Book: Форменное безобразие



Могильнер Маша

Форменное безобразие

Часть 1.


Офис начальника службы по чрезвычайным сверхъестественным делам, качественно отличался от того, что я ожидала увидеть. Я ждала полумрак, окна, завешанные темной материей, кальяны, расставленные на полу и столы, заваленные старинными манускриптами. На самом деле все было очень банально. Обычный офис, которых тысячи по всей славной столице нашей Родины. Евроремонт. Жалюзи на окнах. Большой директорский стол, заставленный стульями по периметру. Не было даже кондишна. Но что удивительно, стоило мне зайти и усесться, как жуткая жара перестала причинять, какое бы то ни было, неудобство. Казалось, вокруг меня образовалась максимально комфортная для моего тела температура, я тут же забыла об отвратительном зное, терзавшем Москву, больше двух недель и занялась своими насущными проблемами.

Лев Борисович, тем временем, внимательно рассматривал мои дипломы, сертификаты, и рекомендации. Времени на это ушло немало, так как он не ленился читать все, что там было написано, время от времени, посматривая на меня, поверх своих больших очков в роговой оправе.

— Впечатляет, — сказал он наконец, — отложив папку с документами в сторону. — Ничего не могу сказать, впечатляет. Два красных диплома- психология и лингвистика. Три языка. Как вам это удалось, Мария? Ничего, если я буду звать вас Марией?

Я терпеть не могу, когда меня так зовут, но хотела получить эту работу, поэтому улыбнулась и помотала головой.

— Ничего. Просто так получилось, что в нашем университете, мне предоставили эту возможность. Расписание было составлено очень удобно. Я могла посещать почти все лекции. И потом, — я решила быть честной, — не так уж сложно было учиться. Это же не МГУ.

— 4й кю по каратэ кекусинкай, занимались стрельбой и верховой ездой. Как я понимаю, физически, вы тоже достаточно хорошо развиты, — он доброжелательно посмотрел на меня, словно не замечая, моей совершенно неспортивной фигуры. — Скажу вам откровенно, таких отличных рекомендаций, я не видел уже много лет. Кто вас направил сюда, напомните?

— Алексей Петрович…

— А, Алексей Петрович. Как же, как же. Отличный специалист, уникум, — голос Льва Борисовича стал совсем доверительным. — Ну что ж, будем надеяться, что вы действительно так же хороши, как о вас отзываются.

— Знаете, — начала я осторожно, — я не знаю, что там написано, но мне бы не хотелось вас разочаровать. Я, конечно, буду стараться изо всех сил, но все-таки, я почти сразу же после института и хотя теории у меня в голове достаточно, у меня может просто не хватить опыта.

— А вот этого ты не бойся, — Лев Борисович любовно погладил кожаную папку с моими документами, — опыта у нас набираются быстро. Возьму-ка я тебя, на испытательный срок. Но у нас свои условия. Работа своеобразная, поэтому, мы предъявляем к своим сотрудникам несколько необычные с обывательской точки зрения требования, но силком никого не держим.

Я внимательно приготовилась выслушивать эти самые требования, ожидая самого худшего.

— Значит, в первую очередь, — Лев Борисович начал загибать пальцы, — наши сотрудники живут в квартирах, которые предоставляем им мы. Ты не волнуйся, квартиры у нас хорошие, меблированные, если тебе что-то не понравится, сможешь поменять. Квартплата небольшая, плюс за свет и коммунальные услуги.

Это было просто волшебно в городе, где снять однокомнатную квартиру в месяц стоило, по меньшей мере, 300 долларов.

— Во-вторых, — продолжал мой потенциальный работодатель, — рабочий день у нас, ненормированный. Это значит, что если работы нет, ты можешь спокойно сидеть дома и заниматься своими делами, но если есть, придется работать, в том числе и по ночам. Но, — продолжил он, — мы предоставляем трехнедельный отпуск три, иногда четыре раза в год, оплачивая поездку сотрудника. Мы всячески поощряем, иногда даже настаиваем, чтобы наши сотрудники отдыхали подальше от России. Затем, если ты останешься, тебе придется проходить повышение квалификации или учебные курсы, иногда несколько раз в месяц. И еще, Маша, скажи честно, у тебя какие планы по поводу личной жизни?

— Попала, — подумала я, — не замужем не берем, без детей, тем более, — но ответила честно. — Видите ли, тут ведь никогда не знаешь, как получится. Я вообще в Москву приезжать не собиралась, однако приехала, так что категорически нет, говорить было бы не разумно. Скажем так, замуж я не собираюсь, и личной жизнью пока не интересуюсь. Смотря на своих сверстниц, скажу честно, замужество- не то, к чему я стремлюсь. Во всяком случае, сейчас. А что, какие-то проблемы? — поинтересовалась я.

— Да, нет никаких проблем, и не думай, пожалуйста, что мы вмешиваемся в личную жизнь своих сотрудников. Просто, работа наша требует полной отдачи, и по совместительству ее выполнять очень сложно. А любовь это тоже работа. Так что давай договоримся. Если вдруг у тебя появится личная жизнь, ты проинформируй меня, ненавязчиво. А я учту это в твоих заданиях. Хотя сразу скажу, все вышеозначенные правила будут тебя касаться в том случае, если мы тебя примем на постоянный контракт.

— А какой испытательный срок? — рискнула спросить я.

Начальник задумался.

— Неделя. Да, — кивнул он, — думаю, недели нам хватит. Посиди пока тут, чаю хочешь? — я вежливо отказалась.

— Светочка, — крикнул он в распахнутую дверь, — позови Гарика, и сделай нам два чая с лимоном. Желательно со льдом.

Чай на столе появился мгновенно, в отличие от молодого человека лет двадцати восьми- тридцати, который предстал перед своим начальником к тому времени, когда моя чашка уже почти опустела. Впрочем, его заигрывание с симпатичной Светочкой были слышны в приемной достаточно долго, пока Лев Борисович громко не покашлял несколько раз. После особенно затянувшегося приступа кашля, этот товарищ все-таки соизволил зайти в кабинет к начальнику и, кинув мне, равнодушное «здрасьте», участливо обратился к боссу.

— Болеете? Что же, вы Лев Борисович то себя, в жару не бережете, болеть сейчас…

— Прекрати, Гарик, — шеф прервал поток излияний и кивнул на второе кресло, — садись.

Парень легко опустился в кресло стоявшее возле стены, закинул ногу на ногу и закурил.

Похоже, подобное поведение было здесь привычным, так как начальник ни жестом не выразил своего неудовольствия.

Некоторое время все молчали. Гарик смотрел на Льва Борисовича. Лев Борисович на Гарика. Ну, и я на Гарика. Симпатичный, довольно высокий парень, слегка напомнивший мне, какого-то актера. Обычная рубашка, джинсы. Ничего примечательного.

— Ну, что Гарик, — Лев Борисович прервал молчание, — знакомься. Твоя новая напарница. Маша, прошу любить и жаловать. И на первых порах сильно не придираться. Маша, это Гарик, тебе с ним предстоит работать эту неделю, и если он скажет, что ты подходишь, то скорее всего потом, вы будете работать вместе.

Гарик медленно посмотрел на меня, потом на босса, потом опять на меня. Затем резко встал, сел на край стола, наклонился к начальнику и негромко спросил.

— Это что, какая то шутка? Мне не смешно.

— Мне тоже Гарик, сейчас слишком жарко для шуток, — тон начальника стал заметно жестче, — это твоя новая напарница. У нее отличные показатели, рекомендации…

— Я только не понял, — Гарик спрыгнул со стола, — я с кем работаю с человеком или с рекомендациями. Вам что, все неймется? Я же просил. Мне нужен. Нормальный. Человек. Для. Работы. А вы мне институтку подсовываете. Седьмую по счету, между прочим.

— Я не институтка, — вступилась я за себя.

— Девочка, помолчи. Тебе сколько лет? — Гарик сел на корточки передо мной, взирая на меня, как на маленького ребенка.

— Двадцать шесть.

— Ага, не институтку, — казалось, лишь ковролин на полу не позволяет Гарику презрительно сплюнуть на пол

— Так, Гарик!!! — Лев Борисович повысил тон. — Мы уже много раз говорили, что нам надо готовить кадры сразу же. Сам жаловался, что приходится переучивать. Вот тебе человек с отличным потенциалом. Объясни все сам и вперед, работай.

Гарик посмотрел на меня еще раз.

— А что, посимпатичнее не могли прислать. Придется с каким-то чудищем работать. Девушка, — он опять присел передо мной. — Вам кто-нибудь рассказывал о пользе спортзала, ну, попку там подтянуть, животик убрать.

Пока я думала, насколько это этично затевать ссору или лучше драку в кабинете у начальника, который только, что меня взял на испытательный срок, Лев Борисович хлопнул ладонью по столу и приказал Гарику убираться. Вместе со мной, между прочим.

Поняв, что именно этот человек будет через неделю решать судьбу моего трудоустройства, я мысленно попрощалась и с оплачиваемой квартирой и с отпусками и с работой, о которой, я, кстати, по-прежнему ничего не знала.

— Ну, ты идешь? — донеся из коридора голос Гарика.

— Лев Борисович, — я все еще нерешительно топталась на пороге, — прямо сейчас начинать?

— А чего тянуть?

— Что за работа?

— Иди, Машенька, иди, — Лев Борисович улыбнулся. — Гарик все тебе расскажет.

И я пошла.

Добросердечная секретарша Светочка проводила меня до комнаты, заполненной металлическими темными шкафчиками с номерами на каждом, в которой пребывал мой новый напарник. И пребывал не в самом лучшем настроении.

— Что копаешься? Иди сюда.

Открыв один из ящиков, он достал большой черный рюкзак.

— Убожество, внешне напоминающее рюкзак, лучше положить сюда, — он резко сорвал мой рюкзак с плеч и кинул в ящик. — Это твой личный номер- СЛ13.

— Что такое СЛ 13? — полюбопытствовала я.

— Это значит стажер. Лето. 13 по счету. Поняла? Будешь задавать глупые вопросы, ящичек тебе не понадобится.

Я вновь решила проигнорировать его хамство, хотя ответить хотелось ужасно.

— Значит, смотри, — Гарик рывком распахнул рюкзак, — это твое снаряжение.

— Во-первых, передатчик, — он вытащил наушник с небольшим микрофоном. Сама понимаешь, для связи. Но тебе он не нужен. Одну тебя, вряд ли кто куда отправит. Дальше, — он продолжал выкладывать вещи, — проездной на метро на неделю. Нож. Аптечка. Коробка с леденцами. Ну, и тут куча мелочи по всяким карманам. Посмотришь сама, когда будет время. Это постоянная экипировка. Она может меняться. Завтра принесешь фотографии, тебе сделают читательские во все крупные библиотеки Москвы. Вопросы?

Я благоразумно промолчала.

— Тогда пойдем, — Гарик с грохотом захлопнул ящик и вышел. Я потащилась за ним.

Он не слишком следил за тем, чтобы я не потерялась, шагая по длинным коридорам и кивая на ходу знакомым. Но я почти не отставала и скоро мы вышли, на улицу к месту, которое при ближайшем рассмотрении оказалось гаражом.

— Привет, Санька, — Гарик кивнул парню, который копался под капотом какого-то автомобиля, явно спортивного и жутко дорогого.

— Здорово, Игорек, — парень вытер руку, протянул ее Гарику. — Привет, новенькая? — это уже относилось ко мне, но за меня ответил Гарик

— Новенькая, Борисыч вообще с катушек съехал. Подсовывает мне непонятно кого.

— Ну-ну, ты полегче, — парень приветливо улыбнулся, — ты не обращай внимания на Гарика, он у нас такой. Но вообще парень отличный.

— Я заметила, — пробурчала я себе под нос.

— Я, Саша, местный механик, иногда водитель по совместительству. Если тебя возьмут на постоянку, все вопросы по машинам ко мне.

— Спасибо, — я благодарно улыбнулась. — Мария.

— Разулыбалась! Что встала?! Пошли! — с небес меня быстро опустили на землю.-

Запоминай, наш бокс номер тридцать три. — Гарик нажал на какую-то кнопочку и дверь гаража поднялась, обнажая огромный серебристый внедорожник, кажется Тойоту.

Я, ожидая, пока он выведет машину из гаража, решила осмотреться. Гаражных дверей было достаточно, штук пятьдесят. Некоторые были открыты, демонстрируя свое нутро. Большинство машин стоящих там были иномарки, дорогие или очень дорогие. Правда, в паре-тройке затерялись старенькие потрепанные жигули.

— Чего стоишь? Тебе особое приглашение требуется, — резкий окрик оторвал меня от созерцания.

Я молча залезла в машину.

Снаружи она казалась еще больше чем внутри. Вспомнив дедушку Фрейда, я позволила себе криво улыбнуться. От Гарика моя гримаска, разумеется, не укрылась.

— И что это, вдруг мы такие веселые стали, позвольте спросить?

— Да так, вспоминаю курс психоанализа.

— И что у нас там в психоанализе?

— Да, ничего особенного.

— Нет, уж, — Гарик опять повысил голос. Интересно, это человек умеет разговаривать нормально или нет. — Будь добра отвечать не только за каждое слово, но и за каждый жест.

— Ладно, — сегодня я решила быть уступчивой, — согласно Фрейду, большие машины предпочитают мужчины, желающие компенсировать свои неудачи на сексуальном поприще.

— Уж кто бы говорил, — отозвался мой напарник, — на себя девочка, давно в зеркало смотрела. На тебя когда последний раз мужик внимание обращал? Наверное, года три назад, да и то, по большой пьяни. Знаю я таких отличниц, как ты. Мужики по жизни тебя динамили и вместо того, чтобы завести семью и рожать детей, ты у нас решила сублимироваться в работу.

— Ой-ой-ой, — с ядом в тоне был явный перебор, но сам напросился, — какие мы умные, знаем слово "сублимация".

— Поверь мне на слово, девочка, — Гарик резко развернулся ко мне, — нет ничего такого чего бы знала ты и не знал я.

— Тогда какого хрена, я тут сижу, — мой вопрос был скорее риторическим, но он на него ответил

— Вот и я не знаю, какого хрена ты тут сидишь. Будь моя воля…

— Гарик, — перебила я его, — я уже поняла, что было бы, если бы твоя воля. Но пока воля не твоя. Так, что может все-таки поедем куда- нибудь, и будь добр объясни мне, наконец, на какую работу меня взяли.

— Здесь я решаю кто, куда и когда едет, — завелся он.

Опять двадцать пять. Следующие несколько минут, я выслушивала все, что он думает обо мне, о Льве Борисовиче, который взял меня на работу, о жаре в славном городе Москва и о тщете всего сущего.

Наконец его словесный поток иссяк и мы поехали.

— Значит так, — заговорил он, вырулив на дорогу, — повторять не буду, так что слушай внимательно. Наша служба занимается чрезвычайными сверхъестественными делами. Ты у нас типа девочка образованная, и видимо в курсе всех мифов о так называемой нечистой силе. Кстати, запомни, называть их нечистой силой неэтично, нужно говорить. " индивиды с особой сутью", кратко «другие» или "прочие".

Я тихо хрюкнула от подобной политкорректности.

На этот раз Гарик меня проигнорировал и продолжал:

— Так вот. Они на самом деле существуют. И колдуны, и вампиры, и оборотни, и русалки и хрен, знает кто еще. Их целая туева куча.

— И вы что, защищаете от них людей? — спросила я.

— Иногда, очень редко. Чаще, мы защищаем их от людей. Или следим за тем, чтобы эти существа я имею в виду людей и прочих, не мешали жить друг другу. И чтобы люди пореже сталкивались с подтверждением существования таких индивидов. Грубо говоря, чтобы сообщения о сверхъестественных проявлениях не уходили дальше желтых газетенок.

— Типа люди в черном? С мигалочками, стирающими память?

— Типа люди в черном, — надо же, со мною согласились, — но без мигалочек. Что-то среднее между неким спецназом и отделом по связям с общественностью

— PR у нечистой силы?

— Во-во, — кивнул Гарик, — типа PR. Мы должны вовремя поймать происшествие, обезвредить, если надо, а потом объяснить всем участником, что это вполне научно объяснимо, нет повода для паники или радости. Быстренько послать телевизионщиков подальше вместе с журналистами. Успокоить гражданское население. И не дать натворить дел. Когда всплывают какие то волшебные вещицы, артефакты, бывает много неприятностей.

— Прямо таки ночной дозор!!! — вздохнула я

— Ага, размечталась! Ночной дозор это в книжке, все очень красиво и просто. Темные светлые, айда ушел. А у нас, все по-настоящему. Знаешь, кто причиняет нам больше всего неприятностей?

— Газеты?

— Если бы. Фильмы, и вот такие книги, типа ночного дозора.

— Каким это образом? — поинтересовалась я.

— Таким это. Начитается какой-нибудь крендель этих книг. Там, в любом случае, есть часть правды, сильно искаженной, но правды. И начнет пытаться пойти на темную сторону, найти вампиров или еще чего-нибудь похуже. Книги- то еще ладно, их не так много читают. С фильмами гораздо хуже. После Гарри Поттера, народ начал экспериментировать с заклинаниями и зельями. Ты не представляешь, что творилось. Или вот, сняли тут кино, про этот самый твой дозор и пошло- поехало. Раз в день, но кого-нибудь из глубоко транса выводили. В сумрак, им, видите ли, захотелось. Есть у человека какие-то способности, фильм посмотрит, появляется желание. Какие- нибудь ритуалы в книжке вычитает и все, пиши, пропало. Зависает в межсущностном пространстве. То есть, выйти то из этой реальности он сумел, а вот войти в другую, не очень. Так и висит там, как муха на присосках, — меня немного покоробило сравнение, но Гарик продолжал. — А мы их вытаскиваем, а потом объясняем о вреде введения себя в глубокий транс, ну и внушаем, чтобы больше такого не повторялось.



— Не повторяется? — мой тон был довольно ироничен. Мне с трудом верилось во все, что он говорил. Хотя человек я, по натуре, склонный к мистицизму. Я, конечно, верила во многое. Даже в Деда Мороза, честно верила в свои двадцать шесть лет, далеко в Лапландии. Но вот чтобы так, запросто посреди Москвы. На этот счет, у меня имелись серьезные сомнения.

— Представь себе, нет, мисс скептицизм. Я, кстати, один из лучших сотрудников.

— О да, я не сомневаюсь, — мне удалось сказать это почти без сарказма. С трудом, правда. — А почему, именно люди этим занимаются? Чего бы этим самым ведьмам и вампирам, самим себя не охранять?

— А я не сказал, что этим только люди занимаются. У нас и вампиры работают, и колдуны. В Питере в отделе, даже русалки есть.

— Подожди. Я не поняла. Вампиры, колдуны. Так мы что, типа с плохими работаем?

— Слушай, девочка, — взвился Гарик, — нельзя же быть, такой тупой. Надо меньше читать книжек и больше думать. Что тебе непонятно?

— Но ведь вампиры, они плохие, — неуверенно сказала я

— Скажи мне, англичане, они плохие?

— Да, не знаю. Разные бывают.

— Молодец, сообразила!!! Вот и вампиры разные. И колдуны, и оборотни и все остальные. Между прочим, попорядочнее многих людей. В большинстве своем, очень приятные существа. Во всяком случае, приятнее многих моих знакомых людей. Да, и твоих, уверен, — он не мог удержаться, чтобы не сказать мне гадость.

— Поняла.

В этот момент на приборной доске замигала оранжевая лампочка, и Гарик мгновенно отозвался в наушник

— Оранжевый, 33.Да, Жанночка, понял, где? Хорошо, я там буду, — он посмотрел на часы, минут через пятнадцать. Телевизионщики уже там? — Гарик буркнул что-то неразборчиво себе под нос. — Ладно, разберемся. Веди меня.

Проблесковый маяк на крыше, странного фиолетового цвета и инструкции в наушники позволили нам очень быстро домчаться до места. Мы оказались в каком-то дворе, перед обычным, ничем не примечательным 9- этажным домом.

— Какой этаж? Шестой? Квартира? Понятно, — Гарик вышел из машины и быстро пошел к дому. Я поплелась за ним, абсолютно не понимая, что происходит. В лифте, он все-таки решил кратко ввести меня в курс дела.

— Девочка играла где-то на старой помойке, родители на работе. Она нашла симпатичную резную дудочку из кости, пришла домой решила в нее подудеть. Дудочка оказалась сильным артефактом- такие были у индийских военачальников. Откуда она взялась здесь непонятно. Ясно одно- на звук сползаются змеи в радиусе нескольких сот километров. Все было бы хорошо, если бы рядом не было выставки насекомых и змей. Продолжать?

— Не надо, — я сглотнула.

— Я беру телевизионщиков, ты- соседей, потом помогаешь мне, поняла?

Я кивнула, лифт остановился и открыл двери, показывая мне толпу народа, среди которой мелькал здоровый мужик с камерой в руке, а рядом бегала маленькая девушка с микрофоном.

— Добрый день, — я и не знала что у Гарика мог быть такой уверенный и спокойный голос. — Социальная служба, у кого какие проблемы?

— У всех проблемы, — заверещала старушка в углу, — вон гады сползлись сюда ото всех краев, жизни не дают. И так пенсия крошечная, воды нет, Чубайс свет отключил…

Гарик метнул на меня зверский взгляд и я сразу включилась в работу. Он же тем временем, о чем-то беседовал с девушкой телевизионщицей, доверительно приобняв ее за талию. Девушке похоже это нравилось, так как она не спешила отстраняться, а придвигалась еще ближе.

— Я уж писала, писала. Ну, подождите, я вот до президента дойду, он вам всем покажет, — вопль резвой бабульки переключил мое внимание. Гул соседских голосов выразили свое согласие с зачинщицей паники.

— Бабушка, ну, не стоит так волноваться, — подошла я к ней. — Мы сюда специально приехали, чтобы разобраться со всем, что вам не нравится. Только вы так быстро не говорите, а то я не успею записать.

— Правда запишешь? — бабка посмотрела на меня, прикидывая, можно ли мне доверять. Что-то во мне ее убедило, что можно, поэтому, она начала дублировать речь про пенсию, свет и гадов, уже лично мне. К счастью, на пониженных тонах. Толпа соседей, человек семь-восемь, замолчали, тревожно вслушиваясь в правильность бабкиного изложения, поддакивая время от времени.

Через полторы минуты, я решительно ее остановила.

— Граждане соседи, — громко сказала я, чтобы было всем слышно. — Ситуация держится под контролем. Я знаю, что у вас, у всех накопилось то, что вы хотите высказать. Я предлагаю вам разойтись по квартирам, и изложить ваши претензии в письменном виде, потом я пройдусь по квартирам, соберу ваши послания и передам вышестоящему начальству.

— Про что писать-то? — спросила высокая женщина лет сорока

— Про проблемы ваши пишите. Что нравится, что не нравится. Какие претензии к ЖЭУ? Тепло ли в квартире, капает ли с потолка. Вовремя ли платят зарплату? В общем, все, что волнует лично, именно вас. Давайте, я запишу номера ваших квартир.

— А план по реорганизации Совета Федерации можно? — спросил дедок в надвинутой на брови шапке ушанке. Очень по погоде.

— Нужно, — великодушно разрешила я, — и обязательно выскажитесь по поводу ситуации на мировых политических аренах. Только, — я подняла руку, — мы здесь будем недолго, давайте расходитесь по квартирам и пишите. Через сорок минут, я соберу все листы.

Люди, переключившись на свои личные проблемы, разошлись по домам, забыв о том, что их собственно из квартир вытащило

Гарик тем временем, разобрался с телевизионщиками. Не знаю, что он им сказал, но девушка, загадочно улыбнувшись ему на прощание, защебетала что-то своему спутнику. Тот пожал Гарику руку, и они ушли. Мы остались в полном одиночестве.

— Значит так, — Гарик развернулся ко мне, — ситуация такова. Я должен аннулировать действие артефакта, для этого мне нужно, чтобы он не использовался девочкой, но чтобы она не выпускала его из рук и должно быть присутствие третьего лица, в энергетическом поле артефакта, поняла? Делай что хочешь, но чтобы и ты, и девочка за эту дудку держались, желательно обеими руками.

— А почему бы нам просто не отнять эту дудочку и изловить всех змеюк?

— Потому, умная ты моя, если ты забыла, ее применяли индийские военачальники. Они знаешь ли натравливали милых ползучих зверюшек на тех кто им не нравился. — Гарик посмотрел на меня явно прикидывая, можно ли натравить "этих милых зверюшек" на меня. — И если девочка отпустит эту дудочку, то у нас будет целая толпа разъяренных гадов и уж конечно, эти чудные создания покусают ее, а если ты не войдешь с дудочкой в контакт, то они покусают нас и всех соседей, которые сейчас пишут о своих проблемах. Пошли.

Когда мы попали внутрь квартиры, мне показалось что это чья-то дурацкая шутка. Ну, сидит девочка десяти лет, посреди комнаты, ну играет она на дудочке, ну смотрит на пол, задумчиво так, и что?

Только через несколько мгновений, я осознала, что пол шевелится. Происходящее в комнате напоминало зал консерватории при аншлаге. Солистка сидела на табуретке и выдавала звуки различной долготы и противности, а благодарные слушатели в виде представителей класса пресмыкающихся кивали в такт своими головами. Причем стоило девочке прекратить играть, как зрители недовольно шипели и делали недвусмысленно агрессивные движения

— Ты, извини меня, конечно, Гарик, — прошептала я, — только тут не выставка змей, а зоопарк целый. Их же здесь больше, чем в пустыне Сахара, в жаркий день на солнцепеке?

— В Сахаре, на солнцепеке, змей не так уж много, — прошипел Гарик и сделал пару шагов, побеспокоив зрителей на галерке. Но те поглощенные музыкой, не обратили на наглеца никакого внимания.

На секунду у меня мелькнула надежда, что кто-нибудь из этих змеюк, по виду, сильно ядовитых, кусанет моего славного напарника. И существа на полу показались мне более симпатичными. Но потом, сообразила, что тогда, я останусь с ними наедине и стала следить за действиями Гарика. Он, тем временем не спеша, пробирался ко входу на кухню. Расположившись у двери, он разложил черных кейс, наполненной какой-то странной субстанцией и сказал мне:

— Давай, работай. Она может прерываться на двадцать секунд, без последствий.

— Здравствуй, девочка, — обратилась я к ребенку. — Как твои дела?

Грозный рык Гарика сзади, показал мне, что я не на том пути.

— Не волнуйся, — я решила избрать иное направление, — меня зовут Маша, а вон там- дядя Игорь. А тебя как зовут?

Девочка на секунду оторвалась от дудки

— Катя.

— Катенька, какая у тебя красивая дудочка. Давай, мы вместе на нее посмотрим.

— Не дам, — девочка Катенька оказалась на редкость «приятной» девочкой. Такого отвратительного голоса, не было даже у избалованных американских чад, с которыми я бэбиситела. — Это моя дудочка. Я на ней играю, и змейки меня слушаются. А если ты заберешь, то они тебя будут слушаться.

— Катенька, — продолжала я сладким голоском, — я не буду у тебя забирать эту дудочку, я просто посмотрю, пока ты ее держишь

— Нет! — категорично ответила Катенька и продолжала издавать отвратительные какофонические звуки с энтузиазмом юного меломана.

— Как я смотрю у тебя полное согласие, с этим чудным ребенком, — голос сзади был полон ехидства. — Забыл добавить. Действие этой дудочки тоже ограничено. Можешь считать, подзарядка кончится. Так что, либо ты все-таки делаешь что-то, либо эти милые змейки во главе с Катенькой, кидаются на нас.

Я попыталась оценить ситуацию. Я стою, в квартире переполненной змеями, передо мной сидит 10-летний ребенок, которому совсем не страшно, а даже интересно (видимо, будущий работник серпентария) и не желает сотрудничать. А сзади меня, сидит полновесный змей Гарик и будничным тоном сообщает мне о нашей возможной, крайне скорой кончине.

Надо было что-то делать. Я осмотрелась. Обычная квартира обычных людей. Явно ниже среднего достатка. Но обилие дорогих игрушек разбросанных по полу, и фотографии с милой Катенькой, развешенные по всему дому, говорили о том, что ребенок в семье один и крайне балованной.

— Что ж, — подумала я, — бывать не бывать. Хватательный рефлекс у таких детей должен быть развит отлично.

— Гарик, — позвала я, — ты готов. Сколько времени нужно держать эту дудку?

— Минуту точно. Лучше полторы.

— Тогда жди, — сказала я, и направилась в гущу событий, то есть в змеиный партер.

— Значит так, Катенька, — решительно заявила я, — мне эту дудку надо. Так что давай ее сюда, и побыстрее

Но Катеньку мое заявление лишь воодушевило, на какой то очередной пассаж, который очень понравился в бельэтаже.

— Ты плохая девочка, — я угрожающе надвигалась к ней, пытаясь не потоптать змеек, — и я у тебя эту дудку отниму.

— А вот и нет, — захныкала Катенька, вцепляясь в эту дудку, как я, в бутылку минералки после праздника.

— А, вот и да, — я таки вцепилась в этот хренов артефакт,(будь он неладен) пытаясь соразмерить силу и не вырвать у девочки заветный предмет. Ага. Не стоило, даже бояться. Думаю, бультерьеру, она конечно уступила, но с бульдогом бы справилась. Катенька сжала эту дудку, с давлением в три атмосферы, и дернула на себя. Мне оставалось лишь изо всех сил сопротивляться этой непобедимой стихии, надеясь, что я продержусь эти самые полторы минуты.

Я так увлеклась этим занятием, читайте, сжиманием зубов, чтобы Катенька не выдрала у меня эту палочку из рук, что не заметила, как пол очистился.

Куда девались эти змеи, мне, честно говоря, было не особо интересно. Главное, что они куда-то девались. Катенька, почувствовав что-то неладное, приложила очередное усилие, и боюсь, что моя следующая фраза была не предназначена для ушей десятилетнего ребенка, как впрочем, и фраза из уст Гарика, скорее всего, символизировавшая конец работы. Во всяком случае, он подошел к нам.

— Катенька, — сказал он, — а мне, ты дудочку не дашь?

Катенька с остервенением помотала головой, продолжая сопротивляться.

— А я тебе дам, вот такую, огромную конфетку.

Гарик достал из кармана, мечту любого ребенка, включая меня. Огромную плитку молочного шоколада с миндалем и воздушным рисом.

— А? — подобный обмен показался Катеньке интересным, и она протянула свою ручонку к блестящей обертке, хотя видно было, что она еще колеблется. Я сделала тоже самое. В смысле тоже потянула ручонку.

— Знаешь, Катенька, — сказала я ей, — ты пожалуй, забирай свою дурацкую дудку, а шоколадку, я возьму себе.

— Нет уж, — заорала девочка Катенька, бросила дудку, которую я с трудом подхватила и сразу же отдала Гарику. Катенька, тем временем, откусывала неестественно огромные куски от шоколадки, и совершенно не собиралась предложить нам попробовать.

— Ты ничего не забыла, — Гарик посмотрел на меня, — ты тут что-то обещала сделать.

— Я? Ах да, — вспомнила я и пошла собирать заявления. С трудом отбившись от нескольких бабушек, сажавших меня пить чай и дяди Коли, который сделал мне предложение руки и сердца, я вернулась в квартиру запихивая бумаги в папку.

Катенька мирно похрапывала, а Гарик что-то шептал ей на ухо, от чего она блаженно улыбалась.

— Чего это она вырубилась? — поинтересовалась я.

— Знаешь ли, того снотворного, которое было закачено в эту шоколадку, хватило бы даже на твой вес, не то, что на маленького ребенка.

— Так там было снотворное?!!!! Что ж ты мне не сказал, а если бы я оттяпала кусочек, — я понимала, что подобное поведение не подходит для данной ситуации, но легкая истерика у меня все-таки была, и я не контролировала свои эмоции, мысли и речь. Я испугалась задним числом, вспомнив, что панически боюсь змей. И моя шутка казалась мне очень милой и безобидной. Но у Гарика было другое мнение.

Он толкнул меня к стенке коридора и надавил рукой на горло.

— Ты девочка, думаешь, что это все смешно? Да? — шипел он мне на ухо, — для тебя это хиханьки да хаханьки? Ты, плохая девочка… я у тебя отниму…. Я хочу сожрать эту шоколадку? Ты что, не понимаешь, что это не игра? — он надавливал все сильнее и дышать становилось трудно.

— Но это же помогло, — просипела я.

— Тебе просто повезло. Ты- худший стажер за всю мою практику, — он отпустил руку, и следующие несколько секунд, я восстанавливала дыхание. А Гарик продолжал, — ты полное ничтожество. Я не видел никого тупее, уродливее…

Тут я не выдержала. Мое терпение кончилось. Постоянные оскорбления и комната полная змей сделали свое дело. Я попыталась его ударить. К сожалению, он этого ждал и перехватил мой кулак.

— Знаешь, чего ты не понимаешь? — он посмотрел мне в глаза. — Если бьешь, значит бить нужно так, чтобы вырубить противника или быть готовым к его атаке. Потому, что когда твой соперник блокирует удар, он бьет сам, — видимо, чтобы я поняла лучше, он меня ударил. Хорошо так. Сначала под дых, а потом в челюсть. Конечно же, рассек губу, и конечно же потекла кровь.

Вы думаете, меня это остановило? Нет, конечно. Может Гарик был прав, когда говорил о моей тупости? Я еще раз попыталась его ударить, он еще раз уклонился и еще раз ударил меня. На это раз только по челюсти. Губы не пострадали.

— Молодец, — я медленно сползала по стенке, — ударил девушку. Да, ты герой.

— Запомни, — он рывком поставил меня на ноги, — здесь, нет девушек, нет парней. Есть только сотрудники. Все, точка. Нам пора ехать, — кинул он мне, — и не надо заливать чужую квартиру, своей кровью.

Аргумент был весомый, поэтому я вышла в подъезд и начала медленно спускаться по лестничной площадке, обдумывая, сообщать ли Льву Борисовичу, что я ухожу, или он сам догадается, когда, я не выйду на работу.

Гарик ждал меня внизу, сидя в машине.

— Ты где ходишь? — как же один человек может достать за один день.

Посчитав вопрос риторическим, я промолчала, и направилась на поиски ближайшей станции метро, надеясь обнаружить по дороге аптечный киоск и привести себя в относительный порядок.

— Ты куда пошла? — донеслось до меня. — Нам нужно вернуться в офис, вернуть снаряжение, доложить о проделанной работе.

— Да идите вы с этой работой, — я пыталась остановить кровь из рассеченной губы.

— Умница девочка, ты все поняла. Уходишь, да? Иди, Иди. Давай, давай. Вперед. Иди домой. Только не забудь ледик приложить, а то губку-то разнесет.

— Откуда в одном человеке столько злости? — подумала я, и поняла чего именно Гарик добивался. Этот подонок хотел, чтобы я оставила работу. И первый раз в жизни, я решила сделать что-то кому-то назло. Я всегда понимала, как это глупо. Но сейчас я решила, что пока меня не выгонят, сама я не уйду. Не могла же я отказать себе в сомнительном удовольствии попортить Гарику жизнь. Правда, пока, у него это получалось лучше. Портить жизнь мне, я имею в виду.

— Не, а оис, — речь была неразборчивой. Говорить было больно.

— Что?

— В офис я, ты еще и глуховат?.- с взаимной вежливостью на сегодня было покончено. Окончательно.

— Так, куда ты идешь? Быстро в машину.



— Я на метро лучше, мне так больше нравится. У меня даже проездной есть, — сарказм из меня бил ключом.

— Так, быстро в машину, — Гарик вылез из кабины, придерживая одной рукой дверцу, другой- вынимая пачку сигарет

— Какой у тебя недоброжелательный тон, Гарик, — я медленно подходила к нему, — очень недоброжелательный. А я с такими дядями, в машинах не езжу.

Мы оказались лицом к лицу.

— Я сказал. Быстро. Садись. В машину, — он говорил очень тихо, но казалось, что каждое слова выходило из-под хлыста.

Окровавленной рукой я залезла к нему в сигаретную пачку, вытащила сигарету, и прикурила от зажигалки, которая лежала в той же пачке. Глубоко затянулась.

— Игорь, а колесо от троллейбуса тебе не надо?

Вы не поверите, но он не нашел, что ответить. Поэтому, повернувшись, я заковыляла к метро, думая, что если в первый день работы я дважды употребила не свойственную для себя лексику, то, скорее всего к концу недели, я буду материться как сапожник.

По пути я вспомнила, что у меня в рюкзаке была аптечка. В ней было даже зеркальце, так что я постаралась привести себя в порядок, и пошла к метро.

Видимо, мой вид был настолько странным, что даже обычно ко всему равнодушные пассажиры московского метрополитена смотрели на меня исподволь, прикидывая, насколько я опасна.

Я же, не обращая внимания на косые взгляды, рассуждала, как буду жить дальше.

По-видимому, ближайшую неделю хреново. Если конечно выживу. И если этот хорек Игорек будет и дальше распускать руки, то мне придется очень долго работать не только на лекарства, но и на пластическую хирургию

Вообще-то, я отвыкла от подобных ударов. Ну, конечно когда я ходила на тренировки, были спарринги. Стиль, которым я занималась, предполагал полный контакт без всякой защиты. И в спаррингах я часто стояла с парнями, причем с ними стоять мне нравилось гораздо больше Они все-таки щадили меня, в отличие от девчонок, которым перевести учебный спарринг в полноконтактный бой было раз плюнуть, и рубились они ой-ой. Их кровь не останавливала. Почему-то ударить девочку для меня, было гораздо сложнее, чем вмазать парню. Они все-таки побольше. Да и ответ, обычно, был менее болезненный.

Но то были тренировки, ну, пусть даже соревнования.

Но чтобы так, просто, ни с того не с сего взять и влепить?! Такого со мной еще не было. Интересная, как я посмотрю, у меня работа. А как все хорошо начиналось.

После того как я закончила учебу в университете, мне повезло, и я выиграла грант, позволивший мне, последующие два года провести, путешествуя по Америке и Европе, посещая лучшие библиотеки. Потом я поняла, что соскучилась и вернулась домой. Но жизнь на чужбине, окончательно отвратила меня от города, в котором я выросла и училась, поэтому, скрепив сердце, я перебралась в Москву, которую честно сказать никогда не любила за ее многолюдность и еще несколько десятков качеств, не вписывавшихся в мою идеальную картину мира. Почти перед отъездом, меня нашел мой преподаватель по религиоведению, с которым у меня всегда были отличные отношения. Он спросил, есть ли у меня работа, и предложил обратиться к его товарищу, который просил рекомендовать ему таких студентов как я.

— Каких таких? — я попыталась уточнить, но Алексей Петрович отмолчался сказав лишь, что на его памяти я первая, кто подходит под необходимые требования..

Так я оказалась сначала в кабинете Льва Борисовича, потом с Гариком в одной машине, а потом в вагоне метро с расквашенной мордой.

До офиса я добралась относительно быстро. Располагался он, в самом центре на тихих улочках возле Пушкинского музея, и в первый раз мне пришлось достаточно долго попотеть, прежде чем я сообразила, куда именно нужно сворачивать.

Дворик был пуст, и я со страхом подумала о том, как же мне добраться до комнаты со шкафчиками, в которой лежали мои вещи. Поистине, человек не знает, на что способен, так как я нашла и эту комнату. Было не так уж поздно. На собеседование я пришла к четырем, вся наша эпопея заняла еще часа три, так что на улице было еще светло, и внутри здания, казалось, кипела жизнь. Шумели телефоны, где-то работала копировальная машина, но вокруг никого не было.

Вот он шкафчик СЛ 13. Открыв его, я взяла свой, такой родной рюкзак и положила служебный рюкзак обратно в шкаф. И тут я вспомнила, что внутри него лежит кипа писем, которые я обещала передать вышестоящему начальству. А обманывать людей не хорошо. Тут, мысль о том, что придется идти в кабинет к Льву Борисовичу, где скорее всего сидит Гарик с недовольной мордой, вызвала во мне такой приступ ярости, что я начала отчаянно колотить дверцей шкафчика.

Не знаю, сколько бы это продолжалось, но сзади раздалось осторожное покашливание и кто-то спросил

— Что-то случилось?

Обернувшись, я обнаружила Льва Борисовича, с удивлением смотрящего на меня.

— Что случилось, Маша? — он повторил свой вопрос.

— Да вот, Лев Борисович, — замялась я, — замок заело, никак не могла закрыть. Решила по старинке, с помощью пинка. Но и это не помогло.

— Это очень просто, Машенька, — улыбнулся мой шеф, — ты закрываешь дверцу и нажимаешь чуть сильнее обычного. Вот так, — показал он. Естественно замок щелкнул, дверца заперлась, и все остались довольны.

— Спасибо вам, кстати, вот, — я протянула ему пачку жалоб квартиросъемщиков, — знаю, что бред и не по адресу, но я же обещала.

— Спасибо, — он аккуратно взял листы бумаги и сложил их себе в портфель. — А что это у тебя с лицом? — он заметил мой не совсем "здоровый вид".-Какие-то проблемы?

— Да нет, — я попыталась улыбнуться, хотя рассеченная губа не дала это сделать, — это я как обычно, по неосторожности, споткнулась и упала. Спешила очень.

— Ты будь осторожна, — Лев Борисович внимательно посмотрел на меня. — Ну, удачи тебе. Иди домой, завтра приходи часикам к 11, сегодня у тебя был тяжелый день, выспись.

Слово начальства для меня закон. Поэтому, я с удовольствием вышла на все еще душные улицы мегаполиса. Москва остывала после дневной жары, время было около восьми часов, но даже сумерки не приносили желаемой прохлады. Отчаянно хотелось домой, где с тобой нормально разговаривают, и не бьют по лицу.

К счастью для меня, в Москве уже давно жила большая часть моих друзей, поэтому проблем с жильем у меня не было, и я как обычно поехала в наше маленькую, но ужасно уютную квартирку в Свиблово, пытаясь придумать, что же я скажу по поводу своих рабочих травм. Дома меня ожидала записка, гласящая, что народ пошел куда- то тусовать, поэтому я наскоро выпила кефира (другую пищу мой изуродованный рот просто отказался принимать), и завалилась спать.

Следующим утром, чувства мои были двояки. С одной стороны я была счастлива, так как во — первых выспалась, а во-вторых поняла, что у меня есть еще куча времени, чтобы спокойно принять душ, позавтракать, и просто побродить по квартире. С другой стороны, когда я заглянула в зеркало, я искренне порадовалась, что мои, уже ушли на работу. На меня смотрело Оно. Хотя нет, преувеличиваю, конечно. Все было не так страшно. Но на челюсти все-таки переливался здоровенный синяк, и губа была разбита, поэтому такая простая процедура как чистка зубов стала для меня целым событием!!! После этого, мысли о завтраке испарились сами собой, и я вновь ограничилась кефиром. Зато позволила выкурить себе сигарету.

Взглянув на часы, я поняла, что у меня больше часа в запасе, но решила придти раньше 11. Согласитесь, залетать в офис секунда в секунду, во второй день испытательного срока- немного неправильно.

День выдался еще более жарким, чем вчера, хотя накануне это казалось практически невозможным. Все- таки эта жара когда-нибудь меня доконает.

Будем откровенны. Энтузиазма в лицах пассажиров московского метрополитена разглядывающих меня поубавилось. Но меня это совершенно не заботило. Я прекрасно доехала, почитывая "Книгу вымышленных существ" Борхеса и даже практически не плутала на этот раз, а очень быстренько нашла офис. У входа я столкнулась с механиком Сашей, который вежливо поинтересовался, что у меня с лицом. Я также вежливо объяснила, что слетела с лестницы. Он пожелал мне быть более осторожной, и на этом мы расстались. Улыбаясь всем встречным и прикрывая левую половину лица, я с грехом пополам добралась до офиса шефа. Я искренне рассчитывала, что он даст мне какое-нибудь новое очень симпатичное задание, которое не будет на меня орать, унижать, бить и т. д.

Как обычно, мои планы провалились. Со Львом Борисовичем мы столкнулись на пороге приемной, откуда он вылетал на достаточно приличной для его возраста скорости. За две секунды он успел меня поприветствовать, осведомиться моем самочувствии, и кивнуть мне на диван.

Фраза " Машенька, посиди здесь, сейчас подойдет Гарик, и что-нибудь для тебя придумает" окончательно испортила мне настроение. Но делать было нечего. Начальство оно на то и начальство, чтобы говорить то, что вам не нравится. А тем более во второй день испытательного срока.

Я села на диван и стала ждать Гарика, осматриваясь. Симпатичная Светочка усиленно жала на кнопки мыши, и на какие-то клавиши на клавиатуре. Видимо у нее что-то не ладилось, так как выражение лица с просто грустного поменялось на скорбное, потом трагическое. Минут через десять, я поняла что надо вмешаться, если не хочу лицезреть суицид.

— Светочка, у вас все в порядке?

— Да, вот, я пытаюсь поработать на компьютере а он что-то барахлит, я уж и на ctrl-alt-del жала, и на escape, и перезагружала, а все равно что-то не работает.

Ну, вот, я же всегда говорила, что компьютерно — грамотного человека всегда видно.

— Светочка, а что конкретно у вас не работает? — я вспомнила что по одному из образований я все-таки психолог. А правильно сформулированный вопрос- залог успешного консультирования.

— Да, новая игрушка не запускается, — Светочка чуть не плакала. — Мне специально ее Толик из тех. отдела принес. На диске. А эта дурацкая железка даже не может найти этот, дисковод.

— Можно мне посмотреть? — осторожно спросила я.

— А ты умеешь? — девочка так обрадовалась, что мне не хотелось ее разочаровывать.

— Немножко, — ну правда же, немножко разбиралась.

Светочка немного нехотя, но уступила мне свое рабочее место. Чего я не люблю, так это работать с компьютером из-за чьего-то плеча.

Действительно, логика Светочку не подвела. С компом что-то было что-то не то. Он категорически не хотел обнаруживать cd-rom вообще.

— Светочка, а этот комп кто-то трогал? Ну, кроме тебя.

— Да нет, я же только тут сижу. Толик просто принес диск. И все.

— А может быть его кто-то двигал, в нем копался, ну что — то… — я продолжала диагностику.

— Да, нет же, — Светочка пожала плечами, — хотя, — ее лицо озарило воспоминание, — Павлик из архивов спускался, и мышку мне подключал. Она тоже вчера не работала.

Павлик из архива, подключающий мышку! Какая прелесть.

— Светочка, а он крышку открывал? — глупый, конечно, вопрос. Зачем открывать крышку, для подключения мышки, однако моя интуиция меня не подвела.

— Да, даже инструменты оставил.

— Ну, тащи сюда эти инструменты, — вздохнула я. — Будем смотреть, чего он там наподключал.

Все оказалось именно так, как я предполагала. Павлик из архива, подсоединяя мышку, каким то немыслимым способом отсоединил те самые проводочки, которые подключают cd-rom к компу. Как они называются, я не знаю. Я же все таки юзер, а не компьютерщик и компы ломаю получше многих. Может быть, поэтому и разбираюсь немного в их внутреннем устройстве. Во всяком случае, достаточно для того, чтобы определить, могу ли я сама устранить неполадку или все-таки придется тащиться к друзьям- технарям с мольбой о помощи.

Подключить эти проводочки было делом пяти секунд. Светочка, заполучив свою игрушку, посмотрела на меня как на сверхъестественное существо, и я поняла, что в ее лице, я обрела преданного друга.

Она быстренько сделала мне холодного чая с лимоном и заставила пообещать, что если что, я всегда приду к ней за помощью. Светочкины излияния в вечной любви прервал голос Гарика:

— Кто-нибудь видел это страшилище, мою напарницу? — дверь с ноги открылась, и он завалился в приемную. — О, ты уже здесь. Знаешь, — он внимательно посмотрел на меня, — синяки тебе идут, потому, что есть надежда, что когда они сойдут, будет лучше. Хотя я-то знаю, что нет.

— Доброе утро, Гарик, ты тоже прекрасно выглядишь, — я решила попытаться игнорировать его выпады. — И никакое я не страшилище. Во всяком случае, мое зеркало говорит мне совсем другое.

— Выбрось зеркало, — последовал ответ. — Светочка, лапочка, — он наклонился к девушке, — а сделай мне кофейку холодненького, и не забудь пять ложечек сахара.

— Только не размешивай, я сладкий не люблю, — что-то быстро я сдала позиции "воспитанной девочки".

Гарик собрался мне ответить, но Светочка его опередила:

— Гарик, не маленький, сам знаешь, где что лежит, вот и делай свой дурацкий кофе. А я работаю, между прочим. И прекрати оскорблять девушек, к тому же новеньких.

Гарик внимательно посмотрел на Светочку, потом на меня, потом опять на Светочку.

— Что? — спросил он у меня

— Что "что"?

— Что? Шоколадку принесла или прическу похвалила? Откуда такая перемена в настроении? — надо отдать ему должное, соображал парень отлично.

— Почему ты так думаешь, — возмутилась Светочка, — я всегда хорошо отношусь ко всем новеньким, а Машенька, она, вообще, прелесть.

— Машенька, прелесть… — повторил Гарик, потом еще раз внимательно посмотрел на Светочку. — Значит, что-то связано с компьютером. Что, мышку подключила? Нет, мышку вчера Павлик подключал, а, понятно. Cd-rom починила?

С логическим мышлением, у парня тоже все было в порядке.

— Откуда ты знаешь? — обомлела Светочка.

— Так я же видел как вчера Павлик пыхтел у твоего компа. Корпус зачем-то снял, наверное, провод отсоединил. А ты молодец, — обратился он ко мне, — сообразила.

— Что ты сказал? Повтори, — я не поверила своим ушам

— Молодец, говорю, — проорал он мне в самое ухо, — налаживаешь мосты с главным человеком в офисе, те три с половиной дня, что тебе осталось здесь работать, это пригодится.

Я лишь раздраженно дернула плечом в ответ.

— Значит так, — Гарик задумчиво посмотрел на меня, — чем бы нам с тобой таким веселеньким заняться…

Я не успела испугаться, потому, что в этот момент в приемную залетел Лев Борисович, и выпалив на одном дыхании: "Гарик, Маша, ко мне, срочно совещание" скрылся в своем кабинете.

Гарик удивленно приподнял бровь, но ничего, не сказав, последовал за ним, буркнув мне что-то, по-видимому не лицеприятное, но я не разобрала.

В кабинете Льва Борисовича, не считая нас с Гариком, было еще трое- пожилой, вальяжно развалившийся мужчина лет пятидесяти, молодой человек в шортах и мятой футболке, и невероятной красоты женщина — единственная из присутствующих одетая в подобие костюма. Я признаться сначала глазам своим не поверила: + 35,а на ней кажется, были даже колготки, по всем правилам дип-протокола. Женщина приветливо мне улыбнулась, показала на место рядом с собой, и я поспешила воспользоваться приглашением. Разочарованное лицо Гарика позволило мне мысленно позлорадствовать, этот местный сердцеед явно рассчитывал на место поближе к красавице. Но мои мысли прервал Лев Борисович.

— Для тех кто еще не в курсе, это Маша- наш новый стажер, надеюсь в будущем и постоянный сотрудник. Как, у вас Гарик, дела? Хорошо? — я зажмурилась, ожидая ответа, но Лев Борисович сразу же продолжил. — Ребята, есть проблема. Ни с чем подобным, я, лично, не сталкивался. Человек идет по улице, вдруг ни с того ни с сего, ему становится плохо. Когда приезжает скорая, медицинские приборы показывают какую-то ахинею. Например, кровяное давление 250 на 200, температура 45 градусов, а человек живой, хотя чувствует себя очень плохо. После госпитализации и пребывании несколько дней в больнице, человек выздоравливает, хотя чувствует общую слабость. За последний месяц зафиксировано 347 таких случаев. Причины абсолютно не понятны. Мы делали сравнительный анализ, у людей абсолютно разный анамнез, разное состояние здоровье, среди них попадаются и люди с серьезными хроническими заболеваниями и полностью здоровые люди.

— А что такие бывают? — подал голос мой напарник

— Игорь, помолчи, — видно было что начальник, мягко говоря, озабочен. — Мы провели анализ, все люди живут в разных местах, работают в разных местах, объединяют их только точки, где им становилось плохо. Таких выявлено около 15, радиус около двухсот метров, но временная закономерность не выявлена.

— С фазами луны сверяли? — женщина задумчиво постукивала пальцами по столу.

— Да, Изольда, ничего.

— Сектанство, обращение к гадалкам, контакты с прочими… — Гарик посмотрел на шефа.

— Никакой зависимости, абсолютно. Например, две недели назад, количество пострадавших резко сократилось, а на прошлой неделе цифра начала расти, и за сегодня зафиксировано уже 22 случая. Пока на три меньше, чем вчера, но у нас впереди еще целый день.

— Эти места оцепили? — пожилой человек лениво потянулся.

— Конечно, Евгений Петрович. Но так как мы не знаем причину подобной аномалии, то у нас нет гарантии, что не появится еще такое место. У кого какие предположения? В чем может быть проблема? Можете посмотреть статистику несчастных случаев по числам?

Я тупо смотрела на дни недели, даты, какие-то цифры, но ничего разумного мне в голову не шло. В такую жару, не просто думать, дышать не хотелось. Хотя…

— Лев Борисович, — осторожно начала я. Гарик на меня недовольно покосился, но промолчал, — я не уверена, конечно…

— Давай, Машенька, мы выслушаем любые предположения

— Даже самые идиотские, — добавил Гарик.

— А вы не пытались посмотреть зависимость несчастных случаев от температуры воздуха?

— Что ты имеешь в виду?

— Я, пока ее не знаю, но посмотрите, три недели назад, их было достаточное количество, а в позапрошлое воскресенье ни одного случая, я очень хорошо помню, что тогда было прохладно.

— Степа, сделай раскладку по температуре, — Лев Борисович обратился к молодому человеку который сидел, уткнувшись носом в ноутбук. Его пальцы запорхали по клавиатуре. Через две минуты, вошла Светочка и подала шефу распечатанный листок.

Он жестом показал ей на остальных, и каждый из нас также получил свою копию.

Хоть раз в жизни я оказалась права. Количество пострадавшего народу было напрямую взаимосвязано с температурой. Чем больше жарких дней выдавалось подряд, чем больше было заболевших. Не удивительно, что вчера- на десятый день непрекращающейся жары, в больницы попало около пятидесяти человек.

— Молодец, Машенька, — Лев Борисович ободряюще мне улыбнулся.

— Молодец, конечно, только что нам от этого? Ну, понятно, с жарой связано и что теперь? При чем тут жара? Как она взаимосвязана с этими местами и этими людьми? — неудивительно, что мой напарник решил испортить мне праздник первой похвалы от начальства.

— А вот это, мой дорогой Гарик, вам и предстоит выяснить. Поработайте-ка в архивах и в библиотеках. Мне нужно все, что может этого касаться — медицинские статьи, химический анализ, легенды, сказки, все, что угодно. Давайте, к четырем часам, материал должен быть у меня. А мы пока, по своим каналам пошуршим. Вы свободны, — Лев Борисович ожидающе посмотрел на нас. Когда же мы, все-таки куда-нибудь отправимся.

Ничуть не стесняясь начальства, Гарик практически силой выволок меня из кабинета.

— Вот этого можно было и не делать, — огрызнулась я, когда оказалась в приемной у Светочки, — ходить я, пока сама умею.

— Если будешь и дальше двигаться с таким же темпом, то скоро разучишься. Задание ясно? Быстро, ноги в руки и поскакала.

— Эээ, Гарик, задание как мне кажется, было дано обоим и куда мне скакать?

— Ничего не знаю, ты слышала, что было сказано, будь добра, иди и выполняй и постарайся, быть здесь к четырем. Или сама мысль о библиотеке приводит тебя в панику?

— Похоже, кого она и приводит в панику, так это тебя. Все, я поняла, помощи от тебя не дождешься. Свободен, — я начала заводиться по-настоящему. — Да, а тебе не кажется, что неплохо было бы дать мне все-таки читательские, о которых мы вчера говорили?

— Тебе лень задницу приподнять? Ничего с тобой не случится, все сделаешь сама. Тебе полезно двигаться, — с этими словами этот мерзавец хлопнул дверью и вышел из приемной оставив меня наедине со Светочкой, которая смотрела на нас с Гариком, открыв рот.

— Знаешь, Маш, я не понимаю, что на него нашло, обычно он очень милый — начала, было, она, но я жестом попросила ее замолчать. Понятно, что надо было бежать…Но куда. Время — доходило 12. Мысль о том, что сейчас надо метаться по библиотечным каталогам в поисках того, не знаю чего, и успеть принести это самое к 16.00 меня не просто шокировала, она меня парализовала.

Поэтому я забилась в угол дивана и задумалась.

— Если хочешь, можешь курить, — донесся до меня голос секретарши, и я ухватилась за это предложение, как за спасательный круг.

Что же делать? Что же делать?

— Светочка, — обратилась к ней пять затяжек спустя, — у меня к тебе два вопроса.

Во-первых есть ли тут где-нибудь Интернет, которым можно попользоваться, во-вторых, ты говорила о Павлике из архива, какого архива?

— Конечно, есть Интернет, — защебетала Светочка, — хоть где, хоть на моем компьютере, хоть на любом, хочешь- пользуйся, мне все равно не надо. А Павлик, ну у него архив, там всякие каталоги этих, как их, диссертаций, статей научных, которые в библиотеках Москвы и мира. Некоторые есть прям там, а некоторые только названия.

— Светочка, — я подскочила, — ты прелесть, с меня точно шоколадка и пожизненное обслуживание твоего компьютера. Слушай, отведи меня к этому Павлику.

— Пошли, — эта милая девушка похожа была невероятно довольна возможностью смыться с рабочего места, вроде бы по важному поводу, но с другой стороны чтобы повидать Павлика.

Мы довольно долго шли по каким-то переходам, поднимались по каким-то лестницам. Со всеми встречными людьми мужеского пола, Светочка мило здоровалась, причем ее приветливость возрастала обратно пропорционально возрасту. Комментарии, которые она давала, были достойны особого внимания.

— Это Санечка, он странный, но у него потрясающая коллекция видеофильмов. И он был в меня влюблен несколько месяцев. Это Филя, у него был такой роман с Натулей, весь офис месяц обсуждал, но потом он влюбился в меня и ее бросил, Лешенька- потрясающе целуется, но у нас с ним все равно ничего не получилось. С тех пор, после каждой корпоративной вечеринки, он уходит с новой девушкой, но его сердце разбито. Мишенька, мне кажется, я ему нравлюсь, а с чего бы он так на меня посмотрел.

В общем, к концу нашего путешествия я поняла, что половина мужского населения офиса имело роман со Светочкой, а вторая половина была бы не против. Те же редкие индивиды, которые не испытывали этого вполне естественного желания, здороваясь не особо приветливо, характеризовались как враги общества и нелюдимы. Или же слишком застенчивые мальчики, чтобы себя проявить.

Наконец, мы свернули в очередной коридор и уперлись в кабинет, на котором висела табличка "Архив".

Светочка виновато улыбнулась:

— Машенька, я зайду первая, надо кое- что шепнуть ему на ушко.

Я пожала плечами и осталась ждать за дверью. Спустя 5 минут — мне показалось, что этого достаточно, чтобы шепнуть на ушко все, что можно, я постучавшись, вломилась в комнату. Виноватое выражение на лице Светочки и помада на губах Павлика, дали мне возможность воспользоваться положением обиженного.

— Светочка, а как же я? Ты про меня забыла?

— Нет, конечно, — залепетала Светочка, — я как раз говорила Павлику, что ты новая напарница Гарика, и тебе надо помочь.

— Гарика? — восхищенно воскликнул Павлик, мешковатый, но довольно симпатичный молодой человек.

Следующие пять минут, я выслушивала дифирамбы по поводу моего напарника. Похоже, Павлик практически боготворил Гарика, и такой умный, и такой хороший.

Боюсь, что я довольно резко прервала эти излияния и попросила, чтобы мне показали, где собственно говоря, я могу поработать.

Павлик усадил меня за свой компьютер и показал программу, при ближайшем рассмотрении которой, оказалось, что там действительно собраны полные электронные архивы всех библиотек Москвы и всего мира. Более того, там же были каталоги всех кандидатских и докторских диссертаций.

— Павлик, — ахнула я, когда поняла, что это за бесценный материал, — а сами то библиотеки обладают такими возможностями.

— Нет, — гордо ответил мне Павлик, — это единственный архив в Москве такого рода, можно сказать и в России тоже, да и в мире таких единицы. У нас даже есть некоторые тексты в наличии, к сожалению не столько, сколько нам бы хотелось. Но каталог пополняется с большой оперативностью. И программа простая, думаю, ты разберешься.

— Ага, — я была уже внутри экрана, — разберусь. Спасибо. Павлик, тогда я тут поработаю немного, я тебе не помешаю?

— Нет, конечно, — Павлик смущенно улыбнулся, — хотел бы я, чтобы ко мне почаще заглядывали такие гости.

Я отнесла последнюю фразу на счет Светочки, но особо не расстроилась, а судорожно пыталась придумать, как мне найти хоть какую-то информацию о происшедшем. Сначала, я решила, что буду искать по областям. Медицина, геология, геодезия — первое, что приходило в голову, но это были сферы, в которых я совершенно не разбиралась, так что я быстренько распрощалась с этой мыслью. Как же? По ключевым словам?

Мне до сих пор кажется, что это был мой главный подвиг. Пока Павлик, что-то восхищенно продолжал талдычить про Гарика, я искала, искала и искала, и все-таки нашла. Отсеяв кучу ненужного мусора, я нашла 27 источников, которые походили на то, что мне было нужно. Более того, 22 из них были в архивах и Павлик, клятвенно пообещав мне принести их через 10 минут, исчез. Я откинулась на спинку стула, потирая усталые глаза.

Забавно, но я была почти счастлива. Ужасно люблю такую работу. Сидеть и копаться в поисковых системах неважно чего. Однако, взглянув более внимательно на недостающие 4 источника, я погрустнела. Это были 1 докторская и 3 кандидатские диссертации, которые были где? Конечно, в диссертационном зале Ленинской библиотеки в Химках. Вот счастье. Пока я раздумывала, как я буду туда пробираться, объявился Павлик с несколькими дисками.

И началась адская работа. Просмотреть все достаточно внимательно, чтобы ничего не пропустить с одной стороны, и на приличной скорости, не вчитываясь, чтобы все успеть, с другой. К концу 22 книги, я была близка к помешательству, но зато я нашла вроде бы неплохой материал. Взяв страшную клятву Павлика, все еще превозносившего достоинства моего напарника, что он распечатает все отмеченное мною и через 2 часа все будет готово, я вылетела из комнаты, крикнув на прощание:

— Трепло, твой Гарик и хам, но ты Павлик- милый парень, — и поскакала на Речной Вокзал, — откуда отправлялись маршрутки в Химки.

К счастью, читательский у меня был еще с институтских времен, хоть на этом время сэкономила. Добравшись на 344 маршрутке до диссертационного зала и взглянув на часы — время было полтретьего, я прямиком направилась к директору. Я прекрасно помнила, что даже, если я закажу платно дисеры на сегодня, то мне вряд ли принесут их раньше, чем через 3 часа, а это будет слишком поздно. Что я скажу директору, я не знала, положившись на магию импровизации.

К счастью, мне повезло. В то время, как я излагала свою проблему, общая суть которой, сводилась к тому, что очень надо — мамой клянусь, я вертела в руках свой бумажник, из которого случайно выпал пропуск выданный мне Львом Борисовичем вчера. Пропуск очень удачно лег перед Ниной Николаевной- зам директором, и надо сказать ее лицо преобразилось

— А что же сразу не сказали что вы от Льва Борисовича, — расцвела она, — как вы сказали вас зовут?

— Маша, — я мысленно скрестила пальцы.

— Машенька, конечно, все сделаем. Через пятнадцать-двадцать минут вам принесут весь материал. Если хотите, поработайте здесь. Тут тихо, удобно, ксерокс в соседнем кабинете.

— Интересно, — подумалось мне, — что же за контора это такая моя новая организация?

Все закончилось хорошо, мне принесли четыре огромных тома, даже не через пятнадцать, а через 10 минут. В кабинете, действительно было тихо, спокойно и не так жарко. Обнаружив, что интересующий меня материал есть только в двух томах, я дико обрадовалась и поднапрягшись, закончила все в течение получаса.

Клятвенно пообещав, милой женщине, что я непременно передам от нее привет Льву Борисовичу и осведомлюсь о здоровье «Оленьки» (Какой на хрен, Оленьки?!) я поскакала в контору. Обратный путь был проделан с точностью наоборот- 344 маршрутка, метро, но к моменту, когда я открывала дверь здания, в котором был расположен наш офис, мозги мои готовы были закипеть от жары и количества переработанной информации. Вторым чудом в этот день было то, что я почти сама смогла найти дорогу в кабинет Павлика, спросив лишь пару раз, а где тут все-таки архив (по-моему у Лешеньки и Фили, все время они по коридорам бродят, что ли).

Павлик оказался настоящим другом и торжественно вручил мне большую папку с листами. Время было 15.40. Вооружившись красным маркером у Светочки в приемной, я еще раз пробежалась глазами по всему материалу, и постаралась выделить наиболее подходящие, на мой взгляд, отрывочки. Причем, после того как я пробегала их глазами, я начисто забывала, о чем там шла речь. Мозг работал в состоянии "здесь и сейчас".

Ровно без одной минуты четыре, из своего кабинета вышел Лев Борисович, и кивнув мне, пригласил зайти.

В кабинете кроме него были Изольда и Евгений Петрович- мои утренние знакомые.

— Ну, что, у вас Машенька?

— Вот, посмотрите пожалуйста, — я протянула листы.

— В каких областях обнаружился нужный материал- спросила Изольда

— Медицина, культурология и антропология. Все на уровне полузабытых преданий и легенд. Четко не изложу, но общий смысл таков, что у земли есть поры, через которые она дышит и когда долго стоит жара, большое скопление живых организмов плюс по каким — то причинам эти поры как бы забиваются, меняется ритм магнитных линий, какие то внутренние вибрации…

— Отличная работа, Маша, — Евгений Петрович поправил очки. — Спасибо, думаю, вы- свободны.

Надо же, обошлась малой кровью

— А, что мне делать Лев Борисович? — я посмотрела на шефа.

— Мне, вы сегодня больше не нужны, спросите Гарика, и если у него к вам нет никаких дел, можете идти. Завтра приходите часикам к 11.Всего хорошего.

— Какое счастье, — подумалось мне, и я пулей вылетела из кабинета. Искать Гарика.

Гарика не надо было искать, он сидел на диване в приемной и изо всех сил любезничал со Светочкой, отвоевывал позиции потерянные(не без моей помощи) утром.

— Гарик, я тебе нужна? — я конечно устала, но соображала, что вопрос должен быть с подвохом.

— Конечно, нет, зачем ты мне сдалась? — реакция Гарика была именно такой, на какую я рассчитывала.

— Ну, тогда ладно, я — домой, — я почти поверила что мне удастся. Но рано и зря.

— Ну-ка мадмуазель, быстро назад, — рев моего напарника настиг меня в тот момент, когда я почти бегом заворачивала за угол, чтобы слететь вниз по лестнице.

Надо ли говорить, что скорость, с которой я возвращалась в кабинет, была в разы медленней, чем та, с которой я выходила.

— Куда это вы намылились посреди рабочего дня?

— Я же тебя спросила, нужна ли я тебе, ты сказал что нет, ну вот я и…

— А я решил, что ты наконец таки решила поинтересоваться моим мнением, нужен ли мне такой напарник как ты? — взгляд Гарика сразу же давал ответ на его вопрос.

— Понимаю, что ты невысокого мнения обо мне, — я изо всех сил пыталась быть спокойной, — но видишь ли, мне совершенно не нужно спрашивать тебя об этом. Ответ ясно написан на твоем лице.

— Я рад, что мы понимаем друг друга, — подумать только, на его лице появилось некое подобие улыбки. — Послушай, ммм… как там говоришь, тебя зовут?

Я не поверила собственным ушам, но постаралась ответить максимально спокойно..

— Мари…

— Да, точно, Марина

Не знаю как вы, но я терпеть не могу имена созвучные с моим.

— Меня зовут Маша!!! — я почти взревела.

— Ну, Маша, какая разница? — Гарик даже ухом не повел. — Послушай-ка, ты мне еще понадобишься. Нужно выполнить небольшое, совершенно несложное задание. Особо мозгов там не надо, так что думаю, ты справишься. Пойдем.

Он кивнул Светочке и потащил меня за собой. Для разнообразия, мы использовали лифт. Судя по движению, ехали мы вниз. Глубоко вниз. Долго вниз. Гарик что-то насвистывал, уставившись в потолок, а я пыталась представить, какую же гадость он задумал на этот раз. В том, что была задумана гадость, я не сомневалась ни на секунду. Уж больно довольная была физиономия у Гарика. Двери открылись, и мы оказались в полутемном помещении подвального типа.

— Нужно еще немного спуститься по очень симпатичной лестнице, — предупредил меня Гарик.

Симпатичная лестница оказалась не просто лестницей трезвенницей, а лестницей для продвинутых альпинистов. Винтовая (зачем в подобном здании винтовые лестницы?!), металлическая, с высокими ступеньками. Я пару раз чуть не упала, но твердо решила не доставлять подобного удовольствия своему напарнику.

Минут через пять (в течение которых, я думала, что на обратном пути по этой лестнице придется подниматься) мы все-таки дошли. Каким-то огромным ржавым ключом, Гарик открыл не менее огромную и ржавую дверь, и я оказалась в полной темноте.

— Сейчас я включу свет, — оптимистически пообещал мой напарник и пошел искать выключатель. Искал он его долго, пару раз обо что-то ударившись, видимо сильно, о чем я поняла из его заковыристых высказываний. К моему величайшему стыду, меня это порадовало. Надо же, раньше я до примитивного злорадства не опускалась. Наконец Гарик нашел выключатель, и у меня появилась возможность осмотреться.

Это был обычный сырой подвал. Довольно большой. В середине стоял огромный аквариум, в котором что-то копошилось. Вокруг стояли аквариумы поменьше.

— Делать вообще практически нечего. Вот тебе черпачок, — Гарик протянул мне странный предмет, которым любители рыбок вылавливают подопечных из их стеклянных домов, — надо рассортировать лягушечек, которые сидят в этом аквариуме. По размеру. Крупные к крупным, мелкие к мелким, средние соответственно к средним.

— А зачем? — осторожно спросила я.

— Ну, их сегодня привезли, видишь ли, они нам иногда нужны…

— Для опытов?

— Не перебивай, — резко оборвал меня "напарник".-Нужны и все. А им бедным тесно. аквариумы поменьше пошилось. 0Животных любишь? — я утвердительно кивнула.

— Вот и пожалей их. Думаю, сорока минут тебе вполне хватит, сейчас 16.20, около пяти я за тобой приду. Ну, давай, бывай.

Мой друг — художник и поэт, развернулся и хлопнув дверью, оставил меня одну.

Едва стихли его шаги на лестнице, я дала волю эмоциям. Я смеялась, так, как давно не смеялась. Действия Гарика были очевидны. Он действительно хотел сотворить гадость, и пошел по проторенной стереотипной дорожке

— Все женщины боятся лягушек, — видимо подумал он. — Вот тебе лягушки.

Наивный чукотский барышень. Я их обожала. Лягушечек, жабок. Просто боготворила. Мне они всегда казались удивительно симпатичными созданиями. Кто этому поспособствовал — мама-физиолог, которая с детства внушала нам с сестрой, что в природе нет ничего отвратительного или Борис Заходер с его рассказом "Серая звездочка", точно не знаю, но я с удовольствием принялась за работу, весело болтая со своими подопечными.

Некоторые из них, совершенно не возражали против того, чтобы переехать в места пообширнее, некоторые — особо мелкие, были более консервативны и ни в какую не хотели перебираться, так что с ними, пришлось повозиться.

Время для меня пролетело незаметно, и работа была сделана довольно быстро. В конце концов, в аквариуме, осталась одна симпатичная большая жаба. Я отложила в руки сачок и взяла эту красавицу в руки.

Не знаю, какой идиот придумал, что от жаб бывают бородавки. Конечно, есть там всякие ядовитые лягушки, но они далеко в тропиках и совершенно другого цвета.

— Надеюсь, этот злодей Гарик, не сделает тебе ничего плохого? — сказала я своей новой подружке и поднесла ее поближе, чтобы рассмотреть. Жаба тоже на это надеялась.

— Такую красавицу нельзя обидеть, — конечно разговаривать с жабой довольно глупо, но я ничего не могла с собой поделать. — Ну? — я подняла ее повыше и она задергала лапками. — Не волнуйся, милая, сейчас я тебя опущу в аквариум, и все будет хорошо.

Не знаю, что меня толкнуло на следующий шаг. Наверное, дурацкая сказка про царевну- лягушку, вкупе с мечтой любой девушки встретить принца на белом коне. В общем, я легонько коснулась губами прохладной и приятной на ощупь лягушачьей кожи.

Чуда, конечно, не произошло. Но, по крайне мере, в отличие, от некоторых мужчин, которые при встрече кажутся принцами, а после поцелуев становятся жабами, жаба осталась тем, кем была: симпатичной жабой.

— Ну, нет, так нет, — вздохнула я. — пока, милая. Думаю у тебя все будет хорошо, — я опустила ее в аквариум.

— Я рад, что ты наконец нашла того, кто не может отбрыкаться от твоих поцелуев, — этот подлец Гарик уже несколько минут стоял и наблюдал за тем, что здесь происходило.

— Отвали, — а что я еще могла сказать?

— Не удивительно, что вы так быстро нашли общий язык. Отвратительные животные.

— В этой комнате, есть только одно отвратительное животное, и я сейчас с ним разговариваю.

Гарик насупился и, кинув мне «пойдем», начал быстро подниматься по лестнице.

Дорогой читатель, послушай моего совета. Никогда не поднимайся по крутым лестницам, когда ты не трезв, когда у тебя болят мышцы или когда ты безмерно зол на человека идущего впереди. Этот совет проверен на моей собственной шкуре. Раздувая ноздри от злости и пытаясь вытереть, непонятно откуда взявшиеся в глазах слезы, я все-таки навернулась с лестницы.

Не то, чтобы я потеряла сознание, просто, когда я поняла, что могу двигаться, ничего не сломано, а самое главное, я все-таки не ударилась головой, то решила, что вполне имею право еще немного полежать на таком приятно холодящем бетонном полу. Ага, сейчас. Дали мне на нем полежать! Разбежалась. Кто-то начал трясти меня за плечи, повторяя:

"Маша, ты в порядке, что случилось? Где у тебя болит" и прочую чепуху в том же духе. Голос был мягок, приятен на слух И явно принадлежал какому-нибудь симпатичному молодому человеку.

— Интересно, — подумалось мне, — кто бы это мог быть?

Мне стало любопытно, и я открыла глаза.

Никого кроме Гарика рядом не было.

Я внимательно посмотрела по сторонам. Нет, мы были вдвоем.

— А где он? — спросила я своего напарника.

— Кто? — Гарик выглядел по-настоящему испуганным. — Ты понимаешь, где ты находишься? Какое сегодня число?

Ну, ответа на этот вопрос я частенько не знала и в менее экстремальных ситуациях, и вообще я в курсе чисел только в течение трех дней, до и после больших праздников и своего дня рождения.

— Не надо так орать, я не знаю, какое сегодня число, но я знаю, что сегодня вторник, июль, — по-моему, мой ответ был вполне адекватен. Гарику, так не показалось.

Он осторожно помог мне сесть, и не обращая внимания на мои протесты, начал меня ощупывать.

— Так, видимых серьезных повреждений у тебя нет. Зрачки нормальные. Ты можешь встать?

— Думаю, что могу. Ой! — Тут, я почувствовала соленый привкус во рту..

— Да, губа у тебя разбита хорошо, но похоже, что все зубы на месте и ты ничего не сломала, — прогноз Гарика был оптимистический.

— С чего бы такая забота? — проворчала я. — Вчера, что- то ты не особо переживал после того поиграл в Майка Тайсона. Ай, больно.

— Когда я бью, я точно знаю, какие будут последствия, а вот когда неуклюжие и неповоротливые девчонки падают с лестниц, последствия могут быть самыми непредсказуемыми, а отвечать перед начальством за твою поврежденную тушку, мне совершенно не хочется, — я поняла, что временное помрачнение проходит и Гарик становится Гариком.

— Пойдем, — он помог мне подняться и теперь шел сзади, подстраховывая, что оказалось нелишним, так как я два или три раза споткнулась и чуть не слетела второй раз за этот невероятно наполненный событиями день.

Когда мы, наконец, поднялись, он потащил меня за собой.

Зайдя в комнату, которая при ближайшем рассмотрении оказалась медпунктом, Гарик стал возиться с какими-то медицинскими инструментами, шприцами, и вообще, его действия вызвали у меня опасения..

— Ты чего там делаешь? — тревожно спросила я у него.

— Собираюсь сделать тебе укол.

— Прививку против столбняка? — разговаривать хотелось все меньше, потому, что было все больнее.

— Нет, обезболивающее, у тебя распорота губа, если не зашить, станешь похожа на гуимплена и тогда с тобой не будут целоваться даже жабы.

— Ты, что ли, собираешься зашивать? — теперь мне стало по-настоящему страшно.

— Девочка, не у тебя одной несколько образований. Поверь мне, я это умею. Можно, конечно, ехать в больницу, но чем раньше мы это сделаем, тем меньше следов останется.

— Я все-таки предпочла бы больницу.

— Заткнись и расслабься, — Гарик подошел ко мне со шприцем.

Я не боюсь уколов. Честно. Но мне никогда ничего не зашивали, тем более на лице. И вообще, меня затошнило от страха. Я чувствовала, что еще немного я просто отключусь. Видимо у Гарика, все-таки было медицинское образование, потому что он быстро просек ситуацию и поменял тактику.

— Девочка, все хорошо, ну-ка поговори со мной, — он тыкал мне в лицо какой то гадостью, которая при ближайшем принюхивании, оказалась ватой с нашатырным спиртом, — давай- ка. — Он сделал укол, подождал несколько минут, и довольно быстро все зашил. Хотя насколько быстро, я вам не смогу точно сказать, так как на последних стежках все-таки вырубилась.

Самое забавное в потере сознания — это возвращение обратно в мир. Я абсолютно не понимала, где нахожусь, и что происходит. Мелькало чье-то незнакомое лицо, которое вызывало у меня смешанные чувства.

Однако было очень неприятно, что это лицо обладало руками, которые хлопали меня по щекам, причем довольно сильно.

— Эй, ну хватит, что ли, — возмутилась я. — Я вам не мячик, не надо меня стучать.

— Если уж ты пришла в себя, то давай-ка поднимемся. — сильные руки подхватили меня и поставили на пол. Те же руки, которые только что, так неприветливо делали мне массаж лица.

— Нет, — охнул человек, — тебе точно надо в спортивный зал. Девушка не должна столько весить, — тут я все вспомнила. Лицо и руки принадлежали Гарику, моему напарнику и хирургу по совместительству.

— Хреновый из вас доктор, доктор, теперь у меня еще и лоб болит, — я потихоньку приходила в себя, обнаруживая изменения в своем организме. Губа больше не болела, хотя разговаривать было трудно- сказывалось действие обезболивающего. Зато ныл лоб, которым похоже я ударилась.

— Потому, что только такие неуклюжие создания как ты, могут падая расшибить себе всю башку.

— Так уж и всю, по моему совсем небольшой кусочек.

— Знаешь, — Гарик вновь усадил меня на кушетку, — что-то мне больше не хочется с тобой препираться.

— Мне тоже. Я могу идти домой, или у тебя для меня еще какое-то задание? — я попыталась звучать не очень иронично.

— Думаю, на сегодня с заданиями покончено. Вполне возможно, что и на завтра тоже. Я еще не встречал человека, который бы получил столько повреждений за два дня работы.

— Ты первый начал, — огрызнулась я. — Ладно, пойду я, — я осторожно встала и направилась в комнату с ящичками, чтобы забрать свой рюкзак.

— И куда это вы устремились, девушка?

Сочувствия в голосе Гарика не было вообще, то есть абсолютно.

— Куда- куда? За рюкзаком и домой.

— На метро?

— Извини, но у меня комплексов нету, так что вместо того, чтобы разъезжать на огромных машинах, я спокойненько поеду домой на милой зеленой электричке.

— Я тебя умоляю, — Гарик опять посадил меня на кушетку, — ты хочешь распугать всех в метро своей физиономией. Грохнешься в обморок еще, нет уж. Сиди здесь и не рыпайся. И учти. Это приказ вышестоящего начальства.

— А ты вышестоящее начальство? — удивилась я.

— Конечно, потому что ты сидишь, а я стою. — с этими словами Гарик вышел из комнаты.

Первый раз за время нашего общения, я решила последовать его совету. Идти куда-то, хотелось меньше всего.

Спустя несколько минут, он появился, неся мои вещи.

Зайдя в комнату, он долго копался в одном из шкафчиков, пока наконец не нашел то, что нужно. Потом, он засунул это что-то мне в рюкзак, схватил одной рукой меня, другой мои и свои вещи, и поволок к выходу.

— И куда мы идем, позвольте поинтересоваться? — начала было я

— Не позволю, — резко оборвал меня Гарик.

— Тогда разрешите спросить…

— Не разрешу, — я не понимала, кому эта игра нравилась больше. Но в этот момент, укол начал проходить, губа опять заболела, и мне совершенно расхотелось говорить. Видимо Гарик был в курсе время действия чудес современной фармацевтики, и ехидно улыбнувшись, замолчал.

Молча, мы вышли из здания, также молча пошли в гараж, где я опять столкнулась с уже знакомым мне Сашей- механиком.

— Маш, да что с тобой такое?! — на этот раз он выглядел действительно обеспокоенным.

— Саш, ты не поверишь, но я опять упала с лестницы.

— Опять? — он подозрительно посмотрел на Гарика. — А где был твой напарник, который должен тебя подстраховывать.

— Кстати, хороший вопрос, — я повернулась к Гарику, — ты где был?

Гарик закатил глаза, но ничего не ответил.

— Гарик, я жду, а? — Саша вопросительно поднял бровь. — Ты случайно к этому никак не причастен?

— Саня, когда я говорю что-то дельное, меня никто не слушает. Сколько можно говорить, что таким, — он кивнул головой в мою сторону, — не место у нас. Они вечно падают, спотыкаются, что-то разбивают, делают глупости. Я всех предупреждал. Меня кто-нибудь, хоть кто-нибудь послушал, включая и ее? Ну, почему меня никогда никто не слушает? — он воздел глаза к небу.

— Потому, что ты слишком много болтаешь, — а что я такого сказала. Он же сам хотел получить ответ на свой вопрос. Почему-то он его не обрадовал.

Все-таки, что ни говорите, а в дорогих иномарках есть куча прелестей. Например, кондиционер в конце жаркого душного московского дня. Подумать только, со всеми происшествиями, я совершенно забыла, что ужасно жарко и вспомнила об этом только когда температура вокруг меня стала соответствовать "супер комфортной для Машки".

— Ты где живешь? — Гарик завел машину.

— В Свиблово, улица Крыжовского.

— Ну и ебеня!!! — этот чувак абсолютно не стеснялся в выражениях. — Что ж ты еще дальше не забралась? В Химки какие-нибудь.

— В Химках я уже была, не далее как сегодня, спасибо, больше не хочу. А Свиблово, между прочим, отличный район. Сам-то небось живешь в какой-нибудь заднице… — я тоже решила не стесняться в выражениях. — Знаю, я вас. Был у меня один знакомый, который долго рассказывал, что Свиблово далеко и непрестижно, а сам оказался парнем из Орехово-Борисово, пока допиликаешь туда, с ума сойдешь.

— Отставить разговоры, — с этими словами мы тронулись.

Не знаю, то ли я и в самом деле сильно устала, то ли температура в машине располагала, но я заснула и проснулась только, когда меня разбудили самым бессовестным образом.

— Подъем! Слушай, как можно уснуть настолько крепко за какие-то 20 минут?

Я посчитала вопрос риторическим и не стала на него отвечать.

— Пошли, — Гарик взвалил мой рюкзак на плечо и повел меня к моему подъезду. Откуда он знал?

Я не замедлила об этом спросить.

— Девочка, все очень просто, находишь самый задрипанный подъезд и бинго, ты там живешь, я угадал?

— Какого хрена, ты тогда меня провожаешь?

— Для сведений, я тебя не провожаю, я просто хочу убедиться, что ты не свернешься с лестницы в очередной раз.

Мы поднялись на мой любимый седьмой этаж, в нашу крохотную и уютную квартирку.

Гарик смерил все эту красоту неодобряющим взглядом, но промолчал.

— Я бы предложила тебе чаю, но… — я изо всех сил пыталась быть вежливой. Наверное, все- таки я стукнулась головой сильнее, чем казалось на первый взгляд.

— Никакого чаю. Значит так, весь вечер лежать, никакого телевизора, никакого компьютера, максимум книжка. И никакого ужина.

— Я сегодня вообще ничего не ела, — возмутилась я

— Тебе полезно, — Гарик был невозмутим, и вот еще что, — он открыл мой рюкзак и вытащил оттуда банку. — Смазывай челюсть и лоб этой мазью, через каждые полчаса. Завтра я заеду за тобой в 11. И уж постарайся быть готовой.

— В 10.59, я буду внизу у подъезда.

— Будь. Лежи, я сам захлопну дверь, — с этими словами Гарик вышел и оставил меня наедине с моими размышлениями.

Тщательно осмысливая события сегодняшнего дня, я пришла к выводу, что мой напарник совсем не такая задница, какой изо всех пытается казаться. Посмотрим…

Я честно смазывала свою пострадавшую физиономию мазью, которую мне дал Гарик, но получилось у меня не больше четырех раз, так как я довольно быстро отрубилась.

Следующим утром случилось самое ужасное, что могло случиться. Я проспала. Проснулась без двадцати без 20у одиннадцать!!! Но, как показывает практика, девушка, которая спешит, может принять душ, почистить зубы и одеться ровно за 21 минуту. Внизу я была в 11.03. Надо ли говорить, что большой серебристый внедорожник уже стоял возле подъезда.

Гарик подошел ко мне, взял за подбородок и внимательно осмотрел.

Я мысленно приготовилась к очередному потоку оскорблений, но он лишь удовлетворительно кивнул, и ничего не сказав, сел за руль.

Мне было ужасно интересно, что же там у меня на лице. Вы не поверите, но я так и не удосужилась заглянуть в зеркало. Когда носишься по квартире со скоростью 5 метров в секунду, не так то легко сфокусироваться на чем — то.

В машине зеркала есть, и хотя полный обзор получить достаточно сложно, я умудрилась себя рассмотреть.

На лице не было ни-че-го. Ни царапинки, ни синячка. Как будто последние два дня, меня никто не бил, и я, ни откуда не падала. Более того, цвет лица был таким, словно я ела исключительно геркулес и каждый день делала клизмы.

— Что случилось? — я сидела тупо уставившись в зеркало.

— Что? — спросил Гарик не отрывая взгляда от дороги. — Ты наконец-таки рассмотрела себя в зеркале и поняла, что в жизни надо что-то менять.

— Что у меня с лицом? — уточнила я

— Ну, такое вот оно у тебя, не всем дано быть Шэрон Стоун. В принципе, ты могла бы прибегнуть к пластической хирургии, но я бы не советовал. Она пока не совершенна и может сделать все еще хуже, хотя в это трудно поверить. Но ты, не знаю, могла бы косметику какую-нибудь использовать, чтобы максимально замазать…

— Отстань ты со своими гадостями, — отмахнулась я от него, — у меня все в порядке. Ни царапинки.

— А ты не удосужилась даже в зеркало заглянуть? — Гарик наконец понял причину моего удивления, — Хотя, понятно, имей такую физиономию, я бы тоже заглядывал туда пореже…

— Далась тебе моя физиономия! — вспылила я. — Что случилось-то?

— Ничего особенного, просто дал тебе хорошее лекарство.

— А где нитки?

— Рассосались, слушай, давай я буду делать что-то одно, либо смотреть на тебя, либо вести машину, и ты уж извини, но я выбираю второе, — Гарик уставился на дорогу.

Я не знаю, чего он докопался до моей внешности. Все оченно даже неплохо. Симпатично. Не Шэрон Стоун конечно, не спорю, но обычно меня устраивает. За исключением, некоторых утренних часов, и когда я смотрюсь в зеркала при лампах дневного света. В этом случае я готова подписаться под каждым словом своего напарника. Хотя, я не знаю людей, которых бы подобное освещение красило. Или хотя бы не портило.

— А куда мы едем? — поинтересовалась я

— Сегодня будем просто кататься по городу, — надо же, он удосужился ответить. — Если что- то где то произойдет, мне сообщат. И поверь мне, я обязательно скажу тебе, а сейчас было бы здорово, если бы ты заткнулась, мне надо подумать.

Подумать ему надо, видите ли! Тоже мне, мыслитель нашелся! Конечно, ничего этого вслух я не сказала, а просто отвернулась, и стала смотреть в окно. За окном была Москва- столица нашей родины. В жаркий летний полдень!!!

Трудно себе представить в какой ад превращается большой город в жару. Бетон и стекло становится ловушкой для глупых людишек, которые соблазнились всем, чем может соблазнить мегаполис. Чувствуется даже малейшее движение воздуха, но оно бывает так редко. По раскаленному асфальту медленно ползут люди. В метро лучше вообще не спускаться. Во всем этот кошмаре актуально лишь одно желание — залезть в холодную ванну и утопиться. Чего конечно совершенно не хочется, если вы сидите в машине с кондиционером.

Больше всего, меня удивляло то, что нам удавалась передвигаться без всяких проблем на дорогах. Сначала я не понимала, каким образом Гарик избегает пробок, но потом поняла, что он получает инструкции в свой наушник.

Мы катались довольно долго, что после двух наряженных дней было скорее приятно. Гарик не донимал меня своими гадостями, рулил себе, слушал музыку, надо сказать вполне совпадавшую с моими вкусами (играли U-2) и я была практически довольна жизнью.

Мы были, где-то в районе Кутузовского проспекта, когда Гарик начал подавать признаки жизни.

— Где? — его голос был довольно взволнованным. — Что случилось? Да, он меня уже достал. У него совсем мозгов нет, — Гарик почти кричал. — Жанна, у меня есть полное право забить на него и пусть сам выбирается из этой переделки, как хочет. Нет, ты не причем. Ладно, не буду. Хорошо. Еду, — с этими словами он поставил на крышу мигалку, (совсем как в американских фильмах)резко развернулся и вдавил на газ.

Мы ехали молча минут пять, и я все гадала, соизволит ли он ввести меня в курс дела. Не соизволил. Пришлось выворачиваться самой.

— Гхм, — начала я, — прости, пожалуйста, Гарик, а что случилось?

— Да, есть у нас один придурок вампир… Они все немного с придурью, но этот особо отличается. Любой школьник знает, что вообще то, лишний раз появляться на солнечном свете вампиру не рекомендуется. Нет, в принципе можно, но злоупотреблять этим не стоит. Конечно, тот факт, что солнечный свет смертелен для вампиров довольно преувеличен, но правда в этом есть. И уж конечно не стоит им высовываться в такую жару на улицу. Так этот мудак не просто решил погулять вокруг своего дома, так еще и забрел неизвестно куда. На свидание, он, видите ли, собрался… Разумеется, ему поплохело. Еще бы! На такой жаре, когда обычные люди копытятся. Удивительно, что он еще зашел так далеко.

— А причем тут мы? — осторожно поинтересовалась я.

— Как причем? Нам нужно успеть раньше скорой помощи, которую все-таки вызовут какие-нибудь сердобольные люди, они еще остались в этом долбанном городе, представляешь?! Потому, что- он определил мой вопрос, — если лечить вампира обычными "человеческими средствами, ему не только не будет лучше, а может стать совсем плохо. Ну, вот, а мы его подберем, окажем первую медицинскую помощь и отвезем к нашему врачу, который знает, как иметь с ними дело.

У меня возникло два абсолютно параллельных течения в мышлении

Первое: "он сказал вампир!!!. Меня, что разыгрывают?" И вторая: "неужели мы опустились до объяснений".

— А как мы будем эту самую первую помощь оказывать. Ой, прости, — спохватилась я, — ты же врач, причем должна заметить отличный. По себе могу сказать.

— Не надо мне льстить, — оборвал меня Гарик, но мне показалось что ему было приятно, — а потом, знаешь, что-то мне подсказывает, что помощь ему будешь оказывать ты.

— Я? — мои глаза полезли на лоб практически в буквальном смысле. — Гарик, помилуй, я могу завязать что-нибудь бинтом, могу температуру померить, пластырь прилепить и видела в кино, как делают дыхание изо рта в рот. У меня был курс физиологии ВНД и анатомии ЦНС. Я могу рассказать тебе, где локализовано зрение, слух и какую-нибудь другую, абсолютно ненужную сейчас, хрень. Все, на этом мои медицинские познание в анатомии людей заканчиваются, и заметь, знания об анатомии вампиров даже не начинаются.

— Девочка, — Гарик свернул в какой-то переулок, — ты не парься. Будешь делать все, что я скажу. Я уверен, из тебя получится отличный спасатель.

Это было что-то новенькое. Мне бы заподозрить подвох, но я же, в сущности, необычайно доверчивый человек. Не заподозрила.

Гарик тем временем остановился, в каком-то дворе и почти бегом направился к лежащему на земле телу. Как я поняла за те 25 минут, что мы ехали, сердобольных людей так и не нашлось. Народу сквозь двор проходило немного, но те, кто проходил, старались ускорить шаг и отвернуться от лежащего на земле, хорошо одетого парня. Это было заметно и с расстояния десяти метров. Когда же я подошла совсем близко и взглянула на него, то чуть не ахнула. Подобных красавцев нечасто увидишь, даже по телевизору. Странно говорить, высокий про человека, простите- вампира, лежащего на земле, но было абсолютно ясно, что в этом парне все метр девяносто. Прекрасно сложенный. Черные волосы, смуглая кожа (а я почему-то думала, что вампиры бледные), идеальные черты лица. Я поневоле залюбовалась им. Во всем его распростертом теле чувствовалась какая-то вальяжность и сила.

— Ну, чего встала? — меня привел в себя громкий окрик моего напарника — Помоги! — но он, практически без моей помощи, поднял его и потащил в машину. Я лишь несла за ним рюкзак пострадавшего. — Давай его на заднее сидение.

Хорошо, что машина у Гарика была большая, и мы смогли относительно удобно устроить нашего "гостя".

Гарик, тем временем, вытащил небольшую сумку, достал пузырек, смочил чем-то ватный тампон и дал его мне, велев протереть лицо и губы парня.

Скажу честно. Это была самая приятная работа во всей моей жизни. Когда я протерев лоб, смочила ему губы, он открыл глаза, которые оказались синими-синими.

— Привет, — его голос был слабым, но низким. — ты ангел?

Пока я пыталась сообразить, есть ли у вампиров ангелы, сзади подошел Гарик:

— Ром, блять, ты какого хрена и куда поперся!!! Почему я должен все время вытаскивать твою задницу из всякого дерьма!!! Ты можешь мне сказать? Когда ты вышел из дома?

— Не помню, — вампир провел рукой по лбу, — не знаю, часов в десять. Было совсем не жарко.

— Ну, конечно, не жарко, — Гарик продолжал распаляться. — Значит так, — это уже было сказано мне, — залезай внутрь, положи его голову на колени и следи, чтобы она была повыше. Сейчас, мы найдем подходящее место.

— Место для чего? — попыталась спросить я, но Гарик уже садился за руль и я поспешила выполнить это безусловно вдохновляющее задание. Между прочим, за него я готова была практически расцеловать Гарика.

Подумать только. Сижу в шикарной машине, рядом с красивейшим мужчиной, чья голова покоится у меня на коленях. Правда, мужчина вроде бы вампир, но кого в такие моменты волнуют подобные мелочи.

Вампир мне попался разговорчивый.

— Как зовут мою спасительницу? — тут я окончательно растаяла.

— Меня зовут Мария… Маша.

— Машенька, какое прекрасное имя. А меня зовут Ромуальд! Или просто Ром.

— Вот у вас красивое имя, — в зеркале я увидела, как Гарик раздраженно закатил глаза.

— У всех вампиров такие имена, — пояснил он, — Ромуальд, Чарльз, Изольда.

— Подожди, — я немного опешила. — Изольда вчера, она…

— Да, — кивнул Гарик. — Кстати, мы приехали, здесь нам никто не помешает.

Я осмотрелась. Непонятная пустынная местность, заброшенные гаражи, какой-то пустырь. Не помешает чему?

— Ну что? — Гарик повернулся к Рому. — Лечить тебя будем. Готов?

— Ты? — Ром приподнял голову.

— Зачем же я? У меня напарница новая. Пусть сразу же приступает к работе, — мне не понравилось как Гарик улыбнулся.

— Гарик, — я внимательно посмотрела на напарника, — а в чем заключается это, мммм, лечение?

— Все очень просто. Ром пьет твою кровь, ему становится легче, и у нас есть время чтобы спокойно довезти его до больницы.

— Он ЧТО ДЕЛАЕТ?!!!!!! — проорала я.

— Чего ты дергаешься, как будто первый раз узнала, что вампиры пьют кровь.

— Они первый раз пьют мою кровь!!!

— А комары? — мой подлый напарник еще шутил. Мне смешно не было

— Игорь, можно с тобой поговорить, — в виду серьезности ситуации, я первый раз воспользовалась его полным именем. Я вылезла из машины, не забыв, правда, осторожно положить голову Ромуальда на кожаные подушки.

— Только быстро, а то и ты ему не поможешь.

— Ты что с ума сошел? — зашипела я на него, после того как мы отошли на несколько метров. — Я не хочу становиться вампиром. Он будет пить мою кровь, и что, потом мне вколотят в сердце осиновый кол, и как я понимаю на этом, моя работа в вашей организации закончится, как и моя жизнь.

— Ну, не дура ли?!!! — Гарик всерьез разозлился. — Ты что не знаешь, что стать вампиром можно только, если вампир хочет передать тебе свою способность. И при этом обычным сосанием крови, тут не обойдешься. Ты не знаешь, что когда вампир отдает свои способности кому- то другому, он умирает? Как оса, которая оставляет жало. Только в отличие от ос, вампиры, могут выбирать, отдавать им свой дар или нет. И передают они его от родителей к детям. Поэтому вампиров так немного, и поэтому они еще живы. Поняла? Так, что ничего с тобой, к сожалению, не случится. Идем.

Не могу сказать, что он меня убедил, но делать было нечего.

— Все в порядке, Гарик? — спросил Ром, когда мы сели в машину.

— Да, консультировал напарницу по поводу предстоящей процедуры.

Мне показалось, что мой новый знакомый улыбнулся довольно плотоядно. И в данном контексте это было именно плотоядно!!!

— Ну, мадмуазель, куда?

— Что куда? — Не поняла я

— Куда, в руку или в шею?

— А какая разница? — мне было действительно интересно

— В руку не так больно, но так, как там нет крупной артерии, то это дольше и неприятнее, с шеей все гораздо быстрее, но следы потом заметны несколько дней, — пояснил Гарик.

— Ну, — подумалось мне, — если уж я сама соглашаюсь на то, чтобы из меня пил кровь вампир,(надо заметить очень привлекательный вампир) то пусть уж будет из..

— Шея, — обреченно вздохнула я.

— Отличный выбор, — для умирающего наш вампир был чересчур оживлен. — Обожаю шейки, особенно такие белые, такие красивые, как твоя.

— Ладно, — Гарик открыл дверь, — вы тут пока развлекайтесь, а я пойду, посмотрю на всякий случай, чтобы вашу идиллию никто не прервал.

— Чего это он? — мне показалось что я слышу сарказм в его голосе, но в этот момент мне стало по-настоящему страшно И я заткнулась.

— Все в порядке, милая, — Ромуальд осторожно взял меня за подбородок и приподнял, осматривая мою бедную шею, — прекрасно, — пробормотал он, — пожалуй здесь. Расслабься и получай удовольствие, — он неожиданно лизнул меня. По моей спине побежали мурашки. Скорее от удовольствия, чем от страха, и тут Ром впился справа, чуть повыше ключицы. Сначала было больно. Очень больно. Но неприятные ощущения довольно быстро ушли.

Странное чувство, когда из тебя уходит кровь. С каждой секундой ты слабеешь, но в этом есть определенная прелесть. Ты просто растворяешься где- то и плывешь. Я качалась на волнах покоя, но Ром внезапно оторвался от моей шеи

— Я хочу попробовать тебя с другой стороны, можно? — он вполне правильно расценил мой стон как согласие. При втором укусе, я почти не почувствовала боли, я вообще с трудом понимала, что происходит. Приоткрыв глаза, я увидела перед собой лицо Рома, с нижней губы свисала капля крови — кап, она упала мне на губы

— Я слижу ее, хорошо? — и тут он меня поцеловал…Знаете, когда они пишут во всяких книжках, он пробовал ее губы на вкус, они не знают, о чем говорят. Я знаю.

Надкусив мою нижнюю губу, вампир пил кровь, и поверьте мне, я была совсем не против, точнее, была совершенно за. И честно говоря, я была за все, абсолютно за все, чтобы он не начал делать. Видимо Гарик сильно недооценил его состояние, потому что товарищ тоже был готов на все. Но, как раз в тот момент, когда мы "решили сделать все совсем по-серьезному", в окно постучали.

— Так, Ром, завязывай с терапией. Ей еще сегодня работать. Поехали в больницу, там закончат твое лечение, — за два с половиной дня знакомства, я не ненавидела напарника сильнее, чем в этот момент.

Ром, как мне показалось, с сожалением, оторвался от моих губ (во всяком случае, мне очень хотелось в это верить) и одним прыжком перемахнул на переднее сиденье.

Я хотела сделать протестующий жест, но обнаружила, что не просто не могу двигаться, я не могу говорить. Все что я смогла, это выдать несколько нечленораздельных звуков.

Похоже, Гарик был в курсе того, что со мной творилось.

— Сиди уж, спасительница. — он покачал головой, — да, Ром, что-то ты с этой затянул. Мне кажется, ты лишку выпил.

— А, знаешь, какая она сладкая, — Ром закинул голову, а я улыбнулась про себя. Очень приятно, что твои вкусовые качества оценили так высоко, вам не кажется, — еле оторвался.

— Если бы ты не оторвался, то мне пришлось бы тебя арестовать за убийство сотрудника, а это знаешь чем грозит.

— Перестань, Гарик, — отмахнулся Ром, с каждой минутой он делался все активнее и активнее. — Ты же знаешь, я всегда знаю, когда нужно остановиться?

— Хотелось бы верить.

Я тихо трепыхалась на заднем сидении. От слабости, я не могла ни говорить, ни шевелиться. Тем не менее, состояние было довольно приятное. Я впала в какое-то странное оцепенение. Все что происходило в окружающем мире, как будто бы происходило в тумане.

— Нет, я не понимаю, — удивлялся Гарик, — чего ты в ней-то нашел? Я же видел, чем вы тут занимались. Извини, но когда я вытаскивал тебя из подобного состояния, ты у меня губы не надкусывал, и у Таньки не надкусывал. И, уж если на что пошло, даже от Лены воздержался. А тут не просто губы…я не знаю, что бы тут было задержись я минут на пять.

— Вот и надо было задержаться, — оборвал его Ром, — и не на пять минут, а хотя бы на двадцать. Игорь, сколько тебе можно говорить, ты ничего не понимаешь в женщинах. Бегаешь за своими тощими лохудрами, и что? Женщина должна быть округлая, приятная на ощупь, ну и на вкус, конечно. Такая красивая, как эта девочка. А уж вкус у нее… мммм, — в зеркальце, я увидела, как вампир мечтательно закинул голову, казалось, смакуя остатки моей крови. — Давненько я такого не пробовал. Это четвертая группа крови. Она же самая редкая, да у этой, еще и резус фактор положительный. Это блаженство, Гарик. Как самое лучшее вино. Бодрит, кружит голову, и еще питательней. Ты просто не понимаешь!

— Нет, — Гарик покачал головой, — не понимаю, я ведь не вампир, забыл?

Я улыбнулась. Глупо, конечно. Ну, елки-палки, когда такой офигенный мужчина считает вас красивой, и говорит вашему идиоту напарнику, который между прочим мог бы воздержаться от высказывания своего всем давно известного мнения насчет меня и моей внешности, что вы красивая- это очень приятно…Конечно, он- вампир, но кого это волнует. Правда? Вот и я так подумала.

О чем они говорили дальше, я не знаю, так как уснула.

Очнулась я от бесцеремонного потряхивания:

— Ишь разлеглась, давай вылезай, сейчас тебя мигом на ноги поставят.-

Теребил меня естественно Гарик.

— Игорь, — Ром отодвинул его, — ты можешь быть с девушкой поаккуратнее? Давай, малышка, я тебе помогу.

Я хотела, было сказать, что "Не надо. Я сама", но поняла, что самостоятельно передвигаться не могу.

Ром помог мне вылезти. Сам он был очень бодрый. Трудно было поверить, что этот товарищ валялся в отключке на асфальте, какие-то сорок минут назад. Так и пришлось им с Гариком, подхватить меня с обеих сторон, и доковылять вместе к больнице, которая оказалась серым приземистым зданием

— Это что, больница для вампиров? — спросила я шепотом.

— Нет. Обычная поликлиника, для самых, что ни на есть обычных людей, но у нас тут свой кабинет.

Кабинет действительно был свой, так как мы направились к служебному входу. В помещении, в нос ударил запах хлорки, и еще какой то гадости. До нужного нам кабинета мы дошли довольно быстро. Это был даже не кабинет, а целый отсек отгороженный тяжелой металлической дверью с защитной панелью, на которой Гарик набрал шифр.

— Леха, принимай больных, — заорал Гарик, как только дверь за нами захлопнулась.

— Здорово, Гарик, — в дверном проеме показался высокий нескладный юноша в белом халате и с папиросой в зубах. — Что у нас на сегодня?

— Да, вот, — Гарик мотнул головой в нашу с Ромом сторону. — Видишь, подобрали этого мудака на асфальте, почти вылечили на свою голову, только он чуть перестарался и напарница моя теперь в отключке.

— У тебя новая напарница? И ты козел, на нее сразу вампира натравил? Ну, Лев Борисыч тебя, за такие вещи не погладит по головке. Давайте- ка ее сюда, — он открыл дверь одного из кабинетов. Кладите.

Ром с Гариком бухнули меня на кушетку.

— Слушай, Ром, какой-то ты чересчур активный. Сколько пробыл на солнце?

— Часов пять, — за него ответил Гарик.

— Какого хрена тебя в такую жару на улицу понесло, нормальным людям плохо? Опять, небось на свиданку побежал!! Не, ты молодец, конечно, Ром, мужик настоящий. Знаешь, что меня удивляет Гарик? — он обратился к моему напарнику. — Почему после всех его похождений, он не заявился ко мне, хотя бы с банальным сифилисом? То ли он у нас супер осторожный, то ли к вампирам венерические заболевания не пристают, что сомнительно. То ли девочек чистых выбирает. Хрен его знает.

— Лех, заткнулся бы ты, — Ром видел с каким любопытством я вслушиваюсь и показал доктору кулак. — Так и получить можно.

— Ага, значит, девочку уже зацепил. Молодец! Какой ты шустрый. Быстро оклемался, — доктор Леха подозрительно посмотрел на Рома и пощупал его лоб. — Четвертая группа крови, да? Сядь там, посиди, или с Динкой поболтай в другом кабинете.

Несмотря на вид раздолбая, доктором — Леха оказался отличным. Он быстро померил мне давление автоматическим тонометром, посмотрел зрачки, и осмотрел ранки.

С каждым движением, его движения становились все резче, пропала улыбка, в конце концов, его брови будто срослись у переносицы.

— Гарик, — резко сказал он. — Иди сюда.

— Ну? — Гарик навис надо мной.

— Сколько минут он ее пил?

— Ну, не знаю. Минут двенадцать пятнадцать

— Ты обалдел, что ли? Ну, ладно, этот вампир, ты то человек!!! Все сам знаешь, не маленький. Ты, какого хрена ему позволил надкусывать ее в трех местах?!

— Да, ладно, Леш, — Гарик примирительно похлопал его по плечу. — Рому надо было помочь, ты бы видел в каком состоянии он был, когда мы его нашли, а ей это даже нравилось.

— Конечно, ей это нравилось!!! — заорал Леха. Потом понизил голос и отошел с Гариком к окну. Но видимо у меня обострился слух так как я все слышала довольно четко.

— Конечно, ей это нравилось- Леша говорил почти шепотом. — Он вампир. Где ты был, а?

— Да ладно тебе, все ж, в порядке, все живы. Никто не пострадал…

— Игорь, еще раз подобное случится, и я буду вынужден доложить обо всем начальству. Еще немного, и ты бы ее сюда не довез. Ты меня понял?

Гарик кивнул.

Леша опять подошел ко мне и поставил мне капельницу, еще раз пощупал мне лоб и пульс на шее.

— А ты, мудак, — заорал он обращаясь к Ромуальду, который сидел на стуле возле двери. — Ты сам — то понимал, что делаешь?!! А если бы, ты ее убил?!!!

— Леша, — Ром поморщился, — никто бы, никого не убил, ты же понимаешь, я знаю дозу. Ну, чуток переборщил, но четвертая группа крови — это ж, как наркотик.

— Послушай меня, — лицо молодого доктора стало очень серьезным. — Ты знаешь, я всегда с симпатией относился к вашему брату, и сколько я вампиров поднял за последние несколько лет — не сосчитать. Но запомни, я никогда не буду жертвовать жизнью кого бы то ни было, ради ваших развлечений. Тебе нужна была кровь. Девочка тебе ее дала. Но ты взял не только для жизни, ты же взял для удовольствия!!!!

Лицо у Рома было немного виноватое.

— Ладно, Леш, ну не рассчитал. Извини?

— Ты не у меня прощения проси, а у нее, — Леша кивнул на меня. Я, конечно, слышала о чем они говорил, но мне было абсолютно по барабану. На меня навалилась жутчайшая апатия ко всему происходящему.

— Ладно, пошли, я тебя подлатаю, упырь хренов.

Они куда-то ушли, а я лежала и смотрела как жидкость из капельницы медленно перетекает в мою руку.

— Маш, — надо мной нависло лица Гарика, — ты как?

— Чего надо? — я была не слишком вежлива.

— В общем, тебе сейчас станет получше. Минут через тридцать, Лешка закончит с Ромом. Ты отвези его домой на такси, проследи, пожалуйста, чтобы он дошел до дому. А потом давай дуй, как можно скорей в офис, Лев Борисович со мной связался, он хочет с тобой поговорить.

— Подожди, — не поняла я, — а ты?

— А меня срочно вызывают. У них там какое-то недоразумение, нужно срочно разбираться, я ж не могу тебя тащить в таком состоянии, и надо убедиться, что Рома сегодня не надо будет второй раз спасать.

— Да, уж, — я подняла бровь, — второй раз, я бы вряд ли выдержала.

— Моя вина, признаю, что теперь, повеситься? — Гарик начал заводиться. — Не знаю, кстати, кто там к кому присосался, он к тебе или ты к нему. Понятно, был бы нормальный мужик, не вампир, он бы на тебя и не взглянул

Вмазать бы ему конечно хорошенько. Но эту идею я оставила на потом. До лучших времен…

Спустя некоторое время, я действительно почувствовала себя гораздо лучше. Во всяком случае, я могла самостоятельно передвигаться и говорить.

— Ну, что? — доктор Леша зашел в кабинет и отцепил меня от капельницы. — Как ты себя чувствуешь? Получше? Сегодня постарайся не напрягаться. Поешь мяса или еще лучше говяжьей печени. И будь молодцом. На Гарика не дуйся. Он парень хороший, только его заносит иногда

Я не поняла, у них тут что, общество защитников Гарика, что ли?

— Если будут какие-то проблемы, приезжай или звони. Вот моя визитка, — он протянул мне кусочек картона. Все, забирай своего вампира. Он тебя в холле дожидается.

— Спасибо, доктор. — я благодарно улыбнулась.

— Не за что, курить будешь? — Он протянул мне пачку с Примой.

Курить хотелось, но не настолько, и я вежливо отказалась.

— Как хочешь, — доктор пожал плечами. — Такси я вам вызвал, будет минут через пять.

В коридоре, в одном из удобных кресел я нашла Рома. Он сидел и смотрел в потолок.

— Ну, как ты? — увидев меня, он вскочил.

— Ничего, спасибо, видишь, хожу уже сама.

— Послушай, Маш, я правда, что-то увлекся. Ты меня извини. Просто, — он замялся, — даже не знаю, как сказать, ты мне очень понравилась, а тут, такой случай…

— Да, ладно, Ром, проехали. Пошли, отвезу тебя домой, — я направилась к выходу.

Такси ждало нас у входа.

Ром открыл дверь и сел рядом со мной. Он назвал адрес водителю и всю дорогу, что мы ехали, держал меня за руку, рассматривая мою ладонь.

— Знаешь, у тебя очень необычные линии, — сказал он мне в конце концов.

Я ничего не ответила.

Извините, я тут еду в машине с вампиром, который пару часов назад высосал из меня кучу крови, а меня бросает то в жар, то в холод только от того, что он держит мою руку. Конечно, у меня необычные линии.

Ехали мы довольно долго Я не очень хорошо ориентировалась по Москве, поэтому не имела никакого понятия, где мы.

— Ну, вот, мы и приехали, — Ром открыл дверцу.

— Подождите, — кинула я водителю и вышла из машины

— Спасибо тебе, ты действительно спасла мне жизнь, а я ее чуть у тебя не отнял- он погладил меня по щеке.

— Да ладно, Ром, пустяки, — я таяла, как масло в жаркий день.

— Ты удивительная, если этот урод Гарик будет тебя обижать, клянусь, набью ему морду.

— Ром не надо, — я с трудом понимала, что говорю.

— Вот тут я живу, — он показал мне на подъезд. — Последний этаж. Может, — он провел пальцем по моим губам, — отпустишь машину, поднимешься ко мне? Посмотришь?

Мне хотелось проорать "Да!"

Блин, у меня так давно не было нормальной личной жизни. (если конечно вампир тянул на нормальную личную жизнь), а я извините живой человек. Но я знала, что моя работа на сегодня еще не окончена.

— Нет, — я трудом опустила его руку, — я не могу, Ром, прости, мне нужно работать.

— Что?! — Ром недоумевающе посмотрел на меня. — Что ты сказала?

— Мне нужно ехать, Ром, я не могу к тебе подняться.

— Ну, ладно, — он как будто бы растерялся. Я села в машину и назвала адрес офиса.

— Подожди, — он открыл дверь, — тогда давай увидимся сегодня вечером. Когда будет не жарко.

— Где?

— На манежке, в десять. Возле купола.

— Договорились, — я кивнула, — пока

Я закрыла дверь и оставила совершенно растерянного Рома стоять у подъезда.

Как я поняла, мы были где-то возле Савеловского вокзала, и до центра доехали относительно быстро.

Основательно отдохнувшая, я залетела в офис и поскакала в кабинет ко Льву Борисовичу. Еще бы не поскакала. Мне петь хотелось. Елки-палки, такой классный парень!!! Вампир, правда. Но подумаешь? Это не самое худшее. У всех свои недостатки, как было сказано, в незабвенном фильме: "В джазе только девушки"

Лев Борисович хотел меня видеть, говорите… Ладно, пойдем ко Льву Борисовичу. Перед самой приемной, я налетела на Гарика и чуть не сбила его с ног

— Стоп, — он ошалело посмотрел на меня. — А ты чего тут делаешь?

— Как что? — теперь пришла моя очередь пялиться на него как баран на новые ворота. — Ты же сам мне сказал, отвезти Рома домой, а потом ехать в офис, Лев Борисович…Поговорить… Хэллоу!!! Гарик, кто из нас кормил вампира, ты или я?

— Ты, — Гарик был совершенно ошеломлен, увидев меня. Удивленный Гарик, это что-то новенькое. — А разве ты… а как ты… Ты отвезла его домой? — промычал Гарик.

— Ну, да, — теперь я смотрела на него в недоумении, абсолютно не понимая в чем дело. — а что случилось то?

— Да нет, ничего, — он что-то промычал себе под нос. — Иди, тебя Лев Борисович ждет.

Я кивнув Светочке и заметив, что она прекрасно выглядит, зашла в кабинет к своему потенциальному шефу.

— Привет, Машенька.

— Здрасте.

— Как вам работается? Не обижает вас напарник? Он парень, вообще то хороший, просто иногда перебарщивает, — точно общество…

— Да, нет, Лев Борисович. Он, конечно, непростой человек, — я решила откровенно не врать, а лишь изменить факты, — но думаю, что справлюсь.

— Как сама работа? Кстати, ты молодец. Доставленные тобой вчера материалы, очень нам пригодились. Мы все быстро изолировали.

— А что там все-таки было, — поинтересовалась я.

— Практически все как ты и предполагала. К сожалению, не могу тебе сейчас рассказать, но как-нибудь расскажу. Я вот зачем тебя позвал. Половина испытательного срока прошла. И если, в конце недели мы поймем, что берем тебя на работу, а ты решишь здесь остаться, то тебе надо будет в выходные переехать на квартиру. Ты подумай, какой район, ты бы предпочла. У нас есть несколько вариантов, вот, посмотри, — он протянул мне несколько рекламных буклетов. — У тебя есть какие-то вопросы, пожелания?

— Нет, Лев Борисович.

— Ну, хорошо, тогда на сегодня все, ты свободна. Время уже много, иди, отдыхай.

Я посмотрела на часы. Восьмой час. Время просто куда-то испарилось…

В приемной, я обнаружила заплаканную Светочку.

— Света, что случилось? — что могло произойти за пять — семь минут пока я была в кабинете.

— Маш, у меня бумаги пропали, отчеты, которые я подготовила для шефа. Не знаю, что будет, если я их не найду. Вот тут вот лежали.

— Свет, — я попыталась ее успокоить. — Ну, что ты нервничаешь? Подготовишь другие, подумаешь, информация-то вся в компьютере.

— Ты что?! — Она уставилась на меня с открытыми глазами. — Ты что, не знаешь, что одно из самых страшных проступков здесь, это потерять какие-либо бумаги. Даже товарный чек на канцелярские товары. В лучшем случае, тебя уволят. Про выговоры я не говорю, а что они еще могут придумать, я просто не знаю, — девушка снова начала всхлипывать.

— Не плачь, давай их поищем, — я опустилась на колени, чтобы посмотреть под столом.

— Я уже там смотрела, везде смотрела, нигде нет. Взяла их, чтобы отнести Льву Борисовичу, зашла в соседний кабинет вернулась, положила на стол. Смотрю, половина есть, половины нет.

— Светик, ты ничего не теряла, — в проеме нарисовался Гарик, помахивая папкой.

— Игорь! — Света кинулась Гарику на шею.

— Да, ладно, Светулик. Но с тебя причитается… — что именно причитается с нашего секретаря, Гарик не сказал, так как увидел меня.

— Все? Свободна?

— Это ты мне?

— Тебе, кому ж еще? Поехали, отвезу тебя домой. А то еще рухнешь в метро. И обломается твое свидание.

— Свидание? У Маши сегодня свидание? А с кем? — Светочка аж привстала. — Я его знаю?

— Откуда ты знаешь? И потом, какое тебе дело обломается мое свидание или нет? — я решила не обращать внимания не Светочку. Для разнообразия

— Не смеши меня, у тебя все на лице написано. Вот такими буквами, — Гарик тоже не снизошел до объяснений Светочке, за что ему отдельное спасибо. — Я видел, как на тебя Ром смотрел. На него иногда находит, странный интерес к странным женщинам. Все они вампиры с придурью.

— У тебя свидание с РОМОМ?!!! — в голосе Светочки было столько экспрессии и плохо скрываемой зависти, что я поняла одну вещь. Даже если мне светит какая-то личная жизнь, она очень скоро станет достоянием общественности. — Машка, как я тебе завидую! Он такой классный!!! Такой красивый, такой вежливый, такой…Каждый раз, когда он за…

— Хватит, Светунчик, — оборвал ее Гарик, — повезу твою подружку домой. Пусть приоденется, и может все-таки, накрасится немного.

Я не сказала ему ни слова. Ни сейчас, ни потом. Так молча, мы и доехали. Выйдя из машины, бросила ему короткое «спасибо» и "до свиданья".

— Да, — спохватилась я, — во-сколько завтра на работу?

— Пожалеть тебя что — ли, — задумался Гарик, с чего бы это он стал такой добрый. — Давай к 11 подъезжай или к 12. За тобой заехать? Хотя, нет, — спохватился он, — ты, наверное сегодня не дома ночуешь. Рому привет, — с этими словами, он уехал.

Я, конечно, была в состоянии временного помешательства от избытка эмоций, однако все эти разговоры оставили у меня какой-то отвратительный осадок. Но, взглянув на часы, я решила, что анализом буду заниматься потом. Сейчас нужно принять душ, одеться и как бы мне не хотелось этого признавать, последовать совету Гарика и чуток подкраситься.

На все это мне понадобилось около часа и когда я взглянула на себя в зеркале, то была вполне довольна финальным результатом.

В 22 05 (я приехала раньше на две минуты, для порядка решила опоздать минут на 10, но не выдержала), я вышла из метро, и направилась к куполу, где как обычно, летом тусовалось несметное море народу. Рома я заметила почти сразу. Он выделялся ростом, внешностью и необыкновенно красивым букетом орхидей.

— Привет, — он поцеловал мне руку. — Это тебе.

Во взгляде проходящей мимо девушки была откровенная зависть. Да, я сама себе завидовала!!!

Что ни говори, а Гарик был прав. I wasn't too much in relations и уж конечно с такими красавцами, я не просто не встречалась, я таких и не видела. Понятно, что я немного нервничала.

Несмотря на мои опасения, которые возникают у любой девушки (и у юноши) перед первым свиданием, все было прекрасно. Ром был мил и предупредителен. Я болтала не больше глупостей, чем положено. Все было высший класс.

Мы болтали обо всем на свете, о книгах, о музыке, ну и о работе, конечно.

— Давно, ты там работаешь. Что-то я тебя раньше не видел? — мы сидели на травке в Александровском парке, вытянув усталые ноги.

— Да нет, сегодня третий день, — улыбнулась я.

— И Гарик отдал тебя?! У него совсем крыша съехала?

— Видишь ли, — я потянулась, — Гарик с самого начала не испытывал ко мне особой симпатии. Точнее, он испытывает острую антипатию, и можешь мне поверить, сегодняшний поступок был не самым худшим за эти три дня.

— Верю, — Ром покачал головой.

— Я думала, что вы дружите…

— Как сказать. Мы знакомы довольно давно. Года два, наверное. Как-то он вытаскивал меня из похожей ситуации, потом, еще как-то пересекались. Нас не так то много в этом городе, несмотря на то, что он огромный. Можно сказать, что мы с Гариком приятельствуем, ну там, встретиться поболтать, но дружить…Какой же это друг когда просишь его о помощи, и он реально может помочь, но не делает этого.

— А что случилось? — я приподнялась на локте.

— Да у него есть данные, которые мне нужны для статьи (я забыла сказать, Ром подрабатывал, работая журналистом в одном из глянцевых журналов). Пара листочков, и данные-то пустяковые, валяются у него в машине и валяются. Совершенно ему не нужны. Так, когда я у него их попросил, он заупрямился. Слушай, — Ром повернулся ко мне, — а может ты мне поможешь? Возьмешь тихонько файлик, отдашь мне вечером, я быстро отсканирую, а на следующий день утром подсунешь обратно.

— Ну, я не знаю, — я нахмурилась. — А что тебе это действительно так надо?

— Ага, — Ром чмокнул меня в щеку, — Правда. Очень, ты спасешь меня от головомойки, которую мне устроит мой редактор, если статья не будет готова. Ну, пожалуйста.

— А если он заметит пропажу?

— Тогда, — Ром начал целовать мою руку с тыльной стороны возле локтя, — тогда, ты скажешь, что ничего не знаешь. И что, если он не знает, куда кладет свои вещи, ты тут не причем. — Он дошел до самой кисти.

— Можно? — он посмотрел на меня.

— Я не знаю, Ром, мне не жалко, но…

— Я немножко, самую капельку. Мне же нужно окрепнуть. Ты помнишь?

— Хорошо, — я кивнула. И Ром тихонько надкусил мое правое запястье. Было довольно больно. Я знала, что боль быстро пройдет, поэтому приготовилась терпеть, но внезапно Ром оторвался от руки и сплюнул кровь на землю.

— Урод! — он в сердцах выругался.

— Что случилось? — я не понимала, что происходит.

— Да, Леха наш, вколол тебе лошадиную дозу хлористого кальция. Для усиления иммунитета, скорее всего, хлористый кальций все еще у тебя в крови и он не делает ее на вкус лучше. Редкостная гадость.

Я вспомнила детство. Самое противное лекарство. И посочувствовала Рому.

— Уже поздно, — он помог подняться мне с травы. — Пошли?

Я кивнула.

— Давай, возьмем машину и поедем ко мне. Купим шампанского и…

Конечно, факт того, что даже пониженные вкусовые качества моей крови не помешали Рому пригласить меня домой, меня порадовал, но что-то тут было не то. Моя интуиция изо всех сил заявляла, чтобы я ехала к себе.

Все остальные составляющие организма вопили от радости и предвкушения сегодняшней ночи, но интуиция была громче. Обычно, я ее слушаю, но иногда, когда мне хочется ее заткнуть, она затыкается.

Сегодня был явно не такой день. Гипотетическое шестое чувство, перекрывая голод, заявляло, чтобы я немедленно отправлялась домой.

— Ну, давай, я сегодня съезжу, а с завтрашнего дня сяду на диету, — я попыталась договориться с интуицией. — Нет? И бегать буду каждый день? И зарядку делать? — но почему-то именно сегодня, она была абсолютно неподкупна и совершенно не хотела верить той лапше, которую мы все обычно вешаем интуиции на уши.

— Ну, раз такой случай… — подумалось мне, — ладно. Послушай Ром, — я повернулась к своему спутнику, — это все очень здорово и поверь, мне очень хочется поехать к тебе. Ты мне очень нравишься, но боюсь я не могу.

— Почему? — в жизни не видела такого удивленного человека. Точнее вампира.

— Ну, просто не могу.

— А, — понимающе кивнул Ром, — дурацкие принципы, только не после первого свидания, но это же все глупости.

— Да нет, — отмахнулась я, — причем тут это. Если бы ты не напомнил, я бы и не подумала об этом. Просто… — ну как объяснить мужчине, который тебе безумно нравится, почему ты не будешь делать то, что тебе ужасно хочется сделать.

— Мне завтра рано на работу, — я попробовала использовать классическую отмазку.

— Разве Гарик не позволил тебе придти попозже? — удивился Ром.

— А ты откуда знаешь? — тут пришла моя очередь удивляться.

— Но это же очевидно. После того, что было сегодня, он обязан дать тебе выходной или в лучшем случае, ты должна появиться на работе не раньше обеда.

— Да, просто, я себя не очень хорошо чувствую, — что было отчасти правдой. — Я действительно, все еще слаба, и боюсь, не потяну…

— Ну, х-хорошо, — видно было, что Ром совершено не ожидал подобного развития событий, и просто не знает как себя вести. Надо отдать ему должное он очень быстро соорентировался, — тогда, поехали, я довезу тебя до дому.

Когда мы добрались, он вышел, чтобы проводить меня до лифта

— Я не предлагаю тебе подняться, потому, что живу не одна, ты знаешь?

— Да, но скоро тебя возьмут на работу и тогда…

Я улыбнулась.

— Надеюсь завтра хотя бы, ты приедешь ко мне? — Ром нажал на кнопку лифта.

— Скорее всего, — я вдруг поняла, что действительно безумно устала, на самом деле неважно себя чувствую, и ужасно хочу домой, а еще больше спать. — Давай доживем до завтра. Жутко устала и не соображаю. Созвонимся, хорошо? — я зашла в лифт

— Хорошо, — Ром поцеловал меня на прощание, — я буду скучать по тебе сегодня. Тогда до завтра. И не забудь про бумаги.

Пока я ехала в лифте, у меня было странное чувство, что что-то происходит. Что происходит, что-то непонятное. Что надо сесть и хорошенько все проанализировать. Но я была слишком усталой, поэтому, справедливо решив, что утро вечера мудренее, завалилась спать, не забыв предварительно поставить будильник. Проснулась я, однако, от телефонного звонка.

Кинув взгляд на часы- было без 15 десять и ругаясь на того, кто мог звонить в "такую рань", я взяла трубку. Звонил Гарик.

— Ты где? — ни тебе "доброго утра", ни тебе "как ты себя чувствуешь".

— Дома, — я пыталась сообразить, что происходит, — а что?

— Давай собирайся, через 40 минут я буду у тебя.

— Хорошо, — и я побрела в душ, просыпаться.

Надо отдать должное всем. Гарик был у меня действительно через 40 минут, а я уже была готова.

Все еще позевывая и пошатываясь от внезапно нахлынувшей слабости, я сползла вниз и залезла к Гарику, в машину.

Он молча кивнул, и мы поехали. Спустя 10 минут гробового молчания, я осторожно поинтересовалась, какие все-таки у нас планы на сегодня.

Гарик ответил, что пока никаких. Будем кататься.

Я вспомнила, чем закончилась вчерашнее катание и немножко напряглась. В эту минуту, у меня раздался звонок мобильник. Звонил Ром, который спрашивал, как я себя чувствую, не обиделась ли я на него, сможем ли мы сегодня увидеться и еще тысячу подобных вещей, от которых я пришла бы в восторг вчера, но сегодня на них реагировала совершенно спокойно. У меня такое бывает, ни с того ни с сего, я могу поменять отношение к человеку или немного остыть или чего-нибудь напридумывать. Нет, Ром мне нравился, очень. Но почему-то третье напоминание о бумагах Гарика начало меня немного раздражать.

— Что же это за бумаги такие, — подумалось мне, когда я положила трубку.

— Это Ром звонил? — поинтересовался Гарик,(надо же мы заговорили)я кивнула.

Следующие полчаса моей безусловно удавшейся жизни были посвящены разглагольствованиям Гарика на тему: "Если ты будешь так разговаривать, то ни один мужик никогда не будет с тобой общаться дольше полутора часов, ты останешься одна на всю жизнь, и окончишь свою одинокую никчемную жизнь на задворках тверской области".

Мои фразы: "Почему если одинокую, значит никчемную?", "Чем тебе не нравится тверская область" и "Да я сама ни с одним мужиком дольше полутора часов не могу разговаривать" упорно игнорировались. Потом Гарик решил оседлать своего любимого конька на тему, вам с вашей фигурой надо радоваться, что на вас вообще кто-то посмотрел, и все в таком духе. Я почти привыкла, поэтому пропускала большинство оскорблений, вяло огрызаясь на самые жесткие. В конце концов, мысль о том чтобы стащить у Гарика документы, чтобы ему хорошенько попало, стала навязчивой. Но не могла же я таскать документы у него на виду, поэтому я начала подумывать, как бы это сделать незаметно. И тут мне подфартило. Гарику приспичило покурить, а сигареты — то, у нас закончились. Мы же курим через каждые пять минут. Мы же о здоровом образе жизни только напарницам рассказываем. Козел!

Злобно прокомментировав поведение Гарика, в душе, я порадовалась, так как получала доступ к заветным бумагам. Мне действительно повезло. Возле ларька стояла небольшая очередь, Гарик был увлечен флиртом с очередной девушкой, и я быстренько залезла к нему в бардачок, где до этого видела файл с бумагами.

Бумаги действительно были. Но мне же было интересно, какого рода информация нужна Рому для статьи, потому, что хотя он и сказал мне название журнала, о тематике он умолчал. Поэтому я решила их просмотреть. После первого взгляда я поняла, что информация была не проста важная, а архи-важная- это был список сотрудников с их домашними адресами. Смутно припомнилась фраза Льва Борисовича кинутая Гарику, чтобы он поскорее заканчивал с личными делами сотрудников северо-западного округа

Все это конечно здорово, но зачем такая информация Рому, для какой такой статьи…

Меня, конечно, иногда называли дурой, но больше фигурально, я думаю.

Некоторое время я еще колебалась. Каюсь, было приятно представить, как Гарику влетает за то, что он потерял важные документы, как его понижают в должности. О том, что его выгонят работы, я старалась не думать, это все же очень жестоко. Хотя… Возможно, его посадят в какой-нибудь повал, пересаживать, нет, не лягушек, каких-нибудь мокриц и тараканов.

Я представила, как приношу эти документы Рому и рассказываю каких трудов мне стоило их достать, и Ром говорит, что теперь мой должник по гроб жизни, а потом…

На этом месте, я поспешила прервать поток своих грез. Все встало на свои места. И я поняла, что мне нужно делать.

Не надо только думать, что я высоко моральная девушка. Нет. Я просто знала, что каким бы козлом не был мой напарник, нельзя ему уподобляться, а предатель гораздо хуже козла. И потом, наверное, если бы мне было 19, то ради любви и прекрасного принца я бы еще наворотила дров. Но мне было 26, и хотя, я все еще верила в Деда Мороза (честно), с принцами было хуже.

Моя жизнь сложилась так, что я получила несколько отличных уроков, что бывает, когда ты переступаешь через себя и свои принципы во имя любви. Ничего хорошего. Поэтому, я со вздохом вернула документы в бардачок и принялась ждать Гарика. Он копался с деньгами возле киоска, но все-таки (аллилуйя) вернулся в машину. Странно посмотрел на меня и мы поехали.

— Гарик, — я долго думала как начать этот нелегкий разговор и решила довериться импровизации.

— Ммм? — он глубоко и с удовольствием затянулся.

— Мне нужно с тобой поговорить об одной очень важной вещи.

— Ты решила бросить работу?

— Да, блин, нет, причем тут работа. Не перебивай меня, пожалуйста.

— Слушай, кто здесь начальник, мне решать когда тебя перебивать когда нет, — взвился он.

— Ладно, — я откинулась на спинку, — когда успокоишься, сообщи мне.

— Ну, хорошо, — спустя несколько затяжек он повернулся ко мне, — чего там у тебя?

— Гарик, — я откашлялась, — в общем, ты был прав.

— В чем? — не понял он

— Во всем… во всем что касается Рома.

— Ты решила послушаться моего совета по поводу, как себя нужно держать.

— Да, нет же, — несколько секунд мне хотелось плюнуть на эту идею, но я продолжила. — Видишь ли, похоже, Ром действительно так приклеился ко мне не из — за того, что я такая очаровательная (хотя я конечно очаровательная, добавила я про себя), а потому что ему кое-что было нужно.

— Конечно, — Гарик казалось совершенно не понимал о чем идет речь, — твоя кровь, редкой 4 группы крови.

— Тут дело не только в крови, — вздохнула я. — Вчера, он попросил у меня забрать документы, которые лежат у тебя в бардачке.

— Что? — Гарик резко затормозил и развернулся ко мне. — Что ты говоришь?

— Что слышал!!! Ром просил меня вчера забрать документы из твоего бардачка. Вчера два раза просил и сегодня напомнил, когда звонил. Гарик, я, конечно, дурочка, но не настолько. Даже ежику ясно, что это они ему нужны, а не я. Я посмотрела, что это такое и поняла, что эти данные, ему точно нужны не для статьи. Вот. И я подумала, что тебе нужно знать, потому что он все-таки вампир, ну, может шпион там какой-то. Я еще не очень хорошо разбираюсь в этой ситуации. Ну, в общем, вот.

— Хочешь сигарету, — Гарик неожиданно протянул мне пачку.

Я с благодарностью вытащила одну и закурила. Некоторое время мы ехали молча, потом Гарик внезапно остановился возле Макдональдса, и ни слова не сказав, вышел.

Вернулся он с парой стаканов, один из которых протянул мне. Я осторожно сделала глоток.

— Откуда ты знаешь, что я люблю лате? — я посмотрела на него почти с благоговейным ужасом

— Много молока, много сахара- Гарик был лаконичен.

— Что?

— Маш, ты хочешь, чтобы я прочитал очередную лекцию о пользе спортзала?

Я благоразумно заткнулась и поспешила насладиться горячим ароматным кофе с молоком и второй, за это бешеное утро, сигаретой.

— Спасибо, что сказала. Понимаю было нелегко, — наконец произнес Гарик, — но…В конце концов, у тебя появился очередной повод сказать что все мужики сволочи.

— Что теперь будет? — спросила я

— С Ромом-то? — Гарик нехорошо улыбнулся. — Пусть тебя это не беспокоит. Ты все сделала правильно. Иначе могли бы пострадать люди. Понимаешь?

— Гарик, — осторожно спросила я, — а зачем Рому нужны эти адреса?

— Ну, как тебе сказать, причин может быть множество. Могу назвать самую банальную. Ты же понимаешь, что обычные люди у нас не работают. Понимаешь? И кровь таких людей несет определенные свойства, вампирам она очень нравится. Очень питательная. Ты видела, как вчера Ром быстро восстановился. Он может, что угодно болтать про то, что 4 группа и вообще, но четвертая группа крови обычного человека, так быстро его бы не восстановила. Потребовалось бы часов десять, минимум? Ты думаешь, чего Леха так взъярился? Считай, кровь наших сотрудников- это для вампиров некий эликсир силы, и поэтому… — его объяснения прервал телефонный звонок.

— Да, да, она со мной. Куда? Хорошо, сейчас. Держи, это тебя, — он протянул мне трубку.

— Алло, — я гадала, кто бы это мог быть.

— Добрый день, Маша, — в трубке раздался красивый низкий голос, — это Изольда. Послушайте, Лев Борисович сказал, что у вас свободный английский. Это так?

— В общем, да, а что?

— Тогда вы мне сегодня понадобитесь, у нас важные переговоры и мне нужен переводчик. Гарик вас сейчас привезет ко мне. Необходимо подготовиться.

— Хорошо.

— Тогда жду вас. Всего хорошего, — трубка замолчала.

— Ты знаешь куда ехать? — я обратилась к Гарику.

— Да, в Эстерхази, на Китай-городе.

— Что это?

— Небольшая симпатичная кондитерская. Изольда будет ждать тебя там.

— Похоже твои мечты сбываются. Наконец-то, твоя дурацкая напарница испарится.

Гарик не ответил, прикурил очередную сигарету, подумал немного и повернувшись ко мне сказал со вздохом.

— Это ж только на сегодня, и вряд ли на весь день.

— Дурак, — все, что я смогла сказать.

Довольно быстро мы добрались до Китай-города.

Эстерхази оказалось милым кафе с витриной уставленной всякими вкусностями. Гарик зашел со мной, чтобы "поздороваться с Изольдой". Она сидела за столиков возле окна и я в очередной раз залюбовалась ее красотой и безупречным внешним видом.

— Здравствуй, Маша, — она протянула мне руку, — как ты?

— Спасибо, хорошо.

— Игорь, — она подала руку моему напарнику, который попытался ее поцеловать, — надеюсь, ты не в обиде на меня за то, что я забираю у тебя напарницу.

— По- моему, он счастлив, — не сдержалась я.

— Почему? Вы не ладите? — я предоставила Гарику отвечать на это вопрос.

Но он, промямлив что-то неразборчиво, поспешно ретировался сославшись на занятость.

— Итак, Маша, у нас с тобой сегодня очень важная встреча. Руслан, принеси пожалуйста еще двойной эспрессо без сахара, — сказала она проходящему мимо официанту. — Маша, тебе что заказать?

— Воды, пожалуй, и капучино.

Симпатичный молодой парень наклонил голову и удалился.

— Мы встречаемся с представителями румынских вампиров, — продолжила Изольда. — Эти господа занимают очень важное место у себя на родине, где насчитывается самое большее число вампиров в мире. Честно говоря, мы не очень с ними ладим. Они грубоваты, знают свою силу и беззастенчиво пользуются ею. Нашу организацию не ставят ни в грош, особенно у себя в Румынии. Но мы им необходимы, никому не нужна охота на ведьм, как ты понимаешь. Я знаю румынский, но с английским у меня плохо. А переговоры предполагается вести на английском языке.

— Но почему бы вам не вести переговоры на румынском, — спросила я, слизывая пенку изумительного капучино.

— Дело в том, что я уверена то, что они будут нам предлагать, отличается от того, что есть на самом деле. Если мы будем разговаривать на английском, то между собой они будут свободно говорить на румынском, и я буду в курсе всех их планов. Мы такое постоянно практикуем.

— Здорово придумано, — я кивнула. — Хорошо. Во сколько и где эта встреча?

— Где, пока еще не решено, они пытаются придерживаться повышенной секретности, и скажут место в последний момент. А время встречи 18.30.

— А почему тогда я вам понадобилась так рано? — поинтересовалась я.

— Маша, я к таким встречам начинаю готовиться за три часа. Учитывая, что ты новичок, думаю, нам необходимо часов пять. Маски, массаж лица, стрижка, укладка, макияж, подобрать одежду, привыкнуть к ней. Это все непросто.

— Могу себе представить, — пробурчала я. Мыль о том что меня будут наряжать как куклу, почему-то не радовала.

— Тогда допивай свой кофе и поедем. Не торопись- улыбнулась она, увидев как я лихорадочно сделала большой глоток горячего напитка. — Это хорошее место, здесь можно немного отдохнуть

Я постаралась промычать в ответ что-то неразборчиво нейтрально вежливое, однако Изольду мой тактический прием не обманул.

— Ты так не считаешь? Тебе здесь не нравится?

— Нет, почему, — я смутилась, — это очень милое симпатичное местечко, такое все в рюшах и с бантиками. Просто, я предпочитаю немного другие места, предпочитаю атмосферу. Здесь правда очень мило, только чего-то не хватает. Меня вряд ли будет сюда тянуть.

— А куда тебя тянет? — Изольда посмотрела нам меня с нескрываемым любопытством.

— Меня?

— Да, какие твои самые любимые места?

— Разные, но пожалуй самое любимое — это Летчик.

— Летчик?

— Да, Китайский летчик Джао Да, он совсем рядом, тоже на Китай-городе.

— Твое любимое место Китайский летчик? — Изольда расхохоталась

— А что? — возможно у вампиров немного другое чувство юмора, но мне было абсолютно непонятно, что здесь смешного.

— Тогда ты точно на своем месте. Там больше половины посетителей-прочие, и персонал почти наполовину, наших там всегда масса, а остальные, те, которые находятся вне потока.

— Что значит вне потока?

— Смотри, — Изольда изящно прикурила тонкую сигарету, — вот с точки зрения общественного мнения, ты успешная?

— В общем то не очень, 26 лет, детей нет, не замужем, личной жизни никакой, и на работе извините, какой-то хренью занимаюсь. Но мне это нравится.

— Вот, об этом и речь. Люди вне потока — те, кто живут сами по себе. Конечно, общество на них давит и заставляет их что-то делать и подстраиваться. Те, кто на общество плюют полностью, по большому счету либо сильные смельчаки, либо глупцы и последнее встречается гораздо чаще. Но те, кто живет вне потока узнаются сразу. Совсем не обязательно, что они не семейные или, что они бедны. Нет, среди них множество преуспевающих людей, иногда с кучей детишек, но они делают это потому, что хотят и только поэтому, а не потому, что надо, как большинство людей на Земле, и еще и получают от этого удовольствие… мне сложно объяснять, это нужно чувствовать.

— Знаешь, — я посмотрела на прохожих в окно, — кажется, я понимаю, о чем ты говоришь, — я совершенно неожиданно для себя перешла на ты.

— Вот и замечательно, а теперь пойдем, нам пора.

Мы вышли в душную Москву. Машина Изольды- небольшой двухместный серебристый кабриолет БМВ был припаркован неподалеку.

К своему удивлению, я подумала, что в джипе Гарика, я чувствовала себя более комфортно.

— К ней надо привыкнуть, — улыбнулась Изольда, — она действительно крошечная, но очень маневренна и я ее очень люблю.

Увидев мое растерянное лицо, она мягко улыбнулась.

— Маша, я очень хорошо чувствую людей, тем более, ты совершенно не скрываешь свои эмоции.

— Извините, — кажется я покраснела, — ваша машина очень красивая…

— Не надо извиняться, приятно видеть нормальные искренние человеческие реакции, сейчас это не часто встречается.

И мы поехали. Куда меня завезла Изольда я не знала, лишь понимала, что это были тихие улочки самого центра

Неприметная, но тяжелая дверь скрывала за собой очень светлый холл, где нас встретил молодой человек в брючках в обтяжку и сетке на голое тело. Они с Изольдой трижды поцеловались в воздухе, отчего меня чуть не затошнило.

— Сереженька, это Маша, у нас сегодня прием, ее нужно подготовить.

— Тебя как обычно? — у молодого человека оказался необычайно красивый низкий голос, совершенно не вяжущийся с его легкомысленной наружностью.

— Давай сначала подберем ей одежду, а потом выберем вариант для меня.

— Пойдем, — меня куда то повели.

Завели меня в небольшую комнату, всю в зеркалах, за которыми находились шкафы купе глубиной метров пять наполненные самой разной одеждой.

— Думаю, нужно что-нибудь легкое, спортивно-романтическое с легким налетом классики, — бубнил себе под нос Сергей, поворачивая меня в разные стороны. — Да, Наташа, Настя, — в комнате появились две миловидные девушки, — пожалуйста, тридцать четвертый, восемьдесят шестой и одиннадцатый варианты.

Тридцать четвертый, восемьдесят шестой и одиннадцатый оказались различными вариантами брючных костюмов. Размер подошел идеально. Мне показалось, что все они сидят отлично, но мой новый дизайнер, остался чем-то недоволен. Потом, последовали 112й,49й и 437й, да, и желтый 218й. Опять не то. Следующие номера, я не запоминала, так как все свои усилия направляла на то, чтобы не взорваться, так как даже в детстве не любила играть в куклы, а уж быть девочкой, которую одевают и раздевают по желанию, мне тем более не нравилось.

В тот момент когда я уже приготовилась сказать свое решительное и последнее (возможно немного грубое) слово, Сергей вскинул руки и пропел:

— Как же я мог забыть?!!! Катя, сто четвертый сюда.

Сто четвертый оказался очередным брючным костюмом цвета морской волны.

Скажу честно, после восьмого примеренного костюма, я перестала смотреть на себя в зеркало, показываясь лишь Сергею.

Однако в 104 я произвела на него впечатление. И он сразу начал звонить Олечке и просить ее принести 24,18 и 7 пары туфель. Я уже приготовилась кого-нибудь убить, но на удивление 18 были безупречные. Откровенно говоря безупречнее всего были седьмые, но сделав пару шагов на каблуке в 10 сантиметров, мы все оставили эту мысль. И эту пару туфель.

— Замечательно, — Изольда была явно довольна, — тогда я надену тридцать восьмой, хорошо?

— Зольди, у тебя как всегда отменный вкус, если ты решишь бросить свою контору, помни, здесь для тебя всегда есть место.

— Да-да, конечно- рассеяно ответила Изольда, видимо это был не первый такой разговор. — Подожди еще одна деталь. — Она открыла одну из многочисленных дверей и достала симпатичный шелковый шарфик зеленого цвета.

— Вот это мы повяжем, вот так, — она подошла ко мне и начала завязывать его мне на шее каким- то особенным образом, как вдруг остановилась.

— Что это у тебя здесь? — она заметила две неглубокие ранки- мой вчерашний подарок от Рома

— Это…

— Так, здесь, — она повернула мою голову, — здесь и наверное, — она довольно бесцеремонно отогнула нижнюю губу, — и здесь. В трех местах!!! Кто и когда тебя пил?

— Ну, — замялась я, — мы вчера с Гариком спасали одного… парня… Ром…

— Надо же!!! В трех местах?! Ром совершенно отбился от рук. А Гарик, куда смотрел интересно?!!!

— А вы знаете Рома? — В свою очередь удивилась я.

— Конечно, знаю. Это мой брат.

— Родной брат? — здесь было о чем подумать.

Я размышляла об этом, когда мне делали какие- то маски, массаж лица и всякую другую хрень. Потом меня снова вынули из кресла, и потащили в другой зал, в другое кресло, где был еще один молодой человек, манеры общения, которого не оставляли сомнения в его сексуальной ориентации, что в моих глазах выглядело скорее достоинством нежели недостатком.

— Изольдочка, что будем делать? — спросил мой новый потенциальный мучитель.

— Славик, все, — Изольда была настроена решительно. — Стрижка, макияж, изменим цвет глаз, а начать, конечно, с бровей.

— С бровей!?! — я искренне возмутилась. — Я их только позавчера выщипывала.

— Душечка, доверься профессионалу, — постарался меня успокоить Славик.

— Предупреждаю, у меня очень высокий порог болевой чувствительности, — я пыталась быть честной.

— Как тебя зовут, прелесть? — Славик не обратил внимания на предыдущую фразу

— Маша.

— Машенька, заинька, все будет хорошо. Закрой глазки и расслабься.

В течение часа, меня стригли (совсем чуть-чуть. У нее и так коротковаты волосы для ее типа), сушили, укладывали, щипали брови, красили — в общем делали все то, от чего обычная женщина пришла бы в восторг. Я бы, наверное, тоже, если бы за меня взялись не так массировано.

Прежде чем наносить макияж, Изольда (в элегантном брючном костюме) со Славиком решили, что для сегодняшнего вечера, мне необходимо поменять цвет глаз. Для чего был принесен целый набор линз. Все манипуляции, к слову сказать, производились таким образом, чтобы я себя не видела.

Зеленые линзы (все оттенки) были решительно отвергнуты. Странно, я, почему-то считала, что именно они должны наиболее мне подойти. В конце концов, мне в глаза засунули линзы небесно голубого цвета, не обращая внимания на мои вопли протеста.

В результате, я смирилась, и стала ждать, когда же мне дадут на себя посмотреть.

Наконец, линзы были одеты, лицо накрашено, духами побрызгана.

— Класс, — Славик подпер подбородок рукой, — нет, высший класс. Думаю, моя лучшая работа.

— Неплохо, — согласилась Изольда. — пойдем теперь, выпьем чаю и поговорим о встрече.

— А можно мне в зеркало заглянуть? — Я готова была лопнуть от любопытства.

— Всему свое время, — загадочно улыбнулась моя спутница и предложила следовать за собой.

Пройдя небольшой коридорчик, мы попали в комнату в японском стиле: пол был застелен циновками, по бокам деревянные скамеечки, на невысоком столике, небольшой чайник и крошечные чашечки.

Изольда налила чаю

— Машенька, нам необходимо подготовится. Прежде всего, вот фотографии тех, с кем мы будем встречаться, — Она протянула мне большой желтый конверт.

Я достала фотографии и начала внимательно рассматривать их.

— Подождите, — я поднесла одну поближе, — вот этого случайно не Колин зовут?

— Да, — Изольда удивленно подняла бровь, — ты его знаешь?

— Еще бы мне не знать этого ублюдка. Познакомилась с ним в Америке, и мы не были друзьями, уж поверь мне. Пожалуй, это единственный человек из всех моих знакомых всех времен и народов, к которому я испытываю действительно сильную неприязнь.

— В таком случае тебе придется сдерживать свои чувства, — холодно сказала Изольда, — мы не можем ставить под вопрос встречу только из-за нахлынувших на тебя воспоминаний.

В это время у нее зазвонил телефон, а я угрюмо уставилась на фотки.

Вот уж мир тесен. Я всегда догадывалась, что с этим подонком Колином что-то не то. Уж слишком интенсивно его ненавидели все окружающие. Он действительно получал удовольствие от оскорблений людей.

Я встряхнула головой, чтобы избавиться от дурацких мыслей и неприятных воспоминаний. На стенах были развешаны японские гравюры, и что-то мне подсказывало, что они были подлинными. Я встала, чтобы их получше рассмотреть, так как Изольда активно общалась с кем- то по телефону.

В этот момент в комнату влетел Гарик.

— Привет, Изольда, Лев Борисович просил тебе передать вот это, — он протянул ей объемный конверт, — и сказать, чтобы ты была вдвойне осторожна с румынами.

— Гарик, я не первый год работаю.

— Я понимаю, но ты же знаешь, он всегда перестраховывается. Кстати, ты Машку не видела?

— Она сейчас подойдет, — загадочно улыбнулась Изольда. Я поняла, что мне надо подойти и подошла.

— Здравствуйте, — внезапно засуетился Гарик, — простите нас не представили. — он мне улыбнулся. Надо же, может быть обаятельным, когда захочет, — меня зовут Игорь, и я всегда к вашим услугам.

— Гарик, тебе надо бежать- напомнила ему Изольда.

— Да, точно, — спохватился мой напарник, — слушай когда увидишь это горе луковое, передай ей, чтобы она после ваших ресторанов, переоделась в человеческую одежду и приезжала на Парк Победы. Встречаемся с ней в полпервого ночи в середине зала.

— Может быть ты ей сам передашь, — вмешалась я в его речевой поток. — И что значит человеческая одежда?

Минуты полторы он смотрел на меня абсолютно пустым взглядом. Полторы минуты молчащего Гарика- это, что-то из ряда вон выходящее, о чем я не преминула ему сообщить.

— Значит в полпервого. Парк Победы, в середине зала, — буркнул он в конце концов, и не попрощавшись, ушел. Было такое ощущение что он обиделся.

— Все будет просто замечательно, если ты произвела такое впечатление на Гарика, то можешь быть спокойна. Твои румынские друзья, тебя точно не узнают.

— Теперь мне можно на себя посмотреть или нет?

— Конечно, — кивнула Изольда, только возьми вот это, — она протянула мне небольшую сумочку. Пойдем.

Мне показали зеркало, и потом мне показали меня.

Могу понять Гарика, я бы тоже себя не узнала. Кто бы мог подумать, что я высокая стройная голубоглазая девушка с рыжими волосами, как будто бы сошедшая с обложки глянцевого журнала.

По-видимому, Гарик не мог и я кстати тоже.

— Налюбовалась? — Изольда встала рядом. — А теперь пойдем, нам надо спешить. И я прошу тебя, держи себя в руках. Знаю, что этот Колин — крайне неприятный тип, но от того как ты сможешь себя подать, во многом зависит репутация нашей конторы.

Вспоминать встречу мне не очень хочется. Я, конечно, изо всех сил держала себя в руках, была очень милой и доброжелательной. Вежливо терпела постоянные пошлейшие домогания этого Колина, которые адресовались мне. Видимо Изольда была для него табу в силу ее высокого положения, а я, рядовая переводчица, в самый раз.

С работой я справлялась, не особо вникая в смысл переводимого. Так как все мои волевые и умственные усилия были направлены на то, чтобы не запульнуть в этого идиота чем-нибудь тяжелым, так как почти к каждой фразе сказанной по делу, он добавлял что-то от себя для меня..

Я горжусь собой, так как ничем не выдала своего недовольства. Правда официантам приходилось часто менять пепельницы, но я мило улыбалась, пыталась отшучиваться или сделать вид, что я не понимаю, о чем идет речь.

Наконец, когда рамки приличия были не просто отдвинуты, а зверски растерзаны, я не выдержала и перевела все дословно Изольде, не преминув сообщить об этом представителям румынской делегации.

Ответ Изольды был лаконичен, но полон смысла, который сводился к тому, что подобное обращение к любому представителю нашей организации влечет за собой международный скандал и что даже вся диаспора румынских вампиров не настолько богата, чтобы выплатить полагающееся по закону компенсацию, если мы решим предъявить официальное обвинение. После этого Колин испуганно замолк. Потом сослался на то, что все вопросы уже решены, расплатился по счету и быстренько ушел сопровождаемый, своими, не менее неприятными спутниками.

Мы остались в ресторане. "Обсудить результаты" как сказала Изольда. Несколько минут мы молчали. Я закурила, не знаю, какую по счету сигарету, и смотрела на то, как дым причудливо выписывал узоры. Изольда поигрывала кольцом на пальце.

— Ну, как все прошло? — мои нервы сдали первыми.

— Все как нельзя лучше, — улыбнулась моя спутница. — Даже лучше, чем можно было представить. — Последняя часть нашей, кхм, деловой беседы прошла настолько удачно, что они даже расплатились по счету.

— И?

— Видишь ли, Машенька, — Изольда, щелкнула свой изысканной зажигалкой (я подозреваю, что блестящие камушки в оправе, были настоящими бриллиантами), — у нас существует такой неписаный закон. Если заранее не было оговорено, кто платит на деловых переговорах, то в случае, когда инициативу берет на себя одна из сторон, это автоматически означает, что они полностью принимают все предложения другой. А этот идиот, к тому же расплатился кредиткой, то есть, практически, подписал себе приговор. Грубость и бестактность, допущенная им по отношению к тебе, автоматически переносится на меня. А, я, ты уж извини, занимаю довольно высокое положение, из чего следует оскорбление важного должностного лица. Он знает, чем это чревато, и сейчас безумно радуется, что так легко отделался.

— Подожди, — я ничего не понимала, — но ведь он все знал, какого фига он до меня так докапывался?

— Как бы тебе сказать? — Изольда немного смутилась. — Видишь ли, мы с Колином уже вели переговоры. И его поведение сегодня не особо отличалось от предыдущих встреч. Просто все наши девочки переводчицы, как бы это сказать потактичнее, видели в возможности стать любовницей такого человека, перспективу продвижения по службе и обычно очень быстро, принимали его предложения.

— Нелогично, — я покачала головой. — какое тут продвижение по службе. Он совершенно из другой организации, тем более вампир…

— Мария, ты сомневаешься в моих словах? — Изольда подняла правую бровь демонстрируя мне, что я зарываюсь

— Фиг с вами, — подумала я, — логично- нелогично.

Конечно, радоваться чужой беде плохо, но надеюсь, начальники вампиры, устроят этому козлу Колину хорошенькую взбучку. Какая я стала злорадная, это просто ужас какой-то.

— Ладно, — сказала я вслух, — в конце концов, все кончено. Изольда, а может быть мы оставим это пафосное место и пойдем куда-нибудь поуютнее и выпьем? Я бы не отказалась от чего-нибудь покрепче.

— Так и сделаем, — кивнула Изольда, — только я одна, после того как довезу тебя до дому.

— А мне домой совсем не обязательно…

— Нет, Машенька, обязательно. Ты, наверно, забыла, что у тебя на сегодня назначено еще одно свидание- с Гариком.

— О нет, — простонала я, — это ужасно. — Меньше всего на свете мне хотелось куда то ехать. О чем я не преминула сообщить Изольде. Та в свою очередь заметила, что ехать мне нужно не куда-то, а домой, где необходимо все снять, все смыть, вынуть линзы и только потом куда — нибудь отправляться

— Я отвезу тебя, — благородно предложила спутница, — а если обещаешь быстренько переодеться, могу добросить до Парка Победы.

Я клятвенно заверила ее, что являюсь чемпионом по переодеванию. Я честно выполнила обещание, через 20 минут, после того как я вошла в квартиру, я из нее вышла. За эти 20 минут я много успела. переодеться, помыться, вытащить линзы (процесс вытаскивания требует отдельного рассказа), смыть с себя всю косметику, и что-то рассказать своим друзьям, с которыми, я, увы, практически не виделась, так как существовали мы в разных временных режимах.

— Я готова, — с этими словами я бухнулась обратно в машину.

Изольда ничего не сказала, лишь внимательно осмотрела мой резко сменившийся имидж.

Мягкие фланелевые брюки спасали от ночной свежести, клетчатая рубашка была уютная и удобная, а мой большой рюкзак дополнял "рабочий внешний вид"

— Вот вещи, — я протянула Изольде пакет с моим оставшимся в прошлом образом.

— Зачем они мне? — удивилась она.

— А что мне с ним делать? — пришла моя очередь удивляться.

— Как что? Это твое, забирай, будешь носить, когда понадобится. Если ты останешься у нас работать, у тебя таким образом скопится гардероб. Будешь одевать при необходимости.

— Но ведь это наверное стоит кучу денег?

— Да, но видишь, ли, мы считаем что если человек предпочитает какой-то стиль, а работа обязывает носить его другой, неправильно, чтобы человек сам тратился на подобные вещи. Тем более, если он не разбирается в такой одежде, то купит что-то неподходяще. А тут мы убиваем трех зайцев, во-первых ты будешь выглядеть так как нужно, во-вторых, у тебя будет возникать понятие как надо выглядеть соответственно случаю, а в третьих у тебя будет собственный гардероб.

— Но ведь у тебя наверное есть такой гардероб, — осторожно поинтересовалась я, — тогда почему тебя тоже одевали?

— Эта встреча была чрезвычайна важна, поэтому готовилась я с особенно тщательно. А потом, я частенько заглядываю к Сергею. Вместо того, чтобы ходить по магазинам и бутикам и тратить кучу времени на выбор одежды, можно просто посмотреть что он предложит. Он сам ездит по магазинам и, зная своих клиентов, выбирает наилучшие вещи для них. У него прекрасный вкус и прекрасный выбор.

— Понятно, — я замолчала и стала смотреть в окно.

Москва темнела, но не умирала, скорее наоборот. Ночная жизнь Москвы, этого огромного мегаполиса была столь же суетлива, как и дневная. Пожалуй, эта было одно из главных отличий столицы от провинциальных городов. Попробуйте выйти на улицу, когда стемнеет в каком-нибудь городе N. Максимум кого вы увидите, двух — трех праздношатающихся, чаще всего, нетрезвых мужчин, неопределенного возраста, толпу подростков с определенными намерениями и несколько парочек спешащих домой. В Москве жизнь не прекращается на секунду. Люди ходят в магазины, пьют пиво, встречаются и расстаются, ищут место, чтобы заработать деньги и место, чтобы их потратить. В Москве не бывает темно.

Мне как-то довелось видеть ночную Москву с самолета в ясную ночь. Реки электричества текли в самых разных направлениях. Широкие потоки в районах центра и ручейки поменьше на окраинах. Но текли они всюду..

Однако Кутузовский проспект оказался довольно пустынным, и в плане машин и в плане пешеходов, поэтому довольно скоро, Изольда остановилась возле станции метро Парк Победы, где у меня была назначена встреча с моим напарником.

— В середине зала, полпервого, — любезно напомнила моя спутница. Я поблагодарила ее " за прекрасный вечер" довольно иронично, потом в более теплых тонах сказала спасибо за то, что подбросила, на что Изольда махнула рукой, и растворилась на теплой летней дороге.

Взглянув на часы, я обнаружила что до встречи еще целых сорок минут, поэтому нашла симпатичную лавочку под фонарем, закурила, не знаю какую сигарету за вечер, и уткнулась в книжку. Через некоторое время, читать мне надоело. И я просто наслаждалась теплой ночью, наполненной ароматами большого города. Надо же, сквозь вонь машин и запах нагретого асфальта проскальзывали нотки листьев и свежести, которая бывает лишь после жаркого дня. Мне не очень хотелось думать о своей работе и анализировать сегодняшний день. Не то, чтобы это меня напрягало, просто я плыла за потоком мыслей, не регулируя их, практически, грезила наяву.

— И чего мы тут расселись? — знакомый голос прозвучал так резко, что я чуть не свалилась. — Чего нам в метро не ждется? — Гарик материализовался рядом, как призрак, — ну-ка, подвинься, — ворчливо заметил он, хотя места было много, и сев рядом закурил сигарету. — Как прошла встреча?

— Нормально, — понятно что это было совершенно не то, о чем бы мне хотелось говорить.

— А подробней?

Я что-то пробурчала, надеясь что Гарик сам истолкует это так, как ему удобно.

— Понятно, — глубокомысленно произнес Гарик и замолчал.

— Ну и? — осторожно спросила я, спустя некоторое время

— Что? — он недоумевающе посмотрел на меня

— Мы куда-нибудь пойдем, или ты просто решил пригласить меня на свидание? — на меня внезапно навалилась усталость, а вместе с ней пришло раздражение.

— Тебя на свидание? — Гарик просто захлебнулся от возмущения. — Ты еще не поняла, что немного не в моем вкусе, но я могу тебе еще раз напомнить, что предпочитаю девушек немного других параметров…

— То-то ты сегодня слюни распустил когда я с Изольдой была, — огрызнулась я.

Он не нашелся, что ответить, поэтому в раздражении бросив бычок в мусорку, куда-то направился. Я уныло потащилась за ним. Дико хотелось спать. Веки весили не меньше тонны, ноги тоже. Я шла за Гариком, не имея ни малейшего представления, куда мы идем, и что будем делать. И это меньше всего меня интересовало в данный момент. Больше всего, мне хотелось забраться в постельку на прохладную простыночку, разлечься на своих трех подушках (я так сплю), обнять медвежонка, и чувствуя спиной огромного плюшевого щенка, сладко зевнув и кинуться в объятья Морфея или Гипноса, поспать короче.

Однако, Гарик уже завел мотор своего огромного джипа, нетерпеливо посигналил, распугав голубей и проституток, но даже это не оказало на меня никакого воздействия… Пришлось ему вылезать и почти за шкирку тащить меня до машины.

Я собралась спокойно подремать, но этот гад самым бессовестным образом ущипнул меня, да так больно, что синячище не сходил несколько дней. На мои завывания и ругательства, он кратко ответил, что цель оправдывает средства, что я ему нужна живая и бодрая, так как, там куда мы направляемся, мертвых и без того достаточно.

— А куда? — поинтересовалась я.

— Как куда? — Гарик посмотрел на меня как на идиотку. Надо признать, это выходило у него неподражаемо. — На кладбище.

— А что мы там забыли? Ты решил меня убить и избавиться от трупа? — странно, но на одно мгновение, это предположение показалось мне не совсем абсурдным.

— Спасибо, конечно, за идею, но ты опять не угадала. Мы сегодня с тобой идем туда в ночное.

— Лошадей пасти?

— Нет, сатанистов.

— Отлично, — я демонстративно отвернулась к стеклу и собралась обидеться, как вдруг, выяснилось, что мы уже приехали. И приехали действительно на кладбище. А я то думала, что этот полудурок шутит!!!!

Как бы вам сказать. Вообще-то, я к кладбищам, отношусь спокойно. Даже с некоторой любовью. А уж в Европе и Америке, уютней места для тихой прогулки и размышлений, вообще не найти. Но днем. Не то, чтобы я чего-то боялась, однако убедительный факт существования, всяких там вампиров и прочей нечисти заставил меня пересмотреть мифы и легенды об интенсивности кладбищенской жизни

— Чего сидишь? — накинулся на меня Гарик. — Пошевеливай задницей. У нас есть дела.

Я молча вылезла из машины, прикидывая как бы быстренько убить Гарика и закопать его здесь. А что? Место хорошее. Соответствующее. Он, конечно физически сильнее, но элемент неожиданности…

— У тебя все равно не получится, — эта сволочь читала мои мысли самым бессовестным образом, — во-первых ты не сможешь со мной справиться даже за счет фактора неожиданности, а во-вторых убийство противоречит твоей натуре.

— Знаешь, — пробурчала я, — люди меняются…

Тут мы вошли на территорию кладбища и я замолчала.

Да нет, все было тихо и спокойно. Гораздо спокойнее, чем днем. Ничего сверхъестественного мною замечено не было. Толпы мертвецов не шастали по аллеям друг к другу в гости. Упыри не вились над могилами. Все как обычно: крестики памятники, цветочки, но осмотреться более внимательно, у меня просто не было времени. Гарик, посматривая на часы, летел куда-то с неимоверной скоростью, я только успевала бежать за ним вприпрыжку, стараясь держаться к нему поближе. Спокойное кладбище- то спокойное, только все равно страшно. Все эта ситуация здорово напомнила мне мое детство, когда папа вел меня в детский сад, держа за руку, а я, почти бегом, семенила рядом, и называла ему столицы всех европейских государств. Почему то, тяжелее всего мне давалась столица Албании- Тирана, — но зато я все эти столицы до сих пор помню.

Тем временем, мы свернули куда-то с асфальтированных дорожек и начали продираться сквозь какие то непонятные кусты. Внезапно, мы вышли к довольно неухоженной части кладбища. Могилы были заброшены, заросли сорняком. Определенно идеальные декорации для какого-нибудь дешевого голливудского ужастничка с небольшим бюджетом и мною в главной роли, но прошли и эту часть, и в конце концов оказались в очень симпатичном местечке (если конечно так можно сказать о кладбище).

Вокруг росли березки. Могил было не так много, но все они были очень аккуратные и ухоженные. Никаких крестов, сплошные памятники. Местность, правда, была довольно холмистая. Как будто бы кто-то специально насыпал земли, насадил на получившиеся холмики травки, чтобы создать некий уютный уголок в этом, в общем то довольно мрачном по определению месте.

Гарик подошел к какой-то большой могильной плите, сел на нее, вытянув свои худые и длинные ноги и закурил. Я стояла рядом, не понимая, что происходит

— Чего стоишь? Садись, покури, — Гарик протянул мне сигарету.

— И что мы тут делаем? — спросила я… Правда, предварительно довольно удобно устроившись и пару раз затянувшись.

— Следим, чтобы в радиусе пяти метров не было никаких сатанистов со своими ритуалами.

— Потому, что мы их боимся? — я попыталась натолкнуть Гарика на дальнейшие объяснения.

— Во-первых, мы действительно их опасаемся. Опасный народ. Могущественный. К счастью для нас, их довольно мало. Понимаешь народ, который шатается по кладбищам ночью в странных рясах, с черными кошками под мышкой это в основном богатые мальчики и девочки в поисках адреналина и свободного секса. Сатанизм, как и любое другое учение- очень серьезная и трудная штука. Те кто действительно этим занимаются: читают книги на древних языках, а не эту беллетристическую ересь типа: тайны сатанизма, и подобную хрень. Они знают очень много, очень опасные люди, им подвластны силы, которые мне, например, не всегда понятны. И я бы не хотел с ними встретиться ни ночью в переулке, ни среди бела дня. К счастью, для нас, они, в целом, люди довольно тихие и как это не удивительно, особого вреда не причиняют. Вся их активность направлена на познание, а прочитать нужно столько, что на все остальное просто не хватает времени. А народ, который шастает здесь, режет кур и трахается… они слишком ленивы, чтобы что-то сделать, понимаешь? Могущество требует полной отдачи и огромной работы, а эти лоботрясы ни на что не годны.

— И чего тогда мы паримся? — удивилась я

— Того, — потянулся Гарик. — Их ритуалы вещь, конечно, безобидная. Однако, скопище народу на кладбище ни к чему хорошему не приводит. Тем более, если место не очень хорошее.

— Как это так? — не поняла я

— Понимаешь, насколько бы не были бессмысленными их ритуалы, очевидно, что приходят они сюда не с добрыми мыслями, кур и кошек режут, не ради мира во всем мире, определенный посыл отрицательной энергии от них исходит. А тут еще и толпа. Плюс секс. Столько энергии выплескивается без всяких заклинаний. Знали бы они, как ей воспользоваться… Но не знают. К счастью для всех. А здесь, есть, как бы тебе сказать, не очень благоприятные могилы. Понимаешь, не то, чтобы там какие-нибудь живые мертвецы, Просто в силу разных причин там огромное количество отрицательной энергии. Ну, например, какой- то подонок был похоронен. Остаточный слепок энергетического тела все равно в этом месте присутствует. Ладно бы, рядом церковь, там положительная энергия отрицательную нейтрализует. А тут видишь, нет. У нас такие могилы все на счету. Потому, что если к ним подберется толпа, вот таких вот веселых ребят, хорошего будет мало. А уж если они в крови вымажутся и перетрахаются все…В первую очередь, пострадают эти ребята. Во- вторую, никто не знает, куда этот энергетический вихрь ломанется. А нам потом его ловить, нейтрализовать последствия. Спасибо, не надо. Поэтому, лучшее лечение это профилактика. Вот мы с тобой и просидим здесь до утра — последим, чтобы все было нормально. И пойдем домой. Спатеньки.

— А если вдруг что-то пойдет не по плану? Тогда что?

— Тогда, тогда с ними Мартын поговорит. Его все всегда слушают.

— А кто такой Мартын?

— Мартын- это я барышня, — сзади раздался надреснутый голос. — Я рад приветствовать вас в своей скромной обители.

От неожиданности, я подпрыгнула, но обернувшись никого не увидела.

— Да не крутись, ты так, — раздраженно сказал Гарик, — сейчас он появится.

— Кто?

— Я, барышня, — передо мною возник серебристый сгусток.

— Привет, Мартын, — Гарик даже не привстал.

А вот я присела, если не сказать прилегла.

Я понимаю, что когда пару дней назад вас чуть не скормили вампиру (из гуманистических соображений конечно, но все же) вы должны быть более толерантны к другим сверхъестественным проявлениям. Но это для меня было чересчур. Я начала медленно оседать, пока моя пятая точка не ударилась обо что-то жесткое и прохладное

Я потерла виски, уши, потом глаза, потом прикинула, что еще можно сделать в такой ситуации и решила взглянуть на божий свет. Нет, все осталось по-прежнему.

Гарик с любопытством наблюдал за моими манипуляциями и судя по его комментариям, ему было очень весело.

— Ну, как, почесалась? — участливо спросил мой сволочной напарник, и мне захотелось запустить в него чем-нибудь тяжелым. Мог бы ведь, и предупредить, гад. Однако отрицательные эмоции, вернули меня к жизни, и я попыталась сфокусироваться. Серебристый сгусток начал приобретать форму и в конце концов он стал напоминать мужчину лет 35–40, одетого довольно старомодно. Самое удивительное было, что на носу у него сидело пенсне. Зачем привидениям пенсне?

Я не замедлила задать этот вопрос.

Вместо ответа, привидение померкло и исчезло на несколько секунд.

— Зря ты его спросила? Мартын очень обидчивый. Знаешь, рафинированный интеллигент, очень не любит, когда ему напоминают что он привидение.

— Безумно рада, что хоть кто-то здесь интеллигент. Мартын, извините меня, пожалуйста, я не хотела вас обидеть. Просто я… еще никогда не встречала… таких как вы, — тактично закончила я.

— Я понимаю, сударыня, — Мартын возник рядом с моими левым плечом. Надо сказать, что могильного холода я не чувствовала, но было прохладно. Правда я не решила, списывать ли это на призрака рядом со мной или на летнюю ночь.

— Так, хорошо, — я вздохнула, — с действующими лицами и исполнителями сегодняшнего вечера, мы разобрались. Давайте теперь решим, что же делать мне?

— Сидеть и молчать. А также исполнять все, что я скажу

— Игорь, мне кажется, что вы грубы с дамой. Не в моих правилах делать замечания, тем не менее, не забывайте, что это милое создание находится здесь под нашей защитой

— Это милое создание? — Гарик чуть не свалился с могильной плиты, на которой так удобно расположился. — Ты бы слышал, как это милое создание умеет материться…

— Неправда, — возмутилась я, — совсем не умею.

— И ты ей веришь?

— Честь моя, не позволяет сомневаться в словах женщины, — Мартын отвесил мне поклон, а я поняла, что этот призрак начинает мне нравится. Очень даже. Во всяком случае, между компанией его и Гарика, я бы однозначно выбрала призрака.

Гарик открыл рот,(наверное чтобы сказать очередную гадость), но раздался небольшой шум, он замолчал и знаками показал нам приблизиться. Раздались какие-то голоса, говорили они, неразборчиво, что-то читая нараспев.

Потом послышался какой-то шорох и шум трескающихся веток.

— Становятся в круг- прошептал Гарик.

Потом воцарилось молчание. Надолго, минуты на три. Я уже думала, чуваки решили просто постоять в кругу и разойтись, но тут послышались какие-то песнопения.

Высокий надтреснутый женский голос произносил что-то довольно неразборчиво. После определенной фразы, слышалось всеобщее согласие, чего там они говорили, я не разобрала. Но это выглядела как обычное «аминь» после молитвы.

Потом раздался странный шум, совершенно неуместный на кладбище. Спустя несколько секунд, я поняла, что это было куриное кудахтанье.

Я подумала, что жертвоприношение курицы, я, конечно, могу пережить, но если бы они принесли кошку или собаку, то в жертву приносились бы уже сами сатанисты..

— Сиди здесь, — шепнул мне Гарик, — я посмотрю, что там происходит.

Он осторожно прокрался вперед, затаившись в каких-то кустах.

Почему-то ситуация показалось мне настолько абсурдной, что я лишь огромным усилием воли, подавила истерический хохот. Может потому, что выражение "затаиться в кустах" всегда вызывает у меня улыбку, а уж когда это не только выражение, а еще и реальный пример…

Тут Гарик махнул мне рукой и я прокралась к нему.

— Смотри, сейчас будет нечто? — прошептал он мне на ухо

— А что, они подобрались слишком близко не к тем могилам?

— Нет, — он покачал головой, — место они уже выбрали, вполне приличное, пусть развлекаются. Мы им немножечко поможем.

Пока я выслушивала его объяснение, на поляне подозрительно стихло.

Когда я посмотрела туда, я поняла почему,

На краю могилы сидел Мартын, подперев рукой подбородок, и с печалью смотрел вдаль. Можете мне поверить. Зрелище было то еще.

Я посмотрела на стоявших там людей. Как и говорил Гарик, большая часть из них была довольно молода и довольно ухожена. Во что, они были одеты, я не увидела, так как поверх всего длинные черные плащи, но выражение неописуемого ужаса на их лицах я помнила еще долго.

Тут Мартын встал, потянулся и повернувшись к ближайшему парню спросил:

— Чего надо-то?

Парень открыл рот, попытался что-то произнести, но вместо осмысленной речи вырвался лишь писк.

— Бу, — сказал призрак и вся толпа с дикими воплями бросилась в рассыпную.

Это было не просто бегство, это было паническое бегство.

Путаясь в полах своих плащей, с визгом и криками, народ бежал, не разбирая дороги. Несколько из них врезались в ограды других могил, но к счастью почти никто серьезно не повредился. Лишь один парень вломился в столб с такой силой, что распорол себе лоб и потерял сознание. Через несколько секунд, все снова стихло. Лишь издали все, еще раздавались вопли непутевых искателей экстремального секса.

— Пошли, посмотрим, — проворчал Гарик. — А кровищи то, — поморщился он. Действительно, кровь щедро лилась из не очень умной головы бедняги.

Гарик залез в свой рюкзак, достал кусок бинта пропитал его чем-то и велел мне протереть парню лоб.

— Знаешь, — я посмотрела на напарника, — а мне его почти жалко, надеялся на какое-то приятное безопасное приключение, а тут вон как лоб распахал

— Не фиг бродить по кладбищам. К тому же, он получил, что хотел. Приключение то еще вышло. Так бы, все, что он помнил — это банальный секс в необычном месте, а так… Наш Мартын- это нечто.

— Да уж, — согласилась я.

Парню обмыли голову, намазали ее какой-то гадостью. Однако в сознание он не приходил.

— С ним все нормально? — я немного забеспокоилась.

— А что ему будет? — Гарик легко толкнул его ногой. — Очнется как миленький. Пойдет домой, и думаю, ударится в религию. Ладно, вернемся к нашему наблюдательному пункту.

— Подожди, — опешила я, — разве мы не домой? Баиньки там, и все такое? У меня знаешь ли сегодня был полный рабочий день

— У меня, знаешь ли, тоже, — огрызнулся Гарик- и в отличие, от некоторых, которых сначала причесывали, одевали а потом кормили ужином, я делал вещи поутомительнее. А нам надо просидеть до рассвета, посмотреть все ли будет тихо. Мы, конечно, все пресекли, но мало ли… Так, что пойдем-ка.

— Мартын, ты здесь?

— Я здесь, юноша, здесь, — Мартын возник рядом. — Отличное было представлении, не правда ли?

— Прошлый раз, мне больше понравился, — Гарик подмигнул призраку.

— А что было в прошлый раз? — я была немного заинтригована.

— Да так, — отмахнулся Мартын, но если бы я знала, что привидения умеют краснеть, поклялась бы, что он покраснел.

— Ну, правда, что?

— Такие вещи при барышнях рассказывать неприлично, — Мартын был непоколебим

— Ой, да, ладно тебе, барышня, — протянул Гарик, — в прошлый раз мы решили действовать чуть позже, хотели поближе изучить, так сказать, их ритуалы. Ну и пришлось, Мартыну вмешаться, когда народ приступил непосредственно к процессу…

— Было очень неудобно, — Мартын покачал головой. — Хотя признаюсь, довольно познавательно. В мое время у девушек не было таких украшений, на мммм, — он немного помялся, — различных частях тела.

— Да уж, — Гарик кивнул, — и боюсь, у многих из присутствующих проблемы с потенцией останутся на всю жизнь.

— Неловко, конечно, получилось, — Мартын понурил голову.

— Да брось ты, зато весело, — Гарик довольно улыбнулся. — Ты чего расселась? — накинулся он на меня. — Пошли.

Я последовала за ним на то самое место, где мы устроились сначала.

Гарик объяснил, что теперь мы можем просто спокойно сидеть и просто следить за тем, чтобы все было нормально.

Никогда не думала, что ночью на кладбище может быть так уютно. Я разлеглась на земле, глядя в небо. К моему удивлению, можно было увидеть звезды. Они большая редкость для светлого ночного неба столицы. Было здорово. Теплая летняя ночь, ветерок обдувает лицо, пахнет свежестью, поет соловей. Лежать, закрыв глаза, слушая, как рядом тихо переговариваются Гарик с Мартыном. Присутствие призрака меня уже совершенно не смущало.

Я расслабилась, мышцы, уставшие от долго сидения сначала в салоне, потом в ресторане, а теперь еще и на плите, отдыхали. Было хорошо и уютно. Да так хорошо, что я заснула.

Было немного жестко, но спала я крепко, мне даже что-то снилось. Что именно, сейчас уже не помню. Проснулась я, от того, что кто-то беззастенчиво тряс меня за плечи и что-то орал. Первые несколько секунд я не могла сообразить, ни где я нахожусь; ни что именно я делаю, там, где нахожусь; ни кто эта сволочь ведущая себя настолько неаккуратно.

Сволочь при ближайшем рассмотрении оказалась банальным милиционером, окружающая действительность оказалась кладбищем. А суровая реальность подсказала мне, что я на нем (на кладбище) совершенно одна, причем самым бессовестным образом спала рядом с какой-то могилкой.

Мне сразу вспомнился анекдот про синее могильное пятно. Я было засмеялась, но на меня довольно грубо накричали. Краткий смысл сказанного сводился к тому, чтобы я вставала и шла с этим почтенным джентльменом.(очень краткий и только смысл).

Понятно, что мне не оставалось ничего, как последовать предложению этого достойного представителя власти. Я, озираясь по сторонам в надежде увидеть Гарика, шла перед ним, подумывая о том, чтобы быстренько сломиться по аллейкам, но меня останавливало несколько вещей. Во-первых, я не очень хорошо разбиралась в кладбищенской топографии, а влететь в объятия к другому милиционеру мне не очень хотелось. Во — вторых, чувак видимо подумал о том же, в результате чего, на меня надели настоящие наручники. Если бы час был не столь ранним, я бы постаралась получить от этого удовольствие. Но пять утра не мое козырное время. Так же как и шесть. И семь, и даже восемь. Вот такие вот пустые мысли крутились в моей голове, пока меня вели к моему ближайшему будущему.

Очень скоро выяснилось, что мы недалеко от выхода. Причем мой сопровождающий столкнулся с двумя, молодцеватого вида, парнями, которым сообщил, что одну суку он повязал (для тех кто не догадался, как я сначала, повязанная сука-это я), и что наверняка здесь еще их целая кодла, так что пусть Джек их ищет.

Джек оказался симпатичной немецкой овчаркой, к которой, я было полезла знакомится, но быстро разочаровалась из-за его первоначального равнодушия, и последующей агрессии. Тут меня затолкали в милицейский уазик и куда-то повезли.

Я была в смешанных чувствах. С одной стороны, мне дико хотелось спать. С другой, я ничего не понимала и мне становилось все страшнее. Отсутствие Гарика повлияло на меня, в крайней степени, угнетающе. И больше всего на свете, я хотела, чтобы он оказался рядом со мной и сказал какую-нибудь гадость. Но Гарика рядом не было.

Позвонить я не могла, потому что у меня были скованы руки, и потому что телефон у меня сразу же отобрали.

Привезли меня в какой-то кенгурятник, с несколькими клетками и грубо затолкали в одну из них. Слава Богу, пустую. На все мои вопросы, а за что? По какому праву, и вообще? я слышала отборнейший мат или молчание.

Осознав, что на данный момент я ничего сделать не могу, и никто со мной не разговаривает, я решила, хотя бы поспать.

Поверьте мне, это было не лучшее место для сна. Воняло мочой, было грязно, холодно, однако, я умудрилась как-то свернуться на лавке калачиком и подложив руки под голову попыталась заснуть. Не удалось. Через некоторое время, меня в довольно грубой форме вытолкали наружу и отвели в какой то кабинет, где сидел человек в чине лейтенанта, с красной мордой и злобными маленькими глазками, бегающими туда-сюда.

Я не буду пересказывать вам его вступительное слово, так как я все еще страдаю провалами в памяти, во всем, что касается этой истории. И потом, такого отборнейшего мата, я все равно не смогу воспроизвести, так как большую часть не поняла. Однако из того, что я поняла, я выяснила для себя, что этот замечательный потомок народного ополчения хочет, чтобы я выдала ему сообщников, рассказала, чем я занималась на кладбище в такое время, подписала признание в совершении нескольких убийств и все в таком роде. На мой робкий вопрос, где бы мне найти адвоката, мне недвусмысленно объяснили где именно, и каким образом туда идти.

Скажу вам честно, не знаю, как бы я повела себя, будь я в другом состоянии, но как я уже говорила, я дико хотела спать, и совершенно ничего не соображала. Поэтому, вместо того чтобы что-то выдумывать, я молчала, пытаясь смириться с ужасным чувством тошноты, которое я всегда ощущаю по утрам, когда не высыпаюсь.

Чувак начал орать, захлебываясь слюнями, но мне было все равно. Я не понимала, что я тут делаю, за что меня держат, поэтому отвечать ему что-либо, кроме избитых фраз из американских фильмов: я хочу поговорить с адвокатом, я была просто не в состоянии.

Наконец, он сдался, проорав мне что-то на прощание, и меня отвели уже в другую клетку. Там сидели какие-то странные женщины. Нетрезво-грязноватого вида… Но даже не это было самым неприятным. Что меня расстроило больше всего, что эти женщины жаждали общения. А я нет. Все же, стычки у нас не вышло, потому, что я посмотрела на них так, как меня научил мой друг, служивший в развед. войсках. У Мишки, взгляд безоговорочно действовал на всех живых существ, включая собак. У меня пока только на некоторых, в основном женщин и детей. Но ведь действовал же.

После того, как этикетные вопросы нежелания знакомства были разрешены, я все-таки уснула. Мне удалось подремать минут 20, после чего меня опять вывели. И привели уже в другой пустой кабинет.

Я посидела, встала, осмотрелась, опять села. Спать хотелось невероятно, и я уже прикидывала, как бы мне устроиться, как в комнату зашел молодой симпатичный человек в костюме.

— Здравствуйте, — кивнул он мне, — меня зовут Андрей Иванович. — Ну, что, Машенька, — (дяденьки милиционеры с которыми я общалась до этого записали все необходимые им биографические данные- это называется написать протокол), — боюсь у тебя неприятности.

— Послушайте, — я глубоко вздохнула, — я совершенно не понимаю в чем дело. Почему меня задержали, что такого я сделала?

— То есть, ты считаешь, что спать на кладбищах это нормально?

— У нас типа свободная страна, — сказала я, — сплю, где хочу. Это не повод чтобы меня забирать в кутузку.

— Маш, — товарищ проникновенно наклонился ко мне. — Ты знаешь, у нас в последнее время участились случаи осквернения могил, всякие секты творят свое непотребство, да вообще странные вещи на кладбище происходят.

— А я то тут причем? Вы думаете, я могилы оскверняю или жертвы приношу. Вы с ума сошли?

— Нет, Машенька, я, конечно я так не думаю. Я знаю, что что-то ты делаешь. Иначе, зачем молодой симпатичной девушке быть ночью на кладбище. Я не думаю, что ты туда пошла по собственной воле, думаю, что тебя просто туда кто-то направил. А вот зачем, и кто, ты мне расскажешь.

— Послушайте, — я посмотрела товарищу в глаза, — я ужасно хочу спать, ужасно хочу помыться, и если бы меня туда кто-нибудь послал зачем-нибудь я бы вам все рассказала, честное слово. А так меня туда никто не посылал. Могу дать честное слово.

Вы, конечно, можете меня осудить. Мол, честное слово и все такое. Но я ж не никого не обманывала. Меня ведь туда никто не посылал. Меня туда привели вот и все. Так что я с чистой совестью взглянула в глаза "гражданину начальнику".

— Маш, — его голос стал еще мягче, — я тебе клянусь, я порву все эти бумажки, как только ты скажешь кто и что, и ты пойдешь домой спать и мыться. Подумай. Чистая постелька Горячая вода.

По правде, я до сих пор не понимаю, почему я так упиралась.

Не то, чтобы мне было жалко Гарика, или я вступалась за честь организации. Думаю, я просто была уверена, что мне никто не поверит. Даже для меня, деятельность моей организации, была чем-то абсолютно ирреальным, и если бы не вампиры и не призраки, я бы вряд ли сочла, что все это возможно. Так, что я лишь пожала плечами.

— Вот вы мне скажите, какая организация может послать девушку на кладбище ночью? — я посмотрела на него

— Это ты мне скажи?

— Не скажу, — я покачала головой, — потому, что такой организации нету.

— Тогда, что ты делала на кладбище?

Я ответила первое что пришло в голову и что казалось мне довольно разумным.

— Я с друзьями поспорила, что переночую на кладбище, вот и все.

— Значит с друзьями, — он поджал губы. — Ну, — ладно, — глубоко вздохнув Андрей Юрьевич вышел из комнаты, сказал что-то стоящим там дяденькам милиционерам и они меня увели обратно в камеру.

Я не знаю, что они делали там, пока я отсутствовала, но она стала еще грязнее, воняло там еще сильнее, хотя всех присутствующих там дам удалили. И я снова была предоставлена своим мыслям.

Я стал думать, что же происходит.

Куда делся Гарик? Когда он начнет меня искать, и вообще, начнет ли. Как? Меня это не очень волновало, с его связями в этом городе, плевым делом было выяснить, кто и куда меня захомутал. Но если его до сих пор нет, а по моим расчетам я находилась в это месте, уже часа 3–4, значит с ним что-то случилось. Что такого с ним могло случиться? А если не начнет? Если все было специально подстроено…Об этом я старалась не думать. К тому же, конечно мой напарник был хамом, козлом, но вряд ли подлецом. Он должен был вытащить меня отсюда.

Второе о чем я думала, это о возможных последствиях. То есть, грубо говоря, что мне могут пришить. Конечно, моя правовая грамотность ограничивалась американскими фильмами и какими-то рассказами знакомых, тем не менее, способность логически мыслить у меня была.

Меня нашли утром на кладбище. Я ничего такого не делала. Вряд ли эти дяденьки могут вот так вот, с ходу мне что-то предъявить. Самое главное, продумать, что я говорю и держаться одной версии. До конца.

Ну и надеяться, что меня отсюда все-таки вытащат.

Однако, мне становилось все хуже и хуже. Знаете, как это бывает, когда нагнетаешь мысли?

Я начала вспоминать рассказы о том, как подкидывали наркотики, как для повышения процентной раскрываемости вешали убийства, кражи и так далее. Чтение газет и просмотр телевизора не способствуют душевному спокойствию.

Потом, мышление раздвоилось, на: меня все-таки должны отсюда вытащить(с вариацией: попадись мне этот козел Гарик, сейчас я его точно убью.)

И: меня могут забрать и пришить что-то серьезное, как же мне выпутаться, кому звонить. Кто меня будет искать (вариации: только увидеть эту сволочь, и я точно не промахнусь)

Где-то через час, а может быть и меньше, меня снова вытащили и привели опять в кабинет к Андрею Ивановичу.

Я села на стул и стала на него смотреть. Он, в свою очередь смотрел на меня. Вообще мужик был очень симпатичный. Видный, я бы сказала. Высокий, блондинистый с мужественным, открытым, даже где-то дружелюбным лицом. Всем своим видом он выражал мне сочувствие и желание помочь.

— Не сходится у нас что-то, Маш, — он кинул на стол файл с бумагами. Недалеко от могилы обнаружена кровь.

— И?

— Ты уверена, что была одна? — он внимательно посмотрел на меня

— Уверена, — я пожала плечами.

— А я вот нет, потому что рядом с твоими следами, были обнаружен мужские следы. Кто с тобой был, что вы там делали? Не спорь, человек шел с тобой рядом, потом обратно. Вы были вместе, так что даже не ври, что была одна.

Нда. Когда вас подловили на одной лжи, придумывать вторую гораздо сложнее. Вообще у меня была еще пара версий. Но их нужно было продумать.

— Так, кто там с тобой был? — Андрей Иванович встал у меня за спиной, отчего мне захотелось поежиться. — Ну, давай, Маш. Я знаю, что твоей вины в этом нет. Ты вряд ли кому то могла причинить вред. Но человек который был с тобой- мог. Кровь мы нашли. Уверен, твои отпечатки рядом тоже окажутся, и не только твои. Но, если ты, сейчас, назовешь нам человека, с которым ты была, то все будет хорошо. Если нет, то мы и его найдем и тебя посадим. Поверь мне.

А вот это было совсем херово.

— Ты подумай, вот тебе листочки чистые, если что, я сейчас приду, — он вышел из комнаты.

Тут мне стало страшно, по настоящему.

Конечно, позже, все дипломированные юристы в округе, объясняли, что меня разводили как лоха, что никто ничего доказать не мог, и предъявить не мог, но попробуй, сообрази это после дня проведенного в вампирами в ресторане, ночи проведенной с призраками и сатанистами на кладбище, я вообще в милиции первый раз в жизни была.

Мысли опять разветвились в двух направлениях.

Первое: ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ? (с вариацией: Гарик, лапа, я все тебе прощу, только пожалуйста, забери меня отсюда) и вторая: врать или молчать (с вариацией, я клянусь Господи, я ему слова дурного больше не скажу, кинусь на шею, расцелую всего, если он сейчас здесь появится).

В этот момент в комнату завалился еще один человек в штатском: невысокий, коренастый брюнет. Он посмотрел на меня и мне стало страшно. У него были ничего не выражавшие ледяные глаза. Представился он, Виталием Константиновичем. Он не орал, нет, он спокойно и жестко изложил все перспективы, которые меня ожидают. Более того, он побеспокоился и изложил мне особенности тюремного режима, и что в тюрьме делают с такими домашними девочками как я.

Зашедший вслед за ним милиционер оказался моим старым знакомым красномордым ментом, с оглушающим голосом и разнообразным матом. Он повторил примерно все тоже самое, но несколько в иных выражениях.

Вы себе не представляете, как мне было страшно. Скажу вам честно, я не принадлежу к геройскому типу. И вообще, физическую боль плохо переношу. Поэтому быстренько выдам все тайны. Я бы с удовольствием объяснила этим уродам, зачем и с кем я туда пришла. Честно. Правда. Но я понимала, что мне никто не поверит. И это опять сочтут за вранье. Таким образом, облегчения мне это не принесет, а последующую возможно более реалистическую версию сгубить может.

С красномордым мужчиной разговаривать не хотелось совсем, поэтому я молчала, съежившись на стуле и проклиная тот день, когда я заикнулась Алексею Петровичу, что мне нужна работа.

Вновь зашел Андрей Иванович, который проникновенным голос начал меня лечить:

(Типичная игра хороший полицейский- плохой полицейский, — пронеслось у меня в голове.)

— Маш, зачем тебе это все? Зачем? — продолжал вопрошать он меня. — Давай, расскажи мне все как было. И я тебя сразу же отпущу.

— Честно отпустите?

— Честно, — обрадовался он.

— Мне как, писать или рассказать? — угрюмо посмотрела я на него.

— Давай сначала напиши, а потом расскажешь.

Он пододвинул мне листок ручку и куда-то вышел.

Мне повезло, что надо было сначала написать. Я успела все перечитать несколько раз и твердо выучить, какую историю я буду рассказывать. Еще не хватало чтобы я запуталась в собственной лжи.

— Ну? — Андрей Иванович вернулся через несколько минут с графином воды, и пепельницей. — Курить будешь?

Я кивнула, проглотив почти сорвавшийся вопрос, а что у вас?

У них был Уинстон. Не то, чтобы я любила эти сигареты, но они были приличнее того, что я могла ожидать с учетом сложившей ситуации. Не Кент, конечно, и не Парламент.

Я взяла сигарету и глубоко вздохнула. Для этого рассказа мне потребуется все мое мужество.

— Ну, рассказывай, — кивнул мне товарищ.

Я выдохнула.

— Ладно, только… пожалуйста, поймите, что мне очень нелегко это рассказывать, потому что это очень личное.

— Я все понимаю, — подбодрил он меня, — ну? — он нетерпеливо наклонился ко мне.

— В общем вы правы, я была не одна действительно, я была со своим другом.

Понимаете, — я замялась. — Мы довольно давно с ним встречаемся и у нас как бы вам сказать…Наступило некое охлаждение в отношениях, ну и мы решили их немного разнообразить. И когда я спросила его, чего бы ему хотелось, он…

— Да? — Андрей Юрьевич похоже так и не понимал к чему я клоню, ожидая вселенских тайн.

— Он сказал, что ему бы хотелось экстремального секса, — я помолчала. — На кладбище. И мы пошли туда, и как бы в самый разгар действа, услышали какие-то вопли, испугались побежали, причем в разные стороны. Я заблудилась, плакала, не знала куда идти. Потом поняла, что ночью все равно соваться некуда. Решила дождаться утра… И вот заснула… — я потупила глаза.

— Ты думаешь, я поверю в этот бред? — "гражданин начальник" стукнул ладонью по столу.

Честно говоря, я бы не поверила. Все было настолько притянуто за уши. Сил нет. Но выхода не было. Из всего того, что приходило мне в голову, эта версия была самой правдоподобной. К тому же, тут была одна отмазка, которой я не замедлила воспользоваться.

— Знаете, мне уже все равно, поверите или нет. Это правда. Большего, я вам не скажу.

— Почему я должен тебе верить?

— Вы меня, конечно, извините, — я потерла лицо руками, — но мне знаете ли, было очень нелегко признаться в том, что я сказала. И поверьте, если бы я хотела вас обмануть, я бы придумала какую-нибудь более, гм, приличную версию.

Я ж говорю, отмазка что надо. Андрей Иванович надолго задумался.

— Так, и где мне найти твоего парня? Он сможет это подтвердить? — сказал он наконец.

— Сможет, — буркнула я. — Если вы мне дадите мобильник, я скажу вам его номер.

— И что же, это ты телефон своего парня не знаешь?

— А вы знаете, сотовые телефоны свих близких? — огрызнулась я. — Я его записала и забыла.

Мне притащили телефон, я продиктовала номер. И меня опять отвели в камеру. Я никогда не была поклонницей радио «Шансон», тюремной романтики. И простите, Солженицына я тоже не люблю. Сериал «Бригада» прошел мимо меня как и Бандитский Петербург. Так что удовольствия от всего происходящего я не получала. Все больше всплывала абсурдность ситуации. Я- человек с двумя высшими образованиями, ценитель античной скульптуры и любитель верховой езды, сижу в какой-то грязной камере, совершенно непонятно по какому поводу. Я никого не убила, ничего не украла. От тюрьмы и от сумы… была единственной долбившей меня последний час мыслью. Все на что остался способен мой воспаленный мозг. Поэтому, мне сложно сказать сколько, я, там, еще просидела. В конце концов, меня охватила глубокая апатия. Больше всего, мне хотелось, чтобы это закончилось. Чтобы что-то определилось. Хотите в тюрьму посадить? Сажайте, только быстрее.

Когда я уже совсем отчаялась, загромыхала дверь и возле клетки показался Гарик с каким то ментом, который отпер клетку.

— Выходи, любительница острых ощущений, получила что хотела? — Мент скабрезно заржал. — И ты герой-молодец, — он обернулся к Гарику. — Трахнул девку и бросил, — как я поняла о моей «романтической» версии знал уже весь участок.

— Пойдем, — Гарик протянул мне руку. Я на руку внимания не обратила. Поднялась сама.

— Держи, — он дал мне рюкзак, — проверь, вещи все здесь?

Я быстро просмотрела: кошелек, телефон, документы, книга, какая-то мелочь.

— Вроде бы все

— Идем.

Я наконец- то вышла на свежий воздух. Это было единственным, что меня радовало. Все остальное, включая физиономию, моего якобы напарника страшно раздражало.

— Ты как? — обратился он ко мне.

Спроси он меня об этом часа четыре назад, я бы ему разыграла драму. Я бы проорала ему все, что могла, в основном матом. Два часа назад, я бы просто бросилась ему на шею и разразилась бы слезами, благодаря за свое чудесное спасение.

А сейчас? Сейчас я просто покачала головой и молча села в машину.

Гарик расположился на водительском месте.

— Курить есть? — я кинула рюкзак на пол.

Он протянул мне пачку сигарет.

— Кажется я задал тебе вопрос?

Я глубоко затянулась.

— Сука, ты Гарик. Я все понимаю, я тебе не нравлюсь, ни как человек, внешне, я все понимаю. Но я и не претендую. Мало ли. Но как ты мог меня бросить? Как? Одну, на кладбище? Я уверена, что ты найдешь сотню оправданий, только не старайся. Ты жив, а единственным оправданием была бы твоя смерть.

Он собрался что-то ответить, но проглотил слова. До дома мы ехали в гробовой тишине. Без музыки. Я изо всех сил старалась не заплакать. А Гарик, изо всех сил старался не замечать, как я стараюсь не заплакать.

Наконец мы оказались дома.

— В Москве, — подумалось мне, — нет ничего лучше чем Свиблово.

— Ты отдыхай, мойся, и в 18.30 подъезжай в офис. Тебя ждет Лев Борисович, — Гарик вломился в мои мысли.

— Да не пошел бы ты со своим Львом Борисовичем, знаешь куда? — сорвалась я.

— Хорошо, тогда я заеду за тобой сам. Ты в любом случае должна быть там. После этого делай, что хочешь, но чтобы в 18.30 как штык была офисе.

Гарик проводил меня до подъезда. Я с удовольствием захлопнула дверь перед его носом, и поднялась домой. Долго мылась в душе, отмываясь от вони и впечатлений, потом не выдержала и завалилась спать.

Спала я крепко и без сновидений, что было скорее приятно учитывая контекст проведенной ночи и следующего дня.

Разбудил меня звонок мобильника. Сначала я решила его проигнорировать, но он продолжал звонить. В результате чего, пришлось сползти с кровати и ползать по комнате в поисках рюкзака, где он лежал.

Звонил Гарик.

— И? — грубо спросила я.

— Проснулась? Заеду за тобой через 40 минут. Собирайся.

— Гарик, не надо, — я села на пол облокотившись о спинку дивана, — сама доберусь.

— Ты не успеешь.

Я посмотрела на часы, время было около пяти.

— Пусть тебя это не волнует. Успею. Только не надо за мной заезжать. Не утруждай себя.

— Ты точно приедешь?

— Что ж ты раньше то так не волновался. Приеду, не боись. Приеду.

Я кинула телефон в кресло и сладко зевнула. Вообще то, чувствовала я себя хорошо, даже отлично, особенно учитывая обстоятельства. Я прекрасно выспалась. Немного вялая, как это обычно бывает после дневного сна, но вялость мгновенно смылась душем. Быстренько перекусила и мгновенно собралась. Вышла около половины шестого, что давало мне фору минут в пятнадцать, так что я не спеша, направилась к метро.

Лето — это маленькая жизнь. И вечер пятницы был квинтэссенцией этого высказывания. Народ спешил на дачу, в леса, в клубы, гулять куда угодно, только не на работу, куда направлялась я. Вообще, начиная с пятничного вечера и на все выходные летом, Москва совершенно преображается. Она перестает быть шумным людным городом, она становится пустой и безжизненной, те 7–8 миллионов, которые в ней остаются, совершенно не в счет.

Я добралась до Кропоткинской и направилась в офис.

Постояв минуты три перед входом, и пытаясь придумать, что же мне сказать, я зашла в приемную. Светочки там не оказалось, поэтому я осторожно постучалась в кабинет.

— Можно, — я заглянула вовнутрь. Вместо привычного мне кабинета моего шефа было что-то другое. Сама комната увеличилась в размерах раза в три. Большую часть занимали столы поставленные кругом, в третьих за этими столами сидели люди.

— Заходи, Машенька, ты вовремя, молодец, — Лев Борисович который обнаружился справа от двери, приветливо помахал мне рукой.

Я прошла, не понимая что происходит и уселась на свободный стул который одиноко стоял за большим столом.

После этого я осмотрелась

Очень странная подобралась компания: механик Саша, Светочка, Павлик, Изольда, сам Лев Борисович. Справа от меня сидел Гарик. Пустовал лишь один стул.

— Ну, что коллеги, — обратился Лев Борисович к присутствующим. — Давайте рассмотрим дело Сл 13/20/04, об окончании испытательного срока и возможности приема на постоянную работу стажера, — он назвал мое имя и фамилию. Хотелось бы услышать отчеты от каждого. Александр, давай начнем с тебя.

В строгом костюме и серебристом галстуке, механик Александр тянул как минимум на после какого-нибудь крупного государства. Он посмотрел на меня, улыбнулся и ободряюще подмигнул.

— 3 контакта. Доброжелательна, спокойна, синдром белого воротничка отсутствует. Несмотря на проблемы с напарником, не спешила жаловаться. На словесные оскорбления напарника реагировала адекватно, неприязнь не скрывала. Однако, повреждения явного насильственного характера, нанесенные скорее всего напарником выдавала за случайные повреждения. Правда, оправдания были не убедительны, — добавил он с улыбкой. — Любой человек разбирающийся в ударах, понимал что подобные раны не могут быть нанесены механическим путем, падением с лестницы, например. В целом, стажер оценивается крайне положительно. Рекомендуется на постоянную работу. — Саша сел.

— Светочка, — Лев Борисович посмотрел на своего секретаря.

А я потихоньку начала понимать, что происходит.

Светочка встала, одернула юбку, кашлянула — в этот момент дверь открылась и в кабинет вошел Ром. От неожиданности я чуть не рухнула. Ром, избегая встречаться со мной взглядом, пробрался в угол к оставшемуся пустому стулу.

— Км, — Светочка кашлянула, привлекая все общее внимание:

— Значит, стажер Сл 13.Очень ценит свой интеллект и оценивает интеллект других людей, к людям, которые явно уступают в кругозоре относится без раздражения, с небольшой иронией. Однако, явно это не показывает. Готова помочь, Довольно доброжелательно выслушивает пустой треп. Делает собственные выводы. Хорошо осознает факт о важности вторичного персонала, поэтому, возможно бессознательно, старается установить контакты. Хорошо развита логика. В ситуациях, когда она явно выигрывает или больше знает, не показывает превосходства. Однако довольно болезненно относится к собственной интеллектуальной оценке. Плохо скрывает эмоции. Хорошо развитый уровень эмпатии, что может быть использовано против нее. Довольно наивна. Доверчива. Не ждет от других людей подвохов и обмана, что также может быть использовано. Однако на постоянную работу рекомендуется.

Лев Борисович опять кивнул.

— Павел?

Павлик встал и смущенно поправил очки.

— Хорошо работает с информацией. Очень четко чувствует и сортирует нужную- ненужную. Не скрывает эмоции. Не ладит с напарником. Не стесняется высказывать свои мысли. Рекомендована к постоянной работе.

— Не ладит с напарником, — проворчала я, — скажи чего-нибудь новое.

— Не типичное женское поведение. Не любит и боится быть женственной. Не знает как себя вести в стереотипных ситуациях межгендерных отношений. Однако быстро учится и адаптируется, — раздался красивый низкий голос Изольды. — Довольно не терпелива, но выполняет все требования и распоряжения. Доброжелательна, умна, обладает хорошим чувством юмора и стилем. Любые домогательства сексуального плана воспринимает как ошибку, поэтому с одной стороны может довольно долго их выносить, с другой, возможны непредсказуемые действия. Прирожденная актриса, но в определенных ситуациях плохо скрывает отрицательные эмоции. Позиционирует себя как индивидуальность и склонна к выделению себя из толпы. Не воспринимает окружающих женщин как соперниц. Знает свои достоинства, однако самооценка скорее занижена. Более комфортно общается с женщинами. Очень высокая обучаемость. Полагаю, что в глубине души симпатизирует своему напарнику. Рекомендую ее на постоянную работу.

— Ром? — я вздрогнула, но посмотрела на вампира. Тот встал довольно уверено, поймал мой взгляд, но на этот раз глаз не отвел.

— Альтернативный, не типично женский тип подведения. Не умеет флиртовать Мужское внимание является большой неожиданностью. Довольно прямолинейна. Иногда прогибается под мужчину, но долго не выдерживает. Сверхвнушаема. Но очень быстро приходит в себя. Очень быстро адаптируется. Очень устойчива. Несмотря на большую потерю крови, оставалась в сознании. Мне было даже интересно, сколько она продержится после потери крови, я надкусил ее три раза, была очень слаба, но оставалась в сознании, очень чувственна. Могу предположить, что хороша в постели

— Ром, придержи подобные предположения при себе, — голос Гарика прозвучал довольно резко.

Если бы я могла, я бы провалилась сквозь землю

— Осознает возможность преобладания эмоций над разумом, — продолжил Ром, — и контролирует это. Несколько провокационных ситуаций, когда нужно было выбирать между работой и личной жизнью выбрала работу. В ситуации с провокацией на грубое нарушение служебной инструкции в пику нелюбимого напарника, который постоянно подвергал ее оскорблениям, в том числе и при понравившимся молодом человеке последовала долгу, а не эмоциям. На откровенные предложения сексуального контакта ответила отказом, даже после того, как был использован поцелуй страсти.

— Ты использовал укус страсти?! — мне показалось что Гарик сейчас кинется на него с кулаками. Изольда тоже неодобрительно покачала головой — Как ты посмел? Ты же не имел права?

— Игорь, успокойся и сядь, — никогда не думала что у Льва Борисовича может быть настолько ледяной голос, — ты тоже не имел никакого права демонстрировать девочке свои боксерские способности. И с милицией тоже все осложнил. Продолжай, Ром.

. — Вообще, — Ром внезапно перешел с официального на живой язык, — Машка — необычная, интересная девушка, рекомендую ее на постоянную работу, — исправился он.

— Гарик? — Лев Борисович посмотрел на моего напарника.

У меня было двойственное чувство. Мне хотелось кидаться стульями и орать матом, что после всех этих милых вещей которые про меня наговорили было немножечко не к месту. С другой стороны, я себе представляла, что сейчас наговорит мой напарник и вот после всей этой гадости, которую я приготовилась услышать, у меня будет полное право начать кидаться стульями и ругаться матом, так я себе успокаивала, прикидывая, что первый стул я швырну конечно в Рома, а там как повезет…

— Как напарник проработавший со стажером 5 полных рабочих дней, могу сказать следующее.

Нетипичный женский вариант поведения. Полное отсутствие восприятие меня как мужчины, восприятие только как личности. Нетерпелива. Агрессивна. Вместо обиды, капризов, флирта, идет агрессия, часто с применением физической силы. Не стесняется в выражениях, хотя не злоупотребляет ими.

Очень быстро обучаема. Быстро адаптируется. На оскорбления либо реагирует ответными оскорблениями либо игнорирует. Отсутствие типичных фобий. Первая реакции преимущественно эмоциональная, но после нее идет логическая оценка ситуации. Прислушивается к интуиции. Умна, образованна, доброжелательна. Однако сторонится лишних контактов, предпочитая общение с хорошо знакомыми людьми, пусть и не всегда приятными. Ставит дело превыше личной жизни. Доверчива. Тяжело переживает обман. Документы по каждому дню: артефакт; библиотеки-жабы; вампир-изъятие документов; кладбище- милиция — предоставлены с подробным отчетом. Лучший стажер за всю мою практику. Крайне рекомендую принять на постоянную работу.

— Ну, правильно, — проворчал Ром, — тебе же в напарники.

Я вам не могу передать, что творилось в моей голове. Конечно, я оказалось крутой и замечательной(если не считать фраз про нетипичное женское поведение). Но, блин, меня как лоха разводили целую неделю. Было дико обидно. Пока я думала, встал Лев Борисович.

,,,-он назвал мое полное имя, — берется на постоянную работу с присвоением красно-оранжевого уровня.

— Ничего себе, — присвистнул Гарик, — мне присвоили нулевой в начале.

— Потому, что на тебя никто таких рекомендаций не давал. Слушай, Гарик, я понимаю, конечно, она молодец, но вы друг друга случайно не убьете, напарники?

Далее последовала долгая пауза, которую Лев Борисович попытался скрасить кашлем и поспешил обратиться ко мне.

— Машенька, я понимаю, что тебя все это немного шокировало, тебе нужно время подумать. Вот здесь вот пакет документов. — он протянул мне толстый запечатанный полиэтиленовый конверт — Контракт, оплата за эту неделю. Адреса предоставляемых сотрудникам квартир. Тебе дается 24 часа на раздумье. Завтра в восемь вечера я жду твоего ответа. Что-нибудь хочешь сказать?

— То есть вы хотите сказать, что вся эта неделя была подставой? Что змеи, асфальт, Ром, кладбище, румыны? Все это было хорошо срежиссированной подставой?

— Нет, конечно, — Лев Борисович покачал головой. — Ты уж прости, но ради одного стажера мы бы не стали всем этим заниматься, мы просто немножечко направили события в то русло, которое нам нужно было. Мы получили на тебя довольно большое досье. Знали что ты боишься змей, поэтому из всех проблемных ситуаций, на то задание направили именно вас. Во вторник, ты действительно нам очень здорово помогла с этой жарой. Ром… — он посмотрел на вампира. — Честно говоря, я хотел проверить тебя немного иначе, но когда Гарику сообщили, что один из наших сотрудников-вампиров валяется в отключке на улице, потому что он не потрудился соблюдать служебную инструкцию, — Лев Борисович повысил голос, — он подумал, что это будет прекрасный тест. Вообще то, обычно тест на эмоциональную устойчивость народ проходит уже после того, как поработает у нас некоторое время. Колин — действительно вампир, мы сами удивились, что ты его знаешь. Ну и на кладбище все было по-настоящему. Кроме милиции. И кстати, Гарик, — он укоряющее посмотрел на напарника, — должен был забрать тебя гораздо раньше, не знаю, что его задержало. Но ты прекрасно со всем справилась. Именно поэтому, тебе присваивается такой высокий уровень.

Мне совершенно не хотелось знать, что это за уровни и зачем они нужны. Все еще хотелось кидаться стульями, но я постаралась преобразовать эту энергию в слова. Было неприятно и обидно.

— Извините, конечно, но вы козлы. Какие бы тесты вы не проводили так поступать с людьми нельзя. И идите вы знаете, куда, с вашей работой? — я с грохотом отодвинула стул.

— Маша, — Лев Борисович и бровью не повел, — я ожидал такого ответа. Ты возьми этот пакет, пожалуйста, почитаешь- подумаешь, привезешь завтра. В любом случае, согласия или отказа. На сегодня всем спасибо, все могут быть свободны, — Лев Борисович встал, показывая, что собрание окончено.

Я сграбастала одной рукой рюкзак, другой- конверт, и направилась к выходу. Почти у самой двери меня догнали Ром и Гарик.

— Маш, подожди, — Ром положил мне руку на плечо. Я в очередной раз поразилась его красоте, но на этот раз я смотрела на него просто как на красивую картинку.

— Ты не обижайся, пожалуйста, — подхватил Гарик, надо сказать вид у него был виноватый, — ты ж понимаешь, это была необходимая проверка.

— Значит, нетипичные варианты поведения, — я посмотрела на них. — Нетипично женские, не стесняется в выражениях? Никакого флирта? — я думала, что взорвусь от злости. — Агрессивные реакции? Нет, я не обижаюсь. Какой, там. Я полностью согласна с данными рекомендациями. А знаете, какой будет типичный вариант поведения в ситуации, когда ты узнаешь, что тебя пользовали и имели целую неделю. Нет?

Гарик и Ром покачали головой, по-моему они были в шоке, от того что мои голосовые связки способны на такие вопли.

— Наклонитесь, шепну на ухо

Странно, но эти бараны повелись.

— Вот такой, — движение было автоматическим Правая рука левому человеку в челюсть, левая правому в солнечное сплетение. Они не успели увернуться. А в удар я вложила всю силу, плюс все эмоции. (Признаюсь, потом безумно болели руки. Но это была приятная боль).

Выйдя из кабинета, я так хлопнула дверью, что мне показалось, что рухнула картина у Светочки в приемной. Я шла по коридору и кипела от злости. Я ожидала чего угодно, но не подобной подставы. Целую неделю меня имели, причем конкретно, причем во все извините меня, дыры. Постоянные провокации со стороны Гарика, мертвецы, вампиры, милиция это долбанная. Я половину нервных клеток потеряла. Но больше всего меня бесил подстроенный «роман» с Ромом. Поверила в счастье, блин. Идиотка.

— Красивый, умный, хороший, вампир, конечно, — передразнила я сама себя. — Устроенная личная жизнь. Конечно, Ром, ты можешь меня укусить. Повелась как последняя дура на красивую морду. Ну, что за хрень такая?!!!

Неженское поведение, блин, да что такое вообще, кем они себя считают. Специалистами по женскому поведению

— Ну, ладно, — злобно бурчала я себе под нос, выйдя из здания и вышагивая по улице, — неженское поведение. Идите вы знаете куда?

Не знаю, что говорят специалисты по типично женскому поведению. Но у большей половины моих знакомых девчонок- больших умниц и красавиц между прочим, после подобной ситуации была бы одна потребность, которую я довольно сильно испытывала в данный момент. Потребность напиться. Я бы даже сказала: нажраться. Не до поросячьего визга. Но основательно. Это совсем не значит что все мои знакомые девушки- алкоголички. Просто подчас, реакции не делятся на мужские и женские, есть нормальная человеческая реакция. Причем реакция человека живущего в России. Поэтому, следующие несколько минут я мучилась вопросом: куда бы пойти, чтобы недалеко и симпатично. Хотя, признаюсь честно, второй пункт сейчас был совершенно не актуален.

Подойдя к перекрестку, я посмотрела по сторонам, и справа от себя увидела зеленую бутылку явно свидетельствующую о месте общепита, так сказать. Не раздумывая, я направилась туда. При ближайшем рассмотрении, местечко оказалось ирландским пабом под названием Рози О' Грэдис. Ну, ирландский, так ирландский. Еще лучше. Люблю Ирландию. Отличная страна. Я решительно распахнула дверь. Внутри было людно, шумно, накурено, и очень уютно. В первом зале все места были заняты, так как группа англоговорящих товарищей смотрела футбол и активно его обсуждала, справа был уютный зал с диванчиками и подушками, слева доносилась музыка. Подумав, что тишина — немного не то, что мне сейчас нужно, я свернула в зал, где играли музыканты. За столиками мест не было, но возле барной стойки, я нашла свободный высокий табурет, на который сразу же взгромоздилась..

— Добрый день, — ко мне подошел симпатичный бармен, — что я могу вам предложить?

— Видите ли-,- я посмотрела его табличку, — Максим, это вы мне скажите. Я собираюсь напиться. Что вы можете мне предложить, чтобы было не очень дорого, бутылку текилы я пожалуй, не потяну, и не очень противно, водки мне совершенно не хочется.

— Я понял задачу, — улыбнулся бармен. — Думаю, я знаю что вам нужно. Отличный коктейль. Пьется легко, а сносит голову просто волшебно. Проверено многими посетителями. Секунду. — Он начал возиться с бутылками что-то смешивая. — Вот, — через пять минут, он поставил передо мной высокий стакан с соломинкой, наполненный жидкостью коричневого цвета

— И как это называется, — я с любопытством покосилась на содержимое.

— Лонгайленский чай, — гордо провозгласил он, — поверьте мне, мы делаем его лучше всех в Москве. Честное слово.

Я осторожно сделала глоток. Было вкусно и очень слабенько.

— И вы думаете, что вот от этого можно запьянеть? — я недоверчиво покосилась на него

— Девушка, я вам обещаю, если нет, то клянусь поставить вам второй за свой счет.

Я пожала плечами и продолжила дегустацию, развернувшись к музыкантам. Пели в общем-то неплохо. Даже хорошо, я бы сказала. Смешной бородатый солист притопывал ногой в такт. Песни были довольно известные, и вообще я поняла, что мне там нравится. Уютная атмосфера напоминающая дружелюбную атмосферу ирландского паба- а я их перевидала немало, правда в самом Дублине.

Так я и сидела, слушая музыку и попивая коктейль. Благодушная обстановка, приятные посетители, хорошая музыка сделали свое дело, и я начала потихоньку успокаиваться.

Бармен Максим оказался прав, я еще не дошла до дна, а была уже основательно пьяна.

— Отличный коктейль, — я вновь развернулась к стойке. Сделайте мне еще один, — попросила я бармена.

— Я же говорил, — подмигнул мне Максим.

В противоположном углу резвилась компания девчонок, и мне на секунду стало безумно завидно. Как бы мне хотелось, вот так вот, завалиться сюда с друзьями и отрываться, не думая о том, как над тобой издевались всю неделю. Второй стакан опустел быстрее, чем первый. Я решила прогуляться до туалета, и встав обнаружила, что коктейль действует еще сильнее, чем мне казалось сидя, так как координация движений была сильно нарушена. Однако, я заказала третий и нетвердым шагом направилась к своей цели. Вернувшись, я обнаружила, что поют мою любимую Angels Robbie Williamsa и третий коктейль на стойке.

— Отлично, — мне потребовались некоторые усилия, чтобы залезть на стул. Выпив еще полстакана, я поняла, что пьяна, так как никогда не была в жизни, однако облегчения это не принесло. У меня то и дело перед глазами всплывали то Ром который пил мою кровь(и это не просто выражение), то Гарик, говорящий всякие гадости. Я помотала головой, чтобы избавиться от наваждения и чуть не свалилась со стула.

— А вы мадмуазель, как я вижу уже основательно датые, — раздался голос за спиной, — и чем это мы успели так надраться, за столь короткое время? Привет, Макс, — Гарик поздоровался с барменом за руку.

— Твоя, что ли? — Максим кивнул на меня головой.

— Моя, — вздохнул Гарик.

— Не правда, — заплетающимся языком произнесла я, — я не его.

— Сиди уж, — вдохнул мой официально числящийся напарник. — Что это у нас? — он заглянул мне в стакан.

— Лонгайлендский чай, — улыбнулся Максим, — третий бокал.

— Ооооо, — в голосе Гарика было сверхпонимание. — Отлично, ну, что дорогая? Думаю, вам пора. Идем домой.

— Я никуда не пойду, — сказала я громко, делая еще один глоток. — Максим, смешайте — ка мне еще один.

— Нет, Максим, — Гарик покачал головой, — ей уже достаточно.

— А кто ты такой, чтобы говорить, что мне достаточно? — возмутилась я.

— Я твой напарник и должен тебя оберегать

— Напарник, он мой!!! Что-то, ты меня не очень оберегал, и вообще, какой ты на хрен напарник, если я собираюсь послать тебя вместе с твоей работой, подальше.

— Ты еще не смотрела конверт? — понимающе кинул Гарик.

— И не собираюсь! — отрезала я

— Зря, ты ничего не теряешь, просто загляни. Только завтра ближе к вечеру, когда придешь в себя.

— Скажи мне, Гарик, — речь моя была немного затруднена, но слова я еще выговаривала. — Весь вечер мучит один вопрос. Что такое синдром белого воротничка, который у меня отсутствует.

— Пренебрежительное отношение к техническому обслуживающему персоналу. К синим воротничкам.

— Ааа, — потянула я. — А еще, знаешь, — я наклонилась к нему, чуть не свалившись с табуретки, — а вот мне интересно, а если бы я забила на все и пошла бы с Ромом. Он что, трахнул бы меня, а потом делал доклад о моих возможностях в постели.

— Ну, почему? Поверь, у вампиров есть много способов оставить девушку довольной даже не притрагиваясь к ней, ты бы очнулась и тебе рассказали, что ты быстро заснула, потом бы он отвез тебя домой или в офис, и больше не появлялся на твоем горизонте. Хотя практически, может и трахнул. Уж больно сильно ты ему понравилась. Если уж он поцелуй страсти применил, — Гарик разговаривал со мной как с адекватным человеком, а я понимая что могу получить нужную информацию, пыталась собрать мозги в кучу.

— А это что такое?

— Вообще-то это запрещенный на работе прием, да и вообще запрещенный. Видишь ли, вампиры и так обладают чрезвычайной притягательностью для обычных смертных. А поцелую страсти, практически никто не может противостоять. После него любой человек ощущает сверхсильное сексуальное желание по отношению к вампиру.

— Это он когда меня в машине целовал? — я начала немного трезветь. — А, чего ты так разорался на собрании? Ты же знал, что он меня из губ пил?

— Так есть разница, просто пить кровь из губ и поцелуй страсти.

— Какая? — Соображала я медленно, но было интересно.

— Да я то откуда знаю, — внезапно взорвался Гарик, — я же не вампир.

— Козлы вы, — с чувством сказала я, — я все понимаю, там проверяли на молчание, на сообразительность, на терпение, но это-то какого фига?

— Это был один из главных тестов- неожиданно жестко сказал Гарик, — кто его знает на что ты способна ради смазливой морды. У нашей организации есть враги, и они знаешь ли, могут такого мужчину подослать, я б не удержался.

— Да? — я иронично вскинула бровь. — Даже так?

— Не в том смысле, что я голубой, — отмахнулся Гарик, — ты бы знала каких красавцев мы подчас отлавливали. Понимаешь, если ты мой напарник, я должен знать что могу доверять тебе на 200 процентов, что никакая личная жизнь, что никакой большеглазый высокий красавец не сможет вынудить тебя сделать то, что противоречит инструкции.

— За-ши-бись, — ответила я, — а откуда мне знать, что я могу тебе доверять. Мужики, знаешь ли, гораздо с большим рвением носятся за юбками. Ты что, тоже проходил этот тест?

— Конечно, — кивнул Гарик.

— И с кем? — поинтересовалась я

— Изольда… — вздохнул, он.

— В жизни не поверю, что ты не клюнул на Изольду. Я бы не устояла, если бы она попыталась меня соблазнить, не то чтобы я…, но что-то в ней есть..

— Именно об этом я и пытаюсь тебе сказать..

— И ты хочешь сказать, что устоял? — я вновь сделала большой глоток коктейля и посмотрела на двух Гариков, которые сидели передо мной.

— Устоял, — вздохнули они. — Тебе точно хватит. Поехали.

В это время музыканты закончили играть и разбрелись по всему залу. Солист и барабанщик, увидев Гарика, оживились и подошли к нему.

Они поздоровались и обменялись ничего незначащими фразами

— Вы знаете, — я обратила к симпатичному солисту, — вы очень хорошо поете.

Он застенчиво улыбнулся. Гарик тем временем о чем-то разговаривал с барабанщиком.

— А вы очень хорошо играете, — я наклонилась к нему, но вновь, чуть не свалилась с табуретки.

— Вот, Игорь, это моя новая напарница, — представил меня Гарик.

Барабанщик Игорь кивнул и улыбнулся.

— А у вас тут мило, — я пыталась завязать непринужденный разговор.

— Заходите почаще, — кивнул барабанщик, — ваши, частенько у нас бывают.

— Наши? — я повернулась к Гарику, требуя объяснений, — он что в курсе?

— Ты знаешь, этот бар открыли ребята, из Ирландских колдунов. Правда, потом нашим продали, не смогли они соорентироваться в местном бизнесе, хоть и колдуны, и перепродали нашим. А те из потомственных шаманов сибирских. Нормально. Запросто все наладили, так что публика здесь соответствующая.

К этому моменту, я допила свой третий коктейль и реальность воспринималась плохо. Уловив мой остекленевший взгляд, Гарик решил, что надо завязывать с объяснениями

— Так, пойдем-ка домой, — он встал, жестом приглашая меня следовать за ним. — Максим, сколько там?

— А почему это ты за меня платишь? — возмутилась я. — Я и сама могу, мне сегодня зарплату дали. Думаю ее хватит…

— Радость моя, так ты вообще не открывала пакет с документами? Молодец! Решила сразу нажраться? Отличное решение. Хвалю. Дай уж я заплачу. За моральный ущерб, так сказать.

— Плати, — великодушно разрешила я, сейчас мне было все равно, строить из себя эмансипированную барышню совершенно не хотелось. Как не хотелось рыскать в рюкзаке, искать деньги. Хотелось домой и спать. — Кстати, — я посмотрела на лицо Гарика более внимательно, — а может я должна тебе платить за этот, как его, ущерб. Как челюсть?

— Удар у тебя хороший, — Гарик потер скулу, — если бы не кое- какие травки, не избежать бы мне вопросов "с кем подрался"?

— А жалко, что у тебя синяков не осталось, — я мечтательно закатила глаза, — мы так идем по улице, встречаем кого- нибудь, и тебя спрашивают, Гарик, а с кем это ты подрался, какой ужасный синяк, а я так скромно с боку- со мной. Здорово

— Пошли, — Гарик расплатился, а я тем временем пыталась слезть со стула. Стул меня отпускать не хотел, а наклонялся вместе со мной. В конце концов, Гарик не без помощи барабанщика все-таки снял меня. Причем, последний, предложил довести меня до машины.

Но я отказалась. Я понимала, что к этому времени совершенно не адекватна, и предпочитала позориться перед Гариком, а не перед незнакомым молодым человеком. Довольно симпатичным, прошу заметить. Гарик героически дотащил меня до выхода, и прислонил к стенке возле двери.

— Нет, Машуня, — он покачал головой, — как только ты устроишься на постоянку, будешь ходить в спортзал, под моим чутким руководством.

— А с чего ты взял, что я устроюсь на вашу долбанную работу, — про себя я удивилась, что смогла выговорить слово "долбанную".

— А чего тебе терять? — Гарик умудрялся, одновременно открывать дверь машины, втаскивать меня внутрь и общаться, — другого такого предложения ты не найдешь. С такой оплатой, с такими требованиями. Ну, куда ты со своим образованием, Менеджер по персоналу на 500 баксов?

— Неправда, — возмутилась я, — у меня народ и по штуке зарабатывает

— Ага, по штуке, и страдают от скуки, живут от субботы до субботы. — Гарику наконец удалось запихать мое тело в кабину, и он сел на место водителя. — Поехали.

Как мы ехали, я помню смутно. Помню, что долго, и голова у меня моталась из стороны в стороны. Не смотря на то, что мое тело было в хлам, мозги мои соображали, правда с оглядкой на градус. Почему-то, перед глазами у меня проплывала вся моя неделя, наверное, так же у человека проплывает жизнь перед смертью. Мне становилось себя все жальче и жальче.

Так, что из машины, Гарик вынимал хлюпающее носом существо.

— Ну, что такое? Почему мы плачем? — он разговаривало со мной так, как взрослые говорят с детьми. Или с пьяными.

— П-п-почему, вы так со мной, п-ппоступили. Ты такие гадости говорил, обзывался, ударил меня, а потом еще Рооом… — тут я не выдержала и разревелась в полный голос.

Гарик уткнул меня в свое плечо и начал нашептывать в ухо что-то успокоительное.

— Чего ты Машуня, совсем расклеилась? Понимаю, жестоко, думаешь мне это нравилось? — Я, оторвалась от уютного плеча, посмотрела на него заплаканными глазами и кивнула

— Думаю, нравилось, ты делал это как-то по особому с садизмом.

— Да, брось ты, — Гарик вернул мою голову себе на плечо, — просто, понимаешь, я должен быть уверен, что когда твоя задница по уши в дерьме, ты не будешь на меня срываться, ну во всяком случае не будешь тратить на это слишком много энергии.

— Гарик, — я посмотрела на него, — у задницы нет ушей.

— А не слишком ли вы придираетесь к словам, при вашем то градусе?!!! И вообще тебе пора спать, а то ты бледно зеленого цвета. Тебе, кстати, идет

— Дурак ты, Гарик, — сказала я. А что я еще могла сказать.

Потом Гарик транспортировал мое тело на седьмой этаж, каким- то образом открыл дверь и впустил меня в пустую квартиру. Друзья куда то уехали на выходные и я оставалась наедине с собой и своим пьянством.

— Все, пока, — я помахала рукой Гарику, мучительно подавляя приступ тошноты.

— Ты уверена, что все в порядке, может мне остаться?-

— Уверена, уверена, — я постаралась поскорее выпроводить его за дверь и направилась в ванную. Вообще-то все обошлось малой кровью, и холодный душ более менее привел меня в порядок. То есть ровно в такое состояние, в котором я была способна добраться до дивана и завалиться спать. Снилась мне какая-то хрень.

А вот, утро было отвратительным. Просто ужасным.

Я возблагодарила Бога за то, что дома никого не было, и ползком добралась до кухни, где стояла бутылка с водой и аптечка с активированным углем и церукалом.

О целебных свойствах церукала мне рассказал мой друг, по совместительству анестезиолог-реаниматолог, отличный, надо вам сказать, врач. Мне не раз выпадал шанс в этом убедиться. Его консультации всегда были объемными и точными, а уж введение церукала в ряд знакомых мне медикаментов возводило его в ранг Бога медицины. Для непосвященных: церукал- это такие волшебные таблеточки, которые действуют на мозговой центр отвечающий за чувство тошноты. Самое лучшее средство по утрам, после больших возлияний накануне. Но видимо лонгайлендский чай обладал настолько убийственным действием, что церукал не помог. Мне не полегчало. Ничуть.

С жалобным стоном и бутылкой воды подмышкой, я приползла обратно в зал, и улеглась на кровать. Посмотрела на часы. Время было 6.30.

Еще спать да спать, но мой организм обладал одним отвратительным качеством. Большее количество алкоголя накануне толкало его к ранней побудке, и он категорически отказывался спать дальше.

Таким образом, в состоянии жуткой алкогольной интоксикации, в народе называемой похмельем, я прослонялась по квартире часа полтора, и решила выползти в магазин для моциона и закупок хоть каких-то продуктов. Потому, что зверский голод также был последствием мощного алкогольного опьянения.

Благо наш любимый супермаркет было недалеко, и через тридцать минут я вернулась домой, нагруженная сумками с вкуснятинкой. Объем и цены вкуснятинки объяснялись одним: я заглянула внутрь конвертика, который мне передал Лев Борисович. Сказать, что я была шокирована количеством содержания, не сказать ничего. Денег было много. Очень много.

И мой решительный настрой послать всю эту работу к чертям собачьим начал таять. Обдумывая все это, я тихонько добрела до дому, где разрывался мой мобильный. Поминая все, что можно, я с руганью добралась до него.

Звонил Гарик

— Ты жива, радость моя? — от его жизнерадостности меня незамедлительно начало тошнить.

Я пробурчала что-то неразборчивое.

— Жива, — удовлетворительно отозвались в трубке. — Не забудь, что тебя сегодня ждут в офисе, с ответом. И загляни все-таки в конверт, почитай документы на досуге. Я понимаю, что жизнь кажется тебе отвратительной. Но ты все-таки почитай. Кстати, если твой ответ будет правильным, напою тебя волшебным чайком, будешь как новенькая. Все пока.

Я, ругаясь себе под нос и спотыкаясь о принесенные из магазина пакеты, поползла в комнату, разыскивая документы.

Как это ни странно, конверт обнаружился на самом видно месте. На гладильной доске, которая стояла разложенный посреди комнаты… Сообразить, кто гладил или каким образом доска материализовалась в середине комнаты я не смогла, поэтому плюнула и решила-таки просмотреть бумаги.

Контракт, в общем то, был стандартным. Даже пункт о неразглашении организационных тайн, тоже не особо выделялся из обычных рабочих контрактов. Выделялось два пункта. Первый — зарплата, раз в пять превышающая то, на что я могла рассчитывать, и как уже упоминалось, положение о 4-х разовом оплачиваемом отпуске и нефиксированном рабочем дне. Я напрягла все свои извилины и начала придираться к каждому слову. Подвоха не было. Ни-ка-ко-го

Неужели мне начало везти?

Первый раз в жизни мне действительно предлагали интересную высокооплачиваемую работу, не особо обремененную начальством. В контракте проговаривалось, что хотя моим непосредственным начальником является Лев Борисович, я имела полное право действовать на свое усмотрение, конечно, при согласии своего напарника…Последний пункт конечно напрягал, но проанализировав последнюю информацию, мне подумалось, а может быть Гарик, и вправду не так уж плох?

Он себя конечно вел, как последняя свинья, но… если они действительно собираются мне настолько доверять, понятно, что меня надо было хорошенько проверить.

Как вы уже поняли, я начала заниматься самоубеждением. Что всегда приводит к одному и тому же К очередной глупости.

Не избежала я ее, и на этот раз. Стрескав несколько бутербродов с колбасой и сыром и запив все это горячим и сладким чаем с лимонов, выкурив пять сигарет, раскашлявшись до звона в ушах и дав себе клятвенное обещание бросить курить, я взяла ручку, и поставила подпись на контракте (почти зажмурив глаза, конечно, но поставила).

— С них бы сталось заставить меня расписаться собственной кровью. Очень в духе организации, — подумалось мне.

Однако, выбор был сделан.

Конечно, я могла бы продинамить сегодняшнюю встречу, выкинуть бумаги в мусорный ящик и забыть все как страшный сон.

Но…

Меньше всего на свете, мне хотелось сидеть в офисе с 9 до 6, получать свои 500–700 баксов и жить от выходных до выходных. А эта работа давала шанс, что в моей жизни, что-то будет по-другому.

Когда я, наконец, договорилась сама с собой, время было около шести, и я начала собираться в авральном режиме.

Вылетая из подъезда, я столкнулась с Гариком, который задумчиво ковырялся в кодовом замке…при открытой двери.

— Ты чего тут делаешь? — недоуменно спросил я его.

— А ты прекрасно выглядишь, — он удивленно посмотрел на меня, — и не скажешь, что вчера ты выдула порцию алкоголя, способную свалить с ног слона во время брачного периода

— Странные у вас метафоры, — я подозрительно покосилась на него, скажет ли какую то гадость?

Нет, собака, молчал, наоборот, мило улыбался.

— Я просто подумал, а вдруг ты опоздаешь, и решил вот за тобой заехать?

— А с чего это мы такие милые стали?

— Маш, мы ж напарники, я тебе все вчера объяснил

— А с чего это ты взял, что мы с тобой напарники? — я постаралась придать своему тону максимальную холодность. — После всего того, что ваша организация со мной сделала, мне надо просто выбросить эти документы не читая

— Машунь, — мягко сказал Гарик, — давай не будем препираться. Если бы я знал, что ты откажешься, я бы никогда не рекомендовал тебя на эту должность. А потом я немножко умею угадывать… и все прочитал по твоему лицу.

— Ты умеешь читать мысли? — я посмотрела на него с ужасом.

— Ну, что ты, нет, конечно, — поспешил успокоить он меня, но я ему не поверила.,- просто я понял все когда еще увидел тебя первый раз, в кабинете у Льва Борисовича.

— Так какого хрена ты надо мной неделю издевался?

— Давай продолжим этот разговор в машине? — мне ничего не осталось как последовать за ним

Всю дорогу мы препирались, я пыталась убедить его в его исключительной вредности и противности, но скорее автоматически. Хорошая музыка кондиционер и быстрая езда(а что ни говори, Гарик был действительно отличным водителем) привели меня в довольно милое расположение духа.

Поэтому, когда мы добрались до офиса, мы уже над чем-то весело смеялись Подкалывая друг друга, мы ввалились в кабинет к Льву Борисовичу, где сидел Ром.

— Быстро вы спелись, — он грустно посмотрел на нас. Но я смерила его лишь холодным взглядом (чтобы он не заметил моих ярко пылающих ушей)

— Ну, Машенька, каково твое решение? — Лев Борисович посмотрел на меня сквозь толстые линзы очков.

— Думаю, я поработаю у вас, попробую во всяком случае.

Мой, теперь уже официальный шеф, довольно улыбнулся, и пододвинул пакет документов к себе поближе.

— Ну что, ты выбрала себе квартиру?

— Неа, — у меня совершенно вылетело из головы еще и это преимущество моей новой работы.

— Если вы позволите, Лев Борисович, я уже подобрал для нее жилье.

От подобной наглости у меня пропала речь. Вообще. Идея работать с Гариком снова показалась мне совершенно идиотской. Если этот человек собирается так бесцеремонно вмешиваться в мою жизнь и дальше, то лучше нам расстаться прямо сейчас, пока еще не нанесены никакие увечья.

Пока я пыхтела от возмущения пытаясь подобрать слова, Лев Борисович взглянул на документы которые ему подсунул Гарик.

— Ты уверен? — шеф посмотрел на проспект поверх стекол. — Далековато от центра и от тебя. Если забирать придется, добрые полчаса, круг делать? Ты согласен пойти на такие жертвы?

— Да какие полчаса, Лев Борисович, — Гарик уселся на край стола и склонился над картой, — не больше двадцати минут, а если Жанночка в хорошем настроении то и пятнадцать.

— Ну, ладно, ты как согласна? — они наконец соизволили обратиться ко мне. — Квартира хорошая, большая, рядом с метро, только вот район…

Я вскинула подбородок, всем своим видом показывая свое негодование, но все-таки решила посмотреть, что за гадость мне подсовывают. Гадость оказалась уютной двухкомнатной картинкой, в подозрительно знакомом доме.

— Но это же… Гарик, как ты узнал? — теперь я готова была расцеловать своего напарника. Это был дом, в пяти минутах ходьбы от метро, в моем любимом Свиблово.

— Да тебя за уши оттуда не вытащишь, — Гарик дал мне щелбан. Я естественно его толкнула. Он меня слегка ударил. Мы пихались, пока Гарик не своротил со стола папку и Лев Борисович не прикрикнул на нас, веля успокоиться.

Что вам сказать еще? В принципе все закончилось хорошо в этот день. Шеф объяснил мне некоторые вещи, касаемые моего дальнейшего переезда. Гарик сидел и подкалывал меня по поводу и без повода, но грань не переходил. Ром сидел и молчал, однако, перед тем как уйти, я краем глаза заметила, как он что-то вытащил из бумажника и отдал Гарику. Мой напарник нагнал меня у выхода.

— Машуня, пойдем поужинаем, я угощаю.

— С чего это вдруг? — я подозрительно покосилась на него.

— У нас материальная прибавка. Вполне ожиданная, но не менее приятная от этого. Мы поспорили с Ромом.

— По поводу?

— По поводу тебя, конечно. Я сказал, что ты согласишься работать, а он настаивал, что нет

— И почем я нынче?

— Не ты, а твое решение.500 баксов, так что гуляем.

— Да, дороговато. Видимо, Рому очень хотелось, чтобы я ушла.

— Думаю, тут две причины. Ему не так часто отказывают девушки, это раз. А тем более, девушка, которая ему понравились, это два. Он действительно расстроился. Так что, ты имеешь полное право на отличный ужин. Куда пойдем?

— Может во вчерашнее местечко? — предложила я

— Рози? Отличный выбор. Пошли. Накормлю тебя fish and chips. Наверняка ты не ела такой вкуснотищи

— Размечтался, я ж в Ирландии была.

— Да?

Беззлобно препираясь мы догуляли до Рози О`Грэдис.

Машину Гарик оставил в гараже, заявив, что сегодня тоже хочет выпить.

В баре было много народу, но мы нашли свободный столик в самом углу.

Бармены и музыканты поздоровались с нами крайне дружелюбно, еда была восхитительной, музыка неплохой, и народ вокруг был очень приятный. Я поняла, что местечко мне нравится.

— Я собираюсь стать завсегдатаем, — сообщила я Гарику, после того как сделала глоток вкуснющего сидра.

— Тогда мы будем видеться с тобой еще и после работы, — подмигнул мне Гарик.

Часа через полтора я решила проветриться. Сидеть в уютном, но душном помещении долго — было сложно и я вышла на улицу.

Пахло летом. Мимо на огромной скорости проносились машины. Из двери доносились звуки старого доброго рок-н-рола. В рюкзаке был контракт с моим новым работодателем. Внутри меня ждал мой новый напарник, который на поверку оказывался вполне симпатичным товарищем. Послезавтра мне предстоял переезд в прекрасную квартирку. И вообще…

— Жизнь налаживается, — сказала я невидимым в московском зареве звездам. — Жизнь налаживается.

— Курить хочешь? — сзади меня внезапно нарисовался Гарик.

— Конечно хочу. Но надо бросать, — я взяла сигарету.

— Бросать надо, — согласился он. — Когда начнем?

— Завтра? — предложила я.

— Нет, — Гарик покачал головой, — завтра воскресенье, я иду с парнями пить пиво, в боулинг играем. Там бросить никак не получится.

— Тогда с понедельника?

— Отлично. Значит с понедельника? Пошли, сидр нагреется, — он положил руку на плечо и настойчиво увлек меня из свежей московской ночи в уютный накуренный зал.

Жизнь действительно налаживалась


Старый детский анекдот о том как пьяный мужик идет по кладбище и видит что-то зеленое. Ты кто? — спрашивает мужик. Я- зеленое могильное пятно. Идет мужик дальше. Видит что-то красное. А ты кто? Спрашивает мужик. — А я красное могильное пятно. Идет дальше и видит что-то синее. А я знаю кто ты, говорит мужик, ты синее могильное пятно. — Синее, синее, пройдемте гражданин:)))


Часть 2.


— … и ты представляешь! Мало того, что Мартини был теплый, так его еще и принесли в неправильном бокале!!! Я в шоке! — в голосе красивой брюнетке, сидевшей с нами за столиком, было столько негодования, что на минуту, мне захотелось встать, пойти в то место, где ее так жестоко оскорбили, заказать Мартини и выплеснуть в лицо незадачливому бармену или официанту. А если повезет, то может и администратору. Действительно! Мало того, что Мартини теплый, так еще и в бокале не таком. Как же дальше жить-то?!

Изыскания на родственные с этой темы, продолжались давно. Вот уже около получаса, две тощих девицы, пара этаких бухенвальдских крепышей, пытались поразить Гарика минимальным количеством одежды, натянутой на угловатые тела и дорогими мобильниками, которые они постоянно крутили в руках. Добить же его, видимо, они решили интеллектом, но несколько не подрассчитали, поэтому добили меня пассажем: "ну, нет, АльмодовАр мне не нравится, снимает про всяких извращенцев. Отстойное кино. Я вообще то, знаток фильмов всяких, но АльмодовАр нет".

— Скажите, а к Квентину ТарАнтино, вы как относитесь? — поинтересовалась я. Но меня не удостоили ни взглядом, ни ответом, что было вполне предсказуемо, так как девушки даже не сочли нужным поздороваться, когда Гарик представил нас друг другу. Я, безусловно, расстроилась, что осталась без внимания таких интересных собеседников, но как-то пережила это, честно говоря, не самое сильное разочарование в жизни. Позже поняла, что зря, так как после фразы: "Нет, я поняла, если чашка кофе стоит меньше двухсот рублей, хорошего там не жди" — осознала, что историческая встреча землян и инопланетян состоялась. И я на ней присутствовала. И не где-нибудь, а в небольшом клубе Вермель. Клуб находился в самом центре Москвы, и у меня создалось впечатление, что, вынырнув из небольшой подворотни, можно будет доплюнуть до Кремля.

Но плеваться в сторону грандиозного архитектурного ансамбля в тот вечер мне не хотелось. А вот плюнуть, или еще лучше, хорошенько стукнуть Гарика, который сидел рядом и с явной заинтересованностью внимал нашим соседкам по столику, я бы не отказалась.

— Ну вот, она мне говорит, ну, сделай мне макияж, ты же лучшая. Ну, приедь, я тебе заплачу в два раза больше. А я ей говорю, ну, Наташа, понимаю, у тебя концерт, но я еду за шубой. Я не могу. Я тебе девочку пришлю. А она, мне, ну, Лариса, ну, мне не нужна девочка, мне нужна ты, — я заметила, что некоторые люди считают, что если они будут говорить тянуче и в нос, то это придаст им бОльшую значимость. Если судить по этому критерию, рядом сидящая девочка была невероятно важной фигурой. Пообщавшись, таким образом, еще с десяток минут, я поняла, что мне нужен а) перерыв и б) выпивка, поэтому направилась к барной стойке. Ведь, собственно говоря, для этого мы и пришли в клуб. Чтобы отметить мой переезд, который, наконец, состоялся, через неделю после предполагаемого срока.

Но с утра, ничего не предвещало беды. Начиналось все, как обычно, совершенно безвинно. Накануне, мы договорились с Гариком, что он подъедет ко мне в районе двенадцати и поможет перевезти вещи. Стоит ли говорить, что когда я, в полвторого позвонила своему напарнику, и осведомилась, а что, собственно говоря, он делает, то услышала сонное:

— Привет, Машунь! Ты чего так рано? Что, уже утро?

Огромным усилием воли, сдержав первые двадцать слов, я вежливо объяснила сомнамбуле на том конце провода, что уже (епт) утро, точнее даже день, и что они (епт) обещались полтора часа назад поспособствовать перемещению вещей, принадлежащих мне, из одной квартиры в другую.

После того, как я повторила эту речь три раза, в самых разных выражениях, сомнамбула удивительным образом превратилась в кое-что соображающую особь, мужского пола, известную среди знакомых как Игорь Сергеевич Долинский, он же Гарик, и она (особь) начала изо всех сил извиняться, бормоча что-то про вчерашний удачный вечер.

Удачный вечер накануне- действительно уважительный повод для того, чтобы отмазаться от чего бы то ни было, и я решила милостиво освободить Гарика от его великодушного предложения помочь мне с переездом.

Ну, правда! Дом, в который я собиралась переезжать, находился буквально в нескольких минутах ходьбы, а вещей у меня было не так уж и много. И я вполне могла справиться в одиночку.

Но Гарик был неумолим. Он с несвойственным, только что проснувшемуся человеку, жаром, начал меня убеждать, что никогда не простит себе, если я буду таскать вещи сама, и он просто обязан мне помочь. Как напарник, мужчина и гражданин, в конце концов. Я не стала выяснять, причем тут его гражданское самосознание, а зря. Потому что через несколько минут, меня обвинили в том, что я избалованная девчонка, которая привыкла, чтобы ей все подавали сразу, и что мне в лом подождать двадцать минут и принять помощь человека, который специально (это было особо подчеркнуто несколько раз) отменил на сегодня все дела, дабы помочь любимой напарнице. Я пообещала исправиться, и спросила, когда он все-таки появится.

Гарик сказал, что гадом будет, но явится ко мне через сорок минут. Полтора часа спустя, я позвонила Гарику и сообщила ему о том, что он все-таки стал гадом. Он, однако, не расстроился, а клятвенно заверил, что уже подъезжает. В его голосе было столько решимости и искреннего раскаяния, что я совершила непростительную глупость. Мы с подругой начали таскать вещи вниз. Не так уж их было много, если честно. Большая сумка с вещами, пара рюкзаков, набитых всяким хламом и сумка с ноутбуком.

— Все, спасибо, ты иди — сказала я подруге, которая опаздывала на свидание. — Гарик сказал, что подъезжает. Думаю, минут через пять, он будет здесь.

После того как полпачки сигарет свели на нет всю пользу, принесенную сидением на свежем воздухе в течение одного часа и семнадцати минут, я увидела сияющий серебристый капот машины и не менее сияющего Гарика за рулем оной.

— А зачем ты вещи вниз стащила? — спросил этот удивительный человек. — Что, подождать еще пять минут не могла? Я бы тебе помог!

Я ничего не ответила, а стала медленно считать до десяти. Говорят, что некоторым это помогает успокоиться.

— Пяяяять, — думала я, пытаясь не обращать на Гарика никакого внимания, — шееесть.

Но Гарик не привык, когда его игнорируют, поэтому он начал самыми разными способами пытаться снова появиться в эпицентре событий.

— Сеееемь, — мужественно крепилась я, потом не выдержала, плюнула и начала орать.

— Гарик, ты два часа назад сказал, что ты подъезжаешь? Я поняла, что я идиотка, что не уточнила, куда именно ты подъезжал, но ты хоть открой секрет, что ты делал?

— Я пылесосил, — он посмотрел на меня с укором. Как я посмела повысить на него голос в такой чудесный летний день.

— Теперь я поняла, — мне стало почти стыдно за свое негодование, — когда я звонила, ты подъезжал пылесосом к дивану, о чем не замедлил сообщить мне, я же по наивности предположила, что ты подъезжаешь к дому? Моя вина. Согласна.

— Нет, — Гарик решительно помотал головой, — Маш, чего ты паришься, я же приехал. Просто, у меня был уборочный день.

— У тебя бывает уборочные дни? — пришла моя пора удивляться. — Убираешь урожай? С утра на страде? И сколько раз в году?

— Да, ну тебя, — Гарик стал закидывать мои вещи в машину, — раз в неделю, я обычно убираюсь. — Услышав это, я немного напряглась. Согласно моему личному опыту, все мужчины, помешанные на чистоте, были страшными педантами и пакостниками по жизни. Причем, ладно, если бы чистюля сам убирался. Обычно, чистота вокруг, достигалась различными способами терроризирования домашних. Гарик не очень соответствовал этому образу. — Нууу, — потянул он, увидев мою приподнятую бровь, — не всегда, конечно, получается. Бывает, что и пару месяцев руки не доходят. Ты же понимаешь, на работе завал, тут дела, не всегда успеешь.

— Конечно, понимаю, — с жаром подхватила я. — Оно и к лучшему, — это я пробормотала уже про себя.

После того как мы перетащили вещи в мою новую, крайне симпатичную квартирку: две комнаты, большая кухня, балкон, — обставленную практически в моем вкусе, без всяких вычурных стенок, диванов и иже с ними, мы решили это дело отметить. И Гарик предложил сходить с ним в клуб, где выступали его друзья — довольно известная рок-группа. Конечно, был вечер воскресенья, и завтра нужно было идти на работу, но отдыхать-то тоже нужно. А так как всю прошлую неделю, я пыталась въехать, что к чему, ходила, со всеми знакомилась, то хотелось каким-то образом отвлечься от работы. Поэтому я с удовольствием поддалась гариковским уговорам.

Получив массу удовольствия от самого концерта и общения с музыкантами, которые несмотря на известность оказались довольно милыми людьми, я была представлена двум вышеупомянутым особам, которые, как я уже сказала, не обращали на меня совершенно никакого внимания, полностью посвятив себя Гарику, чему он, впрочем, не противился.

Я вернулась с выпивкой, посидела для вежливости еще минут пятнадцать, а потом поняла, что устала и хочу домой.

— Гарик, я пойду, — шепнула я ему на ухо, не обращая внимание на недовольные физиономии девушек, которым явно не понравилось мое присутствие в такой близости от интересующего их объекта.

— Тебя проводить?

— Нет, я сама, — покачала я головой

— Я не знаю, — засомневался он, — мы вроде бы вместе пришли, неправильно, если ты уйдешь одна.

— Гарик, не парься.

— Может тебе машину поймать?

— Не надо, — я улыбнулась, — я пока в состоянии сама поймать машину, и вообще, я еще на метро успею. — Я пока не привыкла к тому, что я теперь девушка состоятельная, и необоснованная поездка на машине, казалось мне пустой тратой денег.

— Тогда да завтра, — кинул он мне и чмокнул в щеку

Я громко сказала "До свиданья", на которое мне ответили лишь Гарик и пара оставшихся музыкантов, и вышла в августовскую ночь. Удивительно, но даже здесь, в нескольких шагах от Кремля, можно было уловить ароматы приближающейся осени.

Несмотря на скомканное прощание, настроение у меня было довольно хорошее.

А что? Все же шло хорошо. Я переехала на отличную квартирку, у меня была высокооплачиваемая работа. Любимая или нет — это мне еще предстояло выяснить. Напарник — …Ладно, пока просто напарник.

Но он у меня был, и на том спасибо. Многие ли могут похвастаться тем, что у них есть напарник? Если они, конечно, не полицейские в американских боевиках или сторожа, работающие сутки через трое.

Я спокойно добралась до дома, но не легла спать, как собиралась, а решила опробовать на себе новые шорты, якобы для похудания, прикупленные мною по случаю тотального шоппинга. Не то, чтобы я собиралась ими пользоваться, но раз лежат, подумалось мне, надо взять. Вещь нужная — в хозяйстве всегда пригодится. С трудом втиснувшись в них, я попыталась пройтись по квартире. Палитра звуков, которые я издавала при ходьбе, поразила меня до глубины души. Это была странная смесь кваканья, чавканья и жалобных стонов. Чтобы прийти в себя, я притулилась на диванчике перед телевизором. Через пятнадцать минут мне стало скучно, и я решила прогуляться на кухню.

А прогуляться на кухню и не заглянуть в холодильник- это в принципе, абсурд.

В холодильнике я обнаружила полсникерса и решительно его сграбастав, отправилась обратно в зал. Худеть.

Доев шоколадку, я обнаружила, что морально и физически готова отойти ко сну, что с удовольствием и сделала. Правда, предварительно все-таки сняв звукоиздающие шорты.

Уже в постели, вспоминая день, я осталась довольна. Не считая провала во времени, связанного с моим напарником, день был хорош, а уж похудительные шорты в купе с остатком шоколадке — были просто божественны — поэтому я заснула в прекрасном настроении и в не менее прекрасном настроении встала. А к моменту, когда я заходила в кабинет шефа, оно (мое настроение) находилось на отметке "Как прекрасен этот мир".

— Здравствуйте, Лев Борисович — сказала я, улыбаясь во всю физиономию.

— Здравствуй, Машенька, — улыбнулся мне в ответ Лев Борисович. — Очень рад видеть тебя в прекрасном расположении духа. Приятно, когда человек радуется командировкам. Ты вещи в приемной оставила или это все?

— Это все, — машинально ответила я.

— Вот умница! А дочка моя, каждый раз с собой берет огромный чемодан. Я ей говорю, Оленька, зачем тебе такие баулы, все равно половина вещей, не нужна. Она не слушает, приезжает обратно, говорит, что я был прав, но потом история повторяется.

Пока Лев Борисович предавался воспоминаниям о своем отпрыске, я пыталась придумать, как бы потактичнее спросить, куда и зачем, собственно говоря, я еду. А главное, когда?

— Лев Борисович, а куда я еду? — потактичнее спросить не получилось.

— Как куда? — удивился шеф. — В Новосибирск

— А зачем? — пришла моя очередь удивляться. — Я что-то сделала не так, и вы решили сослать меня в Сибирь?

— Машенька, что за глупости? Подожди, — он улыбнулся, — Гарик должен был сообщить тебе, что вы летите в Новосибирск на ориентацию.

— Какую ориентацию?

— Тебе необходимы знания, чтобы ты могла нормально работать, а Гарику не мешало бы пройти переподготовку. Он тебе разве не сказал?

— Что я тебе не сказал? — легок на помине, Гарик, залетел в кабинет.

— Ничего не сказал! — возмутилась я. — Гарик, тебя обычно не заткнуть, с какого это перепою, ты совершенно забыл о нашей небольшой поездочке? Кстати, когда это счастье состоится?

— Рейс в полтретьего из Домодедово, — пожал плечами Гарик, — у тебя масса времени, чтобы собраться. Тем более, у тебя все равно еще вещи запакованы. Переложить из одной сумки в другую, дело пяти минут.

— А если я что-нибудь забуду?

— Купишь, проблем то! Ты все равно, обязательно что-нибудь забудешь, независимо от того, когда начнешь собираться, и не пытайся меня убедить, что если бы ты узнала об этом два дня назад, ты начала бы складываться. Тянула бы до последнего, и попробуй мне сказать, что это не так.

— Ну, ты мерзавец! — восхитилась я подобной наглости.

— Ребята, будьте добры, перенесите выяснения отношений за дверь, — попросил нас Лев Борисович, которому, похоже, надоело слушать наш "дружеский треп".

— Но Лев Борисович, вы слышали, он ничего мне не сказал — возмутилась я.

— Я прекрасно все слышал, но ничего страшного не произошло. У тебя действительно вполне достаточно времени, чтобы собраться. Гарик, тогда, имей совесть, отвези Машу домой. Ты-то уже собрался?

— Как сказать, — Гарик задумался. — Честно говоря, нет. Но это тоже дело пяти минут. Ладно уж, поехали, и скажи спасибо, что я такой добрый.

Я молча вышла из кабинета, даже не попрощавшись с шефом. У меня была уважительная причина. Я пребывала в состоянии аффекта, так сказать. Даже не стала орать на Гарика, по дороге домой. Мой напарник посматривал на меня с опасением в первое время, не выкину ли я чего-нибудь этакого. Он не привык, что я могу молчать больше пяти минут.

— Да ладно, чего ты дуешься, — он первым подал голос. — Может, я сюрприз хотел тебе сделать?

— Ты сделал!!! — я не знала, плакать мне или смеяться. — Тогда будь добр, объясни, какого фига мы туда едем, как надолго, и вообще, подробности не помешали бы?

— Ну, — Гарик почесал небритый подбородок со звуком, от которого меня передернуло. — Видишь ли, тебя конечно на работу взяли, однако для того, чтобы ты не висела бесполезным грузом на моей шее…

— Когда это я висела бесполезным грузом, на твоей шее? — перебила я его

— Когда набралась в прошлую пятницу.

— Мы же договорились не вспоминать об этом, и вообще у меня был повод, потому что некоторые подонки люди с подонками вампирами… — завелась я.

— Ладно все, проехали, — Гарик поспешил сменить тему. — Так вот, чтобы ты могла нормально функционировать, тебе нужны знания. Просто элементарные. Хотя бы, с какой стороны у вампиров сердце.

— А с какой стороны у них сердце? — поинтересовалась я

— С левой, но все равно, это надо знать, — ответил он. — Это, и еще целую кучу мелочей. Ты не беспокойся, там будет что-то, вроде ускоренных курсов.

— А тебя туда, зачем посылают?

— Ну, — Гарик замялся, — нам надо срабатываться с тобой.

— По-моему, мы с тобой и так сработались, — перебила я его.

— Там будет что-то типа повышение квалификации. Сама все увидишь, — он поспешил закончить с объяснениями. — И вообще, неужели ты думаешь, что пока ты будешь там развлекаться, я тут буду в одиночку горбатиться за двоих? Не на такого напала. Все. Тема закрыта.

Для словоохотливого Гарика, он закончил чересчур быстро, и я мысленно это отметила.

Приехав домой, я отправила Гарика на кухню, курить и пить чай, а сама бросилась собираться. Ездила я много, и к этому момент у меня уже выработался свой алгоритм сбора вещей.

Сначала просматривается все, что есть, отбираются все потенциально возможные вещи, которые складываются в большую кучу. Потом, эта куча проходит жесткий отбор и оттуда убираются все вещи, которые я не надевала больше года. На провокационные мысли типа: "вот, возьму и наконец-то надену" — лучше не поддаваться.

После того как куча уменьшается примерно вдвое, она просматривается еще раз, и оттуда выкладываются все вещи с формулировкой: " ведь я могу это надеть, к примеру, в случае…". Куча уменьшается еще на треть, а потом исследуется еще раз, пока там не остаются вещи, которые я "точно надену".

После финального просмотра "без этого, я не смогу обойтись", я отправилась на кухню, где застала потрясающую картину в стиле социального реализма, а именно, Гарика, вперившего в нутро моего холодильника проникновенный взгляд, явно рассчитывая чем-нибудь поживиться.

— Маш, а где у тебя еда? — он повернулся ко мне с таким жутким разочарованием, написанным на его лице, что мне стало стыдно. Ровно на три секунды. Никто его в гости не звал, и кормить не собирался.

Однако я терпеливо открыла морозилку и указала на пару пакетов с заморозками.

— Хочешь- потуши овощи.

— Но это не еда, — он выглядел по-настоящему несчастным. — Это то, что едят с едой. Где у тебя мясо?

— Извините, мистер хищник, но я мясо ем редко. Ты знаешь, кстати, что в индуизме, мясо вообще запрещено есть всем, кроме касты воинов. Говорят, оно делает человека агрессивным. Так что, вам бы, тоже желательно на морковку перейти.

— Мне плевать, что там жрут люди, которые гадят прямо на улицах. Гадят, гадят, я был в Дели, сам видел. Это раз. Между прочим, кто я, как не воин. Это два. И три, с такой философией, тебя ни один нормальный мужик замуж не возьмет. Даже я.

Пока я стояла и хлопала глазами от возмущения, Гарик устроил серьезную ревизию всем амбарам и сусекам моей кухни, и в конце концов издал вопль радости. Каким-то непонятным для меня образом, в одном из шкафчиков, обнаружилась банка тушенки. Наверное, осталась от прежних хозяев.

Он не стал прислушиваться к моим попыткам воззвать к его милосердию, доказывая, что он собирается есть куски мертвого мяса. Да нет, я мясо тоже ем, просто хотелось попортить ему аппетит. Однако, мои попытки остановить акт чревоугодия на моей кухне, оказались совершенно бесплодными.

— Машенька, радость моя, согласись, гораздо хуже было, если бы я ел куски живого мяса, которые бы трепыхались и пытались убежать. Подумай только, заляпали бы кровью всю квартиру… — я не стала дослушивать фантазии одинокого голодного мужчины, и налив себе чая, вернулась в комнату, где в сердцах прошерстила кучу с вещами еще один раз. Выжившие в неумолимой борьбе со мной вещи, были сложены в сумку. На все действо, включая душеспасительную беседу с оглодавшим пожирателем говяжьей плоти, ушло не больше сорока пяти минут.

Вернувшись на кухню, я обнаружила довольного Гарика, курящего сигарету и горку посуды в раковине, которая напомнила мне, что я все еще не завтракала, а время перевалило за одиннадцать.

Однако, когда я открыла холодильник, то поняла, что кто-то аккуратно выел его изнутри.

— Гарик, что ты сделал? — я была шокирована. — Ты все сожрал!

— Ой, Маш, да ладно тебе, было бы что жрать, — ответил он, как ни в чем не бывало, — и потом неправда, не все. Я тебе кефирчику оставил. Немножко. И вообще, ты мне спасибо должна сказать. Я тебе помог, съел все самое калорийное.

— Откуда ж, ты такой заботливый взялся на мою голову? — простонала я

— Да ладно, — фыркнул Гарик, — ты собралась? — я кивнула. — Тогда поехали ко мне. У нас есть еще время до вылета. Я пока соберусь, а ты успеешь что-нибудь приготовить нам пожрать.

Этот человек решительно бил все рекорды, в который раз у меня просто не нашлось слов, и я молча наблюдала, как Гарик взял мою сумку, и покинул вместе с ней мою новую обитель.

Я проверила газ, утюг, в общем, все, что принято проверять в случае, когда вы покидаете свою квартиру надолго. В последний момент успела схватить зубную щетку, и поспешила вниз, вслед за Гариком.

Гарик жил на Проспекте Мира. И пока мы ехали, он читал мне внушительную лекцию на тему: "если вы сами жрете всякую гадость-это ваше личное дело, но твой долг и прямая обязанность, иметь в холодильнике пару кусков мяса и сковороду жареной картошки".

— Ага, и еще торт со взбитыми сливками, — вздохнула я.

— Давай, язви, язви. Сейчас, мы приедем, и я тебя покормлю. Тогда ты поймешь, что значит настоящая человеческая еда.

— Жду, не дождусь.

Квартира у Гарика оказалась большая и светлая. И там было… чисто. Гораздо чище, чем в моем собственном жилье.

— Потому, что я вчера переехала, а он вчера убирался, — успокоила я себя.

— Слушай, а мы на самолет не опоздаем? — спросила я у Гарика, который порхал от холодильника к плите.

— Неа, все равно он без нас не улетит, — пожал плечами Гарик.

— Мы, что типа ВИП-персоны?

— Угу, — кивнул он, — но мы не будем этим пользоваться. Мы же хорошие ребята. Не будем заставлять самолет ждать. Все, давай поедим, потом я быстро соберусь, и поедем.

— Гарик, — я посмотрела на пластмассовые контейнеры, которые он выставлял на стол. — Ты же только, что у меня всю еду съел.

— Маш, я перекусил, а перед полетом надо хорошо пожрать. Кто его знает, когда удастся поесть в следующий раз, а питаться в ресторанах при аэропортах, это простите не по мне.

— Ой-ой-ой, какие мы нежные, — начала было я, но потом с удивлением уставилась на процесс поедания пищи моим напарником.

Создалось впечатление, что им овладела равнодушная ненависть к еде. Как у профессиональных убийц, которые не питают ненависти к своим жертвам, просто, это их работа. Именно это сравнение промелькнуло у меня в голове, когда я увидела, как вокруг меня стала исчезать продукты. Я поняла, что если хочу, чтобы мне что-то обломилось — надо поспешить, и добыть себе пищи. К счастью, это оказалось не сложно. Гарик, конечно, поворчал, что кто-то слишком много ест, после того как я утащила последний кусок сыра у него перед носом, но в целом вел себя очень прилично. Через десять минут, он откинулся на спинку стула, блаженно похлопывая себя по пузу.

— Отлично, ты пока помой посуду, а я соберу вещи.

Я была в таком шоке от этого заявления, что молча встала и помыла посуду. Гарик же, все это время метался по квартире и время от времени ругался матом, из чего, я сделала вывод, что, несмотря на внешнюю прибранность, он тоже не особо в курсе, где и что у него лежит.

Однако, очень скоро он нарисовался рядом со мной и раковиной, одобрительно хмыкнул, увидев вымытую посуду, чмокнул меня в макушку и снова исчез.

Через три минуты донесся его возмущенный рев из прихожей.

— Ну, что ты там застряла? Мы же опаздываем!!!

Чтобы не убить Гарика, мне вновь пришлось заткнуться и молчать вплоть до посадки в самолет, отделываясь ничего не значащими междометиями. Я подумала, что если все будет продолжаться в таком духе, к концу этого года, я смело могу идти в монастырь к каким-нибудь буддийским монахам-молчальникам.

Мы быстро доехали до Домодедово, благо Жанночка позволила нам миновать все пробки. И даже не опоздали не регистрацию.

Мне пришлось приложить определенные усилия, чтобы не дать Гарику прорваться в магазины Duty-free.Они желали затариться текилкой на дорожку. К счастью, эти магазины не были предназначены для пассажиров внутренних рейсов, поэтому в целом полет прошел успешно, и в 21.20 по местному времени, которое опережает человеческое московское, ровно на три часа, мы приземлились в Толмачево — аэропорту славного города Новосибирска, в котором я никогда не была.

Пока Гарик тащил сумки, я нашла табличку с нашими фамилиями в руках у симпатичного пожилого дяденьки, который оказался водителем чистенькой и вполне вместительной иномарки.

Гарик плюхнулся на сиденье рядом с водителем, и следующий час пока мы ехали из аэропорта на небольшую турбазу, которая располагалась рядом с Академгородком (эта все, что мне удалось выкачать из водителя), посвятил обсуждению областных проблем с местным жителем.

Дяденька-водитель был рад поговорить и пожаловаться на свою жизнь. Все было как всегда: низкие зарплаты, высокие цены, плохие дороги, дорогой бензин, оборзевшая милиция — и я задремала под монотонный гул колес, изредка прерываемые возмущенными вскриками своего напарника, который был согласен со всем вышеперечисленным. Правда, в этот список он добавил немало новых пунктов.

Наконец, мы заехали в большие железные ворота и подъехали к небольшому зданию.

Мы выгрузились и поднялись по ступенькам в просторную залу. Внутри было пусто, но кругом были расклеены указующие стрелочки и мы последовали за ними.

Стрелочки провели нас в маленький кабинет, где за компьютером сидела кудрявая девушка в очках, примерно моего возраста. Она умудрялась одновременно говорить по двум телефонам и еще что-то набивать в компьютер. Увидев нас, она кивнула, указала на кресла и вернулась к разговору, не обращая на нас больше никакого внимания.

— Что-то не очень мне тут нравится, — проворчал Гарик мне на ухо. Я не могла с ним не согласиться. Девушка могла бы изобразить хоть какое-то приветливое выражение на лице. Но я не стала делать скоропалительных выводов, а посмотрела в окошко. Отсюда было виден ряд небольших деревянных домиков разбросанных недалеко друг от друга. Слева от дома было большое каменное здание, которое я идентифицировала как столовую, чуть правее…

— Здравствуйте! — девушка наконец положила трубки и встала из-за стола. — Молодцы, что приехали. Простите, я с этим заездом ужасно занята, не могу даже толком поздороваться. Значит вы москвичи, да? Вы, должно быть, Игорь Долинский. Много наслышана о вас и о вашей работе, я… — тут вновь раздался телефонный звонок и девушка, сделав извиняющийся жест, взяла трубку.

— А может быть и ничего девушка. Действительно, занята все-таки, — шепнул мне Гарик. Я улыбнулась.

— Извините, — девушка вновь вернулась к нам. — О чем это я? Ах да, Долинский. Да, Игорь, много наслышана, и по правде говоря, мне непонятно, почему вы у нас появились только сейчас. После вашего весеннего провала, вы должны были быть здесь, как минимум пару месяцев назад. Ну, да ладно. Это ваши внутриведомственные дела. Вы должно быть новенькая, Маша?

— Да.

— Замечательно, ваш домик, номер семь- вот ключи. Он довольно близко, отсюда по тропинке, третий домик слева. Вас проводить?

— Нет, сами найдем, — довольно резко ответил Гарик.

— Отлично, — девушка как будто бы не замечала гариковской грубости. — Кстати, меня зовут Ольга. Да, возьмите, — она протянула нам синие папки. — Здесь расписание, памятки и куча другой полезной информации. Вам может быть интересно почитать, — она обратилась ко мне. — Впрочем, вам Игорь, скорее всего тоже. Вы уверены, что вас не надо провожать?

— Разберемся, — буркнул Гарик и с энергией маленького бульдозера, выпихал меня на улицу.

— Знаешь, — сказал он, поставив сумки на землю и осматриваясь. — Все-таки в начале, я был прав. Эта мадама мне совершенно не нравится.

Пока я смеялась, Гарик пошел по асфальтированной дорожке и спустя пару-тройку минут, мы очутились перед небольшим симпатичным одноэтажным деревянным домиком.

— Вот тут мы будем с тобой жить, — сказал Гарик, занося внутрь вещи.

— Подожди, — до меня вдруг дошло. — Мы, что, будем жить вместе? В одном помещении?

— А что тебя так пугает? — Гарик развалился в ближайшем кресле и закурил. — Не боись, я носки не разбрасываю.

— Зато я разбрасываю, — мрачно произнесла я. Перспектива совместного проживания с напарником меня совершенно не радовала. — Тогда, Гарик, давай установим правило номер один. В доме не курить.

— А где же мне курить? — возмутился он.

— На улице. Благо август на дворе и ночи пока еще теплые.

— Маша, мы в Сибири. Здесь не может быть теплых ночей, — начал доказывать он. — И почему это я должен курить на улице, если я хочу курить в доме?

— Потому, что… потому, что я так сказала.

— Знаешь, — он встал, с удовольствием потягиваясь. — Из тебя выйдет отвратительная жена. Просто ужасная.

— Я знаю, — согласилась я. — Поэтому я не собираюсь никого мучить и замуж не пойду.

— Слууууушай, — он развернулся ко мне, — тебе же предоставляется уникальный шанс пройти курс " как стать идеальной девушкой" и я могу, заметь бесплатно, его тебе провести. Итак, мое правило номер один. Позволь мужчине делать все так, как он хочет.

— Если он будет делать все, так как хочет — он схлопочет, — огрызнулась я в ответ. И силком вытолкнула его на веранду, где стояли два очаровательных креслица и небольшой столик с пепельницей.

— Ладно, — сказал Гарик, рухнув в одно из кресел, чуть не сломав его. — Здесь хорошо. Так что в доме курить не буду. Но не потому, что ты мне так сказала, — поспешил добавить он, — просто мне здесь больше нравится.

— Как скажешь, дорогой.

Оставив этого остолопа на веранде (на первых порах, я пыталась избежать грубостей), я взяла свою сумку и поволокла ее, поспешив выбрать себе комнату. Домик был небольшим, но комфортным. Там было две комнаты, что-то вроде зала, небольшая кухонька и слава Богу, туалет отдельно от ванной. Перспектива оббивать порог комнаты, когда кто-то принимает душ, а тебя приспичило, меня бы совершенно не радовала. Конечно вокруг лес, но все-таки…

Но это было лирическим отступлением, во время которого я выбрала себе дальнюю комнату с симпатичной кроваткой и небольшим шкафом. Сделав свой выбор, я поспешила разложить вещи. И как оказалось чуть позже, была права. Гарик, еще не заходя в комнату, заявил права на данную жилплощадь, и мне, лишь ценой невероятных усилий удалось удержать захваченную территорию на правах первопроходца. Я акцентировала его внимание на близости его комнаты к двери, приспичит покурить — меньше идти, и на размер кровати- там стояла более широкая, а главное длинная кровать, что было довольно актуальным, учитывая немаленький гариковский рост.

В конце концов, Гарик согласился, и пошел раскладывать свои вещи, а я взяла в руки папку, которую нам выдала Ольга.

Внутри лежало то, что обычно лежит в таких папочках. Большая общая тетрадь, пара ручек. Правда, присутствие аптечки заставило меня немного напрячься. На самом дне, также обнаружился листочек с приветственной речью.

Гласил он примерно следующее:

Уважаемый курсант. Поздравляем вас с тем, что вы попали на эту программу. Прежде всего, необходимо напомнить о высоком уровне секретности относительно всего, что будет происходить в течение всего периода обучения. Вам категорически запрещается обсуждать любые подробности за пределами тренировочной базы. Не рекомендуется также обсуждать подробности происходящего с кем-либо, кроме ваших напарников.

Занятия будут начинаться ровно в десять часов. Опоздания недопустимы. В случае изменения расписания или переносе занятий на более ранее время, вы будете проинформированы дополнительно.

Я вздохнула. Десять часов по-местному- это семь утра по московскому. Куда уж раньше? Я вернулась к чтению

Ваше обучение будет разбито на блоки. Вся утренняя часть будет посвящена теоретической части. Программы и необходимую литературу, вам выдадут на первом занятии. После обеда, ваши занятия будут проходить в спортивном зале, либо на специальных тренажерах. После ужина, будут дополнительные теоретические занятия.

Завтрак, обед и ужин будет проходить в первом строении, там же располагается спортивный зал. Теоретические занятия проходят либо в административном здании, либо согласно пожеланиям ваших преподавателей.

Более подробный инструктаж, вы получите непосредственно от ваших координаторов.

На следующий день после вашего приезда, Вам следует подойти к первому строению в 9.00. Ваш координатор Ольга, ответит на все интересующие вопросы.

Желаем вам плодотворной учебы.

С уважением,

Администрация.

Я задумалась. В интересное местечко я попала.

— Пошли, покурим? — в комнате нарисовался Гарик. — Ну, как тебе? — он увидел разложенную на столе инструкцию.

— Гарик Поттер, ты куда меня привез? Это что за учреждение такое? Ты здесь был раньше?

— Ладно тебе, тут очень неплохо, — Гарик присел на кровать. — Я тут бывал пару раз по работе, но вообще таких вот «школ» по миру раскидано достаточно. В этот раз нас сюда послали. Не парься, Маш, все будет нормально.

Оставалось поверить Гарику на слово, но почему-то мне категорически не хотелось этого делать.

Я посмотрела на часы. Они показывали двадцать три часа. Значит, в Москве было восемь вечера. Рановато конечно для боковой, но мысль о том, что завтра нужно будет вставать в шесть утра по Москве стимулировала к подобным действиям, так что, я испробовав душ, который оказался вполне сносным, и, переодевшись в пижаму завалилась спать.

Гарик на мое "спокойной ночи" ответил что-то неразборчивое, потом добавил, что ему необходимо все здесь разведать. Короче, отыскать приключений на свою задницу, — отметила я про себя. Через пятнадцать минут хлопнула дверь и Гарик растворился в темноте августовской ночи. Нашел ли он приключений на свои ягодичные мышцы или нет, я не знаю, так как заснула и не слышала, когда он вернулся.

Утром меня ждало два неприятных сюрприза. Во-первых, я забыла насколько это отвратительно вставать рано утром, а во-вторых как неприятно вставать и собираться с кем-то в одно время. Я была так сильно не в духе, что пару раз рявкнула на Гарика, который курсировал в трусах из ванной в комнату.

Господи, как же это ужасно, стоять в ванной комнате и пытаться сделать невозможное: чистить зубы и при этом не смотреть в зеркало. А взгляд между тем, так и норовит поймать свое отражение, кое являет собой опухшее, злобное взъерошенное существо, чей облик совершенно не поднимает настроения, если не сказать наоборот. Прибавьте к этому, то, что под дверью ноют, что-то типа " Маша, я не понимаю, чем ты там занимаешься. Сколько, в конце концов, можно чистить зубы?!" И картина моего утреннего состояния будет полностью закончена.

Но, несмотря на пространственно-временные разногласия, мы все-таки закончили свой совместный утренний туалет, и нахохлившись, вынырнули в утро. Было по-раннему холодно, и мы, почти бегом, добрались до первого строения. В холле было людно, кроме нас, там уже было человек двадцать.

Мы нашли местечко на близстоящем диване и плюхнулись на него. Народ вокруг держался парами, из чего я сделала вывод, что тут точно такие же «экипажи». Правда, смешанных было всего три пары, не считая нас. Остальные были либо чисто мужскими, либо чисто женскими. Народ тихо переговаривался и ждал действа, которое не заставило себя ждать.

В зал зашла наша вчерашняя знакомая Ольга, она пару раз кашлянула, призывая всех к вниманию.

— Доброе всем утро, — сказала она, игнорируя многочисленные замечания о разнице во времени. — Понимаю, кто-то не выспался, но надо привыкать. Что я вам могу точно обещать, что за ближайшие пару недель, что-что, а высыпаться вы не будете. Может быть, вас утешит мысль, что мы тоже не высыпались последний месяц, так как готовились к этим курсам, — пошутила она в ответ на стоны из разных углов, в том числе и нашего. — Значит, вы распределены по группам согласно вашему уровню. Каждая группа будет заниматься отдельно друг от друга. При необходимости, учитывая ваши личные дела, возможно после основного курса, кое- кому придется остаться на дополнительные занятия. Но все это будет зависеть от того, насколько успешно у вас будет идти обучение. Распорядок будет такой. Вы получаете теорию, совместно с практикой. Потом каждый сдает зачет. У новичков будет одно финальное задание на основе полученной вами теории, у других уровней зачетов будет больше. Не забывайте, что от того, какие результаты вы покажете, во многом зависит скорость вашего карьерного роста. Мы обработали ваши личные дела и анкеты, чтобы распределить вас по группам. Вас двадцать экипажей- сорок человек. У нас получилось пять групп. Я буду называть фамилии, вы подходите, забираете каждый свою папку. Цвет папки соответствует вашей группе. Внутри ваше расписание, список рекомендованной литературы, и остальные мелочи, которые могут быть вам полезны. Библиотека находится в административном здании, она к вашим услугам, точно так же как и наш кинофонд. Завтракаем, обедаем и ужинаем, мы в этом здании. Есть вопросы?

— Выходные будут? — спросил невысокий парень, сидящий слева от нас.

— Думаю, устроим, но не раньше чем через неделю. А что вы хотели? — Ольга посмотрела на недовольные лица. — Ребята, вы забыли что вам за то, что вы здесь, еще и деньги платят?

— Правда? — обрадовалась я. Моя радость не укрылась от ближайших соседей и народ заулыбался.

— Если будут возникать вопросы, то вы сможете найти меня либо в административном здании, либо у себя на занятиях. Помните о дисциплине. Еще раз напоминаю, о том, что опоздания недопустимы, и о необходимости соблюдать самый строгий уровень секретности. И вот еще что. Понимаю, что большая нагрузка, кто-нибудь обязательно захочет расслабиться. Ради Бога, расслабляйтесь как хотите, — народ одобрительно зашумел. — Но, если из — за чрезмерной релаксации кто-нибудь пропустит занятия, то нам придется принимать жесткие меры. В принципе все. Забираете папки- идете завтракать. В десять часов, все должны быть у себя в классах или там, где они должны быть. Вся информация внутри.

Дальше началась банальная перекличка. Ничего особенного. Правда, мне послышалось как шепоток пробежал по всему помещению, когда произнесли фамилию Гарика, но мне вполне могло показаться.

Чуть позже, мы направились в столовую, с папками под мышкой. Столовая оказалось небольшим помещением, в котором помимо стойки раздачи, стояли небольшие деревянные столики на четыре человека. Все было очень чистенько и цивильно.

С нами за стол сели две симпатичные девушки, поэтому за завтраком мне обломилось чудесное реалити-шоу "Гарик в действии". Но девицы реагировали на гариковский флирт довольно вяло, возможно, из-за времени суток. Все-таки было очень рано. Но это был хоть какой-то задел на будущее, потому мы все — Гарик, девушки и я, остались довольны.

Согласно расписанию, вложенному внутрь папки, мое первое занятие проходило в этом же здании, в классе номер три.

Когда я зашла, в аудитории уже сидело восемь человек. Поэтому я направилась к единственному пустому столу в углу и приготовилась ждать.

Спустя несколько минут, в комнату ворвались уже знакомая нам Ольга, молодой человек чуть за тридцать, и девушка того же возраста. Парень был высок, широкоплеч, и весьма красив. Нарочитая небрежность в одежде придавали ему лишь дополнительный шарм. Девушка же, наоборот, была одета с иголочки, причем одного взгляда хватало, чтобы понять, что на этой иголочке был оттиск какого-нибудь очень известного дома моды.

— Так как вы у нас новички, мы решили заняться вами попристальнее. Итак, сколько вас? — Ольга взглядом обвела комнату пересчитывая нас. — Девять, все правильно. Довольно много. Обычно бывает меньше. Ничего, думаю, мы справимся, — она улыбнулась. — Еще раз хотелось бы напомнить вам, что категорически не поощряется обсуждать все, что здесь происходит с кем-либо, кроме ваших напарников. Конечно, можете обмениваться мнениями по каким-то вопросам между собой, и информацией, которая, может быть полезна, но старайтесь поменьше болтать. Привыкайте. Вам пригодится это качество в вашей дальнейшей работе, — поспешила добавить она. — Теперь позвольте мне, представить ваших преподавателей, которые будут вести у вас теоретическую часть. Знакомьтесь, Эдмунд и Эвелина.

Ее спутники улыбнулись и кивнули. Но мне все было ясно. Даже без странных имен, одного взгляда на их сногсшибательную внешность хватало, чтобы понять, кем являются мои новые знакомые.

— Вампиры, — вздохнула я

— Кто? — крохотная девушка рядом со мной, подскочила на своем месте и посмотрела на меня с ужасом.

— Вампиры, — пожала плечами я. — Вы что, не видели их раньше?

— Нет, — девочка покачала головой, — в нашем городе их почти нет. У нас работает один, но я с ним еще не встречалась.

— А вы откуда?

— Из Липецка.

— Везет вам в Липецке, — пробурчала я, но заметила, что на меня смотрят и замолчала, вперив взгляд в своих будущих преподавателей.

— Я ваши фокусы знаю, — пробормотала я про себя. — Давайте, начинайте воздействовать на глупых людишек. — Я была готова ко всему, поэтому белозубая улыбка Эдмунда, с которой он поприветствовал всех присутствующих, и которая произвела неизгладимое впечатление на всю женскую половину,(а девочек было пятеро, не считая меня), не вызвала у меня ничего, кроме раздражения.

— Ребята будут читать вам теорию и вести часть практических занятий. Ладно, дам возможность вашим преподавателям все сказать самим. Счастливо, — наш координатор выскользнула за дверь, оставив меня наедине с вампирами. Конечно, там было еще восемь человек. Но у меня было ощущения, что я осталась один на один.

— Очень рада вас видеть. У нас никогда еще не было столько новичков за один раз, правда, Эдмунд? Не пугайтесь, мы будем учитывать, что вы все-таки новенькие, хотя работать будем много. Постараемся, чтобы вам было интересно. Обычно у нас занятия ведутся в группах не больше четырех-пяти человек, поэтому, вам необходимо разделиться. Основная теория будет вычитываться всем вместе, а семинары и практические задания будем проводить каждый в своей группе. Разделимся мы по очень простому принципу. Вы сами решаете, кто у кого хочет заниматься. Берете листочки и пишете наши имена, свою фамилию и отдаете листы нам. После этого мы делимся на группы, и никто ничего не будет менять. Поэтому хорошенько подумайте, прислушайтесь к своей интуиции, с кем, как вам кажется, вы достигнете наилучших успехов? Всем все ясно? У вас минута на размышления.

— Почему так мало? — спросила одна из девочек

— Успешность вашей работы во многом зависит от того, насколько быстро вы принимаете решение. Так что, привыкайте. Кстати, у вас осталось тридцать секунд, — после этого, все судорожно начали что-то черкать на своих листочках.

Ничего удивительного не произошло, подумалось мне, когда нас попросили разойтись по группам. Слева-те, кто написал Эвелина, справа — Эдмунд.

Я оказалась белой вороной среди троих парней, которые с огромным энтузиазмом взирали на вампиршу.

— Интересно, — девушка подошла к нам. — Вы уверены? — спросила она меня.

— Абсолютно, — я с улыбкой посматривала на девчачью группу.

— Вы не переменили решение в последний момент? Можно посмотреть ваш листок?

— Пожалуйста, — я протянула ей листик с ее именем.

— Интересно, — повторила Эвелина. — Ну, хорошо. Сейчас у нас с вами будет общая лекция. Минутку, я принесу материал. Можете рассаживаться по своим местам.

Я направилась к себе в угол, и раскрыв тетрадку, стала рисовать внутри что-то дурацкое, типа гробиков и крестиков. Хотелось нарисовать пару осиновых колов, но учитывая обстановку, мне показалось это немного нетактичным.

— Простите, я могу узнать ваше имя? — кто-то склонился надо мной, опираясь руками на мой стол.

— Маша, — я подняла голову. Конечно! Кто же еще?! Эдмунд. Вампиры бьют тревогу. Нас кто-то проигнорировал!

— Маша, вы уверены, что хотите остаться с Эвелиной? — он наклонился еще ниже и на меня пахнуло, чем-то горьковатым и ужасно дорогим.

— Уверена, — буду честной, мне понадобилось секунд пять, чтобы придти в себя и ответить. Но мое краткое помешательство разозлило меня. — Еще вопросы? — довольно грубо спросила я.

— Все в порядке? — Эвелина зашла в комнату, держа в руках стопку листов.

— Да, — Эдмунд отошел к доске, а я успела поймать краем глаза завистливые взгляды девочек.

— Хорошо, начнем лекцию, — кивнула Эвелина. — Еще раз, меня зовут Эвелина, можете звать меня Линой, а это Эдмунд или Эд. С каждым из вас, мы обязательно познакомимся поближе. Особенно в группах. Занятия будут строиться следующим образом. Мы будем начитывать вам теоретический материал, давать домашнее задание почитать кое-что, будем рассматривать варианты действия в определенных ситуациях, а вечером, после ужина, будем смотреть фильмы. Да? — она посмотрела на парня, который поднял руку

— А какие фильмы? — поинтересовался тот.

— Фильмы, после просмотра которых, могут возникать инциденты, решение которых непосредственно связано с деятельностью нашей организации. Гарри Поттер, Ночной дозор, Дракула Брэма Стокера, Блейд, и там решим, что еще

— Да ну, я их все смотрела, — разочарованно вздохнула ярко накрашенная блондинка.

— Я думаю, что большинство здесь, их смотрели. Вы смотрели их просто как фильмы. Хорошие или плохие, это другой вопрос. Но вы явно не держали в фокусе, к каким последствиям может привести тот или иной факт, показанный режиссером. Итак, наша первая тема — вампиры. А кто вам лучше расскажет о вампирах, чем сами вампиры.

После этих слов, кое-кто вздрогнул, и почти все начали оборачиваться, словно ожидая, что из-под шкафа сейчас выползет какой-нибудь вурдалак. И только я, сидела за столом, спокойно скрестив руки на груди и всем своим видом демонстрируя полное безразличие.

— А что вы засуетились? Вампиры, вот они здесь. Мы- вампиры- улыбнулся Эдмунд, и женская половина вроде бы расслабилась. — Но не надо думать, что мы сейчас на вас кинемся, и будем пить вашу кровь. Вам не светит стать вампирами и совершенно нечего опасаться. Знаете почему?

Все растерянно смотрели друг на друга. Нет, они не знали. Что за идиотизм, задавать такие вопросы людям, которые и вампиров-то раньше не видели?

— Кто догадается? Давайте смелее, хотя бы какие-нибудь предположения, — подбодрила всех Лина. — Почему вампиры не опасны для вас? Ну? — народ безмолвствовал.

— Потому, что у вас не сезон? — предположила девочка, которая сидела рядом со мной. Над этим смеялись мы трое. Вампиры и я.

— Вы уже позавтракали?

— Вам запрещено, — предположения начали сыпаться одно смелее другого. И тут пришла очередь блеснуть мне. Вообще-то, я собиралась отмалчиваться и не показывать этим вампирам, что я в курсе. Я честно решила не высовываться. Но я же не могу промолчать, когда что-то знаю. Искушение было сильнее меня, и я медленно подняла руку.

— Да? — обратилась ко мне Эвелина.

— Вампир в принципе опасен для человека, только если выпьет слишком много крови. Сам укус вампира для человека не опасен, потому что не делает его вампиром. Стать вампиром можно только с согласия другого вампира. Родители обычно специальным укусом запускают механизм нестарения у детей, но сами при этом умирают. Поэтому популяция вампиров четко регулируется, — произнесла я знания, переданные мне моим напарником, правда в несколько другой манере.

— Отлично, — улыбнулся Эдмунд, — откуда вы это знаете?

— Напарник рассказал, — буркнула я.

— А кто ваш напарник, напомните.

— Игорь Долинский.

— А, Гарик, как он? Отошел после весеннего?

— Почему бы вам не спросить у него самого, я не в курсе, мы работаем пару недель, — что-то в моем тоне заставило вампиров перестать интересоваться делами Гарика.

— Да, как правильно сказала Маша….- дальше началась обычная лекция, коих я в своей жизни выслушала немало, и даже, как-то, несколько довелось прочитать самой.

Я узнала кучу всего интересного про вампиров. Можно сказать, вампирский Ветхий Завет из серии, Авраам породила Исаака, или, кого он там еще породил? В общем, все в таком роде.

Через полтора часа мы сделали небольшой перерыв, а потом начали опять.

Информации было море, и вся она была крайне полезной. В первую очередь, я узнала, что кровь — необходима вампирам, потому их обмен веществ был организован специальным образом. Проще говоря, организм не вырабатывал какого-то вещества, которое они могли получить только из крови. Как инсулин для диабетиков. Если вампир не получал дозу в течение определенного периода (для каждого показатель критического времени был индивидуален), то в организме начинались необратимые изменения, которые в конце концов приводили к смерти. Было еще множество всяких нужных и не очень, но интересных фактов. Особенно мне запомнился конец занятия.

— Последнее, о чем мы вам сегодня расскажем- об уникальной способности вампиров воздействовать на людей. Посмотрите. Почему вы разделились по группам таким образом. Девочки к Эдмунду, а мальчики ко мне. За исключением Маши, — поправилась Лина, — но это особый случай. Дело в том… — и дальше началась уже знакомая мне байда про то, что вампиры чрезвычайно привлекательны для людей. — Отличным примером влияния вампиров на людей является так называемый поцелуй страсти, — я вздрогнула и похоже это не укрылось от взгляда Эдмунда, — Целуя человека особым образом, или когда он пьет кровь, у вампиров резко повышается концентрация феромонов. В этом случае, ни один человек, ну, практически ни один, не сможет устоять и сказать вампиру нет. Впрочем, среди вампиров использование подобного поцелуя считается неэтичным. На сегодня все. Почитайте до завтра Новеллы Проспера Меримэ. Книги, вы можете взять в библиотеке, а мы увидимся с вами сегодня, в полседьмого, после ужина. До встречи. Можете идти обедать.

В столовой было совсем пусто. Похоже, мы были первые, кого отпустили, поэтому я могла спокойно найти себе место, и как обычно притулилась в самом углу, возле окошка. Я сегодня много услышала, и мне нужно было переварить всю информацию. Ковыряясь вилкой в салате, я поняла насколько бесценной, стала для меня неделя испытательного срока. Большая часть моих одногруппников увидели вампиров в первый раз и вообще не имели представления, зачем им нужны были все эти многочисленные факты. Но я то понимала, что в работе без них не обойтись, поэтому запоминалось все в момент. Знания, которые мы можем применить на практике, вообще, легче запоминаются.

— У вас здесь свободно? — раздался низкий голос, и я с трудом поборола желание резко ответить «нет».

— Вообще-то я жду своего напарника, — я посмотрела Эдмунду прямо в глаза.

— Но он же может сесть рядом с вами, правда? — я пожала плечами и вернулась к созерцанию своей тарелки. Больше Эдмунд активности не проявлял.

К счастью, через пару минут столовая наполнилась людьми, и почти сразу же, рядом со мной, плюхнулся Гарик.

— Здорово, Эдди, — он пожал руку вампиру. — Давно не виделись, как ты? У этих читаешь? — он кивнул в мою сторону. — Теоретические основы? Как тебе моя напарница? — все это он умудрился выпалить в течение десяти секунд, при этом еще пару раз чего-то засунуть в рот.

— Здравствуй, Гарик, — улыбнулся Эдмунд, — действительно давно не виделись. Дела нормально. Читаю основы теории. Твоя напарница замечательная. Она очень много знает о вампирах. Неожиданно много, — сказал он после небольшой паузы.

— Ну, еще бы ей не знать, — хмыкнул Гарик, — ведь… Ой, бл..- он замолчал под моим свирепым взглядом. Не уверена, что именно сделало свое дело, взгляд или мой неслабый пинок. Он кашлянул и продолжил:

— Ведь она со мной две недели отработала, я уже многому успел ее научить.

— Понятно, — Эдмунд заметил нашу возню под столом, но ничего не сказал. — Как сам? Пришел в себя после весеннего?

— Кхи, кхм, — Гарик закашлялся так сильно, что мне пришлось постучать его по спине. Боюсь, я использовала для этого чуточку больше усилий, чем это уместно в данном случае. — Все нормально. Не будем вспоминать об этом. — Остаток обеда прошел в милом трепе, не затрагивающем особо болезненные темы ни для меня, ни для Гарика. А все-таки, интересно, что случилось весной?

После обеда, у меня оставалось еще несколько минут, чтобы перекинуться парой слов с напарником.

— Как ты? — он озабочено посмотрел на меня. — Что у вас там произошло, что Эдмунд, так заинтересовался, общалась ли ты с вампирами раньше. — Я ему объяснила.

— Да ладно, Маш, ничего страшного, так получилось, чего б тебе не рассказать об этом, ребята поймут.

— Нет, Гарик, я ничего не скажу, а если расскажешь ты, то…

— Ладно, не спорю, не хочешь, не говори. Твое дело.

— Слушай, Игорь, а что там у тебя весной случилось, чего это все спрашивают?

— Так, — тон Гарика резко переменился, — я молчу про вампиров, ты не задаешь мне лишних вопросов. Понятно?

Я кивнула и пошла переодеваться в спортивный костюм для второго занятия, которое должно было проходить в спортивном зале.

Встретил нас невысокий, но очень широкий дяденька в белом кимоно, который посмотрел на нас исподлобья и велел построиться в шеренгу.

— Добрый день, — сказал он низким голосом. — Меня зовут Александр Иванович. Вы меня можете звать меня либо Александр, либо Александр Иванович, либо тренер, понятно? У всех был опыт занятий единоборствами? Не у всех? — три человека из нашей группы отрицательно покачали головами. — Это не страшно, — успокаивающе произнес он. — Все равно, занятия будут для вас полезны. Я не смогу научить вас каким-то приемам, да это и не нужно. Вас взяли на работу не за то, что вы умеете махать кулаками, главное, что вы должны понять — что такое дисциплина. И еще кое-какие вещи. Какие именно, для каждого мы выясним отдельно, и чуточку позже. А теперь, первое правило, когда я говорю, то смотреть нужно на меня, — гаркнули у меня над ухом. Пока тренер толкал вступительную речь, я высматривала народ, который занимался на другой половине зала, в надежде обнаружить там Гарика

— Кажется команды «вольно» не было, — тренер не повысил голоса, но я поежилась

— Кажется команды смирно тоже не давали, — к своему удивлению, ответила я

— Двадцать на пресс, — бросил тренер.

— Но тренер, я только…

— Тридцать.

— Но, я ведь хотела, просто…

— Сорок.

— Ладно. Достаточно.

— Пятьдесят, и не «ладно», а, "да, тренер".

— Да тренер, — я покорно легла на пол и начал качать пресс.

Наверное большинству такое обращение может показаться бесчеловечным, но я не считала, что со мной обошлись нечестно. Так как я начала заниматься карате с тринадцати лет, то к подобной дисциплине, не просто привыкла, но считала ее само собой разумеющейся. Тренер сказал — будь добр сделай. Поэтому, я тихо себе качала пресс, радуясь в душе, что не заставили отжиматься.

Пока я пыхтела и пыталась сачковать, считая через один, народ начал разминаться. Я закончила и присоединилась ко всем. После разминки нам велели разбиться на пары, и я постаралась встать напротив крепкого мальчика, не желая никого случайно покалечить.

— Замечательно, — одобрительно кивнул тренер, — задание следующее. Моделируем ситуацию реального боя. Те, кто стоят слева — будут нападать, те кто стоят справа — защищаются. Повторяю, ситуация реального боя — полный контакт, в полную силу. Те на кого нападают- уклоняются и если получится, атакуют. У вас есть тридцать секунд, чтобы сообразить, что вам делать. Еще раз повторю. Вы бьете со всей силы. Не сдерживайтесь, независимо от того, кто ваш партнер, вы должны ррраз и ударить. Начали.

"Ррраз и ударить", сказал он. Мой партнер меня рраз и ударил. Причем в полную силу. Причем ногой. Причем по голове. Сказать, что я не ожидала этого удара- не сказать ничего. Было жутко больно, но зато я, наконец, поняла, почему герои мультиков, когда их бьют по голове, видят звездочки. Я тоже их увидела

— Ты в порядке? — мой партнер помог меня подняться.

В порядке ли я? Меня только, что ударили. Мужчина. В полную силу. Опять. А они (мужчины) как-то от природы будут посильнее женщин. Чисто физиологически. Особенности анатомического строения, знаете ли. Мышечная масса, и все такое. Раньше меня никогда всерьез не били мужчины. (Гарик не в счет). Хотя, иногда зря. Признаюсь, пару оплеух я честно заслужила. Похоже, наконец, они меня нашли.

— Отлично! — тренер подошел к моему партнеру. — Ты молодец! Давно занимаешься?

— Раньше занимался, потом был перерыв, — его история смахивала на мою.

— Кто напарник?

— Маргарита Семенова. Я почему ее со всех сил ударил, — он кивнул на меня, — Рита меня научила, что если не хочешь, чтобы тебе снесли голову, надо самому бить со всех сил. Независимо от того, кто перед тобой стоит, — парень явно оправдывался передо мной. Видимо прочел непонимание в моих глазах. — Она просто пару раз так меня ударила, что волей- неволей пришлось научиться бить женщину, — вздохнул он.

— Прекрасно. Скажи ей спасибо. Она объяснила тебе главное.

Прозвучала командами "поменялись, теперь атакующие защищаются и наоборот. Начали". Ха. А мне то вообще никаких проблем не было, вмазать типу, который пару минут насад засандалил мне ногой, практически в глаз.

Сначала лоу-кик — удар голенью по бедру, потом залепить в солнечное сплетение. Была еще идея ударить кулаком в горло, но в последнюю секунду, я передумала. Таким ударом реально можно убить человека.

Паша, парень успел представиться перед началом мини спарринга, сумел поставить блок от лоу-кика, но вот в солнечное сплетение, я ему хорошо засадила. Даже чуточку пробила. Он не задыхался, но согнулся. Что ж, извините. Обычно я дружелюбная и спокойная, но звездочки, тоже не каждый день вижу.

— Отлично, теперь поменялись парами

Так как нас было девять человек, то один из наших стоял в паре с тренером. Первый раз, с ним в паре стояла небольшая девушка, которая сидела рядом со мной в классе- Лиза, кажется. Я не видела, что это кроха там могла сделать с этим слоном, но позже с удовлетворением заметила пару глубоких царапин на щеке у тренера и тихо порадовалась. Какая я, все-таки!

После того как прозвучала команда "поменяться парами", я направилась еще к одному парню, который был поменьше Паши, но все-таки парень. Однако мне на плечо легла железная рука, которая повернула меня, и я очутилась лицом к лицу с Лизой.

— Я уже понял, что с парнями у вас проблем нет. Теперь покажите, на что вы способны в спарринге с девушкой, — сказал товарищ, который как я заподозрила в прошлой жизни, вполне мог бы быть инквизитором.

Так как кое-какой опыт проведения досуга за решеткой у меня уже имелся (спасибо, дорогой Гарик), то расширять его с пометкой «убийство» мне абсолютно не хотелось. А именно это мне и светило, если я ударю эту девочку исходя из ситуации реального боя. Не считая того, что у меня было не в пример больше опыта, у меня и весовая категория. эээ…несколько отличалась от ее. Даже не несколько, а столько!!! Поэтому я решила каким-то образом выкручиваться.

— Так, Лиза, давай, ты бьешь первая, а я защищаюсь.

— Но я не могу, я не умею драться, — прошептала Лиза. Она видимо тоже осознала, что в случае выполнения команды тренера, пока я буду коротать время на нарах, она будет его проводить, в лучшем случае, в инвалидном кресле.

— Как это не умеешь?! Вон, как славно товарищу морду искромсала. Давай смелей. Не бойся, бей, я хорошо защищаюсь

— Начали, — раздался сзади окрик тренера.

Лиза попыталась меня ударить, но я уклонилась от удара. Каким-то образом, ей все-таки удалось меня толкнуть, да так, что я свалилась.

— Отлично, — выдохнула я. — Ты молодец.

— Теперь наоборот, — никто не собирался оставлять нас в покое.

Я очень четко вымерила силу и ударила ее, стараясь не зашибить.

— Прекратить! — раздался окрик тренера.

Он подошел к нам.

— Ты била не в полную силу, — сказал он мне. Как будто бы я сама не знала.

— Конечно, не в полную, я бы ее убила, если бы ударила в полную.

— Ты должна ударить в полную силу! Это твое задание. Сделаешь это и можешь быть свободна.

— Послушайте, — я повернулась к нему, — я, в отличие, от большинства здесь присутствующих, не привыкла бить в полную силу тех, кто заведомо меня слабее. Так что извините, придется нам провести еще некоторое время вместе.

— Откуда ты знаешь, что она тебя слабее? Ты рассчитываешь лишь на свою логику. Она меньше тебя ростом, весом, и не занималась боевыми единоборствами. Но это совершенно не означает, что она для тебя не опасна. Она может знать нечто такое, что будет представлять угрозу для тебя и твоего напарника, и тебе надо постараться вырубить ее до того, как она сделает что-то, что ты не сможешь исправить.

— Вот когда такая ситуация возникнет, тогда я и ударю, — мысль о том, что мне нужно будет сделать больно этому созданию приводила меня в ужас. Реальное преднамеренное убийство.

— Когда возникнет такая ситуация, ты можешь заколебаться, всего на одну долю секунды, и она будет стоить успеха операции, или еще хуже жизни твоей или напарника.

— Слушайте, у нас здесь спецвойска, что ли? Меня, знаете ли, брали на работу не за бойцовские качества. Вы чему собираетесь тут учить?

— Послушай, — он отвел меня в сторону, — как тебя, Маша? Да, Маша, скажи мне, неужели ты думаешь, что мы тут за пару недель собираемся научиться чему-то? Если кто-то не умеет драться, то он вряд ли научиться ставить удары и правильно бить ногой. И ты права, для бойцов мы отбираем несколько других персонажей, — улыбнулся он. — Ты со мной согласна?

— Угу, — буркнула я.

— Так вот, мы здесь для того, чтобы выяснить внутренние барьеры каждого, которые могут мешать в его работе и помочь преодолеть их. Мне кажется, я понял, в чем твоя проблема. И я здесь для того, чтобы помочь тебе ее преодолеть. Понятно?

— Понятно, — вздохнула я, — а что будет, если я не смогу ее преодолеть? — поинтересовалась я. Так на всякий случай.

— Сможешь, у нас все могут. Особенно, если у них низкий болевой порог.

— А причем тут низкий болевой порог? — спросила я. Вот идиотка. Сколько раз говорила себе держать свое мнение при себе. Вот и на этот раз вместо ответа, наш тренер, товарищ в районе метр восемьдесят, весом килограмм в сто, продемонстрировал мне, что, значит бить во всю силу. На этот раз, продемонстрировал на мне. И я вам гарантирую, что он точно бил во "всю силу". В ситуации реального боя, так сказать. Потому что, я не увидела даже звездочек. Я тупо свалилась на татами, мельком услышав вздох, в котором застыл весь зал. Опять, я стала центром внимания. Приятно, черт возьми.

— На место, Игорь, — раздался чей-то окрик.

— Ага, значит, Гарик все-таки был в той толпе, — промелькнула у меня мысль.

— Ты в порядке? — Гарик оказался рядом со мной, почти сразу же. — Ты что, совсем сбрендил? — заорал он на тренера. — Ты же ее убьешь!!!

— Игорь, тебе первому должно быть понятно, что ничего с ней не случится, — ответил ему спокойный голос. — Тебе лучше вернуться к своей группе.

— Долинский, быстро сюда, — раздался все тот же окрик, — сто отжиманий, быстро.

— Гарик, иди, — я с трудом приподнялась на локте. Голова ужасно гудела, но в целом все было довольно сносно. — Я в норме.

— Что ж, — тренер помог мне подняться, — теперь ты поняла, чем чревато нежелание исправлять свои ошибки?

— Если я не смогу ее ударить, то вы меня убьете. А с вашей силой удара, я полагаю, что мучиться мне придется недолго, — я покачнулась.

— Я бы не стал на это рассчитывать, — он меня еще и придержал, гад. — Ты плохо о себе думаешь. У тебя все получится. Давай-ка, попробуй еще разок.

Я встала напротив Лизы, и посмотрела на нее. Она явно жалела меня, но в глазах был страх. Похоже, у нее тоже был низкий порог чувствительности. Я посмотрела по сторонам. Я ведь не одна девочка в группе! Неужели у всех остальных не было проблем с тем, чтобы ударить особу своего же пола. Похоже, что не было. Не знаю почему, но для меня, мысль о том, чтобы ударить девочку, с детства была невыносима. С мальчишками, я дралась спокойно, и всерьез, и на тренировках. Но с девчонками, только в учебных спаррингах, и никогда в полную силу. Может, потому, что я боялась их покалечить?

Я посмотрела на тренера. Он внимательно наблюдал за нами. Я еще раз посмотрела в глаза Лизы, мысленно посылая флюид: "упади, притворись, что я тебя ударила, а я сыграю эту роль на отлично."

Кажется, она поняла, так как едва заметно кивнула.

— Готовы? Давайте!

Как я ударила!!! Мне кажется, что за этот короткий эпизод я заслужила все мыслимые и немыслимые награды, включая Каннскую пальмовую ветвь и Оскара в номинации "без базара". Лиза тоже сыграла неплохо, рухнув на пол со стоном. Но мой триумф был недолог, почти сразу же я присоединилась к Лизе. В смысле, тоже рухнула. На этот раз, мне просто сделали подсечку, и я неудачно грохнулась на спину, перебив дыхание.

Пока я ловила ртом воздух, надо мной нарисовался тренер:

— Отличная попытка, но, не верю, девочки. Не верю. В следующий раз старайтесь обойтись без знаков. Ты у нас Юра, да? — он обратился к парню, который громче всех среагировал на агрессивные маневры против меня. — Все остальные вернулись к упражнениям, а ты у нас стоишь и смотришь за тем, что происходит, — с этими словами, меня вновь ударили, на этот раз в челюсть, и я вспомнила наш первый день с Гариком.

— Послушайте, уважаемый, — обратилась я к тренеру, после того как пришла в себя. — У вас здесь что, гестапо? Если у нашей конторы такие методы распространены, то я, пожалуй, пойду, и идите вы знаете куда? — кажется, я это уже где-то говорила.

— Машенька, ты приехала сюда, потому, что подписала контракт и дала согласие на обучение. Ты проведешь здесь ровно столько, сколько нужно, и либо сдашь зачет, либо нет. А вот потом, ты вольна делать все, что угодно. Посылать всех к чертям, или оставаться работать. Меня это не волнует. Сейчас мне нужно, чтобы ты переступила через себя.

— Знаете, я даже пытаться не буду снова, — я села на татами, — убейте меня, но я не могу. — Я говорила чистую правду и на сей раз, причина крылась отнюдь не в моих принципах, которые были готовы дрогнуть. Я чувствовала себя настолько измотанной, ослабшей, и что уж там кривить душой — избитой, что вряд ли могла бы ударить даже самого тренера. Хотя, пожалуй, для этого я бы изыскала пару-тройку вторых дыханий.

— Отлично, продолжайте, — он прикрикнул на остальную группу. — Сто на пресс, — это уже было сказано мне, — тебе нужно подкачать мышцы, я тебя пробил с первого раза.

— Еще бы не пробили, вы бы стену, наверное, пробили.

— И еще пятьдесят за чувство юмора, — никогда не подозревала, что чувство юмора когда-нибудь станет мне обузой, — и, давай еще, — он задумался, — ну, скажем, сто приседаний, сорок из которых с выпрыгиванием. Хочешь узнать для чего?

— Нет, пожалуй, я пас.

— Вперед.

Спорить с ним не имело смысла, и я явила миру зрелище, достойное лучших шоу планеты. Почему? Подумайте, как мог качать пресс и приседать человек, которому за последние пять минут, сначала, пробили солнечное сплетение, потом свалили с ног (и он сам себе пробил солнечное сплетение), а потом еще дали по челюсти. Впору было продавать билеты на эту представление. Во всяком случае, мне показалось, что я слышу, как ребята из другой группы начали делать ставки, как скоро я упаду.

Однако я не спешила. А куда было спешить. Я же не на время пресс качала, в конце концов. А тренер сам не мог уйти пока я не закончу упражнения, так как он все внимательно считал. Поэтому я периодически позволяла себе небольшой передых, наблюдая за тем как пустеет зал и, в конце концов, мы остались с ним вдвоем. Я не была зла на тренера. Слишком крепко сидело во мне посеянное в подростковом возрасте убеждение, что тренер всегда прав, и так и должно быть. Однако злость присутствовала, и я прикидывала на кого бы мне ее выплеснуть. Пока, самой подходящей кандидатурой был Гарик- скотина, которая могла хотя бы предупредить, что меня тут ожидает.

Наконец мои мучения закончились и с криком «сто», я последний раз присела и грохнулась на пол.

— Отлично, а теперь пойдем в медпункт, — Александр помог мне подняться, и осторожно повел меня в комнату, находившуюся на этом же этаже.

— Ты должна понять одну вещь, Маш. Разница только у тебя в голове. Не важно, кто перед тобой стоит — здоровый взрослый мужик или маленькая девочка, если это потенциальный противник, то ты должна себя с ним вести как с потенциальным противником. — Хоть одно мне стало понятно. Почему Гарик будучи довольно добрым (как мне казалось) человеком, так вломил мне в первый день. Мне не давала покоя эта загадка, а вот с подобными методами обучения, все стало проясняться.

Меня привели в медпункт, где милая барышня Настя улыбнулась, сказала, что я у нее за сегодня восьмая, что совсем даже неплохо, смазала мне лицо какой-то вонючей дрянью, сделала примочку на живот и отпустила, со словами, чтобы я хорошенько отдохнула. Как будто бы не знала где я. Отдохнешь здесь, как же.

Я посмотрела на часы, до ужина оставалось около часа. Оказалось, что я еще могу думать о еде. Меня это порадовало и я решила использовать оставшееся время с толком: дойти до комнаты — и упасть на кровать.

Я почти заснула, как услышала женское хихиканье и хлопающую дверь. Вернулся Гарик. Не один.

— Подожди, я должен посмотреть как там моя напарница, — услышала я, через несколько секунд, дверь приоткрылась, и в комнату ввалился Долинский Игорь Сергеевич.

— Ну, ты как? — участливо спросил он меня. — Ооо, да, тебе сегодня досталось, — он осторожно осмотрел мое лицо. — Ничего, до свадьбы заживет.

— До чьей? — огрызнулась я.

— До любой, ладно, я пошел. Не буду тебе мешать

— Гарик, — мне ужасно не хотелось оставаться одной, — посиди со мной, а? У меня, это, тяжелый день был, и все такое, — виновато посмотрела я на него

— Маш, не надо оправдываться, подожди пару минут, — он выскользнул из комнаты, я услышала приглушенные голоса, недовольный тон гариковской спутницы, но через минуту Гарик вернулся. — Улаживал кое-какие проблемы с гостями, — улыбнулся он мне. — Теперь колись, чего от тебя хочет Санек?

— Кто? — слабым голосом спросила я.

— Тренер твой, Санек.

Последнее, что могло соотнестись в моей голове — это образ крупного, накачанного мужчины тридцати пяти лет и звукового сочетания Санек. Но Гарику виднее. Я рассказала, чего именно он от меня хочет.

— Понимаю, Маш, через себя переступить тяжело, но тебе нужно постараться это сделать. Так будет лучше для всех.

— Гарик, я, честно говоря, не поняла, куда попала. Что у нас за организация такая? Из нас кого, шпионов готовят? Я все равно не смогу никого убить. Ты же понимаешь? Зачем им нужно, чтобы я переступила через себя.

— Видишь ли, — Гарик задумался, — тебя взяли помимо всего прочего, еще и потому, что у тебя есть одно качество — ты принимаешь максимально возможно верные решения в критических ситуациях. Так вот, иногда очень редко, но это все же случается, нам придется сталкиваться с насилием. И от того, сможешь ли ты быстро ударить того, кого надо, будет многое зависеть. Необходимо, чтобы в оценке ситуации на тебя не влияли такие факторы как пол и возраст противника. Чтобы ты могла ударить и мужчину, и девушку, и ребенка.

— Вот знаешь, с детьми у меня проблем как раз может и не быть — проворчала я, — особенно с противными.

— У тебя ни с кем не должно быть проблем. В определенной ситуации.

— Да что вы заладили с этой ситуацией?! — взорвалась я.

— Маш, ты любишь собак? — спросил неожиданно Гарик

— Очень, что за вопрос?

— Ты могла бы ударить собаку?

— Нет, конечно.

— А если бы эта собака угрожала твоей жизни или жизни близкого человека?

— Это ты, что ли близкий человек? — покосилась я на Гарика.

— Не важно, — отмахнулся он, — просто, скажи.

— Ну, смогла бы, — с неохотой признала я.

— Вот, тут, то же самое. Все, пошли жрать. Я умираю от голода. Осторожнее, — он несколько секунд с видимым удовольствием наблюдал за тем, как я трепыхаюсь, пытаясь подняться, а потом все-таки протянул мне руку

В столовой нам сделали объявление, что группа новичков после ужина должна будет собраться в третьей аудитории. Мы будем смотреть фильмы. Ужин прошел без эксцессов, не считая того, что каждый считал своим долго повернуть голову в мою сторону и, встретившись со мной взглядом, резко развернуться обратно.

Поэтому я поспешила все доесть и добраться до аудитории. Заглянув туда, я обнаружила Эдмунда, который возился радом с телевизором. Увидев его, я сделала шаг назад.

— Заходите, — пригласил он меня. — Сейчас все подойдут. — Я прошла в класс и села в самый дальний угол.

— Я слышал, что произошло, — сказал Эдмунд, повернувшись ко мне. — Я часто такое вижу здесь, — вздохнул он. — Ничего, у вас все получится. У всех, всегда все получается, — он ободряюще мне улыбнулся. И вот тут-то я поняла, кто во всем виноват, и кто главный претендент на то, чтобы стать объектом моей неприязни.

Да как он смеет рассуждать о чем-то? Он был таким холеным, таким спокойным таким важным и…он так напоминал Рома! Конечно, чисто внешне он не был похож, но по сути. Те же абсолютно правильные черты лица, прекрасная фигура, высокий рост, внутренний магнетизм который просто не мог не притягивать. Прошло меньше двух недель с нашего «романа» с Ромуальдом, мать его. И я просто не могла забыть, как меня попользовали. Больше всего на свете, я ненавижу, когда я иду на поводу у своих чувств, вопреки разуму. Когда я поддаюсь банальным уловкам, типа роскошной внешности, прекрасных манер и комплиментов. Когда я теряю голову, короче говоря. А я ведь потеряла голову от Рома. Может быть не надолго, но потеряла. И я жутко злилась на себя за это. А больше всего я злилась на Рома. Но Ром был далеко, а Эдмунд — близко. Поэтому, он стал логичным объектом моей неприязни. Старик Фрейд называл этот психический механизм защиты — замещением. Смысл такой: когда начальник накричал на папу на работе, то папа не стал ему отвечать (он все-таки начальник), поэтому он пришел домой и накричал на маму, мама не стала кричать на мужа (он же все-таки муж) и накричала на сына. А сын взял и пнул кошку.

Собственно Эдмунду и предстояло стать этаким козлом отпущения. И хотя я прекрасно понимала, что неправа, ничего не могла с собой поделать. Эдмунд попытался поддержать разговор, однако, услышав от меня два-три неразборчивых междометия прекратил всякие попытки, тем более, что тут и народ подоспел.

Мы смотрели два фильма- Дракулу Брэма Стокера и Блейда. А потом обсуждали, какие именно мифы и заблуждения в народ несут эти фильмы. Какая польза от них настоящим вампирам, и что надо знать именно нам. Выяснилось, что большинство книг и фильмов о вампирах, которые были популярны — были написаны или сняты на деньги вампиров. Так как вампиры очень не хотели чтобы все остальные вмешивались в их вампирские дела, то пиарили себя по черному- во всех смыслах. То есть чеснок, святая вода, серебряные пули, осиновые колья было полным бредом. Правда, насчет пуль и кольев, тут все было правдой. Вампирам, как и любым другим существам на этой земле, придет конец, если их проткнуть колом или выстрелить. Правда, все зависит от места попадания.

Это было интересно. Я вообще люблю кино, а уж смотреть его, не мучаясь совестью от пустой траты времени, а разбирая подтексты — занятие довольно веселое. Однако встали мы рано, сделали много, поэтому когда в полвторого ночи Эвелина сказала, что мы свободны, я с трудом сдержала вопль радости.

В абсолютно невменяемом состоянии я пришла домой, почистила зубы и завалилась спать.

Наши стычки с Эдмундом начались раньше, чем я могла ожидать — уже на второй день. Подумать только, какая прыткая. Внешне все было довольно пристойно. На занятии, нас попросили сесть в круг. У нас была дискуссия на тему "Вампиры в творчестве Проспера Меримэ". Эвелина и Эдмунд ходили вокруг и иногда что-то комментировали или добавляли.

Я и так то не люблю, когда у меня за спиной ходят посторонние люди, (нормальная человеческая реакция), а уж когда Эдмунд встал сзади, и что-то объясняя, положил мне руки на плечи, то я напряглась в прямом смысле слова. Мне не хотелось хамить, поэтому я подождала пару секунд, чтобы он успел уловить мою реакцию (напряженные мышцы, мгновенно выпрямившуюся спину) и понять, что мне это неприятно, но он казалось, не замечал этого и продолжал массировать мне шею и плечи

Что это такое?! Малознакомый мужчина возложил мне свои длани на плечи. Такое ощущение, что товарищ никогда не слышал о понятии личного пространства. Я дернула плечом, пытаясь скинуть руки Эдмунда. Ноль реакции. Ладно, сам нарвался.

— Руки, — процедила я сквозь зубы

— Что, прости? — похоже Эдмунд никак не ожидал такой реакции.

— Я сказала, руки убери, — сказала я громче.

— Хорошо, — Эдмунд убрал руки и сделав шаг вперед встал прямо передо мной. — Послушайте меня, Мария, я не знаю, какие у вас проблемы. Но если вы, еще раз, позволите заговорить со мной в таком тоне, я буду вынужден удалить вас с наших занятий, и у вас будут большие проблемы с получением зачета по теории.

— Договорились, — кивнула я, — но если вы, еще раз, до меня дотронетесь, то я обвиню вас в сексуальных домогательствах, — кто-то в группе от неожиданности хрюкнул.

— Справедливо, — согласился Ром, мм, то есть Эдмунд — и лекция продолжилась как ни в чем не бывало.

— Я слышал у тебя возникли какие-то проблемы, — я сидела и курила на крыльце перед обедом, когда рядом нарисовался Гарик

— Быстро здесь слухи распространяются.

— Еще бы, — Гарик взял у меня зажигалку, — особенно если учесть, что ты одна из немногих курсантов за всю историю, которая нахамила преподавателю, и по-моему первая особа женского пола, которая нахамила преподавателю вампиру. У вас проблемы, девушка?

— Я просто не люблю, когда меня трогают, — пожала я плечами.

— И это мне говорит человек, который лезет ко мне обниматься при всяком подходящем и неподходящем случае? — саркастически спросил мой напарник.

— Хорошо, я не люблю, когда меня трогают незнакомые люди.

— Маш, что происходит?

— Да ничего не происходит, — отмахнулась я.

— Ты злишься на Рома, да? А Эдмунд попался под горячую руку? Маш, он тут не причем. Точно также как и Ром. Это не его вина.

— Гарик, отстань от меня, пожалуйста, а? Вон там девушки жаждут тебя видеть, — я кивнула в сторону небольшой компании девушек из группы Гарика, которые курили и поглядывали в нашу сторону. — Не смею тебя задерживать.

— Почему бы тебе еще тогда и меня ненавидеть? Это была моя идея, с Ромом, — Гарик поднялся и встал передо мной.

— Гарик, я никого не ненавижу, но тебя начну, если ты будешь лезть не в свое дело.

— Это мое дело, потому что ты моя напарница, и я за тебя отвечаю, точно также, — он не дал мне возразить, — как и ты отвечаешь за меня. И мне не хочется, чтобы мне было за тебя стыдно. Ты поняла? — он повысил голову

— Да, — буркнула я.

— Не слышу, четко и громко. Я не хочу чтобы мою напарницу считали хамлом. Ты поняла?

— Да, поняла, поняла! — я тоже повысила голос, не обращая внимания, что на нас стали оборачиваться люди.

— Гарик, у вас все в порядке? — внезапно рядом возник виновник всего — вампир по имении Эд.

— У нас все отлично, беседовал со своей напарницей об особенностях этикета.

— Успешно? — поинтересовался Эдмунд.

— Посмотрим, — бросил Гарик, — извините, меня ждут, — и он ушел, оставив меня наедине с… с этим товарищем, короче.

Как-то Гарик выставил мой поступок в несколько другом свете. Не то, чтобы мне было дело, что ему будет стыдно за меня, нет. Просто, я и вправду, никогда не относилась к людям, которые могут себе позволить неоправданные, да даже и оправданные грубости. Не моя это фишка. Сама всю жизнь хамов терпеть не могла, и не горела особым желанием пополнять их и без того многочисленные ряды, и хамить людям, (или вампирам), которые признаем честно, ничего плохого мне не сделали.

Пока я об этом размышляла, Эдмунд стоял рядом.

— Хорош подлец, — внезапно промелькнула у меня мысль. Он было похож на дядьку ковбоя с рекламы Mallboro. -Ладно, — вздохнула я про себя, — сделала ошибку будь добра исправь ее.

— Послушайте, Эдмунд, я прошу прощения. Я была довольно резка с вами. Извините, обычно я так себя не веду. Просто, устала со всеми этими перелетами и занятиями. Понимаю, что не имела права на вас срываться.

— Извинения приняты, — кивнул Эдмунд, — и возвращены обратно. Я не подумал о том, что людям бывает неприятно, когда к ним прикасается вампир.

Это было что-то новое и очень противное.

— Вы думаете что я так отреагировала из-за того что…

— …что я вампир, — спокойно кивнул Эдмунд. — Подобная реакция — обычное человеческое чувство на…

— Послушайте меня, уважаемый, — перебила я его, снова разозлившись. — Будь вы хоть снежный человек, мне все равно. Что ж я тогда с Эвелиной, так спокойно общаюсь? — вспылила я. — Она вроде бы тоже вампир.

— Значит тебя, когда-то обидел вампир-мужчина, я правильно сделал вывод? — это был удар ниже пояса. Я молча встала, бросила окурок и направилась к двери.

— Знаете что? — я обернулась, Эдмунд стоял на том же месте. — Я довольно терпимое существо, мне по фигу кто вы, черный, гей или вампир. Или и то и другое и третье, вместе взятое. Я просто не люблю, когда меня трогают. Разговор окончен, — врала, конечно, безбожно. Пообниматься с красивыми мужчинами я всегда любила, но иногда надо делать перерыв.

После "выяснения отношений" был обед, а потом, я не без содрогания направилась в спортивный зал, где нас всех ожидал сюрприз. Александр Иванович раздал нам анкеты, которые мы должны заполнить.

Там были всякие вопросы, типа, где и чем вы занимались, каких успехов достигли и все в таком роде. В какие игры вам нравится играть (и нравится ли), в каком виде спорта вы чувствуете себя увереннее: в командном или одиночном. Были также несколько насторожившие меня вопросы, типа "расположите в порядке убывания, упражнения, которые вам нравятся выполнять". Как тут выбрать из отжиманий, приседаний с выпрыгиванием (я вытянула ноги, которые нещадно болели после вчерашних веселых стартов), и прочей пакости. Но я все-таки соорентировалась, разместив на первом месте моих предпочтений бег на короткие дистанции и качание пресса, а на последние попали отжимания, подтягивания и бег на длинные дистанции, соответственно.

Тренер собрал наши анкеты, быстро просмотрел и дал каждому индивидуальное задание.

— Начнем с одного километра, — оптимистически пообещал он мне, объясняя как пройти на стадион.

— Ох, чуяло мое сердце что-то неладное, — думала я, наворачивая круги. — Кто меня за язык тянул, — ругалась я на себя. — Что бы меня не написать, что я ненавижу играть в бадминтон, например. Нет, ляпнула на свою голову, точнее ноги и дыхалку.

Впереди меня бежала еще одна жертва собственного идиотизма, мальчик Юра из города Томска, которого однажды садист-тренер заставил пробежать десять километров и с тех пор, Юрий не просто не любил, а панически боялся длинных дистанций. Ему Александр назначил пробежать за сегодняшнее занятие 5 километров. Все это, я успела выяснить за те три минуты, что мы с ним шли из зала на стадион. Что ж, если подумать- мне сильно повезло.

Один километр, скажут некоторые, ну, что такого, раз и пробежал. Ага, счас. Уже через пятьдесят метров, у вас начинают каменеть икры, им почему-то совершенно пофиг, что вы пробежали так мало. Они считают, что вы пробежали минимум пятьсот метров и попробуйте с ними не согласиться. Потом у вас начинает сбиваться дыхание, и болеть в груди. Вы сразу вспоминаете, что вы уже почти бросили курить и не курили целых полтора дня, пока сегодня этот козел Эдмунд не вывел вас из себя, и вы снова не взялись за сигарету. Кстати, еще один косяк на Эдмунде. После трехсот метров, вы прикидываете, что вам осталось бежать еще три раза по столько же и еще немножко, что в принципе невозможно, так как вы уже почти умираете.

Представляю себе со стороны как это выглядит: существо, которое согласно его внешнему виду было создано для того, чтобы томно возлежать на диване, ну, или (учитывая мой темперамент) кратковременно пронестись мимо с диким воплем, чтобы опять-таки томно возлечь на диван, медленно переставляет ноги, но делает вид, что оно бежит, а не идет, передвигаясь с хрипом и свистом. Почему-то вспомнились звуки, издаваемые моими шортами для похудения. И мне снова взгрустнулось. Знала бы, что заставят бегать, купила бы шорты раньше. Может, похудела. Глядишь, это как-то помогло бы.

К восемьсот пятидесяти метрам, мысли стали путаться. Хотелось одного — умереть. Только вот, прямо сейчас, не сходя с места. Но я решила пожить еще немного. Где-то сто пятьдесят метров. Умирать за сто метров до финиша- согласитесь, глупо, поэтому, я собралась и побежала дальше. В это время, мимо меня третий раз пролетел Юра, который добивал свой третий километр. Не надо удивляться. Я же не на время бежала, а на расстояние.

Увидев заветную отметку «финиш», я прибавила. И у меня даже получилось. Скорость улитки сменилась на скорость черепахи. Это был самый триумфальный финиш в моей жизни. Я даже легла на землю не сразу, а метров через пять. В этот момент мой организм сообщил мне, что категорически протестует против того, как с ним поступают, и что он собирается выключиться, по-русски говоря, потерять сознание.

Но все-таки, друзья- врачи — это самая полезная вещь на свете, так как я знала, что нужно делать в этом случае. Лечь на спинку и приподнять ножки, чтобы к голове прилила кровь, что я и не замедлила сделать. Долгожданное облегчение не замедлило наступить.

— Вот умница. Ты решила пресс покачать? — рядом нарисовался тренер.

— Скажите мне тренер, у нас здесь дочерняя организация гестапо? — не обращая внимание на его реплику, спросила я

— Что ты, конечно, нет, — он протянул мне руку, помогая подняться. — Мы же ногти не выдергиваем.

— Лучше бы ногти, — простонала я

— Если тебе так хочется, я могу это устроить, — подмигнул мне тренер, но мне не было весело. Было страшно.

Когда мы вернулись в зал, я увидела что от группы осталось ровно пять человек, не считая бегающего на стадионе Юру.

Оказалось, что трое были освобождены от спецподготовки в виду полного соответствия требованиям. Их занятия ограничивались банальными упражнениями, там зарядка, размяться, поотжиматься, побегать. Но так, скорее, для приличия, чем для результата.

— Отлично, встаем в пары, — услышав команду, я внутреннее сжалась, но напротив меня поставили совершенно другую девочку. Не Лизу. И я сжалась еще больше. Девушка по имени Оксана, кстати, ярая поклонница Эдмунда, напомнила мне цыпленка-бройлера. В смысле курицу, которую специально откармливали, чтобы потом съесть. Мутант-переросток тоже подходящее сравнение. Нет, я сама- девушка не маленькая. Но если взглянув на мои очень округлые формы, человек подумает, какое очаровательное пухленькое и самое главное скромное существо, то при взгляде на Оксану, была одна мысль. Помогите!!! Она и в нормальной то одежде казалась накачанной, а в обтягивающих шортах и майке была просто терминатором. Не подумайте только, что я возражаю против женского бодибилдинга. Отнюдь. Пусть каждый делает со своим телом, что хочет. Я же тоже далеко не идеал. Если человеку хочется проводить по три часа в качалке и жрать анаболики, то кто я такая, со своим пятидесятым размером, чтобы им препятствовать. Но, когда человек, который всем этим увлекается, становится перед вами в боевую стойку…

Я сглотнула, и у меня получился точно такой же звук, как бывает у перепуганных зверюшек в мультиках. В Том и Джерри, например.

— Задание то же самое, что и вчера. Полновесный контактный бой. Только сейчас нет ни защищающихся, ни нападающих, каждый должен свалить своего противника как можно скорее. Начали

— Бэмц!

— Если я буду видеть звездочки так часто, то смогу стать отличным астрономом, — мелькнула у меня мысль, когда я пыталась подняться с пола.

— Похами еще Эдмунду, — услышала я шепот над собой. Ага, значит, мы заступались за честь дамы сердца, в смысле, за честь преподавателя.

По-видимому, у девушки не было никаких проблем, с тем, чтобы вдарить особе своего пола. При этом, Оксана посчитала, что одного удара ногой мне мало и решила быстренько засадить рукой. Контрольный. В голову.

Ну что вам сказать? Я в очередной раз убедилась, у меня на особь своего пола, рука не поднимется. К счастью, поднялась нога, да еще как высоко поднялась. Самое главное, я попала. Я аж сама удивилась.

Думаю, что здесь необходимо сделать маленькое, лирическое отступление. Пожалуйста, не надо пугаться, ужасаться, мол, какой кошмар. Девушки дерутся! Ужас!

Ну, ужас! Просто, я не люблю, когда меня бьют. И потом, когда вы довольно долго занимаетесь каким-нибудь видом единоборств, то начинаете к этому относиться гораздо проще. Когда все вокруг (включая вас) на протяжении нескольких лет, только и делают, что отрабатывают удары на воображаемом и реальном противнике, то восприятие подобных вещей кардинально меняется. Так что, я только порадовалась, что девушка не устояла. Однако, когда она резко поднялась и начала наступать на меня, мне стало по настоящему страшно.

— Все дамы, довольно, — между нами нарисовался Александр. — Вот видишь, — он похлопал меня по спине, — а кто вчера мне с пеной у рта доказывал, что не может ударить девушку. Пожалуйста, тебя девушка ударила, и ты ее. Спасибо, Оксана.

— Не за что, — Оксана улыбнулась мне очень доброжелательно. — Ты как, нормально? — потрепала она меня по плечу. — Ты прости, что я тебе так хорошо засадила, но ты ж сама понимаешь, должен быть респонд. Иначе не было бы респонда. А респонд у тебя был отличный. Ты меня пробила, не буду скрывать. Отлично просто пробила. Спасибо тебе. Меня давно так не пробивали, — при разговоре, Оксана двигала головой вперед и назад в такт своим словам, как самый заправский рэппер. Если можно представить рэппера в коротких шортах, и с бицепсом как у Шварценеггера. — Ты на меня не обижайся ладно, Маняш. Ты ж понимаешь.

— Да, — слабо простонала я, не ожидая такого эмоционального напора, — нужен был респонд.

— Я рада, что ты все поняла, ну, давай, — девушка-культурист еще раз хлопнула меня по плечу, от чего я присела. — Если чего надо тренер, то я всегда помогу, — она направилась к выходу.

Позже я узнала, что Оксана входила в тройку тех, кого освободили от специальных занятий. Между прочим, все трое были девушки. То есть те, у кого вообще, ни с чем, никаких проблем не возникало. Это заставит задуматься кого угодно.

К счастью, никаких сюрпризов мне больше этот день не принес. Обсуждение фильма "Ночной дозор" прошло без эксцессов. Меня даже никто не побил за мои, в высшей степени, саркастические комментарии. Не то, чтобы фильм был плохой. Просто я была в циничном настроении.

— Маша, мы здесь обсуждаем какие именно действия обычных людей может повлечь этот фильм, и что люди будут думать о вампирах и прочих, а не сценарий, игру актеров и спецэффекты. Понятно? — это было единственное, что сказал Эдмунд, когда я чересчур разошлась. — Если тебе захочется об этом поговорить, можно остаться на дополнительную беседу после того, как мы все закончим.

Однако, после того как мы выяснили, каким именно образом выводить людей из транса, в который обычно они попадают, когда пытаются проникнуть в «сумрак», у меня был праздник. Мы смотрели "От заката до рассвета". Правда, народ на меня косился, когда я визжала от восторга, созерцая своего любимого Тарантино, разглядывающего окружающий мир сквозь дырочку в ладони, ну да ничего, пережили как-то.

После того как все закончилось, меня на улице поймал Александр Иванович, который самым счастливым тоном, сообщил мне, что я делаю успехи, но, что мне надо больше работать. Поэтому, он ждет меня завтра в восемь утра на стадионе. Вот уж действительно радостная новость. Короче уставшая, и чего греха таить, голодная (ужин был пять часов назад), я приперлась в дом. Домик пустовал, из чего я сделала вывод, что, либо у Гарика занятия, либо он живет интенсивной социальной, а, скорее всего личной жизнью. Как подтвердили пятнадцать минут спустя, женские голоса на веранде, моя вторая версия была более близкой к истине. Я закрыла глаза и провалилась в сон.

Следующий день практически ничем не отличался от предыдущего не считая того, что я встала на час раньше, пробежала на шестьсот метров больше, и снова получила по морде от тренера за то, что не ударила Лизу. В моей жизни определенно появлялась стабильность. А разве не об этом мечтает любая девушка?

С Эдмундом больше стычек не было. Он даже похвалил мой анализ средневековой литературы о вампирах, однако на этот раз обошлось без рук. Вообще, я заметила, чем меньше уделял он мне внимания, тем меньше отрицательных эмоций на его счет я испытывала. Странно, обычно, я не выношу, когда меня не замечают.

Следующий день был почти таким же. У меня даже появился целый!!! час свободного времени и я поскакала, куда вы думаете? — в компьютерный класс, который обнаружился тут же, неподалеку. Вот оно, дитя прогресса. Проверив почту, и не обнаружив в ящике писем, (то ли народ ушел в отпуска, то ли наоборот в работу), я решила обидеться, но потом передумала и решила вести дневник.

Вообще, с дневниками по жизни у меня складывалась одна и та же фигня. Сколько бы, и в каком бы виде, я их не начинала (в бумажном, в электронном или в ЖЖ) у меня не получалось вести их больше трех-четырех дней, или получалось, но перерывы между записями достигали шести месяцев.

Может быть, дело в моем тщеславии. Не люблю писать в стол.

И тут мне снова не повезло, так как мое желание поведать миру о том, как я живу, категорически не совпадало с политикой секретности нашей организации. Пришлось писать в стол, воображаемому другу.

Вот что у меня получилось.

4 августа, кажется четверг.

Какой уже раз в своей жизни решила вести дневник. Для кого? Точно не для потомков, так как я такая крутая и уровень секретности организации, в которой я работаю (господи, как круто то, звучит!!!) не позволяет мне поделиться моими приключениями с кем-то. Может, конечно, местные рыхлители компьютерной целины решат взломать мой простенький пароль,(сложные я — забываю). И посмотреть, чем полны умы тутошних обитателей, но хоть такой зритель… (на следующий день после этих строчек появилась надпись: да кому нужны твои дневники).

Итак, четвертый день я живу в сибирской глуши, где меня пытаются научить уму-разуму. Безрезультатно, конечно:). Народ вроде неплохой, но странный. Никак не могу понять, по какому принципу отбирается народ в нашу организацию. Сегодня утром за завтраком услышала разговор двух молодых людей из группы Гарика. Один рассказывал другому о своей дочке. Мама научила говорить ребенка "у папы толстое пузо", а папа научил в отместку говорить "у мамы толстая попа". Вот она семейная идиллия. После этого, один пересказывал другому содержания индийского фильма с Радж Капуром. Я почти рыдала от счастья%))). А внешне, вроде нормальные мужики. Может они все такие… Лично я когда последний раз болтала по душам со своей подружкой, то она рассказывала мне о корнях сакральности женщины. Вопрос о том, сколько я поняла из того, что она мне рассказала, остается открытым. Но не в этом суть.

Отличная у нас организация. Сегодня на теоретической лекции рассматривали уровни возможных способностей всяких колдунов и иже с ними. Ах да, как же, как же, индивидов с другой сутью. Мы же должны быть политически корректны. Короче, всего существует четырнадцать уровней. От красного — самого низкого, до фиолетового- самого высокого. Ну, есть еще какие-то промежуточные. И способности этих самых других распределяются согласно цветам. А нас (сотрудников) заодно по этим цветам распределили. Наконец- то мой красно-оранжевый уровень, приобрел хоть какой- то смысл. Оказывается, это круто. Когда мои одногруппники об этом узнали, то высказали глубокий респект, но были сильно удивлены, как это у меня получилось. Даже Эдмунд- собака, сделал пару замечаний насчет того, интересно, что это вы делали в испытательный срок, что вам сразу дали такой уровень. Хотелось ответить, что-нибудь патетичное типа "Я бы, тебе, сука, рассказала, как кормила вашего брата вампира, собственной кровушкой", но я лишь криво улыбнулась и как-то отшутилась на тему заслуг перед отечеством. Надо купить Гарику бутылку хорошего алкоголя. Все-таки, есть и его вина в моем высоком статусе.

Александр Иванович был в хорошем настроении, поэтому не поставил меня с Лизой в пару, а отправил бегать. Два километра мне и семь- бедному Юрке. Тот являет собой удивительное зрелище, Я никогда не подозревала, что человек может безостановочно материться все семь километров. Мы начинали бежать с ним вместе, когда первое нецензурное слово сорвалось с его уст. Вскоре, я безнадежно отстала, но каждый раз, когда Юрик меня обгонял, я понимала, что человек не прекращал изливаться ни на минуту. Говорил он в основном, о том, что в целом недоволен организацией обучения, и в отдельности, поведением тренера. Может это придает ему силы? Надо будет попробовать.

Когда я бежала финальные метры, мимо меня с диким гоготом и криками "гыть, гыть", промчалась Оксана. Вот уж, кто коня на скаку остановит, при чем одним лишь видом. Она, тетка, вроде неплохая, но у меня мурашки по коже бегут, когда она хмурится. И при этом, она даже не смотрит в мою сторону. Интересно взглянуть на ее напарника. Мне-то с моим оказывается, как повезло. Кстати, эта гарикообразная скотина, заявилась вчера сильно нетрезвая, в полвторого ночи в мою комнату и стала спрашивать, не завалялось ли у меня, где пара презервативов:). Не помню, что я ему ответила, но сегодня утром, они изволили дуться. На вопрос "с чего бы это", он обиженным тоном заявил, что вчера, я его послала в место, которое функционально непосредственно связанна с этими самыми презервативами.

Он, мол, ко мне как к другу, а я… Я спокойно объяснила ему на будущее, что в полвторого ночи, все кто, каким-то образом мешают моим сновидениям, автоматически становятся смертельными врагами, и ему крупно повезло, что у меня под рукой не нашлось тяжелой вещи. На что Гарик надулся еще больше. Надо заметить, обиженный вид ему идет.

Чтобы совсем не рехнуться от такой интенсивной жизни, начинаю рассказывать себе анекдоты и петь песни. Не помогает.

6 августа, суббота. Между прочим, господь Бог сотворил мир за шесть дней и на седьмой в субботу, отдыхал. И я нахожу его действия очень правильными. Но у организаторов на этот счет свое мнение. Поэтому сегодня, мы пахали точно также как и вчера. Я подумываю о том, чтобы стать резко религиозной, причем в трех конфессиях. А что? В пятницу буду правоверной мусульманкой, в субботу будем- таки праздновать Шаббат, а в воскресенье, Отче наш и все такое. А еще лучше буддизм, там вообще принцип недеяния по жизни. Боюсь только, Александр будет резко возражать. У него новая фишка. Мы встречаем рассвет. За#бись. А по-другому не скажешь. Мы, видите ли, медитируем, бля. Четыре утра, видите ли, прекрасное время для медитации, которая приносит вам покой и умиротворение. Ага, умиротворение. Вы ложитесь спать в полпервого, потому что, нужно же написать работу о том, как выживали вампиры в средневековье.

Кстати, я прониклась реальным уважением к вампирам. Остаться в живых, после того как вся Европа развлекалась тем, что вылавливала вампиров и вгоняла им осиновые колья в различные места-вот это способность к мимикрии, вот это я понимаю. Настоящих вампиров был убито очень мало, да и то по случайности, они попали в общую выборку так сказать. Гораздо больше погибло не в качестве вампиров, а в качестве ведьм и ведьмаков. Они же все красивые очень (в смысле вампиры). Ну, их заодно с другими красивыми на костер или на кол. Это уж как кому везло. Правда, вампиры попадались редко. Они то приноровились за долгие века скрываться. А вот все остальные имели реальный фан. Еще бы! На колу то — веселье.

Так вот, когда ложишься в полпервого, потом ворочаешься от храпа вашего, так называемого напарника, а в полпятого к вам в комнату с воплем "гыть, гыть, Машенька, пора вставать", залетает девушка Оксана, с силой удара коей, вы знакомы не понаслышке, поэтому отказать ей никак не можете, то сложно говорить об умиротворении.

После медитации, народ решил искупаться. Я заползла под какой-то куст и решила доспать. Моему примеру последовала девушка Наташа из города Самары. Однако остальная часть не вняла голосу разума, и мочила свои части тела. Самое неприятное, что они посчитали своим долгом искупать тех, кто в этом участвовать решительно отказывался. Я, кажется, никогда еще так не была рада своей плохой грузоподъемности, так как если Наташку, народ утащил с лету, то мне удалось вырваться и удрать. А желающих меня преследовать, и уж тем более таскать, больше не нашлось.

Вернувшись домой, спать мне расхотелось, зато захотелось общаться и я пошла будить Гарика. Скрывать не буду, сначала он был, мягко говоря, недоволен, но запах свежесваренного кофе и раскуренной в его комнате сигареты, сделали свое дело, и в скорости, он уже тянул ручонки к обоим предметам (к кружке и сигарете) аки младенец к матери, и точно также (аки младенец) к ним присосался.

После этого, мы вышли на веранду и стали развивать предложенную Гариком для дискуссии тему "и как это меня занесло в такие ебеня. Тебя- то понятно, ты вообще неизвестно где жила, но я, питерский мальчик из интеллигентной семьи…"(тут я подавилась кофе и так закашлялась, что дискуссию пришлось свернуть.) Оказывается Гарик из Питера. Я и не знала. Впрочем, это характеризует его с положительной стороны. На теории, проходили оборотней- опасные, но симпатичные ребята. Хотела бы с ними познакомиться. А вот потом все было хуже, снова пахнуло гестапо. Стояла в паре с Лизой. Правда стояла недолго. Ударить не смогла, из-за чего была вновь сбита с ног. Уж лучше бегать, ей Богу.

После ужина, смотрели Гарри Поттера. Все три части. Работа! Убиться, блин. Все чаще замечаю Гарика с какой-то блондинистой теткой. В столовой он больше не садится со мной, садится с ней. Видимо, презервативы тогда все-таки нашлись. Уж, больно плотоядно она на него смотрит. Мне конечно, все равно. Но иногда хочется поговорить с кем- нибудь по душам.

7 августа. Воскресенье. Сегодня, к счастью медитации не было, как и бега. Зато, тренер решил устроить чемпионат группы по отжиманиям (я на коленках, сачкуя, отжалась пятнадцать, а по настоящему и без коленок просто упала мордой на татами), подтягиваниям (провисела на перекладине ровно семь секунд прежде, чем с громким воплем рухнула вниз), и пресс, тут я блеснула и накачала аж целых сто раз, правда, потом, это все свело судорогой, и я вновь испытала немало приятных ощущений.

Эвелина сегодня показывала места, откуда обычно вампиры пьют кровь. Шея и запястье- кто бы мог подумать! Оказывается, домовые на самом деле есть. Надо приехать домой, и налить молока. Хотя Гарик сказал, что вообще-то они предпочитают водку. Ну, понятно, гариковский домовой именно ее, родимую и предпочитает. У него просто выбора нет. Коньяку Гарик ему не нальет, а молока у него, наверное, отродясь не было. Дико хочется спать. Только вот когда? Сегодня вечером, у нас вновь дискуссия. Елы-палы, пойду кофе налью. Вернулась. С кофею. Только что встретила Юрку, он сказал, что во-первых, занятие после ужина отменили Аллилуйя. Во-вторых, послезавтра выходной. Трижды Аллилуйя. Забить на ужин и пойти спать?

Однако на следующий день, время, которое у меня волшебно появилось вместо обеда, я решила использовать более разумно в своем положении. Не приобщаться к современным технологиям, а тупо лечь поспать. Так как ничто так не способствует душевному спокойствию и физическому благоденствию как дневной сон. Это еще древние греки говорили, а они зря говорить не будут. Да, и до сих пор, половина мирового сообщества, особенно в южной его части, заваливаются на фиесту или сиесту, разницы между этими двумя понятиями, я не знаю, но смысл, думаю у них один.

Уморенная ранними побудками и поздними отбоями, я быстренько заснула. Мне снилось что-то удивительное хорошее, как вдруг, меня начали самым возмутительным образом трясти и орать в ухо:

— Машка, вставай, хватит дрыхнуть.

Я приоткрыла глаза и увидела Гарика, который, явно был недоволен, что я совершенно не хочу покидать уютную постельку.

— Послушай меня, сволочь, — простонала я, — запомни, меня можно будет либо чашкой крепкого чая с лимоном, либо стаканом апельсинового сока, свежевыжатого желательно, либо, в крайнем случае, нежным поцелуем двухметрового красавца. Ты меня понял?

— Мне сбегать за Эдмундом, — невинно поинтересовался мой напарник.

— Чего тебе надо? — я резко приподнялась на кровати.

— Собирайся и поехали. Есть срочное дело, и без тебя там никак. У тебя три минуты, я жду тебя на веранде.

— Сделай меня кофе, — мой крик разбился о зарытую дверь.

Однако, когда я появилась на веранде, мне в руки всунули кружку с горячим сладким кофе с молоком. Может ведь, когда хочет.

— У тебя есть еще пять минут, чтобы спокойно допить кофе, и выкурить сигарету, — Гарик прикурил сигарету и дал ее мне

— Тогда, какого фига ты меня поднял? Дал бы еще минут пять поспать.

— Кто ж знал, подвинься, — он уселся рядом со мной на ступеньку, — кто ж знал, что ты так быстро собираешься. Обычно, всем моим знакомым девушкам, требуется не меньше получаса, и заметь ровно с того момент, когда они говорят, что готовы.

— Это клевета, Гарик. Миф о том, что женщина долго собирается, придумали мужчины, чтобы оправдать свою медлительность. Лично все мои подружки, включая меня, всегда ждем своих спутников. Кто, между прочим, давеча копался, когда мы в Рози собирались? Я тебя сколько ждала?

— Маш, — начал оправдываться Гарик, — тогда у меня было важное дело.

— У тебя всегда важное дело. Ладно, теперь то чего надо?

— Сейчас расскажу, идем, а то и вправду почти время уже, опоздаем.

— Видишь ли, — продолжал объяснять он, когда мы сели в машину, — у нас сегодня типа зачета. На взаимодействие в экипаже, а так как я у нас все-таки старший, то именно от меня зависит…все зависит. Короче, по башке мне всегда будут давать, если, что не так. Поэтому сейчас тебе надо будет здорово пошевелить мозгами, потому что если мы справимся с заданием, то все будет хорошо, а если облажаемся, то все! Будет мне, этот самый…,- вздохнул Гарик

— Значит, у меня появилась отличная возможность, сделать тебе гадость, — сообразила я. — Гарик, пришел мой звездный час, я буду мстить и мстя моя будет страшна.

— А потом я тебя прибью, и страшна станет твоя жизнь, — пообещал мне мой любимый напарник, и для наглядности дал мне подзатыльник

— Ну, ты, держи себя в руках, — вспылила я.

— Долинский, почему ты все время сгущаешь краски, — спросил дядька, который сидел за рулем, — ничего тебе не будет. Особенно страшного, — добавил он после небольшой паузы. — Ну, занесут в личное дело, может, понизят в должности чуток, зарплату подсократят. Кстати, вам барышня, я бы не советовал гадости напарнику делать. Вы с ним в одной команде, и хотя, безусловно, Гарик получит по макушке больше, вам тоже достанется.

— Ладно, — проворчала я, — уговорили, чего делать-то?

— Не знаю, — огрызнулся Гарик, — беда в том, что мы с тобой едем, не знаем куда, чтобы делать непонятно что. Мы приедем и только тогда, нам сообщат задание.

— Зашибись, а чего ты нервничаешь? — я посмотрела на Гарика, который закуривал уже пятую по счету сигарету. — Обычное учебное задание, все нормуль.

— Маш, ты глупая или кто? Задание не учебное, а самое, что ни есть настоящее, только оно не очень серьезное. Если мы его с тобой провалим, ничего страшного не случится, исправить будет можно. Задание, — сказал он после небольшой паузы, — но, не нашу репутацию.

— Ты прав, Игорек, — кивнул наш водитель, — после твоего весеннего провала, тебе ошибок допускать нельзя

— Слушай, да что у тебя там весной вышло-то?

— Закрыли тему, — отрезал Долинский, — Михалыч, ты мне скажи, почему ты лезешь куда тебя не просят?

Опять двадцать пять.

Короче, они препирались всю дорогу, изредка объединяясь и набрасываясь на меня, если, по их мнению, я вклинивалась с особо неподходящей репликой. В общем, все получили массу удовольствия.

Остановились мы посреди леса, и получили задание убираться вон, что вызвало очередную серию криков со стороны Гарика.

Через пять минут, мы вышли на берег симпатичной речушки, которая, пока еще мирно катила свои волны. Пока. Мирно. После того как Михалыч кратенько изложил нам суть задания, я поняла, что это ненадолго.

— В общем, так ребятки. С минуту на минуту сюда прибудет толпа, точнее небольшая компания, недавно посмотревшая передачу, в которой один молодой человек рассказывал и более того, показывал место, где он встретил русалку и даже провел с ней ночь. Правда, без особых подробностей.

— Я тоже ее видел, — хмыкнул Гарик, — девушка с пластиковым хвостом могла бы быть и посимпатичней. Мне не понравилась.

— Извини, у тебя не спросили. В любом случае, у ребят другое мнение, и среди них есть одна журналистка, между прочим, центральной прессы. Ничего не знаю, но чтобы им все стало ясно относительно наличия тут русалок и прочей нечисти. Понятно?

— Угу, — уныло кивнули мы.

— Ребята, у вас не больше минуты, — Михалыч посмотрел на часы, и исчез в кустах.

— Что будем делать? — я посмотрела на Гарика.

— Лезть в воду. Это точно. И поживее. В одежде, — он опередил мое желание снять джинсы. Вперед.

— А дальше что? — к счастью, вода была довольно теплой.

— Маша, посмотри на меня. Чтобы эти ребята не захотели лезть в воду и расследовать нам, что нужно?

— Принять непотребный вид и изо всех сил их туда звать?

— Умница, — он посмотрел на меня с умилением. — Теперь, быстренько пачкаться, валяться в иле. А там импровизация. Я верю в тебя.

И мы стали валяться в иле, лично я ездила попой по склизкому берегу, ныряла и пыталась проползти животом по дну, благо было совсем неглубоко, где-то чуть выше колен. Когда я все-таки вынырнула и посмотрела на Гарика, то увидела грязное неопрятное чудовище. Судя по его одобрительному взгляду, я выглядела не лучше.

Тут послышались голоса, Гарик тихонько мне кивнул и я начала играть лучшую роль в своей жизни.

— Игорь, бля, ты че, баран? Ты какого хрена лягушек подавил, а? — я размахивала руками и производила вид человека, который не дружит с вестибулярным автоматом.

В этот момент, на берег прямо из леса вышла группа, человек в семь. Пятеро мужчин и две женщины. Увидев нас, они удивились, но быстро классифицировали нас как аборигенов, и решили пообщаться.

— Спроси у них, может они чего знают, местные все-таки, — сказала высокая девушка бородатому мужчине лет сорока.

— Ребят, вы не подскажете, где тут русалок видели?

— Конечно, подскажем, — Гарик повернулся к ним и я вздрогнула, увидев на его левой щеке присосавшуюся пиявку. Ладно, я то вздрогнула, тетки на берегу завизжали. Могу их понять. — Русалки живут прямо здесь, давайте сюда. Держи, моя радость, — он протянул мне кусочек черной глины, и я с ужасом поняла, что глина шевелится. Этот идиот решил повесить пиявку и на меня. — Куда ставить? Я знаю, куда ставить, — он сообразил, уловив мой остекленевший от страха и отвращения взгляд. — Давай-ка ручку, — он положил извивающееся нечто на внутреннюю сторону кисти. Я готовилась закричать от боли, но боли не было. Как будто бы чуточку поранилась лезвием, ничего страшного. Гарик незаметно ободряюще сжал мне локоть и мы продолжили представления. — А вы кто такие, ваще? — он повернулся к ребятам которые были мягко говоря шокированы. — Из Москов своих понаехали, сюда? С телевидений? На девок наших решили посмотреть? К нам тут приезжали с телевизора, спрашивали меня про русалку. Я все им рассказал, даже показал, где они водятся. Меня обещали по телеку показать, а, смотрю, вообще какой-то другой мужик. Я же им все рассказал, как они мне сказали. И как с русалкой познакомился, и как…Не могу дальше рассказывать, понимаете? — он кивнул на меня головой. — Приревнует, и потом все…Отправит к русалке, а они же не всегда появляются. Только если сначала правильно почадить, и грибов надо. Грибы должны быть такими, ну, нужными, короче, — необходимо отметить, что всю свою речь, Игорь Сергеевич перемежал таким отборнейшим матом, что у меня уши не просто свернулись в трубочку, а просто отпали. Чтобы передохнуть, я решила вставить и свое слово.

— Кстати, можем показать вам заповедные поляны, тут такие грибные места! — я покачнулась и свалилась в воду. — Видите, как здорово, — я начала брызгаться во все стороны, — всем своим видом изображая, что мне ужасно смешно и жутко это нравится. — А вы нам денег дадите? Если мы вам покажем, где че? С телевидения дали денег.

— Понятно все, — сплюнул один и парней, — наркоши, короче, пытаются разжиться, а мы как лохи повелись на эту дурацкую программу. Да чтобы я, еще раз, поверил тому, что по телевизору говорят.

— Эй, давайте к нам, — мы интенсивно махали руками, — давайте, скоро тут русалки появятся.

Но чуваки не спешили, как-то не очень манил их в реку наш вид. Понятно, если бы вдруг внезапно обнаружились какие-нибудь длинноволосые девы, то предложение омыть свои длани было бы принято более оптимистично.

Так вот, вид двух явно сильно обдолбанных, грязных, а самое главное подозрительных личностей, доверия не внушал. Тем более с пиявками по всему телу. Нет я не ошиблась, уже по всему, так как этот хренов последователей гирудотерапии, в народе лечения с помощью пиявок, последние несколько минут развлекался тем, что припечатывал представителей мягкотелых безногих животных к поверхности своего тела, ну и моего, до кучи. Чтобы веселее было. Желая, таким образом, видимо замстить за все хорошее, что ему было сделано.

Больше всего удовольствия в данной ситуации, получал Гарик, наблюдая за тем, как менялось выражение лиц у прибывшей компании, по мере того, как он пытался демонстрировать дружелюбие и вообще всячески стремился поближе познакомиться со стоящими на берегу индивидами. Мои попытки выглядеть буйной, перекрываемые сильными приступами отвращения, к ничем не повинным пиявкам, тоже его радовали.

Не знаю, сколько бы могло продолжаться все это действо, но Гарик, ведомый, то ли жалостью ко мне, то ли его все это тоже потихоньку начало доставать, выудил пару особо жирных пиявок (где он только умудрялся их брать) и направился к толпе, с явной целью познакомить их (пиявок и толпу) поближе. Похоже, это стало последней каплей в решении свалить.

— Эээ, парень, не надо с-с-спасибо, но не надо, — компания сделал пару шагов назад.

— Все, надо уходить, ловить тут нечего. Кроме пиявок, — глубокомысленно добавила одна из девушек. — Русалки, съезди-посмотри, статью напишешь. Я им напишу статью про местных русалок!!! Ладно, в город съездим, может там что-нибудь нароем. Я тут слышала что-то о парочке оборотней. И вроде, в канализации завелись черви мутанты. Надо бы выяснить.

— Вечно ты Ленка со своими сенсациями носишься. Мы же хотели серьезно исследовать. Не судьба, айда отсюда, ребята, — и ребята ухайдакали.

Как только они отошли по моим расчетам достаточно, я накинулась на Гарика.

— Быстро сними с меня эту гадость!

— Значит вот как, — ехидненько промурлыкал Гарик, — жабок ты любишь, а пиявочек похоже нет. Отлично. А если я не знаю, как их снимать, что тогда?

— Тогда, тогда, я…

Но Гарик, не стал ожидать, какой страшной карой я ему пригрожу, и толкнул меня в воду, я естественно свалилась, но успела увлечь его за собой. Пустячок, а приятно. Когда мы вынырнули, то услышали тихий смех.

— Здорово вы их отшили, — рядом появилось странное существо. Мне сложно было разглядеть его лицо, так как копна спутавшихся волос свисала на лицо. — Спасибо тебе, Игорек.

— Не за что, — буркнул Гарик, отодвигаясь от русалки. А это была именно она. — Постарайтесь больше не так интенсивно общаться с местными.

— Да это все Флоримунда, она же знаешь на молоденьких падка, ну и затащила какого-то парня, а нам теперь расплачивайся. Местные сюда вообще теперь не ходят, а вот городские несколько раз приезжали, насилу упрятались.

— Пусть терпит и никого больше не таскает, пошли, — Гарик вылез на берег и с любопытством наблюдал, как я буксую в вязком иле. — Давай руку, чудо мое, — он помог мне выкарабкаться.

— Куда же ты, Игорек, — несмотря на внешний вид, надо признать, что голосок у русалки был очень даже мелодичный. — Твоя напарница уже в порядке, пусть идет, а ты зайди ко мне в гости. Я тут таким штучкам научилась, покажу.

— Какая озабоченная русалка, — промелькнула у меня мысль и я с любопытством посмотрела на Гарика.

— Да нет, Надин, спасибо, конечно, но ты же знаешь, — он улыбнулся, — я предпочитаю мясо, а не рыбу

— Хам, — закричала русалка, шлепнула хвостом или чем там, я не очень-то рассмотрела по воде и уплыла.

— Что ты ржешь, а? Ну, что ты ржешь? — Гарик повернулся ко мне. — Тебе бы помыться надо и причесаться, а то будешь как русалка.

— На себя посмотри, — огрызнулась я. — И сними с меня все-таки этих пиявок.

Следующие несколько минут, мы пытались максимально привести себе в порядок. Во всяком случае, насколько позволяли условия, то есть отчистились от грязи и Гарик сковырнул все пиявки сначала с меня, потом с себя.

— Не хмурься и не ворчи, — поучал он меня, пока проводил процедуры по отдиранию пиявок, — люди, знаешь, какие деньги платят. И им за это каких-то дохлых пиявок подсовывают, а тут тебе бесплатно, жирненькие, свеженькие, смотри, какая прелесть, — он вертел в пальцах пиявку, которая отчаянно пыталась вырваться на свободу.

— Фу, — я не выдержала.

— Все, Машунь, я теперь знаю твое слабое место, держись.

— Гарик, — я спокойно посмотрела на него, — дело в том, что я без всяких усилий, тоже знаю у тебя одно слабое место, и если что, то не видать тебе славы героя-любовника. Понял?

— Как грубо и некрасиво! И это, мне говорит девушка, которая пытается убедить меня, что она из приличной семьи. Да ни одна девушка из приличной семьи, коньяк так не пьет, как ты.

— А как она пьет?

— Она вообще его не пьет. А ты, блин, присосешься к моей бутылке!

— Это положим, Гарик, клевета, я могу на тебя в суд подать.

В общем, мы еще немножко поругались, а потом нас забрал Михалыч.

Он велел нам еще раз хорошенько вымыться, потому что всячески отказывался сажать нас в машину в таком виде. Еще и полиэтилен заставил постелить поверх сидений.

Но на обратном пути, он сказал что мы молодцы и что Гарик все сдал, и что ему повезло с напарницей. В общем, наговорил кучу приятных вещей и мы вернулись на базу мокрые, но ужасно довольные собой. Больше в тот вечер особых приключений не было, тем более, что весь вечер душу грела мысль, что завтра выходной.

Выходной прошел ударно, даже более чем, поэтому на следующий день в моем дневнике появилась следующая запись.

10 августа, среда.

Сегодня в 11 часов уезжаем, поэтому утренние занятия отменили. Есть время описать, что было вчера. А вчера было…

Но обо всем, по порядку. В кои-то веки удалось выспаться. Завтрак проспала, но это только на пользу организму. И сон, и отсутствие еды;). После того, как районе десяти, я продрала глаза и выползла посмотреть что творится, то обнаружила, что народ решили занять культурной программой. Посмотреть, так сказать, местные достопримечательности.

На повестку дня вынесли следующие места: ботанический сад (в Академгородке, а мы совсем рядом с Академгородком), зоопарк, музей паровозов(также в Академгородке), ну и всякого рода питейные заведения, это на вечер. И естественно, свободные прогулки по городу.

Мол, транспорт организуют, тока надо разбиться по группкам. Кто куда хочет. Я громче всех орала, что хочу в зоопарк, и в ботанический сад. Таких идиотов как я нашлось немного. В основном народ решил шопить. Кое- кто собрался в музей паровозов. В том числе и Гарик. Его белобрысая лохудра с ним. Я себе представляю…Интересно, девушка знает, что такое отвертка?

С нами в ботанический сад собрался Эдмунд, типа все показать…Он там уже бывал. Естесссно, группа добровольцев увеличилась вдвое. Уж не знаю чего они там рассказывали, но я- гордый одинокий волк, ходила по газонам. (а как еще ходить в ботаническом саду.) Красиво. И травка классная. Зеленая, мягкая и пружинит. Потом народ поехал в город. Там все пошли по магазинам, а я вспомнила, я теперь девушка состоятельная, взяла такси и поехала в зоопарк. Кстати, до этого покаталась на метро. Убиться. Там в метро, телевизоры на станциях и в вагонах крутят рекламу. Представляю, что будет в московском метро, если там поставить телевизор:).

Перед зоопарком немного погуляла по городу. Симпатичный. Похож на смесь всех городов сразу: Москва, Питер, Казань, Дублин, Нью-Йорк… такая мешанина, короче. В зоопарке мне понравилось. Вообще то я их не люблю. Московский выглядит как концлагерь для животных, а вот в Новосибирске, он просто огромный и зверюшкам там и вправду хорошо. Поэтому, они там все размножаются. Ужасно понравился загон с львами, где огромный папа лев валялся пузом вверх, вокруг него носились трое львят, а мама львица, пинком поднимала папу, пытаясь призвать его к выполнению хоть какого то отцовского долга.

Еще там была лигра, единственный в мире гибрид льва и тигра. Такая полосатая львица. При мне мальчик спрашивал у папы как он получился. Папа стал объяснять, что льва долго не подпускали к львице, и что он очень очень соскучился. Дальше я не стала слушать и поспешила ретироваться, чтобы не распугать своим ржаньем детей и мелких животных.

Особых слов заслуживают медведи. Особенно наши, бурые.

Лежит там гималайский мишка, панда, еще кто-то. Ну, ладно, нормально и тут

раз, огромное чудище, которое облокотилось на решетку, и толстенные металлические прутья, просто прогнулись под ним. Что-то невероятное. Мне смотритель их, который сидел рядом в кресле, рассказал, что в прошлом году одна нетрезвая дама решила покормить мишку и протянула ему пирожок. Медведь быстренько лапой сграбастал пирожок вместе с ручкой тетеньки, и съел и то и другое. Перекусил. Потом смотрителя посадили, чтобы следил за тем, чтобы никакие пьяные гады не мешали мишкам. Охраняет медведей от людей. Почти как мы вампиров. Что же люди за существа такие, всех от них надо охранять

Потом я вернулась в город и завалилась в паб, который называет old irish. Там уже сидели половина наших. Мой любимый напарник был в ударе и подпитии. Причем по мере пребывания там, его подпитие резко прогрессировало, как и любвеобильность по отношению к своей спутнице.

Что за дурацкая привычка, лапаться прилюдно. Терпеть этого не могу. Я заметила, что эта девочка, когда с Гариком обжимается, все время смотрит в мою сторону, мол, как я отреагирую. Как, как? Спокойно, бля. Только не надо на людях… Долинский налегал на виски и к девяти часам был уже в хлам. Я решила этим воспользоваться, чтобы выяснить интересующий меня я вопрос, что же все-таки у него случилось весной. Эта ушастая тварь еле стояла на ногах, но тайны не раскрыла.

Напиваться не хотелось, смотреть как Гарик лапает женщин тоже, поэтому, я поспешила покинуть это заведение, чтобы лечь спать пораньше, но Гарик вообразил себя заботливым напарником. Сказал, что одну меня не отпустит. И мне необходимо тасн. трапсн. трансрпартивание. Поэтому навязал меня Эдмунду, который был на машине и тоже собирался обратно. Вот счастье то! Всю дорогу пытались беседовать ни о чем. Получалось не очень. Сказал, что мы уезжаем на задание. Типа такой тест всей теории и мозгов, как у Гарика был. Напрягает меня, конечно, эта поездка. Я уже привыкла хорошего не ждать. Ладно хоть бить не будут. Хотя не факт.

Мы относительно благополучно добрались до базы, где я, как и собиралась, завалилась спать. Правда не сразу, там, почитала, покурила, походила по домику. Попила чайку. Однако часиков, в двенадцать, когда я лежала в постельке, и была так сказать, на пороге сна, услышала хлопающую дверь и громкие голоса, что автоматически означал приход моего напарника и его крали. Я подумала, что они сейчас возьмут чего- надо и свалят. Но не тут-то было. Гарик был чрезвычайно громок, и мне показалось, что даже в моей комнате стоял сильно выраженный запах- отвратительное сочетании дорогого виски и наложенного на него дешевого пива, припудренного запахом сигарет. Короче, они были зело пьяны, а их спутница была в не менее оптимистичном состоянии.

Бытовой шум отвлекал, но вскоре они затихли-пошли курить на веранду, и мне все-таки удалось заснуть. Не долго счастье было. Проснулась я от… ну, скажем так, характерных звуков. За стенкой, явно кто-то познавал радость любовного соития, причем я точно знала, кто был этот кто-то.

Сначала мне было ужасно неловко. Попасть в такую ситуацию, кошмар просто. И ведь ничего не сделаешь.

Потихоньку неудобство стало сменяться раздражением, потому как заснуть при таком концерте, мягко говоря, проблематично. Особенно, когда товарищи громкость не регулируют, а имевшийся градус им этого делать не позволял.

Я честно пыталась заснуть. Я залезала головой под подушку, даже достала одеяла и положила его поверх подушки. Но, то ли звукоизоляция была хреновая, то ли господа за стенкой хотели, чтобы мне стало завидно. Не знаю. Короче, через некоторое время раздражение стало медленно сменяться злостью, а вот это была беда. Совсем беда. Я себя знала. Злая Машка могла натворить, все что угодно. Поэтому я стала глубоко дышать, вспоминать уроки медитации- умиротворение и все такое.

И это, честно скажу, помогло. На целых пятнадцать секунд я успокоилась и умиротворилась. К моему великому счастью, товарищи за стенкой тоже умиротворились. Я порадовалась сначала за себя, потом за них, и сладко зевнув, повернулась на бочок, чтобы все-таки поспать, так как на следующий день был назначен ранний подъем. И вообще, человеку, который не по своей вине не высыпался уже в течение недели, элементарно требовался покой.

Народ за стенкой ходил, пил чай, курил, но все это было очень приятным дополнением к тишине, поэтому я вновь расслабилась и стала засыпать. Но не тут то было. За стенкой начали второй раунд, причем сразу с диезов. Диезов-форте, я бы сказала, Надо заметить, что мои стадии с неловкостью и раздражением, тоже были пропущены, и я начала злиться всерьез. Люди, реально напрашивались на неприятности. Не я это начала. Но война была объявлена.

Я стала перебирать гадости, которые можно было бы сделать, и нашла таки одну отличную идею. Присутствие в вашей жизни друзей медиков не только обогащает ее полезными советами на медицинские темы, но и вносит изрядную долю здорового, а иногда и нездорового цинизма. Я вооружилась всем цинизмом, который у меня был, сделала три предупредительных стука в стенку, на которые никто не отреагировал, и приступила к плану А.

Глубоко вздохнув, я начала, ээээ, комментировать происходящее за стенкой в полный голос.

— Давай, Гарик, — нараспев произносила я, — вдуй ей. Будь мужиком (кошмар, я сейчас пишу об этом — краснею, как вчера умудрилась это сделать?), — давай, давай…

Надо отдать им должное, одной этой фразы хватило, чтобы действо за стенкой прекратилось (надо попробовать сделать это и в какой нибудь другой ситуации:). Через двадцать секунд, я услышала шлепанье босых ног, и дверь в мою комнату распахнулась с удара ноги. На пороге покачивался Гарик в трусах, пытаясь сфокусироваться на том, что происходило в комнате. А там ничего не происходило. На кровати лежал ангел во плоти и всем было понятно, что производить громкие звуки, ругаться матом, и вообще осуществлять несанкционированные действия, которые могут нарушить покой этого святого существа категорически запрещено. Но Гарик этого не понял. По причине природной тупости, я полагаю, или чрезмерного алкогольного опьянения.

— Эт че этты тут устроила, а? — он пахнул на меня перегаром и я поняла дешевое пиво полировалось дешевым коньяком. — Тее завидна, что ли? А, Мшунь? Л'жишь тут, одна, всеми забытая. Ну, че, пойдем, Ленуха не будет возражать.

………..- пусть ваше воображение само подскажет, что именно я ему ответила. И пусть оно… не сдерживается,

— Че? Че ты сказала? — мне кажется я в жизни не видела настолько пьяных людей. А уж после того как Гарик наклонился и до меня донесся дух продукта растительного происхождения, в народе называемого коноплей, я поняла, что мы не только пьяны в хлам, но и укурены в дым. Странно, обычно действие одного нейтрализует действие другого. Но это был не тот случай. — Че за проблемы? — вновь повторила жертва алкогольного делирия.

Вот как разговаривать с человеком в измененном сознании, когда он и без «допинга» не всегда бывает адекватен? Я решила по-хорошему. Получился следующий диалог:

— Гарик, солнышко, я так устала, мне так хочется спать, вы развлекайтесь, пожалуйста, я не против, я только за. Только, давай, зайчик, где-нибудь в другом месте. Почему бы вам к девушке в домик не пойти?

— У нее там тоже напарница. — Дедушка Дуров был прав. Лаской, именно лаской, мы добьемся от животного того, что нам надо.

— Гарик, а кругом лес, романтика, свежий воздух. Я возле столовой, беседку видела. А? Возьмите одеял, подушек, вам там будет удобно, — продолжала я свои увещевания, тоном медсестры из психбольницы.

— Точно, — Гарик кивнул, от чего чуть не свалился, — а я то думаю, чего мне душно, жарко, на улицу же можно уйти.

— Вот, солнышко, умница, идите на улицу.

— Спасбо тбе, т нстящй дрг, — сказал мне Гарик и покинул мою комнату, а очень скоро и помещение. Правда, девушка «Ленуха» немного повозмущалась. Ее видимо не прельщало продолжать любовные игры на свежем воздухе, но Гарик был мужиииик, и настоял на своем.

Они оставили наше бренное жилище. Последнее, о чем я подумала, перед тем как заснуть — была злорадная мысль о том, как плохо будет Гарику утром. Но я его сегодня вряд ли увижу, так как мы уезжаем после завтрака.

Все пойду, что ли пожру чего-нибудь. А то тут еда на халяву, а я не ем ничего. Безобразие!

Судьба этого дневника не слишком отличалась от судьбы его собратьев. Всего лишь три записи, зато объемные были сохранены на дискетку,(так, для истории), упрятаны в карман рюкзака, а сама я вместе с этим рюкзаком, группой, и нашими преподавателями запихалась в уазик санитарку и тряслась в течение двух часов по дорогам, точнее, по их отсутствию. Конечной целью нашего путешествия оказался большой деревянный дом, стоящий в лесу на берегу речки.

Мы все расположились в небольшом зале в котором стояли удобные кресла и диванчики, и даже (даже!!!) горел камин.

— Значит так, ребята, — взяла слово Эвелина. — Вы хорошо поучились, передохнули и будем надеяться, что готовы к работе?

— Да? — протянул кто — то, со следами вчерашнего порока на лице.

— Отличненько, — она как будто бы не замечала отсутствие всякого энтузиазма на лицах аудитории, — у нас в конвертах, задание для каждого из вас, учитывая ваши индивидуальные особенности. Держите, — Эдмунд вручил каждому из нас по большому конверту.

— Стоп, стоп, стоп, пока не открывайте, — остановила нас Эвелина, и вовремя потому, что я с остервенением начала раздирать полученный конверт. — По времени, выполнение задания не ограничено, однако, мы надеемся, что вы справитесь за день, максимум за два. Задания очень разные, и я опережу сразу же логично возникший вопрос, учебные они или настоящие. Мы, ребятки, решили сыграть с вами в интересную игру. Дело в том, что пять из этих заданий учебные, а четыре реальные, но какие именно, не знаем даже мы с Эдмундом, поэтому очень сильно советуем вам отнестись к ним серьезно. Во многом, от их выполнения зависит окончательная рекомендация и окончательные оценки, которые пойдут к вам в личное дело. Вопросы?

Вопросов не было. Скорее всего, не потому, что их не было в принципе, а потому что народ переваривал информацию. Однако Эвелина истолковала молчание по-своему.

— Вот и хорошо. Можете вскрывать конверты. У вас есть время обдумать свое задание, задать определенные вопросы. В рамках разумного, конечно, потом подойти к своим преподавателям и уточнить детали, в частности, тем, у кого задание расположено вне базы, решить вопрос с транспортом. Все, давайте, изучайте, потом вопросы и вперед к заданию.

— Уже? — спросил кто-то

— Конечно, чего ждать?

Народ зашуршал, вскрывая конверты, но я не спешила, а удобно развалилась в кресле и посматривала в окно, откуда открывался потрясающий вид на реку и лес. Что-то подсказывало, что мне не стоит торопиться, успею я еще проявить учебное рвение, и рабочее заодно.

— Маша, а что вы сидите? — Эвелина не дала мне толком расслабиться. — Давайте посмотрим, что у вас.

Я со вздохом разорвала конверт. Из него выпал лист, сложенный вдвое. И все? Народ пытался одолеть информацию, распечатанную на трех листах, чего-то шебуршился, а у меня всего лишь один лист?

— Слава Богу, — выдохнула я внутренне. — Значит, ничего страшного. Видимо я настолько всех достала что от меня захотели поскорее избавиться. Мол, сделай свое дело за три минуты и вали отсюда.

— Ну, что там? — Лина тоже выглядела заинтригованной.

Я развернула листок. Там было написано три строчки:

Задание седьмого уровня сложности.

Третий уровень секретности

Все подробности у Эдмунда Стеллса.

— За-е… — ши-бись, — произнесла я, уловив внимательный взгляд своего преподавателя. Легкое задание! Сколько раз мне говорили, что меня погубит мой чересчур оптимистичный взгляд на происходящее.

Похоже, что этот самый момент пришел. Тяжело вздохнув, я пошла разыскивать Эдмунда. Далеко ходить не пришлось. Он сидел на крылечке и кормил бурундука с рук. Какая идиллия! Я бы конечно поумилялась, если бы это

а) не был вампир

б) не был вампир, с которым у меня не сложились отношения

в) не был вампир, с которым у меня не сложились отношения, и который собирается излагать мне мое задание.

Задание от которого, между прочим, зависит успешность моего окончания этих долбанных курсов. Задание седьмого уровня сложности и третьего уровня секретности. Я не знала, что это такое, но звучало угрожающе. Мне было все равно, учебное оно, или настоящее. Я была уверена в одном. Приятным оно не окажется.

— Это ты постарался? — я протянула ему лист.

— Мы давно перешли на ты? — Он посмотрел на меня, чуточку приподняв бровь. Нет, мальчик, я на твои обаяющие фокусы не куплюсь. Даже не думай.

— С тех пор как из девяти человек, я получила суперсложное задание, подробности которого должна узнать у тебя.

— Дорогая, — Эдмунд принял предложенную манеру общению, — ты думаешь мне больше делать нечего, как плести интриги, чтобы испортить тебе жизнь? Хочу тебе сообщить на всякий случай, что задания прописывали не мы. Они сугубо индивидуальны, согласно отчетам, которые мы предоставили, и насколько я знаю, на тебя отчет писала Эвелина.

— Так, какое у меня задание?

— Собирайся, поедем, по дороге расскажу.

Собираться, это значило взять свой рюкзак из комнаты и залезть в какой-то потрепанный джип, видавший на своем веку многое.

Никаких прощаний, никаких «увидимся», просто сели и поехали.

— Значит так, — Эдмунд пропустил введение и приступил непосредственно к делу. — Деревня, расположена примерно в восьмидесяти километрах отсюда. Все замечательно, все хорошо. Пошел слух, что там живут оборотни. Семья лесничего. Он и жена. Местные медленно начинают поднимать бучу, что грозит двумя вещами автоматически. Первое, они могут по старинной русской традиции взять вилы и пойти на басурмана, и тогда, сама понимаешь, прольется кровь. Либо, до этого дознаются какие-нибудь городские журналисты, приедут, начнут копать и если попадется кто-нибудь головастый, то он раскопает, что сто пятьдесят лет назад, там проживала очень похожая семейная пара. Можно конечно отболтаться, но в целом, не нужно нам, чтобы это всплыло. Сама понимаешь лучшее решение проблем это предупреждение неприятностей. Ты согласна?

— С-с-согласна. П-п-подожди, — я пыталась перестать заикаться. — Они, в самом деле, оборотни?

— Да, — Эдмунд кивнул так, как будто бы не сам рассказывал, что из всех индивидов с другой сутью, которых мы изучали на первоначальном этапе нашего обучения, самыми опасными являются именно оборотни. Хотя они и являются относительно миролюбивыми, но потенциальный ущерб, который они могут нанести любым существам, включая вампиров и людей, легко может привести к смертельному исходу или тяжелому ранению. Вспомнив все это, я поежилась. Кто там хотел с ними познакомиться? Спрашивается, кто меня за язык тянул.

— Да, ты не беспокойся, — он ободряюще похлопал меня по коленке. — Руслана и Людмил отличные ребята. Тебе понравятся.

Руслана и Людмил? Меня что разыгрывают?

Я внимательно посмотрела на Эдмунда. Нет, его лицо было спокойно Значит, все серьезно.

Я погрузилось в тяжкие размышления о своей тяжкой жизни. Боже ж мооой. Завезли непонятно куды, хотят, чтобы я с оборотнями якшалаааась. Надо было слушаться маму. А то вот таперича к оборотням сослали супостаты, а они ж меня сожруть и не подавятсяаааа. Тело мое юное и гладкое растерзають, ох горюшко то, горе какоеееее…

Не ручаюсь за дословность, но примерно такие мысли порхали в моей бедной головушке, пока мы прыгали по кочкам того, что в обычных странах называют пересеченной местностью, а в стране именуемой Россия- дорогой.

При этом скорость была довольно высокой, стрелка на спидометре не опускалась ниже шестидесяти километров, что для подобных условий, было более чем прилично.

Однако это означало, что мы приближаемся к месту моей потенциальной гибели с огромной скоростью. Когда о ком-то говорили, на всех парах летит к своей смерти, то обычно у меня рисовалась несколько другая картина.

— Приехали, — сказал Эдмунд, остановившись перед большим деревянным домом с множеством дворовых построек. — Все, ты на месте, — он не собирался выходить из машины.

— Эдмунд, а ты нас, мммм, не представишь? Там, протокол, how do you do? how do you do?

В ответ я услышала

— Не умничай. Это самостоятельное задание, так что все сама, — он хлопнул дверью и уехал, а я осталась стоять посреди леса в трехстах километров от большого города, перед домом, в котором жила семья….оборотней. Отлично. В следующий раз, когда я буду говорить вампирам гадости, нужно быть осторожнее. Если конечно этот следующий раз будет.

И что делать? Не стоять же вечно, тем более собака перед домом просто разрывалась от лая. Понятно, что на шум скоро выглянут хозяева, Надо потрудиться представиться самой. Мысленно посетовав на то, что не удосужилась застраховать свою жизнь, так хоть бы семье помогла, я сделала решительный шаг на крыльцо, собираясь постучать. Однако, опередив меня, дверь распахнулась и я увидела крупную, истинно сибирскую красавицу. Женщину, лет сорока- высокую, статную, с широкими плечами и большой грудью, с косой обмотанной вокруг головы. Вот уж действительно такая и коня на скаку остановит и в горящую избу…

— Здравствуй, — она приветливо посмотрела на меня, — ты как сюда забрела, детка? — Нет более краткого пути к моему сердцу, чем по-отечески меня приласкать(в данном случае по матерински), поэтому я сразу же начала улыбаться и пытаться объяснить, что же именно меня сюда привело, но она меня не очень то слушала.

— Ты, наверное, проголодалась, в дороге. Давай, заходи, будем обедать.

— Спасибо…но я…видите ли…я

— Возьми вон там крынку с молоком и поставь на стол, — она начала давать мне указания, — сумку свою брось в угол. Молодец. Тарелки возьми в шкафчике и ложки достань. Сейчас суп поспеет. Скатерть на полке, — я только и успевала, что следовать ее указаниям.

В результате, через пятнадцать минут в горнице — назвать эту большое светлое помещение, комнатой у меня не повернулся бы язык, стоял стол, накрытый на три человека. А на нем кроме тарелок и ложек, красовался чугунок с супом, крынки с молоком и простоквашей, и полкаравая порезанного хлеба. У меня возникло ощущение, что я попала в сказку. И ощущение еще больше усилилось, когда хозяйка закричала:

— Людмил, поторопись, обед стынет.

— Вот и славно, — это уже было сказано мне, — как зовут тебя?

— Мари… Маша

— Машенька, хорошее имя. Сильное. Давай, Машенька, иди сюда, помой руки и будем обедать, потом погутарим. Меня зовут Руслана, я здесь хозяйка, — она показала мне небольшой рукомойник за ширмочкой и я с удовольствием умылась холодной водой.

— Никак у нас гости, хозяюшка? — я услышала мужской голос. Выйдя из-за ширмы, я ущипнула себя. За столом сидел богатырь. Знаете, как описывают в былинах. Высокий, косая сажень в плечах, румяный мужчина, возраст которого было очень сложно определить из-за бороды, закрывавшей половину его лица, но выглядел он ужасно добродушным. А рокочущий бас, добавлял ощущение силы и спокойствия.

— Садись, гостья дорогая, — кивнул он мне, — здравствовать тебе.

— И вам не хворать, — нашлась я. Ощущение реальности происходящего стало меня потихоньку покидать.

— Давай, поешь, суп наваристый, хозяюшка моя приготовила, — Руслана, тем временем, налила мне большую плошку супа и бухнула туда солидный кусок мяса. Учитывая обстановку, мне пришлось проглотить мои обычные фразы "я, вообще-то, мяса не ем" и "а свинина кошерная?"

Пока Руслана разливала еду, я судорожно вспоминала все, что знаю о том, как нужно себя вести в подобной ситуации. Пресловутый диппротокол вам здесь не фига не поможет. Какая разница, можешь ли ты есть ножом и вилкой, и какой вилкой едят рыбу, а какой десерт, если все, что у вас есть, это тарелка и ложка. При этом хозяин- большой и приятный дядька сидит, молча смотрит на вас и улыбается себе в усы? Нет, тут нужна другая наука. Наука, о которой я имела ровно столько же представления, сколько большинство из тех, кто читает эти строки. Все ограничивалось русскими народными сказками и фильмами Александра Роу. Морозко и все в этом роде. Вспомнив, что Настенька была девушка- хорошая, а главное «неперечливая», я решила помолчать. Глава семьи тут Людмил, я вроде как гостья, так что негоже мне начинать разговор. Буду ждать, пока меня спросят.

Так что, я молча ела самый вкусный суп в моей жизни, закусывая все это огромным ломтем вкуснейшего хлеба (хлеб, я вообще то, тоже не ем), изредка прихлебывая воды из кружки. Людмил ел, посматривал на меня и на жену и посмеивался.

— Спасибо тебе, дорогая, очень вкусно.

Я сочла возможным тоже открыть рот и поблагодарить хозяйку за угощение, не преминув заметить, что такого вкусного супа не ела никогда. После обеда, я помогла убрать Руслане со стола и помыть в тазике посуду.

А муж ее, молча сидел за столом и наблюдал.

— Хорошо, что ты пришла, — сказал он, наконец. Я обрадовалась, ожидая, что он спросит кто я, и что мне надо, но не тут то было. — Поможешь мне гвозди кое-где прибыть. Идем.

Мне очень хотелось ответить, что я тут несколько по другому поводу, но я без возражений поплелась за ним. Моя миссия заключалась в том, что я держала в руках гвозди и подавала их моему новому знакомому, когда было нужно. Все забив, мы вернулись в дом.

— Ладно, — рассмеялся Людмил, — рассказывай не томись. Тебя прислали ребята из отдела, урегулировать нашу проблему?

Я кивнула.

— Сказали, что учебное задание?

Я пожала плечами.

— Ладно, Машенька, вижу, девушка ты хорошая. Не похожа на большинство городских. Давай думать будем, как старикам подсобить.

Я невольно оглянулась. Мне было интересно, о каких стариках идет речь, а потом поняла, что Эдмунд говорил, что эта пара жила здесь около ста пятидесяти лет назад. Этот факт осознать было гораздо сложнее чем то, что существуют вампиры, которые пьют кровь, в том числе и из меня. Но я постаралась об этом не задумываться.

— Может быть, вы мне расскажете все сначала, — попросила я. — Я вообще-то не в курсе, что происходит.

— Ну и методы у них! — покачала головой Руслана. — Бросили девчушку как кутенка в воду. И учись плавать. Да рассказывать нечего. Мы сюда приходим раз в пятьдесят — шестьдесят лет. Нравится нам здесь. Места хорошие, вольные. Вроде и люди не так близко, и не так далеко. Людмил лесничим работает, лучше его не найти и люди это знают. Леса тут заповедные. Цивилизация пока не добралась особо. Лес все дает если правильно с ним обращаться- и зверя и птицу, и грибы, и ягоды, и травки всякие лечебные, и дрова. Местные знают, что мы в лесу как дома, ценят нас за это, совета часто просят, помощи. Все было хорошо. Но недавно начал пропадать скот в деревне, причем очень странным образом. Как будто зверь его таскает, но умный зверь. Такие вещи делает, чуть ли не ворота сам отпирает. Есть тут бабка местная- Зинаида. Она начала деревенских подговаривать, что это мол оборотни завелись у нас, и на нас пальцем указывает. Мол, откуда так хорошо лес знают, и вообще, всякую чушь мелет. Ну и местные начали коситься. Ты же знаешь, люди всегда готовы найти виноватого, особенного, если его укажут. Посматривать на нас стали, шептаться. Чего это от нас животные шарахаются. А они же сама понимаешь — дух-то от нас чужой, звериный чуют. Понятно, что нам даром скот деревенский не нужен. У нас, своей скотины достаточно, мы как видишь не бедствуем, но… — Руслана вздохнула

— Скажите, а эта Зинаида, ей то какой прок от того, что она слухи распускает? Чего это она вас невзлюбила? — поинтересовалась я. — И вообще, откуда она знает? Она что, тоже из…? — я не договорила

— Шарлатанка она, — пробасил Людмил, — бабы-то деревенские, всегда к Руслане ходили за отварами лечебными, девки прибегали за советом. Жена моя, все знает, как парню понравиться, как младенца здорового родить, как ребятенка успокоить. Мудрость вековая в ней скрыта, — он с любовью погладил жену по голове. — А эта Зинаида… Всяких зельев понаварит, да пытается всунуть их кому не лень. Наворотов приворотов, а сама то ничего не знает. Нет у ней никаких способностей. Жена моя советом помогает, а не магией всякой, а Зинаиде этой завидно, что народ к нам ходит, вот она и начала слухи распускать.

— А почему сейчас, — мне стало любопытно. — Вы же давно здесь живете и никаких проблем не было?

— Может и правда, видела она меня как-то, — признался Людмил, — по неосторожности. Знаешь, когда так вольготно живешь, отвыкаешь прятаться. И как- то, в общем, прошел мимо нее медведь, а обратно уже я. Глупо понимаю, — вздохнул хозяин. — Ну вот. А через месяц, началась эта катавасия со скотом. Раз в две недели, пропадет, то телка, то свинья.

— Ага, — подумалось мне, а потом в голове промелькнуло. Медведь?!! Он сказал: медведь?!!!! Хотя с другой стороны, а во что еще может превратиться такой… такой…Так. Не надо об этом думать.

— А много народу в деревне? А если они хорошо к вам относятся, то почему…

— Да деревня у нас небольшая, Триста семнадцать душ, считай. Верить начали? Посуди сама. Заломали у тебя лучшую корову из стада, когда она у тебя в хлеву стояла, а рядом клочья шерсти медвежьей. На кого ты будешь думать?

— Что за идиотизм? — удивилась я. — Типа пришел медведь, совершенно шума никакого нет, заломал телку, оставил шерсть. По-моему это глупо.

— Машенька. Понятно, что глупо. Кто же будет думать тут? Но я уверен, что это все эта тетка треклятая. Кому ж еще. Я всех медведей в лесу знаю. Сейчас и меда урожай хороший, и ягод много было, и рыбы полно. Какой же медведь за скотом пойдет, да еще и в самую деревню сунется, коли, совсем не оголодал.

— А вы с этой бабкой не пытались разговаривать?

— Ты представь, если я к ней попытаюсь подойти, так она потом на всю деревню растрезвонит, что окаянный оборотень ей угрожал. Нет, тут надо что-то другое учудить, а что? Еще пара таких случаев, и к нам с огнем и мечом пойдут.

— Я их не очень то боюсь, у меня есть, чем их встретить, — Людмил указал на ружье которое висело на гвозде. — Только, крови проливать не хочется зря. Да и если мы уйдем, они же дом подожгут, и нам в эти места еще долго возвращаться нельзя будет. А место хорошее, и дом я сам строил. Он восемь десятков простоял и еще столько же простоит. Так что ежели ты что надумаешь, мы тебе будем очень благодарны.

— Я, я постараюсь, — ситуация приобрела совсем другую окраску. От успешного разрешения зависела не только моя карьера, а жизнь и спокойствие людей.

— Это все невеселая история, — Людмил встал из за стола, — но ты наша гостья, так что надо нам тебя, все-таки чем-то развлечь. Не хочешь за грибами сходить? В лесу сейчас подосиновиков много и подберезовиков.

— С удовольствием, — кинула я. — Только я плохо грибы ищу, я их не вижу. Но прогуляться было бы здорово. — Мне было о чем подумать, а думается мне лучше на ходу.

Мы отправились в лес по грибы, но я, честно говоря, с задачей грибоискательства не справилась. Мои мысли были заняты несколько иной задачей. Вместо того, чтобы шнырять и проверять каждую подозрительную кочку, я смотрела в землю и прикидывала, что же можно сделать, естественно забывая не только оглядываться и проверять, где мои спутники, но и вообще смотреть по сторонам, пытаясь определить куда я иду и где нахожусь. Пока, наконец, не случилось неизбежное. Я споткнулась, грохнулась на бренную землю и оторвалась от своих размышлений. И естественно обнаружила, что заблудилась.

Но я не стала биться в истерике. Пока. Чего орать и впадать в панику. Во-первых, было рано и светло, а во-вторых, чего в панику то впадать вообще? Смысл?

Как человек, чувствующий себя в лесу относительно комфортно, я решила собраться с мыслями, поорать для проформы «ау», развернуться и идти в обратную сторону. То есть туда, откуда, как мне казалось, я пришла. Ключевая фраза "как мне казалось". А таких сторон было очень много. Минимум семь.

Я стала вспоминать ориентиры, заученные в детстве, благодаря учебнику природоведения за пятый класс. Вроде на деревьях, с какой-то стороны, растет мох. Кажется с севера. Но почему-то в этом лесу, мох у деревьев рос со всех сторон. Я припомнила что-то еще про муравейники. Можно было еще дождаться вечера и найти полярную звезду, чтобы узнать, где север, но потом я сообразила, что это совершенно ненужная информация, так как я не знаю, откуда я пришла.

Но я решила послушать интуицию и попытаться вернуться обратно самостоятельно, по следам, так сказать.

Через некоторое время, когда у меня почти забрезжила надежда, над надеждой сгустился тумана, а надо мной сумерки.

И вот тут вот я решила, что время впадать в панику пришло. Потому, что ночевать в малознакомом лесу, мне, как бы это помягче сказать, не хотелось.

А потом я услышала это. Шорох. Даже не шорох, а шум. По лесу шел очень большой зверь и шел он явно в мою сторону.

Сказать, что мне стало страшно не сказать ничего. Я поняла, что время впадать в панику- пришло. Чем хороши экстремальные ситуации? В них начинаешь быстрее соображать. К сожалению, меня это не спасло. Пока я решала, в какую сторону мне ломануться, на поляну вышел огромный бурый медведь.

Знаете, увидеть медведя в зоопарке, где он игриво прогибает металлические прутья толщиной в пять сантиметров, это одно. А встретить медведя в его, так сказать, естественной среде обитания…В общем, я выпала из паники. То есть тупо села на землю и обхватила голову руками, в которую ничего кроме: "Допрыгалась, вот тебе и Машенька и медведи" не лезло.

У меня промелькнула мысль, что мои новые знакомые — оборотни и что это может быть, кто-нибудь из них. Но подходить к медведю с вопросом: "а вы случайно не оборотень?" — я посчитала несколько неуместным. Тем более, я была как никак в Сибири, а в Сибири, как известно, медведи водятся, чтобы по этому поводу не думали местные жители, которые в один голос утверждают, что их там нет.

Пока все это пронеслось в голове, медведь скрылся в кустах, и через несколько минут на поляну вышел Людмил.

Боюсь, мой вопль радости нанес тяжелую психическую травму всякому живому существу, находившемуся в радиусе пятнадцати километров от эпицентра звука.

— Прости, что я тебя напугал, — смутился мой спаситель. — Мы думали, что ты решила погулять в одиночестве. А когда поняли, что потерялась, уже темнело. Я бы и так мог тебя найти, но все-таки у зверя нюх острее. Пойдем.

И мы пошли. Как выяснилось двадцать минут спустя, мой топографический кретинизм меня не подвел, я все-таки вернулась назад, правда, сделав огромный крюк. Таким образом, Людмилу пришлось огибать довольно много, но обратно мы возвращались по прямой.

— Бешеной собаке семь верст не крюк, — подумала я про себя, когда Людмил объяснил мне, что я могла бы выйти практически к дому. Он похвалил меня за чувство местности и пожурил за невнимательность.

Вернулись мы аккурат к ужину: картошка жареные грибы и молоко. Ннака.

За ужином, вновь не было сказано ни слова.

— Ну что, — наконец произнес Людмил, после того как отставил тарелку. — Ты что нибудь надумала?

На самом деле блуждая по лесам в поисках грибов- съедобных, а не тех, о которых все подумали, пришла ко мне в голову одна идейка.

— Скажите, а есть в деревне церковь? — спросила я, начиная реализовывать, свою как мне тогда казалось, идею, близкую к гениальности.

— Да, конечно, — Руслана поставила на стол чайник и плошку с медом.

— А священника вы знаете? Как он?

— Ну, — Людмил задумался. — Вообще-то отец Илларион хороший мужик. Настоящий, я бы сказал. — В его устах подобная фраза была реальным комплиментом. — Я ему помогал деревья для церкви искать, и ставить тоже помогал. Так то мы особо не общаемся. А что?

Тут я изложила им мой план, который они после определенных правок одобрили, что мне польстило.

Спала я на самодельной деревянной кровати, на матрасе набитом сеном и поверьте, никогда я еще не спала так сладко. Даже когда меня подняли в семь утра, я не стала ворчать, а умылась колодезной водой и плюхнулась завтракать.

После завтрака пришлось пасть в ноги Руслане и просить у нее одежду. Безусловно, мой внешний вид играл не последнюю роль в нашем плане, но об этом чуть ниже. Но постоянно пребывать в деревне в своих потертых джинсах и футболке бешеных цветов радуги — не стоило. Конечно, это был одним из вариантов решения проблемы. Во мне признали бы Антихриста, и тут уже было бы не до оборотней. Еще бы, когда на улице появляется такое! Моя футболка была абсолютно убийственной расцветки. Поверьте мне, самые яркие попугаи Южной Америки на моем фоне, казались бы серыми воробьями. А теперь, представьте меня в этой футболке, в драных джинсах и с рюкзаком на плече, в деревне, в российской глуши. В азиатской ее части. Да, я думаю, половина бабулек бы слегли с инфарктами, а остальная половина сожгли бы меня на костре.

Покопавшись в рюкзаке, я нашла темные очки, выданные мне в офисе, но в принципе бесполезные, так как обычно я ими не пользуюсь. По двум причинам. В дешевых, я в силу своей близорукости, ничего не вижу. А дорогие я не ношу. Ну, ребята, ну, не могу я понять, как можно потратить сто, а то и больше баксов, на какие-то поганые черные очки. Пусть этот, как его, из кина про Ночной дозор в них ходит. А я не могу. И вообще, когда ты в черных очках, то глаз твоих не видно. Удобно, конечно, но уж больно неуважительно по отношению к собеседнику. И напарника своего я довольно быстро отучила от этой дурацкой привычки. Буквально за неделю. Иногда мы просто не представляем, на что способно вечное нытье.

И пара истерик. Куда же без них? Хотя, одна была со стороны Гарика. После того как я «нечаянно» села на его двухсотдолларовые темные очки, какого-то очень крутого лейбла. А что поделаешь? Ну, неуклюжая я. Иногда. Когда Гарик проорался, я намекнула, что он, конечно, может купить себе еще одну пару, но если он в моем присутствии продолжит их надевать, то, ему скоро придется открывать кладбище домашних живот…в смысле, черных очков. Гарик оказался парнем умным, все просек сразу же. Не знаю, купил он себе очки или нет, но при мне, он больше в них не появлялся. И пока был за рулем, надевал хамелеоны. Но я отвлеклась.

Итак. Юбка и простенькая рубашка Русланы были сложены у меня в рюкзаке. К счастью, она оказалась крупной женщиной, и ее одежда на меня налезла, что не могло не радовать. На мне же были надеты синие потертые джинсы, которые мне пришлось продрать в паре мест, для драматического эффекта, так сказать; вышеописанная футболка, при взгляде на которую даже летучие мыши теряли свою ориентацию и мои любимые ботинки, на толстой подошве. Голову я намочила, и с помощью нехитрых движений, соорудила прическу, с которой наверное не рискнула бы пойти и в самый продвинутый московский клуб. Общий облик дополняли глаза, густо обведенные черным карандашом, нашедшимся у Русланы, и коричневой помадой нашедшейся у меня.

После того как я явила себя миру, Руслана вздрогнула, а Людмил тихо зарычал.

— Знаешь, одно успокаивает, — сказал он мне, — что так люди одеваются только ради маскарада. — Я не стала его огорчать рассказами, что не только. Будем надеяться, что он не попадет на Манежку, когда там стайками вьется молодежь, и я в том числе.

Мы сели в уазик и поехали. Высадил он меня, аккурат за три домика до дома Зинаиды и поехал предупредить своих друзей, к которым я должна буду заявиться. Но я опережаю события.

Как и положено всякой ведьме, жила эта добрая женщина почти на краю деревни. Стоя перед калиткой, мне стало страшно, потому что… просто страшно и все. Но дело требует жертв, поэтому я нагло распахнула калитку и не обращая внимания на заливающуюся собачонку, зашла во двор и подошла к двери. Там, как водится все еще в большинстве деревней, было открыто. Я распахнула дверь с диким грохотом, по- моему я перевернула пустое ведро, но на тот момент я не шибко определяла какие разрушения, я несу этому дому.

Зинаида не успела выбежать на шум. Я обнаружила ее сидящей на стуле и смотрящей очередной телесериал. Вообще, эта бабка напомнила мне пресловутую булгаковскую Аннушку, которая разлила масло. Бегающие по сторонам глазки по сторонам, сухонькая старушенция, которая явно всех своих родственником загонит в гроб, и еще напоследок сделаем им какую нибудь гадость.

Увидев меня, она начала судорожно креститься и читать молитвы. В глубине души, я порадовалась произведенному эффекту, и начала свое представление.

— Хватит, — рявкнула я на нее, — садись. — Она попытавшись встать, плюхнулась обратно на стул.

— Все, пропала ты Зинаида, — я говорила громко и холодно, — спета твоя песенка. Я знаю, кто ты. И что ты делаешь. И почему скот пропадает.

Надо отдать ей должное, Зинаида мгновенно пришла в себя и начала ругаться на меня матом. Зачастила, я бы сказала. Пока она выплескивала на меня все те знания могучего русского языка, что поднакопила за долгую бурную жизнь, я думала, что из этой старушенции получился бы отличный рэппер. Во всяком случае, скорость ее речи поражала. Какой там Эминем, блин. Причем заметьте, это была не просто каша, а вполне отчетливые слова так хорошо знакомые с детства, каждому жителю нашей отчизны

Я решила ее не останавливать, а спокойно села на стул и начала потягиваться и всем своим видом демонстрировать: говорите, говорите, я всегда зеваю, когда мне интересно.

Зинаида поняла, что этим меня не проймешь и замолчала. Мне казалось, что я просто слышу, как у нее двигаются мозги. Сидит тут, в ответ не орет, речи ее не пужается. Вид какой-то странный, может и правда чего?

— Чавось это ты про меня знаешь? — наконец изволила спросить она. — Я ничего не делала и доказательств ни у кого нет. Не я это, а оборотни окаянные, пара выродков, что в лесу живут. К ним и иди, — за этой фразой последовала вторая порция речи, значительно расширившей мой словарный запас. Я даже подумала, что некоторые особо сильные обороты надо будет запомнить, чтобы при случае блеснуть при Гарике.

— Хорошо, давайте позвоним, — я раскрыла мобильник и стала делать вид, что звоню. Откуда же тетке знать, что абонент находился вне зоны действия сети. А мне за актерскую игру, давно надо было Оскар отдать.

— Алло, Мишенька. Здравствуй дорогой. Да, это я. Что там у нас с отпечатками пальчиков и ворсинками? Да, да, все правильно. Зинаида Михеева? Отлично. Выезжать? Может быть, если не поймет, я перезвоню. Что гражданка Михеева? — я повернулась к тетке, и меня стало ее немножко жаль. Такой перепуганный вид у нее был. — Ну что? — повторила я. — Я могу вас сейчас забрать, а еще лучше, рассказать вашим односельчанам, что вы не только режете скот, но и пытаетесь оклеветать честных людей. А это ведь статья. Неужели, вам в вашем возрасте хочется в тюрьму?

— Не губи, — бабка с такой прыткостью бросилась передо мной на колени, что я чуть не взвизгнула. — Я тебя прошу, все отдам, только не губи.

— Да, — я быстро пришла в себя и решила добить жертву, — а холодильник-то наверное забит мясцом, а?

Это стало последней каплей. Тетенька или бабушка, уж не знаю как ее назвать, начала бегать по дому и совать мне в руки какие — то купюры, золотые кольца. Короче, совсем мне противно стало от своего поступка.

— Послушайте, — я усадила бабку на потрепанный диван, — давайте так. Я вижу, вы женщина не плохая, — врать я всегда умела.

— Не плохая, — отчаянно повторила она

— Дурного не хотели.

— Не хотела, родимая, не хотела. Так, побаловаться, пошутить, — она заискивающе посмотрела мне в глаза.

— Значит так, решим. Вы ничего больше не делаете, никаких нападений на скот, разбрасывания медвежьей шерсти, слухов распускать. Ни-ни.

— Не буду, родная, — бабка начала отчаянно креститься, — вот те крест, не буду.

— Ладно, а я тогда помолчу. Но помните, я телефон свой оставлю Людмилу. Вот этот самый телефон, который можно с собой брать и в лес с ним ходить, — я показала ей мобильник. — И если не дай Бог, что…

— Все поняла, все поняла, спасибо. Ну, уж удружила старухе. А я так, пошутить, побаловаться. Думаю, весело будет, — тут она залепетала какую-то чепуху.

— Я пойду, — грозно сказала я, — но вы помните!!! И посидите дома дня три, не высовывайтесь, подумайте над своим поведением, — с этими словами я вышла.

Честно говоря, на душе было препогано. Вроде ничего плохого не сделала, а все равно. На улице было пусто, и я поспешила к большому синему дому, который мне описал Людмил. На стук вышла молодая женщина лет тридцати пяти. Увидев меня, она вздрогнула, но быстро взяла себя в руки.

— Ты, наверное, Маша? Хорошо, что Людмил предупредил, что ты будешь так выглядеть. А то бы я тебя точно не пустила, — она увлекла меня во двор. — Все в порядке? На тебе лица нет.

— Угу, — сказала я. Убейте, но не люблю я угрожать людям, показывать им власть свою и вообще. Елки-палки, ну что такое?

— Меня зовут Татьяна, — тем временем продолжала женщина. — Давай-ка, мы тут воды нагрели, чтобы ты помылась, — она отвела меня к приземистой избушке, в которой любой нормальный человек, иногда выезжающий в деревню, опознал бы баню. — Сейчас полотенце принесу и мыло.

Она ушла, а я села на пороге, закурила сигарету и начала заниматься самокопанием. Почему мне так хреново? Конечно, тетка противная, и я сделала то, что надо было сделать. Но тут мне в голову начали лезть всякие глупые мысли, типа можно было бы и помягче и не пугать бедную старушку до полусмерти.

— Что сделано, то сделано, — вздохнула я, и получив мыло душистое и полотенце пушистое от моей новой знакомой, направилась в баню, где меня ждал котел горячей воды. Вылив на себя несколько тазиков воды различной температуры, мне стало легче и я вспомнила, что вода считается отличным носителем энергии. В том плане, что она уносит любую энергию, плохую или хорошую. Поэтому, некоторые знающие люди не рекомендуют радостно петь в дУше, или над рекой. Мол, мы поем, когда у нас настроение хорошее, а вода, вроде как всю эту радость с собой забирает. Но точно также она забирают и тоску. Не знаю, может, врут, но мне помогает.

После того как я чистая, относительно довольная собой и одетая в человеческую одежду зашла в дом, Ольга всплеснула руками, удивляясь как изменился мой внешний вид.

Еще бы, без косметики, в длинной юбке и хлопковой рубашке, я выглядела как примерная девушка на выданье. Жониха только не хватало.

Первая часть моего плана была исполнена, дело оставалось за малым. К четырем часам подъехал Людмил с Русланой, и они с Татьяной и ее мужем Сергеем пошли в церковь, на вечернюю службу чтобы реализовать вторую часть моей "гениальной PR-компании". Они вернулись через пару часов веселые и довольные жизнью.

Как и было задумано, когда местные жители увидели шкуру медведя, принесенного Людмилом (уж где он ее откопал я не знаю, главное, что откопал), они легко поверили, что Людмил убил того самого медведя негодяя, а уж то что они с женой были в церкви на службе, пока священник читал молитвы и поливал их святой водой, и при этом прошу заметить, ни в каких чудищ не обратились, произвело на местное население самое благоприятное впечатление. Тем более, как я поняла, к лесничему всегда относились с уважением, а на Зинаиду вроде как точили зуб. Уж больно часто ее лекарственные травки не срабатывали.

В общем, массированный план наступления по всем фронтам удался. И бабку Зинаиду мы запугали, и шкуру неубитого медведя поделили, и рейтинг местных оборотней снова восстановили. Красота.

Только, что-то я начинала подуставать от своих приключений. Поэтому, не взирая на самые интенсивные уговоры своих «подопечных», я упросила Людмила поскорее отвезти меня на базу, тем более он знал, где это находится.

После прощания, полного объятий, поцелуев, слов благодарности и данного обещания обязательно приехать в гости, мы все-таки уехали. Надо отдать должное водителю и уазику, до базы мы доехали гораздо быстрее, чем ехали туда с Эдмундом на джипе.

Людмил обнял меня на прощание так, что у меня хрустнули косточки и сказал, чтобы я бросала свою городскую жизнь и приезжала к ним погостить на пару месяцев. Еще раз, пообещав, что при случае я непременно это сделаю, причем я действительно приняла эту идею всерьез, мы распрощались, и я зашла внутрь хоромин.

Было еще светло, около восьми часов вечера, но в доме всюду был зажжен свет, и было совсем пусто. Как выяснилось чуть позже, весь народ собрался в большой гостиной, где нам давались ценные указания, и народ этот был отнюдь не весел. Я быстренько пересчитала людей, были почти все из нашей группы, кроме Юрки.

— Что-то случилось? — мой вопрос прозвучал в полной тишине и никто не поспешил на него ответить.

— Эдмунду плохо, — наконец сказала Оксана. Видок у нее был не очень.

— А в чем дело?

— Мы пока не знаем. Лина там с ним. Подожди, — остановила меня Лиза, — ты куда? Она сказала, туда никому нельзя входить, — но я ее особо не слушала. Что еще я могла не знать о вампирах? Я решительно толкнула дверь и вошла в комнату, где на кровати без сознания лежал Эдмунд.

Да, видала я и более симпатичных вампиров. Он был невероятно бледен, я бы даже сказала, приятно зеленоват, тяжело дышал и его бил озноб.

— Что с ним? — бесцеремонно спросила я у Эвелины, которая сидела рядом, положив руку ему на лоб.

— Он не принимал крови больше пятьдесят часов. Его критическое время пятьдесят один час сорок минут. Ты знаешь, что это значит?

Я знала, что это значит, у меня были хорошие учителя, пока они были еще в сознании и не дрожали. Это значит, что Эдмунд может обходиться без крови пятьдесят один час сорок минут, и когда критическое время пройдет, то в организме начнутся необратимые изменения, которые всегда приводят к одному. К смерти.

— В чем проблема? — я не могла понять. — Дай ему кровь.

— Здесь нет крови, — покачала головой Эвелина. — Мы должны были принять порцию перед самым отъездом и вернуться завтра, у нас в запасе было бы достаточно времени, если бы он вовремя принял дозу.

— Интересно о чем он думал, — пробормотала я про себя, но воздержалась от комментариев вслух.

— Подожди, — я потрясла головой, — с собой у тебя нет крови. У тебя в комнате сидит семь здоровых рыл, пятеро из которых просто порхали вокруг него. Неужели ты думаешь, что кто-нибудь откажется поделиться с ним своей кровушкой?

— Нам строго запрещено…

— Лина, что за идиотизм. Плевать, что там запрещено. Пошли. Будем спасать твоего соратника, — иронично произнесла я. Честно говоря, Лина выглядела не намного лучше Эда. Она была так расстроена и растеряна, что мне приходилось ее почти поддерживать.

Когда мы вышли в комнату, на нас уставилось семь пар глаз.

— Как он? Что с ним? Мы можем помочь? — полетели вопросы изо всех концов.

— Ты сама скажешь или мне спич толкнуть? — меня жутко раздражала ситуация, поэтому я пыталась скорее ее разрешить.

— Давай все-таки ты, — Эвелина устало опустилась в кресло.

— Отлично. Народ, особенно девочки, у меня для вас отличная новость. Эдмунд умирает и ему нужна кровь, так, что вам предоставляется уникальный шанс спасти своего любимого преподавателя. И кто знает, может быть в благодарность, он одарит вас своим вниманием, — похоже, моей иронии никто не оценил. — Предпочтение отдается индивидам с четвертой группой крови, если тут такие есть. Есть? — все отрицательно покачали головой. — Нет. Ну и ладно. Первая, вторая, третья тоже отлично подойдут. Если будет сразу несколько желающих, будем тянуть жребий или растянем удовольствие. Что? — я с удивлением посмотрела на людей, пялившихся на меня с откровенным ужасом.

— Мы, что должны сделать? — сдавленно произнесла Наталья.

— Как что? Что-то вы плохо соображаете. Наташ, он вампир, ему нужна кровь. У него крови нет, у вас есть. Где решение задачи?

— Мы должны позволить ему пить нашу кровь? — в голосе Дины, самой яростной поклонницы Эдмунда, прозвучал откровенный ужас, и именно в тот момент, я начала понимать, чем для меня закончится вся эта история.

Однако, я не сдавалась. Не нанималась я вампиров спасать, елки — палки. Одного уже спасла. Спасибо, с меня хватит. Поэтому от уговоров я приступила к угрозам.

— Девочки, он ведь умрет, если вы ему не поможете? Это же Эдмунд, ваш любимый Эдмунд. Он сейчас там лежит, бледный, усталый, умирающий. — Убрать сарказм из голоса, и вообще все было бы замечательно.

Я посмотрела по сторонам. И никто, никто не встретился со мной взглядом.

— Я не могу, я просто не могу, — всхлипнула Дина. — Это так… противоестественно. — И я поняла, что как бы, кто бы, кого бы не любил, все равно остаются барьеры, которые невозможно преодолеть. Я вспомнила свою реакцию на подобное предложение и поняла, что если бы сейчас у меня не было опыта, я тоже вряд ли согласилась на подобную процедуру. Конечно, тогда у меня опыта не было, но Гарик не предоставил мне особого выбора, за что ему, кстати, отдельное спасибо.

— О, Господи, — тяжко вздохнула я. — Как обычно, блин. Маша спасает мир. Пошли, — сказала я Эвелине, которая, по-моему, уже попрощалась с Эдмундом. Как я понимаю, мысль о том, что я могу что-то сделать, просто не приходила ей в голову. Хорошенькое же у них обо мне мнение.

Увидев взгляды ужаса, которые на меня кидали изо всех углов комнаты, я поспешила смыться. Перспектива отдаться вампиру на растерзание для меня была более приятной, нежели оставаться в комнате с людьми, взиравшими на меня как на умственно неполноценное создание. Что ж, в чем-то они были правы.

— Эвелина, прежде чем все это начать, — я обвела руками комнату, включая кровать с Эдмундом, — ты скажи народу, пусть расходятся. Спать там, ложатся, только чтоб в гостиной не толпились, — мысль о том, что там сейчас будут обсуждать и сплетничать выводила меня из себя.

— Хорошо, — Эвелина встала и вышла. А я села на кровать, рядом с Эдмундом.

— Ну, что приятель? Я так и знала, что все этим кончится. Похоже, что для меня это всегда кончается одинаково, — вздохнула я. — Да, выглядишь ты неважно. Будем тебя лечить, — тут в комнату вернулась Лина.

— Спасибо тебе, я не знаю как…

— Лин, давай притормозим с благодарностями до того, как ему станет лучше, — я прервала ее. — Так, ну что, мне шею ему подставить или как?

— Я боюсь, что он будет не в состоянии надкусить шею, ему необходимо хотя бы немного пополнить силы. Вот, возьми, — она протянула мне охотничий нож, — тебе нужно взрезать запястье.

Зашибись! Обожаю свою работу.

— Знаешь, — я с сомнением посмотрела на этот образчик холодного оружия, — я вообще-то харакири не обучалась, и сама боюсь не потяну. Давай ты, а?

— Маш, ты не понимаешь, — Лина покачала головой. — Я сейчас выйду из комнаты. Из соображений безопасности, мне лучше тут не оставаться. Мое критическое время довольно близко и я не хочу себя искушать зря. Два вампира могут оказаться для тебя опасными.

— А что? Устроим кровавую оргию, — обычное словосочетание прозвучало в несколько ином контексте. — Ладно, — я пожала плечами, — если уж так необходимо.

— Послушай, — Эвелина остановилась возле двери, — для того чтобы все было нормально, ему нужно выпить не меньше шестисот грамм. Это как минимум минут восемь-десять. Ты должна заставить его выпить. Он может отказаться, он прекрасно понимает, что подвергает тебя опасности. Но ты должна настоять.

— Ладно, все будет сделано. Буду уговаривать, чтобы попили моей кровушки. Фаст-фуд для вампиров готов, — надо же, у меня получалось шутить.

Эвелина вышла, плотно прикрыв за собой дверь. Отлично. Я вновь бухнулась на кровать. По-моему чувак даже немножко посинел, что откровенно говоря, ему шло. Я взяла оставленный нож и посмотрела на свое запястье. В голове почему-то крутились фразы типа "Без поллитры не возвращайся" и "Кто там? — Сто грамм. — Не пущу, приходи, когда литром будешь". Эти образчики незатейливого дворового фольклора помогали каким-то образом держать в руках мою нервную систему.

Меня не особо напрягал сам процесс переливания крови из меня, непосредственно в вампира, а вот взрезать себе запястье… Нет, крови я не боюсь. Как человек, проведший свое детство в лаборатории судмедэкспертизы, среди пробирок с кровью, микроскопов и других интересных вещей, последнее что меня смущало — это вид крови. Но самовзрезание. Фи, какая пошлость. Почему перед моими глазами всплыла картинка — инструкция по рубке мяса.

Знаете, такая картинка на рынке или в магазине, где говяжья туша поделена на секторы, и к каждому сектору стрелочка и название. Я быстренько прикинула, на какие секторы можно было бы разделить меня. По большому счету, если голову сразу отбросить, то филейных мест было несколько. Но потом я поняла, что вампиров в первую очередь должен интересовать малый и большой круг кровообращение, и в памяти всплыла картинка с урока биологии.

Ну да, ну психанула я, ну, несла всякую ересь. Я бы на вас посмотрела, если бы вам сначала было нужно себя взрезать, а потом позволить вампиру присосаться. Хотя при воспоминании о моем первом опыте, сердечко сладко екнуло.

Хватит, тянуть дальше было некуда, и я решительным жестом и с немым криком «банзай», полоснула ножом по руке. Боли я не почувствовала совсем, настолько острым был нож, а вот кровь заструилась сразу. Пришлось проявить находчивость, так как Эдмунд на запах и вид крови не реагировал. Я капнула несколько капель в рот, вампиру и только тогда он машинально облизал губы и открыл глаза.

Увидев неподдельное удивление, я поняла, что, пожалуй, могу получить удовольствие от всего происходящего. Эдмунд попытался что-то сказать, но я молча сунула свою кисть поближе, и он, ухватившись за нее обеими руками, без слов впился в нее.

Это было…Скажем так, когда у вас пьют кровь из шеи, это намного приятнее.

— Все, — он упал обратно на подушки через три минуты, которые показались мне вечностью, — достаточно. Мне достаточно, — слабым голосом произнес он. — И тебе хватит.

— Эдмунд, дорогой, что-то не похоже, чтобы тебе стало лучше. Я знаю, что происходит с вампирами, когда им достаточно. Да и Лина сказала, что тебе нужно не меньше десяти минут меня пить. Давай будем считать, что с кистью покончено, и попробуем шейку, — я разговаривала с ним как с маленьким ребенком, но он на провокацию не поддался.

— Я не могу, это строго запрещено, — выдохнул он.

— Послушай меня, — я чуть не вспылила. Какие все правильные, подумать только! — Все, я взрезала вену, ты уже выпил. Давай все-таки доведем дело до конца. Я знаю, что это такое, — я посмотрела прямо ему в глаза, — и не боюсь. Давай. Там может, еще след остался, тебе будет легче. Я, правда не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Хорошо?

Он послушно кивнул. Какие они сговорчивые, когда слабые.

— Мне нужно подняться, — прошептал он, — чтобы достать до шеи.

— Я нагнусь, мне не сложно.

— Нет, — он попытался помотать головой.

— Ладно, — я пожала плечами и помогла ему приподняться. Наши лица оказались очень близко, и я почувствовала странное возбуждение. Только не это. Опять!

— Послушай, Эдмунд, — я чуточку притормозила его, уже готового впиться мне в шею, — давай постараемся без поцелуев страсти на этот раз, хорошо?

Он с трудом кивнул. Как во сне, я увидела, как обнажая клыки, приподнимается его верхняя губа, он медленно наклоняется ко мне. Знакомая резкая боль, и на меня вновь навалилось чувство абсолютной расслабленности, полного равнодушия к происходящему и чего уж скрывать, волна медленного возбуждения. Я больше не думала о том, что ко мне присосался вампир, я чувствовала, что рядом со мной невероятно привлекательный мужчина, с серыми глазами, чьи бицепсы я ощущаю правой рукой, придерживаясь за него. Теоретически, я понимала, что все это происходит потому, что вампиры обладают особой привлекательностью…бла бла бла бла бла…все это понятно. Но практически, мне было глубоко по фигу. Наконец Эдмунд оторвался от моей шеи, и я решила, что пришла пора заняться более насущными для меня проблемами. Я чуточку откинулась назад, но ослабев, не рассчитала сил и потеряла равновесие. Короче, вместо страстного поцелуя, я тупо грохнулась на пол с кровати. Правда, после этого последовало две новости: одна хорошая, другая еще лучше. Хорошая- то, что я увлекла за собой Эдмунда, еще лучше то, что он упал на меня. И я признаюсь честно, у меня не было ни сил, ни желания подняться. Зато появились другие, гм, желания.

А чтобы вы почувствовали на моем месте. Лежишь на полу, вся такая расслабленная. Сил, чтобы обрести вертикальное положение, нет совершенно. Твоей щеки касается гладко выбритая щека настоящего мужчины. Ты слышишь его прерывистое дыхание, чувствуешь его запах. И ты думаешь, что то, что ты не довела с одним вампиром до конца, ты вполне бы могла закончить с другим, не менее привлекательным вампиром, скажем прямо. Но потом оно, тело, устремляется куда-то вверх, и ты пытаешься протестовать. А все что получается, это почти неслышное тихое "Эй?! Ты куда?". И вместо того, чтобы в конце концов дать девушке то, что она хочет, этот привлекательный мужчина начинает суетиться вокруг тебя, постоянно повторяя "ты как?" "с тобой все в порядке?", что тоже довольно приятно. Но тебе совершенно не хочется ему отвечать. Потому что, в принципе, тебе хорошо. Хотя, если бы он лежал рядом и согревал тебя теплом, то было бы еще лучше. А потом ты понимаешь, что этот товарищ собирается взять тебя на руки, чтобы положить на кровать и пытаешься очень резво подняться самостоятельно, так как…ну, не следует привлекательному мужчине брать тебя на руки. Зачем ему знать, что ты удачно скрываешь лишний вес с помощью одежды.

И он очень удивлен твоей внезапной прыткостью, хотя, в общем-то, ты движешься не быстрее черепахи. Он укладывает тебя на кровать, где только что лежал сам, осторожно прикасается губами ко лбу и чуточку покачиваясь, выходит из комнаты. А затем появляется с красивой девушкой.

— Нет, красивая девушка, тут совсем не нужна. Ну, то есть категорически. Зачем нам кузнец? — думаю я.

В руках у девушки шприц, и она что-то говорит, но что, ты понимаешь очень плохо. И улавливаешь лишь некоторые слова, типа…поможет восстановиться…, усилит иммунитет…, спать… и все такое. И тебе делают укол. А тебе это не нравится, но ты куда-то проваливаешься, и мужчина пропадает.

И ты вот так вот лежишь, лежишь и не понимаешь, бодрствуешь ты или спишь. Ты, то выныриваешь из реальности, то вновь засыпаешь. И вот тебе снится, а может быть это происходит на самом деле, что рядом с тобой кто-то садится, и тебя обнимают чьи-то сильные руки. И приподнимают и прислоняют к себе. Ты не знаешь кто это. Ты не можешь рассмотреть лица человека рядом с тобой. А он гладит тебя по голове и бормочет что-то очень нежное и успокаивающее. Хотя тебе совсем не важно, что он говорит.

Ты чувствуешь себя в безопасности. И ты утыкаешься лицом в грудь и чувствуешь как от него вкусно пахнет табаком, дорогим парфюмом и поверх этого, тонкий аромат мужского пота- невероятно уютный, и очень знакомый запах. И ты чувствуешь шершавый подбородок, который царапает твою щеку. А потом, твоих губ все-таки касаются чужие губы. И ты понимаешь, что они сухие, мягкие и немного обветренные. Сначала, это даже не поцелуй. Он довольно нерешительный, как человек, который стоит на пороге и не знает, стоит ли ему заходить в комнату или нет.

А потом тебя все-таки целуют. И, это самый умиротворяющий поцелуй в твоей жизни. Он тебя успокаивает и баюкает. Ты понимаешь, что пока этот человек рядом, с тобой не случится ничего плохого. Он всегда защитит тебя и поможет. И ты закрываешь глаза и окончательно засыпаешь…

.

Я проснулась следующим утром, в прекрасном настроении. Знаете, такое бывает, когда вам приснится сон, который определяет ваше самочувствие на весь следующий день. Отдохнувшая и посвежевшая, я слезла с кровати и завернувшись в покрывало пошла исследовать окрестности. Всюду было пусто, ничто не напоминало о многолюдности вчерашнего дня.

Наконец в комнате, которая была приспособлена под кухню, я увидела Лину. Она сидела на высоком табурете и пила чай. Проглотив первую мысль: "Они что, совсем с катушек съехали, барные стойки в деревянных домах посреди Сибири?", я поздоровалась.

— Привет, как ты себя чувствуешь, — Эвелина поспешила слезть с табуретки и подойти ко мне.

— Все прекрасно. Как Эдмунд?

— Ему гораздо лучше. Нужно еще немножко полежать, но так, он в норме.

— Я могу его навестить? — спросила я, подбирая волочащееся за мной покрывало.

— Конечно, пойдем, — я поплелась за своей провожатой, по дороге осматривая дом, котором толком не рассмотрела вчера. В принципе, оказалось, что барный табурет очень даже вписывался в общую картину. Домик был, что надо. Такой небольшой трехэтажный деревянный коттеджик, в котором бы неплохо проводил время какой-нибудь олигархик. Кругом ковры, деревянные статуэтки, вообще пахло роскошью. Я бы даже сказала, воняло.

— Этот дом принадлежит нам, — объяснила мне Лина, увидев мою заинтересованность интерьером, — мы сами работали над проектом и обставляли дом.

Мда, по сравнению с домом, который построил Людмил, этот домик был малость… мажорным. Вот, в целом, это основная разница между оборотнями и вампирами, как я поняла. В то время как оборотни являются настоящими сельскими, точнее лесными жителями, не любящими суеты, роскоши, вампиры на их фоне оказываются мажорами на дорогих машинах, в дорогой одежде и таких вот домах. Их дело, конечно. Не мне тут рассуждать на тему видовой и классовой принадлежности.

— Входи, — Лина приоткрыла дверь.

Я очутилась в комнате сделанной в деревенском стиле, все очень просто, но очень дорого, мелькнула мысль при виде стула из красного дерева.

— Я принесу чаю, — Лина улыбнулась и вышла.

Эдмунд лежал на кровати и выглядел не в пример вчерашнему. Хорошо выглядел, просто отлично.

— Привет, — я села рядом. — Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, хорошо, — он улыбнулся, и я с радостью отметила полное равнодушие к нему. Кратенько проинспектировав свои внутренние ощущения, я поняла, что поцелуй во сне, волнует меня гораздо больше. Интересно, что это был за парень?

— Что? — уйдя в свои мысли я прослушала, что мне говорил Эдмунд.

— Я хотел сказать тебе спа…

— Эд, давай без этого, хорошо? Ты бы на моем месте поступил бы точно также, — произнесла я банальную фразу всех тех, кто хочет отделаться от благодарности.

— Тебя уже пили, да? — он даже не спрашивал. Он просто утверждал. — Ты поэтому была так зла на меня сначала?

— Да нет, не поэтому, — я кратенько поведала ему историю своих запутанных отношений с Ромом.

— Во всяком случае, теперь, многое становится ясным, — кивнул он. — Маш, на самом деле, если кто и виноват в этой ситуации, то только твой напарник, а уж никак не бедный Ром. Гарик же все это придумал. А Ром здесь вообще не причем.

— Сменили тему. А где все?

— Они уехали на базу. Ты тоже собирайся, скоро придет машина.

— Ладно, рада, что тебе лучше, тогда я пойду, — я столкнулась в двери с Эвелиной, выхватила у нее из рук чашку с чаем и довольная собой, поскакала дальше, но одна мысль меня все-таки заставила остановиться.

— Лина, — я внимательно посмотрела на нее. — Ночью никто не приезжал?

— Нет, — она с удивлением посмотрела на меня, — а что?

— Да так.

Через полчаса, этого времени вполне хватило, чтобы принять душ и позавтракать, приехала машина, и увезла меня обратно на базу. Эдмунд и Эвелина сказали, что они останутся там еще некоторое время, так как их преподавание уже закончилась.

Пожалуйста, закончилась так закончилась.

— Ну, — на крыльце нашего домика меня поджидал Гарик, который просто лучился ехидством. — Я слышал, ты опять отличилась, дорогая. Все-таки, это твоя судьба, кормить вампиров. Слушай, а давай, организуем специальную службу и будем брать за это деньги. Знаешь, сколько можно бабла зашибить? Между прочим, некоторые этим зарабатывают. А уж ты с твоей четвертой группой, просто нарасхват будешь. Как, Эдмунд? Как на вкус? Он не продолжил доблестное дело Рома, в соблазнении ослабленных девиц?

Я молча пнула его, надеясь, что ему больно. Судя по его воплям, ему было больно. Удовлетворенно вздохнув, я проследовала в дом.

— Можешь не материться, — крикнула я ему напоследок, — по сравнению с одной милой старушкой, которая была столь добра, что продемонстрировала мне весь свой словарный запас, ты нервно куришь.

— Расскажи, что ли, чего ты делала? — Гарик нарисовался в проеме моей комнаты. — Мне же интересно.

— Хорошо, — я кивнула, — тогда чаю мне, и сигарету на веранду.

Гарик, конечно, опешил от такой наглости, но справился и с ней (наглостью) и с чаем и с сигаретой, после чего я все ему рассказала.

— Неплохо, — он кивнул, закуривая. Сколько можно курить вообще. Тут я не выдержала

— Ну, ты, Долинский, и козел! Что за эгоизм вообще такой?! Хоть бы понервничал немного. На напарницу наплевать, как я себя чувствую, не спросил. Меня все-таки вчера изрядно подпили!

— Ой, Машк, чего тебе будет- то? — отмахнулся он от меня. — Все вокруг окочурятся, пока тебе что-нибудь будет. Чего мне нервничать? Ты там не одна была. Тебе наверняка вкололи какой-нибудь восстанавливающей гадости, как они обычно делают в таких случаях. И все. Ха, проблем то! Причем заметь, вампиры гораздо лучше откачивают людей, чем люди. Эдмунд наверняка клялся тебе в верности до гроба, и благодарности до него же. Все как всегда. Банальщина. Эти вампиры жутко предсказуемые.

Тут я поняла, что замерзла и пошла к себе в комнату. Долинский поплелся за мной.

— А ты тут чем занимался без меня? — я опасливо покосилась на этого ловеласа. Заведет речь, не заведет, о своих любовных похождениях.

— Отлично проводил время, замечательно, — в этих кристально ясных глазах не было ни тени стыда

— Слушай, — не выдержала я, — я тебя умоляю, делай, что хочешь, но больше баб сюда своих не приводи, когда я в доме.

— Это когда это, я приводил своих баб, когда ты была в доме? — возмущение было настолько праведным, что я на секунду усомнилась в собственной памяти, но потом вспомнила состояние Гарика

— А кто в воскресенье завалился пьяный, обкуренный и устроил мне тут концерт из серии, озвучиваем немецкую порнографию, а?

— Что, правда что ли? — Гарик внезапно смутился. — Слушай, ты меня извини, я правда, того, лишка, наверное выпил. И что было? — заинтересовано спросил он. — Ну, то есть ты все молча слушала, или, — он подмигнул мне, — приняла участие?

У меня опустились руки. Ну, не идиот ли?

— Нет, мой дорогой, я со свойственной мне дипломатичностью, аккуратно спровадила вас на свежий воздух.

— Так вот, почему мы в этой беседке оказались?! — приступ амнезии отступил. — Блин, Маш, ну ты даешь, я себе все придатки застудил. Ночью то холодно, блин! Слушай, ты смогла меня в таком состоянии еще куда-то отправить? Уважаю, — он посмотрел на меня почти с восхищением. — Этого еще никому не удавалось. Тогда, точно сработаемся! Ладно, — он встал, — ты давай отдыхай сегодня, а часикам к четырем давай-ка в административный корпус дуй, там у Саньки к тебе дело

— Знаю я его дела, — проворчала я, — опять заставят истязать бедную девочку, а потом когда я откажусь, будут истязать меня.

— Маш, это безусловно, твое дело, — Гарик возле самой двери обернулся, — но ударила бы ты ее. И все было бы славно.

— А ты бы ударил? Лизку, вот эту кроху?

— Если было бы нужно, — он посмотрел мне пристально в глаза, — то ударил бы.

— Игорь, я немножечко другая, мне не доставляет это удовольствия в отличие от некоторых.

— А меня доставляет? — взорвался Гарик. — Меня хлебом не корми, дай только руками помахать, на женщин, тем более,

— Не знаю, — отрезала я

— Неужели ты не понимаешь? — он мгновенно успокоился. — Дело в не в том, что мне нравится бить женщин, как ты думаешь. Мне, честно говоря, и мужчин-то не очень нравится бить. Просто, есть ситуации, в которой я без всякого сомнения, ударю любого, кто будет представлять потенциальную опасность для меня и… — он сделал паузу, — для моей напарницы. И я бы не сказал, что твоя Лиза такая уж беззащитная. Запомни, Маша, беззащитных людей не бывает, кто бы, что бы тебе не говорил. И животных, кстати, тоже. Самое безобидное существо, может быть опасным. И еще. Здесь речь идет не просто о том, чтобы ударить человека которого ты не можешь ударить. Необходимо снять шоры с твоих глаз. Тебе еще предстоит узнать очень многое, что будет идти вразрез с твоим обычным мышлением и представлением о мире. Ударить человека заведомо слабее тебя- первый шаг. Все, разговор окончен. Ложись спать, — он закрыл дверь, оставив за собой последнее слово.

— Бе-бе-бе-бе-бе, — передразнила я напарника, и завалилась на кровать. Иногда так приятно, просто тупо поваляться, смотря в потолок. Мне даже удалось заснуть, правда, на этот раз никаких поцелуев мне не снилось, оно и к лучшему. Уж больно не рабочее настроение, они создают. Эти поцелуи.

Без пятнадцати четыре, меня самым безобразным образом растолкал Гарик, правда, прежде чем я успела на него наорать, он вручил мне чашку ройбуша и испарился, даже не удосужившись ответить, во-первых, он знает, что я обожаю ройбуш, а во-вторых, каким образом он умудрился его раздобыть посреди леса.

Однако делать было нечего, я чувствовала, что меня ожидает очередная порция побоев или забег на длинные дистанции и не знала что хуже.

Позевывая и поеживаясь от вечерней прохлады, я дошла до административного здания. В холле меня встретил Александр Иванович, и осведомился о моем самочувствии. Я решила откровенно не врать, но сделала несчастное выражение лица и пожала плечами, всем своим видом говоря, что физическая нагрузка и в том числе и насилие над личностью, мне категорически противопоказаны.

Однако, к моему удивлению мы не пошли в спортзал. Тренер завел меня в большую комнату, где сидели Ольга-координатор и Настя — наша медсестра, с которой, как мне кажется, я была знакома лучше всех. Чаще всех виделись.

Она быстренько осмотрела мою шею, зрачки, пощупала пульс и одобрительно кивнула.

— Давай, садись, — Ольга показала мне на странный предмет стоявший в углу. Присмотревшись внимательно, у меня возникло ощущение, что я попала в фильм «Матрица». Передо мной было большое кресло, вокруг стояли какие то мониторы,

— Давай, давай не бойся.

— Ч…Что это? — я опасливо покосилась на все эти приспособления.

— Кое-что, мы с тобой все-таки не отработали, а твое самочувствие не позволяет продолжить наши занятия в реальной жизни, попробуем загрузить тебя в виртуальное пространство, — объяснил Александр Иванович, — давай, оголяйся.

— Насколько? — я подозрительно посмотрела на них.

— Сейчас посмотрим, да, — перебил он себя, — давай сюда, Настенька.

Настя протянула мне какие-то капсулы и стакан воды.

— Это что? Синяя или красная пилюля? Ребята вы меня разыгрываете?

— Нет, — Настя успокаивающе похлопала меня по плечу, — это уменьшит возможные болевые ощущения.

— Эй, а тут возможны болевые ощущения?! Мы так не договаривались! — возмутилась я.

— Хорошо, — быстренько согласился тренер, — договорились. Ничего не надо, пойдем в спортзал, сейчас я позову Лизу и…

— Ладно, — я плюхнулась обратно в кресло. — Давайте свои колеса.

После принятия дозы, началось самое интересное. Меня начали привинчивать к этому аппарату. Это было очень похоже на процедуру подготовки к ЭЭГ, то есть меня поливали каким-то гелем, а потом прикрепляли ко мне датчики. После этой процедуры, я напомнила себе человека в коме, прямо-таки как в «Матрице». Датчики стояли на каждой руке, на ноге, на солнечном сплетении, пару датчиков на спине, и конечно, шлем на голову. Куда же без него? Он был ужасно неудобный, такое ощущение, что мне натянули на голову кастрюлю.

— Ребята, что это за хрень? — из-под шлема, голос звучал гулко.

— Потерпи, сейчас запустим программу, станет легче.

— Надеюсь эротическую, — я вновь подала голос. — Надо же мне на этих курсах получить хоть какое-то удовольствие, — тут меня чем-то шарахнуло и я замолчала зажмурив глаза. А когда открыла, то стала задыхаться. Я была в матрице, то есть ощущения, что я нахожусь в спортзале были настолько реальными, что если бы я не знала наверняка, что я сижу в кресле…

— Вздохни глубоко, несколько раз, — я услышала голос Насти, — только не очень, а то будет гипервентиляция, станет плохо.

Я послушно задышала.

— Отлично, нравится?

— Еще бы! — я пошевелила ногами. Иллюзия реальности была полная.

— Это наши последние разработки. Тренажер-симулятор. Приоткройте ей шлем.

Кто-то убрал "лобовое стекло" и я увидела комнату.

— Его создали, чтобы отрабатывать ситуации сложно воспроизводимые в реальности, — объяснила Ольга. — Сама понимаешь, не всегда наши учебные ситуации могут быть смоделированы. Обычно, мы им не пользуемся ради таких пустяков, но мы очень ценим то, что ты сделала для Эдмунда, поэтому уговорили Настю нам помочь. Особой боли ты не почувствуешь, но тем не менее ощущение полной реальности будет с тобой. Готова?

Я кивнула.

— Поехали, — мое забрало вновь опустили и я опять очутилась в хорошо знакомом спортивном зале. Хотя при более внимательно взгляде он отличался от нашего, меньшими размерами и немного другим инвентарем

— Что же, давай, попробуем еще разок. Маш, тебе не надоело? — передо мной появился Александр, или Санек, как называл его мой напарник. — Все что требуется, адекватно ответить на ситуацию и исполнить приказ. Давай, Лизавета, иди сюда.

Из раздевалки появилась Лиза, совсем как живая. Я внезапно осознала, что все это было нереальным и задергалась.

— Маша, успокойся, это специально написанная программа. Можно вводить любые параметры. Дыши глубже, — у меня в ушах раздался голос Ольги.

А я что? Я в принципе, девочка послушная, мне сказали, дыши, я дышу.

— Мы решили попробовать новую тактику, — сказал виртуальный тренер, — ну-ка Лиз.

Тут Лиза, это маленькое существо, которое по-моему разумению и мухи обидеть не может, залепила мне такой ударчик, что я чуть не упала. Точнее, я сначала чуть не упала, но потом все-таки опустилась на татами.

— Нда, — я сидела на полу и потирала голову, — честно говоря, реальная Лиза мне нравилась больше.

— Давай поднимайся, — Лиза протянула мне руку, но я обрела вертикальное положение самостоятельно.

— Ладно, давайте попробуем еще раз.

Я встала в стойку, и виртуальная Лизка, вновь без всякого предупреждения засандалила мне в башку. Тут то я и порадовалась, что это виртуал. Хотя бы болело не очень, правда все равно болело. Однако, после третьего удара мне стало по фигу, реальное — виртуальное, я потеряла ориентацию, потому что на этот раз Лизе помог тренер, он сделал мне подсечку, а она меня добила.

А вот этого, я уже не выдержала. Бить лежачего, да еще и по голове.

Внутренний барьер был сломлен, И я с удовольствием ударила Лизу, презрев все условности и начисто забыв, что я слабых не обижаю, а уж слабых женщин тем более.

— Ну, слава Богу, — у меня в ушах послышался голос Александра. — Делов то, а воплей- то было, воплей! Я не могу, я не буду!

— Давайте второй этап. Маша, — виртуальный тренер подошел ко мне, — ты должна ее ударить. Просто первой сейчас. Поняла,

Я пожала плечами

— Ну? — тренер ожидающе посмотрел на нас.

Лиза встала в оборонительную позу, а я, я ударила, но в последнюю минуту сдержала удар

— Тьфу ты е… — выругался Александр. — Все. Я устал. Нет с тобой никакого сладу, так я в характеристике и напишу. Достала ты меня, Маш. Не понимаешь, значит не понимаешь. Все давайте, раздевайте ее.

У меня сняли с головы этот дурацкий шлем, я с удовольствием сорвала с себя все нашлепанные проводочки, и совсем было устремилась к выходу, как меня задержала Настя. Ей, видите ли, надо было меня осмотреть. Она сказала, что удары полученные во время действия аппарата могут иметь реальные последствия, если этого не отследить. Мне померили давление, температуру и отпустили.

— Зря ты, Маш, — тренер поймал меня на крыльце. — Ладно, значит не дано тебе, такое бывает, редко правда, но бывает. Как чувствуешь себя?

— Нормально, — я закурила, не обращая внимание на укоризненные взгляды тренера. — Устала только, пойду, высплюсь. Весь день, правда, спала, но все равно спать хочется.

— Наверное, сказывается потеря крови, — кивнул тренер. — Тебя проводить?

— Да нет, что за глупости, — улыбнулась я. — Я близко тут живу, меня там напарник, наверное, ждет не дождется.

Я пошлепала домой. Внутри домика было тихо и пусто, но дверь была открыта. Я тихо выругавшись на Гарика, решила залечь спать.

Я переоделась в пижаму, и совсем было уже собралась ложиться, как услышала за стенкой какие-то голоса и странные звуки. Такое ощущение как будто бы чем-то колотили в стенку.

Я решила, что Гарик привел очередную (или ту же самую) боевую подругу и решила, сразу же высказать свое решительное фе по поводу их прелюбодеяния в домике. А что? На этот раз у меня был уважительный повод. Слабость и вообще. Что за моду взял, девок своих водить в наш домик?!

Однако, дверь в его комнату была распахнута и вместо блондинистой или девушки любой другой масти, там обнаружились два молодых человека, довольно крупной наружности. Они по очереди били Гарика головой об стенку. Вот откуда взялись эти таинственные звуки.

Меня это ничуть не смутило. Памятуя о выдумках нашей организации, на всякого рода тесты, я посчитала, что у Гарика свое обучение и внутренне порадовалась, что оно продвигается в не менее жесткое форме, чем мое.

— Ладно, ребята, вижу вы тут заняты, не буду вам мешать, — сказала я этим товарищам. — Только, прошу вас постарайтесь потише, я устала. И не надо бить его по голове, это и так его самое слабое место, а если это все-таки необходимо, то используйте дверцы шкафа, он стоит возле другой стенки и это не так слышно, — с этими словами я развернулась и собралась уходить, но один из ребят преградил мне дорогу.

— Что будем делать? — он обратился к напарнику.

— Она сказала, девку не трогать.

— Но мы не можем ее выпустить,

— Тогда пусть идет с нами, а она сама уж решит что с ней делать.

— Тихо, сиди здесь, — цыкнул на меня большенький.

— Ой, ой, ой, как я боюсь! — я села на стул, закинув ногу на ногу. — Все, молчу. Слушайте парни, хватит, мне кажется ему достаточно.

На мой вкус, Гарика измордовали изрядно. Один глаз заплыл, из носа текла кровь, щека была рассечена. Но я точно знала, что это был тест, меня опять проверяли на какую-нибудь… да хрен знает на что. На всякий случай, я подавила внутренний вопль милосердия и желание броситься к напарнику. Не будем портить представления.

— Пошли, — чувак грубо толкнул меня в спину.

— Парни, куда? Я в пижаме, дайте хоть переодеться, — я попыталась воззвать к их логике, но они притворились что логики у них нет.

Я спокойно вышла сама, а Гарика они пинками вывели из домика.

Не надо считать меня дурой, просто было очевидно, что все, что происходит на данной территории в настоящее время, явно определенно кем-то из высшего руководства. На территорию просто не могли проникнуть чужие. Это было невозможно. У нас был настолько высокий уровень секретности, что…

Да ладно. Тем временем, Гарик рухнул, и один из парней взвалил его на плечи. Они поняли, что я никуда бежать не собираюсь и спокойненько иду за ними, поэтому один нес моего непутевого напарника, который болтался на плече, а второй шел сзади и внимательно смотрел по сторонам.

Мне было жутко интересно, куда нас приведут и кто это таинственная «она», которая давала указания этим дуболомам.

Тем временем, парни вышли за территорию базы, свернули в лес и метров через сто, мы вышли к маленькому сарайчику, напоминающему трансформаторную будку. Что делает трансформаторная будка в лесу? А меня то вы, почему об этом спрашиваете?

Надо сказать, что товарищ, который замыкал наше шествие, был со мной очень любезен, и после того как я пару раз споткнулась, взял меня под руку и очень вежливо довел до домика.

Парни постучали условным стуком, дверь открылась, и угадайте, кого я увидела перед собой? Конечно же Лизу. Действительно, ну кого же еще можно было увидеть?

Я покачала головой. Все-таки сценарист, или кто у них там разрабатывает эти тесты, мог бы быть менее предсказуемыми.

— Лиз, она там была, мы ее не трогали, но оставить не могли.

— Конечно не могли, — вмешалась я. — Лиз, прости, я вмешалась. Так это тест для меня или все — таки для Гарика?

— Думаю для Гарика, — Лиза нехорошо усмехнулась.

— А можно мне посмотреть?

К сожалению, как психолог, я очень быстро расщелкиваю смысл подобных экспериментов. Они пытаются вызвать у меня отрицательные эмоции к Лизе, тем, что она мучает моего напарника. Ну, ребята, банально. Пропадает вся интрига. Ну, что такое? Я вздохнула от огорчения.

— Спасибо парни, вы свободны, я сама справлюсь. Подвесьте-ка его, и идите.

— Лиз, ты уверена?

— Я сказала, уйдите! — Лиза внезапно сорвалась на крик и я поежилась. Как такая кроха может издавать такие неприятные звуки? И вообще, не люблю, когда орут. Просто ужас. (если это не я конечно).

Парни связали Гарика за руки, подвесили его и ушли.

Когда я увидела, как мой напарник висит и не трепыхается, мне стало его по-настоящему жалко.

— Лиз, а может это? Хорош? Что-то он неважно выглядит, — предложила я.

— Нет, Машенька, это еще не все шоу, — она развернулась и ударила его так, что его тело замоталось как тряпка.

— Надо же, а на тренировках ты меня так не била, — я покачала головой.

— Ты же хороший человек, отчасти я это и делаю из-за тебя.

— Слушай а ему не больно? — я подозрительно покосилась на Гарика.

— Не думаю, хочешь попробовать?

— Что? Мне его ударить? — в памяти сразу же всплыл удар, полученный от Гарика. Замстить бы конечно. Я почти согласилась, но…

— Нет, — я вздохнула, — не могу. Ну, не могу я бить беззащитных все равно. Хоть ты тресни.

— Хорошо. Тогда я сейчас, ты его посторожи, а я быстро вернусь, — Лиза куда-то исчезла.

— Гарик, Гарик, — позвала я его. Он открыл глаза. — Ты как? Нормально? Не очень тебе тяжко.

— Маша, — прохрипел он. Все остальное мне не разобрать не удалось. Да, парню определенно надо работать над дикцией

— Да, да, Гарик, все что скажешь, — я раздраженно отмахнулась, — неважно ты выглядишь, конечно. Боюсь больше тебя девушки любить не будут. Давай, я попрошу ее, чтобы она поскорее тебя отпустила, ладно? Мы с ней подружки.

Он что-то простонал в ответ. В мою душу закралось сомнение на один единственный момент, но лишь на один. К тому моменту когда вернулась Лиза, я просто возненавидела нашу организацию, потому, что даже осознавая, что все это было ненастоящим, у меня все равно дрожали руки. Видеть беспомощного избитого Гарика было выше моих сил

— Лиз, слушай. Это же ваши дела. Можно я пойду? — тихо спросила я у нее. — Не могу я на него такого смотреть

— Нет, Маш. Он это заслужил. Я же говорю, я делаю это для тебя. Работать рядом с этим просто опасно.

— Отпусти ее, пожалуйста, — вдруг просипел Гарик, — она же тебе ничего не сделала.

— Слушай, Лиз, — я ничего не понимала, — что происходит?

— Что происходит? — Она потерла руки. — Это я должна спросить. Почему человек, настолько опасный для других, еще не изолирован от общества?

— Что я тебе сделал?

— Лиз, ты типа кто? Агент конкурентной организации? Чего ты до Гарика-то докопалась? — все начинало становиться очень странным.

— Машенька, ты никогда не задавалась вопросом, почему это Гарику понадобился новый напарник, и что это могло такого случить с его старым напарником, что он остался одиноким?

— Отпусти меня! — Гарик задергался, а я напряглась еще сильнее. Вечер переставал быть томным.

— Как-то не задумывалась, — ответила я. — Нужен ему напарник и нужен, фиг знает, что там было до меня.

— А вот это ты зря, — Лиза закурила. Я и не знала, что она курит. — Надо было спросить, — она начала медленно расстегивать рубашку Гарика. — А то бы он тебе рассказал, что случилось с Пашкой весной, да, мрась? — Она поднесла тлеющую сигарету очень близко к торсу, но не прижигала, что давало мне надежду на несерьезность происходящего. Потому, что когда людей жгут окурками, это уже не игра. — Надо было спросить.

— Что же ты козел, сделал? — она наотмашь ударила Гарика и затушила об него сигарету.

— Хватит, — я вскочила, — я не знаю, что там у вас за тесты или что у вас произошло, но я ухожу отсюда. И Гарика забираю с собой.

— Ты никуда не пойдешь, а вместе со мной послушаешь, как Гарик расскажет тебе историю о том, почему моего брата выгнали с работы, с аннулированием всех заслуг. И как он покончил с собой. Сам Игорь Долинский лажанулся по-крупному, но как-то сумел оправдаться, за счет Пашки. И хотя все, все вокруг знали, что облажался именно Долинский, его оставили, а Пашку выперли?

— И что ты с ним сделаешь? Убьешь его? — спокойно спросила я, одновременно прикидывая, что же делать. Однако в голову ничего кроме фразы "Спасите, помогите, это я, Пятачок" не приходило.

— Нет, убить его было бы слишком просто, я приготовила ему другой сюрприз. Смотри, — она осторожно вытащила из кармана оббитую бархатом коробочку и открыла ее. Внутри обнаружилась ампула с мутной жидкостью, ярко зеленого цвета. Увидев ее Гарик задергался

— Это что, абсент? — тупо спросила я. Не время конечно для шуток, но, а что делать? — Я тоже хочу. — Гадость редкостная, но куча людей находили в нем прелесть, может надо просто привыкнуть.

— Это не абсент, — Лиза прервала мой речевой поток. — Это тролиный яд.

— Чей, чей? — я уже совершенно ничего не понимала.

— Яд троллей.

— А что тролли тоже есть? А эльфы? — как-то Гарик со своими проблемами ушел на задний план. Сейчас меня интересовало только одно, — Лиз, скажи, а эльфы есть?

— Да, я вижу, что ты знаешь, как он действует, — на меня не обратили никакого внимания, и я глубоко обиделась.

— Я то не знаю, — буркнула я, осматриваясь и прикидывая, чем бы шарахнуть эту новоиспеченную мстительницу по башке. Но вокруг, ничего подходящего не было.

— Отличный яд, — девушка оскалилась, — действует лишь на периферийную нервную систему. Блокирует ее полностью. Головной мозг будет работать и спинной тоже, но от них никакого толка не будет. И он ничего не сможет делать, будет все видеть, соображать, но говорить не сможет. Ходить? Ходить ты Гарик, будешь, но только под себя, — она мечтательно закинула голову назад. — Какая трагедия. Красивый молодой человек, в самом расцвете сил, и такая судьба! Самое интересное, что противоядия для него нет, и он превращает свое действие внезапно. То есть он может всю жизнь мучиться надеждой, что действие яда прекратится, и пролежать как овощ, пятнадцать-двадцать лет. Правда, иногда, организм сразу не справляется с этим ядом и он блокирует дыхательные пути. Тогда человек начинает задыхаться и если не поспеет квалифицированная помощь, умирает в страшных мучениях. Да, да, да, — она рассказывала все это тоном любителя натуралиста, который с восторгом вещает об очередной из своих тварей.

— Здорово, — я кивнула, — только я не согласна! Не найдя ничего подходящего, чтобы шарахнуть ее по голове, я просто с силой ударила ее под коленки, и сбила с ног. Мне повезло, падая, она ударилась головой и потеряла сознание.

— Я тебя сейчас, конечно, освобожу, но предварительно свяжу этой девушке руки, — веревка нашлась довольно быстро. Надо же было им чем-то связать Гарика.

Обмотав своему бывшему партнеру по спаррингу руки веревкой, и завязав ее узлом, я кинулась к Гарику.

— Молодец, догадалась, — прошипел он, — интересно, когда бы ты еще поверила? После того как она перерезала бы мне горло, или всадила в меня эту чертову ампулу? Маш, подобный такой идиотизм-борщ даже для тебя, — эта умирающая сволочь была чересчур прыткой.

— Если ты будешь обзываться, я сама тебе эту ампулу всажу, — огрызнулась я. — Чем мне тебе веревки-то перерезать? Ножа у меня нет.

— Посмотри по сторонам, может, найдешь что-нибудь, пошевели мозгами! Сколько мне тут еще болтаться?

— Слушай, будешь разговаривать со мной в таком тоне, оставлю тебя тут висеть и побегу за помощью, а уж, сколько я ее буду искать… — может я конечно не права, но Гарик был не в том положении, чтобы командовать и разговаривать со мной как с малолетним дитем. В конце концов, я его спасла. Вот.

Наконец, я нашла перочинный ножик в кармане рюкзака Лизы, и трудом перепилила веревки. Гарик мешком осел на пол. У меня вновь екнуло сердце — он был таким беспомощным, таким…

— Ну-ка давай поднимемся, — чего я не собиралась делать, так это высказывать свои чувства вслух. В такой ситуации, они его только бы расслабили

— Я не могу, — простонал он.

— Не фиг, рассиживаться дорогой, пошли. Давай-ка я тебе помогу. — Я наклонилась и попыталась поднять Гарика. — Игорь, я не знаю, кому из нас надо худеть, честное слово. Если ты будешь и дальше жрать с такой скоростью, а главное в таком количестве, то, оох, — Гарику все-таки удалось обрести прямостоящее положение, правда не без моей помощи. — Давай уж, опирайся на мое плечо, поковыляли. Гарик! На плечо! Не на все тело! — возмутилась я, когда он навалился на меня всем весом. — Не так уж сильно тебя и били, я сама видела, — мне нужно было, во что бы то ни стало, его растормошить и разозлить, злость придает сил, по себе знаю.

— Да? Что ж ты только смотрела и не помогала? Маш, ты вообще дура! Я просто не понимаю, как можно было оценить такую ситуацию как искусственную, а? — моя тактика сработала, по-моему, он даже ногами стал быстрее перебирать.

— Пошли вы со своими дурацкими тестами! — взорвалась я, — э-э-э, — Гарик вновь начал оседать на пол.

— Гарик, солнышко, давай-ка, давай пойдем. Хотя бы на территорию базы выйдем, а потом я тебя брошу и кого-нибудь приведу. Хорошо? — я поменяла тактику общения.

— Конечно, — внезапно он стал послушным как ребенок. Я чуть не расплакалась.

— Давай мой хороший, давай, шажок, другой, — он передвигал ноги изо всех сил. Похоже, ему и в самом деле досталось.

— Слушай, а ты ей ноги связала? — внезапно спросил он.

— Когда? Я, блин, твою тушу с крюка снимала.

— Ты хотя бы ее вырубила?

— Гарик, она сама вырубилась, отстань. Пойдем.

— Нет, Маш, тебе надо вернуться и обезопасить ее.

— Сейчас. Все брошу и побегу. Слушай, Долинский имей совесть. Ты вроде умираешь, а туда же, командовать. Умирай себе спокойно. Успеется тебе еще ей замстить, все, пошли. — И мы снова пошли. Следующие несколько минут было только тяжелое с хрипами дыхание Гарика(похоже ему сломали ребро), все усиливающаяся тяжесть его тела, (он все больше и больше наваливался на меня), и моя отчаянная мысль: "неужели мы заблудились?!"

Когда мы с бравыми парнями (интересно кстати, где они) шли туда, то казалось, что этот хренов сарай находится буквально в трех шагах от базы, но теперь, когда эти шаги были шагами избитого, сильно ослабленного человека, эти метры казались километрами. Единственное, что не давало мне пасть духом окончательно, это свет фонарей который был хорошо виден и давал надежду, что база совсем близко.

— Наконец то! — Я увидела железный забор. — Дошли.

Мы ввалились в калитку, и вышли на асфальтированную дорогу

— Помогите, — громко закричала я. — Все, — обратилась я к Гарику, — сейчас мы доковыляем до первого домика, я тебя оставлю на чьем-нибудь крыльце и побегу за нашими. Какая-нибудь фея тебе окажет первую помощь, ты с ней познакомишься, потом опять будешь водить ее в наш домик, все как обычно. Давай еще чуть-чуть, — Ближайший домик был метрах в пятидесяти, и мне пришлось собраться с силами и духом, чтобы преодолеть последнее препятствие.

Я почти тащила Гарика на себе, ничего не разбирая кроме зеленой веранды, которая была моей целью, и слышала, лишь как кровь стучит у меня в висках. Еще бы! Попробуйте потаскать такие тяжести.

Будто во сне, я услышала быстрый топот, хлопок, и как в замедленном кино, увидела, что Гарик начал оседать на землю. Я обернулась и увидела Лизу с оскаленным от радости лицом, и качающийся в бедре моего напарника, шприц.

Бывают такие моменты, которые меняют тебя, твою суть, и ты становишься другим человеком. Одним ударом я сбила ее с ног и проклиная свою тупость, ударила, так сильно, что она потеряла сознание или умерла. В тот момент меня это совершенно не интересовало.

Я кинулась к Гарику. Он валялся на асфальте и по его телу пробегали судороги.

— Гарик, — я опустилась перед ним на колени, — все будет хорошо, я сейчас сбегаю за помощью. Хорошо? Давай полежи здесь, и я скоро вернусь. Наверняка же есть это тупое противоядие. Мы его выработаем. — я несла какой-то бред

— Не оставл…,- он попытался слабо улыбнуться и внезапно начал задыхаться. Этого я уже не могла выдержать.

Мне стало трудно дышать, и я начала хрипеть, чувствуя, как теряю сознание из-за недостатка воздуха.

— Быстро снимай, у нее судороги, коли, коли ее, отключаемся, — вокруг все замелькало, и я обнаружила себя все в том же самом кресле.

Рядом был взволнованный Александр.

— Дыши, возьми меня за руку, давай дыши, раз, два, три, — как в тумане, я следовала его инструкциям и наконец мое дыхание восстановилось.

— Что, что это было? — я растерянно оглядывалась.

— Все, Машенька, поздравляем. Последний тест ты прошла, ситуация смоделирована. Ты успешно закончила курсы с самыми высокими оценками и готова к дальнейшей работе.

— Вы что? У вас совсем сердца нет? — я медленно приходила в себя. — Вы…

— Прежде чем ты скажешь еще что-нибудь приятное, — жестко сказала Ольга, — позволь тебе задать два вопроса. — Как бы ты действовала сейчас, в этой операции, после того как вырубила Лизу.

— Да пошли вы, — я рывком сорвала датчики с рук.

— Отвечай, — повысила голос Ольга

— Убедилась бы, что она не представляет опасности, может быть бы связала ее лучше и ударила бы так, чтобы она точно не встала.

— Для тебя эта ситуация реальна? Ты будешь о ней помнить?

— Всегда, только вы просто подонки, и все это бесполезно, потому что, знаете что? Идите вы со своей рабо… — я замолчала на полуслове. Где-то все, это я уже слышала.

— Тебе нужно время, чтобы успокоиться, — мягко сказал Александр, — но ты получишь самые высокие оценки и неплохую характеристику, так что тебя ждет большое будущее.

Меньше всего меня волновало мое потенциальное будущее, больше всего мне хотелось убедиться, что этот чертов напарник в полном порядке.

Видимо, мои мучители знали какие чувства меня обуревают, поэтому, сняв с меня остатки проводков, молча расступились, давая мне дорогу,

Я схватила рюкзак и выбежала из комнаты

— Маша, — окрик тренер настиг меня почти у самой двери. Было в нем что-то такое, что заставило меня обернуться. — Теперь ты сможешь ударить Лизу? Просто так, без проявления агрессии с ее стороны?

Я задумалась, и поняла что…

— Да, — сказала я тихо, — а потом решительней и громче. — Да.

— Вот видишь, все это было не зря и… — я не стала слушать, что он мне там скажет дальше, меня просто вынесло на улицу. Больше всего я боялась не застать Гарика дома и потом носиться по всей базе, разыскивая его. Хотя я была готова это сделать и меня совершенно не интересовала ситуация, в которой я могла его застать.

Но мне повезло, Игорь Сергеевич Долинский, в миру Гарик, сидел, развалившись в кресле, на веранде нашего домика и занимался тем, чем занимался обычно.

Валял дурака. Пил чай и курил. Я молча забежала на веранду и крепко его обняла.

Вот он тут такой родной, самое главное живой и совершенно невредимый. Я расплакалась.

— Ну-ну, — он прижал меня к себе. — Со мной все в порядке. Перестань, не плачь.

— Какие же они сволочи, — твердила я уткнувшись ему в плечо, — какие же они сволочи.

Гарик ничего не говорил, только крепче прижимал меня к себе.

Успокоившись, я сграбастала кружку чая и села на крыльцо, презрев мебельные удобства веранды. Обожаю сидеть на лестнице. Меня это успокаивает.

— Это просто бесчеловечно, — который раз за сегодняшний вечер, сказала я.

— Согласен, бесчеловечно, — Гарик уселся на ступеньку выше, вытянул свои длинные ноги и обнял меня. — И я бы очень хотел тебе сказать, что это последний раз и такого больше не будет. Но не скажу. Потому, что у нас такая работа. Даже больше, это наша с тобой жизнь и очень часто, происходящее будет иметь не один, и не два подтекста. Ты всегда должна об этом помнить. Но ведь и в обычной жизни тоже самое, просто не так хорошо заметно.

— Тебя послушать, так все хорошо, философ хренов, — огрызнулась я.

— Маш, а что плохого-то?

— Да, Гарик, — я вздрогнула. — Мне очень жаль, что весной с тобой такое приключилось. В смысле, с твоим напарником. Я понимаю, что ты пережил.

— Маш, — опасливо потянул Гарик, — а с чего ты взяла, что все было именно так? Не знаю, чего тебе там наговорили, но все было точно не так.

— А…? — начала было я.

— Даже не мечтай, что я тебе расскажу.

— Дурак ты, Гарик, — надулась я.

— На себя посмотри, — спокойно ответил мой напарник.

— Ладно, слушай, скажи тогда хотя бы, эльфы, правда есть?

— А вот это, мой дорогой друг, — он поместил свой шершавый подбородок мне на ключицу, — тебе знать не положено, статус у тебя не тот.

— Вот как вампиров кормить, блин, так статус тот, а как про эльфов узнавать. И вообще, ты когда-нибудь бреешься, — я машинально провела рукой по его подбородку

— Я на летнем расписании, поэтому раз в три дня, — он поспешно обрел вертикальное положение.

— Так, когда я этот статус получу?

— Поработаешь полгодика, покормишь с пяток вампиров, совершишь что-нибудь героическое, тебя выдвинут на повышение, нас опять пошлют на такие курсы, и там то тебе все и расскажут, есть эльфы или нет, — оптимистически пообещал Гарик.

— Или сведут меня в гроб, — мрачно закончила за него я

— Да ладно, Маш, фигня, это все.

— Или ты меня сведешь в гроб, я больше с тобой селиться в одном домике не буду. Опять начнешь водить своих баб и мешать мне спать, — продолжила ворчать я.

— Между прочим, ты тоже Лене не понравилась, — доверительно сообщил мне Гарик, — говорит, ты — слишком наглая, все время требуешь моего внимания.

— Конечно, требую, вашу мадре, ты же мой напарник!

— Слушай, Маш, а давай, я тебя с каким-нибудь мальчиком познакомлю, а то должна же и у тебя быть какая-то личная жизнь, в конце концов, девочка моя.

К подобным разговорам я имела стойкий иммунитет, выработанный годами долгих бесед с бабушками, мамой и сердобольными знакомыми, у которых в жизни не было других проблем кроме как отсутствия у меня личной жизни, поэтому они самым тщательным образом пытались мне помочь.

Правда от Гарика я не ожидала такого удара ниже пояса.

Мы препирались еще некоторое время, потом пошли спать. Перед самым сном, Гарик сообщил мне радостную новость, что в связи с тем, что наша подготовка немного выбилась из общего графика, мы можем смело отправляться домой. Потом мы с ним поругались еще немножко на тему: "а еще позже, ты не мог об этом сказать? Мог бы завтра утром" И все-таки пошли спать

Что еще можно добавить?

Обратный путь прошел без особых приключений, не считая того, что мы чуть не опоздали на самолет. Но не опоздали.

Мы спокойно долетели до Москвы. С нами летела мужская баскетбольная команда, которая удобно расположилась в хвосте самолета. Хотя удобно, это громко сказано. Бедные парни, пытались уместиться на небольших сидениях, вытянув ноги в проход.

Все это я узнала, когда пошла в туалет, и честно скажу, мне очень понравилось пробираться сквозь искусственные баррикады. Приятно, елки-палки чувствовать себя маленькой девочкой. В общем, я ходила в туалет раза четыре и пошла бы пятый, если бы Гарик, который сидел возле прохода (я естественно уселась у иллюминатора) на меня не рявкнул. Обернувшись, он внимательно изучил причину моего недержания, и весь оставшийся полет развлекался тем, что говорил мне всякие гадости.

Однако я была отомщена, когда мы стали выходить, и он со своими метр восемьдесят семь, просто затерялся среди бравых парней. После этого он рыскал с кислой миной по автомобильной стоянке, и ныл.

— Почему я бросил баскетбол? У меня ведь неплохо получалось, между прочим. Тренер хвалил, обещал большое будущее. Нет, ведь, послушался родителей, поступил в медицинский.

Короче, к тому моменту, когда мы все-таки нашли его джип, он окончательно притух.

— Ладно, давай довезу тебя до дому, — смилостивился он. — Но ты напоишь меня чаем и покормишь. Жрать хочется.

— Ты же слопал всю еду, когда мы уезжали! — возмутилась я. — Сначала всю мою еду, заметь, а потом свою.

— Тогда давай чего- нибудь купим, а то я буду голодный и злой.

— Ты мне угрожаешь?

— Предупреждаю.

Пришлось заезжать в магазин, чтобы затариться кое-какой снедью. И только после этого, мы поехали ко мне домой.

Когда я открыла дверь, то ахнула. Все пространство было заставлено вазами с темно-бардовыми розами и в нос ударил сладковатый аромат цветов.

— Гарик, это что такое?! — сказать, что я была потрясена, не сказать ничего. Я прошлась по квартире. Розы стояли всюду, оставляя лишь место для прохода.

— Слушай, я думаю это Ром, он тут… — я зашла в кухню, не услышав, что сказал Гарик.

На столе лежало два больших конверта.

Я вскрыла один, оттуда выпал листок плотного картона, на котором было написано.

Спасибо. Я все еще твой должник. Эдмунд.

Во-втором лежала серебряная цепочка, на ней болтались две серебряных прямоугольных пластинки со странными знаками. И тоже записка.

Я толком не поблагодарила тебя за то, что ты спасла жизнь самого дорого существа для меня. Это самое малое, что я могу для тебя сделать- рунные подвески. Семейная реликвия. На них появляются именно те руны, которые нужны тому, кто их носит, они помогут тебе. Эвелина.

— Не фига себе, — присвистнул Гарик нарисовавшийся за спиной и увидевший украшение. — Ты мать даешь. Ну, тебе повезло! Я про такие слышал, но никогда не видел. Считай, что тебе улыбнулась удача по-крупному. Обычно, такие вещи передаются только по наследству.

— А что это? — я внимательно разглядывала пластины, на которых появились следующие изображения WSD на одной, и AJM на другой.

— Это руны.

— Без тебя знаю, — огрызнулась я, — что это за амулеты?

— Удивительные вещицы. Ты знаешь, что согласно скандинавскому эпосу, каждая руна имеет глубокое значение и используется не только для гадания, но еще и для различных заклинаний, в том числе и амулетов. Каждой ситуации покровительствует своя руна или рунное сочетание. А на этих амулетах руны не выгравированы, они сами появляются в зависимости от того, что нужно их владельцу. Редчайшая вещь. Просто королевский подарок.

— Думаешь, я могу его принять? — засомневалась я.

— Думаю, ты просто обязана. Такие подарки просто так не дарятся. Отказ был бы воспринят как оскорбление.

— Ну, хорошо, — я повесила цепочку на шею.

— А, что ты собираешься делать со всем этим? — Гарик показал на цветочное поле.

— Как это что? Оставлю, конечно! Если меня выгонят с работы в ближайший месяц, можно пойти на рынок торговать, или лучше сдать оптом, или засушить. А что ты там про Рома говорил? — я повернулась к напарнику, который вытащил розу из вазы и понюхал.

— Да, он тут ко мне подкатывался с вопросами, как бы у тебя прощения вымолить, — Гарик бросил цветок обратно, — мол, как ты думаешь, прости ли она меня, если я ей подарю три тысячи роз.

— Сколько? — я закашлялась. — Они откуда такие деньги берут? Они, кто вообще такие?

— Маша, окстись, ты думаешь на чьи деньги наша организация существует и позволяет тебе всякие вкусности покупать, чтобы меня ими кормить? Кстати, давай-ка накрывай на стол. Давай, давай, ты хозяйка, — Гарик не особо обратил внимание на мои протестующие жесты. — Это ребята, с такими состояниями, что Биллу Гейтсу впору бутылки собирать, понятно? Три тысячи роз для Рома — тьфу.

— Слушай, Гарик, — задумчиво произнесла я, — если вдруг он к тебе снова подкатит за консультацией, скажи, что я деньгами готова взять. Тебе пятнадцать процентов, как посреднику.

— Пятьдесят, — быстренько соорентировался Гарик.

— Тридцать.

— Договорились, — мы пожали руки в знак согласия и пошли пить чай.


home | my bookshelf | | Форменное безобразие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 21
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу