Book: Грешный Джек Дарси



Грешный Джек Дарси

Айрис Джоансен

Грешный Джек Дарси

Глава 1

Саид-Абаба

23 апреля 1986 года

— «Циничен, развращен, и с ним опасно знаться…» — задумчиво произнесла Карен Клинтон, глядя на противоположный конец танцевального зала. — Кажется, меня тянет к нему.

— Тебя всегда к кому-нибудь тянет, — насмешливо отозвалась Мэри, сверкнув карими глазами. Она сделала еще глоток чая, но не стала оборачиваться, чтобы посмотреть, кто привлек внимание Карен. — К чему цитаты из лорда Байрона? Опасные повесы — дело прошлого… Но кто же на этот раз?

— Он здесь? — Мэри вернулась домой из колледжа несколько месяцев назад, но уже была наслышана о Джейке Дарси. Этот человек стоял во главе рискованного полулегального бизнеса, связанного с азартными играми, контрабандой и продажей информации. Подобные правонарушения вовсе не являлись здесь редкостью, но одно лишь то, что имя Дарси было знакомо даже тем, кто проживал на верхнем, привилегированном берегу залива, красноречиво свидетельствовало о его положении.

— Джейк Дарси зашел в частный клуб выпить чашечку чая? Не могу в это поверить.

— Он с полковником Паллалом и какой-то роскошной блондинкой. Должно быть, его пригласил полковник.

— Полковник Паллал? — переспросила Мэри с отвращением. — Терпеть его не могу!

— А кто может терпеть этого подлеца? — Карен снова взглянула на Мэри. — Но я видела его у вас, когда заезжала за тобой на днях.

— Он бывает у нас почти каждый день.

— Зачем?

— У него какие-то дела с моим отцом. — Мэри поднесла чашку к губам. — Не знала, что Паллал связан с криминальными элементами. Впрочем, меня это не удивляет. — Она предпочла вернуться к теме, которую девушки обсуждали до того, как Карен заметила Джейка Дарси. — Не пытайся увильнуть от моего вопроса. У тебя самый великолепный сад в Саид-Абабе, и ты могла бы предоставить его моим подопечным хотя бы на один день.

Карен тяжело вздохнула.

— Господи, сотни две маленьких чудовищ, бегающих у меня под окнами!..

— Ты ведь не обязана при этом присутствовать, — улыбнулась Мэри.

Глаза Карен тревожно расширились.

— Это звучит угрожающе. Предупреждаю тебя, Мэри, я не собираюсь становиться такой же альтруисткой, как ты. Не понимаю, как ты выносишь этих беспризорников…

— Это не беспризорники. Это несчастные сироты, которые выросли на улице, — увлеченно заговорила Мэри. — Что они видели в своей жизни, кроме грязных подвалов, развалин и мусорных свалок? Они никому не нужны, до них никому нет дела. Наше правительство интересует только одно — как бы набить собственные карманы… Отец Бернард помогает этим детям, но он не может справиться со всем в одиночку.

— И ты вносишь свой вклад в это благородное дело. — Карен покачала головой. — Неудивительно, что мы так редко видим тебя с тех пор, как ты вернулась из колледжа. До меня доходили слухи, что ты даже учила детей плавать у себя в бассейне, когда должна была тренироваться сама.

— Мы владеем многим, — произнесла Мэри страстно, — и должны делиться с теми, у кого нет ничего.

— Мне больше нравится брать…. — Карен замолчала и вздохнула. — Хорошо, только перестань смотреть на меня такими скорбными глазами. Сад в твоем распоряжении, — сдалась она и поспешно добавила: — но только на один день!

Мэри благодарно улыбнулась.

— И еще мне нужна прислуга, чтобы помочь с угощением.

— Хорошо. — Карен нехотя улыбнулась, переводя взгляд с белого батистового платья подруги на ее длинные, ниспадающие на плечи темные волосы. — Ты выглядишь словно не от мира сего… Никому и в голову не придет, что у тебя такая сила воли. — Она снова посмотрела в другой конец зала. — Теперь, когда ты втянула меня в свою благотворительность, позволишь ли ты мне вознаградить себя и полюбоваться на этого восхитительного мужчину?

«Джейк Дарси», — вспомнила Мэри.

— Сколько угодно. Я вовсе не собираюсь мешать такому увлекательному занятию. Но сама буду достаточно осторожна, чтобы не влюбиться в того, кто связан с этим подлым Паллалом.

Мэри наконец взглянула на столик, люди за которым так привлекали внимание Карен. Паллал сидел к ним спиной, но Мэри узнала его блестящие черные волосы и защитно-зеленую форму с алым галуном. Она поморщилась. Паллал был настоящим мерзавцем, а оттого, что этот человек, являясь главой тайной полиции, обладал огромной властью, ей становилось страшно.

Но он не может причинить никакого вреда отцу, мелькнула у нее мысль. Ее мачеха была подданной Саид-Абабы, но отец — гражданин США. И хотя между этими странами не было дипломатических отношений, правительство Саид-Абабы избегало противостояния с американскими гостями и резидентами.

— Ну разве он не похож на благородного негодяя? — спросила Карен.

— Твой «циничный и развращенный» Дарси? Мэри взглянула на человека, сидящего напротив Паллала, и не смогла отвести глаз. Джейк Дарси вовсе не был похож на негодяя, а о Байроне напоминали лишь густые вьющиеся черные волосы, которые не могла укротить даже короткая стрижка. Он смеялся, и, хотя его улыбка предназначалась не для Мэри, она почувствовала, что инстинктивно улыбается в ответ. У него были большие, красиво очерченные губы, а глаза такого глубокого и яркого синего цвета, какого Мэри никогда не видела раньше.

Джейк Дарси перестал смеяться, но улыбка осталась. Мэри видела его в профиль; рядом с ним сидела светловолосая женщина. Собеседница прикоснулась к бедру Джейка, чтобы привлечь его внимание, а он накрыл ее руку своей и стал двигать ею вперед и назад в откровенно интимной ласке.

Кровь прилила к щекам потрясенной Мэри. Она не была ханжой, да и за два года в Стэнфорде ей пришлось повидать немало, но грубая чувственность этого человека поразила ее. Когда Дарси снова повернулся к Паллалу, все еще продолжая лениво гладить руку женщины на своем бедре, Мэри увидела, как выражение его лица внезапно переменилось. Оно стало циничным, ясные синие глаза — жесткими и холодными. Джейк выглядел жестоким, все повидавшим — и теперь Мэри могла поверить во все, что о нем говорили.

— Ну как? — поинтересовалась Карен.

— Лорд Байрон. Карен хихикнула:

— Я же говорила. — Она взглянула на часы. — Я должна бежать. К трем мне нужно к парикмахеру. Хочешь, подвезу тебя до дома?

Мэри отрицательно покачала головой.

— Я допью чай и вызову такси. Карен встала и взяла сумочку.

— Увидимся сегодня на ужине у Паркера?

— Может быть. Отец слишком занят, чтобы проводить со мной много времени с тех пор, как я вернулась. Если смогу поймать его между деловыми встречами, лучше отпущу прислугу, приготовлю калифорнийскую бурриду[1] по новому рецепту и проведу вечер с отцом.

Карен покачала головой.

— Разве ты не знаешь, что мы, эгоистичные приземленные женщины восьмидесятых, не обязаны быть нежными или привязанными к семье?

Сияющая улыбка осветила лицо Мэри.

— Знаешь, мой отец действительно особенный…

На мгновение Карен отбросила маску искушенной и все повидавшей женщины, наклонилась и поцеловала Мэри в щеку.

— Как и его дочь. Я так скучала по тебе. Она выпрямилась.

— Хорошо, но если папа не составит тебе компанию, приходи на ужин. Ты будешь единственным милым существом среди всех этих самодовольных типов.

Мэри наблюдала, как Карен прокладывает себе путь между танцующими парами, а затем мимо столов в вестибюле. Мэри тоже скучала по Карен, когда была в колледже, но знала, что никогда не сможет вернуться к прошлой жизни после окончания учебы. Неважно, насколько высок здесь уровень жизни, но жить в полицейском государстве — не для нее. Теперь, когда мачеха Мэри умерла, наверняка можно будет уговорить отца отказаться от своих дел, удерживающих его здесь, и вернуться в Америку.

Мэри вдруг поняла, что ей не по душе частые встречи отца с полковником. Она, сама того не желая, снова посмотрела на столик, за которым сидел Паллал.

Джейк Дарси смотрел на нее.

Мэри не смогла скрыть своего замешательства. Дарси не улыбался. Он просто пристально смотрел на нее, словно ждал, что Мэри его узнает. Узнает? Что за странное впечатление! Она никогда раньше не встречала этого человека. Мэри попыталась отвести взгляд, но поняла, что просто не может не смотреть на Джейка Дарси.

Тогда он улыбнулся ей, широко и весело, и Мэри поняла, что снова улыбается ему в ответ. Она вдруг почувствовала, как по телу разливается тепло. Безумие. Все это было безумием. Какого черта она здесь делает?

— Ваша подруга ушла? Могу я пригласить вас присоединиться к нам, мисс Харланд?

Мэри подняла глаза и, увидев полковника Паллала, стоящего перед ее стулом, инстинктивно напряглась. На его смуглом лице не отражалось ничего, кроме вежливости, но за показной учтивостью чувствовалась скрытая угроза.

— Здравствуйте, полковник Паллал.

— Вы очень понравились моему компаньону Джейку Дарси. Он засыпал меня множеством вопросов и хочет поближе с вами познакомиться. Вы присоединитесь к нам?

Мэри с трудом заставила себя не смотреть через весь зал на Джейка Дарси.

— Извините, но я должна идти. Как-нибудь в другой раз.

Улыбка Паллала погасла.

— Дарси очень важен для меня. Я бы высоко оценил такое одолжение с вашей стороны.

Глядя в глаза Паллалу, Мэри твердо ответила:

— Нет.

Паллал нахмурился.

— Вы так же упрямы, как и ваш отец. Он тоже не любит делать одолжений. — Полковник поклонился. — Надеюсь, никто из вас об этом не пожалеет. Всего хорошего, мисс Харланд.

Полковник повернулся и пошел через зал к своему столику. Мэри сидела в оцепенении. Этот человек угрожал им. Чепуха, подумала она, все еще доказывая самой себе, что Паллал не может причинить вреда ее отцу или ей самой. Она выпрямилась на стуле и помахала рукой официанту, подзывая его.

Подписав чек, # Мэри встала и быстро направилась к выходу.

— Нет. — Джейк Дарси неожиданно вырос рядом с ней в фойе. — Нет, милая, ты никуда не пойдешь. — Он серьезно посмотрел на нее. — Почему ты хочешь убежать от меня?

Мэри машинально отметила, что говорит он с едва заметным акцентом кокни[2].

— Простите?..

— Какая вежливая девочка! — Он протянул руку, чтобы коснуться ее блестящих волос. — И такая чистая и наивная. Боже, как ты мила! Паллал называл тебя мисс Харланд. А как твое имя, милая?

Мэри. — Что с ней?.. Она ведет себя, словно послушная первоклассница перед строгам учителем.

— А я Джейк Дарси.

— Знаю. За последние несколько месяцев вы стали в Саид-Абабе весьма известной личностью.

Джейк пожал плечами.

— Ну вот и познакомились. Это препятствие преодолено. — Он протянул руку. — А теперь вернемся обратно и потанцуем.

— Я уже ухожу. Он нахмурился.

— Ты боишься меня?

Мэри не боялась Джейка, но внезапно испугалась исходящей от него безумной силы притяжения.

— Нет.

Он улыбнулся, и она почувствовала то же странное ощущение тепла, как и тогда, когда в первый раз встретила его взгляд.

— Это все Паллал. Не стоило посылать к тебе этого мерзавца. Но я сразу понял, что ты не из тех женщин, которых легко подцепить, и подумал, что даже такое представление лучше, чем ничего.

— Я не знаю вас, мистер Дарси.

— Джейк, — поправил он. — Очень хорошо. Я хочу, чтобы ты дала мне шанс. Думаю, ты тоже этого хочешь, но слишком хорошо воспитана, чтобы признаться в этом даже себе. Значит, нужно придумать какой-нибудь повод'

— Мистер Дарси, мне не хотелось бы показаться невежливой, но я должна идти.

Он щелкнул пальцами.

— Дети!.. Паллал сказал, что ты помогаешь благотворительной организации отца Бернарда. Предположим, я пожертвую десять тысяч долларов за один танец.

— Десять ты…

— Двадцать тысяч. — Джейк хитро улыбнулся. — Обещаю. — Он снова протянул руку. — Ради благотворительности, милая. Подумай о бедных детишках, которым ты сможешь помочь, просто танцуя с грешным Джейком Дарси.

— Я не… — Собираясь отказать ему, Мэри поняла, что уже протягивает Джейку руку. Словно горячая волна обожгла ее ладонь и потекла сквозь нее. Мэри попыталась отдернуть руку, но пальцы Джейка крепко сжали ее.

Он повел ее обратно в танцевальный зал.

— Не могу дождаться, когда обниму тебя. Ведь это будет приятно нам обоим, правда, милая?

— Но люди за вашим столиком…

— Я попрощался с ними, когда увидел, что ты собираешься уходить.

— Но это же невежливо…

— Это была просто деловая встреча. — Джейк обнял ее и прижался щекой к ее волосам. Он был чуть ниже шести футов, а Мэри — довольно высокой для женщины. Они прекрасно подходили друг другу по росту. — Теперь помолчи и дай мне насладиться этим.

— В Саид-Абабе так не танцуют. — Мэри едва могла говорить, так сильно Джейк сжал ее в объятиях. От пряного аромата его одеколона у нее слегка закружилась голова. Джейк положил руки на ее талию, и сквозь ткань платья Мэри ощутила их горячее прикосновение. Никогда прежде она не чувствовала себя так легко и естественно.

— Я заметил, люди здесь довольно консервативны. Они не попросят нас уйти?

— Я… не знаю.

— А я надеюсь, что попросят.

— Почему?

— Тогда мы сможем поехать ко мне. — Его губы коснулись ее виска. — Хочешь поехать со мной, Мэри?

— Нет, я же сказала, что совсем тебя не знаю.

— Знаешь. — Теперь Джейк легко касался губами ее шеи. — Ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе. Ты знаешь, что меня нельзя привести домой и показать матери, если ты не хочешь, чтобы с ней случился сердечный приступ.

— У меня уже давно нет матери.

— Нет? Извини, милая. — Его голос был совершенно искренним.

— Она умерла, когда мне было три года. Я живу с отцом, и он все еще в добром здравии.

Джейк скорчил гримасу.

— По-моему, отцы еще хуже — они такие собственники. Я, пожалуй, подожду до тех пор, пока ты не сможешь жить без меня, и только потом возьмусь за твоего папочку.

— Это абсурд.

Мэри замерла, забыв обо всем, тесно прижавшись к нему и даже не делая попытки отстраниться. После секундного молчания она заметила:

— Мы же стоим на месте.

— Потому что я не умею танцевать.

Она рассмеялась и взглянула на Джейка.

— Так вот почему ты просил меня…

Мэри умолкла, не закончив фразы. Его губы были совсем близко, глаза потемнели от страсти. Желание его было таким сильным, что Мэри не могла оставаться безучастной. Ее тело помимо воли реагировало на его близость.

— Неважно, — прошептала Мэри и склонила голову Джейку на плечо, позволяя ему обнимать ее, слегка покачиваясь вместе с ним в такт музыке.

— Я не связан с наркотиками и проституцией, — сказал он тихо. Я не продаю политические или военные секреты и обманываю только тех, кто пытается обмануть меня. Я не пай-мальчик, но, возможно, все-таки не такое чудовище, каким меня изображают.

— Зачем ты говоришь мне все это?

— Потому что ты имеешь право знать. Я не хочу, чтобы ты верила слухам обо мне. — Его руки сжались. — Черт возьми, ты так молода!

— Мне девятнадцать.

— Но ты еще совсем ребенок… Когда мне было девятнадцать, я казался намного старше.

— А сейчас тебе сколько?

— Тридцать два.

— Никогда бы не подумала… — вырвалось у Мэри. — Ты выглядишь таким… многоопытным.

— Я такой и есть, милая, — сухо признал Джейк.

— Ты англичанин?

— Ты так решила из-за моего акцента? — Он покачал головой. — Нет, просто моим учителем английского был сержант-кокни в Малайзии.

Ты был в армии?

— В нескольких. Я был наемником с четырнадцати лет. Не самая приятная картинка?

— С четырнадцати?

— Надо было как-то жить. Знаешь ли, есть у меня дурная привычка время от времени хотеть есть.

— А где же были твои родители? Джейк пожал плечами.

— Кто знает! Я вырос на улицах Бангкока. — Он спокойно смотрел на нее. — Не могу дать тебе никаких гарантий своего благородного происхождения и не собираюсь за это извиняться. Если возникнут какие-то проблемы…

— Происхождения? — Она посмотрела на него, нахмурившись. — Какой же ограниченной и самодовольной аристократкой я тебе представляюсь!

Его губы изогнулись в горькой улыбке.

— Ты только посмотри, до чего мы дошли, милая. Не мог в это поверить, когда шел сюда. Безалкогольная вечеринка! Кажется, что за дверями двадцатые годы. Нежная музыка, приглушенный свет и благопристойные разговоры. Как только я вошел, то сразу понял, что Паллал привел меня сюда, чтобы запугать. — Он снова притянул ее ближе. — А потом я увидел тебя в этом белом платье, ты выглядела, как послушная маленькая девочка, которая сейчас пойдет в воскресную школу. Ты хорошо вписываешься в место вроде этого.

— Вздор! — Мэри состроила гримасу. — Надеюсь, ты не будешь относиться ко мне, как к хорошей маленькой девочке.

— Но я думаю, что это соответствует действительности. — Его глаза лукаво сверкнули. — Спорю, что ты всегда убираешься в своей комнате, каждую неделю навещаешь тетушку Марго, хоть и терпеть ее не можешь, и всегда умиляешься, видя бродячую собаку или кошку.

— У меня нет никакой тетушки.

— Но остальное верно? Она наморщила нос.

— Говорят, что наша внешность определяет представление о нас. Я знаю, что выгляжу такой же правильной, как горячее молоко и бабушкино печенье, но на самом деле…

— А мне нравится горячее молоко.



— Да ладно, оно никому не нравится!

— Тогда мне нравится Мэри Харланд. Держу пари, всем нравится Мэри Харланд.

— Только престарелым тетушкам… — Мэри осеклась, взглянув на Джейка. Ее словно обдало жаром, и она стояла, беспомощно глядя на него, пока они медленно покачивались взад и вперед.

— Мэри!

Она снова положила голову ему на плечо. Ее щеки пылали; все ее тело стало болезненно чувствительным. Они надолго замолчали, и Мэри с изумлением поняла, что с каждой минутой ее ответная реакция на его притяжение усиливается. Неожиданно девушку охватила дрожь. Что происходит? Ей казалось, что она тает, как снег под лучами весеннего солнца.

— Мне… мне нравится эта мелодия. Чудесная песня, у моего отца есть запись, где ее поет Фрэнк Синатра.

— Никогда не слышал ее раньше.

— Это «Когда я тебя покидаю…». Приглушенные меланхоличные звуки плыли в воздухе, пробуждая в глубине души светлую и немного грустную нежность.

— О чем эта песня? — тихо спросил Джейк.

— Не помню. Что-то о человеке, который покидает любимую и боится, что она проснется раньше, чем он уйдет.

— Не думаю, что мне бы это понравилось. Этот мужчина — полный дурак.

— Потому что не хочет ее разбудить?

— Потому что вообще оставляет ее. Человек должен стараться удержать то, что он ценит. — Джейк сильнее сжал Мэри в объятиях. — Все равно мелодия прекрасна. Мы будем двигаться под музыку и забудем о словах.

Нежная мелодия, низкий голос Джейка, близость его сильного тела — все это казалось Мэри волшебством, сладким, как звуки песни.

— Мне кажется… Мне лучше уйти.

— Ты боишься, — заметил Джейк, заглядывая в глаза Мэри. — Я тоже. Никогда раньше я не испытывал ничего подобного. Просто не верил, что это может случиться.

— Что ты имеешь в виду?

— «Никогда не любившие прежде, полюбили с первого взгляда», — процитировал он.

— Любовь… — Мэри снова ощутила сладкую дрожь и покачала головой. — Это не любовь. Несмотря на то что говорил Шекспир, любви не существует…

— Чапмен. — Что?

— Это Джордж Чапмен. «Слепой нищий из Александрии», 1598 год.

Мэри никак не ожидала услышать подобное из уст Джейка Дарси.

— Ты любишь стихи?

— Люблю, но я в некотором роде мошенник. Я не мог научиться читать, поэтому подкупил одного солдата, чтобы он читал мне вслух сборник стихотворений — а в нем было добрых восемьсот страниц — снова и снова. К концу кампании я выучил всю проклятую книгу. — Он усмехнулся. — Ты удивишься, если узнаешь, как впечатляет пара строк, искусно вставленная в нужное время и в нужном месте.

— Почему ты не попросил его научить тебя читать?

— У меня дислексия[3] Естественно, тогда я этого не знал. Думаю, у меня были проблемы с головой.

«Но он преодолел это препятствие, как и все тяготы своего детства», — подумала Мэри. Но вслух сказала только:

— Удивительно.

— Я произвел на тебя впечатление? Хорошо. Я к этому и стремился. В дополнение к физиологии никогда не повредит немного уважения.

Джейк притянул ее ближе, и она немедленно забыла обо всем, кроме этой самой физиологии. Мэри казалось, что все вокруг нее погрузилось в густой туман. Она не могла унять дрожи в коленях и была рада, что Джейк так крепко обнимает ее, иначе она упала бы. Мэри чувствовала себя отрезанной от окружающего мира, одинокой, неудовлетворенной. Ей чего-то не хватало. Через одежду, разделявшую их с Джейком, она ощущала его восставшую плоть, но это не пугало ее и даже не удивляло. Напротив, это вселяло в Мэри надежду — Джейк мог спасти ее от томительного одиночества. Он мог заполнить пустоту, возникшую в ней.

— Ты знаешь, чего я хочу? — неожиданно серьезно спросил он.

Мэри не ответила.

Джейк неторопливыми уверенными движениями гладил ее спину, одновременно шепча на ухо:

— Я хочу увидеть эти длинные каштановые волосы на своей подушке…

Мэри сделала глубокий судорожный вдох.

— Я хочу снять это милое белое платье и увидеть тебя обнаженной в своей постели. Я хочу смотреть на тебя сверху вниз и знать, что ты не можешь дождаться того момента, когда я войду в тебя.

Ее словно опалило огнем. Джейк пристально смотрел на нее потемневшими синими глазами, на его губах играла чувственная улыбка.

— Я представляю… — Его грудь бурно поднималась и опускалась, и Мэри чувствовала через одежду жар его тела. — Я представляю, как твое лицо исказится от страсти. От одной мысли, что я могу лишь протянуть руку и… — Его голос вызывал такие же чувственные ассоциации, как и сами слова.

— Джейк! — Мэри задыхалась, представив себе ту же картину. Она почти чувствовала его горячий, жаждущий взгляд на своем обнаженном теле.

— Тебе здесь нравится? — спросил он.

Мэри пришлось приложить определенные усилия, чтобы ответить на вопрос:

— Не очень. Я бывала здесь до того, как уехала учиться в колледж. Здесь часто бывают люди, которых я знаю, но…

— Вот и слава Богу! — пылко воскликнул Джейк. — Давай уберемся отсюда поскорее. — Он схватил ее за руку и потащил прочь из зала.

— Но я не знаю…

— Мы не поедем ко мне домой. Я хочу просто увести тебя в то место, где смогу к тебе прикоснуться.

— Джейк, это все так быстро, я не знаю…

— Хочешь ли ты? — Джейк резко остановился. Какое-то мгновение он выглядел растерянным. — Ты не хочешь быть со мной, Мэри?

Она должна была сказать «нет». Физическое притяжение к этому незнакомцу было слишком сильным и неожиданным, а сам Джейк вел себя чересчур настойчиво и энергично. Но ведь Мэри никогда не относилась к тем женщинам, которые ищут приключений. Она всегда была благоразумна и рассудительна. И тем не менее сейчас, чувствуя, как разгорается внутри нее пламя страсти, Мэри твердо ответила:

— Хочу.

Она была вознаграждена сияющей улыбкой.

— Я не буду спешить. Не стану брать силой то, что ты не захочешь отдать мне сама. Я знаю, что не должен был так нападать на тебя в самом начале. Просто у меня было мало времени, и мне хотелось показать тебе все свои возможности.

— Тебе это удалось, — заметила Мэри с дрожью в голосе.

— Меня вдохновляло осознание того, что я смогу получить, если произведу на тебя впечатление.

Джейк увлек ее к автостоянке и подвел к черному «Мерседесу». Открывая перед Мэри дверцу машины, он задумчиво произнес:

— Всегда думал, что это ерунда. — Что?

Джейк обошел автомобиль и сел за руль.

— Все эти разговоры о любви с первого взгляда. — Он встретил ее взгляд и улыбнулся. — Но ведь это не так, правда, милая? С нами это действительно случилось.

Зачем он снова говорит это? — удивилась Мэри.

— Это не любовь. Я знаю тебя меньше часа.

— Но тебе нравится быть со мной? Ты не хочешь, чтобы я исчез с твоих глаз? Я, например, вовсе не хочу, чтобы ты уходила.

— Сексуальное влечение. Джейк покачал головой.

— Если бы ты не была такой хорошей девочкой, я бы вряд ли справился с искушением заняться с тобой любовью прямо в зале. — Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Мэри снова почувствовала, как ее обволакивает тепло. Джейк отпрянул и судорожно вздохнул. — Еще рано. Ты должна увидеть все сама. — Он завел машину и выехал со стоянки. — Поговори со мной. Расскажи что-нибудь о себе.

Я думала, Паллал тебе все обо мне рассказал.

— Он и сам почти ничего не знает.

— Что бы ты хотел узнать?

— Почему ты в Саид-Абабе? Ни один американец не станет жить здесь по собственной воле.

— Мой отец приехал сюда по делам десять лет назад и влюбился. Правительство США не дало Рилле въездную визу, и поэтому мы с папой переехали сюда. Он никогда не сожалел об этом, пока Рилла не умерла в прошлом году.

— А ты не была против?

— Мне нравилась Рилла, — просто ответила Мэри. — Она хорошо относилась ко мне, а отец был с ней счастлив. Почему я должна была возражать? Это была неплохая жизнь. Я действительно не знала, что теряю, пока не уехала учиться в Штаты два года назад.

— Паллал сказал, что в этом году ты готовилась в олимпийскую команду по плаванию.

Она кивнула.

— Вероятно, я оставлю занятия спортом. Меня уатекают другие проекты.

— А что ты изучаешь?

— Прикладное искусство, основы бизнеса. Я хочу стать дизайнером ювелирных украшений. Мой отец — Дэвид Харланд. Возможно, ты слышал о нем.

Джейк присвистнул.

— Ювелирные изделия Харланда? Отделения фирмы в Нью-Йорке, Лондоне, Париже. Он обладает прекраснейшими коллекциями украшений в мире. Твой отец, должно быть, очень богат.

— А тебя это волнует?

— Я не против денег. Я и сам собираюсь стать богатым как крез. То, что ты хорошо обеспечена, создает лишь еще одно препятствие на нашем пути. Вы близки с отцом?

Мэри кивнула. Губы ее тронула улыбка.

— Он замечательный! Добрый, спокойный, понимающий…

— Гарантирую, он не поймет, что ты сегодня со мной, — сказал Джейк сухо. — И не думаю, что ты будешь лгать ему.

— Да, я не могу этого сделать. — Она растерянно посмотрела на Джейка. — Ты хочешь, чтобы я солгала ему?

— Что касается меня, то я от тебя не отстану ни за что. — Он взглянул на нее. — Но я рад, что ты такая честная девочка. И вовсе не хочу, чтобы ты кого-то обманывала.

Мэри облизнула губы.

— Как же тогда быть, Джейк? Это все усложняет.

Глава 2

«Мерседес» въехал в ворота подземного гаража под многоэтажным домом. Джейк остановил машину прямо перед лифтами, которые охранял рослый мужчина плотного телосложения, одетый в безукоризненный темный костюм.

— Это Бруно. — Джейк состроил гримасу. — Он не любит, когда я въезжаю в гараж без сопровождения.

Мужчина приветствовал Джейка и сделал знак, что все в порядке.

— Телохранитель? — Мэри удивленно взглянула на Джейка.

— Это не из твоего мира, правда, милая? — Джейк покачал головой. — Я уже проработал план дальнейших действий. В течение ближайших пяти лет собираюсь закончить все дела здесь и удалиться в Швейцарию с некоторой суммой денег, достаточной для того, чтобы меня приняли даже в самом изысканном обществе. Возможно, выполнение этого плана придется немного ускорить. — Он стиснул руль. — Ты не обязана подниматься со мной. Если ты это сделаешь, мы непременно окажемся в постели. Ты сама знаешь, чего ты хочешь?

Воцарилась гулкая тишина. Воздух казался плотным из-за эмоционального напряжения и всепобеждающей страсти, которая влекла Мэри к Джейку с того мгновения, когда он впервые улыбнулся ей. Мэри чувствовала, как у нее перехватывает дыхание. При взгляде на его длинные сильные пальцы, сжимающие руль, Мэри жаждала их прикосновения, ведь она уже знала, как сладостны объятия Джейка. Если они поднимутся сейчас наверх, она сможет узнать еще больше чудесных тайн близости. Джейк ни к чему не принуждает ее, подумала Мэри, он предлагает сделать выбор ей самой. Она может отказаться идти с ним.

Нет, не может, внезапно поняла Мэри. С самого первого момента у нее не было выбора. Взаимное притяжение между ними оказалось так велико, что она была готова признать правоту Джейка и согласиться с тем, что это судьба свела их вместе. Они оба оказались втянуты в водоворот чувств, из которого никак нельзя было вырваться, даже если бы они этого пожелали. А Мэри вовсе не была уверена, что хотела бы сейчас освободиться.

Она перевела дыхание, открыла дверцу и вышла из машины.

— Представь меня Бруно.

Джейк улыбнулся и тоже вышел. Обойдя «Мерседес», он взял Мэри за руку и повел к лифтам.

— Бруно Визковски. — Он нажал кнопку лифта. — Это Мэри Харланд, Бруно.

— Очень рад, — вежливо отозвался Бруно. Приятный и глубокий голос совершенно не соответствовал его облику громилы. — Надеюсь вскоре увидеть вас снова, мисс Харланд.

— Мне тоже очень приятно. — Мэри улыбнулась ему. — Мне раньше не доводилось беседовать с телохранителем. Это интересная работа?

Бруно искоса взглянул на Дарси.

— Здесь есть свои интересные моменты. Все зависит от клиента.

Двери лифта открылись, и Бруно заглянул внутрь, прежде чем позволить им войти.

— Он производит приятное впечатление, — сказала Мэри, когда двери закрылись и лифт начал подниматься. — Он действительно тебе нужен?

— Да. Саид-Абаба — одна из самых коррумпированных стран в мире. Не то чтобы я жаловался… Просто здесь такой климат, что предприимчивых людей вроде меня тянет сюда как магнитом.

— Я видела тебя с полковником Паллалом. Он мне совсем не нравится.

— Мне тоже. Этот подонок хочет ежемесячно получать свой куш со всех моих казино.

— Ты собираешься выполнить его требования? — поинтересовалась Мэри.

— Нет, но он не узнает об этом, пока я сам не буду готов сказать ему.

— И когда это произойдет?

— Когда я найду что-нибудь компрометирующее, что могло бы навредить репутации Паллала в глазах его начальства. Бруно сейчас над этим работает.

— Но ведь это… шантаж!

— Здесь все играют по таким правилам. Мэри вздрогнула, и Джейк сжалее руку.

— Давай оставим эту тему. А что за женщина была за вашим столиком?

— Одна из агентов Паллала. — Джейк ухмыльнулся. — Ты видела тот маленький эпизод? Паллал привел ее, чтобы показать мне те дополнительные льготы, которые я получил бы, став его партнером.

— По-моему, она прекрасно справилась с заданием. — Мэри поняла, что сказала это немного резче, чем хотела, и поспешно добавила: — Прости, это немое дело…

— Конечно, не твое, черт возьми! — Джейк притянул ее к себе и поцеловал в губы, сильно и горячо. — Я — твое дело. А ты — мое. Только ты. Хорошо?

— Хорошо.

Мэри не знала, произнесла ли она последнее слово вслух. Джейк был так близко, что она с трудом могла дышать. Это было похоже на ее ощущения в танцзале, только более сильные. Она чувствовала его возбуждение, и это в ответ возбуждало ее саму. С трудом понимая, что делает, Мэри придвинулась ближе и приоткрыла рот в ожидании нового поцелуя. Джейк припал к ее губам, пробуя ее на вкус, искушая ее.

— Какая ты сладкая… — прошептал он. — Позволь мне…

Джейк не договорил, их губы вновь слились, и его язык устремился в глубь ее рта, заставляя Мэри дрожать от нетерпения. Спустя несколько долгих мгновений Джейк нашел силы продолжить:

— Я хочу увидеть тебя. Можно?

Не дожидаясь ответа, он расстегнул перламутровые пуговицы на ее платье и крючок бюстгальтера. Мэри и не смогла бы ничего ответить. Ее колени внезапно ослабели, она с трудом держалась на ногах и опиралась на плечо Джейка, чтобы не потерять равновесие.

— Как спелые яблоки. — Он смотрел на ее груди, и Мэри вздрогнула, когда увидела напряжение на его лице. — Просто замечательные… — Он опустил голову и коснулся губами ее правой груди. — Как и ты вся…

Мэри вскрикнула, когда его зубы сомкнулись на ее соске.

— Я не сделал тебе больно? — Джейк поднял голову и взглянул ей в лицо. Он улыбнулся, увидев ее алые щеки и затуманенный взгляд. Мэри выгнулась, откинула голову назад, подставляя свое тело его страстным ласкам.

— Джейк!

— Я здесь, милая. — Он остановился и обнял ее за талию. — Подожди немного. Мы уже дома.

Мэри удивленно заметила, что лифт остановился. Двери были открыты и вели прямо в роскошную гостиную, но изысканная обстановка показалась Мэри лишь цветным пятном, когда Джейк нес ее в спальню.

Его руки дрожали от нетерпения, но он ловко раздел Мэри. Когда он еры ват одежду с себя, его глаза сверкали безумным блеском. Но и Мэри чувствовала себя обезумевшей. Она не могла больше ждать ни минуты.

Джейк опустил Мэри на кровать, коленом раздвинул ее ноги, придавил тяжестью своего тела.

— Все не так, как я рассчитывал, — пробормотал он. — Мэри, милая, я должен был…

Она вскрикнула от резкой боли. Джейк недоуменно взглянул на нее и попытался отстраниться.

— Мэри, что за…

— Неважно. — Она приподнялась, чтобы удержать его, и умоляюще шепнула: — Джейк, помоги мне.

Он нежно погладил ее по щеке.

— Успокойся, милая, все будет хорошо. — Джейк продолжал шептать ей ласковые слова, даже когда начал двигаться во всеускоряющемся ритме.

Их соединение было диким, неистовым, таким же, как внезапно возникшее между ними притяжение. Взрыв наслаждения охватил Мэри с такой примитивной силой, что после него остались только потрясение и слабость. Она подняла тяжелую, словно налитую свинцом руку, чтобы откинуть прядь волос, упавшую на глаза. Ее сердце билось так сильно, что казалось, сейчас выскочит из груди.

Джейк смотрел на нее сверху вниз с заботой и участием.

— Как ты?

Она кивнула и спросила, с трудом переводя дыхание: — А ты? Он улыбнулся в ответ.

— Кажется, меня унесло ураганом. — Он подарил ей долгий и сладкий поцелуй. — Подожди, я сейчас.

Джейк встал с кровати, и Мэри немедленно почувствовала себя одинокой. Он направился через комнату к ванной, а Мэри наблюдала за ним словно в тумане. Она восхищенно смотрела на его мускулистые бедра и сильные ноги, мощный торс. Все движения Джейка были плавными и точными. Он обернулся через плечо с ухмылкой:

— Эй, что ты такого увидела, подружка?

— Тебя. Я никогда раньше не видела раздетого мужчину. Только в кино.

Его улыбка исчезла.

— Так я и подумал. — Джейк подошел с белым купальным халатом в руках, сел рядом с Мэри и накинул халат ей на плечи. — Прости, милая. Мне следовало быть осторожнее… — Он в раскаянии покачал головой. — Нет, это было невозможно. Я просто с ума по тебе сходил.



— Я знаю, девственницы — вымирающий вид. Но теперь и я перешагнула через это.

Джейк ласково провел рукой по ее волосам.

— Как же я счастлив, что бьи у тебя первым мужчиной! — Он медленно и томительно поцеловал ее. — Не думаю, что ты принимаешь таблетки.

Мэри покачала головой и спрятала лицо у него на груди.

— Я должна была тебя предупредить…

— Я не дал тебе такой возможности. — Он нежно гладил ее шею. — Я позабочусь о тебе в следующий раз. Если ты захочешь, чтобы о тебе заботились. Я буду только рад, если у нас будет ребенок. Решать тебе…

Дети. Он говорит о детях, а они ведь только что встретились. Мир перевернулся вверх дном, и все только потому, что Мэри взглянула на Джейка Дарси в танцевальном зале.

— Пока нет… Все происходит слишком быстро. Я чувствую себя так… неуверенно.

— Я тоже. — Он массировал ее затылок большим пальцем, снимая напряжение. — Я понимаю, ты не знала, что и думать обо мне, обо всем этом. Ты никогда бы не позволила мне любить тебя, если бы мы оба не хотели друг друга так безумно. Понимаю, тебе нужно время, чтобы привыкнуть ко мне. — Он заглянул ей в глаза. — Только не уходи от меня сейчас. Я не смогу этого вынести, Мэри.

Она засмеялась.

— Ну, я ведь не вскакиваю и не бегу к двери.

— Это тебе не поможет. Я позвоню вниз и прикажу Бруно задержать тебя.

Мэри удивленно подняла брови. Джейк покачал головой:

— Я просто пошутил. Бруно работает со мной не для того, чтобы удерживать женщин в моей постели. — Он нахмурился. — Черт, ты должна была знать об этом.

— Я не знаю о тебе ничего.

— Но ты должна была понять, что я не… — Джейк сделал паузу. — Впрочем, я хочу слишком многого. Пойдем в душ. — Он поднял Мэри на ноги и обхватил рукой за талию, поддерживая ее. — Ты могла бы быть немного разочарована. Этот вид спорта для тебя в новинку. — Он подмигнул. — Но я бы сказал, что у тебя к этому потрясающий талант. Я позвоню и попрошу Бруно заказать нам ужин. Немного рановато, но у меня вдруг разыгрался зверский аппетит. Чего бы тебе хотелось?

Сейчас только немного больше шести, с удивлением поняла Мэри. Она потеряла представление о времени.

— Мне все равно.

Джейк осторожно регулировал воду в душе.

— Тогда я выберу сам. — Он снял с нее халат и нежно подтолкнул под струю воды. — Сейчас вернусь, — пообещал он, задвигая за собой дверь из матового стекла.

Мэри в сладкой истоме стояла под душем, ее мысли не занимало ничто, кроме почти чувственного наслаждения теплым потоком воды. Джейк с любовью и заботой делал все возможное, чтобы она почувствовала, как он ценит ее. Мэри казалось странным, что она так просто и естественно приняла эту неожиданную близость с Джейком. Она должна была бы быть потрясена своим собственным поведением и полна страха перед страстью, с которой Джейк стремился к ней. Но Мэри не чувствовала ни шока, ни неприятных предчувствий — только спокойную уверенность, что все случившееся вполне естественно.

Джейк вошел в душевую кабинку.

— Устрицы подойдут? — спросил он, закрывая за собой дверь и заключая Мэри в объятия. — И ванильное мороженое. Я люблю ванильное мороженое.

Поток воды окутывал их теплом и негой, и Джейк обнимал Мэри уже не страстно, а нежно, по-дружески.

— Я больше люблю шоколадное, — шепнула Мэри.

— В следующий раз будет шоколадное.

В следующий раз? Джейк сказал это с такой уверенностью, что Мэри почти поверила, что следующий раз обязательно будет и что сегодняшний день не был волшебным сном. Она закрыла глаза и стояла рядом с ним под струей воды, а он покачивался вместе с ней из стороны в сторону, словно они продолжали танцевать под слышную только им двоим музыку.

— Мэри?

— М-мм?

— Надо отсюда выбираться.

В голосе Джейка послышалось напряжение, и Мэри, прижимаясь к нему всем телом, почувствовала его нарастающее желание. Ей стало жарко от вновь проснувшейся жажды слиться с ним в единое целое.

Джейк добавил:

— И поскорее… Мэри сжала его плечи.

— Нет. Давай останемся здесь.

— Я должен позаботиться о тебе. — Он напрягся, когда она еще сильнее прижалась к нему. — Ты сказала…

— Мне все равно. Джейк…

Он легко приподнял ее, Мэри обхватила его бедра ногами, и они снова слились в безумии страсти.

— Любимая… — прошептал он. — Моя самая любимая.

Было уже около полуночи, когда Джейк остановил «Мерседес» у внушительного кирпичного особняка.

— Шикарно, — сказал он без всякого выражения. — Лучшие соседи, лучшие клубы, лучшие школы.

— Не пытайся презирать меня за это. — Мэри улыбнулась и поцеловала его в щеку. — Я ничего не могу поделать с тем, что мой отец — состоятельный человек, и уж точно не собираюсь за это извиняться.

— Я не позволю тебе исчезнуть, ты ведь знаешь, — сказал он тихо. — Я не намерен быть для тебя мужчиной на одну ночь. Когда мы снова увидимся?

— Завтра. В твоем номере в три.

— Немного секса перед чаем? — Джейк покачал головой. — Мне это не подходит, милая. Я хочу встретиться с твоим отцом.

Мэри почувствовала, как ее охватывает паника.

— Не сейчас.

— Почему нет?

— Дай мне подготовить его. Выражение его лица стало жестким.

— К встрече со мной?

Мэри посмотрела на него с некоторым раздражением.

— Ради Бога, Джейк, ты сам говорил, что он не одобрил бы тебя. Я люблю отца и не собираюсь причинять ему боль.

Джейк смотрел на нее некоторое время, а потом сдержанно кивнул.

— Хорошо. Я веду себя неразумно. Я никогда не испытывал ничего подобного и чертовски боюсь потерять тебя. И сколько мне придется ждать?

— Откуда же я знаю?

Джейк обнял Мэри и тихо спросил:

— Что ты чувствуешь ко мне, Мэри?

— Я… Я не знаю. — Глаза Мэри неожиданно наполнились слезами. — Я в полной растерянности. Ты совсем не тот, каким я представляла своего избранника. Я хотела кого-то надежного и спокойного. — Она засмеялась. — Тебя вряд ли можно назвать благонадежным гражданином.

— Но я действительно надежен. Никто не может быть вернее, чем я буду для тебя.

— Я знаю. Вот почему я так растеряна. Ты не похож ни на одного из моих знакомых. Ты необычайно добр ко мне и заставляешь меня чувствовать себя так, как будто я никогда не захочу покинуть тебя. — Она запнулась. — И я была так счастлива с тобой сегодня.

Разве этого не достаточно?

— Я совсем не знаю тебя. Я все еще немного тебя боюсь. Мне нужно время, чтобы привыкнуть. — Она провела рукой по его жесткой щеке и снова почувствовала пронзительную сладость, волнами накатывающую на нее. — Но не думаю, что смогу когда-нибудь быть счастливой без тебя.

Джейк опустил голову и поцеловал ее ладонь.

— Я приложу все усилия, чтобы тебе не пришлось это проверять. Знаешь, многие люди верят в судьбу. Я никогда не размышлял об этом до сегодняшнего вечера. Но, черт возьми, мы предназначены для того, чтобы быть вместе. Я уверен, что, если бы мы не встретились сегодня, мы бы встретились в другом месте или в другое время. Поэтому не думай, что сможешь уйти от меня. — Он слегка коснулся языком ее ладони и почувствовал ответную дрожь. — Иди домой, или мы испытаем на прочность заднее сиденье этого «Мерседеса». Увидимся завтра днем.

Мэри выбралась из машины.

— Я пошлю чек отцу Бернарду завтра. — Что?

— Я обещал, что пошлю чек в фонд помощи детям за то, что ты танцевала со мной.

Мэри совершенно забыла о том, что пообещал Джейк за единственный танец с ней. «Впрочем, меня не пришлось долго уговаривать», — подумала она. Джейк был прав: нужен был только повод.

— Это не было уловкой?..

Он удивленно посмотрел на нее.

— Я выполняю свои обещания, Мэри. Всегда.

— Двадцать тысяч долларов — немалые деньги.

— Это хорошее дело. Я представляю, как живется бездомным детям.

«Потому что ты сам когда-то был таким», — подумала Мэри сочувственно.

— Да, это очень нужное дело. — Мэри захлопнула дверцу машины, помахала Джейку рукой и стала искать в сумочке ключ, поднимаясь по ступенькам к входной двери. Она улыбнулась, когда поняла, что Джейк не уедет, пока она не войдет в дом. Даже за это короткое время Мэри поняла, что одной из основных черт Джейка бьшо стремление защищать и оберегать то, что он считал своим. Это качество показалось Мэри весьма привлекательным.

Она открыла дверь, снова помахала рукой и вошла. Тут же раздался шум двигателя уезжающего «Мерседеса».

В прихожей было темно, но из-под двери кабинета отца пробивалась полоска света. Снова работает допоздна, подумала Мэри. Он должен больше отдыхать. В последнее время отец выглядит совсем измученным.

— Папа, пора сделать перерыв, уже ночь, — сказала она, открывая дверь. — Тебе не кажется, что рабский труд запрещен даже в Саид-Абабе…

— Добрый вечер, мисс Харланд, — сказал Растин Паллал, поднимаясь с большого кресла в другом конце комнаты. — Я жду вас.

— Что вы имеете в виду? Папа, что… — Мэри повернулась к столу, за которым сидел ее отец. — Папа!

Глава 3

Саид-Абаба

3 октября 1989 года

Ты должен был покинуть Саид-Абабу три дня назад, — мрачно сказал Бруно, нажимая на педаль газа. Джип мчался по пустынной дороге к городу Тарболу. — Паллал съест тебя с потрохами.

— У него будет тяжелый случай несварения, — ответил Джейк, откидываясь на спинку сиденья. — Кажется, я и раньше не очень нравился нашему милому полковнику. — Он весело взглянул на Бруно. — Ты зря беспокоишься. Паллал бросит меня в свою тюрьму не раньше, чем удостоверится, что у меня достаточно наличных, чтобы я стал для него ценной добычей. Могу предположить, что он попытается поймать меня в последний момент перед тем, как мы покинем эту чудесную страну с молочными реками и кисельными берегами. А так как он не знает, когда и как мы собираемся уехать, то, должно быть, сейчас ужасно разочарован.

— Ты должен быть уже на яхте в тот момент, когда закончишь здесь все свои дела. — Бруно взглянул на заднее сиденье, где спал щуплый китаец. — Чен был в гораздо меньшей опасности, чем ты сейчас.

— Чен работает на меня, а я забочусь о своих людях. Когда я покину страну, здесь начнется драка за все, что я оставлю. Паллал уничтожит всех, кто был близок ко мне. Это в его стиле. — Джейк ухмыльнулся. — Он не придумал ничего лучше, чем дать мне знать, что Чен в одной из его тюрем. Теперь ты понимаешь, что было разумнее забрать Чена с нами, чем позволить ему бежать из тюрьмы через шесть недель, приятель.

Бруно неохотно кивнул. Чен, менеджер одного из казино, был только пешкой в делах Джейка, но Джейк строил всю свою организацию на взаимном доверии. Все работавшие на него люди должны были платить ему абсолютной преданностью. Взамен они получали безопасность и приличное существование — по крайней мере по здешним меркам.

— Ты знаешь, что последние четыре дня нас по пятам преследуют головорезы Паллала?

— Да, но я не видел их с тех пор, как мы подобрали Чена. Странно.

— За нами все еще наблюдают. Примерно десять минут назад я видел вертолет.

— Когда мы доберемся до Касбы, мы оторвемся.

— Ты уезжаешь сегодня вечером?

— Да. — Джейк вытянул длинные ноги. — Собираюсь в Сент-Мориц. Я устал от этой жары. Хочу научить тебя кататься на лыжах.

— Меня? — Бруно удивленно посмотрел на него. — На этих узеньких дощечках? Я могу придумать много других способов свернуть себе шею.

— Вроде работы на меня? — Джейк кашлянул. — Но я теперь совершенно законный гражданин цивилизованной страны, Бруно. Нам придется найти тебе какую-нибудь другую работу, чтобы ты не скучал.

— У тебя достаточно врагов, чтобы я был занят еще лет десять, — сказал Бруно мрачно. — Обойдусь без лыж, спасибо.

— Все, что пожелаешь, приятель. — Джейк закрыл глаза и подставил лицо ночному бризу.

Пока это нравится самому Джейку, подумал Бруно без всякого раздражения. Когда Джейк что-нибудь решал, он становился совершенно непреклонным. Он использовал свою способность убеждать людей, и умение вести за собой, и весь свой незаурядный ум, чтобы изменить обстоятельства в свою пользу. Даже если он сдохнет на этих чертовых лыжах, подумал Бруно, Джейк будет видеть, что он радуется этому. Почему бы и нет? Как хорошо, что Джейк наконец-то возвращается в прежнее состояние. Он не был таким оживленным уже три года, с тех пор, как Мэри Харланд погибла в этой чертовой авиакатастрофе.

— Если тебе не нравится кататься на лыжах, мы могли бы попробовать параплан, — не открывая глаз, предложил Джейк с невозмутимым выражением лица. — Летать над Альпами — это, наверное, совершенно…

— Лыжи, — быстро сказал Бруно. — Никаких парапланов. Лучше лыжи.

Лицо Джейка озарила улыбка, и он открыл глаза.

— Тебе это понравится, приятель, вот увидишь. Скользить вниз по склону. Ветер в лицо… Смотри!

Посреди дороги стояла женщина.

Бруно тоже увидел ее. Он успел вывернуть руль, джип выехал на обочину, колеса увязли в песке. Лучи фар как сумасшедшие плясали на дюнах, машина дрожала от резкой остановки.

Джейк быстро отстегнул ремень безопасности.

— Идиотка! Мы могли бы перевернуться. Она, должно быть, приняла что-то… Черт, вся эта проклятая страна — опиумный рай! — Большими шагами он направился к женщине, а та все еще стояла на темной дороге.

Чен поднялся и сел на заднем сиденье.

— Бруно, это не самый лучший способ будить людей.

Бруно опустил боковое стекло.

— С ней все в порядке? Я не ударил ее?

— Если даже и так, это не твоя вина, — отозвался Джейк. — Послушайте, леди, если вы перебрали гашиша и вам так хочется убить себя, это ваше личное дело, но держитесь подальше…

Женщина покачнулась и упала на землю.

— Что за черт! Бруно, принеси фонарик и аптечку.

— Я сбил ее? — Бруно повернулся и полез под сиденье. — Джейк, я не почувствовал удара.

— Сейчас разберемся. — Джейк опустился перед женщиной на колени. — Мне кажется, она без сознания.

Женщина лежала на боку, раскинув голые руки. На ней были рваные темные штаны и туника. Темное облако спутанных волос закрывало лиио.

Бруно включил электрический фонарик, опускаясь рядом с Джейком.

— Почему это должно было случиться именно сейчас? Ты не можешь ввязываться в это дело, Джейк. Мы отвезем ее в клинику на пути к гавани.

— Нет.

— Что значит «нет»? Паллал будет…

— Погляди на ее руку.

Бруно поднес фонарь ближе к руке женщины. На кисти была татуировка — двузначное число.

— Балахар. — Женщина была заключенной из Балахара — специальной тюрьмы Паллала для политзаключенных. Ужасные истории о пытках и мучениях в Балахаре рассказывали повсюду и чаще всего — шепотом.

— Ты думаешь, Паллал освободил ее, чтобы она погибла в пустыне?

— Ты когда-нибудь слышал, чтобы Паллал отпускал своих пленников? Она, должно быть, каким-то чудом сбежала. Бог знает, как. Тюрьма в двадцати с лишним милях отсюда. — Джейк протянул руку. — Дай мне аптечку.

— Принцесса… — Слово было сказано совсем тихо, словно выдох слетел с ее губ.

Джейк внезапно замер. Бруно взглянул на его лицо. Джейк сильно побледнел, губы его были плотно сжаты.

— Джейк!

— Переверни ее, — коротко распорядился Джейк.

Бруно осторожно перевернул женщину на спину. Спутанные волосы упали назад, открывая тонкое изможденное страданиями лицо. Глаза несчастной окружали темные тени, а губы были настолько воспаленными и потрескавшимися, что струйка крови запеклась на подбородке.

— Ты не узнаешь ее?

Было в лице женщины что-то смутно знакомое, но Бруно не мог понять, что именно.

— А ты узнаешь?

— Да. — Джейк протянул руку и начал ласково гладить ее юл осы. — Мэри…


Синие глаза, проницательный взгляд. Глаза, которые она знала давно, слишком давно.

— Все в порядке, Мэри. Ты теперь в безопасности, милая.

Низкий мужской голос, легкий акцент кокни. Этот голос она тоже знала, но ей пришлось долго добираться к своей памяти сквозь туман, окутавший ее сознание.

— Джейк?

— Правильно. — Он сжал ее исхудавшую руку, лежащую на покрывале. — Ты скоро поправишься. У тебя было обезвоживание организма, и ты лежала под капельницей, но врач сказал…

— Врач! — Волной нахлынула память и вместе с ней паника. Мэри резко села, ее глаза расширились от ужаса. — Не надо было звать врача. Он передаст Паллалу. Ты не должен был…

— Тише, — успокоил ее Джейк. — Никто ничего не узнает. Карло — мой друг, и он любит Паллала и его дружков не больше, чем я. Я и раньше прибегал к его помощи.

— Давно я здесь?

— С прошлой ночи.

Мэри оглядела себя и обнаружила, что одета в нечто зеленое и шелковистое. Сколько времени прошло с тех пор, как она носила что-то, кроме грубой тюремной одежды? Она осмотрела маленькую комнату. Обстановка была приятной, но весьма скромной — кровать, на которой она лежала, на полу персидский ковер, китайский лакированный шкаф возле узкого длинного окна.

— Где мы?

— В доме моего друга Гассана Далмара. Он когда-то работал на меня. Мы в его комнате над его кафе в районе Касба в Тарболе. Тебе не о чем беспокоиться. Ты здесь в безопасности. Полиция не трогает жителей Касбы. Им не хочется рисковать своей жизнью, появляясь в этой части города.

Мэри знала, что это правда. Хотя она жила на верхнем берегу залива, в богатом квартале, она многое слышала об узких темных улицах Касбы, скрывающих тысячи секретов. Но Джейк был не прав — она не была в безопасности. И не будет в безопасности, пока…

Мэри опустила ноги на пол.

— Где моя одежда? Я не могу оставаться здесь. Есть кое-что, что мне надо сделать.

Джейк попытался удержать ее:

— Боже мой, ты же еще очень слаба! Немедленно обратно в постель! Ты никуда не пойдешь.

Она ощупала трубочку в своей руке.

— Со мной все в порядке. У меня нет на это времени. Я должна…

— Я тебя никуда не отпущу. — Джейк схватил Мэри за плечи и посмотрел на нее. — Даже если ради этого мне придется связать тебя. Поняла?

Его взгляд был почти гипнотизирующим. Она поколебалась и затем медленно опустилась обратно на подушки.

Джейк бережно подоткнул одеяло. Странно: его лицо не выражало ничего особенного, но руки дрожали. Он опустился на стул возле кровати.

— У меня есть к тебе несколько вопросов, а потом я дам тебе отдохнуть. Хорошо?

Мэри настороженно кивнула.

— Ты знаешь, кто я? Она снова кивнула.

— Ты… была мертва. — Его голос сорвался. — Считалось, что ты и твой отец погибли в авиакатастрофе в пустыне три года назад. Когда ты не пришла ко мне на следующий день, я отправился в твой дом. Слуги сказали, что ты неожиданно улетела с отцом из Саид-Абабы на пару дней. Той ночью в теленовостях объявили, что найдены сгоревшие останки самолета, принадлежавшего компании Хар-ланда. — Он помолчал. — Можно сказать, это было для меня тяжелое время.

— Для меня тоже, — сказала Мэри невыразительно. — Той ночью я попала в Балахар.

— Что случилось?

— Паллал хотел кое-чего добиться от моего отца, но у него ничего не получилось. Тогда Паллал убил его. Папа уже был мертв, когда ты привез меня домой тем вечером. Паллал обыскивал дом и… — Она покачала головой. — Тут пришла я.

— Итак, он отправил тебя в Балахар и устроил катастрофу, чтобы снять с себя подозрения. — Джейк прикрыл глаза, чтобы она не заметила в них ярости. — И ты была там эти три года?

Он кажется сильно взволнованным, отстранен-но подумала Мэри. Она всегда думала, что человек с такой биографией должен быть более сдержанным и хладнокровным.

Джейк открыл глаза.

— О Балахаре ходят страшные слухи, — сказал он глухо. — Они причиняли тебе боль?

— Пытали? — Она покачала головой. — Нет. Меня содержали в полной изоляции. Иногда я месяцами видела только охранников. Они не насиловали, не мучали меня; они просто заперли меня и забыли о моем существовании. — Она вздрогнула. — Весь мир забыл обо мне. Меня похоронили заживо.

— Я ничего не знал, Мэри. — Глаза Джейка блеснули в электрическом свете. — Бог свидетель, я поверил в твою гибель.

— Иногда я хотела умереть, — сказала Мэри бесцветно. — Это похоже на жизнь в вакууме. Сначала я пыталась вспоминать, как выглядит жизнь снаружи, но это причиняло боль. Лучше было не думать, не вспоминать… — Она замолчала и подняла глаза. — Что толку говорить об этом? Ты все равно не поймешь.

— Я хочу понять. Я хочу услышать все.

— Зачем? — Ее губы изогнулись в горькой усмешке. — Только потому, что мы провели вместе восемь часов и ты лишил меня девственности? Это было целую вечность назад. Ты не можешь претендовать на особое отношение ко мне.

— Претендовать? Я и не претендую, Мэри.

Она взглянула на него, и какое-то смутное чувство зашевелилось в ее душе.

— Тогда благодарю тебя, но я не нуждаюсь ни в чьей симпатии. Все, что мне нужно, — это твоя помощь. Есть кое-что, что я должна сделать, а потом мне нужно очень быстро покинуть Саид-Абабу.

— И что тебе нужно сделать? Мэри твердо встретила его взгляд.

— Это мое дело. Ты увезешь меня отсюда, когда придет время?

Джейк помолчал секунду.

— Да. — Он встал и направился к занавесу из бисерных нитей, заменявшему дверь в этой комнате. — Мы уезжаем сегодня же, так быстро, как сможем подготовиться…

— Нет, я же сказала…

— Я увезу тебя из Саид-Абабы немедленно. — Голос Джейка был твердым как сталь. — Если ты решишь, что можешь доверить мне свое таинственное дело, я буду рад помочь, но не позволю тебе подвергать себя опасности.

— Это только мое дело. Джейк покачал головой.

— Нет. Я не хочу потерять тебя снова, милая. А теперь поспи немного. Я попрошу Бруно принести тебе чего-нибудь поесть, когда ты проснешься. — Его губы изогнулись в усмешке. — Помнишь, каких устриц заказал нам Бруно на ужин в тот вечер? Мы так и не добрались до них.

— Разве? — Она опустила глаза и начала пристально разглядывать простыню. — Я… извини, я не помню…

— Какого черта! — Джейк сжал кулаки. — Мэри, почему?.. Что случилось?.. — Он застыл, глядя на нее, а потом покачал головой. — Я загляну попозже.

Джейк раздвинул занавес и вышел из комнаты.

Мэри глубоко вдохнула и села на кровати. Она не ожидала, что испытает такое внезапное чувство боли и потери. Джейк Дарси больше ничего не значил для нее. За долгие годы в Балахаре Мэри сумела почти забыть о нем. От воспоминаний о прошлом становилось труднее переносить нынешнее состояние, а она не могла позволить себе чувствовать что-либо сейчас. Если Мэри снова начнет испытывать какие-либо эмоции, она просто сойдет с ума.

Мэри потянулась и, морщась от боли, выдернула из своей руки иголку капельницы. Некоторое время она просидела неподвижно, справляясь с головокружением, потом опустила ноги на пол и встала. У нее потемнело в глазах. Мэри отчаянно схватилась за спинку кровати, пытаясь удержаться на ногах. Когда темнота отступила, она оглядела комнату. Рядом с занавеской, через которую вышел Джейк, была видна дверь. Мэри медленно и осторожно прошла через комнату к двери и открыла ее. За ней оказалась винтовая каменная лестница, ведущая на улицу.

Со вздохом облегчения Мэри закрыла дверь. Ей не придется снова спорить с Джейком.

Остается только найти одежду и потихоньку уйти отсюда.

— Ты ужасно выглядишь, — прямо заявил Бруно Джейку, севшему напротив него за столиком в кафе. Он подтолкнул к нему бутылку бренди и стакан. — Выпей.

— Превосходная идея. — Джейк щедро плеснул себе в стакан. — Я чувствую себя так, словно по мне проехал грузовик.

— Как она?

— Проснулась. — И?..

— Ничего хорошего. — Джейк в два глотка осушил стакан. — Кажется, я готов убить Паллала. Поможешь?

— Это кажется мне удивительно стоящим делом. — Бруно всматривался в лицо Джейка. — Что они с ней делали?

— Не знаю. Она говорит, что ее не истязали, но она уже не та. Она не живая. — Джейк сжал в руке стакан. — Когда мы встретились впервые, она вся светилась, Бруно. Казалось, от нее исходил свет, мягкий свет…

— Ты не мог ожидать, что она не изменится.

— Нет, но… Бруно, она чертовски подозрительно ко мне относится.

— Ты собираешься взять ее с нами, когда мы покинем Саид-Абабу?

— Конечно, я возьму ее. Или, может быть, ты думаешь, я отправлю ее обратно в Балахар?

— Нет. — Бруно уставился на янтарную жидкость в своем стакане. — Тебе не показалось, что ее появление под колесами нашего джипа после стольких лет не похоже на случайность?

Джейк не отвечал.

— И именно в то время, когда ты собрался покинуть Саид-Абабу и Паллала…

— Да, мне так показалось, — резко ответил Джейк. — Я не идиот, Бруно. Мэри не смогла бы убежать из Балахара, если бы Паллал не захотел, чтобы она убежала. — Он плеснул себе еще бренди. — Или, возможно, она вовсе не убегала. Паллал заставил ее шпионить в свою пользу и велел сообщить ему, как и когда я покину Саид-Абабу.

— И ты все еще хочешь взять ее с нами? Джейк взорвался:

— Ты можешь представить, что он должен был сделать с Мэри, чтобы заставить ее беспрекословно ему подчиняться? Она его жертва, черт возьми!

— И, возможно, твой враг, — тихо сказал Бруно. — Может быть, мне стоит что-нибудь предпринять?

Джейк покачал головой.

— Ничего. Я не хочу, чтобы ей было больно. За эти годы ей причинили достаточно боли. Мы будем просто наблюдать и ждать. Найди другое безопасное место на тот случай, если нам понадобится быстро убираться отсюда. Она попытается связаться с ГТаллалом, если она его агент.

— Я пошлю кого-нибудь следить за ней. — Бруно встал. — Чен подойдет?

— Мне все равно. — Джейк поднес стакан к губам. — Кто угодно. Но сделай это осторожно. Она раздражена и не будет долго ждать, прежде чем отправится выполнять поручение.

— Думаю, она сделает это прямо сейчас. — Бруно направился к выходу из кафе. — Не приканчивай всю бутылку. Тебе могут понадобиться все твои мыслительные способности.

Джейк заглянул в стакан и задумчиво произнес:

— Я знаю.

Этот ужасный шум действует на нервы, подумала Мэри, спеша по извивающимся улочкам назад в кафе Гассана.

Назойливые предложения продавцов за прилавками, расставленными вдоль улиц, громкая торговля, грохот ручных тележек по булыжнику мостовых — бурлящая толпа и шум окружали Мэри. Так много людей! После трех лет одиночного заключения в крошечной камере она почти физически чувствовала, как шум обрушивается на нее. Ее сердце билось так сильно, что она с трудом могла дышать. Но осталось совсем немного — еще несколько домов, и она будет свободна. Она вернется в кафе, в тихую комнату, к Джейку.

Джейк? Откуда взялась эта мысль? Нельзя думать о Джейке как о надежной защите. Ведь он был из прошлого, а она в этом новом мире не могла полагаться ни на кого, кроме себя.

Вывеска кафе была прямо перед ней. Мэри уже почти бежала, ее взгляд отчаянно остановился на винтовой лестнице, ведущей к двери на верхнем этаже. Еще несколько ярдов, и она сможет закрыться и отдохнуть хотя бы некоторое время, чтобы восстановить силы и самообладание.

Мэри устремилась вверх по ступенькам, толкнула дверь и вбежала в комнату. Захлопнула дверь и прижалась к ней спиной, тяжело дыша. Она не ожидала, что это будет так трудно. Как же справиться с делом, ждущим ее впереди, если она не может преодолеть без паники пару кварталов?

Она должна быть в порядке. Можно было ожидать, что в первый день на свободе она будет несколько растеряна. Но она должна быть в порядке.

Мэри добралась до кровати и рухнула на нее, пытаясь расслабить напряженные мускулы. Телефонный звонок был сделан, и теперь ей оставалось только ждать нужного момента.


— Она вернулась, — тихо сообщил Бруно. — Прошла три дома к другому кафе и позвонила оттуда по телефону. Чен сказал, что не мог подойти достаточно близко, чтобы услышать, о чем речь, но разговор занял всего три минуты. — Бруно ухмыльнулся. — Маловато для того, чтобы рассказать друзьям, что она жива и снова на свободе.

Джейк сидел и пытался думать, несмотря на окутывающий его туман боли. Она предала его. Мэри предала его.

— Возможно, она сообщила Паллалу, что установила со мной контакт и больше ничего конкретного сказать не может. — Джейк оттолкнул стул и встал. — Мы не имеем права подвергать опасности Гассана. Мы уедем из его кафе и поживем немного в казино. Пойдем за машиной.

— Джейк, лучше отпусти ее. Оставь ее здесь. Ты слишком увлечен ею и не можешь мыслить здраво. Из-за нее тебя могут убить или ты очутишься в Ба-лахаре.

— Я не могу отпустить ее.

— Тогда засунь ее в мешок, — грубо сказал Бруно. — И оставь там, пока она не перестанет что-то для тебя значить. Ты думал о ней три года и превратил ее в прекрасную мечту. Верни ее обратно в реальность.

— Для меня она абсолютно реальна. — Джейк вышел из кафе и поднялся по наружной лестнице в комнату на втором этаже.

Мэри лежала на кровати с закрытыми глазами, но ее мышцы непроизвольно напряглись, когда Джейк вошел в комнату. Она подняла веки и настороженно посмотрела на него. Он почувствовал грусть, жалость и одновременно злость и разочарование.

— Мы немедленно уезжаем отсюда. — Он подошел и встал рядом с кроватью.

Мэри села, настороженно глядя на него.

— Предполагаю, ты знаешь, почему.

— Ты следил за мной. — Это было утверждение, а не вопрос.

— Кому ты звонила? Мэри не ответила.

— Паллалу? — Джейк не ожидал ответа и не получил его. — Я не могу подвергать опасности жизнь моих друзей. Я увезу тебя в свои апартаменты над казино в нескольких кварталах отсюда. — Он схватил Мэри за руку и заставил подняться.

Она покачнулась и упала бы, если бы Джейк не поддержал ее. Но она снова оказалась так близко к нему, что его плоть не могла не отозваться.

Мэри испуганно посмотрела на Джейка и встретила его взгляд.

— Чего ты ожидала? — спросил он резко. — Разве это не то, на что рассчитывал Паллал? Он не из тех, кто верит в нежные чувства, но он знает власть секса. — Он провел ладонью по ее горлу, чувствуя биение пульса под кожей. — И ведь это так, не правда ли, милая? Ты видишь, что происходит со мной, когда ты рядом, но, кажется, не понимаешь, что на тебя это тоже действует. — Джейк посмотрел вниз на ее поднимающуюся и опадающую грудь. — Любое притяжение такой силы должно быть двусторонним, Мэри.

— Мы уезжаем? — спросила она тихо. — Или ты сначала хочешь взять меня?

— И что бы ты сделала, скажи я «да»?

— Сняла бы одежду и легла. Он застыл и сделал шаг назад. Мэри спокойно смотрела на него.

— Я должна оставаться с тобой, Джейк, и ты должен забрать меня с собой, когда уедешь из Саид-Абабы. Я буду добиваться этого любыми путями.

Долгое мгновение Джейк смотрел на нее.

— И я был бы дураком, не воспользовавшись преимуществом ситуации, не так ли? Но ты простишь меня, если я отклоню пока твое приглашение. Эта капельница, висящая у твоей кровати, слегка пригасила мой пыл. Думаю, что смогу подождать, пока ты не будешь в лучшей форме для подобных развлечений.

— Ты говорил, что мы покидаем Саид-Абабу сегодня вечером.

— Я передумал. — Он потянул ее к занавеске из бусин. — После твоего телефонного звонка я не хотел бы так легко попасться Паллалу. Ты не будешь возражать, если мы задержимся здесь на несколько дней?

— Нет. — На мгновение он заметил в ее лице проблеск облегчения перед тем, как оно снова потеряло всякое выражение. — Я не возражаю. Все, что ты хочешь.

— Все, что я хочу? — Рука Джейка скользнула вниз, чтобы коснуться ее спины и ягодиц. — Какая интересная фраза и какой великодушной женщиной ты, оказывается, стала. — Он неожиданно схватил Мэри за руку выше локтя и повернул, чтобы посмотреть ей в лицо. И вдруг попросил тихо и совершенно серьезно: — Не делай этого со мной, Мэри.

Она стояла и смотрела на него, ничего не говоря.

— Я не какой-нибудь святой, — сказал он с отчаянием в голосе. — Я пытаюсь понять тебя, но блуждаю во тьме как слепец. Я чувствую себя преданным, а мои инстинкты подсказывают мне, что, когда мне причиняют боль, надо ударить в ответ. Но я не хочу этого!

Она смешалась, а затем медленно покачала головой:

— Я ничего не могу сделать…

Выражение отчаяния на лице Джейка сменилось на более привычную иронию.

— Ну что же, тогда я просто воспользуюсь своим преимуществом в силе…

Казино располагалось в маленьком двухэтажном строении на одной из окраинных улиц Касбы. Единственным украшением дома была дверь из красного дерева, покрытая искусной резьбой.

— Не ожидала, что твое казино выглядит подобным образом, — обронила Мэри, когда они вошли в маленькую пропыленную комнату.

Игровые автоматы, карточные столы и рулетки были покрыты белыми чехлами. Потом Мэри заметила зеркала. Она почувствовала себя словно в середине зеркального кубика. Зеркала покрывали потолок и каждый дюйм стен. Они были расположены так, что Мэри увидела одновременно с десяток своих отражений. Даже бар у дальней стены был зеркальным.

— Я всегда оборудую и украшаю мои казино так, чтобы они соответствовали окружающей среде. — Джейк положил в карман ключ от входной двери. — Сюда приходят обитатели Касбы, и что-нибудь слишком роскошное не привлекло, а скорое напугало бы их. Когда я благополучно выберусь из страны, хочу передать это дело Гассану, но прямо сейчас это будет не самым хорошим подарком. Все связанное со мной сейчас под угрозой.

— И поэтому ты покидаешь Саид-Абабу? Он покачал головой.

— Я уже говорил тебе однажды, что намеревался закончить все свои дела здесь в течение пяти лет. Я просто немного опередил расписание. — Он повернулся к только что подошедшему Бруно. — Мэри понадобится какая-нибудь одежда. Ты сможешь что-нибудь отыскать для нее?

— Если только у нее нет возражений против нарядов, в которых она будет выглядеть героиней «Тысячи и одной ночи». На прилавках в Касбе западная одежда редко попадается. — Лицо Бруно ничего не выражало, но Мэри уловила в его тоне скрытую враждебность.

— Мне все равно. — Мэри двинулась к лестнице, выложенной синей и зеленой плиткой. — Комната наверху?

Джейк кивнул и насмешливо улыбнулся.

— Извини, здесь нет задней двери.

— Ну, та дверь в кафе не принесла мне ничего хорошего, не так ли?

Пока Мэри поднималась по лестнице, она услышала, как закрылась дверь за Бруно, а затем шаги Джейка по мозаичной плитке. Джейк открыл дверь наверху лестницы и шагнул в сторону, чтобы Мэри могла пройти первой.

— Спальня, ванная, гостиная и кухня, — перечислял он, закрыв дверь и прислонившись к ней. — Не самое лучшее, но другого места у нас сейчас нет. Здесь даже электричество отключено. У Гассана было бы более комфортно. Жаль, что ты лишила нас этого удовольствия.

— Здесь будет не хуже. — Мэри подошла к окну и открыла его, чтобы выглянуть наружу.

Извилистая дорожка вела вниз по склону холма. Джейк неожиданно встал рядом.

— По меньшей мере двадцать футов. Если захочешь выбраться, придется связывать простыни.

— Я просто хотела подышать воздухом. — Мэри была удивлена горечью в его голосе, но еще больше ее удивило то, что слова Джейка задели ее. Она думала, что никогда больше не будет испытывать подобных эмоций, но они снова пробудились в ней, как и влечение к Джейку, которое совсем недавно она осознала так внезапно.

Мэри чувствовала совсем близко жар тела Джейка. Чистый пряный запах его одеколона словно отбросил ее в прошлое. Реакция на его присутствие была такой же сильной и неожиданной, как и три года назад.

Мэри осторожно отодвинулась от него.

— Это спальня?

Джейк взглянул ей в лицо.

— Да, и там всего одна кровать, — намеренно подчеркнул он.

Она почувствовала, как участился ее пульс, но постаралась сохранить бесстрастное выражение лица.

— Где будет спать Бруно?

— Есть одна женщина в Касбе, которая будет рада принять его.

Мэри направилась к двери, на которую указал Джейк.

— А кто же будет защищать тебя?

— От кого? От тебя?

Слова Джейка снова задели ее.

— Нет, я думаю, мы уживемся вместе. Мы не так уж плохо подходим друг другу.

— Да, неплохо. Ты подходишь мне как перчатка. Очень тесная перчатка.

Мэри замерла у дверей, представив картину, созданную словами Джейка. Ее захлестнула жаркая волна возбуждения. Джейк ведь сказал, что инстинкт заставляет его отвечать ударом на удар, и он делал это, используя оружие, которое — он точно знал — будет действовать эффективно.

Мэри открыла дверь в маленькую спальню. В ней оказались только двуспальная кровать, ночной столик и комод.

— Окон нет. — Джейк стоял в дверях, опираясь на косяк. — И в ванной тоже.

— Это меня совсем не огорчает. — Мэри подошла к кровати, сбросила туфли и легла, прикрыв глаза. — У меня в камере тоже не было окна… Если ты не против, я немного посплю. Я очень устала. — Она чувствовала взгляд Джейка, и от этого ее грудь мучительно сжималась. — Я могу принять душ и вымыть голову, когда проснусь?

— Это не кажется мне чрезмерным требованием.

— А мне кажется. — Мэри перевернулась на бок. — В Балахаре мне позволяли мыться раз в месяц.

Она услышала, как Джейк пробормотал что-то вполголоса, а затем дверь захлопнулась.

Он ушел. Мэри наконец-то смогла расслабиться и дышать спокойно. Несколькими минутами позже она глубоко спала.

— Пора ужинать.

Мэри открыла глаза и увидела, как Джейк ставит поднос на столик рядом с ней. Она поспешно села и откинула с лица волосы.

— Ужин при свечах. — Он кивнул на четыре горящие в канделябре свечи. — Можно было бы сослаться на любовь к романтике, но на самом деле здесь просто нет электричества.

— Я помню, ты говорил, что его отключили. Как долго я спала?

— Около девяти часов. — Джейк присел рядом с ней на кровать и взял с подноса тарелку. — Твоя маленькая прогулка вымотала тебя.

— Да. — Она взяла тарелку и ложку из рук Джейка. — Что это?

— Тушеная баранина. Очень вкусно. Я сам приготовил.

Это действительно было вкусно. Легкий бульон с изысканными приправами. Некоторое время Мэри ела молча, а потом спросила:

— Ты умеешь готовить?

— У меня много талантов. Во время нашей предыдущей встречи у меня хватило времени только на то, чтобы показать лишь один из них.

Мэри не поднимала глаз от тарелки.

— Где ты научился готовить?

— В Квинсленде.

— В Австралии? А есть какое-нибудь место на земле, где ты не бывал?

— Есть. Но таких мест очень мало. — Джейк убрал прядь волос с ее лица.

Этот простой жест показался Мэри поразительно интимным. Но она постаралась не реагировать на него и продолжала есть. Потом со вздохом сказала:

— Я была только в Соединенных Штатах и Великобритании.

— Ты многое упустила. Каждому человеку стоит побывать в Австралии' Это словно путешествие на другую планету. — Он посмотрел на ее пустую тарелку. — Ты не наелась? Хочешь еще?

— Нет, спасибо. Он улыбнулся.

— Ты всегда была вежливой девочкой…

Его улыбка медленно исчезла. Он взял салфетку и вытер Мэри губы, словно она была маленьким ребенком.

— Но ты больше не маленькая девочка, не так ли? Джейк положил ложку и тарелку на поднос и встал.

— Время купания. Душа нет, но есть огромная ванна и флакон английского шампуня, который Бруно нашел для тебя на том же лотке, где он купил все это. — Джейк указал на мерцающую груду ткани на стуле в дальнем конце комнаты и пару шелковых тапочек рядом на полу. — Щетка на комоде. Почему бы тебе не попытаться расчесать волосы, пока я приготовлю ванну?

Прежде чем она успела ответить, он ушел, и мгновением позже Мэри услышала звук льющейся воды. Она сбросила покрывало и шагнула к груде одежды на стуле. Два восточных халата, оба с квадратным, низким вырезом на шее — один из изумрудно-зеленой парчи, другой из переливающегося шелка цвета морской волны. Никакого нижнего белья. Ну по крайней мере это не гаремные шаровары, подумала Мэри.

Она взяла шелковый халат и нашла на комоде щетку. Затем села на кровать, скрестив ноги по-турецки, и начала болезненный процесс расчесывания спутанных волос.

— Готова? — Джейк стоял в дверях ванной.

— Насколько возможно. Я не могу распутать волосы.

— Я займусь этим.

Она настороженно взглянула на него. — Ты?

— Чему ты удивляешься? — Джейк улыбнулся с издевкой. — Мы ведь не чужие друг другу. Я даже помогал тебе однажды принимать душ. — Его улыбка погасла. — Я хочу увидеть тебя.

Мэри встала, бросила щетку и одежду на стул.

— Ты прав. Не знаю, чему я удивилась.

Она стянула через голову свою тунику и отбросила ее в сторону.

— Мне повернуться, чтобы ты мог все рассмотреть?

Джейк стоял в полной неподвижности, его взгляд медленно скользил по ее обнаженному телу.

— Это не обязательно.

— Думаю, ты должен быть разочарован. От меня остались кожа да кости. — Она очень старалась, чтобы по ее голосу Джейк не мог понять, что ей небезразличен его взгляд.

— Я ничуть не разочарован. Ты очень тоненькая, но твои груди стали полнее… — Его взгляд опустился ниже, к темному треугольнику волос, и Мэри почувствовала, как все внутри нее сжалось. — Ты очень красива.

— Чепуха. — Она повернулась и пошла в ванную. — Я не красивая и никогда не была такой.

Ванная бьыа выложена уже знакомой ей синей и зеленой мозаичной плиткой. Со вздохом удовлетворения Мэри погрузилась в горячую воду, покрытую белоснежной шапкой пены, и закрыла глаза.

— Как хорошо…

— Ты не очень-то стесняешься показывать свое тело.

Она открыла глаза. Джейк стоял в дверном проеме, закатывая рукава своей черной рубашки.

— Или это было сделано специально, чтобы показать мне, как мало я смущал тебя тогда?

— Ты ожидал от меня стыдливости? — Мэри спокойно смотрела на него. — Охранники видели меня голой каждый раз, когда я принимала душ. Им нельзя было трогать меня, но никто не запрещал смотреть. Я привыкла к мужским взглядам.

Мэри начала втирать шампунь в волосы. Джейк опустился перед ней на колени и начал массировать ей голову, аккуратно разделяя спутанные волосы.

— Ты не должна была говорить мне этого.

— Почему? Это правда.

— Потому что я начинаю сходить с ума, — сказал он резко. — Никогда не думал, что я такой собственник. Я должен испытывать к тебе сочувствие.

— Мне не нужно твое сочувствие.

— Опусти голову.

Мэри опустила голову под струю воды, и Джейк стал смывать с нее шампунь.

— Но я не чувствую к тебе жалости. Я хочу убить тех мужчин, которые посмели смотреть на тебя, и хочу… — Он опустил руки, лаская ее плечи и грудь. — Я хочу, чтобы они видели, как я касаюсь тебя вот так. Я хочу, чтобы они знали, что это только мое.

Джейк слегка сжал зубами мочку ее уха. Мэри содрогнулась, кусая губы, чтобы сдержать крик.

— Боже, как я скучал по тебе, Мэри! — прошептал он.

«Он имеет в виду только мое тело, — подумала она. — Как мог он скучать по чему-то еще, если даже не успел узнать меня как следует?» Но в голосе Джейка звучала такая искренность, что она почти поверила ему.

— Скажи что-нибудь. Почему ты все время молчишь?

— Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать. — Ее голос задрожал. — Ты действительно возбуждаешь меня. Ты сам это видишь.

Его руки замерли на ее груди.

— Боже, я не хочу… — Он остановился, и, когда заговорил снова, в его голосе опять звучала ирония: — Должен ли я предположить, что это означает твое согласие?

— Я уже говорила, что буду делать все, что ты хочешь.

— Ты уже делала, не так ли? — Джейк встал и поднял Мэри из ванны, подхватив под мышки. — Я не забыл… — Он начал вытирать ее махровым полотенцем. — Но то, что ты сказала сейчас, вряд ли может свести мужчину с ума. Высуши волосы. — Джейк протянул ей другое полотенце.

Мэри посмотрела на него неуверенно, взяла полотенце и вышла из ванной.

Она услышала, как Джейк спускает воду и моет ванну. Мэри удивилась тому, что он сам делает подобную работу. Ведь теперь Джейк очень богат и мог бы нанять прислугу. Но он предпочитал сам заботиться о ней. Странно.

Ее тело все еще горело от его прикосновений. Но Мэри села на кровать и начала вытирать полотенцем волосы, сознательно прогоняя ненужные мысли. Она прекрасно научилась это делать за последние три года.

Когда Джейк вернулся в спальню, Мэри расчесывала еще влажные волосы гребнем.

Он остановился в нескольких шагах от нее и заметил:

— Ты не оделась.

— Ты не говорил, что мне нужно одеться, — ответила она спокойно. — Я подумала, что это может оказаться пустой тратой времени.

Джейк поднял халат цвета морской волны и шагнул через комнату.

— Встань.

Его голос звучал сердито. Мэри медленно отложила гребень и поднялась на ноги. Джейк набросил на ее плечи шелковый халат.

— Боже! — Его взгляд остановился на низком квадратном вырезе, который едва прикрывал соски.

— У Бруно оригинальный вкус, — сказала Мэри спокойно. — Или он старался для тебя?

— О, он знал, что мне понравится. — Джейк улыбнулся, не отрывая взгляда от ее груди, и шагнул к ней. — Он хотел, чтобы я занялся с тобой любовью.

— Правда? А у меня создалось впечатление, что я совсем не нравлюсь Бруно.

— Это так. Бруно — один из самых верных людей, которых я знаю, и он терпеть не может неверности других.

Мэри вздрогнула, как от удара.

— Тогда зачем?..

— Он думает, что стоит мне овладеть твоим Телом, как все закончится. — Джейк медленно опустил голову. — Он хочет, чтобы я удалил тебя из своей жизни.

Мэри с трудом могла дышать: дыхание Джейка обжигало ее кожу. Он коснулся губами сначала одной ее груди, потом второй.

— Ты действительно будешь спать со мной? Сделаешь все, что я захочу?

— Да. — Она закрыла глаза и позволила себе наслаждаться прикосновением его щеки к своей обнаженной груди.

— Что Паллал сделал с тобой? Неожиданно Джейк отстранился и схватил ее за плечи. Мэри открыла глаза. Он встряхнул ее.

— Черт возьми, что он с тобой сделал? Почему ты стала такой?

Мэри увидела, какой мукой искажено лицо Джейка, и ей отчаянно захотелось избавить его от этой боли. Но она не знала, что надо делать, и поэтому сказала ровным голосом:

— Я должна оставаться с тобой, а ты должен взять меня с собой.

— Ты уже говорила это. Черт возьми, ты говоришь так, словно тебе промыли мозги! Неужели так и было?

— Нет, не так, как ты предполагаешь. — Мэри подняла глаза. — Мне лечь?

Джейк долго смотрел на нее, прежде чем отвести взгляд.

— Да, иди в кровать.

Мэри чувствовала, как его взгляд обжигает ей спину, но подошла к кровати и откинула одеяло.

Хлопнула дверь, и Мэри с удивлением и тревогой оглянулась.

Джейк ушел.

Глава 4

— Мы обязательно должны найти тебе еще какую-нибудь одежду. — Джейк выразительно взглянул на грудь Мэри, которую почти не скрывал зеленый парчовый халат, и снова повернулся к плите. — Ты хорошо спала?

— Да. — Она сидела за столом и смотрела, как Джейк мастерски подбрасывает на сковородке блин. — Ты делаешь это как настоящий профессионал.

— Я был поваром в офицерском клубе в Сиднее. Одна из самых уважаемых моих профессий. — Он перебросил свое творение на тарелку, где уже лежали два других блина, и поставил перед ней. — Бекон на блюдце под салфеткой. Ешь.

— Ты все время кормишь меня.

— Тебе нужно хорошо питаться. — Джейк подошел к холодильнику и вытащил оттуда пакет молока. — Твои волосы выглядят прекрасно.

— На мой взгляд, просто ужасно. И концы секутся.

Он налил ей стакан молока.

— А мне нравится. Они теперь достают почти до талии. — Он взял одну прядь и пропустил между большим и указательным пальцами. — Я помню, они были намного короче…

Мэри перестала есть и уставилась на него.

Джейк убрал руку.

— Нет, я не собираюсь тащить тебя в спальню и насиловать, — сказал он грубо. — Никакого принуждения. Ты должна желать этого сама. — Он сел на стул напротив нее. — Я знал одну девушку в Бангкоке, она была похожа на тебя.

— Правда? — Мэри продолжала есть.

— Нет. — Джейк сжал кулаки. — Это ложь. Я никогда не знал никого, похожего на тебя.

— Ты не собираешься есть?

— Я уже поел. — Джейк вытянул ноги перед собой и мрачно взглянул на Мэри. — Черт возьми, что мне с тобой делать?

— Я думала, ты уже решил. — Она пила молоко маленькими глотками, опустив глаза. — Я удивилась, когда ты ушел прошлой ночью.

— Я тоже. — Он взглянул на ее тарелку. — Ты почти не прикоснулась к еде.

— Это слишком много. Я не привыкла столько есть. Но было очень вкусно, — быстро добавила Мэри. — Спасибо.

На мгновение удивленная улыбка озарила лицо Джейка.

— Всегда к твоим услугам. — Улыбка погасла. — Я не могу понять тебя, и это сводит меня с ума, милая. Ты должна помочь мне.

Она допила молоко.

— Что ты хочешь, чтобы я сделала?

— Я должен заново узнать тебя. — Джейк, хмурясь, поглядел на пол. — Маджонг.

Мэри удивилась:

— Что?

— Маджонг. Ты знаешь, как в него играют? Она в недоумении смотрела на него. — Нет.

— Хорошо, я научу тебя. — Он встал. — Я вымою посуду. Иди в гостиную и жди меня.

— Ты все делаешь сам. Я могу помыть посуду. Джейк покачал головой.

— Мне нравится делать для тебя все эти мелочи. Не думаю, что у меня когда-нибудь будет еще возможность…

Мэри почувствовала странную сладкую боль, глядя, как он передвигается по кухне. «Я не имею права чувствовать такое», — подумала она. Все было бы в порядке, если бы она испытывала примитивное животное желание, но Мэри не могла позволить себе эмоционально привязываться к Джейку.

Желание. Она пыталась заставить себя думать только о физическом желании. Джейк двигался неторопливо, каждое его действие казалось точно выверенным. Стройные ноги и сильные бедра, обрисованные выцветшими на солнце джинсами, были великолепны. Как и все его тело, вспомнила Мэри. Мощное и одновременно по-мужски изящное, оно возбуждало и восхищало. Стараясь избавиться от опасной нежности, Мэри вспомнила горячую дрожь страсти.

Она встала и направилась к гостиной.

— Посмотрю, высохли ли мои вещи. Я прополоскала их и повесила на подоконник.

— Хорошо. — Он ухмыльнулся ей через плечо, включая водопроводный кран. — Маджонг требует определенной концентрации. Не хочу давать тебе большую фору. Было бы обидно проиграть новичку.

— Мне больше нравятся шахматы, — сказала Мэри, глядя на доску для маджонга на кофейном столике. — Я играла в шахматы с отцом.

— В следующий раз сыграем в шахматы. Я думаю, обучение чему-нибудь новому отвлечет тебя.

— Но как же ты мог узнать, о чем я думаю? — Мэри подняла глаза, чтобы встретить взгляд Джейка. — Тебе удалось?

Он медленно кивнул.

— Я узнал, что ты осторожна, умна и честна. — И это все за четыре часа игры в маджонг?

— Ты можешь мноюе узнать о людях из игр, где все зависит от случая. Зайди как-нибудь в одно из моих казино и понаблюдай за игроками. Думаю, ты найдешь это интересным. А ты узнала что-нибудь обо мне?

— Ты не поддавался. Это значит, что ты уважаешь дух игры и своего соперника.

— Ты бы хотела, чтобы я поддавался?

— Нет, мне бы это очень не понравилось.

— Великолепно… А теперь иди сюда. Мэри замерла в удивлении.

— Четырех часов игры вполне достаточно… — сказал он мягко. — И ты не сняла этот халат.

— Моя одежда еще не высохла.

— Ты мне нравишься в чем угодно. Иди сюда.

Она медленно поднялась с кушетки, обошла кофейный столик и приблизилась к нему. Он лениво развалился в кресле, но Мэри чувствовала его напряжение. Или свое собственное? Она внезапно почувствовала слабость в коленях и остановилась, чтобы не упасть.

— Такие красивые волосы. — Джейк протянул руку и перебросил две длинные пряди ей на грудь. — Присаживайся, милая. — Он посадил ее к себе на колени и обнял, слегка покачивая, перебирая пальцами ее шелковистые волосы. — Такая прелестная Мэри.

Нежные ласки и сильное возбуждение. Как могут два настолько разных ощущения существовать одновременно7 — удивилась Мэри. Но они чудесным образом соединялись в объятиях Джейка.

Джейк потянул халат вниз и прижался губами к обнажившемуся плечу Мэри.

— Тебе нравится так сидеть? Нравится, что я обнимаю тебя?

— Да.

— Тогда покажи мне это, милая. — Он поднял Мэри и посадил лицом к себе, так что обеими коленями она уперлась в мягкое сиденье кресла. Джейк нежно притянул ее к себе, обнимая за спину. — Поцелуй меня.

Она медленно склонилась к нему, чувствуя его пробуждающееся желание и жар тела через разделявшую их одежду. Мэри видела, как сверкают из-под полуприкрытых век синие глаза Джейка, когда она наклонялась к нему все ближе и ближе.

Он не шевелился, предоставляя ей полную свободу действий.

Она поцеловала его нежно, соблазняюще. Сначала Джейк старался не двигаться, но потом не выдержал, и его язык вторгся в нее — медленно, чувственно, интимно. Гортанный стон удовольствия вырвался у него, и от этого звука дрожь возбуждения пронзила Мэри.

— Расстегни мою рубашку, — пробормотал он между поцелуями.

Дрожащими руками ей наконец удалось расстегнуть пуговицы. Джейк резко притянул Мэри к себе. Прижавшись к жестким волосам на его груди, она вздрогнула и с удивлением услышала собственные приглушенные возгласы, когда Джейк начал страстно гладить ее спину.

— Девочка моя… — Его голос дрожал. Он стащил с Мэри халат, и теперь их разделяла только одежда Джейка. — Ты хочешь этого. Ты хочешь меня. Правда, милая? Как прежде…

Джейк был так близко, но все же еще недоступен. Мэри отчаянно терлась об него, как кошка, выгнув спину, откинув голову назад.

— Джейк…

— Скажи это. — Он прижался губами к ее шее. — Я должен услышать, как ты говоришь это. Все как прежде.

— Все, что ты хочешь, — прошептала Мэри. И тут же почувствовала, как Джейк застыл.

— Все, что я хочу, — повторил он. — Но не потому что…

Он поднял Мэри и поставил на ноги.

— Боже, все, что я хочу. — Джейк резко встал и с горечью засмеялся. — Я хочу тебя. Я хочу тебя так сильно, что сейчас разорвусь на части.

— Я… Я не понимаю. — Она медленно натянула халат обратно на плечи. — Я делаю что-то не так? Почему ты злишься?

— Потому что теперь я понимаю. Когда ты пришла ко мне, ты намеревалась спать со мной независимо от того, что ты ко мне чувствуешь, не так ли?

— Если это будет необходимо. — Мэри увидела, как он отпрянул, и быстро добавила: — Ты сказал, что понимаешь, но это не так. Ты ничего не понимаешь.

— Тогда помоги мне понять. Только сначала скажи мне одну вещь. Это Паллал приказал тебе спать со мной?

Мэри запнулась.

— Да, но я…

— Этого достаточно. — Джейк поднял руку и с усилием улыбнулся. — Я знал и так, но хотел услышать это от тебя. — Он начал застегивать рубашку. — Когда я свыкнусь с этой мыслью, я, возможно, позволю тебе сообщать Паллалу все, что нужно. Да, я очень хочу тебя. — Он направился к двери. — Но ты извинишь меня, если сейчас я уйду? Я чувствую себя немного обманутым.

Дверь захлопнулась, и Мэри услышала, как в замке поворачивается ключ.

Она стояла посреди комнаты, растерянно глядя на закрытую дверь. Тело все еще болело от возбуждения, и какая-то частица ее страдала из-за боли, которую она только что видела на лице Джейка.

Мэри не хотела причинить ему боль. Она никому не хотела причинить боль. Почему жизнь так жестока?

Джейк не возвращался до середины дня.

Услышав, как поворачивается в замке ключ, Мэри выпрямилась и нервно сжала мягкие подлокотники кресла.

— Тебя долго не было, — заметила она, когда Джейк вошел в комнату.

— Должен ли я предположить, что ты скучала по мне? — спросил он с издевкой в голосе, закрывая за собой дверь. — Мне потребовалось некоторое время, чтобы снова захотеть видеть тебя. Мне нужно было остыть… во многих смыслах этого слова.

— Ты запер дверь.

— В том состоянии, в каком я был, мне не хотелось искать человека, который следил бы за тобой. Примитивные инстинкты взяли верх над разумом. Так что извини, если обидел тебя.

— Ничего страшного. Я привыкла сидеть под замком.

Джейк отшатнулся.

— Это удар ниже пояса, Мэри.

— Но это правда. — Мэри поднялась и оправила на себе халат. — Но мне очень не нравится быть твоей пленницей. — Она взглянула на него. — Ты действуешь неразумно. У тебя не было причины так злиться. Я даже не сопротивлялась.

— Поэтому я и злился. И кто сказал, что я должен вести себя разумно? Когда дело касается тебя, я, похоже, действую на уровне чистых эмоций. — Он протянул руку. — Пойдем вниз.

— Вниз? Зачем?

— В казино. — Джейк горько улыбнулся. — Потому что я хочу, чтобы ты туда пошла. Ты ведь, кажется, сказала, что сделаешь все, что я захочу. Не очень-то ты сговорчива.

Мэри очень медленно подошла к нему и подала руку.

На этот раз он не отшатнулся, но сжал губы, как будто ее прикосновение причиняло ему боль.

— Я бы хотел, чтобы ты не делала этого, — сказал Джейк низким голосом. Он сжал ее руку с пугающей силой. — Но ведь это всего лишь иррациональная реакция, не правда ли? Я бы должен быть рад тому, что ты готова подчиниться любому моему приказанию. Я буду глупцом, если не воспользуюсь преимуществом этой ситуации. — Он открыл дверь. — И я не глуп, Мэри. Иногда слеп, но не глуп. Итак, сейчас посмотрим, как далеко ты зайдешь, чтобы получить то, что хочешь. — Джейк повернулся, ведя Мэри вниз по крутым ступенькам, и отпустил ее, только когда они достигли конца лестницы. — Подожди здесь. — Он направился через казино к зеркальной стойке.

— Зачем мы сюда пришли?

Мэри удивленно осмотрелась. Солнечные лучи лились через сводчатые окна и, отражаясь от зеркал на дальней стене комнаты и потолке, сверкающими пятнами ложились на столы, покрытые белыми чехлами. Мэри увидела отражения Джейка и свое собственное, много раз повторенные в зеркалах, окружавших комнату.

— Потому что здесь больше места, чем наверху. — Джейк вытащил из-за стойки бара магнитофон. — А я хочу танцевать с тобой. — Он нажал кнопку. — Помнишь эту мелодию?

Горько-сладкие звуки «Когда тебя покидаю…» поплыли по комнате. Водопад воспоминаний обрушился на Мэри. Аромат цветов и белые скатерти, нежный звон фарфоровых чашек. Джейк заключает ее в объятия, и между ними сразу же возникает неожиданная и удивительно естественная близость.

Так же, как он обнимает ее сейчас. Джейк положил ее голову себе на плечо и начал двигаться под музыку.

— После авиакатастрофы я не мог слушать эту песню несколько месяцев, — сказал он тихо. — Потому что ты покинула меня так внезапно. Это было как удар ножом в сердце. Но через некоторое время я осознал, что мне хочется ее слушать. Не все время — только тогда, когда я чувствовал себя одиноким или потерянным.

— Не представляю, что ты можешь чувствовать себя потерянным. — Эта музыка до боли ностальгическая, подумала Мэри, придвигаясь поближе к Джейку. Да, именно до боли. Она почувствовала, как горло сжимает спазм, и сглотнула.

— И со мной это бывает временами.

Музыка закончилась, но потом заиграла снова, а они продолжали медленно двигаться. Когда они поворачивались, Мэри мельком видела их отражения в зеркалах, и это было почти, как в танцзале, когда рядом кружатся другие пары. Музыка все продолжала играть, и Мэри знала, что еще немного и она больше этого не вынесет. Связывающие их чувства как будто совсем не изменились. Правда, не было желания и страсти, только пронзительная, всепобеждающая близость. Мэри неосознанно замерла, противясь этой могущественной силе.

— Расслабься. — Джейк немного отстранился от Мэри, чтобы заглянуть ей в глаза, и нахмурился, увидев выражение ее лица. — Это путает тебя? Тебе не нравится вспоминать тот день, тот вечер. Почему?

— Все осталось в прошлом. Это не имеет никакого отношения к тому, что есть сейчас.

— Как не имеет? Каждое событие из прошлого делает нас такими, какие мы сейчас. — Его губы изогнулись в улыбке. — Может быть, ты думаешь обо мне только, как о цели, которую поставил перед тобой Паллал? Хорошо, но я человек, и я могу что-то чувствовать. Хочешь узнать, что я чувствовал, когда узнал, что ты погибла?

Мэри быстро опустила глаза, почувствовав щемящее раскаяние. — Нет.

— Я и не думал, что ты захочешь. Ты должна следить за собой, так как боишься, что не сможешь выполнить задание Паллала, если будешь слишком близка мне.

Она помолчала немного, а затем попыталась сменить тему:

— Мы только топчемся под музыку. Ты все еще не умеешь танцевать.

— Это ты помнишь? Ты не считаешь, что воспоминания опасны? — Его голос был ледяным. Мэри почувствовала, как гнев и отчаяние снова поднимаются в его душе. — Мне кажется, что тот вечер значил для тебя гораздо больше, чем просто приятное времяпрепровождение. — Джейк перестал двигаться и взглянул на нее с дерзкой улыбкой. — Но ведь это было не просто приятно, правда? Это сводило нас с ума. Возможно, тебе стоит кое-что напомнить. — Он схватил ее за руку и повел к стойке.

— Мне больно, ты сломаешь мне руку.

— Благодари Бога, что я не свернул тебе шею. — Он остановился перед магнитофоном и выключил музыку. — Залезай на стойку.

— Слишком высоко.

Джейк юял ее за талию и посадил на зеркальную поверхность стойки. Сам же отошел назад и сел на стол в нескольких шагах от нее.

— Сбрось шлепанцы.

Мэри в недоумении нахмурилась, но секундой позже зеленые атласные шлепанцы упали на пол.

Джейк с видимым удовольствием, не торопясь, оглядел ее с головы до ног, задержавшись на обнаженной шее и груди, открытых низким вырезом.

— Эротично.

— Босые ноги? — Мэри попыталась засмеяться. Она чувствовала, как едва сдерживаемый гнев и желание накаляют атмосферу между ними, наполняя ее напряжением.

— Босая Мэри, — уточнил Джейк. — В тот момент, когда мы вошли в казино, я понял, что этот зеркальный зал удивительно подходит тебе. — Его голос понизился и прозвучал почти нежно. — Сними халат, Мэри.

Она посмотрела ему в глаза, не понимая, зачем ему это нужно. Выражение его лица было жестким и безжалостным, таким она увидела его три года назад, когда он разговаривал с Паллалом. Человек, которого Карен описывала как «циничного, развращенного и опасного».

— Чего ты ждешь? — Джейк едва заметно улыбнулся. — Ты сказала, что сделаешь все, что я попрошу. Нагота ничего для тебя не значит, помнишь? Эти чертовы охранники…

— Прошлой ночью ты не захотел увидеть меня раздетой.

— Ночью у меня еще была надежда. Она быстро растаяла. Сними халат.

Мэри сделала глубокий судорожный вдох и встала на колени на стойке бара. Одним резким движением она стянула халат и позволила ему водопадом сверкающего изумрудного шелка упасть на мерцающую поверхность пола.

Она встретилась взглядом с Джейком.

— Это так странно. Зеркала…

Мэри взглянула вверх на зеркальный потолок и увидела свое обнаженное тело. Затем она перевела взгляд на отражение Джейка, напряженно смотрящего на нее. Куда бы Мэри ни смотрела, она видела их обоих, собственную наготу и глаза Джейка… множество изображений, все удивительно разные — и в то же время одинаковые.

— Странно. Но мне кажется, тебе это нравится. — Он смотрел на ее набухшие соски. — Ты похожа на прекрасную статую, когда стоишь вот так на коленях, укрытая водопадом волос. Встряхни головой.

Мэри откинула голову назад и почувствовала, как волосы рассыпались по плечам и груди.

— Так лучше. Теперь расскажи мне, как ты себя чувствуешь.

Она помолчала секунду.

— Уязвимой. — Мэри облизнула губы. — Это действительно необходимо?

Джейк медленно кивнул, и множество его отражений повторило это движение.

— Это то, чего я хочу. Разве этого не достаточно? Я должен иметь все, что захочу, не так ли, милая? Вот о чем речь. Дайте Джейку все, что он хочет, и он положит голову прямо на плаху.

Он спрыгнул со стола и медленно пошел к ней. Десятки изображений закружились вокруг Мэри, пока не остался только один настоящий Джейк из плоти и крови, стоящий перед ней. Она видела, как быстро бьется жилка на его виске, как легкий румянец окрасил его загорелые щеки.

— Ответь мне. Разве не этого Паллал хотел от тебя, Мэри?

Мэри села, глядя на него, ее руки сжались в кулаки. Скоро все это кончится, напомнила она себе. Боль в лице Джейка, ее собственная беспомощность. Так или иначе, но скоро все это кончится.

— Почему ты не отвечаешь мне?

— Не думаю, что ты хочешь услышать ответ.

— Ты на удивление понятлива. — Джейк сделал еще один шаг. — Я не мазохист. Я не хочу еще раз слышать, как ты говоришь это.

— Джейк… это не то, что ты думаешь. Я не хотела делать тебе больно.

Он остановился, всматриваясь в ее лицо.

— Расскажи мне. Объясни, Мэри.

Она беспомощно смотрела на него блестящими от слез глазами.

— Нет, не делай со мной этого, — сказал Джейк хрипло. — Будь я проклят, если позволю Паллалу выиграть. — Он опустил голову и коснулся губами ее соска. Мэри вздрогнула и инстинктивно потянулась к нему. Джейк целовал и гладил ее грудь, живот и бедра, и Мэри задыхалась от его обжигающих прикосновений.

Неожиданно он поднял голову, и боль исказила его лицо.

— Паллал не должен выиграть, Мэри.

Он осторожно опрокинул ее на мерцающую зеркальную поверхность бара и раздвинул ей ноги.

— Он не сумеет сделать из тебя шлюху, потому что я не возьму сейчас то, что хочу.

В отражении на потолке Мэри видела его темные вьющиеся волосы, когда он опускал голову, приближаясь к ней. Она чувствовала спиной холод зеркала, но его руки были такими горячими… Мэри прикусила нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть, чувствуя прикосновение его щеки к внутренней поверхности своего бедра.

— Вместо этого я собираюсь дать тебе то, чего хочешь ты. Пока ты не закричишь от наслаждения… — Она чувствовала его обжигающее дыхание на своей коже, и все ее мышцы судорожно сжимались. — Тебе не кажется, что это великолепный план? И, возможно, если мне повезет, ты вспомнишь тот вечер три года назад и поймешь, почему я не позволю ему победить. — Он коснулся ее горячим языком.

Джейк сдержал обещание.

Несколькими мгновениями позже Мэри действительно кричала от наслаждения.

Она не могла сдержать дрожь, когда Джейк снова накинул на нее шелковый халат и запахнул его. Она чувствовала себя обессиленной после того взрыва наслаждения, который подарил ей Джейк. Но сам он, понимала Мэри, был еще не удовлетворен.

— Я не понимаю тебя.

— Знаю. — Джейк нашел на полу шлепанцы и надел ей на ноги, а потом спустил ее со стойки и поставил на ноги. — Нет ничего проще. Возможно, ты сможешь понять, что я борюсь за свою жизнь. Нет, за нашу жизнь. Хотя я тоже чертовски наслаждался этим. Мне нравится доставлять тебе удовольствие, милая.

Мэри озабоченно смотрела на него.

— Это ничего не меняет, Джейк. Я не понимаю, почему ты это делаешь. — Она покачала головой и повторила — — Я просто не понимаю тебя.

— Возможно, я стараюсь пробить хотя бы маленькую брешь в разделяющей нас стене. — Он невесело улыбнулся. — А может быть, надеюсь на взаимность. — Он подтолкнул ее к лестнице. — Иди наверх. Я должен увидеться с Бруно и закончить некоторые дела.

Мэри медленно направилась к лестнице. Спиной она чувствовала взгляд Джейка, и когда поднялась и обернулась, то увидела, что он все еще стоит внизу, глядя на нее с отчаянием и разочарованием.

— Ты скоро придешь?

— Через час или два. Что ты хочешь на обед?

— Не имеет значения.

— Тогда я придумаю что-нибудь сам. — Он все еще стоял, словно не желая уходить. — Хотя сомневаюсь, что смогу быстро достать в этой части города омаров или шоколадное мороженое.

Шоколадное мороженое. Джейк обещал, что они будут есть его «в следующий раз», обнимая Мэри в душе.

И три года спустя он все еще помнил свое обещание.

— Я могу подождать, — мягко сказала Мэри.

— Ага. — Он постоял, глядя на нее еще мгновение, а потом резко повернулся и направился к выходу. — В другой раз.

Резная дверь красного дерева захлопнулась за ним.

Мэри долго стояла, глядя на цветочные узоры, вырезанные на двери, и вдруг поняла, что не слышала звука поворачиваемого ключа.

Джейк забыл ее запереть?

Или это была ловушка?

Какая разница! У Мэри не было иного выбора, кроме как воспользоваться этой возможностью. Время почти истекло. Когда Джейк решит покинуть Саид-Абабу? Она чувствовала, как его нетерпение растет с каждой минутой.

Мэри поспешила в комнату проверить штаны и тунику. Все высохло, не считая ворота туники. Но сейчас это не имело значения, ведь неизвестно, будет ли у нее другой шанс выбраться отсюда.

Она подхватила одежду и помчалась в спальню.

Сначала она должна пойти в магазин, а потом позвонить и договориться о встрече с Паллалом.


— Приятная была ночь? — спросил Бруно, когда Джейк зашел за прилавок и встал рядом с ним под полосатым навесом магазина напротив казино.

— Отвратительная. И такое же отвратительное настроение. — Джейк прислонился к стене. — Что у Гассана?

— Налета на кафе не было. Но это не означает отсутствие наблюдения. — Бруно поднял взгляд на окна над казино. — Ты думаешь, Мэри снова попытается связаться с Паллалом?

— Возможно, — сказал Джейк устало. — Она, похоже, выполняет все его указания.

— И ты дашь ей еще один шанс все испортить?

— Она еще не знает, как и когда мы собираемся покинуть страну. Мэри просто нечего сообщить Паллалу.

— Кто следит за ней?

— Я. Не хочу, чтобы ты «потерял» ее под колесами автобуса или в реке.

— Лучше она, чем ты, — жестко сказал Бруно. — Не люблю предателей.

— Мэри не предательница. Она жертва… Бруно грустно взглянул на Джейка.

— Она вьет из тебя веревки. Никогда не видел тебя таким. Черт возьми, я очень хотел бы избавиться от нее! Для меня она совершенно не важна, в отличие от тебя.

— Но она важна для меня, — прошептал Джейк. — Боже, помоги мне! Итак, следить за ней буду я.

— Отлично. Прямо сейчас и начнешь.

Джейк проследил направление взгляда Бруно и увидел, как дверь напротив открылась и в дверном проеме появилась Мэри. Она постояла секунду, пытаясь привыкнуть к резким звукам и запахам улицы. Затем расправила плечи, словно подбадривая себя, повернула налево и быстро пошла по улице.

Завидев приближающуюся к его столику Мэри, Паллал не стал вставать. Мэри и не ожидала вежливости. За те годы, что она имела дело с Растином Паллалом, Мэри поняла, что его грубость была хорошо рассчитанным инструментом, который он использовал, чтобы продемонстрировать и свою силу, и ее собственную беспомощность.

— Можешь сесть. — Он беспристрастно осмотрел Мэри. — Выглядишь намного лучше, чем при последней нашей встрече. Ты уже совсем выздоровела?

— Да. — Мэри села на стул напротив него. Она пыталась сохранять спокойное выражение лица, но чувствовала, как в ней поднимается паника. После трехлетнего заключения в Балахаре страх перед Паллалом стал для нее обычным состоянием. — Пока мне нечего сообщить.

Выражение лица Паллала оставалось доброжелательным.

— Я ожидал от тебя большего, — сказал он. — Ты не знаешь, когда он покидает страну?

— Еще нет.

— Но ведь он возьмет тебя с собой? — В его тоне послышалась плохо скрытая угроза.

— Он сказал, что возьмет.

— Этого недостаточно. Мне казалось, что я дал тебе понять, как это необходимо тебе самой. Джейк Дарси должен твердо решить взять тебя с собой, и я должен узнать, когда он покинет страну. — Он вопросительно приподнял одну бровь. — Я должен снова доказывать тебе, насколько это необходимо?

— Нет, — быстро сказала Мэри. — Я выясню это для вас.

— Возможно, ты не пыталась его убедить. Ты еще не спала с ним?

— У нас была… близость.

Паллал пристально взглянул на нее.

— Мои источники сообщают, что Дарси отбудет из Саид-Абабы по меньшей мере с пятью миллионами долларов. Я не хочу упустить эти деньги из-за твоего неумения работать, Мэри.

— Я работаю, — произнесла она безнадежно. — Разве я не делала все, что вы велели?

— Не знаю. Не уверен. — Он откинулся на спинку стула. — Теперь я уже не уверен, что это лучший способ. Возможно, мне стоит вернуть тебя в Балахар. Достаточно только повысить голос, и тебя возьмут под стражу.

— Нет! — Только не теперь, отчаянно подумала Мэри. Не сейчас, когда она так близка к желанной цели. — Я выясню все, что нужно. — Она вскочила на ноги. — Вы дали мне слишком мало времени.

Он холодно смотрел на нее.

— Возможно, ты права. Я действительно становлюсь нетерпеливым, когда речь идет о кругленькой сумме. Даю тебе еще два дня. Как бы то ни было, позвони мне сегодня вечером и завтра ночью и расскажи о своих успехах.

— Если смогу, — сказала Мэри, чувствуя невыразимое облегчение.

— Никаких «если». — Паллал улыбнулся. — Мне не нравится это слово. Пусть это случится, Мэри. Сделай так, чтобы все случилось. — Его улыбка исчезла. — Ты знаешь награду, и знаешь, что тебе грозит, если ты не выполнишь поручение.

— Да, знаю. — Она облизнула губы. — Я могу идти? Я должна вернуться.

Он кивнул.

— Конечно. — Он поднес к губам стакан с абсентом и осторожно глотнул.

Мэри колебалась. Может, попытаться использовать предоставившуюся возможность?

Нет, вокруг Паллала всегда охрана. Сейчас Мэри была так же беспомощна, как и в Балахаре.

— Ты хочешь сказать еще что-то? — спросил Паллал.

— Нет, больше ничего.

Она повернулась и быстро вышла из кафе.

Задыхаясь, Мэри толкнула входную дверь из красного дерева, взбежала по мозаичным ступенькам лестницы и влетела в комнату наверху.

В этот раз еще хуже, чем в предыдущий, подумала она безнадежно. Шум машин. Люди. Неужели она когда-нибудь к этому привыкнет?

Мэри закрыла за собой дверь, подбежала к открытому окну и захлопнула его. Стало лучше. Хотя бы на мгновение она отгородилась от грохота и шума, от толчеи, навязчивой толпы. Мэри прижалась лбом к прохладному стеклу и попыталась перевести дыхание.

Ей больше не придется выносить весь этот ужас до тех пор, пока не настанет время вновь встретиться с Паллалом. Она будет сидеть здесь в тишине…

— Приятная была прогулка?

Мэри обернулась и увидела входящего в комнату Джейка.

— Ты что-то побледнела. Не уверен, что позволю тебе бегать по городу, если ты так вредишь этим себе. — Он горько улыбнулся. — Или пытаешься навредить мне.

— Я… не люблю… толпы.

— Ты отсутствовала почти четыре часа. — Выражение его лица не изменилось. — Не хочешь рассказать мне, где ты была?

— Нет. — Ее сердце наконец успокоилось. — Не думаю, что обязана это делать…

— Не хочешь лгать? — устало спросил Джейк. — Хорошо, я сам расскажу. Ты вышла из Касбы и прошла через весь город к магазину на пристани, ты пробыла там десять минут, позвонила по телефону, а через тридцать минут встретилась с Паллалом в кафе рядом с магазином.

— Ты следил за мной?

— Да, я доставил себе это удовольствие. Скажи, ты сообщила Паллалу, где я нахожусь?

— Нет.

Джейк пересек комнату и схватил ее за плечи, с трудом сдерживая себя.

— Ради Бога, Мэри, скажи мне правду! Ты не должна бояться Паллала. Я помогу тебе, даже если это он подослал тебя.

— Я должна бояться его. Ты не знаешь, что он может сделать. — Глаза Мэри внезапно сверкнули. — И ты не должен помогать мне. Я сама могу с этим справиться. Я не позволю Паллалу выиграть. — Она высвободилась и отступила на шаг. — Конечно, это он подослал меня. Он с самого начала решил меня использовать. Как ты думаешь, почему он не убил меня сразу? После авиакатастрофы ты предпринял розыски, и он заинтересовался этим. Он вспомнил, что ты заметил меня в тот вечер, а кто-то из прислуги в твоем отеле рассказал, что ты посылал за обедом. Паллал сказал мне, что предполагал убить меня, но потом передумал, когда узнал, что у него есть кое-что, чем ты хотел бы обладать. — Она грустно улыбнулась — Можно сказать, ты спас мне жизнь. Хотя, просидев год в камере, я уже не была уверена, что должна благодарить тебя за это.

— Что ты сказала Паллалу сегодня, Мэри?

Она скрестила руки на груди, чтобы унять дрожь.

— Ничего. Я не хочу, чтобы он выиграл. Ты думаешь, я позволю ему превратить меня в такое же чудовище, как он сам? Я знаю, что он хочет сделать с тобой.

Джейк резко шагнул вперед и остановился, увидев, как Мэри испуганно сжалась.

— Почему ты пошла в магазин?

— Мне нужно было оружие, чтобы бороться с ним. Он хочет расправиться с тобой, но еще больше он хочет заполучить «Принцессу».

— «Принцессу»?

Она сунула руку в карман туники и вытащила плоскую ювелирную коробочку.

— «Принцесса Бургундии». Рубин весом в 12 каратов на бриллиантовой цепочке. Он стоит более миллиона долларов. Мой отец боготворил его, «Принцесса» была гордостью его коллекции. — Она вздрогнула. — Поэтому Паллал и убил моего отца. Он хотел получить этот камень, пытался принудить отца отдать «Принцессу» в обмен на выездную визу для нас обоих, но папа отказался. Паллал потерял терпение. — Мэри остановилась и сделала над собой видимое усилие, чтобы продолжать: — Той ночью он привязал отца к стулу и приказал бить его, чтобы узнать, куда тот спрятал ожерелье. — Ее глаза наполнились слезами. — Но Паллал слишком увлекся. Они убили его. Случайно.

— Боже! — прошептал Джейк.

— У Паллала восточный взгляд на женщин — как на движимое имущество, поэтому ему никогда и в голову не приходило, что папа мог сказать мне, где спрятана «Принцесса». Он взломал все сейфы в офисе моего отца и, конечно, обозлился, не найдя того, что искал.

— Ты могла бы торговаться с ним за свободу. Она покачала головой.

— Но не тогда, когда была в Балахаре, в полной его власти. Мне пришлось ждать удобного случая.

Джейк усмехнулся:

— Меня?

— Пришлось сказать, что я выполню все его требования, — прошептала она. — Это было моей единственной надеждой. Я должна была выбраться оттуда и найти «Принцессу», чтобы иметь шанс с ним поторговаться. Я была совершенно беспомощна и не могла больше все это выносить.

— Что он пообещал тебе за мою голову? Выездную визу из Саид-Абабы?

— Больше.

— Тридцать сребреников? — Джейк устало покачал головой. — Прости. Я не хотел… Ты, наверно, совсем отчаялась.

— Да, отчаялась. — Мэри твердо встретила его взгляд. — Он пообещал мне вернуть моего сына.

Глава 5

Джейк застыл в изумлении.

— Твоего… сына?

Мэри отвернулась и невидящим взглядом уставилась в окно.

— Сначала мне позволили держать его при себе, но только первые восемь месяцев, а потом унесли. Паллал сказал, что о нем позаботится женщина из деревни, расположенной рядом с тюрьмой. — Мэри сглотнула, чтобы избавиться от комка в горле. — Возможно, это было к лучшему. Тюрьма — не место для младенца. Ему нужен солнечный свет, зеленая трава… Они приносили сына раз в месяц, чтобы я могла посмотреть на него. Судя по его виду, я понимала, что о нем хорошо заботятся. Дэви выглядел ухоженным, здоровым и… — ее голос сорвался, — красивым. Боже, какой он красивый!

— Это мой сын, Мэри? — хрипло спросил Джейк.

— Чей же еще? — Мэри смахнула слезу, поворачиваясь к нему. — Паллал был ужасно рад, когда узнал, что я беременна. Еще одно оружие в борьбе против тебя, даже если наша связь и была приключением на одну ночь. Он позволил мне держать при себе Дэви так долго, пока не уверился, что я отдам все, лишь бы получить его обратно.

Лицо Джейка побледнело.

— Я должен был позаботиться об этом. Я бы все сделал! Ты знаешь.

Мэри покачала головой.

— Я не знала этого. Мы были чужими. Мы все еще остаемся чужими. Возможно, ты был благодарен за то, что я так легко ушла из твоей жизни. Здесь Паллал оказался прав: это была лишь встреча на одну ночь, и мы оба знали это…

— Не говори мне то, что я и так знаю, — сказал Джейк глухо. — Даже если это и было развлечением на одну ночь для тебя, но… — Он запнулся. — Ведь это не так, черт возьми! Это что-то значило для тебя. Я знаю.

— Это что-то значило для той Мэри Харланд, которой я была три года назад, — сказала она спокойно. — Но ее больше не существует. Джейк пристально смотрел в ее лицо.

— Я думаю, она существует. И я непременно найду ее. — Его взгляд опустился на коробочку в ее руке. — Могу предположить, что ты собиралась предложить Паллалу взаимовыгодный обмен.

Мэри кивнула.

— Первый раз я звонила в магазин отца. Я даже не знала, на месте ли здание, ведь его могли снести или перестроить. Я должна была связаться с Паллалом как можно скорее, чтобы сообщить ему о времени твоего отбытия. — Она облизнула губы. — Он ведь отдаст мне Дэви? Я должна быть твердой. Если он так хочет «Принцессу», он вернет мне моего сына.

— Как зовут женщину, которой Паллал отдал мальчика?

— Не знаю. Он не говорил мне. — Мэри подняла глаза на его лицо. — Зачем?

— Я собираюсь вернуть моего сына.

Мэри почувствовала неожиданный всплеск надежды. — Как?

— Я сегодня же пошлю нескольких человек, чтобы они поспрашивали жителей деревни. Думаю, Паллал не так часто отдает кому-нибудь ребенка.

— А потом?

— Когда я выясню, где он, я заберу его и верну тебе.

«Это звучит так просто, — подумала Мэри. — Так чудесно просто, как в сказке. Дэви снова будет рядом со мной…»

— А что, если Паллал его охраняет? Джейк угрюмо улыбнулся.

— Надеюсь, это так. Я как раз в настроении проломить пару голов. — Он подошел к двери, ведущей на улицу. — Еще один, последний вопрос. У тебя было сильное обезвоживание организма, когда мы нашли тебя. Это тоже было частью плана?

— Паллал хотел, чтобы все выглядело убедительно, — призналась Мэри. — В тюрьме есть такое место, которое называют горячим ящиком. Он держал меня там без воды двое суток.

Какое-то время Джейк молча смотрел на Мэри, на его лице застыло неестественно спокойное выражение.

— Понятно, — произнес он наконец. — Мы отправляемся сегодня вечером. Попробуй немного отдохнуть.

— Джейк.

Он оглянулся.

Глаза Мэри ярко сверкали на бледном лице. Она тихо сказала:

— Спасибо.

— Он ведь и мой сын тоже. — Джейк спокойно посмотрел на нее. — И ты не права. Мы никогда не были чужими, и я не позволю тебе стать чужой теперь, Мэри.

Она пристально посмотрела на него и почувствовала, как из глубины ее души поднимается тепло, на этот раз намного сильнее, словно начало оттаивать что-то давно замерзшее.

Мэри присела на край стула и нервно сцепила пальцы. Джейк посоветовал ей отдохнуть, но как она могла это делать? Он вернет ей Дэви.

— Джейк позвонил и просил передать, что ты должна пойти со мной. — В дверях с абсолютно каменным лицом стоял Бруно. — И побыстрее, пожалуйста. У нас не так много времени.

Мэри вскочила со стула и спросила с тревогой:

— Все в порядке? Его так давно нет. Дэви…

— Джейк очень спешил и больше ничего не сказал. Только то, что мы должны встретиться с ним на яхте через час.

— Тогда все должно быть в порядке. — Мэри нервно облизнула губы. — Он знает, что я не уеду без… — Она запнулась и сделала глубокий вдох. — Я должна позвонить Паллалу.

— Нет. — На лице Бруно отразилось подозрение. — Я думаю, мы должны оставить полковника без нежных прощаний.

— Боже мой, если бы я хотела предать Джейка, как ты думаешь, я стала бы говорить, что собираюсь звонить Паллалу?

Выражение лица Бруно не изменилось, и Мэри продолжила:

— Паллал велел мне позвонить и сообщить, собирается ли Джейк отбыть на самолете или по морю. Он знает, где стоит яхта?

Бруно покачал головой.

— Сколько времени мы будем добираться до международных вод?

— Часа три.

И еще час, чтобы добраться до яхты. Через пять часов мы будем в безопасности. — Она взглянула на маленькие часы на ночном столике. — Сейчас полдевятого. Я скажу Паллалу, что Джейк улетает в три часа ночи. Это удержит его от того, чтобы отправить береговую стражу прочесывать район, пока мы не будем далеко и в безопасности. Где телефон?

— Есть один в магазине напротив.

— Тогда пойдем. — Она двинулась к двери. Когда Бруно замялся, она сказала нетерпеливо:

— Ты можешь стоять рядом и слушать каждое слово.

Он угрюмо кивнул.

— Так и сделаю. — Он открыл перед ней дверь. — Яхта.

— Что?

— Скажи ему, что мы отправляемся на яхте.

— Но зачем же мне говорить ему… — Мэри растерянно взглянула на Бруно. — Так ты солгал мне?.. Мы полетим на самолете?

Он кивнул.

— Был небольшой шанс, что ты захочешь оставить Паллалу сообщение, и я хотел бы знать наверняка содержание этого сообщения.

— Ты не доверяешь мне. — Она устало пожала плечами. — Впрочем, почему ты должен мне доверять7 ..

— Это мое дело — не доверять людям. — На мгновение выражение лица Бруно смягчилось. — Без обид. Мне известно, через что ты прошла. Но я не могу рисковать головой Джейка из-за своей неосторожности.

— Без обид. — Мэри поняла, что улыбается ему. Вряд ли можно обижаться на человека за то, что он слишком верен. — Ну а теперь можно позвонить?

Через сорок минут они ехали на машине по южным предместьям Тарбола.

— Частный аэродром? — спросила Мэри.

— Очень частный. Всего одна взлетно-посадочная полоса. Джейк пользовался им для… — Бруно остановился, прежде чем закончить: — для своих дел.

— Контрабанда? Он пожал плечами.

— Правительство устанавливает высокие налоги на все — от еды до предметов роскоши, потому что хочет везде урвать свой кусок. Джейк просто брал их долю себе и продавал товары потребителям по более низкой цене. Все в выигрыше, кроме обманщиков-бюрократов.

— Неудивительно, что Паллал ненавидит его. Паллал очень жадный человек.

— Он ублюдок, — согласился Бруно. — Я удивлен, что Джейк улетает, не выведя его из игры окончательно. Он обычно предпочитает доводить все свои дела до конца.

— Ты давно знаешь Джейка?

— Достаточно давно. — Он пристально посмотрел на Мэри. — У нас с тобой есть кое-что общее. Он выкупил меня из тюряги в Гонконге.

Из тюрьмы? Бруно кивнул.

— Я полез в драку в баре и избил не того парня. Он оказался братом полицейского. Джейк тоже участвовал в той драке, но на другой стороне.

— И все же он выкупил тебя?

— Джейк никогда не держит обиды, если драка честная. Он знал, что меня будут держать за решеткой, пока я не сдохну к чертям собачьим, поэтому внес залог и взял меня к себе на работу, чтобы я расплатился с долгами. Я работаю на него до сих пор.

Мэри смотрела в темноту. Теперь она точно заметила какой-то знак взлетно-посадочной полосы. Она нервно вьперла о тунику вспотевшие руки. Бруно не знал, точно ли Джейк с Дэви в аэропорту. Вдруг что-то не получилось?

— Ты можешь рассчитывать на Джейка, — сказал Бруно спокойно, словно читая ее мысли.

Мэри оглянулась и увидела, что Бруно смотрит на нее с симпатией.

— Могу ли я? — прошептала она. — Дэви так много значит для меня…

— А ты очень много значишь для Джейка. Он чуть не свихнулся три года назад, когда услышал о той катастрофе. Мы даже доехали до того места в пустыне… Там были только обгоревшие, искореженные куски металла. Я помню лицо Джейка… — Он резко повернул, джип свернул с дороги и поехал по песку. — Взлетно-посадочная полоса впереди, вот за этой пальмовой рощей.

Мэри сидела прямо, каждый ее мускул был напряжен. Бруно остановился возле взлетно-посадочной полосы, и через асфальтовую гладь она увидела смутные очертания маленького самолета. Поле не было освещено, но Мэри заметила огромные баки для горючего и будку на дальнем конце полосы, вероятно, служившую терминалом или складом. Рядом с ней она увидела тень со знакомыми очертаниями.

Мэри выпрыгнула из джипа, прежде чем он остановился, и помчалась к будке. Там действительно стоял Джейк, но Дэви она нигде не видела. Паника сжала ее горло, почти душа ее.

— Мой сын… — Мэри остановилась рядом с Джейком. — Где Дэви?

— На борту самолета.

Мэри охватила волна облегчения.

— Слава Богу. — Она начала поворачиваться к самолету, а затем остановилась и неуверенно посмотрела на Джейка. — Ты говоришь мне правду? Это не уловка, чтобы заставить меня войти в самолет?

Джейк вздрогнул, как если бы она ударила его.

— Ты думаешь, я использую собственного сына в качестве приманки?

Мэри не могла видеть в темноте выражение его лица, но поняла, что снова причинила ему боль.

— Я просто знаю, что ты хотел увезти меня отсюда.

— Я не стал бы тебе лгать. Дэви на борту самолета. Там же его приемная мать. Ее зовут Калана Джаблар.

— Ты взял женщину, которая…

— Она без ума от малыша и сама еще почти ребенок, ей только семнадцать, и у нее нет семьи. — Он сделал нетерпеливый жест рукой. — Подумай об этом, Мэри. Когда Паллал узнает, что она добровольно отдала мне мальчика, он, вероятно, пристрелит ее или еще что похуже.

— Я не спорю с тобой. Просто удивлена.

— Эй, Джейк, ты что, в поход собрался? — Бруно уже стоял рядом с ними и разглядывал рюкзак за спиной у Джейка.

— Предосторожность никогда не повредит. — Джейк пристально смотрел на дорогу, петлявшую в пальмовой роще. — Проводи Мэри в самолет, Бруно. Я велел заводить мотор, как только вы приехали.

Но Мэри уже сама спешила к ступенькам, ведущим в небольшой самолет. Она слышала тихий голос Джейка и смех Бруно, но лишь краем уха. Мысли ее были заняты другим. Дэви уже в самолете. Через минуту она снова увидит Дэви.

Калана Джаблар сидела в хвосте самолета, держа спящего сына Мэри. На вид девушке можно было дать даже меньше семнадцати. Она была одета в просторное золотистое одеяние, удачно оттеняющее ее темно-рыжие волосы, но вовсе не скрывающее тоненькую хрупкую фигурку. Увидев Мэри, она крепче прижала к себе мальчика.

— Вы не можете взять его сейчас. Он спит.

— Вижу. — Мэри двинулась по проходу, подошла к девушке и посмотрела на Дэви. Темные волосы малыша были взъерошены, но шелковистая розовая кожа свидетельствовала о здоровье. Слезы выступили у нее на глазах.

— Он красив, не правда ли?

— Я очень хорошо о нем заботилась. — Калана смотрела на Мэри с гордостью. — Он меня любит.

— Я в этом уверена. — Почему-то ей понравилось вызывающее поведение девушки. Джейк сказал, что у Каланы нет ничего и никого, и теперь, когда заберут и этого ребенка, которого она полюбила, она встретит это последнее лишение с честью и достоинством. — И я поняла, что мне придется заново учиться всему, что с ним связано. Может быть, ты мне поможешь?

Вспышка радости озарила лицо девушки, но она быстро скрыла ее, беззаботно пожав плечами:

— Почему бы и нет? С малышами просто обращаться. — Она встала. — Сядь, я покажу тебе, как его держать. Малыши любят, чтобы их держали на руках, знаешь, даже когда спят. Так они чувствуют себя в безопасности. — Ее лицо омрачилось. — Это очень важно — чувствовать себя в безопасности.

— Да, ты права. — Мэри села в кресло напротив, и Калана положила ей на руки спящего ребенка. Дэви был тяжелее, чем казался на вид.

— Он сильно вырос с тех пор, как я последний раз видела его.

— Да. — Калана неловко скрестила руки на груди, словно ей не хватало знакомой ноши. — Он хорошо ест. Некоторые дети совсем не едят. Мой брат… — Она осеклась, села обратно в кресло и сказала с наигранной беззаботностью: — Если ты устанешь держать его, только скажи, я снова его заберу.

— Я не устану.

— Наверно. — Тонкие, нервные руки Каланы сжались на подлокотниках сиденья. — Наверно, не устанешь.

В самолет вошел Бруно.

— Запускайте моторы! — крикнул он в кабину. Двигатели завыли, и он двинулся через проход к Мэри, с любопытством разглядывая мальчика.

— Симпатичный парень. — Он остановился рядом с ними и осторожно коснулся большим пальцем щеки мальчика. — Ты молодец, Мэри. Как ты думаешь, ему понравится Сент-Мориц?

Она сглотнула и кивнула.

— Сент-Мориц? Мы направляемся в Швейцарию?

— У Джейка там связи, и он думает, что лучше обосноваться в том месте, где уже есть полезные знакомства. — Бруно хитро улыбнулся. — Кроме всего прочего, у тебя, ребенка и Каланы нет паспортов. По документам ты умерла три года назад. Не очень-то легко будет все это уладить.

— Мы должны попытаться договориться с властями?

— Не сразу, поэтому мы и не собираемся приземляться в международном аэропорту. — Он ласково погладил ребенка по головке. — Джейк хочет сначала вас устроить, прежде чем начнет заниматься легализацией. Он боится, что Паллал сам попытается использовать кое-какие связи, чтобы вернуть вас в Саид-Абабу, прежде чем ваши личности будут установлены.

— Ты хочешь сказать, что мы летим в Швейцарию нелегально?

Бруно кивнул:

— Это самая классическая контрабанда, которую мы когда-либо проворачивали. Не беспокойся—в этом деле нет никого лучше Джейка.

— Они приближаются! — крикнул кто-то из кабины. — Две машины.

— Пора убираться, — кратко заметил Бруно.

— Что? Но почему…

Луч света внезапно выхватил лицо Бруно через окно самолета, и Мэри быстро проследила, откуда появился неожиданный свет. Это были фары двух машин, которые с угрожающей скоростью неслись через пальмовую рощу к взлетной полосе.

— Паллал, — прошептала она.

Двигатели самолета уже разогрелись до полной мощности.

— Точно. Мы должны сматываться.

— Без Джейка?

— Он так решил. Он не все успел сделать. Мы потом вернемся за ним.

— Нет! — Она переложила малыша на руки Калане и побежала по проходу к двери. — Паллал ненавидит Джейка.

— Куда ты направляешься, черт возьми? — крикнул Бруно ей вслед. — Мэри, Джейк знает, что делает.

— Нет, не знает. Паллал… — Она сбежала вниз по ступенькам как раз в тот момент, когда машины вырвались на открытое пространство. — Выходите! Вынеси Дэви оттуда!

Пока Мэри бежала к будке, где последний раз видела Джейка, она слышала, как ругается Бруно. Позади стукнула дверь самолета, закрывшаяся за ней.

Самолет поехал по полосе, набирая скорость. Мэри ворвалась в переднюю дверь будки. Внутри никого не было!

— Джейк!

Открылась задняя дверь, и она увидела силуэт Джейка в дверях.

— Убирайся оттуда!

Мэри выбежала в заднюю дверь. Джейк схватил ее за руку и, спотыкаясь, бегом потащил через пальмовую рощу.

Послышалось металлическое ритмичное пощелкивание.

Рев двигателей самолета, который уже отрывался от земли.

Отчаянные крики людей в двух машинах, тщетно преследующих самолет.

— Они стреляют в него, — всхлипнула Мэри, глядя через плечо. — Дэви!..

— Через несколько секунд они будут вне досягаемости, — сказал Джейк. — Они в безопасности. — Он потянул Мэри вниз, так что ей пришлось сесть на корточки. Потом присел сам, снял рюкзак и вытащил черную коробочку. — Прикрой голову.

— Зачем?..

Джейк нажал кнопку на пульте дистанционного управления.

Будка взорвалась огненным шаром, разбрасывая горящие обломки по взлетно-посадочной полосе и всему пустому пространству.

Остолбенев от ужаса, Мэри смотрела на языки пламени и клубы дыма.

Потом, еще до того, как она окончательно поняла, что происходит, одна за другой начали взрываться цистерны с нефтью.

Черная река хлынула на асфальт, а за ней гигантским языком устремилось пламя, жадно поглощая все, что встречалось на его пути.

Раздались пронзительные звуки сирен двух машин, окруженных со всех сторон огнем.

— Боже мой! — прошептала Мэри.

Вспыхнула следующая цистерна, взрывная волна перевернула черный «Мерседес» так легко, как если бы это был спичечный коробок. Река пламени достигла опрокинутой машины, когда люди пытались выйти из нее.

Машина загорелась, и ее постигла участь цистерн с нефтью.

Другая машина сумела вырваться из огненного ада и теперь неслась к дороге на Тарбол, отчаянно пытаясь избежать пламени, который уже превращал в огненные зонты верхушки пальм.

— Уходим. Здесь нам тоже грозит опасность. — Джейк встал и потянул Мэри за руку. — Давай-ка выбираться из этой рощи, пока она вся не загорелась.

Следующий взрыв потряс землю, когда они пробирались через рощу по направлению к пусгыне.

Когда они бежали через горящую рощу, Мэри слышала тяжелое дыхание Джейка рядом с собой и свои собственные всхлипывания. Запах нефти и дым с песком и копотью наполняли ее легкие.

Песок под их ногами неожиданно стал мягче, и дым немного рассеялся.


— Мы не можем остановиться на минутку? — спросила она, задыхаясь.

— Нет. Продолжай бежать и не оглядывайся.

Они выбежали из роши и с трудом двигались через песок, оскальзываясь на высоких дюнах, окружающих пальмовую рощу.

Еще один взрыв заставил землю задрожать и долго отдавался эхом в ночном воздухе.

— Долго еще… — У Мэри не хватило дыхания, чтобы закончить вопрос.

Джейк буквально втащил Мэри на вершину дюны, на которую они карабкались, затем подтолкнул ее так, чтобы она легла на песок с другой стороны.

— Осталась еще одна. Но я думаю, мы уже достаточно далеко, чтобы отдохнуть. Хотя Бог знает…

Последний взрыв унес остатки его слов, и Мэри почувствовала, как задрожала земля и под ней сдвинулся песок.

Ее глаза расширились, она уставилась через гребень дюны на происходящее внизу. Роща превратилась в сплошную стену пламени в шестьдесят или семьдесят футов высотой. Густые черные облака дыма поднимались огромными клубами.

— Я не могу в это поверить, — прошептала Мэри. — Что произошло?

— Пластиковая взрывчатка. Я устроил Паллалу маленькую ловушку.

— Ты знал, что он будет преследовать нас?

— Он наверняка установил за тобой слежку сразу же, как только ты вышла из кафе после встречи с ним.

— Ты с самого начала не собирался лететь с нами? — спросила Мэри. — Ты хотел остаться здесь?

В резких отблесках пожара черты лица Джейка казались словно высеченными из камня.

— Я хотел разобраться с Паллалом.

Она вздрогнула, вспомнив, как взорвался «Мерседес».

— И тебе это удалось?

— Не думаю. Кажется, я мельком увидел его в другой машине. — Джейк холодно улыбнулся. — В другой раз.

Мэри оглянулась на рощу.

— Он вернется?

— Сомневаюсь. Зачем? Он думает, мы улетели. — Он внимательно посмотрел ей в глаза. — Почему ты не осталась в самолете, как я велел тебе, черт возьми? Ты меня ужасно напугала. Когда я увидел, как ты бежишь к будке…

— Паллал ненавидит тебя. Я знала, что он сделает с тобой, если поймает.

— А к тебе, ты полагаешь, он был бы более благосклонен?

Она сжала руки, захватив в кулаки полные пригоршни песка.

— Ты помог мне спасти Дэви. Я не могла бросить тебя одного.

Он взглянул на нее, словно ожидая чего-то.

— И это все? Ты сделала это из благодарности?

— Но я действительно благодарна. Дэви в безопасности благодаря тебе. — Она тревожно посмотрела вверх. — Он в безопасности, правда? Паллал никак не может остановить самолет?

Джейк покачал головой.

— Я приказал Бруно направляться в Марасеф в Седихане. Седихан граничит с Саид-Абабой, но правящий там шейх не поддерживает с ней отношений.

Мэри облегченно вздохнула:

— Хорошо.

На лице Джейка появилась едва заметная улыбка.

— Ты, похоже, на удивление безразлична к собственной судьбе.

Мэри внезапно осознала, что не испытывает ни малейшего страха. Она должна была бы ужасаться тому, что осталась в Саид-Абабе, а Паллал еще жив и захочет отомстить, но почему-то это ее не пугало. Пока Дэви в безопасности и вне досягаемости Пал-лала, они с Джейком смогут найти выход.

— Что мы делаем? Идем пешком к границе?

Во взгляде Джейка отразились одновременно веселье, восхищение и уважение.

— Неужели такой джентльмен, как я, заставит леди идти пешком?

Она улыбнулась, неожиданно почувствовав себя беззаботно впервые за эти три года.

— Ты наверняка припрятал за следующей дюной лимузин.

Он покачал головой.

— Это слишком привлекало бы внимание. Просто джип. — Джейк встал и отряхнул песок с джин-сов. — А теперь нам лучше поторопиться. Через четыре часа мы должны быть в сотне миль отсюда.

Мэри поднялась.

— Куда мы поедем? К границе?

— Нет. — Джейк взял ее за локоть, и они продолжили путь. — В другую сторону. В глубь Саид-Абабы.

— Зачем?

— Есть еще одна взлетная полоса рядом с очистительным заводом в Данглоре, которую мы использовали для моих деловых операций.

Мэри взглянула на Джейка.

— Надеюсь, Бруно не собирается вернуться на самолете обратно в Саид-Абабу, чтобы подобрать нас? Ведь Дэви…

— Успокойся, — прервал ее Джейк. — Дэви и самолет остаются в Марасефе. Я распорядился, чтобы в аэропорту Марасефа подготовили вертолет. Бруно возьмет вертолет и подберет нас в Данглоре через четыре часа.

— Понятно.

— А через четыре часа мы будем все вместе и отправимся, как и собирались, в Сент-Мориц.

Они наконец добрались до джипа. Усадив Мэри на пассажирское сиденье, Джейк серьезно взглянул на нее.

— Я могу рассчитывать на твою благодарность, Мэри?

Она отвела глаза.

— Конечно, а на что же еще?

Прежде чем пристегнуть ее ремнем, он губами коснулся кончика ее носа.

— Пока мы будем на пути в Данглор, можешь составить в уме список всех прочих возможностей. — Джейк обогнул джип и уселся за руль. — Кто знает? Вдруг ты обнаружишь в своей душе такие чувства, которые заставят удивиться тебя саму.

Он не стал ждать ответа и повернул ключ зажигания.


Серебристый вертолет завис в воздухе, а затем медленно опустился на землю. На этом поле, в отличие от того, под Тарболом, не было даже посадочных огней, но первые бледные краски восхода уже тронули ночное небо, и приземление вертолета прошло без всяких неожиданностей.

Еще до того, как открылась дверь кабины, Джейк, держа Мэри за руку, побежал к вертолету.

Поднятый лопастями вертолета ветер нещадно трепал волосы Мэри. Бруно протянул руки и легко втащил ее в вертолет, одновременно глядя на Джейка с виноватым видом.

— Я ничего не мог сделать, Джейк. Она выскочила из самолета, прежде чем я успел моргнуть. Не ожидал, что она будет выкидывать такие сумасшедшие номера.

— Я тоже не ожидал. — Джейк поднялся в вертолет и уселся рядом с Мэри. — Мы уже побеседовали о ее внезапном решении отправиться спасать меня.

Бруно занял кресло пилота.

— Ты разобрался с Паллалом? — Нет.

— Не повезло. — Вертолет начал подниматься над землей. — Мы видели фейерверк уже с воздуха. Это был лучший прощальный салют Саид-Абабе.

Сердце Мэри наполнилось надеждой: она поняла, что они действительно на пути из этой ужасной страны. Правительство, убившее ее отца, ужасная тюрьма в Балахаре — все теперь позади. Через несколько часов они с Дэви будут свободны. Ее глаза наполнились слезами радости.

— Эй, — взгляд Джейка остановился на ее лице, — с тобой все в порядке?

— Со мной все хорошо. — Мэри судорожно вздохнула. — Я только сейчас поняла, что все уже кончилось. Просто чувствую себя немного неуверенно.

— Я бы сказал, что у тебя для этого есть причины. — Джейк отстегнул ремень безопасности и притянул Мэри к себе, удобно устраивая ее голову на своем плече. — Почему бы тебе не подремать немножко? — Он нежно поглаживал ей волосы у виска. — А когда ты проснешься, мы уже будем приземляться в Марасефе. Хорошо?

«Я не должна принимать заботу от Джейка», — подумала Мэри. Не стоило показывать ему этот момент ее слабости. Но сил для того, чтобы сопротивляться теплу и чувству безопасности, у Мэри уже не было.

Джейк прикрыл ей глаза рукой.

— Сент-Мориц… — шепнул он. — Подумай о Сент-Морице. Белый снег и зубчатые горы, а у их подножий — голубые кристально чистые озера, маленькие домики высоко на склонах…

— Снежные лавины…

— Заткнись, Бруно!

— Горные лыжи, параплан…

— Я молчу, — ехидно вставил Бруно.

— Свежий чистый воздух. Тишина. Покой. Подумай о Сент-Морице, милая.

Мэри глубоко вздохнула и расслабилась, опираясь на сильное плечо Джейка. Засыпая, она чувствовала, как уходят прочь воспоминания, как уходит в прошлое вся ее жизнь в Саид-Абабе.

Тридцатикомнатное шале из дерева и стекла, казалось, вырастало из склона горы и нависало над бездной. Из его окон открывался потрясающий вид на равнину внизу.

— Впечатляюще, — признала Мэри, когда они вошли в огромное фойе.

Джейк пожал плечами.

— Мне тоже нравится. — Он повернулся к Калане. — Бруно проводит тебя в твою комнату. Когда отдохнешь и приведешь себя в порядок, Бруно отведет тебя в город, чтобы ты купила все, что нужно для ребенка. Купи подходящую одежду для себя и Мэри. — Он повернулся к Бруно и состроил уморительную гримасу. — Если Бруно прекратит наконец играть с моим сыном.

Бруно не смотрел на него, подбрасывая над головой смеющегося ребенка.

— Я подумаю об этом. Какая замечательная игрушка, Джейк! Почему мы не подумали об этом раньше?

— Когда пойдешь в город, оставь ребенка здесь, — сухо сказал Джейк. — Я не хочу, чтобы ты уронил его в сугроб.

— А кто же позаботится… — Калана остановилась, бросила взгляд на Мэри, быстро кивнула и последовала за Бруно по лестнице.

— Я хочу поговорить с тобой. — Джейк привел Мэри в просторную комнату с высоким потолком, с превосходным вкусом и элегантностью отделанную в бордовых, кремовых и бежевых тонах. — Садись.

Она покачала головой.

— Мне надоело сидеть во время полета. — Мэри сделала несколько шагов к огромному камину в центре комнаты. Она чувствовала на себе взгляд Джейка, и ее мышцы напряглись. — Это так непохоже на Саид-Абабу. Я не видела снега с тех пор, как каталась на лыжах в США пять лет назад. — Мэри коснулась резной каминной доски. — У меня не особенно это получалось. Возможно, если потренироваться…

— Я не хочу говорить о лыжах. — Джейк устало потер затылок. — Почему ты сторонишься меня? Ты не была такой в Саид-Абабе. Я не собираюсь на тебя набрасываться.

Мэри встретила его взгляд.

— Мне просто не по себе. Все происходит так быстро. Даже в этом доме я чувствую себя неспокойно после стольких лет, проведенных в клетке. Здесь слишком светло и просторно.

Губы Джейка изогнулись в иронической улыбке.

— Мы можем поставить твою кровать в стенной шкаф, если тебе так больше нравится. — Его улыбка погасла. — Мы оба должны кое-что изменить в своем поведении. Я никак не привыкну к мысли, что стал отцом.

— Мы не будем тебя беспокоить, — поспешно сказала Мэри. — Как только ты сможешь оформить нам документы, я возьму Дэви и уйду. Я с самого начала так и собиралась поступить.

— Неужели? Значит, все так просто: «Привет, как делишки? Взгляни, вот твой сынок, приятель» — и потом попрощаться?

— Дэви — мой сын. Он единственное, что заставляет меня продолжать жить. Я не отдам его.

— И даже не поделишься? Ты ведь разделила его с Каланой. Почему же не со мной?

Мэри молча смотрела на него.

— О чем ты думаешь? Скажи мне.

— Я в растерянности. Я никогда не пыталась планировать что-то дальше, кроме как убежать из Балахара и забрать Дэви из Саид-Абабы. Все мысли, вся моя энергия были направлены на одну цель. Но я сделана все, чтобы вернуть сына.

Он мрачно кивнул.

— Я знаю.

— Возможно, если бы я все делала сама, мне было бы проще… Я полагаю, ты действительно имеешь кое-какие права, когда речь идет о Дэви.

— Неужели? — Он покачал головой. — Ты больше не покинешь меня. Я позволил тебе уйти однажды — и что из этого получилось? На этот раз мы будем решать наши проблемы вместе. — Он подошел к большому, во всю стену, окну, из которого открывалась захватывающая дух панорама. — Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

— Из-за Дэви? Это только все усложнит.

— Я хочу, чтобы мальчик носил мою фамилию. Не имею ни малейшего представления, кто были мои родители. Я выбрал фамилию сам, когда пошел служить в армию. Но позже я выполнил все необходимые формальности, и теперь она моя. Я хочу дать ее вам обоим, если вы согласитесь.

Мэри захлестнула волна щемящей нежности — неожиданной и сильной.

— Это хорошее имя, Джейк, — сказала она мягко. — Спасибо за то, что ты его предлагаешь, но…

— Ты не хочешь его носить, — закончил он за нее. — Хорошо, давай вернемся на грешную землю. Тебе необходимо мое имя, Мэри. Когда Паллал инсценировал авиакатастрофу, официально ты была признана погибшей, а все имущество твоего отца, которое не сумел присвоить Паллал, разделено между всякими благотворительными организациями.

— У меня есть «Принцесса Бургундии», — возразила Мэри.

— Но, чтобы продать драгоценность, тебе понадобится доказать ее подлинность и права на владение, и пройдет год или два, прежде чем мы сможем это сделать. В то же время, пока ты не имеешь легального американского гражданства, Дэви — подданный Саид-Абабы. — Джейк взглянул ей прямо в глаза. — Из этого следует, что Паллал может потребовать его возвращения назад в Саид-Абабу, как подопечного государства, в любую минуту.

— Нет!

— Пока мы летели на самолете, я по телефону переговорил со своим юристом, — сказал Джейк. — Это возможно, Мэри.

Ее охватил ужас.

— Я убегу. Исчезну. Он его не получит.

— Спокойно. Если ты выйдешь за меня замуж, я смогу потянуть за некоторые ниточки, и у нас будут официальные бумаги об усыновлении, которые сделают его моим сыном с моим швейцарским гражданством.

— Это законно?

— Мы можем передать дело в суд, и оно затянется на ближайшие лет десять, независимо от того, легально это или нет. Что даст нам время получить документы для тебя и Дэви.

— Но если у меня нет никакого удостоверения личности, как я могу выйти замуж?

— Я владею крошечным островком в Средиземном море, у берегов Греции, — построил там отель-казино два года назад. — Джейк пожал плечами. — Одна из приятных сторон обладания островом состоит в том, что ты можешь устанавливать там какие угодно законы. Мы можем полететь туда завтра и в тот же день пожениться. А на следующий день вернемся сюда со свидетельством о браке в кармане.

Это звучало разумно.

— Я не знаю, что тебе ответить… Ты не будешь пытаться забрать у меня Дэви?

— Клянусь Богом, никогда… — Джейк помолчал, а затем осторожно сказал: — Нет, я не буду пытаться забрать его у тебя. И не буду препятствовать разводу или требовать опеки над Дэви. Я могу дать расписку, если хочешь.

О Боже, она снова причинила ему боль. Джейк не мог понять, что это значит — не иметь в мире никого, кроме ребенка. Или, быть может, он как раз очень хорошо это понимает, подумала она внезапно. Он вырос на улицах голодным и более одиноким, чем она была в тюрьме. По крайней мере у нее есть Дэви.

— Прости. Это необязательно, — тихо сказала Мэри. — Я верю тебе, Джейк.

— Нет, не веришь. — Он криво улыбнулся. — «Не верь мне вовсе — или верь во всем».

— Что?

— Теннисон.

Еще одна вещь, которую она забыла. Мальчик, который не умел читать, но преодолел свой недостаток воображением и настойчивостью.

— Но ты должна верить мне, Мэри. — Джейк повернулся и пошел к двери. — Пойдем, я покажу тебе твою комнату. Она рядом с моей. — Он покачал головой, когда увидел, что она напряженно застыла на месте. — Видишь? Ты все-таки не доверяешь мне.

— Сейчас все по-другому.

— Ты имеешь в виду, что не должна ложиться ко мне в постель, чтобы спасти Дэви от Паллала?

— Я свободна, Джейк. Не думаю, что ты понимаешь, как много это для меня значит. Я не хочу снова попасть в зависимость, даже в эмоциональную.

— А я и не собираюсь требовать от тебя чего-то, что ты не захочешь дать мне сама. Я просто буду чувствовать себя лучше, если ты будешь рядом со мной и в безопасности. Хорошо?

— Хорошо. — Мэри нерешительно улыбнулась. — Ты очень добр ко мне, Джейк. Я благодарна тебе.

— Благодарна! — повторил он с внезапной жестокостью. — Мне не нужна твоя благодарность. Я хочу, чтобы ты стала прежней. Я хочу, чтобы ты была счастлива и…

— Мы не можем вернуться в прошлое, Джейк. — Она твердо встретила его взгляд. — Я не хочу отношений с тобой или любым другим мужчиной. Особенно с тобой. Я хочу спокойно жить с моим сыном, а больше всего я хочу свободы.

— Я дам тебе свободу. Мэри грустно улыбнулась.

— Дашь? Если свободу можно дать, то это уже не свобода. Да, я помню ту ночь, Джейк. Я помню, ты смял меня как торнадо. Ты был таким же в казино. Ты любишь, чтобы все шло так, как этого хочешь ты. Возможно, та девочка три года назад была не против стать твоей тенью, но я не смогу этого вынести. Я должна иметь достаточно свободы.

— Не помню, чтобы я подавлял тебя.

— У тебя просто не было возможности попробовать. И я не дам тебе шанса сейчас. Я уже потеряла слишком много времени.

— Итак, я отвергнут без суда и следствия?

— Это не сработает, Джейк.

— Поспорим, милая? — Не дожидаясь ответа, он вышел из комнаты через холл и начал подниматься по лестнице. — Я бы на твоем месте не стал.

Нежный ветер дул Мэри в лицо и приносил пьянящее благоухание цветов. С балкона отеля открывался завораживающий вид. В отдалении на фоне ослепительно яркого неба один за другим поднимались пологие холмы. У отеля ряды пурпурно-сиреневых кустов повторяли очертания выложенных камнями дорожек сада. В просветах между деревьями проглядывали миниатюрные водоемы.

— Тебе нравится? — Джейк стоял у двери, ведущей в спальню. — Не так впечатляюще, как вид из шале, но очень уютно.

— Здесь спокойно, — с улыбкой повернулась к нему Мэри. — Красота, тишина, никакой суеты. Я могла бы оставаться здесь неделями.

Джейк покачал головой.

— Ты не хотела покидать Дэви даже на день. Ее улыбка исчезла.

— Я хотела, чтобы он снова привык ко мне. Калана чудесно ухаживает за Дэви, но я хочу сама заботиться о нем, кормить его и…

— Времени для всего этого более чем достаточно, — мягко произнес Джейк. — У тебя теперь есть все время мира.

— Действительно есть? Это кажется таким странным. — Она расправила плечи, снова поворачиваясь к нему. — Когда состоится церемония?

— Сегодня вечером. Я пригласил преподобного Дуклера на ужин, после этого будет церемония на террасе. — Он улыбнулся. — Кстати, я попросил владельца бутика, расположенного в холле отеля, подобрать тебе платье и украшения.

— Ты обо всем позаботился. Спасибо. Он нахмурился.

— Я привык обо всем заботиться, но, если ты выбрала себе что-нибудь сама, отошли вещи обратно. Я просто подумал, что проще сделать все приготовления самому.

— Нет, мне все равно. Все прекрасно. — Она повернулась назад, чтобы посмотреть на зеленые холмы. — Кажется, у меня проблемы с принятием решений. Три года я не могла распоряжаться даже собой и теперь внезапно снова могу выбирать.

— Все пойдет проще. Просто принимай одно решение за раз. — Он подошел и встал рядом с ней. — Когда ты просыпаешься утром, ты выбираешь, надеть черные туфли или коричневые. Потом решаешь, выпить за завтраком чаю или кофе. — Он поднял ее волосы, наслаждаясь их шелковистой тяжестью. — Зачесать волосы наверх или оставить так.

Джейк отпустил ее волосы и, когда они упали ей на спину, стал осторожно приводить их в порядок, любовно укладывая каждую прядь. Он стоял так близко, что Мэри чувствовала тепло его тела и улавливала пряный аромат одеколона, а Джейк продолжал:

— Стать снова свободной или оставаться в моральной тюрьме, которую Паллал создал для тебя.

Мэри судорожно вздохнула, отступая на шаг, чтобы взглянуть ему в лицо.

— Ты прав. Одно решение за раз. Сначала я пойду в салон красоты внизу и что-нибудь сделаю с этой ужасной гривой. — Она двинулась к двери. — А потом позвоню Калане, чтобы удостовериться, что с Дэви все нормально. Это целых два решения за одну минуту. У меня заметный прогресс. — Она оглянулась через плечо. — Встретимся в вестибюле в семь?

Джейк кивнул, пристально глядя Мэри в лицо.

— Ты убегаешь.

Ее щеки вспыхнули.

— Нет, не убегаю. Я просто делаю то, что должна сделать перед сегодняшним вечером.

— Я не думаю, что ты убегаешь. — Медленная улыбка осветила лицо Джейка. — Это хороший знак. Ты могла бы чувствовать страх передо мной. Могла бы пытаться убежать.

Она замерла.

— Я не вижу в тебе угрозы.

— Да, сначала ты не видела во мне угрозы. Я мог послужить выходом из создавшейся ситуации, мог вернуть тебе сына. Но теперь, когда ты можешь перевести дыхание, ты видишь меня немного по-другому, не так ли?

— Секс? Я никогда не отрицала, что ты возбуждаешь меня.

— Отрицать это было бы бесполезной потерей времени. Но не только секс, Мэри. Выбор. Ты совершенно свободна. Хорошо, выбор — первая составляющая свободы. Ты воспринимаешь меня как первого мужчину, с которым ты решила заняться любовью. Ты можешь вспомнить, что я никогда не принуждал тебя. Ты воспринимаешь меня как мужчину, которого так ужасно хотела три года назад, что не могла дождаться, когда мы выйдем из лифта.

Мэри ошеломленно смотрела на него. Его слова пробудили в ней воспоминания о первых моментах страсти: пальцы Джейка, расстегивающие ее блузку, его горячие губы на своей коже. Она почувствовала, как ее мышцы сжимаются. Этот физический отзыв удивил ее саму, и она поспешно отвернулась и пробормотала:

— Это было так давно. Я… Увидимся в семь.

Мэри чувствовала взгляд Джейка на своей спине, когда шла через комнату к двери, ведущей в коридор. Она ведь действительно не убегает, уверяла она себя. Мэри знала, чего хотела. Она хотела Дэви и свободу и, возможно, когда-нибудь потом — работу. Она точно знала, что не хотела бури чувств и зависимости от Джейка. Его магнетическое притяжение тоже могло оказаться тюрьмой. То, что они с Джейком испытали тогда, три года назад, было похоже на взрыв страсти между двумя людьми, не имеющими ничего общего, кроме взаимного физического влечения.

Нет, Мэри не пыталась убежать. Она просто пыталась выжить.

Глава 6

По окончании церемонии преподобный Дуклер вручил супругам требующиеся документы и, улыбаясь, отбыл с наилучшими пожеланиями.

— Он очень приятный человек, — сказала Мэри, пока они с Джейком наблюдали, как он идет к двери террасы. — Не похож на обычного приходского священника. Он сказал мне, что ты вывез их с женой с Ямайки и построил здесь церковь.

— Жителям острова нужен был священник. Да и постояльцам отеля тоже. — Его глаза внезапно блеснули. — После того, как деньги из их карманов перекочевывают в мое казино, я предлагаю им духовное утешение. Это очень хорошо срабатывает.

— Нет, в самом деле, почему ты привез его сюда?

Он ответил не сразу.

— Завтра я могу потерять и отель, и казино, — тихо сказал он наконец, — но есть в жизни ценности, которые остаются навсегда.

— Ты верующий?

— Я вырос в такой смеси восточной и западной культур, что мне трудно стать приверженцем какой-нибудь философии или религии. Но у меня есть определенные убеждения. Разве существуют люди, у которых их нет совсем? Я верю, что там, наверху, есть кто-то или что-то. И я верю в судьбу. У меня есть доказательства, что в нее стоит верить.

Мэри быстро поднесла к губам бокал с вином и кивнула на документы на столе:

— Когда ты отдашь своему адвокату свидетельство о браке?

— Как только мы вернемся. — Джейк поставил свой бокал и встал. — Пойдем прогуляемся по саду. — Он улыбнулся. — Ты знаешь, мы никогда не гуляли вместе.

— Что в этом удивительного? Мы ничего не делали вместе, кроме…

— Занятий любовью, — закончил он. К большому облегчению Мэри, Джейк не стал спорить или пользоваться ее замешательством. — Но ты не права. Мы делали вместе и другие вещи. — Джейк подал ей руку и повел через террасу к каменным ступеням, ведущим в сад. — Смотри сама: мы танцевали, мы ели вместе, мы принимали вместе душ. Мы вместе ездили на машине. Если задуматься, то все это обычно рассматривается как ритуал ухаживания. — Он оглядел Мэри с ног до головы. — Мне нравится это кружевное платье. Ты была в белом, когда я впервые увидел тебя.

— Я бы не хотела вспоминать ту ночь. — Она быстро сменила тему. — Когда мы вернемся в Сент-Мориц, я хочу пригласить Калане учителя. Она говорит, что не ходила в школу последние пять лет. — Мэри нахмурила брови. — Но это все, что я смогла из нее вытянуть. Она не хочет говорить о себе или своей семье. Но она кажется очень смышленой, правда?

Джейк кивнул.

— Когда я пришел к ней, она быстро сориентировалась в ситуации и во всем, что от нее требовалось. Она привыкла справляться со всем сама.

— Как выглядел ее дом?

— Крошечный, убогий, но абсолютно чистый. Никаких семейных фотографий или сувениров. Когда мы уезжали, она собрала только вещи малыша и немного одежды для себя и ушла, не оглядываясь.

— Странно.

— Не так уж и странно. В Саид-Абабе уйма сирот благодаря так называемой благожелательной диктатуре. Дети привыкают принимать то, что им дают, и извлекать из этого все, что можно.

— Как ты?

Джейк покачал головой.

— Я ничего не принимал. Я всегда должен был брать больше, становиться чем-то большим. Это делало мою жизнь чертовски тяжелой.

— Но ведь ты мог жить и как-то по-другому.

— Нет, думаю, не мог. — Он ухмыльнулся. — Но об этом легче рассказывать сейчас, годы спустя, чем пройти через все самому. Жестокая школа выживания — хорошая тренировка. Я научился не сдаваться, пока остается хоть один шанс выиграть.

— Я тоже научилась этому. Первые несколько месяцев в Балахаре я не могла поверить, что смогу выжить еще неделю, не потеряв рассудок. Потом поняла, что, если я умру или сойду с ума, Паллал победит. Я не могла этого допустить.

Они остановились возле одного из водоемов, мерцающего словно зеркало. Глядя на свое отражение в воде, Мэри удивленно подумала: разве эта красивая женщина в белоснежном платье может знать что-то о смерти или тюрьме?

— Потом я начала делать то, что должна была делать, чтобы выжить.

— Создавать пустоту в душе7

— Когда появился Дэви, стало проще. Он дал моей жизни смысл. Я думаю, все дети неосознанно делают это. Они показывают нам, что есть надежда.

Долгое время они шли, не произнося ни слова, но Мэри не испытывала ни малейшей неловкости. Быстро темнело, но Джейк оставался надежной опорой в сгущающейся темноте, даже когда все окружающее постепенно потеряло четкость контуров. Теперь Мэри казалось странным, что когда-то она могла испытывать беспокойство и даже раздражение при общении с ним. Но ведь и раньше было так же, вдруг вспомнила она. Между ошеломляющими взрывами страсти Джейк был с ней заботливым, дружелюбным и ласковым.

— Полагаю, ты не собираешься спать со мной сегодня? — тихо спросил Джейк.

Мэри подняла на него взгляд.

— Только спать, — сказан Джейк. — Я хотел бы обнять тебя.

— Это не самая лучшая идея.

— Ты можешь мне доверять.

Она скептически поглядела на него.

— Хорошо. — Джейк кашлянул. — Согласен. Мы оба слишком взрывоопасны, чтобы давать друг другу какие-то гарантии. Мне просто понравилась сама идея. Но я не буду настаивать. — Подумав секунду, он добавил: — Пока не буду.

— Думаю, пора возвращаться в отель. — Мэри повернулась и быстро пошла по вымощенной плиткой дорожке. — Уже поздно, и я устала.

— Еще нет десяти часов, и я не очень-то верю, что ты действительно устала. — Джейк догнал ее в два шага. — Но все в порядке. Я знал, что рискую, что ты снова отступишь на защитную позицию. Я должен был подождать. — В лунном свете Мэри увидела, как напряглось его лицо. — Всегда думал, что умею ждать, но теперь мне кажется, что у меня абсолютно нет терпения, когда дело касается тебя.

Мэри не ответила, и они молча вернулись в отель.

— Нет, снег есть нельзя. — Мэри тщательно вытерла снег с лица Дэви бумажной салфеткой. Малыш тотчас же снова упал лицом в сугроб.

— Дэви! — Мэри вдруг охватил безудержный смех. В своем красном зимнем комбинезоне с капюшоном Дэви был похож на помощника Санта-Клауса, и теперь картину завершала снежная борода. — Пора вести его домой, Калана. Я не могу с ним справиться. Наверное, он пытается вырыть пещеру, чтобы впасть там в зимнюю спячку.

Калана тоже хихикала, вытаскивая сопротивляющегося малыша из снега и отряхивая его.

— Как только снова выпадет снег, мы сделаем ему снежное мороженое. Возможно, это его успокоит.

— Сомневаюсь. — Мэри встала и отряхнула снег со своего оранжевого лыжного костюма. — Дэви в полном восторге. Посмотри, он просто сияет от счастья.

Калана посадила малыша на плечи, и они с Мэри направились обратно к шале.

— Ему нравится здесь. Да и тебе тоже. — Калана взглянула на Мэри с улыбкой. — Ты не та, какой была шесть недель назад. Теперь ты похожа на Дэви.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты тоже начинаешь сиять. Мэри засмеялась.

— Видимо, ярче всего сияет мой красный нос. Это все от холодного воздуха.

— Нет, я думаю, это потому, что ты счастлива. Ты выглядишь… — Калана запнулась. — Ну, за тобой нет никаких теней.

Улыбка Мэри потухла. Действительно ли она изменилась за последние несколько недель? Мэри, конечно, поправилась и окрепла физически. Несколько недель катания на лыжах, прогулки по живописным окрестностям с Дэви и Каланой вернули ей жизненную силу и юношеский избыток энергии, который, как она думала, был ею безвозвратно утерян.

— А как ты, Калана? Твои тени ушли? Калана быстро оглянулась.

— Я хорошо себя чувствую.

— Но ты счастлива? — За эти недели Мэри полюбила Калану. Девушка была энергичной и умной и временами выказывала чувство юмора, очень удивлявшее Мэри. Но все равно иногда она казалась похожей на потерявшегося ребенка.

Калана помолчала секунду.

— Ты хочешь, чтобы все вокруг были счастливы? Это невозможно. Я довольна. Разве этого не достаточно?

— Нет. Девушки просто обязаны быть счастливы. Поработай над этим.

Калана засмеялась и кивнула:

— Я попробую. Вы с Джейком, конечно, предоставляете мне все, чтобы я была счастлива. Я в безопасности, вокруг так красиво. У меня есть учеба, еда, удобное место для жилья. — Она опустила мальчика на землю и замедлила ход, приспосабливаясь под его неуверенные шаги. — И Дэви. Ты позволяешь мне быть рядом с Дэви.

— Что бы мы делали без тебя? — улыбнулась Мэри. — Дэви было бы очень грустно.

— Неужели? — На мгновение на лице Каланы появилось выражение пронзительной тоски. — Дета так быстро забывают. Он уже любит тебя больше, чем меня. — Она пошла быстрее. — Как и должно быть. Ты дала ему жизнь.

— А ты дала ему заботу и любовь.

— Да. — Калана с усилием улыбнулась. — Так хорошо, когда можно с кем-то начать все сначала. — Калана побежала, Дэви засмеялся, пытаясь поспеть за ней. — Пойдем, отведем его в дом и переоденем. Ему пора спать.

Когда они подошли к ступенькам, Джейк уже ждал их у дверей.

Он вернулся! Мэри почувствовала секундное замешательство и сразу вслед за этим — неожиданный всплеск самых разных чувств Джейк был в Вашингтоне больше двух недель, и до этого момента Мэри не понимала, как скучала, как ей не хватало возможности видеть его, слышать, наблюдать, как он неторопливо движется по комнате. Она не слишком часто видела его с тех пор, как после бракосочетания они вернулись в Сент-Мориц. Казалось, Джейк нарочно проводил в шале как можно меньше времени. Если он не занимался делами в казино, то обсуждал что-то с юристами. Но еще ни разу он не уезжал так надолго.

Джейк был без верхней одежды, только в голубых джинсах и бело-синем лыжном свитере, и Мэри невольно поежилась, глядя на него. Температура упала ниже нуля, и они с Каланой были закутаны как эскимосы, а Джейк все отказывался носить куртку.

— У тебя будет воспаление легких, — сказала она, беря Дэви на руки и поднимаясь по ступенькам. — Это не твой тропический остров.

— Воспаление легких — вирусное заболевание. Им нельзя заболеть, просто замерзнув. — Джейк подхватил Дэви, а затем передал его Калане — Мне нужно поговорить с Мэри, Калана. Присмотри за малышом.

«Джейк лишь мельком взглянул на ребенка», — подумала Мэри. Она и раньше замечала, что он никогда не держит его на руках и не играет с ним, в отличие, например, от Бруно. Ну что же поделаешь, кому-то нравятся маленькие дети, а кому-то — нет.

Калана кивнула и вместе с Дэви исчезла в доме.

— Что-нибудь не так? — Мэри заглянула в глаза Джейку. — Плохие новости из Саид-Абабы?

— Ничего страшного, — успокаивающим тоном ответил Джейк и взял Мэри за руку. — Пойдем на кухню. Увидев, как вы играете в снегу, я приготовил горячий шоколад. Судя по твоему виду, тебе это не помешает.

Мэри отсутствующе кивнула, отряхнула ботинки и последовала за ним в дом.

— Жуткий холод. Ты не чувствуешь?

— Я люблю холод. — Джейк вел Мэри по коридору к кухне. Он взглянул на ее румяные щеки и блестящие глаза. — Я ведь всю жизнь провел в жарких странах. Но и ты, похоже, наслаждаешься здешним климатом.

Когда они вошли на кухню, Джейк помог Мэри снять лыжную куртку и бросил ее на один из стульев.

— Да, — ответила Мэри, — мне все здесь нравится. Простор, тишина, скрип снега под ногами. — Она пересекла комнату и взяла из шкафчика над плитой две чашки. — И особенно вкус горячего шоколада, когда приходишь с мороза. — Она разлила горячую жидкость по чашкам и поставила их на стол. — Спасибо. Ты очень предусмотрительно приготовил горячий шоколад.

— Я вообще предусмотрительный парень. — Джейк сел на стул и посмотрел на ароматную жидкость. — Ты хорошо выглядишь.

— Я хорошо себя чувствую. Как прошла поездка?

— Даже не знаю… Мэри напряглась.

— В чем проблема?

— Паллал от имени правительства Саид-Абабы потребовал выдачи Дэви.

— Мы ведь ожидали, что это произойдет. — Она в волнении облизнула губы. — Но швейцарское правительство не выполнит это требование, правда?

— Правда. Я просто хотел, чтобы ты знала. — Он улыбнулся. — А хорошая новость — твое удостоверение личности будет готово в течение трех месяцев.

— Прекрасно. — Мэри расслабилась. — Ты был так серьезен, что я подумала — вдруг что-нибудь не так.

— Нет, я беспокоился о другом. — Он посмотрел в чашку. — Бруно сказал, ты не хочешь выезжать в город. Даже чтобы отвезти Дэви к врачу.

— Его свозит Калана. — Мэри отвела взгляд. — Я предпочитаю оставаться здесь.

— Мне это не нравится.

— Жаль. — Мэри встала. — Я пойду к Дэви…

— Сядь, Мэри.

Она направилась к двери.

— Увидимся за ужином.

— Мы ужинаем не здесь.

Мэри остановилась и посмотрела на Джейка.

— А где?

— В казино в Сент-Морице.

— Нет, там слишком…

— Людно? Да, там будет много людей. Сегодня пятница, а казино весьма популярно.

— Спасибо, но я останусь здесь.

— О нет, милая. — Джейк встал и подошел к ней. — Ты пойдешь со мной. Я пригласил на встречу с нами важного чиновника из американского посольства.

— Пригласи его в шале. Давай устроим здесь ужин при свечах.

— Я уже позвал его в казино.

— Зачем ты это делаешь? — вскипела она. — Я не хочу идти туда.

— Потому что я должен заставить тебя пойти. Думаешь, мне нравится изображать отрицательного героя? Я и так достаточно много делаю против своей воли.

— Тогда оставь меня.

— Не могу. — Джейк ласково откинул прядь волос с ее щеки. — Боже, после того, как Бруно сказал мне, что ты не можешь выйти отсюда, я просто сложил два и два. Я вспомнил, как ты была напугана после того, как ходила за «Принцессой». Тогда я думал, что ты боишься меня, но это было не так. Ты боишься людей.

— Я просто отвыкла от них. Балахар… Он сжал губы.

— Я и сам догадался. Запиши очко в пользу Паллала, и покончим с этим. Мне не важны причины. Ты не должна поддаваться своему страху, иначе эта фобия станет прогрессировать. Я не позволю Паллалу делать это с тобой. Он и так уже достаточно навредил тебе.

— Со мной все будет хорошо. Дай мне только время привыкнуть, — попросила Мэри.

— У тебя было шесть недель.

— Но ведь все было нормально, когда мы ездили на твой остров жениться?

— Это был не сезон. Отель стоял полупустой. — Он покачал головой. — Мы почти все время были вдвоем.

Джейк был непоколебим. Мэри почувствовала, как в ней поднимается паника.

— Я знаю, что лучше для меня. Пойду, когда сама захочу.

— Прекрасно. — Он убрал руку от ее волос. — Если ты думаешь, что Дэви в безопасности без защиты американского посольства…

— Черт бы тебя побрал, Джейк!

— Еще раз, пожалуйста, и более эмоционально.

— Это не смешно.

— Я и не говорю, что это смешно. Потому и я веду себя как последний…

— Ты действительно не хочешь привезти этого человека сюда?

— Зачем? — спросил он мягко. — Не бойся. Я буду рядом.

— Это неважно.

— Всегда важно, чтобы рядом была рука, на которую можно опереться.

— И человек, которого приятно видеть после долгой разлуки, — в тон ему добавила Мэри.

— Правда? Ты делаешь успехи. — Джейк улыбнулся. — После того, как ты закончишь бурно радоваться встрече со мной, мы это обсудим. — Он повернулся и направился к двери. — Мы выезжаем в восемь. Надень, пожалуйста, то кружевное белое платье, милая. В нем ты выглядишь особенно очаровательно.

Прежде чем она успела ответить, Джейк ушел.

Мэри глубоко вздохнула и поняла, что ее руки сжаты в кулаки и плотно прижаты к туловищу. Она сознательно расслабилась и перевела дыхание. Мэри не могла вспомнить, когда в последний раз была так зла. Она понимала, что находится во власти страха, но откровенный шантаж Джейка возмущал ее. Мэри твердо пообещала себе, что никогда никому не позволит больше себя принуждать и не допустит, чтобы Джейк лишал ее права выбора и заставлял чувствовать себя такой беспомощной. Придется объяснить ему, что она больше не позволит обращаться с ней, как с ребенком, которому говорят, что хорошо, а что плохо.

Мэри повернулась и поставила чашки в раковину, сердито хмурясь в ответ своим мыслям.

Мэри наклонилась и коснулась губами лобика Дэви.

— Он кажется горячим. Калана покачала головой.

— С ним все в порядке. Он хорошо поел за обедом и заснул прямо в ванной. Наигрался на свежем воздухе. — Она подняла голову и взглянула на Мэри. — Ты чем-то встревожена?

— Плохо выгляжу?

— Нет, просто не так, как обычно. Выбирая это платье, я не думала, что ты будешь так в нем смотреться. Ты не… — Калана задумалась.

— Не выгляжу милой и наивной девочкой?

— Нуда…

— Вот и замечательно. — Мэри поцеловала Калану в щеку. — Спасибо за платье, у тебя прекрасный вкус. Постараюсь вернуться пораньше. Присмотри за Дэви, ладно9

— С ним все в порядке, — повторила Калана. — А у тебя, похоже, появляются навязчивые идеи.

— Скажи об этом Джейку. Он, наверное, с тобой согласится. Он всегда говорит, что я слегка неуравновешена. — Мэри повернулась и взяла со стула у двери свою малиновую накидку из парчи — Давай покажем ему, что он не прав.

Калана нахмурилась.

— Джейк вовсе не думает, что ты ненормальная…

— Именно так он и думает. Доброй ночи, Калана.

Мэри закрыла дверь и, спускаясь по лестнице, почувствовала, как ее ладони становятся влажными от волнения.

Джейк ждал Мэри в холле, необыкновенно элегантный в своем смокинге. Когда он увидел, как она спускается по лестнице, его глаза расширились.

— Ты… ты не надела белое платье.

— Я решила, что лучше надену это. Ты возражаешь?

Джейк осмотрел платье, которое весьма соблазнительно подчеркивало все изгибы ее фигуры.

— Не похоже, чтобы ты выбирала это сама.

— Платье купила Калана. Она сама не любит яркое, но ей понравился этот цвет. Сначала я решила, что это не для меня, а потом передумала. — Мэри сбросила накидку ему на руки. — Любому время от времени нужна смена облика.

— Да, ты определенно преуспела в этом… Боже!

Мэри повернулась спиной, чтобы продемонстрировать вырез, который был на добрых два дюйма ниже талии.

Джейк быстро набросил накидку ей на плечи.

— Если хочешь избежать всеобщего внимания, ты должна сменить платье, — сказал он угрюмо. — К тебе будет клеиться каждый ловелас.

— Правда? — Мэри застегнула накидку у горла. — Ты полагаешь, они предложат мне руку, на которую можно опереться?

Джейк пристально посмотрел на нее.

— Ты пришла только из-за этого? Злишься на меня и хочешь увидеть, как я покраснею?

— Я только хотела сказать, что ношу то, что мне нравится. — Мэри твердо встретила его взгляд. — Не может все и всегда быть по-твоему, Джейк.

— И поэтому ты выбрала платье, которое сведет меня с ума. — Джейк сжал губы. — Разве ты не знаешь, что мне трудно просто смотреть на тебя даже в бесполом лыжном костюме? Как ты думаешь, что случится со мной от такого наряда?

Мэри отвернулась.

— У тебя свои проблемы, у меня свои. — Она направилась к двери. — Мы идем? Я хочу покончить с этим как можно быстрее.

— Я тоже. — Джейк открыл перед ней дверь — Это было ошибкой, Мэри.

— Я пыталась тебе это объяснить, но ты не хотел слушать.

— Похоже, теперь я буду тебя во всем слушаться.

Люди. Много людей — шумных, уверенных в себе.

Мэри стояла в роскошном холле казино и пыталась дышать глубоко и ровно.

В огромном помещении теснились женщины в вечерних платьях и мужчины в смокингах.

Оживленные голоса… Дым. Громкая музыка из примыкающего к залу бара…

— Мэри!

Она повернулась к Джейку и сбросила накидку.

— Где он?

— Мы договорились встретиться в холле — Джейк взглянул ей в лицо. — Все в порядке?

— Нет. — Мэри никак не могла перевести дыхание. — Но можешь об этом не беспокоиться.

— Не могу, — тихо сказал Джейк, беря ее за локоть. — Но это нужно сделать. Пойдем. — Он отдал накидку портье и повел Мэри через толпу к бару. — Спокойно, милая.

Спокойно? Мэри не хватало воздуха. Она задыхалась. Ее голова кружилась от звуков, смеха и разговоров.

В баре было еще хуже. Все до отказа было заполнено людьми. Дым, шум, музыка. Слишком много шума.

— Это мистер Данолд, Мэри.

Джейк остановился перед седеющим человеком в темно-синем деловом костюме. Она отсутствующе заметила, что у него загорелая кожа и красивые карие глаза.

Мэри услышала, как сама отвечает соответствующей случаю вежливой фразой, потом они прошли в другой конец зала и устроились на обитом кожей угловом диванчике.

Джейк и Данолд разговаривали.

Мэри сидела с застывшей на губах улыбкой.

Рев музыки… Звон посуды… Смех… Оглушающий шум…

Данолд что-то спросил у Мэри. Она поняла, что не слышит его, и ее охватила паника.

Внезапно весь шум куда-то исчез. Мэри не слышала ничего!

Джейк что-то ответил, а потом Данолд встал, говоря что-то еще. Мэри видела, как двигались его губы, но не могла понять ни слова.

Она улыбнулась и пробормотала что-то вежливое.

Данолд ушел.

Джейк наклонился к ней, что-то настойчиво говоря.

Мэри не слышала его!

Она не слышала ничего, кроме гулкого биения своего сердца.

Мэри вскочила и побежала через бар. Люди удивленно смотрели на нее, когда она проталкивалась к выходу.

Она больше не слышала музыки.

Она не слышала голосов.

Она не слышала ничего, и тишина ужасала ее больше, чем шум.

Мэри выскочила на улицу. Швейцар поднес к губам свисток, вызывая такси.

Она не слышала этого.

Она бежала, и слезы текли по ее щекам.

Свет фар осветил заледеневшую улицу, ослепляя Мэри. Яркий свет отразился от покрытого снегом тротуара.

Чья-то рука схватила ее за плечо. Мэри попыталась сопротивляться.

Джейк. Это был Джейк.

Он держал ее, говорил с ней, прижав губы к ее виску.

— …Напугала меня до смерти. Мэри слышала его!

Она вздохнула с облегчением, поняла, что у нее больше нет сил, и буквально повисла на Джейке, крепко его обнимая.

— Все в порядке, Мэри. — Джейк тщетно пытался ее успокоить. — Все хорошо.

— Ни черта у меня не в порядке, — прошептала Мэри. — Что сказал мистер Данолд?

— Ты была великолепна. — Джейк вытирал платком ее мокрую щеку. — Данолд наговорил тебе кучу комплиментов.

Она судорожно рассмеялась.

— Я думала, что оглохла. Я ничего не слышала.

— Истерия.

— Но я не истеричка.

— Ты просто испугалась, — мягко сказал Джейк. — Спряталась от всего, чего не хотела слышать… У меня чуть не случился сердечный приступ.

— Это пошло бы тебе на пользу. — Мэри взяла платок и сама вытерла лицо. — Ты не должен пытаться лечить чужие фобии, не будучи готовым к неожиданным результатам.

— Нет, должен! Я не мог позволить тебе оставаться такой.

— А ты не мог придумать менее болезненный способ? Скажем, отвести меня в местный «Макдоналдс» в три часа утра?

— Не думаю, что у тебя все настолько плохо, — покачал головой Джейк. — Когда ты ходила за «Принцессой Бургундии», на улицах было намного больше людей, чем сегодня в казино.

Мэри с удивлением поняла, что Джейк прав. Ее ощущения тогда были неприятными, но она не испытывала ничего похожего на только что пережитое потрясение. Очевидно, ее психика нашла столь неожиданный способ защиты.

— Боже мой, я действительно чуть не стала параноиком!

Джейк снял смокинг и набросил на ее обнаженные плечи.

— Единственное, что тебе сейчас угрожает, это переохлаждение. Пойдем, я отвезу тебя домой.

— Нет.

Он остановился и перестал застегивать пуговицы смокинга.

— Нет?

— Я хочу вернуться в казино. — Увидев на его лице потрясение, Мэри попыталась улыбнуться. — На самом деле мне не очень хочется туда идти. Но я должна.

И она направилась обратно через улицу к казино.

Джейк догнал ее.

— Не делай этого, Мэри. Если не для себя, подумай хотя бы обо мне. Не уверен, что я готов к этому.

— Ты? Это я дрожу от страха. Я думала, что сойду с ума в этом зале. Но я не собираюсь сдаваться. — Она остановилась возле казино, расстегнула смокинг и отдала его обратно Джейку. — Лучше тебе его надеть. Я слышала, это престижное место. Не думаю, что тебя пустят внутрь без пиджака или галстука.

— Меня пустят. Правила здесь устанавливаю я.

— Я это заметила. — Мэри с усилием улыбнулась. — Но не для меня.

— Я должен был понять это раньше. — Джейк улыбнулся и протянул ей руку. — Возьмешь меня за руку? Мне хочется хоть как-то поддержать тебя.

Мэри вложила свою ледяную руку в его и, ощутив надежную поддержку, почувствовала уверенность в своих силах.

— Готова? — спросил Джейк.

Мэри кивнула и двинулась к прозрачной двери, которую открыл перед ними швейцар.

Шум… Люди… Музыка…

Ужас сдавил ей горло, а сердце забилось в два раза быстрее.

Джейк сжал ее руку.

— Может, сбежим?

Мэри поняла, что смеется, и ее напряжение сразу же спало.

— Ни за что. Мы идем в бар.

— Ты уверена?.. Пяти минут хватит?

— Пятнадцать. — Мэри решительно направилась к бару.

— Если ты настаиваешь. Но я все равно буду как на иголках. Кстати, об иголках. Я никогда не рассказывал тебе, как попал в плен к племени зулусов и они бросили меня в муравейник?

— К зулусам? — Ее глаза расширились. — Когда это было?

— Мне было девятнадцать. — Джейк усадил ее за столик. — Я был наемником. Случайно оторвался от своего подразделения и наткнулся на это дикое племя. Им совсем не понравилось, что я гуляю по их охотничьим угодьям, поэтому они потащили меня к муравейнику. Это их ритуальный способ избавления от…

Мэри обнаружила, что наклонилась к Джейку, стараясь не пропустить ни звука. Даже если он на ходу сочинил эту историю, это было как раз то, что было нужно ей в данную минуту.

— И поэтому они намазали меня медом… — Джейк взглянул на часы. — Время вышло. — Он взял Мэри за руку. — Пойдем.

— Ты не можешь остановиться на этом, — запротестовала она, когда он почти тянул ее через холл. — Итак, ты был привязан к колышкам, окружен зулусами, и тебя намазали медом. Как же ты выбрался оттуда?

— А я и не выбрался. — Джейк забрал у портье накидку Мэри и накинул ей на плечи. — Не будь глупой. Никто не может найти выход из такой ситуации.

— Тогда как же… Ты все наврал!

— Я просто упражнялся в своем таланте рассказчика. Почувствуй разницу. — Ведя ее на улицу, Джейк ухмыльнулся. — Должен же я был что-то делать все то время, которое ты решила провести в баре.

Мэри начала неудержимо смеяться.

— Джейк, ты невозможен.

— Не невозможен, а исключителен.

Джейк подошел к «Мерседесу» и открыл ей дверцу.

— В субботу я поведу тебя в цирк, а если будешь себя хорошо вести, расскажу тебе о том, как за мной охотился КГБ, когда я пытался вывезти чертеж секретной радарной установки из России.

Мэри села в машину.

— Еще одна «правдивая история»?

— Я был в России шесть месяцев. — Он улыбнулся, поддразнивая ее. — Предоставляю тебе делать умозаключения самой. — Он захлопнул дверь, обошел машину и сел за руль.

Дверь гаража автоматически открылась, и Джейк въехал в ворота. Он выключил зажигание и потянулся, чтобы открыть дверцу перед Мэри.

— Подожди. — Мэри коснулась его руки. Джейк повернулся к ней.

— Что-нибудь не так?

— Нет. — Она запнулась. — Я просто хотела поблагодарить тебя.

Джейк покачал головой.

— Я только все испортил. Я чуть не заставил тебя…

— У тебя хорошо получилось. — Мэри улыбнулась. — И ты был прав: чем дольше я ждала бы, тем тяжелее это было бы. — Она состроила гримасу. — Хотя не могу представить, что могло быть еще хуже.

— Согласен. — Он сжал руль. — Я чуть не свихнулся, когда понял, что сделал с тобой.

— Но потом ты взял меня за руку, развеселил и рассказал эту безумную историю. — Ее улыбка стала шире. — Я благодарна тебе за все это. Я просто хотела, чтобы ты знал. — Мэри открыла дверцу машины и вышла. — Я в долгу перед тобой, Джейк.

Он тоже вышел из машины и подошел к ней.

— Так заплати мне. Я не гордый. — Джейк остановился перед Мэри. — Подойдет любой знак внимания. «Принцесса Бургундии», твой первенец. — Он сделал паузу. — Ночь в моей постели.

Воздух между ними вдруг сгустился от напряжения. Лицо Джейка стало совершенно серьезным, он протянул руку и расстегнул ее накидку.

— Это чертово платье будет сниться мне всю ночь. Ты же хотела этого, правда?

— Я была обижена на тебя, — тихо призналась Мэри, с трудом переводя дыхание. — Но это было так мелочно с моей стороны…

— Нет. — Джейк сбросил с ее плеч накидку. Она упала к ногам Мэри мерцающим малиновым озером. — Не мелочно, — сказал он глухо, — это было предлогом.

— Нет.

— Подумай сама. Ты ведь не из тех женщин, которым нравится дразнить мужчин. Ты слишком честна для этого. — Он придвинулся к ней еще ближе. — Просто подумай, милая.

Но Мэри не могла думать Джейк был слишком близко. Ее чувства совсем не угасли, а, напротив, были возбуждены наполненным переживаниями вечером.

— Я ни к чему тебя не обязываю. Просто приди ко мне, и я постараюсь доставить тебе удовольствие. — Джейк обнял Мэри, сомкнув руки на ее обнаженной спине.

Мэри вздрогнула, инстинктивно прижимаясь к нему.

Джейк губами касался нежной кожи у нее под подбородком, в то время как его руки продолжали путешествие вниз по ее спине.

— Ты такая чувственная… Я знаю, что тебе это необходимо. — Его руки скользнули вниз, под ткань платья. — И мне тоже. — Джейк прижал Мэри к себе, затем отпустил, чтобы тотчас же сжать снова. — Позволь мне любить тебя. Вспомни, что ты ощущала, когда сидела у меня на коленях, позволяла мне обнимать тебя и…

Мэри сделала шаг назад, и Джейк опустил руки.

— Нет? — спокойно спросил он. Она судорожно засмеялась.

— Боже, ты неисправим, Джейк! — Мэри скептически покачала головой. — Никаких обязательств?

Он кивнул.

— Абсолютно никаких. — Джейк слегка подтолкнул ее к двери, ведущей в холл. — Если не считать того, что ты только что хотела отблагодарить меня…

— Ты совершенно невозмо…

— Остановись.

— Зачем?

— Потому что я не могу устоять… — Джейк опустился на колени и прижался губами к ложбинке на ее спине, чуть выше выреза платья. — Мне нравится эта впадинка. Весь вечер мне хотелось поцеловать ее.

Мэри резко вдохнула, все ее тело наполнилось странным томлением. Джейк встал, поглаживая ладонью место, которое только что ласкали его губы.

— Мы быстро продвигаемся вперед. Подумай об этом, Мэри. Я верю, что ты придешь к удивительным выводам.

Он открыл дверь и пропустил ее перед собой в холл.

— Моя дверь будет открыта, и ты найдешь радушный прием, если решишь…

— Мэри!

Она подняла глаза и увидела на лестнице Калану.

— Быстрее! Дэви…

Глава 7

— Что с Дэви? — «Мэри бежала вверх по лестнице, краем глаза заметив, что Джейк спешит за ней. — Он болен. Я знала, что он болен. Я должна была остаться дома.

— Это моя вина, — бормотала Калана. — Я должна была измерить температуру, но он выглядел абсолютно нормально….

— Ты вызвала врача? — спросил Джейк. Калана кивнула.

— Примерно через час после того, как вы ушли, Дэви с плачем проснулся, у него был жар. Врач сейчас у него.

— Почему ты не позвонила мне в казино? — бросила Мэри через плечо.

— Я не подумала об этом. Я так беспокоилась… Я забыла, что он не мой. — Калана бежала за ней. — Просто обнимала его и качала на руках, пока не приехал врач.

— Ты должна была позвонить мне, — резко сказала Мэри. — Он мой. Я имею право быть с ним. Это мой ребенок!

Калана выглядела так, как будто ее ударили. Она побледнела.

— Я знаю.

— Прости, Калана. — Мэри сокрушенно покачала головой. — Я не хотела…

— Она очень расстроена, Калана, — вмешался Джейк. — Ты должна была нам позвонить.

Калана кивнула.

— Знаю, что должна была. Но я так испугалась, что совсем потеряла голову. Врач не уверен, но он предположил, что это может быть воспаление легких.

— Боже мой! — воскликнула Мэри, открывая дверь и спеша в детскую.

Это был всего лишь грипп — весьма серьезно для такого маленького ребенка, как Дэви, но недостаточно опасно для того, чтобы везти его в больницу. К следующей ночи температура спала и была только чуть-чуть выше нормы, а уже через сорок восемь часов мальчик был почти здоров, только еще довольно слаб.

— Иди спать, — велел Джейк, входя в детскую в полчетвертого утра и видя, что Мэри все еще сидит в кресле-качалке с ребенком на руках. — Он уже почти здоров, а ты заболеешь, если не отдохнешь хоть немного. За последние трое суток ты спала всего несколько часов.

— Калана тоже. — Мэри откинулась на спинку кресла. — Дэви только что заснул, но спит урывками. Он еще плохо себя чувствует, и я не хочу будить его.

Джейк постоял несколько секунд, глядя на Мэри с ребенком, и внезапно шагнул вперед.

— Дай его мне.

Мэри удивленно посмотрела на него.

— Но ты…

— Он все-таки и мой сын тоже. — Джейк взял у нее Дэви, удерживая малыша на сгибе руки и протягивая другую руку Мэри, чтобы помочь ей подняться. — Теперь моя очередь.

Она посмотрела на Джейка с некоторым сомнением. Только что вернувшись из казино, он был безупречно элегантен в своем черном смокинге. Ничто не могло выглядеть несовместимее, чем Джейк, держащий Дэви на руках.

— Ты уверен, что справишься?

— Да, я специалист в этом деле. — Он начал потихоньку покачиваться. — Однажды я помогал ухаживать за младенцем, когда был в Кении. Она насмешливо улыбнулась.

— У одного из зулусов, которые привязали тебя к муравейнику?

— Нет, у бедной глупой девчонки, которую обрюхатил один солдат из моего подразделения. Она была без ума от него и ушла за ним из своей деревни.

— И что было дальше?

— Он оставил ее и ребенка и уехал в Никарагуа. — Джейк поплотнее закутал Дэви в одеяло. — Никого не волнует, если случайные дети умирают от голода.

Мэри пристально вгляделась в его лицо.

— Но тебя почему-то волновало. Джейк пожал плечами.

— Я почти ничего не мог для них сделать. Я был совсем беден в те дни, но сумел раздобыть для нее немного денег, чтобы она вернулась домой, а потом отправилась с ребенком к миссионерам. — Он нахмурился. — Почему ты еще здесь? Иди спать.

Мэри замерла, все еще неуверенно глядя на него. Потом она повернулась и вышла из комнаты.

Вопреки своей усталости, Мэри вскоре проснулась и лежала на кровати еще минут двадцать, прежде чем отказалась от попыток снова уснуть. Тогда она сбросила покрывало и направилась в душ.

Через сорок пять минут Мэри тихонько открьша дверь в детскую.

Джейк тихо сидел в кресле-качалке. Он снял смокинг и закатал рукава белой рубашки. Дэви спал, а Джейк смотрел на него.

Увидев выражение его лица, Мэри резко вздохнула.

Нежность. Страстная нежность и осознание того, что это хрупкое чудо в его руках принадлежит ему, — все это отражалось на лице Джейка, когда он смотрел на Дэви.

Должно быть, Мэри пошевелилась, потому что Джейк поднял голову и посмотрел на нее.

— Не думала, что ты любишь маленьких детей.

— Я боялся, — ответил он просто. — Ты все время говорила, что заберешь его у меня. У меня никогда не было кого-то своего…. Я понял, как больно будет снова потерять тебя. Не знаю, смогу ли я вынести это еще раз.

Мэри почувствовала, как ее глаза наполняются слезами, и сильнее сжала ручку двери. Джейк улыбнулся — светло и немного грустно.

— В этот раз, признаюсь, мне не повезло. Я попался на крючок, всего лишь подержав малыша на руках.

— Он был в хорошей компании, — тихо сказала Мэри. — Теперь я возьму его.

— Ты недолго спала.

— Достаточно. — Она подошла к креслу. — По-моему, нам стоит отучить Дэви от того, что его укачивают, иначе мы никогда не будем высыпаться.

— Завтра. — Джейк неохотно отдал ей Дэви. — Он ведь был болен.

— Завтра, — согласилась Мэри. Джейк встал.

— Я вернусь попозже.

Она кивнула, наблюдая, как Джейк идет к двери, и нерешительно окликнула его.

— Джейк!

Он обернулся.

— Нам следует кое-что изменить. Дэви нужен отец.

— Ты чертовски права. И еще ему нужна мать. У тебя есть что предложить?

Джейк не стал ждать ответа и вышел из детской, тихо прикрыв за собой дверь.

Калана пришла в детскую через час. Джинсы и свободная майка с портретом Бон Джови, которые она носила, подчеркивали хрупкость ее фигуры, как озабоченно заметила Мэри.

— Ты похудела с тех пор, как заболел Дэви. Ты совсем не ела?

— Конечно, ела. — Калана отвела глаза. — Я потеряла всего несколько фунтов. Как он?

— Становится еще более избалованным. — Мэри состроила гримасу. — Ведь мы позволяем ему все, что он хочет.

— Хорошо. — Лицо Каланы осветила улыбка. — Не могу видеть, когда он плачет. — Она спросила, запнувшись: — Можно мне подержать его?

— Конечно. — Мэри передала ей ребенка и встала. — Я хотела бы извиниться за резкость тогда, в первый вечер. Я была растеряна.

— Знаю. — Калана укачивала ребенка. — Плохо, когда малыши болеют. Они так беспомощны. — Она посмотрела на Мэри поверх головы Дэви. — Я думаю, мне пора уходить из вашего дома.

— Почему? — спросила Мэри встревоженно. — Я же сказала, что не хотела…

— Ты ни в чем не виновата. Я просто слишком привязалась к нему. Это опасно — так привязываться к чужому ребенку.

— Опасно? Это очень драматичное слово.

— Возможно. — Калана опустила глаза. — Но я вижу опасность и не хочу, чтобы мне снова было больно. Ты должна понять. Ты ведь тоже боишься, что тебе причинят боль, и тоже убегаешь.

Мэри удивленно посмотрела на нее.

— Я ничего не боюсь.

— Нет, боишься. — Калана покачала головой. — Не знаю почему, но ты, похоже, боишься Джейка. Мне это кажется очень странным, потому что он так хорошо к тебе относится. В мире столько потерь, что, по-моему, ты должна быть счастлива и вовсе не бояться его. — Она прижалась губами к нежному лобику ребенка. — Возьму-ка я его с собой на кухню, пока буду готовить завтрак. Может, перемена места улучшит его аппетит. Ладно?

— Конечно. — Мэри наблюдала, как девушка несет Дэви через комнату к двери. — Калана!

Калана оглянулась через плечо.

— Не покидай нас. Бежать — это не выход. Возможно, нам обеим надо решать свои проблемы, а не убегать от них. — Мэри тепло улыбнулась. — У меня не так много друзей, чтобы я могла позволить себе так просто отпустить тебя.

— Ты считаешь меня другом?

— Конечно. — Мэри удивленно смотрела на нее. — Разве ты не думаешь обо мне как о друге?

— Я боялась… — Калана остановилась и пожала плечами. — Видишь, какая я трусиха? Дружба тоже может быть опасной. — Она робко улыбнулась. — Но я попытаюсь, Мэри.

— Я тоже. Ты остаешься? Калана замерла.

— Ты уверена?

— Абсолютно уверена.

Калана нерешительно улыбнулась.

— Тогда я останусь на какое-то время. Мэри твердо поправила ее:

— Надолго.

— Не стоит строить планы на будущее. Безопаснее жить сегодняшним днем.

Мэри задумчиво нахмурилась, глядя, как за Каланой закрылась дверь.

Джейк часто говорил, что Мэри убегает от него, но она возмущенно отвергала это предположение. Сейчас Калана высказала ту же мысль.

Мэри никогда не считала, что ей не хватает смелости. Но разве желание убежать — не признак трусости?

Калана права: Джейк очень добр к Мэри. Нет, не просто добр — удивительно добр. Он забрал их с Дэви из Саид-Абабы, настойчиво добивался того, чтобы она получила новое гражданство, тратя свои деньги и время. Он даже постарался вылечить ее от этой проклятой фобии.

Мэри с потрясением поняла, что воспринимала его заботу как должное.

Джейк никоим образом не был повинен в ее заключении. Даже в том, что Мэри забеременела, не было его злого умысла. Он действительно ничего не был ей должен, а она эгоистично принимала все то, что он давал ей, ничего не предлагая взамен.

Мэри покачала головой, испытывая отвращение к самой себе, и медленно поднялась. Боже мой, неужели она действительно верила в то, что, раз на ее долю пришлись такие страдания, каждый обязан пытаться облегчить ее жизнь?

После того как Дэви окончательно выздоровел, у Мэри оказалось много серьезных тем для размышлений.

— Я хотела бы увидеть мистера Дарси. — Мэри пыталась успокоить свое дыхание, не обращая внимания на толпу вокруг, а глядя только на человека в смокинге у двери. Это был худой, подвижный мужчина с холодными глазами и неулыбчивым ртом. Она смутно вспомнила, что видела его той ночью, когда была в казино. — Я миссис Дарси.

Он выпрямился.

— Добрый вечер, миссис Дарси. Я Билл Кеннер. Джейк в своем офисе. Я позову кого-нибудь, чтобы вас проводили.

— Просто скажите, куда идти.

Кеннер растерялся. «Вряд ли стоит винить его, — подумала она горько. — Все видевшие меня в казино должны были подумать, что я совсем свихнулась». Мэри улыбнулась.

— Со мной правда все в порядке.

Он кивнул на несколько лифтов с зеркальными дверцами.

— Третий этаж. Я позвоню и скажу… Он замолчал, бросив взгляд через холл.

— Бруно!

Бруно остановился и повернул к ним. Кеннер, кажется, облегченно вздохнул.

— Ты проводишь миссис Дарси к Джейку?

— Конечно. Привет, Мэри. Как малыш? — поинтересовался Бруно, беря ее под локоть. — Джейк не говорил мне, что ты придешь.

— Он не знал о моих планах. — Мэри позволила отвести себя через холл к лифтам. Неожиданное вмешательство Бруно очень порадовало ее, но еще больше она была рада видеть, как закрываются двери лифта и отделяют ее от толпы. — Это в некотором роде сюрприз… Хотя не думаю, что мистер Кеннер поверил, что Джейк это оценит. Похоже, он считает, что я чокнутая.

— Билл — хороший парень. Он просто знает, что Джейк ему голову оторвет, если с тобой что-то случится. Он видел лицо Джейка, когда тот догонял тебя в ту ночь. — Бруно бросил на нее внимательный взгляд и заметил: — Ты выглядишь немного нервной. У тебя все в порядке?

— Лучше, чем в прошлый раз. — Она вцепилась в свою сумочку. — Но еще не совсем хорошо.

— В следующий раз будет еще лучше. — Бруно улыбнулся с неожиданной теплотой. — Готов поспорить.

Двери открылись, и Бруно провел Мэри по длинному коридору. — Собираюсь заехать к вам в воскресенье. Джейк хотел научить меня кататься на лыжах. — Он состроил смешную гримасу. — Я-то надеялся, что он забудет об этом, но Джейк ничего не забывает. — Бруно постучался, а затем открыл дверь. — К тебе гости, Джейк.

Джейк взглянул на них из-за массивного стола на другом конце огромного кабинета и удивленно замер.

— Мэри?

— Увидимся в воскресенье, — сказал Бруно, мягко подталкивая Мэри в кабинет и закрывая за собой дверь.

— Привет. — Мэри глубоко вздохнула и двинулась через кабинет к столу. — Здесь красиво. Тут мне нравится больше, чем в самом казино.

Джейк встал и подошел к Мэри.

— И, кажется, я знаю почему. Здесь нет людей. Какого черта ты не сказала мне, что придешь?

— Я хотела все сделать сама. Вроде корабля, который первый раз спускают на воду. — Она улыбнулась. — Но еще минуту назад я боялась, что могу позорно сбежать.

— Ты должна была мне позвонить. Что, если бы ты запаниковала и выбежала на улицу, как в прошлый раз? Ты ненормальная.

— Мистер Кеннер разделяет твое мнение полностью. — Мэри подошла прямо к нему. — Я должна была прийти сама, без твоей помощи.

— Хорошо, ты это сделала, — признал Джейк и добавил угрюмо: — Хотя будь я проклят, если отпущу тебя домой одну.

— Я еще долго не намерена возвращаться домой. Мне здесь нравится. — Мэри оглядела просторный кабинет: алые портьеры на большом окне, стулья цвета беж и слоновой кости. — Это немного напоминает наше шале.

— Обстановкой занимался тот же дизайнер. — Джейк перевел взгляд на Мэри. — Сегодня ты не в красном.

— Ты говорил, что тебе больше нравятся белые кружева.

— А тебе?

Мэри заставила себя ответить на его взгляд.

— Мне тоже. Красное платье было бравадой а это — я. Я пытаюсь быть честной с тобой… и с самой собою.

Она видела, как напряглись его мышцы под тканью смокинга.

— И что дальше?

— Это ванная? — Она кивнула на дверь налево. — Да.

Мэри решительно направилась к двери.

— Закрой дверь, Джейк. — Она зашла в ванную и прислонилась к стене. Сердце билось сильнее, чем когда она стояла среди множества людей в фойе. Мэри подошла к раковине и плеснула себе в лицо холодной водой.

Через пять минут она открыла дверь и вышла обратно в кабинет. На ней была только белая кружевная комбинация, едва прикрывавшая бедра.

Джейк стоял у двери в холл, он вздрогнул как от удара.

— Что это значит?

— Обольщение. — Ее голос немного дрожал. — Я полагаю. Хотя и не уверена, что являюсь специалистом в этой области. — Мэри подошла к Джейку, легко ступая босыми ногами по пушистому ковру. — Ты это делаешь намного лучше. И сейчас я готова признать твое превосходство и сдаться на милость победителя.

— Здесь? Она кивнула.

— Я боялась, что если все будет правильно и постепенно, то у меня сдадуг нервы.

— Этого не произойдет. — Он снял пиджак и швырнул его на пол, туда же незамедлительно последовал галстук. Джейк подошел к столу и вызвал по телефону секретаря. — Отвечай на все звонки. Пусть меня не беспокоят.

Мэри смущенно засмеялась.

— Они не догадаются, что мы делаем?

— Если у них есть хоть немного мозгов, обязательно догадаются. — Джейк с явным удовольствием смотрел на Мэри, расстегивая свою рубашку. — Ты не хочешь, чтобы они знали?

Ее югляд не отрывался от его мускулистого тела, постепенно освобождающегося от одежды.

— Не уверена…

— А я не против. Мне нравится мысль о том, что люди догадываются… — Джейк стал раздеваться быстрее. — Часть примитивного «я», полагаю. Желание обладать. — Он был уже полностью обнажен и подошел к ней. — Нет, не желание, а навязчивая идея.

Мэри забыла, какое впечатление производит на нее ничем не скрываемая мужественная красота его тела. Она не могла отвести взгляд от его сильных бедер и широкой груди, от его восставшей плоти. Теперь Джейк был всего в нескольких дюймах от нее, и она чувствовала жар его тела, видела его возбуждение, слышала участившееся дыхание. Он не касался ее, но она чувствовала себя так же, как тогда, много лет назад, в лифте. Мэри казалось, что она горит в огне.

Джейк протянул руку и медленно стянул с ее плеч тонкие бретельки.

Мэри вздрогнула от его обжигающего прикосновения. Джейк, опустив голову, смотрел на ее груди, слегка прикрытые шелковой тканью, и улыбался. Его улыбка была столь чувственной, что у Мэри перехватило дыхание.

— Прелестно. Откуда это у тебя? — Что?

— Комбинация. Она мне нравится. — Джейк сдвинул тонкую ткань еще на дюйм.

— Не помню. — Мэри в сладостном тумане подумала, что сейчас вряд ли сможет вспомнить даже собственное имя. — Может, это Калана купила… — Она замолчала и резко втянула воздух, когда Джейк потянул комбинацию вниз, обнажая ее груди.

Он закрыл глаза.

— Думаю, тебе стоит вспомнить. Уверен, мы скупим у них все и сделаем им бизнес. — Джейк взял ее руку и положил себе на грудь. Мэри почувствовала, как быстро и сильно бьется его сердце. — Ведь тебе скоро понадобится новая.

— Правда?

Джейк кивнул и открыл глаза, чтобы взглянуть на Мэри. Хитро прищурившись, он сжал тонкий лиф комбинации.

— Очень скоро, — сказал Джейк, одним резким движением разрывая комбинацию. — Видишь? Как жаль! Но все идет так, как мы хотим. — Он отбросил комбинацию в сторону и внезапно с силой прижал Мэри к себе. — Ведь это то, чего мы оба хотим, милая?

Внезапность этого действия одновременно потрясла и подстегнула Мэри; она поняла, как сильно жаждет того, о чем говорил Джейк.

— Да, — прошептала она.

— Обними меня, — пробормотал Джейк.

Он легко поднял ее на руки, ни на секунду не разрывая тесного контакта их тел.

Мэри беспомощно вцепилась в него.

— Джейк!

Джейк не слышал ее; она сомневалась, что он вообще мог услышать что бы то ни было, когда опускал ее на ковер. Мэри чувствовала, как бьется его сердце, и, когда он вошел в нее, на его лице отразилось удовольствие, граничащее с болью.

Джейк отчаянно бросался вперед, шепча нежные слова, почти неразличимые из-за его прерывистого дыхания. Мэри тоже начала двигаться, и мягкий ворс ковра еще сильнее разжег ее страсть.

Внезапно Джейк замер, позволяя Мэри почувствовать огненную пульсацию внутри ее тела. Он откинул голову, так что на его шее проступили напряженные сухожилия, и простонал сквозь сжатые зубы:

— Как хорошо! Убийственно хорошо…

Да, именно убийственно, подумала Мэри, с изумлением понимая, как сильно было сексуальное напряжение, возникшее между ними за последние месяцы, напряжение, которое они безуспешно пытались сдерживать.

Джейк посмотрел на нее сверху. С его губ снова сорвался стон:

— Слишком долго…

И он снова начал двигаться с отчаянной силой.

Голова Мэри металась по ковру, когда она выгибалась навстречу ему, пытаясь слиться с ним воедино. Мэри слышала собственные стоны. Она впивалась ногтями в плечи Джейка, когда он поднимал ее, прижимая к себе.

— Сейчас, любимая, — шептал он, двигаясь все быстрее и резче, — сейчас…

Когда их обоих потряс окончательный взрыв, Мэри закричала, и Джейк прижал ее к себе.

Она не могла перевести дыхание; она была слишком потрясена для того, чтобы видеть или слышать. Мэри прижималась к Джейку, пытаясь продлить счастливое мгновение.

Он стиснул ее так сильно, что она не могла вздохнуть.

— Джейк, пожалуйста.

Джейк поднял голову и посмотрел на нее, его грудь поднималась и опускалась от тяжелого дыхания.

— Я… прости. Я, кажется, никогда не смогу овладеть тобой медленно и спокойно.

— Я и не прошу тебя быть спокойным. — Мэри робко улыбнулась. — Но было бы здорово, если бы я могла дышать.

Джейк слегка разжал руки, но не выпустил ее.

— Почему?

— Потому что трудно остаться в живых, не дыша.

— Ты знаешь, что я имею в виду. — Он откатился в сторону и встал. — Оставайся здесь. — Он прошел в ванную и вскоре вернулся оттуда с большим белым полотенцем. — Сядь.

Мэри послушно села, и он обернул полотенце вокруг нее, завязав на груди. Полотенце лишь слегка прикрывало ее бедра.

— Это для того, чтобы я не остыла? — весело спросила она.

— Нет, это чтобы ты несколько минут передохнула. — Джейк посмотрел на ее бедра. — Это все, что я могу сейчас сделать. Если бы я знал, что ты придешь, нашел бы для тебя что-нибудь. — Он посмотрел ей в глаза. — Ты знаешь, что нельзя вер-нуться.назад, Мэри? После того, что с нами было…

— Я хочу многое изменить в наших отношениях.

— Почему?

Мэри твердо встретила его взгляд.

— Я поняла, что вела себя нечестно, — сказала она просто. — Ты был очень добр ко мне. Ты давал мне все, а я тебе — ничего.

— И это в некотором роде подарок?

— Нет. — Она улыбнулась. — Ну, хорошо, подарок, но определенно взаимный.

Джейк хитро улыбнулся.

— Если я тебя правильно понял, мне не стоит дожидаться от тебя признаний в вечной любви7 Это был секс, простой и чистый7

— Я не могу изменить свои чувства. Это и так большой шаг для меня. Сначала я не думала, что когда-нибудь смогу сделать даже это. Ты заставляешь меня чувствовать себя так… — Она беспомощно пожала плечами. — Это слишком сильно. Я не могу… объяснить.

— Потому что ты все еще испугана, что я попытаюсь удержать тебя силой? — Лицо Джейка исказилось. — Черт возьми, неужели ты не понимаешь, что, когда ты боишься меня, мне хочется сделать именно это? Я хочу, чтобы ты оставалась со мной, потому что и ты этого хочешь. Я пытался быть терпеливым, но когда ты убегаешь, я догоняю. Мне страшно от мысли, что ты ускользаешь от меня.

Мэри оглядела себя, едва прикрытую полотенцем.

— Не думаю, что это — ускользание.

— Это луч надежды. — Он печально смотрел на нее. — Но этого недостаточно.

— Сейчас я не могу дать больше, Джейк. Он кивнул.

— Знаю. — Он протянул руку и начал развязывать узел на полотенце. — Я возьму то, что могу получить, но не могу гарантировать, что не буду добиваться большего. Я безрассуден.

— Что ты имеешь в виду?

Полотенце упало на пол, и Джейк медленно склонился к Мэри.

— Я имею в виду, что есть много способов удержать тебя — некоторые из них ты не можешь и вообразить, милая.

Глава 8

— У тебя хорошо получается, Бруно. — Мэри весело блеснула глазами, подавая ему с подноса чашку с горячим шоколадом. — В твоих движениях была определенная сила и грация. .

— Каждый раз, когда я падал, — закончил Бруно со смешной гримасой. — Я провел больше времени лицом в снегу, чем Дэви. — Он отхлебнул глоток шоколада и посмотрел на пылающие в камине поленья. — Но, ты знаешь, к концу мне даже начало нравиться. Не думал, что так будет.

Мэри поставила поднос с чашкой для Джейка на кофейный столик.

— Лыжи — это здорово. — Она взяла собственную чашку и села в кресло напротив кушетки, на которой устроился Бруно. — Почему бы тебе не полюбить это занятие?

— Люблю, когда все под контролем. Я должен постоянно контролировать происходящее.

Мэри посмотрела на свой шоколад.

— Тогда тебе, должно быть, нелегко работать с Джейком.

— Иногда мы спорим. — Бруно пожал широкими плечами. — Но есть и свои преимущества. И они перевешивают отрицательные стороны.

— Например?

— До того, как я встретил Джейка, у меня никогда не было близкого друга, — просто сказал Бруно. — Я никогда не видел человека вернее его. Это очень много для меня значит. — Он посмотрел на Мэри. — Ты тоже поймешь, как это важно, как только перестанешь нервничать.

— Это видно?

— Ты напрягаешься всякий раз, когда Джейк проходит мимо. — Бруно снова уставился в огонь. — Сначала я думал, что это пройдет, но не проходит, не так ли? Дай ему шанс, Мэри.

— Дать ему шанс? — спросила Мэри недоумевающе. — Не понимаю, о чем ты. Это Джейк не дает мне шанса.

— Он слишком спешит и пытается управлять всем сам? — Бруно кивнул. — Джейк довольно часто демонстрирует свое превосходство в силе, но важно не это.

— Дэви принимает ванну. — Джейк вошел в комнату, и Мэри ощутила, как ее захлестывают его неистощимые сила и энергия, которые заставили ее неосознанно выпрямиться в кресле. — Хотя, думаю, Калана сейчас мокрее, чем он — Он взял свою чашку с горячим шоколадом и уселся на подлокотник кресла, в котором расположилась Мэри. — Я-то думал, что он устал от игр в снегу и будет немного поспокойнее.

— Ребенок наверняка устал, даже мне все эти прогулки на свежем воздухе нелегко даются, — сказал Бруно. — Я рад, что решил провести здесь ночь. Я бы, наверное, заснул, съезжая с горы на машине.

— Ты привыкнешь. — Джейк провел рукой по тяжелому водопаду волос жены и начал поглаживать ее сзади по шее. — Еще несколько уроков, и ты будешь готов к Олимпийским играм.

Мэри почувствовала, как напрягаются ее мускулы, и изо всех сил постаралась смотреть прямо перед собой. Прикосновения Джейка, хоть уже и привычные, были бесконечно чувственными. Он знал, что затылок — одно из самых чувствительных мест на ее теле, и он точно знал, как пробудить в ней желание. Последние четыре дня Джейк провел, осваивая ее тело — изучая ее реакции на каждое прикосновение, на каждый эротический стимул, пока не научился разжигать ее страсть одним лишь взглядом или легким прикосновением. После того дня, когда Мэри пришла к нему в казино, они не покидали шале и проводили большую часть времени в постели.

И сейчас от его прикосновения Мэри задрожала, а ее соски под шерстяным свитером заныли.

Бруно, видимо, догадался о происходящем между ними, допил горячий шоколад и поставил чашку с блюдцем на столик перед собой.

— Боюсь, что Олимпийские игры я все-таки пропущу. Пойду спасать Калану. Мы же не хотим, чтобы Дэви ее утопил.

— Скажи Калане, что обед будет через час, — сказала Мэри.

— Через полтора, — поправил Джейк. — Мне нужно время, чтобы отдохнуть. Учить Бруно стоять на лыжах — ужасная трата энергии. Думаю, с парапланом было бы легче.

— Параплан? Думаю, я ограничусь лыжами. Мне нужно время, чтобы восстановить силы.

Летом. — Джейк ласково поглаживал затылок Мэри большим пальцем.

Горячая дрожь пробежала по ее телу, и она резко поставила чашку и блюдце на стол.

— Альпы прекрасны летом. Такую возможность нельзя упустить.

— Посмотрим. — Бруно направился к двери. — Возможно, стоит попробовать. Или я все-таки тяжеловат для полетов?

Он вышел из комнаты, и мгновением позже они услышали его шаги на лестнице.

— Думаю, он сегодня повеселился, — сказала Мэри.

— На самом деле он любит новые ощущения, просто не хочет этого показывать. — Джейк поднял тяжелые пряди волос и лениво лизнул ее шею с кошачьей чувственностью. — Как и ты, милая.

— Я должна приготовить обед.

— Нет, не должна. Я сам. У нас еще масса времени. — Его рука двинулась вниз, лаская ее грудь. — Мы еще ни разу не делали этого перед огнем.

— Здесь? — Мэри посмотрела на него. — Но мы не можем. Бруно и Калана…

Джейк поставил чашку на столик, потом неторопливо стянул с Мэри свитер и отшвырнул его в сторону.

— Никто не придет. Бруно не дурак. Он догадается, чем мы занимаемся, и Калану сюда не пустит. Я так хочу тебя… — добавил он, расстегивая ее блузку. — Это все от свежего воздуха.

— Я… по-моему, свежий воздух не имеет к этому ни малейшего отношения.

— Возможно, ты права. Когда речь идет о тебе, я становлюсь просто сексуальным маньяком. В любое время. В любом месте.

Он поднял ее с кресла.

— Вот здесь, Мэри.

Он подвел ее к камину и прошептал:

— Тепло от камина снаружи, тепло внутри… Тебе понравится. — Он потянул ее вниз и опустился на колени. — Медленно и спокойно.

Мэри встретила взгляд Джейка и увидела, как языки пламени отражаются в его синих глазах.

Джейк специально создавал для их любви все условия, он дразнил ее, пока желание не становилось непереносимым. Как сейчас.

Мэри медленно легла на ковер перед огнем и посмотрела на Джейка. Он был удивительно красивым и желанным, когда его лицо озаряли отблески огня.

— Медленно и спокойно, — прошептала она.

— Ты ничего не говоришь, — легко сказал Джейк, застегивая ее блузку. — Я не доставил тебе в этот раз удовольствия?

— Ты знаешь, что доставил, — устало сказала Мэри, не глядя на него. — Можешь быть уверен на сто процентов. — Она отодвинулась от него и сама закончила застегивать блузку, а потом огляделась в поисках свитера.

— Я когда-нибудь говорил тебе, что мне ужасно нравится смотреть на твои ноги, обтянутые джинсами?

Она обернулась и увидела, как Джейк рассматривает ее.

— Прекрасный вид сзади, — заметил он. Мэри обвязала свитер вокруг талии.

— Перестань, Джейк.

— Я не собирался снова тебя раздевать. Теперь я могу подождать до ночи. — Он озорно улыбнулся. — Может быть.

— Джейк, я знаю, зачем ты все это делаешь. Он заправил рубашку в джинсы.

— Ты не глупа, милая. Я просто надеялся, что ты не сразу поймешь. — Он достал из кармана расческу. — У тебя волосы спутались. Подойди ко мне, я расчешу.

Мэри осталась на месте, глядя на него.

— Ты хочешь, чтобы я сам подошел? — Джейк встал и в три шага преодолел разделявшее их пространство. — Без проблем. Я всегда рад сделать первый шаг. — Он подхватил Мэри на руки и опустился в кресло, усадив ее к себе на колени.

— Я заметила. — Она сидела прямо, не двигаясь. Джейк начал расчесывать ее волосы. — И второй, и третий тоже.

— Ты имеешь в виду секс? — Он выбрал одну из прядей и стал изучать ее в свете камина. — Твои волосы немного выгорели на солнце. Мне нравится.

— Да, я имею в виду секс.

— Ты больше ничего не даешь мне, — сказал Джейк. — Это все, на что я могу рассчитывать. — Он отбросил в сторону волосы и поцеловал ее в шею. — Скажи, что любишь меня, и я обещаю, что не буду к тебе прикасаться по меньшей мере два часа.

Джейк, черт возьми, я…

— Видишь? Ты не принимаешь этого. Как же ты можешь ожидать, что я сдам единственное оружие, которое дает мне власть над тобой, если не даешь мне ничего взамен?

Мэри встала и повернулась к нему лицом.

— Это нечестно, Джейк.

Он откинулся в кресле и грустно посмотрел на нее.

— Скажи, что ты любишь меня, Мэри. Скажи, что хочешь провести всю свою жизнь со мной.

— Я не могу, Джейк. — Она сжала кулаки. — Не дави на меня, не принуждай. Ты принуждаешь меня. Ты делаешь то же, что делал со мной Паллал.

— Ни черта такого я не делаю!

— Нет, делаешь. Просто Паллал запугивал меня, а ты…

Джейк стиснул подлокотники кресла.

— Я вижу, как ты ускользаешь от меня, и это мой худший ночной кошмар. Да, черт возьми, я хочу сделать так, чтобы ты не могла жить без секса со мной. И буду продолжать этого добиваться. — Он сделал паузу. — Пока ты не перестанешь думать о том, чтобы покинуть меня.

Мэри отшатнулась от него.

— С завтрашнего дня это будет не так-то легко. Джейк напрягся, пристально вглядываясь в ее лицо.

— Почему?

— Я записалась на занятия в Сент-Морице. — Мэри подошла к камину, остановилась и уставилась на огонь. — Меня не будет целыми днями, а иногда и вечерами.

— Что за занятия?

— Ювелирный дизайн. Это то, чем я всегда хотела заниматься.

— Да, помню. — Джейк помолчал немного. — Умный ход, милая. Ты знаешь, что я не смогу препятствовать тебе в занятиях чем-то, чего ты была лишена все эти годы. — Он невесело рассмеялся. — Полагаю, я должен радоваться, что ты так сильно не хочешь видеть меня, что готова каждый день ездить в город, где множество людей. У всего есть обратная сторона, не гак ли?

— Я должна сама начать строить свою жизнь. Ты все понимал и делал сам, Джейк. — Ее голос внезапно стал настойчивым. — Моя жизнь была вне моей власти.

— Ты думаешь, я не знаю этого? Ты думаешь, я не хочу видеть тебя счастливой и довольной? Боже, ты не знаешь… — Он замолчал и поднялся на ноги. — Хорошо, я закажу машину, чтобы тебя отвозили в Сент-Мориц и обратно. Надеюсь, жить ты будешь в шале?

— Если ты все еще хочешь, чтобы я жила здесь.

— Да, хочу, — сказал Джейк, — хочу, чтобы ты оставалась в моем доме, в моей постели. Раз ты не хочешь поделиться со мной ничем другим. — Он резко поднялся — Пойду посмотрю, как там, и позабочусь об обеде.

Мэри смотрела ему вслед, и в ее глазах стояли слезы. Джейк был всем, о чем только могла мечтать любая женщина: нежный, страстный, заботливый. Если бы только он не был таким собственником, Мэри могла бы дать ему то, чего он хочет. Но он так же не мог изменить свой характер, как она — свой. Он всегда будет пытаться защищать ее и держать под контролем, а она будет пытаться избежать этого. Видимо, и Джейк понимал все это, но не мог перестать удерживать ее.

Да, Мэри поступала совершенно правильно, создавая между ними некоторую преграду.

Но осознание правильности ее решения не делало Мэри менее одинокой в эту минуту.

— Ты делаешь этот поворот с грациозностью беременного бегемота, — сказал Джейк, когда Бруно подошел к нему с лыжами на плече. — Становишься самоуверенным?

— Я просто не очень спешил спуститься по склону. — Бруно ухмыльнулся, снимая защитные очки. — Я решил, что вся прелесть не в умении, а в самом движении.

— Твое движение как-нибудь закончится в пропасти, если ты не освоишь некоторые умения. — Джейк снял лыжи. — Пойдем. На сегодня достаточно.

— Еще один раз. Я только начал. — Темные глаза Бруно сверкнули. — Можешь идти, если хочешь. Я в состоянии добраться до шале сам.

— Кажется, я породил монстра, — вздохнул Джейк. — Ну хорошо, еще один спуск. Я подожду. — Его губы изогнулись в усмешке. — Мне все равно больше нечем заняться.

Улыбка Бруно исчезла.

— Мэри на занятиях?

— Мэри всегда на занятиях, или играет с Дэви, или… — Он пожал плечами. — В общем, ты понимаешь.

— Это продолжается только три недели, Джейк. Ей скоро надоест.

— Я вовсе не хочу, чтобы ей надоело, — неожиданно резко сказал Джейк. — Пусть она занимается любимым делом. Я только хочу, чтобы она разделяла свое счастье со мной. Хочу, чтобы она говорила со мной об этом…. Бруно, я не хочу, чтобы она выталкивала меня из своей жизни.

— Джейк, Мэри действительно заботится о тебе. — Бруно нахмурился. — Может быть, ей только нужно хотя бы иногда побыть вдали от тебя.

— Я знаю, что я ей не безразличен. И знаю, что был дураком, пытаясь привязать ее к себе. Я, похоже, не могу принимать правильные решения, когда речь идет о ней. — Он нетерпеливо махнул рукой. — Давай, делай свой последний спуск. Я вернусь в шале, мне нужно позвонить.

— Срочно?

— Нет, не думаю. — Джейк задумчиво посмотрел на свои лыжи. — Пришло сообщение от Гассана, и мне нужно убедиться…

— Ты будешь звонить в Саид-Абабу? Джейк кивнул:

— Возможно, ничего серьезного, но никогда не помешает проверить.

Наблюдая, как Бруно разворачивается и готовится к спуску, Джейк все еще задумчиво хмурился.

— Я хочу, чтобы в течение нескольких дней ты не ездила в Сент-Мориц, — спокойно сказал Джейк, выйдя из ванной в обернутом вокруг бедер полотенце. — Я скажу водителю, что он нам пока не понадобится.

Мэри выпрямилась на стуле. — Что?

— Думаю, ты меня прекрасно слышала.

— Но почему?

— Не потому, что я хочу держать тебя в плену на этой горной вершине. То есть я, конечно, хотел бы… Но есть и другая причина. — Он снял полотенце и подошел к кровати. — Это только мера предосторожности.

— Какая мера предосторожности?

— Иди в кровать. — Он скользнул под одеяло. — И сними эту дурацкую ночную рубашку. Ты же знаешь, что она тебе не понадобится. Кровать — это единственное место, где между нами царит полное согласие.

Она встала и подошла к нему.

— Почему я не должна ездить в Сент-Мориц? У меня экзамены на этой неделе.

— Сдашь их позже.

Мэри присела на край кровати.

— Почему, Джейк?

— Паллал.

Она застыла, по ее спине пробежал холодок.

— Возможно, все это ерунда, но Гассан звонил мне вчера и сказал, что Паллал заказал билет на международный рейс.

— Сюда?

— Гассан не смог определить направление.

— Но ты думаешь…

— Я ничего не думаю. Я собираюсь быть осторожным. Я поставил охрану вокруг шале и не хочу, чтобы ты выходила отсюда, пока я не выясню, где Паллал приземлится.

Она легла и натянула на себя одеяло.

— Нет.

Он застыл рядом с ней.

— Нет?

— Я не позволю Паллалу снова сделать из меня пленницу, — жестко сказала она. — Знаешь, какова была моя первая реакция, когда ты упомянул его имя? Спрятаться, найти щелочку, забиться в нее и отсидеться. Но я не буду этого делать. Не буду прятаться только потому, что услышала, что Паллал заказал билет на самолет. Понимаешь? Если бы я это сделала, он был бы способен держать меня своей пленницей до конца моей жизни.

Джейк немного помолчал.

— Да, понимаю. Но ужасно хотел бы не понимать.

— Оставь охрану вокруг шале. Я хочу, чтобы Дэви был в безопасности. — Мэри говорила очень тихо. — И я сама не откажусь от одного или двух телохранителей. Я напугана, Джейк.

— Но недостаточно, чтобы уступить ему. — Он поцеловал ее в висок и заключил в объятия. — Именно это важно. Надо не бояться, а встречать своих врагов…

Мэри тихо засмеялась.

— Как ты встречал зулусов, которые хотели привязать тебя к муравейнику?

— Не совсем так. Я не рассказывал тебе о КГБ и о том, как я пытался достать чертеж радарной установки?

«Он снова пытается отвлечь меня», — подумала Мэри, чувствуя внезапный прилив нежности. Джейк принял ее страх так же, как и ее решение, и просто пытается помочь ей и с тем, и с другим.

— Нет, об этом ты не рассказывал.

— Какое упущение! Итак, я был в Москве по одному почти законному делу, когда мной заинтересовался некий русский майор…

Джейк лежал, обнимая Мэри одной рукой, а другой гладя ее по волосам. Его речь лилась ровно и спокойно, но Мэри почти не обращала внимания на слова. Она постепенно начала расслабляться, и, прежде чем фантастическая история закончилась, страх, сжимавший ее, бесследно исчез.

Но нежность осталась, она росла, пока не заполнила, казалось, весь мир — сияющая, лучистая и бесконечная нежность.

— Мэри, ты спишь?

— Нет. — Она приподнялась на локте, чтобы посмотреть на него. — Я просто думаю, какой же ты великолепный лжец.

— Все, что следует делать, следует делать хорошо, — серьезно изрек Джейк. — Это все, о чем ты подумала?

— Чертовски не похоже, — сказала Мэри, слегка имитируя легкий акцент кокни. — Еще я подумала, что забыла снять эту проклятую ночную рубашку.

Она стянула ее через голову и бросила на пол.

— А еще мне было интересно, смогу ли я заставить тебя забыть о КГБ и зулусах на время, достаточное для…

Джейк обнял ее, и нежный, но настойчивый поцелуй помешал Мэри договорить.

Глава 9

— Я вернусь, чтобы забрать тебя, в три, — сказал Джейк. — Не беспокойся. С тебя не будут спускать глаз. Я поставил внутри несколько человек, которые будут следить за коридорами и классами.

Мэри попыталась улыбнуться.

— Мы будем чувствовать себя ужасно глупо, если Паллал не появится.

— Я предпочитаю выглядеть полным идиотом, если это поможет сохранить тебя в безопасности. — Джейк поцеловал ее в щеку и легонько подтолкнул. — Иди. Я посмотрю, как ты заходишь внутрь, а потом сообщу по рации, что ты идешь.

— Ты будешь осторожным? После всего, что произошло, Паллал тебя ненавидит ничуть не меньше. — Ее губы изогнулись в усмешке. — А на меня он смотрит просто как на не способную сопротивляться жертву.

— Тогда он дурак. Ты больше никакая не жертва. — Джейк ухмыльнулся. — А уж я тем более.

Мэри вышла из машины, свежий снег захрустел под ее ботинками.

— В три часа, — напомнил Джейк.

Мэри захлопнула дверцу и быстро пошла по тротуару к старинному зданию, где находилась школа.

Наверное, это было ужасно глупо — так нервничать. Что Паллал мог сделать здесь, в Сент-Морице? Он обладал властью в Саид-Абабе, но весь остальной мир не обязан подчиняться ему. У Джейка здесь больше связей и влияния, чем у Паллала. «Все будет хорошо», — сказала она себе. Они и дальше будут жить собственной жизнью, а если Паллал и появится вдруг где-нибудь поблизости, они встретят его лицом к лицу.

Но, несмотря на все попытки убедить себя в том, что Дэви, Джейк и она сама в безопасности, открывая дверь и входя в здание, Мэри все еще чувствовала себя весьма неспокойно.

Зато как рада она будет в три часа, когда снова окажется рядом с Джейком.

Джейк не забрал ее в три часа.

Мэри почувствовала, как сжалось сердце, когда увидела, что за рулем подъехавшего к школе «Мерседеса» сидит Бруно.

— Залезай, Мэри.

— Где Джейк? — Мэри открыла дверцу и села, заглядывая Бруно в глаза. — Что-то случилось, ведь так? — Она почувствовала нарастающую панику. — Где, черт возьми, Джейк?

— Паллал здесь.

Мэри закрыла глаза.

— Он мертв, да? Джейк погиб?

— Нет. — Голос Бруно был мягким. — Он жив и, если от него не отвернется удача, вовсе не собирается умирать.

— Паллал схватил его?

— Нет… — Бруно запнулся. — Он похитил Дэви. Глаза Мэри широко распахнулись.

— Боже, но как? Джейк окружил шале кольцом охраны. Никто не может туда пробраться.

— Никто и не входил. — Бруно сжал зубы. — Около полудня Калана вместе с Дэви выбежала из шале. Она сказала Вернеру, шефу охраны, что должна показать ребенка доктору. Вернер последовал за ней. Калана шла быстро, и ему нелегко было не терять ее из виду на этой извилистой дороге. На расстоянии примерно двух миль от шале дорога делает резкий поворот, за которым он увидел, что она перекрыта упавшим деревом, а по другую сторону стоит Паллал.

— Дэви снова заболел? — Мэри была сильно напугана одним только этим предположением. — И он в руках у Паллала?

Бруно покачал головой.

— Калана, очевидно, просто ожидала, что ее перехватят, но этого не произошло. Она перебралась через поваленное дерево, подбежала к машине Паллала и прыгнула на переднее сиденье. — Он помолчал. — Принесла Дэви Паллалу на блюдечке с голубой каемочкой.

— Этого не может быть! Она не могла так поступить. — Мэри ошеломленно покачала головой. — Калана любит Дэви и не причинит ему вреда.

— Я тоже так думаю. Она мне нравилась. — Выражение лица Бруно стало жестким. — Но она это сделала.

— Почему? — Слезы навернулись Мэри на глаза. — Я не вижу в этом смысла.

— Черт его знает, что заставляет людей становиться предателями, — устало вздохнул Бруно. — Но это факт, и Дэви у Паллала. И скоро там же будет и Джейк.

— Джейк? Ты же сказал, что Джейк в безопасности.

— Пока в безопасности. Паллал позвонил Джейку в казино. Он потребовал за Дэви выкуп — все наличные деньги, сколько их найдется в казино, и сказал, что позволит Калане вернуть ребенка домой, если Джейк займет место Дэви.

— И Джейк собирается это сделать. — Это было утверждение, а не вопрос. Конечно, Джейк это сделает. Ведь Джейк любит Дэви так же сильно, как и сама Мэри.

— Он только что выехал из казино. В данный момент он на пути к тому дому, где Паллал держит Дэви. Джейк предполагает выйти из машины около того поворота на дороге в миле от шале, и как только Паллал увидит, как Джейк идет к нему, он должен отослать Калану и ребенка, и они смогут вернуться на машине Джейка домой.

— Все тщательно продумано. Вроде обмена шпионами, — сказала Мэри с каменным лицом. — Но Паллал все еще собирается убить Джейка.

— Этого не произойдет. Я собираюсь поехать туда Не думаю, что это будет очень трудно. Вернер сказал, что с Паллалом в машине был только один человек. Он на чужой территории, и здесь у него нет войск, которые он мог бы вызвать. Я последую за Джейком с несколькими людьми, а там посмотрим, как мы сможем их взять.

— А что насчет Джейка? — резко спросила Мэри. — У Паллала наверняка есть оружие, и он не отпустит Джейка от себя даже на десять футов. Ты попытаешься освободить его, а он его застрелит.

— Джейк бывал и не в таких переделках. Возможно…

— Возможно? Ты полагаешь, я позволю Паллалу убить Джейка? Отвези меня в казино. Быстро.

Услышав в ее голосе нетерпеливые нотки, Бруно инстинктивно нажал на газ.

— Зачем?

— За «Принцессой Бургундии». Паллал всегда хотел ее. Он даже убил моего отца, чтобы ее заполучить. Джейк положил ее в сейф в казино и сказал мне код. — Мэри облизнула губы. — Я просто надеюсь, что он хочет получить камень больше, чем убить Джейка.

После секундного раздумья Бруно произнес:

— Это может сработать. По крайней мере это больше, чем у нас было.

— Но какого черта Джейк не взял «Принцессу»? Он мог бы договориться и обменять Дэви на это ожерелье вместо того, чтобы рисковать своей жизнью.

Бруно тихо ответил:

— Может быть, Джейк считает себя не вправе распоряжаться твоей собственностью. Ты ведь не хочешь, чтобы он считал, что ты или твое имущество принадлежат ему.

Мэри в потрясении смотрела на Бруно. Он был прав. У Джейка не было сейчас другого выхода, кроме как идти прямо к Паллалу. «Принцесса» была единственным личным богатством Мэри, которое должно было обеспечить ей независимость. Джейк наверняка считал, что у него нет никакого права взять ожерелье, даже если это значило для него рисковать своей жизнью. И теперь, если Джейк погибнет, это будет вина Мэри.

Но Джейк не собирался умирать. Она не позволит ему умереть.

— Ты можешь отвезти меня к Паллалу?

— Конечно… — Бруно замолчал. — Но может быть уже слишком поздно.

Страх сдавил ей горло, и какое-то время она не могла говорить.

— Я так не думаю. Даже если мы приедем на несколько минут позже, чем туда доберется Джейк. Паллал очень нетороплив в таких случаях. Ему нравится наслаждаться собственной властью над людьми.

Машина остановилась у здания казино, и швейцар открыл перед Мэри дверь.

— Я сейчас вернусь. Не выключай мотор. — Она выскочила из машины и поспешила внутрь.

Маленький домик примостился на склоне горы, с одной стороны от него тянулся ряд сосен, а с другой — спускалась к долине дорожка. Взвизгнули тормоза — Бруно остановил автомобиль впритык к «Мерседесу» Джейка. Мэри выпрыгнула из машины раньше, чем та окончательно остановилась.

— Оставайся здесь.

— Перестань командовать! — грубо ответил Бруно. — Ты думаешь, я позволю тебе одной иметь с ним дело?

— Да, потому что это наш единственный шанс. — Мэри быстро зашагала к повороту дороги. — Не спорь со мной, Бруно. Паллал не видит во мне угрозы. Но, если появишься ты, Джейк умрет.

Она повернула и увидела домик. Мэри с облегчением вздохнула — Джейк только что зашел внутрь. Она мельком увидела его спину в черной ветровке. Слава Богу, Джейк все еще жив!

— Мэри!

К ней шла Калана. Обмен произошел. Калана резко остановилась, ее глаза расширились.

— Нет-нет! Уходи.

— С Дэви все в порядке? Калана кивнула.

— Ты же знаешь, я никогда не допущу, чтобы с ним что-то случилось.

— Бруно ждет в машине. Возьми Дэви и уходи отсюда. — Мэри пыталась заставить свой голос не дрожать от гнева. — Хотя не думаю, что Бруно окажет тебе теплый прием Он слишком любит Джейка.

— Я ничего другого и не ожидала. — Измученное лицо Каланы было таким же белым, как снег вокруг. — Я знаю, ты ненавидишь меня. — Она с трудом перевела дыхание. — Не ходи туда. Паллал очень разозлится, если ты попытаешься обмануть его.

— Как-нибудь обойдусь без твоих советов — Мэри не могла скрыть своей неприязни. — Я не могу больше терять времени. Уходи.

Калана крепче прижала к себе Дэви и поспешила к повороту дороги.

— Прости, Мэри. Я ничего не могла сделать. Я не могла позволить ему… — Дальнейших ее слов Мэри не расслышала. Калана уже скрылась за поворотом.

Мэри укрылась за стройными стволами сосен.

— Паллал! — крикнула она. — Выходи!

— Зачем? — раздался голос Паллала. — Мэри, ты поступаешь глупо. Я не собираюсь освобождать Дарси. Будь довольна тем, что я отдал тебе твоего сына. — Он сделал паузу. — По крайней мере на некоторое время.

— Я хочу предложить тебе сделку.

— Одну я уже устроил. У меня теперь много денег и Джейк Дарси в придачу.

— Но у тебя нет «Принцессы Бургундии». Пауза.

— А у тебя есть?

— Да, висит на шее.

— Встань так, чтобы я смог увидеть.

— Не делай этого, Мэри! — крикнул Джейк.

— Увидишь, когда мы договоримся. Она очень красивая, Паллал. Ты всегда хотел ее, не так ли? Она стоит жизни Джейка?

— Брось ее на снег.

— Только когда ты приведешь сюда Джейка.

Еще одна пауза.

— Не думаю, что я это сделаю. Дарси мне надоел. И все, что мне нужно сделать, — это послать своего человека забрать ожерелье.

— Попробуй — и я сброшу «Принцессу» со скалы.

— Ты этого не сделаешь! Ее невозможно будет найти, а она стоит миллионы.

— Хочешь проверить? Ты слишком долго мечтал об этом камушке, чтобы потерять его сейчас. Выведи Джейка и позволь ему подойти ко мне.

— Хорошо, договорились — Паллал появился в дверном проеме, издевательски улыбаясь — Мы позволим вам с Дарси еще немного побыть на воле. Давно у меня не было хорошей охоты.

— Выведи его.

Джейк внезапно появился в дверях, из угла его рта стекала струйка крови.

— Мэри, прошу тебя, это безумие… Ты сошла с ума.

— Он тебя ранил?

— Нет, но…

Паллал подтолкнул Джейка вперед, уперев в его спину дуло пистолета.

— Пошевеливайся. Но учти, что в доме снайпер с винтовкой, который держит тебя на прицеле.

Мэри наблюдала, как приближаются Паллал и Джейк. Когда они были от нее на расстоянии в сто ярдов, она выкрикнула:

— Стой! Дальше он идет один. Паллал запнулся.

— Иди, Дарси. Мэри, брось ожерелье.

Джейк быстро пошел вперед.

— Ожерелье, — повторил Паллал. — Быстрее — или я всажу ему пулю в спину.

Как только Мэри бросит ожерелье, Паллал поднимет его и застрелит Джейка. Она отступила в тень деревьев и, сняв украшение, выставила его перед собой, давая возможность Паллалу увидеть драгоценный блеск бриллиантов и огромного рубина.

Его взгляд жадно устремился к ожерелью.

— Боже мой, оно действительно у тебя! Я боялся, что это блеф.

— Я не блефую жизнью моего мужа.

Джейк был уже в пятидесяти ярдах от сосен. Мэри помахала ожерельем.

— Ты мог легко достать его, пока я была в Балахаре. Тогда ты был во всеоружии.

— Я и теперь во всеоружии. Бросай! Он становился нетерпеливым.

— Беги, Джейк!

Мэри изо всех сил швырнула ожерелье на снежный склон, ведущий вниз к долине. Сверкающей дугой «Принцесса» пролетела мимо Паллала и, упав на верхнюю часть склона, заскользила по гладкому снегу вниз.

Паллал выкрикнул проклятие и ринулся за ней.

Джейк в три прыжка преодолел открытое пространство и подбежал к Мэри.

— Ты хочешь довести меня до сердечного приступа? — Он схватил ее за руку и помчался, лавируя между деревьями. Мэри услышала звук выстрела и свист пролетающей мимо пули.


Джейк толкнул ее за толстое дерево и вытащил из-под ветровки пистолет. Глаза Мэри расширились.

— Где ты взял оружие?

— У Каланы. Она сунула его мне, когда проходила мимо. — Джейк тщательно прицелился. — Придется подождать — он стреляет не так далеко, как винтовка. Зато точно.

Выстрел разорвал тишину. Пронзительный крик эхом отозвался в холодном воздухе.

— Это Паллал, — прошептала Мэри. — Бруно? Еще выстрел, а за ним еще один.

Мэри прижалась к Джейку, глядя в его застывшее лицо.

— Что происходит?

— Калана.

Еще один выстрел.

— Пойдем. Думаю, все уже кончено. — Джейк взял Мэри за руку и вывел на открытое пространство.

Рядом с домиком они увидели лежащего на снегу человека в оранжевом лыжном костюме, рядом с ним валялась винтовка. Но их внимание привлекли другие фигуры в нескольких ярдах от него.

Калана стояла над Паллалом, и пистолет все еще дымился в ее руке.

Глаза Паллала были открыты, невидящий взгляд устремлен в небо.

— Он мертв. — Джейк осторожно забрал пистолет у Каланы. — Тебе это больше не понадобится.


Да, все кончено, — без всяких эмоций сказала Калана. — Четыре выстрела. По одному за каждого.

— За кого? — спросила Мэри.

— За мою семью. Мать, отец, сестра… — Калана помолчала. — Брат. Он убил их всех. Они были в Балахаре. Я знала об остальных, но надеялась, что он пощадит моего младшего брата. — Мучительная боль исказила ее лицо. — Делану было всего четыре. Не понимаю, как можно убить маленького мальчика. Паллал сказал, что, если я сделаю все, как он велит, мой брат будет жить. Поэтому он дал мне Дэви, чтобы я о нем заботилась. Когда Джейк пришел в деревню, я пошла с ним, на случай, если Паллал захочет от меня что-то еще. — Она повернулась к Мэри. — Я не хотела этого делать. Ты… ты мне нравишься.

— Паллал позвонил тебе и приказал принести ему Дэви?

— Я знала, что когда-нибудь он попросит меня об этом. Когда мы только приехали сюда, Джейк разрешил мне делать покупки, и я купила два пистолета. Я не знала точно, что буду с ними делать, но знала, что не позволю Паллалу причинить Дэви боль. Потом, когда он позвал меня, я взяла оба пистолета. Один для себя, второй для Джейка… — Ее голос сорвался. — Паллал сказал, что он привезет мне брата, если я отдам ему Дэви. — По ее лицу потекли слезы. — Это было ложью. Когда я пришла сюда, он сказал, что мой брат умер в Балахаре.

Мэри осторожно коснулась руки Каланы.

— Мне очень жаль…

Калана резко сбросила ее руку.

— Почему ты так добра ко мне? Ведь я предала тебя!

— Я понимаю, что можно сделать ради ребенка. Если бы что-нибудь случилось с Джейком или Дэви, я бы сама задушила тебя, но я могу понять, почему ты так поступила. Я бы пошла на все, чтобы отобрать Дэви у Паллала.

— Я убила его. Говорят, когда убиваешь человека, должно быть плохо. — Калана посмотрела на труп. — Но я ничего не чувствую.

— Почувствуешь позже. — Джейк взял ее за руку и осторожно повел прочь от тела Паллала. — Но сильно не переживай. Паллал этого не стоил.

— Где Дэви? — спросила Мэри.

— Я оставила его с Бруно.

— Бруно позволил тебе вернуться? — Мэри посмотрела на дорогу и увидела, как Бруно направляется к ним держа Дэви на руках.

— Конечно. — Калана безрадостно улыбнулась. — Он знал, что я предала вас. Он не стал бы жалеть, если бы меня убили. Бруно не любит предателей. — Ее улыбка исчезла. — Я тоже.

— Пойдем, нам надо вернуться домой. — Мэри обняла Калану. — Ты вся дрожишь.

— Нет, не трогай меня. Не будь ко мне доброй. — Калана всхлипнула. — Я не должна идти с вами… но я не знаю, что мне еще делать. — Она повернулась и побежала, спотыкаясь в сугробах.

— Джейк, мы должны остановить ее, — сказала Мэри. — Помоги ей.

— Не сейчас. Мы не те люди, которые могли бы сейчас ей помочь.

— Но она так одинока.

— Пока не трогай ее. Она должна справиться со своей виной сама.

— Виной? Она не могла поступить по-другому.

— Это не умаляет ее вины. — Джейк обнял Мэри за плечи. — Пойдем, отвезем Дэви домой. Я пошлю за Каланой Бруно. Она не уйдет далеко в таком состоянии.

— Она сказала, что Бруно не любит предателей.

— Но ей легче сейчас перенести его холодность, чем наше прощение.

Мэри в последний раз взглянула на удаляющуюся фигуру Каланы и устало сказала:

— Хорошо. Едем домой.

Бруно привел Калану через три часа после того,как вернулись Джейк и Мэри.

Калана все еще была бледной, но уже не плакала. Девушка опустила глаза и спокойно сказала:

— Я ухожу. Только соберу вещи и…

— Не говори глупостей, — перебила ее Мэри. — Мы хотим, чтобы ты осталась.

— Я тоже хочу этого, — прошептала Калана. — Но я причинила вам зло и должна быть наказана. Мы с Бруно в этом похожи. — Она взглянула на Бруно, который стоял у входной двери с непроницаемым лицом. — Мы оба считаем, что неверность должна быть наказана. Если вы не хотите этого сделать, я сделаю сама. Величайшим наказанием, которое я могу для себя придумать, будет оставить Дэви. — Она начала подниматься по лестнице. — Бруно отвезет меня на автобусную станцию. Я…

— Куда ты поедешь? — спросил Джейк.

— Не знаю. Но вам не надо беспокоиться обо мне. Я могу позаботиться о себе сама. Найду работу.

— Позволь нам помочь…

— Нет! — почти выкрикнула Калана. — Не надо помощи. Можно мне попрощаться с Дэви?

— Конечно. — Мэри почувствовала, как сжимается ее горло. — Возвращайся к нам, Калана.

— Возможно, когда-нибудь. — Калана робко улыбнулась. — На этот раз я действительно не убегаю. Я больше никогда и ни от чего не буду убегать.

— Я тоже, — сказала Мэри.

Калана перевела взгляд с Мэри на Джейка и медленно кивнула.

— Я вижу.

Она повернулась и поднялась по лестнице, чтобы попрощаться с Дэви.

Через полчаса Бруно отвез Калану в Сент-Мориц.

Глава 10

— Иди спать. — Джейк поцеловал Мэри в щеку и легонько подтолкнул к лестнице. — Ты так измучена, что сейчас упадешь.

Она действительно очень устала. Устала и расстроилась. Почему в мире должны быть такие дети, как Калана, которые становятся жертвами отребья вроде Паллала? Ей бы ходить на танцы и переживать свою первую наивную любовь, а вместо этого бедная девушка едет на автобусе в чужой город, и впереди ее ждет лишь неизвестность.

— С Каланой все будет хорошо, — сказал Джейк, словно читая мысли Мэри. — Она сильная. Я попрошу Бруно присматривать за ней, когда она устроится.

— Она не обязана быть сильной. Она ведь сама еще ребенок. — Мэри направилась к лестнице. — Ты идешь?

Джейк покачал головой.

— Мне предстоит провести пару не очень приятных часов с местной полицией. Как-никак есть два трупа…

— Будут проблемы?

— Сомневаюсь. Помнится, у правительства были какие-то проблемы с швейцарскими гражданами, с которыми плохо обошлись в Саид-Абабе. — Джейк криво улыбнулся. — Возможно, они даже вручат Калане медаль.

Мэри почувствовала облегчение.

— Это хорошо. Калане сейчас не хватает только судебного разбирательства, чтобы окончательно испортить ее жизнь.

— Я займусь этим. — Джейк шагнул к выходу. — Ложись и отдохни немного. Не беспокойся ни о чем. Предоставь все это мне.

Дверь закрылась за ним раньше, чем Мэри успела что-нибудь ответить.


Она медленно поднялась по ступенькам, думая о словах Джейка.

Предоставить все это ему?

Джейк брал на себя решение всех проблем, облегчал ее жизнь, перекладывая бремя ее забот на свои плечи. Снова она была под его надежной зашитой. Все шло так, как хотел Джейк…

Но почему у нее больше не возникает желания изменить ситуацию? Мэри чувствовала только тепло и благодарность и еще что-то, невыразимое словами. Она поняла, что это свидетельствует об очень важной перемене в ее отношении к Джейку и что она должна поговорить с ним об этом.

Но Джейка рядом не было, а Мэри так устала от событий этого дня, что с трудом могла связать две мысли, а уж тем более выразить их словами.

Ей было просто необходимо сначала выспаться, и только потом, когда Джейк вернется домой, она все с ним обсудит.

Когда Мэри проснулась без четверти четыре следующим утром, Джейка рядом с ней не было.

Это неприятное открытие заставило ее немедленно открыть глаза, и через несколько секунд она уже вскочила с кровати и начала одеваться.

Что, если разговор с полицией прошел не так гладко, как рассчитывал Джейк? О нем были хорошего мнения и в муниципальных, и в дипломатических кругах, но, вне всякого сомнения, его прошлое наверняка казалось властям подозрительным.

Мэри включила лампу и набрала номер Бруно в Сент-Морице. Он снял трубку после третьего звонка.

— Джейка нет! — воскликнула Мэри, не давая Бруно даже сказать «алло». — Наверное, его арестовали в полиции. Я знаю, что не должна была отпускать его без…

— Тише, Мэри, — попытался успокоить ее Бруно, — полиция отпустила Джейка два часа назад. Дело закрыто.

Мэри обрадовалась этому известию, но ее беспокойство только усилилось.

— Тогда почему его нет дома?

— Он сказал, что отправится к дому Паллала, чтобы поискать «Принцессу Бургундии».

Боже, она совсем забыла про ожерелье! Мэри внезапно вспомнила, как сверкающее украшение скользило по снежному склону.

— Но ведь еще темно. Он же ничего не увидит!

— Он сказал, что должен найти ее.

— Он просто свалится с этой проклятой горы. Бруно кашлянул.

— Джейк уверенно стоит на ногах.

— Но он ведь не альпинист. Почему ты не пошел с ним?

— Он сказал, что справится сам.

— Оставить все это Джейку?

— Что?

— Ничего, — быстро ответила Мэри. — Бруно, ты можешь присмотреть за Дэви?

— Ты собираешься за Джейком?

— Можешь не сомневаться. Мне нужно принять душ и одеться, но это не займет много времени. Сможешь приехать через полчаса?

— Почему нет? В конце концов, спать вовсе не обязательно.

— Спасибо, Бруно.

Она положила трубку и поспешила в ванную.

Альпинистская веревка была привязана к стволу ближайшей к склону сосны и тянулась вниз, исчезая в темноте.

— Джейк! — Мэри посветила фонарем вниз. Веревка была хорошо видна на гладкой, блестящей белой поверхности, но Джейка на ней не было. Что, если он упал или беспомощно висит над бездной?..

— Джейк, черт возьми, вылезай!

— Мэри?

Она встала ближе к краю скалы и посветила фонариком еще ниже. В пятно света попали черные волосы Джейка, и Мэри почувствовала невыразимое облегчение.

— Кто еще может быть таким психом, чтобы искать тебя посреди ночи? Поднимайся вверх, или я спущусь!

— Стой там! Я сейчас поднимусь!

Мэри отошла от края скалы, нетерпеливо ожидая, пока Джейк поднимется по покрытому льдом склону. Ночь уже кончалась, но рассвет казался серым и блеклым. Воздух был ледяным, даже холоднее, чем вчера, и ее дыхание превращалось в недвижном воздухе в облачка пара.

Добрых пять минут потребовалось Джейку, чтобы добраться до Мэри. Поверх пиджака на нем был кожаный жилет и для страховки завязана вокруг пояса веревка, но, как обычно, не было ни головного убора, ни перчаток, словно ему были нипочем холод и снег.

Мэри, наклонившись, схватила Джейка за руку и помогла ему преодолеть последнюю пару футов.

— Ты не мог подождать, пока рассветет? Не мог попросить помочь тебе Бруно? Или меня?

Он посветил своим фонариком, чтобы увидеть ее лицо.

— Ты разозлилась.

— Я безумно зла на тебя. Мало того, что ты вчера напугал меня до смерти, когда отправился в руки к Паллалу, так теперь еще решил поиграть посреди ночи в скалолаза, чтобы вернуть это проклятое ожерелье.

— Я боялся, что оно соскользнет вниз и мы не сможем его найти.

— Да пусть оно хоть под землю провалится! Это не стоит того, чтобы ты сломал себе шею или…

Он кашлянул.

— Насчет сломанной шеи согласен, но «Принцесса» стоит того, чтобы немного померзнуть.

— Это не смешно. Улыбка Джейка исчезла.

— «Принцесса» принадлежит тебе, Мэри. Ты пожертвовала ею, чтобы спасти мне жизнь, но я не могу принять от тебя такую жертву.

— Какая жертва! Камни ничего не стоят по сравнению с твоей жизнью. — Ее глаза блестели от слез. — Для меня важен ты.

— Ты хочешь сказать…

— Мне безразлична моя свобода или независимость… То есть не безразлична, но я могу попробовать подчиняться тебе… иногда. Но если ты когда-нибудь снова совершишь подобную глупость…

— Мэри, помедленнее и попонятнее. Мэри сделала глубокий вдох.

— Я люблю тебя, Джейк. Я полюбила тебя с той минуты, когда увидела впервые три года назад, и буду любить тебя всегда. Достаточно ясно?

Его лицо озарила сияющая улыбка.

— Это подойдет, спасибо.

Он быстро развязал веревку у себя на поясе.

— Ты выбираешь отличные моменты вроде этого, когда я привязан. Продолжай, пожалуйста, а я пока освобожусь от этой экипировки.

— Когда вчера я испугалась, что Паллал убьет тебя, то поняла, что вся свобода в мире не сделает меня счастливой, если рядом не будет тебя, чтобы разделить ее со мной. Мне просто убить тебя хотелось за то, что ты не взял «Принцессу» и не торговался за свою жизнь.

— Ты хочешь сказать, что я действительно должен быть благодарен Паллалу? — Он снял жилет и бросил на землю. — Знаешь, я догадывался, что ты, должно быть, поняла, что любишь меня, когда швырнула «Принцессу» в бездну. Не знаю, кто еще в мире способен на такой широкий жест ради спасения моей шкуры. Это крайняя степень благодарности. — Он шагнул к Мэри и взял ее лицо в свои руки. Его пальцы были ледяными, но глаза сияли от радости. — А теперь скажи это еще раз.

— Я люблю тебя. — Она улыбнулась и попыталась передразнить его: — На самом деле, ты центр моего существования, приятель. Не знаю, почему ты так терпелив со мной, но…

Он поцеловал ее нежно и сладко, и утро перестало быть блеклым и холодным.

— Мы сошли с ума, милая. Я так люблю тебя, что ничего не могу делать правильно. Мы оба знаем, что я наделал столько ошибок, что почти все испортил.

— Я тоже. — Мэри шагнула в его объятия и крепко прижалась к нему. — Но, возможно, у нас все происходило слишком быстро. Может быть, твоя проклятая судьба решила вернуться и заставить нас начать все сначала, чтобы мы поняли, как счастливы. — Она нахмурилась. — Я могу понять, что ты считал меня настолько эгоистичной и полагал, будто я могла бы придержать «Принцессу» и позволить тебе выкупить Дэви самим собой… Но идти сюда посреди ночи — это уже чересчур. Не делай больше ничего подобного, не сказав мне.

— Я должен был достать «Принцессу».

— К черту «Принцессу».

— Она не нужна тебе? — Он отстранился от Мэри и вытащил ожерелье. — Бросить ее обратно?

Первый луч солнца заплясал на гранях рубина, и бриллиантовая цепочка засверкала радужным блеском.

— Ты нашел ожерелье! — Мэри благодарно улыбнулась Джейку. — Давай сохраним это для Дэви. Мне кажется, у каждой семьи должны быть реликвии, которые передаются по наследству.

— Для Дэви, — повторил он, убирая «Принцессу Бургундии» обратно в карман. Он обнял ее за талию и повел к дороге. — Давай расскажем ему об этом.

— Сомневаюсь, что он поймет. Его словарь еще не очень обширен, ты же знаешь.

— Ты недооцениваешь моего сына! Два дня назад он назвал меня папой…

Примечания

1

Буррида — вид ухи с чесночным соусом. (Прим. ред.)

2

Кокни — акцент лондонских низов.

3

Дислексия — затруднение чтения.


home | my bookshelf | | Грешный Джек Дарси |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу