зол.

– Тем не менее некоторые из них стараются не за страх, а на совесть.

– Хотите меня переубедить? Не выйдет! На дух не переношу республиканцев вместе с демократами.

– За кого вы голосовали на последних выборах?

– За Чедберна. Но не потому, что он демократ. Просто он сумел меня убедить, что будет приличным президентом.

– Он не обманул ваших надежд? Она пожала плечами.

– По крайней мере он протащил через конгресс законопроект о помощи неблагополучным детям.

– Конгресс выставил на пути законопроекта такой прочный заслон, что ему пришлось прибегнуть к взрывчатке.

– Ваша политическая активность вряд ли может претендовать на роль взрывчатого вещества.

– Это как посмотреть… Я делаю то, что могу. Я всегда считал, что человек должен занимать активную жизненную позицию. Если хочешь перемен, воздействуй на систему изнутри.

– А я не желаю иметь с системой ничего общего. Достаточно того, что я посещаю избирательный участок.

– Конечно, ведь вы хороните себя в лаборатории, вместе с чужими костями!

– Там вполне уютно. – Ева саркастически покосилась на Логана. – Все лучше, чем иметь дело с политиками.

Ева надеялась, что Логан клюнет и начнет огрызаться, но этого не произошло.

– Наверное, у вас все-таки есть чувство юмора, хоть и довольно своеобразное. Зафиксируем наши разногласия и пойдем дальше. Я следую советам своего отца: он завещал мне не спорить с женщинами о религии и о политике.

– Мужской шовинизм!

– Отец был очень славный, но жил в другом мире. Он бы не сумел справиться с вами или, скажем, с Маргарет.

– Он жив?

– Умер, когда я был еще студентом.

– Вы познакомите меня с Маргарет?

Он кивнул.

– Я позвонил ей днем и велел ждать нас в доме.

– Какой вы безжалостный! Заставили ее лететь из самой Калифорнии!

– Она мне нужна.

Лучше не скажешь! Сколько он ни разыгрывал либерала, от Маргарет по старинке ожидалось беспрекословное подчинение.

– Я действовал уговорами, но держал наготове кнут.

– Кнут необязательно демонстрировать. Достаточно самого его существования.

– Даю слово, что к вам кнут не будет применяться ни в каком виде.

– Даже не пытайтесь, Логан, – произнесла она ледяным тоном.

* * *

– Они садятся в самолет, – сказал Фиск. – Чего вы от меня хотите теперь? Чтобы я вылетел за ними следом? Но я не знаю, куда они направляются.

– Его секретарь сказала своему отцу, что ее вызвали в виргинское имение Логана. Тамошняя охрана может потягаться с охраной Форт-Нокса. Мы выставили у ворот своих наблюдателей, но стоит ему попасть внутрь – и до него уже не дотянуться.

– Значит, я должен его опередить.

– Повторяю, он – слишком видная фигура. Лучше не трогать его без крайней необходимости.

– Тогда я доделаю начатое. Матушка все еще…

– Никуда она не денется! Ею ты всегда успеешь заняться. Сейчас у нас есть для тебя дельце поважнее. Возвращайся сюда.

5

Самолет приземлился на маленьком аэродроме под Арлингтоном. Багаж был немедленно перенесен в длинный лимузин, стоявший у ангара.

Ева не любила роскоши, приобретаемой за деньги. Сейчас она увидит вышколенного водителя в фуражке…

Но вместо фуражки на голове водителя красовалась рыжая шевелюра. Вышколенностью тоже не пахло.

– Привет, Джон! Как слетали?

Это был симпатичный веснушчатый молодец лет тридцати, в джинсах и клетчатой рубашке, с глазами цвета безоблачного неба.

– Неплохо. Знакомьтесь: Джил Прайс, Ева Дункан. Джил потряс Еве руку.

– Я видел вас в телепрограмме «Шестьдесят минут». В жизни вы еще красивее. Жалко, что в передаче показывали больше череп, чем вас.

– Спасибо на добром слове. Но у меня не было ни малейшего желания красоваться на национальном телеканале. Хватит с меня телекамер!

– Джон тоже не любитель сниматься. В прошлом году в Париже мне даже пришлось разбить одну телекамеру. – Джил усмехнулся. – Но папарацци тоже не лыком шит: недолго думая подал на меня в суд, обвинив в побоях и травме головы. Вот не думал, что у него вместо головы камера! Терпеть не могу папарацци.

– Мной они не интересуются, так что я не предвижу для вас проблем.

– Проблем все равно не избежать: ведь вы будете при Джоне. – Прайс распахнул заднюю дверцу лимузина. – Полезайте! Пора в Барретт-Хаус.

– Барретт-Хаус? Звучит очень по-диккенсовски.

– Во время Гражданской войны там находился постоялый двор. Джон купил этот дом в прошлом году и полностью его перестроил.

– Маргарет уже здесь? – спросил Логан, садясь следом за Евой в лимузин.

– Уже два часа, как примчалась, и никак не отдышится. Придется взять с вас побольше за вредность. – Джил уселся за руль. – Не пойму, чего она на меня взъелась? Обычно ко мне не бывает претензий, а тут…

– Такой уж у нее характер, – успокоил его Логан. – Ты тут совершенно ни при чем.

– Вот и я так думаю. – Джил завел двигатель и включил лазерный проигрыватель, наполнив салон металлическим дребезжанием банджо.

– Стекло, Джил, – подсказал Логан.

– Конечно! – Джил улыбнулся Еве. – Раньше у Джона был джип, но он не выносит музыку кантри, вот и завел себе этот катафалк с подъемной перегородкой.

– Кантри я люблю, – возразил Логан. – Просто, в отличие от тебя, не выношу дурацких завываний. Свадебное платье в крови, верный пес на могиле… Чепуха!

– Нет, вы тоже сентиментальны, только не хотите этого показывать. Думаете, я не видел, как вы украдкой вытираете слезы? Взять хоть эту песню…

– Бери ее себе. Стекло!

– Есть! – Бесшумно поднявшееся стекло заглушило музыку.

– Надеюсь, вы не будете возражать? – спросил Логан Еву.

– Не буду. У меня тоже проблемы с грустными песнями. Но вас мне трудновато представить растроганным до слез.

– Я тоже человек, – сказал Логан, пожимая плечами. – Авторы этих песенок умеют брать за живое. Ева уперлась взглядом в затылок Джила.

– Хороший парень! Не ожидала, что у вас такие сотрудники.

– Джил вообще не отвечает ожиданиям. Но водитель он замечательный.

– А телохранитель?

– Тоже. Раньше он служил в полицейском подразделении ВВС, но был вынужден уволиться, потому что проявил недисциплинированность.

– А как с дисциплиной у вас самого?

– Тоже не очень, но я это скрываю. – Он обратил внимание на пейзаж за окном. – Через несколько минут начнутся мои владения. Красивые места: леса, луга…

– Догадываюсь. – В, сумерках трудно было что-то разглядеть, кроме силуэтов деревьев. Но Еве было не до красот: оговорка Логана насчет собственной недисциплинированности показалась ей многозначительной. – Как вы поступаете с теми, кто пытается вас дрессировать?

– Такие люди получают от меня по зубам. – Он улыбнулся. – Немудрено, что мы с Джилом ладим: мы очень похожи.

Резкий поворот – и перед ними выросла высокая чугунная изгородь с причудливыми завитками. Джил нажал кнопку на панели. Ворота медленно распахнулись.

– Наверное, изгородь тоже под напряжением? – спросила Ева. Логан кивнул.

– Моя охрана следит с помощью видеокамер и мониторов за происходящим на территории имения.

Ева поежилась.

– Как все серьезно! Снабдите меня дистанционным прибором, чтобы я могла сама открывать эти ворота. Они мешают не только входу, но и выходу. Мне не нравится сидеть в клетке.

– Я не собираюсь превращать вас в пленницу.

– Зачем, если можно добиться желаемого другими средствами! А если нельзя?

– Заставить вас я не могу.

– Неужели? Вы очень умны, Логан. У меня будет свой дистанционный прибор?

– Подождите до завтра. Его ведь надо запрограммировать. – Он сардонически усмехнулся. – На протяжении первых суток я не потребую от вас работы, следовательно, у вас не возникнет желания бежать куда глаза глядят.

Луна вышла из-за облаков и осветила приземистый двухэтажный дом. Даже если бы Джил не предупредил, что в прошлом веке здесь был постоялый двор, Ева сама догадалась бы об этом. Дом был далеко не роскошным, и плющ, густо увивший его стены, выглядел уместным, даже необходимым украшением.

Джил затормозил.

– Зачем было покупать постоялый двор и полностью его реставрировать? Не проще ли приобрести новый дом?

Логан вылез из лимузина и подал Еве руку.

– Дом покорил меня некоторыми своими особенностями, – сказал он в ответ на ее вопрос.

– Уж не о кладбище ли речь?

Логан усмехнулся.

– Семейное кладбище Барреттов действительно рядом, за холмом. Но причина не в нем. – Он открыл высокую парадную дверь из красного дерева. – Я почти не прибегаю к помощи слуг, не считая уборщиц, заглядывающих сюда два раза в неделю. Нам придется питаться самостоятельно.

– Ничего страшного. Я не привыкла к слугам, а еда для меня – не главное.

Он окинул ее взглядом.

– Это заметно. Вы подтянуты, как борзая.

– Люблю борзых! – подхватил Джил, затаскивая в дом багаж. – Сколько грации! А эта грусть в глазах! Когда-то у меня была собака этой породы. Когда она умерла, я чуть не отправился следом за ней на тот свет. Куда нести вещи гостьи?

– Первая дверь от лестницы, – сказал Логан.

– Так я и знал! – Джил начал подниматься. – Скучища смертная! Сам я обитаю в бывшем гараже. Вам, Ева, надо было попроситься на постой туда. Там бы вам не досаждали.

– Зато здесь она будет ближе к лаборатории, – возразил Логан.

«А ему будет проще держать меня под контролем», – подумала Ева.

– Маргарет, наверное, уже ушла спать. Ничего, познакомитесь утром. В своей комнате вы найдете все необходимое.

– Я хочу взглянуть на лабораторию.

– Прямо сейчас?

– Да. Надо убедиться, что вы не ошиблись с ее оснащением. Вполне возможно, придется что-то подкупить.

– В таком случае прошу следовать за мной. Я еще сам не видел, что это такое. Просто поручил Маргарет запастись всем, что, по ее мнению, могло бы вам пригодиться.

– Снова незаменимая Маргарет! Не просто незаменимая, а исключительная.

Ева пересекла следом за Логаном огромную гостиную с камином, в который можно было бы войти, не пригибаясь, с паркетом, накрытым пушистым ковром, и огромными кожаными креслами – ни дать ни взять гостиничный вестибюль.

Выйдя в короткий коридор, он открыл дверь.

– Сюда.

Еву встретили холод, стерильность, мерцание стали и стекла. Логан поморщился.

– Видимо, так Маргарет понимает рай для ученого. Ничего, я постараюсь немного согреть для вас этот ледяной дворец.

– Ничего, я здесь не задержусь. – Ева оценила прочность подставки для черепов, совершенство трех видеокамер на треногах, компьютера, микшера, видеомагнитофона, измерительных приборов. Впрочем, она захватила с собой собственную измерительную аппаратуру, которой отдавала предпочтение.

Она сняла с полки деревянную коробку и заглянула внутрь. На нее смотрели 16 пар глаз: карие, серые, зеленые, голубые…

– Можно было бы обойтись только голубыми и карими. Карие глаза – самые распространенные.

– Я велел Маргарет натащить всего, что может вам понадобиться.

– Она выполнила ваше указание буквально. – Ева обернулась. – Когда я могу начать?

– Через денек-другой. Я жду сигнала.

– А чем прикажете заниматься мне? Грызть от безделья ногти?

– Может, выкопать вам для практики кого-нибудь из Барреттов?

– Нет, я предпочитаю выполнить обговоренную работу и вернуться домой.

– Не забывайте, вы подрядились на две недели. Идемте, вы устали. Я провожу вас до вашей комнаты.

Сказать, что она устала, значило не сказать ничего. Казалось, с того момента, когда она вошла утром в свою лабораторию, минула тысяча лет. Еве вдруг страшно захотелось домой. Зачем она сюда приехала? Что ее ждет в чужом доме, в обществе человека, не вызывающего у нее никакого доверия?

Фонд Адама! Что с того, что этот дом ей чужой? У нее есть работа и цель.

– Повторяю, криминала я не потерплю, – сказала она Логану.

– Я уважаю ваши принципы.

Из этого еще не следовало, что ее требование будет удовлетворено…

Выключив в лаборатории свет, она вышла в коридор. Логан последовал за ней.

– Может, вы, наконец, объясните, зачем меня сюда притащили и чего ради мне заниматься вашими делами?

– Например, в порядке исполнения патриотического долга.

– Не морочьте голову! – Она прищурилась. – Значит, все-таки политика?

– С чего вы взяли?

– Вы известны своей активностью на политической сцене и за кулисами.

– Хорошо хоть, что вы больше не считаете меня серийным убийцей.

– Я этого не говорила. Пока что не исключаются никакие варианты. Итак, политика?

– Может быть…

Ее посетила догадка, от которой ее затошнило.

– Хотите вымарать кого-то в грязи?

– Никогда не пытался забрасывать политических оппонентов грязью. Попробую сформулировать: порой истина отличается от видимости. Я хочу пролить свет на истину.

– Вам это выгодно? Он насмешливо кивнул.

– Совершенно верно.

– Я не хочу в подобном участвовать.

– Ваше участие не подразумевается – если я окажусь прав. Если выяснится, что я ошибался, вы вернетесь домой и забудете о нашем знакомстве. – Логан опередил ее и уже поднимался по лестнице. – Чем вам не нравится такая диспозиция?

Возможно, политика тут и впрямь ни при чем. Возможно, он преследует сугубо личные цели.

– Что ж, посмотрим.

– Вот именно. – Он распахнул дверь комнаты и отступил. – Спокойной ночи, Ева.

– Спокойной ночи. – Она вошла и закрыла дверь. Комната была удобной и уютной: кремовое покрывало на кровати, простая сосновая мебель. Но ее заинтересовал только телефон на столике. Она села на кровать и набрала номер Джо Квинна.

– Алло! – раздался сонный голос.

– Это Ева.

Джо тут же встрепенулся.

– Что-то случилось?

– Пока что ничего. Прости, что разбудила. Просто решила сообщить, где нахожусь, и продиктовать тебе свой здешний телефонный номер. – Она назвала цифры с таблички. – Записал?

– Как будто… Что за дыра?

– Не дыра, а Барретт-Хаус, штат Виргиния.

– Нельзя было подождать со звонком до утра? – не выдержал Джо.

– Можно, но я решила не ждать. Иначе чувствовала бы себя оторванной от мира.

– Что-то у тебя невеселый голос. Ты согласилась с ним сотрудничать?

– Как иначе я бы здесь оказалась?

– Тебя что-то пугает?

– Ничего меня не пугает!

– Мне лучше знать. Ты не звонила мне среди ночи с тех пор, как Бонни… Прости.

– Повторяю, мне нечего бояться. Просто решила на всякий случай с тобой связаться. Кстати, у Логана работает шофер по имени Джил Прайс. Раньше он служил в полиции ВВС.

– Хочешь, чтобы я навел о нем справки?

– Пожалуй.

– Сегодня же наведу.

– Понаблюдай там за моей матерью, пока я не вернусь.

– Могла бы не напоминать. Я попрошу Диану завтра же ее навестить.

– Спасибо, Джо. Спи дальше.

– Постараюсь. – Он помолчал. – Не нравится мне все это! Гляди в оба, Ева.

– Мне ничего не угрожает. Пока.

Она повесила трубку и встала. Принять душ, вымыть голову и уснуть… Необходимости звонить Джо не было, но звук знакомого голоса улучшил ей настроение. Дом был гостеприимным и уютным, Джил Прайс – попросту ходячим очарованием, но она все равно оставалась начеку. Пока что трудно было разобраться, что здесь натуральное, а что притворство, призванное притупить ее бдительность.

Поэтому она и установила связь с внешним миром. Джо послужит ей страховкой, пока она будет балансировать на натянутой проволоке.

* * *

– Ева? – Диана Квинн перевернулась на другой бок и подперла голову рукой. – У нее неприятности?

– Вроде бы нет, – неуверенно ответил Джо. – Но она согласилась принять участие в сомнительной афере. Хотя беспокоиться, скорее всего, не о чем.

Диана знала, что муж все равно будет переживать за Еву. Так бывало всегда.

Он улегся, натянул на себя одеяло.

– Постарайся проведать завтра ее мать.

– Обязательно. – Диана выключила свет и подвинулась ближе. – Раз ты просишь… Давай спать.

– Давай.

Но сон не шел. Муж лежал с открытыми глазами, снедаемый тревогой за Еву. Диана убеждала себя, что ей ничто не угрожает. Их брак можно было назвать удачным. Джо получил в наследство от родителей достаточно денег, чтобы обеспечить ей хорошую жизнь, даже не принося домой зарплату. Он был внимателен, щедр, великолепен в постели. Но, выходя за него замуж, она знала, что получает в нагрузку также и Еву. Не требовалось чрезмерной проницательности, чтобы понять, что Джо и Еву связывают нерасторжимые узы. Они были так близки, что, когда один начинал фразу, другой всегда мог ее закончить.

Впрочем, в этих узах не было ни капли секса. Может быть, это только до поры до времени, а может, и навсегда. Во всяком случае, в этом отношении жена владела мужем безраздельно.

А раз так, ревность и злость ни к чему. Будь подругой Евы и женой Джо. Одно подразумевает другое.

* * *

– Полчаса назад она звонила Джо Квинну. – Джил положил перед Логаном лист бумаги. – Марк записал их разговор.

Логан с улыбкой просмотрел текст.

– Кажется, она нам не доверяет.

– И правильно делает. – Джил плюхнулся в кресло и забросил ногу на подлокотник. – Ничего удивительного! Во всяком случае, в отношении вас. Это меня сложно разгадать, а вы – открытая книга.

– Твои актерские способности здесь ни при чем. Все дело в веснушках. – Логан нахмурился. – Я пытаюсь связаться со Скоттом Мареном в Иордании. Кто-нибудь звонил?

– Никто, – ответил Джил и тут же прищелкнул пальцами. – Не считая Новака, вашего адвоката.

– Подождет!

– Может, велеть Марку прервать связь, если она надумает позвонить еще?

Логан покачал головой.

– Тогда она воспользуется мобильным телефоном. Она обязательно это сделает, если догадается, что ее подслушивают.

– Понятно. Когда начинаем?

– Скоро.

Джил приподнял бровь.

– Надеюсь, у вас не будет от меня тайн?

– Нет, просто я должен убедиться, что нам ничего не угрожает. Тимвик подкрался слишком близко.

– Я не заслужил недоверия, Джон.

– Повторяю, сейчас я выжидаю.

– Ладно, помалкивайте, сколько влезет. – Джил встал и направился к двери. – Только мне не нравится действовать вслепую.

– Ничего, скоро прозреешь.

– Будем считать это торжественной клятвой. А вам не мешает поспать.

– Уже иду.

После ухода Джила Логан еще раз прочел запись телефонного разговора и отбросил листок. Джо Квинн! Детектива нельзя недооценивать. Он беззаветно предан Еве. Преданность, дружба – а может быть, не только? Квинн женат, но разве это о чем-то говорит?

С другой стороны, это не должно касаться Логана, лишь бы не страдало дело, ради которого он прибег к помощи Евы. У него и без того хватает забот.

Скотт Марен, рискующий жизнью в Иордании. Тимвик, раскусивший Логана и способный на опасные умозаключения. Вдруг он перепугается и наломает дров?

Сейчас главное – перехватить Марена.

Логан достал записную книжку и открыл ее на последней странице. Там было всего три телефона: Доры Бенц, Джеймса Кадро и Скотта Марена.

Разговоры Бенц и Кадро могли прослушиваться, но он все равно должен был им позвонить и удостовериться, что с ними ничего не стряслось. Чтобы потом послать за ними.

Он потянулся к телефону и набрал первый номер.

Дора Бенц.

* * *

Телефон все звонил.

Фиск прикрутил ноги женщины к столбикам кровати и задрал ее ночную рубашку.

Ей было под пятьдесят, но ноги сохранили стройность. А вот живот жирноват. Надо больше заниматься физкультурой. Лучшее средство для живота – приседания. Лично он делал по двести приседаний в день и мог похвастаться каменным прессом.

Он нашел в кухне швабру и принес ее в спальню.

Телефон продолжал звонить. Что за назойливость!

Фиск пустил в ход древко швабры. Убийство должно было выглядеть как сексуальное преступление, но он рассудил, что сперма на месте преступления послужила бы ненужной подсказкой следствию. К тому же многие серийные убийцы испытывают трудности с семяизвержением, поэтому древко швабры выглядело логичным выбором. Оно свидетельствовало о ненависти к женщинам и желании осквернить домашний очаг.

Что еще? Шесть глубоких ран на груди, залепленный скотчем рот, открытое окно… Чистая работа!

Он бы с удовольствием задержался и полюбовался содеянным, но помешал непрерывно звонящий телефон. Настырный знакомый мог насторожиться, что никто не берет трубку, и вызвать полицию.

Контрольный подход. Фиск остановился у кровати и заглянул женщине в лицо. Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, в которых застыл нечеловеческий страх. Нож в сердце – страшная смерть.

Фиск вынул из кармана конверт с фотографиями и машинописным списком, полученным от Тимвика в аэропорту. Он любил списки: благодаря им мир приобретал упорядоченность.

Три фотографии, три имени, три адреса.

Он вычеркнул из списка Дору Бенц.

Его уход сопровождался телефонным трезвоном.

* * *

Длинные гудки в половине четвертого ночи? Она должна была откликнуться на звонок.

Логан медленно положил трубку.

Отсутствие ответа необязательно предвещало беду. У Доры были женатые сыновья, и она могла поехать к ним в Буффало. Могла и просто отлучиться в другой город.

Или уйти из жизни.

Тимвик мог начать обрубать концы. Напрасно Логан воображал, что у него есть в запасе время. Или он торопится с мрачными выводами?

Нет, инстинкт его никогда не подводил. Сейчас инстинкт кричал: «Караул!»

Но послать Джила проведать Дору Бенц значило бы сознательно дать пас Тимвику. Сейчас Тимвик только подозревает, а тогда обрел бы уверенность.

Либо попытаться спасти Дору, либо еще несколько дней наслаждаться безопасностью – вот и весь выбор.

Он вздохнул и позвонил Джилу.

* * *

Свет автомобильных фар за окном.

Ева выключила фен, медленно встала и подошла к окну. Черный лимузин, встречавший их в аэропорту, подъезжал к воротам.

Логан? Джил Прайс? Что за спешка в четыре часа ночи?

Сомнительно, что утром ей дадут ответ на этот вопрос. Но она все равно его задаст.

6

Ева не спала до пяти утра, потом забылась беспокойным сном. Проснувшись в девять, она провалялась в кровати до десяти, когда ее всполошил громкий стук в дверь.

Прежде чем она успела ответить на стук, дверь распахнулась и в комнату влетела низенькая полная женщина.

– Привет, я Маргарет Уилсон. Вы просили прибор для дистанционного открывания ворот. Вот он. – Женщина бросила на ночной столик черный пенал. – Простите, что разбудила, но Джон утверждает, что я что-то напутала в лаборатории. Откуда мне было знать, что вам и там подавай уют? Чего вам не хватает? Подушек, ковриков?

– Ничего не нужно. – Ева села в постели, с любопытством изучая Маргарет. Той было лет сорок с небольшим, серый брючный костюм делал ее раздавшуюся фигуру чуть стройнее, волосы у нее были черные, гладкие, глаза карие. – Я предупредила его, что все равно здесь не задержусь.

– Джон пристрастен к мелочам, как и я. Какой ваш любимый цвет?

– Пожалуй, зеленый.

– Я должна была сама догадаться. Все рыжие одинаковые.

– Я не рыжая.

– Почти рыжая. – Маргарет огляделась. – По крайней мере здесь все вас устраивает?

Ева кивнула и, откинув одеяло, встала.

– Хорошо, тогда я закажу что-то в этом же роде. Ой, да вы великанша! Какой у вас рост?

– Пять футов девять дюймов.

– Настоящая дылда! Рядом с вами я выгляжу карлицей. Терпеть не могу высоких худых женщин. В их присутствии у меня портится характер: я становлюсь сверхагрессивной.

– Никакая вы не карлица.

– Хорошо вам проявлять снисходительность! – Маргарет скорчила рожу. – Видите, я уже приняла оборонительную стойку. Надо будет над собой поработать. Буду твердить себе, что превосхожу вас умом. Ладно, одевайтесь и спускайтесь в кухню. Сначала пожуете на завтрак хлопьев, потом я покажу вам территорию.

– Это необязательно.

– Нет, обязательно! Джон хочет доставить вам удовольствие, тем более что пока вам все равно нечем заняться. Если вы хоть немного похожи на меня, безделье живо сведет вас с ума. – Маргарет бросилась к двери. – Ничего, мы не позволим этому случиться! Вам хватит пятнадцати минут?

– Вполне. – Ева не могла даже предположить, как прореагировала бы Маргарет, посмей она возразить. Напористостью Маргарет смахивала на паровой каток.

Зато она сразу вызывала симпатию. При всей своей неулыбчивости она излучала энергию и жизнерадостность. Таких прямых и шустрых особ Еве еще не приходилось встречать. Она стала дуновением освежающего ветра после зловещего напряжения, которым веяло от Логана.

– Семейное кладбище Барреттов. – Маргарет указала на несколько могил за забором. – Тысяча девятьсот двадцать второй год и раньше. Хотите посмотреть?

Ева отрицательно помотала головой.

– Вот и хорошо. На меня кладбища нагоняют тоску, но я подумала, что вам может быть интересно.

– Почему?

– Ну, не знаю… Ведь вы работаете с костями и всем прочим.

– Я не рыщу по могилам, как кладбищенский вор. Но и не шарахаюсь от надгробий. – Семейные кладбища были Еве даже приятны: отсутствие анонимных захоронений, ухоженность, цветочки… – Откуда здесь столько цветов? Может быть, в окрестностях еще проживают потомки Барреттов?

– Нет, прямая линия угасла лет двадцать тому назад. – Маргарет указала на одну из плит. – Рэндольф Барретт, последний носитель фамилии, похоронен в двадцать втором году. Когда Джон приобрел эту землю, кладбище имело плачевный вид. Он распорядился все расчистить и каждую неделю приносить сюда свежие цветы.

– Удивительно! Не ждала от Логана такой сентиментальности.

– От Джона можно ждать чего угодно. Но я рада, что он пригласил дизайнера по ландшафтам. Иначе могилами пришлось бы заниматься мне, а меня, повторяю, кладбища угнетают.

Ева улыбнулась.

– А меня нет. Просто навевают печаль, особенно детские могилки. Раньше, до того, как медицина добилась впечатляющего прогресса, слишком много детей не доживали до зрелых лет. У вас есть дети?

Маргарет покачала головой.

– Я побывала замужем, но и муж, и я думали прежде всего о карьере. Нам было не до детей.

– Такая работа, как у вас, должна поглощать все силы.

– Это еще мягко сказано.

– Зато в ней много разнообразия. Взять хотя бы то, чем вы занимаетесь сейчас. Мало кто может похвастаться, что в его служебные обязанности входит охота за скелетами.

– Я не охочусь, а просто делаю то, что мне говорят.

– Это может оказаться опасным.

– Джон убережет меня от беды. Мы с ним это уже проходили.

– А такими делами он раньше занимался?

– Вы о костях? Нет, в этом смысле он дебютант. Но у него на счету много других рискованных дел.

– Вы ему доверяете?

– Полностью!

– Даже когда не знаете, чего он добивается? Или вы знаете?

– Перестаньте меня пытать! – проговорила Маргарет с усмешкой. – Я ровным счетом ничего не знаю. А если бы и знала, все равно ничего вам не сказала бы.

– Ответьте хотя бы, кто уехал из дому среди ночи? Не Логан ли?

– Извольте. Джон никуда не уезжал. Я видела его утром, прежде чем он ушел к себе в кабинет. Ночью укатил Джил.

– Куда?

– Спросите у Джона. – Маргарет пожала плечами. – Вы оказались здесь потому, что Джон удовлетворил ваши требования, – продолжила она дерзко. – Я сама переводила деньги в Фонд Адама. Он сам все вам расскажет, когда придет время. Вы можете ему доверять.

– Мне, в отличие от вас, он еще не внушил слепого доверия. – Ева перевела взгляд на обитаемый гараж. – Мониторы наблюдения за воротами установлены там?

– Да, там. У нас разветвленная система охраны с видеокамерами по всей территории. За систему отвечает Марк Слейтер.

– Его я еще не видела.

– Он редко появляется в Большом доме.

– У себя на Западном побережье Логан тоже живет в окружении камер?

– А как же! Там ведь полным-полно разных психов. Люди калибра Джона – лакомые мишени. – Маргарет ускорила шаг. – Меня ждут дела. Вы не возражаете, если во второй половине дня будете предоставлены самой себе?

– Нисколько не возражаю. Вы не обязаны состоять при мне нянькой, Маргарет.

– Мне эти функции совершенно не в тягость. Я ожидала, что эксперт по костям будет совсем другой. «Экспертом по костям» ее окрестил Джил.

– Правильнее называть меня «восстановительницей лиц».

– Дело не в названии. Я думала, что вы замороженная профессионалка, потому и лаборатория получилась у меня бездушным склепом. Но Джону я никогда не признаюсь, что допустила ошибку. Наоборот, я свалила всю вину на него: ведь это он не соизволил меня предупредить, с кем я буду иметь дело. Ему необязательно знать о моих несовершенствах. Зачем ему чувство незащищенности?

– Не могу представить его беззащитным ребенком, – сказала Ева с улыбкой.

– Все люди, даже я, иногда чувствуют себя беззащитными. Но лично со мной это случается только тогда, когда рядом высятся такие великаны, как вы. У вас тоже развился бы подобный комплекс, если бы вы остались недомерком рядом с шестифутовыми братьями. У вас высокая мать?

– Нет, она среднего роста.

– Уже легче. Раз вы урод, я вас великодушно прощаю. С этой темой покончено.

– Вот спасибо!

– Я вас обыскался! – раздался за спиной голос Логана. – Выспались? – обратился он к Еве.

– Совершенно не выспалась.

– Мне пора заканчивать отчеты, – заторопилась Маргарет. – До скорого, Ева!

Ева кивнула. Ее взгляд уже был прикован к Логану. В черных джинсах и спортивном свитере он совершенно не походил на человека, сопровождавшего ее накануне. Дело было не только в одежде: в нем самом не осталось ни капли давешнего лоска.

– Плохо спится на новом месте?

– Отчасти. Почему Джил Прайс уехал среди ночи?

– Я дал ему поручение.

– В четыре часа утра?

Логан утвердительно кивнул.

– Поручение крайне срочное. Он вернется к вечеру. Я надеялся предоставить вам денек-другой на акклиматизацию, но, судя по всему, у нас уже не будет времени на раскачку.

– Тем лучше: мне не нужна акклиматизация. Давайте кости – и я принимаюсь за работу.

– Как говорится, если гора не идет к Магомету… Возможно, нам самим придется отправиться туда, где они находятся.

Ева стиснула зубы.

– Вы проведете оперативное обследование выкопанного и решите, стоит ли перевозить останки сюда. Не исключено, что мой источник предоставил неверную информацию и череп окажется слишком поврежденным для восстановления лица.

– Вы хотите, чтобы я присутствовала при эксгумации?

– Может быть.

– Ничего не выйдет. Я не кладбищенский воришка.

– Это может оказаться необходимым в случае, если не будет иной возможности…

– И думать забудьте!

– Мы еще вернемся к этому разговору. Необходимость вполне может отпасть. Вам понравилось кладбище?

– Почему все думают, что я должна приходить в восторг от… – Ева прищурилась. – Откуда вы знаете, что я побывала на кладбище? – Она покосилась на гараж. – Ах, да, вездесущие камеры! Учтите, Логан, мне не нравится, когда за мной шпионят.

– Камеры непрерывно держат территорию под наблюдением. Вы с Маргарет не могли не попасть в объектив.

Это звучало правдоподобно, но она сомневалась, что в жизни Логана есть место случайностям.

– Что мне понравилось, так это свежие цветы.

– Я поселился в доме Барреттов. По-моему, это делает меня их должником. Цветы – не слишком обременительный способ отдать долг.

– Теперь дом принадлежит вам.

– Вы так считаете? Барретты построили постоялый двор, жили и работали здесь больше ста шестидесяти лет, они – сама история. Между прочим, перед самым концом Гражданской войны здесь останавливался сам Авраам Линкольн.

– Еще один республиканец! Неудивительно, что вы купили дом.

– Многие из мест, где побывал Линкольн, я не купил бы и за символическую плату. Дело не в нем, а в моем сибаритстве: я очень ценю комфорт. – Логан пропустил Еву в парадную дверь. – Вы звонили матери?

– Еще нет. Позвоню вечером, когда она вернется с работы. – Ева улыбнулась. – Если она никуда не уехала. Она встречается с юристом из прокуратуры.

– Юристу повезло: ваша матушка – чрезвычайно милая особа.

– И при том неглупая. После рождения Бонни она доучилась в школе, а потом специализировалась как судебный репортер.

– Доучилась после рождения вашей… – Он запнулся. – Простите. Наверное, вам не хочется говорить о дочери.

– Нет, напротив. Я очень ею горжусь. Самим своим появлением она все изменила в нашей жизни. Вот на что способна любовь, – добавила она бесхитростно.

– Так многие говорят.

– Это правда, уж поверьте мне. Сколько я ни пыталась отучить мать от «крэка», все без толку. Наверное, я слишком усердно ее упрекала, слишком решительно осуждала. Видит бог, доходило и до ненависти. Но с появлением Бонни я изменилась. От прежней горечи не осталось следа. Мама тоже стала другой. Не знаю, может, просто в ее жизни сам собой наступил перелом, а может, до нее дошло, что «крэк» не позволит ей помогать мне с Бонни… Господи, как она ее любила! Хотя ее невозможно было не любить.

– Хорошо вас понимаю: ведь я видел ее фотографию.

– Правда, прелесть? – Ева вся засветилась. – Воплощение счастья! Она восторгалась каждым часом, который ей удалось… – Ева глотнула, но комок в горле мешал дышать и говорить. – Простите, дальше у меня не получится. Как только дохожу до этого места, у меня схватывает сердце. Но я прогрессирую с каждым разом.

– Хватит извиняться! – произнес он грубо. – Это я виноват: заставил вас о ней говорить.

– Вы меня не заставляли. Для меня важно не расставаться с ней, никогда о ней не забывать. Она жила, она стала частью меня – возможно, лучшей частью. – Ева отвернулась. – А теперь я, пожалуй, удалюсь в лабораторию и повожусь с Мэнди.

– Вы захватили с собой осколки? – спросил Логан удивленно.

– Конечно. Вряд ли из этого выйдет толк, но я не могу не попытаться.

– Конечно, не можете! – сказал он с улыбкой.

* * *

Уходя, она чувствовала на себе его взгляд. Наверное, не стоило демонстрировать ему свою слабость, но разговор сам по себе перемещался с одной темы на другую… Логан оказался внимательным и участливым слушателем, Еве даже показалось, что он искренне ей сочувствует. Возможно, так оно и есть. Возможно, она напрасно заподозрила его в ловком манипулировании людьми.

А если не напрасно? Хотя какая разница? Она не стыдилась своего отношения к Бонни, а он ни за что не сумел бы обратить ее слова ей же во вред. Если он что-то выиграл, то только ее ощущение близости к нему: разговоры о Бонни были для нее лучшим способом сойтись с человеком накоротке. Однако подобные узы были слишком тонки, легко рвались и нисколько не влияли на нее саму.

Ева открыла дверь лаборатории и подошла к столу, на котором оставила накануне свой чемоданчик. Открыв его, она стала осторожно доставать и раскладывать по столу фрагменты черепа. Сложить из них череп было все равно что решить головоломку, состоящую из мельчайших деталей. На первый взгляд это представало заведомо невозможной задачей. У нее чуть не выступили слезы от отчаяния.

Но она тут же напомнила себе, что восстановление облика Мэнди – ее работа, и она обязана найти способ ее выполнить.

– Привет, Мэнди. – Ева села за стол и взяла в руки носовую кость – самый крупный уцелевший фрагмент. – С этого и начнем. Не беспокойся: сколько бы времени это ни заняло, рано или поздно мы добьемся успеха.

* * *

– Дора Бенц мертва! – выпалил Джил в телефонную трубку.

– Черт! – Логан до боли стиснул зубы.

– Убита ударом ножа и, видимо, изнасилована. Ее нашла сестра в десять утра: они собирались вместе идти на занятия аэробикой. У сестры был ключ от квартиры. На ее стук никто не отозвался, и она сама отперла замок. Преступник вылез через окно. Полиция считает это обычным преступлением на сексуальной почве. Если это не так, то убийца все очень ловко сымитировал.

Как и акт вандализма в Евиной лаборатории в Атланте!

– За тобой следили?

– Вне всякого сомнения. Вы знали, что этого не избежать.

– Попробуй разузнать через своих старых приятелей, кто выполняет задания Тимвика.

– Постараюсь. Мне вернуться?

– Нет. Я все утро пытаюсь связаться с Джеймсом Кадро. У него в офисе отвечают, что он поехал с женой в горы Адирондак. Поторопись! Кто-то наводил о нем справки до меня.

– Известно хоть, в какое конкретно место в горах?

– Где-то вблизи Джонсонберга.

– Отлично! Обожаю точные ориентиры. Все, еду.

Логан положил трубку. Дора Бенц мертва… Он мог бы ее спасти, если бы приступил к делу еще вчера. Но он решил, что убережет их, если не будет проявлять к ним интереса, если сделает вид, что даже не догадывается об их существовании…

Но он жестоко просчитался. Дора Бенц погибла.

Ее он не уберег, но, может быть, успеет уберечь остальных? Если отвлечь внимание убийц, то можно будет спасти столь необходимым свидетелям жизнь.

Но для того, чтобы действовать быстро, Логану нужна Ева Дункан. Она – ключевая фигура. Он должен проявить терпение, вызвать у нее доверие. А доверие такой особы, как Ева, достигается не сразу. Ей хватит ума, чтобы догадаться: из-за Логана ей и ее семье грозит несравненно более страшная опасность, чем разгром в лаборатории.

Значит, надо оперативно побороть ее недоверие и превратить в союзницу.

Он откинулся в кресле и стал размышлять, как этого добиться.

* * *

– Привет! – Маргарет заглянула в лабораторию. – Пожаловали дизайнеры, чтобы навести здесь образцовый уют. Можете удалиться на часок и дать им поработать?

– Я же говорила, что это необязательно, – сказала Ева, хмурясь.

– Лаборатория далека от совершенства, значит, выбирать не приходится. Я не останавливаюсь на полдороге.

– Всего на час?

– Я их предупредила, что вас нельзя беспокоить и что в случае задержки им придется уплатить штраф. А вы тем временем заморите червячка. – Маргарет посмотрела на часы. – Уже около семи. Как насчет супа и сандвича со мной за компанию?

– Минутку. – Ева аккуратно убрала в нижний ящик стола поддон с косточками Мэнди. – Скажите им, чтобы не прикасались к столу, иначе одним штрафом дело не ограничится: я их прикончу!

– Скажу, – пообещала Маргарет и исчезла.

Ева сняла очки и протерла глаза. Перерыв пойдет ей на пользу. За несколько часов она мало чего добилась и готова была отчаяться. Хотя небольшой прогресс все же лучше, чем никакого. Подкрепившись, она возобновит работу.

В коридоре она встретила шестерых мужчин и двух женщин, нагруженных декоративными подушками, стульями и коврами, и вынуждена была прижаться к стене, чтобы не быть затоптанной.

– Сюда. – Маргарет взяла ее за руку, помогла обойти двоих мужчин, волочащих ковер, и повела в кухню. – Все не так страшно, как кажется. Как я и обещала, это продлится не больше часа.

– Я не ставлю сроков. Несколько минут в ту или иную сторону не делают погоды.

– Проблемы в работе? – спросила Маргарет с непритворным сочувствием. – Понимаю! – Приведя Еву в кухню, она сказала:

– Сейчас я сделаю томатный суп и сандвичи с сыром. Это вас устроит?

– Вполне. – Ева села и постелила на колени салфетку. – Я не так уж голодна.

– Лично я умираю от голода, но стараюсь не нарушать диету. – Она села напротив Евы, осуждающе глядя на нее. – Вы-то, наверное, ни разу в жизни не сидели на диете!

– Увы, – подтвердила Ева с улыбкой.

– Где вам меня понять? – Маргарет схватила пульт дистанционного управления. – Ничего, если я включу телевизор? Хочу посмотреть пресс-конференцию президента. Джон заставляет меня все это слушать, записывать на пленку и докладывать ему обо всем, что достойно внимания.

– Не возражаю. – Ева принялась за еду. – А вы, надеюсь, не станете возражать, если я не буду обращать внимания на телевизор. Меня не увлекает политика.

– Меня тоже. Зато Джон не может без нее жить.

– Я слышала о сборе денег в предвыборный фонд. Думаете, он сам собирается заняться политикой? Маргарет покачала головой.

– Он не терпит лицемерия. – Она на минуту прислушалась к словам диктора. – А Чедберн хорош! Настоящий миляга. Знаете, что его называют самым харизматическим президентом после Рейгана?

– Не знаю. Это настолько важный пост, что харизма здесь совершенно ни при чем.

– Зато с ее помощью можно победить на выборах. – Она кивнула на телеэкран. – Вы только на него посмотрите! Все согласны, что в этот раз он победит конгресс.

Ева покосилась на экран. Бен Чедберн был крупным мужчиной под пятьдесят, красивым, сероглазым, источающим жизнелюбие и юмор. Он как раз весело отвечал на какой-то репортерский вопрос. Аудитория покатилась со смеху.

– Впечатляет! – одобрила Маргарет. – И Лайза Чедберн тоже не лыком шита! Видели ее костюмчик? Наверняка от Валентине!

– Не разбираюсь в моде.

– И не очень-то интересуетесь. – Маргарет поморщилась. – А мне интересно. Она не пропускает ни одной пресс-конференции. Единственное, что в них интересного, – туалеты первой леди. Ничего, вот похудею и тоже буду так одеваться.

– Привлекательная дамочка, – согласилась Ева. – И хорошо проводит кампанию по сбору денег для помощи детям, подвергнувшимся насилию.

– Неужели? – спросила Маргарет без всякого интереса. – Нет, этот костюмчик точно от Валентине.

Ева усмехнулась. Ей и в голову не могло прийти, что динамо-машина в юбке по имени Маргарет способна так живо интересоваться тряпками.

Костюм, вызвавший такое пристальное внимание, был скроен в самый раз по стройной, спортивной фигурке Лайзы Чедберн. Светло-бежевый оттенок очень подходил к ее оливковой коже и каштановым волосам.

Первая леди улыбалась президенту гордой и одновременно любящей улыбкой.

– Чудесно! – одобрила Ева.

– Считаете, она подтягивала себе кожу на лице? Ей уже сорок пять, но кто даст ей больше тридцати?

– Не исключено, – сказала Ева, доедая суп. – Или она просто умеет стареть.

– Мне бы такое умение! На этой неделе я обнаружила у себя на лбу две морщинки. А ведь я избегаю солнца, пользуюсь увлажняющим кремом… Все делаю правильно, а что толку? – Маргарет гневно выключила телевизор. – От одного ее вида у меня депрессия. А Чедберн твердит одно и то же: понизить налоги, поднять занятость, помогать детишкам…

– Что же в этом дурного?

– А вы поговорите с Джоном! Чедберн действительно правильно говорит и поступает, а его жена очаровательно улыбается и перещеголяла благотворительностью Эву Перон, да еще сама печет печенье! Представьте, как трудно спихнуть администрацию, которой вся страна хором поет дифирамбы!

Задача существенно облегчится, если вымазать соперника грязью. Чем больше Ева размышляла на эту тему, тем более логичным ей представлялось это объяснение действий Логана и тем меньше нравилось.

– Кстати, где Логан?

– Весь день провел в кабинете, на телефоне. – Маргарет встала. – Кофе?

– Спасибо, я пила кофе в лаборатории всего час назад.

– Значит, хоть что-то я угадала: это я приволокла кофеварку.

– Правильно сделали. У меня есть все необходимое.

– Счастливая! – Маргарет налила себе кофе. – Мало кто может сказать о себе то же самое. Большинству просто не везет. Приходится идти на компромиссы и… – Она поперхнулась. – Ой, простите! Сама не знаю, что болтаю…

– Ничего страшного. – Ева встала. – Кажется, у меня остается минут двадцать, прежде чем доступ в лабораторию будет снова открыт. Схожу-ка в свою комнату и позвоню в пару мест.

– Я вас спугнула?

– Ничего подобного. Я далеко не так чувствительна.

Маргарет присмотрелась к ней и сделала заключение:

– Нет, вы очень чувствительны, просто умеете это скрывать. – Помолчав, она неуклюже добавила:

– Я вами восхищаюсь! На вашем месте я бы не смогла… – Она передернула плечами. – В общем, не обижайтесь.

– Мне не на что обижаться, – заверила ее Ева. – Поверьте, мне действительно надо позвонить.

– Тогда ступайте. Я допью кофе и потороплю дизайнеров, чтобы они вам больше не мешали.

– Спасибо. – Ева вышла из кухни и заторопилась в свою комнату. Она почти не покривила душой: ее раны зарубцевались со временем, и у нее действительно имелись основания считать себя счастливой. Стоящая профессия, любимая мать, верные друзья…

Нелишне, кстати, проверить, что сумел узнать о Логане Джо Квинн, самый преданный из друзей. Развитие ситуации вызывало у нее подозрения.

Или лучше начать со звонка матери?

* * *

Сандра взяла трубку только после полудюжины звонков. Ева услышала ее смех.

– Кажется, справляться о твоем настроении нет необходимости.

– Рон перепачкался краской… – Сандра снова прыснула. – Видела бы ты его сейчас!

– Ты занялась ремонтом?

– Я же обещала перекрасить твою лабораторию. Рон предложил мне помощь.

– В какой цвет? – опасливо осведомилась Ева.

– В сине-белый. Как небо в облаках. Мы решили попробовать новую краску – ее вовсю рекламируют по телевизору… Перестань, Рон! Ты испортишь облака. Уголки надо делать по-другому… А как твои дела? – обратилась она к Еве.

– Отлично. Я занимаюсь…

– Чудесно! – Снова смех. – Никаких херувимов, Рон! Ева мне этого не простит.

– Херувимы?

– Клянусь, ничего, кроме облаков!

Облака, херувимы…

– Кажется, ты занята. Я перезвоню через денек-другой.

– Я рада, что ты всем довольна. Тебе полезно проветриться.

Матери ее отсутствие определенно не создавало трудностей.

– Неприятности позади?

– Ты имеешь в виду вторжение в лабораторию? Повторения не последовало. Джо заехал после работы с едой из китайского ресторанчика, но потом появился Рон и спугнул его. Как выяснилось, они знакомы. Ничего странного: ведь Рон работает в прокуратуре, а Джо… Добавь-ка белой краски в синюю, Рон! Все, Ева, мне некогда. Он вот-вот испортит мои облака.

– Да, этого нельзя допустить. Счастливо, мама. Будь умницей.

– И ты.

Ева с улыбкой повесила трубку. У Сандры помолодел даже голос. Теперь все для нее было связано с Роном. Что ж, в молодости нет ничего предосудительного. Дети трущоб слишком быстро взрослеют; Сандре не мешало бы вернуть хотя бы ненадолго ее собственное скоротечное детство.

Вот только сама Ева от этих мыслей стала казаться себе старухой. Это было расплатой за ее глупость, эгоизм и зависть.

Джо!.. Она кинулась к телефону, но трубку не сняла.

Логан знал, что она побывала на кладбище. Электронная паутина, опутывающая все имение, не вызывала у Евы никакого энтузиазма.

Или это просто приступ паранойи? Нет никаких оснований отождествлять видеокамеры с прослушиванием телефонов.

Но неприятное чувство осталось. С самой первой минуты в Барретт-Хаус ее не покидало ощущение, что она угодила в паутину… Клинический случай паранойи!

Она встала, достала из сумки мобильный телефон и набрала номер Джо.

– Как раз собирался тебе позвонить! – сказал Джо. – Как дела?

– Неважно. Полная неопределенность. Одно ясно: он хочет от меня слишком многого. Ты что-нибудь выяснил?

– Кажется, да… Но впечатление очень странное.

– Как и вся эта история.

– Недавно он заболел Джоном Ф. Кеннеди.

– Кеннеди… – повторила Ева завороженно.

– Представляешь? Кто бы ожидал этого от республиканца? Не так давно он посещал Библиотеку имени Кеннеди, где заказал экземпляр доклада комиссии Уоррена об убийстве Кеннеди. Еще он заглядывал на знаменитый книжный склад в Далласе и в медицинский комплекс в Бетесде. – Джо помолчал. – Даже имел беседу с режиссером Оливером Стоуном, спрашивал его об исследованиях, которые тот проделал, работая над фильмом «Дж.Ф.К.». Все, правда, происходило очень мирно: никакой спешки. Чтобы обнаружить в его действиях систему, пришлось здорово повозиться.

– Кеннеди… – Час от часу не легче! – Вряд ли это как-то связано с целью моего пребывания здесь. Что еще?

– Пока что ничего. Ты сама просила раскопать что-нибудь экстравагантное.

– Да, и ты не подкачал!

– Я продолжу поиски, – заверил ее Джо и сменил тему. – Я повстречал кавалера твоей матушки. Рон – славный малый.

– Она тоже так считает. Спасибо, что не оставляешь ее без присмотра.

– Вряд ли это теперь потребуется. Рон сумеет ее защитить.

– Я с ним еще не знакома. Мать боится, что я его отпугну.

– Обоснованные опасения.

– И ты туда же! А ведь я ничего так не хочу, как счастья для нее!

– Вот-вот! Ты будешь раздавать пинки направо и налево, покуда не осуществишь свое желание.

– Я такая несносная?

– Наоборот, ты – клад! – проговорил Джо ласково. – Ну, все, мне пора. Диана хочет успеть в кино на девятичасовой сеанс. Как только узнаю еще что-нибудь, сразу же позвоню.

– Спасибо, Джо.

– Не стоит благодарности. Я еще ничем не сумел тебе помочь.

С этим она поневоле согласилась. Интерес Логана к Дж.Ф.К. был всего лишь совпадением. Она не усматривала ни малейшей связи между застреленным президентом и своим положением.

Совпадение?.. Логан не из тех, кто допускает совпадения: слишком проницателен, слишком властен. Его недавно проснувшийся интерес к убийству Кеннеди не мог не вызвать подозрение, не говоря о нежелании афишировать этот интерес…

Как все это объяснить?.. Догадка, посетившая ее, была настолько зловещей, что Ева окаменела от ужаса.

Только не это!

7

В библиотеке было пусто. Ева закрыла дверь, зажгла свет и подошла к столу. В ящике справа лежали только бумаги и телефонные справочники. Она задвинула его и выдвинула левый ящик. Он был полон книг. Она разложила их по столу.

Доклад комиссии Уоррена, книга Креншоу о вскрытии тела президента, зачитанный экземпляр популярной брошюры «Заговор против Кеннеди: вопросы и ответы».

– Вам помочь? – раздался из дверей голос Логана.

– Вы в своем уме, Логан? – Она обернулась. – Кеннеди? У вас точно не все дома.

Он присел к столу.

– Кажется, вы немного расстроены?

– С какой стати? Вы притащили меня сюда, чтобы поручить дело, заранее обреченное на неудачу, а я буду расстраиваться? Кеннеди! Не ожидала, что вы так наивны.

– Лучше сядьте и отдышитесь, – предложил он с улыбкой. – Мне становится страшно, когда вы надо мной вот так возвышаетесь.

– Чепуха! Поговорим серьезно, Логан.

Он перестал улыбаться.

– Как бы вам не пожалеть о своей настойчивости. Я надеялся, что до этого не дойдет, старался быть осторожным. Догадываюсь, что вы решили пошарить в моем кабинете не из чистого любопытства. Вас надоумил Джо Квинн?

– Он самый.

– Мне говорили о его догадливости. – Логан покачал головой. – Но это вы его на меня напустили. Почему вам не сиделось спокойно?

– Вы хотели, чтобы я и дальше блуждала в потемках?

– Такого желания я не испытывал, – ответил он, помолчав. – Просто у меня была слабая надежда, что вы займетесь этим делом, не испытывая груза предрассудков.

– Я буду беспристрастна, невзирая ни на какие подозрения. Когда занимаешься таким делом, как мое, по-другому просто нельзя. Но мне все еще не верится, что вы хотите поручить мне раскопки по делу Кеннеди.

– Копать вручную вам не придется. Я просто попрошу вас проверить…

– И в процессе проверки схлопотать пулю в лоб! Успокойтесь, Кеннеди покоится на Арлингтонском кладбище…

– Вы в этом уверены?

Она окаменела.

– Что вы несете?!

– Присядьте.

– Не хочу садиться! Продолжайте.

– Хорошо. Вдруг на Арлингтонском кладбище похоронен вовсе не Кеннеди?

– Боже правый, еще одна теория заговора!

– Заговор? Можно сказать и так, хотя это будет не совсем точно. Вдруг в Далласе застрелили одного из двойников президента? Вдруг Кеннеди не стало еще до поездки в Даллас?

Она не поверила своим ушам.

– У Кеннеди были двойники?

– У большинства фигур государственного масштаба есть двойники, охраняющие их неприкосновенность. Считается, например, что у Саддама Хусейна их целых шесть.

– Саддам – диктатор страны «третьего мира». У нас такой фокус не прошел бы.

– Да, не прошел бы. Здесь потребовалась бы помощь.

– Чья, интересно? – спросила Ева с сарказмом в голосе. – Сына, маленького Джо-Джо? Братца Бобби? – Она сжала кулаки. – Да вы просто псих! Это самая вопиющая глупость, которую мне только доводилось слышать. Кого вы обвиняете?

– Никого я не обвиняю, просто прикидываю возможности. У меня нет ни малейшего понятия, как он погиб. У него была масса проблем со здоровьем, которые не предавались огласке. Он вполне мог умереть по естественным причинам.

– Мог? Вы хотите сказать, что причина смерти могла быть и неестественной?

– Вы меня не слушаете. Повторяю, я не знаю! Мне известно одно: в такой крупной мистификации должно было участвовать много людей.

– Конспирация в Белом доме. Операция прикрытия. – Она пренебрежительно усмехнулась. – То, что Кеннеди был демократом, для вас большое удобство. Вы выставите своих противников бандой бессовестных заговорщиков, не достойных того, чтобы выиграть выборы в этом году. Кампания обливания соперников грязью принесет выигрыш вашей партии.

– Не исключено.

– Негодяй! Я не желаю участвовать в кампаниях дискредитации. И мне тем более не по нраву, когда меня используют.

– Могу вас понять. А теперь, если вы уже высказали свое неудовольствие, извольте выслушать меня. – Он подался вперед. – Восемь месяцев назад мне позвонил некий Бернард Доннелли, владелец похоронной конторы в пригороде Балтимора, и предложил встретиться. То, что он рассказал, сильно меня заинтриговало. Уже на следующий день я прилетел в Балтимор и встретился с ним на автостоянке в пять часов утра. Жадность этого человека превышала страх. Он продал мне кое-какую информацию и предмет, который, по его мнению, мог бы мне пригодиться. – Логан помедлил для большего эффекта. – Череп.

– Один череп?

– Остальное тело было кремировано отцом Доннелли. Судя по всему, похоронная контора Доннелли на протяжении десятилетий сжигала тела, поставляемые мафией. Гангстеры ценили клан Доннелли за надежность и умение помалкивать. Но один заказ сильно напугал Доннелли-старшего. Как-то ночью к нему заявились двое, доставившие мужской труп. Несмотря на умопомрачительную плату, Доннелли не находил себе места. Те двое не принадлежали к числу его регулярных клиентов и не соблюдали правила игры. Они не позволяли ему глядеть на лицо мертвеца, но он все-таки улучил момент, и этого момента оказалось более чем достаточно. Бедняга до смерти напугался: он не сомневался, что ему перережут горло как нежелательному свидетелю. В качестве оружия и страховки он спас от огня череп.

– Как это, спас?

– Мало кто знает, что для полного уничтожения скелета требуется поддерживать температуру в две с половиной тысячи градусов по Фаренгейту на протяжении не менее восемнадцати часов. Доннелли так расположил тело, что череп частично избежал пламени. Оба гостя, прождав около часа, уехали. Тогда Доннелли припрятал череп, а тело сжег. Череп он использовал как средство для шантажа. Перед смертью он открыл Бернарду, своему сыну, где зарыл череп. Мрачное, но в высшей степени прибыльное наследство!

– Доннелли-старший умер?

– Да, но своей смертью. Он был стар и страдал болезнью сердца.

– Кого он шантажировал?

– Не знаю. Этого Доннелли-младший мне не раскрыл. Предметом сделки был сам череп.

– Вам не захотелось его расколоть?

– Надеюсь, вы имеете в виду Бернарда, а не череп… Еще как хотелось! Я пытался вытянуть из него правду, но узнал только то, что сейчас пересказываю вам. Он уступал папаше силой духа и не хотел рисковать жизнью. За сведения о месте захоронения черепа и этот рассказ он запросил с меня столько денег, чтобы суметь переселиться в Италию с новыми документами и внешностью.

– И вы пошли на это?

– Представьте, да. Раньше мне приходилось платить больше за менее перспективные проекты.

– А теперь вы хотите, чтобы я превратила перспективу в реальность.

– Да. В том случае, если Доннелли не соврал.

– Боюсь, что соврал. История звучит безумно.

– В таком случае почему бы вам не поработать со мной? Кому это принесет вред? Если это не правда, вы получите кучу денег, а я буду посрамлен. – Он улыбнулся. – То и другое доставит вам массу удовольствия.

– Напрасная трата времени!

– Зато хорошо оплачиваемая.

– Если не считать эту историю вымыслом, то я поступлю опрометчиво, согласившись взяться за работу.

– Вы сами говорите, что все это ерунда.

– Вряд ли это Кеннеди. Но с меня хватит, если это окажется Джимми Хоффа или кто-нибудь еще из боссов мафии.

– Хотите меня убедить, что я отвалил уйму денег за басни?

– Скорее всего, так оно и есть.

– Тогда давайте выясним это вместе. Если только вы считаете, что сможете отнестись к заданию непредвзято. Мне совершенно ни к чему, чтобы вы вылепили на невинном черепе физиономию Джимми Хоффы.

– Вам отлично известен мой профессионализм. Не пытайтесь на меня давить.

– Почему бы и нет? Вы профессионал в одном, я – в другом. Неужели вам нисколько не любопытно, наврал Доннелли или сказал правду?

– Я не любопытна.

– До такой степени, что готовы забыть разгром в своей лаборатории? Забыть и простить?

Снова попытка манипулировать! Он наносит удар в самое болезненное место. Она отвернулась.

– Я все помню. Просто не верю…

– Я удвою взнос в Фонд Адама. Она медленно обернулась.

– Это только усиливает мои подозрения! Вы платите слишком много за несложное дело. Даже если это окажется правдой, с тех пор минуло почти три десятилетия. Кому интересно, что в свое время демократы водили за нос всю страну?

– Некоторым это будет небезразлично. Сейчас как раз подходящий климат. Общественности до смерти надоело, что политики бессовестно ее обманывают.

– Зачем вам все это нужно, Логан?

– Я думал, вы уже догадались. Перед вами толстосум, пытающийся любым способом набить себе карманы.

– Но начинает он с того, что изрядно их облегчает. – Ева не верила ни единому его слову.

– Обещайте, что подумаете.

– Нет!

– Никуда вы не денетесь. Вы над собой не властны. Сообщите мне утром свое решение.

– А если оно будет отрицательным?

– Почему, по-вашему, я купил имение с кладбищем?

Она окаменела.

– Шутка. – Он улыбнулся. – Я отправлю вас домой, только и всего.

Она направилась к двери.

– Но деньги, выделенные Фонду Адама, я назад не отзову. Даже если вы не выполните свою часть нашего договора, я свою исполню. Как видите, я человек слова и чести.

– Я вас предупреждала, что не буду заниматься противозаконными делами.

– А я и не предлагаю вам ничего противозаконного. Разве кто-нибудь говорил о рейде на Арлингтонское кладбище или о разрывании могил? Короткий выезд на кукурузное поле в Мэриленде – только и всего.

– Это тоже может быть незаконным.

– Если я прав, наше маленькое отступление от буквы закона окажется великим прозрением. В общем, думайте и решайте. Как человек разумный вы, надеюсь, согласитесь, что я не требую от вас предательства вашего нравственного кодекса.

– Это если вы говорите мне правду.

– Правду, правду! Хотя у меня нет ни малейшего намерения вас в этом убеждать. Это все равно не дало бы результатов. Вам придется решать самой. – Логан вынул из верхнего ящика стола записную книжку в кожаной обложке. – Спокойной ночи. Как только решение будет принято, сообщите о нем мне.

Ева поняла, что должна покинуть кабинет. Логан не настаивал, не возмущался. Мяч находился на ее половине поля.

– Спокойной ночи.

Она быстро поднялась по лестнице. Кеннеди? Нет, это невозможно! Кеннеди похоронен на Арлингтонском кладбище, а не на безвестном кукурузном поле. Логана обвели вокруг пальца и вытянули из него огромные деньжищи в обмен на ложь.

С другой стороны, Логан меньше всего похож на легковерного разиню. Если он считает, что история Доннелли может оказаться правдивой, то для Евы это должно послужить достаточным основанием, чтобы пойти на сотрудничество.

И тем самым подвести основу под задуманную Логаном кампанию дискредитации политических оппонентов! Сделка заключена, и он не намерен от нее отказываться…

Черт возьми, она слишком утомлена, чтобы торопиться с решением. Лучше лечь и уснуть в надежде, что утром она увидит ситуацию в более ясном свете. Нет ничего разумнее, чем…

Окно!

Она затаила дыхание. Игра воображения… Не хватало, чтобы усталость и страх сыграли с ней злую шутку!

Окно… Она подошла к нему вплотную и уставилась в темноту.

* * *

Темнота, комары, мокрицы, змеи…

Его кожаные итальянские ботинки были безнадежно испорчены сыростью. Он поддел ногой кучу сырой листвы и выругался.

Он всегда ненавидел чащу. В детстве его отправили на целые две недели в лагерь в лесистом штате Мэн. Как же ему было там тошно! Вечно родители сплавляли его подальше, желая от него избавиться.

Но он нашел способ с этим бороться. Уж он постарался, чтобы после того лета его не приняли в этот лагерь снова. Доказать никто ничего не мог, но воспитатель обо всем догадался. Фиск видел это по его глазам, по тому, как он избегал на него смотреть.

Тем летом он усвоил несколько уроков, которые очень пригодились ему в дальнейшем. Любители ночевок на природе обязательно обращаются за разрешением к администрации национальных парков, а та регистрирует туристов…

Впереди он увидел отблеск костра. Вот она, мишень! Что лучше – подойти сразу или дождаться, когда все уснут? Он уже чувствовал прилив адреналина. Не медлить, дать им почувствовать, понять ожидающую их судьбу…

Он взъерошил себе волосы, размазал грязь по щеке.

Перед костром сидел седовласый старик. Из палатки вышла его жена и что-то сказала, весело смеясь. Эти люди были искренне привязаны друг к другу. Фиска это только разозлило. Впрочем, все задание вызывало у него недоброе чувство. Ему не нравилось, когда его заставляли работать под открытым небом. Он решил, что даст это понять старику и его жене.

Немного постояв, он с шумом вышел на опушку.

– Слава богу! Пожалуйста, помогите! Моей жене не повезло. Мы разбили стоянку чуть дальше вас. Жена упала и сломала…

* * *

– Я знаю, куда они поехали, – доложил Джил. – Двигаюсь туда. Но я опаздываю на два часа. В администрации парка мне сказали, что о них уже справлялись…

Логан крепко прижал трубку к уху.

– Будь осторожен!

– Обязательно! Особенно если их преследует Фиск.

– Кто такой?

– Я связывался со знакомыми в министерстве финансов. У них есть сведения, что Тимвик использует Альберта Фиска. Этот Фиск выполнял когда-то задания ЦРУ. Известен как любитель «мокрых» дел, причем предпочтение всегда отдавал самым сложным заданиям. Очень гордится своим профессионализмом и способностью выполнять работу, для которой никто, кроме него, не пригоден. Пять лет назад порвал с ЦРУ и перешел на вольные хлеба, но без дела не сидит. Стремителен и находчив. А главное, Логан, он любит свою профессию. Представляете?

– С трудом…

– Я перезвоню, когда найду их.

Логан медленно положил трубку. Убийца стремителен… Какова же его скорость? И в каком направлении он движется?

Коммутатор на столе ожил.

– Гостья покинула дом три минуты назад, – сообщил Марк.

– Куда она направилась? К воротам?

– Нет, на холм.

– Я сейчас!

Спустя несколько минут Логан был в гараже.

– Она на кладбище, – сказал Марк. Логан подошел к мониторам.

– Что она делает?

– Сейчас темно, к тому же ее скрывает тень дерева. Кажется, она просто стоит. Пришла постоять на кладбище среди ночи!

– Приблизь ее.

Марк нажал две кнопки, и на мониторах появилось лицо Евы. Она смотрела, не отрываясь, на могилы, украшенные цветами. Что он ожидал увидеть на ее лице – смятение?

– Как это понять? – спросил Марк. – Она в своем уме?

– Не смей! Она совершенно… – Логан поперхнулся, пораженный не меньше Марка своей внезапной вспышкой гнева. – Извини. Она не сумасшедшая, просто много пережила.

– Вам виднее, – сказал Марк. – Но мне это показалось странным: лично меня ни за какие деньги не заманишь среди ночи на кладбище. Смотрите, да она… – Он неожиданно расхохотался. – А вы правы! Она кристально нормальна.

Ева задрала голову и показала камере поднятый средний палец правой руки.

– А она мне нравится! – проговорил Марк, отсмеявшись.

Логан не удержался от улыбки. Ева нравилась и ему. Больше всего ему были по душе ее сила, ум, гибкость. Ему импонировало даже ее упрямство и непредсказуемость. При иных обстоятельствах он бы не отказался от такого друга, а лучше – такой любовницы…

Любовница? До этой минуты он не знал, что способен видеть в ней привлекательную женщину. Раньше он больше ценил ее за ум, чем за стройность…

А впрочем, кого он пытается обмануть? Кому доказывает второстепенность секса? Лучше быть с собой честным: редкая женщина возбуждала его воображение так сильно, как Ева.

Лучше не отвлекаться. Лучше сосредоточиться на главном, не забывать о цели ее приезда. И о том, зачем она притащилась среди ночи на кладбище.

* * *

Теплый ветерок шевелил гвоздики на могилах и доносил до ноздрей Евы их аромат.

Она говорила Маргарет, что не питает тяги к кладбищам. Зачем же она пришла сюда? Почему не легла спать, как собиралась, а послушалась смутного зова?

Поверить, что ее звали, было чистой воды безумием, а она считала себя нормальной. После казни Фрейзера ей по-настоящему грозило помешательство, но она боролась за свой рассудок и как будто одержала победу… Хотя проще всего было бы не упираться. Если позволительно видеть Бонни во сне, то почему не допустить, что встреча с ней возможна и наяву?

Ответ прост: потому что ее не может здесь быть. Бонни никогда здесь не бывала.

Логан болтал о трупах и о могилах, остальное доделало ее воображение. Ее никто не звал. Зов ей послышался.

Через час, вернувшись, она не удивилась, застав Логана бодрствующим.

– Я устала и не хочу разговаривать, – предупредила она его и прошла мимо.

– Мне уже подсказал это ваш грубый жест, – сказал он, улыбаясь. Она остановилась на лестнице.

– Не надо было за мной подглядывать. Мне не нравится, когда за мной шпионят.

– Кладбище – не лучшее место для прогулок. Почему вас туда потянуло?

– Вам важно знать ответ?

– В отличие от вас, я любопытен.

Она вцепилась в перила.

– Лучше не ищите смысла во всех моих словах и поступках. Я пошла туда, потому что знала дорогу. Я бы не заблудилась.

– И это все?

– Вам мало? Я что, на сеансе у психоаналитика?

– Нет, просто в гостях у любопытного человека. Смотрите, не оторвите мне голову! Надеюсь, прогулка помогла вам собраться с мыслями, и вы приняли решение…

– Нет, не приняла. – Ева стала подниматься дальше. – Разговор откладывается до утра.

– Я буду работать всю ночь. Если у вас созреет решение, милости прошу…

– Не торопите меня, Логан.

– Ладно, не буду. Просто я подумал: раз вы знаете, что я за вами приглядываю, то и вам будет нелишне знать о моем местонахождении.

– Чрезвычайно любопытные мысли!

Захлопнув за собой дверь спальни, она поспешила в ванную, надеясь, что горячий душ снимет напряжение. Потом можно будет вернуться в лабораторию и заняться Мэнди. Уснуть все равно не удастся, поэтому лучше посвятить время делу.

Она не боялась уснуть, не боялась снов про Бонни. Бонни никогда не представляла для нее угрозы. Как может сулить опасность сон, полный любви?

Ее ночная прогулка не имела к Бонни никакого отношения. Дочь не могла позвать ее на кладбище.

* * *

Спальный мешок с двумя обнявшимися трупами. Трупы обнажены, их глаза широко распахнуты, они в ужасе смотрят друг на друга.

Оба тела проткнуты длинным шестом.

«Сукин сын… Мало ему одного убийства, он еще устроил эту непристойную композицию, лишив уход двух несчастных из жизни всякого достоинства».

Джил оглядел стоянку и не увидел ни следов обуви, ни каких-либо заметных улик. Фиск успел прибрать за собой.

Откинув крышку мобильного телефона, Джил позвонил Логану.

– Поздно, – сказал он.

– Оба?

– Да, и как! – У него не было слов, чтобы описать эту ужасную смерть. – Что делать?

– Возвращайся. Я так и не сумел связаться с Мареном: он заехал далеко в пустыню. Но это, может быть, к лучшему. Раз до него не в состоянии добраться мы, то и Фиск, наверное, не сумеет. Хоть какая-то, а передышка.

– Лучше не надейтесь. – Джил посмотрел на два трупа. – Фиск не будет бездельничать.

– Я ни на что не надеюсь, но посылать тебя в Иорданию не собираюсь. Ты можешь мне понадобиться здесь.

– Череп? – спросил Джил.

– Я не могу больше ждать. Все развивается слишком быстро. Возвращайся.

* * *

Фиск был доволен. Он сделал свое дело чисто, даже нашел способ оставить личное клеймо.

Напевая себе под нос, он отпер машину, сел и набрал номер Тимвика.

– С Кадро покончено. Первым же рейсом вылетаю в Иорданию. Какие будут уточнения?

– Забудь на время Марена. Присоединяйся к наблюдателям у Барретт-Хаус.

– Не люблю наблюдать, – признался Фиск хмуро.

– Придется потерпеть. Я хочу знать о каждом чихе Логана и этой Дункан. Ты должен находиться с ними рядом.

– Не люблю отвлекаться, не закончив дела. Остается Марен…

– Мы следили за Джилом Прайсом, когда он покинул вчера утром Барретт-Хаус. Он направился прямиком к Доре Бенц.

– Ну и что? Я не оставляю следов.

– Дело не в этом. Он знал о Доре Бенц. А это значит, что Логан все понял. Мы не можем… – Тимвик перевел дух. – Логан, Прайс и Дункан должны умереть.

– Вы говорили, что это опасно.

– Говорил, когда не знал, что Логан на верном пути. Теперь мы не имеем права оставлять их в живых.

Наконец-то Тимвик показал зубы!

– Когда?

– Когда я отдам команду.

Фиск прервал связь. Ситуация улучшалась с каждым днем. Задания становились все интереснее и все лучше оплачивались. Отпирая ящичек для перчаток и вынимая оттуда список Тимвика, он благодушно напевал себе под нос. Аккуратно вычеркнув второе по счету имя, он тщательно вывел печатными буквами: ДЖОН ЛОГАН, ДЖИЛ ПРАЙС, ЕВА ДУНКАН.

Порядок прежде всего!

Он запустил двигатель и усмехнулся, вспомнив текст песенки, мелодию которой напевал уже не первый день:

Список составь, дважды проверь,

Чтобы запомнить, кто ангел, кто зверь.

8

– Просыпайтесь! – раздался голос Маргарет. – Из-за своих костей вы совсем перепутали день и ночь!

Ева с трудом оторвала голову от стола.

– Что такое? – Она потрясла головой, пытаясь прогнать сон. – Который час?

– Почти девять утра! Я думала, что вы не вернетесь вечером к работе, но не тут-то было.

– Я передумала. – Ева посмотрела на череп Мэнди. – Решила немного повозиться с этим ребусом.

– И вас сморил сон.

– Я хотела всего минутку посидеть с закрытыми глазами… – Она поморщилась от неприятного привкуса во рту. – Вот что значит усталость! – Она отъехала от стола. – Сейчас почищу зубы и приму душ.

– Сперва похвалите меня за старания. Как вам лаборатория?

– Простите, – сказала Ева с улыбкой. – Конечно, выше всяких похвал.

– Заразительный энтузиазм, – буркнула Маргарет. – С таким же успехом можно было бы постелить вместо ковров мешковину и покрасить стены в пепельный цвет.

– Я предупреждала, что главное не это. – Ева встала и заковыляла к двери. – Но все равно, спасибо за заботу.

– Вас зовет Джон. Это он прислал меня за вами.

– Я сейчас, только приму душ и переоденусь.

– Тогда поторопитесь. После возвращения Джила он потерял всякое терпение.

– Джил вернулся?

– Полтора часа назад. Они ждут вас в кабинете.

Ждут ее решения… Согласится ли она на игры Логана? Кеннеди… При свете дня идея выглядела еще более нелепо, чем в темноте.

– Джон поручил мне сделать новый перевод средств на счет Фонда Адама, – сообщила Маргарет. – Я уже звонила в банк. Не пройдет и часа, как вы сможете проверить прохождение перечисления.

А ведь Ева не давала согласия на новую сумму! Логан оказывал на нее давление, подкупал, но не выкручивал ей руки. Что ж, пускай швыряется деньгами, если может это себе позволить. На ее решение это не повлияет, зато детям повезет еще больше.

– Я вам доверяю.

– Все равно, проверьте, – сказала Маргарет. – Джон настаивает.

Пусть настаивает до посинения! Она будет поступать так, как считает нужным. Повозившись с Мэнди, она обрела твердость.

– До встречи, Маргарет.

– А вы не торопитесь! – произнес Логан с упреком. – Мы вас заждались.

– Сначала я должна была вымыть и высушить волосы.

– Вид и впрямь что надо, – высказался Джил из угла. – Мы ждали не напрасно, босс.

– По-моему, Логан другого мнения, – возразила Ева со смехом.

– Да, другого. Заставлять людей ждать неприлично.

– Это зависит от того, куда торопишься: на встречу или на вызов.

– Напрасно вы послали за ней Маргарет, босс, – догадался Джил.

– Не хотел слишком наседать, только и всего! Садитесь, Ева. – Логан указал на стул.

Она отрицательно покачала головой.

– Разговор не займет много времени. – Видя, что Логан собрался что-то сказать, она остановила его нетерпеливым жестом. – Лучше молчите! Я поеду с вами на ваше проклятое кукурузное поле за вашим треклятым черепом. Мы привезем его сюда, и я сделаю с ним то, что вам требуется. – Она решительно посмотрела на него. – Только приступаем к делу прямо сейчас. Я хочу быстрее с этим покончить.

– Сегодня вечером.

– Хорошо. – Она повернулась, чтобы уйти.

– Почему? – окликнул ее Логан. – Почему вы соглашаетесь?

– Потому что вы заблуждаетесь, и единственный способ вам это доказать – сделать, как вы говорите. Потом я с легким сердцем вернусь к более важным для меня вещам. Мне очень хочется вас посрамить – до того хочется, что я, быть может, включусь добровольцем в кампанию по переизбранию Чедберна.

– Это все причины?

Она старалась не выдать себя. Пускай остается в неведении. Пускай не знает, какой страх ее охватил накануне и каких трудов ей стоило его преодолеть. Только не вложить в его руки оружие!

– Да, все. Когда мы выезжаем?

– После полуночи. – Он криво усмехнулся. – Как и полагается для такого бесчестного предприятия. Мы воспользуемся лимузином. Путь займет не больше часа.

– Вы тоже поедете? – спросила Ева Джила.

– Как я могу пропустить такое развлечение? Не помню, когда в последний раз выкапывал из земли череп, тем более такой многообещающий. – Он подмигнул. – Увы, бедный Йорик! Я знал его, Горацио.

– Ваша цитата ближе к истине, чем все, что я слышала от Логана. Этот череп принадлежит скорее уж шекспировскому Йорику, чем Кеннеди.

* * *

– Они едут, Тимвик, – доложил Фиск по телефону. – Прайс, Логан и Дункан. Только что выехали из ворот.

– Будьте осторожны. Если они обнаружат слежку, все пропало.

– Не беспокойтесь. Мы будем соблюдать дистанцию. Пока Прайс находился в квартире Бенц, Кеннер подложил ему в лимузин передающее устройство. Мы дождемся, пока они окажутся на пустынной дороге, а потом…

– Нет, пускай сначала доедут до места. До тех пор ничего не предпринимайте.

– По-моему, лучше…

– Я сам решаю, что лучше! – перебил Фиска Тимвик. – Пусть доберутся до места. Ты меня слышал, Фиск? Предоставь действовать Кеннеру. Я дал ему исчерпывающие инструкции. Слушайся его.

Тимвик бросил трубку. Фиск нахмурился. Сукин сын! Подчиняться Тимвику тоже не очень-то весело, а тут еще этот Кеннер! За последние сутки тот успел надоесть Фиску до головной боли.

– Убедился, кто главный? – ехидно спросил Кеннер, прибавляя скорость. – Пока я не отдам приказ, ты просто катаешься и дышишь свежим воздухом. – Он указал кивком головы на двоих, молчавших на заднем сиденье. – Как они.

Фиск уставился на габаритные огни несущегося впереди лимузина. Пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы справиться с раздражением. Ничего, все обойдется. Он выполнит свое задание, невзирая на помехи, чинимые Кеннером: трое из лимузина будут убиты и вычеркнуты из списка.

А после этого он составит собственный список. Первое место в нем займет кретин Кеннер.

* * *

Кукурузное поле – типичнейший для сельской Америки пейзаж – должно было внушать умиротворение, но Ева при виде кукурузы вспомнила фильм ужасов про детишек-упырей.

«Никаких детишек! – сказала она себе, чтобы опомниться. – Только смерть. Только череп, дожидающийся, чтобы его выкопали из жирной земли…»

Она медленно вылезла из машины.

– Здесь? Логан кивнул.

– Поле выглядит ухоженным. Где дом фермера?

– Милях в пяти к северу.

– Какое большое поле! Надеюсь, Доннелли дал вам понятные ориентиры?

– Правильно надеетесь. Я хорошо их запомнил. – Он вылез следом за Евой. – Я точно знаю, где искать.

– Сейчас проверим. – Джил открыл багажник и вынул два заступа и большой фонарь. – Копаться в земле среди ночи – не самое мое любимое занятие. В свое время я подрабатывал дорожным рабочим, чтобы платить за учебу в колледже, и уже тогда поклялся, что никогда больше не возьму в руки лопату.

– Вот видишь! – Логан забрал у него фонарь и один заступ. – Никогда нельзя загадывать наперед. – С этими словами он зашагал к кукурузе.

– Вы идете? – позвал Еву Джил, устремляясь следом за боссом.

Она не шевелилась. Ей в ноздри уже ударил запах смерти. Она хорошо умела отличать этот дух от запаха сырой земли. Ночной ветерок шевелил высокие стебли, шуршал широкими листьями. При одной мысли о погружении в это темное колеблющееся море у нее перехватило дыхание.

– Ева? – Джил остановился на краю поля, поджидая ее. – Джон настаивает, чтобы вы нас сопровождали.

Она облизнула пересохшие губы.

– Зачем?

Джил пожал плечами.

– Спросите его самого.

– Все это глупости! Мне здесь совершенно нечего делать. Все равно я ничего не смогу сказать, пока не поработаю в лаборатории.

– Извините, норн требует, чтобы вы присутствовали в момент извлечения черепа из земли.

Спорить бесполезно. Лучше быстрее покончить со всем этим и покинуть место, пропахшее смертью.

Ева последовала за Джилом, в темноту. Джил шумно прокладывал дорогу, но она не видела даже его. Ничего, кроме кукурузных стеблей, тянущихся вверх. Ей казалось, что она угодила в могилу. Непонятно, как Логан рассчитывает что-то найти, не располагая схемой…

– Впереди свет, – сообщил Джил.

Ева не видела никакого света, но все равно ускорила шаг. Побыстрее бы отсюда убраться!

Наконец и она увидела огонек. Логан поставил фонарь на землю и уже начал копать, нещадно перерубая кукурузные корни.

– Это здесь? – спросил Джил. Логан кивнул, не отрываясь отдела.

– Не будем терять времени. Череп зарыт глубоко, чтобы фермер не повредил его при пахоте. Осторожность ни к чему: он заключен в бронированную капсулу.

Джил тоже схватился за заступ.

Простояв пять минут, Ева пожалела, что вынуждена бездельничать. Лучше работать, чем праздно наблюдать. С каждой секундой ей делалось все больше не по себе.

Глупости! Скорее всего, они ничего не выроют. Напрасно они стараются, изображая персонажей из романа Стивена Кинга.

– Я на что-то наткнулся, – сообщил Джил.

– Ура! – воскликнул Логан и заработал еще быстрее.

Ева подошла ближе к яме и увидела в земле небольшой ржавый металлический сундук.

– Вот он!

Почему она так взволнована? Пусть Доннелли не соврал насчет места – это еще не значит, что остальная история столь же правдива. В сундуке может не оказаться черепа, не говоря уже о принадлежности черепа Джону Фицджералду Кеннеди…

Логан поспешно вскрывал замок. Только сейчас Ева сообразила, что перед ней не сундук, а гроб. Детский гробик…

– Прекратите!

Логан поднял на нее глаза.

– Какого черта?!

– Это гроб. Детский гробик.

– Конечно! Недаром Доннелли был владельцем похоронной конторы.

– Вдруг там не череп?

– Череп! – сказал Логан, хмурясь. – Не будем терять времени.

Последний удар заступом – и замок раскололся.

Она надеялась, что он прав. Она не перенесла бы, если бы в гробу оказались детские останки.

Логан вскрыл гроб. В нем не было детских останков. Ева увидела только череп, завернутый в несколько слоев целлофана.

– Победа! – прошептал Логан и поднес фонарь к находке. – Я знал, что мы…

– Я слышу какой-то звук… – прошептал Джил и поднял голову.

Ева тоже услышала шорох. Ветер? Нет, что-то более осмысленное. Тот же самый шорох, который производили они сами, продвигаясь по кукурузному полю. Шорох делался все громче.

– Черт! – Логан захлопнул гроб, выхватил его из ямы, зажал под мышкой. – Скорее отсюда!

Ева оглянулась, но ничего не смогла разглядеть. Однако шуршание становилось все более угрожающим.

– Может быть, это фермер?

– Нет, не фермер. Сюда идут несколько человек. – Логан перешел на бег. – Не упускай из виду Еву, Джил! Мы сделаем по полю круг и выберемся к машине.

Джил схватил Еву за руку.

– Быстрее!

Им не следовало переговариваться: вокруг могли находиться недруги. Впрочем, они выдавали себя не столько разговором, сколько шумом бегства. Не видя преследователей, они вели себя так, словно за ними гонится целая свора.

Логан бежал по полю зигзагами, Джил и Ева старались от него не отстать. В кромешной тьме было трудно дышать, от хруста сухих стеблей, казалось, лопались барабанные перепонки. У Евы жгло легкие.

Оторвались ли они от погони? Неизвестно: они слишком шумели, чтобы различить чужие шаги.

– Влево! – крикнули сзади. Логан рванулся сквозь кукурузу в противоположную сторону.

– Кажется, я что-то вижу, – сказал второй неизвестный. Казалось, он дышит им в затылок.

Логан метнулся назад, Джил и Ева повторили его маневр. Все трое ускорили бег. Ева полностью утратила ориентировку.

Откуда Логан знает, куда бежать? Скорее всего, он мечется наугад. В любую секунду они могли столкнуться с преследователями. Может быть, лучше не бежать, а залечь?

Теперь Логан свернул влево. Они выбрались из шелестящей кукурузы на дорогу и увидели свой лимузин. До него было не меньше пятидесяти ярдов. Рядом с лимузином стоял «Мерседес». Издалека было трудно различить, есть ли в нем пассажиры.

Ева оглянулась. Никого.

До лимузина оставались считанные футы, когда дверца «Мерседеса» распахнулась. Джил выпустил руку Евы.

– Кладите гроб в лимузин, Джон! – С этими словами он выхватил револьвер и кинулся навстречу человеку, вылезающему из «Мерседеса».

Поздно… Прогремел выстрел. Ева в ужасе увидела, как Джил падает, пытается снова встать на колени, поднять револьвер. Неизвестный целился в него снова.

Она не отдавала себе отчета в том, что делает. Ее рука сама по себе вырвала у неизвестного револьвер. Стрелок обернулся. Ева со всей силы ударила его ребром ладони по горлу. Он захрипел, закатил глаза, осел на землю.

– Я поведу. Забирайтесь назад с Джилом! – скомандовал Логан, подтаскивая раненого телохранителя к лимузину. – Надо остановить кровотечение. Мы должны быстрее отсюда убраться. Остальные не могли не услышать выстрел.

Ева распахнула для Логана дверцу, потом втащила в машину Джила. Тот был мертвенно-бледен. Она разорвала его рубашку и увидела кровь. Что, если пуля попала в…

– Вот они! – крикнул Логан, трогаясь с места. Ева оглянулась и увидела троих, выбегающих из кукурузы. Лимузин рванулся вперед, разбрасывая гравий.

– Как он? – спросил Логан, глядя на Еву в зеркальце заднего вида.

– Кажется, ранен в плечо. Крови немного. Он пришел в сознание. – Она оглянулась. – Они уже на дороге. Можете ехать быстрее?

– Пытаюсь, – процедил Логан сквозь зубы.

Он достиг асфальтированной дороги, ведущей к трассе, но от быстроходного «Мерседеса» было не уйти. Его фары были уже в нескольких ярдах. Секунда – и он ударил лимузин в бок. Цель была ясна – спихнуть их машину в канаву. Логан до отказа вывернул руль и удержал лимузин на дороге.

– От столкновения они вылетели на встречную полосу, – сказала Ева. – Мы должны воспользоваться шансом. Жмите!

Логан вдавил акселератор в пол.

– Они опять приближаются, – произнес он, глядя в боковое зеркало. – Они настигнут нас прежде, чем мы доберемся до трассы.

– Гроб… – пробормотал Джил. – Выбросите гроб!

– Нет! – крикнул Логан. Ева посмотрела на гроб, подпрыгивающий у ее ног.

– Отдайте им…

Ева потянулась к дверной ручке.

– Что вы делаете? – простонал Логан.

– Замолчите! – прикрикнула на него Ева. – Джил прав: им нужен этот злосчастный гроб. Пускай получат! Зачем жертвовать ради него жизнью?

– А если они не остановятся?

– Наплевать! Из-за этого черепа Джил успел схлопотать пулю. Хватит крови! Сбавьте скорость. Посмотрим, как они поступят.

Несмотря на замедлившуюся скорость, Еве было нелегко открыть дверцу, прижимаемую ветром.

– Они нас нагоняют!

– Езжайте прямо. – Она подтянула гроб к дверце, приоткрыла ее и выпихнула ящик из машины. Он дважды подскочил и остался лежать на встречной полосе. – Теперь посмотрим. – Ева не спускала глаз с приближающегося «Мерседеса». – Остается надеяться, что они… Ага!

Сначала «Мерседес» проскочил мимо гроба, потом затормозил и развернулся.

– До шоссе осталось совсем немного, – сказал Логан. Лимузин въехал на транспортную развязку. На шоссе были машины, люди. Это сулило спасение.

Когда Логан влился в транспортный поток, Ева облегченно перевела дух.

– Спасены? – спросила она неуверенно.

– Нет. – Логан вырулил в правый ряд. – Вы не закрыли дверцу! – Он обернулся к Джилу. – Как твои дела?

– Пустяк, царапина. Кровь больше не идет.

– Не думаю, что мы можем останавливаться. Я позвоню Маргарет, чтобы она была готова оказать тебе медицинскую помощь. Ты уверен, что кровотечение прекратилось? Дотерпишь до Барретт-Хаус?

– Дотерплю, – ответил Джил слабеющим голосом. – Раз я пережил ваше вождение, мне уже ничего не страшно.

Слава богу, он сохранил способность шутить. Ева облегченно зажмурилась.

– Ты на моем месте тоже не творил бы чудеса, – огрызнулся Логан. – За такие разговоры тебя надо было бы высадить, чтобы ты шел дальше пешком!

– Все, молчу. – Джил закрыл глаза. – Лучше дремать, чем наблюдать такие безобразия.

– Неудачная мысль, – сказал Логан, перестраиваясь. – Лучше бодрствуй. Я должен видеть, в сознании ли ты.

– Ваше слово – закон. Можно хотя бы посидеть с закрытыми глазами?

Логан поймал взгляд Евы в зеркальце заднего вида.

Она кивнула. Он надавил на газ.

* * *

– Что ты делаешь? – крикнул Фиск. – Мы их упустим!

– Заткнись! – огрызнулся Кеннер. – Я не дурак. Ящик важнее.

– Ты не просто дурак, а круглый идиот! Важнее всего – они сами. Мы столько возились, а теперь ты готов…

– Тимвик ясно сказал: если придется выбирать между тем, что они выкапывали, или ими, первое важнее.

– Мы могли бы вернуться за ящиком потом. Они специально нас отвлекают.

– Думаешь, я не понимаю? Но рисковать нельзя. Он остался посреди дороги. Его могут повредить, подобрать…

– Среди ночи?

– Тимвику нужно содержимое ящика.

Фиск задохнулся от злости. Теперь Логана не догнать. А все Тимвик, свихнувшийся из-за проклятого ящика!

Кеннер ничуть не лучше: и ему мелочи не дают разглядеть главное. Идя к цели, нельзя отвлекаться. При чем тут какой-то ящик?

* * *

Из Барретт-Хаус к лимузину бросились двое в белых халатах. Джила уложили на носилки и поспешно унесли.

Ева вышла из машины и тут же схватилась за дверцу, чтобы не упасть, – так ослабели ноги.

– Вам нехорошо? – спросил Логан. Она кивнула. – Я велю Маргарет напоить вас кофе, – бросил он через плечо, торопясь к дому. – Надо позаботиться, чтобы Джил быстрее встал на ноги.

Ева проводила Логана взглядом. У нее кружилась голова. За короткий промежуток времени произошло столько событий, что она не могла сообразить, пришел ли конец кошмару. Если бы не помятое крыло лимузина, она бы решила, что погоня ей привиделась.

Потом она вспомнила рану Джила Прайса и окончательно поняла, что происходящее – не плод воображения. Джил чудом избежал смерти. Они все погибли бы, если бы она не выбросила на дорогу гроб.

– Кофе! – Маргарет сунула ей в руку горячую чашку. – Идемте в дом. Вам надо присесть.

– Сейчас. Ноги меня не слушаются. – Ева сделала глоток. – Как там Джил?

– В сознании и позволяет себе дерзости. Врач с трудом сдерживается, чтобы не надавать ему тумаков.

Кофе был крепкий, кофеин подействовал быстро.

– Откуда вы взяли врача? Ведь сейчас ночь…

– Деньги сдвигают горы. – Маргарет оперлась о машину. – Вам было страшно?

– Еще как! Вы бы на моем месте тоже перепугались. Или для вас привычное дело, когда люди друг в друга палят? Для меня – нет.

– Я тоже испугана, – созналась Маргарет. – Не думала, что… – Она тяжело вздохнула. – Сама не знаю, что было у меня в голове.

– Тем не менее вы продолжаете доверять Логану и работать на него?

– Конечно! – Она выпрямилась. – Но не премину потребовать прибавки и доплаты за риск. Вы готовы идти в дом?

Ева кивнула. Доплата за риск? Теперь она понимала, почему Логан так щедр. Дохлая кошка и бесцельный разгром выглядели по сравнению с событиями этой ночи невинными шалостями. Речь шла теперь о жизни и смерти. Джил чудом уцелел. Если бы лимузин съехал в канаву, они все поплатились бы жизнью.

– Приходите в себя? – обратился к ней Логан, спускаясь по лестнице. – Вы уже не так бледны.

– Правда? – Она отпила кофе. – Как Джил?

– Пострадали только мягкие ткани. Брейден говорит, что все обойдется. Постарайтесь справиться без полиции, – обратился он к Маргарет. – Уговорите Брейдена не ставить полицию в известность.

– Обязательно. Сплю и вижу, чтобы меня обвинили в сознательном сокрытии… – Она опомнилась. – Хорошо, я этим займусь.

Дождавшись, пока Маргарет поднимется по лестнице и скроется из виду, Логан обратился к Еве:

– Нам надо поговорить.

– Могу себе представить этот разговор! – Она сделала шаг в сторону кухни. – Сейчас мне важнее долить себе кофе.

Он последовал за ней и опустился на кухонный табурет.

– Я не хотел вас пугать.

– Думаете, этих слов хватит, чтобы я растрогалась и перестала дуться? – Она дрожащей рукой налила себе кофе. – Ошибаетесь! Сейчас я напугана, но скоро приду в себя и буду зла, как ведьма.

– Знаю и ни на что другое не рассчитываю. Вы проявили настоящий героизм. Это вы спасли Джилу жизнь. Не знал, что вы владеете карате.

– Надо сказать спасибо Джо. После Бонни… Я уже вам говорила, что больше не желаю оказываться жертвой. Джо научил меня самообороне.

– Я уже видел, что вы умеете оборонять не только саму себя, – сказал Логан с улыбкой.

– Джил нуждался в помощи. Вы ведь больше заботились о чертовом гробе, чем о своем друге! Вы находитесь в плену навязчивой идеи. Даже удивительно, что вы согласились притормозить, чтобы я могла выбросить из машины эту дрянь…

Логан перестал улыбаться.

– Джил тоже обучен самообороне. Он выполнял свои задачи, я – свои.

– А я – свои. – Она смотрела ему прямо в глаза. – Только мне кажется, что мы не договаривались, что в меня будут стрелять.

– Я предупреждал, что нас будут пытаться остановить.

– О покушении на убийство речи не шло.

– Вынужден с вами согласиться.

– Куда вы денетесь! – Она не смогла справиться с гневом. – Втравили меня неизвестно во что! Рисковали бы только своей жизнью, зачем было подвергать опасности еще и меня? Из-за вас я чуть не погибла, сукин вы сын! Это была бы бессмысленная смерть. Мне нечего было там делать.

– А вот тут вы не правы.

– Наверное, вы ожидали, что я прямо в этой проклятой кукурузе займусь идентификацией черепа?

– Не надо преувеличивать.

– Тогда объясните свое поведение!

– Доктор Брейден уезжает, – доложила Маргарет с порога кухни. – По-моему, вам, Джон, не помешает похлопать его по плечу и проводить до машины.

– Да, не помешает. – Логан встал. – Пойдемте со мной, Ева. Наш разговор еще не закончен.

– Можно считать, что он даже не начинался.

Она вышла следом за Логаном в вестибюль и стала наблюдать, как он прощается с врачом: любезно до приторности. Этот человек мог соперничать в умении убеждать с самим Люцифером. Ему хватило пяти минут, чтобы врач пришел в превосходное расположение духа.

– С ним никто не сравнится, – прошептала Маргарет.

– Хорош, даже слишком… – Злость у Евы прошла, сменившись усталостью. Пусть занимается, чем хочет, пусть рискует – к ней это больше не имело отношения.

Логан помахал врачу рукой, потом обернулся к ней и прищурился.

– Кажется, вы больше не сердитесь. Как это понимать?

– Никак. Решила не расстраиваться, только и всего. Я иду наверх, собирать вещи. Все кончено. Меня это больше не касается.

– Нет, не кончено.

– Для вас – может быть. Но не для меня.

– Пойду проведаю Джила, – поспешно сказала Маргарет и удалилась, чтобы не слышать препирательств.

Глядя в упор на Еву, Логан повторил:

– Ничего не кончено.

– Я согласилась на определенную работу. Даже если бы я не была готова вцепиться вам в горло за то, что вы допустили такой неоправданный риск, моя работа закончилась в тот момент, когда я выбросила из лимузина гроб вместе с черепом. Если вы воображаете, что я готова задержаться и помочь вам снова им завладеть, значит, вы окончательно сошли с ума.

– Мне ни к чему пытаться им завладеть.

Она широко раскрыла глаза.

– То есть как?

– Пойдемте со мной.

– Что?!

– Вы хорошо меня слышали.

Он развернулся и зашагал в темноту.

9

Кладбище!

Ева нагнала Логана только после того, как он вошел в ворота. Он целенаправленно шагал вдоль могил. Она остановилась в воротах.

– Куда вы?

– За черепом. – Подойдя к могияе Рэндольфа Барретта, он отодвинул в сторону венок из гвоздик, взял лежавший под венком короткий заступ и начал копать. Земля была рыхлая, не успевшая слежаться, и дело продвигалось быстро.

– Я обязан предоставить вам череп, – объяснил он, не оборачиваясь.

Ева смотрела на него, не веря своим глазам.

– Вы совсем спятили? Готовы потревожить старые кости, лишь бы… – Внезапно возникшая догадка заставила ее затаить дыхание. – Господи!

Логан поднял глаза и ответил на не прозвучавший вопрос:

– Да, я привез череп с кукурузного поля еще два месяца назад.

– И снова зарыли его здесь? Теперь понятно, зачем вы завалили все могилы цветами: хотели скрыть следы.

Он кивнул, не переставая копать.

– Недаром говорят, что наилучший способ что-либо спрятать – оставить на виду. Но я, конечно, не стал действовать прямо по поговорке: Марк установил сигнализацию, которая сработала бы, если бы к ящику кто-то притронулся. Я только что ее отключил.

– А в гроб, оставшийся на кукурузном поле, вы подложили другой череп… – Она глянула на могильную плиту. – Рэндольфа Барретта, наверное?

– Нет. Рэндольф умер в возрасте шестидесяти четырех лет. Мне требовался череп помоложе. Я купил такой в медицинском училище в Германии.

У нее кружилась голова.

– Подождите… Зачем? Зачем столько возни?

– Я знал, что они будут за мной следить, и должен был их отвлечь. Я надеялся, что крайние средства не понадобятся, но всего не предусмотришь. Вам еще только предстоит приняться за дело. События стали развиваться чересчур быстро.

– Что-то я вас не пойму…

– Это совершенно необязательно. Вам лучше не знать всего. – Логан отбросил заступ, нагнулся и поднял квадратную коробку. – От вас требуется одно: выполнить заранее оплаченную работу.

– Мне лучше не знать всего? – Она была потрясена обманом. – Вы – бессовестный сукин сын!

– Может быть. – Он принялся засыпать яму землей. – Это все равно ничего не меняет.

– Нет, меняет! – Ее голос дрожал от негодования. – Вы повезли меня на это чертово кукурузное поле без всякой необходимости.

– Напротив, это было совершенно необходимо. Они знали, что вы на меня работаете, и я должен был взять вас с собой, чтобы окончательно сбить их с толку.

– Вам все равно, что я чуть не погибла.

– Прошу меня простить. Я немного переборщил.

– А у Джила Прайса вы попросите прощения? Пуля досталась ему. Он пытался спасти для вас череп, не зная, что это подлог.

– Страшно не хочется вас разочаровывать, но… Конечно, вы стремитесь представить виноватым одного меня, но, увы, Джил был полностью в курсе происходящего. Более того, это он организовал покупку второго черепа.

– Джил? Значит, слепой оставили одну меня?

– Да. – Логан снова возложил на могилу венок. – Его я был обязан предостеречь, зная о грозящей опасности.

– А мной вы пренебрегли.

– Вам была отведена роль сторонней наблюдательницы. От Джила ожидалось непосредственное участие. Я не знал, что вам придется…

– Сторонняя наблюдательница… – Ее гнев делался сильнее с каждой секундой. – Вы меня подставили! Я ломала голову, зачем вы потащили меня с собой, но не догадывалась, что должна сыграть роль приманки.

– Приманкой был сам череп. Повторяю, ваше присутствие должно было придать происходящему достоверность. Надо было сделать так, чтобы они сочли необходимым за нами увязаться.

– Вы сознательно спровоцировали их на преследование, потом подпустили совсем близко, чтобы появилась причина выбросить из машины гроб.

– Совершенно верно. Они должны были поверить, что мы расстаемся с черепом от полной безысходности. Выпихивать гроб полагалось мне, но Джил был ранен, мне пришлось сесть за руль, поэтому сия почетная обязанность была предоставлена вам.

– Джил посоветовал мне выпихнуть гроб, а у вас хватило самообладания со мной препираться!

– Я понял, что этим способом быстрее всего избавлюсь от гроба в машине. Вы так на меня злились, что сделали бы все, против чего возражаю я.

– Ради того, чтобы обвести своих противников вокруг пальца, вы были готовы погубить Джила и меня.

– Я был в одной машине с вами.

– Если вам хочется совершить самоубийство, валяйте! Но подвергать опасности других у вас нет ни малейшего права.

– Я считал, что это единственный способ.

– Способ? Господи, вы так увлечены своей дурацкой политикой, что разыграли целую сцену, рискуя чужими жизнями!

– Зато я выгадал для вас дополнительное время.

– Напрасные старания. – Она сверкнула глазами. – Вы сумасшедший, если надеетесь, что после всего случившегося я стану на вас работать. Удушить вас и похоронить рядом со стариком Рэндольфом – вот чего мне сейчас больше всего хочется! – Она кинулась от него прочь, но по пути остановилась и крикнула:

– Хотя нет, лучше выбрать местечко, где вас никто не найдет! Вы заслужили это своей черствостью!

– Ева!

Она бросилась вниз с холма, не оглядываясь.

– Вы вправе на меня злиться, но нельзя же терять голову! Позвольте мне все прояснить…

Она сделала вид, будто ничего не слышит. Каков хитрец! Хитрость в сочетании с безумием! Привык манипулировать людьми, как бездушными куклами…

В доме, поднимаясь по лестнице, она столкнулась с Маргарет.

– Джил уснул, – сообщила та. – Я собиралась…

– Закажите мне машину и билет на самолет, – распорядилась Ева. – Я не останусь здесь ни на минуту.

– Ого! Джон оказался недостаточно убедителен? – Маргарет скорчила гримасу. – Осуждать вас не могу, но Джон заслуживает доверия.

– Ничего не хочу слышать! Улетаю первым же рейсом.

– Сначала я должна посоветоваться с Джоном.

– Помогите мне сбежать, иначе я уйду в Атланту пешком! – Ева захлопнула дверь своей комнаты, включила свет, подбежала к шкафу. Вытащив чемодан, она швырнула его на кровать.

– Извольте меня выслушать, – раздался тихий голос Джона из двери. – Знаю, вы огорчены и вам трудно увидеть все в правильном свете, но я не могу вас отпустить, не предупредив, что вас ожидает.

– Что бы вы ни сказали, меня это не интересует. – Она швырнула в чемодан охапку нижнего белья. – Чего ради мне вас слушать? Ваши слова вполне могут оказаться ложью. Вы совершенно утратили мое доверие. Вы обманули меня и чуть не погубили.

– И все же вы выжили. В мои планы никак не входило вас убивать.

Она выдвинула следующий ящик комода.

– Давайте взглянем на ситуацию здраво, – не отступал Логан. – Вы не предвидели серьезных опасностей. Что ж, вы ошиблись. Им так хочется завладеть черепом, что они готовы ради него на убийство. Это доказывает, что для них он не менее важен, чем для меня.

В чемодан перекочевало содержимое второго ящика.

– Успокойтесь, это не Кеннеди.

– Так докажите им это! И мне докажите.

– На вас мне наплевать. Я никому ничего не должна доказывать.

– Боюсь, должны.

Она возмущенно обернулась.

– И не подумаю!

– Придется, если хотите остаться в живых. – Он помолчал. – И уберечь мать.

– Вы мне угрожаете?

– Я? Ни в коем случае! Просто описываю ситуацию. Она такова, что вам остается одно из двух. Либо подтвердить мою правоту и вооружить меня доказательствами против этих мерзавцев, либо опровергнуть мои утверждения и обратиться к прессе. – Он смотрел ей прямо в глаза. – В противном случае они не оставят вас в покое. Им неважно, правдива ли история Доннелли. Они не могут рисковать.

– Я могу обратиться за защитой к полиции.

– Это временная мера, а не окончательное решение.

– Я могу напустить на вас Джо. Могу все ему рассказать.

– Я все равно найду способ выпутаться. Для чего, по-вашему, существуют адвокаты? Но в мои цели не входит с вами враждовать, Ева. Я хочу сохранить вам жизнь.

– Ерунда! Ваши намерения остаются теми же с самого начала.

– Да, но одно другого не исключает. То, что произошло у вас в лаборатории, было предупреждением. События сегодняшней ночи показывают, что они готовы снять перчатки и действовать грубо. Лучше подумайте хорошенько. – Он заглянул ей в лицо и покачал головой. – Мне не удается вас убедить… Что ж, вам же хуже: не хотелось вам этого говорить, но других свидетелей уже убрали. За последние дни убиты трое.

– Свидетели?

– С самого убийства президента нет числа необъяснимым смертям. Вы наверняка об этом читали. Сейчас поднялась новая волна. Теперь понимаете, зачем мне понадобился отвлекающий маневр? Я надеялся, что убийства прекратятся, если их отвлечь.

– Какие у меня основания вам верить?

– Могу назвать вам имена и адреса жертв. Обратитесь в местную полицию – она вам все подтвердит. Бог свидетель, мои слова – чистая правда.

Она поверила, хотя предпочла бы отмахнуться от его слов, причинявших нестерпимую боль.

– Им нет никакой необходимости причинять зло моей матери.

– Нет, если вы доступны. В противном случае они могут использовать ее, чтобы вам пригрозить. Помните кошку в лаборатории?

Она помнила кровь, свой ужас при виде разгрома. Наверное, он надеялся именно на такой эффект. Картина была такой отчетливой, что она едва не вскрикнула.

– Вы все время твердите: «они», «они»… Мне осточертело блуждать в потемках. Кто преследовал нас на кукурузном поле и потом на дороге?

Помолчав, Логан ответил:

– Человек, заказывающий в данный момент музыку, зовется Джеймсом Тимвиком. Вам что-нибудь говорит это имя?

Она отрицательно покачала головой.

– Он – большая шишка в министерстве финансов.

– Он был среди преследователей?

– Нет. Я не знаю в точности, кто эти люди. Вряд ли они имеют официальный статус: Тимвику не нужно, чтобы его вывели на чистую воду. В этом суть заговоров такого рода: чем меньше людей осведомлены, тем лучше. Конечно, ему было бы проще использовать всю мощь правительства, но я готов спорить, что он прибегает к услугам наемных головорезов.

«Наемные головорезы»… Неужели у миллионера Логана психология мальчишки, насмотревшегося вестернов?

– А кто поработал в моей лаборатории?

– Джил считает, что это дело рук Альберта Фиска. Тимвик прибегал к его услугам и раньше. Фиск… Кровь и ужас обрели имя.

– Я должна поставить в известность Джо. Он может его выследить.

– Вы всерьез хотите подключить к этому делу Квинна, не располагая доказательствами? Тимвик – тяжеловес. Ему достаточно одного телефонного звонка, чтобы создать вашему другу непреодолимые трудности. – Для пущей убедительности Логан понизил голос:

– Сначала обзаведитесь доказательствами. Принимайтесь за дело, Ева! Этим вы облегчите задачу Квинну и обезопасите себя.

– А главное, пойду навстречу вам.

– У всего есть оборотная сторона. Только не надо перегибать палку. Вы считаете, что я ошибаюсь? Тем лучше! Докажите мою не правоту – и накажите тем самым за все неприятности, которые я вам причинил.

– Покушение на убийство вряд ли можно назвать простой неприятностью.

– Мы с вами в одинаковом положении. Вы обо всем предупреждены. Осталось принять решение. Вся ответственность лежит на вас.

– Как всегда.

– Гак примите верное решение! – Логан шагнул к двери. – Чтобы обеспечить вам безопасное возвращение домой, потребуется некоторое время. Я поручу

Маргарет заказать вам билет из Вашингтонского аэропорта до Атланты на вторую половину дня.

– А если я захочу уехать немедленно?

Он покачал головой.

– Я превратил вас в мишень, мне вас и защищать. Я удвою охрану вашей матери и дома в Атланте. Но я бы вам советовал изменить решение, Ева. Забудьте о своем негодовании, позаботьтесь лучше о себе и о матери.

Он закрыл за собой дверь, не дожидаясь ответа. Излюбленная тактика – нанести удар и скрыться. Специалист по принуждению!

Уберечь мать!

Ева пыталась совладать с охватившей ее паникой. Логан сознательно выбирал слова, способные ранить поглубже. Чтобы уцелеть, она должна, не обращая внимания на его уговоры, сбежать отсюда, не оглядываясь. Она ни за что не приехала бы, если бы знала, что все так обернется. Он сознательно обманывал ее и вовлекал в ситуацию, из которой не было…

Погоди! Забудь о своем желании свернуть Логану шею. Разберись, как тебе надлежит поступить в сложившейся ситуации.

«Докажите мою не правоту…»

Еще одна хитрая приманка. А впрочем… Два дня упорного труда – и она предоставит необходимые доказательства. Пускай сам Логан повертится на раскаленной сковородке, как заставлял вертеться ее.

Не это ли наилучший выход для нее и для матери?

Ева медленно подошла к окну. Светало. Несколько часов – и она будет на пути к дому. Боже, до чего ей хотелось вернуться назад, снова оказаться в знакомой обстановке, обрести покой!

Но ждет ли ее покой? Одно лишь решение взяться за работу, предложенную Логаном, могло разрушить мирную жизнь, которую она так старательно пестовала все годы после казни Фрейзера. Одним своим появлением Логан снова вверг ее в нестерпимый кошмар, в котором она долго барахталась после смерти Бонни.

Но ко дну она не пойдет и на этот раз. Раз она пережила смерть Бонни, значит, переживет любые испытания.


Барретт-Хаус, вторник


В час дня Логан встретил Еву в вестибюле ослепительной улыбкой.

– Вы спустились без чемодана.

– Он собран. Я сбегу отсюда, как только закончу работу. Я решила, что выполнить ее – наилучшее средство обрубить все связи с происходящим. – Она направилась в сторону лаборатории. – Где череп?

– Вы двинулись верным курсом. Ящик дожидается вас на рабочем столе. – Он нагнал ее. – Но не лучше ли было бы сначала немного поспать?

– Я уже поспала. Приняв решение, я постояла под душем и немного подремала.

– Надо было предупредить меня о своем решении. Или вам не хочется меня лишний раз радовать?

– Вы очень догадливы.

– Вполне вас понимаю. И не могу не одобрить ваше разумное решение.

– Если бы я не считала его разумным, то направилась бы не в лабораторию, а в противоположном направлении. – Ева окинула Логана холодным взглядом. – Давайте начистоту! Доказав, что череп принадлежит не Кеннеди, я обзвоню газеты и расскажу всему миру, какой вы осел.

– Правильный ход.

– Затворничества я не потерплю и буду ежедневно созваниваться с матерью и с Джо.

– Разве я предпринимал попытки вам помешать? Вы не в тюрьме. Надеюсь, мы сможем работать вместе.

– Вряд ли. – Она резко распахнула дверь лаборатории. Ящик действительно красовался посередине стола. Ева бросилась к нему. – Я предпочитаю работать одна.

– Можно узнать, сколько примерно времени вам понадобится?

– Все зависит от состояния черепа. Если он не слишком поврежден, от силы три дня.

– По-моему, он в целости и сохранности. Постарайтесь уложиться в два дня, Ева.

– Не торопите меня, Логан!

– Я делаю это по необходимости, потому что не знаю, сколько времени у нас в запасе. Трудно надеяться, что Тимвик поверит, будто ему достался тот череп, который ему нужен. Он немедленно отдаст его на обработку вашим коллегам по ремеслу и быстро обнаружит, что его надули.

– Судя по вашему тону, он предпочел бы обойтись без идентификации.

– Предпочел бы, но поневоле потребует сравнения ДНК и зубного аппарата. Сами понимаете, дни ваших злополучных коллег сочтены: от людей, знающих недопустимо много, всегда можно избавиться. Поэтому я и говорю о двух днях.

– Все будет зависеть от того, что попадет в руки к этим обреченным специалистам: слепок черепа или сам череп. И, конечно, от того, настроены ли они сами поторопиться.

– Их настрой не имеет значения: Тимвик не позволит им медлить. Как вы думаете, к кому он обратится?

– В стране наберется всего четверо-пятеро специалистов достаточно высокого уровня.

– Мне дали те же сведения, когда я начал поиски. Мой консультант без труда составил список экспертов.

– Очень жаль, что ваш выбор пал именно на меня, – сказала Ева, открывая ящик.

– Это не случайность: вы лучше остальных. Я всегда имею дело только с лучшими из лучших. Кто идет следом за вами?

– Саймон Допрел. У него хорошая рука.

– Как это понять?

– Измерения и показания приборов – это одно, но, когда приступаешь непосредственно к лепке, на первое место выступает инстинкт, чутье. Одни этим наделены, другие нет.

– Интересно… – Логан нахмурился. – Но несколько ненадежно. Какая-то мистика.

– Ерунда! – произнесла Ева ледяным тоном. – Речь о таланте, а не о всяких сверхъестественных глупостях.

– У Допрела тоже талант?

– Представьте себе! – Она осторожно извлекла из ящика обгоревший череп. Мужчина белой расы, лицевые кости почти не пострадали, зато вместо затылка зияла дыра.

– Не очень-то эстетично… – прокомментировал Логан.

– То же самое пришлось бы сказать и о вас, если бы вы прошли через то, что досталось этому бедняге. Доннелли повезло: череп мог лишиться не затылка, а лица, и тогда прощай, шантаж. Как и реконструкция внешности.

– Череп развалился под воздействием высокой температуры при кремации тела?

– Да. То же самое часто происходит с жертвами пожаров.

Логан поспешил вернуться к прежней теме:

– Так вы говорите, что первым делом Тимвик подключит к делу Допрела?

– Да, если тот согласится. Допрел обслуживает нью-йоркскую полицию. Свободного времени у него, сами понимаете, маловато.

– У Тимвика найдутся убедительные доводы. – Логан посмотрел на череп. – Два дня, Ева! Очень вас прошу.

– Когда справлюсь, тогда и справлюсь. Не беспокойтесь, зря тянуть время не в моих интересах. Мне тоже хочется побыстрее с этим покончить. – Она поместила череп на подставку. – А теперь выметайтесь! Я должна произвести измерения, а для этого нужно сосредоточиться.

– Слушаюсь, мэм. Секунда – и он исчез за дверью. Ева не сводила с черепа глаз. Забыть про Логана! Непредвзятое заключение – вот что от нее требуется. А это невозможно без точнейших замеров.

Но начать придется не с этого. Первым делом она всегда налаживала связь с объектом. В данном случае это будет нелегким делом: она привыкла работать с детьми, теперь же перед ней был взрослый…

Она обмерила черепную коробку и занесла результаты в блокнот.

– Ты, конечно, не тот, кем тебя хотят представить, но это неважно. Ты ценен сам по себе, Джимми…

Джимми? Почему она дала ему это имя? Наверное, по аналогии с Джимми Хоффой, прославленным мафиозо. Она с усмешкой вспомнила доводы, которые приводила Логану, отказываясь от работы. Доводы были потрачены впустую. А Джимми – приличное имя, не хуже прочих.

– Я буду обходиться с тобой без всякого почтения, Джимми, но ты уж потерпи: намерения у меня самые лучшие, – сказала она черепу шепотом. – Мне потребуется твоя помощь…


Чеви-Чейз, Мэриленд, вторник


– У меня нет на это времени, Тимвик! – повторил Саймон Допрел в пятый раз. – Вы оторвали меня от важного дела, которое надо уже через месяц довести до суда. Найдите кого-нибудь еще.

– У вас уйдет на это всего несколько дней. Вы уже согласились.

– Я не соглашался покидать Нью-Йорк. Ваши люди меня практически похитили. Почему вы не привезли мне череп?

– Мы хотим избежать огласки. Сейчас поздно идти на попятный. Узнать, принадлежит ли череп террористу, которого мы разыскиваем, гораздо важнее, чем расследовать заурядное убийство.

– С каких пор министерство финансов разыскивает террористов? – недоверчиво спросил Саймон.

– Нас всегда привлекают к поискам, если существует угроза для Белого дома. Если вам что-то понадобится, обратитесь к Фиску. Он будет вашей тенью все время, пока вы не доведете дело до конца. – Тимвик улыбнулся. – Мы хотим создать вам максимальные удобства.

С этими словами он вышел и закрыл за собой дверь.

Сомнения Допрела играли им на руку. Если ему не терпится вернуться в Нью-Йорк, значит, он будет торопиться, а скорость – это то, что им требуется.

Узнав, как череп попал в руки Кеннера и Фиска, Тимвик сразу насторожился. Подобрать такую драгоценность на дороге – подозрительное везение. Конечно, Логан мог пожертвовать черепом, испугавшись за свою жизнь, но точно так же это могло быть маневром для отвода глаз. Почему они не вытащили череп из гроба, прежде чем выпихнуть гроб из машины? Настолько испугались?

Логан как будто не подвержен панике; с другой стороны, он вел машину и мог воздействовать на своих спутников только уговорами. Кеннер утверждал, что гроб выбросила женщина. В любом случае, скоро они получат ответ.

Тем временем наблюдение за Барретт-Хаус будет продолжено.

* * *

– Не спишь? – Логан вошел в комнату Джила и присел рядом с кроватью. – Как самочувствие?

– Я чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы врач не накачал меня снотворным, – проворчал Джил в ответ. – Плечо почти не беспокоит, зато раскалывается башка.

– Тебе нужен отдых.

– Двенадцать часов – это многовато. – Он попытался поменять лежачее положение на сидячее. – Как дела?

Логан поправил ему подушки.

– Ева занялась черепом.

– Удивительно! Я считал ваше решение взять ее с собой ошибкой. Она могла сильно испугаться.

– Могла. А могла и проявить упорство. Как видишь, произошло второе. К тому же у меня не было выбора. Я должен был их убедить, что эта поездка для нас очень важна. Правда, я не ожидал, что они подберутся к нам так близко.

– Хотите, чтобы я поверил, будто вы не рисковали бы, если бы догадывались об их решимости? Я вам все равно не верю: вы в любом случае осуществили бы свой план.

– Возможно, – согласился Логан. – Но я очень сожалею, что тебе так крепко досталось.

– Такова уж моя роль… Мы ведь договаривались, что я буду вас прикрывать. Я сам виноват: проявил неуклюжесть. Если бы не наша худощавая леди, гнить бы мне под землей.

– Да, она молодчина. Кажется, Квинн научил ее обороняться против всех Фрейзеров на свете.

– Снова Квинн? – нахмурился Джил.

– Да, – кивнул Логан. – Нам лучше смириться с его незримым присутствием. – Он встал. – Отнесу-ка я Еве сандвич. Она еще не выходила из лаборатории.

– Представляю, как она будет вам благодарна за дозволение перекусить!

– Оставь свой неуместный сарказм!

– При чем тут сарказм? Я серьезно. Вы засадили ее за работу и будете стоять над ней с кнутом, пока она ее не выполнит.

– Она не слушается кнута. Лучше скажи, что тебе принести.

– Плеер и компакт-диски. – Джил усмехнулся. – Проведу испытание этих стен на звуконепроницаемость: буду терзать вас песенкой Лоретты Линн «Шахтерская дочь».

– Только попробуй! Я мигом напущу на тебя Маргарет: пусть изображает из себя сестру милосердия.

– Вы не посмеете так поступить с раненым! – Джил больше не улыбался. – Сколько, по-вашему, у нас времени?

– Не больше трех дней. Как только они поймут, что им подбросили не тот череп, разразится война на уничтожение. Нам надо успеть отсюда убраться. Так что поправляйся быстрее!

– Уже завтра я буду как огурчик. Соблазнительно, конечно, поваляться подольше, слушая Лоретту и Гарта Брукса, но если для этого придется подчиниться Маргарет, то лучше уж побыстрее встать на ноги.

Логан спустился в кухню. Спустя четверть часа он уже стучался в дверь лаборатории, держа наготове поднос с сандвичем с ветчиной и тарелкой овощного супа. Не дождавшись ответа, он крикнул:

– Можно войти?

– Уходите! Я занята.

– Я принес вам поесть. Прервитесь и утолите голод.

– Оставьте еду у двери. Я поем позже. Поколебавшись, Логан поставил поднос на столик.

– Долго не тяните: суп совсем остынет.

В кого он превратился? Настоящая ворчливая жена! Вот как низко могут пасть сильные мира сего… Хорошо, что рядом не было Маргарет: она не преминула бы поднять его на смех.

10

– Ты не поужинала, мама. Что за работа на голодный желудок?

Ева оторвала голову от стола. Бонна сидела на полу у самой двери, обхватив руками колени.

– Как это глупо: уснуть прямо за столом, когда можно нежиться в постели!

– Я думала, что закрою глаза всего на минутку-другую, – сказала Ева оправдывающимся тоном. – У меня много работы.

– Знаю. – Бонни посмотрела на череп. – Хорошая работа.

– Почему хорошая?

– Так мне кажется. – Бонни озабоченно нахмурила лобик. – Потому что важная. Поэтому я и позвала тебя на кладбище.

– Ты меня не звала. Я пошла туда сама.

– Так уж сама? – спросила Бонни с улыбкой.

– Наверное, на меня подействовали цветы на могилах. Я знала, что Логан хитрит, и заподозрила его в обмане… Хватит улыбаться!

– Прости! На самом деле я тобой горжусь. Здорово, когда у матери есть голова на плечах. Ты часто ошибаешься, но в уме тебе не откажешь. – Бонни опять покосилась на череп. – Ты неплохо продвинулась с Джимми… – Да, но есть кое-какие проблемы.

– Ничего, ты их устранишь. Я тебе помогу.

– То есть?

– Я всегда стараюсь тебе помогать.

– Значит, ты – мой ангел-хранитель? Наверное, это ты спасла меня в ту ночь, в лимузине.

– Нет, там я была бессильна. Я очень испугалась. Я хочу быть с тобой, но время еще не настало. Это нарушило бы равновесие.

– Не верю! Если бы во вселенной существовало равновесие, я бы не лишилась тебя.

– Не знаю, как это объяснить… Иногда все идет вкривь и вкось. Но я не хочу, чтобы и ты страдала, мама. Поэтому теперь тебе надо соблюдать удвоенную осторожность.

– Я очень осторожна и лезу из кожи вон, чтобы выбраться из этой переделки. Потому и занялась Джимми.

– Да, Джимми – это очень важно, – согласилась Бонни со вздохом. – Жаль, конечно. Иначе все было бы гораздо проще. – Она привалилась к стене. – Я вижу, что ты скоро доведешь себя до полного изнеможения. Если не хочешь лечь в постель, урони голову на стол и спи дальше.

– Я и так сплю.

– Естественно. Иногда я забываю, что являюсь тебе во сне. Сделай милость, положи голову на стол. Куда это годится – спать в такой неудобной позе.

– Все из-за тебя. – Ева прижалась лбом к сгибу руки и спросила тихо:

– Ты уже уходишь?

– Пока что нет. Побуду еще немного. Люблю смотреть, как ты спишь. Во сне тебя покидают все тревоги… Так тебе идет гораздо больше.

Несмотря на опущенные веки, Ева чувствовала в глазах жгучие слезы. Странное дитя…


Барретт-Хаус, среда


– Вчера вечером вы даже не перекусили. – Логан вошел в лабораторию с подносом. – Пора завтракать. Терпеть не могу, когда мои труды пропадают зря. На сей раз я не уйду, пока вы все не съедите.

Ева с трудом оторвалась от черепа.

– Трогательная забота. – Она подошла к раковине и сполоснула руки. – Знаю, чем она в действительности вызвана: вы хотите, чтобы я не теряла зря ни одной минуты.

– Совершенно верно. – Он уселся в кресло. – Ну, будьте умницей!

– И не подумаю! – Она села за стол и накрыла колени салфеткой. – Я ем, потому, что голодна, и потому, что человеку положено есть. Ваши уговоры ни при чем.

– Вы умеете ставить меня на место. Ничего, я не обижаюсь: главное, чтобы вы поели. – Он внимательно изучал ее лицо. – У вас на диво отдохнувший вид. И это при том, что ваша кровать осталась нетронутой.

– Вы не поленились заглянуть ко мне? Я прикорнула здесь. – Она залпом выпила стакан апельсинового сока. – Больше не вторгайтесь в мою спальню, Логан! Ваше присутствие в моей жизни и так выходит за все рамки.

– У меня развитое чувство ответственности. Очень хочется помочь.

– Ускорить работу?

– Только отчасти. Не такой уж я мерзавец, как вам кажется.

Она приступила к омлету.

– Молчание – знак согласия, – сказал он с усмешкой. – Спасибо, что не атакуете меня при любой удобной возможности. Сон пошел вам на пользу: вы немного смягчились.

– Заблуждаетесь. Просто у меня нет времени, чтобы анализировать ваши хорошие и плохие качества. Много работы, знаете ли.

– Я расцениваю это как уступку. – Он уперся взглядом в череп. – Наш приятель превратился в куклу вуду. Он получил имя?

– Да, Джимми.

– Почему не Джек? – Логан понимающе кивнул. – Учтите, Ева, это не Хоффа.

– Там видно будет. – Она улыбнулась, хотя собиралась сохранить серьезность. После многочасового напряжения полезно расслабиться, пускай и в обществе Логана. – Хотя, конечно, трудно себе представить, чтобы вас так интересовал профсоюзный босс.

– Признаюсь, его воскрешение не кажется мне делом первостепенной важности. – Он опять уставился на череп. – Как это интересно! Кажется невероятным, что вы способны восстановить внешность, почти не имея зацепок. Как вам это удается?

– Разве это важно? Главное – результат.

– Пытливый ум – мое несчастье. Вы удивлены?

– Ничуть, – ответила она небрежно.

– Как называются эти штучки, которыми вы его утыкали?

– Это маркеры глубины тканей. Они делаются из ластиков, которые я вынимаю из механических карандашей. Высота маркера, приклеенного в конкретной точке, соответствует данным по этому месту. На черепе существует более двадцати точек со стандартной глубиной ткани. У людей одного возраста, расы, пола и веса глубина ткани в этих точках одинаковая. Например, у белого мужчины среднего веса толщина ткани в точке бетта равна…

– Простите?

– Я увлеклась. Имеется в виду центр пространства между носом и верхней губой. Так вот, толщина ткани там – десять миллиметров. Строение кости под тканью определяет наличие выпирающего подбородка, глаз навыкате и так далее.

– Что вы делаете дальше?

– Прилепляю кусочки пластилина между маркерами, потом перехожу к точкам замера глубины.

– Похоже на игру в соединение точек.

– Сходство есть, только здесь прибавляется объем. Эта игра несравненно сложнее. Я должна сосредоточиться на научных принципах восстановления внешности: не отходить от показателей глубины ткани при заполнении участков между полосками пластилина, учитывать расположение лицевых мышц и их влияние на контуры лица…

– А размер носа? У нашего Джимми его вообще нет.

– Это один из сложнейших моментов. Толщина и длина определяются замерами. У белого, каковым является Джимми, я измеряю носовую полость в самой широкой части и добавляю по пять миллиметров с каждой стороны на ноздри. Так я получаю толщину. Длина, или проекция, зависит от размера косточки у основания носовой полости. Тут все просто: умножаем ее длину на три и приплюсовываем глубину ткани в точке бетта.

– Снова эта проклятая бетта!

– Вы хотите разобраться в технологии или нет?

– Хочу. Просто я всегда шучу, когда сталкиваюсь со слишком сложной для меня материей. Не обращайте на меня внимания! Продолжайте.

– Эта косточка влияет также на угол носа. Она указывает на вздернутость, крючковатость и так далее. После носа уши – уже безделица. Обычно длина уха равна длине носа.

– До чего точная наука!

– Если бы! – вздохнула Ева. – Несмотря на все формулы, измерения и научные данные, касающиеся носа, я не могу быть до конца уверена, что воссоздала его таким, каким он был. Просто стараюсь изо всех сил и надеюсь, что подойду на близкое расстояние к истине.

– А как быть со ртом?

– И здесь все начинается с замеров. Высота губ зависит от расстояния между верхней и нижней десной. Ширина – от расстояния между клыками, которое обычно соответствует расстоянию между центрами глаз. Толщина губ определяется по антропологическим таблицам глубины ткани. Если говорить о форме рта, то здесь, как и в случае с носом, я не могу быть в ней окончательно уверена, потому что она уникальна. Приходится уповать на инстинкт и на опыт.

Она отодвинула поднос и встала.

– Больше не могу тратить время на разговоры. Пора браться за дело.

– Значит, вы отправляете меня восвояси недоучкой. – Логан встал и взял со стола поднос. – Не возражаете, если я стану иногда заглядывать и наблюдать, как вы работаете? Или это будет преступным вторжением в вашу частную жизнь, караемым остракизмом, а то и ударом ладони по горлу?

– Зачем вам это? Боитесь, как бы я не превратила вашего голубчика в Джимми Хоффу?

– Не боюсь. Разве это возможно?

Она покачала головой.

– Недоучка – он недоучка и есть. Вы не умеете внимательно слушать? Я же говорю: костную структуру не обманешь.

– А как быть с толщиной пластилинового слоя и наитием, к которому вы прибегаете, занимаясь носом, ртом и…

– Действительно, если вы заранее знаете, кого хотите вылепить, то это может повлиять. Поэтому я никогда не смотрю на фотографии, пока не закончу работу. На этом этапе мое ремесло не имеет никакого отношения к творчеству. Желателен строго научный подход. Только когда будет покончено со всеми техническими параметрами, я считаю себя вправе воспринимать лицо как нечто целое и подключаю художественное чутье. В противном случае это было бы всего лишь скульптурой, а не восстановлением внешности. – Ева поджала губы. – Так что можете не волноваться: Джимми не будет похож на Хоффу, если это не сам Хоффа. Вам не обязательно за мной подглядывать.

– У меня этого и в мыслях не было! – возмутился Логан. – Предположим, меня гложут сомнения. В этом случае вы разрешите мне присутствовать при вашем священнодействии?

– Сомнения? Я думала, вы уверены, что это Кеннеди.

– Я хочу видеть, как череп обретает жизнь, – признался он. – Конечно, на мои желания совершенно не обязательно обращать внимание… Ну, что скажете?

Ева не торопилась с ответом, борясь с тревогой. Логан уже достаточно себя дискредитировал, чтобы послать его подальше. С другой стороны, перемирие могло сыграть благотворную роль. Она пожала плечами.

– Пожалуй… Только, чур, не говорить мне ни слова! Лучше мне не знать, что вы находитесь в комнате. Посмеете открыть рот – тут же окажетесь за дверью.

– Не посмею. Буду сидеть тихо, как мышь. – Он направился к двери. – Принесу вам еду и кофе и забьюсь в угол.

– Не знала, что компьютерные короли способны на такое смирение. – Она повернулась к черепу и сразу забыла о Логане.


Чеви-Чейз, среда


– Что-то у вас медленно идут дела, Допрел, – сказал Фиск. – Почему вы не работаете с черепом?

– Я никогда не работаю с черепами, – ответил Допрел. – Я делаю слепок и занимаюсь только им.

– Так у вас принято? По-моему, это пустая трата времени.

– Каждый работает по-своему. Я предпочитаю этот метод, – проговорил Допрел раздраженно. – Так мне спокойнее. Мало ли, что может случиться с черепом…

– Тимвик торопит. Этот слепок…

– У меня своя система. Торопить меня бессмысленно, – возразил Допрел холодно. – Когда мне не надо трястись над черепом, работа идет быстрее.

– Тимвик не заботится о сохранности черепа. У нас нет времени на слепок. – Фиск выдержал выразительную паузу. – В ваших же интересах закончить все это быстрее и возвратиться домой.

– Повторяю, у меня своя… – Допрел помялся. – Черт с ним! Раз вам не дорог череп, зачем мне его щадить? Буду работать непосредственно с ним. А теперь оставьте меня в покое, Фиск. Вам поручено обеспечивать меня едой и всем необходимым, а не заниматься критикой!

Заносчивый кретин! Как он смеет обращаться с ним, Фиском, как с бессловесным слугой? У Фиска был богатый опыт общения с учеными. Все они считали себя умнее остальных и задирали нос. Ничтожества! При всех своих знаниях и подготовке этот Допрел не годился Фиску в подметки: у него не было таких отваги и хладнокровия.

Что ж, очень может быть, что Допрел скоро осознает свою ошибку. Тимвик говорил, что все будет зависеть от результатов. Фиск мстительно осклабился.

– Не хотел вас оскорбить. Лучше сварю-ка я вам кофе.


Барретт-Хаус, среда, 10.50 вечера


Готово!

Ева сделала шаг назад, сняла перчатки и вытерла тыльной стороной руки уставшие глаза. Самый сложный этап, связанный с напряжением зрения, – накладывание глины – остался позади. Сейчас она не хотела что-либо предпринимать, чтобы не наделать ошибок. Лучше часок отдохнуть, а потом продолжить.

Она упала в кресло, откинула голову, закрыла глаза.

– Устали? – спросил Логан.

Ева вздрогнула, открыла глаза и вгляделась в дальний угол помещения. Господи, она действительно забыла, что он за ней наблюдает! На протяжении последних суток он появлялся и исчезал, как привидение, не отвлекая ее ни единым словом.

Возможно, он иногда обращался к ней, но она была настолько поглощена Джимми, что почти ничего не помнила. В памяти остался только звонок матери. О чем они говорили?

– Устали? – спросил Логан еще раз.

– Да, пришло время передохнуть. У меня не очень сильное зрение. От напряжения глаза начинают хуже видеть.

– Могу себе представить! Впервые сталкиваюсь с таким поглощением работой. Думаю, Микеланджело, ваяя Давида, не был так сосредоточен, как вы.

– Конечно, не был. Его ведь никто не торопил.

– Как ваши успехи?

– Еще не знаю. Никогда ничего не знаю, пока не доведу дело до конца. Мелочи позади, теперь наступает самый ответственный этап.

– Значит, самое время устроить перерыв. – Несмотря на расслабленную позу Логана, Ева почувствовала, как сильно он напряжен.

– Именно это я собиралась сделать, но…

– Простите. Я хотел помочь, а вместо этого помешал. – Он криво усмехнулся. – Я боялся, что вы с минуты на минуту хлопнетесь в обморок.

– Почему же вы меня не остановили?

– Я не смог: часы-то тикают. Еще долго?

– Часов двенадцать, может быть, чуть дольше. – Она устало откинулась в кресле. – Точно не знаю. Сколько потребуется, столько и провожусь. Не смейте меня торопить!

– Хорошо. – Он рывком вскочил на ноги. – Не буду вам надоедать. Может, приляжете? Когда вас разбудить?

– Я не хочу спать. Просто надо дать передышку глазам.

– Тогда я вернусь немного позже. Если не возражайте, конечно…

– Не имеет значения. – Она снова зажмурилась. – Скажите, Логан, вам не надоела вся эта старомодная учтивость?

– Есть немножко. Но я терплю. Я уже давно понял: каждый сверчок должен знать свое место и не лезть вперед старших в пекло.

– Никогда не слышала такого бездарного смешения метафор!

– Я думал, что вы слишком утомлены для филологических оценок.

– Подобный лепет можно оценить и не на свежую голову. Что касается моей дальнейшей работы, то все будет зависеть от инстинкта. Глаза – вот главный инструмент.

– Я могу вас кормить, но помочь бессилен.

– Я и не надеюсь на помощь. – Проводив Логана взглядом, Ева прошептала:

– Какая помощь, Джимми? Все решится между тобой и мной.


Чеви-Чейз, среда, 11.45 вечера


– Дело близится к завершению, – доложил Тимвику Фиск. – Допрел сказал, что работа оказалось проще, чем он предполагал. Еще двенадцать часов – и результат будет готов.

– Ты видел череп?

– Я в этом не разбираюсь. Ни носа, ни глаз… По-моему, мы напрасно тратим время.

– Я сам определю, напрасно или с толком. Как только он закончит, позвони мне. Я приеду и приму решение.

Фиск положил трубку. Еще 12 часов – и он узнает, за кого приняться: за Допрела или за Логана с Дункан. Заняться двумя последними было бы интереснее, но и Допрел раздражал его с каждым часом все сильнее.


Барретт-Хаус, четверг, 6.45 вечера


Пригладить глину.

Последние штрихи.

Попробовать результат на слух, на ощупь. Отпустить кончики пальцев в свободный полет. Не думать.

Помоги, Джимми!

Глина прохладна, зато пальцы теплы, почти горячи. Завершающее прикосновение.

Как быть с ушами? Прижать их к черепу? Удлинить мочки?

Утончить и удлинить нос?

А рот? С шириной ясно, но как быть с формой?

Она остановилась на сомкнутых губах, не наделив их выражением.

Наконец, глаза. Это очень важно и очень трудно. Никаких измерений, почти полное отсутствие научных данных. Главное – не торопиться. Изучить форму, угол глазных впадин… Размер глазных яблок почти не меняется на протяжении жизни, разве что немного увеличивается с достижением зрелости. Какими сделать глаза Джимми: выкаченными, глубоко посаженными, чем-то средним между одним и другим? Угол глазных впадин и надбровный костяной гребень подскажут параметры решения…

Нет, время еще не пришло. Многие коллеги работают по принципу «сверху вниз», поэтому почти сразу решают проблему глаз. Ева никогда себе этого не позволяла. Она подметила, что глаза, смотрящие на нее в упор, побуждают к торопливости. Помоги, Джимми! Подправить скулы, сделать щеки не такими впалыми. И не смотреть на лицо как таковое, ограничиться деталями.

Еще пригладить. А вот здесь прибавить полноты.

Не смей торопиться! Предоставь свободу рукам, не подчиняй их рассудку! Не представляй мысленно результат, просто ваяй. Главное – измерения. Проверь их еще раз.

Ширина носа – 32 мм. Так-так… Высота губ – 14 мм. Нет, должно быть 12. Немного опустить верхнюю, она обычно тоньше нижней. Придать пухлости рту – тут пролегает важная мышца. Оформить ноздри. Небольшие морщинки по обеим сторонам носа – насколько глубокие?

Впрочем, какая разница? Никто никогда не проводил опознание по морщинам.

Углубить участок вокруг нижней губы. Зачем? Неизвестно. Действуй, результат появится потом.

Пригладить… Приподнять… Заполнить…

Морщинки вокруг глаз от привычки щуриться. Морщины вокруг рта.

Она работала все быстрее, руки порхали вокруг лица Джимми, как ангельские крылья.

Почти готов. Кто ты, Джимми? Мне требуется твоя помощь. Мы в конце пути. Сделаем твою фотографию, размножим ее – и ты возвратишься домой.

Пригладить, приподнять. Стоп! Отличное – враг хорошего.

Ева отошла назад и сделала глубокий вдох. Она вложила в этот труд всю себя. Остались только глаза.

Какого они цвета? Логан предпочел бы голубой: голубые глаза Кеннеди не менее знамениты, чем его улыбка. К черту Логана! О Кеннеди не может быть речи, и незачем ходить перед Логаном на цыпочках! Она сделала еще один шаг назад и в первый раз позволила себе оценить работу целиком. Пусть глаза будут карие, как у всех ее…

Господи!

При виде облика, вышедшего из-под ее ладоней, ее охватила дрожь. Впечатление было посильнее, чем удар со всего размаху в солнечное сплетение.

Нет! Невероятно!

Она неуверенно подошла к столу, на котором дожидались своей очереди глаза: голубые, карие, серые, зеленые. Взяла коробочку и шагнула к подставке с головой.

Она полностью лишилась сил – наверное, это и есть причина галлюцинации. Сейчас она вставит глаза – и галлюцинация померкнет. Карие! Нечего потакать безумию.

Дрожащей рукой она взяла из коробочки карее глазное яблоко и вставила его в левую глазную впадину. Теперь правый глаз…

– С глазами явная промашка, – подсказал Логан из своего угла. – Вы это нарочно, Ева?

Она смотрела своему творению в глаза, выпрямив ломящую спину.

– Нет, по наитию.

– Исправьте эту досадную оплошность – и…

– Это ошибка! Где-то посередине работы я, наверное, позволила себе…

– Вы не позволяете себе ошибаться. Вставьте те глаза, которые ему полагаются.

Она вынула из глазниц карие глаза и убрала их в коробку. Потом застыла, рассматривая ее содержимое.

– Вы уже знаете, что ищете, Ева.

– Хорошо! – Она выхватила из коробки пару глаз и, не глядя, вставила их в глазницы.

– А теперь отойдите и полюбуйтесь делом своих рук.

Она послушно отошла. Невероятно! Боже, этого просто не может быть!

Но сомневаться не приходилось.

– Какой же вы мерзавец! – прошептала она, глядя прямо в серые глаза. Она так дрожала, что, казалось, вместе с ней сотрясается сошедшая со своей оси Земля. – Это Бен Чедберн. Наш президент.


Чеви-Чейз


– Ну? – сказал Допрел хмуро. – Узнаете своего террориста?

Тимвик уставился на череп.

– Вы уверены, что правильно воссоздали облик мертвеца?

– Абсолютно уверен. Могу я быть свободен?

– Да. Спасибо за старания. Я распоряжусь немедленно отвезти вас обратно в Нью-Йорк. Естественно, вы должны молчать о происшедшем. Нам не нужна утечка информации.

– У меня нет ни малейшего желания болтать языком. Это далеко не взлет в моей карьере. Я собираю вещи. – С этими словами Допрел удалился.

– Отвезти его назад? – спросил Фиск, стоявший у Тимвика за спиной.

– Нет. – Тимвик отвернулся от черепа. – Нас облапошили! Допрел нас не интересует. Я поручу доставить его домой кому-нибудь еще. Для тебя у меня будет другое задание. Нам нельзя мешкать. – Он схватил телефонную трубку. – Оставь меня одного. Мне нужно позвонить.

Дождавшись, когда Фиск удалится, он набрал специальный номер Белого дома.

– Это не он. Возраст и строение лица совпадают, но это не он.


Барретт-Хаус


– Вы мне лгали, – прошептала Ева, устремив на Логана негодующий взгляд. – Лгали!

– Да. Но это моя последняя ложь.

– Думаете, я поверю? Сколько раз вы успели меня обмануть? Какой там Кеннеди! Вы даже забили ящики своего стола книгами о Дж.Ф.К., чтобы заморочить мне голову! Какая же я дура!

– Наоборот, я очень высокого мнения о ваших умственных способностях. Я старался, как мог, чтобы мой обман выглядел достоверным. Никто не должен был догадаться, что я изучаю утверждения Доннелли. Так появился ложный след, ведущий к Кеннеди. Мои недруги ломали головы, подозреваю ли я что-нибудь. Одновременно я начал поиск подходящего специалиста, способного ответить на вопрос, правдива ли история, рассказанная Доннелли.

– Таким специалистом оказалась я?

– Да, вы – ключевая фигура, появление которой позволило осуществить весь проект.

Ева перевела взгляд на Джимми. Нет, уже не на Джимми, а на Бена Чедберна, президента Соединенных Штатов. Она ошеломленно покачала головой.

– Все это – сплошное безумие! Из вашего рассказа о происшествии в похоронной конторе Доннелли я заключила, что с тех пор минули десятилетия. Вы специально создали у меня такое впечатление…

– Тогда как прошло всего два года.

– Лгун!

– Вы должны были работать без какой-либо предвзятости. Только в этом случае можно было надеяться, что вы восстановите истинный облик человека по его черепу. – Логан тоже уставился на Чедберна. – Наблюдая за вашей работой, я стал свидетелем чуда. Вы вернули ему жизнь! Я почти не сомневался, что это он, но каждое ваше прикосновение придавало мне все больше уверенности.

– Как он погиб? Его убили?

– Не исключено.

– В Белом доме засел его двойник?

Логан утвердительно кивнул. Ева покачала головой.

– Не могу поверить! Сначала вы толкуете о двойнике Кеннеди, потом – о двойнике Чедберна… Должность президента насквозь публична, поэтому длительный подлог попросту невозможен.

– Тем не менее факт налицо, уж простите за каламбур.

– Тимвик?

– Жар загребают его руками.

– Кто за ним стоит?

– Жена Чедберна. Это она дергает за все ниточки. Только она в силах обеспечить двойнику неприкосновенность, научить его необходимым подробностям президентского поведения.

Лайза Чедберн… Ева вспомнила, как, присутствуя на пресс-конференции мужа, первая леди не спускала с него любящего взгляда.

– Неужели она и есть убийца?

– Возможно. Мы не можем быть в этом до конца уверены, пока не узнаем, какая судьба постигла Бена Чедберна.

– Что ее к этому подтолкнуло?

– Не знаю. Скорее всего, честолюбие. Она умна, ловка, умеет обратить себе на пользу любую ситуацию. Получила юридическое образование, стала совладелицей уважаемой юридической фирмы. Потом вышла замуж за Чедберна и начала выпихивать его наверх, довела до самого Белого дома. А уж там не растерялась. Одним словом, идеальная первая леди.

– Не верю, что это она!

– Я и не надеялся, что вы поверите. Сперва мне тоже не верилось. Я несколько раз с ней встречался и испытывал к ней симпатию. Сочетание соблазна и ума действует обезоруживающе.

Ева пренебрежительно махнула рукой

– Я подверг вас слишком суровому испытанию, – молвил Логан. – Правильнее было бы предоставить вам больше времени на привыкание к новой реальности, но, увы, мы вынуждены торопиться. – Он встал с кресла. – Пожалуйста, можете не верить, что Лайза Чедберн – злодейка. Считайте, что за ней кто-то стоит. Но вы не можете не признать, что без ее участия заговор был бы обречен на провал.

– С этим я готова согласиться… – Она покосилась на череп. – А вдруг это все же не Чедберн? Вдруг двойник?

– Это Чедберн.

– Потому что вам так хочется?

– Потому что это он. Иначе все превращается в бессмыслицу. – Помолчав, Логан добавил:

– Потому что труп привез к Доннелли сам Тимвик.

– Откуда у вас такая уверенность? Отец Доннелли мог солгать.

– Конечно, мог. Тот еще негодяй! Но в уме ему не откажешь. Он якшался с типами, которым ничего не стоило перерезать ему глотку, и научился самозащите. В своем крематории он установил звукозаписывающую аппаратуру. Голос Тимвика остался на пленке. – Логан криво усмехнулся. – Эта пленка, доставшаяся в наследство его сыну, стала крючком, на который попался я. Прослушав пленку, я поручил Джилу разобраться, что к чему.

– Располагая изобличающей пленкой, вы могли обойтись без дополнительных доказательств. Передали бы ее властям или прессе, чтобы они…

Логан покачал головой.

– Одной пленки было бы недостаточно. На ней нет подробностей. Думаете, он сказал: «Привет, я – Джеймс Тимвик, приехал сжечь президента США»? Нет, там всего лишь ни к чему не обязывающая болтовня. Тимвик приказывает кому-то из своих подручных помочь перенести тело, просит у Доннелли стул, чтобы присесть передохнуть: видимо, утомился задень, бедняга…

– Как же вы опознали Тимвика?

– Я встречался с ним до этого. Он командует Секретной службой, помогал президенту и…

– При чем тут Секретная служба, если вы называли его шишкой из министерства финансов? Ах, да, Секретная служба пользуется «крышей» министерства…

– Вот именно. Тимвик сделал блестящую карьеру и помог избранию Чедберна. Его голос трудно не узнать: он – уроженец Массачусетса и говорит с характерным акцентом. Я сам догадался, что это он, а потом просмотрел видеозаписи предвыборной кампании Чедберна и сравнил голоса. Как видите, все довольно просто. Тимвик не из тех, кто любит оставаться в тени. Видимо, огорчился, что Чедберн не назначил его на видный пост.

– Трудно поверить, что они оставили в живых Доннелли, чтобы он мог их шантажировать. Почему не отняли у него пленку и череп?

– Он предупредил, что отдал копию пленки с комментариями адвокату, который передаст этот взрывоопасный материал в прессу в случае его смерти или исчезновения.

– После чего исчез.

– Они не были к этому причастны и решили, что он заключил с кем-то выгодную сделку. Представляю, как рьяно они за ним охотились! Я был очень осторожен, но они все равно пронюхали, что Доннелли обратился ко мне. – Логан пожал плечами. – Впрочем, это только предположение. Они подозревали каждого, и я оказался наиболее перспективным подозреваемым.

– Все равно невероятно! Зачем было убирать Чедберна?

– Понятия не имею. Могу только строить догадки… Лайза Чедберн – уникальная женщина. Некоторые утверждают, что из нее получился бы более удачный президент, чем из ее мужа. Однако все сходятся во мнении, что страна пока что не готова принять президента-женщину, поэтому она вынуждена действовать исподтишка. Наверное, не сумела смириться с мыслью, что никогда не станет играть главную роль. Бен Чедберн тоже отличался властностью. Возможно, ей хотелось им помыкать. А заодно управлять государством.

– Слишком много предположений.

– Это потому, что я ничего не знаю наверняка. Окажите услугу: загляните в библиотеку и достаньте из верхнего ящика стола три кассеты. Это съемка последних речей и выступлений Чедберна, материал для сопоставления. Было бы неплохо, если бы вы смогли оценить их непредвзято.

– Что я на них увижу?

– Просто поставьте и посмотрите.

– Опять ваши штучки?

– Думаете, вам это повредит?

Она помолчала, потом передернула плечами.

– Хорошо. – Ева бросилась к двери. – Я посмотрю.

* * *

Как только она вышла, Логан позвонил в гараж Джилу.

– Дело сделано. Это череп Чедберна.

Джил негромко выругался.

– Не знаю, почему это стало для меня неожиданностью. Мы ведь знали, что это он.

– Я следил за ее работой, но тоже прореагировал, как ты, когда она закончила.

– Как отнеслась к этому она сама?

– Умножь свою реакцию примерно на миллион – и получишь ответ на свой вопрос! Ей трудно мне поверить, а мне трудно ее за это осуждать после всех обманов. Она по крайней мере согласилась посмотреть записи. После чего~я снова за нее примусь.

– Как у нас со временем?

– Одному богу известно. Но идентификация черепа – только первый этап. Она нужна нам по-прежнему. Она должна поверить, что это Чедберн. После этого все встанет на свои места. Ты готов ехать?

– Готов.

– Вели Марку и Маргарет приготовиться. Пускай убираются отсюда как можно скорее.

Повесив трубку, Логан подошел к черепу. Бедняга Чедберн не заслужил такую участь. Не соглашаясь с его политикой, Логан всегда симпатизировал ему самому. Бен Чедберн был всеобщим любимцем. Свои мечты он пытался претворить в реальность. Не отличаясь практической жилкой, он мог бы довести внутренний долг до астрономической цифры, зато, в отличие от большинства своих соотечественников, он умел мечтать.

Те, кто обладал этим умением, чаще всего заканчивали так же, как этот человек, смотревший в пространство стеклянным взглядом.

11

Невероятно! Чедберн?..

Ева не отрывала взгляд от телеэкрана. До конца последней из пленок оставались считанные минуты. То же лицо, те же манеры, тот же голос, даже интонации…

Начиная с позапрошлого ноября Лайза Чедберн присутствовала почти на всех публичных мероприятиях с участием мужа. Ева всматривалась в нее все пристальнее.

Всегда одинаково очаровательная, постоянно улыбающаяся, не сводящая любящего взгляда с Чедберна. Тот часто на нее поглядывал, не скрывая признательности и уважения, даже если вокруг…

Ева тревожно выпрямилась. Проведя перед экраном еще несколько минут, она включила обратную перемотку, чтобы просмотреть запись сначала.

– Она подает ему сигналы! – уверенно заявила Ева, вернувшись в лабораторию через десять минут. – Это целая система сигналов. Когда она разглаживает подол, он улыбается, когда складывает руки на коленях, он отрицательно отвечает на задаваемые ему вопросы, когда поправляет воротничок костюма, он отвечает «да». Не знаю, как расшифровать остальные сигналы, но эти не вызывают сомнений. Когда он затрудняется, как быть, она приходит ему на помощь.

– Правильно.

– Вы это знали! Зачем было предлагать мне смотреть запись самой?

– Чтобы вы пришли к этому выводу самостоятельно.

– Она управляет им, как марионеткой, – сказала Ева. Логан не сводил с нее глаз.

– Как вы считаете, согласился бы Бен Чедберн, человек, избранный президентом США, чтобы кто-то водил его на поводке?

– Ни за что! – ответила она, не задумываясь.

– Следует ли из этого, что человек на экране – не Бен Чедберн?

– Это, конечно, безумие, но я вынуждена ответить утвердительно, – согласилась Ева.

– Слава богу! – Логан облегченно перевел дух и пошел к двери. – Упакуйте череп в кожаную сумку из стенного шкафа. Нам пора спасаться бегством.

– Нет, сначала надо многое обсудить. Уверена, вы рассказали мне далеко не все.

– Обсудим позже. Может статься, что в нашем распоряжении совсем немного времени. Я рискнул здесь задержаться, только чтобы заручиться вашим сотрудничеством.

– По-моему, времени у нас сколько угодно. Или вы считаете, что кто-то может прорваться через ваши ворота?

– Не исключено. – Логан поджал губы. – Я ничему не удивлюсь. Президентская власть всесильна. При необходимости она способна покрыть любые злоупотребления. Пока они воображают, что череп Чедберна у них в руках, они не будут торопиться и станут убирать нас по одному. Но как только обнаружится, что череп подложный, они поймут, что настоящий удерживаем мы. Тогда они ни перед чем не остановятся, чтобы вернуть череп и устранить всех свидетелей.

Еву охватила паника. Поверить, что череп на подставке принадлежит президенту Бену Чедберну, значило поверить в смертельную угрозу…

Конечно, Логан столько раз ее обманывал, что не заслуживал доверия, однако она воссоздала облик Чедберна собственными руками. Если она доверяет своему умению и чутью, значит, перед ней череп Бена Чедберна.

Она стремительно пересекла комнату и схватила череп.

– Тогда не будем медлить. Я упаковываю Бена.


Чеви-Чейз


– Через десять минут здесь будет вертолет с Кеннером и шестью его людьми, – сказал Тимвик Фиску, выходя из лаборатории. – Ты отправляешься в Барретт-Хаус.

– Я больше не собираюсь подчиняться этому кретину Кеннеру, – отрезал Фиск.

– Ни о каком подчинении нет речи, – заверил его Тимвик. – Кеннеру поручено помочь тебе и замести следы.

Наконец-то!

– Логан и Дункан?

– Вместе со всеми остальными. Маргарет Уилсон и их электронщик уехали в аэропорт раньше. Придется их найти, но это задача на потом. Они – второстепенные персонажи, иначе Логан их не отпустил бы. Сам он, Прайс и Дункан еще не покинули Барретт-Хаус. Они – твои мишени. Делай с ними что хочешь. Никто из тех, кто знает, чем мы занимаемся, не должен остаться в живых.

Такая жизнь была Фиску гораздо больше по нутру. Чистая работа! Человек, давший Тимвику эти указания, был заметно умнее его.

– Ни одного свидетеля?

– Ни одного!

* * *

– Что вы делаете? – спросил Логан, вернувшись в лабораторию с набитой сумкой. – Почему не упаковали череп?

– Я снимаю голову, – ответила Ева, не отрываясь от объектива фотоаппарата.

– Сделаете это потом.

– Вы гарантируете, что у меня будет все необходимое для съемки?

– Нет, – признался он.

– Тогда замолчите. – Она сделала еще два снимка. – Я и так тороплюсь, как сумасшедшая.

– Мы должны немедленно уехать! Она сделала еще три снимка головы в профиль, слева.

– Пожалуй, хватит. Где ваши фотографии Бена Чедберна?

Он достал из сумки коричневый конверт.

– Фотографии свежие?

– Самые старые сделаны четыре года назад. Вы готовы?

Ева запихала конверт к себе в сумочку, положила череп в кожаную сумку с жесткими стенками и застегнула пряжки. Потом указала на металлическую коробку под фотоаппаратами.

– Заберите! Это может понадобиться.

– Что это?

– Микшер. Камеры, фотоаппараты, видеомагнитофоны – стандартное оборудование, а вот раздобыть микшер гораздо труднее. Без него я как без…

– Я все понял. – Он спрятал микшер в свою сумку. – Это все?

– Возьмите Бена. Я понесу Мэнди.

– Мэнди?

– У каждого свои приоритеты. Мэнди дорога мне не меньше, чем Бен Чедберн.

– Берите, что хотите, только бы быстрее унести отсюда ноги!

Джил дожидался их у двери.

– Простите, Ева, я взял только один ваш чемодан. Из-за раненого плеча я не смог…

– Не имеет значения. Бежим!

– Подождите, надо еще… Черт!

Она тоже услышала характерный шум приближающегося вертолета. Логан выглянул в окно.

– Они приземлятся через несколько минут! – Он бросился в кухню. Ева последовала за ним.

– Где Маргарет? Неужели мы оставим ее на произвол судьбы?

– Марк и она уехали час назад, – сказал Джил. – Наверное, они уже в аэропорту. Через три часа они доберутся до Санибела, штат Флорида. Там они будут в безопасности.

– Куда мы бежим? Почему не воспользоваться лимузином?

– Нет времени. К тому же за воротами наверняка следят. – Логан открыл дверь кладовки. – Сюда! – Он пошарил под нижней полкой, поднял крышку люка и бросил в темноту свою сумку. – Не задавайте вопросов! Спускайтесь по лестнице.

Они оказались в подвале с земляным полом.

– Закрой дверь кладовки, Джил, – велел Логан.

– Готово! Они уже в доме: я слышал шаги.

– Чего же ты ждешь? Полезай сюда и опусти люк.

– Отойдите, а то я не просуну чемодан. – Джил загородил собой свет. Потом он пролез в люк и запер его изнутри.

Над головой уже громыхали шаги, раздавались крики.

– Где мы? – спросила Ева шепотом. – Что за подвал?

– Это подземный ход, – ответил Логан еле слышно, устремляясь вперед. – Вы спрашивали, почему мой выбор пал именно на этот дом… Перед Гражданской войной здесь проходила подземная дорога, по которой переправляли на Север беглых невольников. Я укрепил перекрытия. Тоннель тянется на полмили, сначала под изгородью, потом в лес. Не отставайте, я опасаюсь зажигать фонарь, пока мы не достигнем поворота.

Он шагал так быстро, что ей и Джилу приходилось бежать, чтобы не отстать.

Через некоторое время дом остался позади – во всяком случае, шаги над головой стихли. Логан неожиданно включил фонарик, пронзив тьму тонким лучом.

– Бежим дальше! Они обыскивают дом и скоро найдут потайной люк.

Ева и так бежала настолько быстро, что не хватало дыхания. Из-за спины неслась негромкая брань Джила. Она вспомнила, что он ранен. Как долго он сможет сохранять такой темп?

Бежавший впереди Логан открыл дверь. Наконец-то! Ступеньки наверх, к дневному свету. Колючие заросли, глоток свежего воздуха после подземной затхлости…

– Быстрее! – поторопил Логан. – Осталось немного…

Они кинулись следом за ним в чащу. Рывок – и они оказались на опушке. Там их дожидался старенький синий «Форд» с облупившейся краской.

– На заднее сиденье! – скомандовал Логан, бросил сумку с черепом на пол перед креслом пассажира и сел за руль.

Ева залезла назад и подвинулась, давая место Джилу и сжимая коленями коробку с Мэнди. Дверца захлопнулась уже на ходу: Логан помчался по грунтовой дороге, отчаянно выворачивая руль. Прокол камеры – и они пропали…

– Куда мы едем?

– В трех милях отсюда идет нормальная дорога. По ней мы объедем лес и вырвемся на шоссе. – Машина в очередной раз подпрыгнула. – Так мы выиграем время. Они попробуют обнаружить нас с вертолета, но что это даст? Номер этой машины не имеет ко мне никакого отношения.

«Только бы добраться до шоссе!» – думала Ева, стуча зубами от тряски и от страха.

– Все в порядке, – подбодрил ее Джил. – Я установил на эту развалюху новые покрышки и мощный двигатель. Внешность бывает обманчива не только у людей.

– Лучше скажите, как ваше плечо.

– Нормально. – Он задорно улыбнулся. – Я бы сидел и в ус не дул, если бы за рулем был не Джон.

* * *

– В тоннеле пусто, – сказал Кеннер, поднявшись по лесенке в кладовую. – Он ведет в лес. Я отправил туда двоих человек.

– Если Логан рассчитывал на этот тоннель, значит, должен был подготовить транспорт. – Фиск вышел из кладовой. – Надо осмотреть местность с вертолета. А вы спалите это логово дотла. Огонь – наилучшее чистящее средство.

– Я подорву дом взрывчаткой, – предложил Кеннер.

Вот идиот! Если бы командование операцией не было доверено Фиску, она бы наверняка провалилась.

– Никаких взрывов! После взрыва остаются обломки. Устройте пожар. Только обойдитесь без бензина: пусть все выглядит как результат короткого замыкания.

– На это уйдет много времени.

– Если хочешь сработать чисто, не жалей времени. – Фиск побежал к вертолету. – Я проверю!

После десяти минут бесплодного кружения в воздухе он связался по мобильному телефону с Тимвиком.

– В доме никого. Мы ведем наблюдение с высоты, но пока безрезультатно.

– Вот сукин сын!

– Ничего, никуда он не денется. Если мы его не обнаружим, мне понадобится список мест, куда он мог бы отправиться.

– Будет тебе список!

– Я приказал сжечь дом дотла, чтобы уничтожить все улики.

– Правильно сделал. Я как раз собирался отдать тебе приказ об этом: пожар является частью доведенного до меня плана. Но не только пожар… Мне нужно, чтобы среди пожарища нашли обгоревшее тело.

– Чье?

– Неважно. Главное, чтобы это был мужчина ростом с Логана. По исполнении доложи.

Фиск закрыл телефон. Тимвик впервые проговорился, что исполняет чужие приказы, а не просто советуется с сообщниками. Любопытно, зачем им приспичило изображать гибель Логана? И кого выбрать в исполнители роли?

Он усмехнулся и повернулся к пилоту.

– Лети назад к дому!

Ему трудно было усидеть в кресле вертолета от возбуждения. Неважно, чье тело… Главное, одного роста с Логаном…

При жизни Кеннер совершенно бесполезен. Может, хотя бы после смерти от него будет толк.

* * *

– Мы едем на юг, – определила Ева. – Наверное, я напрасно надеюсь, что вы собираетесь подбросить меня домой, в Атланту?

– До Атланты далековато. Мы едем в Северную Каролину, в домик на побережье… – Логан оглянулся. – Подумайте, куда это годится: тревожить матушку, ставить под угрозу свое жилище…

Этого Ева желала меньше всего. При мысли о том, что мать тоже может затянуть в водоворот смерти, в котором барахтается она сама, ей сделалось дурно.

– Что мы будем делать в Северной Каролине? – спросила она.

– Нам надо перевести дух, – ответил Джил. – Дом стоит прямо у пляжа, в самом центре туристской зоны. Соседи – отдыхающие, наше появление их совершенно не удивит.

– Как я погляжу, вы все тщательно спланировали, – проговорила Ева с усталой улыбкой. – Вы были настолько уверены, что это Чедберн?

– Почти уверен. Как видите, я был вынужден строить планы, основываясь на гипотезе, – сказал Логан.

– Ничего я не вижу, кроме того, что вы без зазрения совести использовали меня в своих целях! Сознательно поймали меня в ловушку и не оставили выбора. Теперь и я посвящена в тайну Чедберна. Думаете, мне это очень нужно? Зачем мне прощаться с жизнью раньше времени?

– Да, – произнес Логан решительно, – мы действовали сознательно.

Ева отвернулась. Шоссе было забито машинами.

– Мерзавец, – буркнула она.

– Да, я такой.

– Послушайте, Джон, чем препираться, поймали бы лучше по радио музыку кантри! – взмолился Джил. – Это для меня самое действенное лекарство. Пойдите же навстречу страждущему! Все эти стрессы мешают заживлению моих ран.

– Даже не мечтай, – огрызнулся Логан.

– Неужели вы – романтический сельский юноша, подавшийся в шоферы? – спросила Ева.

– Конечно! – воскликнул Джил. – Ну, поработал в Секретной службе при прежней администрации и еще шесть месяцев при администрации Чедберна… Разве это могло меня переделать? Тимвик надоел мне до одури, и я поставил целью убраться подальше от Вашингтона. Поступил на работу в одно теплое местечко, потом на меня положил глаз Джон. Ему пригодились мои былые связи.

– А Маргарет?

– Вот уж в ком нет никакой тайны! Кем выглядит, тем и является: расторопная подручная сильных мира сего.

– Она знает о Чедберне?

Логан отрицательно покачал головой.

– Я постарался ее в это не вовлекать. Ей неизвестно даже про пляжный домик. Я сам его приобрел.

– Какое благородство!

– Я все-таки не законченный сукин сын. Не хочу подвергать людей риску, когда в этом нет необходимости.

– На меня ваши принципы, как видно, не распространяются. Вы просто возомнили себя господом богом, Логан!

– Я выполняю свой долг.

– Вы по уши увязли в своей политике!

– Этим дело не исчерпывается. Человек, сидящий в Белом доме, похож на Бена Чедберна лицом, но лишен его моральных стандартов и не имеет необходимой подготовки. Мне очень не хочется, чтобы он нажал кнопку и начал третью мировую войну. Она может оказаться последней.

– Значит, вы не авантюрист от политики, а благородный рыцарь, патриот?

– Патриотизм здесь ни при чем. Просто не хочу, чтобы мне подпалили задницу.

– Вот в это мне нетрудно поверить.

– Обойдусь без вашего доверия. Главное, чтобы мы не тянули в разные стороны.

– Уж об этом вы позаботились! Толкнули меня в кучу дерьма и не даете выбраться. – Она откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, не обращая внимания на Джила, насмешливо сморщившего нос. – Наверное, вы знаете, как зовут человека, корчащего из себя президента?

– Скорее всего, это Кевин Детвил, один из трех двойников, использовавшихся в первый год президентства Чедберна, – сказал Джил. – Он всего два раза появился ненадолго на людях, изображая президента, а потом уволился. Считалось, что он отправился по личным делам в Индиану, в действительности же он слетал в Южную Америку, где сделал новую пластическую операцию.

– Новую?

– Первую ему сделали еще в Вашингтоне, прежде чем принять на службу. Чтобы участвовать в заговоре, он должен был стать вылитым Чедберном, включай шрам на ягодице. Не говоря о всех жестах, интонациях и прочем. Пришлось обучить его политическим штучкам и правилам быта в Белом доме. Лайза Чедберн должна была ему помогать, но многое зависело и от него самого.

– Все это, видимо, только предположения?

– Два других двойника живы и здоровы и время от времени показываются на публике. Что касается Детвила, то он так и не доехал до Индианы. Его след вел в маленькую частную клинику вблизи бразильской столицы, к некоему доктору Фернандесу, специалисту по изменению внешности растратчиков, убийц и террористов. Детвил поступил к нему в клинику под именем Герберта Шварца. Вскоре после того, как герр Шварц выписался, доктор Фернандес упал с балкона своего пентхауса. Увы, в Бразилии тоже есть небоскребы…

– Кевин Детвил… – медленно повторила Ева. – Надо быть полоумным, чтобы на такое пойти. Как правительство умудрилось проворонить психическое расстройство?

– Разумеется, его тщательно проверяли, но много ли найдется в мире людей, которых можно выдать за американского президента? Выбор прискорбно мал. Проверка в подобных случаях преследует только цель определить, сможет ли человек держать язык за зубами и не пристрелит ли кого-нибудь сдуру, поставив в неудобное положение администрацию. Личное дело Детвила не давало поводов для беспокойства: обычный ребенок со средним уровнем интеллекта вырос в заурядного зануду. Не женат, воспитывался одной матерью, жил с ней, пока она не скончалась пять лет тому назад.

– Кем был его отец?

– Отец ушел из семьи, когда сын был еще маленьким. Получился типичный маменькин сынок.

– Прекрасный материал для Лайзы Чедберн, – вставил Логан. – Из такого человека властная женщина может вылепить что угодно.

– Но как у него хватило смелости? Вы сами назвали его заурядным занудой.

– Вы видели пленки. Ему нравится блистать, – ответил Логан. – Представьте: вы всю жизнь скучали, и вдруг вам представляется возможность стать самым могущественным человеком на свете. Все вам козыряют, внимают каждому вашему слову. Просто Золушка мужского пола, получившая от Лайзы Чедберн хрустальную туфельку!

– Золушка на поводке, – заметила Ева.

– Таковы условия игры. Он привык к поводку. Есть люди, которым спокойнее в ошейнике.

– Наверное, он чувствует себя вполне уверенно?

– Когда ее нет поблизости, он нервничает, поэтому она старается не упускать его из виду. Она – самый главный человек в его никчемной жизни.

– До такой степени, чтобы убить по ее прихоти президента Чедберна?

– Вряд ли он замешан в самом убийстве, – сказал Логан. – Кишка тонка!

– Можно подумать, вы уверены, что президент погиб насильственной смертью. Разве у вас есть доказательства?

– Тут я снова уповаю на вашу помощь.

Она и раньше догадывалась, что все сведется к этому, но больше не собиралась поддаваться нажиму. Ей требовалось время, чтобы переварить услышанное и решить, можно ли считать это правдой.

– Не сомневалась, что вы это скажете.

– У вас нет выбора.

– Выбор есть всегда.

– Но не всегда достойный.

– Кто бы говорил о достоинстве!

– По-моему, самое время включить радио, – вмешался Джил. – А вы, Ева, можете подремать. В Северной Каролине я вас разбужу.

Логан включил радио и нашел в эфире сюиту из «Пер Гюнта» Грига.

– Господи! – Джил забился в угол. – Умоляю, Ева, велите ему выключить этот кошмар! Будьте моей спасительницей. Я исцелюсь и без музыки.

– Спасайтесь сами. Музыка успокаивает мне нервы. Я не заметила, чтобы вы спешили удовлетворять мои нужды. На первом месте для вас всегда стоит мистер Логан.

– Считайте, что я ни о чем вас не просил, – простонал Джил. – В конце концов, даже к классической музыке можно привыкнуть. Пока мы дотащимся до пляжа, я разлюблю Рэбу Макинтайр и заделаюсь поклонником старины Грига.

12

– Вы совершенно уверены, Джеймс? – спросила Лайза Чедберн Тимвика. – Долго же вам пришлось повозиться! Я не потерплю новых ошибок.

– В данный момент Барретт-Хаус гибнет в огне. Задержка была вызвана исключительно необходимостью представить пожар результатом короткого замыкания.

– Вы уже послали за телом? Не хватало, чтобы первыми туда прибыли деревенские пожарные!

– Я не дурак, Лайза. Они заберут труп и доставят его в Бетесду.

Он с трудом сдерживался, чтобы не повысить голос. Она перегнула палку, проявила чрезмерную властность. Со всеми остальными она справлялась в два счета, к одному Тимвику требовался особый подход. На людях он всегда соблюдал почтительность, но при личном общении никогда не позволял забыть, что они партнеры. Она поневоле смягчила тон.

– Простите. Знаю, вы делаете все возможное. Просто я напугана. Чувствую себя беспомощной.

– Как королевская кобра, заползшая в угол и обнажившая клыки.

Такого она не ожидала. Тимвик впервые позволил себе дерзость. Дурной знак! В последнее время она замечала, что у него сдают нервы, но чтобы он сорвался на первую леди…

– Разве я этого заслуживаю, Джеймс? Мы вместе выработали план необходимых действий. Я всегда была с вами честна.

– Я не ожидал, что дойдет до такого… – проговорил он, помолчав. – Вы твердили, что все пройдет гладко.

Держи себя в руках! Помни о главном. Без Тимвика тебе не обойтись. Да и он держится за свое место так же крепко, как ты за свое… Она подавила раздражение.

– Я стараюсь, как могу. Ведь это вы не выждали положенное время там, в похоронной конторе… Если бы вы тогда удостоверились, что Доннелли довел дело до конца, всех этих проблем не возникло бы.

– Я сидел и смотрел, как его пожирает пламя! Любой на моем месте рассудил бы, что можно спокойно удалиться. Откуда мне было знать, что для сожжения человеческого трупа нужно так много времени?

Лайза на его месте все разузнала бы заранее, подготовилась бы, как прилежная ученица к ответственному экзамену. Винить приходилось только саму себя: она была дурой, поверив в профессионализм Тимвика.

– Знаю и ни в чем вас не виню. Просто теперь нам надо устранить все эти осложнения… и Логана. Вы не нашли череп?

– Судя по всему, Ева Дункан с ним работала. Но сам череп исчез. Если она действительно хороший специалист, нам следует исходить из того, что она добилась результата.

Лайза почувствовала тошноту.

– Ну и что? Это все равно ничего не доказывает. Главное, дискредитировать их в прессе, прежде чем они раздобудут новые доказательства. Сегодня мы сделали первый шаг в этом направлении. Ваша обязанность – найти их и постараться, чтобы они больше не смогли нам навредить.

– Я свое дело знаю. Главное, держите в узде Детвила. На последней пресс-конференции он слишком разошелся.

Она не нуждалась в его советах: Кевина она крепко зажала в кулаке. Тимвик сказал это, чтобы расквитаться с ней за напоминание о его роковой оплошности в похоронной конторе.

– Вы так считаете, Джеймс? Что ж, я удвою бдительность. Вы знаете, как я ценю ваше мнение. А теперь поговорим о Дункан. До сих пор главной нашей мишенью оставался Логан, хотя она тоже может оказаться крепким орешком.

– Я держу ее под наблюдением, но все рычаги остаются в руках Логана. Музыку заказывает он.

– Мне все-таки хотелось бы получить исчерпывающие сведения о Дункан.

– Вы их уже получили. Вам чего-то не хватает?

– Подробностей о ее профессиональной деятельности и окружении.Теперь они займутся сравнением ДНК. Для этого Дункан обратится к своим знакомым.

– Уже послезавтра они поймут, как опасно высовываться. Если удача от нас не отвернется, мы поймаем их, прежде чем они сделают следующий шаг.

– Не слишком ли опрометчиво полагаться на одну удачу?

– Много ли ДНК остается в костях, побывавших в огне?

– Понятия не имею. Мы не вправе рисковать.

– Все решения будет принимать Логан. Они не могут заявиться в генетическую лабораторию с черепом под мышкой. Мы знаем, к кому они обратятся за помощью. Я уже установил наблюдение за Ралфом Кроуфордом из университета Дьюка. Если мы не поймаем их еще раньше, они сами забредут прямиком в наши…

– Ради бога, Джеймс!

– Хорошо. – Он понял ее нетерпение. – Все будет в порядке.

– Поставьте меня в известность о прибытии тела в Бетесду. – Она повесила трубку, встала и ушла в спальню. Она сомневалась, что Ева Дункан будет во всем подчиняться Логану. Судя по всему, она – женщина сильная и умная, не готовая заглядывать мужчине в рот. Кому, как не Лайзе, знать, что сильная женщина не покоряется событиям, а подстраивает их под себя? Тимвик, как всегда, преуменьшает возможности противника. Придется ей самой не спускать с Евы глаз.

* * *

– Лайза?

В дверях спальни стоял Кевин, накинувший красный халат Бена. Из всех вещей Бена он был неравнодушен только к этой. Он вообще питал слабость к кричащим цветам – один из многих источников головной боли для Лайзы. Ведь Бен появлялся только в черном и голубом.

– Что-то случилось? – спросил Кевин, хмурясь. Она выдавила улыбку.

– Небольшое затруднение с Тимвиком.

– Я могу помочь?

– Вряд ли. Я все сделаю сама. – Она подошла к нему, закинула руки ему на шею. От него пахло одеколоном Бена – особой смесью с преобладанием аромата лимона. Они не пренебрегали ничем, даже запахами, которые действуют на подсознание, подсказывая, кем является человек, издающий запах. Иногда, просыпаясь среди ночи, Лайза воображала, что рядом по-прежнему лежит Бен.

– Сегодня на медицинском конгрессе ты превзошел себя, – прошептала она ему на ухо. – Ты всех очаровал.

– Правда? – спросил он польщенно. – Мне тоже понравилось.

– У Бена так не получилось бы. – Она одарила его ласковым поцелуем. – Ты отлично справляешься. Если бы не ты, Америка была бы втянута в войну.

– Он был так слабоволен?

Она только и делала, что твердила Кевину о малодушии Бена, но тому требовались все новые напоминания. Чувство вины? Нет, просто ему нравилось мнить себя спасителем мира. При такой наивности и тщеславии Кевин вряд ли мог претендовать на тонкий ум.

– Думаешь, я бы рисковала, если бы не боялась последствий его поступков? – Лайза покачала головой. – Ты действительно был великолепен, – не унималась она. – Думаю, нам удастся протолкнуть в этом году закон о здравоохранении. Я говорила, что горжусь тобой?

– Без тебя ничего не получилось бы.

– Возможно. Я помогла тебе сначала, но потом ты проявил такую прыть, что… – Она прижалась к нему и сладострастно зажмурилась. – Твердость – одно из твоих главнейших достоинств. Похвала творит с тобой чудеса. Мне тоже достается несколько дюймов чуда… – Она сбросила ночную рубашку. – Ложись в постель! Я расскажу, как великолепно ты провел переговоры с японским послом.

Он был рад повиноваться, как ребенок, тянущийся за леденцом.

Они спали с Беном в одной постели, поэтому она не могла не затащить к себе под одеяло Кевина – иначе рухнул бы весь план. Сначала он колебался и робел, и ей пришлось лезть из кожи вон, чтобы добиться своего, не проявляя излишней агрессивности. Она могла бы прибегнуть к другим способам, чтобы им манипулировать, но этот был лучше остальных. Ее обязанность состояла в том, чтобы держать Кевина на коротком поводке. Никто еще не придумал более эффективного способа добиться этой цели, чем секс.

* * *

Заносчивая стерва!

Тимвик развалился в кресле и потер глаза. Он с радостью поменялся бы с Лайзой местами: она приказывает, а потом ложится спать, а он вкалывает до седьмого пота… Она разыгрывает в Белом доме императрицу, взваливая на его плечи всю грязную работу. Она хочет результатов, избегая пачкать руки, и закрывает глаза на все, что оскорбляет ее царственный взор. Это он оберегает всю хрупкую конструкцию от развала. Что бы с ней было, если бы не он?

Ева Дункан… Инструмент в руках Логана, не более того. Раздувать ее значимость – отъявленная глупость.

Не будь Лайза феминисткой, она бы согласилась, что основную угрозу представляет Логан.

Не слишком ли много угроз?

Тимвик вцепился в подлокотники кресла. Спокойно! Он делает все возможное, чтобы спасти ситуацию. И он ее спасет! Чересчур многое поставлено на карту, чтобы все бросить и сбежать. А выигрыш слишком заманчив, чтобы не попытать счастья.

Он потянулся к телефону. Делать так, как она велит, – до поры до времени. С ее помощью он избежит разоблачения, добьется переизбрания Детвила на второй срок и возьмет бразды правления в свои руки. Пусть Лайза воображает, что всем заправляет она, – этому рано или поздно наступит конец.

Он предоставит ей столько информации о Еве Дункан, что она подавится!

* * *

– Очнитесь! Приехали.

Ева открыла глаза и увидела, как Логан покидает машину.

– Который час? – спросила она, зевая.

– Послеполуденный. – Джил потянулся к ручке ее дверцы. – Вы проспали всю дорогу.

Она не ожидала, что сможет уснуть с натянутыми, как канаты, нервами.

– Вы много пережили за два дня, – ответил Джил на ее незаданный вопрос. – Я и сам ненадолго вздремнул. Сейчас самое время размяться.

После сна в неудобной позе она с трудом вылезла из машины, с трудом выпрямилась. Логан уже поднялся по ступенькам крыльца и отпирал дверь дома. В одной руке он держал кожаную сумку с черепом Чедберна. Этот человек никогда не забывал о самом главном.

– Готовы? – спросил Джил, подхватывая чемодан Евы.

– Не надо, я сама.

– Ничего. Не забудьте про свою Мэнди. Еве не хотелось в дом. Она наслаждалась прохладным влажным воздухом, шумом и ароматом моря. Она уже давно не была на побережье. Джо возил ее на остров Камберленд, чтобы помочь вырваться из ада, но та поездка ей совершенно не запомнилась. В памяти остался только сам Джо, его разговоры, его старания ее отвлечь.

Джо… Пора ему позвонить. В последний раз Ева беседовала с ним перед поездкой на кукурузное поле. Она сознательно не втягивала его в разразившийся после этого кошмар. Но отмалчиваться было опасно: еще немного – и он нагрянет в Барретт-Хаус со штурмовым отрядом…

Ветер срывал пену с накатывающихся на берег зеленоватых валов. Бонни нравился океан. Ева и Сандра несколько раз возили ее в Пенсаколу, где она бегала по пляжу, хохоча и подбирая ракушки…

Ева захлопнула дверцу машины и побрела к пристани.

– Ева! – окликнул ее Логан. Она не обернулась. Сейчас ей не хотелось его видеть, не хотелось ни о чем думать.

Она сняла босоножки, уселась на доски и опустила ноги в воду. От холодной воды по телу пробежала сладостная дрожь. Она прижалась затылком к столбу, слушая плеск волн и вспоминая Бонни.

– Может, сходите за ней? – не выдержал Джил. – Она сидит там уже целый час.

– Скоро схожу, – согласился Логан. Как она одинока! – Не думаю, что она нуждается в компании.

– Не разрешайте ей слишком много думать. Это бывает опасно. Как бы она не вообразила, что ее обижают.

– Мне надоело ею помыкать. Лучше предоставить ее самой себе.

– Сомневаюсь, что ее можно к чему-то принудить. Она сама выбирает направление движения.

– Нет ничего невозможного. Заблокировать все остальные пути – и человек будет вынужден двигаться в нужном направлении.

Логан делал это с момента встречи с ней. Неужели он остановится сейчас, послушавшись голоса совести? Нет, он вернет ее доверие и будет использовать ее дальше.

– Ладно, я схожу за ней. – Он заторопился к Еве по песку пляжа.

– Уйдите, Логан, – сказала она, не глядя на него.

– Пора в дом. Вы замерзнете.

– Приду сама, когда сочту нужным.

Он немного постоял рядом, потом тоже присел.

– Лучше я вас подожду. – Он снял ботинки и носки и тоже опустил ноги в воду.

– Вы мне мешаете.

– В последний раз я сидел вот так очень давно, еще в Японии. – Он устремил взор вдаль. – Мне не хватает времени, чтобы расслабиться.

– Хотите втереться ко мне в доверие, Логан?

– Возможно.

– Ничего не выйдет.

– Правда? Жаль! Что ж, хотя бы немного посижу. Надо же когда-то расслабляться!

Молчание затянулось.

– О чем вы думаете? – спросил он, устав молчать.

– Не о Чедберне.

– О дочери?

Она стиснула зубы.

– Не надейтесь меня смягчить упоминанием о Бонни. Дохлый номер!

– Простое любопытство. Никак не возьму в толк, почему вы так увлечены опознанием черепов. Знаю, ваша дочь пропала, но не надеетесь же вы…

– Не желаю об этом говорить!

– Я наблюдал, как вы работали с Мэнди, потом с Беном Чедберном. Это была почти нежность.

– Считайте, что я спятила. У любого есть свой пунктик… Успокойтесь, я не верю, что души усопших витают поблизости от их костей.

– Вы верите в бессмертие души?

– Иногда.

– Только иногда?

– Ладно, почти всегда.

Он молча ждал продолжения.

– Новорожденная Бонни не была похожа ни на меня, ни на мою мать, ни на кого. Она была сама собой. Чудесное создание! Разве это было бы возможно, если бы люди рождались без души?

– И эта душа бессмертна?

– Откуда мне знать? Думаю, что да. Надеюсь.

– Тогда почему вы с такой страстью стремитесь возвращать эти кости родственникам? Какое это имеет значение?

– Для меня имеет.

– Почему?

– Значение имеет жизнь. К ней надо относиться с уважением, а не пинать ее ногами, как никчемный мусор. У каждого должен быть… дом. У меня в детстве не было нормального дома. Мы переезжали с места на место, из мотеля в мотель. Мать была… Но она в этом не виновата. У каждого должно быть свое место, постоянный угол – такова схема мироздания. Я пыталась сотворить для Бонни дом, самый лучший дом, какой только была в силах создать, где любила бы ее, заботилась о ней. Когда Фрейзер ее убил, меня мучили кошмары, будто она лежит в лесу, и дикие звери… – Ева умолкла, потом снова заговорила срывающимся голосом:

– Я хотела вернуть ее домой, чтобы заботиться о ней, как прежде. Он отнял у нее жизнь, но я не могла ему позволить лишить нас еще и права о ней заботиться.

– Понимаю… – Логан понимал даже больше, чем хотел понять. – Вы все еще видите кошмары? После долгой паузы она ответила:

– Это уже не кошмары. – Она встала, он остался сидеть. – Пойду в дом. – Она подобрала босоножки. – Надеюсь, ваше любопытство удовлетворено?

– Не совсем. Но вы как будто не настроены дальше со мной откровенничать.

– Не настроена. – Она смотрела на него сверху вниз. – И не воображайте, будто добились чего-то своей задушевной беседой. Я не сказала вам ничего такого, чего не сказала бы кому-то еще. Мы с Джо решили, что мне полезно разговаривать про Бонни.

– А для меня полезны разговоры про Чедберна.

– Сегодня мы от них воздержимся. – С этими словами она ушла.

Суровая особа! Он таких еще не встречал. Он наблюдал, как она поднимается на крыльцо. Солнце золотило ее темно-рыжие волосы, от стройной, сильной фигуры трудно было оторвать взгляд.

Но при всей своей силе она была очень беззащитна. Ее ничего не стоило переломить через колено. Неужели он даст этому совершиться?

Может быть, он допустил ошибку, попытавшись восстановить с ней контакт? Она ушла, оставшись такой же независимой, как прежде, а он утратил прежнюю уверенность в себе. Более того, ему передалась частица ее беззащитности.

* * *

– Знаешь, о чем я подумал, Лайза? – сказал Кевин ей на ухо. – Может, нам стоило бы… Как ты отнесешься к ребенку?

Только этого не хватало!

– Ребенок?!

Он приподнялся на локте, не отрывая от нее глаз.

– Очень популярный шаг! Детей все обожают. Если бы мы занялись этим прямо сейчас, он бы родился сразу после начала моего второго срока. – Он помялся. – Мне бы… Мне бы очень этого хотелось.

Она погладила его по щеке.

– Думаешь, мне нет? – проговорила она тихо. – Ничто так бы меня не радовало, как материнство. Я всегда хотела ребенка. Но это невозможно.

– Почему? Ты говорила, что Чедберн не мог иметь детей. Но ведь я – не он!

– Мне сорок пять лет, Кевин.

– Сейчас полно лекарств, помогающих зачатию.

Соблазн было нелегко преодолеть. Она не кривила душой, говоря, что всегда мечтала родить. Они с Беном очень старались, но… Она вспомнила, как он говорил шутя, что дети – сильный козырь для любого политика; но она в то время не заботилась о политических козырях. Ей хотелось, чтобы он принадлежал ей одной.

А теперь об этом можно было забыть. Ее глаза наполнились слезами.

– Лучше не будем об этом говорить. Мне становится очень больно при мысли, что это невозможно.

– Но почему?

– Это было был слишком сложно. У женщины моего возраста возникают различные трудности. Вдруг врач скажет, что на последних месяцах беременности я должна соблюдать постельный режим? Так иногда случается. Я не смогу разъезжать с тобой во время избирательной кампании, что для нас опасно.

– Ты сильная и здоровая женщина! Видимо, он давно это обдумывал, раз проявил такую настойчивость.

– Для нас это недопустимый риск. – Лайза решила использовать довод, всегда производивший на него эффект холодного душа. – Если только мы решим не баллотироваться на второй срок… Но ты – такой замечательный президент, все тобой восхищаются, ты вызываешь всеобщее уважение! Неужели ты готов всем пренебречь?

– Ты уверена, что это настолько рискованно? – спросил он, помолчав.

Как она и предвидела, идея отцовства сразу потеряла для него прежнюю привлекательность. Он не был способен, вкусив власти и почестей, возвратиться в безвестность.

– Сейчас не самый подходящий момент. Но я не говорю, что мы не сможем вернуться к этой теме позже… – Она медленно провела указательным пальцем по его нижней губе. – Не сомневайся, я чрезвычайно тронута твоим отношением ко мне. Мне ничего так не хотелось бы, как…

Ее прервал телефонный звонок. Она сняла трубку.

– Тело доставлено в Бетесду, – доложил Тимвик. Тело… Так это и должно звучать – холодно и безлично.

– Отлично!

– Вам удалось связаться с Мареном?

– Он по-прежнему где-то в пустыне. Я продолжу попытки.

– У нас мало времени.

– Повторяю, я беру это на себя.

– Репортеры взяли медицинский комплекс в осаду. Может быть, пора начинать?

– Нет, сначала дадим им пофантазировать до утра и только тогда выступим с сообщением. Пускай как следует проголодаются – это поможет им проглотить любую чушь. – Сказав это, Лайза повесила трубку.

– Тимвик? – спросил Кевин. Она рассеянно кивнула, все еще думая о Бетесде. – Не нравится мне этот тип! Он для нас по-прежнему ценен?

– Какой ты неблагодарный! – сказала она насмешливо. – Ведь это он тебя нашел.

– Он обращается со мной, как с безмозглым ослом.

– Но не прилюдно же?

Кевин покачал головой.

– Возможно, у тебя скоро появится возможность от него избавиться. Почему бы тебе не назначить его послом? Скажем, в Заир. Президент ты или нет?

– Вот-вот, в Заире ему самое место! – Кевин облегченно засмеялся.

Лайза встала и накинула халат.

– Или вообще в Москву. Говорят, очень неудобное место.

– Но ведь ты обещала ему, что он будет баллотироваться вместе со мной вице-президентом. Придется назвать его имя на партийном съезде. Он так легко не сдастся.

Обещание вице-президентского поста стало той приманкой, которая потребовалась, чтобы завербовать Тимвика в союзники и помощники. Тимвик не мог пережить, что Бен обошел его при раздаче министерских постов; никогда еще Лайза не сталкивалась со столь честолюбивыми людьми, как Тимвик. Такая жгучая жажда власти могла вырасти в будущем в трудную проблему. Что ж, тогда она и будет ее решать.

– Надо придумать, как его обойти.

– Лучше было бы оставить вице-президентом Чета Мобри. Этот не доставит никаких хлопот.

– Доставил бы, и еще какие, если бы мы не заняли его челночными миссиями доброй воли. Ведь он никогда не соглашался с нашей политикой. Что мешает нам поступить так же с Тимвиком?

– Ничего, только он не… Куда ты?

– Мне надо немного поработать. Спи!

– Тебя взволновал звонок Тимвика? – Кевин нахмурился. – Вечно ты держишь меня в неведении!

– Зачем тебе отвлекаться на малозначительные частности? Занимайся глобальными проблемами, а я буду улаживать мелочи.

Он уже не хмурился.

– Ты вернешься?

– Да, только загляну в один файл. Хочу подготовиться к твоей встрече с Тони Блэром.

Он упал на подушки.

– После японцев я уложу его одной левой.

Начинает хорохориться! Но лучше это, чем страх, охвативший его перед первым выступлением в роли Бена.

– Постараемся, чтобы так и произошло. – Лайза послала ему воздушный поцелуй. – Спи! Я разбужу тебя, когда вернусь.

Она закрыла дверь. Стол в соседней комнате был завален бумагами. Достав из-под них телефон, она за десять минут дозвонилась до Скотта Марена и еще за пять объяснила ему ситуацию.

– Это не так просто, Лайза. Как я объясню свой внезапный отъезд?

– Придумай что-нибудь. Ты же умница! Ты мне нужен, Скотт, – добавила она тихо.

– Я постараюсь, – сказал он, поразмыслив. – Держись, Лайза. Я позвоню в больницу и распоряжусь повременить со вскрытием. Скоро буду на месте.

Она облегченно перевела дух. Как же ей повезло, что у нее есть Скотт!

Она включила компьютер, ввела пароль и открыла файл Евы Дункан. Ситуация неуклонно приближалась к благополучному разрешению, однако Лайзу не оставляло смутное беспокойство.

На дисплее появилась фотография Евы. Спутанные волосы, минимум косметики, большие карие глаза, круглые очки в тонкой оправе. Волевое лицо, от которого невозможно оторвать взгляд. Увы, эта женщина не ведает основных законов власти и не пользуется правом, предоставленным ей природой. Лайза вспомнила себя на первых курсах колледжа: тогда она тоже воображала, что достаточно ума и решительности, чтобы добиться желаемого. Как же давно это было! Тогда она была такой же целеустремленной, как Ева Дункан. Но она, в отличие от Дункан, быстро поняла, что это качество только отпугивает людей. Полезнее маскировать свою страсть сладкой улыбкой.

Но одного у Евы нельзя было отнять: она специалистка по выживанию в невероятных условиях, а Лайза уважала живучих. Она сама была из их числа, иначе не продержалась бы последние годы. Лайза с печальной улыбкой погладила лицо Евы на дисплее.

Они сестры, разные стороны одной медали: не горят в огне, не тонут в воде. Жаль…

Она принялась изучать биографию Евы, пытаясь найти ее слабое место. Поиск не занял много времени.

* * *

Наутро, заглянув в гостиную, Ева застала Логана и Джила перед телевизором.

– Дьявол! – буркнул Джил. – Мне нравился этот дом.

– Что случилось? – спросила Ева.

– Утверждают, будто Джон поскупился на новую проводку в Барретт-Хаус, – сказал Джил.

На экране возникли дымящиеся руины. Выстояли только два дымохода.

– Но скупость наказуема. Радуйтесь: скупердяй Джон погиб в огне.

– То есть как?..

– Обгорел до неузнаваемости. Сейчас проводится опознание тела по зубам и по ДНК. Чудесный был человек! А какой патриот! Детвил выступил с заявлением, в котором говорится о любви и уважении, которые питали к погибшему в обеих главных политических партиях нашей великой страны. Между прочим, Джон приглашал президента к себе в Барретт-Хаус, потолковать о политике…

– Зачем он несет такую чушь?

– Понятия не имею. – Джил махнул рукой. – По-моему, это перебор. – Он выключил телевизор. – Больше не могу! Мы с Джоном были так близки… Все равно что братья. – Он встал за барную стойку. – Что будете на завтрак?

– Сумасшествие! – сказала Ева Логану. – Вы известный человек. Неужели они надеются, что это сойдет им с рук?

– Во всяком случае, до поры до времени. Они позаботятся, чтобы зубы и ДНК подтвердили этот бред. Труп отвезли в Бетесду.

– Что это означает?

– Что там у них все под контролем. Наверное, они внедрили туда своего человека, который обеспечит необходимое прикрытие. Так они надеются выиграть время.

– Как вы теперь поступите?

– Во всяком случае, не буду лезть на глаза и бить себя в грудь, крича, что произошла ошибка. Это кончилось бы плачевно: меня изолировали бы, обвинив в самозванстве, а потом проявили бы оплошность и не уберегли мою драгоценную жизнь… – Он встал. – К тому же у меня много других дел.

– Кем был погибший?

Логан пожал плечами. Ева содрогнулась: началось! Новая смерть, новая перечеркнутая жизнь.

– Кофе? – предложил Джил. – Есть горячие пончики.

Ева отмахнулась от предложения.

– Не желаете ли поговорить о Чедберне? – вежливо предложил Логан. – Видите, как стремительно развиваются события!

– Придется вам уступить, – сказала Ева. – Я хочу уберечь свою мать. Как бы они следом за вашим не спалили мой дом вместе с ней…

– Я позвоню Маргарет, скажу, что пока еще жив, и поручу найти безопасное место для вашей матушки.

– Звоните сейчас же!

– Она под надежной охраной. Можно мне сначала допить кофе? – Он не сводил с Евы глаз. – Вы мне поможете?

– Может быть. Если у меня снова не возникнет впечатление, что вы водите меня за нос. – Она повернулась к Джилу. – Я хочу знать, кто этот Тимвик, который, по вашим словам, дергает за все ниточки. Вы с ним работали?

– Правильнее сказать, под его чутким руководством. Не будучи доверенным лицом начальства.

– Что он собой представляет? У вас наверняка сложилось о нем определенное мнение.

– Умен, честолюбив, умеет добиваться своего. В разведку я с ним не пошел бы: слишком часто наблюдал, как он дает задний ход. Плохо выдерживает давление. Опасен ли? Еще как! Отсутствие воли часто влечет неоправданную жестокость.

– Теперь о Фиске.

– Простой наемник. Расчетлив, расторопен, любит свое дело. Кто еще вас интересует?

– Вам виднее. Там действует как минимум дюжина людей, о которых вы мне не рассказали.

– Я уже говорил, что они вынуждены обходиться малыми силами, – вмешался Логан. – Что касается вас, то не в наших интересах что-то от вас скрывать. Вам известно столько же, сколько нам. Все карты открыты. Вы готовы нам помочь?

– Если вы гарантируете безопасность моей матери. – Она посмотрела ему в глаза. – Я буду помогать себе, а не вам. Только последняя идиотка отнеслась бы к этому иначе после того, как вы поставили под угрозу ее жизнь. Помочь себе я могу единственным способом: доказав, что Бена Чедберна нет в живых. Для этого придется сравнить ДНК и зубной аппарат.

– Как вы предлагаете это сделать?

– Я не генетик и не судебный антрополог. Придется отдать череп самому уважаемому из профессионалов, который сможет выделить из костей ДНК.

– Череп побывал в огне.

– Тем не менее возможность существует. Вам это известно не хуже, чем мне. Я – всего лишь первая из ваших рекрутов. Уверена, вы знаете, к кому обратиться.

– Доктор Ральф Кроуфорд, университет Дьюка. Человек необходимой нам квалификации.

Она покачала головой.

– Гэри Кесслер, университет Эмори.

– Он лучше?

– Во всяком случае, не хуже. И мой знакомый.

– Еще один доктор Квинси?

– Этот телесериал доводит Гэри до белого каления. Во-первых, там масса неточностей, во-вторых, патологоанатомов вечно путают с судебными антропологами.

– А что, есть разница?

– Патологоанатом – медицинская специальность, антропологи – не медики. Некоторые из них специализируются в области человеческого скелета и его изменений на протяжении жизни. К таким специалистам относится Гэри Кесслер. Он работал с несколькими патологоанатомами из Атланты и завоевал их уважение. К тому же наши недруги знают, что вы обратитесь именно к Кроуфорду, раз вы уже наводили о нем справки.

– Боюсь, ваше досье они тоже изучали через увеличительное стекло.

– Пускай. Я работала с десятью-двенадцатью антропологами из Лос-Анджелеса, Нью-Йорка, Нового Орлеана. После репортажа обо мне в программе «Шестьдесят минут» меня буквально бомбардируют запросами. Им потребуется время, чтобы выяснить специализацию каждого из дюжины. На Гэри они обратят внимание в последнюю очередь: я не сотрудничала с ним уже больше двух лет.

– Готов согласиться с вашей логикой, – сказал Логан. – При данных обстоятельствах вы, пожалуй, сумеете добиться помощи от человека, работавшего с вами раньше.

Ева была другого мнения: «данные обстоятельства» подразумевали конфликт с законом. Однако она не стала делиться своими сомнениями.

– Как насчет зубов?

– С этим посложнее. Чедберна обслуживала дантистка Дора Бенц. – Логан помолчал. – Она стала одной из жертв Фиска после вашего приезда в Барретт-Хаус. Полагаю, все данные по зубному аппарату Чедберна подверглись фальсификации.

– Вы говорили об убийстве свидетеля… – Ева подняла руку, прежде чем Логан начал оправдываться. – Не будем об этом. Я не жду от вас правды.

– Я не собираюсь защищаться. То была совсем другая ситуация…

– Значит, нам остается только ДНК. Вдруг у нас окажется недостаточно материала для анализа? Может, лучше заставить самого Детвила сдать кровь?

– Ничего не получится, – отрезал Логан. – Он – президент. Тяжесть сбора доказательств ложится на нас. К тому же его медицинская карта может быть сфальсифицирована, как моя.

– А если все-таки попытаться? Должна же у него быть родня.

– Кроме матери, умершей семь лет назад, у него был старший сводный брат.

– Был?

– Джеймс Кадро и его жена погибли на следующий день после Доры Бенц.

– Кошмар! Но мы могли бы довольствоваться и дальним родственником. Самозванство особы, выдававшей себя за дочь императора Николая Анастасию, было доказано путем сравнения ее ДНК и ДНК английского принца Филиппа. К кому бы еще нам обратиться?

– Больше никто не приходит в голову. Видите, как тщательно они подбирали Детвила!

– Как насчет матушки? Тело можно было бы эксгумировать…

– Не стыдите меня за склонность к кладбищенскому юмору, но у нас нет времени на глубокие раскопки. Мы должны всплыть, вооруженные сильными уликами.

– Почему нет времени?

– Потому что стоит нам вынырнуть – и по истечении двенадцати часов нас не будет в живых, – объяснил Джил. – Джона уже зачислили в мертвецы. Остаемся только мы с вами. Не забывайте, их поддерживает сам президент. Уверен, что они уже начали осуществлять свой сценарий – скорый, логичный, хитрый. Я знаю, на что способен Тимвик.

Ева поежилась.

– Должна же существовать хоть какая-то ниточка…

– Она существует. Ее имя – Скотт Марен.

– Тоже мертвый родственник?

– Нет. Это личный врач Чедберна, покинувший страну и тем, видимо, спасшийся от расправы. Только я не уверен, что он сумеет нам помочь. По-моему, он был вовлечен в устранение президента.

– Каким образом?

– Прямым. Два года назад, утром второго ноября, Бен Чедберн обратился в клинику Бетесды для ежегодного обследования. В ночь со второго на третье в похоронную контору Доннелли поступил труп.

– Тогда и была произведена подмена?

– Наверное, – ответил Логан. – Потребовалась беспримерная синхронность: на обследование поступает один Бен Чедберн, а выходит из больницы уже другой. Думаю, Марен сделал Чедберну смертельный укол, сказав, что это инъекция витамина В или что-нибудь в этом роде.

– Значит, он был их сообщником в Бетесде… – медленно проговорила Ева.

Похожий на правду и дьявольски хитроумный сценарий! Личный врач, пользующийся у пациента безграничным доверием, действительно располагает средствами, чтобы отправить его на тот свет.

– Как гипотеза это предположение имеет право на существование, но не более того. Прежде чем Марена подпустили к Чедберну, он должен был пройти тщательнейшую проверку.

– И он прошел ее с блеском, – сказал Джил. – Уважаемый медик, к тому же близкий друг президента. Марен, Чедберн и Лайза вместе учились в колледже. Марена привел в Бетесду либо сам Чедберн, либо Лайза.

– Зачем ему было совершать убийство?

– Лично я понятия не имею, – проговорил Логан. – Зато он знал, что делает. Поэтому я и пытаюсь с ним связаться. Хочу уговорить его изобличить Тимвика и Лайзу Чедберн.

– Напрасные надежды! Надо быть круглым идиотом, чтобы признаться в подобном злодеянии.

– Совершенно верно. Наша цель – убедить его, что он может уберечь свою шкуру одним-единственным способом: разоблачением злодеев. Я составил список их жертв, и Марен занимает в нем одно из первых мест.

– Действительно, он – единственный свидетель, способный перебросить мостик от Тимвика и Лайзы Чедберн к гибели ее мужа.

– Конечно! Если факт гибели президента будет установлен, но свидетелей не окажется, они разыграют невинность и представят случившееся результатом террористического акта или заговора. Если же Марена отдадут под суд за убийство, то у них не будет уверенности, что он не начнет давать показания и не потащит их следом за собой. Не сомневаюсь, что намерение его прикончить появилось у них одновременно с планом подмены президента.

– Поверит ли он этому?

– Не знаю. Надо попытаться. У нас нет выбора: Марен – наша единственная соломинка.

– Вы говорили, что его нет в Штатах. Куда его понесло?

– Детвил отправил его в Иорданию, инспектировать тамошние больницы. Престижная официальная миссия, якобы по настоянию короля Иордании. Казалось бы, она должна укрепить авторитет Марена…

– А на самом деле?

– На самом деле это может оказаться ловушкой. Фиску ничего не стоит прикончить его там и выставить виноватой какую-нибудь иностранную подрывную группу. Думаю, Бенц и Кадро погибли из-за того, что заговорщики почувствовали, что я к ним подбираюсь, зато Марен был кандидатом на устранение всегда.

– Нет, он не захочет с нами сотрудничать. Ведь если он – убийца президента, ему так и так не сносить головы.

– Почему? Мы могли бы предложить ему сделку.

– У вас нет полномочий что-либо ему предлагать… – Ева внимательно посмотрела на Логана. – Что у вас на уме?

– Я хочу изгнать Детвила и Лайзу Чедберн из Белого дома. Для этого любые средства хороши. Даже помощь Марену. Пусть спрячется где-нибудь с хорошими денежками.

– Сделка с убийцей?

– Что еще вы предлагаете на случай, если мы не раздобудем генетический материал?

Ева была слишком сбита с толку, чтобы придумать выход.

– Почему Фиск не отправился в Иорданию и не убрал Марена? – спросила она.

– Ситуация изменилась. Марен опять стал им нужен. Они не убьют его, пока он не сыграет предписанную ему роль. – Логан усмехнулся. – Не забывайте, что они доставили в Бетесду мое тело. Кто, кроме Марена, станет их прикрывать? Его возвращение намечалось на послезавтра, но теперь его вернут раньше. Мы с вами отправимся в университет Эмори, к Кесслеру, а Джил – в Бетесду, уламывать Марена.

– Разве Джил сможет остаться незамеченным? Ведь за нами следят!

– Мне поможет волшебная смена личины, – сказал Джил. – Прикинусь-ка я сестрой милосердия! – Он озабоченно наклонил голову. – Обернусь блондинкой со здоровенными сиськами.

– Что?!

– Невинная шутка. Не волнуйтесь, ничего со мной не случится.

Ева не желала Джилу зла. Конечно, он был заодно с Логаном и вовсю морочил ей голову, но ему трудно было не симпатизировать. А главное, ее приводило в ужас количество смертей. Незнакомые ей люди гибли один за другим. Ей казалось, что она стоит без оружия посреди поля боя, на котором свирепствует смерть. Пока еще не пострадал никто из ее близких, но если так пойдет и дальше…

Нет, она не должна этого допустить!

– Вы рассуждаете так, словно мы можем разъезжать без малейших помех. А деньги? А документы? Использование кредитных карточек – вернейший способ быть обнаруженными.

– Логан уже обо всем позаботился. По его настоянию я купил на «черном рынке» несколько поддельных водительских удостоверений. Теперь вас зовут Бриджет Рейли. Я решил, что ваши рыжие волосы – признак ирландского происхождения. Фотография такая неотчетливая, что этими правами мог бы воспользоваться хоть Кинг-Конг. Только вы не обижайтесь.

– Моя фотография? – Она повернулась к Логану. – Вы запаслись поддельными правами для меня? Он пожал плечами.

– Не будете же вы ругать меня за предусмотрительность? Джил купил права для всех, кто находился в Барретт-Хаус. Я догадывался, что они могут пригодиться.

Черт бы его побрал! Он не только рыл яму, но и сталкивал Еву в нее.

– Не сомневаюсь, что карманы Джила набиты поддельными кредитными карточками.

– Почему набиты? Карточки занимают мало места. К тому же у меня хватит наличности.

– Невероятная самоуверенность!

– Нет, простая предусмотрительность, – повторил Логан.

Чтобы не накинуться на них с кулаками, Ева бросилась вон из комнаты.

– Позвоните Маргарет! – крикнула она от двери. – А я свяжусь с матерью, скажу ей, чтобы собиралась.

– Учтите, ее телефон наверняка прослушивается.

– Я не дура. Конечно, за ней наблюдают. Но я все равно должна ее предупредить. Постараюсь сделать это осторожно. Я позвоню ей с мобильного телефона.

– У нее тоже мобильный?

– Да, цифровой, как у меня. Подарок Джо. Он говорил, что обычная сотовая связь прослушивается разными мошенниками. Цифровая надежнее.

– Опять вездесущий Квинн… – пробормотал Логан. – Вот кто умеет подстилать соломку!

– Просто он – хороший друг, заботящийся о нашей безопасности. Вам этого не понять.

13

Сандра успела посмотреть утренние новости. У Евы ушло десять минут на то, чтобы прервать ее возгласы облегчения, остановить лавину вопросов и втолковать, что скоро к ней пожалует Маргарет.

– Зачем мне уезжать? – всполошилась Сандра. – Что происходит?

– Ничего хорошего. Больше сказать не могу.

– Джон Логан действительно мертв?

– Нет. Пойми, мама, это очень паршивая история. Пока все не уляжется, я хочу тебя спрятать. Это нужно для твоей же безопасности.

– Я и тут в безопасности. Через день ко мне заглядывает Джо, по ночам напротив дома дежурит полицейский автомобиль.

– Послушай, мама… – Как ее переубедить? – Сделай так, как я прошу. Пожалуйста! Дела из рук вон плохи, поверь мне. Я в ужасе от того, что может случиться.

– В ужасе? – Сандра помолчала. – Этому я верю. Ты не вела себя так с тех пор, как Фрейзер… В общем, я должна тебя увидеть.

– Я не могу там показаться. Этим я поставила бы под угрозу тебя.

– Во что ты вляпалась, Ева?

– Об этом тоже потом. Ты выполнишь мою просьбу?

– У меня работа! Не могу же я просто так взять и…

– Они тебя убьют, – сказала Ева, выкладывая последний козырь. – Или воспользуются тобой, чтобы убить меня. Ты этого хочешь? Скажи на работе, что у тебя внезапно возникли проблемы в семье. Поверь, это святая правда!

– Убить тебя? – повторила за ней Сандра. Впервые Ева услышала в голосе матери страх. – Я позвоню Джо.

– Я сделаю это сама. Но и он вряд ли сумеет тебе помочь. Не выходи из дому и не открывай дверь никому, кроме человека, которого я за тобой пришлю.

– Кто это будет?

Что, если у негодяев есть способ вести прослушивание? Нельзя подвергать риску еще и Маргарет.

– Тебе предъявят удостоверение. Я передам по факсу фотографию… – Нет, ее факс уничтожен вместе со всем, что находилось у нее в лаборатории, да и использовать факс было бы небезопасно… – В общем, я постараюсь передать тебе фотографию и необходимые сведения. Главное, никуда ни с кем не ходи, какие бы документы тебе ни показали: ни с полицией, ни с ФБР, ни с Секретной службой. Ни с кем!

– Когда прибудет твой человек?

– Не знаю. Скоро. Не знаю даже, как люди от меня с тобой свяжутся. Подходить к дому они не захотят. В общем, делай, что тебе скажут.

– Я взрослый человек, Ева, и не бреду слепо, куда мне укажут. Довольно с меня того, что я вела себя так в молодости… – Сандра вздохнула. – Ладно, уговорила. Я буду паинькой. Но я многое бы отдала, чтобы ты никогда не слышала о Джоне Логане.

– Я тоже, мама.

– Береги себя.

– Обязательно. – Помолчав, Ева выпалила:

– Я тебя люблю!

– Вот теперь я не на шутку испугана. Ты редко раскисаешь. Я тоже тебя люблю, Ева. – И Сандра повесила в смущении трубку.

Ева нажала на своем аппарате кнопку прекращения связи. Матери и дочери всегда плохо давались слова привязанности: слишком долго они оставались чужими друг другу, пока Ева росла. И все же Сандра знала о любви дочери. Та могла бы обойтись без признания.

Довольно сантиментов! Пора звонить Джо.

Ева быстро набрала его личный цифровой номер. Он немедленно ответил на звонок.

– Джо?

Сначала он молчал, потом произнес тихо, но грозно:

– Что ты вытворяешь?

– Ты можешь говорить? Рядом никого нет?

– Я иду на автостоянку. Почему ты не звонила? Почему не вернулась, черт возьми?

– Была занята. Хватит на меня орать!

– Я не ору. – Он действительно говорил тихо, но каждое слово было насыщено гневом. – Я сейчас способен тебя придушить.

– Для этого тебе пришлось бы встать в очередь.

– У тебя шутливое настроение?

– Наоборот. Я крупно влипла, Джо.

– Знаю. Ты убила Логана?

Она чуть не выронила телефон.

– Что?!

– Это ты его убила?

– Ты что, спятил?

– Отвечай. Если это твоя работа, то ты наверняка оборонялась. Я должен знать правду, чтобы тебе помочь.

– Как подобное могло прийти тебе в голову?.. Конечно, я его не убивала. Он жив. Все это вранье.

– В таком случае ты увязла в дерьме дальше некуда. Смотрела Си-эн-эн?

– Ты про пожар? Я все знаю.

– Нет, я про последние новости. Тебя назвали подозреваемой. Новак, адвокат Логана, сказал в интервью, что вместе с Логаном в Барретт-Хаус находилась ты. Якобы ты была его любовницей. Он, Новак, относился к этой связи отрицательно, так как считал тебя неуравновешенной особой.

– Вот мерзавец!

– Учти, Ева, они знают про Лейквуд.

Она окаменела.

– Откуда? Этого никто не должен был знать: ты обещал все тщательно скрыть!

– Не знаю, как это могло вскрыться.

– Надо было постараться… – Она поперхнулась. Как она смеет обвинять Джо в том, к чему он не имел ни малейшего отношения? – Значит, Лейквуд?

– Да. Я тебя предупреждал, что не надо этого скрывать. Тебе нечего было стыдиться.

– Значит, было.

Джо негромко выругался.

– Где ты сейчас? Я к тебе приеду.

Она попыталась взять себя в руки.

– Нам нельзя видеться. Лучше тебе в это не…

– Говори, где ты! Я все равно замешан. Если не скажешь, я буду тебя искать. Учти, я хороший следопыт. Она

Знала о решительности Джо не понаслышке.

– Я еду в Атланту, к Кесслеру. Давай встретимся на стоянке рядом с «Харди» завтра в десять утра. Оттуда всего шесть кварталов до университета Эмори.

– Хорошо. Все действительно так худо?

– Хуже не бывает.

– Бывает! Представь, что ты не смогла бы обратиться ко мне за помощью.

– Ты прав, – согласилась Ева с грустной улыбкой. – Сейчас все просто паршиво, а это была бы уже трагедия шекспировского накала… Попробуй раздобыть фотографию Маргарет Уилсон, ассистентки Логана, и передать ее моей матери. Скажи ей, что Маргарет будет ей помогать.

– Помогать в чем?

– Она перевезет ее в безопасное место.

– Этим займусь я! – проговорил Джо с обидой в голосе. – Больше ничьей помощи не нужно.

– Не делай этого, Джо! Мне требуется как можно больше помощников. Ты передашь ей фотографию?

– Куда же я денусь? Но тебе я скажу вот что: придумай веские причины мне не доверять. Друзьями не разбрасываются.

– Я доверяю тебе больше, чем кому-нибудь еще в целом све… – Он поймет ее лучше, когда она все ему объяснит. Сейчас важнее другое. – Нужны также фотографии Джеймса Тимвика и Альберта Фиска, его подручного. Захвати их с собой завтра утром.

– С Тимвиком проблем не будет: он не сходит с телеэкрана. Но кто такой Альберт Фиск?

– Имя, которому недостает лица. До свидания, Джо.

Господи, Лейквуд!..

Она убрала телефон в сумочку и встала. В соседней комнате работал телевизор: Логан и Джил слушали про Лейквуд.

Впрочем, для Логана это не должно быть новостью. Адвокат Новак добывал для него информацию. Правда о ее прошлом была извлечена на свет за деньги Логана.

Снова Логан, черт бы его побрал!

Увидев Еву, Джил и Логан отвлеклись от экрана.

– Голова идет кругом от этого заговора! – пожаловался Логан, выключая телевизор.

– Почему? Все, наоборот, очень мило: я сумасшедшая, вы – труп… Они добьются, что мы не сможем пошевелить даже пальцем.

– Очень может быть, – согласился Джил. – Вы действительно побывали в Лейквуде?

– Спросите у Логана.

– Я об этом ничего не знал, – возразил тот. – Наверное, Новак собирался продать эти сведения Тимвику.

– Вы знали, что он им продался?

– Точно не знал, но подозрения были. Новак слишком честолюбив. Но сейчас вопрос в другом: насколько для вас ценна эта информация? Как долго вы находились в Лейквуде?

– Три недели.

– Кто вас туда поместил?

– Джо.

– Полиция? Это вас не красит.

– Полиция тут ни при чем, – прошептала Ева. – Это сделал сам Джо.

– В то время Квинн был сотрудником ФБР.

– В ФБР об этом не знали. Об этом никто не знал, даже моя мать.

– Странно! Ведь она – ваш самый близкий человек.

– Лейквуд – не государственная психиатрическая лечебница, а небольшая частная клиника на юге Джорджии. Джо поместил меня туда под чужим именем: я именовалась там Анной Квинн, его женой.

– Вы легли туда добровольно?

Она криво усмехнулась.

– Когда Джо заводится, с ним невозможно сладить. Он меня туда буквально затащил.

– Почему?

Молчание.

– Почему, Ева?

Какого черта? Он все равно узнает правду.

– Узнав о казни Фрейзера, я проглотила целую горсть успокоительных таблеток. Я остановилась в мотеле рядом с тюрьмой. Джо заглянул меня проведать и нашел лежащей без сознания. Ну, привел в чувство, вызвал рвоту, потом отвез в Лейквуд. Он пробыл там со мной все три недели. В клинике сперва решили, что у меня неврастения, но Джо убедил врачей, что дело не в этом, и показал меня всем до одного тамошним психиатрам: заставил рассказать о Бонни, о Фрейзере, о матери, даже об отце, хотя я не видела его с раннего детства. – Ева поморщилась. – Джо все время казалось, что я разговариваю с врачами недостаточно откровенно, поэтому через три недели он перевез меня оттуда на остров Камберленд и продержал еще неделю там.

– Что за остров?

– Есть такой недалеко от берега, очень живописный, но довольно безлюдный. Джо не стал селиться в отеле, а разбил лагерь и приступил к собственному, кустарному лечению.

– Ему вы полностью открылись?

– Он не оставил мне выбора. – Она скривила губы. – Я же говорю, такой напор невозможно выдержать.

– Квинн умеет производить впечатление, – подтвердил Джил.

– Вне всяких сомнений. Таких, как он, больше нет. – Ева подошла к окну и стояла, глядя на прибой. – Я сражалась с ним, как тигрица, но он не ослаблял хватку.

– Лучше бы он предотвратил огласку. Лейквуд нам с вами ни к чему.

– Конечно. В районе, где я росла, было полно психов, но в лечебницы попадали считанные единицы. Увы, Джо рассуждает по-своему, напрямую: если что-то сломалось, починку надо доверить специалисту. Он не видел ничего зазорного в лечении в психбольнице.

– Зато вас это, наверное, привело в ужас? – предположил Логан.

– Да, – ответила Ева, помолчав.

– Почему?

– Я боялась, что не выйду оттуда.

– Совершенно беспочвенные страхи! У любого на вашем месте после таких переживаний случился бы нервный срыв.

– Велико ли расстояние между нервным срывом и помешательством? Для того чтобы понять, что все мы балансируем над пропастью, достаточно всего однажды посмотреть вниз.

– Но вы удержались на краю.

– Только благодаря Джо. – Она сложила руки на груди. – После этого я была разгневана на весь свет и питала отвращение к самой себе. Разве я могла позволить, чтобы Фрейзер лишил меня не только дочерино и рассудка, самой жизни? Нет, я должна была его побороть. – Она выразительно посмотрела на Логана. – Тимвик тоже обречен на поражение. Для этого главное – не позволить им представить меня умалишенной.

– Сейчас мы не в силах что-либо им диктовать, – напомнил Логан. – Пока что мы в обороне. К наступлению перейдем только тогда, когда обзаведемся мощным наступательным оружием.

Это не было для нее новостью, хотя сейчас ей очень помогли бы добрые вести.

– Вы звонили Маргарет?

– Конечно. Она уже в пути.

– Куда она отвезет мою мать?

– Куда подскажет служба безопасности, стерегущая вашу мать в настоящий момент. В любом случае с ними будет охрана. Вы предупредили Сандру о скором приезде Маргарет?

– Да. Еще я просила Джо встретить нас завтра в Атланте.

Логан скорчил недовольную гримасу.

– У вас есть возражения?

– Лучше бы его в это не вовлекать. Чем меньше людей, тем…

– Бросьте! – Еве ничуть не смущало, что раньше она придерживалась того же мнения. – Джо я доверяю больше, чем вам и Джилу.

– Я догадываюсь почему, – сказал Джил, вставая. – Жду не дождусь встречи с неотразимым мистером Квинном! А пока что пойду прогуляюсь. Составите мне компанию, Джон?

– Охотно. Мне тоже полезен свежий воздух. Мы скоро вернемся, – предупредил он Еву. – Следите на новостями.

Собрались оценить ситуацию без нее, обсудить последние события и выработать план контрудара? Пускай! Скоро они узнают, что без нее им все равно не обойтись.

А вот она может попытаться справиться без них. Завтра к ней присоединится Джо. Логан уже превращал ее в инструмент для осуществления своих планов и вполне может поступить так же снова, зато Джо она могла довериться безоглядно. Они так долго работали вместе, что перед их совместным натиском не устоит ни одна преграда, включая Тимвика и Лайзу Чедберн.

Лайза Чедберн… Неужели она и есть главная заговорщица? Она подает Детвилу сигналы во время его публичных выступлений, но из этого еще не вытекает, что душой заговора была она.

С другой стороны, эта женщина никогда не согласилась бы на второстепенную роль. Слишком много в ней самоуверенности. Она умеет завораживать.

Теперь – Тимвик. Судя по его характеристике, прозвучавшей из уст Джила, сам он не в состоянии осуществить столь грандиозную операцию. Тут требуются стальные нервы и умение мгновенно принимать решения. Однако Джил говорил о Тимвике как о человеке, плохо переносящем экстремальное давление.

Значит, все-таки Лайза Чедберн? Надо изучить ее получше.

Ева достала из сумки видеокассеты, прихваченные из Барретт-Хаус. Вставив одну в видеомагнитофон, она устроилась на диване перед телевизором.

На экране появилась улыбающаяся Лайза Чедберн. Красива, умна, вызывает восхищение. Ева подалась вперед, чувствуя озноб.

* * *

– Чем вы тут занимаетесь? – спросил Логан, заглянув к Еве спустя два часа. – Молитесь на Лайзу Чедберн?

Ева выключила видеомагнитофон.

– Нет, просто внимательно ее изучаю.

– Вас впечатлила ее система сигнализации? Да, она затмила бы любого матроса с флажками.

– Не столько это, сколько ее жесты, выражение лица. Это о многом говорит.

– Неужели? – Логан внимательно посмотрел на Еву. – Я противоположного мнения. Уверен, что вы только что любовались крупной специалисткой по сокрытию своих чувств.

– Я – художница и съела собаку на гримасах. Я специально изучала выражения лиц, язык жестов, их связь с психологией. Выражение придает лицу жизнь, без него оно – как чистый лист бумаги.

– Что же вы успели понять про Лайзу Чедберн?

– Что она самоуверенна, смела, но осмотрительна. Возможно, несколько тщеславна. – Ева нахмурилась. – Впрочем, это не тщеславие: она слишком уверена в себе. Просто она знает себе цену и довольна собой.

– То есть самоуверенна и самодовольна?

Ева покачала головой.

– Нет, не то… Лайза – очень сосредоточенный человек. Не исключено, что она страдает от одиночества.

– Можно подумать, что у вас в руках волшебное зеркальце! – воскликнул Джил, тоже заглянувший в гостиную.

– Все это, конечно, в большой степени только предположения. Люди умеют управлять своими лицевыми мышцами. Им не подвластны только мышцы вокруг глаз. Но даже отсутствие выражения может оказаться очень многозначительным. Однако вернемся к Лайзе Чедберн. Держу пари, у нее очень ограниченный круг друзей и она держит на расстоянии почти всех, за исключением горстки избранных.

Логан приподнял брови.

– У меня при встрече с ней создалось другое впечатление. Уверяю вас, она – само радушие и общительность. Не знаю никого, кто обращался бы с людьми так же ловко, как она.

– Значит, она сумела вас провести. Вы стали жертвой ее умелых чар. Миром по-прежнему правят мужчины, и она умеет производить на них нужное ей впечатление. Думаю, это превратилось в ее вторую натуру.

– Зато на вас ее чары не действуют!

– Подействовали бы, если бы вы не снабдили меня записями, зафиксировавшими каждый ее жест, каждую гримасу. Она большая умелица и почти не допускает оплошностей, разве что на долю секунды. Мгновение – и она снова вошла в роль. Стоп-кадр – огромное подспорье, настоящее волшебство.

– Итак, ваш вывод? Одинокая, непонятая женщина, вовлеченная в заговор против ее воли? – насмешливо спросил Логан.

– Вовсе нет! По-моему, она способна на убийство. Перед ее решимостью ничто не устоит, как перед ударной волной ядерного взрыва. Она упорно идет к поставленной цели и никогда не будет пешкой в чужой игре. Наоборот, она всех заставит плясать под свою дудку. Боюсь, я слишком занята, чтобы следить по вашей просьбе за новостями. Занимайтесь этим сами.

– Не слишком ли серьезные заключения на основании банальной видеосъемки?

– Хотите верьте, хотите нет. Мне все равно.

– Охотно верю, что человек выдает себя жестами и мимикой. Недаром я посылаю всех своих менеджеров на семинары по ведению переговоров, на которых этим темам уделяется первостепенное внимание. Просто Лайза Чедберн – человек нестандартный. С ней надо быть очень осторожными.

– Совершенно с вами согласна, – сказала Ева, направляясь к двери. – Пойду прогуляюсь до пристани.

– Можно мне с вами? – спросил Логан.

– Нельзя! Что-то не припомню, чтобы вы пригласили меня присоединиться, когда вам понадобилось поболтать с Джилом.

Она сбежала по ступенькам. На пляже было пусто, если не считать ребятишек, играющих в волейбол в нескольких сотнях ярдов от пристани. Ева облегченно перевела дух: ее не отпускал страх быть узнанной. По Си-эн-эн наверняка показали фотографию сумасшедшей пироманки, виновной в гибели Джона Логана.

«Сумасшедшая»… От одного этого слова ей становилось дурно. Проклятая Лайза Чедберн! Угораздило ее вторгнуться в Евину жизнь, да еще задеть самое больное место! Она представила себе, как первая леди, оценив все возможности, впивается, как скорпион, в главную болевую точку жертвы…

Но откуда у Евы уверенность, что за атакой на нее стоит именно Лайза Чедберн? Вполне возможно, что это не она, а Тимвик.

Нет, тут чувствуется женская хватка. Лайза Чедберн не станет недооценивать другую женщину: слишком она уважает саму себя.

Ева села на доски и стала смотреть на воду. «Не слишком ли серьезные заключения на основании банальной видеосъемки?» Нет, она верила своему чутью. Наблюдая за Лайзой Чедберн, она улавливала в ее поведении тончайшие нюансы. Недаром Еву учили распознавать и воссоздавать выражение человеческого лица. Ее наблюдательность была сродни врачебному обследованию. Сейчас она доверяла своему чутью, которое всегда вело ее на завершающей стадии воссоздания внешности. Она хорошо познакомилась с Лайзой Чедберн.

Фрейзер?..

Казалось бы, между первой леди и казненным душегубом нет ничего общего. Почему же она мысленно ставит их на одну доску?

Потому что к ней вернулся прежний страх. Он не отпускал ее с момента уничтожения лаборатории. Уже тогда она вспомнила Фрейзера. За кампанией, направленной против нее, с самого начала стояла Лайза Чедберн. Конечно, Фрейзер был безумцем, тогда как Лайза выглядела кристально нормальной, однако их роднила самоуверенность, порожденная ощущением собственного могущества.

Наслаждение своим могуществом – сильный побудительный мотив. Фрейзер наливался силой, совершая убийство за убийством. Лайза Чедберн руководствовалась более серьезными соображениями, однако результаты ее деятельности оказывались не менее, а то и более смертельными. Жажда власти на глобальном уровне опаснее простого стремления к самоутверждению…

К черту глобальный уровень! То, что случилось с Бонни, затмевало все беды на свете. Мир соткан из отдельных судеб, личных трагедий. Жестокости Фрейзера были под стать убийствам, инспирированным Лайзой Чедберн.

Убийство есть убийство. Оба они лишают людей жизни, а жизнь священна. Вряд ли Детвил так опасен, как представляется Логану. Ева не разбиралась в политике, заговорах и дипломатии, зато хорошо знала, что такое убийство.

Боже, как она ненавидела убийц!

* * *

– Не спускайте глаз с мамаши, Джеймс, – сказала Лайза, изучая компьютерное досье на Еву Дункан. – Мать – наверняка самое ее слабое место. Мы обязаны этим воспользоваться.

– Она находится под неусыпным наблюдением, – заверил Тимвик. – Мы знаем, что сегодня утром Дункан звонила матери. Разговор велся по цифровой линии и не мог быть прослушан, но перед домом дежурит наш человек с чувствительным звукоулавливающим устройством. Мы располагаем обрывками их беседы, но и они достаточно ясно указывают на ее намерение вывести мать из игры.

Разумно! На месте Дункан Лайза поступила бы точно так же. Главное внимание – слабым местам!

– Этого нельзя допустить. Мать надо устранить.

– Окончательно?

Тимвик помешан на насилии!

– Нет, она еще может нам пригодиться.

– Ее охраняют люди Логана и полиция Атланты. Как бы нам не засветиться…

– Постарайтесь. Отправьте туда Фиска. Он отлично справился с Барретт-Хаус. Как поживает судебный антрополог?

– Мы взяли под наблюдение Кроуфорда из университета Дьюка.

– А остальных людей, с которыми работала Дункан?

– Сейчас мы составляем их список. Для этого требуется время.

– У нас его нет. Не понимаю, почему это так трудно. Ей нужен человек с опытом анализа ДНК.

– Таких набирается больше, чем может показаться. Это очень перспективное направление.

– Нам нужен короткий список. Пришлите его мне. – Взгляд на часы. – Мне пора на очередной митинг. Я с вами свяжусь.

Повесив трубку, Лайза хотела закрыть файл Дункан, но не смогла оторваться от ее лица. Она вовремя догадалась, что Ева попытается спасти мать, хотя та мало заботилась о дочери: позволяла ей расти на улице, дала забеременеть и родить ребенка от неизвестного папаши. Ева тем не менее простила матери прежние прегрешения и была очень ей предана. Преданность – редкое и ценное качество.

Чем дольше Лайза изучала свою противницу, тем больше становилось ее уважение к ней. Как много между ними общего! Родители Лайзы любили и опекали дочь, но и ей пришлось бороться с бедностью и вести неравную борьбу с системой.

Что у этой Дункан на уме? Симпатия не должна повлиять на решимость нанести ей поражение. Лайза встала на трудный путь и должна пройти его до конца.

Кто бы ни чинил ей препятствий на этом пути.

14

– Удивлен, что вам удалось сюда добраться, – сказал Джо хмуро, рассматривая их автомобиль. – Поразительно, как эта лоханка не развалилась на ходу.

– Зато она не привлекает внимания. – Логан выбрался из-за руля. – Или вы предпочли бы, чтобы я прокатил Еву в шестидверном лимузине?

– Я бы предпочел, чтобы вы ее вообще не катали, – ответил Джо. – Жаль, что вы поймали ее в свои сети! У меня врожденное недоверие к разным сукиным сынам.

Никогда еще Ева не видела Джо таким воинственным. Логан тоже ощетинился, как сторожевой пес. Она поспешно вылезла из машины.

– Садись со мной, Джо. Отвезите нас в Эмори, Логан.

Оба не шелохнулись.

– Сейчас на вас начнут оглядываться. Садись в машину, Джо!

Он нехотя повиновался.

– Поезжайте, Логан, – скомандовала Ева, облегченно переводя дух и садясь рядом с Джо. – Мать получила фотографию Маргарет? – спросила она у него.

– Да, вчера вечером. – Джо сверлил взглядом затылок Логана. – Я сам проконтролировал окрестности. Там толкутся его люди. Чтобы заставить их назвать себя, пришлось пригрозить наручниками.

– Никого, кроме них? – осведомился Логан, не оборачиваясь.

– Как будто никого.

– Они не стали бы лезть на глаза. Очень осторожные ребята, вооруженные самыми совершенными приборами наблюдения.

– Зачем? – удивился Джо. – Объясните, наконец, что происходит!

– Ты захватил с собой фотографии Тимвика и Фиска? – спросила Ева.

Джо вынул из кармана пиджака конверт.

– Я навел справки о Фиске. Очень опасный тип! Лучше не приближаться к нему даже на пушечный выстрел.

– Постараюсь, – сказала Ева, изучая фотографию. Ей никогда не пришло бы в голову остерегаться такого человека, с виду – вылитого английского дворецкого. Спокойный взгляд карих глаз, длинный аристократический нос, коротко подстриженные седеющие усики, сдержанность и аккуратность в каждой черточке. Ему нельзя было дать и сорока лет, но виски тронуло сединой, волосы сильно отступили от лба к макушке.

Зато в облике Джеймса Тимвика не оказалось даже намека на аристократизм: широкое, почти славянское лицо, бледно-голубые глаза. Он был моложе, чем она

Предполагала: всего сорок с небольшим, ни единого седого волоска в черной шевелюре.

– А теперь расскажи, зачем они тебе понадобились, – потребовал Джо.

Потому что она должна знать врага в лицо. Эти люди хотят ее смерти. Но она не стала говорить этого Джо, уже подавившему первоначальное раздражение.

– Полезно знать, какие они внешне, – проговорила она, убирая конверт с фотографиями в сумочку. – Спасибо, Джо.

– Не благодари меня, лучше расскажи все, что мне надо знать.

– Тогда я промолчу. Лучше тебе в это не соваться.

– Нет, говори!

Отделаться от него было невозможно.

– Хорошо, только позволь изложить все так, как сочту нужным я сама. Никаких допросов!

Подъехав к главному зданию университета Эмори, они еще минут десять оставались в машине, пока Ева не завершила свой рассказ. После этого Джо долго молчал, косясь на кожаную сумку у ее ног.

– Это он?

– Он.

– Как-то не верится…

– Понимаю, – сказала Ева. – Тем не менее это президент Чедберн.

– Ты совершенно уверена?

Она кивнула.

– Теперь понимаешь, почему я не хочу тебя в это вовлекать? Кто знает, во что все это выльется…

– Зато я знаю, – произнес Джо решительно. – Логан тоже знает. Он с самого начала сознавал, во что тебя втягивает.

– Да, сознавал, – подтвердил Логан тихим голосом. – Но на сценарий это не влияет. Мы должны завершить начатое сами.

Джо окинул его ледяным взглядом и обратился к Еве:

– Ему нельзя доверять. Будет лучше, если я его прикончу.

– То есть как?

– Очень просто. Все считают, что его больше нет в живых. Зачем вводить общественность в заблуждение?

– Джо! – произнесла Ева с упреком.

– Как хочешь. – Он пожал плечами. – Я и не надеялся, что ты согласишься. – Он распахнул дверцу машины. – Оставайся здесь. Я проведу разведку и вызову Кесслера. Только не пойму, почему ты считаешь, что ему захочется во всем этом участвовать.

– Он смел, любопытен и одержим тягой к истине. Иначе он избрал бы другую профессию.

– Одержимость – твоя специальность. – Джо с силой захлопнул дверцу и стремительно зашагал со стоянки.

– Стражу порядка следовало бы быть поспокойнее, – высказался Логан.

– Просто человек сердится. Он бы никогда не…

– Я другого мнения. Только что моя жизнь висела на ниточке. Впредь буду с вашим Квинном поосторожнее.

– Джо боготворит закон, – возразила Ева с обидой. – Он прекрасный полицейский.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, как и в том, что в нем иногда просыпается бравый морской пехотинец. Особенно когда закон не работает, а его друзья попадают в беду.

– Джо не убийца.

– Вы когда-нибудь интересовались, сколько людей он прикончил за время службы в спецподразделении «Морские львы»?

– Как-то не приходило в голову. Он служил там в мирное время.

– «Морские львы» выполняют боевые задания даже в мирное время.

– Зачем вы это говорите? Зачем хотите вызвать у меня недоверие к Джо?

– Инстинкт самозащиты, наверное. – Логан невесело усмехнулся. – Признайте, достаточно было одного вашего кивка – и он продырявил бы мне голову.

– Прекратите!

– Где ваша честность?

Ева предпочитала нечестность, потому что в противном случае пришлось бы признать, что она плохо знает Джо. Этот человек был одной из главных опор ее жизни. Он всегда оставался образцом надежности. Даже когда все вокруг рушилось, он спасал ее из-под обломков. Она не могла думать о нем как об убийце, потому что это значило бы сравнить его с Фрейзером. Немыслимо!

– Он когда-нибудь рассказывал вам о своей службе в «Морских львах»?

– Никогда.

– Вам известно, что, работая в полиции Атланты, он застрелил троих человек?

Ева изумленно расширила глаза.

– Где вам это знать! Квинн понимает, что подобные ужасы не для вас. Эту часть своей жизни он вам не раскрывает.

– Повторяю, он не убийца.

– Я не называл его убийцей. Он стрелял в рамках самообороны, а его жертвы были подонками, утратившими право на жизнь. Просто я хочу, чтобы вы поняли: Квинн многолик и очень опасен.

– Нет, вам хочется, чтобы я перестала ему доверять!

– А он старается лишить вас доверия ко мне. Ему можно защищаться с применением огнестрельного оружия, а мне запрещено замолвить в свою защиту даже невинное словечко?

– Вам я не доверяю.

– Доверяете, хотя бы чуть-чуть. Во всяком случае, понимаете, что мы делаем одно дело. Нельзя, чтобы Квинн разрушил это нарождающееся доверие. – Логан перевел взгляд на Джо, поднимающегося по ступенькам научного корпуса. – Противников мне и так хватает, зачем мне среди них ваш Квинн?

Ева тоже нашла глазами Джо. Теперь она видела его в новом свете. Он никогда не терял уверенности в себе, всегда двигался с пружинистой грацией, но сейчас она чувствовала в нем безжалостность профессионала. Этот человек всегда добивался своего. Неужели отказывающийся подчиниться автоматически получает от него пулю? И сможет ли она теперь доверять ему, как прежде?

– Идите к черту! – пробормотала она, не глядя на Логана.

– Все мы дикари, – молвил тот тихо. – Все готовы совершить убийство, если усматриваем в этом важный смысл. Ради пищи, мести, самозащиты… Квинн знал, что для вас подобное неприемлемо, и старался не поворачиваться к вам этой своей стороной.

– Вы тоже способны на убийство, Логан? – спросила Ева с горечью.

– Да, если бы принудили обстоятельства. Как и вы, Ева.

Она покачала головой.

– Жизнь – слишком большая ценность. Убийству не может быть оправданий.

– Речь не об оправдании, а о понимании.

– Не хочу об этом говорить. – Она отвернулась к окну. – Я вообще предпочла бы с вами не разговаривать. Оставьте меня в покое!

– Как скажете.

Теперь он мог ее послушаться. Он заронил в ее душу сомнение и собирался спокойно наблюдать, как она гибнет от этого медленного яда. Не выйдет! Она не допустит, чтобы Логан разрушил ее доверие к Джо. Кто он для нее по сравнению с Джо Квинном? Почему считает себя вправе отравлять ей существование своими ядовитыми речами?

– Только от правды все равно никуда не деться, – закончил Логан тихо.

– Все в порядке. – Джо распахнул дверцу машины и помог Еве выйти. – Кесслер ждет. Там оказался Боб Спенсер, ассистент, но я посоветовал Кесслеру его спровадить.

Ева забрала из машины сумку с черепом.

– Что ты сказал Гэри?

– Попытался его заинтересовать, утаив главное. Ты была права: он загорелся. – Джо отнял у Евы сумку и взял ее за локоть.

– Надеюсь, вы не возражаете, если я пойду с вами? – спросил Логан, тоже вылезая из машины.

– Я возражаю, но готов вас терпеть, если не будете вмешиваться. – Джо быстро повел Еву прочь со стоянки. – Сколько времени на это понадобится?

– Кесслер не станет долго возиться, если ему будет откуда выделить ДНК. Другое дело – работа в лаборатории. Тестирование ДНК занимает не один месяц.

– Твое дело – взятие образца, мое – ускорение его обработки. – Джо пропустил ее в дверь. – Я умею подгонять лентяев. Это одно из главных моих… – Он прищурился. – Почему ты так на меня смотришь?

Она поспешно отвела взгляд.

– Не пойму, о чем ты…

– Отлично понимаешь!

Она сбросила его руку.

– Отстань, Джо. Все в порядке.

– Может, в порядке, а может, и нет.

* * *

Они застали Кесслера с сандвичем в руке. При виде Евы он радостно улыбнулся.

– Говорят, ты собираешься устроить мне переезд в морг. Спасибо, Дункан!

– Лучше вытри горчицу с усов. – Она опять забрала у Джо сумку, потом, схватив со стола салфетку, сама вытерла Кесслеру рот и колючие седые усы. – Никогда не встречала человека, который ел бы так же неопрятно, как ты!

– Я наслаждался едой в одиночестве и не ждал, что передо мной предстанет женщина и займется критикой. Тем более если она собирается просить меня об услуге. – Он опять вгрызся в сандвич. – Ты сильно влипла, Дункан?

– Мне нужна твоя помощь.

– Судя по сводкам новостей, тебе лучше обратиться к адвокату, а не к генетику. Вы, наверное, Логан? – спросил Кесслер, переводя взгляд на ее спутника. Тот кивнул. – Денежный мешок?

– Вроде того.

– Как насчет того, чтобы поделиться с ближним? В молодости я бы постеснялся клянчить подачку, но теперь… Печально, но факт: нам, блестящим ученым, без меценатов крышка.

– Мы могли бы договориться, – сказал Логан многообещающе.

– Отстань, Гэри! – прикрикнула на Кесслера Ева, расстегивая сумку. – Думаешь, почему мы обратились именно к тебе? Потому что знаем: когда тебе интересно, ты готов работать бесплатно.

– Обязательно надо было встревать, Дункан? Иногда алчность приносит материальные плоды. К тому же мы давно не встречались. С тех пор я успел спуститься с небес на землю. – Болтая, Кесслер не сводил взгляд с кожаной сумки, словно ребенок, дожидающийся рождественского подарка. – И что за наивный трюк – выслать вперед мистера Квинна? Раньше у тебя было больше фантазии.

– Главное – результат, – ответила Ева с усмешкой.

– Наверное, это что-то необыкновенно интересное, раз ты ввязалась в такую свистопляску. Я запомнил тебя как умную женщину.

– Благодарю за комплимент.

– Кто это? – не выдержал Кесслер. Она открыла крышку и осторожно извлекла череп из сумки.

– На этот вопрос ответишь ты сам.

– Черт… – прошептал Кесслер.

– А поточнее?

Кесслер благоговейно принял у нее череп и отнес на свой рабочий стол.

– Это не шутка?

– Стала бы я скрываться из-за шутки?

Кесслер не сводил взгляд с головы на столе.

– Боже мой, Чедберн! – Он оглянулся на Еву. – Если это, конечно, он… Ты знала заранее, кому принадлежит череп?

Она отрицательно покачала головой.

– Понятия не имела. Это вышло само собой.

– Чего же ты ждешь от меня?

– Доказательств!

– ДНК? – Ученый нахмурился. – Откуда же я ее наберу? Наверное, ты опять работала прямо по черепу? Почему ты пренебрегаешь слепками? Ты ничего мне не оставила!

– Череп был чистый. Он побывал в огне.

– И что дальше?

– Я надеялась на зубы. ДНК может сохраниться под эмалью. Сломай зуб и возьми ДНК. Это возможно?

– Возможно. Такие случаи бывали. Но это ненадежно.

– Может, все-таки попробуешь?

– Зачем мне это? Меня это не касается. Мне ни к чему неприятности.

– Я буду вас охранять, пока вы не закончите работу, – вмешался Джо. – Уверен, что мистер Логан щедро вознаградит вас за труды.

– В рамках разумного, – вставил Логан.

Ева знала, что они напрасно беспокоятся. Гэри достаточно было увидеть лицо, чтобы внутренне согласиться. Сейчас ему требовался всего лишь небольшой толчок.

– Разве тебе не интересно выяснить, действительно ли это Чедберн? – спросила у Гэри Ева. – У тебя есть возможность сказать решающее слово.

– Может быть… – прошептал Кесслер, помолчав. Ева уже видела, что он горит от воодушевления, хоть и пытается это скрыть.

– Задача невероятной сложности, – подзадорила она его. – Материала наберется на целую книгу.

– Не так уж это сложно, как ты воображаешь. Если ты сама не лазила ему в рот.

– К зубам я старалась не прикасаться, – сказала она со смехом. – Сам знаешь, у нас с тобой разные задачи. Смотри, президент извелся от ожидания!

Кесслер посмотрел на череп.

– Или ты предпочитаешь, чтобы мы отвезли его в университет Дьюка, Кроуфорду?

– Напрасно ты взываешь к моему духу соперничества. Я знаю, что мне нет равных. – Он сел в кресло. – Разве что оказать тебе услугу… Ты мне всегда нравилась, Дункан.

– Ты согласился бы, даже если бы меня ненавидел. – Ева посерьезнела. – Но я не хочу вводить тебя в заблуждение: это крайне опасно. Опаснее, чем нарушить закон.

– Я уже догадался. – Он пожал плечами. – Я уже не молод. Мне не повредит встряска, хороший впрыск адреналина. Я смогу работать в своей лаборатории?

– Лучше этого избежать. Пока что нам ничто не угрожает, но осторожность никогда не повредит. Где еще есть условия для работы?

– Ты сильно усложняешь мне задачу. – Кесслер задумался. – Разве что в моей домашней лаборатории… Ева покачала головой.

– Тогда у моего друга, профессора колледжа Кеннсоу. Это в сорока минутах езды отсюда. Он пустит меня в свою лабораторию.

– Отлично!

– Могу я взять с собой ассистента?

– Лучше не надо. Я помню, чему ты меня учил. Я сгожусь в помощницы?

– Скорее всего, я обойдусь без чужой помощи. Хотя и тебе найдется дело: ты счистишь с черепа всю глину. Мне потребуется чистая поверхность.

– Хорошо. Только сперва я произведу компьютерное наложение.

– А мне тем временем простаивать?

– Я потороплюсь. Никуда не денешься, Гэри: ты ведь знаешь, как важны при наложении зубы, а ты, чего доброго, разойдешься и повыдергиваешь ему все до одного. Данные дантиста нам недоступны, поэтому требуются все наличные улики.

– Возможно. Хотя моя ДНК – самая неопровержимая из всех улик.

– Знаю. Ты сможешь одолжить на факультете видеотехнику? Микшер у меня есть.

– Твои аппетиты возрастают с минуты на минуту! – сказал Гэри язвительно. – Вывозить из кампуса аппаратуру? Меня обвинят в воровстве.

– А ты не говори, что она нужна тебе для вывоза.

– Все равно поднимется вой.

– Ничего, ты их очаруешь.

– Тогда меня тем более заподозрят в кознях и происках. Лучше уж прямые угрозы и шантаж.

– Конечно, лучше, просто мы не хотим, чтобы ты изменял своей натуре.

– Ладно. Теперь поспеши сама.

– Уже бегу.

– Поразительно! – проворчал Кесслер. – Сколько времени тебе нужно на очистку черепа?

– Час, максимум два. Я боюсь его повредить.

– Пойду скажу ассистенту, что беру двухдневный отгул. – Кесслер уже стоял у двери. – Готовь господина президента. Я живо.

– Спасибо, Гэри, – тихо произнесла Ева. – Я твоя должница.

– Несомненно. Я прослежу, чтобы ты уплатила по счету.

* * *

– Как удачно вы его обработали! – похвалил Логан Еву, дождавшись ухода Кесслера.

– У нас с ним полное взаимопонимание. – Она повернулась к Джо. – Проследи, чтобы он не наломал дров. Я не стала его предупреждать об осторожности, но ты понимаешь, что его теперь надо охранять.

– Ты утверждала, что наши недруги ни за что его не вычислят.

– Все равно надо исключить риск. Я уговорила его помочь нам и теперь несу за него ответственность.

– Моя ответственность – ты.

– Прошу тебя, Джо!

– Мне ни к чему… – Увидев умоляющее выражение ее лица, он поперхнулся. – Побудьте с ней, Логан. Если с ней что-нибудь случится, я сломаю вам шею. – Джо шумно захлопнул за собой дверь.

Снова обещание насилия! Ева растерянно посмотрела на череп.

– Вы готовы? – спросил Логан.

– Еще нет. Мне надо упаковать Бена и порыться в барахле Гэри, чтобы найти, чем снять глину. – Она выдвинула ящик стола. – А вы пока свяжитесь с Маргарет и узнайте, как поживает моя мать.

– Я могу позвонить отсюда.

– Не хочу, чтобы вы путались под ногами. Позвоните с улицы.

– Я бы с радостью, но не смею ослушаться Квинна. Слышали, что он сказал про мою шею?

– Хватит препираться! Здесь вы мне совершенно ни к чему! Убирайтесь с моих глаз! Либо вы звоните и возвращаетесь с сообщением, что мать жива и невредима, либо я тороплюсь домой, чтобы удостовериться в этом самостоятельно. Если начистоту, я бы предпочла последнее.

Он поднял руки, как сдающийся на поле боя.

– Слушаюсь и повинуюсь.

Оставшись одна, Ева облегченно перевела дух. Сейчас ее раздражало присутствие людей. Требовались тишина и покой, чтобы разобраться в происходящем. Тишина, покой, работа. Чем быстрее они окажутся в лаборатории колледжа Кеннсоу, тем лучше.

Она нашла три деревянных инструмента, пригодных на первый взгляд для соскребания глины, к тому же не слишком острых, чтобы повредить череп при неловком движении. Убрав все три в сумочку, она аккуратно упаковала многострадальный череп.

– Вот так, Бен. Прости за бесцеремонное обращение, но вся эта глина на лице тебе ни к чему. – Она застегнула сумку, затянула ремни. – Путешествие продолжается.

* * *

– Миссис Дункан? Откройте, это Маргарет Уилсон.

Сандра полюбовалась в «глазок» упитанной гостьей, сличила ее с фотографией.

– Миссис Дункан!

– Слышу, слышу… – Сандра отперла замок. – Входите.

Маргарет помотала головой.

– Нет, нас ждет машина. Мы торопимся. Вы подготовились?

– Да, только возьму вещи. – Сандра прошла в гостиную и вернулась с чемоданом. – Куда мы едем?

– Здесь нельзя разговаривать. – Маргарет быстро спустилась с крыльца. – Не беспокойтесь, вы будете в безопасности.

– Почему не поговорить здесь? Я не… – В следующую секунду до Сандры дошел намек. – Думаете, мой дом прослушивается?

– Так мне сказали. Поторопимся!

– Кому я понадобилась? – Сандра заперла входную дверь. – Что вообще происходит?

– Я думала, вы знаете… – Маргарет стремительно зашагала по дорожке. – Надеялась, что мы обменяемся впечатлениями и вместе сформулируем ответы. Обычно я с готовностью выполняю поручения Джона, не зная, с чем они связаны, но в данном случае мне как-то не по себе… – Она распахнула дверцу микроавтобуса. – Садитесь. Это Бред Пилтон. – Она указала на маленького широкоплечего мужчину в водительском кресле. – Он – сотрудник охранной фирмы «Мадден», входил в бригаду, державшую под наблюдением ваш дом последние несколько дней. Так сказать, наш телохранитель.

– Я и есть ваш телохранитель, – произнес Пилтон с обидой в голосе и поприветствовал Сандру учтивым кивком.

– Меня дезориентировал ваш рост, – бесцеремонно поведала Маргарет, устраиваясь на заднем сиденье. – Конечно, это редко бывает помехой. Я вообще предпочитаю низкорослых. Но, увидев вас, я удивилась, почему эту работу предложили именно вам. Обычно такими делами занимаются ребята покрупнее. Впрочем, рекомендации у вас блестящие.

– Спасибо. – Пилтон тронулся с места.

– Куда мы едем? – повторила Сандра главный для себя вопрос. – Или даже здесь надо помалкивать?

– Нет, микроавтобус – надежное место, – заверила ее Маргарет. – Он принадлежит охранной фирме, но я все равно настояла, чтобы Пилтон проверил его на наличие «жучков». Мы едем в торговый центр. Да-да, торговый центр «Норт-Лейк». Надо сменить машину на случай, если за нами следят. Просто войдем и выйдем.

– Что дальше?

– Дальше мы поедем в Лейк-Ланир. Я сняла там коттедж. Там вам будет удобно. Полная безопасность!

Они с Роном собирались поехать в Лейк-Ланир на День труда, но потом Рон передумал и остановился на отеле на острове Пайн: его не слишком прельщала дикая природа. В этом Сандра на него похожа. У них было немало различий, но и много схожего.

– Вас что-то не устраивает? – спросила Маргарет, пристально глядя на Сандру.

– Нет, просто все это кажется мне дурным сном.

– Мне тоже. – Маргарет дружески потрепала ее по плечу. – Ничего, переживем.

– По-моему, нас преследуют, – сообщил Пилтон. Сандра испуганно оглянулась.

– Кто?

– Темно-синий «Меркьюри».

– Вы уверены?

Пилтон кивнул.

– Не бойтесь, другого мы не ожидали. Мы оторвемся от них в торговом центре.

Сандра впервые осознала реальность угрозы.

* * *

Фиск наблюдал, как микроавтобус останавливается на стоянке перед торговым центром, как три пассажира торопливо скрываются в здании. Он решил поездить вокруг здания, чтобы не упустить троицу, выбегающую из других дверей. Хотя рассчитывать на успех было трудно: слишком много выходов!

Но, даже упустив их в торговом центре, он бы не расстроился: его подслушивающее устройство в очередной раз не подвело. Он знал, куда они направляются, хотя предпочел бы, чтобы Маргарет Уилсон назвала цель поездки точнее: Ланир – обширная зона отдыха с тысячами коттеджей…

Он снял наушники и позвонил Тимвику.

– Мать Евы Дункан везут в коттедж в Лейк-Ланир. Коттедж арендован вчера или сегодня на имя Маргарет Уилсон. Мне надо знать точное расположение коттеджа.

– Узнаем, – пообещал Тимвик и повесил трубку.

Фиск решил ждать ответа в отеле. Все шло прекрасно. Он боялся, что, находясь вдали от Атланты, пропустит самое важное и интересное. И вот он снова в центре событий.

* * *

– Все в порядке, – докладывала Маргарет Логану по телефону. – Мы пересели в другую машину и едем в Лейк-Ланир.

– Позвоните мне, когда доберетесь до места.

– Пилтон утверждает, что слежки больше нет.

– Кто такой Пилтон?

– Телохранитель. Такой, знаете, миниатюрный…

– Вы тоже не Голиаф. Но Писание учит делать ставку на Давидов.

– Именно поэтому мне спокойно с Пилтоном. Я позвоню вам из нашего коттеджа.

– Смотрите, будьте осторожны!

Несмотря на оптимизм Маргарет, Логана не покидала тревога. Он не надеялся, что Сандру Дункан удастся без труда увезти из дому. Что, если их противники, как и он, намерены упрятать ее подальше? Правда, не с целью сохранить ей жизнь, а из диаметрально противоположных соображений… Только бы они ее не нашли!

– Я велел вам не отходить от Евы! – грозно напомнил ему Джо Квинн, поднимаясь по ступенькам.

– А она велела вам сторожить Кесслера.

– Он идет за мной.

– Я отошел от лаборатории на какую-то сотню ярдов.

– Это на сто ярдов дальше, чем следовало из моих слов.

– Мне надо было позвонить. Ева не хотела, чтобы я мешал ей.

– Она правильно мыслит.

Наступил удобный момент для попытки исправить отношения.

– Согласен с вами. У нее есть все основания меня презирать, как и у вас. – Он смотрел Квинну прямо в глаза. – Только не надо разговаривать со мной приказным тоном. Мы делаем общее дело. Я очень стараюсь, но работаю вместе с вами, а не на вас, Квинн. Джо оскалил зубы.

– Разве не против меня? Что вы ей про меня наговорили?

– То, что требовал мой инстинкт самосохранения. Будьте уверены, я нисколько не погрешил против истины.

– Истина в изложении Джона Логана!

– Верно. По-моему, вы отлично знаете, что я ей рассказал. Вы много лет скрывали от нее правду о себе.

– Идите к черту!

– Я действовал из соображений самозащиты. Уж больно вы грозный! Предлагаю соглашение: вы обещаете работать со мной если не дружески, то по крайней мере добросовестно, а я перестаю рассказывать про вас Еве.

Квинн молча посмотрел на него, потом прошел мимо, бросив:

– В гробу я вас видал!

Логан облегченно вытер лоб. Ему доводилось сталкиваться с опасными людьми, но Квинн оставлял позади их всех. Оставалось удивляться, как Ева закрывает глаза на его склонность к насилию.

Впрочем, что в этом удивительного? Для нее Квинн – защитник, человек, спасший ей жизнь и поддержавший в самую черную минуту. В спасителе трудно разглядеть терминатора.

15

Колледж Кеннсоу, час ночи


– Как успехи? – спросил Логан, подойдя к Еве. – Сможете уделить мне минутку?

– Нет, у меня нет даже минуты. Я еле-еле наладила и установила всю эту технику. – Она включила телемонитор. – Все только начинается.

– Маргарет звонила мне из Ланира. Я записал номер ее телефона. Наверное, вам хочется поговорить с матерью?

– Конечно, хочется!

Логан набрал номер и протянул телефон Еве.

– Как дела, мама?

– Устала. И тревожусь за тебя, – ответила Сандра. – Да и за саму себя тоже. А в остальном все прекрасно. Когда все это кончится, Ева?

– Хотела бы я знать… – Скорее сменить тему! – Тебе нравится коттедж?

– Тут очень мило. Прямо под окнами озеро. Чудесный вид.

Судя по тону Сандры, ни коттедж, ни вид из окон не доставляли ей радости. Осуждать ее за это было трудно. Ева нарушила течение ее жизни, вырвала из удобной ниши…

– Отдыхай и ни о чем не думай. У тебя есть что почитать?

– Маргарет купила несколько книжек, но ты знаешь, какая из меня читательница… Зато телевизор здесь на полстены. – Помолчав, Сандра спросила. – Как ты думаешь, можно мне позвонить Рону? Я бы не призналась, где нахожусь…

– Ни в коем случае! Через несколько дней я тебя оттуда заберу.

– Как скажешь, – уныло согласилась Сандра. – Мне тут немножко одиноко, но это пустяки. Главное, будь осторожна.

– Обязательно. Спокойной ночи, мама. Я буду тебе звонить ежедневно. – Она отдала Логану телефон. – Спасибо. Теперь мне не так тревожно.

– Я к этому и стремился. В каком она настроении?

– В подавленном. Ее вырвали из привычной жизни, и ей хочется обратно. – Ева смотрела на монитор, но ничего не видела. – Она не заслуживает таких испытаний. На ее долю выпало много страданий, но в последнее время судьба к ней благосклонна. Она повстречала хорошего человека. Мать не умеет справляться с одиночеством.

– А вы умеете?

– Никогда об этом не думала, – ответила Ева, пожимая плечами. – Все работа да работа…

– Всегда?

– Нет, не всегда. При Бонни я… – Она перевела взгляд на Логана. – Снова вы лезете ко мне в душу!

– Просто пытаюсь понять, чем вы дышите. – Он посмотрел на череп. – Кроме одержимости ушедшими в иной мир, конечно. После гибели дочери вы не завели новых друзей.

– Слишком много дел.

– А может, просто не хотите ни с кем сближаться, боясь, что вам опять причинят боль?

– Думаете, я похвалю вас за сверхпроницательность? Я сама отлично знаю, почему избегаю новых знакомств.

– Конечно, знаете! Вы же блестящая женщина! Почему же вам не изменить эту ситуацию?

– Может быть, я просто не хочу ее менять?

– Разве вы не стремитесь к более полной, насыщенной жизни?

– Вы не знаете, как насыщенна моя жизнь по сравнению с тем, какой она была раньше. Я потерялась, а теперь нашлась. Я тонула в боли, а теперь выбралась на сухой островок. Разве этого не достаточно, Логан?

– Нет. Пора двигаться дальше.

– Вы не понимаете. – Она махнула рукой и отвернулась.

– Пытаюсь понять.

– Зачем?

– Вы мне нравитесь, – ответил он просто.

– Что вы затеяли, Логан? – спросила Ева, презрительно глядя на него.

– Никаких затей, одно доброжелательство. Лично я люблю заводить новых друзей, даже когда существует опасность их потерять. Вы вызываете у меня восхищение. Зачем скрывать такие сильные эмоции?

– Тем более что вы собираетесь и дальше использовать меня в своих целях.

– Совершенно верно.

– Невероятно! – Она перевела взгляд на свой монитор. – Вы ждете, чтобы я вас простила и предложила поиграть вместе в песочнице?

– Повторяю, я не строю никаких планов. Все это в прошлом. Просто мне захотелось для разнообразия побыть с вами честным. Извините, если это вас рассердило. – Он встал. – Не буду мешать вам работать.

– Так-то лучше.

– Я думал, вы успели достичь большего.

Доселе неведомый, стремящийся к откровенности Логан уступил место уже изученному – требовательному и подгоняющему. Ева облегченно перевела дух. Он действительно ее рассердил.

– Очистка черепа заняла больше времени, чем я ожидала. – Она посмотрела на Кесслера, скучающего в дальнем углу лаборатории. – Гэри извелся: ему требуется костная ткань, чтобы приступить к работе, а мне все еще нужен череп.

– Зачем тогда было фотографировать череп в Барретт-Хаус?

– На всякий случай.

– Сколько времени займет наложение? Здесь многовато народу. Мне бы хотелось побыстрее отсюда убраться.

– Я и так тороплюсь, как на пожаре. – Она навела одну камеру на череп, другую – на фотографию Бена Чедберна.

– Это надолго? – повторил Логан свой вопрос.

– Точно не знаю. Я еще не пользовалась такой аппаратурой. Надеюсь, я все правильно подключила.

– Как она работает?

– Послушайте, вам больше нечем заняться?

– Мне интересно. Я вам мешаю?

– В общем-то нет. Как видите, одна камера наведена на череп, другая на фотографию. Череп должен быть установлен под тем же углом, что поворот головы на фотографии. Обе камеры подсоединены к монтажному микшеру, он, в свою очередь, – к видеомагнитофону. Видеомагнитофон передает кадры на монитор. Микшер позволяет делить экран и получать одновременно несколько изображений или их фрагменты. Линия деления может идти и горизонтально, и вертикально. С ее помощью я могу увеличивать одно изображение и уменьшать другое. Главное, что мне нужно, – это затемнение.

– Объясните подробнее.

– Знаете, как это бывает в кино? Изображение мутнеет и постепенно превращается во что-то другое. Благодаря этой функции я произвожу наложение, чтобы видеть одновременно фотографию и череп, словно кожа стала вдруг прозрачной…

– Покажите!

– Сейчас увидите. – Она вывела на экран оба изображения и запустила процесс наложения.

– Почему вы выбрали именно эту…

– Тихо, не мешайте!

– Извините.

Несколько секунд – и она забыла о его присутствии. Слишком сильно… Обратно… Настройка… Еще раз. Еще. Так-так…

– Боже! – Логан подался вперед, не сводя взгляд с призрачного изображения. – Это какая-то фантастика!

– От кого я это слышу? Компьютерному королю не пристало так млеть перед обычной прикладной программой.

– Теперь я могу говорить?

– По-моему, вы не молчали ни секунды. – Евины пальцы витали над клавишами, внося в изображение одно изменение за другим.

– Почему вы выбрали фотографию улыбающегося Чедберна?

– Из-за зубов. С ними больше всего возни. У каждого человека свои дефекты зубного аппарата. Совпадение зубов – огромная удача. Поэтому я не спешу разрешать Гэри рвать Бену зубы.

– И как, совпадает?

– Вполне, – ответила она с облегчением. – Если честно, то я просто не верю своим глазам. Разве вы сами не видите?

– Как будто вижу… Но я, конечно, не специалист. К тому же меня отвлекают эти ваши штучки с затуманиванием.

– Стопроцентное попадание. Видите, как линия прикуса на черепе совпадает с линией прикуса на фотографии? – Она постучала по носовому отверстию. – Тот же размер и форма. Глазные яблоки точно входят в орбиты черепа. Есть еще несколько проверочных точек. Совпадают и они.

– Ваши следующие действия?

– Распечатываю несколько экземпляров этого изображения и перехожу к следующей фотографии.

– Кажется, вы говорили, что хватает и этой.

– Для обычного человека хватило бы, но раз речь идет о президенте Соединенных Штатов, лучше выверить каждую черточку. Нужно разобраться с ушным каналом и прикреплением мышц на…

– Я все понял! – Логан остановил ее решительным жестом. – Как я могу вам помочь?

– Уговорите Гэри потерпеть, пока я не закончу. Кажется, еще минута-другая – и он вцепится мне в глотку.

– Слушаюсь и повинуюсь. – Логан выпрямился. – Миротворчество – это все, на что я сейчас годен. Очень грустно, когда не можешь ничего сделать толком сам.

– Я предпочитаю держать вас на положении подручного, – сказала Ева сухим тоном. – Всякий раз, когда вы начинаете действовать самостоятельно, меня затягивают зыбучие пески.

– Без комментариев. – С этими словами Логан заторопился к Кесслеру.

Ева опять уставилась на экран. Она заранее знала, что наложение только подтвердит точность ее работы с черепом, но все равно испытывала удовольствие и гордость. В стене неопровержимых улик, которую ей предстояло возвести, прибавилось несколько хорошо пригнанных камней.

– Мы на правильном пути, Бен, – прошептала она и включила принтер.


3.35 ночи


На улице шел дождь. Работая в лаборатории, Ева не обращала внимания на шум воды за окном. Сейчас, подойдя к распахнутой двери, она залюбовалась подстриженными лужайками студенческого городка, с наслаждением вдыхая прохладный, влажный воздух.

Как ни странно, она не чувствовала усталости. Успех придал ей сил.

– Тебе нельзя здесь находиться, – раздался голос Джо, наблюдавшего за Евой из дворика. – Иди в дом.

– Хочу подышать свежим воздухом.

– Ты закончила?

– Наложение готово. Гэри приступил к извлечению ДНК. Как ты вымок!

– Не растаю. Меня спасает козырек дома. В дождь хорошо дышится. Что-то я перепсиховал…

– Я заметила. Напрасно ты злишься на Логана: я сама решила взяться за эту работу. Я знала, что рискую, но соблазнилась гонораром.

– Держу пари, он скрывал степень риска, пока не втянул тебя в эту историю.

– И тем не менее решение приняла я сама. – Почему она защищает Логана? Джо справедливо осуждает его методы: она была зла ничуть не меньше Джо, когда поняла, что стала объектом откровенной манипуляции… – Уже поздно, – заметила она, сознательно меняя тему. – Тебе вообще не положено здесь находиться. Диана, наверное, не находит себе места.

– Я ей звонил.

– Если ты признался ей, что помогаешь мне, она только сильнее разволновалась. Она наверняка смотрела Си-эн-эн.

– Я ей этого не говорил.

– Ты ее обманул?

– Нет, просто сказал, что задерживаюсь на работе.

– Почти ложь. Я бы взбесилась, если бы ты не был со мной честен.

– Ты – не Диана. Она предпочитает оставаться в неведении, когда происходит что-то неприятное. Она так и не привыкла к тому, что ее муж – полицейский. Ее бы больше устроило, если бы я ушел со службы и нашел себе местечко попрестижнее.

– Я бы на ее месте вправила тебе мозги. Брак – союз двух партнеров.

– Браки бывают разные.

– Не собираюсь удивляться твоим словам. Знаю, ты не все мне рассказываешь. – Она отвела от него взгляд. – Ты ведь скрыл от меня, что в рамках несения службы совершал убийства.

– В твоей жизни и без этого хватало насилия. Зачем тебе еще?

– Ты сознательно решил держать меня в неведении? Как и беречь нервы Дианы? Защищаешь впечатлительных дамочек от некрасивой действительности?

– Хотел ли я тебя защитить? – переспросил он грубовато. – Еще как хотел! Но я заботился не только о тебе, но и о себе. Я знал, к чему это приведет, и не хотел, чтобы, глядя на меня, ты видела Фрейзера.

– До этого не дошло бы. Я хорошо тебя знаю и уверена, что ты поступал так, как следовало.

– Тогда повернись. Хочу видеть твое лицо.

Она повиновалась.

– Черт! – процедил он сквозь зубы.

– Просто я должна привыкнуть к этой мысли. Сейчас у меня ощущение, что я тебя совсем не знаю.

– Ты знаешь меня лучше, чем кого-либо еще в целом свете. То же самое я могу сказать о себе по отношению к тебе.

– Тогда почему ты не был со мной откровенен?

– Хорошо. – Он сжал кулаки. – Хочешь знать, сколько трупов у меня на счету? Три. Двое торговали наркотиками, третьему нравилось убивать, как нашему общему знакомому Фрейзеру. Я часто задаю себе вопрос: прикончил ли я этого, третьего, в порядке самообороны? Скорее мне не нравилась мысль, что он будет дальше топтать землю. – Он понизил голос:

– Ни из-за одного я не мучился бессонницей. Ну как, теперь ты знаешь меня лучше?

– Джо, я…

– Может, рассказать тебе о моих приключениях в отряде «Морские львы»? Нет, судя по твоему виду, с тебя довольно и услышанного. Я всегда знал, какой будет твоя реакция, потому и помалкивал.

– Почему я не узнала об этих смертях от кого-нибудь еще?

– Потому что я понимал, что это тебе ни к чему. От меня не потребовалось чрезмерных усилий. Я знал, что после Бонни ты перестала смотреть по телевизору новости и читать газеты. Оставалось проследить, чтобы не проболтался кто-нибудь из сослуживцев. – Джо заглянул Еве в глаза. – Учти, при необходимости я сделаю это снова. Ты оказалась не готова к мысли, что я не эльф, нюхающий цветочки, и никогда не будешь к ней готова. – Он отвел взгляд. – Теперь ты понимаешь, почему я недоволен мистером Логаном: зачем он разворошил это осиное гнездо?

– Напрасно ты ему угрожал.

– Думаешь, я сам не понимаю? Да, я сглупил: разнервничался и не скрыл этого даже от тебя. – Он обескураженно улыбнулся. – А может, я себя обманываю. Может, я повел себя так сознательно. Может, мне до смерти надоело… Думаешь, я еще долго смогу таить все в себе и не… – Он вздохнул. – Давай не будем рушить того, что у нас есть, Ева. Мы давно вместе. Ты сама говоришь, что знаешь меня.

– Я ошибаюсь? – спросила она шепотом.

– Хорошо, начнем все с чистого листа. Я буду с тобой откровенен, даже если моя откровенность окажется для тебя невыносима. Удовлетворена? – Он отвернулся. – Я – нет. Впрочем, я к этому привык. Это стало для меня образом жизни.

– Что ты хочешь этим…

– Так мы ни к чему не придем. Лучше я пройдусь по периметру участка, проверю, все ли спокойно. – Он спустился по ступенькам. – Не волнуйся, если я кого-нибудь встречу, то просто угощу сигареткой. Хватит мне марать руки кровью.

Возможно, он имеет право на нее злиться. Джо самый близкий ее друг, все равно что брат, а она отталкивает его, оскорбляет недоверием! Джо слишком хорошо ее знает, чтобы понимать, что она чувствует.

Зато она знает его недостаточно хорошо. Она заблуждалась, полагая, что читает в его душе, как в раскрытой книге, и не догадывалась, как много он от нее утаивает.

Не ври себе! Ты сама не хотела ничего знать. Полицейские ежедневно сталкиваются с насилием. Если бы она позволила себе об этом думать, то отшатнулась бы от Джо.

«Я не хотел, чтобы, глядя на меня, ты видела Фрейзера…»

Она отрицала саму возможность такой реакции, но не эта ли мысль посетила ее, когда она услышала от Логана об убийствах, совершенных Джо? Иррационально, несправедливо и тем не менее…

Еще одна зарубка, сделанная Логаном на ее истерзанной душе. Вернее, не зарубка, а волна, способная сбить с ног, погубить…

Не думать об этом! У нее и без того есть о чем беспокоиться… Легко сказать! Она не могла не вспоминать обозленного Джо.

Что, если это не только злость? Что, если она его серьезно оскорбила? При всей своей суровости Джо чрезвычайно раним. Господи, только не это! У нее и в мыслях не было его обижать, не говоря об оскорблении…

Ева не могла запретить себе думать об этом, но усилием воли заставила себя отложить выводы на потом. Джо играл в ее жизни слишком важную роль. Если начать тревожиться из-за него, у нее совсем опустились бы руки.

Лучше пойти проверить, не нужна ли ее помощь Гэри. Довести это дело до конца, чтобы спокойно вернуться к нормальной жизни, нормальным проблемам.

Она поплелась по коридору в лабораторию.

При приближении Евы Кесслер поднял глаза.

– Тебе нездоровится?

– Нет, просто захотелось подышать свежим воздухом. Как успехи?

– Никак. – Он указал на коренной зуб, который пытался выпилить из челюсти. – Пока я наберу достаточно материала для образца, наш красавчик превратится в беззубое чудище. Это уже третий зуб.

– Тебе нужна моя помощь?

– Хочешь погреться в лучах моей славы?

– Клянусь, я никому не проболтаюсь, что помогала тебе, – произнесла она с улыбкой.

– Знала бы ты, сколько раз я слышал такие клятвы! Убирайся!

– Как скажешь. – Она осталась стоять рядом, наблюдая, как Кесслер аккуратно удаляет зубную эмаль. – У меня есть предложение: может быть, получив образец ДНК, ты поступишь правильно, если на время уедешь? Например, в свой дом на побережье?

– Пытаешься меня уберечь, Дункан? Чувствуешь себя виноватой?

– Вроде того.

– Отлично! Чувство вины полезно для спасения души. – Он внимательно осматривал зуб. – Только не льсти себя надеждой, что я занимаюсь этим ради тебя. Эта работа превратит меня в звезду первой величины. Мне всегда хотелось оказаться в центре внимания.

– Конечно! То-то ты вкалываешь как одержимый и живешь затворником.

– Потерпи еще полсотни лет – и ты тоже переселишься в лабораторию и станешь питаться холодной пиццей.

– И врать, будто мое единственное желание – прославиться? Признайся, тебе просто любопытно.

– Отчасти. – Он принялся колоть зуб.

– А другая часть?

– Ты знаешь, где я провел детство? В Мюнхене тридцатых годов.

Она удивленно покачала головой.

– Ты никогда об этом не рассказывал…

– Конечно! Мы же обсуждаем только работу: кости, мертвецов… – Он поправил очки на носу. – Моя мать была еврейкой, отец – полноценным арийцем со связями в высоких сферах. Нацисты оказывали на него давление, чтобы он развелся, но он отказывался. У него была маленькая пекарня, в окнах которой он на протяжении двух месяцев ежедневно заменял разбитые стекла на целые. Но он все равно держался. Однажды он не вернулся домой. Нам сказали, что он попал под грузовик. Он потерял ногу и девять месяцев пролежал в больнице, а когда вышел, все было кончено: пекарни больше не существовало, евреям тоже скоро должен был настать конец. Нам повезло: мы сумели перебраться в Швейцарию, оттуда – в Америку.

– Господи, Гэри, какой ужас!

– Я был в бешенстве. Как я ненавидел этих мерзавцев, шатавшихся по нашему району и колотивших каждого, кто попадался им на пути! Эти типы лишали жизнь всякого смысла. – Он указал на череп. – Люди, сделавшие это, похожи на проклятых нацистов: будь их воля, они никому не дали бы проходу. Меня от них тошнит. Пускай я буду проклят, если в этот раз им удастся выкрутиться.

Ева глотнула, но ком, стоявший в горле, по-прежнему мешал дышать.

– Не ожидала от тебя такого благородства, Гэри!

– Да, я такой. Кроме того, это, быть может, моя лебединая песня, и я хочу исполнить ее громко и чисто.

– Ты собираешься на пенсию?

– Возможно. Я уже давно превысил пенсионный возраст. Обрати внимание, Ева: я стар.

– Я этого не замечаю, Гэри.

– А вообще-то ты права: я молод! Знаешь, кого я вижу в зеркале? Двадцатилетнего молодца! Разве что морщин прибавилось, но я их не замечаю. Это похоже на твое любимое наложение. Каким бы ни был верхний слой, под ним остается юноша, уж я-то знаю! Думаешь, все старичье пробавляется самообманом?

– Это не самообман. Человек видит то, что хочет увидеть. Каждый представляет себя по-своему. – Она попыталась улыбнуться. – Черт возьми, никакой ты не старик! Хватит болтать о пенсии! Ты мне нужен.

– Только очень снисходительный человек способен смириться с твоим напором и твоими вопиющими недостатками. Наверное, я как раз такой человек. Пожалуй, Я потяну немного, чтобы сделать тебе приятное… Черт! Снова пусто… Брысь отсюда! У тебя дурной глаз.

– Вот он, истинно научный подход! Если понадоблюсь, зови.

– Это вряд ли. – И он снова озабоченно склонился над черепом.

– Как результаты? – осведомился Логан, карауливший Еву на противоположном конце лаборатории.

– Пока никак.

– Тут, за дверью, есть койка. Хотите вздремнуть?

Она отрицательно покачала головой.

– Я должна остаться здесь: вдруг он передумает и попросит меня о помощи? – Ева села рядом с Логаном и уперлась затылком в стену. – Ответственность лежит на мне: это я втравила его в столь паршивую историю.

– Кажется, он наслаждается происходящим, – заметил Логан, поглядывая на Кесслера.

– Конечно! Воображает себя то ли Шварцкопфом, то ли Элиотом Нессом, то ли Ланселотом. – Ее тон посуровел. – А вы, Логан, позаботьтесь, чтобы с ним ничего не случилось. Надо было обратиться к вашему знакомому из университета Дьюка, а не к бедняге Гэри. Я думала только о способностях человека, к помощи которого мы прибегнем, и не учитывала, как это опасно для него самого.

– Как только у нас будет образец ДНК, мы выведем его из игры.

– По примеру моей матери?

– Я обещал, что она будет в безопасности. У вас есть какие-то сомнения? Вы ведь с ней разговаривали.

– Какая там безопасность! Пока все это не кончится, ее жизнь останется под угрозой. Как и жизни всех остальных… – Ева не могла себе простить, что из-за нее рискуют собой Джо, Гэри, ее мать.

– Согласен, степень ее безопасности не так велика, как я хотел, – признал Логан. – Но это все, что сейчас возможно. – После паузы он добавил:

– Кесслер чем-то вас огорчил. Что он вам наговорил?

Нацисты, «лебединая песня», юноша в зеркале…

– Ничего особенного.

В действительности жизнь Гэри была ценностью, подлежавшей сохранению любой ценой. Это ли не важно? Ее никогда не интересовало прошлое Гэри Кесслера, а оказалось, что от коротенького рассказа о нем сжимается сердце и душат слезы – и это тоже не важно?

Ночь приносила открытие за открытием, откровение за откровением: Логан, Джо, теперь Гэри… Ева зажмурилась.

– Позаботьтесь о его безопасности, хорошо?


Белый дом, 19.20


– Кесслер! – сказала Лайза ответившему на ее звонок Тимвику. – Проверьте Кесслера из университета Эмори.

– Я свое дело знаю, Лайза. Кесслер никуда не денется: вот он, в моем списке.

– Займитесь им в первую очередь. Дункан сотрудничала с ним много раз.

– Как и с другими людьми. – Лайза слышала, как Тимвик шуршит бумагами. – Она не обращалась к нему больше двух лет.

– Зато он был первым антропологом, с которым она работала. Их связывает давняя дружба. Это должно многое для нее значить.

– Почему тогда она перестала к нему обращаться? Логан наводил справки о специалистах из университета Дьюка…

– Они там появились?

– Нет, но еще рано…

– Рано? Вы уже должны были их сцапать! Время уходит. Считайте Кесслера главным подозреваемым. – И Лайза бросила трубку.

Напрасно она была так резка с Тимвиком: чем больше он отчаивался, тем чаще принимал оборонительную стойку. Непонятно, как такой умный человек может быть так обделен воображением! Как он не видит, что ключевой персонаж – Дункан, а не Логан?

Лайза попыталась успокоиться. Только без паники! Самообладание – залог успеха. Задача состоит из двух частей. Первая – вернуть череп Бена: без черепа все обвинения лишатся смысла. Вторая – устранить Логана и

Дункан и уничтожить все оставшиеся улики. Тимвик опаздывает с тем и с другим. После роковой ошибки, допущенной им в похоронной конторе Доннелли, она поняла, что он недопустимо слаб, и стала готовить альтернативные варианты. Наступало время претворить один из них в жизнь.

Другого выхода уже не оставалось. Опасность возрастала не по дням, а по часам. Лайза чувствовала необходимость взять командование на себя.

Как такое могло произойти? У нее не было ни малейшего желания допускать столь обильное кровопролитие. Почему судьба обходится с ней так жестоко?

Потому, видимо, что весь мир зиждется на несправедливости. Отдельному человеку остается выполнять свое предназначение. Сделанное не воротить назад, зато можно защитить себя и не дать пропасть достигнутому.

Лайза нашла в записной книжке имя и телефон, продиктованные Тимвиком тремя неделями раньше, набрана номер. Три гудка – и на звонок ответил мужской голос.

– Мистер Фиск? Нам с вами еще не приходилось беседовать. Кажется, пришло время познакомиться.

16

Колледж Кеннсоу, 11.50


– Есть! – Ева прижала к себе термос, в колбе которого содержался образец ДНК. – Теперь – скорее бежать отсюда! Материал скоропортящийся, времени у нас в обрез.

– Как насчет количества? – осведомился Логан.

– В самый раз. – Ева обернулась к Кесслеру. – Куда бы ты на нашем месте с этим направился?

– Наверное, крупные и широко известные центры вам не подходят? При этом вам подавай хорошо зарекомендовавшее себя местечко… До чего же ты требовательная женщина, Дункан! Тебе везет: случилось так, что я могу удовлетворить самые завышенные требования. – Для большего эффекта Гэри понизил голос:

– Я знаю одного такого человека.

– Мне нужен не просто человек, а целая лаборатория.

– Крис Теллер! – провозгласил Гэри.

– Кто это такой?

– Бывший мой студент, доросший до члена совета университета Макартура. Блестящая голова! Он как раз занимается медицинскими аспектами применения ДНК. Дохода такая деятельность пока что не приносит, поэтому в прошлом году Крис открыл в Бейнбридже, штат Джорджия, небольшую лабораторию. Они работают там втроем и не собираются расширяться. Лаборатория зарегистрирована как научная, а не судебно-медицинская.

– Звучит заманчиво.

– Более того! О лучшем не приходится мечтать. Я сам себе удивляюсь: можно подумать, что я всю жизнь занимался конспирацией… Крис берется за опознание по ДНК, только когда у него появляется сильная нужда в деньгах, но работает безупречно. Нам нужен именно такой специалист: сомневаюсь, что смогу получить от нашего красавчика еще один образец.

– Бейнбридж так Бейнбридж, – согласилась Ева. – Я поеду туда сама и…

Гэри остановил ее решительным жестом.

– Поручи это мне. Ты говорила, что вам дорог каждый час. Мне будет легче его уговорить.

– Я возьму с собой Джо. Теллер не откажется от сотрудничества с полицией.

– Если он занят важной научной проблемой и не захочет прерываться, то откажется, помяни мое слово! Твоему Квинну он предложит обратиться к кому-нибудь еще, а то и просто пошлет подальше. У меня шансов больше.

– Ты сделал свое дело, – возразила Ева. – Теперь уноси ноги. Поезжай куда-нибудь на пляж. Я больше не могу тебя эксплуатировать, Гэри.

– Какая эксплуатация? Ты ни о чем меня не просишь. Я сам определю, когда моя работа будет завершена. Или ты хочешь лишить меня моего кусочка славы? Кто-то что-то говорил о книге…

– Просто я хочу сохранить тебе жизнь.

Гэри отнял у нее термос и бросился к двери.

– Вот только заеду домой за кое-какой одеждой и спальным мешком.

– Гэри, это безумие! Я все тебе…

– Хочешь мне помочь? Раздобудь образцы ДНК других членов его семьи, чтобы у Теллера был материал для сравнения. Хочешь поехать со мной в Бейнбридж – пожалуйста. Но за образец отвечаю я.

– Послушай, Гэри… – Но он уже покинул лабораторию. Ева поспешила за ним.

– В чем дело? – крикнул Джо, бросаясь им наперерез. – Куда он торопится?

– В лабораторию в Бейнбридже. Он забрал образец. Я пыталась его вразумить, но ему хочется закончить работу самостоятельно.

– Упрямец! Ничего, я с ним разберусь.

– Не надо! – остановил Квинна подоспевший к ним Логан. – Мы с Евой поедем следом за Кесслером в Бейнбридж, а вы навестите сестру Чедберна, Миллисенту Бэбкок.

– Хотите получить образец ее ДНК?

– Да. Хотя даже в случае совпадения суд не примет это как исчерпывающее доказательство. Нам потребуется ДНК, принадлежность которой Бену Чедберну ни у кого не вызовет сомнений. Они с сестрой были очень близки. Он несколько раз ночевал у нее во время своей избирательной кампании, наверняка слал ей поздравительные открытки, на которых должны оставаться частички его слюны. Если в ее доме осталась его одежда, то на ней должны быть волоски или…

– Одним словом, я должен все это собрать?

– Примерно так.

– Где живет сестра Чедберна?

– В Ричмонде, штат Виргиния.

– И вы будете утверждать, что не руководствуетесь желанием меня спровадить?

– В этот раз буду. Нам нужен материал для сравнения. Чем быстрее он у нас появится, тем быстрее закончится вся эта свистопляска.

– Понятно, – произнес Джо, помявшись. – С ДНК Чедберна все более-менее ясно. Но что вы хотите от его сестры? Крови?

– Нет, достаточно просто слюны, – успокоила его Ева. – Только образец подлежит немедленному замораживанию и переправке.

– Я доставлю его тебе лично, – пообещал Джо. – Вы не припомните, Логан, Миллисента курит?

Логан пожал плечами.

– Ладно, ее слюна в любом случае не проблема, – сказал Джо. – Если не курит, то уж кофе пьет обязательно, как подавляющее большинство американцев. Зато ДНК Чедберна – задача посерьезнее. Если я нападу на клад из заклеенных им конвертов, то считайте, что дело в шляпе, но обычно конверты не хранят… – Он уже бежал вниз по ступенькам. – Ничего, как-нибудь выкручусь. Вы и оглянуться не успеете, как я вас догоню. Главное, не давайте в обиду Еву, Логан!

– Окажи мне еще одну услугу: нагони Гэри и побудь с ним, пока не подъедем мы, – попросила Ева. – Мне еще надо упаковать череп Бена и бумаги. Не хочу, чтобы Гэри все это время оставался один. – Она смотрела на Гэри, заводящего свою машину. – Постереги его, Джо!

– Пускай не забудет побывать у юриста и заверить свои показания! – напутствовал Логан Джо. Заметив удивление Евы, он объяснил:

– Вы сочтете это проявлением черствости, но я знаю, насколько полезно иметь дополнительные доказательства. На всякий случай.

Ева догадалась, что под «случаем» Логан подразумевает гибель Гэри. Ей стало нехорошо.

– Будут вам и заверенные показания, и проклятая ДНК! – крикнул Джо на бегу. – Уберите Еву с глаз долой, Логан!

– Охотно! – Логан схватил Еву за локоть и втащил в дверь. – Такие приказы Квинна я исполняю с радостью.

Он упаковал череп, Ева собрала фотографии и дискеты.

– Самолеты в Бейнбридж не летают, – предупредила она. – Придется ехать.

– Машина – более надежное средство транспорта, чем самолет. Вы готовы?

Скоростью сборов она уже могла соперничать с солдатом, напрашивающимся на вынесение благодарности перед строем. Минута промедления – и ей пришлось бы догонять Логана, а это было бы для нее унизительно. Унижаться ей не хотелось, отставать – тем более.

– Почему бы вам не поспать? – в который раз предложил Еве Логан. – Вы проработали всю ночь. Я не свалюсь в канаву, даю слово!

– Не хочу спать. Мы столько времени в пути, скоро совсем стемнеет. Долго еще?

– Примерно час.

Она и так сидела как на иголках. Целый час – как это нестерпимо долго!

– Что слышно от Джила?

– Мы говорили вчера вечером. Пока что результатов нет. Чтобы добиться конфиденциальной беседы с Мареном, требуется время. Уверен, что он страшно занят: препарирует мой обгоревший труп.

– Не смешно.

– Я не собирался шутить, но все равно предпочел бы, чтобы вы улыбнулись. Смех – лучший способ сохранить здравый рассудок.

– С этим трудно поспорить. – Ева смотрела на габаритные огни машины Гэри впереди на дороге. – Вы утверждаете это на основании собственного опыта? Разве вам когда-нибудь грозило помешательство?

– Представьте себе!

– Я не удовлетворюсь уклончивыми ответами. Где справедливость? Вы знаете всю мою подноготную, а я о вас – сущие крохи.

– Что-то сомнительно, что вы полностью передо мной раскрылись. Вы многолики, Ева. Я бы не удивился, если бы выяснилось, что у вас остаются кое-какие секреты.

– Хватит ходить вокруг да около! Выкладывайте!

– Что именно?

– Самое сокровенное.

– Желаете полюбоваться моими шрамами?

– Вы видели мои.

– Когда-то я был женат, – начал Логан после длительного молчания. – Давно, в ранней молодости. Тогда я жил в Японии. Она была азиаткой. Женщины красивее ее я еще не видел. Ее звали Чен Ли.

– Вы развелись?

– Она умерла от лейкемии. – Логан усмехнулся. – Ничего похожего на вашу драму: никакого насилия, если не считать моего желания расквитаться со всем миром. Я не мог ей помочь и был зол на весь свет. Я был страшно самоуверен, считал, что нет вершины, которую не сумел бы покорить. Но эта вершина так и осталась непокоренной. Она угасала больше года, у меня на глазах. Ну, как вам шрам? Устраивает глубина?

Ева отвернулась и уставилась в темноту.

– В самый раз.

– Теперь вы знаете меня лучше?

– Вы ее любили? – ответила она вопросом на вопрос.

– О да! – Он покосился на нее. – Лучше бы вы меня не расспрашивали. У вас отзывчивое сердце. Вам было бы проще негодовать по моему поводу, не зная, что я такой же человек, как все остальные.

Он был, конечно, прав: понимание понижает градус антагонизма.

– Я никогда не сомневалась в вашей принадлежности к человеческой породе.

– Это как сказать… – Он сменил тему. – Вдруг лаборатория Теллера окажется в этот поздний час на замке? Придется нам остановиться в мотеле и ждать утра.

– Почему не попробовать ему позвонить? Гэри мог бы…

– Оказывать на Теллера избыточное давление – значит вызвать подозрение. Просить его не закрывать лавочку до нашего приезда было бы перебором.

С этим нельзя было не согласиться, но для Евы на первом месте стояла скорость.

– Вы не понимаете всю серьезность ситуации. Иногда результата анализа ДНК приходится ждать неделями. Гэри попросит Теллера уложиться в несколько дней. Частные лаборатории могут работать быстрее. Но нам все равно дорога каждая минута.

– Быть может, звон презренного металла усилит его трудовой энтузиазм?

– Вряд ли. Настоящие профессионалы не так меркантильны.

– Но аренду платят даже бессребреники. Кесслер тоже считает, что Теллеру нужны денежки.

Возможно, она заблуждается, и миром действительно правят только деньги. Даже она клюнула на приманку, которой ее поманил компьютерный король.

– Предоставим первую попытку Гэри.

– Не обижайтесь, – сказал Логан. – Я думаю только о том, чтобы ускорить дело.

– Знаю и не обижаюсь. Да и какие могут быть обиды? В деньгах нет ничего обидного. Он удивленно посмотрел на нее.

– Просто мне не нравится, когда туго набитый кошелек превращается в орудие принуждения.

– А как вы относитесь к подкупу?

– В некоторых случаях – положительно.

– Яркий пример – Фонд Адама.

– Совершенно верно.

– Вас не смущает, что я вас обманул?

– Конечно, я возмущена! – Ева не боялась смотреть ему прямо в глаза. – Но я позволила вам меня обманывать. Я не дурочка и чувствую подвох, просто было бы грешно не воспользоваться такой блестящей возможностью. Мне были нужны деньги, и я с открытыми глазами пошла на риск. Если бы я с вами не поехала, ничего этого не случилось: я жила бы спокойно, матери никто не угрожал бы. Я бы с удовольствием продолжала вас корить, но каждый должен сам отвечать за свои поступки.

– У меня сложилось другое впечатление, – возразил Логан сухо. – Вы были готовы перерезать мне глотку.

– У меня до сих пор сохранилось это желание. Вы поступили плохо, но и я была вам под стать и должна пожинать посеянное. Просто очень не хочется, чтобы из-за моих ошибок страдали другие.

– Как вы великодушны!

– Великодушие здесь ни при чем, – отозвалась она устало. – Я пытаюсь смотреть на вещи здраво. Я уже давно поняла, что проще свалить вину на других, чем страдать от осознания собственной вины. Но расплата все равно неизбежна.

– Бонни? – спросил Логан тихо.

– Это было на школьном пикнике в соседнем парке. Ей захотелось купить в киоске мороженое. Я беседовала с учительницей и отпустила ее одну. Вокруг было полно детей и их родителей, а до киоска рукой подать… Я не сочла ситуацию опасной – и ошиблась.

– Господи, как можно себя в этом винить? – воскликнул он.

– Я должна была пойти с ней. Убийство было так просто предотвратить…

– И вы все эти годы не перестаете терзаться?

– Такую колоссальную ошибку невозможно забыть.

– Зачем вы мне это рассказываете? – спросил он после долгой паузы.

Действительно, зачем? Обычно она избегала разговоров про тот роковой день, боясь, что не зажившая рана снова начнет кровоточить.

– Не знаю… Я заставила вас рассказать мне о жене. Вам было больно. Вот я и решила восстановить равновесие.

– Как я погляжу, равновесие – ваш конек.

– Скорее, справедливость. Иногда у меня не получается. Иногда приходится закрывать глаза и прятаться в темноте.

– Как в случае с Квинном?

– Я не пряталась… – Зачем лгать ему и себе? Конечно, она сознательно закрывала глаза на жизнь Джо. Слишком важен был для нее образ друга, созданный воображением. – Хорошо, иногда я выбираю самообман. Но чаще смотрю на вещи здраво.

– Я вам верю.

Она помолчала.

– Что будет с Миллисентой Бэбкок? Если они узнают о цели посещения Джо, ей тоже будет грозить опасность?

– Чего они добьются, если причинят вред еще и ей? У Чедберна есть тетка и трое двоюродных братьев. Перебить их всех было бы неосмотрительно. К тому же исчерпывающим доказательством станет ДНК самого Бена. Миллисенте вряд ли грозит опасность.

Вряд ли… Так же сомнительна была безопасность ее матери и Гэри.

Ева утомленно закрыла глаза. Только бы прекратились убийства! Больше она этого не вынесет.


Вашингтон, 23.05


– Мистер Фиск? – Лайза Чедберн наклонилась к окну машины и улыбнулась. – Позвольте, я к вам подсяду. Здесь слишком людно.

Фиск обвел взглядом улицу.

– Не вижу ни души.

– Поэтому я и предложила встретиться здесь. Все федеральные учреждения, расположенные вокруг, закрываются в пять. – Она села рядом с Фиском и захлопнула дверцу. – Но я, как вы, надеюсь, понимаете, обязана избегать малейшего риска. Меня все знают в лицо.

Во избежание узнавания она надвинула на глаза капюшон коричневого плаща. Сейчас, в машине, она его сняла.

– Это действительно вы, – сказал Фиск с облегчением.

– Спасибо, что поторопились в Вашингтон по моему звонку.

– Меня подстегивало любопытство. К тому же вы обмолвились о каком-то заманчивом предложении…

– Наверное, вам к тому же польстило то, что я обратилась к вам напрямую, минуя Тимвика?

– Нет, не польстило. – Эта тщеславная сучка воображает, что может им помыкать только потому, что именуется первой леди! – Вы значите для меня не больше любой прохожей. Вы мне не нужны, зато я нужен вам. Иначе меня бы здесь не было.

– Вы правы, – произнесла она с улыбкой. – У вас уникальный талант, достойный восхищения. Я говорила Тимвику, что поражена тем, как блестяще вы решили проблему с Барретт-Хаус. Увы, Тимвику недостает вашей расторопности, он проявляет нервозность и ведет себя иррационально. Он меня разочаровывает. Вы отдаете себе отчет, что он был всего лишь передаточным звеном, доводящим до вас мои приказы?

– Не президента, а ваши?

– Президент здесь совершенно ни при чем.

Настал его черед испытать разочарование. А он еще гордился, что работает на могущественнейшего человека свободного мира….

– В таком случае я должен запросить прибавку.

– Где логика?

– Если он не знает, чем вы занимаетесь, значит, от него исходит потенциальная угроза. Если бы он был во всем этом замешан, то мог бы меня защитить. Вы в этом отношении бессильны.

– Вы хотите защиты, Фиск? Что-то не верится. Я ознакомилась с вашим личным делом и не могу представить, чтобы это вас волновало. Вы привыкли полагаться только на самого себя.

Он уставился на нее с новым интересом. А она не глупа!

– Лучшая защита – деньги.

– Вы и так гребете огромные суммы. У вас скопилось в швейцарском банке состояние, способное обеспечить по-царски роскошную жизнь.

– Я стою этих денег.

– Безусловно. Я просто хочу подчеркнуть то обстоятельство, что вы давно могли бы отойти от дел. Зачем вы продолжаете рисковать жизнью?

– Денег никогда не бывает достаточно. Она покачала головой.

– Дело не в этом. Вам нравится рисковать, вести опасную игру. Вы получаете от этого громадное удовлетворение. Чем смертельнее игра, чем выше риск, тем вам интереснее. Вам нравится браться за дела, которые никому больше не под силу. – Лайза выдержала выразительную паузу. – Ведь самое трудное – это совершить убийство и не понести наказания. Вот он, главный вызов, самая захватывающая игра! Проницательна, даже слишком!

– Предположим.

– Со мной вам нечего опасаться. Ваша философия кажется мне вполне разумной, к тому же она идеально совпадает с моими желаниями. Потому я вас и выбрала.

– Вы, а не Тимвик?

– Тимвик предложил несколько кандидатур и воображает, что мы отобрали вас совместно. Нет, это я выбрала вас, Фиск. Я знала, что мне нужны именно вы. – Она улыбнулась. – А я нужна вам.

– Мне никто не нужен.

– Не правда. В моих силах повысить сложность игры. Благодаря мне вы можете решать задачи беспримерной трудности. Разве вас не привлекает такая возможность?

Он ничего не ответил. Она усмехнулась.

– Привлекает, так я и знала. Вам, наверное, осточертело подчиняться Тимвику. Вы любите смелые ходы, решительность, чистую работу. Перейдя ко мне, вы все это получите.

Он был готов ей поверить.

– Вы собираетесь отстранить Тимвика?

– Вы вернетесь в Атланту и займетесь Кесслером. Формально вы будете по-прежнему отчитываться перед Тимвиком, но подчиняться отныне будете только моим приказам и ответ держать непосредственно передо мной.

– Мне было бы проще принять решение, если бы я знал, что происходит.

Она внимательно посмотрела на него.

– Ничего подобного! Вам на это наплевать. Вы считаете все эти сложности глупостями. Вы хотите применять силу. Сила – вот единственное, что вы цените.

Фиск скривил губы.

– Вы считаете, что так хорошо меня знаете?

Она покачала головой.

– Возможно, я знаю вас недостаточно хорошо, но пережить вас смогу.

– Неужели? – Он схватил ее за горло. – Представьте, какая заманчивая задачка – прикончить первую леди страны и остаться невредимым? Мне бы очень хотелось лишний раз продемонстрировать всем этим ублюдкам их тупость.

– Я думала об этом. – Она не сводила с него смелый взгляд. – Только после этого вам придется бежать, и игра окажется прервана. Это было бы большим разочарованием. Я могла бы продлить игру.

Он сжимал ей горло, зная, что останутся синяки. Он намеренно причинял ей боль, проверяя ее решимость. Она не шелохнулась.

– Я приготовила для вас список, – произнесла она хрипло. – Вернее, дополнение к списку, полученному вами раньше.

Он не ослаблял хватку.

– Я знала, что вы любите списки, и предупреждала об этом Тимвика. Поэтому он и снабдил вас… – Он наконец убрал руки, она сделала глубокий вдох. – Спасибо. – Лайза потерла шею. – Тимвик приказывал вам проверить Кесслера?

– Да, но он не отнес это задание к числу главных. Его больше занимает Сандра Дункан.

– Она тоже важный персонаж. Возможно, я вскоре приму решение относительно нее, но и Кесслера нельзя сбрасывать со счетов. Если вы немедленно за него не приметесь, он займется ДНК-анализом, причем, не исключено, вне университета. Найдите его, прежде чем он получит результаты.

– ДНК?

– Из черепа. Вы же знаете про череп?

– Нет, мне хочется услышать о нем от вас, – сказал Фиск с улыбкой. – Почему этот череп настолько важен?

– Вы уже знаете все, что вам необходимо. Скажу одно: мне нужен череп, и вы мне его раздобудете.

– Вы так уверены?

– Надеюсь. Я не Тимвик и не очень-то вам доверяю.

– И правильно делаете. – Фиск склонил голову набок. – Интересно, кого вы укокошили? Любовника? Шантажиста?

– Мне нужен череп.

– Вы не профессионал, иначе не попали бы в переделку. Надо было с самого начала обратиться к специалисту.

– Я сознаю свою ошибку, потому и прибегла в конце концов к услугам специалиста. – Лайза извлекла из кармана сложенный лист бумаги. – Берите. На обратной стороне записан мой цифровой номер. Постарайтесь не звонить мне раньше семи вечера, если не возникнет ничего экстренного.

– Вы сильно рискуете, – предупредил он ее. – Вы оставляете на бумаге свои отпечатки… – Перчатки! Только сейчас он увидел на ее руках кожаные перчатки. – Полагаю, список составлен не от руки?

– Компьютерная распечатка. Единственные отпечатки на бумаге – ваши собственные. Телефон зарегистрирован на другое имя, до файлов не докопаться и за несколько лет. – Она взялась за ручку дверцы. – Я тоже расторопна, Фиск. Вот почему нас ждет плодотворное сотрудничество.

– Я еще не дал согласия.

– Подумайте. – Она вылезла из машины. – Познакомьтесь со списком и пораскиньте мозгами.

– Подождите!

– Мне пора возвращаться. Вы же понимаете, насколько мне трудно ускользнуть незамеченной.

– Тем не менее вам это удалось. Каким образом?

– Поселившись на новом месте, я первым делом изучила возможности побега. Жизнь заключенной не по мне. Возможности нашлись. Недаром говорят: кто ищет, тот всегда найдет.

– Не хотите удовлетворить мое любопытство? – Фиск задумался. – Ходят слухи, что Белый дом и министерство финансов соединены подземным тоннелем. Якобы президент Кеннеди пользовался им, чтобы встречаться с Мэрилин Монро. Угадал?

– А вы на моем месте раскрыли бы государственную тайну такого значения? Ведь вы, чего доброго, вздумаете проникнуть в Белый дом, чтобы пощекотать себе

Нервы. Фактор трудности только увеличивает в ваших глазах соблазн со мной расправиться, а мне нужно, чтобы вы не отвлекались от порученного вам дела. Ехидная сучка!

– В Белом доме толчется не меньше тридцати пяти тайных агентов и больше сотни охранников в форме. Было бы полезно знать, как оставить их всех с носом.

Она осталась бесстрастной.

– У вас не совсем точные сведения относительно численности охраны. Она куда представительнее.

– Тем соблазнительнее попытаться мимо нее прошмыгнуть. Я давно мечтаю о подобном подвиге.

– Тимвик так расставил своих людей, что мне ничего не стоит их обойти. Но вам он не помощник.

– Даже если я ему скажу, что вы вызвали меня на встречу?

– Не скажете! Это не в ваших интересах. Он помолчал, переваривая услышанное.

– Вам меня не одурачить. Вы испытываете страх, как и все остальные. Я держал вас за горло и чувствовал ваш трепет. Вам и сейчас страшно.

– Да, страшно. Тут есть чего бояться. Я жду звонка. – И Лайза зашагала по улице прочь от его машины.

Крепкая штучка! Умная и смелая… Тимвик не годится ей в подметки.

Но ум может сыграть с ней злую шутку. Она почти полностью его разгадала и едва не привела р смущение. Фиску не нравилось, когда люди отваживались предсказывать его реакцию в тех или иных ситуациях. Недаром он всегда отказывался работать с женщинами…

«Познакомьтесь со списком».

Она понимает, что значит для человека с его темпераментом список. Но почему она считает, что список расположит его к ней?

Он расправил лист, включил в салоне свет. Едва начав читать, он довольно ухмыльнулся.

Не успела Лайза войти в свою спальню, как зазвонил телефон.

– Хорошо, – сказал Фиск и сразу прервал связь.

* * *

Быстро принимает решения и мало говорит, подумала о нем Лайза, убирая телефон в сумочку. Вот только к его порывистости она оказалась не подготовлена. Теперь придется скрывать от Кевина синяки, а завтра обматывать шею шарфом.

– Лайза! – позвал из спальни Кевин. – Где ты была?

– Гуляла в саду. Мне полезен свежий воздух. – Она повесила плащ в шкаф и взяла халат с высоким воротником. – Я приму горячий душ. Это быстро, Кевин.

– Поторопись, нам надо поговорить.

Болтовне она предпочитала секс. Сейчас ей еще меньше обычного хотелось слушать его лепет и вставлять словечки поощрения. Когда Фиск схватил ее за горло, она решила, что сейчас умрет. Держать Фиска в узде будет нелегко.

Но она сохранила уверенность в своих силах. К тому же у нее не было другого выхода. Главное, не вспоминать свой испуг. Ведь все окончилось хорошо: теперь Фиск принадлежит ей с потрохами.

Лайза встала под теплый душ и застыла, наслаждаясь тугими струями. Ей казалось, что, посидев в одной машине с грязным убийцей, она вымаралась в грязи с головы до ног.

Впрочем, разве она сама не убийца?

Нет, их нельзя сравнивать! Она отказывалась вставать на одну доску с мерзким животным.

Не думать о нем! Закрыть глаза, расслабить все мышцы. Это мгновение принадлежит ей одной, и она вправе им сполна насладиться. У нее почти не оставалось времени на саму себя. Она была готова позавидовать Еве Дункан, ее свободе.

Что ты сейчас делаешь, Ева? Так ли тебе трудно, как мне?

Лайза уперлась лбом в стену душа и прошептала:

– Где ты, Ева?

Фиск непременно отыщет Дункан и убьет, чем обеспечит Лайзе безопасность. Но почему эта мысль не приносит успокоения?

– Лайза? – снова позвал Кевин, притащившийся к самой двери. Черт, неужели она ни на минуту не может остаться одна?

– Иду!

Она вышла из-под душа и насухо вытерла слезы. Что за малодушие? Видимо, встреча с Фиском произвела на нее более сильное впечатление, чем она ожидала. Она надела халат, застегнула его до самого подбородка, провела по волосам щеткой.

Улыбочка! Тепло и благодушие! Ни Кевин, ни все остальные не должны ничего подметить. Она распахнула дверь и чмокнула Кевина в щеку.

– Что за важное сообщение ты для меня припас?

* * *

– Не очень-то комфортабельный мотель! Как бы вас не покусали клопы, – предупредила Бонни. Ева перевернулась на другой бок.

– Мы специально выбрали местечко поукромнее. Какое тебе дело до клопов? Не забывай, что ты – всего лишь эктоплазма.

– Все, что имеет значение для тебя, небезразлично и мне, – с улыбкой ответила Бонни. – А ты всегда ненавидела клопов. – Она опустилась в кресло рядом с Евиной кроватью. – Помню, как ты орала на работника службы дезинфекции, когда он не до конца вывел в моей комнате тараканов…

Это произошло летом. Вскоре Бонни пропала.

Улыбка Бонни погасла.

– Прости, мне не хотелось навевать тебе печальных воспоминаний.

– Тебе не приходило в голову, что любое твое появление обязательно наводит меня на грустные мысли ?

– Приходило. Но я надеюсь, что рано или поздно ты поймешь: я всегда остаюсь с тобой.

– Нет!

– Зачем ты причиняешь себе боль? Прими меня, мама. И хватит о грустном. Ты славно потрудилась с Беном. Вообще-то я заранее знала, что ты достигнешь успеха.

– Значит, ты с самого начала понимала, над кем я бьюсь?

– Нет. Я все время тебе твержу, что не знаю всего. Просто иногда меня посещают догадки.

– Как в случае с клопами в задрипанном мотеле? Тут не нужен особый провидческий дар.

– Конечно! – согласилась Бонни со смехом. Ева помимо воли улыбнулась.

– Стоило мне сюда войти, как я подумала о клопах.

– Ты подозреваешь меня в паразитизме на твоем подсознании? – спросила Бонни с упреком. – Как это не по-родственному – подозревать дочь в жульничестве!

– Тогда скажи мне что-нибудь, чего я не знаю. Например, где ты находишься.

Бонни подобрала под себя ногу.

– Мне нравится мистер Логан. Сначала я в нем сомневалась, но теперь думаю, что он хороший человек.

– Кто-то писал, что призраки – хорошие судьи.

Бонни довольно улыбнулась.

– Ты делаешь успехи! Впервые ты допустила, что я – не плод твоего воображения.

– Плод воображения не способен на умные выводы.

– Твои выводы тоже заслуживают критики. Напрасно ты так сурова с Джо.

– Я его не осуждаю.

– Осуждаешь. Это из-за меня. А ведь он тоже хороший человек и тоже о тебе заботится. Не надо его отталкивать.

– Я очень устала, Бонни.

– Хочешь, чтобы я ушла?

Никогда! Никогда не уходи!

– Останься, но прекрати свои проповеди.

– Пожалуйста. Просто мне не хочется, чтобы ты осталась одна. – Бонни посерьезнела. – Тебе нельзя оставаться в одиночестве, мама. Я боюсь того, что может случиться.

– Чего именно?

Бонни покачала головой.

– Не бойся, я сумею за себя постоять.

– Ты воображаешь, что после того, что ты пережила из-за меня, тебе уже ничего не страшно. Может быть, ты права, а может, и нет.

– Представь, я не хочу обороняться, – ответила Ева устало. – Может быть, мне хочется пустить все на самотек. Боже, как я от всего этого устала!

– А я устала от того, как ты меня оплакиваешь.

– Тогда уйди и забудь меня.

– Это не выход, мама. Память, как и любовь, не ведает преград. Мне просто хочется, чтобы ты снова обрела счастье.

– Я… довольна. Бонни вздохнула.

– Спи. Поговорим, когда ты будешь готова к разговору. Ева послушно закрыла глаза.

– Где ты, деточка? – прошептала она. – Я хочу вернуть тебя домой.

– Я дома, мама. Если я с тобой, значит, я дома.

– Нет, мне нужно, чтобы ты…

– Молчи и спи. Сейчас это самое необходимое.

– Не учи меня! Я сама знаю, что мне нужно: узнать, где ты, и вернуть тебя домой. Тогда, быть может, прекратятся эти безумные сны о тебе.

– Они не безумны, как не безумна ты сама. Просто ты упрямица.

– А ты нет?

– А как же! Ведь я твоя дочь. Я иначе не могу. Спи! Я побуду здесь, с тобой.

– Чтобы не оставлять меня одну?

– Да, чтобы спасти тебя от одиночества.

17

Медицинский центр ВМФ, Бетесда. 7.45 утра


– Я очень тороплюсь, Лайза. – Скотт Марен чуть не раздавил в кулаке миниатюрный телефон. – Пойми же, я должен соблюдать максимальную осторожность! Журналисты подползают со всех сторон. Я поработал с рентгеном зубов, но с образцами ДНК могут возникнуть серьезные трудности…

– Ты ведь добьешься успеха? – взмолилась Лайза. – Ты просто обязан, Скотт!

– Знаю, – сказал он устало. – Я же обещал, что не оставлю тебя в беде.

– Думаешь, я забочусь только о себе? А ты? Я не могу себе простить, что втравила тебя во всю эту историю. О твоем участии никто не должен пронюхать.

– Ты ни при чем. Я сам виноват.

Его виновность длилась уже двадцать лет, с того момента, когда она пришла к нему в дом и они стали любовниками. Тогда она еще не вышла замуж за Бена, а их связь длилась всего год, но это не играло роли. Он любил Лайзу со времени знакомства с ней на первом курсе Стэнфордского университета. С тех пор она превратила его жизнь в кошмар, но его любовь не угасла. Она стала данностью, неотъемлемой частью его существования.

– Все обойдется, – заверил он ее.

– Знаю. Ты никогда меня не подводил.

– И не подведу.

– Сообщи мне, когда все завершится. Я несказанно тебе благодарна, Скотт. Не знаю, чем тебе отплатить.

– Я не прошу платы.

Впрочем, Лайза постаралась, чтобы после смерти Бена на Марена посыпались блага: слава, почести, деньги. Но этого было мало. После ее прощания с Белым домом он постарается, чтобы она вернулась к нему. Она не понимает, что теперь их узы стали еще крепче, чем прежде.

– Не знаю, что бы я без тебя делала, Скотт.

Лайза в постели. Лайза, смеющаяся над его шутками. Слезы на глазах Лайзы, сообщающей ему о своем намерении выйти за Бена.

– Как только у меня появятся новости, я дам тебе знать.

– До встречи, Скотт. Конец связи.

* * *

– Доктор Марен?

Он обернулся и увидел рыжеволосого молодого человека в халате санитара.

– Меня вызывают?

– Понятия не имею. – Незнакомец вошел в кабинет и запер дверь. – Меня зовут Джил Прайс. Мне надо с вами поговорить.


Бейнбридж, 8.40 утра


Лаборатория Криса Теллера помещалась в домике на окраине Бейнбриджа. Снаружи это дощатое строение, увитое плющом, больше напоминало беседку, чем научное учреждение. Даже табличка, утверждающая, что здесь занимаются серьезными делами, была так мала, что Ева проскочила бы мимо, если бы ее проводником не был едущий впереди Гэри.

– Вы будете утверждать, что здесь творят чудеса? – осведомился шепотом Логан.

– Видимость часто обманчива. Гэри доверяет Тел-леру, значит, и у меня нет оснований в нем сомневаться. – Она остановилась рядом с «Вольво» Гэри. – Хочешь, чтобы мы вошли вместе с тобой?

– Валяйте, если хотите все испортить! Думаете, в маленьких южных городках не смотрят телевизор и не читают газет? Оставайтесь здесь. Возможно, мне придется задержаться.

Ева проводила Гэри признательным взглядом. Он не шагал, а парил над землей. Казалось, он снова обрел молодость. Она мысленно сравнила его с Айвенго, готовым сразиться с Черным Рыцарем.

– Успокойтесь. – Логан разжал пальцы Евы, судорожно вцепившиеся в руль. – Ничего ужасного его там не ждет. В худшем случае – от ворот поворот.

– Напрасно мы позволили ему ехать.

– Сомневаюсь, чтобы мы сумели ему помешать. – Логан уселся поудобнее. – Что это за священнодействие? Вы сказали, что анализ займет не один день, и то в случае, если Кесслер убедит Теллера поднажать. Почему идентификация ДНК занимает так много времени?

– Из-за радиоактивного зондирования.

– Чего-чего?

– Это ваш метод развлекать даму?

– Предположим. Но мне действительно непонятна суть анализа. Если не считать крох, которые я усвоил во время процесса над О. Джеем Симпсоном… Между прочим, суду ДНК тоже оказалась не по зубам.

– Ну, так слушайте. Цепочка ДНК, добытая из зубной эмали красавчика Бена, растворяется в ферментном растворе, действующем на определенные точки цепочки, что приводит к ее разрушению на отдельные фрагменты. Небольшое количество ДНК переносится в емкость с особым гелем, подвергаемым обработке электрическим током. Ток собирает фрагменты, располагая их по длине и весу.

– Жду не дождусь радиоактивного зондирования.

– Лаборант переносит фрагменты на нейлоновую мембрану и производит их радиоактивное облучение. При этом на ДНК помечаются особые точки. Затем все накрывается на несколько дней рентгеновской пленкой для проявления. В итоге получают изображение ДНК – темные полоски на рентгеновском снимке.

– Это и есть отпечаток ДНК?

– Да. Существует всего один шанс из миллионов, что у двух людей этот отпечаток – мы называем его «профиль» – окажется одинаковым.

– Есть способ ускорить зондирование?

– Не так давно я слыхала об одном новом методе, но лаборатории не спешат брать его на вооружение. Он называется «химическая люминесценция». Радиоактивное зондирование заменяется химическим: за счет взаимодействия с химическими реагентами излучаются протоны света.

– Кто такие протоны?

– Частички света. При их попадании рентгеновская пленка экспонируется, что дает все те же темные полоски ДНК, как и при радиоактивном методе. Крупные лаборатории постепенно переходят на химический метод, но в этой, маленькой, еще могут работать по старинке. Мы все узнаем от Гэри. Постучите на всякий случай по дереву.

– Я-то думал…

– Я предупреждала, что это потребует времени.

– Да, но ждать несколько дней…

– Смените пластинку! – грубо оборвала его Ева. – Я не хуже вас знаю, что времени у нас в обрез. Будем надеяться, что Гэри вернется с добрыми вестями.

– Судя по тому, что вы вытворяете с несчастным рулем, надежды кот наплакал. Она отдернула руку от руля.

– От вас никакой помощи.

– Почему, я стараюсь… Я на все готов. Хотите, ворвусь в лабораторию и выставлю Кесслера за дверь? Я могу, только прикажите. Знаете, как я соскучился по реальному делу? Надоело стоять в стороне и наблюдать, как рискуют другие.

Господи, еще один Айвенго! От Логана она ждала этого меньше всего. Впрочем, он должен был закалить характер после страшного года у изголовья умирающей жены. Такие, как он, не мирятся с поражением. Он изображал спокойствие, но нетерпение и готовность идти напролом сквозили в каждом его жесте, каждом слове. Боже, зачем ты создал мужчин такими непроходимыми идиотами?

– Сидите и не рыпайтесь! Мне не хочется угодить в тюрьму или психушку из-за того, что вы со скуки дадите волю своим неандертальским инстинктам!

Она видела, что он разочарован.

– Вряд ли неандертальцы были знакомы со скукой, – сказал он, надеясь отвлечься философией. – С таким неразвитым мозгом, при такой короткой продолжительности жизни, в непрестанных заботах о выживании не особенно заскучаешь!

– Настоящий автопортрет!

– Правда? Какая же деталь мне особенно удалась?

Конечно, неандертальцем Логан не был. У него хватало ума и харизмы, к тому же он, подобно самой Еве, руководствовался в жизни твердыми правилами. Она виновато отвела взгляд.

– А вы не такой уж обманщик… Вы были искренним, говоря, что не преследуете политических интересов. Вы решили спасти мир: не больше и не меньше!

– Ничего подобного! Я делаю это потому, что боюсь не сделать. На случай, если обрушится небо, я хочу сделать все от меня зависящее, чтобы это предотвратить. – Он взял Еву за подбородок, повернул ее голову, заглянул в глаза. – У меня развитое чувство ответственности. Совсем как у вас.

Его прикосновение повергло ее в трепет. Его слова, сами его мысли взволновали ее до глубины души. Она отстранилась, отвернулась к окну.

– Я, в отличие от вас, довольствуюсь в жизни малым. Зато у меня есть призвание.

– Избрав такую карьеру, вы поступили наихудшим образом. Почему вас никто не остановил? Почему Квинн не продержал вас на острове подольше, не дождался, пока у вас притупятся воспоминания?

Ева окинула его удивленным взглядом. Она не ожидала, что он так ошибается на ее счет.

– Он знал, что это для меня единственный способ выжить.

– Какое же это выживание? Вы помешались на работе, махнули рукой на личную жизнь! Никогда еще не встречал настолько одержимых женщин. Вам бы лучше…

– Отстаньте, Логан.

Он вздохнул.

– Пожалуйста. Больше не стану лезть не в свое дело.

– Вот и не лезьте.

– Только мне почему-то кажется, что это меня касается.

– Вы привыкли командовать людьми.

– Вот-вот. – Он вынул из кармана телефон. – Организационный инстинкт! Стоит мне заметить, что что-то делается не так, у меня появляется желание навести порядок. – Он стал тыкать в кнопки пальцем с такой яростью, словно телефон превратился в его личного врага. – Вы – ходячее пособие по не правильной жизни.

– Вас это не касается. Я своей жизнью довольна. Кому вы звоните?

– Джилу.

– Сейчас? Зачем?

– Что-то давненько он молчит. – Логан нажал клавишу соединения. – А главное, мне надо отвлечься.

Ева испытывала ту же потребность. Истекшие минуты потребовали слишком большого напряжения душевных сил.

– В чем дело? – спросил Логан, обращаясь к Джилу. – Почему не звонишь? Да, настроение хуже некуда! – Он выслушал ответ. – Не дури! Вдруг это ловушка? На счету у Марена уже есть одно убийство.

Ева затаила дыхание.

– Не смей! Да, она здесь. Нет, я не позволю вам ворковать. Довольствуйся мной.

Ева привлекла внимание Логана нетерпеливым жестом. Он выругался и сунул ей телефон.

– Полный кретин!

– Я слышал, как он меня нахваливает, – сказал Еве Джил. – Видимо, не в настроении. Потому я и попросил передать трубку вам. Я сейчас не в том состоянии, чтобы выносить крики.

– Что с вами случилось?

– Пока ничего, но я иду по тонкой ниточке. С Мареном надо держать ухо востро.

– Вы предложили ему сделку?

– Он все отрицает и делает вид, что не понимает, о чем речь.

– Логичная реакция. Другой я не ожидала.

– А я по-прежнему надеюсь, что наша тактика сработает. Я вижу, что бью в самую точку. Марен не вызвал больничную охрану, а это уже добрый признак. Я предложил ему хорошенько поразмыслить и встретиться со мной на берегу канала сегодня в семь.

– Он не придет. Он посоветуется с Лайзой Чедберн и устроит вам западню.

– Не исключено.

– Нет, только так! – Телефон хрустнул у Евы в кулаке. – Вы с Логаном убедили меня, что она уговорила Марена совершить убийство. Неужели он поверит вашим утверждениям, что она собирается его предать?

– Он умен, его нелегко провести. Мне с трудом верится, что она сумела превратить его в своего сообщника и убийцу Чедберна. Думаю, мне удастся ему внушить, что надо быстрее выходить из игры, иначе ему несдобровать.

– Не встречайтесь с ним, Джил!

– Придется встретиться. Если я справлюсь с Мареном, то следующей станет сама Лайза Чедберн. Я сообщу о результатах. – Джил прервал связь. Ева вернула телефон Логану.

– Он не отступится.

– Говорю же, кретин! – проскрежетал Логан.

– Раньше вы отзывались о нем как об опытном профессионале.

– Я никогда не говорил, что он принимает наилучшие решения. Эта встреча сегодня вечером – ошибка.

Ева была того же мнения. Марен вряд ли продаст Лайзу Чедберн – она держит его в тисках. Сомневаться в прочности тисков не приходилось. Если только сама Лайза перестанет в них нуждаться…

– Представляю ее ярость!

– Чью? – не понял Логан.

– Лайзы Чедберн. Марена она скорее всего считает своей собственностью. Она очень рассердится на нас за попытку их поссорить.

– Трудно себе представить, чтобы она держалась за такую собственность. Все равно она решила им пожертвовать.

– Почему вы считаете, что она всегда действует логично? У нее есть эмоции, как у любого из нас. Узнав, что мы вычислили Марена, она занервничает, может, даже запаникует. Это станет для нее неожиданностью. Она рассчитывает, что никто ни о чем не догадывается.

– В таком случае Джил может оказаться прав. Марен способен утаить факт встречи с ним.

– Но вы считаете это маловероятным? Он кивнул.

– Что мы должны в таком случае предпринять?

– Вы останетесь здесь, ждать вместе с Кесслером результатов, а я полечу в Вашингтон и пойду вместе с Джилом на эту встречу.

– Вдруг вас узнают?

– Наплевать!

– Или поймают в ту же ловушку.

– Я не дамся. – Логан вылез из машины и подошел к окну с водительской стороны. – Мне нужна машина.

Я доеду до Саванны, а там сяду в самолет. Вы вернетесь в мотель с Гэри.

Она медленно покинула автомобиль, взяв с заднего сиденья сумку с черепом.

– А как же результаты анализа?

– Под вашу ответственность. Вы сами твердите, что они будут готовы только через несколько дней. – Он сел за руль. – Я здесь лишний.

Айвенго тоже хотел действовать, штурмовать замки… Ева с трудом сдержалась, чтобы не врезать ему по физиономии.

– Держите меня в курсе событий. – Она распахнула дверцу «Вольво». – Если, конечно, останетесь в живых.

– Останусь! – Логан запустил двигатель. – Я вернусь завтра. Берегите себя! – Он нахмурился. – На вас мало надежды. Я позвоню из аэропорта Кесслеру и велю ему заплатить охране Теллера, чтобы они сторожили вас в мотеле до моего возвращения.

– Как он объяснит это Теллеру?

– До сих пор он проявлял изобретательность. Что-нибудь придумает.

– Думаю, Тимвик по-прежнему занят университетом Дьюка. Нас не скоро выследят. Эту лабораторию никто не сочтет судебно-медицинской.

Она говорила это скорее для самоуспокоения, так как не была уверена, что идея с университетом Дьюка послужила достаточным отвлекающим маневром. Лайза Чедберн не станет ограничиваться Логаном: для этого она слишком ценит женщин.

– Охранник перед мотелем вам не помешает. Но вы тоже будьте настороже, не забывайте запираться, – посоветовал Логан. – Как только заметите что-нибудь подозрительное, звоните мне.

– Я буду осторожна.

– Мне пора, Ева, – проговорил он нехотя. – Джил – мой друг, я его в это втравил, мне и расхлебывать.

Она села в «Вольво» и поставила сумку на пол.

– Тогда не тяните. – Она окинула его холодным взглядом. – Вы мне не нужны, Логан. Ни раньше, ни теперь. Я справлюсь сама.

– Не выпускайте из рук череп Бена.

– Разве у вас есть основания опасаться, что я отдам его кому-нибудь поиграться? – Ева горько усмехнулась. – Я не хуже вас знаю, какая это важная улика.

– Дело не в этом…

– Поезжайте. – Она махнула рукой. – Помогите Джилу. Это ваш долг.

– Откуда столько неудовольствия? Я думал, Джил вам симпатичен.

– Правильно думали. Вот я и пекусь о его безопасности.

Но в не меньшей степени Ева боялась за жизнь самого Логана. Чем больше она думала о Лайзе Чедберн, тем сильнее становился ее страх.

– Не собираюсь с вами спорить. Это не принесет никакой пользы. До свидания, Логан.

Он никак не уезжал.

– До свидания!

Логан выругался себе под нос и задним ходом выехал со стоянки. Минута – и он скрылся из виду.

Она осталась одна. «Тебе нельзя оставаться в одиночестве, мама…»

Но она привыкла к одиночеству. Любой одинок, когда закрыты двери и нет выхода во внешний мир. И все же сейчас Еву охватило странное чувство: такого одиночества она не чувствовала еще никогда.

– Где Логан?

Она оглянулась и увидела Гэри.

– Подался на север, помогать Джилу Прайсу. Ты что-нибудь выяснил?

– Новости, как всегда, делятся на плохие и хорошие. Хорошие состоят в том, что Крис перешел на химико-люминесцентный метод. Результат может быть готов уже сегодня.

– А плохие?

– Он оказался слишком занят. – Гэри поднял руку. – Я все знаю без твоих уговоров. Он уступит, просто я должен еще поднажать. Пусть не сегодня, но завтра мы обязательно что-нибудь получим, хотя бы предварительные результаты. Я всего лишь решил познакомить тебя с положением дел на настоящий момент. – Он отдал ей ключи от машины и зашагал обратно в лабораторию. – Уезжай в мотель, – бросил он через плечо. – Мне, видимо, придется засидеться здесь за полночь. Приеду на такси.

Ей не хотелось в мотель: лучше бы чем-то помочь в лаборатории. Сидеть сложа руки было невозможно. Но своим вмешательством она перечеркнула бы все, чего успел добиться Гэри.

Она завидовала Гэри и Логану, ухватившимся за возможность проявить активность, пусть не очень полезную. Но для нее бессмысленное копошение исключалось. Ее жизнь строилась на надежном фундаменте здравомыслия. Не в ее характере было поступать на авось.

Почему она вообразила Лайзу Чедберн сверхженщиной? Скоре всего, Логан не ошибся, говоря, что какое-то время ей и Гэри не будет грозить опасность. Оставалось расслабиться. После нескольких напряженных дней ей следовало поблагодарить судьбу за передышку в скучном Бейнбридже.

* * *

– Количество домов в Ланире, подлежащих проверке, сократилось всего до четырех, – сказал Тимвик взявшему трубку Фиску. – Все они сняты позавчера.

– На фамилию Уилсон?

– Откуда я знаю? Думаешь, она воспользовалась своей настоящей фамилией?

– Когда снимаешь домик, надо вносить задаток. Значит, в ход идет кредитная карточка.

– Откуда у нас уверенность, что она не прибегла к подложной? Думаешь, Логан не предусмотрел бы такую безделицу? Бери ручку. – Тимвик продиктовал все четыре адреса. – Принимайся за дело.

– Примусь, как только смогу.

– То есть как?

– Вы сами велели мне заняться Кесслером. Я нахожусь в Эмори, Кесслер неожиданно уехал вчера утром.

– Куда?

– Неизвестно. Я как раз собираюсь потолковать с его ассистентом.

– Мамаша важнее! Кесслер – побочная ветвь. Если Логану понадобится эксперт, он обратится в университет Дьюка.

– Раз уж я здесь, нелишне проверить.

– А я говорю, брось! Поезжай в Ланир.

– Предположим, я ее найду. Что дальше?

– Жди моих последующих распоряжений.

– Я говорил, что не люблю заниматься слежкой. Мое дело – найти ее. Слежку поручите кому-нибудь другому.

На том конце провода установилось молчание. Трус Тимвик не любит работать под диктовку. Что ж, пришло время привыкать. Партия обернулась по-новому, на доске властвует ферзь. Но дуралею Тимвику этого не положено знать.

– Учти, Фиск, тебя всегда можно заменить.

– На данной стадии это было бы затруднительно. Почему не позволить мне делать то, что у меня получается лучше, чем у остальных?

Снова молчание, уже не просто холодное, а ледяное.

– Хорошо. Как только обнаружишь мамашу, доложи.

Фиск спрятал телефон и быстро зашагал к общежитию, где проживал Боб Спенсер, ассистент Кесслера. Он собирался представиться старым другом Кесслера, пригласить Спенсера поужинать и все из него вытянуть. Даже не зная, куда отправился Кесслер, ассистент мог назвать лабораторию, услугами которой тот обычно пользовался. Лайза Чедберн велела выяснить, где проводятся анализы. Фиск был уверен, что задание будет выполнено без промедления.

* * *

– Он знал? – пролепетала Лайза. – Боже, Скотт, он ЗНАЛ?

– В общих чертах. Думаю, Логан просто догадался.

– И отправил этого Прайса выложить на стол все карты! Зачем?

– Он предложил сделку, – ответил Скотт, помолчав. – Ты нужна им больше, чем я.

– Что за сделка?

– Я уезжаю из страны, вообще исчезаю, покупаю новые документы. Они меня отпускают, если я даю показания против тебя.

Ей стало страшно. Она всегда признавала ум Логана и знала, что он может ее заподозрить, но надеялась, что Скотт останется вне подозрений.

– Ложь! Они не дадут тебе уйти.

– Возможно.

У нее свело судорогой живот.

– Признайся, Скотт, это прозвучало соблазнительно? Хотя бы чуть-чуть?

– О чем ты говоришь? Я тебе звоню. Стал бы я звонить, если бы соблазнился предложенной сделкой?

– Нет. Не сердись. Просто мне страшно. Я подумать не могла, что они тебя вычислят.

Боже, ее искусная конструкция рушится на глазах! А впрочем, еще не все потеряно. Надо подумать, кое-что подправить, укрепить…

– Ничего, мы выпутаемся. Вот везение номер один: они воображают, что ты пошел на сотрудничество. В противном случае они могли бы предать дело огласке.

– Этот путь мы им отрезали.

– Ты закончил с историей болезни?

– Да, сразу после ухода Прайса. Паника несколько улеглась. Все обойдется!

Лайза уже видела пути к отступлению, к перегруппировке сил.

– Вот и слава богу! Я поговорю с Кевином. Он запустит кампанию. Мы победим, Скотт!

– Ты уверена?

– Даю тебе слово.

– Ты уже многое мне обещала, Лайза, – произнес он устало.

– Разве хотя бы одно мое обещание осталось невыполненным? Все эти годы ты жил припеваючи.

– Думаешь, я не добился бы этого без тебя?

– Я так не говорила, Скотт.

– Прости, – сказал он, помолчав. Она уловила в его тоне незнакомые нотки. Любая перемена в его настроении требовала внимания, ибо сулила опасность. Ситуация не позволяла расслабляться.

– Что тебя гложет?

– Прайс не ограничился этим. Он рассказал мне о трех недавних убийствах, очень выгодных тебе, и спросил, не боюсь ли я стать следующей жертвой.

– И что ты ему ответил, Скотт? Неужели после стольких лет ты боишься, что я способна тронуть хотя бы волос на твоей голове?

– Вроде бы нет, – ответил он неуверенно.

– Этого недостаточно. У тебя есть все основания для стопроцентной уверенности.

Он ничего не ответил. Она крепко зажмурила глаза. Только не сейчас! Сейчас он не имел права сомневаться.

– Мы еще поговорим. Я докажу тебе свою искренность. А сейчас мы должны аккуратно устранить Прайса, чтобы обезопасить тебя.

– И тебя.

– Хорошо, нас обоих. Ты должен встретиться с Прайсом. Я подошлю туда Тимвика.

– Как все это устроится?

– Мы захватим Прайса, чтобы обменять его на череп. Череп необходимо вернуть любой ценой!

– Полагаешь, Логан согласится на обмен?

– Надо попытаться. Ты должен мне доверять, Скотт. Я не позволю, чтобы Логан хоть как-то тебе навредил. Ты слишком много для меня сделал.

После этого разговора Лайза долго не могла унять сердцебиение. Не помогало даже глубокое размеренное дыхание. Но постепенно самовнушение дало результат. Она убедила себя, что судьба устраивает ей новое испытание, из которого она должна выйти с честью.

Другое дело, что всего этого можно было легко избежать. Если бы Тимвик не напортачил в похоронной конторе, никто не заподозрил бы Скотта, и ей не пришлось бы сейчас принимать тяжелые решения. Паника уступила место злобе. Логан и Дункан подкрались к ней так близко, что она теряет контроль над ситуацией. Очень непривычно!

Ничего, она справится, она еще над всеми восторжествует! Выход существует, не может не существовать. Она позвонит Тимвику и поставит перед ним новые задачи.

Но сперва надо объяснить Кевину, что от него требуется в новых обстоятельствах.

* * *

В восемь вечера Еве позвонил Джо.

– Я раздобыл письмо, написанное Чедберном сестре после смерти их матери, за несколько месяцев до его избрания президентом. Уверен, что конверт от письма вылизан розовым президентским языком.

– Отлично! Как это тебе удалось?

– Лучше тебе не знать подробностей. Зачем превращаться в сообщницу преступника? А вот образца слюны или крови самой Миллисенты Бэбкок я не получил, хотя воображал, что с этим проблем не возникнет. Сегодня вечером я поеду следом за ней и ее мужем в клуб и попробую стянуть ее рюмку. А ты как поживаешь?

– Отлично! Гэри получит результат анализа ДНК гораздо раньше, чем мы предполагали.

– Я рад. – Пауза. – Логан хорошо о тебе заботится?

Ей не хотелось отвечать: Джо вышел бы из себя, если бы узнал, что Логана след простыл.

– Я в состоянии сама о себе позаботиться, Джо.

– Жаль, что я не с тобой. Надо было натравить на миссис Бэбкок самого Логана. Я думал, что у меня это выйдет лучше, а получается, что мы жертвуем тобой.

– Как видишь, я еще жива. А ты уже сегодня получишь желаемое.

– Лучше так, чем бить бедную женщину по голове и сцеживать кровь у бездыханной. Почему ты не смеешься? Я так тонко пошутил, а ты…

– Прости, но сейчас меня ничто не может рассмешить.

– Меня тоже. Завтра я постараюсь вернуться, ты уж потерпи!

– Джо! – крикнула она, не давая ему отключить связь. – Ты звонил Диане?

– Да, до отлета из Атланты.

– Она будет за тебя тревожиться. Я и так страдаю от чувства вины, что вовлекла тебя в эту историю. Не хочу, чтобы мучилась еще и она.

– Я позвоню.

– Прямо сейчас?

– Да, черт побери! – Короткие гудки.

Хорошо хоть, что Джо жив и, как водится, пытается ее защитить… Завтра, когда он вернется, она избавится от чувства одиночества. В обществе Джо ей всегда казалось, что она дома.

Осталось дождаться звонка Логана. Только бы с ним и с Джилом ничего не случилось!

* * *

«Звони! – приказал себе Джо. – Ты дал Еве слово, что позвонишь Диане, а слово полагается держать».

Он набрал свой домашний номер. Диана немедленно подняла трубку.

– Привет, детка! Просто решил дать о себе знать. Как делишки?

– Где ты, Джо?

– Я же говорил: за пределами города, по работе. Думаю, скоро вернусь.

– Что за работа?

– Тебе это неинтересно.

– Как раз интересно! – сказала она многозначительно. – Ты думаешь, я дура? Я устала притворяться слепой. Достаточно посмотреть телевизор… Опять Ева?

Он молчал. Он знал, что Диана далеко не дура, потому и надеялся, что она сделает вид, будто проблемы вообще не существует, как поступала всегда при угрозе размолвки.

– Значит, Ева?

– Да.

– Дело зашло слишком далеко, Джо. – У нее дрожал голос. – Как долго, по-твоему, я смогу с этим мириться? Мы так хорошо живем, но ты, кажется, готов пожертвовать ради нее всем, чего мы с тобой достигли. Неужели она этого стоит?

– Ты ведь знаешь, я не могу от нее отвернуться.

– Мне ли не знать! Никто не знает этого лучше меня! Я думала, что смогу это проглотить, но она все бесцеремоннее вторгается в твою жизнь. Интересно, зачем ты вообще на мне женился, Джо Квинн?

– Ты расстроена. Давай поговорим, когда я вернусь домой.

– Если ты вернешься домой… Если не расстанешься из-за нее с жизнью! – И Диана швырнула трубку.

Надо же было так все испортить! С чего он взял, что из этого брака выйдет что-то путное? Он отдавал ей все, что мог, все, чего, по его мнению, она могла пожелать. Искренне пытался быть честным и добрым. Но Диана оказалась гордячкой, а он не мог не причинять ей боль, как ни старался. Каждое слово Дианы было чистой правдой. Она имела полное право недоумевать, зачем он на ней женился.

Оставалось надеяться, что она никогда не докопается до ответа.

18


Логан вылез из машины и почувствовал запах сырости и гнили, сразу напомнивший ему о событиях на кукурузном поле в Мэриленде. Воспоминание было не из приятных, зато помогало отвлечься. Впрочем, оскорбленное лицо Евы, обнаружившей, что ею воспользовались как приманкой, все равно упорно стояло перед его мысленным взором.

– Чудный запах! – прокомментировал Джил, спускаясь к реке. – Напоминает о доме.

Место было пустынное, без единого деревца. Джил решил устроить решающую встречу на пятачке, где негде было укрыться.

– Ты имеешь в виду Мексиканский залив? Ты, кажется, родом из Мобила?

– Из городка неподалеку.

– Вот-вот. Глубокий Юг!

– Где еще я научился бы любви к музыке Гарта Брукса?

Логан вглядывался в берег. К сожалению, луну закрывали тучи.

– Ты твердишь, что стиль кантри универсален.

– Все равно, у каждого есть родная планета. – Джил покосился на Логана. – Успокойтесь, все будет нормально. Здесь мы любого увидим за милю. Если это окажется не Марен, мы успеем удрать.

– А если нас отрежут от машины?

– Тогда мы пустимся вплавь.

– У меня есть предложение получше. – Логан облегченно перевел дух. Из-за туч вышла луна, и он заметил металлический блеск. – Я нанял катер. Он нас ждет.

– Вы неисправимы, Джон! – сказал Джил со смехом.

– Просто не люблю оказываться на воде без плавсредств.

– Думаете, я не позаботился бы о катере, если бы не был уверен, что это сделаете вы?

– Не знаю. Эта встреча – твоя выдумка. Почему ты не ограничился телефонным звонком?

– Потому что на Марена придется надавить. Телефонную трубку можно просто бросить.

– А по-моему, тебя притягивает смертельный риск.

– Вот уж нет! Вы рискуете больше, чем я. Я в этом месяце уже получил свою пулю и теперь могу жить припеваючи. А вот вам следовало остаться в Джорджии. Я справился бы с этим делом сам.

Логан промолчал.

– Наверное, вы беспокоились, как бы со мной не стряслась беда. Никому не захочется жертвовать таким блестящим соратником. А главное, у вас не так уж много друзей, которые взялись бы компенсировать отсутствие у вас элементарного чутья. Мне следовало предвидеть, что вы сядете в самолет из чисто эгоистических соображений.

– Из чисто эгоистических.

– Видите, вы сами это признаете.

– Конечно! Я не мог больше усидеть в Бейнбридже. Ведущие тамошнего радио помешались на Хэнке Уильямсе.

– Неужели? Самое место для меня!

– Пожалуй. У меня готов для тебя билет на самолет. – Логан стиснул зубы. – Если, конечно, ты переживешь этот вечер.

– Нам стоит попытать судьбу, Джон, – проговорил Джил серьезно. – Я зацепил Марена за живое.

– Где же он?

– Мы приехали раньше времени. Он обязательно появится.

До момента встречи оставалось всего сорок минут, но на берегу не было заметно никакого движения. Если им и приготовили ловушку, то видимые признаки этого начисто отсутствовали.

Возможно, Джилу действительно удалось убедить Марена. Тогда через какой-то час все останется позади, и их возня с черепом Бена утратит прежнее значение.

Но где же Марен?

* * *

Охранник, болтавший с клерком бюро информации, поднял голову.

– Добрый вечер, доктор Марен, – сказал он, улыбаясь. – Долго вы засиделись!

– Сплошные бумаги! Никуда от них не деться. Спокойной ночи, Пол.

Марен вышел из стеклянных дверей и направился к своему классическому «Корветту» 1957 года. Полчаса – и он будет на берегу канала, где его ждут.

Он вырулил со стоянки и свернул налево. Если все сложится удачно, то к моменту, когда он доберется до места, все уже будет закончено. Тимвик расправится с Прайсом и без приманки по имени Марен.

Раз так, зачем он туда едет? Может быть, капкан поставлен вовсе не на Прайса?

Прайс отравил его ядом: Лайза, смерть… Но все это не правда! Прайс может всего лишь строить догадки, ибо не располагает доказательствами. Лайза и Марен составляют одно целое. Она знает это не хуже, чем он.

На перекрестке его остановил красный сигнал светофора. Он был готов видеть в этом символ. Осторожность не повредит. Лучше не встречаться с Прайсом, а возвратиться домой и ждать звонка Лайзы с рассказом о происшедшем.

Решение было принято, и Марен испытал облегчение. На следующем перекрестке он повернет направо, чтобы через десять минут оказаться дома, в безопасности.

Перед очередным перекрестком он лишь слегка притормозил, не обращая внимания на красный свет. Помех движению как будто не было. В этот поздний час улицы почти вымерли. Он надавил на газ.

К перекрестку приближался огромный мусоровоз. Марен слишком разогнался, чтобы избежать столкновения. Грузовик изо всей силы врезался в «Корветт» и пригвоздил его к фонарному столбу. Звон стекла, скрежет металла, треск костей. Кровь.

Лайза!

* * *

К ним приближался мужчина – судя по высокому росту, Марен.

– Я же говорил, что он у меня на крючке! – прошептал Джил.

С юга донесся низкий гул. У Логана упало сердце.

– Держи карман шире!

Сверху в них ударил голубой луч прожектора, уши заложило от биения вертолетных винтов.

– Пригнись и беги к катеру!

Джил обошелся бы без подсказки. Человек, опрометчиво принятый ими за Марена, тоже перешел на бег. У уха Логана просвистела пуля.

– Мерзавцы!

Джил уже отвязывал катер. Вертолет не давал им выпрямиться, заливая мертвенным голубым светом. Логан запрыгнул в катер и дернул трос, запуская двигатель.

Из вертолета дали автоматную очередь, вода покрылась фонтанчиками.

– Ложись!

Логан пустил катер зигзагами, стараясь не попадать в конус света.

– Главное – достичь залива. Там мы скроемся под деревьями, а они побоятся стрелять в таком населенном месте. Мы покинем катер и…

Новый град пуль, в этот раз гораздо ближе. Слишком близко! Луч прожектора превращал Логана и Прайса в безупречные мишени. Трудно было понять, как опытные стрелки умудряются не поразить цели. Разве что они намеренно промахиваются… Видимо, люди в катере нужны им живыми. Череп! Господи, им подавай череп!

Катер свернул в залив и исчез под низко нависающими деревьями. Но считать это спасением преждевременно. Сначала нужно было покинуть катер. Логан причалил к берегу, заглушил мотор. Где-то неподалеку слепо крутился вертолет.

– Мы доберемся до ближайшего дома и попробуем обзавестись каким-нибудь транспортом…

Джил не сводил с него остекленевшего взгляда. В его глазах ничего нельзя было прочесть.

– Джил?..

* * *

Почему Логан не позвонил?

Ева перевернулась на другой бок, посмотрела на светящийся циферблат будильника. Три часа ночи. У Логана было полно времени, чтобы набрать ее номер и сообщить, что они с Джилом целы и невредимы.

А вдруг с ними случилось несчастье? Вдруг они угодили в западню?

Спать! Ее и их разделяют многие сотни миль. Ее бодрствование им не поможет.

Почему она проводила Логана такими бездушными словами? Теперь ее мучили угрызения совести, как будто он уже к ней не вернется.

К ней ли? К Бену, к черепу, только не к ней…

* * *

В 7.30 утра в дверь постучал Кесслер.

– Ты должна это увидеть. – Он включил в ее номере телевизор. – Пресс-секретарь президента выступил с заявлением. Си-эн-эн дает его повтор.

На экране появилась физиономия Кевина Детвила.

– Посмотри на него! – пробормотал Кесслер. – Даже зная, что это не Чедберн, я не могу не…

Журналисты обстреливали вопросами Джима Дугласа, президентского пресс-секретаря.

– Человек, погибший в огне, не был Джоном Логаном?

– Так следует из оперативной информации. Погибший в Барретт-Хаус опознан как Абдул Джамал.

– Вы полагаете, что замышлялось убийство?

– Я бы с радостью ответил вам «нет». Уверяю вас, президенту не нравится быть мишенью для злоумышленников. Но пожар произошел именно тогда, когда он должен был посетить Барретт-Хаус, поэтому мистер Тимвнк вынужден считаться с этой версией и усилить охрану.

– Инициатором заговора считается Джон Логан?

– Мы искренне надеемся, что это не так. Находясь на противоположной стороне политического спектра, президент никогда не переставал его уважать. Он ожидает от Логана внятных разъяснений случившегося. Пока таковых не последует, мы будем вынуждены считать Логана угрозой для президента и страны. Джамал был известным террористом и убийцей, поэтому Секретная служба полагает, что посещение президентом Барретт-Хаус оказалось бы трагической ошибкой.

– Передают, что тело почти полностью уничтожено. Как вам удалось получить ДНК и сравнить его с данными Джамала?

– Мистер Тимвик распорядился о соответствующей проверке.

– Значит, вы заранее подозревали, что в Барретт-Хаус засел Джамал?

– Когда президент куда-то едет, мы тщательно отрабатываем вопросы безопасности. Все вы знаете, с каким фанатизмом Логан добивался, чтобы президент не был избран на второй срок. Узнав о возможных контактах мистера Логана с Джамалом в ходе его последнего посещения Японии, мистер Тимвик поручил специалистам в Бетесде заняться Джамалом. – Пресс-секретарь поднял руку. – Это был последний вопрос. Президент просил меня заверить вас, что никакие угрозы не помешают ему присутствовать на похоронах друга и исполнять в полном объеме президентские обязанности. – С этими словами Джим Дуглас покинул зал.

Канал показал последнюю съемку президента в Розовом саду: он улыбался Лайзе Чедберн, та отвечала ему улыбкой, означавшей заботу и поддержку.

Ева выключила телевизор.

– Представляю, какие силы брошены на поиски Логана!

– Конечно, – согласился Кесслер. – Ведь он – главный подозреваемый. А ему на пятки наступаешь ты.

Она сложила руки на груди, чтобы они меньше дрожал и.

– Значит, я для них – убийца и террористка?

– Ты слишком высокого мнения о себе. Ты – всего лишь подручная. В убийцах щеголяет Джамал. Они считают, что у Логана с Джамалом вышли нелады из-за условий покушения. Последовала ссора, закончившаяся убийством.

– Подожженный дом – средство замести следы?

– Именно так.

– Что за нелепость! В подобную версию не поверит даже последний простак. Логан – респектабельный бизнесмен. Как такой человек мог снюхаться с террористами?

– А по-моему, версия выглядит достаточно стройно, – возразил Гэри. – Средний американец, сидящий перед телевизором, охотно верит всему, что исходит от властей, а общественность страны не слишком симпатизирует крупному бизнесу. Разве ты не слыхала, что единственный способ заставить поверить в большую ложь – украсить ее мелкими истинами? Дуглас особенно упирал на два момента: политический «фанатизм» Логана и его поездки за пределы страны. Они начали с достоверных фактов, присовокупив к ним генетику и страх среднего американца перед иностранными террористами. Получился вполне привлекательный набор.

Если все это так, то у Логана нет надежды уцелеть: стоит ему появиться на виду, как в него всадят пулю.

– Как хорошо она все спланировала! – Еве самой было трудно поверить в свои слова. – Когда в Барретт-Хаус нашли обгоревшее тело, Детвил выступил с восхвалениями Логана и сообщил, что в ближайший уикенд собирался к нему в гости. Мы решили, что Лайза намерена совершить руками Марена подлог ДНК и доказать, что погибший – Логан. На самом же деле у нее было другое на уме.

Кесслер согласно кивнул.

– Назвав погибшего Джамалом, они сделали ваше положение гораздо сложнее.

Сложнее… Кошмар – вот самое подходящее словечко!

– Теперь любое полицейское подразделение встретит Логана дружным залпом!

Если только им еще осталось в кого палить! Не исключено, что Логана уже нет в живых. Почему он ей не позвонил?

Впрочем, пресса не преминула бы устроить шум по поводу его поимки или ликвидации. На ум пришли заключительные слова президентского пресс-секретаря.

– Кстати, о чьих похоронах говорил Дуглас?

– Скотта Марена. Он погиб вчера поздно вечером в автомобильной катастрофе. Только что объявлено, что похороны состоятся через два дня.

Ева с трудом удержалась на ногах.

– Что?!

– Его «Корветт» столкнулся с мусоровозом. Знаешь, какие это чудища?

– Где это произошло? Уж не там ли, где намечалась его встреча с Джилом?

– Нет, всего в нескольких кварталах от больницы. Полиция считает, что у машины бедняги доктора отказали тормоза.

– Еще одно убийство!

Гэри покачал головой.

– У официальных инстанций другое мнение. Следствие склоняется к версии о несчастном случае. Уважаемый врач, всеобщий любимец… Полиция не усматривает мотива.

– А я говорю, это убийство! – Слишком вопиющее совпадение. Наверное, Лайза решила избавиться от Марена, начав им тяготиться. А из этого следует, что Марен поведал ей о звонке Джила… – На Джила поставили капкан! А Логан полез в него заодно с другом.

– Возможно, но для утверждений у нас нет оснований. Придется ждать. Тебе было бы лучше держаться подальше от лаборатории. Логан предпочел бы, чтобы ты осталась здесь, под наблюдением охранника Теллера.

– Нет, я с тобой!

– В качестве моей телохранительницы? – Гэри усмехнулся. – Много ли проку от сидения в машине на стоянке? Очень благодарен тебе за заботу, но я могу обойтись и сам. Это же в каких-то десяти минутах отсюда! Если ты мне понадобишься, я позвоню.

– Тебе меня не переубедить. Поеду, и точка!

– Как там Логан? Он давал о себе знать?

– Нет.

Гэри погладил ее по щеке.

– У тебя синяки под глазами. Сразу видно, как ты взволнована. Разве не лучше остаться здесь и дождаться его? Опасность угрожает ему, а не мне.

– Я не смогу ему помочь. Я даже не знаю, где он.

– Он молод и неглуп. Такой непременно вернется. – Гэри направился к двери. – Мне пора в лабораторию. Крис обещал, что результаты будут готовы ближе к вечеру, но я предпочитаю его деликатно поторопить.

– Деликатность не в твоем репертуаре, Гэри, – сказала Ева с вымученной улыбкой.

– Возможно, зато я умею добиваться желаемого. – У выхода он задержался. – Оставайся. Машины у тебя нет, а в свой «Вольво» я тебя не пущу.

– Предпочитаю поехать с тобой.

– Транспорт мой, значит, решение принимаю я. Увидимся за ужином. Зайди за мной часиков в восемь. Мне понравилось меню ресторанчика «Бубба Блу». Как тебе название? Слава богу, они доставляют еду на дом, а то нам пришлось бы терпеть опилки на полу, гремучую змею в стеклянной клетке и стенающую певичку. Страшное испытание!

Ева тоже испытывала страх, но по другой причине.

Она закрыла глаза и представила себе Лайзу Чедберн, взирающую на Детвила, как верная жена, полная решимости не дать мужа в обиду.

Увы, настоящая опасность грозила не им, а Логану и Джилу, двум отважным, отчаянным беглецам. Где они сейчас?

* * *

– Боже всемогущий! – прошептала Сандра, не сводя взгляд с телеэкрана. – Ей угрожает опасность?

– Нет, – ответила Маргарет уверенно. – Их не поймали и не поймают. Джон слишком умен, чтобы это допустить. Зачем расстраиваться без причины? – Она выключила телевизор. – Даже я не могу смотреть подобную чушь спокойно.

– Почему она не звонит?

– Она звонила вам вчера.

– Она ведь знает, что я все это увижу… Что же нам делать?

– Продолжать в том же духе: сидеть и ждать, пока Джон решит все проблемы.

– Меня убивает бездействие… – Сандра прикусила губу. – Может быть, что-нибудь предпринять?

– Например?

– У меня есть знакомый в окружной прокуратуре…

– Нет! – резко оборвала ее Маргарет и объяснила:

– Он все равно не сумеет помочь, только наведет на нас кого не следует.

– Не обязательно. Рон умеет быть осторожным.

– Не смейте, Сандра!

– Не могу сидеть, как истукан! Знаю, вы считаете меня дурочкой, но у меня имеется кое-какой жизненный опыт. Предоставьте мне шанс проявить себя в деле!

– Я вовсе не считаю вас дурочкой, – возразила Маргарет терпеливо. – Наоборот, вы добры и умны, и при нормальных обстоятельствах мы с вами поменялись бы ролями. Но в том-то и дело, что обстоятельства ненормальные! Так что наберитесь терпения.

Сандра покачала головой.

– Ну так постарайтесь не думать о неприятном. Как насчет партии в картишки?

– Опять? Вы ведь каждый раз выигрываете. Наверное, провели полжизни в Лас-Вегасе за покерным столом?

– Если честно, то у меня брат – крупье.

– Так я и знала!

– Ладно, забудем про покер. Я пойду на колоссальную жертву и позволю вам накормить меня обедом. Вы хоть понимаете, в каком виде я отсюда выйду?

– Я отвратительно готовлю. Нечего делать вид, что вы другого мнения.

– Почему? Вчерашнее рагу на ужин было лучше, чем чили на обед. Сдается мне, вы делаете успехи.

– У меня столько же шансов стать хорошей кухаркой, как у коровы – взмыть над лугом на крылышках.

Сандра понимала, что лучше было бы уступить. Маргарет невозможно переспорить, к тому же стряпня – хороший способ отвлечься. Она встала.

– Вы победили: я приготовлю горячее. Но за вами салат и сервировка стола.

– Вечно мне достается самое неинтересное! – простонала Маргарет. – Ладно, идет.

* * *

Третий раз ему везло.

Он наблюдал за двумя женщинами, хлопочущими на кухне. До его ноздрей доходил запах жареного мяса и перца, напоминая, что он не успел даже позавтракать. Запах смутил и Пилтона: тот тоже явился на кухню и завел разговор с Маргарет Уилсон.

Фиск отошел от окна и двинулся через заросли к своей машине, оставленной перед пустующим коттеджем. Теперь, найдя Сандру Дункан, он мог позвонить Тимвику и его утешить. Потом он позвонит Лайзе Чедберн и расскажет ей о своих успехах. Впрочем, судя по утренним сводкам новостей, она слишком занята, чтобы вспоминать о Сандре Дункан.

Смерть Скотта Марена оставила у Фиска неприятный осадок. Врач фигурировал во втором списке, переданном ему Тимвиком, и Фиск чувствовал себя обманутым: работу выполнил за него кто-то другой.

Он взял из ящика для перчаток список и зачеркнул фамилию Марен. Слава принадлежала не ему, но он все равно не мог допустить, чтобы состояние списка не соответствовало реальной ситуации.

В список предстояло добавить еще одно имя. «Джо Квинн» – написал он аккуратно. Ассистент Кесслера оказал ему накануне всю необходимую помощь.

На кресле пассажира лежали фотографии Квинна и Кесслера, переданные по факсу Тимвиком. Фиск внимательно вгляделся в каждую. Кесслер стар, устранение такого будет неинтересной рутиной; зато полицейский Квинн выглядит подтянутым молодцом. У Фиска заранее чесались руки.

Он заглянул в дорожный атлас. Ассистент Кесслера ничего не смог сообщить о деятельности патрона в последние дни, зато знал все о его привычках в быту, методах работы, круге общения. Главное, Фиск получил от него исчерпывающие сведения о деятельности исследовательского центра Криса Теллера в Бейнбридже.

Теперь в распоряжении Лайзы Чедберн были мишени на выбор.

* * *

– Как тебе мое заявление? – спросил Кевин у Лайзы. – Может быть, надо было подсказать Дугласу, чтобы он проявил больше суровости?

– Все прошло отлично, – ответила Лайза терпеливо. – Заявление для прессы прозвучало так, как нужно. Ты выразил сожаление, а Логан предстал опасным преступником, за которым мы вправе развернуть охоту.

– Самозащита! – Он кивнул. – Это должно сработать.

– И сработает. – Она подала ему только что распечатанный текст. – Ты должен запомнить вот это. Я хочу, чтобы выступление прозвучало совершенно спонтанным.

– Что это?

– Надгробное слово на похоронах Скотта Марена.

Кевин пробежал глазами текст.

– До чего трогательно!

– Слезоточивый эффект – как раз то, что требуется. Он был одним из лучших друзей Бена.

– И твоим.

Лайза не ожидала этой ремарки и вся напряглась. Ей не понравился тон. Она привыкла не подвергать сомнению слепоту Кевина. Не слишком ли она беспечна?

– Да, он был и моим другом. Он много сделал для меня, как и для тебя.

– Конечно. – Он все еще вчитывался в свою надгробную речь. – Какая странная автокатастрофа!

– Он упорно ездил в своем маленьком «Корветте», сколько ему ни твердили, что пора пересесть в большую машину.

– Нет, я про то, что это произошло именно сейчас.

– На что ты намекаешь, Кевин? – Лайза забрала у него листки. – Смотри мне в глаза!

Он покраснел.

– Я не знаю, что подумать. Все происходит слишком быстро. Сначала эта история с Логаном, теперь гибель Скотта…

– Ты считаешь, что я имею отношение к смерти Скотта? – Небольшое усилие – и ее глаза наполнились слезами. – Как ты можешь? Он был нашим другом и во всем нам помогал.

– Я этого не говорил! – испуганно возразил Кевин.

– Намек был яснее некуда.

– Я вовсе не имел в виду… – Он беспомощно смотрел на Лайзу. – Только не плачь! Ведь ты никогда не плачешь.

– Ты еще ни разу не обвинял меня в… За кого ты меня принимаешь? За кровожадное чудовище? Ты знаешь, как умер Бен. Думаешь, я пойду на это снова?

– А Логан?

– Только ради твоего спасения. Напрасно он сунул нос не в свое дело.

Кевин потянулся к ней, неловко дотронулся до ее плеча.

– Забудь все это. Я не хотел…

– Такое не забывается. – Она сделала шаг назад и сунула ему в руки речь. – Ступай в кабинет и учи надгробное слово. И, между прочим, ответь себе на вопрос, смогла бы ли я написать такие слова о Скотте, если бы замышляла против него что-то недоброе?

– Я отлично знаю, что ты ни при чем, просто удивился совпадению.

Лайза отвернулась и подошла к окну, чувствуя спиной его взгляд. Потом он удалился, затворив за собой дверь.

Слава богу! Еще минута – и ей бы отказала выдержка. Вся ночь и утро превратились в сплошной кошмар. Будь он проклят!

С мокрыми от слез щеками она набрала номер Тимвика.

– Зачем? – спросила она хрипло. – Зачем, проклятие?

– Марен представлял опасность. Так было всегда. Я говорил, что его надо убрать, как только Логан начал под нас копать.

– Но я не давала согласия на его устранение. Никакой опасности Марен не представлял, наоборот, он нам помогал.

– Он был тем самым тонким местом, в котором происходит роковой разрыв. Еще немного – и Логан его расколол бы. Вам не хватило духу, поэтому я взял эту неприятную обязанность на себя.

Она зажмурила глаза.

– Он бы меня никогда не предал.

– В деле замешаны не только вы. – Лайза услышала в тоне Тимвика нескрываемую панику. – Я не мог дальше рисковать. – Он сменил тему. – Пресс-конференция прошла хорошо. Теперь у нас развязаны руки. Мы нашли катер, но Прайс и Логан все еще на свободе. Я буду держать вас в курсе дела. – Тимвик повесил трубку.

Убийство Скотта его уже не интересовало. Еще одна смерть в череде многих… Сколько еще это будет продолжаться? Сколько крови прольется?

Лайза села за письменный стол и прикрыла ладонью глаза.

Прости, Скотт… Я и подумать не могла… Теперь я не в силах остановить лавину. Она катится и катится, увлекая меня за собой.

Был ли способ это предотвратить? Она должна завладеть черепом. Сценарий, который она разработала, предоставляет Тимвику возможность уничтожить Логана на глазах у всей страны.

А потом пойдут жертвы из списка Фиска. Нечего и мечтать этому воспрепятствовать. Невыносимо!

Может быть, согласиться на мировую, предложить неприятелю сделку? Нет, Логан слишком упрям, он пойдет наперекор здравому смыслу и ни за что не уступит. Разве можно добиться толку от мужчины?

Зато Ева Дункан, тоже знающая, где спрятан череп, лишена мужского упорства, не позволяющего мыслить четко. Дункан – умная женщина, способная признать безвыходность своего положения.

Лайза выпрямила спину, вытерла глаза. Ева Дункан!

Она включила компьютер.

19


Телефонный звонок. Логан?

Ева подбежала к столу, куда перенесла телефон, чтобы он был под рукой.

– Алло!

– Здравствуйте, Ева. Надеюсь, вы не станете возражать, чтобы я называла вас по имени. Вы тоже можете обращаться ко мне по имени. Полагаю, события сильно нас сблизили.

Ева молча пыталась перебороть шоковое состояние.

– Вы догадываетесь, кто вам звонит?

– Лайза Чедберн.

– Вы узнали мой голос. Уже хорошо!

– Откуда у вас мой номер?

– Я располагаю им с того момента, когда мне впервые предоставили досье на вас. Но я избегала вам звонить, находя это неосмотрительным при сложившихся обстоятельствах.

– Конечно, ведь вы покушались на мою жизнь.

– Поверьте, у меня в мыслях не было причинять вам вред, пока вы не вмешались в это дело. Напрасно вы приняли предложение Логана. – Продуманная пауза. – Тем более опрометчиво было разрешать Логану влиять на Скотта. Он не должен был склонять его к предательству.

– Логан мне не подчиняется. Над ним никто не властен.

– Все равно, надо было попытаться. Вы умная и сильная женщина. Небольшое усилие – и все осталось бы в прошлом. – Лайза прервалась, чтобы придать своему голосу убедительности. – Я не собиралась давать волю чувствам. Вы вряд ли меня поймете, но у меня выдался черный день.

– Действительно, я не понимаю. – Шок постепенно проходил, разговор казался все более диким. – И не желаю понимать.

– Конечно, не желаете! Но должны попытаться, как я. Знаете, это как на «русских горках»: чтобы слезть, надо дотерпеть до конца. Я слишком упорно боролась, слишком от многого отказалась, чтобы позволить себе расстаться с выигрышем.

– Поэтому вы занимаетесь убийствами.

– Я стремлюсь положить этому конец, – сказала Лайза, помолчав. – Помогите мне в этом, Ева.

– Зачем вы мне звоните?

– Логан с вами?

У Евы отлегло от сердца. Если Лайза не знает, где Логан, значит, у него и Джила еще остается шанс на спасение.

– Сейчас – нет.

– Вот и хорошо. Он бы обязательно вмешался. Он умница, но ему часто изменяет здравомыслие. Вы не такая: вы способны увидеть преимущества компромисса. Вы продемонстрировали эту свою способность, когда умоляли власти не казнить Фрейзера.

Ева чуть не раздавила телефон в кулаке. Она не ожидала, что Лайза коснется ее кровоточащей раны.

– Ева?

– Я слушаю.

– Вы желали Фрейзеру смерти, но у вас были и другие желания, и они пересилили это. Вам хватило благоразумия, чтобы предложить сделку ради достижения главной цели.

– Не хочу вспоминать Фрейзера.

– Понимаю, понимаю! Я упомянула его только потому, что благоразумие потребуется вам и сейчас.

– Чего вы от меня хотите?

– Череп и остальные улики, которые вы с Логаном раздобыли.

– Что я получу в качестве платы за улики?

– То же, что вы предлагали Скотту: вы исчезаете и всплываете там, где захотите, с таким количеством денег, которое позволит вам припеваючи дожить до глубокой старости.

– А Логан?

– Увы, спасать Логана уже поздно. Нам пришлось во всеуслышание объявить его преступником, чтобы отвести от себя угрозу. У вас еще остается возможность растаять в толпе, но охоту на Логана уже не отменить.

– Моя мать?

– Можете забрать ее с собой. Ну как, по рукам?

– Нет.

– Почему? Вам чего-то не хватает?

– Я хочу жить нормальной жизнью, а не прятаться на протяжении полувека, искупая вину, которой на мне в действительности нет. Ваши посулы не выглядят заманчивыми.

– Это все, что я могу вам предложить. Ваше пребывание в стране недопустимо, поскольку представляет для меня опасность.

Ева впервые услышала в голосе Лайзы Чедберн стальную непримиримость и еще кое-что – уж не отчаяние ли?

– Отдайте мне череп, Ева.

– Нет!

– Все равно я до него доберусь. Проще было бы спокойно вручить его мне.

– Вы боитесь, что даже в этом случае правда может стать достоянием гласности, потому и предлагаете мне сделку.

– Ничего подобного! – В голосе Лайзы не осталось ни металла, ни страха, только утомление и грусть. – Значит, отказ?

– Я все вам сказала.

– Думаете, было бы очень вредно, если бы я осталась в Белом доме? Посмотрите, чего я добилась, работая с Кевином: закон о здравоохранении, более суровые законы о наказании за жестокое обращение с детьми и животными. Есть шанс провести комплекс законов о здравоохранении еще до выборов. Знали бы вы, какое это чудо, при условии отсутствия контроля за конгрессом! И это только начало. На следующий президентский срок я запланировала гораздо больше. Не мешайте мне, Ева!

– Рассчитываете обрести бессмертие? Я не считаю убийство допустимым способом проталкивания законов через конгресс.

– Прошу вас, подумайте!

– Ничего не выйдет.

После долгого молчания Лайза произнесла:

– Очень жаль. Я хотела упростить вашу задачу. Вернее, не вашу, а свою: я надеялась все это прекратить. – Лайза откашлялась. – Вы заблуждаетесь насчет своего положения, Ева. Оно не так надежно, как вам представляется, к тому же у медали всегда две стороны. Надеюсь, у меня еще будет возможность повторить свое предложение, но большой уверенности в этом у меня нет. Я вынуждена двигаться дальше. Всегда помните, что вы сами выбрали себе эту судьбу.

И она повесила трубку.

* * *

Ева воображала, что разобралась в личности и побудительных мотивах этой женщины, но, как теперь выяснилось, раньше она скользила по поверхности. Найдется ли человек, способный по-настоящему заглянуть в потемки души Лайзы Чедберн? Прежде Ева относилась к ней как к чудовищу вроде Фрейзера, однако женщина, с которой она только что беседовала, оказалась человеком из плоти и крови.

Единственное, что в ней отсутствовало, – человеческая уязвимость. Пусть она не чудовище, но ее решительность не знает преград.

Ева дрожащей рукой положила телефон на стол. Лайза сильно ее напугала. Раньше Ева считала, будто обладает некоторым преимуществом перед противницей, ибо изучала ее и тешила себя надеждой, что не напрасно. Теперь от преимущества не осталось и следа. Она не просто обманывалась насчет Лайзы Чедберн; как оказалось, та сама ее изучала. Это Лайза Чедберн читала в душе Евы Дункан, как в нехитрой книжке, а не наоборот.

Две стороны одной медали: с одной – подкуп, с другой – убийство. Трудно было выразиться яснее: отказавшись от предложения Лайзы, Ева взяла на себя ответственность за все последствия.

Почему она никак не перестанет дрожать? Можно подумать, что Лайза находится с ней в одной комнате…

В дверь постучали. Взгляд Евы заметался по комнате. Логан просил ее никому не отпирать. Две стороны медали…

Неужели она принимает Лайзу Чедберн за сверхъестественное существо, способное перенестись к ней в мотель? Ева встала и побрела к двери. В конце концов, у убийц нет привычки вежливо стучаться.

Правда, второй стук был уже не таким вежливым: стучали сильно, нетерпеливо, требовательно.

– Кто там?

– Логан.

Она в испуге нагнулась к замочной скважине. Слава богу! Ева сняла дверную цепочку и отперла дверь. Логан ворвался в номер.

– Собирайте вещи! – распорядился он с ходу. – Мы уезжаем.

– Где вы были?

– Добирался сюда. – Он сам распахнул шкаф, вынул ее чемодан, блейзер, куртку, бросил все это на кровать. – Приехал на такси в аэропорт Балтимора и арендовал там машину.

– Почему вы мне не позвонили? Он не удостоил ее ответом.

– Почему не позвонили, черт бы вас побрал? Не знали, что я буду беспокоиться?

– Не хотелось разговаривать. – Логан расстегнул ее сумку. – Немедленно собирайтесь. Я хочу увезти вас отсюда.

– Анализ ДНК еще не готов. Гэри выяснил, что процесс можно ускорить, но Джо еще не доставил образцы, и Гэри говорит…

– Наплевать! – перебил он ее. – Вы в этом больше не участвуете.

– Не представляю, как претворить эти ваши слова в жизнь. Вы слыхали про Абдула Джамала?

– Да, по радио, по пути сюда.

Она наблюдала, как он вынимает из ящика стола ворох мелочей и кидает в чемодан. Его одежда была мятой, в пятнах от травы, на руке красовалась глубокая царапина.

– Никуда я не поеду, пока мы не поговорим.

– Тогда я сам упакую ваши вещи и запихну вас в машину вместе с багажом.

– Хватит распоряжаться моим имуществом! Ну-ка, повернитесь!

Он медленно повиновался. Увидев его лицо, она застыла.

– Боже! Что случилось, Логан?

– Джил мертв. – Движения Логана были резкими, нескоординированными. Он принялся вынимать из шкафа и класть на кровать ее одежду. – Застрелен. В него специально не целились, стрельба велась для предупреждения. Но с него хватило и этого… Я оставил его в эллинге у реки. Вы меня, конечно, не одобрите. Получилось, что я бросил беднягу Джила, чтобы спасти свою шкуру.

– Джил… – повторила она оглушенно.

– Он родился подле Мобила. Кажется, у него есть брат. Потом можно было бы…

– Замолчите! – Ева схватила его за руки. – Замолчите, Логан!

– Перед тем, как это случилось, он шутил: мол, ему ничего не угрожает, потому что свою месячную пулю он уже получил. Но он ошибся. Он даже не понял, что с ним произошло, а просто…

– Бедный Джил! Господи, как мне его жалко… – Машинально она подошла к Логану вплотную и обняла. Он оказался каменным на ощупь; казалось, все его тело сопротивляется прикосновению. – Знаю, он был вашим другом.

– А я в этом сомневаюсь. Если бы мы были друзьями, то я не подверг бы его такому риску.

– Вы уговаривали его отказаться от встречи с Мареном. Мы оба пытались его переубедить. Но он отказывался нас слушать.

– Все равно я мог бы его остановить. Но я знал, что он, возможно, не ошибается по поводу Марена. Что мне стоило ударить его по голове, поехать вместо него? Я не должен был позволять ему ехать.

Логан мучился угрызениями совести, и Ева ничем не могла ему помочь.

– Вы не виноваты. Джил сам принял решение. Откуда вам было знать, что…

– Ерунда! – Логан оттолкнул Еву от себя. – Быстрее собирайтесь. Я обязан вас увезти.

– Интересно, куда?

– Куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Посажу вас на пароход, отплывающий в далекий Тимбукту.

– И не надейтесь! – Она сложила руки на груди. – Сейчас не время. Вы слишком расстроены, чтобы поступить обдуманно. Сначала поговорим.

– Собирайтесь! Тут не о чем разглагольствовать.

– Я другого мнения. Давайте выйдем. – Она шагнула к двери. От накала чувств в номере мотеля стало нечем дышать, Еве казалось, что она сейчас задохнется. Лучше отвлечь его от сборов, на которых он зациклился от волнения. – Я проторчала здесь весь день. Давайте прокатимся.

– Я не собираюсь…

– Ничего, придется. – Она схватила сумку с Беном, решительно распахнула дверь. – Которая из машин ваша? – Молчание. – Которая, Логан?

– Бежевый «Форд-Таурус».

Ева зашагала через стоянку. Логан перешел на бег и достиг машины раньше ее. Она подождала, пока он отопрет дверцу. Он с кривой усмешкой забрал у нее сумку и положил на заднее сиденье.

– Куда Ева, туда и череп. Опять-таки по моему наущению. Благодаря мне вы превратились в мишень для снайперов.

– Неужели вы считаете, что я обратила бы внимание на ваши уговоры, если бы сама не считала, что поступать надо именно так? Я была о вас лучшего мнения, Логан.

Сев с ним в машину, она приказала:

– Поезжайте!

– Куда?

– Все равно. – Она откинулась в кресле. – Хорошо бы в порт, из которого можно было бы отплыть в Тимбукту, но такого все равно не сыскать.

– Учтите, я не передумаю.

– Вы тоже учтите: я не собираюсь с вами спорить. Ведь вы вынашивали это решение всю дорогу от Вашингтона. Поезжайте прямо, и дело с концом.

Он послушался. Следующие полчаса прошли в гробовом молчании.

– Наверное, можно поворачивать назад? – спросила она наконец.

– Нет! – Он был по-прежнему натянут, как струна. Как достучаться до его сознания? Как сразить наповал? Рассказать о звонке Лайзы Чедберн? Только не это: такая новость только укрепит его решимость. Ему нужно время, чтобы успокоиться.

* * *

Лайза не сводила взгляд с телефона. Бери и звони! Ожидание слишком затянулось.

Ева Дункан отказалась от предложенной сделки. Значит, отступления не будет.

Лайза взяла телефон.

* * *

Спустя час, когда тени, отбрасываемые деревьями и несущимся по дороге автомобилем, достигли наибольшей длины, Логан свернул наконец на грунтовый проселок.

– Дальше я не поеду.

– Вы готовы меня выслушать?

– Попробую.

Судя по его виду, он не намерен ей внимать. Может быть, это не упрямство, а страх? Неужели даже собранный, не ведающий колебаний Логан умеет бояться?

– Вспоминаете собственные слова: «Сделать все возможное – и жить дальше»? Как насчет следования своим жо заветам?

– Что ж, я живу не так, как проповедую.

– Поймите, вы не несете ответственности за смерть Джила! Он – взрослый человек, способный отвечать за свою судьбу. Вы честно пробовали его отговорить.

– Давайте не повторяться. Пробовал, но не отговорил.

– За меня вы тоже не в ответе. Я могла бы уступить вам это право, но предпочла сохранить его за собой. Я хочу быть единственной хозяйкой своих поступков. Так что прекратите раздражать меня разговорами про корабль, отплывающий во Внутреннюю Монголию.

– В Западную Африку. Тимбукту – это Африка.

– Тем более. Никуда я не поеду! Слишком много испытаний, чтобы струсить на пороге успеха. Я так старалась, чтобы придать своей жизни смысл, что смалодушничать сейчас было бы ниже моего достоинства. Вам понятно?

– Понятно, – буркнул Логан, не глядя на Еву.

– В таком случае мы можем возвращаться в мотель. Он завел двигатель.

– Учтите, вы меня не переубедили. Я все равно найду способ погрузить вас на пароход.

– У меня морская болезнь. Помнится, весь обратный путь на пароме с острова Камберленд меня выворачивало наизнанку.

– Странно, что вы обратили на это внимание.

– Я тоже удивилась. У меня было ощущение, что жизнь кончена. Разве справедливо, чтобы при таких обстоятельствах организм тоже взялся тебя наказывать?

– Надеюсь, Квинн сумел вас утешить.

– Да, Джо – умелый утешитель.

– Он сообщал о своих успехах?

– Он звонил вчера вечером. Ему удалось завладеть письмом, на котором должна оставаться слюна Чедберна, но с образцом слюны Миллисенты Бэбкок вышла загвоздка. Он отправится за ней и ее мужем в клуб, чтобы стянуть оттуда обслюнявленный стаканчик.

– Образцовый полицейский опустится до воровства?

Беседа шла Логану на пользу: его мышцы уже не были так напряжены.

– К воровству прибегать не придется. – Она решила не распространяться о сомнительном способе, с помощью которого Джо завладел письмом Чедберна.

– Вы читали «Отверженных» Гюго?

– Читала и отлично представляю себе Джо в шкуре Жана Вальжана, крадущего хлеб, чтобы накормить голодного ребенка.

Логан усмехнулся.

– Конечно, ведь он – ваш герой!

– Друг, – поправила она.

– Простите, у меня нет права критиковать Квинна, – сказал Логан серьезно. – Сам я бездарно подвел друга, так что мне лучше заткнуться.

– Хватит казниться! У вас заходит ум за разум. Когда вы в последний раз спали?

Логан пожал плечами.

– Вам надо выспаться. Это поставит вас на ноги.

– Неужели?

– Во всяком случае, к вам вернется ясность мысли.

– Я вам говорил, до чего мне нравится ваша откровенность? – спросил он с улыбкой.

– Подслащенная пилюля все равно не принесла бы вам успокоения. Вы бы меня высмеяли, только и всего. Вам не впервой испытывать душевную боль, и вы знаете на собственном опыте, что скоро такие вещи не излечиваются. Их приходится подолгу изживать.

– Да, другого способа не существует. Но смеяться над вами? Ни за что! – Он накрыл ладонью руку Евы. – Спасибо.

– За что? – Она попыталась обратить все в шутку. – За то, что спасла вас от лишнего расхода на билет до Тимбукту?

– Вообще-то Тимбукту находится в глубине континента, так что до него не доплыть. Но путешествие все равно остается в повестке дня: если мне придет такая блажь, вы туда отправитесь как миленькая. – Он крепко сжал ее руку и тут же отпустил. – Кажется, я начинаю завидовать Квинну.

– Почему?

– По многим причинам. – Он поджал губы. – Мужчине больше подходит роль утешителя, чем слюнтяя. А я позволил себе плакаться вам в жилетку.

– Никогда не носила жилеток! Да вы и не плакались. – Логан действительно ничуть не упал в ее глазах. – Только разбросали мои пожитки по всему номеру.

– Это то же самое. Простите, я утратил самообладание. Больше этого не повторится.

Она тоже на это надеялась. Собственная реакция на его горе застала ее врасплох: в ней проснулись материнские чувства. Она обняла его и была готова успокаивать, пока ему не полегчает. Оказалось, что Ева по-прежнему готова утешать, исцелять, обнимать, ласкать… Его беспомощность пробила заслон, который никогда не был бы преодолен силой.

– Ничего страшного! Повесьте мою одежду обратно – и будем считать, что ничего не произошло.

Сказав это, она отвернулась к окну. Возьми себя в руки, не подпускай его слишком близко!

Она ощущала на себе его взгляд, но не повернулась, пристально наблюдая вместо этого за исчезающим за горизонтом солнцем.

Логан молчал до самой стоянки мотеля.

– Мне надо поговорить с Кесслером, – сообщил он там. – Когда он вернется из лаборатории? Ева посмотрела на часы.

– Уже без четверти восемь. Наверное, он у себя в номере. Я должна заглянуть к нему в восемь и заказать ужин на двоих в ресторане «Бубба Блу». Гэри уверен, что самим в подобное место заявляться противопоказано: там якобы гремучая змея в клетке, опилки на полу и певичка, воющая песенки в стиле кантри… Черт!

Ее глаза наполнились слезами. Все ее мысли занимал Логан, и гибель Джила только сейчас стала для нее реальностью. Сможет ли она теперь слушать музыку кантри, не вспоминая Джила Прайса?

– Я ему говорил, что это местечко придется ему по вкусу, – сказал Логан хрипло. – Ведь по радио здесь гонят исключительно кантри, прямо как по его заказу… – Он резко распахнул дверцу машины и вылез. – Пойду к себе в номер. Пора принять душ и переодеться. – Он забрал с заднего сиденья сумку. – Пусть дружище Бен пока побудет у меня. Встретимся у Кесслера через двадцать минут.

Она молча кивнула. Джил Прайс, олицетворение юмора, изящества, заразительного жизнелюбия… Всего этого больше нет. Смерть! Кого она приберет после Джила? Логан должен был погибнуть вместе с ним. Обратная сторона медали…

* * *

Войдя к себе в номер, Ева поморщилась при виде разбросанной одежды. Сначала прибраться, потом… А впрочем, к черту уборку! Ее мучил страх. Уже сутки она не разговаривала с матерью. Первым делом – звонок ей! Она достала из сумки телефон.

Ответа не было. Что за черт? Она набрала номер еще раз. Снова длинные гудки. Обратная сторона медали… «Ваше положение не так надежно, как вам представляется». Мама!

Она в панике набрала номер Логана, с трудом попадая пальцем по кнопкам.

– Не могу дозвониться матери. Она не отвечает на звонки.

– Только без паники! Мало ли по какой причине она может не…

– Не рассказывайте мне про панику. Я не могу до нее дозвониться.

– Скорее всего тревога ложная. Сейчас я позвоню Пилтону, потом вам.

Только бы ничего не случилось! Только бы до нее не добрался Фиск…

Телефонный звонок. Она метнулась к столу.

– Она в полном порядке, – сказал Логан. – Я с ней говорил. Они с Маргарет садятся ужинать. Просто у ее телефона разрядилась батарейка.

Облегчение было таким сильным, что закружилась голова.

– Говорите, с ней все хорошо?

– Нет, не все: она очень тревожится за вас и с радостью свернула бы мне шею.

Ева не сразу обрела дар речи.

– Вы не забыли про пароход до Тимбукту, Логан?

– Не забыл.

– Я хочу отправить на нем мою мать.

– Будет исполнено. Вы поплывете с ней?

Да, да, да! Бежать, куда глаза глядят!

– Нет. Увидимся у Кесслера через пятнадцать минут.

* * *

– Я привез результаты анализа ДНК, – доложил Гэри, едва открыв ей дверь. – Где Квинн с образцами для сравнения?

– Скоро должен приехать. – Она посмотрела на Логана, уже устроившегося в кресле. – Ты уже знаешь о Джиле Прайсе?

Гэри печально кивнул.

– Что ж, ты сделал все, что мог. Анализ ДНК готов. Теперь тебе лучше не подвергать себя опасности.

– Сначала я должен сравнить эти данные с образцами Квинна.

– Это мы можем сделать сами. Джо обратится в лабораторию и…

– Нет, Дункан, – сказал Гэри тихо, но твердо. – Я обязан довести начатое до конца.

– Не глупи! Хочешь повторить судьбу Джила Прайса? – Она повернулась к Логану. – Скажите ему!

– Уже пытался. Он не желает слушать.

– Совсем как Джил. Тот тоже притворялся глухим. – Ева набрала в легкие побольше воздуху. – Ничего, я тебя заставлю! Ведь она… – У медали две стороны.

– Ты о чем?

– О Лайзе Чедберн. Она звонила мне сегодня днем.

Логан выпрямился в кресле.

– Что за черт?

– Она предложила сделку: деньги и безопасность в обмен на череп.

– Почему вы не сказали мне о звонке? – спросил Логан сурово.

– Сами знаете почему. Вы были не в том состоянии, чтобы правильно воспринимать подобные сообщения. Представляю, каких дров вы бы наломали!

– Я и сейчас готов рвать и метать. Она вам угрожала?

– В некотором смысле.

– Можно поконкретнее?

– Она была… грустной. Какая вам разница? Главное, вывести из-под удара Гэри и мою мать. Усвоили?

– Поняли ли вы из ее слов, что ей что-то известно о Бейнбридже и о вашей матери?

– Она слишком хитра, чтобы себя выдать. Тебе, Гэри, совершенно необходимо…

– Главное сейчас – звонок в «Бубба Блу». Что ты хочешь – мясо на ребрышках или бифштекс?

– Я хочу, чтобы ты смотался.

– Может, лучше сандвич со свининой?

– Пойми, Гэри…

Он вместо ответа стал набирать номер.

– Выбирай быстрее, иначе я закажу для тебя ребрышки.

– Бифштекс, – сказала она в полном отчаянии.

– Правильный выбор!

Джо Квинн прибыл спустя полчаса после того, как посыльный доставил заказ из «Бубба Блу».

– Получайте! – Джо протянул два черных герметичных пакета. – Когда будут результаты?

– Уже сегодня? – с надеждой спросила Ева у Гэри. Тот пожал плечами:

– Не исключено. Я позвоню Крису и попытаюсь уговорить его вернуться в лабораторию. – Он вытер салфеткой пальцы и схватил телефон. – Выметайтесь все! Это будет разговор не для чужих ушей. Он уже так потрудился, что мое предложение придется ему не по вкусу.

– Скажите, когда будете готовы, Гэри, – попросил Джо, выходя. – Я отвезу вас в лабораторию.

Гэри отмахнулся.

– Как ты? – спросил Джо Еву.

– Неважно. Джил Прайс погиб.

– Его друг? – Джо указал на Логана. Тот кивнул. – Я слыхал про пресс-конференцию. Все катится к чертям?

– Лучше не скажешь.

– Как вы собираетесь поступить с данными по ДНК, когда они будут готовы?

– Некоторые мои друзья в Вашингтоне ждут доказательств, чтобы приступить к делу.

– Это рискованно, – возразил Джо.

– Среди моих союзников – Эндрю Беннетт, судья Верховного суда.

– Это лучше любого политика, но все равно рискованно.

– У вас есть другие предложения?

– Пресса.

– Лайза Чедберн – большой эксперт по части манипулирования прессой.

– Пусть так. И все же назовите мне репортера, который откажется подложить свинью администрации, если это в состоянии поднять тираж его издания.

– Наша версия выглядит слишком невероятно, – предупредила Ева. – Кроме того, наши противники сделали все возможное, чтобы преградить нам доступ к прессе.

– Я мог бы взять это на себя, – вызвался Джо. – Я знаком с неким Питером Брауном из «Атланта джорнал энд конститьюшн». Пять лет назад ему присудили Пулитцеровскую премию.

– Тебя арестуют за укрывательство преступников.

– За Питера я спокоен: он будет держать язык за зубами.

– Вы уверены? – спросил Логан.

– Совершенно. – Джо встретился с Логаном глазами. – Я уже ему звонил и сумел заинтересовать. Более того, у него слюнки потекли! Теперь он дожидается результатов анализа ДНК.

– Вы пошли на это, не посоветовавшись с нами?

– Я не мог сидеть без дела в Ричмонде. Это все равно лучше, чем довериться политику.

Ева подняла руку.

– Давайте сначала дождемся результатов, а уж потом примемся спорить, как лучше поступить.

– Хочется побыстрее с этим покончить, – сказал Джо. – Мне не терпится избавить тебя от опасности, Ева.

– Мне хочется этого не меньше, чем тебе, – произнесла Ева устало. – Все это уже вот где у меня си… Кесслер вышел из номера.

– Он согласен. Через двадцать минут мы встречаемся в лаборатории.

– Поехали! – Джо заторопился к черному «Шевроле». – Сколько это займет времени, Гэри?

– От шести до восьми часов.

– Собирайся, Ева! – Джо уселся за руль и завел двигатель. – Я вернусь, как только получу отчет. Мы заберем твою мать и подыщем надежное местечко для тебя.

Не дав ей ответить, он покинул стоянку.

– В одном мы согласны, – сказал Логан. – Мы оба стремимся увезти вас отсюда и спрятать.

– Его предложение привлечь прессу заслуживает внимания.

– Да, этим путем можно пойти. Хотя и от Вашингтона нельзя отказываться.

– Тогда почему вы с ним спорили? Логан пожал плечами.

– Боюсь, это превращается в привычку… Иду собираться и звонить друзьям в Вашингтон. Не могу допустить, чтобы Квинн меня обскакал.

* * *

Лаборатория Теллера была погружена в темноту. Только в одном окне первого этажа горел свет.

Рабочий день кончался в лаборатории в шесть вечера. Непонятно, чем здесь можно заниматься в час ночи. На стоянке Фиск увидел арендованный «Шевроле» и еще один автомобиль. Кажется, он приехал вовремя.

Он вышел из машины, вооруженный подслушивающим устройством. Несколько минут – и он вернулся назад. Устроившись на сиденье поудобнее, он стал ждать, когда полуночники завершат свои дела.

20

4.05 утра


Ева увидела в окно, как к мотелю подъезжают Джо и Гэри.

– Вот и они, – сказала она Логану и открыла дверь. – Готово?

– Готово. – Гэри подал ей чемоданчик. – Образец слюны Миллисенты Бэбкок указывает на близкое родство. – Он радостно улыбнулся. – Не говоря уже о слюне самого Чедберна…

– Так я и знала! – Ева улыбнулась. – Если бы вышло иначе, ты уже исчерпал бы свой запас бранных выражений.

– Да, он у меня невелик. Но я бы тебе не простил напрасную трату моего драгоценного времени.

– Я снял для вас апартаменты в кондоминиуме в Форт-Лодердейле, – сообщил Логан, протягивая Кес-слеру карточку. – Вы фигурируете в заказе как Рей Уильяме. Оставайтесь там, пока мы не сообщим, что опасность миновала.

– Кондоминиум-люкс? – спросил Кесслер с довольной улыбкой. – С горничной?

– Возможно. Будьте готовы к тому, что вас будут носить на руках.

– Человек с моими навыками и интеллектом заслуживает роскоши. Не то что обыватели вроде вас, Логан. Логан подал ему конверт.

– Здесь деньги. Их вам хватит на несколько месяцев.

– Так-то лучше! – Кесслер сунул конверт во внутренний карман пиджака. – Пожалуй, теперь я смогу протянуть до гонорара за свой бестселлер. – Он покосился на Еву. – Мне бы не помешала помощница: у меня отвратительная орфография. Если ты меня хорошенько попросишь, Дункан, я, так и быть, уступлю тебе комнатушку в своих хоромах.

– У меня с орфографией тоже беда.

– Видимо, твой ответ следует считать отказом. Наверное, ты тоже метишь в дамки.

Из номера вышел Джо с Евиным чемоданом.

– Поехали, Ева! Попробуем успеть в Ланир к девяти.

Она кивнула, глядя на Гэри.

– Спасибо тебе! Ты сам не знаешь, какой ты молодец!

– Очень даже знаю.

– Ты тоже не будешь медлить с отъездом?

– Только брошу в чемодан вещи, положу чемодан в «Вольво» – и вперед, в Форт-Лодердейл! Пять минут – и я готов.

– Мы подождем.

– Это вовсе не… – Он пожал плечами. – Упрямая женщина!

Он скрылся в номере и вышел через считанные минуты. Положив чемодан в багажник, он выпрямился и посмотрел на Еву.

– Довольна?

– Да. – Она крепко обняла его. – Спасибо! – прошептала она ему на ухо.

– Ты повторяешься, Дункан. – Гэри сел в машину и включил зажигание.

– Вы готовы? – спросил Логан Еву. – Как я понял, вы поедете с Квинном: он вот-вот запихнет вас в машину вместе с вещами. Я буду двигаться за вами.

– Все, отчаливаем. – Джо сел за руль. – Вы собрались?

– Все уже в машине. – Логан зашагал к своему «Таурусу».

– Ева! – позвал Джо.

Она открыла дверцу. Первое препятствие – добывание улик – было преодолено: она прижимала к себе чемоданчик с результатами анализа ДНК. Гэри будет в безопасности, как и ее мать, до встречи с которой оставались считанные часы.

Слава богу!


4.10 утра


Фиск вынул из уха наушник подслушающего устройства и набрал номер Лайзы Чедберн.

– Они разбили лагерь в мотеле «Родвей стоп» в Бейнбридже. Я проехал за Кесслером и Джо Квинном, возвращавшимися из генетического центра. Логан и Дункан тоже здесь. Но все уже уезжают. Квинн только что положил в свою машину вещи Дункан. Дункан попрощалась с Кесслером. Он не едет с ними. Сейчас он покидает стоянку.

– Где Логан? – спросила Лайза.

– В другой машине. Бежевый «Таурус».

– Череп при ней?

– Откуда мне знать? Она ведь не носит его под мышкой, как дамский ридикюль. Наверное, сунула его в сумку. Или отдала Логану.

– Не исключено, что они его где-то спрятали. Мне не нужны ваши догадки. Видели вы его или нет? Эта стерва уже действовала ему на нервы.

– Пока не удалось.

– В таком случае не упускайте их из виду. Мне необходим череп!

– Вы уже говорили мне об этом. Логан выезжает со стоянки следом за Квинном.

– Следуйте за ними, черт возьми!

– Запросто. Я знаю, куда они направляются: на север, в Ланир, за мамочкой Дункан.

– Вы уверены?

– Только что слышал собственными ушами, как Квинн это говорил.

Молчание.

– Вы совершенно уверены, что не потеряете их?

– Не потеряю.

– Тогда у меня будет для вас еще одно задание.

* * *

На расстоянии сорока миль от Бейнбриджа Ева услышала сигнал своего цифрового телефона.

– Дункан, не смей…

Она почти ничего не расслышала.

– Что?

– Дункан…

У нее сжалось сердце.

– Гэри?

– Он хотел попрощаться, – раздался в трубке чужой голос.

– Кто это? – прошептала Ева.

– Фиск. Ей нужен череп, Ева.

– Где вы?

– В мотеле. Я заставил нашего милого доктора Кесслера развернуться и убедил в необходимости небольшой дискуссии в номере.

– Я хочу говорить с Гэри.

– Он больше не в состоянии разговаривать. Она просила вам передать, что этим дело не ограничится. Лучше отдайте ей череп, Ева. – И Фиск выключил связь.

* * *

– Господи!

– Что произошло? – Джо устремил на нее тревожный взгляд.

У нее остановилось дыхание.

– Разворачивайся! Надо вернуться в мотель.

– Зачем?

– Фиск… И Гэри. Я знаю, это был Гэри.

– Ты не можешь знать наверняка. Вдруг это не он? Вдруг это ловушка?

– Проклятие, я знаю, что это Гэри! Он назвал меня

«Дункан».

– Это ловушка, Ева.

– Мне все равно. Мы должны вернуться. Боже, этот шепот… Разворачивайся, Джо.

– Сейчас, только доеду до разворота. Я включу мигалку, чтобы привлечь внимание Логана.

– Быстрее! – Она лихорадочно соображала. Чемоданчик с результатами анализа ДНК у нее, череп у Логана… Если это ловушка, она должна избежать полного провала. – Нет, подожди. Я должна отдать ему чемоданчик.

Они съехали на обочину. Логан затормозил рядом. Джо выскочил из машины и сунул ему чемоданчик.

– Мы возвращаемся в мотель. Еве звонил Кесслер. Его настиг Фиск.

– Садитесь ко мне в машину, Квинн, – предложил Логан. – А вы, Ева, ждите нас здесь.

– Идите к черту! Едем, Джо!

Джо завел машину.

– Я еду за вами, – решил Логан.

– Не смейте! – прорычала Ева. – Ей нужен череп. Если я смогу заключить сделку и спасти Гэри, я это сделаю. У меня не останется аргументов, если Фиск захватит череп.

– Он не сможет…

Джо не дал Еве дослушать, сорвавшись с места и устремившись назад, к мотелю.

«Ей нужен череп, Ева. Отдайте ей череп».

Гэри…

Дверь номера Кесслера была приоткрыта, внутри горел свет.

– Оставайся в машине, – велел Джо Еве, вылезая из-за руля.

– Я с тобой.

– Лучше не спорь. Видишь, какая у меня серьезная аргументация? – Джо вынул из кобуры под мышкой револьвер. – Не бойся, все будет хорошо.

Он прижался спиной к стене рядом с дверью, потом распахнул дверь ударом ноги.

Выстрелов не прозвучало, никто не бросился наутек. Тишина и неподвижность. Выждав секунд десять, Джо пригнулся и нырнул в номер.

Ева не могла вынести неизвестности. Покинув машину, она бросилась к двери. Но Джо выскочил ей навстречу и преградил путь.

– Это зрелище не для твоих глаз, Ева.

– Что там? Пусти! – Она оттолкнула его. Гэри лежал на полу в луже крови, с торчащим в горле ножом. Она упала рядом с ним на колени.

– Гэри!

– Идем. – Джо попытался ее поднять, но она упиралась. – Сейчас главное – твоя безопасность.

– Мы не можем его здесь оставить. – Только теперь она заметила еще два ножа, пригвоздившие к полу ладони Гэри. – Посмотри, что он с ним сделал!

– Все кончено, Ева. Теперь я обязан позаботиться о тебе.

По ее щекам бежали слезы.

– Он его мучил. Он делал это специально, чтобы я знала, что Гэри больно. ОНА хотела, чтобы я это знала.

– Ему больше не больно.

Ева раскачивалась взад и вперед, корчась от муки.

– Это несправедливо! Он хотел с ними бороться. Он хотел…

– Ева, посмотри на меня.

Она повиновалась. Какие у него странные глаза… Он нагнулся не невыразимой нежностью погладил ее по волосам.

– Прости меня, – сказал он совсем тихо и нанес ей сильный удар кулаком в челюсть. Она провалилась в темноту.

* * *

– Она ранена? – Логан подъехал к мотелю в тот самый момент, когда Квинн вынес из номера бездыханную Еву.

– Нет. Придержите дверцу машины.

Логан открыл переднюю правую дверцу машины Джо.

– Что с ней? Фиск?

– Нет, я. – Он положил Еву на сиденье и захлопнул дверь. – Она не хотела отходить от Кесслера.

Логан перевел взгляд на мотель.

– Ас ним что?

– Убит.

– Где Фиск?

– Не знаю. – Джо обошел автомобиль и сел за руль. – Садитесь в машину и сматывайтесь. Она просила, чтобы вы не возвращались.

– Получается, что Фиск не собирается заключать никаких сделок?

– Просто он хотел произвести на нее впечатление. Не очень-то приятное зрелище… – Джо достал из ящика для перчаток бумажное полотенце. – Кровь. – Он принялся вытирать Евины пальцы. – Много крови.

– Дьявол! – Логан прирос взглядом к обескровленному лицу Евы. – Что вы с ней сделали?

– Отправил в нокаут. – Джо завел мотор. – Ей было вредно стоять на коленях в крови Гэри. Еще немного – и она сошла бы с ума. Фиску даже не пришлось бы заносить над ней свой мясницкий нож.

– Нож?

– Я же говорю, зрелище не из приятных.

– Думаете, она одобрит ваше поведение?

– Ничего другого мне не оставалось. У вас есть пистолет?

– Есть.

– Вы утаили это от Евы. – Джо усмехнулся. – Знали, какой будет ее реакция. Как я погляжу, вы умеете оборонять свои тылы. Ладно, держите пистолет наготове и не отставайте от меня. Если на вас нападут, я попытаюсь помочь. – Он подал машину назад. – Посмотрим, долго ли вам будет сопутствовать удача.

* * *

Кровь. Ножи. Пронзенные ладони. Боже, он распял Гэри! Она разинула рот в немом крике.

– Просыпайся, Ева! – Она почувствовала, как ее трясут. – Пора вставать.

Она разлепила ресницы. Рядом, за рулем, сидел Джо. Все остальное тонуло в беспросветной мгле.

Сон! Наверное, весь этот кошмар ей приснился…

– Это было во сне?.. – пролепетала она. Джо покачал головой. – Он мертв?

Джо кивнул.

Она вжалась в кресло, гоня от себя невыносимый ужас. Но он настигал ее, как стервятник, хлопающий зловещими крыльями. Кровь. Неподвижный Гэри. Ладонь Джо, гладящая ее по голове. И темнота.

– Ты меня ударил, – произнесла она без осуждения в голосе, просто констатируя факт.

– Другого выхода не было.

– Решил, что я сломаюсь?

– Такая опасность была. Меня и то чуть не вырвало.

– Ей нужен череп. Оборотная сторона медали… Она больше ничего не предлагает, а просто несется вперед, как обещала. Хочет показать мне, что в силах дотянуться до кого угодно, лишить жизни любого из тех, кто меня окружает.

– Похоже на то.

– А ведь Гэри был, по сути, посторонним, – сказала Ева, превозмогая боль. – При чем тут он? Он стремился в Форт-Лодердейл… Мы не должны были оставлять его одного.

– Мы решили, что ему ничего не угрожает. Откуда нам было знать, что Фиск добрался до Бейнбриджа?

«Ей нужен череп, Ева…»

– Где сейчас Логан?

– Отстал от нас на несколько миль.

– Череп по-прежнему у него?

Джо утвердительно кивнул.

«Отдайте ей череп! Она просила передать, что этим дело не ограничится».

От страха ее прошиб пот.

– Моя мать!

– Мы как раз едем за ней.

– Лайза предупреждала, что Гэри будет не единственной жертвой. Нам еще далеко?

– Часа три езды.

– Поезжай быстрее!

– Запросто.

– Она знает, как мне дорога мать. Логика требует, чтобы она стала следующим номером в программе.

– Или чтобы ты так решила и бросилась к ней на выручку. Вовсе не факт, что они догадались, где прячется Сандра.

– Мы не знали, что Фиск пронюхал про Бейнбридж. – Ева сжала кулаки, впиваясь ногтями себе в ладони. – А он тем временем уже занес нож. То есть ножи… Вдруг он уже мчится в Ланир? Вдруг обогнал нас?

– Но не обязательно с целью прикончить твою мать. Скорее он устроит нам ловушку. Ведь его главная задача – завладеть черепом.

Она вынула телефон.

– Надо ее предупредить.

– Правильно. Только не напугай их, не обрати в паническое бегство. Они будут в большей безопасности, если спокойно дождутся нас. Просто предупреди Пилтона, чтоб глядел в оба.

В безопасности? Такой противник, как Фиск, лишал это слово всякого смысла.

Набирая номер, Ева несколько раз нажимала не те кнопки, так дрожали руки.

* * *

Фиск снова сел в машину. Неподалеку вырисовывался силуэт пустого коттеджа. На востоке уже проклевывалась заря, но верхушки сосен еще окутывал туман.

В его распоряжении оставался примерно час. Он нашел коттедж Дункан и определил, что та беспрерывно разговаривает по телефону. В окне горел свет, Пилтон обошел участок и запер дверь коттеджа изнутри. Здесь ждали его, Фиска.

Именно к этому он и стремился. Ему надоели легкие победы.

– Они предупреждены, – доложил он по телефону Лайзе Чедберн.

– Почему же они не бегут?

– Наверное, ждут Дункан. Пятнадцать минут назад Пилтон забросил в микроавтобус пару чемоданов. С тех пор все тихо.

– Не дайте им скрыться. И не прикасайтесь к ним. Сначала добудьте мне череп.

– Матушка – лакомый кусочек. Заманчивее Кесслера. – Он попытался справиться с собой, но не вытерпел и добавил:

– Хотя и с Кесслером вышло неплохо. Хотите, опишу подробности?

– Я назвала вам цели, которых следует достичь, – ответила она после длительного молчания. – Без подробностей я обойдусь.

Брезгливая стерва!

– Я поддерживал в Кесслере жизнь, чтобы он успел ей позвонить. Между прочим, это нелегко, когда ножи воткнуты в…

– Избавьте меня от этих гадостей! И помните, что с Евой Дункан следует соблюдать меру. Не испортите мне игру, Фиск!

– Вы начинаете походить на Тимвика.

– Простите, – сказала Лайза Чедберн, помолчав. – Вам виднее. Я знаю, что вы меня не подведете.

Чертов череп снова связывал ему руки, не позволяя выполнить работу надлежащим образом.

Фиск опять вооружился своим списком. Ему хватит времени, чтобы разобраться со всеми. Он с наслаждением вычеркнул Гэри Кесслера.


8.35 утра


Машина еще не полностью затормозила у коттеджа матери, а Ева уже выскочила на тротуар.

– Не торопись! – Джо последовал за ней, тесня к ограде. – Я войду первым.

В мотеле он тоже был первым. И первым наткнулся на Гэри.

– Мама!

Ответа не было. Потом раздался голос Сандры:

– Все в порядке, Ева. Пилтон меня не выпускает. А так все хорошо.

От облегчения у Евы подкосились ноги.

Логан резко затормозил позади машины Квинна, чуть не ударив ее в бампер.

– Порядок?

– Как будто… – Джо вглядывался в окружающие заросли. – Теперь я ни в чем не уверен. Войдите сами и удостоверьтесь, что они готовы к отъезду. Я останусь здесь.

Логан поднялся следом за Евой на крыльцо.

– Подождите! – окликнул его Джо. – Где череп?

– На переднем сиденье. Посторожите его.

– Хорошо. – Джо не спускал взгляд с зарослей. – Поторопите их. Нам нельзя задерживаться.

* * *

Враг затаился неподалеку. Джо чувствовал это нюхом, нутром. Казалось, в ноздри бьет запах крови, зловонный дух голодного зверя.

Его натянутые нервы буквально вопили о присутствии Фиска. Он словно вернулся в прошлое, в котором имел право убивать. Фиск понимал законы того мира не хуже его. Он изготовился и ждал.

Но чего? Удобного момента, чтобы забросить в окно коттеджа связку динамитных шашек? Уложить их всех по очереди из снайперской винтовки на крыльце?

Если верным окажется последнее, первой его жертвой станет он, Джо. Первым всегда гибнет часовой.

Впрочем, положение у Фиска вовсе не выигрышное. Ему приказано не только, даже не столько устроить кровавую баню. Главная задача – завладеть черепом.

Джо мрачно усмехнулся. Лучше не тянуть, а сразу превратить охотника в преследуемую жертву.

Как у тебя со зрением, Фиск?

Джо снял пиджак, достал из машины Логана кожаную сумку, в которой лежал вожделенный череп.

Видишь приманку, Фиск?

Он поднял сумку над головой.

Видал? Как у тебя с нервами, животное?

Джо побежал зигзагами через кустарник, в сторону леса.

Попробуй, догони!

* * *

Фиск широко раскрыл глаза. Этого он не ожидал: проклятый сукин сын вздумал его дразнить. И чем – кожаной сумкой, вместилищем драгоценного черепа!

Наблюдая за Квинном, перепрыгивающим с бугорка на бугорок, он понял его замысел и пришел к выводу, что сладить с полицейским будет нелегко.

Его окатило волной наслаждения, почти плотского вожделения. Стерва Чедберн назвала череп приоритетной задачей. Ни она, ни Фиск не предполагали, что решение этой задачи окажется таким рискованным. И таким желанным.

Он кинулся Квинну наперерез.

* * *

– Маргарет, вы сядете в микроавтобус с Пилтоном, – распорядился Логан, спускаясь по ступенькам. – Вы, Сандра, поедете с нами.

– Назад в Санибел? – спросила Маргарет. – Когда вы со мной свяжетесь?

– Когда это будет безопасно, – ответил Логан. – Пусть Квинн сперва организует встречу со своим репортером.

– Кстати, где Джо? – спохватилась Ева.

– Наверное, где-то поблизости… – Логан встревоженно огляделся. Ева заглянула в машину, но Джо не оказалось и там. Сердце забилось так сильно, что она схватилась за дверцу, чтобы не упасть.

– Фиск!

– Сомневаюсь, чтобы Фиск сумел застать его врасплох. С Квинном шутки плохи.

– Вспомните Гэри.

– Квинна не сравнить с Кесслером. Тот был ходячей жертвой, а этот… Черт!

– Что еще?

– Сумка… Квинн забрал череп!

– Зачем? – Что за идиотский вопрос! У нее уже был готов ответ: Квинн взял ситуацию в свои руки. – Он понял, что Фиск где-то неподалеку.

– Я склонен доверять его инстинкту, – сказал Логан и обернулся к Пилтону. – Оставайтесь здесь. Я попытаюсь его найти. Если я не вернусь, то… А вы-то куда, Ева?

Она уже бежала к лесу.

– Я не допущу, чтобы Фиск на него напал! Не допущу…

Логан выругался и устремился за ней. Секунда, другая – и он ее настиг.

– Что за фокусы? Вы, кажется, не служили в спецназе.

– Как и вы. Джо подвергает себя риску из-за меня. Неужели вы считаете, что я позволю ему пожертвовать собой?

– Как вы собираетесь ему помешать?

Но Ева уже не обращала внимания на слова Логана. Оказавшись под пологом леса, она остановилась, тяжело дыша. Не звать Джо, чтобы не привлекать внимание Фиска. Но как тогда найти его до того, как к нему подкрадется Фиск?

Не думать об этом! Ступать неслышно. Не пропускать ни одной тени…

Рядом крался Логан.

– Вернитесь, ради бога! Я сам его найду.

– Тихо, не мешайте слушать! Он где-то здесь… Логан сжимал в руке пистолет. Перехватив ее взгляд, он прошептал:

– Не пугайтесь, это ваше спасение.

Она поймала себя на мысли, что ничего не имеет против пистолета. Если с его помощью можно спасти Джо, она готова стрелять сама. Гэри погубила беззащитность.

Но Джо не должен погибнуть!

* * *

Услышав за спиной негромкий шорох листьев, Джо отскочил влево, под корявое дерево.

– Ты здесь? – спросил он тихо. – Достань меня, Фиск!

По кустам пробежала легкая, как вздох, волна.

– Тебе нужен череп? Вот он!

Джо снова нырнул в заросли. К нему вернулось прошлое: охота, завершающаяся убийством. Разница была одна – сейчас все происходило на свету. Он же привык действовать в кромешной темноте.

– Попробуй, отними!

Фиск был рядом. Джо уже чувствовал запах чеснока и зубной пасты. Откуда он доносится? Справа, чуть сзади. Слишком близко! Быстрее! Не забывать про дистанцию! Молчи! Беги!

Запах ослаб, можно передохнуть.

Ну же, Фиск! Добро пожаловать в гости.

* * *

Куда подевался этот подонок? Фиск уже не справлялся с раздражением. Это походило на преследование призрака.

Он остановился за кустами, прислушался, обвел взглядом густую рощу.

Тишина. Проклятие! За последние десять минут Квинн не издал ни звука.

– Сюда!

Фиск дернул головой влево. Под дубом, в пятидесяти футах от него, красовалась кожаная сумка.

Ловушка! Наверное, Квинн принимает его за клинического идиота: стоит ему высунуться, как Квинн всадит в него пулю.

Но где он сам? Фиск оглядел лужайку вокруг дуба. Голос Квинна доносился откуда-то оттуда, но полной уверенности у Фиска не было.

Потом он заметил в кустах левее дуба какое-то шевеление. Ждать! Сначала убедиться, что это он, потом действовать… Выстрелив, он рассекретит свою позицию. Но листья определенно шевелятся… В просвете мелькнули синие джинсы. Квинн приближался.

Фиск сделал шаг вперед, поднял револьвер, ожидая нового шороха уже справа. Но шорох прозвучал слева, причем неожиданно далеко. Фиск развернулся, навел револьвер.

Логан и Ева Дункан! Он потянул пальцем курок.

– Нет! – раздалось сверху. Фиск задрал голову и увидел падающего с дерева Квинна. Прежде чем тот пригвоздил его к земле своей тяжестью, он успел выстрелить. Потом прозвучал еще один выстрел.

Полицейский ждал, чтобы сразить его одним выстрелом. Его план удался бы, если бы не появление Ло-гана и Дункан.

Ты проиграл, полицейский! Выиграл он, Фиск, как выигрывал всегда. Он чувствовал на груди теплую кровь Квинна. Придавившее его тело было безжизненным.

Еще одно имя, вычеркнутое из списка.

Но сперва надо выбраться из-под трупа. Логан приближался. Чтобы пристрелить и его, надо высвободить руку, сжимающую револьвер.

Почему он не может шелохнуться? Боль в груди. Кровь… Она принадлежит не только Квинну, но и ему. Значит, второй выстрел произвел не он?

Впервые ему не повезло. Оказалось, что наемный убийца, как сапер, ошибается один раз.

Его уже окутывала темнота. Надвигался ужас. Фиск издал истошный крик.

Логан стащил Квинна с мертвого Фиска. Ева упала на колени рядом с Джо, положила ладонь на его окровавленную грудь.

– Жив? – спросил Логан.

Она увидела бьющуюся жилку у Джо на виске.

– Да. Набирайте девять-один-один. Быстрее!

Логан достал телефон и отошел, прижимая его к уху. Ева не отрывала взгляд от лица Джо.

– Не смей умирать! Ты меня слышишь, Джо? Я не позволю! – Она задрала его футболку. Куда подевалась его джинсовая рубашка? Зажать рану, остановить кровотечение…

Он открыл глаза.

– Фиск?..

– Убит. – Ева нащупала рану и попыталась ее зажать. – Ты не должен был так поступать.

– Его нельзя было оставлять в живых.

– Наплевать на Фиска! Зачем было так рисковать? Кто тебя просил? Ты неисправим! Все вы одинаковые: Гэри, Логан, ты… Воображаете, что можете спасти… Не закрывай глаза! Ты никуда не уйдешь!

Он попытался улыбнуться.

– Надеюсь…

– Как он? – Логан присел рядом и подал ей синюю рубашку. – Попробуйте ее порвать и перевязать его. Я нашел ее в кустах. Наверное, Квинн ее сбросил.

Она поспешно разорвала рубашку и попыталась перевязать ему рану.

– Вы вызвали «Скорую»?

– Конечно. Они скоро приедут. Они не должны застать здесь нас. Я не говорил о пулевых ранениях, но они сами уведомят полицию, как только увидят Квинна и Фиска.

– Убирайтесь! – простонал Джо. – Ты мне все равно не поможешь, Ева.

– Я тебя не оставлю. На этот раз у тебя не хватит сил, чтобы мне врезать.

– Хотя бы спрячьтесь. Пусть Пилтон… – Он не договорил и потерял сознание.

– Боже всемогущий! – Ева в отчаянии зажмурилась. – Он совсем плох!

– Главное, он еще жив. – Логан перешел к Фиску. – Я вернусь в коттедж и поручу Пилтону переговорить с санитарами. Когда раздадутся сирены, я пришлю сюда Маргарет. Она побудет с Квинном, чтобы вы не светились. Так будет правильнее всего. – Говоря это, он обшаривал карманы Фиска.

– Что вы делаете?

– Хочу воспрепятствовать его опознанию. Чем дольше труп останется безымянным, тем дольше Лайза Чед-берн не вышлет другого негодяя ему на смену. – Логан забрал ключи от машины с опознавательным брелком и бумажник, взглянул на водительское удостоверение и кредитные карточки. – Вообще-то он сам об этом позаботился, назвавшись Роем Смитом… – Логан сунул бумажник убитого в свой задний карман. – После нашего отъезда Маргарет и Пилтон найдут и уничтожат его машину.

Еве было сейчас не до этого.

– Я поеду в больницу вместе с Джо.

– Лучше мы проследим, куда его доставит «Скорая». – Логан поднял руку, не дав ей возразить. – Не надо спорить! Стоит вам высунуться, как вас отправят за решетку, если вообще не пристрелят. – Он выпрямился и добавил саркастически:

– Так что не сидеть вам у койки Квинна, не поить его чаем и не гладить по головке.

– Он спас вам жизнь, сукин вы сын!

– Разве его об этом просили? Я уже устал от вездесущего Квинна, сующего свой нос не в свое… – Не договорив, Логан схватил сумку с черепом и зашагал в сторону коттеджа.

Что на него нашло? Какое он имеет право злиться на Джо? Или он?..

Рана Джо стала кровоточить сильнее. Ева изо всех сил пыталась остановить кровь. Не смей умирать, Джо!

* * *

Джо отвезли в отделение неотложной помощи клинической больницы Гвиннетт в двадцати милях от озера. Логан, Сандра и Ева ехали за «Скорой» в машине Логан а.

– Я наведу о нем справки. – Сандра вылезла из машины. – Припаркуйтесь на стоянке, где-нибудь не на виду. Я узнаю, как он, и тут же назад.

– Я могла бы сама…

– Ни слова, Ева! – прикрикнула Сандра на дочь. – Достаточно того, что я столько дней позволяла собой помыкать. Джо – не только твой, но и мой друг, и я имею право за него переживать. Кроме того, он будет недоволен, если я позволю тебе появиться в больнице, где тебя мигом опознают. – И она кинулась к стеклянным дверям приемного отделения.

– Она права, – сказал Логан, ставя машину между двумя грузовиками, чтобы никто не мог заглянуть внутрь его «Тауруса». – Нам остается ждать.

– Пожалуй, – согласилась Ева понуро. – На мне еще висит тяжкий долг… – Она набрала домашний номер Джо. – Здравствуй, Диана. Это Ева. Я должна кое-что тебе сообщить. Джо… – Она поперхнулась. – Его ранили.

– Господи!

– Ранение тяжелое. Он в больнице Гвиннетт. Тебе лучше приехать.

– Он выживет?

– Не знаю. В него попала пуля. Сейчас он в отделении экстренной помощи.

– Будь ты проклята! – Ева услышала, как Диана швырнула трубку, и закрыла ладонью глаза.

– Сообщать дурные вести – неприятная обязанность, – тихо произнес Логан.

– Кажется, она меня возненавидела. – Ева облизнула губы. – Что ж, я не имею права ее винить. Это произошло из-за меня. Я не должна была разрешать Джо…

– Что-то я не заметил, чтобы он обращался к вам за разрешением. Сомневаюсь, чтобы вы смогли его остановить.

– Я его знаю, я видела выражение его лица перед тем, как мы зашли в коттедж. Надо было догадаться, что он задумал что-то отчаянное.

– Помнится, вам было не до того: вы были сильно расстроены.

– Все равно… – Она прижалась лбом к стеклу. – Он умирает, Логан.

– Перестаньте, не то накличете беду.

– Я знаю, – прошептала она. – Я его люблю.

Он отвернулся.

– Вот оно что…

– Да. Он для меня как отец и как брат. Ни того, ни другого у меня никогда не было. Не знаю, как бы я жила без Джо. Странно, что раньше я никогда об этом не думала… Он постоянно был рядом. Я считала, что так будет всегда.

– Пока что он жив.

Если он умрет, встретится ли он с Бонни?

– Хватит реветь! – сказал Логан грубовато и обнял Еву. – Все обойдется, вот увидите. – Он покачивал ее, как безутешное дитя. – Я вам помогу.

Помощь оказалась действенной: ее обволокло его теплом. Залечить рану было не в его силах, но рядом с ним она хотя бы не чувствовала себя одинокой. Сейчас хватало и этого.

21

Они дождались Сандру только через два часа. Она вышла нахмуренная.

– Джо?.. – прошептала Ева.

– Положение серьезное. Врачи не знают, вытянет ли он. – Сандра уселась в машину. – Ему сделали операцию и поместили в реанимацию.

– Я хочу его увидеть.

– Ничего не выйдет. К тяжелым больным пускают только близких родственников

– Это несправедливо! Он первый велел бы меня впустить. Мне надо… – Она опустила голову. Сейчас на первом месте стоял Джо, а не она. – Диана приехала?

– Как раз тогда, когда его выкатывали из операционной. – Сандра состроила гримасу. – Со мной она обошлась холодно, словно это я всадила в него пулю.

– Дело не в тебе. Она зла на меня, а ты – моя мать. Наверное, не может тебе простить, что ты произвела меня на свет.

– Наверное. Раньше мне казалось, что она мне симпатизирует. Всего пару недель назад я пила с ней кофе… Я думала, что она хорошо относится к нам обеим.

– Просто она убита горем. Если Джо пойдет на поправку, она одумается. Когда врачи будут знать наверняка, что опасность для жизни миновала?

– Возможно, завтра, – ответила Сандра с сомнением. – Но мне туда больше приходить нельзя. Перед самым моим уходом там появился полицейский. Он наводил справки о Джо.

Этого следовало ожидать: Джо служит в полиции, где не принято оставлять своих в беде. Скоро в больнице станет тесно от его сослуживцев.

Логан уже запустил двигатель.

– Раз так, нам надо уезжать, и побыстрее.

– Куда теперь? – поинтересовалась Сандра.

– Я велел Маргарет и Пилтону ждать нас в баре недалеко от Эмори, где мы встретились с Квинном. – Логаи выехал с больничной стоянки. – Маргарет отвезет вас в Санибел и организует ваш отъезд из страны.

– Нет! – безапелляционно заявила Сандра.

– Это самое безопасное, мама! – взмолилась Ева. – Ты должна послушаться!

– Ничего я не должна! – Сандра стиснула зубы. – И потом, с чего вы взяли, что это безопаснее всего? Это твоя идея или Логана? Ни ты, ни он не смогли себя уберечь, Джо вообще угодил в больницу. Почему я должна поверить, что уж меня-то вы сумеете спасти от пули?

Еву в который раз охватила паника.

– Прошу тебя, мама! Ты должна меня послушаться.

– И не подумаю! Достаточно я слушалась тебя и вашу Маргарет. Вы обращаетесь со мной, как с безмозглым ребенком. С меня довольно, Ева!

– Я хочу тебя обезопасить.

– Я сама позабочусь о своей безопасности. – Она отвернулась от Евы и обратилась к Логану:

– Отвезите меня в «Пичтри армз апартментс». Это сразу за Пьемонтом.

Ева узнала адрес.

– Ты едешь к Рону?

– Да, к Рону. Мне этого давно хотелось.

– Думаешь, он сумеет тебя спрятать?

– Там видно будет. Возможно, обсудив ситуацию, мы придем к выводу, что мне лучше выступить свидетелем покушения на Джо и пересидеть опасное время в тюрьме. В любом случае, я сама распоряжусь своей судьбой. Либо отвезите меня, куда я прошу, либо высадите прямо здесь.

Немного поколебавшись, Логан надавил на акселератор.

– Боюсь, вы совершаете ошибку, Сандра.

– Мне не впервой. Я думала, что уже исчерпала свой лимит ошибок, но, как видно, ошибаться можно по гроб жизни. В больницу мне больше нельзя, но я буду звонить туда по несколько раз в день, чтобы сообщать тебе, Ева, о состоянии Джо.

– Не надо так рисковать, мама! Если с тобой случится несчастье, я этого себе не прощу.

– Не смей так говорить! Ты моя дочь, а не мать. Позаботься о себе, а я сама о себе позабочусь. И чтоб никаких угрызений совести! Не хватало мне превратиться во вторую Бонни! – Ева расширила глаза. – И не смотри на меня так! – Сандра сжала дочери плечо. – Отпусти меня! И ее отпусти…

– Сейчас речь не о Бонни.

– Мне лучше знать. Она незримо присутствует рядом с тобой в каждое мгновение твоей жизни, стоит за каждым твоим словом, каждым жестом.

– Не правда!

Сандра покачала головой.

– Отпустить ее – не значит забыть. Просто впусти в свою жизнь хотя бы лучик света. Хватит бродить в потемках.

– Мне и так хорошо. Когда закончится этот кошмар, все будет вообще отлично.

– Ты уверена?

– Давай не будем сейчас об этом, мама!

– Ладно, молчу. Не хочу причинять тебе боль. Но не пытайся мной командовать, Ева. Слишком долго я училась самостоятельности, чтобы теперь с ней расстаться.

– Скоро Пьемонт, – предупредил Логан.

– Значит, мне скоро выходить.

– Вдруг Рона не окажется дома? – спросила Ева.

– У меня есть ключ, – сказала Сандра с улыбкой. – Он вручил мне его на третьем по счету свидании. Видишь, я утаила это от тебя, настолько ты меня запугала.

– У меня и в мыслях не было…

– Знаю. – Машина остановилась перед жилым домом. Сандра вышла из машины и забрала свой багаж. – Я буду звонить в больницу каждые три часа. Если я вам не перезваниваю, значит, изменений в его состоянии еще не произошло.

– Будь осторожнее! Мне не нравится, что ты так рискуешь.

– А мне нравится, что я отвоевала право на самостоятельный поступок. Раньше я чувствовала себя пешкой, которую двигают по доске кому не лень: ты, Логан, какой-то Фиск… Пора проявить норов.

Ева испуганно проводила мать глазами.

– Прямо Феникс, восстающий из пепла! – пробормотал Логан.

– Она поступает очень опрометчиво. Я до смерти за нее боюсь.

– Возможно, ваш страх напрасен. Рон может оказаться славным малым, готовым ради нее на все.

– И способным противостоять Лайзе Чедберн и Тим вику?

– По крайней мере, теперь они лишились Фиска. Нашей первой леди придется нанять кого-то другого, а на это уйдет время. Особенно если она не сразу узнает, что Квинн его укокошил.

– Этого недостаточно…

– Вы ничего не можете исправить. Ваша мать сделала свой выбор. Невозможно защищать человека, отвергающего вашу защиту.

– Она не понимает, как велика опасность. Гэри, потом Джо… Она не знает, что происходит и что еще может произойти.

– По-моему, она не глупа. К тому же она видела, как Джо увезли санитары.

– Я не называла ее глупой!

– Тогда почему вы так с ней обращаетесь?

– Из желания ее защитить. Из страха ее потерять.

– Как Бонни?

– Замолчите, Логан!

– Молчу. Сандра уже все сказала. – Он устремился к автостраде. – Я буду обдумывать ее слова. Она очень умна. Я даже не представлял, насколько.

– Куда мы едем?

– На встречу с Маргарет. Поторопить ее покинуть город. Хотелось бы уговорить вас составить ей компанию, но об этом, наверное, можно даже не мечтать.

Только что Ева корчилась от страха, теперь страх уступил место ярости.

– А вы, Логан? Как насчет парохода на Тимбукту? Почему бы вам не перестать скорбеть по Джилу? – С каждой секундой ей было все труднее сдерживаться. – Почему не выбросить из головы Бена Чедберна? Послушать вас – все очень просто: дать деру – и пропадай все пропадом!

Он вытянул губы, словно хотел присвистнуть.

– Еще немного – и вы откусите мне голову. Не думал, что вы так болезненно воспримете невинное предложение…

– Не невинное, а бесстыдное! Я не оставлю мать и Джо в беде. Я до смерти устала убегать, прятаться, бояться. Устала от опасностей, угрожающих близким мне людям, устала от чувства своей беспомощности. Давным-давно я поклялась, что больше никогда не окажусь в положении жертвы, но клятва оказалась нарушенной. А все из-за нее! – Голос Евы дрожал от гнева. – Отказываюсь терпеть это дальше! Вы меня слышите? Я не позволю ей…

– Со слухом у меня полный порядок, – отозвался Логан невозмутимо. – Ситуация предельно ясная. Одно непонятно: каким образом вы сумеете дать ей по рукам?

На этот вопрос у Евы не было ответа. В следующую секунду на память пришли последние слова матери: «Пора проявить норов».

Раньше свой норов проявляла одна Лайза Чедберн, одна она вела наступление. Ее жертвой пал Гэри, в двух шагах от гибели находился Джо. Однако Сандра выжила. Ева и Логан тоже живы. И не собираются умирать.

Довольно смертей! Раньше Ева молилась об этом, но молитвам настал конец. Пришло время брать ситуацию под свой контроль.

* * *

Маргарет вышла из микроавтобуса. Пилтон остался сидеть.

– Как состояние Квинна?

– Неизвестно, – ответил Логан. – Он в реанимации.

– Бедный! – сказала Маргарет Еве. – Вам тоже досталось?

Ева отрицательно покачала головой.

– Как это перенесет Сандра? Ведь она очень к нему привязана.

– Да, очень. – У Евы щипало глаза. Лучше сменить тему и не думать про Джо. – Она с вами не поедет. Маргарет нахмурилась.

– Вы хорошо подумали?

– Я против, но ее не переубедить.

– Может быть, попытаться мне?

– Она уже недосягаема для аргументов, – вмешался Логан. – А вы с Пилтоном уезжайте.

– Пилтон заслужил поощрение, – заметила Маргарет. – Когда он соглашался на эту работу, ему не сказали, что придется спасаться бегством. Его будет разыскивать полиция.

– Выплатите ему премию.

– Большую премию! Он очень старался.

– Где автомобиль Фиска? – спросила Ева невпопад. – Вы его нашли?

– Автомобиль нашел Пилтон. Машина стояла позади пустого коттеджа, в двух милях от нашего.

– Вы ее проверили?

– Можно сказать, выпотрошили. Сложили все содержимое салона и багажника в мешки для мусора, а сам автомобиль перегнали на стоянку аэропорта.

– Где мешки?

– В микроавтобусе, сзади.

– Давайте заберем их, Логан! – скомандовала Ева.

Маргарет наблюдала, как ее босс и Ева перекладывают черные полиэтиленовые мешки на заднее сиденье своего автомобиля.

– Думаете, при нем были какие-то важные улики?

– Не знаю, – сказала Ева. – Сомнительно: все-таки он был профессионалом. Но других ниточек у нас нет.

– Осторожнее с большим мешком, – предупредила Маргарет. – В багажнике у Фиска было столько оружия и боеприпасов, что хватило бы на небольшую войну. – Она снова села в микроавтобус. – Винтовка, два автомата, патроны, коробки с приборами для прослушивания… Запасливый был господин! Счастливого вам пути! – Маргарет улыбнулась. – Очень вас прошу, Джон, останьтесь живым! За свое участие во всей этой свистопляске я затребую с вас такую премию, что Пилтон позеленеет от зависти.

Пилтон и Маргарет уехали со стоянки.

– Я проверю мешки, – предложила Ева Логану. – Садитесь за руль.

Она начала с мешка покрупнее, хотя совершенно не разбиралась в оружии. Оно вызывало у нее страх и отвращение, олицетворяя насилие, ужас, смерть.

Правда, Фиск относился к оружию иначе: без него он был как без рук. Лайза Чедберн тоже была особой не робкого десятка: ведь Фиск сеял смерть по ее приказу.

Ева провела пальцем по стволу винтовки. Сталь оказалась теплая, гладкая, даже приятная на ощупь. Ева почему-то ждала могильного холода.

– Что-нибудь нашли? – осведомился Логан, не поворачивая головы.

– Еще нет.

– Вряд ли мы сумеем превратить этот арсенал в улики, изобличающие Лайзу Чедберн.

– Знаю. – Разумеется, Лайза стремится не оставлять следов. Однако утрата надежды равносильна поражению. Хрупкая надежда на удачу – вот все, что давало сейчас Еве силы.

Отодвинув первый мешок, она принялась за второй. Документы арендованного автомобиля в зеленой папке, билет первого класса авиакомпании «Дельта» до Вашингтона, расписание авиаперелетов, ресторанные чеки – два из Атланты, один из Бейнбриджа.

Бейнбридж… Место, о котором она запрещала себе думать. Ведь там находился мотель, в котором встретил смерть Гэри Кесслер.

Свернутая бумажка. Еще один счет? Развернув ее, она оцепенела.

Список фамилий и имен. Одни отпечатаны, другие добавлены от руки. Она сама, Логан, Джо, ее мать…

При виде еще двух фамилий Еве стало нехорошо. Она с трудом взяла себя в руки.

Гэри был аккуратно вычеркнут из списка. Она долго смотрела на строчку «Гэри Кесслер». Джил говорил, что главные «пунктики» Фиска – аккуратность и эффективность. Совершив очередное убийство, он первым делом приводил свой список в соответствие с новой реальностью.

– Что там? – спросил Логан, поглядывая на Еву в зеркальце заднего вида.

– Список. Гэри вычеркнут.

Она сложила листок и убрала его в сумочку, чтобы вернуться к нему позже и хорошенько поразмыслить. Сейчас список вызывал слишком сильную боль. Она просмотрела остальные бумаги, но не обнаружила ничего интересного.

– Найдите место для остановки.

– Нет, нас будут искать. Лайзу встревожит отсутствие вестей от Фиска, и она устроит облаву. Они найдут Джо.

Джо… Ева приказала себе не думать о нем. Стоило ей вспомнить, что Джо остался на больничной койке, и ее взор заволакивало туманом.

– Вы же знаете, что нам опасно здесь находиться, – напомнил Логан.

– Я могу понадобиться Джо.

– Вы рассуждаете неразумно. Все равно вам нельзя там появ…

– Плевать! – Она не имела права покидать Джо, не зная, выживет он или обречен на смерть. – Просто остановитесь ненадолго. Мне надо подумать.

– Хотите, я поделюсь с вами плодами собственных размышлений? По-моему, нам необходимо связаться с Питером Брауном из атлантской газеты.

– Возможно. – Ева потерла ломящий затылок. – Но он – друг Джо. Все упирается в Джо.

Снова Джо! Он нужен им, нужен ей.

От воспоминаний раскалывалась голова. Вот Джо корит ее за чрезмерную усидчивость, вот шутит с ней, вот обращается к ней тихим голосом…

– Лучше просто отдохните, – посоветовал Логан. – Необязательно принимать решение сию же минуту. Я пригляжу удобное местечко для остановки.

Логан остановился у «Макдоналдса» в десяти милях к югу от Гейнсвилла и купил в дорогу сандвичей и коки. Потом, съехав с шоссе, еще пять миль лавировал среди ухабов, прежде чем уткнуться в большой пруд.

– Здесь нам никто не помешает. – Он заглушил двигатель. – Хотя где-то неподалеку наверняка проживает фермер, хозяин пруда. В наши дни почти не осталось диких, ничейных уголков.

– Отсюда далеко до больницы?

– Минут сорок быстрой езды. – Логан вылез из машины, взял сумку с черепом Бена и распахнул Евину дверцу. – Давайте прогуляемся вокруг пруда. Нам обоим полезно размяться.

Она захватила сумочку и присоединилась к нему, благодарная за возможность хоть немного отвлечься.

Пруд зацвел, на берегу оказалось скользко. Видимо, недавно здесь прошел дождь. Солнце уже клонилось к закату, бросая на неподвижную водную поверхность искрящиеся блики.

После получасового молчания Логан спросил:

– Вам лучше?

– Нет. То есть да… – Она остановилась под деревом, прижалась щекой к коре. – Сама не знаю.

– Я хочу вам помочь. Подскажите, как это сделать, черт бы вас побрал!

Воскресить Гэри из мертвых. Гарантировать жизнь Джо…

Она покачала головой.

– Квинн – не единственный человек, способный вам помогать. Дайте и мне шанс попытаться. Она обессиленно опустилась на землю.

– Я приду в себя, Логан. Просто мне нужно подумать. Я уверена, что существует способ положить конец этому безумию, но в голове туман, мешающий искать решение.

– Хотите есть?

– Не хочу.

– А надо бы. Скоро сутки, как вы голодаете. Ресторан «Бубба Блу», блюда, заказанные Гэри…

– Оставайтесь здесь. – Он поставил с ней рядом сумку с черепом. – Я принесу сандвичи.

Ева наблюдала, как он поднимается на высокий берег. Она ведет себя, как последняя мегера, но он все равно не перестает о ней заботиться. Вычеркнутый из списка Гэри Кесслер нарушил ее самообладание, и теперь ей требовалось время, чтобы из человека раздавленного снова превратиться в человека разумного, мыслящего.

В сумочке зазвонил телефон. Мать?

– Ева?

Голос Лайзы Чедберн. Еву прошиб озноб.

– Будь ты проклята! Сгинь в аду!

– Вы лишили меня выбора. А ведь я пыталась предотвратить худшее.

– А потом убили Гэри.

– Не я, а Фиск… Впрочем, не стану отрицать: он сделал это по моему приказанию.

– После Гэри пришла очередь Джо?

– Нет, это в оперативный план не входило.

Лайза не отрицала, что рано или поздно Джо оказался бы на мушке.

– Теперь он умирает.

– Полагаю, мертвец, найденный с ним рядом, – это Фиск?

– Он пытался убить Джо.

– Попытка, не увенчавшаяся успехом. Насколько я понимаю, Квинн может выжить.

– Ему лучше.

– Это угроза? Вполне понимаю вашу горечь, но и вы проявите понимание: вы обречены на поражение. Сколько еще людей должны уйти из жизни, чтобы это до вас дошло, Ева?

– У тебя больше нет Фиска.

– Тимвик найдет ему замену. Квинн сейчас крайне уязвим. Он ведь в реанимации?

У Евы потемнело в глазах от ярости.

– Не вздумай!

– Действительно, не хотелось бы, – сказала Лайза усталым голосом. – Но, как это мне ни претит, я буду вынуждена на это пойти, Ева. Точно так же, как была вынуждена убрать Кесслера и как буду вынуждена уничтожить всех дорогих тебе людей. Лучше отдай мне череп и результаты анализа ДНК.

– Пропади ты пропадом!

– Послушай меня, Ева! Поразмысли хорошенько. Стоит ли это таких жертв?

– Говоришь, если я отдам тебе череп, Джо останется жить?

– Да.

– Врешь! Джо все равно будет грозить опасность. Ведь ты убила даже Скотта Марена, считавшегося твоим другом!

Молчание.

– Решение об этом приняли без меня. Мне сообщили, когда было уже поздно. Тимвик паникует и разит направо и налево. Я позабочусь, чтобы твой Квинн уцелел. Верь мне.

– Не верю!

– Тогда чего ты хочешь, Ева? Что я могу тебе дать?

– Я хочу твоего краха. – Она крепко зажмурилась и произнесла слова, которые никогда не должны были сорваться с ее уст:

– Краха и смерти.

– Боюсь, тут ты бессильна.

– Больше мне ничего не надо.

– Не правда. – Лайза помолчала. – Я предвидела, что Фиск потерпит неудачу, и придумала для тебя хорошее предложение. Это оказалось совсем нетрудно. Я знаю, чего ты хочешь даже больше, чем размазать меня по лужайке Белого дома.

– Когда от тебя останется мокрое место, я удовлетворенно выпью чашечку кофе.

– Есть кое-что поинтереснее, Ева.

* * *

Вернувшись, Логан застал Еву в трансе, не сводящей взгляд с молчащего телефона. Остановившись в нескольких футах от нее, он встревоженно спросил:

– Ваша мать? Что-то с Квинном?

Ева покачала головой.

– Лайза Чедберн.

Он напрягся.

– Что ей надо?

– Она требует череп.

– Разве это новость? Почему это вызвало у вас шок?

– Потому. – Она убрала телефон в сумку.

– Она вас запугивала?

– Она угрожала Джо и Сандре.

– Очень любезно с ее стороны.

– Не уверена, что она сможет гарантировать их неприкосновенность в случае, если я соглашусь на сделку. Она призналась, что Тимвик в панике. Она не контролировала его, когда он приказал расправиться с Мареном. Значит, она может утратить контроль за ним и во второй, и в третий раз.

– Не исключено, что все это обман. Может быть, она сама отдала приказ убрать Марена.

– Может быть. Я ничего не знаю. У меня каша в голове.

«Если я соглашусь на сделку…» Только сейчас до Логана дошел смысл этих ее слов.

– Господи, вы что, всерьез обдумываете ее предложение? Что она вам наговорила?

Ответа не было. Он опустился перед ней на колени.

– Сознайтесь!

Она покачала головой.

– Сейчас я ничего не соображаю. Чуть позже… – Она сменила тему. – Позвоните в больницу.

– Спросить про Квинна? Ваша мать узнала, что он…

– Нет, вам надо дозвониться до поста медицинских сестер и предупредить их, что вы намерены убить Джо.

– Не понял.

– Побольше брани, грязи, угроз! Скажите, что прикинетесь работником больницы, проникнете к нему в палату и перережете все трубки. Или, скажем, сделаете ему укол, после которого он уже не очнется. Прикиньтесь маньяком-убийцей.

Логан понимающе кивнул.

– Они тут же доложат об анонимном звонке полицейским, несущим службу поблизости от больницы, и те утроят бдительность.

– Я бы позвонила сама, но мужских угроз обычно больше боятся.

– Верно, хотя вы на пару с первой леди научили меня, откуда исходит настоящая угроза. Уже звоню. – Он нахмурился. – Что вы теперь затеяли?

Ева встала на колени и потянулась за сумкой с черепом.

– Не хочу выпускать Бена из рук.

Эти слова понравились ему ничуть не больше, чем все поведение Евы.

– Думаю, нам пора ехать. Надо найти местечко для ночлега.

– К ночи мы вернемся в Гейнсвилл. – Она смотрела не на него, а на сумку с черепом у себя на коленях. – Звоните!

* * *

В одиннадцать часов вечера Еве позвонила Сандра.

– Основные параметры жизнедеятельности стабилизируются. Состояние по-прежнему критическое, но надежда растет.

Значит, Джо не безнадежен!

– Когда они смогут ответить точнее?

– Не знаю. Возможно, завтра утром. Как ты?

– Нормально.

– По твоему тону этого не скажешь.

– Я в полном порядке, мама. С тобой Рон?

– Да, вот он, рядом. Говорит, что не отойдет от меня ни на шаг, пока все это не кончится. Он считает, что тебе лучше выйти из тени и обратиться в полицию. Я того же мнения. Пора со всем этим кончать.

Как легко все выглядит на словах, подумала Ева утомленно. Взвалить все на плечи бравой полиции, а самой умыть руки!

– Перезвони, когда узнаешь новости про Джо. И будь осторожнее, мама.

– Квинну лучше? – спросил Логан. Ева кивнула:

– Первые признаки улучшения, но не более того… – Она распахнула дверцу машины. – Я прогуляюсь к пруду. Можете меня не сопровождать.

– Иными словами, не тащитесь за мной. – Он посмотрел на кожаную сумку у нее в руках. – Зато компания нашего бестелесного друга Бена для вас очень даже желательна. Вы целый вечер не выпускаете его из рук. Может, объясните, откуда взялась столь пылкая страсть?

У нее не было ответа на этот вопрос. Возможно, она надеялась, что череп сам что-то ей посоветует. Сейчас она дорого заплатила бы за малейшую подсказку.

– Просто хочу, чтобы он был при мне.

– Безумие!

– Вам же говорили, что у меня не все дома.

– Ерунда! Я еще не встречал таких здравомыслящих людей, как вы.

– Бессовестный льстец! – С этими словами она зашагала от него прочь по залитой лунным светом тропинке. Сумка с черепом приятно поскрипывала при каждом шаге.

Помоги мне, Бен! Я в растерянности и не обойдусь без дельного совета.

* * *

Прошло больше двух часов, а Ева все не вставала из-под дерева. Все это время она прижимала к себе, как ребенка, кожаную сумку с черепом. Логан не мог больше выносить это зрелище. Он вылез из машины и зашагал к воде.

– Не хочу и дальше проявлять терпение и понимание! Говорите, что происходит, слышите? Мне необходимо знать, что вам посулила Лайза Чедберн.

Ева долго молчала, потом ответила шепотом:

– Бонни.

– Что?!

– Она предложила мне мою Бонни. Пообещала, что отыщет ее.

– Каким же это образом?

– Велит снова открыть все сходные уголовные дела и поручит следствие целой армии полицейских и военных. Якобы она все хорошо продумала. Разыскиваться будет не сама Бонни – это было бы слишком подозрительно. Они сфокусируют внимание общественности на другом пропавшем ребенке, однако следователи будут иметь исчерпывающие указания. Их целью станет найти Бонни.

– Боже!

– Она клянется, что кампания продлится годы, если потребуется. И обещает, что в конце концов Бонни будет возвращена домой.

– А вам для этого всего-то и нужно, что отдать ей череп и данные анализа ДНК? Это ловушка! Она не сдержит обещание.

– Теперь она просит только череп. Говорит, что позволит мне покинуть страну и держать результаты анализа при себе, пока Бонни не будет найдена.

– Слабовато…

– Бонни! – умоляюще прошептала Ева, смежив веки.

– Повторяю, она не сдержит слово.

– А вдруг сдержит?

– Я не позволю вам так поступить.

Она резко открыла глаза и решительно произнесла:

– Слушайте внимательно, Логан. Если я решу принять это предложение, то ни вы, ни кто-либо еще не посмеете меня остановить. Вы мне не указ. Если кто-то и в силах найти Бонни, то только Лайза Чедберн. Вы хоть знаете, что это для меня значит?

– Знаю, – ответил он безжалостно. – И она знает. Не дайте ей вас использовать.

Ева покачала головой.

– Вы не понимаете…

Но он все хорошо понимал и испытывал невыносимую душевную муку, глядя на нее, слушая ее. Лайза Чедберн прибегла к самому мощному оружию, которое только можно было применить в войне против Евы Дункан.

– Когда вы сообщите ей о своем решении?

– Она позвонит мне сама в семь часов утра.

– Ваше согласие станет непоправимой ошибкой.

– Она сказала, что Джо и моя мать будут в безопасности, что убийствам придет конец. Она даже попытается убедить Тимвика прекратить охоту за вами.

– Пустые обещания. Надо быть сумасшедшей, что-оы ей поверить.

– Я верю, что ей надоели убийства. Не знаю, может ли она их остановить, но, думаю, хотела бы.

– Когда она позвонит, дайте мне с ней потолковать. Ева покачала головой.

– Я думал, мы с вами заодно…

– Заодно? Вы же твердите, что не дадите мне сделать это.

– Потому что знаю, что это ошибка.

– Ошибка – оставлять Бонни одну.

– Поймите, Ева, ставки слишком высоки, чтобы…

– Замолчите, Логан! Оставьте меня в покое, дайте подумать. Вам меня все равно не переубедить. Мне и так известны все аргументы против.

Однако каждая клеточка в мозгу, все твое естество настроены на то, чтобы принять предложение Лайзы Чедберн, мысленно закончил Логан за Еву. Будь у него возможность, он бы задушил Чедберн собственными руками.

– Хорошо, я больше вас не уговариваю. Думайте сами. – Он выпрямился. – Только не забывайте про Кесслера и Джо Квинна.

– Я только о них и думаю.

– Не правда! По-моему, вы думаете только о Бонни. Вы только взвесьте…

Но она его уже не слушала. Ее взгляд снова был прикован к сумке с черепом, хотя вряд ли она видела ее. В ушах у нее звучали лживые речи сладкозвучной сирены по фамилии Чедберн, а перед глазами стояла дочь, которой уже много лет не было в живых.

22

Лайза позвонила ровно в семь утра.

– Итак?

Ева глубоко вздохнула.

– Я согласна.

– Я рада. Поверь, так будет лучше для всех.

– Меня не волнуют все, иначе я не стала бы иметь с тобой дела. Слушай внимательно! Меня и мою мать ты должна поселить где-то за пределами США, как обещала. Я хочу, чтобы твои ищейки прекратили охоту за Логаном. Кроме того, ты должна оставить в покое Джо Квинна.

– А главное, тебе подавай Бонни.

– О да! – У Евы дрожал голос. – Найдите ее и отдайте мне. Эта часть не подлежит обсуждению.

– Я ее найду, даю тебе слово, Ева. Тимвик заберет у тебя череп, а потом…

– Нет. Я не знаю, можно ли верить твоим обещаниям. Я слишком рискую. Кто сказал, что ты не передумаешь, когда получишь череп?

– У тебя останутся данные анализа ДНК. Сама знаешь, сколько неприятностей они могут мне доставить.

– Боюсь, что без черепа они немногого стоят.

– Что ты предлагаешь?

– Это не предложение, а требование. Я хочу встретиться с тобой лично. Ты сама заберешь череп.

– Это невозможно.

– Другого пути нет.

– Пойми, человек в моем положении не может перемещаться, как ему вздумается. Твое требование неосуществимо.

– Лучше не пытайся меня одурачить. Женщина, способная убить мужа и выйти сухой из воды, найдет способ со мной встретиться. Я рискую жизнью и вправе позаботиться о том, чтобы выжить. Оружия у меня немного, зато я художница. Я долго изучала человеческую мимику, в том числе твою. Думаю, я смогу разобраться, собираешься ли ты сдержать слово.

Молчание.

– Череп будет при тебе?

– Не совсем при мне. Он будет спрятан поблизости. Гарантирую, что его никто не найдет, если ты попытаешься подстроить мне ловушку.

– Что, если ловушка грозит мне?

– Принимай все мыслимые и немыслимые меры предосторожности. Главное, чтобы от них не исходило угрозы для меня.

– Где ты предлагаешь встретиться?

– Где-нибудь в окрестностях Кэмп-Дэвида. Тебе ничего не стоит уехать туда на уикенд, тем более что ты все еще в трауре по своему другу Скотту Марену. Назови пунктом назначения Кэмп-Дэвид и прикажи пилоту приземлиться, не долетев до места.

– Звучит разумно. А как быть с Логаном?

– Он во всем этом не участвует. Я забрала череп и бумаги и уехала от него среди ночи. Он обозвал меня сумасшедшей. Он уверен, что ты меня выдашь.

– Но ты к нему не прислушалась?

– Прислушалась. Очень может быть, что он прав. – Ева еще крепче сжала телефон. – Но я все равно на это пойду. Ты же знала, что так будет, правда?

На том конце провода долго молчали.

– Эта встреча – неудачная идея. Лучше выбрось череп там, где сочтешь нужным, а потом сообщи мне. Тимвик его подберет.

– Думаешь, так для тебя безопаснее?

– Так безопаснее для нас обеих.

– Нет, я должна видеть твое лицо, когда ты будешь обещать найти Бонни. Ты слишком много врала. Я должна сделать все, чтобы обезопасить себя от обмана.

– Поверь, у твоей идеи много недостатков.

– Или ты соглашаешься, или сделке не бывать.

– Дай мне минуту на размышление. – Снова молчание. – Хорошо, давай встретимся. Но со мной обязательно будет Тимвик.

– Нет!

– Тимвик умеет управлять вертолетом, к тому же он возглавляет Секретную службу. Поручив ему доставить меня на условленное место, я могу, не вызывая подозрений, отправить отдыхать и охранника, и пилота. У Тимвика имеются приборы, с помощью которых можно определить, есть ли подслушивающие устройства на тебе или в непосредственной близости. Я тоже должна себя обезопасить.

– А кто защитит меня от него?

– Я велю Тимвику убраться, как только станет ясно, что ты не заманила меня в капкан. Но без него я не появлюсь, учти это, Ева.

С этим было трудно не согласиться.

– Хорошо. Но чтобы никого, кроме него! Если я замечу кого-то еще, встречи не будет.

– Договорились. Теперь объясни, где ты предлагаешь встретиться.

– Я позвоню, когда ты будешь на подлете к Кэмп-Дэвиду.

– Осторожность – превосходное качество. Когда мне вылетать?

– Завтра в восемь утра.

– Прекрасно. Не забудь, перелет из Белого дома в Кэмп-Дэвид занимает полчаса. Но вообще-то я бы предпочла, чтобы ты подбросила нам череп. Насколько безопаснее это было бы и для тебя, и для меня!

– Ни за что.

– Тогда до завтра.

Конец связи. Роковой шаг сделан. Логан назвал это страшной ошибкой, но она поступила по-своему.

Еще сегодня ей надо было попасть в Вашингтон. Но до отъезда она хотела узнать про Джо. Она набрала номер матери.

– Как там Джо?

– Я только что звонила в больницу. Он уже не в реанимации.

Ева зажмурила глаза, испытав восхитительное чувство облегчения.

– Ему лучше? Он будет жить?

– Ночью он пришел в сознание. Врачи, как водится, осторожничают, но признаки многообещающие.

– Хочу его увидеть!

– Сумасшедшая! Ты ведь знаешь, что это невозможно.

Однако ее собственное положение не стало менее отчаянным. Кто знает, как все сложится в Кэмп-Дэви-де? Она обязана повидаться с Джо!

– Ладно. Но мне нужна помощь. Можешь арендовать для меня машину и забрать меня?

– Что произошло с машиной Логана?

– Наши пути разошлись. Его ищут активнее, чем меня. Возможно, его подстрелят, как только увидят.

– Я рада, что вы расстались. Не хватало, чтобы вас обоих…

– У меня мало времени, мама. Я звоню тебе из женского туалета Гейнсвиллского парка. В этот час тут нет ни души, но мне все равно нельзя здесь задерживаться. Не хотелось бы тебя утруждать, но все-таки… Так ты за мной заедешь?

– Обязательно!

Она высадит Сандру у кондоминиума, а потом… Ева села на пол, поставила сумочку рядом с сумкой, по-прежнему выполнявшей роль сейфа для президентского черепа, прижалась затылкомк бетонной стене. Дыши глубже, попытайся успокоиться. Ты поступаешь единственным возможным образом.

Завтра в восемь утра…

* * *

Завтра в восемь!

Лайза встала и подошла к окну.

Завтра она завладеет черепом Бена. Завтра главная угроза будет устранена.

Она не исключала, что ее заманивают в западню, однако инстинкт подсказывал, что она пошла картой, которую Еве Дункан нечем бить. Эта женщина одержима желанием найти останки дочери. Лайза сыграла на этом и поставила противницу на колени. Казалось бы, можно торжествовать.

Но никакого торжества она не испытывала. Лайза предпочла бы убедить Еву, что во встрече с глазу на глаз нет необходимости. Ведь она и так собиралась добросовестно выполнить свою часть договоренности.

Но собиралась ли?.. Ей казалось, что она знает себя. Но могла ли она когда-либо представить, что будет совершать поступки, которые ей пришлось совершить?

Оставалось надеяться, что Ева не обведет ее вокруг пальца.


8 утра следующего дня, окрестности национального парка Катоктин


В северном секторе неба появился вертолет. Ева набрала номер.

– Я на поляне в миле от дороги номер семьдесят семь, у Охотничьего ручья. Приземляйтесь на поляне. Я к вам подойду.

– Хорошо, только совершим облет и убедимся, что все спокойно, – ответила Лайза Чедберн. – Тимвик чрезвычайно осторожен.

«Ты осторожнее Тимвика», – подумала Ева. Но и сама не забыла про бдительность. Прежде чем звонить, она удостоверилась, что участок не представляет опасности.

Нервно сжимая и разжимая пальцы, она наблюдала за вертолетом, снижающимся над ее поляной.

– Один человек. – Тимвик указал на инфракрасное пятно посреди жидкостного дисплея. – Ближайший источник тепла локализован в закусочной на дороге семьдесят семь, в трех милях отсюда.

– Электроника?

Тимвик посмотрел на другой дисплей.

– Вокруг Дункан – ничего.

– Вы уверены?

– На все сто! Думаете, мне охота подставлять задницу?

Лайза испытала грусть, глядя на одинокое пятнышко посреди дисплея – незащищенную, уязвимую Еву Дункан.

– Спускаемся, Джеймс. Посмотрим, улыбнется ли нам удача.

Лайза Чедберн вылезает из вертолета.

Ева добилась своего. Она сама назначила время, сама указала место. И все же не могла поверить в появление Лайзы.

Та спрыгнула на землю. Тот же облик, что на кассетах: красивая, цветущая, безмятежная хозяйка жизни. А чего, собственно, было ожидать? Печати беспутства, жестокой гримасы? Лайза расправилась с мужем, но осталась прежней. Почему на ее внешность должны были повлиять последующие убийства?

Гэри… Кровь… Ладони, пригвожденные к полу кинжалами. Перед глазами Евы промелькнула страшная картина, которую она застала в номере мотеля.

Такое не может не оставить отпечатка… Лучше об этом не думать. Главное – спокойствие. Она двинулась к вертолету.

– Здравствуй, Ева! – крикнула Лайза жизнерадостно. – Джеймс только что звонил охране Кэмп-Дэвида и предупредил, что мы совершили экстренную посадку, чтобы проверить неработающий индикатор на панели приборов. В нашем распоряжении не больше десяти минут. Либо мы поднимаемся по истечении этого срока в воздух, либо они объявляют тревогу и высылают сюда отряд.

– Десяти минут нам вполне хватит.

– Больше ничего не говорите, Лайза! – крикнул Тимвик, тоже спрыгнувший на землю и устремившийся к Еве. Та машинально сделала шаг назад.

Тимвик приближался к ней с прибором, похожим на металлоискатель, какими пользуются в аэропортах.

– Вытяните руки!

– Вы говорили, что участок полностью безопасен, Джеймс, – напомнила Лайза.

– Осторожность не повредит. – Он провел детектором по телу Евы. – Повернитесь.

– Не прикасайтесь ко мне!

Он зашел сзади и проверил Еву от плеч до пяток.

– Порядок. Она безоружна. Подслушивающих устройств тоже нет.

– Не сердись на Джеймса, – обратилась Лайза к Еве. – Последнее время он ужасно нервничает. Боюсь, в этом повинны Логан и ты. Отойдите, Джеймс! Нам надо поговорить.

Тимвик поплелся к деревьям.

– Нет! – остановила его Ева. – Он меня проверил, а я его нет. Пусть остается на виду. Сядьте вон там! – Она ткнула пальцем в кочку рядом с вертолетом.

– Что-то я не пойму…

– Вы меня слышали. Я хочу, чтобы вы сидели там со скрещенными ногами. Так вам будет труднее на меня наброситься.

Тимвик поджал губы.

– Это унизительно, Лайза!

– Делайте, как вам говорят. – Лайза усмехнулась. – А ты, Ева, не настолько беспомощна, как мне казалось.

Тимвик сел на землю и скрестил ноги.

– Вы удовлетворены?

– Еще нет. Достаньте из внутреннего кармана пиджака пистолет. Опустите предохранитель и отбросьте пистолет в сторону.

– Нет у меня пистолета!

– Выбросьте пистолет! – повторила Ева.

– Не тяните время, Джеймс, – вмешалась Лайза. Тимвик выругался и сделал в точности так, как требовала Ева.

– Вот теперь порядок, – молвила она.

– Ты неэффективно расходуешь бесценное время. – Лайза выразительно покосилась на часы. – Две минуты прошли впустую.

– Нет, не впустую. Я ему не доверяю.

– Полагаю, у тебя есть право на подозрение. – Пауза. – Давай череп Бена, Ева.

– Рано.

– Хочешь, чтобы я подтвердила, что ты получишь Бонни? – Лайза смотрела ей в глаза. – Клясться было бы легкомысленно, но я сделаю все, что в моей власти, чтобы ее найти. – Голос первой леди дрожал от несвойственной ей искренности. – Даю тебе слово, Ева.

Господи, она действительно не кривит душой! Бонни могла бы вернуться…

– А теперь отдавай череп, Ева. У меня мало времени. В вертолете лежат предназначенные для тебя деньги и документы. Джеймс составил план по вывозу тебя и твоей матери из страны. Отдай череп – и мы с Джеймсом сядем в вертолет и исчезнем из твоей жизни.

Еве не верилось, что она сумеет когда-нибудь забыть Лайзу Чедберн и ее подлые дела.

– Череп!

– Он там, под деревьями. – Косясь на Тимвика, Ева стала смещаться к краю поляны. – Учтите, Тимвик, я за вами наблюдаю.

– Джеймс не собирается вмешиваться, – заверила Лайза, следуя за ней. – Череп нужен ему не меньше, чем мне.

– Что будет после того, как я отдам тебе череп?

Вместо ответа Лайза спросила, наморщив лоб:

– Где он? Ты что, зарыла его в землю?

– Нет. – Ева остановилась и указала на кожаную сумку, виднеющуюся среди ветвей. – Вот он!

– Прямо так, на виду? Ты ведь грозила, что мы не сумеем его отыскать.

– Я блефовала. Что толку было бы зарывать его или прятать? У вас есть детекторы на все случаи жизни.

– Значит, я тебя переоценила. – Лайза засмеялась. – Боже, а я-то воображала, что ты разработала хитроумнейший план! – Смех резко прервался. – Это точно Бен? Вы уже подбрасывали нам чужой череп.

– На сей раз перед тобой Бен Чедберн собственной, уж извини, персоной. Убедись сама. Лайза взяла у нее сумку.

– Говорят, ты – волшебница по части восстановления внешности. Неужели я действительно обнаружу сходство?

– А ты открой сумку.

Лайза настороженно сузила глаза.

– Что-то мне не очень хочется…

Ева пожала плечами.

– Поступай, как знаешь. Странно, если ты не воспользуешься такой возможностью.

– Конечно, воспользуюсь… – Лайза собралась с силами и медленно расстегнула замки. – Сейчас убедимся, соответствуешь ли ты своей репу… Господи! – Она прижалась лопатками к стволу дерева, не сводя глаз с обожженного черепа. – Ведь это…

– Прошу прощения, если зрелище не столь эстетичное, как ты ожидала. Гэри Кесслер предпочитал работать с голой костью и заставил меня снять глину. Помнишь Гэри? Кажется, ты велела Фиску его убить.

Лайза приросла к черепу взглядом.

– Бен?.. – спросила она шепотом.

– Видишь, что делает с человеком огонь? Кожа обугливается, расползается, тает от жара…

– Замолчи! – Из глаз Лайзы побежали слезы.

– Что скажешь о дыре в затылке? От жары лопаются мозги! Когда тебя поджаривают, мозги закипают, а потом…

– Заткнись, мерзавка!

– С Гэри, правда, вышло иначе. Ты научила Фиска постараться убедить меня, что лучше отдать вам череп побыстрее. Это ты предложила наглядный урок – распятие!

– Ничего подобного! Я просто сказала ему, что его задача – вызвать у тебя шок, чтобы ты стала сговорчивее. У меня не было другого выхода. Ты сама во всем виновата. Я хотела положить этому конец и твердила тебе, что кошмар прекратится, как только ты отдашь мне череп Бена, но ты не соглашалась. – Она снова посмотрела на череп. – Бен…

– Как вы его убили?

– Скотт сделал ему укол. Все получилось очень быстро, очень гуманно. Он совсем не мучился. – Лайза тяжело дышала, пытаясь успокоиться. – Ты проявила жестокость, заставив меня смотреть на череп, Ева.

– Не тебе рассуждать о чужой жестокости. По твоему приказанию были убиты Гэри и Джил, чуть не погиб Джо.

– Теперь ты довольна? А ты суровая женщина, Ева. Напрасно я тебя жалела.

– Намекаешь на свое намерение со мной расправиться? Ты ведь не собираешься меня отсюда отпускать?

– Я просила тебя подбросить череп, потому что знала, что не смогу оставить тебя в живых, если мы встретимся лицом к лицу. Такая уж у меня работа, Ева… – Она резко обернулась к Тимвику. – Пора улетать, Джеймс. Разберитесь с ней.

Тимвик медленно поднялся с земли.

– Хотите, чтобы я ее убил?

– Нет, не хочу. Но иначе нельзя. Делайте свое дело!

Тимвик покачал головой, развернулся и зашагал к вертолету.

– Джеймс!

– Провались ты!

Лайза застыла как вкопанная.

– Мы обо всем договорились…

Тимвик распахнул дверцу вертолета.

– А как насчет приказа Фиску устранить и меня? Когда это должно было случиться?

– Не понимаю, о чем вы…

– О списке. Вы вручили Фиску еще один список. Я его видел. Он соединил его с моим. Я знаю его почерк.

– Как вы могли видеть то, чего не существует? – Лайза облизнула пересохшие губы. – Если такой список и существовал, я не имею к его составлению никакого отношения. Сами знаете, Фиск часто действовал по собственной инициативе.

– Он не кусал кормящую его руку, если не появлялась другая кормящая рука. Вы решили, что я вам больше не нужен.

– Это недоказуемо. Фиска нет в живых.

– Вы бы нашли, кому поручить мое уничтожение.

– Вы совершаете ошибку! – Лайза заторопилась к вертолету. – Выслушайте меня, Джеймс!

– С меня довольно. Я сматываюсь.

– Вас поймают!

– Не поймают, если все пойдет по плану. Как мы и договаривались, я свяжусь с Кэмп-Дэвидом и передам, что мы вылетели. У меня будет время, чтобы скрыться. – Он сел в вертолет. – А ты гори в аду, стерва!

– Тимвик! – Лайза вцепилась в дверцу. – Это ловушка! Все ложь! Как вы можете отказываться от блестящего будущего? Кевин назначит вас…

Вертолет взмыл в воздух. Лайза распласталась на земле. Ева наблюдала, как она барахтается в траве, как встает на четвереньки, как ищет ее полным ненависти взглядом.

– Это все ты!

– Скорее ты сама. Ты же сказала мне, что Тимвик запаниковал. В панике человек хватается за любую соломинку.

– Ты меня подставила! – В голосе Лайзы все еще звучали нотки неверия в происходящее.

– Да, план принадлежит мне. Но список Тимвик получил от Логана.

– Когда я сказала, что со мной будет Тимвик, ты возражала…

– Я заранее знала, что ты захочешь притащить Тимвика. Этого требовало здравомыслие, а ты женщина здравомыслящая, даже очень. Если бы ты его не позвала, он бы сам тебя уговорил, что лететь без него – безумие. – В Евиной улыбке не было ни тени веселья. – Но обошлось без уговоров.

– Все равно тебе несдобровать. Я обойдусь и без Тимвика… – Лайза испуганно зажала себе рот. – Боже, при тебе диктофон?

– Конечно.

– Ты показала мне череп Бена специально, чтобы я раскололась…

– Примерно так. Обычно люди пугаются скелетов. Особенно когда это скелеты их жертв.

Лайза молчала – видимо, прокручивала в голове их разговор.

– Дело плохо, но не безнадежно. Любую запись можно по-разному интерпретировать в суде…

– Наш разговор слушали трое свидетелей, приглашенные Логаном: репортер «Атланта конститьюшн» Питер Браун, судья Верховного суда Эндрю Беннетт и сенатор Дэннис Летроп. Как видишь, все трое – уважаемые граждане. Логан потрудился на славу: почти целый день убеждал Тимвика, что он – твоя следующая жертва.

Лайза побледнела и внезапно стала выглядеть вдвое старше своих лет. Снова опустившись в примятую траву, она пробормотала:

– Отдаю должное твоей хитрости. Я с самого начала предупреждала Тимвика, что тебя надо опасаться. Он провел меня с металлоискателем, но другие приборы ясно показали, что вокруг ни души, так что до появления Логана у нас есть немного времени…

Ева кивнула.

– Это хорошо. Мне нужно несколько минут, чтобы прийти в себя. Трудно смириться с мыслью, что все пошло прахом… – Лайза с трудом проглотила слюну. – Я думала, что ты у меня в руках. Что Бонни – ключ к твоему повиновению.

– В этом ты не ошиблась.

– Почему же ты не воспользовалась шансом?

– Слишком высоки были ставки. Ты покусилась на дорогих мне людей.

– А ведь я собиралась выполнить свое обещание! Я бы организовала поиск Бонни. Я бы лучше себя чувствовала, если бы сдержала слово.

– Верю.

Лайза выпрямилась. Ева напряглась всем телом.

Лайза покачала головой.

– Можешь меня не опасаться. Ты победила: я уничтожена.

– Ты сама себя уничтожила. Куда ты идешь?

– Я бросила череп Бена, когда бежала к вертолету… – Она нашла череп и снова опустилась на колени. – Как он мал! Странно… Бен был очень велик – и телом, и душой, и умом.

– Ты истребила и тело, и душу, и ум.

Лайза, казалось, не слышала ее слов.

– Он был так умен! Он умел мечтать и претворять свои мечты в жизнь. – Она погладила череп и прошептала:

– Ты был удивительным человеком, Бен Чедберн!

Ева не поверила своим глазам: прикосновение Лайзы к черепу походило на ласку любящей женщины, по ее щекам струились слезы. Она подняла голову.

– Желтая пресса напечатает фотографии… Они обожают кошмар и уродство. Не позволяй им позорить Бена! Я хочу, чтобы его вспоминали только в расцвете сил. Борись за него! Ты мне обещаешь?

– Обещаю. Никаких фотографий, кроме тех, что потребуются как улики для суда. После этого он будет предан земле.

Лайза долго молчала, потом заговорила полным удивления голосом:

– Мне это действительно важно. Бен относился к таким вещам иначе: он твердил, что важнее то, что мы оставляем после себя, а не то, во что мы превращаемся после смерти и куда деваются наши останки. – Она не стеснялась слез. – Как мне больно на тебя смотреть, Бен! Не думала, что нам доведется встретиться снова. Ты говорил, что этого не случится.

– Что ты несешь?! – крикнула Ева.

– Я любила его, – ответила Лайза бесхитростно. – Всегда любила и всегда буду любить. Он был сама доброта, сама заботливость. Таких, как он, больше не найти. Неужели ты думаешь, что я могла убить такого человека?

– И все-таки ты его убила. Руками Марена.

– Да, я уговорила Скотта приготовить шприц с инъекцией. – Она опустила глаза. – Но Бен отнял у него шприц и сам сделал себе смертельный укол. Не хотел, чтобы ответственность легла на Скотта. Вот что это был за человек!

– Зачем он это сделал?

– Бен умирал от рака. Он узнал о своей болезни через месяц после инаугурации.

Ева с трудом удержалась на ногах.

– Самоубийство?..

– Нет, самоубийство – удел трусов, а Бен трусом не был. Просто он хотел избавить нас от… – Лайза помолчала, чтобы вернуть голосу твердость. – Он сам все спланировал. Он знал, что его мечтам уже не суждено осуществиться. Пятнадцать лет мы трудились, чтобы привести его в Белый дом. Мы были неповторимым по слаженности дуэтом… Он был вынужден взять вице-президентом Мобри, чтобы заручиться голосами южан, но всегда твердил, что этого поста достойна одна я. Но я не расстраивалась, потому что чувствовала, как для него ценна моя помощь. А потом мы узнали, что он умрет, не успев осуществить намеченного… Разве это справедливо? Он не мог с этим смириться.

– Он сам все это задумал?

– Это он выбрал Кевина Детвила, он научил меня работать с ним, объяснил, как добиваться от него толку. Он знал, что мне понадобится Тимвик, и подсказал, на какую приманку тот клюнет вернее всего.

– Тимвик знал о болезни президента?

– Нет, Тимвик считал, что его убили. Бен полагал, что Тимвик проявит больше покладистости, если будет считать себя соучастником убийства президента, и оказался прав. – Лайза горько усмехнулась. – Он все верно рассчитал. Все прошло как по маслу. Роли были расписаны четко. Моя состояла в том, чтобы управлять Кевином и добиваться прохождения законопроектов, приготовленных Беном. Я уже пропихнула через конгресс целых семь! Ты хоть представляешь, каких усилий это стоило?

– А роль Тимвика? – спросила Ева безжалостно.

– Думаешь, ему поручили убивать догадливых? Нет, он просто охранял меня и облегчал обман. Но ему было страшно. В конце концов он впал в панику и вышел из повиновения.

– Значит, с ним у твоего Бена все же вышла промашка?

– Все обошлось бы, если бы был соблюден наш план. Если бы Доннелли сделал все, что от него требовалось. Если бы нам не мешал Логан. И если бы ты, Ева, не сунула нос не в свое дело.

– То есть если бы вас никто не заподозрил.

– План Бена был почти безупречен. Ты хоть понимаешь, что разрушила? Мы хотели упорядочить власть, помочь простым людям. То, что у нас отняли этот шанс, – верх несправедливости.

– Для достижения своих целей ты лишала этих самых людей жизни. Предположим, мужа ты не трогала. Но Фиск получал от тебя приказы убивать.

– Я не хотела этого… Но все покатилось кувырком – я и не заметила, как это произошло. Я обещала Бену, что буду руководить событиями. Это была моя обязанность, пойми! Одно влекло за собой другое, вот я и полетела в пропасть…

Она опять зажала себе рот.

– Что я говорю? Где мое достоинство? Ведь все это записывается! – Лайза выпрямилась, расправила плечи, ее лицо озарила ослепительная улыбка. – Видишь, мне все нипочем! Достаточно искренне улыбаться – и вашим пленкам никто не поверит.

– Боюсь, поверят. Все кончено, Лайза.

Она задрала подбородок.

– Нет, я еще дам последний бой!

– Разве Бен тебя одобрил бы? Скандал такого масштаба на многие месяцы парализовал бы деятельность правительства и перечеркнул все хорошее, что ты успела совершить.

– Я знаю, когда настает момент уходить. Я усвоила урок Бена. Угораздило же тебя назначить встречу в Кэмп-Дэвиде! Знаешь, как называл это место Франклин Рузвельт? «Шангри-Ла» – «Утраченная мечта»… Уже потом Эйзенхауэр переименовал его в честь внука в «Кэмп-Дэвид». – Она запрокинула голову. – Они приближаются! Я пойду им навстречу. Смелость не ведает преград!

И Лайза грациозно заскользила по поляне к четырем машинам, появившимся из-за деревьев.

Пистолет!

Она остановилась перед пистолетом, выброшенным Тимвиком.

– Нет!

– Ты уничтожила все, что созидали Бен и я. Ты считаешь меня убийцей. Я могла бы взять пистолет и доказать, что ты права. До твоих друзей далековато, а вот до тебя… Ты боишься смерти, Ева?

– Не очень.

– Я тоже так думаю. Скорее у тебя вызывает страх жизнь. – Она оглянулась. – Я бы нашла твою Бонни. Придется тебе жить, зная это. Теперь тебе ее не видать. Во всяком случае, мне хочется на это надеяться. – Она поддела пистолет носком туфли. – Оцени мое отвращение к насилию! Я отвергаю возможность отомстить и отважно отдаю себя в руки правосудия. – Горделивая улыбка. – До свидания, Ева. Может, мы увидимся в суде, а может, и нет.

* * *

– Она надеется выпутаться, – сказала Ева Логану, наблюдая, как Ева садится в машину к агентам ФБР. – Для нее еще не все потеряно.

– Чтобы это предотвратить, мы не должны подпускать ее к Кевину Детвилу. Она проведет в изоляции сутки. Учитывая ее положение, это будет чертовски трудно. Судья Беннетт немедленно поедет к Детвилу и даст ему прослушать пленки.

– Думаете, Детвил расколется?

– Надеюсь. Он привык к ее подсказкам. Если он устоит, мы добьем его списком.

– Но почему в списке фигурирует сам Детвил? Тимвик – это я еще понимаю: он стал ненадежен и представлял для нее угрозу. Но Детвил был ей нужен для переизбрания на новый срок.

– Сомневаюсь, что его собирались убрать в ближайшем будущем. Скорее всего, вставляя Детвила в список, она хотела заинтересовать Фиска. Что может быть труднее и заманчивее, чем укокошить самого президента США?

– Рано или поздно она бы его все равно устранила.

– Конечно, ведь он был живым доказательством. Скорее всего, Фиск организовал бы по ее приказу несчастный случай, после которого не остается ДНК для сличения, – например, взрыв президентского авиалайнера над океаном.

– Вместе с президентом летает много народу.

– Думаете, это ее остановило бы?

– Да. То есть нет… – Ева удрученно покачала головой. – Не знаю… Может быть.

Логан взял ее за руку.

– Уедем отсюда побыстрее!

– Куда?

– Вы предоставляете выбор мне? Как неожиданно! Вы буквально силой заставили меня устроить западню Лайзе Чедберн. Неужели теперь у вас иссякло воображение?

Не только воображение, но и вся, до последней капли, жизненная энергия. Она чувствовала себя совершенно обессиленной и опустошенной.

– Я хочу домой.

– Боюсь, этот прекрасный момент еще не настал. Мы поедем к сенатору Летропу и переждем бурю у него. Сначала с нас должны быть официально сняты все подозрения, не то какой-нибудь ретивый федеральный агент с удовольствием выпустит в нас всю обойму.

– Сенатор чрезвычайно добр, – сказала Ева с иронией.

– Дело не в доброте. Мы с вами – ценнейшие свидетели. Пока все не кончится, нас будут беречь, как зеницу ока.

– Когда же я попаду домой?

– Через неделю. Она покачала головой.

– Я согласна максимум на три дня. Потом я совершу дерзкий побег.

– Как скажете. – Он приподнял брови. – Но учтите, мы с вами свергаем президента. Не больше и не меньше.

– Вам ясна задача, Логан. – Она села в машину. – Через три дня я уеду домой. Я соскучилась по маме и по Джо.

23

– Сумасшедший дом! – Ева с отвращением задернула кружевную занавеску. – Дикое полчище репортеров! Почему бы им не подыскать другие жертвы?

– Мы – самые лакомые кусочки, – ответил Логан. – Рядом с нами меркнет и О. Джей Симпсон, и все прочие шалуны. Пора бы вам привыкнуть к своей славе.

– Не желаю привыкать к такой мерзости! – Она расхаживала по библиотеке сенатора, как разъяренная тигрица по тесной клетке. – Пять дней взаперти! Я хочу домой, хочу навестить Джо.

– Вы сами сказали, что, по словам вашей матушки, Джо поправляется не по дням, а по часам. Еше немного – и он сбежит от докторов.

– Мне не разрешают с ним разговаривать.

– Почему?

– Откуда я знаю? – Она остановилась перед креслом Логана, сжала кулаки. – Мне здесь осточертело! А снаружи нам угрожает озверевшая толпа. Мы даже не можем присутствовать на похоронах Джила и Гэри. Когда это кончится?

– Я уже много раз отвечал на этот вопрос. Стоило Детвилу во всем сознаться, страна сошла с ума.

Центром этого сумасшествия оказались они. Сидя взаперти в сенаторском особняке, они наблюдали за развитием событий по телевизору. После признательных показаний Кевина Детвила Чет Мобри был приведен к присяге как президент, а Лайза Чедберн угодила за решетку.

– Этому не будет конца, – простонала Ева. – Мы с вами похожи на рыбок в стеклянном аквариуме. Как я буду работать, как жить? Невыносимо!

– В конце концов интерес к нам угаснет. После суда все успокоится.

– Это может занять годы! Держитесь от меня подальше, Логан: я способна вас задушить!

– Ничего не получится! – Он улыбнулся. – Кому вы тогда будете жаловаться на свою несчастную судьбу? В такой ситуации очень важна компания.

– Не нужна мне ваша компания! Другое дело мама и Джо!

– Как только вы вернетесь домой, журналисты прицепятся и к ним. Телерепортеры станут следить за каждым их шагом. Разве это жизнь? Думаете, отношения вашей матушки с приятным джентльменом из окружной прокуратуры выдержат такое испытание? А о Джо Квинне вы подумали? Зачем полиции Атланты детектив, которого круглосуточно показывают по всем телеканалам? А его жена? Понравится ли ей…

– Уймитесь, Логан.

– Я преподношу вам картину во всей полноте. Вы сами просили меня быть с вами предельно честным.

– Вы знали, чем все кончится.

– Нет, о безумии в прессе я не подумал. Это, конечно, крупное упущение, но мне уж очень хотелось вывести Лайзу на чистую воду. По сравнению с этой целью меркли все прочие соображения.

Его слова были чистой правдой, и это злило Еву еще больше. Она была так взбешена, что ей был позарез необходим козел отпущения.

– По-моему, вы тоже считали эту цель наиболее важной, – добавил Логан тихо.

– Считала. – Она вернулась к окну. – Но результат меня совершенно не устраивает. Мы свергли ее и теперь тонем с ней в одной луже.

– Я не позволю вам утонуть. – Логан неожиданно оказался у Евы за спиной, взял ее за плечи. – Но вы тоже должны стараться выплыть.

– Разве вы сумеете вернуть мне мою жизнь?

– Сделаю для этого все возможное и невозможное. А вам придется проявить терпение. – Он массировал ее напряженные мышцы. Она услышала его шепот:

– Вы слишком напряжены. Вам пора в отпуск.

– Мне пора за работу.

– Попытаемся соединить одно и другое. Между прочим, у меня есть домик на острове южнее Таити. Очень уединенное местечко и охраняется прекрасно. Когда мне по какой-то причине хочется сбежать от людей, я отправляюсь туда.

– Что вы такое говорите?

– Что вам надо скрыться, как и мне. Только самый настырный журналист сумел бы нас там выследить. Вы на себя посмотрите! Вы побывали в аду, и повинен в этом я. Мой долг – исправить причиненное вам зло. Вам необходим отдых, лечение. Конечно, на острове невыносимо скучно. Делать там совершенно нечего, остается гулять по пляжу, читать и слушать музыку.

И это он называет скукой? Именно таким Ева представляла себе рай. Она медленно повернулась.

– Я бы смогла работать? Он скривился.

– Так я и знал! Что ж, придется устроить для вас лабораторию. В этот раз Маргарет не наделает ошибок.

– А нам дадут улизнуть?

– С точки зрения закона к нам нельзя придраться. Для властей главное – знать, где мы находимся, и быть уверенными, что мы не исчезнем навсегда. Им меньше всего нужны утечки информации и показания, искаженные прессой до неузнаваемости.

– Когда мы сможем уехать?

– Полагаю, уже в начале следующей недели.

– И я смогу оставаться там, пока меня не вызовут?

– Оставайтесь, сколько захотите!

Она посмотрела в окно. На противоположной стороне улицы колыхалась толпа журналистов. У всех был голодный вид, но Ева знала, что они никогда не насытятся. В ком-то из них, возможно, еще сохранились остатки человечности, но Ева не могла забыть, как после исчезновения Бонни репортеры намеренно ранили ее своими ремарками, чтобы запечатлеть ее лицо, искаженное горем. Больше она такого не вынесет.

– Так вы согласны?

Она медленно кивнула.

– Отлично! И не будете возражать против моего присутствия? Не вам одной прописано бегство. Там у меня большой плантаторский дом, так что я не буду путаться у вас под ногами.

– А говорили про домик… Но я не возражаю и против виллы. – Покой, солнце, работа… Главное, сбежать от всего этого непрекращающегося кошмара. – Стоит мне приступить к работе – и я перестану вас замечать.

– Это мы еще погладим… Иногда вам придется выныривать на поверхность. Почему бы и нет, когда до хищной стаи многие тысячи миль? К тому же я – человек заметный.

* * *

– В вашем распоряжении десять минут. – Медсестра хмурилась, глядя поверх Евиной головы на ораву репортеров, сдерживаемую больничной охраной. – У нас здесь больница, а не стадион. Мы только тем и занимаемся, что не пропускаем к мистеру Квинну прессу. Ведь он еще не поправился.

– Я его не побеспокою. Просто хочу на него взглянуть.

– Репортеров я возьму на себя, – пообещал Логан. – Можете не торопиться.

– Спасибо.

– Послушайте, раз мы вместе улетаем на уединенный островок, не проще ли вам начать называть меня просто Джоном?

– Островок не уединенный, а тропический – это раз. А во-вторых, мне уже будет трудно изменить привычке.

– Десять минут! – грозно повторила сестра. – Палата четыреста два.

Джо сидел в койке. Ева остановилась в дверях.

– Вот не ожидала… Ты отлично выглядишь! Тебе давно разрешили садиться?

– Ты бы знала обо мне больше, если хотя бы иногда звонила, – бросил он хмуро.

– Я звонила каждый день, но мне не разрешали с тобой разговаривать.

Выражение его лица было трудно расшифровать.

– Ты звонила?

– Конечно! Разве я стала бы тебя обманывать?

– Нет. – Он улыбнулся. – В таком случае я могу подпустить тебя к себе, даже разрешить меня обнять, только несильно. До вчерашнего дня я лежал на спине. Здешние сестры – настоящий кремень.

– Это я заметила. Меня пустили к тебе всего на десять минут. – Ева подошла к койке и обхватила Джо руками. – Но этого вполне хватит: уж больно ты хмурый и пахнешь лекарствами.

– Опять ворчание? Я рискую ради тебя жизнью, и это вся твоя благодарность?

– Нет. – Она села с ним рядом. – Ты поступил очень глупо. Я бы никогда себя не простила, если бы ты погиб, Джо.

– Знаю, потому и выжил.

Она взяла его за руку. Рука была теплой и сильной. Рука Джо… Господь сжалился над ними.

– Я отправила матери экземпляр записи и велела ей проиграть ее тебе. Надеюсь, она прорвалась через медсестер? Не знаю, чего Логан наобещал министерству юстиции, но ему предоставили копию.

– Сандра прорвалась. По-моему, сестры – душки, одна ты пришлась им не по нраву. – Он сдавил ее пальцы. – А от этой пленки меня чуть не хватил инфаркт. Как Логан позволил тебе так рисковать?

– Он не смог меня удержать.

– Я бы смог, – пробурчал он.

– Ни за что!

– Тебе что, больше всех надо? Не могла подождать?

– Она убила Гэри, – прошептала Ева. – И все еще могла дотянуться до тебя.

– Значит, это я виноват?

– Кто же еще? И хватит на меня орать! Не могла же я ждать, пока ты воскреснешь и вступишься за меня! Пришлось действовать самой.

– С помощью Логана. – Он сдвинул брови. – Тоже мне, помощничек!

– Лайза предоставила возможность действовать мне, а не ему. Но он сделал все, что мог. Это он придумал, как нейтрализовать Тимвика. Твой друг из газеты встретился с Тимвиком и показал ему список, потом организовал его встречу с Логаном. Представляешь, как это было опасно? Вдруг мы переоценили бы степень испуга и отчаяния Тимвика?

– Он до сих пор не пойман?

– Нет. Такое впечатление, будто он сгинул.

– Никто не может исчезнуть, не оставив следов. – Джо напряженно размышлял. – Его надо непременно найти. Это тот кончик, который должен быть обрублен, не то…

– Ты уже вне игры, Джо.

– Разве я говорил, что собираюсь его отлавливать? С моими-то ранами? Да и вообще, тебе не стоит волноваться. Тимвик больше не представляет угрозы.

– Только что ты говорил совсем другое и был прав: крыса, загнанная в угол, больно кусается.

– Не надо было идти на встречу с Лайзой Чедберн и Тимвиком! Ты сама приперла ее к стенке. В таком состоянии она могла натворить больших бед. Рядом обязательно должен был находиться человек, способный тебя подстраховать.

– Присутствие на той встрече Логана нарушило бы логику событий.

– К черту логику!

– Ты понимаешь, что я права. Лайза Чедберн знала, что Логан никогда не согласится обменять череп на Бонни. Чтобы мне поверили, я должна была соврать, что забрала череп и сбежала.

Джо помолчал, потом спросил:

– Тебе поверили? Сделка могла состояться?

– Тебе известен ответ.

– Хочу услышать его от тебя.

– Могла.

– Почему же она не состоялась?

Ева пожала плечами.

– Наверное, я ей не полностью доверяла. Наверное, не могла простить тебя и Гэри.

– Это только первый шаг.

– Что ты сказал?

– Ничего. – Он больно стиснул ей руку. – Не смей больше рисковать, пока я не окрепну и не смогу за тебя вступиться. На Логана мало надежды.

– У него хватит ума больше не испытывать судьбу. Честно говоря, он отлично себя ведет. Собирается увезти меня на свой остров в южной части Тихого океана, чтобы в наше отсутствие успокоилась пресса.

– Вот как?

Ей не понравился его тон.

– Очень неплохая идея! Там я смогу работать. Ты же знаешь, здесь это было бы невозможно. Повторяется то же самое, что было в то… – Она стиснула зубы. – В общем, идея неплохая.

Он молчал.

– Джо?

– Наверное, ты права. Тебе нужен отдых, уединение. Поезжай с ним.

– Ты это серьезно?

Он усмехнулся.

– Чему ты удивляешься? Ты сама твердишь, что это неплохая идея, вот я и соглашаюсь.

– Хорошо, – сказала она неуверенно.

– Логан здесь, в больнице?

– Да. Мы улетим на Таити, как только я попрощаюсь с матерью.

– Когда уйдешь, попроси его заглянуть на минутку ко мне.

– Зачем?

– А ты как думаешь? Я пригрожу ему, чтобы он как следует о тебе позаботился, иначе я брошу его в жерло вулкана. На Таити есть вулканы?

– Это не Таити, а остров чуть южнее, – ответила Ева, чувствуя облегчение.

– Неважно. – Он взял ее за обе руки. – А теперь молчи. У меня осталось пять минут, чтобы полюбоваться тобой. Не надо портить мне удовольствие болтовней про Таити.

Ей тоже хотелось помолчать, хотелось просто посидеть, наслаждаясь покоем, который она всегда ощущала в обществе Джо. Даже когда все вокруг катилось кувырком, он оставался прежним. Он жив, силен и будет с каждым днем становиться все сильнее.

Как хорошо знать, что, вернувшись, она застанет все в прежнем виде!

* * *

– Вы хотели меня видеть? – спросил Логан настороженно.

Джо указал на табурет рядом со своей койкой.

– Сядьте.

– Почему-то я чувствую себя, как напроказивший школьник, вызванный в кабинет директора.

– Ощущение своей вины?

Логан покачал головой.

– Со мной этот номер не пройдет, Квинн.

– Вы обвиняли меня в том, что я обманываю Еву, а теперь занимаетесь этим сами. Она считает вас добряком, а вы…

– Я не обману ее ожиданий.

– Уж постарайтесь! Это ей нужно сейчас больше всего. Если она позвонит мне и скажет, что сломала на вашем острове ноготь – слышите, хотя бы ноготь! – я буду тут как тут.

– Вас никто не приглашает. К вашему сведению, на моем острове нет вулканов.

– Она вам все передала?

– Вы ее рассмешили. Она рада, что вы не стали ее отговаривать. Я тоже обрадовался, но потом понял, что это было бы с вашей стороны ошибкой, а вы не допускаете ошибок, Квинн.

– Как и вы. Вы обходитесь с Евой очень аккуратно. Она искренне считает, что ваше единственное желание – дать ей возможность отдохнуть.

– Я действительно хочу ей помочь.

– И затащить ее к себе в постель.

– Не без этого. – Логан помолчал. – Моя мечта – больше с ней не расставаться. – Он улыбнулся. – Вижу, вам неприятно это слышать. С небольшой дозой секса вы бы еще смирились, но не с длительными отношениями. Увы, уже поздно: я очень привязался к ней и сделаю все, чтобы вызвать у нее ответное чувство.

– Это будет нелегко, – предупредил Джо, глядя в сторону.

– Мне поможет время и безлюдье. Она замечательная женщина! Я ее не отпущу, как бы вы ни старались мне помешать.

– С чего вы взяли, что я буду ставить вам палки в колеса? – Джо опять смотрел ему в глаза. – Я отпускаю ее с вами, можно сказать, толкаю ее к вам в постель. Хочу, чтобы вы ее любили, если вы только на это способны.

Логан приподнял одну бровь.

– Невероятная щедрость! Могу я узнать, чем она вызвана?

– Для нее это было бы лучше всего. Так она быстрее возвратится к жизни. Отказавшись от шанса вернуть Бонни, она сделала первый решительный шаг. Помогите ей не сворачивать с правильного пути.

– Вы прописываете меня ей, как микстуру?

– Вроде того.

– А ведь вам от этого тошно! – проговорил Логан, пристально следя за Джо.

– Так будет правильнее. Вы сумеете ей помочь – в отличие от меня. Но учтите: если мои надежды не оправдаются, я всегда сумею подыскать для вас вулкан или какую-нибудь другую жаровню.

Логан верил в его искренность. Раненый Квинн должен был выглядеть беспомощным, а выглядел всесильным. Недаром он как-то отозвался о Квинне как о самом грозном человеке из всех, кого ему доводилось встречать. Сейчас он понял, что Квинн-защитник может быть еще опаснее Квинна-воина.

– Я ее не разочарую, – пообещал Логан и добавил, выходя:

– Правда, вам будет трудно об этом судить: мы будем слишком заняты, чтобы часто с вами встречаться.

– Не пытайтесь нас разлучить: все равно ничего не выйдет. Нас связывает общее прошлое. – Квинн прожег Логана взглядом. – Достаточно мне намекнуть, что у меня есть для нее новый череп, и она примчится, как на крыльях.

– И не надейтесь! Что вы за человек? Желаете ей выздоровления – и сами же готовитесь затащить ее в прежний, свихнутый мир!

– Вам этого не понять, – молвил Квинн устало. – У нее это потребность, которую я намерен удовлетворять. Я преподнесу ей все, что ей потребуется, включая вас, Логан. – Он отвернулся. – А теперь проваливайте. Она ждет.

Логана так и подмывало послать его ко всем чертям. Он понимает Еву и даст ей счастье. Спасибо Квинну за возможность сделать это.

Квинн? При чем тут он? Почему он ведет себя так, словно Квинн – могучая фигура за кулисами, дергающая за все ниточки? Какая чушь!

– Она ждет меня, Квинн, – сказал Логан, открывая дверь. – Через три часа мы поднимемся на борт самолета, который унесет нас прочь от вас. Желаю здравствовать!

И он с улыбкой заторопился по коридору, к Еве. Славно он его поддел напоследок!

* * *

– Она была здесь! – воскликнула Диана с порога палаты. – Сестры только об этом и говорят. Зачем она приезжала?

– Почему бы и нет? Она хотела меня проведать. Не могла до меня дозвониться и беспокоилась. Ее отказывались со мной соединять.

– Неужели? – проговорила Диана, скрывая волнение.

Он знал, что ее преследует чувство вины. Лучше бы он ошибался. Или она сама вручает ему оружие?

– Ты догадался, что это моя работа, – произнесла Диана с горечью. – Я нарушила правила и вмешалась. – Она сжимала и разжимала пальцы. – У меня есть на это право: я твоя жена. Я думала, что смогу спокойно наблюдать за вами, но она все время вторгается в твою жизнь, а это невозможно вытерпеть. Знал бы ты, что все говорят о том, как она вовлекла тебя в эту историю! Это несправедливо. Мне тяжело мириться с тем, как мало я для тебя значу. Ты всем продемонстрировал, что тебе наплевать…

– Верно, – проговорил он тихо. – Все, что ты говоришь, – чистая правда, Диана. Я был к тебе несправедлив, а ты терпела, сколько могла. Прости, что я тебя в это втравил. Я надеялся, что у нас что-то получится.

Она долго молчала.

– Еще не все потеряно, – произнесла она наконец и облизнула губы. – Ты просто должен… Может быть, я вышла из себя и наговорила лишнего. Нам надо все обсудить и достичь компромисса.

Но компромисс, который имела в виду она, был для него невозможен. Он слишком ее разочаровал, причинил слишком сильную боль. Дальше так продолжать невозможно.

– Закрой дверь и присядь, – сказал он тихо. – Ты права: нам надо поговорить.

* * *

– Как вы себя чувствуете? – обратился Логан к Еве, не отрывавшей взгляд от иллюминатора самолета. – Вы так вцепились в ручки кресла, как будто боитесь, что самолет улетит без вас.

Она разжала пальцы.

– Все в порядке. Просто это странное ощущение – забираться так далеко от дома. Я еще никогда не бывала за пределами страны.

– Правда? Не знал. Впрочем, я еще очень многого о вас не знаю. Перелет будет длинным. Мы наговоримся всласть.

– Хотите, чтобы я поведала вам о своих девичьих мечтах?

– Почему бы и нет?

– Потому что я не помню, о чем мечтала в детстве. Я презирала наивные сопли, которые разводят на телеэкране.

– А когда выросли?

– Тоже не помню.

– Как с вами трудно! – Он посмотрел на металлический чемоданчик у ее ног. – Кажется, я догадываюсь, что это такое…

– Да, это Мэнди.

– Хорошо, что мы летим частным чартерным рейсом. Вы перепугали бы всю службу безопасности аэропорта, когда они просветили бы ваш чемоданчик рентгеновскими лучами… Я и думать о ней забыл. У вас память лучше.

– Я никогда о ней не забывала.

– Звучит и многообещающе, и страшно. Надеюсь, вы не примитесь за работу еще в воздухе? Она покачала головой.

– Неудобно: воздушные ямы и тому подобное.

– Спасибо и на этом. А то я уже представил летящие по салону кости. Лучше дождитесь прибытия на остров. Раз вы не работаете и не собираетесь доверять мне свои сокровенные тайны, может, перекинемся в картишки?

Логан очень старался ее развеселить. Ева уже не чувствовала себя такой одинокой и напряженной, по телу разлилось тепло. Он прав: полет будет долгим, время, которое им предстоит провести вместе, еще дольше. Почему бы не пойти ему навстречу, раз он так старается ради нее?

– Пожалуй.

– Первая трещина в броне, – пробормотал он. – Если мне повезет, при посадке на Таити вы, чего доброго, одарите меня улыбкой!

– Для этого потребуется все ваше везение, Логан, – произнесла она. Уже с улыбкой.

ЭПИЛОГ

– Пляж здесь не такой, как в Пенсаколе, – сказала Бонни. – Здесь тоже хорошо, но там мне нравилось больше. Там был сильнее прибой.

Ева обернулась. В нескольких ярдах от нее Бонни возводила песчаный замок.

– Ты так давно мне не снилась! Я уже думала, что с этим покончено.

– Я решила не появляться, дать тебе от меня отвыкнуть. – Бонни принялась проделывать пальцем окно в стене замка. – Джо так старался, что мне пришлось отойти в сторону.

– Джо?

– И Логан тоже. Оба хотят тебе добра. – Она проделала второе окно. – Тебе здесь хорошо? Ты выглядишь отдохнувшей.

Ева оглядела синюю океанскую гладь.

– Мне нравится солнце.

– Логан очень хорошо к тебе относится.

– Верно. – Это было явным преуменьшением. Несколько месяцев она старалась удержать его на расстоянии, но с ним трудно было сладить. Он сближался с ней и духовно, и телесно, пока не врос в ее жизнь. Это было одновременно хорошо и обременительно.

– Напрасно это тебя тревожит. Со временем все меняется. Начало имеет один вид, конец – совсем другой.

– С чего ты взяла, что я встревожена? Логан – самостоятельный человек.

– Тогда почему, ты не находишь покоя?

– У меня ощущение, что я отбываю срок. Через месяц мне придется вернуться и давать в суде показания по делу Лайзы Чедберн. Это вызывает у меня ужас. Детвил во всем сознался, но она по-прежнему сопротивляется.

– Не думаю, что дойдет дело до твоих показаний.

– Куда же я денусь?

– По-моему, она готова сдаться. Она сделала для Бена все, что могла. Зачем ей полное разоблачение?

– Она сознается?

Бонни покачала головой.

– Все завершится по-другому.

– Да, Лайза говорила, что сумеет вовремя отойти в сторону, как это сделал Бен.

– Не думай об этом, – сказала Бонни. – Эти мысли вызывают у тебя грусть.

– Странно. Ведь она делала ужасные вещи.

– Ты мучаешься, потому что она не похожа на Фрейзера. Тебе делается страшно от мысли, что самые прекрасные намерения способны привести к страшным последствиям. Она превратилась в воплощение зла, мама.

– Надо было позволить ей найти тебя, детка. Думаю, она сдержала бы свое обещание.

– И убила бы тебя.

– Необязательно. Я бы нашла способ… Прости меня, Бонни. Если бы не желание расправиться с ней, я бы могла обрести тебя.

– Перестань! Я не устаю твердить: это важно только для тебя, больше ни для кого.

– Ну и что? Когда ты перестала посещать меня во сне, я решила, что ты сердишься. Ведь я не воспользовалась шансом тебя вернуть.

– Нет, я была только рада, что ты ей не поддалась! Твои последующие страдания стали для меня разочарованием. Джо прав: ты сделала первый шаг, выбрала жизнь, а не кучку костей. Но тебе еще предстоит долгий путь.

– Я давно не имею вестей от Джо, – сказала Ева, хмурясь.

– Скоро он даст о себе знать. Думаю, он нашел Тимвика.

– Еще один судебный процесс!

Бонни покачала головой.

– Как же иначе?

– Он не захочет тебя расстраивать, мама. Скорее всего, Тимвик просто исчезнет. – Бонни наклонила голову, наблюдая за матерью. – Мне нравится твоя реакция. Ты смирилась с тем, каков Джо.

– Мне это не нравится, но слепота еще хуже.

– Думаю, ты смиришься со всем, лишь бы не терять Джо. Пусть все остальные идут своей дорогой, но Джо должен оставаться при тебе. Ты когда-нибудь задавала себе вопрос, почему?

– Он мой друг.

Бонни засмеялась.

– Ну и упрямица! Что ж, думаю, твой «друг» скоро пожалует сюда.

Ева попыталась скрыть волнение.

– Откуда ты знаешь? Сорока на хвосте принесла? Или попугай? Может, ты расслышала это пророчество среди раскатов грома во время вчерашней грозы?

– Джо похож на грозу: так же мечет молнии. То рассвирепеет, то успокоится. С ним не соскучишься! Разве ты не будешь рада его появлению?

Рада? Господи, сно