Book: Зимняя невеста



Айрис ДЖОАНСЕН

ЗИМНЯЯ НЕВЕСТА

Глава первая

«Вот кто поможет мне!» – решила Исабель, и сердце ее томительно замерло. Неужели наконец осуществится то, что она задумала много лет назад…

Она была так поглощена своими мыслями, что не услышала шагов Бетти Станс. Обычно такой оплошности Исабель не совершала.

– Почему ты не идешь спать? Тебе давно пора быть в постели, – прокурорским тоном произнесла Бетти. – Выпей горячий шоколад, а чашку можешь оставить на ночном столике. – Даже эти, казалось бы, безобидные слова звучали так, словно Бетти приготовила для Исабель яд с целью навсегда избавить человечество от ее присутствия. – Что это?! – с отвращением глядя на экран телевизора, прошептала домоправительница. – Джед?! – почти .с ужасом выдохнула она. – Как ты могла?

Исабель, услышав ее голос, непроизвольно потянулась к пульту, чтобы выключить телевизор, но поняла, что теперь уже поздно скрываться, и попробовала отвлечь внимание Бетти:

– Вы ведь уже жили в замке, когда Джед уехал отсюда? Он всегда был таким? – Исабель подалась вперед, вглядываясь в выразительное и запоминающееся лицо журналиста. Любой, увидевший его хоть раз, уже никогда не спутал бы его ни с кем другим.

Джед Корбин не зря считался лучшим телеведущим программы «Из горячих точек». Он владел своим голосом, как виртуоз – музыкальным инструментом. Во время телепередач сотни тысяч зрителей не могли оторваться от экрана: мимикой и голосом ему удавалось передать все оттенки настроения: гнев, тревогу, чуть уловимую иронию, мягкий юмор. Доказательства он строил логично, доводы вытекали один из другого – вся программа была подготовлена четко и выглядела убедительно и ясно. Ничего общего с Арнольдом, с удовлетворением отметила Исабель.

– Нет, конечно. Ведь тогда ему исполнилось всего двадцать два года. И волосы у него были темными. Седина появилась только недавно. – Бетти, которая тоже на какой-то миг не могла отвести глаз от экрана, резко повернулась к Исабель и сердито прищурилась. – Незачем тебе пялиться на этого ублюдка. Ты же знаешь, Арнольду это не понравилось бы.

– Мне было интересно, что показывают по телевизору, и я случайно наткнулась на репортаж Джеда, – оправдываясь, начала Исабель, но вдруг замолчала, поймав себя на мысли, что боится сказать Бетти правду. Бетти – домоправительница, и ее не касается то, что Исабель специально ждала эту передачу, чтобы лишний раз убедиться, можно ли доверять Джеду. Но выработанная за долгие годы привычка скрывать свои чувства проявилась сама собой. Да уж, теперь ей не скоро удастся избавиться от нее. – А Джед, он так убедительно говорит. И приводит веские доказательства, опираясь на вполне достоверные факты…

Чтобы защититься от грубых и бестактных выпадов Бетти, Исабель мысленно окружила себя невидимым экраном, защитной стеной. Собственно, эта стена никогда и не исчезала, просто голос Джеда подействовал на нее каким-то странным образом. Что-то в глубине ее души всколыхнулось, на миг вывело из состояния равновесия, и она забыла, что должна все время защищать свой внутренний мир.

«Совершенно естественная реакция, – тотчас успокоила себя Исабель, – ведь прежде мне не приходилось видеть Джеда Корбина». Но судя по откликам, которые появлялись в прессе, а просматривать газеты ей все же удавалось, – такое же впечатление он производил на многих телезрителей, а не только на нее.

Славой самого популярного телеведущего в Соединенных Штатах он был обязан в первую очередь двум своим качествам: честности и смелости, однако немаловажным было при этом и личное обаяние Джеда. Если, по словам Бетти, когда он уехал отсюда, ему было двадцать два, значит сейчас – тридцать шесть. И седина у него явно преждевременная. Теперь представить его таким, каким он был в молодости – темноволосым, без этого благородного серебристого блеска, – довольно трудно, так же как уловить хотя бы намек на мягкость и доброту в выражении его лица. Выглядел он загорелым, видимо, от постоянных разъездов. Легкие морщинки у глаз и в углах рта лежали печатью пережитого. Светлые голубые глаза смотрели с экрана холодно, недоверчиво и слегка цинично – глаза много повидавшего в жизни человека. Исабель невольно сравнила Джеда Корбина – одетого в бежевый свитер и твидовый костюм – с элегантным ведущим новостей. Это был тигр рядом с котенком. Хотя передача, которую на этот раз вел Джед Корбин из Парижа, была совершенно безобидной и ему пришлось спрятать свои острые когти, хватка все равно чувствовалась.

– Убедительно! – хмыкнула Бетти. – Достоверно! Самый достоверный факт – тот, что эта тварь приносит людям одни неприятности. Ничего другого от него и не стоит ждать. – Крупная и крепкая Бетти прошагала к телевизору. Каждое ее движение было наполнено злобой и ненавистью. Она резко нажала на кнопку. Образ Джеда померк, и голос затих. Бетти снова повернулась к Исабель. – Не могу поверить, что ты решилась на такое! Ты ведь дала обещание никогда не смотреть передачи с участием этого негодяя. И что же? Не прошло и нескольких дней после похорон мистера Арнольда, как ты нарушила его приказ и свое обещание.

– Бетти, мне хотелось… – Исабель споткнулась на полуслове, увидев каменное лицо домоправительницы. Бетти придется смириться с тем, что заведенный порядок все равно изменится, но вряд ли стоит начинать препираться с ней прямо сейчас. Последние шесть месяцев жизни с Арнольдом высосали весь запас жизненных сил Исабель, ее стойкость и терпение. Главное сражение еще впереди. И к нему надо по-настоящему подготовиться.

– Хорошо, – она поднялась и двинулась к двери. – Кстати, я после обеда звонила Ларри Таунсенду, но его не оказалось на месте. Секретарша пообещала, что Ларри перезвонит мне.

– А зачем он тебе понадобился? – подозрительно глядя на нее, спросила Бетти.

Домоправительница никогда не скрывала своих чувств, не посчитала нужным и на сей раз. Но Исабель сделала вид, что не заметила ее бестактности.

– Вы прекрасно знаете, что он – поверенный в делах Арнольда. Мне бы хотелось, чтобы завтра он приехал сюда – мы обсудим с ним завещание.

– А что там можно обсуждать? – не унималась Бетти, продолжая в упор разглядывать Исабель. – Таунсенд зачитал его здесь, в библиотеке, сразу после похорон…

Исабель подавила вспышку раздражения. Она научилась за эти годы управлять своими чувствами, скрывая и гнев, и недовольство. Теперь тем более нельзя было распускаться.

– Остались кое-какие пункты, которые необходимо уточнить. – До чего же ей хотелось, чтобы Бетти наконец прекратила этот допрос и оставила ее в покое. Любая ложь давалась с таким трудом!

Насколько бы ей легче жилось под крышей этого дома, если бы ее на каждом шагу не вынуждали обманывать, с горечью подумала Исабель.

– Зачем забивать себе голову такими вопросами! Это дело мистера Таунсенда. Он блестяще с ним справится. Арнольд полагался на него во всем. Советую и тебе последовать его примеру.

Исабель показалось, что она сумела выдавить из себя даже нечто похожее на улыбку:

– Мой долг – следить за тем, чтобы воля Арнольда была исполнена наилучшим образом.

– Да, это твой долг, – нехотя согласилась Бетти. – Что ж, я позабочусь о том, чтобы ты не пропустила звонок.

– Спасибо, – Исабель постаралась, чтобы и нотки сарказма не проскользнуло в ее тоне, – даже если я ненароком засну, попросите, чтобы меня разбудили. – И она двинулась к лестнице, что вела на второй этаж. – Спокойной ночи, Бетти.

– Не забудь выпить горячий шоколад. Он поможет поскорее заснуть. Тебе надо прийти в себя.

Она знала, что Бетти совершенно нет дела до того, какой у нее сон, хорошо она себя чувствует или едва держится на ногах. Просто шоколад – один из способов утвердить свою власть. Домоправительница переняла у Арнольда приемы беспощадной тирании: по мелочам, как будто совершенно не важным на первый взгляд, но которые могли довести любого до полного изнеможения:

– Да, конечно.

Шагая вверх по ступенькам, Исабель невольно прислушалась к шороху, с каким задевает подол ее длинного, старинного покроя бархатного платья холодные каменные ступени. До чего же ей ненавистны платья, которые Арнольд заставлял ее носить все эти годы. Платья стали таким же символом несвободы, как и вездесущий взгляд Бетти, не оставляющий ее ни на минуту наедине с собой.

Наконец-то ее затворничеству придет конец, и она осуществит свою давнюю мечту – разорвет все цепи, сковывавшие ее по рукам и ногам многие годы.

И поможет ей в этом не кто иной, как Джед Корбин.

– Надеюсь, что ты сразу ляжешь в постель! – крикнула ей вслед Бетти.

Исабель улыбнулась про себя, но не обернулась, лишь изящным движением руки – как того всегда требовал Арнольд – подобрала подол платья и зашагала вверх по ступенькам:

– Вы же знаете, что указания ваши я выполняю неукоснительно…

* * *

– Мистер Корбин, к вам мистер Таунсенд, – проговорила консьержка. – Пропустить его?

– Разумеется. Он звонил мне еще из аэропорта, – Джед положил трубку. Но тут же поднял ее снова.

В трубке раздался пронзительный голос Ронни:

– Джед! Только что прошла твоя передача по телевизору! Как это понимать? Кто уверял меня, что тоже поедет отдохнуть?

– Успокойся, Ронни. Эти передачи из Парижа – самый настоящий отдых. Лучшего и не придумаешь.

– Черта с два. Отправил меня в Пуэрто-Рико, а сам тут же засучил рукава и за работу?! А меня уже тошнит от этого солнца, от песка и…

– Наверное, ты единственный человек в мире, который страдает из-за того, что ему приходится валяться на пляже. Перестань! Бывают пытки и похуже.

– Скука! Что может быть отвратнее?

– Когда у тебя в руках нет камеры, тебе все кажется пресным. Но ничего не поделаешь. Отдохни как следует. Это необходимо. Врач госпиталя в Кувейте ясно сказал, что отпускает тебя только под мое честное слово. И я дал обещание лично проследить за тем, чтобы его пациент полностью восстановил здоровье, прежде чем снова начнет работать.

– Черта с два! Уж теперь я буду следить за программой передач и, если увижу еще хоть один твой репортаж, тут же вернусь, так что жди меня, – в трубке раздались частые гудки – сигнал отбоя.

Ничего другого Джед и не ждал. Он нисколько не сомневался, что Ронни взовьется, как от удара хлыстом, когда поймет, что произошло на самом деле.

Положив трубку на аппарат, Джед вернулся к своей дорожной сумке, продолжая складывать в нее вещи.

В дверь постучали. Должно быть, Таунсенд.

На всякий случай Джед все же посмотрел в глазок. Он не видел этого человека почти четырнадцать лет, но без труда узнал его. Правда, адвокат за эти годы несколько располнел, округлился, его седые волосы слегка поредели, но – Джед готов был поклясться – его строгий темно-синий костюм точно такой же, как и в тот раз, когда Таунсенд пришел забирать Джеда под залог – после стычки в одном из баров Такомы. Он распахнул дверь:

– Входите, Таунсенд. Предупреждаю, вам придется изложить все как можно короче. – Вернувшись к своей дорожной сумке, Джед начал застегивать молнию. – Вы пришли в неподходящее время. Я уже заказал такси – водитель обещал подъехать через пятнадцать минут.

– Некое изящное юное создание меня уже предупредило об этом, – слегка раздраженным голосом ответил адвокат. – И по-моему, у меня даже успели взять отпечатки пальцев, прежде чем позволили подняться к вам.

– Отлично. Я рад, что она так точно выполняет мои инструкции. Не люблю незваных гостей, – он выпрямился. – Итак, я вас слушаю.

Таунсенд прошел в комнату и закрыл за собой дверь:

– Мне пришлось обогнуть чуть не половину земного шара, чтобы повидаться с вами. Надеюсь, вы все-таки уделите мне немного вашего драгоценного времени.

– В вашем распоряжении всего несколько минут, я уже сказал, – усмехнулся Джед, взглянув на собеседника через плечо, поскольку склонился над портативным компьютером. – Что бы там ни хотел передать мой отец, не сомневаюсь – это можно изложить в нескольких словах.

– Ваш отец умер.

Джед замер. Он знал, что когда-нибудь это непременно произойдет, но не ожидал, что его так ошеломит эта смерть и что на него нахлынет такая волна смутных, смешанных чувств.

– Когда это случилось?

– На прошлой неделе. Два года назад у него был тяжелейший инфаркт, после которого он до конца оставался прикованным к постели. Нам, конечно, следовало бы связаться с вами раньше, но он не хотел, чтобы вы знали о его болезни.

– Я понял, – Джед закрыл ноутбук. – И это все, что вы хотели мне сообщить?

– Не совсем. Я обязан также поставить вас в известность, что по завещанию отец ничего вам не оставил.

– А я никогда и не ждал другого. Он возненавидел меня с тех пор, как только я подрос и начал понимать, что он собой представляет. – Джед уложил ноутбук в чехол и поставил его рядом со своей дорожной сумкой у кровати. – Арнольд Корбин не выносил правды в любом ее виде.

– Об умерших плохо не говорят.

– Однажды я сказал это ему в глаза, – Джед начал надевать твидовый спортивный костюм. – В отличие от вас.

– Наша компания всегда добросовестно вела дела вашего отца…

– Хотя вы лично питали к нему отвращение.

– Я бы не стал так резко… – Таунсенд встретил взгляд Джеда и медленно кивнул в знак согласия. – Не думал, что вы догадывались о моей неприязни. Арнольд Корбин, конечно, относился к числу не слишком приятных людей.

Помимо удивления, Джед почувствовал невольное уважение к собеседнику. Адвокат оказался намного честнее, чем он думал раньше, хотя это естественно. В том возрасте, когда он покинул дом навсегда, все люди, окружавшие отца, казались Джеду отвратительными. Тогда он был слишком раздражен, уязвлен, обижен и полагал, что все они – против него.

– Законченный эгоист и себялюбец, которому не было дела до других. Он и не задумывался о том, что кого-то заставляет страдать, добиваясь того, что хотел, – резко закончил Джед за своего собеседника. – Мы оба знаем это.

– Да, – легкая улыбка промелькнула на губах Таунсенда. – И хочу признаться, что от всей души рад тому успеху, которого вам удалось добиться после того, как вы уехали из замка. Ваш взлет и ваша карьера раздражали мистера Корбина и доставили ему немало неприятных минут. – Он вопросительно вскинул брови. – Неужели вы и в самом деле не собираетесь оспаривать завещание?

– В самом деле. Его деньги мне не нужны. – Джед мрачно усмехнулся. – Я не хочу ничего из того, что принадлежало отцу, у меня нет желания пачкать руки.

– В таком случае, – Таунсенд помедлил, – боюсь, моя поездка оказалась бесполезной. Но у меня к вам есть одно деловое предложение. Джед снова обернулся к собеседнику:

– Деловое предложение?

– Меня отправила к вам вдова покойного, которая теперь стала единственной наследницей состояния. Она предлагает вам встретиться, чтобы обсудить вопрос о наследстве, если вы согласитесь оказать ей услугу.

Джед невесело усмехнулся:

– Мы с Черри никогда не были особенно дружны, с чего это ей взбрело в голову?.. Впрочем… я совсем забыл о том, как незадолго до моего отъезда она пыталась зазвать меня к себе. Но я-то представлял, с каким треском ее выставят из замка, если только до отца что-нибудь дойдет. Это единственная причина, из-за которой я не откликнулся на её .. хм… приглашение.

– Черри? – нахмурился Таунсенд, не понимая, о ком идет речь.

– Моя мачеха – чувственная, но недалекая особа, – напомнил Джед.

– А! Нет, нет, – адвокат наконец понял, о ком говорит Джед. – Ваш отец развелся с Черри много лет назад. После этого он женился еще дважды. Вдовой и единственной наследницей является Исабель Белфорт Корбин.

– Пятая по счету, – пробормотал Джед. – Мне бы самому следовало догадаться… Его женам удавалось продержаться самое большее год или два. А с чего это вдруг я понадобился этой леди?

– Понятия не имею. Она не сообщила мне подробностей. Просто попросила встретиться с вами лично и передать ее предложение.

– Что вы и сделали. Сообщите ей: вряд ли мне нужно то, что она собирается мне предложить.

– Я так и знал, что вы не согласитесь, – вздохнув, проговорил Таунсенд. – Но обязан был попытаться, поскольку сочувствую этой молодой женщине.

– Почему? – улыбнулся Джед. – Теперь она богатая вдова. Сколько лет она прожила с этим монстром?

– Семь лет.

Джед слегка присвистнул:

– В таком случае эта женщина честно заслужила свои деньги – все до последнего цента.

– Заслужила. И намного больше, чем вы думаете. К концу своих дней ваш отец был просто невыносим.

– Очевидно, сносить все его выходки помогала ей надежда на обеспеченное будущее, которое было уже не за горами.

– Не думаю, что только это, – помедлил Таунсенд. – Мне кажется, что она вышла замуж за него отнюдь не ради денег.

Джед недоверчиво рассмеялся:

– Вы хотите сказать, что она любила его?

– Этого я не говорю. Но она не произвела на меня впечатление алчной особы. Она совершенно не похожа на других его жен.

– И чем же она отличается от других?



– Тихая, хрупкая, безобидная, – губы Таунсенда сжались. – Ваш отец беспощадно ее третировал. Он обращался с ней, как с рабыней.

– Уверен, что эта рабыня чрезвычайно избалованна. Красивая?

– Я бы сказал, что красота ее особенная, изысканная.

– Значит, могла бы и уйти в любой момент. Красивая женщина всегда сумеет устроиться в жизни. Она добровольно оставалась со своим мучителем, – Джед взял в руки сумку и ноутбук. – Такси уже ждет меня.

– То есть вы отвечаете отказом?

– По-моему, я достаточно ясно выразился, – ответил Джед, открывая дверь. – У меня масса срочных и важных дел, и ехать только для того, чтобы еще раз полюбоваться замком, нет ни малейшего желания…

Таунсенд вышел следом за ним:

– Такой ответ, как мне кажется, чрезвычайно огорчит вдову. Судя по всему, она готова была согласиться на любые условия и требования с вашей стороны. Не забывайте, что замок оценивается очень высоко.

– И кто же его купит? Это памятник тщеславию моего отца, его диким комплексам. Он всегда мнил себя королем. Кому сегодня нужны башни с бойницами и подъемные мосты? Еще большая нелепость, чем Лондонский мост в пустыне Аризоны.

– А как насчет Зимнего острова? Остров находится в такой близости от Сиэтла – всего двадцать минут на моторной лодке. Это действительно большая ценность… – Он замолчал, увидев, как Джед покачал головой. – Вы уверены, что вам ничего не хочется взять оттуда?

– Ни-че-го! Что она… – и вдруг Джед замолчал, вспомнив о том, что было его давней мечтой, но о чем он запретил себе думать.

Женщина стояла возле дерева, завернувшись в бархатный плащ, подбитый горностаем. Ее темные распущенные волосы падали на плечи, и в них искрились снежинки.

– Вы что-то вспомнили? – спросил Таунсенд, заметивший выражение лица Джеда.

Она смотрела на замок, возвышавшийся на холме. И в ее взгляде читалось смутное предчувствие какой-то беды… она понимала, что жизнь в замке не сулит ей ничего хорошего.

Уезжая из дому, Джед решил навсегда выбросить ее из памяти. Но вдруг отчетливо сейчас понял, что ему это никогда не удастся.

Что ж, в таком случае отчего бы не сыграть такую шутку. Если бы отец узнал, что Джед завладел самым ценным, что у него было, он бы перевернулся в гробу. И мысль об этом вызвала такое чувство удовлетворения, что это изумило Джеда. Он надеялся, что за долгие годы после отъезда сумел вытравить из сердца желание отомстить, доказать свою правоту, не говоря уж о прочих юношеских бреднях. Но все это никуда не делось. Обида и горечь снова разлились в груди. Огонь и жажда мести вспыхнули с новой силой. А почему бы и нет? Наконец-то он сможет заполучить то, о чем мечтал.

– Впрочем… – негромко проговорил Джед, – кажется, в замке есть кое-что, от чего я бы не отказался. Передайте новоиспеченной вдове, что я не смогу приехать именно сейчас, но пусть она ждет меня. – И он, пропустив вперед адвоката, подошел к лифту. – Я приеду на днях.

Глава вторая

Исабель проснулась от того, что чья-то ладонь закрыла ей рот.

– Все в порядке. Не волнуйтесь. Вам ничего не грозит.

Темнота. Страх. Опасность… Где же охрана?

Широко открытыми глазами Исабель смотрела перед собой. Сердце ее гулко билось в груди. Рука незнакомца сжимала рот крепко и уверенно. Исабель была так напугана, что не заметила одной немаловажной детали – отсутствия жестокости.

Рванувшись, она попыталась высвободиться, вырваться из крепко державших ее мужских рук.

– Я же предупредил: не бойтесь. Просто…

Зубы Исабель крепко впились в его ладонь.

Застонав от боли, незнакомец невольно отдернул руку:

– Черт возьми, я же сказал, что мне…

Исабель ударила его кулаком прямо в солнечное сплетение. Снова послышался стон. Откатившись в сторону, она вскочила и кинулась к двери, которая вела в зал.

Но незнакомец успел перехватить ее:

– Послушайте. Дайте мне только объяснить…

Что-то в интонации его глубокого, проникновенного голоса показалось ей очень знакомым, но она боялась тратить время на размышления. Поскольку он снова обхватил ее и сжал ноги своими ногами, она не могла пнуть или ударить его коленом. Но зато руки ее все еще оставались свободными. И значит, ничто не мешает ей ударить его в самое болезненное место – в пах. Удар оказался резким, неожиданным и точным.

Снова застонав, незнакомец согнулся от боли, но все же успел вцепиться в темноте в запястье Исабель, и они оба рухнули на пол.

– Отпустите меня, – прошипела сквозь зубы Исабель, – иначе останетесь калекой навсегда.

– Если я уже не стал им. В следующий раз я хорошо подумаю, прежде чем приму ваше приглашение, – сердито бросил незнакомец, но голос его при этом все равно оставался глубоким и проникновенным, как басовые ноты фортепьяно.

Конечно, она уже слышала этот голос раньше. Исабель перестала отбиваться и замерла:

– Кто вы?

– Ваш любимый пасынок, – он приподнялся и сел. – Джед Корбин. Вы снова наброситесь на меня, если я отпущу ваши руки?

– Нет, – страх отступил, и слабость сразу будто парализовала ее. – Если я и ударила вас, то вы сами виноваты. Вы так напугали меня, что я действовала, не раздумывая. Чисто инстинктивно.

– Я был на волосок от смерти, – сухо заметил Джед. – Надо сказать, Таунсенд совершенно не разбирается в людях.

Только сейчас Исабель вдруг осознала двусмысленность позы, в которой они находились. Ощутила сильные ноги, обхватившие ее бедра, почувствовала свежий запах мыла и лосьона для бритья, который исходил от мужчины.

– Не могли бы вы… – голос Исабель дрогнул, и она вынуждена была сделать паузу, прежде чем смогла продолжить. – … пожалуйста, слезьте с меня.

– Ладно уж, раз вы так трогательно просите, – сказал Джед, даже не шевельнувшись.

Странным образом Исабель угадала, какая перемена произошла с ним. Ей даже слышались нотки желания в его голосе.

– Хотя можно продолжить в том же духе. Никогда раньше не представлял, какие примитивные желания вдруг может вызвать борьба в темноте. Это действует… чрезвычайно возбуждающе.

Страх снова шевельнулся в груди Исабель, и она напряглась, приготовившись к очередной схватке.

– Успокойтесь, ради Бога, я не собираюсь насиловать вас, – сказал он.

Ей стало легче дышать, когда он отпустил ее, встал и прошел к ночному столику:

– Просто мне показалось, что вы почувствовали то же, что и я.

– Что вы тут делаете?

– Вы же сами предложили мне явиться в замок.

– Но не таким же образом. И не посреди ночи. Без всякого предупреждения…

– Я только что прилетел из Парижа. Мне не хотелось, чтобы кто-нибудь знал о нашей встрече. Здесь никто не обрадуется возвращению блудного сына и не будет закатывать пир по этому поводу. – Он включил настольную лампу, и вокруг его головы тотчас образовался легкий золотистый ореол. – Но и такого приема, какой вы мне устроили, я все же не ожидал. Послушав мнение Таунсенда о вас, я подумал, что прежде чем нежный хрупкий цветочек упадет в обморок от ужаса, мне удастся все объяснить.

Джед выглядел так же, как и на экране телевизора. С одной только разницей. Он оказался ниже ростом, но сложен был удивительно хорошо, на редкость пропорционально и гармонично.

Вылинявшие джинсы плотно облегали ноги и подчеркивали крепкие ягодицы, точно так же, как и водолазка не могла скрыть развитые мускулы рук и груди. Он производил впечатление сильного человека. А его живое, подвижное лицо под шапкой серебристых волос выдавало отчаянный и дерзкий характер.

– Мне очень жаль, что я разочаровала вас, – она приподнялась и встала на колени. – И все же я рада, что вы приехали, мистер Корбин.

Взгляд его – после того, как он в полумраке внимательно разглядел черты ее лица, – стал более пристальным и даже беспокойным.

– И вы не собираетесь возмущаться и негодовать из-за того, что я довольно-таки грубо обошелся с вами?

– Боюсь, что вам пришлось хуже, чем мне.

– И мне сдается то же самое.

– Как вы сюда добрались?

– Я нанял в порту Сиэтла моторную лодку, – он прищурил глаза. – Не могу разглядеть как следует, во что это вы одеты? В маскарадный костюм?

– Нет, просто платье старинного покроя. – Она выпрямилась и стала приглаживать растрепавшиеся волосы. – Во всяком случае, я вам чрезвычайно благодарна за то, что вы приехали, чтобы выслушать меня. Думаю, что мы можем спуститься вниз и…

Джед вдруг застыл, как охотничий пес, учуявший добычу:

– Нет, это не просто платье, – пробормотал он сквозь стиснутые зубы, и в его льдисто-светлых глазах сверкнуло нетерпение. – Подойдите поближе, я хочу разглядеть вас.

Помедлив немного, Исабель прошла вперед и остановилась напротив него.

Сузив глаза и напрягшись, как перед прыжком, он окинул ее быстрым взглядом:

– Ч-ч-черт меня побери! – пробормотал Джед, словно забыл о ее присутствии.

Она стояла неподвижно, пытаясь держать себя в руках, пока взгляд Джеда изучающе скользил по ее стройной фигуре, облаченной в белое бархатное платье с пышными рукавами, отделанное золотой тесьмой, и с золотым поясом.

– Не-вес-та! – проговорил он и, откинув голову, расхохотался. Но в его смехе не прозвучало и нотки веселья. – Господи Боже мой! Не могу поверить своим глазам! – Схватив ее за руку, он увлек Исабель к двери. – Нет, я должен взглянуть на вас обеих. Она все еще в библиотеке?

– Да, но я не хочу…

Не обращая внимания на протестующие возгласы, Джед тянул Исабель за собой в холл, спустился вниз по лестнице и повернул к библиотеке.

– Пожалуйста, не надо. Какой в этом смысл? – попыталась отговорить его Исабель. – Ведь вы не раз видели ее… И знаете, что мы похожи.

– Хочу в этом убедиться, – отрывисто бросил он сквозь зубы, – неужели на этот раз старик добился своего? – Распахнув дверь библиотеки, Джед щелкнул выключателем. Взгляд его сразу остановился на портрете, который висел над камином. – Впрочем, ему всегда чертовски везло. – Он заставил Исабель встать рядом с камином. – И я должен убедиться сам, такой ли он счастливчик…

Исабель не было необходимости смотреть на старинный портрет в богатой раме, на который устремил свой взгляд Джед. Она и без того знала каждый мазок на нем. Неизвестный художник изобразил юную девушку – почти ребенка – в средневекового покроя платье цвета слоновой кости и в плаще, подбитом горностаем. В полном одиночестве она стояла под деревом, в страхе и неприязни устремив взгляд больших глаз на громадный замок, возвышающийся на холме. Во взгляде ее читалось: она не ждет ничего хорошего от жизни в этом мрачном замке.

Не обращая внимания на живописный портрет, Исабель смотрела только на Джеда Корбина. Боже! Что его могло так рассердить, гадала она.

Чувства, кипевшие в нем, словно жар от камина, волнами накатывались на нее.

– Изысканная, – негромко проговорил Джед, переведя взгляд на Исабель. – Тот же самый удивительной формы овал лица, невообразимо длинные ресницы, такие же темные глаза и волосы. – Неожиданно вытянув руку, он коснулся согнутым указательным пальцем ее щеки. – Господи, и даже кожа такая же шелковистая, какой она кажется на портрете.

Исабель показалось, что от его прикосновения кожа вспыхнула. Но это, наверное, лишь игра воображения.

Его взгляд с такой же откровенностью скользнул по линии ее шеи и остановился на груди.

– Более чувственная, чем у «Невесты», но это ничуть не портит, правда? – И снова огонь полыхнул в самой глубине его прозрачных голубых глаз. Будто разряд молнии.

– Теперь вы наконец отпустите меня? Пожалуйста… мне больно.

– Я не думал, что так сильно сжал вашу руку. С невестами полагается обращаться почтительно и осторожно, – Джед разжал пальцы и отступил на шаг. – Наверное, мой отец внушил вам это?

Не прислушиваясь к его словам, Исабель растирала запястье:

– Что вас так рассердило?

– Рассердило? Боюсь, что это не совсем подходящее слово… Черта с два, – Джед шумно и прерывисто вздохнул. – Опять он победил. А я рассчитывал, что войду через черный ход. Но оказался в ловушке.

– Ничего не понимаю, о чем вы? – недоуменно проговорила Исабель, непроизвольно оглянувшись на портрет, словно пытаясь найти там ответ.

– Старику достался не только портрет. Ему удалось заполучить и живой оригинал. – Кипя от негодования, которое сквозило в каждом движении, Джед прошел к креслу и рухнул в него. – Где, в каком месте он выискал вас?

– В Сан-Мигуэле.

– В Южной Америке?

– Да.

– И вы родились там, на острове?

– Да, родилась и выросла, как и моя мать, а мой отец – американец, – она нетерпеливо махнула рукой. – Но это все совершенно неважно. Давайте лучше поговорим о том, из-за чего я попросила вас приехать сюда.

– Сначала я хочу выяснить то, что важно для меня. – Джед соединил кончики пальцев рук. Эта поза, поза китайского мудреца Конфуция, казалось бы, должна говорить об умиротворении Джеда. Но на самом деле он испытывал совершенно противоположные чувства. – Все, что касается этого брака, заключенного вами и моим отцом, кажется мне странным. – Он снова окинул ее взглядом. – У вас такой вид, словно вы сошли со страниц книги «Янки при дворе короля Артура». Что, на него этот наряд действовал возбуждающе?

Она промолчала в ответ.

– Ну конечно, – ответил он вместо нее. – Семь лет… Сколько вам сейчас?

– Не понимаю, какое это имеет… двадцать три.

Джед снова посмотрел на картину:

– А тогда было шестнадцать – почти ребенок. И, наверное, вы еще больше походили на нее.

– Да.

– Какое счастье.

– Да.

– Сколько же отцу пришлось убеждать вас выйти за него замуж?

Она снова промолчала.

– Так сколько же?

– Три дня.

Джед снова расхохотался, откинув голову назад:

– Похоже, вы не так любите уединение и не так стыдливы, как наша «Невеста».

– У меня нет ни малейшего желания обсуждать это с вами, – пожала плечами Исабель. – И судя по всему, образ «Невесты» преследует вас точно так же, как он преследовал вашего отца. Но что я могу тут поделать? Разве от меня зависит то, что вы не переносите одного ее вида? Какое на самом деле она имеет отношение ко мне? Никакого. Просто случайное сходство – и не более того. Так что давайте забудем про этот злосчастный портрет и…

– Вам что-то нужно от меня точно так же, как в свое время от моего отца, – вцепившись пальцами в подлокотники кресла, проговорил Джед. – Иначе бы вы не пригласили меня сюда? Так ведь?

Он прав, устало подумала Исабель. Он ей нужен. А как она уже успела убедиться, никто не отдает ничего за так. Собственно, она с самого начала готова была заплатить. Вот только бы узнать, какую цену он затребует. Глубоко вздохнув, Исабель попыталась подавить внутреннее волнение и принять уже ставший привычным спокойный вид.

– Вы совершенно правы, мистер Корбин. Я собиралась попросить вас кое о чем.

– Джед, – поправил он ее. – Давай обойдемся без «мистера», мы ведь в конце концов довольно близкие родственники. Разве не так? И, как я догадываюсь, ты хочешь добиться чего-то своего?

– Да, – кивнула она.

– Зачем же ты так откровенна? Это сразу делает тебя уязвимой, ставит в заведомо невыгодное положение?

– А ты все равно догадался, стоило тебе лишь взглянуть на меня, – просто ответила Исабель, удивляясь тому, как легко ей говорить с человеком, которого совсем не знает. – Я не умею притворяться. Мне эти игры не удаются.

Какая-то тень снова пробежала по его лицу. Эти перемены были неожиданными и почти неуловимыми:

– Таунсенд попался на эту удочку. Но я не так доверчив, как он. Не надо тратить время и силы на то, чтобы внушить мне мысль о своей беспомощности. Удар, который я получил, еще напоминает о себе. – Он слегка скривился. – Это одно из убедительных доказательств того, что ты умеешь постоять за себя.

– А разве я пыталась уверить вас в том, что я беспомощная?

– О да, – с сарказмом ответил Джед.

– Но это не значит, что мне легко удается манипулировать людьми и добиваться своего обходными путями. Мне всегда казалось, что быстрее всего добраться до цели можно, идя напрямик. Это значительно упрощает жизнь.

– И ты, скажешь, всегда была прямолинейна с моим отцом?

– Конечно.

– Хм, как интересно.

– Ты Не веришь мне?

– Как ни странно, верю, – легкая улыбка пробежала по его губам. – Даже против своей воли. Я столько раз в своей жизни брал интервью, что меня очень трудно сбить с толку и выдать желаемое за действительное.

– А почему «против воли»? Почему ты не хочешь просто поверить мне, – спросила она, но

Тут же ответила сама:

– Я вызываю у тебя неприятие, и возмущение. – Она слегка нахмурилась, словно пытаясь понять причину этого. – Вы с отцом не любили друг друга, а кроме того, тебя возмущает, что я вышла за него замуж из-за денег.

– Если бы тебе удалось выкрасть все его ценные бумаги и оставить его с носом, я был бы только рад.

– Вижу.

– Нет, не видишь. Не так-то просто понять, что происходило между мной и отцом. Прошло немало лет, прежде чем я разобрался в своих чувствах и причинах, их вызывающих.

– Но какое я имею отношение к вашей вражде и взаимной ненависти? Я никогда не подливала масла в огонь. Почему ты…



– Ты тут ни при чем. Это вспышка чувств и не более того. – Но поскольку она продолжала смотреть на него, Джед добавил внезапно осевшим голосом:

– И не смотри на меня так печально своими большими темными глазами. У меня это вызывает беспокойство.

– Прошу прощения, я просто пыталась понять…

Джед сжал губы.

– На самом деле все предельно просто. Ты дала ему самое удивительное, что только может быть в жизни… Исполнила его мечту. – Поднявшись, он направился к выходу. – Впрочем, ты права. Ты вызываешь у меня возмущение.

Тут Исабель с испугом поняла, что он собирается уйти:

– Куда ты?

– Мне нужно как-то осмыслить все это, – взгляд его снова устремился к портрету. – Я был совершенно не готов к такому повороту, когда решил приехать сюда.

– Но нам необходимо поговорить. Мне нужно…

– Не сейчас. Мне надо остыть. Это самое разумное в подобных обстоятельствах. У меня такое ощущение, будто я того и гляди взорвусь. Во мне бушуют самые противоречивые чувства…

– А когда?

– Завтра вечером.

– А куда ты? Снова в город?

– Нет, на острове есть домик, где я жил после того, как мы с отцом поняли, что не выносим друг друга. – Его губы искривились в усмешке. – Я был уверен, что он сожжет его, как сжег все мои фотографии. Но причаливая к берегу, увидел, что он стоит целый и невредимый. Там кто-нибудь поселился? Он занят?

– Не думаю. Однажды я спросила Арнольда про этот домик, но он не захотел ответить, и мы больше об этом не заговаривали. Но разве не лучше остаться в замке? Бетти может приготовить для тебя комнату.

– А что, эта старая ведьма все еще здесь? – удивился Джед.

– Да, он оставил ей кое-что в наследство и распорядился, чтобы после его смерти она про

Должала жить в замке.

Джед криво усмехнулся:

– Когда она совершала свой обход вокруг замка, мне всегда казалось, что это жена какого-то сказочного великана. – Он помолчал. – Я бы с удовольствием остался хотя бы для того, чтобы увидеть, какое лицо будет у этой карги, когда она узнает, что я посетил священные стены этого замка. – Он подошел к двери и распахнул ее. – Но, как я уже сказал, мне бы не хотелось, чтобы кому-нибудь стало известно о моем приезде.

Тревожный взгляд Исабель не отрывался от его лица:

– Но ты вернешься? Обещаешь?

– Конечно, вернусь. Столько всего нового и неожиданного обрушилось на меня, что я умру от любопытства, если не узнаю подробностей. Разве я могу уехать, не удовлетворив любопытства, которое так и распирает меня?

– Тогда зачем же уходить? Может быть, лучше, если ты останешься и я расскажу все, что… – предложила Исабель.

– Прошу прощения. – Губы его снова сжались. – Боюсь, что я далеко не такой покладистый, каким был мой отец.

– Покладистый? – Она смотрела на него во все глаза. – Уступать во всем приходилось не ему, а мне. И только мне одной.

И снова она почувствовала себя так, будто ее охватило яростное, обжигающее пламя.

– Не сомневаюсь, что тебе это удавалось наилучшим образом. – И дверь за ним закрылась до того, как Исабель успела вымолвить хотя бы одно слово в ответ.

Уступать во всем… Она непроизвольно закрыла глаза под влиянием нахлынувших на нее воспоминаний о том, на что ей приходилось идти. «Нет, – встряхнула Исабель головой. – Не стоит больше думать об Арнольде». Долгое суровое испытание закончилось. И теперь она может начать новую жизнь, такую, какую захочет сама.

Губы ее слегка приоткрылись, и она тоже двинулась к двери. С приездом Джеда Корбина возникали неожиданные трудности. Но все это удастся уладить. Чему я действительно научилась за эти годы – это улаживать трудности, с горечью подумала Исабель.

Домик стоял, примостившись на краю крутого утеса, – серый, неприметный, как морская чайка, в отличие от расположенного на вершине холма замка, вычурного и пышного.

Джеду не пришлось выламывать дверь, она была незапертой. Все внутри домика было покрыто слоем пыли. При свете луны он видел, как по грязному полу бегают какие-то насекомые. Джед обвел лучом фонарика комнатку.

Четырнадцать лет. При беглом осмотре он не заметил следов пребывания других жильцов. Даже прекрасное издание «Зойны и мира» стояло на прежнем месте – на полке книжного шкафа, который он поставил у дальней стены. Ничего удивительного. Арнольд терпеть не мог этот крошечный бедный домик и, видимо, забыл о его существовании – так же, как о самом Джеде. Дом как был, так и остался без электричества. Где-то в одном из шкафов должна быть керосиновая лампа.

Так оно и оказалось. Он зажег фитиль и более внимательно оглядел комнату. Если ее проветрить, вычистить и вымыть как следует, а кое-что подремонтировать, то она, может, окажется получше того жилья, в котором ему приходилось пребывать после того, как он уехал отсюда. Не говоря уж о тех горячих точках земного шара, где полыхала война.

Но сегодня – Джед не сомневался в этом – ему не удастся заснуть.

То, что он сказал Исабель перед уходом, было правдой. Перед уходом? Можно ли это назвать уходом? Он убежал! Вылетел из библиотеки, будто боялся взорваться изнутри, и до сих пор, стоило ему вспомнить лицо Исабель, как в нем все начинало закипать.

Это чувство было таким сильным, таким неуправляемым, что Джеду надо было время, чтобы собраться с мыслями, взять себя в руки.

Итак, первым делом надо разобраться, что же с ним творится? Никогда прежде он не замечал за собой такого. Обычно ему легко удавалось управлять собой и держать свои эмоции глубоко скрытыми благодаря воспитанию и выдержке.

И все же гнев, обида, зависть раздирали его душу, как у наивного дикаря. Чем были вызваны гнев и обида, он еще мог объяснить. Но зависть? Откуда взялась зависть?

Все дело в портрете, Джед наконец нашел более или менее подходящее объяснение. Она права. Похоже, все дело в прежних чувствах, хотя со временем сгладилась его одержимость, забылась и жизнь в замке с отцом. Да, ему по-прежнему страстно хотелось заполучить портрет. Но в отличие от отца Джед никогда не отождествлял страсть к юной девушке на портрете неизвестного художника с любовью и желанием к живому человеку.

Джед решительно отбросил воспоминание о том, как Исабель стояла перед ним в библиотеке. Тонкая, нежная, взгляд неуверенный и в то же время мягкий. Казалось, она излучала кротость и смирение.

Но в ней не было ни кротости, ни смирения, когда они боролись в темноте, и она сопротивлялась изо всех сил. Он не ожидал встретить такого яростного сопротивления. Быть может, выражением лица она действительно похожа на ту, что на портрете, но на самом деле Исабель отнюдь не запуганный до смерти ребенок.

Джеда снова обожгло воспоминание о том, как он держал ее в объятиях, – трепещущую и задыхающуюся, и он вновь испытал неистовое желание.

Желание и возбуждение. Как он сам признался ей – естественная, примитивная реакция мужчины, почувствовавшего себя завоевателем и покорителем. Чем иначе это можно было объяснить, если тогда он даже не видел ее лица?

В таком случае, почему возбуждение не проходит до сих пор? Почему, когда Джед увидел ее стоящей перед ним в своем старинного покроя платье, он пережил такой же сильный приступ страсти, что и в тот момент, когда, пытаясь удержать, сжал ее тело ногами?

Чувства редко бывают очень контрастными как черное или белое, – и гнев способен преобразиться в…

Нет, не надо лгать самому себе. То, что он пережил в ту минуту, нельзя назвать ничем иным, как страстным желанием – и это желание было простым и ясным. Если, конечно, желание может быть таким, цинично отметил Джед. Но что бы он там ни переживал, ему следует взять себя в руки до того, как они встретятся снова.

Джед двинулся в ту сторону, где располагался чулан. Там был спрятан веник и лежали оставленные когда-то тряпки. Надо было куда-то выплеснуть переполнявшую его энергию и разыгравшиеся чувства. И он будет чистить, скрести и мыть здесь все до тех пор, пока домик не станет пригодным для жилья и пока сам не вымотается до такой степени, что заснет, как только голова его коснется подушки.

И занимаясь этой работой, он больше не будет вспоминать портрет и поразительное сходство Исабель и «Невесты».

* * *

Исабель заставила себя продемонстрировать спокойствие, когда на следующий день в два часа к ней в комнату вошел Джед. Пытаясь казаться невозмутимой, она все же сразу напряглась, пальцы стиснули подлокотники кресла с высокой спинкой, в котором она сидела рядом с кроватью. Несмотря на то, что мысленно женщина готовилась к предстоящему разговору, с появлением Джеда все заранее обдуманные слова мгновенно улетучились.

Он был в тех же джинсах и темно-зеленом свитере, отчего его волосы сразу приобрели необычный металлический оттенок. В глазах Джеда не прибавилось ни радости, ни веселья. Они оставались такими же суровыми и настороженными, как и вчера, когда он выходил отсюда.

На долю секунды задержавшись в дверях, Джед окинул ее взглядом:

– Господи, неужели тебе больше нечего надеть, кроме этого средневекового наряда? Будто тут собираются рыцари круглого стола короля Артура.

Исабель невольно оглядела свое голубое бархатное платье, которое отличалось от ее ночного наряда только цветом:

– Нет.

– Не может быть. – Он подошел к платяному шкафу, распахнул дверцы и перебрал висящие в нем платья. – Не могу поверить своим глазам. Они все сшиты на один манер.

– Я же говорила.

– И ты так одевалась всегда?

– Так хотелось ему.

– А любое его требование для тебя было законом, и ты делала то, что он хотел?

– Разумеется.

– И даже в супермаркет ходила в таком странном наряде? Не пялились там на тебя, как на сумасшедшую?

– Мне не так уж часто доводилось бывать в городе. На этот случай имелось несколько платьев – они в самом конце вешалки.

Порывшись еще немного, Джед вытащил на свет то, о чем шла речь:

– Чуть короче, а фасон тот же. Вот и все.

– Именно то, что ему хотелось, – повторила Исабель, сцепив пальцы на коленях. – Теперь ты удовлетворил свое любопытство, и мы можем приступить к обсуждению…

– Пожалуйста, – Джед закрыл дверцу платяного шкафа и встал, прислонившись к нему спиной. – Ларри сказал, что тебе что-то нужно от меня.

– На самом деле это скорее сделка, чем просьба об услуге. Мне бы хотелось вернуть то, чего ты долгие годы был лишен по воле отца.

– И ты собираешься сделать это немедленно?

Исабель еще крепче сцепила пальцы.

– Можно я договорю? – И, не дожидаясь ответа, продолжила:

– Ты репортер и довольно часто бывал в Латинской Америке. Два года назад ты сделал три передачи о диктаторском режиме в Сан-Мигуэле.

– И что из этого следует?

– Передачи били, что называется, не в бровь, а в глаз, а на острове генерал Марино объявил тебя персоной нон грата. Чтобы получать достоверную информацию, нужно иметь своих людей.

Джед молча ждал продолжения.

– Я вышла замуж и уехала с острова. Но там… Я хочу, чтобы ты помог мне вернуться туда.

– Зачем?

Исабель отвела взгляд в сторону:

– Это очень важно для меня.

– И ты не хочешь сказать, в чем дело? Как же я смогу помочь тебе?

– Я расскажу на месте, в Сан-Мигуэле.

Какое-то время Джед молчал:

– Неужели ты рассчитываешь использовать меня втемную?

– Мне необходимо туда поехать. Твои знакомые, которые там живут, без меня вряд ли смогут сделать все, что нужно. Конечно, для тебя это небезопасно, я читала, что генерал Марино был возмущен твоими репортажами…

– Тогда я скрывался в джунглях. Два дня отсиживался, пока его головорезы рыскали вокруг. Как мне удалось добраться до курсирующего между материком и островом корабля и бежать на нем, одному Богу известно. Генерал Марино пообещал зарыть меня живьем в муравейник, если я еще раз суну нос в Сан-Мигуэль.

– Цель этой поездки совершенно другая, и ты просто никому не сообщишь о своем приезде.

С недоумением, переходящим в возмущение, Джед вскинул голову:

– Да? Должен тебе признаться, что я достаточно высоко ценю свою жизнь. И не собираюсь бессмысленно рисковать ею.

Исабель невозмутимо продолжала смотреть на него, словно и не заметила, как он сразу вскипел.

– Не ручаюсь, что поездка будет совсем без опасностей, но постараюсь сделать все, чтобы с тобой ничего не случилось, – честно и серьезно глядя ему в глаза, проговорила она.

Его брови взметнулись вверх:

– Ты хочешь сказать, что защитишь меня?

– Именно я постараюсь сделать все, что будет в моих силах.

Джед усмехнулся, но затем, увидев, каким было ее лицо, заметил:

– Я предпочитаю все просчитывать заранее и сам принимаю меры предосторожности с тем, чтобы не проявлять потом чудеса храбрости.

– Так ты что, несерьезно относишься к опасности, которая поджидает тебя в Сан-Мигуэле?

– Это почему же? Я нормальный человек и люблю жизнь, как и все люди.

– А можешь рискнуть как профессионал ради материала, который вызовет большой интерес в обществе?

– Да, я азартен. И пока не получу нужные сведения, не могу остановиться. Мне всегда жаль бросать работу, не завершив ее. Но рисковать ради острых ощущений – это не в моих правилах.

Исабель задумчиво свела брови:

– Значит, мне остается одно: предложить за труды и хлопоты такое вознаграждение, от которого ты не сможешь отказаться. Бери все, что захочешь.

– Все?! – Джед не поверил своим ушам.

– Ларри сказал мне, что, по всей видимости, у тебя было что-то на уме, когда он предложил сделку. О чем ты подумал?

– Отправить меня снова в Сан-Мигуэль не сможет даже волшебная палочка, – усмехнулся Джед, продолжая пристально разглядывать Исабель.

– Волшебной палочки у меня нет, – медленно проговорила она, подбирая нужные слова. – Но, может, все-таки есть что-то очень дорогое для тебя, и ты хотел бы это получить?

– Например, ты бы согласилась отдать половину этих королевских покоев?

– Ты имеешь в виду замок? Можешь забрать его весь, – подавшись вперед, горячо проговорила она. – Я уже попросила мистера Таунсенда подготовить все необходимые юридические документы. Как только я получу то, за чем мы поедем в Сан-Мигуэль, – замок перейдет к тебе.

Джед окинул ее удивленным взглядом:

– Ты отдаешь его мне?

– Мне он не нужен. Мне никогда здесь не было хорошо. Забирай его себе. Только помоги мне попасть в Сан-Мигуэль.

Джед остановился, пытаясь по выражению ее лица разгадать, что она на самом деле думает.

– Похоже, ты говоришь правду.

– Конечно, – нетерпеливо проговорила она. – Ты берешь замок и остров? Ты ведь вырос здесь, и он должен многое значить для тебя.

– А что он значит для тебя?

– Ровным счетом ничего, – не колеблясь ни секунды, ответила Исабель.

– А деньги? Нужны же тебе деньги?

– Да, чтобы добиваться желаемого. И не более того.

– Сан-Мигуэль, – задумчиво произнес Джед, с еще большей пытливостью всматриваясь в ее лицо. – Это становится все интереснее.

– Так ты забираешь остров и замок? – перебила его Исабель.

Джед покачал головой:

– У меня не связано с этим местом никаких дорогих воспоминаний.

Тень разочарования пробежала по ее лицу:

– Тогда зачем ты приехал? Что тебя заинтересовало?

Джед помолчал немного, а потом, решившись, выпалил:

– А ты еще не догадалась? Я хочу то же, на чем помешался мой отец: «Невесту».

– Ну так и забирай ее, – быстро проговорила Исабель. – И остров тоже принадлежит тебе. Завтра же я подпишу бумаги.

– Не так скоро, – Джед скрестил руки. – Я не уверен, что портрет действительно возместит возможный ущерб. И это самое ценное, чем ты можешь расплатиться. И потом, мне еще надо позвонить в Сан-Мигуэль, кое с кем переговорить. Надо узнать, в каком настроении пребывает генерал Марино, жаждет ли он по-прежнему моей крови. А еще хорошо бы убедиться в том, что старые связи сохранились.

– Сколько времени уйдет на это?

– Несколько дней. Быть может, даже неделя. Не стоит торопиться, рассудила она. После стольких лет ожидания, неделя – сущий пустяк:

– И ты появишься, когда примешь решение?

– Даже намного раньше. Я хочу, чтобы завтра, после обеда, ты пришла ко мне в домик.

Она нахмурилась:

– Зачем?

– Можешь считать это моей прихотью, – насмешливо улыбнувшись, ответил Джед. – Может, мне просто хочется еще раз взглянуть на тебя. Не каждый день выпадает такая возможность: воочию увидеть «Невесту». Надеюсь, ты не откажешь мне в такой малости?

– Не понимаю, зачем… – она оборвала себя на полуслове, когда встретилась с ним взглядом. В его глазах сквозила насмешка, но в самой глубине таилось что-то другое. Гнев? Что бы там ни было, она должна пойти ему навстречу. Ведь с его помощью она попадет в Сан-Мигуэль. – Хорошо, я приду завтра.

– Не сомневался. Будучи кровно заинтересованной, как мы уже успели установить, ты становишься удивительно покладистой. – Он повернулся к двери. – Жду тебя в три часа.

Глава третья

Глубоко вздохнув, пытаясь побороть застенчивость, Исабель постучала в дверь.

– Входи.

Джед стоял возле старинной чугунной плиты. Когда Исабель вошла, он обернулся и, удивленно вскинув брови, оглядел ее с ног до головы. Собираясь к нему, Исабель остановила свой выбор на платье-джерси цвета слоновой кости и замшевых сапогах до колен.

– Как я понимаю, сегодня на тебе наряд для похода в супермаркеты? – усмехнулся он.

– Мне показалось, что другие мои платья тебя раздражают, – кротко отозвалась Исабель.

– И ты решила угодить мне? До чего же ты доброжелательна! На редкость.

– Глупо цепляться за мелочи, придавать значение пустякам, которые могут помешать добиться более важного, – спокойно ответила она.

– И как рассудительна! – тем же язвительным тоном продолжал Джед, доставая с полки темно-голубой кофейник:

– Кофе?

– Нет, спасибо.

– Садись. Не возражаешь, если я выпью кофе сам?

Она покачала головой, после чего прошла к столу и села. Обретя точку опоры, Исабель решилась, наконец, оглядеть всю комнату, хотя осматривать, собственно, было нечего. Неподалеку от плиты стоял дубовый стол, два стула, книжный шкаф, прикрепленный скобами к стене, и кровать, на которой не было не только постельного белья, но даже матраса.

Почти всю противоположную стену занимало большое окно, обращенное к морю. Рама и подоконник были сделаны из сосны. Казалось, что они и сейчас источают легкий смолистый запах. Обставленный на спартанский лад домик тем не менее оставлял впечатление чистоты и порядка.

– Тебе, наверное, не очень уютно здесь? – спросила Исабель, глядя на кровать. – Даже одеяла нет. Почему ты не хочешь перебраться в замок?

– Твоя заботливость очень трогательна, – насмешливые нотки продолжали звучать в голосе Джеда. – Матрас и простыни пришлось выбросить, поскольку в них завелось черт-те что. Я уже купил все необходимое в городе, но еще не успел сюда перевезти. Пока руки не дошли. – Он налил кофе в коричневую кружку и сел напротив нее за столом. – Предпочитаю жить сам по себе. Так намного удобнее.

– Почему?

– Понимаю, что это может удивлять после всего, что ты знаешь обо мне и моей жизни. Дело в том, что мне никогда не удавалось обаять нашу замечательную домоправительницу. И я боюсь, как бы она не навтыкала в мой матрас колючек, пропитанных ядом кураре. – Джед поднес кружку к губам. – Здесь я чувствую себя дома, потому что построил все своими руками на каникулах, после второго курса.

– Ты сам? – Она более внимательно оглядела жилище. – И так прекрасно справился с этим делом… Просто удивительно. Это твое хобби?

– Отчасти. Мне всегда нравилось строить, созидать что-нибудь. Неважно что. Созидание – есть утверждение жизни. Так мне кажется. Хотя на самом деле я принялся за строительство дома по другой причине. Тогда мне просто необходимо было занять себя чем-то, чтобы избавиться от тоски.

– Понимаю, – медленно проговорила она.

– Да ну? – откинувшись на спинку кресла, Джед с любопытством воззрился на нее. – И что ты делала для того, чтобы заглушить тоску?

В его интонации ей послышались чувственные нотки, и она ощутила, как вспыхнули щеки, и невольно опустила глаза, разглядывая свои руки:

– Начинала заниматься, изучать какие-нибудь новые предметы, читала.

– И что же ты изучала?

– Все, что попадало под руку. Мне ведь даже не удалось закончить школу, когда я вышла замуж за Арнольда. И я решила учиться заочно. Когда мне прислали аттестат об окончании школы, поступила в университет. В прошлом году я получила звание бакалавра искусств, – проговорила она.

– Заочное обучение дается долгим и упорным трудом. Почему ты не ездила заниматься на материк?

– Арнольд не разрешал покидать остров.

– Даже ради того, чтобы ты могла закончить образование?

Она попыталась придать своему голосу ровность:

– Ему казалось, что мне незачем тратить на это время. Я очень удивилась, что он согласился на мое заочное обучение и разрешил отсылать работы и получать задание.

– Разрешил? – Джед пробормотал сквозь зубы какое-то ругательство. – Как это великодушно с его стороны. Видимо, папаша проявлял столь неслыханную щедрость только до тех пор, пока это не мешало тебе исполнять свои прямые обязанности?

– Совершенно верно, – Исабель чувствовала его напряженный взгляд и попыталась переменить тему разговора. – Здесь нет телефона. Каким образом ты собираешься связаться с Сан-Мигуэлем?

– А я уже позвонил куда надо. Утром, когда был на материке.

– Почему же ты не сказал мне об этом сразу? – Она растерянно посмотрела ему в глаза. – И что тебе ответили?

– Что генерал Марино даже имени моего слышать не может спокойно.

– А твои друзья?

– С ними все в порядке.

Она так сильно сжала руки, что костяшки пальцев побелели:

– И какое же решение ты принял?

– Пока никакого.

– Но собираешься…

– Не имею представления, – перебил он Исабель. – Мне надо как следует взвесить все за и против, осознать, чем я рискую. Когда я приму решение, то скажу тебе сам.

Тревожным и испытующим взглядом она смотрела на его замкнутое лицо:

– Ты не обманываешь меня?

Насмешливая улыбка заиграла на лице Джеда:

– А ты не очень доверчива.

– Иной раз Арнольд… – она замолчала. – Нет, думаю, что нет.

Его улыбка мгновенно угасла:

– Я совсем забыл о грязных проделках отца. Дразнить морковкой, пока не добьется желаемого, а потом выдернуть ее прямо из-под носа. – В голосе зазвучали жесткие нотки. – Нет, такие игры не по мне. В этом я не похож на него, Исабель.

– Но откуда мне знать? В чем-то вы очень похожи.

– Например? – прищурился Джед.

– Например, – неуверенно начала она, явно боясь рассердить его, – ты питаешь те же самые чувства к этому злосчастному портрету, что и Арнольд.

– Нет, не такие, – покачал головой Джед. Наверное, за эти долгие часы он сам не раз задавал себе тот же вопрос, и у него уже появился ответ. – Во всяком случае, я никогда не строил свою жизнь так, чтобы она соответствовала картине.

– Но ты до сих пор хочешь завладеть «Невестой», – напомнила Исабель. Она была рада, что разговор перешел с нее на Джеда, потому что надеялась таким образом кое-что выяснить, найти ответы на вопросы, засевшие у нее в голове и не дававшие покоя.

– Да. Хочу. И вырос с мыслью о том, что когда-нибудь она будет принадлежать мне. Когда я уезжал из замка и картина осталась в руках этого мерзавца, мне было мучительно больно. И одновременно я завидовал ему. В детстве я много раз слышал от матери – она постоянно повторяла это, – что картина принадлежит мне.

– Почему она внушала тебе эту мысль? Она не могла не отдавать себе отчета, что добровольно Арнольд не расстанется с «Невестой». По-моему, он просто помешался на ней. Это была своего рода идефикс.

– И остров, и замок вместе со всеми картинами достались моей матери по наследству. Все это принадлежало ее семье, судя по документам, по крайней мере лет сто, если не больше. Это ее родовое владение.

Глаза Исабель широко распахнулись от неподдельного изумления:

– Понятия не имела об этом. Арнольд никогда не рассказывал мне, каким образом он стал владельцем замка.

– Еще бы! При его непомерной гордости и тщеславии он старался забыть о том, что заставил мать – почти сразу после венчания – переписать всю собственность на свое имя. Наверное, он с ранней юности страдал манией величия. Удачная женитьба помогла исполнить заветную мечту. Замок он просто обожал. Дрожал над каждой картиной. И поскольку присутствие матери напоминало о том, каким образом он заполучил все это, Арнольд превратил ее жизнь в настоящий ад. Он унижал ее, как только мог, просто сживал со свету. Смерть стала для матери избавлением от этой жизни.

Но оставался сын, и в его жизни ничего не изменилось, она была такой же мучительной, с сочувствием подумала Исабель. Семь долгих лет она сама терпела эти пытки. А на долю Джеда досталось намного больше, отец отравил детство мальчика. Поддавшись невольному порыву, она положила ладонь на его руку:

– Я так сочувствую тебе.

Мускулы на его руке сразу же напряглись, стоило ей только прикоснуться к нему, но Джед не отодвинулся:

– Не стоит. В тринадцать лет я избавился от жалости к себе. На смену этому чувству пришел гнев, и я постарался доставить своему мучителю – моему отцу – как можно больше неприят

Ных минут, – он отпил еще один глоток кофе. – Как, наверное, Таунсенд рассказал тебе, в этом мне удалось преуспеть.

– А разве это не волновало твою мать?

– Жизнь ее была совершенно разбита и разрушена до основания. Неужели ты думаешь, ее могли волновать такие мелочи? Как только он вынудил ее переписать замок и картины на свое имя, она оказалась в какой-то бесчувственной пустоте. Ей оставалось только подчиняться и исполнять его идиотские прихоти… Только иной раз по ее лицу пробегала тень каких-то смутных чувств. Мне кажется, она даже радовалась, когда я заставлял его мучиться. Сама она была слишком слаба и безвольна, чтобы выступить против него и отстаивать свои права… И слишком покладиста, – почти выкрикнул он.

Снова волна опаляющего жара окатила ее, заставив отдернуть руку:

– Сочувствую ей от всего сердца.

– И я тоже, – подавшись вперед, сказал Джед. Выражение его лица вновь стало непроницаемым. – Она слепо шагнула в ловушку, так как считала, что любит его. Но ты-то ведь отдавала себе отчет в том, на что идешь?

– Да, – ответила она, – полностью.

– Тогда не жди, что я буду испытывать такое же сочувствие к тебе. Все мы пожинаем то, что сеем.

– А я и не жду, что ты будешь испытывать ко мне какие-либо чувства.

– И ошибаешься, черт возьми, – в интонациях его голоса вдруг прозвучали несвойственные ему растерянность и досада. – Меня это злит и вызывает беспокойство. – Он помолчал. – А еще больше меня терзает желание. Вот что я испытываю к тебе.

Она даже отпрянула, как от удара током. Джед мрачно усмехнулся:

– Удивлена? Почему? Ты же сама сказала, что в чем-то мы схожи с отцом. Выходит, и в этом тоже.

Ей вдруг показалось, будто из комнаты выкачали весь воздух. Дыхание у нее перехватило. Она боялась даже пошевелиться и только смотрела на него завороженным взглядом.

– Вчера ночью я работал, как лошадь, чтобы устать и заснуть, – продолжал Джед. – Но ни черта не помогло. Я лежал и, ворочаясь, думал о тебе. Только о тебе. И ничто не в состоянии было отвлечь меня от этих мыслей.

– Это не… Ты просто расстроился. Дело совсем не во мне, – наконец сумела выговорить Исабель.

– Думаешь, дело в портрете? – Джед пожал плечами. – Может быть. – В голосе его прозвучали бархатистые нотки. – А может, все-таки в самой Исабель?

Она покачала головой:

– Не может быть… Мы и познакомиться толком не успели.

– А как насчет страсти с первого взгляда?

– Все дело в портрете, – она облизнула пересохшие от волнения губы. – Оказаться в родных местах после стольких лет отсутствия – тоже своего рода шок. Думаю, через какое-то время все пройдет.

– Шок прошел. Я умею быстро восстанавливать душевное равновесие, – Джед протянул руку и прикоснулся к ней.

Когда она минуту назад дотронулась до него, то не почувствовала такого странного беспокойства, которое накатило на нее в эту минуту. Жар как будто перетекал из его руки в ее руку и растекался по всему телу. Но самыми болезненными были ощущения в груди. Даже прикосновение мягкой ткани причиняло боль и вызывало мучительное томление. Пытаясь избавиться от этого, Исабель отдернула руку. Но Джед только сильнее сжал ее пальцы.

– Не сейчас. Мне хочется касаться тебя, – сказал он вдруг охрипшим голосом и провел большим пальцем по внутренней стороне запястья. Движение оказалось необыкновенно чувственным. – Господи, какая у тебя кожа, словно…

– … пусти, – прошептала Исабель.

Казалось, он не слышал ее:

– Прошлой ночью меня почему-то преследовала именно эта мысль: как я проведу ладонью по твоей щеке. И как я лягу сверху…

Вырвав руку, Исабель вскочила:

– Мне пора идти. Бетти, наверное, уже сбилась с ног, разыскивая меня.

– Сядь. Мы еще не закончили.

Она застыла, глядя на него, сжав кулаки.

– Ты ведь пришла для того, чтобы я мог получше разглядеть тебя? – негромко напомнил Джед. – Забыла?

– Нет, не забыла. Но, по-моему, ты уже вдоволь насмотрелся.

– И половины того, что мне хочется, я еще не разглядел. И не так, как представлял себе вчера. Хочешь скажу, какие картины я рисовал в своем воображении?

– Нет, – голос Исабель дрогнул, но она, постаравшись придать ему больше твердости, договорила:

– А сейчас мне бы хотелось уйти.

– Ах, какой такт и выдержка! Ему удалось выдрессировать тебя, – голос Джеда все еще оставался негромким, но какие-то яростные нотки все же прорывались, и это заставило Исабель отступить на шаг. – Интересно, чему еще он сумел выучить тебя?

– Можно мне уйти?

Глаза его сверкали. Лицо напряглось и стало как маска:

– Господи, ты выглядишь перепуганным до смерти ребенком. Ступай отсюда, – пересилив себя, он указал на дверь.

Исабель осторожно двинулась к выходу.

– Но завтра ты снова придешь, – закончил Джед.

Она открыла дверь.

Насмешливый голос догнал ее уже за порогом:

– Так ты придешь?

Она постояла, не глядя на него:

– Ты же знаешь, что я не могу не прийти. Мне пока не удалось договориться с тобой.

– Ах, да! Сан-Мигуэль… Как же это я начисто позабыл о цели твоего прихода? Теперь, коротая время в ожидании тебя, я успею перебрать кучу вариантов, не так ли?

Ничего не ответив, Исабель закрыла дверь. Она постояла несколько секунд, дав холодному осеннему ветру остудить пылавшие щеки. Ее не удивило то, что она дрожала, как лист. Последние минуты, которые она провела в домике наедине с Джедом, перевернули всю ее душу, нарушили с таким трудом приобретенные равновесие и спокойствие. Наверное, это потому, что Джед захватил ее врасплох, попыталась убедить она себя. Исабель не составило труда догадаться, что Джеда одолевают гнев и обида. Но то, что его так влечет к ней, оказалось полной неожиданностью. И поразило ее до глубины души.

Поразило. Но не вызвало отвращения. Странно. Любое прикосновение Арнольда всегда вызывало у нее отвращение. После чего она решила, что относится к числу фригидных женщин, которые не способны испытывать сексуальное влечение.

Тогда Что же происходило с ней сейчас? Какие химические реакции протекали в крови? Почему вдруг? Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного, даже в малейшей степени похожего на то чувство, которое испытала в присутствии Джеда несколько минут назад.

Этого больше нельзя допускать. В Сан-Мигуэле она насмотрелась многого и знала, какая это опасная ловушка для женщины. До сих пор Исабель думала, что ей такое не грозит, что никто не сможет вывести ее из равновесия. Особенно теперь, когда она так близка к достижению своей Цели.

Внутреннее чутье подсказывало ей, что она может не бояться Джеда. Он не из числа тех мужчин, которые способны взять женщину силой. К тому же, может быть, к завтрашнему дню его пыл поостудится, и вожделение угаснет само собой.

Успокаивая себя таким образом, Исабель старательно пыталась не думать о том, что же будет, если этого не случится и желание Джеда не остынет.

Вот и тропинка, что вела к замку! Сказать, что Исабель пошла по ней было бы не правдой. Она помчалась вперед, не чувствуя под собой ног.

* * *

– Входи.

Джед не оторвал взгляда от компьютера, когда на следующий день Исабель вошла в домик.

– Садись, – с отсутствующим видом продолжил он. – Я сейчас. – И снова обратился к экрану компьютера.

Она провела бессонную ночь, терзаемая самыми дурными предчувствиями. И оказалось напрасно, с облегчением подумала Исабель. Как ни странно, предположение, что его настроение переменится, оказалось верным.

Закрыв за собой дверь, она неслышными шагами прошла к креслу у окна, села в него, подобрав под себя ноги, и стала смотреть в окно на раскинувшуюся гладь океана. Исабель любила океан в любую погоду: и в штиль, и в бурю. Глядя на бескрайний простор, она забыла и про стук клавиш компьютера, и про собственные страхи и неуверенность.

Наверное, она просидела в одной позе часа два, когда вдруг осознала, что давно не слышит ровного постукивания клавиш.

– О чем ты думала? – спросил Джед, уловивший перемену в ее позе.

Исабель вскинула на него глаза:

– Извини, я не расслышала.

– Я был не очень вежлив, заставив тебя столько сидеть и ждать. Но ты, кажется, не особенно страдала. И сейчас все еще продолжаешь смотреть на меня с отсутствующим видом, точно сиамская кошка, – он откинулся на спинку кресла. – Мечтала о чем-то?

– Наверное…

– Не знаешь сама или не хочешь признаться в этом мне?

– Нет… я всегда… неужели это тебе интересно?

– Интересно, потому что мне вдруг показалось, будто ты улетела на другую планету, – в его голосе звучало раздражение. – Это меня… злит.

– Почему? Арнольд никогда … – она замолчала, увидев, как он сразу помрачнел.

– В этом я совсем не похож на отца. Мне нужно гораздо больше, чем просто видеть фигуру, облаченную в средневековую одежду.

– Ты непоследователен, – робко улыбнулась Исабель. – Ты сам говорил, что хочешь просто получше разглядеть меня. Какое при этом значение имеет, о чем я думала?

– Мне хочется знать… – он попытался разобраться, в чем причина его раздражения. – Для начала я заставил тебя ждать, потом принялся в упор рассматривать, потом дразнить, а ты сидишь холодная и спокойная, позволяя мне все это. Почему ты не пошлешь меня к чертям собачьим?

– Я не хочу, чтобы ты выходил из себя, – просто ответила Исабель, глядя ему прямо в лицо.

Пробормотав какое-то ругательство себе под нос, Джед отшвырнул кресло и поднялся.

Она вздрогнула и напряглась, разом ощутив свою незащищенность, когда Джед двинулся в ее сторону.

Но на полпути он остановился:

– Да не смотри же ты на меня такими глазищами. Я не обижу тебя. – Вдруг какая-то мысль осенила его. – Он бил тебя?

Исабель промолчала.

– Бил или нет?

Она поняла, что Джед не отступится, пока не получит ответа:

– Не так уж часто.

– Не так уж часто, – повторил он, потрясенный.

– Только в самом начале, – быстро продолжила она. – До тех пор, пока я не научилась его успокаивать.

– Он на самом деле избивал тебя? – глухо переспросил Джед. – Господи! Когда я видел его в последний раз, он весил, наверное двести фунтов, а ты была почти ребенком. Он тиранил женщин, как мог, но прежде никогда не бил их.

– Наши отношения были совсем иного рода.

– Потому что он знал, что ты не сможешь вернуться назад. – Глаза Джеда сверкнули. – Почему ты не дала ему отпор, черт тебя возьми?

– Но я пообещала… И по договору не имела права спорить, настаивать на своем.

– Что ты пообещала ему?

– Делать все, что он потребует. Быть тем, кем он захочет, – прошептала она.

– Даже если он будет избивать тебя?

– Это случалось нечасто, – попыталась успокоить его Исабель. Но ей это не удалось.

Схватив ее за плечи, Джед сжал их, не осознавая, какую при этом причиняет ей боль:

– Да разве можно было вообще допускать такое? Мне хочется встряхнуть тебя как следует, чтобы привести в чувство. Как ты могла позволить ему… – он глубоко вздохнул, испытывая отвращение к самому себе, когда увидел, как лицо ее сморщилось от боли. – А теперь я сам поступаю не лучше, – с этими словами Джед разжал руки. – Что отец, что сын. И ты тоже позволишь мне избивать тебя?

– Ты не такой, как он.

– Это не ответ на мой вопрос. Ты тоже позволишь мне измываться над тобой, если я потребую?

– Да, – прямо ответила она.

Джед посмотрел на нее так, словно она ударила его:

– Господи!

– А ты ждал, что я отвечу «нет»? – Голос Исабель неожиданно окреп, стал сильнее, глаза смотрели прямо на него. – Боль ничего не значит. И я готова вынести все что угодно, лишь бы получить то, что мне надо.

– Это из-за денег?

– Деньги нужны только для того, чтобы добраться до цели.

– Сан-Мигуэль?

Она с трудом перевела дыхание:

– Я же сказала тебе: мне обязательно надо попасть туда, для меня на свете нет ничего более важного.

Джед какое-то время смотрел на нее, потом повернулся, подошел к своему креслу и сел.

– Тогда ищи себе в спутники кого-нибудь другого.

– Я выбрала тебя не случайно. После того как я прочла твои статьи о Сан-Мигуэле, я стала собирать о тебе любую информацию, настоящее досье. Все, что я узнавала, только подтверждало правильность выбора. Вряд ли еще есть человек, который лучше тебя подходит для моего дела.

Джед покачал головой:

– Ты ошибаешься. Худшего выбора ты не могла бы сделать, – он присел на краешек стола. – Ты словно околдовала меня. Я не могу находиться с тобой в одной комнате. У меня сразу возникает ощущение, будто клещи впиваются в мое причинное место.

– Но сегодня ты два часа работал на компьютере, совершенно забыв о моем присутствии, – недоуменно заметила Исабель.

– Не совсем так. Я чувствовал, что ты здесь. Просто не обращался к тебе. Но твое присутствие ощущал постоянно.

– Тебе просто надо выбросить меня из головы, – посоветовала Исабель.

– Что не так просто, как кажется. Стоит мне оказаться рядом с тобой, как я начинаю вести себя так, будто мне четырнадцать. Во мне просыпается дикарь. – Он горько улыбнулся. – Как видишь, я предупредил тебя о своих истинных чувствах. И разумные доводы, и убеждения в данном случае не действуют.

– Хорошо, я приму это во внимание, – кивнула Исабель.

– Ты готова принять во внимание все что угодно? Так? И ты готова была принять и похоть этого выродка, и его издевательства! Ты готова была… – он замолчал. – Видишь? Я теряю контроль над собой, а ты все такая же сосредоточенная и спокойная. Уходи, пока я еще в состоянии отпустить тебя.

Она покачала головой. Их разговор о самом важном для нее еще не закончился.

На лице Джеда вдруг заиграла вызывающая улыбка:

– Как хочешь. Тогда пусть у тебя самой голова болит из-за меня. Почему я должен волноваться? Ты знаешь, что тебе нужно и каким образом лучше всего добиться желаемого. Почему бы мне тогда не воспользоваться таким подарком судьбы? Ведь меня выбрала сама маленькая, кроткая «Невеста».

– Я не кроткая, – возразила она машинально, оттягивая время, чтобы взвесить услышанное им.

– Нет, ты штучка намного интереснее и богаче. – Вытянув ноги и положив их на стол, он откинулся на спинку стула, покачиваясь на двух ножках. Настроение его совершенно переменилось. Лицо приняло холодное выражение с оттенком самоуверенности и наглости. – Думаю, что у нас будет время обсудить философию непротивления в ближайшие несколько дней. А сейчас я хочу убедиться, насколько сильно ты жаждешь вернуться в Сан-Мигуэль.

– Я уже говорила тебе об этом…

– Действия намного убедительнее слов.

– И чего ты хочешь от меня?

– Чтобы ты пришла ко мне завтра, и послезавтра, и послепослезавтра. И чтобы ты выполняла все, что я прикажу тебе, как ты выполняла приказы отца.

– И ты отвезешь меня в Сан-Мигуэль?

– Никаких обещаний. – Голос его стал тверже. – Я не хочу заранее облегчать твое положение. Позже я приму решение, и вполне может статься, что отвечу отказом. – Он помолчал. – Хочу дать тебе подсказку: кое-что действительно доставит мне истинное удовлетворение и станет настоящей платой за услугу. Но ты будешь последней дурой, если согласишься на это условие.

Окинув его изучающим взглядом, Исабель с удивлением проговорила:

– Ты хочешь, чтобы я отказалась?

– Разве? Это было бы глупо с моей стороны.

Она нахмурилась:

– Какие-то сложные условия. Я никак не могу понять, что тебе надо…

– Да или нет?

Исабель медлила с ответом. Но она сразу поняла, что другого выхода нет.

– Я сделаю все, что ты скажешь.

Джед резко спустил ноги на пол.

– Отлично, – в его тоне не было ни сочувствия, ни доброты. – Тогда приходи завтра к одиннадцати часам утра.

– И сколько я должна буду оставаться здесь?

– Пока не отпущу.

– Если несколько часов – это не так страшно. Но если я задержусь больше, Бетти может обратить внимание на мои долгие отлучки.

– Господи, что, и она распоряжается тобой? Она – твоя домоправительница, а не надзирательница, – резко закончил Джед. – Скажи этой ведьме, чтобы не совала нос в чужие дела. Что ее не касается, где ты бываешь.

Сказать-то легко, а вот сделать непросто, подумала про себя Исабель. Джед и понятия не имеет, с каким трудом ей удавалось ускользать эти два дня от всевидящего ока домоправительницы.

– Я приду в одиннадцать, – проговорила Исабель и двинулась к выходу.

Когда она проходила мимо, Джед схватил ее за руку:

– Подожди.

Исабель застыла, стараясь казаться спокойной.

– Да не напрягайся ты так, – голос его стал еще более хриплым, и, запнувшись, он замолчал. – Я просто хочу… – склонив голову, Джед мягко прикоснулся губами к внутренней стороне ее запястья. – Мне очень жаль, что я сделал тебе больно. – И после этого сразу выпустил ее руку. – В одиннадцать, – отрывисто повторил он и отвернулся.

Нежность… Рядом с Джедом она всякий раз переживала самые разные чувства, но в этот раз сомнений не было – прикосновение его губ было нежным и ласковым. Она посмотрела на его серебристые волосы и вдруг почувствовала, как ей хочется запустить пальцы в них, поворошить, сжать волнистые пряди… Этот странный порыв настиг ее так неожиданно, что испугал гораздо больше, чем все разговоры.

– До встречи, – пробормотала она и выскользнула за дверь.

Глава четвертая

– За окном – полный мрак. Мне пора возвращаться в замок.

– Как? Даже без «пожалуйста»? – насмешливо переспросил Джед, оторвавшись от компьютера. – Куда подевалась эта кроткая гейша с девичьими манерами? Смотри, как бы они не исключили тебя из своего общества.

Исабель попыталась заглушить боль, которую вызвали в ней слова Джеда. Другим было не под силу сломать стену, которую она выстраивала вокруг себя, вывести ее из равновесия. Выдерживать его сердитые, даже злые выпады ей удавалось без труда, но иронические нотки, прозвучавшие в голосе Джеда, задели за живое. Тем не менее она послушно проговорила:

– Пожалуйста, – и прибавила:

– У меня почему-то создалось впечатление, что тебя раздражает моя вежливость.

– Меня выводит из равновесия все, что связано с тобой. То, как ты смотришь на меня или отворачиваешься, этот тихий, сухой голосок. – Он выключил компьютер и закрыл крышку. – Полдня провозился и не сделал ничего, кроме полной ерунды. Никуда не годится! – с досадой сказал Джед.

– Но не станешь же ты обвинять меня в том, что это я виновата в твоей творческой неудаче. Мы и парой слов не перекинулись с тех пор, как я вошла. Какя могла повлиять на…

– Это не значит, что я не видел тебя, – угрюмо буркнул Джед. – То, что ты здесь, странным образом действует на мое внимание, на способность сосредоточиться.

Исабель и сама догадывалась, что Джед каждую секунду ощущает ее присутствие. И все шесть часов, что она сидела на подоконнике, каждый мускул тела дрожал так, словно между ними пробегал ток высокого напряжения. Взглянув на свои пальцы, которые она сцепила на коленях, – не слишком ли они дрожат, – Исабель продолжила:

– Но в этом тоже нет моей вины. Я пришла сюда не по своей воле. Если ты собирался поработать, то было бы разумнее, если бы я оставалась в замке.

– Мне не хочется работать. Мне хочется понять, смогу ли я … смотри на меня, черт бы тебя побрал! – сердито попросил Джед. И когда Исабель послушно подняла на него глаза, все тем же тоном пояснил:

– Мне не нравится, когда я теряю контроль над происходящим, когда не могу понять, что творится в твоей душе. Конечно, я мог бы выставить тебя вон, но все это бесполезно.

– Я даже не шевельнулась ни разу, чтобы не раздражать тебя.

– А это выводит меня из терпения еще больше! Ты сидишь, сложив руки на коленях, с выражением кроткой святости, и мне сразу хочется что-нибудь сломать или разбить, разрушить твою броню, – Джед поднялся и медленным шагом подошел к ней. – Больше всего мне хочется, чтобы ты закричала на меня, разозлилась, ударила. Мне хочется увидеть, какая ты на самом деле. Без этой оболочки.

Джед стоял так близко, что она могла видеть, как расширяются его зрачки, чувствовать, как незнакомый ей жар исходит от его тела и опаляет ее. У Исабель перехватило дыхание:

– О чем ты? Какая броня? Где она…

– Броня, которой ты себя окружила, спасаясь от меня, – он провел согнутым указательным пальцем по линии ее шеи. У Исабель было ощущение, будто там остался огненный след. – Но против всякой брони есть свое оружие. – Он задержал палец в том месте, где у нее бился пульс. – Тебе нравится, когда я так дотрагиваюсь?

«Нравится? Трудно себе вообразить, насколько неподходящим было это слово», – подумала она. Его прикосновение вызывало в ней такую мощную ответную волну, которая была скорее болезненной, чем приятной.

– Давай посмотрим, что тебе еще понравится, – предложил Джед, склоняя к ней голову, в то время как его ладонь скользнула к ее груди и сжала ее:

– Открой рот.

Грудь сразу затвердела, соски заныли, мускулы живота напряглись.

– Открой, – негромко повторил Джед.

Она закрыла глаза и подчинилась ему. Его язык…

Из груди Джеда вырвался глухой стон, пока руки то крепче, то нежнее сжимали ее грудь.

– Шире.

Другой, свободной рукой он расстегнул молнию на спине платья:

– Я хочу большего.

Платье оказалось спущенным до талии, и он начал расстегивать лифчик…

Джед приподнял ее так, что она встала коленями на подоконник, и прильнул губами к ее груди. Исабель невольно вскрикнула от почти невыносимого чувства удовольствия, охватившего ее. Пальцы сами собой вцепились ему в плечи. Его губы скользнули к другой груди. Нечто среднее между стоном и жалобным вскриком сорвалось с ее губ, когда Джед начал гладить ягодицы, то сжимая, то разжимая пальцы.

Вскинув голову, он посмотрел на нее. Щеки его горели, глаза сверкали, губы пылали от страсти. Дрожащими руками он стащил с нее платье.

– Как ты хороша! – воскликнул он, отбрасывал в сторону одежду. Запустив пальцы в ее волосы, он растрепал их, распустив по плечам и спине. – Думаю, что твои замшевые сапоги мы можем оставить. Мне всегда нравилось прикосновение замши к коже. – Говоря это, он провел кончиком языка по ее соскам, с какой-то особенной чувственностью водя рукой вверх по сапогу. – Замша грубоватая, но все же шелковистая. – Ладонь его поднялась выше – к ее лону. – И завитки тоже шелковистые. Но насколько это разное ощущение…

Его слова действовали так же возбуждающе, как прикосновения, от которых по телу катилась жаркая волна. Что с ней происходит? Исабель чувствовала, что тает, как воск на солнце, и сознание тает вместе с телом.

– Нравится? – пробормотал Джед, играя завитками. – И нет никаких сил ждать? Тогда ложись, дорогая. – Раздвинув ей ноги, он отступил на шаг, чтобы посмотреть со стороны. – Боже, как я хочу тебя!

Исабель и сама видела, как напряглась его плоть, обтянутая джинсами, как возбужденно трепетали его ноздри, когда он смотрел на нее. Но как это было странно: лежать вот так – совершенно нагой, ощущая ягодицами легкую шероховатость соснового подоконника. И солнце, падавшее в окно, согревало ее кожу.

Джед снова приложил ладонь к ее лону, его пальцы нежно коснулись мягкой влажной плоти:

– Скажи мне, что ты хочешь меня.

– Да… я…

Он скользнул кончиками пальцев внутрь, словно проверял, готова ли она. Вместе с тем движение было возбуждающим, дразнящим:

– Скажи все предложение целиком.

Исабель вдруг почувствовала, что тело ее выгибается дугой, а изо рта рвется сдавленный полустон-полукрик желания.

Джед хрипловато рассмеялся:

– Это убедительно, но я хочу большего. Скажи, что тебе это нравится.

– Да, – прошептала она, чувствуя, как кружится голова, как ее уносит куда-то жаркая волна желания. – Джед…

– Это тоже звучит неплохо, – он снова накрыл ртом ее сосок, поглаживая грудь пальцами. – Повтори мое имя опять.

Исабель опустила глаза к его серебристой голове, которая лежала на ее груди. Джед чуть-чуть стиснул зубами сосок, отчего меж ее ног вспыхнуло жаркое пламя, поглотившее ее целиком так, что она уже ни о чем не могла думать:

– Джед!

– Тебе хочется прекратить эту пытку? И мне тоже, – он снова лизнул сосок и опять стиснул его зубами. – Только скажи, что хочешь меня. Я должен это знать.

Скорее всего он и сам видит, насколько сильно мое желание, промелькнуло в голове Исабель, как во сне. Настолько сильно, что дольше вынести эту пытку она не могла:

– Мне хочется, чтобы ты… делал со мной все, что тебе вздумается, – проговорила она, с трудом переводя дыхание, считая, что этого ему будет достаточно.

Но Джед вдруг остановился.

– До чего же знакомы эти слова. Что они мне напомнили? – Он вскинул голову и мрачно посмотрел на нее. – Ты ведь в любом случае согласилась бы принять меня? Не так ли?

Перемена, произошедшая в нем, и неожиданная вспышка гнева настолько поразили Исабель, что она не сразу нашлась, что ответить.

– Проклятье, – негромко проговорил Джед и отодвинулся от нее. – Уходи отсюда ко всем чертям.

Непонимающим взглядом она посмотрела на него:

– Ты хочешь, чтобы я ушла?

– Нет. Мне хочется уложить тебя на кровать и лечь, ощущая, как ты будешь извиваться подо мной, – хрипло ответил Джед. – И если ты сию же минуту не уйдешь отсюда, то это неминуемо произойдет. Быстрее. Ну же!

Исабель выпрямилась и начала собирать одежду. Каждое движение давалось с трудом, тело не слушалось – оно все еще находилось во власти того чувства, которое охватило ее.

– Перестань возиться! – Он схватил платье и, натянув его на Исабель, одернул, после чего резким движением помог подняться и подтолкнул к двери. – Иди, возвращайся в свой кокон.

Исабель дрожала, как в лихорадке, и не сразу поняла, о чем он говорит.

– Но завтра мне надо прийти сюда снова?

– Да, черт возьми! Ты угадала, – мрачно усмехнулся Джед. – Быть может, к тому времени мне удастся избавиться от угрызений совести, и я наконец смогу получить то, чего хочу больше всего на свете. – Повернувшись к ней спиной, он бросил отрывисто:

– Уходи. – Каждый мускул его тела был натянут как струна.

Из домика ее вынесло – будто ветром сдуло. И по тропинке она летела стрелой, выпущенной из лука, пока не оказалась возле спасительных стен замка. Но жар, пылавший в теле, так и не прошел. И дрожь продолжала сотрясать ее. Что со мной творится? – в который раз недоуменно спросила себя Исабель, входя в зал и начиная подниматься по каменным ступеням. Нет, ей ни в коем случае нельзя приходить к нему завтра. То, что он заставляет ее переживать, похоже на игру с огнем. Это слишком опасно. Она не имеет права отвлекаться на посторонние вещи. Быть может, ей удастся придумать другой план…

– Что с тобой, Исабель? Я видела, как ты мчалась по тропинке, словно за тобой гнался сам дьявол.

Увидев Бетти на верхней ступеньке лестницы, Исабель застыла на месте. Только сейчас она поняла, что у нее растрепаны волосы, щеки пылают, глаза затуманены. Но что самое скверное – под мягкой тканью отчетливо вырисовывались грудь и набухшие соски, ведь под платьем у нее ничего не было. Это могло сразу выдать ее. На миг показалось, что Бетти сразу поймет, что с ней произошло.

Отвернувшись от домоправительницы, девушка, запинаясь, ответила:

– Н-н-ичего особенного. Просто мне нравится бегать.

– Зато мистеру Арнольду это не понравилось бы. Он считал, что ты должна двигаться с чувством собственного достоинства.

– Я забылась.

– Да уж, ты быстро забыла многое из того, чему мы тебя учили, – резко проговорила Бетти. – Где ты пробыла почти весь день?

– Гуляла.

– В последнее время ты что-то слишком много гуляешь.

Исабель с трудом удавалось сохранять терпение и спокойствие. В нынешнем ее состоянии она не выдержит пристрастный допрос Бетти и не сможет отвести ее подозрения, потому что в любую секунду готова была взорваться. Трудно представить, во что это может вылиться. То ли она закричит на Бетти, то ли топнет ногой, то ли расплачется:

– Прогулки действуют на меня успокаивающе, – медленно проговорила она, – как горячий шоколад.

– Это вызов?

– Нет, просто констатация факта, – и прежде чем Бетти успела сказать еще что-нибудь, Исабель стремительно поднялась по ступенькам и скрылась с глаз домоправительницы.

Но та все же не отставала, и Исабель слышала ее злобное бормотание. Каждое слово Бетти было пропитано ядом. Исабель давно привыкла к невыносимому характеру домоправительницы, но сейчас прорвавшаяся в ее словах ненависть поразила девушку. Она даже невольно вздрогнула. Почему Бетти испытывает такое наслаждение, унижая ее?

Впрочем, она знала ответ. Жажда власти. Иначе что бы еще могло долгие годы держать крепкую, полную сил женщину в стенах этого мрачного замка? Один и тот же порок объединял ее и Арнольда.

Захлопнув за собой дверь, Исабель подумала: хоть бы Бетти не вошла следом за ней. Она совсем собой не владела и боялась, что не сможет удержаться от того, чтобы не огрызнуться в ответ на упреки. Черт бы побрал эту ведьму! До чего же захотелось Исабель схватить что-нибудь и швырнуть о стену, расколотить на мелкие кусочки, как это случалось в первые дни ее жизни в замке – до того, как она научилась скрывать гнев и обиду под маской спокойствия.

Застыв у двери, она прислушивалась, нет ли тяжелых шагов Бетти в холле, прежде чем с облегчением вздохнула. Наверное, старуха решила продумать, как ей получше уязвить свою хозяйку. Воспользовавшись выпавшей минутой свободы, Исабель, снимая с себя на ходу одежду, устремилась в ванную. Ей так хотелось вымыться под душем.

Груди все еще оставались налитыми и ныли даже от прикосновения теплых струек воды. Это сразу вызвало воспоминание о горячих губах Дже-да, который целовал их, склонившись серебристой головой к ее соскам… Святый Боже! Соски снова затвердели только при одном воспоминании об этом, а в низу живота появилась сосущее, болезненно ноющее ощущение пустоты.

Не следует вспоминать о том, что она чувствовала, сидя на подоконнике. С самого начала – когда она только переступила порог домика, Исабель догадывалась, какую плату потребует Джед. И приготовилась к тому, чтобы исполнить его желание. Но чего она никак не ожидала – так это своей реакции. Не ожидала, какую бурю чувств он вызовет в ней. Тело испытало такое острое наслаждение, что Исабель испугалась. Это было опасно. Но ведь существуют, как она где-то читала, люди, способные полностью владеть собой и не зависеть от своих переживаний. Если попытаться сосредоточиться, быть может, и она тоже сумеет…

Нет, надо как следует обдумать происходящее. Разобраться во всем и найти выход. Судя по словам Джеда, сказанным на прощание, он не оставит своих попыток лечь с ней постель. И коли уж этого не избежать, надо понять, что она сможет извлечь из этого для себя.

Ребенок. Эта мысль ослепила ее, как луч солнца. Она всегда любила детей и до боли в душе мечтала о ребенке. Но поскольку не выносила даже прикосновения к себе, то считала, что это навсегда останется мечтой. Джед сумел преодолеть эту преграду, разрушить ее. Значит, у нее теперь может быть и ребенок? Теплая волна радости наполнила душу Исабель. В таком случае она сможет дать Джеду то, что он хочет, получив взамен нечто намного более ценное. Своего собственного ребенка!

* * *

Джед стоял посреди комнаты, когда она вошла в дом. И взглянув на него, Исабель замерла. Такое впечатление, словно она посмотрела в жерло кипящего вулкана. И грозное напряжение заполнило все пространство небольшого помещения.

– Ты опоздала, – хрипло проговорил Джед. – Я думал, что ты уже не придешь.

– Пришлось дожидаться, когда Бетти… Что ?

– Молчи, – он сжал ее в своих объятиях и увлек к кровати. Его лицо оказалось так близко, что она смогла разглядеть темные круги под глазами, горькие складки, что залегли в уголках его губ. – Не произноси ни слова. – Уложив ее на постель, Джед склонился над ней, опираясь на руки. – Кроме одного, если только ты хочешь сказать «нет». Но только говори четко, ясно и быстро. – Выждав секунду, он начал расстегивать рубашку. – И немедленно уходи, пока я не сошел с ума. Боже, до чего же это мучительная боль.

Она испытывала ту же самую боль. Даже дыхание причиняло боль, кожа горела, ее било так, словно она оказалась на электрическом стуле:

– Мне надо что-то сделать?

– То, что полагается в таких случаях, – он продолжал раздеваться. – Сними платье.

Исабель стянула платье через голову и бросила его на пол.

– А сапоги? Снять или оставить, как вчера?

Джед выпрямился и с удивлением окинул ее взглядом:

– Как я вижу, ты приготовилась заранее.

– Было бы глупо надевать что-то под платье, когда ты заявил, что… – она замолчала, глядя на него. Сильное, мускулистое тело излучало мощь. И мощь вызывала возбуждение. До сих пор Исабель не представляла, что такое может быть. Кончиком языка она провела по пересохшим губам. – Так мне в этот раз снимать сапоги?

– Я сам сниму их, – сдавленно ответил Джед. – Дай правую ногу.

Она подняла ногу, и Джед, взявшись одной рукой за каблук, подложил другую под ее колено:

– Мне кажется, под коленом находится эрогенная зона, – и он нежно провел пальцем по ее коже, когда снял сапог. – Так или нет?

Мелкая дрожь усилилась и начала подниматься выше.

– Похоже, что… да.

Джед отбросил сапог в сторону и, взяв в руки ее ступню, нежно провел большим пальцем по своду:

– А здесь?

Новая волна дрожи прошла по телу. Теперь затвердели икры.

– Вижу, что да. – Джед выпрямился. Лицо было таким напряженным, как если бы его терзала мучительная боль. – После того, как ты вчера ушла, я тысячу раз обозвал себя последним идиотом. Мне было так плохо, что я чуть не отправился следом за тобой в замок. Сначала я не мог смириться с тем, что ты всего лишь согласна принять меня. А потом подумал: «К черту все сомнения. Пусть так. Обращайся с нею, как с самой обычной женщиной». – Он сорвал второй сапог, раздвинул ей ноги и лег сверху…

Горько рассмеявшись, Джед взял ее руку и приложил к груди в том месте, где билось сердце:

– Любовные игры? Ты посмотри, что со мной творится? Стоит мне дотронуться до тебя, и сердце у меня начинает колотиться как бешеное, того и гляди случится инфаркт.

Исабель пережила приятное чувство удовлетворения, прислушиваясь к тому, как гулко бьется сердце под ее ладонью:

– Как хорошо. От этого…

– Ты чувствуешь свою власть надо мной? – Джед накрыл ее грудь ладонью и смотрел, как тело сразу же выгнулось дугой навстречу ему. – Нравится?

– Да, – прошептала она. Что-то горячее коснулось ее лона:

– Но никаких предварительных игр. У меня больше нет сил выносить эту пытку. И теперь я уже не стану ломать голову, хочешь ты меня или нет. Ответь: ты готова принять меня?

– Я хочу тебя. И я…

Ей не удалось сдержать короткого стона, когда он вошел. Словно что-то прикоснулось прямо к ее сердцу.

Джед замер:

– Исабель?

Она переживала странное ощущение полноты и в то же время свободы. Ей с трудом удалось перевести дыхание:

– Все в порядке. Теперь уже не больно. Продолжай… – и она сама попыталась придвинуться к нему как можно ближе, отчего по его телу тоже прошла дрожь. – Ну же…

– Мне боязно – я не хочу причинить тебе боль…

– Пожалуйста.

– Боже… – но Джед больше не мог сдержать себя и яростно рванулся вперед, снова и снова, впадая во все большее неистовство, не в состоянии взять себя в руки.

Ощущение блаженства, огня и голода – все эти чувства вспыхнули одновременно.

Слезы хлынули у нее из глаз, тело выгнулось навстречу ему, чтобы принять как можно глубже и полнее, а пальцы впились в плечи, чтобы прижать как можно теснее.

– Не спеши, – его губы прижались к ее лбу. – Давай попробуем помедленнее.

Но она не могла сдержать порыва. Бурный ритм движения захватил ее, чувство блаженства переполняло и одновременно никак не могло достичь какой-то неведомой точки:

– Еще… пожалуйста.

Джед усмехнулся:

– Мне все больше начинает нравиться это слово, – и перевернулся так, что она оказалась сверху. – Ну хорошо.

То, что произошло потом, было таким всепоглощающим, что она не могла следить, когда он меняет ритм, начиная двигаться то быстрее, то медленнее, то проникая как можно глубже, то задерживаясь в ней. Напряжение продолжало накапливаться, словно сгусток энергии, который искал выхода.

Он снова лег сверху, пальцы его погрузились в волосы Исабель. Лицо исказила гримаса, дыхание стало прерывистым:

– Исабель…

Как удивительно было слышать свое имя у него на устах. Оно прозвучало, как призыв, как зов куда-то, куда ей надо стремиться вместе с ним. Странный комок в ней от этого звука вспыхнул и взорвался, а она сама вознеслась куда-то вверх, к заоблачным высотам…

Наступил блаженный покой, который медовой сладостью растекся по всему телу.

Откуда-то издалека она услышала стон Джеда, спина его выгнулась, глаза закрылись, а потом он рухнул на нее, содрогаясь и бормоча только одно слово:

– Господи! Господи! Господи!

Тело Исабель тоже изредка вздрагивало, но не от напряжения, как с изумлением отметила она, а от переполнявшего ее чувства блаженства.

– На меня накатила такая… слабость. Так всегда бывает? Это нормальная реакция?

– Ничего из того, что тут произошло, нельзя назвать нормальным. – Джед все еще никак не мог перевести дыхания – Это какое-то… сумасшествие. – Помолчав, он продолжил:

– Значит, ты понятия не имеешь о близости между мужчиной и женщиной и как это должно происходить.

Он вышел из нее и сел на постели:

– Насколько мне известно, отец мой никогда не был платоническим любовником. Он был скорее, как племенной бык. Поэтому мне бы хотелось, чтобы ты объяснила, как так получилось, что ты осталась девственницей?

Исабель не смотрела в его сторону:

– Арнольд еще до нашей женитьбы был импотент. Это связано с какой-то болезнью…

– Ничего удивительного в том, что он держал тебя, как заключенную в тюрьме. У него все внутри переворачивалось при мысли, что кто-то может пастись там, куда ему не добраться. – Он жестом собственника обнял и мягко сжал ладонью ее грудь. – Но, боюсь, что и я бы испытывал то же самое. Его сводила с ума мысль о том, что ты так легко отзываешься на каждое прикосновение и не имеешь возможности…

– Но со мной такого никогда не происходило… Он считал, что я фригидна.

Глаза его широко распахнулись:

– Ты? Фригидна? Мне никогда еще не встречалась женщина, настолько чувствительная к любому прикосновению.

– Со мной что-то произошло. Но это из-за тебя.

– Что ж, значит, ты не просто приняла меня, – прищурившись, Джед посмотрел ей в лицо. – Учитывая некоторые обстоятельства, это выглядит несколько странно. Почему?

– Ты же хотел этого.

Из его горла вырвался странный звук:

– Нет. Это слишком мягко сказано.

– У тебя свои причины, у меня – свои. Ведь я не спрашиваю, почему ты захотел меня. Меня совершенно не заботит то, что ты, быть может, таким образом сумел хотя бы мысленно соединиться с «Невестой». – Последние слова не были правдой, но ей не хотелось, чтобы он знал, с каким трудом далась эта фраза.

– По-моему, я тебя уже предупредил, чтобы ты не принимала меня за копию отца, – резко ответил он. – И «Невеста» не имеет никакого отношения к тому, что произошло сегодня между нами.

– Смею не поверить тебе, – она посмотрела ему в глаза. – Так вот, у меня тоже были свои причины, которые привели меня сюда, к тебе. Но я не считаю нужным посвящать тебя в них.

– И вожделение не имеет к этому ни малейшего отношения?

– Почему же? Я же тебе сказала, что хотела тебя, – она робко улыбнулась. – Но это оказалось полной неожиданностью для меня самой.

Он вдруг выпрямился:

– И насколько неожиданным? Я был уверен, что ты позаботишься о мерах предосторожности…

– Не беспокойся из-за этого.

– Ты приняла таблетки?

– В наше время для женщин это перестало быть проблемой, – уклончиво ответила Исабель, не желая лгать без особой нужды.

– Для тех, у кого мужья были импотенты, это не входит в привычку, – испытующе глядя на нее, проговорил Джед.

– Арнольд никогда не мог смириться с тем, что это у него навсегда. Он делал вид, что это только временное состояние. – Поскольку эти слова были чистой правдой, голос ее прозвучал более убедительно.

Джед расслабился.

– Какое счастье. – Чувство глубокого удовлетворения расправило недавние складки возле рта. – Мне было так тесно в тебе. Словно я стал частью тебя. Никогда прежде… Ты покраснела?

Она прикоснулась рукой к щеке:

– Это ведь все пока так непривычно. И мне немного не по себе.

Джед окинул взглядом ее лицо:

– И куда же делось это непоколебимое спокойствие?

– Я так долго и старательно вырабатывала в себе эти качества. Но ты слишком взбудоражил меня. Нельзя ли убрать руку?

– Мне нравится держать ее на груди, – Джед снова мягко сжал пальцы и увидел, как она начала набухать и твердеть. – И тебе, как я вижу, тоже.

– Это заставляет… – Исабель облизнула губы. – Ты очень хорошо овладел приемами соблазнения женщин.

– Благодарю, – рассеянно проговорил Джед. – Мужчины всегда любят выслушивать похвалы в свой адрес в этом деле. Но, учитывая твою полную неосведомленность, вряд ли тебя можно счесть экспертом в этом вопросе, – он усмехнулся.

Исабель повернулась к нему лицом:

– Ты смеешься надо мной? До сих пор я никогда не видела тебя улыбающимся. По-моему, ты выбрал самое неподходящее время для шуток.

– Ты права, сейчас нам не до шуток, – Джед снова склонился над ней и раздвинул ноги. – Это занятие чрезвычайно серьезное и ответственное.

Глава пятая

– Шлюха!

Яростный окрик вырвал Исабель из сладостной дремоты, в которую она погрузилась.

Вздрогнув, она открыла глаза и увидела Бетти, застывшую в дверях. Лицо домоправительницы перекосилось от злобы:

– Сука! – Она шагнула от дверей к кровати. – Вон отсюда!

Исабель непроизвольно схватила Джеда за руку.

Он выпрямился на постели, ленивым движением набросив на бедра покрывало:

– Я смотрю, ты так и не научилась вежливости за все эти годы. Неужели ты не знаешь, что полагается стучаться, прежде чем войти в дом?

Не обращая на него внимания, Бетти холодными, как у змеи, глазами сверлила Исабель:

– Думала, что я не узнаю, куда ты пытаешься улизнуть! Арнольд предупредил меня, что при первой же возможности ты изменишь ему, и попросил, чтобы я не спускала с тебя глаз. – Она Наконец-то окинула Джеда недобрым взглядом. –Ты всегда ненавидел отца. И решил, что самый лучший способ отомстить ему, – это сделать из нее шлюху…

– Полегче, Бетти. – Стальные нотки прозвучали в голосе Джеда. – Следи за тем, что говоришь. И советую тебе поскорее убраться отсюда.

– Арнольд оставил меня здесь, на острове. Это ты заявился без приглашения. – Бетти снова повернулась к Исабель. – Одевайся, я отведу тебя в замок, где тебе и надлежит быть.

«Ты решил, что это самый лучший способ отомстить ему»…

Слова домоправительницы продолжали крутиться в мозгу Исабель, вызывая страшную боль.

– Ты что, не слышишь? Чего ждешь?

«У меня нет оснований обижаться или оскорбляться», – попыталась успокоить себя Исабель." Ведь она догадывалась, насколько запутанными и сложными были чувства Джеда к ней. Не исключено, что изрядную долю в них занимало и желание отомстить отцу.

Не выдержав, Бетти размахнулась и ударила Исабель по щеке.

Голова Исабель от удара мотнулась, в глазах, потемнело. И она будто сквозь туман услышала яростный возглас Джеда. Одним прыжком перескочив через Исабель, он, не успев приземлиться, схватил Бетти за шиворот:

– Убирайся отсюда! – процедил он. – Иначе я сейчас скину тебя в море, и тебе придется вплавь добираться до замка.

– Без нее я и шага не сделаю. Это моя обязанность следить, чтобы она… – Джед с такой силой сжал ей шею и толкнул к двери, что Бетти издала звук, похожий на визгливое рычание. Но все равно не утихомирилась.

– Исабель, вылезай из постели этого ублюдка. Не понимаю, что с тобой происходит. Ты обязана повиноваться…

Окончание фразы Исабель уже не слышала, Джед вышвырнул домоправительницу вон, запер дверь и какое-то мгновение стоял со сжатыми кулаками, прежде чем сумел наконец взять себя в руки:

– Господи, я чуть не удавил эту старую ведьму, – он вернулся к кровати. – Тебе больно?

– Нет, – солгала Исабель. Щека у нее горела. Дрожащей рукой она откинула упавшие на лицо волосы. – Все в порядке.

– Черта с два, – Джед приподнял ее лицо и с невероятной нежностью погладил пальцем по щеке. – Как она сильно ударила тебя. Похоже, не только один отец распускал руки.

– При Арнольде Бетти не решалась бить меня, – Исабель с трудом удавалось сдерживаться, чтобы не шевельнуться и остаться сидеть так, как она сидела. Прикосновение Джеда было полно такой ласки, что ей захотелось прильнуть к его груди, прижаться как можно теснее, ища у него защиты. До чего же ей хотелось сделать это, чтобы успокоиться, избавиться от засевшей в душе занозы. – Мне кажется, она еще никогда настолько не выходила из себя.

– Потому что ты, видимо, не давала ей повода для этого, – Джед поднялся и пошел к умывальнику. – И ты никогда не спала с тем, кого она считает своим личным врагом. – Взяв в руки чистое полотенце из шкафчика, он смочил его холодной водой. – У этой карги никак не укладывается в голове, что такое могло произойти.

– Когда я не причиняла ей особых хлопот, она почти не обращала на меня внимания. Но дело в том, что мое замужество было как соль на рану. Ты ведь догадывался, что она любила его.

Джед резко повернулся к ней:

–Что?

– Не думаю, что сам Арнольд замечал это. Да и я не сразу поняла. Прошло несколько месяцев после того, как я приехала на остров, прежде чем догадалась, что с ней творится. Когда Арнольд выказывал мне слишком много внимания, ее просто корежило.

– И в отместку она старалась досадить тебе, задеть как можно больнее?

Исабель кивнула.

– Почему ты мне сразу не сказала, что она так унижает тебя?

– Тебе все равно трудно было бы в это поверить. Ты потешался над ней, она тебя всего лишь забавляла, и не более. Всерьез ты ее не воспринимал.

– Да, но мне придется переменить свое мнение. – Джед присел рядом и приложил холодное полотенце к ее щеке. – Теперь я не нахожу ничего забавного или смешного в ее выходках.

– Ну все, – Исабель почувствовала, что ее начинает трясти. Надо бы выбраться отсюда поскорее, пока Джед ничего не заметил. Она видела, что ему хочется приласкать, утешить ее. Вытянув руку, она остановила его. – Мне уже ни чуточки не больно. И, наверное, будет лучше, если я встану и оденусь. Ты не против?

– Против ли я? На тебя налетела эта ведьма, ударила, а ты спрашиваешь меня: не стану ли я возражать, если ты оденешься? – Швырнув мокрое полотенце на пол, он проговорил:

– За кого ты меня принимаешь, черт подери?

– Прости. Я не думала, что это тебя так рассердит. Наверное, я пока еще не очень хорошо соображаю…

– Боже мой, ты дрожишь, как осиновый лист. – Он снова сел на постель и крепко обнял ее. – И закоченела вся. Постарайся успокоиться.

– Ничего страшного. Я уже в полном порядке.

– Ну да. Поэтому и дрожишь так, словно у тебя приступ малярии. Не дергайся! Я бы не стал удерживать тебя, если бы с тобой все было в норме.

Исабель не могла позволить себе раствориться в его объятиях. Ей так долго приходилось надеяться только на себя, ниоткуда не ждать поддержки, что она боялась распуститься. Иначе рухнет вся с таким тщанием выстроенная ею защита. А что потом? Она снова окажется уязвимой?

– Ну хорошо, давай попробуем по-другому. – Его пальцы пробежали по ее волосам. – Ты ведь сказала, что выполнишь любую мою просьбу, верно? Так знай, что я очень огорчусь, если ты не успокоишься. Ты ведь не хочешь огорчить меня? Это может помешать исполнению твоих планов?

– Нет, я, конечно, … мне не хочется… – она почувствовала, что у нее больше нет сил сопротивляться, руки сами обвили его шею, и она прижалась к нему всем телом.

– Молчи, – строго приказал Джед, но руки, гладившие ее, были удивительно ласковыми. – Ты же нормальный человек. И глупо стыдиться того, что ты ведешь себя, как свойственно нормальному человеку.

Исабель понимала, что ей следовало бы оттолкнуть его, но не могла заставить себя шевельнуть ни рукой, ни ногой. Словно все преграды, которые она с таким старанием возводила вокруг себя, распались, как карточный домик. А она стояла перед ним такая, как есть.

– И не просто человек. Ты во многом еще осталась сущим ребенком… такой юной и беззащитной. – Голос его дрогнул. – Неужели они не видели, какая ты чистая и нежная?

Ощущение мира, покоя и безопасности воцарилось в душе Исабель.

И она замерла, наслаждаясь этим непривьН чным для нее состоянием. Но минуты шли. Нако-; нец она собралась с силами, чтобы отодвинуться от него. И сразу почувствовала себя бесконечноз одинокой. Не глядя на него, она, запинаясь, про-1 говорила:

– Спасибо тебе. Большое спасибо.

– Не стоит, – Джед посмотрел вопросительно. – Теперь получше?

– Конечно. Просто все произошло так неожиданно. Это вызвало легкий шок. Я не успела приготовиться к встрече с ней. – Спустив ноги на пол, она встала с кровати. – А сейчас я оденусь и пойду в замок.

– Черта с два, – со свойственной ему резкостью возразил Джед.

Исабель быстро одевалась.

– Ты больше не вернешься туда, – повторил он все тем же тоном.

– Если бы! Мне больше некуда идти. – Чтобы надеть сапоги, ей снова пришлось сесть на кровать. – Когда мне прийти снова?

– Ты считаешь, что я могу отпустить тебя в замок, чтобы ты один на один встретилась с этим драконом, изрыгающим огонь?

– Она не так страшна, как тебе кажется.

– А синяк под глазом, который у тебя останется до следующей недели, ни о чем не говорит?

– Ты же слышал, что я сказала? Она застала меня врасплох. Я не боюсь ее.

– Зато я боюсь за тебя.

Она повернулась, чтобы посмотреть на него:

– Ты?

– А что тебя так удивляет? Ведь из-за меня она налетела, как коршун. Значит, и я тоже несу за это ответственность. И не хочу, чтобы это произошло еще раз. По-моему, вполне естественно.

– Не повторится, – Исабель старалась не обращать внимания на тепло, разлившееся в ее груди от его слов, и начала приглаживать растрепавшиеся волосы. – Так мне приходить завтра или нет?

– До чего же ты упряма, черт возьми! – Он, прищурившись, посмотрел ей в лицо. – Может, ты пытаешься таким образом нажать на меня и заставить поскорее отправиться в Сан-Мигуэль?

– Нет, – легкая улыбка пробежала по ее губам. – Кажется, я говорила тебе, что не умею манипулировать людьми, чтобы использовать их. – Она шагнула к дверям. – А если бы и вздумала, то ты, наверное, вышвырнул бы меня в море, как только что пригрозил Бетти.

– Нет, подожди! Мне хочется понять, какие у тебя планы. Ты собираешься приходить сюда и быть со мной до тех пор, пока я не устану, а потом возвращаться в замок и получать тумаки от этой ведьмы? – У него даже дыхание перехватило от возмущения. – Ты невозможный человек!

– Я уверена, что…

– Хорошо, черт подери. Я отвезу тебя в Сан-Мигуэль.

Исабель так и застыла на месте. Сердце ее радостно встрепенулось:

– Правда? – прошептала она.

– Терпеть не могу врать, – Джед криво усмехнулся. – А ты по-прежнему готова делить со мной постель?

– Да.

– До Сан-Мигуэля путь неблизкий. Быть может, за это время я смогу избавиться от навязчивой идеи.

– Когда мы тронемся в путь? – нетерпеливо переспросила Исабель, почти не слушая его. – Прямо сейчас?

Он коротко кивнул:

– Не хочу, чтобы ты и дальше оставалась здесь.

Наконец! После столь долгих лет ожидания!

Исабель в изнеможении закрыла глаза.

– Что с тобой? Тебе плохо?

Губы ее приоткрылись, и сияющая улыбка озарила лицо:

– Нет, что ты! Напротив, лучше не бывает, – она быстрыми шагами прошла к двери и отодвинула задвижку. – Через час я вернусь. Сложу вещи, возьму паспорт и … – она замолчала, пытаясь что-то вспомнить. – Боже, мой паспорт просрочен.

– У меня есть друзья в паспортном отделе – им не составит труда продлить его. – Джед тоже начал одеваться. – Подожди. Я пойду с тобой.

Исабель покачала головой:

– Не беспокойся. Твое появление только ухудшит дело.

– Как же ты встретишься с этой ведьмой один на один?

Полуобернувшись, Исабель посмотрела на него:

– Она и пальцем не посмеет тронуть меня.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что я не позволю ей этого, – Лицо Исабель сияло от радостного возбуждения. – Неужели ты не видишь. С прежним покончено!

Она слышала, как Джед снова окликнул ее, но не остановилась. Ничто теперь не могло задержать ее. И на холм она не поднималась, а летела, Как на крыльях. Исабель даже не представляла, что ее может охватить такое состояние подъема, эйфории. Но ей и в голову не приходило подавлять эти чувства. Они придадут ей силы и помогут выдержать натиск Бетти.

– Значит, он отправил тебя за вещичками? – глумливо усмехнулась Бетти, как только Исабель подошла к двери. – Так я и думала. Знаешь, сколько женщин перебывало в этом домике до тебя? Он только и делал, что возил одну шлюху за другой. Будто мартовский кот. И когда я смотрела, как его лодка пристает к берегу, я думала… Куда ты?

– К себе в комнату. – Исабель быстрыми шагами начала подниматься по ступенькам.

Бетти заторопилась за ней, все еще пытаясь заглушить приступ злобы:

– Он воспользовался тобой лишь для того, чтобы насолить Арнольду. А ты растопырила ноги и позволила этому выродку…

– Выбирайте выражения, Бетти, – Исабель открыла дверь ванной комнаты и направилась к шкафу.

– Не дерзи мне, – Бетти прошествовала следом. – Ты не была такой, пока не появился этот… Что ты делаешь?

Исабель выдвинула кожаную сумку, сгребла с полки нижнее белье и бросила охапку на дно.

– Отвечай!

– Разве это и без того не ясно? Собираю вещи.

– Ты собираешься перебраться к нему в домик?

– Я уезжаю с острова.

Бетти даже задохнулась от такой наглости:

– Ты не можешь уехать отсюда. Ты должна оставаться здесь.

Исабель снова подошла к шкафу и с отвращением оглядела длинный ряд своих платьев. Из всего «богатства» она смогла взять в дорогу только пару замшевых ботинок и понесла их к дорожной сумке, которую поставила на кровать, ощущая, как замша трется о ее руку.

«Мне всегда нравилось прикосновение замши»…

И сразу же по телу прошла волна жара. Она на мгновение застыла, глядя перед собой невидящими глазами. Боже, кажется, она начинает превращаться в нимфоманку, если даже только одна мысль о нем вызывает такие ощущения.

– Ага, кажется, ты начинаешь приходить в себя, – с улыбкой удовлетворения проговорила Бетти, заметив минутное замешательство, проскользнувшее по лицу Исабель. – А теперь вынимай вещи, и я постараюсь забыть о случившемся.

– Уходите, Бетти, – Исабель отвернулась от домоправительницы и направилась к столу. Отодвинув верхний ящик, она вынула паспорт, чековую книжку и положила их в сумочку.

У домоправительницы в прямом смысле слова отвисла челюсть:

– Что ты сказала?

– Вы все прекрасно слышали.

– Ты в самом деле собираешься уехать?

– Только сначала искупаюсь и переоденусь, – направляясь в ванную комнату, она обошла Бетти. – И, надеюсь, что когда выйду из ванной, то уже не застану вас здесь. У меня нет желания встречаться с вами еще раз.

Схватив Исабель громадной ручищей и дернув, Бетти развернула ее лицом к себе:

– Ты забылась, детка. Тебе указать твое место? Я научу тебя, как…

– От-пус-ти, – ледяным тоном процедила Исабель. – Ты никогда и ничему не могла научить меня и ничему не сможешь научить. Я сама выбираю, чему учиться, а чему нет. И я по доброй воле позволяла тебе третировать меня все эти годы. Но теперь забудь об этом. Ты злобная и жестокая женщина. Надеюсь, что я больше никогда не увижу тебя. До конца своих дней.

Бетти еще крепче сжала запястье Исабель:

– Ах ты дрянь, дикарка, выскочка!

– Я сказала, отпусти, – глаза Исабель угрожающе сверкнули. И она с нажимом проговорила каждое слово:

– Ты права. Я могу быть дикаркой. Кое-каким варварским приемам меня обучили. Тебе они вряд ли известны. И мне не хотелось бы применять их сейчас.

Бетти презрительно расхохоталась ей в лицо:

– Маленький щенок показывает зубки, чтобы напугать этим кого-нибудь.

– Да, и он умеет кусаться.

– И ты считаешь, что справишься со мной… – снова расхохоталась Бетти, но против воли смех ее оборвался, когда она встретила взгляд Исабель. Бетти отступила на шаг.

Исабель высвободила руку:

– Никогда! Никогда больше не смей прикасаться ко мне, – и прошла в ванную комнату. –Уходи отсюда!

Но Бетти уже успела отойти от потрясения. К ней вернулась ее прежняя спесь:

– Ты еще пожалеешь. Джеду ты не нужна. Ему нужна только «Невеста» – как и Арнольду. И когда ты ему надоешь, то сама приползешь сюда, ко мне и…

– Никогда и ни за что на свете я не вернусь сюда, я же сказала. – Исабель захлопнула дверь прямо перед носом разъяренной домоправительницы.

Только после этого она позволила себе расслабиться и привалилась спиной к двери. Исабель молила Бога о том, чтобы эта старая ведьма не успела заметить, какой удар ей удалось нанести на прощание. Но ведь это же глупо. Какое ей дело до того, что Джед без ума от этой «Невесты»? Их не связывают никакие другие чувства, кроме чисто сексуального влечения. И совершенно неважно, что он рассматривает ее всего лишь как…

Но для нее это имело значение.

Что ж, значит, она не должна давать этому чувству развиться. Новая жизнь только начиналась. Зачем же горевать и страдать из-за того, что невозможно изменить?

* * *

– Все в порядке? – Джед испытующим взглядом пробежал по лицу Исабель, принимая из ее рук дорожную сумку и помогая спуститься в моторную лодку.

– Отлично, – она улыбнулась, садясь рядом с ним. – Я же тебе говорила, что все обойдется.

– И в самом деле, ты повеселела. Неужели она даже не попыталась задержать тебя?

Исабель, не отвечая на его вопрос, перевела разговор на другую тему:

– И куда мы сейчас направляемся?

– В аэропорт Сиэтла. Оттуда я позвоню коллеге в Пуэрто-Рико, прежде чем мы вылетим в Сан-Хуан. А из Сан-Хуана мы отправимся морем – на яхте в Сан-Мигуэль.

– Но ведь морем получается дольше.

Джед пожал плечами:

– Дня на четыре. Но это, уверяю тебя, безопаснее, чем лететь самолетом, если собираешься нелегально проникнуть в страну, куда тебе въезд запрещен. – Он завел мотор и начал выруливать в океан. – Предупреждаю заранее, что мне придется быть предельно осторожным.

– И мне тоже.

– Верится с трудом, учитывая, что ты мне сообщила, точнее, не сообщила. Может, ты все же поставишь меня в известность, где находится то сокровище, за которым мы едем?

– Я и сама не очень хорошо представляю, где это. Все зависит от того, как четко работают твои осведомители.

Джед окинул ее быстрым взглядом:

– Не собираешься посвящать меня? Ну что ж. Так тому и быть.

– Только когда мы окажемся в Сан-Мигуэле.

Взгляд Джеда упал на дорожную сумку:

– Ты не так много взяла с собой.

– Мне ничего не хотелось брать из замка, она посмотрела на него. – Как только мы окажемся в Сан-Мигуэле, я тотчас подпишу тебе дарственную на «Невесту».

– Какая предусмотрительность и осторожность. Не окажемся в Сан-Мигуэле – значит, «Невесты» мне не видать?

– Я совсем не то хотела сказать… И потом, насколько мне известно, ты умеешь держать слово.

– Что ты можешь знать про меня? – сердито бросил Джед.

– Конечно, не очень много. Только то, что ты храбрый, цепкий, непреклонный и умеешь добиваться своей цели. И, кроме того, умный… и не такой жесткий, каким пытаешься казаться. – Она улыбнулась. – А остальное узнаю по дороге.

Джед пристально посмотрел на нее:

– Если нам повезет и мы сможем унести ноги из твоего треклятого Сан-Мигуэля…

– Все будет хорошо, вот увидишь. Ничего с тобой не случится.

– Очень рад, что ты так уверена, – он покачал головой. – Но как ты сразу расцвела после моих слов. Вся сияешь и лучишься.

– Да, верно. Такое ощущение, будто у меня внутри включили люстру, – обернувшись, она еще раз взглянула на медленно уменьшающийся в морской дали остров. – Ведь я уже начала двигаться к своей цели, Джед!

* * *

Выйдя из такси, Исабель, закинув голову, посмотрела на устремившееся ввысь здание гостиницы:

– А я думала, что мы сразу же как только окажемся в Сан-Хуане, пересядем на яхту.

– Сначала мне надо встретиться с одним человеком, который остановился в гостинице.

– И кто это?

– Ронни Дальтон, коллега по работе.

– Кому ты звонил из аэропорта в Сиэтле?

– Да, и мы сможем отправиться сегодня ночью, если Ронни удалось зафрахтовать яхту. И если я управлюсь со своими делами.

– А что это за дела?

– Привести в порядок твой паспорт, прежде чем мы тронемся в путь, – он дал на чай водителю такси, взял Исабель под руку и повел ко входу в гостиницу. – Все. Больше никаких разговоров на тему: куда мы едем, как и когда. Хватит.

– Тебя эта поездка беспокоит, да? Тебе кажется, что могут быть неприятности?

– Я всегда оказываю знаки внимания Богу предупредительности, оттого и ношу пока еще голову на плечах.

– Но как будто нет ничего, что могло бы вызвать ненужные осложнения, – Исабель никак не удавалось подавить жизнерадостные нотки в голосе. – Я чувствую это.

Они вошли в гостиницу.

– От всей души надеюсь, что у тебя есть дар предвидения, – Джед опять взглянул на ее оживленное, сияющее лицо. – Семь лет – очень долгий срок, Исабель. Жадные приспешники диктатора успели набить карманы всем мало-мальски ценным, что им попадалось под руку. Приготовься к тому, что и твоя драгоценность могла исчезнуть.

– Опять пытаешься заранее защитить меня? Уберечь от разочарования? – удивленно спросила Исабель. – Почему? Ведь ты…

– Ну вот, наконец-то! – Стройная молодая женщина, одетая в потертые джинсы и кожаный жилет поверх рубашки, двинулась к ним навстречу по вестибюлю. Самым приметным в ней были широко расставленные зеленые глаза и золотистые вьющиеся волосы. Грубоватая одежда по идее должна была придавать ей мальчишеский вид, но она оставляла скорее впечатление ангела, спустившегося на грешную землю. Слегка потрепанного ангела.

Остановившись напротив Джеда, девушка сунула руки в карманы жилета:

– Почему ты так задержался? Я уже устала ждать! Потеряла пропасть времени…

– Самолет вылетел с опозданием, – ответил Джед. – И два часа – не такая уж пропасть.

– Может, и не пропасть, но я не знала, куда себя деть. Ты же знаешь: я терпеть не могу ждать, – девушка повернулась к Исабель. – А это кто?

– Исабель Корбин, – ответил Джед. – Исабель, эта невоспитанная особа – Ронни Дальтон. Она оператор телевидения и, должен тебе сказать, классный оператор. К сожалению, ко всему прочему это не относится.

– Корбин? – Ронни повернулась к Джеду. – Твоя жена?

– Моя мачеха.

– В ней есть что-то от Золушки, – проговорила Ронни, все так же бесцеремонно оглядывая Исабель. Вдруг озорная улыбка осветила ее ангельски красивое личико. – Конечно. Как мне это могло только прийти в голову. Надо совсем чокнуться, чтобы решиться выйти за тебя замуж.

– Очень рада познакомиться с вами, – вежливо поздоровалась Исабель.

– А я рада, что наконец-то все сдвинулось с мертвой точки и что нам предстоит кое-что интересное. – Ронни повернулась к Джеду. – Я наняла яхту – в ней две каюты – на две недели и за вполне сносную цену. Когда мы отплываем?

– Ты… останешься здесь. А мы отплывем ночью.

Ронни возмущенно вскинула голову:

– Какого черта! Я тебе сказала, что…

– Я еду не для того, чтобы собрать материал для передачи, – перебил ее Джед. – Это поездка в сугубо личных целях. Рисковать своей шеей я не собираюсь.

– Семейное дело?

– Если угодно, да.

Ткнув пальцем в сторону Исабель, Ронни коротко спросила:

– А она едет?

Исабель кивнула в ответ:

– Мне необходимо поехать вместе с Джедом.

– Боже мой, Джед, да ты только посмотри на нее: это же взбитые сливки. Если ты не боишься брать с собой ее, значит, и мне тоже можно. Я отсниму несколько кассет, и мы таким образом убьем сразу двух зайцев.

– Говорю тебе: я еду не для сбора материала.

– Ну так сделаем и то и другое, – Ронни вздернула личико. – Последние кадры оттуда мы привезли два года назад. – Вытянув указательный палец, она водила им по воздуху, словно писала заголовок: «Сан-Мигуэль сегодня!»

– Вы были в Сан-Мигуэле вместе с Джедом? – переспросила Исабель.

– Конечно. Только мне досталась вся черная работа, а слава ему, – поморщилась Ронни. – Правда, Джед умеет поставить все на свои места, перевернуть все с головы на ноги.

– Тут дело не во мне.

– А в ком же еще! Вспомни-ка ту войну между гангстерами в Детройте? – Ронни повернулась, чтобы идти в номер. – Я только возьму свою сумку. Она уже собрана.

– Нет, – решительно возразил Джед. – Ты что, не слышала? Ты не поедешь.

– Отлично! Ничего не скажешь! Заставил меня крутиться, как белку в колесе, а теперь хочешь сделать ручкой? – Ронни упрямо зашагала к лифту. – Через минуту, не больше, я буду внизу.

– Ронни, черт бы тебя побрал! – Джед кинулся следом за ней. Оглянувшись на Исабель, он отрывисто бросил ей:

– Подожди меня здесь. Господи, ну до чего она упрямая. Я вернусь, как только приведу ее в чувство.

Улыбка заиграла на губах Исабель, когда Джед вошел в лифт следом за Ронни и дверца за ними захлопнулась. Она села на диванчик и откинулась на спинку. Видимо, ей придется довольно долго Дожидаться их. Судя по всему, Ронни из тех женщин, которые не любят отступаться от своего. Странно было видеть Джеда таким обескураженным. Это выставляло его совершенно в новом свете. По всему чувствовалось, что они давно знакомы, но Исабель не заметила и тени сексуальности ни в интонациях их голоса, ни во взглядах, которыми они обменивались. Ронни и сердила Джеда, и одновременно забавляла. Но за его терпением и раздражением проглядывала симпатия и привязанность, как к младшей сестре. И придя к этому выводу, Исабель почувствовала, что напряжение оставляет ее.

Через пять минут дверца лифта распахнулась, и оттуда вышла раздраженная Ронни:

– Черт побери, он упрям, как осел!

– То же самое – только без обидных слов – сказал и Джед. Как я понимаю, победа осталась за ним?

– Временно, – нехотя призналась Ронни. – Сейчас я решила уступить ему, но позже сделаю еще один заход.

– А куда он подевался?

– Я отдала ему ключ от моей комнаты – ему кому-то надо позвонить. – Ронни снова нахмурилась. – Он попросил меня позаботиться о тебе.

– Неужели? – спокойно улыбнулась Исабель, вставая. – Но в этом нет никакой необходимости. Можешь приглядеть за багажом, если хочешь, – и она двинулась к выходу. – Скажи Джеду, что я вернусь через несколько часов.

– Подожди! – Ронни бросилась следом за Исабель на улицу. – Я никуда не пущу тебя одну. Джед просил меня позаботиться о тебе. Ему кажется, что даже если ветерок коснется твоих волос, то случится что-то непоправимое.

– Хмм… – она вдруг посмотрела на золотистые локоны Ронни. – Вот как раз этим я и собираюсь заняться. – Повернувшись к швейцару, стоявшему в дверях, она попросила. – Такси, пожалуйста.

– Ты куда собралась? – спросила ее Ронни.

– Хочу сделать кое-какие покупки. Я взяла с собой только ботинки.

– А я-то считала, что путешествую налегке, – удивленно посмотрела на нее Ронни.

– К сожалению, из того, что у меня имелось, только они и могли пригодиться, – она лукаво посмотрела на Ронни. – Все остальное – «взбитые сливки».

Ронни несколько смутилась:

– Кажется, я была несколько грубовата?

– Я бы сказала – весьма.

– Извини, – пробормотала Ронни. – Я не всегда умею общаться. Джед считает, и не раз говорил об этом, что я задираю всех подряд.

Ронни поникла и сразу стала похожа на девчонку, которая только что набедокурила и теперь не знает, как исправить оплошность.

– А почему ты задираешь всех?

– Это из-за дурацкой внешности. Никто не принимает меня всерьез, – сердито ответила Ронни. – Все смотрят на меня, как на ангелочка на рождественском празднике. И мне хочется доказать, что я не та, за кого они меня принимают.

– Джед сказал, что ты прекрасный оператор.

– Лучше не бывает.

Мрачный вид, с каким Ронни проговорила это, рассмешил Исабель, и она вдруг поняла, что ей нравится эта девушка. От нее веяло чистотой и неподдельной искренностью; но под напускной бравадой Исабель угадала уязвимость – и это тронуло ее.

– Хочешь, поедем вместе? Я представления не имею о магазинах Сан-Хуано, – и весело рассмеялась. – А если точнее, то я вообще не имею представления о магазинах и о том, что, где и как надо покупать. Это совершенно неизвестно мне.

Ронни с сомнением оглядела элегантное платье Исабель:

– Ага… вижу.

– В самом деле. Мне всегда присылали одежду. Нет, конечно, не в Сан-Мигуэле, но… – она пожала плечами. – Там я одевалась за счет благотворительных фондов.

– Благотворительные фонды?

– Мой отец был миссионером.

Ронни вздернула подбородок:

– А мой – контрабандистом, торговал оружием.

Она была уверена, что повергнет Исабель в шок.

– Как интересно, – проговорила та, направляясь к такси, которое остановилось у тротуара. – Я никогда в жизни не встречалась с контрабандистами. И у него хорошо шли дела?

Ронни несколько сникла:

– Не очень.

– Ну так ты едешь?

Девушка помедлила, а потом решительно двинулась следом за Исабель.

– В этом городе продается либо всякое барахло для туристов, либо по-настоящему шикарные вещи. Вряд ли тебе самой удастся найти что-нибудь вроде того, что на тебе сейчас.

Вот и хорошо. А я смогу найти что-нибудь вроде того, что на тебе?

– На мне? – Ронни вдруг усмехнулась. – Сомневаюсь. Я купила эти джинсы на распродаже в Канзасе, а кожаный жилет выиграла в покер в Тель-Авиве.

– Правда? А я даже не представляю, как надо сдавать карты, не говоря уж о том, чтобы играть. И до распродажи в Канзасе нам тоже не добраться. Но может быть, хоть что-то, отдаленно напоминающее, мы сможем найти?

Ронни задумалась на секунду, а потом повернулась к швейцару:

– Отправьте с кем-нибудь багаж в комнату двести тринадцать, – и, открыв дверцу машины, бросила водителю:

– Едем.

– И куда же? – уточнила Исабель, когда девушка устроилась на заднем сиденье рядом с нею.

– Кажется, я знаю, в каком районе мы сможем найти то, что тебе хочется.

Глава шестая

Когда почти четыре часа спустя они снова вошли в вестибюль гостиницы, Джед с недовольным выражением лица уже ждал их внизу:

– Где вас черти носили? Неужели было трудно хотя бы позвонить и сказать… Боже! Что это? – Взгляд его остановился на Исабель, и он медленно оглядел ее с ног до головы: белые кроссовки, джинсы, плотно обтягивающие бедра, и белая рубашка. – Ты не похожа на саму себя.

– Нет, вот теперь я как раз похожа на саму себя, – она поставила два пакета с вещами, которые несла с собой. – А та женщина на острове – исчезла. Ее никогда не было. А это я, настоящая Исабель.

Джед повернулся к Ронни:

– Похоже, это твоих рук дело?

Та покачала головой:

– Я просто наблюдала за превращением. И мне оно понравилось. От «взбитых сливок» не осталось ни капли.

– Мне очень жаль, если я разочаровала тебя, – спокойно проговорила Исабель.

– Я бы не сказал, что это изменило тебя в худшую сторону. Только мне надо немного привыкнуть. Перемена оказалась уж слишком разительной. И неожиданной. – Его взгляд остановился на туго заплетенной косе, что падала ей на грудь. В косу был вплетен разноцветный шнурок. – Слава Богу, что ты по крайней мере не подстриглась.

– Собиралась. Но я подумала, что проще будет заплести косу. – Исабель повернулась к Ронни. – Можно я переложу эти вещи в свою сумку у тебя в номере?

– Конечно, – ответила Ронни. – Комната мне пока не нужна. Я собираюсь пойти на пляж.

– Ты же сама уверяла меня, что на свете нет ничего скучнее пляжа? – поддразнивая девушку, напомнил Джед.

– Ну ладно, – примиряюще ответила Ронни. – Там тоже иной раз встречается что-нибудь интересное. Во всяком случае, я не теряю надежды. – Она встретила его взгляд. – Судя по всему, ты не передумал насчет моей поездки?

– Нет, конечно.

– В таком случае пока! – она повернулась и пошла к дверям.

– Мы отплываем примерно через час. Надеюсь, увидимся еще до отъезда?

– Может быть, – обиженно бросила через плечо Ронни.

– Ронни, перестань дуться! Так в самом деле будет лучше.

– Ну конечно.

– Подожди. Ты же знаешь… – Джед замолчал, потому что стеклянная дверь закрылась за ней, отгородив их друг от друга. – Что за черт в нее вселился?

– Наверное, она обиделась.

– Ронни не станет зря обижаться. Она все поняла сама. Но не может с этим смириться.

– И на меня ей вроде бы нечего сердиться, – Исабель проследила взглядом, как Ронни шагает по улице. – Она мне очень понравилась, – и вскинула глаза на Джеда. – И тебе тоже нравится, да?

– Если может нравиться еж за пазухой, – Джед подхватил две сумки Исабель. – Но, кажется, я приноровился работать с ней.

Она прошла следом за ним к лифту:

– Вы уже давно работаете вместе?

– Лет шесть. Мы встретились в Никарагуа. Она успела снять атаку повстанцев, пришла ко мне в отель и предложила эти кадры с тем, чтобы я взял ее в свою группу. – Джед нажал на кнопку, дверь закрылась, и лифт пополз вверх. – Я отказался и от того, и от другого. Ей было всего восемнадцать лет. А я со своей группой оказывался в таких местах, которые никак нельзя было назвать благополучными.

Исабель невольно передернула плечами. Эти слова не соответствовали реальному положению дел, Джед явно приуменьшил опасность тех точек, в которых ему доводилось бывать…

Как хорошо, что на этот раз в Сан-Мигуэле ему ничто не грозит. Она сделает все возможное, чтобы поездка была как можно безопаснее для Джеда.

– Но потом ты все же передумал?

– Она вышла из гостиницы и сумела пробиться буквально на линию огня, где сделала несколько потрясающе динамичных кадров. И заодно получила пулю в плечо, пока щелкала камерой. Пошатываясь и роняя капли крови на пол, она появилась у меня в номере и положила отснятую кассету на стол. – Он поморщился. – И упала без сознания.

– После чего ты сразу взял ее к себе.

– Нет. Не сразу. Сначала взял с нее клятву, что она будет ездить вместе со мной и снимать, пока у нее не получится репортаж, от которого я не смогу отказаться. – Джед пожал плечами. – А что мне оставалось? Я решил: пусть лучше она будет под моим наблюдением. Иначе ей не сносить головы.

Исабель улыбнулась:

– Да уж!

Он нахмурился:

– Не вижу, что могло тебя так обрадовать в этом рассказе.

– Потому что я увидела еще одну сторону твоего характера. Я и не представляла, что ты можешь быть таким заботливым. – Дверь лифта открылась, и они вышли. – Со дня нашей встречи в роли опекаемой выступала только я одна.

Джед крепко сжал губы:

– И все это время я выказывал исключительное бездушие и черствость, если не жестокость.

– Я этого не говорила. И ты никогда не проявлял жестокости по отношению ко мне. И вообще, как мне кажется, тебе не свойственно жестокосердие.

– Откуда такая уверенность?

Голос ее вдруг дрогнул, и, оглянувшись на него, Исабель коротко ответила:

– Есть основания. Ты последовательный, решительный, упрямый и справедливый. Ты не желаешь никому зла. Я убедилась… – она замолчала, увидев выражение его лица. – Что-то не так?

– Ничего. – Ему с трудом удалось отвестивзгляд от ее бедер, туго обтянутых джинсами. – Я совершенно переменил свое отношение к твоему наряду. Похоже, новая Исабель мне очень нравится.

Щеки ее сразу вспыхнули:

– Как… хорошо.

Открыв дверь, он пропустил Исабель вперед и вошел следом. Она кивнула на дорожную сумку, стоявшую на полу:

– Ты не поставишь ее на кровать? Думаю, я быстро управлюсь с этим делом. И мы можем сразу…

Джед поставил сумку, как она просила, но при этом заметил:

– Времени у нас довольно много, так что можешь не торопиться.

Исабель вытащила из первого пакета две пары брюк и блузку и переложила их в сумку.

– Ты сказал Ронни, что хотел бы… – она резко замолчала, когда он подошел к ней со спины и сжал ее бедра.

– Никакой особой спешки нет. Час туда, час сюда не имеют никакого значения, – осевшим голосом проговорил Джед. А руки его то сжимали ее ягодицы, то гладили бедра. – С того момента, как мы уехали из Сиэтла, – это единственное, о чем я все время думаю, – признался он, прикоснувшись горячим языком к уху. – Какого труда мне стоило удержаться и не наброситься на тебя прямо в лифте. Сними эти тесные джинсы, пожалуйста.

Руки Исабель так дрожали, что она испугалась: удастся ли справиться с молнией.

Воодушевление, которое ее охватило, когда Джед объявил об отъезде, на короткое время оттеснило все на второй план, заставило обо всем забыть. Она даже настроила себя на то, что магнетическое действие, которое на нее оказывал Джед, – случайность или плод ее воображения. Но стоило ему снова прикоснуться к ней, как произошло то же самое, что прежде.

– Они не такие уж тесные. Я чувствую себя в них свободно. И я не нарочно… – Джед снова крепко сжал ее ягодицы, отчего у Исабель внутри все заныло. – Ты уверен, что у нас есть в запасе время?

– Это зависит только от нас самих, – он провел горячей ладонью по животу, а потом пальцы его скользнули ниже, меж ее ног. – Иначе мне не выбросить тебя из головы…

Телефон, стоявший на ночном столике рядом с кроватью, резко зазвонил.

– Черт бы его побрал!

Но телефон не умолкал.

– Прямо как в кино, – пробормотал Джед.

– Нам обязательно отвечать?

– Да! Провалиться бы ему! Это вполне может оказаться Ронни. Она вечно попадает во всевозможные передряги. И я не решусь оставить звонок без ответа. – Джед поднялся с кровати и пересел к столику. – Но если только у нее нет никаких серьезных причин, я оторву ей голову, – с этими словами он поднял трубку. – Корбин.

Какое-то мгновение он слушал молча, а потом спросил:

– И он не может задержаться еще немного?

Затем опять последовала пауза.

– Ну хорошо. Мы скоро будем там, и он раздраженно швырнул трубку на место. – Одевайся. Нам надо выходить.

– Но ты ведь говорил…

– Да, говорил. Но, наверно, придется отложить до тех пор, пока мы не окажемся на яхте. Это был Джеймс Гарсия – я звонил ему из Сиэтла по поводу твоих документов. Он сказал, что может задержать своего помощника только до пяти часов, не более. Тот должен продлить тебе паспорт. Мы заскочим сюда по дороге в порт. – Джед направился к двери. – Я пришлю коридорного за твоей сумкой.

– А ты куда?

– Подожду тебя в вестибюле. Мне не стоит оставаться в номере, – он окинул ее быстрым взглядом. – Иначе я наплюю на все паспорта на свете. Еще немного, и я не в состоянии буду справиться с собой.

Дверь за ним захлопнулась.

* * *

Через несколько часов они уже были в открытом океане, в ста милях от города, рассекая волны носом яхты под названием «Счастливое приключение».

– Похоже, наша поездка обещает быть удачной, – задумчиво проговорила Исабель.

– Почему ты так решила? – спросил Джед, сжимая штурвал.

– Посмотри, какое название у яхты. Это хороший знак. Я уверена.

– Не думаю, что Ронни обращала внимание на эти хорошие знаки, когда искала яхту. Скорость, осадка, прочность, – вот что она брала в расчет, а на приметы ей наплевать.

– Не думаю. Она производит впечатление человека, в котором соединяются такие противоречивые… – Исабель вдруг замолчала и тревожно посмотрела на Джеда. – Что-то не так? Мотор?

– Нет. Если не считать того, что произошло в гостинице, – он взял ее за руку и потянул за собой из рулевой рубки вниз по ступенькам в каюту, что располагалась слева по борту. – Мне очень жаль, если я испорчу тебе настроение, но я нестерпимо хочу тебя.

Исабель почувствовала, как ей вдруг сразу стало не хватать воздуха и как знакомый жар охватил тело.

– И я выжидал до этой минуты только по одной-единственной причине – мне не хотелось, чтобы нам снова помешали. – Дверь каюты распахнулась. И Исабель увидела, насколько она мала – размером с почтовую марку, обшитая тисом, вмещавшая только узенькую скамью у стены.

Джед посмотрел в ту же сторону, что и она:

– Конечно, тут особенно не развернешься, но нас это не остановит. Раздевайся.

Этот короткий приказ, сказанный хрипловатым от напряжения голосом, выдавал и неутолимое желание, и возбуждение одновременно.

Пальцы Исабель начали расстегивать блузку.

– Послушна, как и прежде, – с легким оттенком горечи улыбнулся Джед. – А мне казалось, что теперь ты изменилась.

– А почему я должна сопротивляться? Ведь я тебе обещала. И к тому же мне нравится заниматься с тобой любовью.

Его пальцы сжались в кулаки:

– Нельзя найти столь же неуместное слово, как «любовь», для описания того, что происходит между нами, – хрипло сказал он.

Исабель почувствовала себя так, словно ее проткнули шпагой, но все же сумела выдавить из себя улыбку:

– Но я не знаю другого более подходящего слова, – сбросив блузку, она швырнула ее на скамью. – Почему ты все время…

– Апчхи! – услышали они.

Исабель вопросительно посмотрела на Джеда, но тот уже неслышными шагами скользнул к двери каюты, что располагалась напротив. Приложив палец к губам, показывая Исабель, чтобы она не произносила ни звука, Джед собирался пинком открыть дверь.

– Черт побери, это я чихнула!

Голос Ронни, поняла Исабель, и почувствовала, как сразу спадает напряжение в теле.

Но Джед переживал иные чувства. Выругавшись, он рывком открыл дверь:

– Выметайся отсюда!

Ронни, с опаской поглядывая на Джеда, выскользнула из каюты:

– Ты мне можешь сказать, почему человек чихает в самое неподходящее время? Наверное, у психологов есть объяснение этому загадочному явлению…

– Почему ты здесь? – требовательно перебил ее Джед.

– Сам понимаешь, как мне хотелось поехать. И тут в голову пришла хорошая мысль, – ответила Ронни и быстро добавила:

– Вот увидишь, я вам пригожусь. Кто останется на яхте, когда вы сойдете на берег? Не оставите же вы ее в открытом море без присмотра?

– И ты решила спрятаться?

– Ну да. Конечно, я не собиралась и носа высовывать, пока вы не отплывете подальше от Сан-Хуана. Откуда мне было знать, что вы отправитесь в постель сразу же? – Она сокрушенно посмотрела на Исабель. – Прошу прощения за то, что помешала. Но я решила, что поездка и в самом деле исключительно деловая. Ты не похожа на тех женщин, что у него были прежде. У тебя совсем другой тип. И к тому же он покрикивал на тебя почти так же, как на меня.

– Ни на нее, ни на тебя я не покрикивал вообще, – холодно возразил Джед.

– Ну, хорошо, тогда – ворчал, – Ронни подняла рубашку со скамьи и подала ее Исабель. – Надень, а то, похоже, начинает холодать.

– Спасибо, – Исабель начала надевать блузку, с трудом подавляя нервный смешок, который рвался у нее из груди. – Только, я думаю, дело тут не в температуре воздуха.

– Тогда, наверное, все дело в сквозняке. У яхты не очень толстая обшивка. Я, можно сказать, слышала даже ваше дыхание, и поэтому мне не оставалось ничего другого, как … чихнуть. Сначала я решила, что надо что-то бросить на пол. А потом поняла, что не стоит. Джед влетел бы сюда и одним ударом пригвоздил меня к стене, не разбираясь. Я не раз была свидетелем того, что он не особенно чикается со всякими подонками, которые попадаются на пути. А уже тем более сейчас, когда он не в духе…

– Да, ты была на волосок от гибели, – с мрачной иронией оборвал ее Джед.

Ронни, не обращая на него внимания, повернулась к Исабель и искренним тоном продолжила:

– Я бы могла и дальше сидеть тихо как мышь, – она пожала плечами, – если бы вы просто занимались своим делом.

– Своим делом? – не поняла Исабель.

– Ронни у нас прямая, как железнодорожные шпалы. Тут она и мне может дать фору, – вмешался Джед.

Ронни кивнула:

– Но вы начали разговаривать. А мне не хотелось подслушивать.

– Спасибо, – серьезно кивнула Исабель. – Мне тоже кажется, что лучше, когда игра идет в открытую.

– Кстати, нам надо обсудить этот вопрос, – Ронни задумчиво свела брови. – Знаете что? Как только вы надумаете заняться своим делом, говорите мне прямо. Я буду подниматься и прогуливаться по палубе, идет?

– У меня есть предложение получше, – подхватил Джед. – А что если мне просто вышвырнуть тебя за борт?

Ронни усмехнулась в ответ:

– Только после тебя, а лучше – вместе с тобой.

Какое-то время он в упор смотрел на свою помощницу, потом круто развернулся и вышел из каюты.

Дверь хлопнула с такой силой, что Ронни моргнула:

– Может, мне надеть спасательный пояс? – Она посмотрела на Исабель. – Ты тоже взбесилась, как и он?

– Скорее удивилась. Это более подходящее слово.

– Как я уже сказала, он обращается с тобой совсем не так, как с другими женщинами. Он все время следит, чтобы с тобой ничего не стряслось, очень внимателен, и я подумала… – она замолчала. – Обещаю, я не буду вам больше мешать.

У девушки было такое огорченное лицо, что Исабель даже посочувствовала ей:

– Что ж, поскольку ты нашла выход из положения, думаю, мы оба будем рады, что ты оказалась здесь.

– Правда? – воодушевилась Ронни. – Это ты говоришь не из вежливости? Не для того, чтобы утешить?

– Мне кажется, что мы в таком положении, когда нам всем не до банальной вежливости.

Ронни задумчиво посмотрела на дверь, за которой исчез Джед:

– На этот раз он и в самом деле разозлился на меня. А если подняться и сказать ему, что он может спуститься вниз?

– Лучше я поднимусь. – Исабель пошла к двери. – Мне кажется, что тебе какое-то время не надо попадаться ему на глаза.

– А, вот что! – через секунду воскликнула Ронни. – Придумала! Пойду и приготовлю ужин.

– Ты хорошо умеешь готовить?

– Хуже не бывает, – честно призналась девушка. – Но в конце концов омлет я сумею сделать вполне съедобный. А Джед хорошо знает меня. Он поймет, что это – жест примирения.

Но поднявшись на палубу и взглянув на Джеда, Исабель поняла, что одного ужина, чтобы поднять его настроение, явно недостаточно, и не стала его окликать.

Он стоял у перил, глядя в открытое море. Судя по напряженной спине, его терзали недобрые предчувствия.

– Похоже, она и в самом деле расстроилась, что огорчила тебя, – проговорила Исабель, встав рядом с ним у перил.

– Это, однако, не остановит ее и в следующий раз, когда она опять захочет добиться своего, – зло бросил Джед. – Тем более, что теперь не исправить того, что сделано.

– Она готова по первой нашей просьбе…

– Какая щедрость с ее стороны! Я во всеуслышание должен заявить, что собираюсь делать, а ты должна терпеть безмолвного свидетеля, который находится за тонкой обшивкой каюты? Так?

– Ну и что?

– Как что? – Он повернулся к ней лицом. – Я знаю, что ты согласишься на все, чего бы я ни захотел, но… это уже такая гадость, что дальше некуда…. Я не хочу ставить тебя в такое положение, когда… Какого черта ты разулыбалась?

– Потому что все это выглядит таким забавным! – ответила Исабель. От его слов ее окатила волна счастья, и это ароматное чувство, как золотистый мед, разлилось в ее душе. – Делаешь вид, что тебе на все наплевать, а оказывается, заботишься о моей репутации, как средневековый рыцарь.

– Чушь, – проворчал Джед.

– Тогда почему ты так боишься задеть мою гордость, оскорбить чувство собственного достоинства?

Он сердито посмотрел на нее:

– Откуда я знаю! Но это вовсе не боязнь… уж как-нибудь я справлюсь с собой.

Исабель покачала головой:

– Вряд ли. Думаю, что ты и сам это понимаешь. Вот почему и сердишься.

Джед потер рукой затылок:

– Я не перестаю сердиться на себя с той самой минуты, как мы встретились.

– С той минуты, как ты увидел «Невесту», – поправила она. – Но я другая женщина. Как бы мне хотелось, чтобы ты понял это.

– Похоже, впереди у нас масса времени, чтобы все обсудить, – сухо ответил Джед. – Боюсь, что это будут самые долгие и томительные дни в моей жизни. Четыре дня! С ума сойти.

– Может, и к лучшему, что так получилось, – живо ответила Исабель. – За это время мы привыкнем друг к другу. И ты узнаешь, что я совсем не та, за которую ты меня принимал.

– Господи Боже мой! Неужели ты все еще не поняла? Я не хочу ничего узнавать о тебе. – Непроизвольно вырвавшаяся фраза прозвучала почти грубо. – До тех пор, пока мы просто делим одну постель, я еще способен…

– Извини, – торопливо перебила Исабель, пытаясь заглушить вспыхнувшую в груди боль. – Если тебе хватает этого, тогда прими предложение Ронни и…

– Хватит извиняться, – его пальцы еще крепче вцепились в перила. – Тебе не из-за чего извиняться. Тут нет твоей вины.

На ее губах появилась слабая улыбка:

– Привычка. От нее трудно сразу отделаться. Я привыкла, что если что-то шло не так – первым делом начинали винить меня.

– Черт возьми, ты плачешь?

– Нет, конечно.

– Ну да. Я же вижу: у тебя глаза на мокром месте, – Джед повернул ее лицом к себе и посмотрел в предательски заблестевшие глаза. – Да, я вел себя как истинный рыцарь. – Он осторожно провел пальцем по ее щеке. Целая буря чувств одолевала его, это было видно по быстро менявшемуся выражению глаз, пока он, наконец, не выговорил:

– Я согласен.

И снова в его словах чувствовалась та же нежность, которая прорвалась в его голосе и тогда, в! домике. Исабель знала, что он изо всех сил старается избавиться от этого чувства. Неважно, как оно закралось в его сердце, преодолев все защитные реакции. Самое главное, что он проявил нежность именно сейчас, когда она так в ней нуждалась. Исабель стояла, боясь пошевелиться, мечтая лишь о том, чтобы это мгновение длилось вечность:

– Согласен с чем?

– С чем угодно, лишь бы ты не плакала. – Голос у него был по-прежнему грубоватым. – Я согласен, что за эти четыре дня я смогу получше узнать новую Исабель. Жаль, что тебе придется иметь дело с человеком, который мало чем напоминает средневекового рыцаря. – Он усмехнулся. – Но только до тех пор, пока мы не доберемся до Сан-Мигуэля и не уберемся подальше от Ронни. Идет?

Лицо ее озарила сияющая улыбка:

– Замечательно! Договорились? – Она было повернулась, но потом вспомнила о чем-то. – А где… я буду спать?

– Со мной. Я не собираюсь менять свои привычки. И не хочу, чтобы ты привыкала к тому, что можешь уснуть в какой-то другой постели, а не рядом со мной. У тебя есть возражения?

– Нет, просто я подумала, что могла бы спать на палубе.

– Нет, так не пойдет. – Он повернулся к ней спиной и снова уставился невидящим взглядом в безбрежный морской простор. – Мы будем спать вместе.

Джед пришел в каюту далеко за полночь. Но Исабель все еще не спала. Она лежала, напряженно вытянувшись на постели. Джед не проронил ни слова. А секунду спустя она услышала шорох снимаемой одежды. Ей хотелось отвернуться, но Исабель поняла, что не может отвести глаз от темного силуэта. Ей мало что удалось рассмотреть, но это не имело большого значения. Мысль о том, что он, совершенно раздетый, рядом с ней, словно молния пронзила ее. Сильные бедра, ягодицы, возбужденная плоть… – жар вспыхнул во всем теле, как сухой мох в лесу.

В полумраке – когда он подошел ближе – кожа казалась немного бледной. Но насколько помнила Исабель, он был смуглым. И темные завитки на груди покрылись легким серебром. Он стоял совсем рядом, и она слышала, как он дышит:

– Я надеялся, что ты уже будешь спать.

– А как ты догадался, что я не сплю? – прошептала она.

– Чувствовал твой взгляд на себе. И он меня смущал.

– Извини. Я не могла заснуть.

– Подвинься.

Она быстро отодвинулась к дальнему от него краю.

– Уже поздно. Я решила, что ты передумал.

– И лег на палубе? – Он устроился в постели рядом с ней. – Зачем? Я тебе сказал, что думаю по этому поводу. И потом… я предпочитаю спать с удобствами. – Он хмыкнул. – Хотя, быть может, к концу путешествия эта постель будет для меня пострашнее досок, утыканных гвоздями.

Какое-то время он лежал неподвижно, и чувствовалось, как напряжены его мускулы.

– Ради Бога, постарайся заснуть. Это невыносимо – ощущать тебя рядом и знать, что ты тоже не спишь.

– Нелегко привыкнуть к мысли, что я буду спать в одной постели с мужчиной.

Он снова усмехнулся:

– Мне не составило труда добиться близости с тобой, а вот просто спать в одной постели, оказывается, представляет сложность. В чем тут разница?

– Это совсем другое. Чтобы спать вместе – не должно быть никакого напряжения, никакой натянутости.

– И надо забыть о том, что необходимо все время быть начеку, – горько добавил Джед. – А ты не решишься на такое с…

Хлопнула дверь в соседней каюте, и Ронни начала весело и нарочито громко насвистывать какую-то мелодию.

Джед выругался сквозь зубы:

– Похоже, нам напоминают, что мы не одни.

– А мне кажется… – Исабель напряженно вглядывалась в его лицо. – Ты опять рассердился?

– Да она издевается надо мной, черт бы ее побрал.

Судя по его словам, Джед собирался воздерживаться и дальше, поняла Исабель, и ей с трудом удалось отогнать от себя сильнейшее разочарование:

– А разве мы не можем проделать это очень тихо?

Джед напрягся сначала, а потом приподнялся на локте:

– Что, что?

– Я сделаю все, что ты будешь говорить. Только ты мне должен объяснить, как.

– Конечно, – хрипло проговорил он.

– Раньше мне не удавалось сдержать стона, но если ты закроешь мне рот ладонью…

– Да замолчишь ты или нет!

Его грубость поразила Исабель:

– Просто мне хотелось помочь тебе.

– Помочь? Лучше бы ты пытала меня раскаленным железом, – Джед неожиданно привлек ее к себе, и она непроизвольно сжалась, ощутив тепло его крепкого, мускулистого тела. – Да не напрягайся ты так. Я не собираюсь следовать твоим советам. Мне хочется прикоснуться к тебе. – И он провел ладонью по ее спине. – Что это на тебе?

– Майка. Самая обычная пляжная майка.

Он сжал руками ее грудь, словно хотел взвесить на ладони. Жар опять вспыхнул в лоне, и огонь начал распространяться выше. Грудь набухла и сразу отяжелела. А внизу возникла тонкая, тянущая боль.

– Тебе она не нравится на ощупь? – шепотом спросила Исабель. – Ничего другого, более подходящего мне не попалось. Я могу ее снять.

– Нет, не надо. Оставайся в ней. Так будет лучше.

За перегородкой зашумела вода – это Ронни включила душ и принялась распевать все ту же мелодию во весь голос.

– Теперь она уже не сможет нас услышать, – негромко заметила Исабель.

– Знаю, – раздраженно ответил Джед. – Как ты стараешься угодить мне.

– Обещание есть обещание.

Какое-то время он лежал неподвижно, а потом, уловив какую-то скрытую нотку в ее голосе, заметил:

– Но ты огорчена.

Исабель и сама пока что не успела различить в том вихре чувств, что охватил ее, все оттенки, в том числе и огорчение:

– У меня нет права огорчаться или обижаться. Тебе не по себе, а мы договорились, что я должна буду откликаться сразу же, как ты захочешь.

– И, конечно, поскольку мне «не по себе», твоя обязанность – позаботиться о том, чтобы я не мучился и мои желания были удовлетворены, – он глубоко вздохнул и убрал руку с ее груди. – Боюсь, что ты слишком натренировалась угождать.

До чего же ей хотелось, чтобы он снова положил руку ей на грудь.

Но вместо того Джед прижал ее голову к своему плечу:

– Да, обещание есть обещание. И я чуть было не забыл, что я тоже его давал.

– Вот и хорошо. Мы можем…

– Тсс. Лежи спокойно, – напряженно проговорил он. – Очень, очень тихо.

Минуты шли, а она лежала, мучительно ощущая запахи, которые исходили от него – одеколона после бритья, мыла, – и чувствовала упругую Шелковистость завитков на его груди. И вдруг неожиданно для себя поняла, что расслабилась и близость мужского тела уже не тревожила ее:

– А это не так уж и плохо, правда?

Джед ничего не ответил.

Прошло еще немного времени, и ей захотелось ; придвинуться к нему чуть ближе.

– Нет.

Но как только она попыталась отодвинуться к; краю, Джед схватил ее за руку:

– Извини, – ворчливо пробормотал он. – Но неужели нельзя полежать, не шевелясь, хотя бы немного? – И начал гладить волосы Исабель, успокаивая ее. – Постарайся заснуть.

– Как можно заснуть, лежа рядом с гранатой, готовой взорваться в любую секунду?

– Попробуй, Исабель…

Как ей нравилось, когда он произносил ее имя, смягчая в конце "л", словно пел песню. И когда онтладил ее волосы, перебирая прядки, задавая какой-то свой, особенный ритм.

И снова обнаружила, что ей удалось избавиться от напряжения:

– Если передумаешь, скажи.

– Мне бы хотелось одного: чтобы ты наконец замолчала. Я ничего не передумаю, – а потом добавил еще тише, почти беззвучно:

– Скорее всего.

– Хорошо, но если… – она зевнула и вдруг с удивлением поняла, что ее начинает одолевать дремота. Странно, еще несколько минут назад ей казалось, что она никогда не сможет заснуть, настолько напряжены были все ее нервы. Наверное, это ей только кажется, попыталась убедить она себя. Пройдет еще Бог знает сколько часов, прежде чем она сумеет окончательно забыться и заснуть…

Глава седьмая

– И что ты пишешь? – спросила Исабель. Усмехнувшись, Джед посмотрел на нее, оторвав взгляд от компьютера, который он пристроил на коленях.

– Дожидался, когда же на твоем «экране» проявится хотя бы отдаленное любопытство. Ты сидишь здесь три дня подряд и ни разу ни о чем не спросила меня.

– Почему, мы ведь разговаривали, – запротестовала она. И, взглянув на него, на мгновение потеряла нить разговора. Солнце сияло в его волосах, а глаза были синее, чем морской простор, раскинувшийся за его спиной. Отведя взгляд от лица Джеда, она наткнулась на его руки. Сильные, загорелые, они ловко бегали по клавиатуре компьютера. Но более проворными и искусными они были в другом… Перебивая саму себя, Исабель быстро проговорила:

– Я подумала, что если ты захочешь, то сам все скажешь.

Снова эта вежливость.

– Что же делать, если я так воспитана. Мой приемный отец считал, что такое обращение угодно Богу.

– Твой приемный отец?

И как она могла совершить такую оплошность! Зачем она обмолвилась про Джона? Конечно же, Джед сразу встрепенулся и сейчас начнет выпытывать подробности.

Когда она ничего не ответила, он добавил:

– Ронни говорила, что твой отец был миссионером? Речь шла об этом отце?

– Да.

– Разговорчивая, как всегда, – с некоторой досадой заметил Джед, но, к ее большому облегчению, не стал продолжать свои расспросы. – Такая вежливость в наши дни выглядит анахронизмом, впрочем, как и ты сама, – он насмешливо вскинул бровь. – И что же подтолкнуло тебя к такому преступлению – спросить, что я пишу?

Исабель неуверенно улыбнулась:

– Какой ты смешной.

– Да неужели?

Она отбросила прядку волос, которой только что играл ветер:

– И вряд ли тебя это по-настоящему сердит, – Исабель задумчиво разглядывала бескрайний простор. – Похоже, что ты просто поддразниваешь меня.

– Разве что самую малость. Это очень легко. Ты все время такая серьезная, – но он не забыл, с чего начал. – Так почему же ты вдруг решилась задать вопрос?

– Не знаю. Мне показалось, что мы стали как-то… ближе друг к другу. Со дня отъезда из Сан-Хуана ты все время был таким добрым и внимательным.

– Ты хочешь сказать – вежливым? Едва уловимая улыбка озарила ее лицо:

– Нет, этого я не говорила.

– А тебе и незачем говорить, – продолжал Джед, прищурившись и внимательно вглядываясь в ее лицо. Сначала ей показалось, что он не собирается продолжать. Но он все же закончил:

– Я пишу книгу. Разве ты не знаешь, все ведущие теленовостей в глубине души мечтают написать бестселлер?

– Описание того, что ты пережил во время съемок боев?

– Нет. Это художественное произведение. Исключительно плод моего воображения.

– И о чем оно?

– Боже! Два вопроса подряд. Какая смелость с твоей стороны. Представляю, как нелегко тебе это далось. На историческую тему.

Удивление, пробежавшее по ее лицу, говорило, что она совсем не ожидала такого ответа, и он усмехнулся:

– Считаешь, это не мое дело?

– Ты всегда был занят лишь актуальными проблемами. Выезжал в самые горячие точки. Мне казалось, что тебя интересует только современность.

– Каждый ищет свою отдушину в этот век высоких скоростей. И все хотят найти свою скорлупу, чтобы спрятаться в ней.

– И для тебя такой скорлупой стала история?

– Это не значит, что люди в те времена жили безмятежно и все было ясно, как днем. Многое тогда оставалось неразрешимым. Но уклад жизни все же был несравненно проще и естественнее. А жизнь – не такой напряженной. Время текло более размеренно и упорядоченно.

– Значит, и в этой своей работе ты продолжаешь говорить о том, что важно сегодня, об одной из самых острых проблем?

– Разве я говорил, что не собираюсь затрагивать современные темы? Просто, оказавшись в том времени, начинаешь жить в другом ритме и получаешь возможность перевести дыхание. – Джед вскинул брови. – Ты наконец утолила свое любопытство?

– Да, спасибо. – Но это было не правдой. Из-за невольной близости, в которой они оказались, ее интерес и любопытство нарастали, как снежный ком. Чего можно ждать от него, Исабель не знала и не догадывалась, тем более что два проведенных на яхте дня совсем сбили ее с толку. Во время работы он практически не обращал на нее внимания. Но, закрывая ноутбук, готовил кофе и начинал расспрашивать о каких-то случаях из ее жизни, интересовался, как и чему она училась, пытался выяснить ее мнение о том или ином вопросе. Днем он обращался с ней почти как с Ронни, а ночью проявлял братскую нежность. И ни разу не выказал ни раздражения, ни недовольства, ни гнева.

– Опять «спасибо»! – поморщился Джед. – Мне показалось, что мы уже перешли эту черту.

– Я стараюсь. Труднее всего расстаться с привитыми еще в детстве навыками. – Откинувшись на поручни, она подставила лицо солнцу. – Почему ты так переменился ко мне?

– Тебе кажется, что я переменился? – Джед покачал головой. – На самом деле нисколько. Просто пытаюсь сдержать свое обещание.

– А ты всегда держишь данное слово?

Джед кивнул:

– Много раз я был свидетелем того, как дипломаты и политики давали обещания, которые воодушевляли народы, а потом по разным причинам увиливали от исполнения взятых обязательств. И это было так подло, так противно. – Он смотрел невидящими глазами мимо, в морскую даль. – Может быть, еще и по этой причине мне так интересно изучать историю. В наше время не мешало бы восстановить кодекс чести, принятый во времена короля Артура.

– Насколько мне известно, – живо возразила Исабель, – рыцари довольно часто нарушали свои клятвы, и это никак не пятнало их честь.

– И все же, когда белое больше не называют белым, а черное – черным, исчезает четкая граница между добром и злом. В те времена она была определеннее. А когда нет зыбучих песков, то тебя в них не затянет.

Она усмехнулась:

– Значит, я была недалека от истины, когда сказала, что в тебе есть что-то рыцарское. У тебя такой же строгий кодекс чести, как и у рыцаря Галахэда.

Легкая улыбка раздвинула уголки его губ:

– Нет, я не Галахэд. Скорее уж Ланселот. Мне кажется, ему легче давалось переступить черту, когда он хотел заполучить что-то лично для себя.

– Королеву Гинерву, например, – закончила за него Исабель, тоже улыбнувшись.

Он кивнул:

– Будь то слава или кусок пирога – в виде добычи. Он более земной персонаж, чем Галахэд.

– Как я посмотрю, ты хорошо знаешь все легенды о рыцарях Круглого Стола.

– Когда растешь в замке в окружении старинных картин и тем более рядом с портретом «Невесты», невольно начинаешь интересоваться средневековьем. «Невеста» настолько овладела моим воображением, что мне захотелось узнать, кто эта девушка, откуда, как жила… – Джед помолчал, переведя взгляд на Исабель. – И почему она смотрит так испуганно и настороженно на замок, словно не ждет ничего хорошего от жизни в нем.

– Мне она не кажется испуганной. Скорее неуверенной и немного встревоженной. Но она знает, что сумеет справиться с тем, что ждет ее впереди. И еще мне почему-то казалось, что муж, который ждет ее в замке, будет считаться с этой женщиной.

Джед вдруг как-то сразу окаменел:

– Что ж, тебе, наверное, лучше знать.

Ощущение тепла и доверия улетучилось. Исабель почувствовала сожаление, что этого уже не вернуть. Но ей удалось выдавить из себя улыбку:

– Да, у меня была пропасть времени. Целую вечность я сидела, смотрела на картину и думала. – Она быстро посмотрела на Ронни, которая стояла у штурвала на другом конце яхты. – Пойду сменю ее. Она простояла почти три часа.

Выражение лица Джеда несколько смягчилось, когда он посмотрел в ту же сторону:

– Ничего страшного. Если у нее не будет какого-нибудь занятия, то она вцепится в свою камеру и тогда нам не миновать массы хлопот. Никто не может ручаться, что ей взбредет в голову. Схватит акваланг и кинется снимать стайку вот этих дельфинов, что плывут за нами.

– Да, – Исабель уже поняла, что изнывающая от безделья Ронни может утомлять не меньше, чем Ронни, захваченная какой-то идеей. Девушка, похоже, не могла оставаться без дела ни секунды – это угнетало ее. Поэтому она сначала готовила еду, потом делала уборку и, наконец, вставала у штурвала.

– Ронни обмолвилась, что с ее точки зрения ты все эти дни ходишь необыкновенно раздраженным.

Джед пожал плечами:

– Ты понятия не имеешь, как живут репортеры. И у тебя никогда не было врагов. А у меня есть несколько, которые меня ненавидят до печенок. Это настоящие враги, смертельные.

Ошеломленный взгляд Исабель остановился на нем с недоверием:

– Смертельные враги?

– А что тебя так удивляет? Ты же знаешь, например, про генерала Марино.

– Но я считала, что он один-единственный, а Сан-Мигуэль далеко от Америки. Почему же ты тогда так смело ходишь везде? Почему не нанял телохранителя?

– Не могу же я возить его с собой повсюду!

Его ответ был как удар в солнечное сплетение.

– Жизнь – драгоценный дар. Зачем же так рисковать собой… – она замолчала, не в силах продолжать.

– Ты рассердилась. – Едва заметная улыбка заиграла на лице Джеда. – Ни разу еще не видел, чтобы ты выходила из себя. Хм… интересно.

– Я не рассердилась. Какое мне дело до того, что один болван разгуливает по белу свету, словно по своему поместью, в то время как за ним ведут настоящую охоту! – Исабель вскочила. – И перестань ухмыляться. – Она чуть не бегом прошла на другую сторону палубы. Руки ее все еще дрожали, когда она взялась за поручни. Конечно, это всего лишь гнев. Гнев, а не страх за его жизнь заставил ее сердце сжаться.

Джед прошел следом за ней, но она не хотела смотреть на него:

– Уходи.

– Почему? Меня очень воодушевила твоя реакция. А тебе известно мое любопытство.

– Нечего меня препарировать. Я не лягушка.

– А разве не наступил мой черед? Ты сегодня расспрашивала меня сколько хотела, и я отвечал на твои вопросы. А что удалось узнать мне? Что ты любишь пиццу и терпеть не можешь артишоки. – Голос его оставался негромким, интонации приобрели бархатистый оттенок. – Давай поговорим, Исабель. Каким образом я смогу узнать тебя в твоем новом качестве, если ты не доверяешь мне, не позволяешь даже щелочку приоткрыть в своей душе. Как мне понять, с кем я имею дело?

Боже, ей необходимо поговорить с ним, позволить переполнявшему ее потоку слов хлынуть сквозь закрытые шлюзы. Она так устала от одиночества. Губы ее приоткрылись… но она вовремя спохватилась.

– Позже, дрожащим голосом ответила она. – Когда мы доберемся до цели нашего путешествия.

Исабель видела, как Джед отпрянул, словно от удара хлыстом, и сразу насупился. И голос его тотчас стад едким и резким:

– Я устал от этой игры в кошки-мышки. Неужто такая большая разница, когда ты мне все расскажешь: сегодня или завтра?

Она продолжала молчать.

– Нет? Это означает, что я должен знать свое место, не так ли? – развернувшись, Джед пошел прочь от нее.

Глубоко вздохнув, она закрыла глаза. Джед обиделся. Она нанесла удар по его самолюбию. Его слова об опасности, что следует за ним по пятам, вывели ее из состояния равновесия, и она не смогла правильно построить разговор, чтобы не задеть его. Раньше ей и в голову не приходило, что она способна задеть или обидеть Джеда. Но она слишком хорошо знала, какой болезненной может быть душевная рана, чтобы не различить эту боль в голосе другого человека. И еще Исабель понимала, насколько несправедлива к нему. Но страх и осторожность так глубоко въелись в душу, что ей непросто было выдавить из себя хотя бы слово о том, что она привыкла хранить за семью печатями. И она не могла открыться ему сразу.

Джед сильный человек. Он справится с обидой. Завтра они прибудут в Сан-Мигуэль. Там все и разъяснится.

Все будет хорошо, когда они окажутся в Сан-Мигуэле.

* * *

Оставшееся время дня и за ужином Джед сохранял мрачное молчание, так что Ронни несколько раз с беспокойством и тревогой посмотрела на него.

После ужина, тоже не говоря ни слова, он вышел из-за стола.

– Послушай! – сказала Ронни, поднимаясь следом за ним и начиная собирать посуду. – Чем это ты его так задела? Какая муха его укусила?

– Ничем.

– Не увиливай. Уж я-то его знаю как облупленного.

– Он… он решил, что я не доверяю ему.

– Тогда постарайся его переубедить. Скажи, что это не так.

Исабель промолчала и понесла свою тарелку в раковину.

– Ага, значит, ты и в самом деле не доверяешь ему! – Ронни смотрела на Исабель, словно не верила своим ушам. – Да ты в своем уме? Джед умеет молчать, как гибралтарская скала. Я думала, ты сообразишь: тот противный языкастый ведущий, каким ты его знаешь, – всего лишь маска, имидж. Таким его хотят видеть зрители. Но на самом деле он не трепло.

Не глядя на нее, Исабель отключила кофеварку:

– Как хорошо, что ты считаешь его таким надежным человеком.

– Надежным? – чуть не взвилась Ронни. – Да ты знаешь, сколько раз он спасал меня от смерти? Конечно, когда все нормально, он может быть ворчливым, ядовитым. Но если все идет наперекосяк и твоя жизнь висит на волоске, он встанет и закроет тебя своей грудью, пока снова все не наладится.

– А что потом?

– Разве к этому нужно еще что-то добавлять? – Ронни, не веря себе, покачала головой. – Неужели этого недостаточно?

Достаточно для Ронни, которая была осторожной в той же степени, как и Джед. Но этого вовсе недостаточно для Исабель:

– Мне просто не хочется обсуждать…

– Мне нет никакого дела до того, что ты хочешь… – глаза Ронни пылали. – Ты обидела его. Иди и постарайся исправить ошибку.

Исабель растерянно и удивленно посмотрела на девушку:

– И что, по-твоему, я могу сделать?

– Откуда мне знать! Ты причинила ему боль. Иди и исправляй, как сумеешь.

Исабель чувствовала себя так, словно на нее налетел бультерьер:

– Легко сказать.

– И еще проще сделать. Сломала – теперь чини.

Исабель с любопытством посмотрела на Ронни:

– А что ты сделаешь, если я не послушаю тебя?

– Лучше не спрашивай, – Ронни отвернулась и стала смотреть на воду. – Ты мне нравишься. Но у нас с Джедом за плечами не один год совместной работы. И жизни.

Улыбка Исабель медленно опала, она поняла, что угроза девушки нешуточная. Преданность Ронни была такой же всепоглощающей, как и другие чувства, которые она переживала. Но все же Исабель успела подумать и представить, на чем могла основываться такая беззаветная преданность человеку. Наверное, им и в самом деле пришлось немало пережить вместе.

– Иди, – Ронни начала быстро вытирать тарелки. – Я буду занята здесь довольно долго, а потом останусь на палубе с камерой.

– Ты будешь снимать в темноте? Ронни не ответила на ее вопрос.

– Скорее всего буду работать всю ночь, – она многозначительно помолчала, а потом переспросила:

– Ты поняла?

– Да.

– Делай что хочешь, но постарайся вернуть его прежнее настроение.

– Ты считаешь, что я должна переспать с ним, чтобы утешить?

– А почему бы и нет? Что еще заставляет мужчин чувствовать себя намного увереннее? А коли так, значит, можно прибегнуть и к этому способу. Он ничуть не хуже других. – Она нахмурилась. – То, что я оказалась на яхте, создало немало трудностей Джеду. Это очень странно, поскольку раньше он никогда не зацикливался по поводу секса и никогда не испытывал смущения, или стыда, или неловкости. Помнится, в Мехико мы с ним остановились в доме, где жили проститутки, которые так и шныряли к…

– Вряд ли Джед будет в восторге от твоего рассказа, – быстро остановила ее Исабель.

– Может быть, – покачала головой Ронни. – Как я уже сказала, он ведет себя очень странно с тобой.

– И даже страннее, чем тебе кажется, – негромко закончила Исабель и пошла к выходу.

– Ты поняла? – громко переспросила ее Ронни.

– Может быть, хватит? – Исабель замолчала на полуслове, осознав, что выражение лица девушки не столько воинственное, сколько искренне озабоченное и огорченное. Наверное, не следовало обращать внимания на ее слова. Но с той самой минуты, когда она невольно обидела Джеда, спокойствие покинуло ее. И она сама чувствовала себя несчастной хуже некуда. И ей до боли хотелось восстановить прежние отношения. Улыбка появилась на ее лице. – Не волнуйся, Ронни. Я все поняла.

Джед стоял у перил, слегка расставив ноги, глядя перед собой в темноту, холодный и недоступный, как айсберг.

Помедлив, Исабель прошлась по палубе и встала за его спиной:

– Тебе не нравится, когда я прошу прощения, но если я сейчас не скажу этого, Ронни выкинет меня за борт.

Джед продолжал молчать.

– Было бы лучше, если бы ты просто рявкнул на меня, чтобы я по крайней мере знала, что ты не вычеркнул меня из списка.

– Рявкают звери. А я не зверь.

– Я хотела сказать, что ты так хорошо умеешь подражать им, – она положила руку ему на плечо и почувствовала, как напряглись его мускулы:

– Ронни считает, что только я в состоянии вернуть тебе прежнее расположение духа.

– Как мило с ее стороны. Какая заботливость. Но как мне это понимать? От чьего имени я принимаю извинения: от нее или от тебя?

– От меня. Скажи, что мне надо сделать, чтобы убедить тебя, насколько я жалею о том, что так вышло?

– А что посоветовала все ведающая Ронни?

Исабель улыбнулась:

– Секс.

Протяжно вздохнув, Джед повернулся лицом к ней. Глаза его потемнели от гнева:

– Не вижу ничего смешного или забавного.

– А я вижу. По-моему, она относится к сексу, как к аспирину или перцовому пластырю.

– Что ж, мне бы очень не помешал пластырь в последние дни. Лежа рядом с тобой, я чувствовал себя так, словно у меня внутренности разрывают дикие коты. Это было так мучительно, что и представить нельзя.

Улыбка исчезла с ее лица:

– Правда? Никогда бы не подумала.

– Потому что я дал тебе обещание, – выдавил Джед сквозь зубы, – и убери, пожалуйста, руку.

И тогда она быстро проговорила, не глядя на него:

– Почему же ты не сказал мне об этом? Я была уверена, что тебе не до того. И поскольку мы уговорились… Если ты хочешь…

– Переспать с тобой? – грубо закончил Джед и, взяв ее руку с плеча, переложил на поручни. – Нет. Благодарю. Так не пойдет.

Исабель напряглась как струна, пытаясь поймать хотя бы отблеск обещания в его словах:

– Что не пойдет? Почему?

– Я уже сказал. Мне не хотелось разбираться в том, какая ты есть. Это будет только мешать.

Огонек надежды в ее сердце погас, не успев разгореться:

– Ты хочешь сказать, что я перестала соответствовать образу «Невесты», который сложился в твоем воображении? – прямо спросила она.

– Не надо говорить вместо меня.

– Но ведь именно это ты имел в виду?

– Я не знаю, что имел в виду. С того момента, как я тебя впервые увидел, я утратил способность мыслить ясно и логично, – Джед искоса посмотрел на нее. – И ничего не смогу с собой поделать, если и дальше буду позволять себе слепо бросаться за тобой и тут же натыкаться на стены, которые ты воздвигла, защищаясь от меня.

– Что ты этим хочешь сказать? – растерянно переспросила Исабель. – И как это можно изменить?

– Ответь на мои вопросы.

– Я не имею права говорить про Сан-Мигуэль, – прошептала она. – Правда.

– Лучше что-то, чем вообще ничего. Тогда расскажи про свою жизнь на острове.

– Если ты не очень будешь настаивать, то я бы предпочла не вспоминать об этом времени, – неестественным тоном ответила Исабель.

– Нет, буду.

– Но зачем? Ведь это все в прошлом.

– Потому что мне нужно знать, кто ты.

– А я тебе опять повторю: я совсем не та, за которую ты меня принимаешь. И я уже не та, какой была на острове.

– Нет, конечно. Ты что же, жила все эти годы в полной изоляции?

– Почему ты считаешь, что нет? Я жила… – она замолчала, осознав, что опять собирается утаить правду. А это было нечестно по отношению к нему. Замолчала еще и потому, что сама страстно желала разбить преграды, которые сама выстроила. – А что именно тебе хочется узнать?

– Все. Что ты чувствовала, что ты делала, чем думала.

– Мне кажется, что ты по-прежнему пытаешься разглядеть во мне черты «Невесты», – с горькой улыбкой заметила Исабель. – Про Арнольда тебе все известно лучше, чем кому бы то ни было. Так что ты очень хорошо можешь представить, какой была моя жизнь.

– Я не могу ее представить себе настолько ясно, как мне бы хотелось. И поэтому мысль о тебе и о нем, о вас вместе жжет меня, как раскаленные угли. Стоит мне только представить… – Тон его стал еще более жестким. – Расскажи мне обо всем.

– Это было очень тяжело и очень трудно, – Исабель скрестила руки на груди, чтобы сдержать дрожь, сотрясавшую ее. – Мне надо было научиться… ты ведь, наверное, догадываешься, что раньше я не была покладистой. В шестнадцать лет я была очень озорной. Но Арнольд представлял себе «Невесту» мягкой и послушной, и я должна была стать такой, какой ему хотелось видеть меня. И мне пришлось заново учиться ходить, сидеть, брать что-то или класть на место. Никогда не заговаривать ни о чем первой – только отвечать на его вопросы. И беспрекословно выполнять каждое его желание.

– И желания Бетти?

– Да. Следующей за Арнольдом была она. И не выполнить того, что требовала Бетти, – значило не выполнить желание Арнольда. После чего следовало наказание. Я пожинала заслуженное.

– Тебя били?

– Только Арнольд. Бетти довольно быстро удалось найти способ причинить мне еще больше мучений и поэтому держать в подчинении. – Исабель почти впивалась ногтями в предплечья. – Но уж лучше бы она меня била, потому что ей очень хотелось сломить меня.

– Господи, но зачем ты все это терпела? Почему оставалась там? – напряженным тоном проговорил Джед.

– Необходимость заставляла меня оставаться на острове. И любой способен выдержать все, если надо. – В глазах ее заблестели слезы, но она усилием воли остановила их… – Этого достаточно? Мне надо забыть обо всем. Не расспрашивай, пожалуйста…

– Господи, – повторил Джед опять и вдруг, резко повернувшись, обнял ее, прижал к себе, не в силах сдержать порыва жалости, симпатии и сочувствия. – Что же мне делать с тобой?

«Держать вот так в своих объятиях», – подумала Исабель. Ей захотелось сказать ему об этом. Сейчас с ней обращались так, как было только в детстве:

– Этого довольно?

– Более чем. – Голос его дрогнул, когда Джед прижал ладонь к ее затылку. – Как тебе удалось выдержать все это?

Теперь Исабель было легче говорить, словно он вбирал в себя накопившуюся за все эти годы боль ее души:

– Я училась. Старалась победить хотя бы в малом. – Она прижалась к нему еще теснее и проговорила как в забытье:

– Это очень важно – не позволять себе сдаваться и постоянно пытаться отвоевать хотя бы крошечный кусочек. Всякий раз, как меня загоняли в угол и поражение казалось неизбежным, я пыталась найти, в чем могу утвердиться. Пусть даже и в незначительном, чтобы поддержать свой дух. Не дать сломить его окончательно. Ведь вместо покорности, например, можно научиться терпению. Их жестокость…

– Подожди, – она почувствовала, как Джед снова весь подобрался и даже слегка отодвинул ее от себя, чтобы заглянуть в глаза:

– А чему ты научилась со мной? Что тебе удалось отвоевать?

Исабель посмотрела ему прямо в глаза и облизнула пересохшие губы:

– О чем ты?

– Когда ты пришла ко мне в домик, то сказала, что у тебя свои собственные причины для этого. Что это за причины? На что ты хотела обменять свою девственность, к примеру?

– Какое это имеет значение?

– Мне хочется знать, черт побери!

Его нельзя было отпугивать, но Исабель не могла солгать:

– Ребенок.

– Что? – переспросил Джед с округлившимися глазами.

– Я люблю детей и давно хотела иметь ребенка, – быстро проговорила она, глядя на верхнюю пуговицу его рубашки. – Неужели ты не понимаешь, что это был единственный способ, который позволял мне выиграть в этом сражении? Другого выхода у меня не было.

– Должен огорчить тебя, едко ответил Джед. – Сдается, что мы с тобой оба выиграли при встрече.

– Удовольствие? Конечно. Но я-то не искала его. Я выполнила твою просьбу, – она встретила его взгляд. – И мне надо было понять, что я смогу извлечь для самой себя в этой ситуации.

– Моего ребенка? – Джед крепко сжал ее плечо. – Так ты не принимаешь противозачаточные таблетки?

– Нет, – и она добавила:

– Быть может, я еще не успела забеременеть, но очень надеюсь, что все же это произойдет. И сегодня особенно благоприятный день для зачатия, и мне бы не хотелось упустить его. Потому что даже если и встретится другой подходящий мужчина, я вряд ли смогу… – она передернула плечами. – Мне не хочется снова оказываться пойманной в этот капкан.

– И ты хотела скрыть от меня, что собираешься завести ребенка и потом смыться с ним?

– Скорее всего, да, – Исабель высвободила плечо. – Почему это тебя должно волновать? Какое ты к этому имеешь отношение?

– Как это какое! Я что, донор спермы? Я, между прочим, живой человек, черт побери! – Джед сжал губы. – И я видел очень плохой пример отцовства, чтобы позволить себе относиться к этому беззаботно.

– Ты не очень последователен.

– При чем здесь последовательность или непоследовательность. Это не ученый диспут. Вся твоя жизнь состояла из одних уступок…

Что она могла возразить на это обвинение?

– Меньше всего мне хотелось бы огорчать тебя. – Исабель попыталась выдавить из себя улыбку. – Ронни так старалась…

– Ну да, Ронни – наш спасательный круг. А уж про ее идею и говорить нечего: лучшее лекарство от всех огорчений хороший секс. – Его губы изогнулись в иронической улыбке. – Но она представления не имеет, к каким последствиям может привести употребление этого лекарства. Так ведь? – Джед выпустил ее из объятий и отвернулся. – Итак, если я скомандую: ложись, то и ты, в свою очередь, сумеешь одержать свою победу.

– Ты не понимаешь.

– Нет, я очень даже хорошо понимаю. – В быстром взгляде, который он бросил на нее, светились и мука, и огорчение. – Именно в этом все дело. Одна моя половина требует схватить тебя, поднять на руки, прижать к себе и сказать: вот и хорошо, я рад, что ты можешь воспользоваться мной таким образом. А вторая моя половина готова придушить тебя на месте за это. – Джед зашагал к ступенькам. – Иди спать.

– А ты куда?

– На камбуз, к Ронни. У меня сейчас такое настроение, что я уж лучше перекинусь с ней в покер. Советчик из нее никудышный, а вот игрок она неплохой.

* * *

– Никого не видно, – Исабель еще раз окинула взглядом покосившиеся домики и пустые улочки небольшого селения на берегу. – Где же люди? Куда подевались все жители?

– Умерли, – ответил Джед. – Четыре повстанца из отряда Хуана Переса получили ранение в схватке, и они приехали сюда подлечиться и прийти в себя. Когда Марино стало известно об этом, он решил показать в назидание другим, чем это может кончиться. Он приказал уничтожить деревню. Убили всех до единого: мужчин, женщин, стариков и детей. И деревня обезлюдела.

– Какой милый господин, – язвительно проговорила Ронни, направляя яхту к причалу.

Исабель вцепилась в поручни:

– Чудовище.

Ронни посмотрела на Джеда долгим взглядом:

– Надеюсь, мы предпримем какие-то шаги для того, чтобы вынудить Конгресс дать больше денег повстанцам. Как ты думаешь?

– Весь прошлый год они выискивали способы подставить Марино подножку. Но после Никарагуа вооружать повстанцев никто не решается.

– И все же надо попытаться убедить их.

– В последнее время Перес и его люди сами нашли способ добывать оружие.

– В таком деле помощь никогда не помешает. А что, Рамон собирается приехать сюда встретить нас? – Ронни выключила мотор и нажала кнопку, чтобы бросить якорь.

– Нас? – сухо переспросил Джед. – А мне послышалось, что ты собираешься остаться на яхте и сторожить ее.

– Я передумала. Яхта здесь будет находиться в полной безопасности, а тебе может понадобиться моя помощь. Эти поиски выглядят такими таинственными, – глядя на него чистосердечным взглядом, ответила Ронни. – Кроме того, похоже, я Рамону нравлюсь.

– Это еще ни о чем не говорит. На самом деле ему никто и ничто не нравится. Кроме печатного станка. Вот на чем он помешан. С этой страстью никто не в состоянии соперничать.

– А кто этот Рамон? – спросила Исабель.

– Рамон Дамирес выпускает подпольную газету и поддерживает связь с повстанцами. Марино мечтает свернуть парню шею не меньше, чем мне.

– Ну так как? Он приедет встретить нас? – переспросила Ронни.

Джед кивнул и, спрыгнув на пирс, помог спуститься Исабель.

– В доме священника при церкви – там же, где мы встречались два года назад. – Выпустив руку Исабель, он повернулся к Ронни, но та спрыгнула сама. – Мне пришлось звонить не один раз, чтобы убедить его приехать сюда. Но я не обещаю, что он согласится помочь. У него есть дела поважнее, чем разыскивать пропавшие сокровища.

– Надеюсь, что захочет, – Исабель испытала странное чувство, оказавшись на родине после такой долгой отлучки. Она родилась в Сан-Мигуэле, но сейчас чувствовала себя здесь не менее чужой, чем когда-то в замке. Быстрыми шагами она прошла по пирсу. – А вы уверены, что в деревне нет ни души?

– Так уверял Рамон.

– И все равно нам надо принять меры предосторожности. У Марино повсюду есть осведомители.

– Судя по всему, ты хорошо знаешь, что здесь творится.

– Не очень. Если бы я достаточно хорошо разбиралась в обстановке, мне бы не понадобилась твоя помощь. Ты доверяешь этому Рамону?

– Полностью, – ответил Джед. – Видимо, я вообще больше доверяю людям, чем ты.

Исабель почувствовала укол в сердце, но постаралась сделать вид, что ничего не произошло и яд в его тоне не задел ее.

– Наверное, у тебя было больше оснований для этого, – ответила она, но тут же перевела разговор на другое. – Хотя в данном случае я полагаюсь на твое мнение, – и посмотрела на оштукатуренную церковь, которая стояла в конце узкой пустынной улочки. Едва заметный огонек надежды вспыхнул в ее душе. Чужая эта земля или нет, но она оказалась здесь. Порывисто повернувшись к Джеду, Исабель прошептала:

– Спасибо тебе. Ты даже не представляешь, как много это значит для меня.

– Наверное, это правда, – глядя, как оживает лицо Исабель, он несколько смягчился. – Собственно, я еще ничего не успел сделать. Посмотрим сначала, что скажет Рамон.

Глава восьмая

– И ты уговорил меня приехать сюда ради этой ерунды? – Темные глаза Рамона, казалось, потемнели еще больше. – Не понимаю, как тебе такое могло взбрести в голову! Думаешь, мне нечего делать и самое время приспособить меня для поиска семейных реликвий?

– Не кипятись, Рамон, – усмехнулась Ронни, присаживаясь к столу. – Исабель не обойтись без твоей помощи, а всем известно, что часто под колючками скрывается нежное, доброе сердце.

Рамон повернулся в ее сторону и отрезал:

– Я патриот, а не джентльмен. В нашей стране не стоит путать эти понятия.

– А ты так восхищалась его храбростью и считала, что он готов расшибиться ради тебя в лепешку, – негромко пробормотал Джед и добавил:

– Рамон, я убедительно прошу тебя помочь мне в этом деле.

– А может, лучше я объясню, почему мне требуется помощь и почему я надеюсь, что мне не откажут. – Исабель подошла к Рамону. – Надеюсь, тогда возражения отпадут сами собой. И у патриотов прибавится смелости.

Тон Рамона стал еще более недовольным:

– Не собираюсь выставлять себя смельчаком или храбрецом, сеньора. Не трудитесь напрасно.

Глубоко вздохнув, она спросила:

– Скажите, а хватит ли у вас смелости вытащить из-под носа Марино то, что ему дороже всего на свете? – Она видела, как Ронни задержала Дыхание, и почувствовала, как подобрался Джед, но взгляд ее не отрывался от Рамона. – Хватит ли вашего патриотизма, сеньор Дамирес, насолить Марино до такой степени, чтобы он взбесился?

Выражение лица Рамона изменилось, в нем отчетливо проступила заинтересованность:

– И о какой же величайшей ценности идет речь?

– О его сыне, – коротко ответила Исабель, по-прежнему не сводя глаз с собеседника.

Джед чертыхнулся и резко спросил:

– Что за чушь ты несешь? У Марино нет сына.

Но Исабель уловила что-то, промелькнувшее в глазах Рамона:

– Наверное, сеньору Дамиресу известно об этом немного больше, чем тебе, – негромко сказала она. – Так ведь?

– Рамон? – потребовал ответа Джед.

– По этому поводу ходят… кое-какие слухи, – уклончиво ответил Рамон.

– Что за слухи?

– Говорят, что мальчика держат в Кастилио-дель-Фуэго и генерал навещает его там каждый месяц. – Рамон окинул Исабель настороженным взглядом. – А откуда вы узнали про сына?

Исабель помедлила, а потом ответила сердито:

– Потому что я его сестра.

– Святый Боже! – У Ронни от удивления даже рот открылся. Закрыв его, она хихикнула.

– А Джед уверял меня, что тут не будет никакого материала для передачи!

– Она не сочла нужным поставить меня в известность, – холодно проговорил Джед.

Исабель умоляюще посмотрела на него.

– Ты же видишь: я не могла ничего сказать о Стивене. А вдруг ты бы решил, что опасность слишком велика, и не согласился привезти меня сюда? Я ждала семь лет, чтобы освободить его.

– Сейчас они зовут его Мануэль, – ответил Рамон. – Ты в самом деле дочь Марино?

Ее губы изогнула горькая улыбка:

– Я родилась от него. Но не считаю себя дочерью этого изверга.

– Ничего не поделаешь, – пожал плечами Рамон. – С этим фактом надо смириться и принять его – если это на самом деле так.

– Нет, ни за что на свете! – Она сжала кулаки. – Но я приехала сюда не для того, чтобы обсуждать родственные отношения. У меня есть план похищения Стивена. И мне требуется помощь.

– Что же это за план? – осторожно спросил Рамон.

– Все эти годы мой муж постоянно платил деньги одному из охранников. А после его смерти я продолжала поддерживать с ним связь. Зовут его Педро Риделис. Как только я дам знать, он предупредит Стивена, что ему – через день – надо быть в восемь утра у ворот на заднем дворе. Педро задержит смену караула на двадцать минут. Больше нам и не потребуется.

– И ты надеешься, что после его побега мы неспешным шагом можем направиться к берегу и отплыть на яхте?

– Все-таки Стивен не в тюрьме. И последние три года брат не делал попыток бежать. Надеюсь, нам удастся застать охранников врасплох. Они отчасти утратили бдительность. И не так рьяно исполняют свои обязанности, как делали это вначале.

– А что, если он не захочет бежать? Насколько нам известно, с мальчиком обращаются хорошо. К нему приставлены учителя, его хорошо кормят и одевают. Как-то не верится, что его держат против воли. Мало кому удается устоять против обаяния Марино, если он того хочет. А что говорить о неопытном, не искушенном в житейских делах и хитростях мальчике, который к тому же является его законным сыном?

– Вот насчет этого можете не беспокоиться. Стивен только и мечтает о том, как бы сбежать.

– Откуда такая уверенность? Ведь вы не виделись с ним семь долгих лет? За это время и взрослые люди меняются. Что же говорить о подростке?

– Последнее письмо от него я получила шесть месяцев назад, – в улыбке, появившейся на губах Исабель, не было и следа радости. – И я совершенно уверена насчет того, как он относится к генералу. Дело в том, что Марино застрелил нашу мать и приемного отца – Джона Бедфорда – прямо у нас на глазах. Такого брат никогда не сможет ему простить и забыть.

– Бедная девочка! – пробормотал Джед.

– Речь идет не обо мне, – нетерпеливо отозвалась Исабель. – Сеньор Дамирес! Неподалеку отсюда есть место, где может сесть вертолет. Единственное, о чем я прошу вас: передайте Педро мою записку и подготовьте вертолет к восьми часам утра.

– Так мало! Вы просто не представляете, насколько это сложно и опасно, – медленно проговорил Рамон.

Исабель поняла, что ей нужно найти такой довод, который бы заставил Рамона решиться, и она лихорадочно принялась перебирать различные варианты, пока не наткнулась на тот, что лежал на поверхности:

– Да, но вы только подумайте, какой материал появится в вашей газете! А Марино останется только утереться от плевка прямо ему в лицо.

– Точно, – улыбка вдруг осветила лицо Рамона. – Готов сделать что угодно, только бы увидеть, как он будет выглядеть.

– Вот и сделайте. Освободите Стивена, – голос Исабель дрогнул. – Помогите мне.

– Должен сразу предупредить: ваш план побега выглядит крайне наивным и примитивным. Вы не знаете, какое теперь окружение мальчика. Вполне может статься, что Педро описывал все не так, как оно было на самом деле.

– Я получила недавно его письмо. Он, кстати, пишет, что в некотором отдалении от крепости есть заброшенная хижина. Отвезите меня туда. Оттуда я смогу понаблюдать за охраной и понять, что происходит. К завтрашнему дню мне бы хотелось уже быть на месте.

– Выходит, не только Перес, но и я должен принять непосредственное участие в этом деле?

– Только довезите меня на машине до места. Я не прошу вас вступать в перестрелку с охранниками.

– Но если нас на дороге остановят гвардейцы? Риск все равно остается. Кастилио-дель-Фуэго находится в ста милях отсюда. – Рамон помедлил. – Ну ладно. Посмотрим. Я свяжусь с Пересом, с его штабом в горах, и мы с ним подробно обсудим вопрос.

– А когда он даст ответ?

Рамон пожал плечами:

– Если он согласится помочь, я на рассвете буду здесь, чтобы отвезти вас ближе к хижине, о которой упоминал Педро. А если я не приеду, советую вам подняться на яхту и как можно скорее покинуть Сан-Мигуэль.

Она покачала головой:

– Если вы не приедете, я сама постараюсь освободить Стивена. Без него я не уеду отсюда.

На лице Рамона невольно промелькнуло уважение:

– Храброе заявление, и, похоже, вы готовы пойти до конца. – Он повернулся к Джеду. – А как насчет тебя?

– Я дал ей обещание, – ответил Джед. – И сдержу его.

– Не исключено, что это одно из самых дорогостоящих обещаний, какие ты давал в своей жизни. – Рамон, стоя у выхода, кивнул им. – Я привез кое-какие припасы для вас. Они на кухне. – Его угрюмое лицо стало печальным, когда он окинул комнату взглядом. В ней не было никакой мебели, не считая деревянного стола у стены. На стене осталась светлая полоска – должно быть, на этом месте висело распятие. – В деревне не найдешь даже рисового зернышка. Они все разграбили. До свидания. Может быть, завтра увидимся снова.

– Подождите, – остановила его Исабель.

– По-моему, к сказанному уже нечего добавить. Мы с вами все обсудили, – нахмурился Рамон.

– Скажите Пересу, что он в долгу перед Розой.

Рамон на миг задержался у порога, оглянулся на Исабель и переспросил задумчиво:

– Розой?

– Он знает. Просто передайте ему эти слова.

Рамон пожал плечами и закрыл за собой дверь. Ронни спрыгнула со стола и двинулась в сторону кухни.

– Пойду готовить ужин. Надеюсь, вы отметите мою тактичность и оцените мою жертву. В награду прошу одного – сообщить мне самые пикантные подробности, – и она скрылась на кухне. Через секунду они услышали грохот посуды.

– Тактичность и Ронни? – улыбнулась Исабель. – По-моему, это что-то новенькое…

– Иной раз на нее находит и такое, – ответил Джед. – Ну так как? Услышу я наконец все или нет?

– Разумеется. Я же говорила: как только мы окажемся в Сан-Мигуэле, я расскажу все без утайки. – Теперь, когда поединок между нею и Рамоном завершился, силы оставили Исабель, и она Почувствовала, что ноги ее внезапно ослабели, она села на пол и обхватила колени руками. – У меня какочец-то появилась реальная возможность спасти брата, а я не могла рисковать… – Она замолчала, увидев лицо Джеда. – Ручаться можно только за себя, но не за других! Вот уже семь лет Стивен живет будто в заключении! И я не имела права…

– Хорошо, хорошо. Сейчас меня это уже не задевает. Давай вернемся к тому, что произошло семь лет назад. Каким образом во все это оказался замешанным мой отец?

– Но нам надо вернуться не на семь лет, а гораздо раньше. Все началось двадцать четыре года назад.

– Еще до твоего рождения?

Она быстро кивнула:

– Марино тогда только-только захватил власть, и против него началось повстанческое движение, которое возглавил Перес. Моя мать – Роза Камина – оказалась в числе повстанцев, которые попали в руки гвардейцев. Их бросили в тюрьму в городке Салтилио. И Марино, приехавший посмотреть на них, увидел Розу. Она была очень красива. Об остальном ты догадаешься сам. Я родилась через год.

– В тюрьме?

– Да. И первые шесть лет я провела в тюремной камере. Время от времени Марино навещал мою мать. Особое извращенное удовольствие он получал от того, что она ненавидит его и ей противно даже смотреть в его сторону. Не говоря уж обо всем остальном.

– Он знал, что ты его дочь?

– Да. Никому не разрешалось прикасаться к матери, кроме него, – она горько рассмеялась. – Ты думаешь, что он выказывал мне свою привязанность? Я же тебе сказала: это чудовище, а не человек. Но когда шесть лет спустя родился Стивен, все изменилось. Марино захотел, чтобы его сын был законным наследником. И он собирался забрать его у матери, как только она отнимет его от груди. Нас перевели в просторное помещение, стали хорошо кормить и разрешили выходить на прогулку. Как я полюбила солнце!

Она помолчала, вспоминая, какое впечатление на нее произвело тепло солнечных лучей после полутемной камеры.

Через два месяца повстанцам удалось помочь матери бежать из тюрьмы. Но Перес не хотел, чтобы дети Марино находились в отряде. Мать отказалась оставить нас на попечении другой женщины и ушла в джунгли, надеясь отсидеться там и потом уехать из страны. Но Марино пришел в ярость. Он посылал отряд за отрядом, разыскивая нас.

– Откуда появился приемный отец?

– Джон Белфорд – настоятель протестантского прихода – обосновался на южной границе Сан-Мигуэля. Мать в отчаянии металась с одного места на другое, понимая, что Марино найдет нас, если мы не отыщем надежного убежища. Услышав про священника, она решила, что это ее последняя надежда. Придя к Джону, она упросила его взять к себе меня и Стивена и воспитывать нас как своих собственных детей.

– А твоя мать?

– Это было бы слишком опасно для нас, если бы она находилась поблизости. Дети со временем меняются. А она оставалась такой же, какой была. Мать снова вернулась к повстанцам, но при любой возможности навещала нас.

– И вы были счастливы в приходе?

Исабель кивнула:

– Не так уж много нужно, чтобы дети чувствовали себя счастливыми. Джон очень хорошо обращался с нами, и ему даже удалось официально усыновить нас. Да, и я, и Стивен были счастливы. – Она мягко улыбнулась, вспоминая те времена. – Стивен был для меня не столько братом, сколько сыном. После того как мать ушла в горы, я полностью взяла на себя заботу о нем. – Она развернула плечи. – Но вряд ли тебя занимают такие мелочи. Ты ведь интересовался насчет своего отца?

– Его фигура совершенно не вписывается в этот пейзаж.

– Марино все же удалось выяснить, кто мы такие, – от одного из осведомителей, который жил в деревне и приходил в миссию, – быстро проговорила Исабель, чтобы как можно скорее покончить с этим. – Они выставили наблюдателей, и когда появилась мать, приехавшая навестить нас, ее и пастора застрелили, а миссию сожгли.

– Боже!

– Марино привез меня и Стивена в столицу. Твой отец в это время гостил у него во дворце. В то время Арнольд подумывал о том, чтобы вложить свои деньги в какие-то его предприятия.

– Но увидев тебя, поразился твоему сходству с портретом, – мрачно проговорил Джед.

Она кивнула.

– Арнольд помог мне бежать. Он пообещал, что Стивен будет ждать нас в вертолете. Но солгал. Выкрасть Стивена было сложнее. И он побоялся. К тому же брат ему не был нужен. Я хотела выпрыгнуть, но он повалил меня на пол и держал до тех пор, пока вертолет не поднялся в воздух. Потом он принялся убеждать меня, что я не смогу помочь Стивену, если останусь с ним. А оказавшись на свободе, я буду в состоянии сделать для него значительно больше.

– И предложил сделку, от которой ты не смогла отказаться.

– Он пообещал, что найдет деньги и способ добраться до Стивена, если я буду выполнять то, что он хочет. – Исабель закрыла глаза. – Все выглядело просто и убедительно. Я тогда не понимала, что…

– А как ты могла понять? Ты же была ребенок.

– Нет, я всегда была взрослой. Просто мне хотелось верить, что так я действительно скорее освобожу Стивена, – она открыла глаза, и легкая Дрожь прошла по ее телу. – Оставить его в тюрьме, когда я на свободе?

– Свободе?

– Но я сама выбрала место своего заключения.

– И наряды, которые отец требовал надевать. Похоже, он даже пальцем не пошевелил, чтобы освободить Стивена.

– Стивен все время служил приманкой. Как ты сказал, Арнольд очень ловко умел манипулировать людьми. Ему удалось подкупить Педро, который посылал мне письма с родины. И я жила этими письмами. – Она горько улыбнулась. – Бетти было поручено выдавать их мне на какое-то время. Если я была послушна и смиренна, то мне разрешалось прочитать несколько строк. Это служило вознаграждением. Однажды, когда я была слишком дерзкой, они сожгли одно из его писем прямо у меня на глазах. И я больше не повторяла своей ошибки.

– Неужели ты не понимала, что вытворял с тобой Арнольд?

– Сначала – нет. Он так умно вел свою игру. Каждый месяц мне сообщались все новые и новые подробности плана похищения Стивена. Четыре года спустя он понял, что я окончательно пала духом и потеряла веру в него, после чего действительно попытался устроить Стивену побег. Но он провалился. Тогда я не поняла, что случилось на самом деле, только потом догадалась, что Арнольд сам подстроил провал. Пока Стивен оставался там, в Сан-Мигуэле, я была готова пойтина все, лишь бы освободить его. После его побега этот козырь пропадал. Поэтому Арнольд старательно подливал масло, чтобы огонек надежды, все же не угас окончательно. Надежда тоже может быть хорошим капканом. – Исабель встретила взгляд Джеда. – Теперь ты простил меня?

– Не говори глупостей, – сумрачно ответил Джед. – В чем мне прощать тебя? Ты ни в чем не виновата передо мной.

– Теперь да. Я рассказала все начистоту.

– Удивительно, как ты смогла доверить мне свою тайну. Весь опыт твоей жизни должен был навсегда похоронить веру в людей.

Неуверенно Исабель проговорила в ответ:

– Мне хочется, чтобы ты знал: я не собираюсь рисковать твоей жизнью. Все, что требовалось, ты сделал. Если только ты дождешься моего возвращения, я буду чрезвычайно признательна тебе за помощь.

– Нет, так не пойдет, – сразу отрезал Джед. – Я поеду с тобой.

Исабель покачала головой:

– Это моя собственная война. Марино давно мечтает заполучить тебя в свои руки. И я не имею права вовлекать тебя в такое опасное предприятие.

– Никуда ты меня не вовлекаешь. Я сам принимаю решение. – Джед усмехнулся. – И я не позволю, чтобы меня сначала использовали, а потом отшвырнули за ненадобностью.

Эта фраза показалась ей до странности знакомой, и она вдруг вспомнила, что где-то уже слышала ее:

– То же самое сказала Ронни в гостинице.

– Что ж, иной раз и Ронни случается сказать кое-что дельное. – Он нахмурился. – Кстати, боюсь, что мне не удастся заставить ее выкинуть из головы не просто бредовую, но чрезвычайноопасную идею заснять побег мальчика.

– Судя по твоему лицу, ты все же что-то придумал.

Джед кивнул и прищелкнул пальцами:

– Перес. Он нам поможет. Я попрошу, чтобы Рамон – после того, как доставит нас к домику – забрал ее с собой в лагерь повстанцев в горах. Когда все закончится, ее доставят на вертолете назад. Думаю, жизнь повстанцев окажется вполне захватывающим сюжетом. А просто прятаться в зарослях – занятие для оператора довольно бессмысленное. – Джед поднялся с пола. – И коль скоро разговор зашел о Ронни, чувствую, мне пора пойти помочь ей. Не стоит приступать к такому трудному и опасному делу с расстройством желудка. А при ее кулинарных способностях это не исключено.

– Но ты мне не нужен, – сказала Исабель, растерянно глядя ему вслед. – Моя мать ушла к повстанцам, когда ей было четырнадцать лет. Неужели ты считаешь, что она вырастила меня, не научив за себя постоять?

Джед повернулся к ней лицом:

– Помощь друга никогда не бывает лишней.

– Друга? – прошептала она.

Неожиданная улыбка, озарившая его лицо, придала ему особенную выразительность и красоту:

– Друга. А чуть позже мы сможем разобраться и в тех оттенках наших отношений, которые можно назвать более… теплыми… Но на данный момент, мне кажется, имеет смысл воспользоваться именно этим определением: дружба.

– Хорошо, – Исабель никак не удавалось оторвать свой взгляд от его лица. – У меня никогда не было друга, если не считать Стивена.

Улыбка Джеда угасла. Он остановился, молча глядя на нее, а затем резко повернулся и исчез на кухне.

До слуха Исабель донеслась какая-то фраза, сказанная Ронни, но она ушла в себя и не поняла, о чем была речь. Слова, сказанные Джедом, вызвали целую бурю чувств в ее душе. Потрясенная открытием, которое прояснило все, как удар молнии в темноте, Исабель, продолжая сидеть на полу, смотрела ему вслед, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой.

Господи Боже мой! Как она могла быть настолько слепой до сих пор? Неужели она не поняла, что с ней случилось? Ведь все предельно ясно.

Она влюбилась в Джеда Корбина с первого взгляда.

* * *

Ронни, прочитав документ, подняла глаза на Исабель:

– Ты вправду решила отдать свой замок Джеду?

– Его замок. Это его родной дом. Он никогда не был моим. А у меня никогда не было дома. Пожалуйста, поставь свою подпись как свидетель.

Поколебавшись, Ронни взяла ручку, которую протянула ей Исабель, и расписалась в указанном месте.

– И у меня тоже никогда не было дома, – задумчиво проговорила она. – И даже родины. Я всегда стремилась… – пожав плечами, она замолчала. – Еще где-нибудь надо расписаться?

– Кажется, нет. Мне бы хотелось, чтобы этот документ был оформлен по всем правилам. Чтобы ни один юрист не смог к чему-либо придраться. Ни к одной запятой. – Последние слова Ронни оказались новостью для Исабель, и она решила вернуться к ним. – Я почему-то считала, что ты настоящая американка.

– Да, но есть кое-какие сложности… – Ронни повернулась и направилась к выходу, показывая, что ей не хочется продолжать разговор на эту тему.

– Ты куда?

– На яхту, за нашими спальниками. Иначе на этом каменном полу не уснешь. А встанешь – будешь в синяках.

– Мне пойти с тобой, помочь?

Ронни покачала головой:

– Зачем? Я достаточно сильная, чтобы донести спальные мешки. Пока! – И, не дожидаясь ответа, вышла.

Да, Ронни сильная девушка, подумала Исабель. Но со временем она все чаще и чаще угадывала ее слабые места, когда и чем ее можно было обидеть.

Аккуратно сложив бумаги, она убрала их в рюкзак Ронни, чувствуя себя так, словно с плеч свалился тяжкий груз. Оставшиеся дни она сможет провести с Джедом, навсегда выкинув из головы тяготившие ее воспоминания о семи годах жизни на острове с Арнольдом.

* * *

– Проверь там все тщательно, перетряхни каждую соломинку на всякий случай, – посоветовала Ронни, разглядывая сквозь ветровое стекло машины хижину под тростниковой крышей. – Если не хочешь, чтобы в твой спальный мешок забрался ядовитый паук или еще какая-нибудь дрянь.

– Приятная перспектива, ничего не скажешь, – заметил Джед и поставил две сумки на землю, чтобы помочь Исабель выйти из машины.

– Вы уверены, что сумеете обойтись без меня? – спросила Ронни. – Мне вообще-то незачем ехать в лагерь.

– А нам не нужна страдалица, которая будет слоняться вокруг и изнывать от безделья. Как-нибудь сумеем обойтись без твоей помощи до завтрашнего дня.

– Даже представить себе этого не могу, – насмешливо улыбнулась Ронни. – Поехали, Рамон. Я найду чем заняться в лагере.

– Минуточку, – Рамон повернулся к Джеду и Исабель. – Завтра, в семь пятнадцать утра, я заеду за вами, чтобы подбросить до места.

Удивленная этим неожиданным предложением, Исабель отозвалась:

– Но в этом нет необходимости. До Кастильо-дель-Фуэго всего пять миль. У меня есть подробнейшая карта. И нам не составит труда…

– А мне кажется, что так будет лучше, – вспыхнул Рамон. – Это проще, чем потом вызволять вас из плена. Я высажу вас за милю до крепости. Не хватало, чтобы после стольких хлопот вы попались на какой-нибудь глупости. – Рамон нажал на педаль. Старенький форд запрыгал по неровной дороге и скрылся из глаз. Джед поднял оба спальника:

– Сначала я уложу вещи, а потом мы пойдем осмотрим крепость, выясним, что там творится. – Он окинул хижину внимательным взглядом. – Постой пока снаружи. Похоже, что здесь давно не было людей, и Ронни скорее всего права насчет всякой дряни, которая могла обосноваться там.

– А чего их бояться? Я привыкла иметь дело с ядовитыми тварями.

– Не сомневаюсь, – спокойно отозвался Джед. – За свою короткую жизнь ты успела перезнакомиться и освоиться с самыми разными гадами. Но все-таки сделай одолжение, дай я сам проверю.

Исабель почувствовала, как волна счастья охватывает ее, когда она смотрела, каким уверенным шагом прошел к хижине Джед. Она и не помнила, когда последний раз о ней заботились, хотели уберечь от какой-либо напасти, взять на себя ответственность за ее жизнь… Конечно, нельзя расслабляться, но сейчас, на короткий миг, ей так хотелось насладиться этим драгоценным чувством полной безопасности. Сознанием, что она может на кого-то опереться, хоть и всего на несколько минут.

– Как! И ты даже не собираешься спорить? – Джед оглянулся, и улыбка снова осветила его лицо, на котором одновременно проявились противоречивые чувства: и страстное желание, и сострадание, и легкое удивление.

Сильный, уверенный в себе рыцарь Ланселот.

Боже правый, до чего же она любила его!

– Нет, не собираюсь.

* * *

– Там никого нет, – прошептала Исабель, внимательно вглядываясь в боковые башни. – Только один охранник стоит в воротах, как и писал Риделис.

Джед кивнул и осторожно опустил пригнутую ветку куста, спрятавшись за которым, они могли спокойно рассматривать, что происходит вокруг крепости.

– Видимо, это так и есть. Но никогда не мешает все проверить самим.

Отвернувшись от мрачных стен, Исабель внимательно оглядела тропинку, по которой они пришли к замку:

Надеюсь, до завтрашнего дня ничего не изменится. Нам остается только дождаться рассвета.

– Да, – нахмурившись, сказал Джед, когда они прошли полпути до хижины. – Я вот о чем думаю: нет никакой необходимости нам идти завтра вдвоем.

– Именно об этом я и говорила тебе, – быстро подхватила Исабель.

– Значит, я пойду один.

– Ты? Нет, такого уговора не было, – возразила она.

– У меня больше опыта в таких вопросах, я был во всяких переделках и…

– Нет, Джед. Стивен – мой брат. И идти должна я.

Джед сжал губы:

– Посмотрим.

Исабель видела, что он упрям, как черт, и не собирается сдаваться.

Еще упрямее, чем Арнольд.

Эта мысль явилась сама собой, вызвав прилив страха. Ей удавалось справляться с Арнольдом, противостоять его властности, потому что это никак не задевало ее чувств. Но любовь к Джеду дает ему огромную власть над ней.

– Перестань, не смотри на меня так, – сердито глядя на нее, сказал Джед. – Пока все идет нормально. Мы сумеем выручить его.

Да, они, конечно, вызволят Стивена из заключения. Но не исключено, что она сама наденет на себя кандалы похуже и пострашнее. Впрочем, стоит ли заранее волноваться? Исабель нетерпеливо отогнала от себя эту мысль. Джед не любит ее и ни разу не обмолвился ни о чем другом, кроме того, что испытывает к ней физическое влечение и дружеское расположение. В его беспокойной жизни нет места для постоянной привязанности. Боль, которую вызвала эта догадка, можно было отогнать только одним – осознанием, что она сама понимает это лучше, чем Джед.

Значит, незачем заранее терзать себя, представляя, как трудно ей будет без него, когда они расстанутся. Лучше насладиться драгоценными минутами – пока он рядом. А потом… потом она постарается сделать так, чтобы их пути никогда не пересеклись.

Глава девятая

Джед вышел из хижины и выбросил охапку травы на землю возле дверей. Серая с перламутровым отливом рубашка и в тон ей серые брюки плотно облегали его тело. Это его цвет – цвет стального клинка хорошей закалки, с любовью подумала Исабель, и сердце ее пронзила нежность.

Джед сразу подобрался, поймав на себе ее взгляд:

– Ты о чем сейчас думала?

Опустив ресницы, чтобы он не смог прочесть, что творится в ее душе, Исабель подошла к нему.

– Ничего не нашел?

– Только одного паука. Я так разочарован. Ведь я приготовился к настоящей схватке с ядовитыми тварями.

– Дока ты тут героически сражался с несуществующими тарантулами, я сходила на разведку. В полумиле отсюда есть пруд.

– Ты искупалась? – Он нахмурился. – Почему ты не подождала меня? Никогда больше не ходи одна.

– Это совершенно безопасное место. Вокруг пруда – заросли кустарников. Не забывай, что я выросла в джунглях. Идем, – она повернулась и пошла впереди.

– Куда?

– К пруду. Ты же взмок от жары. До купания мне тоже было тяжко. – Она обернулась. – Так ты идешь?

Исабель старалась изо всех сил не выдать себя, но он все же что-то почувствовал, потому что лицо его тотчас стало замкнутым.

– Куда же я денусь? – ответил он и шагнул следом за ней.

Минут через десять они оказались на месте. И, раздвинув кусты, она показала ему небольшую заводь, берег которой зарос мхом. Заметив, что руки дрожат, она быстро прошла вперед и предупредила:

– Учти, вода очень холодная по сравнению с температурой воздуха. Окунешься – сразу дыхание перехватит от неожиданности.

– А ты не собираешься повторить свой подвиг?

– Я подожду здесь.

В ее голосе проскользнула легкая хрипотца, и, услышав это, он резко оглянулся:

– Подождешь чего?

Она опустила глаза, глядя на воду.

– Просто подожду.

– Что ты затеваешь, Исабель?

Она и сама не думала, что начнет нервничать и что будет испытывать такую неловкость, поэтому ответила первое, что пришло в голову:

– Ничего не затеваю. Просто очень жарко, и тебе тоже неплохо искупаться.

Какое-то время Джед продолжал испытующе смотреть на нее, а потом она наконец услышала шорох снимаемой одежды.

Вскоре раздался всплеск – Джед нырнул в воду. Только после этого Исабель отважилась поднять глаза. Солнечные блики играли на его коже, подчеркивая рельефный рисунок упругих мускулов и крутые ягодицы, которые появлялись над водой, когда он делал бросок вперед.

Горячая волна опалила ее с такой силой, что ногти впились в ладони.

Развернувшись, Джед поплыл к берегу. Он встал, когда вода доходила ему до груди, и поднял на нее глаза:

– Ты права… Вода очень холодная… – и замолчал ошеломленно. – Исабель?

Она уже успела расстегнуть рубашку и уронила ее на траву, после чего сбросила ботинки и носки.

– Что ты делаешь? – спросил он осевшим голосом, не в силах оторвать глаз от ее обнаженной груди.

Сняв трусики, она ответила, стараясь говорить как можно ровнее:

– Позагораю немного, – и начала расплетать косу. Запустив пальцы в волосы, она, откинув голову, встряхнула ими и легла на мох.

– А по-моему, ты задумала что-то совсем другое.

Его взгляд, блуждая по телу, обжигал сильнее, чем лучи солнца. Исабель чувствовала, как кровь толчками бежит по ее жилам, как начали пылать щеки и как напряглись соски. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы голос прозвучал ровно:

– Можешь не обращать на меня внимания…

– Не обращать внимания? – он двинулся к берегу. – Ты с ума сошла? Это все равно, что заставить изголодавшегося человека не смотреть и не думать о еде. – Выйдя на берег, он остановился рядом с ней. Влажная кожа отливала на солнце бронзовым цветом. И его возбужденная плоть трепетала от напряжения. Капли воды упали на разгоряченное тело Исабель, но она не почувствовала холода. – Почему именно сейчас?

Ей следовало бы и самой догадаться, что он непременно начнет допытываться. Лучше сразу сбить его с толку.

– А какая разница?

– И все же я хочу знать… – он замолчал, когда она погладила его по икрам. Мускулы сразу стали твердыми, как сталь.

А она продолжала гладить их – нежно и ласково.

Тело его содрогнулось от невыносимого напряжения так, что Джед вынужден был на секунду прикрыть глаза.

– Разница большая, – он опустился на колени рядом с нею, – но я сейчас не буду обращать на это внимания, – признался он. – Не могу.

И, раздвинув ей ноги, осторожно вошел в нее. Его тело было тяжелым, холодным в ее горячих руках – и эта разница температур особенно возбуждала Исабель.

– Господи, как хорошо, – проговорил Джед срывающимся голосом, – никогда прежде я не испытывал ничего подобного. – Подложив под нее руки, он крепко обхватил ягодицы и слегка приподнял, чтобы прижать потеснее и войти в нее как можно глубже.

Движение это было таким мощным, таким проникающим, что полностью захватило ее. Всю целиком. Оно заставило Исабель пережить одновременно самые разные ощущения: и. его властность, и стремление завладеть ею, полноту и… чувство необыкновенного удовлетворения.

Руки ее вцепились ему в плечи, голова запрокинулась назад, так что она упиралась в мох.

Ритм движений ускорялся все сильнее, напряжение увеличивалось…

– Джед…

– Я знаю, – хрипло сказал он. – Дело за тобой… – он не в силах был договорить фразу до конца, продолжая двигаться с такой страстностью, которая подчиняла ее и вызывала страшное возбуждение, – это должно было перейти во что-то еще.

– Да, – ей хотелось крикнуть, но сил едва хватило на шепот. – Да, это именно то, что мне нужно сейчас… – и, изогнувшись дугой, она издала низкий стон.

Напряжение взорвалось.

Чувство освобождения было таким же сильным и неуправляемым, какой была и потребность в близости.

Джед на мгновение замер. По бешеному пульсу на его шее можно было угадать степень невероятного напряжения. Закинув голову, он проговорил сквозь стиснутые зубы:

– Исабель!

Звук был гортанный, жесткий, без той музыкальности, с которой он обычно произносил ее имя. Но это вызывало чувство какого-то животного удовлетворения. А потом, содрогнувшись, он упал. Исабель крепко обняла его. «Мой!» – это единственное, о чем она могла подумать в тот момент.

Несколько минут Джед лежал совершенно неподвижно, навалившись на нее всей тяжестью своего тела. Но и эта тяжесть казалась невероятно приятной. Потом он шевельнулся, и она выпустила его из своих объятий. Джед все еще не мог перевести дыхание, когда, подняв голову, посмотрел на нее:

– А теперь признайся, какого дьявола ты все это затеяла?

«Нет, не мой», – тут же промелькнуло у нее в уме. Он никогда не будет полностью принадлежать ей. И мысль эта отозвалась в душе уколом боли. Но Исабель тотчас отогнала ее прочь. Какая глупость. Ведь она с самого начала знала, что чувство радости будет таким коротким и недолгим.

– Признаваться, собственно, не в чем. Все предельно просто. Мне хотелось, чтобы это случилось.

– И ты сделала все, чтобы это случилось, – Джед выпрямился и сел. – Это было настоящее совращение.

– Как хорошо, что ты сразу называешь вещи своими именами, – слегка поморщилась она. – Я не думала, что у меня получится.

– Получилось. Очень даже. Не сомневайся –Я пылал как факел. По-моему, температура воды в этой заводи сразу повысилась на несколько градусов. – Пристально глядя на нее, Джед продолжил допрос. – Что за сделка на этот раз? Плата за услуги или что-то вроде того?

– Нет. Почему ты пытаешься найти какие-то другие причины, кроме той, о которой я уже сказала?

– Журналистская привычка докапываться до истины. Мне не верится, что в тебе вдруг ни с того ни с сего вспыхнуло такое желание. Должно же что-то за этим стоять.

Ему не хотелось признавать очевидное. И если она скажет правду, он все равно будет выискивать еще какие-то дополнительные мотивы. Это лишь испортит впечатление от того, что они оба пережили минуту назад.

– Наверное, я просто боюсь завтрашнего дня. Это правда, Марино преследовал меня всю жизнь. И всякий раз, настигнув, отнимал то, что было дороже всего на свете. Вот я и захотела снять напряжение, отвлечься, забыть, что тот ужас может повториться.

Выражение его лица тотчас смягчилось.

– Почему же ты сразу не сказала мне? – он Погладил ее по щеке с невыразимой нежностью. – Не бойся. Я позабочусь обо всем. И всегда буду заботиться о тебе.

Всегда. Это обещание на миг скрепило их вечными узами и вызвало у нее прилив горечи:

– Я не просила тебя заботиться обо мне, повернув голову, она прижала губы к его ладони, – постоять за себя меня научили.

– Знаю. А моя роль – лишь отвлекать тебя. – В глазах его что-то замерцало. – Надеюсь, мне это удалось сделать?

Улыбка заиграла на ее губах. Исабель подумала, что эта любящая улыбка выдала ее с головой.

– О да, более чем.

– Могу постараться и сделать еще лучше.

– Да? – она с удивлением окинула его взглядом и увидела, что плоть его снова возбудилась. – Сейчас?

– Думаю, что не стоит упускать такой возможности, раз уж она у нас появилась, – он положил руку ей на грудь и мягко сжал ее. – Так что я приступаю.

* * *

Уютно устроившись в спальном мешке, Исабель кивнула Джеду:

– Я уже. Можешь выключать лампу.

– Еще нет, – он теснее прижал ее к себе. И в его движениях не было и следа чувства собственника, которое проявлялось, когда они были близки. Сейчас она ощущала только его силу, заботу и желание уберечь ее от напастей. – Мне хочется поговорить с тобой. Кое-что застряло у меня в голове. – Джед вздохнул. – Хотя не представляю, как у меня еще сохранилась способность думать. Нынешний день вовсе не располагал к этому.

– Что-то было не так?

– Я не о том. Мне хочется узнать, на кого он похож.

– Ты о ком?

– О твоем брате.

– Умный, ласковый, озорной. – Исабель серьезно посмотрела на Джеда. – Даже если бы он не был мне родным человеком, его все равно надо было бы спасти, Джед.

– Ты же не знаешь, может, он изменился за эти семь лет? – Джед погладил ее по голове. – Рамон в данном случае прав. Когда вы расстались, ему было десять лет. За это время Марино мог…

– В главном Стивен не переменился, – перебила она его. – Если бы ты прочитал его письма, ты бы понял, что Марино не оказал на него влияния.

– Но почему Марино продолжает навещать его каждый месяц?

– Об этом у нас уже шла речь. Стивен умный мальчик. И он понял, что ему будет предоставлено больше свободы, если он сумеет усыпить бдительность Марино. Если сделает вид, что прислушивается к его словам и готов следовать его наставлениям.

– То есть ты хочешь сказать, что мальчик умело вертит таким хитрым и коварным типом? Что на самом деле он добивается своего?

– Стивен… впрочем, ты сам это поймешь, когда вы увидитесь.

– Только, пожалуйста, не слишком полагайся На свои воспоминания. Мне бы не хотелось, что бы ты разочаровалась.

Джед проговорил последние слова отрывисто и почти сердито, но она уже научилась угадывать за внешней грубостью желание защитить ее. Исабель переполняла острая, похожая на боль нежность. Совершенно непроизвольно она теснее прижалась к нему.

– Не волнуйся. Все будет хорошо. – И постаралась перевести разговор на другое. – Кстати, имей в виду, что я уже все сделала. Я говорю о бумагах. То, что я обещала.

– Что ты обещала?

– Портрет «Невесты» и остров. Вчера, когда мы сидели с Ронни на кухне, я попросила ее поставить свою подпись в качестве свидетельницы. Так что теперь все в порядке.

– К чертям собачьим эту «Невесту», – грубо бросил Джед. – Меня от этой дамочки уже тошнит.

– Зачем ты так говоришь? Ты же приехал сюда из-за нее.

– Разве? Я не уверен. Как, впрочем, не уверен теперь ни в чем.

– Тем более. Поэтому я и позаботилась обо всем.

– Ты говоришь, как солдат, который перед сражением дает своим однополчанам наказы. С тобой ничего не случится.

Как бы ей хотелось, чтобы слова Джеда исполнились. Но чем ближе подступали к ней воспоминания прошлого, тем дальше отступали эйфория, легкость, приподнятость и безусловная вера в исполнение задуманного:

– Во всяком случае, я считала себя обязанной выполнить обещание. Остров – твой.

– Я тебе уже сказал, что мне нет дела до этого чертова острова. Мы с тобой договаривались только насчет картины.

– А мне кажется, остров значит для тебя много больше, чем ты сам думаешь. Это твой дом. Неужели ты никогда не любил его?

Какое-то время Джед не отвечал.

– Наверное, да. Когда смотрел на него глазами своей матери. В детстве. Она знала и любила каждый камушек в замке, каждую плиту, каждое дерево. – Он помолчал. – А потом я смотрел на замок его глазами.

– И это отравило детские впечатления. Нам обоим не повезло с отцами. – Исабель заботливо обняла его. – Как это грустно, когда кто-то отнимает у человека его родной дом.

– Ты говоришь так, словно того и гляди расплачешься от жалости ко мне. Почему? У тебя ведь никогда не было дома.

– Неужели ты не понимаешь? Гораздо тяжелее потерять то, что принадлежало тебе. Когда ничего нет, то и терять нечего, – она неуверенно рассмеялась. – По-моему, я очень ясно выразилась.

– Да, ясно. Но еще в твоем голосе прозвучали и нежность, и забота.

Она подняла глаза. Выражение его лица невозможно было разглядеть, оно тонуло в полумраке:

– Ты никогда не разговаривал со мной так, так сейчас.

– Разве? – он осторожно прикоснулся губами к ее виску. – Так всегда разговаривают между собой… друзья.

Друзья. И снова к светлому и нежному чувству, переполнявшему ее, примешалась капля горечи.

– Правда?

– Да. – На этот раз Джед дотронулся губами до ее плеча. – Спи. Нам обоим надо набраться сил.

Да, ей необходимо выспаться как следует. Так, чтобы успеть проснуться раньше Джеда. Закрыв глаза, Исабель еще теснее прижалась к нему. Это были последние минуты, которые они проведут вместе. А потом… Она не позволит ему идти вместе с ней.

– Скоро я засну… но… как хорошо, да?

Его губы с нежностью прильнули к ее виску, и голос в наступившей темноте прозвучал с особенной теплотой и лаской:

– Да, дорогая моя. Очень хорошо.

* * *

– Ты куда собралась, черт возьми?

Уже стоя в дверях, она резко обернулась и увидела, что Джед, выпрямившись, сидит в спальнике. Как ни старалась Исабель двигаться бесшумно, ей все же не удалось выскользнуть незаметно, не разбудив его.

– Мне не хотелось будить тебя, – она подошла к нему и присела на колени возле спальника.

– Ты что тут бродишь в темноте? Который, час?

– У нас масса времени впереди. Мне никак не удавалось снова заснуть, и я решила выйти наружу и там подождать Дамиреса.

Забыв о своих подозрениях, Джед снова проговорил, возвращаясь к тому, что все время тревожило его:

– Почему ты не хочешь, чтобы я отправился один? Задача ведь не такая уж сложная. И мне не составит труда с ней справиться без тебя.

– Знаю. Просто… – она вдруг крепко обняла его.

Джед сразу насторожился:

– Что все это значит?

– Так, прилив нежности.

– В самое неподходящее для этого время, – но вопреки сказанному, он сам обнял ее. – Рамон…

– Тсс… Мне хотелось сказать тебе что-то, и мне легче это сделать, если я буду рядом с тобой.

– И что же ты хочешь сказать?

– Что я люблю тебя.

Он замер:

– Исабель, что…

– Молчи. Не говори ничего. Я сказала это просто для того, чтобы ничего не утаивать от тебя, – прошептала она, с нежностью прижимая его к себе. – Так поступают истинные…

Джед слабо дернулся и погрузился в глубокий сон. Исабель осторожно опустила его голову на спальник:

– …друзья, – закончила она, осторожно поцеловав его в лоб, после чего поднялась и выскользнула за дверь.

Пять минут спустя она помахала рукой Рамону, который направлял свой «Форд» к хижине. Открыв ей переднюю дверцу, Рамон спросил:

– А где Джед?

– Хорошо, если после того, как мы заберем Стивена, вертолет сядет возле хижины. Там мы прихватим Джеда. Он решил остаться.

– Джед решил остаться? – недоверчивым тоном переспросил Рамон.

– Нет, это я решила, – уточнила Исабель, устраиваясь на сиденье. – Поехали.

– Не думаю, что…

– А вам незачем думать, – решительно проговорила она. – Я сама смогу вызволить Стивена, без помощи Джеда. Ему рисковать лишний раз нет необходимости.

– А если я решу, что без его помощи вам не обойтись?

– Решение принимаете не вы. Это мой план, и вы обязаны выполнить его. Ведь главная задача, которую перед вами поставил Перес, – освободить Стивена, так ведь?

Рамон кивнул.

– Тогда – вперед.

Он сердито нахмурился:

– Не нравится мне все это, впрочем… мы и в самом деле не можем тратить время на споры, – и нажал на газ. – У меня к вам записка от Переса.

– И не читая, могу сказать, о чем она, – устало ответила Исабель. – Я сама знаю, что в Сан-Мигуэле мы не сможем оставаться ни часу. Это создаст слишком много дополнительных трудностей повстанцам, а им и своих бед хватает. Без нас.

– Да. Приходится отражать одно нападение за другим. И следить за тем, чтобы с вами ничего не случилось, им будет трудно.

– Помогите мне вызволить Стивена. И больше мы вам не доставим никаких хлопот.

Рамон с любопытством оглядел ее.

– Интересно, каким образом вам удалось заставить Джеда устраниться?

Она промолчала.

– Джед все равно пойдет следом за нами. Я хорошо изучил его и знаю, что это человек непреклонный.

Больше всего на свете она боялась именно этого.

– Буду молиться, чтобы вы ошиблись, – ответила она и закусила губу.

Развернувшись, Рамон выехал на дорогу:

– Молитвы мало помогают в тех делах, которые имеют отношение к генералу Марино.

* * *

– Джед, черт тебя побери! Проснешься ты когда-нибудь или нет? Джед! Ты слышишь меня?

Джед открыл глаза и первое, что увидел, было озабоченное лицо Ронни, склонившейся над ним. Но когда она увидела, что все в порядке, тревога постепенно отступила.

– Как ты испугал меня, – вздохнула Ронни с чувством облегчения. – А куда подевалась Исабель?

Джед помотал головой:

– А разве ее здесь нет?

Ронни помогла ему сесть.

– Не сомневаюсь, что она уже в крепости. Рамон послал радиограмму, чтобы вертолет захватил сначала тебя. Она что, треснула тебя чем-то по голове?

Джед покачал головой:

– Очень ловко и умело нажала мне на сонную артерию, и я сразу вырубился.

Ронни присвистнула удивленно:

– До чего же способная дамочка!

– Надо сказать, что она предупреждала меня, и не раз, что умеет постоять за себя. Теперь у меня отпали все сомнения на этот счет, – Джед начал торопливо выбираться из мешка.

– Надеюсь, она знала, что делала, – заметила Ронни. – И если бы сочла нужным, то могла бы тебе и ноги переломать, лишь бы удержать тебя в стороне от этого дела.

– Утешила, спасибо. А теперь пошевеливайся! Нам надо спешить.

– Но она решилась на это, чтобы уберечь тебя, – Ронни помогла ему подняться. – Сначала, не задумываясь ни на секунду, переписала все свое имущество на твое имя, а потом для пущей безопасности решила убрать тебя со сцены.

– Как будто я не понимаю этого сам, – прорычал Джед, направляясь к двери. – Она пережила адские муки, чтобы спасти брата, а сейчас, похоже, готова распластать свои крылья, чтобы уберечь от опасности меня.

Ронни приходилось почти бежать за ним.

– Что мы сейчас будем делать? Полетим в Кастилио-дель-Фуэго?

– Боюсь, что уже опоздали. Нам надо придумать что-нибудь на тот случай, если… – он замолчал, чувствуя, как сжалось его сердце.

– Если там что-то сорвалось? – закончила занего Ронни.

Ему не хотелось произносить вслух то, что терзало душу, но рано или поздно надо будет взглянуть правде в глаза:

– Да, если у них что-то не получится.

* * *

Все с самого начала пошло наперекосяк, подумала Исабель в отчаянии.

Охранник появился из-за угла раньше времени, тут же увидел открытые ворота и поднял тревогу. Черт возьми! Ведь он должен был подойти минут через десять.

– Бежим! – прошептала она и, схватив Стивена за руку, бросилась от ворот прямо к зарослям. – Не останавливайся, несмотря ни на что.

– Не волнуйся, теперь меня и гром пушек не остановит, – схватив сестру за руку, Стивен увлек ее за собой. Он был длинноног, и расстояние до джунглей стремительно сокращалось. – Я ждал и готовился к этому семь лет.

За их спинами раздался выстрел. Исабель сжала его руку:

– Они увидели нас. Отпусти меня. Один ты сможешь бежать намного быстрее.

– Нет уж, – Стивен еще крепче сжал пальцы. – Выкинь это из головы. Если они схватят тебя, мне придется вернуться.

– Стивен… – Дыхания не хватало, и Исабель решила, что будет разумнее поберечь силы. Она совсем забыла, какой он упрямый. Как же он дорог ей! Собрав все силы, она ускорила шаг, сворачивая в сторону просеки.

За спиной, в зарослях кустарника, раздался хруст веток.

Господи! Лишь бы вертолет подоспел вовремя. Пуля просвистела возле самого ее уха.

– Просека совсем рядом, – выдохнула она, позволив себе на секунду обернуться, чтобы посмотреть, где их преследователи. Но не увидела никого. Наверное, они решили обойти их с обеих сторон, чтобы взять в клещи. Плохо. Теперь будет сложнее угадать, где они. Вертолет уже где-то рядом, за деревьями. Надо успеть раньше их.

– Ну да, – беспечно бросил Стивен. – Не сомневайся, успеем. – Он мчался, как ветер.

– Вот увидишь, ты посмотришь в свой хрустальный шарик и… нет!

Вертолет взмыл в воздух прямо у них перед носом. Набирая высоту, он поднялся выше верхушек деревьев.

– Он улетел! Они нас не дождались… – простонала Исабель.

Но в тот момент, когда отчаяние готово было захлестнуть ее, кусты впереди раздвинулись… и перед ними появился Джед.

– Сюда! Скорее! – позвал он, увлекая их влево, в сторону от поляны, на которой только что был вертолет.

Исабель, не мешкая, бросилась следом за ним, не выпуская руки Стивена.

Вертолет с шумом пролетел у них над головой. Ветер растрепал ее волосы.

Тра-та-та-та-та, – прогремели выстрелы.

«В кого они стреляют, – подумала Исабель, – в нас или в вертолет?»

Джед схватил ее за руку, притянул к себе и повалился вместе с ней на землю, закрывая своим телом. Стивен рухнул рядом.

– Почему они бросили нас? – прошептала Исабель.

– Это я велел Ронни отдать пилоту приказ взлететь, – ответил Джед, внимательно вглядываясь в заросли, окружавшие их со всех сторон. – Охрана бежала за вами по пятам. И вы бы все равно не смогли от них оторваться. Зато им могло показаться, что вы все-таки успели взлететь. Обычный отвлекающий маневр.

– Они и в самом деле могут так подумать? – спросил Стивен. – А если все же нас заметят?

– Вот тогда и решим, что делать, – отозвался Джед.

– Зачем ты пришел сюда? Тебе здесь нечего делать! – сердито проговорила Исабель, чуть-чуть отдышавшись.

– Не сомневался, что ты без восторга встретишь мое появление, – сухо заметил Джед. – А теперь все закройте рот и ни слова. Посмотрим, сработает ли моя уловка.

Вертолет, развернувшись, полетел прочь, держа курс на юг.

Шум немного затих. И они все задержали дыхание, выжидая.

Вслед вертолету раздалось еще несколько беспорядочных выстрелов, а затем прозвучала отрывистая команда.

Исабель втянула голову в плечи, как будто от этого могла стать более незаметной.

Но похоже, охранники заглотили наживку и уже торопились в крепость, чтобы передать по радио просьбу о перехвате вертолета…

Треск ломаемых ветвей и возбужденные мужские голоса постепенно затихали, наступила тишина. Исабель перевела дыхание. Неужели Стивен с ними? Она боялась даже произнести это вслух.

– Побудьте здесь, – приказал Джед и пополз к поляне. – Посмотрю, что там творится.

Исабель поползла следом за ним:

– Это я должна…

– Оставайся на месте, – отрывисто приказал Джед. – Если не можешь позаботиться даже сама о себе, то подумай о брате.

Исабель замерла на месте. Каждый мускул; дрожал от напряжения, а глаза не отрывались от зарослей, за которыми скрылся Джед.

– Молодец, он быстро сориентировался, – негромко проговорил Стивен. – Когда выпадет подходящая минута, не забудь познакомить нас, хорошо?

Удивленно посмотрев на брата, Исабель почувствовала, как напряжение уходит.

– Да, пока что нам было не до правил хорошего тона.

Через несколько минут послышался легкий шорох – это возвращался Джед.

– Клюнули! Простой трюк, а действует, как правило, безотказно. Они все вернулись в замок. Ни одного человека не осталось.

Исабель шумно, с облегчением вздохнула.

– Слава Богу!

Стивен напомнил:

– Ты обещала…

– Мой брат упрекнул меня в… – спохватилась Исабель. – Познакомьтесь, пожалуйста. – Стивен. Джед Корбин.

– Рад познакомиться с вами, – серьезно проговорил Стивен и кивнул. – Тем более в такой ситуации.

– Я тоже, – тем же тоном ответил Джед. – Как вы?

Лицо Стивена озарила светлая улыбка:

– За последние семь лет я ни разу не чувствовал себя так замечательно. А что мы будем делать теперь?

– Останемся пока здесь. Я попросил, чтобы вертолет вернулся за нами через двадцать минут.

Глаза Исабель округлились:

– Сюда?

Джед кивнул:

– За это время охранники уже возвратятся в крепость. Они меньше всего ждут, что вертолет вернется назад, да еще так скоро. Пилот сядет и заберет нас раньше, чем они успеют сообразить, в чем дело.

Стивен рассмеялся:

– Я же тебе сказал, Исабель, что он умеет находить самые неожиданные решения. А это можно назвать блестящим.

– Очень рад, что хоть кто-то оценил мои способности. Ваша сестра решительно не доверяет мне.

– Это не так, – вмешалась Исабель. – Просто я…

– Знаю, – перебил ее Джед. – Тебе хотелосьустроить все самой. Пробирайтесь к поляне. Надо быть там, чтобы, не теряя времени, когда вертолет сядет, погрузиться на борт. А я пока буду наблюдать за тропинкой, что ведет к замку.

– Он сердит на тебя, – заметил Стивен, когда Джед исчез в зарослях. – У него есть на то основания?

– Да, и весьма серьезные.

Стивен вопросительно посмотрел на сестру, ожидая продолжения, но Исабель замялась, не зная, стоит ли рассказывать ему сейчас обо всем.

– Он не ожидал от меня одной выходки.

– Что-то произошло между мужчиной и женщиной? – вежливо уточнил он.

Исабель растерянно заморгала:

– Почему… с чего ты… разве…

– Я не слепой, Исабель, – пришел ей на помощь брат. – И все семь лет, что тебя не было со мной, единственное, что я мог делать, это наблюдать за теми, кто окружал меня, и делать соответствующие выводы.

– И ты в этом весьма преуспел, – она изучающе посмотрела на брата. В глазах ее светились любовь и нежность к нему.

Увидев его, в первый момент она едва узнала Стивена. Ведь она оставила мальчика. А навстречу ей вышел юноша – взрослый человек. Только его темные, широко расставленные глаза и волнистые волосы оставались такими же, как раньше. И вот теперь на его возмужавшем лице играла знакомая озорная, мальчишеская улыбка. Слава Богу, Марино не сумел отнять этого у Стивена. До сих пор, несмотря на яростные споры с Рамоном и Джедом, в душе ее жил страх: а вдруг и в самом деле Марино, этот деспот, сумел найти слабое место у брата и сломить Стивена.

– Теперь я начинаю сомневаться: может, твоя жизнь была бы спокойной и безмятежной, если бы ты остался…

Стивен весело улыбнулся ей в ответ.

– Спокойной – может быть. Но менее интересной.

– Да уж, – вздохнула она. – А сейчас пора идти, – Исабель начала продираться сквозь заросли. – Нам надо добраться до поляны как можно быстрее.

* * *

Рамон Дамирес ждал их, когда вертолет приземлился через час рядом с деревушкой. Распахнув дверцу, он помог Исабель спуститься.

– Быстрее, быстрее! – торопил он их, обращаясь в основном к Джеду. – По приказу Марино все воздушные пути перекрыты. Он в ярости, как бешеный бык. Его отряды рыскают по всему острову.

– Я вам чрезвычайно благодарна за помощь, сеньор Дамирес, – перебила его Исабель.

– Я это сделал не ради вас и не ради вашего брата, – ответил тот сухо. – Мне хотелось содрать с Марино штаны и насыпать ему на задницу перца. Но если вы сейчас не поторопитесь, то вся наша затея лопнет, как пузырь.

Джед выпрыгнул из вертолета:

– Считай, что мы уже в море. Спасибо, Рамон.

Тот пожал плечами и усмехнулся:

– С твоим появлением всегда происходит нечто интересное, – он пошел к машине, что стояла возле причала.

Джед повернулся к Ронни, которая сидела на заднем сиденье вертолета:

– Опускай камеру, дуй быстрее.

– Сейчас, – ответила она с отсутствующим видом и спрыгнула вниз, направляя камеру на Стивена. – Идите вперед. Я хочу снять, как Стивен и Исабель поднимаются на яхту.

Джед махнул пилоту, чтобы тот поднимал вертолет в воздух.

– Ронни, черт тебя побери, сколько можно?

Джед схватил Исабель за руку и потянул ее к яхте. – Идем скорее. Лучше выполнить то, что она просит, чем убеждать эту упрямицу. А где Стивен? Он должен… – Обернувшись, Джед замолчал полуслове.

Стивен стоял перед камерой, которую держа на плече Ронни, и раскланивался, с напыщенно шутливой важностью, как павлин.

Ронни опустила камеру и нахмурилась.

– Это не любительский фильм. Он не для семейного просмотра. Не мог бы ты… – и замолчала, заметив насмешливое выражение в глазах юноши.

– Я весь в вашем распоряжении, – озорная улыбка осветила тонкие черты Стивена. – Могу встать так, а могу повернуть голову. В профиль даже лучше.

– Быстро на яхту! – приказал Джед, вспрыгивая на палубу. – Хватит устраивать представление.

– Стивен, пожалуйста, – взмолилась Исабель.

– Иду, – отозвался Стивен и, повернувшись, побежал к яхте, но все же успел обернуться и крикнул на ходу Ронни:

– Надеюсь, камера запечатлеет для потомков, с какой непередаваемой грацией я вспрыгиваю на яхту?

– Ты похож скорее на мальчика, который собрался на прогулку, а не на беглеца, вырвавшегося из тюрьмы, – с отвращением заметила Ронни, опуская камеру.

– А я и собираюсь на прогулку. Теперь весь мир воспринимаешь как праздник, – Стивен вскочил на палубу, схватил сестру и закружил ее. – Разве не так, Исабель?

– Пока что нет. Нам еще надо… – она замолчала, глядя на его сияющее лицо. Ей не хотелось разочаровывать брата. Он так долго ждал этой минуты. – Да, ты можешь считать весь мир своим, Стивен, – мягко закончила она. – Он будет твоим.

Ронни повесила камеру на плечо и тоже зашагала к яхте:

– Ладно, раз уж испорчены последние кадры, можно ехать.

– Благодарю. Мадам, вы не представляете, как я вам признателен за это решение, – ядовито отозвался Джед, нажимая на кнопку, чтобы поднять якорь, и запуская двигатель. – Признаться, я боялся, что ты потребуешь, чтобы мы дождались Марино, дабы усилить драматизм ситуации.

– Неплохая мысль вообще-то. Но боюсь, что в таком случае пропадет и весь мой фильм, который я успела отснять. Так что лучше, если мы отправимся прямо сейчас, – Ронни тоже вспрыгнула на палубу.

– Сниму напоследок Сан-Мигуэль – то, как он будет удаляться. А ты пока сам постой у руля. – Она снова прижала камеру к плечу. – Хотя я управляю яхтой лучше, чем ты.

Глава десятая

– Мы уже вошли в нейтральные воды? – обеспокоенно спросила Исабель, подходя к

Джеду.

Не отрывая глаз от горизонта, он сдержанным тоном ответил:

– Будем там минут через пятнадцать.

– Можно считать, что мы уже в безопасности.

– Если только Марино не наплюет на эти условности. Все зависит от того, насколько сильно ему хочется вернуть Стивена назад.

Исабель невольно содрогнулась:

– Ему не по нраву, когда хоть что-то отнимают у него. После того, как мы с матерью бежали из Салтилио, он искал нас на протяжении девяти лет!

– Тогда нам не стоит терять время в Сан-Хуане. Мы сразу же отправимся в Джорджтаун, а оттуда вылетим в Пуэрто-Рико. – Джед с легким раздражением посмотрел на Стивена и Ронни, которые стояли на носу. – Ты только посмотри на них. Они ведут себя так, словно мы на увеселительной прогулке.

– Завидую им.

Джед вопросительно посмотрел на нее.

– Они такие юные. И такие… стойкие.

– Стойкие?

– У них хватает сил наслаждаться каждой выпавшей им минутой счастья, и они не позволяют ничему дурному лишать их радостей жизни. Мне такое никогда не удавалось.

– А зачем? Ты и без того такая ровная и спокойная.

– Мне казалось, что терпение и выдержка – единственное, что поможет мне выиграть. Но потом мне пришло в голову: если бы я решительнее сопротивлялась и не позволяла обманывать себя… – Исабель помолчала и, вспомнив о том, что произошло в хижине, искоса посмотрела на него – Ты же понимаешь, почему я так поступила. Ничего другого я придумать не могла… Я считала, что так будет лучше.

Джед еще крепче сжал штурвал:

– Не будем обсуждать это сейчас. Моя задача на данный момент – добраться до Джорджтауна.

Джед явно продолжал на нее злиться, и Исабель вполне понимала его чувства.

– Хорошо, – попыталась улыбнуться Исабель. – Но мне все равно хотелось, чтобы ты знал. – Повернувшись, она быстро пошла к Ронни и Стивену.

– Исабель!

Она обернулась.

При свете дня его светло-голубые глаза светились, как льдинки:

– Мне надоело, и меня уже тошнит от твоего желания решать все за меня. Использовать, а потом выбросить, как кожуру от банана. Заруби себе на носу – когда мы окажемся в Сан-Хуане, кое-что в наших отношениях изменится.

* * *

В Сан-Хуан они прибыли на следующий день, ближе к вечеру, и сняли номера в том же самом отеле, где встретились с Ронни.

Получив у портье ключи, Джед направился к Исабель, Ронни и Стивену, которые дожидались его в холле у лифта.

– Вы втроем будете на пятом этаже, а я на шестом, – и, повернувшись к Исабель, ничего не выражающим голосом заметил:

– Тебе надо немного поспать. Ты выглядишь так, будто вот-вот упадешь в обморок.

– Боже, Джед, – засмеялась Ронни, – не знала, что ты бываешь таким заботливым.

– Да, в последнее время у меня вошло в привычку командовать.

Исабель изо всех сил сжала ключ в руке.

– Нельзя сказать, что я уж очень устала. Мне удалось вздремнуть в пути, – повернувшись, она стремительно двинулась к лифту. – Приму душ и сразу приду в себя.

– Значит, ты не хочешь пойти со мной, побродить по городу, посмотреть достопримечательности? – услышала она голос Стивена.

Исабель обернулась:

– Достопримечательности? Но ведь уже темно.

– Ну, не достопримечательности. Просто мне хочется посмотреть на людей. Пройтись по улицам, потолкаться в толпе. Услышать шум.

– Сумасшедший, – удивилась Ронни. – Зачем тебе нужен шум?

– Ты не представляешь, насколько тихо было там, в Кастилио-дель-Фуэго.

Сердце Исабель сжалось от любви и жалости к брату. Сколько он потерял за время своего вынужденного заключения!

– Подожди минут двадцать, и я…

– Джед прав. За последние два дня ты так перенапряглась, с тебя хватит, – вмешалась Ронни и усмехнулась, глядя на Стивена. – Иди, прими ДУШ, а мы пойдем погуляем вдвоем. Я найду самые шумные места в городе. И мы даже сумеем купить тебе кое-что из одежды. Надеюсь, ты не будешь против, если я заодно сниму несколько кадров, как сын Марино пробует на вкус воздух свободы?

– Нет, конечно, если только ты будешь снимать меня в профиль слева: так я выгляжу намного эффектнее. – Улыбнувшись, он повернулся к Исабель. – Ты не возражаешь?

– Это не опасно? – Исабель посмотрела на Джеда.

– Как будто нет. Во всяком случае, не должно быть. Пока что мы не заметили никакой слежки. А Пуэрто-Рико находится в американской зоне. Не думаю, что он решится устроить международный скандал.

– Что ж, тогда идите, – Исабель вошла вместе со всеми в лифт и нажала на кнопку пятого и шестого этажей. – Только не забывай – во время любой «прогулки» можно случайно задеть за колючки.

Ронни умеет избегать ненужных стычек, – заметил Джед. – Ждем вас к полуночи.

– И больше никаких указаний? – Ронни, прищурившись, внимательно посмотрела на Джеда. – Похоже, у тебя есть что-то на уме. Интересно, что ты задумал?

– Ничего такого, что способно потрясти мир. А сейчас мне надо кое-кому позвонить.

Она сразу встрепенулась:

– Это связано с Марино?

– Мне надо позвонить в посольство и предупредить о том, что гражданин из Сан-Мигуэля прибыл в Пуэрто-Рико. – Он вскинул брови. – Надеюсь, ты одобряешь мое решение?

– Постольку поскольку. Если ты не пытаешься скрыть от меня что-то другое.

– Зачем же оскорблять человека, который спас Исабель и Стивена и сумел доставить их живыми и невредимыми на материк? Разве приличные люди так поступают?

– Нет, конечно, – нахмурилась Ронни. – Но мне все еще…

Она не успела договорить – лифт остановился на пятом этаже.

– Итак, до двенадцати. Не более того, – предупредил Джед, когда все вышли. – Если по какой-либо причине задержитесь, сразу звоните.

Обернувшись, Исабель посмотрела на Джеда и поняла, насколько он устал. Всю операцию организовал он: заказал билеты на самолет, преодолел все бюрократические препоны, устроил так, что они почти мгновенно уехали из Джорджтауна в Сан-Хуан. С тех пор, как они покинули Сан-Ми-гуэль, ему вряд ли удалось сомкнуть глаза даже на полчаса.

Лифт закрылся, отделив ее от Джеда, и она поспешила следом за Ронни и Стивеном.

* * *

Через час Исабель, приняв душ и завернувшись в пушистый махровый халат, вышла из ванной, завязывая на ходу пояс.

– Не пугайся.

Она так и застыла, глядя на Джеда, который сидел, дожидаясь ее, в кресле у окна.

– Мне хотелось поговорить с тобой, пока у Нас еще есть время.

Исабель попыталась взять себя в руки.

– А чего мне бояться?

– Ах, да! Совсем забыл. Храбрые амазонки, которые готовы в одиночку пробираться в неприступную крепость, чтобы спасти брата, не боятся ничего и никого.

– Откуда у амазонки брат? По-моему, они уничтожали всех мальчиков без разбора. И я не думаю… – Исабель замолчала, пытаясь поглубже вздохнуть. Ее болтовня выглядела на редкость идиотски, а все из-за того, что она нервничает. Надо успокоиться. – А как тебе удалось войти сюда?

– Прости, что ввалился без приглашения. Но мне не хотелось, чтобы нашему разговору помешали. Попросил у дежурного второй ключ от твоего номера. – Джед вынул ключ и положил его на столик. – Больше он мне не понадобится.

Исабель прошла к кровати и села, скрестив руки на груди.

– А я поверила, что тебе и в самом деле надо сделать несколько звонков.

– Уже. Я уже позвонил в посольство. Похоже, что молодчиков Марино пока нигде не видно. Видимо, они не сели нам на хвост. Я попросил посольских быть начеку и, если что-нибудь подозрительное появится на горизонте, тут же предупредить меня..

Она облизнула пересохшие губы.

– Мне кажется, я догадываюсь, о чем ты действительно хочешь поговорить со мной. Говори. У тебя есть все основания сердиться.

Джед сжал подлокотники кресла.

– Послушай, хватит храбриться. Ты что, считаешь, что я начну выговаривать тебе или придумывать, как получше наказать?

Она посмотрела на него с вымученной, усталой улыбкой:

– Что бы ни надумал, я это заслужила.

– Я ничего не надумал. Мне кажется, что ты могла бы уже заметить, что я не тираню женщин. Я пришел сюда не для того.

– А для чего же?

– Спросить, не солгала ли ты, когда сказала, что любишь меня.

Она не могла поднять глаз.

– Это не имеет ни малейшего значения. И не означает, что я собираюсь повязать тебя по рукам и ногам. Не беспокойся по этому поводу…

– Это правда?

– Да, – просто ответила она. – Глупо с моей стороны, верно? С самого начала мы не совсем разумно строили наши отношения. Теперь ничего не исправить, все против нас.

– Например?

– Ты все еще сравниваешь меня с картиной, не видишь во мне живого человека.

Джед продолжал выжидающе смотреть на нее.

– И по характеру мы совершенно не подходим друг к другу.

– Продолжай.

– И еще я тебе говорила, как меня пугает любого рода клетка.

– Это все?

– А разве этого мало? – печально улыбнулась Исабель. – Но самое главное – это то, что ты не любишь меня.

– Ты закончила?

– Да.

Джед поднялся и направился к двери. Конечно, ничего другого она и не ожидала. Он отвергал ее. И все-таки это задевало.

– Ты куда?

– К себе. Мне есть что ответить тебе.

– Понимаю.

– Сомневаюсь, – Джед открыл дверь. – Похоже, ты ровным счетом ничего не смыслишь в том, что касается меня и наших отношений. Ты окружила себя броней из недоверия и страха, решив, что никогда не сможешь полюбить ни одного мужчину. Причина, по которой ты позволила себе в Сан-Мигуэле признаться мне в любви, в том, что ты была уверена – мы расстанемся навсегда. – Джед взглянул на нее, и выражение его лица поразило Исабель. – Но я разнесу твою соломенную перегородку к чертям собачьим. Это во-первых. Конечно, я далеко не сахар для тех, кто рядом со мной. И во мне очень развиты собственнические инстинкты. Но все же я не настолько глуп, чтобы не понять, что иной раз необходимо идти на компромиссы. А во-вторых, если бы у нас были похожие характеры, мы могли бы довольно быстро надоесть друг другу. В-третьих, что касается портрета, то ты необычайно красива, ты завладела моим вниманием так же, как когда-то «Невеста». Но разве это так уж плохо?

– Нет, я…

– Но я вынужден сейчас уйти, больше не могу сдерживаться. Если я останусь, то повалю тебя на кровать. – Он окинул женщину взглядом, и она сразу вспыхнула, у нее перехватило дыхание. – А мне сейчас не хочется делать это так грубо. Если ты хочешь меня, ты придешь сама, как в Сан-Мигуэле.

– Джед, но я…

– Подожди, – он поднял руку, не давая ей возразить. – И, наконец, ты совершенно не права в самом главном. И я даже не считаю нужным обсуждать этот пункт. Я люблю тебя, черт возьми!

И хлопнул дверью.

Исабель была потрясена до глубины души. Что она переживала в этот момент? Радость? Нет, это слово не вмещало в себя всю гамму чувств, которые охватили ее. Она боялась поверить словам Джеда, но ей не хотелось ни подавлять, ни отгонять его. Все приведенные ею доводы, казалось, выстраивались в логичную цепочку, но Джед разбил их в пух и прах. Потому что все это с той высоты, куда подняла ее волна счастья, выглядело мелким и незначительным.

Неужели Джед сказал правду, а она не замечала очевидного?

Боже мой! Она совершенно потеряла голову и уже не может ничего ни понять, ни решить. Ощущение счастья переполняло, захлестывало ее, лишая способности хладнокровно во всем разобраться. В ушах звенела только одна фраза.

Я люблю тебя.

От волнения у нее вспотели ладони, и она нервным движением вытерла их о юбку, прежде чем постучала в дверь.

Молчание было ей ответом.

Стрелки показывали без малого двенадцать. Прошло почти два часа с тех пор, как Джед ушел от нее. Может, он успел заснуть? Или решил выйти прогуляться…

Дверь распахнулась.

Джед стоял перед ней в махровом халате. Серебро его влажных волос чуть потускнело. При виде Исабель каждый мускул его тела напрягся до предела.

– Можно войти? – слегка хриплым от волнения голосом спросила она.

– Конечно, черт возьми! – схватив ее за руку, он чуть ли не втащил ее в свой номер. – Что за дурацкие вопросы ты задаешь? – Он закрыл дверь. – Садись. Я разговариваю с Вашингтоном. Сейчас мы закончим.

– Я могу выйти, если…

– Садись, говорю тебе. – Он вернулся к столику, взял в руки трубку и скомандовал:

– Хватит спорить. Я собираюсь покончить с этой кутерьмой. Или мы сотрудничаем и выступаем вместе, или я справлюсь с этим сам. – Он повесил трубку и повернулся к Исабель. – Ну?

Она почти физически ощущала, как уплотнилось и начало вибрировать пространство между ними.

– Что они сказали?

Джед не обратил внимания на ее вопрос:

– Ты зачем пришла?

– Это связано с Марино?..

– Я не собираюсь с тобой обсуждать то, что имеет отношение к Вашингтону, к Марино или к твоему брату. Я хочу обсудить то, что касается только нас с тобой.

Исабель с трудом удалось проглотить комок, застрявший в горле, и она выпалила одним духом:

– Ты сказал, что больше не станешь приказывать мне. И что я сама могу прийти к тебе, если захочу.

Джед стоял неподвижно.

– Итак. Ты хочешь меня?

– Да, – прошептала она. – Да, очень.

– Слава Богу! – Он бросился к Исабель и поднял ее на руки.

Ее снова на миг охватил панический страх. Она никогда не сможет справиться с той силой, которая влечет ее к нему. А сейчас это влечение было даже мощнее, чем прежде.

– Есть одна вещь, которую я хочу сказать тебе. Мне все еще не ясно… Столько еще надо решить, У меня столько вопросов…

– Есть только один-единственный, самый главный вопрос, – низким голосом проговорил Джед. – Он поставил ее коленями на постель. – И ты думаешь о том же, иначе не пришла бы сюда.

Быстро расстегнув блузку, он обнажил ее плечи и замер, глядя на нее:

– Лежа рядом с тобой на яхте, я часами думал только о том, как сделаю это, – он медленно опустил голову и провел губами от шеи вниз, пока его губы не коснулись правого соска.

Жаркая волна сразу прошла по всему телу, как только теплое дыхание коснулось ее кожи. От одного только его прикосновения.

– И вспоминал, как ты сидела на окне, а солнце освещало тебя. – Просунув руку меж ног, Джеднежно начал гладить ее.

Сквозь тонкую ткань чувствовалось тепло его руки.

– Но у меня нет сил больше терпеть. – Джед уложил ее на спину и развязал пояс купального халата. – И вначале у нас все будет происходить скорее и жестче, чем мне бы того хотелось.

Сквозь туман, охвативший ее, она расслышала в его голосе нежность и заботу.

– Все это не имеет никакого значения, – проговорила она, глядя, как он снимает халат и сбрасывает его на пол. Сильный, стройный, мускулистый. И она вдруг почувствовала себя рядом с ним маленькой, беззащитной и слабой. Настоящей женщиной.

Заметив выражение, промелькнувшее у нее на лице, он замер:

– Если тебе не по себе от этого, скажи мне сейчас. Потом я уже не смогу остановиться.

– Я хочу тебя. Я не в силах выдержать эту муку.

– И я тоже. – В глазах его вдруг сверкнули веселые искорки.

Интонация, прозвучавшая в его голосе, подействовала на нее успокаивающе:

– Ты сам понимаешь, о чем я. У меня такое чувство, будто… – она замолчала.

– … ты порабощена? – Веселый блеск в глазах тотчас погас. – Господи, разве это не относится и ко мне тоже? – Он поднял ее юбку. – А поскольку мы сейчас все равно не сможем обсудить это, давай отложим на время.

– Как, и ты тоже? – она вдруг выгнулась, когда он коснулся чувствительной точки. – Джед!

– Точно так же.

Он надавил чуть сильнее, отчего ей пришлось прикусить губу, чтобы не вскрикнуть.

– Я ведь не вынуждал и не заставлял тебя? Так ведь? – напряженным голосом спросил Джед.

– Нет…

Тогда он коснулся ее лона другой рукой – необыкновенно возбуждающе.

– И тебе хочется именно этого, так ведь?

Исабель с трудом разобрала, о чем он ее спрашивает. Ощущения, которые она испытывала, были такими сильными и всепоглощающими, что захватывало дыхание.

– Так ведь? – переспросил Джед еще раз.

– Да.

– О, какой прогресс, – гортанно произнес он и лег, подмяв ее. Она не могла отвести глаз от его возбужденного, пылающего лица, в котором читалось откровенное желание. – Подумай – даю ли я тебе то, что ты хочешь?

Горячий жар вспыхнул в низу живота, растекаясь медовой, тягучей болью. Она вцепилась в него, пытаясь прижаться как можно теснее.

– Джед, это невыносимо… – из горла ее вырвался низкий стон, как только он послушно вошел в нее.

Но после этого он снова замер.

– Нет!

– Ты хочешь, чтобы я вышел? – спросил он.

– Ты же знаешь сам, чего я хочу.

Джед продвинулся еще немного вперед:

– Тогда говори, что я должен делать. Ты не раба. Ты сама можешь отдавать команды и требовать. Все зависит только от тебя. Что ты скажешь, то я и сделаю. И до тех пор, пока ты не прикажешь, не двинусь. Командуй.

Чувство полноты не было таким, как ей хотелось. Она вся горела и трепетала, как в лихорадке:

– Джед. ради Бога, двигайся!

– Еще нет, – усмехнулся он. – Разве я не сказал тебе, как это будет происходить?

Она выгнулась, стараясь как можно полнее принять его в себя, но Джед оставался неподвижным.

– Командуй.

– Хорошо! – Она вцепилась ему в плечи пальцами. – Черт тебя побери, Джед. Командую: двигайся!

И он, будто его подстегнули, сжал ее ягодицы и продвинулся еще глубже.

Простонав, она сжала его ногами.

Все было так же, как прежде, но все же что-то, изменилось. И к страсти примешивалась особенная сладость.

Казалось, что это длится целую вечность, но когда ее подхватил вихрь, осталось впечатление, что все произошло в одно мгновение.

Полное расслабление оказалось намного глубже, охватило ее всю целиком, и даже когда он вышел из нее, все равно ощущение близости не исчезало.

И прошло еще какое-то время, прежде чем она смогла заговорить:

– Это очень трудно, да?

– Я бы так не сказал, – усмехнулся Джед. – Нет ничего проще, – он кончиком языка провел по ее уху. – И приятнее.

– Нет, я не о том… – приподнявшись на локте, Исабель посмотрела на него. – Секс очень сильно меняет все во взаимоотношениях… это такое мощное…

Он сразу напрягся:

– Мы любили друг друга. Секс – нечто иное. По-моему, мы уже обсудили этот вопрос.

– Да, ты прав. Но я о другом… – она замолчала. – Мне кажется, что еще какая-то доля сомнений во мне осталась.

– О чем это ты? Мне кажется, что я сказал тебе все, что думаю на этот счет.

Она продолжала молчать.

– Скажи мне.

– Мне кажется, что я немного боюсь, – прошептала она. – Ты намного сильнее, чем был Арнольд и… о, я знаю, что между вами не было ничего общего, но…

– Клетка, – закончил вместо нее Джед. – И что отец, что сын – оба хотят одного и того же. – Согнутым указательным пальцем он провел по ее Щеке. – Но я стараюсь быть с тобой настолько честным, насколько это вообще возможно. И теперь только от тебя самой зависит: готова ли ты мне довериться. Но только не надейся, что я уйду в сторону и не попытаюсь переубедить тебя. Даже если на это уйдет пятьдесят лет. – Он перекатился и оказался сверху, снова погружаясь в нее. – Кстати, я верю, что с каждой минутой чрезвычайно укрепляю свои позиции.

* * *

Раздался телефонный звонок. Телефон продолжал, не умолкая, трезвонить.

– Почему Джед не отвечает? – сквозь сон подумала Исабель.

Еще один долгий звонок. Тревога, внезапно вспыхнувшая в мозгу, заставила ее проснуться.

Она открыла глаза. И сразу напряглась.

Джеда не было рядом с ней. Солнечные лучи, падавшие через окно, освещали подушку, на которой еще оставалась вмятина от его головы. Но сам он давно ушел. Она сразу поняла это.

Телефон снова зазвонил, и она, перекатившись к другому краю кровати, отметила, как прохладны простыни, они не хранили тепла его тела, – и подняла трубку:

– Алло?

– Когда он ушел? – требовательно спросила Ронни.

– Что?! – теперь тревога сконцентрировалась в одной точке. Исабель медленно села на постели и отбросила прядь волос, упавшую ей на глаза.

– Он уехал без меня, черт бы его побрал! – продолжала кипеть от злости Ронни. – Но у него этот номер не пройдет. Насколько он опередил меня, как ты считаешь?

– Не понимаю, о чем ты? Что случилось?

– Так ты ничего не знаешь? – Ронни сбавила голос на полтона. – Джед отправился к Марино.

От ужаса кровь застыла в жилах Исабель:

– Откуда ты знаешь?

– Прямо передо мной стоит мистер Брукинг из ЦРУ. Джед позвонил в Вашингтон, надавил на кого следует, и они прислали за нами этого господина.

– Ничего не понимаю.

– Джед боялся, как бы Марино нас не разыскал, и добился нашего перевода в безопасное место. А сам тем временем вступил в новую игру с генералом.

– И что… что это за игра?

– Кошки-мышки. Джед это любит делать. У него создалось впечатление: раз Марино вошел в раж, взбешен, то сейчас самый подходящий момент, чтобы заманить его в ловушку.

Исабель в отчаянии закрыла глаза:

– Боже!

– Но ему не удастся провести меня. Я нужна ему. И не собираюсь отсиживаться в этом чертовом отеле в Западной Вирджинии, пока он…

Внезапно Исабель услышала мужской голос:

– Миссис Корбин, это Пол Брукинг. Я направил коридорного к вам в номер, чтобы он помог уложить вещи. Постарайтесь спуститься в вестибюль как можно скорее. Мисс Дальтон, ваш брат И я будем ждать вас через сорок пять минут внизу. Думаю, вам этого времени достаточно… – несмотря на вежливый тон, в голосе его звучал металл.

– А где Джед?

– Я не имею права раскрывать его местонахождение. Но он просил меня передать вам, что, если вы отправитесь следом за ним в Сан-Мигу-эль, это только свяжет его по рукам и ногам и сделает более уязвимым. Ему придется обратиться за помощью к повстанцам. Он постарается дать о себе знать при первой же возможности. Через сорок пять минут я жду вас внизу. Пожалуйста. – И говоривший положил трубку.

Дрожащей рукой Исабель тоже положила трубку. Неужели нельзя было догадаться, что все так и случится! Ведь она уже успела понять Джед а. Ледяной холод сковал ее. Холод. И страх. Она поднялась с постели и направилась в ванную. У нее на все было только сорок пять минут…

И вдруг вместо страха она почувствовала, как ее охватывает гнев. Он посмел так с ней обойтись! Когда она попыталась уберечь его от опасности, он пришел в ярость, а теперь сам проделал то же самое, рискуя своей жизнью…

Своей жизнью… Гнев выдохся так же стремительно, как и пришел. Господи! Джед в опасности. Он может погибнуть. Марино убьет его так же, как и многих других. А она ничего не может сделать. Никогда еще в жизни она не чувствовала себя так скверно. Пережитые этой ночью удивительные минуты счастья сделали еще непереносимее страшную мысль: она может его потерять!

Джед может погибнуть.

Нет, она не в состоянии смириться с этим. Она будет ждать и верить, что он вернется. Но Господи, как же это будет тяжело!

Надо отбросить страх, который мешает ей думать и правильно оценивать ситуацию. Пока она не в силах ничем помочь Джеду, но она может и должна позаботиться о безопасности Стивена и Ронни.

* * *

Быстрыми шагами Исабель подошла к Стивену и Ронни, которые уже ждали ее в вестибюле. Рядом с ними стоял высокий молодой человек – рыжий и веснушчатый – в костюме цвета хаки.

Она остановилась перед ним:

– Мистер Брукинг? Я Исабель Корбин. Вы считаете правильным, что Джед попросил усилить меры безопасности?

Ронни сердито забормотала что-то себе под нос.

– Из-за этого чертова звонка мы теперь ни шагу не сможем сделать. Остается сидеть сложа руки.

Стивен с сочувствием прикоснулся к ней:

– Я так долго должен был сидеть сложа руки, и мне хорошо известно что это такое. Но мы постараемся использовать время как можно лучше.

– И долго нас будут охранять? – спросила Исабель.

– Надеемся, что всего несколько недель. Мой начальник дал обещание Джеду, что вы будете в безопасности. О том, где вы находитесь, не будет знать никто. Не волнуйтесь, мы не собираемся упрятать вас в тюрьму. Я подыскал небольшой мотель в Западной Вирджинии. Там есть плавательный бассейн. Уверяю вас, мы постарались сделать все, чтобы вы чувствовали себя как можно более удобно и уютно.

Ронни при этих словах фыркнула.

Исабель кивнула:

– Мои друзья переживают те же чувства, что и я. Мой брат только что освободился из одной тюрьмы. И нам не хочется, чтобы он попал в новую.

– Я же сказал вам, что…

– Я слышала, что вы сказали. А теперь выслушайте меня. – Голос ее звучал жестко, только это и выдавало те чувства, которые кипели в ее груди. – Я не собираюсь отказываться от вашей помощи и ценю ваше желание обеспечить нашу безопасность. Однако я сама решу, какое место нам подходит больше всего.

Брукинг нахмурился:

– Не глупите. Наш опыт в такого рода делах намного больше вашего. Вы даже не представляете, насколько легкомысленно выглядит то, что вы задумали, – он попытался погасить нотки раздражения в голосе. – Пожалуйста, поверьте мне. Это наша работа, и мы знаем, как ее сделать наилучшим образом.

– Я не дурочка, мистер Брукинг. И не собираюсь подвергать свою жизнь опасности. Более чем когда-либо я хочу жить.

Ронни, прищурившись, посмотрела ей в лицо:

– Что ты задумала?

– Я знаю одно совершенно уединенное место, в котором, к тому же, мы будем чувствовать себя совершенно свободно. И там не будет никаких проблем с охраной.

– И что это за место?

Исабель улыбнулась:

– Мы возвращаемся на Зимний остров.

* * *

Ронни только присвистнула, когда они подошли к замку:

– Ничего себе! Джед никогда не рассказывал мне про этот дом. Я никак не ожидала, что увижу настоящий Виндзорский дворец.

– У Джеда с этим местом связано много разных воспоминаний. – Исабель посмотрела на Стивена. – Ты как-то странно притих с той минуты, как мы сошли на берег. Что тебя беспокоит?

Он с трудом выдавил из себя улыбку:

– А что может меня беспокоить?

– Это я спрашиваю.

Стивен окинул взглядом угловые башни:

– Мне понадобится время, чтобы привыкнуть к нему.

– А почему тебе…

Ронни вцепилась в плечо Исабель.

– Боже правый, что это за великанша?

Скрестив руки на груди, Бетти Станс застыла у входа. Черты ее лица искажала злобная усмешка. Исабель пришлось собрать всю свою волю, чтобы выдавить из себя улыбку:

– Как странно, что ты сразу это заметила. Джед тоже говорил, что она напоминала ему сказочную героиню. Злобную великаншу.

– Итак, ты приползла назад. Я знала, что долго ждать не придется. – Бетти перевела взгляд на Ронни и Стивена. Губы ее искривились. – А это еще кто? Им здесь не место. Пусть они уходят. Мистер Арнольд остался бы недоволен… он бы не разрешил…

– Ронни, можешь выбрать любую комнату, которая тебе понравится, – сказала Исабель. Они обошли Бетти так, как будто на их пути стоял столб, и прошли в холл. – Один Господь Бог знает, сколько их здесь в общей сложности.

Затем Исабель повернулась к Стивену:

– Тебе не нравится здесь, в замке?

Он было покачал головой, но Исабель продолжила, не обращая внимания на его протестующий жест:

– В южной части острова Джед выстроил себе небольшой домик. Очень скромный, но уютный. Можешь поселиться там.

Стивен с облегчением посмотрел на нее:

– Правда? Это замечательно. Я сыт по горло всеми этими замками и крепостями с их башнями, укреплениями и охраной.

– Мне тоже казалось, что от одного их вида к сердцу подступает тоска. Но потом поняла, что человек сам способен изменить любое жилище, и она улыбнулась. – Можешь идти, устраиваться, где тебе захочется. Эта тропинка приведет тебя прямо к домику. Ты не заблудишься. Мы ждем тебя к ужину – приходи к семи часам.

Стивен с благодарностью посмотрел на сестру.

– Что все это значит? – требовательно проговорила Бетти. – Какое право ты имеешь указывать ему, где остановиться, а где нет?

Исабель не обратила никакого внимания на слова домоправительницы.

– С нами приехало еще четверо. Они сейчас осматривают остров. Но через час все соберутся здесь. Их надо устроить поудобнее.

– Ты мне приказываешь? Бетти выпрямилась во весь свой богатырский рост. – Забыла, кто я?

– Первое, что приходит на ум – грубая, невоспитанная и сварливая старуха, – холодно проговорила Исабель. – Но, кроме того, еще и домоправительница. И я надеюсь, что эти свои обязанности вы и будете выполнять.

Лицо Бетти покрылось красными пятнами.

– Твои приказы я не собираюсь выполнять.

– Правда? Советую подумать как следует, иначе ваше пребывание здесь… будет чревато всевозможными осложнениями.

– Господи! Как в кино, – проговорила Ронни. – Откуда ты выкопала это сокровище?

– Она досталась мне по наследству вместе с замком.

– Неудивительно, что ты переписала замок на имя Джеда.

– Что?! – Бетти широко раскрытыми глазами Посмотрела на Исабель. – Нет, ты не могла… Мистер Арнольд… – она задохнулась.

– И остров тоже теперь принадлежит Джеду, – продолжала Исабель. – Как это и должно было быть по праву.

– Сука! Ты нарушила волю Арнольда. – Она больно схватила Исабель за руку. – И все из-за того, что тебя, оказывается, легко затащить в постель!

– Отпустите, – холодно проговорила Исабель, четко выговаривая каждую букву. – Я уже один раз предупредила вас, чтобы вы не смели больше прикасаться ко мне.

Но Бетти еще сильнее сжала ее руку.

Ронни, желая вступиться, сделала шаг вперед.

– Не подходи, Ронни, – проговорила Исабель, не глядя на нее. – Я сама справлюсь с ней.

– Неблагодарная шлюха, – процедила Бетти сквозь зубы.

– Последний раз предупреждаю.

– Ты всегда…

Сжав кулак, Исабель ударила домоправительницу точно в солнечное сплетение.

– Ффууу! – Звук, который издала Бетти, был похож на звук лопнувшей шины.

Пальцы ее разжались, Исабель отступила в сторону и коротким резким ударом ладони ударила великаншу по шее. И та, как подрубленная, рухнула на пол.

Исабель поразилась тому чувству глубочайшего удовлетворения, которое охватило ее при виде поверженной тирании. Она даже не представляла, насколько ей хотелось рассчитаться с этой мерзкой женщиной за все годы мучений и издевательств.

Спокойно улыбнувшись, она обошла распростертое тело и двинулась к лестнице.

– Ты можешь расположиться в желтой комнате, по соседству со мной, Ронни. Она такая мрачная, как… Над чем ты смеешься?

– Над «взбитыми сливками», – Ронни перешагнула через Бетти и начала подниматься следом за Исабель. – Господи, как такое сравнение могло прийти мне в голову!

* * *

– Они на острове? – потрясенно переспросил Джед, глядя на Брукинга. – Какого черта вы отвезли их туда?

– Решение принимал не я. Я приглядел совсем другое место – отель в Западной Вирджинии. Но Исабель Корбин решительно отказалась ехать куда-нибудь, кроме острова. – Брукинг пожал плечами. – Можно было бы, конечно, посадить их в тюрьму на время, но вряд ли вам бы это понравилось. Поэтому нам пришлось смириться. Больше всего на свете она боялась, что брат может почувствовать себя несвободным.

– Да, она, конечно, в первую очередь заботилась о его чувствах, – с отсутствующим видом проговорил Джед. – Но почему остров? – все же никак не мог понять он. Исабель ведь ненавидела это место. А Бетти наверняка сделала все, чтобы отравить их жизнь там. – Прошел почти месяц. Почему мне не сообщили о том, что в наш план внесены такие существенные изменения?

– Так решила миссис Корбин. Она сказала, что это может встревожить вас, вызвать беспокойство и, поскольку вы находились в опасности, помешает вам. Она чрезвычайно беспокоилась за вас. И старалась избавить от ненужных волнений.

– Да, это на нее похоже, – поморщился Джед. – Иной раз она даже чересчур заботлива. Но теперь вашу миссию можно считать оконченной.

Брукинг кивнул:

– Да, мы с радостью уезжаем отсюда, – он улыбнулся. – И, кстати, Корбин, спасибо за Марино. Он, можно сказать, уже у нас в руках.

– Я сделал это не столько для Вашингтона, сколько ради самого себя. Кому хочется иметь под боком пороховую бочку, – кивнул на прощание Джед.

* * *

Джед! – прошептала Исабель, сжимая трубку. Радость и облегчение одновременно охватили ее. – С тобой все в порядке?

– Более чем, – коротко ответил он. – Как ты там управляешься с этой ведьмой?

– Бетти? А ее уже нет здесь. Она уехала через три дня после нашего приезда.

– Почему?

– Ей здесь уже не нравится, – ответила Исабель. – Ты лучше ответь мне: ты случайно не ранен? Как Марино?

– Он в руках у Переса. И больше никогда не сможет захватить власть. Скажи Ронни, что я сам заснял, как его берут в плен. И, по-моему, кадры получились неплохие.

– Передам.

– Я уже еду. К двенадцати буду в Сиэтле, а в час тридцать – на острове.

– Жду.

– Правда? – Голос его сразу осип. – Как хорошо звучит. До сих пор никто не говорил мне этого. – И положил трубку.

– Он едет! – Исабель повернулась к Ронни, которая сидела в библиотеке в кресле. – Через несколько часов Джед будет здесь.

– А что он сказал про Марино?

– Его схватили повстанцы. Джед просил передать, что заснял, как его брали, и считает, что кадры получились неплохие.

– Это должна была снять я, – пожала плечами Ронни. – Что ж, быть может, он почувствует себя виноватым и посвятит, наконец, меня в свои новые планы. – Ронни сжала губы. – А уж я постараюсь дать понять, как он виноват.

– Не сомневаюсь, что у тебя это получится, – Исабель повернулась и пошла к двери.

– Ты куда?

– Хочу приготовиться к встрече, – она задумчиво посмотрела на картину, которая висела над камином. – Надеюсь, что на этот раз нам удастся кое-что прояснить до конца.

* * *

Поднявшись по тропинке, что вела к замку, Джед сразу увидел Исабель. Она стояла под деревом. В накинутом на плечи бархатном плаще, подбитом мехом. Резкий холодный ветер трепал ее волосы.

Увидев, что Джед замер как вкопанный при виде ее, Исабель тоже затаила дыхание.

Наконец он медленно приблизился к ней:

– А мне казалось, что ты уже выбросила этот хлам, – проговорил он, окидывая взглядом старинного покроя платье цвета слоновой кости и плащ. – С чего это ты вдруг решила так вырядиться?

– Хотела еще раз убедиться кое в чем.

– И что же?

Она посмотрела ему прямо в глаза:

– Теперь я знаю, что «Невеста» больше не имеет для тебя такого значения, как прежде. И я не боюсь соперничества с ней. У меня было время как следует поразмыслить над этим. И я пришла к выводу, что ей далеко до меня. Я здесь, и у меня хватит силы оставаться такой, какая я есть.

– То, о чем я постоянно твердил тебе.

Она улыбнулась:

– Но мне надо было самой понять это. Ты, наверное, заметил, как трудно меня переубедить?

Он усмехнулся:

– Да, кое-какие твои поступки навели меня на эту мысль.

– Наверное, – ее улыбка погасла, – ты догадываешься, как я рассердилась на тебя за то, что ты уехал в Сан-Мигуэль, не предупредив меня?

– Мне надо было покончить с ним. Иначе его тень постоянно преследовала бы тебя, не давая спокойно жить.

– Но почему ты не хотел, чтобы я тебе помогла? – она указала на платье. – Ты поступил со мной так, словно я та неизвестная, с картины. Может быть, ты хотел защитить меня, но все равно ты поступил несправделиво. Вспомни, каково тебе было, когда я сделала то же самое.

– Это совсем другое дело. У меня не было выбора… – он замолчал. – Ты права. Да, я проделал то же самое, что и ты. Сценарий один и тот же. Но я не мог вынести саму мысль о том, что ты будешь тревожиться.

– И ты решил прислать этого Брукинга, чтобы он усадил нас в теплое гнездышко, пока ты сражаешься с Марино? – она подняла руку, как только он открыл рот. – Но делать нечего, я смирилась с этим. Мне пришлось признать, что твоя работа довольно часто бывает опасной. И я буду беспокоиться многие годы.

Он замер:

– Годы?

– Ты же сам сказал – лет пятьдесят по меньшей мере, – улыбнулась она.

– По крайней мере, – голос Джеда внезапно сел. – Если ты готова принять такие условия.

– Но это еще не все. Нет, нет. Не прикасайся ко мне, – она отступила на шаг. – Мне еще надо кое-что тебе сказать. А я совершенно теряю голову, когда ты дотрагиваешься до меня.

– И я тоже. Говори же скорее. Господи, ведь прошел почти месяц, любовь моя!

До чего же ей хотелось прижаться к нему!

– Я скажу тебе, почему выбрала остров.

– Брукинг мне все передал, – нетерпеливо отозвался он. – И я подумал, что, может быть, и в самом деле нам лучше побыть здесь, пока всех головорезов Марино не переловят. После отъезда Брукинга я найму телохранителей. А потом мы купим особняк в Сиэтле.

– Я уже распорядилась насчет этого. Брукинг помог мне связаться с нужными людьми, и завтра утром телохранители приедут сюда.

– Мне следовало догадаться, что ты проявишь предусмотрительность, – сухо кивнул он.

– Мы хорошо заплатим им, и нам не о чем будет волноваться долгое время.

– С Марино в Сан-Мигуэле покончено. И Перес постарается разоружить всех оставшихся его сторонников. Так что телохранители понадобятся на полгода, не больше.

– Нет, они нам будут нужны еще довольно долго, – серьезно и спокойно улыбнулась она. – Я решила, что поскольку ты все равно будешь заниматься своим рискованным делом, надо обеспечить тебе абсолютно безопасное место: именно здесь ты будешь чувствовать себя совершенно спокойно. А во время путешествий можно брать с собой всего лишь одного телохранителя.

– Телохранителя? – сердито переспросил он.

– Послушай, Джед, – в ее голосе прозвучали стальные нотки. – Я обязана сделать все, чтобы ты был действительно в полной безопасности. И добьюсь этого любым способом.

– И чтобы за мной все время хвостом таскались… – Он вдруг рассмеялся. – И впрямь: избавь меня Господь от чересчур заботливых женщин!

– Эта женщина постарается помочь Господу уберечь тебя от тех, кто гораздо опаснее ее самой.

– Я начинаю сомневаться, существует ли на свете еще большая опасность?

– И есть еще одна причина, почему я выбрала Зимний остров, – она помолчала. – Мне хочется выйти замуж здесь.

– Что? – он удивленно посмотрел на нее. – Ты шутишь. Ты же терпеть не могла этот замок.

– Именно поэтому я хочу выйти замуж именно здесь, – твердо проговорила она. – Разве ты не понимаешь? Нам нужно совершить нечто такое, что могло бы стереть из памяти плохие воспоминания. Нам нужны красивые и приятные воспоминания. Твоя мать любила остров. И ты тоже какое-то время считал его родным. Если ты позволишь Арнольду уничтожить память о тех днях, ты потеряешь воспоминания о матери, о детстве. – И она шепотом добавила:

– Мы сильнее их, Джед. Нам не надо убегать отсюда.

Несколько мгновений он молча смотрел на нее:

– Ты действительно этого хочешь?

– Мне хочется, чтобы это место стало нашим. И я хочу, чтобы остров снова принадлежал тебе. Я говорила Ронни о том, что у меня никогда не было своего дома, а это так важно – пустить где-то корни. Но у тебя они есть – именно здесь. Надо только укорениться заново, оздоровить, вернуть родовым корням силу и вдохнуть в них Жизнь. – Она робко улыбнулась. – Как по-твоему, что бы сделала «Невеста» в те далекие времена? Неужто собрала бы свои вещички и отправилась в монастырь? Нет. Она сделала бы все, чтобы облагородить эту землю и устроить жизнь по-новому.

Он все же не выдержал и, шагнув вперед, нежно прикоснулся к ее щеке.

– А ведь как часто я слышал от тебя, что ты не та женщина, которая изображена на портрете. Ты другая.

– Я ошибалась, – ясная улыбка озарила лицо Исабель. – На самом деле во мне очень много от «Невесты». И тебе предстоит еще узнать меня, как ее муж постепенно узнавал свою жену.

Джед приподнял ей подбородок и посмотрел прямо в глаза:

– Узнаю непременно, – нежно проговорил он. – И буду заботиться о тебе, лелеять и любить всю жизнь.

– Да? – прошептала она.

В глазах его вдруг промелькнуло озорное выражение:

– Разве я посмею мечтать о ком-то другом?


home | my bookshelf | | Зимняя невеста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу