Book: Золотой вихрь



Айрис ДЖОАНСЕН

ЗОЛОТОЙ ВИХРЬ

Пролог

Белайхо, Тамовия 8 апреля, 1797


Ей все-таки придется умереть!

Тесс чувствовала, что с каждой минутой трясина затягивает ее все глубже. Грязная жижа уже обволакивала плечи и поднималась выше. Святая Мария, она не хочет умирать, не хочет навсегда исчезнуть в этой вязкой предательской трясине.

Все произошло так быстро.

Аполлон заскулил и вновь принялся вырываться из крепких коварных объятий болота.

Нет, ей нельзя умирать, иначе Аполлон тоже погибнет.

Тесс прижала дрожащего пса к груди, поглаживая его длинную черную морду.

– Ш-ш, все хорошо, мой малыш. Мы выберемся из этой вонючей грязи. Я что-нибудь придумаю..

– Интересно было бы узнать, что именно. Она испытала огромное облегчение, когда, оглянувшись, она увидела своего кузена Алекса верхом на лошади. Удача не оставила ее сегодня – их с Аполлоном не только спасут, но есть надежда, что на этот раз все обойдется без порки. Александр Рудин так не похож на других взрослых, которых она знала. Хотя ему было почти двадцать пять против ее двенадцати, он никогда не обходил ее вниманием и скорее смеялся над ее выходками, чем сердился. – Я не могу выбраться, Алекс. Ветка обломилась, и я…

– Что за дьявольщина тут у вас происходит? К Алексу приблизился еще один всадник, и Тесс нетерпеливо взглянула на него. Разве он не видит, что сейчас не время для разговоров? К кузену присоединился его новый друг, варвар из этой диковинной страны. “Золотой варвар”, так называл его ее отец, и ей очень хотелось бы узнать поему. Все-таки со своей оливковой кожей, темными волосами и глазами он казался скорее бронзовым, ем золотым. Святая Мария, ржавая вода уже подступила к ее горлу. Она взмолилась:

– Вытащи нас отсюда, Алекс! Тот ухмыльнулся.

– Сейчас. – Он повернулся к своему спутнику, осадившему лошадь рядом с ним. – Кажется, вы еще не знакомы с моей юной кузиной, Гален? Шейх Гален Бен Рашид, разрешите мне представить вам ее высочество Терезу Марию Рудин. Уверяю вас, она не всегда такая грязнуля. – Его брови сошлись на переносице, пока он раздумывал ад своим утверждением. – Хотя, если подумать…

– Алекс! – Жижа уже подобралась к ее подбородку, и Тесс изо всех сил старалась удержать морду Аполлона над поверхностью. – Перестань дразнить меня!

– Ну разумеется. – Он спрыгнул со своей серой кобылы и огляделся вокруг в поисках ветки. – Следует сделать выговор вашей гувернантке. – Он обернулся к Галену. – Ей уже двенадцать лет, а она, по-видимому, еще не в состоянии уяснить ту большую табличку под деревом, предупреждающую об опасности.

– Я ее видела! Прочитала и поняла! – возмущенно воскликнула Тесс. – И я знаю этот лес лучше тебя. Это все Аполлон. Он бежал впереди меня, провалился и начал биться, и его стало засасывать все глубже, а я держалась за ветку этого дерева и…

– …провалилась вслед за ним, – закончил Алекс, ломая ветку и пробуя ее на прочность. – Не очень-то умно, Тесс.

– Я не могла позволить ему погибнуть. Грязь подобралась почти до подбородка.

– Ты не мог бы… поторопиться? Алекс протянул ветку над омутом, но она не достала до Тесс.

– Ты можешь дотянуться. Брось собаку и медленно двигайся к ветке, а потом сразу хватайся за нее. Я вытащу тебя.

Ветка казалась достаточно крепкой, а девочка знала, как силен Алекс. Еще минута – и она будет в безопасности на твердой земле. Тесс с надеждой посмотрела на ветку. Затем покачала головой.

– Я не могу бросить Аполлона. Он начнет барахтаться и утонет. Ты должен придумать что-нибудь еще.

Ухмылка на лице Алекса мгновенно исчезла.

– На это нет времени. Тесс. Не будь дурой. Это всего лишь собака. Ты сама через минуту утонешь!

Ее охватила паника, и от слез защипало глаза. Все-таки ей придется умереть.

– Я не брошу его.

Алекс еле слышно выругался.

– Не двигайтесь. – Гален Бен Рашид скинул вой красивый синий парчевый, расшитый золотом сюртук и, перекинув его через переднюю луку седла, соскочил с лошади. – Постарайтесь не шевелиться совсем, пока я не скажу. – Он стянул блестящие черные сапоги и швырнул их рядом с конем.

– Ты собираешься лезть за этим чертенком? – Алекс покачал головой. – Это моя забота, дружище.

Гален улыбнулся.

– Принц крови по уши в грязи? Предоставь это мне. Вонючая жижа на диком разбойнике привычнее. Держи ветку наготове.

Он ступил в топь. Крупный мужчина, значительно тяжелее Тесс, он сразу провалился по колено. К моменту, когда он добрался до нее, липкая грязь доходила ему до пояса.

– Держите пса крепче. – Гален, наклонившись, выдернул Тесс из болота до пояса. – Не пытайтесь помогать мне. – Он приподнял ее голову и крикнул: – Ветку, Алекс!

Тесс отпустила морду Аполлона и тут же ухватила пса за туловище, бормоча при этом ласковые слова, успокаивая его.

– А что, если он опустит нос? Он ведь тогда не сможет дышать.

– Через секунду мы вас вытащим. Вам впору побеспокоиться о себе, чтобы самой не захлебнуться в этой хляби.

– Я отвечаю за Аполлона. – И добавила рассеянно: – Обо мне позаботитесь вы.

–Я?

– Ну да. – Она уже не сомневалась в своем спасении. С того момента, как он обхватил рукой ее талию. Тесс почувствовала себя в полной безопасности.

– Я знаю, вы меня не бросите. Его руки сжали ее талию.

– Вы правы. – Он посмотрел мимо нее. – Я затратил слишком много усилий на ваше спасение. Еще несколько дюймов, и я дотянусь до ветки, тогда мы и предоставим Алексу делать свою часть работы.

– Которая все же получше, чем барахтанье в этой жиже, – весело откликнулся Алекс. – Меня не привлекают эти игры в грязной луже. Я покончил с этим, но, полагаю, тебе сделали одолжение, Гален. Ты, должно быть,. никогда не занимался ничем подобным в Седикхане. Конечно, у вас есть песчаные дюны, но вот что касается…

– Ветку!

Мгновение, и Гален схватился за нее свободной рукой.

Алекс откинулся назад и, перехватывая руками ствол ветки, потянул их резкими толчками из болота. В несколько секунд он вытащил Галена с Тесс из трясины.

– Мой Бог! – Алекс весело расхохотался. Галена от подбородка до ног облепила серо-коричневая тина. – Проклятие! Это просто великолепно! Видели бы тебя сейчас твои cheres amies. Возможно, они не помчались бы так в твою постель.

– Или, быть может, стремились бы еще настойчивее, – сухо ответил Гален, опуская Тесс на твердую землю. – Уверяю, не мой внешний вид заставляет их так охотно раздвигать свои прелестные ножки.

– Какой ты, однако, циник. Совсем не веришь в бескорыстную любовь.

Гален многозначительно взглянул на Тесс.

– Этот разговор не для детских ушей.

– Тесс? – Алекс покачал головой. – Она, быть может, и ребенок, но вовсе не невежественна в этих вопросах. Ведь она растет при дворе и знает, что к чему. – Он повернулся к Тесс: – Не так ли, бесенок?

– Поговорим потом, – Тесс изо всех сил тащила из грязи Аполлона. Она выпустила его недалеко от края болота. – Помогите мне.

Гален отстранил ее, схватил пса за загривок и одним рывком вытянул его на сушу.

Аполлон тут же вознаградил его, отряхиваясь всем своим тонким телом и разбрызгивая грязь в разные стороны.

– Неблагодарный сукин сын. – Гален стер грязь со щеки.

– Он же не может иначе, – горячо вступилась за пса Тесс, – все собаки так делают. Вы же не хотите, чтобы он… – Негодуя, она обернулась к Алексу: – Прекрати сейчас же смеяться. Господин Бен Рашид очень храбрый и не заслужил насмешек!

Глаза принца озорно блеснули.

– Еще одна победа, Гален. Маловата немного, но через несколько лет она расцветет и превратится в…

– Не обращайте на него внимания, – с возмущением сказала Тесс Галену.

– Не беспокойтесь. – Гален бросил на Алекса пренебрежительный взгляд.

– Где Паулина, Тесс? – спросил Алекс. – Надеюсь, ты не одна бродила по лесу?

– Конечно, нет. – Тесс, не глядя на него, стоя на коленях перед Аполлоном, тщетно пыталась соскрести грязь с его длинной шерсти. – Но она и Мэндл заняты. Как только мы вошли в лес, они отстали и на время потеряли меня из виду.

– Заняты?

– Прелюбодействуют.

Алекс хмыкнул, увидев выражение крайнего изумления на лице Галена.

– Тогда она действительно очень занята. Весьма неутомимая особа.

– Кто эта Паулина? – спросил Гален.

– Паулина Калбрен – верная и заботливая нянька Тесс, – ответил Алекс. – А Мэндл – один из грумов моего дорогого дядюшки.

– Ничего не выходит. – Тесс бросила заниматься шерстью Аполлона, поднялась и взяла Галена за руку. – Идем со мной. Здесь есть озеро. Сразу за тем холмом, где мы смоем эту грязь. – Она повернулась к его лошади и остановилась, широко раскрыв глаза от восхищения. – Пресвятая Дева, какой красавец! – Она выпустила руку Галена и шагнула к жеребцу, который испуганно от нее попятился. – Как же я его сразу не заметила. Он такой чудесный!

– Это и понятно, ведь ты оказалась несколько занята, пытаясь остаться в живых.

Тесс проигнорировала легкомысленное замечание своего кузена.

– Как его зовут?

– Телзен, – ответил Гален.

– Я не обижу тебя, Телзен, – нежно пропела Тесс. делая еще один шаг вперед. Конь взглянул на нее с сомнением, но тем не менее продолжал спокойно стоять, даже когда она протянула руку и коснулась белого ромба на его лбу.

– Невероятно, – пробормотал молодой шейх. – Он обычно не позволяет чужим дотрагиваться до себя.

– Он знает, что нравится мне. – Тесс погладила особенно чувствительное место на морде лошади между глазами. – Он и поначалу бы не отшатнулся от меня, не воняй я этой противной тиной.

– Да будет мне дозволено заметить, – Алекс поморщился, – я бы просто зажал нос, подойди ты ко мне поближе.

Гален тепло улыбнулся:

– Вы умеете обращаться с лошадьми.

– Когда этот бесенок не занят исследованием трясины, то проводит большую часть времени в дворцовых конюшнях, пробираясь туда тайком, – сказал Алекс.

– Этот конь не из конюшен. – Тесс доброжелательно взглянула на Галена. – Я бы его там заметила.

– Я держу его возле своей квартиры в городе. Во дворец я приехал только сегодня. – Он из Седикхана?

– Да.

– Никогда не видела более грациозного, сильного коня, чем Телзен. А другие лошади там тоже…

– Тесс, – Алекс опять сморщил нос. – Немедленно!

Тесс кивнула:

– Мы пойдем к озеру пешком. Вы ведь не захотите ехать верхом и пачкать красавца этой грязью?

–Да, небеса покарают тебя, Гален, если ты вымажешь свою лошадь! – торжественно произнес Алекс.

– Я мигом могу погасить твою неумеренную радость, – ответил Гален бархатным голосом, – с тем же успехом сбросив и тебя в это болото. – Он легко поднял Тесс и посадил в седло, затем вскочил сзади. – Но прежде я отмоюсь сам, чтобы до конца прочувствовать свое превосходство.

– Я испачкала ваше седло этой зеленой тиной, – бессильно запротестовала Тесс. – Говорю, нам следовало идти пешком!

Шейх ударил пятками коня, посылая его в галоп и направляя в сторону холма, на который указывала девочка. Аполлон побежал следом, заливаясь радостным лаем.

– Немного грязи на его холке? Это ерунда для Телзена. Он привык к более серьезным испытаниям.

Она неодобрительно взглянула на него через плечо.

– Вы не пользуетесь шпорами?

– Нет, и не имею обыкновения выслушивать поучения от детей.

– Я не поучала… Я всего лишь сказала, что не следовало пачкать такого прекрасного коня.

– Это почти то же самое. Гален обогнул холм и оказался на берегу небольшого озера, окруженного невысокими соснами.

– Здесь глубоко?

– Нет.

– Хорошо.

Он снял ее с лошади и бросил в озеро. От холодной воды у девочки перехватило дыхание, пока она пыталась вынырнуть на поверхность.

Шейх наблюдал за ней с чуть выжидательной улыбкой, продолжая спокойно сидеть в седле.

– Ой, как здорово, – воскликнула она, отдышавшись. – Спасибо вам!

Его улыбка погасла, и он, прищурившись, посмотрел на нее.

– Кажется, вы более благодарны, чем ваша гончая. Я ожидал, что вы рассердитесь на меня. Аполлон прыгнул в озеро следом за девочкой, расплескивая вокруг воду и грязь с шерсти. Тесс, смеясь, увертывалась от брызг и снова ныряла.

Наплававшись, она спросила:

– Почему? – Вода бежала по ее щекам, а лицо светилось от смеха. – Я ведь была такая грязная, а вы позаботились об мне, швырнув меня в озеро. Разве можно на вас сердиться?

– Могу лишь сказать, что при дворе в Тамровии я еще не встречал ни одной дамы, столь же лишенной чувствительности, как вы.

– Но я не придворная дама. – Окунувшись с головой в воду, она принялась проворно отжимать копну своих темно-рыжих кудрей. – И по крайней мере еще четыре года могу не беспокоиться о том, что стану ею. Меня пока не выпускают из классной комнаты.

– Понятно. – Гален соскочил со своего вороного жеребца. – Тогда вы не будете возражать, если я искупаюсь вместе с вами. – Он ступил в озеро и пошел на глубину, пока вода не достала до подбородка. – Бог мой, как холодно!

– Ведь еще только апрель. – Она энергично отжала волосы, а затем вновь погрузилась в воду с головой. – А в вашей стране озера холодные?

– Не такие. Тамровия находится на Балканах, а Седикхан – в пустыне. – Он окунул голову и принялся тереть ее так же энергично, как и Тесс. – Хотя на холмах около Заландана озера, пожалуй, не теплее.

Его мокрые волосы блестели на солнце, как черный агат, а лицо под темным загаром покраснело от холода. Яркие лучи солнца коснулись его бронзовой кожи, придав ей почти золотой оттенок, и Тесс поймала себя на том, что зачарованно смотрит на него. Молодой шейх не был миловиден, как Алекс. Его высокие скулы, словно высеченные из камня, своими резкими, четкими очертаниями напоминали гранитные скалы, разбросанные по берегу озера. Тяжелые голубоватые веки прикрывали темные, глубоко посаженные глаза. Он так же отличался от других придворных, как волки, на которых охотился ее отец, от изнеженного Аполлона. Он казался жестче, сильнее, яростнее. И поступал иначе, чем другие. Ни секунды не колеблясь, он полез в вонючую топь, чтобы спасти ее, – как и она, не раздумывая, прыгнула за Аполлоном. Даже Алекс, любя ее, попытался найти безопасный для себя способ ее спасения.

Она очнулась, услышав вопрос Галена:

–Почему вы так смотрите на меня, килен?

– Килен?

– Это значит “маленькая” или “малышка” на моем языке.

– О! – Она отвела взгляд. – Я лишь хотела узнать, почему вас зовут “золотой”? Из-за цвета вашей кожи?

Он помолчал, насмешливо улыбаясь.

– Неужели обо мне говорят и в классных комнатах? Нет, меня называют “золотой” из-за золота в моем кошельке.

Она вновь посмотрела на него.

– Вы очень богаты?

– Как Мидас, славившийся своими сокровищами. Мои холмы возле Заландана полны золота. – Его губы скривились в усмешке. – Я так богат, что меня терпят при вашем королевском дворе и, более того, даже домогаются моего общества, несмотря на то, что я всего лишь варвар из дикой страны.

В его тоне Тесс послышалась боль, и она попыталась утешить его.

– Варвар – значит дикий, правда? Думаю, звучит совсем неплохо. В лесу много чудесных диких созданий.

– Но их не приглашают во дворцы.

– А должны, – заявила она.

– Интересно, как вы заговорите через пять лет.

– Как и сейчас. – Она выбралась из воды и плюхнулась на землю. Аполлон взобрался на берег следом за ней.

Туфли Тесс потеряла, и ее коричневое бархатное платье представляло собой мятую тряпку; скорее всего ей здорово попадет за это приключение, но она об этом сейчас не беспокоилась. Ей нечасто позволяли разговаривать со взрослыми, а Гален Бен Рашид оказался самым интересным человеком из всех, кого ей до сих пор приходилось встречать.

– Нет, я не изменюсь.

– Посмотрим. – Гален выбрался на берег и растянулся возле нее. – Я буду очень удивлен, если вы останетесь прежней. Ваша сиятельная матушка не благоволит ко мне.

– Она боится моего отца, а я не думаю, что вы ему нравитесь.

– Почему же он ей так страшен? Тесс с удивлением взглянула на него.

– Потому что бьет ее, если чем-нибудь недоволен.

– Неужели? – Гален взглянул на девочку. – А вас он тоже наказывает, когда сердится?

– Конечно, – она говорила, как о чем-то само собой разумеющемся. – Моя мама считает, что так со своими детьми поступают все отцы. А вы разве своих не бьете?

– У меня нет детей, – ответил Гален. – И в семьях Эль-Залана не принято бить женщин. Гораздо лучше по-другому ими повелевать.

–Как?

– Неважно.

– Наверное, вы просто не признаетесь. Мама говорит, некоторые мужчины не хотят, чтобы об этом узнали, но все они жестоко наказывают своих жен и детей.

– У меня нет жены. – Он нахмурился. – И я не бью беспомощных женщин.

– Не сердитесь. Не будем больше говорить об этом. – Она потянулась и погладила мокрую шерсть Аполлона. – Я не хотела огорчить вас. На самом деле, мне кажется, вы мне нравитесь.

– Я польщен. – Он криво усмехнулся и наклонил голову. Она вспыхнула.

– Нет, правда. Это так. Из людей лишь немногие мне симпатичны, но вас я выделяю. – И добавила неловко: – Я благодарна вам, что не бросили меня в болоте. Очень благородно с вашей стороны, не задумываясь, ввязаться в такую неприятность и спасти меня с Аполлоном.



– С моей стороны это был всего лишь эгоизм. Мои планы могли быть нарушены, если бы я смотрел, как трясина затягивает ваше безжизненное тело. А у меня сорвалась бы важная встреча с его величеством.

– Вы шутите. – Она неуверенно улыбнулась. – И вы спасли Аполлона.

– Почему вы назвали его Аполлоном? Потому, что он красивый?

Она потрясла головой.

– Из-за Дафны.

– Дафны?

– Это не их настоящие имена. Год назад отец купил Аполлона и Дафну при русском дворе, их тогда звали Волк и Феба. Мой папа хотел развести стаю гончих. – Она вздохнула. – Но Дафна не допустила к себе Аполлона. Гален прыснул со смеху.

– И вы назвали ее Дафна, как ту нимфу, которую боги превратили в лавровое дерево, чтобы она могла избежать любовных притязаний Аполлона? – Она кивнула. – Однако Аполлон тщетно обнимал дерево, ему просто пришлось сделать лавр своим священным растением.

– Но, возможно, они исправятся. – Она обеспокоенно нахмурилась. – Мой отец очень сердится на них.

– Но гнев его вы ощутите и на себе, если не вернетесь к своей служанке как можно скорее.

Они обернулись на цоканье копыт. Алекс остановился возле них и бросил Галену сапоги.

– Вы выглядите несколько лучше, чем когда я вытягивал вас из трясины.

– Мы сейчас стали гораздо лучше, – возмущенно уточнила Тесс. – Мы чистые и совсем не пахнем. – Девочка медленно поднялась на ноги. – Но я должна идти.

Она тянула время. Ей очень не хотелось уходить от них. С Алексом ей всегда было весело, а что касается его друга… Она никак не могла понять, какие чувства он у нее вызывает. Многих людей она считала легко предсказуемыми, но шейх приводил ее в замешательство. Он оставался… темным внутри. Не черным, каким бывает зло. Он казался ей ночной мглой. Но Тесс любила ночь больше, чем день. Когда спускались сумерки, повседневная реальность восхитительным образом преображалась, накрываясь волнующим покровом таинственности. Она присела в реверансе и осторожно улыбнулась Галену.

– До свидания, милорд.

Внезапная улыбка вспыхнула на лице шейха, преобразив его и сделав прекрасным.

– Было очень интересно познакомиться с вами, килен.

Она повернулась и поспешила к лесу.

– Подожди, – окликнул ее Алекс. – Давай, я посажу тебя к себе в седло и мы…

– Нет! – Она непреклонно покачала головой. – Будет лучше, если я пойду одна. Паулина скажет, что мне не следовало тебя беспокоить. Она очень рассердится…

В следующую секунду девочка исчезла в лесу вместе с Аполлоном, вертевшимся у нее под ногами.

– Пойди за ней. – Гален выразительно взглянул на Алекса. – Нельзя отпускать ее одну. Она может заблудиться в лесу или провалиться в еще какое-нибудь чертово болото.

Алекс покачал головой.

– Она слишком хорошо знает лес, чтобы потеряться. С ней все будет в порядке. Гален хмыкнул.

– С нянькой, которая развратничает на глазах у ребенка? Ты не собираешься сообщить об этом ее матери?

– Нет, она выгонит Паулину.

– И хорошо. Это именно то, что надо. Алекс покачал головой.

– Нет, плохо. Бедняжка Тесс почти совсем лишена свободы. Ты встречал моего дорогого дядюшку Акселя. Его высочество – один из самых самонадеянных ублюдков, которых когда-либо носила земля. Он обходится с Тесс безобразно. – Он поморщился. – По крайней мере, с такой беззаботной шлюхой, как Паулина в качестве служанки, Тесс имеет возможность хоть иногда вырваться из своей тюрьмы, которой стала ее классная комната. – Он с любопытством поглядел на Галена. – Почему это тебя так волнует? Ты не из тех, кто беспокоится о нравственности, тем более прислуги. – Он хмыкнул. – Во всяком случае, до тех пор, пока она не мешает твоим утехам.

Самого Галена это удивляло не меньше, чем Алекса. Но что-то в Тесс – ее целомудрие и то, как она смело принимала реальность окружавшего ее мира, – странным образом трогало его.

– У твоей кузины есть отвага. Это качество, которым я восхищаюсь. – Он пожал плечами, натягивая левый сапог. – Я заговорил об этом только потому, что девочка – твоя родственница. – Он взглянул на Алекса. – Впрочем, кажется, ты и сам достаточно хорошо осведомлен о женских прелестях Паулины.

Алекс смиренно кивнул.

– Прошлым летом, – губы его растянула довольная улыбка, – четыре блаженные недели еженощно я пронзал ее, как буйвол и, пригвождал к кровати, она наслаждалась каждой минутой, а я с удовольствием слушал ее крики.

– И где это происходило?

– В ее комнате.

Гален натянул другой сапог.

–Рядом с детской? Алекс нахмурился.

– Да. Почему ты спрашиваешь?

– Просто так. Из любопытства.

Неудивительно, что Алекс совершенно спокойно затрагивал скользкие темы в присутствии свой кузины. Его развлечения в постели этой шлюхи, так же как и других ее кавалеров, входили в общее образование ребенка.

Гален встал, с трудом натянул на себя свой синий парчевый, протканный золотом сюртук и вскочил на Телзена.

– Давай вернемся во дворец. Мокрая одежда меня раздражает, а мне следует еще подготовиться к встрече с твоим отцом, назначенной на три часа.

Алекс кивнул.

– Знаешь, я бы хотел помочь тебе больше… – Он вздохнул. – Второй сын короля – фигура не слишком значительная.

Гален улыбнулся, послав своего коня шагом.

– Ты и так сделал много. Ты представил меня ко двору и настоял на том, чтобы твой отец выслушал дикаря из Седикхана. Вряд ли я получил бы эти благодеяния, если бы не ты.

– Однако не могу оказать тебе существенное покровительство. Мой отец и старший брат почти не считаются со мной… На их взгляд, я слишком легкомысленный.

Но Гален знал, что под ветреностью принца в речах и поступках скрываются ум и доброе сердце.

Уже вскоре после знакомства с Алексом шейх понял, что выходки и озорство молодого принца, принесшие ему дурную славу, – всего лишь протест против отупляющей скуки дворцовой жизни. Просто окружение, в котором он вырос, совершенно не подходило к его изменчивому живому нраву. Гален задумался, каким бы стал Алекс, получи он воспитание, достойное мужчины, и закалку в боях.

– Ты сделал очень много для меня, – повторил шейх. – Ты дал мне возможность быть принятым королем Тамровии.

Алекс перестал улыбаться.

– Не возлагай больших надежд на эту аудиенцию. Слишком сложно в эти дни убедить моего отца принять какое бы то ни было важное решение.

– Я попытаюсь.

Он с усилием подавил подступившее к горлу отчаяние.

– Я постараюсь доказать твоему отцу, что союз должен быть заключен в интересах обеих наших стран.

* * *

Алекс оттолкнул кресло и встал навстречу Га-лену. Тот широким шагом пересек зал для аудиенций и появился в приемной.

– Как прошла… – Мрачное выражение лица друга послужило ответом на его вопрос.

– Союза не будет, – резко пояснил Гален. – Его величество не видит пользы в договоре с каким-то примитивным племенем, считая, что то может предложить ему для его защиты только обещание. – Гален прошагал мимо лакеев; казалось, каждый шаг его заряжен взрывной энергией. – Идиот! Не видеть, что объединенный Седикхан может дать Тамровии гораздо больше того, что он сам в состоянии предложить нам!

– Ты говоришь о моем августейшем отце, – кротко заметил Алекс, пытаясь подладиться под шаг Галена.

– Он самый настоящий дурак!

– Да, – добродушно согласился Алекс, – он невероятно туп.

– Мне нужен этот союз, чтобы собрать племена под единой централизованной властью. Заключив союз с Тамровией, Эль-Залан смог бы использовать угрозу иностранного вторжения для объединения вождей, которых прежде не заставила бы сделать это ни власть, ни угроза со стороны других государств. – Зычный резкий голос Галена вибрировал под сводами украшенного фресками потолка. – Войны должны прекратиться, черт побери. Они разрывают Седикхан на части. Мы никогда не продвинемся вперед, пока племена будут продолжать уничтожать и грабить друг друга.

Алекс уже не раз слышал все эти доводы и теперь лишь сочувственно кивал.

– По сравнению с возможностями седикханских воинов силы Тамровии ничтожны. Твой отец просто сумасшедший, если думает, что мы не в состоянии защитить его границы.

Алекс не возражал против нападок на своего отца, он думал так же, но ему совсем не нравилось такое принижение военной славы его страны. Он заговорил о другом.

– Что же ты теперь думаешь делать?

– Ехать домой, – яростно отрезал Гален. – Что еще мне остается? Вернуться, вновь воевать, убивать и пытаться защитить себя и своих близких. В этом смысл нашей жизни в Седикхане!

– Ты можешь остаться здесь.

– Где все смотрят на меня как на дикаря? – Шейх покачал головой. – Нет, мой друг. От ваших придворных острот и намеков быстро устаешь. В конце концов, не выдержав, я бы показал им, что такое настоящий варвар. – Он взглянул на Алекса. – Почему бы тебе не поехать со мной в Седикхан? Тебе ведь не нравится эта дворцовая жизнь.

– Возможно, я так и сделаю. Слышал, ваши женщины прекрасны и чрезвычайно любезны с нами, бедными мужчинами.

– Поехали, сам увидишь.

Глаза Алекса весело блеснули.

– Однако, проводя слишком много времени в любовных играх, истощишь свои силы. Тем более ты намереваешься превратить воинственный Седикхан в эдакое скучное, тихое местечко… – Он изучающе посмотрел на шейха. – Кстати, мне всегда хотелось узнать, почему ты выбрал мирный путь?

Гален промолчал.

– Тебе нет равных во владении любым оружием. И ты к тому же…

– Какое это имеет значение?

– Мне просто любопытно. Когда я делаю что-нибудь хорошо, мне хочется делать это снова и снова.

– Я… и мне это слишком нравится – битвы, сражения, – сказал запинаясь Гален, не глядя на Друга.

Алекс в замешательстве взглянул на него. И затем внезапно все понял. Под невозмутимой внешностью Галена Бен Рашида скрывались бушевавшие в нем чувства и страсти. Молодой шейх обладал безрассудной, необузданной, порывистой натурой. Он неустанно сражался со своими страстями, со своим главным врагом – с собой, и ему удавалось одерживать невидимые для окружающих победы.

Как столь дикая, неукротимая натура может реагировать на безграничные возможности для насилия, бытующие сейчас в Седикхане, можно было только догадываться.

Гален наблюдал за лицом Алекса, легко прочитывая обуревавшие друга мысли.

– Да, – тихо подтвердил он невысказанное суждение Алекса. – Я еще худший варвар, чем обо мне думают. – Он сжал челюсти. – Но я справлюсь с этим. У меня есть ум и сила воли. Человек не обязательно должен оставаться дикарем только потому, что он им родился, или потому, что просто подчиняется своим инстинктам.

“Но ему придется всю жизнь бороться со своей внутренней дикой необузданностью”, – сочувственно подумал Алекс.

– Когда ты покидаешь Тамровию?

– Завтра на рассвете. – Белозубая улыбка осветила лицо Галена. – Перестань хмуриться. Я не отступлюсь. Я просто поеду домой перегруппировать свои силы. Если я все же не склоню Тамровию к союзу, то, может быть, поеду во Францию и сделаю предложение Наполеону.

– Франция слишком далеко от Седикхана.

– А Наполеон чересчур жаден. Он, возможно, захочет “защитить” меня от всего золота Заландана. – Гален пожал плечами. – Что ж, здесь еще есть над чем подумать.

– Это правда, что твоя мать – француженка?

– Да. – Он остановился возле мраморной лестницы. – Француженка и тамровианка. – И резко заговорил о другом. – Я должен вернуться к себе и отдать распоряжения Сайду собираться в обратный путь.

– Но я увижу тебя сегодня вечером? Гален кивнул и беспечно рассмеялся.

– Обязательно, в холле в восемь. Мы найдем там нескольких сговорчивых дам, и тогда я покажу тебе, как воины Эль-Залана получают наслаждение в любви.

Прежде чем Алекс успел ответить, Гален быстро сбежал по ступеням.

– Нескольких? – пробормотал заинтригованный Алекс. Он внезапно понял, что и в самом деле им предстоит очень интересный вечер.

* * *

Кто-то наблюдал за ним.

Гален настороженно прислушался.

Мускулы напряглись, и все тело приготовилось к прыжку, но он лежал не шелохнувшись, с закрытыми глазами. Его кинжал оставался на столе рядом с кроватью, но, чтобы достать его, ему пришлось бы тянуться через женщину, свернувшуюся калачиком слева от него.

– Господин Гален.

Он мгновенно поднял веки. Серые глаза, бледное напряженное лицо, окруженное копной темно-рыжих кудрей, детское лицо. Маленькая ручка Тесс сжимала ножку подсвечника.

– Вы тоже выпили много вина? – прошептала она.

– Что, черт побери, ты здесь делаешь? – Он резко приподнялся, инстинктивно натягивая на себя простыню, чтобы прикрыть наготу.

Тесс с облегчением вздохнула.

– Вы не пьяный. Я сначала зашла к Алексу и не смогла ему ничего втолковать. – Она отступила на шаг. – Мне нужна помощь. Я сама не справлюсь. Вы не могли бы… – Взгляд упал на обнаженную женщину с другой стороны кровати. – Их двое? У Паулины никогда не оставалось больше одного сразу. Почему вы…

– Как ты попала сюда? Я не настолько пьян, чтобы не запереть дверь.

– Через гардеробную. Здесь есть потайные ходы, которые ведут во многие комнаты дворца. Я обнаружила их еще три года назад, – рассеянно пробормотала Тесс, все еще разглядывая золотоволосую женщину, тесно прильнувшую к Галену. – Это ведь госпожа Камилла? Она выглядит тоньше без одежды. А кто другая?

– Это не твое дело. – Он нахмурился. – Сайд спит в гардеробной.

– Ваш слуга? Я шла очень тихо. Он не проснулся. – Она тряхнула головой, словно отгоняя посторонние мысли. – Но это все неважно. Мне нужна ваша помощь. – Она взглянула на простыню, которую он пытался натянуть себе на бедра. – Вам холодно? – Она повернулась и взяла кремовый бархатный халат со стула возле кровати. – Вот, наденьте это.

– Благодарю вас, – холодно сказал он, просовывая руки в рукава халата. – Вы очень внимательны, хотя и не очень осторожны.

Камилла повернулась и застонала во сне.

Тесс взглянула на нее.

– Они обе очень крепко спят. Они тоже напились?

– Они выпили всего пару бокалов вина. Тесс критически разглядывала спящих женщин.

– Наверное, гораздо больше. Думаю, мы вряд ли их разбудим. Вы правы, мне не следует здесь находиться.

– Кажется, я уже имел честь сказать вам об этом.

– Я подожду в гардеробной. Она повернулась и направилась через спальню к двери.

– Если Сайд проснется, он перережет вам горло прежде, чем я успею вмешаться. Мужчины нашего племени не привыкли к полуночным визитам”

– Я постараюсь двигаться очень тихо. Я не разбужу его.

– Тогда вам лучше вернуться к себе. Я вовсе не намерен идти куда бы… – На спине на белом платье девочки проступали красно-коричневые пятна. Кровавые пятна.

Она оглянулась через плечо.

–Что?

– Ничего. Идите. Я присоединюсь к вам через минуту.

Она открыла дверь и исчезла за ней.

Гален, пробормотав ругательство, перелез через Камиллу.

Ему абсолютно не нужны новые проблемы, особенно сейчас, после нескольких часов, проведенных в кутеже и чувственных утехах. Его голова лишь немногим яснее, чем у Алекса, да и настроение оставляло желать лучшего. Если ребенка избил этот грубый бык, ее отец, то это была забота Алекса. Она не его родственница, и его самого удивила вспышка гнева, которую он испытал при виде кровавых пятен на ее платье. Он сам не мог понять, какие чувства вызывал в нем этот брошенный, никому не нужный ребенок. Быть может, возникли после того, как он спас ее из трясины? Он выслушает ее рассказ о свалившихся на нее несчастьях и отправит обратно в постель, пообещав поговорить утром с Алексом.

Гален открыл дверь в гардеробную и увидел Тесс, кротко сидящую в кресле возле дальней стены. Господи, какая она крохотная. Тоненькая и хрупкая, она казалась девятилетней в своем парадном белом платье. Пламя свечи, которую она поставила на низкую консоль возле кресла, падало на россыпь золотых веснушек на ее маленьком носу, терялось в буйной копне кудрей. Он с раздражением отметил, что Сайд мирно спал на кушетке напротив Тесс. Как, черт возьми, ей удалось не разбудить его?

Галeн вошел в комнату.

– Сайд!

Сайд Абдул, мгновенно проснувшись, поднял взъерошенную голову.

– Что здесь… – он замолчал, увидев в нескольких метрах от себя девочку. – Кто…

– Это неважно. – Гален понимал его изумление. Когда Сайд ложился спать, особы, с которыми в тот момент занимался Гален, отнюдь не являлись детьми.

– Оставь нас. Я позову, когда ты мне понадобишься.

Сайд изумленно кивнул и слез с постели, обернув покрывало вокруг обнаженного тела. В следующую секунду он проскользнул мимо Галена в спальню. Гален закрыл дверь и повернулся к девочке.

Тесс выпрямилась в кресле,

– Я спешу. Отец сказал маме, что она должна больше заботиться о моем воспитании, и она может заглянуть ко мне сегодня ночью.

– Ваша спина?

Она озадаченно нахмурилась.

– Что вы… О, они опять кровоточат? Спасибо, что сказали. Я застираю платье в холодной воде, когда вернусь к себе в комнату. – Она покачала головой. – Нет, моя мама подозревает, что Паулина не очень хорошо присматривает за мной.

– Что подтверждается вашим присутствием здесь. – Он сжал зубы. – Я рад, что хоть кого-то беспокоит то, что вы не спите в такой час.



– Конечно, беспокоит, – подтвердила она. – Ведь я для них представляю большую ценность. У них нет сына, и я должна сделать выгодную партию, чтобы возместить мамину несостоятельность. Если со мной что-нибудь случится, у них ничего не останется.

– Понятно.

Заключение браков по расчету считалось обычным делом в Тамровии, но ему почему-то показалась отвратительной мысль, что этого ребенка используют как пешку в соперничестве за влияние при дворе.

– И за кого же вас собираются выдать замуж?

– Это решат позже. Сейчас мне предстоит лишь обручение. – Она сморщила носик. – Но мой отец надеется, что с возрастом я стану привлекательнее и получу более выгодные предложения. – Ее взгляд скользнул в направлении спальни. – Как госпожа Камилла. Ее многие звали замуж, прежде чем ее выдали за графа Ивэйджена. Вы, должно быть, послужили ей большим утешением после того, как она делила постель с этим стариком.

Он насмешливо поклонился.

– Я старался оставить в ее памяти нечто незабываемое. Кажется, она не выглядела разоча… – он оборвал себя, осознав, что говорит с ней, как с искушенной придворной дамой, а совсем не как с маленькой девочкой, какой она и была. – Оставим эту тему о женском непостоянстве…

Она обратила на него свой кристально чистый взор.

– Почему? В этом ведь нет ничего плохого. Я знаю, так всегда бывает. Сначала свадьба, а потом – молодой сильный мужчина в постели. Паулина говорит, что каждая жена имеет любовника, а иногда и двух или…

– Меня не интересует, что говорит Паулина, – прервал он ее раздраженно. – Почему вы здесь?

Она глубоко вздохнула.

– Аполлон.

Он ожидал услышать все, что угодно, но только не это.

– Собака?

Тесс кивнула, ее маленькие ручки сжали подлокотники кресла.

– Все вышло так глупо. Паулина рассердилась из-за платья и рассказала об Аполлоне и болоте. Она сказала маме, а та – отцу и…

– Он избил вас. Она пристально посмотрела на него.

– Почему это должно меня волновать? Я ничего другого и не ждала. Нет, все дело в Аполлоне. Отец, как я вам уже говорила, на него очень сердит, и он сказал, что это – последняя капля. Сука не хочет спариваться, а Аполлон и так ему уже стоил слишком дорого. – Её огромные глаза заблестели от слез, веки повлажнели. – Он приказал убить их.

Взглянув на нее, Гален почувствовал внезапный прилив нежности. Ребенком он тоже испытывал боль, когда его любимых животных забирали на смерть.

– Мне очень жаль.

– Я пришла к вам не за утешением. Мне нужна помощь. – Она вытерла глаза тыльной стороной ладони. – Этого еще не сделали, и я не позволю, чтобы это произошло. Сразу, как только они заперли меня в моей комнате, я вышла по потайному ходу и пробралась на псарню повидать Саймона. Он хороший человек. Он сказал, что не будет пока убивать собак, но я должна забрать их до прихода туда утром отца.

– И вы хотите, чтобы я забрал их оттуда?

– Нет, я хотела, чтобы Алекс, но он…

– Пьян, – заключил Гален. – Поэтому ваш следующий выбор пал на меня.

– Неужели вы не понимаете? У меня нет для них безопасного места, и вы, конечно, лучше, чем мой кузен, – с жаром проговорила она. – Даже если Алекс отправит их в одно из своих имений, то мой отец, узнав об этом, тут же поспешит их убить. А в Седикхан он никогда не поедет.

– Действительно, кто же поедет в такой дикий край.

Она не заметила иронии в его тоне.

– Вы видели Аполлона. Я знаю, он очень нежный. Но ему лишь немногим больше года, и, возможно, он приучится охотиться или сторожить ваш дом. А Дафна…

– Откажется давать потомство.

– Вы сможете найти ей другое дело, – голосок Тесс дрожал. – У нее хороший характер, и она очень ласковая. Она всегда прибегает, когда я зову ее, кладет мне голову на колени, подставляя ее под руки, и у нее шерсть такая мягкая и… – ее голос сорвался, и она на секунду замолчала. Затем вновь заговорила еле слышно: – Я так люблю их. Я не позволю им умереть. Пожалуйста, вы ведь возьмете их с собой?

Ему предстоял дальний путь домой, и собаки бы оказались лишь помехой. Надо быть круглым дураком, чтобы взять с собой в дальнюю дорогу двух совершенно бесполезных животных. В то же время Гален не мог не откликнуться на мольбу Тесс. Эти собаки, возможно, единственные существа, которых любил этот одинокий, всеми брошенный ребенок. И все же она нашла в себе мужество отказаться от них, умолять его забрать их у нее” Гален вздохнул.

– Где они сейчас?

Ее лицо осветилось надеждой.

– Вы возьмете их? Он неохотно кивнул.

– Хотя и не представляю, как управлюсь с ними во время труднейшего перехода в Седикхан. Мы с Саидом никогда не путешествуем с такой торжественной пышностью и роскошью, как ваша знать.

Она в изнеможении откинулась на спинку кресла, силы покинули ее.

– Благодарю тебя. Господи!

– Не смею богохульствовать, но не соблаговолите ли вы поблагодарить заодно и меня? Ведь именно мне в течение нескольких следующих недель предстоит испытать множество неудобств.

– Я действительно очень вам признательна. – Ее голос дрожал от переполнявших ее чувств. – И я обещаю, что обязательно найду способ доказать вам это.

Он насмешливо взглянул на нее.

– В самом деле? И что же вы готовы сделать, чтобы выразить мне свою благодарность?

– Все, – просто сказала она. – Все, что хотите.

Она действительно сделает все. Он почти чувствовал силу эмоционального напряжения, исходившего от этой маленькой девочки.

– Без исключений? – Внезапная мысль пришла ему в голову, и странное выражение появилось на его лице. – Однажды я, возможно, решу воспользоваться вашим обещанием. – Он пересек комнату и поднял ее на ноги. – Но не сейчас. Где этот потайной ход?

Она указала на канделябр, закрепленный на стене.

– Поверните его влево.

Гален повернул канделябр, и деревянная панель в углублении отошла в сторону.

– Возвращайтесь сейчас в свою комнату. Я оденусь, спущусь и попрошу Саймона отвести собак в лес перед дворцом и подождать там меня и Сайда.

– А что, если он откажется?

– Никогда! Золото – весьма убедительный довод.

– Вы хотите подкупить его?

– Ваш долг стремительно растет, не так ли? – Он передал ей подсвечник и слегка подтолкнул в темноту прохода. – Вы должны помнить, как велик ваш долг, когда придет время расплачиваться со мной.

– Я буду помнить. – Она бросила быстрый взгляд через плечо. – Вы ведь спасете их, правда?

– Правда. – Он улыбнулся. – Даю вам слово.

Через секунду она растворилась в темноте. Панель закрылась; Гален задумчиво глядел на нее, и странная улыбка блуждала на его губах.

Казалось, сама судьба выступила на его стороне, и он будет дураком, если откажется от ее дара. Это потребует терпения, настойчивости, решимости и определенных усилий, прежде чем он сможет достичь своей цели, но за объединение Седикхана он готов заплатить любую цену.

Гален резко развернулся и направился в спальню. Он оденется и скажет Сайду, что они выезжают прямо сейчас.

Хотя нет, до отъезда есть еще одно дело. Он должен разбудить Алекса и привести его в чувство. Им предстоит длинный, серьезный разговор.

1

Порт Динар, Тамровия Змая,1803


Баркас проходил всего в нескольких ярдах от пристани, когда Тесс заметила высокую, стройную фигуру Алекса, лениво прислонившегося к груде деревянных ящиков.

Кузен за эти шесть лет совсем не изменился, с облегчением подумала Тесс. Его каштановые кудри, несколько похожие на ее собственные, отливали золотом в солнечных лучах, и пока баркас причаливал, девушка отметила, что одежда на стройной сильной фигуре ее кузена как всегда безупречна и элегантна. Он был одет в обтягивающие кремового цвета панталоны и золотой парчовый сюртук. Замысловато завязанный поверх белоснежной сорочки галстук дополнял его наряд.

– Алекс! – Тесс неистово замахала рукой, опасно перегнувшись через борт баркаса. – Алекс, это я!

Она услышала, как стоявший на носу капитан что-то пробормотал, но не обратила на него внимания и продолжала отчаянно махать.

– Алекс!

Он выпрямился, отошел от ящиков, и на его лице сверкнула усмешка.

– Предупреждаю, если свалишься в воду, то на этот раз я не стану тебя вытаскивать, – крикнул он. – Я впервые надел этот костюм и более чем доволен им.

– Ты вырядился, словно павлин, – крикнула она в ответ. – В Париже одеваются гораздо проще.

– Откуда ты знаешь, бесенок? Ты шесть лет провела в монастыре.

– У меня есть глаза. – Она ухватилась за протянутую Алексом руку. – Кроме того, мне рассказывала Паулина.

Проводив Тесс во Францию, Паулина остановилась в Париже и через несколько месяцев вышла замуж за молодого пекаря.

– О да, как я мог забыть о Паулине! – Алекс обхватил Тесс за талию и перенес с баркаса на берег. Опустив ее, он тут же застонал и зашатался, словно обессилел. – Черт возьми! Ты весишь целую тонну! Должно быть, в тебе отложились все эти науки и религия, недаром их в тебя впихивали в течение этих шести лет. – Он отступил на шаг и оглядел ее с ног до головы. Его голубые глаза лукаво блеснули. – Благодарение Богу, внешне это не заметно, иначе ты бы ни за что не нашла себе мужа.

От намека на ее замужество радость Тесс несколько померкла, но она отбросила грустные мысли. Зачем думать сейчас о том, что будет потом. Отец мог послать за ней по одной-единственной причине, но не в ее характере печалиться и ждать приближения бури, когда еще светит солнце и мир вокруг так прекрасен.

– Я вовсе не толстая. – Ей хотелось весить побольше. Но независимо от еды. Тесс оставалась тоненькой и чересчур маленькой – она едва доставала Алексу до середины груди.

Она вздернула подбородок с притворно надменным выражением.

– Это ты ослаб от легкомысленных постельных развлечений и их неумеренности. Удивительно, как это мой отец доверил тебе сопровождать меня в Белайхо.

Улыбку смыло с его лица, и, не глядя на девушку, он сказал уже другим тоном:

– Лучше я доставлю тебя в гостиницу. Карета здесь, за углом.

– Сейчас. – Она повернулась к капитану, который тоже сошел на берег, и протянула ему руку. – До свидания, капитан. Спасибо, что были так добры и терпеливы ко мне. Путешествие прошло очень интересно. Обязательно приезжайте к нам в Белайхо.

Седой капитан поднес к губам ее руку в перчатке.

– Для нас оно тоже оказалось не скучным, ваше высочество, – сухо сказал он. – Но я надеюсь, что мне больше не придется выходить в плавание вместе с вами. – Он помолчал. – Хотя бы в ближайшие год или два. Тесс кивнула.

– Я поняла. – Она повернулась к Алексу и взяла его под руку. – Я готова.

Когда они отошли на некоторое расстояние, Алекс с веселым любопытством глянул на кузину.

– Кажется, капитан не в восторге от тебя. Что ты сделала этому несчастному?

– Ничего. – Она поймала его скептический взгляд и, защищаясь, ответила: – Ну, я ведь в первый раз очутилась на борту баркаса одна, и никто не следил за каждым моим шагом и не говорил мне, что я должна или не должна делать, как в тот раз, когда я ехала во Францию. Тогда меня сопровождала Паулина. В этот раз она почему-то не пришла на пристань, а баркас уже готовился к отплытию, у сестер не оставалось времени найти ей замену.

– И какие же его части ты исследовала?

– Тебе когда-нибудь приходилось бывать на наблюдательном посту?

– Это такой маленький ящик на верху мачты? Боже мой, нет. Я не выношу высоты.

– Оттуда так далеко все вокруг видно, – мечтательно произнесла Тесс, – и ветер обдувает волосы, и такой удивительный запах моря и соли…

– А можно узнать, как ты туда попала?

– Забралась по мачте. Сбросила туфли, но все равно это оказалось немного труднее, чем лазать по деревьям в лесу. – Она нахмурилась. – И к тому же мне очень мешали крики капитана.

– Могу себе представить! Он, видимо, слегка беспокоился, – серьезно сказал Алекс.

– Ну, все равно ему следовало подождать, пока я заберусь на самый верх, прежде чем кричать.

– Я уверен, ты ему об этом сказала. Она кивнула.

– Но он слишком рассердился и не слушал. – Она пытливо взглянула на Алекса. – Наш эскорт в гостинице?

– Нет, сопровождающие прибудут завтра. Я их опередил.

Молодой грум спрыгнул с запяток кареты и открыл дверцу.

– Думаю, ты с удовольствием отдохнешь несколько дней, прежде чем мы отправимся в путь. Дорога займет дня четыре.

– Я только и делала на борту баркаса, что отдыхала. Я пыталась помогать морякам, но они мне не позволили.

Если в Белайхо ее ждет именно то, что она предполагает, она не станет туда слишком рваться,

– Мы можем поужинать в кафе? – Она протянула руку, показывая заведение, на вывеске кото-

рого красовалась аляповато нарисованная русалка на скале. – Я никогда не ела в кафе, Алекс. Можно, мы пойдем?

Он снисходительно кивнул.

– В кафе, да. Но только не в порту. На ее лице отразилось разочарование.

– Почему нет? Моряки очень интересные люди. Они рассказывают такие захватывающие, восхитительные истории!

Алекс помог ей сесть в карету и занял место напротив.

– Но не слишком правдивые, – охладил он ее восторг.

– Я так хочу все сама увидеть. – Она наклонилась вперед, ее лицо светилось вдохновением. – Когда-нибудь я бы хотела поехать на восток и пройти путем Марко Поло. Это стало бы моим самым замечательным приключением, правда?

Алекс с нежностью взглянул на нее.

– Просто великолепным. Но ты не найдешь никаких Марко Поло в кафе с русалкой, а репутация моряков слишком хорошо известна.

– Какое это имеет значение? Ведь ты со мной. – Она поморщилась. – Если тебя беспокоит мое целомудрие, то заверяю, никто из них даже не обратит на меня внимание. Я слишком маленького роста. Моряки на корабле обращались со мной, как с малым ребенком. – Она откинулась на мягкое сиденье кареты, чуть подпрыгивающей на булыжниках мостовой. – Когда тот, кого мой отец выбрал мне в мужья, увидит меня, он, думаю, будет рад отказаться от своего предложения. – Она усмехнулась внезапно пришедшей ей в голову идее. – Если я сделаю себя еще менее привлекательной, то, может быть, пройдет несколько лет, прежде чем он найдет другого претендента. Алекс чуть прикрыл глаза.

– У тебя нет желания выходить замуж?

– А почему я должна этого хотеть? В монастыре, конечно, тоже приходилось несладко, но, по крайней мере, сестры относились ко мне по-доброму. Муж…– Она резко отвернулась к окну. – Я не хочу продолжать разговор об этом.

– Не все мужчины похожи на твоего отца, – мягко сказал Алекс.

– Но они всегда стараются использовать женщин в своих собственных целях. – Она передернула плечами и через силу улыбнулась. – Мне неприятно об этом говорить. Расскажи лучше о себе. Чем ты занимался все эти годы, пока я находилась в монастыре? От матери я получила всего несколько писем, и все с наставлениями, какой я должна быть кроткой и послушной. Ты еще не женат?

– Слава Создателю, нет! – воскликнул Алекс с ужасом.

– Как же тебе удалось избежать этой участи? Тебе ведь около тридцати?

– Я жил вдали от двора, и женщинам представилась прекрасная возможность забыть о моем существовании. – Он нахмурился. – К тому же тридцать – еще далеко не старость.

Она засмеялась, и ее глаза засветились лукавством.

– Но мы уже выяснили, какой ты слабый.

– И какая ты бесстыдница. – Он улыбнулся. – Я рад, что монахини не сломили твой дух.

Внезапно Тесс поймала острый взгляд его прищуренных ярких глаз и поняла, что ее первое впечатление оказалось неверным. Алекс изменился.

Покидая Тамровию, она оставляла ленивого, праздного сибарита. Сейчас перед ней сидел другой человек, она почувствовала твердость и спокойную уверенность, словно опыт последних лет закалил, обточил его характер, убрав излишнюю мягкость.

– Ты не ответил мне. Что ты делал все эти годы?

Его резкий, пронзительный взгляд скрылся за опущенными веками.

– Да так, и то и это. Путешествовал. Постигал новые искусства.

– Какие новые искусства?

Он откинулся на сиденье.

– Ты любопытная маленькая киска. А я тоже спрошу тебя. Что ты узнала в своем монастыре?

– Только одно! Я никогда вновь не захочу туда попасть. Он хохотнул.

– А что еще?

– Шитье, вышивание, как делать свечи. Ничего нужного. Ну, конечно, кроме Святого писания.

Она подняла голову и посмотрела на него изучающе.

– Почему ты не хочешь ответить?

– Всему свое время. – Он выглянул в окно. – Мы почти приехали. Я нанял на эти дни тебе в служанки дочь трактирщика, и когда доставят твои вещи…

– Как ты мог о чем-то договориться? Ведь ты не знал, что Паулина со мной не приедет.

Он помолчал несколько секунд, поддразниваю-ще улыбаясь.

– Быть может, я думал, что тебе нужна помощь молодой энергичной женщины. Нашей несравненной Паулине должно быть уже за тридцать. – Он притворно вздохнул. – Она ведь дряхлее вашего покорного слуги.

Девушка засмеялась.

– Ее муж мечтает об одном –чтобы у нее поубавилось энергии. Они женаты чуть более пяти лет, а он выглядит совсем измученным и издерганным.

– Паулина весьма пылкая и любвеобильная особа… и очень настойчива.

Карета остановилась, и лакей тотчас распахнул дверцу. Алекс спрыгнул на землю и помог сойти Тесс.

– Иди в гостиницу. Хозяин покажет тебе твои покои. Я останусь здесь, пока не прибудет второй экипаж с твоими коробками.

– Право же, хозяин мог бы… Но Алекс уже шагал прочь, и, поколебавшись минуту. Тесс повернулась и вошла в гостиницу.

* * *

– Все хорошо? – спросил Гален у вошедшего в конюшню Алекса.

Алекс остановился у двери, пока его глаза не привыкли к полумраку. Конюшня оказалась пуста, если не считать шейха, стоящего на коленях возле своего жеребца в одном из стойл слева от двери. Черный сюртук его лежал рядом, рукава белой сорочки закатаны выше локтей. Огромный металлический чайник с водой кипел на небольшом очаге в глубине конюшни, воздух был напоен ароматом трав, смешанным с запахом сена и навоза.

– Нет, – коротко ответил Алекс. – Все совсем плохо. Я чувствую себя Иудой.

– Нет причин считать себя предателем. – Гален осторожно обмотал теплую влажную тряпку вокруг колена левой передней ноги своего жеребца. – Яд хорошо отсасывается. Селик будет готов к путешествию через пару дней.

– Почему ты не позволишь Сайду лечить коня?

– Потому, что Селик – мой, а я всегда в ответе за то, что принадлежит мне. – Он поднял голову и, встретив взгляд друга, добавил с мягким нажимом: – За все, что принадлежит мне.

Алекс знал, что это правда. Только это обстоятельство мирило его со сложившейся ситуацией.

– Она еще совсем ребенок, черт возьми.

– Достаточно взрослая. Я долго ждал.

– Я знаю, но…

– Я не собираюсь принуждать ее силой. Но он все же сделает так, как ему надо. За эти шесть лет Алекс хорошо узнал, насколько сильна воля Галена.

– Я люблю этого чертенка. Я всегда любил ее. Она не заслуживает того, чтобы ею манипулировали.

Гален поднялся на ноги и погладил нос вороного.

– Мы все пешки в большой игре. Алекс мрачно поглядел на него.

– А что ты сделаешь, если я попрошу тебя не использовать ее в своей игре?

Рука Галена замерла на морде Селика.

– Я обдумаю это. Ты мой друг, а женщина –твоя кузина.

– Обдумаешь, но не уступишь.

– Ты знаешь, как много она значит для меня.

Ты жил в Седикхане. – Гален продолжал поглаживать своего любимца.

Да, Алекс знал о том, какое важное место занимала Тесс в планах Галена. Но это лишь усиливало мучительное ощущение, он разрывался между двумя своими главными привязанностами.

– Я часто раздумывал, почему ты уговорил меня поехать в Седикхан. Я тоже пешка, Гален?

Шейх улыбнулся.

– Конечно, именно поэтому я и хотел, чтобы ты пожил со мной на моей родине. А ты ожидал, что я буду отрицать это? Но ты не пешка для меня. – Он мягко улыбнулся. – У меня никогда не было и нет друга вернее тебя.

Да, это так. Они настоящие друзья, соратники по оружию, более близкие, чем братья. Алекс медленно покачал головой.

– Господи, я не знаю, что мне делать.

– Ничего. – Гален отнял руку от морды лошади. Затем повернулся и поднял свои черный сюртук. – Это будет ее выбор. – Он надел его и пошел к двери. – Пожалуй, я пойду и выясню, каким будет ее решение.

– Прямо сейчас?

– Я предполагал подождать до ужина, но думаю, что должен облегчить твои муки совести. Тебе станет спокойнее, когда всё станет ясно. – Он усмехнулся. – И поскольку от меня несет конюшней и лекарством, можешь быть уверен, для убеждений я использую только доводы разума. – Он шагнул за дверь. – Когда компресс остынет, обмакни его в горячую воду и обмотай вокруг колена снова. Я сменю тебя, как только поговорю с Тесс.

* * *

Комната оказалась далеко не роскошной, но, по крайней мере, чистой. Тесс потрогала кровать и поморщилась. Жесткая, как тюфяк в ее монастырской келье. Ладно, не имеет значения. Она не позволит таким пустякам испортить ее последние несколько дней свободы.

Улыбнувшись своим мыслям, она развязала ленты капора, этой зимней женской шляпки, стянула его с головы и швырнула через всю комнату на кресло возле двери. Так-то лучше. Тесс ненавидела шляпы, но Паулина настояла на покупке нескольких дюжин этих дурацких вещей, когда они пополняли ее гардероб перед отъездом из Парижа.

Она стянула с рук длинные белые перчатки, рывком выдернула из своих буйных кудрей шпильки, отчего они темно-рыжим водопадом низверглись на ее плечи, затем налила воды из кувшина в таз, собираясь умыться. В дверь постучали.

– Entrez! – крикнула она, плеснув воды себе в лицо. – Ты что-то долго, Алекс. Скоро станет совсем темно, я голодна. – Она протянула руку за полотенцем. – Я все же хочу вернуться в порт… – Ее глаза изумленно раскрылись.

В дверях стоял шейх Гален Вен Рашид.

– Вы позволите мне войти? – Не дожидаясь ответа, он прошел вперед, закрыл дверь и легко поклонился. – Прошло много времени. Вы превратились во взрослую девушку, ваше высочество.

– Я выросла всего на три дюйма. – Какую глупость она сморозила, с отвращением подумала Тесс. Неужели не могла ответить поумнее?

Его взгляд скользнул по округлым линиям ее фигуры.

– Иногда и три дюйма все меняют.

Волна жара охватила ее, и она почувствовала, что краснеет.

– Я ждала Алекса. Я только приехала из Франции и… – Опять она говорит невпопад. – Но вы должны это знать. Ведь вы приехали с ним? Я не ожидала увидеть вас вновь, после того как вы покинули Тамровию.

– А меня не оставляло твердое намерение взглянуть на вас снова.

Гален направился к ней, двигаясь с грацией дикого животного. Он показался ей гораздо выше, чем она помнила, – настоящий гигант. Тесс поймала себя на том, что завороженно наблюдает за игрой мышц его ног, обтянутых черной тканью панталон. На нем был изысканный черный шелковый сюртук. Расстегнутый ворот белой сорочки открывал его сильную загорелую шею. Девушка ощущала откровенную мужественность, поразившую ее. Он выглядел так же, как и шесть лет назад, и в то же время в чем-то изменился. Тогда его присутствие не волновало ее так, как сейчас.

– В действительности мне пришлось приложить немало усилий, чтобы повидать вас снова. – Он взял у нее полотенце. – У вас мокрое лицо. – Он с нежностью принялся вытирать ей щеки.

Это могло показаться услужливостью, но Гален Бен Рашид вел себя так, словно имел несомненное право на подобную близость.

Она тихо, молча стояла, не противясь и не в силах отвести от него глаз. Его агатовые черные волосы стянула на затылке черная узкая лента. Лицо казалось более худым и загорелым, чем шесть лет назад, а мощь, которую она сейчас ощутила в шейхе, подчинялась его жесткому контролю. Ей вдруг стало не хватать воздуха, и она поспешно отвела глаза.

– Я умывалась. – Господи, что она городит! Да что же это с ней такое!

– Я это понял. – Он легко коснулся ее подбородка. – У вас все такая же прелестная кожа. Большинство женщин теряют эту детскую шелковистость, когда взрослеют.

– Правда? – Он стоял так близко, что она уловила запахи конюшни, кожи, трав и мыла, исходившие от него, и ощутила жар его тела. Она взяла полотенце из его рук и положила на столик возле таза, без удивления отметив, как дрожит ее рука.

– Что с Аполлоном и Дафной?

– Они в добром здравии.

– Хорошо. Я часто думала о них. – Она отступила на шаг и вновь спросила: – Вы приехали с Алексом?

– Нет. – Он чуть улыбнулся. – Алекс приехал со мной. Не очень охотно, вынужден добавить. Он полон сомнений и мрачных предчувствий. – Гален направился через всю комнату к креслу возле двери. – Могу я сесть?

– Я ожидаю Алекса с минуты на минуту. Он с любопытством посмотрел на нее.

– Вы боитесь меня. Как странно. Я вас помню совсем не такой.

– Ерунда. Я просто удивлена. Я не ожидала увидеть вас и захвачена врасплох.

– Врасплох? – задумчиво повторил он. – А вы всегда настороже? – Его взгляд внимательно изучал ее лицо. – Да, очевидно, это так. Неудивительно, принимая во внимание вашу жизнь. – Он перевел взгляд на кресло у окна. – Пожалуйста, садитесь. Я не представляю для вас угрозы.

– Алекс будет…

– Алекс не придет, пока мы не закончим наш разговор.

Тесс помедлила, затем быстро подошла к креслу и присела на краешек, сложив руки на коленях.

Он улыбнулся и тоже собрался сесть, но остановился.

– Ваша? – Он поднял с сиденья и показал ей шляпку с перьями, выглядевшую особенно глупо в его загорелых сильных руках. Красивых руках, отметила она рассеянно. Длинные тонкие пальцы двигались с определенным ритмом, когда он поворачивал этот кусочек бархата с перьями и лентами, разглядывая его со всех сторон.

– Это совсем вам не подходит.

– Паулина выбирала. Она сказала, что я буду в ней очень хорошо выглядеть.

– И вы поверили ей? Тесс пожала плечами.

– Это не имеет значения.

– Нет, не имеет. – Он положил шляпку на стол возле кресла. – Вы созданы не для таких пустячков. Я выбрал бы для вас нечто совсем иное. – Он сел и положил руки на подлокотники кресла. – Если вы будете моей.

Ее взгляд взметнулся на его лицо, все тело напряглось.

– Я вновь напугал вас. – Он улыбнулся. – Это оговорка. Мы, дикари, удручающе примитивны, и собственнический инстинкт – одна из наших нецивилизованных черт. – Он наклонился вперед. – Но тут не о чем беспокоиться. Я научился контролировать себя, поэтому бываю дикарем, только когда хочу им быть.

Она нахмурилась.

– Я не понимаю вас.

– Поймете. Все очень просто. У меня есть предложение к вам. – Он не спускал с нее пристального взгляда. – Мне необходимо сочетаться с вами браком.

Ее глаза широко раскрылись, а мускулы живота напряглись, словно ожидая удара.

–Что?

– Мне нужна неразрывная связь между Тамровией и Эль-Заланом. Король Лионел отказался от союза с нами. Он рассматривает Эль-Залан как еще одно дикое племя бедуинов. Но в моей стране брачные узы так же сильны, как и политические соглашения. Брат не сражается против брата. Племена примут брак с членом королевского дома Тамровии и предложат мне военную поддержку. – Его руки сжали подлокотники кресла так, что побелели костяшки пальцев. – Я должен объединить племена Седикхана под единым правлением, и единственный путь для этого – показать, что я сильнее их. Могущество – самое главное для Седикхана. Союз с Тамровией мог бы стать…

– Подождите. – Она в изумлении покачала головой. – Почему вы пришли ко мне? Я ничего не решаю. Мой отец выбирает мне мужа, а он…

– …будет против дикого шейха из Седикхана, – закончил он за нее. Она медленно кивнула.

– Я не хотела вас обидеть.

– У меня нет обиды. Я помню, как принял меня королевский двор Тамровии, вот поэтому я и пришел к вам. Мы обвенчаемся завтра. – Он улыбнулся. – И мы не сообщим об этом вашему отцу до тех пор, пока он уже не сможет помешать нам.

Она недоверчиво засмеялась.

– Это время никогда не наступит. Вы разве не понимаете, я – его собственность? Если я выйду замуж не по его воле, он обратится к папе с просьбой аннулировать брак.

– А вы хотите оставаться его собственностью?

–У меня нет выбора.

– Нет есть. И я его вам предлагаю, да еще такой, какой женщине в вашем положении почти не удается сделать. – В голосе Галена зазвучали убеждающие интонации. – Я предлагаю вам свободу.

В Тесс шевельнулась надежда.

– Брак – не свобода.

– Но может стать. И станет. – Он улыбнулся. – Вы думали когда-нибудь, что это такое – быть независимой? Делать что хочешь и где хочешь?

– Нет. – Она не позволяла себе задумываться над недосягаемым, это слишком больно. Это невозможно. Л

– Я сделаю так, что все будет возможно, Она вскочила с кресла и подошла к окну, невидящими глазами глядя на двор внизу.

– Вы такой же, как все мужчины. Вы сами признались. Вам нравится чувство обладания.

– Но я также сказал, что могу себя контролировать. Выходите за меня завтра, и через три года я отпущу вас в Париж, в Лондон – куда вы только захотите. Я куплю вам чудесный дом и буду заботиться о вас, исполнять все ваши желания. Вы сможете играть роль знатной дамы, завести самый лучший салон. Вы будете жить той жизнью, какой пожелаете. – Он помолчал, прежде чем добавить: – Без досадной помехи в виде мужа. Я останусь в Седикхане.

– Согласно общепринятым нормам, это не совсем естественно.

– Не думаю, что вас волнует мнение других. Она обернулась к нему.

– И вы действительно сделаете это?

Он кивнул.

Нет, это слишком замечательно, чтобы оказаться правдой. Тогда ей не придется снова возвращаться в Белайхо. Она не должна будет, подобно рабыне, подчиняться чужой воле, как это всю жизнь пришлось делать ее матери. Тесс принялась шагать взад и вперед по комнате, сцепив за спиной руки.

– У вас ничего не получится. Отец схватит нас прежде, чем мы достигнем границы. Гален покачал головой.

– Отсюда до границы всего день пути.

– Он будет преследовать нас в вашем Заландане.

– Может попробовать, – согласился Гален. – Но в Седикхане такого не случится. Мы воинственное племя. Вашим тамровитянам с нами не сравниться.

Она вздернула подбородок.

– Тогда почему же вы нуждаетесь в нас как в доказательстве своей силы?

– Невидимый меч так же хорош, как и настоящий, если враг верит, что он направлен в его сердце.

– Но не будет ли ваш наглядный показ силы бесполезен, если другие шейхи догадаются, что Тамровия против этого брака?

Его черные густые брови в удивлении сошлись на переносице.

– Вы хорошо все схватываете. Да, это так. Но этого не случится. Мне необходимо всего лишь шесть месяцев, чтобы смягчить гнев вашего отца и заставить его смириться со мной как со своим зятем.

– У вас их не будет.

– Будет. Быть может, даже чуть больше. – Он помолчал. – Это будет зависеть от того, когда он надумает послать за вами в монастырь.

– Но он уже послал…– Она внезапно догадалась. – Алекс?

– Он нанес визит своему дяде и взялся написать письмо матери-настоятельнице, поставив на свое письмо печать вашего отца.

Она вспомнила о внезапном исчезновении Паулины в последний момент.

– А Паулина?

– Уверяю вас, что она более чем удовлетворена компенсацией, которую мы ей отправили.

– Наверное. Вы очень предусмотрительны.

– И чрезвычайно цивилизованный, – сказал он насмешливо. – Мой отец украл мою мать и заставил ее выйти за него замуж после моего рождения. Но я не похож на своего отца. Я предпочитаю предоставлять выбор – это значительно эффективнее, чем насилие.

Она проницательно взглянула на него.

– До тех пор, пока это для вас приемлемо.

– Почему наш брак не сможет устраивать нас обоих?

Она прикусила нижнюю губу.

– Почему я?

– Вы единственная принцесса в семье короля Тамровии. – Он встретил ее взгляд. – И вы привлекаете меня своей дерзостью и целеустремленностью – качествами, которые так важны для осуществления моего плана.

– Три года – и я свободна? Он кивнул.

– Вот увидите, жизнь в Заландане понравится вам. У нас уютно и удобно.

– И у меня будет своя лошадь? Чудесная, прекрасная, такая, как Телзен? Тонкая улыбка тронула его губы.

– Хорошо еще, что я не очень себялюбив, не то почувствовал бы себя оскорбленным, решив, что какое-то четвероногое для вас важнее брака со мной.

– Так у меня будет лошадь? – настаивала она. Он хмуро кивнул.

– У меня есть золотисто-палевая кобыла, она изумительно подойдет вам.

Неуверенность и страх переполняли ее душу. – Я не знаю…

– Еще только одно.

Она встревоженно посмотрела на него.

– Мне необходим ребенок и так скоро, как только возможно.

– Ребенок? – недоуменно переспросила она.

– Вы удивлены? Разве это не естественное желание?

– Да, каждый мужчина хочет иметь сына.

– Не обязательно сына. Просто ребенка, который укрепит этот союз. Вашему отцу будет гораздо сложнее найти вам мужа, если вы будете носить ребенка от другого. – Он встал. – А в глазах моих людей ребенок послужит доказательством прочности этого брака.

С самого детства ей внушали, что ее обязанность – нарожать своему мужу столько детей, сколько она сможет, но эта перспектива всегда казалась ей весьма далекой и туманной, так же как и человек, который даст их ей.

– Ребенок…

– Малыш не свяжет вас. Я оставлю его в Седикхане, когда вы уедете.

Его слова причинили ей щемящую боль. Острый взгляд Галена впился ей в лицо.

– Что-то не так?

– Я не знаю, – произнесла она, запинаясь. – Мне стало очень больно, когда вы забрали Аполлона и Дафну. Что если… Я, может быть, захочу…

– Полагаю, вопрос о местопребывании ребенка мы обсудим, когда он появится на свет. – Гален улыбнулся. – Говоря “так быстро, как только возможно”, я не имею в виду завтра. Я дам вам возможность привыкнуть ко мне прежде, чем наш брак осуществится по-настоящему. Я ждал очень долго. Запасусь еще терпением. Пожалуй, я оставлю вас обдумать мое предложение. – Дойдя до двери, он оглянулся. – Это очень хорошая сделка. Все, что вы только пожелаете. Или вы предпочтете, чтобы Алекс забрал вас домой в Белайхо? – Он прочел ответ в ее глазах и мягко добавил: – Будьте смелее, килен.

Дверь за ним закрылась.

Она подбежала к окну.

“Будьте смелее”.

Ей с детства была присуща отвага, но здесь особые обстоятельства, и шаг, которого он ждал от нее, определит всю ее дальнейшую жизнь. Она должна наперекор отцу отправиться в варварскую страну с мужчиной, таким же диким и чужим, как и его Седикхан.

И все же Гален в высшей степени рассудителен и безупречно вежлив. Почему она продолжает думать о нем, как о дикаре?

Она наблюдала за ним из окна. Он шел через двор неторопливо, но в его движении ощущалась пленительная сила, находящаяся под контролем абсолютной воли.

Неожиданно для себя она обнаружила, что имен– . но в его железной воле и заключалась для нее особая притягательность. Она подсознательно ожидала проявления его взрывной натуры, когда он в общих чертах делился с ней своими планами.

Какая все-таки она глупая. При такой воле, как у него, ей никогда не придется увидеть проявления этой могучей силы. Он предоставил ей выбор. Но что, если она нарушит его планы? Будет ли он и тогда столь же спокойным и рассудительным?

Гален исчез в конюшне, и Тесс почувствовала внезапное облегчение, словно расслабились стягивающие ее путы. Путы? Что за странная мысль, когда он предлагает ей свободу?

Она отошла от окна, села в кресло и, подперев рукой щеку, мечтательно уставилась в пространство.

Свобода. Слово сладкое как мед, невесомое как облако, искушение почти непреодолимое. Три года – и она вольная птица на всю дальнейшую жизнь. Три года – не очень долгий срок. Она провела шесть лет в монастыре, а Заландан наверняка не такое уж мрачное место. Свобода!

* * *

– Ну? – спросил Алекс, когда Гален вошел в конюшню.

– Я оставил ее поразмыслить над моим предложением. – Гален снял сюртук и повесил его у стойла. Он присел возле Алекса. – Давай, я продолжу.

– Я ей нужен?

Гален взглянул на друга, приподняв бровь.

– Не знаю, почему ты продолжаешь упорно думать, что я способен замучить твою милую кузину. Я всегда мягок и вежлив с ней.

– Она еще ребенок. Я надеялся, пока ее здесь не было, что она станет…

– Монастырь не место, где приобретается жизненный опыт. – Гален вновь обмакнул тряпку в горячую воду. – Поэтому ты и убедил отца Тесс отослать ее туда. – Он положил на тряпку мазь и плотно обмотал колено жеребца. – В действительности она вовсе не ребенок. Она неопытна, но мы оба знаем, что она совсем не наивна и достаточно хорошо осведомлена.

Алекс вспомнил загоревшийся взгляд Тесс, когда она говорила о путешествии по пути Марко Поло.

– У нее есть свои мечты.

– Так же, как и у меня. – Гален подождал немного, затем ослабил компресс и принялся разматывать его. – Седикхан.

Алекс нахмурился, глядя на друга.

– Сколько раз ты еще собираешься проделывать это?

Гален опустил тряпку в ведро с горячей водой.

– Столько, сколько потребуется, пока не добьюсь нужного мне результата.?

– Всю ночь?

– Если это будет необходимо. – Гален отжал воду и начал накладывать мазь, готовя новый компресс.

Алекс внезапно почувствовал себя неуютно, осознав, как упорен Гален даже в таком, казалось бы, незначительном деле, что же можно сказать о его преданности грандиозным замыслам!

– Почему бы тебе не пойти и не предупредить ее? – предложил Гален, не глядя на Алекса. – Ведь ты именно этого хочешь. – И ты не попытаешься остановить меня?

– Зачем, если это поможет тебе избавиться от чувства вины? – Он плотно обвязал тряпку вокруг колена Селика.

– Ты надеешься, что убедил ее?

– Нет, – тихо ответил Гален. – Я уверен, что убедил ее.

* * *

– Ты не обязана соглашаться с ним, – Алекс смотрел на выпрямленную спину отвернувшейся к окну Тесс. – Все, что тебе надо сделать, – это сказать, что ты не желаешь выходить за него замуж, и мы утром же поедем с тобой в Белайхо.

– Ведь это ты все сам устроил, разве нет? – Тесс говорила тихим голосом. – Меня удивило, когда отец предложил мне поехать во Францию. Ведь именно ты подал ему эту идею и убедил его. Почему?

– Гален решил, что тебя надо защитить, и уверил меня, что сестры в монастыре справятся с этим лучше всего.

– А ты всегда делаешь то, что велит тебе шейх Бен Рашид?

– Он убедил меня, что это для твоей же пользы.

– Да, он может быть очень убедительным. – Она обернулась к нему. – Но я удивлена, почему ему так легко удается получать от тебя то, что он хочет.

– Он не… – Алекс оборвал себя и тяжело вздохнул. – В действительности, ему не стоило большого труда подчинить меня своей воле в то время. Я тогда оставался эдаким пустоголовым щеголем, обеспокоенным прежде всего покроем своего костюма, нежели тем, что происходит вокруг меня.

Она задумчиво и внимательно изучала его.

– А ты изменился.

– Седикхан, Гален изменили меня. – Алекс оглядел свой золотой парчовый сюртук. – Хотя, должен признаться, я до сих пор люблю иногда блеснуть.

– Но в этом нет ничего плохого. – Она улыбнулась ему нежной, любящей улыбкой. – И этот пустоголовый щеголь очень добр ко мне.

– Ты щадишь меня. Мне надлежало больше заботиться о тебе. А для этого недостаточно сделать что-то путное один раз.

– Это то, чему ты научился в Седикхане?

– Да. Этому и многому другому.

– Что ж, это, должно быть, очень интересная страна. Почему ты пытаешься отговорить меня ехать туда.

– Я почувствовал ответственность за тебя.

–Ну и?..

– Это очень сложная ситуация. Я не хочу, чтобы ты страдала.

– И все-таки ты согласился вовлечь меня в эту авантюру.

– Ты нужна Галену. Ты нужна Седикхану. Я думал, что для тебя в этом не будет большого вреда.

– А сейчас ты думаешь иначе? Он пожал плечами.

– Не знаю. Гален… он не всегда… – После длинной паузы он сказал тихо: – В Заландане Гален – полновластный правитель, и его люди преданы ему. Он властелин более могущественный, чем даже мой отец.

– Это не так уж плохо, если его люди преданы ему.

– Ты не понимаешь. Желание Галена объединить Седикхан – страсть, способная уничтожить все на своем пути. – Он грустно взглянул на нее. – Я не хочу, чтобы тебя смели, Тесс.

Она засмеялась.

– С чего бы мне волноваться из-за таких пустяков. Я останусь гостьей в Седикхане всего на три года или, может быть, даже меньше.

Он заметил румянец волнения на ее щеках и с грустью почувствовал, что его слова не поколеблют ее решения.

– Три года могут показаться очень долгими.

– У меня к тебе только один вопрос. Ты полагаешь, Гален сдержит свое обещание? Я могу доверять ему?

–Да.

Она пересекла комнату и легко коснулась его щеки поцелуем.

– Я благодарна тебе за твою заботу, Алекс. Но я уверена, все будет действительно чудесно. – Однако в ее голосе слышались горькие нотки. –

Я знаю, что всего лишь пешка для твоего друга, но была ли я чем-либо другим? В конце концов, у меня есть шанс на независимость, если я соглашусь на его условия. Никто до сих пор не предлагал мне даже такой возможности. Ты прав и он прав. Это неплохая сделка.

– Так ты решилась?

Она кивнула и отступила на шаг.

– Я лучше скажу ему об этом. Где он?

– В конюшне. Я пойду с тобой.

– Я пойду одна. – Она задорно улыбнулась. – Не хмурься. Все будет просто великолепно!

2

Что вы делаете? – спросила Тесс, стоя в дверях конюшни.

Гален повернулся к ней. Лучи заходящего солнца осветили радужным ореолом темный силуэт ее стройной фигурки и зажглись пламенем в ее темно-рыжих волосах.

– Мою лошадь укусила змея по дороге в Динар, и ранка воспалилась, – спокойно объяснил он.

– Становится темно, вам понадобится фонарь.

– Я собирался зажечь его.

– Не отвлекайтесь. – Она живо повернулась к столбу возле двери, на котором он висел. На полочке под ним взяла огниво, высекла огонь и зажгла фонарь.

Он видел очертания ее тела сквозь тонкий голубой батист платья с высокой талией.

Она поставила фонарь на землю возле ведра и залюбовалась конем. Не выдержав, дотронулась до его морды.

– Он красавец! Как его зовут?

– Селик.

– А что случилось с Телзеном?

– Я держу его на племя. Селик – один из его потомков.

– Он очень нежный. Довольно неожиданное свойство для жеребца.

Он с любопытством поглядел на нее.

– А что вы знаете о жеребцах?

– Мало. Мне еще нужно многому учиться. – Она встала на колени рядом с ним. – Змея ядовитая?

– Да, но она его лишь поцарапала.

– А какую мазь вы используете?

– Травяную смесь из горчицы и ржи.

– А вы не пытались добавить туда мяты?

– Нет.

– Она снимает жар, и конь мог бы выдержать более горячий компресс.

– Откуда вы знаете?

– Я пробовала разные травы, когда одна из кобыл графа повредила ногу. – Она потянулась мимо него, размотала компресс с ноги Селика и нежно погладила колено жеребца.

– Вы только посмотрите. Вы когда-нибудь видели такое изящное сложение?

“Ее сложение более изящно”, – подумал Гален, сознавая, что мог бы смять ее только одним неосторожным словом.

Он видел тонкие голубые ниточки ее вен на запястьях и мог ощутить биение ее пульса на виске, всего в нескольких дюймах от его собственного.

– Исключительное.

– Просто удивительно, как эти колени могут выдержать такой вес. – Она обмакнула тряпку в воду и отжала. – Нам понадобится более горячая вода.

– Я сделаю. – Он встал, взял ведро, вылил воду за дверью, затем прошел к очагу и налил в ведро горячей воды из большого чайника.

– Какого графа?

– Что? – Она сосредоточенно хмурилась, накладывая повязку. – Ах, это. Граф де Санвен. Его поместье располагалось недалеко от монастыря. Он держал прекрасных лошадей, хотя ни одна из них не сравнится с этим красавцем. – Она села на пятки, продолжая с восхищением разглядывать коня. – У вас много таких, как Селик?

– Ни одна лошадь не похожа на другую.

– Пожалуй.

– Сестры позволяли вам посещать графа?

– Вначале нет. Мне приходилось незаметно ускользать из монастыря. – Она поморщилась. – Я даже не могу вам сказать, как часто меня ловили и приводили к матери-настоятельнице для наказания.

– Сколько лет этому графу?

– Не знаю, – она пожала плечами. – Я никогда не интересовалась его возрастом.

– Приблизительно. – Поймав ее удивленный взгляд, Гален понял, что спрашивал слишком резко, и попытался смягчить тон. – Молодой?

Она покачала головой.

– Мне кажется, у него уже внуки. Гален почувствовал, как напряжение сошло с него. Он поставил ведро с горячей водой возле нее.

– Вам он нравился?

– Да… его лошади. Вначале он очень раздражался, но когда увидел, что я могу быть полезной в его конюшне, то стал почти приветливым.

– Почти?

– Ну, он больше не рычал на меня и нанес визит матери-настоятельнице, уговорив ее позволить мне приходить к нему дважды в неделю.

– И как он этого добился?

– Он уверил ее, что будет наблюдать за мной, что у меня природный дар в обращении с животными. Еще он сказал, что уверен в том, что святой Франциск Ассианский приветствовал бы мою любовь и заботу о животных. – Она усмехнулась. – Впервые мои дела одобрили. Мать-настоятельницу очень удивило и обрадовало отношение святого Франциска, проповедовавшего самоотречение от мирских благ.

– А добрый граф получил нового помощника конюха.

– Я не возражала. Я люблю заниматься лошадьми. Они помогли мне скрасить жизнь в монастыре, она стала более сносной. – Тесс повернула к нему свое горящее от волнения лицо. – Когда-нибудь у меня будет замечательная конюшня и много коней, таких, как Селик и Телзен.

Он скользнул взглядом по изящным линиям ее шеи и вниз, к мягкой округлости небольшой груди, полуобнаженной низким вырезом платья. Ее светлая кожа обладала каким-то необыкновенно мягким сиянием. Он вдруг подумал, какой же шелковистой окажется она под его рукой.

– И еще у меня будут собаки и, быть может, почтовые голуби. – Она сняла компресс с ноги Селика. – Замечательная жизнь, как вы думаете?

– И никаких фешенебельных салонов? Она рассмеялась.

– Что я там буду делать? Не могу представить себе ничего более скучного, чем внимать поэту, читающему свои стихи, или вести умные разговоры о Вольтере и Руссо.

От нее исходил сильный запах трав, смешанный с ароматом лаванды и мыла. Он ниже склонился, позволяя этому аромату захватить его чувства, и внезапно ощутил в себе растущее возбуждение. Он никак не ожидал, что это накатит столь быстро. Черт возьми, он еще не мог позволить себе вожделения. Его тело, не подчиняясь, стремилось к обладанию этим хрупким созданием, а она, казалось, интересовалась только Селиком.

Девушка взглянула на него.

– Мы не сможем выехать в Седикхан завтра утром.

Он не сразу ответил ей.

– Можно и послезавтра. – Он подождал мгновение, а затем спросил как можно небрежнее: – Понимаю так, что вы согласились с моим предложением?

– Конечно. – Она удивленно посмотрела на него. – Вы же знали о моем решении.

– Давайте скажем так: я полагал.

– Говорите, что хотите. Вы знали, что я не в силах сопротивляться такому соблазну. – Она опустила тряпку в горячую воду. – Думаю, яд отсосался, но недостаточно. Мы должны всю ночь менять горячие компрессы и добавлять свежую мазь. Я буду первая. А вы пойдете отдыхать.

– Я могу это сделать один.

– Зачем вам это? Вдвоем ведь лучше. Он не стал спорить. Ее участие могло положить начало их взаимному доверию и более близким отношениям, что ему так необходимо. Он улыбнулся и поднялся.

– Вы правы. Есть многое, что лучше делать вдвоем. – Он отошел и уселся на свежее сено, сваленное в пустом стойле напротив. – Ваши первые два часа, затем – моя очередь.

Он сидел, обхватив колени руками, и неотрывно глядел на Тесс. Девушка передвигалась с плавной грацией, каждое ее движение было хорошо рассчитано и наполнено внутренней жизненной энергией. Короткие пышные рукава ее платья оставляли открытыми руки совершенной формы. Ее маленькие ловкие пальчики с удивительной нежностью и проворством ухаживали за больным коленом коня. Какое редкое сочетание силы и огня скрывалось под этой изящной внешностью. Маленькие женщины прежде не привлекали его, но сейчас мышцы его живота вибрировали. Он представлял себе, как тесно обовьют его ее точеные длинные ножки, когда он проникнет внутрь ее нежного тела…

Он попытался отвлечься от подобных мыслей и откинулся к шершавой стене. Ему не хотелось, чтобы Тесс поняла, как реагирует на нее его тело в этот момент. Она полна светлых надежд и планов на будущее, а он желал лишь обладать ею.

* * *

Она почувствовала, что ее подняли и понесли.

– Алекс? – сонно пробормотала она.

– Нет. Тс-с, спите. Я только отнесу вас в вашу комнату.

Гален. Ее веки слишком набрякли и не поднимались.

– Селик?

– С ним все будет в порядке. Уже почти утро. Холодный воздух коснулся ее лица, когда Га-лен вынес ее из конюшни, и она проснулась.

– Теперь прикладывайте холодные компрессы, чтобы снять опухоль.

– Я уже начал делать это, пока вы дремали.

– Я не предполагала, что вот так могу заснуть.

– Вы очень много трудились. Вам следует хоть немного поспать.

Ее веки медленно приоткрылись. Лицо Галена находилось всего в нескольких дюймах от ее лица. Она сонно разглядывала его резко очерченные скулы, красивой формы губы. Прежде она их не замечала, потому что его глубоко посаженные темные глаза приковывали к себе все внимание.

Он, очевидно, понял, что его изучают, и улыбнулся.

– Спите, килен. Все будет хорошо. Обещаю вам. Можете доверять мне.

Она вспомнила его непреклонную решимость, его спокойную нежность к Селику в течение последних часов. Да, она доверяет ему.

Она закрыла глаза и спокойно погрузилась в сон, чувствуя себя в полной безопасности на руках Галена.

* * *

Тесс и Галена венчал отец Франциск Деслеп в соборе Христа-Спасителя в три часа пополудни следующего дня. Гален следовал мусульманским обычаям, но он был крещеным христианином и к тому же имел огромное влияние на отца Деслепа. Он сумел очень быстро добиться разрешения на этот брак, поэтому они обошлись без торжественного оглашения имен в церкви и других предварительных приготовлений к венчанию.

Преклонив колени перед алтарем рядом с Галеном. Тесс почувствовала себя очень странно. Впрочем, убеждала она себя, она так же чувствовала бы себя с любым другим мужчиной. Свадьба бывает раз в жизни, и вряд ли можно привыкнуть к этой церемонии. Она улыбнулась.

– Вы все время улыбаетесь, – заметил Гален, после того как они, поблагодарив священника, шли назад по длинному проходу. – Могу я узнать, что забавного вы видите во всем этом?

– Я только подумала, что нет ничего необычного в том, что я чувствую себя так непонятно. В конце концов, свадьба случается лишь раз в жизни.

– Случается? Вы говорите об этом, как о каком-то явлении природы. – Он взял ее за руку и помог сойти по ступеням. – И не исключено, что вы вторично выйдете замуж. Жизнь в Седикхане небезопасна, и богатые вдовы пользуются успехом.

– Я никогда не выйду замуж снова, – заявила она категорично. – Зачем мне опять лезть в эту петлю. Моя жизнь может быть очень приятной и без мужа.

– Мужья бывают весьма полезны.

– Для защиты? Я заведу для этого могучих слуг.

Он помог ей сесть в карету, поджидающую возле церкви.

– Я думал не о защите. Скорее о… приятном времяпрепровождении.

– Большинство мужей слишком заняты, гоняясь за другими женщинами, чтобы уделять внимание своей жене. – Она откинулась на спинку сиденья. – Нет, для нас лучше всего быть одной, чтобы никакой мужчина не тревожил.

Гален взглянул на нее с еле заметной улыбкой.

– Посмотрим, не измените ли вы потом свое мнение. – Карета тронулась. – Ведь недаром существует представление о супружеском счастье.

Она удивленно посмотрела на него.

– Но брак – это всего лишь целесообразность, иначе мужчина не мог бы быть уверен в своих наследниках, а женщина осталась бы без отца своих детей после того, как увянет ее красота.

Его глаза спокойно наблюдали за ней.

– Ив этом все дело? Она решительно кивнула.

– Конечно. Вы сами это знаете. Держу пари, вы никогда не вспоминали госпожу Камиллу или ту, другую, женщину после той ночи.

– О нет, я думал о них. Она нахмурилась.

– Правда? Когда же?

– Каждый раз, когда мое тело желало женщину.

Ее щеки вспыхнули, и она поспешно отвела глаза.

– Это всего лишь вожделение. – Она отвернулась и, выглянув из окна, увидела знакомую вывеску. – Это то интересное кафе. Я просила Алекса взять меня сюда, но он отказался. – Она обернулась к Галену. – А вы не пригласите меня в это кафе сегодня вечером? – И поспешно добавила: – Если, конечно, Селик будет себя хорошо чувствовать.

– Разумеется, какое же свадебное пиршество, если Селик окажется не совсем здоров.

– Чему вы улыбаетесь, Гален? Мы ведь оба понимаем, что эта церемония ни к чему не обязывает.

– Напротив, она имеет огромное значение. Она нетерпеливо отмахнулась.

– Вы знаете, что я хочу сказать. Она важна лишь как договор. Так мы пойдем в кафе?

– Почему бы и нет? Я должен вам ужин за вашу заботу о Селике прошлой ночью, а этот поход может оказаться полезным опытом для вас.

* * *

– Мне нравится, – объявила Тесс, ее взгляд рассеянно блуждал по шумному залу. Доски деревянного пола пищали и скрипели под ногами, факелы на стенах нещадно чадили, от их дыма ело глаза, да и сам воздух в кафе плыл темно-сизым туманом. – Разве это не восхитительное место, Алекс?

– Тебе нельзя здесь находиться.

– Разумеется, мне необходимо быть здесь. – Она задорно взглянула на Галена через плечо, когда он отодвинул для нее стул. – Я замужняя женщина и поэтому могу быть там, где пожелаю. Не так ли, мой милорд?

– С некоторыми ограничениями. – Галеа оглядел комнату с бесстрастным выражением. – Однако вряд ли я выбрал бы это заведение.

– Как вы можете так говорить? – Тесс положила руки в перчатках на неровную, изрезанную ножами поверхность стола. – Здесь просто великолепно, и я уверена, еда тоже будет замечательной.

– Если только в рагу не окажется тараканов. – Алекс сел после Галена и знаком подозвал дородного слугу.

– На баркасе мне никакие тараканы не попадались в рагу. Еда славилась своим однообразием, но кок всегда ходил в чистой одежде… А это кто? Проститутка? – Тесс уставилась на блондинку в грязном зеленом платье, сидевшую у моряка на коленях. – Она довольно хорошенькая, правда?

– Лучше, чем многие из ее породы, – сказал Алекс. Подошел официант, не церемонясь, плюхнул на стол три кружки и наполнил их красным вином из огромного кожаного бурдюка, перекинутого на ремне через шею.

– Порода? – Тесс нахмурилась. – Мне не нравится это слово. Словно ты говоришь о корове или лошади.

Алекс жестом отослал официанта и оценивающе разглядывал пышную грудь блондинки, выкатившуюся из низкого выреза ее платья.

– Ты должна согласиться, что здесь есть некоторое сходство.

– Я никогда не приму что-либо подобное. Она женщина, а не животное. Очевидно, она разрешает пользоваться собой, потому что не знает, как иначе выжить.

– А как насчет вашей Паулины? – мягко спросил Гален. – Почему она разрешала всем мужчинам и сама их искала?

– Паулина не проститутка, она… – Тесс задумалась. – Она не слишком смышленая, и у нее очень мало интересов. Возможно, она занималась этим просто… чтобы не скучать.

Алекс ухмыльнулся, глядя в стакан.

– Вполне возможно. Она, несомненно, направила свои силы на… э… то, чтобы немного развлечься.

Тесс знала, что они подсмеиваются над ней, но это ее не задевало. Разговор о физическом удовольствии она не считала важным, не вызывал он у нее и любопытства. Здесь ей все казалось особенно интересным и не хотелось тратить время на всякие мелочи.

– Я голодна. Может быть, мы все-таки поедим?

– Ну конечно. – Гален чуть скривил губы в усмешке. – Ведь это обязанность мужа удовлетворять… аппетит своей жены.

– Прекрати, Алекс. – Тесс невесело хихикала, пытаясь удержать кузена, который, раскачиваясь из стороны в сторону, брел по гостиничному у двору. – Ты слишком много выпил. Мы оба сейчас свалимся на землю.

– Ты оскорбляешь меня, – Алекс вытаращил на нее глаза. – Ты думаешь, я не удержусь на ногах? Это грандиозное событие, и я счастлив, невыразимо счастлив.

– Ты просто невыразимо пьян, – снисходительно улыбнулась Тесс, пытаясь прислонить его к дверному косяку. – Судя по тому, как ты праздновал, можно было подумать, что это день твоей свадьбы.

– Я праздновал потому, что это не день моей свадьбы. – Он нежно дотронулся до ее щеки, и в его грустных голубых глазах заблестели слезы. – Бедный маленький бесенок.

– Кажется, она чувствует себя гораздо лучше, чем ты. – Гален нагнал их и распахнул дверь. – Пойдем, я помогу тебе подняться.

– Нет необходимости. – Алекс прошел, шатаясь, к лестнице. – Я абсолютно в состоянии… – Его нога соскользнула со второй ступеньки, и он нырнул головой вперед.

– Абсолютно в состоянии пересчитать носом ступени.

– Я просто споткнулся, – произнес Алекс с достоинством. – Как ты думаешь, человек может подниматься по лестнице в такой темноте?

– Странно, что у меня с этим нет проблем. – Гален помог Алексу встать и обхватил его рукой за талию. – Я только что кончил возиться с Селиком и вовсе не хочу заполучить еще одного пациента.

– Ты сравниваешь меня с лошадью?

– Только когда ты трезв. Когда ты пьян, то по своему интеллекту едва отличаешься от протухшего на солнце верблюда.

– Оскорбление за оскорблением.

– Что же еще ты ждал от варвара. – Гален, поднимаясь по лестнице, принял на себя по крайней мере половину веса Алекса.

Алекс еле слышно выругался.

– Быть может, позвать его слугу? – спросила Тесс.

– Он больше не путешествует со слугами. – Гален остановился и, придерживая друга, перекинул его руку себе за шею. – В пути о нас обоих заботится Сайд.

– В самом деле? – Тесс закрыла входную дверь и теперь наблюдала за их восхождением, – Как странно. – Она знала, что Алекс везде ездил с полным составом слуг, начиная от повара и кончая грумами.

– Не так уж и странно. Слуги только помеха в дороге, когда приходится пересекать пустыню. – Гален достиг верхних ступеней и взглянул на нее сверху. – Идите в свою комнату. Я приду к вам позже.

Потрясенная, она почувствовала, как улыбка застыла на ее губах.

– Вы… придете?

– Конечно.

– Конечно, – прошептала Тесс. Чего еще могла она ожидать? Ведь это ее брачная ночь. Ребенок – часть их сделки, и она не наивная дурочка, которая не знает, откуда берутся дети. Правда, он обещал, что даст ей время привыкнуть, и она надеялась…

– Тесс, – Гален ласково взглянул на нее через плечо, – иди к себе.

Девушка резко кивнула, взлетела по ступеням, обогнав его и Алекса, и направилась в свою комнату. Она почувствовала горькое разочарование в Га-лене. Тесс понимала, что мало кто из мужчин держит слово, данное женщине. Она закрыла за собой дверь и прижалась к ней спиной. Сердце бешено колотилось, щеки горели. То, что ей предстоит, наверное, не так ужасно. Паулине на самом деле очень нравилось… Тесс не раз слышала, как она сама просила…

Но Тесс не Паулина.

Что ж, она заключила сделку и должна выполнять ее условия.

Раздеться… Она знала, что так надо. Чтобы подготовить себя к этому акту, ей необходимо снять одежду.

Тесс глубоко вздохнула и оттолкнулась от двери. Ее пальцы лихорадочно расстегивали аккуратные жемчужные пуговки на ее светло-зеленом платье.

Через пять минут она, уже совершенно нагая, лежала под покрывалом. В комнате очень тепло и нет причины так дрожать. Все будет чудесно. Паулине ведь это нравилось, и женщина в кафе, кажется, совсем не возражала, когда моряк сжимал ее гру…

Дверь отворилась. Гален вошел и остановился возле двери, подняв над головой свечу. Он увидел Тесс, прижавшуюся к изголовью дубовой кровати, и губы его недовольно сжались.

– Как прекрасно, когда у тебя такая любезная невеста. Признаться, я не ожидал, что вы окажетесь столь сговорчивой.

– Я не сговорчивая. – Ей пришлось сделать усилие, чтобы унять дрожь в голосе. – У меня нет никакого желания делать это.

Мрачное выражение постепенно исчезло с его лица.

– Тогда откуда такая покорность?

– Это не покорность. Это честь. Ясно, что мы не можем иметь ребенка, если я не приму вас в свое тело.

– Понятно. – Он закрыл за собой дверь. – Но я, кажется, сказал вам, что могу подождать с осуществлением нашего брака.

– Но вы сказали…– Ее охватило облегчение. – Я думала, вы изменили свое решение.

– Я всегда держу слово. И если передумаю, то вы прежде всего узнаете об этом. – Он поставил подсвечник на ближайший стол, снял сюртук и перекинул его через стул. – У меня нет никакого желания насильно принуждать вас.

– Но это стало бы не насилием. Сделка есть сделка.

– Что ж, считайте это моей прихотью, но я предпочитаю страстное желание снисходительной покорности. – Он развязал галстук и отбросил его. – Вы можете не сразу зачать ребенка, а меня вовсе не привлекает ситуация, при которой на каждое мое прикосновение вы станете стискивать зубы.

– Я не обещала вам страстного желания. – Ее руки сжали край покрывала. – Я не думаю, что подхожу для этого. Хотя, признаюсь, мне делается неловко, как только подумаю об этом. Паулина любила такое занятие, но я видела кобыл под жеребцами, и мне казалось, что они вовсе не чувствовали себя… – она замолчала, подыскивая более точное слово, – удобно.

– Удобно? – Он улыбнулся. – Нет, здесь совсем не до удобств. И я не могу вам обещать, что не будет больно, но уверен, вы найдете это… интересным, – он расстегнул рубашку и снял ее, – потом, когда я научу вас…

Она уставилась на него. Мощные мускулы бугрились на его плечах, груди, руках… Ее взгляд скользнул по треугольнику черных волос на его груди, исчезающему за поясом черных панталон. Его тело было подобно отполированной бронзе. Странное волнующее покалывание вдруг возникло у нее в низу живота.

– Если вы не собираетесь воспользоваться мной сегодня, то почему раздеваетесь?

– Я собираюсь лечь спать.

– Со мной? Почему? Ведь у вас есть собственная комната. Он усмехнулся.

– В отличие от славной Тамровии в Заландане мужья и жены спят вместе не только в одной комнате, но и в одной постели.

– Как странно. Наверное, при этом мне будет не хватать уединения. – Она пожала плечами. – Ну что ж, полагаю, я смогу привыкнуть и к этому.

– Уверен в этом. Выпусти из рук покрывало. Она замерла с широко раскрытыми глазами.

– Что?

– Сядь и откинь покрывало. Я хочу смотреть на тебя.

Ее щеки запылали.

– Не понимаю, зачем вам на меня смотреть, если вы ничего не станете делать.

– Я собираюсь смотреть. Опусти покрывало. Она с усилием разжала руки, и покрывало соскользнуло к талии. Ее тело пылало под его взглядом, и, вздернув подбородок. Тесс свирепо посмотрела на него.

– Нет никакого смысла выставлять меня на обозрение. Я не так красива, как госпожа Камилла. Вы не получите никакого удовольствия, разглядывая меня.

– Нет, ты не Камилла. – Его взгляд задержался на ее плечах, прежде чем скользнуть к ее груди. – Но порой маленькие бриллианты переливаются более прекрасными гранями.

– А иногда грани так малы, что не различишь, красивы ли они. – У нее перехватило дыхание, груди напряглись, и вишневые ягодки сосков набухли под его взглядом. – Может, теперь вы разрешите мне поднять покрывало, шейх Гален?

Он медленно покачал головой, не отрывая взгляда от ее груди.

– Думаю, что нет. Вижу, мы добились некоторого движения вперед.

– К какому-то концу? Он улыбнулся.

– Ну почему к концу? Возможно, к тому, чтобы просто начать привыкать друг к другу. Отныне ты будешь спать нагая в моей постели, а я буду ласкать и гладить тебя, когда захочу. – Он сел на стул возле двери, снял левый сапог и бросил его на пол. – Встань на колени лицом ко мне.

Не глядя на него, она откинула покрывало и села на пятки.

– В таком виде я не могу вам понравиться. – Она услышала, не поднимая глаз, как второй сапог упал на пол. – Я думаю, вы предлагаете мне делать это, чтобы унизить меня.

– Тебе не нравится, что я смотрю на тебя?

– Я чувствую себя очень неловко. Мне от этого не по себе.

– Тебе не должно быть неловко. Ты прелестна.

Она насмешливо фыркнула.

– У меня отвратительные темно-рыжие волосы и слишком большие для моего лица глаза, и…

– И самые восхитительные груди и ножки, которые я когда-либо видел.

Она коротко вздохнула и уставилась на стену за его плечами.

– Ты не веришь мне?

Она проглотила комок в горле.

– Нет.

– Тогда, я полагаю, мне необходимо предоставить доказательства. Взгляни на меня.

Она машинально отвела взгляд от стены. Он стоял пред ней совершенно обнаженный в свободной позе, чуть расставив ноги, сильный, мускулистый, – весь словно из сверкающей бронзы и эбонита.

Ее глаза раскрылись от изумления, когда, скользнув взглядом вниз, она увидела его неистовое возбуждение.

– Вы выглядите… иначе.

– Иначе, чем когда?

– Когда я встретила вас… в тот раз.

– Вы были всего лишь ребенком. К тому же вы видели меня после, а не до или во время… Это не всегда бывает так явно. – Он помолчал. – Хотя именно сегодня мне следовало бы сдержаться.

Он взял свечу и направился к ней через всю комнату. Тесс инстинктивно сжалась, не в силах отвести от него взгляда.

– Слушай меня очень внимательно, – голос его звучал успокаивающе ласково. – Ты желанна, так желанна, что я просто болен этим. – Он остановился перед ней и поставил подсвечник на стол возле кровати. – Ты еще можешь сомневаться в этом?

Она не могла произнести ни слова. Он протянул руки и коснулся ее волос с невыносимой нежностью.

– Ты такая маленькая, – прошептал он. – Прошлой ночью, когда я наблюдал за тобой в конюшне, я представлял, я думал о том, как ты обовьешься вокруг меня… и каждый раз, когда я думаю о тебе, я становлюсь таким, как сейчас.

Сладостные волны чего-то неизведанного жарко омывали ее тело. Ей казалось, что она тонет. Он едва касался ее, и все же она ощущала покалывание в ладонях, в сосках, даже под коленками. Она отвела глаза от его лица.

– Я сомневаюсь, что вы… годитесь для меня.

– Ты должна это знать. Женщина создана, чтобы принимать мужчину в свое лоно, – его рука, скользнув по ее волосам, опустилась на шею, – чтобы желать мужчину. Кобыла, возможно, и не проявляет восторга от совокупления, но разве ты не видела, как она оглядывается на жеребца, поднимая и изгибая хвост перед ним? – Его большой палец надавил на ямку на ее горле, она знала, он ощущает биение ее сердца. – Как я хочу, чтобы ты так же призывно смотрела на меня.

Она вздрогнула, потрясенная его словами.

– Я не животное!

– Я не хотел тебя оскорбить. Иногда мои слова слишком неуклюжи. – Он отвел руку. – Я не совсем раздет. Помоги мне.

Она в замешательстве посмотрела на него. О чем он говорит? Он же совершенно обнажен.

Он повернулся к ней спиной. – Мои волосы. Развяжи их.

Она поднялась на колени и дрожащими руками попыталась снять черную узкую ленту, стягивающую его волосы. Ее груди скользнули по теплой коже его спины, и она почувствовала, как он вздрогнул. Тесс попыталась изогнуться так, чтобы не касаться его, но вновь задела. И вэтот раз дрожь, пробежавшая по его телу, передалась и ей. Ее груди напряглись, соски затвердели, странное, незнакомое ощущение истомы возникло между бедрами. Что с ней происходит?

– Я не могу… Быть может, вы лучше сами?

– Нет, – гортанным голосом произнес он. – В Заландане принято, чтобы ленту развязала жена. Это значит, что только у нее есть привилегия освободить своего мужчину.

Но саму Тесс это не делало свободнее. С каждым мгновением в ней росло чувство, что она полностью принадлежит Галену. В конце концов она справилась. Отбросив ленту на стол, она со вздохом облегчения вновь села на пятки.

–Все.

Продолжая сидеть к ней спиной, он тряхнул головой, и свет свечи заблестел на его черных волосах, рассыпавшихся по плечам, высветил игру его мышц, когда он повел плечами. И внезапно она ощутила дикое желание протянуть руку и погладить эту бронзовую кожу, запустить пальцы в эту густую гриву, толкнуть его вниз…

Он обернулся к ней, огромный, дикий, неукротимый. Его глаза сверкали, темные пряди волос свободно падали на лоб и по обеим сторонам лица. Ноздри раздувались. Его ладони медленно заскользили к бедрам в выразительно призывном жесте. Тесс задохнулась, мускулы ее живота напряглись. Она чувствовала себя так, словно он властно притянул ее к себе одним только этим чувственным жестом.

– Страсть порождает неистовство в каждом из нас, килен. Я надеюсь, ты скоро сама это поймешь. – Он глубоко и резко вдохнул и плотно сомкнул глаза. – Бог мой, очень скоро.

Он открыл глаза и, наклонившись вперед, задул свечу.

Тесс ожидала, что теперь почувствует себя свободнее, но темнота только усилила возникшее в ней чувство беспомощности и скованности.

Она видела огромную тень Галена возле себя, ощущала запах его могучего тела.

– Ложись, – низкий голос Галена дрожал от напряжения. – Я не могу больше. На сегодня хватит.

Но ведь ничего по-настоящему и не начиналось, подумала с изумлением Тесс. Он только коснулся ее волос и шеи, он только разглядывал ее тело и бормотал о желании и страсти. Откуда взялось это ощущение зависимости?

– Сейчас же.

Она нырнула под покрывало и отодвинулась к дальней стороне кровати.

В следующий момент прогнулся матрас под тяжестью Галена.

Он лежал рядом, не дотрагиваясь до нее, а у нее неистово билось сердце, и незнакомые ей до сих пор чувства обуревали ее.

– Я не понимаю, для чего все это? – запинаясь спросила она. – Почему?

В темноте раздался его голос, прерываемый резким дыханием:

– Я буду обладать тобой так, как хочу, или совсем никак.

– Но это ведь только для того, чтобы родился ребенок. Какая разница, как это сделать?

– Огромная. – Он помолчал. – Мы два человека. Я не собираюсь играть роль жеребца. – Он замолчал на какое-то время, затем заговорил вновь, и голос его звучал почти отчаянно: – Потому что, видит Бог, я не варвар.

3

Тесс проснулась утром с чувством облегчения и разочарования. Гален уже ушел. Его присутствие будоражило ее. Он разбудил в ней что-то новое, неведомое ей прежде. Прошлая ночь привела ее в полное замешательство. Теперь Гален Бен Рашид представлялся ей необыкновенным и непредсказуемым человеком. Она поспешно надела свою старую темно-коричневую амазонку, которую не выбросила, несмотря на уговоры Паулины, и, выйдя из комнаты, стала спускаться по лестнице. И здесь она неожиданно столкнулась с молодым человеком, одетым в полосатый, вишневый с бежевым, халат и свободные белые штаны, заправленные в коричневые замшевые сапоги. Его лицо показалось ей знакомым.

– Я только что собирался в ваши апартаменты, маджира, – он вежливо поклонился. – Маджирон хочет выехать через час. Могу ли я уложить ваши вещи?

– Там не так уж много вещей. Я не распаковывала чемоданы на такое короткое время. – Она задумчиво нахмурилась. – Вы ведь Сайд, да? Он снова поклонился.

– Сайд Абдул, маджира.

– Я не сразу узнала вас… – ее глаза озорно блеснули, – в одежде.

Он чуть растерянно моргнул, захваченный врасплох.

– Могу ли я заняться вашими чемоданами, маджира?

О Боже, он такой же рассудительный и нудный, как мать-настоятельница.

– Непременно, – важно ответила она, поняв, что он не отстанет. – Где шейх?

– В конюшне. Сказать ему, что вы желаете его видеть?

– Нет, занимайтесь вашими делами. Я сама разыщу его.

– Без сопровождающих? – Он казался слегка шокированным. – В конюшне есть и другие мужчины, маджира.

Она нетерпеливо оглянулась через плечо.

– Какое это имеет значение?

– Это не принято. Вы – маджира. И совсем неудобно, если вы…

– Я буду ее сопровождать. Сайд, – на верхней площадке лестницы появился Алекс. Сайд поклонился с явным облегчением.

– Как пожелаете, милорд.

Тесс посмотрела ему вслед, накачав головой.

– У него совсем нет чувства юмора.

– Сайд хороший человек, – не согласился Алекс, – но он слишком точно следует правилам этикета. Это отличительная особенность жизни в Седикхане.

– Итак, я делаю свои открытия. – Она сошла с последних ступенек. – А что такое “маджира”?

Он ухмыльнулся.

– Это ты. Жена маджирона. В Тамровии это звучало бы как ваше величество.

– А Гален – маджирон? Он кивнул.

– Это один из его титулов. – Улыбка сошла с лица Алекса, когда он внимательно посмотрел на нее. – Как ты… в порядке?

Тесс покраснела и, стараясь избежать его прямого взгляда, ответила:

– Возможно, в лучшем, чем ты. Ты был вчера вечером сильно навеселе. – Она поспешила мимо него к двери. – Я хочу проведать Селика.

– Не мужа?

Она насмешливо оглянулась.

– Когда я последний раз видела своего мужа, у него конечности находились в полном порядке. Чего нельзя сказать о Селике.

– Селику гораздо лучше.

Тесс обернулась на голос и увидела Галена в дверном проеме. Он смотрел на нее без всякого выражения, но его губы предательски дрожали.

– Я рад, что вы признаете меня… на что-то годным. – Он сделал ударение на последнем слове, обращаясь к ней снова на “вы”.

Алекс понимающе рассмеялся.

Она вспыхнула, вспомнив Галена в его великолепной наготе, с темными горящими глазами, с волосами, рассыпавшимися по плечам. Сейчас узкая черная лента туго стягивала их на затылке. На нем был великолепно сшитый, модный черный костюм, а галстук завязан не менее замысловато и изящно, чем у Алекса. Каким-то непонятным образом его современный цивилизованный наряд вернул ей самообладание.

– Селик уже готов к путешествию? Он кивнул.

– Но налегке. Мы дадим ему еще несколько дней, чтобы он мог совсем поправиться.

– Это разумно, – оценила она.

– Рад, что вы одобряете меня. – Он склонил голову в легком поклоне. – Я приобрел кобылу у хозяина гостиницы для вас. На ней вы доедете до Заландана. У нее длинноваты зубы, но она вполне вам подойдет. Сейчас, если вы не против, мы быстро поедим и тронемся в путь. Эскорт ожидает нас недалеко от границы, в оазисе Эль-Дабал.

Путешествие в Седикхан. Могла ли она предположить, что когда-нибудь окажется в этой варварской стране? Ей не терпелось отправиться в путь.

– Давайте поедем сразу. Я не голодна.

– Не имеет значения. Вы поедите, – сказал Гален. – Мы не остановимся до захода солнца, и у вас не хватит сил преодолеть без еды такое расстояние.

Тесс нахмурилась.

– Я не терплю приказов, мой шейх. Его легкая улыбка погасла.

– Лучше уж мои, чем вашего отца.

– Правда. – Она бросила на него быстрый взгляд из-под полуопущенных ресниц. – Но если вы помните, я обычно находила способы обходить его распоряжения.

– В Заландане у вас не будет такой возможности. – Гален продолжил уже мягче: – Это не означает, что я собираюсь стать вашим тираном, я хочу лишь оберегать вас.

– Отец также принимал меры предосторожности, полагая, что делает все ради моего блага. Одной из таких мер была попытка убить Аполлона, который любил меня. – Она смело встретила его взгляд. – Вы тоже собираетесь предпринимать что-нибудь в этом роде?

Он несколько мгновений молча смотрел на нее, затем ответил, медленно, с нажимом произнося каждое слово:

– Если это будет необходимо.

Она замерла. Не этого ответа она ожидала. Ведь он спас Аполлона и Дафну. И все же сейчас он смотрел на нее с неумолимой решимостью, сверкающей в его глазах. Без сомнения, он имел в виду именно то, что сказал. Она судорожно вздохнула.

– Что ж, значит, мы не понимаем друг друга, – сказала она, жестом останавливая его, когда он хотел возразить. – Я знаю, что представляю для вас огромную ценность, поэтому не собираюсь подвергать себя опасности, чтобы таким образом не нанести вам ущерба.

– Я не имел в виду…

– Конечно, имели. Я не дурочка. – Она направилась в обеденный зал. – Я поем. Такой пустяк не имеет никакого значения, и я знаю, что вы проявляете заботу обо мне. – Она с вызовом посмотрела на него. – Но вы обещали мне свободу, и я не позволю вам делать все по-своему.

– Свобода для вас начнется лишь с того момента, когда вы оставите меня. – Он улыбнулся. – В Заландане я привык все делать по-своему.

– Я умираю от голода. – Алекс быстро подошел и схватил Тесс за плечо, мягко заслоняя ее от Галена. – Может, мы наконец сможем поесть, раз вы оба кончили швыряться друг в друга перчатками? Пойдем, Тесс, ты же знаешь, что моя деликатная натура совершенно не переносит конфликтов. – Он услышал, как Гален недоверчиво фыркнул, и оглянулся на него со страдальческим выражением. – Филистер! Ты никогда не признавал чувствительность моей души. – Он подтолкнул Тесс вперед. – Кроме того, вы совершенно не обращаете на меня внимания. Я заскучал.


* * *


Число шатров навело Тесс на мысль, что в пальмовом оазисе Эль-Дабал расположилась небольшая армия. Когда она, Гален, Алекс и Сайд подъехали ближе, то по крайней мере семнадцать всадников, одетых в такие же полосатые одежды, как и Сайд, помчались им навстречу.

– Матерь Божья, – Тесс натянула поводья, остановив кобылу, чтобы лучше рассмотреть внушительную кавалькаду, – даже его величество не путешествует с такой огромной свитой.

– Королю Лионелу не приходится пересекать страну, населенную воинственными племенами, – сказал Гален. – Эскорт у нас в Седикхане – не просто дань традиции.

– Особенно, когда Тамир переходит границу, – добавил Алекс, скорчив гримасу.

– Тамир? – переспросила Тесс.

– Шейх Тамир Хасан, – рассеянно ответил Гален. Он сбросил свой безупречно сшитый сюртук, перекинул его через переднюю луку седла, затем развязал галстук, бросил его поверх и расстегнул три верхние пуговицы своей сорочки.

– Что вы делаете? – удивилась Тесс.

– Сбрасываю с себя эти нелепые путы цивилизации. Ведь я теперь дома.

Он беспечно улыбнулся, и его ослепительно белые зубы сверкнули на лице цвета темной бронзы. Тесс была ошеломлена и очарована. Он выглядел более диким, менее сдержанным, чем прежде. Теплый ветерок сдул его темные волосы со лба, едва сдерживаемое возбуждение сверкало в его глазах. Она знала, он говорит правду, когда любовно называет домом эти бесплодные золотые пески, вспыхивающие искрами под ярко-голубым небом. Он казался единым целым с этой беспощадной, экзотической, прекрасной страной.

– Позаботься о ней, Алекс, я должен ехать к Калиму. – Гален галопом помчался вперед, за ним по пятам следовал Сайд.

Тесс, сидя на лошади, наблюдала за восторженной встречей, оказанной шейху группой всадников. Сначала они только пронзительно и громко кричали. Затем внезапно окружили своего предводителя. Даже на таком расстоянии девушка видела на их лицах радость и что-то, похожее на поклонение.

– Они действительно любят его, – сказала Тесс задумчиво. Алекс кивнул.

– Конечно, он много сделал для защиты и процветания Эль-Залана.

– Нет, здесь есть еще что-то.

Алекс бросил на нее проницательный быстрый взгляд.

– Ты очень наблюдательна, бесенок. Гален – хамелеон. Он научился становиться таким, каким требуется быть в данной ситуации, применительно к обстановке, отдавая то, что необходимо, и получая то, что нужно. Он дал Эль-Залану то, что им требовалось, и в ответ они платят ему безграничной преданностью и любовью. Я говорил тебе – у него в руках сосредоточена громадная сила.

Впервые с начала путешествия у Тесс возникло беспокойство: если Гален – хамелеон, каким описал его Алекс, значит, человека, которого, как ей казалось, она начала узнавать, на самом деле не существует. Она внезапно почувствовала себя очень одинокой в этой дикой стране.

– Слишком поздно сожалеть о том, что сделано, – почувствовал ее настроение Алекс. Тесс вскинула голову.

– Я не сожалею. Ну, может быть, чуть-чуть. – Она послала кобылу в галоп. – Едем, я ужасно хочу есть.

При приближении Тесс соплеменники Галена затихли. Ей стало неуютно, хорошо, что рядом Алекс. Гален разговаривал с необычайно красивым юношей на великолепном гнедом мерине. Их так поглотила беседа, что Тесс вновь почувствовала себя чужой… и никому не нужной.

– Какие новости о Тамире? – окликнул их Алекс, подъехав достаточно близко.

– Никаких, – хмуро ответил Гален, – но это не значит, что его здесь нет.

Красивый юноша рядом с Галеном вспыхнул и быстро сказал: И

– Я все тщательно разведал, маджирон.

– Это ничего не значит, Тамир – хитрый волк. – Гален обернулся и что-то тихо сказал юноше.

Тесс охватила досада: Гален не обращает на нее внимания. Подумав немного, она решила, что, пожалуй, глупо с ее стороны так досадовать. В заключенной между ними сделке ничего не говорилось о том, что Гален должен все время проводить с ней. Поэтому ей следует самой позаботиться о себе. Она смело подъехала к Галену и придержала кобылу.

– Я устала и хочу есть и пить, милорд. Он рассеянно взглянул на нее и небрежным жестом указал на молодого человека.

– Позволь представить тебе мою жену. Калим. Мой лейтенант. Калим Ранмир.

Удивление, а затем и негодование отразилось на классически красивом лице Калима. Он наклонил голову в вежливом поклоне.

– Маджира.

– Господин Калим. – Она кивнула и затем вновь взглянула на Галена: – Как я уже сказала, милорд, я голодна.

Он уловил вызов в ее тоне и, прищурившись, взглянул на нее. Недовольные морщинки в уголках поджатых губ, застывшая, напряженная поза, вытянувшееся в струнку тонкое тело. Гален улыбнулся:

– Ну конечно, я должен обеспечивать вас едой; мы ведь, кажется, уже обсудили, в чем состоят мои обязанности супруга. – Он повернулся к Сайду: – Сайд, проводи госпожу в мой шатер и обеспечь всем, что потребуется.

– Вы присоединитесь ко мне позже? Казалось, ее вопрос его несколько озадачил.

– Таково ваше желание?

– Мне все равно, – Тесс небрежно, как она надеялась, пожала плечами. – Я только хотела узнать, ждать мне вас или нет.

Прежде, чем он успел ответить, она позволила кобыле унести себя прочь, сквозь толпу его людей. Она сидела очень прямо, с высоко поднятой головой.

– Кто он, этот Калим? – спросила Тесс у Сайда, когда они уже подъехали к полосатому, вишнево-бежевому шатру Галена, расположенному возле сверкающего голубого водоема в центре оазиса.

– Он правая рука маджирона. Калим – яростный боец и всеми уважаемый воин.

– Я думала, Алекс – его первый помощник.

– О нет, – Сайд покачал головой. – Это невозможно. Мой милорд Алекс – чужой здесь. Он не из Эль-Залана.

Ее губы скривились в горькой усмешке.

– Не чересчур ли это для чужого – быть другом вашего маджирона и сражаться за ваши цели. Сайд кивнул.

– Я не собирался оскорбить его. Он настоящий друг Эль-Залана. Все любят господина Алекса.

Но совершенно ясно, что они все же не приняли его как своего, даже после стольких лет верной службы. От этой мысли ее одиночество усилилось.

– Как это должно быть приятно Алексу – купаться во всеобщей любви.

– Он, кажется, и в самом деле находит жизнь здесь очень приятной. – На мгновение тончайшая сверкающая улыбка коснулась губ Сайда. – Наши женщины особенно нежны с ним. – Но, спохватившись, что сболтнул лишнее, мгновенно погасил улыбку. – Простите меня, маджира. Я не хотел быть непочтительным.

– Конечно, нет, – она сердито стрельнула в него взглядом. – Давайте попытаемся понять друг друга, раз уж, по-видимому, нам придется много времени проводить вместе. Я не похожа на женщин Эль-Залана и не буду вести себя как они. Я больше привыкла к разговорам на конюшне, чем к женской болтовне. И я не собираюсь обижаться на ваши суждения, которые вы полагаете нескромными. – Она помолчала. – И, кроме того, такие разговоры помогут мне почувствовать себя не такой… – Она поискала слово, которое не выдало бы ее уязвимости, и просто закончила: – Не такой одинокой.

Выражение лица Сайда смягчилось, когда он, соскочив с лошади перед шатром, повернулся, чтобы помочь ей.

– Вы не будете одиноки. Женщины двора сочтут за честь стать подругами маджиры. Маджирон не допустит ничего иного.

– Посмотрим. – Она перекинула ногу через переднюю луку дамского седла и, опершись на руку Сайда, соскользнула на землю. – Все же, я чувствую, мне придется вести свою собственную битву и не полагаться на вашего хозяина.

Она повернулась и решительно зашагала к шатру.


* * *


Сайд принес воду. Тесс умылась с дороги, и он стал прислуживать ей за ее трапезой. Он усадил ее на персидский ковер и подал аппетитное заячье рагу. Эта еда оказалась гораздо вкуснее, чем та, что они ели в кафе прошлым вечером.

– А маджирон и мой кузен присоединятся ко мне?

Он покачал головой.

– Они едят с другими мужчинами возле костра.

– В самом деле? – Теперь, когда она немного отдохнула, вместе с усталостью исчезла и растерянность, которую она ощутила вначале, оказавшись в столь необычной ситуации. – Может быть, тогда я присоединюсь к ним? – Она взяла свою чашку и уже приподнялась, но Сайд с выражением неподдельного ужаса на лице так неистово затряс головой, что она невольно опустилась на ковер.

– Нет?

– Нет.

Она слишком утомилась, чтобы, нарушив обычаи Эль-Залана, противостоять всеобщему неодобрению. Кроме того, ей все больше нравился Сайд и не хотелось, чтобы из-за нее тот лишился благосклонности Галена.

– Но здесь слишком жарко.

Он подумал немного.

– Я расстелю вам ковер снаружи, перед входом, и вы сможете там посидеть, на холодном ночном ветерке. И мы так развернем фонарь, что вы будете их видеть, а они вас нет.

– Разве это так уж необ… – Она вздохнула. – Хорошо. Делайте, как считаете нужным. Постелите, пожалуйста, ковер.

Ветер и правда остудил ее лицо, когда она расположилась у шатра. Сайд, как верный страж, сидел поодаль на своем собственном ковре. На самом деле, ей не так уж необходима прохлада. Она вполне могла бы остаться в шатре, но ей тяжело было оказаться вдали от активной жизни вокруг костра, что шла на той стороне водоема. Воздух, казалось, звенел от смеха и дружеской болтовни мужчин, привыкших к этой жизни и друг к другу. Она уже больше не испытывала страха и жаждала присоединиться к этой группе у костра.

Тесс бросила взгляд на Галена, сидящего на дальней стороне костра, и широко раскрыла глаза от недоверчивого изумления. Она видела, как он, откинувшись, весело, беззаботно смеялся над словами Калима и других мужчин, сидящих вокруг;

видела, как их, словно магнитом, притягивало к шейху. С ней он никогда не был столь открытым, щедрым на улыбку. Этого Галена она не знала. Неужели он такой только для своих людей? Хотя нет, Алекс видит его таким. Недаром он вот уже шесть лет сопровождает шейха и сражается под его знаменами.

Горько-сладкий плачущий голос изливал свою скорбь и душу; она с удивлением оглянулась. Сайд играл на тростниковой свирели. Невыразимо прелестная музыка переплеталась с ночью, с песками, с пламенем костра в единую гармонию, звучавшую в совершенном согласии с костром, ветром, временем. Когда он отнял инструмент от губ, она сказала.

– Так прекрасно. Сайд.

Он чуть смутился и довольно резко ответил:

– Маджира не возражает? Свирель помогает коротать время. Хотя для слуги маджирона это не…

– Принято, – закончила Тесс за него. Она уже начала уставать от такого назойливого слова. – Тогда это обязательно должно быть принято, как все прекрасное. Сыграй еще что-нибудь.

– Вы не желаете войти в шатер?

– Нет. Я еще посижу здесь немного, – торопливо сказала она. – Ты прав, ветер действительно несет прохладу. – Ей хотелось понаблюдать за Галеном, за его лицом, когда он разговаривает с мужчинами у костра. В эти редкие минуты, когда он кажется таким открытым, скинувшим свои заграждения, быть может, она сумеет заглянуть ему в душу?

Сайд продолжал играть на свирели, а она устроилась поудобнее на ковре и не отрывала зачарованного взгляда от своего мужа.


* * *


Когда Гален покинул костер и, обойдя вокруг озера, подошел к своему шатру, было около десяти часов. Удивленный, он остановился перед Тесс.

– Я думал, вы уже давно спите. Она вскочила на ноги.

– Я хотела отдохнуть, но не спать.

– Обеспечил ли вас Сайд всем необходимым?

– Всем, кроме дружеской компании, – ответила она и едко добавила: – В которой вы и Алекс, конечно же, себе не отказали.

Гален откинул полог и жестом пригласил ее войти, а затем последовал за ней. Он снял свой бурнус и бросил его на подушки низкого дивана.

– Я отсутствовал почти две недели. Калиму нужно было о многом мне рассказать.

– Что-то не похоже, чтобы вы очень занимались делами.

Он взглянул на нее с веселым удивлением.

– Это подозрительно напоминает выговор сварливой жены. Она вспыхнула.

– Совсем нет. Я просто умирала от любопытства и… скуки. – Она нахмурилась. – Я бы хотела присоединиться к вам, но одно только упоминание об этом привело Сайда в ужас.

– Все правильно.

– Почему? Когда двор в Тамровии путешествует, женщины никогда не сидят отдельно в душных шатрах.

– Вы нашли этот шатер таким неприятным?

– Нет.

Тесс оглянулась вокруг. Толстые прекрасные ковры устилали землю. Везде ее взгляд натыкался на дорогие вещи – яркие шелковые занавеси, медные светильники сложной работы, усыпанные драгоценными камнями, серебряные подсвечники. Не все залы дворца могли похвастаться таким великолепным убранством. Она постаралась объяснить свое состояние.

– Но мне не нравится, что я здесь, словно в тюрьме.

– Я найду способ сделать ваше пребывание тут более приятным.

– Но почему я не могу присоединиться к вам, когда вы вечером сидите возле костра? Если при…

– Мужчины при вашем дворе не бывают лишены женского общества в течение четырех недель, – резко оборвал он ее. – И ваши придворные – просто ручные щенки по сравнению с моими людьми.

Она широко раскрыла глаза.

– Они могут оскорбить меня?

– Нет. Вы принадлежите мне. Они не посмеют ничего вам сделать. Но они будут смотреть на вас, возбуждаться и чувствовать боль в чреслах.

Ее щеки вспыхнули.

– Ваши слова слишком грубы.

– Такова действительность. И вам следует понять ее. Я не позволю без нужды заставлять моих людей страдать.

– Конечно. Вы скорее предпочтете, чтобы мучилась я. – Она хмуро посмотрела на него. – Мне кажется, вам бы следовало научить своих людей контролировать инстинкты. И потом, я вовсе не привлекательна.

Он чуть улыбнулся.

– Я полагал, мы с вами уже обсудили вопрос о вашей непривлекательности прошлой ночью.

Она и не предполагала, какой жаркий огонь может опалить ее щеки.

– Думаю, немногие найдут, что я в их вкусе. Видимо, вы несколько своеобразны в этом отношении.

Он хмыкнул и то же мальчишеское выражение, как тогда, когда он смеялся и шутил со своими людьми, появилось на его лице.

– Уверяю вас, мои вкусы не совсем необычны. У вас есть качество, которое я редко наблюдал у Других женщин.

Она с беспокойством взглянула на него.

– Какое?

– Живость, – черные глаза встретили ее взгляд, и их выражение внезапно стало серьезным. – Я никогда не встречал женщины с таким живым характером, как у вас, килен.

Мышцы ее живота резко сжались, когда она взглянула на него; она быстро перевела взгляд на узор ковра.

– Неужели все ваши женщины без огонька?

– Нет, встречались и с огоньком, – мягко сказал он, – но ни одна из них не могла осветить шатер одним только своим присутствием.

Ее вновь охватил трепет, стало трудно дышать.

– Не значат ли эти чудесные слова лишь то, что я должна всегда оставаться в шатре?

– Они означают одно – я предпочитаю сохранить твой свет для себя одного.

Дикая вспышка восторга пронзила ее. И в то же время она с отчаянием сопротивлялась этому ощущению. Она не должна позволять ему так управлять ее чувствами. Алекс сказал, что Гален всегда делает то, что от него ждут. Уж не думает ли он, что трепет и есть то, что ей нужно от него?

Сделав над собой усилие, она взглянула ему в глаза.

– Вы выглядите совсем иначе в этой одежде.

–Как настоящий варвар?

– Я этого не говорила, – поторопилась она с ответом.

– Но подумали. – Он горько улыбнулся. – Я перенял многое из вашего западного образа жизни, но кое от чего отказался. Ткань, из которой создана наша одежда, тонкая, мягкая, а ее белый цвет отражает солнечные лучи. – Он подошел к небольшому сундуку у стены шатра. – И я подумал о вас. В этой душной, тесной бархатной амазонке вы выглядите нелепо, да и вам в ней неудобно. Мы должны это исправить. – Он нашел еще один халат, похожий на его собственный. – Вот, наденьте это. – Он повернулся и бросил ей одежду. – Увидите, она гораздо удобнее и приятнее.

– Моя одежда достаточно удобна.

– И достаточно непривлекательна, чтобы успокоить меня, когда вы за пределами шатра, среди моих воинов. – Не моргнув, он встретил ее взгляд. – Но не тогда, когда мы одни. Наденьте это.

Ей следует переодеться, это доставит ему удовольствие. Она знала, что жены так и поступают, но все как-то уж очень… интимно… Воздух сгустился, стал почти ощутимым. Мягкость, шелковистость ткани в ее руках, сладостные напевы свирели Сайда, пронизывающие ночную тьму, прекрасные глаза Галена, обнимающие ее, – все это заставило бешено биться сердце. Она проглотила комок в горле.

– Хорошо, – прошептала она, медленно от стоячего воротника расстегивая свое коричневое платье.

Он наблюдал за ней минуту, затем направился к выходу из шатра.

– Вы уходите? – изумленно спросила Тесс. – Я думала… – Она осеклась, прикусив губу.

– Вы думали, я стану вновь смотреть на вас? – Он улыбнулся. – Я бы очень этого хотел, но прошлой ночью в гостинице все эти путы цивилизации еще связывали меня. Здесь же я свободен в своих желаниях и должен быть осторожен.

Он откинул полог шатра, и в следующую секунду его серебристый в лунном свете силуэт появился на фоне безграничного звездного неба. Гален сделал несколько шагов и остановился.

Он не собирается уходить от нее. Внезапная волна облегчения охватила Тесс, наполнив душу смущением и страхом. Конечно, она не хотела, чтобы он ушел, только потому, что просто ей очень одиноко в этом чужом для нее мире, – попыталась она уверить себя. В действительности ей стало бы очень обидно, если бы он вернулся к своим людям у костра.

– Depeches-toi (поторопись), – сказал он нежно, не глядя на нее.

Ее руки поспешно расстегнули платье, и вскоре ее обнаженное тело окутала мягкая прохладная шелковая ткань.

Полы халата тянулись по ковру, рукава безобразно свисали до колен. На ее маленькой хрупкой фигурке это одеяние выглядело нелепо и совсем не соблазнительно. Она порылась в сундуке и обнаружила там черный шелковый кушак, который могла не менее трех раз обмотать вокруг своей талии. Подвязавшись им, она закатала рукава до локтей. Халат оказался настолько велик, что она просто потерялась в нем. Однако хлопковая ткань казалась легкой, как воздух, по сравнению с ее тяжелым бархатным нарядом. Она пригладила волосы, прежде чем прошествовать с воинственным видом к выходу из шатра.

– Я выгляжу весьма глупо. Пообещайте не смеяться надо мной.

Он продолжал смотреть на костер, разгоравшийся на другом берегу озера.

– Но смех – такая редкость в этом мире.

– Ну и что? У меня нет желания стать его причиной. – Она подошла к нему. – Уверена, выгляжу не так, как вы ожидали. Но это ваше желание, не мое, я ведь предупреждала, что совсем непривлекательна.

– Это вы так считаете. – Он посмотрел ей в глаза, затем перевел взгляд на ее задрапированную в белую ткань фигуру. Его губы чуть дрогнули. – Вы и в самом деле выглядите немного… ошеломляюще. – И добавил серьезнее: – Но вы не правы. Это именно то, что я ожидал.

– В самом деле? – Она с сомнением нахмурилась. Ну как она может даже надеяться когда-нибудь понять этого человека, если он меняется ежеминутно. Прошлый раз он хотел видеть ее раздетой, а сейчас, кажется, он желает, чтобы она закуталась от подбородка до кончиков пальцев. Она пожала плечами. – Но вы правы, так намного удобнее.

– Я рад, что вы со мной согласны. – Уголки его губ дрогнули. – Терпеть не могу быть неправым.

– Вы бы этого никогда не допустили, как и любой другой мужчина. Мой отец… Он нахмурился.

– Кажется, мне уже изрядно поднадоели эти постоянные сравнения с вашим отцом.

Конечно, она могла понять его возмущение.

– Простите, – сказала она с искренним раскаянием. – Я знала не слишком много мужчин и, возможно, несправедлива. Понимаю, вы вряд ли захотите оказаться с моим отцом вместе, ведь он не очень приятный человек.

Гален невольно улыбнулся, но затем его губы сжались в одну прямую твердую линию.

– Да, совсем неприятный. – Он протянул руку и ласково коснулся ее волос. – Но вы больше не должны тревожиться из-за него.

Она пожала плечами.

– Неразумно тратить время на беспокойство о ситуации, которую я не в состоянии изменить. Лучше отбросить все плохое и радоваться тому хорошему, что есть в жизни.

– Гораздо разумнее. – Его пальцы скользнули по ее волосам и коснулись темных кругов под глазами. – Я задал сегодня жесткий темп, выехав из Динара. Видимо, день оказался слишком тяжелым для вас?

Кожу чуть покалывало там, где коснулись его пальцы. Волнение, граничащее с паникой, то, которое она испытала предыдущей ночью, и сейчас обрушилось на нее. Она едва удержалась, чтобы не отшатнуться от него.

– Нет, я бы не позволила себе так раскиснуть. Просто я плохо спала прошлой ночью. – Тесс тут же спохватилась, досадуя на себя за вырвавшееся признание. – Я имею в виду…

– Я знаю, что вы имеете в виду. Я тоже плохо спал. – Гален развернул ее и мягко подтолкнул к шатру. – Вот почему я так торопил сегодня коней. Я хотел, чтобы мы до предела устали, а затем как следует выспались сегодня ночью. Спокойной ночи, килен.

– Вы не войдете?

– Чуть позже. Ложитесь спокойно спать. Она хотела было поспорить, но он повернулся к ней спиной, и в этом жесте чувствовалось такое непонятное ей внутреннее напряжение, что она промолчала. Все же по какой-то причине она еще медлила, не желая оставлять его одного.

– В какое время мы завтра отправляемся?

– На рассвете.

– И как долог наш путь до Заландана?

– Около пяти дней.

– А мы…

– В постель. Тесс, живо!

Едва сдерживаемая неистовая страсть, прозвучавшая в его голосе, заставила ее чуть ли не бегом броситься к шатру.

– Да, конечно, сейчас. – Она почти вбежала внутрь и, заставив себя двигаться медленнее, подошла к приготовленному ложу. В конце концов, бежать не от кого, Гален не собирался ее преследовать.

Она откинула тонкое покрывало и в следующую секунду погрузилась в груду подушек на низком широком диване. “Все-таки варварство – не так уж плохо…” – подумала она, зарываясь в шелковые подушки. Этот диван намного удобнее, чем кровать в гостинице…


* * *


Извивающиеся кольцами волосы Тесс сверкали темно-рыжим пламенем на фоне бежевых подушек. Халат распахнулся, обнажив хрупкое плечо, мягкая, бархатная кожа которого светилась ярче шелка.

Гален не сводил с нее глаз. Она чуть повернулась, и прелестная ножка показалась из складок халата. Не роскошное, пышное бедро, с хорошо развитыми мускулами, а…

Изысканность, утонченность. Стоя и глядя на нее, он чувствовал болезненное напряжение в паху. Он намеренно дал ей свободную одежду, чтобы не видеть обнаженной, как прошлой ночью, но эта задрапированность оказалась еще более соблазнительной и возбуждающей. Может, он просто вернулся домой, в Седикхан, почувствовал полную и безбрежную, как эти пески, свободу? Не могла же эта полуженщина-полуребенок вызвать такое смятение во всем его существе. На родной земле в нем всегда закипают необузданные страсти и безумные желания. Воспоминания о последних похождениях еще слишком свежи, чтобы не обращать на них внимания. Но эти желания никогда прежде не оказывались столь неистовыми, а потребность обладать женщиной – столь сильной.

Он может контролировать свои чувства. Он должен. Но почему? Она всего лишь женщина, как и любая другая. Нет, не любая. У нее мужское понятие о чести. Она заключила сделку и готова выполнять ее условия. Он мог положить ладонь на мягкие колечки волос, окружающие ее лоно, и погладить, как он гладил Селика. Он мог нажимать на тот тайный бугорок, пока она не застонет от наслаждения; он мог поставить ее на колени и заставить…

Заставить. Слово мгновенно остудило его. Только настоящий варвар может принудить женщину силой…

Он быстро разделся, задул свечу в медном подсвечнике, висящем на опоре шатра, и осторожно растянулся на подушках возле Тесс, стараясь не дотрагиваться до нее. Тяжесть в паху перешла в боль. Он лежал спиной к ней с бешено бьющимся сердцем.

Он сможет контролировать свои чувства. Он не грубый дикарь, чтобы заставлять…

Движение в подушках, запах лаванды и женщины достиг его ноздрей, и он попытался дышать не так глубоко, чтобы хоть как-то избавиться от его возбуждающего действия.

Затем он почувствовал прикосновение руки на своих волосах.

Каждый мускул его тела напрягся.

– Тесс?

Она что-то сонно пробормотала.

– Что, – мучительная дрожь прошла по его телу, когда кончики нежных пальцев задержались на его плечах, – что ты делаешь?

Она стянула узкую ленту с его волос и отбросила в сторону.

– Обязанность жены…

Она отвернулась, и вскоре ее ровное дыхание сказало ему, что она вновь погрузилась в сон.

Обязанность жены?

Гален мог бы посмеяться, если бы не чувства разочарования и безысходности, охватившие его. Показать бы ей, в чем на самом деле заключаются “обязанности жены”; как бы он хотел двигаться между ее ног, проникая все глубже и глубже; как бы он хотел устроить эту скачку верхом по пустыне… сжимать ее ягодицы ладонями, заставить ее почувствовать каждый дюйм его тела, как бы он хотел… – Гален огромным усилием воли прервал поток этих лихорадочных мыслей и разжал кулаки.

Он оставил в прошлом свои безумные дни и необузданные страсти. Он не может больше безрассудно предаваться порывам. Он должен думать, сдерживаться, ждать.

Боже мой, как же он страдал.


* * *


– Только закричи, и я располосую твой прелестный рот от уха до уха!

Гортанный резкий голос выдернул Тесс из сна.

Ее глаза раскрылись, но она увидела лишь очертания лица над собой в темноте шатра. И мерцание стали, прижатой к горлу. Она должна умереть. Это так несправедливо. Именно сейчас, когда жизнь становилась такой интересной.

– Где он?

Он говорил о Галене, поняла она с внезапным облегчением. Значит, он еще не убил ее шейха. Кинжал кольнул ее кожу, и она почувствовала, как по шее побежала теплая струйка.

–Где?

– Здесь! – Темная тень внезапно появилась за ее врагом, и она увидела сверкание стали, прижавшейся к глотке мужчины. – Отпусти ее, Тамир.

Мужчина замер.

– Я успею перерезать ей горло, прежде чем ты вздохнешь, Гален.

– Зачем утруждать себя? Ты не успеешь насладиться этой победой.

Мужчина помедлил, а затем, что выглядело совсем уж неправдоподобно, откинул голову и оглушительно расхохотался.

– Ах, Гален! Твои речи, как всегда, чертовски убедительны! – Кинжал медленно отодвинулся от горла Тесс. – Убери свой клинок, и мы поговорим.

– Думаю, мой кинжал более убедителен, чем моя речь, – сухо ответил Гален. – Убери свой.

Мужчина осторожно отложил кинжал в сторону.

– А сейчас отпусти ее… немедленно.

– С превеликим сожалением. Я всегда восхищался твоим вкусом по части прелестных кадин. – Мужчина выпустил девушку. – Почему бы тебе не зажечь светильник, чтобы я смог получше рассмотреть ее?

– Зажигай сам. Я не хочу занимать руки.

– Подозрительный ублюдок! – Мужчина, которого Гален назвал Тамиром, прошел вперед к чуть поблескивающему медному светильнику, висящему на опоре шатра в нескольких шагах от него. – Говорю тебе, все, закончено. – В медном светильнике вспыхнул огонь.

Теперь Тесс могла рассмотреть Тамира. Он был не старше Галена, чуть выше среднего роста, с коротко подстриженной черной бородой, длинными черными волосами до плеч, темными глазами. Его красивые черты осветились улыбкой, когда он обернулся к Галену.

– Ну хорошо, Гален. Когда я узнал, что с тобой женщина, то надеялся, что ты спишь сном мертвеца.

Гален накинул на голое тело белый халат, не выпуская из рук кинжала.

– Ты поднял такой шум, разрезая стену шатра, Тамир, что разбудил бы и покойника.

Тамир скривился.

– Это ты у нас всегда двигается неслышно, как пантера, а не я. – Он хмыкнул. – Помнишь ту ночь, когда ты пробрался в гарем к этому старому…

– Это осталось в прошлом. Тамир скорбно покачал головой.

– Ах, как я скучаю по тем дням. Славное то было время у нас с тобой!

– Зачем ты здесь? Тамир вскинул брови.

– Как зачем? Я пришел увидеться со своим старым другом Галеном Бен Рашидом.

– Зачем? – повторил свой вопрос Галей. Тамир пожал плечами.

– Мне стало просто любопытно.

– Кого из моих людей ты убил, пока шел через мой лагерь, чтобы насытить свое любопытство? Тамир покачал головой.

– Никто не встретился на моем пути.

– Я узнаю, если ты лжешь.

– Стал бы я лгать тебе?

– Естественно, если бы это для тебя представляло выгоду.

– Верно. Но в этот раз нет необходимости. Я никого не убивал. – Его взгляд остановился на Тесс. – Мои дозорные говорили, что она рыжая. – Он критически оглядел ее. – Восхитительная кожа. Прелестное лицо, волосы темно-рыжие. Но она не похожа на твоих обычных кадин, Гален. Думаю, мне следует познакомиться с ней поближе, чтобы понять, что привлекло тебя в ней. Тесс вся подобралась.

– Гален, не можешь ли ты мне сказать, кто этот человек?

– У нее странный акцент, – заметил Тамир. – У тебя проходил рейд за пределами Седикхана?

– Эта женщина только что из Франции. Я взял ее из кафе в Динаре.

Изумленная Тесс уставилась на Галена.

– Мне следовало бы догадаться. Ты всегда поступал как французишка. – Тамир подошел к Тесс. – Она хороша?

– Достаточно хороша. – Гален посмотрел на Тесс и вдруг весь напрягся, когда его взгляд остановился на ее шее. – Ты, сукин сын! Ты ранил ee!

Одним прыжком он пересек шатер и встал возле Тесс на колени.

– С тобой все в порядке? – спросил он. Тамир нахмурился.

– В чем дело? Это всего лишь царапина. Гален даже не взглянул на него.

– Ты злоупотребил моим гостеприимством, Тамир. – Он нежно дотронулся до ее шеи. – Не бойся, килен.

– Я не боюсь. – Она яростно взглянула на Тамира. – С чего бы мне его бояться! Он пробирается, словно вор, в темноте, чтобы напасть на спящую женщину.

Тамир вспыхнул, и его губы скривились в отталкивающей жесткой усмешке.

– Ты у меня дождешься, шлюха. – Он пристально разглядывал ее лицо, на котором явно читался вызов. Затем сказал решительно: – Ее надо учить. Думаю, Гален, ты должен отдать мне эту…

– Когда это я отдавал тебе что-либо, принадлежащее мне?

Тамир удивленно взглянул на него.

– Но это всего лишь женщина. Мы прежде их делили с тобой.

– Она у меня недавно и еще забавляет меня.

– Давай заключим с тобой сделку. За две ночи, что я проведу с ней, ты можешь беспрепятственно пройти по моим землям.

– Это не твоя земля.

– Моя, если я говорю, что моя.

– Нет, если я считаю, что нет. Слова мало что значат.

– Но кровь – это все, – мягко произнес Тамир. – А ты ведь знаешь, как я люблю вкус крови.

– Да, знаю.

– Но не больше, чем ты, – сказал Тамир. – Ты становишься неистовым, когда лихорадка битвы охватывает тебя.

– Тогда поостерегись разжигать ее, – раздраженно сказал Гален, потеряв терпение.

На какое-то мгновение буря необузданных страстей отразилась на лице Тамира.

– Ты бросаешь мне вызов, мои друг?

– Я предостерегаю тебя.

Взгляд Тамира переместился на кинжал, лежащий на ковре.

Тесс почувствовала, как напряглись мышцы Галена, изготовившегося к прыжку.

По губам Тамира зазмеилась ухмылка.

– Не сегодня, Гален. Я планирую нападение на Эль-Каббар в эти два дня. – Он ернически поклонился. – Оставь при себе эту женщину. Я найду их столько, сколько захочу для забавы, в лагере Эль-Каббара. – Он оглянулся вокруг. – А теперь дай мне бокал вина, и я уйду.

Гален выразительно взглянул на порез на горле Тесс и сжал кулаки.

– Ты не получишь ничего под моей крышей. Тамир пожал плечами.

– Ну что ж, пусть так. Тогда отдай мне мой кинжал.

– Ты найдешь его завтра, воткнутым в ствол большой пальмы возле озера, когда мы уйдем отсюда. Я не хочу подвергать риску глотки моих Часовых, которые ты можешь перерезать просто так, чтобы сорвать на них досаду.

– Как хорошо ты меня знаешь, – усмехнулся Тамир. – Но ты не знаешь себя, мой старый друг. Вернись в мой лагерь вместе со мной, и я обещаю, ты не пожалеешь.

– Прощай, Тамир.

– До следующей встречи. – Тамир кивнул в сторону Тесс. – Она слишком тощая. Но я люблю таких маленьких. Это помогает мужчине чувствовать себя буйволом, когда он пронзает такую крошку. – Он поклонился ей. – В следующую нашу встречу я буду рад поучить тебя придерживать свой язычок. – И он вышел из шатра.

Тесс перевела дыхание и обнаружила, что какое-то время почти совсем не дышала.

– Это было… интересно.

– Интересно? Вы питаете пылкую любовь к этому слову. – Удивленное выражение на лице Галена сменилось уважением. – Но Тамира действительно можно назвать и интересным.

– А как еще?

– Убийцей, насильником, бандитом. Во всем Седикхане нет шейха более подлого, чем Тамир.

– Он разговаривал так, словно очень хорошо знает вас.

– Мы выросли вместе в Заландане. Какое-то время племя его отца и Эль-Залан объединял договор. Тамир, придя к власти, нарушил все соглашения и вернулся на север. – Гален встал, подошел к опоре и погасил светильник. – Спите спокойно. Он не вернется.

– Зачем он приходил? Какой в этом смысл? Гален сбросил с себя халат и подошел к дивану.

– Кто знает, почему Тамир поступает так или иначе? Он подчиняется только своим капризам. – Гален лег на подушки и вытянул длинные ноги. – Он разбойник, не признающий законов, абсолютно беспощадный.

– Но вы ведь были когда-то друзьями.

– Когда-то.

Он лежал тихо, но Тесс чувствовала, как напряжено его тело.

– Почему вы солгали насчет меня?

– Так лучше. Тамир не желает объединения Седикхана. Ему нравится такая разбойная жизнь. Насколько он стал бы настойчивее в желании забрать вас, если бы узнал, какое место отведено вам в моих планах.

Ей вдруг припомнилось слово, которым Тамир назвал ее.

– Кто такая кадина?

– Женщина для удовольствия.

– А вы не могли назвать меня своей женой и сохранить мое происхождение в тайне?

– Мог бы. Но это вызвало бы у него подозрение. Тамир знает, что я никогда не горел желанием жениться.

Эти слова почему-то больно задели ее. Она глубоко вздохнула.

– Конечно, я понимаю. – Она тихо лежала, обдумывая невероятные события, которые произошли за последние четверть часа. Через некоторое время она заговорила снова:

– Вы сказали, что никто не знает, почему Тамир поступает так или иначе, но мне кажется, вы знаете.

– Да. Я почти всегда догадываюсь, что Тамир собирается сделать в следующий момент.

– Как?

Гален долго молчал, и Тесс решила, что он не собирается отвечать ей.

– Потому, что он – мое зеркало.

–Что?

– Он то, чем я был. И то, чем я мог бы стать.

Пораженная, она выпалила:

– Но вы сказали, что он подлый бандит.

– Да.

– Разбойник и насильник.

– Да.

Тесс почти ощущала бешеную волну эмоций, исходившую сейчас от него. Она чувствовала эту с трудом сдерживаемую мощь, но в ней не ощущалось той злобной силы, которую источал Тамир.

– Вы неправы. Вы никогда бы не смогли быть похожим на него.

– Я прав, – пробормотал он, почти неслышно, – но я постараюсь такого не допустить! Никогда, если мне хватит сил побороть насильника в себе! Я никогда не допущу этого!

4

Гален сказал, что вас прошлой ночью навестил гость? – спросил Алекс на следующее утро, подсаживая Тесс в седло. – Можешь не беспокоиться, больше этого не случится. Калим оскорблен в своих лучших чувствах, ведь Тамир играючи обошел его часовых.

– Гален отчитал его?

– Гален редко кого-нибудь ругает. Он просто сказал Калиму, что разочарован в нем.

– Такой способ управления кажется довольно мягким.

– У Галена он всегда весьма эффективен. Разочарование маджирона – само по себе уже наказание более сильное, чем ругань иного вождя.

Она шмыгнула носом.

– Калим, быть может, и не возражал бы, если бы безжалостный Тамир перерезал мне горло. Совершенно очевидно – он невзлюбил меня.

Отвечая ей, Алекс смотрел в сторону:

– Это всего лишь твое воображение. Ведь он тебя совсем не знает.

Тесс вспомнила выражение обиженного негодования, мелькнувшее на лице Калима, когда Гален представлял ее своему помощнику, и покачала головой.

– Это не моя выдумка. – Она бросила взгляд на Галена, выезжавшего в этот момент из лагеря вместе с Калимом. – Что ты знаешь об этом Тамире?

– Немного. Произошло несколько стычек между его племенем и Эль-Заланом за последние несколько лет, но Гален обычно старается избегать их.

– Почему?

Алекс пожал плечами.

– Понятия не имею. Гален не говорит об этом.

– Они в детстве вместе росли. Быть может, он еще питает к нему дружеские чувства? Алекс покачал головой.

– Гален не позволил бы дружбе помешать интересам Эль-Залана. Возможно, что племена так широко разбросаны, что редко встречаются друг у друга на пути. И вообще, чего только не бывает в жизни.

– Да, возможно, ты и прав. – Она подобрала поводья. – Давай поедем. Гален уже выехал из оазиса.

– Можно не спешить. – Алекс вскочил в седло. – Мы с тобой едем в арьергарде весь путь до Заландана.

– Я могу и впереди, – сказала она с обидой. – Я езжу верхом лучше тебя.

– Это неважно. Гален должен вместе с Калимом возглавить эскорт, но он хочет, чтобы ты держалась в стороне от основной части его людей.

– Матерь Божья! – Ее руки сжали поводья. – Сначала меня загнали в этот душный шатер, а теперь заставляют глотать пыль. Я уже начала уставать от того, что меня постоянно куда-нибудь запихивают…

– Я просто в отчаянии! – прервал ее Алекс с обидой в голосе. – Ты не видела меня шесть лет” а уже устала от моего общества.

– Ты же знаешь, что я не это…

– Осталось потерпеть только пять дней. В Заландане все будет по-другому, – попытался уговорить он ее.

Она сердито взглянула на своего кузена.

– Я буду там свободна?

– В какой-то степени. Она пустила лошадь рысью.

– В полной степени, – процедила она сквозь зубы. – Мне все это не нравится. Когда мы приедем в Заландан, я этого больше не потерплю.

– Маджира, подождите!

Они обернулись к молодому человеку, мчавшемуся к ним галопом верхом на великолепном скакуне. Натянув поводья, он расплылся в улыбке и склонил голову в почтительном поклоне.

– Приветствую вас, маджира. Калим послал меня защищать и служить вам в пути, так как вы едете не с основной группой. Мое имя Юсуф Бенардон.

– Я сам предоставлю своей кузине любую защиту, какая ей только потребуется, – сухо сказал Алекс.

Юсуф простодушно взглянул на него своими черными круглыми, как пуговицы, глазами, сверкающими на его веселом круглом лице.

– Очень хорошо. Тогда я буду защищать тебя, Алекс. Мне все равно.

– Защищать меня? – беспомощно переспросил Алекс.

Юсуф прикрыл веки, спрятав озорной блеск глаз.

– Ты полагаешь, что честь, оказанная тебе, слишком велика? Могу допустить, что когда в твое полное распоряжение предоставляют величайшего воина Седикхана, то это своим великолепием ошеломит и смирит большинство мужчин. Алекс в изнеможении опустил глаза. – Кажется, мне сейчас станет плохо. Юсуф легко взмахнул рукой.

– Вот видишь? Я очень нужен маджире, раз у тебя столь деликатная натура.

Тесс смахнула улыбку с лица, увидев, как резко отреагировал Алекс. Конечно, ее кузен мог пошутить по поводу своей чувствительной натуры, но он не выносил, когда это делали другие. Юсуф поймал уголком глаза ее мимолетную улыбку и мгновенно повернулся к ней с умоляющим выражением лица.

– Вы не должны отсылать меня к Калиму. Там мне очень скучно и одиноко, ведь другие мужчины завидуют моей доблести и отваге. Вместе нам будет гораздо лучше.

– В самом деле?

Он улыбнулся с торжественным видом.

– Я буду наслаждаться вашим ослепительным обществом и, в свою очередь, услаждать ваш слух рассказами, которые могут оказаться весьма полезными и увлекательными для вас. Обещаю, что часы нашего путешествия пролетят незаметно.

– Это меня вполне устраивает, – сказала Тесс.

– Значит, мы договорились. – Юсуф одарил ее еще одной сверкающей улыбкой. – Я проскочу вперед, удостоверюсь, что путь безопасен, но вы не беспокойтесь. Я не позволю вам изнывать от скуки без моего общества ни минутой больше, чем это необходимо, – и Юсуф галопом помчался вслед за кавалькадой всадников, уже выехавших из оазиса.

Тесс рассмеялась, услышав, как Алекс бормочет проклятия.

– Не вижу ничего смешного. – Он оборвал себя и невольно улыбнулся. – Неудивительно, что Калим отослал его от греха подальше. У этого прохвоста слишком острый язык. В конце пятидневного пути он мог бы перессориться со всеми людьми Галена и полностью расстроил бы эскорт.

– Так он вовсе не великий воин?

– Я этого не говорил. Он один из лучших бойцов у Галена, но, к сожалению, у него еще несомненный талант сеять ссоры и раздоры.

– Кажется, он мне нравится.

– Неудивительно. Женщины питают слабость к Юсуфу. Что служит еще одной причиной его непопулярности среди мужчин.

– Так он волокита? – Эта догадка очень удивила Тесс, ведь Юсуф вовсе не так пригож, как Калим или Алекс, и он не обладает магнетизмом Галена. Он был чуть выше среднего роста и скорее гибкий и подвижный, чем сильный. Своими сверкающими глазами-пуговицами и круглым веселым лицом он напоминал ей довольно симпатичную обезьянку.

– Скажем, у него слабость ко всему, что касается женщин. Они улыбаются ему, и он забывает о таких пустяках, как присутствие мужей и отцов. – Он пожал плечами. – Но не волнуйся, Юсуф может быть неосторожен, но он не сумасшедший. Он никогда не нанесет оскорбление маджире и сможет позабавить тебя. – Он усмехнулся. – Хотя этот мошенник нам и не нужен.

Тесс улыбнулась.

– Нет, конечно.

Но тем не менее у нее стало легче на душе, когда она рысью направила свою кобылу вслед за основной группой. В ней зрела догадка, что Калим послал к ним Юсуфа совсем не с намерением развлекать ее. И все же озорной, бедовый нрав молодого человека обещал сделать путешествие более терпимым.


* * *


– Вот он! – ликующе воскликнул Юсуф. – Заландан! – И он помчался галопом за основной группой всадников, остановившихся в четверти мили впереди них.

– Я не ожидала такого!

Тесс задержалась на холме вместе с Алексом и не могла оторвать глаз от величественных стен города, расположившегося внизу, в долине. Огненные лучи заходящего солнца вызолотили бирюзу минаретов и белые камни домов Заландана. Красота его моментально пленила ее душу.

– Какой великолепный город. Почти такой же большой, как Белайхо.

– И на этом сходство кончается, – сухо сказал Алекс. – Белайхо тяготеет к Западу. Заландан – истинный Восток.

– Поэтому ты и предпочел провести здесь последние шесть лет?

– Он позвал меня.

– Позвал тебя? – переспросила она с удивлением.

– Ты сама поймешь.

Они спустились с холма и направились по дороге к городу.

– У Заландана свой собственный стиль, – сказал Алекс, когда они въезжали в городские ворота.

Она поняла, что он имел в виду, когда они продирались по улочкам Заландана через толпу. Между лавочек с пряностями и прилавков с шелками ходили продавцы птиц с огромными клетками: в одних ворковали голуби, в других шумели белые попугаи. При виде их кавалькады, пересекающей огромную торговую площадь, продавцы моментально переставали торговаться и расхваливать свой товар.

Юсуф вскоре присоединился к Тесс и Алексу.

– Ах, как хорошо снова оказаться дома, – он блаженно вздохнул. Но затем быстро добавил: – Это вовсе не значит, что я не наслаждался каждым счастливым мгновением, проведенным в вашем обществе, маджира. Эти дни навечно останутся в моей памяти и…

– Хватит, Юсуф, – остановила она рассеянно поток его красноречия, с интересом разглядывая лавки по обеим сторонам от нее. Ее внимание привлекла лавка, на прилавках которой были выставлены сверкающие керамические сосуды со странными длинными ручками. – Что это? Я прежде не видела ваз такой странной формы, и к тому же они все одной величины.

Юсуф небрежно оглянулся.

– Это не вазы, это каробелы. У Камара они самые лучшие во всем Заландане. –Он усмехнулся. – И самая красивая дочь. –Он бросил тоскующий взгляд в пространство. – Ее сердце столь же великодушно, сколь прекрасен лик. Вы теперь в полной безопасности в Заландане и позволите…

Тесс подумала, что вряд ли останется в памяти Юсуфа хоть на миг, после того как он увидит добрую и прекрасноликую дочь лавочника, но она прощала этого бездельника. Тесс могла лишь поблагодарить всех святых, что в путешествии ее сопровождали Алекс и Юсуф, и ей почти не пришлось встречаться с Галеном после той первой ночи. Впрочем, ей это безразлично, тут же постаралась она себя уверить.

– Отправляйся к своей доброй красавице, Юсуф, – сказала она. Он улыбнулся.

– Надеюсь вскоре вновь наслаждаться общением с вами, маджира. – Он резко развернул коня и поскакал назад.

– По крайней мере, он дождался предложения прежде, чем поддаться соблазну, – отметил Алекс. – Обычно он не столь терпелив. Думаю, что он, возможно, на некоторое время отвлекся от нашего путешествия и нанес визит какой-нибудь своей знакомой из горного племени.

Сразу, как только они покинули базар. Тесс ожидала увидеть приметы бедности и нищеты, как в Белайхо и Париже. Но домики, хоть и небольшие, выглядели аккуратными и чистыми, а жители – бодрыми и отнюдь не голодными. Появление Галена они встретили улыбками и приветствиями, держась на почтительном расстоянии во время проезда эскорта.

– Дворец перед тобой, – сказал Алекс.

– Матерь Божья, – у Тесс от восторга закружилась голова. Это был сказочный замок в два этажа, с башенками, арочными окнами и изящными резными балконами. Возведенный из белого камня с желтоватым оттенком, он отражал солнечный свет, сверкая и переливаясь, как огромный самоцвет. Перед ее глазами сияло ажурное летящее чудо из камня. Красота заставила повлажнеть глаза. Алекс заметил охватившее ее волнение и понимающе кивнул.

– Я говорил тебе. Это зовет…

– Добро пожаловать в Заландан, – Гален спешился и вышел им навстречу.

Она напряглась, ошеломленная и в то же время раздосадованная своей неуправляемой реакцией.

Он удивленно поднял брови, заметив ее тревогу и возбуждение.

– Надеюсь, вам нравится мой дом?

– Конечно. Как может быть иначе? Он очень красивый, он прекрасный.

– И неожиданный. – Он улыбнулся, снял Тесс с кобылы и осторожно опустил на выложенный мозаикой пол двора. – Я говорил вам, что мы, дикари, имеем склонность к некоторому комфорту. За золото в этом мире можно купить все. – Он поймал ее пытливый взгляд и покачал головой. – Нет, я знаю, на него нельзя купить вас. Ваша цена гораздо выше. Но золото сделает весьма приятным ваше пребывание здесь. – Он обернулся к Сайду: – Проводи маджиру в ее покои и удостоверься, что Виана все хорошо устроила.

– Я провожу ее, – быстро сказал Алекс. – Для меня нет ничего приятнее.

Гален повернулся и взглянул на него; на мгновение Тесс показалось, что тень беспокойства промелькнула на лице шейха, прежде чем он ответил:

–Как тебе угодно. – Он снова повернулся к Тесс: – Скажите Виане, что я приду в ваши покои отужинать с вами на закате.

– Если не будете слишком заняты. Его бровь удивленно поднялась, он услышал язвительную нотку в ее тоне.

– Я не буду слишком занят, – и он направился к конюшне, где его ждал Калим.

Она смотрела ему вслед с непонятным волнением, к которому примешивалась горькая обида. Он не ужинал с ней со дня их свадьбы. По правде говоря, она едва ли несколько раз видела его по пути в Заландан. Он всегда допоздна оставался у костра с мужчинами и приходил в их шатер лишь после того, как она ложилась спать.

– Тесс?

Она обернулась, Алекс наблюдал за ней со странной улыбкой. Преувеличенно широким жестом он предложил ей проследовать во дворец впереди него.

Она быстро поднялась по ступеням, и два стражника, встав навытяжку, распахнули перед ней дверь.

– Кто это – Виана?

– Сестра Галена.

Нечего и удивляться своей неосведомленности. Она вдруг поняла, что очень мало знает о своем муже.

– Сестра?

– Мать Галена умерла, когда ему исполнилось двенадцать, и вскоре его отец женился снова. Виана – единственный ребенок от этого союза. – Он вел ее по сверкающему коридору неожиданно энергичной пружинящей походкой. – Ты полюбишь Виану.

Тесс скорчила гримасу.

– Я нелегко схожусь с женщинами. Они находят меня слишком дерзкой.

– Могу понять почему. – Алекс усмехнулся. – Немногие из дам предпочитают конюшню бальным залам, но с Вианой у тебя не будет конфликтов.

– Она любит ездить верхом?

– Нет, она даже побаивается лошадей, но это не имеет значения.

Тесс скептически посмотрела на него. Она не могла представить себе близких отношений с кем бы то ни было, если этот человек не любил животных.

Он усмехнулся, увидев выражение ее лица.

– Правда, правда.

Он остановился перед обитой тиком деревянной дверью, затем распахнул ее и пропустил Тесс вперед, в ее покои.

Им навстречу вышла изящная темноволосая женщина в струящемся легком голубом одеянии. Густой румянец окрасил оливковую кожу ее щек, когда она вежливо склонила голову перед Алексом.

– С возвращением, добро пожаловать, мой господин. – Она повернулась к Тесс и мягко улыбнулась. – Я с нетерпением ожидала этой минуты с тех пор, как Гален сообщил мне, что вы приедете. Добро пожаловать, маджира.

От Вианы Бен Рашид исходило радушие. Ее широко посаженные темные глаза излучали тепло, а прекрасные черты лица освещал внутренний свет.

– Меня зовут Тесс, – Тесс улыбнулась. Никто не удержался бы от улыбки, глядя на Виану. – И я уверена, что тоже с нетерпением ждала бы с вами встречи, если бы знала о вашем существовании. Но никто не оказался столь любезен, чтобы рассказать мне о вас.

Виана широко улыбнулась.

– Вы очень откровенны. Искренность – чудесная черта. Сама я чересчур связана условностями воспитания, чтобы говорить так же прямо, как вы.

Тесс рассмеялась.

– Некоторые люди называют это грубостью, а не прямотой.

– О нет. – Виана разволновалась. – Это я высказалась бестактно. Я имею в виду…

– Я знаю. – Тесс жестом остановила Виану. Это проявление кроткого, мягкого достоинства Вианы привело ее к мысли, что сестра Галена едва ли старше ее самой. Она сомневалась, знала ли эта девушка значение слова “грубость”.

– Я пошутила. Это моя привычка. – Она взглянула на Алекса, с восхищением смотревшего на Виану. – Так ведь, Алекс?

– Что? – Он отвел глаза от лица девушки. – Да, ты всегда нахальна.

Глаза Тесс раскрылись от изумления. Она никогда прежде не видела такого выражения на лице Алекса, и щеки Вианы вновь вспыхнули.

– Я устрою вас поудобнее, – Виана опустила ресницы, – когда господин Алекс оставит нас. Алекс нахмурился и коротко кивнул.

– Увидимся завтра утром. Тесс. – Он резко развернулся и вышел.

Дверь за ним закрылась, и Виана с облегчением вздохнула.

– Теперь с дороги примите ванну, а я пока поищу, что вам надеть.

– Я привезла с собой платья.

Виана покачала головой и хлопнула в ладоши, вызывая служанку. Затем она проворно подошла к инкрустированному перламутром шкафу.

– Гален мне поручил подобрать вам мои наряды на сегодняшний вечер. Позже он желает сам выбрать для вас одежду.

Закрытое платье Вианы из белого шифона с отделкой из серебра свободно драпировалось на Тесс, полностью скрывая ее фигуру. Гален, войдя вечером в ее покои, оценивающе обежал ее взглядом.

– Лучше, чем в моем халате, – коротко заметил он. – Мы займемся вашим гардеробом завтра.

– Меня удивляет ваше беспокойство о таких пустяках, как женские наряды. Не думаю, что такие мелочи могут интересовать вас.

– Я всегда считал, что пустяки, если не обращать на них внимания, могут стать помехой в самый неподходящий момент. – Он слегка улыбнулся. – А одежда моей жены – далеко не безделица для меня.

– Даже когда вы скрываете ее от всех? – дерзко спросила Тесс.

– Я делаю это для себя. – Он пересек комнату и подошел к дивану. – К тому же обстоятельства изменились.

– Каким образом?

– Мы больше не окружены моими людьми. – Он растянулся на подушках перед низеньким столиком, на котором слуги поставили изумительной работы китайские бокалы, украшенные драгоценными камнями. – Здесь толстые стены, а не тонкая ткань шатра. – Он заглянул ей в глаза. – Я не хочу, чтобы кто-нибудь еще, кроме меня, слышал ваши исступленные крики.

Кровь бросилась ей в лицо, но она не могла отвести от него глаз.

– Понятно, – чуть слышно сказала она. Девушка знала, о каких криках он говорит. Еще в детстве она слышала, как Паулина стонала и взвизгивала в муках страсти.

– Вы, возможно, будете разочарованы. Я всегда считала, что… это недостойно. Он от души расхохотался.

– И вы, конечно же, не сомневаетесь, что сами никогда такого унижения не допустите?

– Мне, может быть, временами не хватает женственности, но не достоинства.

Он перестал смеяться, в его голосе послышалась нежность.

– Да, у вас есть достоинство, и очень высокое. Оно основано не на гордости, а на уверенности в себе.

– Вы так думаете? – изумленно спросила она. Гален кивнул.

– Я это заметил, еще когда вы были ребенком. Достоинство и честь!.. Я знаю, вы человек чести. Вам можно доверять.

Она почувствовала, как в ее душе расцвело что-то светлое, доброе.

Человек чести. Ей казалось, что она получила очень ценный подарок.

– Я думала, Виана будет ужинать с нами? Он покачал головой.

– Она ест вместе с женщинами. Тесс нахмурилась.

– Почему?

Галену послышалось в ее тоне осуждение, и он улыбнулся.

– Не потому, что таково мое желание. Мать Вианы воспитала ее в приверженности к традициям. Ей удобнее есть на ее половине.

– Тогда вам следует постараться сделать так, чтобы ей стали удобны новые веяния.

– Это сражение я веду ежедневно.

– Но не в своем дворце.

– Нет. Полагаю, что нет. – Его лицо как-то осунулось, показалось ей усталым. – Я не могу сражаться каждую минуту.

Она почувствовала к нему неожиданную симпатию, тут же погасившую враждебность. Тесс подошла к нему.

– Не имеет значения. Теперь, когда я здесь, я позабочусь об этом. Он улыбнулся.

– Не сомневаюсь в этом. Но, пожалуйста, не набрасывайтесь сразу на Виану.

– Конечно. Мне она очень понравилась. – Тесс села на подушки напротив него. – Здесь, во дворце, очень мало европейской мебели. Я думаю, после того, как вы прожили столько в Тамровии, вы…

– Я провел в Тамровии ровно столько времени, сколько необходимо. – Он говорил убежденно. – И я взял с собой не более того, что нужно Эль-Залану и мне.

– И вам не нужен обеденный стол? Он покачал головой.

– На полу удобнее.

– Почему?

– Еда – естественный процесс, и проще и естественнее находиться ближе к земле. Разве вам не удобнее сидеть здесь на шелковых подушках, чем у себя дома на жестких стульях?

Она медленно кивнула, соглашаясь с его доводами.

– Вы считаете, что жизнь должна быть простой и естественной?

– Настолько, насколько возможно. У нас и так достаточно конфликтов и неприятностей, чтобы еще превращать в борьбу с трудностями наши повседневные будни. – Он улыбнулся. – А теперь ешьте. Хватит исследований.

– Вы возражаете против вопросов?

– Нет, это ваше право – спрашивать. – Он налил вина в бокал и передал ей. – Так же, как мое – не отвечать.

Она пристально вглядывалась в красную глубину бокала.

– У меня еще один вопрос.

– Да?

– Когда вы спасли Аполлона и Дафну, я пообещала вам выполнить все, что вы захотите. – Она подняла глаза, встретившись с ним взглядом. – Когда вы сделали ваше предложение в гостинице, вы не напомнили мне об этом обещании. Почему?

– По двум причинам. Во-первых, доверие. Я хотел, чтобы вы пришли ко мне по своей воле.

– А вторая? Он улыбнулся.

– Я хотел приберечь ваше обещание для более благоприятного момента. Я хочу привязать вас к себе добровольно.

Внезапно сам воздух вокруг них оказался заряжен чувственным вожделением. Сильный аромат душистой гардении в изящной алебастровой вазе в углу; мягкое касание шифона к груди; настойчивый взгляд Галена на ее лице… Она поспешно отпила глоток вина, и теплая, опьяняющая волна разлилась по ее телу.

– А вы откровенны со мной.

– Да. И так будет всегда. – Он продолжал изучать ее лицо. – Вы бы хотели увидеть Аполлона?

– Сейчас?

Он покачал головой.

– Завтра. Я зайду за вами сразу, как только закончу с утренними аудиенциями.

Зайдет за ней? Значит, он не собирается оставаться с ней на ночь?

– Нет. – Его взгляд поймал выражение ее глаз. – Я лишь хотел, чтобы вы привыкли ко мне в своей постели. Теперь пришло время нам побыть немного врозь.

– Я не понимаю. – Она нахмурилась. – И я не уверена, что мне по душе эти постоянные колебания.

Его глаза сверкнули.

– Уверяю вас, мне это нравится еще меньше. И “колебаниям” будет положен конец сразу, как только станет возможно. – Он напряженно улыбнулся. – И тогда я буду проводить в вашей постели каждую ночь, а, возможно, и многие дневные часы.

У нее вновь перехватило дыхание и возникло странное покалывание в сосках. Тесс сделала еще один глоток вина и быстро кивнула.

– Да. Чтобы сделать мне ребенка. Выражение его глаз изменилось.

– Ну конечно. Разве не для этого вы здесь?


* * *


– Я думала, что Аполлон во дворце. – Тесс нахмурилась, взглянув на хорошенький белый каменный домик, перед которым они с Галеном остановились после долгой верховой прогулки по узким улочкам Заландана. – Разве вы не могли оставить его при себе?

– Мог бы. – Гален спешился и снял Тесс с лошади. Он перебросил поводья Сайду и взял Тесс за руку. – Но я решил этого не делать.

– Почему? Я знаю, он раздражал вас в пути по Седикхану, но вы…

– Он превратил мою жизнь в непрерывную муку во время путешествия из Тамровии, – резко прервал ее Гален, – но он здесь не по этой причине. – Шейх открыл чугунные ворота и, пропустив ее вперед, вошел сам во двор. – Поместив тут Даф-ну и Аполлона, мы решили сразу несколько проблем. Я вынужден много и подолгу путешествовать и не смог бы уделять им столько внимания, сколько вы, а помещать их в собачьи клетки не хотелось. – Он взглянул на нее с высоты своего роста. – Я не думаю, что вам понравилось бы, если бы они сменили одну тюрьму на другую.

– Нет. – Она продолжала хмуриться. – Но когда я вспоминала Аполлона, я представляла, что он с вами.

– Вы отдали их моим заботам. И я принял решение, лучшее для них. – Он повел ее по тропинке ведущей вокруг дома. – Когда я вернулся в Заландан, то обнаружил беспорядки, нарушавшие жизнь одного из горных племен. Один из моих подданных и его жена оказались убиты. У них остался пятнадцатилетний сын. Мальчик заболел от горя, и я привез его сюда, дав задание помочь мне натаскать Аполлона и Дафну.

– Натаскать? Натаскать Аполлона? Он кивнул.

– Мы добились больших успехов.

– Как охотника?

– Нет. Это ему не свойственно. Здесь ваш отец ошибся. У Аполлона нет охотничьих инстинктов. Однако у него оказались великолепные способности к выслеживанию добычи. – Он улыбнулся. – Теперь Аполлон может проследить путь человека или животного через всю пустыню.

В ее взгляде отразилось недоверие.

– Аполлон?

Его улыбка медленно погасла.

– Он не мог все время оставаться беспечным веселым щенком. Его не принуждают, но жизнь пса теперь наполнена смыслом.

Все эти годы она вспоминала его как своего бестолкового, сумасбродного друга. Она попыталась улыбнуться.

– А что Дафна? Вы решили и ее проблемы? Он кивнул.

– Она не такой хороший следопыт, как Аполлон, но она любит свое дело. Он помолчал.

– И Аполлон уже стал дедушкой много-много раз.

– Дафна в конце концов приняла его?

– Не по принуждению. Я полагал, что успеха можно добиться, предоставив благоприятную возможность и выбор.

Возможность и выбор. Она неожиданно увидела связь между тем, как он вел себя с ней, и его терпением в обращении с собаками.

– Я… понимаю.

– Нет. Вы ничего не понимаете. Помимо возможности и выбора, у суки должна быть еще и течка. Ее неприятно поразила грубость его слов.

– Странно, что вы не управляете и этим состоянием тоже, – дерзко сказала она. Он улыбнулся.

– Надо же оставить что-нибудь и природе. Чувственность его улыбки заставила Тесс отвести глаза. Она взглянула на крышу дома, расположенного через несколько улиц от них. Дом возвышался башней над своими низкими соседями.

– Чудесный дом. Кто там живет?

– Юсуф Бенардон.

– Юсуф? – Он быстро взглянула на вето. – Разве он так богат?

Гален кивнул.

– Его отец – один из самых богатых шелковых купцов в Заландане.

– Тогда почему Юсуф входит в вашу свиту? Он пожал плечами.

– Жизнь в городе отупляет, и молодые люди часто предпочитают сражения торговле. – Он помолчал, прежде чем мягко продолжить: – Вы проявляете очень большой интерес к Юсуфу. Вы находите его привлекательным?

– Конечно, – ответила она рассеянно, все еще продолжая глядеть на дом. – А кому он не понравится? Он забавный.

– И вы находите его красивым?

– Полагаю, что да. – Она немного подумала. – Чем больше времени с ним общаешься, тем более симпатичным он кажется.

Гален сжал челюсти.

– Возможно, с моей стороны ошибка – позволить вам привыкнуть к его обществу.

Прежде чем она успела ответить, он вытянул губы и пронзительно свистнул. Свист был мгновенно встречен оглушительным лаем, и два огромных пса выскочили из-за дома.

Возбуждение охватило Тесс. Шесть лет…

– Аполлон! Она упала на колени, но собаки, не заметив ее, бросились к Галену, встречая его бешеными прыжками и радостным лаем.

– Сидеть, – рука Галена опустилась, и гончие мгновенно замерли, дружелюбно подметая землю хвостами. Гален пристально взглянул на растерянное, расстроенное лицо Тесс и тихо выругался.

– Не надо так. Они ведь только собаки.

– Я знаю, – она улыбнулась дрожащими губами, смахнув слезы со щек. – Я и не ожидала, что они будут помнить меня. Но мне необходимо было думать о них в монастыре… Они должны снова узнать меня.

– Время ушло, Тесс, – сказал он мягко. – Ничего не стоит на месте.

Она медленно поднялась на ноги и деловито отряхнула пыль с одежды.

– Они очень привязаны к вам. Вы, должно быть, много занимались с ними.

– Ради Бога! Я вовсе не предполагал отнимать у вас их привязанность.

– Нет, конечно, нет. Я знала их обоих щенками и потеряла все эти годы, когда они росли. – Она горько улыбнулась. – Я понимаю.

Он пробормотал что-то еле слышно.

– Но вам больно, – сказал он хрипло. – Мне следовало предвидеть это.

– Вы же не провидец. Вы не могли знать, как поведут себя бессловесные животные. – Она потянулась и ласково коснулась шелковистой шерсти Дафны. – Я думаю, что глупо… – она замолчала собаки вдруг бросились прочь от них по тропинке на зов человека, выглянувшего из дома.

– Кто?

Это оказался Калим… но не яростный, непримиримый, жесткий Калим, которого она знала. Он по-мальчишески весело смеялся, когда оба пса в радостном исступлении набросились на него. Тесс замерла.

– Что он здесь делает?

– Он здесь живет. Это тот дом, который я дал ему, когда шесть лет назад привез с гор после смерти родителей.

– Так этим мальчиком был Калим? – Тесс поразило, с какой любовью и заботой Калим обращался с собаками. – Я даже не могла предположить…

– Он очень строго и ответственно относится к своим обязанностям. Ему пришлось стать мужчиной прежде срока.

– Он вам нравится? Гален кивнул.

– Я понимаю его. Мне исполнилось только семнадцать, когда отец умер, и я стал шейхом Эль– Залана. – Он двинулся по тропке навстречу Калиму. – Напрасно мы пришли сюда. Давай поздороваемся с ним и уйдем.

Улыбка продолжала освещать лицо Калима, когда, подняв голову, он увидел Галена.

– Я подумал, что это должны быть вы. Аполлон вырвался из дома, как… – Он запнулся, увидев Тесс, и улыбка его мгновенно погасла. Он церемонно поклонился. – Маджира.

Она почувствовала, как ее окатило холодом.

– Здравствуйте, Калим. Я должна поблагодарить вас за то, что вы так добры к Аполлону и Дафне.

– Здесь нужна не доброта, маджира. Я люблю их. – Он повернулся к Галену. – Я понадоблюсь вам в следующие несколько дней? Если нет, я бы съездил в горы навестить дядю.

– Поезжай, но будь осторожен. Сегодня утром мне сообщили о новых нападениях со стороны границы Саид-Абаба.

– Я всегда осторожен. – Теплая улыбка вновь зажглась на лице Калима, когда он гладил собак. – Как вы всегда учили меня, маджирон. Я привезу вам подробный отчет о всех набегах еще до конца недели. – Он поклонился им обоим и поспешил в дом.

Гален хмуро смотрел ему вслед.

– Не нравится мне, что он собрался ехать один.

– Вы действительно любите его, – поразилась Тесс.

– У меня есть чувства, – насмешливо сказал он взяв ее за руку и подводя к воротам. – Я очень привязан к Виане и Калиму, и к Алексу, и к очень многим другим людям, которых вы знаете.

– Но Калим кажется… – она попыталась подыскать более мягкое слово, – холодным…

– Он не холодный. Просто вы не понимаете его.

– И не похоже, что когда-нибудь пойму. Он обижен на меня.

–Да.

Она ожидала, что он, как и Алекс, станет отрицать это.

– Но почему? Потому, что вы женились на мне?

– И поэтому тоже. – Гален открыл ворота. – Но главная причина в том, что вы с Запада.

– Не понимаю.

– Он лишь однажды побывал за пределами Седикхана и сам ощутил влияние Запада. Она нахмурилась, соображая.

– На вас?

– Нет, не на меня. – Он подсадил ее в седло. – Прежде чем моя мачеха умерла, она задумала свадьбу между Калимом и Вианой. Их свадьба должна состояться следующим летом.

– С согласия Вианы?

Он помолчал, вскакивая в седло.

– В противном случае я бы этого не допустил. Вы продолжаете думать обо мне, как о тиране. Некоторые старые обычаи хороши, но я не стал бы принуждать Виану более, чем Дафну и Аполлона.

– Куда мы сейчас едем? – спросила она, стараясь не отстать от него.

– Обратно во дворец, – кратко ответил он. – Я совершил ошибку, но это не значит, что я не могу исправить ее.

Палевая кобыла в холке высотой пятнадцать ладоней отливала золотом в свете солнечных лучей.

– Ее зовут Павда, – Гален погладил кобылу по носу. – Ее объезжали только грумы. Одно время я думал подарить лошадь Виане, но она ее испугалась.

– Испугалась такого ангела? – Тесс подошла и остановилась возле Галена. – Но почему? Посмотрите в ее глаза. Любой скажет, что она кротка, как овечка.

– Скажите об этом груму, который объезжает ее каждое утро.

– Не похоже, что ее держали взаперти. – Она быстро взглянула на него. – Уж в этом я могу разобраться.

– Неужели я должен терпеть уколы в свой адрес в собственном доме? – Он скорчил гримасу. – Если она вам так нравится, значит, совершенно ясно, вы должны принадлежать друг другу. Так вы принимаете Павду?

Она с тоской взглянула на кобылу.

– Мне нравится Виана, и я бы не хотела отбирать у нее такое чудо.

– Вы не можете отобрать то, что еще не подарено.

– Я не могу поверить в это. Вы и правда дарите ее мне? – Щеки Тесс вспыхнули от удовольствия, когда она нежно провела рукой по морде Павды. – Она и правда будет моей?

– Разве это не часть нашего договора?

– Да, но мой отец… – Она остановилась. – Я знаю, вы не любите, когда вас сравнивают с ним. – Она нетерпеливо махнула рукой. – Вы же знаете не хуже меня, что многие мужчины не держат своего слова, данного женщинам.

– Это потому, что мы временами чувствуем себя безоружными перед ними.

– Чепуха. Именно мужчины управляют всем в этом мире. – Она говорила машинально, любуясь кобылой. – Так она моя? Вы не заберете ее назад?

– Она ваша. – И он ласково добавил: – И вам не надо бороться за ее привязанность. У нее нет Другого хозяина, кроме вас, и никогда не будет.

Теплая волна нежности и благодарности затопила ее.

– Моя, – прошептала она. – Можно, я покатаюсь на ней?

– Не сейчас. Завтра– достаточно скоро. – Но я хочу…

– Завтра, – жестко ответил Гален. – Сейчас меня ждут дома, и у меня нет времени для уроков.

– Уроков? – возмущенно переспросила она. – Я езжу очень хорошо! Лучше многих мужчин.

– В дамском седле. – Он взял ее за руку и мягко подтолкнул к выходу из конюшни. – С этого дня вы будете ездить в мужском седле.

Она в полном недоумении уставилась на него.

– Но почему?

– Моя мать погибла из-за дамского седла. Лошадь упала и задавила ее, – хмуро сказал Гален. – И пока это в моей власти, я не допущу, чтобы вы когда-нибудь попались в эту смертельную ловушку. – Он усмехнулся, увидев выражение ее лица. – Почему вы так смотрите на меня? Я полагал, вы обрадуетесь свободе.

– Я никогда… мне всегда говорили, что женщина должна ездить… – Ее глаза засверкали, когда она осознала, что это может ей дать. – Я никогда не думала, что это возможно.

– В Заландане доступно многое, что невероятно в остальной части мира. – Он улыбнулся, увидев ее засветившееся лицо. – Надо лишь отбросить привычный образ мышления.

– Но от некоторых старых традиций вы не хотите отказываться.

– Это выбор. – Он не смотрел на нее. – Из того, что существуют какие-то вероятности, еще не следует, что мы должны поступать именно так, а не иначе.

– Но вы не оставляете мне выбора, как ездить на лошади?

– Это совсем другое дело.

– Чисто мужской ответ. Никакой логики. – Тесс задорно улыбнулась. – Но вы подарили мне Павду, и я прощаю вам все.

– Благодарю. – Он церемонно поклонился. – Тогда я и впредь осмелюсь надеяться на вашу снисходительность – примите мое решение по выбору вашего гардероба. Продавец тканей и портниха будут в ваших покоях сегодня в два часа пополудни.

– А, это, – она нахмурилась. – Я бы предпочла вернуться в конюшню и получше познакомиться с Павдой.

– Доставьте мне это удовольствие, – повторил он просьбу.

Она пожала плечами.

– Ах, ну хорошо. Полагаю, мне нужен костюм для верховой езды. Эта амазонка подходит лишь для дамского седла.

Он отвернулся, но она успела увидеть чуть заметную улыбку, тронувшую его губы.

– Да, конечно. Верховая езда – что может быть важнее.


* * *


После конюшни Тесс вернулась во дворец и тут же отправилась разыскивать Виану, чьи покои оказались так же просторны, как и ее собственные. За одним исключением – на террасе перед окнами комнаты Вианы находился птичник с белыми решетчатыми каменными стенами, засаженный деревьями и обвитый кустарником. Множество птиц самых разных размеров и расцветок заселяли его.

Калитка в птичник была приоткрыта, но Тесс не стала проходить внутрь.

– Виана!

– Входи, Тесс, – позвала ее Виана. – Я кормлю птиц.

– Я лучше подожду здесь, – отозвалась девушка, с беспокойством разглядывая сквозь ячейки стены огромного попугая, раскачивающегося на руке Вианы. – Ты любишь птиц?

– Очень! – Виана взмахнула рукой, и попугай взлетел на ветку дерева над ней. – Разве они не прекрасны?

– Очень симпатичные.

Виана, выходя из калитки, удивилась.

– Ты испугалась?

– Ничего подобного.

Виана бросила на Тесс недоуменный взгляд.

– А еще говорила, что любишь лошадей. Как же ты можешь бояться этих нежных созданий, когда не испытываешь страха перед огромными чудовищами?

– Лошади не разбрасывают свои щедрые подарки сверху всем без разбору. Виана прыснула со смеху.

– Правда, но я скорее предпочту наблюдать за полетом птиц, чем взбираться на спину свирепого жеребца.

Тесс собралась с духом и выпалила:

– Гален отдает мне Павду. Я думаю, ты должна это знать.

– Почему? – Виана удивленно подняла брови. – Меня совсем не интересует верховая езда. Тесс в изумлении нахмурилась.

– Гален мне сказал то же самое, но я не могла поверить.

Виана смущенно поглядела на Тесс, затем мягко улыбнулась.

– Понимаешь, я совсем другая и по природе, и по воспитанию. Я не такая смелая, как ты, и у меня нет желания выходить за границы своих возможностей.

– Но откуда ты их знаешь, если ты ни разу не пыталась за них выйти?

– Потому что я не… – Виана засмеялась. – Вот видишь, мы совсем непохожи. – Она закрыла калитку птичника и грациозно двинулась через террасу. – Вы уехали из дворца очень рано. Позволь, я прикажу подать для тебя чай.

– Как ты об этом узнала? Виана виновато покраснела.

– Не думай, что я следила за тобой. С тех пор, как умерла моя мать, слуги приглядывают для меня за всем, что происходит во дворце. И Гален никогда не возражал против этого. – Она поспешно продолжила: – Но теперь, когда маджира – ты, наверное, ты…

– Я? – Тесс прямо взглянула на нее. – Ты шутишь! Святые небеса, нет! Я предпочту скорее проводить время в конюшне, чем во дворце, пока буду жить в Заландане.

– Пока будешь в Заландане? – Виана смущенно посмотрела на нее. – Что ты хочешь…

– А это что, голуби? Виана кивнула.

– У графа тоже жили голуби. Он обучал их переносить записки его кузену в Париж. Это так интересно.

– Переносить записки?

– Да. Граф говорил, что голуби использовались для этих целей еще в двенадцатом веке до рождества Христова. Иногда на расстояние в сотни и даже тысячи миль. – Она обернулась к Виане, ее лицо горело воодушевлением и энергией. – Я знаю, мы будем тренировать наших голубей.

Виана нахмурилась.

– Я не думаю…

– Обязательно будем, – убеждала Тесс, ее глаза радостно блестели в предвкушении новой забавы. – Почему нет? Это великолепная идея. Ты научишь меня всему, что касается птиц, а я тебя всему, что мне известно о лошадях. – Она сжала руки за спиной и прошлась по террасе. – Я кое-что узнала от графа. Кажется, такой инстинкт у большинства голубей. Если граф мог научиться управлять ими, я уверена, что мы сможем это сделать лучше, ведь он был не особенно умен. Когда уеду из Заландана, то буду знать о птицах все, что мне нужно, я узнаю о…

– Уедешь отсюда? Зачем? Это дом твоего мужа.

Тесс не собиралась позволить охладить свой энтузиазм.

– Это не значит, что я должна буду оставаться здесь навсегда. Это не такой брак.

– Брак бывает только один и такой. Ты не должна больше так думать. – И Виана добавила категорично: – Гален тебя не отпустит.

– Посмотришь. – Тесс помолчала, а затем спросила: – Я слышала, ты собираешься замуж следующим летом?

– Да. – Румянец отхлынул с ее щек, она оглянулась на голубей, сидящих на нижних ветвях дерева. – Это выбор моей матери. Калим хороший человек и очень добр ко мне.

– И ты довольна?

– Настолько, насколько могу, – сказала Виана запинаясь. – Я считаю, некоторые женщины не предназначены для замужества. Я чувствую стыд, когда думаю о Калиме.

– Тогда не думай о нем, – сказала Тесс. – Кто знает, что случится до следующего лета? – Она усмехнулась. – А мы, между тем, прекрасно проведем время, тренируя голубей. У них есть имена?

– Александр Великий и Роксана. Тесс засмеялась.

– Вот видишь! Александр Великий был царем Македонии, лучшим полководцем. Он завоевал много стран. Ты, должно быть, как-то узнала, какая судьба ожидает твоего голубя.

Виана печально улыбнулась.

– Уверяю тебя, что в самых сумасшедших фантазиях я не могла даже вообразить, что когда-нибудь буду учить их носить письма.

– Но разве это не замечательно? Мягкая улыбка озарила лицо Вианы, когда она взглянула на сияющую Тесс.

– Да, я верю, это будет и вправду чудесно.

5

–Выбирайте вы. Мне все равно, – нетерпеливо сказала Тесс. Ее взгляд равнодушно скользил по переливающимся тканям, разложенным в ее покоях на креслах, столе, диване и даже на полу на коврах. – Я устала разглядывать все это.

– Вы быстро утомляетесь. – Гален откинулся в кресле и вытянул свои длинные ноги. – Вы едва посмотрели на них.

– Это все неважно. Слишком долго. – Она сердито взглянула в окно на заходящее солнце. – Мне хотелось успеть до ужина зайти в конюшню и угостить Павду яблоком.

– Парча голубого цвета подобна весеннему небу в полдень, исключительно хороша, маджира, – уговаривал ее бородатый торговец.

Она бросила безразличный взгляд на нежнейшую ткань, раскинутую перед ней.

– Да. Очень мило. – Тесс повернулась к Галену. – Я рассказывала вам о голубях?

– Дважды, – серьезно ответил он.

– “Мило”! – повторил чуть слышно торговец. – Эту парчу привезли из Китая. Семь месяцев ее вышивали жемчугом!

– Очень хорошо, – нетерпеливо сказала Тесс. – Я не собираюсь спорить с вами.

– Она берет парчу, – решил Гален. – А также зеленый и золотой шифон. – Он прошелся по комнате, со знанием дела отбирая и отбрасывая ткани. – У вас есть все мерки маджиры и мои пожелания по поводу фасонов платьев. Первый наряд должен быть готов к следующей неделе.

– Конечно, маджирон, – с облегчением произнес торговец. Он прищелкнул пальцами, и его юный помощник принялся свертывать отрезы. – А те наряды, о которых вы распорядились раньше, будут готовы завтра к восьми утра.

Тесс обернулась к Галену.

– Какие еще наряды?

– Среди прочих ваш новый костюм для верховой езды.

Гален легким взмахом руки отослал торговца и его помощника прочь и снова сел. Его губы чуть дрогнули, когда он заметил оживление на лице Тесс.

– Наконец я смог возбудить ваш интерес.

– Какого он фасона? Я буду носить брюки?

– Что-то вроде этого. – Он поморщился. – Однако я не желаю видеть вас в облачении мужчины. Этот наряд скорее напоминает платье.

–Из бархата?

–Для нашего климата? Я заказал сделать его из того же материала, что и мой халат.

Тесс благодарно улыбнулась, вспомнив, как он гладок на ощупь.

– Как приятно.

– Это моя обязанность, – он медленно улыбнулся, – заботиться о том, чтобы вам всегда было удобно и приятно. Разумеется, вы ничего не будете надевать под эту одежду.

– Ничего? – Она нахмурилась. – Не думаю, что мне это придется по вкусу. Паулина, правда, говорила, что будто императрица Жозефина надевала платье на голое тело, но мне всегда казалось, что так холодновато.

Он усмехнулся.

– Климат в Седикхане гораздо теплее, чем во Франции.

Этот аргумент показался Тесс вполне разумным.

– Полагаю, надо попробовать. Он глядел на нее несколько секунд, затем согласно кивнул.

– Очень хорошая идея. Почему бы не сделать это прямо сейчас.

– Что сделать?

Он развязал свой черный пояс и снял его.

– Почему бы не попробовать сейчас, не дожидаясь наряда. Снимите одежду.

Этот внезапный переход к чувственности застиг ее врасплох.

– Прямо сейчас?

– Именно так. – Легко держа пояс в правой руке, он провел по нему левой, сверху вниз. – В конце концов, это лучшее, что мы могли бы придумать.

Она, словно завороженная, не отрывала глаз от его пальцев, перебирающих ткань, – красивых, сильных, гибких пальцев, двигающихся с ленивой негой среди складок траурной материи. Ее сердце бешено забилось, заныл низ живота, когда она увидела, как его указательный палец, зарывшись в шелковые складки пояса, лениво потирал их медленным чувственным движением.

– И у вас будет время увидеть Павду перед ужином.

Она оторвала взгляд от его рук, с изумлением подумав, что совершенно забыла о Павде.

– Вы не могли бы наконец решить для себя, что вы желаете – видеть меня одетой или раздетой, – ехидно сказала она. – Это, понимаете, ставит меня в тупик.

– Возможно, именно этого я и добивался. Она сделала глубокий резкий вдох и начала медленно расстегивать платье.

– Знаете, я поняла, что вы делаете.

– В самом деле?

Она кивнула и повела плечами. Платье соскользнуло на пол.

– Вы пытаетесь натаскивать меня, как это делали с Аполлоном и Дафной. – Она хмуро посмотрела на него. – Я покорна вам, потому что должна честно выполнять условия сделки. Но я не животное, и мне это не по душе.

– И все же, я уверен, вам это понравится. – Он улыбнулся. – Когда вы обнаружите, что, независимо от того, как много требований я к вам предъявляю, сможете сами этим управлять.

– Вы, кажется, уже говорили что-то подобное. – Она переступила через свою нижнюю юбку. – Я не согласна.

– А если вы спросите свое сердце, думаю, найдете там и другую причину, по которой захотите уступить мне.

– И что же это такое?

– Любопытство. Оно полностью соответствует характеру женщины, которая с таким живым интересом стремится попробовать все в жизни. – Его взгляд блуждал по ее телу. – Кстати, у вас восхитительная грудь. Маленькая, но совершенной формы.

Горячая волна окатила ее всю. Его взгляд прожигал кожу. У нее перехватила горло, но все же она с трудом выдавала из себя:

– А что вы тогда сделаете с моим замешательством?

Он улыбнулся.

– Это то, что мы должны попробовать. Ожидание доводит до жара желания, не так ли?

– Я же сказала вам, я не сука, как Дафна.

– Будь вы ею, вы стояли бы уже на коленях, а я двигался внутри вас. – Он насмешливо улыбнулся, увидев выражение ее лица. – Я слишком долго сдерживался…

– Что вы хотите от меня?

– Жара желания, – произнес он тихо. – Я хочу, чтобы вы пришли ко мне, сгорая от желания, слишком сильного, чтобы думать о чем-нибудь еще.

Она почувствовала, как сжались мускулы ее живота, и ощутила легкое покалывание в лоне.

– Вам лучше просто сделать это. Вы не добьетесь, чего хотите. Я не Паулина.

– А я и не хочу, чтобы вы ею стали. Подойдите сюда.

Она помедлила, затем глубоко вздохнула и, подойдя к его креслу, остановилась перед ним.

– Вот я.

– Вижу. – Он продолжал сидеть, не отрывая взгляда от ее груди, чуть вздрагивающей в такт взволнованному дыханию.

– И что дальше?

– Как, разве вы не помните? Мы ведь собирались попробовать, будет ли эта материя вам удобна. – Он встряхнул черный пояс, расправляя ткань, и накинул ей на плечи, перекрещивая на груди. Шелк легкой прохладой прильнул к ее разгоряченной коже. – Не правда ли, приятное ощущение?

–Да.

Он дал ткани спуститься ниже и перекручивающим движением обхватил ее грудь, чуть зажав и приподняв ее тканью.

– А так?

Ее груди мгновенно набухли, соски затвердели в болезненном напряжении.

– Неприятно.

Он позволил шелку медленно соскользнуть ниже.

Ничего не изменилось. Ее груди оставались болезненно напряженными.

– Это… все? – спросила она прерывающимся голосом.

– Не совсем. – Его глаза сверкали, щеки горели жарким румянцем. Он медленно поднялся на ноги. – Есть еще одно место, где надо “попробовать”. – Она коротко всхлипнула, когда его пальцы оказались между ее бедер. – Вы же будете ездить верхом…

Его рука обхватила ее талию, перехватив другой конец пояса, предварительно пропустив его между ее ног.

Она задохнулась, взметнув взгляд к его лицу. –Что…

– Иногда ритм скачки будет мягким и медленным… – Он неторопливо и ласково потянул за шелковый пояс вперед, затем назад, заставив ее чувствовать легкое скольжение мягкой ткани по самому чувствительному месту. – Но пока вы еще не привыкли, этот ритм будет скорее жестким и быстрым.

Он резко дернул за конец шелка, обжигая ее горячим, сильным ощущением.

Она вскрикнула, расставила ноги, выгнулась от пронзившего ее чувства. Она не могла сказать, что он неосторожно причинил ей боль, но этот шелковый вихрь вызвал в ней эротический шок. Почти ничего не видя от обуревавших ее ощущений, она ухватилась за плечи Галена, пока ткань двигалась вперед и назад, обжигая, возбуждая, раздражая ее нежную промежность.

Это чувство оказалось ни на что не похоже, она умирала от захватившего ее желания, дрожа в лихорадке, изнывая…

– Гален! – Она прикусила нижнюю губу, когда сила движения между ее ног возросла. – Это слишком…

Пояс скользнул вниз, и вместо него его твердая рука обхватила ее бедра, поглаживая, нажимая…

– Все хорошо. – Он мягко оттолкнул ее на подушки дивана. – Теперь вы узнали.

Что она узнала? Что это прикосновение могло свести ее с ума, подчинить, заставить желать, оттолкнуть, поглотить…

Она перевела дух.

– Почему?

Он бросил черный пояс возле нее на подушки.

– Потому что я хочу, чтобы вы вспоминали меня каждый раз, когда складки этой материи будут касаться вашего укромного местечка. Я хочу, чтобы вы помнили ЭТО. – Он мрачно улыбнулся. – Одна из моих не слишком цивилизованных причуд собственника. – Его рот растянулся в особой чувственной улыбке. – Но вы запомните, не правда ли, Тесс?

Как ей справиться с этим? Она безмолвно лежала, дрожащая, трепещущая, испытывая странную истому и головокружение.

– Да, – прошептала она, прерывисто дыша.

– И когда мы поедем верхом и я взгляну на вас, вы будете знать, что я думаю о том, что только что делал с вами. – Его частое шумное дыхание раздавалось в тишине покоев. – И вы ощутите в себе этот жар желания.

Краска покрыла бронзу его щек, его темные глаза влажно поблескивали, когда он смотрел на нее, лежащую на диване. Затем он хрипло произнес:

– Думаю, мы не будем ужинать сегодня вечером вдвоем. Мне нужно время, чтобы… – Он направился к двери. – Я встречу вас завтра во дворе в девять утра.

Дверь за ним закрылась.

Тесс собралась с духом и, вздернув подбородок, направилась вниз по ступенькам к ожидавшему ее Галену, контролируя выражение своего лица.

– Доброе утро. – Тесс подошла через двор к фонтану, где Сайд держал под уздцы лошадей.

– Как Павда чувствует себя сегодня?

– Очень хорошо, – приподняв бровь, ответил Гален. – Так же, как и Селик. И я думаю, Аполлон и Дафна тоже. – Он помолчал. – А вот о себе я едва ли могу это сказать.

– Как я и ожидала. – Тесс остановилась возле кобылы и погладила ее морду. – Хотя я совсем не беспокоюсь на этот счет. Вы представляетесь мне человеком, который в состоянии побеспокоиться о себе сам.

– Вы раздражены и обижены на меня. – Он подошел к ней и тихо произнес: – Я заставил вас почувствовать свою беспомощность прошлой ночью.

–Да.

– Но дело не только во мне. Это ваша собственная природа. Вы могли остановить меня. Вам стоило лишь сказать “нет”, и я бы перестал.

Она вспыхнула.

– Вы удивляете меня. Я не ожидала, что вы…

– Вы ожидали, что я буду брать и при этом не наслаждаться такой игрой? – Он покачал головой. – Это не мой путь. – Он отступил на шаг и окинул ее внимательным взглядом от обутых в башмаки ног до легкого шарфа на голове.

– Ваш новый наряд для верховой езды очень вам идет.

Она избегала его взгляда.

– Материал слишком блестит. Я думала, это будет что-нибудь более простое.

– Он достаточно скромен. – Гален внимательно наблюдал за выражением ее глаз. – И, по-моему, он вам очень к лицу.

Ей он действительно нравился, но она не собиралась признаваться ему, так как все еще чувствовала себя уязвленной. Белая, разделенная пополам юбка разлеталась при ходьбе и в то же время давала ей ощущение свободы, до сих пор не изведанное ею. Легкая, закрывающая бедра накидка, дополняющая наряд, отделанная богатой золотой вышивкой, изящно колыхалась при каждом ее движении.

– Возможно. – Она коснулась варварского золотого украшения в виде кулона на кожаном шнурке.

– Виана дала мне ларец с драгоценностями, и там лежало это. Она сказала, вы настаиваете, чтобы я не снимала его. – Ее губы сжались. – Мне не нравятся безделушки.

– И тем не менее вы будете носить его.

– Не хочу.

– Это не украшение. Только членам моей семьи позволено носить такой талисман.

Внезапно она как бы со стороны увидела себя, лежащей перед ним на подушках совершенно обнаженной.

– Пусть Виана тогда и носит.

– У нее есть свой, она его всегда надевает, выходя за пределы дворца. – Взглянув на нее, он увидел, что она готова взбунтоваться. – Почему вы сердитесь? Это же защитит вас.

– Я подумаю об этом. – Она обошла Павду слева, минуя Сайда, смотревшего в пространство отчаянным взглядом, он тщетно пытался стать невидимым.

– Или вы будете носить это украшение, или вы не покинете своих покоев.

Она вызывающе взглянула на него, его лицо выражало жесткую непреклонность. Он резко кивнул в сторону дворца.

– Оставь нас, Сайд.

Молодой человек что-то облегченно пробормотал и передал поводья Галену. В следующий момент он уже бежал по лестнице дворца, перепрыгивая через две ступеньки.

– Здесь не о чем говорить. Тесс, – сказал мягко Гален. – Я знаю, вы готовы к борьбе до победы надо мной, но только не в этом случае. Кулон будет охранять вас, и поэтому вы станете его носить.

– Что? – переспросила Тесс, провожая взглядом Сайда, вбегавшего во дворец. Она опять взглянула на Галена. – Почему вы отослали его?

Он моргнул, не ожидая такой резкой смены разговора.

– Я сказал, что намерен выиграть это сражение.

– И вы не хотели, чтобы он видел мое поражение? – Она с удивлением посмотрела на него. – Как странно. Моего отца никогда не волновало, если слуги становились свидетелями унижения моей матери. – Она предостерегающе подняла руку, увидев, что он собрался что-то сказать. – Знаю, я опять заговорила об отце. Попытаюсь впредь держать язык за зубами. А теперь помогите мне сесть на Павду. Я не уверена, что смогу легко перекинуть ногу через ее спину. Как вы полагаете, существует ли какая-либо естественная причина, по которой принято женщинам ездить в дамском седле?

Он нахмурился.

– Мы не закончили наш спор.

– Ну, конечно же, мы его закончили. – Она пристально взглянула на него. – Разве вы не видите, что я все еще не сняла этот безвкусный кулон?

– Но вы намерены носить его и впредь? Ее взгляд просветлел.

– Помогите мне сесть на Павду.

Он подошел ближе, поднял ее, и она села верхом.

– Ощущение очень… необычное.

– Это пройдет. – Он продолжал, прищурившись, смотреть на нее. – Почему вы больше не сердитесь?

– Я не сер… – Она оборвала себя, встретив его взгляд, и затем просто сказала: – Вы правы, я ненавижу чувствовать себя беспомощной, но я вынесу это, поскольку вы щадите мою гордость.

Он отвел взгляд.

– Мужчина также чувствует себя беспомощным, когда его охватывает вожделение. Он мучается и не может заснуть и хочет лишь одного – овладеть женщиной. Я хотел пойти к другой женщине, к любой женщине прошлой ночью, после того как оставил вас.

Она фыркнула.

– И вы, конечно” так и сделали?

– Нет.

– Почему?

– Я только что женился.

– Не понимаю.

– За мной также наблюдают. Я не могу допустить, чтобы кто-нибудь подумал, что я нашел вас недостаточно привлекательной.

Она покраснела.

– Я не дура. Я знаю, что мужчины не отличаются верностью, меня бы это не озаботило.

– Но это беспокоило бы меня.

– В самом деле? – Она нахмурилась. – Вы очень странный мужчина, мой маджирон.

– Допустим. – Он насмешливо улыбнулся. – А с тех пор, как я встретил вас, я заметил, что мои действия стали еще более непонятными даже мне самому.

– Я бы хотела, чтобы наши взаимоотношения стали бы… более ясными. Я не хочу принимать участие в игре в кошки-мышки.

– Даже совсем чуть-чуть? Скажите мне. Тесс, разве вы не находите эту ситуацию… интересной? Разве ваше сердце не бьется чуть быстрее оттого, что вы не знаете, что ожидать от меня?

– Возможно, но это не означает, что мне всегда приятно это чувство. Он рассмеялся.

– Потом станет легче. Страсть не может длиться двадцать четыре часа в сутки. Она вспыхивает и гаснет.

– Кажется, это весьма утомительно, а вы не производите впечатление терпеливого человека.

– Только когда результат того стоит. Внезапно он протянул руку и дотронулся до ее бедра. Тесс сжалась, ее взгляд метнулся к его лицу. Она почувствовала теплую тяжесть его ладони сквозь тонкую материю, и тело тут же напомнило ей об интимности его прикосновений, жаркая волна окатила ее до пят. Она облизала губы.

– Охрана…

– Они не видят нас. – Его закрывала от стражников дворцовая дверь. Не отрывая взгляда, он медленно поглаживал ее бедро. – Я, может быть, и терпеливый мужчина, – хрипло сказал он, – но не монах. Вот почему могут наступить минуты, как эти, когда мне станет необходимо дотронуться до вас.

Его рука прожигала ткань, и, опустив глаза, она увидела, как грудь наливается, упираясь в корсаж накидки. Он отнял руку и отступил на шаг.

– Но я приучил себя ждать. – Он вскочил в седло. – Я почти научился получать от этого удовольствие. Лишь бы ожидание не продлилось слишком долго.

– А если продлится? – спросила она неуверенно.

Неистовое безрассудство на какое-то мгновение прорвалось сквозь его обычную сдержанность.

– Тогда природа, возможно, возьмет верх над волей. Будем надеяться, что этого не случится. – Он повернул Селика и подобрал поводья Павды. – Сожмите Павду коленями и держите спину прямо. Я буду руководить вами, пока вы не привыкнете к новой посадке.


* * *


– Держитесь, черт возьми! – Селик тяжело скакал сзади, быстро нагоняя Павду. – Натяните поводья. Тесс!

Тон Галена стегал, как кнут, и ей надо бы послушаться шейха. Но, Святые небеса! Она не хотела останавливаться. В это утро небо над головой ласкало своей яркой голубизной, пригревало солнце и ветер задорно трепал ее волосы, наполняя воздухом легкие и обжигая щеки. Кровь неистово неслась по жилам, и аллюр Павды постепенно перешел в галоп, затем в карьер, ей казалось, что она летит по воздуху. И она заставила Павду бежать во весь опор.

Вскоре Селик настиг ее и помчался рядом. Гален ухватился за поводья.

– Нет! – запротестовала она. – Еще нет! Она услышала его низкий довольный смех, когда он заставил Павду остановиться.

– Еще две минуты, и ты бы оказалась на пол пути в Саид-Абаба. – Его улыбка погасла. – И ты не послушалась меня. Она радостно засмеялась.

– Павде хотелось бежать сегодня утром. – Она похлопала кобылу по шее. – А Селик слишком медлителен.

– Странно, что он все же сумел перехватить вас. – Губы Галена изогнулись в жесткой улыбке. – Никогда больше так не делай, Тесс. Впредь ты должна всегда меня слушаться. Особенно, когда мы выезжаем за городские стены.

– Но здесь не опасно. Мы катались по этой дороге каждый день всю последнюю неделю и ничего не случалось. – Тесс оглядела равнину с невысокими, покрытыми зеленью холмами. – Вы же видите, здесь никого на многие мили вокруг. Я говорю… – Она запнулась и показала на высокое круглое сооружение на втором холме: – Что это?

Он взглянул по направлению ее руки, и лицо его мгновенно помрачнело.

– Это сторожевая башня. Она построена еще моим дедом. Отсюда часовые могли наблюдать за передвижением караванов с золотом из рудников на холмах Заландана, и таким образом предотвращать возможные набеги разбойников. В последнее время она не используется.

–Почему? Здесь их больше нет? – Да нет, недругов и всяких нелюдей сколько угодно. Некоторые вещи почти не меняются. – Тогда почему же…

– Пора возвращаться. – Гален резко развернул Селика, что очень удивило ее. – Я и так потерял много времени сегодня.

Тем не менее он не считал сегодняшнее утро никчемным, пока она не увидела башню.

– Она выглядит… покинутой. Паулина мне однажды рассказывала сказку о ведьме, которая заточила свою горячо любимую дочь в башню, чтобы защитить ее от жестокого мира и не допустить, чтобы кто-нибудь похитил ее.

– Странно, что такая история могла привлечь внимание нашей любвеобильной Паулины. Тесс засмеялась.

– Так вот, дочь отрастила очень длинные косы, и с их помощью возлюбленный взбирался к ней. Каждую ночь он звал ее: “Рапанзел, спусти свои косы”. Тогда она протягивала ему их, он забирался по ним в башню и проводил с ней ночь. Это как раз тот сюжет, который мог заинтересовать Паулину.

– Чем все закончилось?

– Не знаю. Паулину интересовала лишь часть этой истории. – Она с любопытством оглянулась на башню. – Можно мы завтра заглянем в нее?

– Нет!

Резкость его тона ее удивила, и она; увидев выражение его лица, судорожно вздохнула И инстинктивно сжала поводья Павды.

– Держись подальше от этой башни. Тесс.

– Почему?

– Проклятие, разве мало того, что я так сказал? – яростно спросил он. – Ты что, собираешься оспаривать каждую мою просьбу? Держись подальше от башни.

– Не очень-то благоразумно с вашей стороны не отвечать почему, – сказала она обиженно. – Если там опасно, скажите мне…

– Опасно, – подтвердил он кратко.

– Разбойники?

– Нет.

– Башня разрушается?

– Не знаю. Я туда не заходил уже много лет.

– Тогда я не вижу причины…

– Тебе совсем не обязательно ее знать. – Его глаза сверкнули на окаменевшем вдруг лице. – Я сказал уже, что тебе нельзя там появляться.

– Но если там нет никого, то от кого…

– От меня. – Угроза вибрировала в тихом голосе Галена. – От меня, черт возьми!

Он сжал бока Селика и галопом промчался мимо Тесс к воротам Заландана.

– Я сегодня видела сторожевую башню на холме, Алекс. Очень мрачное место. – Тесс старалась говорить небрежно, глядя на шахматную доску. – Гален сказал, что ее построил его дед.

– В самом деле? – Алекс пошел ладьей. Тесс внимательно изучала доску.

– Почему ею никто больше не пользуется?

– А ты спрашивала об этом у него?

–Да.

– Если бы Гален хотел, чтобы ты знала, он бы сам сказал тебе.

– Вы оба просто невыносимы. – Она хмуро взглянула на него. – Почему вы от меня что-то скрываете?

– Ты не можешь знать всего, бесенок. – Алекс откинулся в кресле. – За последнюю неделю ты таскала меня по всему городу, поглощая виды и сведения обо всем, словно прожорливая маленькая девочка – конфеты.

– Меня интересует Заландан. – Она провела пальцем по белой королеве из слоновой кости. – Я не понимаю, зачем Галену необходима эта таинственность вокруг башни.

Алекс стал очень серьезен.

– Держись подальше от башни. Тесс. Тебе не понравится то, что ты найдешь там.

– Паутину и мышей.

– И воспоминания.

– Воспоминания? – Она взглянула ему в глаза. – Ты что-то знаешь об этом. Расскажи мне. Он покачал головой. Она еле слышно пробормотала проклятие.

– Прошлое не может причинить вред.

– Смотря какое оно. Такое, как у Галена – слишком горькое и безжалостно-жестокое, – может.

– Такие тяжелые воспоминания? Алекс медленно покачал головой.

– Оставь попытки, бесенок. – Он помолчал немного и добавил: – В Галене живут два человека, и между ними постоянно идет борьба. Даже сейчас. До тех пор, пока он держит свой ад и дьявола под замком в аду, он для тебя не опасен.

Она скривилась.

– Ты преувеличиваешь. Гален всегда держит под контролем свои эмоции. Алекс загадочно улыбнулся.

– А ты хочешь раздразнить тигра.

– Конечно, нет, я только любопытна.

– И нетерпелива, – мягко сказал Алекс. Она даже не подозревала очевидность сказанного кузеном. Святые небеса, она лишь надеялась, что Гален этого не заметит. За последнюю неделю Тесс так измучило отношение шейха к ней, намеренно заставляющего ее балансировать на грани дразнящей нежной влюбленности и тайной чувственности, что она ощущала свое полное бессилие и растерянность.

Внезапно в середине спора или шутливого разговора он мог коснуться ее с вожделенной нежностью, обронить слово, и этого, оказывается, достаточно, чтобы ввергнуть ее в пучину неясного томления и непонятных желаний. Напряжение нарастает в ней с каждым днем; она, затаив дыхание, мучительно ждет его нежных слов и взглядов. Можно подумать, что она, изнемогая от страстного желания быть с ним, только и мечтает, когда он протянет ей хотя бы палец, за который она с радостью ухватится.

Она вспыхнула и встала.

– Я не знаю, что ты имеешь в виду. И я устала от этой дурацкой игры. Пожалуй, я найду Виану, и мы пойдем к птицам. Ты с нами?

Он взглянул на шахматную доску.

– Думаю, нет. Я уезжаю в Тамровию сегодня днем.

Она быстро обернулась к нему. – Зачем?

– Гален хочет знать, обнаружил ли твой отец, что ты покинула Францию. Совершенно очевидно, что мне надо быть под рукой, когда это случится.

– Прошло всего три недели. Он, наверное, еще не узнал, как ты думаешь?

– Не похоже. – Он отодвинул кресло и встал. – Но Гален не хочет быть застигнутым врасплох.

Она беспокойно пересекла террасу и взглянула на зеленые горы вдали.

– Белайхо кажется другим миром. Знаешь, Алекс, мне здесь нравится больше.

– Мне тоже.

– Вначале я не предполагала, что так будет. Большинство людей здесь кажутся мне слишком суровыми, но я полюбила Виану, мне нравятся Юсуф и Сайд и…

– Калим?

– Калим? Он замораживает меня своим взглядом. – Она поморщилась. – Мне с трудом верится, что Виана собирается за него замуж.

– Так же, как и мне. – Заметив горечь, прозвучавшую в его голосе, она обернулась и взглянула на него. Выражение его лица заставило ее удивленно раскрыть глаза.

– Алекс?

Боль на лице ее кузена сменилась печалью.

– Не беспокойся. Тесс. Я переживу.

– Виана? – Она покачала головой в замешательстве. – Я не понимаю. Вы ведь совсем не похожи.

– Быть может, поэтому она и тронула мое сердце. Наверное, это не обязательно для сильного чувства. – Он пожал плечами. – Все, что я знаю, это то, что когда я гляжу на нее, то меня наполняет такой покой, такая нежность и очарованность, каких я не испытывал никогда в жизни.

– Очарованность? Ты?

–Быть может, это именно то, что я всегда искал.

Она с недоверием посмотрела на него. Очарованность и Алекс казались ей совершенно несовместимыми, но кто она такая, чтобы судить о том, что нужно ее стремительному кузену.

– Значит, ты должен завоевать ее, – сказала Тесс. – Преодолеть все трудности. Ты гораздо привлекательнее, чем этот вечно хмурый Калим.

Он усмехнулся.

– В твоих устах все просто.

– Это действительно так. Мы лишь должны обдумать, каким образом тебе добиться Вианы. У Галена не будет возражений?

– Нет, но у Вианы будут.

Она сделала нетерпеливый жест рукой.

– Мы постараемся переубедить ее.

– Ты не сможешь переделать мир по своему желанию, бесенок.

– Мы можем попытаться. Виана добра и умна. – Она нахмурилась. – Но у нее нет духа независимости. Я должна попытаться внушить ей это качество, пока ты в Тамровии.

Он покачал головой.

– Побеспокойся о себе. Тесс.

– Но я хочу помочь. – Она почувствовала, глядя на него, как от слез защипало глаза. – Я очень люблю тебя, Алекс.

– И поэтому ты хочешь перевернуть мир ради меня? – Он протянул руку и нежно дотронулся до ее непокорного темно-рыжего локона у виска. – Виана принадлежит этому миру. Тесс… Здесь ее корни.

– А ты, разве нет?

Он устало покачал головой.

– Я не из Эль-Залана, а они неохотно принимают чужестранцев. Я не принадлежу никакой земле. Я – ниоткуда.

Так же, как и она. Тесс внезапно пронзила острая боль.

– Ты принц Тамровии.

– Что ничего не значит в Эль-Залане. Калим занимает более высокое положение здесь, чем я.

Он наклонился и коснулся губами кончика ее носа.

– Я уеду через час. Когда доберусь до Белайхо, пришлю тебе известие. Держись, Тесс.

– Я выйду во двор попрощаться с тобой. Храни тебя Бог, Алекс.

У двери он оглянулся.

– Держись подальше от башни, Тесс.

Он ушел, а она почувствовала дрожь во всем теле.

Она не собиралась больше интересоваться этой мрачной, зловещей башней. Пусть Гален хранит свои тайны и воспоминания. Она провела здесь совсем короткое время и не желала рушить те барьеры. которые он воздвиг вокруг нее.

И еще ей в голову запала идея – постараться убедить Виану, что Алекс может быть замечательным мужем.

Алекс – муж. Она весело улыбнулась, только представив, как все же несовместима эта роль с ее представлением о кузене.

Однако если Виана – та единственная женщина, которой очарован ее беспечный кузен, то Тесс поможет ему добиться ее.

6

Часом позже Тесс, еще не дойдя до входной двери, услышала цокот лошадиных копыт по плитам двора и мужские голоса. Она вышла во двор как раз в тот момент, когда Алекс выезжал из конюшни. Не менее тридцати всадников кружили по двору, сдерживая горячих коней. Гален верхом на Селике направился прямо к ней.

– Вы тоже уезжаете? – спросила она, стараясь, чтобы голос не выдал ее печали и растерянности. – Почему вы не сказали мне?

– Не люблю прощаний. Я беру с собой Сайда но попросил Калима позже передать вам записку.

– Как любезно.

Гален почувствовал себя неловко.

– Я провожу Алекса только до границы. Мне не понравился доклад Калима, он проехал по горным районам. Ваш кузен возвращается в Тамровию ради моих же интересов, и я должен обеспечить его полную безопасность при переезде через земли Тамира.

– Вам нет необходимости объяснять мне что-либо. Я не спорю с вами. Я буду только рада побыть снова одна. – Она вздернула подбородок. – Я лишь полагала, что вам следовало, хотя бы из уважения к себе, сказать мне об этом.

– Я же уже говорил, что не вижу смысла в прощаниях.

– Так же, как и в вежливости. – Ее голос чуть дрожал, но она постаралась взять себя в руки, прежде чем продолжить: – Нам всем часто приходится делать то, что нам не по душе. Иначе почему бы я оказалась здесь, в Заландане?

– Чтобы мучить и изводить меня! Очень хорошо, допустим, я совершил оплошность, но я и не думал причинить вам боль. А вы, не хотите ли вы пожелать мне счастливого пути?

– Разумеется. Счастливого и недолгого пути, мой маджирон.

Он передернул плечами, словно от порыва неожиданно налетевшего холодного ветра.

– Все будет зависеть от нашего перехода через пустыню. – И так как она молчала, продолжил: – Если вам что-нибудь понадобится в мое отсутствие, обращайтесь к Калиму, я все оставляю на его попечение.

– Уверена, он прекрасно справится. Его самонадеянность почти не уступает вашей.

– Черт возьми. Тесс, так будет лучше. – Его черные глаза сверкнули на бронзовом от загара лице. – Мое терпение на исходе. Мне необходимо какое-то время побыть вдали от тебя.

– И, конечно, решение всегда за вами. Вы заставили меня чувствовать себя шахматной фигурой, которую вы двигаете по своим собственным правилам. – Она прямо взглянула на него. – Но, думаю, пришло время начать новую игру, мой маджирон.

– В самом деле? – Он замер. Безрассудно дерзкое выражение промелькнуло на его лице. – Мы обсудим это, когда я вернусь через неделю.

Она покачала головой.

– Неделю? Это невозможно. Почему тогда путь сюда занял у нас пять дней?

– Но тогда я не слишком торопился. – Его взгляд впился в ее лицо. – Теперь же у меня есть причина спешить назад.

Ее обдало жаром, перехватило дыхание.

– Правда? – прошептала она.

– Да. – Он не сводил с нее взгляда. –И ты знаешь, что это за причина?

И вновь такое знакомое уже напряжение внезапно вернулось, окутав их обоих чувственным покрывалом. Она обнаружила с удивлением, что именно такую реакцию ей и хотелось вызвать в нем. Быть может, Алекс прав, и ей нравится дразнить тигра? Она затаила дыхание, чувствуя, как темное возбуждение захватывает ее, когда она смотрит на Галена.

– Уверена, вы собираетесь сообщить мне об этом.

– Ты права, черт возьми. Могу ли я выразить это твоими собственным словами? – Он улыбнулся. – Это сильное возбуждение, сжигающее меня.

Гален и Алекс выехали со двора в сопровождении группы всадников. Ее сердце бешено заколотилось и закружилась голова от радостного предвкушения грядущих необыкновенных событий. Влекомая какой-то странной силой, она было бросилась вслед, но, сделав лишь шаг, остановилась. Она не могла следовать за ним. Он просто отошлет ее назад. Ей придется подождать его возвращения.

Боже мой, как она ненавидит ожидания. Ну что ж, следует примириться с этим и найти какое-нибудь занятие, чтобы время пролетело незаметно.

Она повернулась и взбежала по ступеням дворца по коридорам – до покоев Вианы.

Виана сидела на террасе, она удивленно посмотрела на Тесс, влетевшую к ней, словно лист, подхваченный бурей, с пылающими щеками и сверкающими глазами.

– Я решила, что мы слишком мало занимались с Александром и Роксаной, – заявила Тесс, возбужденно расхаживая по террасе. – Пришло время как следует продолжить их обучение.


* * *


– Почему вы не понимаете меня? Я говорю, что мне необходимо с ним поговорить… – Тесс заглянула через плечо служанки, открывшей ей дверь, и увидела Юсуфа, спускающегося по лестнице в холл. – Не имеет значения. Вот он сам. – Она прошмыгнула мимо возмущенной женщины и устремилась к Юсуфу, застывшему на третьей ступеньке.

– Как хорошо, что вы вышли. Я так и не смогла объяснить вашей служанке, что мне надо…

– Маджира! – Он захлопнул рот. – Я не могу винить ее. В Заландане добродетельные женщины не наносят визитов мужчинам.

– Не только в Заландане. Мы везде окружены запретами и глупыми правилами, где бы ни жили. – Она отмахнулась, словно отгоняя от себя назойливые мысли. – Впрочем, это неважно, я научилась обходить многие из них. Лишь некоторые следует безусловно выполнять.

– Я… вижу. – Юсуф жестом отослал служанку и спустился к Тесс. Его беспомощный взгляд изучал зал позади нее. – Всемогущий Аллах, где же ваш эскорт?

– Не будьте смешным. Мне не нужна защита, чтобы нанести вам визит.

– Нет? – спросил Юсуф вдруг ослабевшим голосом. – Тогда защита, без сомнения, понадобится мне, когда маджирон услышит, как вы одна пришли ко мне. Это не принято для…

– Вы говорите почти так же, как Сайд. – Тесс поморщилась. – Святая Мария, я начинаю ненавидеть это слово. Я не позволю кудахтающим вокруг меня петухам помешать мне.

Тень улыбки проскользнула по растерянному, обеспокоенному липу Юсуфа.

– Все же, думаю, петухи кукарекают, а не кудахчут.

– Разница невелика. Вы даже не спросили меня, зачем я здесь.

– Я просто потерял дар речи от ужаса.

Она хмыкнула.

Юсуф лишь покачал головой.

– Вы кажетесь каким-то перевернутым, поэтому я прямо объясню причину моего визита к вам. Мне необходима ваша крыша.

– Что?

– Когда мы с Галеном навещали Калима, я обратила внимание, что крыша этого дома выше, чем у любого другого в городе, поэтому она мне понадобится, чтобы запускать Александра.

– Александра?

– Моего почтового голубя. Ну, он еще пока не совсем почтовый, но станет им, когда я его хорошенько потренирую. У Вианы и у меня есть два почтовых голубя, но, кажется, у Роксаны лучше с природными инстинктами, поэтому мы решили больше внимания уделить Александру.

– Но вы не можете сюда приходить, – быстро сказал Юсуф. – Это неприлично.

– Вы хотите сказать, что мне придется искать другую подходящую крышу, а что еще неприличнее – ходить от дома к дому и проситься к незнакомым людям…

– Нет! – прервал ее Юсуф. – Вы не можете так поступать. – Увидев решительное выражение ее лица, он остановился и глубоко вздохнул. – Как долго вы собираетесь использовать мою крышу?

Ее взгляд просветлел.

– О, совсем недолго, я уверена. Возможно, всего до конца недели, если я буду приходить каждый день.

– Как только маджирон вернется в город, вы немедленно прекратите эти визиты. Она кивнула.

– Я уверена, что Александр окажется достаточно умным, чтобы выучить путь такой длины за несколько дней.

– Надеюсь. – Юсуф опять вздохнул. – Мне придется отослать слуг прочь, чтобы избежать сплетен, и только молить Аллаха, чтобы никто больше не заметил вас. – Он взглянул на ее темно-рыжие, волосы, блестевшие в лучах солнца. – Хотя, полагаю, на это слишком мало надежды.

– Все будет великолепно. – Она улыбнулась ему. – Я так благодарна вам, Юсуф. Я знала, что могу рассчитывать на вашу помощь.

Она быстро направилась к двери..

– Увидимся завтра, сразу после полудня. Юсуф мрачно кивнул.

– Боюсь, что так. Буду ждать вас, маджира.


* * *


Песчаные барханы вздымались застывшими волнами, завораживая странным неподвижным ритмом.

Пустыня казалась безжизненной. Тишина гулко била в уши. Кругом никого, но это впечатление могло быть обманчивым. Гален пристально вглядывался в темноту.

– Думаешь, Тамир может быть там? Гален обернулся к Алексу.

– Вполне. Мы на его территории.

– Могут возникнуть конфликты?

– Это зависит от его прихоти. – Он пожал плечами. – Я выставил дополнительных часовых сегодня вечером, но опасность минует только тогда, когда мы завтра пересечем границу Тамровии.

– Если не принимать в расчет смертельную усталость, – Алекс взглянул на Галена. – Я никогда прежде не видел, чтобы ты так гнал своих людей в иути.

Они подошли к костру.

– Я хотел доставить тебя до границы как можно скорее. Новости быстро расходятся среди племен, и есть опасность, что если Тамир догадается о причине моей женитьбы, то постарается причинить нам массу неприятностей.

Алекс скептически смотрел на него. Гален пожал плечами.

– Ну, хорошо. Допустим, я хочу скорее вернуться в Заландан. – Он растянулся на одеяле возле костра. – Я слишком долго отсутствовал за последние несколько месяцев.

Улыбка тронула губы Алекса.

– Да, тяжела жизнь правителя, столько обязанностей и важных государственных дел! – Алекс завернулся в одеяло и повернулся спиной к огню. – То ли дело свободная жизнь такого беспутного щеголя, как я, делаю только то, что хочу.

Гален с горечью понял, что Алекс знает причину его спешки. Они слишком долго были вместе, и им трудно стало скрывать что-нибудь друг от друга. Алекс, конечно, понял, что страсть гонит его, Галена, к Тесс. Поэтому он и не ответил ему честно и прямо, как повелось между ними. Алекс знал, как часто шейх нуждался в женщинах, и видел, что с тех пор, как они приехали в Заландан, он ни разу не навестил тех прелестных кадин, что прежде так часто служили ему.

И причина заключалась не только в его нежелании кривотолков по поводу Тесс, дескать, она не способна доставить ему удовольствие, как убеждал он себя. Просто на удовольствия у него не хватало времени…

Как долго может мужчина удерживаться от обладания желанной женщиной? Черт возьми, он лгал себе так же, как Тесс и Алексу. Он не хотел кадин. Он жаждал обладать только Тесс.

Он желал ее с той первой ночи в конюшне, и эта лихорадка сводила его с ума. Ему достаточно было лишь взглянуть на нее. Тут же чресла его наливались тяжестью. Возбуждение поглощало его, сводило с ума.

Как и сейчас – при одной только мысли о ней.

Он пробормотал ругательство и повернулся лицом к огню.

Языки пламени светились так же ярко, как темно-рыжие локоны Тесс. Хотя нет, в волосах Тесс таился более глубокий и мягкий огонь.

Он зажмурился, пытаясь отогнать от себя мысли о ней. Все сложилось бы по-другому, если бы он спал с ней. Власть, которую она имела над ним, постепенно бы ослабла, страсть бы погасла, нежность…

Он не станет думать о нежности, которую она вызывает, или о ее забавной трогательности. Ничего нет удивительного, что он страстно желает быть с ней даже спустя всего несколько часов разлуки. В ней светится радость жизни, она такая солнечная, и вполне естественно, что эта жизнерадостность, эта joie de vivre, привлекает его к ней. И все же ему следовало не задерживаться ни на чем, кроме физического влечения. Вожделение может быть удовлетворено, оно не может причинить боли. Это лучше, чем чувство…

Не может, черт возьми! Правда, сейчас ему чертовски неприятно. Однако ожидание почти кончилось. По возвращении в Заландан он наконец удовлетворит свой физический голод, который гложет его почти месяц.

Он яростно отбросил мысли о Тесс. Завтра он двинется в Заландан, но пройдет еще так много времени прежде, чем он достигнет его… прежде, чем он сможет обнять Тесс…


* * *


Кто-то за ней шел!

Тесс ускорила шаги, завернув за угол. Наступило время вечерней трапезы, и улицы в Заландане казались пустынными.

Она задрожала от ужасных предчувствий.

Конечно, она могла ошибаться, но эти шаги звучали эхом, замедляясь и ускоряясь вместе с ее собственными. Зачем кому бы то ни было преследовать ее? Ее рука невольно сжала золотой кулон. За последние несколько дней она убедилась, что, хотя в Заландане встречалось немало опасных личностей, может ходить по городу совершенно спокойно, не опасаясь, что кто-то побеспокоит ее. Все дело в кулоне. Она уверилась, что именно он давал ей такую свободу. Это была невидимая защита Галена.

Но Гален отсутствовал вот уже три дня. Возможно, этот человек следует за ней, привлеченный скорее золотом, из которого сделано украшение, чем предупреждающим значением этого талисмана…

– Стойте! – приказом прозвучал за ней резкий мужской голос.

Ее сердце подскочило и замерло, она бросилась бежать.

– Маджира!

Голос, к ее облегчению, показался ей знакомым. Она обернулась и увидела высокую фигуру, направляющуюся к ней. Калим.

– Калим, вы меня напугали! Я никак не ожидала.. – Она задержала прерывающееся дыхание и гордо выпрямилась, увидев угрожающее выражение на его лице.

– Вы не должны одна ходить по улицам.

– Со мной не случилось до сих пор ничего плохого.

– Я отвечаю за вашу безопасность… и ваше поведение… пока маджирон отсутствует. – По его скулам перекатывались желваки. – Отныне вы не будете покидать дворца.

Волна гнева захлестнула ее.

– Я буду ходить там, где захочу. Он мрачно усмехнулся.

– А идете вы к дому Юсуфа Бенардона. Ее глаза расширились от изумления.

– Проклятие, вы что же, шпионили за мной, Калим?

– Я всего лишь выполняю свои обязанности перед маджироном. – Он помолчал. – Мое беспокойство вызвано сообщением грумов, что вы не берете Павду с тех пор, как маджирон уехал из города.

– И вы сегодня последовали за мной?

– Для вашей же собственной безопасности. – Он наклонил голову. – Естественно, я мог бы предположить, что вы отправились сами в особый магазин или на базар купить безделушки.

– И почему бы вам так не думать?

– Я не мог, учитывая, кто вы. У западных женщин редко возникают невинные желания, когда они покидают безопасные покои своих мужей.

Ее сузившиеся глаза впились в его лицо.

– Что вы имеете в виду?

– Полагаю, вам это известно.

– Скажите!

Он криво улыбнулся.

– Юсуф молод и силен, настоящий буйвол, и всегда нравился женщинам.

– Убирайтесь вон.

– Маджирона нет, а западные женщины нетерпеливы и не любят ждать.

– Уверена, вы очень мало знаете о них, – сказала она яростно. Его улыбка исчезла.

– Достаточно, чтобы не допустить позора. Мой друг не может быть обесчещен в глазах всего Эль-Залана. Вы больше не пойдете в дом к Юсуфу.

– Я буду делать то, что сама пожелаю. – Она с ненавистью посмотрела на него. – Я не позволю вам вмешиваться в мою жизнь. Калим.

– Только отправьтесь к нему снова, и я доставлю вам его голову в корзине.

Ошеломленная, она уставилась на него, холодная дрожь пробежала по спине. Она сразу поверила его обещанию.

– Вы бессмысленно беспощадны и жестоки.

– Иногда. – Он улыбнулся. – Но предупреждаю вас, меня с самого детства учил Гален. По сравнению с ним, особенно когда он в ярости, я довольно ручной.


* * *


– Он здесь? – Тесс, ворвавшись на террасу, сразу же впилась глазами в крону перечного дерева. – Он вернулся?

– Час назад! – Виана показалась на пороге птичника, и ее спокойное лицо озарилось улыбкой, когда она увидела Тесс. – Это уже в третий раз, Тесс.

– И ты дала ему зерна? Виана кивнула.

– Сразу же, как только он опустился рядом с Роксаной.

– Всего час назад? – Тесс нахмурилась. – У него не очень хорошее время. Я выпустила его с крыши дома Юсуфа два часа назад. Он где-то бесцельно кружил.

Виана рассмеялась.

– Какая разница? Мне кажется настоящим колдовством, что он все же находит дорогу домой.

– Это инстинкт, а не колдовство. – Тесс пожала плечами. – Но, возможно, то, что его здесь кормят зерном, заставляет его лететь сюда более охотно. Граф говорил, что в этом секрет их обучения. – Она задумалась. – Но я начинаю считать, что голуби довольно тупые птицы. Дом Юсуфа всего в часе ходьбы отсюда. Я успеваю дойти сюда скорее, чем он долетит.

– Дойти? – Виана изумленно раскрыла глаза. – Ты идешь через город? Ты же знаешь, это не принято. Я бы никогда…

– Я достаточно осторожна. – Тесс мысленно отругала себя за длинный язык. Виана не должна узнать, что она не ездит на Павде. И угораздило же ее проговориться. Виана и так переживает, что Тесс ходит без позволения Галена, а теперь она совсем расстроится. – Первый раз я поехала на Павде к дому Юсуфа, что страшно напугало Александра, пришлось его долго успокаивать, прежде чем выпустить.

Виана покачала головой.

– Ну, раз ты берешь с собой грума…

– Думаю, Александр готов для более длинного перелета, – поспешно оборвала ее Тесс.

– Что ты опять задумала? – обеспокоенно спросила Виана. – Дом Юсуфа и так почти у самых городских ворот.

– Что ж, значит, мы должны выйти за городские ворота, – беспечно отозвалась Тесс.

– Нет! Женщинам нельзя выходить за них.

– Гален часто брал меня на прогулки за пределы города.

Виана нахмурилась.

– Ты знаешь, он ни за что бы не разрешил тебе ехать без него, даже с сопровождающими. Мы должны довольствоваться домом Юсуфа, пока не вернется Гален. Потом, возможно, мы сможем уговорить его…

– Уговорить? – Тесс поморщилась. – Еще одно унизительное слово, оно оставляет горький привкус во рту.

– Гален и так слишком снисходителен к твоим желаниям. Ни одной другой женщине никогда не предоставляли такой свободы, как тебе, – с горечью сказала Виана. – Ты должна понять, что не принято женщине пересекать границу города даже вместе с их мужчинами, а тем более одной. Я уверена, Галена и так осуждают за то, что он так тебя балует.

– Для него это не имеет значения.

– Он привык к борьбе, – отвечала Виана. – С тех пор, как наш отец умер, он пытается привезти в Заландан все, что есть хорошего на Западе. Многим не хочется отказываться от привычного образа жизни.

– Например, Калиму.

– Или мне.

–Тебе? Виана кивнула.

– В этом Калим и я похожи. Я нахожу, что старая жизнь имеет свои привлекательные и разумные черты.

– А как назвать то, когда ты заключена в этих покоях, подобно птицам в клетке?

– Их клетка красива, и им незнакомо чувство голода.

– Или свободы. Глаза Вианы сверкнули.

– Александр узнал свободу, когда ты подбросила его в воздух.

– Но даже и тогда мы привязываем его к нам, давая корм по возвращении назад, в клетку. – Тесс покачала головой. – Будь он не таким глупым, он бы предпочел свободу, находя себе пищу сам.

– Но тогда ты осталась бы без птицы, которая может носить записки.

– И правда. – Тесс внезапно сникла, вспомнив свою последнюю встречу с Калимом. – Ты совсем не похожа на Калима. Он просто дикий зверь.

Виана насторожилась.

– Он чем-то огорчил тебя? Обидел? Тесс не собиралась рассказывать ей о своей стычке с Калимом.

– Просто он мне не нравится, – сказала она тихо.

– Он иногда кажется нелюбезным и мрачным, но у него есть на это свои причины. Он вырос среди одного из диких горных племен и не знал ничего, кроме сражений и кровопролития. Он может быть очень добрым, когда захочет.

– Но он ни в малейшей степени не интересен. Он всегда хмур, знает только свои скучные наставления и обязанности. – Тесс посмотрела на Виану долгим взглядом. – С Алексом ты бы не скучала.

Виана вспыхнула и отвела глаза.

– Да. Вряд ли с ним кому-нибудь станет скучно.

– И он может быть очень внимательным и чутким, – сказала Тесс, добавив ради справедливости: – Когда это на него находит.

– Ты знаешь его лучше, чем я.

– И он удивительно красив. Все дамы так считают.

– Очень красив. – Виана прошла по террасе и, подойдя к балюстраде, взглянула на далекие горы за городом. – Почему ты заговорила об Алексе?

– Потому что он любит тебя.

– Я знаю.

– И потому, что ты его любишь.

– Он волнует меня. – Виана сжала руками каменные перила. – Это все слишком усложняет жизнь.

– Ты могла бы быть счастлива с Алексом, не то, что с Калимом. Он бы сделал тебя свободной.

– Я уже говорила тебе, что свобода не представляет для меня никакой ценности.

– Но со временем ты ее почувствуешь, – заявила Тесс с горячей убежденностью. – Если бы ты знала, как замечательно быть…

– Не будем об этом больше говорить. Это огорчает меня.

Тесс решила, что она добилась некоторого успеха, и ей не терпелось продолжить, но, подумав, она решила отложить этот разговор до другого раза.

– Ну ладно, я ведь только хочу, чтобы тебе стало лучше.

Огромные глаза Вианы сверкали, как отполированный оникс, когда она обернулась к Тесс.

– А я надеюсь, не обидела тебя, оборвав этот разговор. Ты мне все больше нравишься.

– Правда? – спросила удивленная Тесс. –Мне казалось, я бываю слишком резка с тобой. Я знаю, что временами делаю тебе больно, подкалывая.

– Подкалываешь? – Виана усмехнулась и покачала головой. – Твои “подколы” даже Селика заставят нестись бешеным галопом. Но я не обижаюсь, – быстро добавила она. – Я нахожу, что с тех пор, как ты приехала в Заландан, жизнь здесь стала гораздо интереснее.

Тесс не удержалась, чтобы не воспользоваться этими словами и не вернуться к своей идее.

– Алекс мог бы сделать жизнь еще более захватывающей, чем я. Хочешь, я расскажу тебе, – она оборвала себя и робко улыбнулась, встретив укоризненный взгляд Вианы. – Ну, конечно, я не так давно живу на свете, чтобы состязаться в этом с Алексом, но я в скором времени собираюсь его превзойти. – Ее улыбка погасла, и она, запинаясь, сказала: – У меня никогда прежде не было друзей среди женщин, но я бы хотела, чтобы ты… – Она остановилась, затем продолжила неуверено: – Чтобы… если бы ты захотела… если бы ты не возражала стать…

– Ну разумеется, мы с тобой друзья, – светло улыбнулась ей Виана. – Друзья и сестры. Я сразу же поняла, едва увидела тебя, что так и будет.

– Как… какая ты умная. – Тесс отвернулась и уставилась на заходящее за горы солнце. У нее перехватило горло, и голос зазвучал чуть хрипло. – Я никогда ни в чем не уверена. Я только всегда надеюсь… – Она прокашлялась и сказала оживленно: – А теперь давай подумаем насчет следующего задания для Александра.

Виана нахмурилась.

– Мы же договорились, что это дом Юсуфа.

– Нет. Мне кажется, мы уже достаточно надоели ему. – Она старалась не встречаться взглядом с Вианой. – Я решила, что продолжать использовать его дом неудобно.

– Неудобно?

Перед Тесс предстала окровавленная голова Юсуфа в плетеной корзине.

– Наверное. Я пошлю ему завтра записку, что мы больше не будем пользоваться его крышей. – Она еще напишет, что для него будет лучше уехать из Заландана до приезда Галена. Тесс взглянула на Александра, сидящего на своем насесте в птичнике. – Пусть отдохнет несколько дней, а затем придумаем для него более сложное задание.

– Какое? – спросила встревоженная Виана. – И какое мы сможем ему найти место вместо крыши Юсуфа?

– Я подумаю об этом, – уклонилась от ответа Тесс. Она не собиралась сейчас посвящать подругу в свой новый план. Виана становилась очень упрямой, когда нарушались правила приличия. Тесс придется затратить несколько дней, чтобы намеками и уговорами подвести ее к своему новому решению. Она посмотрела за горизонт. Отсюда сторожевую башню не видно, но она хорошо представляла ее себе – высокую, мощную, таинственную, манящую – такую, какой увидела ее в тот первый раз. – Думаю, мне удастся придумать что-нибудь интересное.


* * *


Калим встретил Галена сразу за городскими воротами.

– Вы быстро вернулись, маджирон.

– Достаточно быстро. – Гален взглянул на дворец и ощутил уже привычное возбуждение, вслед за которым вспыхнула неожиданная, смутившая его радость. Не сейчас. Вначале успокоюсь, потом к ней. Теперь уже скоро. – Мы ехали почти без отдыха. Все в порядке?

Калим молча направлял лошадь вслед за Галеном.

Шейх напрягся и бросил на Калима быстрый острый взгляд.

– Я так понимаю, что не все? Калим не глядел на него.

– Ничего важного не случилось в Эль-Залане.

Взгляд Галена метнулся в сторону дворца.

– С Вианой также все хорошо. – Запинаясь, Калим добавил: – Это маджира.

Сердце Галена замерло. Он выругался вполголоса.

– Черт тебя возьми, я же велел тебе заботиться о ней. Она больна?

– У нее великолепное здоровье. – Щеки Калима вспыхнули, и он неловко оглянулся на мужчин, окруживших их. – Не здесь.

Гален ударил в бока Селика, послав его в галоп, и вырвался вперед эскорта. Он не останавливался, пока не достиг площади перед дворцом. Натянув поводья, соскочил с седла и развернулся лицом к Калиму.

– К чему эта таинственность? Почему ты не сказал все сразу?

Калим сглотнул и хрипло ответил:

– Я не хотел, чтобы кто-то узнал об этом бесчестии.

Гален застыл.

– Бесчестии?

– Маджира навещала дом Юсуфа Бенардона. Три раза на этой неделе и оставалась там каждый раз по нескольку часов. – Калим огляделся. – Одна.

Гален почувствовал резкую боль, словно его ударили в живот.

– Ты уверен?

Калим кивнул.

– Она ходила пешком и не брала с собой грума. Я говорил с соседями Юсуфа, и они сказали, что он отсылал прочь всех своих слуг во второй половине дня, на то время, когда она приходила к нему. – Калим продолжал поспешно: – Они не проболтаются, я сказал им, что заколю любого, кто обмолвится об этом позоре.

Позор. Гален почувствовал вспышку дикой ярости. Тесс в постели Юсуфа, изогнувшаяся среди подушек, Юсуф над ней… Кровь бешено пульсировала в жилах. Красный туман застлал глаза. Он попытался стряхнуть гнев, чтобы думать яснее.

– Иногда на поверку вещи оказываются не такими, как кажутся.

– Я шел за ней, говорил, и она ничего не отрицала. Она… была бесстыдной и самоуверенной.

Да. Тесс могла быть бесстыдной и самоуверенной. Он почти видел, как она стоит перед Калимом, с вызовом глядя на него.

– Что ты сказал ей?

– Я предупредил ее, что если она к нему еще пойдет, то ее любовник лишится головы, – яростно произнес Калим. – Мне доставит огромную радость уничтожить его ради вас, маджирон.

Гален постарался сдержать себя.

– И она продолжает видеться с ним?

Калим покачал головой.

– Его слуга сказал, что Юсуф, получив записку на следующий день, сразу же уехал из города.

– Куда он удрал?

– Навестить одно из горных племен. – Калим глубоко вздохнул. – Я думал, с этим покончено.

Гален отвернулся, чтобы Калим не увидел выражение его лица.

– И что же?

Калим в отчаянии покачал головой.

– Маджира сегодня уехала из города сразу же после полудня. Я знал, моя обязанность – следовать за ней. – Он помедлил. – Она направлялась к башне.

Гален обернулся к нему.

– К башне?

– Не думаю, что она знает, что это место встречи только добавит вам стыда, – прошептал Калим. – Ей, должно быть, не сказали.

– Если неизвестно ей, то Юсуф уж знает определенно. – Губы Галена скривились. – Как и то, насколько удобно добираться до башни с гор.

Глаза Калима заблестели от слез.

– Верьте мне, я не хотел вам говорить. Я собирался все уладить до вашего возвращения.

– Я понимаю. Калим. – Он видел, как расстроен его помощник, но не мог утешить его сейчас. Шейх пытался сдержать бушующий в нем гнев.

Он должен действовать осознанно, разумно, не позволяя, чтобы душившая его дикая ярость взяла верх над разумом.

– Что мне делать? Может, поехать и привезти ее назад?

– Нет. – Гален повернулся и опять вскочил на Селика. – Это теперь не твоя забота. Калим. – Позвольте мне ехать с вами. Быть может, там Юсуф…

– Надеюсь, – Гален мрачно улыбнулся. – Тогда он не уйдет оттуда. Калим сжал кулаки.

– Я знал, что западная женщина принесет вам несчастье.

– Я сам виноват. Я понимал, как может подшутить над женщиной тоска. За ними нужен глаз да глаз. – Боже всемогущий! Он говорит, как его отец. Но почему бы и нет? Он сейчас и чувствует, как его отец, с кипящей от ярости и гнева кровью, преданный женщиной. – Я должен был взять ее с собой. – Он развернул коня. – Скажи Виане, я не вернусь к ночи.

Он галопом помчался по улицам к городским воротам.

Он был похож на своего отца.


КРОВЬ… ДИКАЯ ЖЕСТОКОСТЬ…


Тесс была человеком чести.

Она находила Юсуфа привлекательным. Она смеялась и шутила с ним.

Она еще ребенок во многих отношениях.

“И все же в те дни, перед отъездом, он специально пытался разжечь ее, готовил к тому, чтобы она приняла его в своей постели. Во дворе перед дворцом в тот самый день она бросила ему вызов. Она была готова принять мужчину”.

Любого мужчину?

Гален ехал, сжав челюсти, стиснув руками поводья.

Он должен сохранять спокойствие. Ему необходимо быть разумным и сдержанным. Он даст ей возможность объясниться.

Матерь Божья, лишь бы он смог удержаться и не причинить ей боли.

Он выехал из ворот и направил Селика в сторону гор.


* * *


Тесе осторожно вынула Александра из его тесной клетки.

– Все в порядке, малыш, мы уже прежде это делали. Тебе надо только сосредоточиться.

Она высунулась как можно дальше из окна и подбросила голубя в воздух.

Александр захлопал своими серыми крыльями – маленькие колокольчики, привязанные к его лапке, тихо зазвенели, когда он поднялся в небо, – сделал несколько кругов над башней… и повернул на запад.

– Не туда, не туда, бестолковый! – ворчала Тесе, наблюдая за улетающей птицей. – Ты же летишь прямо в Саид-Абаба. Кто накормит там тебя зерном?

Голубь беспечно парил в воздухе, улетая все дальше от башни… и от Заландана.

Тесе оперлась локтями на подоконник, подбородком – на руки и показала язык вслед птице, ''летающей прямиком к границе.

– Ну хорошо, ты потом поймешь.

Но Боже мой, кто скажет, сколько времени пройдет, прежде чем эта глупая птица обнаружит свою ошибку. Между тем, ей придется какое-то время оставаться в башне на случай, если он вздумает вернуться сюда, вместо того, чтобы лететь домой. Кто его знает? Проклятая птица может совсем заблудиться и не вернуться во дворец.

Она задумчиво посмотрела на полоски солнечного света, проникающего в комнату, и решила, что у нее есть по крайней мере два часа до того, как зайдет солнце и Виана начнет волноваться. Она будет ждать возвращения бестолкового Александра до заката. Если он не вернется сюда, она отправится во дворец, быть может, он все-таки сориентируется и прилетит домой, как порядочный почтовый голубь.

К тому же эти покои в башне казались вполне удобными для ожидания. В нижнем зале, где когда-то располагалась стража, царил полный хаос, столы и стулья перевернуты и сломаны, все стены затянуло паутиной, но здесь, в верхней башенной комнате, остались следы былого великолепия. Очевидно, офицеры, командующие этим дальним гарнизоном, любили комфорт. Широкая кровать тщательно задернута бархатками занавесями, закрывающими доступ ночному холоду пустыни. Каменный пол застелен узорчатым, синим с бежевым, ковром, таким же толстым и мягким, как в ее покоях во дворце. Но хотя обстановка и оставалась роскошной, все покрыл толстый слой пыли и грязи. К тому же если ее суждение об интеллекте Александра правильно, то ей предстояло долгое ожидание. Она не собиралась ложиться на эту мерзкую кровать или сидеть на каменном полу, ожидая, когда он вернется.

Тесе подошла к большому, похожему на трон креслу перед огромным камином. Она сдернула истлевшие подушки с грязного кресла, кинула их осторожно перед камином, затем сняла плащ, набросила на кресло, аккуратно уселась и, откинувшись на его спинку, вздохнула.

Башня разочаровала ее. Девушка не нашла здесь ничего таинственного или такого, что бы объясняло причину, по которой Гален запретил ей сюда приходить. Мыши и пауки оказались единственными обитателями этой заброшенной башни.

“Но я лгу себе”, – подумала она с досадой. Она очень хорошо знала, почему ей так хотелось побывать здесь. Тесе заинтересовало нежелание шейха привести ее сюда. Тесе надеялась найти здесь ключик к новым для нее сторонам характера Гале-на. Все это время он отгораживался от нее, но теперь сознательно, понемногу открывался ей. Она понимала, что, когда он вернется, их взаимоотношения должны измениться, и думала, что чувствовала себя безопаснее, если бы…

Безопаснее? Какое странное слово пришло ей на ум. Она никогда не боялась Галена. Тесе сознавала, что он может быть страшен для окружающих, но, не сомневаясь в его абсолютной власти над своими чувствами и эмоциями, пребывала в уверенности, что его волю ничто не в силах поколебать.

Ну что ж, пусть здесь она не узнала ничего нового о Галене. Она подождет его возвращения и тогда попытается понять сама. Он вернется в За-ландан в ближайшие два дня, самое большее – три, и тогда начнется новая игра. Она подавила легкую волну возбуждения. Слишком непривычно – думать о близости с Галеном. Нет, ей лучше мысленно проследить за этой глупой птицей, летящей по направлению к Саид-Абабу.

Крошечные пылинки танцевали в узкой дорожке солнечного света, струящегося сквозь длинные узкие окна. Дорога к башне оказалась долгой и трудной, пришлось ехать по жаре. Правда, к вечеру зной спал, и стало довольно приятно сидеть в этой круглой комнате, подставляя лицо ласковому солнцу…


* * *


Гален уже издалека видел сторожевую башню, черным силуэтом выделяющуюся на фоне кроваво-красного закатного неба. Павда была привязана к дереву, росшему возле обитой медью двери.

Одна лошадь. Значит, Теес в башне одна.

Это может быть ошибкой. Калим мог оказаться не прав. Но он никогда бы ему не солгал.

У нее должна быть какая-то цель, чтобы приехать сюда.

Конечно. Любовник назначил ей здесь свидание.

Рапанзел, спусти свои косы.

Узкое окно башни освещалось алым пламенем заката. Может, к приходу Юсуфа она зажжет свечу?

Он чувствовал, как тени башни протягивали к нему свои когтистые лапы, затягивая в глубь своей мрачной мертвящей тьмы.

Он цивилизованный человек. Он способен думать, он может выяснить причину, он будет копаться в своей душе, пока не поймет.

Чем ближе он подъезжал к башне, тем сильнее затуманивались его мысли. Время, казалось, сдвинулось, повернуло вспять. Исчез мужчина, которым он стал теперь. Его место занял дикий, необузданный подросток, каким он был, когда последний раз мчался по этой извилистой дороге. Яростное пламя гнева бушевало в нем, обжигало душу, становясь его главной сущностью…

7

Ей следовало бы испугаться, сквозь сон поняла Тесс, когда, открыв глаза, увидела огромный темный силуэт на фоне алого пламени в проеме окна. В своем вздымающемся плаще он напоминал ей жестокую хищную птицу, охваченную огнем. Гален.

Она не встревожилась. Очень естественно – проснуться и увидеть его. Она обрадовалась, что кончилось ожидание, минули дни одиночества, тянувшиеся бесконечно долго.

– Гален…

– Да. Сожалею, что разочаровал тебя. – Резкость его тона заставила ее полностью проснуться. – Но жизнь полна неожиданностей, не так ли?

Она чуть тряхнула головой, чтобы рассеять последний сонный туман перед глазами, и попыталась выпрямиться в кресле.

– Вы не собирались сюда приезжать. Я ждала вас не раньше, чем через пару дней.

– Что может остановить жениха, когда он спешит к своей возлюбленной? – Едкая ирония, прозвучавшая в его голосе, заставила ее вздрогнуть. Он подошел к камину и присел возле него на корточки.

– Представьте нетерпение, с которым я мечтал заключить вас в свои горячие объятия.

– Вы же знаете, я не ваша возлюбленная. – Тесс наблюдала, как он разжигает огонь в камине, моля Бога, чтобы дерево поскорее разгорелось и отсвет его помог увидеть выражение его лица. Она чувствовала, как что-то изменилось в его манере поведения, в звучании его голоса. – Вы сердитесь на меня?

– Сердился. Но больше не сержусь. Ее не успокоил его ответ, и она поспешно сказала:

– Я знаю, вы не велели мне приходить сюда, но меня вынудила необходимость. – Она нахмурилась, ей в голову пришла неприятная мысль. – Как вы узнали, что я здесь?

– Калим следовал за вами.

– Калим… – Она подалась вперед, вглядываясь в резкие тени на его лице. Теперь она начала догадываться о причине его гнева. – Видимо, он сказал вам глупость, решив, что я…

– Я не хочу сейчас обсуждать его. – В камине вспыхнули искры, и дерево сразу занялось огнем. – Его роль в этом деле окончена.

– Но я должна вам сказать о нем, иначе я… – Она резко замолчала, когда он обернулся к ней. Выражение лица шейха сделало его чужим, незнакомым. Он казался1бЕоложе, жестче, его темные глаза сверкали в отсветах пламени, губы кривились в безрассудной ненавидящей ее улыбке, в которой читался намек на жестокость. – Я думаю, будет лучше, если мы поговорим, – пробормотала она.

– С меня довольно разговоров. – Он сорвал свой плащ и бросил его на ковер перед камином. – И с меня довольно ожидания.

Ожидание. Словно что-то зацепилось в ее памяти, какое-то понимание, которое пришло к ней в полусонном состоянии всего несколько минут назад.

– Вы сам не свой. Давайте вернемся во дворец и там…

– Как раз наоборот, ты никогда еще не видела меня в большей степени самим собой, чем в эту минуту. – Он расстегнул рубашку, снял ее и швырнул небрежно на пол. Его голос стал мягким, тихим, почти ласковым, и все же Тесс почувствовала себя так, словно встретилась лицом к лицу с диким зверем. В этот момент Гален походил на какое-то изумительное, полное кошачьей грации животное, на пантеру – гибкий, сильный, чувственный.

Он подошел к окну, присев против нее, скинул с себя остальную одежду.

– Разденься. – Слова прозвучали небрежно. – Я хочу, чтобы ты оказалась готова принять меня. – Он взглянул снизу вверх на нее и чуть улыбнулся, заметив, как она напряглась. – Отныне ты должна всегда быть готова принять меня. В любое время и любым способом, когда я захочу тебя. Теперь я не уверен, что твой ребенок окажется также и моим, но это уже неважно. Это будет дитя для Эль-Залана.

– Не ваш ребенок? – Ей следовало бы поспорить с ним, быть может, даже испугаться, но она была просто заинтересована, околдована его новым, неизвестным ей раньше обликом.

– В результате я получу наслаждение, если даже не стану отцом.

Обнаженный, он двинулся к ней через комнату, а она, как зачарованная, молча смотрела, отмечая его звериную грацию, перекатывающиеся выпуклые мышцы, возбуждение его чресел.

– Встань, – скомандовал он.

Она отвела взгляд от его тела и медленно поднялась на ноги. Волна возбуждения охватила ее, она пристально поглядела ему в лицо.

– Вы действительно должны выслушать меня.

– Именно это я и сам говорил себе, – сказал он улыбаясь, – но затем понял, что так можно позволить запутать себя бесконечными доводами. Зачем пытаться искать оправдания женской природе? Тебя вырастила проститутка, и мне глупо ожидать от тебя иной морали. – Он начал расстегивать ее платье. – Тебя сжигало вожделение, а меня не оказалось рядом, чтобы удовлетворить его. – Его улыбка стала шире, когда он ощутил дрожь, пробежавшую по ее телу от прикосновения его пальцев к ее груди. – Но больше я не совершу такой ошибки. Отныне, где бы я ни путешествовал, ты всегда будешь сопровождать меня. – Он распахнул лиф ее платья и взглянул на ее обнаженную грудь. Его щеки загорелись, голос стал глухим. – Но ты научишься получать наслаждение только от меня одного. – Он потянулся и накрыл ее левую грудь ладонью.

Тесс закусила губу, чтобы сдержать крик. Его ладонь была твердой, жесткой по сравнению с мягкой нежностью ее тела, и от этого прикосновения странный жар разлился по всему ее телу.

Кончиком ногтя он водил вокруг ее соска, наблюдая за тем, как тот становится твердым и острым.

– Тебе ведь нравится, не правда ли? Скажи мне, Юсуф – хороший любовник?

– Юсуф не… – Она замолчала: его большой и указательный пальцы чуть сжали сосок, не грубо, но так, что горячее пламя обожгло ее изнутри. Она выгнулась к нему. Она даже представить себе не могла, что ее тело окажется таким чувствительным к обычному прикосновению. У нее перехватило дыхание, грудь судорожно вздымалась, когда она пыталась с силой вдохнуть воздух.

– Я думаю, мы не станем говорить о Юсуфе.

– Не я первая его упомянула, – сказала она возмущенно.

– Я не прав. Я не знал, что могу так рассердиться, услышав его имя у тебя на устах. – Он глубоко вздохнул, рука его отстранилась и опять сомкнулась на ее груди. – Не думал, что меня будет волновать, причиняю я тебе боль или нет, но эта мысль мне почему-то неприятна.

Он всего лишь поглаживал и сжимал ей грудь, но эта ласка каким-то таинственным образом вызвала ощущение болезненной тяжести и пустоты между бедер. Она облизала губы.

– Я бы не позволила вам причинить мне боль.

– Женщина беспомощна в некоторых положениях. – Он отнял руку и повернулся к ней спиной. – У меня кончается терпение. Сними остальную одежду, если не хочешь, чтобы я сорвал ее с тебя. Во дворец тебе следует приехать одетой, как подобает.

Она поколебалась, пытаясь решить, что делать. Интуиция подсказывала ей продолжить объяснение, но ясно, что он не желает ничего слушать. Кроме того, разве не этого она так же, как и он, хотела? Предвкушение этого нового переживания, которое он разбередил в ней, достигло своей высоты, перейдя в лихорадочное возбуждение. Она хотела ЗНАТЬ, что такое соитие двух. Почему она должна отказываться от того, чего страстно желала только потому, что его слова вызывают в ней досаду.

Она высвободила плечи из платья и позволила ему соскользнуть к ногам.

– Почему никто не испытывает сострадания к ведьме? – тихо спросил Гален. Она моргнула.

–Что?

– Ведьма, должно быть, очень любила Рапанзел, раз хотела сохранить ее вдали от опасности, горестей и соблазнов мира, а все симпатии на стороне того, кто уничтожил ее.

– Я не понимаю, что…

– Не имеет значения. Просто эта чепуха пришла сейчас в голову.

Она перешагнула через платье, села на край кресла и сняла чулки и башмаки. Затем опять встала. Что ей теперь делать? Что он хочет от нее? Она подошла к нему ближе и принялась развязывать ленту, которой были стянуты его волосы.

Мускулы его вздулись, когда она случайно коснулась сосками его спины.

– Что ты делаешь?

– Разве не для этого вы повернулись ко мне спиной?

– Нет, – хрипло произнес он. – Я повернулся спиной, потому что только так могу сдержаться, чтобы не поднять тебя и не вонзиться в тебя.

Она мгновенно заинтересовалась.

– А разве так возможно?

– Да. – Его дыхание стало прерывистым. – И не только так.

– Мне кажется, я никогда не видела, чтобы Паулина… – Она остановилась, когда он обернулся. – Это больно?

– Нет, если ты готова.

– А как я узнаю, готова я или нет?

– Как? Юсуф, должно быть, оказался не на высоте, раз ты не знаешь. – Он оборвал себя с издевательской улыбкой. – Хорошо, мне не хотелось бы думать, что он мог научить тебя всему. – Он сжал челюсти. – Или хоть чему-нибудь. – Он подошел совсем близко, и его рука накрыла ее лоно, поглаживая, лаская. Два пальца рванулись внутрь. – Господи, как тесно.

Она задохнулась, ощутив это бесцеремонное вторжение.

– Может быть, лучше не надо…

– Черта с два, не надо, – пробормотал он. – Но не так. – Он толкнул ее на спину, на свой плащ, и встал над ней на колени. – Ты слишком маленькая.

Она, словно сквозь туман, вспомнила, что он сказал ей в их первую брачную ночь.

– Вы ведь говорили, что женщина всегда способна принять мужчину.

– Очевидно, мне не стоило так обобщать. Ты способна принять меня. – Почти рыча, он опрокинул ее на спину и одним движением рук распахнул ее бедра. – Лежи спокойно и дай мне посмотреть на тебя. – Но это не единственное, что он делал. Его пальцы разглаживали все складки и складочки между ее ног, раздвигали их, исследовали, он пристально рассматривал эту самую интимную часть ее тела. Внезапно жгучий стыд охватил ее, и она закрыла глаза. Она словно таяла и растекалась по плащу. Она лежала перед ним распластанная, уязвимая, горячие волны желания прокатывались по ней одна за другой.

Его ладони двинулись вверх, скользя по бедрам и обхватывая ее тонкую талию.

– Проклятие, ты такая крошечная. Я почти могу обхватить тебя. – Он крепче сжал пальцы, давая ей почувствовать силу своих рук. – Я мог бы сломать тебя, если бы захотел. – Он оставил ее талию, и его ладони медленно заскользили вокруг ее тела вниз, к животу, к мягким завиткам волос. – Но я чувствовал бы себя сумасшедшим, если бы уничтожил все это. – Его пальцы ласкали, нежно подергивали, гладили мягкие завитки. – Взгляни на меня.

Она подняла веки. Он наклонился над ней. Его темные глаза дико сверкали на пылающем лице.

– Я хочу видеть твое наслаждение. Знаешь ли ты, как много раз я представлял себе то, что я сейчас делаю. – Он нашел то, что искал, и сжал пальцы. – Здесь у тебя настоящее маленькое сокровище, мой вожделенный бугорок.

Ее глаза широко раскрылись от чувственного шока, и горячая волна наслаждения прокатилась по ней. Гален был нежен, настойчив, взгляд его прищуренных глаз не отрывался от ее лица, отмечая малейшие нюансы его выражения.

– Жарко, Тесс?

– Да… – Она едва могла произнести хоть слово, почти ничего не понимая в тумане неодолимого желания, которое он вызывал в ней. Движение его пальцев усилилось, и она закусила губу, пытаясь сдержать крик. Она чувствовала, как сжались мускулы живота, как податливо дугой выгнулось ее тело навстречу ему. – Господи, что… ты делаешь со мной?

– Я не хочу, чтобы тебе было больно, – пробормотал он, раздвигая шире ее бедра и двигаясь между ними. – Ты должна быть готова принять меня.

Она напряглась и мгновенно почувствовала его нежные, ласкающие руки на своем животе.

– Легче, – подсказал он.

Она сомневалась, сознает ли он, что делает, потому что на его лице в эти мгновения выступило лишь выражение безумной, исступленной страсти. Трепет жаркой волной охватил ее тело, когда она поняла, что совершенно не важно, насколько силен его гнев, – он инстинктивно пытается сделать для нее эти переживания наиболее приятными. И нечего трусить, через такое проходят все женщины, подумала она нетерпеливо. Она хочет, чтобы он сделал это и с ней.

– Ну, давай, – прошептала она. – Сейчас. Я готова.

Резкий, яростный вопль вырвался из его груди, он рванулся к ней.

Она закричала, почувствовав острую боль в момент, когда он, прорвавшись сквозь преграду, погрузился в ее тело.

Она услышала его изумленное проклятие, он застыл над ней, но ее слишком занимала попытка приспособиться к новым ощущениям в своем теле. Боль стала затихать, появилась сладкая наполненность, но огонь горел между ее ног.

– Черта с два ты готова, – сказал он хрипло. – Почему не…

– Молчи, – она упивалась их соитием, но скоро почувствовала болезненную пустоту. – Не говори ничего. Двигайся. Я хочу ощущать тебя.

Еще секунду он оставался неподвижен, затем виноватая улыбка исказила его лицо.

– О да, конечно. Ты права, слишком поздно говорить. – Он подался назад, затем вновь начал двигаться… медленно… быстрее… мягко… сильнее…

– Так?

Она неистово кивнула, затем ее голова откинулась на плащ, сжигающее ее напряжение стало невыносимым.

На мгновение он остановился, руки накрыли холмики ее груди.

– Проклятие, ты держишь меня слишком крепко… ты сжимаешь меня замшевым усилием.

Значило ли это, что она делала что-то неправильно? Не похоже, чтобы он страдал. Он наклонился над ней. Темные волосы рассыпались по его бронзовым плечам, глаза закрыты. Выражение бесконечного наслаждения смягчило черты его лица.

Она тоже пыталась помогать ему, не совсем сознавая, что надо делать. А он все яростнее двигался, с каждым толчком приподнимая ее над лежащим на ковре плащом. Она ухватилась за его плечи, захлебываясь в вихре ощущений.

Он перекатился через нее, бормоча чуть слышно дикие, бессвязные слова, и поднял ее над собой. Затем сел, заведя ее стройные сильные ноги вокруг своих бедер.

– Ты не вся отдаешься мне, ты не впускаешь его, расслабься, – шептали сладострастно губы Галена, в то время как бедра лихорадочно проталкивали его в нее резкими, сильными толчками. – Ближе, стань частью меня…

– Я пытаюсь…

Слышал ли он ее? Сейчас в Галене не осталось и следа от той сдержанности и самоконтроля, которые она так хорошо знала, только неукротимая, безудержная чувственность, увлекающая ее в пучину сладострастия. Он снова и снова перемещался, меняя позы, и новые волны наслаждения захлестывали ее. Она впилась ногтями ему в плечи, когда, казалось, его палица увеличилась, заполонив ее лоно и вызывая жажду желания. Лихорадочный жар стал нестерпимым и все еще продолжал нарастать.

Прекрасная! Страждущая! Всепоглощающая сила!

Он проникал в нее все глубже, сильнее. Она слышала его резкие, частые всхлипы.

– Ближе, – бормотал он сквозь стиснутые зубы. – Разведи шире бедра, обхвати меня ногами. Еще ближе. Я не могу…

Откуда-то, словно из самого нутра, раздался низкий звериный крик, оказывается, он вырвался из ее груди.

Наслаждение. Изумление.

Завершенность.

Она услышала его низкий стон над собой, он откинулся назад, и тяжелая мучительная дрожь прокатилась по его могучему телу.

А он красив, она глядела снизу на его лицо. В этот момент оно стало столь же восхитительным, сколь полным оказалось ее чувство внутренней свободы. Именно она дала ему это ни с чем не сравнимое наслаждение, поняла она с неистовой радостью и гордостью.

Он наклонился над ней, опершись на локти по бокам ее тела, чтобы не давить своим весом. Его грудь часто вздымалась, он отчаянно пытался выровнять дыхание. Она слышала, как тяжело бухает его сердце у ее груди. Несколько мгновений он лежал неподвижно, оставаясь в ее теле. Затем медленно сел, все еще продолжая тяжело дышать, потом, пробормотав проклятие, освободился от нее и встал. Дошел босиком до кресла, сдернул с него ее плащ и вернулся к тому месту, где она лежала.

– Сядь.

– Не сейчас. – Ей не хотелось двигаться. Она теперь не знала, захочется ли ей вообще когда-нибудь двигаться. Какое сладкое томление, удивленно думала она. Оно принесло ей даже больше наслаждения, чем до этого безумная чувственность. – Позже.

Он наклонился над ней.

– Я причинил тебе боль?

Она попыталась вспомнить, что случилось с ней до этого эмоционального вихря.

– Наверное… немного. В начале…

– Это полностью твоя вина. Проклятие, какая глупость. Разве ты не понимала, что я могу сделать с тобой? – Грубость его тона смягчалась нежностью рук, когда он закутывал ее в плащ, встав рядом на колени. – Тебе следовало сказать мне, что Юсуф не дотрагивался до тебя.

– Ты не хотел слушать.

– Надо было заставить меня слушать. – Он сел на ковер возле нее и обхватил колени руками. Мускулы его плеч и рук застыли в напряжении. – Это крайне важно.

– А ты бы поверил мне?

Он молчал несколько мгновений.

– Возможно, что нет… Я… был сам не свой. Да, она поняла, что страстная безрассудность, которую она открыла сегодня ночью в Галене, – такая же важная часть его души, как и постоянный самоконтроль, уже хорошо знакомый ей.

– Тогда почему ты сердишься?

– Мне кажется, вопрос должен звучать иначе – почему ты не сердишься на меня за то, что я взял тебя силой?

– Потому, что это не насилие. – Она села и накрылась еще полой плаща. – Тебе надо было это понять. Ты достаточно долго возбуждал мое любопытство.

Он впился взглядом в ее лицо.

– Надеюсь, не только любопытство я сумел удовлетворить. Она кивнула.

– О да, мне очень понравилось. Неудивительно, что Паулина так любила это занятие. Слабая улыбка тронула его губы.

– И ты теперь не считаешь, что она занималась этим от безделья?

Она задумчиво нахмурилась.

– Это очень… – она подыскивала слово, – сильно, правда? Я никогда не думала…

– Это надо пережить самой. – Он помолчал мгновение. – Тебе все еще больно? Она поморщилась.

– Немножко больно. Но не сильнее, чем в тот день, когда я первый раз проехала верхом. Хребет Павды доставил мне больше неприятностей.

На лице Галена мелькнуло удивление, он откинул голову и расхохотался.

– Святые небеса, если ты не сравниваешь меня с твоим отцом, то пытаешься найти сходство со своей кобылой.

Она усмехнулась.

– Я слышала, многие мужчины с удовольствием сравнивают себя с жеребцами. Его улыбка тут же погасла.

– Мужчина может быть жеребцом, когда имеет дело с проститутками. С девственницей необходима нежность.

– Я не возражаю. По-моему, это очень интересно. Я даже думаю, что я не настоящая девственница.

Его глаза весело блеснули.

– Девственница может быть только настоящей.

– Ты понимаешь, что я имею в виду. – Она отвела взгляд. – Я, как всегда, вела себя нагло, но мне просто очень понравилось.

– К моему бесконечному удовольствию. Она вновь взглянула на него.

– Правда?

– Правда, – произнес он торжественно. – Я бы не хотел от тебя ничего другого. – Он нежно коснулся ее виска. – Всю жизнь, килен.

Бурная волна радости закружила ее, рассеяв усталое томление. Она лучезарно улыбнулась.

– Я рада, что тебя не смущает, что во мне так мало кротости, я бы не стерпела, если бы… – Она замолчала, услышав знакомый ей звон колокольчиков и тихий шелест. – Александр!

–Что?

Она натянула плащ, вскочила на ноги и бросилась через комнату со словами:

– Это Александр. Он вернулся.

– Какой еще Александр? Тесс, не обращая внимания на его вопрос, подбежала к окну.

– Иди сюда, глупец. Удивительно, как ты еще не потерялся в темноте.

Александр влетел в окно и приземлился на каминную доску.

Гален в полном изумлении уставился на голубя, расхаживающего по широкому камню.

– Птица?

– Не просто какая-то птица! Это мой почтовый голубь. Я же говорила тебе о нем на второй день моего приезда в Заландан.

– Ах да, конечно. И как только такая важная информация могла выветриться из моей головы? – Он наблюдал, как она взяла голубя и отнесла его к плетеной из прутьев клетке, стоящей возле окна. – Признаюсь, моя голова оказалась забита разными пустяками, вроде бандитов, межплеменных войн, объединения… Как я понимаю, именно из-за Александра ты пришла сюда?

– Ну конечно. – Она с удивлением взглянула на него. – Калим собирался отрезать Юсуфу голову. Кроме того, путь от дома Юсуфа не слишком сложен для Александра. – Она нахмурилась, обращаясь к птице: – Нет, я еще подумаю, кормить ли тебя зерном. Ты его не заслужил. Ты должен был возвратиться назад в Заландан. – Она закрыла клетку. – Я уже начинаю терять с ним терпение. Эта глупая птица, возможно, пролетела весь путь до Саид-Абаба и обратно.

– Ты использовала дом Юсуфа, чтобы тренировать своего голубя?

– У него самая высокая крыша в Заландане. Александр не слишком умен, и я подумала, что у него будет больше шансов найти дворец, если он сможет увидеть его. – Она склонилась над воркующей птицей. – Нет, ты только послушай его, он, кажется, даже не понял, что сделал что-то неправильно. – Она достала горсточку зерен из сумки, лежащей возле клетки, и просунула между прутьями. – Это не награда, ты понял? Я просто не хочу, чтобы ты умер от голода.

– Почему ты не сказала Калиму? Она продолжала глядеть на голубя.

– Он бы все равно мне не поверил. Он меня не любит. – Она повернулась к нему, вздернув подбородок. – А кроме того, почему я должна объяснять ему что-то и позволять указывать мне, что делать?

– Потому, что это избавило бы тебя от некоторых неприятных моментов.

– То, что произошло, доставило мне наслаждение. – Она улыбнулась. – Но в первый момент, как только я проснулась, мне стало не по себе. Ты вел себя очень странно.

Он отвернулся и взглянул на огонь.

– Как я сказал, я не люблю это место.

– Почему?

– Оно напоминает мне о том, чем я был. – Его губы скривились. – Думаю, что на какое-то время сегодня ночью я вновь стал прежним.

– Ты считаешь, это плохо?

– А ты?

На мгновение она ощутила его сомнение и одиночество, обычно скрытые за щитом, которым он закрывался. Ей бы хотелось ему помочь, но она понимала: он ей не позволит. И все же теперь она может порадовать и его, и себя, ее способ он охотно примет.

– Нет. – Она бесстрашно встретила его взгляд и, пройдя через комнату, встала перед ним. – Это не плохо. Как-то иначе… интересно.

Он покачал головой.

– Но тогда тебе придется определить значение этого слова. Она кивнула.

– Я понимаю различие между порочно интересным и захватывающе интересным.

– И что это такое?

– Тамир вызывает интерес своей порочностью, но я бы не позволила ему дотронуться до себя. – Она коснулась рукой треугольника темных волос на его груди. – Но меня волнует, когда ты трогаешь меня.

Он замер.

– Мне очень повезло.

– Я бы хотела, чтобы ты снова это сделал… пожалуйста.

– Прямо сейчас?

– Если тебя это не слишком затруднит, – Она обнаружила, что ей сложно встретиться с ним глазами, поэтому скользнула в его объятия и прижалась щекой к его груди. – Когда я смотрю на тебя, мне бы хотелось… чтобы ты повторил это.

– А тебе не слишком больно?

– Нет. – Она подняла голову и прошептала: – И… поцелуй меня. Ты еще этого ни разу не сделал.

– О да. – Его губы прижались к ее губам, и он нежно опустил ее на ковер. – Есть много разных поцелуев, и мы насладимся одним из самых приятных. Но я буду счастлив показать тебе и все остальные. – Он приник к ней. – Мы обязательно сделаем твою жизнь захватывающе интересной.


* * *


Тесс лежала, покачивая головой, покоящейся на согнутой в локте руке, и с удовлетворением рассматривала Александра в его клетке. Его круглые глазки, в свою очередь, вглядывались в нее, и он тихо ворковал. Она испытывала к нему родственное чувство. Этой ночью она сама узнала чувство полета. Направляясь в башню, она даже вообразить не могла, что будет лежать здесь, переполненная неизведанными ранее ощущениями, удивляясь тому, как много нежного, чувственного таят простые прикосновения. И теперь ей хотелось одного – узнать о тайне Галена. Она решила, что настал подходящий момент все выяснить.

– Что произошло в этом месте? – Тесс повернулась и взглянула на Гэлена. – Почему ты не хотел, чтобы я приезжала в башню?

Гален долго молчал, и она уже решила, что он так и не ответит.

– Моя мать умерла здесь.

– Здесь? Но ведь ты говорил, что она умерла, упав с лошади.

– Она умерла по дороге, когда бежала отсюда, из башни. – Он глядел на языки пламени, лижущие поленья в камине. – Мой отец убил ее любовника внизу, в комнате для стражи. Она выбежала из двери, вскочила на лошадь и попыталась уйти от него. – Он помолчал. – Через четверть часа мы нашли ее, раздавленную лошадью, на дороге в Саид-Абаба.

– Мы? – Она застыла от изумления. Гален говорил ей раньше, что, когда умерла его мать, ему исполнилось двенадцать лет. – Ты был здесь?

Он резко кивнул.

– Когда отец обнаружил, что она встречается здесь, в башне, со своим любовником, он послал за мной. Он сказал, моя мать – шлюха, которая предала нас обоих и должна быть наказана. Он уверял меня, что она не любила нас и собиралась убежать со своим любовником в Саид-Абаба.

– Жестокие слова.

– Правдивые. Я знал, отец говорил правду. – Он умолк на мгновение, затем продолжил: – Но я не хотел ее смерти. Я думал, если я поеду с отцом, то, может быть, смогу найти способ спасти ее.

– Возможно, ты ошибался. Большинство матерей очень привязаны к своим детям.

– Но только не моя. Когда я стал достаточно взрослым, чтобы не нуждаться в няньке, она тут же отдала меня отцу.

– Это могло быть его волей. Он покачал головой.

– Мать ненавидела меня. Она сама говорила мне об этом. – Гален пожал плечами. – Наверное, не без причины. Мой отец увидел ее на улице Дирана, схватил и привез в Заландан в качестве своей наложницы.

– Это грех твоего отца, не твой.

– Она видела во мне лишь моего отца. Однажды она предрекла, что я вырасту и стану таким же варваром, как и он, и призналась, что она хотела бы моей смерти еще в своем чреве.

Тесс задрожала от отвращения.

– Кажется, она была не очень приятной женщиной. Тебе, возможно, жилось лучше с отцом.

– Лучше с варваром, чем со шлюхой?

– А он был варваром?

– Да. Гораздо хуже Тамира. И он хорошо учил меня. В то время мне исполнилось тринадцать, и я оставался таким же необузданным, диким, как и говорила моя мать. – Он перевел взгляд с огня на лицо Тесс. – Помню, как на свое шестнадцатилетие я напился и привез сюда друзей и нескольких шлюх, чтобы продолжить празднество. – Он увидел, как расширились ее глаза. – Жутко? Да. Но тогда я был именно таким. Тамир и я пили и бесчинствовали здесь целых три дня. Что-то в этом месте вызывает во мне безумие.

Отчаяние. Безнадежность. Тесс не произнесла ни слова, но лишь теснее прижалась к нему.

– Тамир убил одну из шлюх в пьяном угаре. – Гален опять смотрел на огонь. – Он задушил ее.

– Ты не мог остановить его?

– Я тоже был пьян. Когда я проснулся на следующее утро и обнаружил ее в кровати мертвую – она лежала между нами, – то в первое мгновение вообразил, что это сделал я. Меня затошнило от ужаса и отвращения к себе. Потом я взглянул на Тамира и понял, во что я превращаюсь, чем уже стал. – Его голос зазвучал яростнее, и она различила в нем неистовые, жестокие нотки. – И тогда я спохватился. Ведь есть другой путь; страсть к блуду, кровопролитие и беззакония должны кануть в прошлое. – Он поднялся и подошел к огню. – С тех пор я не появлялся в этой башне.

Ее охватила дрожь, она новыми глазами оглядела комнату. Теперь, когда она узнала, какие оргии, разврат и насилие творились здесь, ей стало казаться, что каждая стена пропиталась зловещим духом жестокости и источала тлетворный запах. В этой башне Гален узнал достаточно боли и разочарований, которых с лихвой хватило бы, чтобы уничтожить более слабого человека. Вместо этого он смог себя изменить, закалился, стал справедливее и сильнее. Да, это место отточило его дух. Тесс села и сбросила с себя плащ.

– С меня достаточно пребывания в этой комнате. – Она встала, подобрала свое платье и шагнула в круг из лежащей на полу нижней юбки. – Она больше меня не интересует. Я хочу назад, во дворец.

– Прямо сейчас? – Гален взглянул на нее. – Я думал, мы подождем рассвета. Она покачала головой.

– Я не хочу спать. – Она опустилась в огромное кресло и натянула башмаки. – Это нехорошее место.

Он присел на корточки и слегка улыбнулся.

– Уверен, что смогу удержать твой интерес, если ты согласишься остаться до рассвета. Она повеселела.

– Конечно, сможешь. Я нахожу, что мне пришлись по душе эти игры, а ты весьма искусен в них, не так ли?

– Я стараюсь доставить тебе удовольствие, – его голос зазвучал глухо, когда взгляд упал на ее обнаженную грудь, – пока сам получаю наслаждение.

– Что ж, мы можем продолжить, вернувшись во дворец. – Она встала, взяла его одежду и протянула ему. – Я уверена, там гораздо удобнее, и Александр будет счастлив вернуться домой в свой птичник.

– Ах да, наш замечательный путешественник Александр. – Он улыбнулся. – Мы не должны забывать о нем.

– И вовсе он не замечательный. – Тесс скорчила гримаску. – Он все делает плохо. – Она пожала плечами. – Но он выучится со временем. У меня в запасе три года.

Он застыл на полпути, надевая сапог.

– Ты определила себе конечное время?

– Конечно. Я очень полюбила Виану, и если я смогу выучить Александра, то буду посылать ей записки после того, как покину Седикхан.

– В самом деле. – Гален с внезапной злостью натянул сапоги и встал. – Так ты уже планируешь свой отъезд? Должен напомнить, тебе предстоит определенная задача, которая должна быть выполнена прежде, чем ты покинешь Заландан.

– Ребенок? – Она подошла к окну и остановилась, чтобы поднять клетку. – Это не заставит себя ждать, раз мы положили этому такое хорошее начало. Я молодая и крепкая, и, если Бог того пожелает, буду носить ребенка уже к осени. – Она взглянула на него. – Если я не смогу пользоваться башней, то нам следует найти другое место, откуда можно будет выпускать Александра. Ты знаешь такое место?

– Возможно, – пробормотал он, вставая и направляясь к двери. – Я подумаю об этом.

Он рассердился, поняла она с удивлением. Даже с этого расстояния она могла почувствовать исходившее от него напряжение и недовольство.

– Тебе не надо беспокоиться и сопровождать меня. Только скажи мне где… Он обернулся к ней.

– Слушай меня, – произнес он медленно, – с этой минуты я всегда буду за тобой, возле тебя, или внутри тебя. Когда ты вернешься во дворец, это будет происходить в моих покоях и в моей постели. Отныне ты не будешь путешествовать одна или в сопровождении любого другого мужчины. Пусть у меня есть только три года, но они будут полностью мои.

Прежде чем она смогла ответить, он распахнул дверь, и в следующую минуту она услышала, как загрохотали его сапоги по камням лестницы.

Тесс поколебалась, растерянно глядя ему вслед. Александр заворковал в клетке, и она с отсутствующим видом взглянула на него.

– Тихо. Мы едем домой.

Она пожала плечами и начала вслед за ним спускаться по спиральной каменной лестнице.

Непредсказуемая смена настроений Галена могла сбить с толку кого угодно, но в эту ночь произошло так много хорошего, помимо того удовольствия, которое он подарил ей. Она начала понимать, какие страдания бередят его душу и что это за битва, которую он непрестанно ведет сам с собой.

Нет, она ничуть не жалела, что приехала в эту башню.

8

Шум голосов, внезапная прохлада. Тесс протестующе заворочалась, почувствовав, что Гален отодвинулся от нее и сел на диване.

– Все хорошо. Спи.

Тесс открыла глаза и увидела Сайда. Молодой человек стоял рядом и изо всех сил старался не смотреть на нее.

– Что случилось?

– Сайд говорит, что Калим хочет меня видеть, – сказал Гален, опуская ноги на пол.

Тесс взглянула в решетчатое окно. Едва рассветало, и первые, чуть розовеющие полоски зари проникали в комнату, рассеивая предутреннюю мглу.

Они вернулись во дворец уже далеко за полночь и не спали почти всю ночь.

– Прямо сейчас?

– Калим говорит, это важно. Она приподнялась на локте.

– Где он?

– За дверью. Не беспокойся, я не позволю ему входить в твоем присутствии. Я сам выйду к нему.

Она удивленно взглянула на него.

– Почему? Может быть, мне и не нравится этот человек, но я не собираюсь прятать от него лицо, когда он появляется передо мной.

Его взгляд скользнул по выпуклостям ее обнаженной груди, очертаниям живота, ног, прикрытых тонким шелковым покрывалом.

– Не твое лицо я пытаюсь укрыть. Думаю, ты должна чувствовать себя… уязвимой.

– Ты имеешь в виду униженной? – Она покачала головой. – Ты не понимаешь. Никому это не дано. Ни тебе, и уж, конечно, не Калиму, я всего лишь выполняю условия сделки, и в этом нет бесчестия. – Она взмахнула рукой. – Скажи ему. Сайд, пусть войдет.

– Благодарю, что указала мне на мою ошибку, – мрачно сказал Гален.

Он кивнул Сайду и снова лег, завернувшись в простыню, затем натянул шелковое покрывало ей до подбородка.

– Надеюсь, ты не возражаешь, если я не допущу, чтобы ты появилась полуодетая перед другим мужчиной. Что поделаешь, если у меня очень сильно развито примитивное чувство собственности.

На лице ее отразилось изумление.

– Я не возражаю, но не понимаю. Это совсем неразумно…

– Извините, что обеспокоил вас, маджирон. – Калим направился к ним через покои. – Но на холмы был совершен набег. Из лагеря Эль-Сабар прибыл посланник.

– Эль-Сабар! – Гален даже сел на диване. – Кто это был?

– Они не уверены. – Калим колебался. – Возможно, Тамир.

– Так далеко на юге? – Гален покачал головой. – Он никогда прежде не нападал на наши поселения.

Калим пожал плечами.

– Предводитель походит по описанию на него. Он взял женщин и самых лучших коней вместе с золотом, при отборе лошадей он был особенно разборчив. Вы ведь знаете, какую страсть питает Тамир к ним.

– Кто принес сообщение?

– Юсуф. – Калим осторожно взглянул на Тесс. – Он не находился в лагере в момент нападения, но приехал туда почти сразу же. Именно он отметил, что описание вожака указывает на Тамира.

Гален криво усмехнулся.

– Можешь не осторожничать. Могу тебя заверить, Юсуф не был вчера с маджирой. Калим кивнул без всякого выражения.

– Полагаю, иначе он не сохранил бы свое отменное здоровье.

– Хорошо. – Гален встал и потянулся за халатом, поспешно протянутым ему Саидом. – И, как оказалось, моя жена очарована не Юсуфом, а только его домом. Ей необходима была его высокая крыша, чтобы запускать голубя.

Калим моргнул.

– Голубя?

– На самом деле это голубь Вианы. Мы учили его…– Тесс запнулась. Почему она оправдывается перед Калимом? Она повернулась к Галену. – Где этот Эль-Сабар?

– Пограничное поселение, лагерь, охраняющий золотые рудники в горах. В Эль-Сабаре живет одно из вассальных племен Эль-Залана. – Гален взял бокал с вином, который протянул ему Сайд. – Это около четырех часов пути отсюда. – Он сделал глоток и повернулся спиной к Калиму.

– Потери большие?

– Все очень плохо. Они факелами спалили весь лагерь и убили шестерых. – Калим помолчал. – Один из них – ребенок. Маленький сын Ханала.

Гален выругался.

– Когда же это кончится!

Он вернул бокал Сайду и направился к гардеробной. – Мы выезжаем через полчаса. Поднимай людей, – и скрылся в комнате. За ним по пятам следовал Сайд.

Калим пошел к двери, но на полпути остановился и медленно обернулся.

– Так я ошибался? – спросил он неуверенно. Тесс молча посмотрела на него.

– Вам следовало все объяснить, сказать мне…

– Что я не шлюха? Почему я обязана вам что-то объяснять? Почему меня должно волновать, что вы обо мне думаете? – Она вздернула подбородок. – Я знаю, вы не друг мне.

Он вспыхнул.

– Возможно, я и не друг, ноя бы никогда не стал вредить невинной женщине. – Он склонил голову в церемонном поклоне. – Я сожалею, если мои действия причинили вам вред. Простите меня. Я заглажу свою вину.

Тесс удивленно уставилась на него. Она знала, он гордый человек, и не ожидала от него извинений. Без сомнения. Калим сложнее и, возможно, менее самонадеян, чем она полагала. Тесс пытливо взглянула на него.

– Но ведь не только потому, что я западная женщина, вы меня не любите?

– У меня нет прав любить или не любить вас. Вы маджира. Я бы…

– Святая Мария, довольно. – Она хмуро посмотрела на него. – Скажите правду.

Он открыл рот, пытаясь что-то сказать, но молча закрыл, не произнося ни слова. И когда она уже перестала ждать от него ответа, он выпалил:

– Просто… это страх!

Прежде чем она пришла в себя от изумления, вызванного его словами, он развернулся на каблуках и быстро вышел.

Тесс уставилась на дверь невидящим взором. Ее удивили не столько сами слова, сколько то, что он вообще признался в этом. Калим олицетворял для нее все самое чуждое, угрожающее, отталкивающее, что ей встретилось в Заландане, и вот теперь под маской гордеца она обнаружила уязвимость и способность к глубоким чувствам.

Возможно, она тоже самонадеянна, ожидая, что эти люди примут ее с распростертыми объятиями, в то время как она ничего не сделала, чтобы заслужить их теплое отношение к себе. С первого же дня своего приезда в Заландан она даже не попыталась по-настоящему узнать Эль-Залан. Ей стало стыдно, что она, подобно ребенку, играла с голубями, скакала на Павде в поисках развлечений.

– Я вернусь завтра к вечеру, если все будет спокойно. Но, видит Бог, у меня нет такой уверенности. – Гален, одетый для похода, вышел из гардеробной. – Возможно, я проведу несколько часов на совете, пытаясь убедить их не развязывать межплеменную войну. Не выходи за городские ворота. Хотя я сомневаюсь, что Тамир может быть где-нибудь поблизости. Он обычно наносит удар и быстро уводит головорезов в свой лагерь, но нет смысла рисковать. – Он направился к двери.

– Подожди, – окликнула она его. – Я хочу поехать с тобой.

Гален покачал головой.

– Это нелегкое путешествие. Ни шатров, ни подушек. Мы поедем быстро и спать будем на земле.

– Я знаю, но все-таки хочу поехать. Его пронзительный взгляд не отрывался от ее лица.

– Почему?

– Я не совсем уверена, – она облизала губы, – наверное, потому, что я хочу понять… – Она покачала головой и повторила беспомощно: – Я не знаю.

– Ты увидишь вещи, которые тебе не понравятся.

Она кивнула. Ее рука стиснула покрывало. Мягкое, шелковистое – такой оказалась и вся ее жизнь со дня приезда в Седикхан. Но здесь, в этой стране, проходила и другая жизнь, чужая и опасная, и кругом ее были люди, которых она еще не успела как следует узнать.

– Мне можно поехать с тобой? Он коротко кивнул.

– Там ты поймешь, почему я привез тебя в Седикхан. Одевайся. Я жду тебя во дворе через полчаса.


* * *


Пожар в поселении Эль-Сабар загасили, но повсюду остались следы его обгоревших жилищ, выжженной земли. Подгоняемый легким ветерком кружился в воздухе пепел.

Тесс почувствовала запах дыма уже за две мили. У нее защипало глаза, когда они с Галеном проезжали по Эль-Сабару, но она так и не поняла – от дыма или от слез. Около половины шатров сгорели, у нее сжималось сердце при виде людей, потерянно бродивших среди обугленных остатков своего скарба в попытках отыскать посуду или кусок одеяла.

– Ему было необходимо поджигать шатры? – хрипло спросила Тесс.

– Нет, – мрачно ответил Гален. – Но, очевидно, ему это доставило удовольствие. – Он натянул поводья перед обожженным порванным шатром. – Здесь Дала, мать убитого ребенка. Тебе необязательно заходить со мной.

– Я войду.

Гален спешился сам и помог Тесс спуститься с Павды.

– Это тебя расстроит.

Он оказался прав. Как только они вошли в небольшой шатер, она увидела ребенка. Мальчику, что лежал на соломенном тюфяке, едва исполнилось три года, его длинные кудри струились по щекам, не потеряв еще детской шелковистости. В первый момент казалось, что он спит, но пугала его трагическая неподвижность.

Тоненькая молодая женщина, сидевшая возле него на коленях, сама едва перешагнула порог детства, но, когда она подняла глаза на вошедших, Тесс показалось, что они состарились от непоправимой беды.

– Я горюю вместе с тобой, Дала, – мягко сказал Гален. – Могу я что-нибудь сделать для тебя?

Женщина покачала головой.

– Они сбили его лошадьми, маджирон, – прошептала она. – Они сбили его, словно собаку, попавшуюся им на пути.

Гален сжал плечо Далы.

– Они видели его. – Она понимающе покачала головой. – Они видели его и даже не попытались объехать. Ему только что исполнилось три года, маджирон.

– Где твой муж?

– С другими мужчинами на совете. – Ее глаза наполнились слезами. – Ему тяжко смотреть на мертвого сына. – Она провела рукой по непокорным кудрям малыша. – А мне невыносимо, что он ушел.

У Тесс сжималось сердце, когда она смотрела на Далу. Ей хотелось бежать отсюда, из этой юдоли скорби и слез. Святые небеса, с нее уже хватит этой боли.

– Я пришлю его к тебе, – сказал Гален. Она покачала головой.

– Я должна подготовить моего сыночка к погребению. Муж чувствует мою боль, так же как и свою. Ему не вынести сразу две боли.

– А женщины деревни?

– У них хватает забот о своих собственных семьях. Многие остались без очага. Сейчас плохое время.

– Я побуду здесь. – Тесс только тогда поняла, что произносит эти слова, когда они уже сорвались с ее языка. Она прошла вперед и села на колени возле женщины. – Если вы позволите мне? – Боже милосердный, зачем она это предложила. Она ведь совсем не хочет здесь находиться.

– Мне все равно, – тупо произнесла женщина, не отводя взгляда от ребенка. – Как скажет маджирон.

– Ты хочешь остаться? – тихо спросил Гален у Тесс.

– Нет, – прошептала она дрожащим голосом. – Но я остаюсь.

Гален внимательно посмотрел на нее, затем кивнул.

– Я оставлю Сайда снаружи. Если что-нибудь будет нужно, пошли его за мной.

Она не могла больше смотреть в лицо мальчика. Боже милостивый, что бы она сама чувствовала, если бы такое случилось с ее ребенком?

Гален медлил; она ощущала на себе его пристальный взгляд.

– Иди, – прошептала она. – Тебе здесь делать нечего.

Она услышала, как он двинулся, затем почувствовала поток воздуха, когда откинулся полог. Полог опустился, и наступила тишина. Что ей теперь делать? Дала, казалось, ничего не слышала и не видела от горя, а Тесс не знала, как обращаться с людьми в таких случаях. И все же что-то делать надо было.

Ну что ж, она не умеет общаться с людьми, окаменевшими от беды, зато она хорошо понимает лошадей. Дала убита горем, и ей хочется только одного – завыть. Но Тесс прекрасно знала, что, если позволить больной лошади лечь, это для нее конец. Итак, решила Тесс, надо заставить женщину двигаться.

Она протянула руку и потрясла Далу за худенькие плечи.

– Я не знаю, что надо делать, вы должны руководить мной.

Дала подняла на Тесс безжизненный взгляд.

–Что?

– Я хочу вам помочь, но не знаю как. Что нам следует сделать сначала?

Женщина шевельнулась, медленно выходя из состояния оцепенения, вынужденная как-то отвечать на вопросы Тесс. Она потерла виски, затем сказала, запинаясь:

– Сначала… мы должны обмыть его. Тесс бодро кивнула.

– Тогда мы это и сделаем. Я попрошу Сайда принести воды. – Она поднялась и откинула полог шатра. – Да, это вполне разумно.

Но, Бог мой, разве не сошел с ума мир, в котором убивают невинных младенцев?


* * *


Она пробыла с Далой до самого заката. Едва Тесс вышла из шатра, перед ней тотчас же возник Сайд.

– Вы не ели. Мы поставили наш шатер возле ручья на краю селения Эль-Сабар и приготовили жаркое из дичи. Вы позволите принести вам, маджира?

– Не сейчас. – Она была слишком измучена душевной болью, чтобы думать о еде. – Где мой муж?

Сайд кивнул на большой шатер в сотне ярдов от того места, где они стояли.

– Все еще на совете.

– Отведи меня к нему.

– Но это не принято, женщины не должны… Тесс яростно развернулась, сжав кулаки.

– Черт побери, я не собираюсь врываться на этот мужской совет. Хотя Бог знает, почему женщины не имеют права ничего сказать, когда убивают их детей, словно… – Она отвернулась. При чем тут Сайд, когда жизнь несправедлива к ним. Или, возможно, это все-таки его вина, и Галена, и ее отца, и всех мужчин, которые определяют, что женщины должны вынашивать детей, а затем отдавать их на смерть ради мира, в котором они выросли. Она решительно зашагала мимо Сайда к большому шатру. – Я подожду, пока закончится совет, но после я должна поговорить с маджироном.

К ее удивлению. Калим сидел снаружи, скрестив ноги, и ждал.

– Почему вы не на совете? Я полагала, Галену нужна ваша поддержка.

Калим покачал головой.

– Я родился в этих горах и вырос среди этих людей. Он знает, что мне тяжело сохранять хладнокровие.

Тесс оглядела страшные следы набега.

– А он сможет?

– Это непросто и для него, – хмуро сказал Калим. Его лицо стало совсем мрачным. – Но он сильнее многих из нас.

– Этот бедный малыш, – в ее глазах зажегся гнев. – Негодяи. Я не уверена, что сама не бросилась бы следом за Тамиром.

– Как вы кровожадны, – легкий намек на улыбку мелькнул на губах Калима. Затем он вновь насупился, и она почувствовала, что он снова отгородился от нее. – Зачем вы здесь? Может, я могу вам помочь?

– Выведите мужа Далы с совета и пошлите его к ней. – Тесс устало провела рукой по своим спутавшимся волосам. – Я сделала все, что в моих силах. Теперь ей нужен он.

– Ханал не хочет…

– Святые небеса! – воскликнула Тесс. – Меня совершенно не интересует его желание. Дала собирается завтра хоронить сына, и ей нужен муж. Что же, мне самой войти туда и привести его?

Калим в замешательстве посмотрел на нее, затем повернулся и направился к шатру.

– Нет, в этом нет необходимости. Я выведу его и постараюсь убедить пойти к жене.

– Вы?

– Почему вас это удивляет? Разве может такой дикарь, как я, противостоять мудрости женщины с Запада?

Она переспросила, не обращая внимания на его насмешливый тон:

– Почему вы это делаете? Калим оглянулся.

– Потому что вы правы, – сказал он просто. – Ханал не имеет права, предаваясь горю и теша свое чувство мести, не помогать своей любимой.

Калим действовал весьма решительно и быстро. Не прошло и нескольких минут, как он вывел из шатра мрачного молодого человека и не то потащил, не то повел к шатру Далы.

– Что, некстати? – Тесс обернулась на голос Галена. – Почему Калим пошел за Ханалом?

– Потому что я сказала ему, что иначе его вытащу из шатра я. Он нужен Дале. Гален нахмурился.

– Как она?

– Чуть лучше, как мне кажется. Я попыталась делать с ней то же, что обычно применяю к больным лошадям, и, кажется, это сработало, но…

– К лошадям?!

– Ну, понимаешь, я заставила ее двигаться. На мгновение его напряженное, усталое лицо чуть просветлело, и легкая улыбка тронула его губы.

– Очень мудро.

– Не знаю, но это все, что я смогла придумать.

– Интуиция обычно самый лучший советчик в подобных ситуациях.

– Ты думаешь? – Она покачала головой. – Не знаю. Я никогда не бывала в таком положении. – И быстро добавила: – Но я постаралась все сделать хорошо, ты понимаешь? Просто я подумала, что Ханал может помочь больше, чем я. Тебе не следовало покидать совет.

– Ты все сделала замечательно, – сказал он нежно. – А что касается совета, то я ушел, когда они ссорились. – В его голосе прозвучала усталость. – Я вернусь к ним позже. – Он взял ее под локоть и повел к лагерю Эль-Залана, разбитому на дальнем конце поселения. – Все здесь гораздо хуже, чем я полагал. Я приказал приготовить еду, а затем отошлю тебя назад, в Заландан, под охраной Калима.

– Сайд уже приготовил еду. – Она покачала головой. – И я не собираюсь возвращаться. Я обещала Дале, что буду завтра здесь, чтобы попрощаться с ее сыном. – Ее взгляд обежал сожженные шатры. – И, видит Бог, здесь еще есть о чемпозаботиться.

– Тебе?

– Я же здесь. Почему бы мне не постараться сделать что-нибудь для этих людей? Мы пошлем в Заландан за припасами и всем необходимым, а я навещу каждую семью и выясню, кто в чем нуждается. – Она пожала плечами. – Кроме того, я думаю, что для Далы будет полезно отвлечься после похорон, а я не надеюсь, что муж сможет ее чем-нибудь занять. Думаю, если я дам ей понять, что нуждаюсь в ее помощи, она быстрее справится со своим горем.

– Ты уже все спланировала. – Гален взглянул ей в лицо. – Это не твои трудности. Ты не обязана участвовать во всем этом.

– Они нуждаются во мне. Гален кивнул.

– Да, им необходима любая помощь, которую ты сможешь им предложить.

– Тогда давай не будем больше говорить об этом. Я останусь с тобой, пока ты не вернешься в Заландан. Ты думаешь, что сможешь удержать их от мести Тамиру?

– Если буду красноречив, как Люцифер, и терпелив, как Иов.

– Многие остались на пепелище.

– И они потеряют еще больше, если бросятся за Тамиром. Он очень опытный воин и охотник. И он не знает пощады.

Она осторожно предложила:

– Может, ты мог бы помочь им?

– Да, мог бы. Но не стану этого делать. Кровопролитие должно быть остановлено. – Он отпустил ее руку, когда они подошли к лагерю. – Надо выбрать другой путь. – Он стиснул зубы. – Чертов Тамир!

Всего один день она наблюдала эту боль и насилие, но чувствовала себя так, словно всю ее душу истерзали и покрыли шрамами. Каково же Галену, выросшему в самой гуще этой жестокости и разбоя!

– Что ты будешь теперь делать?

– Не знаю, – покачал он головой. – Наверное, вернусь продолжать с ними спор. – Он потянулся и провел пальцами по темным кругам, залегшим под ее глазами. – Это был трудный для тебя день.

– Легче, чем для Эль-Сабара. – Она не жалела, что приехала сюда. Эти горестные часы таинственным образом обогатили ее душу, сделали ее глубже. Она чувствовала себя так, словно ступила на путь, с которого уже нельзя свернуть. – Легче, чем для тебя.

Эта правда открылась ей внезапно. Трагические картины, окружившие ее в Эль-Сабаре, пропитавшие воздух страданиями людей, заслонили от нее душевные муки Галена, но теперь она ощутила их особенно остро.

“Он сильнее многих из нас”, – сказал Калим. Но какую невероятную цену приходилось ему платить за это!

– Не ходи туда сегодня вечером, – попыталась убедить она его. – Ты слишком устал. Подожди до завтра.

– Я тронут твоей заботой. Она нахмурилась.

– Но не изменишь своего решения. Выражение его лица смягчилось, но он покачал головой.

– Там собрались слишком горячие головы. Их необходимо остудить. – Он оглянулся на большой шатер, где проходил совет. – Я должен идти туда прямо сейчас.

– Ерунда. Ты можешь, по крайней мере, поесть. Сядь. – Она подтолкнула его к большому котлу, медленно кипящему на огне. – Я дам тебе рагу и чашку чая.

– У меня нет времени, чтобы…

– Конечно, есть. – Тесс говорила с непривычной для нее серьезностью. – Отдыхай.

Искра нежного изумления промелькнула на его лице.

– Как прикажете, маджира.


* * *


Лишь на рассвете Тесс проснулась от прикосновения Галена, скользнувшего под одеяло.

– Все кончилось хорошо? – спросила она сонно.

– Нет. – Он вытянул ноги и зарылся лицом в ее волосы. – Спи.

– Не говори глупости. – Она зевнула и повернулась к нему. – Если бы ты хотел, чтобы я спала, ты бы солгал мне. Они собираются вслед за Тамиром?

– Они согласились ждать три месяца. Если за это время я не представлю Тамира перед трибуналом, они отправятся в набег на его земли.

– Боже, что еще за трибунал?

– Трибунал объединенных племен Седикхана, – сказал он после некоторого молчания. Она широко раскрыла глаза.

– За три месяца? Ты же говорил – на это уйдут годы.

Гален сардонически улыбнулся.

– Вот почему они пошли на компромисс. Они уступили мне, и все же получат свою бойню.

– Что ты собираешься делать?

– А что мне еще остается? – Его лицо осветилось бесшабашной улыбкой. – Я собираюсь объединить эту чертову страну за три месяца.

Она уставилась на него, зачарованная, плененная той магнетической силой, которую излучал в эту минуту Гален.

– И тебя ничего не смущает?

– Я не могу себе этого позволить. Ситуация и так достаточно отвратительна. Нет времени для сомнений.

Он отвечал с таким радостным возбуждением. Это оттого, поняла она, что его ожиданию пришел конец и наступило время действий. И неважно, насколько ничтожен шанс на успех, он наконец-то получил эту свободу.

– Ты будешь сражаться с ними словом? Он покачал головой.

– Я собираюсь предложить им перестать ссориться.

У нее зародилась искра надежды. Наклонившись над ним, она спросила:

– Но как?

– Во-первых, я собираюсь навестить шейхов девяти главных племен Седикхана и попытаться убедить их собраться, чтобы обсудить проблему объединения.

– И они приедут?

– Да, можешь не сомневаться. Я созову всех на каробел.

Слово показалось странно знакомым, но она не могла вспомнить, где его слышала.

– И что это такое?

– Праздник. Угощение, музыка, танцы и состязания. Некоторые шейхи, может, не захотят и говорить об объединении, но они приедут в любом случае, если праздник состоится в самое ближайшее время. Мне бы только собрать их всех вместе. Тогда я получу возможность повернуть все так, как надо мне.

– Где будет проходить этот праздник?

– У подножия гор, недалеко от Заландана. Так близко, как только я смогу это организовать, чтобы все состоялось на нейтральной земле. – Он нахмурился, рассуждая вслух: – Необходимо добиться успеха в отдельных племенах. Мне представилась возможность воспользоваться набегами Тамира. Он набирает силу, вряд ли это радует шейхов, а его разбойничьи игры приносят горе и потери. Думаю, что угроза Тамира и престиж моей женитьбы на тамровианской принцессе помогут мне решить задачу объединения.

– Тогда почему бы тебе не взять с собой тамровианскую принцессу и не продемонстрировать ее должным образом?

– Что? – словно очнувшись, переспросил он.

Она приподнялась на локте.

– Разве не для этого я здесь? – Ее лицо загорелось от возбуждения. – Возьми меня с собой.

– Ты хочешь поехать?

Она живо кивнула.

– Нам надо провести здесь еще несколько часов, чтобы помочь всем этим бедным людям, но когда я освобожусь, то смогу поехать. – Она нахмурилась. – Конечно, я должна буду послать сообщение Виане и просить ее продолжать тренировать Александра.

Его внимательный взгляд остановился на ее лице.

– Ты полна энтузиазма. Почему? Она не знала. Не так-то просто ответить на его “почему”. Возможно, ею двигало желание разделить его заботы и скрасить одиночество, или, может, она просто хотела принять участие в грандиозном приключении. Любое объяснение говорило о ее уязвимости, а ей не хотелось показать свою неуверенность перед ним. Поэтому она быстро опустила глаза, разглядывая бьющуюся на его шее жилку.

– Мы заключили сделку, – сказала она как можно спокойнее. – Просто я честно пытаюсь принять участие в скорейшем осуществлении твоих планов.

Он напрягся.

– И когда ты будешь свободна, то уедешь из Седикхана?

– Уехать? – Она уже давно забыла об этой части их соглашения, и это напоминание внезапно причинило ей острую боль. Все же она смогла, сделав над собой усилие, равнодушно ответить: – Да, ты прав.

– Тогда и говорить больше не о чем. – Он сдернул с нее покрывало, прижимая ее голову к своей груди. – Но я должен полностью наслаждаться твоим присутствием, пока у меня есть такая возможность.

9

Тecc вежливо улыбнулась старому шейху, но в ответ получила лишь высокомерный взгляд.

Через две минуты, проведенные в его присутствии, Тесс поняла, что их визит к Саруму Хакиму, шейху Эль-Каббара, будет не из приятных. Она с трудом удержалась от улыбки, представляя, что бы сделал этот старый дракон, если бы она подошла к нему и вцепилась в его длинную бороду.

Вспышка веселья, как попытка скрасить усталость и плохое настроение, длилась недолго. Шейх повернулся к ней спиной и заговорил с Галеном.

– Мы соберемся со всеми старейшинами через час, но я бы хотел сначала поговорить с вами с глазу на глаз.

Он щелкнул пальцами, и в шатер стремительно вошла женщина с закрытым лицом, в черном балахоне.

– Отведи маджиру в шатер для гостей.

– Мы поставили свой небольшой шатер, – сказал Гален. – Мы не побеспокоим вас.

– Вы отказываетесь от моего гостеприимства?

– Это не входит в мои намерения. – Гален пожал плечами. – Я просто хотел избавить вас от лишних хлопот. – Он улыбнулся. – Разумеется, мы с благодарностью примем все, что вы нам предложите. – Гален кивнул Сайду, тенью застывшему позади них. – Убедись, что у маджиры будет все необходимое.

Старый шейх неприятно улыбнулся.

– Балуете ее? Эль-Залан стал гораздо мягче с тех пор, как вы построили свой чудесный город и не кочуете по стране. Женщины Эль-Каббара знают свое место и выказывают подобающее уважение к своим мужьям. Мы учим их покорности с помощью хлыста. – Он вытянул руку по направлению к Тесс. – Взгляните на нее. Она даже не носит чадры.

– Она прибыла из Тамровии, страны, где у женщин не принято закрывать лицо.

– Я слышал, вы не настаиваете на том, чтобы чадру носили даже ваши женщины в Эль-Залане. Какая слабость!

– Вы вольны придерживаться своей традиции. – Лицо Галена выражало почтительную покорность. – Однако два месяца назад вы потеряли пятерых женщин и шесть самых лучших лошадей из-за Тамира. Ваша сила и умение править не смогли предотвратить этого набега. Хаким молча уставился на него.

– Возможно, настало время применить другие меры, которые смогли бы предотвратить нечто подобное в будущем, – вкрадчиво продолжал Гален.

– Вы вновь пытаетесь говорить об объединении? – Шейх еще некоторое время стоял в раздумье, затем резко развернулся всем своим высоким худым телом. – Что ж, от разговора вреда не будет. Заходите.

Гален приблизился на шаг к старому шейху, и они вместе направились в большой шатер.

– Пойдемте, маджира, – тихо сказал Сайд. – Могут пройти часы, прежде чем…

– Я знаю, – нетерпеливо перебила Тесс. – Сомневаюсь, что увижу Галена раньше утра.

Она повернулась и последовала за женщиной в чадре, остро ощущая палящие солнечные лучи на своем открытом лице. Женщины, мимо которых они проходили, одетые все в черное, испуганно глядели на Тесс и Сайда поверх черных покрывал, закрывающих нос и нижнюю часть лица. Никогда еще не чувствовала себя Тесс более одинокой, чем в этот момент. Заландан показался ей свободным раем по сравнению с этим поселением. Она должна привыкнуть, подумала Тесс устало. Эль-Каббар – седьмое поселение, куда они приехали с визитом, и везде ее принимали так же плохо. Впрочем, не совсем так. Обычно ее встречали с настороженностью и любопытством, но не так враждебно, как здесь. Не утешала и мысль, что эти женщины просто забиты и запуганы.

Взгляд Сайда с пониманием остановился на ее лице.

– Маджирон сказал, что мы останемся здесь всего на одну ночь. Нападение Тамира сделало шейха более восприимчивым к его доводам. В следующем племени, куда мы направляемся, не так жестоко обращаются с женщинами.

– Ты имеешь в виду, что им позволяется не закрывать лицо и не падать на колени перед их хозяином? Как великодушно! – Взгляд Тесс обратился к женщине, идущей впереди них. – Господи, как мне жаль их. Как бы мне хотелось встряхнуть их или…

– Нет! – Лицо Сайда выражало подлинный ужас. – Вы не должны этого делать. Это усложнит задачу маджирона.

– Не беспокойся. – Она устало провела по своим темно-рыжим кудрям. – Это ничего не даст. Они бы просто смотрели на меня своими подведенными черной краской огромными испуганными глазами… – Она покачала головой. – Моя родная мать такая же. Если бы отец жил в Седикхане, я не сомневаюсь, он бы заставил ее закрывать лицо.

Женщина остановилась возле небольшого шатра, откинула полог и отступила в сторону, пропуская их вперед.

– Спасибо, – сказала Тесс.

Женщина только молча кивнула, затем быстро опустила глаза.

Боже всемогущий, эта несчастная боялась даже ее. Тесс почувствовала, как в душу ее закрадывается отчаяние. Едва войдя внутрь, она инстинктивно отшатнулась.

На нее пахнуло жаром, сладким ладаном.

В полумраке она едва различала отдельные вещи, беспорядочно разбросанные подушки. Все такое чужое, незнакомое. Это клетка…

У Тесс перехватило дыхание, сердце лихорадочно забилось, ей казалось, она вот-вот задохнется.

– Нет. – Она резко повернулась и почти выскочила из шатра, чуть не столкнувшись с Саидом. Воздух снаружи струил жар, но не казался таким удушливым.

Она судорожно вздохнула. – Вы побледнели. – Сайд стоял уже возле нее. – Вам плохо?

Тесс покачала головой, пытаясь остановить дрожь, сотрясающую тело.

– Я не могу оставаться в этом шатре. Куда они поместили Павду?

Сайд кивнул на загон в нескольких ярдах от них.

– Должен ли я позвать маджирона?

– Нет, конечно, нет. – Она пошла прочь от шатра, пытаясь не замечать взглядов женщин, смотрящих ей вслед. – Все скоро пройдет. Мне просто нужно уйти отсюда. Я поеду верхом и…

– Я приведу лошадей.

– На этот раз без споров. Сайд? Но разве ты не собираешься сказать мне, что это не принято? Он покачал головой.

– Иногда необходимо ломать традиции. Я знаю, для вас эти последние дни оказались очень нелегкими.

Она с удивлением взглянула на него. Сайд продолжал:

– Я знаю небольшой оазис в двух милях отсюда. Вы можете посидеть там и немного отдохнуть, а я поиграю вам на свирели. Если вы позволите, – добавил он после некоторой паузы.

Тесс взглянула на его озабоченное лицо, и внезапно почувствовала прилив нежности и благодарности к этому человеку. Сайд не одобрял многие ее поступки, но за последние недели они стали лучше понимать друг друга.

– Я буду рада, если ты составишь мне компанию, Сайд.


* * *


Уже показалась луна, когда Тесс увидела одинокого всадника, приближающегося к оазису. Гален.

Она взглянула на Сайда, сидящего на сложенном одеяле под пальмой в нескольких ярдах от нее.

– Очевидно, это ты послал кого-то сообщить ему, куда мы направляемся?

– Это простая учтивость, маджира. – Сайд снова принялся играть на свирели.

Ей бы следовало об этом самой догадаться, но она убегала из этого шатра в таком отчаянии… от всех этих глаз, жалостно глядящих ей вслед. И кроме того, она была уверена, что разговор с шейхом, как обычно, затянется на всю ночь.

Гален придержал Селика возле дерева, к которому Сайд привязал Павду, и соскочил с седла. Был ли он сердит? Она не могла сказать, его лицо скрывалось в тени пальмы.

Тесс выпрямилась.

– Переговоры идут успешно?

– Вполне. – Он склонился над ней. – Как ты?

– Со мной все в порядке, мне просто захотелось уйти от… – она оборвала себя. – Мне уже лучше. Мы можем возвращаться в Эль-Каббару.

– Замечательно. – Он сел возле нее и окликнул Сайда: – Поезжай и передай шейху мои извинения. Скажи, маджира заболела, и я не смогу встретиться с ним до утра.

– Нет! Я же говорю, я не больна. Я буду… Но Сайд, не обращая внимания на ее протесты, уже направлялся к своей лошади. Тесс быстро обернулась к Галену.

– Не делай глупостей. Шейх и так уже считает, что ты проявляешь слабость, потакая мне. Это не мудрое решение.

– Мне совершенно безразлично, что шейх обо мне думает. Я не собираюсь зависеть ни от чьего мнения.

– Но это важно для объединения Седикхана! Меня совсем не обрадует, если из-за меня ты не добьешься своей цели после всех этих мучений за последние два месяца. – Она встала на колени. – Так что позови назад Сайда и скажи ему…

– Зачем? Мне не нужно его присутствие. – Гален растянулся рядом с ней на одеяле и заложил руки за голову. – Мы останемся здесь еще на некоторое время. Кажется, впервые с начала нашего путешествия я чувствую себя таким свободным и спокойным.

– Но шейх…

– Шейх подумает, что я проявляю слабость в отношении женщин. – Он лениво улыбнулся. – Но я не дал ему повода почувствовать, что уязвим в делах. Так что если благодаря моей любви к женщинам он сможет почувствовать свое превосходство надо мной хоть в одном, то это придаст ему уверенности, и он будет меньше опасаться меня. Она покачала головой.

– В этом нет необходимости.

– Я не могу допустить, чтобы ты страдала от одиночества и усталости из-за меня, – сказал он тихо. – Нет нужды тебе стоять и потерянно смотреть мне вслед, как я уезжаю, отказав тебе в защите.

Она понимающе кивнула.

– Я знаю, ты не можешь заступиться за меня, не ослабив своих позиций.

– Я не был уверен, что ты поймешь. – Он притянул ее к себе, прижав ее голову к своему плечу. – Я могу одновременно вести только одно сражение. Договорившись об объединении, я могу заняться решением других проблем.

В его объятиях у нее каким-то таинственным образом тает усталость и плохое настроение, слабеет напряжение и ее охватывает ощущение покоя. Она теснее прижимается к нему, словно набираясь от него силы. Внезапно она признается:

– Это все из-за женщин. Он промолчал.

– Они подобны рабам в клетках, забитые и покорные. Когда я вошла в этот шатер, мне вдруг показалось, что это такая же клетка. – Она судорожно всхлипнула. – Наверное, это напугало меня.

– Напугало?

– Так могло быть и со мной. Всю свою жизнь я хотела быть свободной, но я знала, что женщины не могут… и еще бы чуть-чуть и я… – Она откинулась назад и с внезапным жаром заявила: – Это неправильно! С ними нельзя обращаться как со своим имуществом. Эти бедные создания пресмыкаются перед своим хозяином, не смея поднять глаз, а Дала, потеряв сына, не имеет права говорить, когда решается судьба убийцы малыша. Это несправедливо, Гален.

–Да.

– Я всегда об этом знала, но считала, что так уж устроен мир. Святые небеса! Даже священники говорили нам, что мы должны быть кроткими и смиренными. – Она уставилась в темноту невидящим взглядом. – Но сейчас, сидя здесь, я решила, что не только вы виноваты в этом. Это и наша собственная вина, мы позволяем вам унижать нас. У нас нет мужества бороться, чтобы доказать свою индивидуальность, независимость. Это надо изменить, Гален.

– Я могу взять на себя только свои собственные грехи, но отказываюсь нести ответственность за все человечество.

– На самом деле ты гораздо лучше остальных. Улыбка тронула его губы.

– Премного благодарен за такой необычный комплимент. – Он погасил улыбку. – Я ведь говорил тебе, что не могу…

– Ты не слушаешь меня. Я ничего не прошу у тебя. Все это происходит из-за того, что мы доверили мужчинам вести наши битвы, так что мы не заслуживаем победы.

– И теперь ты собираешься сама вести свою борьбу? – Он нежно откинул волосы с ее лица. – Помоги нам всем. Боже.

– Бог и так помогает мужчинам. Пришло время все изменить.

– И когда ты собираешься начать наступление?

– Я еще не решила. –Она поморщилась. – Это очень сложная задача.

– И это наверняка займет больше времени, чем ты даже предполагаешь. – Его рука продолжала ласкать ее висок, но сам он смотрел в сторону. – Особенно если учесть, что ты собираешься спасать женщин Седикхана.

Его слова причинили ей боль. Она понимала, что Гален получает огромное наслаждение от ее тела, но он также знает, как сильно она тревожится о нем. Чужая в его стране, она за эти последние недели лишний раз убедилась, с каким подозрением относятся к таким его люди.

– Они-то уж определенно нуждаются в спасении, – сказала она осторожно и заговорила о другом: – Хаким присоединится к каробелу через две недели?

Гален кивнул.

– И, быть может, проголосует за объединение. Безопасность для него значит слишком много, и он будет рад ухватиться за любую возможность.

– Нам осталось нанести визит всего двум шейхам. – Она помолчала. – Если ты не собираешься нагрянуть к Тамиру.

– Я еще не совсем сошел с ума. Мы начнем драку прежде, чем доберемся до шатра переговоров.

– Он рассердится, что его не пригласили, и попытается помешать.

– Я ему этого не позволю.

– Но как ты…

– Я устал от разговоров. – Он принялся расстегивать ее платье. – Бог знает, сколько еще мне придется увещевать каждого из шейхов, когда я вернусь к Хакиму. – Он наклонил голову и обхватил губами ее сосок, прошептав: – Хаким предлагал мне красотку для удовольствия на эту ночь.

Она напряглась.

– И что ты ему ответил?

– Я сказал, что ты необыкновенно искусна в любви, и по этой причине я так снисходителен к тебе, что готов выполнять каждог твое желание.

Ведь каждый раз, оказавшись меж твоих бедер, я попадаю в упоительный рай.

Знакомая сладкая боль в лоне окатила ее, когда его зубы мягко потянули за сосок. Она судорожно перевела дыхание.

– Тебе незачем лгать ему.

Он надвинулся на нее, снимая с нее платье.

– Нет. Я ему не солгал… – пробормотал он.

– Место похоже на небольшое поселение, – сказала Тесс Галену, когда они остановились на холме и глянули вниз на долину, предназначенную для каробела.

Больше сотни шатров раскинулось в ней, и уже повсюду там кипела жизнь. Женщины возле своих жилищ размещали большие котлы, мужчины бродили вокруг, смеясь и разговаривая, чудесные кони с лоснящимися на солнце крупами неустанно двигались в специальном загоне на дальнем конце расположившегося лагеря.

– А детей нет, – заметила Тесс. – Если это праздник, где в таком случае дети?

– Не достигшие тринадцати лет на каробел не допускаются. – Гален послал Селика вперед. – дети остались дома со стариками.

– Почему?

– И соревнования, и призы – только для взрослых. Здесь все поставлено очень серьезно. – Гален кивнул на небольшой свободный участок земли на западном конце этого временного поселения. – Вон там Виана.

– Где? – И тут же Тесс заметила изящную фигурку Вианы, грациозно двигающуюся среди толпы. – А, я уже вижу ее. – Тесс сжала коленями Павду и поскакала галопом вниз по дороге, обгоняя Галена. – Виана!

Виана оглянулась, увидев Тесс, радостно улыбнулась. Тесс осадила Павду и соскользнула на землю.

– Как я рада тебя видеть. Ты хорошо выглядишь. – Озаренное внутренним светом лицо Вианы было прекрасным.

Тесс ласково обняла ее.

– Ты привезла Александра? Виана рассмеялась.

– Почему-то я догадалась, каким будет твой первый вопрос. Конечно, я привезла его, разве ты не просила меня об этом в каждом из трех своих посланий? Он в моем шатре, и мы сможем отпустить его на волю, когда ты пожелаешь. Я наказала моей служанке накормить его зерном, когда он вернется во дворец. – Она рукой остановила Тесс, готовую задать следующий вопрос. – Да, я тренировала его постоянно. Мне помогал Калим.

– Калим? – Тесс нахмурилась.

Виана кивнула.

– Каждый вечер он брал его в дом Юсуфа и там отпускал. – Она помолчала. – А всю последнюю неделю он ездил по городу, отпускал его в самых разных местах. Теперь Александр свободно находит дорогу домой.

– Калим не упоминал об этом в своих сообщениях Галену.

– Разумеется, нет. Едва ли это важно.

– Действительно. – Странно, что Калим тратит свое время на их затею, но Тесс это не пришлось по душе. – Будь здесь Алекс, я уверена, он бы сделал то же самое.

Виана посерьезнела.

– Возможно.

– Он бы непременно тренировал Александра, – настаивала Тесс. – Калим здесь?

– Конечно, это традиция. Все мужчины всегда собираются на каробел, чтобы принять участие в состязаниях.

– Даже Гален? Виана кивнула.

– Он говорит, что это очень важно – соблюдать мелкие обычаи, когда собираешься разрушить более значимые. Он оставался победителем на четырех последних праздниках. Но у меня еще много дел. Каробел начнется послезавтра, а нам предстоит еще подготовить угощение, – она жестом показала на большой шатер, – и специальный шатер для кадин.

– Кадины? Здесь?

– Ну конечно. Разве ты не знаешь, что победитель в каждом виде получает право провести ночь с любой из них по своему выбору. Вначале случались кровопролития, когда победитель выбирал жену или дочь другого участника, поэтому было решено привозить на каробел самых красивых кадин. – Виана пожала плечами. – Они служат многим мужчинам и до начала праздника. Не только угощение и состязания привлекают сюда вождей и их свиту. По традиции каждый мужчина хотя бы раз получает удовольствие с кадинами во время праздника.

– Я… понимаю. – Тесс расстроилась, хотя ей уже следовало понять, что кадины так же занимают определенное место в жизни этих мужчин, как жены или любовницы. – Они уже приехали из Заландана?

Виана покачала головой.

– Завтра. Но я должна удостовериться, что в их шатре все достаточно удобно устроено. У них будет много посетителей.

– Могу себе представить.

– Я привезла сундук с подходящей одеждой для тебя, а также ларец с драгоценностями, – оживленно сказала Виана. – Ты ведь захочешь поддержать авторитет Галена, появившись соответственно одетой. – Она окинула одежду Тесс неодобрительным взглядом. – Я думаю, тебе стоит переодеться прямо сейчас. Половина шейхов уже прибыли.

– Еще успею. – Тесс взглянула задумчиво на шатер, предназначенный для кадин. – А они красивые?

– Конечно. Я сама их отбирала, – удивленно ответила Виана. – А иначе как бы они могли служить наградой?

– Не знаю. Это кажется…

– Здравствуй, Виана. – Гален натянул поводья возле них, окидывая внимательным взглядом лагерь и отмечая порядок и чистоту. – Ты все подготовила просто замечательно.

Виана вспыхнула от удовольствия.

– Еще столько предстоит сделать, я только что объясняла Тесс, – но завтра все будет готово. – Она нахмурилась, строго глядя на Тесс: – Переоденься.

– Ох, ну хорошо, хорошо. – Тесс поморщилась. – Но я отказываюсь закрывать лицо даже ради престижа Галена.

– Жаль, – глаза шейха лукаво блеснули. – Я уверен, что старый Хаким расценит такую уступку как большую победу надо мной.

– Ни за что, – твердо заявила Тесс. Ее взгляд вновь вернулся к шатру кадин, и она добавила небрежно: – Впрочем, против нарядного платья я не возражаю.

– И на том спасибо, – мрачно сказал Гален. – Я слишком устал от этих одеяний, которые мы не снимаем последние два месяца.


* * *


Крупный жемчуг обрамлял низкий вырез платья из золотой парчи и служил единственным украшением этого изысканного и строгого в своей элегантной простоте наряда.

“Да, к сожалению, моя маленькая грудь не заполнит корсаж платья, – думала огорченно Тесс, разглядывая себя в зеркало из полированной бронзы, – зато золото подчеркивает сияние волос”.

Гален устроился на диване, опершись подбородком на ладонь, и наблюдал за Тесс.

– Просто великолепно!

– К нему есть шаль с бахромой и дурацкий золотой зонтик. – Она коснулась голой шеи. – Это не совсем скромно. Наверное, мне придется накинуть шаль. Хаким вновь будет глазеть на меня.

Его бровь приподнялась.

– Тебя это волнует?

– Ну, Виана сказала, что я должна поддерживать твой авторитет. – Она взглянула на свое отражение и постаралась как можно небрежнее сказать: – Виана говорила, что ты придерживаешься всех обычаев каробела.

– Насколько возможно.

– Она говорила, что многие мужчины посещают шатер кадин.

– Действительно.

– А ты? – Продолжая избегать его взгляда, она поспешно добавила: – Это для меня не имеет значения, я просто хотела бы знать.

– Если это неважно, зачем ты спрашиваешь? Она сердито взглянула на него.

– Мне бы не хотелось… это беспокоит меня.

– Почему?

– Ну откуда я знаю? – спросила она раздраженно. – Мне просто не нравится мысль, что ты с… – Она оборвала себя. – Так ты собираешься к ним?

– Не ходить к ним значит нарушить традиции. – Он встал и направился к ней. – Другие мужчины могут заподозрить меня в бессилии.

– Глупости.

– Хаким подумает, что я спятил.

– Перестань дразнить меня. Ты пойдешь к ним? Он провел пальцем по жемчугу, обрамляющему вырез платья.

– И ты надела его, чтобы удержать меня от хождения к ним?

– Конечно же, нет.

– Это хорошо. Потоку что ты совершила бы ошибку.

Она недоуменно нахмурилась.

– Правда? Он кивнул.

– Если ты желаешь остановить меня, тебе бы следовало не надевать совсем ничего. Я предпочитаю видеть тебя обнаженной. – Он улыбнулся. Но меня радует, что ты не хочешь, чтобы я занимался любовью с другими женщинами. Ты должна понять: я приношу эту невероятную жертву только потому, что надеюсь ты сама приложишь все усилия, чтобы я получил максимум удовольствия. Эти кадины обучены многим восхитительным шалостям, доставляющим мужчинам наслаждение. – Его палец скользнул за вырез платья и начал ласкать ее сосок. – Не хотела бы ты поучиться у них?

Она невольно прижалась к нему.

– Они интересные?

– Без сомнения. Она облизала губы.

– Ну, тогда не вижу причины, почему бы мне…

– Гален, Тамир здесь! – крикнул Калим, врываясь в шатер.

– Тамир? – Гален отпустил Тесс, его мускулы напряглись. – Ты уверен?

Калим кивнул.

– Я видел его, он скачет сюда.

– Сколько их?

– Он один.

Гален чуть расслабился.

– Хорошо. Тогда не надо медлить. Веди его прямо сюда.

Калим кивнул и выскочил из шатра.

– Тамир, – прошептала Тесс. – Боже мои, а праздник еще даже не начался.

– Я ждал, что он когда-нибудь появится. Лучше раньше, чем позже. – Гален повернулся к ней. – Иди в шатер Вианы, я не хочу, чтобы он увидел…

– Гален, как ты можешь быть таким недобрым. – Тамир появился в шатре. – Если бы я созвал каробел, разве бы тебя не пригласил?

Лицо Галена не выдавало никаких чувств.

– Твои набеги не принесли тебе популярности у большинства из моих гостей. Сомневаюсь, что тебя ждал бы ласковый прием.

– Не от этих свиней. – Тамир пожал плечами и, потянувшись, выбрал крупный плод инжира из деревянного блюда с фруктами. – Но ты-то ведь всегда рад меня видеть, не правда ли? – Он вонзил крепкие белые зубы в сочную мякость инжира, с интересом разглядывая Тесс. – Ты выглядишь, словно принцесса. – Его голос стал тихим и вкрадчивым. – Как нехорошо со стороны Галена скрыть от меня свои планы относительно тебя. Я слышал, ты путешествовала по всей стране с моим старым другом. Ну и как? Произвела ли ты впечатление на этих дураков?

– Уверена, мы добились несомненного успеха, – холодно ответила Тесс. – И, возможно, мое присутствие способствовало этому.

Тамир откусил еще один кусок от сочного плода.

– Так высокомерна. – Его белоснежные зубы сверкнули на бородатом смуглом лице. – Полагаю, принцесса лучше шлюхи, Гален. Хочешь, скажу почему?

–Нет, но ты можешь объяснить, зачем ты здесь.

Тамир перевел взгляд на Галена.

– Зачем? Предоставить тебе еще одну возможность отказаться от своей глупой затеи. Отправь это стадо овец назад, в их поселения, и прекрати убеждать их объединяться в союз, ведь, кроме тебя, это никому не нужно.

– Один ты не хочешь.

– Полагаю, такое бы мне не подошло. Моя натура не стерпит оков союза. – Он улыбнулся еще шире. – Так же, как и твоя. Бьюсь об заклад, ты нарушишь свои же собственные чудесные законы в первые полгода после того, как союз будет создан.

– Ошибаешься. Тамир покачал головой.

– Нет. Я слишком хорошо тебя знаю, друг мой. Ты сможешь быть верен своим дурацким идеалам только до той поры, пока соблазн не окажется достаточно велик.

Он погасил улыбку.

– И я приготовил для тебя такой соблазн. Отошли их прочь.

Гален твердо встретил его взгляд.

– К тому времени, как они уедут, Седикхан будет объединен.

Тамир пробормотал ругательство.

– И я буду объявлен вне закона?

Гален кивнул.

Тамир в ярости уставился на него.

– Это уже перестает забавлять меня. Ты заходишь слишком далеко. Предупреждаю тебя… – Жесткая ухмылка скривила его губы. – Неверный выбор, Гален. – Тамир повернулся и двинулся к выходу из шатра, но затем остановился и обернулся к Тесс. – Ты не хочешь знать, но я все же скажу тебе. Принцесса лучше шлюхи для меня потому, что я еще никогда не развлекался с ней в постели. – Помолчав, он добавил многозначительно: – Пока.

В следующую минуту он вышел.

Тесс попыталась подавить страх. На этот раз ножи остались в ножнах, но эта встреча несравненно более угрожающая, чем та, первая.

– Я отправлю тебя назад, в Заландан, – ровным голосом произнес Гален. Она повернулась к нему.

– Из-за угрозы Тамира? – Она покачала головой – Я не поеду. У меня здесь своя задача. Неважно, как они ко мне относятся и что думают, главное – шейхи видят меня и это напоминает им о твоих связях с Тамровией.

– Ты уедешь завтра утром. Я велю Калиму сопровождать тебя.

– Хорошо, но через десять минут после его отъезда я поверну обратно. Что ты предпочитаешь – мое путешествие без сопровождающих или пребывание здесь под твоей защитой?

Он сжал кулаки.

– Ты не знаешь Тамира. Я не допущу… – Он замолчал, увидев ее воинственно вздернутый подбородок. – Боже, какая же ты упрямая. Ты что, не понимаешь? Тамир не бросает на ветер слов, а тебе он угрожал.

– И тебе тоже.

– Это моя битва, не твоя. Она не ответила.

Он махнул рукой и, пробормотав ругательство, развернулся на каблуках и выбежал из шатра. Он не прав. Неужели он не понимает, что его битвы стали и ее битвами тоже? Всю свою жизнь она будет…

Всю жизнь.

Она застыла, уставившись невидящим взглядом ему вслед, пораженная внезапной мыслью. Черт возьми, о чем она думает? Она не желает быть связанной ни с одним мужчиной.

Да, она привязалась к Галену Бен Рашиду, и эта связь была более глубокой, чем просто зов плоти.

Нет! Она не хочет ничего, что могло бы удержать ее здесь, и не помешают ей ни Гален, ни Седикхан. Ее мечта – быть свободной. Это не любовь. Это просто страсть и уважение к человеку, обладающему необычайными способностями. Их дружба и общие цели сблизили их, но это не может быть…

И он не любит ее.

Острая боль пронзила ее от этой мысли, сметая все заграждения, которые она так старательно воздвигала. Если она не любит его, почему тогда мысль о его чувстве причиняет ей такую боль?

Тесс взглянула на себя в зеркало. Это парчовое платье, которое она надела, чтобы удержать его от посещения кадин. Она должна понять всю опасность, а может, и тщетность этого желания.

Ее просто ослепило то наслаждение, которое он давал ей. Паулина однажды так же потеряла голову с одним из своих поклонников на целых две недели.

Но Тесс не Паулина, и она не сможет все так легко забыть.

Она не станет об этом думать. Она постарается так занять себя делами, чтобы не оставалось времени ломать голову о Галене или об этих таинственных связующих их нитях. Отныне она будет держаться от Галена на расстоянии.

Да, так она и сделает. И если она сумела поддержать Далу в ее горе, то сможет пережить и свои несчастья.


* * *


Было далеко за полночь, когда Гален вошел в шатер и принялся раздеваться. Она задышала ровнее, стараясь притвориться спящей.

Вскоре он лег на диван рядом и некоторое время молчал.

– Ты не спишь. – Гален повернулся, стараясь разглядеть ее в темноте.

– Нет.

– Я бы вернулся раньше, но Хаким настоял на обсуждении законов о правосудии и…

– Это не имеет значения. Он помолчал несколько мгновений, прежде чем заговорить.

– Я не намеревался ругать тебя… я… очень обеспокоен.

– Мои чувства не столь нежны, чтобы их могли разрушить грубые слова.

– Разве? – Он потянулся и нежно дотронулся до ее щеки. – А я думаю иначе, килен.

Она зажмурилась, пытаясь сдержать слезы. Какие глупости. Все эти эмоции, что охватывают ее сейчас, – просто безумие. И то, что он с нежностью касается ее, еще не причина, чтобы, как маленькой, плакать. Да, решение держаться от него подальше оказывается даже более разумно, чем она думала.

– Ты ошибаешься. Я не сплю просто потому, что слишком жарко.

– Странно. Мне казалось, что ночь холодная. – Его рука накрыла ее грудь. – Тело у тебя совсем не теплое. – Он усмехнулся, почувствовав, как твердеют ее соски под его ладонью. – Но я могу различить жар…

– Ты неплохо натренировал меня, не так ли? Должно быть, ты очень горд этим. – Она отбросила его руку и отодвинулась на край постели. – Сомневаюсь, что даже Дафна была готова так скоро выполнять свои обязанности.

– Обязанности?

– Доставлять тебе удовольствие и принести ребенка. Разве не это моя обязанность? – Голос ее дрогнул, но она постаралась не выдать себя. – Так вот, я подумала и решила, что пока достаточно. сделала, чтобы доказать свою услужливость. Он напрягся.

–И?

– Я не желаю, чтобы ты больше дотрагивался до меня.

– Черт возьми. Тесс, я же извинился!

– Твои слова не имели никакого отношения к моему решению. Постельные игры, конечно, забавны, но я действительно устала от всех этих нежностей.

Он недоверчиво рассмеялся.

– Еще сегодня утром ты не чувствовала себя усталой, когда, словно демон ветра на…

– Я не желаю больше говорить об этом. – Слишком сильно отозвалось ее тело на воспоминание об этом наслаждении. – Однако я сообщу, когда мои чувства изменятся.

– Благодарю, – с иронией, больше похожей на сарказм, сказал Гален. – По всей видимости, я должен быть признателен тебе за любую милость, которую ты соизволишь мне оказать. Полагаю, будет лучше, если мы все выясним. Я не намерен… – Он резко замолчал, затем вновь заговорил, но уже совсем другим тоном: – Поговори со мной. Тесс. Объясни мне, что случилось.

– Ничего. – Она закрыла глаза и постаралась отодвинуться подальше от него к краю дивана. – Я устала. Сейчас я хочу спать.

– Сейчас ты хочешь спать? – Раздражение взяло верх над нежностью. – Ты обрушила на меня всю эту ерунду и теперь собираешься просто заснуть?

–Да.

– Но так же не может…

Она почувствовала, что он сумел обуздать свои эмоции.

– Очень хорошо, спи. – Он повернулся к ней спиной. – Я подожду.

Он ждал всю свою жизнь. Ждал любви, которая все не приходила, ждал конца бесконечным войнам, ждал воплощения своих жизненных целей. Боже, как же она хочет прикоснуться к нему. Только бы пережить эту ночь, завтра будет легче.

Главное, до него не дотрагиваться…

10

До самого заката она ни разу не присела.

Гален задержался у входа в шатер Хакима и мрачно наблюдал за тем, как Тесс носится без устали по лагерю вместе с Вианой, громко разговаривая и возбужденно жестикулируя. Она уже ушла, когда он проснулся, и в течение всего утра он лишь мельком видел ее. Подобно вихрю, она везде следовала за Вианой, помогала наблюдать, как устанавливают новые шатры, накрывают столы с угощением. Он даже увидел, как она, серьезно хмурясь, пробовала еду из большого котла, кипящего на костре.

Повариха, черт возьми! Тесс ненавидела все эти скучные мелочи, а во дворце и близко не подходила к кухне. Когда она склонилась над котлом, он очень хорошо понял, что что-то здесь не так. Но что? Дьявол тебя забери!

Она очень изменилась, стала холодной, неискренней. Но эти черты характера ей совершенно не присущи, и трудно найти кого-нибудь откровеннее и честнее Тесс. Прошлой ночью он почувствовал себя обманутым и разозлился, словно его ограбили, отняв что-то очень ценное.

Наслаждение. Она отняла его у него, заключив сделку, и не имеет права нарушать ее. То, что он чувствует, – не боль, а возмущение. Он скажет ей, что она не должна отталкивать его, как прошлой ночью. Он заставит ее дать ему то…

– Что-то случилось?

Гален так глубоко погрузился в свои мысли, что не заметил, как подошел Калим.

– Все девять шейхов прибыли и даже выслушали меня. Все хорошо. Чем ты так обеспокоен?

– Вы были очень хмуры, – пояснил Калим. – Я пришел сказать вам, мы получили сообщение от одного из горных племен.

Гален напрягся.

– Тамир?

Калим покачал головой.

– Тамир будто растаял в воздухе. Нет, известие пришло об Алексе Рудине. Он в половине дня пути отсюда.

– Алекс. – Возможно, новости не слишком хорошие, если Алекс покинул двор Тамровии и поспешил в Седикхан, но Гален внезапно ощутил теплое чувство, он уже начал скучать по колкому юмору своего старого друга. – Пошли навстречу ему сопровождающих. Сомневаюсь, что Тамир действительно растаял.

– Я уже отправил эскорт. Неужели вы думаете, я так глуп.

– Нет. – Его взгляд снова вернулся к Тесс. Это он сам похож на влюбленного болвана: занят своей женой вместо того, чтобы думать о важных делах. – Я буду беседовать с Лодимом и Хакимом во время полуденного отдыха. Дай мне знать, когда приедет Алекс.

– Мне привести его к вам?

– Нет. – Гален снова взглянул на Тесс. – Отведи его к маджире. – Быть может, она расскажет Алексу о своей обиде. Бог знает, хватит ли у него выдержки выяснить все самому, не взорвавшись.

Он издевательски улыбнулся, почувствовав во всем этом злую иронию. Он почти двадцать лет терпеливо ждал осуществления своей мечты – объединения Седикхана, а всего одна ночь, проведенная без этой маленькой женщины с непокорными темно-рыжими кудрями, отвергнувшей его, заставляет его сжимать челюсти от нетерпения и чуть ли не брать ее силой.

– Передай, чтобы он зашел в мой шатер к ужину, мы поговорим.


* * *


– Алекс!

Тесс бросилась навстречу кузену и оказалась в его объятиях, затем поспешно отпрянула, сморщив носик.

– Святые небеса, от тебя несет потом и лошадьми!

– Обижаешь! – Он выпрямился с притворным негодованием. – Я спешил к тебе, потому что, как Калим сказал мне, ты будешь в отчаянии, если я не позволю тебе первой приветствовать меня, а ты пытаешься оклеветать своего кузена.

– Я вполне могла бы подождать, пока ты вымоешься. Впрочем, не имеет значения. Я постараюсь не дышать. – Она опять прижалась к нему и крепко обняла. – Какие новости?

– Не очень хорошие. – Алекс нахмурился. – Мать-настоятельница написала твоему отцу письмо, спрашивая, благополучно ли ты доехала и оправдал ли капитан Брэгган оказанное ему доверие.

Тесс широко открыла глаза.

– Действительно, не слишком приятные.

– Это может быть не так уж плохо, бесенок. – Алекс дотронулся до ее носа кончиком указательного пальца. – Твой отец собирался на следующий день, после того как я уехал, отправиться на розыски капитана, чтобы расспросить его. Возможно, наш дорогой Брэгган уже отплыл из Динара.

– А может, и нет. – Она закусила нижнюю губу. – Отец еще не понял, что ты в этом участвовал?

– Пока нет.

– Он ничего не заподозрил, что ты так поспешно уехал?

– Мой августейший отец и брат отправились ловить рыбу на реку Зандар, и я сказал твоему отцу, что собираюсь присоединиться к ним. – Он поморщился. – Объяснение не слишком достоверное, учитывая мое отношение к этой глупой королевской затее, но сошло.

– Ненадолго. Динар – маленький город, а ты слишком яркая личность.

– Ну вот, опять обижаешь, – сказал мрачно Алекс. – Это только для тебя, детка.

– Извини, – сказала она рассеянно. – Мой отец не глуп. Он начнет задавать вопросы и скоро узнает о свадьбе, а значит, отправится в Заландан и через… – Она остановилась, пытаясь подсчитать. – Сколько еще у нас времени?

Алекс отбросил попытки успокоить ее и честно ответил:

– Неделя, может, даже меньше. Она с облегчением вздохнула.

– Я боялась, он следует за тобой по пятам. Может быть, обойдется. Каробел начинается завтра утром, и сразу за этим назначен последний совет. Гален сможет заключить договор о союзе между племенами до прибытия отца.

– Дело значительно продвинулось с тех пор, как я покинул Седикхан. Что послужило толчком?

– Тамир. Алекс кивнул.

– В каждом племени, которое мы проезжали, нам рассказывали о его набегах. – Он повернулся и направился к выходу. – Ладно, последую твоему совету, высказанному столь грубо, – умоюсь и переоденусь прежде, чем идти на ужин к Галену. Ты придешь?

– Нет.

Он обернулся и с удивлением взглянул на нее. Тесс через силу улыбнулась.

– Мне еще многое надо сделать. Я поужинаю с Вианой и, возможно, присоединюсь к вам позже.

Он внимательно посмотрел на нее, затем пожал плечами.

– Как хочешь. – Он помедлил. – Как Виана?

– Хорошо. – Она нахмурилась. – Но хорошо, что ты вернулся. Калим что-то уж слишком старательно занимается голубями.

– Полагаю, это последнее замечание имеет какой-то подспудный смысл, но не думаю, что буду пытаться разгадать его. – Он откинул полог шатра. – Калим участвует в каробеле?

– Да. А ты?

– Возможно. Обычно это бывает занятно.

– Занятно? А что точно представляют из себя состязания на каробеле?

Он удивленно поднял брови.

– А ты не знаешь?

– Я больше интересовалась самим праздником. Гален только сказал, что это будет особенное состязание.

– Весьма особенное. Надо проскакать шесть миль через пустыню и холмы.

– С препятствиями?

– Да. Обычно их бывает пять. Именно здесь разбиваются большинство каробелов.

– Что?

– Каробел – это двухфутовый глиняный кувшин, наполненный сильно ароматизированной водой, розовым маслом и закупоренный. Его привязывают к спине всадника. Глина не толще листка бумаги, и только лучшие всадники, достаточно ловко сидящие в седле, способны вернуться обратно, не разбив кувшина и не облившись этой водой.

– Вот это я понимаю! – Лицо Тесс озарилось воодушевлением. – Это может быть очень интересно!

– Это не для тебя. Тесс, – предостерегающе сказал Алекс, перестав улыбаться.

– Я и не говорю, что хочу участвовать. Я просто сказала, что это интересно.

Алекс скептически посмотрел на нее.

– Других наездников оскорбит участие женщины в скачке.

Она вздернула подбородок.

– Бьюсь об заклад, что я лучше многих из них держусь в седле. Возможно, им не понравится, что женщина ездит так же хорошо, как и они.

– Ты – маджира Эль-Залана. Это смутит шейхов и помешает Галену на совете. Радость Тесс моментально погасла.

– Да. Правда. – Она вздохнула. –Я просто не подумала, что это имеет значение. Алекс облегченно повернулся к выходу.

– Чуть-чуть подумать никогда не вредно.

– Откуда ты знаешь? – сухо спросила Тесс. Алекс оглянулся, и его глаза озорно блеснули.

– Не из личного опыта. Я вычитал эту истину в одном из скучнейших томов, которые меня заставлял читать мой учитель.


* * *


Алекс уже ушел, когда Тесс вернулась в шатер. Светильник еще горел, и Гален, одетый, сидел на диване.

Тесс напряглась, когда он, оторвав взгляд от лежащих перед ним на низеньком столике бумаг, взглянул на нее. Его лицо оставалось непроницаемым.

– Мне стало интересно, придешь ли ты вообще сегодня ночью.

– Я бы не причинила тебе такого беспокойства. – Тесс подошла к нему. – Алекс сказал тебе о моем отце?

Гален кивнул.

– Это уже не имеет значения. К тому времени, когда он приедет, я или буду иметь объединенный Седикхан, с которым он не станет ссориться, или…

–Или?

– Или мы распадемся на стаи волков, загрызающих друг друга. – Он мрачно улыбнулся. – В любом случае в Седикхане он не найдет для себя легкого пути.

Она смотрела мимо него.

– Ты не отдашь меня ему?

– Я обещал, что ты не вернешься к нему. Сколько раз мне повторять, что я не похож на твоего отца.

– Я думала… если ты добьешься объединения Седикхана, ты во мне не будешь больше нуждаться.

– Я скажу тебе, когда твоя роль окажется сыгранной.

– Ты думаешь, я еще долго останусь нужна тебе?

Он взглянул на бумаги, лежащие перед ним.

– Мы заключили сделку. Ты обещала мне ребенка и не сможешь обмануть.

Ей пока не следует его покидать. Она почувствовала такое облегчение, что напугалась еще сильнее. Она поспешила отойти от него.

– Тебе сейчас не нужен ребенок.

– Я сам решаю, что мне нужно. – В голосе Галена прозвучали стальные нотки. – И чем мне обладать.

От гнева и возмущения, казалось, вибрировало само пространство в шатре, и Тесс кожей ощутила всю силу эмоций Галена.

– Ты не сможешь обладать ничем, что… Пронзительный крик прорезал ночной воздух.

Тесс застыла.

Крик повторился. Кричала женщина от боли или ужаса.

– Оставайся здесь. – В одно мгновение Гален вскочил и бросился к выходу из шатра.

Неужели она должна стоять и слушать этот ужас? Боже, а что, если это Виана?

Галена уже не было видно, когда Тесс тоже бросилась из шатра. Опять крик.

Полуодетые мужчины выбегали на улицу, зажигая фонари

Тесс помчалась к Виане.

– Что это, Тесс? – Виана и выглядывающая из-под ее руки служанка откинули полог шатра. – Этот крик…

– Я не знаю.

Только Гален, казалось, знал, в чем дело. Он уверенно направлялся между шатров к северному концу поселка.

Тесс поспешила за ним. Они теперь шли по территории Эль-Каббара, но ни один человек не вышел здесь на улицу.

Еще один вопль… совсем близко.

Она завернула за угол и почти налетела на Галена, который остановился и наблюдал за тем, что происходило возле шатра Хакима.

–Что случилось?

– Я же не велел тебе идти за мной, – сказал он, не оборачиваясь.

Тонкая фигурка, одетая во все черное, стояла на коленях на земле. У женщины было все еще закрыто лицо, но спина – обнажена, и на теле проступали полосы багровых рубцов и кровоточащих ран. Хаким стоял над ней с окровавленной плеткой в руке. Пока Тесс смотрела, плетка вновь взвилась и опустилась на голую спину.

– Нет! – закричала Тесс, рванувшись к ним. Гален схватил ее за талию, не давая бежать.

– Не вмешивайся.

– Ты разве не видишь? Она же…

– Гален. – Хаким поднял голову и нахмурился. – Полагаю, крики моей жены разбудили вас. Извините, что побеспокоил, девчонка не только неуклюжа, но у нее еще и нет мужества. – Он пожал плечами. – Ей всего тринадцать. Думаю, со временем она всему научится.

Гален не смотрел на сжавшуюся на земле девочку.

– Нам всем нужен отдых перед завтрашним состязанием на каробеле. Нельзя ли перенести порку на следующий день?

Хаким покачал своей седой взлохмаченной головой.

– Она разбила мой любимый каробел и должна быть наказана в три раза больше обычного. Женщин надо бить сразу после совершения ими проступка, чтобы наказание подействовало. Они слишком тупы, как собаки или лошади, чтобы долго что-то помнить. – Его взгляд перешел на Тесс. – Проверь это, и ты сможешь из нее сделать настоящую женщину.

Ярость горячей волной захлестнула Тесс, она выступила вперед на полшага и крикнула:

– Если бы вы не били их, быть может, страх и не сделал бы их такими тупыми, чтобы…

– Молчи. – Гален зажал рукой рот Тесс. Она пыталась бороться, и тогда он поднял ее, взвалил на плечо и понес обратно через поселок.

– Вот это правильно! – крикнул ему вслед Хаким. – Неплохо справился, Гален. Никогда не позволяй им говорить без твоего разрешения.

– Отпусти меня! – Тесс принялась молотить Галена кулаками по спине.

В ее ушах все еще звучал вкрадчивый голос Хакима, даже когда они вошли на территорию лагеря Эль-Залана:

– Не беспокойтесь, вас больше не потревожат, я прикажу вставить ей кляп.

Гален занес Тесс в свой шатер и там сбросил ее на диван, затем прошел обратно и плотно закрыл полог.

Тесс сразу же вскочила, и побежала к выходу.

– Нет! – Гален встал перед ней. – Только попытайся выйти, и я свяжу тебя на всю ночь. – Он взял ее за плечи и встряхнул. – Послушай, если ты еще раз вступишь с ним в спор, я буду вынужден наказать тебя так же, как Хаким избивал этого несчастного ребенка. Он не потерпит вмешательства в свои личные дела, и плетка – это единственное, что он принимает.

– Плетка?

– Лучше мои руки, чем Хакима. Я не могу сейчас позволить себе такое безумие.

– Он негодяй, скотина, – ее голос дрожал от гнева. – Великий Боже! Из-за какого-то глиняного горшка!

– Хаким очень гордится своим искусством наездника и участием в каробеле.

– Ты оправдываешь его?

– Нет, я просто объясняю, что каробел – не просто какой-то горшок.

– Ты мог бы остановить его.

– Если бы хотел разрушить все свои планы создания союза. Хаким влияет на племена пустыни.

– Ты как-то сказал мне, что ваши люди не бьют женщин.

– Я говорил об Эль-Залане. В племени Хакима иные законы и обычаи.

– И ты ничего не можешь сделать?

– Нет. До создания союза, до тех пор, пока мы не примем общие законы, – ничего.

– И до тех пор их будут бить и истязать, словно они животные?

– Ты что же думаешь, я с удовольствием глядел на муки этой девочки? – вспылил Гален. – А знаешь ли ты, сколько времени мне приходилось смотреть на такое и при этом ничего не предпринимать? – Он замолчал, пытаясь взять себя в руки. – И я не стану лгать тебе. Думаю, что и после объединения пройдут годы, прежде чем удастся принять законы, определяющие отношение к женщинам. Я не могу изменить за один день то, что складывалось веками.

– Мы не животные. – Тесс сжала кулаки. – Кто-то должен наказать его, объяснить ему.

– Да. – Гален устало отвернулся. – Но, ради Бога, успокойся! Я же объясняю тебе, что ничего не могу сделать. Пока. И, может быть, еще долго не смогу. – Он принялся собирать свои бумаги, разлетевшиеся по полу, когда он выбегал из шатра. – Иди спать.

– Ну конечно, будто бы я могу сейчас заснуть. Он же просто заткнул ей рот, чтобы никто не слышал ее криков.

Он выругался вполголоса и развернулся к ней лицом.

– Почему это тебя так расстраивает? Твой собственный отец избивал тебя до крови, а ты принимала это без возражений.

– Потому что тогда я была ребенком, боявшимся и верившим, что нет выбора. Но я изменилась.

– Однако мир ты не можешь изменить.

– Почему же нет? Разве не ты пытаешься остановить войны среди племен?

– Тут есть разница. Я…

– Мужчина? А я всего лишь женщина, которую можно бить и запирать в клетку, как животное? – Она вскинула руки. – Да ты тогда такой же варвар, как и Хаким. – Внезапно ее гнев иссяк, она увидела, как отреагировал Гален на ее последние слова. Она обидела его, произнеся слово, которое, как она знала, больно ранило его.

Но выражение уязвимости исчезло, и взгляд Галена вновь стал твердым.

– Если бы я действительно был варваром, ты бы не услышала криков этой женщины. – Он подошел и встал прямо перед ней с безрассудно отчаянной улыбкой. – Потому что сама стонала бы от наслаждения, когда бы я стал двигаться в твоем теле, не слыша никого и ничего. – Его пальцы погрузились в ее волосы. – Я бы повалил тебя сразу, как только ты зашла в шатер сегодня вечером, и ты не думала бы ни о чем, кроме удовольствия.

– Я бы возненавидела тебя.

– А какое дело варвару до этого? – Он запрокинул ее голову и глядел, улыбаясь, ей прямо в глаза. – Разве варвару не принесет удовольствие сопротивление? – Он провел пальцем по ее запрокинутой шее. – Бывают минуты, когда мне доставило бы радость увидеть тебя на коленях. Быть может, Хаким прав, и я бы мог… – Он глубоко, судорожно вздохнул, затем медленно отпустил ее и отступил на шаг. – Нет. – Отвернулся и, подойдя к выходу, стал дрожащими руками расстегивать полог.

– Куда ты собрался? – прошептала она.

– Тебя это волнует? – Он с горькой улыбкой оглянулся на нее. – Возможно, в шатер к кадинам. Может, хочешь пойти со мной? Не желаешь посмотреть, как наслаждается любовью варвар?

– Я сказала не подумав, – запинаясь, оправдывалась Тесс. – Я не это имела в виду.

– Думаю, именно это. Что теперь многое объясняет. Сегодня ночью я не стану тебя трогать, с меня довольно насилия. – Он помолчал. – Но это не значит, что завтра будет так же.

Прежде чем она успела ответить, он вышел.

Тесс смотрела ему вслед. Действительно ли он пошел в шатер к кадинам или он просто хотел задеть ее?

А не все ли ей равно?

Нет, ей не безразлично, что он будет сейчас делать.

Она мучилась от дикого смешения чувств – гнева, протеста, боли… и сожаления.

Она обидела его. Она кинула ему такое же обвинение, что и его мать. Всю свою жизнь он боролся, чтобы взять верх над дикарем, являющимся частью его сущности, и теперь она бросила ему в лицо, что он потерпел поражение.

Во всем виноват этот старый демон, Хаким. Если бы она так не расстроилась, она никогда бы не оскорбила Галена этим словом. Теперь у нее двойной счет к Хакиму.

Она направилась к выходу из шатра и выглянула в темноту ночи. Хаким должен быть наказан не только за бедную девочку, но и за боль Галена, хотя он сказал, что не может ничего сделать. Но это еще не значило, что и у Тесс тоже связаны руки. Конечно, наказание Хакима должно быть чуточку сложнее, учитывая деликатность ситуации, но она не дура. Если она как следует подумает и взвесит все возможности, она найдет способ…


* * *


Гален проверил, насколько хорошо привязан к его спине темно-вишневый каробел, и осторожно вскочил в седло. Двадцать шесть всадников собрались возле веревочного ограждения у дальнего конца поселка. На всех мужчинах одинаковые штаны и легкие рубашки, и только ярко окрашенные каробелы за их спинами пестрели сочными красками. Одному из старейшин Эль-Залана была оказана честь – взмахом желтого шелкового ка-муза дать сигнал о начале состязания.

Хаким кивнул без улыбки Галену, проезжая мимо него к ограждению. Очевидно, негодяй нашел другой каробел, подходящий для состязания, подумал Гален, заметив ярко-синий кувшин, привязанный у него за спиной.

– Удачи, Гален.

Гален оглянулся и увидел Алекса, направляющегося к нему.

– Ты не скачешь? Ты говорил мне, что собираешься участвовать.

Алекс отвел взгляд и потрепал по шее Селика.

– Сегодня утром я что-то поленился. Я устал от путешествия. – Он поморщился. – К тому же мне никогда не удавалось достигнуть даже четвертого препятствия, не разбив каробел и не искупавшись в розовом масле. У меня нет никакого желания провести остаток дня в ванне, пытаясь отмыться от запаха. – Он отступил и показал на толпу за веревочным ограждением, возле всадников. – Я постою там, посмотрю вместе с остальными.

Но Тесс не оказалось среди наблюдающих. Взгляд Галена невольно обратился к их шатру, и руки крепче сжали поводья. После их ссоры вчера ночью он и не ожидал, что она придет пожелать ему удачи, но гнев все еще терзал его душу.

– Препятствия очень трудные? – спросил Алекс, глядя на толпу.

– Не легче, чем на других каробелах.

– Значит, трудные, – пробормотал Алекс.

– Тронут твоей заботой, – насмешливо отозвался Гален.

Алекс через силу улыбнулся.

– Он уже готовится поднять камуз. Тебе лучше присоединиться к остальным.

Гален резко кивнул и послал Селика вперед. Он должен подавить эмоции и сосредоточиться только на корабеле. Ему совсем не обязательно побеждать, но важно прийти к финишу с другими шейхами, а это значит, он должен пройти все препятствия, не разбив кувшин. Он отвернулся от шатра и направился к другим участникам состязания.

Над толпой повисла тишина.

Желтый камуз упал на траву.

Вторым препятствием служило лежащее поперек дороги дерево с торчащими во все стороны ветвями.

Селик прыгнул, чуть споткнувшись, приземлился, но тут же выровнялся и понесся вперед.

Калим брал препятствие следом, Гален услышал проклятие своего помощника, когда каробел треснул за его спиной. Гален осторожно поправил кожаные ремни, на которых держался его глиняный кувшин, и поскакал дальше. Одна лошадь уже упала и теперь отчаянно пыталась подняться на ноги. Конь Ладара, молодого шейха из Эль-Забара, слишком пугливый, шарахнулся к дереву, разбив каробел седока. Сильный запах розового масла растекся по пыльному воздуху.

– Ты пахнешь, как шлюха, с которой я бы не соскучился в постели, – торжествующе крикнул ему Хаким, когда лошадь легко перенесла его через поваленное дерево, не повредив каробела. – Гляди, как это делают настоящие воины.

Гален наклонился в седле и что-то пробормотал на ухо Селику.

– Что это? – раздался за спиной оскорбленный рев Хакима.

Гален оглянулся через плечо. И как раз вовремя. Он увидел всадника, легко преодолевшего препятствие и скакавшего вслед за Хакимом.

Тесс с ярким каробелом, привязанным к спине, подгоняя Павду, вырвалась вперед. Она обошла Хакима и теперь настигала Селика.

– Что ты здесь делаешь? – крикнул Гален, когда она подскакала на достаточно близкое расстояние.

Ее смех послужил ему ответом, она летела вперед, чуть пригнувшись к шее лошади, с развевающимися, сверкающими на солнце волосами.

Он услышал ругань Хакима, когда пыль из-под копыт Павды попала ему в лицо.

Тесс взяла следующее препятствие через поток всего в ярде от него. Два всадника упали, разбив свои каробелы и наполняя воздух тяжелым сладким ароматом. Калим потерял скорость и скакал сзади. Хаким легко перепрыгнул препятствие вслед за ними.

Четырехфутовая баррикада из кустарника вынырнула в миле от них. Селик все еще шел впереди, но и Павда почти не отставала от него.

– Это препятствие слишком высоко для Павды. Объезжай вокруг, черт тебя возьми, – крикнул Гален через плечо.

Она покачала головой. Щеки у нее раскраснелись, глаза сказочно сверкали.

Гален пробормотал ругательство, Селик без труда взял баррикаду из кустарника, и Гален обернулся как раз в тот момент, когда Павда перелетела через препятствие, едва не задев его.

Он с облегчением вздохнул, почувствовав и гордость обладателя, глянув, как великолепно держится в седле Тесс, и гнев, вызванный ее самовольством.

Милостивый Боже, если он не будет внимательнее следить за дорогой, этот бесенок заставит я его глотать пыль из-под копыт своей лошади, как только что произошло с Хакимом!

Он повернул Селика и сжал коленями его бока. Конь с новой силой рванулся вперед. Селик и Павда прыгнули почти одновременно, преодолевая последний барьер, но Селик вновь оказался впереди на последнем участке пути к лагерю.

Гален оглянулся. Хаким, Калим и еще несколько всадников скакали позади. Он пересек финишную линию первым, опередив Тесс на несколько ярдов. Он услышал крики наблюдателей, собравшихся позади ограждения, но не обратил на них внимания. Повернувшись, он увидел, как финиш пересекает Павда.

Павда скакала одна, без всадника.

Тесс лежала, зарывшись в песок в трех ярдах от линии финиша, красный каробел разбился и валялся рядом, ее тело было неподвижно.


* * *


Паника овладела Тесс, она беспомощно хватала ртом воздух. Она не ожидала такого сильного удара о землю, от толчка у нее остановилось дыхание.

Она слышала, как что-то странным хриплым голосом кричит Гален, но ее так поразило происшедшее, что она не разобрала слов. Словно сквозь сон она почувствовала, как он развязывает ремни, на которых держался каробел, и отбрасывает их прочь. Затем его руки ощупали ее тело.

– Она ранена? – Взволнованное лицо Алекса показалось из-за спины Галена.

– Не знаю. Она не двигается.

– Не… ранена, – она попыталась вздохнуть. – Не могу… дышать.

– Слава Богу, – вздохнул Алекс. – Я же говорил тебе, чертенок, что это опасно. Гален яростно посмотрел на него.

– Так, значит, это ты помог ей в этой безумной затее? Она не могла сама этого сделать.

– Ты ее недооцениваешь, – сказал Алекс. – Думаю, она бы и без меня справилась. Но это правда, я дал ей свой каробел и показал место, где она могла спрятаться до начала состязания.

– Ты чуть не убил ее. Зачем ты это сделал?

– Она настаивала. – Алекс пожал плечами. – А ты ведь знаешь, как я ненавижу Хакима.

– Алекс… не виноват. – Тесс попыталась сесть на песке. – Я хотела…

– Убить себя? Двое мужчин погибли на прошлом каробеле.

– Показать… Хакиму. – Тесс наконец удалось сделать глубокий вздох. Она мгновенно расстроилась, ощутив удушливый запах розового масла, пропитавший ее одежду. Святые небеса, какая вонь. – Не… животное. – Она сжалась, увидев подъезжающего к ним Хакима.

Старик остановился возле нее и, улыбаясь, сказал со злым удовлетворением:

– Теперь ты видишь, что происходит, когда женщины забывают свое место и пытаются дразнить мужчин? Они кончают на коленях в пыли. – Он обернулся к Галену: – Ты накажешь ее?

– Будьте уверены, вы услышите ее крики, – сказал мрачно Гален. – У нас будет время перед нашей встречей для окончательного голосования сегодня после полудня.

– Хорошо. – Старик развернул лошадь и направился в сторону шатров Эль-Каббара. Алекс вышел вперед.

– Гален, я знаю, ты зол, но ты должен позволить ей оправдаться, она ведь…

– Пойди найди Виану и скажи ей, пусть приготовит горячую воду для мытья. – Гален сморщился. – Боже, какая вонь. – Он повернулся к Тесс и холодно сказал:– Ты можешь идти?

– Конечно. – Она с трудом поднялась на колени, затем на ноги. – Я же сказала, со мной все в порядке.

– Тогда иди в шатер и жди меня там. Он повернулся и, взяв под уздцы Селика в Павду, зашагал к загону.

– Павда больше нуждается в заботе, чем ты. Ты чуть не убила ее на четвертом прыжке.

– Я знала, она преодолеет все препятствия. Я бы ничего не стала делать, что могло бы ей повредить.

Гален даже не взглянул на Тесс, направляясь к загону.

Алекс тихо присвистнул.

– Будь осторожна, бесенок. Я еще никогда не видел Галена таким, как сейчас.


* * *


Тесс вылезла из ванны, и Виана завернула ее в длинное полотенце, когда Гален вошел в шатер. Он держал в руках короткий хлыст.

– Оставь нас, Виана.

Виана с ужасом посмотрела на хлыст.

– Если тебе нужна короткая палка… Гален мрачно улыбнулся.

– Хлыст прислан Хакимом в качестве дружеского подарка и напоминания о том, как следует учить женщину. Ну разве не мило с его стороны?

Виана поколебалась.

– Я уверена, она и не думала причинить тебе беспокойство. Ты ведь не можешь…

– Она хотела неистового успеха, что ж, она этог добилась, – резко отрезал Гален. – Оставь нас и накажи слугам собираться. Я велел Калиму подготовить эскорт и отвезти тебя в За-ландан сегодня после полудня.

– Но правда, Гален, она не хотела повредить тебе. Неужели ты не можешь простить ее?

– Нет, это слишком далеко зашло. Если я не накажу ее, я потеряю голос Хакима.

– Он отвратительный старик. Что тебе важнее…

– Он прав, Виана, – тихо сказала Тесс. – Это единственный выход. Оставь нас.

Виана обеспокоенно посмотрела на нее и тихо вышла.

– Я не ожидал, что ты так хорошо все поймешь. Неужели унижение Хакима на состязании того стоило?

– Да, – решительно произнесла она, вздернув подбородок.

– Ну а я так не думаю. – Он подошел к ней. – Я решил, что ты погибла, когда упала с Павды.

– Я не падала с Павды, – с негодованием отвергла она его слова. – Я никогда не свалюсь с лошади.

Он застыл.

–Что?

– Ну, я, конечно, упала, но только потому, что сама этого захотела. – Она нахмурилась. – Но я не предполагала, что так сильно ударюсь. Я думала песок окажется мягче.

– Может быть, ты объяснишь? – осторожно спросил Гален.

– Я же говорю, я сделала это специально. – Она пожала плечами. – Я не собиралась окончательно обыгрывать Хакима или какого-нибудь другого шейха. Я же понимаю: это могло повредить тебе на совете. Я подумала, что если я упаду и разобью каробел, то это смягчит их уязвленную гордость. – Она смело встретила его взгляд. – Но его следовало наказать. Он должен был узнать, что женщина может быть лучше его.

– Но ты такой не оказалась. Ты отдала ему свою победу, когда уже держала ее в руках.

– Это не имеет значения. – Она нахмурилась. – Нет, это неправда. Мне было очень обидно, когда он стоял надо мной и насмехался. В другой раз я бы… – Она оборвала себя, зябко поведя плечами, и глубоко вздохнула. – Но теперь это действительно неважно. – Она опять взглянула на хлыст. – Мне встать на колени?

– Нет, просто повернись. Она повернулась к нему спиной.

– Теперь сними полотенце.

Она развернула полотенце и позволила ему упасть на ковер. Вся сжавшись, она ждала первого удара.

А затем с изумлением и недоверием вместо удара она почувствовала легкое прикосновение к своей спине.

Оглянувшись через плечо, она увидела, что Гален, встав на колени, осторожно целует ее тело. Дикая радость захлестнула ее.

– Ты не собираешься меня наказывать? – прошептала она.

– Я не говорил, что побью тебя. Я только сказал, что заставлю тебя кричать. – Его ладони накрыли ее ягодицы. – И я намерен сдержать свое слово.

Он обхватил руками ее талию и поставил на колени.

– Я думала, ты сердишься на меня.

– Сержусь, – сказал он хрипло, опуская ее на ковер. Его руки гладили ее, ласкали, сжимали. – Господи, как же ты напугала меня. Ты заслужила наказания – но не плеткой.

Ей следовало бы сопротивляться, мелькнуло у нее в голове, когда горячие знакомые волны вожделения накатились на нее из глубины тела. Она приготовилась к порке – не к страсти, и он захватил ее врасплох.

Раздвинув ей бедра, он пальцами проник в глубину, а затем начал вращать ими в таком безумном ритме, что невольный крик сорвался с ее губ, а тело выгнулось навстречу ему в исступлении наслаждения.

Он убрал руку, но приник к ней так близко, что его горячее дыхание обожгло ее бедра.

– Есть и другие, более деликатные способы мучить. – Его язык быстро задвигался, лаская чувственный бугорок и повергая ее в состояние шока. – Теперь ты видишь?

Он скользнул руками под ее ягодицы, приподнял ее и придвинулся еще ближе.

– Мне совсем не трудно заставить тебя кричать так, чтобы все слышали.

Всего несколько минут спустя она доказала его правоту.

Его рот… в ней…

Она стонала и кричала, и снова стонала, пока он вел ее до самого пика, не позволив опуститься. Дав ей передохнуть несколько мгновений, он начал снова. Она уже не могла понять, как долго это продолжалось. Она осознавала только одно – возбуждение и расслабление, возбуждение и расслабление. Когда он наконец поднял голову и двинулся сам меж ее бедер, она дрожала, как от сильного озноба.

Его темные глаза сверкали над ней, грудь вздымалась и опускалась в такт шумному дыханию.

– Никогда снова, – хрипло прошептал он, – никогда ты не станешь подвергать себя такому риску, как сегодня. – Каждое слово он произносил с каждым следующим толчком: – Я… этого… не… вынесу.

Он проникал глубже, двигаясь все быстрее и яростнее, и лишь несколько мгновений спустя сам почувствовал удовольствие.

Слабый луч надежды, что она ему дорога, пробился сквозь ощущение полного чувственного изнеможения, охватившего ее.

– Там не опасно. Ты же знаешь, как я езжу верхом.

– Лучше на мне, чем на Павде, – прошептал он, замирая внутри нее.

– Но согласись, что я делаю это хорошо. Он улыбнулся и нежно откинул волосы с ее лица.

– Я очень гордился тобой.

– Правда?

– Правда. – Он потянулся и достал полотенце, которое перед этим она скинула по его приказу. – Теперь я верю, что наша цель достигнута и прошло достаточно времени, так что я могу идти на совет.

Щеки Тесс вспыхнули.

– Ты думаешь, они слышали меня?

– Без сомнения. В один момент я подумал, что твои крики долетели до Заландана. У нее запылало все тело от смущения.

–Я… сама удивилась. Гален закончил одеваться.

– Но не слишком долго, ведь правда? – Он двинулся к выходу из шатра. – Оставайся здесь, пока совет не закончится. – Он оглянулся, она лежала на ковре. – Ты выглядишь чересчур довольной, и синяков не заметно. Я прикажу, чтобы, кроме Сайда, никто не заходил к тебе.

– У меня есть синяк. – Она дотронулась до синего кровоподтека на бедре, появившегося после падения, и усмехнулась. – Но этого, наверное, недостаточно. – Она приподнялась на локте и взглянула на него. – Ты веришь, что они отдадут свои голоса за союз?

– Я не знаю, во что верить. Я так близок… – Его рука сжалась на пологе шатра. – Возможно, я боюсь надеяться.

Она знала, что должна снова отдалиться от него, но не могла сделать этого сейчас, когда он в своей борьбе за объединение был таким одиноким.

– Тогда я буду верить вместо тебя.

– Правда, килен? – Сверкающая улыбка осветила его лицо. – Тогда все будет так, как должно быть. Разве может судьба обмануть нас обоих?


* * *


Она узнала о результатах голосования, как только он вошел в шатер.

– Союз есть! – Она бросилась к нему и оказалась в его объятиях.

– Кто правитель?

– Ваш покорный слуга. – Он закружил ее по шатру. – Но мы все еще далеки от окончательной победы. Система законов отвергнута, но теперь, когда союз заключен, я смогу найти способы удержать всех вместе.

– Ты все сделаешь. Кто еще мог достигнуть столь многого за такой срок? Ты не позволишь им помешать тебе.

– Нет. – Продолжая сжимать ее в объятиях, он упал на подушки, лицо его горело мальчишеским восторгом. – Боже мой, союз! – Он качал ее на руках. – Это случилось, Tecc.

– Хаким?

– Голосовал вместе с другими.

– И что теперь?

– Мы едем в Заландан, и там я буду думать, как составить законы, чтобы они удовлетворяли меня, а не Хакима. Шейхи встречаются здесь через месяц.

– Виана уехала с эскортом сегодня после обеда. Просила передать тебе наилучшие пожелания. – Она кивнула на клетку в углу. – Она оставила Александра мне. Я не знала, куда мы теперь поедем после совета, и подумала, что смогу переслать ей записку.

– Меня не беспокоит, пусть бы даже здесь распевал весь ее птичник. Меня теперь вообще ничего не беспокоит. – Он мельком взглянул на птицу в клетке и вновь сжал Тесс в объятиях. – Союз!

Она любила его.

И больше не надо никакого внутреннего сопротивления, самообмана. Это понимание пришло сразу, яркое и неизбежное, словно оно таилось в ней с самого начала. Он достоин любви, и она его любила. Все так просто.

Нет, не так все просто. Она отчаянно хотела быть свободной в стране, которая ничего не могла предложить женщинам, и эта радость, которую она сейчас разделяла с ним, могла стать началом конца ее любви. Создание союза означало, что она ему теперь не будет нужна.

Ребенок. Он все еще хочет его. Отчаянная надежда вновь вспыхнула в ней. Ребенок, похожий на него, которого она сможет любить…

– Ты что-то затихла, – прошептал он, нежно лаская губами ее ухо.

Она не дура. Она сможет найти путь преодолеть эти трудности. Она откинула голову и с любовью взглянула на него.

– По-моему, нам надо устроить праздник.

– Правда?

Она кивнула и принялась развязывать ленту, стягивающую его волосы.

– Совершенно особенный. Ты обещал научить меня способам, которыми кадины доставляют удовольствие.

– Тогда я должен обязательно сделать это. – Он уложил ее на спину на подушки дивана. – Ты права, думаю, это и вправду будет великолепный праздник.

Она провела пальцами по его густым длинным волосам. Его лицо выражало страсть и нежность.

– Я знала, ты согласишься, – прошептала она.

Ребенок…

11

Несколько раз в течение ночи Тесс просыпалась от стука лошадиных копыт и скрипа колес. К восходу солнца временный лагерь почти опустел, и только шатры Эль-Залана все еще оставались на своих местах.

Алекс сделал изумленное лицо, увидев Тесс, выходящую из шатра.

– Какая легкая походка, какие розовые щечки. Ты удивительно хорошо выглядишь, если учесть, что тебе пришлось вынести.

Она безмятежно улыбнулась.

– Я быстро отхожу.

– Но должен же остаться какой-то след после этого наказания. – Он приложил руку ко лбу жестом шутливого отчаяния. – Какие стоны, что за вопли страдания.

У Тесс вспыхнули щеки.

– Ты слышал?

– Как мог я не слышать? Я уже было совсем бросился к тебе на помощь, когда вдруг понял.

– Что?

Он усмехнулся.

– Что я уже слышал прежде подобные стоны и надеюсь услышать их еще много раз, пока не доживу до старческого бессилия.

Она быстро перевела разговор.

– Что ты здесь делаешь?

– Гален послал меня убедиться, что ты готова ехать. Только что прибыл посланник с гор, и они сейчас разговаривают.

Она вскинула глаза на Алекса.

– Что-нибудь серьезное? Алекс пожал плечами.

– Лучше спросим у Галена, вон он идет, – кивнул он головой на приближающегося к ним шейха. – Но выглядит он не слишком довольным.

– Тамир? – поинтересовалась Тесс. Гален покачал головой.

– К Заландану приближается отряд с гербами Тамровии на знаменах.

– Мой отец?

– Очевидно. Кто же еще?

– Где они сейчас?

– Вероятно, в двух днях пути. Она почувствовала невольный страх, и вдруг увидела себя вновь маленькой девочкой, дрожащей перед гневом отца.

– Тогда мы должны поехать и встретиться с ними. – Она расправила плечи. – Я готова. Гален покачал головой.

– Не ты. – Он обернулся к Алексу. – Ты поедешь со мной? Твое присутствие может помочь, но это означает, что ты выступишь против своей королевской семьи.

– Разве я могу упустить шанс стукнуть по августейшему носу моего дорогого дядюшки!

– Я не боюсь встречи с ним, – солгала Тесс.

– Твое присутствие только все усложнит и подольет масла в огонь, – пояснил Гален. – Ты останешься здесь под защитой Юсуфа, пока я не пошлю за тобой. Твой отец совершит большую ошибку, если вздумает напасть на Заландан с такими силами. Думаю, это скорее угроза, а не нападение.

– Тогда зачем мне прятаться здесь? Я не могу…

– Нет, – резко оборвал он ее. –Я не хочу рисковать, тебя могут отнять у меня.

Она почувствовала себя счастливой, услышав такое признание. В его словах прозвучала уверенность собственника.

– Хорошо, я останусь. Алекс усмехнулся.

– Какая кротость. Видимо, наказание, которому ты ее подверг, Гален, совсем сломило ее дух. Старый Хаким оказался прав.

Гален, не обращая на него никакого внимания, подошел к Тесс и жестом, исполненным любви, откинул ее волосы с лица.

– Я пошлю за тобой сразу, как только увижу, что это безопасно. Я приготовлю достойную встречу твоему отцу, которая покажет ему и военную мощь Заландана, и его богатство. – Он улыбнулся. – Не беспокойся, сделки с правящими главами государств отличаются от ссоры с каким-нибудь шейхом племени. Мы придем к соглашению.

– Вымостив Акселю золотом обратную дорогу в Тамровию, – сухо сказал Алекс.

– Без сомнения. Дело того стоит. – Гален поцеловал Тесс в лоб. – Я оставлю Юсуфа и отряд своих людей для твоей защиты. Обещай не делать глупостей.

– Я никогда их не делаю. – Но, увидев его мрачное, обеспокоенное лицо. Тесс опять почувствовала прилив необыкновенного счастья. – Я обещаю.

Алекс печально покачал головой.

– Она похожа на надломленный цветок, тень прежней Тесс, которую я знал.

– Помолчи, Алекс, – сказала Тесс, не глядя на него. – Я просто стараюсь поступать разумно.

– Ах, так вот что это такое. А я-то думал…

– Идем, Алекс, – Гален направился к загону, где Сайд седлал лошадей. Алекс помахал Тесс рукой.

– Храни тебя Бог, бесенок. – И добавил уже без улыбки. – А мы, в свою очередь, сделаем все от нас зависящее, чтобы ты оставалась в безопасности.

– Тебе будет сложно вернуться в Тамровию после всего этого. Он пожал плечами.

– Не такая уж потеря. Во всяком случае, жизнь при дворе редко забавляла меня. Там никогда не ценили мой выдающийся интеллект и едкий юмор.


* * *


Через несколько часов после их отъезда в лагерь прискакал Калим.

Его появление вызвало такие вопли, что, услышав их. Тесс бегом бросилась к выходу и с ужасом уставилась на него. Из раны на голове Калима струилась кровь, хотя она и была кое-как перевязана, свежая кровь проступала и на плече сквозь белую ткань рубахи. Казалось, он едва держится в седле.

Она увидела Юсуфа, бегущего за лошадью Калима, он что-то настойчиво говорил ему, но Калим только качал головой, направлясь к Тесс.

– Калим, – прошептала она. – Виана?

– Ее нет. – Калим подозвал Юсуфа и слез с лошади. Едва он коснулся земли, как ноги его подкосились и он оперся спиной о седло. Юсуф вышел вперед.

– Калим, ты ранен. Позволь, я отведу тебя…

– Оставь нас! – Калим с усилием выпрямился. – Я должен поговорить с маджирой.

Юсуф что-то еле слышно пробормотал, затем развернулся и отошел.

– Что случилось? – спросила Тесс.

– Тамир напал на нас, едва мы проехали четыре мили по холмам. Они вдвое превосходили нас численностью.

– Что Виана?

– Ее схватили. Все либо схвачены, либо убиты. Тесс резко вздохнула.

– Как ты смог вырваться?

– Я не смог! – Калим горько улыбнулся. –Тамир отпустил меня с сообщением назад в лагерь.

– К Галену? Его здесь нет. Он выехал в Заландан.

– Я знаю. Тамиру тоже известно. Его лазутчики наблюдают за лагерем. – Калим помолчал, – Сообщение для вас.

– Для меня? Он кивнул.

– Тамиру не нужна Виана. Ему необходимы вы. Он понимает, что вы – прекрасное оружие, которое он может использовать против Галена. – Калим смотрел прямо перед собой с застывшим от напряжения лицом. – Он обменяет Виану на вас. Я должен отвезти вас к нему, и тогда он обещал позволить ей вернуться в Заландан.

– Святая Мария, – прошептала Тесс.

– Если вы не приедете, он отдаст Виану своим головорезам, а затем убьет ее. – Калим говорил без всякого выражения. – Он велел передать это вам.

Тесс растерянно покачала головой.

– Где он?

– В горах.

– Быть может, ты успеешь доехать до Заландана и сообщить Галену?

– Тамир искусен в набегах, и он не дурак. Он каждую ночь меняет свои стоянки. У Галена нет надежды отыскать его. – Калим старательно разглядывал что-то за ее спиной. – Он сказал, что обмен должен состояться либо до полудня, либо никогда.

Она глубоко вздохнула, с трудом удерживая дрожь.

– Ты хочешь сказать, что я должна ехать. Он закрыл глаза на мгновение, а когда открыл, в них стояло столько боли, что Тесс задохнулась, словно от удара.

– Я говорю только, что Тамир сдержит слово.

– Должен быть какой-то выход, – сказала она в отчаянии, проводя рукой по волосам и пытаясь думать. Тамир угрожал, что заставит Галена разрушить союз. Даже если Гален и не любит ее, то у него сильно развито чувство собственности. После того, как он убедил Эль-Сабир не нападать на Тамира, он ослабит свои позиции, если сам будет искать мести. – Не только ради меня, ради союза. Гален не должен быть втянут в межплеменную войну.

Калим молчал.

– Помоги мне, – сказала Тесс в отчаянии. – Что мне делать?

– Вы должны сами принять решение.

– Как же я могу…

– Я не могу помочь вам. – Голос Калима звучал неистово. – Как вы не понимаете? Он убьет ее, и это будет моя вина. Я не смог защитить ее. Тамир отобрал ее у меня, словно я беспомощный старик. Она умрет. Я не могу сказать вам не ездить, даже если это лишит меня навсегда доверия маджира.

– Нет. – Она ощутила, как волна симпатии к нему перемежается с ее собственным чувством беспомощности, когда увидела, как он страдает. Она даже вообразить не могла, что жесткий, неумолимый Калим может так глубоко чувствовать. – Ты не можешь сказать мне не ездить. – Она устало пожала плечами. – Да, об этом не может быть и речи. Виана не сможет противостоять этой скользкой гадине.

– Нет. Она… очень напугана, понимает, что он такое. Она знает Тамира с детства.

Тесс не должна позволить страху затуманить голову.

– Значит, мы сейчас же должны забрать ее оттуда. – Она обернулась. – Зайдем, я взгляну на твои раны, пока думаю о том, как…

– Нет.

Она оглянулась на него.

–Что?

– Я не могу позволить вам ухаживать за мной. Я не стою вашей доброты.

Она раздраженно посмотрела на него.

– Так что же, ты будешь стоять здесь и истекать кровью? Как ты сможешь помочь Виане, если умрешь? – Она взяла его за руку и подтолкнула к шатру. Хмуря в задумчивости брови, она насильно посадила его на диван и сказала: – Думаю, первое, о чем следует подумать, так это чтобы сделка состоялась без надувательства. Мы возьмем Юсу-фа со всеми людьми, чтобы защитить Виану после обмена, и затем вы сможете сопроводить ее в Заландан и сказать Галену…

– Он не простит меня, – прошептал Калим еле слышно. – Он самый близкий для меня человек, не считая Вианы, а я действую без…

– Черт возьми, ты замолчишь наконец? – Она опять толкнула его на подушки, с которых он пытался встать. – Ты ничего другого не можешь сделать. Ты обязан спасти ее.

– А вы?

– Я не похожа на Виану. – Тесс снимала повязку с его головы. – Тебе очень дорога Виана?

– Я бы отдал жизнь за нее, – просто сказал он. – Как уже отдал честь, согласившись на это.

– Я не знала…

– Я полюбил ее с того самого времени, когда мальчишкой-дикарем спустился с гор. Я не умею говорить складно. И у меня нет обаяния вашего брата. Я всего лишь воин с… – Он оборвал себя и сжал кулаки. – Она не может умереть.

– Ну, разумеется. – Тесс рассматривала рану на его виске. – Выглядит не так уж страшно. Рана на плече хуже?

– Просто царапина.

– Хорошо. Хотя ты можешь обманывать меня. – Она направилась к выходу из шатра. – Я пошлю к тебе Юсуфа, чтобы он перевязал раны и дал немного лауданума. Я лучше управляюсь с лошадиными, чем с человеческими болезнями. – И, обернувшись у выхода, добавила: – И еще я бы хотела, чтобы ты не смотрел на меня так, словно я отправляюсь прямиком в могилу. Я не собираюсь позволить Тамиру взять верх над Галеном. Только надо придумать способ, как этого добиться. Это должно быть не очень трудно.

Чудесные, отважные слова, подумала она устало, но как все-таки спасти себя саму от рук Тами-ра, а Галена – от межплеменной войны. Ей вряд ли удастся самой сбежать от Тамира, если у него такие силы, как говорил Калим; значит, рассчитывать можно только на Галена. Но если Тамир меняет свои стоянки каждую ночь, как тогда Гален найдет его?

Средство. Должно же быть какое-то средство, которое она сможет использовать против Тамира. Быть может, у нее есть одно преимущество… Ясно, что Тамир, так же, как и Хаким, представляет ее как безмозглую высокорожденную пешку, которую Гален использовал в своих целях. Может быть, она сможет… Она остановилась с расширившимися глазами. Святая Мария, что, если получится?

Она повернулась и побежала в шатер к Калиму.

– Я придумала, что мы сделаем!


* * *


Тамир бросил взгляд на Тесс, гордо и прямо восседающую на своей лошади, а затем откинул голову и расхохотался.

– Милосердный Аллах, что это? Уж не привезла ли ты с собой все добро из лагеря?

– Не вижу ничего смешного. – Тесс надменно вздернула подбородок, переводя взгляд с Тамира на его ухмыляющихся соплеменников, столпившихся за его спиной. – Я же не могу путешествовать без самого необходимого. Кто знает, кому вы собираетесь передать меня, и как долго это продлится.

– Необходимого? – Взгляд Тамира перешел с нитки изумрудов вокруг ее шеи на зонтик из золотой парчи, который она держала в левой руке. В гриву ее лошади вплетены золотые шнурки, так же украшена и другая лошадь, следовавшая за ней, на которую были нагружены сундуки и тюки и даже клетка с птицей. – Павлин. Гален женился на павлине!

– Он женился на принцессе Тамровии, – сказала Тесс. – Что ему никогда бы не удалось, если бы я знала о той дикости, среди которой окажусь, как только попаду сюда. – Она недовольно поморщилась. – В Белайхо я бы никогда не терпела таких лишений. – Она обернулась к Калиму и нетерпеливо сказала: – Давай скорее покончим с этим. Забирай девчонку и уходи, чтобы я могла наконец слезть с этой отвратительной лошади. Жара просто невыносима.

Калим вопросительно взглянул на Тамира. Тамир ошеломленно смотрел на Тесс.

– Тебе не нравится наша страна?

– В Заландане довольно приятно, но пустынные земли невыносимы. – Она отерла лоб надушенным платочком и сказала повелительно: – Вы заставляете меня ждать.

– Мои извинения, ваше высочество. – Тамир отвесил ей шутливый поклон. Он щелкнул пальцами, и всадники позади него расступились, пропуская маленькую фигурку верхом на лошади.

– Виана!

Виана подъехала к Тесс. Лицо девушки было бледным и печальным, а темные глаза полны боли. Тесс почувствовала, как в ней поднимается волна гнева, который, как она знала, тут же отразится и на ее лице, и она поспешно повернулась к Виане.

– Глупая девчонка, ты доставила мне массу беспокойства.

– Извини, – прошептала Виана. Тесс пожала плечами.

– Возможно, это и к лучшему. Если этот раз бойник достаточно разумен, мы сможем очень хорошо договориться между собой. Может, судьба, что мы встретились. Тамир поднял брови.

– В самом деле?

– Об этом позже. – Тесс нетерпеливо махнула Калиму. – Забирай ее и отправляйся.

– Тесс. – Виана задержала свою лошадь рядом с Павдой. – Мне так жаль. Я бы не…

– Если тебе жаль, тогда уезжай поскорее, чтобы я могла наконец слезть с этого животного. Ты ведь знаешь, как я ненавижу лошадей.

Глаза Вианы раскрылись от изумления.

– Но Тесс, я не…

– Едем, Виана. – Калим быстро подхватил поводья лошади Вианы и повел ее за собой.

Позволит ли Тамир им уйти? Тесс задержала дыхание, когда увидела, каким взглядом провожает шейх Калима и Виану. Она сомневалась, что он честно сдержит слово. Гален говорил, что этот человек действует по своей прихоти.

Отвлечь его. Она быстро пришпорила Павду, заслонив собой уезжающих друзей.

– А теперь у меня предложение к вам. Его взгляд задержался на ней.

– Предложение? Она кивнула.

– Почему еще я согласилась на этот обмен?

Это для меня удобный случай покинуть эту ужасную страну. Если вы хотите получить за меня выкуп, то почему бы вам не взять его с моего отца и не вернуть меня в Тамровию? – Изогнув брови, она тоном, не допускающим возражения, заявила: – Почему вы до сих пор держите меня на самой жаре? Или в этой стране вообще нигде нет тени? Давайте вернемся в ваш лагерь.

– Вы так думаете? – Тамир скривил губы. – Нет, ваше высочество. Мы снялись с лагеря и теперь нам предстоит долгий путь до новой остановки. – Он взглянул на Виану и Калима, которые уже почти скрылись из виду, поколебавшись, вновь повернулся к Тесс. – И запомните – я решаю, где и когда вам будет позволено отдыхать. Вы поймете, что я не Гален Бен Рашид. Он всегда слишком мягок с женщинами. Эта шлюха, его мать, отвратила его от… – Его глаза внезапно злобно блеснули, и он снова принялся хохотать. – Черт возьми! – Он шлепнул себя по ляжке. – Конечно, почему бы нет? – Он повернул лошадь. – Едем, ваше высочество, мне только что пришла в голову замечательная идея, куда нам отправиться.

– Но мое предложение, – запротестовала Тесс, бросив незаметный взгляд на поворот дороги. Она с облегчением вздохнула, увидев, что Калима и Виану встретил ожидающий их эскорт с Юсуфом.

– Будь уверена, я слышу. – Тамир рассмеялся. – Ты даже более забавна, чем я думал. Я позволю тебе говорить, сколько ты захочешь, до тех пор, пока это будет развлекать меня. В конце концов, – он стрельнул в нее ненавидящим взглядом, – должны же мы чем-то заниматься между…

Тесс капризно надула губы.

– Ты так же груб, как и мой муж. Я больше не потерплю подобных издевательств. Я буду рада вновь оказаться дома, в цивилизованной стране, где мужчины разговаривают с женщинами вежливо и приятно.

Тамир посмотрел на нее так, словно увидел перед собой неведомое ему существо, с которым он никогда не встречался.

– Ты что, не понимаешь, что я собираюсь сделать с… – Он остановился и вновь принялся хохотать. – Невероятно! – Пришпоривая своего коня, он продолжал смеяться. – Мне почти жаль Галена. Как он, бедняга, страдал, таская тебя от племени к племени в эти последние два месяца. Он должен быть благодарен мне – кажется, я спас его от самого себя.


* * *


– Мой Бог, ты оставил ее с ним? – Галена охватило странное чувство, что его изнутри рвут на куски. – Ты отвез ее к нему?

Калим вздрогнул.

– Я поступил неправильно. Но я не знал, что еще делать. Виана была… Алекс вышел вперед.

– Как Виана? Он ничего с ней не сделал?

– Нет, она просто устала и напугана. Она почти не говорила со мной по дороге в Заландан, – охрипшим от волнения и стыда голосом объяснял Калим. – Как только мы вернулись, она ушла в свои покои, а я поспешил к вам.

Гален направился к двери.

– Где произошел обмен?

– На холмах, недалеко от места состязания.

– Собери людей. Мы немедленно выезжаем.

– Он ранен, Гален, – тихо напомнил ему Алекс.

Гален развернулся к ним лицом. Ярость и боль сжигали его.

– И ты полагаешь, меня это волнует? Если он может сесть в седло, он поедет. Все поедут. Ему еще повезло, что я не удавил его. Мы должны забрать ее у Тамира.

Алекс покачал головой.

– Мы не должны ехать наугад. Ты знаешь Тамира. Он словно тень. Мы можем много дней гоняться за ним по холмам.

– Значит, будем гоняться.

– Нет, – сказал Калим.

– Нет? – переспросил Гален вкрадчиво, но в его взгляде сверкал обнаженный клинок, когда он обернулся к Калиму. – Возможно, ты был рад отвезти ее к Тамиру? И предоставить ее его нежным заботам?

Калим мертвенно побледнел.

– Я не мог… – Он сглотнул. – Я заслужил ваш гнев, но сама маджира сказала, чтобы вы ждали здесь.

– Ждали! Она не знает, что Тамир…

– Она знает. – Калим запнулся. – Она сказала, что даст вам знать, где они остановятся.

– И как она это сделает?

– Александр. Она взяла его с собой. У нее есть план, как вывести из строя Тамира и его головорезов.

Боль, сжимавшая его в мучительный комок, несколько ослабла, в Галене шевельнулась слабая надежда. Хотя он и не представлял себе, как Тесс, его маленькая Тесс, справится с целой бандой, но голубь может ее спасти.

– Когда ты оставил ее?

– В полдень.

Гален взглянул на небо.

– Солнце почти село. Они должны остановиться на ночлег. – Он повернулся и вновь направился к двери. – Алекс, держите лошадей и людей наготове. Калим, идем со мной и расскажи мне об этом плане. Я пойду в покои Вианы и буду ждать Александра.

Ужас вновь сжал его сердце. Какая слабая надежда! И все же она единственная.

Великий Боже, Тесс говорила, что этот бестолковый голубь не слишком хорош. Даже если ей представится возможность выпустил” его, он может не вернуться в Заландан!


* * *


Святые небеса, не дайте ему снова улететь в Саид-Абаба.

Тесс наблюдала за мелькающими крыльями Александра, он взмыл от башни и полетел на запад. Опять Саид-Абаба?

Услышав шаги по спиральной каменной лестнице, она поспешила отойти от окна, закинула клетку Александра подальше в угол и подошла к открытому сундуку, стоящему посреди комнаты. В этот момент дверь распахнулась и на пороге появился Тамир.

– Я не могу найти ларец с драгоценностями, – заявила она. – Видно, эти бездельники куда-то засунули его.

– Напротив, они положили его точно по моему приказу. – Тамир усмехнулся. – Он в моей седельной сумке.

– Вы не смеете брать мои драгоценности, – Тесс яростно взглянула на него. – Что еще осталось у меня от этой женитьбы? Песок, жара, ссоры и оскорбления… и… и веснушки. – Она оглянулась вокруг. – А теперь еще ты привез меня в эту мерзкую башню. Зачем мы здесь?

– Я когда-то пировал здесь много лет назад с Галеном. – Тамир бросил взгляд на кровать под бархатными занавесями. – Здесь удобно, и думаю, что это место мне подойдет.

“Тамир убил одну из шлюх в пьяном угаре”.

Тесс попыталась скрыть дрожь, вспомнив слова Галена о той жуткой ночи, перевернувшей всю его жизнь.

Тамир все еще глядел на это страшное ложе.

– Кроме того, Гален и не подумает приезжать сюда. Его воспоминания об этой башне не так приятны, как мои.

– Что касается моего предложения, – начала Тесс. – Я бы хотела…

– Не сейчас, – рассеянно бросил Тамир, его глаза сверкали на бородатом лице. – Это забавно, но сейчас не время.

Воздух внезапно сгустился, отяжелел от его злобы.

– Я голодна, – заявила Тесс. – Ты не собираешься кормить меня?

Его взгляд остановился на ее лице.

– Боже мой, какая ты настойчивая и сварливая.

– И где мой сундук с бутылками вина, которое я везла с собой? Оно очень хорошего сбора. – Она поморщилась. – Удивительно, как такой дикий народ может делать такое чудесное вино.

– Мои люди сказали, что это какая-то смесь. Хотя у них, должно быть, не хватает вкуса, чтобы по достоинству оценить. – Он усмехнулся. – Однако у меня его достаточно, и я обязательно скажу тебе, согласен ли я с ними.

– Это мои бутылки! Этот сундук с вином должен был служить мне несколько лет после того, как я приеду в Белайхо!

– Я посмотрю, может, там еще осталась хотя бы одна бутылка для тебя. Или нет. Я бы хотел видеть тебя энергичной для поединка. – Он издевательски улыбнулся. – Подарите ли вы мне свою любовь, принцесса?

– Не знаю, о чем вы говорите, но уверена, что это опять какая-то гадость. – Она нахмурилась. – Но сейчас я голодна, и вы должны накормить меня.

Он отвернулся.

– Я пришлю кого-нибудь с чашей тушеного мяса.

– В моей собственной серебряной чаше! – воскликнула она возмущенно. Он оглянулся через плечо.

– Тебе еще повезет, если я хотя бы накормлю тебя.

– Моя чаша!

Он откинул голову и вновь расхохотался.

– Твоя, твоя чаша.

Он захлопнул дверь. Тесс услышала удаляющийся смех и шаги вниз по лестнице.

Напряжение спало, она почувствовала слабость. Боже, как ей страшно. Выражение, с которым Та-мир смотрел на кровать, чуть не свело ее с ума. Как мог Гален подумать, что они хоть в чем-то с ним похожи? Тамир – чудовище.

Она повернулась и вновь подошла к окну. Теперь ей оставалось только молиться, чтобы вино, которое она специально для этого брала с собой, удержало на какое-то время Тамира и его бандитов, прежде чем он предпримет дальнейшие попытки развлечься с ней. Она не представляла себе, что может так испугаться, и не знала, как долго сможет выдержать представление, затеянное ею поневоле, в то время как ее колени трясутся от невыносимого ужаса.

Она взглянула на небо, но Александра уже не было видно. Свернул ли он с западного направления, полетел ли на восток?

– Не в Саид-Абаба, – шептала она. – Пожалуйста, Александр. Не в Саид-Абаба. В Заландан.


* * *


В последние два часа крики и хохот в нижней комнате постепенно затихли и наконец совсем смолкли. Наступила мертвящая тишина.

Тесс прислушивалась, сцепив руки на подлокотниках кресла. Выпил ли Тамир вина? Спасена ли она?

Послышались нетвердые шаги по каменным ступеням. Еще не спасена. Она безумным взглядом оглядела комнату.

Серебряный кувшин на столе показался достаточно тяжелым для того, чтобы использовать его в качестве оружия.

Тамир распахнул дверь и ввалился в комнату.

– Вы не постучали, – выговаривала ему. Тесс, с трудом отпуская подлокотники кресла и пытаясь расслабить руки. – С этим невежеством необходимо покончить. – Она встала и быстро направилась к столу, чтобы схватить серебряный кувшин. – И вы не принесли мне еды, как обещали.

– Все кончилось. Вино тоже. – Тамир говорил несколько невнятно и при этом злобно глядел на нее. – Мои люди нашли, что это удивительно сильное пойло. А я сам очень хотел бы знать почему… – Он, шатаясь, подошел к ней. – Я спрашиваю себя, почему вдруг они так быстро опьянели от этого вина, когда обычно пьют гораздо более крепкие напитки?

У Тесс напряглись плечи, но она продолжала стоять, повернувшись к нему спиной. Только бы дотянуться до кувшина.

– Это очень хорошее вино. Кто может понять, почему… – Она запнулась, когда Тамир сжал ее плечо и развернул лицом к себе.

– Что ты подмешала в вино?

– Я не понимаю, о чем вы. Пожалуйста, отпустите…

Она попыталась вырваться, но руки Тамира судорожно вцепились в ее плечи.

– Что? Яд?

Сила его хватки нарастала, и ей пришлось закусить нижнюю губу, чтобы не закричать от боли.

–Что?

– Лауданум.

– В нем же опиум! Много?

– Я не… знаю. Весь, что смогла найти в лагере.

– И ты разыграла тупую высокородную суку, чтобы заставить меня поверить, что ты слишком безмозглая, чтобы надуть меня. – С искаженным от ярости лицом он схватил ее за горло.

“Тамир убил одну из шлюх в пьяном угаре. Он задушил ее”.

В это мгновение Тесс послышались глухие стоны бедной женщины, издаваемые стенами этой комнаты. А может, ей показалось, или это ее предсметные хрипы? Неужели ей все-таки придется здесь умереть?

– Ты думаешь, что нужна мне живой? – мягко спросил Тамир, медленно сжимая руки на ее горле. – Твоя смерть послужит мне не хуже. Гален не сможет проигнорировать убийство своей жены, даже если он совсем тебя не любит. Я собирался немного поиграть с тобой, но ты оказалась слишком умна.

Она задыхалась. Судорожно шаря сзади по столу, она пыталась нащупать кувшин, но он оттащил ее от стола. Тесс в отчаянии схватилась за его руки, пытаясь отодрать вцепившиеся в горло хищные пальцы.

Боль!

Она задыхается, кровь стучит в висках, закладывает уши.

Колени подкосились, тело обмякло. Тамир держал ее только за горло, безжалостно сдавливая пальцы.

Она уже не услышала, как открылась дверь и как дико закричал Гален, но Тамир все слышал.

Его хватка ослабла, но он, все еще продолжая сжимать ее горло, потащил за собой, поворачиваясь к двери.

Гален. Алекс.

– Отпусти ее, Тамир. – В свете свечей глаза Галена так же яростно сверкали, как и глаза Тамира. “Он мое зеркало. Он то, чем я мог бы быть…” Тамир выругался, разжал пальцы, но при атом с такой силой ударил ее по щеке, что она упала навзничь. Он схватился за ножны.

– Нет! – Гален гигантским прыжком пересек комнату.

Выражение его лица… В нем проступало что-то такое, что она так давно Хотела увидеть… Что-то там было…

Но Тамир уже выхватил кинжал и обернулся к ней.

Гален опоздал!

Она сейчас умрет!

Нет, только не сейчас. Не сейчас, когда она узнала, что Гален…

Свет свечи тускло блеснул на лезвии кинжала.

Она почувствовала, что проваливается в черноту.

12

Её несли сильные руки Галена. Она услышала стук его сапог с каблуками по камням лестницы.

– Не дай… – страшно болело горло, когда она пыталась выдавить из себя слова, – мне умереть.

– Тише, Тесс. – Голос Галена сорвался. – Не разговаривай.

Она открыла глаза и взглянула на его бледное лицо. Понимает ли он? Она пытается ему сказать, как это важно, что она жива и что они вместе.

– Это важно.

Дуновение холодного воздуха на лице, ослепительный свет сотни факелов в руках всадников из Эль-Залана, ожидавших снаружи башни.

– Ты не умрешь, – хрипло произнес Гален. Она почувствовала еще чьи-то руки, когда Гален садился на лошадь.

Руки Алекса, узнала она, взглянула в родные голубые глаза.

– Скажи ему…

– Не упрямься, бесенок, – прервал ее нетерпеливо Алекс. – Ты и так доставила нам массу хлопот, чтобы еще травить наши души голосом, похожим на кваканье лягушки.

Тесс почувствовала облегчение. Даже Алекс не стал бы называть ее лягушкой, если бы она умирала.

– Я не виновата, – сказала она со всем возмущением, на которое сейчас оказалась способна. – Я… ничего не могла сделать.

Алекс, улыбаясь, склонился над ней.

– Но ты уж постаралась. Усыпила всех головорезов Тамира, послала сообщение с Александром. Нам достались лишь жалкие крохи, чтобы проявить свой героизм. Думаю, мы еще должны быть тебе благодарны, что ты оставила нам Тамира.

– Не успела дотянуться до кувшина.

– Передай ее мне, – сказал Гален. Она вновь очутилась на руках Галена, ее завернули в плащ и крепко прижали.

– Я все сделала хорошо.

– Великолепно. – Гален поудобнее устроил ее в седле впереди себя. – А теперь спи и позволь нам доделать все остальное.

– Тамир?

Она почувствовала, как напряглись мускулы Галена.

– Мертв.

Разбитое зеркало… Нет, это неправда. Она должна сказать Галену, что он ошибается насчет себя.

– Кривое… Не похож на тебя.

– Тихо. – Он прижал ее к своему плечу, затем развернул Селика и подал знак остальным следовать за собой. – Ты можешь сказать об этом позже.

Мгновение спустя от мерного ритма бега Селика ее стало укачивать, дремота охватила ее. Ее дыхание улавливало запах влажной травы, кожи и лимона.

– Мы должны… поговорить. Так много надо сказать.

– Позже.

Да, это может подождать. Теперь, когда она увидела его лицо в тот страшный момент, она вполне могла подождать.

Она теснее прижалась к нему.

– Позже.

Залитые солнечным светом покои дворца. Тишина. Виана не сводила любящих глаз с лица спящей Тесс. Как спокойно дышит эта хрупкая, отважная женщина. Как прекрасно ее юное лицо, оттененное длинными ресницами. Тесс очнулась несколько часов спустя. Рядом с ней в кресле сидела Виана.

Заметив, что Тесс открыла глаза, Виана накрыла ее сжатую руку своей.

– Постарайся не разговаривать, – сказала она; выражение ее лица показалось Тесс напряженным.

Рука Тесс невольно потянулась к горлу.

– Больно.

– Там жуткие синяки, – прошептала Виана. – Извини. Это моя вина…

– Глупости. – Тесс села и откинула простыню. Святые небеса, она говорила, как квакающая лягушка. – Как это может быть твоей виной? Меня душил Тамир. Где Гален?

– Только что ушел от тебя. Он. просидел с тобой всю ночь.

Это был хороший знак для Тесс, дополнявший то, что она прочитала в его глазах прошлой ночью.

– Я хочу видеть его. – Она поднялась, покачиваясь. – Поможешь мне одеться.

– Тебе лучше отдохнуть. – Виана нахмурилась. – Кроме того, он не сможет быть сейчас с тобой. Он только что получил известие, что делегация Тамровии в миле от городских ворот.

Ее отец! Святая Мария, как она могла забыть об этой новой беде. И все же, к своему удивлению, она обнаружила, что новость не вызвала в ней того ужаса, как в первый раз. После Тамира ее уже ничто не страшило.

– Гален у себя? Виана кивнула.

– Почему ты не можешь подождать? Калим все еще сидит в холле. Ты можешь послать с ним записку…

– Терпеть не могу ждать. Я хочу сама пойти. – От удивления брови Тесс поползли вверх. – Калим тоже просидел всю ночь там?

Виана покраснела и кивнула.

– Он очень добр, но думает, что совершил что-то непростительное.

“Я готов умереть за нее”, – сказал тогда Калим.

– Я уверена, что Алекс тоже был бы… Тесс оборвала себя и с сомнением покачала головой. Она должна подумать об этом позже.

– Гален не простил Калима. Он очень зол на него за то, что ты попала в руки Тамира.

– Калим не виноват. Я позже скажу об этом Галену. – Но не сейчас. Сейчас для нее самое главное – привести в порядок свою жизнь. – Идем, мне надо повидать его до прибытия моего отца. – Она направилась к гардеробной. – Я надену ожерелье из изумрудов. Пока я умываюсь и одеваюсь, не выберешь ли мне красивый шарф, чтобы скрыть эти синяки?

Ей надо попытаться говорить нормально. Гален не должен чувствовать к ней жалость. Какое бы решение он ни принял, что бы ни сказал, это должно идти от сердца.

* * *

– Вернись в свои покои, – нахмурился Гален, едва она вошла к нему. – Тебе нужен отдых.

– Почему? Мое место здесь. – Тесс закрыла за собой дверь и взглянула на него. – К тому же лежать в постели очень скучно, когда вокруг происходит столько интересного.

Мгновенная улыбка прогнала хмурое выражение с его лица.

– Я заметил, что когда интересные вещи происходят в постели, ты не пытаешься Тбороться со скукой. – Улыбка его погасла. – Я не хочу, чтобы ты оказалась здесь, когда прибудет твой отец. С тебя уже довольно сражений.

– Но это тоже мое. Где отец?

– Он скоро должен быть здесь. Алекс поехал ему навстречу и привезет его во дворец.

– Тогда мы подождем его вместе. – Она улыбнулась ему. – Я должна быть здесь, чтобы защитить себя. В конце концов, я всего лишь беспомощная женщина. Откуда я знаю, может, ты собираешься передать меня в его руки.

– Беспомощная? Ты шутишь. Весь Эль-Залан твердит о тебе, о том, как ты управилась с Тамиром. – Он нахмурился. – Я уже говорил тебе, что я бы ни… Чему ты смеешься?

– Потому что я счастлива. – Она прошла по комнате и подошла к нему. – Скажи, Гален, теперь, когда мертв Тамир, все тревоги по поводу союза скоро будут позади?

–Да.

– И я больше не нужна тебе для его заключения?

Он напрягся.

– Я этого не говорил.

– Тогда, Гален, скажи правду. Он сжал челюсти.

–Да.

– Значит, я свободна, – сказала она, улыбаясь. – После того, как уедет отец, я могу ехать во Францию. Ты ведь дашь мне сопровождающих?

– Нет! – Гален схватил ее за плечи, яростно глядя на нее. – Ты обещала мне…

– Ребенка? Но теперь тебе не нужен ребенок.

– Мне нужен ребенок.

– Но не для союза.

– Нет, но… мне нужен этот ребенок.

– Но ты ведь говорил мне, что освободишь меня сразу, как только я не буду тебе нужна для заключения союза. Ты нарушишь свое обещание?

– Я же сказал тебе… ты мне нужна.

– Только настоящий варвар может вот так нарушить слово, – нежно сказала Тесс. – Ты не собираешься стать цивилизованным в этом вопросе, Гален?

Выражение муки исказило его лицо, он сильнее сжал ее плечи.

– Нет! Мне все равно, если даже… Ты останешься!

– Как долго?

– Навсегда! – Слово вырвалось у него с такой силой, что, казалось, завибрировал сам воздух. Она прижалась к нему.

– Замечательно! – Она уютно свернулась в его руках. – Я боялась, ты заставишь меня просить у тебя позволения остаться, что выглядело бы не очень достойно.

Он застыл в полном изумлении и затем отстранил ее от себя.

– Ты хочешь остаться? Великий Боже, надеюсь, ты понимаешь, что говоришь. – Его большие руки дрожали, когда он взял в них ее лицо и запрокинул ее голову, заглядывая в глаза. – Я ведь не в состоянии отпустить тебя, – сказал он хрипло. – Даже если бы мне пришлось держать тебя здесь силой, как это сделал отец с моей матерью. – Он закрыл глаза. – Боже мой, чем я стал!

– Человеком, которого я люблю, – сказала она просто. – И если Бог милостив ко мне, то человеком, который любит меня.

Его глаза сверкнули.

– Да, – сказал он сдавленно. – Думаю, я полюбил тебя с того самого момента, когда увидел, как ты сжимаешь в руках Аполлона в этом чертовом болоте.

– Что более чем обнадеживает, учитывая, что в тот момент я вся была покрыта зеленой тиной и отвратительно пахла. – Она извернулась в его руках и спрятала лицо на его груди. – Думаю, тот случай – мой самый худший момент. После того, как ты видел меня в таком виде, в любой другой ситуации успех мне был гарантирован.

– Прошлая ночь оказалась не лучше. – Он крепче прижал ее к себе. – Белая и застывшая… и твое горло… – Он погрузил лицо в ее волосы. – Я поклялся, если Бог позволит тебе выжить, я отпущу тебя, но когда ты сейчас зашла ко мне в покои… – Он прошептал: – Я готов был рискнуть своим спасением, чтобы удержать тебя. Все же я варвар, как и мой отец.

– Нет. – Она откинулась, чтобы взглянуть на него. – Ты не твой отец, и ты не Тамир. Ты, может быть, и варвар, но даже если и так, я люблю в тебе это так же, как и все остальное. – Она нахмурила брови, подыскивая слова. – Ты понимаешь меня? Мы то, что мы есть. Я слишком импульсивна и резка, и я люблю все делать по-своему. Но разве ты меньше меня любишь из-за этого?

– Нет. – Легкая улыбка тронула его губы. – Хотя я искренне надеюсь, что со временем мы справимся с твоей импульсивностью.

– Вряд ли это когда-нибудь произойдет. Да и ты до смерти останешься немножко варваром. Но мы будем стремиться стать лучше, мы пойдем по жизни, помогая в этом друг другу. – Она обняла его. – Надеюсь, нам это не скоро надоест.

– Даже если я не смогу обещать тебе здесь, в Седикхане, той свободы, о которой ты мечтала?

– Ты дашь мне все, что сможешь, а остальное – это уже моя забота, – заявила она уверенно. – И это тоже будет очень интересно. Как ты думаешь?

Он изобразил шутливый ужас.

– Боже милостивый, что за битва нас всех ждет! Бедный Хаким!

– Он заслужил это. – Она помахала рукой в воздухе. – Так же, как и все остальные.

Он откинул голову и рассмеялся, при этом выражение его лица стало совсем мальчишеским.

– О, бедный Гален!

– Нет. – Она встала на цыпочки и нежно поцеловала его в губы. – Я буду защищать и любить тебя вечно и бесконечно. У тебя нет причин жалеть себя.

– Вечно и бесконечно, – повторил он, глядя ей в глаза.

Это их клятва. Она почувствовала, как от радости готова рассыпаться на миллионы сверкающих солнечных зайчиков счастья.

– Я почти благодарна Тамиру за то, что он помог тебе понять, что ты любишь меня.

– Я понял это еще раньше, когда ты упала с Павды во время состязания и я подумал, что ты погибла.

– Я не падала с Павды. Ты знаешь, что я нарочно… – Она нахмурилась: – Почему же ты не признался мне?

– А почему ты не сказала мне, что не собираешься оставлять меня?

– Сделка. Я боялась, что…

– И я тоже. – Увидев, что ее глаза раскрылись от изумления, он тихо сказал: – Я никогда в жизни так не боялся. Я думал, ты собираешься покинуть меня, и только силой я могу заставить тебя остаться со мной.

Как когда-то его бросила его мать.

– Я никогда не оставлю тебя. – Она нежно поцеловала его и отошла. – Это все, что я хотела сказать тебе. А теперь я очень тихо и кротко посижу в этом кресле и послушаю, как вы с моим отцом… Перестань смеяться. – Но в следующую минуту она тоже весело засмеялась. – Ну правда, я постараюсь сидеть молча.

Их прервал Алекс, без стука ворвавшийся в комнату.

– Что за дьявольщина, Алекс?

Тесс повернулась к своему кузену и сразу поняла, что вызвало такой вопрос Галена. На смертельно бледном лице Алекса читалось невыразимое изумление. Она быстро спросила:

– Что он сказал? Он очень сердился на тебя?

– Кто?

Она озадаченно взглянула на него.

– Мой отец.

– Аксель? – Алекс покачал головой. – Я не знаю, где он. Здесь его нет.

– Нет? Так, значит, он прислал своего представителя?

– Да, представителя. Аксель не может сейчас покинуть Тамровию.

– Алекс, что, к дьяволу, с тобой произошло? – спросил Гален.

Его грубость вывела Алекса из состояния отрешенности.

– Они мертвы. Они оба умерли.

– Кто?

– Мой отец и брат. Они утонули. Их лодка перевернулась на реке Зандар, они попали на стремнину и утонули прежде, чем до них смогли добраться. Это случилось два дня спустя после того, как я выехал из Тамровии. Аксель остался там регентом. – Он поднял голову и посмотрел прямо на них. – Моим регентом, в мое отсутствие. Я – король Тамровии. – Внезапно он прыснул со смеху. – Боже милосердный, ну разве это не смешно? Я!

– Ты уверен? – спросил Гален.

– Граф Мазлек заверил меня, что все дворянство и народ с нетерпением ожидают моего прибытия в Белайхо. – Он горько усмехнулся. – Кажется, впервые кто-то выказывает нетерпение видеть меня при дворе. – Он помолчал. – Полагаю, мне следовало бы горевать по поводу их смерти, не так ли? Но я не могу. – Он пожал плечами. – Я отказываюсь притворяться. Я никогда не уважал, не любил их при жизни, и я не стану лить слезы о них после их смерти.

– И что теперь? – спросила Тесс.

– Полагаю, я должен сейчас же вернуться в Тамровию. – Он встал и направился к двери. –Пойду распоряжусь, чтобы складывали мои вещи. – И, не глядя на Тесс, добавил уже от двери: – Я также прикажу служанке укладывать твой дорожный сундук. Тесс. Я жду тебя во дворе перед дворцом через четыре часа.

Она застыла.

– Меня?

Он строго оглянулся на нее.

– Ну, как король Тамровии считаю своим долгом устроить твою свадьбу с тамровианским аристократом.

Она раскрыла от изумления глаза.

– Алекс!

Бросив на Тесс высокомерный взгляд, он сказал ледяным тоном:

– Прости, но смерть в королевской семье обязывает позаботиться о будущем потомстве. Этот брак будет расторгнут, и через год ты выйдешь замуж за блестящего дворянина.

– Что? – Тесс почувствовала, как рука Га-лена крепче сжала ее талию.

– Ну, мы же не можем допустить, чтобы единственная принцесса королевской крови состояла в браке с каким-то диким шейхом вроде… – Алекс, не выдержав напыщенного тона, весело расхохотался. – Святые небеса, ну и лицо у тебя, бесенок. – Он привалился к двери, весь трясясь от смеха. – Вы поверили мне!

– Негодник! – Она неохотно улыбнулась. – Ты застал меня врасплох.

– Думаю, что хорошо передал интонацию твоего отца. – Алекс пожал плечами. – Какая гадкая мысль. – Он хитро усмехнулся. – И я почти заставил Галена схватиться за свой кинжал, чтобы убить злодея и оставить тебя при себе.

– Меня это нисколько не позабавило, – заявил Гален, все еще прижимая к себе Тесс. – Твои первые действия в качестве монарха чуть не вовлекли Тамровию в войну.

Глаза Алекса раскрылись от изумления.

– Черт возьми, я забыл, что должен начинать думать обо всех этих надоедливых последствиях. Что за отвратительная мысль. – Он тяжело повел плечами, поворачиваясь к двери. – Никогда не представлял себе подобного занятия. Я совершенно не гожусь в правители.

* * *

Четыре часа спустя Тесс стояла на ступеньках вместе с Галеном и наблюдала за Алексом, выехавшим во двор перед дворцом на своем жеребце.

– Я буду скучать о нем, – пробормотала она.

– Он уезжает не навсегда, – отозвался Гален. Но они оба понимали, что теперь судьба Алекса изменится бесповоротно и уведет его от них. Несмотря на его уверения. Тесс уже заметила в его манере держаться признаки властности, когда он обращался к графу Мазлеку, нетерпеливо приказывая тому поспешить.

– Он уже начинает меняться.

– Так же, как и мы все. – Гален нежно прижал губы к ее виску. – Жизнь была бы очень скучной и неинтересной, если бы мы с тобой не менялись вместе со временем. Тебе бы это тоже не понравилось, любовь моя. – Он оставил ее и чуть подтолкнул вперед. – Ну, а теперь иди, попрощайся с ним.

Она взглянула вниз.

–А ты?

– Я заходил к нему раньше, чтобы пожелать счастливого пути. Я не люблю долгих прощаний. Алекс улыбнулся, увидев Тесс, идущую к нему через двор.

– Не надо глядеть так грустно, бесенок. Заландан не на другом конце мира от Белайхо, и я хорошо помню дорогу назад.

– Ты попрощался с Вианой?

– Да. – Его улыбка погасла. – Насколько смог в присутствии Калима в соседней комнате. Она была очень… вежлива. – Он вздохнул. – Это ввергло меня в уныние.

– Глупости.

Он удивленно посмотрел на нее.

– Я считал, ты мне сочувствуешь.

– Вначале я думала, что ты должен получить Виану просто потому, что ты хочешь ее. – Тесс встретила его взгляд. – Но теперь я поняла, что она совсем тебе не подходит. У нас с тобой много общего, Алекс. Ты хочешь ее просто потому, что она олицетворяет собой безопасность и убежище, которых мы оба никогда с тобой не имели. Она сведет тебя с ума через три месяца. Ей будет лучше с Калимом. Он сказал мне, что готов отдать за нее жизнь.

– Я тоже не лишен доблести, – нахмурившись, ответил Алекс.

– Доблесть здесь ничего не решает. – Она нетерпеливо махнула. – Она просто не подходит тебе. Ты бы поначалу наслаждался с Вианой, рискуя своей жизнью ради нее. Однако тебе бы вскоре наскучило это однообразие, и ты бы отправился искать новые приключения. Скажи мне, почему ты так покорно покидаешь Седикхан после всех прожитых здесь лет?

– Наверное, потому, что мне никогда раньше не предлагали трон, – сухо предположил Алекс. Она покачала головой.

– Нет? – удивился он. – Тогда, я уверен, ты собираешься сказать мне об этом?

– У тебя нет желания стать королем. Ты уезжаешь без сожаления потому, что, хотя борьба здесь еще продолжается, смута и опасность теперь позади, когда заключен союз. Ты понимаешь? Тебе нужно не убежище, а интересная, полная непредсказуемости жизнь. Виана – не твое большое приключение, Алекс.

Его взгляд смягчился, в ее глазах светилась искренняя забота о нем и любовь.

– А Гален, он твое большое приключение, бесенок?

– О да, – сказала она с улыбкой.

– И ты больше не собираешься идти путем Марко Поло?

– Может быть, когда-нибудь. – Она усмехнулась. – Но будь уверен, я возьму Галена с собой. В Седикхане, на мой взгляд, широко укоренилось правило посещать прелестных кадин. – Она потянулась и порывисто сжала его руку, затем отступила назад. – Поезжай с Богом, Алекс, и возвращайся, когда сможешь.

– Я приеду. – Он улыбнулся ей. – А ты навести Белайхо через год или два, и, может быть, найдешь кое-какие перемены при дворе. Я всегда думал, что жизнь там надо немного расшевелить. – Он развернул лошадь и поехал вперед, чтобы присоединиться к графу Мазлеку и его эскорту.

Она с улыбкой наблюдала, как он выезжает со двора, по-прежнему беззаботный, солнечный свет играет в его рыжих волосах. Внезапно она представила себе Алекса на королевском троне, в украшенной алмазами короне, сдвинутой чуть набок на его кудрявой огненной голове, с бесенятами, скачущими в голубых глазах.

– Помоги ему Бог, – прошептала она.

– Тесс? – окликнул ее Гален.

Она повернулась и увидела Галена, ждущего ее на лестнице. Его темные волосы растрепались на ветру, а выражение лица чуть нетерпеливое, но бесконечно любящее. Гален человек сложный, сложнее она никогда не встречала, и он будет меняться с каждым прошедшим днем. Она едва ли предугадает, каким станет следующий вызов, который он, любя, бросит ей.

Она улыбнулась ему.

–Иду!

И направилась через двор навстречу своему самому главному и долгому в жизни приключению.


home | my bookshelf | | Золотой вихрь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу