Book: Молодые рыцари-джедаи-4: Световые Мечи



Молодые рыцари-джедаи-4: Световые Мечи

Кевин Андерсон и Ребекка Места

СВЕТОВЫЕ МЕЧИ

(Звездные Войны. Молодые рыцари-джедаи — 4)

Джонатану Макгрегору Коуэну, чья любовь, ум, воображение, чувство юмора и жажда чуда нас неизменно вдохновляют… и подхлестывают.


Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Лилли Митчелл за проворство, с которым она печатает, и за ее любовь к книгам; Дейва Волвертона за вклад в Хейпанский кластер; Люси Уильсон и Сью Рос-тони из Lucasfilm за конструктивные замечания и бдительность; Джинджер Буханан и Лу Ароника из Berkley/Boulevard за то, что всецело поддерживали и вдохновляли нас, и Скипа и Черил Шайотович — наших самых преданных и страстных болельщиков.

1

Лучи рассвета наконец-то коснулись верхушек деревьев на Явине-4, где мастер-джедай Люк Скайуокер внимал шуршанию и щебету пробуждающихся джунглей. Темные камни, из которых были сложены стены древнего храма, впитали ночную свежесть и теперь блестели от росы.

Солнце поднималось все выше. Жаль, что настроение не поднимешь с такой же легкостью, подумалось Люку.

Неподвижный и оцепенелый, он провел уже немало времени на вершине Великого Храма, сидя в первозданной тьме, погруженный в размышления. Чтобы обойтись без сна, Люк прибегнул к особой джедайской технике релаксации; но вообще-то он давно уже не знал нормального отдыха, ибо душу его омрачало беспокойство — ведь имперская угроза Новой Республике неуклонно росла.

Звонкие птичьи голоса и шорох крыльев разносились над джунглями: их пернатые обитатели ловили себе на завтрак насекомых. Огромный газовый гигант Явин сиял в небе отраженным светом, но внутренний взор Люка простирался гораздо дальше, проникая в самые отдаленные и темные уголки галактики, где, вероятно, таилась, дожидаясь своего часа, Вторая Империя…

Наконец Люк поднялся и потянулся. Настало время утренних упражнений. Уж разминка-то поможет ему прояснить мысли, ускорить пульс и настроить рефлексы.

Люк подошел к самому краю площадки, сложенной из огромных, поросших лозой каменных плит. От следующей площадки его отделял головокружительный прыжок вниз. Пирамида Храма расширялась к основанию. На каждой площадке плиты облицовки были украшены декоративными зубцами и барельефами, высеченными в камне тысячелетия тому назад, во время постройки этого древнего сооружения, но неумолимое время, палящая жара и дыхание ветра оставили на них свой неизгладимый след. Густые джунгли медленно, но верно подбирались к храму, бесчисленные плети ползучих растений карабкались по массивным камням, ветви деревьев массасси тянулись вверх.

Помедлив мгновение на краю площадки, Люк глубоко вдохнул и закрыл глаза, дабы сконцентрироваться. А затем ринулся в пространство.

Он чувствовал, как падает и крутится в воздухе, выполняя обратное сальто, и как раз успел перевернуться, когда увидел, как на него несутся древние плиты, иссеченные трещинами. С помощью Силы Люк замедлил падение ровно настолько, чтобы совершить жесткую посадку, а затем спружинил и прыгнул на ближайшую лиану. Он позволил себе издать короткий веселый смешок, ухватился за твердую лиану и перелетел на покрытую лишаем ветвь дерева массасси. Мягкий прыжок — и вот Люк, не давая себе ни секунды передышки, уже бежит по ветке. Миг — и он перемахнул через прореху в кроне джунглей и уцепился за тонкую ветку над головой, подтянулся, полез выше, выше, и выше. Бежать и карабкаться, прыгать и вновь бежать…

Каждый день Люк ставил перед собой все более сложную задачу, прокладывал маршрут потруднее, чтобы непрерывно совершенствовать свои навыки. Даже в мирные времена настоящий рыцарь-джедай ни за что не позволит себе расслабиться, ибо ему это не пристало.

Но нынче времена отнюдь не мирные, и перед Люком Скайуокером сложных задач — хоть отбавляй.

Когда-то давно в академии Люка проходил обучение некий Брэкисс, который оказался имперским шпионом, засланным на Явин-4, чтобы дотошно изучить все джедайские премудрости и направить их во зло. Люку, однако, удалось проникнуть под маску; но тщетны были его попытки обратить Брэкисса на сторону Света. Преданный Тьме ученик бежал, и с тех пор Люк ничего о нем не слышал. До недавнего времени, когда Джейна, Джейсен и юный вуки Лоубакка внезапно были похищены. Оказалось, что Брэкисс спелся с одной из новых ночных сестер, Тамит Кай, намереваясь создать Академию Тени, где будут учиться темные джедаи, которым предстоит служить Империи.

Тяжело дыша, Люк продолжал тренировку. Карабкаясь по деревьям, он вспугнул гнездо голодных стинтарилов. Грызуны, сверкая преострыми зубами, бросились на Люка, но он умело придал их охотничьим инстинктам иное направление, и стинтарилы, забыв о крупной добыче, рассыпались кто куда и скрылись в густой листве.

Люк вновь подтянулся — и вот, наконец, выбрался из-под зеленого потолка джунглей. В лицо ему брызнул яркий свет утреннего солнца. Влажный воздух наполнил его разгоряченную грудь; от солнечных лучей Люк заморгал. После зеленых сумерек, царивших там, внизу, в чащобе, пышный мир джунглей казался особенно ярким. Оглянувшись на ступенчатую пирамиду Великого Храма, где обитали его ученики-джедаи, Люк задумался о новой группе бойцов, которых он привез сюда защищать Новую Республику, и об учениках Академии Тени…

За последние несколько месяцев Академия Тени начала вербовать кандидатов среди малоимущей молодежи Корусанта, сманивая этих так называемых Потеряшек на службу Второй Империи. Среди этих юношей и девушек был подросток по имени Зекк, темноволосый, зеленоглазый беспризорник, который подружился с близнецами и особенно — с Джейной. Кроме того, пилот СИД-истребителя Кворл, который после уничтожения первой «Звезды Смерти» без малого двадцать лет прятался в явинских джунглях, будто дикий зверь, устроил налет и украл сердечники гипердвигателей и турболазерные батареи с прибывшего новореспубликанского корабля снабжения.

Все это и многое другое натолкнуло Люка на вывод, что Академия Тени стягивает силы для очередной битвы с Новой Республикой. С тех пор, как скончался Император Палпатин, немало военачальников и лидеров пытались реставрировать Империю, однако Сила подсказывала Люку, что на сей раз новый лидер — не просто очередной претендент на власть, нет, гораздо хуже…

Яркие лучи солнца озарили Люка и согрели его руки. Вокруг сновали разнообразные насекомые, сверкая, как самоцветы, и жужжанием приветствовали новый день. Люк вскарабкался повыше и с наслаждением вдохнул свежий воздух, напоенный ароматами джунглей, простиравшихся вокруг зеленым морем.

Да, Академия Тени все еще действует где-то на просторах галактики, и темные джедаи постигают свою зловещую науку. О, как не хотелось Люку ускорять обучение тех, кто под его чутким руководством вступил на путь света, — но, увы, обстоятельства вынуждали его как можно скорее опередить Академию Тени и подготовить могучих защитников раньше, чем новые враги возникнут на горизонте. Впереди — битва, и они должны быть готовы.

Люк цепко ухватился за свисающую лиану и падал, падал, падал, пока — бамц! — не спрыгнул с толстого сука дерева массасси на землю, после чего во весь опор помчался обратно в академию.

Тренировка помогла ему проснуться, и теперь он был готов действовать.

В Академии джедаев объявили всеобщее собрание учеников, и Джейсен Соло знал, что, раз так, его дядя, Люк Скайуокер, намерен сообщить нечто важное.

Жизнь в академии состояла не из одних непрерывных лекций и семинаров — Джейсен в полной мере узнал это, когда недавно на каникулах проходил практику на Корусанте. Академия джедаев была создана прежде всего как место, куда со всех концов галактики собираются те, кто обладает чувствительностью к Силе, — здесь они могут развить свой разум, проверить свои способности, и при этом каждый следует собственным путем.

У каждого потенциального рыцаря-джедая свой набор умений. Сам Джейсен отлично разбирается в животных, понимает их мысли и чувства, а они, в свою очередь, неизменно откликаются на его зов. Его сестра Джейна, напротив, — настоящий гений во всем, что касается разной техники и электроники, прирожденный инженер, одаренный тонкой интуицией.

Вуки Лоубакка, закадычный друг близнецов, отлично управляется с компьютерами, что позволяет ему ловко расшифровывать и программировать сложнейшие электронные устройства. А их спортивная подруга Тенел Ка — девушка тренированная, сильная, однако она редко пользуется Силой, потому что считает это самым простым выходом из любой ситуации и в первую очередь полагается на собственную физическую подготовку и сообразительность.

В комнате Джейсена шебуршились по своим клеткам его многочисленные питомцы — клетки занимали целую стену. Джейсен поспешил накормить зверушек и птиц, а потом пригладил пятерней свои непослушные волосы, темные и курчавые, чтобы вытряхнуть соломинки, кусочки мха и корма, которыми обычно украшалась его шевелюра во время возни с клетками. Потом он заглянул к сестре: Джейна тоже готовилась к собранию. Она тщательно причесалась и умылась так старательно, что щеки у нее раскраснелись.

— Ты, часом, не в курсе, что нам собирается сказать дядя Люк? — спросила она, промокая лицо полотенцем.

— А я-то думал, ты знаешь… — вздохнул Джейсен.

Еще один юный ученик-джедай по имени Рейнар показался на пороге своей комнаты. На нем было немыслимо яркое одеяние, выдержанное преимущественно в голубых, желтых и красных тонах. Рейнар с весьма озадаченным видом разгладил полы одеяния, испустил вздох отчаяния и попятился обратно в комнату.

— Спорим, собрание как-то связано с поездкой дяди Люка на Корусант, — уверенно заявила Джейна. Джейсен припомнил, что дядя недавно улетал с Явина-4 на «Охотнике за Тенью», чтобы обсудить угрозу Второй Империи со своей сестрой и матерью близнецов, главой государства Леей Органой Соло.

— Есть только один Способ выяснить, в чем дело, — сказал Джейсен. — Наверняка уже почти все ученики в главном зале.

— Ну и чего же мы ждем? — С этими словами Джейна пустилась бегом по коридору, таща брата за собой.

У них за спиной вновь возник Рейнар, до глубины души довольный тем, что смог отыскать наряд не столь душераздирающей расцветки, — по крайней мере, на юного джедая можно было смотреть без риска заработать развесистую мигрень. Рейнар перетянул талию зеленым кушаком с оранжевым узором и помчался за близнецами.

Выйдя из турболифта в главный зал, Джейсен и Джейна оглядели колышущуюся разношерстную толпу учеников, состоявшую как из людей, так и из представителей других рас. У кого-то было по две руки и две ноги, у кого-то — куда больше. У некоторых — перья, у других — шерсть, у третьих — вообще мокрая скользкая чешуя… но все они были одарены Силой — потенциалом, который, если они будут прилежно и усердно учиться и тренироваться, позволит им со временем стать членами нового Ордена рыцарей-джедаев, крепнущего год от года.

На фоне общего гула разнеслось звучное урчание вуки, и Джейсен воскликнул:

— Вон Лоуи! И Тенел Ка уже с ним.

Близнецы заспешили по центральному проходу, пробираясь сквозь толпу учеников и проскальзывая мимо рядов каменных сидений навстречу друзьям. Джейна пропустила Джейсена, чтобы тот, как и всегда, мог усесться рядом с Тенел Ка.

Джейсен подумал: «Неужто сестра и впрямь подметила, что ему нравится общаться с Тенел Ка и что он всегда выбирает место рядом с юной воительницей?» И тут же понял, что Джейна нипочем не проглядит любую подобную мелочь — впрочем, ему-то все равно.

Тенел Ка, похоже, ничего не имела против общения с ним. Странной они были парочкой — на лице у Джейсена играла неизменная улыбка, он с удовольствием смотрел по сторонам. С самого их знакомства мальчик изо всех сил старался рассмешить Тенел Ка и придумывал все новые шутки, одну глупее другой. Но, сколько бы он ни пытался, атлетичная девушка с рыжевато-золотистыми волосами сохраняла полнейшую серьезность и даже, пожалуй, сумрачность, — хотя Джейсен-то знал, что Тенел Ка умна, проворна и очень дружелюбна.

— Привет, Джейсен, — сказала Тенел Ка.

— Как жизнь, Тенел Ка? Слушай, а я еще одну шутку для тебя придумал.

Лоубакка глухо застонал, и Джейсен метнул в него взгляд человека, оскорбленного в лучших чувствах.

— Как-нибудь в другой раз, — Тенел Ка кивнула в сторону кафедры. — Мастер Скайуокер сейчас начнет речь.

И точно, Люк в своем джедайском облачении уже вышел на возвышение. Серьезным было его лицо. Он сложил перед собой руки, и гудевшая аудитория мгновенно утихла.

Надвигаются времена великой тьмы, — так начал мастер Скайуокер. Над толпой учеников повисла мертвая тишина. Джейсен выпрямился и встревоженно огляделся.

Империя не просто продолжает свои попытки отвоевать галактику, о нет — теперь она использует Силу так, как ранее не бывало. С помощью Академии Тени лидеры Второй Империи создают армию, и армия эта состоит из тех, кто владеет темной стороной Силы. И только мы с вами, мои юные друзья, мы и никто больше можем противостоять им. — Люк помедлил, ожидая, пока до слушателей дойдет смысл сказанного. Джейсен с трудом сглотнул.

И хотя вот уже девятнадцать лет, как Император мертв, Новая Республика все еще борется за то, чтобы галактические миры вошли в альянс. Да, Палпатину удалось быстро зажать звездные системы в свой железный кулак, но не такова Новая Республика, чтобы пользоваться подобными методами. Нет, мы не прибегнем к тактике Императора. И глава государства не пошлет вооруженный флот, чтобы насильно добиться покорности, и не станет уничтожать инакомыслящих. Однако увы, поскольку мы — сторонники мирных демократических путей, наша уязвимость перед угрозой со стороны Империи очень велика.

В груди у Джейсена потеплело, когда Люк заговорил о его матери и ее мудром и справедливом правлении.

— Когда-то, давным-давно, — продолжал Люк, расхаживая по возвышению, так что каждому из учеников казалось — он беседует лично с ним, — любой мастер-джедай годами искал одного-единственного ученика, чтобы наставлять его на пути становления джедаем, — голос Люка помрачнел. — Но эти времена прошли. Сейчас мы остро нуждаемся в учениках и медлить не вправе. Империи почти удалось уничтожить не только рыцарей-джедаев былых времен, но и искоренить саму память о них, а потому мы не можем позволить себе такую роскошь, как терпение. Напротив, я вынужден попросить вас, мои юные друзья, учиться быстрее, чтобы поскорее обрести силы. Я сам буду способствовать этому и ускорю ваше обучение, ибо Новая Республика ждет новых рыцарей-джедаев.

Откуда-то из первых рядов донесся голос Рейнара. Джейсен заморгал, потому что сначала видел только яркие пятна его одеяния, а уж потом ему удалось различить юношу с пшеничными волосами, который поднял руку.

— Мы готовы, мастер Скайуокер! — звонко воскликнул Рейнар. — Мы все как один готовы сражаться за вас!

Люк пристально посмотрел в лицо ученику, который его перебил:

— Я не прошу тебя, Рейнар, сражаться за меня лично, — сказал он очень спокойно. — Мне нужна твоя помощь, ваша помощь — чтобы сражаться за Новую Республику, против зла, которое, как мы надеялись, кануло в прошлое. Ни за кого лично сражаться не надо.

Ученики зашевелились и загудели. Они были озадачены и не знали, что и подумать. А мастер Скайуокер продолжил.

— Каждому из вас надлежит усердно поработать, чтобы развить и усилить свои личные способности. Я помогу, чем смогу. Мы будем работать маленькими группами, планировать стратегию, обсуждать, как вам помочь друг другу. Мы должны быть сильными, ибо сердце подсказывает мне — надвигается тьма и нас ждут нелегкие времена.

В обширном ангаре, расположенном под храмом, от малейшего шороха прокатывалось эхо. Джейсен затаился в прохладном уголке и мысленно проник в трещину меж каменными плитами — мальчик чуял, что там прячется редкая красно-зеленая жалоящерка. Он послал навстречу рептилии мысленную волну, воображаемые кусочки пищи, чтобы ящерка не чувствовала опасности. Джейсену очень хотелось пополнить красно-зеленым созданием свою экзотическую коллекцию.

Тем временем Лоубакка и Джейна возились со скайхоппером Т-23 — воздушным кораблем, который подарил племяннику Чубакка в день поступления в Академию джедаев. Джейсен прекрасно знал, что Джейна немножко завидует Лоуи — ведь у него есть собственный корабль. Вообще-то именно это и стало основной причиной, по которой Джейна столь страстно хотела поскорее починить СИД-истребитель, найденный ребятами в джунглях.

Тенел Ка стояла за поднятой горизонтальной дверью ангара. В руках у нее было двузубое деревянное копье — девушка решила попрактиковаться в метании и теперь ловко и весьма метко кидала его в крошечный кружок, нацарапанный на взлетной полосе. Юная воительница одинаково хорошо действовала обеими руками. Тенел Ка спокойно всматривалась в мишень зоркими гранитно-серыми глазами, сосредоточивалась и резким движением бросала копье — раз за разом.



Тенел Ка вполне могла бы метать оружие с помощью Силы, направляя его по своему желанию, но Джейсен уже отлично знал, что девушка попросту пригвоздит его к земле, посмей он хотя бы заикнуться об этом. Тенел Ка добилась своей прекрасной физической формы упорными тренировками и наотрез отказывалась пользоваться Силой «не по делу». Она гордилась своим спортивным мастерством.

В глубине ангара загудел турболифт. Из него вышел мастер Люк Скайуокер и огляделся. Джейсен оставил попытки подманить жалоящерку и распрямился. Ноги у него затекли, колени ломило, и только теперь мальчик осознал, как долго сохранял неподвижность.

— Привет, дядя Люк, — сказал он.

Тенел Ка метнула копье в последний раз, подобрала оружие и повернулась к Люку. С тех пор, как они вдвоем с мастером разыскивали и спасали похищенных близнецов и Лоуи из Академии Тени, Тенел Ка и Люка связывали совершенно особые отношения… хотя Джейсен подозревал, что у них еще немало общих секретов.

— Приветствую, мастер Скайуокер, — церемонно произнесла Тенел Ка.

Тоненький голосок Эм Тиди, миниатюрного дроида-переводчика, который болтался на поясе у вуки, произнес:

— Господин Лоубакка, к нам пожаловал гость.

— Вы уже завершили свои труды? Мастер Скайуокер желает с вами побеседовать.

Лоуи что-то пробурчал, поднял косматую голову и почесал приметную полоску черного меха, которая начиналась у него над бровью и тянулась по спине.

Позади него закопошилась Джейна.

— Что там такое? А-а, дядя Люк! Привет.

— Рад, что застал вас всех здесь, — сказал Люк. — Я хотел поговорить с вами об учебе. Вы четверо контактировали со Второй Империей куда теснее, чем остальные ученики, так что и степень опасности понимаете гораздо лучше. Кроме того, у вас всех необычайно мощный джедайский потенциал. Так что, думается мне, вы готовы к более серьезным испытаниям, чем другие.

— Это к каким же? — с энтузиазмом поинтересовался Джейсен.

— Ну, например, как насчет того, чтобы сделать следующий шаг к посвящению в рыцари-джедаи?

Джейсен попытался представить, что же дядя имеет в виду, но тут вмешалась Джейна:

— Ты хочешь, чтобы мы сделали себе световые мечи? Да?

— Именно, — кивнул Люк. — При нормальном развитии событий я бы ни в коем случае не стал с этим спешить. Но близится битва столь серьезная, что я хочу, чтобы вы были готовы воспользоваться любым оружием, какое только найдется.

Джейсена захлестнула волна восторга, но через секунду ему стало не по себе. Еще совсем недавно он денно и нощно мечтал обзавестись собственным световым мечом, но потом мальчика насильно заставили сражаться этим оружием в Академии Тени… да, тогда они с Джейной невольно подошли к опасной грани и чуть не убили друг друга во время проверочного поединка, когда их столкнули в смертельной схватке и они не узнали друг друга под голографической маскировкой.

— Дядя Люк, но… разве ты не говорил, что это оружие для нас пока слишком опасно? — осторожно спросил он.

Люк невесело кивнул.

— Да, опасно. Помнится, я как-то поймал тебя за игрой с моим мечом, потому что тебе очень хотелось иметь собственный. Но ведь это послужило тебе уроком, и теперь ты знаешь, что со световыми мечами шутки плохи?

— Ага, — Джейсен поежился. — Теперь-то я твердо знаю, что световой меч — не игрушка.

Люк улыбнулся в ответ:

— Вот и хорошо. Для начала уже неплохо, — промолвил он. — Да, это оружие — не игрушка.

Световой меч — инструмент опасный и разрушительный, им можно повергнуть противника… или друга. Если не соблюдать осторожность.

— Мы будем осторожны, дядя Люк, — заверила его Джейна и активно закивала.

Но выражение лица у Люка осталось скептическим:

— Только имейте в виду, это вовсе не награда. Это важное поручение, новое трудное задание.

Очень надеюсь, что пока вы будете делать свои мечи и узнаете о том, как каждый джедай создает свое личное оружие со своими собственными отличительными чертами, вы научитесь уважать его.

— Всю жизнь хотела узнать, как действует световой меч. Можно я разберу твой, а, дядя Люк? — карие глаза Джейны умоляюще блеснули.

Лицо Люка озарила широкая улыбка:

— Это вряд ли, Джейна. Но ты скоро узнаешь о них все, что можно, — он обвел взглядом четверку юных рыцарей-джедаев. — Я хочу, чтобы мы взялись за дело без промедления.

2

Джейна выслушала предостережения дяди Люка вполуха — она уже вовсю ломала голову, где бы разжиться драгоценными компонентами для своего собственного будущего светового меча.

Сейчас они с братом, а также Тенел Ка и Лоуи, устроились на одной из верхних солнечных террас Великого Храма — в зале, выложенном плитами полированного мрамора, инкрустированными полудрагоценными камнями. Яркий свет струился из узких высоких окон.

Люк Скайуокер сидел на широком подоконнике с беспечным и веселым видом, что бывало с ним крайне редко, и его голубые глаза задорно мерцали. Он вовсю наслаждался общением с маленькой компанией учеников, особенно с племянниками и их друзьями, да и разговор шел о том, что его действительно живо интересовало.

— Я полагаю, вам случалось слышать о мастерах-джедаях времен Войн клонов, которые могли создать световой меч в считанные дни, используя любой подручный материал, — говорил Люк. — Но не обольщайтесь. Не стоит вбивать себе в голову, что сделать световой меч — это плевое дело, простенькое учебное задание, раз-два — и готово. В идеале у настоящего джедая уходит не месяц и не два, чтобы создать уникальный экземпляр, доведенный до совершенства, — один-единственный и на всю жизнь. Световой меч, как только вы его закончите, станет вашим неизменным спутником, оружием, верным защитником. Люк поднялся.

— Детали у него предельно просты. У каждого светового меча есть стандартный источник питания — того же типа, что используется в небольших бластерах и даже в светопанелях. Хватает их надолго, хотя джедаи так и так пользуются световыми мечами редко.

— У меня в комнате есть пара-тройка этих штук, — обрадованно сообщила Джейна. — Ну, про запас.

— Еще один из важнейших компонентов — фокусирующий кристалл, — продолжал Люк. — Самые мощные — это кристаллы кейберр. Но они — редкость. Однако имейте в виду: хотя световые мечи и мощное оружие, конструкция у них достаточно гибкая — в том смысле, что подойдет любой другой кристалл. Ну а поскольку у меня запасов кристаллов кейберр как-то не накопилось, — он улыбнулся мальчишеской улыбкой, — то придется вам, ребята, обойтись чем-нибудь попроще — на ваш выбор.

Люк вытащил свой световой меч и провел рукой по гладкой рукояти, а потом включил его. Раздался щелчок, затем негромкое шипение, и воздух прорезал желтовато-зеленый луч такой яркости, что даже солнечный воздух террасы как будто потускнел.

— Это не первый мой меч, — Люк сделал несколько взмахов. — Обратите внимание на цвет клинка. Свой первый меч я утратил много лет тому назад. Это был меч моего отца… — Люк нахмурился и по лицу его как будто пробежала мрачная тень прошлого. Джейна знала о том, как Люк потерял свой световой меч в поединке с Дартом Вейдером в Облачном Городе. Это страшное сражение стоило Люку не только меча, но и руки.

— Первый мой меч был бледно-голубым. Цвет лезвия варьируется в зависимости от частотности кристалла. Световой меч Дарта Вейдера… — Люк перевел дыхание. — Световой меч моего отца был ярко-красного цвета.

Джейна торжественно кивнула. Она помнила, как сражалась с голографическим изображением Вейдера в Академии Тени, хотя на самом деле под этим обличьем скрывался ее брат. От столкновения со световыми мечами на имперской станции воспоминания у девочки остались не очень-то приятные… а теперь она окончательно запуталась в своих чувствах насчет энергетических клинков. И к тому же ее друг Зекк попал в лапы к Брэкиссу и Второй Империи. Чтобы его вернуть, придется сражаться. Джейна знала это.

Тем временем Люк продолжал:

— У одной из моих учениц, Силгал, — она мон-каламари, как и адмирал Акбар, — меч получился с плавными изгибами и выступами, как будто рукоять выросла из металлического коралла. А внутри Силгал расположила редкую жемчужину — такие водятся на океанском дне на ее родной планете. А первой настоящей педагогической неудачей для меня стал ученик по имени Гэнторис. Он сделал себе световой меч в какие-то считанные дни, повинуясь наставлениям, которые давал ему злой дух Экзара Куна. Гэнторис полагал, будто готов, а я допустил ошибку — даже не почувствовал, что он затевает. Но с вами, мои юные рыцари-джедаи, дело обстоит иначе. Я не могу более откладывать ваше обучение. Вы должны научиться создавать световые мечи и управляться с ними так, как следует. Галактика изменилась, и вам придется ответить на вызов. Настоящий джедай или приспосабливается, или гибнет. Третьего не дано. Тут заговорила Тенел Ка:

— Мастер Скайуокер, а где мы возьмем эти кристаллы для мечей? Они же прямо на земле не валяются?

Люк улыбнулся:

— Очень даже могут валяться. А может, вы их выковыряете из старого оборудования, которое осталось здесь со времен повстанческой базы. Я не исключаю даже, что у вас уже есть некоторые запасы, о которых вы и не подозреваете, — он глянул на Джейсена, но что именно означал этот пристальный взгляд, Джейна не поняла.

— Я бы хотел, чтобы вы приступили к работе над световыми мечами прямо сейчас, — Люк погасил свое пульсирующее оружие и посмотрел: на рукоять: — Надеюсь, вам не придется слишком часто пускать их в ход… а лучше бы и вовсе никогда.

Прошло несколько дней. Джейна сидела у себя в комнате, деловито ссутулившись над рабочим столом. Она зажгла все светильники, чтобы можно было работать ночь напролет. На столе в строгом порядке были разложены многочисленные инструменты и детали, так что Джейна могла бы с закрытыми глазами найти любой компонент, провод или микросхему.

Получив от Джейны по источнику питания для будущих световых мечей, юные рыцари-джедаи разошлись на поиски драгоценных кристаллов и других деталей для оружия. Но сама Джейна хотела, чтобы ее меч получился личным, как бы продолжением, частью ее самой, уникальной и неповторимой, как любой человек. Уж она-то сконструирует его из таких разностей, до которых ее друзья в жизни не додумаются. И девочка заулыбалась — гордо и довольно.

Из переносной печи, которую Джейна притащила в комнату, повалил темный дым, и девочка, наклонившись к нему, замигала от едких испарений. Она осторожно добавила следующую порцию порошковых элементов. Пропорции были выдержаны в точном соответствии с рабочими записями. Джейна призвала на помощь всю свою Силу, обострила внутреннее зрение, чтобы различить, как проходит химическая реакция, и видеть, как вещества образуют прочную кристаллическую решетку.

Чистейшие кристаллы начали расти…

Джейна подрегулировала температуру, продолжая пристально наблюдать за процессом кристаллизации, хотя он должен был занять не один час. Она сосредоточилась на том, как формируются грани кристаллов, возникая из расплавленной смеси в печи, и заставляла плоскости изгибаться под заданным углом. Растущие кристаллы впитывали и сохраняли излишки энергии, закачанные в смесь печью.

Наконец, уже под утро, Джейна потерла тыльной стороной ладони усталые, покрасневшие от недосыпа глаза и выключила систему.

Она решила подождать, пока печь охладится настолько, чтобы можно было извлечь вожделенные кристаллы — прекрасные и сверкающие.

Ах, какого они были замечательного цвета — синевато-фиолетовые! Они так и лучились внутренней энергией. Как и ожидала девочка, благодаря ее ментальной стимуляции, форма получилась безупречной. Джейна взвесила их на ладони и победоносно улыбнулась. Теперь можно переходить к следующей стадии.

Джейсен старательно высунул кончик языка: так у него лучше получалось сконцентрировать свои способности на непривычном техническом задании. У мальчика и так уже ушла на работу целая неделя, а продвинулся он пока не очень-то.

Вообще-то Джейсен от всей души хотел как можно быстрее разработать проект, собрать все компоненты в единое целое, подключить энергию и зажечь световой меч — свой собственный световой меч. Но к словам дяди Люка волей-неволей пришлось отнестись всерьез. Ведь вот он сейчас сделает себе меч, а это, между прочим, оружие на всю оставшуюся жизнь, оружие джедая. Так что лучше уж потратить две-три недели или даже месяц — дело того стоило.

И хотя это было решительно не в его характере, Джейсен изо всех сил заставлял себя сохранять терпение и работать как можно аккуратнее. Все должно быть на своем месте, как того требует структура светового меча.

Да, сестренка дала ему источник питания, да и кусочки металла для корпуса Джейсен отыскал без труда, как раз подходящих формы и размера. С помощью инструментов Джейны мальчик соединил фрагменты металла и сточил острые грани. На это у него ушло несколько дней, а затем настал час подключать источник питания, подсоединив его ко всем проводкам. Наконец Джейсен добавил к конструкции кнопки управления.

Джейна-то уж точно подобрала бы детали для корпуса в считанные минуты, а вот Джейсену пришлось потратить на охоту за ними не один день. Но теперь, когда все необходимое у него было, мальчику все равно казалось, что на сборку у него уйдет вечность.

Как ему хотелось сейчас рыскать где-нибудь в чаще джунглей в поисках очередного экземпляра для любимого зверинца! Не говоря уж о том, чтобы мирно возиться с имеющимися питомцами, которые весело шебуршились каждый в своей клетке, причем иной раз лишь считанные сантиметры Отделяли потенциальную жертву от хищника, который бы с радостью слопал ее на завтрак.

Джейсен услышал, как хрустальная змейка шуршит в клетке, которую он починил совсем недавно, а потом звонко зачирикала одна из змеептиц. Мальчик навострил было уши, но тотчас заставил себя вновь сосредоточиться на работе. Еще немного, еще чуть-чуть, и световой меч готов! Готов! Ура, он, Джейсен, поспеет к финишу первым! То-то мастер Скайуокер будет гордиться!

Доделав рукоять меча почти до конца, Джейсен обернул ее особым рифленым покрытием, так что теперь она удобно ложилась в руку и можно было проделать самые тонкие движения фехтования на световых мечах. Так, теперь нужно вставить в меч мощный кристалл.

Джейсен поднялся, открыл сундучок, в котором хранил самые ценные вещи, и извлек оттуда нечто маленькое и блестящее — самоцвет коруска. Мальчик разжился этой штуковиной, когда решил поучаствовать в добыче драгоценностей на станции «Ловец Самоцветов» у Лэндо Калриссиана, а вскоре она сослужила ему добрую службу — с ее помощью Джейсен буквально прорезал себе путь на свободу из запертой комнаты в Академии Тени. Мальчик хотел подарить самоцвет матери, но Лея Органа уговорила его оставить камень себе — мол, еще пригодится.

Вот и пригодился! Теперь самоцвет станет сердцем его светового меча!

Лоубакка методично рылся в груде хлама — раньше, во времена борьбы с Империей, в Великом Храме располагалась база повстанцев, а в этом помещении был командный пункт. Отступая с заросшего джунглями спутника, солдаты бросили большую часть оборудования. С тех пор про все эти приборы и компьютеры мало кто вспоминал — ведь в Академии джедаев Люка Скайуокера было не принято особенно полагаться на технику. Правда, Джейна уже успела поохотиться тут на славу и прочесала каждую комнату, но Лоуи точно знал: на его долю тоже кое-что осталось.

Вуки забирался то в один, то в другой темный угол, сосредоточенно сопел и бормотал себе под черный блестящий нос. Он приподнимал металлические панели, внедрялся в запутанную паутину проводов, разгребал кучи деталей, недрогнувшей лапой разнимал на части панели и дисплеи.

— Господин Лоубакка, я прямо-таки теряюсь в догадках, что это вы такое затеяли, — пропищал Эм Тиди, подвешенный к поясу вуки. — Вы потратили без малого целый день на раскопки, но не нашли решительно ничего. Лоуи коротко рыкнул.

— Но всему есть предел! Нет, право же, я никак не могу поверить, будто вы способны унюхать их! Что за странная идея. Разве это возможно — учуять кристалл? — Терпение крошки-дроида, похоже, было на исходе, и Лоуи подумал: «У Эм Тиди, на верно, батареи садятся, не иначе».

— Так или иначе, а я все больше сомневаюсь, что вам удастся отыскать здесь какой бы то ни было кристалл, — продолжал сетовать дроид. — Я абсолютно уверен, господин Лоубакка, что командный пункт перерывали уже десятки раз за долго до вас!

Лоуи только буркнул в ответ и продолжал раскопки.

— Вовсе нет, — возразил Эм Тиди. — Я отнюдь не отношу себя к стану пессимистов. Я — всего лишь убежденный реалист. Ума не приложу, почему это мастер Скайуокер решил, будто вы все вот так вот запросто пойдете и найдете себе по кристаллу — подходящему кристаллу!



А если случится так, что у кого-то из вас световой меч выйдет с изъяном? О нет, это до добра не доведет. Осмелюсь предположить, что такая вероятность существует. Право слово, раскопки пора завершать.

Но тут Лоуи издал победоносный рык, запустил лапу в перепутанные внутренности маленькой проекционной системы высокого разрешения — и длинными косматыми пальцами извлек две сверкающие вещицы: плоскую фокусирующую линзу и сферический усиливающий кристалл. Оба использовались для дисплея высокого разрешения, и Лоуи нутром чуял — их вполне можно установить в световой меч.

Он восторженно повертел драгоценными находками прямо перед оптическими сенсорами сварливого дроида. В урчании вуки был восторг и самую чуточку самодовольства.

— Ну, могу же я иногда и ошибиться, — не без раздражения проскрипел Эм Тиди.

3

Рассвет застал Тенел Ка на вершине Великого Храма. Она делала разминку перед ежедневной зарядкой. Девушка заплела золотисто-рыжие локоны в две простые косы, чтобы не мешали, и теперь медленно, тщательно, сосредоточенно растягивала каждую мышцу. Ее гимнастический костюм — облегающий, из кожи ящериц — занимал на Тенел Ка еще меньше места, чем ее обычные доспехи из шкуры рептилий, лато практически не стеснял движений. Сверкающие синие чешуйки переливались от малейшего движения.

Босые ноги Тенел Ка холодили древние выщербленные плиты храма. Девушка потянулась вверх, к небу — сначала одной рукой, затем другой. Она каждой клеточкой чувствовала, как тело освобождается от напряжения, а джунгли приветствовали новый день пьянящими ароматами цветения и целой симфонией звуков. Легкий ветерок пробежал по листве, и Тенел Ка глубоко вдохнула, сосредоточившись на том, что нужно сделать. А нужно ей упражняться так же яростно, как упражняется каждое утро мастер Скайуокер.

Тенел Ка и сама удивилась, до чего ее задела за живое вся эта история со световыми мечами. Ну да, мастер-джедай велел каждому из них изготовить себе по мечу, и в душе девушки вспыхнула радостная гордость от предвкушения серьезных тренировок: ведь юные джедай будут готовиться к предстоящим битвам — настоящим битвам. Тенел Ка пришлось не по нраву другое: как это так, значит, теперь ее будут оценивать не по тому, как воюет она сама, а по оружию, которым она бьется?

Чуть раньше она уже облазала весь Великий Храм сверху донизу и снизу доверху при помощи одного лишь троса с якорьком — ну и, конечно, собственных тренированных мышц. «Так что важнее, — размышляла она, воин или его оружие?» Тенел Ка твердо знала: даже если у нее в руке будет просто палка, а не световой меч, все равно ее врагам придется несладко.

Наконец, почувствовав, что теперь каждая клеточка в ее теле звенит и наливается силой, Тенел Ка закончила разминку. Девушка взяла в руки деревянный посох метровой длины, который специально принесла с собой сюда, на крышу храма. Следующие полчаса Тенел Ка подбрасывала и ловила посох то правой рукой, то левой — сначала с открытыми глазами, потом с закрытыми, после чего некоторое время вертела посох над головой, а затем — под ногами.

Лоб и шея Тенел Ка уже блестели от испарины; щекочущие струйки пота бежали по спине, но девушка перешла к следующему упражнению. Наконец, довольная тем, что рефлексы у нее на высоте, Тенел Ка ухватила посох двумя руками, как световой меч, и принялась отрабатывать удары.

На это у нее ушел час, но ежедневной зарядке до конца было еще далеко. Тенел Ка сделала глубокий вдох, ловко сбежала по крутым ступенькам внешней лестницы к подножию храма и помчалась вперед — десять километров каждый день, и ни сантиметром меньше.

Прохладный утренний ветерок овевал ее разгоряченное лицо. Тенел Ка на бегу оглядела себя: стройные мускулистые руки и длинные тренированные ноги работали на славу, тело отлично ее слушалось. Девушка прибавила скорость и с удовольствием почувствовала, что даже не запыхалась и сил у нее в запасе еще на три такие пробежки.

«Да, — решительно сказала себе Тенел Ка. — Воин важнее оружия. Факт».

На пятый день упорных тренировок, призванных отточить физическую форму, Тенел Ка поняла — теперь можно и подумать, как будет выглядеть рукоять ее светового меча. Взмокшая после утренней зарядки, девушка решила поплавать в теплой речке, журчавшей неподалеку в джунглях, а заодно поразмыслить о том, с чего начать работу.

Тенел Ка стянула свой наряд и скользнула в поду. Пока сама она проворно и ловко плыла в нагретой солнцем воде, в голове юной воительницы проплывали мысли о различных материалах, из которых, в принципе, можно сделать рукоять меча. Плавала Тенел Ка отлично — по настоянию обеих своих выдающихся бабушек она училась плаванию и на Хейпсе, и на Датомире. Да, пожалуй, только по этому вопросу бабушки и сошлись во мнениях — единственный раз на памяти Тенел Ка.

Огвинн Джо, бабушка Тенел Ка по матери, Тенениел Джо, учила девочку плавать, повторяя: «Настоящему охотнику и воину ни река ни озеро — не преграда». А Та'а Чьюм, королева-мать хейпанского королевского рода, приходившаяся Тенел Ка бабушкой по отцу, принцу Айсолдеру, утверждала, что умение плавать — лучшая мера защиты от наемных убийц или похитителей. Вообще-то самой Та'а Чьюм оно и впрямь однажды спасло жизнь, когда она без колебаний ринулась с волнового спидера в озеро и доплыла до самого берега под водой, так что потенциальные убийцы решили — жертва утонула.

Тенел Ка высунула голову из-под воды, набрала в легкие воздуха и поплыла против течения. Это было не так-то легко, но за последнее время Тенел Ка здорово накачала руки и ноги, практикуясь в ударах и готовясь к будущим тренировкам со световым мечом… Да, кстати о мече — так из чего же сделать рукоять?

«Наверное, кусок металлической трубы вполне подойдет», — подумалось девушке. А вдруг можно просто вырезать ее из дерева — выбрать какую-нибудь породу потверже, и вперед? Ведь с кетовой меч не то чтобы сильно нагревается. Нет, это все не подходит, поняла Тенел Ка, хотя и не знала, почему. Зато твердо знала — нужен какой-то другой материал.

Она продвигалась вверх по течению длинными мощными гребками, не позволяя себе сбиться с размеренного ритма. Левой-правой, левой-правой, вот так.

Может, камень? Но из камня поди выточи то, что хочешь, да к тому же он слишком тверд. Тепел Ка уже понимала: ей необходим материал, который бы каким-то образом соответствовал образу датомирской воительницы. Перед мысленным взором девушки встал образ бабушки, Огвинн Джо — гордая осанистая фигура, затянутая в кожу рептилий, на голове — парадный шлем, — вот она едет на прирученном ранкоре. Залюбуешься. Да, дрессированные ранкоры — это уж точно символ отваги ее соплеменников: ведь ранкор — огромный страшный хищник с соответствующим характером, да и когти у него преострые.

Тенел Ка нырнула, потом вынырнула, фыркнула, поплыла быстрее и вдруг вспомнила — ведь у нее сохранились два клыка, некогда красовавшихся в пасти у любимого бабушкиного ранкора! Ну да, зверюга умерла, а клыки остались на память, и, между прочим, это пока что были самые крупные клыки на весь Датомир. И оба были самого что ни на есть подходящего размера и формы для рукояти светового меча…

Прошла неделя. Тенел Ка довольно повертела так и сяк будущую рукоять меча — есть чем гордиться, ручная работа, отлично смотрится, прочная и удобная. Так, вырежем еще одну глубокую бороздку — и узор будет готов. Хороший ранкор был у бабушки, клыкастый.

Лоуи, который сидел впереди Тенел Ка в тесной кабине скайхоппера Т-23, что-то вопросительно проурчал. Девушка привычно подождала, пока Эм Тиди перевел вопрос:

— Господин Лоубакка изъявляет желание узнать, каков ваш выбор касательно вулкана, в коем вы надеетесь отыскать потребные кристаллы.

Тенел Ка глянула на зеленое море джунглей, проносившееся внизу.

— Сам выбирай, — бросила она.

Лоубакка коротко рыкнул.

— Господин Лоубакка не выказывает никаких предпочтений, — сообщил Эм Тиди. — Он уже собрал все необходимое для своего будущего светового меча. В сущности, сама конструкция, по его словам, уже готова — дело за настройкой.

Тенел Ка удивленно захлопала ресницами — ее поразило не только то, что Эм Тиди умудрился перевести весьма лаконичный ответ Лоуи такой длиннющей фразой, о нет. Куда больше девушку озадачила мысль, что вуки — а может, уже и близнецы тоже? — так сильно ее обогнал. Ну что же, может, уже и близнецы тоже? — так сильно ее обогнал. Ну что же, значит, искать кристалл придется по-быстрому, да и с работой над мечом не задерживаться.

— Вон он, — юная воительница показала вперед. — Ближайший вулкан там.

Тенел Ка было ужасно неловко, что она потащила Лоубакку искать вулкан, и потому она смущенно пробурчала:

— Прости. Если бы я знала, что ты уже почти доделал световой меч, я бы нипочем не заставила тебя лететь со мной.

Вуки что-то добродушно буркнул и отмахнулся рыжей мохнатой лапой.

— Господин Лоубакка от всей души заверяет нас, что сия просьба совсем его не обеспокоила, — пояснил Эм Тиди. — Ему уже давно не удавалось вкусить покоя и уединения под сенью джунглей, а потому он счастлив посодействовать нам таким образом.

Вуки укоризненно фыркнул и щелкнул когтем по блестящему боку дроида-переводчика.

— Эгхм. То есть… — сконфузился Эм Тиди. — Господин Лоубакка имел в виду, что он в любом случае собирался отдохнуть и проветриться, и потому всемерно рад вам помочь.

Лоуи шумно выдохнул, но на сей раз перевод его устроил. Он уверенно опустил скайхоппер Т-23 на площадку из плотно утрамбованного вулканического песка, расположенную между опушкой джунглей и подножием небольшого вулкана. Затем он прорычал несколько слов, а Эм Тиди пояснил:

Как только закончите поиски, чем бы они не увенчались, просто возвращайтесь сюда, к кораблю. Господин Лоубакка и ваш покорный слуга будут приглядывать за вами с верхушек деревьев.

Ясно. Большое спасибо, — коротко кивнула Тенел Ка, развернулась, не тратя более слов, и быстро направилась вверх по склону вулкана.

Хотя ни один из вулканов, находившихся поблизости от академии, в последнее время не извергался, над этим вулканом все равно поднимались струйки белесого пара. Тенел Ка обогнула его кругом, карабкаясь по твердым черным камням, и вскоре увидела тоннель, проточенный лавой, который, как она понадеялась, вел прямиком к жерлу.

Воздух в тоннеле был теплый и в нем отчетливо пахло серой. Тенел Ка извлекла из-за пояса фонарик размером с палец и посветила вперед — черный стеклянистый песок похрустывал под ногами и поблескивал в свете фонарика сотнями крошечных ярких искорок. По мере того как девушка приближалась к жерлу вулкана, песок делался все тверже и в конце концов превратился в твердый черный камень, зеркальным блеском напоминающий обсидиан. Тепло сменилось удушливой жарой, а коридор впереди озарился призрачным алым светом.

До ушей Тенел Ка донесся глухой клокочущий гул — как будто вулкан хрипло вздыхал во сне. Теперь каменные степы вокруг были покрыты извилистыми трещинами, самые глубокие из которых начинались где-то у пола и бежали до самого потолка, а из них вырывались облачка белого пара — горячего и едкого. Но вкраплений кристаллов девушка пока не видела, сколько ни вглядывалась.

Тоннель все шел себе и шел, и конца ему видно не было. Именно поэтому конец настал терпению Тенел Ка и она уже решила повернуть обратно, но тут за очередным поворотом ее обдало нестерпимым жаром. Итак, она у цели!

— Ага-ага, — удовлетворенно пробормотала Тенел Ка. — То-то же.

Конечно, долго она в такой раскаленной атмосфере продержаться не сможет, но рискнуть, безусловно, стоит — факт. Прямо под ногами девушки лежал поперек тоннеля здоровенный обломок скалы, блестящий и черный, вывалившийся из трещины в потолке. Перед глазами у Тенел Ка зыбился горячий воздух, пот ручьями заливал лицо девушки, застилая взор, но все равно вкрапления дымчатых кристаллов, которые колюче поблескивали на каменном обломке, ни с чем не спутаешь.

Вокруг дышал жаром сплошной горячий камень — такой горячий, что работать Тенел Ка пришлось очень быстро. Девушка зажала фонарик в зубах, потом из одного из многочисленных кармашков на специальном джедайском поясе вытащила кусочек кожи ящерицы, обернула его вокруг пучка кристаллов, затем с помощью своего верного крюка отбила несколько штук и отпустила пучок. После этого Тенел Ка, не разворачивая кристаллы, упакованные в защитный слой кожи, бережно убрала их в кармашек на поясе и бегом направилась к выходу. Она вскинула фонарик над головой и издала пронзительный, победоносный вопль. Испуганное эхо метнулось по тоннелю.

По возвращении Тенел Ка уселась за низенький деревянный столик и разложила перед собой части будущего светового меча. Все, что нужно, у нее теперь есть: вот — выключатели, вот — кристаллы, а вот — оболочка, источник питания, фокусирующая линза и, наконец, выточенная из клыка ранкора рукоять.

Девушка легонько провела кончиками пальцев по причудливым переплетениям боевого узора, собственноручно вырезанного на рукояти меча. Да, резьба получилась гораздо лучше, чем рассчитывала Тенел Ка.

Из поездки на вулкан девушка привезла не только кристаллы: клык ранкора был до матового, мягкого блеска отполирован особой пастой, изготовленной из растертого с водой черного песка. Теперь каждый виток узора выступал особенно четко. Да, украшенный боевой резьбой клык ранкора — вот оружие, поистине достойное воина.

Тенел Ка с трудом проглотила устало-победный зевок и принялась монтировать части светового меча в единое целое, строго придерживаясь указаний мастера Скайуокера. Она насупилась — полая внутренность ранкорьего клыка была слишком мала и кристаллы туда не помещались. Через Минуту Тенел Ка сердито надула губы и пристально посмотрела каждый из кристаллов на просвет. Ну да, так и есть! Почти в каждом был дефект — трещинка, пузырек воздуха, еще что-то. Нахмурившись, Тенел Ка подавила еще один зенок и в раздумье покачала головой. Что ж, подумала она, выбора нет. В раскаленном вулканическом тоннеле было не до рассматривания кристаллов в лупу, а отправляться на поиски вторично — некогда.

Девушка мысленно вернулась на две недели назад. Да, две недели упорных, изматывающих тренировок, стиснутых зубов, нарастающих нагрузок. Реакции у нее теперь быстрее молнии, чувства острее лазера. И что, все впустую? Тенел Ка встряхнулась, стараясь сбросить напряжение. Ничего, я должна справиться, решила она. Придется. В конце концов, исход битвы зависит от воина, а не от его оружия.

Кивнув собственным мыслям, Тенел Ка вновь и; шла со стола рукоять светового меча и принялась за сборку.

4

Поляна посреди джунглей прямо-таки кишела тысячами — да что там, — миллионами интереснейших зверушек, птиц, рептилий и растений, а еще тут было полно презабавных грибов невероятной окраски и каких-то жужжащих насекомых, и все это ужасно отвлекало Джейсена от дела. Ему с трудом удавалось сосредоточиться, а ведь сейчас было куда важнее не рыскать глазами по пестрой поляне, а смотреть на Люка Скайуокера, который как раз начал демонстрировать юным рыцарям-джедаям первое упражнение по фехтованию световым мечом.

Параллельно работе с мечами ученики уже проводили тренировочные бои с дроидами и друг с другом, но при этом в ход шли палки точно такой же длины, какой обычно бывают световые мечи. После того, как у каждого из них был готов свой собственный клинок, ребята опробовали их на стационарных мишенях, чтобы привыкнуть к ощущению, когда держишь в руке энергетическое оружие. Так прошла еще неделя.

И вот, наконец, наступил долгожданный день — мастер Скайуокер счел, что его подопечным пора переходить к следующему шагу.

Вообще-то поляна представляла собой просто выгоревшее пространство на месте, куда когда-то ударила молния, запалив изрядный пожар. Впрочем, далеко огонь не распространился — этому помешала влажность, царившая в джунглях, и пышная растительность, которая вскоре потушила пожар. Но гигантское дерево массасси все-таки рухнуло, подточенное огнем, повалило несколько деревьев поменьше и порядочно примяло кустарник. Остальное пространство прогалины уже поросло сочной зеленой травой, пестрыми цветами, буйным мхом: вся эта зелень стремилась как можно скорее завоевать выжженную почву и прикрыть ее ярким ковром.

Поскольку сегодня предстояли упражнения не только умственные, но и физические, Люк — как, впрочем, и близнецы — облачился в удобный летный костюм. Тенел Ка явилась на занятие в своих неизменных доспехах из кожи рептилий, с обнаженными руками и ногами, — они не сковывали движений. Свои длинные золотисто-рыжие волосы она уложила в сложную прическу из свернутых кос, причем в каждую еще вплела какие-то ритуальные украшения. Лохматый Лоубакка, как всегда, одеждой себя не обременял: на нем был только пояс, сплетенный из особого волокна, которое вуки добыл из ядовитого растения-хищника в чащобе Кашиика. С пояса Лоуи, но обыкновению, свисал верный Эм Тиди.

И все же у каждого из юных джедаев на сей раз было при себе кое-что новое, особенное — а именно световые мечи, плод упорного многодневного труда.

Джейсен, изо всех сил стараясь не вглядываться в палую листву, в которой соблазнительно шуршала неизвестная живность, вместе с товарищами стоял посреди прогалины, а Люк Скайуокер уселся на могучий ствол поваленного дерева. И вот, наконец, он принялся распаковывать таинственный мешок, который ребята заметили при нем еще в академии.

— А что там, дядя Люк? — Джейсен заинтересованно вытянул шею, снедаемый любопытством. Раз уж обследовать притягательную прогалину на предмет пополнения зверинца нынче не удастся, надо же как-то себя отвлечь.

Люк загадочно улыбнулся уголком рта и извлек из мешка алый шар размером с крупное яблоко. Шар был идеально гладким, не считая небольших отверстий, прикрытых щитками — может, наводящие лазеры, а может, репульсорный двигатель. Мастер Скайуокер поставил шар на неровную поверхность обгорелого ствола, но — о чудо! — шар вовсе и не думал скатываться наземь, он непостижимым образом держался на месте. Люк достал еще один алый шар. И еще один. И еще.

Дистанционки! — догадалась Джейна. — Это ведь дистанционки, да, дядя Люк? А зачем они?

Упражнение в меткости, — отозвался Люк. Алые шары — а всего их оказалось четыре штуки — ярко выделялись на черном фоне обгорелого ствола; на землю они так и не скатились, будто презрели законы гравитации.

Лоубакка удивленного заурчал, а Тенел Ка, посерьезнев, расправила плечи.

— Мы что, будем по ним стрелять? — уточнила она.

— Нет, — Люк покачал головой. — Наоборот — они по вам.

— А-а, а мы должны отражать выстрелы световыми мечами? — сообразил Джейсен.

— Именно, — подтвердил Люк. — А это вовсе не легко, что бы вы ни думали.

— А я и не говорил, что нам тут легко придется, — смущенно пробурчал мальчик.

Тенел Ка кивнула.

— Понятно. Тренировка на остроту реакции и концентрацию. Нам нужно будет проявить проворство, чтобы успеть отразить каждый выстрел из дистанционки.

— Да-да. Но и это еще далеко не все, — сообщил Люк. Он извлек из мешка гибкий шлем с прозрачным забралом насыщенно-алого цвета и вручил его Тенел Ка. — Наденьте все вот это, — следом появилась пара таких же шлемов для близнецов, а вот вуки Люк протянул просто красное забрало с ремешками. — Извини, Лоубакка, но на твой размер ничего подобрать не удалось. Придется тебе обойтись таким вариантом.

Джейсен надвинул шлем на всклокоченную, как всегда, шевелюру и вдруг увидел джунгли в алом свете. Густая чаща теперь выглядела совсем дикой и первозданной, будто озаренная пожаром. Зрение в этом шлеме делалось менее четким, мелочи было толком не разглядеть, и Джейсен озадачился: а зачем, собственно, нужно это забрало — для защиты от шальных выстрелов из дистанционок? Он посмотрел туда, где на черном стволе алели четыре шара… то есть они должны там быть, но…

Мальчик замигал:

— Они пропали!

— Никуда они не пропали, — объяснил Люк. — Просто теперь они невидимы. Когда ты смотришь на дистанционки через алый фильтр, тебе их не видно. — На лице мастера Скайуокера заиграла улыбка. — То-то и оно, в этом и смысл. Когда Оби-Ван Кеноби обучал меня, я у него сражался вообще с опущенным забралом. Вслепую. Вы, по крайней мере, будете видеть коряги, кочки и друг друга. Но не дистанционки.

Джейсен хотел было спросить, как же это сражаться вслепую, но знал, что скажет дядя Люк.

— Однако я не буду заставлять вас сражаться совсем вслепую, — продолжал Люк, — потому что вы, все четверо, будете тренироваться с разными дистанционками. Вам же нужно видеть друг друга, верно? А я вовсе не хочу, чтобы кто-то кого-то поранил вместо того, чтобы просто отражать лазерные лучи.

Близнецы было захихикали, но мастер Скайуокер вперил в них строгий взгляд — и хихиканье смолкло.

— Я и не думал шутить. Лазер режет любое существо легко, как масло. В том числе и человеческую плоть, — без улыбки предупредил он. — Имейте это в виду. И запомните: световой меч — не игрушка. Это грозное и опасное оружие, так но отнеситесь к нему с подобающим уважением и осторожностью. Тот, кто держит в руках истовой меч, может многое — но и рискует многим. Надеюсь, пока вы делали каждый свой меч, вы уже это поняли.

Люк взял в руки пульт дистанционного управления и сказал:

— Ну а теперь поглядим, как вы владеете Силой и управляетесь со своими энергетическими клинками. — С этими словами он щелкнул кнопками — и до ушей Джейсена донесся жужжащий свист. Мальчик вгляделся: вроде ничего особенного не происходит. Тогда он поднял алый козырек-забрало. Ого! Четыре красных шара плыли по воздуху, вращаясь вокруг своей оси и сканируя окрестность.

Это не очень сильные лазеры, — сообщил Люк. — Но, если вас заденет, то заденет достаточно ощутимо.

Спасибо хоть камни и кинжалы в нас не шныряет, не то что в Академии Тени, — прошептал Джейсен стоявшей рядом сестре.

Опустить забрала, — скомандовал Люк. — Примите исходное положение.

Друзья рассредоточились по поляне, громко хрустя по низкому кустарнику.

— А теперь зажгите световые мечи, — Люк уселся обратно на попаленный ствол. Похоже, он вошел во вкус.

Все четверо юных джедаев синхронным движением, как один, вытащили из-за пояса рукояти световых мечей и активировали излучатели энергии. Джейсен увидел, как густые красные сумерки прорезали четыре сверкающих луча, причем сквозь красное забрало они казались кроваво-рубиновыми. Похоже на меч Дарта Вейдера, поежился Джейсен.

— Дистанционки вращаются, — провозгласил Люк. — Ровно через тридцать секунд они откроют беспорядочную стрельбу. Определяйте их местонахождение с помощью Силы. Ощутите их. Предчувствуйте, откуда начнется атака, и отражайте ее своими мечами. Вы долго готовились к сегодняшнему дню. Посмотрим, каких высот вы достигли.

Джейсен взял световой меч наизготовку и весь подобрался. Он с неудовольствием поймал себя на том, что пустил в ход навыки, которым его научил Брэкисс в Академии Тени. Джейсен ощущал, как световой меч ровно гудит у него в руке, излучая энергию. Он почуял резкий и свежий запах озона. Еще он слышал, как неподалеку передвигаются по поляне его друзья, озираясь по сторонам и настороженно ожидая атаки, но слышал смутно — гудение световых мечей заглушало прочие звуки, как алое забрало вытесняло прочие цвета. И вдруг раздался щелчок выстрела; Джейсен ничего не увидел, но тут низкий рык вуки перекрыл гудение светового клинка, который со свистом рассекал пустой воздух. Лоуи рыкнул вновь, и вновь взмахнул мечом, и вновь мимо.

— Ах, господин Лоубакка, вы, к сожалению, вновь промахнулись! — сокрушенно воскликнул Эм Тиди. — От души надеюсь, что практика пойдет вам на пользу и со временем вы научитесь.

Лоуи сердито огрызнулся, и Эм Тиди откликнулся — кажется, обиженно:

— Ну да ладно, ладно, молчу, молчу. Я понимаю, раз вы ничего не видите, это гораздо сложнее…И все же, полагаю, вам не стоит допускать, чтобы вас задело вновь.

Тут Джейсену стало не до препирательств пуки с дроидом, потому что позади прожужжал выстрел и мальчика весьма ощутимо ударило в спину. Он не выдержал и вскрикнул от боли: ранка-то была маленькая, а горела похуже укуса жалоящерицы. Джейсен резко развернулся и замахнул мечом, но было уже поздно.

С дальнего конца поляны, ломая кусты, шарахнул следующий выстрел, и Джейсен увидел, как темно-красная Тенел Ка проворно отскочила в сторону. Там, где девушка стояла долю секунду назад, упала перебитая лазером ветка. Юная воительница занесла меч вверх и сосредоточенно замерла.

Джейсен протянул вперед руку, стараясь с помощью Силы определить, откуда и когда в следующий раз выстрелит его круглый красный противник. Выстрел, еще один и — бац! — это Джейна ловко отразила удар луча. Тогда Джейсен сосредоточился на своей ранке, чтобы обострить все чувства. Нет уж, второй раз ему такой радости даром не надо!

Сила подсказала юному джедаю, что из незримого шара метнулся еще один луч, и Джейсен занес над ним меч, но промахнулся — правда, совсем чуть-чуть, зато за счет этого движения он ушел из-под удара и остался невредим. Мальчик всем телом ощутил тепло траектории луча, пролетевшего совсем рядом, но самого его не увидел.

— Почти попал! — пробормотал он и тотчас инстинктивно изготовился к новому удару, потому что шар опять выстрелил.

Тем временем Джейна едва успевала отражать удары своего невидимого противника — ее шар оказался безжалостным и палил не переставая, выпускал пять зарядов почти одновременно. Один из выстрелов срикошетил от алого забрала ее шлема прямиком в Джейсена, но мальчик успел отразить его с помощью Силы, отдавшись на ее волю: действуя не рассудком, но чутьем, он почему-то понял, что ему нужно делать — занес меч и отбил луч. Тот отскочил на край поляны и ударил в дерево, да так, что посыпались листва и ветки.

Продолжая плавное движение, Джейсен развернулся навстречу очередному удару своего противника и вполне удачно отразил его.

Лоубакка издал торжествующий рык — юному вуки тоже удалось постоять за себя.

Присутствие Тенел Ка на прогалине выдавало лишь тяжелое дыхание. В остальном она двигалась беззвучно и гибко, отбивая один лазерный удар за другим. Вот она изо всех сил замахнулась световым мечом, словно топором. Бац! Вжик! — искры полетели в разные стороны, и там, где перед девушкой только что вращался алый шар, в воздухе повисло облачко гари. Две половинки бывшей дистанционки шлепнулись на траву.

— Хватит. На сегодня вполне достаточно, — подал голос мастер Скайуокер.

Тенел Ка погасила световой меч и выпрямилась, руки в боки. Джейсен поднял забрало и тихо ойкнул — его круглый противник завис в двух шагах перед мальчиком. Юный джедай ошеломленно попятился.

От дистанционки, с которой билась Тенел Ка, осталось два полушария — они валялись на земле и внутри у них что-то искрило и посверкивало. Джейна с Лоуи тоже выключили мечи. Оба запыхались, но все-таки улыбались. Джейсен как можно незаметнее потер спину: удар лазера все еще саднил. Мальчик смущенно усмехнулся — авось остальные не видели.

Отлично, вы все молодцы. Только, похоже, нам понадобится новая дистанционка. — Люк одарил Тенел Ка ехидной усмешкой. — Ты хорошо управляешься с Силой.

И не только с Силой, — девушка вздернула подбородок и гордо расправила могучие плечи.

— Я определяла, где противник, на слух. Если сосредоточиться, Я могу различить дистанционку даже сквозь гудение световых мечей. Люк одобрительно хмыкнул.

— Так держать, — скапал он. — Настоящий джедай и должен использовать все свои чувства и навыки.

Джейна покрепче перехватила рукоять светового меча обеими руками и выставила сверкающий фиолетовый клинок перед собой. Она взглянула туда, где за линией огня, сжимая в мохнатых лапах свой световой меч, стоял ее противник, — Лоубакка. Юный вуки зарычал, тем самым изъявляя полную боевую готовность.

Джейна посмотрела в золотистые глаза Лоуи, на знакомую полоску черного меха, тянувшуюся со лба на затылок. Девочка с трудом проглотила застрявший в горле комок и подобралась. Лоубакка был хоть и худой, но гораздо выше Джейны, а уж что сильнее раза в три — это точно. Но и на его рыжей мохнатой физиономии Джейна различила выражение неуверенности, как будто гляделась в зеркало. Вуки тоже было не по себе.

— Дя… мастер Скайуокер, так мне что, надо по-настоящему сражаться с Лоуи? — осторожно поинтересовалась Джейна.

Люк поднялся:

— Джейна, ты с ним не сражаться будешь, а фехтовать. Проверь, какой он противник. Узнайте оба, кто что умеет. Изучайте реакции, запоминайте приемы. Но только, пожалуйста, соблюдайте осторожность, — веско добавил он.

Джейна невольно вспомнила учебу в Академии Тени. И как их с Джейсеном заставили сражаться на световых мечах, столкнули в поединке, причем оба они и ведать не ведали, кто скрывается под голографической маской противника.

— И помните, — наставительно говорил Люк. — Джедай пускает в ход оружие лишь в самом крайнем случае, как последний аргумент. Даже если вы просто извлекли меч, все равно им тем самым уже потеряли большую часть своего преимущества. Настоящий джедай полагается на Силу и сначала старается уладить дело иными способами — он сохраняет равновесие, воздействует на собеседника логикой, ведет себя настойчиво, но в то же время терпимо и терпеливо, он внимательно слушает, убеждает, выражает отказ на словах, пускает в ход успокаивающие психотехники. Но приходит час, — продолжал мастер Скайуокер, — когда джедаю должно иступить в битву. И, поскольку Академия Тени лелеет свои черные планы, боюсь, этот час близок, мои юные друзья. Так что вам нужно научиться владеть световым мечом.

С этими слонами он направился к Джейсену и Тенел Ка, сидевшим на стволе поваленного дерева на краю прогалины.

— Следующая очередь — ваша, — предупредил он. — А ты, Джейна, не волнуйся. Да, конечно, Лоуи повыше и посильнее тебя, но и поединке на световых мечах все зависит от опыта, от навыком фехтовального искусства, а в этом, я полагаю, вы на равных. Единственны: минус для тебя у Лоуи лапы длиннее и, соответственно, выпад он может делать дальше. Но увы, — вздохнул Люк, — обстоятельства не всегда позволяют нам сражаться только и исключительно на равных. А ты, Лоуи, будь осторожен, то еще недооценишь Джейну, — он отступил. Ну давайте, покажите, на что вы способны.

— Н-ну? — Джейна шагнула вперед, не своих глаз с вуки. — Чего ждем-то?

Лоуи занес свой световой меч и занял стойку готовности. Луч цвета расплавленной бронзы излучал сияние. Джейна скрестила с ним свой клинок и всем телом ощутила сопротивление и то, как схлестнулась энергия двух мечей. Брызнули искры. Девочка видела, как под рыжей шкурой юного вуки перекатываются могучие мышцы — он старался осилить противницу, но Джейна не сдавалась.

— Ладно, давай попробуем по-другому, — Джейна убрала меч и осторожно, медленно занесла его над своим мохнатым товарищем. Лоубакка отреагировал быстро — и вновь от скрестившихся клинков брызнули искры высвобожденной энергии.

Вновь принимая стойку готовности, Джейна бросила:

— А что, неплохо!

Лоуи защищался как мог. Ему явно не хотелось вступать в поединок.

Джейна прекрасно знала, что Лоуи, как и она сама, прошел в Академии Тени через страшные испытания — его тоже заставляли сражаться. И девочке подумалось, что Брэкиссу и коварной Тамит Кай с ее фиолетовыми злыми глазами нипочем не поставить на колени Новую Республику. Да, им обоим, Джейне Соло и вуки Лоубакке, предстоит сражаться и защищать Республику от темных джедаев. И единственный способ избавить Лоуи от колебаний и сомнений — это перейти в наступление прямо сейчас.

На этот раз удушливой, обволакивающей темноты не было. Джейна сражалась с полной отдачей, и внутри у нее все пело от радости — ведь она выступала на светлой стороне. Да, тогда, на собрании учеников-джедаев, дядя Люк сказал сущую правду. Джейна знала, что Академия Тени поднимает голову; знала девочка и то, что ей предстоит сражаться, чтобы освободить своего друга Зекка.

Но сначала… сначала нужно как следует научиться боевому искусству.

Лоубакка отвечал на удары Джейны все яростнее, и возможности его проявлялись все ярче — он парировал, наносил удары, он был быстр и неутомим, как ветер. Джейна едва поспевала за юным вуки. Сверкали световые клинки, искры летели врассыпную.

Лоуи попытался пригнуть меч Джейны к земле хитрым крученым ударом, но девочка оказалась проворнее и перехватила инициативу, пустив в ход передавливающий блок. Она улыбнулась, но отступать не желала. С края прогалины донеслось ободряющее «ого-го» брата.

— Превосходно, господин Лоубакка! — пропищал привычный ко всякому Эм Тиди, без звука вытерпевший весь поединок. — Но вы все же поосторожнее, а то ведь попадет на меня искра — пожалеете.

Джейна чувствовала, как ее захлестывает поток Силы, а у Лоубакки вид был ликующий и вдохновенный. Вуки обнажил внушительные клыки и зарычал — не сердито, не обиженно, это был просто веселый вызов сражаться дальше. Он ухватил рукоять своего большого меча двумя лапами и начал уклоняться то вправо, то влево, надеясь застать Джейну врасплох — но не тут-то было! В приливе энергии девочка взвилась в воздух на высоту роста ошарашенного Лоуи. Меч вуки, не причинив вреда, просвистел у нее под ногами, а Джейна мягко приземлилась на устланную палой листвой землю за спиной у противника.

Ах! Вот это да! Вот это потрясающая неожиданность! — восхитился Эм Тиди. — Великолепно, госпожа Джейна.

Класс, Джейна, сестричка! — прокричал Джейсен.

Лоуи вскинул меч, салютуя. Джейна улыбнулась до ушей. Глаза у нее блестели.

— Весьма впечатляюще. — Люк повернул к Джейсену и Тенел Ка. — А теперь посмотрим, что получится у вас.

5

Тенел Ка медленно, задумчиво провела пальцами по резной рукояти своего светового меча, выточенной из клыка ранкора. Она держала выключенное оружие перед собой и, прикрыв серые, как прохладный гранит, глаза, делала глубокие вдохи. Девушка четко контролировала свое тело и окружающий мир. Она напрягла все мышцы и ввела себя в состояние полной боевой готовности. Поляна вся звенела от хора джунглей: шуршал ветер в ветвях, жужжали насекомые, чирикали и посвистывали в кроне деревьев несметные полчища птиц.

Тенел Ка сосредоточилась на том, чтобы все ее отточенные реакции работали как следует и были готовы к действию. Тенел Ка доверяла свому телу и всегда требовала с него по максимуму, но при этом она хорошо знала, каковы его возможности, у которых все-таки есть свой предел. Покамест, однако, тело отвечало ей взаимностью и ни разу не подвело.

Девушка медленно открыла глаза и посмотрела на мальчика, который стоял перед ней, готовый к следующему поединку. Тот улыбнулся:

— Одно дело — дистанционки пополам рубить Тенел Ка, — сказал Джейсен. — А вот как справишься с реальным противником? Это не так-то просто.

— Сложнее. Факт, — кивнула Тенел Ка.

Джейсен нажал кнопку и зажег свой меч. Из рукояти вырос изумрудно-зеленый клинок.

— Ладно, так уж и быть, я постараюсь не очень сильно на тебя нападать, — с шутливым благодушием пообещал юный джедай.

Кончики пальцев Тенел Ка нащупали кнопку активации, глубоко утомленную в клыке ранкора. Серебристый световой клинок, похожий на узкий луч тумана с легким потрескиванием возник и воздухе, рассыпая золотые искры. Цвет клинка напоминал те дымчатые кристаллы, которые Тенел Ка добыла на вулкане и использовала для создания меча.

Что ж, а я постараюсь не слишком теснить тебя, друг мой Джейсен, — серьезно отвечала она и легким поворотом кисти проверила, как действует оружие. Взмах, еще взмах — луч заплясал из стороны в сторону, сверкая и шипя во влажном воздухе джунглей.

Осторожно, — посоветовал со своего наблюдательного поста на поваленном дереве мастер Скайуокер. — Не будьте столь самоуверенны, вам обоим еще предстоит многому научиться.

Не волнуйся, дядя Люк, — отозвался Джейсен. — Конечно, в Академии Тени мне пришлось не сладко, но кое-чему меня там все-таки научили. — Он усмехнулся. — Хотя, конечно, сражаться Тенел Ка — это почище голографических чудищ. Тут подала голос Джейна, все еще запыхавшаяся и взмокшая после поединка с Лоубаккой:

— И почище, чем биться с собственной сестрой, пусть и под маской, а?

— Угу, — кивнул Джейсен.

Тенел Ка вновь помахала световым мечом туда-сюда и сделала шаг в сторону Джейсена. Девушка расправила плечи: она знала, что стоит выше, чем ее друг-шутник. Меч у нее в руке так и гудел от излучаемой энергии.

— Мы что, так и будем разговоры весь день разговаривать, а, Джейсен? — Тенел Ка сузила глаза. — Или все-таки не потратим утро впустую, и ты дашь мне время себя победить?

Да ну тебя! — рассмеялся мальчик. — Тенел Ка! Ну мы же не настоящие враги, ты чего! Это же просто тренировка!

Тренировка. Факт, — Тенел Ка кивнула. — Мы — не враги, мы — противники.

Она медленно занесла меч — так, чтобы Джейсен не принял это за настоящую атаку, но Джейсен инстинктивно взмахнул своим мечом. Брызнули искры, клинки скрестились.

Джейсен удивленно захлопал глазами и подался назад, нанеся удар по ее туманно-золотистому клинку.

— Раз ты так, Тенел Ка, — начнем, пожалуй.

Девушка уклонилась от удара и сделала быстрый выпад. Джейсен едва устоял на ногах. Будь он и впрямь ее врагом, тут бы ему и конец, но Тенел Ка на долю секунды отвела клинок, просто чтобы показать, что Джейсен потерял бдительность, — хороший урок рыцарю-джедаю, чтобы на будущее держал ухо востро.

Внезапно Джейсен развернулся на пятках и нанес косой удар, вынудивший Тенел Ка защищаться.

— Что-то у тебя с уверенностью плоховато, подруга, — усмехнулся он.

— Ничего у меня не плоховато, — ответила девушка и почувствовала, как на лбу выступает испарина. Она ринулась вперед, но Джейсен отразил ее удар своим изумрудным клинком и звонко расхохотался. «Движется он быстро, с мечом управляется проворно, и удар у него сильный», — отметила юная воительница. Они вновь сошлись. Весельчак Джейсен, всегда такой рассеянный и несобранный, с мечом в руках совершенно преобразился — к немалому удивлению Тенел Ка, управиться с ним было не так-то легко.

— Тенел Ка, а Тенел Ка, — поддразнил Джейсен, тем временем нанеся еще два удара — так легко, будто он всю жизнь только и делал, что поддерживал светскую беседу во время поединка на световых мечах: — Знаешь, почему у снежного чудища вампы такие длинные лапы? — он ловко ушел от удара. — Потому что они у него далеко от туловища!

Лоубакка издал нечто среднее между вымученным смешком и стоном, а Эм Тиди пропищал с пояса у вуки:

— Вынужден отметить, что я не в состоянии отыскать элемент юмора в объяснении зоологической аномалии, предложенном господином Джейсеном.

— Ты меня своими шуточками не отвлечешь, Джейсен, — процедила Тенел Ка и замахнулась вновь. Он что, и впрямь думает, будто ее концентрацию так легко сбить? — И ничего смешного я в них не вижу.

Джейсен сочувственно вздохнул и остановил ее клинок своим.

— Знаю. Сколько мы знакомы, а я так тебя и не рассмешил.

Девушка пристально изучала противника, стараясь по напряжению его мышц определить, когда он сделает следующий неожиданный удар, в каком направлении, какой взмах меча может быть обманом, а какой — настоящей атакой.

— Неплохо, — одобрил мастер Скайуокер. — Почувствуйте Силу. Световой меч — это не просто оружие. Он — часть вас, продолжение вашего тела.

Джейсен интенсивно атаковал Тенел Ка, и девушке пришлось попятиться на шаг-другой. Он явно теснил ее к камням на краю поляны. Может, он и решил, что Тенел Ка позабыла про них, но совершенно напрасно: девушка помнила о каждой детали и мелочи на прогалине.

Когда она уже почти наткнулась на валуны, Джейсен выдал свое намерение широкой ухмылкой. Он все наступал, видимо, рассчитывая, что противница споткнется. Но Тенел Ка легко перепрыгнула камни и пружинисто приземлилась позади них, мгновенно заняв боевую стойку и ни на секунду не утратив равновесия. Зато его тут же потерял Джейсен: внезапно осыпанный листьями, он запнулся и рухнул, едва не стукнувшись о валуны. Мальчик поднялся, отряхиваясь и что-то обалдело бормоча.

— Ну и ну, — выдавил он, улыбнувшись. — Здорово ты меня.

Тенел Ка стояла с мечом наизготовку, промокшие от пота косы рассыпались по плечам. Она решила немножко побаловать себя и переложила меч в левую руку, чтобы доказать, что может сражаться левой не хуже, чем правой. Тренировалась-то она все это время обеими, полагая, что в один прекрасный день это умение может очень даже пригодиться.

— Пижонка, — добродушно поддразнил Джейсен. Поколебавшись долю секунды, он тоже сменил руку и двинулся в атаку, грозно размахивая изумрудно-зеленым мечом. Девушка занесла свой туманно-серебристый меч и сделала выпад, за ним еще. Мечи скрестились, посыпались искры.

Джейсен восхищенно рассмеялся, и тогда Тенел Ка позволила себе сдержанную улыбку.

— Ты неплохой противник, Джейсен Соло, — проронила она.

— Еще бы! — задорно отозвался мальчик.

Тенел Ка отлично знала, что все ее умение держится на отваге и тренированности. Да, конечно, световой меч она себе соорудила неплохой, но все-таки великой воительницей она станет не поэтому, а потому, что она сама умеет сражаться. И никакое оружие, даже самое мощное, тут ничего не прибавит.

Световой меч Джейсена уперся в ее собственный, и Тенел Ка отступила. Они стояли, намертво скрестив неуязвимые клинки. Яростно потрескивали электрические разряды, а в воздухе резко и пронзительно запахло озоном. Тенел Ка давила изо всех сил, но Джейсен сопротивлялся.

Ее ладонь вспотела, но она продолжала крепко удерживать рукоять из клыка ранкора. Компоненты внутри рукояти вибрировали, словно старались не растерять энергию клинка, в то время как Тенел Ка все сильнее надавливала мечом на такое же мощное оружие. Рукоять задребезжала.

Джейсен фыркнул.

Надеюсь, ты не рассчитываешь, что я так просто возьму и сдамся? — шутливо спросил он у Тенел Ка.

А может, и стоило бы, — выдохнула девушка и надавила на меч еще сильнее, стараясь не обращать внимания на то, что от ее меча исходят какие-то странные и не очень приятные волны. Тенел Ка стиснула зубы. Рука у нее затекла и отчаянно ныла. Мечи гудели и выли. Джейсен, напряженно блестя глазами, налегал на свой клинок и не сдавался.

Мастер Скайуокер, Джейна и Лоубакка давно уже вскочили с бревна и внимательно следили за напряженным поединком, вытянув шеи.

Тенел Ка сузила серые глаза, ни на секунду не ослабляя давления, но в глубине души спросила себя, сколько она еще вот так продержится и чем вообще кончится эта схватка.

И вдруг внутри ее светового меча что-то кардинально изменилось — раздался громкий щелчок, а затем зловещее шипение, будто внутри проползла змея.

Джейсен надавил споим изумрудным клинком еще сильнее. От серебристого меча Тенел Ка брызнули ослепительные золотые искры пульсирующей энергии. Луч клинка расплылся, расфокусировался.

Джейсен, страстно желая выиграть поединок, сделал последний рывок, вложив в него все силы.

А потом случилось сразу все.

Источник питания в мече Тенел Ка издал пронзительный скрип, сигнализирующий о перегрузке, и луч замигал, будто свеча, на которую дунули изо всех сил. Из рукояти, откуда исходил луч, полетели искры и повалил дым. Там, где только что был клинок, образовалась пустота, и меч Джейсена, потратившего на последний рывок остатки сил, разрубил эту пустоту и вонзился в ту единственную преграду, которая стояла у него на пути.

Нестерпимая огненная боль прорезала руку Тенел Ка повыше локтя. Жжет… как жжет… но сквозь жжение девушка ощущала ужасный, тошнотворный холод, пронизывавший ее до костей. Такого с ней раньше не бывало.

Световой меч ударился о землю. И все же девушка видела, что ее рука сжимает рукоять из ранкорьего клыка. Рукоять взорвалась — и сверкающие молнии полетели в разные стороны.

Яркие. Ослепительные…

Дурнотный туман закружил Тенел Ка. Вокруг все стремительно расплывалось и меркло. Что-то кричал Джейсен, но что — девушка разобрать уже не могла и лишь надеялась, что не поранила его.

Джейна, Лоубакка и мастер Скайуокер уже бежали к ней с края поляны, но силы Тенел Ка иссякли и ноги ее больше не держали. Не успел Джейсен протянуть к ней руки, как девушка рухнула наземь.

Боль и потрясение растворились во всепоглощающей тьме…

6

Академия Тени устроила себе убежище на окраине галактики — в тех краях, которых нет на карте. Здесь пылали две звезды, медленно умиравшие на протяжении последних пяти тысяч лет.

Без своего маскировочного устройства учебным центр Второй Империи больше всего напоминал гигантский терновый венец, купающийся в сиянии солнечной радиации. Протуберанцы светящегося газа, изрыгаемого звездами, должны были защищать станцию от зорких глаз Республики.

Зекк стоял перед широкими окнами самой высокой из наблюдательных башен и всматривался в бушующее звездное пламя. Затемненные стекла отфильтровывали смертоносную радиацию — но даже в таком приглушенном виде зрелище ярости вселенной потрясало Зекка.

Позади юноши стоял Брэкисс, глава Академии Тени, высокий красавец-джедай. Будучи имперским шпионом, он когда-то учился в новореспубликанской Академии джедаев, однако попытки мастера Скайуокера обратить его на светлую сторону не увенчались успехом: Брэкисс сбежал и вернулся в Империю. Там он собрал группу учеников — темных джедаев — и поставил им условие, что те будут верно служить главе Второй Империи, воскресшему Императору Палпатину.

Лицо Брэкисса, озаренное светом двух солнц, было мрачным.

— По сравнению с этой реальностью, образ у меня в кабинете как-то тускловат, а, Зекк?

Зекк только и смог, что кивнуть, — слов у него просто не было.

— Денарии Новая взорвалась больше пяти тысяч лет тому назад, взорвав и эти звезды и оставив от них лишь угольки, — сказал Брэкисс. — Могущественный сит Нейга Садоу устроил этот катаклизм, чтобы вырваться на свободу и уйти от преследования кораблей Республики. С помощью необычайной мощи темной стороны он разорвал эти звезды, и они, словно две пылающие огненные ладони, прихлопнули флот преследователей.

Зекк вновь кивнул и, тщательно подбирая слона, выговорил:

— Вот еще один пример могущества темной стороны.

Брэкисс одарил его горделивой улыбкой:

— Да, и твоим друзьям Джейсену и Джейне никогда не удастся продемонстрировать тебе такое могущество, сколько бы они ни учились.

— Не удастся, согласился Зекк. — Где им. Когда-то он довольно долго дружил с близнецами, детьми Хана Соло и Леи Органы Соло. Зекк был всего-навсего беспризорником, он добывал себе пропитание в трущобах города-планеты Корусанта, ежедневно рискуя жизнью, и никому не было до него дела. Он мог разве что мечтать о лучшей жизни, но в один прекрасный день на его пути повстречалась ночная сестра Тамит Кай, которая как раз вербовала учеников — она-то и отвезла мальчика в Академию Тени.

На ранней стадии поиска талантливых учеников Брэкисс совершил серьезную ошибку — похитил талантливых юных джедаев, а именно близнецов Соло и вуки Лоубакку. Затея не удалась, и тогда Брэкисс решил, что хорошую службу Академии Тени сослужит кое-кто совсем другой: обойденная доселе вниманием молодежь из малоимущих слоев, юноши и девушки с самого «дна», которые тоже могут обладать джедайским потенциалом. А уж стоит им попасть в Академию Тени, их способности возрастут стократ во славу Второй Империи.

Зекк поначалу упирался и хотел сохранить преданность друзьям. Но постепенно Брэкиссу удалось уговорить мальчика и переманить его на свою сторону — он понемногу показывал Зекку, как использовать Силу, а мальчик, обнаружив, что одарен Силой, схватывал же на лету.

Перемена, которая произошла к его участи, а также приобретенный опыт необратимо изменили отношение Зекка к близнецам: дружба превратилась в ненависть. Ведь Джейне с Джейсеном ни разу и в голову не пришло позволить ему поучаствовать в джедайской проверке, а между тем он, Зекк, подспудно ощущал, что у него-то способностей ничуть не меньше, чем у его высокородных друзей. Единственное из всей прежней жизни, о чем, точнее о ком Зекк и правду скучал, — это давний приятель, старый Пекхам. Но зато теперь перед мальчиком открывалось поистине блестящее будущее. Зекк постепенно проникал в сущность джедайского искусства — у мальчика уже получалось то, о чем он раньше и не мечтал.

Брэкисс, не отводя взора от бушующих солнц, распростер руки и развел пальцы. Серебристое одеяние окутывало его высокую стройную фигуру как облако, сотканное из блестящей паутины. Он неотрывно глядел на полыхающий огонь Денарии Новой.

— Смотри и учись, Зекк, — веско промолвил он.

Прикрыв глаза, глава Академии Тени пошевелил руками. Зекк внимательно следил за ним, и зеленые глаза мальчика округлились от изумления.

Пламя разреженного, раскаленного газа, бушевавшего меж двух звезд, медленно, но неуклонно принимало очертание двух ладоней… пламя кружилось, танцевало, взвивалось и опадало, послушное движениям рук Брэкисса. Темный наставник управлял звездным огнем!

Не поднимая век, не видя, какой эффект возымели его пассы, Брэкисс прошептал Зекку:

Сила — во всем, что есть на свете. От ничтожнейшего камушка до огромнейшей из звезд. То, что я тебе показываю, — лишь слабое подобие того, как Нейга Садоу уничтожил преследователей, подчинив своей воле пламя звезд.

А вы можете заставить солнце взорваться? — робко спросил Зекк.

Брэкисс открыл глаза и внимательно посмотрел в лицо своему юному ученику. На гладкий высокий лоб темного джедая набежала тень.

— Не знаю, — отвечал он. — Но думаю, мне вряд ли захочется пробовать.

Зекк вспомнил, как Брэкисс впервые уговорил его поэкспериментировать со своими скрытыми джедайскими способностями — дал мальчику зажигалку и показал, как просто с помощью Силы создавать фигуры из пламени. Здесь и сейчас, в Денарии Новой, Брэкисс проделал то же самое, только в поистине космическом масштабе.

— А можно мне попробовать? — Зекк, изнывая от нетерпения, подался вперед. Он коснулся кончиками пальцев фильтра на обзорном экране, взглянул на двойную звезду и ее пылающую корону, выбрызгивавшую языки бриллиантового пламени.

На красивом лице Брэкисса вновь возникла улыбка.

— Ты, как всегда, честолюбив, юный Зекк, — он положил тяжелую руку на плечо своего любимого ученика. — Но имей терпение. Тебе еще многому предстоит научиться. Да, ты ненасытен в учебе и во многом превзошел ожидания, которые я возлагал на твои врожденные способности. Ты с легкостью выполняешь любые мои задания, однако у любого ученика-джедая наступает день и час, когда он подходит к пределу своих возможностей. — Брэкисс поднял брови. — Тамит Кай все еще похваляется своим любимчиком Вайласом — он учится у нас уже год. Но ты учишься куда быстрее него. И мне кажется, ты достиг предела, мой мальчик.

С этими словами Брэкисс извлек из складок своего серебристого одеяния какой-то предмет, однако не спешил показывать его Зекку, хотя в темных глазах мальчика горели нетерпеливые искры.

— Я знаю, что ты готов к этому. Так не разочаруй же меня, — произнес Брэкисс.

— А что там, мастер Брэкисс? — спросил Зекк. И тогда Брэкисс показал Зекку темный, узорчатый цилиндр:

— Тебе пришло время обзавестись собственным световым мечом.

Зекк благоговейно принял древнее оружие джедаев и уставился на него в изумлении. Даже и выключенном состоянии меч излучал волны мощи. Мальчик стиснул рукоять и взмахнул ею туда-сюда, рисуя в воображении потрескивающий лучевой клинок. Да, это было приятно. Очень приятно.

— Вообще-то мне следовало велеть тебе сделать оружие своими руками, — заговорил Брэкисс. — Но это отнимает слишком много времени и, кроме того, чтобы найти компоненты и собрать их в единое целое, нужно не только время, но и концентрация. А у нас времени мало. Конечно, с помощью темной стороны многое происходит быстрее и действеннее. Прими же сей световой меч в подарок от своего наставника и, вооруженный им, служи Второй Империи верой и правдой.

А включить можно? — прошептал Зекк, все еще не веря своему счастью.

Конечно.

Брэкисс отступил, и Зекк засветил меч. Воздух прорезал алый луч, по цвету напоминающий раскаленную лаву.

— Это грозное оружие, — предупредил Брэкисс, — и оно уже настроено на то, чтобы служить темной стороне.

Зекк взмахнул кистью вправо-влево, прислушиваясь к гудению яркого луча.

— По сути, этот световой меч весьма похож на тот, который был у Дарта Вейдера, — заметил Брэкисс.

Зекк сделал выпад в пустоту.

— А когда можно будет приступать к тренировкам? — нетерпеливо спросил он. — Как я буду учиться?

Брэкисс повел его прочь из наблюдательной башни.

У нас здесь есть имитационные комнаты, — отвечал он. — В свое время я тренировал твоих знакомых, Джейсена и Джейну. Это было сплошное разочарование, поверь. Да, владеть световыми мечами они научились, но в остальном упирались на каждом шагу. Я рассчитываю, что ты, в отличие от них, быстро проскочишь базовый курс обучения и превзойдешь их во всем. И еще я знаю, что мастер Скайуокер боится — он слишком труслив, чтобы позволить своим драгоценным ученикам обзавестись собственными световыми мечами и обучать их боевому искусству. Он полагает, будто световые мечи слишком опасны. — Брэкисс рассмеялся. — Только Скайуокер не того боится. Ему следует опасаться не световых мечей самих по себе, и темного джедая, вооруженного подобным мечом.

Зекк послушно шел за наставником по коридору; он на ходу выключил меч, покрепче сжал рукоять и внимательно разглядывал легендарное джедайское оружие, водя пальцем по рельефному узору рукояти.

Меч был твердым и теплым… и он так и просился в бой. Он прямо-таки настаивал, чтобы его включили. Перед внутренним взором мальчика все еще сверкал алый луч клинка.

Зекк попытался было отогнать соблазнительный образ, но блистающее лезвие не исчезало. — Да, — задумчиво пробормотал он. — Теперь-то я вижу — оружие и впрямь опасное.

7

Джейсен никак не мог отогнать мрачные мысли. Мальчик бесцельно бродил по залам Академии джедаев, стараясь держаться в тени и выбирая коридоры потемнее, куда большинство учеников заглядывали редко. Джейна вот уже два часа неотступно следовала за ним, храня потрясенное молчание. Похоже, сейчас они были нужны друг другу как никогда, хотя ни брат, ни сестра не знали, что и как сказать — да и говорить не хотелось.

Джейсен никак не мог понять, отчего дядя Люк не позволил им остаться рядом с бесчувственной Тенел Ка, над которой хлопотал медицинский дроид. И в коммуникационный центр он их с собой не взял — пошел связываться с семьей девушки один.

Там, на поляне, дядя Люк лично подхватил на руки обмякшую Тенел Ка и бегом донес ее до Великого Храма. Близнецы мчались следом, и Джейсен всем своим существом ощущал, как мастер-джедай с помощью Силы старается вдохнуть жизнь в бесчувственную девушку; Сила же помогала ему бежать как можно быстрее и не причинять Тенел Ка боли, и одновременно Люк умудрялся посылать в сознание девушки успокаивающую, исцеляющую волну.

Джейсен прекрасно понимал, что ему и самому следует сделать то же самое — надо же хоть как-то помочь подруге! — но мысли и чувства его были в таком беспорядке, что он решил не рисковать — а ну как навредит бедняге Тенел Ка еще больше? А так, наверное, дядя Люк именно поэтому и не разрешил им остаться в лазарете! Мастер-джедай сказал, что, как только юная воительница очнется и позовет друзей, он за ними пришлет.

И вот прошло уже два томительных, два невыносимых часа, а близнецы все так же бродили по академии, молча, погруженные каждый в свои невеселые мысли. К ним присоединился Лоуи, но ни один из близнецов даже не спросил юного пуки, где тот был раньше. В конце концов, Лоуи частенько удалялся в джунгли — посидеть под сенью деревьев, погрезить о родном Кашиике, о родителях, о младшей сестренке… Но сейчас он был вновь готов поддержать друзей. Однако, вскользь глянув на вуки, Джейсен ничуть не удивился, что Эм Тиди выключен.

Все трое были потрясены случившимся до глубины души — но Джейсен больше остальных. Он вновь и вновь прокручивал в воображении ту сцену на лесной прогалине — жужжание и треск скрестившихся световых клинков, вызов, плеснувший в суровых серых глазах Тенел Ка, изумрудное сверкание своего меча, отрезавшего ее руку… Джейсен крепко зажмурился, пытаясь отогнать видение того, что было дальше, но тщетно. Продолжение сцены слишком живо стояло у него перед глазами. Он посмотрел на сестру и вуки.

— Не могу я больше ждать, — выдавил мальчик. — Мне обязательно нужно увидеть Тенел Ка и убедиться, что она жива. И извиниться.

— Мы с тобой, — тут же сказала Джейна, а вуки утвердительно заурчал.

Когда трое юных джедаев добрались до лазарета, навстречу им вышел мастер Скайуокер в сопровождении Ардва-Дидва.

— Как там Тенел Ка? — быстро спросил Джейсен. — Она очнулась? Можно нам к ней?

Люк заколебался — и Джейсен заметил проступившую у него на лице озабоченность.

— Она еще не вполне оправилась от… шока, — ответил он. — То есть очнуться-то очнулась, но видеть вас не готова.

— Но разве именно сейчас друзья не нужны ей больше всего? — удивилась Джейна.

Ардва-Дидва покрутил куполообразной головой и издал отрицательное жужжание — весьма выразительное.

— Но мне обязательно надо ее видеть! — настаивал Джейсен. — Я должен хоть что-нибудь для нее сделать — ну, не знаю там, рассмешить, за руку подержать… Бластеры-шмастеры! У нее теперь всего одна рука, и это я виноват!

Ардва печально и протяжно свистнул, а Люк посмотрел на племянника с сочувствием.

Знаю, тебе сейчас несладко, — произнес он. — Но Тенел Ка еще хуже. Я по себе знаю, потому что помню, что крутилось у меня в голове, когда я остался без руки после поединка с Дартом Вейдером в Облачном Городе. Я как раз узнал, что он мой отец. Мне казалось, будто я потерял часть себя, часть своего я… и руку я тогда тоже потерял.

— Но разве руку нельзя восстановить? — напомнила Джейна. — Прирастить заново, пролечить в контейнере с бактой.

Люк покачал головой:

— Свою я утратил безвозвратно. Даже и приделывать было нечего.

— Но твоя искусственная рука работает не хуже прежней, — осторожно сказал Джейсен.

— Может, и так, — Люк помахал искусственной рукой, сжал ее в кулак, поиграл пальцами. — Но не так-то легко было на нее решиться. Помню, я думал — вот, стал еще на шаг ближе к отцу, к Дарту Вейдеру: частично — человек, частично — машина. Тенел Ка тоже предстоит принять такое решение. Когда ее световой меч взорвался, руку раз несло в клочки. Нечего там приращивать.

Джейсен побледнел.

— Дядя Люк, мне надо с ней увидеться, — выдавил он. — Я обязан извиниться.

Люк потрепал его по плечу:

— Обещаю, как только она будет готова к визитам, я тебя позову. А теперь иди и отдохни, ладно?

Джейсен спал «зыбким, поверхностным» сном, ворочался с боку на бок. Мальчика неотступно преследовал образ раненой Тенел Ка и слышался ее голос:

— Мы — противники.

— Нет, я твой друг, — пытался ответить Джейсен, но слова застревали где-то в пересохшем горле. Он вновь и вновь ощущал дурноту, когда ее световой меч исчезал и его сверкающий изумрудный клинок перерубал ее руку.

Ноздри ему щекотал отвратительный запах паленой плоти, а грохот, с которым взорвался ее меч из клыка ранкора, неумолимо терзал слух. И вставали перед Джейсеном серые глаза Тенел Ка, полные укора.

— Мы — противники…

Во сне Джейсен ощутил, что его как будто толкнули, и рывком сел — весь в холодном поту. Тонкое одеяло, которым он обычно укрывался, комком сбилось в ногах. Мальчик не понимал, что именно его разбудило, но знал — это что-то важное, неотложное. «Это Тенел Ка. Мы ей нужны», — эта мысль возникла у него в сознании внезапно и непонятно откуда. В открытое окно до мальчика донесся отдаленный призывный вой вуки.

Вскочив с койки, Джейсен торопливо застегнул помятый оранжевый летный комбинезон — он лег спать, не раздеваясь. Издалека вновь донесся голос вуки, и Джейсен понял: Лоуи, медитировавший на верхушке дерева массасси, жаждет что-то ему сообщить. Мальчик босиком выскочил в коридор и постучался к сестре:

Джейна, проснись! Что-то стряслось! — и, не дожидаясь ответа, понесся по коридору. Но Джейна уже проснулась — возможно, от голоса вуки: Джейсен не успел и за угол свернуть, как услышал спиной ее торопливый топот, но бега своего не замедлил. Шлепая босыми пятками по холодным каменным плитам, он вылетел через ближайший выход и, прыгая через три ступеньки, сбежал вниз ни одной из внешних лестниц Великого Храма, озаренной светом факелов. Он вновь ощутил настойчивый зов и повернул туда, откуда он доносился — на взлетную площадку.

Джейсен свернул за угол храма — Джейна его уже нагоняла — и с удивлением увидел Лоуи, спешившего к ним с опушки окутанных утренним белым туманом джунглей. А вот на посадочной площадке взору Джейсена открылось нечто еще более поразительное.

Небольшой обтекаемый челнок, размером едва ли в половину «Тысячелетнего Сокола», взвился с травянистой поверхности площадки, разгоняя туман. А на площадке, озаренный синими посадочными огнями, стоял Люк Скайуокер, и полосы его трепал горячий ветер.

Мастер-джедай вскинул руку в прощальном взмахе — и тут к нему подбежала троица юных джедаев, причем Джейна и Джейсен заговорили одновременно:

— Кто это был?

— Что творится?

Высокий долговязый вуки тоже издал вопросительный рык.

Люк перевел взгляд на своих учеников.

Это ведь Тенел Ка, да, дядя? — настойчиво спросил Джейсен, хотя ответ он и так знал заранее. В предутренних сумерках он поймал взгляд

Люка, и тот кивнул.

Ее семья настояла на том, чтобы немедленно забрать девочку домой. Не волнуйся, теперь она в надежных руках, — успокоил племянника Люк.

Джейсен почувствовал тяжесть в груди, будто на него наступила банта. Ему было трудно дышать, не то что говорить, и все же он выдавил:

— Так она улетела! Ты же обещал позвать нас, когда Тенел Ка сможет нас видеть!

Люк откашлялся.

— Она была еще не в том состоянии.

Лоуи в отчаянии застонал.

— Но мы с ней даже не попрощались! — возмутилась Джейна.

— Знаю, — вздохнул Люк. — Но ведь она с родными. Они позаботятся о Тенел Ка.

Джейсен глянул на сестру — та в сомнении покачала головой:

— Но как это так?

Ее вопрос показался Джейсену странным, и он повернулся к Джейне за объяснениями.

— Я имею в виду — почему это родные Тенел Ка прилетели за ней с Датомира на таком челноке?

Джейсен пожал плечами, не понимая, о чем это она. Джейна, видно, полагала, будто он все понял.

— Так что странного-то? — спросил он.

— Это был дипломатический челнок типа «Экспресс», — объяснила Джейна. — И на нем были отличительные знаки хейпанского королевского рода.

Три пары глаз вопросительно уставились на Люка Скайуокера.

8

Пассажирские каюты на борту хейпанского королевского челнока «Дух Грома» были просторны и оборудованы всем, чего только мог пожелать самый взыскательный космический путешественник. В элегантной обстановке кабины практически не было излишеств: главным украшением каждой стены служила позолоченная узорная рама огромных обзорных экранов.

Однако Тенел Ка не обращала ни малейшего внимания на живописный вид. Ей уже случалось путешествовать через гиперпространство. И вообще ей ничего не хотелось видеть. И никого.

И чувствовать тоже ничегошеньки не хотелось. Онемение. Вот как она себя чувствовала. Разум, чувства… и рука. Все онемело.

На миг девушке пришло в голову, что, пожалуй, надо бы хоть что-нибудь съесть. Она ничего не ела с тех пор, как…

Нет, решила она. Никакой пищи. Она не могла заставить себя захотеть есть. Вообще не могла заставить себя пожелать хоть чего-то.

Растрепанные золотисто-рыжие волосы Тенел Ка в беспорядке рассыпались по плечам. Хотя услужливый медицинский дроид обмыл тело Тенел Ка и продезинфицировал рану, прежде чем прижечь ее, касательно волос у него никакой программы предусмотрено не было. Дроид хотел как лучше и предложил было девушке обрить голову налысо, но Тенел Ка наотрез отказалась. «Наверно, кто-то из близнецов мог бы привести меня в человеческий вид, расчесать и переплести мне косы», — подумала Тенел Ка. Но гордость не позволяла девушке допустить к себе друзей — нет-нет, нельзя, чтобы они видели ее в таком состоянии. Она боялась увидеть на их лицах отвращение или, что было бы куда хуже, жалость.

Да, в том, что ее увезли с Явина-4 глухой ночью, есть, по меньшей мере, один плюс, подумалось Тенел Ка: ни с кем не пришлось видеться и, таким образом, она избежала сочувствия и насмешек.

Как будто нарочно помешав девушке обдумывать единственную утешительную мысль, в каюту вплыла посланница Ифра. Эта пожилая приспешница бабушки Тенел Ка хоть и излучала чарующие добрые улыбки и изображала саму утонченность, на самом деле слеплена была из того же теста, что и бывшая королева: днем и ночью только и думала, как бы забрать в свои руки побольше власти. Некоторое время назад госпожа Ифра пыталась нанести визит на Явин-4, но тут как раз произошло похищение близнецов Соло и юного вуки, так что Тенел Ка в компании мастера Скайуокера поспешила на выручку друзьям. Посол Ифра отложила визит, но Тенел Ка, честно говоря, не очень-то горевала: она никогда особенно не доверяла этой хитроумной даме и инстинктивно ее недолюбливала.

— Ну как, дорогая, вам получше? — тошнотворно-фальшивым голосом спросила посланница Ифра. — Не желаете ли побеседовать?

— Нет, — упрямо отказалась Тенел Ка. — Спасибо, не желаю. — Но тут она ощутила слабый укол любопытства и спросила: — А почему это за мной решили прислать именно вас?

— Собственно говоря, — госпожа Ифра сладко улыбнулась и отвела взгляд, — меня не то чтоб решили прислать, просто меня оказалось удобнее всего прислать. Я как раз была неподалеку, в соседней звездной системе, в деловой поездке, когда ваша высокочтимая бабушка получила известие о вашем… э-э-э… о ваших неприятностях. Кстати, милочка, — продолжала госпожа Ифра, — вот-вот выйдем из гиперпространства, и если пока что могу быть чем-нибудь вам полезна…

— Да, и еще как, — с обычной своей прямолинейностью отозвалась Тенел Ка. — Оставьте в покое.

Даже если посланницу Ифру подобный ответ и шокировал, опытная дипломатка этого не показала.

— Ах, конечно же, дорогая моя, — приторным голосом отвечала она. — Вам пришлось пережить такой ужас, — госпожа Ифра многозначительно покосилась на руку Тенел Ка и искусно изобразила, как старательно пытается скрыть дрожь отвращения. — Должно быть, вы себя чувствуете прескверно. — С этими словами она заскользила прочь из каюты. Удар попал в цель — теперь Тенел Ка было еще хуже, чем до беседы с Ифрой, если, конечно, такое возможно. Да уж, эта дама не знала жалости и умела манипулировать людьми!

Тенел Ка осмотрела свою левую руку — точнее, то, что от нее осталось после взрыва неудавшегося светового меча. Сохранить конечность и поместить в контейнер с бактой было решительно невозможно. Тенел Ка утратила телесную целостность.

Разве сможет она теперь стать настоящим воином? Ведь эту рану даже не назовешь почетным следствием битвы и гордиться тут нечем. По сути дела, рану Тенел Ка нанесла ее же собственная несусветная гордыня. И торопливость. И глупость. Вот если бы она проявила побольше терпения и осторожности, когда подбирала компоненты для меча… если бы она отнеслась к работе над оружием более тщательно…

Тенел Ка была так непоколебимо уверена, что победа или поражение в бою целиком и полностью зависят от ее боевых навыков, что не прилагала особых усилий к работе над оружием и делала его, как она сама сейчас думала, спустя рукава. Даже во время джедайских тренировок Тенел Ка старалась полагаться только на свои природные способности — она прибегала к Силе лишь в самом крайнем случае.

Ну и что теперь останется от ее боевого искусства, скажите на милость? Разве сможет она еще хоть раз в жизни вскарабкаться на стену с помощью троса с якорем и собственных мускулов? А как насчет влезть на дерево? А охота! А плавание? Да что там говорить, она же теперь даже причесаться толком — и то не сумеет! И разве хоть одна живая душа сможет уважать однорукого джедая?

Погруженная в мрачные думы, Тенел Ка незаметно для себя задремала. Разбудил ее легкий стук в дверь.

— Дорогая моя, вы почивали? — деликатно поинтересовалась посланница Ифра из-за двери. — Пора вставать. Мы уже почти прибыли домой. Подлетаем к Хейпсу.

Тенел Ка стряхнула с себя остатки сна, поднялась и посмотрела на обзорный экран. Да, «Дух Грома» уже вышел из гиперпространства и перед глазами девушки проплывали знакомые звезды и планеты Хейпанского кластера, похожие на пригоршню радужных галлинорских самоцветов, рассыпанных по роскошному черному бархату.

Вы меня слышите, милочка? — повторила за дверью госпожа Ифра. — С прибытием домой.

Домой… — эхом повторила Тенел Ка. Ужас, терзавший ее все это время, теперь твердым ледяным комком собрался где-то в животе при мысли о том, что отныне Хейпс станет ее домом.

Огромные военные корабли, хейпанские боевые драконы, возникли будто из ниоткуда, чтобы сопроводить маленький челнок на посадку. Когда «Дух Грома» наконец приземлился и Тенел Ка спустилась по трапу, она впервые с того страшного дня на поляне огляделась с интересом, высматривая родителей. Но, к немалому удивлению девушки, встречала ее лишь бабушка, Та'а Чьюм.

Бывшая королева двинулась навстречу внучке в сопровождении многочисленной почетной охраны в полном церемониальном облачении. Тенел Ка стойко вытерпела показные изъявления нежности и горячие объятья (в частной обстановке бабушка никогда ее не обнимала), а потом спросила:

— А папа с мамой почему меня не встречают?

— Они в отъезде, — ровным голосом ответила Та'а Чьюм, — это секретное и неотложное дипломатическое… э-э… дело. Их местонахождение известно лишь мне и самым доверенным из моих приближенных. — Она поманила одного из прислужников, и тот поспешно подбежал к ней с мантией. Когда плотная мягкая ткань окутала плечи Тенел Ка, она не нашла в себе сил возразить — по крайней мере, мантия очень кстати закрыла ей руки.

— Но уверяю тебя, — продолжала бабушка, — они вернутся, как только смогут.

К ним почтительно приблизились восемь лакеев в роскошных ливреях и беззвучно поставили перед принцессой и ее бабушкой два кресла. Усевшись на мягкие подушки, Тенел Ка вдруг заметила, что на посадочной площадке появилась еще целая толпа слуг — все тщательно подобранные красивые мужчины. Девушка со вздохом прикрыла глаза. Ну конечно, так она и знала! Пользуясь тем, что родители Тенел Ка в отъезде, Та'а Чьюм решила принять внучку со всей возможной помпой, пышностью и почестями — возможно, бывшая королева тем самым надеялась убедить свою упрямую внучку, помешавшуюся на джедаях, что быть наследной принцессой куда интереснее и приятнее.

Но Тенел Ка все эти почести и размах нимало не впечатлили.

На середину площадки пружинисто вышла троица загорелых юношей, облаченных лишь в набедренные повязки, — и началось гимнастическое представление. Прочая челядь выстроилась по периметру площадки, извлекла струнные инструменты и флейты и принялись бойко аккомпанировать. Пока гимнасты и музыканты старались вовсю, бывшая королева величественно склонилась к внучке и прошептала:

— Тебе выпала редкая удача.

Тенел Ка удивленно замигала.

Та'а Чьюм широким плавным жестом обвела поле:

— Все, что перед тобой — Хейпс и его шестьдесят три планеты, — в полном твоем распоряжении. — Бабушка прямо-таки мурлыкала. — Мало кому из несостоявшихся рыцарей-джедаев выпадает такая возможность. В конце концов, для того, чтобы держать бразды правления, достаточно и одной руки — не то что для этих ваших сражений, — вкрадчиво говорила она.

Тенел Ка скорчила гримасу — и не только потому, что слух девушки резануло слово «несостоявшихся» (это мы еще посмотрим!), но и потому, что как раз в этот самый миг там, посреди площадки, один из акробатов демонстрировал двойное обратное сальто. Ах, сколько раз сама Тенел Ка проделывала все это! И ей всегда казалось, что получается у нее неплохо. Она даже включила все эти сальто, прыжки и кувырки в свою ежеутреннюю разминку в Академии джедаев. Ах, Академия джедаев… Тенел Ка уже начала скучать по ней.

Гимнасты с поклоном закончили свое выступление, им на смену появился юноша, похожий на мускулистую загорелую молнию, и стал с невероятной скоростью жонглировать — двумя мускулистыми загорелыми руками. Тенел Ка сделалось не по себе: хрустальные шары, обручи и горящие факелы так и летали вокруг него все быстрее и быстрее.

«Вот и это я никогда уже не смогу проделать», — мрачно подумала девушка и сжала губы.

Она старалась смотреть не на руки, а на лица жонглера. Не то чтобы это было неприятно — вполне симпатичный мальчик, — но сейчас Тенел Ка с радостью променяла бы целую гвардию, симпатичных мальчиков на хотя бы секундную возможность увидеть знакомые, милые лица — Джейсена, Джейну, Лоубакку… и даже мастера Скайуокера.

— Знаешь, о чем я подумала? — Та'а Чьюм вновь наклонилась к внучке, как будто желая поделиться внезапно осенившей ее мыслью. — А может быть, твое увечье — это такое послание, которым Сила решила намекнуть, что тебе не суждено стать джедаем и что, напротив, тебе уготован иной, высший удел — взойти на престол Хейпса?

У Тенел Ка перехватило дыхание, как будто на грудь ей наступил ранкор. «Только бы бабушка в кои-то веки ошиблась», — взмолилась она, мысленно.

9

В главном зале Академии джедаев на Явине-4 акустика была такая, что даже шепот с возвышения доносился до последних рядов. Но на сей раз никаких лекторских голосов под сводами зала не раздавалось, а Джейна, задумчиво расхаживавшая взад-вперед, ступала мягко и беззвучно. Зал был совершенно пуст, если не считать Лоубакки и Джейсена, устроившихся на каменной скамье в первых рядах.

Впрочем, нет, в зале присутствовал кое-кто еще. Перед мысленным взором Джейны одна за другой проплывали различные эпизоды с участием Тенел Ка: вот уверенная в себе юная воительница поднимает бокал за крепкую дружбу, мот старательно заплетает тяжелые косы, готовясь к джедайской тренировке, вот она ловко и легко взлетает по стенам Великого Храма, подтягиваясь по тросу на руках. Связанная с Джейсеном не только узами крови, но и Силой, Джейна знала: брат думает о том же.

Джейна уселась рядом с Джейсеном, и тотчас в зал через боковую дверь вошла Тионн — джедай-инструктор и преподавательница истории. Стоило ей подойти к троице молчаливых учеников, как Джейна отчетливо ощутила: при появлении светловолосой наставницы настроение брата тут же улучшилось. Тионн всегда учила ребят искать не одно, а несколько решений для любой задачи, находить альтернативы, смотреть на проблему с неожиданной точки зрения. Как и; всегда, ее перламутровые глаза заставили Джейсену затрепетать — в них светилась мудрость, накопленная за многие годы изучения древней истории джедаев и искусств.

— Мастер Скайуокер попросил меня… помочь вам в продолжении фехтовальных тренировок, — голос у Тионн был негромкий и мелодичный.

Джейна поежилась, стараясь не думать о смертоносном оружии, которое висело на специальном джедайском поясе ее оранжевого летного комбинезона.

Тионн подошла поближе и продолжила:

— Прошу вас, поднимитесь на возвышение — там нам будет где развернуться.

Джейсен и Лоуи послушно поднялись по ступенькам, но Джейна медлила, хотя и сомневалась, стоит ли показывать, что ее терзают сомнения. Но Тионн с мягкой терпеливой улыбкой повторила свою просьбу и ослушаться не получилось: Джейна присоединилась к товарищам.

Световой меч при каждом шаге стукал ее по ноге, мрачно напоминая о своем грозном присутствии. Сердце девочки заколотилось от ужаса, на лбу и шее выступила холодная испарина. Похоже, заставить себя продолжить фехтовальные тренировки будет куда труднее, чем она думала. Джейна глянула на брата — тот кусал губы, значит, тоже волнуется. Джейсен почуял беспокойство сестры и повернулся к ней с кривоватой улыбкой:

Новую шутку хочешь?

Джейна заставила себя усмехнуться:

Почему бы и нет?

Этот ответ застал Джейсена врасплох, и он на долю секунды задумался, а потом выпалил:

— Ладно, вот угадай: почему дроид-механик никогда не страдает от одиночества?

Джейна только плечами пожала: она знала, что лучше и не пытаться отвечать.

— Потому что он все время делает новых друзей! — сообщил Джейсен.

Неожиданно для себя самой девочка рассмеялась по-настоящему, и ее залила теплая волна благодарности к брату: напряжение отпустило. Лоуи тоже рассмеялся на свой лад — раскатисто рыкнул. На щеках Тионн проступили ямочки, а в переливчатых глазах замерцало одобрение — она явно понимала, как нелегко сейчас тем троим.

Преподавательница велела троице юных джедаям встать в ряд на расстоянии двух метров друг от друга и повернуться лицом к залу, после чего задала им серию упражнений, в которых ученики пользовались только рукоятью меча, не активируя световой клинок. Джейна по возможности очистила свое сознание от посторонних мыслей и повторяла плавные, сильные движения наставницы, как будто разучивая фигуры некоего таинственного ритуального танца.

Тионн не скрывала удовлетворения — упражнения выходили у учеников неплохо. Она велела им прерваться и подошла к Лоуи, а Джейне знаком показала, чтобы та встала позади нее, лицом к лицу с братом. Затем Тионн нажала кнопку активации на рукояти своего светового меча, и из нее вырвался, искрясь энергией, мерцающий серебристый луч.

— А теперь, пожалуйста, зажгите ваши мечи, — сказала она.

На лицо Джейсена набежала тень сомнения, и все же он заставил себя включить сверкающий изумрудный клинок. Затем со щелчком и шипением загорелся световой меч Лоуи, густого золотисто-медового цвета, как расплавленная бронза.

— Ах, будьте осторожны, господин Лоубакка, — подал голос Эм Тиди, висевший на поясе у юного вуки. — Вы ведь помните, какой у меня уязвимый и нежный механизм.

Джейна решительно прикусила губу, зажмурилась и нажала на кнопку активации своего меча. Легкое шипение — и вот он ожил. Сияние фиолетового луча и трех остальных — зеленого, золотого, серебристого — проникало сквозь веки, напевая неприятные и слишком живые воспоминания.

Фиолетовый. Именно такого цвета глаза у ночной сестры Тамит Кай.

Серебристый. Брэкисс носил серебристые одежды. Брэкисс. В Академии Тени. Там Джейсену и Джейне пришлось сражаться на световых мечах, не узнавая друг друга под голографическими масками. Малейшая ошибка грозила брату и сестре смертью.

Золотисто-бронзовый. Почти такого же цвета косы у Тенел Ка. Раненая рука юной воительницы все еще сжимает рукоять светового меча, и вот он взрывается. Лицо девушки искажается от боли и потрясения — изумрудный меч перерубает ей руку.

Да, изумрудный, изумрудно-зеленый. Такого цвета глаза у Зекка, зеленые с темным ободком. Зекк… В этот самый миг он наверняка учится очередному приему в Академии Тени, чтобы послужить Второй Империи и использовать темную сторону Силы. И если Вторая Империя атакует Новую Республику — а этого не миновать — то разве не Джейна с Джейсеном и остальные рыцари-джедаи Люка Скайуокера поклялись защищать эту самую Республику? И тогда ей, Джейне, придется сражаться. Разве может она избежать боя, если ее родная мать — глава государства?

Неужто ей предстоит сразиться с Зекком, защищая собственную мать?

Джейна вскрикнула и уронила меч на каменные плиты, словно он внезапно превратился в крайт-дракона. Через секунду остальные мечи погасли, и девочка выдохнула с облегчением.

Тионн обвела троицу юных джедаев сумрачным взором своих переливчатых глаз. Она подняла отброшенный Джейной меч и уселась на прохладные плиты, из которых было сложено каменное возвышение.

— Садитесь и вы, — пригласила она. — Я хочу вам кое-что рассказать.

Близнецы и Лоуи полукругом устроились перед наставницей — они придвинулись как можно ближе, чтобы не упустить ни слова. Тионн выпрямилась и сложила изящные руки на коленях, но, стоило ей повести рассказ, как тонкие длинные пальцы зашевелились, будто ткали незримую ткань повествования.

— Несколько тысяч лет назад, во времена великого добра и великого зла, — начала Тионн глубоким мелодичным голосом, — жила женщина по имени Номи Санрайдер, и был у нее муж Андар, который готовился стать рыцарем-джедаем. Однажды Номи с супругом отправились к его новому наставнику, чтобы отвезти ему в подарок бесценные адеганские кристаллы. По дороге на них напали жадные бандиты — они убили Андара и хотели отобрать у Номи кристаллы, да не тут-то было. Когда женщина увидела, что ее любимый муж упал бездыханным, она в отчаянии схватила его световой меч и кинулась мстить убийцам. А потом, когда Номи поняла, что натворила, ее душу наполнило раскаяние, и она поклялась никогда в жизни больше не брать в руки световой меч.

Юные джедаи внимали Тионн, затаив дыхание.

— Исполняя последнюю волю покойного супруга, Номи отвезла кристаллы его мастеру-джедаю Тону. У него она и осталась вместе с маменькой дочерью Вимой и приступила к обучению, потому что решила сама стать джедаем. Мудрость Номи росла, она училась владению Силой, но по-прежнему упорно отказывалась касаться светового меча, хотя это было оружие, подобающее рыцарю-джедаю. Однако настал день, когда Номи Санрайдер поняла — одной лишь Силой защитить близких ей не удастся. И тогда, чтобы спасти своего учителя и обезопасить дочь, Номи пришлось взять в руки световой меч и сразиться со злом, ибо она знала, что правда на ее стороне. К тому времени Номи уже была знакома со световым мечом, знала, как с ним обращаться и для чего он нужен. И с того самого дня она самоотверженно сражалась на светлой стороне Силы, вооруженная всей ее мощью. Не по нутру было Номи использовать световой меч, но она твердо знала, что иногда без этого не обойтись. Научившись принимать это, Номи Санрайдер стала великим мастером-джедаем и великим воином.

Тионн умолкла. Джейна перевела дух. Она как будто проснулась, ибо рассказы Тионн всегда повергали ее в транс. Теперь девочка вдруг ощутила, что тот ужас, который терзал ее совсем недавно, куда-то испарился, хотя тело ее прямо-таки ныло от напряжения, будто это она со световым мечом в руке прошла через все поединки, выпавшие на долю легендарной Номи Санрайдер.

Что-то тяжелое и гладкое коснулось ее сжатого кулака. Джейна опустила глаза — это Тионн вкладывала ей в руку световой меч.

— Сегодня можешь его больше не включать, — мягко сказала Тионн. — Мы и так продвинулись достаточно далеко.

10

«Эти доктора вечно лезут не в свое дело», — к такому выводу пришла раздраженная Тенел Ка.

Вот уже пятый придворный врач покровительственным и донельзя монотонным голосом нудно объясняла девушке, что, хотя ее высочество и была совершенно права, отказавшись от грубой дроидной руки, однако ей определенно стоило бы соблаговолить согласиться на биомеханический протез, который ничем, ну совсем ничем, не отличается от настоящей живой руки. Похоже, все эти докторишки вбили себе в голову, будто лучше самой Тенел Ка знают, чего ей хочется и чего нет. Наконец принцесса сдалась: она покорно подняла обрубок руки и позволила доктору делать, что та считает нужным. Придворный врач была очень довольна и согласие Тенел Ка ее вовсе не удивило. В конце концов, подумалось Тенел Ка, это единственное разумное решение.

Врач повелительно кивнула одному из медбратьев — и он тотчас принялся снимать мерку.

Потом настал черед инженера — она приладила к исполосованной шрамами коже Тенел Ка электроды и начала посылать электрические разряды, чтобы, как она сказала, проверить состояние нервов.

В это время медбрат занимался правой рукой Тенел Ка — он поместил ее в контейнер для снятия голографического изображения. И каждый раз, как инженер посылала очередной разряд, медбрат поглаживал Тенел Ка по плечу и уговаривал потерпеть еще немножко. Он с гордостью и во всех подробностях объяснял девушке, что голографический снимок правой руки будет зеркально перевернут и станет основой для модели будущего биосинтетического протеза.

Как дети, которых запустили в кондитерскую лавку, доктора сновали по комнате, командовали, пререкались и суетились. Тенел Ка погрузилась в размышления, и голоса, смешки и шаги слились в однообразный гул.

Отпрыск двух правящих семей, хейпанской и датомирской, Тенел Ка всегда помнила о своем происхождении. А потому жизненное кредо у нее выработалось такое же четкое, как и представления о преемственности, преданности, дружбе и даже о собственных физических возможностях и их пределах.

Один из этих компонентов изменился. Но изменятся ли из-за него и все остальные?

Родители с самого детства учили Тенел Ка принимать решения, основанные на здравом смысле, фактах и личном чутье. А потому она ни разу в жизни не сидела, сложа руки, пока кто-то посторонний решал за нее, как быть дальше. А что теперь? Да после травмы она только и делает, что сидит, сложа руки. То есть руку. Второй больше нет.

Тенел Ка даже не успела прийти к этому неутешительному заключению, как на Явин-4 в глухой ночи примчалась посланница Ифра и увезла Тенел Ка домой. За те несколько дней, которые девушка провела на Хейпсе, полностью вверилась в руки бабушки — Та'а Чьюм контролировала каждую минуту жизни Тенел Ка, то, с кем она говорит и что делает, отдавала распоряжения, когда принцессе кушать и когда ложиться спать, — да что там, бабушка даже подобающие наряды для принцессы выбирала лично. И вот теперь Тенел Ка, которая, всю свою сознательную жизнь была сама себе хозяйкой, полагалась на свой разум и тело, дошла до того, что согласилась на биомеханический протез.

Неужели она так изменилась?

Да, но ведь Сила составляет неотъемлемую ее часть, она течет сквозь Тенел Ка точно так же, как королевская кровь течет в ее жилах. А вот искусственная рука — это что-то чужеродное и частью ее никогда не станет, поняла девушка. Если она примет этот протез, то в ней из-за утраченной руки произойдут глубокие перемены — не только внешние. Тенел Ка ничего не имела против перемен — но ведь эта перемена явно не к лучшему. Если уж позволять себе меняться, так только ради того, чтобы стать сильнее и мудрее.

Тенел Ка вывел из раздумий шум сервомоторов. Придворный врач и инженер показывали ей гротескную металлическую руку. Дроидную руку. Это зрелище напомнило Тенел Ка о руке, которую, как она слышала, носил пилот СИД-истребителя Кворл с тех пор, как вернулся на службу Империи. Тенел Ка яростно замотала головой — нет, нет, нет.

— Но ведь это только на время, что вы! — все тем же успокаивающим тоном проговорила врач. Тенел Ка от ее интонации затрясло, а та продолжала: — Вам нужно потихонечку привыкать к протезу, пока мы синтезируем биомеханическую руку.

Именно в этот миг Тенел Ка приняла решение. Нет, она не так уж изменилась. И если отныне Сила потребуется ей для того, чтобы справляться с простейшими повседневными делами — да будет так. Но она, Тенел Ка, ни за что и никогда не позволит себе зависеть от машины, прикидывающейся частью ее самой.

— Н-нет, — хрипло выдавила девушка, когда врач попыталась было пристегнуть ей протез.

Услышав этот голос, инженер на всякий случай попятилась, а вот врач продолжала делать свое дело так, будто ничего и не слышала.

— Это лишь часть процесса по восстановлению вашей телесной целостности, — отвратительно-мягким голосом проворковала она. — Вы хотите именно этого, я вас уверяю.

— Ничего подобного. — Тенел Ка упрямо выпятила челюсть. Внутри у нее клокотала ярость. Можно подумать, эти придворные врачи знают, как для нее будет лучше.

Врач наклонилась вперед и продолжала, будто уговаривая упрямого ребенка:

— Итак, вы согласились попробовать примерить эту руку и…

— Я передумала, — отрубила Тенел Ка, с трудом сдерживая гнев.

Губы врача были все еще растянуты в улыбку, но в глазах загорелся мрачный огонек, яснее всяких слов свидетельствовавший, что слово «нет» она за ответ считать не намерена и вообще такого слова в словаре ее пациентов быть не должно. И не может. Врач слегка отодвинулась и сделала инженеру знак помочь пристегнуть Механическую руку к обрубку руки Тенел Ка, решив, видимо, что ей легко удастся переубедить принцессу.

— Нет ничего постыдного в том, чтобы носить биомеханическую руку, — убеждала она. — Даже ваш великий мастер-джедай Скайуокер не стесняется ходить с биопротезом.

Тенел Ка подумала, что выбор мастера Скайуокера уж точно не был проявлением слабости. Люк не стал меньше или больше от того, что носил протез. Он принял решение, сделал свой выбор, а ей, Тенел Ка, предстоит сделать свой, вот и все. Просто мастер нипочем не стал бы давить ей на психику насчет выбора, а тут, на Хейпсе, все поголовно только этим и занимаются, будто у них других дел нет.

— Ваша новая рука будет выглядеть совершенно как настоящая, — продолжала врач все тем же невыносимо-гладким голосом, — а уж за расходами ваша высокочтимая бабушка не постоит.

Когда холодный металл механической руки коснулся кожи Тенел Ка, девушка утратила всякий самоконтроль и вспылила:

— Нет! — выкрикнула она, бессознательно воспользовавшись Силой, чтобы оттолкнуть врача и инженера. Но механическая рука уже плотно закрепилась на ее теле и торчала вперед, как зловещая опухоль, твердая и блестящая.

— Я сказала «НЕТ»! — на этот раз Тенел Ка пустила Силу в ход уже вполне осознанно, так что протез отстегнулся и со свистом улетел в другой конец комнаты и врезался в стену. Удар был так силен, что протез разлетелся на части, которые со звоном посыпались на выложенный плиткой пол.

Комната потонула в ахах и охах, и все присутствующие, потрясенные до глубины души, уставились на Тенел Ка с укоризной.

Выплеснув накопившуюся ярость, Тенел Ка сказала гораздо более спокойным тоном:

— И именно это я имела в виду.

11

Гудящая вибрация скайхоппера Т-23 одновременно и будоражила, и успокаивала Джейсена, но почему, он определить не мог. Эм Тиди, который неотлучно находился при Лоуи в кабине, подстроил громкость динамика так, чтобы перекрыть шум моторов:

— В самом деле, господин Лоубакка, я решительно отказываюсь понимать, куда мы летим. То есть просто даже и не знаю, что предполагать.

Лоуи что-то негромко проурчал, а крошка-дроид отозвался:

— В терапевтических целях? И от чего призвана помочь эта терапия? Честно говоря, на мой взгляд, любой вид физической активности принес бы стократ большую пользу, чем вот такой бесцельный полет над джунглями.

Джейна, погруженная в глубокую задумчивость, сидела рядом с братом на покореженном пассажирском сиденье скайхоппера и рассеянно поигрывала рукоятью светового меча.

— Да мы уже попробовали, Эм Тиди, но, видишь ли, какое дело — чем бы мы ни занялись, все это сразу начинает напоминать о том, что как раз хочется забыть, — неожиданно ответила она.

Джейсен удивился: ведь приставучий дроид обращался с вопросом к Лоуи, а сестра опередила юного вуки, да и говорила она спокойно и дружелюбно, без малейшего раздражения. Вообще-то у них весь день не хватало духу выключить дроида — друзья как будто надеялись, что болтовня малютки-переводчика заполнит ту пустоту, о которой никому из них не хотелось думать.

И все же чего-то не хватает, подумалось Джейсену. Что-то непоправимо изменилось. Раньше он бы преспокойно втиснулся позади пассажирского сиденья и вытерпел любое неудобство, лишь бы Тенел Ка устроилась с полным комфортом там, где он сидит сейчас.

— Ох, беда! — приглушенно воскликнул Эм Тиди. — Какую прискорбную нечувствительность порою проявляет мой процессор! Вы ведь все неустанно думаете о госпоже Тенел Ка, а я тут… О, миллион извинений, я — ужасно виноват!

Джейсен краем глаза заметил, что Лоуи, кажется, ласково похлопал дроида по блестящему боку. Но теперь, раз уж Эм Тиди вслух заговорил о том, о чем все они так упорно молчали, Джейсен особенно остро ощутил отсутствие юной воительницы.

— Да ничего страшного, Эм Тиди. — Успокоила дроида Джейна. — Мы все по ней очень соскучились.

Джейсен тяжко вздохнул:

— Эх, жаль, я так и не успел с ней поговорить.

Джейна, Лоуи и Эм Тиди поддакнули, каждый на свой лад. А потом, будто по непроизнесенному уговору, Лоуи развернул скайхоппер обратно по направлению к Академии джедаев.

Входя в ангар Великого Храма, мастер Люк Скайуокер слегка наклонился к своему верному бочкообразному астродроиду.

— Я-то отлично, Ардва, — отвечал он на вопросительный свист дроида. — Просто мне предстоит принять важное решение.

Нахмурившись, Люк вновь обратился мыслями к прямому посланию, отправленному им во Дворец фонтанов на Хейпс. Ему так и не удалось связаться с принцем Айсолдером и Тенениел Джо, родителями Тенел Ка — вместо них на экране возникла Та'а Чьюм, матриарх королевского рода, и в исчерпывающих выражениях сообщила Люку, что высочайшая чета отправилась в путешествие за пределы Хейпанского кластера и связаться с ними невозможно, а ее высочество и так уже претерпела тяжкую травму из-за джедайских тренировок. А потому она ни под каким предлогом не позволит девушке и слова сказать мастеру Скайуокеру. На этом бывшая королева внезапно прервала сеанс связи, чем только усилила подозрения Люка.

Дело в том, что бабушка Тенел Ка никогда не одобряла выбранного девушкой жизненного пути. Суровая старая женщина всегда хотела лишь одного — выковать из внучки достойную продолжательницу ее дела, расчетливого политика, которым она, Та'а Чьюм, могла бы по праву гордиться.

Люк забеспокоился. Вдруг вместо того, чтобы утешить и поддержать Тенел Ка в трудную минуту, ее бабушка использует слабость принцессы в собственных целях? Родители в отъезде, девочка там осталась совсем без эмоциональной поддержки — ей, наверное, и шагу ступить не дают по собственной воле. В таком состоянии надавить на психику Тенел Ка проще простого — ей, потрясенной и растерянной, властная бабушка может навязать любое решение.

Люк встряхнулся. Какими бы политическими соображениями не руководствовалась хитроумная бывшая королева, а ободрения, которое так необходимо сейчас Тенел Ка, девочка у нее не найдет. Люк подумал о той тесной связи, которая возникла между юными джедаями в ходе совместной учебы и тренировок в академии. Вот какая близость и участие сейчас необходимы Тенел Ка, как воздух. Да, бескорыстная забота, которую могут дать ей Джейна с Джейсеном и Лоуи.

Люку вовсе не хотелось как-то влиять на выбор, перед которым сейчас стоит Тенел Ка. Ведь решение-то принимать ей, и только ей. Да и рана у нее такая, что с ней справится любой приличный медицинский дроид. А вот раны душевные залечить не так просто, и лучший бальзам для них — дружеское участие. Тогда и решение придет само собой, и это будет верное решение.

Люк с улыбкой смотрел, как Лоуи сажает скайхоппер Т-23 на посадочную площадку перед ангаром. У троицы юных джедаев тоже ноют душевные раны, и он знает, как их вылечить. Люк расправил плечи и зашагал к кораблю.

— Пойдем-ка устроим «Охотнику за Тенью» хорошую проверку перед полетом, Ардва, — на ходу сказал Люк. — Пора собираться в путь-дорогу.

Ардва вопросительно замигал и забибикал.

— Именно, — кивнул Люк. — Я принял решение.

С той самой секунды, как дядя Люк сообщил неразлучным друзьям, что они отправляются навестить Тенел Ка, Джейну как подхлестнули. Девочка вихрем пронеслась к себе в комнату, молниеносно схватила летный комбинезон, джедайское облачение, еще какие-то попавшиеся под руку вещи и вместе со световым мечом упихнула все это в небольшую походную сумку из толстой ткани. Промчавшись по каменному коридору, отозвавшемуся перепуганным эхом, и вылетев на посадочную площадку, где уже ждал корабль, Джейна начисто забыла, что именно натолкала в сумку.

Брат опередил ее — он взбежал по трапу обтекаемого «Охотника за Тенью», зажав под мышкой ком чистой одежды, а в другой руке — световой меч. Джейна прибавила ходу и нагнала Джейсена на трапе, на бегу в очередной раз восхитившись мощью корабля и его блестящей квантовой броней. Этот корабль некогда был лучшим транспортом, созданным Второй Империей. В свое время именно на нем Люк Скайуокер и Тенел Ка спасли близнецов и Лоуи из Академии Тени, после чего Новая Республика передала корабль мастеру-джедаю в личное пользование.

Вскоре на борт явился и Лоуи — на поясе у него висели световой меч и верный Эм Тиди. Люк скомандовал Ардва-Дидва поднять трап, и «Охотник за Тенью» взлетел.

Джейну пронизала восторженная дрожь, когда репульсоры подняли корабль с земли; потом в дело включились субсветовые двигатели и понесли друзей прочь от заросшего джунглями спутника. Джейна так суетилась перед отлетом, что теперь растерянно озиралась вокруг и ждала, не пойдут ли в ход еще какие ускорители.

Лоуи что-то вопросительно прорычал по поводу навигационной консоли, и Эм Тиди тотчас откликнулся:

— О нет, я совершенно уверен, что мастер Скайуокер не нуждается в нашей скромной помощи и вполне может самостоятельно проложить весьма удачный маршрут.

Люк улыбнулся вуки:

— Через минуту-другую перейдем на скорость света. Может, расслабитесь и отдохнете хоть немного?

Джейна сделала глубокий вдох и стала смотреть, как за обзорными экранами плывут звезды — словно самоцветы, тонущие в черной морской пучине. А потом каждый колючий бриллиантик вытянулся в тонкую сверкающую линию и «Охотник за Тенью» мягко прыгнул в гиперпространство.

Но расслабиться юным джедаям не удалось — уж слишком они переволновались. Остаток пути все трое тщетно пытались успокоиться и найти себе хоть какое-то занятие на борту небольшого корабля. Джейна с Лоуи уже подступились было к стабилизаторам, твердо, намереваясь выяснить, как они работают и что у них такое внутри, но тут их далеко идущие планы нарушил Люк: до родной планеты Тенел Ка было уже рукой подать.

Трое друзей поспешили в кабину. Они расселись вокруг мастера-джедая, и Лоуи принялся сканировать звездную систему, открывшуюся перед ними. Потом на его мохнатой рыжей физиономии проступило крайне озадаченное выражение, и Джейна, вглядевшись в карту, поняла, почему. Никакого Датомира среди близлежащих планет и в помине не было.

— Странно, — задумчиво сказала она. — По описаниям и картам все вроде совпадает — спорю на что угодно, мы в Хейпанском кластере.

Люк развернулся в кресле пилота. Трое друзей не сводили с него вопрошающих взоров.

— Мы действительно прибыли в Хейпанский кластер, — Люк вздохнул. — Сейчас я вам все объясню. Дело в том, что Тенел Ка — не просто девушка-воительница с захолустной планеты…

12

Широкоплечий Норис, в недавнем прошлом вожак банды Потеряшек, а ныне — будущий имперский штурмовик, аккуратно разложил на койке белые доспехи. Внимательно, подробно и неторопливо он осмотрел каждую деталь, а затем принялся облачаться в броню. Он надевал детали по одной, растягивая удовольствие.

Норис начал с ботинок, жестких и надежных. Затем наголенники и набедренники, нагрудник, нарукавники и, наконец, гибкие, но непробиваемые перчатки. Будущему штурмовику казалось, будто его самого трансплантировали в корпус дроида-убийцы, сверкающего грозной холодной белизной, превратили в боевую машину, заключенную в неуязвимую оболочку.

Он позволил себе удовлетворенно улыбнуться. Да уж, это ощущение посильнее всех тех головокружительных приключений, которые ему вместе с бандой случилось пережить в мрачных трущобах Корусанта! Конечно, Норис был самым отъявленным среди этих юных негодяев. Самым жестоким и коварным. Но штурмовиком быть лучше. В миллион раз лучше!

Его подельники тоже завербовались в ряды будущих штурмовиков и теперь, как и Норис, проходили обучение. Однако Норис был абсолютно убежден: раз уж он был самым лучшим среди Потеряшек, значит, он и теперь будет на голову выше всех остальных. А как же иначе?

Правда, имелись во всем этом и определенные минусы — взять хотя бы то, что раньше Норис был сам себе хозяин и вовсю пользовался полной свободой и независимостью. А теперь над ним есть начальство — Вторая Империя, так что, хочешь-не хочешь, а приходится подчиняться приказам. Ну ничего, при таком-то оружии да с учетом военной мощи тех, кто стоит на стороне Императора, игра стоит свеч. Да и потом, если он, Норис, покажет, на что способен, его же сразу повысят в чине — поставят командовать отрядом солдат, а если повезет, тогда он вообще станет пилотом СИД-истребителя. Точно, нечего и сомневаться — нынешний Норис куда сильнее и может наделать куда больше шороху, чем прежний, предводитель корусантской шпаны.

Да, жить стало лучше, и перспективы открываются — будь здоров.

Облачившись в доспехи, Норис внес в картину последний, завершающий штрих — водрузил на голову твердый белый шлем с черными окулярами, микрофоном и динамиками. Сухо щелкнул замочек на шее. Норис выпрямился — теперь он закован в доспехи с головы до ног и абсолютно неуязвим. Да, еще недавно он был уличным бандитом в грязных отрепьях и ничего у него не было за душой, кроме какого-то награбленного барахла. Теперь не то.

Отныне он — штурмовик Второй Империи.

Норис, громко и старательно печатая шаг, шел по коридору. Ботинки у штурмовиков что надо, так гремят — издалека слышно. Классно гремят. Пусть все знают, кто идет.

Он уже давно вызубрил наизусть план станции Академии Тени и точно знал, как кратчайшим путем попасть в тренировочный зал, куда ему велел явиться Кворл, бывший пилот СИД-истребителя. Очутившись перед наглухо запертой дверью, Норис ввел код доступа и ждал пока компьютер сверит данные и откроет дверь. О, каким восторгом обожгло Нориса, когда Кворл выдал парню секретный код — только ему, лично!

Дверь скользнула вбок с сердитым шипением, будто рядом проползла разъяренная змея. Норис, стараясь погромче топать замечательными новыми ботинками, шагнул в зал без окон — и дверь за ним сомкнулась.

Кворл стоял посреди тренировочного зала, а в левой руке, обтянутой черной перчаткой, у него поблескивало копье самого зловеще-многообещающего вида. Дроидный протез сжимал сверкающее древко с такой силой, что на металле уже появились вмятины. Центральный зубец у наконечника копья выступал вперед, а по бокам загибались два других, поменьше, и все вместе напоминало колючий драконий хвост.

— Опаздываешь, — недовольно уронил Кворл. Он занес протез — и вдруг со всей силы сервомоторов метнул в ошарашенного парня смертоносное оружие!

Норис такого подвоха никак не ожидал: грозное острие вот-вот вонзится ему в нагрудник. Он только и успел что в панике крикнуть «нет!», и динамики, встроенные в шлем, десятикратно увеличили громкость этого вопля. А через секунду копье ударило ему в грудь с такой силой, что, казалось, наконечник должен был выйти у парня из спины.

Нориса впечатало в стену, и шлем гулко ударился о переборку. В глазах у парня потемнело, ему казалось, он вот-вот потеряет сознание, но сначала увидит, как копье вонзается ему в сердце-и замер в предчувствии невыносимой боли, смертельной боли. Он хотел было крикнуть Кворлу: «Ты же мой учитель, что ж ты меня предал, за что убил..?»

Но через долю секунды он очнулся и отчетливо услышал, как копье звякнуло об пол, не причинив ему, Норису, ни малейшего вреда. Парень изумленно опустил взгляд на собственную грудь, целую и невредимую, если не считать крошечной выщербинки там, куда ударило копье.

Вы это чего? — воскликнул потрясенный Норис. — Зачем?

Я хочу внушить тебе уважение к доспехам штурмовика, — сумрачно, но спокойно отвечал Кворл. — Кроме того, я хочу, чтобы ты не пострадал от чрезмерной уверенности в себе. Да, эти доспехи защищают от многих видов оружия, вроде, например, этого копья, — пилот СИД-истребителя кивнул на копье, валявшееся на полу.

Норис поднял его и резко выпрямился, сверкнув на учителя сузившимися от ярости глазами. Старик-пилот выставил его полным идиотом! И еще издевается! Норис ощутил, как его затопляет неуправляемая ярость. Парня так и подмывало кинуться на учителя и всадить в него зубчатое копье.

— Но не вздумай верить, будто эти доспехи идеальны. — Кворл полез в карман мундира, извлек смертоносный бластер и проворно навел его на Нориса. — Вот, к примеру, этому бластеру все равно — что твоя кожа, что доспехи.

Норис замер: черный безжалостный ствол намертво приковывал взгляд. Зато ум его метался, как загнанный зверь. Ну надо же так вляпаться! Во что он ввязался?! И за что Кворл на него так взъелся? Норис лихорадочно соображал, успеет ли он метнуть копье, выбить бластер из рук старика и сшибить с ног его самого. Вот был бы урок старому пилоту!

Но Кворл перехватил бластер за ствол и протянул Норису рукоятью вперед.

— Держи. Будет твоим личным оружием.

Норис выронил копье и дрожащими от счастья руками ухватил бластер. Рукоять легла в его обтянутую перчаткой руку как влитая. Кворл кивнул:

— Потренируешься стрелять в цель, — и с этими словами направился к панели управления у двери.

Серые стены зала, сделанные из светопоглощающего материала, мягко замерцали.

И внезапно Норис очутился посреди мрачной сырой пещеры, со стен и потолка которой свисали скользкие сталактиты, а с пола, как клыки хищника, вздымались сталагмиты. Где-то журчала вода невидимого ручейка, а неверный, мертвенный свет, казалось, сочился со стен вместе с влагой. Однако сам воздух в зале ничуть не изменился — Норис чувствовал это сквозь дыхательные фильтры.

— Стены этого зала поглощают бластерные выстрелы, — объяснил Кворл. — Твое оружие включено на полную мощность. Отдачи большой не будет, но тебе нужно научиться держать в руках бластер; целиться и стрелять по мишени. А теперь внимание. Сейчас они пойдут в атаку.

Норис завертел головой.

— Какие такие они? — насторожился он. — Кто в атаку?

Влажный пещерный сумрак, казалось, сгущался на глазах, плодя зловещие зыбкие тени. Окуляры искажали зрение, и Норис навострил уши.

Отовсюду доносились непонятные звуки и голоса — какое-то урчание, гудение, жужжание. Это еще что за звери? Или не звери? Но кто? Норис прикинул, кто бы мог издавать подобные туки — грызуны или, может, насекомые, но голоса-то у них все равно были малоприятные и угрожающие. «В такой пещере, наверно, даже насекомые и то хищные и с хорошего ранкора размером», — встревоженно подумал парень.

Норису неоднократно случалось охотиться в трущобах Корусанта на гранитных слизней, клыкастых тараканопауков, диких крыс-мутантов и прочую увлекательную живность, так что интуиция многоопытного охотника твердила ему: парень, выдохни, сейчас-то вокруг тебя просто стенки тренировочного зала в Академии Тени, ну, проекция на них качественная, и все дела. Да какая тут вообще может быть опасность, удивился Норис. Нет, ну правда, это же просто…

Но пещера все равно казалась реальной. Даже слишком. Норису уже и запахи стали мерещиться.

И вдруг откуда-то с потолка, издав леденящий душу вопль, прямо на Нориса спикировало нечто на кожистых крыльях. Глаза у существа гигантские, но узкие, как щелки, а на голове торчали не то остроконечные уши, не то антенны, но самое главное — крылья оканчивались острейшими когтями, и чем ближе подлетала тварь, тем отчетливее Норис видел эти когти.

Майнок. Вообще-то грозным хищником майнока не назовешь, но, оценив когтекрылья и оскаленные клыки, Норис решил — этот конкретный майнок может считаться хищником. Уж очень у него вид поганый.

Парень нацелил бластер на летучую тварь нажал спусковой крючок, но промахнулся — луч рассек сталактит и спугнул еще несколько штук майноков, которые, понятное дело, не обрадовались. А потом на Нориса «ломанулась» целая орава когтекрылых, недовольных, что в их темной уютной пещере кто-то посмел зажечь яркий свет.

Норис давил на спуск вновь и вновь и старался бить как можно точнее, и лучи прорезали клубящиеся сумерки. Лучи слепили глаза, да тому же окуляры мешали по-прежнему, и Норис мало что различал.

А майноки верещали вовсю и с немыслимым проворством уворачивались от смертоносных лучей.

Нет, так нечестно! Это тренировка на меткость или дрессировка майноков? Норис почувствовал, что вот-вот вскипит. По-хорошему Кворл должен был позволить ему палить в ничего не подозревающую жертву из окна — именно так Норис привык действовать на улицах Корусанта. А это не тренировка, а непонятно что!

Промазал. И опять промазал. Да что за наказание! Луч бластера бил мимо цели, а майноки вились вокруг и хлопали крыльями, скалили зубы и верещали так, что уши закладывало. «Неужели Кворл нарочно расфокусировал настройку бластера, чтобы я мазал?» — заподозрил Норис.

И вдруг парень осознал, что сам виноват в этом позоре — неправильно целится. Напугался, слишком положился на слух, вот и мажет.

Первый майнок вновь ринулся в атаку, щеря кубы и выпустив когти, готовый порвать Нориса в клочья. В долю секунды парень прицелился и выпустил из бластера длинный луч, пронзивший тельце пещерной твари. Майнок взвизгнул, рухнул вниз и напоролся на торчавший вверх сталагмит.

— Получилось! — победоносно выкрикнул Норис, но у него над головой закружила сразу троица майноков, привлеченная ярким лучом.

Норис выпалил… и опять промазал. Майноки разделились: один зашел со спины, другой спереди, а третий пикировал сверху. Но Норис развернулся, напомнив себе, что при стрельбе очень полезно думать головой, а уж потом прицеливаться и стрелять. Есть! Одним майноком меньше. Разлетались тут.

Оставшаяся парочка когтекрылых отступать не собиралась, но Норис сделал резкий поворот, сосредоточился и… Майнок, атаковавший с тыла, потерпел неудачу — когти у него со скрипом соскользнули с брони белых доспехов. Но Норис даже не обратил на него внимания — он взял на мушку второго майнока и подбил его.

— Получайте! — Норис развернулся и одну за другой уничтожал летучих тварей. Стрелять получалось все лучше и лучше. Постепенно он и целиться навострился. И бить наповал тоже.

Наконец запасы энергии бластера иссякли. Норис застыл в чутком ожидании, но больше ни одного майнока не появлялось. Парень внимательно вглядывался сквозь окуляры, подобравшись, готовый к очередной атаке.

Однако стены пещеры замерцали и исчезли. Теперь вокруг вновь были металлические серые стены тренировочного зала. Норис позволил себе чуточку расслабиться.

— Неплохо, — подал голос Кворл.

Норис повернулся и увидел, что старый пилот так и стоит у панели управления. Парень так увлекся тренировкой, что совсем забыл о своем военном инструкторе.

Классно, мне понравилось, — небрежно сказал он. — По-моему, у меня здорово получается. — Норис оглядел бластер, прикидывая, когда же ему доведется воспользоваться оружием в следующий раз и желательно — в применении к реальной, живой мишени.

У тебя получается вполне приемлемо, — кивнул Кворл. — Только помни, парень майноки-то сдачи дать не могут. Ясно? — он нажал еще какую-то кнопку на панели — и дверь зала с шипением скользнула в сторону.

Пойдем, нам пора в общий зал. Сейчас туда все соберутся. — Старый пилот пропустил Нориса вперед. — Наш великий лидер выступит перед Академией Тени с речью.

Мастер Брэкисс и Тамит Кай читали ученикам Академии Тени, будущим темным джедаям, очередное наставление на путях темной стороны. Зекк сидел в самой гуще толпы, но ощущал, что он как будто отделен от остальных — мальчика облаком окутывало затаенное чувство собственного превосходства.

Вот он гордо выпрямился и расправил плечи, и черные кожаные доспехи его поблескивают, а световой меч покоится на поясе. После нескольких недель упорных тренировок Зекк сроднился с ним, и теперь клинок, казалось, стал частью его самого, продолжением тела мальчика. Именно это стало решающим аргументом — теперь Зекк точно знал, что сама судьба предназначила ему стать рыцарем-джедаем. Да, он одиночка, но зато один из самых блестящих и перспективных учеников мастера Брэкисса. Соученики то и дело посматривали в его сторону — не без зависти, ведь Зекк быстро и легко превзошел их всех, даже тех, кто уже давно учился в Академии Тени.

Ну что ж, ему есть за что бороться. И он знает, чего хочет. А хочет он стать сильным и получить все, что только может дать ему Сила.

В толпе учеников, заполнивших зал, он заметил Вайласа — темноволосого ученика ночной сестры Тамит Кай, надменного и заносчивого юнца. Вечно он задирает нос и смотрит на Зекка свысока — так и норовит напомнить, что именно он и никто другой оглушил Зекка, когда тот не желал сдаваться в плен на Корусанте. Но Зекк и так помнит и забывать не собирается. Мальчик чувствовал жгучую неприязнь к этому высоко мерному уроженцу Датомира — уж слишком часто и пространно тот разглагольствовал о датомирских бурях да похвалялся ездой на ранкорах. Как будто Зекка можно этим впечатлить!

А вон и Тамит Кай — зловещая фигура маячит рядом со своим любимчиком. Вместе с другими ночными сестрами она начала учить Вайласа еще когда Академия Тени только строилась. А раз так, они считают его самым первым из новых темных джедаев и полагают, будто он самый сильный. Ничего, это не надолго.

Зекк скрестил руки на скрипнувшей кожаной груди. Ой, как они ошибаются насчет Вайласа. Ничего, очень скоро узнают. Он, Зекк, им еще покажет и докажет.

Рослый Норис и его Потеряшки — рекруты-штурмовики последнего призыва, ходившие под началом военного командира Кворла, — держались напряженно и настороженно; ученики-штурмовики постарше чувствовали себя вполне вольготно, а новичкам, с ног до головы закованным в белые доспехи, было непривычно и неудобно.

Но все как один с неослабевающим вниманием ловили каждое слово великого лидера.

В центре зала зыбко мерцало голографическое изображение Императора Палпатина, грозное и величественное. Исполином возвышался над присутствующими — как строгий, но справедливый отец, как зоркий страж. Сам Император до поры до времени таился где-то в секретном убежище в Центральных мирах, но его образ, искаженный помехами, передавался сюда. Пристальный взгляд желтых мл, холодных и мудрых, как у древней рептилии, смотрел из-под капюшона на всех сразу и на каждого в отдельности, и все собравшиеся под сенью этого зала знали: око Императора видит их всегда и везде.

— Наши планы по созданию Второй Империи близятся к завершению, — вещал Палпатин. — И все мы вносим свою лепту в возвращение Нового Порядка в нашей галактике. Каждый из вас помогает моей Второй Империи обрести мощь. Каждый из вас — частичка единого механизма, которому суждено сокрушить

Повстанцев и положить конец их так называемой Новой Республике.

Голографический образ повернулся, создавая впечатление, что Император оглядел зал.

— Благодаря блистательному набегу, в ходе которого были приобретены столь необходимые сердечники гипердвигателей и турболазерные батареи, наш флот растет с каждым днем. Именно это оборудование помогает нам создать новый военный флот. Да, поначалу наши корабли будут меньше, чем те неуклюжие чудища, которые готова выставить против нас Новая Республика, — но мы будем бороться и мы победим. Наша армия темных джедаев уже почти готова.

Казалось, Император стал еще выше и навис над трепещущей аудиторией как неприступная крепостная башня. Незримый ветер рванул капюшон, затенявший его морщинистое лицо, и расширенные глаза Палпатина сверкнули как две звезды.

Голос Императора прокатился над залом, как оглушительный гром, и Зекк задрожал.

— Внемлите же мне, мои рыцари-джедаи и мои штурмовики. Сила не любит слабых. Но мы сильны. Сила с нами, и она поведет нас к победе!

Передача окончилась, и окутанный плащом силуэт Императора исчез в вихре вспышек и треске помех.

Аудитория в едином порыве поднялась на ноги и разразилась бурной, продолжительной овацией, к которой Зекк от всей души присоединился.

13

«Охотник за Тенью», охраняемый двумя хейпанскими кораблями сопровождения, мягко опустился на главную посадочную площадку Дворца фонтанов. Люк Скайуокер, сидевший в кабине, издал вздох облегчения и на миг прикрыл глаза. В глубине самого себя он отыскал сосредоточение Силы и, обретя покой, вернулся во внешний мир.

Ардва-Дидва коротко пискнул, и Люк, подняв веки, увидел, что все трое юных рыцарей-джедаев уже отстегнули ремни безопасности и направляются к выходу, едва сдерживая нетерпение. Джейсен нервно переминался с ноги на ногу Лоуи пытался пригладить косматую рыжую шерсть на голове, но от волнения только больше ерошил ее. Джейна пожала плечами и вопросительно взглянула на Скайуокера:

— Ну, дядя Люк, чего же мы ждем?

Люк хмыкнул и разблокировал люк. Троица неразлучных друзей скатилась по трапу, как только он начал выдвигаться. Та'а Чьюм, в традиционной полувуали, которую неизменно носила на торжественных церемониях, уже поджидала их на посадочной площадке, разумеется, в окружении многочисленной свиты. Люк с удовольствием отметил, что близнецы и Лоуи поприветствовали матриарха по всем правилам — церемонно и почтительно.

Не успел Люк толком поздороваться, как бывшая королева смерила его ледяным взором и изрекла:

— Сожалею, что вы понапрасну потратили силы и время на столь дальнее путешествие, мастер Скайуокер, Видите ли, моя внучка не сможет побеседовать с…

Но тут Джейна восторженно взвизгнула, а Джейсен подпрыгнул и крикнул:

— Привет, Тенел Ка! Ух, и соскучились же мы по тебе!

Лоуи присоединился к близнецам низким радостным рыком. Троица юных джедаев вихрем пересекла посадочную площадку и окружила Тенел Ка, стоявшую на сверкающей дворцовой лестнице. До Люка донеслись обрывки оживленного разговора.

— Господин Лоубакка хотел бы отметить, что вы… э-э… выглядите замечательно свежей и отдохнувшей.

— Ух, мы уж думали, никогда тебя больше и не увидим!

— Я так рада, что вы прилетели!

— Слушай, хочешь новый анекдот?

Нового анекдота Люк расслышать не успел — его отвлек голос Та'а Чьюм, обратившейся к кому-то из придворных:

— Мы не посылали за принцессой. Извольте объяснить, как она могла…

— Это я ее позвал, — просто сказал Люк.

Та'а Чьюм покачала головой:

— Решительно невозможно. Мы бы перехватили любую передачу с вашего корабля.

Люк не выдержал и улыбнулся — ох уж эти мистификации.

— А я и не посылал передачу, — сознался он. — Я позвал ее с помощью Силы. Может, вам и не хочется в это верить, но Тенел Ка уже значительно более обученный джедай, чем вы полагаете.

Матриарх недоуменно подняла брови, но взор ее оставался непроницаемым.

— Это мы еще посмотрим, мастер-джедай, — хладнокровно ответила она. — Принцесса наверняка забросит эти глупые игры.

— А что, желания вашей внучки для вас ничего не значат? — невинно поинтересовался Люк. — Для ее родителей они играют очень важную роль. Я позволил Тенел Ка улететь с Явина-4 и вернуться на Хейпс только потому, что полагал, будто они здесь. Но мне начинает казаться, что зря я отпустил ее так легко. Вы не скажете, где, собственно, Тенениел Джо и принц Айсолдер?

Взгляд бывшей королевы на миг стал туманным. Люк почувствовал, что она решает, что ей выгоднее — солгать или сказать правду. Наконец Та'а Чьюм сказала:

— Хотя формально я больше и не являюсь правительницей Хейпанского кластера, у меня есть свои надежные источники информации. До меня дошли вести о том, что на королевскую чету готовится коварное покушение, и потому я настояла, чтобы мой сын и его супруга немедленно отправились с визитом в одно государство в далекой звездной системе — обсудить перспективу либерализации наших торговых соглашений. Эти переговоры настоятельно требовали участия высочайшей семьи, так что Айсолдер с

Тенениел Джо сразу же согласились. Их точное местонахождение, а также дата их возвращения известны только мне и моему самому доверенному советнику. Несчастье, происшедшее с моей внучкой, — это досадное и неожиданное осложнение, тем более, что оно подвергает ее опасности. А потому я полагаю, что принцесса будет в большей безопасности здесь, со мной, чем в вашем первобытном храме. И запомните, джедаи, отныне она не имеет к вам ни малейшего отношения.

Люк вскинул голову. Сдаваться так просто он не собирался.

— Имеет ли она к нам отношение — это ей решать, — промолвил он. — И она сделает выбор. Когда будет готова.

Джейсен обвел отведенную ему комнату — точнее, покои — вытаращенными глазами и поцокал языком. Ну и ну! Не прошло и часа, как он узнал, что Тенел Ка — принцесса крови и наследница Хейпанского кластера. К этой мысли надо как-то привыкнуть, но пока не очень-то получается. А тут еще и эти… апартаменты.

Комнату ему отвели такую шикарную, что самые роскошные залы Императорского дворца на Корусанте не шли с ней ни в какое сравнение. Ноздри мальчику щекотал воздух, напоенный ароматом благовоний. Где-то мелодично журчали фонтаны, откуда-то доносилась едва слышная музыка, в отдалении посвистывали птицы — интересно, кстати, какие? В каждой комнате, в каждом коридоре и в каждом дворике звенели и плескались декоративные фонтаны, а в них играли водяные органы.

Так вот, значит, где выросла Тенел Ка! Джейсену до сих пор не верилось, что все это правда. И почему она ничего не говорила друзьям? Дядя Люк-то, конечно, с самого начала все знал, но почему Тенел Ка скрывала правду от друзей, да еще так долго? Джейсен никак не мог понять, в чем дело, — точно так же, как раньше не мог понять, отчего девушка отказывалась с ним поговорить после злосчастной истории со световым мечом.

При мысли о том, какой страшный удар он нанес Тенел Ка, Джейсен в который раз съежился. Мальчик и понятия не имел, сколько сил ушло у дяди Люка, чтобы уговорить суровую бабушку Тенел Ка оставить близнецов и Лоуи в гостях на Хейпсе на целый месяц. Он знал только одно: Люк улетел, но он обещал вернуться в назначенный срок и забрать троих — или, как он надеялся, четверых юных джедаев.

Целый месяц. Нужно как можно скорее поговорить с Тенел Ка про это проклятое несчастье, чтобы расставить все по местам. Только вот что ей скажешь? Тенел Ка теперь совсем не тот человек, с которым Джейсен общался в явинских джунглях. Ну, или, по крайней мере, сейчас и здесь она другая. Но, с другой стороны, она всегда была другой, не тем, кем он ее считал. Урожденная хейпанская принцесса! Ничего себе. Да как с ней разговаривать-то вообще?

Можно? — Этот знакомый серьезный голос отвлек его от раздумий. Джейсен обернулся и увидел на пороге…Тенел Ка собственной персоной.

А то!..ой, я хотел сказать, конечно, заходи. — Удивленный мальчик захлопал глазами. — А я как раз про тебя думал.

Тенел Ка кивнула, будто прекрасно это знала, и вошла в комнату. Девушка была облачена в длинное одеяние темно-красного цвета с бархатистым серебристо-серым капюшоном, а золотисто-рыжие волосы струились чуть ли не до пят. Джейсену она показалась какой-то незнакомой.

Он просто язык проглотил от смущения.

Тенел Ка окинула его долгим, внимательным взглядом, будто перед ней был пришелец из какого-то неведомого мира. Но стоило ей заговорить — и перед Джейсеном была прежняя Тенел Ка.

— Ну как комната — сойдет?

В голове у Джейсена вертелись тысячи извинений, сотни вопросов и некоторое количество новостей, но с чего начать, он не знал, а потому брякнул первое, что пришло в голову:

— Слушай, комната просто зашибись. Потрясающе. Фонтанчики журчат и все такое…

— Факт, — кивнула Тенел Ка.

Эта знакомая фраза согрела сердце Джейсена. Он смотрел в серые глаза девушки и пытался собраться с мыслями, а они упорно разбегались. Наконец он выдавил, покраснев до корней волос:

— Мне ужасно жаль, что все так вышло, Тенел Ка. Ну, что я тебя поранил. Я так виноват.

— Да я сама виновата! — горячо возразила девушка.

— Нет, я! — поспешно перебил Джейсен. — Понимаешь, я свалял дурака. Мне так хотелось попижонить передо тобой, как я классно фехтую… ну и вот, и не заметил, что у тебя меч искрит.

— А вот это как раз не факт, — заупрямилась Тенел Ка. — Всему виной моя собственная гордыня. Я решила, будто мое боевое искусство вполне сможет восполнить все недостатки оружия. Я полагала, будто качество светового меча играет десятую роль по сравнению с умением самого фехтовальщика. Вот и поплатилась. Это ведь тоже оказался… не факт.

Джейсен яростно затряс головой:

— И все равно, если бы не я, ничего бы не стряслось. Мне надо было…

— Это все моя вина и ответственность целиком на мне, — Тенел Ка не уступала и сердито топнула ножкой. Щеки у нее порозовели, и, будто девушке внезапно стало жарко, она расстегнула пряжку, стягивавшую плащ на горле. А потом отбросила его на заваленную подушками кушетку, обнажив обе руки.

Джейсен внутренне охнул, но заставил себя посмотреть на левую руку Тенел Ка. Его замутило, и захотелось отвести глаза. Мальчик впервые воочию увидел, что натворил.

— Ты ни за что не должна винить себя, — с нажимом сказал он. — Я тебе не разрешаю.

— Если бы мои движения тогда направляла Сила, я бы почуял, что дело неладно. — Он осторожно указал на страшный обрубок. — И вот этого бы не случилось.

В глазах Тенел Ка запрыгали сердитые искорки. Правой, здоровой рукой девушка поддернула непомерно длинные шелка до бедер, как ей было привычнее, и плюхнулась на кушетку.

— А если бы я прибегла к Силе, — сердито сказала она, — я бы с самого начала поняла, что с моим световым мечом не все в порядке.

— Ну, знаешь ли! А я… — и тут Джейсен осекся, потому что решительно не понимал, каким еще контраргументом убедить свою невозможно гордую подругу. Он быстро перебрал в голове возможные варианты и понял, что иссяк. И сказал:

— Хм. Слушай, хочешь новую шутку? Совсем свеженькую?

Тенел Ка залилась серебристым смехом. Джейсен разинул рот. Да нет, точно, это у нее не истерика! И она не из вежливости смеется! А Тенел Ка все хохотала — замечательно, переливчато, взахлеб, от души, заглушая и фонтаны, и музыку, и птичий щебет. Джейсен понял, что именно этот звук он и хотел услышать с самого первого дня их знакомства.

— Эй… Но… — он озадаченно развел руками. — Я ж тебе ее еще не рассказал.

— Ой… Ой, не могу, — сквозь смех простонала Тенел Ка. — Ох. Я так рада, что ты тут. — И на нее опять накатило.

Джейсен недоумевающе пожал плечами:

— Да я чего, я не против. Я просто не понял. Что смешного-то?

— Мы с тобой столько соревновались, — вытирая выступившие на глазах слезы, объяснила Тенел Ка. — И мне здесь этого всего так не хватало, ты бы только знал! Ну так что, может, посоревнуемся, кто более виноват, а?

Джейсен фыркнул.

— Нет уж, уволь. Мне-то всего и надо, чтоб ты приняла мои извинения.

Тенел Ка пустилась было возражать, но осеклась. Она уже не смеялась, улыбка сбежала с ее посерьезневшего лица.

— Извинения приняты, — медленно сказала девушка, как будто это стоило ей значительного физического усилия. — Джейсен, друг мой… Я… прощаю тебя, если ты так этого хочешь. — Звонкий голос Тенел Ка упал до шепота.

Огромная тяжесть упала с души мальчика, и его как будто овеял свежий утренний ветерок из джунглей Явина-4, разгоняя клочья тумана сомнений. Он ждал ее ответа, затаив дыхание, и теперь чуть не задохнулся. Его захлестнула такая буря чувств, что слов для них просто не было, а потому мальчик опустился на кушетку рядом с Тенел Ка и сжал ее в крепких объятиях.

В ответ девушка по мере возможности обвила его руками и, дрожа от волнения, уткнулась мокрым от слез лицом в плечо друга. Эти слезы уж точно выступили у нее на глазах не от смеха, подумалось Джейсену.

Справившись с нахлынувшими чувствами, Тенел Ка и Джейсен двинулись на поиски Джейны и Лоуи, а потом Тенел Ка повела друзей осматривать Дворец фонтанов. Экскурсия, впрочем, проходила в ускоренном режиме, да и разговорчивостью Тенел Ка никогда не отличалась, так что, прослушав краткие комментарии и пробежав несколько десятков, а может, и сотню роскошных комнат, вскоре друзья уже очутились и покоях Тенел Ка.

Тогда-то девушка и показала им свое самое любимое место во всем огромном дворце — это был закрытый висячий сад в самом сердце ее покоев, и здесь ее никто не смел тревожить. Сводчатый купол уходил в вышину, и под ним можно было включить имитацию любой погоды и любого времени суток.

Стены сада, достигавшего пятидесяти метров и поперечнике, были украшены пейзажами Датомира. Вдоль стен были террасами высажены кусты и деревья, искусно расположенные так, чтобы казаться частью пейзажей на расписных панно.

Посреди сада сверкала гладь маленького искусственного озера, окруженного скамьями из полированного камня. А в центре прозрачного, словно хрусталь, озера возвышалась миниатюрная скала и с нее низвергался водопад, а над ним стояла маленькая, но яркая радуга.

Я сюда прихожу, когда на сердце тяжело или когда скучаю по Датомиру, — объяснила Тенел Ка.

Красота какая! — шепотом восхитилась Джейна.

Польщенная таким отзывом, Тенел Ка устроилась на скамье и похлопала по сиденью, предложив друзьям присоединиться.

— Здесь можно поговорить спокойно, — заметила она. — Я отвечу на все ваши вопросы.

И вот потекла беседа — друзья разговаривали куда более откровенно, чем раньше, и отваживались на самые личные вопросы. За разговорами время бежало незаметно. Потом в сад заглянула бабушка Тенел Ка и пригласила гостей проследовать на ужин:

— В трапезной уже все готово, — провозгласила Та'а Чьюм.

Подбородок у Тенел Ка упрямо выпятился. Ведь девушка впервые со дня возвращения на Хейпс почувствовала себя живой, а тут приходит бабушка и вмешивается! Как она могла?!

— Мы предпочитаем поужинать в узком кругу, вчетвером, — отрезала Тенел Ка, прекрасно понимая, что ее слова — вопиющее нарушение придворного этикета. Ну и наплевать.

Матриарх одарила непокорную внучку чопорной улыбкой.

— Я уже позаботилась о том, чтобы нам никто не помешал, — изрекла она. — Вся свита на этот вечер отослана восвояси.

Так, поняла Тенел Ка, начинается любимая бабушкина игра, называется «кто кого». Ну что же, придется принять вызов.

— О, зачем такие сложности, — непринужденным тоном отозвалась она. — Мы и тут прекрасно поужинаем.

— Но сервировочные дроиды уже в трапезной, — возразила Та'а Чьюм, поджав губы.

С минуты на минуту кушать будет подано.

Уголком глаза Тенел Ка увидела, что Джейна терзала и глянула на часы.

— Но отсюда до трапезной всего-то минут пять ходу, — с некоторым смущением сказала девочка. — А мне сначала хоть умыться надо и вообще привести себя в порядок.

Лоуи заурчал, выражая согласие, а Джейсен поддакнул:

— Да и мне не помешает. Правда, мы будем чувствовать себя гораздо уютнее, если хоть в первый вечер обойдемся без церемоний, — и он улыбнулся бывшей королеве заразительной, обаятельной улыбкой. — И вообще, если честно, мы ужасно устали с дороги.

Царственная бабушка метнула на упрямую внучку взгляд, в котором явственно читалось: «В следующий раз я просто так не отступлюсь», по гостям адресовала благосклонный кивок.

Что ж, как скажете. Тогда я пришлю сервировочных дроидов сюда. — С этими словами Та'а Чьюм выплыла из личного убежища Тенел Ка, и четверо друзей с облегчением выдохнули. Девушка благодарно поглядела на Лоуи и близнецов и сказала:

Давайте-ка я покажу вам, где тут ванные, пока нам кушать не подали. — Но не успела она подняться, как по полированным камням под ногами друзей вдруг прошла сильная дрожь. Оглушительные грохот наполнил воздух, где-то что-то взорвалось, и Тенел Ка, не удержав равновесия, упала на колени.

Лоубакка тревожно взрыкнул, а Эм Тиди отозвался:

О да! Господин Лоубакка желал бы как можно скорее узнать, в чем причина этого шума.

Да, и мы тоже, — добавил Джейсен. — Ты нас не предупреждала, что у вас тут бывают землетрясения.

Вуки тем временем помог друзьям подняться.

— Никакое это не землетрясение, — с мрачной убежденностью констатировала Тенел Ка и направилась к дверям. — Пойдемте, сами увидите.

С сильно бьющимся от волнения сердцем девушка повела друзей по коридору в малую трапезную. Из противоположного конца сводчатой галереи валил густой зловещий дым. В животе у Тенел Ка образовался ледяной комок и она перешла с трусцы на бег.

Из клубящейся пелены показались двое стражников, бережно поддерживавших ее бабушку, и сердце Тенел Ка заколотилось еще быстрее, но уже от радости. Пожарная команда ринулась поспешно гасить пожар, бушевавший в трапез ной. Та'а Чьюм откашлялась и величественным жестом отмахнулась от стражи — мол, я и сама могу идти.

— Все целы, — сквозь кашель каркнула она.

— Бомба, да? — спросила Тенел Ка.

Все еще кашляя, Та'а Чьюм показала, чтобы они возвращались в сторону висячего сада.

— В малой трапезной, — с трудом выговорила она. — Быстро все назад!

— Но ведь мы должны были как раз сейчас там находиться! — Джейна побелела. — И бомба…

Матриарх кивнула:

— …предназначалась для нас с принцессой.

14

Королевская яхта, хейпанский водный дракон, мчалась по глади океана на предельной скорости, а ее репульсоры работали на полную мощь, выбрасывая пенящуюся струю воды. Яркие солнечные лучи били в транспаристиловые иллюминаторы, а в воздухе разливался свежий запах соленой воды и водорослей.

Тенел Ка с полуприкрытыми глазами прислонилась к иллюминатору и сквозь ресницы наблюдала, как пляшут по воде сверкающие солнечные блики. Она всегда считала остров Скалистая крепость своим летним домом — местом, где можно беспрепятственно наслаждаться солнышком, морем, морским бризом. Но вообще-то остров и впрямь был крепостью, надежным убежищем от любой опасности.

— Тошно мне, — пожаловалась Джейна. — Что на душе, что физически.

Тенел Ка, убаюканная мерным качанием яхты скользящей по воде, выпрямилась и удивлено захлопала глазами.

Что с тобой, Джейна?

А ты не понимаешь? Я как подумаю, что плюс-минус несколько минут — и нас бы просто в клочья разнесло взрывом — так меня трясти начинает! — с чувством воскликнула Джейна. — А может, это у меня морская болезнь разыгрывается.

Тенел Ка обвела друзей внимательным взглядом. Джейна и вправду выглядела скверно. Прямые темные волосы, мокрые от пота, слипшимися прядями падали на посеревшее лицо и шею. Лоуи, который пристроился рядом с Та'а Чьюм, уверенно и привычно управлявшей яхтой, был слишком увлечен навигационным компьютером, чтобы обращать внимание на какую-то там качку. А Джейсен — тот, наоборот, вовсю наслаждался плаванием.

— Ничего, тебе полегчает, — пообещала Тенел Ка подруге.

Та'а Чьюм, не отрывая взгляд от компьютера, сообщила:

— Мы вот-вот прибудем в крепость. — Хотя бывшую королеву и сопровождала личная гвардия, стоять у штурвала она предпочитала сама. — Там вы будете в безопасности.

Тенел Ка настороженно сузила глаза:

— Не лучше ли было сказать «мы будем в безопасности»?

— Я говорю о тебе и твоих друзьях, — уклончиво отозвалась Та'а Чьюм.

— А где будете вы? — настойчиво спросила Тенел Ка.

— Большую часть времени — с вами, однако я далеко не уверена, что могу переложить расследование истории с бомбой на чужие плечи. Пока я не раскрою этот заговор, буду курсировать между Скалистой крепостью и Дворцом фонтанов.

— А мы что, останемся на острове одни? — ошарашенно спросила Джейна.

— Под охраной, разумеется, — успокоила ее Та'а Чьюм. — Кроме того, в мое отсутствие с вами побудет посланница Ифра.

Лоуи что-то вопросительно буркнул.

— Господин Лоубакка хотел бы уточнить, не этот ли остров прямо по курсу является целью нашего пути, — пояснил Эм Тиди.

Джейсен и Джейна бросились к носовому иллюминатору, чтобы посмотреть на темную громаду, на глазах выраставшую над сверкающей океанской гладью.

— Да, — отозвалась бабушка Тенел Ка, — это и есть Скалистая крепость.

Тенел Ка к друзьям не присоединилась и на остров смотреть не стала — она столько рам здесь бывала, что и так знала, как он выглядит. Остров не менялся. Девушка могла бы описан его с закрытыми глазами — скалистые вершины, вздымающиеся из прибоя, арку, ведущую из океана прямо в грот-ангар, отвесные стены самой крепости и прозрачную, как хрусталь бухту, где она когда-то обожала купаться. И прекрасные пейзажи, которые открывались с головокружительной высоты сторожевых площадок — сколько раз она бегала по парапетам над бездной, и волосы ее развевались на ветру. А источающие легкий пар горячие источники? Какая вкусная была в них вода! И как славно было в ней мыться!

Девушка внезапно осознала, как остро соскучилась по Скалистой крепости, с которой у нее связано столько воспоминаний о счастливом и беззаботном детстве, когда она много времени проводила с родителями. На лице Тенел Ка заиграло подобие улыбки. Она открыла глаза и шагнула к Джейсену:

— Скорее бы показать вам мой дом!

Хотя Та'а Чьюм и выразила желание выбрать апартаменты для гостей, Тенел Ка тут же вмешалась и сказала, что сама с этим справится. Она подобрала каждому из юных рыцарей-джедаев комнату на его вкус.

Лоуи поместили в угловую комнату с толстыми стенами и почти безо всяких украшений, если не считать сугубо декоративного копья и гобелена. Но зато из двух окон открывался потрясающий вид на океан, а о скалы у подножия крепости бил неумолкающий прибой. Лоубакка подошел к окну с защитным полем, да так и застыл от изумления и восторга, и Тенел Ка поняла, что не ошиблась в выборе.

— Умоляю вас, будьте осторожны, господин Лоубакка, — испуганно пропищал Эм Тиди. — Если вы, страшно сказать, уроните меня с такой высоты, боюсь, починить мои схемы уже не удастся.

Джейне Тенел Ка отвела комнату, которую в крепости всегда называли «мастерской» — когда-то это помещение принадлежало прадедушке Тенел Ка, а он обожал возиться с механизмами и изобретать разные машины, совершенствуя их до бесконечности. Так что добрая половина просторной комнаты была завалена, завешана и заставлена рабочими столами, световыми панелями, энергодроидами, деталями, двигателями и всякими приборами, как собранными, так и частично разобранными. Джейна с порога зарылась в эти сокровища, а Тенел Ка повела Джейсена в его апартаменты.

Чем ближе они подходили к сводчатой арке, тем сильнее Тенел Ка нервничала. А вдруг она ошиблась и выбрала для друга неподходящую комнату? А ну как ему там совсем не понравится? Она-то рассчитывала, что там спокойно и уютно, но, может, это помещение покажется ему слишком мрачным или скучным? Ладно, попытка — не пытка, решила девушка, стоит попробовать произвести эффект.

Знаешь что, — нерешительно начала она. Ты не мог бы закрыть глаза?

Да пожалуйста, — согласился Джейсен. Что, беспорядок прибрать не успела? — он подмигнул и зажмурился.

Тенел Ка правой, здоровой рукой распахнула дверь и хотела было левой потянуть мальчика за рукав, но тут вспомнила, что левой-то руки у нее больше нет. Пора бы привыкнуть. По счастью, Джейсен так и стоял, честно зажмурившись, и не видел, что Тенел Ка покраснела от гнева на собственную забывчивость. Девушка тронула его за плечо правой рукой и подтолкнула вперед.

Слушай, если тебе так спокойнее, я могу вообще всю дорогу глаз не открывать, пока мы в крепости, — пошутил Джейсен.

Это не потребуется, — Тенел Ка прикрыла дверь и включила свет. Правда, в комнате по-прежнему царили сумерки, но тут уж ничего не поделаешь. — Все, можешь смотреть.

Джейсен восхищенно присвистнул, а потом благоговейным шепотом воскликнул:

Бластеры-шмастеры!

Ты… тебе нравится? — робко спросила Тенел Ка и заглянула ему в лицо. В неярком свете фиолетовых ламп она увидела, что он улыбается от уха до уха. Принюхиваясь, прислушиваясь, расширив глаза, мальчик отправился обследовать комнату. Все ее четыре стены занимал четырехметровой высоты аквариум до самого потолка — цельный, если не считать арочного прохода с дверью. Солоноватый воздух щекотал ноздри.

Мерное поплюхивание и побулькивание воды прямо-таки гипнотизировало, как и сам вид аквариума. И немудрено: в подсвеченной особыми панелями воде сновали морские твари всех видов, форм и размеров. Джейсена и Тенел Ка, как влажным плащом, окутало облаком тропической сырости, и девушка с трудом подавила довольный зевок.

Джейсен обошел комнату и причмокнул:

— Да-а, спаться тут будет отлично. Правда, просто потрясающе.

В фиолетовом сумраке он дружески пожал ей руку. Тенел Ка глубоко вздохнула. Беспокойство улетучилось. В этой комнате и впрямь царил небывалый покой.

Когда гости привели себя в порядок после долгого пути, Тенел Ка показала им свои самые любимые уголки скалистого острова — в том числе и крошечную бухту с удивительно спокойной и неправдоподобно изумрудной водой. Дружная четверка отлично выкупалась, брызгаясь, галдя и на некоторое время забыв о преследующей их опасности.

Близнецы остались в одном белье от летных костюмов — в самый раз для плавания. Сама Тенел Ка переоделась в облегающий тренировочный костюм из кожи ящериц и наконец-то, впервые после возвращения на Хейпс, почувствовала себя в своей стихии.

— Господин Лоубакка, если мои услуги вам в ближайшее время не потребуются, я бы лучше побыл на берегу и отключился на отдых, — нервно предложил Эм Тиди. — Я понятия не имею, как подействует соленая вода на мои нежные микросхемы.

Лоубакка утвердительно заурчал, выбрался на берег, положил дроида-переводчика на верхушку сухого камня и плюхнулся в море. После этого четверка направилась на глубину, радуясь обществу друг друга и шелковистой прохладе воды.

Набрызгавшись, близнецы и Лоубакка перевернулись на спину и принялись болтать, а Тенел Ка по рассеянности решила поплавать, но тут же спохватилась, что увечье может ей помешать. Однако, к немалому своему удивлению, уже через несколько секунд девушка обнаружила, что ей достаточно чуточку подстроиться — и она вполне может плавать уверенно и быстро, как раньше. Поэкспериментировав, она выяснила, что способна развить немалую скорость, даже если будет грести только ногами, — как-никак, а ноги у нее тренированные.

Джейсен украдкой наблюдал за экспериментами подруги, подплыл поближе и скроил шутливую гримасу, которую Тенел Ка совершенно справедливо истолковала как вызов на состязание. Джейсен проплыл несколько метров и задал брови — мол, ну чего ждешь? Тенел Ка тоже поплыла вперед. Мальчик подмигнул и прибавил скорости — она поспешила сделать то же самое.

Какие бы виражи в воде он ни выписывал, как бы глубоко ни нырял и быстро ни плыл, Тенел Ка не отставала. Оказалось, что она способна проделать куда больше, чем думала. И даже если что-то не выходило — а подводное сальто решительно не удалось — Тенел Ка все равно чувствовала себя на вершине блаженства.

После очередной неудавшейся попытки она вынырнула на поверхность, отплевываясь и откашливаясь — и тут же наткнулась на испытующий взгляд Джейсена. Он как будто спрашивал: «А что ты еще можешь?»

— Давай наперегонки до берега? — предложил мальчик.

Тенел Ка глянула на него, нарочито сурово сдвинув брови:

— Только, чур, не поддаваться.

— Выложусь на полную катушку, — подражая ее притворной мрачности, клятвенно заверил Джейсен.

Тенел Ка поправила уложенные на голове косы и кивнула:

— Тогда — на старт!

В эту безумную гонку к берегу она вложила весь свой опыт, силы и выносливость. Девушка полностью сосредоточилась на поставленной задаче и ни о чем больше не думала. Каждая мышца, каждая клеточка в теле так и звенела от напряжения.

Не успев опомниться, она уже стояла на берегу, а Джейна и Лоубакка наперебой поздравляли ее с победой. Тенел Ка озадаченно обернулась и увидела, что Джейсен только-только подплыл к берегу. Вид у него тоже был озадаченный, и девушка поняла, что игра шла по-честному, без поддавков.

Джейна обняла их обоих, а Лоуи вдруг яростно встряхнулся, так что соленые брызги, сверкая на солнце, полетели в разные стороны. Джейсен ойкнул, а Джейна взвизгнула от неожиданности.

Но Тенел Ка обрадовалась выходке юного пуки, хотя далеко не все соленые капли, катившиеся по ее щекам, были морскими брызгами.

15

Прошло два дня, и вот под строгим взглядом матриарха Та'а Чьюм Тенел Ка дерзко и упрямо отшвырнула прочь пышное расшитое платье и роскошную блестящую диадему.

Ее царственной бабушке это, разумеется, пришлось не по вкусу:

— Дитя мое, тебе следует одеваться в соответствии с твоим высоким положением, — вознегодовала она. — И проявлять больше уважения к семейным ценностям. Ну-ка, надень диадему. Это фамильная драгоценность, известная во всем кластере, — Та'а Чьюм подняла изящную корону, украшенную сверкающими камнями. — Это галлинорские радужные самоцветы — на них можно купить пять солнечных систем.

— Ну вот и купили бы, — пробурчала надутая Тенел Ка. — Я к таким богатствам не привыкла.

— Эти дерзости не помогут тебе уклонится от исполнения своих прямых обязанностей, — строго сказала бывшая королева. — Ты не на каникулы приехала. Здесь полно работы. Нам предстоит провести важную дипломатическую встречу, так что будь любезна подготовиться.

— Бабушка, меня ваши важные дипломатические встречи совершенно не интересуют, — насупилась Тенел Ка.

Близнецы и Лоуи переглянулись — они чувствовали себя неловко и не знали, стоит ли вмешиваться в спор.

— Вот что, Тенел Ка, — резко сказала Та'а Чьюм. — Пока ты — член королевского рода Хейпса, ты будешь учиться, как себя вести при дворе. Ты будешь учиться, как участвовать в переговорах. И ты будешь учиться, как быть полноценным членом королевской семьи — она вперила во внучку испепеляющий взгляд, но Тенел Ка его выдержала и, более того, осмелилась возразить:

— А с чего вы взяли, что я захочу здесь остаться в качестве представительницы королевского рода? Я вообще-то учусь на рыцаря-джедая!

Матриарх зловеще рассмеялась:

— Деточка, уволь меня от выслушивания твоих фантазий. Взгляни в лицо реальности. В данный момент мейранский посол уже плывет к нам, и мы должны оказать ему достойную встречу на берегу. Так что одевайся, живо. Я пообещала ему, что именно ты его поприветствуешь.

— А мое мнение вы узнать не хотите? — сверкнула глазами Тенел Ка.

— А зачем? — матриарх изобразила легкое удивление. — Вряд ли у тебя есть какие-то еще планы. Я просто ставлю тебя в известность.

— Мне совершенно не нужно все это дипломатическое обучение. Я — боец, а не политик, — Тенел Ка указала на свой боевой наряд из кожи рептилий, призванный подчеркнуть, что она предпочитает быть наследницей Датомира.

— Слушай, э-э, Тенел Ка… — робко кашлянув, начал Джейсен. — Я, ну, в общем, знаю, что тебе самой решать и все такое, но ты помнишь, что нам говорил мастер Скайуокер? Настоящий джедай должен быть открыт любой науке, чтобы черпать силу знаний из всех источников. Я это вот к чему. Ты, конечно, отличный боец, но, может, в один прекрасный день тебе пригодятся и дипломатические знания, которые предлагает бабушка, так чего отмахиваться?

— Я не согласна с ее политикой, — отчеканила Тенел Ка.

Джейсен пожал плечами:

— Ну никто же не говорит, что ты обязана все делать, как она хочет.

Бывшая королева метнула на мальчика испепеляющий взгляд. Тенел Ка заметила это — и приняла решение.

— Хорошо, я сделаю это, — сказала она. — я сделаю это по-своему. Факт.

— О-о! Превосходно! — подал голос Эм Тиди с пояса Лоубакки. — Могу ли я воспользоваться случаем, госпожа Тенел Ка, и напомнить вам, что значительная часть моей программы позаимствована у протокольного дроида? Если я смогу быть вам чем-либо полезен в ваших политических деяниях, я с удовольствием помогу.

Матриарх воззрилась на крошку-дроида с неподдельным ужасом.

Тенел Ка не смогла сдержать широкой улыбки.

— Спасибо тебе огромное, Эм Тиди. Я согласна. Лоубакка, во время встречи с мейранским послом, пожалуйста, будь рядом со мной.

Девушка попыталась набросить на себя расшитый плащ, но одной рукой ей это не удалось — шелк соскользнул с левого плеча, обнажив обрубок. Бабушка-матриарх хотела было помочь Тенел Ка, но та уклонилась и все-таки справилась с нарядом сама.

— Независимое мышление, внучка, это прекрасно, — изрекла Та'а Чьюм. — Только смотри, чтобы оно не завело тебя слишком далеко.

Королевские гвардейцы вынесли из дворца обитое бархатом кресло и водрузили его прямо на скале над морем, о подножие которой бился прибой. Влажный воздух пахнул солью и свежестью. Та'а Чьюм держалась поодаль, готовая пристально наблюдать, как пройдет прием.

Тенел Ка, в развевающемся плаще, не дожидаясь бабушкиных инструкций, прошла прямо к креслу. Она поправила сверкающую диадему на уложенных венком золотисто-рыжих волосах и уставилась на бескрайнее море и черные скалы, то и дело моргая от сильного ветра.

Лоубакка стоял за креслом, в которое уселась девушка, и ветер ерошил его косматый рыжий мех. Как и он, Тенел Ка неотрывно смотрела на море, ожидая, не покажутся ли гости, хотя солнце било ей прямо в глаза.

Мейранцы, разумная раса, обитающая под водой и наделенная щупальцами, происходила с водного мира Мейреса, одной из планет Хейпанского кластера. У мейранцев было свое представительство в морских глубинах главной планеты Хейпса и, похоже, даже оттуда их дипломаты умудрились раздуть политический конфликт со своими давними противниками с планеты Верджилл.

Мейранцы могут выходить на сушу и дышать кислородом, но при этом им необходимо время от времени орошаться свежей фильтрованном водой из контейнеров, которые они на такой случай носят за спиной. Увлажняя через равные промежутки времени свою эластичную кожу, они способны проводить на суше по несколько часов, а потому мейранские послы настояли на том чтобы лично навестить островную крепость Только королева или ее представитель от королевского рода Хейпса способны разрешить назревающий конфликт — в этом они были уверены.

И матриарх выбрала Тенел Ка.

Принцесса созерцала волны. Хронометр она с собой не взяла и уже подумывала, не опаздывает ли посол… или просто ей самой не терпится поскорее развязаться с дипломатической церемонией.

Высокий, долговязый Лоубакка терпеливо стоял за креслом. Серебристый корпус Эм Тиди поблескивал на солнце. Близнецы, которым тоже разрешили присутствовать, держались поодаль.

— Что мы тут делаем, а? — тихонько спросил Джейсен.

Тенел Ка повернулась было к нему, но Эм Тиди опередил ее с ответом:

— Да позволено мне будет объяснить. Вы разрешите, госпожа Тенел Ка? Полагаю, я смогу сформулировать верный и краткий ответ, — маленький дроид зажужжал, будто прочищал горло, то есть динамик. — Итак. Здание подводного мейранского посольства, которое представляет собой сводчатую постройку, созданную на родной планете мейранцев и перевезенную сюда, на Хейпс, в готовом виде, находится в непосредственной и опасной близости к подводной бурильной станции, которую верджиллиамцы запустили в действие вскоре после того, как мейранское посольство обосновалось в этой точке. Несмотря на то, что бурильное дело приносит верджиллианцам весьма высокие доходы, мейранцы подали официальную жалобу на шум и ил, поднятые бурильными и копательными операциями. Они утверждают, что, поскольку представители их расы первыми обустроились на этом месте, верджиллианцы обязаны произвести тщательнейшую очистку загрязненной воды, прекратить все бурильные работы, освободить данный участок морского дна и перенести свою станцию на расстояние не меньше пятидесяти километров от мейранского посольства.

Тенел Ка выслушала Эм Тиди и кивнула:

— Да, таковы факты. Но не все.

Однако договорить она не успела — из воды поднялась громоздкая фигура и с плеском направилась прямо к девушке. Сорок или даже больше черных щупальцев, которые мейранцы обычно используют под водой, чтобы половчее хватать рыбу или любую другую достойную внимания добычу, свисали с сутулых плеч мейранского посла, покачиваясь в такт его шагам — шел он на двух ногах. Круглые бесцветные выступы на голове, по всей видимости, были глазными мембранами. В целом же шкура мейранца были темной и блестящей, как смазанная маслом по ристая резина.

Сначала, завидев дипломата, Тенел Ка испытала острый приступ страха — прямо к ней двигалось огромное первобытное чудовище раза в полтора выше ее самой. Но девушка быстро справилась с этим постыдным чувством. Если она будет бояться, то не сможет принять правильное решение, строго сказала она себе.

Мейранец ступил в полосу прибоя; ноги его были как могучие деревья, уходящие корнями в скалы. Он остановился, величественным жестом поздел массивную витую раковину, в которой был просверлен узор, и заговорил. Голос шел из вибрирующей мембраны под щупальцами — булькающий, глухой, так что Тенел Ка с трудом разбирала слова.

— Я способен говорить на общем языке, если потребуется.

Девушка покачала головой:

— В этом нет необходимости. Говорите на своем родном языке. — Она кивнула на серебристый яйцевидный корпус Эм Тиди, висевший на поясе у Лоуи. — У меня есть дроид-переводчик.

— Ах-ах, — заговорил Эм Тиди, который лишь час назад загрузил мейранский язык из базы данных главного компьютера Скалистой крепости. — Я так волнуюсь. Это потрясающе.

Черная громада поклонилась и медленно выпрямилась. Приложив раковину к мембране, посол выдул что-то похожее на причудливую мелодию флейты.

— Так. Хорошо, — сказал Эм Тиди. — Этот мелодичный язык загрузился в мою память в полном объеме. Хвала Создателю! Мейранский посол приветствует вас, принцесса Тенел Ка.

Увешанное щупальцами создание протрубило еще одну фразу.

— Он также хотел был поздравить вас, — поспешно перевел дроид, — с удачной поимкой и приручением столь внушительного и выдрессированного питомца, чья шкура, подобная шелковистым бурым водорослям… ой-ой! — Эм Тиди осекся и пискнул. — Это он о господине Лоубакке, судя по всему.

Лоубакка зарычал и обнажил клыки. Тенел Ка в негодовании поднялась, плащ соскользнул, чешуя ее боевого датомирского облачения блеснула на солнце и взору всех присутствующих предстал обрубок левой руки. Та'а Чьюм, стоявшая позади девушки и вуки, неодобрительно скривилась.

— Вуки — это разумная раса, — отчеканила Тенел Ка. — И они ничьи не питомцы. Это мой друг.

Мейранец взволнованно всплеснул большей частью щупальцев и высвистел длинную фразу.

— Посол приносит свои глубочайшие извинения за совершенную ошибку, принцесса Тенел Ка. Он также выражает вам искреннее соболезнование в связи с безвременной утратой одного из двух ваших щупа… он, наверное, имеет в виду вашу руку… и льстит себя надеждой, что тот, кто дерзнул причинить вам столь тяжкое увечье, расплатился за это десятикратно.

— Безвременная утрата моего «щупальца» и то, как я с ней справляюсь, — абсолютно не его ума дело, — отрезала Тенел Ка ледяным тоном. Если он намерен обсудить дипломатический вопрос, пусть приступает без дальнейших отступлений. А если он и дальше будет испытывать мое терпение, так я просто уйду. У меня полно дел.

Мейранец поколебался, неуверенно колыхая щупальцами, потом из раковины вновь полилась витиеватая мелодия.

— Мейранский посол вновь приносит извинения и подчеркивает, что он понимает — ее величество Та'а Чьюм облекла вас полномочиями принять сие ответственное решение, дабы это стало частью вашего обучения на дипломатическом поприще, — скороговоркой протараторил Эм Тиди. — А поскольку это ваш первый опыт в принятии решений столь глобального масштаба, вы, по мнению мейранского посла, рассмотрите его вопрос во всех подробностях и приложите все усилия, чтобы отыскать верный ответ.

Тенел Ка не спешила садиться, а голос ее был по-прежнему тверд, как дюрастил:

— Посла прискорбно дезинформировали. Мне уже неоднократно приходилось принимать важные решения глобального масштаба. Хотя сегодняшнее — первое, которое касается посла и его народа, он может быть совершенно уверен — я не впервые стою перед нелегким выбором.

В голове у Тенел Ка вихрем пронеслись все те ситуации, в которых ей приходилось принимать нелегкие решения. В особенности решение поступить в Академию джедаев к мастеру Скайуокеру. И еще то, как она настояла, что наследует не только королевскому роду Хейпса, но и Датомиру.

Пожалуйста, изложите ваше дело, и давайте больше не будем отвлекаться, — произнесла она. Здоровой рукой Тенел Ка ухватилась спинку кресла, но садиться не стала, чтобы мейранец не нависал над ней, как крепость.

Итак, принцесса Тенел Ка Чьюм Та' Джо, представитель мейранского посольства просит королевский род Хейпса безотлагательно вмешаться в весьма огорчительное для мейранцев дело, — Эм Тиди еле поспевал переводить почти непрерывный свист костяной флейты. — Мирное подводное поселение, как вам, несомненно известно, — это наше единственное прибежище на этой планете, и основано оно было представителями нашей расы менее полугода тому назад. Мы воистину наслаждались красотой и покоем, окружавшими нас на дне морском. Если бы только вы, дышащие воздухом, смогли спуститься под воду и узреть наше поселение, я уверен, вы бы признали, что…

Я не туристка, — перебила велеречивого посла Тенел Ка. — Так в чем заключается ваша жалоба? — Девушка и без того знала суть дела, но хотела услышать, как именно ее сформулирует посол.

Не прошло и месяца с момента основания нашего посольства, — высвистывал посол, — как целая команда неуклюжих бурильщиков-верджиллианцев необдуманно установила плавучую платформу и приступила к бурильным работам менее чем в километре от нашего поселения

Подводные течения теперь взбаламучены и загрязнены сверх всякой меры. Шум порождает вибрацию вод, тревожит наш покой, мешает нашим размышлениям и распугивает рыбу. Верджиллианцы разрушили наш дом.

Посол умоляюще простер к Тенел Ка щупальца, отчего девушке опять стало несколько не по себе, и продолжил:

— Мы первыми поселились на этой территории, о многомудрая принцесса. Мы заклинаем вас приказать злокозненным верджиллианцам перенести свою ужасную станцию подальше от нашего дома. В конце концов, в их распоряжении целый океан. Им вовсе не обязательно нарушать наш покой.

— Все понятно, — подытожила Тенел Ка.

Посол, колыхая щупальцами, вновь согнулся и глубоком почтительном поклоне, но Тенел Ка резко сказала:

— Понятно и то, что перед установкой бурильной станции верджиллианцы должны были провести геологическую разведку со спутника, и они это сделали задолго до того, как вы заложили свое поселение. Я наводила справки в базе данных и знаю, что вы получили копию отчета об этой разведке за несколько месяцев до того, как выбрали место для будущего посольства. Кроме того, мне стало известно, что, пользуясь даннымы отчета, вы вычислили самую богатую жилу дитаниума и поместили свой город под куполом точно над ней. И при этом вы прекрасно понимали, что верджиллианцы вскоре приступят к бурильным работам в этом районе.

— Да, посол, океан велик, — продолжала Тенел Ка. Ветер играл прядями ее золотисто-рыжеватых волос, и они плясали, как языки пламени. — Но именно вы сделали все, чтобы разжечь этот конфликт. Вы воздвигли поселение уже после того, как доподлинно уверились, что верджиллианцы захотят бурить именно в этом месте.

Она подождала, но мейранец безмолвствовал.

— Верджиллианцы тоже обратились к нам за помощью, — вновь заговорила Тенел Ка. — Так что у вас есть выбор: или перенесите ваше поселение — а, насколько я поняла из его модульной конструкции, это просто, — или смиритесь с шумом и беспокойством.

Несколько секунд слышался только шум при боя, а потом мейранец яростно засвистел в свою раковину, возмущенно размахивая щупальцами

— Можешь даже не переводить, — резко бросила Тенел Ка Эм Тиди, а потом повернулась к черной блестящей громаде. — Вы явились ко мне, чтобы просить принять решение. Так вот, я его приняла. В будущем, надеюсь, вы научитесь сами решать свои проблемы, вместо того чтобы отнимать у меня драгоценное время вашими ерундовыми и надуманными сварами. На этом все.

Она опустилась в кресло и вновь завернулась в плащ. Мейранский посол попятился и с плеском скрылся в волнах.

— Здорово у тебя получилось, Тенел Ка! — подбежав к ней, вскричал Джейсен. Лоубакка разразился ухающим хохотом.

Девушка вдруг почувствовала, что голова у нее идет кругом. Дипломатическая миссия порядком ее измотала. Она удивилась, насколько гладкой у нее получилась речь, и поправила усаженную радужными самоцветами диадему.

Но каково же было изумление Тенел Ка, когда, обернувшись, она увидела, что ее «железная» бабушка, строгий матриарх… удовлетворенно улыбается.

— Что ж, методы у тебя пока еще слишком прямолинейные, — изрекла Та'а Чьюм, — но судишь ты здраво.

16

«Нет ничего плохого в том, чтобы отдыхать в полной безопасности», — подумал Джейсен, — «но все хорошо в меру». Вот уже несколько дней они торчат в этой Скалистой крепости, а деваться-то особенно некуда, разве что в бухте поплавать. Покоя много, а воли особенно не видать. Мальчик ощущал беспокойство. Сильное беспокойство. Тенел Ка тоже человек действия — уж Джейсен это знал отлично. Ей на месте не сиделось, она всегда любила приключения: пойти туда, слетать сюда, забраться еще куда-нибудь, но не ходить взад-вперед по клетке, как ручная зверушка. А греться на солнышке и любоваться белопенным прибоем — увольте: она хоть и изувеченная, но воительница, а не дряхлая старуха. Та'а Чьюм отправилась обратно во Дворец фонтанов, чтобы лично возглавить расследование дела о взрыве в трапезной, а четверку юных рыцарей-джедаев оставила на острове под присмотром посланницы Ифры. Эта неприятная женщина с вечно поджатыми губами как будто находилась в вечном напряжении. Казалось, все се мышцы созданы не из плоти, а по меньшей мере из дюрастила. Но вообще-то на Хейпсе мало кто может похвалиться, что живет беззаботно, — тут никто никому не доверяет и все вечно борются за власть. Джейсену подумалось, что госпожа Ифра, наверное, такая же, как все. С другой стороны, он стал понимать, отчего Тенел Ка предпочитает прямолинейную суровость Датомира, родины ее матери, коварным интригам хейпанских политиков.

Тенел Ка мальчик отыскал на берегу за крепостными стенами. Она стояла на выступе черной скалы и здоровой рукой сосредоточенно швыряла камни в бурлившую за пределами рифа воду. Девушка старательно прицеливалась и явно оставалась довольна, когда попадала в воображаемую мишень. Джейсен не решался отвлечь подругу и просто наблюдал, стоя поодаль.

Его сестра и Лоуи, которые вслед за ним вышли из крепости, тоже не решались отвлекать Тенел Ка и молча наблюдали, как она кидает камни. Казалось, все четверо испытывают одно и то же чувство нестерпимого беспокойства. Заперты на тесном острове, и деваться некуда.

Вскоре над головой у друзей распахнулись створчатые двери балкона, и Джейсен чуть не ослеп, потому что вспышка солнца на транспаристиле ударила ему в глаза. Проморгавшись, он задрал голову и увидел посланницу Ифру — сухопарая, крючконосая, она высматривала их с балкона, будто хищная птица добычу. Наконец госпожа Ифра увидела юных джедаев и замахала рукой:

— Дети, будьте так любезны, подойдите сюда.

Лоубакка шумно втянул ноздрями свежий соленый воздух и что-то недовольно буркнул. Эм Тиди отрицательно пискнул и прибавил:

— Понятия не имею, о чем это вы, господин Лоубакка. С чего вы взяли, что воздух испортился? По-моему, он все так же упоительно свеж, как и час назад.

Голосок Эм Тиди заставил Тенел Ка обернуться; заметив, что за ней наблюдают, девушка вся подобралась. Она слезла с выступа скалы и повела друзей к крепости.

Пойдемте, выясним, что от нас надо госпоже Ифре, — сердито проворчала она, возглавляя маленькую процессию.

Может, она придумала нам какое-то раз влечение? — неуверенно предположил Джейсен.

Тенел Ка окинула его внимательным взглядом серых глаз и подняла брови:

— Сдается мне, развлечения и образ госпожи Ифры как-то слабо сочетаются.

Джейсен хихикнул. Никак, у Тенел Ка наконец-то прорезалось чувство юмора? По ее виду не скажешь — она изрекла эту неутешительную сентенцию так, словно это непреложный факт.

Посол Ифра поджидала их в том самом зале с балконом, залитом солнечным светом. Оказывается, она приготовила скучающим детям сюрприз.

— Мои дорогие, я думаю, вам пора немножко поразвлечься! — добрым голосом сказала она, растянув губы в улыбке. Глаза у госпожи Ифры при этом были, как всегда, холодными и цепкими. Никакой доброты в ней и в помине нет, почувствовал Джейсен. Конечно, дружелюбие и заботу она изображает весьма натурально, но мальчик точно знал — госпожа Ифра терпеть не может детей, как, впрочем, всех, кто отнимает драгоценное время, которое можно с великой пользой употребить на государственные дела.

Тенел Ка уперла здоровую руку в бок и вздернула подбородок:

Что вы предлагаете, госпожа Ифра?

Дети, вы, по-моему, умираете от скуки, — все тем же фальшивым сладким голосом начала посланница. — Ах, как я вас понимаю. Жить без забот и обязанностей — тут поневоле заскучаешь. — Она изобразила презрительно-снисходительную гримасу, но тут же заулыбалась вновь. — Я взяла на себя смелость перепрограммировать один из наших волновых спидеров, чтобы вы могли славно прокатиться по океану, оглядеть окрестности и понежиться на солнышке.

А вы поедете с нами, госпожа? — поинтересовалась Джейна.

Ифра кисло фыркнула, но поспешно сделала вид, будто ей что-то попало не в то горло.

— Увы, вряд ли, дитя мое. У меня масса важной и неотложной работы. Ах, дети, дети, вы даже не представляете, какая на меня возложена ответственность. В Хейпанский кластер входят шестьдесят три планеты, а на них — сотни и сотни государств и тысячи культур. Та'а Чьюм — могущественная правительница, так что в отсутствие родителей принцессы работы у нас по горло, — Ифра нервно стиснула пальцы, похожие на когти. — Так что, дети, наслаждайтесь беззаботной юностью, пока можете, а мы, люди старшего поколения, будем выполнять нашу нелегкую работу. Каждому свое, — она знаком отослала четверых друзей прочь. — Ну, бегите. Спидер, который я запрограммировала, стоит внизу, у причала. Поверьте моему слову, это надежное судно. Я внесла в его компьютер простой маршрут: за пределы рифа в открытый океан и обратно, так что к вечеру вы вернетесь. Более того, я велела приготовить вам корзинку с едой, так что можете устроить пикник на воде. — Она вновь изобразила добрую улыбку. — Желаю весело провести день.

В продолжение этой речи Джейсен пристально изучал посланницу Ифру, не зная, стоит ли верить одолевавшим его подозрениям. Он прекрасно понимал, что государственные дела и впрямь отнимают много времени и сил — как-никак, у него самого мать занимает пост главы государства. Подумал он и о том, что его друзья весь день не знают, чем заняться и куда себя девать.

— Ну что ж, бластеры-шмастеры! — воскликнул он. — Поехали, проветримся. Будет здорово убраться подальше от присмотра взрослых, всяких придворных и послов. Надеюсь, мы здорово развлечемся!

Тенел Ка серьезно кивнула:

— Факт. — А потом она сделала Джейсену самый лучший подарок за все время их знакомства — ослепительно улыбнулась.

Волновой спидер с рычанием несся по океану, подпрыгивая на гребнях волн, как повозка на ухабистой дороге, изрезанной корнями деревьев. Хотя он шел на автопилоте по заранее запрограммированному курсу, Джейна и Лоуи по очереди вставали к штурвалу, желая проверить, насколько далеко автопилот позволяет отклониться от курса.

Лоубакка радостно ухнул. Эм Тиди отозвался:

— Господин Лоубакка полагает, что это судно в чем-то напоминает его собственный скайхоппер Т-23.

Джейна глянула на мохнатого рыжего вуки.

— А по мне, так его управление очень похоже на управление «Тысячелетним Соколом», — сказала она. — Так что мы с тобой, Лоуи, легко с ним справимся.

Лоубакка утвердительно заурчал.

Спидер уносил их прочь с мелководья, из пенной полосы прибоя, окружавшей риф, на котором над сине-зеленым океаном Хейпса возвышалась неприступная крепость.

Джейсен сидел на корме и болтал с Тенел Ка, разморенный мерным покачиванием на волнах и теплым солнышком.

— Слушай, Тенел Ка, — начал он. — Я тебе приготовил свежую шутку. Угадай, где у эвока больше всего шерсти?

Тенел Ка посмотрела на него с очень серьезным видом:

— Никогда не задавалась подобным вопросом.

— Снаружи! Дошло?

— Джейсен, а почему ты все время припасаешь для меня шутки? — поинтересовалась девушка. — По-моему, я ни разу над ними не смеялась.

Мальчик пожал плечами:

— Ну… просто пытаюсь тебя подбодрить, типа того.

Тенел Ка глянула на него странно:

— А ты полагаешь, меня так уж нужно подбадривать?

Джейсен с трудом отвел глаза от розового обрубка ее левой руки и ответил:

— Да просто мне показалось, что ты какая-то очень серьезная и тихая.

Тенел Ка подняла брови:

— А я вообще-то всегда такая, скажешь нет?

Джейсен заставил себя засмеяться:

— Вообще-то ты права!

— Мы ведь уже не раз об этом говорили, Джейсен, — без намека на улыбку продолжала юная воительница. — Пожалуйста, не бери в голову, будто меня нужно подбадривать, смешить и веселить. Я отнюдь не беспомощная и после… после этой истории я вовсе не стала плаксой и слабачкой. Запомни, пожалуйста: я по-прежнему ученик-джедай и намерена в ближайшем будущем стать рыцарем-джедаем… только вот мне надо понять, как.

Джейсен потрепал ее по плечу. Девушка крепко пожала ему руку.

— Если я могу чем-то помочь, ты только скажи, — произнес он.

— Обязательно, — кивнула Тенел Ка.

Тем временем спидер по плавной дуге обогнул скопление острых скал, торчавших из воды, как зубы.

— Это место так и называется — Драконьи Зубы, — объяснила Тенел Ка.

Черные острия теснились беспорядочной грядой, мокро блестя на солнце, а волны с шипением и шорохом разбивались о них, взметая фонтаны белой пены.

На подходе к Драконьим Зубам волновой спидер сбавил скорость, а, обогнув их, сразу же ускорил ход — только двигатели зарычали. Впереди вновь лежало открытое море. Джейна с Лоуи изучали заданный курс, погруженные каждый в свои вычисления — они пытались понять, как далеко завезет их спидер, прежде чем повернет обратно.

— По-моему, давно пора перекусить, — Джейсен порылся в корзинках и стал выгружать пакеты с едой.

Лоуи одобрительно рыкнул, а Эм Тиди пропищал:

— Ах, господин Лоубакка, да на моей памяти вы ни разу в жизни не жаловались на отсутствие аппетита!

Юный вуки весело зафыркал, но отрицать не стал.

Соленый ветер бросал в лицо мелкие брызги, и Джейсен вдруг понял, что ужасно проголодался. Четверо друзей устроились поудобнее и в один присест опустошили саморазогревающиеся пакеты, запивая еду напитками из термоконтейнера.

Джейна, с энтузиазмом жуя, посмотрела сквозь транспаристиловый экран, потом вновь проверила курс.

— Интересно, далеко ли он нас завезет.

Джейсен вгляделся в даль и вдруг заметил, что впереди вода вроде бы другого цвета… и плотности тоже — гораздо темнее и как будто гуще Лоуи раздул ноздри, шумно втянул воздух, потом еще и еще, и что-то недовольно проворчал.

— Не могу сказать ничего определенного, господин Лоубакка, — отозвался Эм Тиди. — Мои обонятельные сенсоры не могут идентифицировать этот запах, и в базе данных он у меня не значится. Так-так, кажется, соль, разумеется, йод… и еще, похоже, значительная примесь какой-то разлагающейся органики…

Джейсен потянул носом и тоже уловил густую, тошнотворную вонь, напрочь забивавшую свежий аромат океана.

— Пахнет дохлой рыбой, — констатировал он.

Тенел Ка сосредоточенно прищурилась.

— И гниющими водорослями. Что-то там застарелое. И нездоровое.

Джейна вновь взглянула на дисплей бортового компьютера.

— А спидер-то везет нас прямиком туда, — сообщила она.

Больше друзья ничего сказать не успели, потому что волновой спидер с разбегу влетел в странную плотную темно-изумрудную воду, больше похожую на желе. Сверху на воде плавал толстенный слой пышных водорослей — сплошной, без просвета, как крона в джунглях. Толстые упругие щупальца, похожие на резину и усеянные длинными шипами, мокро поблескивали в воде, а там, где скопление водорослей ныло плотнее всего, фиолетовыми пятнами пылали огромные цветы — никак не меньше, чем голова Джейсена.

Мальчик перегнулся через борт спидера, чтобы разглядеть небывалую растительность поподробнее. В сердцевине каждого мясистого цветка красовалась гроздь влажных синих плодов, так что в целом соцветие смахивало на здоровенный внимательно распахнутый глаз. Это впечатление только усилилось, когда, видимо, повинуясь рефлексу, вызванному вибрацией плывущего спидера, лепестки плавучих растений сомкнулись, как моргающие веки.

— Странно, — настороженно сказала Джейна над ухом у брата.

— Любопытно, — понизив голос, уточнил он.

Плавучий изумрудно-фиолетовый цветник простирался насколько хватало глаз. Спидер на автопилоте продолжал свой курс, продираясь сквозь стебли и листья, кромсая водоросли, отчего вонь только усиливалась с каждой секундой. Побеги и листья водорослей извивались, словно жили самостоятельной жизнью, но Джейсен решил, что их шевелят какие-то подводные течения.

Некоторые цветы тянули стебли, как длинные шеи, и, приподнявшись над водой, будто провожали путешественников пристальными, изучающими взглядами. Заметив это, Джейсен, ботанический восторг которого несколько поутих, передернулся и вынужден был согласиться с сестрой.

— Бр-р… да, похоже, ты права, слово «странные» тут больше подходит.

Лоуи, тревожно урча, озирался по сторонам. Джейна поймала озабоченный взгляд юного вуки и прикусила губу:

Не нравится мне все это. Вы как хотите, а мне дальше углубляться в эту морскую пустыню неохота.

Но мы же полностью зависим от автопилота, так ведь? — уточнил Джейсен. — Если даже ты его отключишь, то как мы вернемся в крепость?

Вуки что-то буркнул в ответ, на секунду опередив Джейну, но она выразила их общее мнение:

— Ну, я всю дорогу следила за курсом, и Лоуи тоже. Мы сможет отвести спидер обратно. Проще простого.

Тенел Ка встала и обвела зловещий морской цветник внимательным взглядом, будто стараясь припомнить что-то важное.

— Джейна права, — сказала она наконец. — Нам лучше повернуть обратно прямо сейчас. Оставаться здесь дальше, мягко говоря, глупо.

Джейна и Лоуи сели к панели управления и осторожно отключили автопилот. Затем они развернули Спидер и уже было направили его прочь из морского цветника, как вдруг двигатель закашлялся и заглох.

Джейсен, не в силах упускать такую блестящую возможность, все-таки дал волю своему ботаническому любопытству — как-никак, таких цветов он еще ни разу в жизни не видывал, а потому вновь перегнулся через борт, протянул руку и легонько коснулся заманчиво блестевших стеблей.

И вдруг все пламенеющие цветы-глаза, как один, повернулись и уставились на мальчика.

— Ничего себе! — воскликнул Джейсен. В порядке эксперимента он замахал рукой — и цветы развернулись еще чуть-чуть.

Заинтригованный Джейсен дотянулся до ближайшего соцветия — и скользкое щупальце растения мгновенно обвилось вокруг его кисти, захлестнув руку мальчика крепкой петлей, усеянной колючками.

— Эй, ты чего! — возмущенно воскликнул он.

В руку впились шипы. Морской цветок совершенно явно тащил его к себе и отпускать не собирался.

Свободной рукой Джейсен ухватился за борг спидера, чтобы цветок не уволок его в воду — точнее, в угрожающего вида мешанину водорослей. Теперь щупальце тянуло его все сильнее и извивалось, будто… будто проголодалось. Соседние стебли взлетели над водой и вцепились в борта спидера.

Лоубакка оторвался от панели управления и ухватил друга за ноги, но в тот же самый миг упрямое щупальце удвоило усилия и рывком вытащило Джейсена за борт. Мальчик забарахтался в воде, стараясь высвободиться из хищном хватки.

И вдруг у него над головой мелькнула рыжая шевелюра Тенел Ка. Девушка, зацепившись мускулистыми ногами за перила, свесилась над водой и начала яростно кромсать державшее Джейсена щупальце одним из нескольких имевшихся при ней метательных ножей. Цветущий. хищник с влажным хлюпаньем выпустил Джейсена, благодаря чему Лоубакке удалось втащить мальчика обратно на борт спидера.

— Бластеры-шмастеры! — воскликнул Джейсен, вытирая кровь, сочившуюся из глубоких ссадин на руке. — Еще бы немного — и мне конец.

Но это было только начало. Джейсен в ужасе увидел, как по сплошному ковру водорослей пробежала разгневанная дрожь и со всех сторон зашевелились пылающие цветы. Скользкие щупальца вылетали из-под воды одно за другим и намертво вцеплялись в борт спидера, будто стараясь утянуть его на дно или, как минимум, опрокинуть, чтобы добраться до ребят. Чудовищный цветник, отведав крови Джейсена, видимо, решил перекусить четверкой юных рыцарей-джедаев.

Очередное щупальце взлетело над водой и зависло над спидером, словно прицеливаясь, во что или в кого именно вонзить острые шипы. Но тут на его пути встала Тенел Ка с метательным ножом наизготовку. Она вонзила оружие в извивающегося врага, и из него брызнул густой изумрудный сок.

Щупальце вздыбилось и дернулось назад, со всей силы ударив Тенел Ка по голове. По щеке девушки поползла струйка крови, но юная воительница даже не вскрикнула от боли — нет, она ответила хищнику новым ударом, откромсав толстое щупальце, которое гулко шлепнулось на палубу.

Джейсен потряс онемевшей исцарапанной рукой, чтобы вернуть ей чувствительность, и схватился за световой меч, висевший у пояса. Он давно не пускал клинок в ход, но сейчас некогда было колебаться и размышлять — он ведь хочет стать рыцарем-джедаем, а для этого нужно выбраться из проклятого морского салата живыми и, по возможности, невредимыми. Изумрудный луч прорезал воздух.

— Чтобы какая-то трава с глазами меня одолела? Ни за что! — воскликнул мальчик и ринулся в бой.

Гудящий луч перерезал одно из самых крупных щупальцев, раскачивавших спидер.

— А вот вам! — крикнул Джейсен. Едкий серый дым повалил от отрубленной водоросли так, что в глазах у мальчика защипало.

Но из воды вздымались все новые щупальца. Похоже, гигантский цветник заметался от боли. Огненные цветы яростно моргали и вздрагивали, а в воздухе резко запахло подгоревшими овощами и соленой водой.

— Все, сваливаем отсюда, — крикнула Джейна, склонившаяся над панелью управления, и вновь запустила двигатели. Но спидер, крепко удерживаемый щупальцами, забуксовал на месте.

Издав грозный рык, Лоубакка зажег свой световой меч — яркий луч цвета расплавленной бронзы. Навстречу ему из океанской пучины поднимались все новые и новые отростки хищного цветника, один громаднее и длиннее другого, причем на конце у каждого из этих подводных побегов было по двустворчатой раковине с острыми, как бритва, краями — ни дать ни взять клешни, готовые рвать добычу на клочки. Щупальца зловеще защелкали клешнями, поворачиваясь туда-сюда над бурлящей водой.

Джейна изо всех сил билась над панелью управления, но спидер только взвывал и глохнул, не в силах вырваться из мертвой хватки морского хищника.

Лоуи метнулся к борту и, рыча, принялся кромсать цепкие щупальца направо и налево. Поверженные конечности врага падали на палубу и за борт.

— О, умоляю вас, господин Лоубакка, осторожнее, вон еще одно! — пронзительно предупредил Эм Тиди.

Еще одно щупальце тоже долго не прожило: удар — и оно плюхнулось за борт, подняв фонтан брызг. Лоуи победоносно рыкнул, а крошка-дроид отозвался:

— Отличный удар, господин Лоубакка! И сколь приятно услышать от вас, что вы не позволите мне стать закуской для этого скопища оголтелых растений!

Тем временем Тенел Ка пришлось отражать атаку щупальцев с клешнями. Она взмахнула кинжалом, но одна наиболее проворная клешня с костяным щелчком перехватила нож у самой рукоятки. Клешня подбиралась все ближе к лицу девушки, но тут на помощь подоспел Джейсен и одним ударом сверкающего изумрудного светового меча отсек страшное щупальце. После чего одарил Тенел Ка широкой улыбкой и произнес:

— Пусть уж у меня на счету будет четное количество отрубленных конечностей.

— Спасибо, Джейсен, — отозвалась Тенел Ка.

Лоуи тоже ни минуты даром не терял — он вовсю работал световым мечом, освобождая борт спидера от последних щупальцев. И вот судно наконец-то вырвалось на волю и рванулось прочь из хищного цветника, но голодные щупальца потянулись ему вслед, щелкая клешнями в напрасной надежде ухватить добычу.

Джейна постаралась сразу же развить максимальную скорость, но водоросли мешали движению. Зловещие глаза-цветы пялились на юных джедаев. Из воды поднялось еще несколько щупальцев, но обессиленный битвой хищный цветник теперь реагировал куда медленнее и ухватить спидер не успел.

Джейсен замер со световым мечом наизготовку. Нет, эти водоросли — не просто растение. Это… некий организм, обладающий подобием разума, он способен отвечать. Мальчик попытался успокоить морского хищника с помощью Силы, стараясь уговорить гигантский цветник отпустить их подобру-поздорову, но тщетно.

Не могу достучаться до его мозга, — сказал Джейсен друзьям. — По-моему, у него вообще мозга нет — одни рефлексы. Знаю только, что оно голодное, невероятно голодное.

Значит, придется ему поголодать еще какое-то время, — отрезала Джейна.

Да уж, пожалуйста! От всей души согласен! — пропищал Эм Тиди.

Вскоре спидер уже несся прочь от морской ловушки по чистым волнам. Лоуи с Джейной разработали новый курс, произвели необходимые вычисления и вручную задали спидеру маршрут обратно в Скалистую крепость.

Джейсен украдкой посмотрел на Тенел Ка, беспокоясь, не ранена ли подруга. Каково же было его удивление, когда мальчик увидел, что у нее довольное выражение лица. Девушка, сощурив глаза, убирала метательный нож в ножны и впервые со дня злосчастного поединка на световых мечах выглядела оживленной и уверенной в себе.

— Мы просто отличные бойцы, — провозгласила она. — Нет лучшего отдыха, чем физическая нагрузка с изрядной долей риска — например, славная драка.

Лоубакка издал низкий рык. Эм Тиди что-то бибикнул в ответ, но переводить эту реплику остальным не стал. Джейна взглянула на Тенел Ка с удивлением, но Джейсен только счастливо рассмеялся:

— Да уж, команда из нас что надо! Настоящие молодые рыцари-джедаи.

Тенел Ка помогла Джейсену обработать мелкие ссадины на руке, а он смазал царапину у нее на щеке ранозаживляющей мазью из бортовой аптечки.

— Вряд ли такое приключение входило в планы госпожи Ифры, когда она отправляла нас порезвиться на свежем морском воздухе, — задумчиво проговорила девушка. — Но, по-моему, день мы провели с пользой и удовольствием.

Лоубакка встревоженно заурчал и показал на панель управления.

— Ах-ах! — воскликнул Эм Тиди. — Господин Лоубакка выражает опасения, что радоваться пока преждевременно и расслабляться рано. Видите ли, по его мнению, спидер был перенастроен нарочно.

— В каком это смысле? — удивился Джейсен. — Я в этих цифрах ничего не смыслю, объясните!

— Вот что он имеет в виду, — Джейна кивнула на дисплей, на котором мерцали заранее заданные координаты курса. — Автопилот был запрограммирован точно до морского цветника, причем только в одну сторону!

17

Бульканье и шорох волн, бьющихся о каменные причалы и борта судов, эхом отдавались под сводами грота. С каждым глубоким вдохом грудь Тенел Ка наполнялась свежим соленым воздухом, запахом моря и мокрого прохладного камня. Девушка сидела, скрестив обнаженные ноги, и с помощью особой джедайской техники пыталась привести мысли в порядок. Она оглядела друзей.

Джейна, высоко задрав ноги, залезла под панель управления и деловито копошилась в механизме спидера, решив разобраться с регулировкой направления и твердо вознамерившись выведать все секреты автопилота. Лоубакка занимался бортовым навигационным компьютером, а заодно подавал Джейне инструменты. Наблюдая, как ловко и проворно ее друзья управляются двумя здоровыми руками, Тенел Ка ощутила привычный укол печали.

Джейсен лежал на животе прямо на причале, рядом с Тенел Ка, свесив руку в воду, а пальцами другой зазывно барабанил по камню, надеясь таким образом подманить поближе какую-то поблескивающую в воде амфибию и ухватить ее.

— Дай-ка мне вон тот гаечный ключ, Лоуи, — приглушенно попросила Джейна из-под панели. — Мне нужно сковырнуть этот щиток. Вуки, не отрываясь от работы, извлек из ящика, стоящего у него за спиной, нужный инструмент, поудобнее перехватил его длинными гибкими пальцами и передал Джейне.

Когда у тебя две нормальные целые руки, жить так просто, мрачно подумала Тенел Ка и тотчас подавила порыв ревности. Девушка сурово обвинила себя в иррациональности. Даже будь у нее по-прежнему две здоровые руки, убеждала себя Тенел Ка, она все равно не смогла бы делать то, что умеет Лоубакка своими длинными ловкими лапами. У него и разум и тело работают полноценно. Как, впрочем, и у близнецов.

И как совсем недавно у нее, Тенел Ка.

Девушка задумалась. Осталась ли она по-прежнему все тем же человеком, который использует все свои способности и возможности полностью, не давая себе пощады? Или она уже превратилась в кого-то другого, а та, прежняя Тенел Ка, исчезла, как и не было, потому что потеряла левую руку?

Эту мысль нужно обмозговать как следует. Если утраченная рука и есть то единственное, что ее беспокоит, тогда почему бы ей не согласиться на биосинтетический протез, который так настойчиво предлагает бабушка? Так что, наверно, загвоздка все-таки не в руке, а в чем-то другом.

Тенел Ка отвлеклась от размышлений, почувствовав на себе внимательный взгляд Джейсена — мальчик приподнялся на локтях, и занятной амфибии удалось ускользнуть непойманной.

Слушай, ты вчера так классно дралась с этим хищным цветником! Просто блеск! — с улыбкой заявил он.

Ты имеешь в виду — классно для однорукой калеки? — с горечью переспросила Тенел Ка.

Я… э-э-э… я, нет… — Джейсен побагровел и отвернулся, а потом, понизив голос, продолжал. — Извини. Я помню только, что ты покрошила эту проклятую водоросль в капусту. Я про твою руку даже и думать забыл — ты и без нее дралась на славу!

Тенел Ка вздрогнула, как будто эти слова хлестнули ее, словно плетка. Да, Джейсен прав, поняла девушка: она сражалась вовсе не как слабачка или жалкая калека. Повинуясь инстинкту, она пустила в ход весь арсенал своих боевых приемов. Там, посреди смертоносного цветника, она была самой собой и билась всем оружием, какое только оказалось у нее под рукой, — пусть даже и единственной.

— Не извиняйся, Джейсен, — успокоила она огорченного друга. — Ты не хотел меня обидеть, я знаю. Если уж кому и извиняться, так это скорее мне. — Она вернулась мыслями к вчерашней драке и тут же вспомнила массу промахов. — Я могла бы сражаться куда лучше, будь у меня…

…будь у тебя две руки? — подхватил Джейсен. — Слушай, да ладно тебе. С тем же успехом я могу переживать, что мне не хватало бластерной пушки. Но я же не переживаю! Я сделал все, что мог.

Да нет, — Тенел Ка дослушала его тираду, с удивлением глядя на друга. — Я хотела сказать, что могла бы сражаться куда лучше, будь при мне световой меч.

Джейсен неуверенно улыбнулся в ответ.

— Да уж, с мечом ты управляешься будь здоров. Но ты вообще много чего здорово делаешь.

«Факт, это так», — мысленно изумилась девушка. Она все еще отлично фехтует. Все еще. Да и плавает неплохо. И дерется врукопашную и на ножах. И бегает. Просто она перестала верить в себя, осознала Тенел Ка, в свои силы и возможности — и перестала использовать их без остатка. Все эти способности, как физические, так и умственные, всегда составляли неотъемлемую часть той личности, которой ей так нравилось быть. Вот чего ей не хватало с самого дня рокового поединка!

— Спасибо, Джейсен, ты настоящий друг, — серьезно сказала она. — А я уж чуть было не забыла, кто я на самом деле.

Джейсен ответил ей ослепительной улыбкой до ушей.

Знаешь, если бы мне было так же опасно быть собой, как тебе, — я бы, пожалуй, тоже попытался забыть, кто я такой.

Ну вот, вроде все готово, — раздался довольный голос Джейны. Теперь, когда девочка выбралась из внутренностей спидера, он звучал ясно и отчетливо. Лоубакка заурчал и принялся бурно жестикулировать.

Ага, — кивнула Джейна. — Спидер был испорчен, никаких сомнений. — Она взглянула на Тенел Ка и со своей обычной прямотой спросила: — А твоя бабушка, часом, никак не могла приложить к этому руку?

Джейсен чуть не подскочил. Ему такая идея и в голову не приходила.

— Твоя бабушка? Да она нипочем! — воскликнул он.

Тенел Ка задумалась.

— Нет, — уронила она наконец. — Пожелай бабушка… избавиться от меня, она бы уже давно это сделала. Задолго до вашего появления.

Лоубакка вопросительно рыкнул, и Тенел Ка пояснила:

— Поймите меня правильно. Я думаю, она вполне способна на убийство, но при этом нутром чую: бабушка хочет беречь меня от опасности, защищать, кем бы я ни стала — королевой или рыцарем-джедаем.

Юный вуки отрывисто ухнул в ответ, а Эм Гиди поспешно перевел:

— Господин Лоубакка отмечает — и, по моему скромному убеждению, совершенно справедливо, — что, учитывая постоянные разъезды госпожи Та'а Чьюм во Дворец фонтанов и обратно, она вряд ли способна обеспечить нам защиту.

— Ну, стражников-то она нам оставила полную крепость, — вмешалась Джейна.

— И еще посланницу Ифру, — Джейсен закатил глаза. — Охо-хо.

Джейна задумчиво прикусила губу:

— Между прочим, именно Ифра и предложила нам покататься на этом спидере.

Лоуи что-то буркнул.

— Не говоря уже о том, что она сама, если верить ее словам, программировала автопилот, — пояснил Эм Тиди. — Это что же, простите, получается?!

Тенел Ка никогда особо не доверяла госпоже Ифре и потому не прибавила ни слова к подозрениям друзей. Ее чуткий слух различил далекий шум приближающегося хейпанского водного дракона.

— Похоже, на данный момент самое безопасное — вообще никому не доверять, — высказалась она.

Джейна с Лоуи закивали.

— А еще — всем держаться как можно дальше от посланницы Ифры, — добавил Джейсен.

В грот, скользя на воздушной подушке, величественно вошла королевская яхта. У штурвала водного дракона стояла Та'а Чьюм собственной персоной. Бабушка Тенел Ка причалила у одного из каменных пирсов и спустилась на берег, предоставив страже пришвартовать корабль.

Тенел Ка шагнула навстречу бабушке, но не почувствовала и тени дурных намерений. Ей удалось уловить усталость, беспокойство и угрюмую озабоченность — ничего больше.

— Сегодня мы наконец взяли одну из террористок, — устало сказала Та'а Чьюм. — Но не успела я ее допросить, как ее кто-то отравил, — матриарх недовольно покачала головой. — Странное дело, она же все время была под стражей. В толк не возьму, как до нее мог добраться убийца.

— По-моему, вам стоит отдохнуть, бабушка, — предложила Тенел Ка, стараясь не обидеть царственную, но изможденную женщину этим заботливым замечанием. — Может, вам все-таки не стоило вести расследование самой?

Та'а Чьюм тут же подобралась и сердито сверкнула глазами:

— Я много лет управлялась с целым Хейпанским кластером, так уж и со следствием как-нибудь разберусь! — А потом глубоко вздохнула и поникла. — Хотя, возможно, ты и права, дитя мое. Пошлю-ка я на материк госпожу Ифру, вот пусть она и возьмет дело в свои руки.

Тенел Ка прикусила язык — она подозревала, что госпожа Ифра нарочно завалит следствие, а помощи от нее никакой ждать не приходится, и девушке страшно хотелось заявить об этом вслух. Ну да ладно. По крайней мере, посланница Ифра, которая явно задумала их убить, будет далеко от Скалистой крепости. Очень далеко.

18

Теперь Зекк относился к своему световому мечу как к старинному другу. Юноша так и не стал тратить время на то, чтобы сделать свой собственный меч, да и зачем, если есть этот, с алым лучом, с которым он уже сроднился? Зекк учился фехтовать, и в его умелых руках клинок так и плясал, сокрушая воображаемых врагов. Юноша уже одолел всех чудищ, какие только были в базе данных компьютера в тренировочном зале. Он побеждал майноков, абиссинов, крайт-драконов, ледяных чудищ-вамп, жуков-пираний и орды разъяренных тускенских рейдеров.

Один раз ему даже удалось разрубить алым мечом огромного жуткого ранкора, хотя эта победа стоила Зекку немалых усилий. Но, одержав се, юноша ужасно жалел, что при поединке не присутствовал его заклятый соперник Вайлас, изображавший страстного любителя этих чудовищных хищников — интересно было бы поглядеть на его реакцию.

И вот Зекк последовал за мастером Брэкиссом, ведущим его по коридорам к центру станции. Зекк был так занят тренировками, что ему ни разу и в голову не пришло сюда ходить. Но теперь он уже отнюдь не робкий новичок — он шел по коридору в полном боевом кожаном облачении, на поясе у него световой меч, и он выглядел почти как ровня Брэкиссу.

Однако мастер Академии Тени как будто вообще ничего не замечал вокруг, погруженным в собственные раздумья. Точеные черты его красивого лица были похожи на застывшую непроницаемую маску, и лишь высокий гладкий лоб прорезала едва заметная задумчивая морщинка.

Измученный любопытством, Зекк кашлянул и осмелился подать голос:

— Мастер Брэкисс, я чувствую… что вам не по себе. Вы так ничего и не сказали мне о следующем упражнении. Мне нужно что-то знать о нем заранее?

Брэкисс помедлил и смерил юношу проницательным, спокойным взором:

— Тебе предстоит едва ли не самое суровое испытание, Зекк. От того, как ты его пройдешь, зависит и твоя дальнейшая судьба. Именно сейчас тебе потребуется показать все, на что ты способен.

Зекк вскинул голову и раздул ноздри. Рука юноши инстинктивно легла на рукоять светового меча.

— Я готов к любым испытаниям, — заявил он.

Наконец они остановились перед массивной металлической дверью; Брэкисс набрал код — и пневматические замки открылись. Тяжелая створка медленно поползла вбок. Внутри оказался тесный шлюз, а в противоположной стене — еще одна точно такая же плотно запертая дверь.

— Доверься своим способностям, Зекк, — мягко посоветовал Брэкисс. — Положись на Силу.

Зекк сумрачно кивнул:

— Я всегда так и делаю, мастер Брэкисс.

Верьте моему слову, я с честью выдержу испытание. Но почему это так важно? Что вас так заботит?

Брэкисс жестом велел юноше войти в шлюз. Зекк беспрекословно повиновался и остановился, ожидая, что будет дальше, но Брэкисс за ним почему-то не последовал.

— Потому что это будет смертельный поединок, — сказал мастер через порог и захлопнул дверь. Зекк остался один.

Зекк замер в напряженном ожидании под сводами гулкого шлюза. В мозгу у юноши лихорадочно крутились слова мастера Брэкисса. Обе двери по-прежнему были закрыты наглухо, и юноша лишь усилием воли заставил себя дышать ровно, глубоко и спокойно, потому что в замкнутом пространстве чувствовал себя как в западне. Не отводя глаз от второй двери, он нащупал рукоять своего верного светового меча и сжал ее с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Но клинок пока не активировал.

Каждая секунда тянулась невыносимо долго, а вторая дверь все не открывалась и не открывалась. Зекка накрыла волна тошнотворного страха, но юноша отогнал от себя это постыдное чувство. Настоящий джедай не ведает страха. У него нет причин бояться. Сила есть во всем вокруг, а темная сторона — его надежный союзник.

Но хотя в тренировочном зале Зекк управлялся с имитациями самых ужасных чудовищ, все-таки эти противники были всего лишь имитациями. А в настоящем сражении с реальным противником может случиться что угодно, и Зекк знал это. А раз мастер Брэкисс сказал «смертельный поединок», значит, противник будет реальный.

Зекк пристально глядел на дверь, раздумывая, не прорубить ли себе путь к свободе световым мечом. Должен же он узнать, что там, за этой проклятой дверью! Или это мучительное ожидание — часть испытания? Но тогда сколько ему еще ждать?

«Спокойнее», — приказал себе юноша. Он начал считать до ста, но не дошел и до тринадцати, как автоматические замки второй, таинственной, двери громыхнули, да так, что металлические стены шлюза содрогнулись. Дверь распахнулась.

У Зекка подкосились ноги и голова пошла кругом, потому что, сделав шаг, он очутился в ярко, ослепительно освещенной… пустоте. Пол, стены, потолок — все закружилось, и тут юноша понял, что попал в какое-то огромное помещение, где генераторы искусственного притяжения, непрерывно работавшие на всей станции, выключены. Сомнений нет — он очутился на невесомой арене в центре Академии Тени! Юноша поплыл по воздуху, не в силах остановиться и тем более сориентироваться, где верх, а где низ — арена имела сферическую форму.

В животе у Зекка образовался ледяной комок, но юноша взял себя в руки и изо всех сил постарался, чтобы его не стошнило. Он решил оглядеться вокруг и сосредоточиться на мельчайших впечатлениях — сейчас важно все. Как только он нащупал рукоять светового меча, юноше удалось замедлить колыхающееся вращение. И вот теперь-то он заметил ряды сидений и стоячий партер, опоясывавшие арену, и гудящую публику — десятки, нет, сотни зрителей. Балконы арены были расположены под особым углом, приспособленным к невесомости.

На балконах, крепко держась за перила, рядами, плечом к плечу, стояли штурмовики. Остальные ученики Академии Тени расселись по скамьям и нетерпеливо ожидали начала представления. Зекк весь напрягся, осознав, сколь суровым будет предстоящее испытание. Но что имел в виду Брэкисс? И что ему, Зекку, нужно делать сейчас?

Посреди арены кружили в невесомости всякие странные предметы разнообразной формы и размера, но для чего они предназначены, Зекк что-то не мог взять в толк. Вот какие-то длинные дюрастиловые трубы… вот металлические ящики, небольшие грузовые контейнеры… какие-то геометрические фигуры.

И вдруг он понял: это же препятствия!

К выгнутой стене напротив Зекка лепилась прозрачная ложа для избранных зрителей. Острые глаза юноши различили знакомые фигуры. Вон мерцают серебристые одежды мастера Брэкисса… а вон и вездесущая ночная сестра Тамит Кай, вся в черном, с растрепанной гривой непроглядно-черных волос. А вон и Кворл, пилот СИД-истребителя, тоже в черных доспехах.

Мастер Брэкисс поднялся и подошел к микрофону. Его голос, усиленный динамиками, гулко отдался под сводами арены, заглушив голоса зрителей.

— Мы все собрались здесь, чтобы воочию увидеть, как будет избран лидер наших юных учеников — темных джедаев. Именно ему суждено стать первым генералом армии Академии Тени, когда Вторая Империя ринется в решающий бой, чтобы вернуть себе власть над галактикой. Здесь и сейчас, у вас на глазах, состоится решающий поединок.

На противоположном конце арены, который Зекку не удавалось толком рассмотреть из-за плавающих в воздухе препятствий, открылась дверь второго воздушного шлюза, и оттуда скользнула высокая темная фигура. Но кто это, юноша, как ни старался, разглядеть не мог.

Брэкисс продолжал:

— Сейчас мы увидим поединок между Зекком, — он сделал паузу, но осторожные ученики, блюдя собственные интересы, безмолвствовали — им ведь предстоит ходить под началом победителя, кто бы им ни стал, — и Вайласом!

Зекк, двумя руками выставив перед собой рукоять светового меча, развернулся к густобровому датомирцу, любимчику и лучшему ученику Тамит Кай. Вайлас уже стоял наизготовку, и его световой меч был зажжен.

Вайлас пружинисто оттолкнулся и, ловко огибая многочисленные препятствия, полетел к центру арены. Зекк поспешно включил световой клинок и тоже ринулся вперед, чтобы схватиться с противником на открытом пространстве. Сердце у него яростно колотилось, и вдруг Зекк осознал, что, хоть он и волнуется, но ждал этой схватки с нетерпением, ждал уже давно. Сколько раз с тех пор, как он поступил в академию, Вайлас вставал ему поперек дороги? И не сосчитать. Но уж сегодня-то всем, наконец, будет ясно, кто лучший ученик. Потому что второй просто не уцелеет.

— Эй ты, жалкий мусорщик! — издевательским мурлычущим голосом окликнул Зекка Вайлас. — Если сейчас сдашься, оставлю в живых, только покалечу — тебе это послужит хорошим уроком. — И он рассмеялся. Зекк ощутил, что багровеет. Не иначе Норис или еще кто из Потеряшек сообщил датомирцу его позорное прозвище из былой жизни. Мусорщик.

Зекк долетел до нагромождения препятствий и завидел очень подходящий обломок метеорита, продолговатый заостренный камень, который был крепче железа. Не мешкая, он ухватил его свободной рукой.

— Если ты думаешь, что победа дастся тебе легко, Вайлас, так я тебя свалю, прежде чем ты успеешь моргнуть! — И он со всей силы метну; камень в противника.

Но в условиях невесомости метеорит полете; вперед с той же силой и скоростью, с которой Зекка отшвырнуло назад. Он на такую отдач} не рассчитывал и на миг растерялся, а потом размаху стукнулся головой о металлически! ящик, зависший в воздухе. В голове взорвалась огненная вспышка боли, в ушах зазвенело, в глазах потемнело, но через секунду Зекк очнулся и вовремя: Вайлас ловко ускользнул с траектории летящего камня.

И надменно рассмеялся:

— Это все, на что ты годишься, мусорщик несчастный?

Зекк понял, что свалял изрядного дурака. Он сосредоточился, используя все обретенные за время учебы в академии способности. Поскольку Вайлас уже не следил за метеоритом, Зекк с помощью Силы подтолкнул заостренный камень по направлению к противнику. Расстояние было слишком невелико и снаряд не успел набрать скорость, но удар, который Вайлас внезапно для себя получил в плечо, все равно был достаточно силен. Юноша не сумел подавить возглас боли и удивления.

Зекк вдруг обнаружил, что летит в неизвестном направлении, утратив способность маневрировать в невесомости. Он потерял ориентацию, слепящий свет резал глаза, стены так и кружились. Наконец ноги его уперлись в плывущий по воздуху металлический грузовой контейнер, Зекк оттолкнулся и вновь ринулся в сторону Вайласа. Алый луч светового меча с шипением разрезал воздух.

Однако Вайлас был начеку и уже поджидал его с занесенным клинком. Противники столкнулись, как два пушечных снаряда.

Зекк нанес удар, но Вайлас отбил его. Клинки, сверкая, скрещивались вновь и вновь, а искры с треском летели в разные стороны. Потом Зекк скользнул назад, а Вайлас резко качнулся вперед, в пустоту, пытаясь погнаться за ним.

Зекк быстро огляделся в поисках какого-нибудь летающего препятствия, намереваясь использовать его как трамплин, и вдруг инстинкт джедая подсказал ему кинуться в сторону. И не обманул, потому что через долю секунды там, где только что висел в воздухе Зекк, молнией пронесся Вайлас, а клинок его светового меча яростно полосовал пустоту, с угрожающим гудением вспарывая воздух. Зекк попятился в воздухе, как будто перемахивая через низкую ограду, но в вязкой невесомости это получилось у него недостаточно быстро. Сверкающий луч клинка соперника мелькнул опасно близко, вскользь разорвав кожаные доспехи Зекка и оставив дымящуюся прореху.

Вайлас развернулся, испустив победоносный вопль, в груди Зекка все заклокотало от злости и ярость затопила его разум, все ближе подталкивая юношу к темной стороне Силы. Он рванулся в гущу препятствий, ухватил пирамидальный модуль оранжереи и швырнул массивную штуковину во врага с такой силой, что ее транспаристиловые грани задребезжали.

Но Вайлас успел отскочить и одним мощным взмахом светового меча разрубил модуль надвое. Дымящиеся половинки, крутясь, разлетелись в разные стороны.

Красивое лицо Вайласа исказилось от ярости, он отшвырнул один из кусков модуля, маячивший у него перед носом, и метнулся к Зекку, который ждал его, опустив световой меч. Вайлас замахнулся. Зекк прекрасно понимал, что, когда их клинки скрестятся, оба противника на миг утратят подобие зыбкого равновесия, и потому, едва Вайлас занес световой меч для сильного удара, Зекк со всей Силы прыгнул прочь.

Вайлас с размаху нанес удар — и сверкающий луч, гудя, рассек пустоту. Покачнувшись, Вайлас упал вперед, как будто провалился в яму, потеряв ориентацию.

Зекк понял: вот она, возможность выиграть время! Он нырнул за один из летающих посреди арены метеороидов покрупнее и, тяжело дыша, прижался спиной к шершавой поверхности камня. Отличное укрытие. Здесь можно спрятаться и передохнуть, а потом со свежими силами ринуться на врага.

Брэкисс и Тамит Кай в ложе для особо важных персон расположились в креслах, и каждый болел за своего ставленника, надеясь, что именно тот выйдет победителем из смертельного поединка. Кворл предпочел стоять. Старому пилоту было как-то не по себе, но все же он продолжал внимательно наблюдать, как два лучших ученика академии бьются не на жизнь, а на смерть там, в невесомости, на ярко освещенной арене.

Тамит Кай тоже не сводила глаз с арены, и в них горели фиолетовые искры. Темные губы шевельнулись, сложившись в снисходительную улыбку, адресованную Брэкиссу.

— У вашего мальчика нет ни малейших шансов, — небрежно сказала она. — Вайлас куда безжалостнее. Я тренировала его. Воннда Ра тоже. И даже Гаровин с ним занималась. Этот юноша — вершина наших достижений на Датомире. Зачем было вообще устраивать это бессмысленное состязание? Просто провозгласите Вайласа лидером новых темных джедаев — и дело с концом.

Брэкисс сидел неподвижно и внешне был воплощенное спокойствие, но Кворл видел: всякий раз, как поединок там, на арене, опять достигал критической точки, по лицу мастера пробегала легчайшая тень колоссального, но тщательно скрываемого внутреннего напряжения.

— Ах, Тамит Кай, Тамит Кай, память вас подводит, — благожелательно изрек он. — Вы кое-что забыли: юного Зекка тренировал я лично. А это помощнее, чем все старания ваших ночных сестер, вместе взятых.

Тамит Кай отвела полыхающий фиолетовым светом взгляд от арены и посмотрела на Брэкисса, потом недоверчиво фыркнула.

— А я вот думаю, — вмешался Кворл, — Тамит Кай права. Подобное состязание — пустая трата времени и не только времени: кто бы ни победил, мы понапрасну потеряем второго из лучших учеников, который стократ превосходит всех остальных.

— Это состязание — особое, — бархатным голосом сказал Брэкисс, как будто объяснял сложный материал непонятливым ученикам. Другие ученики, о которых вы говорите, знают свое место и беспрекословно подчинятся приказам. А вот эти двое… каждый полагает, будто он — лучший. Но командовать может лишь один. И лишь из одного выйдет великий воин. Если мы позволим проигравшему остаться в живых, то он будет постоянно подрывать авторитет победителя — возможно, даже попытается его свергнуть. Нет-нет, и не уговаривайте меня. Лучше проверим, кто окажется сильнее.

— Да, — согласилась Тамит Кай. — Тем более, что ученикам полезно посмотреть, как один из них гибнет. Тогда и только тогда они поймут всю серьезность наших убеждений… И осознают, что Вторая Империя может потребовать от них принести в жертву собственную жизнь.

Брэкисс кивнул. Кворл же не сказал ни слова. Он не хотел спорить с вышестоящими. Яснее ясного: и Брэкисс, и Тамит Кай уверены, будто поступают правильно — а кто он, Кворл, такой, чтобы оспаривать их решения? Ну, предположим, один из двоих юношей там, на арене, сдастся, чтобы уцелеть и выжить, — это какой же удар по морали будет нанесен на глазах у всей академии? К тому же, капитуляция есть измена. И Кворл подался вперед, чтобы лучше видеть, чем закончится поединок.

Хотя в глубине души все равно думал, что затея эта напрасная.

Зекк попытался перевести дыхание. Долго прятаться, понятное дело, не получится — особенно на глазах сотен возбужденных зрителей, которые заводились все больше по мере того, как поединок делался все более яростным. Руки у юноши стали мокрыми и скользкими от пота, а выронить оружие никак нельзя — сказал он себе. Нужно быть внимательнее и агрессивнее. Он зафиксировал кнопку активации светового меча и стал лихорадочно придумывать план, как одолеть Вайласа.

Из-за зависшей в воздухе скалы до чуткого слуха Зекка донеслось характерное потрескивание, и он инстинктивно уклонился в сторону — и вовремя, потому что сверкающий меч Вайласа расколол метеороид надвое таким мощным ударом, что поверхность скола на каждой половинке блеснула ровной гладью, как безупречное зеркало.

Опоздай Зекк на мгновение ока — и световой меч врага рассек бы его пополам, как этот камень!

Юноша резко извернулся и увидел, что Вайлас несется на него, замахиваясь световым мечом. Зекк вскинул свой пылающий алый клинок, и мечи скрестились, рассыпав мириады трещащих искр. Противники давили друг на друга, но в невесомости им было не во что упереться, а потому оба бесцельно крутились в воздухе — клинки скрещены, зубы стиснуты, глаза в глаза, взор пылает ненавистью.

И вдруг Вайлас на долю секунды перевел взгляд куда-то за плечо Зекка. Тот не успел даже задаться вопросом, что там такое увидел противник, потому что в спину ему на полной скорости ударил кусок металлического шеста, и по позвоночнику пробежала огненная волна обжигающей боли. Зекк замер, потом шумно выдохнул сквозь стиснутые зубы, и тут световой меч, все так же сверкая алым, выпал у него из рук.

Огромная толпа учеников заорала, как одна огромная глотка. Зекк отшатнулся, стараясь отлететь — или, скорее, отплыть — как можно дальше от противника. Вайлас многообещающе, зловеще ухмыльнулся и погнался за ним. Зекк не успел схватить свой меч — сияя, как факел, клинок отлетел к одному из балконов, зрители на котором метнулись врассыпную.

Оставшись безоружным, Зекк на ощупь дотянулся до металлического шеста, который так и висел в воздухе у него за спиной. Ухватив палку, он метнул ее, как копье, с такой силой, что она свистнула в воздухе. Но из-за невесомости отдача была сильной, и Зекк закрутился в воздухе вокруг собственной оси, как волчок.

Вайлас отразил летящее в него импровизированное копье, причем отрубил от него добрых полметра. Зекк еще не успел остановить вращение, а Вайлас уже вновь ринулся на него. Тогда Зекк нырнул к повисшему в воздухе куску металлического шеста и, перехватив поудобнее, ткнул раскаленным от удара меча концом прямо под ребра Вайласу. Расплавленный металл прожег доспехи.

Вайлас взвыл от нешуточной боли и попытался перехватить палку, размахивая ею из стороны в сторону и стараясь стряхнуть Зекка. Тот отлетел в сторону, обеими ногами оттолкнулся от подвернувшегося метеорита и с помощью Силы притянул свой световой меч обратно. Алый клинок, летевший по спирали к стене, завис, развернулся и, просвистев в воздухе, послушно лег в руку Зекка.

Юноша обернулся к противнику, но Вайлас исчез, как будто его и не было. «Датомирский выскочка прячется, как и он раньше», — сообразил Зекк. Он прикрыл глаза и распахнул свое сознание для потока Силы, прислушиваясь, стараясь почувствовать, за каким из парящих в воздухе объектов скрывается враг.

Толпа на трибунах гудела… но никакой полезной информации в многоголосом гуле уловить не удалось. И все же Зекку посчастливилось расслышать приглушенное звяканье. Динь-динь-динь, брякало что-то из-за двух соединенных грузовых контейнеров. Зекк, не мешкая, направился туда. Он пока не знал, что там затевает Вайлас, но уж точно не собирался позволить противнику перевести план (несомненно, коварный) из области теории в область практики. С помощью Силы Зекк придал себе ускорение и приблизился к источнику таинственного шума, но когда юноша, ухватившись за край одного из ящиков и подтянувшись на руках, обогнул его со световым мечом наизготовку, то обнаружил всего лишь обломок камня, ударяющийся о металлическую стенку. Так, значит Вайлас исхитрился и отвлек его, создал ловушку с помощью Силы, а сам прячется где-то еще и вот-вот нанесет…

Зекк резко развернулся. Инстинкт и Сила подсказывали ему, что Вайлас может ударить со спины, и времени для размышлений попросту не оставалось.

Еще не зная и не решив, что сделает дальше, он приготовился нанести удар световым мечом, вложив в него все свои силы.

И вот тогда-то Вайлас спрыгнул откуда-то сверху на зависший в воздухе ящик, и на лице врага играла хищная улыбка, больше похожая на оскал. Так и есть, прятался, чтобы напасть со спины и убить!

Но Зекк его перехитрил.

Алый клинок рассек воздух и напоролся на живое тело, а затем врезался в плоть и кости. Вайлас издал жуткий булькающий вопль и продолжил свой полет, но уже будучи мертвым — его тело распалось на две аккуратные половинки.

Предсмертный вопль потонул в триумфальном хоре голосов, который, как водопад, загремел с трибун.

Зекк посмотрел на пульсирующий алый клинок своего меча — глядеть на то, что осталось от Вайласа, ему было слишком страшно. Но зрители громко выражали свое одобрение. Все по-настоящему, осознал Зекк. Никаких компьютерных имитаций. Это происходит на самом деле.

Юноша знал, что только что сделал гигантский шаг на темную сторону. Не в силах вымолвить ни слова, он вскинул голову, потому что над ареной разнесся громовой голос мастера Брэкисса, заглушая выкрики зрителей:

— Превосходно, Зекк! Я знал, что ты справишься!

Затем прозвучал несколько сдавленный голос Тамит Кай:

— Мои поздравления, юный лорд Зекк.

Но каково же было потрясение юноши, когда воздух в центре арены зыбко замерцал и над дрейфующими объектами соткалась из ничего высокая фигура в капюшоне. Зекк мгновенно позабыл о том, что только сейчас убил человека. Перед ним был Император! Сам Палпатин обращался к нему!

— Ты выиграл этот бой, Зекк, — голос Императора был полон такой ледяной властности, что от него кровь стыла в жилах. Сердце замерло в груди у юноши. Ученики Академии Тени в едином порыве поднялись на ноги и, благоговейно затаив дыхание, внимали словам великого лидера.

— Отныне ты — мой Темнейший рыцарь, Зекк. Тебе предстоит повести моих джедаев в бой против Академии джедаев Скайуокера.

19

Приглушенный толщей стен грохот взрыва уже затихал где-то вдалеке, когда звук этот проник в сознание спящей Тенел Ка и девушка проснулась и вскочила, как подброшенная. Стояла глубокая ночь.

Тенел Ка навострила уши, но больше ничего не услышала. Правда, во время этих невольных затянувшихся каникул на острове она не всегда спала крепко, но просыпаться ни с того ни с сего было не в ее духе. Неужто она и впрямь слышала звук взрыва? Или ей померещилось? Точно не определишь. Может, все-таки просто приснилось, может, это часть кошмара.

В комнате было темно, если не считать серебристого света луны, что струился в окно. И в этой темноте было тихо. Даже слишком тихо. Тенел Ка беззвучно и гибко соскользнула с постели, замерла, прислушалась и на цыпочках подкралась к окну.

Мурашки побежали у нее по коже, но не от холода. Это была характерная для джедая реакция — предупреждение об опасности. И у Тенел Ка возникло неопределенное чувство беспокойства, которое быстро перерастало в полномасштабную тревогу. Точно, что-то кардинально не в порядке — и это вот-вот станет фактом.

Девушка выглянула из узкого окна. Вокруг крепости расстилалась поблескивающая в лунном свете океанская гладь, сливаясь с ночной тьмой где-то на горизонте. Волны прибоя, белея в лунном сиянии, разбивались о скалы далеко внизу. Тенел Ка прислушалась к шороху и плеску моря — и вдруг сообразила, что этот звук слишком отчетлив.

Исчезло ровное гудение защитного поля — неизменный, привычный звуковой фон жизни в этой крепости.

Тенел Ка высунулась из окна и прищурилась. Помимо гудения, силовое защитное поле обычно еще и было видно невооруженным глазом — оно излучало легкое мерцание. А теперь ничего не видать, сколько не всматривайся. И вдруг внимание девушки привлек огонек и дым, вьющийся над генераторной станцией.

Генератор поля взорван! А значит… значит, теперь Скалистая крепость совершенно беззащитна.

Девушка нырнула обратно в комнату, намереваясь поднять тревогу, и тут краем глаза уловила какое-то смутное движение далеко внизу. Что это там шевелится? С колотящимся сердцем, насторожив все джедайские чувства, она взглянула туда, где под стеной крепости начинались уступы темных скал. Незнакомый закамуфлированный корабль, длинный и остроносый, плыл над волнами на репульсорах.

— Ага-ага, — одними губами прошептала Тенел Ка. — Штурмовой корабль, — и прикусила губу, потому что увидела движущиеся к крепости фигуры — не меньше двух десятков.

Черные многоногие существа, смахивающие на здоровенных насекомых, короткими перебежками добрались до подножия крепости и… без малейших усилий принялись бойко подниматься по отвесным стенам! Тенел Ка мгновенно узнала тактику, черные доспехи и угловатые, мелкие движения. В животе у нее неизвестно откуда взялся ледяной комок, а сердце заколотилось еще пуще. Бартокки, смертоносные разумные насекомые, пользовались нехорошей известностью по всей галактике как безжалостные и ловкие наемные убийцы.

Тенел Ка метнулась к пульту связи, вмонтированному в толщу каменной стены над дверью комнаты, и шмякнула кулаком по кнопке, чтобы поднять всех на ноги — но ничего не вышло. Она отчаянно нажала кнопку еще раз, и еще, и еще — и поняла, что вся система сигнализации отключена.

— Свет! — приглушенно воскликнула девушка, но в комнате по-прежнему висела тьма. Значит, вся энергия, в том числе и запасные генераторы, отключены.

Вот уж попали так попали.

Нагнувшись и помогая себя обрубком руки, Тенел Ка быстро затянула джедайский пояс на талии, поверх боевого облачения из кожи рептилий, в котором она имела обыкновение спать. Потом девушка быстро затянула волосы, уложив их венком вокруг головы, чтобы косы не помешали в предстоящем сражении — а оно неизбежно будет. Время действовать. Пора поднимать всех.

Тенел Ка вихрем промчалась по коридору и забарабанила в дверь к Джейсену. Из соседней комнаты донесся рык Лоубакки, и дверь распахнулась. А из мастерской молнией вылетела Джейна.

Что стряслось? — на пороге возник Джейсен, поспешно приглаживая растрепавшиеся во сне волосы.

Ничего хорошего. — Джейна мигом оценила ситуацию. — Похоже, нам угрожает серьезная опасность.

Лоубакка зарычал и, вздыбив и без того взъерошенный мех, начал затягивать свой пояс.

Экстремальная ситуация? — пропищал с пояса Эм Тиди. — А мы не поднимаем шум понапрасну?

Нет. Никоим образом, — отозвалась Тенел Ка. — По всей крепости отключена энергия, и защитное поле тоже не работает. И генераторная станция взорвана. И кроме того, снаружи по стенкам идет в атаку отряд убийц-бартокков. Джейсен передернулся:

— Ага, наслышан, как же. Это ведь насекомые, верно? Они работают как рой и убивают выбранную жертву всем скопом.

Тенел Ка сумрачно кивнула:

Да, их много, но действуют они как единый организм. Безжалостные бойцы. Наметив цель, то есть жертву сражаются, пока последний из отряда, то бишь роя, не будет убит — или пока жертву не уложат.

Я уверен, что это весьма важная информация, — заметил Эм Тиди, — но звучит она не очень-то обнадеживающе.

Джейна озабоченно нахмурилась.

— Ну, и чего мы тогда тут ждем? — она метнулась в мастерскую и вернулась со световым мечом, а Джейсен побежал в комнату-аквариум за своим оружием.

Лоуи похлопал по рукояти светового меча, уже висевшей на поясе, и грозно зарычал.

— Спокойнее, господин Лоубакка, я должен предупредить, что мания величия вредит вашему здоровью, — воззвал к нему Эм Тиди. Лоуи только огрызнулся и черная полоска меха у него на загривке встала дыбом от гнева.

Тенел Ка решительно прошла в комнату к вуки и сняла с дальней стены зазубренное церемониальное копье, которое там висело в качестве украшения. Перехватив его половчее единственной здоровой рукой, она процедила:

— Мы должны дать им достойный отпор.

И вдруг до слуха друзей донесся треск и крик, а потом загремели выстрелы — в конце коридора, который вел в обособленную башню бывшей королевы.

— Бабушка! Моя бабушка! — вскрикнула Тенел Ка. — На нее наверняка первую нападут!

И с копьем наперевес девушка помчалась по холодным каменным плитам. Все световые панели погасли, и только полосы лунного света, падавшие в окна, освещали ей путь — но Тенел Ка с детства наизусть знала все эти коридоры до единого поворота и могла бы пробежать их с закрытыми глазами, ни разу не споткнувшись.

Лоубакка, урча, ринулся за подругой, а за ним спешили Джейсен с Джейной — им стоило немалых усилий не отставать. Близнецы уже включили свои световые мечи, и яркие клинки потрескивали в холодном воздухе, освещая дорогу. Тем временем Тенел Ка услышала новые крики, громкий шум драки и голос Та'а Чьюм, зовущий на помощь.

— Нужно спешить, — и Тенел Ка прибавила скорости. Не иначе, кто-то нанял убийц, чтобы избавиться от матриарха, сообразила она на бегу. Неужели это дело рук посланницы Ифры? Убрав с дороги бывшую королеву и учитывая, что родители Тенел Ка в отъезде, Ифра, возможно, решит, что однорукая девчонка в боевом кожаном наряде — ей уже не помеха. Наверно, рассчитывает взять власть над Хейпанским кластером в свои руки.

Хотя сама мысль об этом привела девушку в бешенство, размышлять было некогда.

Впереди, стуча твердым хитином конечностей по каменному полу, из бокового коридора показались зловещие черные фигуры двух бартокков. Ростом насекомые были с Тенел Ка, передвигались на двух мощных ногах, средняя пара конечностей у них была хватательная, идеально приспособленная для того, чтобы сражаться, а верхнюю венчали серповидные когти невероятной остроты, способные разрезать любого врага на мелкие кусочки. Эти черные серпы со свистом рассекали воздух.

Бартокки процокали вперед и завидели незнакомых и неожиданных противников, но Тенел Ка, не давая им опомниться, кинулась в атаку. Напрягая все мускулы единственной здоровой руки, она замахнулась и не без труда пронзила копьем твердый хитиновый панцирь ближайшего убийцы. Верхняя пара конечностей рефлекторно взметнулась, стараясь выбить оружие из руки девушки, но она ухватилась за лезвие и рывком дернула его на себя. Прочный панцирь насекомого с отвратительным треском раскололся, и на пол брызнула мутная голубовато-зеленая жижа. Тенел Ка выдернула копье, и бартокк рухнул на каменные плиты, конвульсивно подергивая чудовищными лапами.

Лоубакка тем временем расправился со вторым убийцей — юный вуки просто перерубил его световым мечом на две дымящиеся половинки. Хрясь! Еще три пары извивающихся конечностей задергались в воздухе.

Тут и близнецы подоспели.

— Неплохой удар, — пропыхтел Джейсен. — Двумя тварями меньше.

Тенел Ка на бегу скороговоркой сказала через плечо:

— Еще не факт, что этих двоих мы уложили насмерть. Не забывай, у них же общий разум, они — рой. Так что теперь весь отряд — а в рое у них обычно особей пятнадцать — знает, что мы спешим на помощь бабушке.

Четверка друзей свернула за угол и очутилась возле бронированной двери, ведущей в башню, в покои Та'а Чьюм. И тут дорогу им преградили еще пятеро бартокков. У самой двери отчаянно дрались с черными чудовищами двое стражников, но силы их уже почти оставили.

Как раз в тот миг, когда юные рыцари-джедаи оказались перед дверью, бартокки поволокли гвардейцев прочь — те кричали и отбивались и вдруг безвольно обвисли.

Хотя бартокки, видимо, намеревались расчистить путь к королевским покоям себе, расчистили-то они его Тенел Ка и ее друзьям.

Нужно было пользоваться моментом, пока убийцы не стянули сюда свежие силы на штурм. Близнецы, размахивая световыми мечами, быстро превратили двух ближайших бартокков в груду извивающихся обрубков. Лоубакка врезался в третьего и швырнул его о каменную стену с такой силой, что панцирь бартокка раскололся.

— Скорее внутрь! — отрывисто приказала Тенел Ка. Она слышала, как бабушка зовет подкрепление, не зная, что гвардейцев больше не осталось. Зато в королевские покои влетела четверка юных рыцарей-джедаев.

— Лоуи, ну-ка помоги мне закрыть дверь, — выкрикнула Джейна. Юный вуки навалился могучим мохнатым плечом на бронированную дверь — и вдвоем друзьям удалось ее закрыть под сильнейшим напором бартокков с обратной стороны — те размахивали конечностями и старались не только открыть дверь, но и доскрестись до врага. Ошарашенные насекомые попятились было, но вскоре за дверью раздалось жесткое шуршание, больше похожее на скрежет, — бартокки не оставляли попыток прорваться к жертве. Но одной секунды замешательства все-таки хватило. Дверь захлопнулась.

— Закрывай, — выдохнула Джейна, и Тенел Ка резко задвинула засов.

За дверью яростно скреблись бартокки — их серповидные когти скрежетали по броне двери, которая прямо-таки ходила ходуном. Тенел Ка осознала, что долго им под таким напором тут не продержаться.

Но, обернувшись, она поняла, что это даже не слишком важно.

Потому что внутри королевских покоев находилось целых три разъяренных бартокка. Чудища в черных панцирях перебегают на длинных ногах все ближе и ближе, стремясь поде браться к своей главной цели.

Та'а Чьюм забаррикадировалась в углу и последних сил отбивалась от убийц каким-то обломком мебели — судя по всему, ножкой стола. Юные рыцари-джедаи поспешили ей на помощь, но путь им, зловеще щелкая серповидными когтями, преградил один из бартокков.

Тенел Ка бросилась на убийцу и всадила в него копье с такой силой, что оно не просто пробило панцирь, но застряло в щели каменной кладки стены. Теперь гигантское насекомое было пригвождено к стене, как в энтомологической коллекции. И все равно черные лапы дергались, бартокк извивался и старался добраться до врагов.

Джейсен прыгнул вперед и одним свистящим ударом светового меча отсек многоглазую голову второму чудовищу, атаковавшему Та'а Чьюм.

Лоубакка испустил низкий глухой рык, покинул свой пост у гремящей и содрогающейся двери и обеими лапами оторвал от пола третьего бартокка. Черные конечности взметнулись в воздух — Лоуи поднял бартокка над головой и вышвырнул чудовище из окна. Убийца рухнул с тридцатиметровой высоты и разбился о скалу.

— Оп-па! — вырвалось у Джейсена, потому что обезглавленный им бартокк вскочил и продолжал подбираться к испуганной Та'а Чьюм. — Эй, эй, мы так не договаривались. Ты что же это, не собираешься помирать? — Следующим ударом изумрудного светового клинка мальчик отрубил безголовому бартокку нижнюю пар конечностей. Туловище насекомого рухнуло на пол, и все же бартокк заскреб уцелевшими лапами по каменным плитам и упрямо пополз к Та'а Чьюм. А отрубленная голова, лежавшая на полу, пристально смотрела на экс-королеву горящими фасеточными глазами, и, похоже, продолжала направлять движения искалеченного тела.

— Я же говорила, весь отряд убийц — единый организм, рой, — объяснила Тенел Ка. — У них общий мозг, а информация передается по общей нервной сети. Так что просто снести им голову — это бесполезно. Они и по частям продолжают сражаться.

Джейсен яростным ударом разрубил шевелящееся туловище пополам.

— Что-то мне это совсем не нравится, — выдохнул он.

Лоубакка протопал в угол, где валялась отрубленная голова, и с явным удовольствием растоптал ее, словно это было надоедливое кусачее насекомое несколько меньших размеров.

Измученная Та'а Чьюм отшвырнула ножку стола, которой оборонялась от бартокков.

— Спасибо, что приложила столько усилий для моего спасения, внучка, — с трудом выговорила она. — Но заговор, по-моему, слишком масштабный. Крепость обесточена и окружена, и выхода я не вижу.

Разрубленные куски бартокков тем временем вслепую ползли по полу к цели — омерзительные и по-прежнему смертоносные. А та особь, которую Тенел Ка пригвоздила к стене копьем, дергалась, изо всех сил стараясь освободиться.

Да и снаружи в содрогающуюся дверь по-прежнему ломился остаток роя убийц. Тенел Ка даже различала, что каменная кладка по бокам бронированной двери крошится и осыпается на пол под напором когтистых черных конечностей. Да и сам металл уже гудел от ударов и постепенно прогибался внутрь.

Развязка неумолимо приближалась…

20

Джейна быстро обежала взглядом темную комнату, где они забаррикадировались, отчаявшись найти путь к спасению. Жужжание насекомых-убийц за дверью делалось все громче и громче — и решительно не давало сосредоточиться и подумать. Бледный свет луны струился в окно с оскорбительно-безмятежного, ясного неба, так что внутреннее убранство комнаты выглядело черно-белым, точнее, серовато-серебристым.

— Мы должны как-то исхитриться и выбраться отсюда, — пробормотала девочка.

— Факт, — кивнула Тенел Ка.

Джейсен повернулся к королеве-бабушке:

Если вам известны какие-нибудь потайные ходы, сейчас самое время открыть нам секрет.

Никаких ходов нет, — устало сказала Та'а Чьюм. — Эта комната на вершине башни рассчитана на то, чтобы служить убежищем и держать оборону, не давая потенциальным убийцам ни малейшей возможности проникнуть внутрь. Да и сама Скалистая крепость была построена как неприступная. Джейна фыркнула.

— Может быть, вам стоит уволить архитектора?

Тенел Ка ощупала свой специальный джедайский пояс и сняла с него метательный крюк-якорек и моток крепкого троса.

У нас нет другого выбора, — пояснила она под вопросительными взглядами друзей и бабушки. — Придется выбираться отсюда той же дорогой, которой эти твари сюда проникли. А нам надо не только спастись из самой крепости, но и с острова тоже.

Но куда нам деваться, Тенел Ка? — недоумевающе спросил Джейсен. — Мы же окружены.

Я поняла! — воскликнула Джейна, до которой дошел план подруги. — Выберемся наружу, сядем на самый быстрый спидер и уйдем в открытое море. Это наш единственный шанс.

Суровая царственная Та'а Чьюм выглянула из окна. Где-то далеко внизу вздымались острые скалы.

Ты хочешь сказать — мы полезем вниз?

Именно, бабушка, — с этими словами Тенел Ка, не теряя ни секунды, надежно закрепила крюк на каменном подоконнике. — Или, может, вы предпочитаете положиться на свой богатый дипломатический опыт и провести с бартокками переговоры?

Глаза матриарха сверкнули.

Я никогда и никому не позволяла решать свою судьбу. Так что предпочитаю разбиться насмерть, чем позволить каким-то гигантским насекомым убить меня в моей же собственной спальне, — гордо отчеканила Та'а Чьюм. — Что же, решено. Попробуем выбраться через окно.

Не попробуем, а выберемся, бабушка, — поправила ее внучка.

Джейна подергала шнур, но крюк не дрогнул.

— Ладно, пора на свежий воздух, — сказала она.

Лоубакка коротко рыкнул, а Эм Тиди испуганно пискнул:

— Что — это обязательно?

Вуки утвердительно ухнул, и крошка-дроид испустил жалобный электронный вздох.

— Господин Лоубакка утверждает, что самое разумное — пустить его первым, — перевел он. — Скрепя сердце, вынужден признать его правоту. Во-первых, он хорошо лазает, а во-вторых, достаточно силен, чтобы держать шнур, пока остальные спускаются.

— Логично, не поспоришь, — кивнула Джейна. — Ну, полезли.

Не обращая внимания на испуганное попискивание Эм Тиди, предупреждающего об опасности, юный вуки ловко и беззвучно перемахнул через подоконник и перенес весь свой немалый вес на поблескивающий в лунном свете трос. А затем, привычно перебирая длинными мускулистыми лапами, Лоуи принялся спускаться по отвесной каменной стене. Жалобные стоны Эм Тиди постепенно затихли внизу, а потом друзья услышали, как вуки спрыгнул на скалы и дернул шнур.

— Отлично, — бросила Тенел Ка.

Между тем бартокки, все это время рвавшиеся внутрь, наконец-то были вознаграждены за свое терпение и настойчивость — бронированная дверь поддалась, одна из петель пронзительно скрипнула и вылетела из крошащейся стены. Угол двери с громким скрипом прогнулся внутрь, и насекомые-убийцы, скрежеща когтями по камню и металлу, ломанулись внутрь сквозь образовавшуюся щель.

Все, время вышло. Теперь вы двое, — велела Тенел Ка близнецам. — Шнур вас выдержит.

Не лучше ли соблюдать осторожность? — быстро спросил Джейсен. Дверь дрогнула. Задребезжала и прогнулась еще сильнее — бартокки напирали.

Нет уж, такая роскошь нам сейчас не по карману, — голос Джейны дрогнул. — Полезли, чего мы ждем? — она вскарабкалась на подоконник, ухватилась за шнур и начала спускаться, упираясь ногами в скользкие темные камни.

Джейсен последовал за сестрой. Шнур был хоть и прочный, но тонкий, и спуск опасным, но брат с сестрой воспользовались джедайскими навыками, чтобы удержать равновесие и компенсировать свой вес. Лоубакка, широко расставив ноги, стоял на скале внизу как влитой, крепко держа шнур.

— У вас прекрасно получается, вы замечательно лазаете, господин Джейсен и госпожа Джейна, — подбадривал близнецов Эм Тиди. — Ну, вы уже почти у цели! Давайте! Вы справитесь!

Они еще не успели добраться до земли, когда Джейна глянула вверх и увидела, что Тенел Ка с бабушкой уже перебираются на подоконник. Та'а Чьюм не удавалось как следует ухватиться за шнур негнущимися от старости пальцами, поэтому она обняла внучку за талию, а юная воительница обвила шнур вокруг руки, чтобы лучше регулировать спуск.

Покрепче уцепившись за шнур, она отклонилась назад, позволяя ему скользить меж пальцев и упираясь ногами в крепостную стену. С одной рукой карабкаться вниз было еще опаснее и труднее, но Тенел Ка ни секунды не колебалась и, хотя обычно она предпочитала не пользоваться Силой, сейчас было самое время пустить ее в ход.

— Давай же, Тенел Ка! — приглушенно позвал снизу Джейсен.

Но не успели принцесса и экс-королева преодолеть и половину пути, как наверху, в комнате, раздался громкий треск. И в окне замаячили зловещие многоногие силуэты, пронзительно и победоносно скрежеща.

Джейна услышала, как Тенел Ка кричит бабушке «держитесь крепче!», а потом заскользила вниз в два раза быстрее — с такой скоростью, что наверняка содрала себе кожу на ладони и на локте.

Бартокки рвали шнур серповидными когтями.

Тенел Ка скользила все быстрее и быстрее.

И вдруг шнур лопнул.

Лоубакка рыкнул, молниеносно выпустил конец оборвавшегося шнура и успел поймать бывшую королеву у самой земли. Тенел Ка воспользовалась Силой, чтобы контролировать своё падение, и приземлилась хоть и тяжело, но зато невредимая.

— Здорово, Тенел Ка! — обрадовался Джейсен. — Мы справились!

— Ну, положим, еще не совсем, — Джейна показала вверх. Уцелевшие бартокки выбирались из окна и вниз головой лезли по отвесной каменной стене.

— Надо спешить, — Тенел Ка показала вперед, в направлении грота. — Бегом, к спидерам!

На дальнем краю рифа Джейна разглядела остроносый боевой корабль бартокков и подумала, не лучше ли отступать на нем, но, различив невероятно сложные системы управления, рассчитанные на синхронное использование двух пар конечностей, она сообразила, что тут, пожалуй, и Лоуи не справится. Так что самое лучшее — плыть на каком-нибудь небольшом спидере.

Пробравшись под нависающей, обросшей мхом скалой, беглецы очутились в гроте. У ближайшего причала тихо покачивался на волнах подходящий спидер.

— Всем на борт, — скомандовала Джейна. — С этим мы с Лоуи управимся. Остается надеяться, что он сможет развить скорость побольше, чем корабль бартокков.

— Ага, и что посланница Ифра не приложила руку и к этому спидеру, — пробормотал себе под нос Джейсен, вспрыгивая на палубу.

Лоубакка согласно рыкнул. Матриарх, все еще несколько ошарашенная полетом, встряхнулась и последовала за четверкой друзей.

Репульсоры взревели — и спидер понесся по водной глади прочь из грота. Тенел Ка не успела сесть, а Джейна уже вывела судно за пределы грота, развернула и направила в открытое море. Спидер, оставляя за собой белый пенящийся след, понесся в океан, подальше от темной громады захваченной Скалистой крепости.

Лоубакка устроился в штурманском кресле и, обернувшись, кинул на остров прощальный взгляд. Расширенные зрачки, как и у всех вуки, приспосабливающиеся к темноте, блеснули. Он что-то проурчал и на что-то показал. Джейна рискнула обернуться и увидела, что насекомые-убийцы лезут вниз по стене и спешат на борт своего корабля.

— Надо набрать скорость, пока есть такая возможность, — решила Джейна. Она добавила мощности на ускорители, хотя спидер и так уже мчался на предельной скорости. В открытом море волны были повыше.

Через несколько секунд со стороны крепости донесся оглушительный вой и грохот двигателей. Джейсен вскрикнул и Джейна, вновь обернувшись, увидела, что корабль бартокков отошел от пирса, щетинясь черными силуэтами убийц. Двигатель штурмового корабля грохотал не хуже, чем у звездного разрушителя на полном ходу.

— Наверное, когда они подходили к острову, то шли медленно и включали глушители, — догадалась Джейна. — Но теперь-то им нечего стесняться полной скорости. — Она вгляделась в приборную доску и попыталась проглотить застрявший в горле комок.

Лоуи рыкнул.

— Господин Лоубакка полагает, что они нагонят нас в считанные минуты, — проскулил Эм Тиди. — Что же нам теперь делать-то, а?!

Океан озарял лишь свет двух лун, стоявших высоко в полночном небе. И Джейна различила, как впереди свет дробится и пляшет на острых верхушках скал, торчащих из воды — Драконьих Зубах.

Пойдем прямо на них и попробуем заманить на скалы этих насекомых, — предложила она. — У нас судно меньше и маневренность лучше.

Что-то я сомневаюсь, что они сдадутся, если заблудятся.

Дело не в этом, — пояснила ему сестра. — Я надеюсь, что они разобьются о скалы.

Острия скал угрожающе щерились над водой и волны, с шипением разбиваясь о черные камни, стекали с них, будто слюна с гигантских зубов голодного чудовища. Корабль бартокков, судя по звукам, был уже недалеко.

— Так, а теперь смотрим на волны и считаем, — велела Тенел Ка, указывая на пенный бурун, взметнувшийся меж двух острых скал. Через пять секунд взлетел следующий бурун. — Если все точно рассчитать, мы получим преимущество.

Джейна кивнула:

— Я поняла. Лоуи, помоги мне с управлением.

Спидер сбросил скорость, подпуская бартокков поближе, и Лоуи с Джейной направили его в узкий пролив между скалами.

— Джейна, это опасно, — предупредил Джейсен.

— А то я не знаю, — отозвалась она. — Ну, давай, Лоуи!

— Слишком медленный ход. У нас уйдет слишком много времени, чтобы добраться до какой бы то ни было цивилизации. Боюсь, бартокки доберутся до нас гораздо раньше.

— Ну уж нет, я им не позволю, — Джейна стиснула зубы и повела спидер прямиком к разраставшемуся на глазах пятну непроглядно-темной и как будто более плотной воды, источавшей тошнотворную вонь дохлой рыбы. Девочка почти сразу поняла, куда их занесло. Она глянула на дисплей — ну да, те самые координаты. Ничего, даже такие знания можно обратить себе на пользу.

Лоуи догадался о ее планах и вопросительно заурчал.

— Я знаю, что делаю, — отмахнулась Джейна.

Джейсен принюхался и глаза у него округлились:

— Ты, никак, тащишь нас в этой хищный цветник? Ты что?!

Джейна дернула плечом:

— Ну, они же не совсем спятили, чтобы лезть за нами сюда?

— Рой бартокков будет преследовать жертву хоть на край света, — сказала Тенел Ка. — У них чувство опасности отсутствует.

— Раз так, они непременно попадутся, — сказала Джейна. — Сейчас мы им его вернем, это чувство.

Гудение двигателей стало глуше, как только спидер оказался над водорослями. За кормой спидера стебли и побеги смыкались и вскидывались над водой, возмущенно раскачиваясь. Вздымались мясистые цветы, похожие на глаза, и внимательно следили за незваными гостями — они и в ночной тьме по-прежнему караулили добычу. Зловещий цветник заколыхался и зачмокал, будто вспомнил, как ему не удалось полакомиться четверкой юных рыцарей-джедаев несколько дней тому назад.

— Да-а, похоже, оно до сих пор голодное, — заметил Джейсен. — Ну что, угостим цветочки животной пищей?

— Только при условии, что кушать будут не нас, — отозвалась Джейна.

Неутомимые насекомые-убийцы если и заметили, как изменился океан, то значения этому, похоже, не придали решительно никакого. Их волновало лишь одно — настигнуть добычу.

Та'а Чьюм поднялась во весь рост и вскинула свой маленький бластер.

— Два выстрела, — отчеканила она, наводя оружие на корабль врагов. — Целых два.

— Бейте по репульсорам! — крикнула ей Джейна. — Это единственное слабое место на таком большом боевом корабле.

Спидер опасно накренился, но матриарх тщательно прицелилась и выстрелила. Метко. Заряд у маленького бластера оказался на удивление мощным, но отскочил от вражеского корабля, не причинив ему ни малейшего вреда, и срикошетил в самую гущу шевелящихся водорослей.

— Им хоть бы что, — процедила Та'а Чьюм. — Одним шансом меньше.

— Ничего, выстрел даром не пропал, — обнадежила ее Тенел Ка. — Вы посмотрите, что с водорослями творится.

Хищный цветник полностью проснулся и был очень рассержен, что его разбудили. Шипастые щупальца рассекали воздух и хлестали по бортам корабля пришельцев, продиравшихся через цветник.

Бартокки подплыли еще ближе к добыче, как будто и не встревоженные тем, что будущая жертва только что выпалила в них из бластера. Одна из их лазерных пушек нанесла ответный удар, но Джейна, заранее почувствовав его с помощью Силы, успела увести спидер влево. Этот выстрел тоже попал в гущу морского цветника, и морское чудовище испустило низкий, шипящий рык.

Та'а Чьюм поднялась вновь и прицелилась второй и последний раз.

— Да пребудет с вами Сила, — прошептала Тенел Ка, не сводя глаз с бабушки.

Матриарх выстрелила. На сей раз заряд попал в один из вражеских репульсоров и, хотя выстрел был недостаточно силен, чтобы причинить бартоккам серьезный ущерб, их корабль завертелся на месте, теряя управление и сбрасывая скорость.

Нос вражеского корабля задрался, насекомые-убийцы заметались у панели управления, корпус накренился, борта задели воду, точнее, придавили хлюпающее месиво хищных водорослей, которые только того и ждали. Корабль не успел выровняться, как десятки шипастых щупальцев взметнулись вверх и облепили борта, вцепились в корму, нос, обвили пушки, панель управления. Бартокки пронзительно заскрежетали, скорее от гнева, чем от страха, потому что коллективный разум роя не осознавал надвигающуюся смерть. Но уже через считанные секунды нижние конечности чудовищных насекомых задергались в воздухе — шипастые щупальца, обвив сопротивляющуюся добычу, потащили ее под воду, во тьму.

Бартокки даже не успели пустить в ход свои серпообразные когти, потому что клешни хищного цветника раскалывали их панцири, как ореховую скорлупу, и вытаскивали лакомую начинку. Вода уже не то что бурлила — она форменным образом кипела. Джейна уставилась на воду, как зачарованная.

— По-моему, нам пора сваливать, — сказал Джейсен, пихнув сестру в бок. Лоуи одобрительно зарычал.

Огненные цветы на длинных стеблях устремили на беглецов голодные взоры.

— Точно, незачем нам тут оставаться! — Джейна очнулась.

Лоуи запустил двигатели на полную мощность, а Джейна осторожно, но уверенно повела спидер подальше от страшного растительного хищника.

Та'а Чьюм решительно прошагала на нос спидера.

— Отсюда я вполне могу повести сама, — предложила она. Джейна с облегчением передала руль бывшей королеве, и спидер устремился к материку.

— Отличный был выстрел, бабушка, — с придыханием сказала Тенел Ка.

Та'а Чьюм кивнула и глянула на внучку, которая наконец-то вновь смотрела на нее с восхищением.

— Как видишь, я разбираюсь не только в дипломатии, — промурлыкала матриарх Хейпса.

Не прошло и пяти часов, как измученные беглецы наконец-то добрались до Дворца фонтанов.

К вящей ярости Та'а Чьюм, посланница Ифра уже захватила бразды правления в свои руки. Она провозгласила скорбную весть, объявила чрезвычайное положение и сообщила, что траур по поводу безвременной кончины матриарха продлится всего несколько часов.

Тенел Ка вслед за бабушкой прошагала в тронный зал, не без удовольствия слыша вокруг вскрики ужаса, восторга и изумления. Стража расступалась. По самое потрясенное выражение лица, конечно, было у посланницы Ифры.

Та'а Чьюм! — вскричала узурпаторша, поднимаясь на ноги и безуспешно пытаясь скрыть ярость, полыхавшую в ее глазах. — Вы живы! Вы… но… как же…

Твой заговор раскрыт, Ифра. Стража, арестовать предательницу!

На каком это основании? — подняла бровь госпожа Ифра, не желая с ходу сдавать завоеванные с таким трудом позиции.

Ты обвиняешься в том, что спланировала заговор по устранению всей королевской семьи. Я от души рада, что родители Тенел Ка в отъезде, ибо совершенно уверена — их жизни тоже грозила смертельная опасность, — величествен но проговорила Та'а Чьюм.

О, Та'а Чьюм, разве я когда-либо питала к вам хоть что-то, кроме глубочайшей, искреннейшей преданности? — сладким голосом зажурчала госпожа Ифра. Тенел Ка чувствовала, что та лжет. — Как вы можете предъявлять мне подобное обвинение?

Могу, ибо ты посмела взять власть в свои руки, — отрезала матриарх. — Могу, потому что откуда бы тебе знать, что мы подвергались опасности, если не ты сама устроила заговор?

О! Но я… я же… — Ифра захлопала глазами. — Я просто действовала по обстоятельствам.

Я ответила на сигнал бедствия, посланный из Скалистой крепости, и…

— Ха! — Та'а Чьюм торжествующе ткнула в неудачливую заговорщицу узловатым пальцем и на ее сморщенном лице заиграла победоносная улыбка. — Но ведь сигнала не было! Твои наемные бартокки обесточили всю крепость, взорвали генераторную станцию. Мы, конечно, успели спастись. Так что именно у нас информация из первых рук. А ты откуда-то почему-то все уже знала. — Та'а Чьюм закивала. — Да, ты знала!

Ифра не успела промямлить следующее объяснение — гвардейцы взяли ее под конвой и повели прочь.

— О, ее будут судить по всем правилам, по справедливости, — заявила Та'а Чьюм. — Но у нас хватит доказательств. Более чем. Да, дитя мое? — она повернулась к Тенел Ка.

— Факт, — юная воительница расправила плечи. — И лично у меня теперь есть доказательства еще кое-чего. — Она гордо глянула в глаза бабушке. — Эти приключения доказали мне, что я полностью оправилась от ран. Я собираюсь вернуться на Явин-4.

21

Тенел Ка села и быстро огляделась, спросонья пытаясь лихорадочно сообразить, где же она находится на сей раз. Взгляд девушки упал на знакомые древние стены, арочный проем двери и скромную постель, и душу ее заполнил восторг, теплота и удивительное чувство покоя.

Как здорово вновь очутиться на Явине-4, в привычной комнате в ученическом крыле Великого Храма. Тенел Ка поудобнее уселась на подстилке и принялась изучать новую премудрость — как заплести свои роскошные золотисто-рыжие волосы при помощи одной руки и… крепких зубов.

За прошедшие недели ее жизнь вернулась в прежнее русло. Все началось с того, что на Хейпс возвратились родители Тенел Ка. Счастливо избежав попытки покушения, устроенной приспешницами коварной Ифры, Тенениел Джо и принц Айсолдер поспешили домой, и какова же была их радость от встречи с Тенел Ка и Та'а Чьюм — живыми и невредимыми. Королевская чета немедленно включилась в расследование, и вскоре остальные участники заговора, состоявшие при дворе, были изобличены. Посланница Ифра уже давно была взята под стражу и ожидала суда.

К величайшему удивлению юной воительницы, ни отец, ни мать не пытались уговорить ее обзавестись биосинтетическим протезом и тем паче бросить учебу в Академии джедаев. Более того, когда Тенел Ка заявила о своем намерении вернуться на Явин-4, родители охотно изъявили согласие и попросили дочку только об одном — побыть с ними еще недельку-другую, прежде чем отправиться в путь.

Я от всей души верю, что из тебя выйдет куда более могущественная воительница, чем ты полагаешь, — подбодрила дочку Тенениел Джо. У тебя тренированные ноги, отличные реакции, к тому же правая, ведущая рука у тебя цела. Да и соображаешь ты, судя по рассказам бабушки, просто отлично.

А я думаю, что ты еще многих научишь, что по внешности о противнике судить — себе дороже. — Принц Айсолдер обнял Тенел Ка. — И никогда не стыдись того, кто ты и как выглядишь.

Родители проводили Тенел Ка до самого трапа «Охотника за Тенью», на котором мастер Скайуокер прибыл, чтобы забрать четверку юных рыцарей-джедаев на Явин-4. Девушка более ни чуточки не сомневалась, что родители ею гордятся. На прощание мать прошептала Тенел Ка на ухо:

— Да пребудет с тобой Сила!

И вот теперь, как следует выспавшись в знакомой комнате, Тенел Ка готова была сделать следующий шаг к полному выздоровлению. Она встала и сладко потянулась, наслаждаясь тем, как слушаются ее все мышцы.

Потом девушка принялась рыться в своем имуществе и через несколько минут отыскала то, что ей было нужно — оставшийся клык ранкора, завернутый в кусок кожи. Она сунула футляр под мышку левой руки — вот, удовлетворенно подумала Тенел Ка, и от обрубка есть польза! — а свободной рукой продолжала поиски. Наконец она достала усыпанную галлинорскими самоцветами диадему с Хейпса — бабушка настояла на том, чтобы Тенел Ка взяла ее с собой. Положив клык и диадему рядом на маленький рабочий столик, помещавшийся в углу, Тенел Ка пристально уставилась на два столь несхожих предмета.

Оба они символизировали ее происхождение. Клык ранкора — с Датомира, дикой, первобытной планеты, суровой и гордой. А сверкающая диадема — эмблема царственного Хейпса, утонченного, богатого, мудрого, хитрого, коварного, оплетенного паутиной политических интриг.

Тенел Ка слишком долго полагала, что, отдавая дань уважения своим корням с одной стороны, неизбежно отрекаешься от другой. И напрасно. Точно так же, как зря она думала, что полагаться на Силу — значит не верить в собственные силы и возможности. Она поморщилась. Похоже, утрата руки стала не только потерей, но и приобретением — у нее явно прибавилось мудрости. Теперь девушка твердо верила, что должна использовать все свои возможности, в том числе и одаренность Силой, дабы стать настоящим джедаем.

Но как насчет двойного наследства? Размышляя об этом, Тенел Ка развернула кусок кожи, извлекла клык ранкора, повертела его так и сяк. Хейпс и Датомир. Два мира, такие разные. Можно ли их сочетать? Да, но она, Тенел Ка, одна, и в ней-то они сочетаются.

Приняв решение, Тенел Ка занесла тяжелый и острый клык над хрупкой изящной диадемой и с размаху опустила его. Диадема раскололась на куски.

Тенел Ка била и била клыком по короне, пока на столе не остались мелкие обломки металла и горстка самоцветов.

Итак, решение принято. Она — порождение двух миров, а значит, научится сочетать в себе все лучшее, что унаследовала от Хейпса и Датомира, от миров принца Айсолдера и Тенениел Джо. Отложив ранкорий клык, Тенел Ка принялась перебирать приготовленные инструменты и компоненты.

А потом она выбрала самый лучший самоцвет и приступила к созданию нового светового меча.

Яркий свет утреннего солнца играл на вершине Великого Храма и озарял золотисто-рыжую шевелюру Тенел Ка, заплетенную в косы, так что вокруг головы девушки мерцало сияние. Джейсен стоял в нескольких шагах от подруги, лицом к ней, и легкий ветерок трепал его непослушные курчавые темные волосы. Лицо мальчика было напряженным.

— Ты уверена, что действительно этого хочешь? — встревоженно спросил он.

— Да, — просто отвечала Тенел Ка, хотя в животе у нее все сжалось от неуверенности.

— А я вот совсем не уверен, что смогу пройти через это, — понизив голос, заявил Джейсен.

— Ты? Но почему?

— Бластеры-шмастеры! Да потому что последний раз, помнишь, чем это кончилось?! — Мальчик осекся и многозначительно кивнул на обрубок руки Тенел Ка.

— Ага-ага, — уронила она.

— Вот я тебя и спрашиваю, уверена ты или нет, — объяснил он. — Потому что лично я отнюдь не уверен.

Серые глаза встретились с теплыми карими. Тенел Ка задумалась. Наконец девушка заговорила, и голос дрожал от избытка чувств:

— Джейсен, друг мой, я просто не знаю, как еще показать, что я доверяю тебе… и не виню в том, что тогда произошло.

Джейсен сумрачно кивнул.

— Спасибо. — Он прикрыл глаза и сделал глубокий вдох. Тенел Ка последовала его примеру, позволяя Силе мощным потоком залить ее сознание, течь сквозь нее сплошным потоком. Все мышцы у девушки окаменели, но не от страха, а от напряжения, точнее, восхитительного предвкушения этого напряжения. Она нащупала на поясе рукоять из клыка ранкора, отстегнула ее и, взяв световой меч наизготовку, активировала его.

Ярчайший луч пульсирующей энергии прорезал воздух. Он был бирюзовым, как предрассветное небо — именно такой оттенок порождал самоцвет, который Тенел Ка позаимствовала из хейпанской диадемы. Мгновение — и заискрился изумрудный клинок Джейсена.

Друзья медленно, синхронным движением подняли каждый свой световой меч на уровень глаз. Их разделяли считанные сантиметры. Сияющие лучи клинков соприкоснулись, треща и рассыпая искры. Еще. И еще.

Секунду поколебавшись, Тенел Ка сделала быстрый выпад бирюзовым световым мечом, и Джейсен не без труда парировал его.

Сила пульсировала в них, вокруг них, и вскоре противники уже обменивались древними, заученными наизусть ударами и блоками — это было как старинный причудливый танец. И оба почему-то твердо знали, что не причинят друг другу ни малейшего вреда.

Их глаза встретились. Неслышная музыка, под которую они ловко двигались в боевом танце, достигла апогея и стала постепенно затихать, и они замедлили свой танец, ни на миг не теряя уверенности, не делая ни единого лишнего движения.

И вот оба стоят неподвижно, световые клинки едва соприкасаются, и на лицах у Тенел Ка и Джейсена застыло изумление. Мальчик открыл было рот, хотел что-то сказать — но не нашел слов.

Через секунду воздух содрогнулся от раскатистого приветственного рыка — это мчались, подскакивая от радости, Джейна и Лоубакка, наблюдавшие поединок с края крыши.

— Я полностью согласна с Лоуи, — рассмеялась Джейна. — Приятно вновь видеть тебя со световым мечом, Тенел Ка. Я уж было решила, что ты думаешь, будто сильно отличаешься от нас и больше не можешь с нами дружить.

— Да я, похоже, тоже так думала — но недолго, — отвечала Тенел Ка. — Но теперь я знаю — и разница может быть на пользу. То, что различается, в сочетании дополняет друг друга и получается единое целое.

— Да, мы здорово отличаемся друг от друга, — заметил Джейсен.

— Но все мы станем рыцарями-джедаями. — С этими словами Джейна зажгла свой аметистовый световой меч.

Послышалось легкое шипение, а затем еще — это Лоубакка последовал ее примеру и его световой клинок засиял расплавленной бронзой.

— Вместе мы сильнее, — Тенел Ка вскинула над головой бирюзовый световой меч. Лоубакка поднял свой, и луч коснулся ее оружия.

— Да, вместе мы сильнее, — хором сказали близнецы, и их мечи, рассыпая искры, взметнулись вверх, скрестившись с клинками друзей.

Четыре световых меча дружно сияли в лучах утреннего солнца.



home | my bookshelf | | Молодые рыцари-джедаи-4: Световые Мечи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу