Book: Королева льда



Айрис ДЖОАНСЕН

КОРОЛЕВА ЛЬДА

1

Прозвучали последние аккорды, и Дани услышала взрыв аплодисментов. На лед полетели цветы. Наклонившись, Дани подняла букет роз. Она улыбнулась, в знак признательности взмахнула цветами и заскользила к выходу с катка, стараясь не выдать своей усталости. Умению скрывать свои чувства, как и многому другому, ее научил Энтони.

– Фигурное катание – это зрелище, – часто повторял он. – Дани, ты всегда должна нравиться зрителям, это твоя работа.

Но сегодня ее волновали не зрители, а судьи. Дани легко завоевывала симпатии зрителей, которые выплескивали свое восхищение при каждом ее выходе на лед. Они всегда были на ее стороне, и Дани была им благодарна за поддержку. Она нуждалась в ней и сегодня, когда узнала, что Энтони не приедет на финальные выступления.

Сидя в кресле, она нервно перебирала пальцами складки легкого серебряного спортивного платья, не отрывая взгляда от судей, находившихся на противоположной стороне катка.

«Пожалуйста, пусть будет 5.7», – про себя молилась Дани. Высший балл – 6.0 – ставили в исключительных случаях, но в ее силах было приблизиться к заветному баллу вплотную.

– Почему они медлят? – шептала она непослушными губами.

– Потерпи еще немного, дорогая, – успокаивал ее тренер Бо Лантри, хотя и сам он заметно нервничал. – Третий судья каждый раз опаздывает с оценками. – Бо похлопал ее по плечу, пытаясь подбодрить. – В конце концов, это же не вопрос жизни или смерти.

Его медлительная протяжная южная речь текла как патока по ее натянутым нервам.

– Ведь одна неудача не сломит тебя, Дани, правда?!

– Скажи это Энтони, – сухо ответила Дани. Она глубоко вздохнула. – Он не признает поражении, особенно на таких ответственных соревнованиях, как чемпионат США.

– Верно. Но скорее всего он будет злиться не на тебя, а на меня. Я же твой тренер, и все упреки падут на мою бедную голову. За все годы, пока я с ним работаю, ни разу не слышал, чтобы он кричал на тебя.

– Ему незачем было это делать.

Энтони достаточно было посмотреть на нее своими серо-зелеными глазами, которые иногда бывали холоднее арктических льдов. Затем он переходил к разбору программы и делал это с такой язвительностью, что Дани охватывала ужасная неуверенность в своих силах.

Раньше он был мягче с ней. Но с тех пор, как она выиграла юношеский чемпионат, он превратился в безжалостного деспота.

На табло загорелись оценки за технику, и она услышала вздох разочарования, пронесшийся по рядам зрителей. Дани торопливо подсчитала очки и прикусила губу. Недостаточно высокие, чтобы поднять ее на вершину.

– Подожди, не волнуйся, – сказал Бо. – Еще не все потеряно. Тебе же всегда за артистичность ставили выше.

– Все равно может не хватить, – прошептала она едва слышно.

На табло начали высвечиваться вторые оценки, еще более низкие, чем оценки за технику. Общий балл не выше 5.6. «Значит, я заняла всего лишь второе место», – обреченно подумала Дани. Она проиграла. О Господи, что же скажет Энтони?

Бо внезапно развернул ее лицом к себе. Ободряющая улыбка не сходила с его худощавого красивого лица, карие глаза были полны сочувствия.

– Посмотри пока на меня, милая, – сказал он. – Через минуту ты успокоишься, но сама знаешь, как эти телекамеры любят подлавливать проигравших. Ты же не хочешь, чтобы все увидели твое состояние.

– Не хочу, – понуро согласилась Дани.

Энтони научил ее в любых ситуациях сохранять на лице улыбку, и он разозлится еще больше, если она раскиснет на глазах у публики.

Внезапно тревогу и разочарование затмила вспышка гнева. Если он так хотел, чтобы она была чертовски хороша, то почему не приехал? Но она скрыла свои чувства за маской вежливости и ответила Бо ничего не значащей улыбкой.

– Все в порядке, – сказала Дани тихо. – Спасибо за защиту. – Она повернулась к телекамерам, и лицо ее было спокойным все те долгие минуты, пока она ждала церемонии награждения.

Вместе с медалью ей достанутся и поздравления от ликующей Марджи, занявшей первое место. О Господи, почему это должно было случиться именно сегодня? Она весь год выигрывала все, что можно, а сейчас, только за месяц до Олимпиады, проиграла Марджи Брендон?! А она-то собиралась приехать в Калгари так, чтобы никто в спортивном мире не сомневался, что именно Дани станет олимпийской чемпионкой.

– Тебе пора, – мягко сказал Бо, слегка подталкивая ее. – Еще немного, и ты пойдешь в раздевалку и забудешь обо всем. Там в коридоре ждет спортивный комментатор, но я вытащу тебя из его лап через несколько минут.

– Спасибо, Бо. Я знаю, ты сможешь это сделать. – Ее улыбка была полна искренней благодарности. Дани не знала, что бы делала в такие моменты без Бо. Она выехала на лед к пьедесталу. Легкая и хрупкая фигурка двигалась с плавной грацией, которая в свое время сделала ее чемпионкой; голова в ореоле густых темно-рыжих волос была гордо поднята.

Спустя двадцать минут, когда Дани в коридоре около своей раздевалки пыталась отразить вопросы журналиста, она уже не была так уверена в способности Бо вытаскивать ее из сложных ситуаций. Она знала, что большинство спортивных репортеров ей сочувствуют, но Джей Монтейт был настойчивым и безжалостным, как хорек.

Все попытки Бо, который стоял рядом, вырвать Дани из его когтей оказались тщетны.

– Мисс Александер, последние два года вы были чемпионкой США, – начал Монтейт. – Неприятно, наверное, лишиться короны перед Олимпиадой? Наверное, теперь, когда осталось так немного времени, вы не позволите себе ни дня отдыха? – Он направил на нее микрофон, как пистолет.

– Естественно, я огорчена, – ответила Дани, сохраняя точно рассчитанную невыразительность голоса. – Но мои планы не зависели от того, какое место я бы заняла сегодня. В этом месяце я буду серьезно работать.

– Что думает Энтони Малик по поводу вашего поражения? – спросил Монтейт. Его темные глаза впились в ее лицо, готовые обнаружить любые, даже самые незначительные признаки растерянности. – Я заметил, что его не было сегодня рядом с вами. Он уже знает, что вы больше не королева?

– Понятия не имею, – ответила она холодно. «Что за ужасный маленький человечек», – подумала Дани. – Мистер Малик еще не звонил мне, поэтому я предполагаю, что он ничего не знает. Тем не менее я уверена, что Энтони поддержит меня.

– Поддержка – вот ключевое слово, – вкрадчиво заметил Монтейт. – Я знаю, что за последние годы Малик потратил более двухсот тысяч долларов на вашу подготовку. Вложив столько денег, вряд ли он обрадуется второму месту. Он в вашем возрасте выигрывал все «золото», включая олимпийское. В состоянии ли вы жить по таким высоким стандартам?

Дани твердо посмотрела на него.

– Я – это я. На льду я соревнуюсь только с собой и не стараюсь подражать другим. Энтони Малик – легенда в фигурном катании; не было и нет никого, кто мог бы с ним сравниться. Но это не означает, что я не могу найти свою собственную дорогу в спорте.

– Почему Малик не приехал на соревнование? – продолжал свои расспросы Монтейт.

«Я и сама хотела бы это знать, – подумала Дани. – Он так нужен мне именно сейчас…»

– В последнее время у него прибавилось дел. Теперь он владелец контрольного пакета акций «Дайнет корпорейшн», – вместо этого ответила Дани, но слова прозвучали не слишком убедительно. – Я уверена, что если бы он смог, то непременно бы приехал.

– А вы собираетесь…

– Вы должны извинить мисс Александер, – перебил его Бо, открыл дверь раздевалки и втолкнул Дани внутрь. – У нее был тяжелый день, да и самолет вряд ли будет нас ждать. – Он бросил взгляд на плоские золотые часы на запястье. – У нас не так много времени на сборы. – Бо переступил порог комнаты, все еще добродушно улыбаясь репортеру. – Я уверен, старина, вы нас поймете. – И он мягко, но решительно закрыл за собой дверь.

Но не успел сделать и шага, как на него набросилась разгневанная Марта Паульсен.

– Почему ты так медлил? – сердито спросила она. Подтолкнув Дани к стулу, Марта опустилась на колени и стала быстро расшнуровывать ее ботинки. – Мне ужасно хотелось вмешаться. Что это ничтожество Монтейт о себе вообразил? Если бы Энтони был здесь, ему не сошла бы с рук эта наглость.

Она подняла взгляд на Дани.

– Тебя обокрали. Эта девчонка Брендон выглядела как корова на льду, – сказала она, пока ее сильные широкие руки проворно расправлялись со шнурками.

Дани отрицательно покачала головой.

– Ты не права. Она довольно неплохо выступила и вообще сильно прибавила с прошлого года. – Дани нагнулась и ласково провела рукой по кудрявым светлым волосам Марты. – Ты всегда говоришь, что меня обокрали. А ведь прекрасно знаешь, что я сплоховала сегодня. – Она не спеша перевела взгляд на Бо, который плюхнулся на стул в противоположном углу комнаты. – И для тебя это не новость, Бо.

Он лениво вытянул перед собой ноги.

– Согласен, я видел тебя и в лучшей форме. Ты выглядела немного скованной к концу. Но техника была тем не менее хороша.

– Скованной?! – негодующе воскликнула Марта. – Вот уж ничего подобного!

– До сегодняшнего дня, – устало сказала Дани. – Посмотрим правде в глаза: моя техника и артистичность сегодня были ниже всякой критики.

– Ну, и эта корова Брендон тоже не Павлова, – проворчала Марта. В ее голубых глазах светилось сочувствие. Она сняла второй конек с ноги Дани и начала массировать ступню. – Ты слишком напряжена. Разденься и дай мне поработать над твоими мышцами перед тем, как пойдешь в душ.

Дани откинулась на стуле и с наслаждением закрыла глаза. Как массажистка, Марта не боялась никакой конкуренции. У нее была мощная фигура и очень сильные руки и плечи, а ее пальцы магически действовали на напряженные, негнущиеся мышцы.

– Минуточку, дай мне прийти в себя.

– Прости, Дани, у тебя совсем нет времени, – вмешался Бо. – Ни на массаж, ни даже на отдых. Через два часа – последний самолет из Денвера в Солт-Лейк-Сити, а Энтони хотел, чтобы ты уже сегодня вечером была в гостинице в Парк-Валли.

Она открыла глаза.

– Тогда, конечно, мы будем делать так, как хочет наш хозяин и повелитель, – сказала она, и ее губы искривились в горькой улыбке. – Мы не осмелимся огорчить великого человека и не нарушим его планы ради нашего удобства.

Бо медленно выпрямился и рассеянно провел рукой по коротко стриженным каштановым волосам.

– Так оно и есть. – Его карие глаза с золотистыми искорками были серьезными. – Все мы многим обязаны Энтони. Как ты не понимаешь, за все то, что он делает, он совсем немного просит.

– Только послушание и служение ему двадцать четыре часа в сутки все триста шестьдесят пять дней в году, – с издевкой сказала Дани.

Господи, что она такое говорит? Ведь она всем обязана Энтони. Но резкие и обидные слова вырывались помимо ее воли.

Бо и Марта смотрели на нее с удивлением, и это только еще больше разозлило обычно покладистую Дани.

– Ну что вы на меня уставились? Я что, совершила государственную измену? Объясните мне наконец, почему вы так боитесь его?

– Я не боюсь Энтони. – Бо задумчиво смотрел на нее. – Полагаю, что и Марта не боится. – Он явно принял какое-то решение. – Но думаю, что ты боишься. Странно, но я никогда не понимал этого раньше. Почему, Дани? Он всегда был очень добр к тебе.

«Да, в течение последних двенадцати лет он потратил на мою подготовку двести тысяч долларов, – с горечью подумала Дани, – не говоря уже о своем драгоценном времени. Я получала все, что могут дать деньги и власть. Все, кроме любви и внимания, но этим Энтони не баловал никого». Сейчас она вновь осознала, что всегда хотела от него чего-то большего, и отчаянно боялась, что никогда этого не получит.

– С чего ты решил, что я боюсь? – спросила она, избегая проницательного взгляда Бо. – Ты прав, он был очень добр ко мне, – она грустно покачала головой. – О, я не знаю, что говорю, я так запуталась. Наверное, проигрыш потряс меня сильнее, чем я думала. Простите и забудьте мои слова.

– Конечно. – Бо легко встал. – Мы все расстроились сегодня, дорогая, но ты же проиграла не Олимпиаду. Все плохое уже позади, но все же извлеки из этого урок.

Телефон пронзительно зазвонил, и Бо потянулся к трубке.

– Я отвечу. Вам лучше собираться, если хотите успеть в аэропорт вовремя. Лантри, – сказал он в трубку. Голос его вдруг изменился. – Привет, Энтони.

Дани вздрогнула и быстро взглянула на Бо, пытаясь по выражению его лица понять, что говорит Энтони.

– Да, она здесь. Позвать? – Очевидно, ответ был отрицательный, так как он потряс головой, когда Дани сделала движение, чтобы встать и подойти к телефону. – Ну, она не прыгает от радости… Она понимает, что провалилась. Нам, наверное, придется связать ее, иначе в Парк-Валли она начнет тренироваться от рассвета до заката. – Бо надолго замолчал. Вдруг его брови удивленно поползли вверх. – Ты уверен? Нам придется изменить все планы на следующий месяц. – Во время еще одной долгой паузы Дани почти расслышала язвительные нотки в голосе Энтони. – Хорошо. Я доставлю ее туда самое позднее к завтрашнему вечеру.

Бо положил трубку и повернулся к Дани.

– Энтони видел соревнования по телевизору. – Бо скорчил гримасу. – И совсем не в восторге. Он велел забыть про Парк-Валли и как можно скорее возвращаться в Брайарклифф. Он хочет, чтобы мы прилетели завтра в Нью-Йорк, а он пошлет Пита Драйсела с машиной встретить нас в аэропорту Ла-Гардия и отвезти домой в Коннектикут.

– Брайарклифф, – прошептала Дани. Она не была там шесть лет, после того как в четырнадцать лет выиграла юношеский чемпионат. В тот год изменилась вся ее жизнь. С того времени она больше не жила в Брайарклиффе, а тренировалась на разных катках по всей стране. Энтони объяснял это тем, что для подготовки к соревнованиям ей надо было привыкать к незнакомым местам и становиться более независимой и уверенной в себе. Но Дани знала, что причина изгнания из родного дома в другом. Энтони стал ее опекуном, когда ей было восемь лет, и, видимо, его тяготило ее постоянное присутствие.

– Энтони действительно хочет, чтобы мы вернулись домой?

Бо кивнул.

– Так он говорит. Но не ожидай восторженной встречи. Он разговаривал довольно сурово.

Дани было все равно, как он говорил. Она едет домой, в Брайарклифф! К Энтони!

* * *

– Слава Богу, подъезжаем, – прервал долгое молчание Бо, которому наскучила дорога. Никто не отозвался, и он начал тихо насвистывать, бросая время от времени любопытные взгляды на Дани. Наконец он не выдержал:

– Я никогда не видел тебя такой взволнованной. Просто светишься от радости, – пробормотал он с долей язвительности, не в силах справиться с тревожным настроением.

Лимузин затормозил у ворот, которые автоматически разъехались в стороны, когда Пит Драйсел нажал кнопку на приборной доске.

– Я соскучилась по дому за те шесть лет, что не видела его, – сказала Дани, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в окне автомобиля за внушительным профилем Марты. – Эти ворота и бетонный забор появились без меня.

– Ты думаешь? Они всегда были здесь, насколько я помню, – пожал плечами Бо. – Конечно, я приезжал сюда только по вызову Энтони, чтобы отчитаться о твоих успехах. Он, очевидно, хотел большего уединения.

– А мне нравилось, как было раньше. – «Сейчас все выглядит, – подумала Дани, – как будто Энтони возвел высокие стены, чтобы скрыться за ними от окружающего мира».

Ее взгляд устремился на перегруженный архитектурными деталями большой дом на вершине холма. Старинный трехэтажный особняк был построен из розового кирпича, его стены были увиты плющом. Огромные окна так и манили зайти внутрь.

Этот дом выставили на продажу сразу после гибели ее родителей в автокатастрофе, когда Дани едва исполнилось восемь лет. Но зачем Энтони купил его? Тип дома, его атмосфера были чужды ему. Энтони было не по себе в небольших, заставленных удобной и мягкой мебелью комнатах со множеством безделушек на полках и низких столиках – в том, что ее родители, да и многие их приятели считали уютной домашней обстановкой. Энтони, наверное, чувствовал себя здесь как дикая пантера в клетке зоопарка.

– Ты, кажется, жила здесь до четырнадцати лет? – спросил Бо и тут же сам ответил на свой вопрос:

– Конечно. Энтони дружил с твоими родителями, – Бо в задумчивости нахмурил лоб, – и после их смерти он стал твоим опекуном. Они, наверное, были очень близкими друзьями, иначе он бы не решился с такой готовностью взять на себя ответственность за чужого ребенка. Не слышал, чтобы Энтони раньше проявлял интерес к воспитанию детей.

– Еще слабо сказано, – согласилась Дани. Она-то знала, что педагогические таланты Энтони равны нулю. Отвернувшись от окна, она призналась себе, что на самом деле Энтони никогда не был близким другом ее беззаботных, легкомысленных и неугомонных родителей. Обостренная детская интуиция подсказывала Дани, что временами Энтони едва сдерживал свою неприязнь к ним, которая грозила перейти в открытую враждебность. Как родители могли этого не замечать? Сейчас она думала, что ничему не стоило удивляться. Ее родителей интересовал только собственный комфорт и развлечения.



Но поступок Энтони был просто необъясним. Когда он хлопотал об опеке, что еще, какие другие причины, кроме дружбы с ее родителями, могли сыграть роль? Дани недоуменно встряхнула головой.

Лимузин медленно подъезжал к главному входу. Почему она все время хочет докопаться до истинных причин поступков Энтони? Надо принять раз и навсегда: для Энтони не существует никаких законов и правил, кроме собственного желания.

Пит Драйсел, шофер, который встретил их в аэропорту, а сейчас помогал ей и Марте выбраться из машины, был вежлив и молчалив. Дани не знала раньше ни его, ни седовласого слугу в черном костюме, который ждал их у дверей.

* * *

– Мисс Александер? Меня зовут Поль Дженс. Мистер Малик ждет вас в библиотеке. – Его тон был безукоризненно учтив, а манеры наводили на воспоминания о прошлом веке. – Он попросил меня направить вас туда немедленно, как только вы приедете. Я послал одну из горничных приготовить комнату, которую, насколько я понимаю, вы занимали раньше. Сейчас я провожу мистера Лантри и мисс Паульсен в их комнаты, если они будут любезны проследовать за мной. – Приглашения звучали почти как приказы, и Бо, пожав плечами в ответ на удивленный взгляд Дани, пропустил их с Мартой в просторный холл с полом из дубового паркета.

– Тебя отправляют в одиночку сражаться с драконом, дорогая, – сказал Бо на ухо Дани и повернулся, чтобы последовать за Полем Дженсом вверх по широкой лестнице. – Увидимся за ужином.

– Не позволяй ему слишком долго читать тебе нотации, – предупредила Марта. – Только зря потратишь время и силы, а тебе нужно вздремнуть. Ты ведь так и не заснула в самолете.

– Я передам Энтони ваши инструкции, – сказала Дани с кислой миной. Она сняла свое бежевое пальто из тонкой шерсти и перекинула его через руку. – Господи, защити меня! – На душе у Дани было тяжело. Она улыбалась, но думала о том, как это похоже на Энтони: даже не дать ей возможности устроиться в своей любимой комнате, обойти дом, почувствовать дух Байарклиффа. Он сразу же вызвал ее, чтобы потребовать объяснений за вчерашний провал.

Дани бросила пальто на длинный диван, стоявший у стены, и направилась по коридору к библиотеке. На секунду она замешкалась перед овальным зеркалом в раме из карельской березы, чтобы собрать в пучок рассыпавшиеся волосы.

«Господи, – огорченно подумала она, – я выгляжу ужасно». Ее худое лицо казалось почти изможденным, а под темными глазами с очень длинными и густыми ресницами залегли лиловые тени. Совсем не та внешность, чтобы внушить уважение или хотя бы сочувствие, когда она встретится с таким самоуверенным человеком, как Энтони. Впрочем, даже в своей лучшей форме она могла противостоять кому угодно, только не ему.

Она собралась с силами, на секунду остановившись перед дубовой дверью библиотеки. Ко всему прочему, у нее от страха засосало под ложечкой. В конце концов, не съест же он ее! Дани подняла руку и постучала как можно более решительно.

– Входи.

Энтони сидел в огромном кожаном кресле около стола из красного дерева, который занимал середину комнаты.

Ее опекун, как обычно, буквально излучал энергию. Энтони был одет в потрепанные старые джинсы и кремовый свитер. Светлые тона одежды еще более подчеркивали его бронзовый загар и блестящие, очень темные волосы. Он посвятил спорту немало лет своей жизни, но и теперь, когда он закончил собственную спортивную карьеру, в его теле не было ни унции лишнего веса, а широкие плечи и узкие бедра только подчеркивали все достоинства его прекрасной физической формы.

Энтони посмотрел на Дани, которая стояла в дверях и не решалась войти, и в его серо-зеленых глазах на мгновение появилось и тут же исчезло какое-то странное выражение. Он показал на глубокое кожаное кресло рядом со столом.

– Садись, Дани. Я ждал тебя. Отодвинув стопку документов, с которыми он, видимо, работал до ее прихода, Энтони холодно и оценивающе оглядел ее: сначала его взгляд был прикован к ее длинному коричневому свитеру, потом он внимательно изучил ее узкие шерстяные брюки и короткие замшевые ботинки.

– Ты опять похудела. Я это заметил еще вчера, когда смотрел твое выступление по телевизору. Бо сказал, что ты слишком много работаешь и мало ешь.

– Думаю, он ошибается, по крайней мере насчет работы, – беспечно ответила Дани, прикрывая за собой дверь и направляясь к креслу, на которое он указал. – Судя по вчерашнему результату, мне надо тренироваться двадцать четыре часа в сутки. – Она опустилась в кресло и вопросительно подняла брови. – Я догадываюсь, ради чего ты меня вызвал. – Дани старательно рассматривала огромный арабский ковер, который устилал пол библиотеки. – Я не помню его. Это что-то новенькое, да? – спросила она, разглядывая затейливые узоры. – Ну что ж, по крайней мере, меня будут унижать на очень красивом ковре. – Она немного помолчала, затем продолжила, и в ее словах явно сквозили нотки сожаления:

– Здесь вообще очень многое изменилось за шесть лет. Новый забор и ворота, другие слуги, новая мебель.

Энтони откинулся в кресле и положил ноги на край стола, задумчиво разглядывая лицо Дани.

– Я сделал так, как нравится мне, – проговорил он медленно. – Терпеть не могу подержанные вещи. – Его губ коснулась едкая усмешка. – У меня портится настроение, когда я работаю за ободранным столом, пусть это даже бесценный антиквариат. – Улыбка исчезла. – Но я действительно хотел поговорить с тобой о том, что произошло.

– Я думала об этом всю дорогу, пока мы пересекали полстраны, – сухо сказала Дани.

Она нервно облизнула губы и отвела взгляд, сосредоточившись на точке где-то поверх его плеча. Энтони всегда действовал на нее одним своим присутствием, сковывая и движения, и мысли. Когда Дани находилась вдали от него, то всегда думала, что воображение играет с ней шутку и она преувеличивает влияние Энтони. Однако, стоило ей оказаться рядом, эффект был неизменно тот же.

Его лицо нельзя было назвать красивым: очень широкие скулы, чересчур крупные губы и тяжелый подбородок. Удивительно, но все вместе черты его лица создавали образ, привлекающий всеобщее внимание.

Или, быть может, ее завораживало что-то таинственное, скрывающееся под почти всегда серьезной и спокойной маской? Сегодня его пронизывающее равнодушие больше обычного давило на Дани.

«Почему же я не могу высказать все в открытую? – тревожно подумала Дани. – Да, я провалила соревнование. Я не знаю, в чем причина, но найду ее и буду работать над собой до последнего, чтобы исправиться».

Она глубоко вздохнула и заставила себя посмотреть в холодные глаза Энтони. Лучше бы она этого не делала: ее с такой силой пронзил его мрачный взгляд, что паника моментально охватила Дани, и она почувствовала себя слабой и беспомощной.

– Энтони, прости за вчерашнее. Я постараюсь больше не подводить тебя.

– Буду чертовски обязан, если ты это сделаешь, – сказал он жестким голосом. – Я собираюсь проследить за всем лично. Вчера у тебя не было ни единой причины проиграть. И по технике, и по артистичности ты намного превосходишь Марджи Брендон, а каталась как механическая кукла. У тебя было больше куража, когда ты выиграла юношеский чемпионат шесть лет назад.

– Говорю же, я буду стараться, – ответила она, защищаясь. – Тебе не надо тратить свое время, наблюдая за тренировками. Я знаю, как ты завален делами.

– Да, ты вчера нашла время рассказать об этом выскочке-комментатору, – проворчал Энтони, нахмурив брови. – Запомни, Дани, никто, кроме меня самого, не смеет рассуждать о том, занят я или нет.

– Существуют еще колонки светской хроники, – сказала Дани, пытаясь разрядить обстановку, – в которых постоянно пишут, что у таких влиятельных магнатов, как ты, время расписано по минутам. – Она на секунду смолкла. – К тому же ты не тренировал меня с тех пор, как нанял Бо и Марту и отослал нас из Брайарклиффа.

– Ты думаешь, я не способен на такую работу? – спросил он, и его губы скривила насмешливая улыбка. – Полагаю, я еще не забыл, как стоять на коньках, и смогу научить тебя.

– Я совсем не это имела в виду… – Дани запнулась и замолчала, проклиная его магические чары, от которых она не могла освободиться. Она всегда становилась комком нервов рядом с Энтони. – В своем интервью я сказала, что ты до сих пор считаешься одним из самых заметных людей в фигурном катании. Когда ты ушел из «Шоу на льду», чтобы возглавить «Дайнет корпорейшн», весь спортивный мир был в шоке.

– Значит, ты примешь мою скромную помощь в обучении? – Его глаза подозрительно заблестели: видно было, что Энтони пытается сдержать смех.

– Разве я когда-нибудь могла выбирать по своему усмотрению? – уже успокоившись, спросила Дани. – Ты все равно сделаешь все так, как сочтешь нужным. Разумеется, нужным для меня и моей карьеры. Как, впрочем, и всегда.

– Не всегда. – Его голос прозвучал глухо.

И на секунду сквозь внешнюю холодность Энтони прорвалась горечь. – Но с сегодняшнего дня я исправлю эту ошибку. Будет честным предупредить тебя, Дани. Я обнаружил, что в последнее время во мне растет нетерпеливое ожидание…

– Золотой медали? – спросила она озадаченно. – Я же говорила тебе, что буду работать изо всех сил. Это будет скорее твоя победа, чем моя, после всего, что ты сделал для меня. Ты получишь свое «золото», Энтони.

– Нет! – Слово вырвалось с такой взрывной силой, что Дани испугалась. – У меня уже есть собственная золотая медаль, и мне не нужны чужие. Когда ты займешь первое место в Калгари, это станет наградой за твой подвиг, твою работу. Запомни, это будет твоя победа, а не моя или Бо.

– Я знаю, – нерешительно сказала Дани. Почему он так ревностно к этому относится? – Я имела в виду, что понимаю, как я обязана тебе…

– Ради Бога, заткнись! – рявкнул Энтони. Увидев, что глаза Дани округлились от удивления, он, глубоко вздохнув, заставил себя успокоиться. – Ты не знаешь, о чем говоришь.

Дани почувствовала глубокую обиду.

– Я уже не ребенок и буду тебя слушаться, только если ты обещаешь не орать на меня, не срывать на мне зло и не унижать меня.

– Я знаю, что ты не ребенок, Дани. Иногда я думаю, что ты никогда не была ребенком и родилась взрослой. – Он скривил губы. – Так иногда бывает. – Он поднял ручку, которую уронил, когда она вошла, и начал бессмысленно вертеть ее в руках. – Вот почему мне временами так чертовски сложно с тобой. Может быть, у тебя есть внутренняя сила, но нет опыта, чтобы использовать ее в полной мере.

– Сложно со мной? – искренне удивилась Дани.

– Не бери в голову. – Его пальцы с силой сжали ручку. – Поговорим об этом после Калгари.

– Хорошо, – ответила Дани, недоуменно пожимая плечами. Она никогда раньше не видела Энтони таким взволнованным. Может быть, у него есть другие, неизвестные ей причины для огорчения, кроме ее второго места? Она начала подниматься с кресла. – Если это все, я думаю, что могу…

– Это не все, – резко прервал ее Энтони. – Сядь, Дани. Твое выступление вчера было катастрофой, но я вызвал тебя из Денвера по другой причине.

– По другой причине? – изумленно повторила Дани.

Энтони выдвинул верхний ящик стола и достал сложенную вдвое газету.

– Вот почему ты здесь. – Его губы были сжаты, а глаза холодны как лед, когда он передавал ей газету. – На этой фотографии ты выглядишь на редкость спокойной и счастливой. Как давно это у вас продолжается?

Дани взяла газету и внимательно посмотрела на фотографию. Это был номер «Денвер пост».

– Он всего лишь обнял меня, – пробормотала Дани, чувствуя, что краснеет, но не от стыда, а от возмущения. «Господи, с какой стати я оправдываюсь?! Разве это прегрешение?» – подумала она, все еще не до конца веря в серьезность слов Энтони. – Я же не в знойных объятиях неизвестного мужчины. Не подавать же на газетчиков в суд! Ничья репутация не пострадала, и нет ничего предосудительного в публикации такой фотографии.

– Разве? – с убийственной иронией произнес Энтони. Он протянул руку через стол и, выдернув у Дани газету, швырнул ее в корзину для бумаг. – Я нахожу ваши позы на фотографии неприличными. Но ты не ответила мне. Как долго продолжается ваша любовная связь?

– Это не любовная связь, – ответила Дани, уязвленная его грубостью. – Я только несколько раз обедала с Джеком Ковальтом.

– И все?

– Ну подумаешь, может быть, пару раз были в театре и гуляли в парке. Какая разница?

– Большая. – Энтони зло прищурился. – Неудивительно, что на этом снимке вы выглядите как очень близкие знакомые. Если ты еще не спишь с Ковальтом, то уж точно на пути к его постели.

– Мы друзья, – попыталась объяснить Дани, в темных глазах которой полыхали искры гнева. – Он спортивный журналист, которому поручили освещать работу олимпийской команды по фигурному катанию, а я член этой команды. Мы вечно сталкиваемся на различных соревнованиях и тренировках. Почему бы нам не провести вместе время?

– Ковальт – бывший футболист, и все, что он знает о фигурном катании, поместится в шипе его бутсы. Он двух слов связать не сможет, если отпустит от себя Кристи Морено. Она сидит вместе с ним в комментаторской кабине, помогает ему во всем и чуть ли не целиком озвучивает его репортажи.

– Джек понимает это, – горячо возразила Дани. – Не он выбирал себе такое задание, но тем не менее пытается выучиться всему так быстро, как может.

– Пусть его учит кто угодно, только не ты, – решительно оборвал ее Энтони. – Пусть Кристи Морено тратит столько времени, сколько хочет, чтобы этот футболист выучил, как надевают коньки. Ты его больше не увидишь.

– Не увижу?.. – Дани не верила своим ушам. – С чего ты взял, что можешь вмешиваться в мою личную жизнь? А если я тебе скажу: «Ты не должен больше видеть Луизу»? – Ее глаза сверкали. – Я не ошибаюсь, ведь пока еще Луиза, да? Или ты сейчас содержишь другую любовницу? Из твоих женщин можно составить огромную команду с полным набором запасных игроков. По крайней мере, медаль за физическую выносливость все они достойны получить.

– Да, сейчас у меня все еще Луиза, – сказал Энтони, делая вид, что слова Дани совсем его не задели. – Я рад, что ты так высоко оцениваешь мой запас жизненных сил, но уверяю тебя, в этом виде спорта нет никаких напряженных тренировок, одни удовольствия.

– Откуда мне знать, – холодно сказала Дани. Она встала и наклонилась вперед, слегка опершись руками на стол. – Но не сомневайся: если я надумаю расширить свой опыт в этой области, то сделаю это без твоего разрешения. Можешь диктовать все, что угодно, в моей профессиональной жизни, но будь я проклята, если послушаюсь тебя в том, с кем встречаться, а с кем нет.

– Или с кем ложиться в постель? – вкрадчиво спросил Энтони.

– Да, и это не твоя забота!

– Это именно моя забота. – В голосе Энтони зазвучали угрожающие нотки. – Твой бывший полузащитник столкнется со мной, если опять попытается затеять нечестную игру. – Его зеленые глаза уже не были холодными, они метали молнии, что со страхом отметила про себя Дани. – Я подожду до Олимпиады, Дани, но я бы посоветовал тебе не провоцировать меня. Больше не встречайся с ним.

– Не знаю, о чем ты говоришь, – сказала она зло. – Я не поняла и половины твоих сегодняшних намеков. Ты совсем на себя не похож.

– Разве? – Энтони растянул губы в улыбке, но его глаза по-прежнему сверкали. – С чего ты это взяла, Дани? За долгие годы ты так и не смогла узнать меня.

Да, это правда, подумала Дани. Она не справлялась с головоломкой, которую представлял собой Энтони.

– Ты слишком закрыт от людей. – Ее голос дрожал от смущения. – И никогда не разрешал мне узнать тебя поближе, ты просто менял подходящие к ситуации маски. Очень удобно, не правда ли?

Энтони уже немного остыл.

– Ты права, Дани, – сказал он тихо. – Но скоро все изменится. Я хочу, чтобы ты узнала меня так близко, как только возможно. Я ждал слишком долго и поэтому веду себя как дикарь. Подожди еще чуть-чуть, и все поймешь. Только, прошу тебя, не испытывай мое терпение и не доводи меня до отчаянных поступков. – Он немного помолчал. – Вычеркни Джека Ковальта из списка своих знакомых. Я прошу тебя об этом.

– Только и всего? – Дани еле сдерживала свой гнев. – Почему я должна слушаться тебя? – Ее душили слезы. – Джек подарил мне тепло и дружбу и заставил почувствовать, что я… – она запнулась, – что-то значу для него. Не только как фигуристка, но и как женщина. – Дани замолчала и глубоко вздохнула, пытаясь унять дрожь в голосе. – Почему я должна отказаться от него? Только из-за того, что ты внезапно проявил щедрость и великодушие и разрешил мне стать твоим другом? А если ты завтра изменишь свое мнение и заявишь, – что я не достойна такого дорогого подарка? Не думаю, что ты очень надежный друг, Энтони…

В его глазах отразилось смятение. Дани подумала вдруг, что в глазах любого другого человека такое выражение означало бы затаенную боль. Но, насколько она знала Энтони, вряд ли что бы то ни было на свете могло причинить ему боль.



– Мы должны доверять друг другу, ты согласна? – Спокойный голос Энтони не вязался с выражением его лица. – Не думаю, Дани, что я был плохим другом для тебя последние двенадцать лет.

– Ты дал мне все. – Дани поспешно отвернулась и взялась за ручку двери. Справившись с волнением, она подняла голову и взглянула на Энтони подозрительно блестящими глазами. – Но где ты был вчера, когда я так нуждалась в дружеской поддержке?

Энтони покачал головой.

– Ты ни в ком не нуждалась, запомни это, Дани.

«Он не прав дважды, – с горечью подумала Дани. – Потому что бросил меня вчера и потому что сегодня не признал этого».

– Я не такая сильная, как ты, Энтони, – сказала она, вздернув подбородок, чтобы хоть таким образом затушевать собственное признание в слабости.

– Ты сильнее, чем думаешь. И когда-нибудь ты это поймешь. – Его губы жестко сомкнулись. – И если это может обрадовать тебя, сейчас я совсем не чувствую себя сильным, – с горечью закончил Энтони.

– И все же скажи мне, где ты был вчера? – настаивала Дани.

Энтони уже был готов ответить, но заставил себя минуту помолчать и успокоиться. Затем, когда его лицо снова стало бесстрастным, он отчеканил:

– Как ты сама сказала репортеру, я занятой человек.

Боль ее была быстрой и пронзительной.

– Ах вот как? Ты никогда не сможешь стать мне хорошим другом, – произнесла Дани со слезами в голосе. – Ты же прекрасно понимаешь, как мне трудно сейчас. – Она распахнул а дверь.

– Дани, постой.

Дани замерла на пороге, низко склонив голову.

– Я понимаю тебя лучше всех в этом чертовом мире. – Его голос дрогнул. – Но я никогда не говорил, что хочу быть другом.

2

Дани закрыла за собой дверь и сделала несколько шагов, но силы оставили ее, и она прислонилась к стене. Ее сердце отчаянно билось, пытаясь справиться со страхом, замешательством и странным возбуждением. Что означали последние слова Энтони? Он никогда не высказывал даже малейшего интереса к ней как к женщине, и все эти годы ни на йоту не отступал от роли опекуна и тренера. А может быть, он намекал на влечение к ней… или даже любовь? Нет, этого не может быть…

Ну а если все-таки?.. Волнение и паника захлестнули ее целиком. Она не могла не отозваться на то сексуальное притяжение, которое распространял вокруг себя Энтони. Ее чувства к нему были так сильны и запутанны, что Дани никак не могла в них разобраться. Восхищение, поклонение, негодование, обида, зависимость, доверие… Любовь? Да, призналась она себе, и это тоже. Она любила Энтони, сколько помнила себя, но эта любовь не приносила ей радости.

Трудно представить себе что-нибудь более подавляющее, чем любовь Энтони Малика, с его сковывающей душу холодностью и ледяной вежливостью, которые всегда отгораживали его от всего мира, от других людей.

Любовь Энтони. Неужели это возможно? Но, если она не ошиблась в своих предположениях, эта любовь разрушит ее! Энтони имеет репутацию мужчины, не знающего недостатка в восторженных поклонницах. Каковы бы ни были его отношения с женщинами, привязанность к ним Энтони остывала быстрее, чем им того хотелось. И время для расставания он всегда выбирал сам.

Дани попыталась представить себя на месте одной из его близких знакомых. Нет, она просто не выдержит, если Энтони через какое-то время заскучает с ней и поймет, что она совсем не то, что ему надо, а потом навсегда вычеркнет ее из своей жизни. Страх затмил все ее мысли. Она не могла представить свою жизнь без Энтони. Дани всегда знала, что где-то там, за ее спиной, всегда маячит загадочная тень – так с самого детства она воспринимала своего опекуна. Сильный, язвительный, всегда контролирующий себя. Какой он будет, если утратит этот контроль, расслабится? Дани почувствовала, как под свитером напряглись груди, а внизу живота появилась странная тупая боль. Желание.

Нет! Ее отношения с Энтони и так слишком запутаны. Дани поспешила вниз, в холл, чувствуя, как пылает ее лицо. Она испытала подобное ощущение всего один раз в жизни. Это случилось шесть лет назад и закончилось «изгнанием из рая», которым для нее был Брайарклифф. Энтони мгновенно все понял и выгнал ее из дому с его обычной безжалостной решительностью. Она не хочет рисковать быть им отвергнутой вновь. Слишком мучительными были для Дани эти воспоминания.

Дани взяла свое пальто в холле и стояла, раздумывая, что же ей делать дальше, когда вниз по лестнице спустился Пит Драйсел.

– Мисс Александер, я только что отнес дорожные сумки наверх в вашу комнату.

– Хорошо, – сказала она рассеянно, набросив пальто на плечи. – Прости, что снова беспокою тебя, Пит, но не мог бы ты отвезти меня назад в Нью-Йорк? Я знаю, это долгая дорога, но готова хорошо тебе заплатить. Дело не терпит отлагательств, мне надо спешить.

Это не было откровенной ложью, ей на самом деле требовалось успокоиться и хорошенько все обдумать, прежде чем она снова встретится с Энтони. Ее нервы были слишком напряжены. Дани знала, что не в состоянии через несколько часов сесть за обеденный стол напротив Энтони, делая вид, что ничего не произошло. Ей нужна передышка.

На лице шофера отразилось удивление, но ответ последовал немедленно.

– Конечно. Должен ли я взять что-нибудь из ваших вещей?

Она отрицательно покачала головой.

– Меня не будет скорее всего одну ночь. Если что-то понадобится, я куплю это в Нью-Йорке.

Дани не думала о вещах. Единственное, что она хотела, – это уехать до того, как снова увидит Энтони. Ей надо было обрести хотя бы остатки душевного равновесия, которое так стремительно нарушил Энтони, и успокоить нервы, чтобы эмоции не выплескивались на поверхность при самом ничтожном поводе. Дани завязала пояс пальто, подхватила сумку и выбежала из дома, а за ней по пятам шел озадаченный Пит Драй-сел.

* * *

– Может быть, расскажешь, что тебя мучает? – тихо спросил Дани Джек Ковальт, наливая себе кофе из кофейника, который официантка только что поставила на стол. Его внимательные карие глаза пристально смотрели на Дани. – Или ты ждешь, чтобы я, как вежливый собеседник, болтал о погоде, игнорируя тот факт, что ты чертовски расстроена?

– Решение моих проблем не входит в твои обязанности, – сказала Дани, с трудом изображая улыбку. – А я-то гадала, куда делось твое обычное любопытство. Ты даже и глазом не моргнул, когда я появилась в дверях твоей квартиры и выманила тебя на обед.

– Я боялся, что ты передумаешь. – Джек как-то трогательно, по-мальчишески, улыбнулся. – Не так часто я вижу, чтобы ты проявляла хоть какую-нибудь активность в наших отношениях. Как приятно сидеть, ничего не предпринимая, и позволять современной свободной женщине все делать самой.

– Правда? – Дани наморщила нос. – В таком случае тебе придется позаниматься со мной, чтобы подготовить к новой роли. Я не очень много знаю о феминистском движении. Всегда была слишком занята, чтобы обращать достаточно внимания на нарушения прав женщин.

– Что вполне понятно. – Джек задумчиво посмотрел на свою чашку. – До этого задания редактора я никогда не думал о том, сколько самоотверженности и труда вкладывают фигуристы в свои выступления. Это же просто чудовищно! Как давно ты занимаешься фигурным катанием?

– Мне было десять лет, когда я в первый раз участвовала в соревнованиях. Но начала я кататься, когда мне было четыре года. – Дани добавила сливки в кофе и медленно помешала. Ее темные глаза были задумчивы. – В Брайарклиффе есть большой пруд, и мои родители обычно приглашали зимой друзей покататься на коньках. Ночью я обычно украдкой выскальзывала из своей спальни и подглядывала за ними. Я пряталась за деревьями и часами любовалась на высоких красивых мужчин и симпатичных девушек, скользящих будто на крыльях по гладкому льду. – Глаза Дани потеплели от воспоминаний, а на губах заиграла улыбка. – Все было как в сказке. Лунный свет превращал пруд в расплавленное серебро, пламя стоящих на подставках факелов отражалось на блестящей ледяной поверхности, и, казалось, огонь вырывается из-подо льда. Когда я в первый раз увидела Энтони, он показался мне похожим на один из факелов. Он был одет в серый свитер и черные джинсы и двигался по пруду как мрачное пламя, он царил над всеми. – Она взглянула на Джека. – Ты когда-нибудь видел Энтони на льду?

– Один раз, когда он выиграл олимпийское «золото». Он был очень хорош.

– Про Энтони мало сказать, что он «очень хорош». Он самый прекрасный фигурист из всех, кого я видела в своей жизни. Энергия и страсть, которые он приносит на лед, невероятны. Он абсолютно вне конкуренции и по технике, и по артистичности. – Дани покачала головой. – Конечно, в то время я не знала таких слов. Мне тогда казалось, что, проносясь мимо Других фигуристов на льду и касаясь их рукой или плечом, он воспламеняет их своим огнем.

Они сами должны были гореть, как факелы. И я удивлялась, почему это не происходит на самом деле. Он был несравненен, все остальные были только фоном. Я любила наблюдать за гостями в нашем доме, когда они катались на катке. Все эти люди были веселы, громко смеялись, но они танцевали так, словно каждый из них был сам по себе. Но так не должно быть, когда люди катаются на коньках. – Она беспомощно пожала плечами. – Это трудно объяснить.

– Я понял, что ты имела в виду, – проговорил Джек успокаивающе. – А когда ты научилась кататься, ты принимала участие в этих вечеринках?

Дани отрицательно покачала головой.

– Я знала, что мои родители никогда не разрешат мне участвовать во взрослых развлечениях. – Ее губы задрожали. – Они считали, что для маленькой девочки вполне достаточно общества няни. Я так хотела получить для себя хотя бы частичку этого волшебства. Я просто изводила свою няню, пока она не увидела, что я успешно справляюсь и с уроками, и с коньками. Она терпеть не могла сидеть на скамейке в ужасный холод, пока я тренировалась, но не могла увести меня с катка, потому что я полностью была поглощена катанием. Оно стало наваждением. – Подняв глаза, Дани встретила полный сочувствия взгляд Джека и встряхнула головой, как бы возвращаясь в настоящее время. – И это наваждение длится до сих пор.

– Ты работаешь на льду по шесть-семь часов в день, а потом еще два часа занимаешься балетом, – сказал Джек. – Я видел тебя настолько усталой, что ты едва держалась на ногах и тем не менее продолжала работать. Стоит ли все это таких трудов, Дани?

– Да, стоит, – ответила Дани без малейших колебаний. – И я всегда это знала. Почему, как ты думаешь, я тренируюсь так помногу?

– Иногда я удивляюсь тебе. – Джек сделал маленький глоток из чашки. – Я думал, честно говоря, что дело, возможно, в Малике. Или я ошибся?

От спокойствия Дани не осталось и следа.

– Ты говоришь словами этих идиотских газетных статей обо мне, которые посыпались в последние два года! Даже когда я выиграла чемпионат мира, репортеры пытались написать еще одного «Пигмалиона»! Энтони никогда не принуждал меня. Мне самой нужна была его помощь и поддержка. И если я оказалась ведомой, так это не его, а мое желание!

– Хорошо, хорошо, – сказал Джек успокаивающе, поднимая руки. – Сдаюсь. Я не пытаюсь очернить твоего опекуна. Я даже по-своему восхищаюсь им. Но первое, что мне пришло в голову, когда я тебя сегодня увидел: «Девочка здорово переживает свою неудачу».

– Вряд ли Энтони стал бы ругать меня! – возразила Дани резко.

Дани не хотела вспоминать недавний разговор с Энтони в библиотеке. Она встретилась с Джеком, чтобы отвлечься, погрузившись, как в ванну, в теплое, добродушное отношение к ней Джека. Если бы не зашла речь об Энтони, Дани, наверное, смогла бы убрать воспоминания о странном разговоре подальше в какой-нибудь укромный уголок памяти. Она улыбнулась Джеку, полная решимости избавиться от грустных мыслей.

– Не хочешь сейчас поддержать активный стиль моего поведения и пригласить меня потанцевать? – задорно спросила она Джека.

* * *

Была почти полночь, когда они вышли из уютного кафе на морозный воздух. Порывистый и колючий зимний ветер холодил раскрасневшиеся щеки Дани. Крупные снежинки кружили в воздухе и медленно падали на землю.

Джек поднял воротник замшевой куртки и взял Дани под руку.

– Снег не обещали до завтрашнего утра. Теперь вряд ли удастся быстро поймать такси. Они всегда исчезают неизвестно куда при первых признаках плохой погоды.

– А твоя квартира недалеко, почему бы нам не пройтись пешком? Заодно подышим свежим воздухом, – предложила Дани.

– Ты сказала «моя квартира»? – Брови Джека поползли вверх. – Дани, ты осваиваешь язык феминисток семимильными шагами. Ты что, хочешь остаться у меня на ночь?

– Нет, я только позволю тебе угостить меня чашкой горячего шоколада и развлечь приятной беседой. – Дани рассмеялась и оживленно продолжила:

– Потом я воспользуюсь твоим телефоном и позвоню в гостиницу, чтобы заказать себе номер. И еще я хочу хорошо провести время, пока буду ждать такси, которое отвезет меня в гостиницу.

– На такую обширную программу тебе потребуется целая ночь. – Он усмехнулся, глядя на нее. – Но я переживу, Дани. Мы друзья, и я готов поделиться с тобой последним. Моя постель – это твоя постель. – Он подмигнул. – Как и мое прекрасное тело, которое стоило два миллиона долларов, когда я был профессионалом. Сможешь ли ты отвергнуть такое предложение? Подумай, тебе невыгодно отказываться.

Дани на секунду задумалась, ответить ли ей серьезно или пошутить.

– Я ничего не понимаю в коммерческих делах. Поэтому оставляю это таким специалистам, как Энтони.

Снежинки падали на светлые рыжеватые волосы Джека и сразу же исчезали в его густых волосах. У Энтони, на его темной шевелюре, они бы сияли как звезды в ночном небе, подумала вдруг Дани. Она прикусила губу и постаралась не думать об Энтони. В течение последних часов ей это почти удалось, и Дани надеялась достойно выдержать это испытание еще какое-то время.

Весело болтая, она смогла не вспоминать Энтони почти половину дороги до квартиры Джека. Фары темного «Мерседеса», внезапно затормозившего посередине улицы, выхватили их фигуры из темноты. Автомобиль резко вывернул к тротуару. Этот вираж был встречен свирепой какофонией сигналов всех ближайших машин на улице. «Мерседес» неуклюже пробился сквозь поредевший поток машин и притормозил рядом с Дани. Водитель перегнулся через переднее сиденье и распахнул заднюю дверцу.

– Дани, садись в машину. – Лицо Энтони казалось белым в полутьме салона, глаза сузились от злости. – Ты же видишь, я задерживаю движение. Хватит одного талона на сегодня, который мне всучили, пока я искал тебя. – Его свирепый взгляд остановился на Джеке, который в замешательстве смотрел на Дани. – Я уверен, что вы поймете, почему Дани необходимо прервать приятный вечер, Ковальт. У нее строгий тренировочный режим, когда важны каждая минута здорового отдыха. – Его голос стал опасно вкрадчивым. – Вы сами бывший спортсмен, поэтому прекрасно знаете, как тот вид физической активности, о котором вы мечтаете, может истощить ее силы.

– Энтони! – возмущенно вскричала Дани. – Ты не смеешь так говорить…

Длинный требовательный гудок грузовика раздался позади «Мерседеса», и Энтони произнес голосом, не терпящим возражений:

– Садись, Дани. Сейчас же.

Очевидно, придется сделать это, потому что из-за «Мерседеса» уже начала образовываться пробка, с раздражением подумала Дани. Она задержала руку Джека в своей и быстро пробормотала слова признательности и извинения.

– Мне придется уступить, – сказала она смущенно. – Завтра позвоню тебе. – Дани проскользнула на заднее сиденье и захлопнула дверь. – Поехали. Этот грузовик сомнет тебя за полсекунды, если мы сейчас же не отъедем.

– Не удивлюсь, – буркнул Энтони, осторожно отъезжая от обочины и пристраиваясь в общий поток машин. – Только дураки могут садиться за руль в Нью-Йорке во время такого снегопада.

– Теперь понятно, почему ты раскатываешь в такую погоду, – язвительно буркнула Дани. – Только имей в виду, что я не убегала из дому, как непослушный ребенок. Я собиралась завтра вернуться в Брайарклифф.

– Речь идет не о завтрашнем дне. – Он пронзил ее взглядом, который был холоднее, чем снег, валивший за окнами. – Я не хочу, чтобы ты проводила эту ночь в постели Ковальта.

– Я буду проводить свои ночи так, как сама пожелаю, – сказала Дани со всей твердостью в голосе, на которую была способна. – Энтони, я ни в чем не обязана отчитываться перед тобой, кроме моей профессиональной жизни. Мне казалось, что я объяснила тебе это вполне четко.

– Очевидно, я не очень ясно выразился, – сказал Энтони. – Сейчас исправлюсь. Надеюсь, ты гораздо лучше поймешь ситуацию еще до того, как пройдет эта ночь.

– Мы возвращаемся в Брайарклифф?

– Не в такую пургу. Я не мазохист, хотя час назад сомневался в этом. Мы переночуем в моей квартире в Нью-Йорке.

– Я предпочту гостиницу, – сказала Дани, не отрывая взгляда от работающих «дворников» за передним стеклом. – Довези меня до ближайшей, и я вернусь в Брайарклифф завтра после полудня.

– Помолчи, Дани, – приказал Энтони с едва сдерживаемым гневом в голосе. – У меня мерзопакостное настроение с той минуты, как Пит вернулся домой и рассказал, что высадил тебя у двери Ковальта, как слишком нетерпеливую «девочку по вызову». Я не хочу, чтобы ты довела меня до точки. Только не сегодня.

– Энтони, ты опять ведешь себя как самый безумный диктатор. Тебе не приходило в голову, почему я вообще решила уехать?

– Приходило, – сказал он мрачно. – Я также допускал, что, возможно, спугну тебя прямо в постели Ковальта. – Энтони резко повернул и остановил машину у въезда в подземный гараж под современным зданием из мерцающего дымчатого стекла и бетона. – Я был немного на взводе, иначе никогда бы не позволил тебе уехать из дому. – Он открыл ключом ворота гаража, поставил машину на место и выключил зажигание.

– Будь уверена, я никогда больше не поведу себя так по-идиотски после всего, что пережил сегодня вечером. – Энтони повернулся к Дани с невеселой улыбкой. – Одного раза достаточно, я не разрешу тебе делать этого снова. Ни на час, ни тем более на ночь.

Обида Дани исчезла. Ей казалось, что она поняла Энтони, и хотелось сказать ему что-нибудь успокаивающее, но он уже открыл дверцу и вылез из машины.

– Пойдем, ты сможешь дать волю всему своему негодованию и вылить его на меня, когда мы поднимемся в квартиру.

Она так и сделает, внезапно разозлившись, решила Дани. Энтони открыл дверь лифта.

Квартира Энтони настолько отличалась по интерьеру от дома в Брайарклиффе, что Дани в удивлении замерла на пороге. Современный дизайн в жестком мужском вкусе, строго геометрические линии пространства и мебели. Серо-голубые стены и светлый ковер контрастировали с темно-синей обивкой дивана, кресел и стульев. Даже камин с желтыми изразцами в гостиной выглядел вполне современным. Дрова загорелись, когда Энтони нажал пальцем на кнопку подачи газа.

– Как интересно, – сказала Дани, снимая пальто и бросая его на ближайшее кресло. – Здесь все совсем не похоже на Брайарклифф.

Энтони снял куртку и удивленно посмотрел на нее.

– А почему должно быть похоже? Брайарклифф – это твой дом, а не мой. Старые стены, антиквариат, богатство, уют, удобство и тепло. Это все не для меня.

Он был прав, слово «уютный» совсем к нему не подходило.

– Может быть, ты и не думаешь о богатстве, о деньгах, но газеты постоянно твердят, что ты меня финансируешь, – мрачно заметила Дани.

– У твоих родителей было много денег. Но они решили, что роскошные яхты и вечеринки по двадцать тысяч долларов за каждую были придуманы исключительно для их удовольствия. – Он взял свою куртку и ее пальто в охапку и вышел, чтобы повесить их на вешалку в прихожей. – А им надо было позаботиться о том, чтобы обеспечить тебя, в случае если с ними что-то случится.

– Не все в жизни подвластно нашим планам, – вызывающе ответила Дани. – Они были счастливы. И, если мне не изменяет память, ты ведь тоже был частым гостем на их вечеринках. Я видела тебя у нас дома довольно часто.

– Конечно, ты же всегда подсматривала. – На его губах появилась необычная для него нежная улыбка. – Чаще всего украдкой выглядывая из-за березы около пруда. Я все время беспокоился, что ты замерзнешь, но ты, наверное, была предусмотрительной девочкой и одевалась потеплее.

– Да, я никогда не мерзла, – сказала она, думая о другом. – Значит, ты знал, что я подсматривала? Вот уж не думала, что кто-нибудь обращал на меня внимание.

– Возможно, я бы и не заметил тебя, если бы так чертовски не скучал и не искал, чем бы развлечься. – Энтони взял ее за руку и повел в гостиную. Энтони усадил Дани на диван, стоявший около камина. – Помню, я только что выиграл тогда Олимпиаду и считался восходящей звездой «Шоу на льду». Конечно, мне хотелось вкусить все удовольствия, которые приносит известность. – Он опустился на диван рядом с Дани. – Но все это быстро мне надоело. Я не принадлежу к людям, для которых удовольствия являются смыслом жизни. Поэтому так и получилось, что только я увидел твои огненно-рыжие волосы, торчащие за дурацкой пальмой в горшке. Как-то раз я не обнаружил тебя на обычном месте, так представь себе, весь вечер мне было не по себе. Я даже начал беспокоиться. Я не мог спросить Нэн или Джеффри, ясно было, что они не догадываются, что их дочь за ними шпионит. В конце концов я спросил кого-то из слуг и узнал, что ты серьезно заболела. – Его губы сжались. – Но это ни на йоту не изменило планы твоих родителей. Они даже не попросили гостей вести себя потише.

Дани схватила диванную подушку и зарылась в нее лицом.

– Ты говоришь так, словно ты терпеть не мог моих родителей, – прошептала она сокрушенно, не желая верить его словам.

– Честно говоря, ты права. Они мне не нравились, – сказал Энтони резко, откидываясь на спинку дивана. – Они были самовлюбленными, беззаботными и недалекими людьми. Еще больше я не любил толпу недоумков, которой они себя окружали. Но для того, чтобы понять это и разобраться в себе самом, мне понадобилось время.

– И частью которой ты был, – зло бросила Дани. – Зачем же ты приходил на эти вечеринки, если так относился к хозяевам?

– Я немного растерялся в то время. – Его глаза были задумчивы, он пристально смотрел на огонь в камине. – Мне было всего двадцать, и после долгих лет изнурительной работы к борьбы я внезапно получил все, о чем можно было мечтать. Деньги, слава, женщины – все, что я хотел, падало к моим ногам. – Его губы искривились в горькой улыбке. – И я обнаружил, что на самом деле мне все это не нужно. Жизнь не наполнилась смыслом.

В глазах Дани появилась тревога.

– Меня ожидает то же самое? – спросила она, нервно обхватив себя за плечи. – Все мои переживания, годы труда пойдут прахом?

– Нет. – Стремительность его ответа успокоила Дани. – Мы с тобой отличаемся как день и ночь. Ты любишь фигурное катание. Это часть тебя и всегда будет твоей частью. Оно придает> тебе силы, наполняет и вдохновляет тебя, помогает жить. – Он твердо встретил ее взгляд. – У меня все было совсем по-другому. Я использовал коньки, чтобы выбраться из бедности. Все свое детство я боролся с нищетой, не позволяя себе никаких слабостей, игр и веселья. Только выходя на лед, я показывал свои чувства и переживания и делал это потому, что знал, что без эмоций фигурное катание потеряет глубину и яркость. – Энтони пожал плечами. – Потом, после того, как я получил все награды, ради которых жил и работал, я обнаружил, что мне стало трудно обнажать свои чувства для удовольствия зрителей. – Он сделал паузу. – Я не очень великодушный человек, а, Дани? Я гораздо больше беру, чем даю.

– Зачем ты мне все это говоришь? – удивленно спросила Дани. Никогда раньше она не слышала, чтобы Энтони рассказывал о себе подобные вещи.

– Потому что это необходимо, – ответил он резко. – Ты думаешь, что мне это доставляет удовольствие? Когда ты поймешь, что я не знаю, как сделать, чтобы ты доверяла мне, чтобы не сторонилась меня, не замыкалась в себе? Но я должен пересилить себя, черт побери!

– Почему?

– Потому что, если я не сделаю этого, ты отправишься в постель Ковальта. – Энтони сделал короткую паузу. – И тогда я скорее всего убью его.

Дани вздрогнула. Слова были произнесены с такой невозмутимостью, что выглядели более пугающими, чем если бы он кричал в гневе.

– Ты не сможешь сделать этого.

– Смогу, – сказал Энтони. – Думаешь, мне никогда раньше не приходило в голову нечто подобное? Именно поэтому я вытащил тебя в Брайарклифф. А сейчас я должен объяснить все, чтобы ты понимала, с кем имеешь дело. – Он закрыл глаза, и на секунду на его лице проступило выражение какой-то детской неуверенности. – Я не хочу торопить тебя, Дани. Но все это тянется так чертовски долго. – Его глаза открылись, в их глубине Дани увидела затаенную боль. – Слишком долго. Я больше не могу ждать.

– Ждать чего? – Дани была настолько напряжена, что ей с трудом удавалось выговаривать слова.

– Тебя, – сказал он просто. – Всегда только тебя.

Она покачала головой в инстинктивном испуге.

– Нет… – Она сжала руки в кулаки, чтобы удержать дрожь. – Это невозможно, ты никогда не говорил…

– Я уже сказал тебе, что мне нелегко показывать мои чувства, – произнес Энтони жестко. – Это не означает, что у меня их нет. Еще с того времени, как ты была маленькой девочкой, я верил, что ты когда-нибудь станешь моей. Моей во всех смыслах, которые только существуют. Я знал это с того вечера, как впервые поговорил с тобой. Ты помнишь этот вечер, Дани? – Он нетерпеливо покачал головой. – Нет, конечно, ты не можешь помнить. Тебе было только шесть лет. – Его взгляд невидяще смотрел на пламя. – В тот день тоже шел снег. У вас в доме была вечеринка с коктейлем, которую из-за плохой погоды перенесли в дом, и я чувствовал что-то похожее на клаустрофобию. Мне хотелось вырваться из этого пространства, сбежать от этих людей, от их разговоров. Я взял куртку и решил подышать воздухом. Конечно же, я направился к замерзшему пруду, где мы так часто катались на коньках, дурачились. И на пруду я увидел тебя. На тебе были джинсы и белый свитерок, и твои волосы, собранные в хвост, были похожи на языки пламени, когда ты вращалась на льду. Ты выглядела такой серьезной и взрослой, и в то же время в тебе было больше мягкости, тепла и жизненной силы, чем в ком-либо из всех, кого я знал. Снежинки кружились вокруг тебя. В темноте, в свете фонарей ты сверкала, как рождественская елка. Я стоял за деревьями и смотрел на тебя… Потом ты увидела меня и подъехала.

Взгляд Энтони был затуманен воспоминаниями.

– Ты улыбнулась мне и сказала: «Я знаю, кто вы. Вы Энтони Малик, и вы выиграли золотую медаль. Я Дани Александер, и я тоже обязательно выиграю ее когда-нибудь. И тогда все меня полюбят». – Энтони оторвал взгляд от огня и посмотрел на нее. – Не знаю, как все, но уже тогда один человек… любил тебя и собирался делать это всю оставшуюся жизнь… – Его пальцы непроизвольно сжались в кулаки. – И я знал, что это будет ад на земле – ждать все эти долгие годы, пока ты вырастешь и отзовешься на мою любовь. А ведь я не был терпеливым человеком, Дани.

– Сюжет мыльной оперы. – Она покачала головой в замешательстве. – В жизни такое никогда не случается.

– Я тоже так думал. – Энтони холодно улыбнулся. – В то время ты бы не смогла найти более циничного или прагматичного мужчину, чем я. Я верил, что могу подчинить своим желаниям и весь мир, и все находящиеся в нем частности. Можно даже не объяснять, каким ударом для меня было то, что моя судьба изменилась только от того, что шестилетний чертенок подумал обо мне просто как о взрослом человеке.

– Ну и что, что я так подумала, – изумленно сказала Дани. – При чем здесь любовь?

Энтони пожал плечами.

– Я знаю только то, что ты была единственным человеком, который мог меня изменить, – сказал он отрывисто, с трудом заставляя себя выговаривать слова. – Все дело в том, что я был не в состоянии испытывать сильные чувства, эта способность во мне атрофировалась. Я никогда не волновался о ком-то. Ты была не так далеко от истины, когда обвинила меня в том, что я ледяной человек. В тебе было все то, чего никогда не было у меня, – тепло, открытость, доброта. – Он сделал паузу. – Любовь. Я хотел этого тепла, этой любви. Я знал это тогда и знаю это сейчас, Дани.

– Я не могу…

– Я не прошу тебя любить меня, – перебил ее Энтони напряженным голосом. – Я понимаю, что я трудный человек. Ты даже можешь решить, что любить меня невозможно. Я только говорю, что хочу этого. Может быть, мы сможем дать друг другу что-то другое, чем обычно. Я не пытаюсь вырвать у тебя никаких обязательств. Я только хочу, чтобы ты знала, что ты не только будешь принадлежать мне, но ты сама захочешь принадлежать мне.

– Как ты можешь говорить об этом с такой уверенностью, – произнесла удивленно Дани.

Она выпрямилась на диване, напряженная, как натянутая струна.

– Я не хочу ни к чему принуждать тебя, – возразил ей Энтони. – Ты придешь ко мне по своей воле. Ты захочешь быть в моих объятиях так же сильно, как я хочу этого. Ты думала, что мне нужно еще что-то? – Он покачал головой, едва заметная улыбка появилась на его губах. – Нет, я не жажду ни признательности, ни клятв, ни страха. – Энтони заметил, что Дани окаменела при последнем слове, и смягчился. – Да, я всегда знал, что ты боишься меня. Наверное, ты интуитивно чувствовала силу моей любви, даже если не осознавала ее. А может быть, ты боялась довериться мне и подойти слишком близко. Ты боялась, что я могу сделать тебе больно. – В его глазах засветилась нежность. – Но теперь-то ты знаешь, что я никогда не обижу тебя. – Он протянул к ней руки. – Подойди ко мне и убедись.

Его глаза горели, зачаровывая Дани, и она словно слышала все то, что было в этом взгляде – взгляд Энтони околдовал ее, в его лице появилась какая-то незащищенность. Дани медленно встала и, словно она была в летаргическом сне, Двинулась к Энтони. Все еще глядя ей в глаза, Энтони протянул к ней руки.

– Давай же, – сказал он просяще, и Дани нерешительно коснулась его ладоней. Она изумленно отпрянула назад, когда почувствовала трепетный разряд, который пронзил ее, но Энтони уже крепко держал ее руки в своих. – Посмотри, нечего бояться. Ты чувствуешь эту связь между нами, ты чувствуешь мое тепло, мою жажду? Мы словно проникаем друг в друга.

– Ты говоришь со мной как с маленькой девочкой, – сказала Дани удивленно. Блики огня скользили по его лицу, и Дани вдруг вспомнила горящие факелы надо льдом и внезапно почувствовала страх, сковавший вдруг ее.

Энтони раздвинул колени и легонько потянул ее на себя так, что ей пришлось опуститься на пол у его ног.

– Конечно, ты давно уже не маленькая девочка. – Энтони наклонился вперед, и Дани, напряженная, как струна, увидела вожделение в его глазах. – Иногда, когда ты в воинственном настроении или чем-то расстроена, ты так гордо вздергиваешь подбородок, что твоя шея выгибается, как у испуганной газели. – Он осторожно провел большим пальцем по ее шее, ощущая под своей рукой пульсирующее биение. – Ты еще красивее в такие моменты.

– Не знаю, почему я разрешаю тебе делать это. – Дани нервно облизала губы. – Наверное, я сошла с ума. Ведь только что я была ужасно зла на тебя.

– Ты разрешаешь мне прикасаться к тебе, потому что хочешь этого. – Энтони нежно коснулся пальцами ее лица и посмотрел в глаза. – Даже если ты будешь пытаться скрыть свое желание, ничего у тебя не выйдет, Дани. Ты хочешь меня. – Его пальцы легко поглаживали ее лоб, щеки, подбородок. – Знаешь, я иногда знаю, о чем ты думаешь и что чувствуешь. – Его пальцы коснулись ее плотно сжатых губ, разомкнули их и дотронулись до влажного кончика языка. – Я даже могу назвать минуту, когда ты начала хотеть меня. Ты была смущена и перепугана оттого, что в тебе родилось это желание. – Он глубоко и прерывисто вздохнул. – Я учил тебя кататься в паре, мы отрабатывали вращение. Мои руки были на твоих бедрах, я поддерживал тебя. Так бывало сотни раз и до этого, но внезапно я почувствовал, что что-то изменилось. Ты напряглась под моей рукой и посмотрела на меня. На твоем лице было написано все. – Энтони медленно провел пальцем по ее жемчужным зубам. – Я был потрясен. Я ведь по-прежнему относился к тебе как к ребенку, но твои глаза сказали мне, что ты готова любить меня, что ты хочешь, чтобы я научил тебя быть женщиной.

– И ты прогнал меня из Брайарклиффа, – сказала Дани, перебивая Энтони. – Ты тогда дал мне понять, что я могу убираться на все четыре стороны. Я чувствовала себя полной дурой, я ничего не понимала и не знала, что мне делать.

Энтони с улыбкой покачал головой.

– У меня был выбор: или отослать тебя, или разрушить все, к чему я стремился. – Его голос звенел от напряжения. – Господи, тебе же было всего четырнадцать лет! Если бы я не расстался с тобой, я бы сделал тебя своей любовницей, я не смог бы удержаться, я не мог ничего с собой поделать.

Да, подумала Дани, и она ничего не могла поделать с собой. Она пыталась выкинуть эти болезненные воспоминания из своей памяти. И ей казалось, что за эти долгие шесть лет ей удалось это сделать. Но стоило ему только коснуться ее, как снова это не подчиняющееся ни ее разуму, ни ее воле влечение, которое она впервые узнала тем давним вечером, овладело ею. Именно в тот вечер она пересекла границу между детством и юностью.

– Это ничего не изменило, ты же знаешь, – сказала Дани, закрывая глаза и чувствуя горячие волны желания. – Мы не можем построить отношения на такой непрочной основе, как желание. Ты сам говорил, что мы очень разные во всем.

– Мы можем попробовать. – Его пальцы продолжали ласкать ее губы, ее волосы, ее шею. – Мои чувства гораздо глубже, это не просто желание, но и такое желание – это тоже очень и очень много. – Он медленно наклонил голову, его теплые губы чувственно коснулись ее губ. – Я попытаюсь сделать так, чтобы тебе было хорошо. Я и не жду, что на тебя немедленно опустится благодать, что ты узнаешь неземной восторг. Я знаю, нам нужно время. Но я поведу тебя к этому, я открою тебе радости взаимной любви. А сейчас расслабься. Я хочу поцеловать тебя, попробовать тебя.

Его губы снова припали к ее губам, пробуя ее, целуя с такой нежностью, что под ней лишь угадывалась еле сдерживаемая страсть. Его дыхание было мягким и свежим. Его язык, сначала едва коснувшись ее рта, возбуждающе прошелся по ее нижней губе. Энтони поднял голову и глубоко вздохнул.

– Ты не знаешь, как часто я хотел поцеловать тебя. Как я лежал ночами без сна и представлял всю тебя, твой вкус. Думал: а что же ты почувствуешь, когда я сделаю это. За долгие годы я хорошо узнал твое тело. Я ощущал тебя, держал в своих руках, даже разыгрывал с тобой на льду любовные сценки, но я никогда не чувствовал, что ты отвечаешь на мои прикосновения как женщина. Господи, а я так ждал этого! – Она почувствовала биение его сердца сквозь толстый шерстяной свитер, когда Энтони прижал ее голову к своей груди. – Я хочу прикасаться к тебе, – прошептал он, зарывшись лицом в ее волосы. – Ты позволишь мне научить тебя доставлять удовольствие и принимать наслаждение?

Ее сердце бешено заколотилось.

– Я не знаю, что ответить тебе, Энтони.

Все случилось слишком быстро. Она чувствовала себя так, как если бы сбылись все ее сладостные мечты и сны. Тепло огня, свитер, колющий щеку, запах дорогого одеколона, совершенно новое для нее ощущение близости мужчины.

Дани так долго старалась предать забвению свои мечты об Энтони. Ей казалось, что эти мечты родились вместе с ней и, несмотря на все ее старания, никогда не покинут ее. Сейчас он был рядом, любил ее, тянулся к ней, хотел ее. Слишком много для Дани.

– Наверное, я действительно боюсь.

– Поэтому ты должна позволить мне любить тебя. – Он медленно начал вынимать шпильки из ее волос. – Тогда ты узнаешь, что бояться нечего. Я меньше всего хочу обидеть тебя, сделать тебе больно. – Ее огненно-рыжие волосы тяжелым водопадом упали на спину, и Энтони с медлительной чувственностью погрузил в них руки. – Я не собираюсь подгонять тебя. Я знаю, под каким давлением ты будешь жить следующий месяц, и не требую никаких обещаний, пока ты сама не разберешься во всем. – Одна рука медленно поглаживала ее затылок. – Сейчас мы только начнем узнавать друг друга. – Его губы коснулись виска Дани. – Ты поймешь, как сильно я хочу тебя, и ответишь на мое желание, если сама этого захочешь. – Он дразняще прикусил мочку ее уха. – Ты заснешь, обнаженная, в моих объятиях, и тебе приснится, что мы принадлежим друг другу на всю жизнь. И с этого момента любой другой выбор окажется для нас невозможным.

Энтони умолк и только играл с ней, покусывая, поглаживая, нежно лаская ее, как если бы Дани была маленьким котенком.

– Я был готов ждать тебя и дольше, но испугался, что ты окажешься в постели Ковальта прежде, чем я успею рассказать тебе, как прекрасна будет наша любовь.

Чувственный голод все сильнее прорывался в нем наружу, и, целуя ее, Энтони не сдержал стона неутоленного желания. Чуть отодвинувшись, он торопливо стянул свитер через голову Дани и отбросил его в сторону. Он не отрывал от нее взгляда, когда в нетерпении начал расстегивать застежку лифчика.

Энтони казалось, что почти прозрачный бежевый лифчик мешает ему созерцать красоту ее загорелого тела, он сходил с ума от нетерпения, видя желание, горевшее в ее темных глазах. Руки Энтони дрожали, когда он наконец справился с застежкой. Осторожно, сказал он себе. Он должен сдерживать свою страсть. Энтони чувствовал настоящую боль, избавиться от которой было невозможно без Дани. Больше всего ему хотелось сорвать с нее всю одежду, повалить на пол и овладеть ею в стремительной гонке к наслаждению. Желание было сильнее его, оно ослепляло его, лишало разума. Он мог думать только о ее стройных длинных ногах, которые сомкнутся на его бедрах, и о ее теле, выгибающемся, как натянутый лук, навстречу ему.

А он-то надеялся, что сможет сохранить контроль над собой. Энтони невесело улыбнулся, вспомнив, что обещал не просить у Дани окончательного подтверждения их любви. Энтони видел, что для нее секс был неизведанным и опасным миром. Он искалечит Ковальта за то, что тот нарушил его планы. Он же хотел подождать, так было бы честнее по отношению к Дани. Энтони слишком долго обуздывал свое вожделение, чтобы и сейчас попытаться спрятать сексуальное Желание за любовью, но это безудержное падение в пропасть уже нельзя было остановить. Из последних сил Энтони пытался держать себя в Руках – ведь иначе он потеряет Дани навсегда.

«Я должен, – сказал себе Энтони, – подо ждать еще немного, ведь я сумел пройти через ад долготерпения, я жил в этом аду последние шесть лет».

Он нежно снял с Дани лифчик, медленно спустив узкие бретельки с ее плеч. Господи, как она хороша! Небольшие, прекрасной формы груди дерзко торчали, а темно-розовые соски твердели, когда он просто смотрел на них. Тело Энтони разрывалось от сдерживаемого напряжения которое требовало выхода.

– Иди ко мне, – прошептал он. – Дани, я хочу поцеловать тебя. – Он поднял ее с пола и прижал к себе, с удовлетворением заметив, как расширились ее глаза, когда Дани почувствовала явное свидетельство его возбуждения. Она чутко отзывалась на все его интонации, движения, на его ласки. Энтони прижал девушку, теряя рассудок от ее близости, ощущая набухшие от возбуждения груди. Но тут же услышал ее тихий протестующий шепот:

– Не надо, Энтони, мне больно.

Он замер от удивления и посмотрел ей в глаза.

– Больно?

– Нет. – Она смущенно покачала головой. – Не больно. Я как в огне. Сама не знаю. Я не могу прийти в себя. – Дани была не в состоянии объяснить словами ту пожирающую страсть, которая захватила ее целиком. Она была смущена, изумлена, потрясена, она не понимала, что происходит с ней, как ей быть со всем этим. Слова, которые произнесла Дани, Энтони расшифровал без малейших сомнений.

– Я слишком груб? – спросил он озабоченно.

Он отстранился от Дани и стянул с себя толстый свитер. Торопясь от нетерпения, Энтони расстегнул пуговицы на рубашке. И замер на мгновение.

– Сними сама, Дани. Сними все, что ты хочешь.

Философия Энтони. Он всегда брал от жизни то, что хотел. Но сейчас он был в другой роли – он был дарителем.

Дани нерешительно сняла с Энтони черную рубашку. Закрыв глаза, она прижалась к его обнаженной груди и услышала, как прервалось на миг его дыхание, когда ее соски коснулись его кожи. Она потерлась щекой о волосы на его груди с чувственностью молодой кошки. Он так хорошо пахнет. Запах его тела пьянил ее сильнее всякой парфюмерии.

Она хотела бы бесконечно вот так быть рядом с ним, вдыхать его запах, смотреть на него, трогать его и ласкать. Дани несмело провела кончиком языка по его коже. Родной, чуть солоноватый вкус. Ее губы нежно охватили сосок Энтони, и Дани почувствовала необычное удовольствие, когда ощутила, как он затвердел, возбуждаясь.

– Пожалей меня, любимая, остановись на минуту. – Его смех был больше похож на мольбу. – Если ты, конечно, не хочешь, чтобы все закончилось слишком быстро.

Он погрузил руки в ее волосы и оторвал Дани от себя. Она открыла глаза и посмотрела на него взглядом, в котором было столько желания и любви, что Энтони на секунду задохнулся от неистового восторга. Об этом он мог только мечтать.

– Пойдем в постель, Дани, – сказал он глухим голосом. – Ты согласна заснуть сегодня в моих объятиях?

Она медленно кивнула, чувствуя, что весь мир для нее теперь заключен в этих зеленых глазах, в которых полыхало пламя желания.

– Если ты хочешь… – прошептала Дани в ответ.

Она делала все, о чем он ее просил. И полностью отдавала себе в этом отчет. Она настолько была переполнена любовью к нему, что существовала как во сне. Любовь. Дани всегда старалась очень осторожно употреблять это слово по отношению к Энтони. Без всякого опасения она любила Бо и Марту и не боялась, что эта любовь сыграет с ней злую шутку. Она с легкостью отвечала на тепло и привязанность Джека и других мужчин, которые появлялись и затем исчезали из ее жизни. Но с Энтони все было по-другому. Она никогда не понимала его чувств, хотя и всегда пыталась. О Господи, как же она стремилась понять его! Все время самым ее главным желанием было проникнуть за высоченный забор, надежно защищающий его сокровенные мысли от окружающих. А сейчас он широко открыл ворота и приглашал ее войти. Дани мешкала, боясь, что они захлопнутся перед самым ее носом.

– Этого мало, – сказал он тихо. – Ты сама должна хотеть наслаждения. – Его пальцы чувственно гладили ее, вызывая тянущую боль внизу живота и неутихающий жар в крови.

– Я хочу, – прошептала она почти беззвучно. – Энтони, ну пожалуйста, я хочу.

Его губы коснулись ее легким, как летний ветер, поцелуем.

– Так сладко, – прошептал он еле слышно. – Наверно, я должен чувствовать себя мерзавцем, нападающим на такого невинного младенца, как ты, но я не чувствую. Ты была предназначена мне судьбой. Скоро сама поймешь, даже если сейчас не догадываешься об этом.

Энтони встал, подхватывая ее на руки, поднялся по ступеням, спускающимся из гостиной в коридор, и вошел в спальню. Он не стал закрывать дверь, и мерцающий огонь камина осветил комнату в серебряно-серых и бордовых тонах. Диван цвета темного вина контрастировал с серым покрывалом на огромной кровати, куда Энтони опустил ее. Единственное, что ощущала Дани, – это близкое присутствие Энтони. Его руки быстро расстегивали ремень, а голос был таким же мягким, как бархат покрывала, ласкающий ее голую спину.

– Я провел на этой кровати так много ночей, Мечтая о той ночи, когда здесь будешь лежать ты. – Он раздевался стремительно, но при этом не выглядел нетерпеливым и суетливым. Дани любила смотреть на его движения – сильные и уверенные на льду, небрежные и расслабленные дома. Энтони на секунду замер перед ней, обнаженный, бронзовая кожа словно светилась в красных отсветах огня, разгоревшегося в камине. Потом он сел на кровать рядом с ней и начал снимать с нее мягкие замшевые ботинки.

– Я так отчетливо представлял тебя здесь, на этой кровати. Твои рыжие волосы разметались по подушке, а темные глаза умоляли о любви. – Энтони чуть приподнял Дани и ловко снял с нее брюки, потом осторожно потянул вниз трусики с ее бедер. – Я представлял себе, как ты раздвигаешь ноги, как выгибается твое тело навстречу мне и ты словно приглашаешь меня…

– Энтони, здесь темно, и ты вряд ли видишь, что мои щеки темно-красного цвета, – поспешно прервала его Дани. – Как ты понимаешь, я не привыкла к таким откровенным разговорам.

Энтони протянул руку к лампе на прикроватной тумбочке, вспыхнул свет, и внезапно они оказались внутри небольшого круга света. Оба на секунду замерли от восхищения. Он так прекрасен, подумала Дани с восторгом, так совершенен. Она едва могла удержаться от желания погладить его рельефные мышцы. А его глаза… факелы, сверкающие надо льдом. Эти факелы жгли ее, заставляя испытывать чувственный голод, сжимающий все внутри, когда он разглядывал ее тело с томительной неторопливостью.

– Я много раз видел тебя почти голой, – начал Энтони неуверенно. – Я помню, как в Чикаго, после того, как ты выиграла юношеский чемпионат, я пришел в твою раздевалку. Марта делала массаж, и только угол простынки прикрывал твое тело. Я сел напротив в другом углу комнаты, разговаривал с Бо, но не мог оторвать глаз от рук Марты, гладящих твою спину. – Энтони порывисто вздохнул. – Это доводило меня до сумасшествия. Я не хотел, чтобы кто-то, кроме меня, касался тебя, вызывая выражения чувственного удовольствия на твоем лице. Я с трудом мог справиться со своими желаниями, боясь, что не выдержу, выгоню всех из комнаты и овладею тобою прямо на массажном столе. – Он заставил себя отвести восхищенный взгляд от тела Дани, чтобы посмотреть в ее глаза. – И это не было бы изнасилованием, Дани. Я бы доставил тебе такое наслаждение, что ты сама просила бы меня о продолжении. Да я знаю, что часто я только брал, ничего не давая взамен. Но с тобой было бы все иначе. Ты это понимаешь?

Она понимала только то, что таяла и растворялась под жарким призывным взглядом и что тянущая боль внизу была уже почти непереносима. Дани даже дышать становилось все трудней.

– Да, я понимаю, – обессиленно прошептала она. – Энтони, пожалуйста, больше ничего не говори. – Ее рука коснулась его плеча. – Ты нужен мне.

Дани почувствовала, как мышцы под ее рукой внезапно напряглись, и его лицо, которое только что было открытым и беззащитным, превратилось в равнодушную маску.

– Нет! Я уже сказал, что тебе никто не нужен. Ты слишком сильная для того, чтобы нуждаться в ком бы то ни было. – Взгляд Энтони все еще приковывал к себе, он протянул руку, чтобы с медлительной чувственностью погладить грудь Дани. Сердце ее забилось как сумасшедшее в ответ на его прикосновения. – Ты хочешь меня, так же, как я хочу тебя. – Его большой палец обводил твердый напряженный сосок, еще больше возбуждая ее. – И скоро ты захочешь меня гораздо больше. Но ты не нуждаешься во мне. Замни это.

«Он ошибается», – подумала Дани в смятении. Если это желание подавляет все ее чувств, разве оно не стало жизненной необходимостью? Она даже не может осознать его границы, оно заполнило ее целиком.

«Господи, – восхитился Энтони, – как она прекрасна, как загадочны ее глаза, полные истомы, и губы, полураскрытые и зовущие». Он наслаждался нежностью ее кожи, его рука мягко и неумолимо исследовала все ее ложбинки и возвышения. Но Энтони стремился к ее вожделенному лону, не смея все же спугнуть Дани своим нетерпением. Ему хотелось одного – раздвинуть ее ноги и вклиниться между ними. Дани готова принять его, она хочет его. Почему же он медлит? Это была изматывающая пытка – видеть рядом с собой Дани, обнаженную в его объятиях, и удержаться, не погрузиться в нее, не дать им обоим удовольствие и облегчение, которого оба хотят так страстно.

Энтони на мгновение закрыл глаза, словно отгораживаясь от этого мучительно прекрасного образа. Здравый смысл не давал ему возможности солгать себе. Дани хотела его, потому что он использовал для этого весь свой опыт. Энтони мог взять ее сейчас и строить на этом все их дальнейшие отношения, но он не хотел получить ее такой ценой. Сейчас Дани была смущена и не уверена в своих силах. А в ярком утреннем свете это смущение могло превратиться в гнев, обиду и, хуже того, в панику. В своей жизни Энтони имел дело отнюдь не с юными наивными девушками, и он боялся сделать неверный шаг в отношениях с Дани, которые значили для него так много! Любит ли она, знает ли сама, что он для нее значит. Или это он сам сумел воспламенить ее своим нетерпеливым желанием, своей страстью. Да, сейчас Дани в его власти, он возьмет ее, насладится ею, но даст ли он ей то, чего она, может быть, не сознавая этого, ждала и видела в своих мечтах?!

Хотя Энтони не считал себя слишком добродетельным мужчиной, он всегда гордился своим стремлением к справедливости. Он усмехнулся, когда представил себе, как долго это чувство справедливости продержалось бы, если бы его не подогревало опасение, что одно неосторожное Движение с его стороны может разрушить все его планы насчет Дани. Смог ли он сдержать свой порыв, если даже одно прикосновение ее руки возбуждало его с такой силой, которую он раньше испытывал только перед самым оргазмом, занимаясь любовью с самыми опытными женщинами. Энтони открыл глаза. Дани смотрела на него с возбуждающим томлением, которое затмевало его рассудок. Он отвернулся от Дани и погасил свет.

– Милая, давай полежим рядышком. Просто полежим. Сейчас я ничего больше не могу допустить.

Она покорно сделала то, о чем он попросил. Энтони откинул одеяло и осторожно укрыл ее, а потом нежно обнял. Он чувствовал сильное волнение, и сердце трепетно отзывалось на растущее желание, когда Дани покорно подлаживалась под все изгибы его тела. Бог свидетель, она была такой желанной, что Энтони не мог оставаться спокойным. Ее губы легко прикоснулись к его плечу, локон шелковистых волос упал на его щеку, и Энтони вобрал в себя легкий цветочный аромат ее духов. Этот запах он знал давно – Дани пользовалась этими духами.

Он лежал почти неподвижно, и Дани, прижавшись к его груди, чувствовала лишь железную твердость мускулов. Она никогда не знала, как прекрасно сильное мужское тело, так непохожее на ее – мягкое и гибкое. От каждого ее прикосновения Энтони возбуждался все больше и больше. Она ощущала это и никак не могла понять его холодности. Почему он так спокоен, почему словно отстранился от нее?

– Энтони. – Ее губы коснулись его шеи. – Люби меня, пожалуйста. Я не буду говорить, что ты мне нужен, если ты не хочешь, но ты же знаешь, что я хочу тебя так сильно, что теряю рассудок.

– Да, я знаю это. – Она почувствовала под рукой сильное биение его сердца. – Ты думаешь, я не чувствую то же самое? – Он улыбнулся в темноте – она поняла это по его голосу. – Да, все признаки безошибочны, правда? Нельзя ошибиться.

Да, это было так. Они оба испытывали испепеляющее желание, и Дани прильнула к нему еще ближе.

– Так почему же ты медлишь? Энтони вздохнул.

– Я не могу, – сказал он хрипло, его руки крепко обняли ее. Он нежно и чувственно гладил ее обнаженную спину, наслаждаясь этими прикосновениями. – Я не могу, черт побери! Не имею права!

– Не можешь? – откликнулась Дани бесцветным голосом. Она не могла понять, почему он говорит так. Он же не станет отказываться от того, чего они оба так хотят!

Энтони погрузил руки в ее густые волосы и резко притянул ее к себе.

– Я уже сказал, что не собираюсь требовать обязательств от тебя до окончания Олимпиады. – Энтони невесело рассмеялся. – Неужели ты не понимаешь, что, если ты станешь моей сегодня ночью, я захочу, чтобы ты принадлежала мне безраздельно? Я знаю себя. Будь я проклят, если разрушу твою мечту, ради которой ты жила все эти годы! И если я сделаю это, я потеряю тебя навсегда. Поверь мне, милая, я знаю, что говорю. Поэтому давай подождем.

Она почувствовала, как гнев вспыхнул в ней, гнев, на смену которому пришло разочарование.

– Ты должен был знать это с самого начала, – сказала Дани зло. – Как обычно, ты все решил сам, не спросив меня. – Она попыталась оттолкнуть его. – Но сейчас, наверное, это единственное верное решение, с которым мне придется согласиться. Ты ведь так считаешь. – Дани изо всех сил извивалась, пытаясь вырваться из его объятий. – Конечно же, ты, как всегда, прав. Это вовсе не было хорошей идеей с самого начала.

– Лежи спокойно. – Голос Энтони прозвучал жестко. – Ты сводишь меня с ума. Я никогда не говорил, что это хорошая идея, я попытался лишь объяснить тебе, как я на самом деле отношусь к тебе. – Энтони крепко обнял Дани. – Близость может не быть столь же сладостной, как секс, но это все, что мы можем себе позволить в данный момент. – Его руки сжимали ее с неумолимой решительностью. – А сейчас отдохни. Ты сегодня заснешь в моих объятиях, и если мы не сорвемся и ничего не случится, то эта ночь может быть первым шагом к нашей близости.

– Я хочу, чтобы ты меня отпустил, – упрямо перебила его Дани. – Ты не можешь всегда все делать по-своему, Энтони.

Он рассмеялся. Энтони испытывал настоящую физическую боль, а она говорит, как будто его решение не более чем блажь. Но как же он может быть уверен, что она понимает его, когда он потратил большую часть своей жизни, пытаясь не допустить именно этого?

– Я не могу всегда все делать по-своему, – легко согласился он, зарываясь лицом в ее шелковистые волосы. – Но сегодня ночью будет по-моему, Дани. Примирись с этим. – «Господи, она словно струится в моих руках», – подумал удивленно Энтони. – А сейчас давай спать, радость моя. Так будет лучше для тебя, а значит, и для меня. – Энтони усмехнулся – он сам не верил своим словам.

3

На следующее утро Дани проснулась в плохом настроении. Энтони рядом с ней не было. Он больше не держал ее с таким чувством собственника, к которому она, кажется, привыкла за одну-единственную ночь. Она еще не открывала глаз, но уже знала, что лежит одна в постели.

Панический страх одиночества пронзил ее. Всегда ли ей будет так грустно просыпаться без Энтони? Он хотел, чтобы Дани полностью принадлежала ему, и ей показалось, что за эту ночь он выжег на ее теле собственное клеймо.

Около лампы на тумбочке лежала записка, и она сразу узнала его уверенный почерк. Дани протянула руку за листом бумаги и медленно села на кровати.


"Дани!

Я договорился, чтобы Пит Драйсел заехал за тобой в одиннадцать. Он отвезет тебя в Брайарклифф. Увидимся завтра.

Энтони"


«Не такое уж нежное послание, – подумала она с горечью, – немногословно и сурово». тони никогда не тратит слов зря. Почему она разочарована тем, что в письме не было и намека на любовь? Они же прошлой ночью ограничились только страстью. Энтони все очень разумно ей растолковал. Дани даже не была уверена, понял ли Энтони, что она его давно любит.

Дани медленно соскользнула с кровати и бросила записку на тумбочку. Она определенно не спрячет ее в коробку с сувенирами, как память о любви, подумала Дани обиженно, направляясь в ванную. Несколько минут она стояла под душем, наслаждаясь тем, как теплые и сильные струи смывают напряжение с ее тела.

И все-таки это была удивительная ночь, полная страсти и внезапного пробуждения ее собственной чувственности. Энтони приковал ее цепями пережитых ощущений, которые она никогда теперь не сможет разрушить. Дани даже не могла понять, хочет ли она вообще их разрушать. Ее мозг был в смятении от беспорядочной путаницы мыслей и чувств, от страха перед будущим.

Она попробовала проанализировать все сначала. Энтони хотел ее, это несомненно. А то, что Энтони хотел, он обычно получал. Она привыкла к этому, как к смене дня и ночи, за те годы, что работала с ним. Что же случилось? Энтони не овладел ею прошлой ночью. Его самообладанию можно было только позавидовать. И оно не поколебалось ни на секунду даже в те минуты, когда, Дани чувствовала это, он дрожал от желания.

И эта его непреклонность тревожила Дани больше всего. Она была беззащитна против нее, потому что она сама никогда бы не смогла проявить твердость по отношению к Энтони. Она таяла как воск при первом же проявлении чувств, которые демонстрировал Энтони.

Ночью он говорил слова, рожденные страстью, но знает ли Энтони на самом деле, что такое любовь? Как ей разобраться в этом, ведь загадка, которой был Энтони Малик, слишком сложна для нее. Но она понимала, что очень опасно признаться ему в своей любви, которую Дани скрывала годами, надеясь, что наступит время, когда она сможет рассчитывать на равную открытость. Она не могла рискнуть и раскрыться без остатка, бросить свое сердце на жертвенный алтарь любви, потому что вполне могло оказаться, что в запасе Энтони нет такого чувства, как настоящая любовь. Нет, она сама должна пытаться построить свою личную жизнь, не открывая ему душу, как она сделала это прошлой ночью.

Дани почувствовала жар, окутавший ее, тело словно сковало напряжением – она словно пережила снова все ощущения прошлой ночи. Дани проснулась глубокой ночью, чувствуя, что Энтони гладит ее тело, исследуя все потаенные места.

Потом он начал ритмично поглаживать ее грудь, и эта спокойная ласка вызвала новые обжигающие ощущения внутри ее. У Дани перехватило дыхание. Она чувствовала спиной сильное тело Энтони, слышала его тяжелое дыхание.

– Энтони, – тихим шепотом произнесла Дани его имя. От возбуждения она едва могла говорить.

– О Господи, прости, дорогая. – Его голос был хриплым и одновременно тягучим, и она почувствовала тепло его дыхания на своей коже. – Я не хотел разбудить тебя. – Его губы были так близко, его волосы щекотали ее шею. – Ты такая мягкая, теплая. Я не должен был касаться тебя. Спи, моя девочка.

– Все в порядке, – проговорила она едва слышно, прижимаясь к нему как можно ближе на волне охватившего ее желания. Почему он просит прощения? – удивилась она. Разве он не знает, чего хочет она сама?

– Мне нравится, когда ты ласкаешь меня. – Ей всегда было трудно откровенно разговаривать с Энтони, но в темноте этой странной и нежной ночи раскрыть даже самые интимные секреты почему-то было совсем несложно. – Я хочу, чтобы ты касался меня.

Она затаила дыхание, ожидая, что он ответит.

– Я знаю, что тебе это приятно. – Его голос вдруг стал чужим. Но я дал себе слово, поэтому ты будешь спать этой ночью, и я не заставлю тебя испытывать ту же бездну чувств, которая поглотила меня. Я просто буду рядом с тобой, потому что уйти от тебя сейчас выше моих сил.

– Ты совсем не спал? Энтони усмехнулся с горечью.

– Вряд ли можно заснуть, когда будто горишь заживо. – Он сжал ее груди с неожиданной силой. – А сейчас и ты страдаешь. Я чувствовал твою боль перед тем, как ты заснула. И не хотел еще раз вызвать ее в тебе. Поверь мне, Дани.

– Я верю тебе, – сказала она. В его голосе была такая отчаянная искренность, что она делала невозможными любые сомнения. – Просто люби меня, Энтони, и все будет хорошо.

– Ты ошибаешься. Это лишь все усложнит, – сказал со вздохом Энтони. – Ты думаешь, я бы не овладел тобою прямо сейчас, если бы не был уверен в этом? – Его вздох был больше похож на вскрик. – Но ты не виновата в моих мучениях. По крайней мере, ты не должна расплачиваться за это. – Его пальцы дразняще обводили ее соски, рождая вожделение, сметающее все мыслимые запреты, которыми она пыталась поддержать жалкие крохи самообладания. – И я сделаю все… что в моих силах… чтобы тебе не было плохо… – Его щека прижалась к ее волосам, а язык коснулся ее маленького уха. – Ты такая нежная. Мне нравится твой вкус. – Его пальцы касались ее тела так легко, что ей казалось, что это лепестки роз падают на нее с небесной высоты. Они медленно двигались от груди к бедрам, соскальзывали вниз по ее плоскому животу к заветной ложбинке, задерживаясь там, не в силах отступить. – Я чувствую твое тело и наслаждаюсь им. Тебе будет хорошо, Дани. Только расслабься и позволь мне сделать все, что надо. – Затем руки Энтони чуть раздвинули ее ноги. Энтони сделал это так уверенно и одновременно нежно, что она сама устремилась ему навстречу. Тело ее выгнулось в страстном желании.

– Энтони!

– Я же сказал, что тебе понравится… – Его язык внезапно коснулся ее уха, лаская его жарко и томительно-медленно и вызвав новую вспышку пламени. Голос Энтони дрожал от желания. – Ты даже не представляешь, насколько меня возбуждает то, что я могу доставить тебе удовольствие.

Энтони, едва сдерживая трепет желания, легкими движениями касался Дани все более страстно, и хриплый крик вырвался из ее горла:

– Энтони, я не могу выносить это! Я сейчас умру!

– Тише, милая, все хорошо. – Его зубы покусывали мочку ее уха, почти причиняя ей боль, но это лишь увеличивало возбуждение. – Только расслабься, Дани. Я здесь и никому не дам тебя в обиду. – Ласки Энтони становились все более настойчивыми. Дани застонала от боли и сжалась. – Что с тобой? Расслабься, любовь моя.

Облегчение пришло вместе со сверкающим взрывом ощущений, затмивших на миг весь мир и ни на что не похожих. Даже когда ее тело перестали сотрясать спазмы, она все еще не могла осознать себя в реальном мире, чувствуя только безумную слабость. Дани глубоко вздохнула и сама была поражена, когда вздох перешел в рыдания. Слезы покатились по ее щекам, и она не могла остановить их.

Дани услышала тихое восклицание Энтони, и он быстро повернул ее к себе. Она спрятала лицо в треугольнике густых волос на его груди. Энтони осторожно поцеловал ее в макушку и осторожно обнял ее, словно она была хрупкой игрушкой.

– Не плачь, – сказал он глухим от волнения голосом. – Пожалуйста, не плачь. Твои слезы рвут мою душу. Я не причинил тебе боли? Я старался быть осторожным, только хотел помочь тебе, любимая.

– Да, ты сделал все как надо. – Дани всхлипнула и через секунду улыбнулась. – Все хорошо. Сама не знаю, откуда эти слезы. Это так глупо!

– Нет, не глупо. – Его голос смягчился от нежности. – Наверное, я в чем-то виноват. Я обрушил на тебя все сразу. – Энтони крепко обнял ее. – Знаешь, я так боялся причинить тебе боль – я ведь ничего не знаю о девственницах!

Его слова вызвали в ней острую ревность. «С какой стати он должен предугадывать идиотские реакции наивных девиц, – сказала она себе. – Женщины, которых он выбирал, наверное, всегда были мудрыми и опытными. Как Луиза».

– Не беспокойся, все было хорошо, ты не причинил мне боли, – сказала Дани тихо. – Ты был очень внимательным.

– Я старался, солнышко. – Он легко коснулся губами ее волос. – Это было непросто, потому что мое нетерпение гнало меня вперед, но я очень хотел не испугать тебя, хотел доставить радость и тебе. Я счастлив, что тебе хорошо. Ты сможешь сейчас уснуть?

– Надеюсь.

Но сам Энтони был не в состоянии расслабиться. Дани, расслабленная и умиротворенная, чувствовала напряженную неудовлетворенность его тела. О Господи, почему Энтони не разрешил ей помочь ему? Почему он ничего не взял от нее? Почему он всегда умудряется быть таким чертовски сильным?

Дани пододвинулась еще ближе к нему, вдыхая пьянящий запах его тела. Было совершенно невозможно бороться с ним. Энтони всегда делал то, что хотел. Возможно, когда-нибудь она и сможет убедить Энтони в своей правоте. Но сейчас Дани ощущала только горечь собственного бессилия: он отказался принять ее помощь. И ощущение этого бессилия убивало ее больнее, чем та физическая неутоленность, которую Дани испытывала раньше.

– Спокойной ночи, Энтони.

* * *

Дани протянула руку, решительно выключила кран и прислонилась к стене.

Все эти воспоминания ни к чему не вели. Они только укрепляли ее в твердом убеждении, что некоторых тем в разговорах с Энтони надо касаться очень осторожно. Господи, неужели это она сама, забыв обо всем, умоляла его прошлой ночью обладать ею! Уже одно это само по себе доказывает, как опасны могут быть близкие отношения с Энтони. Он подавлял ее практически всю жизнь, и даже сейчас она была не в состоянии сохранить свою независимость.

Дани перешагнула порог душевой кабины, сдернула махровое купальное полотенце с сушилки и начала торопливо вытираться. Нет, она перестанет фанатично преклоняться перед ним, и ему придется с этим смириться. Энтони имеет право руководить ею только в профессиональном отношении, но своей личной жизнью она распорядится сама. Сколько раз в течение нескольких лет многие люди сравнивали их с Галатеей и Пигмалионом. Раньше она только смеялась над этим. Сейчас ей было не до смеха, когда она вспомнила, как уступала каждому его желанию, ловила каждый его взгляд.

Джек! Она ведь обещала погулять с ним за несколько минут до того, как Энтони грубо ворвался в их разговор. Дани завернулась в полотенце и бросилась в спальню, чтобы собрать одежду, которую Энтони так стремительно снял с нее прошлой ночью.

Она выполнит его приказ и сегодня же днем вернется в Брайарклифф. У Дани был строгий режим тренировок, и сейчас, когда Олимпиада так близко, нельзя было терять ни одного дня. Но она ни за что не будет ходить на задних лапках перед Энтони, забыв о его вчерашней грубости.

Ей надо извиниться перед Джеком за обоих. Она уговорит Пита заехать к Джеку и все объяснит ему, прежде чем уедет из города. Ее не интересует, понравится это Энтони или нет. С этого дня она перестанет плясать под его дудку, хватит! Она уже взрослый человек и сама знает, что ей делать.

* * *

– Последнее вращение ты сделала нечисто, – прокомментировал Бо, когда она подкатила к нему. – Тройной выглядел хорошо, но, как я сказал…

– Вращение нечеткое, – закончила за него Дани и села рядом с Бо на скамью. Она вздрогнула, когда холод металла обжег ее тело через тонкие трусики. «Нельзя надевать такую короткую юбку, когда тренируешься на озере», – отрешенно подумала Дани и нагнулась, чтобы расшнуровать коньки. Костюм идеально подходил для выступления, но был не самой практичной одеждой при таком холоде – слишком много снега выпало ночью. Она улыбнулась и посмотрела на тренера. – Честное слово, Бо, это не отговорка. Скорость была бы достаточной, если бы лед был не таким рыхлым.

– Я не спорю. – Бо поднял ее вязаный жакет со скамейки и накинул ей на плечи. – Я только понять не могу, что мы здесь делаем – на этом далеко не лучшем льду, рискуя простудиться, когда могли бы работать на отличном закрытом катке. – Его губы искривились в усмешке. – Если я правильно помню, Энтони выложил за этот каток бешеные деньги, лед там идеальный, не то что здесь. От твоих тренировок было бы гораздо больше пользы, если бы ты была там. К тому же времени у нас совсем немного.

Дани молчала, избегая взгляда проницательных карих глаз Бо. Она быстро стянула левый конек и начала расшнуровывать правый.

– Знаешь, Бо, сегодня мне самой захотелось поработать на открытом льду. Очень приятно почувствовать свежий ветер на лице и солнечный свет. А на закрытых катках я уже отвыкла от всего этого за последние несколько месяцев. – Дани сняла наконец и второй конек. – Думаю, совсем неплохо, что лед был рыхлый, это даже дает стимул, чтобы бороться и преодолевать трудности.

– Со льдом бороться намного легче, чем с Энтони, правда, Дани? – Голос Бо был мягким, но глаза кололи как шпаги. – Он тебя обидел вчера днем? Ты поэтому сбежала в Нью-Йорк?

– Я не сбежала, – поспешно ответила Дани. – Я не ребенок, который боится трудностей, хотя ты именно так и думаешь. Я только хотела увидеть «огни большого города» и уступила соблазну. Разве у тебя, Бо, такого никогда не бывает?

– Поддаться искушению? – Он усмехнулся. – Частенько, дорогая. Дьяволу стоит только Шепнуть мне пару слов на ухо, и я уже следую за ним куда угодно. – Улыбка его погасла. – Вот почему я эксперт мирового класса по человеческим слабостям и знаю, когда такие дилетанты, вроде тебя, разыгрывают передо мной спектакль. Ты слишком дисциплинированна, чтобы позволить себе расслабиться. Если только не сильно расстроена, а? – Бо поднял ее коньки и осторожно завернул их в плотную мягкую ткань, перед тем как положить в ее спортивную сумку. – А когда Энтони исчез из дому следом за тобой, я сделал вывод, что он погнался за нашей маленькой Нелл, которая глубоко им обижена. – Бо нахмурился. – А если добавить, что ты ведешь себя как кошка на раскаленной крыше и сражаешься со льдом, как будто он твой злейший враг, то все становится ясно. Ты только подливаешь масла в огонь. Думаю, нам лучше поговорить об этом начистоту, правда?

– Нет, я в этом не уверена, – решительно ответила Дани, надевая короткие замшевые ботинки и поднимаясь со скамейки. – Ты мой тренер, а не психолог. Энтони считает, что психотерапия мне не нужна.

– А с чего ты взяла, что он прав? – Бо неторопливо встал, взял сумку и, поддерживая Дани под локоть, повел ее к дому. В быстро сгущающихся сумерках особняк сверкал огнями, как рождественская елка.

– Я бы мог немного поработать психотерапевтом и порассуждать о пользе высвобождения нереализованного сексуального напряжения. – Бо на секунду умолк и внимательно посмотрел на Дани. – Полагаю, что и Энтони уже давно нанял бы для тебя психолога, если бы не знал, что ты ненавидишь ходить с помощью костылей.

Он-то точно всегда рассчитывал во всем только на себя самого.

– Почему, Бо? – Дани попыталась замаскировать внезапную напряженность в своем голосе беспечным смехом, но ей это не удалось. – Почему он всегда хочет играть две роли – всемогущего Зевса и отечески заботливого Санта-Клауса? Было бы гораздо лучше для некоторых простых смертных, если бы он спустился с Олимпа на грешную землю.

– А ты не думаешь, что и для него это было бы лучше? – тихо спросил Бо. – А если он и сам бы рад спуститься на землю, но не знает дороги. Олимп теперь – чертовски пустынное местечко. Все древние боги и богини изгнаны с него.

– Бо, твое объяснение никуда не годится, – возразила Дани. – Ты же сам говоришь, что никто и ничто не может помешать Энтони делать то, что он хочет.

Бо пожал плечами.

– Кто знает, детка?! Понять Энтони непросто. Я знаю его с восемнадцати лет, а все еще не снял даже самый верхний слой.

– О Господи! – Дани уставилась на него в изумлении. – Я никогда не думала, что вы такие давние друзья. Конечно, я знала, что вы вместе выступали в «Шоу на льду» до того времени, как Энтони стал владельцем «Дайнет». – Она ахнула и хлопнула себя по лбу. – Все правильно, я забыла, что вы вместе выступали и на Олимпиаде. Ты тогда выиграл «бронзу».

– А Энтони – «золото». – Бо сокрушенно покачал головой. – Ничего другого от него и не ожидали. Энтони был безусловным фаворитом еще до того, как выехал на лед для обязательной программы. Тогда я здорово обижался на него и на тех, кто восхвалял его до небес. Я сам мечтал о «золоте». – Бо усмехнулся, вспомнив о чем-то своем. – Сейчас-то знаю: мне очень повезло, что я не выиграл «золото». Я не принадлежу к тому типу людей, которые могут управлять собой на любой ступени успеха. Возможно, я закончил бы свои дни в канаве в обнимку с бутылкой дрянного виски.

Глаза Дани расширились от изумления.

– Я не понимаю. Закончил бы дни?

– Ты разве не заметила мою страстную привязанность к пиву? – Бо попытался произнести эти слова как можно небрежнее, но тут же оборвал себя:

– Я был алкоголиком, Дани.

– Я не знала, – изумленно прошептала она. Дани казалось, что, работая в таком тесном содружестве с Бо, она была настолько зациклена на своих проблемах, что не подразумевала о существовании этой проблемы у такого близкого ей человека, как Бо.

– Это не совсем та слабость, о которой обычно болтают в компаниях, – с горечью в голосе проговорил Бо. – До сих пор слишком много людей не понимают, что алкоголизм – это болезнь. – Он пожал плечами. – Я и сам не знал, пока Энтони не взял меня за шкирку и не ткнул носом в ту грязь, куда я так стремительно опускался. До того момента я считал себя распущенным южным джентльменом с одним серьезным, но все-таки романтическим недостатком. Было гораздо проще принимать это за сложности характера, чем за болезнь. По счастью, Энтони решительно избавил меня от злокачественной опухоли самообмана. Может быть, он ни капельки не пьет именно из-за этого.

– Бо, скажи мне, Энтони знал, что ты алкоголик, когда нанимал тебя моим тренером?

Бо кивнул.

– Я сидел тогда на таблетках. Не думаю, что он рискнул бы своей гордостью и деньгами, связываясь со мной, если бы сомневался, что я выдержу испытание. Почти перед тем, как Энтони покинул «Шоу на льду», он взялся за меня основательно: заставил меня взглянуть в глаза проблеме и положил в клинику, чтобы выветрился алкоголь. Потом он поставил меня в тупик, где не было места искушениям. Он сказал, что если я брошу пить, то стану твоим тренером.

– Он на самом деле все это сделал для тебя? – Она в сомнении покачала головой. – Я и не думала, что вы такие друзья, да и вообще я не думала, что у Энтони могут быть друзья.

– Степень нашей близости определяет сам Энтони. – Ироническая улыбка появилась на губах Бо. – Я уверен, ты понимаешь, что это обстоятельство не позволяет нам быть закадычными друзьями. На самом деле, когда мы работали в «Шоу на льду», мы мало общались друг с другом. Мои друзья были немного диковаты, на его вкус. Он предпочитал высоколобых умников.

И я безмерно удивился, когда именно он пришел мне на помощь, в то время как остальные только провожали глазами мое медленное, но верное падение в пропасть. Единственное разумное объяснение, которое тогда пришло мне в голову: когда мы оба боролись за «золото», я вел себя порядочно по отношению к нему. Другие участники были готовы разорвать его в клочья или подставить подножку – даже люди из его собственной команды.

– Да, я знаю, что такое дух Олимпиады.

– Их нельзя по-настоящему упрекать, сказал Бо. – Они работали всю свою жизнь, чтобы получить шанс войти в историю спорта. К тому же разница между выигравшим «золотом» и взявшим «серебро» – это разница между контрактом в «Шоу на льду» на три миллиона долларов в год и контрактом всего лишь на сто пятьдесят тысяч долларов. Может быть, и я бы так себя вел, но у меня в ту пору было больше денег, чем мне требовалось. И все равно я почувствовал себя неумелым новичком, когда выступил Энтони и безоговорочно всех покорил. Он действительно владел катком, покорил и судей, и зрителей в считанные минуты. Это было нечто, и я понял, что у меня нет никаких шансов. Впрочем, рядом с ним тогда ни у кого не могло быть шансов на победу.

– Очень сложно не испытывать ненависти к противнику после такого открытия. – Голос Дани смягчился. Она чувствовала бесконечную симпатию к Бо. – Не уверена, что я бы оказалась на высоте в такой ситуации. Энтони есть за что благодарить тебя, Бо.

Бо отрицательно покачал головой и улыбнулся.

– Нет, малышка, это вряд ли. Я просто вел себя как настоящий джентльмен с Юга, – сказал он, нарочито растягивая слова, как настоящий южанин, и его глаза весело заблестели. – Мы уже бывали биты этими высокомерными янки. Возможно, я даже меньше, чем другие, хотел получить «золото». Правда, было бы неплохо попытаться позлить всех этих гордых петушков на коньках. Но за меня эту задачу выполнил Энтони. Он не дал никому к себе приблизиться. Конечно, все пытались. Он был мишенью номер один.

– Естественно. – Дани прекрасно представляла себе эту ситуацию. Ведь и она в свое время вплотную столкнулась с хитростью, злобой и ядом, когда начала выступать на соревнованиях высокого уровня. К счастью, Энтони и его деньги защищали ее от большинства нападок, но даже этого было недостаточно, чтобы полностью оградить ее от зависти и ненависти. И такие взаимоотношения были нормой. Давление, которое испытывал на себе Энтони, как она понимала теперь, было гораздо сильнее. – Представляю, как он был одинок.

– Не совсем. Не забывай, за его спиной всегда маячил старый Самюэль Дайнет. – Бо скептически усмехнулся. – Не могу сказать, что я бы рад такой поддержке. Такой босс, как Дайнет, терпит около себя только победителей. Его ругань была подчас более оскорбительной, чем истеричные крики соперников.

– Он обязан был защищать Энтони, – возражала Дани. Она не хотела думать о своем опекуне как о беззащитном и одиноком человеке. Энтони уязвим? Господи, как ей могло это прийти в голову? – Самюэль оставил ему все свое богатство, когда умер, включая такую мощную фирму, как «Дайнет корпорейшн».

– Дайнет признавал только победителей, – уверенно повторил Бо. – Не думаю, что он мог искренне позаботиться о ком-нибудь. Это относится и к Энтони. Его компания была его плотью и кровью, и он хотел поставить у руля человека, который бы вынес ее на вершину. Самюэль знал, что Энтони сделает так, как надо.

– Конечно, Самюэль был в этом уверен, – согласилась Дани и продолжила, думая о чем-то своем:

– Энтони определенно победитель. По сравнению с ним мы застряли на старте. Он может пройти по чужим головам и не заметить этого.

– Ты несправедлива к нему, малышка. Честно говоря, Энтони никогда не пытался подавить твою инициативу, – мрачно возразил Бо. Как раз наоборот. А иметь в покровителях самого Зевса, по-моему, совсем неплохо. Признайся Дани, ты сама слишком часто набрасывалась на него, да и до сих пор продолжаешь.

– Я была вынуждена. – Дани закусила губу. – Это как защитный механизм. Ты не ошибся, когда сказал, что я боюсь его. Я всегда чувствовала, что, если сниму оборону хотя бы на минуту, вся его подавляющая сила тут же сметет меня… так, что не останется ничего от меня самой. – Она беспомощно развела руками. – Наверное, это звучит не очень убедительно.

– Да нет, девочка, я тебя понимаю. – Бо задумчиво смотрел на Дани. – Я понимаю, долгие годы находиться в фокусе всех интересов Энтони очень сложно. Но ты явно переусердствовала. Ты сама – небольшой мотор, вечный двигатель. Даже не знаю, с кем из вас я предпочту остаться, если дело дойдет до дележа моей персоны.

– Спасибо хотя бы за некоторый шанс. – Дани доверчиво потерлась щекой о его плечо. – Я хочу быть так же уверена в своих силах, как был уверен Энтони. Он всегда говорит мне, какая я сильная и независимая. Звучит как магическое заклинание или шаманское колдовство.

Они подошли к дому и сейчас поднимались по ступенькам.

– Надеюсь, ты когда-нибудь научишься хорошо к себе относиться. Как ты думаешь, станет ли Энтони рисковать твоим талантом, если он его так ценит?

– Не знаю. Разве кто-нибудь может знать, что сделает Энтони? – устало спросила Дани. Разве могла она признаться Бо, что больше всего боялась не довлеющей над ней власти Энтони, а своего растущего сексуального желания, которое впервые так мощно проявилось прошлой ночью. – Вот это меня и пугает. Я знакома с ним много лет, у меня такое чувство, что я совсем не знаю его. А как можно доверять незнакомому человеку?

– Не торопись с выводами, – прервал ее рассуждения Бо. – Разве когда-нибудь он давал тебе повод не доверять ему? Энтони скрупулезно честен и в бизнесе, и в личных делах. Без сомнения, он фантастически щедр с тобой. – Бо открыл дверь и пропустил Дани вперед. – И со мной. Ты знаешь, он никогда не разрешал мне даже поблагодарить его за то, что он вытянул меня из пьянства? Он словно напрочь забыл об этой грустной стороне моей жизни, как если бы ее не существовало. И это дало мне возможность самому забыть о пережитом кошмаре. Согласись, это чертовски щедрый подарок. То время было довольно скверным для нас обоих. Лечение алкоголика – ад для каждого, кто попытается этим заняться.

Дани заморгала, чтобы удержать слезы, навернувшиеся на глаза.

– Но в данном случае результат оправдал все затраты, – сказала она, беспечностью пытаясь замаскировать свои эмоции. – Ты удивительный человек, Бо Лантри.

На секунду из-под его обычного насмешливого выражения проступило смятение.

– Ну вот еще! – сердито сказал он. – Если хочешь привести меня в замешательство, рыдая над моим телом, то даже не пробуй начинать. Послушай, Дани, все в прошлом. Я уже зализал раны. Единственная причина, по которой я достал из сундука эти почти истлевшие страницы моей жизни, – мое желание помочь тебе понять Энтони. – Бо ласково потрепал ее по волосам. – Ты умудряешься быть милой и нежной со всеми, кроме него. Почему бы тебе не дать Энтони шанса проникнуть в этот магический круг? Ему это, может быть, нужно больше, чем всем остальным. Лицо Дани исказила гримаса боли.

– Ты не прав, Бо. Ему никто не нужен. Энтони сам сказал мне об этом. – Губы Дани задрожали, когда она попыталась улыбнуться. – И это делает его очень опасным для таких людей, как я. Так что мне придется по-прежнему держать оборону.

В карих глазах Бо, которые смотрели на нее с таким участием, Дани увидела внезапную вспышку удивления. Бо еле слышно присвистнул:

– Что, у вас все так серьезно, Дани? Она кивнула.

– Серьезнее не бывает, – сказала она искренне. – Я буду работать изо всех сил, чтобы получить «золото». Я же понимаю, что на самом деле оно принадлежит Энтони, что бы он ни говорил. Но после Олимпиады я собираюсь держаться от него подальше. Энтони может быть хорошим другом для тебя, но ему ничего не стоит разорвать в клочки мою жизнь. И я постараюсь не дать ему эту возможность, конечно, если смогу. – Дани скинула куртку и взяла у Бо свою спортивную сумку. Она так и не смогла до конца быть честной с Бо, поэтому перед тем, как закончить разговор, опустила глаза, чтобы они не выдали ее истинных чувств. – Для себя я решила, что будет лучше, если я останусь для Энтони только воспитанницей. И пусть в его личной жизни участвуют другие. – «Господи, в следующий раз я произнесу эти слова только под пытками», – подумала Дани.

– Похоже, ты это правильно решила, – сказал Бо после долгой паузы. – Думаю, у тебя хватит ума и сил быть ему другом, но, боюсь, тебе не удастся справиться со второй задачей. Энтони нелегкий человек, и он человек очень сильный.

– Спасибо за откровенность, Бо. Тогда буду поосторожнее, – сказала Дани, заставляя себя улыбнуться. – Не беспокойся, Бо. Я…

– Простите, что побеспокоил вас, мисс Александер. – Негромкий голос дворецкого раздался за спиной Дани. – Мистер Малик звонил дважды с того времени, как вы ушли на тренировку. Он был очень удивлен, что вы тренируетесь не на закрытом катке и не можете подойти к телефону. Он попросил вас позвонить ему в Нью-Йорк, как только вы вернетесь. Его номер вы найдете в блокноте на столе в библиотеке.

Дани кивнула, и ее лицо искривилось от внезапного приступа боли в животе. Это ощущение было одновременно и болезненным, и возбуждающим.

– Спасибо, – сказала она отстранение и отдала дворецкому сумку и куртку. – Не могли бы вы отнести это в мою комнату? Я сейчас же позвоню мистеру Малику.

– Конечно. – Дворецкий повернулся и пошел к лестнице, держа сумку с величественным достоинством.

– Почему бы тебе сначала не отдохнуть? – спросил Бо. – Ты можешь позвонить позже. Если хочешь, я сам могу позвонить ему и скажу, что ты доберешься до телефона только после ужина.

Дани отрицательно покачала головой.

– Мы оба знаем, что, когда Энтони просит о чем-нибудь, воспринимать это надо как приказ. – Дани произнесла эти слова на ходу и оглянулась на Бо, чтобы подарить ему успокаивающую улыбку. – Спасибо за то, что попытался помочь, Бо, но со мной все в порядке. Ты же сам сказал, я вечный двигатель.

– Как я могу это забыть? – спросил Бо с иронично любезным поклоном. – Знаешь, детка, ты мне напоминаешь Скарлетт О'Хара. Но, конечно, без ее многочисленных недостатков. Ты никогда не сдашься янки, Дани.

– Не спорю с тобой, – сказала Дани отстранение, все ее мысли были заняты предстоящим звонком. – Увидимся за ужином, Бо.

Когда позже Дани слушала длинные телефонные гудки, больше всего ей хотелось немедленно повесить трубку. Ею овладела ужасная неуверенность. Лавина воспоминаний о прошедшей ночи нахлынула на нее. «Как глупо быть такой обидчивой», – сказала себе Дани, твердо решив устроить праздник неповиновения. Решение пришло мгновенно, а в следующую секунду Энтони поднял трубку с коротким: «Малик».

– Энтони? – Дани поздравила себя с тем, что голос ее был спокоен. – Это Дани. Мне передали, что ты просил позвонить.

– Какого черта ты делала на пруду? – Его голос звенел от возмущения. – После снегопада лед на пруду стал абсолютно неподходящим для серьезной тренировки!

– Все не так плохо, – уклончиво ответила она. – Завтра буду работать на закрытом катке. Бо сказал, что тройные идут неплохо.

– А вращения?

Она не собиралась рассказывать ему о своих проблемах.

– Почему бы тебе не узнать это у Бо? – сладким голосом спросила Дани. – Позвать?

– Не надо, – его ответ был резким.

Я увижу его завтра. Утром отработай обязательную программу. А после полудня повтори все детали произвольной программы.

– Да, шеф, – ответила она с наигранным смирением. – Непременно исполню. А сейчас, если список пожеланий исчерпан, я прощаюсь и иду переодеваться к ужину.

– Это не все. – В разговоре повисла длинная пауза. – Поль Дженс сказал мне, что ты приехала в Брайарклифф в половине четвертого. Пит подхватил тебя в одиннадцать. Где вы были все это время?

Дани сжала трубку.

– Я заехала к Джеку Ковальту и пообедала с ним. – Дани чувствовала напряжение на другом конце провода, но заставила себя говорить спокойно и уверенно. – Ты будешь рад узнать, что Джек принял наши извинения. Он очень добрый и отзывчивый человек.

– И в чем выразилась его доброта? – вкрадчиво спросил Энтони. – Ты провела с ним достаточно времени, чтобы разобраться в этом, не так ли? – В голосе Энтони зазвучали угрожающие нотки. – Я понял свою ошибку: мне надо было быть рядом с тобой, когда ты проснулась утром. Ты хотела мужчину так сильно, что пришлось побежать к Ковальту, чтобы утолить желание?

– Замолчи! – Она задохнулась от гнева, но усилием воли попыталась вернуть хладнокровие. – Не смей так говорить! Я же объясняла, что у нас с Джеком все не так… Но в любом случае я не разрешу тебе вмешиваться в мои личные дела и буду встречаться с Джеком когда захочу. Я не позволю тебе распоряжаться моей жизнью.

Никто из них не решался первым прервать гнетущее молчание.

– А как быть с прошлой ночью? Дани облизала вдруг пересохшие губы.

– Прошлая ночь была ошибкой, – решилась Дани. Выпалив отрепетированные слова, она перевела дыхание. – Этого больше не повторится, Энтони, потому что я не хочу подчиняться кому бы то ни было, даже тебе.

– Никому? – язвительно переспросил Энтони. – А ты хоть успела одеться, прежде чем побежать к Ковальту? Я предполагал некоторые запоздалые реакции после прошлой ночи, но не ожидал, что ты прибегнешь к таким радикальным мерам.

– Это не меры, – возразила Дани. – Только сейчас я смогла трезво обдумать все, что произошло. Ты совершенно неотразимый и опытный мужчина, Энтони. И вполне естественно, что и твой, и мой здравый смысл пострадал от нахлынувшего чувственного желания, которое мы оба пережили прошлой ночью. Но согласись, для нас обоих будет лучше оставить все по-старому.

– Черта с два! – Злость в его голосе была такой явной, что потрясла ее. – Ты, конечно, можешь спокойно рассуждать о том, как ты оцениваешь наши отношения, как ты изящно уйдешь, но будь я проклят, если разрешу тебе это сделать. – В течение короткой паузы Энтони постарался собрать остатки самообладания. – Если бы я не корчил из себя этакого великодушного джентльмена, сейчас ты не читала бы мне эту чертову лекцию о твоей независимости. Ты бы лежала рядом со мной и обнимала мои бедра своими ногами, пока я…

– Энтони, прекрати! – Дани почувствовала непреодолимое, болезненное желание, растущее внутри ее, и ее гневное восклицание прозвучало неубедительно даже на ее собственный слух.

– Да, конечно, ты знаешь все это не хуже меня. – Из его голоса внезапно исчезла уверенность. – Больше я не буду таким дураком. Достаточно. С сегодняшнего дня наши отношения для меня на первом месте, и пусть Калгари катится ко всем чертям! Мне надоело. Я больше не собираюсь контролировать свой шаг, сдерживать себя. Увидимся завтра, Дани.

Она не успела ответить – Энтони положил трубку.

4

– Разве где-нибудь написано, что фигуристы должны вставать ни свет ни заря? – спросила Марта, сладко зевая. Она сонно смотрела, как Дани укладывает волосы в пучок перед большим зеркалом. – Я думала, что, когда мы приедем в Брайарклифф, режим хоть немного ослабнет. – Она вздохнула. – Могла бы догадаться, что ты как раз из тех людей, которые сами себя мучают.

Дани обернулась с веселой улыбкой.

– Я лучше всего себя чувствую перед восходом солнца. – Она состроила рожицу. – Я собираюсь воспользоваться всеми своими природными способностями, в том числе и способностью рано просыпаться, чтобы как можно лучше подготовить обязательную программу. Не могу сказать, что это самое любимое мое занятие. – Дани посмотрела, как Марта лениво встала с кровати, запахнув свой прозрачный пеньюар из голубого шифона, пересекла комнату и плюхнулась в старинное бежевое кресло.

Любовь Марты к такому смелому белью не вязалась с ее сугубо деловым образом и оказалась сюрпризом для Дани. Она в который раз повторила себе, что человек – это загадка, и он непредсказуем. После откровений Бо прошлым вечером Дани обнаружила, что смотрит на Марту новыми глазами. Дани в полной мере поняла, что была так поглощена своей работой, что не обращала внимания на окружающих. То, как Марта относилась к ней, выступая в роли заботливой матери, не означало, что и ко всему остальному миру она относится так же. Марта развелась за несколько лет до того, как пришла на работу к Энтони, но Дани мало что знала о ее личной жизни. Марта была замкнутым человеком, похоже, предпочитала не распространяться о своем прошлом.

Марта подавила зевок:

– Я не понимаю, почему эти судьи заставляют вас делать обязательные фигуры. Произвольное выступление гораздо приятнее смотреть.

– Это все часть спорта. – Дани встала и расправила обтягивающие леггинсы в голубую и белую полоску, которые на ней были. Обычно она предпочитала тренироваться в рубашке и шортах, ей нравилось, как материал струится вокруг тела при каждом движении. Но сейчас она боялась замерзнуть, а в леггинсах было теплее. К тому же так было гораздо удобнее для отработки четкости фигур. – Почему бы тебе не вернуться в кровать? Я буду на катке большую часть дня, и ты не понадобишься мне до вечера.

– Пожалуй, так и сделаю. – Марта с усилием встала, пересекла комнату и вытащила из шкафа спортивную сумку Дани. – Господи, ненавижу рано вставать. Мне кажется, что большую часть своей жизни я провожу с полузакрытыми глазами. – Она сняла белую кожаную куртку Дани с вешалки. – Сначала на этой ферме в Миннесоте, где росла, потом в армии и сейчас с трудоголиком-фигуристкой, которая не хочет даже понять, что каждый день должен начинаться не раньше двенадцати часов.

– Прости. – Довольная улыбка появилась на губах Дани, она взяла жакет и сумку, которые Марта протянула ей. – Правда, мне кажется, что ты всего лишь приятное исключение, остальное человечество просыпается чуть раньше. – Ее темные глаза засверкали от смеха. – Но так как ты не сможешь меня переубедить, то почему бы вместо этого не присоединиться ко мне? Я никогда не видела тебя на коньках, Марта. Давай спустимся на каток и проведем небольшую разминку в свободном стиле перед моей тренировкой.

– Я? – Голубые глаза Марты расширились от удивления. – Ты издеваешься надо мной! – Она решительно покачала головой. – Я не умею.

– Тогда я научу тебя, – уговаривала Дани. – Давай, Марта, ты полюбишь коньки, как только встанешь на них.

– О, нет, я не хочу. – Марта нахмурилась. – Я уже когда-то училась, но мне понадобилось не так много времени, чтобы понять, что я никогда не буду фигуристкой. – Она сделала долгую паузу, прежде чем закончить фразу:

– Со мной, наверное, что-то физически не в порядке. Я никогда не смогу кататься.

– Физически? – спросила Дани удивленно. – Что ты имеешь в виду? – Марта всегда выглядела так, как будто обладала завидным здоровьем. Возможно, дело было в слабых лодыжках. Очень многие люди страдают от этого.

– Я могу кататься, только не вперед, а назад, – ответила Марта хмуро. – Наверное, что-то не в порядке с моим вестибулярным аппаратом. Всякий раз, когда я еду на коньках назад, я Пегги Флеминг. Еду вперед – клоун в цирке.

Дани изо всех сил попыталась сохранить серьезное лицо.

– Я уверена, что тренировки… – начала Дани.

– Я когда-то тренировалась, – прервала ее Марта. – Говорю тебе, что-то со мной не в порядке. – Она со значением посмотрела на свой огромный бюст. – Может быть, моя грудь просто перевешивает.

Дани, уже не сдерживаясь, расхохоталась:

– Почему бы тебе не кататься, как умеешь? Пегги Флеминг задом наперед – это не так уж и плохо, – сквозь смех сказала она.

– Да неужели? Попробуй сама как-нибудь! Я чувствую себя пришельцем с другой планеты, когда качусь назад, а все вокруг несутся вперед. Может быть, на плацу это сойдет, а фигурное катание – нечто совсем другое!

Дани покачала головой, все еще смеясь.

– Я, конечно, могу тебя понять, – сказала она, стараясь быть серьезней. Потом неожиданно наклонилась и нежно поцеловала Марту в щеку. – Если ты изменишь свое решение, знай, что предложение остается в силе. Уж мы бы с Бо постарались направить тебя в правильную сторону. Для нашего опыта это была бы высочайшая проверка.

– Ну, может быть, когда-нибудь… я подумаю… – сказала Марта с некоторой долей скептицизма. Она внезапно помрачнела. – Мне кажется, ты отказалась от завтрака перед тренировками? Когда ты выходишь на лед, мне кажется, любой порыв ветра сдует тебя с катка. Последний раз ты ковырялась в тарелке вчера за ужином, но, по-моему, так ничего и не съела.

Дани быстро опустила глаза и повернулась к двери. Вчера вечером после разговора по телефону с Энтони она была в таком смятении, что не могла заставить себя прикоснуться к еде.

– Бо проследит, чтобы я сделала перерыв в тренировке и позавтракала, – сказала Дани неопределенно. – Он так же, как и ты, пристально следит за моим весом, как фермер, откармливающий гуся к Рождеству.

– Это все потому, что Энтони вцепляется в него, как краб, если замечает разницу даже в унцию, – сказала Марта уверенно. – Даже когда их разделяет полстраны, он отчитывает Бо по телефону. А это не самое приятное занятие – разговаривать с Энтони, если он чем-то недоволен.

Она знает об этом лучше всех, подумала Дани устало и открыла дверь. Она все еще продолжала думать о вчерашнем разговоре, именно из-за него она заснула только на рассвете.

* * *

Луиза Кендал была, как всегда, великолепна. Ее длинная, до колен, енотовая накидка была наброшена на плечи с неизменным шиком. Дорогие фирменные джинсы заправлены в высокие коричневые ботинки на шнуровке. Волнистые темные волосы рассыпались по плечам в тщательно воссозданном беспорядке. Темно-синие, почти фиолетовые глаза, обрамленные длинными ресницами, которые придавали им еще большую красоту, искрились доброжелательностью, когда она помахала Дани из-за ограждения, окружавшего каток.

– Привет, Дани, – крикнула она, наклонившись вперед и поставив локти на барьер. – Ты отлично выглядишь. Просто супер! Похожа на аквалангиста.

– С чего ты взяла? – спросил Энтони, стоящий рядом с ней. Снисходительная улыбка скривила его губы. – Твоя максимальная близость к подводному плаванию всегда была лишь в том, чтобы стряхнуть песок с пальцев.

Дани резко остановилась посередине фигуры, которую отрабатывала, и яркой улыбкой попыталась замаскировать внезапное потрясение. Она вдруг почувствовала себя абсолютно беззащитной и одинокой на ледяном пространстве огромного катка. Появление Луизы с Энтони в Брайарклиффе стало неприятным сюрпризом и выбило Дани из состояния равновесия. После вчерашнего разговора с Энтони Дани и представить себе не могла, что он появится здесь, да еще и со своей любовницей, и будет стоять вот так, глядя на Дани с холодной отчужденностью, как если бы ничего не изменилось в их отношениях. Хотя, возможно, он так и считает. Может быть, он обдумал то, что она сказала, и сделал свои выводы. Появление здесь Луизы определенно доказывает это, подумала Дани, пытаясь справиться с волнением и обидой, охватившей ее.

– Спасибо, Луиза, – призвав все свое мужество, прокричала она в ответ. – Честно говоря, когда я одевалась, то меньше всего думала о моде. Просто так теплее.

– Тебе виднее. – Луиза пожала плечами. – Он все равно миленький, а это самое главное.

Самое главное для Луизы, думала Дани, направляясь к скамейке за бортиком. Луиза обожала роскошную одежду. Это была одна из причин, по которым она выбрала профессию манекенщицы и, надо сказать, преуспевала в ней, когда, конечно, прикладывала хоть какие-то усилия. К несчастью, работа модели оказалась слишком большой нагрузкой для добродушной, но ленивой Луизы. Да и зачем ей вкалывать, с горечью подумала Дани, поспешно расшнуровывая ботинки: уже больше года Энтони очень внимательно следил, чтобы Луиза ни в чем не нуждалась. Нетребовательная красотка вроде нее идеально подходила на роль его любовницы.

– Эти коньки отличаются от тех, в которых ты обычно катаешься, – заметила Луиза. Она подошла к скамейке, с интересом разглядывая Дани. Стоящие по другую сторону катка Бо и Энтони были поглощены разговором, и Луиза, заскучав, искала, чем бы развлечься. Дани кивнула.

– У них длиннее лезвия. Это коньки только для обязательных упражнений, потому что они оставляют очень четкий след на льду, а это важно, когда судьи оценивают выполнение той или иной фигуры.

– В фигурном катании мне интересны только танцы, – призналась Луиза. – Такое впечатление, что ты на настоящем балу. – Ее глаза обежали большой каток, задержавшись на застекленной крыше. – Очень мило. Энтони сказал, что каток относительно новый, если сравнивать с остальными постройками.

– Энтони закончил его около девяти лет назад, – тихо ответила Дани. – Он решил, что удобнее тренироваться дома.

– Конечно. – Луиза внезапно нахмурилась. – Но, насколько я помню, ты здесь не была давно – почти шесть лет.

– Да, – коротко подтвердила Дани. Раньше ей нравилась Луиза, но сегодня она с трудом выносила ее жадное любопытство. – Ты первый раз в Брайарклиффе?

Луиза кивнула.

– Энтони ни разу не привозил меня сюда, хотя в его нью-йоркской квартире я бывала довольно часто. – Воображение Дани мгновенно нарисовало ей Луизу, лежащую на огромной кровати в спальне Энтони: темно-синие глаза томно прикрыты, длинные темные волосы разметались по серому бархатному покрывалу. Дани почувствовала, как снова болезненно сжимается сердце.

– Знаешь, я страшно удивилась, когда Энтони прошлой ночью предложил погостить у него в поместье, – продолжала Луиза.

«Значит, прошлой ночью Энтони был с Луизой», – ревниво подумала Дани. Вероятно, сразу после телефонного разговора с ней он отправился прямиком в распростертые объятия своей любовницы.

– Ты останешься здесь? – А собственно, почему бы и нет? Брайарклифф принадлежит Энтони, и он может распоряжаться им по своему усмотрению. Она не имеет права злиться на него из-за его гостей. Но она ничего не могла с собой поделать.

– Энтони обещал, что мне здесь будет весело. – Луиза скорчила гримаску. – Не могу сказать, чтобы я с нетерпением ждала этой поездки. Я городская девушка, если уж на то пошло, и сыта по горло вашим фигурным катанием. Я устаю, даже просто наблюдая за твоими движениями. – Она извиняюще улыбнулась. – Не обижайся, Дани.

– Да что ты! – не стала спорить Дани, поднимая кроссовки. – Если человек равнодушен к фигурному катанию, то обычная тренировка покажется ему очень скучной, я понимаю.

– Думаю, трудно остаться равнодушной, когда у тебя такой тренер, как Бо. – Луиза, прищурившись, оглядела стройную, крепкую фигуру Бо, а затем перевела взгляд на его худощавое привлекательное лицо. – Наверно, неплохо быть все время рядом с таким классным парнем?

– Бо? – усмехнулась Дани. – Ты шутишь? Я исключительно в деловых отношениях с нашим южным донжуаном. У него по две-три приятельницы в каждом городе, где мы бываем. Девушки его обожают.

– Наслышана-наслышана, – хихикнула Луиза. – Могу сказать, что понимаю их. Всегда испытывала слабость к опасным и порочным мужикам.

– Опасным? – Глаза Дани расширились от удивления. – Мы, кажется, говорим о разных людях? В Бо нет ничего опасного.

– Нет? – По губам Луизы скользнула загадочная улыбка. – Я слышала совсем другое от его бывших любовниц. Не то, чтобы они жаловались, ну ты понимаешь. Просто не упускали случая рассказать обо всех деталях. На самом деле они бы очень расстроились, если бы он не оправдал их ожиданий. – Луиза бессознательно провела языком по губам, не отрывая взгляда от лица Бо. – Говорят, он очень щедрый, когда речь заходит о прощальных подарках. Интересно, как себя чувствуешь, если на побегушках у тебя такой состоятельный человек?

– Никогда об этом не думала, – ответила Дани неуверенно. Она, конечно, слышала разговоры об огромном состоянии Бо. Все в Америке знали о фонде Лантри и о наследнике-сироте, который еще в детстве стал объектом бесконечных судебных разбирательств. – Бо у меня не на побегушках. Мы работаем вместе.

– Все равно удивительно, что он стал тренером, – размышляла вслух Луиза. – Ходят слухи, что он не такой человек, чтобы покорно принимать советы. Надеюсь, он не страдает от неразделенной любви к тебе или чего-нибудь в том же роде?

Дани бросила взгляд на мужчину, который за последние шесть лет стал ее якорем в постоянно штормящем море. Она попыталась представить Бо в роли опасного обольстителя, как о нем отзывалась Луиза. Да, в нем были чувственность и азарт, и сейчас, подумав об этом, Дани вспомнила, что иногда в его золотистых глазах мелькало что-то дикое и необузданное. Дани тряхнула головой, гоня эти мысли прочь. Нет, Луиза ошибается.

– Луиза, не верь слухам, – твердо сказала она. – Бо – один из самых надежных и спокойных людей, которых я только встречала, и мы с ним всего лишь хорошие друзья.

– Жаль, – хмыкнула Луиза. – Если даже оставить в стороне всяческие удовольствия, романчик со своим тренером очень удобен. Такой путь мне бы подошел.

Дани это знала. Луиза брала только то, что предлагал ей Энтони, и никогда не просила большего. Как удобно для всех заинтересованных сторон! Она рывком поднялась на ноги и заставила себя улыбнуться.

– Мы с Бо собирались съесть по бутерброду и тарелке супа, прежде чем вновь приступим к работе. На той стороне катка есть комната отдыха с маленькой кухней. Не хотите присоединиться к нам?

– Нет, спасибо. – Луиза вздернула подбородок в шутливом негодовании. – Я не собираюсь путаться с «низшим сословием». Энтони обещал мне роскошный обед как вознаграждение за путешествие в дебри Коннектикута. Он сказал, что недавно нанял великолепного повара. Это действительно так или меня в очередной раз надули?

– Что? – Дани отчаянно пыталась вспомнить вчерашний ужин, к которому она почти не притронулась. – Надеюсь, тебе понравится, – заметила она неопределенно. – Ты вернешься сюда после обеда?

– Чтобы смотреть, как два обалденных мужика уделяют все внимание другой женщине? – Луиза покачала головой. – Я слишком тщеславна, чтобы выносить такую пытку. Лучше устроюсь в своей комнате, поищу интересную книгу, почитаю у камина. Увидимся за ужином. Привет!

– Пока. – Дани махнула ей рукой и направилась в комнату отдыха, стараясь не смотреть на другую сторону катка.

Она старательно гнала прочь тревожные мысли, заняв себя приготовлением обеда: открыла банку с фасолевым супом, вылила его в кастрюлю и поставила на плиту. Она клала в микроволновую печь два бутерброда с сыром и ветчиной, когда на кухоньку зашел Бо. Его карие глаза были полны тревоги.

– Как ты? – тихо спросил он.

– Это я у тебя должна спрашивать, – ушла от прямого ответа Дани, прекрасно поняв, что Бо имеет в виду. – Тебе удалось посмотреть последние фигуры?

Он покачал головой.

– Нет. Меня отвлек Энтони, который устроил допрос с пристрастием. Его интересовали твои тренировки вчера и сегодня. Впрочем, первые упражнения мне показались вполне сносными. – Бо помедлил. – Энтони хочет, чтобы ты сегодня днем откатала для него всю программу. Не возражаешь?

– Конечно, нет, – резко ответила Дани. Какой смысл играть словами, спросила она себя, пора говорить в открытую. – Прекрати смотреть на меня, словно ты ждешь, что я вот-вот упаду в обморок, как кисейная барышня. Что с того, что Энтони привез с собой Луизу? Можно подумать, что я не знала о ее существовании. Главное, чтобы не пострадала моя работа. – Она повернулась и сняла кастрюльку с конфорки. – В конце концов, ничего не изменилось. – Боже, как она хотела, чтобы это было правдой. Она отдала бы все на свете за возможность повернуть время вспять. Тогда бы Дани ни за что не провела ночь у Энтони.

– Как скажешь, – протянул Бо.

– Так и скажу, – упрямо отозвалась Дани. – Садись, я разолью суп. Возможно, это не шедевр поварского искусства, которым сейчас наслаждаются Луиза и Энтони, но он горячий, и мне этого вполне достаточно после пяти часов на льду.

День прошел легче, чем она ожидала, в основном благодаря тому, что их общение с Энтони свелось к чисто профессиональным темам. Энтони не стал надевать коньки, а просто сел на одну из двух трибун вокруг катка и внимательно наблюдал, как Бо занимается с ней. Изредка он просил Дани повторить фигуру или окликал Бо, чтобы тот исправил погрешность в технике или стиле. Однако он больше молчал и смотрел, как Дани снова и снова откатывает произвольную программу до тех пор, пока от усталости у нее не онемели мышцы. Несколько раз в течение этой пытки Дани ловила на себе озабоченные взгляды Бо и, догадываясь, что он хочет прервать тренировку, легонько качала головой, призывая его к молчанию.

В стремлении Энтони к совершенству не было ничего странного. Он не признавал работы вполсилы и на ее месте загонял бы себя точно так же. В каком-то смысле Дани даже радовалась, что у нее хватило выносливости и что теперь Энтони не сомневается в ее способности пройти любое испытание, которое он ей назначит.

День близился к закату, когда Энтони наконец закончил тренировку и подозвал Бо и Дани, чтобы показать им свои записи. Он не пропустил ни единого огреха, и его высказывания были по обыкновению резкими, но точными. После каждого уничтожающего замечания он сразу же советовал, как исправить ошибку. Закончив, Энтони опустился на скамейку.

– Все это мелочи, – сказал он, внезапно нахмурившись. – Самое главное – поработать над тем, из-за чего ты потеряла чемпионскую медаль, Дани. Мне кажется, только сейчас я понял причину твоего поражения. Ты не можешь слиться со льдом. Это нечто эфемерное, что трудно выразить словами, однако судьи все равно это увидят. Фигуристка должна выглядеть так, словно она родилась и выросла на катке, словно она принадлежит ему. Если этого нет, общее впечатление летит к черту.

– Знаю, – сказала Дани, отводя прядь волос со лба. – Ты достаточно часто говорил мне об этом. – Она попыталась улыбнуться. – Я поработаю над тем, чтобы слиться.

Энтони нахмурился.

– Зря смеешься, это крайне трудная задача. Возможно, причина в переутомлении. Ты работала так много, что потеряла былую легкость. Думаю, имеет смысл немного притормозить.

– Что?! – Он шутит! Когда до Олимпиады остался всего месяц? – Ради Бога, ты предъявил мне список ошибок длиною в милю, а потом требуешь притормозить. – Дани в недоумении покачала головой. – Ты знаешь, что я так не могу.

– Я тоже знаю, что над обязательной программой тебе еще надо поработать, – сказал он сухо. – Ты вечно торопишься, и это отражается на оценках. Единственный выход – отыграться на произвольной программе, а ты не сможешь этого сделать, если не будешь совершенно раскованна. – Энтони встал, засунув руки в карманы дубленки. – Ты прошла долгий путь, чтобы попасть в Калгари, Дани, и я не позволю тебе сломаться, когда до цели остались считанные дни.

– Я не сломаюсь, – горячо запротестовала она, – но я не собираюсь сидеть сложа руки. Я должна работать!

– Ты будешь работать. – Лицо Энтони застыло словно маска. – Но ты не должна переутомляться, запомни это, Дани. – Прежде чем она смогла запротестовать, он повернулся и пошел прочь.

– Черт! – Она сделала глубокий вздох, сжав руки в кулаки. – Он не понимает, Бо. До совершенства так далеко. Я не могу сейчас расслабляться.

– Мне кажется, Энтони прав, – сказал Бо задумчиво. – Он всегда прав, когда дело касается фигурного катания. Я видел, что в последнее время все идет наперекосяк, но не мог понять, в чем дело. Возможно, стоит перекроить график тренировок на следующие недели.

– Нет! – В звонком голосе Дани звучали нотки отчаяния. Она должна работать, чтобы забыть о взвинченном состоянии, в котором она пребывала после той ночи с Энтони! Она разжала кулаки и сказала как можно более убедительно:

– Он ошибается, Бо. Ты же знаешь, что я превращусь в комок нервов, если не смогу занять себя работой. Давай оставим все как планировали.

– Посмотрим, милая. – Бо был явно встревожен. – Энтони, кажется, уже все решил за нас. – Он пожал плечами. – Ну ладно, будем волноваться об этом завтра. Сейчас я лучше отведу тебя к Марте на массаж, иначе ты сегодня вечером не сможешь и шагу сделать.

Дани почувствовала, что напряжение уходит, как это всегда бывало в присутствии Бо.

– Будем волноваться завтра? – поддразнила она. – И кто из нас теперь похож на Скарлетт О'Хара?

– Я же говорил тебе, что восхищаюсь этой леди, – заметил Бо с ленивой усмешкой. – В «Унесенных ветром» у меня мало любимых персонажей. Эшли Уилкс, на мой взгляд, настоящая размазня, а Ретт Батлер – подлипала и ловкач. Не такой уж богатый выбор для мужественной и бунтующей личности вроде меня. – Он взял ее под локоть и легонько подтолкнул к двери. – Ты в любое время можешь рассчитывать на мой бездонный запас южной галантности, Дани. Только попроси, и я за ужином принесу за тебя все надлежащие извинения. Тебе не нужны эмоциональные срывы после того физического истязания, которое пришлось вынести сегодня.

– Не будет никаких эмоциональных срывов, – твердо сказала Дани, непроизвольно расправляя плечи. – Никаких!

* * *

Дани так и провела весь вечер – расправив плечи и сжав зубы, в отчаянной попытке вести себя как зрелая и сдержанная женщина и ничем не показать разрывающую душу боль. Она не имела права ненавидеть Энтони за то внимание, которое он оказывал Луизе, и за их близость, которая проглядывала в каждом их слове и движении. Дани сама сделала выбор, и она достаточно сильна, чтобы подавить обиду и негодование. Она умрет, но не покажет Энтони, как ей плохо!

За едой она оживленно болтала с соседями по столу, а с ее губ не сходила ослепительная улыбка. Эта веселость была в немалой степени подкреплена несколькими бокалами вина за столом и еще парой в гостиной после ужина, хотя Дани едва ли замечала, что именно и сколько пьет. Она думала только о том, как ослепительно выглядит Луиза в сапфирового цвета платье с глубоким декольте.

Бо чуть не подавился своим имбирным пивом, когда увидел ее в этом наряде. Восхищение Энтони не было столь явным, да и почему оно должно таким быть, думала Дани в отчаянии. Он уже привык ко всем прелестям Луизы как в одежде, так и без нее. Через несколько часов в своей спальне он снимет с Луизы это платье с той приобретенной с опытом ловкостью, которую он так недавно демонстрировал и ей.

Эта мысль пронзила ее как стрела, и внезапно Дани поняла, что больше не выдержит. Она пробормотала извинение, добавив что-то о необходимости лечь пораньше спать, а потом выбежала из комнаты, провожаемая удивленным возгласом Луизы. О Боже, неужели она себя выдала? Конечно, нет. Она прекрасно контролировала себя почти до самого конца ужина.

Оказавшись в холле, Дани вдруг почувствовала сильное головокружение. О нет, неужели она пьяна? Этого только не хватало, чтобы окончательно испортить вечер. Дани попыталась вспомнить, сколько выпила, но могла думать только о сапфировом шифоне и серо-зеленых глазах. Было ясно: в таком состоянии она не сможет подняться по лестнице.

Дани медленно двинулась вперед. Она обнаружила, что если аккуратно переставлять ноги, то стены кружатся перед глазами не так сильно. Открыв дверь в библиотеку, она прислонилась к ее гладкой деревянной поверхности и вздохнула с облегчением. Через несколько минут она доберется до огромного кожаного кресла в центре комнаты, которое приветливо манило ее, и посидит там, пока ей не станет лучше. Что она за дура, обругала себя Дани. Она никогда раньше не пила больше пары бокалов вина, даже на вечеринках, и почему-то именно сегодня решила наверстать упущенное. Ей еще повезло, что она не опозорилась перед всеми за столом. Так бы оно и случилось, если бы она не была столь напряжена: алкоголь подействовал, только когда она позволила себе расслабиться.

Дани добралась до кресла, радуясь, что это оказалось не так сложно, как она думала. Она погрузилась в его мягкие глубины, ощущая легкий запах кожи и слушая потрескивание поленьев в камине. Как уютно в этой полутемной комнате, рассеянно подумала она. Для полного счастья ей не хватало только, чтобы яркие узоры нового ковра Энтони перестали двоиться в глазах.

Энтони. Она не должна думать ни об Энтони, ни о сапфировых платьях. Она просто на мгновение закроет глаза, и вскоре все опять будет четким и ясным, она не сомневалась. Все, что ей надо сделать, это закрыть глаза…

– Дани.

Это был голос Энтони, и она напряженно замерла, но через мгновение обмякла, так как догадалась, что это всего лишь плод ее воображения. Энтони никак не может быть в библиотеке. Он сейчас с Луизой, помогает ей снять ее соблазнительный наряд. Кроме того, голос Энтони обычно суровый и резкий, а вовсе не нежный и мягкий, как сейчас.

– Дани, проснись.

Она и не спит, неужели это не видно? Ну, возможно, что и не видно. Она почему-то забыла открыть глаза. Когда же через несколько секунд Дани попыталась разлепить веки, ей показалось, что они налились свинцом. Но усилие стоило того. Около кресла на коленях действительно стоял Энтони. Он был без смокинга, с развязанным галстуком, а расстегнутая белая рубашка открывала сильную загорелую грудь. Его волосы казались темным шелком, а глаза излучали нежность.

– Тебя здесь не должно быть, – прошептала Дани, глядя на него огромными темными глазами.

– Разве? – Его губы слегка дрогнули. – И где же я должен находиться в столь поздний час?

У Дани на глаза выступили слезы.

– Ты должен быть в спальне и раздевать Луизу. Почему ты не там?

Он взял ее руку и поднес к своим губам.

– Луизе не требуется служанка. – Его губы легонько коснулись ее пальцев. – А вот тебе, похоже, она нужна. Я решил перед сном зайти к тебе и проведать, как ты, а потом мне пришлось обыскивать все помещения, пока я не нашел тебя здесь.

– Тебе не стоит оставлять Луизу в одиночестве так долго, – уныло сказала Дани. – Она будет скучать по тебе.

– Неужели? Не думаю. – Он держал ее руку, как будто имел право так делать, и это было удивительно приятно. – До сих пор она казалась мне очень понимающим человеком.

– Это потому, что она хорошая женщина. – Дани обвиняюще посмотрела на Энтони. – Все твои любовницы были добрыми и хорошими.

– Это преступление? – Его глаза искрились от еле сдерживаемого смеха. – Мне нравится встречаться с хорошими женщинами. Скверный характер никогда не привлекал меня.

– Нет. Только мне было бы легче, если бы они оказались сущими мегерами. – Что она несет? Словно все ее защитные барьеры рухнули, или скорее словно они больше ей не требовались. Да и откуда взяться опасности, когда Энтони нежно держит ее руку и так ласково и весело смотрит на нее? – Ох, я пьяна.

– Немного. – Он наклонил голову набок, размышляя. – Ты выпила больше, чем обычно, кроме того, ты до ужина и так валилась с ног от усталости.

Очень мило с его стороны найти для нее оправдание, но ей придется признаться ему в худшем.

– Я не могу идти, – серьезно сказала Дани. – Я едва добралась до этого кресла.

– Не волнуйся, – успокоил он ее. – Когда ты захочешь отправиться в постель, я отнесу тебя. Договорились?

Это звучало великолепно, и Дани радостно кивнула. Но затем ее лицо помрачнело.

– Луиза?..

– Спокойно спит. – Он сильнее сжал ее руку. – И, должен заметить, в своей кровати. В моей спальне больше не будет никаких женщин, кроме тебя. Я понял это в тот день, когда ты вернулась в Брайарклифф.

– Ты мог бы сказать мне об этом раньше, – обиженно проговорила Дани. На ее глаза снова навернулись слезы. – Ты никогда не делишься со мной самым интересным!

– Мне кажется, ты пьяна больше, чем я думал. – На его губах заиграла улыбка. Какая красивая, чувственная улыбка, подумала Дани. – Если вспомнить, еще прошлой ночью ты была готова навсегда выбросить меня из своей жизни. – Он рассеянно перебирал пряди ее волос. – Может быть, я испугался тебя, иначе никогда бы не привез сюда Луизу.

– Испугался? Энтони кивнул.

– Ты так много значишь для меня, – просто ответил он. В его глазах на мгновение отразилась такая мука, что у Дани сжалось сердце. – Ты единственный человек на всем свете, который может причинить мне боль. Это пугает меня, Дани. – Он глубоко вздохнул. – Я сказал себе, что привезу сюда Луизу, чтобы немного встряхнуть тебя, заставить понять, как это больно, когда между нами встает кто-то третий. – Он взял ее руку и поднес к своей щеке. – Это ведь действительно больно, любимая? Мне было несказанно больно, когда я представлял тебе рядом с Ковальтом, но я не могу позволить, чтобы ты страдала так же, как я. – Он легонько провел ее ладонью по своему лицу. – Больше никаких барьеров между нами, согласна? Никаких игр, никакого страха. – Он через силу улыбнулся. – Вынести это мне будет тяжелее, чем тебе, Дани. Я знаю это наверняка.

Разве кому-то может быть тяжелее, чем ей? Внезапно Дани осознала, что страх, который так долго сопровождал ее любовь к Энтони, исчез. Его уничтожило признание Энтони в своей уязвимости, и ее охватило страстное, почти материнское желание защитить его. Странно, какой раскованной и свободной она чувствовала себя без этого страха. Какой сильной. Впервые в своей жизни она была с Энтони на равных.

– Ты знаешь, я даже рада, что напилась, – глухо сказала она. – Алкоголь сглаживает острые углы и проясняет запутанные проблемы. – Ее пальцы скользнули по его щеке к губам. – Знаю, ты не прощаешь слабости, но в данный момент я счастлива, что потеряла контроль над собой.

Энтони нахмурился.

– Ты почему-то считаешь меня напыщенным идиотом. Все не так, Дани. Человек не имеет права судить других людей, когда у него самого полно недостатков. Я просто думаю, что человек должен бороться с ними. – Он мягко сжал ее руку, потом отпустил и поднялся на ноги. – Я лучше отнесу тебя в постель. Сегодня ночью нам не стоит вести серьезных разговоров.

Он ошибается, подумала Дани, однако не стала протестовать, когда Энтони поднял ее на руки и понес к двери.

Если бы не странное бесшабашное настроение, которое овладело ею этим вечером, она никогда бы не смогла освободиться от страха, который так долго калечил ее жизнь. Сейчас ее душа словно освободилась от пут и наконец очистилась.

Дани попыталась сказать об этом Энтони, но слова не шли – ей было так восхитительно тепло в его руках, поэтому она решила ограничиться протестом.

– Я не хочу в постель.

– Не глупи. – Он легко преодолевал ступени лестницы. – Ты заснешь в один момент, как только твоя голова коснется подушки.

– Ретт Батлер.

Он удивленно посмотрел на нее.

– Что?

– Ретт Батлер нес Скарлетт по такой же лестнице, – сказала Дани мечтательно. – Бо не любит Ретта. Он же был приспешником янки, как ты знаешь.

– Да уж читал.

– А тебя Бо любит, – добавила Дани, прижимаясь к Энтони. А он в великолепной форме, подумала Дани. Его сердце бьется как часы, хотя он несет ее по лестнице. – Он тебе очень благодарен.

Его руки сжались сильнее.

– Как я понимаю, Бо ознакомил тебя со всеми своими проблемами. Ему не за что благодарить меня. – Внезапно голос Энтони стал суровым. – Хотел бы я, чтобы он не болтал попусту языком. Мне не нужна благодарность ни сейчас, ни потом, ни от него, ни от тебя. Я делаю то, что хочу, и никто мне ничем не обязан.

Раньше его суровость напугала бы ее, но то время прошло.

– Очень хорошо, никто тебе ничего не должен, – с готовностью согласилась Дани. – Я постараюсь не забыть об этом в следующий раз, когда мне захочется послать тебя к черту.

После секундного молчания раздался удивленный смешок Энтони.

– Ты ведь так и сделаешь. – Его губы легонько коснулись ее макушки. – Правда, это ничему не поможет. Тебе все равно придется делать то, что я скажу.

– Посмотрим, – весело отозвалась Дани. – Не зарекайся.

Энтони открыл дверь ее спальни и на мгновение остановился у порога, глядя на Дани одновременно и одобрительно, и насмешливо.

– Не буду. – Он ногой захлопнул дверь, затем осторожно прошел по темной комнате к кровати и опустил Дани на светлое покрывало. – Как ты сама сказала, посмотрим. – Он протянул руку и включил лампу на тумбочке у кровати. – Этой ночью, я думаю, мы сконцентрируем наши усилия на том, чтобы снять с тебя платье и уложить в постель. Ты можешь сесть?

– Разумеется. – Она начала подниматься, чтобы показать ему, как хорошо это у нее получается, и была немедленно наказана сильным головокружением. Ей даже пришлось зажмуриться, чтобы не видеть, как пол и стены наплывают на нее, будто волны в море. Энтони быстро опустился на кровать рядом с ней, и она изо всех сил вцепилась ему руками в плечи. – С небольшой дружеской помощью, – поправила себя Дани.

– Ты впервые назвала меня другом, – сказал Энтони с какой-то хрипотцой в голосе. – Это очень… – Он кашлянул и грубовато-небрежно добавил:

– Думаю, тебе лучше на время забыть о своей независимости и позволить мне раздеть тебя.

– Как скажешь. – Дани осторожно приоткрыла глаза и, к своему несказанному облегчению, обнаружила, что пол снова твердый и ровный. – Я сегодня очень послушная.

– Вот и слушайся меня, – твердо сказал Энтони. Его пальцы занялись застежкой на спинке ее гипюрового платья. – Очень красивое платье. Мне нравится этот оттенок червонного золота. Он замечательно подчеркивает цвет твоих волос.

– Я тоже думала, что оно красивое, пока не увидела Луизу. – Дани, нахмурившись, посмотрела на Энтони. – Это ты купил ей это платье?

– Возможно. Я не помню, – ответил он небрежно, стягивая с нее платье. – Я выписал ей приличную сумму, так что в следующем году она сможет покупать себе все, что захочет. К тому времени она наверняка найдет другого мужчину, который станет оплачивать ее счета.

– А она не обидится? – спросила Дани встревоженно. – Мне нравится Луиза.

– Я знаю. – Он заглянул ей в лицо, и выражение его глаз смягчилось. – В противном случае я бы никогда не пригласил ее к тебе домой.

– Ко мне домой? Но Брайарклифф – твой дом, Энтони. Ты можешь приводить сюда кого хочешь, при чем здесь я?

Энтони отвел глаза в сторону и, сняв с Дани туфли на высоком каблуке, поудобнее устроил ее под одеялом.

– Нет, – в конце концов сказал он. – Когда я отослал тебя отсюда шесть лет назад, я официально переписал Брайарклифф в твое владение. Фигурное катание – не самое безопасное занятие, и я хотел, чтобы у тебя были хоть какие-то запасы на всякий случай. – Он нахмурился. – Брайарклифф все равно должен был быть твоим, Дани, так что не вздумай и заикаться о благодарности.

– Не буду. – Дани зажмурилась, чтобы Энтони не заметил слезы в ее глазах. Брайарклифф был ее домом, и она беззаветно любила его. Именно поэтому Энтони и решил передать ей Брайарклифф, что бы он там ни говорил. И эта мысль наполнила Дани ослепительным ощущением радости. Когда-нибудь, очень скоро, она расскажет Энтони о своих чувствах. Если она заговорит сейчас, он сочтет это проявлением благодарности, которую он всячески отметал. Дани открыла глаза и с любовью посмотрела на Энтони. – В таком случае, – сказала она с притворной суровостью, – я бы хотела, чтобы ты держал своих любовниц подальше от моего дома.

– Слушаюсь, мисс, – с улыбкой сказал Энтони. – Постараюсь не забыть. – Он встал. – Мы обсудим все остальные требования завтра утром. Спокойной ночи, Дани.

Ее глаза расширились.

– Ты уходишь? Я думала, ты будешь спать со мной.

Энтони застыл, а его улыбка поблекла.

– Ты хочешь отплатить за Брайарклифф, Дани? Благодарность сама по себе отвратительна, но…

– О, ради Бога, – с отчаянием в голосе оборвала она. – Я ничего такого не имела в виду. Я просто думала, как мне будет приятно, если ты обнимешь меня. – Ее губы слегка дрогнули. – Ты ведь делал это раньше.

– Одного раза мне достаточно на всю жизнь, – процедил Энтони сквозь зубы. – Я больше не выдержу подобной ночи, и я не хочу пользоваться твоим состоянием. – Он помедлил. – Ты действительно хочешь, чтобы я остался?

Дани кивнула.

– Пожалуйста, Энтони!

– Это будет легко, – вздохнул Энтони. – Намного легче, чем лежать в другой комнате и всю ночь думать о тебе.

Он подтащил к кровати одно из кресел, уселся в него, а потом, взяв Дани за руку, сжал ее крепко и успокаивающе.

– Компромисс. Довольна?

– Довольна, – счастливо улыбнулась Дани. Однако потом она вдруг забеспокоилась:

– Тебе будет ужасно неудобно сидеть здесь всю ночь. Ты можешь уйти, как только я засну.

– Спасибо, – сухо сказал Энтони. – Очень благородно с твоей стороны. А теперь закрывай глаза и спи. – Он протянул руку и выключил лампу, так что комнату теперь освещала только луна, чей свет проникал сквозь неплотно задвинутые занавески на окне. Дани едва различала контуры тела Энтони в глубоком кресле. Дани закрыла глаза, и ее тут же затопила умиротворяющая волна сна.

Энтони почувствовал, как ее рука расслабилась, и понял, что Дани заснула. Он знал, что не сможет уйти, как предлагала Дани. Только не сейчас, когда она впервые в жизни попросила его остаться. Это была слишком драгоценная победа, чтобы прожертвовать ею ради собственного комфорта.

Энтони легонько погладил большим пальцем ее ладонь. Такие маленькие и изящные ручки, подумал он. Он любил следить за каждым их движением. Он откинулся на спинку кресла, и его губы тронула улыбка. Когда-то, когда Дани было одиннадцать или двенадцать, он учил ее делать «винт». Она выполняла эту фигуру с таким мечтательным выражением на лице, что он не выдержал и спросил, о чем она думает.

– Я представляю себе, что поднимаюсь в небеса, чтобы собрать звезды, – просто сказала она. Потом задумчивое выражение исчезло, и она бросила на него проницательный взгляд, редкий для столь юной девочки. – Довольно глупо, не правда ли? – пробормотала она смущенно и устремилась на другой конец катка.

Дани всегда рвалась в небеса, к звездам, подумал Энтони. Она всегда искала лучшее в себе и окружающих, и, возможно, именно это качество он больше всего любил в ней. Через несколько недель ей предстоит бороться за одну из самых ярчайших «звезд». Как бы ему хотелось самому сорвать ее с небосвода и отдать ей, но он не имел права. Дани должна сама сражаться за свои звезды… так же, как и он когда-то бился за свои. Если он поможет ей, то окажет медвежью услугу. Ему оставалось только, стоя в стороне, смотреть, как она борется, да еще держать ее за руку, когда она позволит, и любить ее. О да, он мог любить ее. Откинувшись на спинку кресла, Энтони приготовился провести в этой позе всю ночь. Он смотрел на лицо Дани, а его пальцы с силой сжимали руку девушки, которая хотела собрать звезды.

5

Когда она проснулась, Энтони в комнате уже не было. Он даже не оставил записки, как сделал тем утром два дня назад. Но это не расстроило Дани. Она думала, что сейчас ничего не сможет нарушить безмятежность и безграничную радость, которые она чувствовала. Сегодня Дани встала гораздо позже, чем обычно, – почти в девять часов. Она быстро приняла душ, надела повседневную одежду и уже через полчаса легко сбегала по ступенькам.

Внизу у лестницы ее встретил Бо. Бросив взгляд на ее светящееся от радости лицо, он насмешливо поднял брови.

– Я думал, сегодня утром ты будешь едва волочить ноги и стонать при каждом неосторожном движении, а мешки под глазами дополнят картину твоего морального разложения. Ты не привыкла так лакать спиртное, как делала это прошлой ночью.

– Какой же ты противный. Что за выражения! – Дани состроила ему гримасу. – Я не лакала, а изящно пила маленькими глотками.

– И все же, девочка, ты перестаралась. Дани печально кивнула в ответ:

– Определенно перестаралась. Но сейчас все в порядке. У меня немного болит голова, но это пройдет, как только начнется тренировка. – Она взглянула на свои часы на широком кожаном ремешке. – Я быстренько проглочу парочку бутербродов с кофе и буду в твоем распоряжении через десять минут. Договорились?

– Нет-нет-нет, – Бо отрицательно покачал головой. – Не пойдет, дорогая. Энтони перед отъездом составил план тренировок на сегодня, и ты должна ему следовать. – Он скривился. – Тебе это не понравится.

– Ты говоришь «оставил»? Он уехал? – изумленно спросила Дани.

Бо кивнул.

– Примерно сорок минут назад, ведя под руку пьяную Луизу. Должен тебе сказать, она забрала все свои вещи и определенно не собирается возвращаться.

– А я даже не попрощалась с ним, – рассеянно пробормотала Дани. Почему-то она не думала, что Энтони уедет, не поговорив с ней. На мгновение ее радужное настроение испортилось, но Дани приказала себе встряхнуться. Ради Бога, что еще она могла ожидать от Энтони? Ведь прошлая ночь была только началом. Они всего лишь заложили фундамент новых взаимоотношений. Им предстояла долгая дорога. Энтони по-прежнему оставался для нее загадочным и сложным человеком, каким и был всегда. Изменилось только отношение самой Дани к нему, к его поведению. Уже кое-что. По крайней мере она позаботится о том, чтобы не было отступлений и передышек на пути к их пониманию.

– Он ничего не просил передать мне? – спросила Дани.

– Да, кое-что есть, – медленно протянул Бо. – Во-первых, ты должна хорошо позавтракать. Мне поручено проследить за твоей едой. Учти: если откажешься, наказание будет очень строгим. Второй пункт плана, несомненно, поднимет тебе настроение: в течение трех часов ты будешь отрабатывать твои любимые обязательные фигуры. Боюсь, тебе не поздоровится.

Дани сердито нахмурилась.

– Я же занималась ими вчера, – не выдержала она.

– А Энтони сказал, чтобы сегодня ты продолжила. Затем можешь отдохнуть, легко пообедать и, если хорошо себя будешь чувствовать, сможешь перед ужином поработать и над хореографией: растяжки, батманы и прочее…

– Три часа на льду – и только обязательные фигуры. – Дани покачала головой. – Хуже не придумаешь. О чем только Энтони думал, давая такое задание?

Бо пожал плечами.

– Он просил также передать, чтобы ты пришла сегодня вечером в десять часов на каток. Он планирует детально отработать вместе с тобой произвольную программу.

Дани почувствовала, как учащенно забилось вдруг ее сердце.

– Энтони сегодня вернется?

Бо утвердительно кивнул, с отеческой нежностью глядя на озарившееся радостью лицо Дани.

– Он намечал пробыть в «Дайнет» почти до ночи, но потом велел передать тебе, что вернется самое позднее к десяти часам. Он хочет втиснуть твою тренировку между деловыми совещаниями.

– О, как я польщена, – язвительно сказала Дани. – Мне бы лучше отдохнуть как следует, чтобы быть бодрой и свежей, когда он снизойдет до занятий со мной.

– Я смотрю, ты не так уж сильно расстроена, как я было подумал, – несколько удивленно проговорил Бо. – Значит, возражений нет?

– На данный момент нет, – весело ответила Дани. Она взяла его за руки. – Но, если немного перефразировать твою любимую Скарлетт – завтра будет другой день. Ну что ж, последуем инструкциям и займемся усиленным питанием.

* * *

Каток находился в серой каменной пристройке. В большие полукруглые окна заглядывала полная луна. Издалека заметив, что в здании нет ни огонька, Дани почувствовала разочарование. Как она могла надеяться, что Энтони так быстро вернется после того, что произошло? Он был очень занятой человек и вполне мог забыть позвонить ей и предупредить, что не приедет. Дани придумывала всевозможные оправдания, но это не помогало развеять охватившую ее грусть.

Она открыла дверь и услышала величественные, ликующие звуки Болеро Равеля. Ей на мгновение показалось, что победоносная армия с развевающимися знаменами шествует над пустым катком. Но она ошиблась, хотя армии не было, каток не был пуст. Дани вдруг почувствовала, как ее охватывает волна возбуждения.

Энтони находился сейчас в центре ледяной арены, одетый в темно-серый свитер и черные обтягивающие джинсы. В этот момент он напомнил ей того Энтони, каким она впервые увидела его так давно. «Темное пламя» – назвала его тогда Дани, и он не очень-то изменился с тех пор, хотя прошло уже четырнадцать лет. Энтони двигался невероятно грациозно, точность и плавность его движений захватывали дух.

Энтони не включил освещение, но Дани все еще видела его довольно четко. Лунный свет струился через стеклянный потолок здания и бросал серебристые блики на сверкающий лед и на человека, который, наверное, только в такие моменты одиночества и был самим собой.

Дани бесшумно закрыла дверь и медленно прошла вокруг арены к скамейке рядом с колонками звукоусилителей, стоящей в тени. Она шла, не отрывая взгляда от гибкой фигуры Энтони. Он все еще не замечал ее, и Дани хотела воспользеваться этим редким удобным случаем и понаблюдать, как Энтони выпускает на волю свою страстную силу и огромную энергию, которые обычно он так старательно сдерживал. Дани села на скамью, привычным движением расстегнула «молнию» своей спортивной сумки, вынула коньки и надела их.

«Как же он великолепно катается!» – с долей зависти подумала Дани, быстро зашнуровывая коньки. Когда Энтони, подпрыгнув, сделал в воздухе шпагат и на секунду завис над катком, было очевидно, что он не сделает ни единой оплошности, и, когда опустится вниз, лед примет его, как пылкая влюбленная.

Так же, как и она примет Энтони, когда он придет к ней, а Дани не сомневалась, что это произойдет. Она весь день была охвачена трепетом ожидания, тщательно обдумывая, что наденет вечером. И сейчас она предчувствовала сказочное наслаждение, предвкушая то неизбежное, что ждет ее.

Дани хотела полностью принадлежать Энтони. Поэтому она собиралась подойти к нему и предложить ему не только свою любовь, но и тело, мечтающее о ласках его уверенных рук. Но как отнесется он к ее предложению? Прошлой ночью он почти довел ее до сумасшествия своими сомнениями, колебаниями и отговорками. Он всеми силами боролся со своим желанием, но Дани совершенно не нужна была эта его самодисциплина, которая так тяготила и самого Энтони. Дани подошла к магнитофону. Было немного жаль прерывать это магическое соло, но сейчас Дани больше всего интересовал их дуэт. Энтони прервал выполнение очередного пируэта, потому что вместо Болеро Дани поставила кассету с музыкой, под которую должна была выступать на Олимпиаде. Полились чарующие звуки мелодии «Раньше, в том времени». Энтони заскользил взглядом по скрывавшимся в тени скамейкам.

– Дани, ты где?

– Здесь, – ответила она, пытаясь справиться с дрожью в голосе, и выехала к нему из темноты. – Ты очень сдержанный и скрытный человек, Энтони. Нечасто мне выпадает возможность оценить твое мастерство. Я уже некоторое время не могу отвести от тебя восхищенных глаз.

– Я предполагал, что ты можешь здесь быть, – совершенно не удивившись, ответил Энтони.

Дани стояла в нескольких шагах от него и ясно видела его серо-зеленые глаза, хотя само лицо было скрыто призрачным сумраком.

– Ты ошибаешься: я не всегда бываю сдержанным. Иногда любой мужчина, каким бы он ни был, хочет покрасоваться. Тогда он распускает свой хвост и вышагивает как напыщенный павлин. – Он сделал паузу, затем закончил:

– Во время ухаживания за прекрасной павлинихой.

Дани почувствовала, как у нее перехватило дыхание.

– Скажи, Энтони, ты ради меня распускал свой хвост?

– Ты же видела, как я старался. Довольна, Дани?

– О да, я довольна. – Она неуверенно рассмеялась. – Я очень, очень довольна. – Несколько мгновений Дани теребила край своей плиссированной юбочки, затем произнесла:

– Возможно, я бы тоже не прочь немного покрасоваться перед тобой сегодня вечером. Как ты отнесешься к этому?

Энтони медленно окинул ее нежным взглядом. Господи, как она манила к себе! Коротенькая белая юбочка, сшитая из мягчайшего шелка, мерцала и переливалась в лунном свете, белый тонкий кашемировый свитер нежно облегал ее округлые формы. Темно-рыжие волосы, не стянутые в пучок, падали на плечи огненным покровом. Энтони глубоко вздохнул.

– Я думаю, ты прекрасно знаешь, что мне это понравится.

– Меня научили, что, когда хочешь очаровать кого-то, нельзя экономить силы, – игриво ответила Дани. – Впрочем, я любое дело выполняю, выкладываясь полностью. Ты сам поймешь это ночью.

– Но иногда все же лучше вести себя не очень активно, – осторожно заметил Энтони. – Я же сказал: «Покрасоваться во время ухаживания», а не после, Дани.

– Правда? – томно спросила она и, будто не понимая, что имел в виду Энтони, с кажущейся покорностью продолжила:

– Ну хорошо, я готова придумать новый ритуал ухаживания.

Она присела в шутливом реверансе:

– Потанцуешь со мной, Энтони? Он довольно хмыкнул:

– Мы не танцевали вместе больше шести лет. Прекрасная возможность для обоих поставить по парочке синяков на пятые точки, когда мы шлепнемся на лед.

– Доверься мне! – Дани протянула ему руки. – А я доверюсь тебе.

Она произнесла эти слова самым серьезным голосом, и было ясно, что она вкладывает в них гораздо более глубокий смысл.

– Вы позволите? – Энтони, не дожидаясь ответа, обнял ее, крепко прижал к себе, и они закружились в танце. Волосы разлетались позади нее как яркое знамя.

– Я не могу отказаться от твоего предложения, – прошептал Энтони.

Сколько долгих лет они шли к этому! Может быть, они наконец достигли того волшебного слияния, к которому оба тайно стремились? Энтони оказался не прав, предсказывая печальный исход их совместного танца. Ничего подобного! Все происходило поразительно красиво и странно. Не было эффектного зрелища: захватывающих поднятий над головой, не было сумасшедших вращений, просто Энтони обнимал ее, и они кружились в единении, и это наполняло Дани пьянящим восторгом.

Серебряный лунный свет на сверкающих лезвиях коньков, струящийся шелк и черная грубая хлопковая ткань, парящая мелодия, переплетенные тени и свечение между ними – неповторимые, волшебные минуты.

Дани не заметила, в какой момент непреодолимое желание принадлежать Энтони охватило ее. Возможно, это случилось во время исполнения одного из пируэтов, когда их бедра соприкасались и обжигали друг друга. Или когда он поднял ее и держал в своих руках с такой нежностью, что слезы подступили к ее горлу. Дани ничего не ощущала, кроме все возрастающего вожделения, и по тому, как постепенно руки Энтони становились все напряженнее, она понимала, что его охватывают те же чувства. Жилка на его виске отчетливо пульсировала, и Дани знала, что ее сердцебиение столь же неровно. Каждой частичкой кожи Дани чувствовала тепло его стройного гибкого тела. У нее было такое ощущение, что нервные окончания обнажились, поэтому каждое прикосновение воспринималось так болезненно. Энтони крепко обнимал ее, иногда его движения не попадали в такт музыке, он начинал немного спотыкаться, но и тогда не отрывал Дани от себя. Его грудь вздымалась при каждом вздохе, хотя он старался не выдать истинных чувств.

– Думаю, нам лучше закончить этот ритуал ухаживания, – сдавленным голосом сказал он.

– Согласна, – медленно ответила Дани, касаясь губами его шеи. – Потому что нам надо идти еще дальше.

Не дожидаясь его ответа и не обращая внимания на внезапную скованность его тела, она быстро подняла голову и поцеловала Энтони долгим сладостным поцелуем, сперва лаская его губы своими жаркими губами, а затем посылая в атаку язычок, страстно овладевший его ртом.

Энтони на мгновение растерялся, потом застонал от наслаждения и сам атаковал. Их языки встретились в поцелуе, касаясь друг друга с горячей настойчивостью, медленно исследуя каждую гладкую жемчужинку зубов, играя и соперничая друг с другом.

Казалось, поцелуй будет длиться вечность. Наконец Энтони откинул голову назад и жадно вдохнул.

– Надо подождать Калгари! – только и сумел сказать он.

Дани еще ближе прижалась к нему:

– Я возьму «золото», – пылко сказала она. – И ты тоже будешь моим. Все, что мне нужно, будет принадлежать мне.

– Я сказал тебе…

– Ты многое говорил. – Ее губы нежно двигались по горящей коже его напряженной шеи. – Я перестала слушаться, потому что для меня кое-что из сказанного тобой стало неприемлемым.

Энтони едва ли слышал, что она говорит. Сейчас он только ощущал упругость ее округлой груди, отделенной от него лишь тонкой тканью, и чувствовал непреодолимый соблазн проникнуть рукой за эту преграду и превратить свое желание в реальность. Он сделал движение, и Дани поняла его намерение.

– Нет, – лукаво произнесла она и легонько, но невообразимо возбуждающе укусила его за подбородок. – Прошло время, когда только ты управлял нашими отношениями, теперь это будет совместный проект.

– Дани, я не буду…

– Нет, будешь. – Она внезапно вырвалась из его объятий, проказливо смеясь, и стала откатываться назад, не отрывая от Энтони искрящихся глаз. – Я очень решительная женщина. – Ее пальцы играли краем свитера, чуть приподнимая и затем опуская его. – Раньше ты всегда давал мне все, что я хотела, и я не вижу причины отменять это правило. – И Дани одним легким движением сняла свитер. Ее грудь наполнилась лунным светом, розовые соски потемнели и напряглись. – Я помню, как ты обнимал меня, – томно произнесла Дани. – А ты помнишь? Я хочу вновь почувствовать твои руки.

Энтони прекрасно помнил, и это воспоминание переросло в болезненную напряженность в его чреслах.

– Ты замерзнешь, – хрипло сказал он.

– Надеюсь, что нет. – Даня пьяняще сладко улыбнулась ему. – Думаю, ты не дашь мне замерзнуть. – Она встряхнула своими огненными волосами, и они разметались и упали мерцающим каскадом на ее плечи и спину. Свитер все еще был в ее руке. Но вдруг она бросила его Энтони и кинулась прочь к скамейке в тени катка.

На мгновение Энтони застыл, сжимая в руках мягкую шерсть. Он находился в некотором замешательстве, не зная, что делать дальше. Ему открылась другая Дани, и он не вполне представлял, как ему справиться с ситуацией. Он понимал, что все меньше остается сил бороться с собой, со своими желаниями. В конце концов, он же не может позволить ей бродить тут полураздетой! И Энтони решительно направился к скамейке.

Но Дани там уже не было. На лавочке небрежно лежали лить ее спортивная сумка и коньки. Как она могла снять их так быстро? Он увидел Дани, стремительно движущуюся по холодному, как лед, деревянному полу в одних колготках. Энтони сел на скамейку, быстро снял свои коньки и надел легкие кожаные туфли, в которых пришел сюда.

– Дани! – позвал он, стараясь, чтобы его голос прогремел под высокими сводами как можно более грозно. Энтони начал перешагивать через ряды зрительских мест. – Дани, черт возьми, ответь мне!

Сверкающая плиссированная материя небрежно лежала на одном из кресел. Энтони протянул руку: ее юбка. Он внезапно почувствовал вспышку страсти.

– Дани!

Белоснежные трусики небрежно лежали на подлокотнике одного из зрительских кресел. Энтони даже не подошел к нему, продолжая с неуклюжим оцепенением лунатика двигаться к двери раздевалки. Он знал, что увидит, когда откроет ее. У Энтони было такое ощущение, как будто кто-то ударил его ногой в живот. Он вошел внутрь.

Дани сидела на полу в изголовье импровизированной кровати, которую она смастерила из широких подушек, снятых с кушетки. Руки спокойно были сложены на коленях. Темные глаза поблескивали в неярком свете лампы. Энтони не мог оторвать горящего взгляда от ее сверкающей наготы, и от этого нарастало ее возбуждение и замирало дыхание.

– Я слышала, что погоня интригует мужчину и делает его цель более желанной, – тихо произнесла Дани. «Я не должна быть нерешительной», – горячо убеждала она себя. Как ей удастся соблазнить Энтони, если она будет вести себя не как роковая женщина, а как неуверенная в себе девчонка? – Думаю, охота доставила тебе некоторое удовольствие. Ты заинтригован?

– Нет. – Он закрыл дверь и прислонился к ней, не отрывая глаз от дивного зрелища. Его взгляд вызвал в Дани новую волну сладостного возбуждения. – Я не заинтригован. Я рассержен. И я… – он осекся, – я сдаюсь. – Он уронил ее одежду и стал быстро расстегивать брюки.

– Ты можешь не раздеваться, если не хочешь, – сказала Дани, всеми силами пытаясь казаться серьезной, произнося эту фразу.

Энтони выпрямился и свирепо посмотрел на нее, но, тут же поняв, что это шутка, снял свой свитер и отбросил его в сторону.

– Ну уж нет.

Дани внимательно следила за тем, как он раздевался, как обычно, быстро и красиво. – Не так уж ты и сердит, Энтони! – лукаво заметила она.

– А чего ты ожидала? – спросил он, пересекая комнату и направляясь к ней. – Мне не нравится, когда меня заставляют делать что-то против моей воли.

– Разве я заставляю тебя? – спросила она удивленно. – Я думала, что обворожила тебя. – Дани почувствовала некоторое напряжение: даже в эти минуту он пытается полностью подчинить ее себе.

Энтони опустился перед ней на колени.

– Так и есть. – Прядь огненных волос ниспадала на обнаженную грудь. Энтони хотел ласково убрать их и дотронуться языком до нежной кожи, но боялся, что страсть захватит его настолько, что он превратится в дикое животное, как только прикоснется к Дани. Черт возьми, он не хотел насиловать ее! – Не уверен, что смогу быть нежным с тобой, – сказал он, запинаясь. – Я никогда никого не хотел сильнее, чем тебя.

Дани расслабленно протянула к нему руки.

– По-моему, я не говорила, что требую твоей нежности. Не думай обо мне, о себе я подумаю сама. Помнишь – ты все время учил меня именно этому?

– Сейчас немного другая ситуация, – тихонько пробормотал он. Его темная голова наклонилась, он губами отодвинул немного в сторону рыжий локон, освобождая розовый бутон соска, и стал нежно ласкать его своим теплым языком. – Сейчас мы будем заботиться друг о друге. – Неожиданно он резко положил ее спиной на подушки и несколько мгновений смотрел на нее глазами, подернутыми пеленой желания.

– Раздвинь ноги, любимая, я хочу поласкать тебя, – нежно прошептал он.

Тело Дани налилось свинцом, когда она сделала то, о чем просил Энтони. Его лицо было напряжено и пылало страстью, глаза были насыщенного зеленого цвета, который Дани никогда не видела раньше. Он скользнул между ее ногами, раздвигая их еще шире. Энтони не оставил без ласкового прикосновения ни один участок ее разгоряченного тела, затем его губы приблизились к ее полураскрытому рту.

– Поцелуй меня! – мягко, но требовательно попросил Энтони, уверенными движениями возбуждая ее все больше. – И я поцелую тебя. Так хорошо, Дани?

– О, да! – След ее легкого прерывистого вздоха растаял на его губах. Она обвила руками его шею и притянула к себе его голову. Энтони легонько посасывал и покусывал ее губы, потом их языки начали шутливую борьбу, в которой были лишь победители, а наградой служила радость от близости и ожидание еще большего наслаждения.

Дани с трудом заставила себя немного отодвинуться, чтобы прошептать:

– Энтони, я горю…

Страстным поцелуем он заставил ее замолчать, и Дани почувствовала, как его руки скользят между их телами, как будто хотят потушить охватившее ее пламя, но их прикосновения словно добавили топлива в огонь. Его пальцы играли ее телом, исследовали его, и Дани чувствовала, как внутри ее все сжимается от нарастающего наслаждения. Внезапно они вторглись в нее с такой стремительностью, что она вскрикнула. Энтони быстро поднял голову.

– Тебе больно, дорогая?

Но тут же он понял, что напрасно испугался. Удивление, слабость, томность, глубокая чувственность, но только не боль – вот что он увидел в ее полуприкрытых глазах. Энтони продолжал ласки, не отрывая от нее взгляда. Ему было очень важно видеть выражение страсти и удовольствия на ее лице, когда его пальцы двигались внутри ее.

Ее вздохи и стоны еще больше возбуждали. Чувство гордости охватывало от сознания того, что он может доставить Дани бесконечное удовольствие. Но также он понимал, что не в силах дальше удерживаться от того, чтобы самому не вознестись на вершину наслаждения.

– Ты готова принять меня, любимая? – нежно и страстно прошептал он, все более настойчиво продвигаясь к ее лону. – Я готов для тебя, Дани.

Энтони пытался не торопиться, но Дани была такой теплой и податливой, что ему все труднее становилось контролировать себя. Он так стремительно бросился вперед, что у Дани перехватило дыхание. Энтони полностью заполнял ее, и его лицо выражало такую сладостную удовлетворенность, что Дани не понимала, от чего она более счастлива – от наслаждения, которое он доставлял ей, или от того, что видела, какое удовольствие получает сам.

Темные волосы на его лбу намокли от пота, глаза были закрыты, когда он входил в нее медленно и глубоко. Дани издала полустон-полувздох. Энтони посмотрел на нее и произнес с озорным блеском в глазах:

– Я чувствую себя так, как будто после долгого отсутствия вернулся домой. Сердце мое, ты не будешь возражать, если я полежу здесь некоторое время и отдохну? – Внезапно Энтони повернулся и оказался на спине. Дани оказалась сверху, и он, держа ее за талию, притягивал ее к себе, как будто хотел стать с ней единым целым.

– Помнишь, я сказал, что хочу научить тебя? – спросил он.

– Сейчас? – удивилась Дани. – Энтони, я не думаю… – она не договорила, почувствовав, что он опять шаловливо ласкает ее, и это было одновременно и безумно нежно, и слегка грубовато, но настолько приятно, что Дани показалось, что она теряет рассудок. Она прерывисто вздыхала при каждом дразнящем прикосновении. Энтони крепко держал ее за бедра и двигал ее, поднимая и вращая так, что Дани ничего не чувствовала, кроме безумного желания. Но, опустив глаза, она увидела, что дразнящее выражение исчезло с лица Энтони, и он резко переместился так, что она вновь оказалась под ним. – Я научу тебя немного позже, – прошептал он. Звук, похожий на львиный рык, вырывался из его горла, когда он сперва тихонько, а потом все сильнее сжимал руками ее ягодицы. Его возбуждение почти достигло предельной точки. Энтони перестал себя сдерживать, ритм его движений завораживал, постепенно захватывая все ее существо.

В какое-то мгновение Дани показалась, что она очутилась в невесомости. Вместе слились миг и вечность. Так чувствовало ее тело, так чувствовало ее сердце. Горячие лучи невидимой энергии сперва нагрели, а потом растопили кристаллы льда, и эту энергию излучало сплетение двух тел.

Энтони, тяжело дыша, откатился в сторону, увлекая ее за собой.

– Все в порядке? Тебе не больно? – Голос его был полон заботы и участия.

– Все в порядке, – еле слышно ответила Дани. Ее сердце билось так сильно, что было трудно дышать. – А тебе хорошо?

Лицо Энтони приняло очень серьезное выражение.

– Никогда еще не было так хорошо, – очень искренне ответил он, нежно коснувшись губами ее лба. Затем он немного смущенно проговорил:

– Знаешь, хотя я и не новичок в этом деле, но все же я немного боялся причинить тебе боль. Меня это чертовски волновало.

– Нет-нет, было совсем не больно, – поспешила успокоить его Дани. Она прильнула к нему совсем близко. – Одно только безграничное наслаждение. Я с восторгом вспоминаю каждое мгновение. Это было нечто совершенно фантастическое. – Дани игриво укусила его плечо. – Тебя следовало бы убить за то, что ты не занимался со мной любовью тогда в квартире. Мы с тобой упустили целых три дня.

Энтони словно ожесточился.

– Я полагал, что было благоразумнее повременить с этим. – Он отодвинул ее от себя и приподнялся. – И продолжаю так думать.

Энтони встал с импровизированной кровати и сурово смотрел на Дани сверху вниз. Вся ранимость и нежность исчезли под его обычной маской бесстрастия.

– Я думаю, нам многое нужно обсудить.

– Сейчас? – беспомощно спросила Дани, глядя, как он поднимает с пола свитер. Затем Энтони вновь встал перед ней на колени.

– Да, именно сейчас, – твердо ответил Энтони. Он посадил ее, натянул ей через голову тонкий свитер, сунул руки в рукава, как будто одевал маленькую девочку, неспособную еще сделать это самостоятельно. – Ты с большим успехом разыграла небольшое представление. Особенно тебе удалась сцена обольщения. Ты заставила меня почувствовать некоторую неловкость.

Надев на нее свитер, Энтони начал закатывать слишком длинные рукава. Он мельком взглянул на нее, и Дани увидела, что его глаза стали холодными. – Я чувствовал себя марионеткой. Дани не стала возражать и согласно кивнула. – Это потому, что ты привык сам дергать за веревочки. Не правда ли, довольно странное состояние для тебя – подчиняться кому бы то ни было? – Она скрестила ноги и озорно спросила:

– Ну и как тебе это нравится? Энтони поджал губы.

– Не нравится. И между нами не должно было произойти того, что произошло. Во всяком случае, не сейчас.

– Какая чушь! – воскликнула Дани. – Мы оба взрослые люди. – В ее глазах плясали веселые огоньки. – По крайней мере, ты был с этим согласен некоторое время назад. Нет причин не заниматься любовью, если мы хотим этого. Во всяком случае, я этого очень хочу.

– Но почему ты этого хочешь? – Он внимательно смотрел на нее. – Вожделение, любопытство, каприз? – Энтони нахмурился. – Или в знак признательности? Ты вдруг решила отплатить мне за Брайарклифф после всего? Я же сказал…

Дани приложила свои пальцы к его губам.

– Ради Бога, у тебя это прямо больное место, – сказала она сердито. – Больше я не буду показывать свою признательность тебе. Но ты так много для меня сделал, что я была бы бессердечным чудовищем, если бы не испытывала к тебе чувства благодарности. Не путай, пожалуйста, плату и благодарность. Я не приносила свое нетронутое тело на жертвенный алтарь. – Она отняла руку от его губ. – Мое тело хотело тебя, и я выполнила то, что оно хотело, самым естественным и прекрасным образом, который могла придумать.

– Обольстив меня?

– Несомненно, – подтвердила Дани с довольной улыбкой. – И тебе не надо думать, что я плачу тебе за Брайарклифф, потому что я собираюсь вернуть его тебе, как только мне представится такая возможность.

– Нет. – Энтони насупил брови. – Это полная ерунда. Мне наплевать на дурацкое поместье, а тебе нет. Оно твое, черт побери.

– Будет когда-нибудь, – безмятежно произнесла Дани. – После того как я выиграю «золото» и заключу контракт на участие в «Шоу на льду», у меня будет достаточно денег, чтобы выкупить его у тебя. А до тех пор оно твое, Энтони.

– Я не возьму его назад! – прорычал Энтони и в этот момент стал похож на обиженного маленького мальчика.

– Возьмешь, – отчетливо произнесла Дани. – Я принимаю в подарок от моих друзей только цветы и конфеты. – Она, притворно скромничая, потупила глаза. – В отличие от других литературных героинь с Юга я не буду зависеть от щедрости посторонних мужчин.

– Посторонних? – зло переспросил Энтони. – После четырнадцати лет тесного общения, не говоря уже о том, что произошло между нами сегодня, я все еще посторонний?

– Но это так, – спокойно ответила она. «Мой любимый незнакомец, чье тело возбуждает, чей разум отрицает меня и чье присутствие действует так магически», – добавила про себя Дани. – Мы всегда были друг для друга незнакомцами, Энтони, потому что ты не позволял мне иного. Я была слишком запугана, чтобы попытаться стать для тебя кем-то более близким. – Она сделала паузу, потом продолжила:

– Но это осталось в прошлом. Теперь я не боюсь. Вот почему я хочу заниматься любовью сегодня. Я хочу узнать тебя, Энтони, я хочу, чтобы ты перестал быть для меня посторонним мужчиной, незнакомцем.

– В плотском отношении?

– Во всех отношениях. – Ее голос был необычайно серьезен. – Ты так долго владел моей жизнью, что все мои чувства пронизаны тобою. Я хочу получить возможность разобраться в них, расставить их по своим местам. Мне просто необходимо сделать это.

– Ты собиралась стать моей любовницей, чтобы заниматься психотерапией? – Дани чувствовала, как он все глубже пытается спрятать свои эмоции. – Не могу сказать, что это то, чего хотел я.

Дани не отрывала от него внимательного взгляда.

– Да, ты хотел другого. Я думаю, ты хотел удержать свою доминирующую позицию в наших отношениях, потому что только этим способом тебе удалось бы сохранить стену, которую ты выстроил между собой и всем остальным миром. – Она печально улыбнулась. – О, да. Ты собирался поддерживать мою независимость, удовлетворять меня сексуально, дав мне лишь небольшую часть себя. Возможно, я даже была бы счастлива некоторое время, до тех пор, пока не поняла бы, чего лишена. Таков был твой план?

– Не было у меня никакого плана, – рассеянно ответил Энтони. Казалось, он абсолютно не обращал внимания на свою наготу. – Хотя у меня и могли быть какие-то подсознательные мысли в этом направлении, – он едва заметно усмехнулся. – Обещаю тебе нечто намного большее, чем просто сексуальное удовлетворение. Возможно, ты и не поняла этого, но нам удивительно хорошо вместе.

– Ну почему же, мне тоже так показалось, – улыбнувшись, ответила Дани. «Господи, как он красив!» – думала она, глядя на его узкие бедра и широкие плечи и мечтая прикоснуться к ним и ощутить их силу и тепло. Внезапно Дани захотелось, чтобы он вновь обнял ее и прижал к себе. Это желание удивило ее. «Так быстро?» Она глубоко вздохнула. – Но этого недостаточно. Я хочу попросить у тебя нечто еще большее. Нет, я собираюсь потребовать, – решительно продолжила она.

– «Потребовать», – Энтони произнес это слово так, как будто прожевал лимон. – Не уверен, что ты подобрала верное выражение. Ты получила от меня все, прося, а не требуя. Меня несколько удивляют приступы твоей агрессивности.

– Удивляют? А Джеку очень нравятся, – с невинным видом сказала Дани. – Джек вообще очень хорошо понимает меня. – Дани увидела, как внезапна нахмурились его брови, а в глазах появился гнев. – Мы очень искренни друг с другом, и с каждым днем все больше и больше сближаемся с ним.

– Я знаю, что ты сейчас пытаешься сделать, и ты сама знаешь это не хуже меня. Ревность – старейшая в мире уловка, ты не придумала ничего нового.

– Я и не пыталась. Я только дала понять тебе, что если ты не готов дать мне то, что я хочу получить, то найдется другой мужчина, который с удовольствием сделает это. – Дани отвернулась, чтобы он не увидел в ее глазах боль. Нет никакого другого мужчины. Только Энтони на всю ее жизнь. Справившись с собой, Дани вновь посмотрела на него и продолжила:

– Мужчина, который готов дать мне больше, чем ты можешь предложить.

– Дани, в конце концов, что ты хочешь от меня? – Его голос гремел. – Ты постоянно на что-то намекаешь. Расскажи мне о своих желаниях.

– Самое меньшее, что я хочу, – овладеть твоей душой и телом, – просто и искренне ответила Дани. – Если ты позволишь мне сделать это, то и я буду всецело принадлежать тебе. – Тут она твердо посмотрела ему в глаза. – А если ты не захочешь, мы будем вынуждены расстаться с тобой. Я не смогу поступить иначе.

– Надо же, как все просто получается, – жестко ответил Энтони. – Я уже говорил тебе, что не щедр на эмоции. Я не могу дать тебе то, что ты хочешь. И не знаю, смогу ли когда-нибудь. Что-то внутри меня не позволяет сделать этого. Ты же не думаешь, что мне понравится быть таким же простым и понятным, как этот сукин сын Ковальт?

«О Господи, как же я люблю его!» Дани почувствовала, как ее окутывает волна материнской нежности к этому человеку. Ей хотелось погладить его по голове, как ребенка, и успокоить боль, которая так явно мучила его, сказать, что все будет хорошо, что она с радостью примет все, что он сможет дать ей. Но нет, нет. Она не должна так поступить. Это будет поражением. Она лишит их обоих возможности обрести полное счастье, если сдастся сейчас.

– Тогда я научу тебя, – ласково ответила она. – Ты учил меня многому в течение долгих лет. – Дани неуверенно улыбнулась. – А теперь я буду учить тебя. Поменяться ролями было бы справедливо. У нас получится.

– А если нет? – резко ответил Энтони. – Если ты думаешь, что я позволю тебе бросить меня, ты жестоко ошибаешься.

– По крайней мере, разреши мне попробовать, – прошептала Дани. – Только пообещай, что не станешь сердиться и не спрячешься от меня под маской скрытности и холодности.

Энтони долго и напряженно думал, пока в конце концов не ответил ей с таким видом, как будто собрался прыгнуть головой в омут:

– Однако ты решительная молодая особа. Ну хорошо, я сделаю все, что от меня зависит. – Затем, когда Дани радостно улыбнулась, он добавил:

– Но ты не получишь возможности делать все только по-своему. Я хочу получить небольшую страховку на тот случай, если тебе не удастся превратить меня в мистера Доброе Сердце.

– Страховку? – удивленно спросила Дани. Он кивнул.

– Да, наши близость и интимность и будут моим самым надежным страховым полисом. Дело в том, что через две недели непрерывного общения со мной ты можешь решить, что слишком уж непреклонна в своих требованиях.

– Какие две недели? – в замешательстве спросила Дани. – Я все еще не понимаю.

– Мы уедем вдвоем и пробудем вместе следующие две недели, – холодно ответил Энтони. – У меня есть небольшой домик в горах, я изредка наведываюсь туда. Он полностью изолирован от внешнего мира, там даже нет телефона. Зато рядом небольшой пруд. Он всегда замерзает в это время года, так что мы сможем поддерживать тебя в форме и готовиться к Олимпиаде. – Он улыбнулся. – Но я тебя уверяю, ты не слишком устанешь от тренировок. Основную часть времени ты проведешь в постели.

– Ты полагаешь, это благоразумно? – нерешительно спросила Дани. – Ведь через две недели мне уже надо будет ехать в Калгари. Буду ли я готова?

– Теперь уже немного поздно думать об этом, не правда ли? Я сказал тебе, чему отдам предпочтение, если однажды займусь с тобой любовью. – Он не отрывал взгляда от ее манящих грудей, скрытых под черным свитером. – Ты для меня все, «золото» на втором месте. Ты сама выбрала.

– Ты так не думаешь, – ответила Дани. – Ты не меньше меня хочешь, чтобы я выиграла «золото». Ты не позволишь мне потерять его именно тогда, когда осталось сделать всего один шаг.

– Не позволю? – Энтони усмехнулся. – Откуда ты можешь знать, что сделает «незнакомец»? – Затем он пожал плечами:

– Думаю, что я прав насчет того, что ты слишком перетренирована. А если это так, то лучшее, что мы можем сделать, – немного отдохнуть. – Их глаза встретились. – Хотя, возможно, я просто придумываю себе оправдания, чтобы поместить тебя на то место, где я хотел видеть тебя все последние шесть лет. Ты понимаешь, что речь о моей постели, а не о пьедестале. Будет лучше, если ты все обдумаешь.

Дани отрицательно покачала головой.

– Я ничего не буду обдумывать. Ни минуты. Я верю тебе, Энтони.

– Хорошо, потому что я сам себе не верю, – сдержанно сказал он. – Надеюсь, ты не пожалеешь об этом.

– Я уверена, что не пожалею, – улыбаясь, ответила Дани. – Когда мы отправляемся?

– Завтра утром, – сказал он насмешливо. – Скорее в полдень. Мы же не собираемся рано лечь спать сегодня? – Его пальцы все выше приподнимали край свитера. – Грубая шерстяная ткань не раздражает твою нежную кожу?

– Я не обра… – Дани не успела договорить, как Энтони мгновенно стянул с нее свитер и отбросил его в сторону. Он подался вперед, его темная голова склонилась над ней, теплый влажный язык ласкал упругую грудь.

– Как ты думаешь, ведь так им наверняка лучше? – хрипло шептал он, нежно покусывая и посасывая розовые соски. Его рука медленно двигалась вверх по ее длинным стройным ногам, и вот он уже достиг заветной цели и продолжил свои восхитительные ласки. – Это то, что ты хотела?

Дани вздрагивала, когда он прикасался к ней с особенной чувственной силой, как будто посылая в нее электрический разряд.

– Да, это то, что я хотела. – Ей тяжело давался каждый вздох.

– Расслабься, – нежно прошептал Энтони ей на ухо. – Я хочу делать это бесконечно долго. Я хочу дать тебе столько удовольствия, чтобы ты потеряла рассудок. – Он медленно ласкал ее грудь, то увеличивая, то ослабляя силу пальцев. – Я хочу знать, что тебе нравится, а что нет. – Он нежно подул на ее соски. – Все, до малейшего прикосновения.

Дани почти физически ощущала жар, исходящий от его рук и достигающий ее самых сокровенных глубин.

– Ты хотел иметь именно такие гарантии, Энтони?

– О, да, – выдохнул он, сжав ее грудь в своих горячих ладонях. – Это наилучшие гарантии, которые я только мог получить.

6

Снегопад усилился. Но в любом случае пора уже было уходить с катка. Энтони сунул руки в теплые карманы своей куртки и вновь позвал Дани, которую стало плохо видно за белой завесой снежных хлопьев.

– Дани, достаточно! Пойдем в дом! – Он смотрел, как она завершает тренировку – Дани кружилась, как будто поверхность льда была гладкой, как стекло. На самом деле лед становился с каждой минутой все более рыхлым. Только Энтони раскрыл рот, чтобы вновь позвать ее, как она повернулась и махнула ему рукой, и слова застыли на его замерзших губах.

Господи, она была прекрасна, полна энергии и жизнелюбия. Дани вышла сегодня на лед в темно-синей юбочке и синем свитере, и, когда она выполняла вращение, ее рыжие волосы, разметавшиеся по плечам, казались солнцем на темном небе. Лицо пылало румянцем, а в глазах отражался мечтательный блеск. Энтони ощущал, как что-то таяло глубоко в его душе, и он вновь и вновь чувствовал болезненную нежность. Возможно, со временем боль пройдет и останется только нежность?

Дани чисто выполнила подряд несколько сложных прыжков, закончила тренировку вращением и поехала к нему. Хлопья снега кружились вокруг нее звездным покрывалом, но сейчас она была недосягаема для них. Ее темные глаза светились озорством, когда она выехала из этой пелены и остановилась, сделав коньками на льду небольшой росчерк.

– Привет! Я знаю, кто вы. Вы – Энтони Малик, и вы выиграли золотую медаль. И я тоже обязательно выиграю ее когда-нибудь. – Она сделала паузу. – И тогда все полюбят меня. – Ее лицо светилось. – Разве не так все происходило? А потом ты ответил…

Энтони знал, что Дани хотела ему сказать. О Господи, он действительно любил ее. Ему казалось, что маленькая девочка, какой она, в сущности, была, и роковая соблазнительница, которую она изображала сейчас, соединились в единое целое. Он так сильно любил ее, что иногда ему казалось, что это всецело поглощает его. Но почему ему так трудно говорить о любви?

– Нам лучше вернуться в дом, – сказал он сердито. – По радио передали, что днем начнется сильный снегопад и продлится до вечера. Тебе уже не удастся сегодня потренироваться. – Энтони приблизился, посадил Дани на скамейку, встал на колени и быстро расшнуровал коньки. – Температура тоже падает. Тебе следовало бы одеться потеплее.

– Мне и так не холодно, – рассеянно ответила она, глядя на темноволосую голову, склонившуюся над ее коньками. В его глазах была какая-то беззащитность и ранимость, когда она подъезжала к нему, и это заставило ее сердце забиться в надежде. Но сейчас он вновь замкнулся в себе, как это много раз случалось на протяжении недели, которую они прожили в его домике, и Дани считала, что уже должна бы привыкнуть к резким сменам его настроения. Она заметила, что, как только барьеры между ними начинали рушиться, Энтони тут же возводил новые. И это постоянно очень ранило ее, потому что с Энтони она была счастлива, а его упорство мешало им сблизиться.

– Наверное, только ты один замерз, – резко сказала она.

Энтони осторожно положил ее коньки в спортивную сумку. Все еще не поднимая головы, он надел ей на ноги ботинки.

– Нет, мне тоже не холодно, у меня очень теплая куртка, – ответил он, делая вид, что не понимает ее слов. Его рука медленно двигалась вверх по ее ноге, дразняще коснулась внутренней стороны бедра. Контраст между его теплом и ее холодной кожей вызвал волну возбуждения, и Дани почувствовала, что у нее прервалось дыхание. Голос Энтони звучал завораживающе.

– Не беспокойся, – шептал он, – тебе тоже станет тепло, когда мы вернемся в дом. – Он наклонился вперед и прикоснулся губами к ее прохладным коленям. – Тебе везде будет тепло, – продолжал нашептывать он, – и приятно, и…

Нет, она не могла позволить ему этого. Все всегда кончалось именно так, когда они были на грани ссоры. Он мастерски использовал секс, чтобы заставить ее забыть обо всем на свете. Он всегда дарил ей наслаждение, но сегодня этого не будет. Дани положила ему руку на голову и отвела ее назад, чтобы видеть глаза Энтони.

– Да, мне тепло, – сказала она медленно. – Мне тепло, потому что ты так много для меня значишь. Я ничего не могу с собой поделать. – Она смотрела на него очень серьезно. – Ты не хочешь первым произнести эти слова? Это поможет. Я люблю тебя. – Дани увидела сияние его глаз, в них было не то удовольствие, не то удивление, а может, и то и другое одновременно. – Но мне так одиноко в своей любви, мне нужна компания. Мне нужно, чтобы ты сказал, что тоже любишь меня.

Дани увидела на его напряженном лице отражение внутренней борьбы. Он быстро посмотрел в сторону и уклончиво спросил:

– А что означает «любить»? – Он встал на ноги и поднял ее сумку. – Ты прекрасная, умная и более чуткая, чем другие женщины, которых я знал. Я был бы идиотом, если бы не любил тебя.

– Черт возьми! – Голос Дани дрожал от возмущения. Она чувствовала себя так, как будто он дал ей пощечину. Ее глаза наполнились слезами. – Я устала от твоих проклятых уверток и твоих очаровательных сексуальных страховых полисов. Хоть раз ты можешь ответить мне прямо? – Она взбежала на холм, ее ботинки скользили по свежему снегу. Снежинки таяли на ее лице, превращаясь в капли, или это были слезы? Нет, она не должна плакать. Она не могла позволить Энтони причинить ей боль. Дани знала, что и он не хотел этого. Ей следовало бы быть более терпимой к нему, как она и старалась всегда, но сколько же можно биться о стену скрытности безо всякой надежды проломить ее?

Дани вбежала внутрь небольшого домика и быстро пересекла прихожую, направляясь в сауну. Она замерзла, но ее трясло скорее не от холода на улице, а от волнения. Энтони не преследовал ее, но Дани это не особенно удивляло. Он знал, что, если она так расстроена, ссоры не миновать. Возможно, он решил подождать, пока она успокоится, а потом войти и попытаться нежно утешить и рассмешить какой-нибудь забавной шуткой – универсальное средство, которое он всегда успешно применял. И кто знает, может быть, у него получится еще раз!

Когда эмоции немного улеглись, Дани заставила себя задуматься. На прошлой неделе она сделала открытие, что лучше уж быть вместе с таким вот Энтони, чем совсем без него. И любая ее угроза бросить его сейчас была полным блефом. Дани оставалось лишь надеяться, что он поверит: все козыри у нее на руках.

И она вошла в огромную ванную комнату, к которой примыкала и сауна. Дани быстро сбросила свою одежду на желтото-зеленый керамический пол. Она поднимет ее позже. Внезапно она вспомнила о педантичной аккуратности Энтони, совершенно противоположной ее собственной небрежности. Она подняла одежду и машинально повесила ее, как будто Энтони наблюдал за ней. Дани знала, что иногда своей беззаботностью действует ему на нервы, но он никогда ни словом, ни делом не показывал ей этого. Он принимал каждую грань ее личности без вопросов или критики. Почему же она не могла поступать так же? Это причиняло бы гораздо меньше боли им обоим.

Дани решила не заходить в обитую сосной кабинку сауны, а принять горячую ванну. Так она быстрее согреется. Именно то, что ей сейчас нужно. Она промерзла до мозга костей. Вода была очень горячей, когда Дани погрузилась в воду и откинула назад голову. Она закрыла глаза, и окутавшая ее вода понемногу успокаивала и утешала ее. Возможно, однажды она и примет его таким, какой он есть. Может быть, даже не будет иметь значения. случится это в следующем месяце или в следующем году.

– Дани!

Энтони в внезапно возник из пара и оказался рядом с ней. Дани поняла, что он опустился в ванну, почувствовав легкое движение воды. Она не слышала, как он вошел, но ничего странного в этом не было:

– Энтони всегда двигался с быстрой, бесшумной граций. Дани напряглась, продолжая лежать с закрытыми глазами.

– Уходи, – сухо сказала она. – Я не хочу тебя видеть. Не сейчас.

– Тогда не открывай глаза. Потому что я не собираюсь уходить. – Его руки охватывали ее и стали укачивать с бесконечной нежностью. – По правде говоря, я бы предпочел, чтобы ты их не открывала, так мне будет легче. – Он крепко обнял ее. – Только перестань плакать, ладно?

– Я не плачу, – возразила Дани. – Мне просто жарко.

– Правда? – Энтони нежно слизнул капельки пота с ее щеки. Затем он положил ее голову себе на плечо. – Я сомневаюсь в этом.

– Я хочу только одного – чтобы ты ушел, – неуверенно сказала Дани. Энтони успокаивающе гладил ее плечи и спину, и Дани чувствовала, что сердце тает. – Я сейчас не хочу заниматься сексом, – заставила она себя произнести.

– У нас никогда не было секса, – ответил Энтони приглушенно, прикоснувшись губами к ее лбу. – Мы занимались любовью. Я не особенный мастер говорить, но думал, ты понимаешь это. И я тоже не хочу. Не сейчас.

Она успокоилась.

– Не хочешь?

– Господи, каким же чудовищем ты меня считаешь? – В его голосе чувствовалась боль. – Думаешь, я не знаю, что тебе тяжело? Хочу успокоить тебя. Секс не занимает все сто процентов моего времени. – Он невесело рассмеялся. – Только девяносто пять.

– О, нет! – протестующе воскликнула она, попытавшись поднять голову, но Энтони не дал ей этого сделать, удерживая в том же положении. – Хотя я знаю, ты не можешь ничего поделать с собой.

– Дани, я не хочу вновь увидеть обвиняющий взгляд на твоем лице. Он разрывает мое сердце на куски. Поэтому мне лучше попытаться. – Голос Энтони перешел на сбивчивый шепот:

– Я… я люблю тебя, Дани.

На этот раз он не стал удерживать ее, и она, подняв голову, смотрела на Энтони широко раскрытыми испуганными глазами. Его лицо слегка побледнело, губы дрожали, но он не отводил взгляд.

– Ты уверен? – прошептала Дани. Тень раздражения набежала на его лицо.

– Если бы я не был уверен, думаешь, сказал бы это? – прорычал он. – У меня нет привычки признаваться в любви всем и каждому. Ты хочешь, чтобы я повторил?

Дани захлестнула волна счастья. О Господи, это же первая трещина в стене между ними! Дани пустилась бы в пляс, если бы Энтони не держал ее так крепко.

– Не надо. Я не хочу испытывать судьбу. Просто полчаса назад твои слова прозвучали несколько неубедительно. И я была бы довольна, если хотя бы раз в году ты повторял то, что сказал сейчас.

Энтони нежно коснулся ладонями ее щек.

– Я могу сделать кое-что получше. – Он крепко поцеловал ее, и это не было ни его победой, ни поражением, только волшебным порывом души. – Я думаю, что со временем у меня будет лучше получаться, и я смогу говорить тебе о любви как минимум три раза в год. – Он прикоснулся губами к ее векам, и Дани показалась, что это бабочка задела их крыльями. – Я люблю тебя, понимаешь? – произнес Энтони. – Видишь, я еще не заржавел.

– Не форсируй события, у тебя и так все отлично получается. – Дани со счастливой улыбкой прижалась к нему и легонько целовала в шею и плечи. – На сегодня более чем достаточно.

– Я рад, что ты так довольна, но все же не смогу объективно оценить твои слова, если они будут выражены с таким энтузиазмом, – сказал Энтони, посмеиваясь. – Я пытаюсь показать тебе, каким могу быть любящим и нежным, а не только похотливым.

Дани приподняла голову, чтобы взглянуть на него с улыбкой, и потом опять уютно устроилась на его плече. Энтони осторожно отодвинул волосы, закрывающие ее лицо, и продолжил:

– Давай, когда тебе надоест лежать в ванной, мы оденемся, сядем у камина и будем разговаривать, или играть в карты, или еще что-нибудь, что ты хочешь. Как тебе?

«Как приятно, – подумала Дани, – иметь иногда одни и те же желания и заботиться друг о друге. Как прекрасно то, что сказал Энтони: она любима!» Дани не обманывала себя относительно того, что уже победила, но тем не менее она выиграла очень важное сражение в этой войне.

– Ты здорово придумал насчет камина, – мечтательно ответила Дани, глубоко вдыхая легкий мужской запах, который окружал его. – Энтони? – Она заколебалась. – Что заставило тебя признаться? Почему сейчас?

После некоторой паузы он ответил:

– Я больше не мог выносить это. Все, что угодно, только бы не видеть то выражение на твоем лице. – Воспоминание внезапно нахлынуло на него, и он прошептал:

– Ты выглядела так, как будто я украл одну из твоих звезд.

– Звезд? – удивленно переспросила Дани. Энтони запечатлел поцелуй на ее лбу.

– Неважно. Не имеет значения.

* * *

– Я гораздо лучше стала выполнять все упражнения. – Дани бросила пальто на скамейку около входной двери и начала радостно носиться по комнате. – Я сама чувствую это. Я ощущала себя частью всего: льда, ветра, музыки. Всего.

Энтони закрыл за собой дверь и стянул с плеч куртку.

– Ты сегодня смотрелась гораздо лучше, чем вчера, – осторожно подтвердил он. – Но могла бы прыгнуть повыше…

– Черт возьми, Энтони, я все сделала как надо, – нетерпеливо прервала Дани. – Согласись. – Она наморщила нос. – А я соглашусь с тем, что ты был прав: я перетренировалась. Учти, мне тяжело дается компромисс – совсем не хочу добавлять тебе высокомерия.

Энтони поднял ее пальто и открыл шкаф, аккуратно повесил их одежду и положил туда спортивную сумку Дани.

– Ладно, согласен. Ты была порясающа. Довольна?

– Не очень. – Дани обхватила руками его голову и повернула к себе. – Я хочу видеть твое лицо, когда ты говоришь. – В ее глазах плясали веселые искорки. – Нет, я действительно идеально все выполнила сегодня?

– Если ты так же выступишь в Калгари, получишь золотую медаль и сможешь повесить ее дома на стену. – Он ласково провел пальцами по ее щекам. – Сегодня ты превзошла саму себя. Если бы у меня были тысячи золотых медалей, я бы все их отдал тебе. – Он склонился в шутливом поклоне. – Так лучше, любимая?

– Да, гораздо лучше, – смеясь, ответила Дани. Она крепко обняла его и пристально посмотрела в глаза. – Ты делаешь явные успехи в искусстве беседы с женщиной. Продолжай совершенствоваться. – Прежде чем Энтони успел обнять ее, Дани вновь пустилась радостно танцевать. – Я думаю, твое поведение заслуживает награды, – произнесла она, вновь приближаясь к нему. – Я сделаю тебе чашечку горячего шоколада перед ужином. – Она усмехнулась, притворяясь недовольной, но явно дразня его. – Я думаю, ты оценишь мою жертву. Я работала на льду целый день, как негр на плантации, а ты сидел на скамейке, развалившись, как хозяин, и презрительно наблюдал за мной.

– Каждый из нас играет свою роль, – медленно произнес Энтони, отворачиваясь и расправляя на вешалке ее пальто. – Я считаю, что мы очень хорошо сыграли властелина и рабыню.

– Я прошу тебя больше не убирать за мной мои вещи, – сказала Дани, когда он закрыл дверцы шкафа и вновь повернулся к ней. – Всегда чувствую себя при этом полной неряхой. – И на всякий случай она, защищаясь, быстро продолжила:

– Ты же знаешь, я бы все собрала и повесила, но чуть позже.

– Извини, я не думал, что тебе это не понравится. – Энтони обнял ее за талию и стал слегка подталкивать в направлении кухни, находящейся в задней части дома. – Впредь я попытаюсь выполнять твою просьбу, но не обещаю. Аккуратность въелась в меня накрепко. Первые двенадцать лет я прожил в крошечной двухкомнатной квартирке, которую мы снимали. Если бы я не убирал вещи на свои места, комнаты напоминали бы поле боя. – Его взгляд стал жестким. – Видит Бог, там и при убранных вещах было плохо.

В первый раз Дани слышала, чтобы Энтони рассказывал о своем детстве. Он никогда не скрывал, что вырос в бедности, но все детали своего воспитания он хранил в строжайшем секрете.

– Наверное, это ужасно, – задумчиво сказала Дани. – Моя небрежность сильно раздражает тебя.

– Никогда не раздражала, – удивленно ответил Энтони. – Делай так, как тебе нравится. Твои привычки так же естественны для тебя, как для меня – мои. Мы все развиваемся в соответствии с тем, как диктует нам среда, в которой мы живем.

– Но сам ты развился вопреки тому, что тебя окружало. Учитывая, что ты вырос в трущобах, ты не должен был подняться так высоки. Можно ли это объяснить?

– У меня было много других причин, кроме бедности, чтобы хотеть вырваться из моей среды, – уклончиво ответил Энтони. Он сел в углу и лениво вытянул ноги. – Так что ты там говорила насчет горячего шоколада, рабыня?

Вопрос был закрыт. Ничего не прояснилось, и Дани повернулась к буфету, раздраженно тряхнув головой. Она знала, что ей не следует быть столь нетерпеливой. В последние дни Энтони был более открытым и щедрым на теплые чувства, чем когда-либо раньше. Он рассказывал о своем руководстве «Дайнет», забавлял ее историями из жизни в «Шоу на льду». Он даже немного рассказал о самом Самюэле Дайнете, о том, как тот однажды увидел двенадцатилетнего Энтони, выступающего на соревнованиях, специально устроенных спонсорами для поиска талантливых ребят из бедных семей. Сразу после них Дайнет стал его покровителем, а позже взял к себе на работу. Но был ряд тем, которые Энтони не обсуждал. И одной из них была его жизнь до появления в ней Дайнета. Это почти сводило Дани с ума. Она часто думала, что поймет Энтони, как только узнает подробности его детства.

Она все еще знала только ту часть его жизни, которую Энтони сам разделил с ней. Дани была горячо признательна ему уже за то, что он с каждым днем становился теплее и мягче с ней. Но оставалось еще слишком много нерешенных проблем. И прежде всего близости их отношений мешало его фанатичное и упрямое убеждение, что признательности нет места в их отношениях. Его трясло от слов «ты нужен мне», а любое упоминание о Джеке Ковальте вызывало яростную ревность. В такие моменты Дани отчетливо понимала, как далеко еще им до полного взаимопонимания.

Она поставила на плиту небольшую кастрюльку и повернулась, чтобы взять молоко.

– Я уверена, что Дайнет много изменил в твоей жизни, появившись, как волшебник из ниоткуда, – как бы невзначай обронила Дани. – Судя по тому, что ты рассказал мне, похоже на историю Золушки в мужском варианте. – Она налила молоко в кастрюльку и включила слабый огонь. – Как твои родители отнеслись ко всему этому?

– Брось, Дани. – Энтони произнес это так жестко и язвительно, что она сжалась в комок и робко обернулась. Выражение его лица было еще более суровым, чем голос. Серо-зеленые глаза смотрели холодно и мрачно. – Сейчас у меня нет никакого желания подвергаться твоим любительским психологическим исследованиям.

– Я только хотела…

– Я знаю, что ты хотела, – грубо перебил он. – Оставь меня в покое! Ты как бультерьер: уж если вцепилась, то ни за что не выпустишь. Ты хочешь спасти меня от самого себя или что-нибудь еще вроде такой же чепухи? – Его улыбка была жесткой и неприятной. – Прежде чем ты начнешь изгонять из меня злых духов, я бы посоветовал тебе разобраться с собственными.

Дани осторожно сняла кастрюльку с огня и опять медленно повернулась к Энтони.

– Что ты имеешь в виду?

– Твой бесконечный поиск любви и одобрения. Все должны любить Дани Александер, так ведь? Бо, Марта, Ковальт, я. Мы все должны дарить тебе привязанность и внимание, которые ты никогда не получала от своих родителей. Даже «золото» не станет столь желанной наградой, как внимание всего мира. – Он резко засмеялся. – Это то, что ты сказала мне, помнишь? «Я собираюсь выиграть „золото“, и тогда все будут любить меня».

Дани молча стояла, скрестив на груди руки. Каждое слово ранило ее как острый нож. Зачем он это говорит? Может быть, так и есть, она более требовательна, чем другие? Требовательна к любому, потому что от каждого страстно желает получить внимание?

– Да, я помню, – прошептала она и внезапно побледнела. – Я думаю, что никогда даже не осознавала, что хочу этого.

Выражение лица Энтони изменилось. Он вскочил на ноги и быстро подошел к Дани.

– Потому что это не правда. – Он нежно обнял ее, и Дани почувствовала слабое облегчение. Энтони поцеловал ее в висок и стал гладить по голове, – как будто она была обиженной маленькой девочкой. – Ты хорошая и красивая и действительно любима всеми. Ты все принимаешь очень близко к сердцу, и каждая колкость ранит тебя. – Его голос успокаивал. – Что заставило тебя полюбить такого негодяя, как я?

– Но, возможно, ты прав, – встревоженно сказала Дани. – Я действительно…

– Я не прав, – резко перебил Энтони. – Ты рассердила меня, и я инстинктивно стал защищаться. – Он взял ее на руки и понес туда, где только что сидел. – К сожалению, мое поведение не всегда оправданно, бывают периоды, когда я живу по законам улицы. Там, где я вырос, любой удар, по правилам он был нанесен или нет, принимался с восторгом, если противник падал. – Энтони присел на краешек стула и стал укачивать Дани на руках. – Тебя я ударил определенно ниже пояса.

От его нежности боль постепенно стихала.

– Но достаточно эффективно, – неуверенно сказала Дани, прижавшись щекой к его груди. – От этого удара у меня перехватило дыхание.

– Знаю, я видел, – хрипло сказал Энтони. – Но поверь, мне было еще больнее. Я вел себя так неуклюже.

– Что я слышу! И это говорит наш сладкоголосый соловей и велеречивый дипломат.

– Не укоряй меня. – Он шутливо растрепал ее волосы. – Я забочусь о тебе.

– Мне казалось, что ты уже научился говорить то, о чем думаешь. – Дани нежно провела губами по его шее. – Скажи еще раз!

– Я люблю тебя. – Энтони еще крепче обнял ее. – Я действительно люблю тебя. Любимая, прости меня за все плохое, что я наговорил.

– Звучит очень убедительно. Ты нашел самые подходящие слова. Пожалуйста, продолжай в том же духе. Как ты заметил, мне частенько требуется слышать их.

– Я лучше все продемонстрирую. – Энтони нежно и дразняще потянул губами мочку ее уха. – Пойдем в постель.

Дани удивленно посмотрела на Энтони. Она не ожидала, что он предложит ей это. Ведь в его поведении не было ничего, кроме нежности. Ничего чувственного.

– Сейчас? – спросила она.

– Сейчас. Я хочу доставить тебе удовольствие, хочу, чтобы ты стерла из памяти мои гадкие слова. Наслаждение, которое ты получишь, заставит тебя забыть обо всем плохом. – Его голос звучал искренне. – Я не умею говорить красивые фразы, какие тебе нравятся, но я могу показать, что я чувствую. И в постели смогу это сделать наилучшим образом.

– Не спорю. – Ее глаза сияли, хотя голос был напряженным. – Но это не обязательно, ты знаешь. Мне бы не хотелось причинять тебе чрезмерные неудобства.

Энтони не обратил внимания на ее слова и сказал с еще большим чувством:

– Не думаю, что ты действительно понимала меня раньше. Речь не только о сексе. Когда мы занимаемся любовью, для меня это значит очень много, и я хочу наконец-то представить тебе мои чувства.

– Хорошо, пойдем, если это так важно для тебя, – глухо ответила Дани.

Энтони встал, все еще держа Дани на руках, и произнес, пристально глядя ей в глаза:

– Чертовски важно, – сказал он и быстро вышел из кухни, направляясь в спальню.

Позже, когда Дани вспоминала этот день, она всегда ощущала необычный взрыв чувств. Несколько часов были полны контрастов, как будто острые льдинки и мягкие облака сменяли друг друга в незабываемом вихре. Мягкий свет настольной лампы, падающий на лицо Энтони, делал его серо-зеленые глаза похожими на сверкающие искры. Дани чувствовала прикосновение горячих губ к своим бедрам. Его руки чутко отзывались на каждое ответное движение, Энтони путешествовал по ее телу с бесконечной нежностью, и от его волшебных ласк слезы переполняли ее.

Энтони знал, как доставить ей наслаждение, и он не торопился, то ускоряя, то замедляя темп и силу своих ласк, чтобы ее страсть возросла до наивысшей точки, той, где уже невозможно повернуть назад. А потом, когда они оба лежали бездыханные и переживали освобождение, дарованное им на вершине удовольствия, Энтони начинал сначала. И как будто издалека до нее доносился нежный шепот:

– Тебе нравится, любимая? Мне ласкать тебя здесь немного дольше? Мне нравится, когда ты вскрикиваешь. Я хочу услышать еще раз… О, да, эти звуки так сладостны. Скажи мне, если тебе это нравится. Так немного по-другому, но… Я знал, что тебе это понравится.

Это продолжалось и продолжалось. В его нежных страстных словах не было и следа обычной агрессивности. Он обещал, что доставит ей удовольствие, и старался почти с мальчишеским рвением. Казалось, Энтони восхищался каждым ее криком, вздохом и движением, и все время нежно, но твердо отказывался от робких попыток Дани помочь ему получить удовольствие.

Наступили сумерки, а за ними пришел и вечер. Энтони ласково играл волосами Дани, как будто причесывал их своими сильными и нежными пальцами.

– Ты видишь, делать у меня получается гораздо лучше, чем говорить.

– Не буду спорить, – слабым голосом ответила Дани. – Не боишься, что теперь я попрошу тебя никогда больше не раскрывать рот? – Она ласково потрепала его по плечу и шутливо продолжила:

– Только для той цели, которой ты так ловко добился несколько часов назад.

– Я знал, что ты оценишь, – довольно пробормотал Энтони. – Значит, тебе понравилось?

– О, конечно, – сладостно вздохнула Дани.

– Хорошо. – В голосе Энтони послышалось непонятное отчаяние. – Это то, что я хотел. Теперь, что бы ни случилось, ты будешь знать, на что я способен.

На мгновение Дани почувствовала, что в ней шевельнулось беспокойство. Эти минуты были так прекрасны, что ей не хотелось портить их. Но все же она сказала:

– Есть одна маленькая проблема. – Дани почувствовала, как напрягся Энтони, услышав эти слова.

– Я делаю что-нибудь такое, что тебе неприятно? – быстро спросил он.

– Смеешься? – Дани ожидала чего угодно, но только не этого. – Ты даже не можешь себе представить, в каком я восторге от твоих ласк. – Она сделала паузу. – Я бы все отдала, чтобы ты позволил мне подарить тебе такое же наслаждение.

– Когда-нибудь обязательно позволю, – облегченно вздохнув, ласково ответил Энтони. – Я запомню твое предложение. – Он помолчал несколько секунд. – Есть одна вещь, которую ты можешь для меня сделать. – В его голосе прозвучали озорные нотки.

– Правда? – осторожно спросила Дани. – И что же?

– Если ты считаешь, что я заслужил, то не могла бы ты принести мне мой горячий шоколад?

7

– Ты уверен, что нормально себя чувствуешь? – с тревогой спросила Дани, поставив чашку кофе на столик перед кроватью. – Ты едва притронулся к ужину.

– Я в порядке, – слегка раздраженно ответил Энтони, приподнимаясь в постели. – Ты уже третий раз за вечер спрашиваешь меня об этом. О чем ты беспокоишься? Просто я не голоден.

Дани вздрогнула. Острый, как бритва, тон Энтони причинял ей боль.

– Извини, – сказала она подавленно и села рядом с ним на кровать. – Но я спрашиваю потому, что ты молчал весь день и почти ничего не ел.

– Это вовсе не означает, что я на пороге смерти, – язвительно ответил он. – Как ты знаешь, есть много вещей, над которыми мне нужно подумать. Одна из них – как заставить тебя максимально концентрироваться на обязательных фигурах. Сегодня ты выполнила их просто безобразно. Нам нужно вернуться в Брайарклифф, а послезавтра ты поедешь в Калгари. Время вышло, а ты все еще ведешь себя так, как будто можешь позволить себе относиться к Олимпиаде как к школьным соревнованиям.

Дани рассердилась.

– Но ты же сам сказал мне, чтобы я не усердствовала с тренировками. Ты себе противоречишь! Невозможно сделать сразу две противоположные вещи.

– А ты не получишь ничего, если на соревнованиях запорешь обязательные фигуры. Судьи жестоки как черти, к тому же сама знаешь, что все они присуживают своим, так что не жди честности, что бы там ни говорил олимпийский комитет.

– Мне все это известно. – Ее губы дрожали. – И я знаю, что иногда становлюсь нетерпеливой и плохо выполняю обязательные фигуры. Но я думала, что в последнее время гораздо лучше стала делать их. Энтони, неужели все настолько плохо?

– Неидеально. – Он поднес ко рту чашку кофе и сделал глоток. С гримасой отвращения Энтони поставил чашку на блюдце. – Ужасно невкусно. Что ты туда добавила?

«Сегодня ему решительно ничего не нравится», – с обидой подумала Дани.

– В следующий раз я предложу тебе самому сделать кофе, раз ты такой специалист во всем.

– Отлично. Если не можешь сделать что-то так, как надо, лучше не делать вовсе, – отрезал он.

– Само великое совершенство снизошло до разговора со мной. Послушай, Энтони, нимб вокруг твоей головы никогда не тускнеет?

– Ну, только когда ты забываешь стереть с него пыль… – Он внезапно замолчал и тряхнул головой, как будто пытался избавиться от наваждения. – Господи помилуй, что это такое я говорю? – Он ласково погладил Дани по голове. – Ты права. Я выражаюсь как какой-нибудь третьесортный диктатор.

– В точности моя мысль. – Дани глубоко вздохнула. – И я не думаю, что сегодняшняя тренировка была полностью неудачной.

– Что? – Энтони посмотрел на нее отсутствующим взглядом. – Нет, ты все делала замечательно, – рассеянно ответил он, вставая с кровати. – Что-то в горле пересохло. Схожу на кухню и выпью стакан воды. – Он вышел из комнаты, а Дани недоуменно глядела ему вслед.

К вечеру ее недоумение возросло и окрепло. Ей стало абсолютно ясно, что с Энтони творится что-то неладное, несмотря на все его заверения в обратном. Его глаза неестественно блестели, а на щеках был нездоровый румянец. Он, очевидно, пытался контролировать свои мысли, но произносил не связанные между собой фразы и, казалось, витал где-то в облаках. И то, что это происходило с человеком столь острым и язвительным, как Энтони, испугало Дани больше, чем все другие произошедшие в нем перемены.

Так как она не могла уговорить его признаться, что с ним что-то случилось, Дани сослалась на усталость и сказала Энтони, что ляжет спать пораньше, надеясь, что тем самым даст ему возможность отдохнуть.

Когда она вышла из душа, Энтони уже лежал на краю их двуспальной кровати. Он не шевелился, глаза лихорадочно блестели на покрасневшем лице, темные волосы были взъерошены. Дани сбросила свой шелковый халат и скользнула под одеяло. В первый раз с тех пор, как они приехали сюда, он не пытался приставать к ней. Внезапно Дани почувствовала холод одиночества.

– Энтони? – прошептала она. – Я могу для тебя что-нибудь сделать? Может, дать тебе аспирин или принести горячий чай?

– Нет, – жестко ответил Энтони. – Я же сказал, что прекрасно себя чувствую. Выключи лампу.

– Но я же вижу, что ты обманываешь меня. – Дани чувствовала свою беспомощность. – Может быть, ты простудился?

– Я не простудился, – жестко ответил Энтони. – Ты выключишь этот проклятый свет или мне сделать это самому?

– Выключу. – Дани дотянулась до лампы, стоявшей на столике возле кровати, и повернула выключатель.

«Господи, но ведь Энтони врет. Почему он не признает этого и не дает помочь ему? А вдруг он серьезно заболел?» – Дани почувствовала, как щупальца страха сжали ее сердце. Как раз сейчас была эпидемия опасного гриппа, которому часто сопутствовало тяжелое воспаление легких.

– Энтони, почему…

– Со мной все в порядке, – перебил он и с ледяной вежливостью произнес:

– Спокойной ночи, Дани.

– Спокойной ночи, – горестно прошептала она в ответ.

Закрыв глаза, она почувствовала, что слезы текут по ее щекам. «Энтони не должен болеть, – подумала Дани. – Он выглядит таким беспомощным. Вдруг он умрет?» Энтони лежал пугающе неподвижно, и, даже не дотрагиваясь до него, Дани чувствовала, что у него сильный жар. Лихорадка?

Дани лежала, обуреваемая мрачными мыслями. Ей казалось, что прошли часы. Все же надо немного поспать. Вдруг она услышала, как Энтони нашептывает ей в ухо извинения, и недоуменно приподняла голову. Выражение лица Энтони было каким-то неестественным.

– Тебя трясет, – с тревогой сказала она, сев на постели и в смятении глядя на него. Дани дотронулась до его плеча – кожа была сухая и безумно горячая.

– Энтони, ты весь горишь. Нужно приложить мокрое полотенце.

– Не надо, – пробормотал он. – Я думал, что смогу победить болезнь. Иногда у меня получается. – Вдруг он сел и опустил ноги на пол. – Не беспокойся, я сам о себе позабочусь.

– Позаботишься о чем? – Дани включила свет и увидела, что Энтони одевается. Из-за странных некоординированных движений он с трудом попал ногами в штанины. У Дани перехватило дыхание.

– Пожалуйста, ложись в постель. Ты болен. Ради Бога, послушай меня!

– Со мной все будет в порядке, – пробормотал Энтони, натягивая свитер. Он стоял, немного покачиваясь. – Я позабочусь об этом.

Дани вскочила с кровати и накинула халат.

– Тебе станет еще хуже. Давай обратимся к врачу. Позволь мне помочь тебе, Энтони.

– Мне не нужна помощь. – Он достал из шкафа куртку и надел ее. – Мне никогда не нужна помощь.

– Сейчас нужна. – Дани попыталась помешать ему одеваться. – Ты не можешь уйти. Ты весь горишь. У тебя лихорадка. Вернись в постель и постарайся заснуть. А утром я поеду в ближайший город и привезу врача.

– Нет, я поеду. – Энтони вырвал у нее из рук свою куртку и быстро надел ее. – Иди спать. Завтра я пришлю за тобой Бо.

– Идти спать? – Дани не верила своим ушам. Как он мог подумать, что она спокойно пойдет спать, когда она вне себя от беспокойства?

– Тогда мы поедем месте. – С этим словами Дани достала из шкафа свитер и джинсы. Но Энтони уже вышел из спальни и быстро пересекал прихожую, направляясь к двери.

– Энтони, черт возьми! Подожди меня! – Дани схватила одежду и бросилась за ним. – Ты не можешь вести машину. Дорога слишком извилистая. Да еще под гору! Даже если бы ты хорошо себя чувствовал, было бы опасно ехать по ней в такой темноте. Энтони, в твоем состоянии это просто самоубийство! – Она схватила Энтони за плечо. Но он, не обращая на нее внимания, открыл входную дверь. Сильный порыв холодного воздуха ворвался в прихожую. – Ну почему ты не можешь уступить хотя бы один раз и позволить помочь тебе?! Даже сейчас, когда ты нуждаешься во мне?!

Он вырвался из ее объятий, повернулся и посмотрел на нее. Его взгляд был жестким, а голос резким и грубым.

– Ты не нужна мне. Мне никто не нужен сейчас и не будет нужен никогда. – Энтони вышел из домика и направился к гаражу. Дани ошеломленно смотрела ему вслед, сжимая в руках так и не надетые вещи. Затем она услышала мягкий звук работающего мотора и поняла, что Энтони действительно собирается ехать по смертельно опасной своими многочисленными крутыми поворотами горной дороге.

– Нет! – Дани выбежала на улицу и тоже устремилась к гаражу, но автомобиль уже отъехал и начинал набирать скорость. Дани побежала за ним. Ноги разъезжались на льду. Она упала, вскочила… – Энтони, остановись!

Машина ехала все быстрее, и Дани наконец остановилась, поняв, что преследование бесполезно. Из ее груди вырвался полный боли стон. Она даже не чувствовала слез, струившихся по лицу. Тонкий халат не мог защитить ее от порывов ветра, но Дани не замечала холода. Она высматривала в темноте огни автомобиля, но они уже скрылись за поворотом.

– Энтони!

* * *

Дани уже не плакала, но ее охватило какое-то безысходное оцепенение, когда на следующее утро в дверь позвонили. Она открыла и увидела на пороге Бо.

– Он добрался, – сказала Дани. Это было утверждение, а не вопрос. Энтони говорил, что пришлет за ней Бо, и он сдержал свое обещание. Если бы он упал в пропасть, тогда бы в дверь постучал дорожный патруль. Дани боялась услышать этот стук в течение всех кошмарных часов, которые прошли после отъезда Энтони.

– Да, он все-таки доехал, – с долей восхищения сказал Бо. – Хотя только одному Богу известно, как ему это удалось. Даже я с трудом преодолел некоторые повороты дороги, когда ехал сюда. – Он вошел в прихожую и закрыл за собой дверь. – Энтони позвонил мне из больницы, попросил забрать тебя отсюда и позаботиться обо всем.

– Из больницы? Энтони в больнице?

– Только на несколько дней, – поспешил успокоить ее Бо. – Он выйдет сразу же, как поправится. Обычно все длится не слишком долго. Особенно если Энтони не забыл хинин. – Бо ласково потрепал Дани по щеке. – Тебе будет приятно услышать, что он ни о ком не вспоминал, кроме тебя. Это совсем на него не похоже.

– Почему у него должен был быть с собой хинин? – спросила Дани, отстранив его руку. – Что с ним такое?

– Малярия, – удивленно ответил Бо.. – Неужели он не сказал тебе прошлой ночью?

– Нет, – понуро ответила Дани. – Он ничего не говорил мне. Малярия, о Господи! Но откуда она взялась?

– Он заразился несколько лет назад в Южной Америке, на гастролях «Шоу на льду». – Бо задумался, вспоминая ту поездку. – Я думаю, это случилось в Бразилии. В любом случае это чертовски неудачное приобретение. В таких случаях часто бывают рецидивы, потому что вирус держится в организме долгое время. Поэтому у Энтони всегда с собой хинин.

– Я не знала. Он никогда не говорил мне.

– Естественно, разве он когда-нибудь рассказывает о своих слабостях?

– Да, ты прав, – прошептала Дани. Отчаяние вновь охватило ее. – Энтони и мысли не допускал, что может быть хоть в чем-то уязвим. – Дани закрыла глаза. – Прошлой ночью он в любой момент мог потерять сознание. Страшно подумать, что это могло случиться в дороге.

Бо кивнул.

– Да, но поскольку ничего страшного не произошло, не думай об этом, – сказал он.

– Не буду больше. – «Да, действительно хватит», – подумала Дани. – В какой он больнице?

Бо помедлил, прежде чем ответить.

– Энтони просил меня не говорить тебе. Он хотел, чтобы мы поскорее приехали в Калгари. Там сделали новый каток, и надо успеть привыкнуть ко льду. Энтони сказал, что присоединится к нам через неделю.

– Думаю, этого и следовало ожидать. – Дани открыла глаза, и в них не было ничего, кроме грусти. – Он явится, когда полностью окрепнет, и никто не увидит ни трещинки в его броне. Даже я.

– Это не означает, что он боится показать себя слабым, – сказал Бо. Его лицо помрачнело. – Для него лучше, что почти никто не знает его слабые и сильные стороны. Он не хочет ставить тебя в такое положение, при котором ты обязана ему помогать. У Энтони на это свои причины.

– И тебе они известны, ведь так, Бо? – с горечью спросила Дани. – А мне нет. И после прошлой ночи сомневаюсь, что когда-нибудь узнаю их. – Она печально вздохнула. – Я на самом деле думала, что у меня есть шанс. – Дани обхватила себя руками, она никак не могла согреться. Интересно, сможет ли согреться ее душа после того, что она услышала от любимого: «Ты мне не нужна»?

– У тебя действительно есть шанс, – нежно сказал Бо. – Я знаю Энтони немного больше, чем ты. Мы вместе прошли через многое. Дай ему время, Дани.

– Он мог умереть прошлой ночью, – запальчиво воскликнула Дани. Глаза ее сверкнули. – Или упасть с этой чертовой горы, и все потому, что не захотел принять помощь! Ты можешь вообразить, через что я прошла?

– Он был очень болен, – мягко возразил Бо. – Плохо соображал. Ты не могла ожидать, что Энтони будет действовать разумно.

– Ему никогда не было так скверно. Если уж он тогда не позволил мне помочь ему, то уже никогда не позволит. Не думаю, что смогу пережить это еще раз. И мне не нужен человек, который делит со мной только радость и отказывается разделить свою печаль. Я не смогу довольствоваться Энтони-все-в-порядке. – Дани пожала плечами и глубоко вздохнула, давая выход напряжению. – Извини, Бо. Ты ничем не можешь помочь, и я не имею права плакаться тебе в жилетку. – Она повернулась и пошла в спальню. – Дай мне полчаса. Я оденусь и упакую вещи. А ты пока выключи отопление в котельной.

– Хорошо, – рассеянно ответил Бо, провожая ее задумчивым взглядом, когда Дани поднималась по лестнице.

Пока они не вернулись в Брайарклифф, Бо даже не пытался поднять настроение Дани. Он всю дорогу молчал, сосредоточенно обдумывая ее слова. Он решился переубедить ее, когда Дани решительно поднималась в свою комнату.

– Мне не нравится ход твоих рассуждений, Дани, – сказал он вдруг. Она остановилась. – Я знаю, что Энтони причинил тебе боль, но не отгораживайся от него. Ты на моих глазах буквально ожесточилась. – Он печально улыбнулся. – Не надо, Дани. Среди нас и так достаточно людей с израненными душами.

Дани обернулась и посмотрела на него.

– Но ведь не ты, Бо, – мягко сказала она. – Ты – само тепло и доброта.

Он отрицательно покачал головой.

– Ты видишь то, что хочешь видеть. – Бо усмехнулся. – В сущности, я не слишком отличаюсь от того неугомонного человека, каким был семь лет назад. Может быть, лишь немного повзрослел и лучше понимаю сам себя.

Их взгляды встретились. На мгновение глаза Бо сверкнули какой-то неистовостью, и в них появились золотые вспышки. Дани вспомнила слова Луизы «золотоглазый дьявол» и улыбнулась. Затем его взгляд потух, и он вновь стал добродушным и преданным Бо.

– Я могу быть безжалостным и циничным, как Энтони, но по-своему. Ты же всегда видела во мне надежного старшего брата. – Он насмешливо поклонился. – Могу добавить, что с этой стороны меня знает единственная в мире женщина – ты.

– Ты не убедишь меня, и сам это отлично знаешь. – Улыбка на ее лице погасла. – Ничего общего с Энтони, ты не поступишь так, как поступил он прошлой ночью. В нем нет ни капли человечности, он никому не доверяет.

– Иногда люди, чьи чувства очень обострены, ведут себя очень странно, совершая ужасные ошибки, – спокойно заметил Бо. – И им самим бывает больнее всего. Не пытайся водрузить меня на пьедестал. – Он горько улыбнулся. – Мне всегда легче быть обаятельным моложавым джентльменом, которого ничто не волнует. Подозреваю, что с Энтони все наоборот: он чересчур переживает и усложняет все происходящее.

– Мне с ним так же непросто, как, видимо, и ему со мной, – обреченно произнесла Дани. – И я пыталась победить в заведомо проигранной битве. Энтони прошлой ночью сказал, что я никогда не была нужна ему. И я поверила. А сегодня еще больше убеждаюсь в том, что это правда.

– О черт! – Бо нервно провел рукой по волосам. – Вы оба должны все исправить. Если я скажу номер больницы, ты навестишь его и позволишь ему по крайней мере поговорить с тобой?

– Не боишься навлечь на себя гнев Энтони? – насмешливо спросила Дани.

– Я уже говорил, что никогда не боялся его. – Бо твердо посмотрел ей в глаза. – Я многим обязан ему, но это совершенно другая ситуация. Ты хочешь узнать номер больницы?

Дани отрицательно покачала головой.

– Нет, не думаю. Энтони мне уже все объяснил. – Она сделала попытку улыбнуться. – А я не настолько люблю подобные высказывания, чтобы услышать их вновь.

– Дани…

– Нет! – Она попыталась смягчить резкость своего тона. – Я не хочу разговаривать с ним. – Она собралась было уйти, но вновь повернулась к Бо.

– Однако я бы хотела поговорить кое с кем другим. Найди мне телефон юриста Энтони. Его имя не то Донлеви, не то Доннели, в общем, что-то в этом роде.

– Даннели, – уточнил Бо. – Что ты хочешь ему сказать?

– Нам нужно обсудить очень важную вещь, прежде чем я уеду в Калгари.

– Но мы же собирались выехать сразу, – нахмурившись, сказал Бо. – Твое дело не может подождать до нашего возвращения?

– Нет. Я сомневаюсь, что мы сюда вернемся. – Дани отвернулась и пошла вверх по лестнице. – Мне нужно встретиться с ним немедленно, беседа не займет много времени. Если ты уговоришь его приехать сегодня в Брайарклифф, то, возможно, мы вылетим в Калгари уже вечером.

8

– Бо ищет тебя уже два часа, – сказала Марта, как только Дани вошла в свой номер в гостинице. Они планировали пообедать вместе с Бо. – Ему не нравится твоя идея в одиночку гулять по Калгари, – нахмурившись, продолжала Марта. – И мне, кстати, тоже. Никто не может гарантировать, что группа свихнувшихся террористов не решит использовать Олимпийские игры, чтобы добиться своих гнусных целей. Ты помнишь, что случилось на Олимпиаде в Мюнхене?

– Пытаюсь не вспоминать, – с дрожью в голосе ответила Дани, снимая пальто. – Мне становится не по себе, когда я думаю об одиннадцати мертвых израильских спортсменах. Кроме того, я не собиралась гулять. Просто после утренней тренировки решила посмотреть на горнолыжников. – Ее лицо расплылось в довольной улыбке. – Мы выиграли «золото». Это же здорово, Марта!

– Я знаю. Видела по телевизору. – Марта с нежностью посмотрела на светящееся радостью лицо Дани. «Как приятно видеть ее ожившей», – подумала она. Всю последнюю неделю с момента их приезда в Калгари Дани напоминала зомби, и оба они – Бо и Марта – ужасно беспокоились за нее. – Он прекрасно выступил, правда?

– Да, чудесно, – подтвердила Дани. Она подошла к шкафу и достала вешалку. – «Мы», – повторила она мечтательно. – Я сказала: "Мы выиграли «золото», и, знаешь, мне казалось, что я стою на пьедестале и смотрю, как медленно поднимается флаг. Меня просто распирало от гордости. – Дани повесила в шкаф пальто, закрыла дверцу и прислонилась к ней спиной. Она все еще видела возносящийся вверх звездно-полосатый флаг и слышала триумфальную мелодию национального гимна. – У меня потекли слезы, – сказала Дани дрогнувшим голосом. – Ты знаешь, я вдруг осознала, что на соревнованиях представляю не только себя, но и мою страну. Я знаю, патриотизм сейчас считается чем-то старомодным, но в такие моменты я действительно чувствую себя патриоткой. – Мимолетная тень пробежала вдруг по ее лицу. – Энтони как-то сказал мне, что, когда я выиграю «золото», это будет словно подкуп всего мира, чтобы все полюбили меня. Думаю, отчасти это так и есть. – Дани выпрямилась и расправила плечи. – Но сейчас все изменилось. Есть много причин, по которым я хочу выиграть «золото», но всеобщая любовь и признание – не из их числа.

– Энтони не должен был говорить такое, – жестко сказала Марта.

– Тогда меня это очень ранило, как вообще часто ранит правда. – Дани села на стул напротив сидящей на диване Марты. – Но заставило задуматься, – сказала она. – На прошлой неделе я о многом успела подумать. И, возможно, чуть-чуть повзрослела. – Она печально улыбнулась. – Раньше я полагала, что была вполне зрелой и мудрой. – Дани усмехнулась. – Я была даже самодовольной. – Она поднял а руку, остановив попытавшуюся протестовать Марту. – Даже слишком самодовольной. И столь эгоистична, что не принимала ничьих точек зрения, кроме своей собственной. Я принимала ваши с Бо заботу и поддержку как нечто должное. Возмущалась, что меня считают Галатеей, но, возможно, мне действительно был нужен Пигмалион. На самом деле я не была личностью.

– А сейчас ты ею стала? – немного насмешливо спросила Марта.

Дани отрицательно покачала головой.

– Нет. Дай мне еще двадцать или тридцать лет, и тогда я, возможно, смогу ответить утвердительно.

– Если ты хочешь, чтобы у тебя были эти двадцать или тридцать лет, то следует с осторожностью относиться к таким одиноким прогулкам по городу, – сухо сказала Марта. – Твоя безопасность – часть нашей работы, а ты не даешь нам выполнять ее.

– Ерунда. Бо – мой тренер, ты – моя массажистка. Никто из вас не отвечает за мою безопасность.

– Да что ты? – Марта скептически подняла бровь. – А тебе никогда не приходило в голову, что массажисту вовсе не обязательно следовать по пятам за своей подопечной? Когда Энтони нанимал меня, его прежде всего привлекал тот факт, что я являюсь офицером безопасности Женской вспомогательной службы сухопутных войск США, а уж потом мои умения в области физиотерапии. Он ясно дал понять, что моя главная обязанность – быть не массажистом, а телохранителем.

– Господи, открытия сыплются на меня как из рога изобилия! Как, интересно, мне должно было прийти это в голову? – Дани изумленно смотрела на Марту. – Да, зная Энтони, так и должно быть. Он большой любитель воздвигать защитные сооружения.

– Пойми – подобные сооружения построены вокруг тебя потому, что Энтони искренне обеспокоен твоей безопасностью, – убежденно проговорила Марта. – Ты всегда на глазах у публики, к тому же твой опекун очень богатый человек. Такое сочетание может оказаться довольно опасным для совсем молодой девушки. Энтони хотел быть уверенным, что и без него ты в такой же безопасности, как если бы он был рядом.

– Почему ты не говорила мне об этом раньше?

– Не было необходимости, – хладнокровно ответила Марта. – Зачем тебе думать о чем-то, что могло бы и не произойти? Слава Богу, ничего и не случилось. К счастью, мне пришлось быть только твоим массажистом. И твоей подругой, надеюсь.

– О, конечно, – с признательностью в голосе ответила Дани, пожимая ее сильную руку. – Прежде всего – моей подругой, Марта. – Дани попыталась сдержать слезы. – Я была счастлива последние шесть лет гораздо больше, чем выпадает порой другим людям.

Марта взволнованно переплела пальцы.

– Давай постараемся, чтобы так все и оставалось. Мы четверо – отличная команда. – Она потянулась к телефону на низеньком столике, стоящем возле ее кровати. – Бо сейчас у себя в номере в Олимпийской деревне. Надо сообщить ему, что ты жива и здорова. Он звонил уже несколько раз. Думаю, он волнуется за тебя.

«Четверо», – подумала Дани. Несколько секунд она чувствовала острую боль. Но только несколько секунд, не дольше. «Уже не четверо. С этого момента их осталось только трое». Она подняла подбородок и улыбнулась решительно и лучезарно. – Да уж, лучше позвонить. Мы же не хотим, чтобы наш Бо переживал и нервничал. Это испортит его имидж невозмутимого человека.

Дани сидела и отрешенно наблюдала, как Марта набирает номер и что-то говорит в трубку. Она хорошо поработала утром, и обязательные фигуры ей удались лучше, чем вчера. Она прекрасно выступит. Все, что надо делать, – продолжать жить день за днем, мгновение за мгновением. Энтони и ее любовь дали ей силу, и она может вынести все, даже жизнь без него.

– Дани!

Она посмотрела на Марту, которая прикрыла трубку рукой. Ее лицо выражало крайнюю озабоченность, которая заставила Дани внутренне напрячься.

– Бо велел сказать тебе, что ему звонил Энтони из Солт-Лейк-Сити. Это было примерно часа три назад. В Калгари он прилетит в пять тридцать.

Дани взглянула на часы.

– Уже почти половина седьмого, – спокойно сказала она. «Как странно: у меня такой ровный голос, хотя сердце готово вырваться из груди», – она не могла до конца понять, рада или нет приезду Энтони.

Дани встала.

– Надо бы привести себя в порядок, – сказала она и быстро направилась к двери ванной. – Иначе Энтони подумает, что я – плод его воспаленного воображения. Ветер на склонах просто разорвал меня на куски. – Дани чувствовала, что говорит слишком быстро. Поэтому она попыталась безмятежно улыбнуться. – Скажи мне, когда он…

В дверь постучали настойчиво и решительно.

– Не думаю, что мне придется звать тебя, – сказала Марта. – Так стучит только Энтони. И я намереваюсь удалиться, а ты сама откроешь дверь. Мне кажется, я здесь лишняя. – Она прошла в спальню, по пути легонько подтолкнув Дани к входной двери. – Давай, детка. Элиза Дулиттл тоже частично ссорилась с профессором Хиггинсом. Все может оказаться гораздо проще, чем ты думаешь.

Марта оказалась права. На какое-то мгновение Дани действительно почувствовала себя простой цветочницей Элизой Дулиттл до ее встречи с профессором Хиггинсом, а этого нельзя было допускать. Поэтому Дани решительным шагом подошла к двери и открыла ее.

Энтони выглядел гораздо хуже, чем обычно. Он казался похудевшим и бледным в темном деловом костюме и узком пальто. Лицо было желтого цвета, вместо привычного бронзового. Дани почувствовала, что ее броня дала трещину. «Неужели он был так болен?» – с тревогой подумала она.

Но, во всяком случае, в его поведении не было и намека на слабость или болезнь. В серо-зеленых глазах сверкали искры, и энергия переполняла его.

– Привет, Дани! – невозмутимо произнес он, входя в номер и закрывая за собой дверь. – Вижу, ты благополучно добралась до гостиницы. С твоей стороны было не слишком красиво заставлять Бо и Марту волноваться и исчезать, не предупредив их о своей любви к прогулкам без сопровождения.

– Но ничего же не произошло, – обиженно воскликнула Дани. Энтони какие-то секунды не смотрел на нее, оглядывая комнату, и Дани успела прийти в себя. – Ты прав, – спокойно сказала она. – В следующий раз я скажу им, куда собираюсь пойти. – Она повернулась и остановилась на середине комнаты. – Присаживайся. Ты скверно выглядишь, Энтони. По-моему, тебе было бы лучше еще какое-то время побыть в больнице.

– Я вышел оттуда три дня назад, – ответил Энтони нетерпеливо. Он снял свое угольно-серое пальто и бросил его на диван. Дани почувствовала смутную тревогу. Энтони определенно не похож на себя: не было и намека на его обычную холодность, напротив, становилось очевидным, что его охватывает гнев. – Я пытался разобраться со своими делами, надеясь покончить с ними, чтобы успеть сюда к твоей короткой программе.

– Это будет только послезавтра, – сказала Дани. – Обязательные фигуры у меня получались лучше, чем мы ожидали. – Дани сделала паузу, а потом торопливо продолжила:

– Нора Шмидт из Германии пока идет первой, но мне нужно совсем немного, чтобы догнать ее. Если я хорошо откатаю короткую программу, то к произвольным выступлениям подойду со вторым местом. – «Говори медленнее, – приказала себе Дани, – не дай ему увидеть, как ты расстроена». – А если учесть, что произвольная программа дает пятьдесят процентов общей суммы баллов, у меня очень неплохие шансы на первое место. Ты знаешь, я ведь сильна именно в произвольной программе.

– Да, мне известно все, что произошло. – Голос Энтони звенел. – Можешь не продолжать. Сейчас речь пойдет о другом. Бо держал меня в курсе событий. Так что будь любезна объяснить визит ко мне мистера Данелли сегодня утром.

– Он пришел к тебе только сегодня? – Дани в замешательстве положила руку на спинку стула. – Я думала, он навестит тебя раньше. Он казался таким компетентным и исполнительным человеком.

– Он такой и есть, – жестко ответил Энтони. – Он не пришел сразу же, так как думал, что я знаю о твоих действиях. Не так уж часто человек получает поместье ценой в несколько миллионов долларов и ничего не знает об этом. – Энтони улыбнулся. – Я уж не говорю о трогательной долговой расписке на двести тысяч долларов. Данелли был восхищен твоей честностью и ответственностью. Поэтому бедняга никак не мог понять, почему я так возмутился.

– Я уже объясняла тебе, почему не могу принять Брайарклифф, – сказала Дани, внимательно разглядывая след на обивке стула, который оставлял ее ноготок. Господи, все оказалось гораздо сложнее, чем она себе представляла. Боль возрастала с каждой секундой. – И я должна тебе деньги, которые ты вложил в меня за все эти годы. Возможно, сумма на самом деле больше, чем написали в газетах. Если бы твои финансовые дела вел специалист…

– Замолчи! – гневно воскликнул Энтони. Глаза его метали молнии. – Ты сама выглядишь как бухгалтер, педантично подводящий баланс. Ты думала, я не пойму, что означает твое очень дорогое прощальное письмо, которое ты передала через Данелли, – этот трогательный знак прощания? – Он глубоко вздохнул и попытался взять себя в руки. – Тебе стоило многих трудов сделать красивый жест. Жаль только, что все было напрасно. Оба твоих «официальных документа» отправлены в огонь.

– Тебе не следовало так поступать, – рассерженно сказала Дани. – Значит, мне придется составить все документы во второй раз.

– Черта с два ты это сделаешь! – Энтони сжал кулаки. – Впредь я не принимаю от тебя никаких дурацких бумажек, официальные они или нет. – Он медленно разжал пальцы. – Нам, очевидно, придется обсудить это. – Затем он сделал паузу, давая понять, что вопрос закрыт, и продолжил уже совершенно другим тоном:

– Я заключил из намеков Бо, что ты очень расстроилась из-за моей болезни. Послушай, Дани, извини, что причинил тебе столько беспокойства. Я почти не помню, что произошло той ночью, но понимаю, что больной человек не слишком привлекателен. Я пытался…

– Не слишком привлекателен?! – Дани задохнулась от возмущения. – Да разве тогда я думала о твоей привлекательности? Я хотела помочь тебе. Я сделала бы для этого все, понимаешь? Все! Какой же эгоисткой ты меня считаешь!

Его лицо просветлело.

– Ты знаешь, какой женщиной я тебя считаю. Я более чем ясно дал тебе понять.

– О, да. Куда уж яснее, – раздраженно ответила Дани. – Ты якобы любишь меня. Научился произносить красивые слова, но не знаешь, что они означают. Ты доказал это на прошлой неделе и вновь доказываешь сейчас.

– Потому что я хотел избавить тебя от проблем. Ухаживать за больным малярией трудно и неприятно.

– Кто сказал тебе, что я хочу только приятного? Мне лишь нужно знать, что именно ты готов разделить со мной. Я хочу быть уверена, что мы будем вместе не только в хорошие времена, но и в трудные. Ты не понимаешь этого, Энтони? Не понимаешь? Ты думал, мне будет достаточно только наслаждаться общением с тобой и позволять тебе брать на себя одного всю ответственность и одному принимать удары судьбы, как ты всегда это делаешь? – Дани сорвалась на крик. – Ты мог умереть той ночью. Если бы ты висел над пропастью, упав с проклятой горы, по которой мчался, и я бы протянула руку, чтобы помочь, ты бы отвернулся. Ты предпочел, чтобы я прошла через ад ожидания, гадая, увижу ли тебя когда-нибудь. – Ее глаза горели. – Я не собираюсь быть безучастным зрителем и позволить тебе так поступить со мной еще раз. Ни за что! Ты почти уничтожил меня той ночью. Ты сказал, что я никогда не была тебе нужна и не буду. Ладно. Я одна стану нести эту ношу, но я не смогу жить в таком замкнутом пространстве, в каком живешь ты. Я должна научиться не нуждаться в тебе, жить без тебя. – Она сделала паузу. – И для меня это означает научиться не любить тебя.

– Так. Все вернулось на свои места, – холодно сказал Энтони. – Ты указала мне на дверь. Конечно, я не собираюсь соглашаться с этим. Я уже говорил, что впредь ты будешь принадлежать мне. И никакие твои слова не изменят моего решения. – Энтони горько усмехнулся и продолжил:

– Боюсь, что у меня нет твоих способностей управлять своими чувствами. Я не могу приказать себе, любить мне кого-то или нет. Я не могу разлюбить тебя, если моя любовь причиняет мне боль. Любовь не зависит от моих желаний. Она есть, и она не кончается.

Энтони шагнул вперед и порывисто сжал Дани в своих объятиях.

– Я думаю, что и ты не перестала любить меня. И даже если ты можешь перестать любить, то все равно будешь хотеть меня. – Он внезапно привлек ее к себе и победно улыбнулся, почувствовав трепет ответного желания, пронзившего ее.

– Вот видишь, страховка, которую я получил, приносит дивиденды. Откажешься от меня – и долгие бессонные ночи посвятишь воспоминаниям о нашей любви и мечтам, чтобы это повторялось еще и еще.

Энтони мягко ласкал ее грудь сквозь тонкий свитер, облегавший ее тело.

– Ты будешь испытывать трепет желания до тех пор, пока я вновь не окажусь в постели рядом с тобой. – Он смотрел на нее своим гипнотическим взглядом. – Готов держать пари, что ты уже готова к этому так же, как и я, Дани.

Она покраснела. Энтони удовлетворенно улыбнулся, но какая-то горечь появилась одновременно с радостью.

– Видишь, я был прав.

– Я смогу преодолеть свои желания, – отчаянно сказала Дани.

Энтони отрицательно покачал головой.

– Нет, не сможешь. Есть одна причина, по которой тебе не удастся этого сделать. Всякий раз, куда бы ты ни пошла, в какую бы сторону ни посмотрела, я буду являться тебе. Я стану тенью позади тебя и твоим возмездием. Не пройдет и месяца, как ты вернешься в мою постель.

– Нет, – обессиленно прошептала Дани. – Ты проиграешь.

– Возможно, ты в силах победить кого угодно, но со мной тебе не справиться. – Его серо-зеленые глаза стали холоднее льда. Он нежно сжал ее грудь, и Дани почувствовала огонь, все сильнее разгорающийся внизу живота. – Я думаю, ты ощутишь разницу между мною и остальными, когда решишь сразиться со мной. – Он убрал руку и отступил назад. – Уже слишком поздно убегать от меня, Дани. Я последую за тобой. Всю свою жизнь я буду стоять или за твоей спиной, или рядом с тобой. Выбирай. – Он взял свое пальто и перекинул его через руку. – Не беспокойся, я не потревожу тебя, пока мы в Калгари. Я даже не буду пытаться увидеть тебя до тех пор, пока не кончатся соревнования. – Он направился к двери. – Я хочу, чтобы ты полностью сконцентрировалась на тренировках. Я могу и подождать, чему прекрасно научился за прошедшие годы.

– Тебе от этого будет плохо, – в отчаянии ответила Дани.

– А я думаю, что нет. – Он повернулся к двери, и на мгновение его глаза потеряли свою холодность, и в них промелькнули незащищенность и боль. – И ты не права. Если бы ты протянула мне руку, чтобы удержать меня от падения в пропасть, я бы тут же схватился за нее и попытался выбраться. Теперь я не позволю даже смерти разлучить нас.

* * *

Немецкая фигуристка легко и грациозно выполнила пируэт, который до недавней поры удавался только бельгийке Дениз Бильман, поразив всех наблюдавших за нею своей силой и прекрасной координацией движений.

– Она похожа на лебедя, – прошептала Дани на ухо Бо, когда они стояли и смотрели, как Нора Шмидт выполняет короткую программу. – И она очень сильная. Я заметила это в Брюсселе в прошлом году, когда она заняла третье место на чемпионате мира. Ее произвольная программа будет еще лучше, чем короткая.

– Не так уж она и хороша, – фыркнула Марта, тоже наблюдавшая за Норой. – У нее слишком длинные ноги – выглядит как цапля.

– Про Марджи Брендон ты говорила, что она как корова на льду, – мягко сказала Дани. – Скоро у нас соберется целый зверинец.

– Да, и я оказалась права: Брендон только четырнадцатая после обязательной.

– Программа Шмидт была практически безупречна. – Бо озабоченно кусал губы, глядя на темноволосую фигуристку, заканчивающую выступление прекрасно выполненным тройным прыжком. – Классический стиль в соединении с превосходной техникой скорее всего удержит ее на первом месте. Я надеялся, что она нечисто откатает, и тогда у тебя был бы шанс стать первой по результатам предыдущих этапов. Это сняло бы камень с твоей души.

Дани пожала плечами.

– Да, но мы не в таком уж плохом положении. – Она сделала кислую мину. – И все будет еще лучше, если я не запорю программу. – Напоследок она окинула взглядом свое небесно-голубое платье. – Я следующая?

– Да, сразу после вторых оценок Шмидт выходи на лед, – ответил Бо. – И ты все сделаешь нормально. Ты и Скарлетт – вы обе рождены для борьбы, ты помнишь?

– Как я могла забыть? – вздохнув, ответила Дани. Затем она наконец решилась спросить о том, о чем старалась не думать весь день:

– Послушай, Бо, Энтони здесь?

Бо ответил не сразу.

– Здесь, – наконец выдавил он. – Энтони решил не заходить к тебе в раздевалку. Он в первом ряду, напротив нас. Теперь ты будешь нервничать, зная, что Энтони на тебя смотрит?

– Не бойся, не разволнуюсь, – улыбнувшись, спокойно ответила Дани, медленно обводя глазами ряды зрительских мест. Она хотела знать, где именно сидит Энтони, но не солгала, сказав, что его присутствие не будет беспокоить ее. В их отношениях многое изменилось, но одно все же осталось неизменным: он все так же будет поддерживать ее, радоваться успехам. Она чувствовала, что наполняется силой от этих мыслей. – Его присутствие только поможет мне.

Дани услышала гром аплодисментов, когда на табло появились оценки немецкой фигуристки за артистичность.

– Она на первом месте, – сказал Бо, слегка подталкивая Дани ко льду – Теперь иди и завоюй второе.

Короткая программа Дани была задумана как энергичный, сверкающий фейерверк, показывающий техническое мастерство и сложную работу ног. Дани чувствовала, что публика откликнулась на ее шутливую программу. Величавые и плавные классические движения не для нее. Дани скорее воспринималась как маленькая озорная девчонка, рисующаяся перед взрослыми, чем томная мечтательная барышня. Симпатичное лицо отражало всю ее яркость и живость, и зрители начали хлопать в такт музыке, сначала негромко, а потом все сильнее и сильнее, и на многих лицах можно было заметить такие же, как и у самой Дани, задорные улыбки.

Она хотела, чтобы это длилось целую вечность, но выступление, завершенное идеально выполненным двойным акселем, оказалось слишком коротким для того, чтобы полностью насладиться своим единением с публикой. Дани стояла в центре катка, у нее перехватывало дыхание, щеки пылали, а темные глаза светились радостью, когда она подняла руки в знак благодарности за шквал аплодисментов, которыми ее наградила публика. Сейчас, купаясь в лучах всеобщего признания, она могла спокойно осмотреться в поисках Энтони.

Он сидел тихо, не аплодируя, как все остальные. Но… его глаза!

Гордость, любовь и необычайная грусть одновременно читались на его лице. У Дани комок подступил к горлу, и щемящая нежность пришла на смену эйфории, которая охватывала ее еще секунду назад. Она быстро отвернулась и поехала к Бо и Марте. Бо поцеловал ее в нос.

– Ты двигалась так чудесно, будто одинокое облако плыло по небу в горячий летний день. – Бо посмотрел на табло и прокомментировал для Дани, которая пыталась отдышаться:

– Оценки за технику. Все судьи поставили хорошие, кроме арбитра из Германии. Он поставил 5, 5. По крайней мере теперь он не осмелится занизить балл за артистичность: предвзятость будет слишком очевидна.

– И кроме того, зрители повесят его, – сурово сказала Марта. – Я лично выбью скамейку из-под его ног.

Дани опиралась на руку Бо, чтобы удерживать равновесие, стоя на острых лезвиях своих коньков, и не отрывала взволнованного взгляда от табло в ожидании оценок за артистичность.

– Будут ли они достаточно высоки? – Дани нервно кусала губы. – Та оценка 5.5 очень сильно тянет вниз общую сумму баллов.

Бо молчал, неотрывно глядя на табло, на котором одна за другой появились оценки. Публика встретила их криками одобрения: 5.8, 5.9, 5.9, 5.9…

Бо подхватил Дани на руки и закружил ее в буйном восторге.

– Ты сделала это! Ни одной оценки ниже 5.8, кроме арбитра из Германии – этот ублюдок поставил 5.7! Теперь ты уж точно на втором месте перед произвольной программой. Малышка, полдороги пройдено!

Дани казалось, что она выросла на целую голову, нет, даже на две головы. Она чувствовала себя так, как будто каталась по небу, а не по льду. Наконец Бо опустил ее на пол, и Марта бросилась к ней с радостными возгласами. Зрители неистово аплодировали, Бо и Марта крепко обнимали и поздравляли ее… Все было превосходно!

Дани пыталась разобраться, случайно или намеренно она посмотрела на Энтони, когда купалась в овациях публики. Господи, он казался таким одиноким! Как это несправедливо! Дани окружали безграничная любовь и поклонение, которых она еще не испытывала ни разу в жизни, и Энтони должен был бы разделить их с ней. А он выглядел так, как будто находился очень далеко отсюда.

Дани попросила Бо сходить и привести его. И тут же увидела, как Энтони спокойно встал и покинул свое место. Он очень прямо держал спину, плечи были гордо расправлены. Меньше чем через минуту Дани, следившая за ним взглядом, потеряла его в толпе.

– Дани? – Бо ласково смотрел на нее. – Все в порядке?

Почему она вдруг почувствовала такое сокрушительное разочарование? Энтони не захотел разделить их опьяняющий триумф. Ничего не изменилось, несмотря на все его вчерашние объяснения.

– Конечно, все в порядке, – ответила она, уверенно улыбаясь. – Через три дня, когда буду бороться за «золото», все станет еще лучше. – Она обняла Бо и Марту. – Я только дам интервью, а потом пойдем праздновать.

9

– Как ты спала этой ночью? – спросил Бо, поставив стул спинкой к скамейке, на которой сидела Дани, и усевшись на него верхом. Он вытянул руки перед собой. – Нервничала?

Дани отрицательно покачала головой.

– Совсем немного. Ничего страшного. – Она положила коньки в сумку и застегнула «молнию». – Я легла часов в десять и замечательно выспалась.

– И утренняя тренировка прошла гладко. – Бо нахмурился. – Даже слишком гладко. Ты же знаешь примету: неудачная репетиция – гарантия великолепного выступления. Я не хочу, чтобы ты ошиблась сегодня на соревнованиях. – Затем лицо его прояснилось, и он удивленно покачал головой. – Ты только представь себе: я – и нервничаю! Такое трудно вообразить.

– Если тебе от этого станет легче, я вернусь на лед и попытаюсь упасть пару раз, – рассмеялась в ответ Дани.

– Не вздумай! Еще сломаешь себе что-нибудь, и меня обвинят, что я разрушил твою блестящую карьеру.

– Я не допущу этого, – мягко сказала Дани, немного подавшись вперед и положив ему руку на плечо. – Ты трудился как черт, чтобы я смогла заработать такие оценки. Во многом мой шанс получить «золото» объясняется твоей поддержкой все эти годы. Марта права: у нас действительно великая команда. Сегодня я поняла, что мы должны сосредоточиться на преодолении новых рубежей.

Бо накрыл ладонью ее руку.

– Мы создали действительно отличную команду. – Он остановился, и казалось, что он не решается продолжать. – Я не хотел говорить тебе до окончания соревнований, но думаю, ты должна знать, что через неделю меня уже здесь не будет.

Дани изумленно вскрикнула, и Бо быстро продолжил:

– Я тебе больше не понадоблюсь. Неважно, займешь ли ты сегодня первое или второе место – тебя заметили и будут заключать с тобой контракты. Ты – уже звезда.

– Ты всегда будешь нужен мне! – сквозь слезы воскликнула Дани. «Сперва Энтони, теперь Бо», – подумала она. Она потеряла их обоих. – Мы – команда!

Бо с сомнением пожал плечами.

– Дело в том, что я всегда был одиночкой. И всегда плохо чувствовал себя в одной упряжке с кем-то. – Он улыбнулся. – Я считал, что только нечто удивительное может надолго задержать меня в подчиненном состоянии без бунта с моей стороны. Я уже однажды говорил тебе, что не являюсь таким безукоризненным бриллиантом, каким ты меня считаешь.

– Но ты такой и есть, – возразила Дани. – Ты всегда был…

– И иногда это почти доводило меня до сумасшествия, – перебил Бо. На мгновение Дани показалось, что она уже видела однажды этот неистовый золотой свет в его глазах. – Я не такой ответственный человек, как Энтони. И не хочу им быть. Мне чертовски нравится буянить, да и вообще поступать по-своему.

– Но ты был исключительно ответственным последние шесть лет, – заметила Дани.

– Я отрабатывал долг. Самым большим желанием Энтони всегда было, чтобы ты выиграла золотую медаль. Я знал, что не могу отплатить ему как-то иначе. Ты должна получить «золото», малышка!

– Значит, ты отдал ему шесть лет своей жизни, делая то, что тебе совсем не нравилось? – Дани удивленно смотрела на него. – Это невероятно, Бо. Напоминает истории из Ветхого завета.

– Это не было для меня неприятно, – сказал Бо. – Я понял, что играть роль старшего брата четырнадцатилетней девушки не так уж и сложно, как я думал. – Он шутливо коснулся пальцем кончика ее носа. Жест, так хорошо ей знакомый! – Потому что я любовался и восхищался этой девушкой. Прежде чем я взялся за эту работу, моими родственниками были только адвокаты и судебные исполнители. А ты, Марта и Энтони стали в некотором роде моей семьей.

– Но эти узы оказались недостаточно прочными, чтобы удержать тебя, – печально заметила Дани.

– Что ж, в семье не без урода, – ответил Бо, усмехаясь. – Но не волнуйся так – ты видишь меня не в последний раз. Как любой блудный сын, я иногда буду заскакивать к вам на обед, чтобы отведать упитанного тельца, приготовленного в мою честь.

– И ты его получишь. В любое время, Бо. – Дани смущенно кашлянула. – Чем ты теперь собираешься заняться? Вернешься в «Шоу на льду»?

Бо отрицательно покачал головой.

– Я уже был готов оставить лед семь лет назад, когда вышел из клиники. Никогда ничего не воспринимал слишком серьезно, чтобы держаться за что-либо всю жизнь. Какое-то время это было удовольствием – все великолепие шоу-бизнеса, и я был достаточно молод, чтобы наслаждаться шикарными девочками из шоу и пачками класть их к себе в постель. – Его глаза сверкнули озорным блеском. – Я получал исключительное удовольствие от этих «дополнительных льгот» моей работы.

– Как я слышала, ты не лишился их, даже когда оставил «Шоу», – сухо заметила Дани.

Бо цинично ухмыльнулся.

– Для большинства женщин деньги блестят так же сильно, как огни юпитеров. – Бо насмешливо наклонил голову. – И не имеют значения мое обаяние, моя душа, мое тело.

– Тем не менее твои замечательные качества заслужили общественное признание, – смеясь, заметила Дани. – И все-таки: что же дальше, Бо?

– Да хотел немного попутешествовать по свету. Я уже присмотрел шхуну в Майами. Могу нанять судовую команду и поплавать под парусами вдоль побережья Южной Америки.

– Под парусами? – изумленно переспросила Дани. – Да-а… Вот уж действительно перемена образа жизни… Здорово придумал! Но почему Южная Америка?

– Я устал от постоянного вида льда, – ответил Бо с гримасой отвращения. – Хочу, чтобы тропическое солнце согрело мои старые косточки…

– А множество тропических сеньорит согрело бы твою постель, – смеясь, продолжила Дани.

– Ты не поверишь мне, но эта мысль не приходила мне в голову. – Он ухмыльнулся, и морщинки вокруг глаз стали заметнее. – В конце концов, если я оставлю фигурное катание, мне же нужна будет какая-то замена, чтобы поддерживать себя в спортивной форме.

Дани хихикнула.

– Ты совершенно невозможный человек, Бо.

– Это как раз то, в чем я пытаюсь убедить тебя. – Он вдруг стал необычайно серьезен. – Я не могу принадлежать кому-либо и чему-либо. Я непостоянен в отличие от вас с Энтони.

Улыбка на лице Дани медленно угасла.

– Да, не стану с тобой спорить относительно Энтони. Нет никого более неизменного, чем он.

Бо долго изучал ее напряженное лицо, прежде чем медленно покачал головой и произнес:

– Нет, я не допущу, чтобы так все и осталось. Мне совершенно наплевать на многих людей в этом мире, но я не могу спокойно отправиться в плавание, зная, что вы с Энтони причиняете друг другу страдания, а я ничего не сделал, чтобы помочь вам.

Дани пыталась улыбнуться в ответ.

– Боюсь, тогда тебе еще не скоро удастся поднять паруса.

– Черта с два, – резко ответил Бо. – Я слишком эгоистичен. Помни, что дуэли официально запрещены.

– Ты говоришь слишком мрачно, – ответила Дани.

– Потому что испытываю слишком мрачные чувства. – Бо отпустил ее руку. – Я кружил на некотором расстоянии, поглядывая на вас и поджидая, когда ты и Энтони решите проблемы. Но ваши методы недостойны двух разумных людей, какими вы вроде бы являетесь.

– Но некоторые проблемы невозможно решить легко и быстро, – как будто оправдываясь, сказала Дани.

– Ерунда, – возмутился Бо. – Ты сама мне говорила, помнишь? На моих глазах из одаренной девочки ты превратилась в фигуристку мирового уровня, претендентку на олимпийское «золото». Ты добилась этого силой своего духа и тяжелой работой. Я не поверю, что ты решила, что не смогла преодолеть ваших разногласий с Энтони, что ты смирилась.

– Но Энтони…

– Просто дело в том, что Энтони не согласен плясать под твою дудку, – саркастически перебил ее Бо. – И ты считаешь это ужасным преступлением.

Дани удивленно смотрела на него. В первый раз он разговаривал с ней подобным образом – язвительно и жестко.

– Ты знаешь, что произошло той ночью в домике?

– Я знаю, что Энтони чувствовал себя немного неуютно на том месте, которое ты ему отвела. А я предупреждал тебя, что возведение на пьедестал – опасная вещь. – Бо сделал паузу. – Но не опаснее, чем судить людей. Кто вообще дал тебе такое право? Энтони поступил не так, как ты ожидала, и доставил тебе неприятности. Но сколько, скажи пожалуйста, у тебя вообще в жизни было неприятностей? Не так уж много благодаря именно Энтони.

– Почему ты так со мной поступаешь? – прошептала Дани сквозь слезы. – Я не ожидала от тебя такого.

Но Бо продолжал греметь:

– Еще один приговор? Но мне твоя манера нравится не больше, чем Энтони.

Их глаза встретились. Бо устало произнес:

– Ради Бога, не смотри на меня как на преступника. Я знаю, что не имею права читать нотации, потому что вырос в таких же тепличных условиях, как и ты, но я по крайней мере пытался понять.

– Понять что? – всхлипывая, спросила Дани.

– Энтони. – Бо нервно запустил пятерню в свои волосы и нахмурился. – Видимо, придется рассказать тебе кое-что о нем, чего ты не знала. Черт возьми, не знаю, что и делать, если не сработает.

Прежде чем вновь заговорить, Бо долго размышлял, глядя на свои руки, которые сжимали спинку стула.

– О том, что ты услышишь, Энтони вряд ли рассказал бы тебе с удовольствием. Для него было достаточно болезненно, когда он однажды был вынужден говорить о своих проблемах со мной. – Бо помрачнел. – И он сделал это только по одной причине: в то время я в полном смысле слова убивал себя. Это случилось как раз перед тем, как я лег в клинику. Я был очень болен, слаб и подавлен. Ты не можешь представить, какое отвращение к самому себе способен испытывать алкоголик. Помню, я говорил тебе, что хотел преподнести мои проблемы как романтическую слабость. Чушь! Очень трудно даже с тобой быть откровенным и признать, как я ненавидел саму мысль о том, что я такой несчастный и безвольный. – Воспоминания нахлынули на Бо, и его лицо помрачнело. Затем он продолжил:

– Энтони убедил меня, что я не безвольный, что болезнь не уменьшила силу моего духа. Можешь вообразить, что означали для меня эти слова, как выросло мое самоуважение. И я победил свою болезнь и свою слабость. А знаешь, как Энтони убедил меня? Он сказал, что узнал однажды, что такое настоящая слабость и безволие, и теперь он может распознать, что истинно, а что человек внушил себе. – Бо на секунду прервался. – И Энтони рассказал мне об отце.

– Почему он никогда мне не рассказывал о своей семье?

– Я знал, что его мать или умерла, или бросила их, когда Энтони был совсем маленький. Он даже не помнит ее. Все детство он провел только с отцом. – Бо сделал паузу, а потом с горечью продолжил:

– Остаться с таким отцом не пожелаешь и врагу. Он постоянно жаловался всем и вся, и хуже всех приходилось Энтони. Его отец входил в запой, затем принимал таблетки, а затем начинал жалеть себя – всегда именно в такой последовательности, и то, что Энтони был очень замкнутым, так это в основном благодаря его папаше. Он не помнит, чтобы его отец когда-либо работал. Они оба жили только на пособие для бедных. Можешь догадаться, как раздражала Энтони эта «помощь общества».

– Да, – грустно ответила Дани. Для такого гордого, свободолюбивого человека, как Энтони, это было нестерпимо.

Бо тем временем продолжал:

– Когда Энтони исполнилось семь лет, он был вынужден после школы работать на катке недалеко от дома. Сперва он бегал по разным мелким поручениям, а позже стал следить за порядком. Энтони не говорил, но я думаю, что у него не было возможности оставлять себе заработанные деньги. Он упоминал, что его отец часто устраивал пьяные скандалы, во время которых снова и снова повторял, как он благодарен Энтони за помощь и как сильно нуждается в ней.

– О Господи, нет, – простонала Дани. «Как ребенок мог жить под таким давлением? Получается, что у него, собственно, и не было детства».

– Красивая картина, не правда ли? – иронично произнес Бо. – И знаешь, что было хуже всего, по словам Энтони? То, что он продолжал любить своего отца. Если бы он не любил его, то мог бы отказаться от того, что отец использовал его. Возможно, этим Энтони помог бы ему выбраться из грязи. А так он был вынужден оставаться рядом и наблюдать, как деградирует его отец. Все, что Энтони мог дать ему, – это поддержку, которая только все больше и больше ослабляла отца. – Бо глубоко вздохнул. – Он умер, когда Энтони было двенадцать лет, вскоре после того, как в жизни Энтони появился Самюэль Дайнет. Это и к лучшему, судя по тому, что я слышал о Самюэле. Он из тех, кто не задумываясь подсыплет яд в бокал с вином, угощая им того, кто встал у него на пути.

«Энтони попал из огня да в полымя, – подумала Дани, – из зависимости от одного человека в кабалу к другому. У него не было никакой возможности порвать эту цепь. Интересно, как ему вообще удалось не превратиться в безжалостное чудовище? А он, пройдя через все испытания, развился в личность, достойную уважения и восхищения».

– Теперь ты понимаешь, почему он не может даже мысли допустить о зависимости от кого бы то ни было? – спросил Бо. – Видимо, перед ним встают тени прошлого всякий раз, когда заходит речь о чем-то подобном. Вот почему он всячески воспитывал и оберегал в тебе независимость и силу духа. Возможно, он немного переусердствовал, но не настолько, чтобы ты могла упрекать его. – Бо немного помолчал, затем спросил:

– Ты знаешь, что он не придет сегодня на соревнования?

– Не придет? – изумленно воскликнула Дани. – Но мы ради них столько работали! Он должен быть здесь!

– Если ты помнишь, его не было ни на чемпионате мира, ни на первенстве Соединенных Штатов. Он присутствовал только на не самых значительных соревнованиях. Это тебе о чем-нибудь говорит?

– Я могу, конечно, предположить, но объясни мне, пожалуйста, сам.

– Надо быть сумасшедшим, чтобы не хотеть поддержать тебя в столь важный час. Не сомневаюсь, что он переживал каждый раз почти так же сильно, как и ты. Полагаю, этому есть только одно объяснение: таким образом он вырабатывал в тебе независимость. – Их взгляды встретились. – И тебе придется согласиться, что в этом есть некоторая доля здравого смысла. Он знал, что, если все время будет опекать тебя, в тебе разовьется эмоциональная зависимость и ты будешь считать, что победа не принадлежит тебе полностью. Ты не можешь не согласиться, что так в какой-то степени и произошло. И он шел на все, хотя не мог из-за этого разделить с тобой победы.

Дани вдруг с болью вспомнила Энтони, сидящего в одиночестве на трибуне. Как же часто ради нее он отказывался от радости побед?

– Идиот, – прошептала она, глотая слезы. – Господи, какой же он идиот! Нельзя быть полностью независимым, и нет ничего страшного в том, чтобы потерять какую-то малую часть самостоятельности. Может быть, я лишилась доли моей независимости, но Энтони ничего не нужно было делать, чтобы уберечь меня от этого.

– Он думал, что нужно, – тихо ответил Бо. – И считал наиболее приемлемым для тебя то решение, которое подсказывал его собственный жизненный опыт. Вероятно, он ошибся, но повторяю тебе еще раз: он старался ради тебя. Проблема Энтони в том, что он слишком ответствен.

– Да, я поняла. – Дани почувствовала, как щемящая нежность пронзила ее. Она так любит его! Почему же она не поняла, что только любовь и имеет значение? Бо оказался прав: она замкнулась только на своих переживаниях и не думала о том, что кто-то другой тоже может страдать. Дани вдруг охватила внезапная паника: что, если она потеряла Энтони из-за собственной глупости? – Нет, это я идиотка, – воскликнула она. – Почему ты не рассказал мне раньше, Бо?

– Я думал, ты сама догадаешься, – вздохнул он. – Так бы и произошло, если бы я не потерял терпения и не ускорил события.

– Надеюсь, что ты прав. – Дани встала и взяла со скамейки пальто. – Я возненавижу себя, если раз и навсегда не проясню проклятую неопределенность в наших отношениях.

– Куда ты? – недоуменно спросил Бо.

– А как ты думаешь? – Дани надела пальто и уже завязывала пояс. – В гостиницу. Мне нужно увидеть Энтони. – Она нервно закусила губу:

– Ты не знаешь, он еще в Калгари?

Бо отрицательно покачал головой.

– Я говорил с ним прошлой ночью, и он сказал, что хотел бы встретиться со мной сегодня после произвольной программы. – Он широко улыбнулся, заметив, что Дани просияла. – Да не волнуйся ты так! Хотя, конечно, Энтони – очень сложный человек, и у вас еще полно разногласий, которые нужно устранить.

– Можно многого достигнуть взаимопониманием, – ответила Дани. – И с этого момента я должна быть уверена, что никогда не позволю ему оставить меня в недоумении, а самому скрыться за горизонтом.

– В твоих глазах сверкают такие молнии. – Бо сделал вид, что испугался. – Неужели я создал монстра?

Дани порывисто поцеловала его в щеку.

– Ты создал претендентку на олимпийское «золото», которая будет благодарна тебе всю жизнь. – Дани направилась к двери. – И которая собирается направить всю свою силу и энергию, что ты мне приписываешь, на то, чтобы выиграть не только в спорте.

* * *

Дани на минуту остановилась перед дверью номера люкс, в котором жил Энтони, и попыталась выровнять свое дыхание и успокоиться. За этой дверью находился мужчина, с которым она хотела бы составлять неразрывное целое. Всего несколько дней назад он сказал, что никогда не перестанет любить ее. Все, что Дани должна была сделать, – восстановить сожженные мосты и попытаться достичь с ним взаимопонимания. «И только-то, – усмехнулась она про себя. – Условие задачи записано двумя словами, а решение может быть не найдено никогда». Ей даже трудно было начать, потому что в голове нет ни одной мысли из-за волнения. Ладно, это должно быть сделано, и она найдет способ. Дани решительно постучала.

Когда Энтони открыл дверь, Дани поняла, что преувеличивала трудности. Она кинулась в его объятия и поцеловала Энтони с любовью и нежностью, которые обрушились на нее, как ливень жарким летом. Она почувствовала, что Энтони напрягся. Но тут же он обнял ее и начал страстно целовать лицо, шею, волосы.

Дани показалось, что пламя обожгло ее в тот момент, когда язык Энтони принялся исследовать глубину ее рта. Она почувствовала, что его мускулы каменеют, а сама она слабеет и поддается его ласкам.

Это продолжалось бесконечно долго. Ее тело как будто вспоминало ласки, к которым успело привыкнуть за две короткие недели в горах. И сейчас щедрый даритель этих ласк был рядом и обнимал ее, как обнимают только самую дорогую и любимую женщину. На одно мгновение он чуть отстранил Дани от себя, посмотрел на нее долгим страстным взглядом, а затем попытался увлечь ее в спальню, продолжая ласкать ее тело, как и всегда, необычайно искусно, так, как умел только он…

– Нет! – воскликнула Дани, пытаясь остановить его. О чем она только думала? Она же не за этим пришла сюда. Дани пыталась освободиться из его объятий и увернуться от поцелуев. – Я хочу уйти!

– Почему? – пробормотал он, вновь накрывая ее губы своими горячими губами и пытаясь крепче прижать к себе. – Ты хочешь меня, я чувствую, – нежно шептал он. – На тебе слишком много одежды. – Одной рукой он продолжал обнимать ее, а другой в это время развязывал пояс пальто. Распахнув его, он плотно прижал к себе Дани, и их тела сомкнулись. Дани страстно вздохнула, на мгновение забыв, что она здесь по другой причине. Энтони был так возбужден, так сильно желал близости с ней, как и сама Дани, мечтающая соединиться с ним. Неосознанно она прижалась к нему еще ближе и услышала его слова:

– Умница, так ведь гораздо лучше. – Он быстро расстегнул ее блузку. – Еще немного, и мы окажемся там, где оба хотим быть, – шептал он. – Я едва ли поспал несколько часов с тех пор, как уехал от тебя той ночью в горах. Я все время просыпался и искал, но не находил тебя рядом. – Он положил ладонь на ее трепещущую грудь, прикрытую только тонким кружевом белья, и жар его руки прошел сквозь Дани, как электрический ток. – И я лежал здесь и желал тебя, представлял себе, что сделаю с тобой, когда ты вновь будешь принадлежать мне. Помнишь вечер, когда я…

– Нет, пожалуйста… Я не хочу, – перебила Дани, и затем, когда Энтони посмотрел на нее с явным неверием в ее слова, она торопливо продолжила:

– Нет, конечно, я хочу тебя, но не сейчас. – Энтони все еще изумленно смотрел на нее. Дани смущенно потупила глаза. Господи, конечно, он чувствует, как ее тело горит желанием. Неудивительно, что он так смотрел на нее! – Я пришла сюда, чтобы поговорить.

– Не выйдет, – резко ответил Энтони. – Ты пришла, потому что, как и я, хочешь заняться любовью. Я был бы дураком, если бы не укрепил свои позиции, прежде чем разрешить тебе проливать слезы по поводу наших плохих отношений. Я спасу все, что смогу, а об остальном побеспокоимся позже.

Этот оттенок горечи резко опустил Дани с небес на землю. Ей стало совершенно ясно: Энтони убежден, что она пришла к нему ради физического удовлетворения. Он полагал, что его самое сильное оружие сработало. И если Дани сейчас уступит ему, то потом он никогда не поверит, что главной причиной ее прихода было вовсе не плотское наслаждение. Этого нельзя допустить! Все в их с Энтони совместной жизни впредь должно обходиться без недомолвок и неясностей и основываться на доверии и взаимопонимании. Поэтому Дани ласково сказала:

– Да, ты прав. Я решила, что тоже должна спасти кое-что. Но попрошу тебя убрать руки. Это мешает мне сосредоточиться.

Энтони не пошевелился, но взгляд его стал настороженным. Он выжидающе смотрел на Дани.

– У тебя такой важный вид, как будто ты сейчас совершенно в другом настроении, чем когда мы разговаривали в прошлый раз, – осторожно сказал он. – Должен ли я понимать, что временно вернул твое расположение?

– Вовсе не временно. Если ты сам этого не хочешь. – Она убрала его руку со своей груди. – Но предупреждаю тебя, что если ты настроен таким образом, то я сделаю все, чтобы ты изменил свое решение. Я даже готова использовать небольшой сексуальный шантаж, если ты меня вынудишь.

Слегка дрожащими руками Дани застегнула блузку.

– Я устала от бесконечных «если» и «но»… Думаю, пора избавиться от сомнений и недоговоренностей. – Дани собралась с силами, набрала побольше воздуха и выпалила:

– Ты наконец женишься на мне, Энтони?

– Что? – Сперва он смотрел на Дани глазами, полными безграничного удивления, затем в них появилось подозрение. – Дани, ты беременна? – Его лицо потемнело. – Этого можно было ожидать. Мы не всегда предохранялись, когда были вместе. Но я так страстно желал тебя, что забывал обо всем на свете, когда занимался с тобой любовью. Я как будто становился немного сумасшедшим. Господи, я сожалею, что…

Дани ласково прикоснулась пальцами к его губам, заставляя умолкнуть.

– Я не беременна. А даже если бы это было так, то не прибежала бы к тебе в паническом страхе. – Она опустила руку. – Моей вины было бы столько же, сколько и твоей, и я бы несла ответственность и разобралась бы со всем самостоятельно.

Энтони зарычал:

– Да уж, популярным сейчас способом, полагаю. Не смей делать аборт и убивать моего ребенка!

Дани не могла оторвать от него своего восхищенного взгляда.

– Я же сказала тебе – нет никакого ребенка. Но если бы я все же была беременна, то, боюсь, поступила бы еще более традиционно: сохранила бы нашего ребенка, Энтони, и лелеяла его, любила и заботилась о нем, пока жива. А теперь забудь, пожалуйста, о нашем несуществующем пока отпрыске и удели мне немного внимания. Я задала тебе очень важный вопрос.

– Но ты же еще ни о чем не спрашивала, – медленно и осторожно произнес Энтони. – Если ты не беременна, то почему внезапно возжаждала меня? – Он саркастически улыбнулся. – Насколько я помню, еще несколько дней назад я считался самым негодным человеком на свете. Что же, собственно, изменилось?

Дани освободилась от его объятий и отступила на шаг назад. Она не могла предположить, что стена недоверия, окружающая его со всех сторон, настолько прочна. «Но в то же время он так прекрасен», – с нежностью думала Дани. Он похудел за время болезни, и скулы заострились. Темно-зеленый цвет его рубашки подчеркивал глубокий цвет его глаз и делал их похожими на изумруды.

– Боюсь, я выгляжу несколько несовременно, – мягко сказала Дани. – Но я хочу любить тебя и заботиться о тебе, быть всегда рядом с тобой. Вот почему я так хочу выйти за тебя замуж.

Мгновение Энтони ошеломленно молчал, как будто Дани ударила его. Затем удивление на его лице сменилось подозрительностью.

– Я не заметил, чтобы у меня вдруг выросли крылья. Когда я успел заслужить такую бесконечную привязанность?

– Ты работал над этим четырнадцать лет, – ответила Дани. – Твои любовь, преданность, поддержка окружали меня все эти годы. Бо сказал, что всегда платит свои долги. И я тоже хочу отплатить тебе. Пора мне вернуть то, что ты дал мне. Ты женишься на мне и позволишь мне попытаться, Энтони?

– Бо? – Голос Энтони прозвучал на удивление резко. – Черт, неужели это Бо внушил тебе мысль прийти сюда? – Он ругнулся тихо, но внятно. – Теперь ты можешь повернуться на сто восемьдесят градусов и выйти тем же путем, каким вошла сюда. Бо ничего мне не должен, и ты, естественно, тоже. Даже если он убедил тебя, что твоя обязанность – дать мне…

– Энтони, замолчи наконец! – беззлобно, но твердо перебила его Дани. – Я смогу понять твою мятущуюся душу, только если ты предоставишь мне такую возможность. – Дани проигнорировала выражение негодования, на мгновение появившееся на его лице и быстро сменившееся непроницаемой маской.

– Сперва мы обсудим проблему признательности. Я была, есть и буду всегда благодарна тебе, Энтони. Я знаю, что эти слова истинны во все времена. Так что не отказывайся, потому что у тебя нет выбора. Только потому, что твой отец…

– Мой отец! – возмущенно перебил он. – Бо не терял времени даром. Неудивительно, что ты буквально пропитана жалостью и добротой. Я не позволю тебе…

– Господи, как я могла жалеть тебя? Ты – один из самых сильных и энергичных людей, кого я когда-либо знала. Я могла бы пожалеть того маленького мальчика, на которого ополчился весь мир, но не тебя. И Бо не пришлось бы рассказывать мне о твоем детстве, если бы ты сам рассказал мне о нем. – Дани говорила со все нарастающей страстностью. – Как ты не понимаешь, мне необходимо знать о тебе все?

– Ничего не изменится. Все, что ты хочешь знать, уже история.

– В твоем прошлом лежит ключ к пониманию тебя такого, какой ты есть сейчас. А значит, и к нашему взаимопониманию. Любые близкие отношения невозможны без него. Мне никогда бы не было так больно, и я не чувствовала бы такой безнадежности, как той ночью в горах, если бы знала, почему ты так ведешь себя. Я бы не беспокоилась так сильно. – Она улыбнулась и грустно пошутила:

– Я была бы достаточно спокойна для того, чтобы ударить тебя лампой по голове, прежде чем позволить тебе ехать на машине вниз с той проклятой горы.

– Как ни парадоксально звучит, но, видимо, я буду в большей безопасности, если ты станешь меньше беспокоиться обо мне, – без особого энтузиазма среагировал на шутку Энтони. В первый раз с тех пор, как Дани пришла к нему, уголки его губ приподнялись в едва заметной улыбке. – Если твое спокойствие сопровождается актами физического насилия.

– Слишком поздно, – ответила Дани, махнув рукой. – Ты уже видишь перед собой спокойную и все понимающую женщину. Не волнуйся, со временем ты привыкнешь.

– Как утешительно! – В его голосе зазвучали нотки нежности. – Я это вспомню, когда твои угрозы станут реальностью.

– Я никогда не дойду до этого, – ласково ответила Дани. – Никогда, если ты протянешь мне руку и скажешь: «Дани, ты нужна мне!» И ты когда-нибудь так и сделаешь. Может быть, не сегодня или завтра. Но я умею ждать. Если понадобится, я могу ждать очень долго. Потому что ты нужен мне. Так же, впрочем, как и я тебе. И я это знаю, что бы ты ни говорил сейчас мне.

Энтони озадаченно посмотрел на нее. В его глазах было изумление и доверие.

– Я люблю тебя. Разве тебе этого недостаточно?

Дани отрицательно покачала головой.

– Да, этого мало. Когда-то давно у тебя возникло не правильное представление о том, что означает быть нужным кому-то. Ты думал, что это всегда будет делать тебя или слабым, или зависимым от человека, который нуждается в тебе. Но так бывает не всегда, поверь мне, Энтони. Иногда это означает как раз противоположное и делает человека сильнее. Любить кого-нибудь – самая прекрасная и естественная вещь в мире. Когда ты кому-то нужен, это может означать и то, что ты дополняешь любимого человека, духовно обогащаешь его, вы составляете с ним единое целое и парите от счастья, которое вам досталось, от счастья единения друг с другом.

Их взгляды встретились.

– Я могу жить без тебя, Энтони. Бо сказал, что я умею бороться, и я выживу при любых обстоятельствах. Я выступлю сегодня вечером и сделаю все, чтобы выиграть «золото». Во всяком случае, я решительно настроена это сделать. Я не завишу от твоей помощи и не прошу у тебя выиграть одно из моих сражений. Я все сделаю сама. Но это не означает, что я никогда не захочу, чтобы ты встал рядом со мной и поддержал меня. – Дани почти перешла на шепот. – Ты лед под моими коньками и ветер под моими крыльями. Ты мой любовник и мой друг. И нет ничего унизительного в том, что я испытываю такие чувства. Совсем не унизительно таким образом нуждаться в ком-то. И когда-нибудь ты обязательно поймешь меня.

Энтони порывисто шагнул к ней.

– Дани…

Она отступила назад и покачала головой, моргая, чтобы сдержать слезы.

– Нет, нет, пожалуйста, не трогай меня, – поспешно сказала она. – Мне кажется, если ты сделаешь это, я рассыплюсь на миллион частиц. Я не могу уступить тебе, если хочу сохранить умение контролировать себя, чему ты учил меня все годы. Одному Богу известно, как сильно сегодня мне необходимо это умение. – Дани повернулась и пошла к двери. – Будет лучше, если я сейчас уйду. Я сказала все, что собиралась.

– Не уходи, Дани. Прошу тебя, – с чувством произнес Энтони.

– Я тоже не хочу уходить, но и остаться не могу. – Она оглянулась и посмотрела на него. – Бо сказал, что ты не собирался сегодня быть на соревнованиях. Это правда?

Поколебавшись, Энтони утвердительно кивнул.

– Да, не собирался.

– Я хочу, чтобы ты пришел и разделил со мной мою победу или мое поражение. Это было бы справедливо, и ты сам это знаешь. Но я хочу, чтобы ты решил сам. Тебе нужно время, чтобы подумать над моими словами. Если я сейчас останусь, то через какое-то время мы окажемся в постели. И это может повлиять на твое решение. – Дани туманно улыбнулась. – Я больше не хочу, чтобы ты обвинил меня в том, что я хочу заполучить всеобщую любовь.

Дани открыла дверь.

– Я пойму тебя, если ты не придешь на выступления. И не перестану любить тебя и опять вернусь и постучу в твою дверь после того, как сегодня на льду все закончится.

Она уже ушла, а Энтони стоял и вслушивался в постепенно стихающий звук ее шагов.

10

– Дани, сядь за стол и успокойся, – сказала Марта и начала массировать ее плечи, постепенно возвращая им гибкость. Не сразу Дани поняла, что сидит, уставившись в зеркало, но не видит в нем своего отражения, потому что мысли ее где-то за тысячу миль отсюда. Она попыталась встать, но Марта силой усадила ее обратно в кресло. – Я еще не закончила, – объяснила она.

– Слушай, у меня превосходный макияж, – нетерпеливо сказала Дани. – А прическа – произведение искусства. Ты соорудила совершенно изумительный кок и так обильно полила его лаком, что даже ураган не сможет растрепать его. Ну теперь-то мне можно встать? Я хочу пойти посмотреть, как выступает Шмидт.

– Через минуту, – успокаивающе сказала Марта, выдвигая один из ящичков гримерного столика. – То, что ты посмотришь на ее выступление, ничего не изменит и ни на что не повлияет. Наоборот, только еще больше взволнует тебя. – Марта вынула длинный черный кожаный ювелирный футляр. – Если, конечно, возможно. По-моему, ты уже на пределе. У тебя такие красные щеки, что мне не надо их румянить. И глаза блестят как при лихорадке. – Марта подозрительно вглядывалась в нее. – Да ты не заболела ли? – Нет, я прекрасно себя чувствую. – Дани состроила рожицу, когда лицо Марты отразилось в зеркале. – Но я заболею, если ты не отпустишь меня к Бо. Ему почему-то можно наблюдать за Шмидт, хотя выступает не он. – Она перевела взгляд на футляр, который Марта продолжала держать в руках. – Что это? Украшение? Но ты же знаешь, что я не надеваю их на соревнованиях. Они мне мешают.

– Доставлено прямо сюда сегодня вечером специальным курьером. Здесь же записка от ювелира, гласящая, что мистер Малик специально заказал это к платью, в котором ты выйдешь на лед. – Марта с восхищением разглядывала содержимое футляра, покоящееся на бархатной подушечке. – Отлично подойдет к костюму. Я думала, Энтони ошибся, купив такое простое украшение к едва заметной тряпочке, которую ты надела на себя, но теперь вижу, что оно превратит тебя в настоящую принцессу.

Она вынула тонкую платиновую диадему – цепочку, усыпанную мелкими бриллиантами. Вещь выглядела так изысканно, как будто какая-то добрая фея соткала ее из воздуха, взмахнув волшебной палочкой. Бриллианты так близко располагались друг от друга, что между ними не было просветов. Они сверкали и переливались в лучах света. Каждый камешек в легкой платиновой оправе.

– Боже, какое чудо! – восхищенно прошептала Дани. – Они что – настоящие, да?

– Настоящие, – уверенно ответила Марта. – Посыльного сопровождала охрана. – Она взяла диадему и обвила ее вокруг прически – туго стянутых в замысловатый пучок волос – и надежно закрепила при помощи специальной застежки.

Украшение действительно было превосходным дополнением к костюму. Ее белое атласное платье было элегантным, но достаточно простым. Длинные рукава, лиф, плотно облегающий ее грудь, были полностью лишены сложных деталей. Только легкая короткая юбочка, которая шуршала и переливалась с каждым движением Дани, не давала принять это платье за костюм эпохи средневековья, взятый напрокат из исторического музея и укороченный по современной моде. Гордая осанка Дани, ее манера высоко держать голову всегда вызывали мысль о том, что она принадлежит к знатному роду, а сейчас еще и сверкающая в ее густых темно-рыжих волосах диадема превратила ее в королеву.

– Корона из звезд, – сказала Марта, отступая назад и разглядывая в зеркале отражение Дани. – Судьи не смогут оторвать от нее взгляда. Как ты думаешь, для чего Энтони подарил тебе диадему? Он сделал это с умыслом, или сработало его подсознание?

– Возможно, и то, и другое, – пробормотала Дани, невидящим взглядом глядя в зеркало. Ее охватило мимолетное воспоминание о загадочных словах, сказанных Энтони в тот день, когда они выясняли отношения, вместе принимая горячую ванну. – Но почему-то я так не думаю.

– Потрясающая вещь, – восхищенно сказала Марта, обняв Дани своими сильными, но одновременно нежными руками. – Ты великолепна сегодня. Судьи попадают со стульев, увидев тебя.

– Если я не упаду раньше, чем они заметят мою корону, – смеясь, ответила Дани, похлопывая Марту по руке. – Ну теперь-то уж я могу пойти посмотреть, как там мои соперницы?

– На кого смотреть-то? Тебе нет равных, – ворчливо ответила Марта, отступая на шаг назад и помогая Дани подняться, потому что самой ей это было достаточно трудно сделать – она давно уже надела коньки, готовясь к выступлению. – Помни мои слова, когда выйдешь на лед.

– Я не забуду, – ответила Дани, наклоняясь вперед и легонько целуя Марту в щеку. – Ты идешь со мной?

– Не сейчас. Я хочу прибрать здесь немного. Я приду, когда ты начнешь выступление.

Дани кивнула.

– Увидимся.

Она открыла дверь и поспешила, насколько это было возможно в зачехленных коньках, к двери, ведущей на каток. Она шла по длинному, пустому коридору, размышляя о том, что вокруг нет ни единой живой души – все, затаив дыхание, наблюдали за уже, вероятно, заканчивающимся выступлением Шмидт, за ее настойчивыми попытками заполучить «золото». Только что отзвучала музыкальная увертюра из «Лебединого озера». «Закономерный выбор, учитывая ее классический стиль. Она, без сомнения, превосходно откатала свою программу», – подумала Дани. Ее ладони внезапно вспотели и стали липкими, и Дани нервно вытерла их о мягкий материал своей юбочки. Она не должна позволить этой мысли выбить ее из колеи. Да, конечно, Шмидт выступила великолепно, но ведь и она не хуже. Нет, ей надо быть лучше, а не «не хуже», если она хочет обогнать Шмидт: та же пока на первом месте!

Дани продолжала неуклюже идти вперед. Она всегда чувствовала себя выброшенной на берег русалкой, когда ей приходилось передвигаться в коньках не по льду, а по полу. Наконец она добралась до двери, открыла ее, и музыка буквально нахлынула на нее. Проход между трибунами был забит фигуристами, тренерами, телерепортерами и операторами с их камерами. Дани осторожно переступила через несколько длинных проводов, прикрепленных к теле – и видеоаппаратуре, и стала медленно пробираться сквозь толпу, отыскивая глазами Бо. Наконец она увидела его. Бо стоял и напряженно, не отрывая взгляда, смотрел на табло в ожидании оценок Шмидт. Дани, облегченно вздохнув, поспешила к нему. Она так и не увидела ничего из выступления немецкой фигуристки.

– Как она выступила? – шепотом спросила она, подойдя к Бо и сжав его руку.

– Хорошо, – сквозь зубы ответил Бо. – Чертовски хорошо. Ее оценки за технику – все до единой 5.9, кроме арбитра из Канады. Он поставил 5.8.

Внезапно на табло загорелись оценки за артистичность. Бо тихонько присвистнул.

– Не слишком хороши, но все же достаточно высоки. Ты должна очень постараться, чтобы опередить ее. – Он быстро взглянул на Дани. – Ты ведь всегда любила, когда тебе бросали вызов.

– Сейчас можно было бы обойтись и без него. Такое чувство, как будто я сажусь играть, зная, что у противника на руках все тузы.

– Не тузы, Дани. Возможно, несколько королей, – произнес позади нее чей-то мягкий бархатный голос.

«Энтони!»

Дани резко повернулась, чувствуя, что сердце готово выскочить из груди. «О Господи, он пришел!»

Энтони стоял в своем узком темно-сером пальто, засунув руки в карманы, темные волосы были слегка растрепаны.

– Я вдалбливал в тебя эту философию последние четырнадцать лет и думал, что ты наконец прониклась ею. Ты лучшая фигуристка в мире. Все, что от тебя требуется, – выйти на лед и доказать всем это.

Он все-таки пришел! Дани так много хотела сказать ему, но внезапно почувствовала ком в горле, и, кроме приветствий, сказанных неестественным голосом, она не смогла больше произнести ни слова.

– Привет. Я рада, что ты здесь.

– У меня не было выбора. – Энтони пытался сдержать смех. – Я подумал, что тебе будет чертовски трудно кататься без «льда под коньками». Я правильно запомнил твои слова?

Дани смущенно покачала головой.

– О, дорогой, неужели я действительно так сказала?

– Возможно, немного высокопарно, – произнес Энтони, – но мне тем не менее понравилось.

– Это хорошо. – Дани приободрилась. Она мысленно поблагодарила Бо за то, что он отошел на несколько шагов, чтобы дать им возможность поговорить наедине. Попытка, впрочем, совершенно бесполезная, так как, кроме него, тут было полно народу.

– Я надеюсь, все остальное из сказанного понравилось тебе не меньше? – спросила Дани.

– Да, мне все очень понравилось, но ты ушла прежде, чем я успел ответить на твой вопрос. – Он сделал паузу, а затем громко сказал:

– Да.

– Да? – ошеломленно повторила Дани. – А ответ на какой вопрос?

Энтони нетерпеливо огляделся по сторонам, а затем пояснил:

– Да, я женюсь на тебе. Если успеем – сегодня же вечером. Но не позднее завтрашнего дня.

– О! – Дани все еще не могла поверить. Затем ослепительно улыбнулась ему. – Спасибо тебе!

Кое-кто из окружающих, слышавших их разговор, рассмеялся, хотя до этого момента все делали вид, что заняты своими делами. Но Дани и Энтони не обращали на окружающих никакого внимания. Скорее всего они даже не слышали этот смех.

– Ты очень великодушна, – серьезно продолжил Энтони. – Но ведь только таким образом следует поступать с женщиной, которая помогает мне парить в воздухе, с женщиной – «ветром под моими крыльями». – Он сделал шаг вперед, медленно вынул руки из карманов и протянул ей. – И с женщиной, которую я люблю и которая… нужна мне.

Как же он любит ее, если смог произнести эти слова! Прекрасный, трогательный дар, наполнивший каждую клеточку ее сердца теплом и светом. Она вложила свои руки в его протянутые к ней ладони.

– Энтони, я…

К ним подошел Бо.

– Приготовься, дорогая, – ласково, но твердо сказал он. – Сейчас твоя очередь. Ты должна быть готова.

– Что? – отрешенно спросила Дани, но тут же собрала свою волю в кулак, слегка сжала руки Энтони и нехотя отпустила их. – Я сразу же вернусь, – пообещала она. – Подожди меня.

Энтони кивнул.

– Я подожду. – Он ласково улыбнулся. – Что будут значить несколько минут после четырнадцати лет ожидания?

Бо взял Дани под локоть и легонько подтолкнул к катку. Она увидела полные трибуны зрителей и услышала, как по рядам пробежал шелест голосов, когда ее заметили. Шум смолк – зрители смотрели, как она готовится к выходу на лед. Бо поддержал ее, пока она снимала чехлы. Он пристально посмотрел ей в глаза.

– Готова?

Дани уверенно кивнула.

– Готова.

Она шагнула на лед и выехала в центр катка. Вряд ли она уже слышала аплодисменты, которыми встретили зрители ее появление. Дани задумчиво стояла, наклонив голову, ожидая, когда заиграет ее музыка.

«Готова?» Да, она готова. После стольких лет напряженных тренировок, разочарований и побед сейчас она была готова. Да и как она могла испугаться, если была уверена, что победить – ее предназначение? Вся ее прошлая жизнь была подготовкой к этому.

Зазвучала музыка. Дани гордо подняла голову, ив ее взгляде было столько ликующей уверенности, что публика стала удивленно перешептываться. Дани начала выступление.

Произвольная программа была построена на полном контрасте с короткой. Музыка вызывала романтическое и сказочное настроение. «Где-то во времени» сольется с рахманиновской «Рапсодией на тему Паганини» в триумфальном крещендо, затем, завершая композицию, вновь зазвучит основная мелодия. Дани сотни раз слышала эту музыку и сотни раз репетировала свое сегодняшнее выступление. Но вдруг она почувствовала, что не только мелодия и движения стали для нее чем-то абсолютно новым, но и весь мир изменился.

Она чувствовала себя легче воздуха, когда исполнила первые грациозные пируэты. А музыка! О, Дани ощущала себя частью этих опьяняющих звуков. Дани хотелось только одного – чтобы волшебное чувство слияния с божественными аккордами никогда не кончалось. Было невообразимо захватывающе ощущать себя центром этой колдовской музыки. Поэзия, восторг и вместе с тем никем не замеченная печаль – все это соединилось в одно, которому не было еще придумано названия.

Зрители молча и напряженно наблюдали, как Дани заканчивает выступление, опустившись на колени, грациозно прогнув спину, подняв как будто к небу руки. На ее лице был написан такой же светящийся восторг, как и перед тем, как она сделала сегодня первый шаг по льду.

Раздались аплодисменты, сперва нерешительные, словно зрители постепенно освобождались от чар, которыми Дани околдовала их. Но тут же они начали мощно нарастать, и вот уже неистово аплодировал весь зал, возвращая Дани в этот мир из волшебства движений и музыки.

Она не могла сдержать слез радости. Неважно, что скажут судьи. Дани знала, что никогда еще за всю свою жизнь она не выступала лучше, чем сейчас. Едва ли осознавая, что она делает, Дани поднялась со льда, помахала высоко поднятой рукой и, счастливо улыбаясь, поднимая по пути букеты цветов, поехала туда, где ожидали ее три человека – Энтони, Бо и Марта, ее близкие, ее друзья, ее семья.

Бо схватил ее медвежьей хваткой и закружил. Марта, смеясь и вытирая слезы, смотрела на них, а потом, когда Бо наконец поставил Дани на пол, схватила ее за плечи, начала трясти, как львица трясет своего детеныша, и приговаривала:

– Я же говорила, что ты вне конкуренции! Я говорила!

Кто-то вручил Дани огромный букет красных роз, и вокруг нее стала собираться восторженная толпа. Но где же Энтони?

Она глубоко вздохнула, увидев его стоящим отдельно от окружавших ее людей. Тень огорчения набежала на ее лицо. Черт возьми, он опять отделялся от нее! Но сразу же поняла, что он просто хотел дать ей возможность насладиться триумфом и восхищением. Но почему он вел себя так, как будто он тут совершенно ни при чем?

– Извините, – произнесла она, не глядя, сунув Марте в руки цветы. – Извините. Позвольте пройти. – Толпа расступилась перед ней, и Дани медленно подошла к Энтони.

– Привет, – слегка смущенно произнесла она, протягивая ему руки. – Спасибо, что подождал.

Энтони смотрел на нее, не скрывая своих чувств.

– Мы же договорились встретиться после выступления, – весело ответил он, беря ее руки в свои. – Как ты себя чувствуешь?

Дани, несмотря на то, что еще окончательно не пришла в себя после выступления, молчала. Через несколько мгновений она поделилась с Энтони своими мыслями:

– Чувствую себя гордой, счастливой и с надеждой смотрю в будущее. А ты, что чувствуешь ты?

Энтони сжал ее руки:

– Гордость. Безграничную гордость. Ты творила волшебство. – Тут он посмотрел на табло. – Оценки за технику. Не хочешь обернуться и взглянуть на них?

Дани отрицательно покачала головой.

– Нет. Я хочу смотреть на тебя. – Она не отрываясь глядела на Энтони, пытаясь навсегда запечатлеть в своей памяти выражение его лица в эти незабываемые для них обоих моменты. – Назови мне их.

Энтони медленно произносил оценки, по мере того как они появлялись на табло.

– Все 5.9, кроме арбитра из Германии. Он поставил 5.8. – Энтони с беспокойством посмотрел на нее. – Ты и Шмидт идете слишком близко друг к другу. Мы можем не догнать ее.

«Мы». Он не хотел украсть у нее даже капли ее победы, когда не спешил подойти к ней сразу после выступления, но он хотел разделить с ней поражение. Дани почувствовала, как ее окутывает волна безграничной любви к этому необыкновенному человеку.

– Да, мы можем не догнать ее, – согласилась Дани. – Но не потому, что мы не пытались.

Энтони вновь посмотрел на табло, и ей передалось его напряжение.

– Так, появляются оценки за артистичность. – Он начал произносить их, но внезапно Дани перестала его слышать, потому что восторженный рев публики заглушил его голос.

– 6.0, 5.9, 6.0, 6.0… – Энтони сжал ее руки с такой силой, что у Дани хрустнули суставы. – Мой Бог, даже этот хмырь из Германии поставил 5.9.

– Этого достаточно для победы? – Дани все еще не верила, что она победила.

– Более чем достаточно, – ликующе прокричал Энтони. – Ты выиграла, Дани! Выиграла!!

Она выиграла, «золото». Дани все еще не верила. Шум на трибунах становился все оглушительнее, и Дани казалось, что возбуждение окружающих ее людей материализуется и вот-вот разорвет и ее самое. Но она ощущала только руки Энтони, поддерживающие ее, и видела только его глаза, смотревшие на нее с бесконечной любовью и нежностью.

Дани покачала головой.

– Мы выиграли, – мягко поправила она. – Мы с тобой, и мы никогда не упустим ветер под нашими крыльями.

Энтони нежно улыбнулся, обнял ее, задумчиво глядя вдаль? и слова его прозвучали как тихое лесное эхо:

– Ветер под нашими крыльями.




home | my bookshelf | | Королева льда |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу