Book: Небо в алмазах



Ольга Акимочкина

Небо в алмазах

Финн Мэрфи явился на борт во втором часу ночи. Войдя в каюту своего напарника, он хлопнул его по спине и включил свет. Гай Шеппард приподнял лицо от подушки.

— Ты что, сдурел? — буркнул он, щурясь от света. — Полегче нельзя было?

— Вставайте, достопочтимый сэр, ибо настал наш звездный час, — провозгласил Мэрфи со смехом и, скинув с кресла одежду напарника, устроился в нем.

— Вот черт, — пробормотал Гай, садясь в постели. — Я так и знал, что ты надерещься. Ты хоть был в порту перед этим?

— Был. Завтра в шесть нам дают взлет.

— Слава богу, — Шеппард зевнул и упал лицом в подушку.

— Эй, эй, погоди, — взмахнул рукой Мэрфи. — Это еще не все, что я хотел сказать. Нам с тобой предложили заработать 2 миллиона.

Шеппард натянул на себя одеяло.

— Как мило, что ты решил рассказать мне на ночь сказку, — произнес он, поворачиваясь к Мэрфи спиной. — А теперь выключи свет и проваливай.

— Может, ты все-таки соизволишь меня выслушать?

— Слушай, Финн, — взорвался, под

— скакивая Шеппард, — я устал, как собака! Пока ты там заправлял свои баки спиртным, я перебрал весь левый рефтер! Оставь меня в покое, я хочу спать!

— Гай, я говорю серьезно.

Шеппард хмуро посмотрел на Мэрфи. Тот тихо, с расстановкой заговорил:

— Сегодня в баре, тут, неподалеку, ко мне подсели два паренька и спросили: не я ли прилетел сюда на галийском корабле? Когда я ответил уьвердительно, они попросили передать посылочку на Баркер-4, предложив за это 2 миллиона.

— Теперь я понял, — мрачно сказал Шеппард, — ты опять нажрался наркотиков.

— Да ничего я не жрал сегодня! Клянусь тебе! — разозлился Мэрфи. — Все, что я сказал — правда.

— Значит, два миллиона?

— Да.

— За посылочку?

— Гай, я сам удивился. Но это предложили они. Неужели ты считаешь, что надо было отказаться от такой чертовой тучи денег?!

— Отказаться трудно, это точно. Только обычная контрабанда столько не стоит.

— Наверняка необычная. Но какое это имеет значение? До Баркера-4 — семь суток лета. Ты когда-нибудь зарабатывал за неделю такие деньги?

— Нет.

— Тогда какие могут быть вопросы?

— А ты не знаешь? — усмехнулся Гай. — Вспомни правила, дружок. Будучи приписанными к Галии, в системах Галактического Союза мы можем летать только по утвержденному маршруту. Баркер-4 в нем не значится. Если мы там сядем, то будем иметь неприятности.

— За такие деньги я готов наплевать на любые неприятности. А ты разве нет? Гай помолчал.

— Пожалуй, да, — усмехнуля он, наконец.

— Тогда какие дела?! — засмеялся Мэрфи и встал. — Они обещали подвезти груз к трем часам. Надо поискать местечко в трюме, а то торговцы нам его очень плоьно набили.

— Я думаю, что для такого груза местечко найдется, — заметил Гай, натягивая брюки.

— А как же! Да я готов спать стоя, лишь бы все это разместить! Не зря я вчера тайничок-то вылизывал…

Спать Шеппарду уже не хотелось. В который раз он подумал о том, как все-таки здорово быть галийцем, занимающимся перевозками в Галактическом Союзе. Система с четырьмя колонизированными планетами, называемая Галией, около 70 лет назад объявила себя суверенной зоной и вышла из Галактического Союза. Ничем особенным эта система не была богата, так что процесс отделения прошел почти безболезненно. Трения, конечно, были. Хватало их и теперь. Но именно из-за них галийские торговые корабли не подлежали таможенному досмотру службами Галактического Союза в отсутствие полномочного представителя суверенной зоны. Подобные лица встречались далеко не на всех планетах Союза и Мэрфи с Шеппардом не раз зарабатывали неплохие деньги на контрабанде. Но такого куша им срывать еще не приходилось.

Гай понимал, почему именно к ним обратмлмсь с предложением вывезти нелегальный груз. На Тайгири — планете, где друзья торчали уже четвертые сутки — появилась «жельая чума». С этой болезнью люди встретились в космосе второй раз и она не была достаточно изучена. Заболевший «желтой чумой» считался смертником. Мэрфи и Шеппарду совсем не хотелось подцепить подобную заразу и их опять выручила галийская приписка. После краткого медицинского освидетельствования власти Тайгири дали согласие выпустить галийский корабль, тогда как звездолеты Галактического Союза остались в карантине.» Потому-то и деньги такие бешеные платят, что кроме нас вывезти этот груз просто некому», — подумал Гай.

Гости на борту появились ровно в три часа. Их было трое: два парня, которые договаривались с Мэрфи в баре и худощавый седой мужчина с небольшим кейсом.

— Доброй ночи, — сухо сказал седой и посмотрел на Мэрфи. — Надеюсь, вы не передумали?

— Нет, все в порядке. Можете грузить вашу посылочку. Только сперва договоримся об оплате, — ответил Финн.

— Разумеется, — кивнул седой. — Сейчас вы получите 60 процентов гонорара за услуги. Остальное будет вас ждать на Баркере.

— Я думаю, мы сработаемся, — ухмыляющийся Финн переглянулся с Шеппардом.

— Я в этом не сомневался, — наклонил голову гость.

— Я провожу вас в трюм. У нас там есть подходящее местечко для такого рода посылочек.

— Нет, я думаю, груз лучше разместить в одном из жилых отсеков, — седой вопросительно приподнял одну бровь. — Надеюсь, вы не будете возражать? Для нас очень важно, чтобы груз был доставлен в целости и сохранности. Ведь может случиться, что ваш корабль все-таки захотят проверить.

— Тогда как раз и могут найти, — усмехнулся Гай. — Или вы думаете, что таможенники окажутся столь стеснительными, что не перетрясут личные вещи?

— Постараемся устроить все так, чтобы они просто не обратили на груз внимания.

В это время парень из его свиты поднес пластиковый биг-мастер размером с чемодан.

— Вот, — гость указал рукой в его сторону.

— Судя по габаритам, это и есть наши 60 процентов, — кивнул Гай. — Мне нравится, что сначала идет оплата.

— Это — груз, — произнес седой и полез во внутренний карман куртки. — А вот

— деньги.

Он бросил на стол увесистую пачку кредитных купюр. Финн подошел ближе и взял ее в руки. Он держал ее нежно, как дитя. Все банкноты были достоинством в 50.000. Таких друзьям в руках держать не приходилось. Финн вытянул наугад из пачки несколько купюр и придирчиво осмотрел их.

— Вроде, все чисто, — киснул он.

Седой повернулся к сопровождающим его парням.

— Устройте это в боксе для скафандров, — сказал он, указывая на биг-мастер, и улыбнулся галийцам. — У вас там такая чудная свалка. Лучшего камуфляжа и не придумаешь.

— Да, разобраться там сложновато, — весело отозвался Финн, пестая деньги.

Гай же, посерьезнев, спросил гостя:

— А вы откуда знаете?

— Не расстраивайтесь, мистер Шеппард, — усмехнулся седой. — Небольшая экскурсия, которую мы позволили себе предприянять тут в ваше отсутствие, мне кажется, неплохо оплаченной. Вы не находите? Счастливого пути, джентельмены. На Баркере вас встретят. Не провожайте нас, мы знаем дорогу.

В коридоре перед шлюзами он пропустил вперед своих помощников и обернулся. Коридор был пуст. Седой быстро достал из кармана пластиковые перчатки и индивидуальную медмаску. Из другого кармана была извлечена ампула с мутной жидкостью. Седой шагнул в шлюзовую камеру и включил механизм двери. Створка внутреннего герметизатора поползла в сторону, закрывая проем. Когда в двери осталась небольшая щель, седой швырнул ампулу в коридор. Она разбилась о стену, оставив на ней темные брызги. Дверь с тихим шипением закрылась.

* * *

Как только друзья взлетели и послали последний радио-привет диспетчеру тайгирского порта, Финн тут же заговорил о контрабанде.

— Там точно наркотикт, — заявил он.

— Ну и что? Нам-то какое до этого дело? — буркнул Гай.

— Тебе, может, и никакого, а я бы полюбопытствовал.

— Это не по правилам, Финн.

— Какие могут быть правила у контрабандистов?! Не смеши меня. На Баркере на с быстренько разгрузят и быстренько покинем Галактический Союз. Пока получатель груза что-либо разнюхает, мы будем уже далеко! Поди — ищи нас! А вот если я не удовлетворю свое любопытство, то буду мучиться. Неужели тебе меня ничуть не жаль?

— Ты захотел неприятностей, клоун? По-моему, у нас их и так будет предостаточно за отклонение от маршрута.

— Да какие там неприятности?! — махнул рукой Финн. — Я, может, и возьму-то чуть-чуть. Станут они светиться из-за 10 грамм?

— У тебя что, весь допинг вышел? — мрачно поинтересовался Гай. — И вообще, с чего ты взял, что там именно наркотики?

— А что еще может стоить так дорого? По-сумашедшему дорого! Не-е-ет, мой друг, это не просто наркотики. Это что-то из разряда «супер». Точно тебе говорю.

— Даже если ты прав, то все равно туда лезть не стоит. Меня тоже разбирает любопытство, но, повторяю, играть нужно по правилам.

— Давно ли ты таким правильным стал? — ехидно усмехнулся Финн. — Скажи честно, ты просто не хочешь, чтобы я там поживился. Знаю, как ты ко всему такому относишься…

— Да. Потому что уверен, что десяти грамм тебе не хватит. Я тоже знаю, как ты «ко всему такому относишься».

— Эй, даю слово, что возьму только 10 грамм. Просто на пробу. Если захочу больше, можешь дать мне по морде.

— Ловлю на слове, — ткнул в него пальцем Гай.

Друзьям пришлось довольно долго шарить по пришлюзовому отсеку в поисках груза. Наконец, они наткнулись на биг-мастер и осмотрели систему замков. Финн застыл в раздумье.

— Ну, что скажешь? — спросил Гай через некоторое время.

— Ничего сложного. И не такие еще открывал. Поработаем в два приема: сперва перегоним код биг-масера на ферротраговую карту, затем сотрем сам код. А там уже — дело техники.

— Как ты собрался стирать код? Там, наверное, с десяток защитных систем.

— Как раз для этого у меня в каюте есть специальная штучка. Давно уже без дела валяется.

— Кто же тебя так натаскал на взломе чемоданов? — усмехнулся Гай.

— А как ты думашь, на что я этот корабль купил? Шеппард рассмеялся.

— Ладно, — сказал он. — открыть-то ты его, может, и откроешь, а как потом закрывать собираешься?

— Как же много вопросов ты задаешь! — вздохнул Мэрфи.

— Просто беру уроки мастерства. Может, на звездную яхту наскребу?

— Смейся, смейся, парень. Ладно уж, учись, пока я жив. Закрывать гораздо проще. Перегоню запись с ферротрага обратно на «биг». Код в этом случае, конечно, будет уже не такой чистый, но разок сработает. А больше нам и не надо. Понял?

— Целая наука! — опять усмехнулся Гай.

— А ты думал! — кивнул Финн и понес биг-мастер в рубку.

Там, поколдовав с компьютером, он одолел замок. Биг-мастер издал два коротких звуковых сигнала и ядовито зашипел.

— Эй! — вскрикнул Гай, отскакивая. — Там, похоже, газ какой-то! Черт меня дернул ввязаться в эту авантюру!

— Спокойно, — произнес Финн. — Просто герметичная упаковка. Дорого, но стильно, ты не находишь?

— Знаешь, дружок, я понимаю, что ты специалист, но мне все это не нравится.

— Помолчи-ка, — тихо попросил Мэрфи и, поддев ногтем какой-то выступ, открыл биг-мастер. — Извольте принимать работу, сэр.

— Не устаю удивляться твоим талантам. Но помни, только 10 грамм.

— Как ты умеешь портить настроение, Шеп. У тебя нет благоговейного чувства к искусству, — удрученно вздохнул Мэрфи. — Но, в конце концов, мизерная плата — тоже плата. Итак…

Финн приподнял несколько листов золотистой температурной упаковки. Гай заглянул внутрь через его плечо.

— Что за ерунда? — пробормотал он.

Финн сунул руку в биг-мастер и извлек на свет горсть черных блестящих камней. Несколько секунд он мрачно смотрел на них, затем, выругавшись, швырнул обратно.

— Ну что, берешь свои 10 грамм? Откусывать будешь или пилить? — засмеялся Гай.

— Вот ведь дрянь какая! Знал бы — и стараться не стал, — зло произнес Финн.

Пока он метался по рубке, поминая клиентов недобрыми словами, Гай достал из бига один камень и рассмотрел его. Ничего особенного в нем не было. Просто непрозрачный блестящий черный камень, формой напоминающий зернышко граната. «Что же в нем такого ценного? «— подумал Шеппард и сунул камень в карман, чтобы на досуге рассмотреть его получше.

* * *

Гай проснулся, но вставать сразу не хотелось. Лежа в постели, он с тоской думал о том, что сегодня все-таки придется простучать систему левого балансового рефтера, который вчера снова дал сбой. Техническое обслуживание корабля полностью лежало на Шеппарде и за последние пару месяцев он уже четырежды полностью перебирал треклятый прибор. Он мог бы это делать уже с закрытыми глазами, но от этого рефтер лучше все равно бы не стал. «Дай бог до Баркера дотянуть и сесть «,— подумал Шеппард и поклялся себе заменить всю левостороннюю балансовую систему при певой же возсти.

Укрепив таким образом дух, Гай встал, оделся и взглянул на часы. По корабельному времени было 9 утра. Ровно два часа назад Финн должен был изменить курс и торчать за пультом до первых трассовых маяков. Гай покинул свою каюту и отправился в рубку. Каково же было его удивление, когда он не застал там Мэрфи и, кроме того, обнаружил, что корабль идет старым курсом. «Ну я тебе устрою! «,-с досадой подумал Шеппард и сам уселся за пульт. Изменение курса и его коррекция заняли около часа. Завершив ориентационные расчеты бортовой компьютер выдал информацию о том, что до ближайшего трассового маяка — 10–12 часов полета. Гай мрачно прикинул, что дополнительные 12 часов рефтер может и не вытянуть. Представив, каково ему будет заниматься ремонтом в космосе, Шеппард рассердился не на шутку. «Ну, дружок Финни, это тебе боком выйдет. Сейчас ты у меня побегаешь», — подумал Гай и отправился к напарнику.

В каюте было темно. Даже ночник не горел. При свете, падающем из коридора, Гай разглядел приятеля, свернувшегося на постели.

— Вставай, мой мальчик. Твоя мама пришла и сейчас даст тебе на орехи! — громко сказал Шеппард и включил свет.

Мэрфи даже не пошевелился. Гай подошел к постели и, присев на корточки, заглянул в лицо напарнику. Он уже собрался высказать все, что думает о безответственных компаньонах, но слова застряли в горле. Мертвенная бледность покрывала лицо Мэрфи. Глаза были приоткрыты, а дыхание — судорожным.

— Эй, Финни, что это с тобой? — неуверенно спросил Гай, тронув приятеля.

Его злости как не бывало. Мэрфи перевел на друга мутный взгляд и по его телу прошла волна дрожи.

— Пить, — с трудом произнес он.

Шеппард вскочил и распахнул дверцу небольшого рефрижератора, вмонтированного в стену. В глубине камеры стояли две банки пива. С отвращением отодвинув в сторону прозрачную упаковку с темно-синими наркотическими капсулами, Гай схватил одну из банок. Он рывком вскрыл ее, выплеснув половину на пол, и приподнял Финна. Тот сделал пару глотков, поперхнулся и зашелся судорожным кашлем, свесившись через руку Шеппарда. И тут его вырвало какой-то желтой дрянью.

— Ты чего нажрался, придурок? — рявкнул Гай, поднимая голову приятеля.

— Мне больно, — простонал Финн и скорчился в постели.

— Я спрашиваю, чего ты нажрался?! Ну, теперь я точно твои пилюли в утилизатор спущу! Гай оставил друга и бросился за бортовой аптечкой. Там он нашел комплект препаратов для первичной дезинтоксикации. Шеппард подумал, что давать «SOS» в космос пока не стоит. Может, Мэрфи сам отойдет. Гай заправил инъектор и вернулся в каюту напарника.

— Бог мой! — только и вымолвил он, застыв в дверях.

Мэрфи с воем извивался в постели. Из его рта и носа шла желтая пена.» Да это же чума! «-понял Гай и его прошиб пот. Он попятился назад, захлопнул дверь и привалился к ней спиной. Его бил озноб. «Что же делать? Чо же делать?!»— вертелось в его голове. За дверью не утихал дикий вой. Гай отшвырнул в сторону бесполезный инъектор и бросился в рубку. Там дрожащими пальцами он набрал на дисплее надпись: "SOS. На борту «желтая чума»!» и отдал команду компьютеру передавать сообщение широким диапазоном с интервалом в 5 секунд. Затем Шеппард заблокировал систему вентиляции, слабо надеясь задержать распространение заразы по кораблю. Затем вновь поспешил к аптечке, где буквально облил себя антисептиками и заправил второй инъектор болеутоляющим и снотворным препаратами. С ним он вернулся к каюте Мэрфи. Из-за двери доносились прерывистые вопли. Гай надел пластиковые перчатки и индивидуальную медмаску, после чего вошел внурть.

Финн, издавая какие-то клокочущие звуки, катался по полу. От него во все стороны летели клочья желтой пены. Лоб Мэрфи был разбит и вокруг темнели брызги крови. Гай, присев на колено, прижал друга к полу.

— Спокойно, Финни, сейчас будет легче, — проговорил он, приготовив инъектор Мэрфи захрипел и так толкнул приятеля ногой, что тот отлетел к стене. Но инъектора не выпустил и вновь бросился к напарнику. Шеппард навалился на него всем телом и как Финн ни извивался, вырваться не мог. Гай прижал инъектор к плечу Мэрфи, изо всех сил стараясь удержать его на месте. Финн выпрастал из-под него одну руку и вцепился Шеппарду в лицо пальцами. Что произошло дальше Гай толком не понял. Финн нанес ему такой удар, что медмаска полетела в одну сторону, а сам Шеппард — в другую. Теперь стало окончательно ясно, что Мэрфи невменяем. Гай потряс гудевшей от удара головой и до него дошло, что, если он хоть на минуту здесь задержится, то ему не поздоровится. Шеппард приподнялся и, не выпрямляясь, стал полу-ползком двигаться к двери, не спуская глаз с Мэрфи. Финн неожиданно подскочил и с животным ревом заметался по каюте, натыкаясь на стены и мебель. Гай пришел в ужас и рванулся к выходу, но у двери обернулся. Лучше б он этого не делал. Мэрфи бросился на него. Выражение лица Финна было таково, что ноги Гая приросли к полу. За мгновение до того, как Мэрфи вцепился бы в его горло, Шеппард шарахнулся в сторону, перевернув столик с пустыми пивными банками. Мэрфи развернулся и шагнул к приятелю.



— Финн, успокойся, — примирительно попросил Гай, отступая назад.

Мэрфи вновь бросился на него. Шеппард успел бы увернуться, не попадись ему под ноги банка из-под пива. Взмахнув руками, Гай грохнулся навзничь и не успел опомниться, как оказался в воздухе. Мэрфи поднял его над собой и с нечеловеческой силой швырнул в сторону. Шеппарду повезло, что он приземлился на кровать и падение было смягчено. Но об стену он ударился крепко. Тех нескольких мгновений, которые прошли, пока Шеппард пытался сфокусировать зрение, Финну вполне хватило бы, чтобы прикончить приятеля. Но он вдруг потерял интерес к Гаю и выскочил из каюты. «Откуда ж в нем сила такая? — с ужасом подумал Шеппард. — Когда же подействует инъекция? Мне ведь не остановить этого носорога! «Представив то, что может Мэрфи устроить на борту, Шеппард помчался за ним.

Ориентируясь по реву, Гай нашел приятеля уже на первом уровне корабля. Плюясь пеной, тот обрывал кабели со стены.

— Да что же ты делаешь, придурок чертов?! — заорал Шеппард. — Немедленно прекрати!!!

Мэрфи замер и повернул голову к напарнику.

— О, только не это, — пробормотал тот и бросился к аварийному боксу.

Распахнув дверцу, Гай выхватил оттуда полутораметровую металлическую трубу с массивным карабином для крепления лестницы.

— Не подходи, Финн. Добром прошу, — произнес Шеппард, занеся трубу над собой.

Мэрфи медленно надвигался на него. Расстояние между людьми сократилось до метра, когда Гай не выдержал и с воплем ударил трубой напарника. Финн легко отбил импровизированное оружие рукой. Труба громко зазвенела, ударившись о стену. С искаженным от страха лицом, Гай бросился к лестнице, надеясь выскочить на второй уровень. Но Мэрфи поймал его за ноги и рванул вниз. Свалившись, Шеппард взвыл от боли. Вскинув голову он увидел над собой Финна с занесенной, как копье, трубой. Гай попытался вскочить, но не успел. Мэрфи метнул трубу и она, пронзив насквозь ногу Шеппарда выше колена, вошла в пол на добрую треть. Массивный наконечник-карабин оказался как раз напротив лица Гая, который ошалело смотрел, как на брюках быстро расползается кровавое пятно. Мэрфи развернулся и, словно лунатик, двинулся к трюмам. Он не обернулся, когда за его спиной раздался крик.

* * *

Когда после обеда Тед Сайфер вернулся в полицейское управление Амарго-2, то первым, кого он встретил, был Джек Бер из отдела по борьбе с наркотиками.

— О, а я только что от тебя, — улыбнулся Бер. — Там сидят два типа и, похоже, в дурном настроении.

— Это стервятники из разведки. И как меня угораздило связаться с этим делом?

— Переживешь. Ты у нас парень крепкий.

— Дай-то бог. Ладно, увидимся позже.

Сайфер вошел в свой кабинет и навстречу ему поднялись двое мужчин.

— Майор Макфин, — представился один из них и указал на совего спутника. — А это — коммандер Клинвуд. Мы прибыли по делу о галийском корабле.

— Я понял, — кивнул Сайфер и прошел к столу Гости устроились в креслах. Сайфер достал из сейфа упакованный в стандартный пакет видео-диск.

— Насколько я знаю, мне предстоит ввести вас в курс дела и передать все в ваши руки, — сказал он.

— Вас неточно информировали. Помощь полиции нам будет необходима во время пербывания на Амарго, — произнес Макфин.

Плечистый блондин Клинвуд откровенно разглядывал амаргианского детектива, отчего последнему стало немного не по себе.

— Честно говоря, мне вся эта история не очень нравится и жду не дождусь, когда прибудет представитель Галии. Часть проблем разрешится. Только прибудет он дней через пять, не раньше. К тому же, я не умею делать дипломатических реверансов.

— Не беспокойтесь, мистер Сайфер, — улыбнулся майор. — Реверансы я возьму на себя. Изложите суть дела

— Разумеется, — кивнул Сайфер. — Позавчера в 23.10 службами орбитальной базы был пойман радарами галийский корабль. На запрос он не ответил. Так как наша планета оказалась ближе других, то мы и послали спасателей. Фрагментарная запись этой операции приведена на видео-диске.

— В таком случае, нам хотелось бы посмотреть его с вашими комментариями, — Макфин был — сама вежливость.

Сайфер освободил диск от упаковки и вставил его в дисковод служебного кона. На экране промелькнули эмблема полицейского управления Амарго-2 и столбец текста, содержание которого уже было кратко пересказано. Далее шла запись спасательной операции.

— Галийский корабль, вид снаружи, — начал комментировать кадры Сайфер. — Обычный посадочный карго-старкер типа «Кубби», принимает на борт до 10.000 тонн груза. А это спасатели прошли через шлюз на первый уровень. Разгром везде такой, будто там повеселилась толпа обезьян. Здесь же, на первом уровне возде лестницы, был найден первый член экипажа. Вот он лежит. На спасательный бот он был доставлен с проникающим ранением бедра (вот этой трубой), сотрясением мозга и многочисленными ушибами. Его зовут Гай Шеппард, по корабельным документам числится, как второй пилот и бортнженер, 27 лет, родом из колонии на Пангате, Галия. Вот вы видите как раз его фотографию и документы.

— Понятно, — кивнул Макфин. — С документами мы уже знакомы. Продолжайте.

— Сейчас вы видите, как Шеппарда отправляют в капсуле на спасательный бот. А вот и второй член экипажа. Вернее, то, что от него осталось. Тело найдено в трюме. Причина смерти — налицо.

— «Желтая чума»…

— Да, зрелище малоприятное. Это был Финнеас Мэрфи, капитан и владелец корабля, 25 лет, уроженец Флавии, Галлия. Смерть наступила за 68 часов до прибытия спасателей. Это его документы и маршрутная виза Галактичекого Союза. Вероятно, бортинженер оказался жертвой Мэрфи. Как известно, «желтая чума» превращает человека в неуправляемое животное. Видно, так и произошло. Сейчас вы видите съемки, проведенные на втором и третьем уровнях корабля. Здесь все нетронуто, но начисто сожжены бортовой компьютер и его дублирующая система. Мистикой попахивает, честное слово. Спасатели представили заключение, что корабль заражен и подлежит уничтожению. Этот документ я собираюсь вручить представителю Галии. В любом случае, ни одна планета не даст этому кораблю посадки. Решение проблемы видится однозначным.

Запись закончилась и кон выбросил диск в приемник.

— Вот все, что записано спасателями, — Сайфер достал из стола тонкую пластиковую папку и положил ее перд гостями. — А здесь находятся результаты технической экспертизы и заключения медиков. Это и есть самое интересное.

— Конкретнее, — подал голос Клинвуд.

— Конкретнее? — Сайфер усмехнулся. — Дальше пошли чудеса. Форменные рождественские сказки. Первое чудо — это то, что Гай Шеппард остался жив. Это после трех суток, проведенных в том состоянии, как его нашли спасатели. Вы видели это. Колоссальная потеря крови, перелом бедра такой, что не дай бог никому. Кроме всего, еще и зараза, которой буквально пропитан корабль. У Шеппарда же — ни малейшего намека на «чуму».

А болезнь эта на редкость заразна. Второе чудо — «черный ящик», снятый с аварийного борта.

— Что же в нем чудесного? — поинтересовался Макфин.

— Он пуст.

— Не понимаю, — майор нахмурился.

— Он оказался совершенно пуст, — повторил Сайфер. — Как я уже сообщал, бортовой компьютер уничтожен, а дубликат памяти в «черном ящике» полностью стерт. Как будто этот корабль никогда никуда не вылетал. Сами пилоты уничтожить память просто бы не смогли. Слишком много там защитных систем. Да и зачем? Остается предположить одно — влияние извне. То есть, снаружи корабля.

— Направленное облучение в инфратректном диапазоне? Из космоса? Бред, — фыркнул Клинвуд.

— Предсталяете, какой мощности должна быть подобная установка, учитывая рассеивание инфратректных волн?

— Эта гипотеза принадлежит не мне, а специалистам, — отрезал Сайфер.

— Мы отправим «черный ящик» нашим экспертам, — сказал Макфин.

— Ради бога. Только, боюсь, результат будет тот же.

— Посмотрим, — кивнул майор. — Каково сейчас состояние Шеппарда?

— Утром я связывался с клиникой. Он еще не приходил в себя, но опасности для жизни нет. Как только он придет в сознание, мне сообщат. Я хотел вам показать еще кое-что, — Сайфер положил на стол футляр из зиргона. — Это третье чудо, фигурирующее в деле. Когда мы вызывали вас, из соображений секретности не сообщили об этом. Не удивляйтесь, зиргон — просто из предосторожности.

Клинвуд потянулся вперед и взял в руки футляр, в котором поблескивал черный камешек.

— Откуда это? — флегматичный вид коммандера как рукой сняло.

— Найден в нагрудном кармане рубашки Шеппарда.

— Где он мог взять найтбрилл? — проговорил Макфин. — Неужели с Сарбагены?

— Никогда и нигде я не видел такой охраны, как на рудниках Сарбагены, — сказал Клинвуд. — Это может быть только старый камень, вывезенный, вероятно, первыми разведчиками планеты. Но, боюсь, такая вещь не по карману пилоту карго-старкера.

— Тогда я скажу еще вот что, — Сайфер откинулся на спинку кресла. — Может, вы и не одобрите моих действий, но я вызвал на Амарго специалиста с Сарбагены. И он работал с этим камнем. И в папке лежит его отчет.

— Придавать огласке подобную находку не стоило, — хмуро заявил Клинвуд. — Специалиста придется задержать до завершения дела. И что же он сказал?

— Он сказал, что этот камень на Сарбагене никогда не был. Но дал гарантию, что это — стопроцентный найтбрилл.

— Выходит, кем-то найдено второе месторождение найтбрилла?! — Макфин выглядел ошалевшим.

— Я тоже об этом подумал, — кивнул Сайфер. — Как бы фантастично это ни выглядело, иного объяснения мне не видится.

— Дело обещает быть интересным, — покачал головой майор.

— Надо брать в оборот Шеппарда, — сказал Клинвуд.

— Джентельмены, вы забыли одно обстоятельство, — Сайфер вздохнул. — Мы не имеем права допрашивать Шеппарда. Он — галиец и габотать с ним будет галийская полиция. Это оговорено в договоре между нашими зонами. Мы не сможем задержать пилота без согласия полномочного представителя его системы, который сейчас направляется сюда.

— Любые договоры и соглашения мы возьмем на себя, — отрезал Клинвуд. — Это — не ваша проблема.

— Задержать галийского представителя? — спросил Макфин у коммандера.

— Любыми средствами, — отозвался тот. — А в это время будем трясти Шеппарда.

— Это незаконно, — холодно заметил Сайфер. — Как представилеь власти, я не могу…

— Сможете, — Клинвуд бросил на детектива взгляд исподлобья. — Я, как представитель «Юнивесери Сентер», рекомендую смочь. Повторяю, все проблемы мы берем на себя.

Морально-этические в том числе.

— Не много ли вы на себя берете? — почти невинно поинтересовался Сайфер.

— Послушайте, мистер Сайфер, вы знаете, что такое найтбрилл?

— В общих чертах.

— Это минерал стратегического значения. Потрясающее оружие широчайшего диапазона действий. Мне довелось наблюдать несколько экспериментов с найтбриллом и я уверяю, что ничего подобного человечество еще не имело. И вы предлагаете подарить секрет галийцам? Они вытрясут из Шеппарда все, что нужно, и тогда постоянные дипломатические стычки могут перерасти в стычки уже военные. Если вы намерены упорствовать, то мы можем не понять друг друга. Угадайте, кому от этого станет хуже?

— Мы прекрасно друг друга понимаем, мистер Клинвуд, — произнес Сайфер, поморщившись. — Только вы почему-то не думаете о возм скандале.

— Так давайте все сделаем тихо, — предложил коммандер. — Чтобы о найтбрилле никто ничего не узнал. Работайте, Сайфер, и вы доживете до пенсии.

— Что еще от меня требуется? — холодно спросил амаргианин.

— Чтобы вы договорились с руководством клиники о принятии в сои стены наших медиков, которые займутся Шеппардом. И о полной изоляции галийца. Это — первое. Второе: запросите всевозможные информационные банки и архивы, чтобы к вечеру у нас были данные о Шеппарде, его родственниках, начиная с появления на свет и до нынешнего дня.

— Вы понимаете, что я не смогу потребовать сведения от галийских информаториев? — заметил Сайфер.

— Понимаю, — кивнул Клинвуд. — Этим займемся мы. Вытяните все, что из наших.

Гости встали, кивнули детективу, забрали документы и покинули кабинет.

— Стервятники, — прошептал Сайфер закрывшейся двери.

* * *

— Познакомтесь, — Сайфер указал на встретившего их врача. — Это доктор Стретберри, который пользует нашего пациента до прибытия специалистов из «Юнивесери Сентер».

Макфин и Клинвуд представились в ответ.

— Здравствуйте, — Стретберри сделал приглашающий жест. — Следуйте за мной.

Посетители клиники двинулись по коридору за врачом.

— Давно он пришел в себя? — спросил Сайфер.

— Собственно, он еще не пришел в себя, но мы ожидаем этого с минуты на минуту. Если и придется подождать, то уверен, что недолго.

Лифт доставил всех на седьмой этаж клиники. Отделение, куда поместили Шеппарда было изолировано и у дверей стояли двое амаргианских полицейских.

— Охрана у вас в порядке, — заметил Макфин Сайферу.

— Стараюсь, — невесело усмехнулся тот.

Доктор Стретберри остановился и повернулся к своим спутникам.

— Подождите здесь, джентельмены. Я сейчас узнаю, как обстоят дела и вас пригласят.

Гости клиники устроились на диванах в небольшом холле.

— Сегодня у нас не было времени спокойно поговорить, Сайфер. Узнали что-нибудь о Шеппарде? — спросил Клинвуд.

— Почти ничего. Разве что информация о грузовых перевозках, которые Шеппард с Мэрфи осуществляли в Галактическом Союзе.

— Вы сказали: "Почти ничего». Что у нас идет под грифом «Почти»?

— У Шеппарда есть сестра, которая живет на Шалио. Это в Галактическом Союзе, но такая периферия, что и придумать трудно. Она живет там в каком-то странном монастыре, принимающем под свою крышу матерей с детьми. Странное место и странная религия. Я так понял что они исповедуют. Детальная информация находится в управлении.

— Шеппард встречался со своей сестрой?

— Судя по всему, нет.

— Странно, вы не находите?

— Мне тоже так подумалось. Она покинула Галию 11 лет назад, как паломница на Шалио. При ней была дочь, полутора лет от роду. С ней мисс Шеппард поселилась в монастыре.

— Мисс? С ребенком?

— Она не замужем.

— Понятно. Какие-нибудь контакты в Галактическом Союзе у нее были?

— Скорее всего, нет. Она ни разу не выезжала с планеты. Гай Шеппард посетил Галактический Союз впервые 2 года назад. За время своих перелетов он не только не встречался с сестрой, но даже и близко не был к Шалио. Во всяком случае, официальной информации на этот счет нет.

— Что-нибудь известно о других членах семьи? О женщинах, наконец? Вообще, что-нибудь? — с легкой досадой спросил Клинвуд.

— Ничего. Я было сунулся в старые архивы, сохранившие информацию о Галии еще до ее отделения, но там оказалось столько всяких Шеппардов, что искать что-то не имеет смысла.

— В нашем деле все имеет смысл, — заметил Макфин.

— Сегодня же свяжитесь со своим отделом, — повернувшись к нему сказал Клинвуд. — Подберите подходящего агента и посылайте на Шалио. Если не за что пока зацепиться, будем работать с сестрой. Кстати, как ее зовут?

— Айра Шеппард, 32 года, белая, — сообщил Сайфер.

— О последнем я и сам мог бы догадаться, — недовольно взглянул на детектива Клинвуд.

— Я даю информацию в том виде, в котором она ко мне поступает, — пожал плечами тот.

В холле появилась медицинская сестра, посланная доктором Стретберри. Посетители последовали за ней.

* * *

Гай очнулся и сразу ощутил знакомую выматывающую боль. Потери и возвращения сознания чередовались постоянно и Шеппард давно потерял чувство времени. Открывать глаза не хотелось, чтобы опять не увидеть этой проклятой трубы. Вырвать ее из пола Гаю так и не удалось и он во всей полноте испытывал ощущения жука, посаженного на булавку. Извне наплывали какие-то звуки и голоса. Гай с тоской подумал, что начинает бредить.

— Мистер Шеппард, — услышал он голос рядом.

— Подождите, — сказал второй, — пусть он сам выйдет.

Гай приоткрыл глаза, увидел что-то ослепительно белое и расплывчатую зеленоватую тень над собой. Хотя он в последнее время не раз призывал смерть, как избавление от страданий, но, подумав сейчас, что умирает, испугался.

— Нет, — прошептал Гай.

— Что вы сказали? — очертания склонившейся над ним тени обрели четкость.

Шеппард понял, что это человек в зеленой медицинской униформе. Его спасли. Врач внимательно всматривался в его лицо.

— Шеппард, вы меня слышите?

— Да…

— Как вы себя чувствуете?

— Больно…

Врач потянулся к приборам у постели и боль начала утихать.

— Так лучше? — спросил врач.

— Да.

Гай осмотрелся. В комнате находились еще люди. Гай отметил еще троих, стоящих поодаль. Боль исчезла и он снова закрыл глаза, испытывая почти блаженство. Но тут же ощутил прикосновение к своей руке и взгдянул на врача.



— Снова боль? — спросил тот.

— Нет. Так хорошо я себя давно не чувствовал…

— Я — доктор Стретберри. Вас нашли спасатели и доставили сюда. Это Амарго-2. Знаете такую планету?

— Не помню.

— Система Бигона.

— Ого. Нас так далеко занесло?

В разговор вступил другой врач, широкоплечий блондин с квадратной челюстью.

— Судя по вашей маршрутной визе, вы должны были лететь на Деджент. Но двинались совсем в другую сторону. Что вы можете сказать об этом?

— Я удивлен, — спокойно ответил Гай.

Он понял, что находится в одной из зон Галактического Союза и не испытывал желания откровенничать.

— Что с моим другом? — спросил он.

— Мне жаль, но он умер. «Желтая чума» никого не щадит, — ответил Стретберри.

— Я тоже… заражен? — Гай почувствовал холод в животе.

— Удивительно, но нет. Вы невероятно везучий человек.

— Расскажите, что произошло на борту, — снова обратился к Шеппарду блондин и Гай понял, что никакой он не врач, а именно тот человек, с которым галийцу меньше всего хотелось бы сейчас разговаривать.

— Вы бы хоть представились, — бросил он.

— Моя фамилия Клинвуд. Я слушаю вас.

— Да говорить-то особенно нечего. Мой напарник взбесился и напал на меня. Что он творил потом я не знаю. Мне было не до того.

— Значит, вы полагаете, что Финнеас Мэрфи повернул корабль?

— Я ничего не предполагаю. Я не знаю, — с раздражением ответил Гай.

— Ладно. Еще пара вопросов, если вы не против.

И только сейчас до Гая дошло, что на корабле, вероятно, найдена контрабанда и деньги. И положение его на редкость незавидно. Штрафом дело может и не обойтись. Успокаивала мысль, что местная полиция сама должна будет иметь неприятности за незаконный досмотр галийского корабля. Но, в любом случае, на Галию Гай вернется под конвоем. Облегчить свою участь он сможет, только свалив все на Мэрфи. Тому-то теперь наплевать.

— Я бы хотел поговорить с представителем Галии, — с деланным безразличием сказал Шеппард.

Блондин неприятно усмехнулся.

— Он скоро прибудет сюда. Но не избавит вас от проблем.

— У меня есть проблемы? — удивленно поднял брови Гай.

— Больше, чем достаточно, — уверил его собеседник. — Так я могу задать свои вопросы?

— Насколько я знаю свои права, то могу не отвечать на них. Но постараюсь.

— Прекрасно. Мы сняли с вашего корабля «черный ящик» и…

— Представителю Галии это может не понравиться, — перебил Клинвуда Шеппард.

— В тех случаях, когда корабль движется без позывных в чужой системе, для выяснения обстоятельств это допускается.

— Как это — без позывных? Я давал «SOS» с сообщением о «желтой чуме».

— Ваш корабль молчал.

— Тогда как же я оказался здесь?

— Совершенно случайно. Вы просто прошли близко к орбитальной базе Амарго-2.

— Я прекрасно помню, что давал «SOS». Может, его отключил Мэрфи?

— Видите ли, мистер Шеппард, когда спасатели вошли на ваш борт, компьютер был уничтожен, — вступил в разговор еще один пришелец.

Блондин бросил на него испепеляющий взгляд. Видно, его партнер не должен был этого говорить. Гай неприяненно посмотрел на Клинвуда.

— Кто мог сделать это? — резко спросил тот.

— Вы это у меня спрашиваете?! — Шеппард посмотрел на собеседника, как на идиота. — Вы считает, что меня, в моем-то положении, мог интересовать компьютер?

— Так, — блондин вздохнул. — Вернемся к «черному ящику». Сейчас он расшифровывается и я хочу дать вам шанс. Скажите, куда вы направлялись? И хорошенько подумайте, прежде, чем ответить, Шеппард.

— На Деджент, — не моргнув глазом, ответил Гай. — Ведь именно он указан в маршрутной визе, не так ли?

— Так. Но я думаю, что вы отклонились от курса. Причем еще до трагедии на борту.

— Мне нечего добавить к тому, что я уже сказал, — пожал плечами Шеппард.

— Вы все-таки не вняли моему доброму совету совету хорошенько подумать, — удрученно произнес Клинвуд. — Вы не осознаете своего положения.

Гай почувствовал, что его начинает мутить: то ли от слабости, то ли от этого разговора, который хотелось скорее завершить. К тому же снова появилась нарастающая боль.

— Если у вас нет больше вопросов, то оставьте меня в покое, — сказал Шеппард.

— Я, пожалуй, задам еще один, — блондин достал из кармана белый футляр и, открыв его, поднес к носу Гая. — Откуда это у вас? В футляре лежал черный камень. Гай скользнул по нему глазами, стараясь сохранить безразличное выражение лица.

— Впервые вижу, — нагло заявил он, выдержав взгляд Клинвуда.

— Неужели? — усмехнулся тот.

Боль усиливалась и Шеппард чувствовал, как в нем нарастает ярость. Страха он не испытывал, хотя понимал, что влип. Но, коль уж он решил все валить на Мэрфи, то самое главное сейчас — подольше прикидываться идиотом.

— Я никогда этого раньше не видел, делая ударение на каждое слово, сказал Гай и повернулся к Стретберри. — Мне опять больно, док.

Врач потянулся к приборам, но блондин перехватил его руку.

— Подождите-ка, доктор, — произнес он и тряхнул футляром перед лицом Гая. — Отвечайте, Шеппард, где вы это взяли?

— Отпустите меня, — с неприязнью бросил Стретберри. — Я не лезу в ваши дела, но и вы в мои не суйтесь.

— Я отпущу вас, но только после того, как этот парень даст ответ на мой вопрос. И, если вы не хотите неприятностей, стойте спокойно, доктор, и не мешайте мне.

Врач бросил взгляд на другого посетителя.

— Стойте, Стретберри, стойте, — кивнул тот.

— Это варварство, — устало произнес врач.

Гай, сцепив зубы, наблюдал за этой сценой, стараясь не завыть от боли. Он очень не хотел доставить этим удовольствие блондину, который тряс камнем перед его носом.

— Хватит лгать, Шеппард. Это нашли в нагрудном кармане вашей рубашки.

И Шеппард вспомнил, как стянул один кристалл и потом просто забыл о нем.

— Идите-ка вы все к черту! — рявкнул он, вложив в слова всю ярость и боль.

— Чем дольше вы будете упорствовать, тем дольше продлятся ваши страдания,

— Клинвуд наклонился над Гаем и впился в него прозрачными глазами.

— Я потерплю, Клинвуд, — прошипел сквозь зубы Шеппард. — Я дольше терпел…

— Я жду, — невозмутимо напомнил его собеседник.

— Нашел я его, нашел! — заорал Гай, не в силах сдержаться. Его воля оказалась слабее изворотливости.

— Где?!

— Да какая разница?! Мало ли в космосе камней? Клинвуд резко выпрямился и озадаченно посмотрел на Шеппарда.

— Да ты, парень, оказывается, действительно не знаешь, о чем идет речь, — сказал он и, отойдя в сторону, кивнул Стретберри. — Делайте свое дело, доктор.

Врач совершил необходимые манипуляции с приборами. Боль прошла почти сразу и Гай расслабился, откинувшись на подушке.

— Это вам дарем не пройдет, — тихо произнес он.

— А я обычно даром ничего и не делаю, — с улыбкой парировал Клинвуд.

— Вы закончили? — ледяным тоном поинтересовался Стретберри у посетителей.

— Полегче, доктор, — предостерегающе бросил блондин, пряча футляр в карман.

Гай закрыл глаза, не желая больше никого видеть.

— Шеппард, — почти нежно позвал Клинвуд.

Гай холодно взглянул на него.

— Мы еще побеседуем, Шеппард. А чтобы у вас лучше заработала голова, я вам скажу, что это за камень. Я еще не знаю, где вы его взяли — это только вопрос времени, но это ни что иное, как настоящий найтбрилл.

На какое-то мгновение Гаю показалось, что у него остановилось сердце. Увидев, как он резко побледнел, Клинвуд усмехнулся.

— Вот теперь я вижу, что вы все поняли. Вам, вероятно, потребуется время, чтобы придумать что вы будете мне врать. Мне любопытно и дам вам это время. До встречи, мистер Шеппард, — Клинвуд насмешливо кивнул и вышел из комнаты в сопровождении своих напарников.

— Я хотел бы вам кое-что сказать, Макфин, — проговорил коммандер, шагая по коридору. — Если вы не понимаете, что и когда говорить, то лучше молчите. Не стоило сообщать Шеппарду о компьютере.

— Я понял, — отозвался майор.

— А вы что молчите, мистер Сайфер, — Клинвуд взглянул на детектива.

— Я должен что-то чказать? — хмуро буркнул Сайфер. — Ладно, скажу. Мне не нравятся методы вашей работы.

— Бросьте, наверняка в вашем полицейском управлении не намного лучше обращаются с преступниками. А беседой я доволен. Парень на крючке. Биться будет недолго. Разочаровывает одно: он — пешка. Хорошо, если даст нам пару ниточек. Боюсь, на большее рассчитывать не приходится. Ладно, об этом потом. Вот что, Сайфер, организуйте повторный и детальный осмотр галийского корабля. Можете хоть разобрать его на части. Вдруг что-то всплывет…

— Боюсь, не найдотся охотников лезть туду опять. Слишком велика опасность заражеия.

— Заплатите побольше. Считайте, что «Юнивесери Сентер» берет все расходы на себя.

— А почему бы вам не послать туда своих людей? — едко спросил детектив. — Я не хочу, чтобы на Амарго притащили желтую заразу. Да и вам дешевле обойдется.

— Вам что-то не нравится? — почти искренне удивился коммандер. — Делайте то, что вам говорят и не препирайтесь. Не стоит портить отношения ссорой, не так ли? Сайфер покачал головой, не ответив.

— Вот и славно, — кивнул Клинвуд.

* * *

Ранним утром Клинвуда разбудил сигнал видеосвязи.

— В чем дело? — недовольно спросил коммандер.

На экране появилось лицо Макфина.

— Ли, тут ЧП. Шеппард бежал из клиники.

Клинвуд забыл, что хотел спать.

— Он за ночь научился ходить? — зло поинтересовался он, одеваясь.

— Ему помогли.

— Кто?

— Если б я знал.

— Еду, — Клинвуд отключил связь, завершил туалет и спустился вниз, где его уже ожидал полицейский турбер.

За рулем сидел бледный и помятый Сайфер.

— Я узнал об этом полчаса назад, — произнес он убитым голосом.

— Поехали, — бросил коммандер, усаживаясь ряом с ним. — Рассказывайте.

— Я позвонил в клинику, чтобы узнать, как там дела и мне сообщили, что ночью приехали люди в полицейской форме. Показав Стретберри удостоверения и какие-то поддельные бумаги, они сказали, что переводят Шеппарда в другое место по моему приказу. И у Стретберри не хватило ума позвонить мне и удостовериться в этом!

— Дальше.

— Галийца увезли в неизвестном направлении.

— Та-ак, — Клинвуд похлопал себя по колену. — Вы объявили розыск?

— Конечно. Мои ребята сейчас переворачивают город и космопорт. Никаких утешительных сообщений пока не поступало.

— Это вы его упустили, Сайфер, — мрачно произнес коммандер. — Моя ошибка заключалась в том, что я посчитал Шеппарда пешкой, а он, видимо, фигура покрупнее. Вы же — упустили его. И если галиец не найдется, вы будете отвечать за это.

— Не надо меня пугать, Клинвуд. Я прекрасно понимаю, чем это пахнет.

— Где Макфин?

— Ждет в управлении.

— В котором часу увезли галийца?

— По словам Стретберри, около двух ночи.

— Сейчас почти 6 утра. За 4 часа успеть объявить войну и выиграть ее, — Клинвуд мрачно смотрел в окно. — Или проиграть…

Машина остановилась перед полицейским управлением. Тут же подошел Макфин.

— Пока начего, — быстро сообщил он. — Группы поиска уже отправились в пригород.

Клинвуд вышел из турбура и направился к зданию. Макфин и Сайфер поспешили за ним.

— Примите меры к осмотру кораблей, вылетевших с Амарго от 2-х до 6-ти часов, — распорядился коммандер, входя в кабинет Сайфера, где он в последнее время вел себя, как хозяин.

— Я уже оповестил «Звездный патруль», — кивнул детектив. — Надеюсь, вы не будете против того, что я воспользовался кодом «Юнивесери Сентер»?

— Правильно сделали. Живее будут поворачиваться. Идите, Сайфер, и контролируйте действия ваших людей. Пусть хоть носом роют, но найдут следы галийца.

Сайфер кивнул и вышел из кабинета. С усталым вздохом Клинвуд опустился в кресло.

— Боюсь, мы безнадежно опоздали, — произнес он.

— Розыск только начат, — возразил Макфин.

— Это-то и плохо. Нам с тобой голову снесут.

— Если шеф захочет, то поднимет на ноги весь Галактический Союз. Никуда галиец не денется. Где-нибудь да всплывет.

— Он может всплыть уже в Галии. Как тогда? — невесело усмехнулся коммандер.

— Мне об этом не хочется думать.

— Как бы не пришлось… Что там с представителем Галии?

— Его задержат на перелете между Сциллой и Баболо. Организовали небольшую аварию на борту.

— Еще какие новости есть?

— Пришел первый отчет агента на Шалио.

— Он нашел сестру Шеппарда?

— Да. Она там и действительно все эти 11 лет никуда не выезжала с планеты. С братом контактов не имела.

— Причины?

— Банальная история, как в мыльной опере. Спуталась в 20 лет с фанголом и родила от него ребенка.

— С фанголом? Трудно представить. Они же на редкость уродливы.

— Видно, она так не считала. Общественность родной колонии ее осудила, вы же знаете галийские законы. Фангола выслали и, кажется, где-то убили, а мисс Шеппард пришлось искать убежища в монастыре Матерей. Семья от нее отказалась, так что отсутствие контактов с братом вполне понятно.

— А дочь у нее нормальная? — Клинвуд взглянул на Макфина.

— Этого я не знаю. По словам агента, выглядит она, во всяком случае, обычно. То есть, как человек. Но это вероятно, ведь фанголы — гуманоиды.

— Значит, мисс Шеппард по вкусу экзотические мужчины, — усмехнулся Клинвуд. — Не упускайте ее из вида.

— Наблюдатель на Шалио работает.

— И еще. Последняя стоянка галийцев была на Тайгири. Вряд ли это хотя бы перевалочная база. Но дай туда сигнал. Кто там у нас Наблюдателем?

— Сигнал уже дан. Наблюдатель — Клеменс Мейпл из «Феникса».

— А, помню. Плохо, что новичок…

— Других агентов сейчас туда совать нельзя. Тайгири — в карантине. Каждый новый человек будет на виду. Если же на Тайгири что-то есть, то замена агента провалит все дело. Ничего, стажер сам справится. Просто сообщит, если что-то наклюнется. А мы уже после разберемся.

— После, после… Что-то мы часто в последнее время после драки кулаками машем… Но я доволен тобой, Макфин. Быстро работаешь, — Клинвуд вздохнул. — Интересно, в этом заведении раздобыть чашку кофе?

— Сейчас распоряжусь. Я сам сегодня не завтракал, — Макфин покинул кабинет, оставив коммандера угрюмо смотрящим в окно.

* * *

Гай постепенно начал осознавать окружающее. Последнее, что он помнил четко — как медицинская сестра делала ему ночную инъекцию. После этого он сразу отключился.

Сейчас Гай осмотрелся и понял, что находится на борту космического корабля, причем, явно не пассажирского. Он определил это мгновенно, по знакомой тяжести в затылке, которую частенько испытывал, когда его карго-старкер шел на гиперсветовой скорости. Трудно передать насколько мрачные мысли посетили Шеппарда. Он прекрасно понимал, что полиция Галактического Союза теперь не выпустит его из когтей. Если бы Гай мог знать, что ни с Финном взяли на борт найтбрилл, то, не раздумывая, сбросил бы груз за борт. Но теперь думать об этом было поздно. «Скорее сего, меня хотят спрятать от галийских властей, потому и увозят. А представителю Галии придумают какую-нибудь сказку, — решил Шеппард. — Расхлебывать все это придется бо-о-ольшой ложкой. Хорошее наследство ты мне оставил, дружок Финни…» Мрачные размышления прервал звук открывающейся двери. В проем просунулась коротко остриженная голова. Она оценивающе взглянула на Гая, затем повернулась в профиль и крикнула куда-то назад:

— Бек, позови Флатби. Его парень оклемался, — стриженный вошел в каюту и, ухмыляясь, посмотрел на Шеппарда. — Ну, как самочувствие? Не тошнит?

— Есть немного, — хмуро отозвался Гай.

— Ты прости, это была не самая лучшая наркота в космосе. Но выбирать было некогда. Минут через десять станет лучше.

— Наркота?

— Ну да. Тебе впороли чуть больше, чем нужно для кайфа. Для твоей же пользы, чтобы сильно не нервничал во время перевозки, — стриженный хохотнул. — Мое имя — Грегори и я буду за тобой присмативать. Так что, если сервис чем-то не устроит, обращайся прямо ко мне. В дверях появился мужчина. Этому на вид было не более двадцати. Юношеские черты лица, холеные белые руки с длинными пальцами, унизанными перстнями. Рядом с приземистым крепким Грегори он казался отпрыском аристократического семейства. Пришедший, надменно взглянув на Шеппарда, чуть качнул головой. Было непонятно: то ли он таким образом приветствует его, то ли просто удостоверяется, что галиец здесь.

— Это мистер Флатби. Он у нас тут главный, — представил вошедшего Грегори.

Юный босс посмотрел на него, как на пустое место, и снова обратил свой безжизненный взгляд на галийца.

— Мистер Шеппард, вы достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы побеседовоть со мной? — спросил он таким тоном, что Гаю сразу представился сытый питон, греющийся на солнце.

— Нет, — ответил галиец. — Но мне, наверняка, станет лучше, если я узнаю, что это за дерьмо здесь происходит и как насчет представителя Галии? «Аристократ» усмехнулся, а Грегори откровенно заржал.

— Представителя Галии, равно как и всяких прочих представителей, в ближайшие 100 лет тут не ожидается, — томно сообщил Флатби, подходя к постели Гая. — И хочу вас предупредить, Шеппард, что я очень не люблю грубых выражений. Это вы с полицией можете так разговаривать, а на борту моего корабля попрошу быть учтивей. Что же касается ваших прав, то вынужден разочаровать: Декларации о правах человека здесь не принималось. Так что, мне наплевать — галиец вы или еще кто-то. Для меня вы не человек, Шеппард, а источник информации. Ясно?

— Ясно, что я стал жертвой наглого похищения.

— Наглого — это не совсем точное определение. Скорее, беспрецендентного по своей блистательной смелости, — Флатби скрестил мерцающие драгоценными камнями пальцы. — Мне так больше нравится

— Вы представляете какая погоня будет организована за вами? — спросил Гай, стараясь держаться уверенней, хтя, в последнее время ему это плохо удавалось.

— О, пусть вас это не беспокоит, — мило улыбнулся Флатби, театрально поведя руками в стороны. — Она осталась далеко позади. И никто не помешает нам насладиться общением друг с другом. Надеюсь, вы удовлетворите мое любопытство по некоторым вопросам?

— Это зависит от того, какие гарантии вы мне сможете дать, — заметил Гай, которого от страха начал пробирать озноб.

— Боже мой, конечно, никаких! — беззаботно рассмеялся Флатби.

— В таком случае я скажу, что чертовски устал от вопросов еще на Амарго.

— Ну же, не будьте таким жадным, Шеппард, — укоризненно произнес «аристократ» и вдруг, почти не размахиваясь, так ударил Гая по больной ноге, что тот взвыл. — Где вы взяли найтбрилл и кто его вам дал? Я прошу так немного.

Гай не ответил, корчась в постели и пытаясь подавить охватившую его панику. Он понимал, что церемониться с ним не станут. Но, если он выложит Флатби все, то в живых вряд ли оставят. Положение казалось безвыходным.

— Юольно? — участливо спросил Флатби и сокрушенно добавил. — Представьте себе, что может быть и хуже. Не упорствуйте, Шеппард. Если вы рассчитываете потянуть время, то у меня лишнего — нет. А вам помогут его убить мои люди.

В дверях появились двое молодчиков.

— Мрачные ребята, — вырвалось у Гая.

— Еще какие! — уверил его Флатби. — Ну, так мы поговорим?

— Э-э, ну, мне трудно так сразу, — проговорил Шеппард, косясь на двери. — Мне надо немного подумать…

— О, конечно, — всплеснул руками Флатби с нежной улыбкой. — Я вижу, вы еще не готовы. Разумеется, мы встретимся позже.

«Аристократ» отошел к дверям и улыбка на его лице мгновенно сменилась ледяным выражением.

— Давайте, — бросил он молодчикам. — Бейте его, пока не запросит пощады. Когда запросит — бейте еще. А потом уже зовите меня.

— Эй, погодите, — вскрикнул Гай, — я же ни от чего не отказывался!

Флатби отвернулся и ушел, даже не взглянув на пленника. Молодчики вошли внутрь.

Через мгновение он оказался на полу и получил первый удар. Грегори отошел в угол и встал там, опершись плечом о стену и скрестив руки на груди. Лицо его выражало скуку.

Бить эти ребята умели. Гай ни разу не потерял сознания.

— Все, хватит! — в десятый раз прохрипел Гай. — Я все расскажу!

— Я позову Флатби, — сказал Грегори, покидая каюту.

А на Гая обрушился новый град ударов, который, впрочем, довольноскоро прекратился.

— Поднимите его, — услышал Гая над собой ленивый голос «аристократа».

Пол перед глазами резко ушел вниз, а сам галиец оказался на кровати. Грегори заботливо подсунул ему под спину подушку и влажной салфеткой начал вытирать кровь на лице.

— Вы уже созрели для разговора? — на лице Флатби появилось брезгливое выражение.

— Мальчик боится крови, пробормотал Гай себе под нос.

— Что вы сказали?

— Я сказал «Да», — почти выкрикнул Шеппард.

— Прекрасно. Я слушаю.

— Мы взяли найтбрилл на Тайгири, — Гай облизал распухшие губы. — Нам предложили за 2 миллиона перевезти полный биг-мастер этой дряни на Баркер-4.

— Полный биг-мастер! — восторженно повторил Флатби, мгновенно став похожим на обыкновенного мальчишку. — Но, как нам стало известно, полиция Амарго ничего подобного на вашем борту не нашла. Вы ничего не путаете? Может, дать еще время подумать?

— Говорю вам, на борту был чемодан, полный найтбрилла! — в отчаянии крикнул Гай. — Я клянусь вам!

— Фантастика! Это же баснословные деньги! Куда же делся биг-мастер?

— Понятия не имею. Я думал, что полиция взяла меня в оборот из-за него…

— Нет, дело началось только с одного камня, котрый нашли при вас. Это достоверная информация. На Амарго у меня все схвачено на этот счет, — сказал Флатби. — Что же это был за камень?

— Мы вскрыли биг и я просто спер его оттуда, даже не зная, что это — найтбрилл, — объяснил Гай и, вдруг осененный внезапной догадкой, застонал, прижав ладони ко лбу. — Бог мой! Я все понял! Я только сейчас все понял! Сучьи дети, у них все с самого начала все было рассчитано!

— Стоп, стоп, — нетерпеливо проговорил Флатби. — Давайте-ка по порядку.

— Они сами подкинули нам на борт чуму! Те трое, что привезли найтбрилл. Они все рассчитали… Заказчик встречал груз в космосе. Баркер был вовсе не причем! Когда мой напарник загнулся отчумы, они просто вошли на борт и забрали найтбрилл. И уничтожили компьютер…Потом оставили неуправляемый корабль болтаться в космосе. Мы были с самого начала обречены. Свидетелей не должно было остаться. Меня, видно, спасло то, что я слишком был похож на мертвого. Потому они и не стали со мной возиться. Как я еще жив, не понимаю…

— Вот видите, как полезно иногда встряхнуть мозги. Сразу лучше соображать начинаешь, — заметил Флатби. — Все это, конечно, очень трогательно, но меня интересует только одно: кто вам передал найтбрилл?

— В таких случаях не представляются.

— Опишите внешность.

— Двое парней, лет 25-ти или около того, самые обычные. Я их плохо помню. Но эти были так, сопровождающие. Третий был явно их шеф. Худой такой, высокий и седой. На вид — лет 50. Руки у него еще были такие необычние… Сухие и подвижные.

Флатби, как фокусник, выхватил откуда-то пачку голограмм, покопался в них и повернул одну к Гаю.

— Этот?

— Точно, — изумился тот. — Но откуда?.

— Не спрашивайте, все равно не скажу, — отмахнулся «аристократ». — Конкурентов надо знать. Не ожидал, что сам Артико засветится…Невероятно… Тут уж, конечно, свидетелей оставлять было нельзя. Я благодарен судьбе, которая смилостивилась над вами и приподнесла таким образом подарок мне! Вы, мистер Шеппард, ключик к несметным сокровищам!

— За которые обычно расплачиваются каторгой, — заметил Гай.

— В вас нет романтики, Шеппард, — удрученно вздохнул Флатби.

— Ваши ребята выбили ее из меня вместе с надеждами…

— Зато с чувством юмора у вас, кажется, все в порядке, — усмехнулся «аристократ». — Это хорошо, потому что оно вам еще очень пригодится.

— Да я же все рассказал! — испугался Гай.

— Бить вас пока никто не собирается.

— Пока?

— Да, пока я не удостоверюсь в правдивости ваших слов, которые очень попахивают сказками или… подвохом. Так что, лежите тихо и наслаждайтесь отдыхом. А общество Грегори, надеюсь, придаст вашему существованию особую прелесть, — лицо Флатби претерпело уже знакомую Шеппарду метаморфозу: теплое выражение сменилось ледяным.

Щелкнув холеными пальцами, он вышел в сопровождении молодчиков. В каюте остались Шеппард и Грегори. В руках у последнего уже была аптечка.

— Давай-ка я тебя подреставрирую, малыш. Там, куда мы полетим, может пригодиться располагающая внешность.

— Это куда же мы полетим? — мрачно осведомился Гай.

— Попробуй сам догадаться, — загадочно улыбнулся Грегори, заправляя инъектор обезболивающим.

* * *

— Я — 2412-8, дил-старкер «Лэндо», аварийный борт. Вызываю порт Тайгири.

— Аварийный борт, я — порт Тайгири. Подтвердите ваши позывные.

— Я — 2412-8, дил-старкер «Лэндо». Прошу срочной пасадки. У нас модуляционная параллель на энергоблоках. Жизни экипажа угрожает опасность.

— Понял вас, «Лэндо». Сообщаю: порт Тайгири закрыт. На планете эпидемия «желтой чумы». Насколько серьезны у вас неполадки?

— Нас всех тут разнесет к чертовой матери! Дайте посадку!

— Борт «Лэндо», ждите решения, — диспетчер тайгирского космопорта связался с шефом посадочных служб. — Дил-старкер терпит бедствие и просит срочной посадки. Экипажу грозит гибель. Они ждут ответа.

— Дайте им посадку в аварийном секторе. Пошлите туда кого-нибудь из административной команды, пусть сами там разбираются.

— Да, сэр, — отозвался диспетчер и снова вызвал аварийный борт. — «Лэндо», разрешаю посадку. Включаю трансляцию теле-лоцмана. Входите в зону визуального приема. Держу связь. Как поняли?

— Понял вас, порт Тайгири. Принял теле-лоцмана. Идем «по сетке» в зону приема.

Диспетчер, не прерывая переговоров с аварийным бортом, посадил корабль в 63-ем секторе.

— Добро пожаловать на Тайгири, старкер «Лэндо». Дай вам бог не пожалеть о посадке.

— У нас не было выбора.

— К вам направляется администратор порта. Конец связи.

Ярко-желтый «соларетт» с надписями «Порт Тайгири» на бортах подъехал прямо к спустившемуся трапу.

— Добро пожаловать на Тайгири, — сухо бросил администратор. — Как дела на борту? Надеюсь, вы нам тут фейерферк не устроите?

— Нет. Слава богу, заглушили, — ответил один из прибывших. — Я — Стивен Манчино, капитан. А это — вляделец корабля, мистер Флатби.

Администратор скользнул взглядом по холеному лицу молодого человека и вновь обратился к капитану:

— Вам потребуется помощь специалистов? Я могу вызвать ремонтную бригаду.

— Нет, спасибо. Сами справимся. Постараемся побыстрее.

— Можете особенно не торопиться. Тайгири закрыта и мы вынуждены задержать вас в карантине.

— И надолго?

— Это решаю не я, а Комитет по эпидемиологическим исследованиям.

— Задержка не входила в наши планы, — произнес Флатби.

— Вас предупреждали перед посадкой, — пожал плечами администратор.

— Раз так, то ничего не поделаешь, — вставил Манчино.

— А как обстоит дело с «чумой» в припортовом поселке? — спросил Флатби.

— Пока терпимо. Но за пределы Тайгири-Деррил — это название поселка — выезжать не рекомендую. Да вас и спецпосты не выпустят. Капитан, вас и владельца корабля я прошу проехать со мной в офис космопрота для оформления визы. А экипажу отдайте команду приготовить корабль к таможенному и техническому досмотру. Специалисты скоро будут здесь.

— Я сейчас отдам распоряжения, — кивнул капитан.

Капитан вместе с Флатби последовал за администратором. Двое полицейских остались у трапа.

* * *

Гай, хромая, поднялся в номер отеля в сопрвождении Грегори и тех двоих молодчиков, которые его били. Как объяснил Флатби, это теперь будет постоянная свита галийца. Грегори явно был очень доволен тем, что смог за полторы недели полета поставить Шеппарда на ноги. Чего это стоило Гаю, в расчет не принималось. Для галийца прошедшая неделя осталась в памяти сплошным кошмаром. Грнгори вливал ему лошадиные дозы биоконсолов и реабилитаторов, от которых Шеппарда чуть наизнанку не выворачивало. Кроме того, от постоянного применения обезболивающих препаратов в голове была пустота и оцепенение. Из-за этого Гай в последнее время не сразу реагировал на обращенную к нему речь, что очень раздражало Флатби. Но Грегори просто светился, созерцая плоды своего труда — понуро хромающего галийца.

Номер отеля не отличался роскошью. Вернее, ею тут и не пахло. Но Гаю на это было наплевать. Он радовался уже тому, что Грегори оставил его в покое. Молодчики (одного из которых звали Бек, а другого — Майлз) тут же развалились на диване, расхватав со стола рекламные журналы. Гай опустился в кресло, вытянув ноющую ногу. И только неутомимый Грегори сновал вокруг. В результате его перемещений замурлыкало поли-ТВ, а на столе появилось пиво. Бек и Майлз оживились и дружно захлопали открываемыми банками. В номер вошел Флатби и брезгливо посмотрел на пенные лужи возле дивана.

— Где наша галийская нянька? — громко спросил он.

— Я здесь, — ничуть не смущаясь, отозвался Грегори, выглянув из соседней комнаты.

Флатби подошел к Шеппарду, который даже не отреагировал на его появление, и приподнял пальцами длинную прядь волос на затылке Гая.

— Грегори, мистер Шеппард нуждается в стрижке, — сказал он. — Эта специфическая галийская прическа слишком привлекает внимание. И вообще, ты что-то совсем запустил своего подопечного. Многодневная щетина ему не идет.

— Я все понял, мистер Флатби, — с готовностью кивнул Грегори. — К вечеру он будет выглядеть как английский лорд.

— Ну, не надо понимать меня так буквально, — Флатби еще раз пропустил сквозь пальцы волосы галийца. — Я прошу просто придать мистеру Шеппарду нормальный вид.

Гай с отрешенным видом смотрел в экран поли-ТВ, так не взглянув на говоривших. Флатби присел на корточки перед его креслом и заглянул в глаза пленнику.

— А теперь слушайте меня внимательно, мистер Шеппард. Да оторвитесь же от экрана! — прикрикнул он и когда Гай перевел на него глаза, продолжил. — Сегодня вечером у вас начнется турне по местным кабакам. Постарайтесь извлечь из этого максимум удовольствия. Вряд ли вам случится еще раз погулять за чужой счет. Вы будете переходить из бара в бар до тех пор, пока не наткнетесь на кого-нибудь из тех троих, что передавали вам найтбрилл.

— Может, их уже давно здесь нет, — заметил Гай.

— Они бы не стали искать случайных «извозчиков» для такого груза, если бы могли сами отсюда выбраться. Я, конечно, не думаю, что вы их сразу найдете, но попытаться стоит. Я очень надеюсь, что они еще здесь.

— Я же говорил, что плохо их помню.

— Постарайтесь вспомнить. Впрчем, я могу попросить Бека и Майлза освежить вашу память.

— Я постараюсь, — вздохнул с досадой Гай.

— Вот и славно. И еще хочу предостеречь вас от всяких фокусов. Не пытайтесь искать помощи у полиции. Конечно, вас там будут ждать с распростертыми объятьями, но не для того, чтобы утешить. Впрочем, вы сами это отлично знаете, не так ли? Лучше не рискуйте, мистер Шеппард, чтобы к тому же не заработать дырку в спине от нашего общего друга Майлза. Он — прекрасный стрелок. Я не желаю вам убедиться в этом, — Флатби елейно улыбнулся и встал. — Я очень хочу немного найтбрилла и никакие проблемы меня не остановят. Помните об этом, мистер Шеппард, и желаю хорошо провести время.

Флатби ушел, а у кресла тут же появился Грегори с наольными ножницами в руках.

— Будешь как новый, малыш, — пообещал он и принялся за стрижку.

* * *

В первый же вечер Гай напился до совершенно свинского состояния и на следующее утро Флатби устроил ему за это разнос. «Аристократ» пообещал галийцу продемонстрировать такой фильм ужасов наяву, что у Шеппарда отбило желание к подобным номерам.

И начался великий поход по кабакам. Раньше Гаю и в голову не приходило, что подобное мероприятие может быть настолько утомительным. Ему быстро все осточертело. Он знал местные бары до последнего плевка. И теперь старался тщательно присматриваться к посетителям в надежде, что скоро это все кончится. Но каждый день все было одно и то же: одинаковые залы, одинаковый интерьер, одинаково уставшие от ожидания люди — по большей части, пилоты задержанных в карантине кораблей. Чтобы внести во все это хоть какое-то разнообразие, Гай пару раз попытался затеять ссору. Но вспыхнувшие драки мгновенно гасли, когда за дело брались Бек и Майлз, верные телохранители галийца. Их везде знали и принимали, как своих. Даже прозвищем наградили: «Близнецы и Хромой».

В одну из ночей, когда «рабочий день» Гая подходил к концу и он сидел в туалете на полу, отходя от выпитого, рядом появилась женщина и наклонилась над ним.

— Гай? — спросила она.

— Гай, — кивнул он, не поднимая глаз.

Женщина присела рядом и он увидел ее лицо. Он плохо соображал и не хотел разговаривать. Ему надоели женщины, которые заговаривали с ним и которых он всех уже давно знал.

— Ты изменился, — сказала она.

— Еще бы, — с усмешкой согласился Гай.

— Я тебя искала.

— Ну и зря, — он откинул голову, прижавшись затылком к прохладной стене.

— Ты пьян.

— Конечно. Я и сам знаю, — Гай с трудом поднялся на ноги и взглянул в зеркало.

Ничего хорошего он там не увидел.

— Как мать? — спросила женщина.

— Нормально, — буркнул Гай и вышел из туалета.

Перед дверью, ведущей в зал бара, он остановился, собираясь с мыслями. Это ему плохо удавалось в подобное время суток.

— Дикий какой-то разговор, — пробормоьал он и, глубоко вздохнув, толкнул дверь.

Войдя в зал, Гай осмотрелся в поисках своих телохранителей и вдруг его взгляд непроизвольно застыл на одном из посетителей. Шеппард не ожидал, что он сможет его вспомнить вот так, сразу. За стойкой сидел тот самый парень, который тогда внес в рубку галийского корабля биг-мастер. Гай даже вспомнил, как он поморщился, поднимая чемодан.

Шеппард подошел к своему столу и уселся рядом с «Близнецами».

— Заказывайте выпивку, — сказал он.

— Тебе на сегодня хватит, — отрезал Бек. — А то завтра не встанешь.

— Завтра мне уже не надо будет вставать. Я сказал, закажи мне выпивку! Бек слегка удивился наглости пленника, но официанта подозвал.

— А теперь смотри туда, — Гай указал на стойку. — Видишь парня в серой куртке?

— Ну..

— Это как раз то, что нужно Флатби.

Бек в упор посмотрел на Шеппарда, видимо, прикидывая, насколько тот способен соображать. А скучавший до этого Майлз сорвался с места и побежал звонить шефу.

— А ты уверен? — спросил Бек.

Гай усмехнулся и ничего не ответил, так как видел, ответ Беку не требуется. Молодчик подобрался и в его лице появилось что-то хищное. Он уже не отрывал взгляда от парня за стойкой. Вернулся Майлз и уселся на свое место.

— Сейчас приедет, — сообщил он.

Флатби в окружении своих головорезов явился на редкость скоро. Бек и Майлз оставили Шеппарда в одиночестве, а сами отправились к стойке. Казалось, воздух в зале сгустился от напряжения. Видно, его почувствовал и парень в серой куртке, потому что он резко обернулся и в упор посмотрел на Флатби. Гаю даже стало любопытно, как это он безошибочно определил, откуда исходит угроза. Парень сорвался с места и, прыгая через столы, попытался достичь выхода. Но его поймали быстро. Повскакивали с мест посетители.

— Спокойно! — громко крикнул Флатби. — Этот малый не заплатил карточный долг.

И все сразу успокоились, так как карты были одним из немногих развлечений и карточные долги здесь уважали. Головорезы Флатби скрутили парня на полу. Но ему удалось отбиться и выскочить в коридор, ведущий к туалетам. Загонщики переместились туда.

Гай допил все, что оставалось в его бокале, и, понимая, что лучшего случая может не представиться, встал и нарочито медленно пошел к выходу. Он беспрепятственно покинул бар и, зайдя за ближайший угол, остановился, пытаясь сообразить, куда же ему теперь идти. Вдруг он почувствовал, что рядом кто-то стоит.

— Кто здесь?

— Это я, твоя мама, — услышал он голос Грегори. — Вот беспокоюсь, малыш, куда это ты собрался, на ночь глядя?

Стриженый крепыш пошевелился и Гай увидел в его руках оружие.

— Я просто хотел немного прогуляться перед сном, — зло бросил галиец и захромал к отелю.

* * *

Дальнейшие дни Шеппарда потекли в покое и безделье. Флатби, вероятно, был слишком занят новой игрушкой и не появлялся. Впрочем, галийца продолжали тщательно стеречь. Грегори вел себя миролюбиво и не поминал Гаю неудачную попытку сбежать.

— Чего ты надо мной хлопочешь? — спросил как-то у него Шеппард. — Я же теперь пустой для Флатби.

— Тебе не терпится попасть на тот свет? — ласково поинтересовался Грегори в ответ.

Больше на эту тему Шеппард с ним не заговаривал.

Флатби появился неожданно. Он был весел и возбужден.

— Дело подходит к блестящему концу, мистер Шеппард, — сообщил он. — Но вы мне еще нужны.

— Да ну? — невесело удивился галиец.

— Приведите себя в порядок и мы совершим небольшое путешествие.

Бек и Майлз оказались тут как тут.

— Настало время сделать мне дырку в спине? — мрачно спросил Гай.

— Не говорите глупостей, — отмахнулся от него Флатби. — Для этого не нужно было бы никуда ехать.

Он подошел к зеркалу и покрутился перед ним, напомнив этим Гаю прихорашивающуюся девочку.

— Ах, мистер Шеппард, вы просто себе цены не знаете, — проникновенно произнес «аристократ» своему отражению.

— Вы знаете… — буркнул Гай, одеваясь.

— Поторопитесь, Шеппард. Внизу ждет турбер, — Флатби вышел.

— И зачем же я вам опять понадобился? — спросил Гай, когда они заняли места в машине.

— Скоро узнаете. И хватит вопросов. Вы мешаете мне думать, — недовольно произнес «аристократ».

Турбер выехал из Тайгири-Деррил и миновал два поста полиции, где Флатби демонстрировал обворожительную улыбку и целый ворох каких-то документов. Нельзя сказать, что у галийца было хорошее настроение, но и дурные предчувствия его не мучили. Он еще подумал, что уже привык к окружавшей его компании и иногда чувствовал себя в ней вполне комфортно. «Не собирается ли Флатби взять меня в свою команду? — размышлял Гай. — Иначе, чего это он со мной так няньчится? Впрочем, более идеального раба себе трудно представить: от полиции бегает и вообще трус изрядный…» На трассе, по которой двигался турбер, то и дело попадались голографические столбы с предостерегающими надписями: "Осторожно! Не останавливайтесь и не выходите из машины! Опасная зона!" Гай забеспокоился. Его волнение усилилось, когда турбер проскочил под огромной аркой с вычурной вывеской: "Медицинский исследовательский центр «Тереза». Шеппард взглянул на Флатби, но тот спокойно обозревал окрестности. По всей видимости, «желтая чума» беспокоила его меньше всего в данный момент.

Турбер свернул к одному из белых сферических корпусов и по пандусу въехал внутрь. Там двинулся наверх по спиральной эстакаде, пока не остановился на одном из ярко освещенных этажей. Все вышли из машины. Гай осмотрелся. Просторный зал и одна-единственная огромная раздвижная дверь. На ней светились крупные буквы: «Сектор 104».

Прибывшие ждали недолго. Дверь открылась и появилась группа людей, среди которых Гай сразу узнал седого мужчину, того самого, что передавал деньги ему и Мэрфи. «Ах, вот в чем дело, — подумал галиец. — Мне и его нужно освидетельствовать». Но прежде, чем он почувствовал неладное, Бек и Майлз скрутили ему руки за спиной. Раздался звонкий щелчок и Шеппард ощутил мягкие прокладки контионных наручников. Это ощущение было ему знакомо с тех пор, когда он и Мэрфи «залетели» на контрабанде полгода назад.

— Я свои обязательства выполнил, — произнес Флатби, обращаясь к седому.

Тот сделал знак и «аристократу» передали большой синий пакет.

— Что-то слишком легкий, — недоверчиво заметил Флатби.

— Найтбрилл обычно весит немного, — ответил седой и посмотрел на Гая.

От его взгляда галийца пробрал озноб. Флатби вскрыл пакет и, заглянув внутрь, расцвел.

— Все в порядке, — сообщил он.

Бек и Майлз подтолкнули Гая вперед.

— Идите сюда, мистер Шеппард, — позвал «аристократ». — Хочу сделать вам комплимент. Вы оказались самым лучшим товаром, какой я когда-либо продавал.

— О нет… — прошептал Гай и рванулся в сторону.

Эо было чисто инстинктивным порывом, потому что бежать было некуда. Беку и Майлзу понадобились считанные секунды, чтобы успокоить галийца. Теперь Гай понял что имел в виду Флатби, говоря, что он себе цены не знает. Его продали и торговая опреация произошла на его глазах только что. Двое из свиты седого сменили «Близнецов» и крепко взяли Гая под локти.

— Всего доброго, мистер Шеппард, — пропел Флатби, усаживаясь в турбер.

— Ну и ублюдок же ты, — прошипел в его сторону галиец.

Седой даже не посмотрел в сторону отъезжающих. Он стоял перед Шеппардом и сверлил его взглядом.

— Как неожиданно, но неприятно видеть вас снова, — произнес он безжизненным голосом. — Я испытываю огромное желание побеседовать с вами о том, как дурно копаться в чужих чемоданах.

Седой повернулся к стоящему рядом с ним невысокому толстяку:

— Получайте свою забаву, доктор. Но помните, что я заплатил за нее очень дорого.

— Но не настолько, чтобы этого нельзя было возместить, — с улыбкой заметил тот и помахал руками в сторону галийца. — Идемте, идемте.

Двое сопровождающих увлекли Шеппарда к дверям, которые с шорохом закрылись за его спиной.

* * *

Совещание у начальника Объединных Баз «Юнивесери Сентер» Мелона подходило к концу.

— Я считаю, что нужно просто ликвидировать экспериментальный отдел доктора Моргана, — громко сказал шеф базы «Оникс». — Этот отдел вместе с командой «Феникс» только сжигает впустую четверь ассигнований на спецслужбы. И какая отдача? Доктор Морган и особенно его помощник Клинвуд едва не провалили операцию на Динусе три месяца назад. Да они же устроили там форменную бойню! Меня дважды вызывали на Комиссию по расследованию последствий этой операции. И, думаю, что «Юнивесери Сентер» еще долго придется разрешать конфликт с властями Динуса. Теперь эта история с найтбриллом. Меня удивляет, почему дело попало к доктору Моргану?

— Потому что я занимаюсь исследованием найтбрилла со дня основания экспериментального отдела, — спокойно сказал Морган.

Сидевший рядом с ним Клинвуд чувствовал, что доктор напряжен, как струна. Уже третий час он отбивался от нападок шефов Объединенных Баз. Клинвуд, не раз взрывавшийся от направленных в его адрес обвинений, поражался выдержке Моргана, который даже не повышал голоса на своих оппонентов. Начальник Объединенных Баз говорил мало, большую часть времени слушая перепалки своих подчиненных.

— Вы занимаетесь изучением найтбрилла, — включился в разговор шеф технической базы «Аль Сан». — Но ощутимых результатов вашей работы мы не видели. Да, проводились эксперименты. Да, я присутствовал на их демонстрации. Не спорю, воз, ваши исследования, доктор Морган, и продвинут вперед теоретическую физику. Но нам-то нужны пути практического применения найтбрилла. А пока ваши эксперименты — не более, чем занимательное зрелище.

— Мои исследования не завершены, — заметил Морган.

— Мы это слышим на каждом совещании, — заметил шеф «Оникса». — Ладно, я согласен, что наука — дело серьезное. Но ведь отдел доктора Моргана занимается не только найтбриллом. Ежегодно тратятся финтастические суммы на обустройство хозяйства коммандера Клинвуда. Я говорю о его «Парке аттракционов», где проводится дрессировка спецагентов «Феникса». Я бы потребовал создания комиссии для ознакомления с деятельностью этой игровой площадки для убийц. Я не знаю, какова программа обучения в «Парке аттракционов», но у меня волосы встают дыбом, когда я вижу агентов «Феникса» в работе. Они способны на такие трюки, которые не влезают ни в какие рамки этики и человеческой морали.

— Вообще деятельность спецслужб нельзя назвать этичной. И вашей команды, в частности, — заметил Клинвуд. — Специфика работы «Юнивесери Сентер» иногда требует совершения решительных шагов. Кстати, подумайте о том, что, когда возникают особенно серьезные проблемы, решать их бросают не вашу команду, а «Феникс». И если вы не осведомлены о деталях работы нашего отдела, то, значит, этого требует дело.

— Дело сейчас требует тщательного расследования, — шеф «Оникса» посмотрел на начальника Объединенных Баз. — И ради благоприятного его исхода необходимо забрать найтбрилловую историю у «Феникса». Клинвуд с самого начала напортачил. Он упустил единственную нить и все дело встало.

— Кто это вам сказал? — полюбопытствовал Клинвуд.

— Если не форсировать расследование сейчас, то последствия могут оказаться плачевными, — не обращая внимания на реплику коммандера, продолжал шеф «Оникса». — Представляете, как мы тут все запрыгаем, если в Галактическом Союзе начнется бойкая торговля нелегального найтбрилла?

— Не надо сгущать краски, полковник, — с плохо скрываемой злостью сказал Клинвуд. — И не лезьте не в свое дело! Если вы хотите заполучить расследование этого дела для своей команды, то это не дает вам права оценивать мою работу в подобном ключе!

— Конечно, я не в курсе всех деталей, но общая картина известна всем присутствующим. И картина, скажу я вам, безрадостная. И при всех перечисленных обстоятельствах у коммандера Клинвуда хватает наглости требовать дополнительные ассигнования на операцию!

— Выбирайте выражения, — ледяным тоном посоветовал шеф «Феникса».

— Стоп, — пркрикнул Мелон. — Успокойтесь, джентельмены. Я слышал сегодня достаточно и сделаю соответствующие выводы. На данный же момент решение будет следующим: вопрос о ликвидации экспериментального отдела остается открытым. Сейчас у нас нет лучшей исследовательской базы для научных разработок и нет лучшего специалиста, чем доктор Морган. Расследование дела о найтбрилле тоже пока остается у коммандера Клинвуда. Если через три недели — максимум — результатов не будет, то возможен пересмотр этого решения.

Клинвуд победно взглянул на шефа «Оникса», на лице которого застыло непроницаемое выражение.

— Что же касается учебного полигона «Парк аттракционов», то, вероятно, действительно необходимо подумать о целесообразности его содержания, — продолжил Мелон.

— Вы еще поинтересуйтесь у доктора Моргана, что это за «Физиологическая программа «Мета» и что за монстров он там у себя лепит? — снова подал голос шеф «Оникса». — Мне бы очень хотелось познакомиться с медицинскими картами агентов «Феникса».

— Вы чрезвычайно широко осведомлены о моей деятельности, — улыбнулся ему Морган и тихо сказал Клинвуду. — Узнай-ка, откуда это такой звон идет?

— На сегодня все, джентельмены. Об очередном совещании вам будет сообщено дополнительно. И хочу надеятся, что в дальнейшем наши встречи не будут превращаться в безобразные сцены, подобные тем, что мы наблюдали только что, — подвел итог Мелон и встал. — Желаю успеха.

Шефы баз и отделов покинули зал.

— Вы сегодня уже достаточно получили, Клинвуд, — сказал Морган коммандеру, когда они вышли в холл, — и я не стану учинять вам дополнительный разнос. Но если у нас заберут дело, пощады не ждите. На базу вернетесь сами, мне необходимо поговорить с Мелоном.

Клинвуд отправился в ангар Центральной Базы, где его ждал спейскрафт. Тут его встретил Макфин.

— Ты-то что здесь делаешь, майор? — устало спросил Клинвуд.

— Шеппард нашелся, — уныло сообщил Макфин.

— А почему так мрачно? — Клинвуд тут же забыл о перепалках на совещании и ожил.

— Потому что мы его опять потеряли.

— Так. Любопытно, — Клинвуд поднялся на борт спейскрафта, подождал, пока рядом устроится майор и отдал команду пилотам возвращаться на базу «Феникс».

— Ну, я слушаю. С самого начала и во всех деталях.

— Пришла информация от Клеменса Мейпла с Тайгири…

— Значит, все-таки Тайгири…

— Да. Там совершил посадку аварийный борт «Лэндо», приписанный к порту Элумена. Владелец — некто Арчибальд Флатби, имевший в прошлом конфликты с Гала-полом. Обвинялся в мошенничестве. Имеется информация, что также промышлял откровенным разбоем в космосе. Воз, авария на борту «Лэндо» была липовая, хотя судить об этом трудно. По сообщению Мейпла, среди членов экипажа был замечен хромой человек с характерным галийским выговором. К сожалению, эту информацию мы получили, когда было уже поздно.

— Как это понимать?

— Экипаж «Лэндо» пробыл в карантине около полутора месяцев, затем совершил попытку самовольно, без разрешения властей, покинуть планету. Их корабль взорвался на старте, не успев подняться. Взрыв был такой силы, что четыре посадочных сектора космопорта полностью уничтожены, а еще девять долго не смогут принимать корабли.

— Причина?

— Что сейчас узнаешь, когда только пыль осталась? Совершая аварийную посадку, капитан сообщил, что на борту произошла модуляционная параллель на энергоблоках. Тайгирцы считают, что именно это и стало причиной взрыва. Это сошло бы за правду, если предположить, что «Лэндо» к тому же был под завязку набит взрывчаткой огромной мощности. Катастрофа обычного дил-старкера не могла нанести такого ущерба. Так или иначе, Шеппард погиб.

— Та-ак… Мы вернулись на исходную точку.

— Выходит так, — кивнул Макфин.

— Плохие новости ты мне принес. Но тем не менее надо действовать, пока еще не рассеялся дым. Иначе нас ждут крупные неприятности. Вот уж в чем начальство нам никогда не откажет, — коммандер вздохнул. — Поднимай четвертую и пятую группы. Будем накрывать Тайгири. Не просто так они там сели. К тому же, я думаю, что карантин — отличная маскировка для грппировки, занимающейся разработкой или продажей найтбрилла. План действий обсудим на базе.

Макфин кивнул.

— Что-нибудь еще?

— Пришел очередной очет от Наблюдателя на Шалио.

— Ну и что там?

— В монастыре начались какие-то религиозные торжества тайного характера. Всвязи с этим Айра Шеппард отказалась от встреч с нашим агентом, мотвируя это особой набожностью. Наблюдатель контактирует с одной из послушниц монастыря и та сообщает, что мисс Шеппард проводит время в молитвах и отправлении религиозных обрядов. Все.

— Главное, что она — там, — сказал Клинвуд. — Но Наблюдатель пусть продолжает работу. Отчеты предоставлять мне регулярно. Так спокойнее.

— Спокойно нам в ближайшее время точно не будет, — заметил Макфин.

— Это точно, — усмехнулся коммандер.

* * *

— Добрый день, мистер Чизборо, — полная молодая женщина в униформе Медицинского Центра вошла в кабинет управляющего третьим отделением. — В меня вызывали?

— А, вы и есть Дафна Халит?

— Да.

— Я вызвал вас, чтобы обсудить некоторые проблемы. Вы работаете у нас только десять дней, а уже успел войти в конфликт с главным врачом третьего отделения.

— Я могу присесть? — без тени беспокойства спросила мисс Халит.

— Да, пожалуйста, — управляющий подождал, пока медсестра примет независимую позу в кресле и продолжал. — Хочу вам сказать, что вы слишком много себе позволяете. Что там за истори с оскорблением персонала и порчей медицинского оборудования? Может, объясните?

— Я могу объяснить все, что угодно, но не могу смотреть, как дипломированные врачи ведут себя подобно дилетантам, — с достоинством произнесла Дафна Халит. — Меня возмущает, что они в своих методах лечения действуют вслепую. Создается впечатление, что они никогда ничего не знали и не читали о «желтой чуме».

— Мисс Халит, об этой болезни написано очень мало.

— Но даже минимум необходимо знать врачу. Тем более, если он работает в этом Центре. Это мое твердое убеждение.

— Ну, ваши убеждения меня мало интересуют. Я готов преклонить перед вами колена за то, что вы прилетели на Тайгири черт знает откуда и добровольно изъявили желание работать в очаге эпидемии пока еще неизлечимой болезни. Но вы даже не врач, мисс Халит.

— Я — специалист и этого вполне достаточно.

— Специалист? — Чизборо рассмеялся. — Да знаете ли вы, что во всем Галактическом Союзе специалистов по «желтой чуме» еденицы. Что-то вашей фамилии среди них я не припомню.

— А мне и не нужно всеобщего признания.

— С вами действительно очень тяжело разговаривать. Если вы будете продолжать показывать характер в этих стенах, то вам придется покинуть Центр.

— Это будет вашей ошибкой.

— Неужели? Ну так, может, вы меня посвятите в ваши познания о «желтой чуме»?

— Вы — администратор, мистер Чизборо. Сомневаюсь, что подобная информация вам когда-либо пригодится. У вас иные функции.

— Но все-таки, — Чизборо с улыбкой откинулся в кресле. — Удовлетворите мое праздное любопытство.

— Слово «праздное» звучит оскорбительно, когда речь идет о «желтой чуме», — отрезала мисс Халит. — Но я могу вам кое-что сказать. Например то, что я два года работала в лабораториях доктора Полехина на Сарбагене.

Чизборо посерьезнел и внимательно посмотрел на медсестру.

— Вы работали у Полехина? А почему же вы не сообщили этого при приеме на работу?

— Меня об этом не спрашивали. А быть чьим-то протеже я не люблю. Кроме того, мне бы не хотелось, чтобы подобная информация стала всеобщим достоянием. Лаборатории Полехина являлись военным объектом, как и все остальное на Сарбагене. Покидая планету, я давала подписку… Вы понимаете, о чем я говорю…

— И давно вы покинули Сарбагену?

— Сразу после гибели доктора. Это такая трагедия для науки!

— Не сомневаюсь. Но, все же, я не помню вашей фамилии… А ведь имена соратников Полехина научному миру известны.

— Вы хотите, чтобы списки лаборантов стратегического по сути объекта печатались в газетах?

— Так, так, — Чизборо задумчиво покивал. — Вы можете идти, мисс Халит.

— Надеюсь, что разговор о моем прошлом останется между нами, мистер Чизборо, — сказала медсестра, вставая. — Мне бы не хотелось иметь неприятности со спецслужбами из-за разглашения тайн.

— Во-первых, вы так и не разгласили ни одной тайны, — улыбнулся Чизборо. — А, во-вторых, вы хотите получить повышение?

— Я приехала на Тайгири не для того, чтобы делать карьеру, — произвела манерный жест мисс Халит.

— О да, я понял, вы приехали сюда помогать страждущим.

— Это вовсе не смешно, — возмущенно заметила медсестра.

— Я думаю о том, чтобы использовать вас там, где это будет максимально полезно. Вы позволите пересказать суть нашей беседы ограниченному кругу лиц, заинтересованных в успешной борьбе с «желтой чумой»?

— Но только очень ограниченному, — подумав, милостиво согласилась мисс Халит.

— Всего доброго. Идите. И постарайтесь пока сдерживать свои эмоции в контактах с коллегами.

— Я постараюсь, — снизошла медсестра. — Но если я снова увижу…

— Идите, — мягко повторил управляющий, прервав готовую вылететь тираду.

Женщина с гордым видом покинула кабинет.

— Ну и штучка! — пробормотал Чизборо, набирая код на коне внутренней связи.

— Сектор 104,-отозвался дежурный, появившись на экране.

— Мне необходимо поговорить с доктором Гарнеком.

— Он занят Это срочно?

— В-общем, нет. Я могу подождать. Но у меня есть кое-что любопытное для него.

— Доктор свяжется с вами во второй половине дня. Что-нибудь еще?

— Нет, спасибо, — Чизборо отключился и, потянувшись встал из-за стола.

Подумав, управляющий вернулся за кон и набрал вызов Межгалактического Информатория. Выбрав отдел «Медицинские исследования», Чизборо старательно набрал в адресной строке: "Дафна Халит. Общие сведения. Сарбагена». Ответ пришел минут через пять. Из полученной информации следовало, что Дафна Халит действительно находитлась на Сарбагене в период деятельности там доктора Полехина. Кроме даты въезда на планету и отбытия с нее, данных не было. Любые остальные сведения предлагалось получить, воспользовавшись паролем спецслужб Сарбагены. Чизборо постучал пальцами по столу и отключил кон. Пора было заниматься остальными текущими делами.

* * *

Доктор Гарнек небрежным кивком приветствовал собравшихся сотрудников сектора 104 и без вступления начал свою речь.

— Как вы знаете, найтбрилл — не камень, как это принято считать. Это энергетическая субтанция, загнанная в определенную форму. Каким образом происходит подобная «прессовка» мы до сих пор не знаем. Впрочем, природа еще и не такие сюрпризы подносила человечеству. Хорошо уже то, что мы научились высвобождать энергию найтбрилла. Хочу заметить, что лаборатория «С» очень медленно идет по пути регуляции высвобождаемого потока. Давайте-ка активнее, дорогие мои. Предлагаю организовать небольшой брайн-траст по этому поводу на досуге.

— У нас его и так не слишком много, этого досуга, — заметил один из сотрудников.

— Ничего. Меньше спишь — дольше живешь, — отрезал Гарнек. — Теперь я хочу привлечь внимание медиков вот к чему. Благодаря нашему новому пациенту у меня появилась гипотеза. Довольно любопытная. Если она подтвердится, то мы окажемся на пороге открытия. Мне кажется, я знаю как справится с «желтой чумой». Излагаю. Человечество пережило одну эпидемию этой болезни на Сарбагене. Там же находится месторождение найтбрилла. Вторая эпидемия разразилась здесь, на Тайгири, и снова на сцене появляется все тот же «ночной алмаз». Напрашивается вывод, что именно найтбрилл и является возбудителем болезни. И тут у меня получается довольно интересная цепочка. Итак, давайте представим, что человек — это своеобразный центр некоего биологического поля, которое излучается отнюдь не хаотично, а в каком-то определенном режиме, с одним знаком заряда. Не сопите, Армстронг, а слушайте. Или вы опять хотите сказать, что я несу бред?

— Заметьте, это не я сказал, — отозвался Армстронг.

— Вы неплохой теоретик, мой друг, но с фантазией у вас дело обстоит не особенно бурно. В отличие от вас, мне это качество видится необходимым для исследователя. Итак, человек попадает в поле излучения найтбрилла, чуждой, так сказать, энергии. И «ночной алмаз» становится источником или транслятором своеобразных «помех», если выражаться техническим языком. Программа, организующая поле человека, начинает давать сбой за сбоем и, в конце концов, полностью расстраивается. По моему мнению, это состояние мы и называем «желтой чумой». Защититься от «облучения «"ночными алмазами» воз только с помощью зиргона. Но этот материал недоступен большинству людей, да и защитные приспособления из него слишком громоздки, если не упоминать и об его стоимости. А почему бы не попробовать использовать для защиты аналогичное энергетическое поле? Это один аспект. Другой же состоит вот в чем. Мы проводили расчеты биологических параметров, которые мало чем отличаются у животных и людей. Но животные-то «желтой чумой» не болеют! Ее прививки собакам и обезьянам ничего, кроме легкого недомогания, не дают. Значит, у человека есть еще что-то особенное, какой-то биологический код, присущий только ему и оторый мы не умеем распознавать. Скорее всего, этот код нужно искать в области биоэнергетики. Я почти уверен, что это существует и является проводником пагубной энергии найтбрилла. Если мы научимся находить и распознавать этот код, то сможем возвращать больных в нормальное состояние и даже в будущем предупреждать саму болезнь.

— Доктор Гарнек, — поднял руку Армстронг. — А как вы в свете вашей новой теории объясните то, что «желтая чума» может переходить от человека к человеку даже вдали от мест расположения найтбрилла?

— Я могу предположить, что заболевший человек сам становится транслятором «помех», о которых я говорил. Может, он просто принимает на себя поле найтбрилла, его заряд и характер. Вы удовлетворены моими объяснениями? В ближайшие дни, Армстронг, мы переориентируем вашу лабораторию для работы в новом направлении. У меня все. Желаю удачи.

Гарнек и его сотрудники вышли из конференц-зала и вдруг кто-то мягко схватил доктора за руку. Он обернулся и увидел Дафну Халит, улыбающуюся ему.

— Блестяще, доктор! — восхищенно пропела она. — Какая стройная теория! Ничего подобного я в жизни не слышала! Счастлива, что судьба дала мне возсть работать у такого мастера.

Она благодарно сжала руку Гарнека в своих мягких теплых ладошках. Доктор довольно улыбнулся.

— Ну как, что-либо подобное разрабатывалось в лаборатории Полехина?

— Что вы! — еще раз тряхнула егу руку женщина. — Доктор Гарнек, вы превзошли все, что было когда-либо сделано Полехиным! Вы — великий ученый! Вы совершите переворот в науке!

— Ну, результаты исследований покажут, наколько я прав, — Гарнек осмотрел Дафну. — Мисс Халит, вам никто не говорил, что вы — очаровательная женщина?

— Ах, доктор, — Дафна прижала свои ладошки к объемному бюсту. — Что вы..

— Я не шучу. Вы чрезвычайно милы. Может, как-нибудь поужинаем вместе?

— О-о! — с благоговейным восторгом произнесла Дафна. — Это такая честь…

Возле Грнека появился дежурный по сектору.

— Вас ждет мистер Артико, — сообщил он.

— Сейчас иду. Мисс Халит, мы еще увидимся.

— До всетречи, доктор, — вздохнула Дафна и, довольно грациозно для своей комплекции повернувшись, ушла.

— Ничего толстушка? — спросил Гарнек дежурного, провожая взглядом женщину, и добавил с умилением. — Полная дура! Что она только делала в лабораториях Полехина, не понимаю?

— Не в моем вкусе, — ответил дежурный. — Мистер Артико в вашем кабинете.

Доктор отправился туда. Войдя, он увидел седого.

— Чем могу, Артико?

— Мое почтение, доктор. Возникли некоторые проблемы.

— В чем дело?

— В Тайгири-Деррил появились очень серьезные люди, одктор. Я не знаю кого они представляют, но так же быстро, как с Флатби, мы с ними не разделаемся. Я вынужден предупредить вас, что здесь могут появиться гости. Так что, на всякий случай примите меры предосторожности. Особенно это касается найтбрилла. Его, как вы понимаете, не должны найти. Мы со воей стороны, постараемся не допустить сюда чужих, но и вы будте начеку. Всвязи с этим очередная доставка найтбрилла в Центр отменяется. Мы консервируем шахту до выяснения обстоятельств.

— Это все очень неудачно, — с досадой поговорил Гарнек.

— Что там ч галийцем?

— Он меня разочаровал.

— Вот как?

— Да. Он оказался совершенно обычным человеком. Я думал, что найду в нем нечто потрясающее, иммунитет к «желтой чуме». Но он застрахован от нее не больше, чем вы или я. Я огорчен.

— Странно. Ведь в тот момент, когда от «чумы» ему некуда было деться, он остался жив и здоров.

— Все дело в том же найтбрилле. Тот маленький «ночной алмаз», который он украл, спас ему жизнь. Я проводил серию опытов, смоделировав аналогичную ситуацию. Все подтвердилось.

— Так вы его уже отправили на тот свет?

— Нет еще. Я только получил факт, но процесс и механизм пока остаются загадкой. Я намереваюсь изменить направление исследований в этой области.

— Это уже в который раз? — усмехнулся Артико.

— Неважно. Новая теория слишком хорошо притягивает факты.

— Доктор, мне неприятно об этом напоминать, но кое-кого наверху интересует достижение скорейшего успеха в вашей работе. Для этого вам и дали такую базу.

— Я прекрасно помню об этом, Артико.

— Прекрасно, — седой встал. — Мне пора. Да и не забудьте, что в случае чего галийца придется…

— Я понимаю, — кивнул доктор. — На этот счет можете не беспокоиться.

— Будьте здоровы, Гарнек.

— И вам того же.

Еще раз ухмыльнувшись, Артико покинул кабинет доктора.

* * *

После того, как Гай подрался с санитаром, пытаясь сбежать, его частенько дкржали на транквилизаторах. От них он тупел и впадал в апатию. Но в остальном с ним обращались сносно. Конечно, всевозможные эксперименты и анализы приятной процедурой не назовешь, но все-таки это были не пытки, которые мерещились Гаю, когда он попал сюда. И, кроме того, тут не появлялся седой, одно воспоминание о котором приводило галийца в трепет.

Сегодня Гая не кололи и вообще не трогали. Только приносили пищу. И он провалялся в постели весь день, потому что все равно делать было нечего. Остатки ужина давно убрали и Гай никого не ждал, поэтому удивился и встревожился, когда услышал звук отпираемого замка. В комнату вошла медсестра. Вглядевшись в ее лицо, Шеппард буквально подскочил на кровати.

— Бог мой, Айра!

— Тихо, — поднесла палец к губам Айра и подошла к брату. — Наконец-то, узнал.

— Это…это ты была там, в баре? — Шеппард хлопнул себя по лбу. — А я подумал, что померещилось с перепоя. Как ты здесь оказалась? Господи, я глазам свои не верю!

— Как бы я хотела сесть с тобой и спокойно поговорить обо всем, — произнесла Айра. — Но это как-нибудь потом. Я уже больше месяца иду по твоим следам. С того момента, как ты появился на Тйгири. Ладно, сейчас не время… Одевайся.

Она бросила на постель пакет с униформой Медицинского Центра «Тереза».

— Но как ты узнала, что я здесь? — спросил Гай, натягивая брюки.

— Я здесь работаю.

— Что?! — Гай замер, уставившись на сестру.

— Ты решил остаться? — поинтересовалась Айра.

— Нет… — опомнился Гай.

— Тогда слушай. Сегодня отмечается день рождения доктора Гарнека и все, кроме охраны, развлекаются в другой части здания. Я тебе помогу выбраться отсюда. Охрану обмануть трудно, но попробуем. В крайнем случае, придется и пострелять.

Айра показала Гаю небольшой «лайт-магнум».

— Вот электронная карта, — женщина сунула в руки брату недольшой пакет. — Я ее к местности подогнала. Но возможны погрешности. Умеешь обращаться?

— Приходилось.

— А это — ангел-хранитель, — Айра достала из кармана маленький «ночной алмаз». — Положи в карман.

— Я не хочу больше иметь с этим дела, — почти с отвращением произнес Гай.

— Бери, говорю, — настойчиво повторила Айра. — Этот камень убережет тебя от «желтой чумы». Не забывай, что находишься в зараженной зоне.

— Так, значит, это он меня тогда спас?

— Поблагодаришь его на досуге. Карта выведет тебя к трассе на Тайгири-Деррил. Если доберешься, не глупи и сдавайся полиции. Я не знаю что ты им рассказывал, но на этот раз рекомендую говорить правду.

— Этот совет мне не очень нравится, но там посмотрим.

— Все, пошли.

Айра выглянула в коридор и поманила за собой брата. Он последовал за ней. Пока они спускались вниз, им никто не встреился. Но в холле перед выходом дорогу заступил охранник.

— Куда? — спокойно поинтересовался он.

— Мы решили немного прогуляться по парку, — прикидываясь пьяной, со смехом сказала Айра и повисла на брате.

— Без разрешения Гарнека — нельзя. Я свяжусь с ним…

Охранник положил руку на панель служебного кона и в этот момент Айра выстрелила в него.

— Ого! — только и нашел что сказать Гай.

Айра подтолкнула брата к выходу и указала на темные заросли парка.

— Вон туда. Будь внимателен, тут есть система силовой сигнализации. На карте все отмечено. Когда подойдешь к силовому барьеру, ложись на брюхо и ползи, максимально прижимаясь к земле. Внизу есть пропускная зона для мелких животных, так что на сигнал оттуда вряд ли кто обратит внимание. Не заденешь барьер — твое счастье. Но, в любом случае, беги и не останавливайся. Если поймают — убьют. Если будет погоня, выключай карту. Иначе засекут. Понял?

— Да ты у меня прямо коммандос стала..

— Не время болтать. Беги! Айра толкнула брата к двери.

— А ты? — обренулся Гай.

— Я тут не только ради тебя. Еще кое-что надо доделать. Не волнуйся. Я сама тебя найду, — Айра повернулась и побежала к лифтам.

Шеппард вздохнул и бросился в темноту парка. Через мгновение он скрылся в зарослях.

Айра вернулась в сектор 104, где еще был слышен шум вечеринки. Она прокралась в апартаменты Гарнека. Хозяин еще не вернулся с торжества в его честь. Айра забралась в постель доктора, натянув до подбородка одеяло. «Лайт-магнум» удобно лежал в руке.

— Чужому — чужое, — сказала она сама себе вслух. — Вкусивший тьмы да захлебнется.

* * *

Гаю не удалось тихо пересечь полосу силового барьера. Включилась сигнализация и буквально через пару минут в парке вспыхнули прожектора. Послышались голоса. Шеппард, сломя голову, ринулся дальше в лес. Он долго бежал, ломая кусты и слыша сзади крики охранников. Потом провалился в яму, наполовину наполненную вонючей холодной жижей. Это его и спасло. Он нырнул в эту отвратительную кашу с головой, а преследователи пронеслись мимо, ничего не заметив.

Гай просидел в яме довольно долго, стуча зубами от холода и думая об Айре. «Все будет хорошо. Все будет хорошо», — повторял он про себя, сжавшись в комок.

Тут он услышал, что охранники идут назад, переругиваясь.

— Он, наверное, к трассе побежал или к озеру, — сказал один из них.

— Трассу-то, наверняка, уже всю обшарили, — отозвался другой. — Припомнит нам Артико докторовы именины…

Гай медленно погрузился в жижу с головой и пропустил над собой охранников. Вдруг под водой что-то шевелящееся коснулось его щеки и он от неожиданности и охватившего его гадливого чувства с громким всплеском вынырнул наверх.

— Что это? — услышал он голос охранника совсем рядом.

— Наверное, твари болотные резвятся. Вон уже рассвет скоро. Они всегда под утро оживают, — сказал другой.

Охранники затопали дальше, а замерший от страха Гай, перевел дыхание. Прямо перед его лицом из воды поднялась голова, похожая на змеиную. Небо посветлело и эту голову было прекрасно видно. Открылась желтая маленькая пасть и замерцали четыре прозрачных глаза с красной окантовкой. Преследователи были еще близко и схватить эту тварь без шума Гаю не удалось бы. И он сидел, замерев, неотрывно глядя на пасть, усеянную мелкими зубами. Тварь зашипела, нырнула и в следующее мгновение Гай едва сдержался, чтобы не заорать от резкой боли, пронзившей левую руку. Он проглотил крик и, нащупав под водой вцепившуюся в него рептилию, резко свернул ей голову. Но этого оказалось мало. Тварь извиалась и царапалась. Голосов и шума в лесу больше не было слышно. Шеппард подождал еще немного и только потом вытянул рептилию из воды. Она оказалась некрупной ящерицей с когтистыми лапами и плоским хвостом, обросшим роговыми зубцами. Гай с ненавистью посмотрел на нее и, ухватив двумя руками, оторвал голову. Тело твари задергалось, обдав лицо галийца жидкой красной кровью. Гай отшвырнул его, чувствуя, что его сейчас стошнит от отвращения. Ранка он укуса была небольшой, но руку жгло, как огнем.

Галиец выбрался из ямы и посмотрел вокруг. Никаких преследователей не было видно. Небо стало совсем светлым. Гай достал карту и с горечью понял, что нежный прибор не выдержал испытания болотом. Пришлось идти наугад. Боль в руке притупилась и уже не так мучила. Но Гай ощутил сильный озноб. Но Шеппард шел, пока не увидел какое-то строение среди зарослей. Уже не думая об опасности, да и вообще с трудом что-либо соображая, Гай приблизился к дому и остановился, привалившись плечом к дереву. Его трясло так, что зуб на зуб не попадал.

— Ну и скверно же ты выглядишь, парень, — услышал он сзади.

Шеппард повернул голову на голос, на большее сил не хватило. Шагах в десяти стоял человек с оружием в руках.

— Откуда ты такой взялся? — спросил он, подходя ближе. — Это не из-за тебя ли в лесу такой шум подняли? Чего молчишь? Гай покачал головой. Рот горел и язык отказывался повиноваться. Издав несколько нечленораздельных звуков, Шеппард осел на траву. Человек подхватил его, отбросив оружие, и почти втащил в дом. Внутри хозяин дал Гаю напиться и сказал:

— Раздевайся, помоешься. Воняет от тебя ужасно.

Человек помог галийцу стянуть куртку. Место укуса так распухло, что рукав пришлось разрезать.

— Ты, видно, парень, славно в болоте посидел. Но это еще ерунда. Заживет. Могло быть хуже. С местными болотами шутки плохи.

С помощью хозяина Гай вымылся и переоделся в предложенную одежду. Мужчина довел его до обширного дивана, на который Гай со стоном повалился.

— Тепличный ты какой-то. Совсем сдох, — удрученно констатировал хозяин.

Он сделал галийцу инъекцию. Гаю показалось, что большое теплое одеяло само наползает на него и провалился в сон.

Когда он проснулся, было еще светло и Гай удивился тому, что вполне нормально себя чувствует. Следа от укуса болотной твари почти не было видно. Гай вылез из-под большого серого одеяла и покосился на него, удивляясь, где это хозяин дома раскопал такую дрянь. Оно было сделано из какой-то кожистой ткани в мелких пупырышках и местами носило на себе бурые пятна.

Гай увидел рядом с диваном пару приготовленной ему обуви размера на три больше, чем он носил. Примерив ее, Шеппард предпочел остаться босиком. Тут он подумал о том, что не чувствует привычной ноющей боли в бедре. Он пощупал ногу, но никаких неприятных ощущений не испытал. И вообще, он давно не чувствовал себя настолько хорошо, если не считать легкой слабости.

Шеппард прошел чуруз две комнаты и оказался возле двери, ведущей наружу. Хозяин сидел за небольшим столом под навесом перед входом. Вид у него был удрученный. Перед ним лежал какой-то полуразобранный прибор. Хозяин обернулся, посмотрел на галийца и, улыбнувшись, спросил:

— Ну, как ты?

— Нормально, только чуть качает…

— Качает? И вот тут покалывает? — хозяин хлопнул себя сзади по шее.

— Точно, — удивился Гай.

— Опять за старое взялся, — пробормотал хозяин.

Шеппард подумал, что этот человек немного не в себе.

— Ничего, пройдет, — махнул рукой мужчина и, встав из-за стола, подошел к галийцу.

— Меня звать — Дн Ринтайр. Я тут егерь. А ты, судя по всему, астронавт?

— Судя по чему? — подобрался Гай.

— Вон кожа у тебя какая бледная. Нормального солнца не знает. Нетрудно догадаться. И как же тебя зовут, астронавт?

— Гай.

— Чего из Центра сбежал?

— Ты — телепат?

— Никакой телепатии тут не нужно. Просто тобой с утра уже интересовались.

— И кто?

— Я думал, ты сам отгадаешь. Артико, собственной персоной. Не волнуйся, он не знает, что ты здесь.

— Погоди…Как это — «с утра»? Утром я был еще в лесу.

— Да ты дрых почти двое суток, парень! — рассмеялся Ринтайр.

— Мне надо уходить, — сказал Шеппард.

— Я тебя не гоню. И люди Артико шныряют вокруг. Или тебе есть куда идти?

— У тебя могут быть неприятности.

— Когда я их боялся? — усмехнулся Ринтайр, проведя рукой по светлой шевелюре. — Есть хочешь?

— Потом. Где моя одежда?

— Вон там, в гараже. Надеешься ее отчистить? Брось, это дохлый номер.

Шеппард, не ответив, двинулся в указанном направлении.

Двери гаража были раздвинуты и наружу выступал передок турбера довольно старой модели. На весь капот раскинулась эмблема и надпись: "Охотничьи угодья Тайгири». В глубине гаража Гай наткнулся на грязный, уже подсохший, ком, который был униформой Медицинского Центра. Шеппард достал из ее складок «ночной алмаз», сунул его в карман и вернулся к дому.

Ринтайр, судя по звукам, находился внутри. Гай присмотрелся к прибору, которым занимался хозяин, и почти сразу угадал его назначение и характер неполадок. Взяв лежащий рядом универсальный тул-мейкер, он умело произвел ремонт и быстро собрал прибор. Затем включил его для проверки. Прибор издал серию высоких неприятных звуков и на пороге дома тут же появился Ринтайр.

— Ты починил его! Здорово! А я над ним чуть голову не сломал, — засмеялся он. — Ты, оказывается, не такой уж бесполезный и беспомощный, как я сперва решил.

— Электронная приманка? — спросил Гай. — И кто же это так мерзко орет?

— Зверья хватает. Как только ни орут, еще и пострашнее бывает. Выключай, а то от гостей не отстреляемся. Ладно, будем считать, что ты компенсировал мне моральный ущерб, нанесенный твоим появлением.

— Ты сильно переживал? — усмехнулся Гай.

Ринтайр рассмеялся.

— Пошли поедим, — махнул он рукой.

Гай последовал за хозяином. В комнате, куда они пришли, стоял большой стол и по высоким стеллажам вдоль стен были разбросаны какие-то сухие ветки и сушеные ящерицы. Все это создавало полную картину охотничьего домика, если бы не ряд холодильников и кухонный комбайн в углу.

— Сейчас, — сказал хозяин и достал из хот-бокса комбайна большую миску с непонятными шкворчащими кусками.

Гай краем глаза уловил какое-то движение сбоку и обернулся. У него перехватило дыхание. В комнату, паря над полом, медленно вплыло знакомое серое одеяло. И не успел Шеппард прийти в себя от этого зрелища, как оно бросилось на галийца, свалило его с ног и нависло сверху. В середине кожистого брюха разверзлась черная пасть, в которую свободно могла пройти голова человека. Гай заорал, закрываясь руками. Выругавшись, Ринтайр швырнул миску на стол и подбежал к одеялу.

— Пошел отсюда! Пошел! — крикнул он, хватая серое полотнище за край. — Сдурел никак? Пошел, я сказал! Одеяло дернулось и откинуло егеря, который угодил в кучу собственных трофеев в углу.

— Ну, я тебе покажу! — проревел он, поднимаясь.

— Дай, дай, — услышал Гай булькающий звук и понял, что он исходит из пасти.

Ринтайр тоже его услышал и замер, взглянув на галийца.

— Что он у тебя просит? Успокойся, не укусит. Давай выворачивай карманы, а то не отстанет.

Гай дрожащими руками обшарил карманы, но ничего, кроме найтбрилла, там не было. Шеппард замер. Ему очень не хотелось показывать камень егерю. Неизвестно, как он на все это отреагирует.

— Ну, чего ты застыл? — грубо прикрикнул Ринтайр. — Давай вытаскивай, что там у тебя. Или будешь до завтра так валяться.

— У меня ничего нет, — выдавил из себя Гай.

— Да ты не ври только, — усмехнулся егерь и ткнул пальцем в одеяло. — Его-то не обманешь.

— Дай, — повторила своим неестесственным голосом тварь.

Шеппард со злостью швырнул на пол «ночной алмаз». Он откатился в сторону. Одеяло тут же развернулось и поплыло к нему.

— Ищу, ищу, — замурлыкало оно, повиснув над добычей.

— Да понял я уже все, — махнул рукой Ринтайр. — Ложись уже.

Гай привстал и увидел как одеяло легло на пол, накрыв собой найтбрилл. По его пятнистой шкуре пробежали искры. Затем послышался негоромкий хлопок, а над странной тварью образовалось мерцающее облако с красноватыми вспышками, появляющимися то тут, то там.

— Что это? — шепотом спросил Гай.

— Это мы так кушаем, — с умилением глядя на одеяло, отозвался Ринтайр.

Мерцающее облако рассеялось. По поверхности одеяла пробежала дрожь и оно замерло.

— Все, представление закончено, — сообщил егерь и подал руку Гаю. — Вставай. Я гляжу, ты здорово струхнул.

— Что это такое?

— Квартирант, — хохотнул Ринтайр. — Садись за стол. Теперь настала наша очередь поесть.

Егерь собрал на стол. Гай опустился на стул, опасливо поглядывая на неподвижно лежащее одеяло.

— Да не бойся. Ешь спокойно. Он теперь так долго будет лежать. Ему присущи чисто человеческие черты — пожрать и поваляться.

— Ты мне так и не сказал, что это такое.

— Да я и сам толком не знаю. Один из местных видов фауны. На удивление разумный. Он ко мне месяца четыре назад приполз. Я вообще смотрю, что мой дом постепенно превращается в приют для бездомных… Ну, приполз он ко мне. Голодный, видно, был страшно, потому что все электрогенераторы мне высосал. Я потом два дня без света сидел. Хотел, поганец, энергоблоком турбера поживиться, но я ему не дал. Я тогда уже понял чем он питается. Вот он у меня и остался, только в лес иногда мотается. А когда говорить начал, то объяснил, что ищет что-то. А что — бог его знает…

— Бред какой-то! Говорящее одеяло, — недовольно пробурчал Гай. — Я же под ним спал! Ринтайр рассмеялся, посмотрев на него.

— Это я сам его на тебя загнал. Он лечить умеет. Не знаю как, но это факт. Мне как-то самому пришлось воспользоваться его услугами, — Дон помолчал, посерьезнев. — Я тут «желтую чуму» подхватил. А он меня спас. С тех пор горя не знаю, хотя живу практически в очаге эпидемии.

— И ты не сообщил об этом? — возмутился Гай. — На Тайгири люди мрут, как мухи. У меня напарник от чумы загнулся. А ты не сообщил?!

— Не ори. Я говорил с ним на эту тему. Довольно странный разговор получился, надо сказать. Он не хочет звать своих сородичей. Далеко, говорит. А один он многого не сможет сделать. Кроме того, есть маленький нюанс. У него имеется дурная привычка — подсасывать человеческую энергию после того, как вылечит. У тебя слабость была именно оттого. Мне пишлось проучить его за такие штучки, когда я разобрался что к чему. Насколько я понял из его объяснения, человеческая энергия для него вроде алкоголя. Балдеет он от нее. Так что, какой он врач — суди сам. Да и жалко мне его отдавать медикам или еще кому. Его же там замучают.

— Согласен, — кивнул Гай.

— Слушай, а что ты ему дал? — Ринтайр, прищурясь, взглянул на Гая.

— А ты не знаешь?

— Впервые вижу такую штуку. И в первый раз вижу своего приятеля таким довольным. До этого момента я думал, что он только энергией питается. Но что камни жрал — такого не было.

— Это не камень, Дон. Насколько я знаю, это — именно энергия. И на Тайгири есть местечко, где таких штук полно.

— Так, может, он такое местечко и искал?

— Может быть, — Гай помолчал, затем решился. — Это найтбрилл, Дон.

Теперь настала очередь Ринтайра вытаращить глаза.

— Так вот чего тебя Артико так ищет…

Гай поковырялся в тарелке, вздохнул и рассказал егерю свою историю с самого начала и до настоящего момента. Бог знает, зачем он это сделал. Видно, назрела острая потребность поделиться.

— Ты, парень, оказывается, «горячий», — произнес егерь, когда Шеппард замолчал. — Такой «горячий», что об тебя обжечься … Все на тебя охотятся, и найтбрилл тут еще…

Гай, молча, крутил в руках вилку.

— Значит, сестра твоя осталась в Центре?

— Да.

— Мне думается, ее надо оттуда вытащить.

— Это воз? — Шеппард с надеждой посмотрел на егеря.

— Посмотрим. Хорошо, если она еще жива…

— Я не хочу так думать.

— Хорошо, будем думать так, как ты хочешь. Значит так, мне надо настрелять дичи и отвезти в Центр. Я изредка это делаю. Попробую в «Терезе» встретиться с твоей сестрой. Вот так. Оставайся здесь и сиди тихо, как мышь. Не вздумай из дома выходить. Если кто приедет — прячься. Понятно? Шеппард кивнул. Ринтайр встал, покидал посуду в утилизатор и направился к дверям.

— Эй, Дон, — позвал его Гай. — Скажи… Почему ты мне помогаешь? Егерь обернулся и пожал плечами.

— От скуки, наверно, — заявил он с улыбкой.

* * *

Прошло уже четыре часа как Ринтайр уехал в Центр «Тереза». Гай ходил по комнатам, не находя себе места от беспокойства. Снаружи послышался шум. Шеппард осторожно выглянул в окно. К дому подъезжал ярко-красный турбер. Машина остановилась напротив входа и из нее вышел худощавый мужчина сет 30-ти. Его серый деловой костюм не вписывался в простое убранство обиталища егеря.

— Мистер Ринтайр! — громко позвал гость. — Вы дома? Гай прокрался в комнату, служившую егерю рабочим кабинетом, и забился в маленькое пространство между стеной и столом. Вокруг стояли пластиковые ящики с бумагами, так что убежища Шеппард не было видно из комнаты. Через некоторое время Гай услышал шаги и в щель между столом и ящиком стал виден вошедший.

— Мистер Ринтайр! — еще раз крикнул он.

Когда никто не отозвался, гость придвинул к себе стул и включил компьютер. Он застучал по клавишам, а Гай, затаив дыхание, наблюдал как двигаются при этом складки его пиджака. Мужчина достал что-то из кармана и вставил в коммутационный блок. Присмотревшись, Шеппард понял, что это ноут-анализатор. Гость снимал данные из памяти компьютера Ринтайра.

Хлопнула входная дверь. Гость быстро выключил компьютер и, резко выдернув из гнезда ноут, спрятал прибор в карман. «Парень-то, видно, чем-то не тем занимался», — подумал Гай. Гость повернулся лицом к двери и теперь галиец видел его спину и часть лица. В комнату вошел егерь.

— Добрый день, мистер Ринтайр, — приветствовал его приехавший.

— А, Макнарски, — недовольно пробурчал хозяин. — Какого черта вы делаете в моем кабинете? Я ненавижу, когда сюда заходят посторонние.

— Прошу прощения. Просто я думал, что подождоать вас именно здесь будет удобнее.

— Вы ошиблись, — сердито сказал егерь. — Ну, и чего вам опять от меня надо?

— Я приехал к вам по поводу все той же истории с угнанным турбером.

— Я вам еще в прошлый раз сказал, что никакого турбера не видел.

— Он пропал именно в этом районе.

— Я это уже слышал. Повторяю, я не видел никакого турбера. Если б увидел, то сам сообщил. Только не вам, а в полицию. Вам этого достаточно? Убирайтесь отсюда и больше не возвращайтесь.

— Хорошо, мистер Ринтайр, я не стану более сюда приезжать, — уже холоднее произнес гость. — Но тогда вам самому придется являться в управление для разбирательства.

— С чего это? Я даже не свидетель.

— Потому что мне не нравится тон, которым вы говорите со мной.

— А мне наплевать что тма вам нравится или нет! Мой пост не находится в ведении вашего управления и попробуйте-ка заставить меня являться туда, куда мне не хочется!

— Почему вы такой грубый человек?

— Потому что ко мне слишком часто стали таскаться всякие типы вроде вас. А я органически не выношу бездельников.

— Ну, хватит, мистер Ринтайр. Вы слишком усердно меня прогоняете и, видно, это неспроста. Я буду вынужден требовать, чтобы полиция обшарила ваш дом и прилегающую к нему территорию. И, думаю, улики найдутся.

— Какие еще улики?! — уже заорал егерь. — Вы думаете что говорите? Сперва вы врываетесь в мой дом в мое отсутствие, а потом еще хотите, чтобы тут появилась целая орава!

— Вы сами напрашиваетесь.

— Макнарски, я подам на вас в суд за нарушение закона о неприкосновенности жилища, — пообещал Ринтайр. — Откуда я знаю, может, вы копались в моих бумагах или сперли кредитные карточки?

— Вы ответите за свои слова, — с угрозой ответил Макнарски. — Я ни в чем не копался.

— Он врет, Дон! — не выдержал Гай, выскочив из своего укрытия.

Гость обернулся и уставился на него.

— Шеппард? — ошалело произнес он и его рука поползла под пиджак.

Ринтайр с размаху опустил на его голову охотничье ружье. Макнарски осел и ткнулся лицом в пол.

— Ты спятил, — ледяным тоном сказал егерь. — Какого черта ты вылез? Шеппард уже понял, что совершил большую глупость.

— Идиот! — выругался Ринтайр. — И что нам теперь с ним делать? подумать, иных проблем не хватало..

— Может, не стоило его бить по голове?.

— Стоило! Когда ты высунул свою бестолковую башку, мне больше ничего не оставалось делать! Для тебя же старался!

— Это полицейский? — тихо спросил Гай.

— Нет, служащий страхового концерна.

— Дон, он копался в твоем компьютере.

— То есть?.

Шеппард наклонился к Мкнарски и обшарил карманы его пиджака. Первое, на что он натолкнулся, был внушительный бластер.

— Ничего себе экипировка для страхового агента, — присвистнул Ринтайр. — Это же боевое оружие! Гай выбросил на стол все содержимое карманов Макнарски и протянул егерю ноут-анализатор.

— Он списывал данные из памяти компьютера. Я все видел.

— Интересно…

Ринтайр вставил ноут в разъем и, побегав пальцами по клавиатуре, програл запись.

— Он выбрал карты с моими пометками, — пробормотал егерь. — Но это ни о чем не говорит, кроме как о грязных методах работы. Может, он искал следы своего угнанного турбера?

— Ты знаешь, Дон, у меня создалось впечатление, что этот человек специально нарывался на ссору. Тебе не показалось, что он несет чушь? Он просто заводил тебя или выигрывал время.

— Он точно меня завел.

Гай взял со стола бумажник Макнарски и порылся в нем.

— Посмотри, Дон, это довольно интересно, — он передал Ринтайру бумажник.

Егерь развернул его.

— Лео Макнарски, страховой концерн «Бартоломью», — прочитал он. — Это его удостоверение. Ну и что?

— Ты полистай дальше.

Ринтайр так и поступил.

— Джеймс Мэрдок, Комитет по ликвидации последствий эпидемии, — неуверенным голосом прочитал егерь, перебирая карточки. — Эллиот Барф, отдел по борьбе с наркотиками… Хилберт Мартин, терапевт… Голограммы везде его. И карточки совсем не похожи на липовые.

— Еще интересно, откуда он меня знает?

— Неужели Макнарски — человек Артико? — взглянул на Гая егерь. — Подобный наборчик удостоверений был бы как раз в его духе. Я, честно говоря, всегда держал этого парня за бестолковую бумажную крысу.

— Прикидывался? — предположил Гай.

— Стоп, тут что-то не укладывается… Ведь Макнарски приезжал ко мне раньше, когда тебя тут и в помине не было. И так же лопотал о своем чертовом турбере. Не стыкуется…

— Не знаю что и думать…

— Очухается — поговорим…

— Дон, ты узнал что-нибудь об Айре?

— Да, — недобро взглянул на Гая Ринтайр. — Может, раскроешь тайны своей странной семейки?

— Что ты имеешь в виду?

— Почему это вы оба оказались на Тайгири и оба стали скопищем проблем? Сдается мне, что вы водишь меня за нос, приятель.

— Дон! — изумленно пожал плечами Гай. — Я же тебе все рассказал. Все как есть! Что ты там узнал? Говори!

— Ты на меня не покрикивай! Лучше скажи что тебя именно интересует: что с твоей сестрой или то, что она натворила?

— Натворила?.

— Я так и думал — вы заодно. И все, что ты мне наплел — сказки для дураков…Твоя сестра, если она вообще тебе сестра, выполнила свою миссию, если так выразиться, — Ринтайр внимательно наблюдал за Гаем.

— Миссию? О чем ты говоришь? Слушай, можешь мне не верить, но расскажи, в чем дело! — тревога Шеппарда была настолько искренней, что егерь замялся.

— Она отправила Гарнека на тот свет.

— Айра? Убила Гарнека? Этого не может быть… — галиец опустился на стул. — Это невоз… Оноа ведь…монашка… Это против ее правил.

— То-то и оно, что монашка. Вопрос в том, к какому ордену ее монастырь относится. Или ты хочешь мне снова заявить, что ничего не знал? — усмехнулся Ринтайр.

Гай промолчал, понимая, что спорить сейчас с егерем бесполезно.

— Ты, поди, тоже из Христова воинства? В каком чине служишь? Молчишь? Тут, случайно, твои братья не собираются объявиться? Лихо ты обвел меня вокруг пальца и сделал соучастником убийства на религиозной почве. А ты слышал, что вранье — это тоже грех?

— Я тебе не врал, — выдохнул Гай. — Айру я не видел много лет и встреча с ней здесь для меня самого была полной неожиданностью.

— Как трогательно, — заметил Ринайр.

— Она не выглядела сумасшедшей! — Гай в отчаянии взмахнул руками. — Я вообще не понимаю что здесь происходит?! Что со мной происходит?! Это же бред какой-то!

— Это ты точно подметил, — кивнул Ринтайр.

— В конце концов, кто тебе рассказал всю эту чушь? С чего ты взял, что именно ты знаешь правду? Ринтайр в раздумье прошелся по комнате.

— Черт знает, кому тут верить… — пробормотал он. — Интересно, если я вам все-таки помогу, то заработаю себе местечко в раю?

— Вам? — поднял голову Гай. — Она жива?

— Что я делаю? — пожал плечами егерь и посмотрел на галийца. — Жива. Артико решил, что она — твоя женщина и оставил в живых, как приманку.

— Где ее найти?

— Ты решил покончить жизнь самоубийством? Они этого как раз и ждут. Сиди уж, вояка. Раз уж я взял тебя к себе в дом, то и буду заниматься твоими делами.

— Ты же мне не веришь…

— Зато с тобой не скучно, — усмехнулся Ринтайр. — В осиное гнездо полезу я. Просто потому, что знаю где оно и как себя там нужно вести. Только вот что с этим делать? Ринтайр указал на неподвижное тело на полу.

— Если это человек Артико, то он сможет подкинуть полезную информацию…

— Что ж, стоит подумать. Тогда я, пожалуй, свяжу этого малого и отгоню его турбер подальше отсюда.

— Ринтайр проделал все быстро и умело.

— Не освободится, — уверенно произнес егерь, подергав охотничьи фиксаторы на руках Макнарски. — Оставайсе здесь, возьми бластер этого парня и глаз с него не спускай, пока не вернусь. Не дай бог еще кого-нибудь принесет, хлопот не оберемся.

Егерь ушел, а Шеппард уселся на стул возле дверей кабинета. Человек на полу не шевелился. Ринтайр от души его «приложил». Сзади послышался шорох и Гай обернулся. Рядом с ним над полом зависло Одеяло.

— Чего тебе? — спросил галиец.

— Ищу, ищу, — промурлыкало существо.

— У меня больше ничего нет.

— Ищу. Кушать. Дай смотреть.

— Я же сказал, у меня ничего нет. Ползи отсюда, от твоего вида мне не по себе.

— Дай смотреть. Ходить. Ищу, — не унималось Одеяло.

— Чего ты от меня хочешь?

— Ходить. Смотреть. Ты.

— Я? Ходить и смотреть? Показать, что ли?

— Показать. Показать, — Одеяло взмахнуло в воздухе краями. — Ходить. Показать. Для меня. Кушать.

— Найтбрилл?

— Най бри-и-иль. Много най бри-и-иль. Показать.

— Если б я знал, где тут «много найбри-и-иль», то обязательно поделился бы с тобой. Но я не знаю. А тот камень, котрый ты слопал, мне дал другой человек. Понимаешь? Другой человек дал и больше ничего нет.

— Другой. Ищу другой.

— Я сам его ищу, — буркнул Шеппард. — Нужно подождать, понимаешь? Тогда нам обоим может повезти или, хотя бы, одному. А сейчас найтбрилла нет.

— Вот дерьмо-то, — булькнуло Одеяло и поплыло в другую комнату.

— Да-а, хорошие уроки речи тебе Дон давал, — усмехнулся галиец.

* * *

— Здесь всегда такая скверная погода? — поинтересовался Клинвуд, посмотрев в окно. — Или потому что мы здесь?

— Для зимнего сезона погода вполне нормальная, — отозвался Макфин, вошедший в номер отеля, где жил коммандер. — Летом на Тайгири еще хуже. Жара. Мы будем говорить о погоде?

— А тебе есть что мне сообщить новенького?

— Об убийстве доктора Гарнека из Медицинского Центра «Тереза», надеюсь, знаете?

— Конечно.

— В убийстве обвиняется некто Дафна Халит, скрывшаяся с места преступления.

— Макфин не трать мое время. Убийством занимается полиция.

— Тут есть кое-что и для нас. Пару недель назад из «Терезы» делался запрос в Межгалактический Мнформаторий. Я проследил и выяснил, что женщина под именем Дафна Халит работала на Сарьагене и занималась исследованиями в лаборатории доктора Полехина. До того момента, как Полехин был убит.

— Полехин и Гарнек занимались исследованиями «желтой чумы» и оба убиты, — прищурился Клинвуд. — Уж не самой ли Халит в обоих случаях?

— Нет. Полехин был убит Линдой Мартин, своей лаборанткой. Заметьте, тоже женщиной. Предполагали, что Мартин сошла с ума. Дафна Халит после Сарбагены работала некоторое время в исследовательском центре на Гиодоне-7. Затем, оставив дела поселилась на Земле. Шесть лет назад она умерла.

— М-м?

— Сказалась долгая работа с найтбриллом. Убийца доктора Гарнека воспользовалась именем Халит. Скорее всего просто для того, чтобы подобраться поближе к жертве.

— Неужели ни у кого в «Терезе» не хватило ума выяснить, что настоящая Халит умерла?

— Они просто не смогли бы этого выяснить. Из соображений секретности, причина смерти Халит решили замолчать. Я узнал об этом из наших источников. Так что, по официальным данным, Дафна Халит жива и продолжает жить на Земле.

— Любопытно.

— Более чем, — Макфин положил перед Клинвудом бокс с инфо-дисками. — У Дафны Халит обнаружилась дочь. И где вы думаете она оказалась?

— Не имею понятия.

— На Шалио. В монастыре Матерей, — Макфин сунул диск в приемник кона. — А вот портрет «тайгирской Халит».

— Айра Шеппард, — Клинвуд шумно потянул носом. — Сюрприз… Хотел бы я побеседовать с нашим Наблюдателем на Шалио.

— Очевидно, его провели.

— Остается предположить, что Айра Шеппард не просто так оказалась на тайгири и не просто так убила Гарнека. И не просто так тут побывал ее галийский братец…

— Видно, брат и сестра все же были как-то связаны. И с монастырем на Шалио не все так просто.

— Что ты имеешь в виду?

— Наши люди связывались с представителями основных религиозных конфессий Галактического Союза. При всех контактах отмечалось негативное отношение священнослужителей к монастырю Матерей. Некоторые открыто обвиняют его обитателей в ереси.

— Попахивает средневековьем, ты не находишь?

— Воз. Но нет дыма без огня. Есть неофициальное мнение, что на базе монастыря на Шалио существует воинствующий орден реконитов.

— А, «Расплата вкусивших тьмы»… С ними же разделались еще лет 20 назад.

— Видно, не со всеми. предположить, что орден реставрировал себя.

— Женщины реставрировали орден?

— Знаю, звучит забавно, но все-таки вероятно.

— Если следовать твоим предположениям, Айра Шеппард, попав в монастырь, стала члено ордена реконитов и из христианских побуждений отправила на тот свет Гарнека?

— Как «вкусившего тьмы», — кивнул Макфин. — Кроме того, все, что я сказал, прерасно объясняет и убийство Полехина на Сарбагене.

— Тогда почему Айра Шеппард не покончила с собой? Кажется, их правила требовали именно этого?

— Вот этого я не знаю. Может, ей помешали.

— Я не понимаю одного. Почему лишают жизни именно тех ученых, которые занимаются «желтой чумой»? Почему бы не перестрелять всех онкологов, хирургов, терапевтов и вообще все врачей, наконец? Причем убивают не все подряд, а только тех, кто достигает определенных результатов в исследованиях. Насколько я помню, на Сарбагене, кроме Полехина, еще несколько человек погибли.

— Загадок еще хватает.

— Стоп, Макфин. Дафна Халит, настоящая Дафна Халит умерла от болезни, вызванной долгим контактом с найтбриллом, ты сказал? — Клинвуд уставился на майора.

— Да. Исследовательский Центр на Србагене занимался не только изучением «чумы», но и найтбрилла. Вы хотите сказать…

— Найтбрилл и «желтая чума — явления одного порядка! — Клинвуд улыбнулся. — Они связаны. Вот что, Макфин, переверните весь Центр «Тереза». Там должны были работать с найтбриллом. Внедряйте агентов в монастырь на Шалио, пора пошевелить это осиное гнездо. И вызывайте на Тайгири сарбагенских специалистов. Месторождение найтбрилла здесь и пусть они его найдут! Вы свободны.

Макфин кивнул и отправился давать распоряжения.

* * *

Когда вернулся Ринтайр, Макнарски еще не приходил в себя.

— Может, он концы отдал? — испугался Гай.

Егерь присел над лежащим.

— Живой, — произнес он. — База Артико довольно далеко отсюда, воспользуемся моим турбером. Давай перетащим этого парня в машину. Кажется я знаю, как мы его используем. Бери за ноги.

Шеппард и егерь перенесли Макнарски в турбер и занялись сборами. Гай собирал сумки согласно инструкциям Ринтайра.

— Зачем нам столько всего? — спросил он, укладывая снаряжение.

— Собирай давай. Воз, нам придется далеко прогуляться, а, может, и надолго, — отозвался егерь.

Закинув объемный багаж в турбер, Гай устроился на заднем сиденье рядом с бесчувственным Макнарски. Егерь сел за руль.

— Возьми там сзади чехол. Если кто-нибудь попадется в пути, накрой себя и его, — Дон кивнул на страхового агента. — Не дай бог увидят.

Гай сделал так, как было ему велено, отодвинув навалившегося на него Макнарски. Турбер тронулся с места. Он выехал на узкую лесную дорогу и двинулся по ней.

— Вот черт! — выругался Ринтайр, когда они покрыли пару миль. — Посмотри назад.

Гай обернулся. За турбером неслось Одеяло. Егерь остановил машину и выскочил наружу.

— Пошел отсюда! — заорал он. — Домой! Зтем между егерем и Одеялом состоялся короткий разговор, в результате которого Ринтайр вернулся к турберу и открыл дверцу.

— Залезай, — махнул он рукой.

Одеяло мгновенно компактно свернувшись, скользнуло на переднее сиденье.

— Только учти, — сказал ему Ринтайр, занимая свое место. — Без фокусов. Полное повиновение или я тебя вышвырну вон. Ты меня понял?

— За не фига делать, — пробулькало Одеяло.

— Вот поганец, — усмехнулся егерь, — основные понятия ему часами приходилось втолковывать, а дурные словечки на лету подхватывает.

— Каков педагог… — заметил Гай.

— Переживу, — Ринтайр тронул турбер с места.

— О чем это вы там договаривались?

— С нами ехать просился. Говорит, помогать будет. Посмотрим. Главное — не мешал бы.

Турбер запетлял на извилистой дороге. Через пару часов зашевелился и застонал Макнарски. Он поднял голову и обвел глазами присутствующих. На Гая он смотрел особенно долго. Затем откинул голову на спинку сиденья, зашипев от боли.

— Вы мне голову разбили, Ринтайр, — произнес он, морщась. — Черт! Больно-то как! Вы, верно, спятили… Я вас точно посажу за это…

— Заткнись-ка, Макнарски, или как там тебя, — прервал его егерь.

— Зачем вы меня связали? — скулил Макнарски. — И куда везете?

— Домой.

— Ко мне домой?

— К твоему хозяину. Артико.

— Кто такой Артико?

— Не прикидывайся идиотом, Макнарски. Это уже не сработает.

— Ну и денек, — вздохнул пленник. — Сначала дали по голове так, что в себя никак не прийду, а теперь вообще несут какой-то бред. Чего вы, наконец, от меня хотите?

— Чтоб ты молчал, — бросил Ринтайр.

— И не подумаю. Со мной обращаются, как со скотиной, а я буду молчать?

— Успокойся, — прикрикнул на агента Гай. — Ведь тебе сказали, что везут к Артико. Неужели ты по нему не соскучился?

— Я не знаю накакого Артико, — простонал Макнарски. — И вообще у меня нет знакомых с собачьими кличками.

— Ладно, а откуда же ты меня знаешь? — спросил Шеппард.

— Да в Тайгири-Деррил столько разговоров о вашем корабле было!

— Каком корабле?

— «Лэндо», что взорвался в порту на старте.

— Вот как? Значит, Флатби недалеко улетел, — злорадно усмехнулся Гай.

— И по поли-ТВ портреты экипажа показывали. Я думал, что вы вместе с «Лэндо»…

— И ты вот так сразу меня узнал, увидев всего раз по поли-ТВ?

— О, боже мой, ну просто вспомнилось как-то четко! Бывает же такое — увидел и вдруг вспомнил!

— Вот Артико это и расскажешь, — бросил Ринтайр.

— Это сумасшедший дом! — взорвался Макнарски. — Отстаньте от меня со своим Артико. Я впервые о нем слышу.

— Похоже, он говорит правду, Дон, — неуверенно заметил Гай.

— Врет, — заявил егерь, загоняя ьурбер в густые заросли.

Он вынул ки-код из паза энергоблока и повернулся к сидящим сзади.

— Ладно, Макнарски, тогда откуда у тебя такой солидный бластер?

— Купил по случаю. Для самозащиты… Честно…

— А набор удостоверений с разными именами и твоим портретом на всех?

— Это… — Макнарски замялся. — Ну как вам сказать…

— Как есть, так и скажи, — голос егеря стал жестче.

— О'кей, я скажу, скажу, — в тоне Макнарски появились заискивающие нотки. — Я в концерне «Бартоломью» в отделе дознаний служу. Ну и ради добычи необходимой информации иногда приходится изворачиваться. Да, бывает, еще и бизнесом занимаюсь…Ну, вы же знаете, как сейчас сложно переезжать с места на место. Вся планета в карантине. На любую поездку разрешение нужно, без бумажки никуда не войдешь… В-общем, я без такого набора никакого бизнеса сделать бы не мог. Что вы на меня смотрите? Да, мой бизнес назвать…аферами, если вы это хотели услышать. Но ведь это мое личное дело!

— И Артико ты не знаешь?

— О господи, клянусь, что нет! Шеппард и егерь переглянулись.

— Проблема, — констатировал Ринтайр. — Если он не человек Артико, то зачем он нам нужен?

— Точно не нужен, — согласился Гай.

— Эй, ребята, — осторожно спросил страховой агент. — Надеюсь, вы меня не собираетесь убивать? Ринтайр отвернулся и замолчал, постукивая пальцами по панели управления.

— Я никому ничего не скажу, — тихо сказал Макнарски.

Егерь фыркнул и хлопнул ладонью по свернувшемуся рядом с ним Одеялу.

— Разворачивайся, дело есть.

Реакция Макнарски на «квартиранта» егеря была примерно такой же, как у Шеппарда во время их первого знакомства.

— Стереги его, — сказал Ринтайр Одеялу, указывая на забившегося в угол пленника. — Чтоб тут сидел, пока я не вернусь. Если попытается бежать — ешь его.

Ринтайр и Шеппард выбрались из турбера, оставив бледного Макнарски наедине с Одеялом.

— Дон, я думал, что Одеяло людей не ест, — недоуменно заметил Гай, когда они выбрались из зарослей.

— Но Макнарски-то этого не знает, — ухмыльнулся егерь. — Пошли вон туда.

— Довольно жалко он выглядел, когда на него нажали, — заметил галиец.

— Я бы не сказал, — отозвался егерь.

В лесу стало совсем темно.

* * *

— Эй, смотри-ка кто к нам пожаловал, — с усмешкой сказал Меркьюри, стоявший у окна. — Дон Ринтайр собственной персоной.

— Интересно, — буркнул Артико, вставая из кресла.

Он вышел из коттеджа навстречу гостю.

— Какой сюрприз, Дон.

Меркьюри встал за спиной седого.

— Привет, — махнул рукой Ринтайр, подходя ближе.

Он пришел в полном охотничьем облачении. Обувь и брюки были вымазаны в грязи.

— Такой гость и так поздно, — удивленно поднял брови седой. — И, видно, прямо с охоты. Чем обязан?

— Я пришел сказать, что видел парня, которого ты ищешь.

— Ну? — оживился Артико.

— Он сидит возле болота в миле отсюда. Я говорил с ним и обещал помощь. Думаю, поверил. Обещал ждать. Выглядит предельно измотанным.

— Не мудрено. Столько времени проторчать в лесу… Покажешь?

— Сколько? — Ринтайр щелкнул пальцами в воздухе.

— О, что-то новенькое… Четыре тысячи.

— Шесть, — нагло бросил егерь, глядя на Артико.

— Пять, — не моргнув глазом, сказал тот.

— Идет. И сразу.

— Это серьезно, — улыбнулся Артико и, повернувшись к Меркьюри, быстро проговорил. — Собери ребят и тащи сюда сучку.

Меркьюри кивнул и ушел.

— Ну, пойдем, — сделал приглашающий жест Артко и провел егеря в коттедж.

Тот тут же развалился в кресле, вытянув длинные перепачканные ноги. Седой поморщился, бросив взгляд на дорогую обивку.

— Выпьешь? — спросил он.

— Некогда. Давай рассчитаемся.

— Мне нравится твоя прямота, Дон. Я тебя всегда за нее уважал.

— Да плевать мне на твое уважение, — грубо буркнул егерь. — И на тебя вместе с ним.

Артико выложил перед ним пачку кредитных купюр. Егерь с хмурым видом тщательно пересчитал деньги и запихал в охотничью сумку.

— Удачная у тебя сегодня охота, Дон? А? — усмехнулся Артико.

— Собирай скорей своих бездельников, — сказал Ринтайр. — Я два дня выслеживал зверя и хочу поспеть еще сегодня его убить.

— Успеешь, — уверил его Артико.

В дверях появился Меркьюри.

— Все в сборе, — сообщил он.

— Пойдем, — седой взял куртку и вышел наружу.

Группа, ведомая егерем, двинулась в лес. Один из людей Артико держал под локоть Айру. Руки ее были скованы наручниками, на лице виднелись кровоподтеки. Но держалась она достойно. В лесу было так темно, что без фонарей, наверное, не было бы видно вытянутой руки. Скоро люди подошли к краю массива, за которым начиналось болото. Здесь было чуть светлее и Артико приказал погасить фонари.

Тайгирское болото — это не болото в земном понимании. Скорее, здесь все походило на поляну после бомбардировки. Хаотично разбросанные ямы, наполненные водой вперемешку скакой-то дрянью.

— Вон там он был, — Ринтайр указал рукой в неподвижный полумрак.

— Всем рассредоточиться вокруг болота, тихо отдал команду Артико. — Пустим туда женщину. И не зевать. Как только галиец появится — кладите обоих. Трупы здесь и утопим.

— Ну, я в этом не участник, — буркнул егерь и повернулся, чтобы уйти.

— Хочешь чистеньким остаться? — усмехнулся седой, хватая его за руку. — Нет уж. Подожди, пока мы закончим. Тебе уплачено.

— Мне уплачено за работу, которую я уже сделал.

— Стой тихо, — посоветовал Артико, играя оружием.

— Ладно, стою.

— Давайте сюда бабу, — велел седой и, когда женщину подвели к нему, обратился к ней. — Иди туда, милая, и погромче зови своего дружка. Побежишь — присрелю и тебя, и его. Иди.

Артико подтолкнул женщину вперед. Она холодно взглянула на бластер в его руке и пошла к болоту. Осторожно ступая в полумраке, она молча двигалась все дальше и дальше. Где-то в стороне послышался треск ломающихся веток. Айра обернулась в ту сторону и закричала:

— Гай, беги! Это ловушка! Беги!

— Вот дрянь, — усмехнулся Артико.

Вдруг Айра громко взвизгнула и упала в одну из ям. Послышались захлебывающиеся звуки.

— Она тонет! — Ринтайр оттолкнул седого и побежал вперед.

— Не стрелять! — заорал Артико и помчался вслед за егерем.

Ринтайр с разбегу нырнул головой в бурлящую жижу. Появившийся тут же Артико, остановился над ямой. Грязная каша в ней клокотала и булькала. На мгновение над поверхностью появилась голова человека, облепленная грязью.

— Руку! — заорала голова и седой узнал голос егеря. — Дай руку!

Артико отскочил от ямы. Голова Ринтайра скрылась под водой. Там явно происходила борьба за жизнь, но Артико совсем не хотел в ней участвовать. Скверный характер местных болот был ему знаком. Легко попасть в такую яму, но не выбраться из нее. К Артико подбежал Меркьюри.

— Лезь туда! Доставай их! — заорал седой, толкая парня к яме.

— Да ты что? — Меркьюри вырвался и отскочил в сторону. — Я не самоубийца.

— Лезь, ублюдок! Пристрелю, как собаку! — Артико направил бластер на починенного.

— Босс, ты что, ты что? — забормотал Меркьюри, отступая назад. — Это же дохлый номер.

Ты же знаешь это! Я не смогу их вытащить!

— А, черт! — Артико опустил оружие и посмотрел на уже наавшую успокаиваться грязь в яме.

К нему с опаской приблизился Меркьюри.

— Все. Конец, — констатировал он, наблюдая за пузыртками воздуха, оставшимися на поверхности жижи. — Здесь больше нечего делать. Болото за нас сработало…

Артико повернулся к черной стене леса и понял, что искать там сейчас галийца бесполезно.

— Шеппард! — заорал он в бессильной ярости. — Я тебя найду, чертов выродок! Ты еще меня о смерти молить будешь! Слышишь?

Лес ответил гулким эхом. Артико сплюнул с досады и еще раз посмотрел в яму.

— Пошли, — сказал ему Меркьюри. — Не заблудиться бы в такой темноте.

— Уйди отсюда, чтоб не видел! — замахнулся на него бластером седой.

Меркьюри шарахнулся от него и зашагал к лесу, где мерцали фонари. Артико поднял глаза в небо, издал рык и угрюмо последовал за подчиненным. До рассвета оставалось часа два.

* * *

У Гая совсем одеревенели руки, пока он держал айру и прижимал кислородную маску к ее лицу. Где-то рядом был Ринтайр. Айра периодически предпринимала попытки вырваться, но Гай крепко прижимал ее к себе.

Когда они с Доном нашли эту сравнительно мелкую яму с твердым дном, галиец не представлял себе, насколько трудно долго сидеть в жидкой грязи. Казалось, что все тело сдавлено и постоянно чешется. Почувствовав легкое похлопывание по спине, Шеппард испытал огромное облегчение. Егерь звал его наверх. Гай, так же крепко прижимая Айру, вынырнул на поверхность, но не стал сразу снимать мавку с сестры, чтобы она не закричала.

— Привет, сестричка, — сказал он, продрав от грязи глаза. — Это я. Все в порядке.

Айра расширила глаза, казавшиеся двумя белесыми пятнами на покрытом черной жижей лице. Рядом появилась голова Ринтайра. Гай снял маску с сестры.

— Гай, — произнесла она. — Я испугалась… Ты сам придумал это?

— Не я, а он, — галиец указал на егеря. — Это Дон Ринтайр, звезда местных охотничьих угодий и наша единственная надежда.

Звезда охотничьих угодий тем временем пыталась выбраться из ямы, но соскользнула обратно, подняв столб брызг.

— Дон, плыви сюда, — позвал Гай.

— Ребята, вы нашли подходящее время и место для церемоний, — заметил Ринтайр, отплевываясь. — Надо выбираться отсюда. Не дай бог, Артико принесет. Сердцем чую, он рассвета ждет. А в его команде есть неплохие слодопыты.

— Сейчас, я только баллоны подниму со дна, — сказал галиец.

— Брось их к чертовой матери! Таскаться еще с ними… Уходим.

Егерь и Шеппард помогли Айре выбраться из ямы.

— Снимите с меня наручники, — сказала она.

— Потом. Уходим, уходим, — поторпил Ринтайр и побежал к лесу.

Гай с сестрой последовали за ним.

До турбера они добрались, когда уже солнце почти встало. Продравшись сквозь заросли, в которых была спрятана машина, Гай заглянул в салон.

— Макнарски, по-моему, уже позеленел от страха, — сообщил он егерю, открывая дверцу.

Одеяло мирно свернулось на переднем сиденье. Ринтайр вгляделся в пленника.

— Кажется, ему дурно, — проговорил он и засунул голову в дверь. Эй, Макнарски, что с тобой? Тот только застонал. Егерь схватил его за плечи, оставив черные следы на уже порядком измятом сером пиджаке, и высунул из турбера. Пленника стошнило. Ринтайр снял с него фиксаторы и уложил на заднем сиденье.

— Ему надо что-то под голову положить, — сказал он мрачно.

— Там же чехол сзади, — напомнил Гай.

— Точно.

Егерь устроил Макнарски поудобнее и выпрямился.

— Что с ним? — спросила Айра.

— Очень смахивает на сотрясение, — ответил Ринтайр. — Перестарался я, черт возьми!

— Это вы его так?

— Кто ж еще?! — егерь с досадой сплюнул. — Этого еще не хватало. Что с ним теперь делать-то? Нам самим сейчас придется прятаться, переходить с места на место. Артико же всех на ноги поставит, лишь бы найти тебя, Гай. Это я точно говорю. И такой балласт, как человек с сотрясением мозга, нам не нужен.

— Может, отвезти его на трассу и оставить там, чтобы подобрал кто-нибудь? — предложил галиец.

— Ты забыл про «желтую чуму», парень. Случайных машин на трассе очень мало. Если его бросить, то неизвестно еще, найдут его или он успеет отдать концы. А помереть в лесу очень легко и здоровому, уверяю тебя. Это все из-за тебя! — неожиданно ткнул пальцем галийца в грудь Ринтайр. — Из-за твоей дури нам пришлось тащить его с собой! Он бы сейчас сидел бы дома и жрал с девочками пирожные!

— Ладно, Дон, не заводись. Я знаю, что виноват. Только с этим теперь все равно уже ничего не поделаешь…

— Может, кто-нибудь все-таки поможет мне освободиться от наручников? — спросила Айра. — Да и помыться не мешало бы.

— Да, — кивнул егерь, успокаиваясь. — Там, в багажнике, инструменты, сумка с одеждой и прочими мелочами. Займись этим, Шеппард. Вон за тем холмом есть ручей, там помыться. Но пить оттуда не советую. И чтоб без шума.

Гай полез в багажник турбера. Ринтайр взглянул на Макнарски и вздохнул. Человек выглядел на редкость скверно.

— Ринтайр, — тихо позвал он. — Я постараюсь не быть большой обузой.

— Лежи и не квакай, — оборвал его егерь. — Без тебя разберутся.

— Я на тебя не обижаюсь, — криво усмехнулся Макнарски.

— Главное, чтобы я на тебя не обиделся.

— Ты неисправим, Ринтайр… — человек закрыл глаза.

На переднем сиденье зашевелилось Одеяло.

— Кушать. Кушать, — запело оно.

— Мне вот только тебя еще не хватало!

— Он уже второй день не «заряжается», — заметил Гай. — Может, скормим ему пару зарядных капсул от лучевого оружия?

— Еще не хватало! Оружие нам самим пригодится. Ладно, пусть жрет энергоблок турбера. Все равно нам придется бросить машину здесь, — Ринтайр постучал по капоту. — Иди сюда. Можешь здесь подкрепиться.

Одеяло с готовностью выскользнуло наружу и распласталось прямо на эмблеме охотничьих угодий Тайгири. По его поверхности пробежали искры.

— Кто это? — шепетом спросила Айра.

— Наш помощник. Большой любитель поболтать, — сообщил Гай. — Пошли, я разберусь с твоими «браслетами».

Ринтайр же, подхватив комплект одежды, отправился к ручью.

Освободившись от наручников, Айра подошла к багажнику и указала на пакеты с одеждой:

— Что из этого может мне подойти?

— Сейчас посмотрим, — Гай передал ей требуемое и, посмотерв на сестру, спросил. — Ты правда это сдалала?

— Что?

— Убила Гарнека?

— Тебя интересует как я это сделала или зачем? — Айра холодно взглянула на брата.

— Ты так спокойно об этом говоришь…

— Я предполагала, что подобные вопросы возникнут. Только ты меня все равно не поймешь.

— Я попробую, — начиная нервничать отвечал Гай.

— Пустая трата времени… — Айра отвернулась.

— А я никуда не тороплюсь.

Айра прислонилась к турберу, опустив голову.

— Что с тобой, Айра? Где ты?

— Я здесь, — с сожалением ответила женщина. — И не испыиываю ни малейшего желания разговаривать на эту тему. Я сделала то, что должна была сделать. Ради тебя, ради себя, ради всех, кто живет в этом мире. Понятно?

— Не особенно убедительно.

— Я тебя предупреждала. В конце концов, это только мое дело.

— И мое тоже. Я тоже имею ко всему этому отношение. К тому же ты — моя сестра. Много лет мы ничего не знали друг о друге и не страдали от этого.

Айра молча смотрела на брата.

— Ты не представляешь, какие чувства я испытал, увидев тебя. Да я готов молиться на Ринтайра, который устроил твой побег. Да, я знаю, что тогда, давно, был глупым и жестоким мальчишкой. Я виноват, что принял мнение семьи и участвовал в травле, которую тебе устроили. Я виноват в том, что тебя сделали изгоем. И это навсегда останется моим грехом. Но я уже вырос, Айра, и давно уже не мыслю так, как тогда.

— Да только не поумнел, братец, раз торчишь сейчас здесь по уши в проблемах, — резко бросила Айра. — Ты — эталонный продукт своей семейки. Такой же жадный и беспринципный, как твой папаша. Либо денег, либо место в истории. Или ты оказался здесь случайно? Часто ли ты задумывался над тем, на чем зарабатываешь барыши? Молчишь, братец? Дело в том, что ты — Шеппард и этим все сказано!

— Ты, между прочим, тоже носишь эту фамилию, — заметил Гай.

— Только номинально, — отпарировала Айра.

— Ах вот как! Да ты, дорогая, всю нашу семейку переплюнула! До убийства уж точно никто не докатился!

— Ты лучше этого не касайся, братец, — сквозь зубы процедила женщина. — Это было не убийство.

— А как же это теперь называется?

— Это называется — мера предосторожности. Ты вообще не знаешь, чем занимался Гарнек. Понять ли тебе, какую угрозу этот «доктор» бы представлял для человечества, доведя он свои исследования до конца? Полный контроль над разумом и стадо покорных рабов! Добавь к этому еще реальную угрозу межпланетной войны с использованием оружия фантастичекой силы. Знаешь, что бы ожидало нас? Небо в алмазах!

— Ночных? — усмехнулся Гай.

— Именно. И наша задача — остановить любого, вкусившего этой тьмы и идущего по опасному пути исследования найтбрилла.

— Это чья — «наша»? — услышали спорящие голос со стороны и обернулись.

Там стоял Ринтайр, прислонившись к дереву. Он был сравнительно чист и держал в руках флягу, из которой периодически отхлебывал. Егерь приблизился к Гаю и его сестре.

— Так чья же это — «наша задача»? — повторил он вопрос. — Кто берет на себя ответственность за судьбы человечества, мадам? За это бедное бестолковое стадо баранов, за которым, если не присмотреть, наверняка свернет себе шею? Да и выраженьице — «вкусившие тьмы»— что-то мне очень знакомо. И ассоциируется оно у меня со словом «мракобесие»! Что скажете?

— Мне надо переодеться, — бросила Айра и, подхватив пакет с одеждой, быстро ушла в сторону холма.

— Хочешь? — Ринтайр протянул Гаю флягу. — Это бренди.

— Давай, — кивнул Шеппард. — А то у меня от таких разговоров мозги совсем набекрень съехали… Она пугает меня, честное слово.

— Твоя сестра — реконитка, — произнес егерь удрученно.

— Это как?

— Орден ралигиозных фанатиков, берущий название от понятия «расплата». В свое время много они шуму наделали. Террористы в монашеских одеждах… Только тогда их жертвами были политические лидеры, а теперь…

— Брось, да не может Айра… — начал было Гай, но под взглядом Ринтайра замолчал.

— Много чего происходит того, что не могло или не должно быть, — философски заметил егерь. — Я вспомнил о реконитах, когда услышал ее слова — «вкусившие тьмы». Это чисто их выражение. Надо же! А такая с виду славная женщина…

— Досталось ей порядком, — оправдывая сестру, произнес Гай. — Черт! Я вообще не об этом хотел с ней поговорить.

— Успеешь еще, — утешил его Ринтайр. — Только будь с ней поосторожнее.

— Я тебе благодарен, Дон…

— Пустое, — отмахнулся егерь. — Пойду-ка я поищу что-нибудь в аптечке для Макнарски.

Ринтайр отошел. Гай постоял, облокотившись на турбер, затем решительно двинулся к холму. Посмотрев ему вслед, Ринтайр только головой покачал.

Айра сидела у ручья рядом с нераскрытым пакетом и плакала. Гай подошел сзади и обнял сестру.

— У…Уходи! — заикаясь, произнесла она.

— Что же с тобой сделали, Айра? Что с тобой сделали… — прошептал Гай. — Я себе этого никогда не прощу… Если б я знал…

Айра откровенно разрыдалась.

— Я не должна жить! Я должна была покончить с собой! Но я испугалась. Я испугалась и поэтому меня успели схватить!

— Я только что нашел тебя и очень не хотел бы потерять снова. Как ты тут вообще оказалась?

— Должна была быть другая, но узнав о тебе, я сама вызвалась, — уже успокаиваясь, произнесла Айра. — Все равно кто-нибудь это бы сделал…

— Теперь нужно думать о том, что мы, слава богу, живы.

— Надолго ли?

— Зависит от нас.

— Вряд ли…

Позже они вернулись к турберу и разговаривали до утра обо всем том, что с ними произошло и о том, о чем стоило поговорить давным-давно.

* * *

От турбера они ушли на следующий день и весь его провели в пути. К вечеру Ринтайр вывел их к скалам. Макнарски всю дорогу плелся сзади и вид его был удручающим. Но жалоб накто не слышал. Айра иногда давала ему пилюли из аптечки, которая поступила в ее ведение. Казалось, что неустанным было только Одеяло. Оно плыло над землей чуть позади егеря, иногда залетая вперед.

— Ты говорил, что знаешь убежище, — сказал Гай, когда группа остановилась у подножия скал.

— Там, выше, — Ринтайр указал наверх.

— На скалы полезем, что ли?

— Туда ведет довольно пологий карниз. Проберемся.

— Почему именно туда? Что, внизу нельзя спрятаться?

— Ты будешь задавать вопросы или идти? — недовольно произнес егерь. — Если я вас туда веду, значит у меня есть для этого основания.

— Все понял. Молчу, — кивнул галиец, все же не вполне удовлетворенный объяснениями проводника.

Узкий карниз на отвесной скале, который Ринтайр назвал «довольно пологим», шел верх под углом градусов в сорок.

— И что, мы сюда полезем? — поморщившись спросил Макнарски.

— Обязательно, — ответил егерь. — Я иду первым, за мной — Айра. Гай, ты пойдешь замыкающим и будешь подстраховывать Макнарски, чтоб не свалился. Если что — не паниковать. Наш летающий дружок будет начеку.

Ринтайр нежно похлорал Одеяло по пятнистой шкуре и первым полез наверх. Гай подсадил Айру, егерь втащил ее на карниз и снова протянул вниз руку.

— Как твоя голова? — спросил Гай у Макнарски, подставив ему плечо для опоры.

— Еще на месте, — буркнул тот.

Когда все находились наверху, начался подъем. Карниз был неровный и местами имел уклон к обрыву, что превращало путешествие в мероприятие, изрядно щекочущее нервы. Особенно остро это почувствовалось, когда каменная дорожка оборвалась. Ее продолжение было чуть дальше по скале. Рзрыв составлял метра два.

— Что-то я не помню такого, — нахмурился Ринтайр. — Когда я здесь был последний раз, карниз был цел.

Он присел на краю обрыва и ощупал скалу.

— Камень оплавлен, — сообщил он. — Тут, кажется, стреляли. И кое-чем посерьезней бластера.

— Нам что, теперь назад идти придется? спросил Гай.

— Будем прыгать, — сказал егерь, выпрямляясь.

— Что? — Айра расширила глаза.

— Прыгать, — повторил егерь. — Вы что, не знаете, как люди прынают? Он отошел назад, взял короткий разбег и через мгновение приземлился на другой стороне оборванного карниза.

— Ерунда, — сообщил он успокаивающе. — Давай, Айра!

— Я боюсь, — произнесла она, не шевелясь.

— Прыгай, я тебя подхвачу. — Не бойся. Ну, быстрее.

Айра испуганно взглянула на брата.

— Смелее, — улыбнулся он ей как спокойней.

— Как же, смелее… У самого вон ноги дрожат, — бросила ему Айра.

Ринтайр с той стороны снова позвал ее. Она глубоко вздохнула, разбежалась и оттолкнулась от края карниза. Егерь поймал ее, обхватив руками.

— Вот и все, — сказал он женщине. — Но зажмуриваться не надо, когда прыгаешь. Так ведь и промахнуться недолго.

Ринтайр выпустил е и вновь повернулся к обрыву.

— Макнарски! Ты следующий! Человек тяжело разбежался и вдруг задержался у самого края, размахивая руками в попытке удержать равновесие.

— Вниз не смотри! — закричал Ринтайр, подаваясь вперед, но было уже поздно.

Макнарски сорвался, царапнув пальцами край обрыва, и полетел вниз. И в то же мгновение мимо Гая со свистом промчалось серое полотнище. Одеяло метнулось вниз и с размаху приклеилось к стене. Из под него высовывалась голова человека. Айра замерла за спиной Ринайра и была белее бумаги.

— Макнарски, жив? — крикнул егерь.

— Да, — отозвался тот.

Одеяло медленно перешло в горизонтальное положение и начало подниматься вдоль стены. Макнарски лежал на нем, вцепившись в края мертвой хваткой. Ринтайр помог ему выбраться на карниз. Человек присел у стены, его била дрожь.

— Он тебя сильно об стену ударил? — спросил егерь, наклоняясь над ним. Идти сможешь?

— Что? — поднял на него глаза Макнарски. — А… да… все в порядке. У меня просто…голова закружилась…

— Эй, Гай, остался только ты, — Ринтайр махнул Шеппарду рукой.

Галиец прыгнул, приземлился возле егеря на четвереньки и завыл от острой болив коленях.

— Твоя сестра сделала это красивее, — хмыкнул Ринтайр.

— Слушай, Дон, — сказал Гай, поднявшись. — Какого черта мы лезем по камням, если Одяло могло просто поднять нас?

— Ты видел как тяжело ему было нести Макнарски?

— Это ты по его лицу определил? — невесело усмехнулся Шеппард.

— Болтун ты, — хмуро посмотрел на него егерь. — Он бы доверху и одного человека не дотянул, не говоря уже обо всей компании. Пошли. Сохраняем прежний порядок идущих.

Люди продолжили подъем. Макнарски после своего приключения, чувствовал себя совсем скверно. Он шел, пошатываясь и цепляясь за стены. Когда группа, наконец, поднялась наверх, Гай уже почти тащил его на себе.

На вершине гулял довольно сильный ветер. Сгустились сумерки. Итог пути представлял собой огромную каменную площадку с нагромождением еще более высоких скал в стороне.

— Ночевать будем тут, — сказал Ринтайр. — Вон там есть расщелина, которая укроет нас от ветра. Впрочем, он не особенно холодный.

Люди начали устраиваться на ночлег.

— Ну, как ты? — спросил егерь у Макнарски, который уже повалился на камни.

— Нормально…

— Я это сегодня только от тебя и слышал. Как на самом-то деле?

— Голова болит адски, — признался Макнарски.

— Айра! — позвал Ринтайр. — У нас в аптечке что-нибудь обезболивающее есть?

— Сейчас, — откликнулась женщина.

Егерь опять повернулся к Макнарски.

— Тебя ведь Лео зовут?

— Вроде…

— Так вот, Лео, я, честно гворя, не ожидал, что ты так себя поведешь.

— Как?

— Я бы сказал мужественно.

— А мне оставили выбор?

— Ничего уж с этим не поделаешь.

— Да ладно, — вздохнул Макнврски. — Бесплатная экскурсия по красотам Тайгири была очень поучительна. Я теперь смело могу подаваться в скауты.

— Остришь? — недовольно буркнул егерь.

— А что мне еще остается? Хотя, воз, мне действительно повезло…

— Ну, ну, — покивал Ринтайр. — Поешь?

— Не хочу. Честно, о еде думать тошно.

— Ноги перестанешь таскать.

— Как-нибудь постараюсь.

— Ладно, отдыхай, — Ринтайр встал. — Айра, чего ты там копаешься? Айра захлопотала возле Макнарски, а егерь сел рядом с Гаем, который доставал из сумки продукты. Одеяло разлеглось рядом.

— По-моему, наш пленник за сегодняшний день разительно изменился, — задумчиво произнес Ринтайр. — Никогда не видел, чтобы так быстро люди менялись. Даже манера разговаривать не та, что прежде.

— Я бы на его месте вообще бы заговариваться начал.

— Дружище, — обратился егерь к Одеялу, — давай-ка, ложись с тем парнем и полечи его.

— Другой полечи он сам, — отозвалось существо.

— Сам он не может, — ласково пояснил Ринтайр. — Не препирайся. Иди и ложись с ним.

— Другой. Совсем другой, — Одеяло поиграло краями. — Сам потом здоровый.

— Чем же он тебе так не понравился?

— Другой. Чужой. Не ты.

— Но вон Гай, он тоже не такой, как я. А ты его принимаешь. Почему?

— Гай и ты — такой. Другой — чужой.

— Он такой же человек, как и мы, — втолковывал егерь питомцу.

— Нет, — уперлось Одеяло. — Другой запах. Другой вкус.

— Ах, он тебе невкусный! — засмеялся Ринтайр. — Поэтому и плох. Понятно. Его энергией ты не хочешь поживиться. Тем лучше. А ну иди к нему, говорю!

Последнюю фразу егерь произнес уже сердите, но Одеяло даже не шевельнулось.

— Сам иди, — булькнуло оно.

— Да ладно тебе, Дон, — махнул рукой Гай. Оставь его в покое. Оно, наверное, само вымоталось. Пусть отдыхает.

— Не нравится мне его поведение. Такого еще не было… — покачал головой Ринтайр.

К мужчинам подошла Айра.

— Уснул, — сообщила она и села. — Если б вы знали, как я хочу есть!

— Думаю, также, как и мы, — улыбнулся ей Гай.

С ужином покончили быстро и улеглись кто на чем. Шеппард растянулся на камне, покрытом сероватым мохом. Айра быстро уснула, свернувшись около брата. Гай лежал и слушал как она дышит рядом. Затем он повернул голову к егерю.

— Дон, ты спишь?

— Сплю, — ответил Ринтайр, но голос у него был не сонный.

— Я слышу, что не спишь. Я хотел тебя спросить…

— Ну?

— Почему все-таки ты привел нас сюда? Я сперва думал, что у тебя тут есть какое-то жилище. С чего ты взял, что здесь безопаснее, чем внизу?

— Спи, — буркнул егерь.

— Нет, правда, почему? Ринтайр вздохнул.

— Сестра уснула?

— Да. Говори.

— Мало охотников найдется лезть сюда, парень. Такое уж это место…

— Ну да? — рассмеялся Гай. — Полно всяких духов и все вокруг овеяно леденящими душу легендами, да?

— Насчет духов — не знаю, не встречал. Но душу точно леденит.

— Это чем же?

— Если верить картам, котрые распространяет эпидемиологический Комитет, мы находимся в самом центре, очаге эпидемии «желтой чумы».

— Что?! — Гай приподнялся на локте. — Что ты сказал?!

— Ты же сам просил колыбельную. Вот я тебе ее и спел.

— Ничего себе колыбельная… И ты нас сюда притащил, заявив, что это — безопасное убежище?

— Артико или полиция сюда не сунутся.

— Но ведь мы можем заразиться!

— Не ори, всех разбудишь. Ты пока здоров, вот и радуйся. Кроме тего, ты забыл про нащего дружка, который эту чуму лечить может Я тебя успокоил?

— Как сказать..

— Тогда отстань от меня. Я спать хочу.

Гай снова лег. Нельзя сказать, что он чувствовал себя спокойно. Шеппард смотрел в темное небо, исчерканное фосфорицирующими штрихами тайгирских облаков и слушал тихое дыхание сестры. Наконец, и его сморил сон.

* * *

Рано утром Гай проснулся оттого, что почувствовал как Одеяло трется об его ноги. Галиец поднял голову и огляделся. Все еще спали.

— Чего тебе? — прошептал он существу.

— Кушать. Много кушать, — проговорило оно. — Долго жду. Вчера жду. Сегодня жду. Ходить кушать.

— Где я тебе кушать-то возьму?

— Здесь. Много кушать. Ходить. Ходить, — Одеяло толкнуло Шеппарда. — Опасно нет. Я беречь. Ходить быстро.

— Тихо ты!

— Ходить. Ходить. Опано нет, — Одеяло еще более ощутимо толкнуло Гая.

— Эй, что там у вас происходит?

— Да вот, пристал ко мне, — Гай отпихнул ногой существо. — Кушать ему приспичило.

— Най бри-и-иль, — пропело Одеяло, помывая краями.

Ринтайр и Шеппард переглянулись.

— Чертов придурок. Ходить, — пятнистая тварь хлопнула Гая. — Много най бри-и-иль.

Гай резко сел.

— Дон, по-моему, где-то тут полным-полно найтбрилла, проговорил он.

— Я понял, — кивнул Ринтайр.

Шеппард встретился взглядом с Макнарски. Тут же подняла заспанное лицо Айра.

— Идти? — спросила она.

— Да, — Ринтайр вскочил. — Быстро собираемся.

Через десять минут все были готовы отправиться в путь.

— Показывай, — махнул рукой Одеялу егерь. — Коль ты его чувствуешь, так почему раньше не нашел места сам?

— Куда мы идем? — спросила Айра.

— Тут найтбрилл, айра. Одеяло говорит, куча найтбрилла.

— О нет! — сестра остановилась и обвела спутников гневным взглядом. — Отсюда надо убираться! И подальше!

— Эй, успокойся, сестричка, — Гай взял ее за руку, но она вырвалась и отступила назад.

— Найтбрилл — это смерть, — замогильным голосом произнесла она. — Это — «желтая чума». Скопления найтбрилла вызывают «желтую чуму»! Куда вы собрались, ненормальные? Ты-то куда лезешь, Гай? Мало что ли тебя били и гоняли из-за найтбрилла? Ты уже по уши увяз! А все туда же!

— Айра! — оборвал сестру Шеппард. — Мне не нужен найтбрилл. Он нужен Одеялу. Оно им питается и долго искало это место. Понимаешь? Ты только посмотри на него.

Одеяло действительно выглядело не как всегда. От его прежней степенности не осталось и следа. Шкура подергивалась, края мощно рассекали воздух. Казалось, что оно никак не дождется, когда же люди разберутся между собой.

— Если ему нужен найтбрилл, так пусть само к нему и отправляется, — отрезала Айра.

— Я ушел — Гай, Дон болеть, — промурлыкало Одеяло. — Болеть. Умирать. Все люди умирать. Я беречь. Иди со мной. Я беречь.

— Так он нас тащит с собой только потому, что без него нам грозит смерть, — сказал Ринтайр. — Ну, ты меня тронул, дружок. Спасибо…

— Вокруг найтбрилла только зло, — проговорила Айра. — Чума… Сволочи всякие, как мухи, кружатся… Тайна, боль и зло…

— Надеюсь, стрелять не будешь? — в сторону сказал Макнарски.

— Перестань! — зло бромил ему галиец и снова повернулся к сестре. — Мы не собираемся ничего брать. Нам надо покормить Одеяло. Кроме того, еще ни один человек, видевший месторождение найтбрилла, не остался в живых. А у нас есть защита. Это же просто невероятная возсть!

— Я никуда не пойду, — бросила Айра и усалась на камнях.

— Вот семейка! — хмыкнул Ринтайр. — Хватит, Айра. Вставай. У нас нет времени тебя уговаривать. Если потребуется, я поведу тебя насильно.

— Я никуда не пойду, — жестко повторила женщина.

— Ты погибнешь, — втолковывал ей Гай.

— Ну, ладно, — спокойно произнес егерь и, резко подхватив Айру на руки, понес.

— Отпусти меня! — крикнула она, вырываясь.

— Но ты же не хочешь идти. А оставить своего приятеля голодным я не собираюсь. Значит, понесу. И не дергайся так. Все равно не вырвешься. Эх, давненько я дам не таскал…

— Отпусти. Я сама пойду.

— Вот это другое дело, удовлетворенно кивнул Ринтайр, опуская ее на землю.

Макнарски хмыкнул, шагая позади.

Одеяло привело людей к нагромождению высоких скал у края каменной площадки. Оно зависло и пробулькало:

— Люди ходить здесь.

— Что-то никакого входа я здесь не вижу, — пробормотал Ринтайр, осматривая стену.

— Эй, тут следы посадки деливера, — сказал Шеппард, разглядывая каменную крошку у себя под ногами. — Посадочные опоры деливера оставляют слишком характерный след. Ни с чем не спутаешь. Да и вообще, посмотри на площадку. Готовый стартовый стол, только естесственного происхождения.

— Меня это не радует, Гай, а только дает лишний повод для беспокойства, — заметил егерь, — Где же тут этот чертов вход?

— Грязь, — сказал Макнарски.

— Что? — не понял Ринтайр.

— Сухая грязь. А вокруг только камни, — Лео указал на участок стены, который казался светлее окружающего фона. — И напоминает она мне следы траков.

— Быть тебе следопытом, — усмехнулся егерь. — А я и не заметил. Значит, по этой стене ездили?

— Скорее всего, промышленные киберы или что-то в этом роде… И, вероятно, дверь устроена по принципу стандартного трапа звездолета.

— Я плохо разбираюсь в звездолетах, — усмехнулся Ринтайр.

— Дверь опускается и сама служит трапом, — обяснил Лео.

— По-моему, с головой у тебя сегодня все в порядке, — заметил егерь. — Осталось немногое: узнать как эту дверь опустить.

— С этим сложнее…

Пока мужчины занимались поисками входа, Айра сидела невдалеке на камне, скрестив ноги. Она казалась предельно безучастной к происходящему. Гай подошел к Макнарски и Ринтайру.

— Как дела?

— Нужно найти блок управления дверью, — сказал Лео. — Он должен быть где-то здесь.

— Дверь может открываться автоматически, — заметил Шеппард, — учитывая, что люди здесь не могут появляться.

— Обязательно должна быть дублирующая система. В случае отказа системы дистанционного управления должна быть предусмотрена возсть включения механизма непосредственно кибером. Значит, предусмотрен и соответствующий разъем. Это — закон.

— Когда дело крутится вокруг найтбрилла, то о законах обычно не вспоминают, — покачал головой галиец.

— Я имел в виду законы монтажа любого технического оборудования. — сказал Лео.

— Не думаю, что этот объект принимала техническая комиссия. Но если б я затевал добычу найтбрилла, то наверняка поставил бы не одну, а десять дублирующих систем…

— Ты меня понял, — кивнул Макнарски.

— Только где искать этот «разъем»?

— Ребята, я знаю кто нам поможет, — улыбнулся Ринтайр.

— Одеяло! — догадался Гай. — Оно ведь чувствует любое излучение! Если автоматика работает, то он сможет определить источник излучения! Ринтайр подозвал Одеяло и провел с ним краткие переговоры. Гай еще раз удивился, как это егерю удается так сразу понимать корявую речь своего питомца?

— Я объяснил что от него требуется. Кажется, он понял, — сказал Ринтайр.

Одеяло между тем уже плавало возле стены. Затем оно полетело к краю площадки, туда, где Гай нашел следы деливера.

— Что это он? Передумал, что ли? — сказал Ринтайр.

Одеяло зависло над одним из камней на площадке.

— Чтоб я сдох, он нашел, — поизнес Гай и первым побежал в ту сторону.

Лео и Ринтайр последовали за ним. Шеппард упал на колени перед камнем и ощупал его. Серая поверхность была покрыта множеством трещин. Под пальцами галийца что-то провалилось и его глазам открылась панель управления, утопленная явно в бутафорский камень. Мигающий индикатор указывал на то, что система действует. Гай издал победный клич и тряхнул в воздухе кулаками.

— Погоди радоваться, — осадил его Макнарски, опускаясь на корточки. — Надо еще разобраться. Никаких обозначений нет… Точно, для киберов…

Гай аккуратно вскрыл панель и заглянул внутрь.

— Ладно, ребята, — махнул рукой Ринтайр. — Я все равно в этом ни черта не понимаю. Колдуйте тут сами.

Он отошел от своих спутников, поманив за собой Одеяло.

— У тебя ангельское терпение, мой друг, — сказал он существу.

Одеяло пополоскало краями в воздухе и на мгновение завернуло в себя егеря. Тот сперва начал отбиваться, но затем улыбнулся и погладил обхватившее его полотнище.

— Я тоже тебя люблю, — нежно произнес он. — Мне было бы очень жаль с тобой расстаться…Лучше друга у меня еще не было…

Когда Одеяло его отпустило, Ринтайр подошел к Айре.

— У тебя, я гляжу, сердце не радуется, глядя на наших парней, — щаметил он.

— Они похожи на маленьких детей, получивших новую игрушку, — холодно ответила женщина. — А для радости нет повода, потому что игрушка — сатанинская.

— Да-а, милая, — покачал головой Ринтайр. — Долгие годы в стенах монастыря наложили на твое мышление глубокий отпечаток.

— Название — просто — слово. Важна суть.

— Ты такая хорошенькая, а делаешь и говоришь жуткие вещи, — удрученно сказал егерь. — У меня от всякой философии зубы ныть начинают. Чего ты все время боишься?

— Больше всего я боюсь вашей глупости и своей беспомощности в данной ситуации, — ответила Айра.

— Дон! — крикнул Гай. — Мы разобрались с этой штукой и попробуем сейчас открыть дверь.

— О' кей, — махнул ему рукой Ринтайр и отошел от Айры.

Дверь с лязгом дрогнула, но не открылась.

— Я же тебе говорил, что она заблокирована! — тут же заорал Макнарски. — Какого черта ты не слушаешь?!

— Эй, вы там не подеритесь только, — крикнул им Ринтайр.

Макнарски махнул рукой и подошел к егерю.

— Все. Конец, — с досадой сказал он. — Сиситема блокировки была на секрет-схеме.

— Я плохо себе это представляю, — проговорил Ринтайр.

— Там все сплавилось, — Лео вздохнул. — Нужно было сперва снять блокировку, а уже потом ширять в гнезда. Но ты попробуй ему это объяснить! Макнарски ткнул пальцем в понуро бредущего к ним Шеппарда.

— Я не видел там никакой блокировки, — хмуро произнес он.

— Да я тебя в нее носом ткнул, — прошипел Лео. — Но ты же у нас астронавт! Самый умный! Теперь можешь идти и лбом дверь прошибать! Тебе это только на пользу пойдет!

— Дон, я просто никогда не имел дела с подобными штуками, — начал оправдываться Гай.

— Тогда надо слушать то, что тебе говорят, — отрезал Макнарски.

— Да ты-то откуда все это знаешь? — завелся Шеппард. — Ты что, страховал такие системы, что ли? Лео махнул рукой и отвернулся.

— Вход есть, — прозвучал булькающий голос.

Мужчины обернулись. Рядом с ними висело Одеяло.

— Есть другой вход?

— Есть, — серое полотнище всколыхнулось.

— Так чего же ты раньше молчал?

— Я ходить. Люди нет. Люди трудно.

— Узкий проход, что ли? — спросил Ринтайр. — Но ведь и ты не маленький.

— Нет. Люди трудно. Люди больно.

— Что за ерунда? — пожал плечами Шеппард.

— Люди могут умереть? — егерь прищурился.

— Нет, — ответило Одеяло.

— Уже легче, — Ринтайр обвел глазами присутствующих. — Если у вас нет других предложений, пошли с ним.

— Куда, интересно? — уже предчувствуя надвигающуюся проблему, мрачно спросил Гай.

Одеяло метнулось вверх по скале и вернулось обратно.

— Понятно, — егерь задрал голову. — Вон туда, на скалу.

— Я точно стану чемпионом по альпинизму, — с тоской проговорил Шеппард. — Неужели ты думаешь, что мы туда заберемся?

— Придется, — развел руками Ринтайр.

— А об Айре ты подумал?

— Не паникуй раньше времени, парень. Все будет в порядке. Я полезу сам, а потом втащу вас. Если ты ничего не забыл, в сумках должно быть все необходимое.

— Я ничего не забыл, — уверил его Гай, немного обрадованный тем, что первым лезть не придется.

Да и Ринтайр выглядел спокойно, ведь рядом было Одеяло. Егерь покопался в сумках и, достав моток троса, подошел к скале.

— Красиво лезет, — заметил Гай, когда Ринтайр начал восхождение.

— Макнарски не ответил и сел рядом с Айрой.

— Вы все с ума посходили, — сказала она тихо.

— Ну почему же? Все выходит как нельзя лучше, — Усмехнулся Лео. — Насколько я понимаю, ты сама влезла в эту историю.

— Откуда ты знаешь?

— Прости, я оказался невольным свидетелем вашего с братом разговора в тот вечер, когда тебя спасли. Вы говорили достаточно громко…

— Так ты не спал? — взглянула на него Айра.

— Не спалось.

— А зачем прикидывался?

— Ну, во-первых, мне было так скверно, что и рта раскрывать не хотелось, а, во-вторых, вы так мило беседовали… Я просто посчитал бестактным смущать вас.

— Слышал и ладно, — Айра отвернулась. — В принципе, это ничего не меняет…

— Не скажи. Я хоть узнал с кем имею дело.

— И с кем же, любопытно?

— Смотри, — Макнарски указал на скалу и поднялся на ноги. — Ринтайр уже наверху. Идем. Сейчас тебе подниматься.

— Ты не ответил, — напомнила Айра.

— Забудь. Это действительно ничего не меняет…

Лео помог Айре встать и, подхватитв сумки, пошел к подножию скалы. Шеппард обвязал сестру концом троса, брошенным егерем. Трос натянулся. Во время подъема Одеяло летало вокруг, иногда подталкивая и поддерживая людей.

Таким образом скоро все оказались на вершине. Егерь указал на каменную поверхность в двух шагах от себя.

— Вход здесь, — сказал он. — Все это попахивает чертовщиной, в обморок только не падайте. Я вас достаточно морально подготовил?

— Пока только заинтриговал, — произнес Гай.

— Смотрите.

Ринтайр присел и сунул руку в камень. Не положил, а именно сунул. Вокруг его кисти произошло какое-то волнение и участок каменной поверхности заколыхался, подобно потревоженной водной глади. Егерь посмотрел на своих спутников.

— Видели? Что-то вроде камуфляжа, чтобы вход не был виден снаружи. Хитрая штука, нечего сказать…

— Макнарски подошел к Ринтайру и без тени страха сунул руку в маскировочную пленку.

— Покалывает, — сообщил он. — Не сказать, чтобы больно. Просто неприятно.

— У меня иные ощущения, — посмотрел на Лео Ринтайр. — Наверно, у всех индивидуальная реакция…

— Я начинаю все больше интересоваться нашим плоским приятелем, — улыбнулся Макнарски и вынул руку наружу. — Вроде, ничего не отвалилось.

— Лихо, — дал оценку происходящему Гай. — Кто первый?

— На этот раз — ты, — ответил егерь. — Не бойся. Внизу тебя подхватит Одеяло.

— Я бы не сказал, что мне нравится эта идея…

— Лезть все равно придется, — заметил егерь.

— Ладно… — Гай вздохнул и помахал рукой Одеялу. — Иди меня встречать.

Пятнистое существо свернулось и, ухнув в камень, исчезло. На поверхности пленки осталась только легкая рябь. Шеппард попробовал ногой камни перед собой. Нога не нашла опоры.

— Так и будешь стоять? — поинтересовался егерь. — Не щупай, там ничего нет. Просто прыгай. Или помочь?

— Я сам.

Гай посмотрел на сестру и прыгнул вниз. В следующую секунду его тело как будто рванули сразу во все стороны с огромной силой, а в ушах прозвучал такой грохот, словно рядом взорвалась бомба. Гай заорал и попытался зажать уши руками, но рук как будто не было. Не успев испугаться, Гай оказался на Одеяле. Оно покачало человека, спускаясь, и оставило его на холодном камне. В голове Гая стоял гул, тело ныло, как после драки. Галиец с трудом сел и осмотрелся. Он находился в каменном колодце, наверху виднелось светлое пятно. Изнутри маскировочная пленка была прозрачна. Одеяло мельтешило наверху. Что-то мелькнуло и в колодце прозвучал крик на выской ноте.

— Айра, — прошептал Гай, глядя вверх.

Одеяло спланировало на дно и Шеппард подхватил сестру. Она вся тряслась и стонала.

— Сейчас все пройдет, — Гай обнял сестру и почувствовал какой-то непередаваемый прилив нежности к ней.

И он подумал о том, как все-таки здорово, что у него теперь есть Айра.

Следующим был Макнарски. Он не издал ни звука, поэтому Шеппард обратил на него внимание только в тот момент, когда тот оказался рядом с ним.

— Впечатляет, — заметил Лео, отдышавшись.

Одеяло опустило сумки и отправилось за егерем. Тот глухо взревел наверху, падая на спину своего приятеля.

— О, черт! — прошипел Ринтайр, перекатываясь на камень с Одеяла.

Некоторое время никто не шевелился, приходя в себя. Затем егерь поднял голову и спросил:

— Как Айра?

— В порядке, — отозвалась она.

— Ничего себе приключеньице, — недовольно буркнул Ринтайр, поднимаясь на ноги. — Я думал, что у меня мозги выскочили.

— Ходить, — заурчало Одеяло. — Кушать. Трудно беречь. Кушать.

— Встаем, — скомандовал Ринтайр.

Одеяло легло на пол и пришло во вращение.

Послышался скрежет и шум сыплющихся камней. В центре площадки, где стояли люди, образовалось широкое отверстие правильной формы. Одеяло спустилось вниз. Ринтайр заглянул в дыру.

— там светло, — сообщил он.

Его спутники приблизились. С помощью троса они спустились вниз и оказались в просторном туннеле. На стенах светились люминоблиттеры, которые обычно используют для дежурного освещения. Гай сразу увидел огромную дверь, которую они Макнарски пытались открыть. Рядом у стены выстроился ряд выключенных киберов.

— Ну-ка, — посмотрим, — произнес Лео, подходя к ним. — Слава богу, тут все, как у людей…

— Что там? — спросил Гай.

— Дверь открыть изнутри. Если, конечно, опять не поторопишься.

— Ну и занимайся этим сам, — обиделся Шеппард. — Я и не набиваюсь…

— Не заводись, — ухмыльнулся Лео и осмотрел киберов. — Майнер-киберы в промышленном исполнении… Все манипуляторы втянуты в корпус, значит, они находятся в состоянии консервации.

— Интересно, есть в этом мире что-либо, в чем ты не разбираешься? — съехидничал галиец. — Черт с ними, с киберами. А где Одеяло?

— Улетело по тоннелю дальше. Вероятно, подкрепиться. Я думаю, и нам не мешает заняться тем же, — ответил егерь.

— Значит, найтбрилл там, — Гай посмотрел вглубь коридора. — Может, пойдем глянем?

— Стоит ли? — произнесла Айра.

— Надо бы посмотреть, — решил егерь. — Раз уж мы добрались сюда, так хоть посмотрим ради чего.

— Все равно не успокоитесь, — вздохнула женщина. — Пощли…

Люди двинулись по туннелю. Метров через двести появилось ответвление, откуда шел более яркий свет. Повернув туда, люди оказались в сводчатой пещере, где их глазам открылось волшебное зрелище. Огромное мерцающее облако висело у самого пола.

— Вот оно где, — умиленно произнес егерь.

— Как красиво! — прошептала Айра, с восторгом глядя на рубиновые искры, мелькающие в облаке.

— Ничего подобного в жизни не видел, — сказал Макнарски. — Туда подойти?

— Не надо. Сейчас лучше его не тревожить, — остановил его Ринтайр. — Вы лучше на стены посмотрите.

Гай буквально ошалел. По стенам от пола до свода змеились черные жилы, усеянные плотно сидящими зернами «ночных алмазов». У Шеппарда дух захватило.

— Я бы хотел умереть здесь, ребята, — тихо произнес он. — Это — просто сказка…

— Пошли отсюда, — вдруг резко сказала Айра. — Вы уже совсем ошалели. Да идемте же! Вы что, ничего не чувствуете?

— Как здесь хорошо, — почти пропел Гай.

Айра схватила его за руку и выволокла в коридор. То же она проделала с остальными. Свет в пещере начал меркнуть. Видно, Одеяло насытилось.

— Ты все испортила, — с гневом заявил сестре Шеппард.

— Я сделала то, что нужно. Ты бы видел себя… Улыбка полного идиота. Мы все вели себя ненормально.

— Молодец, Айра, — Ринтайр потер затылок. — Я не знаю что с нами было, но ты права в одном — от всего этого надо держаться подальше.

Стряхнув с себя оцепенение, люди вернулись к оставленным ими сумкам. Айра выложила оставшиеся продукты и все устроились на сумках.

— Интересно, кому принадлежит все это хозяйство? — произнес Макнарски.

— По-моему все и так ясно, — с удивлением взглянул на него Гай.

— Не понимаю…

— Это — наше Одеяло, — подсказал Шеппард. — Ну, может, не он один является хозяином найтбрилла, а все его племя или как там еще назвать его сородичей…

— Воз, Одеяло и имеет ко всему этому какое-то отношение. Но не более, — усмехнулся Лео и ткнул пальцем в киберов. — Меня интересует чье вот это?

— Несложно вычислить, — хмыкнул егерь. — Артико работает на концерн «Байэкс», который занимается геологическими изысканиями на многих планетах.

— Но здесь они не имеют прав на разработки, — проговорил Макнарски и, отхлебнув клок-кофе из банки, поморщился. — Ну и гадость! У этой дряни нет ничего общего с настоящим кофе.

— Разве что — название, — заметил Ринтайр. — Чем дальше планета находится от Земли, тем дороже настоящий кофе. На Тайгири он вообще является предметом роскоши, которую я не могу себе позволить. Так что, довольствуйся тем, что есть.

— Довольствуюсь, — кивнул Макнарски.

— Ладно, ребята, — егерь стряхнул с себя крошки. — Вы тут веселитесь, а я пойду с дружком потолкую. Назрели вопросы.

— и мне пойти? — спросил Макнарски.

— Не надо. У нас общение лучше происходит наедине.

Ринтайр встал и ушел вглубь тоннеля.

— Слушай, Лео, — Гай открыл себе еще одну банку клок-кофе. — Я все хотел тебя спросить да недосуг было… Помнишь, ты приставал к Ринтайру с каким-то угнанным турбером? Ты же страховой агент, зачем тебе заниматься всяким криминалом?

— Мои шефы не были заинтересованы в выплате страховки. Поэтому и проводилось расследование параллельнос полицией. Там была небольшая проблема. Но это долго объяснять. Да и не надо, я думаю.

— Твои шефы, наверное, также любят аферы, как и ты, — усмехнулся Шеппард.

— Ну, ваши с Ринтайром мне точно не переплюнуть, — покачал головой Макнарски.

— У нас не аферы, а авантюры. Есть разница.

— Но, согласись, и то, и другое имеет криминальный привкус.

— Ты не забывай, что сидишь в одной трясине с нами, — помрачнев, заметил Шеппард.

— Надеюсь, это останется самым ярким впечатлением в моей жизни.

— Что же с нами теперь будет? — Айра с тоской помпотрела на брата. — Снаружи нас ищут… Артико, полиция… А сидеть здесь — значит, все время находиться под угрозой «желтой чумы».

— Выходит, придется выбирать между чумой и Артико, — невесеор усмехнулся Гай.

— Между ними смело ставить знак равенства, — вздохнула Айра. — Ошибки не будет. Но ведь есть еще вариант.

Она пристально посмотрела на брата.

— По-моему, у нас есть один выход — сдаться полиции, — сказала она.

— Нечего сказать, нашла выход, — буркнул Шеппард. — Чем же он лучше первых двух?

— Появляется шанс выжить…

— Мне помнится, кто-то вообще на тот свет собирался. Не ты ли? На тебе висит убийство. Кроме того, стоит только заикнуться о найтбрилле, как тебя ликвидируют вполне в законном порядке.

— Мы галийцы, — напомнила Айра. — Нас будут просто обязаны выдать галийской полиции. А перед своей системой мы ни в чем не виноваты. Без проблем, конечно, не обойдется, но…

— Так, — ледяным тоном перебил ее Шеппард. — Хватит. Теперь говорю я. Во-первых, хочу тебя предостеречь от доверия полиции Галактического Союза. Могу напомнить, что мои права уже были не раз ею нарушены. Нас не вернут Галии. А, во-вторых, ты, сестричка, предлагаешь нам совершить подлость. Ты подумала о Ринтайре, который спас и тебя, и меня? Ты думаешь, ему нужны были все эти проблемы? Да он жил бы сечас в своем райском уголке леса, горя б не знал! Он нам поверил и бросил все, чтобы помочь. А ты теперь предлагаешь бросить его на съедение? Ты представляешь что с ним сделают, сдайся мы полиции. Кроме того, тут есть еще и Макнарски. Его же тоже начнут потрошить, хотя парень совершенно не при чем. И он ничего не сможет доказать просто потому, что дело крутится вокруг найтбрилла.

— Я не подумала… — Айра спрятала лицо в ладони. — Я…я подумала о дочери…

— А ты думала о ней, когда ввязывалась в преступные затеи своей религиозной общины? Или когда собиралась с собой кончать? Айра заплакала, а Гай мрачно уставился на свой клок-кофе. Макнарски с безучастным видом рассматривал свои ногти.

Из тоннеля быстрым шагом вышел Ринтайр. За ним летело Одеяло. Вид у егеря был таков, будто его только что огрели по голове.

— Вы мне не поверите, — ошарашенно проговорил он. — Но это потом. А пока у нас появилась большая проблема. Одеяло уловило какие-то сигналы, идущие отсюда.

— Что? — Гай вскочил на ноги.

— Я полагаю, что в шахте оказалась сигнализация, которая оповещает хозяина о нашем появлении здесь.

— Пусть Одеяло найдет передатчик и я эти сигналы в два счета придушу, — сказал Гай. — Нет на свете техники, которую я не мог бы сломать.

— Боюсь, это бессмысленно, — покачал головой Ринтайр. — В любом случае, нам надо отсюда убираться. Сигналы наверняка уже засекли те, кому это было надо.

— Нет, — заупрямился Шеппард. — Сперва я сверну башку передатчику. Одеяло, ищи источник сигналов!

— Давай пока соберем сумки, — сказал егерь Айре, недовольно глядя на Гая.

Одеяло уверенно поплыло в сторону Макнарски. Лео вдруг резво сорвался с места и метнулся к скинутому в кучу лучевому оружию. И через мгновение он уже держал своих спутников под прицелом.

— Ребята, я вам только добра желаю, — сказал мужчина, облизнув капли пота, выступившие над верхней губой. — Уберите Одеяло или я его продырявлю. Мне бы очень не хотелось демонстрировать всю серьезность своих намерений.

— Вот это номер! — медленно проговорил Гай.

— Лео, ты взбесился? — вытаращила глаза Айра.

— Нет, он не взбесился, — с недоброй улыбкой проговорил ее брат. — Наверное, Лео-то и носит на себе маяк, подающий сигналы. Так, Лео?

— Так, Гай, — спокойно согласился Макнарски. — И давай не будем создавать лишних проблем. Убери Одяло, Ринтайр, я повторяю в последний раз.

— Оставь его в покое, дружок. Иди ко мне, — позвал приятеля егерь.

Одеяло отлетело в сторону и легло на пол.

— Тебе все-таки удалось провести меня, Макнарски, — с досадой сказал Ринтайр. — Но почему же ты не включил маяк раньше, чтобы Артико мог взять нас еще в лесу? Что-то я не пойму твоей тактики.

— Я не лгал тебе, когда говорил, что не имею к Артико никакого отношения. Но, благодаря вам, достаточно теперь наслышан о нем.

— Тогда я вообще ничего не понимаю, — разозлился егерь.

— Зато я все понял, — сказал Гай, делая осторожный шаг вперед. — Этот парень из полиции. В этом случае все сходится.

— Ближе не подходи, — предупредил его Макнарски. — Поверь, это добрый совет.

— Ты копался в компьютере егеря, думая, что он знает о местонахождении найтбрилла. История с угнанным турбером — просто предлог, — вкрадчивым голосом продолжал Гай, делая еще один шаг. — Когда тебя пожалели и не оставили в лесу, то сами затянули петлю на своей шее. Чего еще ему было желать? Преступники при нем, да еще и к шахте привели! Случайно, но ведь привели. Тут-то он и подал сигнал.

— Не подходи, — холодно повторил Макнарски. — Не вынуждай меня стрелять.

— Лео, — почти нежно произнес Шеппард. — Ты же знаешь, насколько мала наша вина во всем этом.

Гай еще раз шагнул и Макнарски выстрелил. Галийц зажмурился и замер. Его ноги обдало жаром и, открыв глаза, Шеппард увидел пятно оплавленного камня перед собой.

— Ну, это уж ты совсем зря делаешь, — пожурил он Лео. — Ты провел время в приятном обществе, где о тебе заботились и жалели. И вот благодарность…

Макнарски, воз, выстрелил бы еще раз, если б его не отвлек крик Ринтайра:

— Смотрите, что это?! Макнарски бросил взгляд в тоннель, куда указывал егерь и этого мгновения Гаю оказалось достаточно, чтобы прыгнуть вперед. Галиец сбил Лео с ног, отшвырнув бластер в сторону. Макнарски тут же нанес ему пару ударов, после чего Гаю стало не до драки. И тут же в воздухе пронеслось Одеяло. Не успел Макнарски дотянуться до оружия, как был буквально спленут серым полотнищем и повалился наземь.

— Ай молодец, дружок! — воскликнул егерь.

Он подхватил отлетевший бластер и подтолкнул остальное оружие к Айре. Макнарски в это время боролся с Одеялом, пытаясь освободиться. Егерь навел на него оружие. Увидев это, Лео прекратил сопротивление и, откинув голову, рассмеялся.

— На этот раз ты провел меня, Ринтайр, — сказал он.

— Не люблю оставаться в долгу, — заметил егерь и посмотрел на Гая, который, охая, поднимался на ноги.

— Ну и здорово же он дерется, — скривившись, проговорил галиец.

Он подобрал лучевик и еще один передал Айре. Оставшееся оружие было тут же спрятано в сумку, на которую уселся Шеппард.

— Слушай внимательно, чтоб потом обид не было, — обратился егерь к Макнарски. — Нас трое и мы все будем держать тебя на прицеле. Предупредительных выстрелов не будет. Я хочу, чтобы ты это знал и не говорил потом, что с тобой поступают нечестно. Понял?

— Да, — ответил Лео.

Ринтайр погладил Одеяло и попросил его отпустить Макнарски. Тот поднялся, окинув взглядов направленное на него с трех сторон оружие.

— Сядь тут и сиди, — велел ему егерь, отходя назад.

— Пусть маяк снимет, — напомнил Гай.

Макнарски оторвал одну из эттрактивных застежек на рубашке и бросил на пол.

— Это уже ничего не изменит, — заметил он.

— Это источник сигналов? — спросил галиец у Одеяла.

— Да, — булькнуло оно.

— Все честно, — сказал Макнарски.

— Да куда б ты делся? — хмыкнул Гай и выстрелом уничтожил маяк.

— Звук нет, — сообщило Одеяло.

— Надо уходить отсюда, — бросил егерь.

— Куда? — со стоном спросила Айра.

Неожиданный грохот заставил всех вздрогнуть и обернуться. Дверь с гудением опускалась. В расширяющуюся щель бил дневной свет.

— К стене! — крикнул Гай, вскакивая, и вдруг подумал, что Макнарски вполне мог бы воспользоваться общим замешательством. Однако, Лео вместе со всеми прижался к стене, глядя на выход. Снаружи был слышен мощный ровный гул работающего на холостом ходу деливера.

— Твои? — сквозь зубы спросил Гай у Макнарски.

— Не думаю, — бросил тот.

— Может, хозяин шахты? — предположила Айра.

— Я вызывал не его, — отозвался Лео.

— Как бы я хотел сейчас тебя убить, — сказал Шеппард. — И я, наверное, это сделаю, если там окажется полиция.

— Ты не о том думаешь, — поморщился Макнарски и, прижимаясь к стене, начал двигаться к выходу.

— Куда? — зашипел на него галиец. — Назад! Лео обернулся к нему и с удрученной миной постучал себя по лбу.

— У тебя точно не все дома, — сказал он. — Надо спрятаться за майнер-киберами. Там удобнее держать оборону. Корпус такого кибера довольно сложно прострелить.

— Убедил, — кивнул Гай и вместе с Айрой и Ринтайром, двинулся за Макнарски.

И как тлько они заняли позицию, в тоннель въехал небольшой сферический кибер с мерцающей объективами поверхностью. Постояв у входа, он покатился дальше, но вдруг прямо перед ним в воздух взметнулось Одеяло.

— О, господи, — прошептал Ринтайр.

Кибер открыл прицельную стрельбу по мечущемуся существу.

— Он же убьет его! — взвыл егерь и выстрелил из своего укрытия.

Макнарски с досадой выргался. Ринтайр не промахнулся и кибер, разметав снопы искр, замер. Индикация на нем погасла.

— Дай-ка сюда, — тихо сказал Макнарски, взявшись за лучевик Айры.

— Нет, — она зло посмотрела на Лео, не отпуская оружия.

— Ты опять что-то затеял? — с угрозой спросил Гай.

— Слушай, мы все сейчас находимся в равном положении, — сердито произнес Макнарски. — И если нас захватят то, кто находится снаружи, то я разделю вашу участь. Так, может, лучше использовать мои боевые качества, чем заставлять стрелять женщину?

— Ей не впервой, — заметил Шеппард.

— Он прав, — кивнул Ринтайр. — Айра, отдай ему лучевик.

— По-моему, мы делаем очередную глупость, — покачал головой Гай и отвернулся к выходу.

Снаружи в тоннель вкатились уже два кибера, подобные первому. Они остановились напротив убежища людей и открыли шквальный огонь. Майнер-киберы задрожали. От попаданий в стену на людей летели брызги равплавленного камня. Гай бросился к Айре, закрывая ее собой.

— Черт, даже высунуться не дают, — зло проорал егерь, прижавшись к киберу.

— Эй, Ринтайр, — крикнул ему Макнарски. — Майнеры могут не выдержать. С них уже металл течет.

— Есть предложения?

— Да, — кивнул Лео. — Я готов отвлечь их на мгновение. Но если за это мгновение ты не успеешь их уничтожить, то они меня изжарят.

— Я бы не сильно переживал по этому поводу, — сказал Ринтайр. — Но пусть тебя утешит то, что я непременно сделаю все, как ты говоришь. Просто я понимаю, что, изжарив тебя, эти штуки снова примутся за нас.

— И на том спасибо, — усмехнулся Макнарски.

Он собрался с духом и, выскочив из укрытия, помчался вдоль стены. Затея удалась и оба кибера, как по команде, повернулись в его сторону, прекратив стрельбу. Ринтайр уничтожил одного сразу, но второй успел дать залп вслед Макнарски. Лео упал.

— Бежим, — крикнул егерь, когда второй кибер завалился на бок.

Трое беглецов покинули раскаленные останки майнер-киберов и помчались в сторону лежащего Макнарски. Рядом летело Одеяло.

— Если ты нас не выручишь, нам — крышка, — быстро сказал Ринтайр существу.

— Поднатужься и подними нас наверх, к твоему входу. Только там у нас есть шанс выжить.

Пока он говорил, гай наклонился над Лео. Левое плечо Макнарски было обуглено, но сам он оказался жив и в сознании. Одеяло опустилось на пол.

— Айра, быстрее на него, — бросил егерь. — Сперва ты. Двоих он не потянет.

Женщина уселась на Одеяле и он, колыхаясь, медленно подняло ее в отверстие, через которое люди попали в шахту.

Стоя напротив входа, Гай увидел на площадке снаружи деливер. Это был аппарат военного образца, который сейчас открывал нижнюю часть фюзеляжа, обнажая бортовую пушку.

— Мы не успеем подняться, — сказал Гай.

Макнарски и поддерживающий его Ринтайр обернулись ко входу.

— Термическая пушка… — с трудом проговорил Лео. — Бежим к боковому коридору…Если не успеем спрятаться — крышка…

— Оставайся наверху, — крикнул Ринтайр Одеялу и мужчины устремились вглубь тоннеля настолько быстро, насколько позволял им передвигаться раненый Макнарски.

Они бежали и Гаю казалось, что он затылком видит как выдвигается пушка, как разворачиваются над ней лепестки стрет-экрана, как раскладываются изломанные усы мувтаргета. И когда до спасительного коридора оставалось не более десяти метров, раздался выстрел. Что-то большое и тяжелое свалило людей с ног и накрыло собой. Гай понял, что это — Одеяло. Адский жар опалил ногу галийца, которая оказалась снаружи. Он заорал и втянул ее под полотнище. Рядом, прижавшись друг к другу, тяжело дышали Ринтайр и Макнарски. Каменный пол стал горячим. Воздуха под Одеялом почти не осталось.

— Надо бежать, пока не стреляют, — прохрипел Лео.

Все резко поднялись. Гай закашлялся, втянув в себя раскаленный сухой воздух, схватил Одеяло за край и втащил его в боковой коридор. Ринтайр заскочил следом, поддерживая Макнарски.

— Дальше, дальше! — сипло крикнул Лео. Галиец, воя от боли в обожженной ноге, волоком втащил Одеяло в найтбрилловую пещеру и рухнул на пол. Рядом с ним повалился егерь и Лео. Ринтайр на четвереньках подполз к Одеялу.

— Бог мой, дружок, — горестно простонал он. — Зачем же ты это сделал? Поверхность существа потемнела и покрылась трещинами, сквозь которые выступила бурая жидкость.

— Я же себе этого никогда не прощу! — продолжал причитать егерь.

Одеяло слабо всколыхнулось и пискнуло.

— Живой… — ошалел Ринтайр. — Черт возьми, жив! Что я могу сделать для тебя? Ринтайр почти прижал ухо к потрескавшейся спине Одеяла. Оно что-то пробурчало. Егерь оглянулся на Гая и Лео.

— К стене, прижмитесь к стене, — велел он, тут же подав пример.

И на глазах людей повторилось волшебное зрелище, которое они видели раньше в этой пещере. Только на этот раз Одеяло издавало пронзительные писк и свист. Гай почувсивовал, что у него появилась тупая боль в переносице и онемели пальцы. Боль от ожога он почему-то перестал ощущать. Шеппард сказал об этом Ринтайру, а тот ответил, что испытывает то же самое.

Завораживающее зрелище закончилось довольно скоро. Одеяло неподвижно лежало на полу. Из коридора донесся далекий гул и пошла волна горячего воздуха.

— Опять стреляют, — вздохнул Гай, шевеля онемевшими пальцами.

— Они могли видеть, как мы бежали, — сказал макнарски.

— Бог мой! Там же Айра! — испугался Шеппард.

— Человек. Там. Живой. Здоровый.

— Слышал? — повернул к Гаю голову Ринтайр. — С Айрой все в порядке.

Снова послышался удар, но более глухой, чем раньше.

— Они там совсем сдурели, — произнес Ринтайр.

— Дон, ты хотел нас чем-то удивить после своего разговора с Одеялом, — напомнил Макнарски.

— Да, — кивнул егерь и указал на своего приятеля. — Вы знаете, откуда он?

— Ты говорил, что из леса, — вспомнил Гай.

— Я тоже так думал. Но он не с Тайгири, а из космоса.

— Да ну? — засмеялся Лео и тут же сморщился от боли. — Новая версия, конечно, звучит увлекательнее. Хорошее название для романа антиутопии «Нашествие одеял». По-моему, нормально, а?

— Я же говорил, что не поверите, — пожал плечами Ринтайр. — Тем не менее, это так.

— И что же оно тебе рассказало? — взглянул на него Гай.

— Месторождение найтбрилла — никакое не месторождение и к природе не имеет ни малейшего отношения. Это своеобразный склад, который устроили сородичи Одеяла для путешествующих в космосе. Найтбрилл для них и пища, и, как я понял, маяк. То есть это еще и источник информации для ориентации в космосе. Одеяло говорит, что его соплеменники давно покинули этот участок Вселенной, а его самого прислали для ликвидации склада.

Послышалось сразу несколько глухих ударов из коридора.

— Там стреляют, как сумасшедшие, а мы тут сказки слушаем, — вздохнул Лео.

— Слушай, Дон, — обратился к егерю Гай, — а как быть с месторождением на Сарбагене? Это тоже склад?

— Да, — кивнул Ринтайр. — Оно ответило, что ликвидацией склада на Сарбагене занимается другой его сородич.

— Что-то не клеится, Дон, — заметил Шеппард. — Если Одеяло так чувствует найтбрилл, то почему же оно само не нашло своего склада, без нашей помощи?

— Оно объяснило, что люди растащили «ночные алмазы» по всей планете и получалось слишком много сигналов из разных мест. Одеяло никак не могло найти правильного направления. Кроме того, люди и всевозможные машины тоже, оказывается, что-то излучают. Для Одеяла было слишком много помех, вот оно и металось, пока не остановилось у меня. Оно для того и говорить училось, чтобы я ему помог склад найти. Только я не понимал толком, чего оно хочет. Так что люди залезли в чужую собственность, ребята.

— А что Одеяло думает на этот счет? — спросил Лео.

— Оно говорит, что ничего хорошего людям от найтбрилла ждать не стоит. Слишком чужеродная для нас эта штука. Выходит, Айра была права. Женская интуиция ее не подвела… — улыбнулся Ринтайр. — Вокруг найтбрилла дейсьвттельно только зло.

— Ну, зло этот или нет, не нам судить, — произнес Лео.

— Мы, как и Одеяла, существа космичесике, — заметил егерь. — Значит, должны сущуствовать по разумным законам. А какие уж тут законы, когда лезешь за яблоками в чужой сад?

— Ну, законы — штука гибкая, — Макнарски вздохнул устало.

— Ого! — усмехнулся Гай. — И эту фразу я слышу из уст полицейского!

— Значит, Одеяло собирается ликвидировать найтбрилл, — не обращая внимания на слова Шеппарда, продолжал Лео. — Интересно, каким образом?

— Как я понял, направленным излучением. То есть, энергия найтбрилла высвобождается и единым потоком уходит в космос.

— Это невоз, — махнул рукой Макнарски.

— Для людей, может и невоз. Это лишнее доказательство того, что мы полезли не в свои дела. Поэтому ни черта не разбираемся. Кстати, он сейчас нейтрализовал излучение найтбрилла. В отношении «желтой чумы», мы — в безопасности.

— Приятно слышать. И когда же Одеяло собирается устраивать фейерверк? — с усмешкой поинтересовался Лео.

— В любое время может. Но сейчас оно этого не делает из-за нас.

— То есть?

— Нам нельзя находиться в шахте в это время, как я понял. Помереть можем.

— Мы сегодня уже сто раз могли помереть, — хмыкнул Гай.

— Ладно, — кивнул головой Лео. — Предположим, я поверил во весь этот бред. Только одного не понимаю. Как ты сам выразился, и люди, и Одеяла — существа космические. Почему же просто не войти в контакт и не жить сообща, как мы живем, например, с фанголами?

— Ни к чему хорошему этот контакт не приведет. Людям будет плохо, потому что сородичи моего дружка, как и он сам, питаются чистыми излучениями. Человеческая энергия действует на них опьяняюще. Они могут просто начать качать нашу энергию ради своего удовольствия, но во вред нам. И им самим будет плохо от того же самого. Если выражаться человеческим языком, Одеяла просто начнут «спиваться», потребляя наши жизненные силы. Ведь, когда испытываешь удовольствие, то хочется испытать его снова и снова.

— Но твой-то приятель не «спился».

— Ты знаешь, среди людей я встречал мало трезвенников, но таковые ведь имеются, — произнес Ринтайр. — Кроме того, ему требовалась моя помощь. Люди не раз сталкивались с проблемами алкоголизма и наркомании. Наше Одеяло не хочет подкинуть похожую проблемку своему обществу. Мне его решение кажется на редкость разумным. Вот почему контакта не будет.

— Это все очень любопытно, но мне кажется, что где-то рядом идет форменная война, — сказал Макнарски, прислушиваясь.

Все замолчали. Шум из коридора, действительно изменился.

— Мне все это не нравится, — сказал Шеппард и с трудом поднялся. — Пошли посмотрим что там происходит. Надо еще Айру снять.

Галиец подал руку Лео и помог ему подняться.

— Плечо огнем горит, — пробормотал тот.

— Ты тут не самый больной, — заметил Гай и повернулся к Ринтайру. — Поднимай Одеяло, Дон. Надо идти за Айрой.

Макнарски и Шеппард вышли в коридор и остановились возле развилки, выглядывая в тоннель. Около шахты снаружи явно шел бой.

— Там веселятся, а мы остались без оружия, — хмуро буркнул Гай. — Лучевики сгорели.

— Надеюсь, оружия больше не понадобится, — ответил ему на это Лео.

— Ты думаешь, там полиция воюет?

— Есть сомнения на этот счет?

— Есть, — кивнул галиец. — Там может быть кто угодно. Могли появиться какие-нибудь конкуренты Артико…

— В этом случае у нас шансов не остается, — покачал голвой Лео.

— А, может, выберемся под шумок? — подмигнул ему Шеппард. — Пока они там грызут друг другу глотки, попробуем этим воспользоваться. У нас ведь есть запасной выход, там, где мы вошли.

Идея галийца явно не понравилась Макнарски.

— Да ладно, не переживай, — усмехнулся Гай. — Медаль на другом деле получишь.

— Я вас отсюда не выпущу, — спокойно сказал Лео.

— Да ты посмотри на себя, — криво улыбнулся Гай. — Ты же еле стоишь. Я тебя в два счета придушу, если что.

— Ты тоже выглядишь не лучшим образом, — заметил Макнарски. — И не стоит меня недооценивать.

Сзади подошел Ринтайр.

— А где Одеяло? — спросил галиец, видя, что егерь один.

— Оно больше не в силах нам помогать, — вздохнул тот. — Хорошо, что в живых осталось…

— Эй, Дон, оно там что…умирает?

— Нет. Но летать само больше не может. Здорово ему досталось. Одеяло сказало, что сможет подняться теперь только вместе с энергетическим потоком. Нам нужно быстрее покинуть шахту, чтобы оно могло закончить свою миссию. Одеяло нас чувствует и не начнет высвобождение энергии, пока мы тут. Пошли.

— Надо же, — покачал головой Гай. — А я ему даже «спасибо» не сказал.

— Считай, что оно тебя услышало. Идем. Надо еще придумать, как снять Айру.

Мужчины, прижимаясь к оплавленным стенам, двинулись к выходу.

— Этот придурок еще надеется сдать нас полиции, — сообщил Гай Ринтайру, кивнув на Лео.

— Посмотрим… — неопределенно бросил егерь.

Снаружи продолжался бой. Деливер напротив входа превратился в груду дымящегося лома. Дохромав до места, над которым темнело отверстие, Шеппард громко позвал:

— Айра! Наверху тут же показалась голова женщины.

— Слава богу, вы живы, — выдохнула она. — Я думала, все уже…

— Все живы и сейчас мы спустим тебя оттуда. Одеялу здорово досталось и на него рассчитывать не приходится.

Ринтайр тем временем осторожно приблизился к выходу и некоторое время смотрел наружу. Случайным выстрелом выжгло углубление в двери как раз рядом с ногой егеря. Он отскочил и вернулся к спутникам.

— Там в воздухе такая бойня идет! — сообщил он мрачно. — Скутеры носятся, три деливера, все стреляют… Из-за скалы дым, черт возьми, валит! Они же мне там весь лес спалят!

— Самое время об охране природы думать, — бросил Шеппард. — Тут бы самому шкуру спасти.

Разложив имеющиеся куртки на полу и связав их рукавами, Ринтайр смастерил подобие цельного полога.

— Думаю, выдержит, — проговорил он, пробуя узлы. — Давайте, беремся. Растянем и пусть Айра прыгает сюда.

Так и поступили. Айра колебалась только миг, затем прыгнула вниз.

— Держи! — заорал Гай.

Айра упала на полог и Макнарски тут же буквально взревел от боли, но пальцев не разжал. Когда женщина была на полу, он упал на колени, опустив голову к земле.

— Вот черт, — сказал галиец, опустившись перед ним на корточки. — Еще собирался тут задержание проводить. Что с тобой делать-то? Здесь оставить нельзя, потому что Одеялу действовать надо. Снаружи стреляют так, что чертям тошно. Не тащить же его туда?

— Никуда меня тащить не нужно, — прохрипел Лео, выпрямляясь. — Я обещаю сделать все для облегчения вашей участи в том, случае, если вы сдадитесь.

— Ты смотри, опять за свое, — вздохнул Гай. — Может, ты мне и права еще зачитаешь?

— Позже, — пообещал Макнарски. — Сперва мы выйдем отсюда вместе.

Снаружи донеслись два глухих взрыва и стрельба прекратилась. Ринтайр подошел к выходу. Айра выглянула из-за его спины.

— Полицейские скутеры садятся… И еще какие-то, — сообщила она.

— Все, — сказал Макнарски. — Приключения закончились. Пошли титры…

— По-моему, не хватает финальной сцены, — заметил егерь.

Он вытянул из-за пояса охотничий нож и двинулся к Лео.

— Ого, — усмехнулся тот.

Айра с воплем бросилась за егерем и повисла на его руке.

— Нет, прекратите!

— Спокойно, Айра, я просто собираюсь взять его заложником. Тогда, воз, мы и выйдем отсюда.

— Этот номер не пройдет, Ринтайр, — сказал Лео. — Если ты попробуешь так поступить… мной пожертвуют…

— Он блефует, — сказал Шеппард.

— К сожалению, нет, — взглянул на него Лео. — не делайте глупостей.

— Я никуда не пойду! — неожиданно заорал Шеппард. — Понятно? Я останусь здесь и никто меня отсюда не достанет!

— Без оружия и помощи… — заметила Айра.

— Выкурят, — уверил Макнарски.

— А что меня там ждет? Пожизненное заключение? Это в лучшем случае.

— А что тут? — вздохнула Айра. — А в чем собственно вообще нас могут обвинить? — завелся уже Ринтайр. — То, что мы случайно влипли в историю с найтбриллом? Так мы тут, скорее, жертвы.

— Контрабанда, — напомнил Гай.

— Убийство, — добавила Айра.

— Сопротивления при аресте, надеюсь, в этом списке не будет? — поинтересовался Макнарски.

Все замолчали.

— Я постараюсь вам помочь, — Лео обвел глазами спутников. — И не потому, что обещал это, а потому, что сам этого хочу. Я сейчас выйду первым, поговорю…

— Так я и дал тебе уйти! — подскочил Гай.

— Я выйду первым, — спокойно повторил Макнарски. — если не будет эксцессов с вашей стороны, то гарантирую приличное обращение.

— Этого мне давно уже остро не хватает, — процедил сквозь зубы Гай.

— Ты не полицейский, — вдруг сказал егерь, глядя на Лео.

— А это имеет значение? — усмехнулся тот.

— Еще один сюрприз? — уставился на него Шеппард. — О чем это вы?

— Если ты тот, за кого я тебя принимаю, то все твои сладкие песни — чушь, — проговорил Ринтайр, приближаясь к Лео. — И нам конец. Так?

— Да-а, Ринтайр, ты не так туп, как кажется с первого взгляда, — усмехнулся тот. — Но в данном случае не учитываешь…

— Хватит петь, — прервал его Ринтайр. — Из какой команды? «Феникс»? Лео молча смотрел на егеря..

— О чем они говорят? — Гай недоуменно посмотрел на сестру.

— Как я поняла, Макнарски из разведки, — отозвалась та.

— Ох, Ринтайр, — невесело рассмеялся Лео. — ты все-таки здесь не просто так. Видно, не зря я возле тебя крутился.

— Не зря, — согласился егерь. — С интуицией у тебя все в порядке. И как я тебя раньше не проколол, удивляюсь..? Но так или иначе, сработали мы неплохо. Хотя цели у нас были разные.

— Я вел Шеппарда, — сообщил Макнарски.

— А меня бросили на Центр «Тереза», — усмехнулся Ринтайр. — Я из команды «Армита» и мы решили слегка продублировать вас в расследовании.

— Все интереснее и интереснее, — произнесла Айра.

— Шпионы, шпионы, кругом одни шпионы, — ошалело пропел Гай, привалившись к стене.

— Так что, Лео, или как там тебя, мы пока никуда не пойдем, — сказал Дон. — Я твоих ребят знаю и на тот свет не собираюсь.

— Ринтайр, — укоризненно посмотрел на него Макнарски. — Неужели ты думаешь, что тебе может что-то грозить?

— Насчет себя — не знаю, а вот что касается их… — егерь указал на галийцев.

— Слушай, — разозлился Лео. — Я действительно не желаю им зла! Сколько это повторять? Или ты меня за подлеца держишь?

— Я всех ваших так держу, — парировал Дон. — Наслышан изрядно. Я их сюда вел

— да и тебя, заметь — буквально за ручку. И предполагаю, что с ними будет, попади они в руки к «Фениксу».

— Ты стал их адвокатом?

— Почти. Я слишком много узнал за это время о найтбрилле и о них.

— Или просто не хочешь делиться добычей? — прищурился Лео.

— Ребята, вы просто монетку киньте, — отрешенно предложил Гай. — Орел или решка… Продавать меня продавали, но еще не делили.

Ринтайр и Макнарски повернули головы в его сторону.

— Давай не будем тянуть время, — предложил Лео егерю. — Я сделаю все, что смогу. Можешь на меня положиться.

— Иди, — сказал Дон, отступая в сторону. — Но будь ты проклят, если что-нибудь случится.

Лео встал и, пошатываясь, направился к выходу.

Солнце уже клонилось к горизонту и в небе висели характерные тайгирские облаки, похожие на росчерки пера. Напротив входа лежали обугленные останки деливера, невдалеке расположились скутеры. Возде них передвигались люди в громоздких зиргоновых скафандрах. Один из скутеров стоял совсем рядом с шахтой и из него первыми заметили идущего человека. Похоже, появление незнакомца без защитного снаряжения было для них полной неожиданностью. От группы на краю каменной площадки отделился один человек и направился к пришельцу. Подойдя, он дотронулся перчаткой груди Лео. Затем решительно снял шлем.

— Клеменс Мейпл, боже мой… Ты, наверное, заговоренный. — коммандер Клинвуд еще раз притронулся к пришедшему. — Не чаял увидеть тебя живым…

— Вот как?

— Когда мы прибыли сюда, байэксовский деливер так жарил по шахте, что там ничего не должно было остаться. Э, да ты ранен… — Клинвуд подхватил «экс-Макнарски» под руку и сказал в интерком, укрепленный у лица. — Нужна медицинская помощь! И зиргон!

— Не надо никакого зиргона. Здесь все чисто. Найтбрилл нейтрализован.

— Каким образом?!

— Все потом расскажу. А сейчас вот что… В шахте еще кое-кто остался.

— Кто?

— Гай Шеппард…

— У меня сегодня большой выход покойников, — усмехнулся Клинвуд. — И этот, оказывается, жив. Кто еще?

— Еще один парень, который прикидывался местным егерем. Он из команды «Армита». И, надо сказать, его успехи в поисках найтбрилла превзошли все мои… Это он нашел шахту.

— Боже ты мой, — недобро усмехнулся Клинвуд. — Они все-таки устроили «дублирующее» расследование… Нам совсем перестали доверять. Будет о чем задуматься Моргану.

— И Айра Шеппард.

— Неплохая компания подобралась, — заметил Ли.

— Они безоружны и добровольно сдались мне.

— Прекрасно, — кивнул Клинвуд. К ним подошел человек в скафандре. Коммандер замер, прислушиваясь. Видно, подошедший делал доклад посредством интеркома. Затем Клинвуд кивнул и улыбнулся.

— Отлично. Освободитесь от зиргона, скоро у нас будут гости, — распорядился он. — И подготовьте аппаратуру для переговоров с людьми в шахте.

Коммандер увлек Клеменса к группе скутеров. Там все было уже готово. Клинвуд включил громкоговорители.

— Внимание! Я обращаюсь к людям в шахте. Выходите по одному и идите к скутерам. Женщина идет первой.

Мейплу обработали ожог, наложили повязку и набросили на плечи куртку. Он встал рядом с Клинвудом. Из тоннеля вышла Айра. Двигалась она размеренно, высоко подняв голову. Подойдя и бросив взгляд на Мейпла, она безропотно дала сковать себя наручниками. Ее усадили в один из скутеров. Шеппард стоял у шахты и наблюдал за происходящим. Вышедший Ринтайр слегка подтолкнул его и двое мужчин пошли навстречу ожидавшим их людям. Отдалившись от шахты, Ринтайр вдруг дернул Шеппарда за куртку и бросился к пустому сейчас скутеру, стоящему вблизи.

— Не стрелять! — заорал Мейпл, бросаясь вперед.

— Держите его, — зло бросил Клинвуд.

Успевший избавиться только от шлема Макфин, кинулся сзади на Мейпла и свалил его с ног.

— Ты с ума сошел! — прошипел майор, подминая отбивавшегося агента зиргоновым скафандром.

Во время этой заминки, Шеппард заскочил в скутер и, открыв дверцу подбежавшему Ринтайру, включил двигатели.

— Ты смотри, «Армита» хочет украсть мою добычу, — рассмеялся Клинвуд и сделал знак своей команде. — Одним скутером больше, или меньше — роли не играет.

— Ли! — заорал Мейпл, но его крик перекрыл грохот стрельбы.

Ринтайр, дергаясь, как марионетка, упал на обтекаемый корпус скутера и сполз на землю, оставляя за собой кровавую дорожку. Защитное стекло от выстрелов превратилось в сплошную непрозрачную сетку трещин. Во все стороны летели ошметки обшивки. Двигатель захлебнулся и затих. Клинвуд дал сигнал прекратить огонь. Макфин встал, отпуская Мейпла. Клеменс вскочил и подбежал к расстреляному скутеру. Он наклонился над Ринтайром. Тот был мертв. Мейпл медленно выпрямился, обошел скутер и открыл изрешеченную дверцу. В кресле пилота, неестесственно откинув голову, полулежал Шеппард. На его теле не было живого места. Приборная панель и дверца изнутри были забрызганы кровью. Мейпл уперся лбом в раму скутера и зажмурился. Сзади подошел Клинвуд. Он заглянул в салон и сказал куда-то назад:

— Уничтожить трупы.

Клеменс повернулся к нему.

— Ли, я говорил тебе, что они безоружны. Зачем все это?!

— Они могли уйти, — спокойно сказал Клинвуд.

— Ты прекрасно знаешь, что их было посадить где угодно. Они бы остались живы!

— Все это — лишняя возня. Я так устал от нее в последнее время.

— Ты — тварь! — прошипел Клеменс, хватая Клинвуда за скафандр.

— Забываешься, Мейпл! — гаркнул на него тот, сбрасывая с себя его руки. — Ты только Наблюдатель! Понял? Да, на твою долю выпала работенка, которая обычно простым Наблюдателям и не снилась. Тебе повезло или «Армите» повезло — неважно. Но в шахту ты привел НАС! Значит, ты хорошо поработал на СВОЮ команду. Но дальше не лезь, Мейпл. Слышишь? Никогда! Потому что дальше начинается моя работа и не тебе решать, правильно я поступаю или нет. Запомни это! Твоя работа заключается и в этом.

— Мне уже не нравится эта работа. Считай, что я попросил расчет!

— Ладно, — уже спокойней сказал Клинвуд. — Только за выходным пособием к Моргану сходишь.

— Нет уж, пусть он тебе мозги промывает. А заодно и совесть! Ты, по-моему, очень в этом нуждаешься.

— Ты больной, — удрученно покачал головой коммандер. — И какой впечатлительный! Макфин, уберите от меня этого идиота. Я с ним на досуге разберусь.

Двое парней из родной команды подошли к Мейплу.

— Не стоит спорить с начальством, — заметил один из них.

Профессиональным приемом они лишили Клеменса возсти сопротивляться и повели к скутерам. Агент буквально всем телом чувствовал на себе взгляд Айры Шеппард. Его усадили рядом с ней, предварительно сковав наручниками.

— Я ничего не мог сделать, — горько промолвил Мейпл.

Айра ничего не ответила и отвернулась.

Глухой удар, донесшийся из-под земли, заставил всех обернуться к шахте. Люди замерли, завороженные невероятным зрелищем. Ярко-алая сверкающая колонна уперлась в небо. Появившийся пронзительный звук заставил людей зажать уши. В колонне перливались и мерцали рубиновые всполохи света, среди которых метался темный предмет. Все это исчезло так же внезапно, как и появилось. Клинвуд подбежал к скутеру, где сидели Клеменс и Айра.

— Что это было? — возбужденно спросил он, распахнув дверцу.

— Небо в алмазах! — злорадно ответил Мейпл и откинулся на сиденье, всем своим видом показывая, что продолжать разговор не собирается.

— Ладно. Еще поговорим. — Клинвуд повернулся к Макфину. — Переройте мне носом эту чертову шахту! Понятно? Майор кивнул и удалился выполнять приказ. Клинвуд сел в свой скутер и поправил интерком.

— Мы возвращаемся в Тайгири-Деррил. Со мной отправляются захваченные и охрана. Остальным — работать здесь. Все.

Скутеры поднялись в воздух.

* * *

От Моргана Клинвуд вернулся в свой кабинет мрачнее тучи. Он не обратил внимания на уставное приветствие ожидавшего его Макфина и упал в кресло.

— Докладывайте, майор, — устало произнес он. — Неужели, произошло что-нибудь более скверное, чем разнос у начальства?

— Хорошего мало, — кивнул Макфин. — Животное, которое удалось поймать на Сарбагене, погибло. И узнать что-либо о фейерверке на руднике не удалось. Вся наша группа погибла в сарбагенской шахте во время энергетического выброса. Найтбрилл в мизерных количествах остался только у нас и в небольшом тайнике концерна «Байэкс» на Тайгири. В прессе — шум, там что-то пронюхали…

— В прессе всегда шум…

— Монастырь на Шалио ликвидирован. Верхушка реконитского ордена осуждена, всем придется сидеть в тюрьме до конца своих дней. Послушниц отправили в реабилитационные центры. Айру Шеппард, по требованию Мелона, мы передали властям. Но состояние ее таково, что ничего никому она рассказать уже не сможет. Мисс Шеппард признана невменяемой и помещена в лечебницу. Так как она официально является гражданкой Галии, ее Полномочный представитель выдвинул обвинения против «Юнивесери Сентер» в бесчеловечном обращении с заключенными.

— Я предупреждал Моргана, что нельзя ее отдавать, — зло бросил Клинвуд. — Большинство своих проблем мы наживаем тем, что не убираем за собой мусор.

— Шеф базы «Армита» требует повторного расследования обстоятельств гибели своего агента. Наша версия их не устроила.

— Их не устроила бы любая версия, ведь они были так близки к успеху. Пусть показывают зубы, все равно ничего не узнают.

— Они требуют привлечь Мейпла в качестве свидетеля.

— Ах, они требуют, — усмехнулся Клинвуд. — Ну так, уберите Мейпла с базы.

— Совсем?

— Что значит, «совсем»? Сейчас понимайте меня буквально, Макфин. Я не имел в виду — «убить», я сказал — «убрать». Пока все не уляжется. В конце концов, бури тут не в первый раз. Кстати, когда эта чертова комиссия тут будет?

— Комиссия по расследованию деятельности команды «Феникс» прибывает завтра в 14.30, Седьмой ангар.

— Что-нибудь еще? — Клинвуд всем своим видом показывал майору, что хотел бы остаться один.

— Мои соображения. Меня беспокоит Мейпл.

— Меня тоже. Отправьте его в лаборатории «Метаформа» на второй базе. Они знают что делать в таких случаях.

— Может, все-таки, отпустить его? Закодировать и отпустить? Новое имя, новая память… Думаю, потеря будет невелика.

— Нет. Макфин, — нехорошо улыбнулся Клинвуд. — Этот парень мне особенно дорог. Я собственноручно начинал его ломать. И, если я не переделаю этого чистоплюя, то просто перестану себя уважать. Я рассчитываю, что, пройдя огонь и воду, он когда-нибудь сядет на мое место.

— Принимая во внимание его нынешнее эмоциональное состояние, то вторая база сделает его просто калекой. Ведь его уже не раз обрабатывали по программе «Мета».

— Эксперимент под контролем, Макфин. Мейпл совсем не такой слюнтяй, каким кажется. У него — блестящие задатки. Ничего, посидит в лаборатории, будет как новенький. Не волнуйся за него так. Вот посмотришь, он еще меня сожрет! И тогда я буду считать, что воспитал себе достойную смену.

— Вам тоже не мешало бы отдохнуть, — холодно заметил Макфин. — На характере очень сказывается жизнь по законам джунглей.

— По законам джунглей? — Клинвуд покачал головой. — Нет. По законам Космоса. Космос безразличен и жесток к людям и, если мы хотим его подчинить, то должны стать такими же.

— Боюсь, не все разделят вашу точку зрения.

— Мне плевать на всех. Я знаю, что наша сфера — безопасность. Мы — органы безопасности космического человечества, Макфин. Так что, никто не смеет попрекать нас методами нашей работы, принимая во внимание благородство цели.

— Цель оправдывает средства? — майор наклонил голову. — Что-то знакомое… Простите, коммандер, мне надо готовить отчет о расследовании. Разрешите идти?

— Конечно, — Клинвуд протянул майору руку.

Они обменлись рукопожатием и Макфин вышел из кабинета. Оказавшись в коридоре, он с брезгливым выражением лица тщательно вытер носовым платком правую ладонь, пожимавшую руку Клинвуда.

— Славное время, приятные люди, — пробормотал он строчки из популярной песенки и, выбросив платок в мусорную нишу в стене, отправился по своим делам.

КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ.

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.


home | my bookshelf | | Небо в алмазах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу