Book: Поцелуй теней




Райчел Мид

Поцелуй теней


Райчел Мид

Поцелуй теней

Аннотация:

В Академии Святого Владимира весна, и совсем недолго осталось до награждения Розмари Хэзевей. Со того первого убийства, у Розы все было не так. Ее мысли черны, поведение непредсказуемо, но, что хуже всего… она может видеть призраков. После того, как она смирилась с этим, начались новые трудности. Лисса начала экспериментировать с магией, их враг, Виктор Дашков, скоро может выйти на свободу, а страсть между Розой и Дмитрием накаляется вновь. Но когда миру начинает грозить опасность, Роза должна раз и навсегда выбрать, кого она любит больше всего на свете.

Райчел Мид

Поцелуй теней

Глава 1.

Кончики его пальцев скользили по моей спине, едва надавливая, тем не менее,заставляя все тело вздрагивать. Медленно, очень медленно, его руки скользили по моей коже, вниз к животу, окончательно остановившись у изгибов бедер. Прямо под ухом, я почувствовала давление его губ на своей шее, затем последовал еще поцелуй немного ниже, затем еще один, и еще…

Его губы переместились с шеи на щеку, и затем, наконец, нашли мой рот. Мы поцеловались, крепко обнимая друг друга. Кровь кипела внутри меня, и в тот момент я чувствовала себя гораздо более живой чем когда-либо. Я любила его, любила Кристиана так сильно, что -

Кристиан?

О нет.

Часть меня мгновенно осознала, что происходит - и боже, это было неприятно. Тем не менее, остальная часть меня все переживала эту близость, испытывая ощущения, как будто меня на самом деле касались и целовали. Эта часть меня не хотела уходить. Я слишком слилась с Лизой, и вот теперь это происходило со мной.

Нет, сказала я себе строго. Это не реально - для тебя нет. Выбирайся оттуда.

Но как могла я прислушиваться к логике, когда каждая часть моего тела дрожала от возбуждения?

Ты - не она. Это не твои ощущения. Убирайся.

Его губы. В тот момент не существовало ничего, кроме его губ.

Это не он. Убирайся.

Поцелуи были такими же, как и с ним…

Нет, это не Дмитрий. Убирайся!

Имя Дмитрия подействовало как ушат холодной воды. Я вынырнула из омута чужих ощущений.

Я села прямо на кровати, внезапно чувствуя себя сдавленно. Я попыталась отбросить одеяло, но лишь еще больше запутала его в ногах. Сердце бешено стучало, и я попыталась сделать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться и вернуться к собственной реальности.

Времена определенно изменились. Раньше, кошмары Лизы будили меня. Теперь - ее сексуальная жизнь. Сказать, что разница была невелика - значило слукавить. Вообще-то, я приобрела навык блокирования ее романтических порывов - по крайней мере, когда я бодрствовала. На этот раз Лиза и Кристиан обхитрили меня (нечаянно). Во сне, моя защита была ослаблена, позволяя сильным эмоциям проходить по психоэмоциальному каналу, что связывал меня с моей лучшей подругой. Это не было бы проблемой, если бы оба были в кровати как обычные люди - и говоря, "были в кровати", я имею ввиду "спали".

"Боже" - пробормотала я и села на кровать спустив ноги. Мой голос показался мне сонным. Неужели Лиза и Кристиан не могут держаться на расстоянии друг от друга, пока я сплю?

Проснувшись, я поняла, что ощущения меня не покинули. Конечно, то, что случилось, произошло не со мной. Не моя кожа чувствовала прикосновения, и не мои губы - поцелуи. Тем не менее мое тело ощущало потерю. Я давно не чувствовала такого. Я горела всем телом. Это было глупо, но внезапно, я отчаянно захотела чтобы кто-нибудь прикоснулся ко мне - заключил в крепкие объятия. Но только не Кристиан. Мгновения тех поцелуев мелькнули в моей голове, я будто почувствовала их, и мое сонное сознание было уверено, что меня целует именно Дмитрий.

Я встала на слабые ноги, мной завладело чувство усталости и… грусти. Грусти и опустошенности. Пытаясь избавиться от странного чувства, я надела халат и тапочки и, выйдя из комнаты, направилась в ванную. Я плеснула холодной водой в лицо и посмотрела в зеркало. На меня смотрела девушка со спутанными волосами и налитыми кровью глазами. Я выглядела невыспавшейся, но не хотелось возвращаться в кровать. Мне пока не хотелось рисковать и засыпать сейчас. Нужно что-то, что разбудит меня и встряхнет после того, что я видела

Я вышла из ванной, повернула по направлению к лестничной клетке. Внезапно оступившись, я поняла, что мои ноги уже на ступеньках и спустилась вниз. На первом этаже царила тишина и безмолвие. Был практически полдень - глубокая ночь для вампиров, так как они придерживались ночного расписания. Притаившись у дверного проема, я оглядела холл. Пустота, за исключением зевающего Moroi man, заседающего за конторкой портье. Он равнодушно пролистывал журнал, приходя в себя только на картинках с самой шикарной одеждой. Просмотрев журнал до конца, он опять зевнул. Крутанувшись на своем вращающемся стуле, он швырнул журнал на стол позади себя и потянулся в поиске того, что можно было бы еще почитать.

Когда он повернулся ко мне спиной, я бросилась со всех ног к двойной двери, ведущей на улицу. "Только бы не скрипнула" - взмолилась я и осторожно приоткрыла ее только для того, чтобы просочиться наружу. Оказавшись там, я закрыла дверь так тихо, как только смогла. Самое большое, что он мог почувствовать - это сквозняк. Чувствуя себя как ниндзя, я вышла на солнечный свет.

Холодный ветер ударил меня по лицу, но это было как раз, то, что нужно. Голые деревья клонились под ветром, вцепившись в край камня как ногти. Солнце выглянуло из-за облаков свинцового цвета, напоминая мне, что я должна быть в кровати и спящей. Посматривая искоса на свет, я поплотнее запахнула халат и пошла вокруг здания, к пятну между ним и гимнастическим залом, который не был столь подвержен стихии. Слякоть на тротуаре впитывалась в ткань моих тапочек, но я не обращала внимания.

Да, это был типично ненастный зимний день в Монтане, но это было тем, что меня подстегнуло. Свежий воздух разбудил меня и выгнал остатки виртуальной любовной сцены, а также помог взять себя в руки. Гораздо лучше было сконцентрироваться на холоде в моем теле, чем на воспоминаниях, о чувствах, которые в нем вызвали руки Кристиана. Стоя там, смотря на кучку деревьев и, не видя их, я поняла, что была удивлена, почувствовав вспышку гнева в Лизе и Кристиане. Это должно быть хорошо, горько подумала я, вести себя так безрассудно, как хочется. Лиза часто комментировала, что она хотела бы, чтобы она могла чувствовать мои мысли и переживания, также как я могла чувствовать ее. Правда, она понятия не имела, насколько счастливой она была. Она понятия не имела, как это - иметь чьи-либо мысли, вторгающиеся в твои, чьи-либо переживания, приводящие в беспорядок ваши. Она не знала как это - жить чьей-либо совершенной жизнью, наполненной любовью, когда своей нет. Она не понимала на что похоже быть заполненной любовью, настолько сильной, что это причиняет боль в груди - любовью, которую ты можешь только чувствовать, но не можешь выразить. Я знала, что сдерживать скрытую любовь это как сдерживать скрытый гнев. Это только съедает тебя изнутри, до тех пор, пока тебе не хочется заорать или ударить по чему-нибудь.

Нет, Лиза ничего этого не понимала. Да и не должна была. Она могла заводить свои любовные связи, без сожалений о том, что она делает мне.

Я заметила, что теперь мое дыхание опять стало тяжелым, на этот раз яростным. Сентиментальность по отношению к ночной связи Лизы и Кристиана исчезла. Теперь она сменилась на гнев и ревность, чувства, рождение которых я не могла испытать и которые с такой легкостью доставались ей. Я усередно пыталась проглотить эти эмоции; я не хотела так относиться к своей лучшей подруге.

Ты что лунатик? - раздался голос позади меня

Я, вздрогнув, развернулась. Дмитрий смотрел на меня изумленный и любопытный. Так получается, что пока я злюсь на свои проблемы в моей несправедливой личной жизни, именно источник этих проблем меня и обнаружил. Я совсем не слышала, как он приближался. Провалились мои навыки ниндзя. И ведь я б не умерла, если б взяла щетку перед тем, как выйти. Поспешно я провела рукой по волосам, зная, что немного поздновато. У меня на голове как-будто кто-то умер.

Я проверяла охрану корпуса, - Сказала я. - Она отстой.

Улыбка коснулась его губ. Холод по-настоящему стал пронимать меня и я не могла не заметить, каким теплым выглядел его кожаный пиджак. Я была бы не прочь укутаться в него.

Как будто читая мои мысли, он сказал - Ты должно быть замерзла. Тебе дать мой пиджак?

Я помотала головой, решив не упоминать о том, что я не чувствую ног. " Я в порядке. Что ты здесь делаешь? Тоже охрану проверяешь?"

"Я и есть охрана, это мое дежурство" Работники охраны всегда патрулировали земли, когда все спят. Стригои, немертвые вампиры, которые выслеживают Moroi вампиров как Лиза, не выходят на солнце, но студенты-нарушители говорят, что улизнуть из общежития трудно как днем, так и ночью.

"Что ж, хорошая работа", - Сказала я -"Рада, что смогла проверить твои отличные способности. Я пойду уже."

"Роза" - Дмитрий взял меня за руку и, несмотря на холод и слякоть, по мне пробежала вспышка тепла. Он сразу отпустил меня, как будто тоже почувствовал это. "Что ты тут действительно делаешь?"

Он говорил с паузами, и я ответила ему правду, ну на столько сколько смогла. "У меня был плохой сон. Мне захотелось немного воздуха"

"И поэтому ты выбежала. Нарушила все правила, которые только могла - и не одела пальто"

"Да" - сказала я. "Примерно так"

"Роза, Роза". Сейчас он сказал это раздраженно. " Ты никогда не изменишься. Всегда сначала делаешь, а потом думаешь"

"Неправда" - запротестовала я. "Я сильно изменилась".

Улыбка на его лице сменилась тревогой. Он некоторое время изучал меня. Иногда мне казалось что он смотрит мне прямо в душу. "Ты права. Ты изменилась"

Он не казался очень счастливым из-за признания. Он вероятно думал о том, что случилось почти три недели назад, когда некоторые друзья и я были захваченны Стригоями. Только благодаря явной удаче нам удалось убежать - и не все мы вышли оттуда. Мэйсон, хороший друг и парень, который бредил мной, был убит, и часть меня никогда не простит меня за это, даже при том, что я уничтожила его убийц.

Это дало мне более темный взгляд на жизнь. Да, и каждому, здесь в Академии Святого Владимира это придало более темную перспективу, но мне особенно. Другие начали замечать изменения произошедшие во мне. Мне не нравилось видеть Дмитрия сосредоточенным(серьезным), хотя, таким образом я приравнивала его замечания с шуткой.

"Хорошо, не беспокойся. Скоро мой День рождения. Как только мне исполнится восемнадцать, я стану взрослой, правильно? Я уверен, что я проснусь тем утром и буду полностью созревшей и подготовленной."

Как я и надеялась, его хмурый взгляд, смягчился в небольшую улыбку. "Да, я уверен. Это значит еще приблизительно месяц?"

"Тридцать один день," объявила я натянуто(чопорно).

"Не то, на что ты рассчитываешь."

Я пожала плечами и он засмеялся.

"Я предполагаю, что ты и список приглашенных уже тоже сделала. Десять страниц? Отдельные места? Расценивание по приказу приоритета?" Улыбка все еще была на его лице. Она была одой из его расслабляющих, искренне удивиленных улыбок, которые были настолько редки для него.

Я начала придумывать другую шутку, когда вдруг изображение Лиссы и Кристиана снова начало вспыхивать в моей голове. То грустное и пустое чувство в моем животе возвратилось. Что-нибудь, что мне, возможно, хотелось бы - новая одежда, iPod - тут же казалось мне тривиальным. Что значили эти материальные ценности, наряду с тем, чего мне хотелось больше всего? Боже, я действительно изменилась.

"Нет." тихо сказала я. "Никакого списка."

Он наклонил голову, чтобы лучше рассмотреть меня, он двинул плечом и прядка волос упала ему на лицо. Волосы у него были коричневые, почти такие же как у меня, но не такие темные. Мои иногда выглядели черными. Он стряхнул непокорную прядь с лица, но она немедленно вернулась на место. " Я не верю что ты ничего не предпримешь. День рождения собирается быть скучным"

Свобода, подумала я. Это единственный подарок, который я хочу. Свобода сделать собственный выбор. Свобода любви, которую я так хочу

"Это неважно" возразила я.

"Что ты - " он остановился. Он понял. Он всегда понимал. Это было частью нашей связи, несмотря на семилетний разницу между нами. Мы влюбились друг в друга прошлой осенью, когда он стал моим инструктором. Страсть разгоралась между нами, однако было гораздо больше вещей, о которых стоило беспокоиться, помимо разницы в возрасте. Мы оба собирались стать защитниками Лиссы, после того, как она выпустится, и мы не могли позволить нашим чувствам отвлечь нас, так как она была приоритетом.

Конечно, легче сказать, чем сделать, потому что, я не думаю, что наши чувства когда-нибудь пройдут. У нас обоих были минуты слабости, моменты, которые приводили к страстным поцелуям и разговорам, которых на самом деле не должно было быть. После того как я "встретилась" со Стригоями, Дмитрий сказал, что любит меня и почти признался, что из-за этого не сможет быть с кем-то другим. Тем не менее, также стало ясно, что мы до сих пор не можем быть вместе, и мы оба вернулись к нашим ролям отдаляясь друг от друга, и делая вид будто наши отношения сугубо профессиональные.

В не столь очевидной попытке сменить тему, он сказал: "Ты можешь отрицать все, что угодно, но я знаю, что ты замерзла. Пойдем внутрь. Я проведу тебя через черный ход.

Я не могла справиться с удивлением. Дмитрий редко оставался один, чтобы избежать неловких вопросов. Фактически, он разговаривал со мной на те темы, на которые мне не хотелось разговаривать. Но если разговаривать о наших странных, меняющихся отношениях? Это была тема, о которой он, видимо, не хотел разговаривать сегодня. Да. Все определенно меняется.

"Я думала ты не замечаешь холода! - поддразнила я, в то время как мы шли в сторону общежития, в котором жили новички. "Ты должен быть суровым и выносливым, так как ты из Сибири?"

"Я не думаю,что Сибирь в точности то, что ты представляешь."

"Я представляю ее как арктическую пустошь," сказала я правдиво.

"Тогда это определенно не, что ты представляешь."

"Ты скучаешь?" спросила я, оглядываясь, так как он шел позади меня. Это было то, с чем я никогда не считалась раньше. Мне казалось, что каждый хотел бы жить в США, ну или, по крайне мере, не хотел бы жить в Сибири.

"Все время", сказал он немного задумчивым голосом. "Иногда я хочу -"

"Беликов!"

Ветер пронес голос раздавшийся позади нас. Дмитрий пробормотал что-то, и затем пихнул меня за угл, я тут же надулась. "Оставайся вне поля зрения."

Я быстро спряталась(пригнулась) за дубовые деревья, которые обрамляли здание. У них не было никаких ягод, зато были колючие кусты и острые листьея, царапающие меня там где моя кожа была открыта. Принимая во внимание холод и возможное открытие моей ночной прогулки, несколько царапин были наименьшим количеством моих проблем прямо сейчас.

"Сейчас не ваша смена," я услышала, что Дмитрий сказал некоторое время спустя.

"Нет, но я должна была поговорить с тобой." Я признала голос. Он принадлежал Альберте, капитану стражей Академии. "Это займет всего-лишь минуту. Мы должны переставить некоторых часовых, пока ты при исполнении."

"Я фигурировал," сказал он. В его голосе было забавное, почти неудобное примечание. "Отправить сюда и всех остальных - не лучшее время."

"Да, ну, в общем, у королевы свои порядки." Альберта казалась расстроенной, и я попыталась выяснить, что происходит. "Селеста возьмет твоих часовых, и она с Эмилем разделят твои занятия(учебное время)."

Учебное время? Дмитрий не стал бы проводить тренировки на следующей неделе потому что - Ах. Это было оно, я поняла. Полевые испытания. С завтрешнего дня начнутся шесть недель профессиональной практики для нас новичков. У нас не будет никаких занятий и только защита мороев день и ночь, в то время как взрослые будут проверять нас. "Учебные времена" должно были быть в то время, когда Дмитрий отсутствовал бы, неучаствуя в этом. Но о каком суде(испытании) она упомянула? Они подразумевали как заключительные испытания, которым мы должны были подвергнуться в конце учебного года?

"Они говорят, что они не против дополнительной работы" продолжала Альберта "но мне бы хотелось, чтобы перед отъездом ты сделал кое-какие перестановки"

"Абсолютно," сказал он, слова, все еще короткие и жесткие.

Спасибо. Я думаю, что это поможет. "Она вздохнула. "Хотелось бы знать, как долго это будет. Я не хочу быть далеко очень долго. Ты бы думал, что дело Дашкова будет закрыто, но теперь я слышу королеву, трусящую о заключении в тюрьму главной королевской особы."

Я напряглась. Холод, пробегающий по мне теперь, не имел никакого отношения к зимнему дню. Дашков?

"Я уверен, что они все сделают правильно," сказал Дмитрий. В тот момент я поняла, почему он так коротко отвечал. Это было чем-то, что я, как предполагалось, не должна была услышать.



"Надеюсь на это. И я надеюсь, что это займет лишь несколько дней, как они и утверждают. Послушай, здесь так убого. Ты не возражаешь зайти в офис на секунду и просмотреть план?"

"Конечно," сказал он. "Позволь мне сначала кое-что проверить."

"Хорошо. Увидимся."

Стало тихо, и я предположила, что Альберта уходит. Достаточно уверенный, Дмитрий свернул за угол и встал перед падубом. Я тут-же выскочила из своего укрытия. Взгляд на его лице говорил мне о том, что он уже знал что наступит.

"Роза - "

"Дашков?" Воскликнула я, пытаясь сохранить свой голос тихим, таким образом не позволяя Альберте услышать. "Как, Виктор Дашков?"

Он не стал отрицать этого. "Да. Виктор Дашков."

"И вы, говорили о…, Вы подразумеваете…", я была так поражена, так ошеломлена, что мне с трудом удовалось собраться с мыслями. Это было невероятно. "Я думала, что он был заперт! Вы говорите, что он еще не был на суде?"

Да. Это было определенно невероятно. Виктор Дашков. Парень, который преследовал Лиссу и замучил ее разум(рассудок) и тело, чтобы контролировать ее силу. Каждый морой мог использовать волшебство одного из этих четырех элементов: земля, воздух, вода, или огонь. Лисса, однако, управляла почти неслыханным пятым элементом - духом. Она могла излечить кого-нибудь включая мертвых. Это было причиной, нашей с ней связи - "поцелованная тьмой", некоторые назвали это. Она воскресила меня после автомобильной катастрофы, которая убила ее родителей и брата, связывая нас в пути, который позволил мне чувствовать ее мысли и события.

Виктор узнал намного раньше нас, что она может оживлять, и он хотел запереть ее и использовать ее как его собственный личный Источник Молодости. Ему также не составляло труда убивать любого, кто встречался у него на пути- или, в случае с Дмитрием и мной, использовать более творческие способы остановить его противников. Я обрела много врагов за семнадцать лет, но я определенно была уверена, что не было никого, кого бы я ненавидела так, как Виктора Дашкова - в течении всей жизни.

У Дмитрия было выражение лица, которое было мне очень хорошо знакомо. Это было то выражение, когда он думал, что я могу кому-нибудь зарядить. "Он был за решеткой - но нет, никакого суда не было. Процессуальные действия иногда занимают много времени."

"Но теперь они собираются проводить суд? И ты идешь?" Я говорила сквозь сжатые зубы, пытаясь сохранить спокойсвие. Я подозревала, что у меня все еще было то выражение, будто я собираюсь треснуть кому-то.

"На следующей неделе. Они нуждаются во мне и еще в некоторых стражах, чтобы свидетельствовать о событиях произошедших с тобой и Лиссой той ночью." Его выражение лица изменилось при упоминании о том, что произошло четыре месяца назад, и взгляд снова был мне знаком. Выражение его лица было жестоким, защитным, которое он приобретал, когда кто-нибудь из тех о ком он заботился были в опасности.

"Можешь назвать меня сумасшедшей, но я хочу спросить, можем ли мы с Лиссой поехать с тобой?" Я уже предположила, что он мне ответить и мне это совсем не нравилось.

"Нет."

"Нет?"

"Нет."

Я встала уперев руки в боки. "Послушай, тебе не кажется это разумным, что если ты собираешься рассказывать о том что призошло с нами, то было бы не плохо если бы мы там были?"

Дмитрий, в образе строгого преподавателя, покачал своей головой. "Королева и некоторые стражи считают, что будет лучше, если вы не поедите. Среди нас есть достаточно свидетелей, и кроме того, преступник он или нет, он есть - или был одними из самых сильных членов королевской семьи в мире. Те, кто знает об этом судебном разбирательстве, предпочитают держать его в тайне."

"И что ты думаешь, что если ты возьмешь нас, то мы будем всем трепаться?" воскликнула я. "Эй, товарищ. Ты действительно считаешь, что мы способны на это?Единственное чего мы хотим - это увидеть Виктора за решеткой. Навсегда. Можно и дольше. И если есть шанс, что он будет гулять на свободе, то ты должен позволить нам поехать."

После того, как Виктор был пойман, он был отправлен в тюрьму, и я думала, что на этом история закончится. Я полагала, что они заперли его, пока он не сгнил бы. Со мной этого раньше никогда не происходило - хотя это должно быть, сначала его должны осудить. Пока его преступления казались настолько очевидными. Но, хотя моройское правительство было секретным и отдельным от человеческого, в большинстве случаев оно работало также. Надлежащая правовая процедура и все такое.

"Это не мое решение," сказал Дмитрий.

"Но ты можешь повлиять. Ты бы мог говорить за нас, особенно если бы…" часть моего гнева угасла только немного, замененная внезапным и сотрясающим страхом. Я почти не могла произнести следующие слова. "Особенно, если действительно есть шанс, что его мошут выпустить.? Действительно есть шанс, что королева освободит его?"

"Я не знаю. Нет никаких сведений, о том что она или другие высокопоставленные члены королевской семьи будут делать." Он внезапно стал выглядеть усталым. Он залез в карман и начал подбрасывать ключи. "Слушай, я знаю, что ты расстроена, но мы не можем говорить об этом теперь. Я должен идти к Альберте, и ты должна зайти внутрь. Квадратным ключом можешь открыть дверь с противоположной стороны. Ты знаешь тот вход."

Я взяла ключи. "Да. Спасибо"

Я обиделась, а мне не хотелось этого, особенно потому, что он всегда спасал меня от неприятностей, но я ничего не могла с собой поделать. Виктор Дашков - уголовник, даже злодей. Он был властолюбивый, и было не важно, кто стоял у него на пути. Если он снова станет свободным… не стоит говорить, что произойде с Лиссой или любым другим мороем. Я злюсь, когда думаю, что смогла бы что-нибудь сделать для того, чтобы посадить его за решетку, но никто не позволит мне сделать этого.

Я уже сделала несколько шагов, когда Дмитрий окликнул меня. "Роза?" Я оглянулась. "Я сожалею," сказал он. Он сделал паузу, и его выражение сожаления стало настороженным. "И тебе следует вернуть завтра ключи."

Я отвернулась и продолжила идти. По моему это было несправедливо, но некоторая ребяческая часть меня полагала, что Дмитрий мог сделать что-нибудь. Если бы он действительно хотел взять меня и Лиссу на суд, то он бы смог сделать это, я была уверена.

Когда я почти достигла двери, я увидела какое то движение боковым взглядом. Мое настроение резко упало. Прекрасно. Дмитрий дал мне ключи, чтобы войти через задний ход, а теперь меня кто-то еще и заметил. Это было типично для моей удачливости. В ожидании, что учитель заставит меня оправдываться на счет того, что я делала, я повернулась и начала придумывать оправдания.

Но это был не учитель.

"Нет," сказала я тихо. Это должно быть какая-то уловка. "Нет".

В течение половины секунды я задавалась вопросом, действительно ли я проснулась. Может, на самом деле, я все еще в кровати, сплю и и вижу сны.

Поскольку определенно, определенно это было единственным объяснением того, что я сейчас видела передо мной на Академийской лужайке, скрывающееся в тени древнего, скрюченного дуба.

Это был Майсон.

Глава 2.

Или, эм, это выглядело как Майсон.

Его - или оно или что бы это ни было - было сложно увидеть. Я должна была продолжать смотреть искоса и мигать, чтобы не терять его из виду. Его форма была иллюзорна -почти прозрачна - и продолжала появляться и исчезать из моего поля зрения.

Но да, от того, что я могла видеть так это то, что он определенно был похож на Майсона. Его черты были расплывчаты, заставляя тем самым его светлую кожу выглядеть и без того более белой, нежели как я его помнила. Его красноватые волосы теперь приобрели отттенок слабовыраженного, водянистого апельсина. Я едва, даже могла видеть его веснушки. Он был одет точно в том, в чем я видела его в последний раз: джинсы и желтый жакет из овечьей шерсти. Край зеленого свитера выглядывал из под пальто. Все эти цвета, также были размытыми. Он был похож на фотографию, которую кто-то оставил на солнце, тем самым обрекая ее на выгорание. Очень, очень тусклое свечение, казалось, обрисовывало в общих чертах его особенности.

То,что еще больше поразило меня - кроме факта, что он, как предполагалось, был мертв - было выражение его лица. Оно было грустным - очень, очень грустным. Всматриваясь в его глаза, я чувствовала свое сердце разбитым. Все воспоминания о том, что было всего лишь несколько недель назад, молниеносно, вернулись ко мне. Я видела все это снова: тело его падает, жестокий взгляд на лица стригоя. Огромный ком сформировался в моем горле. Я стояла там как замороженная, ошеломленная и неспособная двигаться.

Он тоже изучал меня, его никогда не изменяющимся выражением. Грустное. Мрачное. Серьезныое. Он открыл свой рот, как если бы он мог бы говорить, и затем закрыл его. Несколько более тяжелых моментов зависли в воздухе между нами, и затем он протянул ко мне свою руку. Что-то в этом движении отрезало мое изумления. Нет, этого не могло быть. Я не видела этого. Майсон был мертв. Я видела, что он умер. Я держала его тело.

Его пальцы двигались медленно, будто манили, и я запаниковала. Я отступила назад на несколько шагов, тем самым увеличив расстояние между нами, и стала ждать того, что произойдет. Он не двинулся. Он просто стоял с поднятой рукой. Мое сердце бешено забилось, я повернулась и побежала. Когда я почти добежала до двери, я остановилась и обернулась, давая моему дыханию восстановиться. Он стоял совершенно один в пустоте.

Я поднялась в свою комнату и захлопнула дверь, руки дрожали. Я легла в кровать и воспроизвела то, что только что произошло.

Что за черт? Это не реально. Ни за что. Невозможно. Мэйсон умер, и все знают, что мертвые не возвращаются. Хорошо, да, я вернулась… но это другая история.

Очевидно, мне показалось. Вот и все. Так и должно было случиться. Я просто переутомилась и не оправилась от Лиссы и Кристиана, и новостях о Викторе Дашкове. Возможно холод заморозил часть моего мозга. Да, чем больше я думала об этом, тем больше находила объяснений тому, что произошло.

Тем не менее, независимо от того, сколько раз я повторяла себе об этом, я не могла заснуть. Я лежала в своей постели, и думала о том, что произошло, и как я не пыталась не думать об этом, у меня не получалось. Я не могу. Все, что я видела это были те грустные, печальные глаза, те глаза, которые как бы говорили, Роза, почему ты позволила этому произойти.

Я держала глаза закрытыми, стараясь не думать о нем. С тех пор как Мэйсона похоронили, мне очень тяжело с собой справиться и быть такой же сильной, какой я была раньше. Но правда была в том, что прошло мало времени с его смерти. Я каждый день пытала себя вопросами, а что если? Если бы, я была сильнее и быстрее во время боя со Стригоями? Если бы, я не сказала ему где находились Стригои? И что, если я просто смогла бы вернуть ему сою любовь? Любой из тех мог бы сохранить ему жизнь, но этого не произошло. И это моя вина.

"Мне показалось" прошептала я в темноту своей комнаты. Мне просто показалось. Мэйсон уже захватил мои сны. Я не хочу его видеть, когда проснусь. "Это не он"

Это не может быть он, потому что единственный способ его оживить это… мне не хотелось об этом думать. Потому что пока я верила в вампиров, магию и психические силы, больше всего я не верила в призраков.

Видимо, я не могу уснуть, потому что просто не могу уснуть именно сегодня. Я ворочалась, не в силах унять свой беснующийся разум. В конце концов я перестала ворочаться, моя тревога ушла, и я вскоре заснула.

Среди людей бытует мнение, что дневной свет прогоняет кошмары и страх. У меня такого не было; я проснулась в кромешной тьме. Только время, проведенное с настоящими и живыми людьми, давало мне такой результат, я пошла на завтрак и на утренние занятия, обнаружила то, что я видела прошлой ночью - ну или думаю, что видела вчера - начало возрождаться в моей памяти.

Странность этой встречи была заменена чем-то другим: возбуждение. Это была она. Большой день. Начало нашей работы на местах.

В течение следующих шести недель не будет никаких уроков. Я начну больше времени проводить с Лисой, и самое главное, что я должна сделать, это писать дневной отчет, который должен быть не меньше полстраницы. Легко. Ах, да, конечно, еще я должна буду ходить в караул, но меня это не касается. Это была вторая я. Она и я жили среди людей в течение двух лет, а я охраняла ее все время. До этого я была новичком и видела все виды испытаний, запланированные взрослыми стражами, на этом этапе. Испытания были сложными, определенно. Ученик должен быть на страже и не медлить - готовым к защите и нападению в случае необходимости. Думаю это не беспокоит меня. Лисса и я убежали из школы на 2 года и соответственно отстали от программы. Спасибо моей дополнительной практике с Дмитрием, я быстро всех догнала и теперь одна из лучших в соем классе.

"Привет, Роза"

Эдди Кастилия догнал меня, как только я вошла в спортзал, где начнется наше ориентирование на местности. Как только я взглянула на Эдди, мое сердце сжалось. Внезапно, это было так будто я снова я увидела Мэйсона с печальным лицом.

Эдди наряду с парнем Лиссы, Кристианом, и моройской девушкой Мией -были вместе с нами захвачены стригоями. Эдди не умер, очевидно, но он подобрался очень близко к этому. Стригой, который держал нас в плену, использовал его как пищу, пил его кровь на протяжении всего нашего пленения - чтобы дразнить мороев и пугать дрампиров. Тогда это сработало; я была испугана. За время нашего пленения бедный Эдди был без сознания большую его часть, благодаря потере крови и эндорфинам, которые увеличились от укуса вампира. Он был лучшим другом Майсона и почти таким же забавным и беззаботным.

Но с того момента как мы сбежали от туда, Эдди изменился, точно так же, как я. Он был все еще быстр, чтобы улыбаться и смеяться, но вместе с этим он был мрачным теперь, с темным и серьезным взглядом в его глазах, который говорил что он всегда начеку что бы ужасное ни произошло. Это было понятно, конечно. Он в значительной степени насмотрелся, того кошмара, который произошел с нами. Точно так же как со смертью Майсона, я считала себя ответственной за эти изменения в Эдди и за то, что он перенес будучи в руках Стригоя. Это, возможно, не было справедливым, но я не могла исправить это. Я чувствовала, что я была должна ему теперь, что я должна была защищать его или делать что-нибудь для него так или иначе.

И это было отчасти забавно, потому что я думаю, что Эдди пытался защитить меня. Он не преследовал меня или что-нибудь в этом роде, но я заметила, что он приглядывал за мной. Я думаю после того, что случилось, он чувствовал, что он был должен это Майсону, чтобы присматривать за его подругой(девушкой). Я никогда не решалась рассказть Эдди, что я не была подругой Майсона, не в реальном понимании этого слова, так же, как я никогда не упрекала Эдди за его поведение большого брата. Конечно я могла сама заботиться о себе. Но всякий раз, когда я слышала, как он предупреждает других парней не трогать меня, указывая на то, что я еще не была готова к новым оношениям с кем-либо, я не видела никакого смысла вмешиваться. Все это было правильным. Я не была готова к свиданиям.

Эдди одарил меня кривой улыбкой, которая добавила ему детской привлекательности к его вытянутому лицу. "Ты волнуешься?"

"Черт, да," сказала я. Наши одноклассники занимали места в открытой трибуне на одной стороне спортзала, и мы нашли свободные места где-то в середине. "Это собирается походить на каникулы. Я и Лисса, вместе в течение шести недель." Хоть наша связь иногда была бесполезной, она тем не менее сделала меня ее идеальным стражем. Я всегда знала, где она была и что случалось с нею. Однажды мы получим высшее образование и выйдим в реальный мир, меня назначат на должность ее(Лиссы) стража официально.

Он вдруг задумался. "Да, я думаю ты не должна так волноваться. Ты знаешь, что ты будешь делать(свое предназначение) когда выпустишься из Академии. Остальная часть нас не настолько удачлива."

"Ты положил глаз на кого-то из королевских особ?" поддразнивала я.

"Ну, это не важно. Так или иначе большинство стражей назначают на членов королевских семей в последнее время."

Это было правдой. Дампиры - на половину вампиры как я - были в дефиците, и члены королевской семьи обычно первыми выбирали стражей. Было время, когда большинство Мороев, неважно принадлежали ли они к королевской семье или нет, получали стражей, и новички как мы конкурировали бы отчаянно, чтобы быть назначенными на кого-то важного. Теперь это был почти как должное, что каждый страж будет работать на королевскую семью. Нас было недостаточно, чтобы охранять кого-то помимо, и некоторые маловлиятельные семьи оставались без стражей.

"Однако," сказала я, "я думаю, что вопрос в том, какая королевская особа тебе достанется, правильно? Я подразумеваю, некоторые - полнейшие снобы, но многие из них клевые. Получишь кого-то действительно богатого и очень влиятельного, и может быть ты будешь жить при королевском дворе или путешествовать в экзотические места." Та последняя часть очень меня привлекала, и я часто фантазировала, как я и Лисса путешествуем по миру.



"Ага," согласился Эдди. Он кивнул вперед на парней в первом ряду. "Ты не верила бы тому, каким способом те трое подлизывались к некоторым из Ивашковых и Зелски. Конечно это не повлиятет на их значимость здесь,но ты можешь сказать, что они уже наладить связи после окончания Академии."

"Хорошо, полевые испытания могут каснуться этого. То, как нас там оценят, пойдет в наши характеристики."

Эдди кивнул снова и начал говорить что-то, когда громкий, отчетливый женский голос прервал ропот нашей беседы. Мы оба отвлеклись. В то время как мы говорили, наши преподаватели собрались перед открытой трибуной и теперь стояли перед нами внушительной линией. Дмитрий был среди них, мрачный, внушительный и неотразимый. Альберта пыталась привлечь наше внимание. Толпа затихла.

"Хорошо," начала она. Альберта была в ее пятдесят, выносливая и сильная. Видя ее, я вспомнила о ее беседе с Дмитрием, которая произлшла вчера вечером, но я оставила это на потом. Виктор Дашков не собирался предпринимать что-либо плохое в данный момент. "Вы все знаете, почему вы здесь." Мы стали настолько тихими, настолько напряженными и взволнованными, что ее голос теперь раздавался га весь спортзал. "Это - самый важный день на протяжении всего вашего обучения прежде, чем вы пройдете свои заключительные испытания. Сегодня вы узнаете, с каким мороем вы будете находится. На прошлой неделе вам дали буклет со всеми инструкциями того, как следующие шесть недель будут проходить. Я полагаю, что вы все уже прочитали их." Я имела ввиду, на самом деле. Вероятно, я ничего и никогда не читал так тщательно в моей жизни. "Только, повторю что, Страж Альт выдвинет на первый план главные правила этих учений."

Она вручила клипборд(пюпитр в виде дощечки с зажимом) Стражу Стэну Алто. Он был одним из моих самых нелюбимых преподователей, но после смерти Майсона, напряженность между нами немного остыла. Теперь мы лучше понимали друг друга.

"Вот," сказал Стэн грубо. "Вы будете при исполнении служебных обязанностей шесть дней в неделю. Это - фактически удовольствие для вас ребята. В реальном мире вы обычно работаете каждый день. Вы будете сопровождать своего мороя всюду - к классу, к их общежитиям, к месту их кормления. Все. Годитесь ли вы, чтобы выяснить, как вы вписываетесь в их жизни. Некоторые морои взаимодействуют со своими стражами точно так же как друзья; некоторый Морои предпочитают, чтобы вы были больше чем невидимый призрак, но который не говорит с ними." Ему обязательно было использовать слово призрак? "Каждая ситуация различна, и вы двое должны будете найти способ решить это, чтобы лучше всего гарантировать их безопасность.

«Нападения могут произойти в любое время в любом месте, мы будем в черном в этот момент. Вы должны всегда быть на стороже. Помните, даже если вы уверены, что нападаем мы (стражи), а не настоящие Стригои, в должны реагировать так, будто ваша жизнь находится в опасности. Не бойтесь поранить нас. Некоторые из вас, я уверен, будут не против отомстить нам за прошлые обиды». Студенты захихикали. «Некоторым из вас может показаться, что не нужно драться из-за неприятностей, которые могут потом произойти. Не надо. Вы окажетесь в более сложном положении, если будете сдерживаться. Не беспокойтесь. Мы в состоянии отразить атаку».

Он перевернул страницу. «Вы будете дежурить 24 часа шесть дней в неделю, вы можете спать в дневное время суток, когда ваш Морой спит. Просто следует помнить, что, хотя атаки Стригоев редки в дневное время, они не невозможны, и вы не в полной безопасности в это время».

Стэн начал читать технические аспекты, и я начала прислушиваться. Я знала этот материал. Все знали. Посмотрев вокруг, я поняла, что была не одинока в своем нетерпении. Волнение и опасение потрескивали в толпе. Кулаки сжаты. Глаза широко открыты. Мы все хотели узнать наши задания. Все хотели начать.

Когда Стэн закончил, он передал клипборд Альберте. «Хорошо», сказала она. «Я собираюсь произносить ваши имена по одному и объявлять с кем вы в паре. Когда вы услышите свое имя, спускайтесь вниз, Гардиан Чейз даст вам пакет, содержащий информацию о расписании Мороя и т.д.»

Все выпрямились, когда она начала шуршать листами. Студенты начали шептаться. Эдди начал тяжело дышать рядом со мной. «О. Я надеюсь, мне достанется кто-нибудь хороший» - пробормотал он. «Не хочу быть несчастным на протяжении следующих шести недель».

Я успокаивающе пожала ему руку. «Получишь» - прошептала я. «Я имею в виду кого-нибудь хорошего. Не будь жалок».

«Райан Эйлесворт» - объявила Альберта. Эдди вздрогнул, и я сразу поняла почему. Прежде, Мейсон Эшфорт всегда был первым в списках. Это никогда не повториться. «Вы назначены Камилю Конто».

"Черт, пробормотал кто-то из нас, по-видимому надеялся получить Камиля"

Райан был одним из подлиз в первом ряду, он широко улыбнулся в тот момент, когда взял пакет. Конто были самой значимой королевской семьей. Ходили слухи, один из членов семьи был кандидатом, пока не назвали королеву. Кроме того, Камиль был очень милым. После этого опыта со всеми будет легко. Райан шел с развязанностью, выглядел очень довольный собой.

"Дин Барнс," сказала она. "У Вас Джесси Зеклос."

"Ух" - Эдди и я вместе выдохнули. Если бы я была назначена для Джесси ему понадобился бы кто-то, чтобы защитить его. От меня.

Альберта продолжала читать имена и я заметила, что у Эдди появилась испарина. «Пожалуйста, дайте мне кого-нибудь хорошего» - бормотал он.

"Так и будет," Сказала я. "Так и будет."

"Эддисон Кастил" - объявила Альберта. Он сглотнул. "Василиса Драгомир".

Эдди и я - оба застыли в пространстве, сердце бешено стучало, и затем долг заставил его встать, и он пошел, опустив голову. Когда он спускался по трибуне, он быстро в панике взглянул на меня через плечо. Его лицо, казалось, говорило: я не знал! Я не знал!

Это застало врасплох нас обоих. Мир вокруг меня замер. Альберта называла имена, но я их не слышала. Что происходит? Очевидно, это ошибка. Лиса - мое задание. Она должна быть моим заданием. Я собираюсь стать ее стражем, когда мы закончим школу. Это не имеет смысла. Сердце бешено колотилось, я смотрела как Эдди подошел к Гардиану Чейзу и получил свой пакет и практические указания. Он посмотрел вниз, сверяя написанное с услышанным, определенно должна быть путаница. Когда он поднял глаза, по выражению его лица я поняла, что это не ошибка.

Я сделала глубокий вдох. Ладно. Не надо паниковать. Здесь наверняка канцелярская ошибка, которую еще можно исправить. Наверняка они скоро это исправят. Когда они дойдут до моего имени и снова назовут Лису, они поймут, что ошиблись, записали одного Мороя два раза. Они исправят ошибку и дадут Эдди кого-нибудь другого. В конце концов в школе много Мороев. Они превосходят дампиров числом.

"Розмари Хэзэвей" - я напряглась. "Кристиан Озера".

Я просто смотрела на Альерту не в состоянии двигаться и реагировать. Нет. Она не просто сказала, что думает. Несколько человек, заметив мой ступор, взглянули на меня. Но я остолбенела. Это не правда. Мои заблуждения на счет Мэйсона прошлой ночью сейчас представляются более реальными, чем это. Через несколько мгновений Альберта тоже поняла что я не иду. Она подняла глаза от клипборда и с раздражением посмотрела на толпу.

"Роуз Хэзэвей?"

Кто- то ткнул меня локтем, может быть я забыла свое имя. Я взглотнула, встала и пошла вниз по трибуне, как робот. Это ошибка. Это должно быть ошибкой. Я направилась к Гардиану Чейзу чувствуя себя марионеткой. Он вручил мне пакет и инструкцию с пометкой «убить» взрослых стражей, и я направилась к следующему человеку.

Невозможно, я прочла надпись на обложке 3 раза. Кристиан Озера. Конверт открыт, я видела, как его жизнь открывается передо мной. Его фото. Его расписание. Его генеалогическое древо. Его биография. Даже подробная история о трагической судьбе его родителей, их выбор стать Стригоями и то, как их убили несколько человек.

Нашими указаниями в данный момент были: прочитать наши досье, упаковать сумку, и затем встретиться с нашим мороем за ланчем. Поскольку большинство имен были названы, многие из моих одноклассников задерживались в спортзале, болтая с друзьями и хвастаясь их пакетами. Я толпилась около одной группы, осторожно поджидая шанса поговорить с Альбертой и Дмитрием. Это было признаком моего недавно развивщегося терпения, что я не шла прямо к ним сразу и не требовала ответы. Поверьте, я хотела. Но вместо этого я позволила им дочитать до конца свой список - это казалось вечностью. Павда, как много это займет -прочитение группы имен?

Когда последнему новичку назначили его мороя, Стэн кричал нам громче нашего гула, чтобы мы шли дальше к следующей стадии назначения, и пытался собрать вместе моих одноклассников. Я прорывалась сквозь толпу и прокрасться к Дмитрию и Альберте, которые счастливо стояли друг с другом. Они болтали о чем-то административном и сразу не заметели меня.

Когда они наконец то посмотрели на меня, я выставила свой пакет и ткнула пальцем. "Что за черт?" (Что это)

Лицо Альберты выглядело озадаченным и запутанным. Кое-что в Димитри сказало мне, что он ожидал этого. "Это - ваше назначение, мисс Хэзэвей," сказала Альберта.

"Нет," сказала я сквозь сжатые зубы(скрежетя зубами). "Это не оно. Это - назначение кого-то другого."

"Назначения в вашем полевом испыании не являются необязательными," сказала она мне серьезно. "Так же, как ваши назначения в реальном мире не будут ими являться. Вы не можете выбрать, кого защищать руководствуясь прихотью и настроением - не здесь и тем более не после окончания."

"Но после окончания, я собираюсь быть стражем Лиссы!" воскликнула я. "Все знают это. Я расчитывала получитьее для этого испытания."

"Я знаю, что это уже согласовано, что вы будете вместе после окончания, но я не припоминаю каких-либо принудительных правил, в которых говорится, что вы, 'расчитываете', получить ее или кого-то здесь в школе. Вы берете того, кого вам назначили."

"Кристиан?" Я бросила свой пакет на пол. "Вы выжили из ума, если вы думаете, что я буду охранять его."

"Роза!" перебил Дмитрий, присоединяясь к беседе наконец. Его голос был настолько тверд и настолько резок, что я вздрогнула и забыла то, что говорила пол секунды назад. "Ты пересекаешь черту. Ты не можешь так разговаривать с преподавателями."

Я ненавидела когда меня кто-то отчитывал. Особенно невыносила быть отчитанной им. И я особенно невносила быть отчитанным им, когда он был прав. Но я не могла изменить это. Я была слишком расстроена, плюс нехватка сна сказывалась на мне. Мои нервы чувствовали себя неподготовленными и перенапряженными, и внезапно, небольшие нагрузки оказались трудными для того, чтобы их вынести. А большие, такие как этот спор? Невозможно перенести.

"Простите," сказала я с огромным нежеланием. "Но это глупо. Почти столь же глупо как то, что вы не берете нас на суд Виктора Дашкова."

Альберта прищурилась от удивления. "Как вы узнали - не имеет значения. С этим мы разберемся позже. Что касается сейчас - это ваше назначение, и вы должны делать это."

Эдди внезапно заговорил около меня, его голос, был наполнен опасением. Я потеряла его ранее. "Смотрите…, против кого я не возражаю. Мы можем поменятся."

Альберта перевела свой каменный пристальный взгляд с меня на него. "Нет, вы, конечно же, не можете. Василиса Драгомир является вашим назначением." Она оглянулась назад на меня. "А Кристиан Озера является вашим. Конец обсуждения."

"Это глупо!" повторилась я. "Почему я должен протрачивать впустую свое время с Кристианом? Лисса та, с которой я собираюсь быть, когда я получу высшее образование. Походит на то, что если вы хотите чтобы я сделала хорошо свою работу, вам следует дать мне ее."

"Ты с ней хорошо сработалась,"сказал Дмитрий."Потому что ты ее знаешь.И у тебя есть ваша связь.Но однажды где-нибудь ты будешь с другим мороем.Ты должна научиться, как охранять кого-то, с кем у тебя нет абсолютно ничего общего."

"У меня есть опыт с Кристианом," ворчала я. "Это - проблема. Я ненавижу его." Да, это было огромным преувеличением. Кристиан раздражал меня, правда, но в действительности я не ненавидела его. Как я и сказала, противостояние Стригоям изменило многое. Снова, я чувствовал, что нехватка сна и вся раздраженность увеличиваясь давила на меня.

"Тем лучше," сказала Альберта. "Не все, кого вы защишаете будут вашими друзьями. Не все, кого вы защищаете будут вам нравиться. Вы должны понять это."

"Мне необходимо понять(изучить) как сражаться со стригоями," сказала я. "Я изучила это в классе." Я одарила их резким взглядом, готовая разыграть мою козырную карту. "И я сделала это лично."

"В данной работе больше чем просто технические особенности, мисс Хэзэвей. Это целый личный аспект - умение подойти к подопечному, если вы сможете это - ведь мы не затрагиваем это в классе. Мы преподаем вам, как иметь дело с стригоями. А вы должны узнать, как иметь дело с мороями-самостоятельно. И вам специфически необходимо иметь дело с кем-то, кто не был вашим лучшим другом в течение многих лет."

"Ты также должна научиться тому,как работать с кем-то,когда ты не можешь почувствовать что он находится в опасности," добавил Дмитрий.

"Верно," согласилась Альберта. "Это - препятствие. Если вы хотите быть хорошим стражем - если вы хотите быть превосходным стражем - тогда вы должны сделать так, как мы говорим."

Я открыла свой рот, чтобы опревергнуть это - утверждать, что наличие кого-то настолько близкого мне, будет обучать меня быстрее и делать меня лучшим стражем для любого другого мороя. Дмитрий прервал меня.

"Работа с другим мороем также поможет сохранить Лиссе жизнь,"сказал он.

Это остановило меня. Это была в значительной степени единственная вещь, которая могла проклясть его, он знал это.

"Что ты имеешь ввиду?" спросила я.

"У Лиссы также есть препятствие - ты. Если у нее никогда небыло шанса понять какого это, когда тебя охраняет тот, кто психически не связан с тобой, она могла бы быть в большем риске если бы кто-нибудь напал. Охрана кого-то - это действительно отношениями межу двумя людьми. Это назначение для твоего полевого испытания значит многое как для тебя так и для нее."

Я стояла тихо, поскольку я обдумывала его слова. Они почти имели смысл.

"И," добавила Альберта, "это - единственное назначение, которое вы должны были получить. Если вы не берете его, то вы отказываетесь от полевого испытания."

Отказываюсь? Она что сумасшедшая? Это не было уроком, на котором я могла не заниматься в течение одного дня. Если я не прошла свое полевое испытание, я не получала высшее образование. Я хотела взорваться о несправедливости, но Дмитрий остановил меня, не говоря ни слова. Постоянный, спокойный взгляд в его темных глазах сдерживал меня, поощряя меня принять это гордо(изящно) - или как-нибудь ближе к этому, как я смогла бы осилить.

Неохотно я подняла пакет. "Прекрасно", сказала я холодно. "Я сделаю это. Но я хочу чтобы это отметили, что я делаю это против своего желания."

"Я думаю, что мы уже поняли это, мисс Хэзэвей," заметила Альберта сухо.

"В любом случае. Я все равно думаю, что это ужасная идея, и все в конечном счете будете так же."

Я повернулась и ринулась прочь через спортзал прежде, чем любой из них мог ответить. При этом, я полностью осознавала то, на сколько я походила на озлобленного маленького ребенка. Но если бы они только что перенесли сексуальную жизнь своей лучшей подруги, увиденного призрака, и едва поспали, то они были бы озлоблены также. Плюс, я собиралась провести шесть недель с Кристианом Озера. Он был саркастичным, трудным, и шутил над всем.

Вообще- то, он был очень похож на меня.

Это будут долгие шесть недель.

Глава 3.

"ПОЧЕМУ СТОЛЬ МРАЧНАЯ, МАЛЕНЬКАЯ ДАМПИРКА?" Я направлялась через двор, к пустырю(общестенной земле?), когда я ощутила аромат гвоздичных(гвоздика) сигарет. Я вздохнула. "Адриан, ты - последний человек, которого я хочу видеть прямо сейчас." Адриан Ивашков ускорил шаг близ меня, пуская облако дыма в воздух, который конечно дрейфовал прямо ко мне. Я отмахнула его демонстративно кашляя. Адриан был королевским мороем, которого мы "приобрели" в нашей недавней лыжной поездке. Он был несколькими годами, старше чем я, и возвратился в академию Святого Владимира, чтобы вместе с Лиссой изучать стихию духа. Пока, он был единственным другим владельцем(пользователем) духа, о котором мы знали. Он был высокомерен и испорчен и провел много своего времени, балуясь сигаретами, алкоголем, и женщинами. Он также влюбился без памяти в меня - или по крайней мере хотел затащить меня в койку.

"Несомненно,"сказал он. "Я едва видел тебя с того времени, как мы вернулись. Если бы я не знал тебя лучше, я бы сказал, что ты избегаешь меня."

"Я избегаю тебя."

Он громко вздохнул и провел рукой по каштановым волосам, которые он всегда держал в творческом беспорядке. «Роза, смотри. Зачем кого-то добиваться, если у тебя уже есть я».

Адриан прекрасно знал, что я ни за кем не бегала, но ему всегда нравилось дразнить меня. «Я действительно не в настроении слушать нравоучения сегодня».

"Что сейчас случилочь? Ты проходишь (топаешь) через каждую лужу, которую можешь найти, будто ты собираешься ударить первого, кого увидишь."

"Почему ты везде слоняешься (ошиваешься)? Ты волнушься о том, чтобы тебе врезали?"

"О, ты никогда не изувечишь меня. Мое лицо слишком милое."

"Не достаточно милое, чтобы компенсировать большое количество канцерогенного дыма, дующего мне в лицо. Как ты можешь делать это? Курение запрешено на территории школы. Эбби Бадика получила двухнедельное задержание, когда ее поймали."

"Я выше правил, Роза. Я не студент, не персонал, просто свободная душа, блуждающая по вашей школе."

"Может, тебе следует поблуждать сейчас."

"Если ты хочешь отделатся от меня, ты скажешь мне, что происходит."

Не было смысла избегать этого. Кроме того, он узнает это довольно скоро. Все узнают. "Я назначена к Кристиану для моих полевых испытании."

Была пауза, и потом Адреан залился в смехе(взорвался от смеха). "Здорово. Теперь я понимаю. В свете этого, ты кажешься довольно спокойной."

"Я должна была защищать Лиссу" - зарычала я. "Я не могу поверить, что они со мной так поступили".

«Почему они так поступили? Ты же выпускник, может они просто ошиблись?

«Нет, просто они считают, что это поможет мне лучше справится с заданием. Дмитрий и я после окончания будем ее опекунами»

Адриан искоса посмотрел на меня. "О, я уверен, тебе это испытание будет по силам"

Это невероятно, что Адриан догадался о моих чувствах к Дмитрию, хотя Лиса даже не подозревала об этом.

"Я же сказала, что хочу сегодня обойтись без твоих комментариев"

Он был очевидно несогласен. У меня было подозрительное ощущение, что он уже пил, хотя едва было время ланча. "В чем проблема? Кристиан будет с Лиссой все это время так или иначе."

Адриан был прав. Не то чтобы я признала это. В тот короткий момент пути когда мы приблизились к зданию он перешел к другой теме.

"Я говорил тебе о твоей ауре?"-спросил он внезапно. У него был странный голос. Колеблющийся. Любопытный. Это было очень необычно. Все, что он обычно говорил, дразнило.

"Я не знаю. Да, однажды. Ты сказал, что она темная или что-то вроде этого. Почему?" Ауры были областями света, которые окружают каждого человека. Их цвета и яркость были предположительно связаны с индивидуальностью человека и энергией. Только владеющие духом могли видеть их. Адриан делал это, пока он мог помнить, но Лисса все еще училась.

"Сложно объяснить. Возможно это и ничто." Он остановился около двери и глубоко затянулся своей сигаретой. Он немного отошел чтобы пустить облако дыма подальше от меня, но ветер принес его обратно. "Ауры странные. Они угасают и протекают, и изменяют цвета и яркость. Некоторые яркие, некоторые бледные. Время от времени, чея-то будет останавливаться(угасать, больше не изменятся) и гореть с таким чистым цветом, что ты можешь…", Он слегка отклонил свою голову назад, смотря в небо. Я признала признаки того фантастического "расстроенного" состояния, в которое он иногда впадал. "Ты сразу же понимаешь, что это означает. Это похоже на то, будто ты заглядываешь в их душу."

Я улыбнулась. "Но мою ты не вычеслил(понял), ха? Или что означает какой-либо цвет?"

Он пожал плечами. "Я понимаю это. Ты говоришь с достаточным количеством людей, чувствуешь на что они похожи, и затем начинаешь видеть тех же самых людей с теми же самыми видами цветов(цвет). Через некоторое время, цвета начинают означать что-то."

"На что похожа моя прямо сейчас?"

Он бегло осмотрел меня. "Эх, я не могу нормально сосредоточиться на этом сегодня."

"Я знаю. Ты пил." Такие вещества как алкоголь или определенные лекарства заглушают возможности духа.

"Этого достаточно для того, чтобы отогнать дурные мысли(холод). Все же, я могу предположить как выглядит твоя аура. Она обычно походит на другие, вид тех переливающихся цветов - она была только отчасти обрамлена в темноте. Как и у тебя всегда есть следующая(идущая) за тобой тень."

Что- то в его голосе заставило меня дрожать. Хотя я и слышала его с Лиссой разговоры об аурах, я действительно никогда не задумывалась о них как о чем-то, о чем я должна была волноваться. Они больше походили на какую-то уловку -прохладная(спокойная) вещь с небольшой плотностью.

"Это так весело," сказала я. "Ты когда-нибудь думаешь о мотивированном разговоре?"

Его рассеянный взгляд исчез, и вернулась нормальная радость. "Не волнуйся, маленькая дампирка. Ты могла бы быть окружена облаками, но для меня ты всегда будешь походить на лучик света." Я закатила глаза. Он бросил свою сигарету на тротуар. "Должен идти. Увидимся." Он сделал галантный поклон и начал уходить к своему временному жилью.

"Ты только что насорил!" завопила я.

"Выше правил, Роза," он отозвался. "Выше правил."

Качая головой, я подняла теперешний холодный сигаретный окурок и взяла его, чтобы выбрость в мусорку, которая была вне здания. Когда я вошла, теплота внутри была долгожданным изменением, поскольку я избавилась от слякоти на своих ботинках. Внизу в кафетерии, я обнаружила, что обед заканчивается. Здесь, дампиры сидели бок о бок с мороями, обеспечивая ротивоположное обучение. Дампиры, с нашей получеловеческой кровью, были больше - хотя не выше - и более плотного телосложения. Новички девушки были более соблазнительными чем ультрахудые мородевушкийские, новички парни, гораздо более мускулистые чем их копии вампиры. Цветы лиц мороев были бледными и тонкими, как фарфор, в то время как наши были загорелымы от длиетльного нахождения под солнцем.

Лисса сидела за столом одна, выглядя безмятежной и ангельской в белом свитере. Ее бледные светлые волосы лились каскадом по ее плечам. Она смотрела как я подходила и теплые чувства текли ко мне через нашу связь. Она усмехалась. "О, посмтори на свое лицо. Это верно, не так ли? Тебя действительно назначили на Кистиана." я ненавистно посмотрела.

"Тебя бы не убило если бы ты была немного меннее несчастна?" Она осуждала меня и все же меня развлекло видение того как она облизывала ложку от последнего из ее земляничных йогуртов. "Я подразумеваю то, что он мой парень, в конце концов. Я болтаюсь с ним все время. Все не так уж и плохо."

У тебя терпение, как у святого," ворчала я, сутулясь в стуле. "И кроме того, ты не находишься(живешь) вместе с ним 24/7."

"Ты тоже. Только 24/6."

"Та же разница. Могло быть также 24/10." Она нахмурилась. "Это не имеет никакого смысла." Я отмахнулась своим идиотским замечанием и безучастно посмотрела вокруг закусочной. Комната гудела с новостями о нависшем полевом задании, которое начнется, как только закончился обед. Лучший друг Камиля стал назначенным на лучшего друга Раяна, и все четверо радостно вместе держались, смотря, как если бы они собирались отправиться на шестинедельное двойное свидание. По крайней мере хоть кто-то бы наслаждался всем этим. Я вздыхала. Кристиан, моя перспектива быть опекуном(обвиненной?), держался в стороне с кормльцами-людьми, которые охотно отдавали кровь мороям.

Через нашу связь, я чувствовала, Лисса хотела сказать мне что-то. Она сдерживалась, потому что волновалась по поводу моего плохого настроения и хотела удостовериться, что я получила достаточную поддержку. Я улыбнулась. "Перестань беспокоиться обо мне. Что случилось?"

Она улыбнулась в ответ, пряча клыки под розовым блеском губ. "Я получила разрешение".

"Разрешение на-?" Ответ скользнул у нее на уме, быстрее, чем она смогла бы высказать его. "Что?" Воскликнула я. "Ты собираешься остановить свое лечение"?

Дух был удивительной силой, той, потрясающие способности которой мы только начинали выяснять. Однако у этого был очень противный побочный эффект: Это могло привести к депрессии и безумию. Одной из причин, по которой Адриан пил столько (кроме природы своего характера) было обезболить себя от этих побочных эффектов. У Лиссы был намного более здоровый способ сделать это. Она принимала антидепрессанты, которые полностью отключают ее от магии в целом. Она очень не хотела больше не быть способной работать с духом, но это было приемлемым компромиссом для того, чтобы не сходить с ума. Ну хорошо, я думала, что это было. Она очевидно не согласилась, если она рассматривала этот безумный эксперимент. Я знала, что у нее было желание снова попробовать магию, но я действительно не думала, что она доведет его до конца или что кто то позволил бы ей это.

"Я должна отмечаться у г-жы Кармак каждый день и регулярно общаться с консультантом." Лисса сгримасничала на последних словах, но ее общие чувства были все еще весьма оптимистичными. "Я не могу ждать, чтобы увидеть, что я могу делать с Адрианом".

"Адриан дурно влияет".

"Он не заставлял меня сделать это, Роза. Я сама так решила." Когда я не ответила, она слегка коснулась моей руки. "Эй, послушай. Не волнуйся. Я стану гораздо лучше и многие люди получат от меня защиту".

"Все, кроме меня", сказала я ей грусто. В другом конце комнаты, Кристиан вошел через множество двойных дверей и подошел к нам. Часы показали пять минут до конца обеда. "О человек. Самое время быть здесь."

Кристиан пододвинул стул к нашему столу, перевернул его назад и оперся подбородком на его спинку. Он откинул с синих глаз свои темные волосы и самодовольно улыбнулся. Я чувствовала, что сердце Лиссы светилось при его присутствии.

"Я не могу дождаться, пока это шоу начнеться," сказал он. "Ты и я будем наслаждаться, Роуз. Подбирая занавески, укладывая волосы друг другу, расказывая истории о призраках".

Упоминание о призраках было для меня не столь комфортным. Не то, чтобы выбор занавесок или укладка волос Кристиана были намного более привлекательными.

Я с досадой помотала головой и встала. "Я оставлю вас двоих наедине только для ваших личных дел". Они засмеялись.

Я пошла к очереди за обедом, надеясь найти некоторые оставшиеся пончики от завтрака. Пока я видела круасаны, пирог с заварным кремом и вареными грушами. Это, должно быть, был высокоинтеллектуальный день в кафетерии. Поджаренные во фритюре пончики это было действительно слишком много чтобы попросить? Эдди стоял передо мной. Его лицо стало примирительным, как только он увидел меня.

"Роуз, я действительно сожалею - "

Я подняла руку, чтобы остановить его. "Не волнуйся. Это не твоя вина. Только обещай мне, что сделаешь хорошую работу, защищая ее."

Это было глупое чувство, так как она не была ни в какой реальной опасности, но я никогда не могла действительно прекратить волноваться о ней - особенно в свете этого нового решения с ее лечением.

Эдди остался серьезным, очевидно не думая, что моя просьба была вообще глупой. Он был одним из немногих, кто знал о способностях Лиссы - и об их отрицательных сторонах, вот почему он вероятно был выбран, чтобы охранять ее. "Я не позволю ни чему с нею случится. Для этого я и предназначен."

Я не могла не улыбнуться, несмотря на мое мрачное настроение. Его опыт со Стригоями,позволил ему воспринять все это более серьезно, чем смог бы любой другой ученик.Кроме меня, он был, вероятно, лучшим выбор, чтобы оберегать ее.

Роза, это правда, ты ударила стража Петрову?

Я повернулась увидела лица двух мороев Джеси Зекласа и Ральфа Саркози. Они только что ступили в линию позади Эдди и меня и выглядели более самодовольными и раздражающими, чем обычно. Джесси имел бронзовую миловидность (хороший вид) и быстрое мышление. Ральф же был менее привлекательным и менее интелектуальным корешом. Они были скорее всего те самые 2 человека, которых я ненавидела больше всех в этой школе, в основном из-за тех неприятных слухов разворачивающихся обо мне, когда я делала очень явные вещи с ними. Это было сильное вооружение Масона, которое вынудило их говорить правду школе, и я не думаю, что они когда-либо простят меня за это.

"Ударила Альберту? Вряд ли." Я начала разворачиваться, но Ральф продолжил разговор.

"Мы слышали у тебя случился истерический припадок, когда ты узнала кто достался тебе."

"Истерический припадок? Тебе что, шестнадцать? Все,что я сделала - " Я остановилась, осторожно подбирая слова." - высказала свое мнение."

"Ну,что же", сказал Джесс. "Я предпологаю,если кто-то и должен приглядывать за,возможно будушим Стригоем, то это должна быть ты. Ты самая большая заноза в заднице здесь вокруг."

Нежелательный тон его голоса звучал так,как будто он мне сделал комплимент. Хотя для меня это так не выглядило. Прежде, чем он успел сказать еще слово, я уже стояла прямо перед ним, с едва заметным расстоянием между нами. Проявляя истинный признак дисциплины, я не схватила руками его за горло. Его глаза расширились от удивления.

"Кристиан ни имеет ничего общего со Стригоем," сказала я с вызовом.

"Его родители-"

"Есть родители. А есть Кристиан. Не путай это." Джесс уже был свидетелем моего гнева раньше. Он хорошо это помнил, и его страх боролся с желанием наговорить всякой грязи о Кристиане мне в лицо. Удивительно, но последнее победило.

"Раньше работа с ним была равносильна для тебя концу света, а сейчас ты защищаешь его? Ты знаешь, какой он - он все время нарушает правила. И говоришь,что серьезно не веришь в то, что он может стать стригоем,как его родители?"

"Нет," ответила я. " Совершенно уверенна. Кристиан выступает против стригоев больше,чем любой другой здесь морой."Глаза Джесса с удивлением сверкнули на Ральфа, прежде чем вернулись ко мне."Когда он помогал мне сражаться против тех в Спокане. Нет никакогоо шанса, что он когда-либо станет стригоем." Я ломала свою голову, вспоминая кто был назначен для Джесса в полевых испытаниях. " И если я когда-либо услышу,что ты опять распространяешь это дерьмо, то Дин не сможет спасти тебя от меня."

"Или от меня," добавил Эдди, который уже стоял воозле меня.

Джесс сглотнул и отшел назад. " Ты лгунья. Ты не сможешь мне навредить. И если ты сейчас провалишься, то тебе не видать высшего образования."

Он был прав,конечно,но я все равно улыбнулась. "Это того стоит. Хах,хочешь посмотреть,?"

Именно в этот момент, Джесс и Радьф решили, что они уже не хотят завтракать после всего этого. Потихоньку они ушли, но я слышала,что они сказали что-то вроде "чокнутая сука".

" Толчек," пробормотала я. Затам я поняла. "А, точно, пончики."

Я взяла шоколадную глазурь, и потом мы с Эдди торопились в поисках мороев и разошлись по классам.Он усмехнулся надо мной. "Если бы я не знал ничего лучше, я б сказал что ты просто защищала честь Кристиана. Разве он не заноза в заднице?"

"Да," ответила я, облизывая палец. "Он такой. Но на следующие 6 недель,он заноза в моей заднице."

Глава 4.

Это началось.

Сначала этот день не слишком отличался от любого другого. Дампиры и морои посещали отдельные классы при первой половине учебного дня, а затем присоединились после обеда. У Кристиана были те же самые классы, как и в прошлом симестре, так что это было так же как и в моем графике. Разница была в том, что я уже не была студенткой в этих классах. Я не сидела за столом или не делала любую другую работу. Мне было немного не удобно, так как я должна была стоять позади комнаты все время, наряду с другими новичками, которые охраняли мороев. Вне школы все было также. Морои были на первом месте. Опекуны были тенями.

Был большой соблазн(искушение) поговорить с нашими коллегами новичками, особенно в те времена, когда морои работали самостоятельно и говорили между собой. Никто из нас не сломался, все же. Из-за давления и адреналина в первый день у нас было хорошее поведение.

После биологии, мы с Эдди решили использовать метод охраны, называемый парным. Я была ближним стражем и находилась рядом с Лиссой и Кристианом для немедленной защиты. Эдди, являясь дальним стражем, шел немного позади изучая окружающую территорию на предмет потенциальных угроз.

Мы следовали подобным образом оставшую часть дня, вплоть до последнего урока. Лисса быстро поцеловала Кристиана в щеку и я поняла что они прощаються.

" На этот раз у вас разные расписания ребята?" спросила я с унынием, отходя в сторону зала, подальше от движения студентов.Эдди уже догадался,что мы будем рассаваться и оставался дальней охраной,давая время нам поговорить.Я не знала как Лиссе и Кристиану выстроили расписания в этом семестре.

Лисса посмотела на мой разачарованный взгляд и выдавила сочувственную улыбку. "Прости. После школы мы учимся вместе, но прямо сейчас у меня твррческое письмо."

"А у меня," заявил высокомерно Кристиан," кулинарная наука."

"Кулинарная наука?" завопила я." Ты взял кулинарную науку? Это самый тупой урок который когда-либо был."

"Вовсе нет", огрызнулся он. " И даже если оно когда-либо было… эй, ну это же мой последний симестр, так?". Я застонала.

" Да ладно тебе Роуз," засмеялась Лисса. "Это всего лишь один урок.Это не будет так, как -"

Она замолкла, когла волнение вспыхнуло дальше по коридору. Мы и все,кто был не подалеку от нас, остановились и смотрели. Один из моих преподавателей стражей, Эмиль, фактически появился из не откуда и начал притворяться стригоем,наподающим на моройскую девушку. Он схватил ее,прижимая к груди, и тянулся к ее шеи, как бы,для укуса. Я не видела,кто это девушка,только лишь сплетенный клубок коричневых волос, но ее защитником был назначен Шейн Рейс.Нападение было для него сюрпризом, так как оно было первое за день, он всего лишь немного колебелся, прежде чем с силой оттолкнул Эмиля и вырвал девченку.Эти вда парня смело сошлись в бою,все на них смотрели с нетерпение. Некоторые свистами подбадривали Шейна.

Один из свистунов был Райан Эйлесуорт.Он был настолько прикован к драке- котрую Шейн выигрывал, владея долей практики- что не заметил,как двое других стражей крались к нему и Камиле.Эдди и я поняли это и напряглись инстинктивно, подготовления к весне дали о себе знать.

"Оставайся с ними," сказал мне Эдди. Он направился к Райану и Камиле, которые только что заметили, что они в лавушке. Райан не реагировал,как и по началу Шейн, оказавшись лицом у лицу с двумя нападающими. Один из них отвлекал Райана, в то время как другой-Дмитрий,теперь я разглядела- схватил Камилу. Она кричала,не фальсифицируя свой страх. она очевидно не находила,быть в руках Дмитрия столь же волнующем,как я.

Эдди приближался к ним сзади, и нанес удар в сторону головы Димитрия. Это едва беспокоило Димитрия, но я был все еще поражена. Я тольколишь могла сделать удачную попытку удара,за время всей нашей тренировки. Нападение Эдди вынудило Димитрия освободить Камилу и остановиться перед этой новой угрозой. Он вращался вокруг, изящный как балерина, и двинулся на Эдди.

Тем временем, Шейн разделался со своим стригое и направился помочь Эдди, двигая на Дмитрия с другой стороны. Я наблюдала, сжимая кулаки,заинтригованная борьбой и в частности наблюдением за Дмитрием.Меня поражало, как можно быть столь смертельно красивым.Мне было жаль, что я не участвовала в драке,но я понимала,что должна наблюдать площадку вокруг меня, вслучае если бы напал стригой.

Но никто не напал. Шейн и Эдди покончили с Дмитрием. Маленькая часть меня была расстроенна этим.Я бы хотела чтобы Дмитрий был хорош во всем.Однако Райан попытался помочь, и потерпел неудачу, Дмиткий технически его убил.Таким образом я чувствовала извращенное удовлетворение, понимая что Дмитрий все равно будет задирой стригоем.Он и Эмиль похвалили Шейна за его бвстроту понимания и Эдди за его поддержку,мы должны были рассматривать это как усилие группы, а не испытание кого одного.Я получила поклон,за то что прикрывала спину Эдди, а Райаан отчитывался,что он не защитил своего мороя.

Я и Эдди усмехались, счастливому получению хороших оценок.Я не имела главной роли в полевом испытании, но все же это было хорошим началом.Мы "дали пять" друг другу, и я видела как Дмитрий покачал головой, прежде чем ушел.

С драмой покончено, наша четверка расспалась. Лисса в последний раз улыбнулась мне и пожелала хорошенько повеселиться на кулинарной науке! Я закатила глаза, но она и Эдди уже скрылись за углом.

"Кулинарная наука", звучит довольно впечатляюще, но на самом деле,это всего лишь причудливый термин для того,что по сути было классом кулинарии.Не смотря на мои заявления Кристиану, что это глупо, я к нему проявила уважение.Лично я могла только воду вскипятить, после всего.Все же,это было совершено другой предмет по выбору нежели,дебаты или творческое письмо, и я не сомневалась,что Кристиан выбрал именно этот предмет для того,что выпускать пар, а не быть поваром.По крайней мере я получала некоторое удовлетворение, наблюдая за тем как он миксует пирог или что-нибудь еще. Может он не плохо бы смотрелся в фартуке.

В классе еще находилось три других новичка, охраняющие мороев.Так как кулинарная комната науки была большой и открытой, с большим количеством окон, мы четвером сотрудничали, чтобы придумать план, объединить наши усилия и обеспечить безопастность для целой комнаты.Когда я несколько лет назад наблюдала за полевыми работами новичков, я обращала внимание только на схватки.Я никогда не замечала вырабатывание стратегии и взаимодействие,которое должно было продолжаться.Теоретически каждый из нас должен был охранять только своего мороя,но мы взяли на себя ответственность за безопастность всех в классе.

Мой пост находился у пожарной двери, выходившей за пределы школы. По совпадению, это было прямо перед местом, где готовил Кристиан.Обычно в классе готовыт по парам, но здесь было не четное число учеников. Вместо того чтобы работать в группе по трое, Кристиан захотел работать один.Никто и не возражал.Многие все еще избегали его из-за того что Джесс сказал о нем и его семье.К моему разочарованию, Кристиан не готовил пирог.

"Что это такое?" спросила я,глядя как он достает чашку какого то сырья, напоминающего мясо из холодильника.

"Мясо," ответил он," лежащие на разделочной доске."

"Это я знаю, идиот. Какой вид?"

"Говяжий фарш." Он показывал контейнеры один за одним." А это телятина.А это свинина."

"У тебя что, есть крупнейший плотоядный динозавр,котрого ты собираешь накормить?"

"Ну только если ты хочешь кусочек.Это для мясных рулетов."

Я уставиась на него. "С тремя разными видами мяса?"

"Зачем есть нечто,называемое мясным рулетом, если вы не собираетесь получить из него мяса?"

Я покачала головой. "Я не могу поверить, это только первый день с тобой"

Он мельком взглянул на меня и продолжил смешивать свое творение."Ты так уверенно раздуваешь из этого проблему.Ты меня действительно настолько ненавидишь?Я слышал как ты во все глотку орала об этом в спорт зале."

"Нет, это совсем не так. И… я совсем тебя не ненавижу."

"Ты сказала это обо мне, потому что тебе не досталась Лисса."

Я не ответила.Он был не таким уж далеким.

"Знаешь," продолжал он,"это должно быть очень хорошая идея практиковаться тебе с кем-то другим."

"Я знаю.То же самое мне сказал Дмитрий."

Кристиан положил мясо в чашку и начал добавлять другие ингридиенты."Но тогда вопрос,почему?Беликов знает что делает.Я доверяю всему что он говорит.Это дерьмо,что они потеряют его после окончания года, но я предпочитаю его видет с Лиссой."

"Я тоже."

Он остановится и поднял взгляд, встречаясь со мной глазами.Мы ба улыбнулись,потрясенные тем,что мы сошлись во мнениях.Спустя момент,он уже готовил дальше.

"Ты тоже хороша",сказал он, не слишком неохотно."То как ты обращалась с собой…"

Не не закончил фразу, но я поняла,что он имел в виду.Спокан.Кристиана не было по близости когда я убила стригоев,но он был главным инструментом при нашем побеге.Он и я были командой,используя его силу огня я смогла подчинить наших похитителей.Мы хорошо сработались вместе,отложив нашу вражду в сторону.

"Я считаю у нас есть более важные дела,чем вражда друг с другом все время,"я задумалась.Например беспокойство о суде Виктора Дашкова.На мгновение я хотела сказать Кристиану,что случилось.Он был всю ночь рядом,когда это случилось с Виктором Дашковым, но я решила что не стоит пока говориь об этих новостях.Лисса должна была узнать первая."

"Да," сказал Кристиан,не знающий о моих мыслях."Готовься, но мы не то что различны.Я подразумеваю, что намного умнее и смешнее, но в конце концов, мы оба хотим,чтобы она была в безопастности."Он колебался."Ты знаешь…я не собираюсь ее у тебя забирать.Я не могу.Никто не может, пока у вас есть эта связь."

Я была удивлена, что он заговорил об этом. Я сама подозревала,что было две причиины наших разногласий. Одна из них,это то что мы оба очень любили спорить.Ну а вторая-самая большая-мы завидывали друг дгугу отношениям с Лиссой.Хотя, как он и сказал, у нас была реальная задача.Мы оба заботились о Лиссе.

"Я не думаю,что связь будет держать вас порознь,"сказала я.Я знала,что связь беспокоила его.Как ты сможешь быть с человеком романтически близок, если у него уже был такой человек, хотя и просто подруга?"Она беспокоится о тебе…"Я не могла переступить через себя, и сказать "любит". "У нее есть отдельное место для тебя в своем сердце."

Кристиан помещал свое блюдо в духовку."Ты не просто сказала это.У меня такое чувство,что мы стоим на краю объятий и придумываем милые прозвища друг другу."Он пытался чувствовать отвращение к моим чувствам,но я могла сказать, что ему понравилось слышать что Лисса о нем заботится.

"У меня уже почти есть имя для тебя, но я не хочу неприятностей,если я скажу его в классе."

"Ах," сказалон весело."Это я знаю, Роуз."

Он отошел поговорить с другом, в то время пока готовился его мясной рулет, который вероятно был очень хорош.Моя дверь была уязвимым положением.И я не должна была отходить далеко,даже в другую часть класса.Оглядывая комнату,я увидела работающих вместе Джесси и Ральфа.Как и Кристиан они тоже выбрали класс "выпуска пара".

Никаких атак не произошло,правда стаж по имени Дастин заходил посмотреть на нас новичков, как мы справляемся со своими обязанностями.Он стоял возле меня когда Джесс захотел прогуляться.Сначала, я подумала это совпадение- пока Джесс не заговорил.

"Я беру назад все, что сказал ранее, Роуз.Я догадался.Ты расстоилась не из-за Лиссы или Кристиана.Ты расстроилась из-за правила гласят что ты можешь быть со студентом,а Адриан Ивашков слишком стар.Как я слышал. вы ребята, уже много практиковались с телами друг другга."

Эта шутка могла бы быть смешной, но я уже ничего подобного не ожидала от Джесси.Я знала тот факт,что ему наплевать на меня и Адриана. И он скорее всего и не думал,что у нас были какие то продолжительные отношения.Но Джесси все еще переживал из-за моих угроз и таким образом хотел отомстить.Дастин стоял в пределах слышимости, но его не интересовали поддразнивания Джесси.Но у Дастина был бы инетерес,если бы я захлопнула лицо Джесс в стену.

Это не означает,что должна молчать.Все время стражи разговаривают с мороями,но ведут себя с ними почтительно и по-прежнему следить за своим окружением.Я дала Джесси немного поулыбаться и спокойным тоном ответила." Твое остроумие всегда такая радость, г-ин Зеклос.Я с трудом держу его возле себя"Тогда я отвернулась и осматривала другую часть комнаты.

Когда Джесси понял, что я не собираюсь делать ничего другого, он рассмеялся и ушел, видимо, полагая, что он выиграл большое сражение.Вскоре после этого ушел Дастин.

"Задница," пробормотал Кристиан возвращаясь к своему месту.У класса приблизительно осталось пять минут.

Мои глаза следывали за Джесси по комнате."Знаешь что,Кристиан? Я очень рада,что я твой страж."

"Если ты это говоришь сравнивая меня с Зеклосом, то это не такой уж и комплимент.Но попробуй сейчас это.И после этого ты правда будешь рада,что ты со мной."

Его шедевр был закончен и он дал мне кусочек.Я не знала, но перед тем, как мясной рулет сготовился он обернул его в бекон.

"Господи, как вкусно," воскликнула я, "Это самая стереотипная вампирская еда когда-либо существующая."

"Только, если она была сырой.Что ты думаешь?"

"Это хорошо,"сказала я неохотно.Кто знал, что бекон мог изменить все?"Очень хорошо.Я думаю у тебя многообещающее будущее,как у домохозяйки,в то время как Лисса будетработать и зарабатывать миллионы доларов."

"Смешно,как раз об этом я и мечтаю."

Мы ушли из класса с меньшими обидами.Отношение между нами стало более дружественным, и я решила что смогу общаться с ним шесть недель,защищая его.

Он и Лисса собирались встретиться в библиотеке,что бы учиться,ну или симулировать учебу, но перед этим ему надо было сходить в свою комнату.Таким образом я следовал за ним через двор, назад в зимний воздух, который стал более холодным начиная с заката семь часов назад.Снег на дорогах,которые стали мокрыми на солнце,рамерз и сделал ходьму невыносимой.По дороге к нам присоединился Брендон Лезер,морой живуший в зале Кристиана.Брендон мог только содержать себя, резюмируя борьбу, которую он засвидетельствовал в своем математическом классе. Мы слушали его исполнение, все мы смеялись при мысли о том, что Альберта тайком вылазила через окно.

"Эй,может она и стара, но может взять на себя любого из нас," сказала я им.Я посмотрела с недоумением на Брендона.У него были красные пятна и синяки на лице.А так же несколько странный рубцов возле уха."Что с тобой случилось?Ты тоже дрался со стражами?"

Улыбка быстро пропала с его лица и он отвел от меня взгляд."Нет,я просто упал."

"Да ладно тебе," сказала я.Морои не могли обучаться драться как дампиры,но у них потасовки случались очень часто.Я пыталась подумать с кем у него мог быть конфликт.По большей части Брендон был симпатичен."Это самое распространеное и неоригинальное оправдание в мире."

"Это прада." сказал он, все еще избегая моего взгляда.

"Если кто-то достает тебя, я могу показать пару приемчиков."

Он повернулся ко мне, захватывая глазами. "Только позволь этому идти." Он не был враждебным или что-нибудь, но его голосом было устойчивое примечание. Это почти походило,что он верил высказыванию, что одни только слова заставят меня повиноваться ему.

Я захихикала."Что ты пытаешься сделать? Принудить меня-"

Внезапно, я увидела движение с левой стороны от меня. Небольшая тень, гармонирующая с темными формами группы снежных сосновых деревьев - но перемещающаяся только достаточно, чтобы поймать мое внимание. Лицо Стэна появилось из темноты, поскольку он прыгал к нам.

Наконец, мой первый тест.

Выстрел адреналина, был такой,будто настоящий стригой приближался к нам.Я мгновенно среагировала, стараясь схватить Брендона и Кристиана.Это всегда было первым действием, что бросить свою жизнь на спасение их жизней.Я толкнула двоих парней в тупик и повернулась к злоумышленику, кидаясь на него, дабы защитить своих мороев-

И тогда появился он.

Майсон.

Он стоял всего в нескольких шагах от меня, справа от Стена.\, выглядел он как и вчера ночью.Прозрачный.Мерцающий.Грустный.

Волосы на затылке встали дыбом.Я замерла не в состоянии двигаться или идти на свою долю риска.Я забыл о том, что я делала и полностью потеряла людей и шума вокруг меня.Мир остановился,все замерло вокруг меня.Был только Мейсон,прозрачный,мерцающий Мейсон,который горел в темноте, и казалось, он так сильно хотел сказать мне что-нибудь.То же чувство беспомощности,что и в Спокане вернулось ко мне.Я не была в состоянии помочь ему тогда.Я не в состоянии помочь ему сейчас.У меня в животе похолодело и опустело.Я ничего не могла сделать, кроме стоять, думая, что он хочет сказать.

Он поднял одну полупрозрачную руку и указал направление к другой стороне кампуса, но я не знаю что это такое.Было совсем не понятно на,что он ориентирован.Я помотала головой не понимая, что он хочет,но отчаяно желая помочь.Скорбь на его лице росла.

Внезапно, что-то врезалось в мое плечо и я полетела вперед. Мир завертелся передо мной, выхватывая меня из страны грез, где я только что находилась.Я только успела выставить руки, чтобы смягчить удар от падения. Подняв голову, я увидела стоящего передо мной Стена. "Хэзевей!" - рявкнул он. "Что, ты делаешь?" Я встряхнулась, все еще пытаясь избавиться от странного видения Мейсона. Я чувствовала себя разбитой и ошеломленной.Посмотрев на сердитое лицо Стена, я оглянулась туда, где стоял Мейсон.Он исчез. Я вновь, обратила свое внимание на Стена и поняла, что случилось: во время своей галлюцинации, я полностью потеряла контроль над действительностью, а он, в это время, атаковал меня. Одна его рука, удерживала за шею Кристиана, а другая Брендона. Он не причинил им боли, но заработал свое очко.

" Если я был бы стригоем,"прорычал он,"эти двое уже были бы мертвы."

Глава 5.

БОЛЬШИНСТВО ДИСЦИПЛИНАРНЫХ ПРОБЛЕМ В Академии переходили к Директриссе Кирове. Она наблюдала за мороями и дампирами точно так же и была известна ее творческим и часто используемым репертуаром наказаний. Она не была жестока, точно, но также она не была мягка. Она просто относилась к студенческому поведению серьезно и имела дело с ним, как она считала целесообразно.

Были некоторые проблемы, однако, которые были вне ее юрисдикции.

Школьные стражи, собирающие дисциплинарный комитет, не были безпрецендентны, но это было очень, очень редко. Вы должны были сделать что-нибудь довольно серьезное для того чтобы достать(обозлить) их, чтобы получить такой ответ. Как, скажем, преднамеренно подвержение опасноси мороя. Или гипотетически преднамеренно подвергая опасности мороя.

"В последний раз," ворчала я, "я не делала этого нарочно."

Я сидела в одном из залов заседаний стражей, перед моей комиссией(комитетом): Альберта, Эмиль, и один из других редких стражей женского пола в университетском городке, Селесты. Они сидели за длинным столом, производя сильное впечатление, в то время как я сидела в единственном стуле и чувствовал себя очень уязвимой. Несколько других стражей сидели и демонстративно наблюдали, но к счастью, ни один из моих одноклассников не должен был видеть это оскорбление. Дмитрий был среди наблюдателей. Он не был в комиссии(комитете), и я задавалась вопросом, как они его не допустили из-за его потенциально предубежденной роли моего наставника.

"Мисс Хэзэвей," сказала Альберта, полностью в ее образе строгого капитана, "Вы должны знать, почему нам сложно верить этому."

Селеста кивала. "Страж Альто видел вас. Вы отказались защитить двоих мороев, включая того, на защиту которого вас специально назначили."

"Я не отказалась!" Воскликнула я. "Я… замешкалась."

"Это не было замешательством," сказал Стэн от наблюдателей. Он поглядел на Альберту для разрешения говорить. "Я могу?" Она кивнула, и он повернулся ко мне. "Если бы вы преградили бы мне путь или напали на меня, а потом бы все испортили, это было бы замешательством. Но вы не препятствовали. Вы не атаковали. Вы даже не пытались. Вы только стояли там как статуя и ничего не сделали."

Понятное дело, я была возмущена. Мысль о том, что я преднамеренно оставила Кристиана и Брендона на "смерть" стригою, была смешна.Но что я могла сделать?Или я говорю,что сильно растерялась,или признаюсь что видела призрака.Ни один из вариантов не подходил, но мне надо было уменьшить потерю.Один из вариантов делал меня некомпитентной.Другой же делал психопаткой.Я не хотела ассоциироваться ни с одним из этих вариантов.Меня больше устраивали мои обычные описания "безрасудная" или "взрывная"

"Почему у меня неприятности из-за провала задания? произнесла я с силой." Я имею в виду, я видела как Райан провалился раньше.Но у него не было неприятностей.Разве не это цель работы?Приктика?Если бы мы были совершенны,вы бы нас уже выпустили в мир!"

"Разве вы не слышали?" сказал Стэн. Клянусь, я видела, как вена пульсировала на его лбу. Я думаю, что он был единственным там, таким же расстроенным как и я. По крайней мере, он был единственным (кроме меня) кто показывал свои эмоции. Другие сидели с бесстрастными, ничего не выражающими лицами; но в тот момент, ни один из них не был свидетелем происходящего. Если бы я была на месте Стэна, то я, возможно, тоже думала бы о себе самое худщее. "Вы не напортачили, потому что 'напортачить' подразумевает, что вы должны были хоть что-нибудь сделать."

"Ладно. Я замерзла." Я смотрела на него вызывающе. "Это считается, что я напортачила? Я сломалась под его давлением и потеряла сознание. Оказалось, что я не была подготовлена. Момент наступил, и я запаниковала. Это случается с новичками все время."

"С новичками, которые уже убивали стригоев?" спросил Эмиль. Он был из Румынии, его акцент, немного более неразборчивый чем русский акцент Дмитрия. Все же он был почти нормальный. "Это кажется маловероятным."

Я глазами метала стрелы в него и всех находящихся в комнате. "О, понятно.После одного инциндента, я стала профессиональным истребителем стригоев?Я не могу паниковать, или бояться или еще что-то делать?Умно.Спасибо, ребята.Честно.Очень честно."Я откинулась на стуле, скрестив руки на груди.Не было не какой надобности изображать притворную стервозность.Во мне ее было хоть отбавляй.

Альберта вздохнула и наклонилась вперед."Мы обсуждаем семантику.Технические способности не главное здесь.Важно то, что сегодняшним утром, было ясно видно что ты отказываешься охранять Кристиана Озера.Фактически…я даже думаю, что ты это сделала что бы удедить нас,что это против твоего желания и что это было неудачной идеей."Тьфу.Я говорила это.Честно, что я думала? "И тогда,когда у тебя был первый тест,мы видим что ты остаешься совершенно к нему безазличной."

Я чуть не упала со стула."О чем это вы?Вы считаете,что я его не защищала,потому что это был некий вид мести?"

Все троя уставились на меня с надеждой.

"Ты точно не известна спокойным и мирным принятием того, что тебе не по нраву."ответила она увиливая.

В этот момент я встала,осуждающе тыча в нее пальцем."Не правда.Я следовала всем правилам,которые Кирова установила мне после возвращения.Я все время практиковалась и следовала комендантскому часу."Ну, ладно от некоторых комендантских часов я уклонилась,хоть и не предномеренно.Я всегда была для блага." Нет никакой причины,что бы я так мстила!Что из это хорошего?Страж Альто не собирался причинить настоящую боль Кристиану,так что я не хотела ударить его кулаком или что-нибудь в этом же духе.Единственное чего бы я этим доюилась удаления с полевых испытаний."

"Вы находитесь на грани удаления с полевых испытаний." катигорическим тоном заявила Селеста.

"О," я опустилась на место, не чувствуюя прежнюю смелость.На некоторое время в комнате повисла тишина, затем я услышала позади себя голос Дмитрия.

"У нее была цель,"сказал он.Сердце сильно забилось в груди.Дмитрий знал,что я не стану так мстить.Он не думал,что я такая ограниченная."Если бы она захотела отомстить,то сделала бы это иначе."Ну по крайней мере,не так ограниченно.

Селеста насупилась."Да,но после того что произошло утром…!

Дмитрий сделал несколько шагов вперед, тем самым оказался возле моего стула. Я присутствие меня утешило.У меня было ощущение "дежа вю",раньше когда мы с Лиссой вернулись в академию осенью прошлого года.Директриса Кирова почти исключила меня, но Дмитрий точно так же встал.

"Это все несущественные детали," сказал он. "Независимо от того, как подозрительно вы думаете, это выглядит, нет никаких доказательств. Удаление ее с испытаний - и по сути невозможность ее окончания - немного крайняя мера без каких либо несомненных фактов."

Комитет задумался, и я сфокусировала свое внимание на Альберте. У нее здесь было большинство власти. Мне всегда она нравилась, и в настоящее время, она была строга, но всегда скрупулезно справедлива. Я надеялась, что это будет все еще верно. Она подозвала Селесту и Эмиля к ней, и другие два опекуна наклонились ближе. Они шепотом посовещались. Альберта покорно кивнула, а остальные откинулись назад.

"Мисс Хэзэвей, у Вас есть что-нибудь, что Вы хотели бы сказать прежде, чем мы скажем Вам наше решение?"

Хотела ли я что то сказать? Черт, да. Были тонны вещей. Я хотела сказать, что я была весьма компетентна. Я хотела сказать им, что я была одним из лучших новичков здесь. Я хотела сказать им, что я видела Стэна поблизости и была на грани реакции. Особенно мне хотелось сказать им, что я не хочу, чтобы это оставило след на моих оценках. Даже если бы я осталась на полевых испытаниях, то у меня по существу был бы F по этому первому тесту. Это затронуло бы мой общий уровень, который мог впоследствии затронуть мое будущее.

Но опять же, какой мне сделать выбор? Сказать им, что я видела призрака? Призрак парня, который был сильно увлечен мною и который вполне вероятно умер из-за этого увлечения? Я все еще не знала, почему продолжались эти появления. Один раз мне бы удалось это списать на усталость… но я видела его - или это - уже дважды. Действительно ли он был реален? Мое предыдущее рассуждение говорило нет, но честно, оно не имело значения на данный момент. Если бы он был реальным, и я сказала об этом им, они решили бы что я сошла с ума. Если бы он был не реальным, и я сказала бы об этом им, они подумали бы что я сошла с ума - и они были бы правы. Я не могла выиграть этим.

"Нет, Страж Петрова," сказала я, надеясь казаться покорной. "Мне нечего добавить."

"Хорошо," сказала она устало. "Вот то, что мы решили. Вам повезло, что у вас есть Наставник Беликов, иначе бы это решение было бы другим. Мы даем Вам презумпцию невиновности. Вы будете продолжать полевые испытания и продолжать охранять г. Озеру. Только вы будете на своего рода испытательном сроке."

"Это хорошо," сказала я. Я была на испытательном сроке большую часть моей академической жизни. "Спасибо."

"И," добавила она. Ммм - ой. "Поскольку подозрение полностью не устранено, Вы будете проводить свой свободный день на этой неделе, продолжая обеспечивать безопасность."

Я подскочила со своего стула снова. "Что?"

Рука Дмитрия сомкнулась вокруг моего запястья, его пальцы обжигали и сдерживали. "Сядь", сказал он мне на ухо, возвращая меня на стул. "Принимай то, что тебе предлагают."

"Если это - проблема, мы можем сделать это также и на следующей неделе," предупредила Селеста. "И на следующие пять после этого."

Я села и покачала головой. "Извините. Спасибо."

Слушанье закончилось, и меня оставили, усталую и разбитую. Это только один день прошел? Конечно счастливое волнение, которое я чувствовала перед полевыми испытаниями, было несколько недель назад и не этим утром. Альберта сказала мне пойти найти Кристиана, но Дмитрий спросил можно ли немного поговорить со мной. Она согласилась, без сомнения надеясь, что он будет со мной скор и краток.

Комната опустела, и я думала, что он будет сидеть и говорить со мной сразу же, но вместо этого он прошел к маленькому столу, на котором был чайник, кофе, и другие напитки.

"Ты хочешь немного горячего шоколада?" спросил он.

Я не ожидала этого. "Конечно".

Он засыпал четыре пакетика горячего шоколада в две пластиковые чашки и затем добавил немного горячей воды.

"Двойная порция - вот в чем секрет", - сказал он, когда наполнил стаканчики.

Он протянул мне мою, вместе с деревянной мешалкой, а затем направился к боковой двери. Полагая, что я должна была последовать за ним, я поспешила, чтобы догнать не пролив мой горячий шоколад.

"Где мы? Ох."

Я шагнула через порог и очутилась в маленькой застекленной веранде заполненной столиками патио. Я понятия не имела, что этот подъезд был смежен с залом заседаний, но тогда, это было зданием, в котором стражи вели все дела университетского городка. Новичков редко посвящали. Я тоже не знала, что здание построено вокруг небольшого дворика, на который выходил этот подъезд. Летом, я воображала, можно открыть окна и быть в окружении зелени и теплого воздуха. Теперь заключенная в кожух и мороз, я чувствовала, что я в каком-то ледовом дворце.

Дмитрий провел рукой по стулу, стряхивая пыль. Я сделала тоже самое и села напротив него. Очевидно, это место не часто использовалось зимой. Поскольку это был двор, здесь было теплее, чем на улице, но не нагревалось как то иначе. В воздухе чувствовалась прохлада, и я согрела свои руки на моей чашке. Тишина наступила между Дмитрием и мной. Только от меня исходил шум, когда я дула на мой горячий шоколад. А он выпил его сразу же. Он убивал Стригоев в течение многих лет. Что для него немного кипятка сейчас и здесь?

Поскольку мы сидели, и тишина продолжалась, я изучила его по краю моей чашки. Он не смотрел на меня, но я знала, что он знал, что я наблюдала. Как обычно когда я смотрела на него, я всегда сначала поражалась его внешностью. Мягкие темные волосы, которые он неосознанно заправлял за уши, волосы, которые никогда не хотели оставаться на месте позади шеи. Его глаза были коричневыми также, так или иначе нежными и жестокими в то же самое время. У его губ было тоже самое противоречащее качество, я поняла. Когда он боролся или имел дело с кое чем мрачным, эти губы выпрямлялись и становились твердыми. Но в более легкие времена… когда он смеялся или целовался… хорошо, тогда они становились мягкими и замечательными.

Сегодня больше, чем когда либо его внешность поражала меня. Я чувствовала себя в тепле и безопасности только рядом с ним. После моего ужасного дня он принес комфорт. Так часто бывало с другими людьми, я чувствовала потребность быть в центре внимания, быть смешной и всегда говорить что то умное. Это была привычка, которую я должна была подавить, чтобы быть стражем, видя, поскольку эта работа требовала такой большой тишины. Но с Дмитрием, я никогда не чувствовала, что я должна была быть чем-то большим чем кто я уже была. Я не должна была развлечь его или продумать шутки или даже флиртовать. Было достаточно только быть вместе, быть настолько полностью удобным в присутствии друг друга - остывающая сексуальная напряженность за спиной - то, что мы потеряли весь смысл чувства неловкости. Я выдыхала и пила свое какао.

"Что там случилось?" спросил он наконец, встретив мой пристальный взгляд. "Ты не раскололась под давлением."

В его голосе были нотки любопытства, не разоблачения. Я поняла, что он не рассматривал меня как студентку сейчас. Он расценивал меня как равную. Он просто хотел знать то, что со мной происходило. В этом не было никакой дисциплинирования или читания нотаций.

И все это делало только хуже, ведь я должна была врать ему.

"Конечно раскололась(сломалась)," сказала я ему, с презрением разглядывая мою чашку. "Если кнечно ты не веришь в то, что я действительно позволила Стэну 'нападасть' на Кристиана."

"Нет" сказал, он. "Я не вею в это.Я никогда не верил. Я знал, что ты будешь недовольна, когда узнаешь о распределении, но я никогда не сомневался, что ты будешь делать все, что нужно. Я знал, что ты не будешь позволять своим личным отношениям мешатьтвоей обязанности."

Я взглянула снова и встретил его глаза, столь полные веры и абсолютной уверенности во мне. "Так и было. Я была в бешенстве… Еще немного. Но как только я сказала, что я сделаю это, я и намеривалась делать это (охранять Кристиана). И после проведения некоторого времени с ним… хорошо, я не ненавижу его. Я действительно думаю, что он хорош для Лисы, и он заботится о ней, таким образом я не могу быть этим растроена (своим распределением). Он и я только иногда вскипаем, но это все… мы действительно были вместе хороши против Стригоев. Я вспомнила, как провела с ним день сегодня и все мои выступления против этого назначения, казались просто глупыми.Я решила выполнить работу лучше, чем могу." Я не хотела это говорить,но хорошо чувствовала,что могу освободить то, что было во мне, и взгляд на лицо Димитри заставил меня говорить хоть что-нибудь. Почти хоть что-нибудь. "Что случилось тогда?" он спросил. "Со Стэном?" Я перевела глаза и продолжила играть сосвоей чашкой. Я очень не хотела скрывать отнего, но я не могла рассказать ему об этом. В человеческом мире вампиры и дампиры были существами мифа и сказок на ночь - легенды, чтобы пугать детей. Люди не знали, что мы были реальны и ходили по земле. Но только то, что мы были реальны, не означало, что любые паронормальные существа временных историй тоже существуют. Мы знали и у нас были собственные мифы и сказки на ночь о вещах, в которые мы не верили. Оборотни. Монстры. Призраки.

Привидения не играли никакой реальной роли в нашей культуре, они служили только шалостями и сказками у костра. Призраки неизбежно приходили на Хэллоуин, и жили в некоторых легендах на протяжении многих лет. Но в реальной жизни? Нет призраков. Если кто-то вернулся после смерти, то только потому что он Стригой.

По крайней мере, это - то, что мне всегда преподавали. Я честно, многого не понимала(знала) сейчас, чтобы понять что происходить. Мне воображающийся Майсон казался более вероятным чем он же, являющийся реальным призраком, означающим, что я могла серьезно возглавлять территорию сумашедших. Все это время я волновалась о том, что Лисса потеряла. Кто знал, это могла бы быть я?

Дмитрий все еще наблюдал за мной, ожидая ответа.

"Я не знаю что там произошло. Мои намерения были благими… я только…, я просто растерялась."

"Роза. Ты - ужасная врунья."

Я сверкнула глазами. "Нет, я не такая! За свою жизнь я насочиняла массу бесподобной лжи. Люди мне верили."

Он слегка улыбнулся. Я уверен. Но это не может сработать со мной. Во-первых, ты не смотришь мне в глаза. Во вторых… я не знаю. Я могу только сказать".

Проклятье. Он мог сказать. Только он знал меня так хорошо. Я встала и направилась к двери, придерживаясь спиной к нему. Обычно, я дорожила каждой минутой, проведенной с ним, но я не могла быть близка с ним сегодня. Мне очень не хотелось врать, но я и не хотела говорить правду тоже. Я должна была уйти

Послушай, я ценю твои переживания обо мне…но действительно, все хорошо. Я только запуталась. Я смущена этим - и мне жаль, что я превратила твои потрясающие тренировки в позор - но я исправлюсь. В следующий раз, Стен получит от меня по заднице.

Я даже не услышала как он встал, но внезапно Дмитрий оказался позади меня. Он положил руку мне на плече и я замерла перед открытой наружу дверью. Он больше ко мне нигде не прикасался. Он не пытался прижать меня ближе. Но, ох, его рука на моем плече обладала всей властью в мире.

"Роза" сказал он, и я знала, что он больше не улыбался. "Я не знаю, почему ты лжешь, но я знаю, что должно быть действительно серъезное основание для этого.И если есть что-нибудь неправильное - что ты не можешь сказать другим - "

Я быстро обернулась вокруг стоя на одном месте, так, что его рука, оставаясь не подвижной - оказалась на моем втором плече.

«Я не боюсь» я кричала. У меня есть свои причины, и поверь мне, что то, что случилось со Стэном мелочь. Серьезно. Все это - только какая то тупость, которую черезмерно раздули. Не нужно жалости ко мне и не нужно, чувствовать, что должен, что то сделать. Случившееся отстой, но я буду с этим и приму это как черное пятно. Я позабочусь обо всем. Я позабочусь о себе». Я собрала тогда всю свою силу, чтобы не дрожать. Как этот день стал настолько ненормальным и без контрольным?

Дмитрий ничего не сказал. Он только посмотрел на меня, выражение его лица было таким, которое я прежде никогда не видела. Я не могла определить его. Он был взбешен? Не одобрение? Я не могла сказать. Его пальцы на моем плече немного сжались и затем раслабились.

"Ты не должна делать это одна" сказал он наконец. Он произнес это почти с грустью, что нет никокого смысла. Он был единственным, который так долго говорил мне, что надо быть сильной. Именно сейчас я хотела броситься в его объятья, но я знала, что не могла.

Я не могла не улыбнуться. "Ты говоришь что…но скажи мне правду.Ты бежишь к другим, когда у тебя есть проблема?"

"Это не то же самое-"

"Ответь на вопрос, товарищ."

"Не называй меня так".

"А ты не избегай вопроса."

"Нет", сказал он. "Я стараюсь заниматься своими проблемами самостоятельно".

Я выскользнула из его рук. "Видишь?

"Но в твоей жизни много людей, которым ты можешь довериться, людей, которые заботятся о тебе. Это все меняет."

Я постмотрела на него с удивлением. "У тебя нет никого, кто заботиться о тебе?"

Он нахмурился, очевидно, переосмысливая свои слова. Ну, в моей жизни всегда были хорошие люди… и были люди, которые заботились обо мне.Но это не означает, что я могу доверить или рассказать им все".

Я часто так растраивалась по поводу наших отношений, что я редко думала о Дмитрии как о ком то с жизнью не около меня.Он был всеми уважаемый в нашем кампусе. Учителя и студенты знали его как одного из самых смертоностных стражей. Когда мы встречались со стражами за пределами школы, они всегда знали его и уважали его.Но я не могла вспомнить, что видела его в какой нибудь другой социальной ситуации. У него казалось не было близких друзей среди других стражей - только те, которые ему нравились.Самое дружественное, которое я могла видеть с ним - это было когда приезжала тетя Кристиана, Таша Озера.Они знали друг друга долгое время, но недостаточное, чтобы он последовал за ней, когда ее визит закончился.

Я поняла, Дмитрий был один ужасно долго, довольствуясь его ковбойскими романами в свободное время, когда он не работал. Я чувствовала себя одиноко, но по правде всегда была окружена людьми. С ним - моим учителем, я смотрела на вещи односторонне: он всегда меня чему то поучал, будь то совет или инструкция. Но я дала ему кое что тоже, кое что, что сложно характеризовать - связь с другим человеком.

"Ты мне доверяешь?" Спросила я его.

Колебание было недолгим. "Да".

"Тогда доверься мне, и не беспокойся обо мне хотя бы раз."

Я отошла так, что была вне досигаемости его руки, больше он ничего не говорил и не пытался меня остановить.Проходя через комнату, в которой проходило слушание, я направилась к главному выходу, заодно выбросив остатки моего горячего шоколада в мусорный бак, так как я проходила мимо него.

Глава 6.

ПО МИМО МЕНЯ БЫЛО ТОЛЬКО ТРОЕ СВИДЕТЕЛЕЙ произошедшего во дворе. Все же, неудивительным было то, что все, как оказалось, уже знают об этом, когда позже я вернулась к остальным. Занятия уже закончились, но многие студенты слонялись по коридорам, свободные от учебы или пересдающие тесты или что-нибудь еще. Они пытались скрывать свои взгляды и перешептывания, но делали они это плохо. Те, кто встречался со мной взглядом или молча улыбались или тут же отводили взгляд. Замечательно.

Так как у меня отсутствовала "связь" с Кристианом, я не имела понятия, где его искать.Я чувствовала, что Лиса была в библиотеке, и решила, что лучше начать поис оттуда. По дороге туда, я услышала голос парня, позвавшего меня сзади.

"Вернулась откуда то издалека, не так ли?"

Я обернулась и увидела Райана и Камилу, идущих немного позади. Если бы я была парнем, то соответствующий ответ был бы, "Вы имеете в виду с вашей мамой?" Поскольку я не была парнем, тем не менее, и потому что у меня были манеры, я только сказала, "не понимаю о чем Вы говорите."

Раян спешил догнать меня. Ты точно знаешь, что я имею ввиду. О Кристиане.Я слышал, что когда Стэн напал - это выглядело так "Вот возьмите его и идите прочь."

"О, Боже," простонала я. Это было плохо, когда все говорили о тебе, но почему рассказы всегда в конечном итоге меняються? "Все произошло не так."

"О да?" сказал он. Тогда почему ты была вызвана на прием к Альберте? (по нашему на ковер к Альберте ))))

"Смотри," сказала я, уже не чувствую себя так хорошо воспитанной, "Я только провалила атаку… Ты знаешь, своего рода, как ты поступил раньше, когда необратил внимания на атаку в зале?"

"Эй," сказал он, слегка краснея. "Я участвовал в этом - я внес свой вклад."

"Это то, что они назвали бы - уже быть убитым?"

"По крайней мере я не был плаксивой сукой, которая отказалась бороться."

Я немного остыла после разговора с Дмитрием, но сейчас моя температура снова поднималась. Это походило на термометр, готовый разорваться. "Ты знаешь, возможно вместо того, чтобы критиковать других, Ты должен уделить больше внимания к своим собственным обязанностям стража." Я кивнула на Камилу. Она до настоящего момента была тиха, но ее лицо показало мне, что она всем этим уже сыта по горло.

Райан пожал плечами." Я смогу сделать так же. Шейн дальний страж, позади нас,а спереди все чисто.Дверей нет.Легко." Он похлопал Камилу по плечу."Она в безопасности"

Это легко в безопасном месте. Ты не сможешь сделать это также хорошо в реальном мире, с реальным стригоем.

Его улыбка исчезла.Гнев полыхнув в его глазах."Правельно.Я слышал что, ты тоже не очень то хорошо справилась с работой,по крайней мере,что касается Мейсона."

Одно дело было насмехаться над случившимся со Стеном и Кристианом.Но обвинять меня в смерти Мейсона? Непозволительно.Я единственная,кто сохранял безопастность Лиссы в течении двух лет в мире людей.Я единственая кто,убил двух стригое в спокане.Я единственный новичок в этой школе с молниями, маленькими татуировками дающиеся стражам за убийство стригоя.Я знала, что многие шептались об произошедшем с Мейсоном, но никто не осмелился сказать мне что-то подобное.Мысль о том,что Райан или кто-то еще думают, что я виновата в гибели Мейсона была уже слишком.Я себя достаточно винила и без них.

Термометр разорвался.

Одним плавным движением я обогнула его и схватила Камилу и прижала к стене.Я прижала ее не настолько сильно,чтоб причинить боль, но она явно испугалась.В ее глазах читался шок,я прижала предплечье к ее горлу,чтобы удержать.

"Ты что делаешь?" воскликнул Райан, оборачиваясь назад и снова поворачиваясь к нашим лицам.Я немного сместилась, но все еще оказывала давление на Камилу.

"Содействую твому образованию."сказала я нежно."Иногда места не настолько безопастные,какими они кажутся."

"Ты больная!Ты не можешь причинить вред морою.Ксли узнают стражи-"

"Я нет."спорила я.Я обратилась к ней."Разве тебе больно?Я причиняю невыносимую боль?"

Немного дернулась, затем она с чувством закочала головой.

"Тебе некомфортно?"

Небольшой кивок.

"Видишь?" твердила я Райану."Дискомфорт не то же самое,что и боль."

"Ты сошла с ума. Отпусти ее."

"Я не сошла, Рай. Обрати внимание, потому что здесь-то и дело: опасность может прийти откуда угодно. Не только Стригой или страж одетый как Стригой. Веди себя как высокомерный кретин, который думает, что он знает все " - я надавила своей рукой немного сильнее, но все еще недостаточно чтобы нарушить ее дыхание или причинить реальную боль - "и ты можешь упустить это. И это может убить твоего мороя."

"Хорошо, хорошо. Все что угодно. Пожалуйста, перестань," сказал он. Его голос дрогнул. Не меняя своей позиции. "Ты пугаешь ее."

"Я бы также боялась, если бы моя жизнь была в твоих руках."

Аромат гвоздики предупредил меня о появлении Адриана. Я также знала, что Шейн и некоторые другие пришли посмотреть. Другие новички нерешительно смотрели на меня, они хотели бы дать мне отпор, но боялись навредить Камиле. Я знала, что я должна отпустить ее, но Райан только что меня так рассердил. Мне нужно было доказать ему свою точку зрения. Мне нужно было вернуть его обратно. И правда, я не испытывала жалости к Камиле, так как я была уверена, она внесла свой вклад в распространение слухов обо мне.

"Это так увлекательно," сказал Адриан, его голос был ленив как обычно. "Но я думаю ты уже доказала свою точку зрения."

"Я не уверена," сказала я. Тону моего голоса удалось быть как сладким, так и угрожающим в то же время. "Я все еще не думаю, что Райан понял это".

"Ради Бога, Роза! Я понял это," кричал Райан. "Только позволь ей идти."

Адриан обошел меня, чтобы оказаться рядом с Камилой. Она и я были близко прижаты друг к другу, но ему удалось протиснуться между нами, так что его лицо оказалось на одной линии, почти рядом с ней. Он как обычно ухмылялся, но что то серьезное было в его темно-зеленых глазах.

"Да, маленькая дампирка. Отпусти ее. Сделай это сейчас."

Я хотела сказать Адриану отойти прочь от меня, что я одна буду говорить когда все это закончиться. Так или иначе, я не могла вывести слова. Часть меня была в ярости из-за его вмешательства. Другая часть меня думала он звучит… разумно.

"Отпусти ее", повторил он.

Мои глаза теперь были обращены к Адриану, не к Камиле. Внезапно, я поняла что он звучит разумно. Вполне разумно. Мне нужно отпустить ее. Я убрала свою руку и отступила назад. С большим глотком Камила бросилась за Райана, используя его как щит. Сейчас я увидела, что она была на грани слез. Райан выглядел просто ошеломленным.

Адриан выпрямился и махнул рукой в сторону Райана. "Я бы ушел отсюда - до того как ты действительно рассердишь Розу".

Райан, Камила, и другие постепенно отступили от нас. Адриан обнял меня и повел меня к библиотеке. Я почувствовала странное, вроде как я просыпалась, но потом, с каждым шагом, все становилось яснее и яснее. Я оттолкнула его руку прочь и отдернулась.

"Ты только что использовал на мне принуждение! " Воскликнула я. "Ты заставил меня позволить ей уйти. "

"Кто то должен был. Ты выглядела так как будто была в нескольких секундах от того чтобы задушить ее."

"Я не была. И я бы не". Я отворила дверь библиотеки. "Ты не имел права делать это. Никакого права". Принуждение - когда люди делают то, что ты хотел бы - было умением вампира в очень маленькой степени. Использование его считалось аморальным, и большинство из них не могло контролировать его достаточно хорошо, чтобы не представлять реальной опасности. Дух усиливал способность, однако, то что делали Адриан и Лисса очень опасно.

"А ты не имела права использовать какую то бедную девушку в зале только для успокоения собственной оскорбленной гордости".

"Райан не имел никакого права говорить те вещи. "

"Я даже не знаю, каковы 'те вещи', но если я недооценил Твой возраст, Ты тоже взрослая, чтобы бросаться в истерику по праздной сплетне."

"Бросаться… - "

Мои слова оборвались, поскольку мы достигли Лиссы, работающей за столом. Ее лицо и чувства говорили мне что неприятности продолжались. Эдди стоял в паре шагов от нее, прислонившись спиной к стене и наблюдал за комнатой. Его глаза расширились, когда он увидел меня, но он ничего не ответил на мое появление.

Я скользнула на стул напротив Лиссы

"Привет".

Она посмотрела и вздохнула, затем вернула свое внимание учебнику, открытому перед нею. "Я задавалась вопросом, когда ты появишься," сказала она. "Тебя временно отстранили?"

Ее слова были спокойны и вежливы, но я могла прочитать ее основные чувства. Раздраженные. Даже немного сердитые.

"Не в этот раз," сказала я. "Просто застряла с общественными делами."

Она ничего не сказала, но сердитое настроение, которое я ощущала через связь, оставалось неизменным.

Теперь вздохнула я. "Хорошо, скажи мне, Лисс. Я знаю ты беспокоилась."

Адриан посмотрел на меня, потом на нее, и снова на меня. "Я чувствую, что я пропустил кое-что."

"О, великий," сказал я. "Ты пришел и помешал мне в поединке и даже не знал, о чем речь".

"Поединок?" спросила Лиса, замешательство присоединилось к ее гневу.

"Что случилось? " повторил Адриан.

Я кивнула Лиссе. "Ну, давай, скажи ему."

"Роза ранее проходила испытание и отказалась защитить Кристиана". Она покачала головой, раздраженно, и устремила на меня обвинительный взгляд. "Я не могу поверить, ты еще достаточно безумна, чтобы делать ему что-то подобное. Это ребячество."

Лисса пришла к тем же выводам что и стражи. Я вздохнула. "Я не делала этого нарочно! Я только что была на слушании всей этой чепухи и рассказала им то же самое".

"Тогда что случилось?" потребовала она. "Почему ты это сделала?"

Я колебалась, не зная, что сказать. Мое нежелание говорить даже не имело какое-либо отношение к Адриану и Эдди, подслушивающим, хотя я конечно не хотела этого. Проблема была более сложной.

Дмитрий был прав - были люди, которым я доверяла, и двое из них, которым я доверяла безоговорочно: он и Лисса. Я уже сдержалась чтобы сказать ему правду. Разве я - могла я - сделать тоже самое с ней?. Хотя она была безумна, я знала без сомнения, что Лисса будет всегда поддерживать меня и будет со мной. Но, как и с Дмитрием, я отреклась от идеи рассказать мою призрачную историю. Точно так же как с Дмитрием, это оставило меня в том же самом связанном положении: сумасшедшая или некомпетентная?

Через нашу связь я чувствовала ее разум, чистый и ясный. Еще не было никакой заразы, никакой темноты, или признаков безумия - и, что-то зудило на заднем плане. Легкое волнение. Антидепрессантам, чтобы полностью влиться в чей-то организм или выйти из него, необходимо было некоторое время(немного времени), но ее волшебство начало пробуждаться уже через день. Я мысленно вернулась к своим неожиданным призрачным встречам, воспроизводя в памяти того грустного, прозрачного Мэйсона. Как я могла даже начать объяснять это ей? Как я могла поведать ей о чем-то столь сверхъестественном и фантастическим, когда она так старалась вернуться к нормальной жизни и теперь оказалась перед проблемой овладения контролем над ее волшебством?

Нет, я поняла. Я не могла сказать ей. Пока нет - особенно, когда мне внезапно пришло в голову, что было все еще что-то важное, о чем я должна была ей рассказать.

"Я сморозила" наконец то я сказала. "Это так глупо.Я была такой самоуверенной в своих способностях справиться с кем угодно, а затем Стэн…я пожала плечами.Я не знаю. Я просто не смогла среагировать.Это…это действительно смущает.И всех людей тоже."

Лиса пристально на меня посмотрела, разыскивая признаки недобросовестности. Больно думать, что она мне не доверяла, за исключением тех случаев…хорошо, я действительно врала. Я могла сказать Дмитрию, но тем не менее, я была хорошим лжецом, когда хотела им быть. Лисе я не могла сказала.

"Мне жаль, что я не могу прочитать твои мысли," размышляла она.

"Да ну," сказала я.

"Ты знаешь меня.

Ты действительно думаешь, что я сделала бы это?

Покинула Кристиана и заставила себя выглядеть глупо специально только бы отомстить моим преподавателям?"

"Нет," сказала она наконец."Ты вероятно сделала бы это в некотором отношении, где бы тебя не смогли поймать."

"Дмитрий сказал тоже самое," Я проворчала. "Я рада, что вы все так верите в меня."

"Мы верим", возразила она. "Вот почему все это так странно.

"Даже я делаю ошибки." Я надевала свое дерзкое самодовольное лицо. "Я знаю, в это трудно поверить - это удивляет и меня саму - но я предполагаю, что это случилось. Вероятно, это какой то кармический способ сбалансировать Вселенную. В протичном случае, было бы не справедливо иметь одного человека полного уникальностей"

Адриан, блаженно безмолвный для разнообразия, наблюдал за нами двумя в разговоре, словно на тенисном матче смотрел то на одну, то на другую.Его глаза были немного прищурены и я подозревала, что он наблюдал наши ауры.

Лиза закатила глаза, но к счастья, я чувствовала, что ее гнев начинает ослабевать. Она мне верила. Ее взгляд скользнул с моего лиза на кого то,кто был за мной.Я испытывала счастливые замечательные чувства, которые сигнализировали о присуствии Кристиана.

Моя верная телохранительница вернулась" - объявил он, придвигая стул. Он посмотрел на Лизу. "Ты уж закончила?"

"Закончила что?" - спросила она.

Он склонил ко мне свою голову. "Напоминая ей о том тяжелом моменте, когда она отдала меня в смертельные тиски Альто."

Лисса покраснела. Она еще чувствовала себя немного плохо из-за нападок на меня, теперь когда я достаточно себя защитила. Дерзость Кристиана, привела к тому что она почувствовала себя еще более глупо.

"Мы просто говорили об этом, вот и все."

Адриан зевнул и развалился в кресле. На самом деле, я думаю, что я фигурировал во всем этом. Это было жульничеством, не так ли? Жульничество, чтобы напугать меня, так как я всегда говорю,что хочу, чтобы ты стала моим стражем. Ты думала, если ты притворишься плохим стражем, я перестану хотеть этого. Хорошо, не становись им, но нет смысла рисковать чьей-либо жизнью.

Я была благодарна, что он не упомянул об инциденте в зале. Райан был абсолютно ни причем, а также много времени прошло, оно становилось все труднее и труднее мне поверить, что я поступила бы так. Это было похоже на то, как если бы это случилось с кем то другим, а я просто наблюдала. Конечно мне досталось за последнее время. Я сходила с ума от назначения Кристиана, с ума от обвинения стражей, с ума от -

Ну,хорошо. Возможно настало время взорвать бомбу.

"Так…, мм…ребята вы должны кое -что знать"

Четыре пары глаз- даже Эдди - уставились на меня

"Что случилось?" - спросила Лиза

Не было действительно никакого легкого способа сказать им, таким образом я только выдвинулась вперед. "Хорошо, оказывается, что Виктор Дашков никогда не признавался виновным в том, что он сделал нам. Он был только заперт. Но они наконец собираются провести судебное слушание - на следующей неделе или около того."

Реакция Лиссы на звук его имени была похожа на мою. Удар шока пришел через нашу связь, а затем сразу же возник страх. Слайд-шоу изображений мелькнуло в ее голове. Как больная игра Виктора поставила под сомнение ее здравомыслие. Как его страж подверг ее пыткам. Кровавое состояние, в котором она нашла Кристиана после атаки пси-гончих Виктора. Она сжала своими руками стол, так что побелели суставы. Кристиан не мог ощутить ее состояние через связь, как я, но ему это и не нужно было. Он взял ее руки в свои. Она едва заметила.

"Но…но…"она глубоко и медленно вздохнула, пытаясь успокоиться. " Как это может быть, против него до сих пор не выдвинуто обвинение? Все знают… Они все видели…"

"Это закон.Предположительно они должны дать ему шанс для защиты "

Она все еще была в замешательстве, и медленно, она пришла к тому же выводу, что я вчера вечером с Дмитрием. "Так… подождите…, ты говоришь, что есть шанс, что они могли бы признать его не виновным?"

Я посмотрела в ее широко раскрытые, испуганные глаза и не могла решиться сказать ей. Видимо, мое лицо сказало за меня.

Кристиан хлопнул кулаком по столу. "Это ерунда. " Некоторые люди за другими столами, взглянул на его вспышку.

"Это - политика," сказал Адриан. "Люди во власти никогда не будут играть по установленным правилам."

"Но он чуть не убил Розу и Кристиана! " Воскликнула Лиса. "И он похитил меня! Какие могут быть сомнения?"

Эмоции Лиссы,были смешанными. Страх. Сожаление. Гнев. Оскарбление. Замешательство. Беспомощность. Я не хотела копаться ы ее темных чувствах и отчаяно надеялась, что она станет спокойной снова. Медленно, постепенно, она сделала - но тогда я начала злиться снова. Это походило на то как было с Райаном.

"Это - формальность, Я уверен," сказал Адриан.Когда есть свидетели, то, вероятно не будет долгого обсуждения."

"Это - важно," сказала я горько. "Они не собираются использовать свидетелей. Нам не разрешат пойти."

"Что?" воскликнул Кристиан. "Тогда, кто свидетельствует?"

"Другие опекуны, которые были там. Нам очевидно нельзя доверять, чтобы держать все это в тайне. Королева не хочет, чтобы мир знал, что один из ее драгоценных членов королевской семьи, возможно, сделал что - то не так."

Лисса, по видимому не обижалась на меня за оскорбление королевской семьи. "Но мы являемся причиной его заключения."

Кристиан встал, осматриваясь вокруг, как будто-то Виктор был в библиотеке."Я займусь этим прямо сейчас ".

"Конечно", сказал Эдриан. Спорю, если пойти туда и выбить дверь, они передумают. Возьми с собой Розу и вы, ребята, произведете поистине хорошее впечатление.

"Да?" спросил Кристиан, сжав спинку своего стула и яростно уставившись " на Эдриана ". "У тебя есть идея получше?"

Спокойствие Лиссы снова начинало колебаться. "Если Виктор будет свободен, он снова придет за нами?"

"Если он снова окажеться на свободе, то это будет продолжаться не долго," сказала я. "Я обещаю."

"Осторожней с этим," сказал Адриан. Он, казалось, нашел все это забавным. "Даже Вы не сможете избежать неприятностей с королевским убийством."

Я хотела сказать ему, что я буду практиковать сначала на нем, но резкий голос Эдди прервал мои мысли.

"Роза."

Инстинкт, зародившийся за годы тренировок, мгновенно приковал мои ноги к месту. Я подняла глаза и сразу увидела, в чем дело. Эмиль только что зашел в библиотеку и наблюдал за новичками, делая пометки. Я вскочила со своего стула, занимая позицию недалеко от Эдди, что давало мне возможность видеть Кристиана и большую половину библиотеки. Черт побери! Я должна держать ситуацию в руках или я закончу тем, что докажу что Райан был прав. Между моей дракой в зале, а теперь проблемой Виктора, я полностью забросила мои обязанности стража. Я даже не нуждалась в Мэйсоне чтобы провалить дело.

Эмиль не видел, что я сидела и собщалась. Он прогуливался, глядел на нас, и делал некоторые замечания, чтобы после вовсю разведать остальную часть библиотеки. Ослабляя возможность избежать моего опасного положения, я попыталась овладеть контролем непосредственно над собой. Это было трудно. То мрачное настроение снова овладело мной, и выслушивание разгневанных Лиссу и Кристиана по поводу суда Виктора действительно не помогало мне расслабиться. Я хотела пойти туда и выложиться на все сто. Мне хотелось завопить, донести до всех и разделить со всеми мое собственное расстройство. Но это не было привилегией, которую я могла иметь будучи стражем. Моя первая обязанность состояла в том, чтобы защитить мороев и не поддаваться собственным порывам. Неоднократно, я повторяла молитву стража: Они на первом месте.

Эти слова действительно начинали раздражать меня.

Глава 7.

Когда появилось первое предупреждение о введение комендантского часа, Морои упаковали свои вещи. Адриан сразу же смылся, а Лисса и Кристиан неспеша пошли в общежитие. Они держались за руки и прикоснулись друг к другу головами, шепча о чем-то так тихо, можно было бы подслушать если возможно было бы залезть в мысли Лиссы. Они никак не могли успокоиться из-за новостей от Виктора.

Я дала им возможность уедениться держась на небольшом расстаянии, Эдди же шел в стороне от них. В университете Мороев было больше чем Дампиров, Морои фактически жили бок обок в общежитии. Лисса и Кристиан жили порознь. Двое остановились, когда подошли к месту около здания. они поцеловались на прощание и я приложила кучу усилий, что бы остаться равнодушной. Лисса попрощалась со мной и дальше пошла с Эдди в общежитие. Я следовала за Кристианом к его общежитию.

Если бы я охраняла Адриана ли кого-то вроде него, я бы должна была вытерпеть его пошлые шутки по отношению того, что мы спим рядом с друг другом, в последующий шесть недель. Но Кристиан относился ко мне как к сестре. Он расчистил мне место на полу и к тому времени как он возвратился из ванной, я сделала себе кровать. Он выключил свет и забрался в свою кровать.

"Кристиан?" - через несколько мгновений спросила я.

"Нам пора спать, Роза"

Я зевнула. "Поверь мне я тоже хочу спать, но у меня есть вопрос."

"Это о Викторе? Потому что мне правда надо немного поспать, и это снова выведет меня из себя"

"Нет, о кое-чем другом"

"Окей, спрашивай"

"Почему вы не высмеивали меня из-за того, что случилось со Стэном? Вcе остальные пытаются понять, перепутала я или сделала это нарочно.Адриан сделал немного. И опекуны… Но вы ничего не говорили хотя я ждала от вас мгновенных комментариев"

Снова воцарилась тишина, и я надеялась, что размышлял над своим ответом, а не просто заснул

"Не было смысла устраивать тебе проблемы", - наконец произнес он. "Я знаю, ты сделал это не нарочно"

"Почему нет? То есть, не то чтобы я тебе возражал - потому что я правда сделал это ненарочно - но почему ты так в этом уверен?

"Из- за нашей беседы на кулинарной науке. И из-за нашего путешествия. Я видел тебя в Спокане. Любой, кто сделал то, что сделала ты, чтобы спасти нас… хорошо, ты не стала бы делать что-то глупое как это."

"Здорово.Спасибо.Я… ну, это многое значит для меня". Кристиан был единственным, кто поверил мне. "Похоже, ты один уверен, что я облажался без каких-либо скрытых мотивов"

"Ну", - сказал он, - "Этому я тоже не верю"

"Не веришь чему? Что я облажалась? Почему нет?"

"Разве ты не расслышала сейчас? Я видел тебя в Спокане. Кто-то как ты не провалил или застыл." Я начала говорить ему те же слова что и стражам, что убийство Стригоев не сделало меня непобедимой, но он прервал меня: "Кроме того, я видел там твое лицо."

"Во дворе…?"

"Да" - последовала тишина - "Я не знаю что случилось, но ты так смотрела…это не выглядело, так как-будто ты хочешь отомстить человеку. Это так же не выглядело, как потеря сознания при нападении Alto's. это было что-то другое… Я не знаю. но ты была поглащена чем-то, и еще… твое выражение лица. Отчасти испуганное."

"Все же… ты не устраиваешь мне проблемы также как все."

"Это не мое дело. Если бы он был достаточно сильным, чтобы победить тебя, тогда ситуация могла бы быть серьезной. Но в самый критический момент я чувствую себя защищенным рядом с тобой, Роуз. Я знаю, ты бы защитила меня, если бы там был Стригой" Он зевнул. "Хорошо… Теперь, когда я достаточно сказал, можем поспать? Может тебе и не нужен сон, но не все такие счастливчики".

Я отсьала от него и вскоре сама почувствовала себя изможденной. У меня был долгий день и оставалось совсем мало времени, чтобы отдохнуть от предыдущей ночи. Я с трудом заснула, но мне начали сниться сны. Как и прежде, я почувствовала признаки одного из выдуманных снов Адриана.

"О нет " застонала я.

Я стояла в саду посреди лета. Воздух был влажный и солнце отлевало золотым на моих волосах. Разноцветные цветы росли вокрук, а воздух был наполнен запахом сирени и роз. На мне были джинсы и льняная безрукавка.

На мне так же были четки на запястье. Это была семейная риликвия Драгомиров, которую Лисса подарила мне. Я редко носила эти украшения, но в моих снах я всегда была в них.

"Где ты?"- позвал я. "Я все равно знаю, что ты где-то здесь"

Адриан шагнул из-за яблони, которая была толстой с розовыми и белыми цветами. На нем были джинсы-то, что я никогда не видел на нем раньше. Они выглядели хорошо и, несомненно, были дизайнерской марки. Темно-зеленая хлопковая рубашка, тоже очень простая закрывала верхнюю часть тела, и солнечный свет производил впечатление золота и каштана в его темных волосах.

"Я велела тебе держаться подальше от моих снов", сказала я, положив руки на бедра.

По его губам скользнула ленивая улыбка. "Но как еще мы могли бы поговорить? Ты выглядел не слишком дружелюбным не так давно"

"Возможно, если бы ты не использовал принуждение на людях, то у тебя было бы больше друзей."

"Я должен был спасти тебя от тебя самого. Твоя аура напоминала грозовое облако"

"Хотя бы раз, не могли бы мы не говориь об аурах и моем грядущем конце?"

Выражение его глаз подсказало мне, что он более всего заинтересован именно в этой теме, но он сменил ее. "Хорошо. Мы можем поговорить о чем-нибудь другом"

"Но я вообще не хочу разговоривать. Я хочу спать"

"Ты спишь." Адрианн улыбнулся и пошел, чтобы изучить цветущую виноградную лозу, которая завершала столб. На ней были оранжевые и желтые цветы, сформированные как трубы. Он мягко водил своими пальцами по одному из краев цветов. "Это был сад моей бабушки."

"Большой," сказал я, вставая удобней на против яблони. Это напоминало, что мы можем быть здесь на время. "Сейчас я должна слушать твою семейную историю."

"Она была спокойной"

"Я уверенна в этом. Что еще?"

Его глаза все еще были прикованы к цветам виноградной лозы. "Тебе не стоило копаться в родословной семьи Мороя. Ты не знаешь ничего о своем отце. Из всего, что ты знаешь, мы можем быть родственниками".

"Это значит, что ты оставляешь меня?"

Медленно идя ко мне, он сменил тему так, будто никакой заминки в разговоре и не было."Не, не беспокойся. Я думаю, мы из разных семей. Разве твой отец не турок?"

"Да - Эй, ты уставился на мою грудь?"

Он изучал меня, но его глаза больше небыли на моем лице. Я сложила руки на груди.

"Я смотрел на твою рубашку" сказал он. "Цвет ужасный"

Подавшись вперед, он коснулся манжеты! Словно чернила расходящиеся по бумаге, ткань белая как слоновая кость окрасилась в насыщенный цвет индиго, в окрас цветущей лозы! Он едва прищурил глаза, словно матерый художник рассматривающий свое творение.

"Как ты это сделал?" воскликнула я.

"Это же мой сон. Хмм… Но ты же не пуританка, ну, хотя бы в отношении цвета. Давай попробуем этот." Голубой медленно поменялся на ярко красный."Да, так лучше. Красный твой цвет. Красный как роза, как прекрасная, прекрасная роза.

«Ого» Сказал я, «Я не думал что в твоих мечтах витают такие безумия» Он никогда не был таким хмурым и подавленным как Лисса в прошлом году, но характер определенно заставлял вести себя неадекватно!

Сделав шаг назад, он вскинул руки, «Ты делаешь меня безумным, Роза, и сейчас я экспромтом сичиню стихотворение для тебя», откинув голову назад, он воскликнул в небеса!

"Роза в красных тонах,

В голубых - никогда.

Острая, словно бы шип

И сражается так же.

Адриан опустил руки и посмотрел на меня с надеждой.

"Как шип может бороться?" спросила я

Он покачал головой. "Искуство не должно иметь смысла, маленькая дампирка. Кроме того, я считаюсь сумасшедшим, правильно?"

"Не самый сушамасшедший которого я кода-либо видела"

"Хорошо" сказал он направляясь к гортензиям "Я поработаю над этим"

Я начала спрашивать снова о том, когда я могу пойти "назад", чтобы спать, но наш разговор принес кое-что по моему манению.

"Адриан… как узнать спятил ты или нет?"

Он повернулся от цветов, с улыбкой на лице. Я могла сказать, что он собирался подшутить, но когда он посмотрел на меня ближе. Улыбка исчезла, и он стал необычно серьезным.

"Ты думаешь что сходишь с ума?" спрсил он.

"Я не знаю", сказала я, смотря себе под ноги. Я была босиком, и острые травинки щекотали мои ступни."Я вижу…кое-что."

"Настоящие сумасшедшие редко спрашивают сумасшедшие ли они " сказал он со знанием дела.

Я вздохнула и посмотрела на него. "Это действительно не помогает мне."

Он вернулся ко мне и положил руку мне на плечо. Я не думаю, что ты сумасшедшая, Роза. Я думаю, ты прошла через многое, однако. "

Я нахмурилась. Что это значит? "

"Это значит, что я не считаю тебя сумасшедшей."

"Спасибо. Это все проясняет. Ты знаешь, эти фантазии действительно, начинают сводить меня с ума."

"Лисса не придает им значения" - сказал он.

С ней ты тоже встречаешься? У вас действительно нет границ?

Они инструктивны. Она хочет выучиться, как сделать это."

"Замечательно. Так я просто везучая, должна мириться с твоми сексуальными домогательствами."

Он фактически обиделся. "Я действительно хочу, чтобы ты не думала, что я воплощение зла"

"Извините. Я точно так же не имею причин полагать, что вы можете сделать что-либо полезное."

"Правильно. В отличие от вашего наставника я не вижу,что он вам полезен.

Я сделала шаг назад и прищурилась. "Не впутывайте в это Дмитрия."

"Оставлю, когда ты перестанешь думать, что он прекрасен. Исправь, если я ошибаюсь, но он один из тех, кто скрыл твое задание от тебя, верно?"

Я отвела глаза."Сейчас это не важно.Кроме того, у него были свои причины.

"Да, которые очевидно не связаны с тобой в открытую или борьбой за тебя. Принимая во внимание, что я…" Он пожал плечами. "Я мог получить тебя на испытания."

"Ты?" Спросила я со смехом. "Как ты собираешься осуществить это? Покурить с судьей? Или использовать принуждение в отношении королевы и половины королевских семей?"

"Ты не должна так быстро грубить людям которые могут помочь тебе. Просто подожди." Он оставил легкий поцелуй на моем лбу, от которого я попыталась отшатнуться. "А теперь тебе нужно отдохнуть."

Сад растаял, и я провалилась в темноту обычного сна.

Глава 8.

Во первых, я обнаружила,что большую часьт страж был начеку.Я всегда это знала,но на деле все обстоит сложнее.Стражи совершенно необходимы мороям, в случае если стригой захочет атаковать. Но те атаки стригоев? Они очень редки.Могло проити много времени, без того тобы страж участвовал в подобной схватке.Хотя, крнечно, мои преподаватели не заставят нас ждать так долго,в ходе этого мероприятия,они,тем не менее,хотят научить нас терпению и тому,как не напрягаться,когда поблизости не опасности.

Мы так же придерживались самых строгих правил, в которых мог быть страж: всегда стоящий и всегда официальный. Гораздо чаще, стражи которые жили в семьях мороев вели себя небрежно в их домах и делали обычные вещи, как чтение или просмотр телевизора - в то время еще оставаясь прекрасно осведомлены о каких-либо угрозах. Мы не всегда ожидали этого, таким образом, мы должны были тренировать свой нелегкий путь в школе.

Мой уровень терпения не справлялся так хорошо с этим ожиданием, но моя неудовлетворенность была больше чем просто нетерпеливость. Я ужасно хотела оправдать себя, загладить свою вину за то что не реагировала когда Стэн напал. Я больше не видела призрак Мейсона и решила что, то что я видела было вызвано усталостью и стрессом. Это сделало меня счастливей, потому что это лучше чем чувствовать себя сумасшедшей или некомпетентной.

Но некоторые вещи не делают меня счастливой. Когда мы с Кристианом встретились с Лиссой после занятий, я почувствовала беспокойство, страх и гнев исходящий от нее. Это только моя связь с ней, раскрыла мне это, но все же… Внешне, она выглядела прекрасно. Эдди и Кристиане, которые говорили о чем-то друг с другом, не заметили этого.

Я приблизилась и обняла ее пока мы шли. "Все хорошо. Все будет хорошо." Я знала, что беспокоит ее.Виктор.

Мы решили что Кристиан - несмотря на его готовность "заботиться о вещах" - вероятно не был лучшим выбором, чтобы найти возможность попасть на суд Виктора. Таким образом, Лисса играла на днях дипломата и очень вежливо говорила с Альбертой о возможности того, чтобы мы свидетельствовали. Альберта сказала ей, одинаково вежливо, что это не рассматриваеться.

"Я думаю, если бы мы объяснили это точнее - почему это настолько важно - они позволили бы нам пойти," прошептала она мне. "Роза, я не могу заснуть… Я просто продолжаю думать о нем. Что делать, если он получит свободу? Что делать, если они действительно отпустят его на свободу?"

Ее голос дрожал, и появилась старая уязвимость, что я не видели в течение долгого времени. Такие вещи обычно отправляли мне предупредительные сигналы, но на этот раз, он вызвал странный наплыв воспоминания о давно прошедших временах, когда Лиса зависела от меня. Я была счастлива увидеть, насколько сильно она хотела удостовериться, что она осталась на этом пути. Я сжала свою руку, трудно сделать все еще идя.

"Он не станет свободным," сказал я отчаянно. "Мы доберемся до суда. Я удостоверюсь в этом.Ты знаешь, что я никогда не позволю ничему случаться с тобой."

Она прижалась головой к моему плечу, слабая улыбка на ее лице. "Это - то, что я люблю в тебе. Ты понятия не имеешь, как добраться до суда, но ты все еще идешь вперед так или иначе, чтобы заставить меня чувствовать себя лучше."

"Помогает?"

"Да."

Беспокойство все еще скрывалось в ней, но она отвлеклась немного. Плюс, несмотря на ее поддразнивание меня о моем смелом обещании, мои слова действительно успокоили ее.

К сожаленю мы скоро выяснили,что у Лиссы есть и другие есть и другие основания для беспокойства.Она ждала когда все медикаменты уйдут из ее системы и откроют ей полный доступ к магии. Это было-Мы могли это чувствовать-но у нее были проблемы с ощущение этого.Прошло уже три дня но для нее ничего не изменилось.Я чувствовала ее,но моей главной заботой было ее психологическое состояние,а оно было в порядке.

"Я не знаю, что происходит," жаловалась она. Мы почти дошли до общежития. У Лисы и Кристиана были планы смотреть кино. Я задавалась вопросом, насколько трудный это будет для меня, чтобы смотреть кино и быть в состоянии боевой готовности. "Кажется, что я должна быть в состоянии сделать что-то, но я все еще не могу. Я застряла."

"Это не может быть плохо.", я отодвинулась от Лиссы и могла осмотреть путь.

Она стрельнула на меня печальным взлядом."Ты такая беспокойная.Я думала это моя работа."

"Эй, это моя работа, присматривать за тобой."

"Вообще- то,это моя работа." сказал Эдди, в каком то смысле,шуткой.

"Никто из вас не должен беспокоиться."настаивала она,"Не об этом."

Кристиан обхватил рукой ее талию."Ты нетерпелива больше, чем Роуз.Все что тебе надо это-"

"Это было дежавю."

Стен выпрыгнул из-за деревьев и схватив Лиссу,потащал к себе.Мое тело отреагировало мгновенно,без каких либо заминок, потому что я собиралась "спасать" ее.Но лишь одна проблема была в том,что Эдди тоже мгновенно отреагировал,и он был ближе,находился прямо передо мной.Я крутилась, стараясь содействовать,но то как эти двое приняли стойку, блокировало мои попытки быть полезной.

Эдди двинулся в сторону Стена,жестокий и сильный, он оторвал руку Стена от Лиссы с такой силой,что оторвать его от земли. Тонкое телосложение Эдди часто скрывало,насколько он был мускулист.Стен схавит рукой Эдди,и этого было достаточно,чтобы Лисса вырвалась и присоединиться к Кристиану за мной.Я отошла в сторону с ее пути,надеясь тем самымым помочь Эдди,но в этом не было ни какой нужды.Не допуская одержать верх,он схватил Стена и бросил его на землю.Спустя мгновение, кол для практики был чуть выше сердца Стена.

Стен рассмеялся,искренне радуясь."Отличная работа, Кастиль."

Эдди убрал кол и помог своему преподавателю подняться.После поединка, я смогла рассмотреть синяк на лице Стена.Нападения на нас,новичков,могут быть редкими и с большими интервалами,но наши преподаватели ежедневно с кем то сражались.Все они конечно этим злоупотребляли,но делали это с юмором.

"Вам спасибо, сэр"сказал Эдди.Он был довольный,но не тщеславный.

"Конечно, будь я стригоем я был бы быстрее и сильнее,но я клянусь вы могли соперничать со своей скоростью там."Стен повернулся к Лиссе."Ты как?"

"Отлично",ответила она со светящимся взглядом.Я почувствовала, что она фактически наслаждалась этим волнением.Адреналин в ней зашкаливал.

С лица Стена сошла улыбка,когда он повернулся о мне."А ты- что ты делала?"

Я смотрела, ошеломленная его резким тоном.Он говорил так же в прошлый раз.

"Что ты имеешь в виду?" воскликнула я. " На этот раз я не впала в ступор или что-то в этом роде! Я была готова поддержать его, присоединиться при первой же возможности.

"Да", согласился он. "В этом то и проблема. Ты так рвалась в драку, что забыла о двух Мороях за твоей спиной. Ты вела себя так как будто их не было. Ты следила за дракой, а должна была прикрывать их.

Наплевав на приличия, я шагнула вперед и уставилась на него."Это не честно.Если мы будем в реальном мире и стригой будет атаковать,ты не сможешь сказать,что другой страж не впрыгнет и не сделает все,чтобы убить стригоя быстрее,насколько это возможно."

"Ты в чем то права," сказал Стен."Но ты не думала об эфективном устранение противника.И ты не думала о защите своего мороя.Ты думала как бы скорее, сделать что-нибудь захватывающее и искупить свою вину."

"Ч- что?Разве ты не мало там попрыгал?И рассуждаешь о моих мотивациях.Как ты можешь утверждать о чем я думала?"

"Инстинкт " ответил он загадочно. Он вынул небольшой блокнот и сделал некоторые примечания в нем. Я сузила глаза, жалея, что не могу видеть через блокнот и разглядеть то, что он написал обо мне. Когда он закончил, он засунул блокнот обратно в пальто и кивнул нам всем. "Увидимся позже. "

Мы наблюдали, как он шел через снежные основания к гимнастическому залу, где тренировались дампиры. Мой рот был открыт, и я не могла даже произнести слова сначала. Когда это заканчится с этими людьми? Я сгораю снова и снова на глупых технических особенностях, которые не имеют никакого отношения, с тем как я фактически поступлю в реальном мире.

"Это было не справедливо. Как он может судить меня о том, что он думает, что думала я?"

Эдди пожал плечами, пока мы продолжали свой путь в сторону общежития. "Он может думать, что захочет. Он наш преподаватель. "

"Да, но он собираюсь поставить мне плохую отметку! Опыт работы на месте не имеет смысла, если он не может действительно показать, как мы выступим против Стригоя. Я не могу поверить этому.Я хороша-я действительно хороша. Как же я могу быть такой не делая этого? "

Ни у кого не было фактического ответа на это, но Лиса отметила неловко, "Хорошо…, был ли он справедлив или несправедлив, в одном он был прав: Ты был великолепен, Эдди."

Я скользнула по Эдди взглядом и плохо себя почувствовала из-за того, что позволяла своей собственной неудачей(драмой) портить его успеха. Меня достали - реально достали, но несправедливость Стэна была моей проблемой, с которой мне придется иметь дело. Эдди выступил блестяще, на обратном пути все его расхваливали так, что я увидела румянец прилевающий к его щекам. Или возможно это было из-за холода. Независимо от этого, я была счастлива для него.

Мы расположились в гостинной, довольные тем, что ни кто не претендовал на это - и тем что она была теплой и уютной. Каждое из общежитий имело несколько таких комнат, и все они были снабжены кинофильмами, играми и большим количеством удобных стульев и кушеток. Они были доступны для студенческого использования только в определенные времена. По выходным, они были в значительной степени открыты все время, но в будние дни, они ограничили часы - по-видимому поощряя нас делать нашу домашнюю работу.

Эдди и я оценили комнату и сделали план, затем заняли наши позиции. Стоя у стены, со значительной завистью я наблюдала за кушеткой, на которой растянулись Лисса и Кристиан.

Я думала, что кино отвлечет меня от тревог, но фактически, именно мои собственные взвинченные чувства накручивали мои мысли. Я не могла поверить, что Стэн хотел сказал, то что он сказал. Он даже признал, что в пылу битвы, любой страж будет пытаться попасть в бой. Его аргумент обо мне имеющей скрытые, ищущие славу побуждения был абсурден. Я задавалась вопросом, была ли я в серьезной опасности в случае неудачи полевых испытаний. Конечно, пока я подходила, они не уберут меня от Лисы после окончания учебы? Альберта и Дмитрий говорили, что это было всего лишь экспериментом, чтобы дать мне и Лиссе новое обучение, но внезапно, взволнованная, параноидальная часть меня начала задаваться вопросом. Эдди проводил большую работу по ее защите. Может, они хотели посмотреть, насколько хорошо она может работать с другими стражами. Возможно, они волновались, что я была хороша только при защите ее и не другого Мороя - Я позволила Мейсону умереть, в конце концов, не так ли? Возможно, реальная проверка здесь должна была показать, нужно ли меня заменить. В конце концов, кем я была, в действительности? Обычный новичок. Она была принцессой Драгомир. Она всегда будет иметь защиту и это не должна была быть я. Связь не имеет смысла, если я в конечном итоге оказалась некомпетентной.

Приход Эдриана остановил мою яростную параною. Он проскользнул в темную комнату и подмигнул мне садясь на стул рядом со мной.Я понимала, что рано или поздно его обнаружат. Я думаю мы были его единственным развлечением в кампусе. Хотя, судя по стойкому запаху алкоголя, скорее всего не единственным.

"Ты трезвый?" спросила я его когда фильм кончился.

"Вполне. А с вам что ребята?"

Адриан не посещал мои сны после одного в саду. Он также отказался от некоторого своего возмутительного флирта. Больше его появление с нами было связано работой с Лиссой или облегчение своей скуки.

Мы подвели итоги для него нашего столкновения со Стэном, поддерживая храбрость Эдди и не упоминая мой выговор.

"Хорошая работа," сказал Адриан. "Похоже во время сражения ты тоже получил шрам." Он указал в сторону лица Эдди, где три рассечки бердом показались нам. Я вспомнила когти Стэна, поражающие Эдди во время борьбы, чтобы освободить Лиссу.

Эдди коснулся своей щеки "Я почти не чувствую их".

Лиза подалась вперед, изучая его." Ты получил это защищая меня"

"Я получил это проходя мои полевые испытания," пошутил он. "Не беспокойтесь об этом."

И тогда это случилось. Я увидела как это охватило ее, это сострадание и бесспорное убеждение помочь другим, это так часто охватывало ее. Она не могла выдержать видя боль, не могла выдержать сидя там, если она не могла сделать что-то. Я чувствовала что сила росла в ней, великолепное и захватывающее ощущение, от которого мои пальцы задрожали. Я поняла как это волновало ее. Это был огонь и счастье. Опьянение. Она потянулась и коснулась лица Эдди…

И следы исчезли.

Она опустила свою руку и эйфория духа покинула нас обеих.

"Сукин сын," выдохнул Адриан. "Вы не шутили об этом." Он посмотрел на щеку Эдди. " Нет чертовых следов этого."

Лиза встала и опять села на диван.Она откинула голову и закрыла глаза."Я сделала это. И все еще могу сделать это."

"Конечно, ты можешь" с облегчением сказал Эдриан."Теперь ты должна показать мне как ты это делаешь."

Она открыла глаза."Это не просто".

"О, я вижу," сказал он преувеличенным тоном. "Ты жарила меня что я сумасшедший потому что вижу ауры и прихожу в снах, но теперь ты не скроешь свои профессиональные секреты."

"Я не нехочу," спорила она. "Это невозможно."

"Ну же, кузина, попробуй." Потом он вдруг царапнул своими ногтями поперек своей руки и пустил кровь.

"Иисус Христос!" Взвизгнула я. "Ты сумасшедший?" Когда я шутила? Конечно, он был.

Лисса потянулась и держа его руку, точно так же, как прежде, она излечила кожу. Восторг наполнял ее, но мое настроение, внезапно упало без какой-либо реальной причины.

Вдвоем они начали дисскуссию - я не могла учавствовать, использовали стандартные магические термины, а также некоторые термины, я была уверена, что они были изобретены на месте. Судя по лицу Кристиана, казалось он также не понимал, и вскоре стало ясно, что Адриан и Лисса забыли о нас в своем рвении над тайной духа.

Кристиан наконец встал, выглядя скучающим. "Пойдем, Роза. Если бы я хотел слушать это, то я бы вернулся в класс. Я голоден."

Лисса посмотрела вверх. "Ужин только через полтора часа."

"Кормилец," сказал он. "Я не был там сегодня."

Он как всегда поцеловал Лиссу в щеку и затем удалился. Я следовалa рядом с ним.Снова начал идти снег, и я зло впивалась взглядом в хлопья, поскольку они дрейфовали вниз вокруг нас. Когда начал идти снег в начале декабря, я была взволнована. Теперь этот белый пух становился довольно надоедливым(проклятый, старый). Поскольку это было несколько ночей назад, тем не менее,?(отсутствуя) в такой резкой погоде разрядил мое настроение немного, холодный ветер моментального привел меня в чувства. С каждым шагом ближе к Кормильцам, я чувствовала, что я успокаиваюсь.

"Кормильцы" были теми, кого мы назвали людьми, которые добровольно предлагали быть регулярными источниками крови для Moроев. В отличие от Стригоев, которые убивали жертв, от которых они пили, Moрои брали только маленькие количества каждый день и не должны были убить добровольца. Эти люди жили для высокого, которое они получали от укусов вампира и казались совершенно счастливыми потратить их жизни тот путь и отдельный от нормального человеческого общества. Это было фантастическим, но необходимым для Moроев. У школы обычно был Кормилец или два в общежитиях Moроев в течение ночных часов, но в течение большей части дня, студенты должны были пойти к свободному городскому населению, чтобы получить их ежедневное питание (затруднительное положение).

Поскольку я продолжала идти, всматриваясь в белые деревья, белые заборы, и белые валуны, что - то еще, что было не белым в этом пейзаже, поймало мое внимание. Хорошо, это не был белый точно. Был цветной бледный, изможденный цвет.

Я резко остановилась и мои глаза начали становиться все шире. Мейсон стоял на другой стороне двора, почти сливающийся с деревом и столбом. Нет, я думала. Я убедила себя, что этого не было, но он там был, смотрел на меня с тем же печальным, призрачным лицом. Он ткнул пальцем(указал) в противоположную сторону от кампуса. Я украдкой взглянула на то, что он указывал, но снова не было никакой подсказки, что именно искать. Поворачиваясь к нему, я могла только изумленно глазеть, меня окутывал страх.

Ледяная холодная рука тронула меня за шею, и я повернулась. Это был Кристиан.

"Что происходит?" спросил он.

Я оглянулась назад туда, где я видела Мейсона. Он ушел, конечно. Я зажмурила свои глаза и вздохнула. Тогда, приближаясь к Кристиану, я на ходу сказала, "Ничего".

Кристиан обычно всегда отпускал остроумный поток комментариев всякий раз, когда мы были вместе, но он был тих, поскольку мы прошли оставшуюся часть дороги. Я была поглощена своими собственными мыслями и заботами о Мейсоне, таким образом у меня не было желания, что-либо говорить. Это видение продлилось несколько секунд. Обдумывание, как трудно должно было видеть его там, казалось более чем вероятным, что он был обманом зрения, правильно? Я попыталась убедить себя в этом всю остальную часть дороги. Когда мы вошли в свободное помещение и спрятались от холода, я поняла, что что - то было не так с Кристианом.

"Что случилось?" спросила я, пытаясь не думать о Мейсоне. "Все нормально?"

"Прекрасно" ответил он.

"То как ты только что сказал это, доказывает, что не все нормально."

Он проигнорировал меня, поскольку мы приближались к комнате Кормильцев. Это было более занято, чем я ожидала, и все небольшие кабины, в которых сидели Кормильцы, были заполнены Moроями. Брэндон был одним из них. Поскольку он питался, я мельком увидел увядший зеленый ушиб на его щеке и вспомнила, что я так и не узнавала, кто избил его. Кристиан зарегистрировался у мороя в дверях и затем стоял в ожидании, пока его не вызвали. Я ломал голову, пытаясь выяснить что могло вызвать плохое настроение Кристиана.

"В чем дело? Тебе не понравилось кино?"

Нет ответа.

"Прерванный "грязным" членовредительством Адриана?" Давая Кристиану время выговориться было слишком большим удовольствием. Всю ночь я могла сделать это.

снова тишина

"Ты - О."

Это поразило меня. Я была удивлена, что я не думала об этом прежде.

"Ты расстроен, что Лисса захотела обсуждать свое волшебство с Адрианом?"

Он пожал плечами, что означало, что он сказал мне все, что я должна была знать.

Да ладно, ей не нравится волшебство так, как нравишься ты. Это, только эта вешь с нею, ты знаешь.

Она провела все эти годы и думала, что она не может сделать реальную магию (волшебство), а потом узнала, что может, кроме этого был этот дурацкий, совершенно непредсказуемый вид. Она всего лишь пытается понять его.

"Я знаю," сказал он сильно, смотря через экспансивную комнату, фактически не сосредотачиваясь ни на ком из людей. "Не в этом проблема."

"Тогда, почему…" я замолчала, поскольку другое открытие поразило меня. "Ты ревнуешь к Адриану."

Кристиан посмотрел своими глазами холодного синего цвета на меня, и я могла сказать, что попала в десятку. "Я не ревнив. Я только -"

"- ощущаю себя неуверенным по тому факту, что твоя подруга проводит много времени с богатым и разумно симпатичным парнем, которого она могла бы любить. Или, поскольку нам нравится называть это, ревнивым."

Он отвернулся от меня, явно раздраженный. "Медовый месяц закончен между нами, Роза. Проклятье. Почему эти люди занимают так много времени?"

"Послушай," я сказала, перемещая свою позицию. Мои ноги устали после такого неудобного положения. "Разве ты не слушал мою романтичную речь на днях о том, чтобы быть в сердце Лиссы? Она просто сума сходит по тебе. Ты - единственный, кого она хочет, и верить мне, я могу сказать это с 100-процентной уверенностью. Если бы был кто - либо еще, то я знала бы."

Намек улыбки пересек его губы. "Ты - ее лучший друг. Ты могла скрывать это ради нее."

Я усмехнулась. "Не, если она была с Адрианом. Я уверяю тебя, у нее нет никакого интереса к нему, Боже - по крайней мере благодарность это не романтика."

"Он может быть очень убедительным. Он знает, как работать с принуждением…"

"Он не использует это на ней. Я даже не знаю, может ли он - я думаю, что они уравновешивают друг друга. Кроме того, разве ты не заметил? Я - неудачный объект внимания Адриана."

"Действительно?" спросил Кристиан, явно удивленный. Парни не особо обращали внимания на этот вид общения. "Я знаю, что он флиртует -"

"И приходит в мои сны незванным. Наблюдаю, поскольку не могу уйти, это дает ему прекрасный шанс замучить меня с его так называемым очарованием и попытаться быть романтичным."

Он стал подозрительным. "Он появляется в снах Лиссы также."

Черт.Он не должен был упомянуть сны. Что сказал Адриан? "Те являются учебными. Я не думаю, что ты должен волноваться."

"Люди не замечали бы, если бы она находилась в уединении с Адрианом."

"Ах," сказала я. "Таким образом это - то, о чем ты реально волнуешься. Ты думаешь, что сможешь давить на нее?"

"Я не то, что хороший… в тех видах социальных вещей," он вдруг стал очень уязвим. "И я думаю, что у Адриана лучше репутация чем у меня."

"Ты шутишь?"

"Подумай, Роза. Пьющие и курящие не находятся даже в той же самой лиге как люди, думающие, что ты собираешься стать Стригоем. Я видел способ, которым все действовали, когда она брала меня на обеды и вечеринки в лыжном домике. Я - ответственность. Она - единственный представитель от своей семьи. Она собирается потратить остальную часть своей жизни, связанной с политикой, пытаясь войти в хорошие отношения с людьми. Адриан может сделать намного больше для нее, чем я."

Я сопротивлялась желанию буквально вбить некоторый смысл в него. "Я могу видеть, куда ты клонишь, но в твоей воздухонепроницаемой логике есть один недостаток. Нет ничего связывающего ее и Адриана."

Он отвел взгляд и больше ничего не сказал. Я подозревала, что он ощущал, что она была не просто друзьями с другим парнем. Так как, он признался, что у него был целый спутанный глубок неверенности в Лисе.Прибывание с ней сделало чудеса с его отношениями и его общительностью, но в конце концов, у него все еще была проблема с выходом из "испорченной" семьи.Он по прежнему волновался, что не был хорош для нее.

"Роза, ты права," сказал неприятный голос позади нас. Готовя свою лучшую светлую улыбку, я обернулась, чтобы встать лицом перед Джесси. Естественно, Ральф был поблизости. Назначенный новичок Джесси, Дин, стоял в дверном проеме. У них очевидно были более формальные отношения телохранителя. Джесси и Ральф не были рады, когда мы пришли, но они очевидно блуждали и услышали достаточную часть нашей беседы. "Ты являешься все еще из королевской семьи. Ты имеешь полное право быть с нею."

"Ничего себе, разговор о приятном повороте событий," сказала я. "Разве не ты был парнем, только и говорящим мне все это время, как Кристиан собирался стать стригоем в любой момент? Я смотрела бы повнимательнее за своей шеей, на вашем месте. Он выглядит опасным."

Джесси пожала плечами. "Эй, ты сказала, что он был чист, и если кто и знает Стригоев, это - ты. Кроме того, мы фактически начинаем думать, что непослушная природа Озера - хорошая вещь."

Я следила за ним подозрительно, предполагая, что здесь есть некий подвох. Все же он казался искренним, в том что он действительно убежден, что Кристиан безопасен.

"Спасибо," сказал Кристиан, небольшая насмешка, озаривла его губы. "Теперь, когда ты поддержал меня и мою семью, я могу наконец продолжить свою жизнь. Это - единственная вещь, что сдерживала меня."

"Я серьезно," сказала Джесси. "Озера были отчасти тихи в последнее время, но они имели обыкновение быть одной из самых сильных семей. Они могли быть снова влиятельными, особенно ты. Ты не боишься сделать вещи, к которым ты не предполагаешься. Нам нравится это. Если ты преобладал бы над своей антиобщественной ерундой, ты мог бы найти правильных друзей и пойти далеко. Мог бы заставить себя прекратить волноваться так о Лиссе."

Кристиан и я обменялись взглядами. "Что ты имеешь ввиду? он спросил

Джесси улыбнулся и бросил таинственный взгляд на нас. Некоторые из нас собираются вместе.Мы сформировались в группы - это путь для представителей лучших семей, мы объединились, вы знали?Аттака Стригоев в прошлом месяце - это сумашествие, и люди не знают, что делать.Также ведется разговор о нашей борьбе и поиске новых вариантов распределения стражей".Он сказал это с насмешкой и я ощетинилась, услышал как он расказывал о стражах как об объектах."Слишком много нечленов королевской семьи пытаются взять управление".

"Почему это проблема, если их идеи хороши?" спросила я.

Их идеи не хороши.Они не знают свое место. Некоторые из нас начали думать о способах самозащиты и стали присматриваться друг к другу.Я думаю, ты бы хотел обучаться защите.Кроме того, именно мы те, которые должны принимать решение, не дампиры и не другие морои. Мы есть элита. Мы лучшие. Присоединяйся к нам, есть вещи, которые мы можем сделать, чтобы помочь тебе с Лисой.

Я не смогла ничего сделать. Я рассмеялась. Кристиан просто выглядеть испытывающим отвращение.

"Я забираю слова, сказаные ранее," сказал он им. "Это - то, что я ждал всю свою жизнь. Приглашение, чтобы вступить в члены Вашего "tree house " клуба."

Ральф, большой и неуклюжий, сделал шаг вперед. Не юли с нами. Это серъезно."

Кристиан вздохнул. "Тогда не юлите со мной.Если вы действительно думаете, что я хочу тусоваться с вами ребята и пытаться сделать лучше

для мороев, испорченных и эгоистичных, тогда вы рельно тупее, чем я себе представлял.Это было довольно глупо."

Гнев и смущение заполнили лица Джесси и Ральфа, но к счастью, Имя Кристиана прозвучало только позже.Он выглядел значительно взбодренным пока мы проходили комнату. Ничто лучше, чем противостояние с двумя придурками не позволит вас чувствовать лучше в вашей личной жизни.

Сегодня вечером назначеным кормильцем Кристиана была женщина Алиса, она была старейшей кормильцей в кампусе. Большенство мороев предпочитали молодых доноров, но Кристиану, будучи извращенным человеком, которым он был, нравилась она потому что она была представителем старейших. Она не была старой - шестидесятилетней - но слишком много вампирских эндорфинов в ее жизни постоянно влияли на нее.

"Роза," сказала она, поворачивая свои ошеломительные синие глаза на меня. "Ты обычно не с Кристианом. Вы с Василисой поссорились?"

"Нет" сказала я. "Просто сменился пейзаж"

"Пейзаж"она шептала, глядя в соседнее окно.Морои держат окна немного закрашеными, блокируя свет, и я сомневаюсь, что человек мог что-то видеть. "Пейзаж всегда изменяеться? Вы заметили это?"

"Не наш пейзаж" сказал Кристиан, сидя рядом с ней. "Этот снег не идет гне-нибудь. Не на протяжении нескольких месяцев."

Она вздожнула и посмотрела на него сердито. "Я не говорю о пейзаже"

Кристиан одарил меня веселой улыбкой и затем погрузил свои зубы в ее шею. Ее выражение слабело, все разговоры о пейзаже или что она там имела ввиду зыбывались, пока он пил из нее. Я жила вогруг вампиров так долго, что я не думала о их клыках большую половину времени.Большенство мороев довольно хорошо скрывали их. Только в такие моменты я вспоминала о силе вампиров.

Обычно, когда я смотрела, как вампиры кормятся, мне вспоминалось то время, как я и Лисса сбежали из академии и я позволяла ей питаться моей кровью. Я никогда не сходила с ума от этого, но мне нравилось. У нас не было другого выбора, но я никому бы не пожелала такого. В нашем мире только люди предоставляли свою кровь. Дампиры, дающие кровь, сразу становились униженными и дешевыми.

Теперь, когда я смотрела как вампир кормится, я уже не думала о том, что это вызывает приятные ощущения. Вместо этого мне вспоминался тот день в Скопане, когда Исая, предводитель стригоев, кормился от Эдди. Тогда во мне возникали любые чувства, кроме приятных. Эдди очень страдал, однако, я сидела и смотрела, так как не могла ничего сделать. Морщась, я отвернулась от Кристиана и Элис

Когда мы вышли из комнаты для питания, Кристиан выглядел более живым и оптимистичным. «Выходные, Роза. Занятий нет, следовательно у тебя сегодня выходной».

«Нет» сказала я, я уже почти забыла. Черт. Зачем он напомнил мне? Я начинала уже чувствовать себя лучше после инцидента со Стенном. Я вздохнула. «Я из общества постоянного контроля».

Глава 9.

С таким количеством Мороев, отслеживание их корней в Восточной Европе, православное христианство является доминирующей религией на территории кампуса. Другие религии были представлены тоже, и я скажу в целом, только около половины студентов посещала любой вид услуг регулярно. Лиса была одной из таких студентов. Она ходила в церковь каждое воскресенье, потому что верила. Кристиан также присутствовал. Он делал это потому, что она пошла и потому, что заставляло его выглядеть хорошим и, кажется, меньше шансов стать Стригоем. Так как Стригой не мог войти на святую землю, регулярная церковная служба обеспечила маленький фронт респектабельности для него.

Когда я не спала, я показывалась в церкви для галочки. Лиса и мои друзья обычно слушали проповедь и потом веселились, так что церковь стала хорошим местом для встреч. Если Бог использует свои часовни, чтобы просвещать меня, то он забыл мне сказать об этом. Если нет, то возможно он просто выжидает время, чтобы потом казнит меня.

Когда служба закончилась в это воскресенье, тем не менее, мне пришлось слоняться вблизи часовни, потому что там должна была произойти моя общественная служба. Когда место было очищено, я удивилась, увидев одного человека рядом со мной: Дмитрий.

"Что ты здесь делаешь? " Спросил я.

"Возможно, тебе нужна помощь. Я слышал священник хочет сделать большую уборку. "

"Да, но ты один не наказанный здесь. И к тому же это твой выходной. Мы ну, в общем, все остальные - провели целую неделю, борясь против этого, но Вы парни, участвовали в поединках все время." Фактически, я заметила теперь, когда у Дмитрияi было пара ушибов также - хотя не столько, сколько имел Стэн. Это была долгая неделя для всех, и это была только первая из шести.

"Что еще я мог сделать бы сегодня?"

"Я могу подумать о сотне других вещей," отметил я сухо. "Есть вероятно фильм с Джоном Уэйном, который ты не видел еще."

Он покачал головой. "Нет, нет. Я видел их все. Смотри - священник уже ждет нас."

Я оборнулась. Действительно. Отец Эндрю стоял впереди, наблюдая за нами с надеждой. Он снял богатые одежды, которые он носил во время службы и теперь стоял в простых слаксах и рубашке на кнопках. Он похоже, был готов работать также, и я задавалась вопросом, что случилось с воскресеньем, будучи выходным днем.

Поскольку Дмитрий и я приблизились, чтобы получить наши задания, я обдумывала что, может, фактически вынудить Дмитрия быть здесь,в-первую очередь. Конечно он действительно не хотел работать в его свободный день. Я не привыкла к загадкам с ним. Его намерения были обычно прямыми, и я должна была предположить, что теперь было простое объяснение. Только это еще пока не было ясно.

"Спасибо вам обоим за предложение помогать мне." Отец Эндрю улыбнулся нам. Я попытался не насмехаться над "добровольно вызвавшейся" ссылкой. Он был Мороем в конце его сороковых годов, с утончающимися седыми волосами. Даже без большой веры в религию, я все еще любила и уважала его. "Мы не делаем ничего особенно сложного сегодня," продолжал он. "Это немного скучно, действительно. Мы должны сделать регулярную уборку, конечно, и затем я хотел бы сортировать коробки старых поставок, которые у меня на чердаке."

"Мы рады сделать все, что нужно, " сказал Дмитрий торжественно. Я подавила вздох и старалась не думать о всех других вещах, которми я могла бы заниматься.

Мы начали.

Я была помещена на обязанности швабры, и Дмитрий принял чистку и полировку деревянных скамеек. Он казался вдумчивым и полным решимости, так как он чистил, было похоже, что он фактически гордился своей работой. Я все еще пытался выяснить, почему он был здесь вообще. Не понимайте меня превратно; я была счастлива, что он здесь. Его присутствие заставило меня чувствовать себя лучше, и конечно я всегда любила наблюдать за ним.

Я думала возможно, что он должен был там получить больше информации от меня о том, что случилось в тот день со Стэном, Кристианом, и Брендоном. Или возможно он хотел отчитать меня о другом дне со Стэном, где я была обвинена в переход в сражение по эгоистичным причинам. Они походили на вероятные объяснения, все же он ни сказал ни слова. Даже когда священник вышел из алтаря, чтобы пойти в свой офис, Дмитрий продолжал работать спокойно. Я посчитала, если бы ему было что сказать, он сделал бы это тогда.

Когда мы закончили убирать, отец Андрей попрасил нас отнести коробку за коробкой с материалами с чердака вниз в складское помещение за часовней. Лиса и Кристиан часто использовали это место как секретное убежище, и я задавалась вопросом уборщик будет за или против их романтических встреч. Возможно если бы они оставили это, и я спокойно смогла выспаться.

Со всем подвальным хламом, мы троем расселиль на полуи начали его перебирать.Отец Эндрю дал нам инструкции относительно того, что спасти и что выбросить, и это было облегчением для моих ног с учетом разнообразия на этой недели. Он вел светскую беседу, пока мы работали, спрашивая меня о классах и других вещах. Это не было так уж плохо.

И пока мы работали, ко мне пришла мысль.Совершая хорошую работу я убеждала себя, что Мейсон был заблуждением, навлеченный нехваткой сна,но получить гарантию от человека, облеченного властью, что призраки не были реальными, нужно пройти длинный путь, чтобы почувствовать себя лучше.

"Эй" Я спросила отца Эндрю. "Вы верите в призраков? Я име ввиду, любое их проявление -" жестикулируя вокруг нас. - в этом хламе?"

Вопрос явно его удивил, но он не обиделся на меня, назвавшей его призвание и работу жизни "этот хлам."Или на то, что я, очевидно, должна быть осведомлена обо все этом, учитывая семнадцать лет прибывания на службе.Его лицо приобрело озадаченное выражение, и он прекратил работу.

"Хорошо… я предполагаю, что это зависит от того, как Вы определяете "призрака"

Я постучала по книге блогословия своим пальцем."Дело в том, что когда вы умираете, вы попадаете в ад или в рай. Это делает призраков только историями, верно? О них в Библии нет ничего."

"Опять же", сказал он, "это зависит от вашего определения. Наша вера всегда считала, что после смерти, дух отделяется от тела и действительно может задержаться в этом мире ".

"Что?" пыльная чаша выпала из моих рук. К счастью, она оказалась деревянной и не разбилась. Я быстро подняла ее. Это не было тем ответом, который я ожидала. "На долго? Навсегда?"

"Нет, нет, конечно нет. Это бросает вызов воскрешению и спасению, которые формируют краеугольный камень наших верований. Но предполагается, что душа может остаться на земле в от трех до сорока дней после смерти.В конечном счете получает 'временное' решение, которое пересылает его из этого мира на небеса или в ад - хотя никто не сможет действительно познать это до самого Судного дня, когда душа и тело,воссоединяться, чтобы прожить вечность как одно целое."

Избаление от хлама было потеряно на мне. "От трех до сорока дней" вот, что привлекло мое внимание.Я полностью забыла о своей сортировке… "Да, но это верно или нет? Духи действительно ходят по земле в течение сорока дней после смерти?"

"Ах, Роза. Те, ктоспрашивют - есть ли вера истинна, открывают дискуссию к которой они могут быть не готовы."

Я почувствовала, что он был прав.Я вздохнула и возратилась к коробке передо мной.

"Но," сказал он любезно, "если это поможет тебе, некоторые из этих идей параллельны народным верованиям из Восточной Европы о призраках, которые существовали перед распространением Христианства. Те традиции долго поддерживали идею духа, остающегося в течение короткого промежутка времени после смерти - особенно, если рассматриваемый человек умер молодым или неестественной смертью."

Я замерла. Независимо от прогресса, мое убеждение, что Мейсон был вызван стрессом мгновенно исчезло. Молодые или неестественной смертью.

"Почему?" я спросила тихим голосом."Почему они остаются?Это…Это для мести?"

Я уверен, что есть те, кто считает так же,только есть и такие, которые полагают, что они остаются потому что у души есть проблема, о которой она тревожиться находясь в нашем мире.

"Во что вы верите?" Я спросила.

Он улыбнулся. "Я считаю, что душа отделяется от тела, как наши отцы учат нас, но я сомневаюсь, что во время пребывания души на земле что нибудь живое может воспринимать ее.Это не так, как в кино, с привидениями, которые бродят по зданию или приходят к тем, кого они знали.Я предполагаю душа как большее количество энергии, существующей вокруг нас, кое что вне нашего восприятия, поскольку они ожидают, чтобы идти дальше и найти мир. В конечном итоге, важно то, что происходит за пределами этой земли, когда мы достигаем вечной жизни купленной нашим спасителем, его большой жертвой. Это - то, что действительно важно."

Я задумалась, если отец Андрей будет так сообразителен, чтобы сказать что он представил, что видела я. Молодой или насильственная смерть. Оба они относились к Мейсону, и он умер меньше чем 40 дней назад. Это печальное, печальное лицо вернулось ко мне, и я подумала, что он имел в виду. Месть? Или может он действительно не нашел покоя?

И как же богословие отца Андрея о небесах и аде соответствуют с кем-то вроде меня, кто умер и вернулся к жизни? Виктор Дашков говорил, что я пошла в мир мертвых и вернулась, когда Лисса воскресила меня. Какой мир мертвых? Это небеса были или ад? Или был другой путь пройти это промежуточное пространство, все таки это отец Андрей хотел сказать?

Я ничего не говорила после этого, потому что идея мстящего Мейсона была настолько удивительной. Отец Андрей ощущал изменение во мне, но он очевидно не знал то, что вызвало его. Он попытался уговорить меня.

"Я только что получил несколько новых книг от друга в другом приходе. Интересных историй о Св. Владимире". Он склонил голову. "Вы все еще заинтересованы в нем? И Анне?

Теоретически, я была. Пока мы не встретили Адриана, мы знали только двух других пользователей духа. Одной была наш бывший учитель г-жа Карп, которая полностью отказалась от духа и стала Стригоем, чтобы остановить безумие. Другой человек был Св. Владимиром, тезкой школы. Он жил несколько веков назад и вернул его стража, Анну, назад от мертвых, так же, как Лисса вернула меня. Это сделало Анну поцелованной тьмой и также установило связь между ними.

Обычно, Лисса и я пытались достать все, что мы могли об Анне и Владе, чтобы узнать больше о самих себе. Но, столь же невероятно, как это было для меня, чтобы допустить, у меня были большие проблемы прямо сейчас чем вездесущая и когда-либо озадачивающая психическая связь между Лиссой и мной. Это было только что превзойдено призраком, который мог возможно быть зол от моей роли в его несвоевременной смерти.

"Да," сказала я уклончиво, не смотря в глаза. "Мне интересно… но я не думаю, что я могу заняться этим в ближайшее время. Я отчасти занята всем этим… вы знаете, опытом полевых испытаний."

Я снова замолчала. Он понял намек и позволил мне продолжать работать без дальнейшего прерывания. Дмитрий ни разу не сказал ни слова обо всем этом. Когда мы наконец закончили сортировку, отец Андрей сказал нам, что у нас была еще одна задача прежде, чем наша работа будет сделана. Он указал на некоторые коробки, которые мы бы перебрали и повторно упаковали.

"Вы нужны мне, чтобы перенести их в начальную школу," сказал он. "Оставьте их там в общежитии Мороев. Г-жа Дэвис преподает в воскресной школе для некоторых маленьких детей, и, возможно, сможет использовать их.

Это займет как минимум две поездки между Дмитрием и мною, и и просто университетский городок находился достаточно далеко. Однако, это продвигало меня на один шаг ближе к свободе.

"Почему ты интересуешься призраками?" Спросил меня Дмитрий в нашей первой поездке.

"Только для поддержания разговора," сказал я.

"Я не могу видеть твое лицо прямо сейчас, но у меня есть ощущение, что ты снова лжешь."

"Черт побери, каждый думает, худшее обо мне в последнее время. Стэн обвинил меня в поисках славы.

"Я слышал об этом," сказал Дмитрий, как мы повернули за угол. Здания простого университетского городка внезапно появилось перед нами. "Это, возможно, было немного несправедливо от него."

"Немного, ха?" Признаться, услышанье этого от него меня взволновало, но не изменило моего гнева против Стэна. То темное, ворчливое чувство, которое извело меня в последнее время, возвращало меня к жизни. "Хорошо, спасибо, но я начинаю терять веру в этот полевой опыт. Иногда в целой Академии."

"Ты так не думаешь"

"Я не знаю. Школа сейчас кажется настолько охвачена правилами и политикой, которые не имеют какое-либо отношения к действительности.Я видела ее, товарищ. Я направлялась прямо в логово монстра.В определенной степени…Я не уверена, что к этой реальной действительности готовят нас."

Я ожидала, что он будет спорить, но к моему удивлению он сказал, "Иногда мы с тобой сходимся во взглядах."

Я чуть не споткнулась, когда мы входили в одно из двух общежитий мороев начального кампуса. Вестибюль был очень похож на вестибюль среднеобразовательного кампуса. "Правда?" спросила я.

"Правда," сказал он с небольшой улыбкой. "Я хочу сказать, я не согласен, что новичкам следует отправляться в мир, когда они десять или ничего, но иногда мне казалось, опыт работы на местах должен быть фактически в этой области. Я узнал, вероятно, больше в мой первый год как страж, чем я сделал за все мои года обучения. Хорошо… ну, может быть, не за все. Но это разные ситуации, безусловно ".

Мы обменялись взглядами, довольные нашим соглашением. Что то теплое вспыхнуло во мне, положив конец моему предыдущему гневу.Димитри понял мое расстройство связанное с системой, затем, Димитри понял и меня.Он посмотрел вокруг, но никого не было за столом. Несколько студентовподростков работали или разговаривали в холле.

"О," сказала я, перемещая вес коробки, которую я держала. "Мы находимся в общежитии средней школы. Младшие дети за следующей дверью."

"Да, но госпожа Дэвис живет в этом здании. Позволь мне пытаться найти ее и посмотрим, чего она хочет." Он аккуратно поставил свою коробку. "Я быстро вернусь."

Я наблюдала, как он уходил и поставила свою коробку. Прислонясь к стене, я посмотрела вокруг и почти подпрыгнула, когда я увидела девочку мороя в паре шагов от меня. Она стояла совершенно безшумно, что сразу я не заметила ее. Она выглядела как обычный тринадцатилетний или четырнадцатилетний подросток - но она была высокой, намного выше меня. Ее моройская сторойность, делала ее взгляд еще более высоким. Ее волосы были облаком коричневых завитков, и у нее были редкие веснушки на лице обычно не свойственные бледным мороям. Ее глаза расширились, когда она видела, что я смотрел на нее…"

"О.Мой.Бог.Ты Роза Хэзевей не так ли?"

"Да," сказала я с удивлением. "Ты знаешь меня?"

"Все знают тебя. Я имею ввиду,что все слышали о тебе. ты - одна из тех, кто сбежал отсюда. И потом ты вернулась и убила стригоев. Это так круто. Ты поличила отметки молнии?"Ее слова вытекали одной длинной последовательностью. Она едва вздохнула.

"Да. У меня их две."Воспоминание о крошечных татуировках на затылке вызвало зуд по коже.

Ее бледные зеленые глаза - если это возможно- становились более широким. "О мой Бог. Ничего себе."

Обычно я сердилась, когда люди делали важное событие из-за отметок молнии. В конце концов, обстоятельства не были такими уж крутыми. Но эта девушка была молода, и что-то было такое привлекательное в ней.

"Как тебя зовут?" спросила я

"Джиллиан-Джилл. Я имею ввиду, только Джилл. Не обаимени. Мое полное имя Джиллиан. Джилл, так все меня зовут."

"Отлично," сказала я, скрывая улыбку. "Я поняла."

Я слышала, что морой использовал магию в той поездке, чтобы сражаться. Этотак? Я хотела бы делать это. Я хочу, чтобы кто-нибудь преподавал бы мне это. Я использую воздух. Ты думаешь, что я смогла бы бороться со стригоями используя воздух? Все говорят, что я сумасшедшая. "В течение многих столетий использование мороем магии в сражении рассмотривалось как грех. Все полагали, что магия должна использоваться в мирных целях. Недавно, некоторые стали подвергать это сомнению, особенно после того, как Кристиан оказался в Споканском спасении полезным.

"Я не знаю", сказала я. "Тебе следует поговорить с Кристианом Озера".

Она широко открыла рот. "Он будет разговаривать со мной?"

"Если ты поднимишь борьбу с созданием, да, он захочет поговорить с тобой."

"Хорошо, клево. Тот страж - Беликов? спросила она, резко меняя тему.

"да"

Я могла поклясться, что я подумала, что она могла упасть в обморок прямо здесь. "Действительно? Он еще более симпатичен, чем я слышала. Он - твой учитель, верно?Собственный личный учитель?"

"Да." Я задалась вопросом, где он был. Разговор с Джилл утомлял.

Ничего себе. Ты знаешь, Вы ребята даже не выглядите как учитель и студент. Вы похожи на друзей. Вы болтаете, когда не обучаетесь?"

Э- э, ну, в общем, вроде. Иногда. "Я вспомнила свои более ранние мысли, о том, что я была одним из немногих людей, с которыми Дмитрий общался за пределами его обязанностей стража.

"Я так и знала! Я не могу даже предположить, как я бы с ума сходила находясь рядом с ним.У меня никогда бы не получилось ничего сделать, но ты так спокойно об этом говоришь, потипу "Да, я с этим горячим парнем, но на сомам деле, это не имеет значения"

Я засмеялась несмотря на то, что это было про меня. "Я думаю, что ты меня больше хвалишь, чем я того заслуживаю."

"Да ладно. И я не верю ни одной из тех историй, ты знаешь."

"Эм, историй?"

"Да, о том, что ты побила Кристиана Озера."

"Спасибо," сказала я. Теперь слухи о моем унижении сочились вниз к более младшему населению кампуса. Если бы я пошла к общежитиям начальных классов, то какая-нибудь шестилетка наверное сказала бы мне, что она услышала, что я убила Кристиана.

Выражение Джилл стало на мгновение сомнительным. "Но я не знаю о другой истории"

"Другая история?"

"О том, как ты и Андрей Ивашков - "

"Нет," я прерывала ее, не желая услышать остальное. "Независимо от того, что ты слышала, это не правда."

"Но это так действительно романтично"

"Тогла это определенно не верно"

Ее лицо вытянулось, но затем, несколько секунд спустя, она воспрянула духом. "Эй, ты можешь научить меня быть кулаком? "

"Чт- , Что? Зачем тебе это?"

"Ну, я полагаю, если я буду когда-нибудь драться используя магию,то я должна научиться бороться и обычным способом тоже.

"Я - вероятно не тот человек, у которого ты должна спрашивать," ответила я ей. "Возможно ты должна, м-м, спросить своего учителя П.E."

"Я спрашивала!" ее лицо стало обезумевшим. "И он сказал нет."

Я не смогла не засмеяться. "Я пошутила насчет того, чтобы ты спросила его."

"Ну, это может поможет мне в борьбе со стригоями когда-нибудь".

Мой смех иссяк. "Нет, этого действительно не было бы"

Она укусила свою губу, все еще отчаянная, чтобы убедить меня. "Хорошо, это по крайней мере помогло бы против этого психа."

"Что? Какого психа?"

"Здесь постоянно кого нибудь избивают. На прошлой неделе был Дэйн Зеклос, а на днях был Бретт".

"Дан…" я пробежала по своим знанием генеалогии мороев. Среди студентов был Джасилион Зеклос. "Это - младший брат Джесси, да?"

Джил кивнула. "Да. Один из наших учителей тоже был в такой ярости,но Дан не скажет ни слова. Так же как и Бретт".

"Бретт кто?"

"Озера"

Я замерла "Озера?"

У меня было впечатление, что она действительно восхищалась тем, что говорила мне то, его я не знаю. "Он - друг моего парня Эйми. Он был ушиблен(поврежден) вчера, еще у него было что-то странное, похожее на рубцы. Может ожоги? Но он не был столь же плох как Дэн. И когда госпожа Каллэхэн спрашивала его об этом, Бретт убедил ее, что ничего не было, и она поверила - что было странно. Он был также в очень хорошем настроении - что было тоже странно, будто то, что тебе нанесли столько увечий сделало тебя победителем."

Где- то в глубине моего разума, ее слова побуждали память. Была некоторая связь, которую я должна заметить, но я не могла понять ее. Между Виктором, призраками, и полевыми испытаниями, это было действительно странно, я могла бы теперь связать слова вместе.

"Ну так вот, ты сможешь меня научить тому, чтобы меня не побили?" Джилл спросила, явно надеясь, что она убедила меня. Она сжимала свой кулак. "Я просто делаю это, правильно? Большой палец через пальцы и размах?"

"Мм, ну, в общем, это немного более сложнее чем это. Ты должны выдержать определенную траекторию, или ты навредишь себе больше чем другому человеку. Есть некоторые вещи, которые ты должны сделать со своими локтями и бедрами."

Покажи мне, пожалуйста? "попросила она. "Держу пари, ты действительно хороша."

Я была действительно хороша, но развращение младших было нарушением, которое я еще не имела в своей характеристике, и я предпочла придерживаться этого дальше. К счастью, Дмитрий именно в этот момент возвратился с госпожой Дэвис.

"Эй," сказала я ему. "У меня есть кое-кто, кто хочет познакомиться с тобой. Дмитрий, это - Джилл. Джилл, Дмитрий."

Он выглядел удивленным, но улыбнулся и пожал ее руку. Она приобрела багровый оттенок и замолчала для разнообразия. Как только он выпустил ее руку, она произнесла запинаясь - до свидания - и убежала. Мы закончили с госпожой Дэвис и возвратились к часовне за нашим вторым грузом.

"Джилл знает, кто я," сказала я Дмитрию, пока мы шли. "У нее отчасти развивался пунктик на счет преклонения перед героями."

"Это удивляет тебя?" спросил он. "Что младшие студенты рассматривали тебя?"

"Я не знаю.Я как то не думала об этом. Я не думаю, что могу быть хороша для образца подражания."

"Я не согласен. Ты общительна, преданна и выделяешься во всем что ты делаешь. Ты добилась большего количества уважения, чем думаешь."

Я покосилась на него. "И все же очевидно, что этого недостаточно, чтобы пойти на суд Виктора."

"Не начинай об этом снова."

"Да, буду об этом снова! Почему ты не понимаешь, насколько это важно? Виктор огромная угроза."

"Я знаю это".

"И если он станет свободным, то он только снова продолжит свои сумасшедшие планы."

"Действительно маловероятно, что он станет свободным, ты знаешь. Большинство тех слухов о королеве, отпускающей его, является только этим - слухами. Все вы люди должны знать, чтобы не верить всему, что Вы слышите."

Я с каменным выражением лица смотрела вперед, отказавшись признать его точку зрения. "Вы все еще должны позволить нам пойти. Или" - Я глубоко вздохнула - "Вы должны по крайней мере позволить пойти Лиссе."

Было более трудно для меня сказать эти слова, чем это должно было быть, но это было то, о чем я думала. Я не думала, что я искала славы как сказал Стэн, но была часть меня, который всегда хотелось быть тем в середине борьбы. Я хотела срочно отправить вперед, делая то, что было правильным и помогая другими. Кроме того, я хотела быть там на суде Виктора. Я хотела смотреть в его глаза и удостовериться, что он был наказан.

Но время шло, казалось, мало вероятно, что это случится. Они действительно не собирались позволить нам пойти. Возможно, все таки, возможно они позволят пойти кому то из нас и если это может быть любая из нас, то это должна быть Лисса. Она была целью плана Виктора, и хотя одно только это вызывало нервную мысль о том что возможно она не нуждалась в моей охране, я все же пожалуй рискну и посмотрю как его упрячут в тюрьму.

Дмитрий,зная мою потребность действовать и принимать меры, оказался удивлен моим необычным поведением. "ты правы - она должна быть там, но опять же, я ничего не могу с

этим поделать. Ты продолжаешь думать, что я могу повлиять, но я не могу."

"Но ты ведь сделал все, что мог?" Я вспомнила слова Адриана во вне, о том, как Дмитрий может сделать большее. "Ты имеешь большое влияние. Должно быть что-то еще. Что-нибудь"

"Не такое большое влияние, как ты думаешь. У меня есть высокое положение здесь в Академии, но для остальной части мира стажа, я по прежнему значительно молод. И да, я действительно фактически говорил за Вас."

"Возможно ты должен был говорить громче."

Я могла почувствовать, как он заткнулся(замолчал). Он уже достаточно много обсудил со мной, и не станет поощрять меня этим дальше, после того, как я только что повела себя как сука. Так что, я попыталась быть более разумной.

"Виктор знает о нас" - сказала я. "Он может сказать что-нибудь"

"У Виктора есть более важные вещи на суде, чем волноваться о нас"

"Да, но ты знаешь его. Он точно не действует как нормальный человек. Если он почувствует, что потеряна вся надежда на спасение, он может решить ударить по нам только ради мести."

Я никогда не была в состоянии признаться в своих отношениях с Дмитрием Лисе, и все же наш худший враг знал об этом. Это было более ужасным даже чем знающий Адриан. Виктор понял это, наблюдая за нами и собирая данные. Я предполагаю, когда ты - коварный злодей, ты становитесь хорош в этом плане. Все же он никогда не делал это публичным познанием. Вместо этого он использовал это против нас заклинание страсти, которое он сотворил при помощи магии земли. Это заклинание не сработало бы, если бы не было взаимного притяжения. Заклинание только только дало ход. Дмитрий и я были всем для друг друга и были только на волосок от секса. Это был довольно умный способ для Виктора отвлечь нас без применения силы. Если бы кто-нибудь попытался напасть на нас, то мы возможно дали бы хороший отпор. Но повернуть нас друг против друга? У нас была сложность в борьбе с этим.

Дмитрий молчал в течение нескольких минут. Я знала, что он знал, что у меня был вопрос. "Тогда мы будем иметь дело с тем как лучше мы это сможем", сказал он наконец. "Но если Виктор собирается говорить, то он сделает это независимо будете или нет вы давать показания."

Я отказывалась говорить что-нибудь еще, пока мы не добрались до церкви. Когда мы дошли, отец Андрей сказал нам что после осмотра еще некоторых вещей он решил, что он действительно нуждался только в еще одной коробке, принесенной госпоже Дэвис.

"Я сделаю это," сказала я Дмитрию решительно, как только священник был в не пределов слышимости. "Ты не должен идти."

"Роза, пожалуйста не раздувай проблему из этого."

"Это большое дело." Прошипела я. " А ты по-видеимому не сделаешь этого."

"Я сделаю это. Ты действительно думаешь, что я хочу видеть Виктора на свободе? Ты думаешь, я хочу подвергнуть всех нас опасности снова? " Это был первый раз за долгое время,когда я видела его контроль на грани срыва. "Но я тебе сказал, что сделаю все, что могу сделать. Я не ты, я не могу продолжать в том же духе, когда дела идут не в моем направлении."

"Я не делаю."

"Ты делаешь это прямо сейчас."

Он был прав. Какая-то часть меня знала, что я пересекла линию…, но точно так же как со всем остальным недавно, я не могла прекратить говорить.

"Почему ты помогал мне сегодня?" спросила я. "Почему ты здесь?"

"Это кажется настолько странным? " Спросил он. Он выглядел почти обиженным.

"Да. Я имею в виду, ты, ты пытаешься шпионить за мной? Выяснить, почему я дала маху? Удостоверьиться, что я не попала в беду?"

Он изучил меня, убирая волосы с его глаз. "Почему действительно должен быть некоторый скрытый мотив?"

Я хотела выпалить сотни разных вещей. Мол, если не было повода, то это означало, что он просто хотел, провести время со мной. И это не имело смысла, потому что мы оба знали, что у нас могут быть отношения учитель-ученик. Он из всех людей знал это. Он был тем, кто сказал мне.

"Потому что каждый человек имеет мотивы".

"Да. Но не всегда мотивы, которые ты думаешь." Он открыл дверь. "Увидимся позже."

Я смотрела как он уходил, мои чувства запутались от смущения и гнева. Если бы ситуация не была бы такой странной, я бы почти сказала, это было как на свидании.

Глава 10.

НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ, МОИ обязанности стража с Кристианом возобновились. Еще раз, я нашла свою собственную жизнь приостановленной для кого то другого.

"Как прошла твоя епитимья?" спросил он, поскольку мы шли через университетский городок от его общежития.

Я подавила зевок. Я не могла хорошо спать ночью, и из-за моих чувств к Дмитрию и потому, что отец Андрей рассказал мне. Тем не менее, я внимательно смотрела вокруг. Это было место, где Стэн напал на нас дважды, и кроме того, стражи были больны и извращены на столько чтобы напасть на меня в тот день когда я была так истощена.

"Это было хорошо. Священник позволил нам рано уйти."

"Нам?"

"Дмитрий пришел и помог мне. Я думаю, что он плохо себя чувствовал из-за меня застрявшей с этой работой."

"Или он хотел сделать что либо сейчас, чтобы иметь возможность с тобой дополнительного разговора."

"Может быть, но я сомневаюсь в этом. В общем, я думаю, это был не такой уж плохой день". Если вы считаете что изучение злобных призраков это плохо.

"У меня был замечательный день," сказал Кристиан, с наименьшим количеством самодовольности в своем голосе.

Я подавила желание закатить глаза. "Да, я знаю."

Он и Лисса воспользовались своим свободным от стражей днем, чтобы использовать его в своих интересах. Я думала, что мне следует радоваться тому, что они сдерживались пока я и Эдди были рядом, но в любом случае, это не имело значения. По правде говоря, когда я бодрствовала, я могла блокировать все подробности, но я все же знала что именно происходило. Часть того гнева и ревности, которое я чувствовала в прошлый раз, когда они были вместе, возвратилась. Это была та же самая проблема снова и снова: Лисса делала все то, что я не могла делать.

Я умирала от желания пойти позавтракать. Я почувствовала запах французского тоста и горячего кленового сиропа. Углеводы, завернутые снова в углеводы. Ням-ням. Но Кристиан хотел кровь прежде, чем мы съедим твердую пищу, и его потребности превзошли мои. Они на первом месте. Он очевидно вчера пропустил свою ежедневную дозу крови - вероятно чтобы увеличить его романтичное время.

Комната для кормления не была переполнена, но мы все еще должны были ждать.

"Эй," сказала я. "Ты знаешь Бретта Озеру? Вы связаны, правильно?" После моей встречи с Джилл я наконец соединила некоторые части. Бретт Озера и Дэйн Зеклос напомнили мне о том, как Брендон выглядел в день первого нападения Стэна. Неудача того нападения заставила меня полностью забыть о Брендоне, но совпадение здесь внезапно взволновало мое любопытство. Все трое были избиты. Все трое отрицали это.

Кристиан кивнул. "Да, в роду мы все отчасти связаны. Я не знаю его так хорошо - он походит на третьего или четвертого кузена или что то вроде того. Его ветвь семьи не имела непосредственное отношение к моей с тех пор как… ну, ты знаешь."

"Я слышала что-то странное о нем." Я тогда связала то что Джилл рассказала мне о Дэйне и Бретте.

"Это странно", согласился Кристиан. "Но люди влезают в драку".

"Да, но здесь есть некоторые странные связи. А члены королевской семьи обычно не находятся на проигрывающих концах поединков - все трое из этих парней были."

"Хорошо, возможно вот именно. Ты знаешь, как это было. Много членов королевской семьи остаются недовольны, что не члены королевской семьи хотят изменить, как назначают стражей и учатся, чтобы начать сражаться. Это - целый пункт Джесси и глупого маленького клуба Ральфа. Они хотят утвердить пребывание членов королевской семьи на вершине. Нечлены королевской семьи вероятно так же недовольны и сопротивляются."

"Итак, что, какой то добровольный бдительный комитет вне решений членов королевской семьи мстит?"

"Возможно это странное обстоятельство произошло где то здесь," заметил он.

"Это чертовски правильно," пробормотала я.

Имя Кристиана было произнесено и он посмотрел вперед. "Посмотри на это," сказал он радостно. "Это снова Алиса".

"Я не понимаю твое увлечение ею," Я наблюдала, поскольку мы приблизились к старой кормилице. "Лисса, всегда отчасти взволнованна, чтобы видеть ее также. Но Алиса чокнутая."

"Я знаю", он сказал. "Именно в этом вся прелесть".

Алиса приветствовала нас, когда Кристиан сел рядом с ней. Я прислонилась к стене, скрестив на груди руки. Чувствуя себя самоуверенно, я сказала, "Алиса, пейзаж не изменился. Это - точно то же самое как прошлый раз."

Она повернула свои ошеломленные глаза на меня. "Терпение, Роуз. Вы должны быть терпеливы. И подготовлены. Готовы ли вы?"

Изменение в предмете отбросило меня немного. Это походило на разговор с Джилл, кроме менее нормального. "Хм, подготовлена, как? Для пейзажа?"

В чем должен был быть главный момент иронии, она смотрела на меня, как если бы я была той, кто был сумасшедшей. "Вооруженной. Вы вооружены? Вы собираетесь защитить нас, не так ли?"

Я достала из пальто и вытащил кол с практики, которую мне дали для полевого опыта. "Я защищу вас," сказал я.

Она она посмотрела с огромным облегчением и очевидно не могла различить реальный кол и поддельный. "Хорошо", сказала она. "Теперь мы будем в безопасности."

"Правильно," сказал Кристиан. "С вооруженной Розой нам не о чем беспокоиться. Мир Мороеi может быть спокоен."

Элис не обращала внимания на его сарказм. "Да. Хорошо, нигде никогда не безопасно."

Я скрыла кол снова. "Мы в безопасности. У нас есть лучшие опекуны в мире, защищающем нас, не говоря уже об подопечных. Стригои не войдут сюда."

Я не добавляла, что я недавно узнла: что стригои могли заставить людей сломать защиту. Защита была невидимыми линиями власти, которые были составлены из всех четырех элементов. Они были созданы, когда четыре Мороя, каждый сильный в различном элементе, шли вокруг участка и закладывали волшебство в кругу на земле, создавая защитную границу. Волшебство Мороев было наполнено жизнью, и сильная область этого не впускала Стригоев, так как они были лишены жизни. Таким образом защита была часто положена вокруг жилья Мороев. Тонны из них были положены вокруг этой школы. Так как колы были также наполнены всеми четырьмя элементами, ведя кол через линию защиты в основании проникаешь в защиту и отменяешь защитный эффект. Это никогда не было большой частью беспокойства, потому что Стригои не могли коснуться кола. Однако, в некоторых недавних нападениях, люди - могли косаться колов, они служили Стригоям и сломали защиту. Мы верим Стригои, которых я убила, были главарями в той группе, но мы все еще не знаем наверняка.

Элис изучила меня близко своими мутными глазами, почти как если бы она знала то, что я думаю. "Нигде не безопасно. Защита исчезает. Опекуны умирают."

Я взглянула на Кристиана, который пожал плечами что-то вроде того, что ты ожидала от нее? Способ.

"Если Вы, ребята закончили с Вашим девчачим разговором, я могу поесть теперь?" спросил он.

Элис была более чем счастлива подчиниться; он был ее первой удачей дня. Скоро она забыла о защите или чем - нибудь еще и просто потерялась в экстазе его укуса. Я также забыла о защите. У меня была мысль об одном, действительно: я все еще хотела знать, был ли Мейсон реален или нет. Пугающее объяснение священника в сторону, я должна была признать, что посещения Мейсона не угрожали, только пугали. Если он пришел, чтобы получить меня, он был добр сделал это снеполным знания дела. Я вновь начала вкладывать больше смысла в теорию напряжения-и-усталости.

"Теперь это - время для меня, чтобы поесть," сказал я, когда Кристиан закончил. Я была довольно уверена, что я могу чувствовать теперь запах бекона. Это вероятно сделало Кристиана счастливым. Он мог обернуть это вокруг своего французского тоста.

Мы только вышли из комнаты, когда Лиса подбежала к нам, Эдди, плелся в хвосте. Возбуждение осветило ее лицо, хотя сдерживаемые чувства не были точно счастливыми.

"Вы слышали? " Спросила она, слегка задыхаясь.

"Слышали, что?" Спросила я.

"Вы должны спешить идти паковать вещи. Мы идем на суд Виктора. Прямо сейчас. "

Не было вообще никакого предупреждения о том, даже когда суд Виктора произойдет, уже не говоря о том, что кто-то очевидно решил, что мы могли пойти на него. Кристиан и я обменяли взглядами, пораженно смотря и затем поспешно ушли к его комнате, чтобы собрать наши вещи.

Собирались мы быстро. Моя сумка уже была готова, и Кристиан занял только минуту чтобы бросить свою тоже. Меньше чем через полчаса, мы вышли из Академии на взлетно-посадочную полосу. Два частных самолета сидели при исполнении служебных обязанностей, один из которых был заведен и готов к взлету. Несколько Мороев торопились, садясь на последней минуте с самолетом и перед взлетно-посадочной полосой.

Никто, казалось, не знал то, что происходило. Лиссе было просто сказано, что она, Кристиан и я могли свидетельствовать и что Эдди мог поехать, продолжая свои полевые испытания. Не было никакого объяснения относительно того, почему все изменилось, и странное соединение рвения и предчувствия потрескивало вокруг нас. Все мы хотели видеть Виктора, запертого навсегда, но теперь, когда мы фактически сталкивались с действительностью суда и наблюдения его - хорошо, это было отчасти страшно.

Несколько стражей задержались в двух шагах от самолета. Я признала их как тех, кто помог захватить Виктора. Они вероятно собирались сделать двойную работу и служить свидетелями, и как нашей защитой. Дмитрий колебался около предместий, и я поспешила к нему.

"Я сожалею," я сглотнула. "Я так сожалею."

Он повернулся ко мне, его лицо, обученное в той прекрасной картине нейтралитета, в которой он был настолько хорош. "Сожалеешь за что?"

"За все ужасные вещи что я вчера наговорила. Ты сделал это - ты действительно сделал это. Ты заставил их позволить нам пойти."

Несмотря на мою нервозность из-за встречи с Виктором, я была переполнена восторгом. Дмитрий проникся этим. Я знала, все время по тому, что он действительно заботился обо мне - это только доказало это. Если бы не было очень многих людей вокруг, то я обняла бы его.

Лицо Димитрия не изменилось. "Это был не я, Роза. Я не имел никакого отношения к этому."

Альберта дала понять, чтобы мы поднялись на борт, и он повернулся, чтобы присоединиться к остальным. Я на какой то момент замерла, смотрела на него и пытаясь понять, что случилось. Если он не вмешался, то почему мы едем? Дипломатические усилия Лизы были отклонены ранее. Почему произошли такие изменения?

Мои друзья уже были на борту, я торопилась их догнать. Как только я ступил в каюту, голос призывал ко мне. "Маленькая дампирка! Ты вовремя."

Я посмотрела и видела, что Адриан подал сигнал с напитком в руке. Прекрасно. Мы должны были просить и умолять, Лиса и Кристиан сидели вместе, так я присоединился к Эдди в надежде, что смогу избежать Адриана. Эдди уступил мне место возле окна. Адриан занял место перед нами, вероятно, чтобы также сидеть в нашем ряду, для того, чтобы часто оборачиваться, чтобы говорить со мной. Его болтовня и возмутительный флирт подсказали, что он потягивал коктейли еще до того, как остальные нас прибыли на борту. Мне немного было жаль, что мы добирались по воздуху. Острая головная боль началась почти сразу как мы взлетели, и я развлекала себя фантазиями о водке, заглушающей боль.

"Мы едем на суд," сказал Адриан. "Разве ты не взволнована этим?"

Я закрыла свои глаза и потерла свои виски. "От чего волноваться? Он королевский или юридический?"

"Королевский. Ты взяла платье?"

"Никто не сказал мне."

"Как… что никто."

"Да."

"Да? Я думал, что ты подразумевала нет."

Я открыла один глаз и посмотрела. "Я действительно подразумевала нет, и ты знаешь это. Нет, я не брала платье."

"Мы дадим тебе одно," сказал он надменно.

"Ты возьмешь меня на шопинг? Я собираюсь выйти на конечной остановке и полагаю, что они не будут считать тебя надежным провожатым."

"Шоппинг? Что то вроде того. Есть дизайнеры, которые живут там. Мы получим кое-что изготовленное на заказ."

"Мы не останемся не на долго. И мне действительно нужно платье для того, что мы собираемся сделать?"

"Нет, я только отчасти хотел бы видеть тебя в нем."

Я вздохнула и прислонила свою голову к окну. Боль в моем черепе все еще пульсировала. Это походило на давление воздуха. Кое-что вспыхнула в моем периферийном зрении, и я повернулась в удивлении, но за окном были только звезды.

"Кое- что черное," он продолжал. "Атлас, я думаю… возможно с аккуратным кружевом. Тебе нравится кружево? Некоторые женщины думают, что оно вызывает зуд."

"Адриан". "Это походило на стук, стук внутри и снаружи моей головы.

"Тебе так же подойдет красивый бархат, и все же такой же аккуратный. Это не вызвало бы зуд."

"Адриан." Даже мои глазницы, казалось, болели.

"И еще разрез боку, чтобы хвастаться, какиеу тебя длинные ноги.Он может быть почти до бедра и и с симпатичным небольшим уклоном -"

"Адриан!" Во мне что то взорвалось. "Ты можешь заткнуться на пять секунд?" Я орала настолько громко, что пилот вероятно услышал меня. У Адриана было редкий вид удивления на его лице.

Альберта, сидящая через проход от Адриана, вскочила со своего места. "Роза", она воскликнула. "Что происходит?".

Я стиснула мои зубы и протерла лоб. "У меня самая ужасная гребанная головная боль в мире, и он никак не замолчит." Я даже не понимала, что я отчитываюсь перед преподавателем несколько секунд. С другой стороны моего поля зрения я думала, что я видела что - то еще - другая тень, бросающаяся через самолет, напоминая мне о черных крыльях. Как летучая мышь или ворон. Я потерла свои глаза. Не было ничего летящего через самолет. "Боже, почему это не прекращается?"

Я ждала, что Альберта отчитает меня за взрыв, но вместо этого, Кристиан заговорил: "Сегодня она не поела. Она действительно была голодна."

Я вылупила свои глаза. Лицо Альберты было заполнено беспокойством, и Дмитрий теперь слонялся позади нее. Более темные формы мелькали через мое зрение. Большинство было неясно, но я, возможно, поклялась, что я видела кое-что, что было похоже на череп, смешанный с темнотой. Я быстро заморгала, и все это исчезло. Альберта повернулась к одной из стюардесс. "Вы можете достать ей чего-нибудь поесть? И найдите болеутоляющее?"

"Где она?" Димитри спросил меня. "Боль?" Со всем этим вниманием мой взрыв внезапно казался чрезмерным. "Это - головная боль…, я уверена, что это пройдет…" Под вниманием его строгого взгляда, я указала на центр своего лба. "Это похоже на кое что пробивающее мой череп. И частично боль позади моих глаз. Я продолжаю чувствовать себя… хорошо, у меня есть кое-что со зрением. Я думаю, что я вижу тень или кое-что. Тогда я мигаю и это проходит."

"Ах," сказала Альберта. "Это симптомы мигрени - проблемы со зрением. Это назвают аурой. Люди иногда получают это прежде, чем головная боль начнется."

"Аура?" Я спросила, пораженная. Я посмотрела на Адриана. Он смотрел на меня с вершины своего места, его длинные руки, свисали со спинки сиденья.

"Не тот вид," сказал он, маленькая улыбка появилась на его губах. "То же самое название. Как Суд и суд. Ауры мигрени - образы или свет, которые ты видишь перед наступлением мигрени. Они не имеют никакого отношения к аурам вокруг людей, которых я вижу. Но я скажу тебе… аура, которую я могу видеть… вокруг тебя… ничего себе."

"Черная?"

"И еще другие. Это видно даже после всех напитков, которые я выпил. Никогда такого не видел."

Я точно не знала, что со всем этим делать, но затем вернулась стюардесса с бананом,чем то из бара, и с несколькими таблетками ибупрофена. Это было далеко от французского тоста, но оказалось неплохим для моего пустого живота. Я это все употребила, а потом прислонила подушку рядом с окном. Закрывая глаза, я откинула свою голову и надеялась, что я смогу выспаться, избавиться от головной боли прежде, чем мы приземлимся. На милось, все остальные остались тихими

Я немного задремала, когда почувствовала небольшое прикосновение на моей руке. "Роза?"

Открыв мои глаза, я увидела Лису, поскольку она сидела на месте Эдди. Те формы с крыльями летучей мыши мелькали позади нее, и моя голова все еще болела. В тех циркулирующих тенях я снова видела то, что было похоже на лицо, на сей раз с широким зияющим ртом и глазами как огонь. Я вздрогнула.

"Все еще болит?" Лисса спросила, всматриваясь в меня. Я замигала, и видения прошли.

Да, я - "о нет." Я поняла то, что она собиралась сделать. "Не делай этого. Не трать впустую силу на меня."

"Это легко," сказала она. "Это не составит труда для меня."

"Да, но ты потратишь силу…и более того это причинит тебе боль в конечном счете. Даже если это сейчас легко."

"Я позже об этом буду волноваться. Здесь."

Она сжала мою руку между своими и закрыла глаза. Через нашу связь я чувствовала магию зарождающуюся в ней, поскольку она взывала к исцеляющей силе духа. Ее магия ощущалась теплой и золотой. Раньше я тоже излечалась, и это всегда протекало во мне как переменны температуры: горячая, затем холодная, затем горячая, и т.д. Но на сей раз, когда она выпустила магию и послала ее в меня, я не чувствовал ничего кроме очень слабого покалывания. Ее веки трепетали открытые.

"Что - что случилось?" спросила она.

"Ничего," сказала я. "Головная боль по прежнему сильна."

"Но я…" Беспорядок и шок на ее лице отражали то, что я ощущала в ней. "У меня было это. Я чувствовал магию. Это работало."

"Я не знаю, Лисс. Все нормально, на самом деле. Ты еще не очистилась от лекарств так скоро, ты знаешь.

"Да, но я излечила Эдди на днях без особых проблем. И Адриана," добавила она сухо. Он снова нависал над местом, наблюдая пристально за нами.

"Это были царапины," сказала я. "Это - мигрень с пятью тревогами, о которой мы говорим. Возможно ты должна усилить и повторить."

Лисса закусила нижнюю губу. "Ты не думаешь, что таблетки надолго повреждают мою магию, не так ли?"

"Нет," сказал Адриан, склонив голову в сторону. "Ты освещала, как сверхновая звезда, когда ты вызывала ее. У тебя была магия. Я только не думаю, что это имело какой либо эффект на нее."

"Почему нет?" спросила она.

"Возможно у нее есть кое-что, что ты не можешь излечить."

"Головная боль?" Спросила я в недоверии.

Он пожал плечами. "Что, я выгляжу как врач? Я не знаю. Просто говорю вам, что я видел".

Я вздохнула и положила руку себе на лоб. "Хорошо, я высоко ценю помощь, Лисс, и я ценю твои раздражающие комментарии, Адриан. Но я думаю, сон может быть лучше всего сейчас. Может быть, это стресс или что-то такое." Конечно, почему бы и нет? Стресс был ответом на все в последнее время. Призраки. Неизлечимые головные боли. Странные лица, плавающие в воздухе. "Наверное, нет того что может это излечить".

"Возможно," сказала она таким тоном, будто она приняла личную обиду на меня, имея то, что она не может исправить. В ее уме, тем не менее, ее обвинения были обращены к себе, не ко мне. Она волновалась, что она не была достаточно хороша.

"Все хорошо," сказала я успокаивающе. "Ты просто вернулась на шаг назад. Как только ты войдешь на полную силу, я пойду тресну свое ребро или что-нибудь, чтобы мы могли проверить его."

Она застонала. "Ужасная вещь - то, что я не думаю, что Вы шутите." После быстрого сжатия моей руки она встала. "Хорошего сна."

Она ушла, и вскоре я поняла, что Эдди не вернется обратно. Он сел так, чтобы у меня было больше пространства. Благодарно, я взбила и повторно подложила подушку, вытянула свои ноги, как можно удобней через сиденья. Еще несколько призрачных облаков танцевали в моем обзоре, и затем я закрыла свои глаза, чтобы уснуть.

Я проснулась поздно, когда самолет приземлился, звуки двигателей вернули обратно пораженную меня из глубокого сна. К моему облегчению, исчезла головная боль. Только были странные формы, плавающие вокруг меня.

"Лучше?" Лисса спросила, когда я встала и зевнула.

Я кивнула. "Намного. Будет еще лучше если я получу немного нормальной пищи."

"Хорошо," она засмеялась, "так или иначе я сомневаюсь, что здесь есть хоть какой-нибудь недостаток в еде."

Она была права. Выглядывая в окна, я попытался получить первую картину местности, в которую мы прибыли. Мы сделали это. Мы были в Королевском Суде мороев.

Глава 11.

МЫ Сошли с самолета и были немедленно поражены влажной, ветреной погодой. Дождь со снегом обрушилиь на нас, намного хуже чем похожий на хлопья белый материал, падающий в Монтане. Мы были на Восточном побережье теперь,или близко к этому. Суд королевы был в Пенсильвании, около Гор Pocono, диапазон, о котором у меня было только смутное представление. Я знал, что мы не так уж близко к любым главным городам, как Филадельфия или Питсбург, которые были единственными, которые я знал в штате.

Взлетно- посадочная полоса, на которой мы приземлились, была частью собственности Суда, таким образом мы уже были позади защиты. Это было точно так же как маленькая взлетно-посадочная полоса Академии. Фактически, разными способами, Королевский Суд был заложен точно как школа. Это было тем, что они сказали людям, соединение было на самом деле. Суд был коллекцией зданий, красивых и декоративных, распространяясь через ухоженные основания, украшенные деревьями и цветами. По крайней мере, земля была бы украшена ими, когда наступит весна. Точно так же как в Монтане, растительность была мрачной и безлистной.

Нас встретила группа из пяти стражей, все были одеты в в черные штаны и соответствующее пальто, с белыми рубашками снизу. Это точно не было униформой, но по традиции считалось, что для формальных случаев, стражи носят хороший комплект одежды. В сравнении с ними, наша группа в джинсах и футболках, было похожа на чей то плохой вкус. Все же я не могла не думать, что нам было бы более комфортнее, если бы началась борьба со стригоями.

Стражи знали Альберту и Дмитрия-честно,эти двое знали всех - и после некоторых формальностей, все расслабились и стали дружественными. Мы все стремились уйти холода, и наши сопровождающие привели нас к зданиям. Я знала достаточно о Суде, чтобы знать, что наибольшее и самый сложный из зданий было то, где велись все официальные дела Мороев. Это напоминало своего рода готический дворец на внешней стороне, но внутри, я подозревала, это вероятно было похоже на любой набор современных правительственных учреждений, которые Вы найдете среди людей.

Мы не были приняты там, как бы то ни было. Мы шли к смежному зданию, так же, как изящные на внешней стороне, но в два раза меньше. Один из стражей объяснил, что это было то, где все гости и свысокопаставленные лица, приезжающие на суд останавливались. К моему удивлению, каждый из нас получили по собственной комнате.

Эдди начал возражать этому, непреклонно говоря, что он должен был остаться с Лиссой. Дмитрий улыбнулся и сказал ему, что в этом нет необходимости. В таком месте стражи не должны были оставаться так близко к их Мороям. Фактически, они часто отделялись, чтобы сделать свои собственные дела. Суд в большей степени отражал Академию. И действительно, посещение мороев в академии редко стаскались так близко к их стражам. Только ради полевого опыта это делалось с нами. Эдди согласился с некоторым нежеланием, и снова, я была поражена его преданностью делу.

Альберта коротко переговорила и затем повернулась к остальным. "Немного раслабтесь и будьте готовы на обед через четыре часа. Лиса, королева хочет видеть тебя через час."

Толчок удивления пробежал по Лиссе, и она и я обменялись краткими, озадаченными взглядами. В прошлый раз, когда Лисса видела королеву, Татьяна окарбила ее и смутила перед школой за то, что сбежала со мной. Мы обе удивились, что она хотела видеть Лиссу теперь.

"Конечно" сказала Лиса. Мы с Розой будем готовы.

Альберта покачала головой. "Роза не идет. Королева индивидуально хочет поговорить с тобой одной"

Конечно хочет. Что могло бы так заинтересовать королеву в Василисе Драгомир? Противный голос шептал в моей голове, Невозвратимый, невозвратимый…

Темное чувство пугало меня, и я отталкивала его в сторону. Я пошла к себе в комнату и вздохнула с облегчением увидев там телевизор. Мысль о безделии на ближайшие четыре часа звучала фантастически. Остальная часть комнаты была довольно причудливой, с очень современным взглядом, с гладкими черными столами и белой кожаной мебелью. Я отчасти боялась сидеть на этом. Как ни странно, несмотря на то, насколько хорошо все это было, место не было столь украшено как лыжный курорт, что мы ездили в отпуск. Я предположила, когда Вы приехали в Королевский Суд, вы приехали для бизнеса, не на каникулы.

Я только что растянулась на кожаном диване и включила телевизор, когда я почувствовала Лиссу в своем сознании. Есть разговор, сказала она. Я сидела, удивленная сообщением непосредственно и содержанием. Обычно наша связь была основана на чувствах и впечатлениях. Конкретные просьбы как это были редки.

Я встала и вышла из своей комнаты, направляясь к соседней. Лиса открыла дверь.

"Что, ты не могла зайти ко мне? спросила я.

"Извини," сказала она, было похоже, что она искренне подразумевала это. Трудно было быть ворчливой возле кого-то столь хорошего. "У меня просто нет времени. Я пытаюсь решить, что одеть."

Ее чемодан был уже открыт на кровати, с вещами, повесившанными в шкафу. В отличие от меня, она приехала подготовленная к каждому случаю, формальному так и случайному. Я легла на диван. Он был из шикарного бархата, а не кожи.

"Одень яркую блузку с черными брюками," сказал я ей. "Не платье."

"Почему не платье?"

"Ты же не хочешь выглядеть унижающейся."

"Это - королева, Роза. Нарядность показывает уважение, не унижение."

"Если ты так говоришь"

Но Лиса одела костюм, который я предложила в любом случае. Она разговаривала со мной, поскольку она закончила готовиться, и я с завистью смотрела, как она наносит макияж. Я не понимала, поскольку я не наносила макияж на себя. Когда мы жили с людьми, я была довольно прилежной прихорашиваясь каждый день. Теперь, казалось, никогда не будет достаточно времени, или какой-либо причины. Я всегда была в какой-нибудь борьбе, что делало макияж бессмысленным и погубило бы его в любом случае. Сама я могла сделать, это расходовать в больших количествах увлажняющий крем для лица. Казалось, чрезмерным по утрам, я надевала маску все же к тому времени, когда я оказывалась перед холодной погодой и других суровых условиях, я всегда была удивлена, что моя кожа высосала всю влажность.

Небольшая острая боль сожаления, что у меня редко были хоть какие нибудь возможности делать это в остальной моей жизни, кольнула меня. Лиса проводила большинство ее наряженных дней в исполнении своих королевских обязанностей. Никто не заметил бы меня. Это было фантастическим, полагать, что до этого в прошлом году, я всегда был тем, кто всегда замечался.

"Как ты думаешь, зачем она хочет видеть меня?" спросила Лисса.

"Может быть, чтобы объяснить, почему мы здесь. "

"Может быть."

Чувство неловскости заполнило Лису, несмотря на ее спокойную внешность. Она все еще полностью не оправилась от жестокого оскорбления королевы прошлой осенью. Моя собственная мелкая ревность и опатия внезапно показались глупыми по сравнении с тем, что она должна была пройти. Я мысленно хлопнул себя, напоминая непосредственно себе, что я была не только ее невидимым стражем. Но я была также ее лучшей подругой, и мы не разговривали очень давно.

"Нет ничего того, чего ты должна бояться, Лисс. Ты не сделала ничего такого. На самом дела, ты делала все правильно. Твои оценки прекрасны. Твое поведение прекрасно. Вспомни всех тех людей, которые запомнились на лыжной поездке? У этой суки нет ничего на тебя."

"Ты не должна так говорить," сказала Лисса автоматически. Она подкрасила тушью ресницы, рассмотрела их, а затем добавила еще один слой.

"Только скажи им, что я их вижу. Если она причинит тебе какое-нибудь горе, то это просто будет, потому что она боится тебя.

Лисса засмеялась. "Зачем ей бояться меня?"

"Поскольку люди тянутся к тебе, и людям как она не нравится это, когда другие забирают все внимание." Я была немного удивлена тем, как мудро это звучало. "Плюс, ты - последний из Драгомиров. Ты всегда планируешь быть в центре внимания. Кто она? Только другой Ивашков. Их тонна. Вероятно, потому что все парни похожи на Андриана и имеют много внебрачных детей."

"У Адриана нет никаких детей."

"Что мы знаем об этом" сказала я загадочно.

Она хихикала и отвлеклась от зеркала, с довольным лицом. "Почему ты всегда так жестока к Адриану?"

Я сделали вид ложного удивления. "Ты теперь поддерживаешь Адриана? Что же случилось с твоим предупреждением меня держаться подальше от него? Ты практически выняла мне мозг первый раз, когда я общался с ним и это не было даже моим решением"

Она вынула тонкую золотую цепь из своего чемодана и попыталась закрепить его вокруг шеи. "Хорошо, да… я действительно не знала его тогда. Он не настолько плох. И верно я считаю, что он не лучший образец для подражания или чего-нибудь в этом роде, но я также думаю, что некоторые историй о нем и других девочках преувеличены."

"Я не считаю так," сказала я, вскакивая. Ей все еще не удалось закрепить цепь, таким образом я взяла ее и соединила зажим.

"Спасибо," сказала она, проводя руками по ожерелью. "Я думаю, что Адриану ты действительно нравишься. Нравишься, в стремлении быть серъезной."

Я покачала своей головой и отстранилася. "Нет. Ему нравиться его желание снять одежду с симпатичной дрампирки."

"Я не верю в это"

"Это потому, что ты веришь в лучшее в каждом."

Она выглядела скептичной, в то время как она начала причесывать свои волосы, ее плечи смягчились. "Я не знаю об этом также. Но я думаю, что он не настолько плох, как ты думаешь. Я знаю, что случилось не так давно с Мэйсоном, но ты должна подумать о том, чтобы быть с кем - то еще."

"Зачеши свои волосы." Я передала ей заколку из ее чемодана. "Мэйсон и я действительно никогда не встречались. Ты знаешь это."

"Да. Хорошо, я полагаю, что это большая причина начать думать о назначении свидания кому-то. Средняя школа не все же. Кажется, что ты должны развлекаться."

Забавно. Это было нелепо. Несколько месяцев назад, я спорила с Дмитрием о том, как было не справедливо, что, как страж в обучении, я должна была следить за своей репутацией и не быть слишком сумасшедшей. Он согласился, что это было не справедливо, что я не могу делать тех вещей как девочки моего возраста, но это было ценой, которую я заплатила за свое будущее. Я была расстроена, но после вмешательства Виктора, я стала видеть суть Дмитрия- до такой степени, что он фактически намекнул, что я не должена ограничевать себя сильно. Теперь, после Спокана, я чувствовала себя совершенно иной девочкой от той, которая говорила с Дмитрием прошлой осенью о веселом проведении времени.Мне оставалось только пара месяцев до окончания. Вещи средней школы… танцы… парни…, какое они имели значение в великой схеме вещей? Все в Академии казалось настолько незначительным - если только это не делало меня лучшим стражем.

"Я действительно не думаю, что я нуждаюсь в парне, чтобы закончить мой опыт средней школы," сказал я ей.

"Я не думаю, что ты сделаешь так," согласилась она, выпрямляя свой "конский хвостик". "Но ты привыкла флиртовать и выходить иногда. Я чувствую, что было бы только хорошо для тебя сделать немногое из этого. Нет, тебе не нужно иметь что-либо серьезное с Адрианом."

"Ну, ты не получишь никаких аргументов у него на этот счет. Я думаю, последнее, что он хочет что то серьезное, в этом проблема".

"Ну, по некоторым рассказам, он очень серьезный. Я слышала, на днях, что ты была помолвлена. Кто-то сказал, что он отрицал, потому что он сказал своему отцу, что никогда не полюбит кого-нибудь еще".

"Ахххх." Не было действительно никакого другого адекватного ответа на все эти глупые слухи. "Жуткая вещь - то, что те же самые истории ходят повсеместно также в элементарном университетском городке." Я уставилась на потолок. "Почему эта чепуха продолжает случаться со мной?"

Она подошла к дивану и посмотрела на меня. "Потому что ты удивительная, и все любят тебя."

"Нет. Ты та, которую все любят".

"Ну, тогда, я думаю, что мы обе удивительные и привлекательные. И на днях"-озорные искорки танцевали в ее глазах "мы найдем парня, которому ты ответишь взаимностью. "

"Не задерживай дыхание. Ничего подобного не имеет значения. Не прямо сейчас. Ты - та, о ком я должна волноваться. Мы собираемся получить высшее образование, и ты пойдешь в колледж, и это будет замечетельно. Нет больше правил, только самостоятельность."

"Это немного страшно," размышляла она. "Размышление о том, чтобы быть самостоятельной. Но ты будешь со мной. И Дмитрийi тоже." Она вздохнула. "Я не могу представить себе, что тебя нет рядом. Я не могу даже действительно вспомнить, когда тебя не было рядом."

Я встала и легонько ударила в ее руку. "Эй, будь осторожна. Ты вызовешь у Кристиана ревность. Ох, дерьмо. Я предполагаю, что он собирается также быть рядом, ха? Неважно где мы будем в итоге находиться?"

"Вероятно. Ты, я, он, Дмитрий и тот охранник, которого Кристиан получит. Одна большая счастливая семья."

Я усмехнулась, но внутри появилось какое-то теплое чувство. Сечас в мире происходили сумасшедшие вещи, но в моей жизни были все эти замечательные люди. Пока мы будем вместе все будет хорошо.

Она посмотрела на часы и ее страх вернулся. " Я должна идти. Ты… ты пойдешь со мной?"

"Ты знаешь, я не могу".

"Я знаю… не в теле… но как, ты сделаешь эту штуку? Куда ты смотришь в моей голове? Я это почувствую, когда я не одна.

Это был первый раз, когда Лисса когда-либо просила, чтобы я специально сделала это. Обычно, она ненавидела мысль обо мне видящей с помощью ее глаз. Это был признак того, насколько возбужденной она действительно была.

"Конечно," сказала я. "Это вероятно лучше чем что-нибудь по телевидению так или иначе."

Я вернулась в свою собственную комнату, занимая идентичную позицию на кушетке. Очищая свои мысли, я открыла себя для разума Лиссы, выходя за пределы, просто зная ее чувства. Это было нечто, что поцелованная ночью связь позволяла мне делать и была самой интенсивной частью нашей связи. Это не просто чувствовать ее мысли - это фактически быть в ней, смотреть ее глазами и разделять ее события. Я научилась управлять этим только недавно. Я имела обыкновение проскальзывать, не желая этого, поскольку я иногда не могла не пускать ее чувства. Теперь я могла управлять своими ощущениями отстраненности и даже вызывать это явление по желанию - точно так же, как я собиралась сделать.

Лисса только что достигла комнаты, в которой ждала королева. Морой мог бы использовать термины как "королевский" и даже иногда вставать на колени, но не было никаких тронов или ничего такого как здесь. Татьяна сидела в обычном кресле, одетая в темно-синюю юбку и спортивную куртку, походя больше на корпоративную деловую женщину, чем на какого-либо монарха. Она также не была одна. Высокий, величественный Морой, светлые волосы которой отливали серебром, сидела около нее. Я узнала ее: Присцилла Вода, друг королевы и советник. Мы встретили ее в лыжной поездке, и она была впечатлена Лиссой. Я приняла ее присутствие как хороший знак. Тихие стражи, одетые в черно-белую форму, держались вдоль стены. К моему удивлению Адриан тоже был там. Он откинулся на маленьком ложе любви, как будто совершенно забывая о том, что он проводил время с окончательным лидером Мороев. Страж с Лиссой объявил о ней.

"Принцесса Василиса Драгомир".

Татьяна кивнула в знак благодарности. "Добро пожаловать, Василиса. Садись, пожалуйста."

Лисса подсела к Адриану, ее опасение растет не по дням, а по часам. Слуги морои, проходя мимо, предложили чай или кофе, но Лисса отказалась. Татьяна тем временем пила из чашки и тщательно рассматривала Лису с головы до пят. Присцилла Вода нарушила неловкое молчание.

"Помните, что я говорила о ней?" Спросила радужно Присцила. "Она была очень впечатлающа на нашем официальном обеде в Айдахо. Урегулировала огромную ссору вышестоящего мороя борющегося со стражем. Ей даже удалось успокоить отца Адриана.

Холодная улыбка пересекла равнодушное лицо Татьяны. "Это впечатляет. Половину этого времени я все еще чувствую словно Натану двенадцать лет".

"Я тоже", сказал Адриан, отпивая из бокала.

Татьяна проигнорировала его и снова сосредоточилась на Лиссе. "Все кажутся впечатленными тобой, не правда ли. Я слышу только хорошее о тебе, несмотря на твои прошлые проступки… которые, как я поняла произошли не совсем без их причин." Удивленный вид Лиссы фактически вызвал смех королевы. Однако не было большого количества теплоты или юмора в смехе. "Да, да… я знаю все о твоих силах, и конечно я знаю то, что случилось с Виктором. Адриан информировал меня также о духе. Это настолько странно. Скажи мне… ты можешь…" Она скользнула по соседнему столу. Цветочный горшок стоял на нем, темно-зеленые побеги прорывались сквозь почву. Это был, какой то вид растений, основанный на луковице, который рос в закрытом помещении. Как и его внешние копии, он ждал прихода весны.

Лисса колебалась. Использование ее силы перед другими было странным для нее. Но, Татьяна наблюдала с надеждой. После всего лишь нескольких мгновений, Лисса наклонилась и коснулась побегов. Стебли, выстрелили через грязь, становясь более высоким - почти фут высотой. Огромные стручки сформировались вдоль сторон, как это росло бы, разрываясь они открылись, чтобы показать ароматные белые цветы. Пасхальные лилии. Лисса убрала свою руку.

Удивление появилось на лице Татьяны, и она пробормотала что то на языке, который я не понимала. Она родилась не в Соединенных Штатах, но хотела провести свой Суд здесь. Она говорила без акцента, но, также как и у Дмитрия, моменты удивления очевидно возвращали ее родной язык. Через несколько секунд, она вернула свою величественными маску обратно.

"Хмм. Интересно," сказала она. Разговор с образцом сдержанности.

"Это могло быть очень полезно," сказала Присцилла. "Василиса и Адриан не могут быть только двумя с этим. Если мы могли бы найти других, тогда можно было бы изучить. Само исцеление - подарок, уже не говоря о чем - нибудь еще, что они могут вызывать. Только подумайте, что мы могли бы сделать с этим."

Лисса стала оптимистичной. Некоторое время, она справлялась своим способом чтобы найти других как она. Адриан был единственным, которого она обнаружила, и это произошло с явной удачей. Если королева и совет Мороев направят их ресурсы в это, не стоит и говорить, что они могли бы найти. Все же кое-что о словах Присциллы обеспокоило Лиссу.

"Прошу Вашего прощения, Принцесса Вода…, я не уверена, что мы должны столь стремиться использовать мои - или других - целительные силы столько, сколько Вы могли бы захотеть."

"Почему нет?" спросила Татьяна. "Судя по тому, что я слышала, ты можешь излечивать почти все."

Я могу…," медленно сказала Лисса. "И я хочу. Мне жаль, что я не могу помочь всем, но я не могу. Я подразумеваю, не поймите меня превратно, я определенно помогу некоторым людям. Но я знаю, что мы столкнемся с другими людьми как Виктор, которые хотят злоупотребить этим. И через некоторое время… хочу сказать, как из них выбрать? Кто может жить? Часть жизни - то, что… хорошо, некоторые люди должны умереть. Мои полномочия не рецепт, который Вы могли бы заполнить как необходимо, и честно, я боюсь, что они только использовались бы для, ммм, определенных видов людей. Точно так же, как стражи."

Небольшая напряженность выросла в комнате. То, о чем давала понять Лисса, редко когда-либо упоминалось публично.

"О чем ты говоришь?" спросила Татьяна сузив глаза. Я могу сказать, она уже знала.

Лисса боялась, перед тем как сказать свои следующие слова, но она сделала это так или иначе. "Все знают, что есть определенный, хм, метод к тому, как распределены стражи. Только элита получает их. Члены королевской семьи. Богатые люди. Люди с властью."

Холод поселился в комнате. Рот Татьяны выпрямился в прямую линию. Она не говорила в течение нескольких мгновений, и у меня было чувство, что все остальные задержали свое дыхание. Я непременно. "Ты не думаешь, что наши члены королевской семьи заслуживают специальной защиты?" спросила она наконец. "Ты не задумывалась что ты- последняя из Драгомиров?"

"Я думаю,очень важно поддерживать в безопасности наших лидеров, это верно. Но я также считаю, нам необходимо иногда остановливаться и смотреть на то, что мы делаем. Может быть, настало время пересмотреть некоторые вещи, которые мы совершаем".

Лиса казалась такой благоразумной и такой самоуверенной. Я гордилась ею. Глядя на Присциллу Вода, я могла видеть, что она также была горда ею. Ей Лиса нравилась с самого начала. Но я также могла сказать, что Присцилла нервничала. Она что то ответила королеве и знала, что Лиса плавает в опасных водах.

Татьяна сделала маленький глоток своего чая. Я так понимаю, что это было сделано для того, чтобы собраться с мыслями. "Я так понимаю" сказала она, "что ты также приверженец борьбы мороев вместе со стражами против аттак стригоев?"

Другая опасная тема, Лисса выдвинулась вперед. "Я думаю, есть ли морои захотят, то им нельзя отказать в возможности." Внезапно в голову пришла Джилл.

"Жизни мороев драгоценны," сказала королева. "Ими нельзя рисковать."

"Жизни дампиров также драгоценны,"возразила Лиса. "Если они бы боролись вместе с мороями, то это помогло бы спасти их всех. И опять же, если морои хотят этого, зачем им отказывать? Они имеют право знать, как защищаться. И люди как Таша Озера развивали бы способы борьбы с использованием магии."

Упоминание о тете Кристиана сделало хмурым лицо королевы. Таша подверглась нападению стригоев, еще будучи молодой и потратила оставшуюся часть ее жизни на обучение борьбе (отпору). "Таша Озера… она - нарушительница спокойствия. Она начинает собирать и много других нарушителей спокойствия."

"Она пытается ввести новые идеи." Я заметила, что Лиса больше не боялась. Она была уверена в своих убеждениях и хотела их выразить. "Везде в истории людей с новыми идеями - тех кто думает по-другому и пытается изменить некотоые вещи - всегда называли нарушителями спокойствия. Но серьезно? Вам нужна правда?"

"Кривой взгляд пересек лицо Татьяны, почти улыбка. "Всегда."

"Мы должны измениться. Я думаю, что наши традиции важны. Мы не должны отказываться от них. Но иногда, я полагаю, мы заблуждаемся ".

"Заблуждаемся?"

"Время не стоит на месте, мы согласились с некоторыми изменениями. Мы развились. Компьютеры. Электричество. Технология в целом. Все мы соглашаемся, что это делает нашу жизнь лучше. Почему же мы не можем измениться в тех действиях, которые мы совершаем? Почему мы все еще цепляемся за прошлое, когда есть лучшие способы существования?"

Лиса запыхалась, она была взвинчана и взволнована. Ее щеки горели, а ее сердце выпрыгивало из груди. Все мы наблюдали за Татьяной, отыскивая подсказки на ее каменном лице.

Ты очень интерено говоришь," наконец она сказала. Она сделала слово " интересно" похожим на плохое слово. "Но у меня есть дела, которые я должена теперь сделать" Она встала, и все торопливо последовали ее примеру, даже Адриан. "Я не присоединюсь к вам на обеде, но у Вас и Ваших компаньонов будет все, в чем вы нуждаетесь. Я буду видеть Вас завтра на заседании. Независимо от того, насколько радикальны и наивно идеалистически Ваши идеи, я рада, что вы будете там при вынесении его приговора. Его заключение, по крайней мере, является кое-чем, о чем мы можем все договориться."

Татьяна уносилась вдаль, двое стражей незамедлительно следом. Присцилла последовала также, оставляя Лиссу и Адриана одних.

"Хорошо сделанно, кузина. Не много людей, которые могут вывести старую леди, из равновесия вот так."

"Она не казалась очень выведенной из равновесия."

"О, она была. Поверь мне. Большинство людей с которыми она имееет дело каждый день, не говорят с ней так, уже не говоря о ком-то твоего возраста." Он встал и протянул руку Лиссе. "Давай. Я покажу тебе это место. Отвлечешься."

"Я была здесь раньше," сказала она. "Когда я была младше."

"Да, ну, то, что мы видим, когда мы молодые отличаются от вещей, которые мы получаем, чтобы видеть, когда мы взрослеем. Ты знаешь, что здесь есть круглосуточный Бар? Мы "сразу получим там выпить. "

"Я не хочу пить."

"Ты должна перед этой экскурсией."

Я оставила голову Лиссы и возвратилась в свою комнату. Встреча с королевой была закончена, и Лисса не нуждалась в моей невидимой поддержке. Кроме того, я действительно не хотела общаться с Адрианом прямо сейчас. Сидя, я обнаружила, что я чувствовал себя удивительно тревожно. Нахождение в ее голове отчасти походило на дремоту.

Я решила сделать небольшое мое собственное исследование. Я никогда не была в Королевском Суде. Это действительно, как предполагалось, походило на минигород, и я задавалась вопросом, какие другие вещи там должны были видеть, кроме бара, где Адриан вероятно жил посещая.

Я направилась вниз, полагая, что я должена буду выйти наружу. Насколько я знала,только в этом здании, были комнаты для гостей. Это отчасти походило на гостиницу дворца. Когда я добралась до лестничной площадки, однако, я видела Кристиана и Эдди, стоящего и говорящего с кем-то, которого я не могла видеть. Эдди, бдительный, увидел меня и усмехнулся.

"Эй,Роза. Смотри, кого мы нашли."

Когда я подошла, Кристиан отошел в сторону, раскрывая тайную личность. Я остановилась, и она улыбнулась мне.

"Привет, Роза."

Мгновение спустя, я почувствовала, что улыбка медленно поползла по моему лицу. "Привет, Миа."

Глава 12.

ЕСЛИ БЫ ВЫ СПРОСИЛИ МЕНЯ пол года назад, то я сказал бы, что не было никакого способа, которым я была бы счастлива столкнуться с Мией Ринальди в Королевском Суде. Она была на год младше меня, и затаила злобу против Лиссы с первокурсниками-злобу настолько большою, что Mиа пошла на большие крайности, чтобы сделать жизнь невыносимой для нас. Она сделала хорошую работу. Слухи Джесси и Ральфа обо мне были результатом ее усилий.

Но тогда Mиа поехала с нами в Спокан и была захвачена Стригоями. И, точно так же как для Кристиана и Эдди, это изменило все. Она видела тот же самый ужас повлиявший на нас. Фактически, она была единственным из моих друзей, которые засвидетельствовали смерть Масона и меня убивающий Стригоев. Она даже спасла мою жизнь тогда используя магию воды временно заглушив одного из Стригоев. В большом вопросе Мороев о том, должны ли они учиться бороться вместе со стражами, она была твердо на стороне борьбы.

Я не видела Мию с похорон Мейсона уже почти месяц. Рассматривая ее, мне показалось, что прошел уже год. Я всегда думала, что Мия была похожа на куклу. Она была маленького роста по сравнению с большинством мороев и у нее было юное, специфическое огруглое личико. Тат факт, что она всегда завивала свои волосы в прекрасные локоны, придавал ей вид картинки. Но сегодня, она не представлялась большой проблемой. Ее золотые светлые волосы были стянулы в "конский хвостик ",единственный завиток выбивался из-за небольшой естественной волнистости волос. На ней не было косметики, и на ее лице виднелись признаки того, что она долго находилась на открытом воздухе. Ее кожа выглядела потрескавшейся от ветра, и у нее был очень, очень слабый загар, неслыханно для мороев из за их отвращения к солнечному свету. Впервые за долгое время, она действительно выглядела на свой возраст.

Она засмеялась над моим шоком. "Продвиньтесь, не так уж долго вы не видели меня. Похоже, что Вы даже не признаете меня."

"Я почти не изменилась". Мы обнимались, и опять, было трудно представить, что она когда-то спланировала способы разрушить мою жизнь. Или это я сломала ее нос. "Что ты здесь делаешь?"

Она пригласила нас войти. "Мы просто собирались уйти. Я объясню все."

Мы отправились в соседнее здание. Это было не похоже на центр или что-нибудь другое, но в нем было много всего для мороев, которые работали и отдыхали здесь: несколько ресторанов, небольших магазинов и отделений, которые предлагают все виды услуг. Было также кафе, и туда Мия привела нас.

Coffee Shop кажется обычной вещью, но я редко ходила туда. Сидя в общественном месте (или полугосударственном) с друзьями, не беспокоясь о школе… Это было здорово. Это напомнило мне о том, когда Лисса и я были на нашей собственной, когда вся наша жизнь не была, содержащийся в школе и ее правил.

"Мой папа работает сейчас здесь", сказала она нам. "И вот теперь я здесь живу."

Моройские дети редко живут со своими родителями. Они отправляются в места, например как Св. Владимир, где они могли бы расти благополучно. "Как насчет школы?" Спросила я.

"Здесь не много детей, но все таки есть. Большинство из них богаты и у них личные преподователи. Мой папа подергая за некоторые ниточки и добился того, чтобы я могла пойти к ним на различные предметы. Таким образом я по прежнему изучаю те же предметы, только другим способом. На самом деле это довольно прикольно. Меньше времени с учителем - но больше домашней работы."

"Вы делаете больше этого," сказал Эдди. "Если ваши классы не снаружи." Он заметил те же самые вещи, как и я, сейчас, глядя на ее руки, которыми она держала свое лате, я увидела костные мозоли.

Она пошевелила пальцами. "Я подружилась с некоторыми из стражей здесь. Они показали мне несколько вещей."

"Это рискованно," сказал Кристиан, хотя казалось, что он одобрил. "До сих пор ведутся дебаты о борьбе Мороев."

"Ты подразумеваешь борьбу Мороев с магией," поправила она. "Это - то, что спорно. Никто действительно не говорит о борьбе Мороев врукопашную."

"Ну, они," сказала я. "Это просто были волшебные споры."

"Это не незаконно," сказала она чопорно. "И пока это так, я собираюсь продолжать заниматься. Вы что думаете что со всеми событиями и встречами, которые происходят где то здесь, кто-нибудь заметит, чем занимается кто-то такой как я?"

В дополнение к тому, что семья Мии не была королевских кровей, была еще и довольно низкого класса, в этом не было ничего плохого, но она должна была ощущать влияние этого здесь вокру.

Однако, я нашла ее ситуацию в целом приличной. Мия казалась более счастливой и более открытой, чем она была в течение всего времени, что я знала ее. Она казалась… свободной. Кристиан высказал мои мысли прежде, чем я смогла сделать это.

"Ты изменилась", сказал он

"Мы все изменились," поправила она. "Особенно ты, Роуз. Я не в силах объяснить это."

"Я не думаю, что есть такой способ, следуя которому мы пятеро не могли бы измениться" указал Кристиан. Мгновение спустя он поправился. "Четверо из нас."

Мы все затихли, мысли о Мейсоне, отяготили нас. Будучи с Кристианом, Эдди, и Mией вызывали то горе, которое я всегда пыталась скрыть, и я могла видеть по их лицам, что они непрерывно вели тот же самый бой.

Беседа в конечном счете повернула все в направлении нас, поймав на том, что случится здесь и в Академии. Все же я продолжала думать, как Mиа сказала, что я изменила больше чем другие. Все, о чем я могла думать, было то, какой неконтролируемый я чувствовала себя в последнее время, как половина времени мои действия и чувства не походили на мои собственные. Сидя там, почти казалось, что Миа контролирует все свои положительные черты - а я была под контролем своих негативных. Разговоры с Адрианом проигрывались через мою голову, напоминая мне о том, что у меня возможно была такая темная, темная аура.

Возможно размышление о нем вызвало его, но он и Лисса в конечном счете присоединились к нам. Их бар был вероятно в том же самом здании, поняла я. Я намечала ее и не обращал много внимания. Адриан не полностью убедил ее выпить, к счастью, но она согласилась на два напитка. Я могла чувствовать небольшое гудение через связь и должна была тщательно оградиться от этого.

Она была столь же удивлена, как и мы увидев Мию, но устроила ей теплый прием и хотела, наверстать упущенное. Я уже слышала большинство из этого, таким образом я только слушала и пила свой чай. Кофе не для меня. Большинство стражей выпивало так, как Морои пили кровь, но я не буду касаться этой дряни.

"Как идут дела с королевой?"спросил Кристиан Лиссу однажды.

"Не столь плохо," сказала она. "Я имею в виду, не так замечательно. Но она не вопила на меня или оскорбляла меня, так что это - начало."

"Перестань скромничать," сказал Адриан, обняв ее. "Принцесса Дрэгомир полностью настояла на своем. Вы должны были видеть это." Лисса засмеялась.

"Я предполагаю, что она не упоминала, почему она решила позволить нам приехать на этот процесс?" спросил Кристиан натянуто. Он не выглядел очень счастливым о связи, что происходила здесь здесь - или о руке Адриана.

Смех Лиссы исчез, но она все еще улыбалась. "Адриан сделал это."

"Что?" Кристиан и я спросили вместе.

Адриан, выглядел очень довольным, остался тихим для разнообразия и позволил Лиссе вести разговор. "Он убедил ее, что мы должны были быть здесь. Он очевидно преследовал ее, пока она не сдалась."

"Это назвается 'убеждение,' не 'преследование,'" сказал Адриан. Лисса засмеялась снова.

Мои собственные слова о королеве вернулись преследуя меня. Кто она? Просто еще один Ивэшков.Их тонна. Это действительно так. Я следила за Адрианом.

"Как тесно Вы, ребята связаны?" Ответ пришел в мою голову от Лиссы. "Она - твоя тетя."

Двоюродная бабушка. И я - ее любимый двоюродный племянник. Хорошо, я - ее единственныйдвоюродный племянник, но это не важно. Я все равно остаюсь ее фаворитом," сказал он.

"Невероятно," сказал Кристиан.

"Я буду второй," сказала я.

"Ни один из вас не ценит меня. Почему так трудно принять, что я могу сделать реальный вклад в эти трудные времена?" Адриан встал. Он пытался казаться оскорбленным, но ухмылка на его лице указала, что он все еще находит это довольно забавным. "Мои сигареты и я выходим наружу. По крайней мере они проявляют ко мне уважение."

Как только он ушел, Кристиан спросил Лиссу, "Ты напивалась с ним?"

"Я не пила. У меня только было два напитка," сказала она. "С каких пор вы стали консерваторами?"

"С тех пор как Адриан стал дурным влиянием. "

"Да ладно тебе! Он помог нам быть здесь. Никто больше не был в состоянии сделать это. Он не имел отношение к этому, но он сделал. И ты и Роза, сидящая здесь, все еще думаете, что он - самый злой человек на планете." Это было не совсем верно. Я в основном сидела, я была морально поражена, еще слишком онемевшая, чтобы реагировать.

"Да, и я уверен, что он сделал это по доброте душевной, " пробормотал Кристиан.

"Почему еще он сделал бы это?"

"О, вот здорово, я удивляюсь."

Глаза Лиссы расширились. "Ты думаешь, что он сделал это для меня? Ты думаешь, что между нами что то есть?"

"Вы ребята пьете вместе, вместе практикуете магию, и вместе посешаете элитные собрания. А ты что думала бы?"

Миаи Эдди было похоже, что они хотели быть где-то в другом месте. Я начинала разделять это чувство.

Гнев горел в Лиссе, поражая меня как волной высокой температуры. Она была крайне оскорблена. Ее ярость даже не имела отношения, что она делала с Адрианом, правда. Она была больше расстроена мыслью что Кристиан не доверял ей. И что касается него, я не нуждалась ни в каких психических полномочиях, чтобы понять, что он чувствовал. Он не ревновал просто, потому что она общалась с Адрианом. Кристиан был все еще реывнив, что у Адрианаа было влияние, чтобы осуществить это для нее. Это было точно так же как то, что Джесси и Ральф говорили, о том, как правильные связи могли открыть правильные двери, которые не имел Кристиан.

Я пнула Кристиана ногой, надеясь что он поймет намек, что он действительно должен прекратить говорить до того как все ухудшится. Гнев Лиссы усиливался, беспорядок со смущением, поскольку она начала сомневаться в себе и удивительно, если бы она была слишком близка с Адрианом. Все это было смешно.

"Кристиан, побойся Бога. Если Адриан и сделал это для кого-то, это было из-за меня и его сумасшедшей навязчивой идеи. Он хвастал некоторое время назад, что он мог сделать это, а я не верила." Я повернулась к Лиссе. Я должна была получить ее спокойствие и развеять те темные чувства, которые могли вызвать такую большую проблему для нее, когда они превышали контроль. "Лисс, ты точно не потратила бы впустую, но ты должна охладиться в течение часа прежде, чем вести эту беседу. Ты собираешься сказать кое-что столь же глупое как и Кристиан, и я буду тем, кто должен иметь дело с подобным беспорядком - как всегда."

Я была рассержена и ожидала, что кто-нибудь скажет мне, как озлобленно это прозвучало. Вместо этого Лисса расслабилась и улыбнулась Кристиану. "Да, мы определенно должны поговорить об этом позже. Сегодня поизошла только часть разговора."

Он колебался, затем кивнул. "Да. Жаль, я нещадно критиковал тебя." Он вернул ей улыбку, поборовшись с собой.

"Ну и," Лисса спросила Мию, "кого ты встретила здесь?"

Я уставилась на них в изумлении, но никто, казалось, не заметил. Я остановила их борьбу, и не было никакого признания. Не, Спасибо, Роза, для того, чтобы указать, какие они идиоты. Это было достаточно плохо, я должна была день за днем выносить их роман, без учета того, как я себя чувствовала. Теперь я спасала их отношения, а они даже не понимали этого.

"Я скоро вернусь," сказала я, прерывая описание Мии некоторых других подростков здесь. Я боялась, если бы я сидела там, я собиралась сказать кое-что, о чем я сожалела бы или возможно сломала бы стул. Откуда этот гнев приходит?

Я вышла на улицу, надеясь,что глоток холодного воздуха успокоит меня. Вместо этого, я получил лицо, полное дыма гвоздики.

"Не начинай о близком курении," предупредил Адрианн. Он прислонялся к кирпичной стене здания. "Ты не должна была выходить наружу. Ты знала, что я был здесь."

"Вообще- то, поэтому я и вышла. Поэтому и еще потому, что если бы я осталась там еще на несколько минут -сошла бы с ума."

Он наклонил свою голову, чтобы посмотреть мне в лицо. Его брови взлетели вверх. "Ты не шутишь, не так ли? Что случилось? Ты выглядела прекрасно несколько минут назад."

Я ходила по земле перед ним. "Я не знаю. Я чувствовала себя прекрасен. Пока Кристиан и Лисса не начали этот глупый спор о тебе. Это было странно. Они были единственными, кто был безумен - а затем я стала более безумной чем они оба."

"Подожди. Они спорили обо мне? "

"Да. Я только что сказала это. Ты не обратил внимание?"

"Эй, не огрызайтесь на меня. Я ничего не сделал тебе."

Я скрестила свои руки на груди. "Кристиан, ревнует, потому что ты слоняешься вокруг Лиссы так часто."

"Мы изучаем дух," сказал Аддриан. "Он имеет право присоединиться."

"Да, ну, в общем, никто никогда не говорил, что любовь разумна. Видя вас вернувшихся вместе в добром расположении к нам он рассердился. И тогда он расстроился потому что ты воспользовался родством с королевой для Лиссы."

"Я не делал этого для нее. Я сделал это для всех Вас - но, ну, в общем, для тебя особенно."

Я остановилась перед ним. "Я не верю тебе. Что ты мог это сделать. "

Он усмехался. "Предпологалось ты должна была слушать мою семейную историю в том сне в конце концов."

"Я думаю. Я просто думала… "

Я не могла закончить. Я думала, что Дмитрий будет тем, кто прошел через это для меня, тот кто - несмотря на то, что он сказал - мог осуществить почти все случившееся. Но он не сделал.

" Думала что?" подсказал Адриан.

"Ничего. " С большим усилием, мне удалось произнести следующие слова. "Спасибо за помощь. "

"Боже мой," сказал он. "Доброе слово от Розы Хэзовей. Я могу умереть счастливым человеком."

"Что ты говоришь? То, что я обычно - неблагодарная сука?"

Он только посмотрел на меня.

"Эй! Не слабо."

"Возможно ты могла бы искупить себя объятием."

Я взглянула.

"Небольшим?" попросил он.

Со вздохом я подошла и положила руку вокруг Адриана, слегка прислонившись головой к его руке. "Спасибо, Адриан."

Мы стояли, должно быть, мгновение. Я не чувствовала ни сумашедшего разряда или связи, как с Дмитрием, но я вынуждена была признать что Лисса была права кое в чем. Адриан был раздражающим и высокомерным время от времени, но он действительно не был ублюдком, за которого я его принимала.

Двери открылись, Лиса и остальные вышли наружу. Они понятно выглядели удивленными, но я не заботилась об этом именно тогда. Кроме того, они вероятно все думали, что я была беремененна плодом любви Адриана, так, что имело это значение? Я отступила.

"Куда направляетесь?" спросила я.

"Да, Мия решила сделать более важные дела, чем болтаться с нами," пошутил Кристиан.

"Эй, я только сказала моему папе, что я встречу его. Я увижу вас ребята прежде, чем я уйду." Она начала уходить, затем резко повернулась. "Боже, я тут из-за этого." Она полезла в карман своего пальто и вручила мне свернутый листок бумаги. "Это - половина причины, почему я нашла вас ребята. Один из секретарей суда хотел, чтобы я дала это вам."

"Спасибо", сказала я, недоумевая. Она отправилась, чтобы увидеть своего отца, пока остальные из нас прогулялись назад к нашему жилью.

Я замедлила шаг, открывая записку, интересно, кто в мире хотел связаться со мной здесь.

Роза,

Я был настолько счастлив услышать о Вашем прибытии. Я уверен, что это сделает завтрашние слушания намного более интересными. Мне было любопытно в течение достаточно долгого времени от того, что делает Василиса, и твои романтичные выходки всегда - забавное развлечение. Я не могу ждать, чтобы разделить их завтра в зале суда.

Всего наилучшнго,

В. Д.

"От кого это?" спросил Эдди, подходя ко меня. Я торопливо скложила записку и пихнула в карман. "Ни от кого," ответила я.

В самом деле никто.


В. Д.


Виктор Дашков.

Глава 13.

КОГДА МЫ ВЕРНУЛИСЬ в наши комнаты, я составила предлог для Лиссы о том, что мне нужно было идти позаботиться о некоторых обязанностях стража. Она стремилась исправить более ранний конфликт с Кристианом - вероятно в форме сбрасывания одежды и не задавая каких либо вопросов. В моей комнате был телефон и после запроса оператора, я была в состоянии узнать, в какой комнате жил Дмитрий.

Он удивился,увидив меня возле его двери-и немного насторожился. В последний раз это случилось,когда я была под влиянием чар вожделения Виктора и вела себя… агрессивно.

"Я должна поговорить с тобой," сказала я.

Он позволил мне войти, и я сразу же передала записку.


"В. Д. -"


"Да,я знаю," сказал Дмитрий. Он вернул записку обратно. "Виктор Дашков."

"Что мы будем делать? Я имею в виду, мы уже говорили об этом, но теперь он действительно сказал что он собирается выдать нас".

Дмитрий не отвечал, и я могла сказать, что он оценивал каждый аспект этого, точно так же, как он действовал в борьбе. Наконец, он вытащил свой сотовый телефон, который был намного более надежным, чем необходимость положиться на телефон комнаты. "Дай мне минутку."

Сперва я хотела сесть на его кровать,но решила что это опасно, и вместо этого села на диван. Я не знала кому он звонил, но разговор велся на русском.

"Что происходит?" я спросила,когда он закончил.

"Я скоро сообщу. Пока, мы должны подождать."

"Замечательно. Мое любимое занятие."

Он вытащил кресло и сел напротив меня. Оно казалось слишком мало для кого-то высокого, как он, но, как всегда, он сумел сделать свою работу и казаться изящным в процессе.

Около меня был один из Западных романов, которые он всегда носил. Я подняла его, снова думая, насколько он был одинок. Даже теперь, в Суде, он хотел остаться в своей комнате. "Почему ты читаешь их?"

"Некоторые люди читают книги для удовольствия", заметил он.

"Эй, понимаешь. А я действительно читаю книги. Я прочитала их, чтобы решить тайны, которые угрожают жизни моего лучшего друга и здравомыслию. Я не думаю, что читая этот материал ковбоя, действительно спасает мир как это делаю я."

Он взял ее у меня и перевернул обдумывая, внимательно и не так интенсивно как обычно. "Как любая книга, это - спасение. И есть кое-что… ммм. Я не знаю. Кое-что относящееся к Старому Западу. Никаких правил. Каждый просто живет по своим собственным правилам. Тебе не нужно быть привязанным к идеям других о добре и зле, с тем чтобы восстановить справедливость ".

"Подожди, " засмеялась я. "Я думала, что я та, кто хотел бы нарушать правила. "

"Я не говорил, что я хотел бы. Только то, что я вижу привлекательным."

"Ты не можешь одурачить меня, товарищ. Ты хочешь надеть шляпу ковбоя и держать беззаконных банковских грабителей в узде."

"Нет времени. У меня достаточно неприятностей держать тебя одну в узде. "

Я улыбнулась, и вдруг, это было очень похоже, когда мы убрали церковь - перед боем, по крайней мере. Просто. Удобно. В самом деле, это было очень похоже на старые времена, когда мы начинали первую подготовку вместе, вернуться назад, прежде чем все стало так сложно. Ну, ладно… обстоятельства всегда были сложными, но на некоторое время, они бы были менее сложными. Мне стало грустно. Я хотела бы чтобы мы могли пережить те дни. Там бы не было Виктора Дашкова, не было крови на моих руках.

"Я сожалею," сказал Дмитрий внезапно.

"О чем? Чтение дрянных романаов? "

"О том, что не был способен доставить тебя сюда. Я чувствую, что я подвел тебя." Я увидела тень беспокойства на его лице, как он был обеспокоен,тем что он, возможно, нанес некоторый непоправимый ущерб.

Извинение полностью застало меня врасплох. На мгновение, я задавалась вопросом, ревновал ли он к влиянию Адриана таким же образом, как Кристиан. Тогда я поняла, что это совсем другое. Я задала Дмитрию трудное время, потому что я была убеждена, что он мог сделать что-нибудь. Где-то внутри - он чувствовал то же самое, по крайней мере где речь идет обо мне. Он не хотел отказывать мне в чем-нибудь. Мое более раннее плохое настроение давно исчезло, и я внезапно почувствовала себя истощенной. И глупой.

"Ты не подвел," сказала я ему. "Я действовала как полная дура. Ты никогда не подводил меня прежде. Ты не подводил меня в этом."

Благодарный взгляд, которым он одарил меня, заставил меня чувствовать, как будто у меня были крылья. Если бы другой момент прошел, я подозревала, что он сказал бы кое-что столь сладкое, что я улетела бы. Вместо этого зазвонил его телефон.

Другой разговор на русском языке имел место, и затем он встал. "Хорошо, давай пойдем."

"Куда?"

"Чтобы увидеть Виктора Дашкова."

Оказалось, что у Дмитрия был друг, у которого был друг, и так или иначе, несмотря на лучшую безопасность в мире Мороев, нам удалось войти в тюремные помещения Суда.

"Почему мы делаем это?" Прошептала я, когда мы шли по коридору к камере Виктора. Я очень, очень надеялась на каменные стены и факелы, но место выглядело очень современным и эффективным, с мраморными полами и абсолютными белыми стенами. По крайней мере не было никаких окон. "Ты думаешь, что мы сможем отговорить его от этого?"

Дмитрий покачал головой. "Если Виктор захотел отомстить нам, он сделал бы это без всякого предупреждения. Он не делает вещей без причины. Тот факт, что он сказал тебе первой означает, что он хочет чего-то, и теперь мы выясним, что это. "

Мы достигли камеры Виктора. Он был единственным заключенным, в настоящее время под стражей. Как и остальная часть объекта, его комната напомнила мне чкое о чем, что Вы найдете в больнице. Все было чистым, светлым, и стерильным и очень голым. Это было место, без какого-либо стимула или отвлечения силы, которые свели бы меня с ума в течение одного часа.У камеры были серебристые решетки, которые выглядели, что их очень сложно сломать, это являлось наиболее важной частью.

Виктор сидел на стуле,лениво рассматривая ногти. Прошло три месяца после нашей последней встречи, и когда я увидела его,у меня по коже пробежали мурашки.Чувства,которые были похоронены во мне вдруг выплыли наповерхность.

Одна из самых сложных вещей видеть, что он выглядел настолько здоровым и молодым. Он купил это здоровье, мучая Лиссу, и я ненавидела его за это. Если бы его болезнь шла своим чередом, он мог бы быть мертвым к настоящему времени.

У него были редеющие темные волосы, только с небольшим оттенком серебра. Он был в его сорок и имел королевскую, почти красивую стрижку к своему лицу. Он взглянул на наше приближение. Смотрел тем же самым бледным нефритом глаз как Лисса на меня. У семей Драгомиров и Дашковых была сильно переплетенна история, и это было жуткое наблюдение, что этот цвет глаз был в ком-то еще. Улыбка осветила его лицо.

"О мои. Это - удовольствие. Прекрасная Розмари, практически взрослая теперь." Его глазами щелкнули к Дмитрию. "Конечно, некоторые из вас были с тобой довольно долгое время."

Я прижалась лицом к решетке. "Прекрати навинчивать нас, ты сукин сын. Что ты хочешь? "

Дмитрий положил нежно руку мне на плечо и потянул меня обратно. "Полегче, Роза. "

Я сделала глубокий вдох, а затем медленно сделала шаг назад. Виктор выпрямился на стуле и рассмеялся.

"После всего этого времени, твоя ученица все еще не изучила контроль. Но тогда, возможно ты никогда действительно не хотел этого."

"Мы не должны здесь подтрунивать," сказал Димитри спокойно. "Вы хотели заманить, Розу, и теперь мы должны знать почему."

"Тут действительно должна быть некоторая зловещая причина? Я только хотел знать, что она сделает, и кое-что говорит мне, что мы не собираемся иметь возможность для любых дружественных разговоров завтра." Та раздражающая ухмылка осталась на его лице, и я решила тогда, что ему повезло быть за решеткой и вне моей досягаемости.

"Мы не собираемся иметь дружеского разговора сейчас," проворчала я.

"Ты думаешь, что я шучу, а я нет. Я действительно хочу знать, как ты поступишь. Ты всегда была захватывающим объектом для меня, Розмари. Единственный поцелованный тьмой человек, о котором мы знаем. Я скажу тебе сначала, что это не является как будто чем то, от чего ты укроешься невредимой. Нет никакого способа, которым ты можешь спокойно влиться в систематизируемую рутину академической жизни. Люди как ты не предназначены, чтобы гармонировать."

"Я не какой-нибудь научный эксперемент."

Он продолжал так, как будто я ничего не сказала. "На что это похоже? Что ты наблюдаешь?"

"Нет времени на это. Если ты не доберешься до сути," предупредил Дмитрий, "мы уйдем."

Я не понимала как Дмитрий мог говорить так спокойно. Я наклонилась и одарила Виктора моей самой холодной улыбкой. "Нет никакого шанса на то, что они отпустят тебя завтра. Я надеюсь тебе нравиться тюрьма. Я уверена, ты заболеешь опять - а ты заболеешь,ты знаешь."

Виктор смотрел на меня ровно, все еще с тем удивленным взглядом, который заставил меня желать задушить его. "Все существа умирают, Роза. Хорошо, за исключением тебя, я предполагаю. Или возможно ты мертва. Я не знаю. Те, кто посещает мир мертвых, никогда не могут вероятно полностью ослабить их связь с ними."

На моих губах было вспыльчивое возражение, но кое-что сдерживало меня. Те, кто посещает мир мертвых. Что, если мои видения Мэйсона не были тем, из-за чего я была сумасшедшей или потому что он хотел мести? Что, если было кое-что из-за меня - кое-что, что случилось, когда я умерла и воскресла - которое теперь соединяло меня с Мэйсоном? Именно Виктор сначала объяснил, что это означало быть поцелованным тьмой. Теперь я задавалась вопросом, есть ли у него любой из ответов, что я искала.

Мое лицо, должно быть, отражало что то, потому что Виктор бросил на меня любопытный взгляд. "Да? Есть кое-что, что ты хотела бы сказать?"

Я очень не хотела спрашивать у него что-либо. Из-за этого свернулся мой желудок. Глотая свою гордость, я спросила, "Каков мир мертвых? Это - рай или ад?"

"Ни то ни другое," сказал он.

"Что живет там?" Воскликнула я. "Призраки? Смогу ли я вернуться обратно? Существа выходят оттуда?"

Виктор получал большое удовольствие от меня имеющей необходимость придти к нему за информацией, так же, как я и боялась, что он будет. Я видела, что ухмылка усиливается.

"Ну, ясно кое-что выходит из этого, потому что ты здесь стоишь перед нами."

"Он травит тебя," сказал Дмитрий. "Идем отсюда."

Виктор коротко взглянул на Дмитрия. "Я помогаю ей." Он вернулся ко мне. "Честно? Я не знаю так много об этом. Ты - та, кто был там, Роза. Не я. Нет еще. Когда-нибудь, ты вероятно будешь тем, кто обучит меня. Я уверен, чем больше ты раздаешь смерть, тем ближе ты становишься к ней."

"Хватит", сказал Дмитрий, жестким голосом. "Мы уходим."

"Подожди, подожди," сказал Виктор, благоприятным голосом. "Вы еще не рассказали мне о Василисе."

Я придвинулась снова. "Держись подальше от нее. Она не имеет ничего общего с этим".

Виктор сухо взглянул на меня. "Видя, поскольку я заперт здесь, у меня нет никакого выбора, кроме как избегать ее, моя дорогая. И Вы неправы - Василиса, имеет все, чтобы сделать с этим всем."

"Вот именно," сказал я, внезапно понимая это. "Именно поэтому ты отправил записку. Ты хотел видеть меня здесь, потому что ты хотел узнать о ней, и ты знал, что никоим образом она не пришла бы поговорить с тобой сама. У тебя нет ничего, чтобы шантажировать ее."

"Шантаж скверное слово."

"Нет никакого способа, которым ты собираешься увидеть ее - по крайней мере за пределами зала суда. Она никогда не захочет излечить тебя. Я говорила тебе: Ты скоро заболеешь снова, и ты скоро умерешь. Ты скоро станешь тем, кто будет посылать мне открытки с другой стороны."

"Ты думаешь, что это - то, о чем идет речь? Ты думаешь мои потребности, являются такими мелкими?" Насмешка исчезла, сменившаяся лихорадочным и почти фанатическим взглядом в его зеленых глазах. Сжатое положение его рта немного стягивало кожу его лица, и я заметила, что он похудел со времени нашей последней встречи. Может быть, тюрьма сказалась сильнее на нем, чем я думала. "Ты забыла все, почему я сделал то, что я сделал. Ты была столь захвачена в своей собственной близорукости, что ты пропустила большую картину, на которую я смотрел."

Я ломала свою голову, вспоминая то время прошлой осенью. Он был прав. Мое внимение уделялось обидам, совершенных против Лиссы и меня лично. Я забыла другие разговоры, его безумные объяснения его великой схемы.

"Ты хотел организовать переворот- все еще хочешь. Это безумие. Этого не произойдет," сказала я.

"Это уже происходит. Ты думаете, что я не знаю то, что происходит в мире? У меня все еще есть контакты. Люди могут быть куплены, как ты думаешь, я смог отправить тебе это сообщение? Я знаю о волнениях, знают о движении Нэйташи Озеры, чтобы заставить Мороев бороться со стражами. Ты поддерживаешь ее и сурово критикуешь меня, Розмари, но я стремился к той же самой вещи прошлой осенью. Все же, так или иначе, ты, кажется, не расцениваешь ее таким же образом."

"Таша Озера действует немного по-другой причине, чем вы, " отметил Дмитрий.

"И именно поэтому она нигде не выигрывает," парировал Виктор. "Татьяна и ее совет сдерживаются столетиями архаичных традиций. Пока такая власть управляет нами, ничто не изменится. Мы никогда не будем учиться бороться. У Некоролевских Мороев никогда не будет голоса. Дампиров как Вы будут непрерывно отсылаться, чтобы бороться."

"Это - то, чему мы посвящаем наши жизни," сказал Дмитрий. Я могла ощутить начало напряженности в нем. Он мог бы показать лучшее самообладание чем я, но я знала, что здесь он получил разочарование.

"И это - то, для чего Вы теряете свои жизни. Вы почти порабощены и даже не понимаете это. И для чего? Почему Вы защищаете нас?"

"Потому что… мы нуждаемся в вас, " я колебалась. "Для нашей расы, чтобы выжить. "

"Вы не должны бросаться в сражение за это. Создание детей в действительности не так уж сложно."

Я проигнорировала его тонкое замечание. "И потому что Морои… Морои и их магия важны. Они могут делать удивительные вещи."

Виктор подбросил свои руки в раздражении. "Мы имели обыкновение делать удивительные вещи. Люди имели обыкновение уважать нас как богов, но в течение долгого времени, мы становились ленивыми. Появление технологии сделало нашу магию более устаревшей. Теперь, все, что мы делаем, является светскими талантами."

"Если у Вас так много идей," сказал Дмитрий, с опасным блеском в его темных глазах, "тогда сделайте кое-что полезное в тюрьме и напишите манифест."

"И что, это имеет отношение к Лиссе так или иначе?" спросил я.

"Потому что Василиса является средством для изменений."

Я смотрела недоверчиво. "Ты думаешь, что она собирается привести твой переворот?"

"Ну, я предпочел бы, возглавить это - когда-нибудь. Но, все равно, я думаю, что она собирается быть частью этого. Я слышал о ней тоже. Она восходящая звезда - молодая еще, конечно, но люди замечают. Все члены королевской семьи не созданы равными, ты знаешь. Символ Драгомиров - дракон, король животных. Аналогично, кровь Драгомиров всегда была сильна - именно поэтому Стригои устраняли их так последовательно. Драгомир, возвращающийся, чтобы двинуться на большой скорости, не является мелочью особенно такой как она. Мое впечатление от сообщений - то, что она, должно быть, справилась со своей силой. Если это так - с ее талантами - нет никакого сообщения, что она могла сделать. Люди привлечены ею с почти никаким усилием ее воли. И когда она фактически пытается влиять на них… ну, они сделают что-нибудь, что она хочет." Его глаза были широки, когда он говорил на лице отражалось удивление и счастье, поскольку он вообразил Лиссу сопереживающую его мечтаниям.

"Невероятно," сказала я. "Сначала ты хотел скрыть ее, чтобы поддерживать тебя. Теперь ты фактически хочешь, чтобы она использовала в мире свое принуждение для твоих собственных сумашедших планов."

"Я сказал тебе, она - сила для изменения. И как и ты поцелованная тьмой, она - единственная своего вида, о котором мы знаем. Это делает ее опасной - и очень ценной."

Ну, это было что-то. Виктор не всезнающий в конце концов. Он не знал о использовании духа Адрианом.

"Лисса, никогда этого не сделает", сказала я. "Она не будет злоупотреблять своими силами."

"И Виктор не собирается ничего сказать о нас", сказал Дмитрий, дергая мою руку. "Он достиг своей цели. Он привел тебя сюда, потому что хотел узнать о Лиссе".

"Он не многое узнал", сказала я.

"Вы были бы удивлены", сказал Виктор. Он ухмыльнулся Дмитрию. "А почему вы так уверены, что я не буду информировать общество о вашей романтической неосторожности?"

"Поскольку это не спасет Вас от тюрьмы. И если Вы навредите Розе, Вы разрушите любой слабый шанс, чтобы у Вас была помощь Лиссы Вам в Вашей исковерканной фантазии." Виктор вздрогнул немного; Дмитрий был прав. Дмитрий вышел вперед, прижавшись к решеткам, как я ранее. Я думала, что у меня был страшный голос, но когда он произносил свои следующие слова, я поняла, что я не был даже близка. "И это все будет бессмысленно так или иначе, потому что Вы не будете оставаться в живых достаточно долго в тюрьме, чтобы организовать Ваши великие планы. Вы не единственный со связями."

Мне немного перехватило дыхание. Дмитрий принес очень много вещей в мою жизнь: любовь, комфорт, и обучение. Я настолько привыкала к нему иногда, что я забыла только, насколько опасным он мог быть. Поскольку он стоял там, высокий и угрожающий, в то время как он посмотрел на Виктора, я чувствовала, что холод сковал мою спину. Я помнила, как, когда я сначала приехала в Академию, люди сказали, что Дмитрий был богом. В этот момент, он смотрел на него.

Если Виктор был напуган угрозой Дмитрия, он не показывал этого. Его нефритовые глаза поглядывали между нами двумя. "Вы двое являетесь испытанием, сделанным на небесах. Или где-нибудь."

"Увидимся в суде," сказала я.

Дмитрий и я ушли. На выходе он сказал несколько слов на русском языке стражу при исполнении служебных обязанностей. От их манеры мое предположение было Дмитрий, говорил спасибо.

Мы рисковали на открытом воздухе, идя через широкое, красивое подобное парку место, чтобы возвратиться к нашим комнатам. Дождь со снегом остановился, и он оставил все-здания и деревья подобно покрытыми льдом. Это походило не то, что был мир сделан из стекла. Глядя на Дмитрия, я видела, что он смотрел прямо перед собой. Было трудно сказать, во время ходьбы, но я могла бы поклясться, он дрожал.

"Ты в порядке? " Спросила я.

"Да"

"Ты уверен? "

"Так хорошо, как я могу быть."

"Ты думаешь, что он раскажет все о нас?"

"Нет."

Мы шли в тишине некоторое время. Я наконец задала вопрос,за который умирла бы, чтобы знать.

"Ты имел в виду…, что, если Виктор действительно скажет…, то ты бы…", я не могла закончить. Я не могла заставить себя сказать слова убил его.

"Я не имею большого влияния на верхних уровнях королевской власти Мороев, но у меня много среди стражей, кто занимается грязной работой в нашем мире."

"Ты не ответил на вопрос. Ты действительно сделали бы это."

"Я сделал бы многое, чтобы защитить тебя, Роза."

Мое сердце забилось. Он использовал только "Роза ", когда чувствовал себя особенно нежным ко мне.

"Это точно не защитило бы меня. Это было бы просто факт-хладнокровия". Ты не сделаешь такой вещи," сказала я ему. "Месть - мое право. Я должна буду убить его."

Я имела в виду это как шутку, но он не думал, что это было забавно. "Не говори так. И так или иначе, это не имеет значения. Виктор, не будет ничего говорить."

Он оставил меня, чтобы пойти в его собственную комнату, когда мы вошли внутрь. Так как я открывала дверь в мою, Лисса обогнула угол холла.

"Вот ты где. Что произошло? Ты пропустила обед".

Я совсем забыла. "К сожалению… увлеклась некоторыми материалами стража. Это - длинная история."

Она изменилась к обеду. Ее волосы все еще затянуты вверх, и она теперь одела облегающее платье, сделанное из серебряного необработонного шелка. Она выглядела красивой. Она выглядела покоролевски. Я думала о словах Виктора и задавалась вопросом, могла ли она действительно быть властью для изменения, он поклялся, что она была. Глядя на нее какой она была сейчас, настолько очаровательной и сдержанной, я могла вообразить людей следующих за ней где-нибудь. Я конечно тоже,однако, я была предвзятой

"Почему ты так смотришь на меня? " Спросила она с улыбкой.

Я не могла сказать ей, что я только что видела человека, который напугал ее. Я не могла сказать ей, что, в то время как она отсутствовала, развлекаясь это, я наблюдала за ее спиной в тени, как я буду всегда делать.

Вместо этого я вернула ее улыбку. "Мне нравится платье."

Глава 14.

Приблизительно за полчаса до того, как моя тревога, должна, была уйти на следующее утро, я услышала стук в дверь. Я ожидала, что это будет Лисса, но сонная проверка нашей связи показала, что она все еще крепко спала. Озадаченная, я пошатнулась из кровати и открыла дверь. Девочка Морой, которую я не знала, вручила мне свернутую одежду с запиской. Я задавалась вопросом, должна ли я дать ей чаевые или что-то, но она ушла слишком быстро для моей реакции.

Я села на кровать и развернула одежду. Черные брюки, белая блузка, и черный жакет. Это был тот же самый комплект, который другие стражи носили здесь, и это был мой размер. Ничего себе. Я собиралась стать частью команды. Улыбка медленно расползалась по моему лицу, и я открыла записку. Это было письмо от Дмитрия: Носи свои волосы.

Усмешка осталась на моем лице. Многие стражи женщины стригли волосы, чтобы показывать свои знаки молний. Я неохотно рассмотрела это однажды, и Дмитрий сказал мне не делать этого. Он любил мои волосы и сказал мне носить их. Так как он это сказал тогда дало мне озноб, точно так же как сейчас.

Час спустя, я была на пути к суду с Лиссой, Кристианом, и Эдди. Кто-то подогнал черно-белую одежду для Эдди тоже, и я думаю мы выглядели как дети, которые чувствуют себя, играющими парадной одеждой их родителей. Мой подрезанный жакет и эластичная блузка были фактически довольно симпатичны, и я подумала, смогу ли я взять их с собой.

Зал суда был в большом, украшенном здании, которое мы проходили по прибытию. Идя через его залы, я видела сочетание старого и нового. Снаружи, это были арочные окна и каменные шпили. Внутри, это был центр современной деятельности. Люди работали в офисах с мониторами плоского экрана. Лифты вели к верхним этажам. Все же, несмотря на это, несколько старинных контактов можно было все еще найти. Скульптуры на пьедесталах. Люстры в залах.

У самого зала суда были красивые фрески, которые простирались от пола до потолка, а в передней части зала, печатями от всех королевских семей, повешенных на стенах. Лисса остановилась, когда мы вошли, ее взгляд упал на дракона Драгомиров. Короля животных. Море противоречивых эмоций кружилось в ней, поскольку она смотрела на печать и почувствовала на себе всю тяжесть являясь единственной, кто должен продолжить ее имя. Гордость, чтобы быть частью этой семьи. Страх, что она не будет достаточно хороша, чтобы соответствовать фамилии. Слегка подталкивая ее, я подвела ее к нашим местам.

Зал был с 7-ю проходами посередине комнаты. Мы сидели в передней части правого раздела. Были еще несколько минут, чтобы начать разбирательство, но в комнате было не очень много людей. Я подозревала, что и не изменится, из-за секретности вокруг, что произошло с Виктором. Судья сидел на фронте, но не было жюри. Повышенные сиденья на одной стороне комнаты, где сидела королева, Она будет та, кто сделает окончательное решение. Вот как работали с королевскими уголовными делами. Мне указала на это в Лисса. "Будем надеяться, что она против него. Похоже, она будет только одна принимать решение". Лисса нахмурилась. "Не имея жюри чувствует она себя странно."

"Это потому что мы провели слишком много времени среди людей". Она улыбнулась. "Может быть. Я не знаю. Просто видимо там очень много порочного.

"Ну, да. Но мы же говорим о Викторе". Через секунду принц Виктор Дашков вошел в зал суда. Или, лучше сказать просто Виктор Дашков. Сразу после заключения в тюрьму он был лишен своего титула, который перешел к следующему по старшенству члену семьи Дашковых.

Страх сковал Лиссу, и ее лицо еще больше побледнело.Но вместе со страхом я неожиданно увидела проявление другого чувства - грусти. До похищения Виктор был ей как дядя.Она так и звала его. Я положила свою руку на ее."Успокойся," я пробормотала. "Все будет хорошо".

Глаза его сузились, и он с хитростью осматривал зал суда, как если бы это была вечеринка. У него был тот же самый беззаботный взгляд, который он имел, в то время когда он говорил с Дмитрием и мной. Я чувствовала, как мои губы искривляются в насмешку. Красный туман окрасил мое зрение, и я упорно трудилась, чтобы быть столь же безмятежной как другие стражы в комнате. Он наконец сосредоточился на Лиссе, и она вздрогнула при наблюдении того же самого цвета глаз, который она и другие ее семьи имели. Когда он кивнул своего рода приветствие ей, я чувствовала потерю контроля. Прежде, чем я смогла фактически сделать что-нибудь, я почувствовала новые слова в своем уме - Лисса. Дыши, Роза. Просто дыши. Это было, похоже, что мы оказывались перед необходимостью полагаться друг на друга, чтобы пройти через это. Мгновение позже, Виктор шел снова, прочь, чтобы занять свое место на левой стороне зала.

"Спасибо," Сказала я ей, как только он ушел. " Это похоже на то, как ты читаешь мои мысли"

"Нет," сказала она мягко. "Я только могу чувствовать твою руку."

Я посмотрела вниз туда, куда я положила свою руку на ее. Я сделала это, чтобы успокоить ее и закончила тем, что сжала ее пальцы в моей собственной тревоге. "Расстроилась", сказала я, резко убирая и надеясь, что я не сломала ей кости. "Извини".

После него следовал выход Королевы Татьяны, который отвлек меня и помог успокоить мои темные чувства. Мы все встали, когда она появилась, а затем опустились на колени. Это было все отчасти устаревшим, но это был обычай, который проводился Мороями на протяжении многих лет. Мы не поднимались, пока она не села, а затем и остальные из нас смогли сесть тоже.

Судебный процесс начался. Один за другим, те, кто засвидетельствовал события с Виктором, давали отчет о том, что они видели. В значительной степени, это относилось к стражам, которые преследовали Лиссу, когда Виктор забрал ее и кто впоследствии был частью налета на укрытие Виктора.

Последним из стражей пошел Дмитрий. На первый взгляд его показания не сильно отличались от их. Они все были частью спасательного отряда, но его роль в истории началась немного раньше.

"Я был со своей ученицей, Розой Хэтуэй," сказал он. "Она разделяет связь с принцессой и поняла первой, что случилось."

Адвокат Виктора-Я не могла представить как они смогли найти кого-то для его защиты - взглянула на бумаги и потом опять посмотрела на Дмитрия."Анализируя ход события, похоже, что прошло время между тем когда она обнаружила это и тем когда вы предупредили остальных.

Дмитрий кивнул, с не изменным хладнокровным выражением лица. "Она не могла действовать, потому что была заколдована господином Дашковым, и именно поэтому она напала на меня. Меня поразило, как спокойно он это говорил. Даже адвокат ничего не заподозрил. Только я видела- или может просто потому что я знала его- как ему было больно лгать. Ох, он хотел защитить нас - точнее хотел защитить меня- и это и была причина, почему он делал это. Но что-то умирало в нем, когда он стоял там, под присягой и лгал.Дмитрий не был идеален, не важно как идеален он был недавно для меня, но он всегда пытался быть правдивым. Сегодня он не мог им быть.

Г- н Дашков работает с магией земли, а некоторые, кто использует эту власть, и в сильном давлении может влиять на наши низменные инстинкты ", продолжал Димитрий. "В этом случае, он повлиял на нее гневом и насилием с помощью объекта".

Налево от меня, я услышала звук-как кто-то задыхается от своего собственного смеха. Судья, пожилая, но ожесточенная Моройская женщина, посмотрела.

"Господин Дашков, пожалуйста, соблюдайте приличия в зале суда".

Виктор, все еще улыбаясь, замахал руками в извинении."Я ужасно сожалею, Ваша Честь и Ваше Величество. Кое-что в показании стража Беликова только пощекотало мое воображение, это - все. Это не случится снова."

Я задержала дыхание, ожидая удара, чтобы упасть. Этого не случилось. Дмитрий закончил свой отчет, и затем вызвали Кристиана.Его выступление было коротко. Он был с Лиссой, когда она была одурманена и выкрана. Его вклад состоял в удостоверении личности некоторых из стражей Виктора как похитителей. Как только Кристиан сел, настала моя очередь.

Я приближалась, желая казаться спокойной во всех этих глазах - и в глазах Виктора. Фактически, я нашла выход - не смотреть на него вообще. Как только я назвала свое имя и дала присягу говорить правду, то внезапно почувствовала в полную силу то, что должно быть испытал Дмитрий. Я стояла перед всеми этими людьми, клянясь быть честной, но я немедленно солгала бы, если бы сильно захотела.

Моя версия была довольно проста. Я подробно изложила детали перед ночью похищения, как приблезительно, когда Виктор заложил свои испытывающие ловушки, чтобы проверить власть Лиссы. Иначе, мой рассказ выстраивался в линию с Дмитрием и другими стражами.

Я и раньше говорила, что хорошо умею врать. И яс такой легкостью рассказывала о заклятии "нападения", что никто не обратил внимания. Кроме Виктора. Хотя я и решила не смотреть на него,но упомянув заклинание, я мельком взглянула в его сторону. Его взгляд буравил меня, и легкая ухмылка играла на его губах. Я поняла, что его высокомерие было основано не только на том что он знал что я лгу. Но и на том что он знал правду - и по его взгляду я поняла что у него есть власть надо мной и Дмитрием, власть уничтожить нас перед всеми этими людьми - несмотря на угрозы Дмитрия. Все это время я оставалась спокойной, Дмитрий мог гордиться мной, но внутри мое сердце громоко стучало.

Это, казалось, длится вечно, но я знала, что я давала показания в течение нескольких минут. Я закончила, рассказ с облегчением, что Виктор не выдалл меня, и затем была очередь Лиссы. Как жертва, она предложила первую новую версию до сих пор, и все было схваченными в ее истории. Это было убедительно; никто никогда не слышал ничего подобного. Я также поняла, что даже не пытаясь Лисса использовала свое вызванное духом обаяние. Я думаю, что это было из той же серии как она делала принуждение. Люди были восхищены и сочувствовали. Когда Лисса описала пытки, Виктора заставить ее, чтобы ее сила излечила его, я видела, что лица стали бледными от шока. Даже строгая маска Татьяны колебалась немного, хотя, чувствовала ли она жалость или только простое удивление, я не могла бы сказать.

Самая удивительная вещь,однако же, было как спокойно Лисса ухитрялась рассказывать историю. Снаружи, она была ровной и красивой. Но как она говорила слова, описывающие как именно приспешник Виктора пытал ее,она переживала боль и ужас той ночи. Парень специализировался на воздухе, и он использовал этот элемент,иногда так чтобы она не могла дышать,а в другое время удушал ее им.Это было ужасно, я испытывала это вместе с ней.В самом деле,я испытывала это с ней сейчас,когда она говорила о событиях на трибуне.Каждая деталь была до сих пор болезненной в ее памяти,боль повторялась для нас обоих. Мы обе почувствовали облегчение, когда ее показания были закончены.

Наконец, настала очередь Виктора. Глядя на его лицо, вы никогда не определили бы, что он испытывает. Он не был сердит или оскорблен. Он не был сокрушающимся. Он не умолял. Он выглядел так, словно мы были где-то далеко, словно ничего в мире не взволновало бы его. Так или иначе, это сделало меня более сердитой.

Даже когда он отвечал, он говорил так как будто у него были веские основания. Когда прокурор спросил его почему он это сделал, он посмотрел на нее как на сумасшедшую.

"Да ведь у меня не было выбора," сказал он приятно. "Я умирал. Никто не позволил бы мне открыто экспериментировать с силами принцессы. Что Вы сделали бы на моем месте?"

Адвокат игнорировал это. Ей было трудно избежать гримассы отвращения на лице. "И Вытакже нашли необходимым превращение вашей собственной дочери в стригоя?"

Все в зале суда почувствовали себя неуютно. Одна из самых ужасных вещей в Стригоях было то, что они были не были рожденными, их создавали. И Стригой мог превратить человека, дампира, или Мороя в Стригоя, выпив кровь жертвы и напоив ее взамен кровью Стригоя. И не имело значения хочет этого жертва или нет, став Стригоем она теряла все свои предыдущие чувства и моральные устои. Она становилась монстром, убивая других, чтобы выжить. Стригои превращали других, если считали что им необходимо увеличить их численность. Иногда они делали это просто из жестокости.

Другой способ стать стригоем если морой намеренно решает убить другого человека во время кормления, разрушая магию и жизнь внутри себя. Родители Кристиана сделали это потому что хотели быть бессмертными,не смотря на цену.Дочь Виктора,Наталия, сделала это потому что он сказал ей. Экстра сила и скорость,которую она получила став стригоем,помогла ей освободить его, и он считал его цель стоит жертв.

Снова, Виктор не показал раскаяния. Он просто ответил. "Наталия сделала свой выбор."

"Вы можете сказать, это обо всех, кого вы использовали для удовлетворения ваших целей? У стража Беликова и мисс Хэтоей было право голоса в том, что Вы заставили их сделать."

Виктор издал сдавленный смешок. "Ну это спорный впрос. Честно, я не думаю, что они были против. Но если, Ваша честь, у вас есть время после этого дела, вы должо быть захотите рассмотреть дело о попытке полового акта с несовершеннолетней."

Я застыла.Он правда сделал это.Я ожидала,что каждый в этой комнате повернуться и укажует на меня и Дмитрия.Никто даже не посмотрел в нашу сторону, однако. Большенство людей бросали на Виктора потрясенные взгляды. Я поняла,что именно Виктор знал,что произойдет.Он просто хотел подразнить нас; он на самом деле не ожидал,что кто-то приймет его всерьез.Чувства Лиссы через связь подтверждали это.Она чувствовала,как Виктор пытался переключить внимание от себя,придумывая истории обо мне и Дмитрии. Она была в ужасе, что Виктор так низко снизошел.

Судья чувствовало то же самое, и отчитывала Виктора за то, что он съезжал с темы. К тому времени большая часть опроса была сделана. Адвокаты закончили, и пришло время королевы объявить приговор. Я снова задержала свое дыхание, задаваясь вопросом, что она сделает. Он не отрицал ни одно из обвинений. Показания были сокрушительными, благодаря доказательствам моих друзей, но как даже Виктор сказал, слишком много коррупции было среди членов королевской семьи. Королева могла очень хорошо решить, что ей не нуже скандал, связанный с заключением столь известной персоны в тюрьму. Даже если бы никто не знал деталей, его заключение все-равно бы поводом для слухов. Возможно ей не хотелось иметь с этим дело. Возможно Виктор также подкупил ее.

Но в конце, она признала Виктора виновным и приговорила его к пожизненному залючению, в другой тюрьме, не в той что находилась во дворе. Я слышала истории о тюрьмах мороев - это были ужасные места. Я подозревала, что его новый дом будет очень отличаться от камеры, в которой мы нашли его. Виктор оставался спокойным и удивленным от начала до конца, таким же каким он был вчера. Мне не нравилось это. Наш с ним вчерашний разговор, заставлял меня думать, что он не собирался принимать это так спокойно, как делал вид. Я надеялась, что они будут пристально следить за ним.

Жест королевы закончил формальности.Остальне же встали и начали разговаривать,пока она оглядела комнату острым взглядом,вероятно, делая пометки.Охрана Виктора начала выводить его.Он прошел мимо нас снова.На этот раз,он остановился и заговорил.

"Василиса,я надеюсь тебе хорошо."

Она не ответила.Она по-прежнему ненавидела и боялась его,но с этим приговором,он наконец поверила,что он не может приченить ей вред.Это было как конец истории спустя месяцы.Она наконец могла двигаться вперед и надеятся,что те ужасные воспоминания сотрутся.

"Мне жаль что у нас не было случая поговорить,но я уверен он будет у нас в следущий раз,"он дабавил.

"Пошли," сказал один из охраников.Они повели его.

"Он сумашедший," пробормотала Лисса когда он ушел."Я не могу поверить,что он сказал ту чепуху о тебе и Дмитрии."

Дмитрий стоял позади ее.Я посмотрела вверх и встретилась с его глазами,когда он прошел мимо нас.Его облегчение было отображением моего собственного.Мы танцевали с огнем сегодня- и мы победили.

Кристиан подошел к ней и крепко обнял ее,долго удерживая ее. Я наблюдала за ними с любовью, удивленная моими собственными теплыми чувствами к ним.Когда рука коснулась моей руки,я подпрыгнула. Это был Андриан.

"Ты в порядке,маленькая дампирка?" спросил он тихо. "Дашков сказал несколько…мм…наводящих на размышления вещей."

Я подошла ближе, говоря также тихо."Никто не поверил ему.Я думаю все в порядке.Спасибо что спросил,однако."

Он улыбнулся и щелкнул меня по носу. " Два твоих "спасибо" за столько дней. Смею предположить, я все таки не дождусь какой- либо, ух, особой благодарности.?"

Я засмеялась."Нет.Ты только можешь преставлять это."

Он меня наполовину обнял и отпустил меня."Достаточно честно.Но у меня хорошее воображение."

Мы начали уходить,и затем Присцилла Вода поспешила к Лиссе."Королева хотела бы встретится с тобой до то кого,как ты уедешь.Наедине."

Я взглянула на поставленный стул, на котором сидела королева. Ее взгляд был устремлен на нас, и я подумала,о чем это может быть.

"Конечно," сказала Лисса, столь же смущенная, как была я. Она послала мне через связь: Ты будешь слушать снова?

Я быстро кивнула ей, перед тем как Присцилла похитила ее. 'Я возвратилась в свою комнату, настраиваясь на Лиссу, пока собирала вещи. Это заняло совсем не много времени, потому что Татьяна должна была закончить некоторые судебные формальности, но в конце концов оня прибыла в ту же самую комнату как вчера. Лисса и Присцилла поклонились королеве, и ждали пока она присядет.

Татьяна устроилась поудобней. "Василиса, ты должна скоро улетать, таким образом я буду краткой. Я хотела бы сделать тебе предложение."

"Какое предложение, Ваше Величество?"

"Ты должна будешь скоро поступить в колледж." Она говорила это как будто это было уже решено. И да, Лисса действительно планировала поступать в колледж, но мне не нравилось самомнение. "Я понимаю, что ты неудовлетворена своим выбором."

"Ну… не то, чтобы я именно недовольна. Просто все места, куда поступают морои - небольшие. Я имею ввиду, что понимаю, что это все для безопасности, но я не знаю. Я хотела бы пойти куда-нибудь позначительнее. Где-нибудь где престижно." Стражи контролировали некоторые избранные колледжи в стране, чтобы морои могли благополучно посещать их. Как Лисса и заметила, они имели тенденцию быть меньшими школами.

Татьяна кивнула неторопливо,как будто она уже знала это."Я собираюсь дать тебе возможность,которую не может дать никто другой,к моим знаниям.После окончания высшего учебного заведения,я хотела бы чтобы ты жила здесь,в Королевском Суде.У тебя нет семьи, и я думаю ты получишь пользу от обучения политике в сердце нашего правительства.На ряду с этим,мы бы приняли меры,чтобы ты посещала Lehigh University.Он менее чем в часе езды от сюда.Ты слышала о нем?"

Лисса кивнула. Я никогда не слышала о нем,но она была достаточно умна исследовать каждый колледж в США."Это хорошая школа,Ваше Величество. Но… однако маленькая."

"Она больше,чем те, которые морои обычно посещают." она отметила.

"Правда." В своем уме Лисса пыталась сложить,что происходит здесь.Почему Татьяна сделала ей предложение?Тем более,казалось она не согласна была с Лиссой раньше.Что-то странное происходило здесь,и она решила посмотреть,как далеко она может надавить. "Университет Пенсильвании нет так далеко,Ваше Величество."

"Эта огромная школа,Василиса. Мы не можем обеспечить твою безопасность там."

Лисса пожала плечами."Ну,это наверное не важно если я пойду в Lehigh или в одну из других."

Королева выглядела шокированной.Как и Присцилла.Они не могли поверить,что Лисса казалась безразличной к предложению.Честно говоря, Лисса не была безразлична.Lehigh был на шаг вперед от того,что она ожидала,и она хотела туда пойти.Но она так же хотела увидеть на сколько сильно королева хочет,что бы она пошла.

Татьяна нахмурилась и казалось она обдумывает доводы. "В зависимости от твоих оценок и успехов в Lehigh, мы возможно организуем твой перевод через несколько лет. Опять же, из соображений безопасности это будет очень непросто.

Вау.Королева хочет ее поблизости.Но зачем? Лисса решила просто спросить.

"Я очень польщена,Ваше Величество.И благодарна.Но зачем вы предлогаете это мне?"

"Как последняя из Драгомиров, ты на особом положении. Я должна быть уверена в твоем будущем. И я ненавижу когда растрачивают таланты понапрасну. Кроме того…" Она остановилась, колеблясь продолжать ли. "В известной степени Вы были правы. Проблемы Мороев изменились. И будет полезно иметь рядом кого-то с противоположным мнением.

Лисса не ответила сразу же.Она до сих пор анализировала это предложение с любой возможной стороны.Она хотела,чтобы я могла посоветовать ей,но я не была уверенна,что у меня много своего мнения.Расщепление моих охраных обязаностей между Судом и прохладным университетом довольно ловким.С другой стороны,у нас было больше свободы в другом месте.В конце концов,Лисса решила в пользу высшего образования.

"Хорошо," сказала она наконец. "Я согласна. Спасибо, Ваше Величество."

"Превосходно,"сказала Татьяна."Мы увидим что делают договоренности.Ты можешь идти сейчас."

Королева не подала никаких признаков движения, так Лиса снова поклонилась и поспешила к двери, еще не оправившись от этой новости. Татьяна вдруг окликнула ее.

"Василиса?Ты можешь позвать твою подругу,чтобы поговорить со мной?Девушку Хэзэвей?"

"Розу?" спросила она удивленно."Почему вы…? Да,конечно.Я передам ей."

Лисса поспешила к зданию гостей,но я встретила ее на полпути."Что происходит?"я спросила.

"Не имею представления,"сказала Лисса."Ты слышала что она сказала?"

"Да.Может она хочет сказать мне как я была очень осторожна с тобой ходя в ту школу."

"Может быть. Я не знаю." Лисса быстро обняла меня."Удачи. Скоро увидимся."

Я вернулась в комнату и нашла Татьяну стоящей со скрещенными руками. Все ее поза выражала непреклонность и нетерпение.Она опять выглядела как бизнес леди в своем блестящем коричневом пиджаке и юбке. Хотя я бы никогда не подобрала этот цвет к ее темно русым волосам, но это была проблема ее стилиста, не моя.

Я поклонилась так как это делала Лисса и осмотрела комнату. Присцилла ушла, осталась только пара охранников. Я ждала, что Татьяна предложит мне сесть, но напротив, она встала и подошла прямо ко мне. Она не выглядела радостной.

"Мисс Хетавей," сказала она резко," Я буду кратка. Вы прекратите эти отвратительные отношения с моим внучатым племянником. Немедленно."

Глава 15.

"Я…ЧТО?"


"Вы слышали меня.Я не знаю, как далеко это зашло, и честно говоря, не хочу знать подробности. И не в этом дело. Дело в том, что это больше не будет продолжаться.

Королева смотрела вниз на меня,руки на ее губах,ясно ждали,чтобы я поклялась что сделаю все что она хочет.Однако я не могла.Я оглядела комнату,уверенная,что это какой-то вид шутки.Я посмотрела на двух охронаиков,частично надеясь,что они объяснят что происходит,но они просто наблюдали-без-действительного-наблюдения.Без контакта глазами.Я повернулась к королеве.

"Гм, Ваше Величество… это какая-то ошибка. Ничего не происходит между мной и Адрианом. "

"Ты думаешь, что я - дура?" спросила она.

Ничего себе. Это было открытие.

"Нет, Ваше Величество."

"Хорошо, это - начало. Нет никакого смысла лгать мне. Люди видели Вас вместе, здесь и в Вашей школе. Я видела Вас сама в зале суда." Черт возьми. Почему Адриан захотел в тот момент быть галантным и стащить другое объятие? "Я услышала все недозволительные подробности о том, что происходит, и это должно остановиться прямо здесь и сейчас. Адриан Ивашков не собирается убегать с дешевой дампирской девочкой, так что, ты можешь избавить себя от этого заблуждения прямо сейчас."

"Я никогда не думала, что он собирается убегать-поскольку мы не связаны," сказал я. "Я хочу сказать, мы - друзья, это - все. Я ему нравлюсь. Он флиртует. И если Вы хотите поговорить о недозволительных вещах, тогда… да, я довольно уверена, что у него есть список недозволительных вещей, которые он хотел бы сделать со мной. Много недозволительных вещей. Но мы не делаем их. Ваше Величество."

Как толко слова слетели с моих губ,я почувствовала себя дурой.Посмотрев на ее лицо,однако,не казалось что все может стать еще хуже для меня.

"Я знаю о тебе,"она сказала."Все говорят о твоих наградах и полхвалах,но я не забыла что это ты увезла Лиссу.Я так же знаю о проблемах-я знаю о питье,о мужчинах.Если бы это было мое дело,я бы тебя связала и отправила к какому-то обществу кровавых шлюх.Ты вероятно хорошо приспособишься

Выпивка и мужчины? Она заставила меня походить на спившуюся проститутку, когда, честно говоря, я вероятно выпила не больше, чем другие подростки в стенах школы. Говорить ей это казалось бесполезным, все же. Указание, что я была все еще девственницей вероятно, не будет иметь большого значения также.

"Но," продолжала она, "Твои недавние… достижения делают твою отсылку невозможной. Все полагают, что у тебя впереди великолепное будущее. Может быть. Несмотря на это я не могу помешать тебе быть стражем, я могу затронуть то, чьим стражем ты будешь."

Я застыла."Что вы говорите?Вы угрожаете мне?"Я произнесла эти слова осторожно,не как вызов.Она не может быть серьезной.Заберать меня от Лиссы во время полевого опыта это одно,но мы говорим о совершенно другом вопросе сейчас.

"Я просто говорю,что я заинтересована в будущем Василисы,это все.И если мне нужно защитить ее от дурного влияния,я это сделаю.Мы можем найти ей другого стража.Мы можем найти тебе другого мороя."

"Вы не можете сделать это!" я воскликнула.По ее лицу,я могу сказать,что она счастлива наконец увидить мою настоящую реакцию.Я одновременно и злилась,и боялась,и мне тяжело боролось против своих обычных взывных инстинктов.Дипломатия и честность было то,что мне нужно было сейчас."Я ничего не делаю с Андрианом.Правда.Вы не можете наказывать меня за что-то,чегоя не делаю."Я быстро вспомнила и добавила:"Ваше Величество."

" Роза, Я совершенно не хочу тебя наказывать, Я просто хочу убедиться, что мы поняли друг друга. Мужчины Мороев не женятся на женщинах дампирах.Они с ними играют. И каждая девочка думает, что у нее все будет по другому - даже твоя мама думала также об Ибахиме, но она ошибалась.

"С кем?" я спросила,имя ударило меня,как пощечена по лицу.Ибрахим?Я никогда раньше не слышала это имя,пусть только кто-то назвал это.Я хотела спросить кем он был и какая связь у него с моей матерью была,но Татьяна только продалжала говорить.

"Они всегда ошибаются.И ты можешь попытаться изменить это,пустая трата времени." Она покачала головой,как будто она чувствовала себя виноватой перед этими дампирскими девушками,но ее самодовольный вид противоречил любой истенной симпатии. "Ты можешь использовать свое смазливое лицо и выгодное тело столько,сколько хочешь,но в конце,ты одна,кто будет использованным.Он может говорить, что он любит тебя,но в конце он устанет от тебя.Спасайся горя.Я делаю тебе пользу."

"Но он не говорит,что он любит…" В этом не было смысла.Ирония была в том что я была совершенно уверена,что Андриан хочет использовать меня ради секса.Я не заблуждалась в этом.Но поскольку я на самом деле не спала с ним, не было проблемы-исключая,ну,что Татьяна видела во всем этом проблему.Я вздохнула,подозревая,что нет аргументов заствить ее поверить мне,что я не интересуюсь Андрианом."Посушайте, если вы уверенны,что у нас нет общего будущего,зачем вы говорите мне это?По-вашему, он собирается бросить меня в любом случае.Ваше Величество."

Она задумалась только на секунду,и я почти засмеялась.Не смотря на ее подозрительную болтовню обо мне,моей матери, и других дампирах, какая-та часть ее была правда обеспокоина тем,что я могла быть достаточно очаровательной и хорошенькой,чтобы соблазнить Андриана в позорный брак.Она быстро спрятала ее неуверенность.

"Я просто хочу разобраться с с ситуацией до того как она выйдет из под контроля. Кроме того, для него и Василисы будет лучше если вы не будите вертеться у них под ногами."

Вот это да! Мой короткий миг удовлетворения обернулся полным замешательством. Я растерялась как же как к тот момент когда она начала обвинять меня в связи с Эдрианом.

"Него и… Василисы? Лиссы? О чем вы говорите? " Я забыла Ваше Величество, но я не думаю, что она заботилась об этом моменте.

"Эти двое - превосходная партия," сказала она, казалось, что она была готова купить некоторые художественные работы. "Несмотря на ваше плохое влияние, Василиса превратилась в очень многообещающую молодую женщину. Она имеет очень серьезную, очень преданную природу, которая вылечит часть его безрассудства. И быть вместе позволило бы им продолжать исследовать их… необычную волшебную ситуацию."

Пять минут назад, идея моей свадьбы с Адрианом, казалось мне самой безумной вещью, которую я когда-либо слышала.Но только что, она была превзойдена мыслью о свадьбе Лиссы и Адриана.

"Лисса и Андриан.Вместе.Вы не можете быть серьезной.Ваше Высочество."

"Если она оба здесь вместе,я думаю они прийдут к этому.Они уже имеют определенную харизму вокруг друг друга.Плюс,обе бабушки Андриана были из семьи Драгомиров.У него есть более чем достаточно крови,чтоы помочь ей позаботится о роде Дргомиров."

Также, как и у Кристиана Озера. В один из безобразно привлекательных моментов Лисса и Кристиан искали его генеологическое древо, чтобы понять, достаточно ли у него было генов Драгомиров, чтобы продолжить род. Когда они узнали, что их достаточно, они начали придумывать именя своим будущим детям. Это было ужасно. Я оставила их после того, как Лисса сказала мне, что они назовут свою третью дочь в честь меня.

"Кристиан Озера?" Она выдавила снисходительную улыбку " Василиса Драгомир ни под каким видом не выйдет за не замуж".

"Ну,да.Не так скоро.Я имею ввиду, они собираюстся пойти в колледж…"

"Ни сейчас, ни когда-либо," прерывала Татьяна. "Драгомиры - древняя и высопаставленная линия королевской семьи. Их последний потомок не присоединится к кому-то как он."

"Он из королевской семьи," сказала я низким голосом, который был на грани превращения в мой страшный голос. По какой-то причине ее оскорбление Кристиана разозли меня больше, чем ее оскорбление меня. "Линия Озера -является столь же важной, как Драгомиры и Ивашковы. Он из королевской семьи, точно так же как Лисса, как Адриан, и как Вы."

Она фыркнула. "Он не похож на нас. Да, Озера являются одним из королевских домов, и, да, он имеет несколько респектабельных дальних родственников. Но мы не говорим о них. Мы говорим о сыне кого-то, кто нарочно стал Стригоем. Ты знаешь, как много раз, это случалось в моей жизни? Девять. Девять за пятьдесят лет. А его родители были двоими из них. "

"Да- его родители," я сказала."Не он."

"Это не имеет значения. Принцесса Драгомир не может связаться с кем-то как он. Это положение является слишком престижным."

"Но Ваш племянник - является прекрасным выбором," сказала я горько. "Ваше Величество."

Если ты такая умная девочка, тогда скажи мне, как к ним относятся в Св. Владимере? Как твои одноклассники относятся к Кристиану? Как относятся к Кристиану и Василисе вместе?" Ее глаза сознательно мерцали.

"Прекрасно", сказала я."У них много друзей."

"И Кристиана полностью принимают?"

Я сразу подумала о Джесси и Ральфе, раздражающих меня насчет Кристиана. И да, там есть много людей, которые все еще избегают Кристиана, как будто он уже был Стригоем. Именно поэтому у него не было партнера на кулинарной науке. Я попыталась скрыть свои мысли, но мое колебание выдало меня.

"Ты видишь?" воскликнула она. " И это только микромир общества. Представь как это будет в большом объеме. Представь как это будет, когда она будет править и пытаться убедить других поддержпть ее. На ней будет ответственность. Она наживет врагов только из-за него. Ты действительно хочешь, чтобы с ней случилось это?"

Это было то, чего Кристиан опасался, я отрицала это и сейчас, как тогда с ним."Этого не произойдет. Вы ошибаетесь."

"А вы очень молоды, мисс Хэзэвэй. Вы к тому же задерживаете свой отлет." Она пошла к двери. Стражи оказались рядом с ней в мгновение ока. "Мне больше нечего сказать, и надеюсь, что это был последний раз, когда мы обсуждали тему, как эта." Или обсуждали что-нибудь, подумала я.

Она ушла, и как только этикет(служащий?) сказал, что я могу идти, я побежала прочь, чтобы догнать мой самолет. У меня закружилась голова, как только я пошла. Насколько безумна эта леди? Мало того, что она была убеждена, что я стою на краю, тайного брака с Адрианом, она также полагала, что может устроить его брак с Лиссой. Было почти невозможно понять, какая часть этого разговора оказалась самой смешной.

Я не могла дождаться, чтобы рассказать другим о том, что случилось и посмеяться над этим. Но, как только я вернулась в комнату, чтобы забрать свою сумку, я передумала. Уже ходило много сплетен обо мне и Адриане, поэтому я подумала, что не стоит подливать масло в огонь. Также я подумала, что Кристиан, не должен услышать об этом. Он уже итак был неуверен, в своем положении с Лиссой. Как он будет себя чувствовать, если узнает, что королева уже запланировала избавиться от него?

Поэтому я решила утаивать информацию некоторое время, что было трудно, так как Лисса ждала меня за дверью, когда я вернулась.

"Эй, сказала я. "Я думала, что ты уже в самолете?

"Нет. Они отложили отлет на несколько часов."

"Ох."Пойти домой внезапно показалось мне наилучшей идеей

"Что хотела королева?", - спросила Лисса.

"Чтобы поздравить меня," сказала я бойко. "О моем убийстве Стригоев. Я не ожидала, от нее - это было отчасти странным."

"Нет, это не старанно," сказала она. "Что ты сделала было удивительно. Я уверена, что она только хотела признать тебя за то, что ты сделала."

"Да,я предпологаю.Так что происходит?Что мы собираемся делать с дополнительным временем?" В ее глазах и чувствах было возбуждение, и я порадовалась изменению тему.

"Хорошо… я думаю. Так как мы - в Королевском Суде…, разве вы не хотите исследовать его? Он существенно больше чем бар и буфет. Выходит мы должны узнать побольше, если собираемся жить здесь. Кроме того, у нас есть повод, чтобы отпраздновать."

Нынешняя ситуация целиком захватила меня. Я был столь занята мыслями о Викторе, что действительно не думала о некоторых вещах: Мы были в Королевском Суде, центре мороевi. Он был почти столь же большим как и Академия, и должен был быть еще больше чем вся официальная сторона, которую мы пока видели. Плюс, она была права. Мы много имели, чтобы быть счастливыми. Виктор был убран. Она получила милостивое приглашение в колледж. Только моя предполагаемая связь с Адрианом была обратной стороной, но я хотела отложить объяснение, поскольку волнение Лиссы захватило меня.

"Где Кристиан?", - спросила я.

"Занимается своими делами," сказала она." ТЫ думаешь нужно взять его с собой?".

"Хорошо, он как всегда присоединится потом."

"Да". согласилась она, "но давай лучше пошляемся вдвоем".Я почувствовала,что она правда этого хочет. Наш короткий разговор перед тем как она ушла к королеве, заставил ее скучать по прошлому, по тем временам когда мы были предоставлены друг другу.

"Ничего не имею против",сказала я. "Как проведем эти три часа?"

Злобная усмешка осветила ее лицо."Предметы первой необходимости." Я могла сказать она имела что-то особенное ввиду,но она стралась держать это в секрете.Она не может заблокировать меня через связь,но она усвоила,что если она не будет думать слишком много о некоторвых вещах,я не смогу понять их легко.Ей нравится думать,что она может удивить меня иногда.Пытаться скрыть большие неприятности или проблемы от меня никогда не получалось,однако.

Мы задержались, идя в холодную погоду за Лиссой, шедшей впереди. Она вела нас дальше от административных зданий к другим в самом дальнем конце основных зданий Суда.

"Королева живет в этом первом здании. "объяснила Лисса. "Это не совсем дворец, но больше всего похож". Когда Суд находился в Европе, королевская семья жила в замках."

Я скорчилась. "Послушать тебя- так этот было здорово".

"Каменные стены? Башни? Даже ты должна признать, что это звучит достаточно изящно?

"Да, но думаю вряд ли у них был выход в Интернет".

Лисса улыбаясь кивнула головой, но не удостоила ответом мое замечание. Мы прошли мимо других зданий, с такой же изысканной каменной кладкой, но они были выше и они были построены в стиле напомнившим мне жилые дома.

"Те - это городские здания, где живут люди, которые находятся здесь круглый год."

Я посмотрела на них, задаваясь вопросом, какие они внутри, и меня посетила счастливая мысль. "Как думаешь,это - те, в которых мы будем жить?"

Мысль ослабила ее концентрацию, но она скоро стала такой же взволнованной, как и я. Ей, также, понравилась идея, что мы имели наше собственное место, которое можно было украсить и куда мы могли прийти и уйти, когда хотели. Мне скорее понравилась идея, что Дмитрий живет с нами, но здесь в Суде, он не будет с ней 24часа 7дней в неделю. В этом отношении, я тоже фактически не должна была бы быть с ней 24часа 7дней в неделю. Они позволили бы мне жить с нею? Или была бы другая возможность показать, что я ей не нужна?

"Я надеюсь, что так," сказала она, не обращая внимания на мои переживания. "Верхний этаж с видом."

Я опять улыбнулась " И бассейн".

"Как ты можешь думать о бассейне в такую погоду?"

"Эй, если мы фантазируем здесь, мы могли бы также пройти целый путь. Держу пари, что Татьяна прошла. Держу пари, она носит бикини и у нее тут есть несколько сексуальных парней, втирающих ей лосьон для загара."

Я ожидала другого взгляда, но Лисса только усмехнулась, поскольку она привела меня в здание, которое было около городских зданий. "Забавно, что ты упоминаешь это."

"Что?" Я воскликнула. Она была готова разорваться из-за своей тайны. Я была близка, к тому, чтобы вытянуть это из ее мыслей. Я бы сделала это, если бы не была столь ошеломлена окружающим нас пространством. Это была сенсорная перегрузка: утонченная музыка, фонтаны, растения, люди в белых одеждах, все блестит и серебро…

Это был курорт, вполне оперившийся роскошный курорт, скрытый в старом камне, расположенном здесь в Суде. Кто бы знал? Длинный стол регистратора из гранита охранял вход, таким образом у нас было только частичное представление, но то, что я могла видеть, было довольно мило. Женщины сидели вдоль стены, им делали педикюр и маникюр. Моройских мужчин и женщин стригли и красили. Это выглядело, как лабиринт из залов, которые могли быть видны только позади салона, со справочником стрелок, указывающих на другие секции: массаж, сауна, уход за лицом, и т.д.

Лисса усмехнулась мне."Что ты думаешь?"

"Я думаю Адриан был прав о том, что Суд имеет все виды серетов." Я вздохнула."И я ненавижу признавать,что он прав."

"Тебя так расстраивают полевые испытания и… другие вещи." Она не хотела бы упомянуть смерть Мэйсона и борьбу со Стригоями. Я прочитала это в ее мыслях. "Я решила, что ты могла бы побаловать себя. Я проверял их свободные окна, в то время как ты была с королевой, и они смогли втиснуть нас."

Лисса подошла на рецепшен и сказала кто мы.Женщина немедленно записала наши имена,но выглядила удевленной вписывая дампира.Я не беспокоилась,однако.Я была слишком ослеплена блеском вида и музыкой вокруг меня.По сравнению с жестоким,полезным образом жизни,который я веду,такая роскошь почти вызвала доверие.

Вписав нас,Лиса повернулась ко мне,лицо нетерпеливое и сияющие."Я записала нас на массаж с этими…"

"Ногти", прервала я.

"Что?"

"я хочу, чтобы поработали с моими ногтями. Могу ли я получить маникюр?"

Это была самая экзотическая и совершенно бесполезная вещь, которую я могла себе представить. Ладно, для обычных женщин она не бесполезна. Но для меня? Я мспользовала свои руки так, что они все время подвергались волдырям, ушибам, грязи и ветру? Да, бесполезна. Я не красила свои ногти и раньше. Для этого не было причин. Половина лака для ногтей вероятно слезла бы, после одной сессии практики. Новичок, как я, не мог позволить себе такую роскошь. И именно поэтому, я так этого хотела. Увидев макияж на Лиссе, во мне проснулась тоска, что я не украшаю себя. Я признавала, что это не может быть неотъемлемой частью моей жизни, но если я нахожусь в таком месте как это, то ей Богу, я хочу ухоженные ногти.

Лисса немного замялась. У нее очевидно были большие планы относительно этого пункта массажа. Но, ей нелегко отказывать мне и она заговорила с регистратором снова. Это выглядело, как если регистратор должна была немного подтасовать ее график, но она сказала, что она сможет осуществить это.

"Конечно,принцесса."Она счастливо улыбнулась,очарованная природной харизмой Лиссы.Половину времени,Лиссе не нужен даже дух,что бы заставить людей помочь ей.

"Я не хочу причинять неудобства," Лисса сказала.

"Нет,нет.Конечно же нет!"

Мы скоро сидели за смежными столами, в то время как моройские женщины отмокали наши руки в горячей воде и начали вычищать их с фантастическими комбинациями сахара и морской водоросли.

"Почему маникюр?" Лисса хотела знать. Я объяснила ей свои рассуждения, о том, что у меня почти нет времени на макияж и что плохое обращение, которое проходят мои руки, сделало какой-либо уход за телом непрактичным. Ее лицо стало задумчивым. "Я никогда не думала об этом прежде. Я только полагала, что ты не делала этого в последнее время. Или, ну, в общем, что ты не нуждаешься в этом. Не с твоей внешностью."

"Как бы то ни было," сказала я. "Парни тебе одной поклоняются. "

"Из- за моего имени. Ты -та, кого парни - как мы знаем - на самом деле хотят по другим причинам. "

Ну и дела, я задавалась вопросом, как она может ссылаться на это. "Да, но те другие причины не очень благородные."

Она пожала плечами. " То же самое. Ты не нуждаешься в макияже для них, чтобы все пускали слюни на тебя."

Потом я почувствовала самую необычную вещь через нашу связь. Я видела себя через ее глаза. Это походило на взгляд в зеркало, за исключением того, что у нее было только представление моего профиля. Но когда она смотрела на меня, она действительно думала, что я была красива. С моим загаром и темно-каштановыми волосами я казалась ей экзотичной. Она чувствовала себя бледной и размытой по сравнению со мной, тощей рядом с моими изгибами. Это было нереально, учитывая, как часто я чувствовала себя неряшливой рядом с ее светящейся красотой. Ее зависть не была злой; этого не было в ее природе. Это был больше грустный, восхищеный взгляд на то, что она никогда не могла иметь.

Я хотела переубедить ее, но понимала, что она не хотела чтобы я знала о ее неуверенности. Кроме того, мои мысли были прерваны, когда женщина, делающая мои ногти, спросила, какой цвет я хотела. Я выбрала цвет, который был похож на золотой блеск. Безвкусный, возможно, но я фактически думала, что это выглядело отчасти спокойно, и это не походило на то чтобы собиралось продлиться долго так или иначе. Лисса выбрала бледную гвоздику, цвет столь же усовершенствованный и изящный, как она была. Ей покрыли намного быстрее чем мне, возможно, потому что моя маникюрша должна была потратить так много времени, смягчая мои руки и подпиливая ногти. Лисса закончила прежде, чем я.

Когда у нас были очаровательные руки, мы гордо поддержали их рядом. "Вы выглядите великолепными, дорогие," объявила она, иммитируя утонченный вид.

Смеясь, мы отправились в массажный кабинет. Лиса изначально запланировала комплексный массаж для нас, но маникюр сократил кусок времени. Так, мы заменили комплексный массаж тела на масаж ступней, что было также хорошо, поскольку, мы не могли снять нашу одежду и другие вещи нашими еще не высохшими ногтями. Все, что мы должны были сделать, это снять обувь и закатать наши штаны. Я села на стул, погружая свои ноги в теплую, мыльную воду. Кто-то что то поместил в ванную, которая благоухала фиалками, но я не обращала на это внимание. Я была слишком очарована моими руками. Они были прекрасны. Маникюрша отполировала и отшлифовала их до шелковистой мягкости, и мои ногти превратились в мерцающие золотые овалы

"Роза" я услышала Лису

"Хм"? Леди также покрыла поверх золота прозрачным лаком. Я задавалась вопросом, может ли это продлить срок их жизни.

"Роза"

Ощущая, что Лисса хочет моего пристального внимания, я наконец то оторвалась от своих удивительных рук. Она заулыбалась широкой улыбкой. Я могла чувствовать, что взволнованные новости горели в ней снова, тайна, которая у нее была, пока мы находись здесь.

"Что случилось?" спросила я

Она кивнула в вниз. "Роза, это - Амброзий (пища богов)."

Я рассеянно посмотрела на массажиста у моих ног. "Эй, Амброзий, как это -", я потеряла себя перед тем как слова "святая хрень" или "тпру!" сорвались с моих губ.

Парень, массажирующий мои ноги, возможно, не был намного старше чем я. У него были вьющиеся темные волосы и мускулы всюду. Я знала этот факт, поскольку он был без рубашки и предложил нам хороший вид из его скульптурных пицепсов и бицепсов. Его глубокий золотой цвет кожи, достижимый только при долгом нахождении на солнце, указывал, что он человек. Укусы следов на его шее подтвердили это. Красивый мальчик кормилец. Очень хорошенький

Все же его привлекательность была почти нереальна. Дмитрий был великолепен, но у него были небольшие недостатки, которые сделали его намного более великолепным. Амброзий был слишком прекрасен, как часть искусства. Я не хотела бросаться в его объятия или что-нибудь еще, но на него было приятно смотреть.

Лиса, по прежнему взволнованная моей личной жизнью, очевидно думала, что это было именно то, в чем я нуждался. Ее массажистка была женщиной.

"Очень рад встретить Вас,Роза," сказал Амброуз. У него был музыкальный голос.

"Мне тоже приятно с тобой встретиться" так же сказала я, внезапно застеснявшись, так как он вынял мои ноги из воды и вытер их. Я была особенно смущена из за появления моих ног. Они не были грубы или что-нибудь еще, так как они обычно не выставлялись как мои руки. Мне только отчасти было жаль, что они не отполированы также как руки, если эта мужская модель собиралась трогать их.

Лиса, достаточно проницательная, чтобы ощутить мою растеряность, едва могла сдерживаться от смеха. Я услышала ее мысли в своей голове: "Симпатичный, да?" Я покосила на нее взгляд, отказываясь высказать мои мысли вслух. "Он - личная массажистка Татьяны. Это фактически королевские привилегии для тебя". Я громко вздохнула, чтобы сообщить ей, что она не была такой уж забавной, как она думала. "И когда я говорю, что личный, то подразумеваю личный".

Я дернулась от неожиданности, нечаянно вскив одну из моих ног. К счастью, ловкие руки Амброуса поймали ее прежде, чем я ударила его симпатичное лицо. Я, возможно, не была в состоянии общаться телепатически, но я была довольно уверена, в том, что к Лисе не могло быть никакого вопроса, которая говорила гладя на мое лицо, ты не можешь быть серьезнойи, потому что, если это так, то у тебя большие проблемы.

Ее усмешка расширилась. Я подумала, что ты хотела бы этого. Изнеженная тайным любовником королевы

Изнеженная точно не было тем словом, которое приходило мне на ум. Глядя на молодые, красивые черты Амброуса, я не могла представить его с этой старой ведьмой. Естественно, что мой отказ признать это, возможно, только лишь был способом моего мозга отказаться признать, что кто-то, кто трогал ее, теперь трогал меня. Фу.

Руки Амброуса разминали мои икры наряду с моими ногами, и он завел беседу о том, какие изящные ноги у меня. Его великолепная белая улыбка никогда непокидала его лицо, но большинство моих ответов было кратко. Я все еще не могла преобладать над мыслью о нем и Татьяне.

Молча, Лиса застонала. Он флиртует с тобой, Роза! думала она для меня. Что ты делаешь? Ты можешь добиться большего. Я влезла во все эти трудности, чтобы достать тебе здесь горячего парня, и это - то, что я получаю!

Этот односторонний разговор становился болью в заднице. Я хотела сказать ей, что я никогда не просила ее, арендовать этого парня для меня. В действительности, у меня внезапно всплыли изображения королевы, вызывающей меня для еще одной встречи, чтобы вопитьт на меня еще и из-за несуществующих отношений с Амброусом. Это не может быть прекрасным?

Амброус продолжал улыбаться так он массировал подошвы одной ступни большими пальцами. Было больно - но в хорошем смысле. Я не поняла, где болит, в каком то месте. "Они идут на такие трудности, чтобы удостовериться, что Вы носите правильную черно-белую одежду, но никто никогда не думает о Ваших ногах," он размышлял. Как вы предполагаете стоять весь день и по-прежнему владеть ударом ногой с разворота и позициями кошки в плохой обуви?"

Я собирался сказать ему, что он действительно не должен был продолжать волноваться о моих ногах, но кое-что странное внезапно ударило меня. "Круговые удары" и "позиции кошки" не были сверхсекретными терминами стража. Любой мог в Google ввести "военные искусства" и узнавать об этих видах. Однако, я ожидала, что это не было той темой, которой Морои небрежно бы разбрасывались вокруг, уже не говоря о распространении среди кормильцев. Я изучила Амброуса поближе, отмечая взгляды его темных глаз, так тщательно осматривающие вокруг, и наблюдающих за всем. Я вспоминала его быструю реакцию в остановке моего пинка.

Я почувствовала, что моя челюсть начала отвисать, и я закрыла ее прежде, чем стала похожа на идиотку.

"Ты дампир", я задышала.

Глава 16.

"Ты тоже" подразнил он

"Да, но я только думала -"

"Что я человек? Потомучто у меня следы от укусов?"

"Да" призналась я. Какой смысл лгать.

"Все мы должны выжить," сказал он. "И дампиры способны определить пути."

"Да, но большинство из нас становятся стражами," сказала я. "Особенно мужчины. Я до сих пор не могу поверить, что он Дампир, или что я не обнаружила это сразу же.

Давным - давно, дампир родился от союза мороев и людей. Мы были полувампиром, получеловеком. В течение долгого времени, морои начали держаться отдельно от людей. Люди становились слишком многочисленными и больше не нуждались в мороях для волшебства. Морои теперь боялись, что они станут человеческими экспериментами если когда-либо обнаружатся. Таким образом больше дампиры не появлялись, и в причудливом генетическом завихрении, дампир в союзе с дампиром не мог больше произвести дампира.

Единственный путь моего вида продолжать воспроизводить, был через Мороя, смешивающийся с дампиром. Нормальная логика заставила бы Вас думать, что дампир и Морой сделали бы детей, которые были ѕ Мороя. Нет. Мы выпустили прекрасные гены дампиров, половину на половину, смешивая некоторые из лучших черт обеих видов. Большинство дампиров появилось от дампиров женщин и мужчин Мороев. В течение многих столетий эти женщины отсылали своих детей, чтобы быть воспитанными где-то в другом месте, так, чтобы матери могли возвратиться к тому, чтобы быть стражами. Это - то, что сделали и со мной.

В течение долгого времени, тем не менее, некоторые дампиры женщины решили, что они хотели воспитать своих детей сами. Они отказались быть стражами и вместо этого объединились в сообществах. Это - то, что сделала мать Дмитрия. Много уродливых слухов окружило этих женщин, потому что мужчины Морои часто посещали в надеждах на получение дешевого секса. Дмитрий сказал мне, что много этих историй было преувеличено и что большинство дампиров женщин не были так доступны. Слухи появились из факта, что эти женщины были почти всегда матерями - одиночками, у которых не было никакого контакта с отцами их детей - и потому что некоторые дампиры позволяли морою пить свою кровь во время секса. Это было странной, грязной вещью в нашей культуре и было даже прозвище для этих не-стражей дампиров, которое произошло от: кровавых шлюх.

Но я никогда даже и не думала о кровавой шлюхе мужского пола.

Моя голова кружилась. "Большинство парней, которые не хотят быть стражами только убегает," сказал я. Это было редкостью, но это случалось. Парни переданные на поруки школе стражей исчезали, чтобы скрыться среди людей. Это была другая позорная вещь.

"Я не хотел убегать," сказал Амброуз, представляясь очень забавным все это. "Но я также не хотел бороться с стригоями. Таким образом я сделал это."

Рядом со мной была ошеломленная Лиса.Кровавые шлюхи оставались на краях нашего мира. Наличие одного прямо перед ней - парня, было невероятно.

"Это лучше чем быть стражем? " в недоверии спросила я

Ну, давайте посмотрим. Стражи проводят все свое время присматривая за другими, рискуя своей жизнью, и изнашивая плохую обовь. Я?У меня есть великолепная обувь, в настоящее время я массажирую красивую девушку, и сплю в фантастической кровати".

Я гримасничала. "Давайте не говорить о том, где ты спишь, хорошо?"

"И предоставление крови не столь плохо, как вы думаете. Я не даю столько, сколько кормилец, но это в высшей степени довольно оккуратно."

"Давайте не будем говорить и об этом" сказала я. Ни за что бы я не призналась, что я знала, что укусы мороев действительно были довольно аккуратными.

"Прекрасно. Но скажи, что ты хочешь - моя жизнь прекрасна." Он одарил меня кривой улыбкой.

"Но не люди, как… ну, не они подразумевают что ты? Они могут сказать вещи…"

Ах, да," он согласился. "Ужасные вещи. Меня называют большим количеством уродливых названий. Но ты знаешь, откуда у меня большинство бед? Другие дампиры. Морои имеют тенденцию оставлять меня в покое."

"Поэтому они не понимают то, на что это походит - быть стражем, насколько это важно." Мне пришло в голову, с некоторой неловкостью, что я точно походила на свою мать. "Это - то, для чего дампиры предназначены."

Амброус поднялся, выпрямил его ноги и предоставил к моему лицу мускулистую грудь. "Ты уверена? Как ты могла узнать, что для чего ты действительно предназначена. Я знаю кое кого, кто мог бы быть сказать тебе это."

Амброуз, не делайте этого," застонала маникюрша Лиссы. "Эта женщина сумасшедшая."

"Она - экстрасенс, Ив."

Она не экстрасенс, и Вы не можете взять принцессу Драгомир, чтобы пойти смотреть ее."

"Сама королева ходит к ней за советом," он поспорил

"Это - также ошибка," ворчала Ив.

Лиса и я обменялись взглядами. Она зациклилась на слове экстрасенс. Экстрасенсы и гадалки были вообще расценены с тем же самым недоверием как призраки - за исключением того, что Лиса и я недавно узнали, что психические способности, которые мы раньше расценивали как фантазии были фактически частью духа. Надеюсь, что она, возможно, наткнулся еще на

"Мы хотели бы видеть экстрасенса. Мы можем пойти? Пожалуйста?" Лиса посмотрела на соседние часы. "И скоро? Мы успеем вылететь."

Ева ясно объяснила, что это была трата нашего времени, но Амброуз не мог дождаться, чтобы показать нам. Мы отложили нашу обувь на место и вышли из зоны массажа. Комнаты спа центра были в лабиринте залов позади переднего салона, и мы скоро оказались в другом лабиринте, который однако продолжался все дальше назад.

"Здесь нет никакого указателя," сказал я, поскольку мы шли мимо закрытых дверей. "Что это за комнаты?"

"За все, что угодно люди платят дельги," сказал он.

"За что? "

"Ах,Роза. Ты - такая невинная."

Мы, наконец, достигли двери в конце зала. Мы шагнули внутрь и нашли небольшую комнату, в которой,был лишь стол. Закрытые двери находились за ее пределами. Моройка за столом подняла голову, очевидно, узнавая Амброуза. Он подошел к ней, и оба вступили в бесшумный спор,поскольку он пытался заставить ее впутить нас.

Лисса повернулась ко мне, сохраняя свой мягкий голос. "Что ты думаешь? "

Мои глаза были на Амброузе. "То, что все эти мускулы пропадают впустую."

"Уже забудь о случае кровой шлюхи. Я говорю об этом экстрасенсе. Ты думаешь, что мы нашли другого пользователя духа?" спросила она нетерпеливо.

"Если человек - парень как Адриан может быть пользователем духа, то женщина, которая рассказывает о будущем вероятно, может быть также."

Амброуз возвратился к нам, улыбаясь. "Сюзанна была счастлива вместить Вас в список перед Вашим вылетом. Это будет через минуту, в то время как Ронда заканчивает с ее текущим клиентом."

Сюзанна не выглядела очень счастливой из-за нашего вмещения, но у меня не было времени, чтобы обдумать это, потому что внутренняя дверь открылась и пожилой человек Морой, вышел от туда, очарованный. Он дал Сюзанне немного денег, кивнул на остальных из нас, и ушел. Амброуз встал и сделал широкие послушные движения к двери.

"Ваша очередь."

Лисса и я пошели внутрь в другую комнату. Амброуз следом и закрыл дверь позади нас. Это было как войти в чье-то сердце. Все было красным. Раскошный красный ковер, бархатный красный диван, порчевые бархатные обои и красные атласные подушки на полу. На подушках сидела Моройка ей было за сорок, с вьющимися черными волосами и одинаково темными глазами. Был очень слабый оттенок оливкового на ее коже, но ее внешний вид был бледен, как и у всех Мороев. Ее черная одежда выделялась в полном контрасте с красной комнатой, и ювелирные изделия цвета моих ногтей блестели у нее на шее и руках. Я ожидала, что она заговорит похожим на приведение, таинственным голосом с необычайно экзотическим акцентом, но ее слова звучали вежливо по американски.

"Пожалуйста, садитесь. " Она указала на другие подушки напротив нее. Амброуз сел на диван. "Кого ты привел? " Спросила она его, как Лисса, и я успокоилась.

"Принцесса Василисса Драгомир, и ее будущий страж, Роза. Они нуждаются в быстрой фортуне."

"Почему ты всегда спешишь с этими вещами?" Спросила Ронда.

"Эй, это - не я. Они хотят успеть на самолет."

"Это было бы то же самое, если ты ничего не сделаешь. Ты всегда находишься в спешке."

Я избавилась от своего страха комнаты достаточно, чтобы обратить внимание на их легкое подшучивание и похожие волосы. "Вы, ребята родственники?"

"Это - моя тетя," сказал Амброуз нежно. "Она обожает меня." Ронда закатила глаза.

Это было удивительно. У Дампиров редко был контакт с их расширенной семьей Морои, но тогда, Амброуз был едва нормален.Лисса была заинтригованна всем этим также, но ее интерес отличался от месторождения. Она изучала Ронду пристально, пытаясь найти любой признак, что женщина могла бы быть пользователем духа.

"Действительно ли ты - цыганка?" Спросила я.

Рондa сгримасничала и начала перетасовывать какие-то карты. "Я - Цыганка," сказала она. "Многие люди называет нас цыганами, хотя термин не совсем точен. И впервую очередь, я - Моройка." Она перетасовала карты еще несколько раз, затем вручила их Лиссе. "Сними, пожалуйста."

Лисса все еще смотрела, наполовину надеясь, что она могла бы увидеть ауру. Адриан мог ощутить других пользователей духа, но у нее еще не было того навыка. Она снила карты и возвратила их. Ронда соединяла колоду назад и раздала три карты Лиссе.

Я наклонилась вперед. "Классно". Они были картами Таро. Я не знала многое о них, только что они возможно имели мистические силы и могли предсказывать будущее. Я не верила в эти вещи намного больше, чем я когда-либо верила в религию, но тогда, до недавнего времени, я действительно никогда не верила в призраков, также.

Этими тремя картами были Луна, Императрица, и Туз Кубков. Амброуз наклонился над моим плечом, чтобы всмотреться в карты. "Ох", сказал он. "Очень интересно."

Ронда поглядела на него. "Тише. Ты не знаешь то, о чем ты говоришь." Она возвратилась к картам и вывела Туз Кубков. "Ты находишься на пороге нового начала, возрождении великой силы и эмоции.Твоя жизнь изменится, но это будет изменение, которое поведет тебя в направлении, которое, хотя и будет трудным, в конечном счете осветит мир."

"Помедленнее," сказала я.

Тогда Ронда указала на Императрицу. "Власть и лидерство предстоят тебе в будущем, с которыми ты будешь обращаться с изяществом и умом. Семена уже посеяны, хотя есть край неуверенности - загадочный набор влияний, которые весят вокруг тебя как туман." Ее внимание было приковано к Луне, когда она говорила те слова. "Но мое общее впечатление - то, что те неизвестные факторы не будут удерживать тебя от твоей судьбы."

Глаза Лиссы были широки. "Вы можете сказать что-то только от карт?"

Ронда пожала плечами. "Именно в картах, да, но у меня также есть дар, который позволяет мне видеть силы сверх того, что могут воспринимать обычные люди. "

Она перетасовала карты снова и затем вручила их мне, чтобы снять. Я сделала, и она перевернула еще три. Девять Мечей, Солнце, и Туз Мечей. Карта Солнца была вверх тормашками.

Теперь, я ничего не знала об этой вещи, но я сразу почувствовала, что я получу приметивную раздачу по сравнению с Лиссой. Карта Императрицы показывала женщину в длинном платье, со звездами на ее голове. Луна показывала полную луну с двумя собаками ниже этого, и Туз Кубков показывал усыпаемую драгоценностями чашу, заполненную цветами.

Между тем, мои девять мечей показали женщину рыдающую перед стеной мечей, и туз мечей было скучной рукой, держащей простой железный меч. Солнце по крайней мере выглядело веселым. Это то, что было похоже на ангела едущего на белом коне, с блестящим солнцем сияющим выше.

"Это не должно быть перевернуто правой стороной вверх? " Спросила я.

"Нет," сказала она, глаза были на картах.Через нескольких моментов тяжелой тишины она сказала, "Ты будешь уничтожить тех, кто немертвые…"

Я подождала около тридцати секунд для ее продолжения,, но она не сделала этого. "Ждать, вот этого?"

Она кивнула. "Это - то, что карты говорят мне."

Я указала на них. "Кажется, что они могут сказать немного больше, чем это. Вы дали Лиссе целую энциклопеди ценной информации! И я уже знаю, что я собираюсь убивать немертвых. Это - моя работа." Мало того я получила незначительные удачи. Это было также совершенно неоригинально.

Ронда пожала плечами, как если бы это было своего рода объяснением.

Я начала говорить, что пусть она даже не думает разочаровывать меня этим дерьмовым объяснением,, когда раздался мягкий стук в дверь. Она открылась, и к моему удивлению,Дмитрий заглянул внутрь. Его глаза упали на Лиссу и меня. "Ах, они сказали, что Вы были здесь." Он вошел и заметил Ронду. К моему дальнейшему удивлению он отдал ей нибольшой кивок уважения и сказал очень вежливо, "мне жаль прервать, но я должен увести их двоих к перелету."

Ронда осмотрела его - но не в смысле "проверила его". Это больше походило, как если он был тайной, которую она хотела выяснить. "Нет ничего за что извиняться. Но возможно у вас есть время для понимания самого себя?"

С нашими похожими представлениями относительно религии я ожидала, что Дмитрий скажет ей, что у него не было времени для ее артистичной аферы гадания. Все же взгляд на его лице остался серьезным, и он наконец кивнул, садясь около меня, позволяя мне чувствовать запах сладкого аромата кожи и лосьона после бритья. "Спасибо." Его слова были все еще совершенно вежливы.

"Я буду краткой." Ронда уже перетасовывала мои бесполезные карты. В рекордное время она подготовила их к снятию и раздала три карты перед Дмитрием. Рыцарь Прутов, Колеса Фортуны, и Пять Чашек. Я не могла понять что они означают. Рыцарь Прутов был тем, на что это походило, человек верхом с длинным деревянным копьем. Колесо Фортуны было кругом со странными символами, плавающими в облаках. Пять Чашек показали пять опрокинутых чашек, проливающих какую то жидкость, в то время как человек стоял своей спиной к ним.

Ее глаза просмотрели на карты, потом посмотрели на Дмитрия, затем затем снова оглянулись на карты. Ее высказываение было бессодержательным. "Вы потеряете что вы цените больше всего, так дорожите этим, пока это возможно". Она указала на карту Колесо Фортуны. "Колесо вертится, всегда поворачивается".

Гадание не было столь же хорошим как у Лиссы, но он получил более жуткую картину чем я. Лисса толкала меня локтем в немом предупреждении быть тихой, которое поразило меня сначала. Без даже понимания этого я открыла свой рот, чтобы выступить. Я закрыла его и посмотрела с негодованием.

Лицо Димитрия было мрачное и вдумчивое, поскольку он уставился на карты. Я не знала, знал ли он что-нибудь обо всем этом, но он уставился на изображения, как если бы они действительно держали все тайны мира. Наконец, он сделал Ронде другой почтительный поклон. "Спасибо."

Она кивнула в ответ, и затем трое из нас поднялись, чтобы успеть на наш рейс. Амброуз сказал нам, что гадания были на нем и что он рассчитается с Сюзанной позже. "Это стоило того," сказал он мне. "Значимость этого, чтобы видеть, что Вы подумаете дважды о Вашей судьбе."

Я усмехнулась. "Без обид, но те карты не заставили меня думать сильно о чем-нибудь." Как все остальное, это только вызвало у него смех.

Мы собирались оставить небольшую комнату ожидания Сюзанны, когда Лисса внезапно помчалась назад к открытой двери Ронды. Я последовала за ней.

"Хм, извините меня," сказала Лисса.

Ронда подняла глаза, лицо ее выражало испуг. "Да?"

"Думаю, это будет необычно, но… гм, не могли бы вы сказать мне, на каком элементе вы специализируетесь?"

Я могла почувствовать, что Лисса задержала дыхание. Она так, так хотела, чтобы Ронда сказала, что ни на чем не специализируется, что часто было признаком наличия духа. Было еще так много, что ей надо научиться делать, и Лиссе нравилось находить других, кто могли преподавать ей - и особенно ей нравилась идея,что кто-нибудт научит ее предсказывать будущее.

"Воздух," сказала Ронда. Что-то мягкое повеяло, прошелестело сквозь наши волосы, чтобы доказать это. "А что?"

Лисса продолжила дышать, разочарование нахлынуло на меня через нашу связь. "Ничего. Еще раз спасибо."

Глава 17.

НА ВЗЛЕТНО-ПОСАДОЧНОЙ ПОЛОСЕ, Кристиан стоял около входа в самолет, наряду с несколькими из других стражей. Лисса побежала, чтобы поговорить с ним, оставляя меня и Дмитрия одних. Он не сказал ни слова за весь путь назад от курорта. Сила и молчаливость были типичным поведением для него, но кое-что в его настроении казалось мне необычным на сей раз.

"Ты все еще думаешь о том, что сказала Ронда? Эта женщина абсолютная аферистка."

"Почему ты говоришь это?" спросил он, останавливаясь недалеко от того где стояли другие. Резкий ветер изменил нас всех в лице, и я надеялась, чтобы мы могли скоро подняться в самолет.

"Поскольку она ничего не сказала! Ты должен был услышать мое будущее. Это было, как, одно из предложений, заявляющих очевидное. У Лиссы была удача," допустила я, "но это было действительно что то абсолютное. Ронда сказала, что она будет великим лидером. Я думаю, серьезно, как трудно это было вычислить?"

Дмитрий улыбнулся мне. "Ты бы поверила, если бы она дала тебе более интересное толкование?"

"Возможно, если оно было бы хорошим." Когда он только рассмеялся, я спросила, "Но ты относишья к этому серьезно. Почему? Ты действительно веришь в такие вещи?"

"Это не то, что я верю… или что я не верю." Он одел сегодня черную вязанную шапку на свою голову и тянул ее вниз, чтобы лучше прикрыть свои уши. "Я только уважаю людей как она. У них есть доступ к знанию, которое не делают другие люди."

"Все таки она не пользователь духа, таким образом я еще не уверена, где она получает это знание. Я все еще думаю, что она - мошенница."

"Она vrjitoare, фактически."

"А…" я даже не собиралась касаться этого. "Что? Это на русском?"

"Румынский язык. Это означает… ну, нет никакого реального перевода. 'Ведьма' близка, но это не правильно. Их идея ведьмы не то же самое как американская."

Я никогда не ожидала разговаривать вот так вот с ним. Я только не думала о Дмитрие как о суеверном типе. На секундочку, я думала, что, если он мог бы верить во что то как ведьмы и гадалки, возможно он мог бы общаться со мной видящий призраков. Я рассмотрела высказывание кое-чего ему, но быстро отклонила его. У меня не было бы шанса сказать что-нибудь так или иначе, потому что Дмитрий продолжал говорить.

"Моя бабушка походила на Ронду," объяснил он. "Таким образом, она практиковала тот же самый вид искусств. Мудрые личности, они совсем разные."

"Твоя бабушка была… что-что?"

"Это называеться как-то еще на русском языке, но да, то же самое значение. Она имела обыкновение читать карты и также давать советы. Так как она зарабатывала на жизнь."

Я сдерживала любые комментарии о мошенничествах. "Действительно ли она была права? В ее предсказаниях?"

"Иногда. Не смотри на меня так."

"Как что?"

"У тебя есть этот взгляд на твоем лице, который говорит, что ты думаешь, что я в бреду, но ты слишком хороша, чтобы сказать что-нибудь."

"В бреду, отчасти резко. Я была только удивлена, это - все. Я никогда не ожидала, что ты веришь в эти вещи."

"Хорошо, я рос с этим, таким образом это не кажется странным для меня. И как я сказал, я не уверен, что я верю в это на 100 процентов."

Адриан присоединился к группе возле самолета и громко возрожал что мы еще не на ботру.

"Я никогда не думала также, что у тебя есть бабушка," сказала я Дмитрию. "Я имею в виду, очевидно, она у тебя есть. Но все же… совсем странно думать, что ты рос одним." Контакт с моей собственной матерью, был достаточно редок, и я даже не встречала никого из других своих членов семьи. "Действительно ли это было фантастически иметь бабушку ведьму? Жутко? Она всегда угрожала заклинаниями, если ты был плохим?"

"В большинстве случаев она просто угрожала отправить меня в мю комнату."

"Это не кажется мне настолько ужасным."

"Это потому что ты не видела ее."

Я отметила формулировку. "Она все еще жива?"

Он кивнул. "Да. Это займет больше старения, чтобы убило ее. Она крепкая. На самом деле она была стражем некоторое время."

"Правда?" Как и с Амброузом, мои навязчивые идеи о дампирах, стражах, и кровавых шлюхах становились мутными. "Так что она бросила это, чтобы стать-э, чтобы остаться с ее детьми?"

"У нее есть очень сильные идеи о семье - идеи, которые вероятно покажутся тебе крайне женоненавистническими. Она считает, что все дампиры должны обучаться и становиться на время стражами, но так же женщины должны в конечном счете возвращаться домой, чтобы воспитывать своих детей неразлучно."

"Но не мужчины?"

"Нет "сказал он криво. "Она думает, что мужчины по-прежнему должны оставаться там и убивать Стригоев. "

"Вау". Я вспомнила, что Дмитрий рассказывал мне немного о своей семье. Его отец возвращался к ним очень часто, но такова была суть этих мужчин в его жизни. У него были родные сестры. И, если честно, эта идея не была уж такой сексистской (поддерживающей гендерную дискриминацию). У меня была такая же идея о мужчинах, которые не сражаются, вот почему встреча с Амброузом была странной. "Ты был единственным кому пришлось идти. Женщины в твоей семье выгнали тебя".

"Вряд ли," он смеялся. "Моя мать забрала бы меня через секунду, если бы я хотел прийти домой." Он улыбался так как это, была шутка, но я увидела что-то в его глазах, что-то очень похожее на тоску по дому. Это ушло в один миг, тем не менее, так как Дмитрийi, обернулся, когда Адриан начал кричать о том, что мы можем наконец зайти на борт.

Когда мы сели в самолет, Лисса едва сдерживалась, чтобы рассказать нашим друзьям о новостях. Она начала с того, как я была призвана, чтобы видеть королеву. Это не было темой, которую я хотел что бы обсуждали, но она выдвинула вперед, взволнованная, что королева хотела "похвалить" меня. Все казались впечатленными кроме Адриана. Взгляд на его лицо сказал мне, что он был уверен, что она наиболее определенно не призвала меня для этого. Однако, был действительно озадаченный взгляд в его глазах, чтобы заставить меня думать, что у него не было никакой подсказки о реальной причине. Было самое время, чтобы я знала кое-что, что он не сделал. У меня было чувство, что он будет столь же потрясен идеей того, что он соединялся с Лиссой, как я.

Лиса затем рассказала о предложении, чтобы жить в Суде и поступить в колледж Лехайского. "Я до сих пор не могу поверить", размышляла она. "Это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой."

Адриан выпил стакан того, что было похоже на виски. Как он овладел этим так скоро? "Прибывая от моей двоюродной бабушки? Это слишком хорошо, чтобы быть правдой."

"Что ты имеешь в виду? " Спросила я. Будучи обвиненной Татьяной в участии в фиктивном романе и обнаружив, что у нее есть любовник Дампир/ кормилец, ничего о ней, больше не удивило бы меня. "Лиса в беде? "

"Что, собственной персоной? Нет. Ну что же, моя двоюродная бабушка не делает вещи по доброте душевной. Ну", Адриан поправил себя, "иногда делает. Она не полная сучка. И я думаю, предложив это, она заботилась о Драгомирах. Я слышал ей нравились твои родители. Но почему она делает это…Я не знаю. Твои идеи радикальные. Может она всего лишь хочет услышать разные мнения. Или хочет последить за тобой, уберечь тебя от проблем". Или хочет женить Лиссу на тебе, я тихо добавила.

Кристиану не понравились такие разговоры. "Он прав. Они будут пытаться сдержать тебя. Ты должна жить с тетей Ташей. Тебе не обязательно ходить в школу для Мороев".

"Но она будет в большей безопастности, если будет ходить туда", призналась я.

Я могла сделать все,чтобы бороться с системой и чтобы держать Лиссу подальше от планов королевы, но если бы она отправилась в колледж, в котором ни один морой не защищен, она была бы в опасности, и я, конечно, не хотела этого. Я хотела еще что-то сказать, но тут самолет взлетел. Как только мы поднялись в воздух, моя головная боль вернулась. Это было похоже то,что весь воздух вокруг нас давил на мой череп.

"Сукин сын", застонала я, положив руку на лоб.

"Снова болит? спросила Лисса, беспокоясь. Я кивнула.

"У тебя всегда были такие проблемы,когда летала?"спросил Адриан, указывая кому-то,чтобы наполнили его стакан.

"Никогда," сказала я. "Черт возьми. Я не хочу терпеть это снова".

Я стиснула зубы и постаралась игнорировать боль, а также наступавшую темноту (черные формы) снова. Понадобилось некоторое усилие, но, если я достаточно сосредотачивалась, то у меня действительно получалось уменьшить боль. Странно. Тем не менее, я не хотела говорить после этого, и все оставили меня в покое. Разговоры о колледже прекратились.

Прошло несколько часов. Этого времени было достаточно,чтобы вернуться в академию. Один из стражей Мороев шел по проходу к нашей группе, с хмурым выражением лица. Альберта сразу обратила на него внимание. "Что случилось?"

"Ледяной шторм только что задул через область," сказала стюардесса. "Мы не можем приземлиться в С-Владимире, потому что взлетно-посадочная полоса не доступна со льдом и ветрами. Тем не менее, мы нуждаемся в топливе, поэтому мы собираемся совершить посадку в районе Мартинвилля. Это - маленький аэропорт на расстоянии в несколько часов на машине, он не был так сильно затронут. Наш план состоит в том, чтобы приземлиться там, заправиться горючим, а затем полететь в Академию, как только они очистят взлетно-посадочную полосу. Это - менее часа на самолете."

Это была досадная новость, но это не казалось слишком плохим. Кроме того, что мы могли сделать? По крайней мере, я скоро получу некоторое облегчение. Если моя головная боль будет вести себя так же, то она уйдет, когда мы будем на земле. Мы вернулись братно на наши места и застегнули ремни, подготовившись к посадке. Погода выглядела жалкой снаружи, но пилот был хорошим и приземлился без каких-либо трудностей.

И тогда случилось это.

Как только мы коснулись земли, мой мир взорвался. Головная боль не ушла; она стала хуже. Намного хуже - и я не думала, что это возможно. Было такое чувство, что мой череп полностью вскрыли.

Но это было только начало. Поскольку внезапно, повсюду вокруг меня, появились лица. Призрачные, прозрачные лица и тела - точно такие же как у Майсона. И о, Боже, они были повсюду. Я не могла даже увидеть места или моих друзей. Только эти лица - и их руки. Бледные, сияющие руки протянулись ко мне. Рты открылись как будто, они хотели заговорить, и все эти лица смотрели, как если бы они хотели что-то от меня.

И чем больше они приближались ко мне, тем больше из них я начала узнавать. Я видела стражей Виктора, те, кто был убит, когда мы спасли Лиссу. Их глаза были широки и испуганы - из-за чего? Они переживали из-за своей смерти? В перемешку с ними были дети, которых я не узнала сразу же. Потом - я узнала.Они были теми, кого Дмитрий, и я нашли мертвыми после резни Стригоев. У этих детей был тот же самый изможденный взгляд Мэйсона, но их шеи были покрыты кровью, так же, как это было в доме. Ее алый оттенок выделялся резко контрастируя с их темными, люминесцентными телами.

Больше и больше возникало лиц. Хотя ни один из них не говорил, казалось, было гудение в моих ушах, которое становились все громче, поскольку все больше из них приблежалось. Три новых фигуры присоединились к толпе. Они должны были смешаться с остальными, но они выделялись почти так же резко, как кровь на детских шеях.

Это была семья Лиссы.

Ее мать, ее отец, и ее брат Андрей. Они выглядели так, как я видела их в последний раз, как раз перед автомобильной катастрофой. Блондины. Красивые. Величественные. Как Мэйсон, они не носили следов своей смерти, даже при том, что я знала, что крушение сделало ужасные вещи с ними. И как Мэйсон, они только уставились на меня грустными глазами, не говоря, но ясно желая сказать что-то. Только, в отличие от Мэйсона, я поняла сообщение.

Был большой участок черноты позади Андрея, который становился больше. Он указал на меня, и затем он указал на него. Я знала, не понимая, как я узнала, что это был вход в мир мертвых, мир, из которого я возвратилась. Андрей- был моего возраста, когда он умер - указал снова. Его родители присоединились к нему. Им не нужно было говорить мне, чтобы знать то, что они говорили: Ты не должна жить. Ты должна возвратиться с нами.

Я начала кричать. И кричать.

Я думала, что кто-то на самолете говорил со мной, но я не могла убедиться,не когда я не могу ничего видеть, кроме тех лиц, рук, и черноты позади Андрея.Время от времени, лицо Мэйсона, материализовалась рядом, серьезное и печальное. Я обратилась к нему за помощью.

"Заставь их уйти!" Вопила я. "Заставь их уйти!"

Но не было ничего, что он собирался - или мог - сделать. Отчаянно, я расстегнула свой ремень безопасности и попыталась встать. Призраки не трогали меня, но они были слишком близко, все еще простирая и указывая скелетными руками. Я махала своими руками, чтобы отогнать их, крича кого-нибудь, чтобы помочь мне и остановить все это.

Однако, никакой помощи для меня не боло. Никакой помощи от всех тех рук и ввалившихся глаз или боли, которая поглощала меня. Это стало на столько плохо, что сверкающие черные пятна начали танцевать в моем поле зрения. Я почувствовала, что я собираюсь упасть в обморок, и я приветствовала это. Это заставило бы боль уйти и спасти меня от лиц. Пятна становились больше и больше, и скоро я ничего больше не могла видеть. Лица исчезли, и так убрали боль, поскольку приятные черные воды тянули меня вниз.

Глава 18.

ВСЕ СТАЛО НЕЧЕТКИМ после этого. У меня были неопределенные впечатления от приближения и из сознания, людей, произносящих мое имя, и того, чтобы снова взлететь. В конечном счете, я проснулась в больнице школы и нашла доктора Олендзки, смотрящую на меня.

- Привет, Роза! -сказала она. Она была среднего возраста мороем и подшучивала что я ее пациент номер один. "Как ты себя чувствуешь?"

И тут воспоминания о случившемся возвратились. Лица. Мэйсон. Другие призраки. Ужасная головная боль. Все это вернулось

- Хорошо-сказала я, сама себе удивившись. На миг мне показалось что все это просто дурной сон. За ее спиной я увидела смутные очертания Дмитрия и Альберты. Выражения их лиц сказали мне что все было на самом деле.

Альберта кашлянула и доктор Олендзки обернулась "Можно?" - спросила Альберта. Доктор кивнула и они(Дмитрий и Альберта) подошли ко мне.

Дмитрий как всегда, был бальзамом мне на душу. Независимо от того, что случалось, я всегда чувствовал себя немного более безопасней в его присутствии. Все же даже он не был в состоянии остановить то, что случилось в аэропорту. Когда он смотрел на меня так, как теперь, с выражением такой нежности и заботы, это вызвало смешанные чувства. Часть меня любила это, он заботился обо мне. Другая часть хотела быть сильной для него и не хотела заставлять его волноваться.

"Роза,…" начала Альберта неуверенно. Я могла сказать, что у нее не было никакой подсказки, как подойти к этому. То, что случилось, было вне ее сферы опыта. Дмитрий взял инициативу.

"Роза, что там случилось?" Прежде, чем я смогла произнести хоть слово, он остановил меня. "И не говори, что это было ничего особенно на сей раз."

Ну, если я не могу возвратиться к тому ответу, то я не знаю, что сказать.

Доктор Олендзки сдвинула свои очки на к переносице. "Мы только хотим помочь тебе"

"Я не нуждаюсь ни в какой помощи," сказала я. "Все хорошо." Я звучала точно так же как Брендон и Бретт. Я вероятно была только в одном шаге от высказывания, "я упала."

Альберта, наконец, вернула себя. "Ты чувствовала себя прекрасно, когда мы были в воздухе. Когда мы приземлились, ты была определенно не хороша."

"Со мной всьо хорошо сейчас"-я холодно ответила,не смотря в их глаза.

"Что там случилось? "она спросила. "Почему кричала? Что ты подразумевала, когда сказала, что мы должны были заставить 'их' уйти?"

Я быстро начала рассматривать другие нейтральные варианты, один о стрессе.Но это звучало полностью по-дурацки сейчас.Поэтому я опять промолчала.К моему удивлению я чувствовала, что слезы стоят в моих глазах.

"Роза",мягко произнес Дмитрий, и его голос подействовал на меня как шелк. "Пожалуйста".

Что- то как-будто треснуло меня. Это было так сложно, чтобы противостоять ему. Я повернула голову и уставилась в потолок.

"Призраки", прошептала я. "Я видела призраков".

Никто из них не ожидал этого, но, честно говоря, чего они вообще ожидали? Тяжелое молчание. Наконец, доктор Олезки начал говорить прерывающимся голосом.

"Ч- что ты имеешь ввиду?"

Я сглотнула. "Он за мной следил в течение последних пару недель. Мейсон. На территории кампуса. Я знаю, это звучит глупо, но это он. Или его призрак. Вот что произошло со Стэном. Я утаивала это, потому что Мейсон был там, и я не знала, что делать. На борту самолета… Я думаю, что он был там… и другие. Но я не могла точно видеть их, когда мы были в воздухе. Просто проблески… и головная боль. Но когда мы приземлились в Мартинвайл, он был там, в полной форме. И - и он не был один. С ним были и другие. Другие призраки ". Слезы бежали с моих глаз, и я поспешно вытерла их, надеясь, что никто из них не видел…

Я ждала, не уверенная на что надеятся. Кто-то засмеется? Скажет, что я сумашедшая? Обвинит меня во лжи и потребует объяснений, что действительно случилось?

Наконец Дмитрий сказал: "Ты знаешь их?"

Я повернулась назад и фактически встретила его глаза. Они были все еще серьезные и заинтересованные, никакого осмеяние. "Да… я видела некоторых стражей Виктора и людей из резни. Семья… Лиссы Лиссы была там также."

Никто ничего не сказал после этого. Они все только обмениваются взглядами, надеясь возможно, что хоть кто нибудь из них мог бы пролить свет на все это.

Доктор Олендзки вздыхнула. "Я могу поговорить с двумя из вас лично?"

Трое из них вышли из смотрового кабинета, закрыв за собой дверь. Однако сделав это почти не уловимо. С трудом встав с кровати, я пересеклась комнату и остановилась у дверей. Крошечных трещин было достаточно для моего Дампирского слуха, чтобы разобрать разговор. Я почувствовал себя плохо подслушивая, но они говорили обо мне, и я не могла побороть чувство, что мое будущее предопределялось здесь.

"- Очевидно, что происходит", шептала доктор Олендзки. Это был первый раз, когда я когда-либо слышала ее голос столь сердитым. С пациентами она была воплощением спокойствия. Было трудно представить ее сердитой, но она была без сомнения гневной. "Бедная девочка. Она переживает посттравматическое стрессовое расстройство, и это не удивительно, после всего, что произошло.

- Вы уверены?-спросила Альберта. -Возможно это - что - то еще…-, Но поскольку ее слова затихли, я могла сказать, что она действительно не знала ни чего такого, что бы объяснило это.

"Посмотрите на факты: девочка - подросток, которая стала сведетелем убийства одного из ее друзей, а затем должна была убить его убийцу. Вы не думаете, что это травмирует? Вы не думаете, что это, возможно, произвело на нее самое крошечное влияние?"

- Трагедия в том, что все опекуны должны иметь с этим дело,-сказала Альберта.

"Возможно, есть не многое, что можно сделать для стражей в этой области, но Роза, все еще учится здесь. Есть способы, которые могут помочь ей."

- Как что?-спросил Димитрий. Он казался любопытным и заинтересованным, не так, как будто он бросал ей вызов.

"Консультирование. Разговаривая с кем-то о том, что случилось, можно сделать мир лучше. Вы должны были сделать это, как только она вернулась. Вы должны сделать это для других, кто был с нею, в то время пока Вы здесь. Почему никто не думает об этих вещах?"

- Это -хорошая идея,- сказал Димитрий. Я узнала тон его голоса - его голова шла кругом. -Она могла бы делать это в ее свободный день.

"Свободный день? Больше чем каждый день. Вы должны забрать ее от этого всего полевого опыта. Поддельные нападения Стригоев не способ оправиться от действительности."

"Нет!" - я толкнула жверь прежде чем осознала что творю. Все уставились на меня и я немедленно почувствовала себя глупо. я только что была уличена в шпионаже.

- Роза,-сказал доктор Оленская, возвращаясь к ее заботе (но немного отчитывая)обязанностям доктора. -Вы должны пойти, прилечь.

- Я в порядке. И Вы не можете заставить меня оставить полевой опыт. Я не получу высшее образование, если Вы это сделаете.

Нет, Роза, ты не в порядке, и не тебе нечего стыдиться после всего случившегося. Мысль о том, что ты видела призраки умерших, вовсе не так странна учитывая что тебе пришлось пережить.

Я начинала исправлять ее на мысле,что мы видим часть, однако, с другой стороны кусок этого. Убеждая себя,что действительно видела, что призрак вероятно не собирается делать мне любые услуги, я решила, даже если я начинала верить в ето, это было точно то, что я видела. Отчаянно, я пробовала подумать об убедительной причине не выйти из опыта поля. Я была достаточно хороша в отговаривании себя от плохих ситуаций.

- Если Вы не собираетесь давать мне рекомендации 24/7, Вы только сделаете хуже. Я нуждаюсь в чем-то, чтобы отвлекло от этого. Большинство моих занятий -ожидание прямо сейчас. Что я сделала бы? Сидила без дела? Думала все больше о том, что случилось? Я реально сойду с ума. Я не хочу навсегда остаться в прошлом. Я должна двигатьсяс моим будущим.

Это навело их на обсуждение о том, что со мной делать. Я слушала, закусив язык, зная,что мне нужно было оставаться вне его. Наконец, с некоторым ворчанием от доктора, все они решили, что я буду на полставки для полевых испытаний.

Это, казалось, было идеальным компромиссом для всех, ну, кроме меня. Я только хотела, чтобы жизнь продолжилась точно так же, как она была. Тем ни менее, я знала, что это, вероятно было столь же хорошей сделкой, какую я получила. Они решили, что я буду заниматься, три дня в неделю полевыми испытаниями, без вечерних обязанностей. В течение других дней я должна буду сделать некоторое учебные и какие-нибудь работы с книгами, которые они выкопали для меня.

Я также должна была увидеть психолога, о котором я не была взволнована. Я ничего не имела против психологов. Лисса встречалась с одним, и это было действительно полезно для нее. Выяснение вещей помогло. Это было только… хорошо, это было только кое-чем, о чем я не хотела говорить.

Но если это сводилось к этому или вышибанию из полевого опыта, я была более чем счастлива пойти на это. Альберта чувствовала, что они могли оставить меня на половину времени. Ей так же нравилась идея относительно наличия рекомендации, когда я буду иметь дело с фальшивым нападением, на всякий случай, Стригоев, которые действительно могут травмировать.

"После небольшой экспертизы доктор Олендзки дала мне чистое карантинное свидетельство и сказала мне, что я могу возвратиться к своему общежитию. Альберта уехала после этого, но Дмитрий слонялся поблизости, чтобы отвести меня обратно»

"Спасибо за мысли о важности неполной рабочей недели," сказала я ему. Сегодня дорожки были влажными, потому что погода нагрелась после шторма. Это не было погодой подходящей для купания, или чего-нибудь в этом роде, но много льда и снега таяло. Вода постоянно стекала с деревьев, и мы были вынуждены обходить лужи.

Дмитрий внезапно остановился и,развернувшись, оказался прямо передо мной, не давая пройти. Я застыла на месте, едва не врезавшись в него. Он схватил мою руку и притянул так близко к себе, как никогда рашьше на людях. Его пальцы спивались в меня, но не причиняли доли.

- Роза, сказал он, боль в его голосе заставила мое сердце остановиться,- Я не должен был слышать это в первые(ты должна была сказать раньше)! Почему ты не сказала? Знаешь на что это было похоже?! Знаешь какого это, видеть тебя такой и не знать почему это твориться? Знаешь как в каком я был ужасе?

Я была поражена его вспышкой и нашей близостью. Я сглотнула, неспособная говорить. Столько всего выражало его лицо! Я не могла вспомнить когда он последний раз показывал свои чувства. Это было замечательно и пугающе одновременно. И тогда я сказала глупейшую вешь.

- Ты ничего не боишься.

- Я много чего боюсь. Я боюсь за тебя.-Он отпуслил меня и я отошла назад. На его лице все еще были написаны страсть и беспокойство. - "Я не идеален. И уязвим."

- Я знаю, просто… -Я не знала что и сказать. Он был прав. Я всегда идеализировала Дмитрия. Все знающий. Неуязвимый. Мне было трудно поверить, что он так обо мне беспокоился.

- Это все началось давно - добавил он. - Началось еще когда произошел тот случай со Стеном, когда ты говорила с Отцом Андреем о призраках - ты мучаешься этим так долго! Почему ты никому не сказала? Лиссе например или… мне.

Я смотрела в те темные, темные глаза, те глаза, которые я любила.

- Ты поверил бы мне?

Он нахмурился.

- Поверил во что?

- Что я видела призрак.

- Хорошо… они не призраки, Роза. Ты только думаешь, что они призраки, потому что…

- Вот именно!- перебила я. - Вот почему я не могла сказать тебе или еще кому-то. Никто бы мне не поверил, не посчитав меня сумасшедшей.

- Я не считаю тебя сумасшедшей. Но я думаю ты через многое прошла. - Адриан говорил что-то такое когда я спросила его как определить не свихнулась ли я.

- Этого недостаточно, -сказала я и начала уходить.

Даже не делая еще шаг, он потянулся и схватил меня еще раз. Он удерживал меня рядом с ним, так, чтобы мы теперь стояли еще ближе чем прежде. Я снова поглядела тревожно вокруг, задаваясь вопросом, мог ли бы кто-то видеть нас, но университетский городок был безлюден. Было рано, не совсем закат, так рано, что большинство людей вероятно все еще не встали для школьного дня. Мы не увидели бы деятельность вокруг в течение по крайней мере следующего часа. Однако, я была удивлена видеть, что Дмитрий все еще рисковал этим.

- Тогда скажи мне. Скажи как сделать чтобы было достаточно. - сказал Дмитрий.

- Поверь мне. Сможешь? Никто не поверил бы. Даже ты… "-Что-то в этих словах заставило мой голос сорваться. Дмитрий так меня понимал. Я хотела - нуждалась - в том, чтобы он понял и на этот раз.

- Я… попытаюсь. Я просто все еще сомневаюсь, что ты сама понимаешь что происходит.

"Я понимаю," сказала я твердо. "Это - то, что никто не понимает. Слушай, ты должен решить раз и навсегда, если ты действительно доверяешь мне. Если ты думаешь, что я - ребенок, слишком наивный, чтобы понять то, что происходит с его хрупким разумом, то ты должен только уйти. Но если ты доверяешь мне достаточно, чтобы помнить, что я видела вещи и знаю такие вещи превзошедшие таковые у других людей моего возраста… хорошо, тогда ты должен также понять, что я могла бы знать немного о том, о чем я говорю."

Теплый влажный ветер, с запахом талого снега, кружился вокруг нас. "Я тебе доверяю, Роза. Но… Я не верю в привидения".

Искренности не было. Он хотел, протянуть руку мне, понимаете… Но даже когда он это делал, он воевал с убеждениями, он не был готов к изменению еще. Как это ни парадоксально, похоже, карты таро видимо напугали его.

"Ты можешь попытаться?" Спросила я. "Или по крайней мере, старайся не вписывать это в какой-то психоз"?

"Да. Это я могу сделать".

Так я рассказала ему о моих первых двух наблюдениях Мэйсона и как я боялась объяснить инцидент со Стэном кому-нибудь. Я говорила о формах,которые я видела на самолете и описала более подробно, что я видела на земле.

"Разве это не кажется отчасти, гм, специфичным для случайной стрессовой реакции?" Спросила я, когда закончила.

"Я не знаю, чего ты можешь действительно ожидать, ', что стрессовая реакция' будет случайной или определенной. Они непредсказуемы по своей природе." У него было то вдумчивое выражение, которое я знала так хорошо, то, которое сказало мне, он перебирал все виды вещей в своей голове. Я могла также сказать, что он все еще не верил в это, как в реальную историю о приведениях, но что он очень пытался отнестись непредвзято. Он подтвердил это мгновение спустя: "Почему ты настолько уверенна, что они не только вещи, которые ты воображаешь?"

"Ну, сначала я думала, что я вообразила все это. Но теперь… я не знаю. Есть кое-что в этом, что ощущается реальным… даже при том, что я знаю, что это на самом деле не доказательство. Но ты слышал то, что Отец Эндрю сказал - о призраках, слоняющихся поблизости после того, как они умирают молодыми или сильными."

Дмитрий фактически укусил свою губу. Он собирался сказать мне не воспринимать священника в буквальном смысле. Вместо этого он спросил, "Так ты думаешь Мэйсон вернулся для мести?"

"Я думала, так сначала, но теперь я не настолько уверенна. Он никогда не пытался причинить мне боль. Он только казалось, что он хочет чего-то. И потом… все те другие призраки, казалось, хотели чего-то также даже слишком, я не знаю. Почему?"

Дмитрий одарил меня взглядом мудреца. "У тебя есть теория".

Есть. Я думала о том, что сказал Виктор. Он считает что я имею связь с миром мертвых потому что я - поцелованная тьмой- и сама там была. И это никогда не оставит меня.

Его выражение стало твердым. "Я бы так не пологался на то, что говорил тебе Виктор Дашков"

Но он знает об этом! И ты знаешь это, какой бы задницей Виктор не был.

"Хорошо, предположим что это правда, ты поцелованная тьмой и это позволяет тебя видеть призраков, но почему это началось сейчас? Почему не сразу после автокатастрофы?"

"Я думала об этом," сказала я нетерпеливо. "Это было что - то еще, что Виктор сказал - что теперь, когда я имела дело в смерти, я была той, что намного ближе другой стороне. Что, вызывая чью-либо смерть усиливало мою связь и теперь делает это возможным? У меня только было свое первое реальное убийство. Убивает, даже."

"Почему это настолько случайно?" спросил Дмитри. "Почему это происходит, когда это происходит? Почему самолет? Почему не в Суде?"

Мой энтузиазм немного ослабел. "Ты что, адвокат?" огрызнулась я. "Ты подвергаешь сомнению все, что бы я ни сказала. Я думала, что ты собирался быть объективным."

"Я сохраняю. Но тебе тоже нужно. Подумай об этом. Почему такая модель наблюдения? "

"Я не знаю," призналась я. Я пала в поражении. "Ты все еще думаешь, что я сумасшедшая."

Он протянул руку и взял меня за подбородок, приподнимая мое лицо, чтобы посмотреть на него. "Нет. Никогда. Не одна из этих теорий не заставляет меня думать, что ты сумасшедшая. Но я всегда полагал, что самое простое объяснение имеет смысл. Доктор Олендзки имеет(объяснила). У каждого есть призрак. Но, если ты можешь выяснить больше… тогда, у нас может быть что-то, с чем работать."

"Мы?" Спросила я.

"Конечно. Я не оставляю тебя одну с этим, не смотря ни на что. Ты знаешь, что я никогда не оставил бы тебя."

Было что то очень милое и благородное в его словах, и я чувствовала потребность отплатить ему тем же, хотя по обыкновению я ответила то, что казалось идиотичным. "И я никогда не оставлю тебя, ты знаешь. Я имею ввиду… если когда-либо с тобой произойдет не такая фигня как эта, кон но, но если ты начнешь видеть призраков или что-нибудь еще, я "помогу тебе с этим"

Он немного мягко усмехнулся."Спасибо".

Наши руки нашли друг друга, пальцы переплелись вместе. Мы так стояли в течение почти целой минуты, ни кто из нас ничего не говорил. Единственное место, с которым мы соприкосались, были наши руки. Бриз поднялся снова, и хотя температура была вероятно около сорока (это не по Цельсию), мне показалось, что была весна. Я ожидала, что вокруг нас расцветут цветы. Как если бы разделяя ту же самую мысль, мы выпустили наши руки в одно и то же время.

Вскоре после этого мы достигли моего общежития, и Дмитрий спросил, буду ли я хорошо себя чувствовать одна. Я сказала ему, что все будет прекрасно и что он должен идти заниматься своими делами. Он ушел, но как только я собралась переступить через порог вестибюля, я поняла, что моя сумка с ночными принадлежностями осталась в мед.клинике. Бормоча несколько вещей, которые я использовала в заключении, я развернулась и пторопился назад в направление откуда я только что пришла.

Ресепшеонист доктора Олендзски показала мне жестом к комнатам исследования, когда я ей сказала, почему я была там. Я нашла сумку в своей теперь пустой комнате и направилась в холл, чтобы уйти. Внезапно, в противоположной стороне комнаты я увидела, что кто-то лежал на кровати. Не было никаких примет ни одного из сотрудников клиники, и мое любопытство как всегда, взявшее верх надо мной - заставило меня посмотреть.

Это была Эбби Бадика,старшая Моройка(выпускница). Симпатичная и веселая были прилагательными, которые обычно приходили на ум, когда я описывала Эбби, но на этот раз, она была далеко не такой. Она была поцарапана, а когда она повернулась, чтобы посмотреть на меня, я увидела красные рубцы.

"Позволь мне предположить," сказала я. "Ты упала.

"Ч- что?"

"Ты упала. Я слышала, что это - стандартный ответ: Брендона, Бретта, и Дана. Но я скажу тебе правду - Вы, ребята должны придумать что - то еще. Я думаю, что врач начинает подозривать."

Ее глаза стали шире. "Ты знаешь?"

Это произошло тогда, что я поняла свою ошибку с Брэндоном. Я приехала к нему требующая ответы, которые он не хотел ни с кем делить. Те, кто расспрашивали Бретта и Дана, встретились с подобной реакцией. С Эбби я поняла, что я только должена была действовать так, как будто я уже знала ответы, и затем она раскажет информацию.

"Конечно я знаю. Они сказали мне все."

- Что?-запищала она пищала. -Они поклялись. Это - часть правил.

Правила? О чем она говорит? Группа, устраивающая королевские взбучки, которую я себе представляла, на самом деле не походила на вид групп, в которых есть правила. Здесь было что то еще.

"Хорошо, у них не было большого выбора. Я не знаю, почему, но я продолжаю по прежнему вас находить ребята. Я должна была помочь прикрыть их. Я говорю тебе, я не знаю, как долго это сможет продолжаться, возникает все больше вопросов." Я говорила, как будто я сочувствовала, желая помочь, если бы я могла.

Я должен была быть более сильной. Я попробовала, но этого было не достаточно. "Она выглядела усталой - и ощущавшей боль. "Только небеспокойся, пока все не урегулируется, хорошо? Пожалуйста?"

"Несомненно,"сказала я, умирая от желания знать, что она "попробовала". "Я не собираюсь позорить кого - либо еще. Но как ты в конечном итоге оказалась здесь? Ты же, как предполагается, не должна привлекать внимание." Так я притворялась. Я полностью вошла вроль, поскольку я продвигался.

Она сгримастничала.

- Медсестра общежития заметила и заставила меня войти. Если остальная часть Mвn узнает, у меня будут неприятности.

"Будем надеятся, что доктор отправит тебя обратно прежде, чем кто либо узнает. Она немного занята. У тебя такие же отметины как у Бретта и Брендона, и ни с одим из их не было ничего серъезного." Таким образом я надеялась. "…мм, следы ожогов было немного замысловатыми, но у них не было никаких проблем"

Это было большим риском сейчас в моей игре. Мало того, что у меня не было никакой подсказки о специфических особенностях ран Бретта, я также в действительности не знала, являются ли те отметины, которые Джилл описала на нем, ожогами. Если они не были таковыми, я, возможно, только что развеяла свою легенду посвященного лица. Но, она не исправляла меня, и ее пальцы рассеянно коснулись одного из убцов.

"Да, они сказали, что повреждение не будут долго заживать. Только я должна буду что-нибудь придумать для Олендзски." Маленькая вспышка надежды засияла в ее глазах. "Они сказали, что они не могут, но возможно… возможно они позволят мне попробовать еще раз."

Это было в тот момент, когда вернулся хороший доктор. Она была удивлена видеть меня все еще там и сказала, что я должна вернуться домой и отдохнуть. Я сказала до свидания им обоим, и направилась обратно в холод. Однако я почти не заметила погоду, пока я шла. В конце концов, у меня был ключ от этой головоломки. Мана.

Глава 19.

ЛИССА БЫЛА МОИМ лучшим другом со времени элементарной школы, вот почему скрывая от нее так много тайн недавно сделало настолько больно. Она была всегда открыта со мной, всегда готовая разделить, что было на ее уме-но, возможно это было, потому что она не имела никакого выбора. Я привыкла,что имею связь с ней, пока в некотором роде, я начала скрывать мои тайны, не в состоянии говорить ей о Дмитрие или реальной причине, по которой я дала маху со Стэном.Я ненавидела,что все было так. Это поело меня внутри и вынуждало чувствовать себя виноватой насчет нее.

Сегодня, однако, не было абсолютно никакого способа, которым я могла выкрутиться из объяснений того, что случилось в аэропорту. Даже если бы я придумала что то, то факт, что я была на полставки с Кристианом, был бы большим намеком на то, что кое-что продолжалось. Никаких оправданий на этот раз.

Таким образом, настолько это ранило, я дала ей и Кристианину - так же как Эдди и Адриану, которые крутились вокруг - короткую версию того, что случилось.

"Ты думаешь, что ты видела призраков?" Воскликнул Кристиан. "Серьезно?" Взгляд на его лицо показал мне, что он уже строил список едких комментариев.

"Послушайте," отрезала я, "Я сказала вам, что происходит, но я не хочу уточнять этого. Это разрешиться, как только позволить этому прекратиться."

- Роза,…-начал Лисса тревожно. Ураган эмоций бился ко мне от нее. Опасение. Беспокойство. Шок. Ее сострадание заставило меня чувствовать себя намного хуже.

Я встряхнула головой.

- Нет, Лисс. Пожалуйста. Вы парни можете думать, что Вы хотите обо мне или составлять ваши собственные теории, но мы не собираемся говорить об этом. Не теперь. Только оставьте меня в покое об этом.

Я ожидал, что Лисса дразнит меня, потому, что это ее нормальное состояние. Я ожидала от Адриана и Кристиана из-за их раздражающей природы. Но даже при том, что мои слова были просты, я поняла, что я приподнесла их им с резкостью в голосе и манере. Это была удивленная умственная реакция Лиссы, которая привела в готовность меня к тому, что, и затем я должна была только смотреть на лица парней, чтобы понять, что я, должно быть, казалась невероятно озлобленной.

- Простите,-бормотала я. -Я ценю беспокойство, но я - только не в настроении.

Лисса следила за мной. Позже, она сказала в моем сознании. Я дала ей краткий поклон, тайно задаваясь вопросом, как я могла избежать той беседы.

Она и Адриан встретились снова на практике по волшебству. Мне все еще нравилось быть близко к ней, но я была в состоянии только сделать так, потому что Кристиан также бродил вокруг. И честно, я не могла выяснить, почему он остался. Я предполагаю, что он был все еще немного ревнив, несмотря на все, что случилось. Конечно, если бы он знал о сватовских планах королевы, то он, возможно, имел бы серьезное основание. Тем не менее, было ясно, что эти волшебные уроки начинали доставать его. Мы были в классной комнате госпожи Меисснер сегодня, и он сплотил два стола и растянулся поперек них, забрасывая руку на глаза.

- Разбудите меня, когда это станет интересным,-сказал он.

Эдди и я стояли в центральном положении, которые позволяло нам наблюдать дверь и окна, также оставаться около мороев.

- Ты действительно видела Мэйсона?-Эдди прошептал мне. Он стал робким. -Прости… Ты сказала, что ты не хотела говорить об этом…

Я начала говорить да, что это точно было, что я сказала…, но тогда я увидела взгляд на лице Эдди. Он не спрашивал меня об этом из извращенного любопытства. Он спросил из-за Мэйсона, из-за их близости, и потому что Эдди не был при смерти его лучшего друга больше, чем была я. Я думаю, что он нашел идею относительно Мэйсона, связывающегося из могилы, но тогда, он не был тем, кто мог фактически видеть призрака Мэйсона.

"Я думаю, что это был он", пробормотала я. "Я не знаю. Все думают, что мне привидилось это."

- Как он выглядел? Он был расстроен?

"Он выглядел… грустным. Действительно грустным."

"Если это действительно был он…я имею ввиду, я не знаю." Эдди засмотрелся в пол, на мгновение забыв о наблюдении комнаты. "Я всегда задавался вопросом, был ли он расстроен, что мы не спасли его."

"Мы ничего не смогли бы сделать," Я сказала ему, повторяя точно то, что каждый говорил мне. "Но я тоже задала себе етот вопрос, потому что Отец Эндрю упомянул, что призраки иногда возвращаются для мести. Но Мейсон не выглядел так. Он виглядел так,как будто он хотел сказать мне что-то."

Эдди вдруг оглянулся назад, осознавая, что он был все еще на сторожевой обязанности. Он ничего не говорил после этого, но я знала, где были его мысли.

Тем временем, Адриан и Лиса делали успехи. Или скорее Адриан. Двое из них откопали кучу всклокоченных растений, которые погибли или пропали во время зимовки и положили их в горшочки. Горшки были выстроены в линию в ряд на длинном столе. Лиса коснулся одиного, и я почувствовала эйфорию волшебного ожога в ней. Мгновение спустя, небольшое растение изгибало зеленые выращенные листья.

Адриан смотрел в изумлении с на это, как если бы это скрывала все тайны вселенной, и затем глубоко выдохнул. "Хорошо. Здесь ничего не происходит."

Он слегка прикоснулся своими пальцами к различным растениям. Здесь ничего не происходит, возможно, не было точной формулировки мотива, потому что ничего фактически не случилось. Затем, несколько моментов спустя, растения немного задрожали. Намек на зелень начал расти, а затем остановился.

"Ты сделал это," сказала впечатленная Лисса. Я могла также чувствовать, что она немного ревновала. Адриан изучил одну из ее уловок, но она все еще не изучила ни одной из его.

"Едва," сказал он, пристально глядя на растение. Он был совершенно трезв, и ничто из его пороков не смягчило его. У духа не было ничего, чтобы помешать этому заставить его чувствовать себя раздражительным. С нашими капризами у нас фактически было кое-что общее сегодня вечером. "Проклятье."

"Ты шутишь?" она спросила. "Это было великолепно. Ты заставил растение расти - своими собственными способностями. Это удивительно."

Тем не менее, не столь хорошо как ты" сказал он, все еще ведя себя, словно ему было десять лет.

Я не могла помочь, но рявкнула. "Тогда прекрати скулить и попробуйте еще раз."

Он посмотрел вокруг на меня, улыбнулся, скривив его губы. "Эй, никаких советов, Призрачная Девочка. Стражи должны быть не заметны и не слышимы." Я резко вскипела относительно коментария о "Призрачной Девочки", но он не заметил, потому что Лиса заговорила с ним снова

- Она права. Попробуй снова.

"Ты сделаешь это еще раз," сказал он. "Я хочу понаблюдать за тобой. Я могу видеть чувства, которые ты применяешь к нему."

Она выполнила свой трюк на другом растении. Я снова почувствовала волшебную вспышку, так же как радость, которая шла с нею - и затем она колебалась. Вспышка страха и неустойчивости окрашивали волшебство, с небольшим привкусом, когда ее психическое состояние ухудшилось так ужасно. Нет, нет, я попросила молча. Это бывает. Я знала, что случилось бы, если бы она продолжала использовать волшебство. Пожалуйста не позволяйте опять этому случиться

И так, ушло темное пятно в пределах ее магии. Все ее мысли и чувства вернулись в норму. Я заметила тогда, что она также заставила растение расти. Я пропустила это, потому что я была отвлечена ее ошибкой. Адриан также пропустил магию, потому что он смотрел на меня. Его выражение было встревоженным и очень, очень озадаченным.

- Хорошо,-сказала Лисса счастливо. Она не понимала, что он не обратил внимание. -Попробуй еще раз.

Андреан сконцентрировал свое о внимание обратно на их работу.Вздыхая, он направился к новому растению, но она жестом вернула его назад. "Нет, продолжай воздействовать на тот, который ты начал. Возможно ты можешь делать это только маленькими взрывами."

Кивнув, он обратил внимание на его оригинальное растение. Несколько минут, он только что и делал, что смотрел. Воцарилась тишина в комнате. Я никогда не видела его настолько сосредоточеным на чем угодно, и пот фактически выделось на его лбу. Наконец, в конце концов, растение задергалось снова. Оно становилось еще более зеленым, и появились крошечные зародыши. Глядя на него, я видела, что он сузил свои глаза и стиснул свои зубы, без сомнения сконцентрировшись на всем, что он делал. Зародыши развились. Листья и крошечные белые цветы появились.

Лисса сделал то, что можно было только назвать возгласом радости. "Ты сделал это!" Она обнимала его, и чувства восхищения нахлынули на меня от нее. Она была искренне счастлива, что он был в состоянии сделать это. И в то время как она была все еще разочарована в ее нехватке продвижения, она вселяла надежду в нее, что он копировал ее способности. Это означало, что они действительно могли учиться друг от друга.

"Я не могу ждать пока я буду в состоянии сделать кое-что новое," сказала она, со все еще крошечнечной ревностью.

Адриан постучал по ноутбуку. "Ну, есть много других хитростей в мире духа. Ты должна быть в состоянии изучить по крайней мере одну из них."

- Что это?-Спросила я.

"Помните, что исследования, я сделала на людях, которые демонстрировали странные поведения?" спросила она. "Мы сделали список всех различных объектов, которые обнаружились." Я действительно помнила. В ее поиске, чтобы найти других с духом, она обнаружила заявление о Морое демонстрирующем способности, которые никто никогда не видел. Мало кто верил, что заявления были верны, но Лисса была убеждена, что они были пользователями духа.

"Наряду с исцелением, аурами, и ходьбой мечты, у нас, кажется, также есть некоторое продолжающееся принуждение высшего качества."

"Ты уже знал это," сказала я.

"Нет, это - даже более основательно. Это не просто говорить людям, что сделать. Это также заставляет их видеть и чувствовать вещи, которых там даже нет."

"Что, как галлюцинации?" спросила я.

"Отчасти," сказал он. "Есть истории людей, использующих принуждение, чтобы заставить других пережить свои худшие кошмары, думая, что они подвергаются нападению или что бы то ни было."

Я задрожала. "Это действительно страшно."

"Ужасно," сказал Адриан.

Лисса согласилась со мной. "Я не знаю. Регулярное принуждение ежинственная вещь, которая сейчас кажется неправильной."

Кристан зевнул. "Теперь, когда победа достигнута, мы можем назвать это ночью с магией?"

Оглядываясь назад, я увидела, что Кристиан сидел и тревожился. Его глаза были на Лиссе и Адриане, и он не выглядел счастливым от объятий победы. Лисса и Кристиан были разделены врозь, хотя, не потому что они заметили его реакцию. Они были оба слишком отвлечены их собственным волнением, чтобы заметить его взгляд.

"Ты можешь сделать это снова?" спросила Лисса нетерпеливо. "Заставь его расти?"

Адриан покачал головой. "Не сразу же. Это вытянуло много из меня сил. Я думаю, что я нуждаюсь в сигарете." Он жестикулировал в направлении Кристиана. "Пойди сделай что нибудь с твоим парнем. Он был ужасно терпелив все это время."

Лисса шла к Кристьяну, ее лицо освещало радость. Она выглядела красивой и сияющей, и я могла сказать, что ему было трудно оставаться слишком раздраженный на нее. Резкое выражение на его лице смягчилось, и я увидела редкую мягкость, которую только она могла порадить в нем. "Давайте вернемсяя в общежитие," сказала она, хватая его за руку.

И мы отправились. Эдди шел как ближний страж с Лисой и Кристианом, который оставил меня как дальнего стража. Это также оставило меня с Адрианом, который захотел остаться и поговорить со мной. Он курил, таким образом я получила возможность иметь дело с ядовитым облаком, которое он создавал. Честно, я не могла понять, почему никто из ответственных не высказывает ему за это. Я сморщила свой нос от запаха.

"Ты знаешь, ты всегда можешь быть нашей далекой-далекой охраной и оставаться с этой вещью," сказал я ему.

"Мм, для меня достаточно." Он опустил сигарету, затушил ее и оставил. Я ненавидела это почти так же, как и его курение

"О чем ты думаешь, маленькя дампирка?" спросил он."Я был симпатичным задирой с темрастением, не так ли? Конечно, это было бы больше задиры, если я, я не знаю, помогу инвалиду отрастить конечность. Или возможно отделить сиамских близнецов. Но это будет вохзможно после большой практики."

"Если ты хочешь некоторый совет - который я уверена, что ты не сделаешь - вы, ребята должны отложить магию. Кристиан все еще думает, что ты интересуешься Лиссой."

- что? -спросил он в притворном ужасе. - Он разве не знает что мое сердце принадлежит тебе?

- А оно и не принадлежит. И он все еще беспокоится из-за этого, несмотря на наш с ним разговор.

- Спорим, если мы начнем доказывать это прямо сейчас, ему станет лучше?

- Только дотронься до меня- сказали я мило- я обеспечу тебе возможность испробовать исцеление на самом себе. И тогда мы посмотрим насколько большая ты задница

- Лисса излечит меня-самодовольно ответил он - Ей это будет несложно. Хотя…" - Его злобная ухмылка исчезла. "Что-то странное твориться с ее способностями"

- Да - сказала я- Ты это тоже чувствуешь?

- Нет, но я это видел -он нахмурился - "Роза… Помнишь ты спрашивала не сошла ли с ума, а я ответил что нет?"

- да…

- Думаю я мог ошибаться. Ты сумасшедшая

- Я остановилась. "Какого черта это значит?"

- Ну… знаешь… дело в том, что когда Лисса лечила второе растение ее аура немного затуманилась"

- Это больше того что я чувствовала. Это было похоже на… не знаю, на секунду возросшую ментальную хрупкость, к которой она привыкла. Но это прошло.

Он кивнул. "Да, это было… тьма ее ауры перешла в твою. Я заметил это перед тем как эти парни отвлекли меня своими ауроми, но сейчас я понимаю что это действительно случилось. Это было похоже на сгусток темноты, перепрыгнувший с ее ауры на твою"

- Что в этих словах заставило меня задрожать. "Что это значит?"

- Ну, из-за этого я и считаю тебя сумасшедшей. Лисса никогда не испытывала каких-любо последтсвий магии, правильно? А ты… ты была вспыльчивой и ты, вроде, видела призраков" Он говорил осторожно, как будто я вижу приведений время от времени. "Я считаю, какими бы ни были последствия использования духа типа психических проблем, они переносятся с нее на тебя. Это помогает ей оставаться прежней, ну а ты… ты, как я уже говорил, видишь приведений."

- Его лицо выражало довольство. Новой теорией. Никаких приведений. Я "поймала" безумие Лиссы. Я помню как ей было плохо, угнетенной и сломленой. Я также помню нашу бывшую учительницу - Миссис Карп - тоже использующую дух, и в конце концов ставшую стригоем.

- Нет! -мой голос срывался - Этого не происходит со мной.

- Как насчет твоих обязательств? У тебя есть эта связь. Ее мысли и чувства в тебе… чем не сумасшествие?" -Адриан был как всегда мил и заинтересован. Он не понимал насколько это все меня выводит.

- Потому что это не име…

В этот миг я поняла. Ответ который мы искали все это время.

Святой Владимир боролся за свою жизнь с последствиями использования духа. У него были видения и галюцинации, в которых он винил "демонов". Но он не был совсем сумасшедшим и не пытался себя убить. Мы с Лиссой были уверены что это из-за его поцелованной тьмой стража, Анны, что он разделял с ней последствия и это помогало ему. Мы принимали это просто за помощь близкого друга, который мог поддержать его и поговорить с ним в те времена когда у них не было антидепрессантов.

Но что если… что если…

Я не могла дышать. Я не могла пошевелиться не найдя ответа на вопрос. Сколько вобще времени? Где-то час до отбоя? Я должна знать. Я резко остановилась почти растянувшись на скользкой земле.

"Кристиан!"

Группа перед нами остановилась оглянулась на меня и Адриана.

"Да?" спросил Кристиан.

"Мне нужно обойти - или лучше, вы, так как я не могу никуда идти без тебя. Нам нужно идти в церковь.

Он удивленно поднял брови."Что, тебе нужно исповедоваться?"

"Не задавай вопросов. Пожалуйста, Это займет всего несколько минут."

"Хорошо, мы можем все пойти-" забеспокоилась Лисса.

"Нет, мы быстро." Я не хотела, чтобы она пошла с нами. Я не хотела чтобы она слышала ответ, который я обязательно получу. "Идите в общежитие. Мы догоним. Пожалуйста, Кристиан?"

Он изучал меня, колеблясь между желанием посмеяться надо мной и помочь. В конце концов он дернулся. Последнее победило."Хорошо, но если попытаешься заставить меня молиться, я уйду."

Мы с ним отделились к часовне. Я двигалась настолько быстро, что он должен был нестись, чтобы не отставать.

- Думаю, ты не собираешься рассказывать в чем дело.- сказал он

Не- а, Тем не менее, Я признательна тебе за сотрудничество.

"Всегда рад помочь", сказал он. Я была уверена, что он вращал глазами, но я была больше сосредоточена на дорожке впереди.

Мы дошли до часовни, и как и ожидалось дверь была заперта.Я постучала, высматривая не промелькнет ли свет в окне. Не похоже.

"Знаешь, Я раньше вламывался сюда"Сказал Кристиан"Если тебе надо внутрь-"

"Нет, не только это. Мне нужно повидать священника. Черт побери, его здесь нет."

Наверно, он уже в постели".

"Черт побери", Повторила я, чувствуя себе немного неудобно, чертыхаясь на пороге церкви. Если священник в постели, он отключился как Морои защищенный и недоступный.

Открылась дверь, Отец Андрей смотрел на нас. Он выглядел удивлеенным но не рассерженым. "Роза? Кристиан? Что-то случилось?"

"Я должна у вас кое-что спросить. Это не может ждать"

Его удивление росло, но он отошел, пропуская нас.Мы находились в прихожей, но не в самом храме.

- Я только собирался уходить-сказал нам отец Андрей- Я закрывал все.

" Вы говорили мне, что Святой Владимир прожил долгую жизнь и умер в преклонном возрасте. Это правда?"

- Да, сказал он медленно,-Насколько я знаю. Все книги которые я читал, и последние тоже, говорит об этом.

" Но что насчет Анны?" я настаивала Я говорила так как будто была на гране истерики. Так и было.

- А что на счет нее?

"Что с ней случилось? Как она умерла?"

Все время. Все это время мы с Лиссой думали о том как умер Владимир. Но никогда о том как Анна.

"Ах, хорошо." Отец Эндрю вздыхал. "Ее конец не был столь хорош, я боюсь. Она потратила всю свою жизнь, защищая его, хотя есть намеки, что всвоей старости, она начала становиться немного непостоянной. И затем…"

"И затем?" Я спросила. Кристианин выглядывал между священником и мной, полностью потерянным.

"И потом, через пару месяцев после того как Святой Владимир ушел от нас, она покончила жизнь самоубийством."

Я зажмурила свои глаза, подождала пол секунды, и затем открыла их. Это было то, чего я боялась.

"Мне очень жаль, - сказал Отец Андрей, - я знаю, вы в последнее время очень углубились в их историю.Я и сам лишь недавно прочел об этом. Самоубийство - это, несомненно, грех… но, учитывая, как близки они были, можно себе представить, как Анна чувствовала себя, когда его не стало.

"Еще вы сказали, что она стала понемногу сходить с ума".

Он кивнул, разведя руками. "Трудно сказать чем руководствовалась эта бедная женщина. Вероятно этому была не одна причина. Почему это было столь тягостно?"

Я тряхнула головой. "Это длинная история. Спасибо за помощь".

Мы с Кристианом были уже на полпути к общежитию, когда он, наконец, спросил:"Что это было? Я припоминаю вы, ребята, интересовались ими. Владимир и Анна были такими же как ты и Лисса,верно?"

"Да", - мрачно проговорила я. "Послушай, я не хочу встать между вами, ребята, но, пожалуйста, не говори ничего об этом Лиссе. До тех пор, пока я не узнаю больше. Просто скажи ей… Ну, я не знаю. Я скажу ей, что всполошилась, вспомнив о дополнительно запланированных общественных работах".

Мы оба будем врать ей, да?

"Я ненавижу врать ей, поверь мне. Но, все же, сейчас так для нее будет лучше".

Потому что, если бы Лисса знала, что она теоретически может стать причиной моего сумасшествия… м-да, это было бы для нее тяжелым ударом. Она бы решила прекратить работать со своей магией. Конечно, это было именно то, чего я добивалась… и все же, когда она использовала магию, я чувствовала в ней такой ликующий восторг. Могу ли я лишить ее этого? Могу ли я пожертвовать собой?

На эти вопросы невозможно было легко ответить, и я не могла просто взять и принять решение. Не могла, до тех пор, пока не узнаю больше. Кристиан согласился держать это в секрете. К тому времени, когда мы присоединились к остальным практически наступило время отбоя. Мы провели вместе еще около получаса и разбрелись спать, все, включая меня. После того, как меня перевели на половинный режим испытаний я была освобождена от ночных дежурств. Вобщем-то риск нападения стригоев был очень невелик, и мои преподаватели были больше обеспокоены моим полноценным ночным сном.

Когда пришло время отбоя, я одиночестве направилась в дампирское общежитие. И я уже почти пришла, когда он появился снова.

Мейсон.

Я резко остановилась и оглянулась вокруг, желая, чтобы кто-нибудь еще оказался свидетелем этого и решил, наконец, сумасшествие это или нет. Его призрачный образ стоял там, засунув руки в карманы, невольно заставляя происходящее выглядеть еще невероятнее.

"Что ж, - сказала я, чувствуя себя неожиданно спокойно, несмотря на горе захлестывавшее меня всякий раз, как я его видела, - рада, что ты один. Мне не очень понравились твои спутники тогда в самолете."

Он посмотрел на меня. Ничего не выражающий взгляд и печальные глаза. От этого я почувствовала себя ужасно, вина скручивала мои внутренности в тугой узел. Я сломалась.

"Что ты такое?" - Завопила я. - "Ты настоящий? Я схожу с ума?"

К моему удивлению, он кивнул.

"Какой?" - Пискнула я, не понимая на какой из моих вопросов он кивнул. - "Да - ты настоящий?"

Он кивнул.

- Да, я сошла с ума?

Он помотал головой.

- Хорошо,-сказала я, вызывая шутку через мой ураган эмоций. -Это - помогает, но честно, что еще ты сказал бы, если бы был галлюцинацией?

Мэйсон только смотрел. Я огляделась вокруг снова, желая, чтоб кто - нибудь прошел мимо.

- Почему ты здесь? Действительно ли ты рассержен на нас и ищешь мести?

Он поматал его головой, и что-то во мне расслабилось. До того момента, я не понимала, как я волновалась об этом. Вина и горе были доведены так сильно во мне. Его, обвиняющего меня так же, как Райн - казалось неизбежным.

- Ты… не можешь обрести покой?"

Мэйсон кивнул и, казалось, становился более грустным. Я вспоминала его финальные моменты и сглотнула слезы. У меня, вероятно, тоже было бы трудное время, нахождения покоя, из-за моей жизни прежде, чем это началось.

"Кроме того здесь есть что-то еще? Другая причина, по которой ты продолжаешь приходить ко мне?"

Он кивнул.

"Что?" Спросила я. За последнее время у меня появилось много вопросов.Мне были нужны ответы. "Что это? Что мне делать?"

Несомненно, за этим стояло что-то больше чем простой ответ да или нет. Он открыл рот, так как будто хотел сказать что-то. Казалось что он очень старается, как Андриан с воспитанниками. Но он ни проронил не звука.

- Я сожалею,-шептала я. -Я сожалею, что я не понимаю… и…, я сожалею о всем остальном.

Мэйсон одарил меня последним задумчивым взглядом и затем исчез.

Глава 20.

«Давай поговорим о твоей матери»

Я вздохнула «Что относительно нее?»

Это был мой первый день рекомендации(советов), и пока, я не была впечатлена. Обнаружение Мейсона прошлой ночью было кое-чем, что я должна была поднять сразу же. Но я не хотела, чтобы школьные чиновники имели больше причин думать, что я потеряла свой рассудок - даже если так и есть.

И честно, я не знала - я была уверена. Анализ моей ауры Адрианом и история Анны конечно придавали правдоподобности мне, находящейся на дороге к Crazyville. Все же я не чувствовала себя сумасшедшей. Ведь сумасшедшие люди знают если они действительно такие? Адриан сказал что нет. Сумасшедший сам по себе странный термин. Я узнала достаточно о психологии, чтобы знать, что это была также очень широкая классификация. Большинство форм умственных болезней были фактически очень определенными и имели характерные черты- беспокойство, депрессию, колебание настроения, и т.д. Я не знала куда я попала в этой шкале( масштабе), если у меня были все(признаки).

"Что ты чуствуешь по отношению к ней?" продолжал консультант. "К своей матери?"

«То, что она замечательный страж и так себе мать».

Советник, имя которой было Дейрдри, написала кое-что в своем ноутбуке. Она была белокурой и Морои-тонкой, одетой в платье-свитер из кашемира. Она фактически не выглядела намного старше меня, но свидетельства на ее столе клялись, что она имела все виды степеней в психотерапии. Ее офис был в административном здании, то же самое место в котором был офис директрисы школы, и где все другие виды бизнеса Академии проводились. Я отчасти надеялась на кушетку, чтобы лежать, как врачи имели на телевидении, но лучшее что я имела был стул. По крайнее мере это был удобный стул. Стены были покрыты рисунками природы, такими как бабочки и нарциссы. Я предполагаю, что они должно быть для успокоения.

«Вы хотите уточнить «так себе»?» спросила Дейрдри.

"Я совершенствуюсь" Месяц назад я сказала бы "ужасная" Так что нужно делась с Майсоном?

"Вы хотите поговорить о Майсоне?"

Я заметила, что у нее была привычка отвечать на мои вопросы на вопросом.

"Я не знаю" заметила я " Я полагаю,я здесь для этого."

"И что ты чувствуешь к нему? К его смерти?"

"Печаль. Что еще я должна чувствовать?"

"Злость? "

Я подумала о Стригоях, их злобных взглядах и безразличии к убийству."Да, немного"

"Чувствуешь вину?"

"Да, конечно"

"Почему "конечно"?

"Потому что он там по моей вине. Я огорчила его и он должен был доказать это. Я сказала ему где находятся Стригои, а мне следовало это делать. Если бы он не знал о них, он бы не сделал этого. Он был бы жив."

"А ты не думаешь, что он сам должен отвечать за свои действия? Что это было только его решение?"

"Ну…Да.Я думаю он сам.Я не заставляла его."

"есть ли еще причины для чувства вины?"

Я отвернулась и уставилась на картину с божьими коровками. Я ему нравилась - как девушка. Мы как бы встречались, но не понимала это. Это причиняло ему боль.

"Почему ты это не поняла?"

"Я не знаю." Сказала я. Вид его тела, лежащего на полу, возникло передо мной и я отогнала его. Ни за что я не буду плакать перед Дейдрой." Я должна была понять. Он был славный, веселый.Мы хорошо ладили… но не более. Поцелуи или что-то вроде этого… Я просто не могла это сделать.

"Ты чувствуешь, что у тебя есть проблема с интимной близостью?"

"Что Вы себе-? Ох. Нет! Конечно нет."

" Ты когда-нибудь занималась сексом?"

"Нет. Думаете, я должна?"

"А ты как думаешь ты должна?"

Черт. Я думала я ее понимаю.Я была уверена, что она не спросит меня об этом. "Майсон не подходил "

"Может еще кто-нибудь? Кто-то кто подойдет"

Я колебалась. Я потеряла нить того, как это связывало со мной видящей призраков. Согласно некоторым документам, я подписалась, все, о чем мы говорили здесь являлось конфиденциальным. Она не могла сказать никому, если я не была опасностью для меня непосредственно или не сделаю что то незаконное. Я не была полностью уверена, поскольку роман со взрослым человеком здесь подходил.

"Да, но я не могу сказать кто это".

"Как давно вы знакомы?"

"Почти шесть месяцев ".

"Вы чувствуете себя близкими?"

"Да, конечно. Но мы не…", Как точно каждый описывал это? "Мы на самом деле реально не связаны. Он отчасти… недоступен." Она могла думать, что она хотела об этом, как и что возможно я интересовалась парнем, который занят.

"Действительно ли он - причина, того что ты не могла быть рядом с Мэйсоном?"

"Да."

"И он сдерживает тебя от знакомства с кем то еще?"

"Ну… он не такой чтобы преднамеренно сделать что-нибудь."

"Но до тех пор пока ты проявляешь интерес к нему, ты не интересуешься кем-либо еще?"

"Верно. Но это не имеет значения. Я вероятно не должна даже знакомиться с кем то вообще."

"Почему нет?"

"Потому что нет времени. Я тренируюсь быть стражем. Я должна отдать все свое внимание Лиссе."

"А ты не думаешь, что ты можешь сделать это и иметь романтичные отношения с кем-то?"

Я покачала своей головой. "Нет. Я должна быть готова отдать свою жизнь ради нее. Я не могу отвлекаться кем-то еще. У нас со стражами есть поговорка: 'Они на первом месте.' Вы ребята. Морои."

"И таким образом, ты полагаешь, что ты должна будешь всегда ставить потребности Лиссы вперед своих?"

"Конечно". Я нахмурилась. "Что я еще могу сделать? Я собираюсь стать ее стражем."

"Что это заставляет чувствовать тебя? Отказ от желаний из-за нее?"

"Она - моя лучшая подруга. И она - последняя из своей семьи."

"Это не то, что я спросила."

"Да, но - " я остановилась. "Эй, Вы не задавали вопроса."

"Ты думаешь, что я всегда задаю вопросы? "

"Не имеет значения. Слушайте, я люблю Лиссу. Я счастлива потратить свою жизнь, защищая ее. Конец истории. Кроме того, Вы, Морой, собираетесь говорить мне, дампиру, что я не должна в первую очередь ставить Мороя? Вы знаете, как работает система."

"Я знаю," сказала она. "Но я не должна здесь анализировать это. Я должна здесь помочь тебе поправиться."

Звучит так как-будто вы не в состоянии делать одно без другого.

Губы Дэйдре растянулись в улыбке, и она взглянула на часы. "На сегодня мы закончили. Разберем это в следующий раз."

Я скрестила руки на груди. "Я думала, что вы должны давать мне какие-нибудь советы или говорить, что делать. Но вы просто заставляли меня говорить."

Она тихо засмеялась. "Терапия не это не то, что делаю я, а то что думешь ты."

"Тогда зачем вообще это делать? "

"Поскольку мы не всегда знаем о чем именно, мы думаем или чувствуем. Когда у тебя есть советчик, легче понять вещи. Ты будешь часто обнаруживать, что ты уже знаешь, что сделать. Я могу помочь тебе задавая вопросы и найти выход, который ты не смогла бы найти самостоятельно."

"Ну, Вы хороши по части вопросов," отметила я сухо.

"Несмотря на то,что у меня нет никакого 'удивительного совета,' у меня действительно есть некоторые вещи, о которых я хочу, чтобы ты подумала до того, когда мы будем разговаривать снова." Она мельком взглянула в свой блокнот и стучала по нему своим карандашом, пока она думала. "Сначала, я хочу, чтобы ты помула еще раз о том, о что я спросила о Лиссе-почему, ты действительно думаешь посвятить свою жизнь ей."

"Я уже сказал Вам."

"Я знаю. Подумай об этом еще немного. Если твой ответ будет таким же, это прекрасно. Тогда, я хочу, чтобы ты рассмотрела кое-что еще. Я хочу, чтобы ты подумала о том, может быть, причина твоего вличения к этому недоступному парню, потому что он недоступен."

"Это бред. Это не имеет никакого смысла."

"Так ли это? Ты только что сказала мне, что ты никогда не сможешь быть связана с кем-нибудь. Ты думаешь, что возможно, что желать кого-то, кого ты не можете иметь, является способом твоего подсознательного справиться? Если для тебя невозможно иметь его, то тебе никогда не придется столкнуться с чувствами противоречия к Лиссе. Тебе никогда не придется выбирать."

"Это сбивает с толку," проворчала я.

"Так должно быть. Именно поэтому я здесь."

"Какое, это имеет отношение к Мэйсону?"

"Это имеет отношение к тебе, Роза. Это - то, что важно."

Я оставила терапию, чувствуя, что мой мозг тает. Я также отчасти чувствовала, что я была взята на испытание. Если бы Деирдри должна была там жарить Виктора, они вероятно закончили за половину времени.

Я также думала, что Дейдра полностью шла не в том направлении. Конечно я не обижалась на Лиссу. И мысль, что я влюбилась в Дмитрия, потому что у меня не могло быть его, была смешна. Я даже не думала о проблеме с охраной, пока он не упомянул это. Я влюбилась в него, потому что… хорошо, потому что он был Дмитрием. Поскольку он был милым, сильным, забавным, жестоким, и великолепным. Потому что он понимал меня.

И все же, поскольку я шла обратно в ощежитие, я обосновала ее вопрос крутящийся в моей голове. Я, возможно, не думала об отношениях, отвлекающих нас от наших обязанностей стража, но я конечно знала изначально, что его возраст и работа были огромными припятствиями. Неужели это действительно сыграло свою роль? Какая-то часть меня знала, что у нас никогда действительно не могло ничего быть- тем самым позволяя мне всегда оставаться преданной Лиссе?

Нет, я твердо решила. Это было смешно. Дейрдри может быть способна задавать вопросы, но она явно задавала неправильные.

- Роза!

Я повернулась на право и увидела, что Адриан пересекает лужайку ко мне, не обращая внимания на слякоть на его дизайнерских ботинках.

- Ты только что назвал меня Роза?-Спросила я. -И не 'маленькая дрампирка'? Не думала я, что это когда-либо случится.

- Это случается все время,-возразил он, подскачив ко мне.

Мы вошли в пустое общежитие. Школа была на занятиях, поэтомузалы были пустыми.

- Где твоя лучшая половина?-спросил он.

- Кристиан?

- Нет, Лисса. Ты можешь мне сказать, где она, верно?

- Да, я могу сказать, потому что на данный момент она находится в классе как и все остальные. Ты продолжаешь забывать, что для остальных, это -школа.

Он выглядел разочарованным.

- Я нашел еще файлы, о которых я хотел поговорить с ней. Больше материала о суперпринуждении.

- Стоп, ты сделал кое-что продуктивное? Я впечатлена.

"А ты одна умеешь говорить," сказал он. "Особенно учитывая, что вся твоя жизнь здесь вращается вокруг избивания людей. Вы дампиры нецивилизованные - но с другой стороны, поэтому мы вас и любим."

"На самом деле," размышляла я, "мы не единственные, кто избивает в последнее время." Я почти забыла о своей королевской тайне клуба борьбы. Было очень много вещей, о которых я должна была волноваться в последнее время. Это походило на попытку удержать воду в своих руках. Это было смелое предположение, но я должна была спросить его. "Слово Mвn значит что-нибудь для тебя?"

Он прислонился к стене и достал свои сигареты. "Конечно"

- Ты в школе,-придупредила я.

- Что -о, правда.- Со вздохом, он отложил упаковку в его пальто. -Разве половина из Вас не изучает здесь румынский язык? Это означает 'рука.'

- Я изучаю английский язык здесь.-Рука. Это не имело никакого смысла.

- Почему интерес к переводу?

"Я не знаю. Я думаю, что поняла это неправильно. Я думала, что у этого была какая то связь с этими избиениями, это происходит с членами королевских семей."

Признание мелькнуло в его глазах. "О Господи. Не то, чтобы. Они действительно делают это и здесь тоже?"

- Делают что?

"Mвn. Рука. Именно это глупое тайное общество появляеться в школах. У нас был такой период раньше в Ольхе. Это - главным образом группа членов королевских семей, собирающихся и имеющих тайные встречи, чтобы говорить о том, насколько они лучше, чем все остальные."

- Вот именно,-сказала я. Части собрались воедино. - Это - маленькая группка Джесси и Ралфа, однажды, они пробовали заставить присоединяться к ним Кристиана. Это то чем была Мана.

- Его? -засмеялся Адриан.- Они должно быть в отчаянье - и я не говорю о том, что снова бы раскритиковало Кристиана. Он просто в самом деле не типичный представитель для вступления в такого рода организаций.

- Да, но, ему было очень трудно отказать им. В чем именно заключается смысл этого общества?

Он пожал плечами.

- В том же, что у любого другого. Это способ заставить людей чувствовать себя лучше. Всем нравиться чувство особенного. Являться частью элитной группы, являться способом достижения этого.

- Но ты не был его частью?

- Нет необходимости. Я уже знаю, что я особенный.

Джесси и Ральф сделали это, сказав королевским семьям держаться вместе, потому что все споры продолжаются - о битве и стражах и все такое. Они сказали, что они могут сделать с этим что-нибудь.

- Не в этом возрасте, -сказал Адриан. - Главным образом, все, что они могут сделать, так это сказать. Когда они становятся взрослыми, члены Мана иногда заключают соглашение с каждым из них и продолжают тайно встречаться.

- Что это тогда? Они просто держаться вместе и говорят, что бы услышать собственные разговоры?

Он стал задумчивым.

- Хорошо, да, конечно они делают многое из этого. Но я подразумеваю, всякий раз, когда эти небольшие главы формируются, есть обычно кое-что определенное, что они хотят сделать в тайне. Каждую группу, отчасти отличнает тот путь, таким образом, вероятно, получается некоторый план или схема или что бы то ни было.

План или схема. Мне не нравилось как это звучит. Особенно с Джесси и Ралфом.

"Ты знаешь много для того, кто не участвовал в этом."

- Мой отец был. Он никогда много об этом не говорит, это и есть секретная часть, но я уловил суть и затем я слышал об этом, когда был в школе.

Я прислонилась к стене.Часы через весь зал сказали мне, что уроки были практически завершены.

- Ты слышал что-нибудь о том, что они избивают людей? По крайней мере есть 4 мороя, которых я знаю, которые подверглись нападению. И они не будут говорить об этом.

"Кто? Это не члены королевских семей?"

"Нет. Другие члены королевских семей."

- Это не имеет никакого смысла. Все дело в том, что элита королевских семей соединяется вместе, для того, чтобы оградить себя от изменения. Если только, наверно, они не идут на это после того, как королевская семья отказывается или поддерживая не-членов королевской семьи.

- Может быть. Но один из них был братом Джесси, а Джесси, кажется один из учредителей. Похоже, что ему приходится идти в разрез. И они ничего не сделали, когда отказал Кристиан.

Адриан развел руками.

- Даже не знаю, все как я сказал, это, наверное, один из маленьких планов, которые они держат в тайне. - Я в отчаянии вздохнула, и он наградил меня пытливым взглядом. - Почему ты так беспокоишься?

- Потому что это не так. Люди, которых я видела были в плохой форме. Если какая-то группа ходит поблизости и сговаривается о жертве, она должна быть остановлена.

Адриан смеялся и играл с прядью моих волос.

- Ты не можешь спасти всех, хотя Бог знает, что ты попытаешься.

- Я просто хочу делать то, что правильно. - Я вспомнила комментарий Дмитрия о вестерне, но это не помогло мне улыбнуться. - Мне нужно восстановить справедливость, где она нужна.

- Это ненормальные вещи, маленькая дампирка, те, о которых, ты думаешь. Я могу сказать это по твоей ауре.

- То, о чем ты говоришь больше не черное?

- Нет… еще темное, безусловно. Но в ней есть немного света, полоски золота. Как солнечный свет.

- Может быть, твоя теория, о том, что я ловлю их от Лиссы тогда не верна. - Я очень старалась не думать о прошлой ночи, когда я узнала об Анне. Упоминания о ней теперь всколыхнули заново все эти опасения. Безумие. Самоубийство.

- Зависит,-сказал он. - Когда ты в последний раз видела ее?

Я легонько стукнула его. "У тебя нет никаких догадок, не так ли? Ты придумываешь это на ходу."

Он поймал мое запястье и притянул меня ближе.

- Это не тот способ, который ты обычно используешь?

Я ухмыльнулась, злясь на себя. Эта близость с ним помогла мне оценить на сколько привлекательными были его зеленые глаза. В самом деле, несмотря на постоянное насмешки с его стороны, я не могла отрицать, что остальная часть его была также очень привлекательна. Его пальцы на моем запястье были теплыми, и было в этом что-то сексуальное, как он и считал. Вспоминая слова Дейдры, я старалась оценить, насколько все это заставило меня чувствовать. По предупреждениям Королевы, Адриан был парнем формально подходящим (доступным). Привлекал ли он меня? Получала ли я возбуждение от этого?

Ответ: нет. Не так же как я с Дмитрием. Адриан был сексуален по-своему, но он не делал меня дикой, как Дмитрий. Так было, потому что Адриан был так с готовностью доступен? Действительно ли Дейрдр была права на счет меня, преднамеренно желающей отношений, которые были невозможны?

- Ты знаешь, -сказал он прерывая мои мысли. - при каких нибудь других обстоятельствах, это было бы страстно. Вместо этого, ты смотришь на меня как будто я, своего рода, научная ярмарка планов.

Это было точно, как я относилась к нему, на самом деле. -Почему ты никогда не использовал принуждение на мне?- Спросил я. - И я не имею в виду, чтобы только помешать мне добраться до тебя в боях.

- Потому что забавная половина тебя очень неуправляемая.

Новая идея пришла ко мне. «Сделай это».

«Сделать что?»

«Используй принуждение на мне»

«Что?» Это был один из тех редких моментов потрясения Адриана.

«Используй принуждение, чтобы я хотела поцеловать тебя - только ты должен пообещать фактически не целовать меня».

«Это является довольно сверхъестественным - и когда я говорю эти вещи сверхъестественны. Ты знаешь это серьезно».

«Пожалуйста».

Он вздохнул, а затем сосредоточил свои глаза прямо на мне. Это было так, словно я тонула, тонула в море зелени. Не было в мире ничего, за исключением этих глаз.

- Я хочу поцеловать тебя, Роза,- тихо сказал он. - И я хочу, чтобы ты тоже этого хотела.

Каждый аспект его тела - его губы, его руки, его аромат - внезапно пересилили меня. Я чувствовала теплоту. Я хотела, чтобы он поцеловал меня каждой унцией моего существа. Не было ничего в жизни, чего я хотела бы больше чем тот поцелуй. Я наклонила мое лицо к его, и он склонился. Я могла коснуться его губ.

- Ты хочешь этого?- спросил он, голос был все еще как бархат. -Ты хочешь поцеловать меня?

Хотела ли я когда-либо. Все вокруг меня плыло. Только его губы были в центре.

- Да,-сказала я. Его лицо придвинулось поближе, его рот только дыхание отделяло от моего. Мы были так, так близко, и затем…

Он остановился.

- Мы сделали,-сказал он, отстраняясь.

Я из этого немедленно выныпнула. Мечтательный туман ушел, как была тоска в моем теле. Но я обнаружила кое-что. По принуждению, я определенно хотела, чтобы он поцеловал меня. Все же даже по принуждению, это не было электрическое, всеобъемлющее чувство, которое у меня было, когда я была с Дмитрием, то чувство, что мы были фактически единым и были связаны силами, которые были сильнее нас. С Адрианом, это просто было механическим.

Деирдр была неправа. Если моя привлекательность к Дмитрию была только некоторой подсознательной реакцией, то это должно было быть столь же поверхностно как та принудительная привлекательность Адриана. Все же они были полностью отличны. С Дмитрием, это была любовь - не только некоторая уловка, которой мое сознание играло со мной.

«Хмм», сказала я.

- Хм?-спросил Адриан, уставившись на меня с развлечением.

- Хм.

Третье "хм" не вылетело ни от одного из нас. Я посмотрела поперек зала и увидела, что Кристиан наблюдал за нами. Я отстранилась от Адриана, как только зозвонил звонок. Звуки студентов, льющихся из классных комнат грохотали через корридор.

- Сейчас, я должен увидеться с Лиссой, -сказал счастливо Адриан.

- Роза, ты пойдешь со мной на кормление? -спросил Кристиан. Он говорил ровным тоном, а выражение на его лице было неразборчиво.

"Я сегодня не охраняю тебя."

"Да, хорошо, я скучаю по твоей прелестной компании. "

Я попрощалась с Адрианом и поплелась в кафетерий с Кристианом.

- Что случилось? -спросила я

- Ты скажи мне -сказал он. - Ты была одной из тех, кто готов быть с Адрианом.

- Это был эксперимент, -сказала я - Часть моей терапии.

- Какого вида терапией, черт возьми, ты занимаешься?

Мы дошли до комнаты кормления. Так или иначе, несмотря на его ранний выход из класса, в очереди перед нами было несколько человек.

- Почему тебя это беспокоит? -спросила я его. - Ты должен быть счастлив. Это значит, что он не интересуется Лиссой.

- Он может быть заинтересован в вас обеих.

- Ты что мой старший брат сейчас?

- Досадно. -сказал он. - Но, да.

Я посмотрела выше него и увидела как вошли Джесси и Ральф.

- Хорошо, держи это при себе, или наши хорошие друзья подслушают.

Джесси, однако, был слишком занят, чтобы слушать, потому что он спорил с координатором питания.

- У меня нет времени ждать,- сказал он ей. -Я должен быть кое-где.

Она указала на нас и других в очереди. - Эти люди впереди тебя.

Джесси встретился с ней глазами и улыбнулся.

- Вы можете сделать исключение на этот раз.

- Да, он спешит, - добавил Ральф голосом, которого я никогда не слышала от него раньше. Он был ровным и менее резким, чем обычно.- Просто напишите его имя в верхней части списка.

Координатор выглядела так, как-будто она собирается отругать их, а потом на ее лице появилась курьезность и растерянность. Она взглянула на свой планшет и что-то записала. Через несколько секунд после того как она отвернулась, ее голова снова рванул вверх, глаза стали еще внимательнее. Она неодобрительно посмотрела.

"Что происходит?"

"Вы вписали меня" сказал Джесси. Он указал на доску. "Видите?"

Она посмотрела вниз, пораженная. "Почему Ваше имя первое? Вы ведь только что подошли

"Мы были здесь раньше и зарегистрировались. Вы сказали нам, что все в силе."

Она опять посмотрела вниз, явно озадаченная. Она не помнила, что они приходили ранее, потому что они и не приходили, но она, видимо, не могла понять, почему имя Джесси сейчас находилось в верху списка. Через минуту, она пожала плечами и должно быть, решила, что не стоит на это заморачиваться. "Стань с другими, я позову тебя следующим".

Как только Джесси и Ральф подошли к нам, я аповернулась к ним. "Вы только использовали принуждение на ней," прошипела я.

На долю секунды Джесси запаниковал; но затем его нормальная развязность взяла верх."Безосновательно. Я только убедил ее, это - все. Что, ты собираешься попытаться расказаться обо мне или о чем еще нибудь?"

"Нечего рассказвать," издевательски произнес Кристиан. "Это было худшим принуждением, которое я когда-либо видел."

"Так ты видел принуждение," сказал Ральф.

"Достаточно," сказал Кристиан. "От людей, более симпатичных чем ты. Конечно, это может быть частью того - почему твое(принуждение) не так хорошо."

Ральф казался чрезвычайно оскорбленным в том, что его не рассмотрели в достаточной степени, но Джесси только подтолкнул его и начал отворачиваться. "Забудь его. У него был свой шанс."

"Его шанс в -" я вспомнила как Брандон сделал попытку слабого принуждения, пытаясь убедить меня, что его ушибы были ничем особенным. Джилл сказала, что Бретт Озера фактически убедил учителя, что его ушибы тоже ничего особенного. Учитель отбросил подозрения, к сильному удивлению Джилл. Бретт, должно быть, использовал принуждение. Лампочки пробежали в различных частях моего мозга. Связью были все вокруг меня. Проблема была, все еще не могла распутать провода. "Это - то, о чем речь, не так ли? Ваш глупый Mвn и его потребность биться на людях. У этого есть что-то для того, чтобы использовать принуждение…"

Я не понимала, как все это соединяется между собой, но удивленный взгляд Джесси сказал мне, что я шла к чему-то, даже при том, что он сказал, "Ты не знаешь того, о чем говоришь."

Я выдвинулась вперед, надеясь, что кое-какие непроверенные саркастические замечания выведут его из себя и заставят выпалить что-нибудь такое, что он не собирался. "В чем дело? Проворачивание этих трюков дает вам парни что-то вроде мощного галлюцинорования(т.е. под воздействием наркотика)? Это все что они делают, вы знаете. Вы серьезно не знаете первой вещи о принуждении. Я видела принуждение, которое заставило бы вас встать на руки и броситься в окно."

"Мы изучаем больше, чем ты можешь себе дажепредставить," сказал Джесси. "И когда я узнаю, кто сказал -"

Он не получил шанс закончить свою угрозу, потому что его вызвали к кормильцу в этот момент. Он и Ральф ушли, и Кристиан, немедленно повернулся ко мне.

"Что происходит? Что за МАНА"

Я дала ему скорое резюме объяснения Андриана. "Это - то, к чему они хотели, чтобы ты присоединился. Они должно быть тайно практикуют принуждение. Адриан сказал, что в этих группах всегда - члены королевской семьи, у которых есть некоторый план перемен и управления делами в опасные времена. Они должно быть думают, что принуждение - решение - это - то, что они подразумевали, когда они сказали тебе, что у них были способы помочь тебе получить то, что ты хочешь. Если бы они знали, насколько хреново твое принужденин, они вероятно не спрашивали бы тебя."

Он нахмурился, ему не понравилось, что я напомнила ему об одном случае, когда он пытался - и не был в состоянии - принудить кое-кого на горнолыжной базе. "Так, и как же бъющиеся люди попадают туда?

"Это - тайна," сказала я. Кристиан был вызван, чтобы питаться именно тогда, и я приостановила свои теории, пока - я не могла получить больше информации и принять меры. Я заметила, какой к какому кормильцу нас подводили. "Элис снова? Как ты всегда получаешь ее? Ты просишь ее?"

"Нет, но я думаю, что некоторые люди специально просят не ее"

Алиса была счастлива видеть нас, как всегда. "Роза. Все еще держишь нас в безопасности"

"Я буду, если меня допустят" ответила я ей

"Не будьте слишком поспешной,"предупредила она. "Сохраняй свою силу. Если ты будешь слишком нетерпеливой, чтобы бороться с неживыми, то ты можешь к ним и присоединиться. Тогда ты никогда не увидишь нас снова, и нам будет очень грустно."

"Да" сказал Кристиан. "Я плакал бы в свою подушку каждую ночь"

Я противилась желанию пнуть его.

- Хорошо, я не смогла бы навестить вас, если бы была стригоем, да, но надо надеяться я просто умру нормальной смертью. Затем я смогу приходить к вам в качестве призрака.

Как грустно, размышляла я, я шутила сейчас о вещах, которые волновали меня в последнее время. Элис не нашла в этом ничего забавного. Она покачала ее головой.

"Нет не сможешь. Защита (имеется ввиду магия, которой окружена территория кампуса) тебя удержит"

Защита удерживает только стригоев - напомнила я ей осторожно

Вызывающий взгляд заменил ее рассеянный. "Защита сдержит все, что угодно, что не должно жить вне. Мертвое или немертвое."

- Теперь ты сделала это. -сказал Кристиан.

"Защита не удерживает призраков. - сказала я - я видела их."

Учитывая, что Элис обладала непостоянностью, я не возражала обсуждать меня с ней. В самом деле, это было удивительно, говорить об этой вещи с тем, кто не будет судить меня. Действительно, она отнеслась к этому как к совершенно нормальному разговору.

- Если ты видела призраков, значит мы уже не в безопасности.

- Я говорила тебе в прошлый раз, что защита тоже хорошая.

" Может быть, кто-то совершил ошибку," утверждала она, звуча удивительно логично.- Может быть, кто-то что-то пропустил. Защита сделана из магии. Магия жива. Привидения не могут пересекать их по той же причине,что и Стригои. Они не являются живыми. Если ты увидела призрака, защита не удалась.- Она сделала паузу. - Или ты сошла с ума.

Кристиан громко расмеялся. "Куда ты клонишь, Роза. Прямо из источника." Я выстрелила в него взглядом. Он улыбнулся Элис. "Тем не менее, в защиту Розы,, я думаю, что она права относительно "защиты". Школа все время проверяет ее. Единственным местом, которое охраняют лучше, является Королевский Суд, и оба места выходят за пределы с стражами. Прекратите быть настолько параноидальными." Он питался, и я поглядела в даль. Я должна была знать лучше, чем слушать Элис. Она была едва уважаемым источником информации, даже если она была здесь определенное время. И все же… ее фантастическая логика действительно имела смысл. Если "защита" держит стригоев, почему не сдерживает призраков? Правда, стригои были мертвыми, которые возвратились, чтобы ходить по земле, но ее точка зрения была услышана: Все они были мертвы. Но Кристиан и я были также правы: "защита" вокруг школы была тверда. Потребовалась бы большая сила разрушить защиту. Не у каждого моройского дама она могла быть, но такие места как школы и Королевский Суд имели их, и она поддерживалась старательно. Королевский Суд…

У меня не было вообще никаких встреч с призраками, в то время как мы были там, все же, которое было невероятно напряжено. Если мои видения были вызваны стресом, то и Суд, и стычки с Виктором и королевой обеспечили бы большие вороятности случиться это? Факт, что я ничего не видела, казалось, отрицала теорию PTSD. Я не видела призраков, пока мы не приземлились в аэропорту Мартевиля.

У которого не было защиты.

Я почти задыхалась. У суда была сильная защита. Я не видела там призраков. У аэропорта, который был частью человеческого мира, не было никакой защиты. Я была окружена там призраками. Я также видела их вспышки в самолете, когда мы были в воздухе.

Я посмотрела на Элис и Кристиана. Они почти закончили. Неужели она права? Разве камеры не сдерживали призраков? И если да, то что происходит со школой? Если камеры были целы, я ничего не должна видеть, как и в суде. Если камеры были нарушены, я бы перешла эти границы - так же, как в аэропорту. Вместо этого, Академия была где-то в середине. Я видела (призраков) лишь из редко. Это не имеет смысла.

Единственное, что я знала наверняка: если что-то было неладно со школьными камерами то, тогда я не единственная была в опасности.

Глава 21.

Я едва могла дождаться завершения моего дня.Я обещала Лиссе, что проведу время с ней и другими после школы. Это должно было быть забавным, но минуты тянулось. Я была слишком обеспокоена. Когда пришла пора комендантского часа, отделившись от них, я побежала обратно в общежитие. Я спросила женщину у стойки регистрации, может ли она позвонить в комнату Димитрия, так как это было запрещено студентам, потому что у меня был"срочный" вопрос к нему. Она только подняла трубку, когда Селеста прошла мимо.

- Его там нет,- сказала она мне. У нее был большой кровоподтек на щеке. Некоторые из новичков получили лучшее от нее - некоторые из новичков, которыми я не была. - Я думаю, он ушел к часовне. Вы увидите его завтра, вы не можете пойти туда и вернуться до комендантского часа.

Я смиренно кивнула головой и прикинулась, что пошла обратно в студенческое крыло. Взамен, как только она пропала с горизонта, я вышла из здания и побежала к часовне. Она была права. Я не вернусь к комендантскому часу, но, надеюсь, Дмитрий будет уверен, что я не ввяжусь в неприятности.

Двери часовни были незаперты, когда я добралась до них. Я вошла и увидела, что все свечи горели, делая все золотые украшения в комнате искрящимися. Священник должно быть еще работает. Но, когда я вошла внутрь святилища,его там не было. Однако был Дмитрий.

Он сидел на последней скамье. Он не молился на коленях или что-то еще. Он просто сидел, и выглядел очень расслабленным. Хотя он не был практикующим членом Церкви, он рассказал мне, что он часто находит там спокойствие. Это давало ему возможность подумать о своей жизни и делах, которые он делал.

Я всегда думала, что он хорошо выглядел, но только сейчас, что-то в нем заставило меня остановиться. Может быть, это из-за фона полированного дерева и красочных икон святых. Может быть, это было именно из-за того, как свет от свечей сверкал в его темных волосах. Может быть, именно потому, что он выглядел незащищенным почти уязвимым. Он был нормальным, так же как все и взвинчиваемым и нервным… Но даже он время от времени нуждается в минуте отдыха. Казалось, он сверкает в моих глазах, как будто в Лиссиных. Его нормальное напряжение вернулось, когда он услышал как я подошла.

- Роза, все в порядке?- Он начал вставать, и я указала ему вниз, проскользнув к месту рядом с ним. Слабый запах благовоний задержался в воздухе.

- Да… Ну, вроде. Нет срывов, если это то, что тебя волнует. Я просто задам вопрос. Или,…хорошо… теорию.

Я объяснила, разговор с Элис и то, что я уяснила из него. Он терпеливо слушал с задумчивым выражением.

- Я знаю Элис. Я не уверен, что она заслуживает доверия, -сказал он, когда я закончила. Это было похоже на то, что он бы сказал о Викторе.

- Я знаю. Я думала, что то же самое. Но многое из этого имеет смысл.

- Не совсем так. Как ты обратила внимание, почему твои видения так нерегулярны здесь? Это не согласуется с теорией камер. Ты должна почувствовать, как ты сделала это в самолете.

- А что если камеры просто слабы? -спросила я.

Он покачал головой.

- Это невозможно. Камерам понадобиться месяцы, чтобы истощиться. Новые кладут на места каждые две недели.

- Это часто? -спросила я, не в силах скрыть своего разочарования. Я знала, что техническое обслуживание происходит часто, но не так уж часто. Теория Элис обеспечила прочное объяснение, которое не связывало меня с безумством.

- Может быть, они получают поддержку-, предположила я. -От людей или от кого-то, кого мы видели раньше.

- Стражи ходят по основаниям несколько раз в день. Если бы была поддержка в границах кампуса, мы бы были оповещены.

Я вздохнула.

Дмитрий перенес свою руку на мою, и я вздрогнула. Он не убрал ее, хотя, как он делал это часто, угадал мои мысли.

- Ты подумала, что если бы она была права, это бы все разъяснило.

Я кивнула.

- Я не хочу быть сумасшедшей.

- Ты не сумасшедшая.

- Но ты не веришь в то, что я действительно вижу призраков.

Он отвел взгляд, его глаза смотрят на мерцающие свечи на алтаре.

- Я не знаю. Я все еще пытаются сохранить беспристрастность. И быть напряженной, не тоже самое что быть сумасшедшей.

"Знаю", признала я, остро ощущая теплоту его руки. Я не должна была думать в церкви о таких вещах. "Но…видимо…здесь что-то еще."

Тогда я ему рассказала про то, что возможно, Анна, "захватывала" безумие Владимира. Я разъяснила также замечания Адриана относительно ауры. Он обратил свои взор за мою спину, с выражением созерцания.

"Ты еще кому нибудь ою этом рассказывала? Лиссе? Твоему консультанту?"

"Нет" сказала я понижзив голос, встретившись с его глазами. "Я боялась, что они подумают"

Он сжал мою руку. "Ты должна остановиться. Ты не боишься кинуться на тропу опасности, но ты испугана вмешательством кого любого."

"Я…Я не знаю", сказала я, глядя на него. "Я думаю"

"Тогда почему ты сказала мне?"

Я улыбнулась. "Потому что ты сказал мне, что я должна доверять людям. Я доверяю тебе."

"Ты не доверяешь Лиссе?"

Моя улыбка дрогнула. "Конечно доверяю. Но не хочу рассказывать о том, что может ее расстроить. Думаю, что этим защищаю ее, почти так же, как оградить от стригоев.

"Она сильнее, чем ты думаешь", сказал он. "И может найти свой способ помочь тебе"

- Ну, и что? Ты хочешь, чтобы я доверилась ей, а не тебе?

- Нет, я хочу, чтобы ты доверилась нам обоим. Я думаю, что это было бы хорошо для тебя. Что случившееся с Анной тебя беспокоит?

"Нет" Я отвела глаза. "Это пугает меня"

Я думаю, что признание ошеломило нас обоих. Я конечно не ожидала сказать это. Мы оба застыли на мгновение, а затем Дмитрий обвил свои руки вокруг меня и потянул меня к своей груди. Рыдание росло во мне, поскольку я отдыхала своей щекой на коже его польто и слышала устойчивое биение его сердца.

- Не хочу быть похожей на это, -сказала я ему. - Я хочу быть похожей на всех остальных. Я хочу, чтобы мой ум был… нормальным. Нормальным по стандартам Розы, я имею в виду. Я не хочу терять контроль. Я не

хочу быть похожей на Анну и убить себя. Мне нравится быть живой. Я умру, спасая моих друзей, но я надеюсь, что этого не произойдет. Надеюсь, мы все будем

жить долгой, счастливой жизнью. Как сказала Лисса - одной большой счастливой семьей.

Я так много хочу всего сделать, но я так боюсь… боюсь, что я буду, как она… Боюсь,что я не смогу остановить это.

Он обнял меня крепче. "Это не случиться," пробормотал он. "Ты дикая и импульсивная, но в конце концов, ты одна из самых сильных людей, которых я знаю. Даже если ты такая же как Анна - и я не думаю, что ты - вы двое не разделите ту же самую судьбу."

Это было забавно. Я часто говорила Лиссе ту же самую вещь о ней и Владимире. Ей всегда приходилось нелегко поверить этому, и теперь я поняла. Давать совет было намного более трудным, чем следовать ему.

"Ты также пропускаешь кое-что," продолжил он, проводя рукой по моим волосам. "Если ты в опасности от магии Лиссы, то по крайней мере ты понимаешь почему. Она может прекратить использовать свою магию, и это будет концом его."

Я отодвинулась немного, таким образом я могла посмотреть на него. Торопливо, я провела своей рукой по моим глазам в случае, если какие либо слезы сбежали.

"Смогу ли я попросить ее о таком?" спросила я. "Я знаю, как это повлияет на нее. Не знаю, решусь ли забрать это у нее."

Он посмотрел на меня с удивлением. "Даже если на кону твоя жизнь?"

"Владимир творил великие вещи-она тоже так может. К тому же, они важнее, правильно?

"Не всегда"

Я смотрела. Я считала, они на первом месте, это вбилось в меня, с тех пор как я была ребенком. Это было тем, чему верили все стражи. Только дампиры, кто убежал от их обязанностей, не подписывались на это. То, что он сказал, почти походило на измену.

- Иногда, Роза, ты должна знать, где поставить себя на первое место.

Я покачала своей головой. "Но не с Лиссой." Может я снова веду себя так же, как с Дейдрой и Амброузом. Но почему каждый ставит под сомнение то, что я считала верным всю свою жизнь?

- Она -твоя подруга. Она поймет.- В доказательство, он выступил вперед и вытащил четки, выглядывающие из под моего рукава, его кончики пальцев коснулись моего запястья.

- Здесь больше чем это,-сказала я. Я указала на крест. -Если что - нибудь это доказывает. Я обязана ей, защищать Драгомиров, любой ценой.

- Я знаю, но…-, Он не закончил, и честно, что он мог сказать? Это был старый аргумент, без решения.

- Я должна вернуться,-сказала я резко. -Комендантский час прошел.

Кривая улыбка пересекла лицо Димитрия.

- И ты нуждаешься во мне, чтобы вернуть тебя, или у тебя будут неприятности.

"Ну, да, я надеюсь…"

Мы услышали какой-то шорох рядом с дверью прихода, и Отец Эндрю вошел, тем самым, разумеется, остановил нашу беседу. Он собирался закрывать часовню. Дмитрий поблагодарил его, и затем мы оба вернулися в общежитие дампиров. Никто из нас так и не заговорил по пути, но это была удобная тишина. Это было странно, но начиная с его вспышки(зд. -чувств) на улице у медицинской клиники, я чувствовала, что что-то усилилось между нами, на столько же невероятно, на сколько это вообще казалось.

Дмитрий провел меня мимо женщины в приемном отделении и так же как и я собрался отправится в мое крыло, по которому шел страж по имени Юрий. Дмитрий позвал его.

"Ты работал с охранниками, так? Когда в последний раз они обновляли защиту?"

Юрий задумался. "Пару дней назад. А что?"

Дмитрий выразительно посмотрел на меня. "Просто любопытно."

Я кивнула Дмитрию, чтобы показать, что я понимаю его намек, а потом я пошла спать.

После этого, следующая неделя или около того прошла в том же духе. Я охраняла Кристиана три дня в неделю, ходила на свои консультации, и тренировалась с Дмитрием. Все это время, я замечала беспокойство на лице Дмитрия. Он всегда интересовался моим самочувствием, но не расспрашивал о том, что я не хотела обсуждать. Главное, я обожала физические тренировки за то, что на них не приходится слишком много думать.

Самое лучшее, что за это время я не видела Мэйсона.

А также не произошло каких либо нападений - или типа Mвn или типа стражей.

Мы были ужасно напряжены во время полевого опыта, и в моем классе, каждый новичек подвергался постоянным нападениям. Проверки становились запутанными и более жесткими и каждый оставался на своем месте. Эдди, казалось, защищал Лиссу каждый божий день от очередного стража, разыгрывающего стригоя, но меня никогда не было рядом. Фактически, ни на кого и не нападали, когда рядом была я. После я начала понимать. Они вели себя со мной слишком мягко. Беспокоились, что я не смгу бороться.

"В конце концов, меня возможно вообще уберут с полевого опыта", однажды вечером я пожаловалась Кристиану. "Я ничего не делаю".

"Да, но если ты еще здесь, зачем беспокоиться? Я догадываюсь, ты надеешься драться практически каждый день?" Он закатил глаза. "Не бери в голову. Конечно же ты справишься".

"Ты не понимаешь," сказала я ему. "Эта работа не имеет легкого пути. Я хочу доказать, что я могу это сделать - им и себе тоже. Ты никогда не сможешь получать достаточную практику. Я имею ввиду, жизнь Лиссы под угрозой." И также возможно мое будущее с нею. Я волновалась,что меня могут кем нибуть заменить - и это было прежде, чем они стали думать, что я чокнутая.

Подходило время комендантского часа.Он покачал своей головой. "Роза, я не знаю, сумасшедшая ты или нет, но я фактически начинаю думать, что ты могли бы быть лучшим стражем - или перспективным стражем там."

"Это что, действительно был комплимент?" спросила я.

Он повернулся ко мне спиной и направился к своему общежитию. "Спокойной ночи".

Моя жизнь все еще была в полном беспорядке, и настроение ни на йоту не поднялось, когда я шла к своему общежитию. Прогулка всегда раздражала меня, потому как теперь я боялась увидеть Мэйсона. Люди спешили вернуться в общежитие до комендантского часа, к тому же он появлялся, когда я была одна, наверное предпочитал уединенность или был вымыслом моего воображения.

Разговор о Лиссе напомнил мне, что я едва видела ее сегодня. Расслабленная и довольная, я позволила своему разуму проскользнуть в ее, в то время как мое тело продолжало свой путь.

Она была в библиотеке, поспешно пытаясь закончить некоторые заметки. Эдди стоял рядом с ней, оглядываясь по сторонам. "Лучше поторопиться," сказал он дразня. "Она проведет еще один раунд."

"Почти сделанный," сказала Лисса, небрежно пишущая еще несколько слов.

Она закрыла учебник сразу же, как библиотекарь подошел и сказал им, что они должны были сейчас уйти. Со вздохом облегчения Лисса сложила свои бумаги в свою сумку и последовала с Эдди наружу. Он поднял ее и повесил на свое плечо, так как они уходили.

"Ты не должен делать этого," сказала она. "Ты не мой слуга."

"Ты можешь вернуть ее обратно, как только ты исправишь это." Он указал туда где она запуталась в пальто. Она толкнула его пытаясь выйти из бибилиотеки вовремя. Она смеялась над своей собственной безолаберностью и приспособила вывернутый наизнанку рукав.

"Спасибо," сказала она, когда он передал ее обратно.

"Нет проблем"

Лиссе нравился Эдди - хотя не в романтичном плане. Она просто думала, что он был приятным. Он делал нечто как это все время, выручая ее, все еще делая превосходную работу в своих обязанностях. Его мотивы тоже не были романтичны. Он был просто одним из тех редких парней, которые могли быть и джентльменом и задирой. У нее были планы относительно него.

"Ты когда-либо думал о выяснении отношений с Розой?"

"Что?" спросил он

Что? подумала я.

"Вы ребята просто имеите много общего", сказала она, пытаясь казаться небрежной. Внутри она была взволнована. Она думала, это была самая лучшая идея в мире. Для меня это был один из тех моментов, будучи в ее голове я была закрыта от нее. Я предпочла бы стоять рядом с ней, чтобы я могла встряхнуть какой нибудь смысл в ней.

Она - только моя подруга," он смеялся, и его лицо, наливался краской от застенчивости. "И я не думаю, что мы подходим друг другу. Помимо…" его голос упал. "Я никогда бы не смог встречаться с подругой Масона."

Лисса хотела рассказать, как я всегда говорила ей, что не была подругой Масона. Мудро, она вместо этого подбодрила Эдди, чтобы он продолжать верить в лучшее. "Когда-то все должны идти дальше."

"Это не так долго, не очень. Чуть более месяца. И это не совсем то, что ты получишь гораздо быстрее". Его взгляд был грустный, мечтательный это больно как для Лиссы, так и для меня.

"Мне очень жаль," сказала она. "Я не хочу чтобы это звучало как что-то незначительное. То, что ты видел - я знаю, это было ужасно".

"Ты знаешь, что странно? Я действительно не помню многое из этого. И это, то что ужасно. Я был так одурманен, что я не понимал, что происходит. Я ненавижу это - ты понятия не имеешь. Быть беспомощным как тогда… это самое страшное в мире ".

Я чувствовала то же самое. Я думаю, что это чувство стража. Однако, Эдди и я никогда не говорили об этом. Мы даже никогда не говорили что то о Спокане.

"Это была не твоя вина," сказала Лисса ему. "Эндорфины стригоев сильны. Вы не могли бы бороться против них".

"Я должен был постараться", возразил он, держа открытой дверь ее общежития. "Если бы я был даже немного более сознательным… я не знаю. Мейсон мог быть все еще жив".

Эдди и я, я поняла, должны были оба пройти терапию, как только мы вернулись с зимних каникул. Я наконец поняла, почему все говорят, что обвинение себя за смерть Мейсона было иррациональным. Эдди и я считали себя ответственными за вещи, которые были вне нашего контроля. Мы мучили себя чувством вины, которой мы не заслуживаем.

"Эй, Лисса. Подойди сюда."

Серьезный вопрос был отложен когда Джесси и Ральф помахали ей через вестибюль общежития. Моя защитная реакция немедленно поднялась. Как и ее. Ей не нравились они немного меньше, чем мне.

"Что такое?" спросил Эдди осторожно.

"Я не знаю," пробормотала она, подойдя. "Я надеюсь, что это быстро".

Джесси одарил ее ослепительной улыбкой, которую я когда-то находила очень горячей. Теперь я видела этот поддельный кусок дерьма, которым это было. "Как дела?" спросил он.

"Это усталость", ответила она. "Я должна добраться до кровати. Что случилось?"

Джесси посмотрел на Эдди. "Мог бы ты оставить нас наедине?" Эдди посмотрел на Лиссу. Она кивнула, и Эдди уверенный достаточно, чтобы быть вне пределов слышимости, но все же наблюдать за нею. Когда он ушел, Джесси сказал: "У нас есть приглашение для тебя.

"На что, вечеринку?"

"Отчасти. Это - группа…" Ральф, не был настолько хорош на словах, и Джесси снова продолжил.

"Больше, чем группа. Это только для элитных людей". Он обвел рукой. "Тебя и меня, и Ральфа… Мы не походим на многих других Мороев. Мы даже не походим на множество других членов королевских семей. У нас есть проблемы и вопросы, о которых мы должны беспокоиться". Я думала, что это смешно, что среди них Ральф. Ральф получил фамилию от своей матери, Вода, так что он даже не носил одно из королевских имен, даже если у него технически была эта кровь.

"Это звучит немного… снобистски," сказала она. "Не обижайтесь. Однако спасибо за предложение." Это была Лисса. Всегда вежливая, даже с такими как они.

"Ты не понимаешь. Мы не просто сидим без дела. Мы работаем, чтобы добиться цели. Мы -" он колебался и затем говорил более мягко, "- воздействуем на способы получить наши голоса там, сделать наш путь независимым."

Лисса усмехнулась. "Похоже на принуждение."

"И так?"

Я не могла видеть ее лицо, но я могла чувствовать, что она упорно держалась, чтобы не выдать себя. "Вы сошли сума? Принуждение запрещено. Это неправильно."

"Только некоторым людям. И очевидно не тебе, так как ты довольно хороша в этом."

Она напрягалась. "Почему ты так думаешь?"

"Потому что пара людей, фактически намекнули на это." Люди? Я попыталась вспомнить то,о чем Кристиан и я говорили в комнате кормильцев. Мы никогда не упоминали ее имени, хотя мы оба хвастали о том, что видели, что кто-то использует принуждение. И очевидно, Джесси заметил другие ситуации. "Кроме того, это фактически отчасти очевидно. Люди любят тебя. Ты вышла из такой большой проблемы, и я наконец понял почему. Ты приниждала все это время. Я наблюдал за тобой в классе на днях, когда ты убедили мистера Хилла позволить Кристиану работать с тобой в том проекте. Он никогда не позволил бы кому - либо еще делать это."

Я была с ними в классе в тот день. Лисса использовала принуждение на ее учителе, чтобы получить помощь от Кристиана. Она была тах охвачена этим, что заставила мистера Хилла даже не понимая этого. По сравнению с другими вещами я видела, она дала слабое принуждение. Никто не заметил. Хорошо, почти никто.

"Слушай," Лисса сказала тревожно, "я серьезно понятия не имею, о чем ты говоришь. Я должна идти спать."

Лицо Джесси становилось взволнованным. "Нет, все хорошо. Мы думаем, что это прикольно. Мы хотим помочь тебе - или точнее сказать мы хотим, чтобы ты помогли нам. Я не могу поверить, но не замечал раньше ничего подобного. Ты действительно хороша в этом, и мы нуждаемся в тебе, чтобы ты научила нас. Плюс, ни у одной из других глав Мана нет Драгомиров. Мы были бы первыми, кто представит эту королевскую семью."

Она вдохнула. "Если бы я могла бы использовать принуждение, я бы сдела так, чтобы вы ребята ушли. Я сказала тебе, мне это не интересно."

"Но мы нуждаемся в тебе!" воскликнул Ральф. Джесси стрельнул в него острым взглядом и затем его улыбка вернулась на Лиссу. У меня было чувство, будто он пытается заставить ее, но это не имело абсолютно никакого эффекта на Лиссу - или меня, так как я наблюдал через ее глаза.

"Это не то что ты помогаешь нам. Есть группы Мана в каждой школе," сказала Джесси. Он наклонялся близко, и внезапно,и он больше не выглядел дружественным. "Его участники по всему миру. Будь частью этого, и у тебя будут связи, чтобы быть независимой, чтобы делать со своей жизнью все что захочешь.И если мы сможем научиться работать с принуждение, мы сможем помешать правительству. Морои делают глупые вещи - мы можем убедить королеву, и всех остальных принять правильное решение.Все о чем я тебе говорю хорошо для тебя!"

"Я делаю это хорошо и сама, спасибо," сказала она, отстраняясь. "И я действительно не уверена, что ты знаешь то, что лучше для Мороев."

"Хорошо? С твоим парнем стригоем и распутным образцом стража"? воскликнул Ральф. Он говорил достаточно громко, чтобы привлечь внимание Эдди, а Эдди не выглядел счастливыми.

"Говорите тише," сказала Джесси ему сердито. Он повернулся к Лиссе. "Он не должен был говорить, что…, но он добр из прав. Репутация твоей семьи - все на тебе, и способ, на который ты идешь, никто не отнесеться к тебе серьезно. Королева, уже пытаеться контролировать тебя и видеть подальше от Озера. Ты потерпишь крах и сгоришь."

Лисса становилась более сердитой с каждым разом. "Ты понятия не имеешь, о чем ты говоришь. И -" Она нахмурилась. "Что ты подразумеваешь, что она пытается разлучить нас с Кристианом?"

"Она хочет свадьбу-" Ральф, начал говорить, но Джесси остановил его.

"Это то, о чем я говорю," сказала Джесси. "Мы знаем все что затронет тебя, и можем помочь тебе - тебе и Кристиану."

У меня было чувство, что Ральф собирался упомянуть планы королевы о свадьбе Лиссы и Эйдриана. Я подумала, откуда от мог это знать,а потом я вспомнила, что Ральф был связан с Водой. Присцилла Вода была советницей королевы и лучшей подругой. Она знала все планы королевы и вероятно сказала Ральфу. Его отношения к ней, должно быть, были ближе, чем я ожидала.

"Скажите мне,"потребовала Лисса. Мысль об использовании принуждения на нем сразу пришла в ее голову, но она передумала. Она не понизила себя до этого. "Что ты знаешь о Кристиане?

"Это не простая информация," сказал Джесси. "Приходи на встречу, и мы расскажем тебе все."

"Безсмысленно. Я не интересуюсь Вашими элитарными связями, и я ничего не знаю о принуждении." Несмотря на ее слова, ей было безумно любопытно что он знает.

Она развернулась, но Джесси схватил ее руку. "Проклятье! Ты можешь -"

"Теперь Лисса идет спать," сказал Эдди. Он выскочил, как только Джесси тронул ее. "Убери свою руку, или я сделаю это за тебя."

Джесси посмотрел на Эдди. Подобно большинству случаев Мороям - противостояли Дампиры, Джесси был высоким, а Эдди мускулистым. Конечно, у Джесси был Ральф, но он не имел бы значения. Тут все знали, кто выиграет, если Эдди пошел против них. Красота этого состояла в том, что Эдди, вероятно, даже не попал бы в беду, если бы он утверждал, что он сделал это, чтобы спасти от преследований Лиссу.

Джесси и Ральф медленно отступали. "Мы нуждаемся в тебе," сказал Джесси. "Ты - единственная. Подумай об этом."

Когда они ушли, Эдди спросил, "Ты в порядке?"

"Да… спасибо. Это было немыслемо." Они двинулись к лестнице.

"Это ты о чем?"

"Они поглощены этим Королевским обществом или чем-то и хотят, чтобы я присоединилась так, у них может быть каждая королевская семья в нем. Они были добры из фанатизма об этом." Эдди знал о духе, но она не была удобным напоминанием ему, потому что она обладала принуждением.

Он открыл дверь для нее. "Хорошо, они могут раздражать тебя, они хотят, но они не могут заставить тебя присоединиться к тому, к чему ты не хочешь."

"Да, я предполагаю." Часть ее все еще задавалась вопросом, что они знали о Кристиане или это был блеф. "Я только надеюсь, что они не станут слишком надоедливыми."

"Не волнуйся," сказал он ей, его голос был тяжелым. "Я уверен, они ничего не сделают."

Я вернулась в свое тело и открыла дверь в свое собственное общежитие. На полпути вверх по лестнице, я обнаружила, что я улыбаюсь. Я конечно не хотела чтобы Джесси и Ральф, беспокояли Лиссу, но оно сводилось к Эдди, имеющему необходимость нагрубить им? Да. Я хотела бы видеть, что они получают небольшую оклеуху, за того что они сделали с другими…

Глава 22.

СОВЕТНИК ДЕЙРДРЕ не должна занимать большую часть жизни, потому что она запланировала нашу следующую встречу на воскресенье. Я была не в восторге от этого, видя, что это не был только мой свободный день - это был также день, который был свободным и у моих друзей. Приказ есть приказ, однако, таким образом я неохотно обнаружилась.

"Вы неправы," сказал я ей, как только я села. Правда мы еще не рассматривали вопросы моей первой встречи. Мы провели наши последние моменты встречи, говоря о моей матери и что я думала о практическом испытании.

"Относительно чего?" спросила она. Она носила цветочное платье без рукавов, которое казалось слишком холодным для такого дня как сегодня. Это также имело жуткое сходство с фотографиями природы, которые висели по всему офису.

«на счет парня. Он мне нравится не потому, что он не доступен. А потому, что…ну, потому, что он это он. Я доказала это самой себе.»

"Доказала, каким образом?"

«Это длинная история», сказала я уклончиво. Я действительно не собиралась вдаваться в детали о моем эксперименте по принуждении Адрианом. "Просто поверьте мне".

"А как насчет другого, о чем мы говорили?" спросила она. "Как насчет твоих чувств к Лиссе"?

"Эта идея была тоже неправильной.

"Ты доказала это самой себе?"

"Нет, но это было не то, что я могу реально проверить тем же путем".

"Тогда как ты можешь быть уверена в этом?" спросила она.

"Могу". Это был лучший ответ, который она получила.

"Что с ней происходило в последнее время?"

"В последнее время что?"

"Вы провели много времени вместе? Продолжая наблюдать за тем, что она делала?"

"Конечно, отчасти. Я не вижу ее больше. Она делает то же самое, все как обычно. Проводит время с Кристианом. Успешно проходит тесты. Ох, и она практически запомнила вебсайт Lehigh's".

"Lehigh?"

Я объяснила Дейрдре предложение королевы. "Она даже не попадет туда до осени, но Лисса уже смотрит на все ее уроки и пытаеться выяснить в чем она хочет специализироваться."

"А что относительно тебя?"

"Что относительно меня?"

"Что ты будешь делать, когда она будет посещать занятия?"

"Я пойду с ней. Это то, что обычно происходит, если у Мороя есть страж приблизительно ее возраста. Они, наверное зачислят меня тоже.

"Ты возьмешь те же самые уроки, что и она?"

"Да."

"Есть уроки, которые ты предпочтешь взять взамен?"

"Откуда мне знать? Она еще сама не выбрала, поэтому не знаю, захочу я или нет. Но это не важно. Я должна пойти с ней".

"И у тебя нет проблем с этим?"

Мое самообладание начинало прокалываться. Это было именно то, о чем я не хотела говорить. "Нет", сказала я упрямо.

Я знала, что Дейрдре хотела, чтобы я уточнила, но я отказалась. Мы смотрели в глаза друг другу в течение нескольких мгновений, почти как мы бросали вызов другому отвести взгляд. Или возможно я прочла слишком много в этом. Она мельком взглянула в таинственный блокнот, который она всегда держала и пролистала несколько страниц. Я заметила, что ногти у нее были совершенной формы и окрашены в красный цвет. Полировка на моих начала откалываться.

"Разве ты не говорила бы о Лиссе сегодня?" спросила она наконец.

"Мы можем говорить обо всем, что вы считаете полезным ".

"Что ты считаешь полезным?"

Проклятие. Она снова отвечает вопросом. Я подумала, давал ли один из сертификатов на ее стене ей какую то специальную квалификацию для этого.

"Я думаю, что было бы полезно, если бы Вы прекратили говорить со мной как с Мороем. Вы ведете себя так, как будто я имею подобный выбор - как я имею право быть расстроенной о любом из этого или выбором, какие уроки я хочу взять. Я подразумеваю, скажем, я могла выбрать их. Что хорошего бы это сделало? Что я собираюсь сделать с этими уроками? Сразу быть юристом или морским биологом? Нет никакого смысла во мне с моим собственным планом. Все уже решено за меня."

"И ты соглашаешься с этим." Это, возможно, был вопрос, но она сказала это как утверждение факта.

Я пожала плечами. "Я соглашаюсь с сохранением ее безопасности, и это - то, что Вы продолжаете игнорировать. У каждой работы есть плохие стороны. Я хочу сидеть через череду ее уроков? Нет. Но я должна, потому что другая часть более важна. Вы хотите слушать сердитую попытку подростков заблокировать Ваши усилия? Нет. Но Вы должны, потому что остальная часть Вашей работы более важна."

"На самом деле," сказала она неожиданно, "это моя любимая часть работы."

Я не могла сказать, шутила ли она или нет, но я решила не продолжать это, тем более что она не ответила вопросом. Я вздохнула.

"Терпеть не могу объяснять каждому, что должна быть стражем".

"Кому именно?"

"Ну, Вам и тому парню, которого я встретила в Суде… этот дампир по имени Амброуз. Он -… ну, он - кровавая шлюха. Парень - кровавая шлюха." Как это было необычно. Я ожидала увидеть, будет ли она реагировать на это, но она не стала. "Он имел в виду, что у него не было выбора, как и у всех. Но у меня есть выбор. Это то, чего я хочу. Я хороша в этом. Я знаю, как бороться, и я знаю, как защитить других. Вы когда-либо видели Стригоя?"

Она покачала головой.

"А я видела. И когда я говорю, что хочу прожить жизнь защищая мороя и убивать стригоев, это я и имею в виду. Стригои являются злом и длжны быть уничтожены. Я счастлива сделать это и если в процессе смогу быть со своей лучшей подругой, так даже лучше".

"Я понимаю, но что произойдет, если ты захочешь того, что не сможешь получить, выбрав такой образ жизни?"

Я скрестила руки на груди. "Вы уже спрашивали об этом. Во всем есть хорошие и плохие стороны. Мы должны делать то, что у нас лучше всего получается. Я имею в виду, вам обязательно пытаться объяснить мне, что в жизни есть другой путь? Если я не во всем совершенна, то со мной что-то не так?"

"Нет, конечно нет",сказала она, опираясь на спинку стула. "Я хочу, чтобы у тебя была прекрасная жизнь, но я не надеюсь изменить ее. Никто не может. Но интересно посмотреть, как ты справишься со всеми противоречивыми состовляющими своей жизни - когда одно означает отсутствие другого."

"Каждый сталкивается с этим." Я почувствовала, что повторяюсь.

"Да, но не каждый в результате видит призраков."

Прошло несколько тяжелых секунд, прежде чем до меня наконец дошло, что она хочет этим сказать. "Подождите. Вы говорите, что причина по которой я вижу Мэйсона в том, что я тайно обижена на Лиссу из-за того, что мне чего то в жизни не хватает? А как же мои травмы? Разве не поэтому я вижу Мэйсона?

" Я думаю у тебя много причин видеть Мэйсона", сказала она. "Поэтому мы беседуем".

"И все же," сказала я, "мы фактически ничего не говорим о Мэйсоне."

Дейдра безмятежно улыбнулась. "Разве?"

Наше время вышло.

"Она всегда отвечает на твои вопросы вопросами?" Спросила я Лиссу позднее. Я шла с ней через двор, направляясь со всеми на ужин. Позже, мы собирались встретиться с остальными для просмотра кино. Это было время, когда только она и я были предоставлены самим себе, и теперь я поняла, насколько я соскучилась по этому.

"Мы не видим того же самого советника," засмеялась она. "Это был бы конфликт интересов."

"Ну, тогда как твой это делает?"

"Не то, чтобы я действительно заметила. Я так понимаю твоя это делает?"

"Да… это действительно довольно удивительно наблюдать".

"Кто знал, что придет день, когда мы будем обмениваться мнениями о терапии?"

Мы обе рассмеялись над этим. Прошло несколько мгновений, а затем она начала что то говорить. Она хотела рассказать мне о том, что произошло с Джесси и Ральфом, не понимая, что я уже знала. Прежде, чем она успела сказать что-нибудь, даже если бы кто-то присоединился к нам. Дин Барнс.

"Эй, Роза. Наша компания пытается выяснить, почему ты находишься на полупериоде."

Прекрасно.Я знала, что кто-нибудь спросит об этом рано или поздно.И честно говоря, я была удивлена, что это до сих пор не произошло.Каждый был занят своим полевым испытанием для того, чтобы думать об этом слишком много.Я уже подготовила ответ.

"Я больна.Доктор Олендзки не хочет, чтобы я работала в полное время."

"В самом деле?"спросил он, немного поколебавшись."Я думал, что они всегда говорят о том,что в реальном мире у тебя не будет больничных.Или что-то вроде того."

"Ну, это не реальный мир, и слова доктора Олендзки окончательны".

"Я слышал, что произошло из-за того, что ты развлекалась с Кристианом."

"Нет, поверь мне это не так."Запах алкоголя, исходящий от него, дал мне удобный путь для смены темы."Ты пил?"

"Да, Шейн достал немного и пригласил нескольких из нас к себе в комнату.Эй."

"Эй что?"спросила я.

"Не смотри на меня так."

"Как?"

"Так, как-будто осуждаешь."

"Я не делаю этого,"возразила я.

Лисса захихикала."На самом деле делаешь."

Ден сделал оскорбленное выважение."Эй, это мой свободный день, даже если это воскресенье, это не означает, что я не могу-"

Что- то промелькнуло рядом с нами.

Я даже не колебалась. Это было слишком быстро, слишком тайно, чтобы быть чем-нибудь дружественным. И это носило все черное. Я бросилась между этим и Лиссой и набросилась на моего нападающего. В волнительном действии, я неопределенно признала стража, который вообще преподает элементарное, новичкам. Ее именем было Джейн или Джоан или что-то вроде этого. Жан, вот оно. Она была более высокой, чем я, но мой кулак вступил в контакт с ее лицом так или иначе. Она колебнулась назад, и затем я заметила другую фигуру, подошедшую рядом с ней. Юрий. Я прыгнула так, чтобы она была между ним и мной. Я пнула ее в живот. Она упала к нему, и оба столкнулись (наткнулись). В этот краткий момент, я получила мою возможность блокировать и прицелиться в ее сердце. Я поразила марку, и она немедленно уступила, так как она теперь была технически «мертва».

Юрий и я тогда померились силами. За мной, я услышала заглушенный звук, который я подозревала, был Дин, борющийся с его собственным нападавшим или нападавшими. Я не имела времени, чтобы все же проверить. Я должна была расправиться с Юрием, который был более тверд (ожесточен), так как он был более силен чем Жана. Он и я кружились, обманывали и наносили (приземляли) удары. Наконец, он сделал свое главное движение, но я была быстрее и шевельнулась из его хватки. Я стояла от его досягаемости достаточно долго, чтобы закончить его тоже.

Как только он проиграл, я повернулась в сторону Дина. Лисса стояла в стороне, наблюдая как Дин справлялся со своими нападающими. Это было жалким зрелищем, по меньшей мере. Я потратила на Райана много времени, но его ошибки не сравнить с этим. Дин в любой момент мог оказаться на земле, его движения были резкими и неверными. Тогда я решила, что будет больше пользы, если он продолжит бой. Я бросилась вперед и оттолкнула его к Лиссе. Думаю, что толкнула его не так сильно, чтобы он упал, но мне было все равно. Мне нужно было убрать его с дороги.

Столкнувштсь с противником, я увидела Дмитрия.

Такого я не ожидала. Тоненький голосок в моей голове говорил, что я не могу бороться с Дмитрием. Тот же голос напомнил мне, что этим я и занимаюсь последние шесть месяцев, и к тому же, сейчас он не был Дмитрием. Он был моим врагом.

Я бросилась к нему с колом, надеясь застать его врасплох. Но Дмитрия не застать врасплох. И он был быстр. Слишком быстр. Как-будто он знал, что я сделаю до того, как я сама это поняла. Он отбил мою атаку быстрым ударом по голове. Я знала как больно будет позже, но адреналин во мне бился слишком сильно, чтобы обратить на это внимание.

Отдаленно я заметила, что несколько человек идут посмотреть на нас. Мы с Дмитрием были знаменитостями в определенном смысле, и наши наставнические отношения добавили драматизма. Это было основным развлечением.

Я наблюдала только за Дмитрием. Мы проверяли друг друга, атакуя и блокируя. Я старалась припомнить все, чему он меня учил. Но вспомнила только то, что знала о нем. Я тренировалась вместе с ним месяцами. Я знала его, знала его движения так же, как он знал мои. Я ожидала от него того же. Как только я стала использовать это знание, борьба стала сложнее. Мы слишком хорошо подходили друг другу, оба слишком быстрые. Сердце билось в груди и кожа покрылась потом.

Затем Дмитрий наконец двинулся. Он пошел в атаку, используя всю силу своего тела. Я отразила его удар, но он был настолько сильным, что я единственная споткнулась. Он не упустил момент и повалил меня на землю, пытаясь прижать меня.В результате такой ловушки, стригой укусил бы или свернул бы мне шею. Я не могла позволить случиться такому.

Хоть ему и удалось повалить меня на землю, мне удалсь просунуть локоть и ударить его в лицо. Он вздрогнул и это было то, что нужно. Я опрокинула его и удерживала его в этом положении. Он пытался скинуть меня, но я толкнула его обратно, стараясь достать свой кол. Он был такой сильный. Я уверена, что не смогла бы долго удерживать его. Когда я подумала, что уже не удержу его, я выхватила свой кол. И потом воткнула кол в его сердце. Все закончилось.

Людт позади меня хлопали, но я видела только Дмитрия. Наши глаза встретились. Я все еще сидела на нем, мои руки нажимали на его грудь. Мы оба вспотели и тяжело дышали. Он смотрел на меня с гордостью и еще с чем то большим. Он был так близко и все мое тело жаждало его, снова думая о том, что он часть меня и нужен мне, чтобы быть одним целым. Воздух между нами казался теплым и пьянящим, и я все бы отдала, что бы в этот момент лежать вместе с ним и обнимать его. Его выражение лица показало мне, что он думает о том же. Бой был окончен, но пережитый адреналин и напряжение остались.

Джен протянула руку и помогла мне подняться. Они с Юрием улыбались, как и присутствующие вокруг. Даже Лисса выглядела впечатленной. Дин конечно же выглядел несчастным. Я надеялась, что слухи о моей ошеломляющей победе будут распространяться так же быстро, как и плохие. Скорее всего нет.

"Хорошая работа", сказал Юрий. " Ты уложила нас троих. Это был наглядный пример".

Дмитрий уже поднялся на ноги. Я специально смотрела на двух других стражей, потому что была уверена, если посмотрю на него, выражение моего лица меня выдаст. Я все еще тяжело дышала. "Надеюсь…надеюсь, что никому не сделала больно", сказала я.

На этот раз все рассмеялись. "Это наша работа", сказала Джен. "Не беспокойся за нас. Мы сильные." Она посмотрела на Дмитрия. "Она хорошо двинула тебе локтем."

Дмитрий дотронулся до лица около глаза, и я надеялась, что не причинила много вреда. "Студент превосходит учителя", пошутил он. "Или вернее, закалывает."

Юрий жестко посмотрел на Дина. "Алкоголь запрещен на территории кампуса".

"Сегодня воскресенье!" объяснял он. "Мы не должны остаться в долгу."

"Здесь не такие правила, как в реальном мире", сказала Джейн поучительным голосом. Считай это незапланированным экзаменом. Ты прошла его, Роза. Отличная работа."

"Спасибо. Хотелось бы сказать тоже самое о моей одежде." Я была мокрой и грязной. "Лисс, пойду переоденусь. Увидеся за обедом."

"Хорошо." Ее лицо светилось. Она так гордилась мной, что едва сдерживалась. Ее чувства не были для меня секретом и удивлюсь, если буду застигнута врасплох поздравлениями, когда увижу ее позже. Я не погружаюсь слишком глубоко, что бы не разрушить это.

"А ты", сказал Юрий, хватая Дина за рукав, "пойдешь с нами."

Я встретилась с глазами Дмитрия. Я бы хотела, чтобы он мог задержаться и поговорить. Мой адреналин подскочил и я хотела отпраздновать. Я сделала это. Наконец то. После того, как все пришли в замешательство от моего ступора и предполагаемой некомпетентности, я наконец то доказала, что могу. Мне хотелось танцевать. Дмитрий ушел с остальными, хотя, только небольшой кивок его головы сказал мне, что он хотел бы, что бы все было по-другому. Я вздохнула и посмотрела как они уходят, и пошла в общежитие в одиночку.

Вернувшись в свою комнату, я обнаружила, что все было хуже, чем я думала. Когда я сняла свою грязную одежду, поняла, что мне нужен душ и хорошенько вымыться, прежде чем буду выглядеть хорошо. К тому времени как я закончила, прошел час. Я пропустила большую часть обеда.

Я побежала обратно к общежитию, задаваясь вопросом, почему Лисса не послала мне никаких ворчащих мыслей. Она имела тенденцию делать это, когда я поздно убегала. Вероятно она решила, что я заслужила перерыва после моего триумфа. Думая об этом снова, большая усмешка поползла по моему лицу, та, которая исчезла, когда я спустилась вниз в прихожую, которая вела к кафетерию.

Большая группа людей собралась вокруг кое-чего, и я узнала международный признак борьбы. Рассматривая, как банда Джесси любила проводить их избиения в тайне, я полагала, что это вероятно не имело никакого отношения к ним. Пробираясь через людей, я вышла вперед и посмотрела свыше нескольких голов, любопытных относительно того, кто, возможно, собрал такую толпу.

Это были Андриан и Кристиан

И Эдди.Но Эдди выступал в роли судьи.Он стоял между ними, пытаясь держать их подальше друг от друга.Манеры исчезли, я отпихнула в сторону несколько человек, стоявших впереди меня, и поспешила к Эдди.

" Что, черт возьми, тут происходит?" спросила я

Он с облегчением посмотрел на меня.Он мог парировать наших инструкторов в бое, но эта ситуация была явно чем-то, что он не понимал.

"Не знаю."

Я посмотрела на двух бойцов.К счастью, никто не выглядел ударенным кем-то… пока.Также похоже было на то, как если бы Кристиан был единственным, кто был по-настоящему агрессивен.

"Как долго ты собираешься продолжать это?" Его глаза горели синим пламенем. "Ты действительно думаешь, что все купятся на это?

Адриан выглядел лаконичным как обычно, но я увидела немного беспокойства при той ленивой улыбке. Он не хотел находиться в этой ситуации, и, как Эдди, он не был даже уверен, как это случилось.

- Честно,-сказал Адриан утомленным голосом, -я понятия не имею, о чем ты говоришь. Давай мы просто пойдем, сядем и обсудим это разумно?

- Конечно. Конечно, если ты этого хочешь. Ты боишься, что я мог бы сделать это.-Кристиан схватил его руку, и шар пламени затанцевал на его ладони. Даже под флуоресцентными огнями, он пылал ярким оранжевым цветом с глубоким синим ядром. Толпа затаила дыхание. Я давно привыкла к идее относительно мороев, борющихся с магией -в особенности Кристиана - но для большенства, это была все еще запретная вещь. Кристиан ухмыльнулся. -Что ты используешь, чтобы сопротивляться? Растения?

- Если ты собираешься начать поединок без причины, ты должен по крайней мере сделать это старомодным способом и ударить кулаком,-сказал Адриан. Его голос был легок, но он все еще беспокоился. Мое предположение было то, что он полагал, что он мог добиться большего успеха врукопашную чем дух-к-огню.

- Нет,-прервал Эдди. -Никто никого не будет поджигать. Никто никого не будет бить кулаком. Произошла огромная ошибка.

- Что это?-Спросила я. -Что случилось?

"Твои друзья думают, что собираюсь жениться на Лиссе и увезти ее на закате", сказал Адриан. Он говорил со мной, но свой взгляд не отводил от Кристиана.

"Не делай вид, что это не правда", буркнул Кристиан. "Я все знаю. Это часть твоего плана, твоего и королевы. Она поддерживала тебя все время. Вернуться сюда…какое то время обучаться…задумали разлучить меня с Лиссой, а взамен привязать ее к своей семье."

"Ты представляешь, как нелепо это звучит?" спросил Адриан. "Моя двоюродная бабушка управляет всем государством мороев! Думаешь ее действительно волнует кто с кем встречается в средней школе - особенно последними романами? Слушай, извини, что все время провожу с ней…мы найдем ееи исправим это. Я действительно не собирался вставать между вами. Нет никакого заговора."

"Нет есть", сказал Кристиан. Он бросил на меня хмурый взгляд, "не так ли? Роза знает. Роза все это время знала. Она даже разговаривала об этом с королевой."

"Это смешно", сказал Адриан, удивленно бросив на меня быстрый взгляд. "Правда?

"Ну…", начала я, это действительно было не приятно и быстро. "И да и нет."

- Видишь? -ответил Кристиан торжествующе.

Огонь летел от его рук, но Эдди и я вскочили в то же самое время. Люди кричали. Эдди захватил Кристиана, вынуждая огонь пролететь выше. Тем временем, я захватила Адриана и прижала его к полу. Это было удачное разделение рабочей силы. Я не хотела думать, что случилось бы, если бы Эдди и я схватили одного и того же человека.

- Рад твоей заботе,-пробормотал Адриан, вздрагивая, поскольку он оторвал голову от пола.

- Заставь его,-пробормотала я, когда помогала ему встать. -Мы должны уладить это без кого - то спонтанного воспламенения.

Эдди пробовал оградить Кристиана от прыжка вперед. Я захватила одной руки, чтобы помочь. Адриан не выглядел взволнованным о близком прибывании, но он повиновался мне тем не менее. Кристиан попробовал освободиться, но не смог бороться и с Эдди и со мной. Тревожно, вероятно боясь его загорающихся волос, Адриан наклонился к Кристиану и установленный контакт глаз.

- Кристиан, остановись. Давай поговорим.

Кристиан немного посопротивлялся против его влияния, но медленно, его лицо стало расслабляться, и его глаза начали тускнеть.

- Давай поговорим об этом,-повторил Адриан.

- Хорошо,-сказал Кристиан.

Вся толпа дружно испустила вздох разочарования. Андриан использовал свое принуждение осторожно, чтоб никто этого не заметил. Выглядело так, как-будто Кристиан действительно увидел причину. Когда толпа разошлась, мы с Эдди отпустили Кристиана и повли в дальний угол, чтобы поговорить без свидетелей. Как только Адриан отпустил принуждение, лицо Кристиана наполнилось яростью, и он попытался схватить Адриана. Мы с Эдди удержали его. Он не мог двинуться

"Что ты только что сделал?" закричал Кристиан. Несколько человек шедших по коридору оглянулись, без сомнения надеясь, что в конце будет драка. Я громко крикнула ему в ухо. Он вздрогнул. "Ой".

"Молчи. Тут что-то не так и нам нужно понять что, прежде чем делать глупости."

"Что не так", сказал Кристиан, глядя на Адриана, "они стараются разлучить меня с Лиссой, и ты знаешь об этом, Роза."

Адриан посмотрел на меня. "Это правда?"

"Да, это длинная история." Я повернулась к Кристиану. "Слушай, Адриан ничего об этом не знал. Не намеренно. Это все придумала Татьяна, и вообще, она даже ничего пока не сделала. Это только ее личный план, ее одной, не его."

"Тогда как ты узнала об этом?" потребовал Кристиан.

"Она мне сама сказала, она боялась, что я покушаюсь на Адриана."

"Правда? Ты защитила нашу любовь?" спросил Адриан.

" Замолчи", сказала я. "Что ты хочешь узнать, Кристиан, и кто тебе сказал?"

"Ральф", сказал он, в первый раз выглядя неуверенно.

- Ты бы лучше сам догодался, чем слушал его,-заметил Эдди, лицо потемнело от этого имени.

- Кроме того, на этот раз, Ральф фактически говорил правду -кроме того Адриан находился в неведении. У Ральфа отношения с лучшей подругой королевы,- объяснила я.

"Замечательно," сказал Кристиан. Он казался достаточно спокойным, так что мы с Эдди его отпустили. "Всеми нами манипулируют."

Я оглянулась вокруг, внезапно озадаченная кое-чем.

- Где Лисса? Почему она не остановила все это?

Адриан посмотрел на меня. "Ты скажи нам. Где она? Она не пришла на обед?"

"Я не могу…" я нахмурилась. Я стала настолько хорошо ограждаться, когда я нуждаюсь в этом что длительные периоды времени не чувствовала ничего от нее. На сей раз, я ничего не ощущала, потому что не было ничего исходящего из нее. "Я не могу чувствовать ее."

Три пары глаз уставились на меня.

- Она спит?-Спросил Эдди.

- Я могу сказать, когда она спит…, Это -что - то другое…- Медленно, медленно, я получила ощущение, где она была. Она блокировала меня нарочно, пробуя скрыться от меня, но я нашла ее, поскольку я всегда это делала. -Она там. Она была - о Бог!

Мой крик пронесся по холу,вторя Лиссеным собственным, боль выстрелила из нее.

Глава 23.

ДРУГИЕ В ЗАЛЕ остановились и смотрели. Я чувствовала, что я была только что поражена в лицо. Только это не было моим лицом. Это была Лисса. Я перешла в ее сознание и сразу узнала о ее окружении и всем, что происходит с нею - как в следующий момент, когда камни взлетали от земли и врезались в ее щеки. Они управлялись первокурсником, о котором я ничего не знала, разве что он был Дроздовым. Камни повреждали нас обеих, но я отказывалась кричать на сей раз и скрипнула зубами, поскольку я вернулась назад в прихожую к моим друзьям.

"Северо- западная сторона университетского городка, между тем водоемом странной формы и забором," сказала я им.

С этим, я покончила с ними и направилась к двери, бегом так быстро, как только я могла в направлении части кампуса, где они держали Лиссу. Я не могла видеть всех людей, собранных там через ее глаза, но я узнала некоторых. Джесси и Ральф были там.Брендон. Бретт. Парень Дроздов. Некоторые другие. Камни все еще поражали ее, все еще резали ее лицо. Она не кричала или плакала, все же - она просто продолжала говорить им много, чтобы они остановились, в то время как два других парня держали ее между собой.

Джесси, тем временем, продолжал говорить ей, что она сама должна сделать это. Я только наполовину послушала его через ее голову. Причины не имели значения, и я уже понял это. Они собирались замучить ее, пока она не согласилтся присоединиться к их группе. Они, должно быть, принудили Брендона и других таким же образом.

Удушающие чувства вдруг обрушились на меня, и я споткнулась, не имея возможности дышать,, так как вода душила мое лицо. Тяжело борясь, я отделила себя от Лиссы. Это случалось с нею, не со мной. Кто-то мучил ее водой теперь, используя это, чтобы отключить ей воздух. Кто бы это ни был, это заняло их время, поочередно заполняя ее лицо водой, затем задерживая это,снова повторяя. Она задыхалась и все еще бормотала прося, когда она могла, чтобы они остановились.

Джесси продолжал наблюдать с расчетливыми глазами. "Не проси их. Заставь их."

Я попытался бежать активнее, но я могла только пойти еще быстрее. Они были в одном из самых дальних пунктов границ кампуса. Это было большое расстояние, чтобы преодолеть, и с каждым мучительным шагом, я чувствовала больше боли Лиссы и становилась злее и злее. Каким стражем я могу когда-либо быть ей, если я не могу даже держать ее в безопасности здесь в кампусе?

Ззатем пошел пользователь воздуха, и вдруг, это было так, будто она подвергается пыткам приспешника Виктора снова и снова. Воздух был взят из нее, оставив ее задыхаться, а затем врезался обратно в нее, поражая ее лице. Это была агония, и она возвратила все воспоминания о ее похищении, весь террор и ужас, который он пыталась забыть. Пользователь воздуха остановился, но было уже слишком поздно. Что-то оборвалось внутри нее.

Когда Ральф встал рядом, чтобы использовать огонь, я был так близока, что я фактически видела, как это вспыхивает в его руке. Но он не видел меня.

Никто из них не обращал внимания на свое окружение, и было слишком много шума от их собственнго зрелища, чтобы услышать меня. Я врезалась в Ральфа до того, как огонь оставил его руку, потянув его на землю и ударяя кулаком в его лицо одним опытным маневром. Несколько других, в том числе Джесси-побежали, чтобы помочь ему и попытаться оторвать меня. По крайней мере, они пытались, пока они не поняли, кто это был.

Те, кто видел мое лицо сразу же дали задний ход. Те, кто не сделал быстро узнали, жесткость, когда я пошела за ними.Ранее сегодня, я захватила трех полностью подготовленных стражейранее. Группа испорченных королевских Мороев захватить почти никаких усилий. Как это ни парадоксально, также и признак того, насколько сильным было желание некоторых Мороев поднять руку в свою защиту, хотя эта группировка так стремилась использовать магию, чтобы пытать Лиссу, никто из них на самом деле не думал, использовать ее против меня.

Большинство из них рассеивалось прежде, чем я даже смогла положить руку на них, и я не достаточно заботилась, чтобы идти за ними. Я только хотела убрать подальше Лиссу. Правда, я дала Ральфу несколько дополнительных ударов даже после того, как он упал, так как я считала его ответственным за весь этот беспорядок. Я наконец оставлял его в покое, лежащим на земле и стонущим, так как я выпрямилась и посмотрела на Джесси-другого веиновника здесь. Я быстро нашла его. Он был единственным оставшимся.

Я подбежала к нему и затем откланилась от заданного курса останавливаясь, путаясь. Он просто стоял, глядя в пространство, разинув рот. Я смотрел на него, посмотрел туда куда он смотрел, а затем обратно на него.

"Пауки," Сказала Лисса. Ее голос заставил меня подскочить. Она держалась в стороне с влажными волосами, в синяках и порезах, но в остальном нормально. В лунном свете ее бледное лицо выглядело почти как у призрачного Мэйсона. Ее глаза не отрывались от Джесси, как он заговорил. "Он думает, что видит пауков. И это они ползают на нем. Что ты думаешь? Я должен уйти со змеями?"

Я посмотрела на Джесси. Выражение на его лице послало озноб по моей спине. Это походило на то, что он был заперт в его собственном личном кошмаре. Более страшным было то, что я чувствовала через связь. Обычно, когда Лисса использовала волшебство, это было золотым и теплым и замечательным. На сей раз, это было иначе. Это было черным и липким и туманным.

"Я думаю ты должна остановиться," сказал я. На расстоянии, я услышал людей, бегущих к нам. "Все кончено."

"Это был ритуал посвящения, " сказала она. "Ну, вроде. Они попросили меня присоединиться пару дней назад, и я отказалась. Но они запугивали меня сегодня опять твердили, что они знают нечто важное о Кристиане и Адриане. Это начало доставать меня, поэтому я… Наконец сказала им, что я прийду на одно из их заседаний, но что я не знаю ничего о принуждении. Это был игра. Я просто хотела знать, что они знали. "Она просто наклонила голову, но что-то должно было случиться с Джесси. Его глаза расширились дальше он продолжал тихо кричать. "Даже при том, что я формально несогласилась еще, они проводят меня через свой ритуал посвящения. Они хотели знать, сколько я могу на самом деле. Это-способ проверить, насколько сильны люди в принуждении. Пытать их, пока они не выдержат, а затем, в самый разгар всего этого, люди набросятся и попытаются заставить нападавших остановиться. Если жертва управляет каким-нибудь видом принуждения вообще, то человек в групперовке. "Она рассматрела Джесси внимательно. Он, казалось, был в своем собственном мире, и это определенно было очень, очень плохо."Я думаю, это делает меня их президентом, ха? "

"Останови это," сказал я. Чувство этого испорченного волшебства было для меня отвратительным. Она и Адриан упомянули что-то подобное прежде, эта идея заставить людей видеть вещи, которых не было там. Они в шутку назвали это принуждением высшего качества - и это было ужасно. "Это не то, как дух, должен использоваться. Это не ты. Это неправильно."

Она тяжело дышала, пот, выступил вдоль ее бровей. "Я не могу отпустить его," сказала она.

"Ты можешь," сказал я. Я коснулся ее руки. "Отдай это мне."

Она быстро отвернулась от Джесси и посмотрела на меня, удивленно, прежде, чем закрепить ее пристальный взгляд обратно на него.

"Что? Ты не можешь использовать магию."

Я c трудом сосредоточилась на связи с ней, с ее мышление. Я не могла полностью забрать магию, но я могла взять темноту, которую она пораждала. Это было тем, что я делала ранее, теперь я поняла. Каждый раз, когда я переживала за нее и хотела, чтобы она успокоилась и поборола темные чувства, она успокаивалась - потому что я забирала все это от нее. Я поглощала это, так же, как Анна сделала для С-Владимира. Это было тем, что видел Адриан, когда темнота перепрыгнула с ее ауры на мою. И это - это злоупотребление духом, злонамеренно использование его, чтобы навредить другому, а не для самообороны, и это приносит худшие побочные эффекты из всех для нее. Это развращало и является неправильным, и я не могла позволить ей делать это. В этот момент все мысли о моем собственном безумии или гневе были полностью неважны.

"Нет," я согласилась. "Я не могу. НотВы можешь использовать меня, чтобы позволить этому уйти. Сосредоточься на мне. Выпустите все это. Это неправильно. Ты не хочешь этого."

Она опять уставилась на меня, глаза широкие и отчаянные. Даже без прямого зрительного контакта, она все еще была в состоянии замучить Джесси. Я и видела и чувствовала борьбу, которую она вела. Он причинил ей боль так - она хотела, чтобы он заплатил. Он должен был. И все же, в то же самое время, она знала, что я была права. Но это было тяжело. Столь трудно для нее, чтобы отпустить…

Внезапно,нарастающее оаздражение той черной магии исчезло из связи, наряду с вызывающим отвращением ощущением. Что-то ударило меня, словно порыв ветра в лицо, и я пошатнулась назад.Я вздрогнула как странное ощущение скрутило мой живот. Это походило на искры, словно кольцо электричества горело внутри меня.Затем это также ушло. Джесси упал на колени, освободившийся от кошмара.

Лиса упала с видимым облегчением.Она все еще была напугана и травмирована тем, что случилось, но она больше не была поглощенна тем ужасным, разрушительным гневом, который заставил ее наказывать Джесси. То убеждение в пределах нее исчезло.

Единственная проблема состояла в том, что теперь это было во мне.

Я повернулась к Джесси, и это было как будто ничего больше не существовало во Вселенной, кроме него. Он мучал Лису и причинил столь многим другим боль. Это было недопустимо. Я бросилась к нему. У его глаз было только мгновение, чтобы расшириться с ужасом прежде, чем мой кулак соединился с его лицом. Его голова отдернула, и кровь била струей с его носа. Я услышал крик Лисы, чтобы я остановилась, но я не могла. Он должен был заплатить за то, что он ей сделал. Я схватила его за плечи и резко швырнула его на землю. Теперь он вопил "умоляющий" меня остановиться. Он замолчал, когда я ударила его снова.

Я чувствовала, что руки Лиссы цеплялись за меня, пытаясь остановить меня, но она не была достаточно сильна. Я продолжала избивать его. Не было никакого признака стратегической, точной борьбы, которую я использовал ранее с ним и его друзьями, или даже против Дмитрия. Это было несосредоточено и примитивно. Это управлялось безумием, которое я забрала от Лиссы.

Тогда другая пара рук оторвала меня. Эти руки были более сильными, руки дампира, усиленные мускулами, заработанными в течение многих лет обучения. Это был Эдди. Я боролась против его захвата. Мы были равны по силе, но он превосходил меня.

"Отпусти меня!!" вопила я.

К моему полному и чрезвычайному ужасу Лисаа теперь стала на колени на защиту Джесси, изучая его с беспокойством. Это не имело никакого смысла. Как она могла сделать это? После того, что он сделал? Я видела сострадание на ее лице, и мгновение спустя, вспышка ее целебного волшебства осветил нашу связь, поскольку она вылечила некоторые из худших его ран.

Нет! "Я кричала, вырываясь против захвата Эдди. "Ты не можешь!"

Это случилось, когда показались другие стражи с Дмитрием и Селестов во главе. Кристиана и Адриана нигде в поле зрения не было видно; они вероятно,не успевали в ногу состальными

После организовался хаос. Те из сведетелей, которые остались, были собраны и отправлена на доброс. Лиса тоже увели, чтобы проверить ее раны. Часть меня, который была похоронена в кровожадная эмоция хотела пойти за ней, но что - то еще привлекло мое внимание: они также уводили Джесси для медицинской помощи. Эдди все еще держал меня в своей власти, непоколебимый несмотря на мою борьбу и просьбы. Большинство взрослых было слишком занято другими, чтобы заметить меня, но они заметили, когда я начала кричать снова.

"Вы не можете позволить ему идти! Вы не можете позволить ему идти!"

"Роза, успокойся," сказала Альберта, умеренным голосом. Как она не могла допустить это? "Все закончилось."

"Не закончено! Пока я не возьмусь за его горло и не заберу жизнь из его!"

Альберта и некоторые остальные, казалось, поняла, что кое-что серьезное сейчас случилось - но они, казалось, не думали, что оно имело какое-либо отношение к Джесси. Они все посылали мне взгляд Роуз-крэйзи, который я узнала так хорошо в последние дни.

"Уведите ее отсюда," сказала Альберта. "Увидитете ее умыться и успокоиться." Она не давала больше инструкции кроме этой, но так или иначе, подразумевалось, что Дмитрий будет тем, кто займется мною.

Он подошел и забрал меня у Эдди. В кратком изменении поработитлей я попыталась вырваться, но Дмитрий был слишком быстр и слишком силен. Он схватил мою руку и потащил меня прочь от места действий.

"Мы можем сделать это легко или сложно," сказал Дмитрий, поскольку мы шли через лес. "Нет никакой вероятности, что я позволю тебе пойти к Джесси. Кроме того, он в мед.клинике, таким образом ты никогда не добирешься до него. Если ты это сможешь признать, что, я освобожу тебя. Если ты понесешся, ты знаешь, что я только снова ограничу тебя."

Я взвесила свои варианты. Потребность заставить Джесси пострадать все еще наполняла мою кровь, но Дмитрий был прав. Пока.

"Хорошо," сказал я. Он поколебался момент, возможно задаваясь вопросом, говорила ли я правду, и затем отпустил мою руку. Когда я не убежала, я почувствовала, что он совсем совсем немного расслабился.

"Альберта сказала тебе очистить меня," сказала я равномерно. "Так получается мы идем в мед.клинику?"

Дмитрий усмехнулся. "Хорошая попытка. Я не позволяю тебе оказаться возле него. Мы получим скорую помощь где-нибудь в другом месте."

Он уводил меня на искось от местоположения нападения, к области все еще на краю университетского городка. Я быстро поняла, куда он шел. Это была хижина. Раньше, когда было больше стражей в университетском городке, некоторые фактически оставались в этих небольших заставах, обеспечивая регулярную защиту границ школы. Они были давно оставлены, но этот был чист, когда тетя посещала Кристиана. Она предпочла жить здесь чем в жилье гостя школы, где другиеморои расценивали ее как потенциального стригояi.

Он открыл дверь. Было темно внутри, но я могла видеть достаточно хорошо, чтобы наблюдать, что он находит спички и зажигает фонарь с керосином. Это не обеспечило большого освещения, но этого было достаточно для наших глаз. Оглядевшись, я увидела, что Таша действительно сделала хорошую работу. В хижине было чисто и почти удобно, кровать с мягким стеганым одеялом и несколькими стульями, которые раставлены вокруг камина. Была даже какая то еда - консервированная и упакованная - на кухне в противоположной стороне комнаты.

"Сядись," сказал Димитри, указывая на кровать. Я села, и через приблизительно минуту, у него был огонь, необходимый, чтобы нагреть помещение. Как только пламя разожглось, он захватил аптечку и бутылку воды с прилавка и подошел назад к кровати, таща стул, таким образом он мог сидеть напротив меня.

"Ты должен позволить мне уйти," попросила я. "Разве ты не видишь? Разве ты не понимаешь, что Джесси должен заплатить? Он замучил ее! Он сделал ужасные вещи с ней."

Дмитрий, смочил марлю и приложил ее на мой лоб. Это ужалило, получается у меня очевидно была там ссадина. "Он будет наказан, поверить мне. И другие."

"Каким образом?" Я спросила горько. "Заключение? Это столь же плохо как с Викторрм Дашковым. Никто ничего не делает здесь! Люди соовершают преступления и избегают наказания за них. Он должен быть наказан. Они все."

Дмитрий сделал паузу в его очистке меня, одаряя меня заинтересованным взглядом. "Роза, я знаю, что ты расстроена, но ты знаешь, что мы не наказываем людей как онт. Он - дикарь…"

"Да? Что не так?Что помешает им сделать это сново." Я могла только сидеть там. Каждая часть моего тела дрожала в ярости. "Они должны ответить за то, что они сделали! И я хочу быть тем, кто сделает это! Я хочу проучить их всех. Я хочу убить их всех." Я начал вставать, внезапно чувствуя, что я взорвусь. Его руки были на моих плечах во время вспышке, и он вернул меня на место. О скорой помощи мы уже забыли.Его выражение было смесью и беспокойства и свирепости, поскольку он посадил меня вниз. Я боролась против него, и его пальцы держали меня крепче.

"Роза! Хватит!" Он вопил теперь также. "Ты ничего не знаешь. Ты была взвинчена и под большим давления - все могло бы обернуться намного хуже"

"Останови это!" Я кричал на него. "Ты делаете это - точно так же, как ты всегда делаешь. Ты всегда настолько разумен, независимо от того насколько ужасные вещи. Что случилось с тобой, когда ты хотел убить Виктора в тюрьме, ха? Почему это было нормально, но не это?"

"Потому что это было преувеличением. Ты знаешь это. Но этот случай совершенно иной. Здесь что-то случило с тобой прямо сейчас."

"Нет, со мной все нормально." Я изучала его, надеясь, что мои слова отвлекали его. Если бы я была достаточно быстра, то возможно только возможно-я мога бы закончить его. "Я - единственная, кто хочет сделать хоть что-то, и если это неправо, я сожалею. Ты ожидаешь от меня чего-то невозможного, считаешь хорошим человеком, но это не так! Я не святая как ты."

"Ни кто из нас не святой," сказал он сухо. "Верьте мне, я так не считаю -"

Я двинулась, выпрыгивая и отталкнула его. Это убрало его с моего пути, но я не убежала далеко. Я пробежала только два фута от кровати, он схватил меня снова и придавил вниз, на сей раз используя полный вес своего тела, чтобы остановить меня.Так или иначе, я знала и понимала, что это план спасения был невозможен, но меня не волновало это.

Отпусти меня!" Я вопил это сотый раз за сегоднешний вечер, пытаясь освободить свои руки.

"Нет," сказал он, голос был тяжелым и почти отчаянным. "Нет пока ты не поймешь. Это не ты!"

Мои глаза налились горячими слезами. "Это я! Отпусти меня!"

"Это не так. Это не ты! Это не ты." В его голосе звучала мука.

"Ты ошибаешься! Это -"

Мои слова начили утехать. Это не ты. Это было тоже самое, как я говорила Лиссе, когда я наблюдала, испуганная, поскольку она использовала свое волшебство мучая Джесси. Я стояла там, неспособная поверить тому, что она делала. Она не заметила, что потеряла контроль и была на краю становления монстром. И теперь, изучая глаза Димтирия, видя его панику и любовь, я поняла, что это передалось мне. Я была так же, как и она, ослеплена иррациональными эмоциями, что я даже не признавала свои собственные действия. Это похоже на то, будто я управлялась чем - то еще.

Я попыталась скинуть это, избавиться от чувств, горящих во мне. Они были слишком сильны. Я не могла сделать этого. Я не могла позволить продолжаться этому. Они бы свели меня сума полностью, так же, как произошло с Анной и госпожой Карп.

"Роза," сказал Дмитрий. Это было только мое имя, но это было настолько сильно, мгновенно заполняя. У Дмитрия была такая абсолютная вера в меня, вера в мою собственную силу и совершенство. И у него была сила также, сила, я могла видеть, что он не боялся поделиться со мной, если я нуждаюсь в ней. Дейрдра, возможно, была кое в чем права обо мне что, я обижаюсь на Лиссу, но она была полностью далека о Дмитрии. У нас была любовь. Мы были как две половины целого, всегда готовые поддерживать друг друга. Ни один из нас не был идеален, но это не имело значения. С ним я могу победить эту ярость, что наполняла меня. Он верил, что я была сильнее этого. И я была.

Медленно, медленно, я чувствовала, что темнота исчезает. Я прекратила бороться с ним. Мое тело дрожало, но это больше не было с яростью. Это был страх. Дмитрий сразу увидел изменение и отпистил меня.

"О Боже," сказала я, голос трясся.

Его рука дотронулась до моего лица, его пальцы излучали теплоту на моей щеке. "Роза", он дышал. "С тобой все хорошо?"

Мои слезы хлынули назад. "Я… я думаю да. Пока."

"Это законченчилось," сказал он. Он по-прежнему касался меня, на сей раз убирая волосы от моего лица. "Это законченчилось. Все в порядке."

Я покачала своей головой. "Нет. Это не. Ты… Ты не понимаешь. Это правда - все, по поводу чего я волновалась. Об Анне? Обо мне забирающей сумасшествие духа? Это случается, Дмитрий. Лисса утратила это там с Джесси. Она была неконтролируемой, но я остановила ее, потому что я высасывала ее гнев и поместила его в себя. И это - это ужасно. Это походит, я, я не знаю,на марионетку. Я не могу управлять собой."

"Ты сильная," сказал он. "Этого больше не повториться"

"Нет," сказала я. Я могла слышать свой голос, раскалывающийся, поскольку я изо всех сил пыталась сесть. "Это произойдет снова. Я буду походить на Анну. Я буду становиться хуже и хуже. На сей раз это была жажда крови и ненависть. Я хотела уничтожить их. Я должна была уничтожить их. В следующий раз? Я не знаю. Возможно это будет только сумасшествие, как у госпожи Карп. Возможно я уже сумасшедшая, и именно поэтому я вижу Мэйсона. Возможно это будет депрессия как у Лисса, используемая для обладания. Я буду продолжать падать и падать в ту яму, и тогда я буду походить на Анну и убивать -"

"Нет," Мягко прервал Дмитрий. Он переместил свое лицо к моему, наши лбы, почти соприкасались. "Это не случится с тобой. Ты слишком сильная. Ты будешь бороться с этим, точно так же, как ты сделала на сей раз."

"Я сделала только, потому что ты был здесь." Он обнял меня, и я спрятала свое лицо на его груди. "Я не могу сделать этого одна," прошептала я.

"Ты с можешь, сказал он. С дрожью в его голосе. "Ты сильна - ты такая, такая сильная. Вот почему я люблю тебя".

Я сжала свои закрытые глаза. "Ты не должен. Я собираюсь стать кое-чем ужасным. Я могла бы уже быть кое-чем ужасным." Я вспоминала свое прошлое поведениям, то как я я огрызалась на всех.Как я пыталась запугать Раяна и Камиля.

Дмитрий переместился так, чтобы он смог посмотреть мне в глаза. Он взял мое лицо в свои руки. "Ты не станешь. Ты не будешь," сказал он. "Я не позволю тебе. Что бы ни было, я не позволю тебе."

Эмоции заполнили мое тело снова, но теперь это не были ненависть или гнев или что-нибудь такое. Это было теплым и замечательным и сделало мою сердечную боль - приятной болью. Я обхватила своими руками вокруг его шеи, и наши губы встретились. Поцелуй был чистой любовью, сладкой и блаженной, без отчаяния или темноты.Тем не менее, интенсивность нашего поцелуя увеличилась. Он был все еще заполнен любовью, но стал намного больше - добавилось что то голодное и сильное. Электричество, которое потрескивало между нами, когда я боролась и подавляла его ранее, возвратилось, озватывая нас теперь.

Это напомнило мне о ночи,когда мы были под заклинанием страсти Виктора, мы оба, которые освободили внутренние силы, которыми мы не могли управлять. Это походило, на то, что мы голодали или тонули, и только другой из нас человек мог спасти нас обоих. Я цеплялся за него, одну руку вокруг его шеи, в то время как моя другая рукасхватила его спину настолько крепко, что моиногти фактически впились. Он положил меня, отступая на кровать. Его руки охватывали вокруг моей талии, а затем одна из них скользнул вниз по задней части бедра и подняла егоо так, что почти обернула вокруг него

В то же время, мы оба оказались еще ближе, ах так близко. Все в мире остановилось в этот момент

"Мы не можем…", он сказал мне.

"Я знаю," я согласилась.

Тогда его губы снова был на моих, и на сей раз, я знала, что возврата не будет. На сей раз не было никаких стен. Наши тела сплелись друг с другом, он попытался снять мой пиджак, затем свою рубашку, потом мою рубашку… Это действительно очень походило, когда мы боролись ранее на дворе - та же самая страсть и тепло. Я думаю в конце концов, инстинкты, борьба с властью и секс не настолько разные. Они все происходят из нашей животной стороны.

Все же, поскольку все больше и больше одежды скидывалось, это выходило за рамки просто животной страсти. Это было прекрасно и сладко одновременно. Когда я смотрела в его глаза, я могла видеть без сомнения, что он любит меня больше чем кого - либо еще в мире, что я была его спасением, так же, как он был моим. Я никогда не ожидала, что мой первый раз будет в домике в лесу, но я поняла, что место не имело значения. Человек имел. С кем-то кого Вы любите, Вы можете быть где угодно, и это будет невероятно. Нахождение в самой роскошной кровати в мире не имело бы значения, если бы Вы были с кем-то, кого не любите.

И о, я любила его. Я любила его так, что это причиняло боль. Вся наша одежда в конце концов оказалась в куче на полу, но ощущение его кожи на моей было более чем достаточно, чтобы держать меня в тепле. Я не могла сказать, где заканчивается мое тело и начинается его, и я решила тогда, что я всегда хотела, чтобы было именно так. Я не хотела, чтобы мы когда-либо были отдельно друг от друга.

Мне жаль, что у меня не было слов, чтобы описать секс, но ничего не могла сказать,это действительно захватило, насколько удивительный это было. Я чувствовала себя возбужденной, взволнованной,и думала о всевозможных вещах. Дмитрий казался настолько мудрым и квалифицированным и бесконечно терпеливым - точно так же как с нашим боевым обучением. Его лидерство походило на естественную вещь, но он также более чем готов позволить мне брать на себя контроль также. Мы были, равными наконец, и каждый контакт был сильным, даже малейшее прикосновение его кончиков пальцев.

Когда все закончилось, я лежала на нем. Мое тело болело… все же в то же самое время, я чувствовала себя удивительно, блаженной и довольной. Мне было жаль, что я не сделала это давным-давно, но я также знала, что это не было бы правильно до этого момента.

Я положила голову на грудь Дмитрия, принимая комфорт его тепла. Он поцеловал меня в лоб и провел пальцами по моим волосам.

"Я люблю тебя, Роза." Он поцеловал меня снова. "Я всегда буду здесь для тебя. Я не позволю чему-нибудь случаться с тобой."

Слова были прекрасными и опасными. Он не должен был говорить ничего подобного мне. Он не должен был обещать, что он защитит меня, не когда он должен был посвятить свою жизнь защите Мороев, как Лисса. Я не могла быть первой в его сердце, точно так же, как он не мог быть первым в моем. Это было то, почему я не должна была говорить то, что я сказала затем - но я сделала это так или иначе.

"И я не позволю ничему случаться с тобой," пообещала я. "Я люблю тебя." Он поцеловал меня снова, проглатывая любые другие слова, которые я могла бы добавить.

Мы лежали вместе некоторое время после этого, обнимая друг друга, почти не разговаривая. Я могла бы остаться так навсегда, но, в конце концов, мы знали, что должны уходить. Другие будут в конечном счете искать нас, чтобы получить мой доклад, и если они найдут нас,такими, то все почти наврника станет скверным.

Таким образом мы оделись, это было не легко, так как мы постоянно останавливались, чтобы поцеловаться. И наконец, скрепя сердце, мы вышли из хижины. Мы взялись за руки, зная, что мы можем делать это только в течение нескольких кратких моментов. После того как мы будем ближе к сердцу кампуса,нам придется вернуться к обычным делам. Но теперь все в мире было золотым и прекрасным. Каждый шаг, который я делала, был заполнен радостью, и воздух вокруг нас, казалось, жужжал.

Несомненно вопросы все еще крутились в моей голове. Что только что случилось?Куда подевался наш так называемый контроль? Пока, я не могла об этом заботиться. Мое тело было все еще теплым и желало его, и-вдруг я остановилась. Другой чувство очень неприятное расползалось по мне. Это было странно, как слабые и мимолетные волны тошноты, смешанной с покалыванием моей кожи. Дмитрий немедленно остановился и одарил меня озадаченным взглядом.

Бледная, немного люминесцентная форма материализовались перед нами. Мэйсон. Он выглядел так же, как всегда - или он делал это? Обыкновенная печаль была там, но я видела что - то еще, то, что я не могла выразить словами(показать, понять). Паника? Разочарование? Я почти могла поклясться, что это был страх, но честно говоря, чего должен бояться призрак?

"Что происходит?"спросил Дмитрий.

"Ты видешь его?"прошептала я.

Дмитрий проследил за моим взглядом."Вижу что?"

"Мэйсона."

Обеспокоенное выражение Мэйсона становилось более темным. Я не была в состоянии адекватно определить это, но я знала, что скорей всего ничего хорошего. Тошнотворное чувство во мне усилилось, но так или иначе, я знала, что оно не имело никакого отношения к нему.

"Роза…, мы должны вернуться…," сказал Дмитрий осторожно. Он все еще не видел со мной призраков.

Но я не двигалась. Лицо Мэйсона говорило мне еще что-то - или пыталось. Было здесь что-то, что-то важное, что я должна была знать. Но он не могла передать это.

"Что?" Спросила я. "Что это?

Разочарование пересекло его лицо. Он указал прочь позади меня, потом опустил руку.

"Скажи мне," сказала я, мое расстройство было зеркальным отражением его. Дмитрий смотрел назад и вперед между мной и Мэйсоном, хотя вероятно Мэйсон был для него только пустым местом.

Я была слишком зациклина на Мэйсоне, чтобы беспокоиться, что мог подумать Дмитрий. Здесь было что-то. Что-то большее. Мэйсон открыл рот, желая заговорить как в предыдущие разы, но все еще неспособный вывести ни слова. За исключением, на сей раз, после нескольких мучительных секунд, он управлял этим. Слова было почти неслышно.

"Они - пришли…"

Глава 24.

МИР попрежнему существовал. В это время ночи не было никаких птиц или его нибудь еще, но казалось, что вокруг более тихо, чем обычно. Даже ветер затих. Масон смотрел на меня умоляюще. Тошнота и колики усилелись.

Затем поняла

"Дмитрий" я казала безотлогательно "стригои - "

Слишком поздно. Дмитрий и я в тоже время увидели его, но Дмитрий был ближе. Бледное лицо. Красные глаза. Стригой напал на нас и я могла предположить, что он почти летел, точно так же, как легенды говорили о вампирах. Но Дмитрий был столь же быстр и почти как же силен. У него был кол - реальный, не такой как на практике- в его руке и он встретил нападение Стригоя. Я думаю, что Стригой надеялся на элемент удивления. Они схватились, и на мгновение они казались вне времени, никакое ни один не мог одолеть другого. Затем рука Димитри поггрузила кол в сердце Стригоя. Красные глаза расширились от удивления, и тело Стригоя рухнуло на землю.

Дмитрий обернулся ко мне, чтобы удостовериться, что я была в порядке, и тысяча тихих сообщений прошла между нами. Он отвернулся и просмотрел в лес, всматриваясь в темноту. Моя тошнота увеличилась. Я не понимала, почему, но так или иначе я могла ощущать Стригоев вокруг нас. Именно это заставляло меня чувствовать недомогание. Дмитрий повернулся ко мне и я встретила взгляд, который я никогда не видела раньше в его глазах.

"Роза. Послушайте меня. Беги. Беги так быстро так быстро, как возможно к общежитию. Раскажи стражам".

Я кивал.Не было никаких вопросов.

Обращаясь ко мне, он схватил меня за плече, пристальный взглядом он посмотрел на меня, чтобы удостовериться, что я пойму его следующие слова. "Не останавливайся," сказал он. "Независимо от того, что ты услышишь, независимо от того что ты увидишь, не останавливайся. Пока ты предупредишь остальных. Не останавливайся, если тебе непосредственно не противостоят. Ты понимаешь?"

Я снова кивнула. Он отпустил свою хватку.

"Скади им буря"

Я снова кивнула.

"Беги"

Я бежала. Я не оглядывалась назад. Я не спрашивала, что он собирался делать, потому что я уже знала. Он собирался остановить так много Стригоев,сколько он смог бы, чтобы я могла получить помощь. И мгновение спустя, я услышала хрипы и удары, которые сказали мне, что он нашел другого. Только для сердцебиения я позволяла себе беспокоится о нем. Если он умрет, я была уверена, что я тоже умру. Но затем я позволила этому уйти. Я не могу думать только об одном человеке, когда сотни жизней зависят от меня. Стригои в нашей школе. Это было невозможно. Это не могло произойти.

Мои ноги тяжело ступали по земле, шлепая по слякоти и грязи. Я думала, что вокруг меня я могла услышать голоса и формы - не призраков как в аэропорту, но монстров, которых я так долго боялась. Но ничто не остановило меня. Когда Дмитрий и я начали совместное обучение, он заставилял меня бегать каждый день. Я жаловалась, но он заявлял сова и снова, что это очень важно. Это сделает меня более сильной, сказал он. И, он добавил, может наступить тот день, когда я не смогу бороться и должена буду бежать. Это был тот день.

Общежитие дампиров появилось передо мной, примерно в половине окон горел свет. Время приближалось к комендантскому часу; люди ложились спать. Я ворволась в двери, чувствуя, что мое сердце собиралось взорваться от напряжения. Первым человеком, которого я увидела, был Стэн, и я почти свалил его. Он поймал мои запястья, чтобы стабилизировать меня.

"Роза, чт…"

"Стригои" произнесла я задыхаясь. "Стригои в кампусе"

Он уставился на меня, и впервые я увидела, что его рот серьезно широко открылся. Когда, он опомнился, и я смогла сразу видеть, что он думал. Очередная история о призраках. "Роза, я не знаю, что ты -".

"Я не сумасшедшая!" Я кричала. Все в холе общежития уставились на нас. "Они там! Они там, и Дмитрий борется с ними один. Вы должны помочь ему." Что Димитри сказал мне? Каково слово? "Буря. Он сказал, чтобы сказать Вам буря."

"Таким образом, до Стэна дошло"

Я никогда не видела тренировок от нападений Стригоев, но должно быть все же стражи проводили их. Дела пошли очень быстро, чтобы не иметь их (тренировок). Каждый страж в общежитии, бодрствовал он или нет, был в холе в течение минуты.Были сделаны звонки. Я стояла в полукруге с другими новичками, которые наблюдали, что наши старшие организовывали себя с удивительной эффективностью. Осмотревшись, я поняла. Не было других старшекласников со мной. Так как это была ночь воскресенья, все они возвратились к полевому опыту защищать своих мороев. Это было странное утешение. У общежитий мороев была дополнительная линия защиты.

По крайней мере, морои подростки были защищены. Начальная школа нет. У них была своя обычная защита стража, такая же обороноспособность, как решетки на всех окнах первого этажа нашего общежития. Такие веши не остановят стригоев, но они замедлят их. Никто никогда не делал больше этого. Не было никакой потребности, не со стражей.

Альберта присоединилась к группе и они были расредоточены по всей территории кампуса. Некоторых отправили, чтобы обеспечить защиту здания. Некоторые группы были направлены на поиск стригоев и должны были пытаться выяснить, сколько их вокруг. Поскольку стражи заканчивались, я вышла вперед.

"Что мы должны делать?" спросила я

Альберта повернулаь ко мне. Ее глаза пробежались по мне и другим поддерживающим меня, возраста в пределах от четырнадцать до немного моложе меня. Кое-что отразилось на ее лице. Печаль, подумала я.

"Вы остаетесь здесь в общежитии," сказала она. "Никто не может оставить его - целый университетский городок находится под строгой изоляцией. Идите по этажам, на которых Вы живете. Есть стражи, которые там сформируют Вас в группы. Стригой имеют меньше шансов выжить там снаружи. Если они войдут на этаж…", Она просмотрела вокруг нас,на двери и на проверяемые окна. Покачала головой. "Ладно, мы встретим их" (дословно мы будем иметь дело с этим).

"Я могу помочь" сказала я. "Ты знаешь, что я могу"

Я могла сказать, что она не согласна, но потомона она передумала. К моему удивлению, она кивнула. "Возьми их наверх. Наблюдай за ними".

Я начала возражать против обязанностей "приходящей няни", но тогда она сделала кое-что действительно удивительное. Она достала из своем пальто и вручила мне серебряный кол. Настоящий.

"Ступай," сказала она. "Мы нуждаемся в них здесь."

Я стала отворачиваться, но затем остановилась. "Что значит буря?"

"Шторм," сказала она мягко. "По русски это "шторм".

Я побеждала с другими новичками вверх по лестнице, направляя их по их этажам. Большинство было напугано, что было совершенно понятно. Несколько из них, в частности, старшие смотрели, как я себя чувствую. Они хотели сделать кое-что, что-нибудь, чтобы помочь. И я знала, что даже при том, что им был год до окончания, они были все еще смертны на своем пути. Я оттянула несколько из них в сторону.

"Не давайте им паниковать," сказала я низким голосом. "И будьте на чаку. Если что-нибудь случится со старшими стражами, то это будет ваше дело."

Их лица были собраными, и они кивали на мои указания. Они отлично понимали. Кое кто из новичков, как Ден, не всегда схватывали серьезность в нашей жизни. Но большинство понимало. Мы росли быстро.

Я пошла на второй этаж, потому что я считала, что там я буду весьма полезна. Если какой-нибудь Стригой пройдет первый этаж, то это было следующей логической целью. Я показала свой кол стражам при исполнении служебных обязанностей и сказала им, что сказала Альберта. Они уважали ее пожелания, но я могла видеть, что они не хотели, чтобы я была слишком вовлечена. Они направили меня в нижнее крыло с одним маленьким окном. Только кто-то, моего размера или меньше меня мог вероятно влезть, и я знала, что из за особой формы здания было почти невозможно подняться на вверх.

Но так или иначе я патрулировала, отчаянно пытаясь узнать, что происходит. Сколько там стригоев? Где они? Затем я поняла, что у меня был хороший способ узнать. Все еще следя за своим окном, насколько это возможно, я очистила свой ум и проскользнул в голову Лиссы.

Лисса тоже был с группой других Мороев на верхнем этаже ее общежития. Процедуры строгой изоляции были несомненно такими же как и во всем кампусе. Было немного больше напряженности в этой группе чем в моей, вероятно потому даже не имея опыта, у новичков со мной прямо сейчас была некоторое представление, как бороться со стригоями. У мороев не было ни одного, несмотря на те непреклонные политические группы мороев, желающие спровоцировать своего рода учебные сессии. Работа которых все еще вычислялась.

Эдди был около Лиссы. Он выглядел настолько жестоким и настолько сильным - словно он мог единолично побороть каждого Стригоя в кампусе. Я была настолько рада, что среди моих одноклассников именно его назначили для нее.

Так как я была полностью в ее уме теперь, я получила полный доступ к ее чувствам. Сеанс пыток Джесси оказался теперь бессмысленным по сравнению с нападением стригоев. Неудивительно, что она была испугана. Но большая часть ее страха была не за себя.Он был за меня и Кристиана.

"Роза в порядке," сказал голос поблизости. Лиса посмотрела на Адриана. Он очевидно был в комнате для гостей, а не в общежитии. У него было обычное ленивое выражение лица, но я могла видеть страх, замаскированный в его зеленых глазах. "Она может победить любого Стригоя. Кроме того, Кристиан сказал тебе, что она была с Беликовым. Она вероятно в большей безопасности, чем мы."

Лиса кивал, желая отчаянно верить в это. "Но Кристиан…"

Адриан, при всей его броваде (напускной храбрости) внезапно отвел взгляд. Он не встретился с ней глазами и не предложил любые примирительные слова. Я не должена был слышать объяснение, потому что я прочитала его из головы Лиссы. Она и Кристиан хотели встретиться наедине и поговорить о том, что случилось с нею в лесу. Они, как предполагалось, выбрались и встретились в его "логовище" на чердаке часовни. Она не была достаточно быстрой и была поймана комендантским часовым как раз перед нападением, подразумевая, что она оставалась в общежитии, в то время как Кристиан был все еще там.

Именно Эдди высказал слова поддержки. "Если он находится в часовне, то сним все хорошо. Он действительно в самой большой безопасности из всех нас." Стригои не могут войти на святую землю.

"Если они не сжигают ее (церковь) дотла," сказала Лисса. "Они имеют привычку делать это."

"Четыреста лет назад," сказал Адриан. "Я думаю, что у них есть более легкий способо добраться сюда, не поднимая все средневековье ".

Лисса вздрогнула от слов более легкий способ. Она знала, что Эдди был прав о часовне, но она не могла выбросить мысль, что Кристиан, возможно, возращался к общежитию и был пойман на середине пути. Беспокойство съедало ее, и она чувствовала себя беспомощной без возможности сделать или узнать что-нибудь.

Я возвратилась в свое собственному тело, стоящему в прихожей второго этажа. Наконец то, я полностью смогла понять, что мне сказал Дмитий о важности относительно охраны кого-то, кто не был связан со мной связью. Не поймите меня превратно; но я все еще волновалась за Лису. Я волновалась больше о ней чем любой другой морой в кампусе. Единственное, я не волновалась бы, если она была бы далеко на несколько миль, окруженная стражами и защитой. Но по крайней мере я знала бы, что она была в такой же в безопасности, как и прямо сейчас. Это было хоть что то.

Но Кристиан…у меня не было идей.У меня не было никакой связи, чтобы сказать мне где его местонахождение или даже сообщить мне, если он был жив. Это было тем, что имел ввиду Дмитрий. Это была полностью различная ситуация, когда у тебя нет связи - и это пугало.

Я уставилась на окно, не видя его. Кристиан был там. Он был моим заданием. И даже если полевой опыт был гипотетическим… хорошо, это не меняло дел. Он был морой. Он мог быть в опасности. Я была тем, кто, как предполагалось, охранял его. Они были на первом месте.

Я глубоко вздохнула и стала бороться со своей решимостью. Мне отдали приказ, а стражи следуют приказам. В условиях окружавшей нас опасности, приказы были тем, что делало нас организованными и эффективными. В играх повстанцев иногда могли погибнуть множество человек. Мейсон доказал это в случае со стригоями в Спокане.

Но это не подходило, я была не единственной, кто оказался перед опасностью здесь. Все находились в опасности. Не было никакой безопасности, не тогда когда все стригои находились в кампусе, и у меня не было никакой подсказки, сколько их было. Охрана этого окна была работой, которая не отпускала меня в путь. Правда, кто-то мог вторгнуться на второй этаж, и я буду тогда полезной. И верно, стригои могли попытаться войти через это окно, но это было маловероятно. Это было слишком трудно, и, как Адриан сказал, у них были более легкие способы получить добычу.

Но я могла выйти через окно.

Я знала, что это было неправильно, когда я открывала окно. Я разоблачила себя здесь, но у меня были противоречивые инстинкты. Повинуйтесь приказам. Защитите мороев.

Я должна была пойти и удостоверится, что с Кристианом все в порядке.

Дул холодный вечерний воздух. Никакие звуки снаружи не отражели того, что случилось. Я вылазила несколько раз из окна моей комнаты и имел опыт в этом. Проблема здесь состояла в том, что каменьпод окном был совершенно гладким. Не было никакой опоры. Был лишь маленький выступ внизу на первом этаже, но расстояние до него было больше моего роста, таким образом я не могла просто скатиться. Если я могла бы добраться до того выступа, я смогла бы уйти к углу здания, где некоторое зубчатое обрамление позволит легко мне спуститься вниз.

Я уставилась на выступ внизу. Я оказалась перед необходимостью спуститься к нему. Если бы я упала, то я вероятно сломала бы шею. И как сказал Адриан, стала бы легкой добычей для стригоев. С быстрой молитвой к тому, кто бы ни слушал, я высунулась из окна, держась за подоконник обеими руками и позволила своему телу свиснуть так низко к выступу, насколько смогла. У меня все еще нехватало расстояния между камнем и мной. Я досчитала до трех и отпустила руки, таща свои руки вдоль стены, поскольку я снижалась. Моя нога достигла уступа, и я начала раскачиваться, но рефлексы Дампира сработали. Я восстановила равновесие и стояла держась за стены. Я сделала это. От этого пункта я легко продвивулась в угол и спустилась вниз.

Я упала на землю, немного содрав кожу рук. Двор вокруг меня молчал, хотя мне показалось, что я услышала крик в далеке. Если бы я была Стригоем, я бы не замарачивалась с этим общежитием. Они бы могли получить здесь отпор, и, хотя наиболее вероятно, Стригои вырубилибы группу новичков сразу же, там были более простые способы наживы. Морои, скорее всего, что не смогут дать реальный отпор, и так или иначе, Стригои предпочитали их кровь нашей.

Однако, я двигалась осторожно, поскольку я отправилась к часовне. Я могла видеть в темноте, но стригои могли видеть в еще лучше, чем я мог. Я использовала деревья как прикрытие, осматриваясь со всех сторон и жалея, что у меня не было глаз на затылке. Ничего, больше никаких криков в далеке. Потом я поняла, что у меня не было того тошнотворного чувства как ранее. Так или иначе, то чувство было индикатором соседства стригоев. Я не считала это полностью достаточным, чтобы йдти вслепую, но я знала, что у меня была своего рода предупреждающая сигнальная система.

На полпути к часовне, я видела, что кто-то двигался позади дерева. Я развернулась с колом в руке, и почти ударила Кристиана в сердце.

"Боже, что ты делаешь?" прошипела я

"Пытаюсь вернуться в общежитие" сказал он. "А что происходит? Я слышал кричали."

"Стригои в кампусе" сказала я

"Что? Как?"

"Я не знаю. Ты должен вернуться в часовню. Там безопасно." Я могла ее видеть, мы могли добраться туда.

Кристиан был так же безрассуден как и я иногда, и я почти ожидала сопротивление. Но он сказал мне только одно. "Хорошо. Ты идешь со мной?"

Я начала говорить, что я пойду, и затем я ощутила, что тошнотворное чувство возникает во мне. "Ложись!" Завопила я. Он без колебаний упал на землю.

Два стригоя двигались на нас. Они оба приближались ко мне, зная, что я буду легкой целью для их объединенных усилий, и затем они могли пойти за Кристианом. Один из них прижал меня к дереву. Мое видение потерялось в течение половины секунды, но я быстро оправилась. Я отпихнула его назад и с удовлетворением заметила, что он немног заколебался. Другой из стригоевм - мужчина - достиг меня и я увернулась от него, выскальзывая из его хватки.

Их напомнила мне о Исае и Элене из Спокана, но я отказалась быть охваченной воспоминаниями. Оба были более высокими чем я, но женщина была ближе к моему росту. Я сделал обманный маневр к нему, а затем атаковала ее с такой скоростью, с какой только я смогла. Мой кол был в ее сердце. Это удивило нас обоих. Мое первое прокалывание стригоя.

Я только вытащила кол, когда другой стригой, рыча, наносил удар мне тыльной стороной руки. Я зашаталась, но сохранила равновесие, поскольку я оценивала его. Более высокий. Более сильный. Точно так же как, когда я боролся с Дмитрием. Вероятно также быстрее. Мы кружились, и затем я выпрыгнула и стала его ударять. Он только сдвинулся с места. Он достиг меня, и мне снова удалось обойти его as I scanned for some opening to stake him. Тем не менее мое избавление лишь по счастливой случайности не замедлило его, и он немедленно напал снова. Он прибел меня к земле, держа мои руки. Я попыталась отодвинуть его, но он не двигался. Слюна капала от его клыков, поскольку он склонял свое лицо ко мне. Этот Стригой не походил на Исая, напрасно тратящего время с глупыми речами. Этот собирался заняться убийством, истощая сначала мою кровь и затем Кристиана. Я чувствовал клыки против своей шеи и знала, что я собиралась умереть. Это было ужасно. Я хотела жить так, так ужасно…, но это было похоже на то, что все закончится. В свои последние мгновения я начала вопить на Кристиана, чтобы он бежал, но затем Стригой надо мной вспыхнул как факел. Он отдернулся, и я выкатилась из под него его.

Большое пламя покрывало его тело, полностью затеняя любую из его особенностей. Он был только костром человеческой формы. Я услышала несколько приглушонных криков прежде, чем он затих. Он упал на землю, дергаясь и все еще катясь перед заключительным движением. Пар поднимался с тех мест, где огоньсоприкоснулся со снегом, и огонь, быстро сгоревший, показал только пепел внизу.

Я уставилась на обугленные остатки. Только несколько моментов назад, я собиралась умирать. Теперь мой нападавший был мертв. Я почти раскачивался от того, как близко я была к смерти. Жизнь и смерть были настолько непредсказуемы. Так друг близко к другу. Мы существовали момент к моменту, никогда не зная, кто будет рядомв этом мире. Я была все еще в этом, только, и поскольку я искал от пепла, все вокруг меня казалось настолько сладким и настолько красивым. Деревья. Звезды. Луна. Я была жив - и я был рад, что я был.

Я повернулась к Кристиану, который сидел на земле.

"Вау," сказала я, помогая ему встать. Очевидно он был тот, кто спас меня.

"Ни хера себе", сказал он. "Не знал, что у меня такая сила". Он огляделся вокруг, его тело было напряжено. "А еще есть?"

"Нет", сказала я.

"Ты выглядишь довольно уверенной".

"Ну…это звучит странно, но я чувствую их. Не спрашивай как", сказала я, видя как отвисла его челюсть. "Только не упади. Я думаю, это как с призраками, у поцелованной тьмой есть преимущество. Неважно. Давай вернемся в церковь."

Он не двинулся. Странно, он выглядел задумчиво. "Роза…ты действительно хочешь пробраться в церковь?"

"Ты о чем?"

"Мы только что прибили двух стригоев", сказал он, показывая на заколотое и обгоревшее тела.

Я посмотрела ему в глаза, и поняла в какую сторону он клонит. Я чувствую приближение стригоев. Он может их спалить. Я могу их заколоть. При условии, что мы не нарвемся на группу из десяти стригоев или что то в этом роде, мы можем серьезно пострадать. Это реальное поражение.

"Я не могу", сказала я медленно. "Я не могу рисковать твоей жизнью…"

"Роза. Ты знаешь, что нам это по силам. Я вижу это в тебе. Стоит рискнуть одной жизнью мороя, ну и твоей, чтобы надрать задницы куче стригоев."

Подвергнуть мороя опасности. Взять его сражаться со стригоями. Можно сказать, пойти против всего, чему меня учили. Вдруг все, что я помнила поблекло на фоне того, как замечательно быть живой. Я могла спасти многих. Я должна их спасти. Я хотела бороться так горячо, как могла.

"Не трать все силу на них", сказала я наконец. "Не нужно уничтожать их за 10 секунд, как в этот раз. Просто слегка поджарь их, что бы отвлечь, а я их прикончу. Ты должен беречь свою силу."

Улыбка осветила его лицо. "Мы идем на охоту?"

О Боже. Я собираюсь навлечь на свою голову неприятности. Но эта идея была слишком привлекательна, слишком волнующей. Я хотела дать отпор. Я хотела защитить тех, кого люблю. Что я действительно хотела, это пойти в общежитие к Лиссе и защитить ее. Это была не самая хорошая идея. У Лиссы были под рукой мои одноклассники. Другим не так повезло. Я подумала о других студентах, таких как Джил.

"Пойдем к начальным классам кампуса", сказала я.

Мы вышли на свет, выбирая маршрут, мы надеялись, что стригои будут держаться от нас подальше. Я не имела понятия с каким количеством стригоев мы столкнулись и это сводило меня с ума. Когда мы почти дошли до другого кампуса, странная тошнота пронзила меня. Только я хотела сказать Кристиану, как стригой схватил его. Но Кристиан быстро среагировал. Пламя ударило стригоя в голову. Он закричал и выпустил Кристиана, пытаясь погасить пламя. Стригой не заметил, как я подошла с колом. Это заняло всего минуту. Мы с Кристианом обменялись взглядами.

Да. Мы жгем(прим.английский сленг).

Начальные классы кампуса оказались центром деятельности. Стригои и стражи активно сражались около одно из входов в общежития. На мгновение я замерла. Там было около двадцати стригоев и вдвое меньше стражей. Так много стригоев вместе…До недавнего времени, мы никогда не слышали, что они объединяются в тком большом количестве. Мы думали, что они объединились в большую группу умершего Исаи, но очевидно было не так. Я позволила себе застыть на мгновение, а потом ринулась в бой.

Эмиль стоял у бокового входа, отражая троих стригоев. Он был в синяках и ссадинах, и тело четвертого стригоя валялось у его ног. Я бросилась к одному из трех. Она не заметила моего приближения и я заколола ее без труда. Я везучая. Кристиан подпалил остальных. Эмиль сильно удивился, но это не остановило его от закалывания другого стригоя. Я взяла на себя следующего.

"Ты не должна была пускать его сюда", сказал Эмиль, когда мы спешили на помощь остальным стражам. "Морои не должны в это вмешиваться."

"Морои давно должны были сражаться сними", сказал Кристиан сквозь зубы.

Мы поговорим после. Все остальное было как сне. Мы с Кристианом переходили от схватки к схватке, сочетая его магию и мой кол. Не все наши убивали так быстро и легко, как мы в первый раз. Некоторые сражения были долгими и выматывающими. Эмиль держался с нами, и я честно сбилась со счета, скольких стригоев мы убили.

"Я тебя знаю."

Слова поразили меня. Во время этого кровопролития, никто из нас, друг или враг, не бросались словами. Говоривший стригой выглядел на мой возраст, но вероятно был раз в десять старше. Его светлые волосы доходили до плеч, а цвет его глаз я не разглядела. Радужка была красной, только это имело значение.

Моим единственным ответом был выпад колом, но он увернулся. Кристиан подпалил парочку других стригоев огнем, так что я нашла свое решение.

"Это так странно, но я до сих пор тебя помню. Я видел тебя пару лет назад, прежде чем обратился." Хорошо, не в десять раз старше, но если он видел меня когда был мороем. Я надеялась, что его разговор отвлечет его. Впрочем, он был очень быстрым для молодого стригоя. "Ты всегда вместе с девченкой Драгомир, блондинкой." Я ударила его ногой и увернулась прежде, чем он меня схватил. Он почти не двинулся с места. "Ее родители хотели, чтобы ты стала ее стражем, верно? Прежде чем умерли?"

"Я ее страж", хмыкнула я. Мой кол находился в опасной близости от него.

"Она все еще жива, тогда…ходили слухи, что она умерла в прошлом году…" Удивление в его голосе причудливо смешалось со злобой. "Ты не представляешь, какое вознаграждение я получу, добравшись до последнего Драг-Ааа!"

Он снова уклонился за секунду от удара колом в грудь, но на этот раз мне удалось так ударить, что кол проехался по его лицу. Я не убила его, но задела колом, настолько чувствительно, как-будто прожечь кислотой. Он закричал, но не ослабил защиту.

"Я вернусь за тобой, после того как покончу с ней", зарычал он.

"Ты никогда ее не получишь" зарычала я в ответ

Что то отталкивало меня в сторону - Стригой с которым боролся Юрий. Я оступилась, но сумела вонзить свой кол в сердце стригоя Юрия, прежде, чем он смог возвратить свое равновесие. Юрий задыхаясь поблагодарил, и затем мы оба вернулись к другим сражениям. Только блондин Стригой ушел. Я не могла его нигде найти. Другой занял его место, и только я стала направляться к нему, огонь охватил его, делая его объектом насмешек для моего кола. Кристиан вернулся.

"Кристиан, этот Стригой - "

- Я слышал,-задыхался он.

- Мы должны пойти к ней!

"Он запугивал тебя. Она в кампусе, окруженная новичками и стражами. С ней все будет хорошо."

- Но…

- Мы нужны им здесь.

Я знала, что он был прав - и я знала как тяжело ему было сказать это. Больше меня он хотел побежать к Лисе.Несмотря на хорошую работу, которую он делал здесь, я подозревала, что он предпочел бы направить всю свою магию в ее защиту, ограждая ее стеной огня, через которую Стригой не смог бы пройти. Я не успела глубоко почувствовать связь, но я почувствовала важные вещи: Она была жива, и она не испытывала боль.

Таким образом, я осталась бороться вместе с Кристианом и Юрием. Лиса всплывала в моем сознании, говоря мне, что с ней все было хорошо. Кроме этого, я позволила жажде сражения поглотитьь меня. У меня была одна единственная цель - Убить Стригоя. Я не могла позволить им войти в это общежитие, и при этом я не могла им позволить покинуть место сражения и получить возможность пойти в общежитие Лиссы. Я потеряла счет времени. Только Стригои, с которыми я боролась в данный момент имели сейчас значение. И как только один уходил, дело переходило к следующему.

Пока не осталось следующего

Я была раздраженной и опустошенной, в моем теле пылал адреналин. Кристиан стоял возле меня, глубоко дыша. Он не участвовал в физическом бою как я, но он использовал много магии сегодня вечером, и это потребовало много физических затрат. Я огляделась.

"Нам нужно найти остальных", сказала я.

"Больше никого нет", сказал знакомый голос.

Я повернулась и посмотрела в лицо Дмитрия. Он был жив. От страха за него, я еле сдерживалась. Мне захотелось броситься на на него и держать так близко ко мне, как это возможно. Он был жив, избитый и в крови, да, но живой.

Наши взгляды встретились на мгновение, напомнив мне, что произошло в домике. Я почувствовала себя постаревшей на сто лет, но в одном его взгляде, я увидела любовь и заботу-и облегчение. Он тоже беспокоился обо мне. Потом Дмитрий развернулся и указал на восток. Я проследила за движением. Горизонт стал розовым и фиолетовым. Скоро наступит рассвет.

"Они все умерли или ушли", сказал он мне. Он посмотрел на меня и Кристиана. "То что вы делали вместе-"

"Глупо было?" предположила я.

Он покачал головой. "Одна из самых удивительных вещей, что я видел. Половина из них твоя."

Я оглянулась на общежитие, пораженная количеством тел валяющихся вокруг. Мы убили стригоев. Мы убили многих из них. Смерть и убийство были ужасны…но я сделала то, что должна была. Я победила монстров, которые пришли после меня и это моя забота.

Потом я что-то почувствовала. Мой живот скрутило, но это было не так, как чувствовать стригоя. Это было что-то совершенно другое. Я повернулась к Дмитрию.

"Стригоев больше, чем тел здесь", сказала я слабым голосом.

"Я знаю", сказал он. "Мы потеряли многих людей, во всех смыслах этого слова."

Кристиан нахмурился, "Что ты имеешь в виду?"

Лицо Дмитрия стало одинаково жестким и печальным. "Стригои убили нескольких мороев и дампиров. А некоторых…некоторыз они увели."

Глава 25.

Умереть или отобрать.

Мало того что Стригои пришли и напали на нас, они убили Мороев и вампиров. Они еще и совершили похищение. Было известно что нечто такое Стригои делали. Даже у них были пределы того сколько кровиони были способны выпить за раз. Поэтому они часто брали пленных, чтобы сохранить для закуски на потом.Или иногда мощные Стригои, которые не желали заниматься грязной работой, посылали своих преспешников привести добычу. Каждый раз в таких случаях они нарочно забирали пленников с собой для более сильных стригоев. Какими бы не были причины, это означает одно, что некоторые наши люди еще живы.

Студентов, Мороев и дампиров, собрали вместе потому что некоторые здания были свободны от Стригоев. Даже взрослых Мороев загнали с нами, оставив стражей что бы оценить ущерб. Я отчаянно хотела быть с ними, что бы сделать что-нибудь со своей стороны, но мне ясно дали понять что нет. В этот момент я ничего не могла сделать, только ждать и волноваться вместе с другими. Это по прежнему казалось нереальным. Стригои напали на нашу школу, как же это могло случиться? Академия всегда была безопассной. Нас всегда этому учили. Она должна быть безопастной.Именно поэтому наши учебные годы были такие длинные и поэтому Моройские семьи переживали разлуки на протяжении большей части года. Это стоило того, что дети были в безопастности.

Это было теперь не так.

Понадобилось несколько часов чтобы посчитать количестов пострадавших, но эти сведенья стекались весь день. И числа… числа были ужасными. Пятнадцать мороев были убиты. Двенадцать хранителей были убиты. Группа из тринадцати человек, как Мороев так и дампиров было похищено. По оценкам стражей там было около пятидесяти Стригоев. это выходит за рамки и ошеломляет. Стражи нашли двадцать восемь тел Стригоев. Остальные по-видимому сбежали, так много жертв вместе с ними.

Для такого количества Стригоев наши жертвы были меньше, чем можно было ожидать. Несколько вещей за их спасение были зачтены нам. Одной из них являлось раннее предупреждение. Стригои едва проникли во внутренний двор школы, когда я предупредила Стэна. Школа отступала во внутрь быстро, и тот факт, что большинство уже были внутри из-за комендантского часа, помог нам. Большинство жертв мертых Мороев и взятыхв в плен были не в помещении когда произошло нападение.

Стригои не смогли сделать это во всех общежитиях, как сказал Дмитрий благодаря мне и кристиану. Они успели к разрущению одного из Моройских общежитий, именно того в котором жила Лиса. У сердце упало вниз, когда я услышала это. И хотя я чувствовала ее через нашу связь, все что я могла видеть, это ухмыляющегося белокурого Стригоя, говорящего мне что он собирается покончить с Драгомирами. Я не знаю что случилось с ним, атакующие стригои той группы не заполучили ее, к счастью, но там были жертвы.

Одной из них был Эдди.

"Что?" воскликнула я когда Адриан рассказал мне это.

Мы обедали в столовой. Я не уверена когда нужно обедать, с тех пор как кампус перешел на дневной график, из-за чего я потеряла чувство времени.В столовой было очень тихо, все разговаривали низким шепотом. Питание было единственной причиной, по которой студенты могли покинуть свои общежития. Позже здесь будет совещание стражей, на которое я тоже приглашена, но сейчас, я была ограничена как и мои друзья.

"Он был с вами ребята," сказала я. Я посмотрела на Лиссу почти обвиняюще. "Я видела его с тобой. Через твои глаза."

Она посмотрела на меня из-за лотка с едой, она не хотела есть, ее лицо было бледным и полным печали. "Когда стригои прорвались к нам, он и несколько новичков пошли вниз, чтобы помочь."

"Они не нашли его тело", сказал Адриан. Без издевки на лице, и в то же время без юмора. "Он был один из тех, кого забрали."

Кристиан Вздохнул и откинулся на спинку стула. "Почти тоже самое, что умереть."

Столовая исчезла. Я перестала видеть их. Все что я видела в этот миг, это комната в Спокане, комната в которой нас заперли. Они пытали Эдди и чуть не убили его. Это навсегда его изменило, повлияло на него как на стража. В результате он исключительно поднялся, но это стоило ему чувства юмора и чего то светлого, что было в нем.

А сейчас это повторяется. Эдди в плену. Он так рискова собственной жизнью, чтобы защитить Лиссу и остальных, отражая нападение. Я была далеко от общежития мороев, когда это произошло, но я чувствовала ответственность за него. Конечно я в долгу перед Мэйсоном. Мэйсон. Мэйсон умер у меня на глазах и не понимала, о чем его призрак предупреждал меня. Я не смогла спасти его и сейчас я потеряла его лучшего друга.

Я вскочила со стула и выкинула свой поднос. Темная ярость, с которой я боролась, взорвалась во мне. Если бы стригои были рядом, я бы убила их, даже без помощи магии Кристиана.

"Что случилось?" спросила Лисса.

Я посмотрела на нее с недоверием. "Что случилось? Что случилось? Ты серьезно спрашиваешь об этом?" В тишине столовой, разнесся мой голос. Люди оборачивались.

"Роза, ты знаешь,что она имеет ввиду," сказал Адриан, его голос был необычно спокойным. "Мы все расстроены. Сядь на место. Все будет хорошо."

На мгновение, я почти услышала его. Потом я избавился от этого. Он пытался использовать принуждение, чтобы охладить меня. Я впилась в него взглядом.

"Все не будет хорошо - пока мы что нибудь не сделаем с этим"

"Мы ничего не можем сделать" сказал Кристиан. Около него тихо сидела Лиса, все еще в шоке от того, что я огрызалась с ней.

"Мы займемся этим" сказала я

"Роза постой", позвала она. Она беспокоилась за меня и боялась. Это было мелочно и эгоистично, но я не хотела оставлять ее. Она хотела, что бы я была с ней. Она чувствовала себя со мной в безопасности. Но я не могла остаться, не сейчас.

Я выбежала из помещения на яркий свет улицы. Встреча стражей была через пару часов, но это не имело значения. Мне нужно поговорить с кем-нибудь сейчас. Я побежала к зданию стражей. Кто-то еще шел туда, так же как и я, и я вскоре встетела ее.

"Роза?"

Мое бешенство преобразилось в удивление "Мама?"

Моя известная мама страж, Джанин Хазэрвей, стояла в дверях. Она выглядела так же как и когда я ее видела на Новый год, ее вьющиеся красные волосы, которые все еще были короткими и ее лицо, загоревшее от солнца. Ее карие глаза казались более мрачными чем в прошлый раз, однако, который кое что говорили.

"Что ты здесь делаешь" спросила я

Как я и рассказывала Дейдре, у меня с матерью были трудные взаимоотношения большую часть моей жизни, в основном из-за расстояния, которого не избежать, когда родители стражи. Я возмущалась много лет, и мы все еще не были близки, но она была со мной после смерти Мэйсона, и я думаю, что мы обе зарание надеялись на то, что ситуация изменится в ближайшие годы. Она уехала после Нового Года, и после я слышала, она вернулась в Европу вместе с Szelsky которого охраняет.

Она открыла дверь и я пошла за ней. Ее манеры, как всегда были резкими деловыми. "Пополнение состава. Они вызвали дополнительное подкрепление."

Пополнение численности. Замена стражей, которые были убиты. Все тела были убраны: Стригои, Морои и дампиры, но дыры оставленные теми кто ушел (погиб и захвачен) были очивидны. Я еще видела их, когда закрывала глаза. Но она здесь, я поняла, что у меня есть возможность. Я схватила ее за руку, это поразило ее.

Мы должны пойти за ними. Спасти тех кто захвачен.

Она посмотрела на меня внимательно, немного нахмурившись, проявляя так свои чувства. "Мы не делаем такого рода вещей. Ты знаешь это. Мы должны защитить тех, кто здесь.

"А как насчет тех тринадцати? Не следует ли нам защитить их? Однажды ты участвовала в миссии спасения"

Она покачала головой. " Это было тругое. Мы имели след. Мы не знаем где искать эту группу."

Я знала, что она права. Стригои не оставили бы простой след. И всеже… у меня была идея.

"Они поставили защиту снова, верно?" спросила я.

Да, почти сразу же. Мы все еще не уверены, как она была взломана. Не было никаких кольев, используемых, чтобы проникнуть."

Я начала рассказывать свою теорию об этом, но она не поверила в мою историю с призраками. "Ты не знаешь где Дмитрий?"

Она указала на группу стражей, куда то спешащих. "Уверена, что он чем то занят.Каждый занят. И мне нужно им помочь. Я знаю, что ты была приглашена на собрание, но еще какое то время, держись в стороне.

"Буду…Но сначала мне нужно увидеть Дмитрия. Это важно, это сыграет определенную роль на собрании."

"Что это значит?" спросила она подозрительно

"Я не могу объяснить это… Это достаточно сложно. И займет много времени. Помоги мне найти его, и мы вместе позже тебе расскажем."

Моя мать не была счастлива услышать это. В конце концов, Джанин Хазервей не была тем, кому люди обычно говорили НЕТ. Но она тем не менее помогла мне найти Дмитрия. После событий зимнего перелома, я думаю, что она приехала, чтобы расценить меня более чем несчастный подросток. Мы нашли Дмитрия с другими стражами, изучщих карту кампуса и планирующих, как распределить недавно прибывших стражей. Было достаточно много людей, собравшихся вокруг карты, что он мог покинуть их.

"Что происходит? спросил он, когда я подошла к нему, он стоял не далеко от зала. Даже в разгар этого кризиса, когда беспокоишься о других, я могу сказать, это было частью его беспокоиться обо мне. "ты впорядке?"

"Я думаю мы должны начать спасательную операцию" я сказ

"Я знаю мы -

обычно не делаем этого. Да,да. И я знаю, что мы не знаем, где их искать… за исключением, я могла бы"

он спросил "Как?"

Я рассказала ему о том, как Мэйсон пытался предупредить нас прошлой ночью. У нас с Дмитрием не было возможности поговорить на едине, с тех пор как произошло нападение. У нас не было возможности поговорить о том, что случилось в домике. Я чувствовала себя странно, все что я хотела, обдумать все, но не могла. Не с тем, что сейчас происходит. Поэтому я старалась отогнать эти воспоминания о сексе, только они внезапно появляются и захватывают меня.

Я надеилась, что я выглядела клево и компетентно, я продолжала объяснять свои идеи. "Мейсон теперь не появляется, потому что стражи, поддерживают защиту, но так или иначе… я думаю, что он знает, где Стригои. Я думаю, что он смог показать нам, где они." Лицо Димитри показало мне, что у него были свои сомнения относительно этого. "Да ладно! Ты должен верить мне после того, что случилось."

"Мне все еще приходится не легко по этому поводу," он допустил. "Но ладно. Предположим, что это верно. Ты думаешь, что он может провести нас? Ты сможешь попросить его, и он покажет?"

"Да" сказала я. " Я думаю,что могу. Я сопротивлялась ему (Мейсону) все это время, но я думаю если я действительно постараюсь работать с ним, он поможет. Я думаю он об этом мечтал. Он знал, что защита слаба, и что Стригои лежали в Засаде. Стригои не могут быть слишком долеко от нас, они пережедают дневное время и где-то спятались. Мы могли бы до них добраться до того как пленные умрут. И как только мы окажемся достаточно близко, я смогу определить их местоположение" Затем я объяснила тошнотворное чуство, которое я ощутила в присутствии Стригоя.Дмитрий не оспаривал этого. Я думаю, что слишком много происходящих вещей подвергалось сомнению.

"Но Мейсона здесь нет. Ты сказала, что он не может пройти через защиту. Как он сможет нам помочь?" спросил он.

Я подумала об этом. " Выведите меня за ворота защиты."

После краткого пересказа Альберте о "расследовании чего-либо", Димитрий повел меня на улицу, и мы пошли длинным путем к выходу из школы. Никто из нас ничего не говорил, пока мы шли. Даже в разгар всего этого я все еще думала о хижине, и его объятиях. В некотором смысле это было частью того, что помогло мне со всем остальным ужасом. Я чувствовала, что на его душе было тоже.

Вход в школу состоял из длинного участка железной ограды, которая лежала прямо пред внешней защитой. Дорога, поворачивала в двадцати милях от основного шоссе, подходила к воротам, которые почти всегда были закрыты. Стажи имели здесь небольшую будку, и этот район контролировался в любое время суток.

Они были удивлены нашей просьбе, но Дмитрий настаивал, что это будет не надолго. Они раскрыли большые ворота, на время открывая пространство достаточное для прохождения не больше одного человека. Дмитрий и я вышли наружу. Головная боль почти сразу обрушилась на мои глаза, и я начала видеть лица и фигуры. Это было как в аэропорту. Когда я была вне защиты я могла видеть все души людей. Но я поняла это сейчас и я не боялась этого. Мне нужно контролировать это.

"Уходите" сказала я призракам, нависшим надомной. "У меня нет для вас времени, Уходите" Я вложила столько сил, сколько смогла в свою силу воли и голос., и, к моему удивлению, призраки поблекли. Слабый гул оставался, напоминая мне что они еще там, и я знала, что если я ослаблю защиту хотя бы на мгновение, они все снова окружат меня. Дмитрий наблюдал за мной с тревогой.

"Ты впорядке?"

Я кивнула и посмотрела вокруг. Тут был один призрак, которого я хотела увидеть.

"Мэйсон" сказала я "Ты мне нужен". Безответно. Я попробовала повторить тактику используемую с другими призраками. "Мэйсон. Пожалуйста. Помоги."

Я не видела ничего кроме дороги перед нами, обернутой в зимние мертвые холмы. Дмитрий показал мне взгляд с прошлой ночи, тот, который сказал, что он был глубоко обеспокоин моим психологическим здоровьем. И в действительности, в тот момент я также волновадась. Предупреждение прошлой ночью было заключительным доказательством для меня, что Мейсон был реален. Но теперь…

Минуту спустя, его форма материализовалась передо мной, она выглядела немного более бледной чем прежде. Впервые, с тех пор как все это началось, я была счастлива видеть его. Он, конечно, выглядел грустным. Также как и всегда.

"Наконец. Ты заставил меня поволноваться. "Он просто смотрел, и я сразу себя плохо почувствовала от того, что шучу. "Я сожалею. Я нуждаюсь опять в твоей помощи. Мы должны найти их. Мы должны спасти Эдди."

Он кивнул.

"Можешь показать где они находятся?"

Он кивнул снова и повернулся, указывая в направлении прямо позади нас.

"Они пришли через черный вход в кампус?"

Он кивнул еще раз, итак я знал что случилась. я знала как стригои попали внутрь, но не было времени подробно останавливаться на этом сейчас. Я обратилась к Дмитрию "Нам нужна карта", сказала я.

Он пошел назад через ворота и произнес несколько слов одному из стражей при исполнении служебных обязанностей. Мгновение спустя, он возвратился с картой и развернул ее. Она отражала расположение кампуса, вместе с окружающми дорогами и ландшафтом. Я взяла у него карту и протянула Мейсону, пытаясь держать карту горизонтально на пробивном ветру.

Единственная верная дорога из школы была прямо перед нами. Остальная часть кампуса была окружена лесами и крутыми утесами. Я указала на пятно позади оснований школы. "Это - то, где они вошли, не так ли? Где стража сначала сломалась?"

Мейсон кивал. Он протягивал свой палец и не касаясь карты, проклдывал маршрут через леса, которые обрамляли край маленькой горы. Спустя довольно долгое время в конечном счете маршрут привел к маленькой грунтовой дороге, которая присоединилась к автомагистрали между штатами на расстоянии в много миль. Я следила, куда он указал и внезапно засомневалась относительно использования его как гида.

"Нет, это не верно," сказала я. "Этого не может быть. Возле этих горных лесов нет никаких дорог. Они должны были бы идти пешком, и это заняло бы слишком много времени, чтобы идти от школы до этой другой дороги. У них не было бы достаточно времени. Они были бы пойманы дневным светом."

Масон покачал своей головой - очевидно, чтобы не согласиться со мной - и снова проследил маршрут от начала до конца. В частности он продолжал указывать на место не далеко от основания Академии. По крайней мере, это не было далеко на карте. Карта не была особенно детализирована, и я предположила, что место находилось вероятно на расстоянии в несколько миль. Он держал свой палец там, смотрел на меня, и затем посмотрел обратно вниз на карту.

"Они не могут быть сейчас там, утверждала я. "Это за пределами. Они должно быть проникли через черный ход,

но вышли через передний вход, потом сели в какое-нибудь транспортное средство и уехали(дословно увезли)."

Масон покачал своей головой.

Я посмотрела на Дмитрия, разочарованная. Я чувствовала, как у нас тикает время, а странные утверждения Мейсона о том, что Стригой были в нескольких километрах, на улице в дневное время, разжигало мой раздражительный характер. Я искренне сомневалась, что они получили палатки и устроили кемпинг.

"Есть какое-нибудь здание или что-нибудь такое здесь?" Я спросила, указывая на место, которое уазал Мейсон. "Он говорит, что они вышли на эту дорогу. Но они не могли туда добраться прежде, чем взошло солнце, и он утверждает, что они там."

Глаза Дмитрия глубокомысленно сузились. "Не то, чтобы я знаю." Он взял у меня карту и отнес ее другим стражам, чтобы согласовать с ними. Пока они разговаривали, я оглянулась на Мейсона.

"Лучше бы тебе быть правым насчет этого," предупредила я его

Он кивнул

"Ты…ты видишь их? Стригоев и их пленников?"

Он кивнул

"Эдди все еще жив?"

Он кивнул, и подошел Дмитрий.

"Роза…" был странный звук в голосе Дмитрия, поскольку он возвращал карту, слово он не мог полностью поверить тому, что он говорил. "Стивен говорит, что здесь есть пещеры прямо в основании горы."

Я встретила глаза Дмитрия, без сомнения выглядевшая столь же удивленной, как и он сам. "Они достаточно большие -"

"Достаточно большие для стригоев, чтобы скрыться до ночного времени?" Дмитрий кивал. "Да. И они всего в пять миль от нас."

Глава 26.

В ЭТО БЫЛО ПОЧТИ НЕВОЗМОЖНО поверить.Стригои были практически вправо от нас,ожидая сумерок,что бы убежать.Очевидно, в хаосе нападения, некоторые из них запутали их следы, пока другие вынудили же посмотреть как как -будто они, возможно, вышли бы через любое количество пунктов в университетском городке.Поймано в нашем собственном последствии, никто не давал, многое этой мысли. Защита была восстановлена.Что касается нас, Стригои уходили, и это было то, что имело значение.

Сейчас перед нами была неровная ситуация.Под нормальным состоянием, обстоятельства-не это массовое нападение Стригоев, мы никогда бы не преследовали их.Те, похищенные с целью шантажа Стригоями, были обычно списаны, как насмерть, и, так как моя мать подчеркнула, стражы редко знают, где найти Стригоев.В это время, однако, мы знали. Стригои были по существу в ловушке. Это предоставляло интересную дилемму(особый случай).

Что ж, это не было дилеммой для меня. Я честно не могла понять, почему нас не было в тех пещерах прямо сейчас, вспугнуть Стригоев и найти уцелевших.Дмитрий и я поспешно вернулись, озабоченные, чтобы начать действовать, но нам пришлось ждать, пока все стражи не собирались.

"Не мешайте им:" Дмитрий сказал мне, как мы должны были идти на встречу, что решит наш следующий курс действий. Мы стояли возле двери, выступая с низким голосам. "Я знаю, что ты чувствуешь. Я знаю, что ты хочешь что то делать. Но разглагольствования на них не подействует, это не поможет нам действовать.

"Разглогольствования?" Воскликнула я, забыв говорить тихо.

"Я видел" сказал он. "Этот огонь в тебе снова хочет кого то рвать на части. Это то что ты делала в той смертоносной борьбе. Но мы не боремся сейчас. Опекуны несут всю информацию. Они сделают правильный выбор. Ты просто должна быть терпеливее."

Часть того, что он говорит, правда. В рамках к подготовке к встрече, мы передали всю информацию, а затем наши сделали еще несколько поисков. Расследование показало, что несколько лет назад, один из учителей Морой учил геологию класса и нанес на карту пещеру, что дает нам все, что нам необходимо знать о них. Вход был в пяти милях от границы академии. Длинная пещера была примерно полмили длиной, дальняя сторона выпускала примерно в двадцати милях от грунтовой дороги, на карте. Там считалось, что оползни заблокировали оба входа. Теперь мы поняли, очистка входа, не будет слишком сложно для сильного Стригоя.

Но я не была уверенна, я верила, что Дмитрий сказал опекунам сделать правильный выбор. За несколько минут до начало заседания, я обратилась к моей маме.

"Пожалуйста" сказала я ей."Мы должны это сделать."

Она посмотрела на меня. "Если есть спасение, это не будет 'мы'. Ты не идешь".

"Почему? Потому что наше количество было задирой в первый раз, что не один страж не умер?" Она вздрогнула. "Ты знаешь, что я могу помочь. Ты знаешь, что я сделала. Мне осталась неделя до моего дня рождения и только несколько месяцев до окончания школы.Ты думаешь, что-то волшебное произойдет к тому времени? Мне необходимо еще несколько вещей для обучения, но я не считаю их достаточно весомыми, чтобы мешать мне помочь. Вы, ребята, нуждаетесь в большом количестве помощи, когда вы доберетесь, и есть многие другие новички, которые готовы помочь также. Приведите Кристиана, и мы будем не останавливаемыми."

"Нет", сказала она быстро. "Не он. Вы должны никогда не допускать участие Мороя, не говоря уже о молодых, как он."

"Но ты видела что он может делать."

Она не утверждает. Я видела нерешительность на ей лице. Она взглянула на время и вздохнула. "Позволь мне проверить кое-что."

Я не знала, где она была, но она опоздала на заседание на пятнадцать минут. К тому времени Альберта уже осведомила опекунов о том, что мы узнали. К счастья она пропустили подробности о том, как мы получили эти данные, так что нам не пришлось тратить время на объяснения. Макет пещеры был рассмотрен подробно. Люди задавали вопросы. Затем пришло время принять решение.

Я готовилась. Борьба со стригоями всегда означала полагаться на стратегию защиты. Мы нападали только тогда, когда нападали (на нас). Предыдущие аргументы за наступление всегда терпели неудачу. Я ожидала то же самое теперь.

Только этого не произошло.

Один за другим, стражи вставали и выражали свое обязательство учавствования в спасательной миссии. Когда они закончили, я увидела, что огонь говорил в Дмитрии. Все были готовы к борьбе. Они хотели этого. Стригои зашли слишком далеко. В нашем мире была только горстка мест, которые были безопасны: Королевский суд и наши академии. Детей посылали в такие места, как академия Святого Владимира с уверенностью в том, что они будут защищены. Эта уверенность была разрушена, и мы не будем защищать это, особенно если мы можем все еще спасти жизни. Нетерпеливое, победное чувство горело в моей груди.

"Хорошо, тогда," сказала Альберта, оглядываясь. Я думаю, что она была так же удивлена как и я, хотя она также была настроена на спасение. "Мы будем планировать маршрут и решать вопрос. У нас будет еще приблизительно девять часов дневного света прежде, чем они уедут."

"Подождите," сказала моя мать, вставая. Все взоры обратились на нее, но сконцентрировавшись она не моргнула ни ресницей. Она выглядела жесткой и решительной, и я очень гордилась ею. "Я думаю, что есть кое что, что мы должны обсудить. Я думаю, что мы должны позволить некоторым из старших новичков идти."

Это стало вызывать небольшой протест, но этот протест высказывало меньшинство. Моя мать предоставила аргумент, подобный тому, что я предоставилда ей. Она также утверждала, что новички не будут на линиях фронта, но будут выступать в качестве резервного блока, если какой нибудь Стригой вырвется. Стражи почти одобрили эту идею, когда она сбросила другую бомбу на них.

Я думаю, мы должны взять Мороя с нами

Селеста была ранена. Она имела огромную глубокую рану на стороне ее лица. В итоге был синяк, который я увидела на ней на днях, который казался подобно укусу москита. "Что? Вы сумасшедшая?"

Моя мать уставилась на нее со спокойным взглядом. "Нет. "Все мы знаем то, что Роза и Кристиан Озера сделали. Одна из наших самых больших проблем со Стригоями, по которым мы не может их убить - это их сила и скорость. Если мы возмем с собой мороя, владеющего огнем, мы сможем использовать маневр отвлечения внимания, который даст нам преимущество. Мы можем сократить их."

Начались дебаты. Мне пришлось напрячь каждую мельчайшую частицу самообладания, чтобы не участвовать. Я впомнила слова Дмитрия относительно моего не встревания. Однако, пока я слушала, я не могла успокоить свое растройство. Каждая минута была еще одной минутой на пути к Эдди и другим. Это была минута, в которую кто-то мог бы умереть.

Я повернулась в сторуну, где около меня сидел Дмитрий. "Они - идиоты," я шипела.

Его глаза были на Альберте, поскольку она дебатировала со стражем начальнго кампуса. "Нет", пробормотал Дмитрий. "Смотри. Перемены происходят на твоих глазах. Люди собираются запомнить этот день как поворотный момент."

И он был прав. Еще раз, стражи медленно осмысливали эту идею. Я думаю, что это была часть той той же самой инициативы, которая заставила их первыми начать бой. Мы должны были отомститьСтригоям. Это было больше чем наше сражение - это было также сражение мороев. Когда моя мать сказала, что она получила согласия многих учителей добровольцев - чтобы абсолютно не привлекать студентов для этого - решение было принято. Стражи шли за стригоями, а новички и Морои шли с ними.

Я почувствовала торжество и торжествовала. Димитрий был прав. Именно с этого момента наш мир будет меняться.

Но не за четыре часа.

"Многие, стражи идут", Дмитрий сказал мне, когда я еще раз выразила свое возмущение.

"Через четыре часаСтригои возможно решат перекусить!"

"Мы должны показать преимущество силы ", сказал он." Нам нужно каждое острие, которое мы можем получить. Да, Стригой могут убить еще пару человек, прежде чем мы туда доберемся. Я не хочу этого, поверь мне. Но если мы пойдем неподготовленными, мы можем потерять больше, чем пару жизней".

Моя кровь вскипела. Я знала, что он был прав, а я ничего не могла с этим поделать. Я ненавидела это. Я ненавидела быть беспомощной.

"Пойдем" сказал он, указывая на выход. "Давай прогуляемся"

"Куда?"

"Это не важно. Ты просто должна успокоиться, или ты будешь не в форме, чтобы бороться.

"Да? Ты боишься возможности выхода моей безумной темной стороны?"

"Нет, я боюсь выхода твоей нормальной стороны Розы Хэтоей, той, которая не боится выскочить, не думая, когда она считает,что-то правильным."

Я произнесла сухо. "Есть ли разница?

"Да. Второе пугает меня".

Я сопротивлялась желанию толкнуть его локтем. Половина моего сердца, хотела закрыть глаза и забыть обо всех обидах и кровопролитиях вокруг нас. Я хотела бездельничать в кровати с ним, смеясь и дразня, и чтобы ни одного из нас не волновало что- нибудь еще кроме друг друга.И все же это не было реальным. Но хотелось.

"Разве ты не нужен им здесь?"спросила я

"Нет. Сейчас они дожидаются остальных, и здесь более чем достаточно людей, чтобы составить план нападение. Это руководство твоей мамы".

Я проследила за его пристальным взглядом туда, где стояла моя мама, в центре группы стражей, указывающих срезкими, действенными движениями на то, что было похоже на карты. Я все еще не знала, что думать о ней, но сейчас наблюдая за ней, я не могла не восхититься ее преданностью. Не было ни одного из ненормального раздражения, которое я обычно испытывал возле нее.

"Хорошо, сказала я. "Пойдем".

Он повел меня по окружной вокруг университетского городка, и мы рассмотрели часть последствий. Большая часть повреждений была не университетскому городку непосредственно, конечно. Это было нашим людям. Однако, мы могли видеть некоторые признаки нападения: повреждения зданий, пятнам крови в неожиданных местах, и т.д. Самым примечательным из всего было настроение. Даже в ярком дневном свете, была темнота вокруг нас, тяжелое горе, что Вы могли почти дотянуться и ощутить. Я видела это на лицах всех мимо кого мы проходили.

Я ожидала, что Дмитрий возьмет меня туда где были некоторые из раненых. Он избегал этого, однако, и я могла предположить почему. Лисса помогала там, используя свою силу в маленьких дозах, чтобы излечить раненных. Адриан был также, хотя он не мог сделать почти столько, сколько она. Они наконец решили, что это стоило того, чтобы рисковать всеми знающими о духе. Трагедия здесь была слишком большой. Кроме того, так много о духе выяснилось при испытании, так что это вероятно только был вопрос времени.

Дмитрий не хотел что бы я была около Лиссы, в то время как она использовала свое волшебство, которое начало интересовать меня. Он все еще не знал, "ловила" ли я действительно ее безумие, но он очевидно не хотел рисковать.

"Ты сказала, что у тебя было теория о том как сломали защиту. " сказал он. Мы бы рассширили наш обход кампуса, недолеко от места, где вчера вечером встречалось общество Джесси.

Я совсем забыла. Однажды я соединила все вместе, причина была совершена очевидна. Никто действительно не задавал много вопросов об этом, пока что. Насущая проблема была в том, что бы получить новую защиту и позаботиться о соих людях. Расследование будет происходить позднее.

"Группа Джесси делала свои посвящения ( в общество Маны) здесь. Ты знаешь как их участие могло свести на нет защиту, поскольку элементы действовали друг против друга. Я думаю вот в чем разница. При посвещении они использовали все элементы, и я думаю, что это свело на нет защиту."

"Однако магия используется все время на территории кампуса", заметил Дмитрий. "Все элементы. Почему этого не произошло раньше?"

"Потому что магия как правило не воздействовала непосредственно на внешнюю защиту. (в смысле вблизи) Защита находится по краям, и две (магии) обычно не сталкиваются. Кроме того я думаю есть разница в том как использовать элементы. Магия это жизнь, поэтому она губительна для Стригоев и поэтому они не могут пересечь магическую защиту( дословно - ее). Магия при посвещении использовалась в качестве оружия. Т магия была учебной пыткой. Когда ее используют такого рода негативным образом, я думаю, что это сводит на нет хорошую магию" Я дрожала, вспоминая то тошнотворное чувство, которое я испытывала, когда Лисса использовала дух чтобы мучить Джесси. Это было неествественно.

Димитрий смотрел на сломанный забор, отмеченный одной из границ академии. "Невероятно, я бы никогда не подумал что это возможно, но это имеет смысл. Принципом в действительности является, токое же участие". Он улыбнулся мне "Ты много думала об этом"

"Я не знаю. Это как раз собралось воедино в моей голове." Я смотрела с негодованием, думая об идиотичной группе Джесси. Довольно плохо они сделали то, что они сделали Лиссе. Этого было достаточно, чтобы заставить меня хотеть пойти надрать их задницы (хоть теперь не убить их - я научилась некоторой сдержанности с прошлой ночи). Но это? Проникновение Стригоев в школу? Как могло, кое-что столь глупое и мелкое на их части привести к такому бедствию? Почти было бы лучше, если бы они попытались заставить это случиться, но нет. Это появилось через их ищущую славу игру. "Идиоты", пробормотала я.

Поднялся ветер. Я вздрогнула, и на этот раз это из за холодной температуры, а не мое собственное беспокойство. Возможно подходит весна, но она, безусловно, здесь еще не была.

"Давай вернемся в внутрь, " сказал Дмитрий.

Мы обернулись, и поскольку мы шли к сердцу среднего кампуса, я увидела ее. Хижину. Ни один из нас не замедлился потому что явно смотрел на нее, но я знала, что он так же остро осознает это, как я. Он доказал это, когда он заговорил мгновение спустя.

"Роза, о том, что случилось -"

Я застонала. "Я знала это. Я знала, что это случится".

Он посмотрел на меня испуганно. "Что должно было случиться?"

"Это. Часть, где ты выговоришь мне огромную лекцию о том, как то, что мы сделали, было неправильно и как мы не должны были делать этого и как это никогда не должно случаться снова." Пока слова не оставили мой рот, я не понимала, насколько я боялась, что он скажет это.

Он все еще выглядел шокированным."Почему ты так думаешь?"

"Потому что это - ты," сказал я ему. Я думаю, что я звучала немного истерично. "Ты всегда хочешь делать правильные вещи. И когда ты сделаешь неправильную вещь, то тогда ты должен исправить ее и сделать правильную вещь. И я знаю, что ты собираешься сказать, что то, что мы сделали, не должно было случиться и что ты желаешь -"

Остальная часть, что я, возможно, сказала бы, была подавлена, поскольку Дмитрий обхватил своей рукой мою талию и потянул меня к себе в тени деревьев. Наши губы встретились, и поскольку мы поцеловались, я забыла все о своих заботах и опасениях, что он сказал бы о том, что мы сделали, было ошибкой. Я даже- -, поскольку это кажется невозможным - забыла о смерти и разрушении Стригоев. Только на мгновение.

Когда мы наконец оторвались друг от друга, он все еще держал меня близко к себе. "Я не думаю что то, что мы сделали было неправильным," сказал он мягко. "Я рад, что мы сделали это. Если бы мы могли бы вернуться назад вовремени, я сделал бы это снова."

Чувство закручивались зжигая мою грудь. "Правда? Что заставило тебя передумать?"

"Потому что перед тобой трудно устоять," сказал он, явно позабавленный моим удивлением. "И…, ты помнишь, что сказала Ронда?"

Услышав ее доводы, был другой шок. Но затем я вспоминила его лицо, когда он слушал ее и что он сказал о своей бабушке. Я попыталась вспомнить точные слова Ронды.

"Что- то о том, что ты собираешься потерять что-то…" я очевидно, не помнила это так хорошо.

"'Ты потеряешь то, что ты ценишь больше всего, так дорожи этим, пока можешь.'"

Естественно, он знал это дословно. Я не обратила на эти слова тогда, но сейчас я пробовала расшифровать их. Вначале, я почувствовала волну радости: я была, то,что было для него важно. Затем я одарила его испуганным взглядом. "Подожди. Ты думаешь, что я собираюсь умирать? Вот почему ты спал со мной"?

"Нет, нет, конечно нет. Я сделал, потому что сделал… поверь мне, этого не из-за этого было. Несмотря на особенности-если даже

то правда -она была правой о том, как легко вещи могут измениться. Мы пытаемся сделать, то что окажется правдивым, или скорее, то что другие мнение являются правдивыми.Но иногда, когда это идет кем мы являемся…ты должен выбрать. Даже перед нападением Стригоев, я наблюдал за всеми проблемами, с которыми ты боролась, я осознал, сколько ты чувствовала ко мне. Это изменило все.Я так волновался насчет тебя-так, так волновался. Ты даже не представляешь. И это стало бесполезным, когда я понял,что не смогу когда-либо поставить любую жизнь Мороя выше тебя. Этого не должно было случаться, безразлично, как другие говорят, что это неправильно. И я понял, что это произойдет. Как только я принял это решение…не было пути вернутся обратно"Он колебался, кажется, перебирая его слова, так как он убирал мои волосы с моего лица. "Хорошо, чтобы поддержать меня. Я говорю о собственных чувствах. Я не намереваюсь действовать я знаю точно, почему ты сделала это".

"Я сделала это, потому что я люблю тебя", я сказала это,потому что это было очевидной вещью в мире. И действительно, это было.

Он смеялся. "Ты можешь подвести итоги в одном предложении, а я подбираю целую речь для выбора".

"Потому что это просто… Я люблю тебя, и я не хочу продолжать притворство,которое не люблю".

"Я не понимаю". Его рука упала с моего лица и нашла мою руку. Наши пальцы переплелись, и мы пошли снова. "Я не хочу больше лжи".

"А что будет дальше? Между нами, я имею в виду. После того как все это… со Стригоями…"

"Ну, как я ненавижу укреплять свой страх, но ты была права в одном. Мы не можем быть вместе, опять до конца учебного года, так и есть. Мы должны держаться на расстоянии друг от друга. "

Я чувствовала себя немного разочарованной этим, но я знала с уверенностью, что он был прав. Мы, возможно, наконец достигли точки, когда мы больше не собирались отрицать наши отношения, но мы могли едва выставлять это напоказ, пока я была все еще его учеником.

Наши ноги шлепали по слякоти. Несколько рассеянных птиц пели в деревьях, несомненно удивленных видеть такую большую деятельность где то здесь в дневное время. Дмитрий вглядывался в небо впереди, задумавшись. "После того, как ты получишь высшее образование и уедешь с Лиссой…", Он не закончил. Мне потребовался момент, но я поняла то, что он собирался сказать. Мое сердце почти остановилось.

"Ты собираешься попросить переназначения, не так ли? Ты не будешь ее стражем."

"Это - единственный способ, чтобы мы смогли быть вместе."

"Но мы фактически не будем вместе," указала я.

"Нам остающихся с нею дает нам ту же самую проблему - я беспокоюсь больше о тебе, чем о ней. Она нуждается в двух стражах, совершенно преданных ей. Если меня назначат где-нибудь в Суде, мы будем друг около друга все время. И в безопасном месте как этот, больше гибкости с графиком стража."

Плаксивая, эгоистичная часть меня хотела немедленно вскочить с тем, насколько это затягивало, но реально это не так. Не было никакого выбора, который мы имели, который был бы идеален. Каждый сталкивался с трудными выборами. Я знала, что было трудно для него бросить Лиссу. Он заботился о ней и хотел держать ее защиту со страстью, которая почти конкурировала с моей собственной. Но он заботился обо мне больше, и он должен был принести эту жертву, если бы он все еще хотел соблюдать свое чувство долга.

"Хорошо," сказала я, понимая кое-что, "мы могли бы фактически видеть больше друг друга, если бы мы охраняли разных людей. Мы можем получить свободное время. Если бы мы оба были с Лиссой, то мы обменяли бы эту возможность и всегда были бы раздельно."

Деревья редели впереди, это было досадно, потому что я не хотела отпускать его руки. Однако, волна надежды и радости начала цвести в моей груди. Это чувствовала себя неправильно после такой трагедии, но я не могла изменить это.

После всего этого времени, после всего страдания, Дмитрий и я собирались сделать эту работу. Всегда была возможность, при которой его могли бы назначить далеко от Суда, но даже в этом случае, нам все еще удастся иногда собрать некоторое свободное время. Время раздельно друг от друга было бы мукой, но мы заставим это работать. И это было бы лучше, чем продолжать жить во лжи.

Да, это действительно могло случиться. Все заботы Дейрдре обо мне борющеся с противоречивыми частями моей жизни не были бы ни для чего. Я собиралась получить все это. Лисса и Дмитрий. Мысль, что я могла быть с ними обоими, собиралась сделать меня сильной. Это несло бы меня через это нападение Стригоев. Я убрала бы это с глубины своего разума, как счастливый случай.

Дмитрий и я не говорили больше ничего некоторое время. Как всегда, мы и не должны были. Я знала, что он чувствовал то же самое счастливое возбуждение, что и у меня, несмотря на эту стойкую внешность. Мы почти вышли из леса, назад в виде других, когда он заговорил снова.

"Тебе скоро будет восемнадцать, но все-таки… "Он вздохнул." Когда это случается, многие люди не бывают счастливы ".

"Да, ну, в общем, они могут обсуждать." Слухи и сплетни я могла представить.

"У меня также есть чувство, что твоей матери придеться иметь очень некрасивый разговор со мной."

"Ты собираетесь осадить Стригоя, и моя мать та, которую ты боишься?"

Я могла видеть, что улыбка играла на его губах. "Она - сила, с которой надо считаться. Как ты думаешь ты получила это от нее?"

Я рассмеялась. "Это удивительно, но это и беспокоило меня тогда.

"Ты стоишь, поверь мне.

Он снова поцеловал меня,используя последние тени деревьев.В нормальном мире,это было бы счастьем,ром