Книга: Тарантул



Тарантул

Боб Дилан

Тарантул

© Немцов М., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

Разговоры о Циммермане

Предисловие переводчика к «нобелевскому изданию», написанное немного заранее

«Аттила и Его Гунны» старались причинить сильный телесный ущерб «Сенату и Народу Рима»…

Обе группы сидели на спидах и теперь завели весьма интеллектуальную дискуссию касаемо смысла некоего текста песни Дилана…

– Роберт Энтон Уилсон, Роберт Ши. Иллюминатус! (1975)

Времена поменялись. Телесного ущерба из-за своеобразно понятых строчек больше никто никому не причиняет. Слова в наш век всеобщей грамотности вообще перестали иметь значение. Да и значения, собственно, они тоже перестали иметь. «Все поломалось». Но странная штука: закрылся гештальт – Боб Дилан приехал в Россию, – и вот опять… утром, лежа на диване, говорим о Циммермане.

Да еще как говорим. Стенающие страдальцы: «…сет-лист выглядел так, будто маэстро вообще не в курсе, где он выступает и перед кем. Или ему искренне и глубоко наплевать…», – видимо, уже никогда не поймут собственной нелепости. Страна, до сих пор рождающая столь «быстрых разумом Невтонов», можно сказать, безнадежна: даже программа «Ворд» предлагает мне заменить фамилию «Дилан» на предсказуемый «диван» или какого-то неочевидного «Билана» (я еще понимаю – мебель, но откуда куску железа знать про «Евровидение»?). Знал бы Дилан, что приехал к тем, кто считает себя вправе чего-то от него требовать, мы бы ждали его приезда до подъема мацы… Но, к счастью для нас, – и в этом парадокс – Дилан знает, что все мы ничем не лучше критика российской премьер-газеты. Дилан все это видел не раз. А мы его таки дождались. Думали – не доживем. Многие и не дожили.

Чего там действительно разговаривать? Питерское радио не так уж далеко от истины. У нас просто не хватит жизненного опыта говорить о Бобе Дилане. Потому что говорить о нем – это рассказывать о себе. В отличие от других культовых фигур, таких разговоров, в общем, не очень заслуживающих – сколько фигур этих было и еще будет? – Дилана можно лишь пропускать через себя, через свою биографию. Говорить только о себе на фоне Дилана. Интересно может получиться. Родился, например, когда он записал уже вторую пластинку – «The Freewheelin' Bob Dylan». В школу пошел – это «Self Portrait». Поступил в университет и расстался с комсомолом в год Московской олимпиады, а у него вышел «Saved». Начал более-менее самостоятельную жизнь – это уже «Empire Burlesque». Офигеть, да? Мы тут жили, а он там – был. Был и есть всегда – так уж нам повезло, если вдуматься. Жить параллельно Дилану. От этого осознания временами становилось как-то легче. Все менялось, а он оставался. Был, есть и никуда не денется. Каково при этом постоянстве было ему самому – см. «Хроники, том I». Нам же только сейчас приходит в голову оглянуться – бли-ин, а ведь не так много времени прошло. Ну плюс-минус полвека, подумаешь… Кто разбирается в таких знаках, тот поймет.

Что он вообще сделал, этот ваш Шабтай Цизель Бен Аврахам, потомок литовско-одесско-турецких евреев с берегов озера Верхнее? Поменял метафору рока, парадигму поэзии и творчества вообще, заставил иначе воспринимать звучащее слово? Вообще любое слово? Раскрасил мир иными красками? Создал Вселенную? Всего-то?

Ты меня на борт возьми в волхвов круговорот

С меня все страсти рвет, курок под пальцем врет

А оттиск стоп истерт, лишь башмаки мои

Подвластны странствиям

Но я готов идти, исчезнуть тоже я готов

Средь пирровых пиров, зачаруй меня – и словно

Кану в этом танце я

Хоть услышишь: смех кружит безумным солнцем у виска

Его цель невелика, ведь он ударился в бега

Ну а кроме неба – никаких заборов

А если смутный гомон рифм почуешь за собой

То под тамбурина бой клоун драный и худой —

Не морочься ерундой – он догонит эту тень

Еще не скоро

Это сейчас критик Андрей Бурлака может говорить, что «весь русский рок вырос практически из восхищения перед Бобом Диланом». А ведь страшно себе представить, что было в головах соотечественников, когда он только запел…

Что такое «гутнэнни»? – так былинно начинается энциклопедическое послесловие к сборнику «Гитары в бою: песни американских народных певцов» в переводе С. Болотина и Т. Сикорской под редакцией М. Зенкевича, издательство «Прогресс», 1968 год (к этому времени, как мы помним, уже вышла половина классических альбомов Дилана, а советские танки ездили где ни попадя), тираж не указан, ц. 52 коп., – этого слова еще нет в словарях, но в Америке сегодня оно уже получило широкую известность… Боб Дилан – один из самых талантливых народных певцов, создавший много боевых песен протеста. Лучшие из них – «На крыльях ветра» и «Хэтти Кэролл».

Года летят, у Дилана выходит «Desire», а у нас идет концерт… Еще один прекрасный артефакт ушедшей эпохи – сборник издательства «Молодая гвардия» из серии «Тебе в дорогу, романтик». Называется «Голоса Америки: из народного творчества США (баллады, легенды, сказки, притчи, песни, стихи)». Составители Л. Переверзев, Ю. Хазанов, научная редакция Т. Голенпольского. 1976 год, тираж 150 000, ц. 88 коп. Там в предисловии некто Сергей Лосев рассказывает невыездным (по малолетству, не иначе) будущим русским рокерам, как

…за годы пребывания в США мне не раз случалось быть очевидцем необычайного воздействия песен протеста на американскую молодежь… когда перед полумиллионным людским наводнением вместе с Мартином Лютером Кингом и доктором Споком выступали Пит Сигер и другие народные певцы, неся в народ всеуничтожающий заряд ненависти к несправедливости и попыткам подавить там народно-освободительное движение.

Дальше тоже много чудес, но нас, понятно, интересует Дилан. Бедную «Хэтти Кэрролл» в это издание не взяли (видимо, недостаточно укрепляла дружбу народов, которая постулировалась в издательской аннотации), но «На крыльях ветра» присутствует, куда ж без них лететь. Она дополнена текстом «Времена-то меняются» (это та, где бессмысленное и беспощадное «Люди, сходитесь, куда б ни брели», – многие помнят) в примерном изложении А. Буравского:

Мы сделали выбор,

Никто не тужит.

А тот, кто плетется,

Потом побежит.

И в прошлое канет

Теперешний год.

Весь строй расползается!

Кто первый сегодня, последним пойдет.

Времена-то меняются!

Самое умопомрачительное, конечно, – музыковедческий анализ безымянного автора: видать, очень пригодилась научная редактура видного спецпропагандиста Танкреда Голенпольского и джазовый энциклопедизм критика Переверзева. Смиритесь с длинной цитатой – у нас эпоха на фоне портрета или как?

Подъем борьбы за гражданские права, активные выступления молодежи и движение американских женщин за подлинное равенство с мужчинами требовали новых форм эмоционального выражения в искусстве. Эти формы были различны. В музыке такая форма была найдена готовой – ею оказался ритм-энд-блюз. Этот вокально-инструментальный жанр городской негритянской музыки представлял собой эволюцию традиционного блюза, который исполнялся теперь в сопровождении небольшого ансамбля, где главными инструментами были электрогитара и саксофон. К середине 50-х годов ритм-энд-блюз начали исполнять многие белые певцы и ансамбли. Тогда же белый вариант ритм-энд-блюза стали именовать «биг-бит» (буквально «большой удар») или «рок-н-ролл». Первые триумфы рок-музыки отличались исключительно бурным, даже скандальным характером. С художественной точки зрения ранний рок-н-ролл был крайне примитивен. Его ошеломляющий успех объяснялся не столько эстетическими, сколько социально-психологическими причинами. Соучастие в своеобразном музыкальном ритуале явилось разрядкой того невыносимого напряжения, которое скопилось в миллионах мальчишек и девчонок, выраставших в тени атомной бомбы, «холодной войны» и всеобщей подозрительности…

Ну и так далее. Плавно переходим к объекту наших изысканий. Жизнь Дилана теперь предстает куда более красочной и увлекательной, чем в 68-м. Представьте, что в альтернативной реальности они так и живут. И Боб Дилан стал нам заместо Дина Рида.

Слова, однако, играли важную роль в песнях Боба Дилана. В детстве Боб (его настоящее имя и фамилия Роберт Циммерман) жил со своими родителями, среднеобеспеченными людьми без особых запросов, в захолустном шахтерском городке Хиббинг, штат Миннесота. Больше всего он любил поэзию; случайная встреча со старым негром, уличным певцом, дала ему первые уроки игры на гитаре и во многом предопределила его будущую судьбу. С этого момента он стал не только декламировать, но и распевать свои стихи, написанные в подражание валлийскому поэту Дилану Томасу, чье имя он впоследствии избрал своим артистическим псевдонимом. [Заметим в скобках, что этот живучий миф – о происхождении «Дилана» – потом развенчивался неоднократно и будет развенчан еще; как и, например, легенда о том, что на Ньюпортском фолк-фестивале в 1965 г. Дилана освистали за то, что переключился на электричество.] Имя Боба Дилана в 60-е годы было неотделимо от студенческих митингов и дискуссий о социальных реформах, от маршей свободы в защиту прав меньшинств, от массовых демонстраций с требованием мира в Юго-Восточной Азии. В 1963 году всеобщую известность получает песня Дилана «На крыльях ветра», призывающая не закрывать глаза на то, что творится вокруг. Не ограничиваясь обращением к одному только чувству сострадания, он прямо указывал на источник бедствия миллионов в песне «Мастера войны», а в песне «Времена-то меняются» Боб Дилан бросал открытый вызов благополучной Америке. Вместе с тем, в долгоиграющей пластинке «Другая сторона Боба Дилана» он предстает тонким мастером психологического анализа, исследующим сокровенные тайники души. В середине 60-х годов своими выступлениями в составе инструментального ансамбля он закладывает новое направление в американской молодежной музыке – так называемый фолк-рок. Это направление было продолжено в Англии группой «Битлз». На первых порах она ориентировалась преимущественно на негритянских народных исполнителей стиля ритм-энд-блюз…

Вот так вот мы росли на нем – росли и выросли на задворках своей «империи бурлеска». Слушали-то его не то чтобы запоем – так, припадали временами, отпивали по глотку. Он не был здесь культурообразующей величиной, как в остальном мире середины прошлого века, – и мешал не только языковой барьер. Скорее метафорический – ну и общекультурный. Если дилановеды уже полвека не могут расшифровать некоторые песни из тех, что познаменитее, да и доныне спорят, какие строчки Дилан слямзил у Хенри Тимрода или Овидия, что говорить о тогдашних школьниках, которые владели английским «в рамках программы» и слыхом не слыхали об Элиоте. Нельзя сказать, что на Дилана медитировали так же, как на музыку группы «Pink Floyd». Голос противный, хором не очень споешь, и девчонкам не нравится. Он даже не был простым и доступным жизнерадостным дебилом из Ливерпуля. Дилан был умный – иногда чересчур. Наверное, первый человек с гитарой, который не стеснялся этот свой ум показывать. И потом его место в самом деле так тщился занять один ленинградский прикладной математик – только этот заимствовал как-то неумело и неизящно. Да и «дважды нельзя в ту же самую реку – можно тысячу раз мордой об лед». Прав музыкальный критик Бурлака – на том и стоим, голубые воришки.

А в ларьках и на вокзалах

Людям разговоров мало —

Малюют стены мелом

Твердят, что на устах у всех

О будущем лепечут

Любовь моя неслышно шепчет:

Любой провал успеха крепче

А провал – так он и вовсе не успех

Что изменилось, спрашивается? Помните, что сказал его альтер-эго Джек Фейт в фильме Лэрри Чарлза «Masked and Anonymous»: «Все раздал сукиным сынам, которые даже принять ничего не смогли». Дилан – он же, согласно замаскированной и анонимной концепции фильма, «Сергей Петров» – не зря же сочинил этот фильм, где трагедия настолько растворена в самоиронии, что прокатчики зовут его «комедией». Переизобретая себя в десятитысячный раз, Боб Дилан не может не понимать, что натворил. Он ведь для миллионов уже не просто человек – он как сила природы. Стихия. Общественный институт в одном лице. О нем опубликованы сотни томов описательной аналитики, и наука диланология перестала восприниматься в ироническом ключе – теперь это достаточно академическая область прикладной культурологии и литературоведения. Еще во времена «Infidels» я выписывал в университетскую библиотеку по МБА – это «межбиблиотечный абонемент», мои маленькие деловые читатели, а не «магистратура бизнес-администрирования» – редкие книжки, оказавшиеся в России, и конспектировал их истово в читальном зале, толковал, как записной талмудист… И где они теперь, эти конспекты?

Магнетизм Дилана, наверное, пёр из самого факта его существования. Дилана же можно и не слушать – отрадно помнить, что он просто где-то есть. Ведь того, кто создал Вселенную, думаете, просто нельзя по имени называть – и только? Да нет, это всего-навсего стилистически избыточно, правило хорошего тона, закрепленное веками. К чему трепать имя, если каждый и так его знает. И вся история Роберта Аллена Циммермана – пожалуй, вполне ветхозаветная история вечного преодоления порогов: старался доказать что-то себе и миру, задирал планку, шагал дальше и выше, пробовал все смелее, старался выжить и сохранить себя, заново отращивал крылья и панцирь… Очень еврейская, если вдуматься. Очень человеческая. Подчеркнуто межконфессиональный, сам себе религия, Дилан и в новом тысячелетии в очередной раз переступил черту, ушел за грань нового мифа – а мы до сих пор жалуемся и плачем, что история больше не творится у нас на глазах. Вот же она – история. Бобу Дилану всего 75. И он получил Нобелевскую премию по литературе. Хотя, как сказал в том же фильме невезучий культуртрегер Дядюшка Дорогуша: «Он может ничего уже и не делать. Он легенда. Иисус, чтобы до всех дошло, тоже дважды по водам не ходил».

Это давний уважаемый спорт политических и религиозных движений – притягивать к себе Дилана, связывать его с христианством, сионизмом, «Лигой защиты евреев» или «Хабад Любавич». А вы прислушайтесь опять к Джеку Фейту:

Я всегда был певцом – может, и только. Иногда недостаточно понимать, что слова означают, иногда мы должны еще знать, чего они не значат. Вроде как: что значит не знать, на что способен человек, которого любишь. Все распадается – особенно весь этот опрятный порядок правил и законов. Наш взгляд на мир – он и есть то, что мы есть. Посмотрите на этот мир из красивого садика – и все покажется веселеньким. А заберитесь повыше – и вам откроются грабеж и убийство. Истина и красота – в глазу смотрящего. Я давно уже бросил пытаться все вычислить.

Он просто творит свою непостижимую вселенную, как делал это много лет. Мы можем сходить туда в гости, даже вписаться в нее – или не вписаться, как, по большей части, и происходит. В «Masked and Anonymous» Пенелопа Крус все объяснила Папе Римскому и Махатме Ганди: «Обожаю его песни, потому что они не точные. Они совершенно открыты для толкований». Как лучшие книги, написанные людьми и богами. Как и вся наша непостижимая вселенная.

…И вот мы дожили до концерта на питерском катке. На гитаре Дилан уже не играет – видимо, совсем не с руки. Берет какие-то основные аккорды на клавишных, поет, по всей видимости, басисту и барабанщику лично. Все его сценическое шоу – пару раз повести плечами да ухмыльнуться, словно какой-то Дуремар из луизианских болот. Болотным духом веяло порой и от звука, на который его когда-то подсадил не иначе как Даниэль Лануа. Группа звучала либо так, влажно и тягуче, либо сухо, по-техасски – но все равно в этом был южный блюз-рок. Грамотная публика, выходя с катка, критически замечала, что «Дилан все переаранжировал». Какая ерунда – Дилан вообще ни один концерт не играет и уж тем паче не поет так же, как предыдущий, – это все издавна знают. Потому что каждый концерт для него – по-прежнему отдельный акт творения.

– Ты понимаешь, о чем эта песня?

– Ну да. Про то, как попасть на небо.

– Нет, она вовсе не о том… Она про то, как творить добро, манипулируя силами зла…

На сцене рубился оживший архетип – чуть ли не «Братья Блюз», мне даже в какой-то момент помстилось, что за дублирующими клавишными стоит Элвуд. И сидел Боб Дилан – в этом своем мундирчике и «стетсоне». Подчеркнуто не обращал на нас внимания. Я бы – честно – испугался, если б обратил. Ну о чем с нами разговаривать, ей-богу? Наверное, он вообще последний раз общался с публикой в начале 60-х в фолк-кафе Гренич-Виллидж, еще до того, как «электрифицировался», – вот тогда это действительно было нужно. А в середине 60-х Глупоглаз решил: «Как же нудно становится писать для этих немногих избранных», – и продолжал создавать свою версию вселенной, параллельно которой мы с тех пор существуем. И временами жалеем, что нельзя просто раствориться в этих звуках и остаться там навсегда. В этом мифе, по сути. В этой Вселенной, собранной из таких вот звуков и запахов, из всякого сора, из ряски и пыли, что до сих висит на перекрестке, где Роберт Джонсон продал душу дьяволу.



Так чего возмущаться, что нам дали поприсутствовать на репетиции творца? Этому радоваться нужно, а не разговоры городить. Он же вам сам все сказал:

Мои верные любимые собратья —

У нас с ними шифр один и один след

Моей веры им давно не могу дать я —

Алтарей на этом долгом пути нет

И никаких разговоров – в жизни Дилана их уже было предостаточно. Переслушайте «Modern Times», пересмотрите «В маске и безымянный». Что непонятно? Там все есть – открытым текстом. Каково быть «странником в израненной странной стране». Каково пережить не один собственный культ и остаться живым в нынешние бескультурные времена. Каково стать мифом и выжить, чтобы об этом рассказать. И как неимоверно тяжко не поддаваться искушениям, не стать кумиром, избежать ярлыков, какими бы те ни были – «голос поколения», «борец за идею», «великий артист» или «господь бог». «Большой Брат Бунта, Верховный Жрец Протеста, Царь Диссидентов, Герцог Непослушания, Лидер Халявщиков, Кайзер Отступничества, Архиепископ Анархии, Шишка Тупости»… Конец 60-х, да?

Джоан Баэз написала обо мне песню протеста, которую теперь повсюду крутили, бросая мне вызов: выходи и бери все в свои руки, веди массы – становись на нашу сторону, возглавь крестовый поход. Из радиоприемника песня вызывала меня, будто какого-нибудь электрика или слесаря. Пресса не отступала. Время от времени приходилось идти у них на поводу и сдаваться на интервью, чтобы они не выламывали мне дверь. Вопросы обычно начинались с чего-нибудь вроде:

– Можно подробнее поговорить о том, что происходит?

– Конечно. Что, например?

Журналисты обстреливали меня вопросами, и я им постоянно отвечал, что не выступаю от лица чего-то или кого-то, я просто музыкант. Они смотрели мне в глаза, словно ища в них следы бурбона и горстей амфетаминов. Понятия не имею, о чем они думали. А потом все улицы пестрели заголовками «Представитель отрицает, что он представитель». Я чувствовал себя куском мяса, который кто-то выкинул на поживу псам. «Нью-Йорк Таймз» печатала дурацкие толкования моих песен. Журнал «Эсквайр» поместил на обложку четырехликого монстра: мое лицо вместе с лицами Малколма Икса, Кеннеди и Кастро. Что это, к чертовой матери, вообще значит?

И так далее, до бесконечности, до тошноты… «Представитель отрицает, что он представитель». Так, вот у меня для вас новость. На питерском катке и с Нобелевской премией Боб Дилан не поддался вам еще раз.

А мы, неблагодарные, все плачем, что нет чуда. Его и впрямь вокруг осталось маловато. Но посмотрите на Дилана – вот где «и творчество, и чудотворство», вот где подлинная магия. Прислушайтесь к голосу – как он, «категорически авокальный», до сих пор звучит так многослойно и богато, с такими насмешкой, тоской, мудростью, болью. И насколько, если вдуматься, просто и вечно то, что этот голос нам говорит. И как же все-таки нам повезло, что Дилан по-прежнему ходит по своему мистическому саду, как постаревший «мессия поневоле». Ходит и не разговаривает. Даже с Нобелевским комитетом.

2008–2016

О Тарантулах и тарантулидах вкратце

Предисловие переводчика к первому русскому изданию

И тарантул, ехидна, гадюка тоже не меняются…

– Томас Вулф

«Как же нудно становится писать для этих немногих избранных…» – решил однажды Глупоглаз. И написал нечто. О том, что получилось, спорили очень долго. Поток сознания? Механика автоматического письма? Черный юмор? Проза абсурда? Или поэзия? Сатира? Но на что?.. Это что угодно, только не «роман», как заявлено о жанре произведения на обложке довольно скромного «макмиллановского» издания 1971 года, – именно тогда это опубликовали, хотя написано оно было пятью годами раньше.

…Стихи, фразы, мысли, междометия, письма, сочиненные странными людьми странным людям по не менее странным поводам… А имена? Ужас… Жуткий трущобный жаргон… И язык какой-то корявый… Создавалось впечатление, что автор – «поэт-лауреат молодой Америки», по выражению газеты «Нью-Йорк Таймз» – разучился грамоте и начисто забыл, что на свете существует такая прекрасная вещь, как запятые, заменив их везде торопливо захлебывающимся союзом «и»… И вообще…

Но. Подумав немного, разобравшись в лихорадочных нагромождениях причастий, деепричастий, повторов и уже упомянутых «и», начинаешь догадываться, что, наверное, нелепые истории, то и дело приключающиеся с целым калейдоскопом персонажей, которые носят «говорящие» имена, не так уж и глупы… Что где-то – вроде бы – даже есть какой-то смысл. Или что-то типа смысла… Что это самое «и» не только не мешает восприятию, но, наоборот, непостижимым образом убеждает в обнаженной и напряженной искренности того, кто все это записывал… Что все это вполне вписывается в контекст общего литературного процесса, а именно – в ту главу учебника по истории зарубежной литературы, где говорится про «постмодернизм» (а туда, кажется, сейчас вообще все что угодно можно вписать) и где оный процесс не только не очень охаивается, как было принято раньше, а, напротив, весьма подробно описывается, определяется, вгоняется во всяческие рамки – без какой бы то ни было видимой пользы и для него самого, и для нас, – спасибо, хоть признается его относительная ценность для мировой литературы (как известно, самой прогрессивной мировой литературы в мире) … И что также, может быть, всё это – попросту говоря, один тотальный стеб, добродушный оттяг молодого, талантливого и уже вкусившего славы человека…

И вот, сделав все эти потрясающие воображение маленькие открытия, поневоле начинаешь от души радоваться за автора: какой он-де хороший, милый, умный, сообразительный и проч., и как это я его хорошо от нападок закосневшей в своем невежестве критики защитил…

Но… Опять возникает это проклятое «но» и упрямо ворочается где-то в области затылка. А нуждается ли сам автор в подобном адвокате? Не похожа ли вся моя искусно выстроенная защита на пресловутый героический таран новых открытых ворот? Ведь все это какими-то местами похоже и на истории Матушки Гусыни, без которых ни один англоговорящий ребенок никогда не уснет вечером, и на лимерики Эдварда Лира, «бессмертного английского сюрреалиста, коим создан косолапый Мопсикон-Флопсикон» (Энгус Уилсон), и на логику кэрролловского Старика, Сидящего На Стене, и на целый зоопарк героев Джона Леннона. Ведь люди, подобные выводку персонажей Боба Дилана, перекочевавших сюда из его же песен, еще водятся на земле, хотя со времен викторианских чудаков встречаются все реже и реже. Ведь и «трещак ненаказанный», и «гомер-потаскуха», и «Дружелюбный Пират Рохля», и «принц гамлет его гексаграммы», и…, и…, и… – это всё «в действительности один человек» – «всего лишь гитарист», «который хотел бы совершить что-нибудь достойное типа может посадить на океане дерево…» Ведь радикализм и романтизм в ту пору еще «молодого» американца очевидны и не требуют никаких пояснений – как и его песни, известные всему миру… Ведь всё это похоже на рот, нарисованный на электролампочке – «чтоб она могла привольнее смеяться».

…Итак, я вас предупредил. Оно – то, что есть. Не более и не менее. Или каким должно было стать. Можете, конечно, называть это «романом» – так привычнее. Или «незаписанными пластинками» – так круче. Или «не очень чистым потоком сознания» – так умнее. Или «бредом торчка» – так спокойнее. Некоторые сокрушенно покрутят головой: всё Запад, мол, 3апад… Некоторые всё простят гению: они к этому готовы. Некоторым между строк откроется нечто за пределами всякого выражения – пусть их…

Не забывайте только, что «мы можем учиться друг у друга» вообще-то. И еще: «Дело не в том что не бывает Воспринимальца для чего угодно написанного или представленного от первого лица – просто Второго лица не бывает»…

Ну, а теперь – удачи вам. Может быть, у вас хватит силы духа на то, что называется «Тарантулом».

1986–2016

Здесь упокоен тарантул

От американского издателя

Осенью 1966 года мы должны были опубликовать «первую книгу» Боба Дилана. Остальные издатели нам завидовали. «Этого вы продадите целую кучу», – говорили они, толком и не зная, что это такое, если не считать того, что оно написано Бобом Диланом. По тем временам – магическое имя. «А к тому же смотрите, сколько продали книг Джона Леннона. Так у вас будет вдвое больше – а может, и втрое». Содержание не имело никакого значения.

Боб время от времени заходил в издательство. В те поры ему было трудно перемещаться средь бела дня даже к нашему старому зданию на углу 12-й улицы и Пятой авеню – великолепному сооружению с мраморной лестницей и толстыми стенами, увешанными портретами и фотографиями людей ранга У. Б. Йейтса: мы напечатали и первую книгу Йейтса – да все его книги, вообще-то.

Однажды, когда Боб к нам заявился, секретарша за большим дубовым столом решила, что он ей не нравится, и стала звонить наверх, чтобы узнать, можно ли его впустить. Тогда это казалось забавным, потому что существовало крайне мало мест, где он не оказывался желанным гостем. Бывало, войдет, а люди начинают пялиться, пятиться и перешептываться. Думали, нехорошо на него эдак напирать. Они все равно не очень четко себе представляли, что́ ему говорить.

Мы говорили о его книге, о том, какие надежды он на нее возлагает, и о том, как она должна, по его представлению, выглядеть. И как он ее назовет. Знали только, что «работа идет», что это будет первая книга молодого композитора, робкого парня, который быстро стал известным, иногда писал стихи и странно воздействовал на многих из нас.

Мы не были вполне уверены, что нам с этой книги – кроме денег, конечно. Не знали, что собирается с ней делать сам Боб. Знали только, что хорошие издатели дают авторам шанс нагнать самих себя. Роберт Лоуэлл говорил: «на свой страх и риск вдоль по лезвию бритвы»[1], – и мы думали, что Боб занимается чем-то подобным.

Мы разработали оформление книги, которое нам самим понравилось. Бобу оно тоже понравилось, и мы отправили его в набор. Еще мы наделали значков и сумок с портретом Боба и словом «Тарантул». Хотели привлечь всеобщее внимание к тому факту, что книга выходит в свет. Хотели помочь «Лайфу», «Луку», «Нью-Йорк Таймз», «Тайму», «Ньюзуику» и всем остальным, кто говорил о Бобе. Мы доставили ему гранки, чтобы он мог в последний раз хорошенько посмотреть на книгу, прежде чем мы ее напечатаем, переплетем и начнем выполнять заказы, что нам поступили.

Стоял июнь. Боб сделал небольшой перерыв в работе над фильмом, который монтировал. Мы немного поговорили о книге, о Рамо[2] и Рембо, и Боб пообещал закончить с «некоторыми изменениями» через пару недель. Через несколько дней после этого Боб прекратил работу вообще. Авария с мотоциклом приковала его к постели.

Книгу можно было бы печатать и в таком виде, как было. Но мы этого сделать не могли. Боб не хотел. Теперь он просто не был готов вносить «некоторые изменения». Только и всего.

Время шло, год близился к концу. Некоторые неистовствовали. Где же эта так называемая книга? Он обещал. Обещала компания «Макмиллан». Они даже понаделали этих своих значков и сумок, их еще осталось много, и люди тащат их со складов и продают, потому что на них – портрет Боба; и, может все равно только портрет даже лучше, чем сама книга.

К тому же, несколько наборов гранок разошлось по разным людям, которым книга была послана для предварительного ознакомления. Такие предварительные оттиски делаются с каждой книги. Иногда они даже не сшиваются, а просто скрепляются пружиной.

Прошло еще немного времени. По-прежнему уйма народу говорила о книге и интересовалась, когда же она выйдет в свет. Но она не могла выйти, пока этого не захочет Боб, – если он вообще захочет. А он не хотел.

Время шло, некоторые злились и любопытствовали все больше. Не имеет значения, что это его работа, говорили они. Не имеет значения, чего он хочет, говорили они. В конце концов, какое он имеет право? И вот им удалось достать пару копий тех гранок, и они начали изготовлять копии копий. Эти копии продавались даже лучше, чем значки.

Некоторые газеты заметили, что́ происходит, и решили напечатать части книги, длинные рецензии, рассуждения и разоблачения. Ни Бобу, ни нам это не понравилось. Мы знаем, что у художника есть право самому решать, как поступать со своей работой. И издатель должен защищать это право, а не нарушать его. Это должно быть известно всем. Вы не трогаете того, что вам не принадлежит, а единственное, что нам принадлежит в полной мере, – наша работа.

Поэты и писатели рассказывают нам о наших чувствах. Они находят способы выражать невыразимое. Иногда они говорят нам правду, иногда – лгут, чтобы не разбивать нам сердца.

Боб всегда был впереди – он находил в работе такие пути, которые, может быть, трудно понять. Однако многое из того, что он тогда написал в «Тарантуле», сейчас понять не так уж трудно. Люди меняются, меняются и их чувства. Но «Тарантул» не менялся. Боб хочет, чтобы он был опубликован, и, значит, настало время его опубликовать. Это первая книга Боба Дилана. Вот так он ее и написал – теперь и вы это знаете.

Пушки, устнокнига сокола и трещак ненаказанный

арета/ кристаллическая королева музыкальных автоматов[3] гимна им напыленная в ране пьяного переливанья внемлет калечной волне сладкозвучной и криком приветствует о великую отдельно взятую бобину эльдорадо и тваго битого личного бога но ей же не смочь она вождь тех когда следом вы, ей не смочь у ней нет позади ей не смочь… под черными цветастыми железнодорожными вентиляторами и сенью фиговых листьев и псами всенощных кофеев, растут как арки и снадобья гармонькины батальоны болезных тру́сов, булдыги с быльём пока что настойчивей и громче стоны и руки похоронного барина с единственным страстным поцелуем репетируют с самых сумерек и забираясь в кусты с каким-нибудь излюбленным врагом срывая почтовые марки и чокнутых почтальонов и отрекаясь от всяких чинов и дерзанье знакомей чем само по себе, необходимо, чтоб знать что мать не дама… арета без целей, вечно одна и всего на шажок мягче неба/ да будет ясно что этой мелодией владеет она а также ее дипломатами чувств и ее землей и ее музыкальными тайнами

цензор в полуприцепе с двенадцатиколесным приводом

заходя за пончиками и щипля

официантку/ ему женщины нравятся сырыми и с

сиропом/ он твердо решил стать

знаменитым солдатом

рукописный кошмар резанутого горла там и сям и узрите провидящего слепую преданность лисе-законнику, месячному купидону и пьянящим призракам догмы… нет да будут лодочники в купальных халатах навсегда изгнаны и помазаны в по́лки ада-заживо, сна без выдумки, повтора без перемен и жирных шерифов что высматривают погибель в матрасе… халлалуйя и грядет главарь бродяг и посвящает духовного цыгана дэйви[4] в лагерь ныне проник иностранный диктатор, розовое ФБР и выспрашивает неведомые промахи мирного времени столь святы и серебряны и благословенны рельефом калейдоскопа и сандалевой девочкой… грезить о танцующих девах глатокешах и бродячем аполлоне за трубным орга́ном/ ненаучным болтунам и смазливым штучкам свезло и подъемлют губки и постреливают гла́зками да прицениваются сплеча менестрельных куку-потех адама с евой… спасовав возможность отдубасить лихих духов и сделкодержцев до рыбоподобных фигляров и вошкая вашенские сумбурные цели… поддаваясь на уговоры, преступленье против народа, что расценится наряду с убийством и пока борются за свои права доктора́, учителя́, банкира́ и мойщики канализации, они обязаны быть ныне жутко щедры… и шагом в март туда, где охотник за петлицами ведет со своим буревестником/ жемчужинка бейли[5] втаптывает его в бьюик и где нищета, совершенство нерастраченных клиентов нептуна, играет в прятки и сбегая в стой кто идет? и сейчас не время на глупости, поэтому надевайте свои здоровенные башмаки и мозжите мусорных клоунов, почасовую норму и клизмаков и где младшие сенаторы и гоблины срывают верхушки с вопросительных знаков а их жены пекут что ни попадя и валяйте же и мечите печенкой по мордасам и покатайтесь в слепаках[6] и в набожные уляженья ареты и движенье и найдите себе свою нимфу без совести и разбомбив свое юное уязвимое достоинство лишь бы раз и навсегда увидеть есть ли в нем дыры и во вселенной музыка играет и глядь как она коня морского укрощает/ арета, сочтенная хористами и другими мутерами перлов слишком мрачной чересчур ведьмой и разве ты счастливых песенок не знаешь

законник ведя свина в поводу

заходя выпить чаю и съесть по ошибке

пончик цензора/ ему нравится лгать о

своих летах и он к своей паранойе серьезен

радушная могила рекламируется и уступается в прихотях и журналах, на которых сидит домохозяйка. обнаружив что ее финансируют, прободают, но никогда в них не цензурят и к тому ж никогда не смывая себя за собой/ она обделяет свое стылое тело смелостью стелиться – закрывать его собственную дверь, способность умереть от налета на банк и вот ловит за пятки старых звезд, что снимают жуткие фильмы на ее грязи и ее лице и не всякому сейчас дано в нее врыться. она частная собственность… базуки в гнезде и оружье изо льда и из всепогодного вздрога и они щебечут, оставляют шрамы и убивают младенцев средь прелести дамы стыд и ее постоянного недруга, тома сойера из овсянки на завтрак от чего все женщины не обращают вниманья на эту туалетную бойню отныне зовомую ЛОНСО[7] и должны шагать проспектами жизни вечно с ленивым народом кому больше нечего делать окромя драк из-за баб… все уже знают что войны учиняются деньгами и алчностью и благотворительными организациями/ домохозяйки здесь нет. она баллотируется в конгресс



сенатор одетый австрийской

овцой. заезжая выпить кофе и оскорбляя

законника/ он на черносливной диете и

втайне жалеет что не бинг крозби[8]

но согласился бы и на близкого

родственника эдгара бергена[9]

передавая сахар железному человеку из бутылок что приходит с ухмылкой и теплампой и он в этом году толкает бляхи «чих рук дело» и он деляга любви с первого взгляда… вы видели как он из тупого пень тюха побеги дает пучка панибратства и он мудр и говорит со всеми так, словно они только что отворили дверь/ ему не нравятся те, кто утверждает, будто он произошел от мартышек но он тем не менее глуп и уничтожающе скучен… пока повар Аллах соскребает голод у себя с пола и забивая его в парящие блюда с ревом и остатки бараньих глав восхваляют власть друг друга и спорят о прыщах и декламируют календари и тычут пальцами в одеянье друг друга и жидкость и распадаются на сегменты и умирают чокнутой смертью и блевота смертной фермы ревущего фарса и для чего Иисусу Христу быть Иищё лишь одной бараньей главой? когда все тонто и эйбои[10] ног под собой не чуют пытаясь сфругнуть[11] пока кимосаби и мистер палладин[12] проводят все свободное время не вместе но поровну и все равно почему б не подождать пока смех между тем не выправит дело и ОЙЁЙ бац и вся эта ярость когда бывший ковбой-любовник виснет вверх тормашками и Сюзи Кью[13] ангел кладущий новенький дайм в эту восприемную машину а наружу брызжет знак визгливый и замерзающий и врезающийся в потроха какой-то отвратной табуретки и это свирепая свара и железный человек собирая бляхи свои «чих рук дело» и раздавая их задарма и пытаясь подружиться и хоть ты даже ни в какой политической партии, теперь готов, ты готов вспомнить что-то о чем-то

шеф полиции держа базуку

с запечатленным на ней своим именем. зайдя

пьяным и суя дуло в лицо

законникову свину. когда-то бил жену,

а теперь стал профессиональным боксером и

косолапит/ он буквально хотел бы

стать казнедеем. а не знает он того

что законников свин подружился с

сенатором

страсть игрока и его раб, воробей и он неистовствует с ящика черной платформы и завораживает эту шарагу сорвиголов чтоб задержались утром и не рвали когти с фабрик/ все рассчитывают родиться с теми кого любят а вот никак и их подвели, им врали и теперь организаторы должны привести быков и таща листовки и гангренный энтузиазм, стукачей и самоубийственные танки из телефонных будок к жилым трущобам и обычно ненадолго принимается дождик… мальцам малолетним на улицу ни-ни поиграть и новые люди в бульдозерах входят почасово доставляя бакалею и благотворные гостинцы шлют из лас-вегаса… и племянники спеца по кофейным зернам и другие любимцы-сыны выпускаются из заведений с помпадурой и cum laude[14] – хвала вам и слезный прощай в освобожденье отшельнику и бесподобно уродливо и теребя вечность снизойди и спаси своих агнцев и мясников и срази розы его духом заслуженного лопуха… и у дедушки пугала есть малютка вьюрочек и сам убедишься спасая и его/ опусти взор о великий Романтик. ты кто способен предугадать из любого положенья, ты кто знает что никто ни Иов ни Нерон ни Дж. К. Пенни[15]… опусти взор и схвати свою игроцкую страсть, преврати умельцев-канатоходцев в героев, президентов в жулье, отврати вероятное… но поскольку отшельники не разговаривают и низшего класса или безумны или в тюрьме… да и все равно не работники фабрик

добрый самаритянин зайдя со

словами «хоровод хороводим» набитыми у

него на щеке/ он велит сенатору прекратить

оскорблять законника/ он хотел бы

стать модным артистом и хвалится что он

тут один из лучших чужаков,

свин прыгает на него и давай есть ему

физию

монеты неучи о двух головах борясь с мойщиком окон что переродился из садовой тяпки и после того как им некогда счастливо помыкали и невзначай биясь то и дело о камни теперь обозленно завис на том чтоб найти кого-то пониже. он вгрызается в подоконник и распевая «что мы будем делать с крошкою-у» жаждущим девкам-крестьянкам желающим испить у него из ведра, он думает, будто в чем-то добился успеха однако оттягивается вещая одной из двуглавых монет что том джефферсон[16] бывало гонял его работать по дому когда росла дрянь… в окне люди лоренса уэлка[17], они управляют городским отделом планирования и они в спячке и они питают ле́та свои беседуя с призраками бедняков и другими шоферами неотложек, и они даже не замечают этого мойщика окон пока семьи что бают о бабаях и они драгоценны и карточки есть где они играются в гольф и все больше чернеют и они умащаются в зале собраний мойщика окон и эти люди считают себя гурманами ибо не ходят на похороны чарли старкуэзера[18] и о боги шампанское уместно язычно и буйвол, хоть рестораторы по этому поводу вёртки, быстро запропадает в насилии/ скоро кроме одной стороны монеты ничего не останется и магомет откуда б ни появился, клянет и мойщики окон падают а потом ни у кого не найдется никаких денег… бляже храни чистотелых, меньши́нства и сельскую местность либерачи[19]

водитель грузовика зайдя с ковровой

щеткой у глаз/ все говорят

«привет джо» а он говорит «джо это

здешний хозяин. я же просто ученый. у

меня нету имени» водитель грузовика ненавидит

всех кто носит теннисную рэкетку/ он

выпивает весь сенаторов кофе и приступает

к захвату его головы в замо́к

сперва прищемляешь себе волосы и пытаешься связать брыкливые голоса на столе и потом люди из торгового отдела с именами вроде Гас и Пег и Джуди-Скрут и Надин с червяками в ее плоде и Бернис Берлорож вышибая себе мозги на Мясника и они все млеют от раздевалок и овощей и Грабб он засыпает прямиком у тебя на шее толкуя о деле и о разводах и о причинах газетных заглавий и если не можешь сказать слазь с моей шеи, просто ответь ему и подмигни и дождись некоего мерзкого отклика а колокол свободы[20] звонит когда не дерзаешь спросить себя ради всего святого ну как ты вообще и чего еще рожа? и разница между жизнью громил и дырами, фирмовыми свиньями и побирушками и критиками рака что учатся йоге с осатанелыми мелкими бандюгами в одноактных пьесах со всеми восьмицилиндровыми V-образными двигателями что свалены в реку и слиты в краденом зеркале… по сравнению с великим днем когда обретаешь лорда байрона в морге где он без штанов мечет кости и ест фотокарточку жана поля бельмондо и угощает тебя куском зеленой лампочки и ты понимаешь что об Этом тебе никто не сказал а жизнь в конце концов не так уж проста… на самом деле ее лишь читать да прикуривать ею… но вот Лем-Молчун, ему не почечуй если дейл на самом деле попадется глогая скотч а потом выходит с Морисом, который вовсе не тот самый Парнишка из Пеории и даже не похож на тех из Де-Мойна, Айова и старая добрая дебби, она тоже идет и обе она и дейл, они начинают жить до кучи в газетах и йсусе кто ж их в том попрекнет[21]? и Аминь и ох божечки, и как парадам не нужны твои денежки детка… это конфетти и некий джордж вашингтон и Надин что вбегает и говорит а где Гас? и ей солоно в смысле хлеба какой он наварил с ее червяков пока доллары преображались в клочки бумаги… но люди мрут за бумагу и все равно оттяг не купишь на доллар длинный как ценник, конец всяких средств и величиной-то что твой кулак и они свисают с горшка золотой радуги… что налетает и что покрывает седла безносых поэтов и чудо сверкает и где-то за радугой[22] и ослепляет мою мужнюю пассию в овационных маньяков/ кремируя невинное чадо на свалку за злобное противоречие и сумасброда и кому велеть чарли прекратить и не возвращаться ибо мусорщики народ несерьезный и завтра их укокошат и следующего 7-го марта те же самые детки и их отцы и их дяди и все эти прочие люди кто из свинцового брюха[23] готовы сделать ручную зверюшку… они всегда будут грохать мусорщиков и утирая запахи но эта радуга, она уходит за столп а бывает торнадо уничтожает аптечные лавки и потопы приносят полиомиелит и бросая Гаса и Пег выпутываться из волейбольной сетки а Мясник прячется в мэдисон сквер гардене[24]… Берлорож померла от летающего шмата травы! К. И.[25] – где-то в шестидесятых и двадцатом веке и пой же арета… пой же мейнстрим на орбиту! пой ботала до дому! пой мглисто… пой для цирюльника и когда тебя сочтут виновной в том что не держишь кавалерии и не помогаешь танцовщице с ларингитом… толкаешь пиратов валентино[26] на кривую дорожку к индейцам или быть может плечо не подставишь глухому пацифисту на его гауптвахте… значит тогда тебе самое время отдохнуть и выучить новые песни… ничего не прощая ибо ты ничего не натворила и даришь любовью поломойку дворянских кровей

как же нудно становится. писать

для этих немногих избранных. писать для

всех искл тебя. тебя, дэйзи мэй[27], кто

даже не из народа… смешно,

но ты даже еще не мертва…

я приколочу свои слова к этой бумаге

и запущу их лететь к тебе. и забудь о

них… пока спасибо.

ты добра.

         люблю целую

         твой двойной

         Глупоглаз (в воздухе вой)

Зловещая выпивка с долговязым чужаком

зад бетти[28], бур бублик блям да лям! чертовка родила всё ж блям да лям! нанимай калеку блям да лям! ставь на колесо его блям да лям! жги в кофейной гуще блям да лям! режь ножом для рыбы блям да лям! в колледж отошли и куриной ножкой хлопни блям да лям! свари в поварской книжке блям да лям! добудь ему слоненка блям да лям! продай его лепилам блям да лям! зад бетти, во бублик блям да лям! у бетти был молочник, блям да лям! на каторгу услала блям да лям! пуп ему срастила, блям да лям (держи сиську пока жду я. Держи так вот – стукану я… блям!) снабжала кушаками, растила в пневмонии… чёрен чёртов, ути пути, блям да лям! грит есть отбивная, блям да лям! он в чулке запрятан, с артишоком в ухе, высажен в фасоли и в компасе застрял он, блям да лям! гласеял крайний раз его, блям да лям! он стоял в окошке, блям да лям! на сотом этаже вверху, блям да лям! молясь со свинской рулькой[29], блям да лям! бурь бетти, блям да лям! у бетти был бедняжка, блям да лям, видал я в океане, а с ним магометане – блям да лям! и все они ква кря… блям да лям! все они кря ква. блям!

как ни жаль, но придется мне

возвернуть твое кольцо.

ничего личного, вот тольк

я ничего не могу поделать со

своим пальцем и он уже

начинает вонять как

глаз! знаешь, типа как же люблю я

зловеще смотреться, но, тем не менее,

когда играю на банджо на сцене, мне

приходится быть в перчатке. что уж там

говорить, это стало влиять

на игру. прошу тебя, верь мне.

это вообще не связано

с моею к тебе любовью…

вообще-то, раз я отсылаю кольцо

любовь к тебе должна стать

гораздо гораздо глубже…

         привет твоему врачу

         люблю,

         Тоби Сельдерей

(Бесцельно как ведьма)

споткнись-ка в свет авраам… что там вообще с начальством твоим? и не говори мне, что делаешь ты лишь то что тебе говорят! может твой язык знаков я и не секу, но пришел к тебе с миром, я ищу знания. взамен кое-каких данных я отдам тебе мои пластинки жирика домино[30], несколько его да ее полотенец и твоего собственного личного пресс-секретаря… давай же. падай сюда. мой рассудок пуст. враждебности нет во мне. мои глаза две занятые автостоянки. я предложу тебе чашку жижи для чистки урн – мы можем учиться друг у друга/ лишь не пытайся тронуть моего мальца

вчера ночью перепил. верняк выпил

слишком много. сёдни утром проснулся а в

мозгу свобода и голова как

нутро чернослива… планирую

сёдни нравоучать про жестокость

полиции. приходи если сможеш сбежать.

увидимся как прибежишь. пиши

када явишься

         твой друг,

         гомер-потаскуха

Баллада на плоской себе моли

ноги застряли между нижней юбкой и мимо проскакали всякие яковы и все горлопанили… губы у ней были мелочь совсем и у нее был гингий вид и когда я увидел что натворил, я прикрываю лицо/ временем правит какая-то буйная снобша чирлидерша и высовывает язык, роняя пурпурный чепец, она тусует с автобусом, ласкает кровавое распятье и молится, чтоб кошелек ее стибрили в пороховом переулке! звать ее, Делия, она завидует цепному блоку и царству где пацан с термометром хаки, очевидно подставное лицо и получая заказ ворча «она тебя утопит! раскроит тебе зенки! вложит разум те в рот! видишь взрывается! всего 65 а уже не прочь умереть!» гнуться горазда к объедкам, сражаясь с припадком падучей и стараясь остаться сухой в типичной цинциннатской погоде… Клодетт, ученица песочного человека, раненная на свой пятый год в деле а ей всего-то 15 и валяй-ка спроси что она думает о женатиках и папашках и съездах храмовников[31] давай спроси ее и Делия, которую Деброй зовут когда она шастает в форме медсестринской, она отбрасывает в погреб чистый свет и у нее есть принципы/ попроси ее о бумажной услуге и она даст тебе стих герани… чикаго? живодер! мясник! что угодно! дело кому какое? тут тоже похоже на кливленд! на цинциннати! я дал любимой вишенку[32]. еще б не дал. она сказала какова та на вкус? что? ты дал ей еще и курицу? дурак неудивительно что ты хочешь начать революцию

слушай. мне наплевать, что говорит твой

папа. просто дж. эдгар хувер[33] не такой уж и

хороший парень. типа у него должна быть инфор-

мация на всех до единого в

белом доме, чтоб если про это прознает публика

тех людей можно было б уничтожить/

если хоть что-нибудь из тех сведений, что у него

есть, когда-нибудь выйдет наружу, да ты шутишь,

вся страна целиком, возможно,

бросит работу и взбунтуется. он-то вовек

место свое не профукает. подастся в отставку с

почетом. вот погоди и сама убедишься… неужто не можешь

сама разобрать все эти коммунячьи дела?

знаешь, типа сколько еще автоугонщикам

терроризировать нацию? пора идти. за мной

гонится пожарный расчет. увидимся когда я получу

свою степень. без тебя я схожу с ума.

никак не насмотрюсь кино.

         твой увечный возлюбленный,

         бенджамин черепах

На пролом звукового барьера

трень F-дыры неонового до́бра[34] и разрядка от неудачных стихов матраса изгоя выше по улице лапая разъездные трофеи и подпорный зимогор с пакетом на голове в постели с ближайшей родней обнаженного абажура – болтливое сердце и волк серебряной мороси неизбежной чреву грозит разверстием ржавого пруда, бездонного, грубое пробуждение и напрочь замерзнув в грезах о мгле в день рожденья/ в рессорной коробке к сожаленью без свечки сидя и завися от запятнанного проводника, ты себя не чуешь таким уж архизначительным/ успех, скулят ее ноздри. старейшины басни и умерщвленные короли и вдыхай манеры свирепых масштабов, выдыхай их в стекловатую грязь… страшиться убожества водянистых фургонов с оркестром, гротескных и блюющих в цветы дополнительной помощи грядущему заговору и городя жуткие байки о вчерашнем влиянье/ пусть голоса эти сольются в агонии и колоколах и растопят уже тыщи своих сонетов… пока нафталиновая женщина, белая, милая милая, усыхает на своем радиаторе, так далеко и вперяется внутрь через свой телескоп/ ты будешь сидеть болея от хлада и в незачарованном чулане… с облегченьем лишь от своего ямайского смуглого друга – ты нарисуешь на лампочке рот, чтоб та могла смеяться привольнее

забудь, куда тебе следовать.

тебе к трехоктавной

фантастической гексаграмме. ты ее

увидишь. не волнуйся. ты Не

собирать цветы диколесья… как

я сказал, тебе к трех

октавной титановой тантаграмме

         твой бельчонок,

         Пети, Пшеничинка[35]

Термометр падает

первородная гробовщица, Джейн, с челкой и своим истеричным телохранителем, Курлы, что родом из Джерси и вечно таскает обед с собой/ они с визгом из-за угла и вяжут старый бьюик в фонарный столб/ подошли три бобыля тротуар окропляя рыбой/ они засекают этот сумбур. первый бобыль, Константин, бобылю моргает второму, Лютеру, тот немедля долой башмаки и вешает себе их на шею. Джордж Кастер IV[36], третий бобыль, утомившись аиста грызть, вынает свою губную гармошку и вручает ее первому бобылю, Константину, кто скрутив ее в вилку, лезет в кобуру телохранителя, извлекает оттуда серп и заменяет его этим выгнутым музыкальным инструментом… Лютер берется насвистывать «Идя через рожь»[37] Джордж IV испускается мелким смешочком… все трое двигают прочь по проспекту и бросают остаток рыбы в конторе по найму. полностью кроме конечно форели-другой, которых они отдают даме в бюро находок/ о случившемся доложено в 3 ч. д. сейчас десять ниже нуля

люди говорят вам в

лицо что вы изменились? вы

обижаетесь? вы ищете

общества? вы пухлы?

рост 4 фута и 5? если годны вы и

полный крови алкоголик

католик, просьба звонить

УХ2-6969

         спросите Умпу

Прелюдия к плектру

мама/ хоть я не делаю попытки забраковать унылую мрачную тебя. мама с горестным пастырем на плече. брильянт за двадцать центов у тебя на пальце. я больше не играю своею душой она не тинкерушка[38]/ теперь у меня глаза верблюда и сплю на крюке… прославить твои суды было бы легче всего но ты не королева – звук есть королева/ ты принцесса… и я был твоею медовой землею, ты была моей гостьей и я тебя не покараю

«вопросы есть?»

спрашивает преподаватель. светловолосый

мальчонка в первом ряду

поднимает руки и спрашивает

«сколько до мексики?»

бедная зримая муза известная как дядя и несущая шмат ветра и деревьев с луга и дядя из тех что говорят «святый ять» мягким шепотом при встрече с фермером что говорит «вот. вот вам чутка голода». и грузит немного хорошей отменной работы ему в тошнотворный подол/ торговая палата пытается сообщить бедной музе что миннесотский жирик[39] был из Канзаса да и не так уж жирен, просто печально известен тяжестью но они супермаркет городят за лугом и с фермером больше хлопот не будет

«кто-нибудь хочет быть чем-нибудь

необычайным?» спрашивает

преподаватель. самый толковый пацан

в классе, который приходит в школу

пьяным, поднимает руку и говорит

«да, сэр. я бы хотел быть

долларом, сэр»

дадаист-синоптик выходит из библиотеки после того как внутри его побило хулиганье/ он открывает почтовый ящик, забирается внутрь и засыпает/ выходит хулиганье/ они не в курсе, но к ним просочились религиозные фанатики… вся компания смотрит по сторонам нет ли легкой добычи… и удовольствуется безработным каким-то билетером из кино, в одеяло одетым и летчицкую фуражку/ без секунды четвертое июля и он не отбивается/ дадаиста-синоптика почтой шлют до Монако. у грейс келли[40] еще один ребенок и все хулиганье превращается в пьяных деляг

«кто может назвать мне имя

третьего президента

соединенных штатов?» девочка со

спиной сплошь в чернилах поднимает

руку и говорит «эрнест табб»[41]

еще синеньких пилюль папа и глотни-ка затейливых пилюлек/ эти плаксивые кликуны, ритуалы и куры во сне у тебя – им назначили «ок» и дали ордер на бешеный обыск да и ты, прославленный Викинг, выхватив бомбу неспешного действия из мундштука с фильтром Софии, хлоп в себя джека дэниэлза и выходи там на встречу с Джеймзом Кэгни[42]… тебе свингующий броненосец друган, твоя верная толпа и мона лиза у тебя за спиной… Боже ма, хахали пекут его и как бы хотел я облегчить ему и почтить его миром через вены его. успокоить его. всемогущий и зарубить жуткого гиппопотама из кошмара его… но я не могу ни принять имени никакого мученика, ни заснуть ни в каком порыве застенка и замордован полостью… курам на смех, мертвый ангел, присвоив себе мои голосовые связки, собирая ее овцеродителей загодя и в-дом-вводя в некролог. она враждебна, она древня… арета – златая сладость/ чья нагота проницательная штуковина – она как лоза/ твой счастливый язык ни за что не сгноит меня

«есть ли в классе тот, кто

может назвать точный час, когда его

или ее отца нету дома?» спрашивает

преподаватель, все

вдруг роняют карандаши

и бегут за дверь – все искл

разумеется мальчика в последнем

ряду, кто ходит в очках и

носит с собою яблоко

сбираются сочные розы к кашляющим рукам и срывают национальные гимны! будьте здравы! футбольное поле пылает горлицами и переулками где автостопщики бродят и поджигают карманы свои где летает эхо монахинь и босяков и сирийца сбросив тщедушного, буруны полуразума, джек и джиллов и воскового Михаила с церковного акра, что плачут в расцвете себя и кляп их близнецов… пустые суда в пустыне и постовые регулировщики на метле и плача и прицепляясь к дурацкой кувалде и все тромбоны в развал, ксилофоны в растреск а флейтисты теряют ближайших… весь же оркестр, стеная, отшвыривает размеры и стуки сердец покуда полезно знать кто друзья тебе но и полезно знать и что нет у тебя никаких друзей… как полезно знать чего у твоих друзей нет – дружелюбней иметь то за что платишь

долой тебя сэм. долой и твои

ответы. гитлер не менял

историю, гитлер БЫЛ историей/ конечно

ты можешь учить людей быть красивыми,

но разве не знаешь ты, что есть

сила мощнее тебя, что учит

их быть легковерными – да она называется

задачной силой/ они дают каж-

дому задачу/ твоя незадача в том, что ты

хочешь лучшего слова для мира…

ты не можешь убить то, что живет, и рсчтв ни-

кто не заметит. история-то жива/

она дышит/ ну-ка брось эту чушь/

иди считай свою рыбу. мне пора. кто-то

пришел укрощать мне строптивую. надеюсь, они из-

влекли тебе легкое успешно, привет

сестре

         люблю,

         Рохля, Твой

         Дружелюбный Пират

Мария на пловучей барже

в выжженной солнцем земле зима спит снежной головой на запад кровати/ Мадонна. Мария-Храмовница. Джейн Расселл[43]. Ангелина-Блядь. все эти женщины, их слезы могли б налить океаны/ в опустошенной коробке от холодильника, мальчуганы в пепельную среду готовятся к войне и к гению… тогда как затурканная архаичная цыганка – зевая – заливается в отрыжке и засекая котов и противостоя таракану размерами с крысу она едва выглядит и глядит свысока на свою чувственную арену

дорогой клык, как оно, старина?

давно. не видались. думаешь, чё? собирался

голосовать за голдуотера[44], птушто

знаешь, он неудачник, но тут

я узнал об этой штуке с дженкинзом[45],

и прикидваю, это немного, но

единственное, что и впрямь работает

на него, поэтому я меняю свой голос

на джонсона. получил ли ты одежду, что я

отправил тебе? рубашка раньше принадлежала

сэмми сниду[46], поэтому ты б хорошенько глядел

за нею

         до встречи

         Мыш

Песок во рту кинозвезды

странный человек кого мы зовем Просто То просыпается и видит «что» накарябано у него в саду. он умывается болтуньей, засовывает очки в трусы и натягивает штаны. к нему в дверь стучит переписчик и его распоряжения на день приколочены к почтовому ящику и гласят что маршрут по торчковому понедельнику стал-быть таков: две пинты безалкогольной свободы. книга зулусских поговорок, гражданин кейн[47] в переводе на грязный французский. оранжевая телестудия. три библии каждая с автографом вахлацкого певуна который умеет петь соленого пса[48] быстрее всех. задняя страница ежедневного рабочего[49] за 1941 год. соленый пес. всякая дочь всякого окружного судьи. столовая ложка кокса с сахаром, нагретая до 300 градусов. левое ухо джека лондона. семь частей смертельного паспорта. кукуруза в початке. пять деревянных подушек. один бойскаут похожий на чарли чана[50] и по-ворованному-канату-ходца/ «что» у меня в саду, говорит он по телефону своему другу, кочегару уолли[51]/ уолли отвечает «я не знаю. не разберешь. меня там нет». человек говорит «то есть как не знаешь! что написано у меня в саду» уолли говорит «что?» человек говорит «вот именно»… уолли отвечает, что уже съезжает с пожарного шеста и спрашивает человека, видит ли тот какую-нибудь связь между дорис дей[52] и тарзаном? человек отвечает «нет, но у меня есть кое-какие книжки джеймза болдуина[53] и хемингуэя» «этого недостаточно» говорит уолли, который снова спрашивает «возьмем-ка креветку и американский флаг? ты видишь какую-нибудь связь между ними?» человек говорит «нет, но я вижу кино бергмана и мне очень нравится стравинский» уолли пробует заново и говорит «можешь ты мне выразить в миллионе слов, что общего у билля о правах с перышком?» человек на минуту задумывается и говорит «нет, это мне не под силу, но я великий поклонник хенри миллера» уолли швыряет трубку и человек, Просто То, он снова ложится в постель и берется читать «Смысл Апельсина» на немецком… но под вечер ему наскучивает. он откладывает книгу и идет бриться, смотрясь в портрет томаса эдисона/ за мискою молока он решил выйти в свет и повеселиться и он открывает дверь и там самолично стоит не кто иной как переписчик «я всего лишь приятель того кто здесь живет» говорит он и опять заходит в дом и выходит через черный ход и вниз по улице и в бар с головой лося… бармен дает ему двойной бренди, дает ему промеж ног и заталкивает в телефонную будку – очевидно весь грех человека лишь в том что он видит как ничто похоже ни на́ что – носовым платком он стирает кровь с промеж ног и решает ждать звонка/ «что» по-прежнему написано у него в саду. клиники объединены. солнце по-прежнему желтое. кое-кто бы сказал что это курица… уолли съезжает с шеста, переписчик является звякнуть по телефону а в телефонных будках нет черного хода/ едет торчковый понедельник, вдоль по улице с односторонним движением и превращается в пятницу, 13-е… Ах глухомань! темень! и Просто То

прошел пять часов без глотка

воды. кажись, я готов к

пустыне. хочешь со мной? я

прихвачу своего пса. с ним

всегда весело. заскочу за тобой

в семь

         твой верный

         Свин

Отгородив веревкой угол психа

зеленая мэгги из балагана с похабщиной и ее труппа из семи польт сияя и сражаясь с доярками и высокая ноющая дверь амбара трах – о небо! и праведный 38–20 хрупко сложенный с ядром на цепи и держа на поводке законникова голубка пока рок-н-ролльный лидер-гитарист приходует фиалки своей матери и его штука посреди верстака судебного пристава и зеленая мэгги толкая тебя в глаза водителя пришпоренной тачки и он шепелявит и у него нет денег заплатить за речи свои и мэгги не зелена и не смешна и жизнь становится невыносимой, но оратор не репортер и валандается по пресс-центру и раскошеливается дневной бригаде и венецианским купцам и чего он переживал из-за чужих раскладов? это лишь приводит к пыткам/ да это ж невероятно! мир обезумел от правосудия

дорогой мэр уэгнер[54]. говорил ли вам

кто-нибудь хоть раз, что вы похожи на

джеймза арнесса[55]? я пишу вам

сказать, что вы кумир моего сына.

вы не могли бы выслать ему свое

расписание и репертуар, а также

фото с автографом при первом же

удобном вам случае. он будет

вам очень признателен, так как

только и делает, что крутит ваши пластинки

и защищает вас перед своими друзьями.

я очень надеюсь, что это прочтете вы

а не какая-нибудь секретарша

         спасибо вам

         томимо

         Вилли Пурпур

Говоря привет неопубликованной Марии

ты на вкус что конфеты TUS HUESOS VIBRAN[56] йоуии и я тут потому что проголодался и заглатываю твои трюки прямо в желудок ЕRЕS СОМО МАGIА[57] как сальная хозяйка гостиницы и не по твоему отцу я изголодался! но я ему принесу ящик поиграться. я не людоед! врубись в себя! я не затяжной парашютист/ я не ношу с собой динамитных шашек… ты говоришь NO SERE TU NOVIA[58] и ни я не паломник, ни TU CAMPESINA[59] и ты ж не видишь как Я пла́чу над тем из-за чего не могу быть грустным и чародейным и йиппи TU FORMA EXTRANA[60] твоя лошажность меня поражает/ я буду стоять – о почтенная – на окне твоей графини хотя я даже не оконная маркиза и грохотать SOLO SOY UN GUITARRISTA[61] я только пью и ем. все что есть у меня твое

говорю тебе, как только в следующий раз ты

пригрозишь, что покончишь с собой у меня

на глазах, я размахнусь и просто вышибу

тебе мозги, усекла? тебе ясно?

мне уже так осточертело, что ты меня все время

обламываешь, что связал бы тебя уже

да сплавил в красный китай.

и вот еще что! ты б хорошенько

глядела за моей матерью. если я

услышу, что ты ей плачешься

в жилетку, я приеду и погляжу,

что предпринять раз и

навсегда… научилась бы, что ли,

плясать, а не искала новых

друзей? разве тебе не известно, что всех

друзей уже разобрали

         твой,

         Гектор Шмектор

Сорок звеньев цепи (поэма)

красотуля из абилина – поэт помоев из

круга гoнчиx псов и кто сострадает

         многим убогим

кусочкам морозным и стеклянным жевалом хвастает кто и дедуля

играет в блошки и стукачит понемножку в урыльниках и

         блевня и

гопники в томике

его кухарки, мамы его и он в городе снова

к шашням готовый

губу волосатую раскатав… ему надо гроша и

рифмы пиша Вам

не нужно гадать… вам конца

хотца знать/ за его носом следи! вишь куда по

         пути

заведет его выплата долга – красотули тоска

длится уж больно долго – Крохотулька-лапочка с мокрой

         газетой,

Она заносила раньше механикам жареной картошки и

чья правая рука как-то дубака дала

(с иными такое порою бывает)

красотулю видит она

тот выбирается из знака стоп и у него

         бодун

поверх всего и она грит «о знатный уматный красотуля.

         веди меня к

помойке» и он берет ее за

лилейнобелохлопчатоватную

руку и она грит «ага чувак да будь я желтой мартышкой

         оууии!»

и он грит «тока причудь за мной ляля пуся[62]! тока

         причудь

за мной и те будет клево!» и она грит «н-но поехали и давай

         серебряный[63] и

я как ирландка!» и оба уходят и достают автобусное расписание

         и она

все время говорит «спокуха громила! спокуха!»

         пока на

другой стороне улицы этот почтарь что

         похож на

шёрли темпл и носит с собой леденец[64]

         замирает вконец и

смотрит на облачко и только потом на небо, он

         типа злится

и решает немножко поизгаляться и

         блям а

тюльпан падает замертво – почтарь давай болтать

         со счетчиком на

стоянке и красотуля, тот грит «конечно и в помине так не было

         в

абилине» и это ураган и автобус гласящий

         балтимор

покидает их в полнейшем кавардаке – она падает на

         колени и

грит «я грязь» и красотуля тот грит «возвращайся во

флориду детка здесь такой городской горячке

         как ты

делать нечего» и цыпа делает стойку на руках и

         она грит

«я канадка!» и он грит «вали отсюда и езжай во

         флориду!»

и она давай читать вслух стихи красотули о

         спасении и

психушке, забастовках на фабрике книжек-раскрасок и

         рождестве

когда его завернули в рубашку и он грит

         «ЭГЕЙ! УБИРАЙСЯ ОТ

СЮДОВА! Я СПЕР ТВОИ ДЕНЬГИ УИИ ЙЕСУС

         ВЗГРЕЕТ ТЕ СПАД!»

и она стонет и ноет и грит «о я правда

         жизнь люблю и

люблю любовь и люблю жить» и он грит «уматно! вой!

         вой!» и

она грит «неужто не понимаешь» и она давай

         закатывать эту ужасную

сцену прямо прям посреди улицы…

         Малявка – я встретил Малявку

позже на обалденной гулянке – она сидела

         под часами и я грю

«тебе нужен зонтик, подруга» и она грит «ой нет!

         еще не хватало другого!»

и у нее уже новый дружок и он похож

         на пулемета келли[65]

красотуля – он потерял все свои деньги в топке —

         последний раз пронесся слух

что он уехал скорым товарняком из салинаса в куче

         латука и

все еще пытается забрать свое пособие по безработице… я? Я

         особо съездил

в центр города за кое-какими кладбищенскими фигурами – но

         дождя не было и

автобусы в балтимор не ходили/ лишь

         на стоянке счетчик со сломанной челюстью,

мертвецки пьяная авторучка и груда старых снимков

         шёрли темпл

шея засунута в петлю только это я и смог найти

слушайте. мне наплевать, что вы

торговый моряк. еще раз

заикнетесь, что я не

хожу как положено, я раздобуду

сёрфера отхлестать вас по лицу. думаю,

вы весьма параноите по

этой всей дребедени… до встречи на

свадьбе

         топочуще вам

         Лентяй Хенри

Рот набитый под любовную завязку

ворона джейн[66] со свадьбы в зве́рье кубло где дикарь петр-грек посол французик первобытно поклоняются с фарцующим кентом с кони[67] принимающим позы и танцующим розовый бархат – сплошь притворство и любопытно принадлежащие армянскому горбуну напоминающему артура мёрри[68] который весьма отключен и заполучает сифилис и ворона джейн наблюдая заражается зябкой блюзовой хандрой но говорит как чемпион и она дурака не валяет «что ты будешь делать? в смысле кроме того что самое время добрым людям проветрить вечеринку?» какие-то жалобные шашни в сумерках и глотки рвясь и смеясь и ужас дурня щелкая как хвост и ловя под ребра и боп музыка где дрожат южные стены и перси сталкиваются и взвесь подобных бандитам девы мэриан[69] и повторяю: двулицая минни, армейская отщепенка/ кристина, что зависла на твоем лбу/ стив каньон джоунз[70] похожий на мэй уэст[71] в чулане/ трёхнутый херман икс что похож на чулан/ джейк бурый похожий на лоб… дино, тот колченогий бармен, что встревает между Человеком-Горой Синатрой похожим на соседского паренька и Жадным Джорджем у которого нет фамилии… все они и их агенты и «ишь умница экая ворона джейн» и она в ответ «ишь как по-цветному заговорил-то, а? и не зови меня ни вороной ни джейн!» и сверхшизик толкаясь и пихаясь потрясно – совершенно потрясно – «и я думаю что сделаю апрель или как-то жестокий месяц[72] и как вам нравится ваш голубоглазый малец, А, м-р осьминог?» когда входят четырехзвездные полковники и все говорят янки дудл[73] и нализамшись и какой-то мальчишка из западного союза[74] проезжает на одноколесном велике вопя «Боже, храни секреты!» но это он просто мается дурью – он безумен и он с подковами кудесник – все ж никому нет дела и он ищет где побойчей и до этого тоже никому дела нет и он вопит «помогите!» и двулицая минни, визжа, раскачивается на люстре и начинает давай его благословлять «ты никого не заставишь понять что слишком уж ловок чтоб думать будто что-то смекаешь! даже джону хенри[75] это не удавалось» ворона джейн пусто звонка и она фантом и рот как духовка и она пляшет на пироге ислама и «никому не говори что ты знаешь что они уже знают. от этого они решат что ты как они, а ты нет!»… но потом берешь гуэнделин, другую историю и скачки с лоренсом аравийским[76] и игры с ее ртутью – шамкая вшивый мир и «о, печаль!»… она привлекает внимание каких-то похотливых иностранцев но в основном все клевые люди и дальше рисуют носы на книгах роберта фроста[77] «зачем сходить с ума нарочито?» грит двулицая минни верхом на мальце из западного союза и стив каньон джоунз отключается в углу и кричит «так мы нипочем посланий ваще не получим!»… ворона джейн, у нее такой дар грабить скобяные лавки и всегда где-то быть не в то ревмя но всегда говорить как раз то «не морочьтесь идеями – они есть у всех – пусть идеи морочатся вами и толкуют с мелодией и деньги совращают идеи а это и близко не мелодия и хватайте все деньги что подвернутся но никому не вредите» ворона джейн, у ней есть класс «и поверх всего прочего будьте всем прочим!» о ночи со сломанными дугами, спины зеленых рукавов[78] и пленка в синяках – безыскусно и абсурдно с ритмом и она немного погодя тебя пробирает… стеклянный тротуар встречаясь с душой пацана-босяка и деревья как пожарные гидранты стоят на пути у деревянной лошадки и на помощь маме! на помощь тем кто не может понять что понимать не надо… на босяке туфли на шпильках но его ладони голы/ петр и французик еще танцуют коктейльное танго – горбуна выносят… медовый месяц заперт в следах безнаездничного жеребца/ рим падает на неистовой водянистой полуноте – пресмыкайтесь от блюзовой хандры… и минующий свет дня. ворона джейн грит ну же, вывесь прожектор ее… у меня в горле зеленые пули/ я небрежно шагаю по солнцу чуя как они превращаются в желтые клавиши – я трогаю джейн изнутри и я глотаю

дорогой том

говорил ли я тебе хоть однажды, что мне

кажется, тебе следовало б зваться

биллом. на самом деле не имеет значения,

конечно, но знаешь ли, люблю я

чтоб с людьми было удобно.

как марджи? или марта? или

как там ее, к черту, зовут?

слушай: когда приедешь и

услышишь, как кто-то орет «уилли», так это

буду я, вот кто… ну валяй. машина

и компашка будут ждать. меня

будет очень легко засечь, поэтому

не говори, будто не знал, что я был там

         с благодарностью

         трумэн пейоте

Конская гонка

«…всегда стараясь, всегда завоевывая».

линдон джонсон[79]

да и в общем на седьмой день Он создал пого, бэта мастерсона[80] и ныряльный трамплин оттенка розы для Своих корешей/ небо уже взвинчено, ссохлось как верх палатки «что все это за суета» сказал он своему главному, Гонсаласу, кто и глазом не моргнув подобрал грабли и давай лупасить тучку… видя что Гонсалас не так Его понял, Он велел ему положить грабли и идти строить ковчег/ когда Гонсаласу двадцать пять его начинает интересовать, когда его родители откинут копыта. ничего личного, просто ему надо немного денег и ему уже потихоньку не нравится что никто с ним не переспал/ «почему ты не создал восьмого дня?» спрашивает Гонсаласов шофер у его Творца Колбас на ступеньках трахбахового салона/ сдавая свой аромат из рук в руки/ небо, меняясь на сексапильный дух спагетти, трепещет и далее – а меж тем Гонсалас красуется с тростью и пытается скрыть корейский акцент/ эдгар аллан по выходит из-за неопалимой купины… Он видит эдгара. Он опускает взгляд и говорит «твое время пока не пришло» и сражает его наповал… входит Гонсалас/ ставит пять во втором

с чего это ты так боишься

того, что тебе совсем

не понятно? люди мимо

тебя на улице каждый

раз? машины мимо тебя

на шоссе? с чего это ты

так боишься всего, в чем для

тебя нету смысла? увлажняешь

ли ты свой изюм ежедневно? у тебя

вообще изюм-то хоть есть? есть

ли такое, что для тебя что-нибудь все-таки

значит? ты боишься костюмов на

дюжину пуговиц? чего ради ты

так боишься прекратить болтовню?

         твой чистильщик клапанов

         Тубба

Полный карман негодяя

в потешной могилке фруктов прячется крошечный стрелок – теплая бутылка меблированного сока в ободе его овчины/ лорд томас соловьиный[81], птица юности, распутин-болван, галилео-паинька и макс, шахматист-новичок/ битвы в их душах и перчатки так же мертвы как и легенды о них но лишь больше работы для ныне живущих паяцев – жертв убийства и умирать выходит легко… на другой стороне надгробья злодей-любитель спит высунув язык и голова его в наволочке/ ни от чего иным ему не казаться/ он все равно неприметен.

дорогой Сабу[82]

это моя цыпа! она мне толкует, что

подолгу гуляет лесами.

самое смешное здесь то, что

я как-то ночью пошел за ней, и она

говорит мне правду. я стараюсь

увлечь ее чем-нибудь

вроде пушек и футбола, но она

лишь закрывает глаза и

грит «я не верю, что это творится»

вчера ночью она пыталась повеситься…

я тут же подумал, что надо ее

сдать куда надо, но, черт возьми, она ж моя цыпа,

и все будут косить на меня да и только,

что живу с умалишенной.

может, если купить ей лично авто,

это поможет/ спроворишь?

         спасибо, что выслушал

         Весь Ис-Питер-Ой

Мистер Бес Толк прощается с трудом и нарезает пластинку

Фомбус Пакер. с его здоровенной ухмылкой. его дырой в голове. его неоспоримым знанием дзэнских хлопушек. его мелкими невинными лжами. его грезами леденцовых драже. его судомойными руками/ Фомбус Такер. с его бульдожьей смекалкой. его теориями атомарных сосцов. его бородой и болью в спине/ Бомбус Закер. с его цилиндром всмятку. его одинокостью и отчужденностью. его ненавистью к чепухе/ Лонгус Бакер. с его числами и десятичными дробями. с его личной особой оригинальностью… за часами часы вырезывал имя свое на песке. как вдруг, суматоха волны смыла его и имя его прямиком в океан (хо хо хо)

слушай, ты знаешь, я не хочу

выглядеть неблагодарным, но этот

доклад уоррена[83], тебе известно не хуже,

чем мне, свое дело просто не сделал. сам знаешь.

типа они с таким же успехом могли бы

спросить какого-нибудь торговца бананами из

де-мойна, который в большой день был

в торонто, не видел ли он кого

подозрительного/ или еще

лучше, могли бы прийти да спросить у меня,

что я видел/ но врачи говорят, опухоль у меня будет

набухать, значит есть у меня дела поважней

чем морочиться тем, чтоб исправить

всю эту лажу… пока ты

там, прикинь, не сумеешь ли добыть мне автограф

мёрфа-сёрфа[84]

         бывай пока

         твой осветитель

         Кувалд

Совет брату тигра

ты теперь в грозе где твои собратья ищут драной славы у моста и дровосеки бают тебе о познанье красного моря… ты наполняешь свою шляпу ромом и суешь ее прямо в рожу градине и не ждешь что родится что-либо новое… собаки машут хвостами тебе на прощанье и робин худ следит за тобой с витража… оперные певцы будут петь о ТВОЕМ лесе и ТВОИХ городах и ты будешь стоять в одиночестве но не свершать церемоний… появится старый сморщенный старатель и НЕ скажет тебе «не будь таким собственником! не желай быть незабвенным!» он просто будет искать свой счетчик гейгера и звать его будут не Моисей и не считай будто тебе повезло за то что не вмешался – это мелко… не считай будто тебе повезло

привет. пишу лишь сказать, что с

самого́ ограбления всё

вроде как поутихло. хотя похитители

тео его еще не вернули,

папу повысили до мамы-

атаманши, поэтому всё не так уж

и под уклон/ мамаша вступила в

будущие отцы аляски. очень это

ей нравится/ видел бы ты балбеса

мало́го. ему уже почти два.

болтает как рыба и уже

начинает смахивать на сигару/

до встречи на твой день рожденья

         старший брат

         Мочкун

p. s. адольф достал тебе розыгрыш шмат блевотины, который

кладешь на стол и просто глядишь

как девчонок тошнит

Глядя на бунт из гнусной камеры или (в тюрьме нет кухни)

стоя на прошитом пулями фольксвагене, бородатый лепрекон и на нем нижепоясная накидка мафии – вздымая какие-то горящие зеленые марки[85] и он выступает перед кладбищем автомобилей «восемь десятков и семь пив назад»[86] и потом он грит «итакдале» но голос его тонет за мики мэнтлом[87] шарахнувшим гранд-слэм[88]… мэр города, с алкой зельцером, слезает с лимузина и спрашивает «кто к дьяволу такой этот леппо?» когда тыща сердитых туристов сшибает его и топчет все в бейсбольных перчатках и вот идет взвод/ «да кто вы такие к черту?» выступает мусорка «я коул янгер[89]. отдал свою лошадь пони экспрессу[90]. а в остальном я точно такой же как вы» бурные аплодисменты и мяч прорывается сквозь огневую коробку «я на город работаю. пока тебя не прихлопнул, скажи-ка лучше, чем занимаешься» «я актер. все завтра да все завтра да все завтра[91] освещает эту мелкую милость от удара к удару словно бедный рабочий сцены яростью и шумом которые не значат ничего[92]. ох ромео, ромео, почто пердишь ты?[93] годно, а?» «я на город работаю, затопчу тебя своей лошадью» «хошь послушать из эдипа?» но под подпольем, Слепой Энди Лимон и друг его, Губ, поют блюз кроличьей лапки в шпорах и легкого пуловера дизайн Чжуна парижского – они стоят в аквариуме и все в них швыряют мраморками… снаружи, меж тем, когда исчезает слезоточивый газ, мы выясняем что у лепрекона перевязана рука и нет бороды и мэр, как мы видим, уж дома и срочно звонит кардиналу спеллмену[94]/ то была долгая ночь и у всех была уйма контакта… я готов на простынку. полна скотинки пустынька

прости, что не писал раньше. надо

было дергать кое-какие зубы. наконец-то

прочел великого гадзби. потрясная книжка,

просто потрясная. этот лабух уж точно

все выдает как есть. тут ничего особо

не происходит. Чаки пытался заставить

осла прыгать через забор. можешь догадаться,

что там было. сеструха вышла

за гада будь спок. я тут же его

отрубил. вот пока и всё

         до встречи на день блгдрния

         Бодряк

Безнадежно и Мария нигде

оборваха энн[95] дочка бразоса и зубы в монисте – раздражена во плоти и граница с неслабым весельем призрака быкоборца и LIBERACION[96] и она, с укравшим кожаную мамашу и глядя украдкой DON PASOS MAS[97] йи и чокнутый ALLA LUEGO UN RAYO[98] и безумное DE SOL[99] и укладывая братьев в постель и в скуку – жар в каждом углу как попугай молчаливый сделанный SALA UN DIA[100] и безумный как шляпник и свинячий брехун – мария ESTAS DESNUDA[101] она роет ямки мне на глазах размером с луну, пока ее отец, он не дает холму остыть и дьяконам и миссионерам юнцам его критиковать – мария спит чутко PERO ТЕ QUITARAS[102] кляня белобрысый динамит и TUS ROPAS[103]… в гриме марии есть тесак и костылезабивщик стонет, они звучат на ее умывальнике словно сношается змейка гремучая – миролюбиво к ее натуре и MARIA PORQUE LLORAS?[104] и я даю тебе дюжину моих полуночей и пинка високосным годом и защищаю тебя от скрюченных слов и верность властям удается и те лягушата с тетрадками… мария PORQUE TU RIES?[105] свобода! она дворовая пташка, константа и старуха состоит из марий и тявкают псы и RECUERDOS[106] о как яростно давеча, кровоточивость десны SON HECHOS[107] укладывая наповал DE ARCAICOS[108] с простаком саймоном[109] NADAS[110] все еще прямо сейчас спокоен яд ничто и мария, я и ты, нас трое ТЕ QUERO[111] не воцерковляй мою наготу – я наг для тебя… мария, она говорит я иностранец. она ко мне придирается. сыплет соль она мне на любовь

окей, я ширяюсь время

от времени. эка невидаль. тебе-то

какое дело? говорю тебе,

мервин, если не отстанешь,

я тебя еще разок обдеру

там, где шрам, усек? типа

меня это бесит. еще раз

назовешь меня так в общественном

кафетерии, я как развернусь

и врежу тебе, что мало не

покажется. типа я раньше так еще не

злился. больше терпеть не

стану. поделом тебе будет

         смотри у меня

         Закон

Конфедератский тычок в дубок короля Артура[112]

«…позже я покинул Казино

со ста семьюдесятью

гульденами в кармане.

истинная правда!»

фьодор достоэвски[113]

сын вампира приобнявши бетси росс[114] – он и его светские друзья: Дождеваль. Бёрт-Снадобье. Президент Пухл. Леди Цветик и Бабуин-Бой… все они сказали «с новым годом, элмер и как твоя жена, сесиль?» и так вот прошли на вечеринку бесплатно… едва попав внутрь, Бёрт просто встал с зубочисткой в загривке ища взглядом врача и хоть партия в карты была сама по себе что-то еще, Леди Цветик потеряла блузку и ушла в кусты – и кто ж тут как тут как не старичок винодел стараясь помочь – «убирайтесь с картины» сказала Леди Цветик «вас на вечеринке не было!»… старичок винодел немедля голову снял и брючный ремень и кто бы вы думали оказался как не фабьян – «мне дела нет сколько трюков тебе под силу, убирайся отсюда и всё!»… именно тут, этот фуникулер по пути в вашингтон прогремел вниз по склону везя кроссворды для всех – Дождеваль завопил «берегись Леди Цветик, слон приближается!» но к тому времени она уже пела доброе старое время[115] с Бабуин-Боем, а тот подкрался, натянул спасжилет груженый свинцом на фабьяна и швырнул его в бассейн – сам Пухл попытался предупредить но был так пьян что свалился в бочку и трактор ведомый какими-то псами его переехал и спихнул его в некий гараж… мир не привстал ни на миг – он просто взорвался/ алфред хичкок превратил это все в детектив а хантли и бринкли[116] всю неделю так и не сомкнули глаз… американский флаг позеленел и энди клайд[117] продолжал нудить про задолженность по зарплате – все спортзалы на свете в пикетах… сын вампира, от бетси росс получивший развод и сейчас с красной шапочкой дотерпел до первого января с грузом пустых желудков – он и красная, нашли себе дело прятать дверные ручки и им недурной заработок и как все люди кто решил не ходить больше на вечеринки, они слово и дело варят не врозь… и начинают их есть

переведите мне такой факт, д-р

блоргус: факт вот каков: мы

должно быть не прочь умереть за

свободу (конец факта) а вот что

желаю я знать про этот факт: мог

ли это гитлер сказать? де голль? пиноккио?

линколн? агнес мурхед[118]? голдуотер?

         синяя борода?

пират? роберт э. ли[119]? эйзенхауэр?

ворчун смит[120]? тедди кеннеди[121]? генерал франко?

кастер? возможно ли, чтобы так говорил

хосе мелис[122]? быть может, доналд о'коннор[123]?

я так уж вышло уборщик в библиотеке, поэтому не могли

б вы, пожалуйста, немного мне все это

сделать яснее. благодарю вас… кстати, если к

следующему четвергу у вас ответа не будет,

я приму как должное, что все эти

вышепоименованные на самом-то деле

одна и та же персона… до встречи. надо снять

портрет леди годайвы[124], ибо

у психических студентов тут экскурсия через

час…

         предусмотрительно ваш,

         Пучеглаз Ёрз

Гитары целуясь и современная втравка

вдоль по черным ветрам и белым пятницам, они смывают воду и визжат о джунглях и у ленни[125] иммунитет к математике, он, сальный знахарь – бог скитальцев… он высаживает цветы в их седельные сумки и говорит об Иисусе храбро и заканчивая университет – трагедия, разбитая гордость, мелко и не глубже комедии – кусает свою тропу, свой шум, свою тень… отступись от разума сердце света и одобри светопреставленье, кривулю и фарс счастливого конца… те что будут заправлять память топливом и отрубать силу права, вид тех кто обороняет и забороняет цветущих девушек тьмы, беременных, бессменных и бледный изгой… прекрасная глория кривоногая певица, ублюдок художника вывесок – джоанн, изнасилованная городским историком и серебряная долли, обезневиненная в 12, ее же отцом, шахтером – мэйбелл с отчекрыженною рукой от дяди – гуттаперчевая барбара, что мелет пудру в лицо аптекарю и морин, ревнивая пассия… никто из них не сгребает листву – стуча на подруг которые телефонистки или платя за подобных э. э. каммингзу[126]… никто из них не ведется на болтовню дюжего певца вахлацких госпелов и ленни как ангела паломников о «замуррзанной блудной душе» – преступление но что он царствует в одеяньях шоссейного христа, сапогах и спеси… одинокий акула волк в мире где пирожники кастрируют псов и города для Дюпона[127], кошачьи журналы и прячась в машинных залах, они жуют резинку, их семена, их портреты… ленни бросает сурка, ветерана неместной войны на милость плимута 6 своего, его страница убийства – кресло-качалка от Бр. Армз и его похитителя и радиосирены/ коммунисты сочтут его лодырем и ветеран называет его бродягой и йо xo xo и бутылка рома[128] но он мил со священниками и не путается со снохой мэра – он носит шелк и кланяется придуркам, гантелям и чужакам – он тибрит галстуки-бабочки и курсом на север и машет солдатам с ампутированными кистями которые подобрали куски разломанной пепельницы и держась подальше от приглушенных и разрывных кочетов, он гладит орнаменты и двойные трубки/ в его закаленности слышно рапсодию и он уж точно тепел и никчемно свиреп

олень сквозь леса вполне выбравшись из всего

этого нипочем не станет рабом но мишенью

для военных и поскольку ноги свободы никак не

заменят смерть когда воскресный профессор и

дети выходят, скажем «берегись, ты обречен

споткнуться!» и фрейлина только что

         рушась

и спрошена это ль угроза иль может дружеское

предупреждение и невинного ловкача скребут

         на

столе – свобода, сиротский сонет, ненаписанный и

без глаз и без нужд, без защиты и малость

стекла в эти вены – заговор убивать

свободных и романтиков к обычаю действующему

         регулярно

по расписанию и вот атакуя лишь раз то что ездит

без коляски… валяй, пали! тебе нужны лишь

лицензия на отстрел и слабое сердце

сквозь волосы в косичках и прохлаждающийся деревянный пляж пивных банок – мозги придорожной харчевни и грузовые автофургоны заполненные огуречной вонью, потеньем джим-бима и лордами да ледьми в зеркальце заднего вида – человечество в настроении для групповухи и йоделирующих пловцов – закидоны из бастующего городка и ути пути пуся лакающая пойло из картера и ленни лыбится в фальшивом сомбреро и жонглеры в попытках удушить педиков и девочки из большого города и панорамного пути, ты нашел ленни, убийцу собаколова и мотоциклетного святого – либо любишь его либо ненавидишь – привлекая грязных мамуль, Тома Жалкого, Майка Быка и Хейзел, порнографическую панибратку… ленни может вынуть дрянь из тебя и ты станешь совсем добрый и он может вынуть из тебя добро и ты станешь совсем дрянь/ если думаешь будто шибко умен и все знаешь, ленни играет с твоей головой и перечит всему чему обучили тебя про людей/ его нет в учебниках истории и от него ты либо рад быть собой либо ненавидишь что это ты… ты знаешь он нечто вроде грабителя но все ж доверяешь ему и не можешь им пренебречь


…стало быть логово льва едва и с якоря прочь и ты помнишь стол – одуревший вконец стол мировых прибабахнутых и непатриотиков и потаскуха-мадонна с ее сквоттерскими правами и все похотливы и допекают автоугонщиков и какой-то там недотепа священная корова рассказывает как он прям приперся и отделал эту курицу только так но когда питер пэн дроссельных корешей подымается куда-то идти, оно ворчит и недоумевает и душещиплется ибо сам знаешь он никогда не – пока о рыбе в пальце ее болтает глория с волосами что крашены в розовый и кстати о завтра, назовем его воскресеньем и двигатель дергается и взаправду дергается на первую передачу – и похоже заводит джон ли хукер[129] и ох Боженька громче поезда… в стельку пьяный моряк со шрамом под носом вдруг шлепает и пинает малышку сэлли и заставляет ее отцепиться от низа своих дангери и ты Знаешь он знает что-то творится и звук там какой-то не как обычно что так ясно и не увидишь и караррррраххххх и полноцветная страсть обезумевшего и наполеонского и самоубийства и ленни девается средь бела дня и балка моста совсем одинока и пропала и трубы играют то же что их всегда учили играть в крайнем случае – Вавилонская милочка и полнокровый мальчик весь сочится и шок, усопший рокабилли вслепую – влиться в отчизну ради касанья и на колени к инстинкту, цыганам и в самый северный лес какой только он в силах найти


…ревущая куча-мала впоследствии засвидетельствована промеж как нижеследует: продавец кроликов, у кого, поскольку он живет в комнате где дождь продолжает падать в трубу, вечно хронический кашель и постоянно в том настроении, что типа аль капоне – назовем его Белым Человеком/ бывший пидор-солдат, кто нынче возит манекены от мэйсиз к стадиону янки[130] и у кого из ушей в ненастье все время идет кровь – назовем его Черным Человеком/ молоденькая гардеробщица со стеклянным глазом, чей отец научил ее ходить в точности как Ф. Т. Барнум[131] и нынче она понимает что все это ничего не значит – назовем ее Публикой/ свечник, со ртом набитым пластиком и карманами полными горелых спичек – назовем его Воздаяние/ купающаяся красотка кто в тюрбане где битком фрикаделек – назовем ее Успех/ канат для перетягивания и святой колокол – бум и смотритель насосной станции, выходящий из своего кукушника и говорящий «слова суть предметы! зренье есть эго! кто-либо из вас ушлепки знал когда-нибудь ленни? сейчас вспомню его фамилию…» и потом какой-то бдительный линчеватель, он грит «пшёл обратно к себе в часы! вообще слыхал что львы одно, христиане ничто?» и выслав гитлера убить бедного смотрителя, он запрыгает назад в христиане и хронометрируют все виды норок, молок и витамина С – бабусь в штанах в обтяжку и гологрудых гробовщиков подщипывающих проповедников носящих картонки от яиц и генералов ООН в купальных халатах и ступни их застряли в бонгах и три миллиона ревнивых учителей в использованных струнках роя экаффа[132] валя на экзаменах юных де голлей и тюремные хоры взрываются и распевая аллалуйю… все даже Добрый Св. Док и птицевед сосущий сосцы и сомненья и пытаясь сокрыть их дрянь… все говорят «беда!» и пальцами тычут и проверяют висящих клоунов и составляют доклады и впадают в мар-разм при мертвых понтиаках и младенцы в могилах Лорки… сборщик налогов крадет у каждого бездарную жертву и Х. Дж. Уэллзу не внемлют… у Лулу-Кузнеца сердечный приступ при рожденье черного ангела и джона брауна[133], Люк-сноб и Ахилл все тянутся к Летающей Тарелке… однажды, в День Тамбуринов, астронавт, Мики МакМики, извлечет большой палец изо рта и – грит «идите к черту» покуда ленни я уверен уже в небесах обиженных

дорогой журнал отпад,

господа:

я понимаю, что в настоящее время вы

составляете книгу об

угреватых или чреватых черным списком артистах или что-то.

если второе, я бы вам

порекомендовал перво-наперво вписать туда

джерри ли льюиса[134]. если первое, то я бы

вам рекомендовал связаться с

американским медицинским обществом на предмет обнаружения

истинной ценности подобного предприятия

         остаюсь, с уважением ваш

         подстрекатель с гор

         Зеке-Пробк

Совет для модели сезонника

выкраси обувь свою далила – ты шагаешь по белому снегу где кровь из носу потревожит вселенную… в этих узких переулках сов и гитаристов фламенко, джек паар[135] и прочие секс-символы твои призы – впишись в ванные где живет птица ибо когда будет вылетать с саблей в крыле – кантри-певец под боком – переваривая почтового голубя… те быть может просто захочется поменять себе стиль блуда, шпагоглотанья – те быть может просто бы стоило поменять твою манеру спать на гвоздях – выкраси обувь свою в цвет призрачного мула – зубы бумажного тигра сделаны из алюминия – тебе еще долго до Вавилона – выкраси обувь свою, далила – выкраси ее губкой

слушай! я ж тебе уже говорила, не

важно, куда это! такого не

бывает. тебе надо знать только, куда

оно не. ну и что с того, что тони женился на

своей матери! тебе-то в жизни какое до этого дело?

я правда совсем без понятия, почему ты так огорчился.

может, тебе надо сменить род

занятий. сам понимаешь. типа сколько ж можно кому-то

твоего калибра и дальше писать маслом точилки

для карандашей… до встречи следующим летом, рада,

что ты снова запил

         преждевременно твоя

         Вонька

Всплеск проигравшему – шиш

валет пик – вивальди монетной прачечной – одетый в словарь хипстера – мы видим как он прогибается перед чернопоясными и похотливыми автогонщиками – носясь туда-сюда словно вспугнутый дядюшка римус… во дни когда не получает почты он встает рано, сует бумаги в телефонные будки и обжуливает автоматы с пузырчатой жвачкой… «мир обязан мне пропитаньем» говорит он своему полугавайскому кузену, полудурку, джо-голове кто к тому ж собирается жениться в следующем месяце на фолковой певице – «вновь и вновь, старина джо кларк»[136] декламируют со ступеней здания света и воды покуда валет рысит мимо с чемоданом полным пластиковых пузырей – ему всё в розовом свете: он неплохо может изображать кэри гранта[137]. он знает все достоверно почему мейбл из юты ушла от хорэса, осветителя из Театра Высота[138]. он наткнулся даже на несколько гнусных секретов миссис Кунк, кто торгует подложными мозолями на всемирной ярмарке – плюс к этому он умеет играть на йо-йо пару песен иностранного легиона и всегда умудряется в минуту опасности прикинуться грейпфрутом… он бахвалится своей коллекцией синяков и пробок и фактом что он не обращает внимания на деловой мир. он бы предпочел выказывать страх перед бомбой и грить что вы сделали для свободы чем превозносить сбежавшего душевнобольного который ссыт на пол закусочной младшего[139] – валет пик, со своим топором, проигрывателем. со своим спутником, меню. и его предназначением, куском клинекса – никогда не прикасается к трещинам в тротуаре – «валет» говорит другой его кузен, Зелохранитель, полудатская плюшка и полусёрфер, «почему это ты всегда ведешь себя как Псих, друг джеки глисона? в смысле у-ух! разве в мире печали не хватит?» валет моментально проносится мимо – в берушах – со ступеней здания света и воды, оркестр, выбив весь сок из своих рогов, начинает играть на моем папаше… валет, потрясенный, бросает еще один взгляд, поднимает руку в нацистском приветствии. лесник, проходя мимо с топором, его роняет. женщина из Д. А. Р.[140] слетает с катушек. глядит на валета. говорит «кое-где вас бы арестовали за непристойность» она даже не слышит оркестра… она проваливается в трещину в тротуаре/ руководитель оркестра, не обращая внимания, делает небольшой реверанс, чихает. указывает палочкой на классическую гитару… подметальщик улиц натыкается на валета и говорит и я тут цитирую «окей, вот я на тебя наткнулся. а мне никакого дела. у меня дома женщинка. я знаю хорошую батарею в этом квартале. чувак, голодать я не буду вовек. бадью не желаешь приобрести?» валет, пораженный, поправляет воротничок и устремляется к телефонному часу белл[141]. который располагается за следующим же полицейским авто… он минует прилавок с горячими собаками. кислая капуста шибает ему в лицо… оркестр играет малагенью салеросу[142] – женщина из Д. А. Р. выскакивает из тротуара, слышит оркестр, вопит, начинает выделывать дёрг[143]. подметальщик улиц наступает на нее… валет не ел весь день. рот у него на вкус странный – в руке у него его неопубликованный роман – он хочет быть звездой – но его все равно арестовывают

драсьте все. происходит мало чего.

пел на съезде вегетарианцев

свою новую песню против мяса. все

врубились, кроме водопроводчиков под

сценой. там одна девчоночка,

только что из колледжа и, полагаю,

президент отделения общества

«Не Топчите Коров». она пыталась

столкнуть меня с одним водопроводчиком.

начинает заварушку, но вы ж

меня знаете, я не поддался ни на

полстолько. грю ей «слышь, детка, я буду петь

для тебя и все такое, а ты меня

только не толкай, усекла?» я так понимаю,

в другой раз они меня не пригласят,

потому что им не понравилось, как я стал клеить

старуху конферансье, хотя, в

общем, мне все удается. еще есть новая песня

против зажигалок. эта спичечная

компания предложила мне бесплатно спички до конца

моих дней, плюс мой портрет на всех

книжках спичек, но вы ж меня знаете, я б взял

до черта больше, а уж потом продавался —

увидимся где-то на выдвижении кандидатов

         ваш брат бунтарь

         малыш тигр

Занимаясь любовью на подруге Марии

зевни школьной учителке пикантной королевне – мертва, decatur[144] и вступает на розовое шоссе – твоя черная бродячая дворняга, твоя крыса из Дельф – сейчас он станет судачить про твой тошнотворный лифчик – твои волосы в цепях и говори TU CAMINO[145] пока твои Эль-Пасовы идеалы, они празднуют ES TERCIOPELO[146] они оставляют твое отвратное тело – устройство твое опадает, ты ловишь на слух ленивую сирену и какому-то молодому испанцу чтоб купили твои раны, твою беременную оттяжечку в голосе… зевни королевне с картины Гойи взыскующей бедного Гомера QUEDATE CONMIGO[147] пока лесбы крушатся и отсчитывают твое число и Дитятко Зло плачет NO PREDENDAS[148] пока автор Фриц с твоего фабричного юга вопит что все это значит и убирайтесь к черту домой, королевна и ты, королевна, паук – потная паутина тебя заловила – молишь руки свои подвигаться – молишься сделаться праведной – ищешь открытки и плюшевых медвежат на откупы – партизаны, они смеются CON TUS PIERNAS[149] и мальчики в буром тряпье шепчутся про облаву и Лео-Фискал уже у них и Доку к полудню придется уехать – Св. Уилли прячется в ломбарде PARA[150] КОРОЛЕВНА тебе не надо бояться и никто не гонится – ты хочешь чтоб тебя обняли LA ERRONEA DAМA[151] и зарылись к тебе в кошелек – забудь о своих учениках и заплати за партнера и вот докука – тень твоего босса, вот твое тяжкое преступленье – автор Фриц хотел бы сосать большой палец у тебя на ноге – твои каникулы скоро закончатся и исчезнув как твоя жизнь LA СНОТА[152] трава режет ноги тебе и Тюрьма Сократа твое назначенье AHI VIENEN[153] ты не та дама – ты никому не грозишь – тратишь деньги на здравую пищу и тебя переедет тягач – на тебя прицепят бирку – отправят домой к Фрицу – Фриц неделю поплачет и женится на твоей медсестре – лесбы скривят рты, но ты все равно будешь не та TODOS SON DE LA СНОТА[154] живи же… живи пока не взойдешь на борт своего Титаника – дотянись, Королевна, тянись – почувствуй такую же вислую кожу и поверь этому смуглому повесе, слизывающему чернила с твоей тетрадки – видишь клети и вопящих призраков и ты с наглостью думать, что руины суть зданья… забирай свои чертовы же́лезы и медальон и хоть раз займись любовью свободно – это ничего не значит, потому нацепи цилиндр – езжай медленным судном обратно, к своей вине, своему загрязненью, королевству своей тоски

здоров. чё делаешь? как новая религия?

разницу чуешь? сам я бросил. просто

не мог цеплять все аукционы и, честно сказать,

у меня хлеб на исходе. сам знаешь, как оно

бывает, типа про ту старуху в

заднем флигеле, что все тычет, толкует

мне, что Бог-то все видит. знаешь, типа там

недолго, но я и посрать боялся. очень надо

с тобой повстречаться. я знаю, ты больше не носишь

галстуки-бабочки, но меня интересуют и другие

аспекты твоей новой веры. кстати, ты еще

в этом деле с замочными скважинами? не дождусь

поболтать с тобой

         пока,

         твой кореш

         Брюзга

Заметка мальчику на побегушках как юному армейскому дезертиру

интересно чего это дедушка просто сидит себе и наблюдает за медведем-йогом[155]? интересно чего он просто сидит и не смеется? подумай об этом пацан, но не спрашивай у своей матери. интересно почему элвис презли улыбается только верхней губой? подумай об этом пацан, но не спрашивай у своего хирурга. интересно зачем почтальон у которого одна нога короче другой так сильно пнул твою псину? подумай об этом пацан, но не спрашивай ни у какого почтальона. интересно с кем роналд рейган[156] беседовал о международной обстановке? подумай об этом пацан, но не спрашивай ни у каких иностранцев. интересно почему механик, чья жена застрелилась из пистолета, который одолжила у его лучшего друга, так ненавидит кастро? интересно почему кастро ненавидит рок-н-ролл? подумай об этом пацан, но не спрашивай ни у какого ролла. интересно много ли наварил человек, написавший белое рождество[157]? подумай об этом, но не спрашивай у наварил. интересно что на самом деле бобби кеннеди имеет против джимми хоффы[158]? подумай об этом, но не спрашивай никакого бобби. интересно, почему фрэнки застрелила джонни[159]? давай дальше, интересуйся, но не спрашивай у своего соседа… интересно кто такие саквояжники[160]? думай, но не спрашивай у саков. интересно почему ты всегда носишь одежду брата? думь об этом пацан, но не спрашивай у своего отца. интересно почему генерал электрик[161] говорит, что самое важное для семьи – держаться вместе? подумай об этом пацан, но не спрашивай ни у какого вместе… интересно что такое золотая жила? валяй, интересуйся… интересно почему другим мальчишкам хочется избить тебя так сильно? подумай об этом пацан, но ни у кого не спрашивай

да. лады. я догадываюсь, ты обалдуйка

да, это правда я говорил что ты «та

китайская девчонка» ты вправе

сердиться. но я хочу знать вот что

это что именно ты вообще имеешь

против китайцев?

         может еще разберемся

         как-нибудь

         как положено твой,

         князь гуляш

Вкус дробовика

рев наших двигателей обещает нам прикрытие – мы носим удушливые штаны и рабы аппетита – мы обдалбываемся джоан кроуфорд[162] и образуем кишащие колонии и умираем от мужланской беседы… Марцелл одетый в хаки в тот миг когда его поразило безумием, немедленно сдал в архив дело о незаконном сыне принадлежном кому-то другому – Джози сказала, что на суд все явились с духовыми ружьями… Том Том вынудил Мелодия себя ненавидеть, потом же выпрыгнул из окна – мы все похожи и аккуратно размещаем у себя в нутре скорпионов – принимаем таблетки через жопу – прославляем пидоров-миссионеров и швыряем гомосеков в канавы феноменов… зимой музыкант в гриме черного объявляет что он от Двух Женщин – свободное время он тратит пытаясь счистить шкурку с луны и он тут забрать свою восьмицентовую марку – сбытчица Маргерита, толкая тележку Четвергов, вверх по Дамейнскому Ряду, вопя «моллюски и мускулы»[163], убивает его за то что мешал ее аппетиту… на Химическом Острове воздаяний негусто – маленькие девочки прячут запах себе в креветки и великанов нет – поджигатели войн умыкнули всю нашу краснуху и дают ее врачам на взятки – прошлой ночью с Перлой я не спал три часа – она уверяла что шла мимо меблирашек где я когда-то жил – у нас не было ничего общего, у меня с Перлой – я делил с нею скуку и мне нечего было ей дать – я был пьян и сам себя развлекал… мы желаем совершать странствия и применять что угодно лишь бы не ноги и мы встречаем косноязычных сломленных пошлых дурилок горилловыми рукопожатьями и нас пьяный Геракл ждет у нас на кроватях и мы должны отдавать ему честь и он говорит что прибыли новые вертолеты и «это ваш дурилка» и «приказы вам выдаст он сам» да воздаяния тут редки но не нужно ни клятв давать ни умственных приступов – коль не считать застенчивого сумасшествия внесенного охотниками с радиоприемниками в религиозных одеждах, то все хорошо… Анголу нынче утром бомбят, я прямо сейчас счастлив от тошноты – моя голова задыхается – я вперяюсь в большой ковш медведицы с синей блузой на серебряных пуговицах у себя в ноздрях – я рад что Маргерита в порядке – я и Впрямь себя чувствую дорогостоящим

я оставляю своего ребенка у тебя на

пороге, если ты так крут, ты

приглядишь, чтоб о нем позаботились.

в конце-то концов, он и твой ребенок. я

рассчитываю повидать его лет через

двадцать, поэтому ну-ка

старайся. ухожу в горы

искать работу. с собой беру

еду. не забывай, дорогой, регулярно

чистить плиту и следить за газовой колонкой

         твоя

         луи луи

Стомп Мэй Уэст (басня)

каждую ночь поезд проходит в то же стародавнее время и он, тот же старик, сидит глядя в четки гласящие «а что я тебе говорил» раскачиваясь взад и вперед думая о своем старшем сыне, Гаере, кто на всю жизнь в тюрьме – купив деткам пиво и убив бакалейщика карманной расческой – этот тот же старик, у кого ничего кроме ванны полной воспоминаний состоящих из: нескольких Деток Хьюи[164] для блях Президента – колоды карт из которой девались тузы – чуток порожних флаконов из-под дезодоранта – брошюрки египетских лозунгов – трех друг другу не парных штанин и полой веревки для линчевания… сидит в кресле из конфетной обертки бормоча день в суде – день в суде – я еще получу его – мой день в суде – щеголеватый юный джентльмен с обветренными губами потерся ими сегодня о шею старика – старичок замышляет месть как раз когда все тот же стародавний поезд стряхивает портрет матери его свистуна со стены и это пинает его к… дню в суде – я еще получу его – вчера тоже было не все хорошо – лиса бросила его на кучке грязи и какой-то мелкий поганец заехал ему прямо в грызло смесью бамбука, ячменя и гнилого мороженого – вот он и сидит жалея что не может пробиться к президенту – кишки старичка болят потому он окно отворяет глотнуть доброго свежего воздуху – он вдыхает поглубже – там веревка увешана мокрым бельем – старыми покрышками – грязными простынями – шляпами – куриными перьями – старым арбузом – бумажными тарелками и еще какой-то одежей – джонни барабанный ветер – прохожий индеец на пути в сент-луис стоит под окном старика – «обалдеть» говорит он подымая взгляд и видя как все это барахло на бельевой веревке вдруг всасывается в дыру… назавтра, за деньгами приходит сборщик квартплаты – обнаруживает что старик исчез а в комнате дополна мусора – хозяйка бельевой веревки заявляет об ограблении в отдел по грабежам – «украли все мои ценности» – бормочет она инспектору – поезд все так же проходит в то же стародавнее время и джонни барабанный ветер, его замели за бродяжничество – сборщик квартплаты оглядывается – крадет сломанную кукушку «думаю выдам жене» говорит он – его жена, ростом шесть футов и носит феску, и кто, сей же миг, в силу блажных обстоятельств, катит мимо в том же стародавнем поезде – а в общем, мало что происходит в чикаго

я не говорю, хороши или

плохи книги, но и не думаю,

что тебе когда-либо выпадало самому

докопаться, о чем они

все – ладно, допустим, у тебя раньше было «хорошо»

в контрольных по айвенго и пять с минусом

по сайлесам марнерам[165]… а потом ты

удивляешься, почему завалил экзамен по

гамлету – ну и вот, это все потому, что

тяпка с тряпкой не сделают грядки —

точно так же, как зло за зло – верзла не

будет – теперь, когда ты разобрался с

жизнью[166], чего не попробовать вновь… мог

бы начать с телефонной книги —

чудо-женщины[167] – или, быть может, ловца во

ржи – это всё одно и то же и у каждого

на голове шляпа к переду задом во всех

историях

         до встречи в порту

         услужливо твой

         Сэр Раболеп

Крах темной ночью

арета в блюзовых дюнах – Плутон с высоким треснутым смехом и беспорядочная арета – угроза для президента как его звали в шутку – иди – ага! и комплекс старшинства от тебя отрекаясь… Лир глядя в окно опасен и волоча гору и ты говоришь «нет я нем» и он говорит «нет нет я уже сказал остальным что ты Чарли Чаплин и теперь это надо тебе оправдать – надо!» и арета говорит «отколись Лир – у всех нас кишка тонка на бесконечность – забирай свой руль и отколись… и арета дальше – у нее эта сотня Ангельских Чужаков все мимоходом говоря «я буду твоей Шакти и твоим ребенком-изгоем – возьми меня – меня возьми умоляю – ах давай же возьми меня» и арета подделывает свою кишечную черную душу по всем плодородным пузырям и капризам и броским бухарикам – Сглаз, Поэт Вакум и Жуткий Шлёп все со своими зайками скачут в ад где еда дешевле и теплее и Ядерный Бетховен вопя «о арета – я буду твоей куколкой вуду – уколи меня – давай кого-нибудь уязвим – нарисуй на меня кого пожелаешь! ах ну прошу же! мое тело ублюдочно – мое склизкое я – проникни ж в меня – в меня!» Ученый Умник, телу его не дают развалиться чиклеты[168] – сырая фасоль и рабы минувших дней – он врывается с дороги – его трубка почти съедена «смотрите! она рыгает реальностью» и но он даже ни с кем не говорит – из кармана его вылетает ночная бабочка и Вакум, невероятный распад снова напоминает тебе об америке с линией рваной – бесполезный мотив – нравственный на-арап и сребровласые люди таятся в скрипичных футлярах… на кургане фосфора и успеха стоит сладострастный койотский орел – он держит полдоллара – якорь раскачивается ему по плечам «хорошо!» говорит Ядерный Бетховен «славно видеть что тут еще есть настоящие птицы» «никакая это не птица – это попросту вор – он строит нужник из краденого латука!» подписывает арета – Звук Звука – которой на самом деле напрочь плевать на настоящих птиц иль нужники или всяких там Ядерных Бетховенов – одобрение, жалобы и объяснения – все они пугают ее – в ее трубе нет изъянов – она знает что солнце не кусок ее

наладчик звука вваливается

в дверь с надписью «звук свят —

так заходи и поговори с нами» на

спине его рубашки

Враждебный крах темной ночью

на этой заброшенной крыше или табуретке пагоды тебя размещают и ты слышишь голоса говорящие что-то вроде «закрути их потуже Джо – держи их в тугой закрутке» и потом Орион со зловещим видом и он стирает тебя и держит тебя в чистоте и Знакомое Лицо лично «я слышал, ты яйца ел? это хоть как-то правда?» и Орион лижет плоть его и блюз беды с головой[169] и тени пожарных гидрантов… ТЫ – пожарный гидрант и Beau Geste[170], пожарный гидрант – полная неудача и пешком к Гибралтару и пытаясь обрести свою силу – поимей свой оттяг и подерись с тенью своего языка… Фауст из сада – Анна Эмансипация что похожа на венгерского оленя и Чурбан с мозгом как айсберг все подражают Африке… Мертвый Возлюбленный кто ездит стопом и хвастает и говорит будто едет в Карфаген и все время твердит «когда я умру» но потом его разум весь в синяках и методистское сливочное масло взрываясь и Клоун Искорка с арабскою вязью на лбу хочет чтоб все пережили его страх «вы должны пережить мой страх чтоб другом мне стать!» так грит он Люси Тунье[171], чьи вегетарианские ноги блестят как красное дерево и кто успокаивает Клоуна Искорку в его припадках когда у него нет гарема… Фьють и Орион заикается и кашляет и СГАЗАМММ[172] – опиумное привидение близ колеса обозрения – на обочине автотрассы – где никто не может остановиться – где он не может набедокурить – где спектакль обязан идти… вот тут Он и желает умереть – Он желает умереть когда торнадо срывают крыши и табуретки и «вот и верь после этого смерти» скажет он умирая

мальчишка-газетчик входит через заднюю дверь —

из башмака торчит его большой палец – он

несет кусок кожуры с

номером на ней – он звонит по телефону —

а затем он сморкается

Безответственный крах темной ночью

соединенные штаты Не звуконепроницаемы – можно подумать ничто не способно достичь тех десятков тысяч живущих за стеной доллара – но твой страх Может привнести правду… портрет фермера почвы – теплые кальсоны – енотовая шапка – удавливаясь на своем башмаке – его жена – спотыкаясь о черепа – у нее волосы в крысках – их ребенок одет в скорпиона – скорпион носит очки – пацан, он джин пьет – у всех воздушные шарики впихнуты в глаза – очевидно они никогда не загорят в мексике – шлите свой доллар сегодня – прогибайтесь назад… или заткнитесь навсегда

входит громила – пинает газетчика

сами знаете куда – и начинает драть в клочья

рубашку наладчика звука

Электрический крах темной ночью

природа сделала так что молодые шахтеры Западной Вирджинии не хотят быть шахтерами а лучше получат этот Шеви-46 – без предоплаты – подадутся в Женеву… охотясь за подобьями побега и Лорд Бакли[173] и Шёрлок Хоумз вот-вот станут его матерью оборачиваясь к Звездной Дыре Амазонке Биологии говоря «я не хочу быть моей матерью!» и э. э. каммингз – пишите это правильно – заворачивает остатки куриных костей в поросячий хвостик принадлежащий Бронксской Детке № 2 и она думает будто миру пришел конец и пытается организовать митинг и ее 320-фунтовый Француз кто показывает язык ее отцу – он не хотит никак с этим связываться «не хочу я ни в какой Сан-Квентин[174]! я не преступник – я иностранец и при чем тут я если вы врубаетесь в э. э. каммингза а я – как уже говорил – я всего лишь иностранец» и она швыряет все остатки куриных костей ему в лицо и какие-то знаменитости мимоходом – они тут всему очевидцы и записывают серийные номера… у Моны на левой передней груди реклама одинокого объездчика – Монин кузен – этот 320-фунтовый Француз – он похож на Артура Конана Дойла… Мона – она напоминает смазливого Будду и всегда выглядит так словно стоит над Золотыми Воротами… она не врубается в э. э. каммингза – она врубается в Фернандо Ламаса[175] – я в черном поезде на запад – на пустыне ареты нет – только – если хочешь – память об арете – но арета учит не полагаться на память – на пустыне ареты нет

стриптизка входит с обручальным

кольцом на пальце – она просит лимонаду,

но говорит, что согласна и на сэндвич —

газетчик хватает ее – вопит «господи

смилуйся»

Чей-то крах темной ночью

из целого Мексико и веселой невинности однажды является Сатана Осени – из нежности и дикарского бибопа и одиноких комнат где надо вкладывать никель в стояночный счетчик – в объятья пресловутых дочерей – дочерей кому удается публиковать общественные стихи в базаре[176] и журналах мод и чуда приключений – польки пивных бочонков и жри сонники «почему КААД[177] не достал кастера?» грят кое-кто «я б хотел знать как это роберту бёрнзу удалось избежать гитлера!» грят те кто поумней – всем хипстерским баранам-на-лопате и Марксистам в инвалидках жаль что они не в Канзас-Сити 51-го и Сатана Осени и его друг, Я ВАС НЕ ЗНАЮ, глодая пердёж на сельхозугодьях и возвращаясь и всем раззвонив и потом Я ВАС НЕ ЗНАЮ наконец доходит до вывода «что хорошего в том чтоб всем о чем-либо раззвонить – у них у всех алиби?» и затем приходит Монтана и сами Ацтекские Землевладельцы – их атомные бары для гомиков разграбляются и Епископы замаскированы под шоколадных узников и пустые дома с привиденьями на Пиратском Берегу[178] где бюрократы – мечтательные таскуны за Хаксли – Новое Пробужденье с деньгами и некуда больше идти и бывший легавый кто пишет стихами и считает себя салями и Гэбби – увечная жуть с Телеграфного Проспекта но кто хочет об этом слышать – кто и впрямь хочет это слышать? «кто там чего вообще хочет слышать? мы лишь часть поколения! всего лишь дрянная грязная часть!» сказал Я ВАС НЕ ЗНАЮ однажды Сатане и то была осень «в смысле типа хэппенинга с хула-хупом?» «нет – вроде хэппенинга с распятием!» «как Современный бит?» «как бить по персиковому дереву»… и Сатана и Я ВАС НЕ ЗНАЮ – оба проскакивают по Нью-Йоркскому ипподрому – все типичные возрожденья и блондин похожий ни эзру паунда и они идут прямо в Лето – без зимы – видя что они ну совсем не пострадали, Лу стриженая бобриком, одна из тех цып что пишут большие толстые писанья – у нее рот раззявился – какой-то нищий выходит из своей лачуги и свешивает волос с ее губы – трамвай разбивается… но в общем и целом – на самом деле никому нет дела

входит торговая палата вся целиком —

у каждого члена по ручной гранате —

все обращается в кровь – кроме

музыкального автомата, незнакомца, одетого в —

календарь, и открытки с греческим

зданием… каковую хозяин

места ошибочно позабыл

на батарее/ вот начинается пьеса… это

все в прошлом… я не стану

так оскорблять вас, все это вам записывая

Кажется крах темной ночью

между визжащим матрасом в кухне и Временем, таинственным еженедельником – Дао – кончик пальца у него на подбородке, колени его стучат друг о дружку – Дао – он кажет нутро своего рта колонне лиц «значит ли это что вы сегодня должны вздремнуть?» и Фил Силверз[179] едя банан – он внутри колонны лиц – Дао безмолвен и Фил тыкает Клецку-Героя – скрягу с Эгейского моря – у него в голове обширна пустыня – в нем много самоуверенности и пускай быдло испытывает бомбы в мозгу у него – «любовь призрачная штука» говорит Клецка «она проходит прям сквозь тя» Дао тужится – он смотрится почти порнографически «ну и гланды!» говорит Фил, кто теперь одет в длинные помочи и велит Клецке не терять самоуверенности «самоуверенность обманчива» говорит Мистер О'тул – супруг сомнительного достоинства «она придает тем кому яиц не достало чувства мужалости» «у твоей жены есть корова?» говорит Фил, кто уже успел стать недорогим протестантским послом из Небраски и кто говорит с изумительным акцентом «в каком это смысле у моей жены есть корова?» «значит ты из Чикаго?» спрашивает посол… лицо Дао – меж тем – становится таким большим – оно исчезает «куда он ушел?» говорит Клецка – кто уже не столько герой сколько веселый юнец кто ненавидит дегенератов и вообще сейчас должен быть в школе… Мистер О'тул – вываливается из своего кресла «я должен найти железнодорожных путей – должен прижать к рельсам ухо – должен прислушаться к поезду» – колонна лиц – теперь все вместе – чавкающий хор «НЕ УБЕЙСЯ Ж» – еще раз – «не убейся ж»… да и между этим матрасом визжащим и тем таинственным еженедельником лежат рабские округа – Дорис Дей больше нет и Тихоокеанский туман – Студебекер в сумерках – крах – и выламывая двери притона и странные леворукие люди с луны – из Арканзаса и Техаса и скитальцы с сальными журнальцами из Рид-Колледжа[180] – погребов и Куинза – все они орут «смари на меня Дао – смари на мя – я улетаю – смари ж на мя!»… это одинокое чувство – парализует – это одинокое чувство – или арета – моя мама не дурня вырастила – я не могу добавить ничего нового к этому чувству… скользи по блевоте – лучше чем махать лопатой – Отказ – Господи Благослови Святой Фантомизм – и провались прощальные вечеринки пропадом – статистические книги – политики… колонна лиц – теперь все вместе – поднимая флаг и задирая головы к дыре в нем – распевая «в день всех святых может ли Дао выйти и поиграть?» – нет им ответа и оря еще громче – теперь все в унисон – «В ДЕНЬ ВСЕХ СВЯТЫХ… МОЖЕТ ЛИ ДАО ВЫЙТИ И ПОИГРАТЬ?»

сдавайся – сдавайся – судну кранты: возвращайся

в сан бернардино – хватит пытаться

собрать экипаж – тут каждый сам за

себя – ты каждый или ты я? когда

береговая охрана туда доберется, гордо

встань и ткни пальцем – не будь героем – все

тут герои – отличайся – не будь приспособленцем —

забудь все эти матросские песни – просто

встань и скажи «сан бернардино» низко

однозвучно… тебя все поймут

         твой благодетель

         Дымок Похотливый

Глог-буль-вуль – глог-буль-буль слышь ору я хай ди хо[181]

он был всунут в развилку дуба – глядя вниз – распевая «вон обходит человек собирая имена»[182] без балды – я киваю ему драсьте – он кивает в ответ «вот забрал он имя мамы – и мне очень больно стало» я, кто держу в одной руке стакан с песком и телячью голову в другой – я подымаю взгляд и говорю «ты голоден?» и он грит «вон обходит человек собирая имена» и я говорю «годится» и иду себе дальше – его голос звенит по всей долине – он звучит как телефон – он очень тревожит – «тебе там что-нибудь надо? я иду в город» он качает головой «вот забрал сестры он имя и мы все стали другими» «пральна» говорю я – завязываю шнурок и иду себе дальше – потом оборачиваюсь и говорю «если тебе надо помочь спуститься, просто приходи в город и скажи мне» он даже не слышит – «вот забрал он имя дяди и винить его не надо» «забойно» говорю я и продолжаю путь свой в город… уж точно всего через пару-другую часов не больше случилось мне проходить там снова – на том месте где было дерево, теперь стояла фабрика лампочек – «здесь на дереве парня раньше не было?» завопил я им в одно окно – «вам работа нужна?» был ответ… вот тогда я и решил что у марксизма ответы есть не на всё

чего ты так боишься

стесняться? ты тратишь кучу

времени на туалет, правда? почему

ты этого не признаешь? почему ты так

стесняешься бояться?

         твоя дядя

         Матильда

Рай, сволочной ряд[183] и Мария вкратце

мама толстухи Афродиты – я гнусь пред тобой… и с сексобешеной вечностью на моей овощной тени – я, отирая руки о лошажью шею – лошадь рыгает и ты, старшего брата из Индианы – того, кто лупит тебя своим ремнем и ты, кто не ищет причин своих мук и я хочу твоего горизонтального языка – внутри Рефлекса – совершенный страшный суд и эти жестокие кашмары где каменщики устраивают для меня отвратные связи и Братья Маркс ворча NO QUERO TU SABIDURIA[184] и полупроснись твои бедра и мне так Гадко так Гадко от этих любовников в Библейских ролях – «итак ты намерен спасать мир правда? ты самозванец – ты урод! ты противоречье! ты боишься признать что ты противоречье! ты сбиваешь с пути! у тебя большие ступни и ты наступишь на себя все люди кого ты сбил с пути подберут тебя! у тебя нет ответов! ты всего лишь нашел как просаживать время! без этой штуки, ты усохнешь и будешь ничем – ты боишься быть ничем – ты в этом застрял – оно тебя сцапало!» мне так Гадко от Библейских людей – они что касторка! – что бешенство и вот я желаю Твоих глаз – ты кто не болтает ни о каком деле и снабжает мой ум пустотой QUERO TUS OJOS[185] и твой смех и твое рабство… не будет там пьяного риска – я сокровенный Египтянин – попрощайся с морпехом

пpивeт – только приехала – дрянь поездка – этот

человечек, державший белую мышь,

пялился на меня всю дорогу – боже, какой

симпатяга – есть ли тут какие-нибудь

хорошие юристы? скоро тебя поищу —

сначала надо поесть

         искренне твоя

         Лягуша

Тумак пацифиста

Шибздик-Ухо, чей рот похож на кредитку – он и Джейк-Мякоть – вместе с Песчаным Бобом из Пекоса – они ведут поить белого слона где-то между уичита-фоллз и эль камино реаль – день на исходе и вестей из Сайгона пока нет – с ними же дочь джерри макбоинг-боинга – Лиза-Аэростат – верхом на двухдолларовой бумажке Гуся Джона Хенри, негра-лекаря из Денвера, кто играет народные песни ради оттяга и трещит по-французски ради прокорма – теперь едем дальше, когда Бурый Дэн, паскуда-лягаш – кто любит убивать лягушек-быков и чье начальство твердит постоянно «у него колено больное, но видал бы ты как он бегает, детк, выдал бы как он бегает и гоняется за ентими любителями узкоглазых когда они спускаются по реке» – как ни кинь Бурый Дэн – он приходит вынюхивать чужаков со своим прихлебателем известным просто как Колышек, кто таскает булавку от горелой шляпы и два куска котекса[186] на всякий пожарный… они встречаются с командой на прогалине напоминающей рыбацкий прикарлик… Джим Ганди, сварщик, надзирает из своего окна – и вопит что-то типа «а ну-тка крысяры – ташшытесь иль заткнитесь нассигда» как раз когда цыпа раздвигает ножки в перекрестье и выпускает смазку шмельего семени, но чихать никому нет времени – она давай разоряться о том кто ей отец, но и это не помогает… ее жирная двухдолларовая банкнота падает замертво от пули – «гол зад техаса на вас смотрит»[187] визжит Джим Ганди и цыпа немедля шмыг в горы – Шибздик плюхает свои плюшки, как раз подъезжает Экс-Кей-И[188] с кузеном Песчаного Боба, Песчаным Дылдой, кто всем показывает свои снимки Нассера[189] и говорит «спокуха ребзя, я про такое знаю всё – я раньше работал на заводе эдсел[190]» воспользовавшись суматохой, Колышек лямзит белого слона… никто не замечает – даже Бурый Дэн, кто к тому времени деловито избивает Джейка-Мякоть до смерти слесарной ножовкой – в общем и целом, положение во Вьетнаме очень тревожно

кто вообще хочет быть замеченным? только ты,

кто верит в то, что тебя устраивает, мог так плохо

отзываться о телониусе пекаре – что он

тебе вообще сделал, кроме того, что его

имя попало в газеты? разве не знаешь ты, что

все хотят выбрать тебе недоумка —

не утруждай себя мыслями обо всей этой

низости – оно всё пройдет – думай по-крупному —

ты видел знак – хотя, в общем и целом,

ты парень вполне приличный – не марайся —

не трать денег на стрижки – до встречи в

аптечной лавке

         твое высочество,

         Гумбо-Сезонник

Священный трещинный глас и дзынь бряк утро

валяйте дальше – трепещите свою мистическую балладу – ах навязчивы и токайски пугливы, будете вы что бешеный пульс – бешеный пульс ребенка – детей кольца вокруг розовеньких и бродячих поэтов над Индией – жонглеров, кто зовет тебя не тем именем и величают раненым котенком – это вот так легко ибо не ведают они дивных сказок… в модальной настойке – понтиак запаркован без ноги для опоры – Чума-Пацан – ведя крестовый поход в блюзовом измеренье, он что – чтопаря понтиак – смурнея над автотрассой и ища Джокера – или может барабанщика дьявольской восьмерки «долой энтузиазм!» говорит Чума «все это преходяще! долой его!» и Лорд Рэндалл[191] играет квартою пива – Фэнни Блэр[192] тащит судью – Уилли Мур[193], башмачник, кто считает себе большие пальцы складным ножом а с ним и Сэр Джеймз[194], остолоп, кто надевает печную трубу когда выходит в город – Мэтти Гроувз[195], кто тайно, в полночь пытается завалить церковную звонницу с Эдвардом[196], кто зарабатывает стрижкой живых оград и наконец но не менее важная – Барбара Аллен[197] – она дважды в месяц везет контрабандой в Бруклин золу марокканскую и одета в простынку – она очень много ширяется пенициллином «что угодно преходящее можно использовать ради денег» говорит Чума и все эти люди – называйте их как угодно – они ему верят – вчера я сорок минут разговаривал с Эбнером – он, Эбнер – костерил на чем свет стоит Восточный Техас, помидоры и переулок жестяных кастрюль[198] – со мной он не разговаривал – он говорил в зеркало – у меня не хватило мужества грохнуть или разнести себя вдребезги… когда я его покинул, встретил Пуффа – у Пуффа были одни только гадкие слова про безработицу, мятную жвачку Ригли и Раблэ – я шлепнул себя по лицу – он мне сказал что я псих и жалею я об одном что не могу пердеть через рот – я удалился в центовку… я о чем толкую о сумасшедшем нерастолкуемом микрофоне и великом празднестве цветиков – это не липовое виденье а скорей дружелюбная тьма – узри тьму – свою силу – темнота «бракосочетание самости и позвоночной мечты» говорит Чума-Пацан и мы покупаем ему товарный вагон – Истерично – мелодия в Истеричном – в отличье от музыки что предлагает каждый звук чтоб сделать жизнь существительной за исключеньем музыки молчанья… Худини[199] и прочие обычные люди валят плакаты наморщенного Иисуса по всей трассе 61[200] – Мидас ставит их снова – в троне утопает Клео – утопает она потому что жирна… эта земля твоя и эта земля моя[201] – ну да – но миром правят те кто все равно не слушает музыку – «энтузиазм есть музыка чтоб услышать которую нужен фонарик» так говорит Чума

как мне ни жаль, детка, но ты и ВПРЯМЬ завис,

разве нет? знаешь, типа, прикинь, все и

ВПРЯМЬ говорят тебе, что ты как ушабтаен

даяпчищен… знаешь, что с ним случилось,

когда все его прочли – ага, он отправился

прямиком на полку… дай мне знать, если

тебе не помешает укротитель коней или крепкий

встревоженный ум…

         твой мясник

         Коротыш Печенюш

Провалившись по курсу пропаганды

странные люди с непорядком в брюхе и своими плакатными лялями: зелдой-крысой – скрюченной бетти и вулканой-ногой – вот они такие – они чпокнули и видели их как они плачут в часовне – их друг, кто говорит что все много плачут – он конгрессионален и таскает с собой моментальные снимки – его имя Тапанга Рыжий – известный в Л. А. как ИстребИх – он много кашляет – все равно они такие входят – сейчас очень рано и просят по черной дворняге на брата – дженни говорит «почему б не обчистить их?» «они легавые!» говорит маленький мальчик кто вскарабкался только что на гору и кто научился в цирке смерденюхать – дженни отходит к китайскому бильярду – пар густея – зелда-крыса просит вторую черную дворнягу – погорячей пожалста – один из мужчин, он качает часами у нее перед носом «поздно – детка зелд – поздно» и лицо зелды превращается в сыпь и она говорит «у меня аллергия» – звук звона и она грит «о смотрите – вон там девчонке перепало бесплатных шариков» – пытаясь привлечь внимание дженни, один из мужчин, он спрашивает «вас что-нибудь беспокоит?» дженни отвечает «да – что же все-таки сталось с Орвалом Фобэсом[202]?» и человек поспешно меняет тему – глаз у него распух он сует одну из горячих дворняг бедной зелде в платье – спрашивает ну хочется ей еще – все разражаются ржаньем до колик не считай того кто беседует с окном и дженни, кто занята сгребаньем шариков… человек похожий на адамово яблоко – думаю он принадлежит скрюченной бетти – проходит сквозь свой табурет – вулкана – она оборачивает его в национального осведомленца[203] – все читают его – дженни кренит машину – человек мертв – и вот тогда, этот конгрессиональный, вытаскивает люгер который как он утверждает во время войны дал ему фриц что клятая ложь, и давай расстреливать вывески говяжьего гриля… по радио играют усеянное звездами знамя[204] – назавтра, юный поджигатель, с черепахой на голове и уперев руки в бока и соскальзывая позвоночником, видит как я прогуливаю осла по восточной стороне – «вчера ночью видал тебя с дженни – там что-то творится?» я говорю «о Бог мой, как ты можешь такое спрашивать? ты разве не знаешь, что в китае дети голодают?» он говорит «да, но то было вчера ночью – сегодня уже новый день» и я говорю «ага – что ж очень жаль – я все равно про дженни тебе ничего не скажу» он обзывает меня идиотом и я говорю «на забирай моего осла, если тебе от этого полегчает – все равно я иду в кино» без пяти минут час-пик – на третьей авеню имеет место странная товарная сделка – супермаркет взрывается от недоеда – Господи благослови недоед

мне все равно, что говорит боб хоуп[205] – он

с тобой ни к чему не придет – к тому же, джон

уэйн[206], возможно, отбился от рака, но ты

б видела его ногу – забудь про ту

холливудскую публику, что велит тебе, как поступать —

всех их убьют индейцы —

увидимся в твоих снах

         с любовью,

         пластиковый человек

Обезьяна в воскресенье

ДЗЫНЬ – и они швыряют его в дверь и он приземляется в грузовик – вылезает где-то на линии Мобила и говорит «война идет прекрасно – не так ли бледнолицый?» и немедленно заводит друга… «приятно иметь друзей верно ли говнодум?» от этого связь крепче и они вместе – они идут колотить какого-то секретаря кто работает на жокея… НЕПРИКАСАЕМЫЕ[207] – они идут по улицам Франции и травят псов и когда возвращаются – оба получают медали за храбрость «приятно иметь медали верно ли монстрожоп?» их нельзя разлучить двоих этих друзей… их приглашают вещать на религиозных и школьных собраниях и вот уж они становятся членами правления в производстве шипучки «приятно иметь столько шипучки сколько сможешь выпить верно ли рыбдрист?» АБСОЛЮТНЫЙ союз какой не разрушить… однажды один из друзей обнаруживает что никогда ничего не произносил… он осведомляется но ответа не получает – он убивает второго друга и какую-то юную дрянь городскую – его сажают на 90 лет… все это прошло б незамеченным но Джон Хьюстон[208] – а я имею в виду именно Джона Хьюстона – он сделал из этого Библейскую фильму и сменил все имена – к тому же конечно в сюжете ничего не было про киоск с шипучкой – а кроме того – то была такая нудятина «я ожидала увидеть немножко Мобила» – сказала Принцесса «я и впрямь ожидала увидеть немножко Мобила» – Принцесса тут обезьяна – она обычно ходит в кино в воскресенья

слушайте-ка, засранец – хоть я, быть может, и всего-навсего

скульптор по маслу, я отказываюсь работать дальше с

мыслью о ваших хвалах мне в награду – да вообще

типа какое у вас право судить? кроме

болтовни о нас, скульпторах по маслу, что вы

еще умеете? известно ли вам, что значит

создать какую-нибудь скульптуру из масла? вы знаете,

каково буквально добавлять это масло по капельке

и творить что-нибудь баснословной ценности? вы сказали,

что моя работа в прошлом году «Вонь Короля»

великолепна, а потом сказали, что ничего более

выдающегося я с тех пор не создал – да с кем же вы, к черту,

вообще разговариваете? в реальной жизни вам же наверняка

есть чем заняться – я понимаю, вы хвалили произведение,

что видели давеча, озаглавленное «Дегустатор

Мартышек», о котором выразились в смысле «миленькая

работка из масла, вырезанная в форме молодого

человека, которому нравятся только африканские женщины» вы

идиот – смысл там вовсе не в этом… отныне я

не желаю иметь ничего общего с вашими залипонами – мне

правда плевать, что вы думаете о моей работе,

поскольку теперь я знаю, вы все равно в ней не смыслите ничего

…сейчас мне пора – в ванне ждет меня здоровенный

шмат маргарина – да, я сказал

МАРГАРИНА, а на следующей неделе мне, быть может, придет в

голову взять сливочный сыр – и мне правда плевать, что

вы думаете о моих экспериментах – вы принимаете

себя слишком всерьез – у вас непременно будет

язва, и вас отправят в больницу – вас положат

в палату, куда к вам не будут пускать посетителей —

и у вас съедет крыша начисто – мне в самом деле теперь

плевать – мне так обрыдли ваши правила и

ограничения, что я, может, даже не буду с вами более

разговаривать – но только запомните, когда оцениваете

кусок масла, вы говорите о се-

бе, поэтому лучше подписываться своим именем…

встретимся, если вам повезет, на пирожном празднике

     у миссис килер

         ваш

         Снегопах Плавун

р. s. вы мой друг и я стараюсь вам помочь

                                                 коллизия

босс не ужасно ли то как

они заставляют смотреть на все

словно бы изнутри унитаза —

их унитаза!

эти медсестры-садистки – (они разговаривают

со мной так словно я палец —

я лежу тут в постели незащищенный и

парняга по соседству – должно быть

зулус – врачи его

на дух не сносят

и к нему никто не приходит —

Сестра говорит он неверующ а

я просто думаю он много давится

босс нынче утром сплавили

три тела – Леди Эстер[209] сказала что

их отправили в охотничьи угодья —

Кореш сказал что они все равно

много не стоят а Св. Горшокдерьм

сказал абракадабра – Леди Эстер это

дама уборщица и она

промокала постели когда я

проснулся… на окне было немного

парафина – Кореш не велел

его трогать

в холле есть табличка гласящая «Тихо» —

она никого не ждет – я думаю это как

раз и отличает людей от

табличек

я ему грю «они тебя сцапают»

а он грит «нет» а я грю «а не

сцапают те, сцапаешь себя сам»

а он грит «у тебя дурные манеры а

я хожу в церковь и никому не

сцапать меня» а потом входят какие-то парни

одетые в парашюты и дают ему

нюхнуть мяты и вручают ему

павлинье перо а потом режут

ему глотку… я глянул в

окно и увидел, как там машина остановилась – у

нее на бампере наклейка с надписью

«Голосуй, Козлодуй» и из нее вышел некто и

вытер ноги о половичок —

он нес книгу Басен Эзопа

и тут снова вошла Леди Эстер

и все прибрала – я включил

радио но кроме

новостей там ничего не творилось

босс не люто ли обошлась одна

женщина с Персидской мартышкой с

другой женщиной с Переульной мартышкой?

вчера вечером меня зашла навестить Клодетт —

у нее нет своей мартышки и она не смогла

добыть ее – потом в то же время зашла

медсестра и сказала «на улице льет

как из ведра – не чересчур ли

для вас ха ха?» я чуть ее не проглотил

сегодня вечером пляшу с Земляникой,

женой клятой одежды – говорю, ее голова

если нужно расколется, как яйцо

и она проклинает меня – если я ее благодарю

она тогда зовет меня блядью, поэтому

выхода нет… в мыслях я с кухонными

работниками, но когда они ловят пауков и

выдирают им лапки и ржут – я тогда

просыпаюсь обычно… тошнит меня от людей,

кто славит Эйнштейна – буржуазные призраки —

от героической скорби тошнит

как только отсюда выберусь

схожу в свой банк крови

и сниму со счета и поеду

в Грецию – Греция великолепна

и никто тебя там не

понимает

уборщик со стеклянным глазом —

нормальный такой – по крайней мере

не лезет в чужие дела – он

мне рассказывает, что родственники Шекспира

укокошили его предков – и что сейчас

его братья не желают читать Шекспира…

он говорит, что раньше ездил в

церковь на воле, а когда церковь

продали, он продал вола…

уборщик, он в норме… Леди

Эстер толкует, что он никогда

ничего не добьется толком, но я

никогда не разговариваю с Леди Эстер да

и вообще что она смыслит в людях

у которых глаза из стекла?

в груди у меня такое чувство будто

всю ночь в ней копали

могилы… завтра,

коль повезет, буду завтракать

на Небесах… какой-то чокнутый рыболовный крючок висит

у меня в окне – с таким же успехом можно было б

встать и пройтись у себя по лбу —

с таким же успехом я мог бы растерять все мои билеты…

вот бы мне такого, чего мне бы

желалось так же, как этот крючок

желает себя проявить

дорогой господин конгрессмен:

я насчет своего дома – какое-то время

назад я заключила с сиропной компанией сделку

на рекламу их продукта на стенке,

выходящей на улицу – сначала было не так уж

плохо, но вскоре они поставили еще один

рекламный щит на другой стороне – я не возражала

даже против такого, но потом они заклеили

все мои окна своими дамами со

жбанами сиропа в обнимку – взамен

компания платила мне за телефон и за газ и

купила немного одежды для деток – я говорила

городскому совету, что готова едва ль не на что угодно,

лишь бы впустить в дом чуточку солнца, но мне

сообщили, что мы не можем обижать сиропную компанию,

потому что зовется она Сироп Бабули

Вашингтон, и народ склонен связывать ее с

конституцией… соседи мне вовсе не

помогают, поскольку боятся, что если что-то

снимут с моего дома, оно следом повиснет у них,

а никто не желает, чтоб их дома стали похожи на

мой – компания предложила мне продать им дом на

постоянный рекламный щит, но Господи, здесь мои

корни и мне сначала пришлось отказаться – а сейчас они

мне говорят, что к нам в квартал вселяются какие-то

негры – как видите, все покамест выглядит

не очень-то славно – мой старший сын сейчас

в армии поэтому не может ничего сделать – я

буду признательна за любой полезный совет —

спасибо

         ваша приверженно

         Зорба Бомба

Блюз ковбойского ангела

а в это время где-то в техасе – прекрасном техасе – Фройд расхаживает взад-вперед – сражаясь со своим сапогом и пытаясь допить Вермут – «боюсь вы неверно поняли М-р Трипак – на вашем месте, я бы пошел и срубил эти деревья для своей матери – в конце концов, во всех нас есть маленько матери» «да но в смысле с чего вы решили что это делаю я? с чего вы решили что я намеренно поджигаю свою постель стоит ей только попросить чтоб я срубил те деревья? с чего?» «да – ну – М-р Трипак – возможно это зов утробы – понимаете – быть может когда были маленьким, вы слыхали как падает дерево и звук его такой БУУУУМ и теперь когда вы старше – всякий раз когда слышите этот звук – так или иначе конечно – вам просто хочется – ох скажем – засветить это?» «да это представляется логичным – большое вам спасибо – теперь пойти да срубить эти деревья мне будет запросто» «ах но запомните сынок – у дерева падающего в лесу без единого звука нет того кто его услышит!»[210] «да – что ж – тогда я там буду – я больше не стану поджигать себе койку» «хорошо – дайте мне знать о своих успехах и если всплывет нечто чрезвычайное – вот – возьмите эти пилюли – кстати, вам следует звать свою мать “Стеллой” просто чтоб показать ей что вы серьезно – о и раз уж вы там, не могли б вы мне наколоть немного дров» «да – ладно – еще раз большое спасибо – прошу прощенья сэр – у вас что-то не то с сапогом?» «нет – нет – нога у меня становится просто чуть-чуть волосатее – и вся недолга» назад в этот прекрасный техас и не меняй ту корову – Corpus Christi[211] пылает – обычные воры – опарыши и миллионерские сынки-торгаши и доллары и катящие прочь чурбаки – черная цыганская дама и сам Дружок Холли[212] в танки и пустоты вознесенные до Тощего Горизонта Ли Марвином[213] и БРИЛЛИАНТ на сорок воров и Санчо Панса Вспомненный как в Арабской луннокниге и Малколм Икс[214] Забытый как пойманная рыба и интересно – ах интересно что бы – что бы То значило… Любоград так нелеп и взрослые люди плача – ветра здесь на якоре и не беспокоишь ни этих слез ни рек – не принимаешь ванны в заброшенных ваннах а склонен мешать электротравы и быть сторожевым псом Великой Белой Горе… Потрясная Федра в центре таблички «Не Беспокоить» и Черный Туз распевая – она пытается переиграть миску денег в гляделки – она – как говорится – одной ногою в могиле – подмастерье клоуна, Сорванец, у ее ног – в профессии он известен как Кролик Крут и играет на самопальной стальной гитаре – когда нагрузится, он в натуре вгрызается в это – Рыдак-Скареда наблюдает за происходящим из впалой кобылы и он прикуривает от одной из своих краденых объяв о розыске… «любовь есть волшебство» говорит Федра – Кайфовая Федра – Кролик ничо не грит – Рыдак-Скареда говорит «давай уже, девка!» «любовь чудесна» говорит Федра «держи их, чужачка!» говорит Рыдак-Скареда – Федра снимает свой стетсон – выпрыгивают пять кроликов и никель битком простреленных дыр «как дойти до лаоса?» говорит один кролик «ну и фокус!» говорит Рыдак-Скареда – «любовь есть то скользящее чувство» «йипии! а я тогда черножоп!» говорит Рыдак-Скареда «любовь это нежность – мягкость – сливочность» говорит Федра – которая сейчас дерется подушками – ее оружие, матрас – она стоит на заброшенной зефирине – ее недруг, какой-то Унитарианец, кто свалился с одной из высоких сьерр и выжил поведать об этом – он держит фашистскую пинту йогурта «любовь это скачка на полосатой кобыле через равнины оргий варварским воскресеньем» визжит Кролик Крут, подмастерье клоуна – это первое что он сказал за весь день и теперь усомнился – Федру – меж тем – побивают в борьбе – «ну еще бы» говорит Рыдак-Скареда «а потом твоя кобыла кончает как эта – потом суешься рукой в перевязь – ноги твои в погребе а потом устраиваешься горбатиться на верблюда – верно?» Федра – совершенно вычеркнутая из борьбы – хватает Кролика – стаскивает с него рубаху – заламывает руку ему за спину – и швыряет его в ветряную мельницу – Рыдака-Скареду свинчивают Падре и объявы о розыске летят над соединенными штатами – кобылу конфискуют и задерживают без поручительства… М-р Трипак – тем временем – наносит еще один визит Фройду «вас могут себе позволить лишь богачи» говорит он «лишь богачи могут себе позволить и все искусство – разве оно все не так?» «не так ли оно всегда было?» говорит Фройд «ой да» со вздохом говорит М-р Трипак – «кстати – как мать?» «о с нею порядок – знаете ее зовут Искусство – она зашибает кучу денег» «о?» «да – я ей про вас все рассказал – вы должны к нам как-нибудь заглянуть» «да» говорит Фройд с ухмылкой как у марты рей[215] «да – может и загляну»… Федра колотит костяшками по отрезку воды – расчесывает себе змеиные укусы – проезжает бригантина состоящая из: трех врунов-охотников с реки Бразос – двух подглядывающих в окна мамаш у каждой по нескольку траченых снимков лили сент-сир[216] каждая – гарнир из бекона – нескольких неимущих призовых лялек напичканных декседрином – живописца с пластиною на лице – одной гантели – Дракулы курящего сигарету и едящего ангела – призрака читы[217], мадам ню[218] и брайди мёрфи[219] полностью завернутых в зубную пасту – ящика волшебных палочек и одного невинного зеваки… что и говорить – в машине больше нет места – Федра мрачнеет и ревет «любовь сходит С УМА ДО ОБАЛДЕНЬЯ» и биясь бутылка вина – техас взрываясь и ужин у моря – командиры кораблей с совершенными чертами – их видят – их видят шоферы грузовиков – шоферы грузовиков жалуются на угонщиков и смотри как командиры судов скачут на жеребцах в воющий Мексиканский залив и тут как тут Федра «любовь сходит с ума до обалденья»… она проходит мимо М-ра Трипака – кто улыбается – на нем кепка навыворот – он ест плод добра – С НИМ будет полный порядок – М-р Трипак – с ним будет полный порядок

дорогой вжжик:

я хочу, чтоб цены на библии повысили на тридцать процентов —

чтоб оправдать повышение цен, я хочу, чтобы к каждой библии

прилагалась бесплатная щетка для волос – к тому же, на юге не

следует продавать шоколадных иисусов… еще

вот, насчет игры в конец

света – возможно, если б у тебя к ней нашлась какая-нибудь

микробная война, ты б смог ее продать вдвое дороже – дела

здесь немножечко бурные – контора бурлит —

недавно выперли секретаршу – угадай, что

случилось с портретами преза? ага,

в общем, какой-то шутник пририсовал ему сережку

в оригинале и это как-то пронесло мимо

производственного отдела – что уж тут говорить, мы не

смогли, как ни старались, сбыть с рук ни одного из

них, и потому пришлось сплавить их все в пуэрто-рико —

все, правда, сложилось отлично – там оптовики

говорили, что их хватали словно горячие пирожки…

почти с той же скоростью, что красно-бело-синие на-

боры гамбургеров – ой – чуть не забыл, я думаю,

если ты сделаешь значки «я голосовал за победителя»

треугольными, они будут расходиться немножко

быстрее… кстати, я ж тебе говорил послать

носовые платки «я едок битлов» в

доминиканскую республику а Не в англию – боюсь,

тут ты немного ошибся, дружок вжжики!

как я уже доложил, контора бурлит – взяли нового пацана,

но он тут же свалился в водоохладитель…

решил засудить нас за ущерб зубам – сплошная непруха

         до встречи в столовке

         закадычный дружбан,

         сид опасный

Подземный блюз тоски по дому и белобрысый вальс

дайте мне сказать это про Жюстин – в ней было 5фт. 2 и венгерские очи – ее вера была в то что если у нее срастется с Бо Диддли[220] – все у нее наладится – теперь Рути – она была другая – ей всегда хотелось посмотреть петушиный бой и поехала в Мехико когда была 17-летней и беглянкой отщепенкой – она встретила Бэмца когда ей было 18 – Бэмц был из ее родного городка – по крайней мере так сказал когда ее встретил – когда они разругались он сказал что никогда об этом месте не слышал но не в этом дело – в общем эти трое – они составляют Бригаду Царства… я их встретил ровно за их столиком и они с меня взяли 2 года санкций но сам я об этом никогда не болтаю много – Жюстин вечно пыталась доказать будто она существует словно ей и впрямь нужны были доказательства – Рути – она вечно пыталась доказать что Бо Диддли существует а Бэмц он пытался доказать будто он существует лишь для Руфи но позже сказал, что просто пытался доказать будто существует для себя – а я? я начал задаваться вопросом существует ли кто-нибудь но слишком никогда не напирал – особенно при Бэмце – Бэмц ненавидел себя и когда улетал чересчур высоко думал будто все вокруг зеркала́


однажды я обнаружил что мои тайны ничтожны – я пытался их нарастить но Жюстин сказала «это Двадцатый Век детка – в смысле сам знаешь – типа так больше не делают – сходил бы по улице погулял – это и нарастит тебе тайны – нет смысла тратить по стольку часов ежедневно занимаясь этим в комнате – ты теряешь житье – в смысле если ты типа хочешь стать каким-нибудь чарлзом атласом[221], валяй… но тебе лучше двинуться к мускульному пляжу[222] – в смысле ты с таким же успехом мог бы зацапать джейн мэнсфилд[223] – стать королем себе подобных и завести что-нибудь вроде потайного спортзала»… после того, как меня высмеяли до такой степени – я решил оставить тайны свои в покое и Жюстин – Жюстин оказалась права – мои тайны сделались больше – вообще-то выросли они до того что стали перевешивать мое тело… в те дни я много автостопил и вынужден быть начеку – никогда не знаешь что за народ попадется в пути


я пел однажды в лесу и кто-то сказал что сейчас три часа – той ночью когда читал газету, я увидел что подожгли многоквартирное здание и что три пожарника и девятнадцать людей рассталися с жизнью – пожар был тоже в три часа… той ночью во сне я пел опять – я пел ту же песню в том же лесу и в то же время – во сне тоже было пылающее многоквартирное здание… никакого тумана и сон был ясен – незачем было его толковать как незачем толковать что угодно – учишься по нагроможденью невероятного прошлого – какой бы опыт ни возникал как угодно – одновременно повелевая настоящим временем дел – более-менее как отношение типа роя роджерза и курка[224] чья невозможность очевидна по нынешним меркам вестерна – я пою – я из леса сместился – замерев в миге и подобрался и двинулся над землей – многоквартирное здание тоже пылая и в тот же миг подбирается и перемещается ко мне – я все еще пою и это здание еще горит… что и сказать – я и здание встретились и в то же мгновенье как все замерло, движенье вновь началось – я, поющий, и здание, полыхает – вот я – по всей правде – поющий перед ревущим пламенем – я ничего не мог сделать с этим огнем – вы же видите – не потому что ленив или люблю смотреть на славные пожары – но скорей потому что и я и пламя были в одном и том же Времени что верно то верно однако мы оба не оказались в одном и том же Пространстве – единственно общим у нас было то что мы существовали в одном и том же мгновенье… я не чувствовал за собой никакой вины из-за того что просто стоял и пел ибо как я уже сказал меня подобрало и переместило туда не по собственной воле а скорей некой невероятной силой – я рассказал Жюстин про этот сон и она сказала «точно – многие бы устыдились и закрыли глаза на такое происшествие – это те кто перебивает и вмешивается в жизни других людей – лишь Бог может быть везде в том же Времени и Пространстве – а ты человек – грустный и глупый, как может казаться»… в тот день я сильно надрался и в мое тело проникло загадочное смятенье – «когда слышу про бомбежки, меня бесит до багровых буркал» сказал Бэмц – «когда слышу про бомбежки, на меня лезет черепушка монашки» сказал я – Бэмц сказал «что?»… я никогда не принимал свое пение – не говоря уж о прочих привычках – слишком всерьез – с тех самых пор – я просто его принял – точно так же как любой иной грех


солдат с длинной бородой говорит давай задавай вопросы сын мой но косматый сиротка говорит что все это гон – бородатый солдат говорит что такое гон? и косматый сирота говорит что такое сын? вкус хлеба обычен но все же кто может и кому не плевать рассказывать кому-то другому каков он на вкус – на вкус он как хлеб, вот каков он на вкус… чтоб выяснить почему Берте не следует сталкивать человека с трапеции не выясняешь просто об этом думая – это выясняешь лишь будучи Бертой – вот как это выясняешь…


позвольте вот что сказать про Жюстин – Рути и Бэмц – ни один из них вообще не понимал друг друга – Жюстин – она сбежала и вступила в рок-н-ролльную группу а Рути – она решила биться с петухами профессионально и когда о Бэмце последний раз слыхали, он работал в швейном квартале[225]… с тех пор все они жили счастливо

там, где я сейчас живу, все поддерживается

одним, традицией – как ты сам можешь

вычислить – это не очень засчитывается – все

вокруг меня загнивает… не знаю, сколько

оно так было, но если и дальше так будет, скоро

я постарею – а мне всего лишь 15 – работа

здесь только в шахте – но господи, кому же охота

быть шахтером… я отказываюсь участвовать в такой

неглубокой смерти – все болтают о

средневековье, будто это и впрямь средне-

вековье – я все сделаю, лишь бы убраться отсюда – мой

рассудок сбегает вниз по реке – я бы продал свою

душу слону – я б обдурил сфинкса —

я б наврал завоевателю… хоть ты, может,

и неверно поймешь меня, я б даже

подписался на цепь с дьяволом… пожалуйста, не

шли мне больше старомодных напольных часов – книжек

или благотворных гостинцев тоже не надо… если соберешься

мне что-нибудь посылать, пришли ключ – я найду

ту дверь, к которой он подойдет, пусть это займет

у меня всю оставшуюся жизнь

         твой друг,

         Друг

Гадкий юмор взбешенного Саймона

я видел сон

что кухарь

наклонился

и ухнул

кулаком над

балконом и сказал да

народу

да народ

и сказал это

народу

«мне нужно четыре чашки штурмовика —

столовую ложку католика – пять отвратительных

         параноиков

немного водяного буйвола – полфунта ком-

         муниста —

шесть чашек повстанца – двух прелестных безбожников —

квартовую бутыль раввина – одну чайную ложку

прожженного либерала – чуть-чуть противозачаточных таблеток —

три четверти черного националиста —

толику порошка лимонного петуха —

немного магендовидовых капиталистов и целую уйму

толстяков с лишними деньгами»

потом возник помощник

кухаря

и откашлялся и затем он

сказал народу да

народ

«нам бы еще пересмешника

и немного дев в дойке – немного изнасилованных

студенток и вымоченную квочку —

пару черепаховых перчаток

и куропатку и джин и грушевое дерево»

я пробудился от этого сна

в состоянии ужаса – затем вскочил с постели и

побежал на кухню – вломился в дверь и

шарахнул по свету/ упал на

согнутые колени и

возблагодарил Бога

что в морозильнике

ничего нового

дорогой Пак[226],

махнул свою электрогитару на

ту, какую ты называешь кишковой… на ней можно играть

самостоятельно – даже группы не надо —

устраняет любую свару, кроме,

конечно, других кишковых

гитаристов – успехи неплохо – никакого понятия о

том, что происходит, только все эти усатые

девочки прямо сходят по мне с

ума – можешь их как-нибудь попробовать —

погода хорошая – выкинул все пластинки левши

фриззелла[227] – также избавился oт

парки – можешь корову мою оставить себе, коли уж я теперь

на пути к свободе

         встречи жди, крокодил

         Фрэнки Утк

Я счел пианиста очень косоглазым но чрезвычайно крепким

он пришел с перемотанными липучкой запястьями и он нес собственную вешалку – я мог бы с первого взгляда определить что Сынок Роллинз[228] ему ни к чему но я все же его спросил «что же сталось с грегори корсо[229]?» он просто стоял себе – он вынул колоду карт и ответил «хочешь в карты сыграем?» на что я ответил «нет, но что же сталось с джейн расселл?» он шлепнул картами и те разлетелись по всей комнате «меня этому отец научил» сказал он «это называется съем 52[230], но я это называю съем 49, потому что мне трех карт не хватает – хо хо во укатайка и которое тут пианино?» при этом жесте я с облегченьем увидел, что он человек – не святой между прочим – и не очень приятный – но тем не менее – он был человек – «вон там мое пианино» говорю я «то что с зубами» он немедленно поковылял туда и очень топал по полу «шшшшшш» сказал я «вы разбудите мою табличку Домашним Животным Нельзя» он пожал плечами и вынул мелок – принялся рисовать на моем пианино портрет своего ребенка «эй послушайте – беда моего пианино не в этом – на свой в смысле счет не примите – к вам это не относится, но мое пианино расстроено – ну а мне все равно что вы с ним станете делать лишь почините его – почините его хорошенько» «мой пацан будет астронавтом» «очень на это надеюсь» грю я «и кстати – могли бы вы мне сказать, что случилось с джулиусом ларозой[231]?» портрет авраама линколна падает с потолка «этот парень похож на девушку – я видел его на Гульбище[232] – он педик» «как вы сметливы» грю я «давайте быстрей и настройте пжалста мне пианино – в полночь ко мне придет эта гейша а ее тащит попрыгать на нем» «мой пацан будет астронавтом» «давайте уже – приступайте – мое пианино – мое пианино – валяйте оно расстроено» вот тут уж, он достает свой инструмент и начинает блямкать по каким-то верхним нотам – «ага оно расстроено» говорит он «но уже и 5:30» «что с того?» говорю я крайне меланхолично «значит конец работы – вот что с того» «конец работы?» «слушай дружок я член профсоюза…» «слушай сам – ты слыхал когда-нибудь о вуди гатри? он тоже был член профсоюза и он боролся за то чтобы организовать союзы как твой и он врубался в нужды людей и знаешь что бы он сказал узнай что член профсоюза – честный видит Бог член профсоюза – сваливает от нужд бедного вечно скитающегося чувака – знаешь что б он сказал знаешь что б он подумал?» «ладно надоел мне этот твой фонтан имен – не слыхал я ни про какого гуппи высри и вообще…» «вуди гатри не гуппи высри!» «да все равно не знаю чё б он сказал, а завтра – если хочешь себе завтра кого другого – туда типа просто звякнуть можно и профсоюз пришлет тебе кого с радостью – типа мне наплевать – по мне это всего лишь работа дружок – еще одна работа» «ЧТО! ты даже не гордишься своей работой? ни за что не поверю! знаешь что б гуппи высри с тобой сделал чувак? в смысле что б он о тебе подумал?» «я пошел домой – погано тут – не мой стиль вообще и все равно я не слыхал ни о каком будидатри» «гуппи высри, жалкая ты душонка – а не будидатри и вон из моего дома – вон сию же секунду!» «мой пацан будет астронавтом» «и плевать – ты меня не умаслишь – я выше этого – вон отсюда – вон»… после его ухода я пытаюсь поиграть на пианино – без толку – оно звучит как кегельбан – меняю свою табличку Домашним Животным Нельзя на табличку Дом Милый Дом и задаюсь вопросом почему у меня нет друзей… дождь начинается – дождь на слух как карандашная точилка – я выглядываю в окно и все везде ходят без шляп – на часах 5:31 – пора отмечать чей-нибудь день рожденья – настройщик забыл свою вешалку… от чего мне и впрямь уныло

к несчастью, мой друг, вы от меня не получите

тех сведений, что ищете – я, мой

милый, не стукач! никто из моей родни

не родня и ею не был бенедикту арнолду[233]

и лично я презираю джона уилкса бута[234] – я не

курю марихуану и моя семья терпеть не может итальянскую

кухню – никому из моих друзей не нравится черно-белое

кино и, опять-таки, сам я никогда не смотрел

русский балет – к тому же, я положил начало органи-

зации, которая выдает всех, кто смеется над кино-

хроникой – посему: не могли бы вы прекратить слать письма

окружному прокурору с доносами, будто мне известно,

кто убил мне жену – на карту здесь поставлены

мои принципы – я НЕ стану ими жертвовать ради

минутного удовольствия – я человек порядочный

         ваш на вырост,

         иван кровивый

Воры сперли шворни (опера)

в Округ Южной Герцогини приходит Их и Вулвортский Дурень и торжествующая элис токлас[235], Национальный Банк с короткими рукавами и завсегдатаи – искренностные завсегдатаи – Палата при последнем издыханье – еще размножается и погреб битком воображаемых юных русских крестьянок с треугольниками в руках – треугольники настоящие – Палата о Страшносудграде, академия – священник со своим выигрышем из Рино спускающийся на парашюте… «объедините палату!» «только если желаете жить там где вас не хотят» «тогда разбомбите палату!» «только если желаете жить там сами» «что вы тогда предлагаете?» «это бессмысленная палата – оставьте ее в покое – она сама в себе несчастна – она плодит бедствия – она вынуждает вас выучивать то что не имеет отношения к миру снаружи а потом вас туда вышвыривает – вы палате не нужны – чего ради так низко падать чтоб в ней нуждаться – уйдите – езжайте подальше от палаты» «нет, друг мой, ваш метод мышления зовется капитуляция» «поступайте как знаете, ваш метод зовется проигрыш – это вообще не метод мышления» священник уходит опустив очи долу – он рассматривает камни но забыл что его парашют уже однажды использовали… элис токлас лежит на травянистом холмике и благословляет цветочек «ох недруг – берегись недруга – недруг есть санта клаус!»… цветочку она не нужна – цветочку нужен дождик


мы сидели в комнате, где Херолд, кто звал себя «Повелителем дохлых животных», спускался со стремянки и он сказал «друг иль враки? друг иль мрак?» на нем была черная шаль и кто-то сказал что он экспериментировал в глуби зеркал – Пончо весьма испугался и завопил «я тебе покажу друга иль враки, урод!» и рубанул его ударом дзюдо и сунул его головой в стремянку – «не надо было так» сказала весьма мужиковатая девочка кто спустилась по дымоходу «он очень угрюм но хороший котяра – не хочет ли кто кусок хлеба на шару?» Пончо сказал что хочет кусок почки – я сказал что хочу кусочек отдельного… девочка зарыдала


на фотографиях – вы видите песок в Ницце и Танжере и все знахари выглядя элегантно а потом выходят радарные рабы – каждый желая быть апостолом и они несут электрограммы – мы зовем их Занятость и каждый говорит что-то вроде «уволакивай» и «сваливай джонни» и «я вообще не врубаюсь в хэрри джеймза[236]» и Дюжий Зануда, остаточная жуть бит-поколения и спорный маньяк здоровья говоря своей сбитой с толку птицдевочке, ПиПи Кобле «ой ладно тебе – тебе ж ничего не будет стоить всем раззвонить что я самая хипповая личность из всех с кем ты вообще знакома – давай – я тебе кучу всякого сделаю!» и ПиПи говорит «но никогда я ни с кем не вижусь – ты никогда не даешь мне ни с кем видаться!» и потом Олива, кто как-то затеял драку на улице из-за глаз Карла Пёркинза[237] и теперь строит смеховые машины для состоятельных демократов – он втаскивает оборудование и вас переносят по узкому мосту, где за вами идут сотни туристов и пускают пластинки со свинцовыми грузиками вам под ноги и вас помещают в громадный автобусный рожок и голоса вопят «я хочу того – я того хочу!» возникает Мадам Запомни и она отбирает ваши фотографии и во внешнем мире остается лишь ваша рука и крохотные младенцы кусают ее и матери визжа ВИЗЖА «да – ему пусть достанется мой голос – я за него проголосую хоть нынче»… теперь вы пластиковая вена – вы пропали внутри безупречного сообщения – исторические телефонные звонки проникают к вам в живот и любопытные скинии медленно движутся через ваш рассудок – автостопом – автостопом бесстыже сквозь отпады вашего мозга – ваших идеалов больше нет и остаются лишь нарезки фотографий вас самого стоя́щего в супермаркете – автобус по-прежнему ездит но вы нынче ловите такси с мальчиками из джунглей… Самолюб показывает вам свой дневник и говорит «я научился хранить молчанье» и вы говорите «ничему ты не научился – ты же только что что-то сказал»


хорошая здесь публика, у них много вопросов – леденцами на палочках они насмерть забивают слонов – «белый медведь это чокнутый медведь» говорят воры, кто на самом деле вовсе не воры а скорее простолюдины кто не ждет что их друзья заболеют чтоб им понадобиться – на горе́ болезнь и прошлым воскресеньем из зеленого кошелька выросла полиомиелитная лилия – опасный никель лежит на городской площади… все наблюдают кто же его поднимет… ИСКАТЬ ЕСТЬ ПРЕНЕБРЕГАТЬ и НЕИСТОВАЯ УДАЧА ЕСТЬ ПАНИЧЕСКОЕ БЕГСТВО и нас здесь целая шайка но мы подбираем лишь доллары

здесь упокоен боб дилан

убитый

в спину

трепещущей плотью

кто после того как отверг его Лазарь,

прыгнул на него

за уединеньем

но изумленно постиг

что уже стал

трамваем и

именно это стало концом

боба дилана

теперь упокоен в салоне красоты

Миссис Вообщето

Господи прими его душу

и его грубость

два брата

и голый мамулин сынок

кто похож на Иисуса Христа

теперь могут делить останки

его болезни

и его телефонные номера

нет сил

раздавать —

теперь все

просто могут вернуть себе

здесь упокоен боб дилан

уничтоженный венской учтивостью —

которая ныне заявит будто изобрела его

четкая публика может

нынче писать о нем Фуги

а Купидону позволено пинком опрокинуть его керосиновую

         лампу —

бой дилан – убитый утильным Эдипом

кто поворотился

назад

разобраться что там за призрак

и обнаружил что

и призрак тоже

далеко не один человек

Округ Южной Герцогини импортируя пирамиды и падальщиков грузовиками и Братец Мясник – он то и дело уходит сшибать по три доллара за ночь болтая о летающих блюдцах… поджигатель войны – Антонио – день и ночь работая в гараже – он контрабандой переправляет висячие замки олимпийским пловцам и сдает бейсболистам женщин – он очень спокоен и ревностно следит за модой – он знает свою религиозную географию – своего ребенка он тренирует на гориллу а потом он будет давать его напрокат людям в чуланы – он говорит его десница держит войну но его шуйца держит мокрую параноидную улыбку… поджигатель мира – Косяк – когда его видели в последний раз – гнался за поездом – он говорит десница держит мир но его шуйцу видели держащей дверную ручку и мясной крюк… Округ Южной Герцогини в бинтах и маленькая Леди Загар пытаясь истолковать бомбистов-Альбиносов… Округ Южной Герцогини – чистый как виденья и непросвещенный – будет существовать помимо смертельных добавок к нему – вне недостатка праздников и вне возможного

вам меня не надурить – я слишком умен – вы

были в том метро, когда зарезали того

паренька – просто сидели в вагоне – вы

были на улице, когда подъехал тот черный

автомобиль и сбросил в реку какой-то

куль – вы повернулись и пошли к

телефону и сделали вид, что вам надо кому-то

звонить… вы также присутствовали, когда

на людях кастрировали того бедного мальчика – вам меня

не надурить – вы не настолько круты – конечно, вы делали

громкие заявления о подростковой преступности – вы

за изгнание всех хулиганов из города – о

вы так храбры – еще бы, вы утверждаете, что вы патриот

– говорите, что не боитесь сбросить никакую водородную

бомбу и показать всем, что слова у вас

не расходятся с делом, но вы не произно́сите ничего,

за искл того, что не боитесь бросать никаких

водородных бомб – как вы можете утверждать, будто мои дети

должны учиться на хорошем примере? они с таким

же успехом могут учиться и на плохом —

они могут брать пример с вас так же, как и с меня —

вам больше не удержать меня под

каблуком – не потому, что я слишком увертлив,

а потому что руки у вас из

воды… когда захочется поговорить со мной,

дайте мне знать заранее – я приготовлю

ведро… только из-за того, что ваша

жена беременна, у вас нет права вмешиваться

в мою ради дел моих друзей – спросите свою

жену, помнит ли она меня

         преданно ваш

         Саймон Дорд

р. s. возможно, вы меня помните как

         Джулиуса Бипа

Шериф в Машинерии

Запредел – мальчик-с-приветиком – зачатый в Пепельную Среду, когда Слямз встречает девочку Подлизу – новый Слямз, он не в себе – он совсем долбанутый – с тех пор как карлик (кто оказался ребенком-актером курящим сигару) потоптался на нем как воздушный шарик, Слямз прям никогда уже не был прежним – говорили он парализовал торгаша газировкой в родном городке и если вы ему не нравитесь, он спустит на вас этого придурка – насколько мне известно, такого никогда не случалось… девочка Подлиза – из ее оперированного носа все время капает и ей приходится таскать с собой садовника на вечеринки – она разговаривает с Епископом Морозом, кто ее спрашивает «чё ты думаш про эту картину Моне? в смысле я тока что пять дней читал Кьеркегора – один в комнате детка – только мы с Кьеркегором – ага – и тока вышел гля эта картина – во! офигеть? слуш сюда, я офигел? в смысле ты врубилась до чего мудёр этот чертов лоб? врубилась в крошки в улыбке этой цыпы?» «да я нашла ее крайне… я нашла ее крайне…» «монографичной?» говорит Слямз стараясь ее выручить и склеить ее «да и также я сочла ее блазниво занятной» когда Епископ Мороз уходит домой, Подлиза идет к Слямзу и благодарит его «не за что» говорит Слямз, кто расстегивает рубашку и показывает ей свое имя подписанное на животе «сделал это себе в прошлом году в Кадалауоппе – это в Мексике, знаешь» «о это ослиная страна – я ее очень хорошо знаю – пляжи фантастичны до крайности – хоть я слышала там сейчас болонь» «да детка болонь туда въехала где-то на прошлое Рождество – тусня теперь в джунглях» «ты б хотел прокатиться на моем жеребце – мы сбросим садовника» «да детка еще б – а потом может вернемся и позаколачиваем баки» «ладно – с виду балдежно – у меня с собой пушка и можем поболтать о Кадалауоппе и прочем» «Кадалауоппа ага а ты знала там Хлюпика Джима?» «нет а вот еще Петлю в’Петлю – ты его знал – он дока по кофе в отставке – с побережья?» «да – о боже мой – да знал – я нашел его крайне э-э… крайне…» «он гений детка – он гений – весь намефованный но в целом прекрасен – именно он показал мне что там есть джунгли» «да мне тоже – я нашел его крайне занятным»… вот падает ночь и Слямз берет девочку Подлизу за ногу – она поправляет себе рот и оба выходят в заднюю дверь глядя на луну… Запредел зачат


сальная толстая газета лежит на прилавке Роджера – Роджер, владелец Кафе де ля Всю Ночь – испанского всенощого ресторана – впервые за 9 месяцев печален – в Париже исчезла его мать и сейчас он боится, что все эти французы могут всласть развлечься с тем что они примут за ее мертвое тело… роджер бегло скользит по фактам в толстой сальной газете – в панике сбежал тигр – в холливуде – аннетт и фрэнки авалон найдены в тихом океане[238] – руки связаны за спиной – отснятый материал документального фильма клопса кролика[239] найден в легких у тома микса[240], кого все считали мертвым а он вынырнул как крышка ящика – в Фантазии[241] бунтари атакуют Уолгринз[242] – диктатор телеграфом запрашивает еще конфет – США высылают морскую пехоту и арнолда стэнга[243] – в Фениксе, в 2 часа дня муж съедает свою жену – ФБР расследуя/ бомба взрывается в кладовке у нормана мейлера – он от этого становится дальтоником – большая перетряска в управлении спорта – Эд Салливен[244] и Новичок, родственник Принца Ренье и посетивший эту страну с визитом по приглашению Конга Лонга, внука Хьюи Лонга[245] – видели как они сбегали с ловцовскими перчатками – контактными линзами и торчковыми колесами – Епископ Шин[246] весьма обеспокоен – когда его попросили высказать мнение – заявил лишь «уму не постижимо – уму не постижимо что с эдом такое могло случиться – должно быть виной здесь те с кем он в последнее время общался» – уильям картечь младший пишет восточную поваренную книгу – весьма опечален тем что выжил после падения с подкидной доски в бассейн без воды – уолтер картердвиг[247] арестован в юте за кражу свечей – при допросе он спокойно объяснил что они ему необходимы для прослушивания ранних пластинок малыша ричарда[248] – Доктор Чвак, изобретатель оленьей отравы и хлопьев с щёлком тресем и чпоком[249] – за небольшой гонорар согласен взяться за дело/ девчушки опрыскивают канцлера эрхарда[250] гусиным жиром по его прибытии из майами – президент конфузно пердит за банкетным столом – в этом винит яйца – фондовая биржа испытывает небывалый за последние годы спад – в гэри, индиана, цветной получает двадцать огнестрельных ранений в голову – коронер утверждает причина смерти неизвестна… хороших фильмов в городе не идет и в объявлениях о найме лишь одна работа ТРЕБУЕТСЯ: честный человек старьевщиком для дружелюбного семейства – должен быть крепок – предпочтительно баскетболист – должен любить детей – постелью и туалетом обеспечивается – оплата по соглашению – звонить ЙАзыык 1965… Роджер откладывает сальную эту газету и входит кто б вы думали Слямз девочка Подлиза – сейчас раннее утро и они больше не любовники – они клиенты


9 месяцами позже, рождается Запредел – носит короткие штанишки – ходит в колледж – получает работу в военном журнале – женится на хорошенькой пухленькой девочке чей отец прирожденный победитель/ Запредел встречает все больше и больше людей – садится на диету а затем умирает

моим студентам:

считаю по умолчанию, что вы все прочли

и понимаете фройда – достоевского – св.

михаила – конфуция – коко джо – эйнштейна —

мелвилла – порги змейкер – джона зулуса – кафку

сартра – мелюзгу – и толстого – ну ладно —

работа моя такова – лишь продолжить

ими начатое – не более того – вот

вам все это вкратце – теперь я вручаю

вам свою книгу – рсчитываю, вы сразу в нее

вгрызетесь – экзамен через две недели —

каждому принести свою стирательную резинку.

         ваш прозиратель

         херолд-преподаватель

Фальшивая ресница в передаче Марии

мария – она мексиканка – но она такая же американка как и Воющий Волк[251] – «мой встревоженный разум, он меня раздражает! я не могу отдохнуть! я отвратителен!» говорит ее брат, кто тайком перебирается через границу и напивается костлявыми шлюхами и Турецким газом – «марии нужен укол» говорит Король Селянин «ей нужно уколоться Богом которому очень скучно» – остальные селяне поют песню звучащую как «о деньки сорок девятого» с валлийским акцентом и Эдлей Стивенсон[252] затевает бунт на вершине горы… некогда мария зарабатывала на жизнь заколачивая гробы – «я разнесу зеркальное окно на голове Эдлея Стивенсона!» говорит ее брат весьма надравшись Турецким газом «я ему докажу что он тоже мазохист – я нагну его как бабу и он пожалеет что не едет товарняком во Фриско» – морпех с обглоданным пальцем – Джозефин – чей дeдушка погиб при Шайло[253] – разок ткнул марию ножом и спрятал ее одежду – ее арестовали обвинив в кровосмесительстве… Король Селянин, кто медленно умирает от рака, сейчас полирует свою шумную бороду и бормочет «легавые – прогресс – американские монументы» и «ничто не имеет значения» мария недавно занималась любовью с нищим – он был замаскирован в цветистую фольгу – они этим занимались в переметной суме – она может пробежать милю за 5 дней и 9 десятых и разъездная гастроль что раз в год проезжает через городок уважает ее за это


отец марии лежит мертвый на холме – богатые сутенеры – человечество и цивилизация переступают через его могилу показать ей что они всерьез… она в этом году не едет ни в какие турне доброй воли – в ее передачу попала фальшивая ресница… не так уж много мест она может испробовать

это мое последнее письмо – я пытался

тебя ублажить, но теперь мне понятно, что у тебя

слишком много чего на уме – тебе нужен лишь

тот, кто льстил бы тебе – сгодился б и я, но

какою ценой? в конце концов, мне

от тебя ничего не нужно – ты так прочно

впуталась, что превратилась

в кусок голода – пока мировые

мистики прыгают на солнце, ты

превратилась в абажур – если собираешься

подумать, не думай, почему люди не любят

друг друга – думай, почему они не любят

самих себя – может, тогда начнешь

любить их – если тебе есть что сказать, дай

мне знать, я вот тут за углом, засекаюсь

летными диспетчерами – не бери в голову и не

чеши слишком сильно – не перебирай зеленого перца

и я думаю, попкорна тебе уже хватит – ты

становишься наркоманкой – как Я сказал, я тебе

попросту ничего дать не могу, кроме попросту

– я у тебя ничего не могу взять, искл

мук совести – я не могу ни дать, ни принять

никакой привычки… до встречи на маскараде

         измученно

         мальчишка водонос

Аль Аараф[254] и комитет принуждения

и вот анархист – мы зовем его Стон – он нас берет и Медузу – она несет парики – Стон несет географические карты – к полудню, мы в Бездном Холле – там тени жонглеров на стене и с челсийской части свода падает Монах – мальчишка Стона – Медуза идет в комнату с двумя мечами над дверью – внутри какие-то съемные зеркала – Медуза исчезает… Лакейк, странный аналог организации – он выходит из комнаты, неся зеркало – оба меча над дверью падают – один втыкается в пол – другой разрезает его пополам… Монах, типичный приспешник и писатель эксцентричных приколов какие рассказывать себе если вдруг зависнешь в Андах – он вводит нас в комнату с китайскими поговорками что все гласят «порабощенный пенни это пенни это пенни это пенни»[255]… там есть исполинское увеличительное стекло и Монах немедленно распадается… после обеда, слышишь бой скал и автоаварий в громкоговорителе и Чжан Чжун – некий мимоходный и профессиональный сверхчувственный бродяга без гордости или стыда и он продает бунтарские клики войны и памфлеты «как стать противозачаточной пилюлей» – «изобрети мне подпись» говорит Стон «я должен подписать кое-какие бумаги касаемо молний истины» «молнии истины!» говорит Чжан Чжун «истины нет!» «правильно» говорит Стон «но есть молнии» «прости пожалуйста – пласти пазалюста – тут я неправ – дело лишь в том что сегодня я нацепил огромные башмаки вот и все» «чтоб такого больше не было» говорит Стон, вперяясь в собственные ботинки… вот из глубины холла в кресле-инвалидке является Фотоцыпа – она цветочек Стона и она ест коровью лепешку


входит Грэди О'лэди – всем кивает и желает знать где ей можно добыть горничную – «врубаетесь в хенри миллера?» спрашивает она типа как по-змеиному – «вы о том фантастически покойном хенри миллере? хенри миллере агенте по недвижимости?» «в каком смысле?» говорит Грэди О'лэди «хенри не агент по недвижимости – он пещерный житель – он художник – он пишет о Боге» «я думаю о другом хенри миллере – я думаю о том кто носит тюльпан у себя в паху и пишет о девочках сесила б. де милла[256]… О'лэди вытаскивает из кармана апельсин «добыла его в стране Ацтеков – поглядите-ка на меня, мальчики» она берет апельсин и очень нежно и медленно стискивает его – затем она бешено его разрывает и сдавленно рычит и он сочится и стекает у нее изо рта – по всей блузке – больше – больше – она вся в апельсине – входит Стон со своим художественным критиком – Шоном Шпаргавном и оба-два – они принимаются обсуждать сделку доставки «Младший Борк только что завершил свой роман о Первой мировой войне – там хорошо говорится про наших и надо б не забыть пустить его на туалетную бумагу» «на туалетную бумагу я его и собираюсь пустить» говорит Фoтоцыпа «объясните-с!» говорит Стон и Фотоцыпа объясняется-с что истина одного есть всегда ложь другого и Стон он давай хлестать ее своей географической картой и она принимается плакать и идет в комнату с зеркалами и взрывается – «теперь вернемся к сделке доставки» говорит Стон, кто оборачивается и видит Шопа Шпаргавна на полу с Грэди О'лэди и они оба все в апельсине «расскажите мне еще про того хенри миллepa» говорит Шон «уу ах как чудесно же» говорит Грэди О'лэди


в земле Понсе де Леона[257] – вожака профсоюза – Неистового Вожака – на показательных соревнованиях борется с борчихой… из его прошлого возникает Безумно Шалый визжа и танцуя Визжа – дуясь «мир принадлежит ябощим – ябощие – никто из вас не хочет быть ябощим – никто из вас – никому из вас такое не удастся – никому из вас» «заткнись!» говорит Стон, кто входит в комнату незамеченным «заткнись – у меня спина болит и вообще рабочие а не ябощие!» «мир евойный – он евойный кто похож на моржа и передвигается как морж и вынужден спать с женой кто на ощупь как морж и он вынужден быть моржом ради целой уймы докучливых спиногрызов и он ходит на докучливые моржовые матчи и играет в покер с кучей моржей а потом его вгоняют в землю и хоронят с моржом во рту – не дерзаю сказать о нем вдоволь – он живет у себя в подмышке и он вас ненавидит – вы ему без нужды – вы загромождаете жизнь ему – вам повезло что вообще ошиваетесь в его мире – у вас нет иного выбора искл гулять голышом – от чего тут пыжиться – к чему пыжиться из-за того что спишь со свиньями?» КРАХ «поместите этого парня к писателям поговорок – но дайте ему плохую рецензию и скажите что он бил жену и ел свинину – скажите он ел мясо в пятницу – что угодно скажите – только уберите его отсюда пока он не станет готов к дрессуре»… потерявшийся ездок пони экспресса выглядывает из люка – у него при себе картинка с длинным коридором и он как бы выдувает слова когда разговаривает «вы все дураки! не умеете складывать! вы способны считать до миллиона но никто из вас – никто из вас – не видит общих итогов почвы на которой стоите» Дорогуша-Лицемер тут же разводит огонь на полу и Народ Гринго бахает кулаком по книге и говорит что кресло-качалка и арбуз есть одно и то же слово только с разными буквами… Св. Хлеб из спецназа – входя со своими шахматными фигурами и потешным стояком и он тоже смеется

мать говорит иди в Том направлении и пожалуйста

соверши величайший подвиг всех времен и слушай грю я

мама но ведь это уже было сделано и она грит

ну так что ж тебе еще осталось делать и я грю

не знаю мама, но я не пойду в

Том направлении – я пойду в том направлении

и она грит ладно но где ты окажешься и я грю

не знаю мама но я не том джоуд[258]

и она грит раз так я тебе не мать

принц гамлет его гексаграммы – шейх негигиеничных ангелов – он скачет на неоседланном инструменте – самый точный фактор касающийся реальности трибуны – Тадж Махал и солнечные часы Клитии пропали – недостает этого самого фактора… тем не менее – бурленье под низом его не тревожит – Лилит обучает своего нового мужа, Бабана, как пользоваться дезодорантом – еще она учит его что «вонючая ка-ка» означает мерзкую грязь и оба эти ученья вместе прибавляются к Бурленью Под Номером Один… Оби Нетне – чьи глаза вощены и кто говорят живет в собственном мире – он все твердит «это ненормальные люди правда? правда? о Боже мой – передайте крекеры – эти люди ненормальные правда? аллё аллё вы меня слышите?» «да да это правда – они да – они нормальные люди» говорит принц – который слегка щекочет Оби – распотешивает его «но запомни – это типа того как бугибука сказал кентавру когда кентавр вторгся на территорию Великанской Матушки Гусейни “вам не надо водиться с теми людьми” – кстати, я слышал ты живешь в своем собственном мире» «да это правда» говорит Оби «и к тому же я не хожу на дни рождения» «очень хорошо» говорит принц «продолжай в том же духе»… насчет этого неоседланного инструмента – иногда принц уверен что он на нем, но не уверен что на нем скачет – в другие разы уверен что он на нем скачет, но не очень уверен что он неоседлан – бывает и так, что принц уверен что скачет на чем-то неоседланном, но не совсем убежден инструмент ли оно… все его ежедневные приключения, безуспешный картофель и другие корсары пытаются пришпилить его к Определенизму и поставить на свое место раз и навсегда «хочешь на локотках?» говорит иной – «ты фуфло – никакой ты не принц!» грят те кто посообразительней кто погружается в ванны и просит обычного… принц видит, как сверху валится множество джеков и джилл[259] «смешно когда глядишь и ни одного куска не найти подобрать» говорит он обычно раз в день своему неоседланному инструменту – который никогда не пререкается – как и большинство добрых душ


дело не в том что не бывает Воспринимальца для чего угодно написанного или представленного от первого лица – просто Второго лица не бывает


МАМОНТ НОЙ и восточные мародеры все c хомутом за моральность и Жрец Гармонии в узком костюме – он нынче с ангелами и он говорит «все без толку – без толку» и Инстинкт, поэт антикварного зенита – надевая свои копыта и ржа «все не без толку – все очень даже имеет значение!» и безумный дудочник-крысолов крадя Королевскую Пешку и боевой клич завоевателей «ни – ни» и тюрьмы кремируются и тюрьмы рушатся и новоприбывшие ду́хи вонзают – вонзают свои ногти – свои ногти друг в друга… Цель – Хари Kаpи и Жестокая Мать терзают твою безобидную судьбу… вид джорджа рафта[260] – ричарда никсона – либерачи – д. х. лоренса[261] и пабло казальса[262] – все это одна и та же личность – и борьба – борьба и твое оружье кудри вразлет и Вруб – Вруб Во Всё

аpета – известная в гэллапе как номер 69 – в

уилинге как кошка в течке – в питтсбёрге

как номер 5 – в браунзвилле как левый

путь, одинокий звук – в атланте как

не танцуй, слушай – в боулин-грин как

ой нет, нет, только не это – она известна как лошажья

цыпа в шайенне – в нью-йорк-сити она

известна как просто-напросто арета… я разыграю

ее как свой козырь

мне бы хотелось совершить что-нибудь достойное типа может посадить на океане дерево но я просто гитарист – без всяких абсурдных страхов за свою репутацию Черная Девчонка сосуществует с мелодией и я желаю чувствовать свое испарение как Черная Девчонка чувствует свое сосуществование… я не хочу таскать с собой камертон


принц гамлет – он где-то на тотемном столбе – он мычит незатейливую песенку «о меня убили у могилы» – арета – леди годайва мигрантов – она тоже поет… под тотемным столбом собралось много историков – все делая вид будто зашибают на жизнь – еще там навалом шпионов и таможенной братии – римские папы не отступаются и художники живут между тем – само между тем умирает и на его место приходит определенное иногда – настоящего иногда никогда не бывает и таможенники и шпионы обычно превращаются в звездных фигуристов на зимних каникулах и они раздумывают над самим между тем/ обычно они никого не знают под тотемным столбом искл своих старейшин… Сан-Франциско стынет и Нью-Йорк околдован По и знаменитыми варварами «можешь добиться если у тебя ничего» бормочет одними губами принц обеду из спагетти – увядая на талом катке – никому не принадлежа и дровосеки грядут «я ищу – я ищу хоть какого-то смысла!» говорит Кувшин-Дама, сбежавшая волколачица – на ней хромовый головной убор и последние десять месяцев изучала Югославию – в ее мотоцикл вмонтирован музыкальный автомат «разум твой мал – он ограничен – какое же разумение подавай тебе?» говорит принц «я тоже хочу быть на тотемном столбе» поверяет она «дровосеки грядут» говорит принц и затем он вытаскивает подол рубашки и давай рисовать на воздухе круги «на этом подоле рубахи магниты и все они подбирают куски минуты – теперь видишь – мне есть чем заняться – сходила бы проведала этого парня – Стон его звать – он тебя выправит – а если не сможет – он знает того кто сможет» один из друзей Кувшина, барабанщик кто не стучит а скорее просто роняет палочки на барабаны – выходит из зарослей – довольно садистский тип и весь его гардероб есть мундир морпеха и застиранный наряд медсестры – он вопит «ищу я напарника – дайте мне тайн!» и потом там играют два маленьких мальчика и один говорит «если б весь мир был мой, у каждого был бы миллион долларов» а один говорит «если б весь мир был мой – у каждого был бы шанс хоть раз в жизни спасти этот мир»… принц гамлет его гексаграммы – он тянет поезд и ухлестывает за мисс Джули Энн Джонсон[263] «я сказал дайте мне тайн – я просто обычное пиво» говорит тот барабанщик и принц врезает Мемфис – Лондон и Вьетнам в столб «есть всего несколько штук, которые существуют: Буги Вуги – лягушки на мощной тяге – Нэшвиллский Блюз – бродячие губные гармошки – 80 лун и спящие карлики – и есть только три что не прекращаются: Жизнь – Смерть и дровосеки грядут»

Примечания

1

Строка из стихотворения американского поэта Роберта Лоуэлла (1917–1977) «Сказать о горе том, что в браке есть» (1959).

2

Жан-Филипп Рамо (1683–1764) – французский композитор и теоретик музыки эпохи барокко.

3

В этом фрагменте под Аретой имеется в виду Арета Луиз Фрэнклин (р. 1942) – американская певица и автор песен.

4

Цыган Дэйви – богатый юноша, сбежавший к цыганам, персонаж шотландской народной баллады «Оборванный цыган» (самая ранняя версия известна с 1720 г.), распространившейся по Великобритании, Ирландии и США; одна из версий песни исполнялась Вуди Гатри и самим Диланом. Также, вероятно, имеется в виду Кэмп-Дэвид – загородная резиденция (с 1942 г.) Президента США в национальном парке горы Катоктин (штат Мэриленд) в 100 км к северо-северо-востоку от Вашингтона. Строилась в 1935–1938 гг. как военно-морская база Тёрмонт.

5

Пёрл Мэй Бейли (1918–1990) – американская певица и актриса.

6

«Слепаками» на жаргоне сезонных работников и бродяг назывались с конца XIX в. багажные вагоны, у которых не было дверей в торце, поэтому на ходу в них попасть было невозможно.

7

Вероятно, отсылка к американскому кантри-дуэту «Лонсо и Оскар» (осн. 1945), первоначально состоявшему из Ллойда («Лонсо») Джорджа (1924–1991) и Роллина («Оскара») Салливэна (1919–2012).

8

Хэрри Лиллис Крозби-мл. (1903–1977) – американский певец и актер.

9

Эдгар Джон Берген (1903–1978) – американский комический актер, чревовещатель.

10

Тонто – популярный персонаж американских вестернов, индеец-команч или потаватоми, спутник Одинокого Объездчика (с 1933 г.). Эйбой (Ким Чжан) – китайский рассыльный из отеля «Карлтон», постоянный персонаж американского телесериала «Пистолет есть, готов путешествовать» (1957–1963).

11

От названия модного танца середины 60-х гг. «The Frug», разновидности твиста.

12

«Кимосаби» (искаж. «гимузааби» на языке оджибве и потатоми) – «тот, кто втайне выглядывает», так Тонто обращался к Одинокому Объездчику. «Паладином» себя называл безымянный вольный стрелок главный герой радио– и телесериала «Пистолет есть, готов путешествовать».

13

«Сюзи Кью» (1957) – популярная песня луизианского певца и гитариста Дейла Хокинза (1936–2010).

14

С отличием (лат.).

15

Джеймз Кэш Пенни-мл. (1875–1971) – американский предприниматель, основатель сети магазинов «Дж. К. Пенни» (1902).

16

Скорее всего имеется в виду Томас Джефферсон (1743–1826), американский плантатор, один из отцов-основателей США и авторов Декларации независимости, третий Президент США (1801–1809).

17

Лоренс Уэлк (1903–1992) – американский аккордеонист, руководитель эстрадного оркестра.

18

Чарлз Реймонд Старкуэзер (1938–1959) – американский серийный убийца, в декабре 1957 – январе 1958 г. убивший одиннадцать человек в Небраске и Вайоминге.

19

Владзю Валентино Либерачи (1919–1987) – американский пианист, певец и эстрадный актер.

20

Колокол Свободы – колокол в Филадельфии, штат Пенсильвания, один из главных символов американской борьбы за независимость от Великобритании – его звон созвал жителей города на оглашение Декларации независимости Вторым континентальным конгрессом 8 июля 1776 г. Свое название получил в 1837 г., после того, как стал символом движения аболиционистов.

21

Вероятно, имеются в виду слухи о лесбийской связи Дейл Эванс (Люсилль Вуд Смит, 1912–2001), американской актрисы, кантри-исполнительницы и автора песен, третьей жены певца и актера «поющего ковбоя» Роя Роджерза (Леонарда Фрэнклина Слая, 1911–1998), и Мэри Фрэнсис (Дебби) Рейнолдз (р. 1932), американской актрисы и певицы.

22

«Over the Rainbow» – баллада Херолда Арлена и Эдгара Йипа Харбурга для фильма «Волшебник страны Оз» (1939).

23

«Свинцовое брюхо» – прозвище Хьюди Уильяма Ледбеттера (1889–1949), американского фолк– и блюзового музыканта.

24

«Мэдисон-сквер-гарден» – спортивная и концертная арена на Манхэттене, неоднократно меняла адреса. Во время написания «Тарантула» третий «МСГ» находился на 8-й авеню (1925–1968).

25

Коэффициент интеллекта.

26

Рудольф Валентино (Родольфо Альфонсо Раффаэлло Пьетро Филиберто Гульельми ди Валентино д’Антоньолла, 1895–1926) – американский киноактёр итальянского происхождения, секс-символ эпохи немого кино.

27

Дэйзи Мэй Ёкем (урожденная Скраггз) – персонаж сатирического комикса «Малыш Эбнер» (1934–1977) американского художника Эла Кэппа (1909–1979), безнадежно влюбленная в главного героя.

28

Эта глава построена на ироническом переосмыслении традиционной афроамериканской рабочей песни «Черная Бетти», часто приписываемой Свинцовому Брюху (1939), хотя песня была впервые зафиксирована фольклористами в 1933 г. «Черной Бетти» могли называться в обиходе мушкет, бутылка виски, кнут надсмотрщика или арестантская повозка.

29

Вероятно, отсылка к «Рульке Мэри» – Лиллиан Хэррис Дин (1870–1929), афроамериканской кухарке и предпринимателю, которая в 1920-х гг. популяризовала харлемскую кухню в США.

30

Антуан «Жирик» Домино (р. 1928) – американский ритм-энд-блюзовый пианист, певец и автор песен.

31

«Храмовники Северной Америки и Больницы храмовников для детей-инвалидов» (осн. 1872) – американская благотворительная организация, выросшая из тайного братства «Древний арабский орден благородных адептов Таинственного храма».

32

«Я дал любимой вишенку» («Песенка-загадка») – английская народная колыбельная, известная с XV в.

33

Джон Эдгар Хувер (1895–1972) – американский государственный деятель, агент Федерального бюро расследований (ФБР) с 1917 г., его директор с 1924 по 1972 г.

34

До́бро – шестиструнная резонаторная гитара, изобретена в США в начале XX в. выходцами из Словакии братьями Допера. От обычной акустической гитары добро отличается встроенным металлическим резонатором.

35

Отсылка к кличке американского блюзового певца, пианиста и гитариста 1930-х гг. Уильяма Банча (1902–1941) «Пити Пшеничная Соломинка».

36

Джордж Армстронг Кастер (1839–1876) – американский кавалерийский офицер, военачальник в Гражданской войне и Индейских войнах.

37

Стихотворение Роберта Бёрнза (1782), исполняется на мотив традиционной шотландской песенки «На пути из городка».

38

Отсылка к строительному конструктору «Тинкертой», разработанному в 1914 г. Чарлзом Пажё, Робертом Петтитом и Гордоном Тинкером.

39

Миннесотский Жирик (он же Джордж Хегермен) – бильярдный шулер, персонаж романов «Ловчила» (1959) и «Цвет денег» (1984) американского писателя Уолтера Тевиса (1928–1984). В экранизации первого романа (1961) его роль сыграл американский комический актер и музыкант Джон Херберт («Джеки») Глисон (1916–1987).

40

Грейс Патриша Келли (1929–1982) – американская киноактриса, после замужества за принцем Ренье III (Ренье Луи Анри Максанс Бертран Гримальди, 1923–2005) – принцесса Монако, мать троих детей (последняя дочь Стефани Мари Элизабет родилась 1 февраля 1965 г.).

41

Эрнест Дейл Табб, он же Техасский трубадур (1914–1984) – американский певец и автор песен, один из пионеров кантри-музыки. Третьим президентом США был Томас Джефферсон.

42

Джеймз Фрэнсис Кэгни-мл. (1899–1986) – американский актер и танцор.

43

Эрнестин Джейн Джералдин Расселл (1921–2011) – американская киноактриса, одна из главных секс-символов 1940—1950-х гг.

44

Барри Моррис Голдуотер (1909–1998) – американский политик, кандидат Республиканской партии в президенты страны на выборах 1964 г., сенатор от штата Аризона в 1953–1965 и 1969–1987 гг., ярый антикоммунист.

45

Имеется в виду скандал вокруг фигуры Уолтера Уилсона Дженкинза (1918–1985), американского политика и главного советника президента Линдона Бейнза Джонсона (1908–1973): за несколько недель до президентских выборов 1964 г. его арестовали за «непристойное поведение» в публичном мужском туалете.

46

Сэмюэл Джексон Снид (1912–2002) – американский профессиональный гольфист.

47

«Гражданин Кейн» (1941) – первый фильм американского режиссера и актера Орсона Уэллза (1915–1985), многими считается величайшим фильмом всех времен и народов.

48

«Блюз соленого пса» – американская народная песня, известна с начала 1900-х гг.

49

«The Daily Worker» – ежедневная газета, издававшаяся в Нью-Йорке Коммунистической партией США с 1924 по 1958 г.

50

Чарли Чан – вымышленный полицейский детектив из Гонолулу китайского происхождения, персонаж романов писателя Эрла Дерра Биггерза, придумавшего его в 1923 г., а также множества кинофильмов.

51

Кочегар Уолли Симз – персонаж американского многосерийного телевизионного вестерна «Кейси Джоунз» (1957–1958), член железнодорожной бригады парового экспресса «Пушечное ядро».

52

Дорис Дей (Дорис Мэри Энн Каппельхофф, р. 1922 или 1924) – американская киноактриса и певица. В фильмах о Тарзане не снималась.

53

Джеймз Артур Болдуин (1924–1987) – афроамериканский прозаик, драматург и поэт.

54

Роберт Фердинанд Уэгнер II (1910–1991) – мэр Нью-Йорка с 1954 по 1965 г.

55

Джеймз Кинг Арнесс (1923–2011) – американский актер, снимался преимущественно в кино– и телевизионных вестернах.

56

Твои кости дрожат (исп.). Следует отметить, что почти выражения на испанском, встречающиеся здесь и далее в тексте, искажены.

57

Ты как волшебство (исп.).

58

Не буду твоей девушкой (исп.).

59

Твоей крестьянкой (исп.).

60

Твоя странная форма (исп.).

61

Я просто гитарист (исп.).

62

Ляля Пуся – персонаж одноименной радиопрограммы (1944–1951) американской комической актрисы и певицы Фэнни Брайс (1891–1951), бывшей участницы музыкального ревю «Причуды Зигфелда» (1907–1931).

63

Фирменная реплика Одинокого Объездчика его коню по кличке Серебряный.

64

Шёрли Темпл Блэк (1928–2014) – американская актриса, певица и танцовщица, в кино снималась с 3 лет. «Улетим на “Леденце”» – ее знаменитая песенка из фильма «Ясные глаза» (1934), написанная композитором Ричардом Уайтингом и поэтом Сидни Клэром.

65

Пулемет Келли (Джордж Фрэнсис Барнз-мл., 1895–1954) – американский гангстер периода «сухого закона».

66

Выражение «Jane Crow» используется для обозначения расовой дискриминации женщин, по аналогии «Jim Crow» – клички, дававшейся черным по имени глуповатого негра, помощника конюха в одноименном скетче (1832) эстрадного артиста-«менестреля» Папаши Томаса (Томаса Дартмута Райса, 1808–1860).

67

Кони-Айленд – полуостров, бывший остров, расположенный в Бруклине, Нью-Йорк (название происходит от искаженного нидерл. Konijn Eiland – Кроличий остров), между 1880 г. и началом Второй мировой войны был крупнейшим в США районом развлечений и семейного досуга.

68

Артур Мёрри (1895–1991) – американский хореограф, преподаватель танцев и предприниматель.

69

Дева Мариан (Мэрион) – с XVI в. в английском фольклоре возлюбленная благородного разбойника Робина Худа, первоначально – пастушка, персонаж Майских игрищ.

70

«Стив Каньон» – приключенческий комикс (1947–1988) американского художника Милтона Кейниффа (1907–1988).

71

Мэри Джейн (Мэй) Уэст (1893–1980) – американская актриса, певица, драматург, комедиантка и секс-символ. Во время Второй мировой войны американские летчики называли «мэй-вестами» свои желтые спасательные жилеты (предположительно потому, что они напоминали пышный бюст актрисы).

72

Отсылка к строке из поэмы Т. С. Элиота (1888–1965) «Бесплодная земля» (1922).

73

«Янки-Дудл» – марш, популярный у американских солдат в годы Войны за независимость. Из Голландии начала XVI в. песня пришла в Англию, где спустя столетие ее пели, потешаясь над Кромвелем. В США появилась в период войн с французами и индейцами и была насмешкой англичан над плохо экипированными и плохо обученными отрядами янки. С началом Войны за независимость песня с несколько измененными словами стала весьма популярной в Континентальной армии. В дошедшем до наших дней виде ее начали исполнять около 1775 г., предположительно после сражений у Лексингтона и Конкорда.

74

«Вестерн Юнион» («Западный союз») – крупнейшая и старейшая телеграфная компания США, создана в 1851 г. Хайрамом Сибли и Сэмюэлом Селденом; современное название – с 1856 г.

75

Джон Хенри – мифологический народный герой США, темнокожий рабочий-путеец, победивший в соревновании с паровым молотом, но погибший от истощения. Легенда зародилась в XIX в.

76

Лоренс Аравийский (Томас Эдвард Лоренс, 1888–1935) – английский военный разведчик, дипломат, археолог, писатель и мистик.

77

Роберт Ли Фрост (1874–1963) – американский поэт.

78

«Зеленые рукава» – английская народная песня-романеска, известная с XVI в.

79

Слегка искаженная цитата из инаугурационного обращения президента Линдона Б. Джонсона 20 января 1965 г.

80

Уильям Барклай (или Бартоломью) «Бэт» Мастерсон (1856–1921) – американский страж закона на Диком Западе, армейский разведчик, игрок в покер, охотник на бизонов, рыбак, спортивный журналист.

81

Вероятно, имеется в виду британское баронетство Найтингейл, учрежденное в 1628 г. для Томаса, верховного шерифа Эссекса (ум. 1645). Сына его, второго баронета Найтингейл, тоже звали Томасом (1629–1702).

82

Сабу Дастагир (1924–1963) – американский киноактер индийского происхождения, известен ролями в фильмах 1930—1940-х гг., снятых в Великобритании и США.

83

Доклад Комиссии Уоррена – доклад президентской комиссии по расследованию убийства президента Дж. Ф. Кеннеди, завершен в сентябре 1964 г. В докладе сделан вывод, что президента застрелил убийца-одиночка Ли Харви Озуолд.

84

Мёрф-Сёрф (Джек Роуленд Мёрфи, р. 1938) – американский чемпион по серфингу, писатель, музыкант, художник. Убийца, участвовавший в знаменитом похищении из Американского музея естественной истории сапфира «Звезда Индии» и других драгоценностей (29 октября 1964 г.).

85

«Зеленые марки» как средство поощрения покупателей и укрепления их лояльности были впервые введены американской торговой компанией «Сперри и Хатчинсон» (осн. 1896) и были популярны с 1930-х до конца 1960-х гг. Марки затем можно было обменивать на продукты из каталога компании.

86

Отсылка к Геттисбёргскому посланию Авраама Линколна (18 ноября 1863 г.): «Восемь десятков и семь лет минуло с того дня, как…» была подписана Декларация независимости США (1776).

87

Мики Чарлз Мэнтл (1931–1995) – американский профессиональный бейсболист.

88

Гранд-слэм – в бейсболе мощный удар отбивающего, после которого бьющий игрок быстро пробегает все базы и возвращается на домашнюю.

89

Томас Коулмен («Коул») Янгер (1844–1916) – партизан Конфедератской армии в Гражданской войне, впоследствии – вожак банды.

90

«Пони-Экспресс» – почтовая служба фирмы «Расселл, Мэйджорз и Уодделл», которая использовала перекладных лошадей и индейских пони и действовала между Сент-Джозефом, Миссури, и Сакраменто, Калифорния, с апреля 1860-го по октябрь 1861 г.

91

Уильям Шекспир, «Макбет», действие V, сцена 5. Пер. А. Радловой.

92

Парафраз строки оттуда же, пер. В. Раппопорта.

93

Парафраз строки из «Ромео и Джульетты» Уильяма Шекспира, действие II, сцена 2.

94

Фрэнсис Джозеф Спеллмен (1889–1967) – американский священник, кардинал католической церкви, с 1939 по 1967 г. архиепископ Нью-Йорка.

95

Имеется в виду «Тряпичная Энн» – тряпичная кукла, деревенская девочка с косичками; игрушку запатентовал художник Джонни Грулл (1880–1938) в 1915 г., в 1918–1920 гг. вышли его популярные детские книжки о ней и ее братишке Энди.

96

Освобождение (исп.).

97

В двух шагах (исп.).

98

Там потом луч (исп.).

99

Солнца (исп.).

100

Мнения специалистов по поводу смысла этой фразы расходятся. Это может быть «комната в день», «та, кто солит день» или «однажды выйдешь».

101

Обнажена (исп.).

102

Однако, ты снимешь (исп.).

103

Свое белье (исп.).

104

Мария, почему ты плачешь? (исп.)

105

Почему ты смеешься? (исп.)

106

Воспоминанья (исп.).

107

Сделаны (исп.).

108

Из допотопных (исп.).

109

Простак Саймон – персонаж английского детского стишка, известного с 1764 г.

110

Пустяков (исп.). Также может означать «плывешь».

111

Люблю тебя (исп.).

112

Помимо очевидной отсылки к мифологии Артуровского цикла, «дубками» (oakies) насмешливо называли жителей штата Оклахома (okies), которые после пыльных бурь 1930-х гг. были вынуждены искать работу в других штатах.

113

Искаженная цитата из повести Ф. М. Достоевского «Игрок» (1866, одна из последних фраз): «Я выиграл и через двадцать минут вышел из воксала, имея сто семьдесят гульденов в кармане. Это факт-с!»

114

Бетси Росс (Элизабет Гриском, 1752–1836) – филадельфийская швея, которая, согласно легенде, сшила первый американский флаг.

115

«Доброе старое время» – шотландская песня (1789) на слова Роберта Бёрнза (1759–1796).

116

Честер Роберт («Чет») Хантли (1911–1974) и Дейвид Макклюр Бринкли (1920–2003) – американские телевизионные дикторы, со-ведущие новостийной программы «Эн-би-си» «Доклад Хатли-Бринкли» (1956–1970).

117

Эндрю Аллан Клайд (1892–1967) – шотландский комический кино– и телевизионный актер.

118

Агнес Робертсон Мурхед (1900–1974) – американская актриса театра, кино и телевидения.

119

Роберт Эдвард Ли (1807–1870) – американский генерал, командующий Конфедератской армией в Гражданской войне.

120

Вероятно, контаминация Карла Маркса, Джулиуса Хенри («Ворчуна») Маркса (1890–1977) – американского комедийного актера, участника семейной труппы братьев Маркс (1905–1949) – и шотландского экономиста Адама Смита (1723–1790).

121

Эдвард Мур («Тед») Кеннеди (1932–2009) – американский политик, сенатор от штата Массачусетс, младший брат президента Джона Ф. Кеннеди и сенатора Роберта Ф. Кеннеди.

122

Хосе Мелис (1920–2005) – американский руководитель эстрадного оркестра и телеведущий кубинского происхождения.

123

Доналд Дейвид Диксон Роналд О’Коннор (1925–2003) – американский танцор, певец и актер.

124

Леди Годайва, графиня Мерсийская (ок. 1010–1067) – англо-саксонская графиня, жена Леофрика, эрла Мерсии, которая, согласно легенде, возникшей в XIII в., проехала обнаженной по улицам Ковентри ради того, чтобы ее муж снизил непомерные налоги для своих подданных.

125

Вероятнее всего под «ленни» имеется в виду Ленни Брюс (Леонард Алфред Шнайдер, 1925–1966), американский артист, радикальный комик, сатирик, сценарист и общественный критик.

126

Эдвард Эстлин Каммингз (1894–1962) – американский поэт, художник, прозаик и драматург.

127

Дюпоны – одно из богатейших промышленных семейств Америки, ведут свое происхождение от Пьера Самюэля Дюпона де Немура (1739–1817), французского экономиста и политического деятеля, представителя школы физиократов.

128

Строка из вымышленной пиратской песни «Сундук мертвеца», сочиненной Робертом Льюисом Стивенсоном для романа «Остров сокровищ» (1883).

129

Джон Ли Хукер (ок. 1912–2001) – американский блюзовый певец, гитарист и автор песен.

130

Флагманский универмаг компании «Мэйсиз» (ос. 1858), крупнейший универмаг в мире, с 1924 г. находится на Хералд-сквер (Манхэттен). «Стадион Янки», база бейсбольной команды «Нью-Йоркские Янки», с 1923 по 1973 г. располагался в Бронксе. Полностью разрушен в 2010-м.

131

Финеас Тейлор Барнум (1810–1891) – американский политик, артист и предприниматель, основатель «Цирка Барнума и Бейли».

132

Рой Клэкстон Экафф (1903–1992) – американский певец, скрипач, «Король кантри-музыки».

133

Джон Браун (1800–1859) – американский аболиционист.

134

Джерри Ли Льюис (р. 1935) – американский пианист, певец и автор песен.

135

Джек Херолд Паар (1918–2004) – американский писатель, юморист, комический актер радио и телевидения.

136

«Старина Джо Кларк» – народная «горная баллада», известная с 1918 г. Ее пели выходцы из штата Кентаки, в песне – 90 куплетов. Реальный Джо Кларк (1839–1885) был убитым горцем-самогонщиком, ветераном войны 1812 г. или банджоистом из Кентаки.

137

Кэри Грант (Арчибалд Александер Лич, 1904–1986) – британско-американский киноактер.

138

Вероятно, имеется в виду театр «Парамаунт» в районе Таймз-сквер (1926–1966).

139

«Junior’s» – знаменитая своими чизкейками закусочная в центре Бруклина, которой с 1929 г. управляет семейство Розенов. В 1950 г. сменила название на нынешнее в честь двух сыновей нынешнего владельца Хэрри Розена и постепенно стала ресторанной сетью.

140

«Дочери американской революции» (осн. 1890) – женская общественная организация, объединяющая потомков участников Войны за независимость.

141

«Телефонный час “Белл”» – концертная радиопрограмма классической и бродвейской музыки, транслировавшаяся на «Эн-би-си» с 1940 по 1958 г., спонсор – телефонная компания «Белл» (осн. 1877).

142

«Malaguéa Salerosa» (исп. «изящная малажка») – мексиканская народная песня, известная с 1947 г.

143

«Делай дёрг» – танцевальная песня ритм-энд-блюзовой группы «Чудеса», выпущенная на фирме «Мотаун» в 1964 г.

144

Усоп (лат.).

145

Твой путь (исп.).

146

Есть бархат (исп.).

147

Останься со мной (исп.).

148

«Не притворяйся» или «не притязай» (исп.).

149

Над твоими ногами (исп.).

150

«Ибо» или «для» (исп.).

151

Не та дама (исп.).

152

Болонь (исп. жарг.).

153

Сюда идут (исп.).

154

Все от легавых (исп.).

155

Дилан обыгрывает кличку и фамилию американского профессионального бейсболиста Лоренса Питера («Йога») Берры (1925–2015).

156

Роналд Уилсон Рейган (1911–2004) – американский киноактер, будущий губернатор штата Калифорния (1967–1975) и 40-й Президент США (1981–1989). В 1964 г. поддерживал консерватора Барри Голдуотера.

157

«Белое Рождество» (1942) – популярная песня американского композитора и поэта-песенника Ирвинга Бёрлина (Израиля Исидора Бейлина, 1888–1989), до сих пор одна из самых продающихся песен в мире (больше 150 миллионов экземпляров в разных исполнениях).

158

Джеймз Риддл Хоффа (1913—?) – американский общественный и профсоюзный деятель, исчез при до сих пор не выясненных обстоятельствах 30 июля 1975 г. Объявлен юридически скончавшимся в 1982 г. Роберт Кеннеди, став генеральным прокурором США в 1960 г., неоднократно пытался доказать, что Хоффа – один из руководителей организованной преступности в стране.

159

Персонажи американской народной песни «Фрэнки и Джонни», известной с конца XIX в. Песня основана на реальном убийстве 15 октября 1899 г. 22-летней жительницей Сент-Луиса Фрэнки Бейкер (1876–1952) ее любовника, 17-летнего Аллена Бритта (который в одном из вариантов песни зовется также Албертом). И в жизни, и в песне преступление было совершено ею из ревности к другой женщине.

160

Cаквояжники (или мешочники) – презрительное прозвище, которое давали мятежники-южане приезжим северянам, представителям федеральных властей в годы Гражданской войны 1861–1865 гг. и в период Реконструкции; изначально так называли северян, авантюристов и мародеров, приезжавших на Юг в надежде быстро сколотить там состояние и сделать политическую карьеру; впоследствии так называли беспринципных политических деятелей, политических пришельцев из других регионов, пытающихся завоевать голоса избирателей и соответственно выборные посты в ущерб местным политическим деятелям.

161

«General Electric» – американская многонациональная и многоотраслевая корпорация, осн. 1892.

162

Джоан Кроуфорд (Люсилль Фэй Лесёр, 1904–1977) – американская актриса театра и кино, танцовщица.

163

Искаженная цитата из ирландской народной песни «Молли Мэлоун» о дублинской торговке рыбой XVII в., умершей в молодости; песня известна с 1883 г.

164

Детка Хьюи – гигантская наивная утка, персонаж мультфильмов студии «Парамаунт» 1950-х гг., созданный художником Мартином Б. Тэрасом (1914–1994). Таким же был сценический псевдоним рок-н-ролльного певца Джеймза Рейми (1944–1970).

165

«Сайлес Марнер, ткач из Рейвлоу» (1861) – третий роман английской писательницы Джордж Элиот (Мэри Энн Эванз, 1819–1880).

166

«Жизнь» (Life) – американский иллюстрированный еженедельник, выходил с 1883 по 1972 г.

167

Чудо-Женщина – супергероиня, персонаж популярных комиксов, фильмов и телесериалов, впервые появилась в конце 1941 г.

168

«Chiclets» – марка жевательной резинки с разноцветным карамельным покрытием (от исп. chicle – натуральный латекс, используемый в жевательной резинке), также этим словом обозначаются зубы, кокаин или цыплята.

169

«Беда с головой» – классический блюз (1924) джазового пианиста, композитора и руководителя оркестра Ричарда Мариньи Джоунза (1892–1945).

170

Прекрасный поступок, подвиг (фр.). Так звали главного героя одноименно приключенческого романа английского писателя Персиваля Кристофера Рена (1875–1941) и его продолжений, неоднократно экранизированных.

171

Отсылка к британскому пассажирскому лайнеру «Лузитания» (спущен на воду в 1906 г.), потопленному германской подводной лодкой 7 мая 1915 г.

172

Сгазам – древний колдун из комиксов Билла Паркера и Ч. К. Бека (с 1939 г.), чье имя – аббревиатура из первых букв мифических героев и богов – Соломона, Геракла, Атласа, Зевса, Ахилла и Меркурия. В разных вымышленных мирах это слово также используется как заклинание.

173

Лорд Бакли (Ричард Мёрл Бакли, 1906–1960) – американский комик и артист разговорного жанра.

174

Сан-Квентин – тюрьма строгого режима под Сан-Франциско, осн. в 1852 г.

175

Фернандо Альваро Ламас и де Сантос (1915–1982) – американский актер и режиссер аргентинского происхождения.

176

«Харперз Базар» (осн. 1867) – ежемесячный женский журнал.

177

Комитет по антиамериканской деятельности (с 1945) – постоянный комитет Палаты представителей Конгресса США в составе девяти членов.

178

Пиратский берег – портовый район Сан-Франциско, назывался так с 1850 по 1900 г. потому, что жители района нравами и поведением напоминали пиратов Средиземноморского побережья Северной Африки.

179

Фил Силверз (Филип Силверсмит, 1911–1985) – американский комический актер и телеведущий.

180

Рид-Колледж (осн. 1908) – частный гуманитарный колледж в Портленде, Орегон.

181

Слегка искаженная строчка из юмористической песенки «Глог-буль-буль» (1964) американского кантри-исполнителя и актера Роджера Дина Миллера-ст. (1936–1992) о первой встрече с алкогольными напитками в юности.

182

Здесь и далее – строки из американской народной песни, записанной Свинцовым Брюхом в конце 1930-х гг.

183

Термин «сволочной ряд», обозначающий трущобы бедноты, впервые возник в XVII в. на Тихоокеанском побережье США, где на лесоповалах поначалу так называли дорогу, по которой сволакивали к реке бревна для сплава.

184

Не хочу твоего благоразумия (исп.).

185

Желаю твоих глаз (исп.).

186

«Котекс» – торговая марка товаров женской гигиены производства компании «Кимберли-Кларк», выпускаются с 1920 г.

187

Пародируется первая строка песни «Глаза Техаса» – студенческой песни Университета Техаса, сочиненной в 1903 г. Джоном Синклером. Поется на мотив американской народной песни «Я работал на железке», известной с 1894 г.

188

«XK-E» – модель британского спортивного автомобиля «ягуар», выпускавшегося для США в 1961–1975 гг.

189

Гамаль Абдель Нассер Хусейн (1918–1970) – египетский государственный и политический деятель, второй президент Египта (1956–1970).

190

«Эдсел» – дочерняя марка и самостоятельное подразделение компании «Форд», в 1958–1960 гг. безуспешно пытавшееся занять на североамериканском рынке нишу «среднедорогих» автомобилей.

191

«Лорд Рэндалл» – англо-шотландская пограничная баллада, известная с XVII в.

192

«Фэнни Блэр» – английская народная баллада, основанная на историческом судебном процессе 1785 г. об изнасиловании 11-летней девочки в графстве Арма (Северная Ирландия).

193

«Уилли Мур» – песня американских фолк-исполнителей Дика Бёрнетта (1883–1977) и Леонарда Резерфорда (1900?—1954), впервые записанная в 1927 г.

194

Вероятно, имеется в виду персонаж английской народной баллады «Сэр Джеймз Роза» (№ 213 в сборнике Фрэнсиса Джеймза Чайлда, 1860).

195

«Мэтти Гроувз» – английская народная баллада, известная с XVII в.

196

«Эдвард» – англо-шотландская народная баллада об убийстве, восходящая к скандинавскому фольклору.

197

«Барбара Аллен» – традиционная шотландская баллада, известная с 1666 г.

198

«Переулок жестяных кастрюль» – в конце XIX в. квартал на Манхэттене в Нью-Йорке, в районе Западной 28-й улицы, где были сосредоточены музыкальные магазины, нотные издательства и фирмы грамзаписи, а из открытых окон постоянно слышались звуки пения и фортепьяно (нередко композиторы сочиняли музыку прямо в помещении фирмы). Позднее выражение стало означать всю индустрию популярной музыки – и безвкусные музыкальные поделки, и оригинальную американскую музыку.

199

Хэрри Худини (Эрих Вайс, 1874–1926) – американский иллюзионист, филантроп и актер. Прославился разоблачением шарлатанов и сложными трюками с побегами и освобождениями.

200

 Трасса 61 (Блюзовое шоссе) – автотрасса из Нью-Орлинза в Чикаго, проходящая через Мемфис. По ней блюзовые и джазовые музыканты традиционно ездили в Чикаго на заработки и записи, а в дельту Миссисипи – за вдохновением.

201

Строка из американской песни, текст сочинил фолк-исполнитель Вуди Гатри (Вудро Уилсон Гатри, 1912–1967) в 1940 г. на народную мелодию.

202

Орвал Юджин Фобэс (1910–1994) – американский политик-демократ, губернатор Арканзаса (1955–1967), противник десегрегации школ.

203

Отсылка к газете «Национальный обозреватель» (National Observer), выходившей с 1962 по 1977 г. В ней одно время сотрудничал Хантер С. Томпсон.

204

«Усеянное звездами знамя» – государственный гимн США, утвержден Конгрессом в 1931 г., хотя до этого уже исполнялся в Армии и ВМС. Слова написаны юристом и поэтом-любителем Фрэнсисом Скоттом Ки в 1814 г. на оборону форта Макхенри во время англо-американской войны 1812–1814 гг., позднее положены на музыку популярной английской «Анакреонтической песни» – гимна «Общества Анакреонта», лондонского клуба музыкантов-любителей XVIII в.

205

Лезли Таунз («Боб») Хоуп (1903–2003) – англо-американский комический актер, певец, танцор.

206

Джон Уэйн (Марион Роберт Моррисон, 1907–1979) – американский актер, режиссер и продюсер. В 1964 г. ему диагностировали рак легких, но после удаления левого легкого и четырех ребер болезнь отступила.

207

«Неприкасаемые» – американская телевизионная многосерийная криминальная драма телекомпании «Эй-би-си» (1959–1963) по мотивам мемуаров полицейского агента периода сухого закона Элиота Несса (1903–1957).

208

Джон Марселлюс Хьюстон (1906–1987) – американский кинорежиссер, актер и сценарист. Фильмом, о котором речь идет чуть ниже, может быть его религиозный эпос «Библия: в начале…», основанный на первых 22 главах Книги Бытия (1966).

209

«Леди Эстер» – торговая марка косметики, выпускающейся с 1913 г. в Чикаго.

210

Отсылка к мысленному эксперименту английского философа Джорджа Беркли (1685–1753) из его «Трактата о принципах человеческого знания» (1710): «Слышен ли звук падающего дерева в лесу, если рядом никого нет?»

211

Teлo Христово (лат.) – название города в Техасе на побережье Мексиканского залива.

212

Чарлз Хардин («Дружок») Холли (1936–1959) – американский певец и музыкант рок-н-ролла.

213

Ли Марвин (1924–1987) – американский актер кино и телевидения.

214

Малколм Икс (Малколм Литтл, 1925–1965) – афроамериканский исламский духовный лидер и борец за права человека.

215

Марта Рей (Марджи Рид, 1916–1994) – американская комическая актриса кино и телевидения, певица.

216

Лили Сент-Сир (Уиллис Мэри ван Шаак, 1918–1999) – американская актриса бурлеска и стриптиза.

217

Чита – шимпанзе, персонаж множества фильмов и телесериалов о Тарзане 1930–1960-х гг.

218

Мадам Ню (Чан Ле Суан, 1924–2011) – де-факто первая леди Южного Вьетнама с 1955 по 1963 г.

219

Брайди Мёрфи – ирландка, якобы жившая в XIX в., которой в 1952 г. считала себя в предыдущей жизни американская домохозяйка Вирджиния Тиге (1923–1995) в результате криптомнезии.

220

Бо Диддли (Эллас Макдэниэл, урожд. Эллас Ота Бейтс, 1928–2008) – американский гитарист, певец, автор песен и исполнитель ритм-энд-блюза, блюза и рок-н-ролла.

221

Чарлз Атлас (Анджело Сицилиано, 1892–1972) – американский культурист, создатель бодибилдинга.

222

Мускульный пляж – участок берега южнее пирса Санта-Моники в Калифорнии, где в 1934 г. началось повальное увлечение физкультурой после того, как Управление общественных работ установило там гимнастическое оборудование.

223

Джейн Мэнсфилд (Вира Джейн Палмер, 1933–1967) – американская актриса театра, кино и телевидения.

224

Курок (урожд. Золотое Облако, 1934–1965) – паломино, лошадь, принадлежавшая Рою Роджерзу и снимавшаяся в его вестернах.

225

Швейный квартал – район Нью-Йорка в центре Манхэттена между 26-й и 42-й улицами вдоль Седьмой авеню, известный центр пошива модной женской одежды.

226

Пак – в фольклоре фризов, саксов и скандинавов лесной дух, пугающий людей или заставляющий их блуждать по чаще. Иногда также считается аналогом домового.

227

Уильям Орвилл («Левша») Фриззелл (1928–1975) – американский кантри– и хонки-тонк-певец и автор песен.

228

Уолтер Теодор («Сынок») Роллинз (р. 1930) – американский джазовый тенор-саксофонист.

229

Грегори Нунцио Корсо (1930–2001) – американский поэт, младший из «круга битников».

230

Розыгрыш, известный с начала ХХ века: колода карт сметается со стола, после чего все игроки вынуждены их собирать с пола.

231

Джулиус Ла Роза (1930–2016) – итало-американский эстрадный певец.

232

«Гульбище!» – американская эстрадная телепрограмма компании «Эй-би-си», шедшая в эфире в 1964–1966 гг.

233

Бенедикт Арнолд (1741–1801) – генерал-майор, участник войны за независимость США, прославился в боях на стороне американских повстанцев, но позже перешел на сторону Великобритании.

234

Джон Уилкс Бут (1838–1865) – американский театральный актер, 14 апреля 1865 г. совершивший покушение на президента Линколна.

235

Элис Бабетт Токлас (1877–1967) – спутница жизни американской писательницы Гертруд Стайн (1874–1946), член авангардного парижского кружка 1920-х гг.

236

Хэрри Хааг Джеймз (1916–1983) – американский трубач и руководитель оркестра.

237

Карл Ли Пёркинз (1932–1998) – американский певец рокабилли, автор песен.

238

Аннетт Джоэнн Фуничелло (1942–2013) – американская актриса и певица. Фрэнки Авалон (Фрэнсис Томас Аваллоне, р. 1940) – американский киноактер и певец. Вместе снялись в фильме Уильяма Эшера «Вечеринка на пляже» (1963), ставшем первым в популярном в 1960-х гг. жанре подростковых «пляжных» фильмов.

239

Клопс Кролик (Bugs Bunny) – персонаж множества мультфильмов, впервые появившийся на экране в 1940 г.

240

Томас Эдвин Микс (1880–1940) – американский киноактер, звезда вестернов.

241

«Фантазия» (1940) – полнометражный анимационный фильм производства Уолта Дизни.

242

«Уолгрин» (осн. 1901) – крупная американская сеть розничной торговли.

243

Арнолд Стэнг (1918–2009) – американский комический актер, создатель образа нагловатого мелкого очкарика.

244

Эдвард Винсент Салливен (1901–1974) – американский журналист, спортивный и культурный обозреватель, телеведущий.

245

Хьюи Пирс Лонг-мл. (1893–1935) – американский политик-демократ, популист, губернатор Луизианы и сенатор; погиб в результате покушения после того, как объявил, что намерен баллотироваться в президенты.

246

Фултон (Питер) Джон Шин (1895–1979) – американский католический епископ, позднее архиепископ.

247

Намек на Уолтера Лиланда Кронкайта-мл. (1916–2009) – американского тележурналиста и телеведущего, бессменного ведущего вечернего выпуска новостей «Си-би-эс» с 1962 по 1981 г.

248

Малыш Ричард (Ричард Уэйн Пеннимен, р. 1932) – американский рок-н-ролльный музыкант, пианист, певец, автор песен.

249

Щелк, Тресь и Чпок – эльфы (или гномы), рекламные символы рисовых хлопьев компании «Келлогг», придуманные художником Верноном Симеоном Племионом Грантом (1902–1990) в начале 1930-х гг.

250

Людвиг Вильгельм Эрхард (1897–1977) – немецкий политик, второй канцлер ФРГ (1963–1966).

251

Воющий Волк (Честер Артур Бёрнетт, 1910–1976) – американский блюзовый певец, гитарист, исполнитель на гармонике.

252

Скорее всего Эдлей Юинг Стивенсон I (1835–1914), 23-й вице-президент США (1893–1897), или его внук Эдлей Юинг Стивенсон II (1900–1965), американский политик-демократ и дипломат.

253

Шайло – местечко на юго-западе штата Теннесси на западном берегу р. Теннесси, где 6–7 апреля 1862 г. во время Гражданской войны произошло крупное сражение между северянами (около 65 тыс. человек) под командованием Гранта и южанами (около 44 тыс. человек) под командованием Алберта Сидни Джонстона. В сражении погибло около 24 тыс. человек, оно привело к тому, что центральные и западные районы штата оказались под контролем северян.

254

«Аль-Аарааф» – поэма американского поэта и писателя Эдгара Аллана По, впервые опубликованная в 1829 г. в поэтическом сборнике «Аль Аарааф, Тамерлан и другие стихотворения»; вдохновлена открытием сверхновой астрономом Тихо Браге в 1572 г. – на ней, по мысли По, размещалось мусульманское «чистилище» «Аль-А’раф», описанное в 7-й суре Корана.

255

Контаминация английской поговорки «Не истратил пенни – значит, заработал», известной по крайней мере с XVII в., и строки Гертруд Стайн, впервые появившейся в ее стихотворении «Священная Эмили» (1913): «Роза это роза это роза это роза».

256

Сесил Блаунт ДеМилл (1881–1959) – американский режиссер, сценарист и продюсер.

257

Хуан Понсе де Леон (1460?—1521) – испанский конкистадор, участник второй экспедиции Христофора Колумба (1493–1496). В 1508 г. захватил остров Пуэрто-Рико и основал Сан-Хуан; правил там 3 года. В 1513 г. во время поисков «источника молодости» открыл Флориду и дал ей нынешнее название. В 1521 г. с отрядом из 200 человек предпринял попытку завоевать ее, но столкнулся с сопротивлением индейцев. Был ранен в стычке с ними и доставлен на Кубу, где умер.

258

Том Джоуд – главный герой романа Джона Стайнбека «Гроздья гнева» (1939).

259

«Джек и Джилл» – английский народный детский стишок, известный с XVIII в. Входил в известную антологию «Рифмы Матушки Гусыни».

260

Джордж Рафт (Ранфт, 1901–1980) – американский танцор и киноактер, обычно игравший гангстеров.

261

Дейвид Херберт Ричардз Лоренс (1885–1930) – английский прозаик, поэт, драматург и художник.

262

Пабло Казальс-и-Дефильо (1876–1973) – каталонский виолончелист, дирижер, композитор, музыкально-общественный деятель.

263

«Джули Энн Джонсон» – традиционная песня «шоу менестрелей», наиболее всего известная по записи Свинцового Брюха 1934 г.


на главную | моя полка | | Тарантул |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу