Book: Возвращение лорда Гленрейвена



Возвращение лорда Гленрейвена

Энн Бэрбор

Возвращение лорда Гленрейвена

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Если это правда, что беды приходят по трое, то на этой неделе со мной уже все плохое случилось», – подумала Клавдия Кастерс, наблюдая спокойный пейзаж за окном. Было раннее утро, ее любимое время дня, и солнечные лучи освещали причудливые пятна и бросали тени на заросший газон, который простирался до сверкающего круга пруда. Однако Клавдия была не в состоянии любоваться этой спокойной красотой.

Она отвернулась от окна, достала из комода, стоявшего около кровати, старые бриджи, поношенную рубашку и куртку и начала одеваться. В уме она перебрала все свои проблемы. Дженни уже должна была ожеребиться, и по всему было видно, что это будут тяжелые роды. Сквайр Фостер объявил, что он больше не будет выполнять соглашение о предоставлении пастбища для ее овец, заключенное несколько месяцев назад. А теперь в деревне, говорят, появился какой-то незнакомец, который задает вопросы о поместье Рейвенкрофт и его умершем хозяине.

Клавдия вздрогнула от этой мысли и замерла, держа в руке один башмак. Незнакомец… Возможно, все это типичная ерунда. Деревушка Маршдин была расположена недалеко от основных путей, так что время от времени какие-нибудь путешественники обязательно заезжали туда по пути в Глостер или даже Уэльс. Но этот незнакомец находился там уже два дня… И потом, почему он расспрашивал об Эмануэле?

Она продолжала размышлять об этом пока одевалась, а потом пожала плечами, решив, что тут она ничего не может поделать. Перед тем как надеть большую бесформенную кепку, она расчесала свои спутавшиеся светлые волосы и завязала их лентой. По привычке она посмотрела на себя в зеркало, и это заставило ее снова вздохнуть. «О Боже, – пробормотала она с раздражением. Ее глаза сузились. – Ты только посмотри на себя». Нельзя сказать, что ей не нравилась ее внешность. Все дело было в росте. Она была очень маленькой. «Коротышка», – сказала она себе, и казалось, что мужской костюм – ее рабочая одежда – укорачивал ее еще больше и делал менее привлекательной, чем ей хотелось. Она опять пожала плечами. И с этим она тоже ничего не могла поделать.

В тишине огромного дома были слышны только шаги Клавдии, и, как это часто бывало с ней в последнее время, ее вдруг охватило чувство восторга. Она была свободна! И хотя она была на грани банкротства, но зато не была больше женой Эмануэля Кастерса. Она пережила его, и ей не нужно будет больше терпеть прикосновения этого человека и его тиранию. И, кроме того, Рейвенкрофт принадлежал теперь только ей! По крайней мере, до тех пор, пока она сможет сохранить его от кредиторов и своего деверя.

Она печально улыбнулась, и улыбка тотчас исчезла с ее лица. Она совсем забыла! Через четыре дня должны были приехать Томас и Роза. О Боже, похоже, на этой неделе ее беды еще не кончились.

Клавдия шла на цыпочках по коридору, потому что в это раннее утро ей очень не хотелось встретить тетю Августу. Она очень любила свою тетю Гусси, но сейчас у нее не было времени, чтобы выслушивать лекцию о том, как неприлично «являться на свет божий в мужском одеянии». Она вошла в кухню и вдохнула аромат свежего кофе и только что выпеченного хлеба.

– М-м-м… какой чудесный запах, миссис Скиннер, – обратилась она к седовласой женщине, стоящей у плиты. Та, сразу бросив свои занятия, принесла ей чашку кофе.

– Надеюсь, вы позавтракаете как следует, миссис Клавдия, – сказала она. – У меня займет всего минуту поджарить яичницу, а ветчина уже нарезана.

Клавдия обняла маленькую полную женщину.

– На это у меня сегодня нет времени, но я съем немного хлеба. – Она взяла нож и отрезала себе толстый кусок хлеба, а затем густо намазала его маслом и джемом. Она выпила немного кофе. Дожевывая на ходу, она махнула рукой недовольной служанке и направилась к конюшне.

Клавдия вошла в загон, когда Джона Гибз, ее главный конюх, выводил Дженни из стойла. Он дотронулся до козырька своей кепки.

– Доброе утро, мэм, – сказал он мрачно, показывая пальцем на кобылу. – Похоже, она подумывает о том, чтобы разродиться сегодня. Из нее молоко сегодня так и брызжет.

Клавдия взглянула на раздувшиеся бока Дженни, а потом перевела благодарный взгляд на своего старого конюха. Он был ее главной опорой. Тот небольшой успех, которого она достигла в разведении лошадей, был бы невозможен без его помощи и советов. Он странный старикашка, подумала она, но он проработал в Рейвенкрофте всю жизнь, и его любовь к ней и ко всему поместью была такой же полной и абсолютной, как красота окружавших его котсволдских холмов.

– Да, пора бы, – сказала она, поглаживая нос кобылы. – Думаете, все пройдет нормально?

– Да еще ни разу не было, чтобы у нее все прошло гладко. Кажется, что она никогда не родит. Все остальные ожеребились несколько месяцев назад, а эта дотянула до июля. Паршивая глупая кобыла, – сказал он, обращаясь к лошади, которая нежно ткнулась носом в его грудь.

– Отец жеребенка Ворлок, – сообщила Клавдия, – и он должен быть очень большим. И черным как ночь, – добавила она, подумав о своем лучшем жеребце цвета вороного крыла. Она про себя помолилась за жеребенка, которого так долго пришлось ждать и который был зачат ее самой лучшей кобылой от их единственного настоящего жеребца-производителя. Это была надежда всей ее конюшни.

Джона прогуливал кобылу взад и вперед по загону, пытаясь приспособиться к ее тяжелому ходу и внимательно осматривая ее, чтобы не пропустить первых признаков надвигающихся родов. Понаблюдав за ними некоторое время, Клавдия обратила свой взгляд на конюшню. Как обычно, это зрелище вызвало у нее прилив радости. Может быть, Рейвенкрофт был лишь небольшим поместьем, но его конюшни были не хуже многих в Англии. Они были построены еще в те времена, когда Рейвенкрофтом владела «другая семья», а именно так называла их про себя Клавдия. Со времен Генриха VIII поместьем управляли многие поколения лордов Гленрейвенов. И именно у них в свое время поместье приобрел Эмануэль Кастерс.

Все постройки были из кирпича, и только главное здание было из портлендского камня. Они были построены на века, хотя, когда был жив Эмануэль, ими никто не занимался, и загон превратился в запущенную свалку всякой домашней утвари. Но прошел всего год после смерти мужа, и Клавдия вместе с Джоной и Лукасом, молодым человеком, которого она в шутку называла своим работником, восстановила все, добившись былого уровня процветания.

Клавдия подошла к одной из конюшен. Прежде чем войти в темную постройку, она остановилась, чтобы еще раз порадоваться утреннему теплу. Она обошла конюшню, чтобы убедиться, что все ее обитатели находятся в добром здравии, взяла в руки вилы и начала ежедневную работу.

Она занималась этим самым нелюбимым делом уже несколько минут, когда вдруг почувствовала, что не одна. Обернувшись, она увидела мужчину, который стоял в дверях, опершись о косяк, и, судя по всему, чувствовал себя абсолютно спокойно.

В то же мгновение, сама не зная почему, она поняла, что это был тот самый незнакомец, о котором говорил ей Лукас: «Он торчит в «Трех перьях» и делает вид, что ему абсолютно нечего делать, кроме как пропустить кружечку-другую средь бела дня».

Она оценивающе посмотрела на незнакомца, отметив, что он был одет в дешевую куртку и бриджи. Он был высокого роста, и солнце освещало его изящную фигуру. У него были черные волосы. «Такие же, как шерсть Ворлока», – подумала она некстати. Но его глаза были, как это ни странно, светло-серые. В полумраке конюшни казалось, что от них исходит сияние.

– Кто вы и что вам нужно? – быстро спросила она, нарочно стараясь говорить с грубым деревенским акцентом. Джона был где-то поблизости, на улице, да и Лукас, наверное, уже пришел. И все-таки она чувствовала себя неуютно, когда он начал надвигаться на нее, как хищник. Он двигался с каким-то естественным изяществом, которое раздражало Клавдию.

– Извини меня, приятель, – сказал он с чувством превосходства, которое совершенно не вязалось с его дешевым костюмом, – я ищу владельца этой конюшни. – Улыбка, появившаяся на его казавшемся странным лице, неожиданно сделала его гораздо привлекательнее. Он был моложе, чем показалось Клавдии вначале, – скорее всего ему было чуть больше двадцати.

Неожиданно он остановился и удивленно посмотрел на нее.

– Извините… – Он говорил с мягким акцентом, характерным для жителей Котсволда. Так, значит, он был из этой местности? Он вовсе не приезжий? – Мне надо было обратиться к вам «подружка»?

– Вот именно, – сказала она вызывающе.

Ей уже не раз приходилось слышать от мужчин что-то не совсем вежливое, когда она была в своей рабочей одежде. Нельзя сказать, что она выглядела в своих бриджах и рубашке нескромно, поскольку они были бесформенными, большими и мешковатыми. Просто мужчинам свойственно, подумала Клавдия, считать, что женщина в мужском костюме готова выслушать любую грубость.

Однако лицо незнакомца не выражало ничего, кроме вежливого любопытства.

– А что вам нужно от владельца конюшни? – спросила Клавдия, все еще сжимая вилы.

– Я ищу работу, мисс. В деревне мне сказали, что здесь разводят лошадей. Я работал раньше с лошадьми и, может быть, смог бы быть полезным здесь.

Некоторое время она смотрела на него, слегка прикрыв глаза. Сначала он расспрашивал про Рейвенкрофт, а теперь пришел сюда, чтобы найти работу. Кто был этот человек и откуда он взялся? А самое главное, что он здесь делает? Вообще-то он ничем ей не угрожал, но Клавдия чувствовала какое-то напряжение, исходящее от него, а в его фигуре была твердость стали, хотя сейчас он небрежно опирался о косяк двери. Она наблюдала, как он повернулся и погладил своими длинными нежными пальцами ближайшую к нему лошадь по носу.

– А как вас зовут? – резко спросила Клавдия, забыв про свой деревенский акцент.

– Джем, – ответил незнакомец, подняв брови. – Джем Дженуари. И хотя мне очень приятно разговаривать с вами, девушка, не могли бы вы сказать мне, где находится владелец конюшни?

Клавдия почувствовала некоторую надменность в его голосе. Скорее всего, подумала она с растущим возмущением, он решил, что перед ним простушка, причем настолько непривлекательная, что не может выйти замуж и, одевшись в лохмотья, обречена на чистку конюшен, пропавших навозом.

На самом деле Джем Дженуари ни о чем таком не думал. Сначала он просто принял ее за помощника конюха, но потом понял, что ошибся, заметив характерный изгиб под плотной рубашкой и мелодичный голос, в котором слышалось раздражение. Он подавил в себе свойственное ему любопытство, а когда это злобное существо начало говорить как хорошо образованная женщина, его самолюбие было уязвлено.

Он захотел было приоткрыть эту маленькую тайну, но потом напомнил себе, что приехал сюда совершенно не за этим. Он должен был пробраться в Рейвенкрофт, а поскольку в деревне говорили, что теперешний хозяин хочет восстановить репутацию поместья как конного завода, то работа в конюшне казалась Джему весьма подходящим предлогом для этого. Почему, думал он, эта девица так не хочет познакомить его с хозяином?

– Я сомневаюсь, – сказала она, краснея, – что…

Она запнулась, и Джем проследил за ее взглядом, который был обращен на появившегося в дверях сутулого старика. За ним вошел молодой коренастый парень с весьма недружелюбным выражением лица.

– В чем дело, мэм? – спросил старик. – Мы услышали голоса. Все в порядке?

«Мэм? – подумал Джем. – Это еще что такое?»

– Все в порядке, Джона. Этот молодой человек просто ищет работу.

Джона! Джем внимательно вгляделся в лицо старика, обрамленное шапкой седых волос. Боже, это был Джона! Джона Гибз! Он и не представлял, что встретит тут кого-нибудь, кого знал раньше. Ну что ж, оставалось только надеяться, что старик не узнает его. Все-таки прошло уже двенадцать лет. Он вежливо улыбнулся, глядя на морщинистое лицо старика.

– Работу ищет… – проворчал Джона. – А чем мы будем платить ему? За спасибо он ведь работать не будет.

Он повернулся к Джему и хотел добавить что-то еще, но вдруг замолчал и уставился в лицо незнакомца. Прежде чем он успел сказать еще что-то, молодой парень шагнул вперед и произнес:

– Это он, миссис Кастерс. Тот самый, о ком я вам говорил. Он вынюхивал в деревне про Рейвенкрофт.

Миссис Кастерс! Брови Джема опять поднялись, выдавая молчаливое удивление. Сегодня утром сюрпризы преследовали его. Эта девушка действительно была вдовой Эмануэля Кастерса. Он ожидал, что она будет выглядеть более респектабельно. Джем посмотрел на нее невинным взглядом.

– Вынюхивал? – переспросил он с выражением абсолютного простодушия на лице. – Ну, может быть, можно сказать и так. Мне просто очень нужна работа, мэм. А что касается Рейвенкрофта – так, кажется, называется это поместье? – я просто решил выяснить, где именно могут нуждаться в работнике, и все указывали мне на это место. – Он снял кепку и стоял, держа ее в обеих руках. – Значит, вы и есть миссис Кастерс? Вы та леди, которой принадлежит поместье?

Смиренный тон, которым он это говорил, показался Клавдии абсолютно фальшивым, и она кивнула ему, как ей казалось, по-королевски, хотя сейчас ей очень хотелось, чтобы она выглядела получше и от нее не пахло так ужасно.

– Да, это я, – ответила она, – и я боюсь, что Джона прав: мы не можем нанять вас сейчас.

Глаза Джема широко раскрылись.

– Но такая леди, как вы, не должна чистить конюшню. Это не ваше занятие. Вам нужен еще один работник.

– Вполне возможно, – резко ответила Клавдия. – У нас, однако, совсем небольшое предприятие и, честно говоря, молодой человек, у нас нет возможности нанять сейчас еще одного работника.

– Я могу работать только за еду. – Джем постарался, чтобы в его голосе прозвучало отчаяние. – И я могу выполнять несколько обязанностей – лакея, посыльного… или даже дворецкого.

– Дворецкого? – Она посмотрела на него подозрительно. – Но вы не похожи на дворецкого.

И вдруг разительная перемена произошла с незнакомцем. Он вытянулся так, будто кто-то вставил кочергу ему в спину, и пригладил свои растрепанные волосы. Он поклонился, и в этом поклоне была и определенная покорность, и высокомерие слуги настоящего джентльмена, а когда он заговорил, то это был абсолютно другой тон.

– Вы правы, мадам, но мой опыт подсказывает, что внешность может быть весьма обманчива.

– Все это так, – сурово сказала Клавдия и, закусив губу, посмотрела на Джону.

– Томас и Роза приедут через несколько дней, – напомнила она ему, – а я до сих пор не заменила Моргана. Тетушку это очень беспокоит.

Морган. Джем поморщился, услышав это имя. Что случилось с Морганом? Умер? Ему было довольно много лет, когда Джем видел его в последний раз. Он покачал головой и продолжал слушать миссис Кастерс.

– Томасу очень не понравится, если его встретит какая-нибудь служанка, – продолжала Клавдия. – У нас нет никого, кто бы мог даже выполнять функции лакея.

– Но у вас есть я, – сказал Джем, улыбнувшись самой очаровательной улыбкой, какая была в его распоряжении. На него тут же уставились три пары подозрительных глаз. Молодая вдова молчала, явно сомневаясь.

Клавдия абсолютно не доверяла этому красивому незнакомцу. Хотя он не скрывал своих намерений, но почему-то задавал вопросы про поместье. С другой стороны, лучше было держать его под рукой, чтобы контролировать его самого и его намерение.

– Если вы действительно готовы работать за постель и еду, мы берем вас. Джона покажет вам, где вы будете спать. – Она отдала ему вилы. – После того как вы закончите здесь, Джона покажет вам, что еще нужно сделать.

Джем ощутил одновременно легкое разочарование и надежду. А он надеялся, что ему не придется заниматься тем, что действительно требовало знания лошадей. Хоть он и сказал, что имеет опыт такой работы, но этот опыт сводился лишь к тому, что пару лет назад он несколько недель работал чистильщиком конюшни, и он сомневался, что сможет справиться с чем-то более сложным, чем махать вилами или таскать воду. Значит, нужно было надеяться, что судьба предоставит ему возможность стать дворецким. Жаль, конечно, Моргана. Однако, подумал он, не хватало только, чтобы здесь оказался еще один старожил, который мог бы узнать его.

Остаток дня прошел без особых событий. Надев единственную пару бриджей, которую он захватил с собой, и рубашку, которую дал ему Лукас, все еще смотревший на него с подозрением, Джем хорошо поработал вилами. После этого он натаскал воды и накормил лошадей. Все остальное было тоже не так сложно – смазать жиром и вычесать шерсть животных. Ему начало казаться, что он без труда сможет продолжить свой маскарад.

Однако самообладание чуть не покинуло его, когда он в первый раз вошел в складские помещения. В одном углу стоял большой исцарапанный рабочий стол, а дальше были расположены шкафы, темные от времени, в которых хранились все записи, собранные за многие годы. С другой стороны ряд за рядом располагались ленты и другие награды в стеклянных ящичках и даже… Там все еще висел его рисунок, на котором была изображена Трасти – его первая пони. Он был заключен в рамку и висел между портретами двух лучших кобыл конюшни.



Он почувствовал незнакомое ему до того ощущение покалывания между глаз и схватился за спинку стула. Звук за его спиной заставил его повернуться.

– Вы уже устали, мистер Дженуари? – спросил Джона с усмешкой. Он не стал ждать ответа, а бесцеремонно продолжил: – В соседней комнате вы найдете кое-что, что нужно починить.

Не говоря ни слова, Джем повернулся и выбежал из комнаты.

Еще один неприятный момент он пережил, когда пришел час ужина. Следуя за Джоной и Лукасом, он вошел в главное здание. Когда он проходил через кухню, воспоминания буквально поглотили его. Он не так уж много времени проводил в рабочих комнатах Рейвенкрофта, но воспоминания о том, как он ел пряники на теплой кухне, были очень яркими. Как-то декабрьским днем он сидел вот здесь, поглаживая разбитую коленку, а повар смазывал ее бальзамом и потчевал Джема лепешками с черносливом.

Ужинали они в комнате для слуг. Джем сидел молча, слушая болтовню остальных. Было заметно, что слуг в поместье не хватало. Он размышлял о том, что какое-то число работников может работать в поле. В деревне он слышал, что вдова Кастерс разводила овец, хотя ее стадо было не таким большим, как в былые времена.

По крайней мере стол был сытным, отметил он про себя, заглатывая вкусного цыпленка, – она не экономила на своих слугах. Похоже, вся прислуга боготворит ее. Он заметил, что все с любовью произносят ее имя. Он вспомнил маленькую фигурку в больших не по росту бриджах и рубашке. Как, черт возьми, ей удалось выйти замуж за Кастерса? Это было удивительно. Трудно представить, как она может выглядеть в такой же безразмерной шляпе. Но вообще-то она казалась порядочной девушкой.

Джем вздрогнул. Он не хотел думать о том, насколько порядочна миссис Кастерс. Месть – вот одна из причин, по которым он приехал в Рейвенкрофт. Он так долго жаждал мести. Он вспомнил о ярости, охватившей его в тот момент, когда он узнал, что новый хозяин Рейвенкрофта уже год как умер. Он разжал непроизвольно сжавшиеся кулаки. Возможно, ему не удастся свершить возмездие, но тогда он добьется другой цели. А когда он ее добьется, то молодой вдове придется чистить еще чьи-то конюшни.

Он слегка устыдился своих мыслей о мести, закончил есть и поспешил на конюшню, чтобы заняться тем, что Джона уготовил ему на вечер.

Через несколько часов он был свободен. Помывшись под колонкой в углу загона, он подошел к главному зданию и несколько минут просто смотрел на его фасад, выложенный из местного камня, который блестел в лучах заходящего солнца. «Это прекрасное старое строение», – думал он о нем с любовью. Изначально это была лишь небольшая прямоугольная постройка, но последующие поколения, которые весьма процветали, продолжали надстраивать ее. Теперь у дома были два изогнутых крыла, которые как бы обнимали подъезд к нему, а за главным зданием были другие постройки, невидимые с того места, где он стоял. «Как вдове удается поддерживать все это?» – подумал он, поворачиваясь и разглядывая неухоженные газоны вокруг себя. Ему казалось, что каждое дерево, каждый куст, каждая впадина связаны у него с каким-то воспоминанием.

«Скоро, – подумал он возбужденно, – скоро…»

Он вернулся в загон и стоял в подступающей темноте, опершись на перила перед одной из конюшен. Он вдыхал запахи лета. И дома. Эти слова радостно стучали в его мозгу.

Он заметил, что к нему шел Джона, и подвинулся, чтобы тот мог встать рядом.

– Ты неплохо поработал сегодня, приятель, – ворчливо заметил Джона, – особенно если учесть, что для тебя такая работа в новинку. – Он несколько минут смотрел в темноту, пожевывая травинку. Даже не взглянув на Джема, он продолжил: – И как себя чувствует лорд Гленрейвен, вернувшись домой?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джем повернулся к Джоне. Его лицо выражало полное недоумение.

– Что вы сказали?

Джона ответил ироническим смехом.

– Не надо шутить со мной, милорд. Еще утром у меня возникли подозрения, что это вы. И вскоре я убедился, что прав.

Джем внимательно посмотрел в лицо старику, перед тем как ответить.

– И что же меня выдало? – спросил он наконец.

– О, у вас есть семейное сходство. И потом то, как вы держитесь. Вы всегда вели себя как лорд, даже больше, чем сам лорд. И потом, когда я попросил вас принести упряжь, вы знали, куда идти за ней, хотя вам никто не говорил об этом.

Джем смущенно улыбнулся:

– Надо было мне знать, что тебя не провести, старый дьявол.

На лице Джоны возникло подобие улыбки.

– Да уж, – хмыкнул он.

Лицо Джема стало серьезным.

– Могу я положиться на то, что ты не выдашь меня хотя бы некоторое время?

Улыбка исчезла с лица Джоны.

– Это зависит от того, зачем это вам нужно. Мне не нравится иметь секреты от миссис Кастерс. Вы приехали, чтобы причинить ей зло? – вдруг спросил он.

– Нет! – воскликнул Джем. – Совсем нет. По крайней мере…

Джона проворчал:

– Я спрашиваю лишь о том, зачем вы приехали сюда. Со злыми намерениями?

Джем внимательно посмотрел на старика, думая о том, стоит ли все выкладывать ему. Если он признается во всем Джоне, а тот прямо пойдет к миссис Кастерс и все расскажет ей, поскольку считает себя обязанным ей, то для Джема это будет означать конец всем его замыслам. С другой стороны, союзник внутри усадьбы мог бы здорово ему помочь. Такой человек, который знает о том, какой жизнью живет дом… Он знал, что Джона – честный человек, который всегда был предан своему хозяину и его семье еще со старых добрых времен.

Он глубоко вздохнул:

– Джона, тебе известно о том, что случилось, когда отец…

– День, когда умер старый господин, а поместье перешло в руки Эмануэля Кастерса, был самым черным днем в истории Рейвенкрофта и всех тех, чьи судьбы с ним связаны. – Лицо Джоны стало мрачным. – При всем уважении, я не могу понять, как ваш отец позволил, чтобы это произошло.

– Но, похоже, тебя вполне устраивает молодая вдова.

– Ну, она – это совсем другое дело. Говорили, что старый ублюдок заставил ее выйти за него. Ее отец был должен Кастерсу деньги, так же как и ваш отец, и этот старый блудливый козел положил глаз на миссис Клавдию. Он всегда любил красивых девушек.

Джем удивленно посмотрел на него. Красивых девушек? В его памяти возник образ: бесформенная фигура, облаченная в дешевые, безвкусные одеяния.

– Надо, однако, отдать ей должное, – продолжал Джона, – она достойно сносила его издевательства.

– Да? А я-то думал, она была полностью в его власти.

Грубоватый говорок Джоны мягко звучал в ночи.

– Все так сначала думали. Но эта девушка не из тех, кто долго остается в чьей-то власти. Он было попробовал свои шуточки с ней, как с двумя своими первыми женами. Да, – продолжал он, отвечая на удивленный взгляд Джема, – у него было еще две жены. Первую он взял через две недели после его приезда в Рейвенкрофт. Она умерла через год, а через полгода он женился во второй раз. Эта выдержала дольше, три года терпела…

– А от чего они…

– Ну, ходили разные слуги. Я думаю, что Кастерс убил их обеих, – сказал он прямо. – Ну, может, он это сделал не намеренно, но один раз я видел, как он ударил миссис Джулию, свою первую жену. Говоря по чести, он нередко бил ее. Но однажды это было здесь, в загоне… Она была такой маленькой и, наверное, сделала что-то, что ему не понравилось. В общем, он накинулся на нее с кулаками, и она рухнула, как подкошенная. И ударилась головой о край кормушки.

– О Боже!.. – пробормотал Джем. – И что, никто не мог помочь ей?

Джона ответил коротким смешком.

– Конечно, никто не мог ей помочь, вы прекрасно это знаете. Это дорого стоило бы защитнику, может быть, даже жизни. Через несколько минут она сама поднялась, и казалось, что все нормально, но примерно через неделю она слегла. Доктор назвал это горячкой мозга, и примерно через три дня она умерла.

– А его вторая жена? – прошептал Джем.

– Однажды она убежала из дома. Мы слышали, как он ее избивал. Горничная сказала, что были слышны звуки ударов. Это была холодная ночь, шел проливной дождь. Она убегала все дальше и дальше. Кастерс взял несколько слуг и погнался за ней, но нашли ее только через несколько часов, промокшую до нитки, в церковном дворе. Она заболела воспалением легких и где-то через неделю умерла.

– Я знал, что он был чудовищем, – сдавленным голосом сказал Джем, – но, похоже, не знал и половины. Даже зная его, трудно было представить себе, сколько зла было в его душе.

– Да… – протянул Джона, – здоровый был мужик, прямой и откровенный.

Джем кивнул, давая понять, что помнит.

– Всегда готов был посмеяться и хлопнуть по спине того, – продолжал Джона, – кого считал достойным себя. Все соседи-аристократы обожали его. Они не видели, как он ругает и избивает тех, кто ему служит.

– Но, – прервал его Джем, – ты говоришь, что с миссис Кастерс он обращался по-другому?

– Начал он с ней так же, как и с остальными. Как-то ночью он избил ее в кровь. Но, – Джона почесал свою грязную голову, – больше этого никогда не повторилось. Я не знаю, но казалось, что он сам боится ее. И обращался с ней, ну, можно сказать, с уважением. По крайней мере он стал слушать ее больше, чем кого-либо. И…

– А как умер Кастерс? В деревне говорят, что он упал с лошади.

– Похоже, так оно и было. Как-то вечером он возвращался домой, вроде бы был пьян. С ним был его приятель, и они начали шуметь и распевать песни. Ну, этот второй мужик – Минчин его звали – рассказал, что вдруг лошадь Кастерса испугалась чего-то и понесла. А затем Минчин уже увидел Кастерса в канаве со сломанной шеей. Правда, я не знаю никого, кто бы огорчился, узнав об этом. По крайней мере, никого, кто бы хорошо о нем отозвался.

– Да, я думаю, он был таким же плохим хозяином, как и мужем, – сказал Джем.

– Хуже. Бесился из-за мелочей. Я помню, как он врывался в конюшню с одним из своих списков в руке. Он любил составлять такие списки: кто что должен сделать за день. Обычно эти списки были совершенно бессмысленными, но если что-то не выполнялось, то был шанс узнать, какие тяжелые у него кулаки или даже насколько остры каблуки его ботинок. А на важные вещи он не обращал внимания. Он получил это предприятие из рук вашего отца, – Джона указал рукой на конюшни, сейчас казавшиеся мрачными и темными, – и довел все до разорения. Он продавал все подряд, когда ему хотелось, а потом, когда стало ясно, что дело плохо, он продал почти всех оставшихся животных за гроши – слава Богу, хоть Ворлока оставил. – Джона тяжело вздохнул. – Если бы только ваш отец не отдал ему поместье…

Он впал было в меланхолию, но вздрогнул, услышав слова Джема:

– Мой отец не продавал поместья Кастерсу, Джона. Кастерс украл его.

Джона широко раскрыл рот.

– Что вы хотите сказать? Но… Нам ведь говорили, что ваш отец проиграл…

– А потом ему пришлось отдать поместье Кастерсу за долги. – Джем был спокоен, но его голос громко звенел в тишине. Он стал говорить тише. – Это должно остаться между нами, старый друг. Ты помнишь Джайлса Давентри? – спросил он Джону.

– Да, это племянник сквайра Фейрворти. Обычно он приезжал сюда на лето. Фейрворти уехали отсюда, они потеряли свое поместье лет пять назад. Сказать по правде, мне никогда не нравился молодой Джайлс.

Джем мрачно усмехнулся:

– И мне тоже, Джона, и мне тоже. Но через некоторое время, после того как он уехал отсюда, я столкнулся с ним, и он мне многое рассказал о том, что действительно произошло между Кастерсом и моим отцом.

– О чем он вам рассказал? – спросил изумленный Джона.

– Это долгая история, Но хватит и того, что Эмануэль Кастерс обманом завладел Рейвенкрофтом, а затем убил отца. Потом он сделал жизнь моей матушки сущим адом и заставил ее сбежать ночью со мной и двумя моими сестрами.

Джона открыл рот, но не мог сказать ни слова.

– О Боже, – вымолвил он наконец, – но…

– Ты хочешь сказать, почему бы мне не войти в дом и не заявить всем присутствующим, что Джереми Стендиш, лорд Гленрейвен вернулся, чтобы заявить о своих правах?

– Ну, да…

– Потому что существует еще несколько небольших препятствий. Допустим, для начала все это нужно еще доказать.

– Но я думал, что вы сказали…

– Я сказал, что Джайлс Давентри много знал о том, что произошло. Дело в том, что он сам участвовал в этой махинации Кастерса. И Давентри признался в своем участии, но этого недостаточно. Он сделал заявление, после того как его арестовали за участие в других преступлениях, а эти признания он сделал, надеясь на снисходительность суда в отношении него. Поэтому хороший адвокат может доказать, что его признания носят весьма сомнительный характер. Однако доказательства есть и в самом Рейвенкрофте, и я должен найти их, прежде чем смогу безоговорочно сказать, что поместье принадлежит мне.

– А что будет с миссис Кастерс?

– Да, действительно… – медленно сказал Джем. – Что будет с миссис Кастерс…

– Даже не знаю, чем могу помочь тебе, парень, я хотел сказать, милорд. И если вы хотите избавиться от миссис Кастерс, я вам не помощник. Еще до того, как умер Кастерс, она начала разводить лошадей, то есть попыталась восстановить то, что еще осталось, и она вкладывает в это дело все свое сердце. Это пока еще не золотая жила, но мы двигаемся в нужном направлении. Она использовала те небольшие деньги, что оставил ей Кастерс, для того чтобы купить несколько кобыл для Ворлока. Она не так уж хорошо разбирается в лошадях, но она спрашивает совета у меня, а что касается ее деловых качеств, то здесь ей нет равных…

– Что ей еще остается, как не положиться на тебя, – Джем засмеялся и слегка хлопнул старика по плечу. – Скажи, а овцы все еще являются для вас источником дохода?

Джона засмеялся:

– Не могу вам точно сказать. Кастерс продал часть земли и овец тоже. Постоянного пастуха у нас теперь нет. Думаю, это потому, что и овец у нас осталось не так много. Похоже, миссис Кастерс сама занимается ими. Она особо об этом не распространяется.

Джем тяжело вздохнул:

– Вот ведь как все сложилось…

Помолчав немного, Джона спросил:

– Если вы не возражаете, милорд, я бы хотел спросить: а где вы были, с тех пор как…

Джем рассмеялся:

– Ну, конечно. Я жил в Лондоне. Там я быстро понял, что мне стоит взять псевдоним, что я и сделал в тот же месяц, как приехал. Сначала дела шли ни шатко ни валко, но потом я нашел кое-что и для себя в водовороте столичной жизни.

– И что же это было?

– Ну, сначала просто мелкое жульничество. А затем я научился обращать себе на пользу людскую жадность.

Старик внимательно посмотрел на него.

– Азартные игры, Джона. Эта страсть процветает в Лондоне повсюду – начиная от клубов, где собираются джентльмены, до последних забегаловок. Нет, – улыбнулся он, увидев смятение в глазах Джоны. – Я сам этим не занимался. Скажем так, я научился использовать тех, кто этим занимался, для своей пользы. Я не могу сказать, что богат, но у меня хватит денег, чтобы восстановить благосостояние Рейвенкрофта, и еще останется.

Удивленный, Джона молча покачал головой, а Джем быстро продолжал:

– Возвращаясь к нашей договоренности… Я просто не представляю, что ты еще в настоящий момент можешь предпринять. Я просто очень прошу тебя никому ничего не говорить. – Джем замолчал, будто задумавшись. – Обещаю тебе, что я честно поступлю с миссис Кастерс.

– Не знаю. – Джона покачал головой. – Просто не знаю, что сказать. – Он еще раз взглянул на Джема.

Джем глубоко вздохнул:

– Джона, я понимаю, что ты хочешь защитить миссис Кастерс. Я понимаю, что она в незавидном положении, но ведь я не пытаюсь украсть у нее что-то, что ей принадлежит. Рейвенкрофт – это мой дом, а не ее, я хочу его вернуть. Разве это несправедливо?

– Я этого не говорил…

– Ты прав, я могу пойти в суд с теми документами, которые у меня есть – с заявлением Джайлса Давентри, – а потом дождаться, пока мне разрешат обыскать дом, чтобы найти бумагу, в которой все это подтверждается. Но это займет месяцы. А в это время миссис Кастерс и я будем жить в полном неведении и безысходности.

Джона ответил ему глубоким вздохом.

– Я тебе повторяю еще раз, – терпеливо сказал Джем, – вдова Кастерса ни в чем не будет нуждаться.

– Ну, хорошо, – озабоченно сказал Джона. – Я буду молчать. По крайней мере, некоторое время. Мне надо все это обдумать. – Он отошел от забора и потянулся. – А теперь нам пора спать.

Джем скорее почувствовал, чем увидел, что на лице Джоны появилась ироническая улыбка.

– Разрешите мне показать вам ваши апартаменты, мой господин. Видите вон ту конюшню? Вы будете спать в третьем стойле слева. Оно сейчас свободно, – добавил он мягко. – И выспитесь хорошо, у нас завтра тяжелый день.

Но Джем долго не мог заснуть. Он закутался в старое одеяло, которое Джона бросил на чистую солому, и подложил руки под голову. Он лежал, вглядываясь в темноту, и слушал невнятные звуки ночи и посапывание лошадей, дремавших поблизости.

Джем улыбнулся. Он был дома, хотя и не думал, что его возвращение будет таким. Никто не размахивал флагами и не выкрикивал слова приветствия. Но, конечно, это были лишь мечты мальчугана, который пытался выжить на лондонских улицах.



Сколько ночей он всхлипывал перед сном в бесчисленных ночлежках, разбросанных по лондонским трущобам! Как часто он находил приют на чердаках и в подвалах, а иногда и просто в дверных проходах. И единственное, что заставляло его выжить – было огромное желание отомстить. Он должен вернуться в Рейвенкрофт, чтобы искоренить все то зло, которое причинили его семье. Сколько раз он представлял себе, как Эмануэль Кастерс умирает в агонии от того, что он пронзает его мечом, или как он корчится на земле от изощренного удара хлыстом, который буквально исполосовал его до костей.

Конечно, когда Джем стал старше и начал смотреть на жизнь реалистично, его планы изменились. Он отомстит, но его месть будет более изощренной. Публичный позор, а может быть, и пожизненное заключение. Мальчик вырос, превратился в мужчину и даже стал обеспеченным человеком, потому что даже из мрачной, удушающей бедности можно выбраться, если ты ловок, сметлив и не очень разборчив в средствах.

Он иронически усмехнулся. Наконец исполнились его мечты. В своей неистовой жажде мести он взял из жизни то, что ему было нужно – получил необходимые ему документы и уже приготовился к штурму империи зла во главе с Эмануэлем Кастерсом, и все только для того, чтобы столкнуться с сильной невысокой девушкой с музыкальным голосом, одетой с отвратительным вкусом, которая разрушила все его планы и заставила чистить конюшни. Его рот искривился от ярости: Джем еще негодовал, что Кастерс избежал его мести. Если бы ему не пришлось ждать так долго, пока накажут Давентри за то зло, которое он причинил Джему и другому человеку, который стал для Джема другом.

Он повернулся и зарылся лицом в колючее одеяло. Главное, напомнил себе Джем перед тем как заснуть, – он дома. Он – Джереми Стендиш, лорд Гленрейвен, вернулся домой, чтобы возвратить себе то, что принадлежало ему по праву. Не важно, что сейчас ему принадлежит только этот маленький уголок. Все здесь будет его. В свое время.


Рассвет был ранним, о чем объявило солнце, лучи которого косо падали через окно над его головой, а также другие постояльцы конюшни своим радостным ржанием. Зевая, Джем выбрался во двор и быстро умылся под колонкой. Там он столкнулся с Джоной, который неторопливо выходил из своей комнаты, расположенной над главной конюшней. Через несколько минут появился и Лукас. Миссис Кастерс, однако, видно не было.

– Ну, займемся делом, приятель, – сказал Джона, после того как они поприветствовали друг друга. – Хозяйка хочет, чтобы ты попозже поработал в доме. Кажется, она считает, что от тебя больше прока в качестве дворецкого, чем конюха.

– Это вряд ли, – улыбнулся Джем, – но мне надо быть аккуратным. Негоже встречать гостей, если у тебя все ботинки в навозе.

Лукас презрительно хмыкнул:

– А может быть, ты думаешь, что слишком хорош, чтобы работать на конюшне, теперь, когда тебя взяли прислуживать в доме?

Лукас грубо захохотал и пошел по своим делам, а Джем остался вдвоем с Джоной.

– Мне придется заниматься тем, что делал Морган?

– Думаю, да, – коротко бросил Джон. – Мисс Мелкшам, мисс Августа Мелкшам, тетка миссис Клавдии, все время ворчит, что надо кем-нибудь заменить Моргана. Особенно теперь, когда приезжают ее сестра с мужем.

– А что случилось с Морганом? Он что, умер?

– Да, в прошлом месяце. Ему ведь уже было порядочно…

– Да, я помню. Он был здесь, сколько я себя помню. Отчего он умер?

– Ну, – сказал Джона, – он как бы увял. Те, кто работают в доме, говорят, что он умер от тоски. Он ведь хотел поехать с вашей матерью.

Джем кивнул. Он отчетливо помнил, как в глазах старика стояли слезы, когда мать уводила их из дома, чтобы уже никогда не вернуться.

– Но даже если это и произошло от тоски, то тосковал он довольно долго, – хмыкнул Джона, продолжая рассказывать. – И потом он все-таки присутствовал на похоронах Кастерса. Говорил, что это был самый счастливый день в его жизни. Нет, я думаю, старик Морган просто умер от старости. Все там будем, – добавил он философски.

– А что скажешь о тетке?

– Она приехала сюда, когда умер Кастерс. Миссис Клавдии все-таки было тяжело одной. Она симпатичная старушка. Все время ворчит и жалуется, но у нее доброе сердце.

– А сестра и ее муж?

Джона скривился.

– Их фамилия Реддингер. Роза и Томас Реддингер. Она – самодовольная гусыня, а он – жадный толстый червяк, каких полно под каждым камнем. Пока Кастерс был жив, они сюда и носа не казали, а теперь Томас приезжает чаще, чем почтальон.

– Ах, вот как…

– Люди из дома говорят, что у него толстые руки чешутся оттяпать себе Рейвенкрофт.

– Но разве миссис Кастерс не унаследовала его безо всяких условий? – удивленно спросил Джем.

– Да, но Реддингер думает, что он сможет подчинить ее себе, как он уже сделал со своей женой. Она особо не поддается, но теперь он нашел какого-то парня и хочет, чтобы она вышла за него замуж. Зовут этого парня Флетчер Ботсфорд. Это тощий наглый придурок, который находится в полной зависимости от Реддингера и даже не знает об этом. Если они поженятся, то Рейвенкрофт перейдет к Ботсфорду, а это, как рассуждает Реддингер, все равно что к нему самому. Джем присвистнул.

– Ну и интриги у вас здесь! Так, может, миссис К. даже обрадуется, когда поместье вернется во владение Стендишей?

Джона проворчал что-то и отвернулся.

Мысли о том, как он войдет в дом, не покидали Джема все утро. Он что-то носил, что-то таскал, и подметал, и раскидывал, и помогал Джоне ухаживать за все еще не разродившейся Дженни. И все это время он думал о том, какие изменения он обнаружит, когда, пройдя кухню и судомойню, окажется в главном холле, а потом в других комнатах.

Наконец Джона разрешил ему закончить работу.

– Теперь идите и спросите, что хочет от вас миссис Кастерс. Просто идите на кухню и попросите одну из служанок отвести вас к ней.

Джем дотронулся пальцем до козырька своей кепки и пошел через загон в сад, и вскоре уже разговаривал с молодой девушкой в поношенном одеянии, какие обычно носят горничные. Она с любопытством посмотрела на него.

– Если вы подождете здесь, я скажу миссис Кастерс, что вы пришли.

Легко двигаясь, она выбежала из кухни и вернулась через несколько минут, чтобы сказать ему, что хозяйка дома примет его в большом зале.

Затаив дыхание, Джем проследовал за ней по коридору, который вел в дальние комнаты дома. Он проходил через комнаты, предназначение которых помнил весьма смутно по запахам, которые оттуда исходили: аромат трав и фруктов из кладовой, запах пчелиного воска и мыла из другой маленькой комнатушки.

Они прошли через несколько комнат и оказались в небольшом коридоре, ведущем в элегантно обставленные комнаты. Джем с любопытством осматривал их, пока в его памяти не возник большой зал с куполообразным потолком. Это был большой зал и вход непосредственно в само поместье. Обставлен он был весьма убого, и Джем с удивлением обнаружил, что из него исчезли рыцарские доспехи, большой дубовый стол и древние гравюры, которые были частью его детства.

– Миссис Кастерс сейчас спустится, – сказала горничная и, шелестя юбками, убежала по своим делам.

Джем медленно шагал по каменному полу и наконец остановился около маленького столика на одной ножке. Раньше здесь стояла старая алебарда, которую он один раз попытался поднять и чуть не отрубил голову своей сестре. Он подошел к выложенному камнем камину, куда можно было засунуть целое дерево. Сейчас, летом, камин был пуст, но в его воображении вставал пляшущий огонь и приятный запах елки перед Рождеством.

Как все это могло произойти? Его отец был убит, а матери пришлось бежать из дома украдкой, ночью, так, чтобы Эмануэль Кастерс не увидел ее.

Неожиданно он почувствовал страшную усталость и оперся о камин руками, положив на них голову. Он стоял так некоторое время абсолютно неподвижно, пока какой-то звук за его спиной не заставил его обернуться.

Он тут же выпрямился и широко открыл рот от изумления. По лестнице, одетая в простое кисейное платье, к нему спускалась одна из самых красивых женщин, каких он когда-либо видел.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Клавдия остановилась на лестнице, пораженная внешностью человека, который ждал ее внизу. Его серебристые глаза как будто вобрали в себя весь свет, струящийся из высоких узких окон зала, и опять ее поразило то, как он напряжен. Он продолжал смотреть на нее, и Клавдия почувствовала, как где-то в глубине ее зарождается волнение. Их взгляды встретились, и на какое-то мгновение она почувствовала необъяснимую, почти пугающую связь с этим человеком. Она на секунду закрыла глаза и смущенно разгладила юбку, перед тем как продолжить спуск.

– Вы говорили, что можете выполнять обязанности дворецкого, – сдавленно произнесла она.

Он не ответил, а продолжал пристально смотреть на нее. Боже, подумал Джем, разве можно было себе представить, что скрывается под этой ужасной и дурно пахнущей мужской одеждой! У нее были роскошные светлые волосы, которые почти идеально сочетались с огромными блестящими глазами цвета светлого топаза. Она держалась, как королева, и, спускаясь по лестнице, походила на статую богини из золота и слоновой кости, которая вдруг ожила. Он пришел в себя только через некоторое время.

– Да, миссис Кастерс, – пробормотал он наконец, – это верно. Я знаком с обязанностями дворецкого, и я в вашем распоряжении.

Она покраснела, поняв, что он не сразу узнал в ней ту девушку, которую видел вчера в конюшне. Она взяла себя в руки и холодно обратилась к нему:

– Как вы, наверное, заметили, у нас нет дворецкого. Моя тетя Августа, мисс Мелкшам, обычно выполняет эти обязанности, но сейчас она занята другими делами, и я сама решила показать вам Рейвенкрофт.

– Я готов, мадам, – спокойно ответил Джем. – Это, – сказал он, описав рукой дугу, – очень красивый зал. Могу я спросить, когда он был построен?

– Я не знаю точно, мистер Дженуари. Мне говорили, что это произошло при Джеймсе Первом. Тогда он, конечно, был меньше, но последующие поколения его достроили.

В речи нового дворецкого и манере держаться не было ничего такого, что бы могло заставить ее сердце так биться, подумала Клавдия. И все же она вся дрожала и горела, как если бы ей пришлось пробежаться под горячим солнцем. Казалось, что они общаются на двух уровнях: одном – совершенно обычном, другом – скрытом и опасном. Она с трудом понимала, что он ей говорил.

– А что, все эти годы семья покойного мистера Кастерса владела поместьем? – Его голос звучал ровно, но в этом поверхностном любопытстве, как показалось Клавдии, было еще что-то, что заставило ее насторожиться.

– Нет, – коротко ответила она. – Мой муж приобрел Рейвенкрофт несколько лет назад. А сколько поместьем владели предыдущие хозяева, я не знаю.

Джем внимательно смотрел на вдову. Боже, до чего же она красива! Почему он не заметил этого вчера? Хотя ее и скрывала шляпа, рубашка и пыль, спрятать такую красоту невозможно. Теперь понятно, почему Кастерс так возжелал ее. Он ужаснулся, представив, каково ей было терпеть эту свинью. Он кашлянул.

– Как жаль, что мистер Кастерс ушел из жизни, не оставив потомства.

Миссис Кастерс ничего не ответила, а просто повернулась и быстро вышла из комнаты. Джем последовал за ней в некотором замешательстве. Через мгновение они оказались в другой большой комнате, освещенной светом, струившимся из огромных окон, выходивших на газон, раскинувшийся перед входом в поместье. Заменить старые узкие окна, плохо освещавшие комнату, на новые предложила в свое время мать Джема.

– Мы называем эту комнату Изумрудной, – сказала Клавдия, указывая на зеленые портьеры. – Здесь мы принимаем гостей, и здесь, когда у меня есть время, я читаю, вышиваю или шью.

Они быстро прошли по другим комнатам первого этажа, и Джем отметил, что, пережив первый шок, он довольно спокойно справляется с видениями из прошлого. Они прошли зал, где раньше устраивались балы. Он до сих пор был великолепен. Далее была музыкальная комната, где, казалось, до сих пор пряталось эхо простых мелодий, которые его мать играла на пианино.

Они прошли через Голубой салон, а потом через Желтый. Они заглянули в Китайский кабинет и остановились, чтобы полюбоваться лестницей Реставрации. Они дошли до библиотеки, и здесь Джема ждал еще один удар, уже не связанный с прошлым.

Он взглянул на стены, где висели черные от старости полки. Раньше на них сплошными рядами стояли книги, многие из них в дорогих кожаных переплетах, некоторые зачитанные и потрепанные от частого пользования. В одной из них, по словам Джайлса Давентри, должно было храниться свидетельство мошенничества Эмануэля Кастерса. По крайней мере третья часть книг исчезла.

Джем повернулся к Клавдии Кастерс: – Где… – хотел закричать он и тут же запнулся, оборвав свой вопрос. – Где, – повторил он через секунду, – все книги? Мне кажется, – продолжил он спокойно, – что эти полки могли бы вместить гораздо больше книг. Если вы простите мое любопытство, мадам.

Клавдия с интересом посмотрела на него. У нее возникло странное подозрение, что вовсе не недостаток книг вызвал такой страх на лице псевдо-дворецкого. Но тогда что? Она было решила ненавязчиво спросить его об этом, но потом выбрала другую тактику.

– Я продала их, – быстро сказала она и с интересом заметила, как на его лице появилось гневное выражение, правда, быстро сменившееся выражением легкого интереса.

– Не думаю, что это вас касается, мистер Дженуари, – сухо сказала она, – но мой муж оставил меня без гроша в кармане. Вы, наверное, уже заметили, что мы весьма стеснены в средствах. Однако я хочу вернуть Рейвенкрофту былое великолепие. – Она на мгновение замолчала, а потом тихо продолжила: – Мне было очень больно расставаться с книгами, но некоторые из них были весьма дорогими, например первое издание словаря доктора Джонсона.

– Понятно, – спокойно ответил Джем, хотя внутри у него все перевернулось. О Господи, хорошо, что еще какая-то мебель осталась. Рыцарские доспехи и гобелены из зала наверняка тоже перекочевали в антикварную лавку. Может быть, теперь они украшают неоготический кабинет какого-нибудь разбогатевшего выскочки?

Не говоря больше ни слова, Джем вышел вслед за ней из комнаты, и когда они поднялись на второй этаж, он уже совершенно успокоился. Он не мог обвинять Клавдию за то, что она сделала. Наверное, он поступил бы так же. Он обставит Рейвенкрофт по своему вкусу позже, когда у него будет такая возможность. Но что случилось с той единственной книгой, которая ему нужна? Неужели она и ее продала? Давентри не помнил точно названия книги, сказав только, что там было слово «сельский» на обложке. Похоже, ее мало читали и она была ужасно скучной, поэтому он и выбрал именно эту книгу. Ладно, думал Джем возбужденно, по крайней мере ему не придется просматривать все книги.

В это время они поднялись на третий этаж и оказались в той части здания, которую его хозяйка назвала «спальным крылом». Воспоминания опять нахлынули на Джема. Дальше по коридору была спальня его родителей, а еще через две комнаты – спальня его сестер. Молодая вдова открывала каждую дверь, объясняя ему назначение каждой комнаты. Джем выяснил, что миссис Кастерс живет в бывшей комнате его матери, а загадочная тетя Августа – в комнате его старшей сестры.

В следующем коридоре миссис Кастерс остановилась у дверей еще одной комнаты, и его сердце замерло.

– В этой комнате никто не жил с тех пор, как мой муж переехал в это поместье двенадцать лет назад. Нам хватало места и без нее, поскольку эта комната находится в глубине здания, мы просто оставили ее в том состоянии, в каком она была, когда здесь жили старые хозяева.

Она открыла дверь, и перед ними оказалась большая просторная спальня, в которой было очень мало мебели.

Джем не смог сдержаться. Он вошел в комнату и прикоснулся к полотняному покрывалу, лежащему на кровати. Он затаил дыхание. Казалось, только вчера он сидел на этой кровати. Красивое покрывало как будто только вчера положили на кровать. Как во сне он снял с комода, на углу которого стояла небольшая статуэтка лошади, другое покрывало. Затем он снял то, что прикрывало полки, на которых лежали все его детские сокровища. Он чуть не расплакался, когда много лет назад ему не разрешили взять с собой модель корабля и грубоватую статуэтку краснокожего вождя. «Извини, дорогой, – мягко сказала его мать, хотя слезы застилали и ее глаза, – мы должны идти прямо сейчас, и взять с собой мы можем только то, что в силах унести. Может быть, когда-нибудь…» – Она закашлялась и стала собирать в свой маленький чемоданчик вещи, без которых он легко мог обойтись: рубашки, нижнее белье и тому подобное.

Задумавшись, он вертел корабль в руках, пока вдруг не заметил, что миссис Кастерс очень странно смотрит на него своими прекрасными карими глазами. Он положил корабль и смущенно улыбнулся:

– Извините, мадам. Просто эта старая комната… Боюсь, что мое любопытство завело меня слишком далеко.

Клавдия посмотрела на него с сомнением, но ничего не сказала.

Они почти закончили свой обход, а когда стали спускаться по узкой лестнице, которой пользовалась прислуга, Клавдия вернулась к его обязанностям.

– У нас нет коридорного, поэтому вам придется… – Она неожиданно замолчала, увидев, что с другого конца коридора к ним приближается худая женщина. – А вот и тетя Августа. – Клавдия протянула руку по направлению к старушке, которая, не обращая никакого внимания на Джема, передала ей какие-то листки бумаги.

– Смотри, что я нашла в старом комоде в прачечной, – сказала она взволнованно. – Целая пачка записей, сделанных Эмануэлем.

Поскольку единственным ответом ее племянницы были удивленно поднятые брови, старушка продолжала:

– Все они касаются различных обязанностей по дому. И, по-моему, слуги просто собрали все эти списки и засунули их подальше в комод, где бы он их просто не смог найти.

Клавдия несколько минут смотрела на списки с таким выражением на лице, что Джему стало казаться, будто она держит в руках что-то ужасное и дурно пахнущее. Потом она сказала:

– Хорошо, я сожгу их, – и, повернувшись к Джему, заметила, явно стараясь контролировать себя: – Мой муж все время составлял какие-то списки. В них он заносил абсолютно все. Мы до сих пор находим их повсюду. Тетушка, – продолжила она холодно, – вот молодой человек, о котором я тебе говорила. Он будет нашим дворецким. По крайней мере, – добавила она с сомнением, – на некоторое время.

Мисс Августа Мелкшам кивнула Джему. Ей было под шестьдесят, и она была на редкость угловата – высокая, с непомерно большим носом, вокруг которого причудливо располагались другие части ее некрасивого лица. Когда она говорила, ее седые кудряшки подрагивали на лбу и щеках, придавая ее лицу еще более чопорное выражение.

– Он очень молод, – только и сказала она, обращаясь к Клавдии. – И очень бедно одет.

Джем чувствовал себя очень неуютно, как мальчик-слуга, представший перед глазами своей хозяйки.

– Я… – начал было он, но запнулся, увидев, что мисс Мелкшам подняла руку.

– По-моему, вы такого же роста, что и Морган, – сказала она и, уже обращаясь к племяннице, добавила: – Клавдия, покажи, пожалуйста, мистеру Дженуари – так, кажется, его зовут, хотя это и очень странное имя, – так вот, покажи ему, пожалуйста, комнату Моргана. Я бы сама это сделала, но мне еще надо обсудить с миссис Скиннер меню на завтра.

– Конечно, тетушка. – Клавдия, тепло улыбнувшись, посмотрела на старушку.

– А после этого, – продолжала мисс Мелкшам, – приходите на кухню, и я познакомлю вас с миссис Скиннер, нашей поварихой, и с другими слугами.

И, не дожидаясь ответа, она вышла, шелестя своими шелковыми юбками. Джем посмотрел ей вслед с некоторым благоговением и повернулся к своей хозяйке. Он с удивлением увидел, что ее глаза оживленно заблестели, прежде чем она повернулась и начала спускаться по ступенькам.

Через час или около того Джем стоял перед треснувшим зеркалом и изучал себя в новом костюме дворецкого. Насколько он помнил, Морган был очень высокий, смертельно худой, но весьма представительный старик. Он удивился, что одежда почти подходила ему по размеру. Однако рубашка и жилет слегка ему жали, а бриджи были слишком облегающими. Джем вздохнул. У него было несколько своих рубашек, которые можно было бы перешить, если бы ему повезло и в поместье нашлась бы служанка, умеющая орудовать ниткой и иголкой.

Наверху Клавдия, не дожидаясь помощи служанки, начала одеваться к обеду. Стоя посреди своей спальни, она сняла старое кисейное платье, которое носила весь день. Она подошла к шкафу и осмотрела свой скудный гардероб. Разглядывая по очереди все платья, она пришла к выводу, что сегодня хотела бы одеть что-нибудь особенное. Она вдруг поняла, что хотела бы выглядеть сегодня неотразимо.

Ради дворецкого?

Нет, он даже не был дворецким. Всего лишь какой-то бедняк, появившийся на рассвете, одетый в поношенную рубашку и бриджи и ворвавшийся в жизнь Рейвенкрофта. Что ему нужно? Она почувствовала страх, который сковал ее. Кто был этот человек, с волосами цвета ночи и с глазами цвета зимнего утра? Казалось, в нем было что-то смутно знакомое.

Клавдия задумалась. Он определенно напоминал ей кого-то. Но кого? Она не знала никого, кто бы двигался так плавно, с такой мужской грацией, и не была знакома ни с кем, чей взгляд был бы так открыт и честен, но одновременно и так интимен.

Из глубины ящика комода она достала шелковое платье темно-желтого цвета. Последний раз она надевала его вскоре после свадьбы, когда еще старалась ублажить мужа. Она надела платье через голову, ощущая нежные прикосновения шелка к телу. Она бросила на себя взгляд в зеркало и быстро закрутила волосы обычным узлом на затылке. Она уже готова была выйти из комнаты, как вдруг, под влиянием момента, опять повернулась к зеркалу и слегка распустила волосы, так, чтобы несколько локонов прикрывали щеки.

Вскоре Клавдия вместе с тетушкой уже входила в столовую. Сама того не желая, она посмотрела на дворецкого, который с достоинством открыл дверь и впустил их в комнату. Он молча и церемонно усадил их за огромный стол из красного дерева. На столе громоздились канделябры и тяжелые многоярусные блюда и вазы, выглядевшие, как войско, готовое к наступлению.

Клавдия начала есть, но при этом все время ощущала присутствие своего нового слуги, стоявшего на почтительном расстоянии за ее стулом. Ей казалось, что и он ощущал ее присутствие. У нее было ощущение, будто от него исходят некие теплые волны, омывающие ее. Она повернулась к тетушке, но ей трудно было начать разговор. Тетя Августа не испытывала в этом смысле никаких трудностей.

– Я приготовила, – начала она, – Зеленую и Голубую спальни для Томаса и Розы. Я думаю, что они возьмут с собой прислугу, чтобы ухаживать за детьми, но, может быть, нам нужно на всякий случай пригласить пару девушек из деревни? Когда они приезжают, у слуг всегда бывает полно работы.

Джем, вытянувшись и сложив руки за спиной, стоял у двери, ведущей на кухню. Он собирался получить как можно больше необходимой ему информации за те полчаса, пока женщины будут есть.

Он с некоторым удивлением узнал от поварихи и других слуг, что женщины не только обедают непривычно рано даже для деревни, но и делают это очень быстро. Весьма умеренная трапеза обычно состояла из небольших порций баранины, или свинины, или какой-нибудь птицы, а в качестве гарнира подавались, в зависимости от времени года, те или иные овощи, а иногда то, что выращивалось в длинном ряду горшков в кладовой. Клавдия пожала плечами.

– Я полагаю, ты права, тетушка, хотя мне очень не хочется тратить на это деньги. Может быть, Энни Саундер и ее сестра нам помогут? Думаешь, нам придется нанять еще одного слугу-лакея?

– Надеюсь, что нет, хотя Томас будет очень недоволен. Он жуткий скряга, но когда приезжает в гости, то считает, что его должны принимать, как короля. Слава Богу, – продолжала она непринужденно, покачивая локонами своих стальных волос, и казалось, что сейчас раздастся характерный металлический звук, – еды у нас хватает. В огороде всего полно. А как у нас с мясом?

– Хм… – Ее племянница сдвинула брови. – У нас много цыплят, хотя мы их еще не резали. – Она непроизвольно начала считать на пальцах. – У нас есть несколько откормленных свиней и, потом, всегда есть баранина.

«А, баранина…» – повторил про себя Джем, который нетерпеливо переминался с ноги на ногу во время этого разговора. Он с надеждой ждал, что эта тема будет продолжена, но она опять заговорила о домашних делах на эту неделю.

И только когда они перешли к десерту, Клавдия опять затронула тему, заставившую Джема прислушаться.

– Сквайр Фостер прислал мне сегодня записку. Он хочет встретиться на этой неделе.

Тетя Августа издала рык, который звучал совсем не по-женски:

– Этот ничтожный человек!.. Как он может так обращаться с тобой? В конце концов, вы же заключили с ним договор.

– Да, но у нас не было письменного договора. И если теперь он откажется представлять мне свои луга для выпаса овец, я ничего не смогу сделать.

– Но он предложил купить землю? – робко спросила мисс Мелкшам.

Клавдия звонко рассмеялась.

– Ну да, конечно, за цену в два раза большую, чем он купил ее у Эмануэля несколько лет назад. – Она вздохнула. – Наверное, нельзя винить его в том, что он хочет получить прибыль. Но, – продолжала она твердым голосом, – когда-нибудь я куплю эту землю и всю другую, которую распродал Эмануэль. Настанет время – и Рейвенкрофт станет таким же великолепным и богатым, каким был раньше.

Джем с удивлением наблюдал, как Клавдия гордо подняла подбородок, говоря эти слова. Как будто бы Рейвенкрофт был ее родным домом. Откуда у нее такая любовь к этому месту? Впервые у него возникло чувство вины при мысли, что он лишит ее единственного пристанища. И было не похоже, что она сможет быть счастливой где-то в другом месте.

Она говорила о возвращении Рейвенкрофту былых владений. Он задумался. А сколько земли осталось во владениях? Очевидно, Эмануэль Кастерс, испытывая серьезные затруднения, продал довольно много земли. Что если… Он пришел в себя и увидел, что трапеза уже закончена и женщины собираются встать из-за стола.

Позднее, лежа в своей постели в маленькой, но удобной спальне, Джем и не думал спать. Он ждал, пока затихнут последние звуки, ждал, когда можно будет осмотреть оставшиеся в библиотеке книги. Боже, что он будет делать, если не найдет бумаги, про которые рассказывал Джайлс Давентри?

Когда часы на маленьком столике показывали половину второго, Джем решил, что можно, ничего не опасаясь, вылезти из постели. Он не раздевался и теперь в бриджах и рубашке шел по коридору на первом этаже. В библиотеке он начал один за другим осматривать тома книг, отметив, что в их расположении не было никакого порядка. Книга по домашнему хозяйству стояла рядом с книгой по философии шестнадцатого века. Потом покоилась краткая история семьи Стендишей. Раньше он никогда не видел эту книгу. Он сунул ее под мышку, чтобы прочесть в своей комнате.

Джем потянулся за следующей книгой, но неожиданно застыл, услышав звук шагов. Звук был такой, будто кто-то направляется к библиотеке, и этот кто-то был не один.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Звук шагов быстро приближался к библиотеке, а затем так же быстро начал удаляться от нее. Джем облегченно вздохнул и приоткрыл дверь, но лишь настолько, чтобы можно было выглянуть в коридор. В свете свечи он увидел неподалеку мужчину и женщину. Женщина что-то громко и возбужденно говорила.

Джем выскользнул в коридор и последовал за ними, не выдавая себя. К его удивлению, парочка проследовала в заднюю часть дома и вышла через черный ход во двор. Они направлялись в сторону конюшен, а потом он потерял их из виду, поскольку они зашли в одно из строений. Через несколько секунд окна изнутри осветились.

Он подошел к этой конюшне и открыл дверь. Две пары глаз уставились на него, но его взгляд приковала к себе кобыла Дженни, которая стояла в центре загона, а рядом с ней лежала свежая солома. Клавдия стояла поблизости, наблюдая, а Джона склонился к кобыле, прикасаясь и лаская ее. Он что-то нежно бормотал лошади, которая была мокрой от пота.

– Я слышал, как вы шли из дому, мадам, – сказал Джем Клавдии, которая была одета в свои бесформенные рубашку и бриджи. Но на этот раз на ней не было шляпы, и поэтому она выглядела очень привлекательно: ее огромные глаза блестели, волосы каскадом падали на спину.

– Кобыла начала жеребиться, – коротко объяснил Джона. – Пока все идет хорошо, но, если что-нибудь случится, лишняя пара рук не помешает. Лукас поехал навестить свою сестру в Уайбек.

Джем посмотрел на Клавдию, которая ничего не сказала, но в ее глазах он прочел просьбу. Джем повернулся к Дженни, и они втроем наблюдали некоторое время, как кобыла ходила в большом стойле, сделанном специально для этой цели. Время от времени она поворачивалась и осматривала свое тело, как бы удивляясь, что довела себя до такого состояния.

– Похоже, ей совсем не больно, – сказала через некоторое время Клавдия.

– Нет, – хмыкнул Джона, – это только женщины устраивают такую суету из-за простого дела. Животные лишь немного напрягаются – и все готово.

– Типичные слова для мужчины, – проворчала Клавдия, глядя, как Джем сдерживает смех. – Эй, что это?! – закричала она, увидев, как Дженни вдруг замерла, а ее бока как бы втянулись внутрь.

– Жеребенок двигается внутри, – проворчал Джона. – Готовится появиться на свет.

Примерно час кобыла ходила по своему стойлу и вдруг резко остановилась.

– Смотрите! – закричал Джем, указывая на поток жидкости, хлынувший из-под хвоста Дженни. – Боже, что это?!

Джона ответил грубым голосом и весьма презрительно:

– По-моему, кто-то говорил, что разбирается в лошадях. У нее отошли воды, скоро появится жеребенок.

Дженни легла на солому, тяжело дыша. У нее начались схватки, и она двигалась в том же ритме сокращений, от которых содрогалось все ее тело.

– Бедняжка, – сказала Клавдия. – У нее такие же схватки, как у любой женщины. – Она посмотрела на Джону. – Ты помнишь, как я принимала роды у Ханны Уэверли в прошлом декабре? У нее все было так же: воды, судороги.

Джона расхохотался, а Джем застыл в изумлении. Может быть, он знал не очень много хорошо воспитанных женщин, но ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из них принимал роды у своих служанок, и уж тем более они не стали бы обсуждать эту процедуру в присутствии мужчин, даже если эти мужчины сами были слугами.

– Ну да, – сказал Джона скрипучим голосом. – Уж если Господь Бог придумал, как детеныши должны появляться на свет, то уж так они и появляются, будь то кобыла, женщина, корова или даже жирафа. А вот, – продолжал он, – и мешок.

Голубовато-серый пузырь с пятнами крови появился у Дженни под хвостом. Несколько секунд лошадь тяжело дышала и поводила боками, но ничего больше не произошло. Выражение беспокойства появилось на лице Джоны.

– Что такое?! – закричала Клавдия. – Что происходит?

– Скорее, что не происходит. Он должен был уже высунуть одну ногу.

Джона встал на колени и стал гладить лошадь по носу, в то время как она тужилась и напрягалась. Кобыла сделалась очень беспокойной, она вращала глазами и металась взад и вперед по соломе. Еще через десять минут, после того как ее усилия ни к чему не привели, Джона засунул обе руки во влагалище. Через несколько секунд, глядя прямо на Клавдию, он проворчал:

– Одна нога у малыша согнулась. Ну-ка, – обратился он к Джему, – иди сюда.

Джем быстро подошел к нему и встал рядом на колени.

– Я постараюсь сделать так, чтобы Дженни не взбесилась. Она убьет малыша, если попробует еще раз. Я попытаюсь ее успокоить. Я буду держать ее за голову, а ты попробуй выправить эту ногу.

– Что! – закричал в испуге Джем. – Я? Да я ничего не знаю о… Я хочу сказать, что я не могу…

– Нет, можешь, парень, а иначе этот малыш погибнет. Дженни нужно успокоить, а я единственный, кого она слушается. Все, что тебе нужно сделать, – это попытаться подтолкнуть жеребенка немного вверх и выправить его ногу. Я буду говорить тебе, что делать. У нас нет времени звать кого-то еще. Так, – закончил он, глядя на Джема. – У тебя чистые руки?

Джема на мгновение охватила паника.

– Да, они чистые, – пробормотал он, – но…

Но Джона больше не слушал. Он отвернулся к стоящему рядом столу, на котором было несколько кувшинов и набор инструментов.

– Здесь есть немного жира. Найди его и смажь руки по локоть.

– Но… – пытался сопротивляться Джем, однако Джона так посмотрел на него, что тот взял пузырек в свои онемевшие пальцы. Клавдия вошла в стойло и, встав на колени, начала гладить Дженни по бокам.

– Миссис Кастерс, она может ударить вас, – сказал Джона тоном, не терпящим возражений, но Клавдия лишь продолжала поглаживать бока животного сверху вниз, отводя копыта рукой, если они приближались к ее голове.

– Миссис Кастерс, – твердо повторил старик, – возьмите лампу и подержите ее, чтобы нам было лучше видно.

Клавдия поторопилась сделать то, что велел ей Джона, и, когда лампа осветила конюшню, Дженни выгнулась, попытавшись приподняться, и была остановлена только Джоной, который навалился на нее всем телом.

Еще никогда Джем не чувствовал себя таким беспомощным. Боже, что он здесь делает? У него возникло непреодолимое желание убежать из конюшни, но когда он повернулся, чтобы сказать об этом старику, то встретился глазами с Клавдией. В их янтарной глубине он увидел одновременно страх за Дженни, мольбу о помощи и презрение к его беспомощности. Вздохнув, он набрал воздуху и попытался улыбнуться, чтобы успокоить ее. Помолившись про себя Богу, который раньше, правда, никогда не внимал его молитвам, он нагнулся, чтобы приступить к делу.

Подавив еще один приступ паники, он отодвинул родильный мешок в сторону и просунул руки в темный, пульсирующий проход.

– Ищи ногу, – сказал Джона, и было видно, как напряглись жилы на его шее, с каким трудом он удерживал напуганную кобылу.

– Что?

– Ищи ногу, – ответил Джона, стиснув зубы. – Дети родятся головой вперед, а жеребцы – ногами. Ты нащупаешь сначала одну ногу, а потом голову. Толкни голову назад, пока не нащупаешь вторую переднюю ногу. И тогда потихоньку тяни на себя.

Джем глотнул воздуху:

– Хорошо.

Он сел по-другому, чтобы лучше чувствовать форму того, что находилось в скользкой утробе Дженни, и, к своему удивлению, вскоре на ощупь начал определять форму маленького жеребенка, который пытался изо всех сил выбраться наружу. Прошло некоторое время, и вдруг что-то твердое и острое ткнулось в его руку. Копытце. Он провел рукой по совсем нежной маленькой конечности. Да, это была передняя нога. А вот и маленькая лошадиная голова, а дальше должно быть плечо. А где же вторая нога? Ах, вот она! Она была так выгнута, что Джем никак не мог дотянуться до второго копытца.

Он подал сигнал Джоне и очень осторожно начал толкать голову жеребенка по направлению к матке. Наконец он смог достать вторую ногу. Он начал выпрямлять ее, как вдруг громкий крик Джона остановил его.

– У нее опять начинаются схватки! Если ты потянешь сейчас, то можешь сломать ему ногу.

Джем прекратил свои попытки, и в следующее мгновение мышцы Дженни сжались настолько сильно, что он даже вскрикнул от боли. Ему казалось, что схватки продолжались целую вечность и что его кости тоже хрустят, когда, наконец, все прекратилось. Он с раздражением обнаружил, что голова жеребенка опять спустилась вниз и оказалась около той ноги, которая находилась в нормальном положении.

Понимая, что после следующих схваток кобыла может вытолкнуть голову жеребенка наружу и тем самым сломать ему вторую ногу, Джем опять быстро отодвинул голову жеребенка как можно дальше вглубь. Не мешкая, он начал выпрямлять вторую ногу. Господи, они были тонкие, как прутики, и их можно было сломать одним неловким движением. Он осторожно передвинул голову жеребенка так, чтобы она покоилась между двумя передними ногами.

Несмотря на то, что Дженни ржала от боли, Джем продолжал медленно тянуть, пока передние ноги жеребенка не вылезли наружу. Клавдия облегченно вздохнула, и Джем с радостью посмотрел на нее.

Вскоре появился нос жеребенка, и Дженни заметно успокоилась. Джона на секунду отпустил ее голову и, взяв тряпку, вытер голову жеребенка. Он подержал ладонь перед носом малыша и кивнул Клавдии, давая понять, что тот дышит нормально. Дженни напряглась в последний раз, и маленькое угловатое тельце тут же вывалилось на солому. Клавдия глубоко и шумно вздохнула.

«Вот оно, наше маленькое сокровище», – подумала она, в то время как Джона прислонился спиной к стене конюшни и, устало вздохнув, сказал:

– У вас появился еще один жеребец, миссис Кастерс.

Она увидела, как Дженни последним усилием извергла из себя плаценту и с трудом встала на ноги. Кобыла все еще дрожала, но страха в ее глазах уже не было. Жеребенок, приложив огромные усилия, тоже поднялся, покачиваясь на своих тонких, как соломинки, ногах, и оборвал пуповину, которая связывала его с жизнью долгие одиннадцать месяцев. Он был черный как ночь, и когда он подошел к своей матери, то напомнил Клавдии бесформенную чернильную кляксу.

– Посмотрите, – громко засмеялась она, когда жеребенок решил, что первое, что он должен сделать в жизни – это пообедать.

И хотя Дженни попыталась отстраниться от маленького рта, который обследовал ее брюхо, жеребенок быстро нашел то, что искал, и в конюшне раздались звуки жадного посасывания.

А невольные акушеры громко и облегченно засмеялись.

– Нам повезло, что вы вовремя появились, мой госпо… я хотел сказать, приятель. – На морщинистом лице Джоны появилась широкая улыбка. – Нам было бы трудно справиться вдвоем.

Клавдия с просветленным лицом протянула Джему обе руки и лишь тогда спохватилась:

– Это точно… Дженуари, – сказала она, пытаясь, чтобы это звучало покровительственно. – Примите мою благодарность за вашу помощь. – Она больше не могла сдерживать улыбку. – Вы сделали гораздо больше, чем рядовой дворецкий.

Джему хотелось взять ее лицо в свои ладони и поцеловать эти улыбающиеся губы. Вместо этого он лишь поклонился.

– Мне кажется, что первая обязанность любого дворецкого заключается в том, что он должен предлагать свои услуги хозяину всегда и везде, когда это потребуется, – серьезно сказал он, массируя ноющие руки. Клавдия была абсолютно сражена блеском его неотразимых глаз.

– Как вы собираетесь назвать малыша? – спросил Джона.

– Я еще не думала об этом. Это же первый жеребенок у Дженни и Ворлока. Может быть, назвать его Номер Один? Нет, – не соглашаясь с собой, сказала она, покачав головой, – это слишком прозаично. Может быть, Премьер? Или, – добавила она смеясь, – Первый и лучший, О Господи, несу какую-то чушь! Я думаю, – мягко предложил Джем, наблюдая исходившее от нее сияние, – вы могли бы назвать его Гордость Клавдии.

– Что верно – то верно! – воскликнул Джона.

Клавдия смутилась и почувствовала, что краснеет.

– Нет, я не могу… Хотя…

– Не понимаю, почему бы не дать ему это имя, – проворчал Джона.

Джем промолчал, но улыбка в его глазах говорила сама за себя.

Клавдия еще раз посмотрела на жеребенка, все еще размышляя о том, как его назвать. Дженни задумчиво посмотрела на малыша, а потом начала вылизывать его, высунув длинный розовый язык.

– Хорошо, – медленно сказала Клавдия, довольно улыбаясь. – Я думаю, что «Гордость Клавдии» звучит прекрасно. Хотя, – продолжала она, все еще глядя на жеребенка, – я думаю, что, поскольку он черный, как бесенок, в конюшне все будут звать его Гоблин.

Джона встряхнулся, подошел к столу, стоявшему поблизости, взял специальную моющую жидкость и стал втирать ее в то место на животе Гоблина, где несколько минут назад находилась пуповина. Он повернулся к молодым людям, которые живо наблюдали за ним.

– Ну, здесь мы сделали все, что могли. Вы идите, а все остальное я закончу сам.

Клавдия вдруг поняла, как она устала. Было уже три часа ночи, а ведь она еще не спала, когда Джона позвал ее. Это был длинный день со множеством событий. Она благодарно улыбнулась своему конюху и повернулась, чтобы выйти из конюшни. Джем последовал за ней.

Когда они вошли в дом, она повернулась, чтобы пожелать ему спокойной ночи, но слова застыли у нее на губах, поскольку Джем взял ее под руку и повел дальше по коридору. Она почувствовала силу его пальцев, и ей захотелось вырваться и убежать.

– Вы знаете, – задумчиво сказал он, – я думаю, что после всех этих волнений вам вряд ли удастся заснуть. Мне кажется, что вам сейчас нужно выпить стаканчик хорошего бренди. И, к счастью, я знаю, где это сейчас можно сделать.

Не дав ей возможности возразить, он провел ее в комнату дворецкого.

– О Боже, – сказала Клавдия, – я не думаю, что…

– Ерунда, – ответил Джем строгим тоном. – Вы же не хотите выглядеть неблагодарной? – Подойдя к буфету, он достал оттуда графин. – Я не буду гадать, откуда Морган достал этот изумительный коньяк, или арманьяк, который стоит тут же, но вкус у него был отличный.

Это безумие, подумала Клавдия в отчаянии. Какая нормальная женщина будет сидеть в полутемной комнате ночью со своим дворецким и пить с ним коньяк? К своему удивлению, однако, она села в кресло, которое он пододвинул ей изящным жестом. Ну… вдруг ей пришло в голову… что, может быть, ей предоставляется возможность получше узнать этого загадочного молодого человека.

Она нервно посматривала на него, пока он доставал из буфета стаканы, а потом наливал в каждый довольно большую порцию. Церемонно поставив перед ней стакан, он сел напротив за небольшой стол, стоявший в центре комнаты. Она смотрела на его всклокоченные черные волосы, а потом ее глаза встретились с его серебряными глазами, которые смотрели на нее с удивлением. Пораженная, она отвела взгляд, но тут же уставилась на его сильную шею и грудь, которые обнажила расстегнутая рубаха. Эта часть его туалета, сшитая из материала, гораздо более дорогого, чем обычно используют дворецкие, практически не скрывала мощных мускулов.

«Его элегантность весьма обманчива», – подумала она с тревогой и глубоко вздохнула.

– Зачем… – начала было она, но Джем перебил ее.

– Скажите мне, мадам, – его глаза выражали только вежливое любопытство, – сколько лет вы занимаетесь разведением лошадей?

– Всего несколько лет, – ответила она, сделав глоток бренди, которое он ей налил. – Я заинтересовалась этим незадолго до смерти мужа.

– Насколько я понимаю, прежние владельцы поместья разводили овец. Этим занимаются многие дворяне в этих местах.

– Это так, и мы до сих пор занимается этим. Насколько это возможно, конечно, с той землей, которая у нас осталась. Для выпаса овец требуется много пастбищ.

Джем долил ей бренди и, помолчав немного, продолжал:

– Я случайно услышал, что вы говорили про сквайра Фостера. Вы арендуете у него землю?

– Да, – ответила Клавдия слегка раздраженно. – А ведь вся эта земля должна принадлежать нам. И она принадлежала нам, пока… – Она глубоко вздохнула. – Мой муж продал довольно много земли перед смертью.

– Но ведь… – деликатно заметил Джем, – несколько акров не делают погоды…

– Это были не несколько акров. – Внутренний голос говорил Клавдии, что ей надо попридержать язык, но чувство взаимопомощи, которое возникло между ними во время родов Гоблина, не покидало ее, и, кроме того, она хотела обсудить свои проблемы с кем-то, кто действительно интересовался ими. – Теперь нам принадлежит меньше трети от той земли, которой мы владели, пока Эмануэль не начал ее распродавать.

Джем молчал, подавленный услышанным. «О Боже, – подумал он, – я разорен». Именно овцы поддерживали материальное благосостояние Рейвенкрофта многие годы. Его отец создал очень процветающий бизнес – он разводил лошадей, – и по прибыльности его можно было сравнить с разведением овец, но все же… «О Боже!» – мысленно взмолился он опять.

Клавдия была удивлена, заметив, что он расстроился, и быстро проговорила:

– У нас очень тяжелое положение. Я беру землю в аренду для разведения овец, и с лошадьми у нас все идет хорошо, учитывая, как недолго мы этим занимаемся. А всю прибыль я вкладываю в поддержание поместья.

Джем незаметно подлил ей еще бренди.

– Для молодой одинокой женщины работы хватает.

– Но я совсем не одинока. – Она потягивала бренди, чувствуя, как тепло разливается по ее телу. – Мне помогает Джона. И, конечно, тетя Августа.

– Ах, да, несравненная мисс Мелкшам. Но почему вы занялись разведением лошадей? Почему не чем-то еще? Вы бы спокойно прожили…

– Я не хочу, – ответила Клавдия с вызовом, – спокойно жить, а особенно в таких условиях. – Она в сердцах еще раз хлебнула из стакана.

– Для вас так важно жить в роскоши? – В голосе Джема было только легкое любопытство. Он как бы невзначай подлил ей еще бренди. Все же Клавдии показалось, что в его словах она услышала неодобрение.

– Да вовсе нет. – О Боже! Что с ней такое, думала она, зачем она обсуждает свою личную жизнь с абсолютно незнакомым человеком. Она строгим тоном продолжила: – Я очень болею за Рейвенкрофт. Когда я приехала, он уже был здорово запущен, но когда-то это было великолепное поместье. Красота и изящество были повсюду, достаточно взглянуть на лестницы и на интерьеры комнат. Я хочу, чтобы здесь все стало так, как было.

– Но зачем? – Джем внимательно смотрел на нее. – Даже в его теперешнем состоянии вы могли бы продать его за кругленькую сумму, а тетя Августа и вы сами могли бы после этого жить припеваючи в Лондоне, Брайтоне или даже Бате.

– Потому что я люблю это место. – Клавдия глубоко вздохнула. – И потому что я хочу жить здесь. И… и я хочу взять на воспитание детей. – Она сама удивилась тому, что сказала. Она никогда ни о чем такого не думала, но идея вдруг показалась ей привлекательной. Почему, в который раз подумала она, их отвратительные совокупления с Эмануэлем не приводили к беременности? Она быстро сказала: – Я бы хотела иметь много детей и оставить им в наследство что-нибудь красивое. – О Господи, подумала она, что она только что сказала? Она так резко встала, что Джему пришлось броситься к ней, чтобы стакан не упал на пол.

– Я должна идти, – выпалила она.

– Как вы себя чувствуете, мадам? – спросил он сочувственно, обнимая ее за талию. – Мне помочь вам?

– Вы ведете себя неприлично… – Она попробовала еще раз. – Вы ведете себя непристойно, Джем… мой милый. Я вполне могу дойти сама.

Клавдия оттолкнула его и, слегка покачиваясь, выбежала из комнаты. Джем внимательно смотрел ей вслед.

Через некоторое время он опять вернулся в библиотеку.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джереми, лорд Гленрейвен, следующим утром проснулся очень рано. А ведь когда петухи прокричали в первый раз, он еще не ложился. Его поиски в библиотеке оказались безрезультатными. Там были две книги, в названии которых было слово «сельский». Одну из них, написанную Коббетом и называвшуюся «Сельские путешествия», Джем читал несколько лет назад. Другая книга представляла собой сборник стихотворений о сельской жизни. Ни в той, ни в другой не было скрученного листка бумаги, засунутого в основание переплета.

Когда Джем наконец вернулся в спальню, то не сразу заснул, вспоминая свой разговор с вдовой. Она была очень красива, но явно не отдавала себе в этом отчета. Это редкое женское качество, подумал он. Он закрывал глаза, и перед ним отчетливо вставал ее образ – то, как она ласкала Дженни и успокаивала ее, не обращая внимания на то, что была глубокая ночь, и что вся ее одежда была забрызгана кровью. А позднее, когда Клавдия сидела напротив него за маленьким столиком, держа стакан в своих тонких пальцах, он поразился той силе духа, которая пряталась за этой красотой.

Он постоянно подливал ей бренди исключительно потому, что она отнеслась к этому очень спокойно, а когда она не смогла устоять и из-за своей усталости начала раскрывать свои секреты, он не мог не воспользоваться ситуацией. Но по крайней мере он был целомудрен и не воспользовался ее состоянием, подумал Джем.

Он задумался: как же ему поступить с этим милейшим созданием?

Когда он приехал в деревню Литл Маршдин и узнал, что Рейвенкрофт перешел во владение вдовы Кастерса, он приготовился перенести всю ненависть, которую испытывал к ее мужу, на жену. В конце концов, весьма логично было предположить, что у жены этого чудовища должно было быть сердце из камня и загребущие руки.

Он был совершенно не готов к тому, что увидел: маленькое целеустремленное существо с серьезными намерениями, одетое в одежду конюха, а на самом деле владеющее всем поместьем. И не меньше его удивило то, во что она превратилась позднее. Джем вспомнил, как Клавдия спускалась по лестнице, одетая в обычное, довольно поношенное платье, но двигалась она при этом с изяществом принцессы. Ее волосы были просто собраны на затылке, и локоны спадали на лицо. У него тогда возникло жгучее желание броситься к ней, распустить ее волосы и зарыться в них лицом.

Джем сокрушенно покачал головой. Господи, о чем он думает? Она же была настоящей леди и не годилась для флирта. И более того, он собирался вышвырнуть эту женщину из ее дома. Он не соврал Джоне, когда сказал, что не собирается оставлять ее в нищете, но ее признание в любви к Рейвенкрофту было для него полной неожиданностью. И потом она говорила про детей. Новая династия в Рейвенкрофте?

У него вдруг возникла другая идея. Совершенно не обязательно брать детей на усыновление. Для того чтобы они появились, есть другой, гораздо более приятный способ.

Он сбросил одеяло и поставил ноги на полированный деревянный пол. Ему было жаль вдову Кастерс, и в другой ситуации он бы с удовольствием утешил ее. Однако сейчас ему ничего иного не оставалось, как предоставить ей определенную компенсацию. Он должен быть справедлив, но не более того. Его нельзя было назвать бессердечным, но он сумел выжить в течение двенадцати лет на самых ужасных улицах Лондона, а сделать это было очень трудно. Поэтому теперь он не собирался менять стиль жизни.

Выбросив из головы воспоминания о ее золотистых волосах и глубоких светлых глазах, смотревших на него поверх стакана с бренди, он направился к комоду, где стояли тазик и кувшин с водой.

Клавдия проснулась этим утром не в лучшем настроении. Сознание приходило к ней медленно, и, посмотрев на солнце, светившее в окно, она перевернулась на другой бок и застонала. Через несколько минут она все же решила, что не может лежать на кровати весь день, и села, о чем немедленно пожалела. Приставив пальцы к вискам, она ждала, пока комната перестанет прыгать у нее перед глазами.

Она пришла в ужас, когда вспомнила события вчерашнего дня. О Господи, она ведь действительно позволила себе торчать в комнате дворецкого и проводить с ним время глубокой ночью. А что заставило ее сказать ему все то, что она сказала. Черт возьми, он же был ее дворецким! Но не это, конечно, было самым главным. Раньше она никогда не доверялась совершенно незнакомым людям. Кстати говоря, ему вообще было далеко до совершенства. Если она не ошибалась, мистер Джем Дженуари пытался напоить ее.

Но зачем? Может быть, он хотел посягнуть на ее честь? Она фыркнула. Одетая в одежду мальчика-конюха, вся в крови и лошадином поту, она вряд ли выглядела очень соблазнительной женщиной. И в волосах ее застряла солома, а к одежде прилип навоз.

Но что ему было нужно? Зачем он приехал в Рейвенкрофт? Он сказал, что может быть слугой, лакеем или дворецким. Она призналась себе, что если бы не откровенные взгляды, которые он бросал на нее, можно было бы сказать, что он легко приспособился к своей новой роли дворецкого. Он сказал, что может быть конюхом, но через пять минут после того, как он начал помогать им управляться с Дженни, стало ясно, что он солгал. Она улыбнулась. Он так испугался, что она подумала, что он сбежит. Но он не сбежал. Он остался, и им удалось спасти жизнь Гоблину.

Но все-таки она ему не верила.

Когда Клавдия закончила одеваться, настроение у нее было подавленным. Она была убеждена, что где-то видела этого человека раньше. Может быть, он был одним из приятелей ее мужа? Нет, если бы они встречались раньше, она запомнила бы. Она решила не задумываться над тем, что должно было означать это ее последнее признание самой себе. Но когда она стояла перед зеркалом и собирала волосы в пучок, она вдруг вспомнила. Швырнув расческу на стол, она повернулась и выбежала из комнаты.

Она пробежала по коридору, затем наверх по лестнице и вбежала в комнату, где хранились отдельные предметы мебели, которые Эмануэль держал здесь, поскольку считал, что они не соответствуют образу жизни сельского аристократа и потому не должны выставляться напоказ. В одном из углов комнаты стояло несколько картин. Они стояли в ряд, как вязанка дров, которыми топят печь. Клавдия достала одну из картин. Она поднесла ее к окну и с ужасом уставилась на нее.

Ее сердце забилось сильнее, а глаза широко раскрылись, когда она внимательно вгляделась в картину. На ней был изображен худой молодой человек с высокомерным лицом, одетый в одежду прошлого века, украшенную кружевами и вышивками. Он, конечно, не был зеркальным отражением Джема, но весьма на него похож. Светло-серые глаза сочетались с волосами жгуче-черного цвета. Она знала, что на портрете был изображен лорд Гленрейвен Пятый, который, судя по его одежде, был дедушкой мнимого дворецкого.

Итак, Джем Дженуари на самом деле носил фамилию Стендиш. Был ли он просто членом этой семьи или… Она вспомнила, как легко он ориентировался, проходя по коридорам от одной спальни к другой, и страх охватил ее.

Она знала, что у предыдущего владельца Рейвенкрофта лорда Гленрейвена был только один сын, и он вместе с матерью и двумя сестрами уехал из поместья вскоре после того, как Эмануэль прибрал его к рукам.

«И после того как я предложил ей и ее отпрыскам жить здесь как угодно долго, она сбежала отсюда, как воровка, ночью. Но на самом деле она и была воровкой, не так ли? Она ведь прихватила с собой кое-что, что по праву принадлежало мне».

Клавдия с дрожью вспоминала эти слова Эмануэля, произнесенные со злобным негодованием.

Из того, что ей было известно, Клавдия заключила, что красавица леди Гленрейвен вынуждена была покинуть дом, поскольку, предложив ей приют, Эмануэль хотел заставить ее разделить с ним и постель. То, что касалось вещей, которые она взяла и список которых он хранил до самой смерти, то это была лишь одежда и еще какие-то мелочи.

Клавдия вернулась к портрету и пристально вглядывалась в серые глаза, которые, казалось, тоже рассматривают ее. Эти глаза были холодными, как Северное море, и казалось, что они таили в себе невысказанную угрозу.

Неужели незнакомец действительно был лордом Гленрейвеном? Задумавшись, она бродила по комнате. Сначала она хотела ворваться к нему в комнату, наброситься на него с обвинениями и выгнать из дома. Но, подумав немного, она решила не делать этого. У нее не было доказательств того, что черноволосый незнакомец, который вчера пытался напоить ее, в действительности был лорд Гленрейвен. А даже если эти доказательства и имелись, не лучше ли было держать его поблизости и наблюдать за ним. Она должна выяснить, зачем он приехал в поместье инкогнито.

Клавдия в задумчивости кусала губы. Да, все это действительно было странно: зачем он приехал под чужим именем? Если он просто хотел посетить свой родной дом, почему не постучать у ворот и не попросить позволить ему войти. Нет, у него были какие-то другие мотивы. И единственное, что пришло ей в голову, это то, что он хочет отнять у нее Рейвенкрофт.

Ее пальцы сами сжались в кулаки. Она не отдаст поместье! Оно по праву принадлежит ей. У нее были все необходимые документы, и закон был на ее стороне. Она одолеет его, какие бы ни были у него притязания.

Она вздрогнула. Но действительно ли Рейвенкрофт принадлежал ей по праву? Она вспомнила, что говорил Эмануэль… Эти слова были произнесены, когда он был абсолютно пьян, и он готов был проглотить их тут же, но… Она резко поднялась на ноги. Нет, она не должна об этом думать. Она должна была любым способом сохранить Рейвенкрофт за собой. Господи, ей больше некуда идти! Она не могла вернуться к своим родителям, потому что ее заставили бы еще раз вступить в брак, столь же отвратительный, как и предыдущий. Ее неудачник отец наверняка сделал бы это еще раз, в то время как мать напрасно причитала бы и рвала на себе волосы.

Тем более она не могла жить с Розой и ее мужем. У Томаса в отношении нее были свои планы, совсем ее не устраивающие.

Нет, Эмануэль завещал Рейвенкрофт ей. Это единственное, что он сделал, чтобы позаботиться о ее благосостоянии. Она остановилась, и на ее лице появилась холодная усмешка. Если лорд Гленрейвен хочет забрать Рейвенкрофт, ему придется всерьез сражаться за него! И в этом сражении ему не победить. Шелестящий звук ее юбок был как призыв к сражению. Она повернулась, чтобы выйти из комнаты, и в последний раз взглянула на портрет лорда Гленрейвена. Улыбаясь и спокойно глядя в холодные голубые глаза, она салютовала ему легким движением руки.

Она спустилась вниз по лестнице и побежала из дома к конюшням. Дженни и жеребенок все еще находились в загоне, где происходили роды, и Клавдия с восторгом наблюдала за матерью и сыном.

– Неплохо смотрятся, не так ли?

Она обернулась и увидела Джону и Джема, входящих в конюшню. Джем был в рабочей одежде и сапогах. В руках у него были вилы.

– Я подумал, что дворецкий на полный день вам не нужен, – сказал он, заметив, что она удивленно подняла брови. – И я решил, что по утрам буду работать здесь, если вы, конечно, не возражаете, мадам, – добавил он уважительно, дотронувшись пальцем до козырька своей потрепанной кепки. В его голосе не было и намека на интимность.

Клавдия холодно кивнула.

– Да, я думаю, это хорошая идея. По утрам мы редко кого-либо принимаем. Вообще-то, – добавила она, – у нас в любое время дня редко бывают гости. К тому же, – она заставила себя говорить спокойно и вежливо, хотя не испытывала этих чувств, – я бы хотела, чтобы вы, Дженуари, больше времени проводили в конюшне. По-моему, здесь вы принесете больше пользы.

Ей показалось или она действительно заметила разочарование, мелькнувшее в его глазах?

– Конечно, мадам. Хотите ли вы, чтобы я прислуживал за обедом?

– Безусловно. – На самом деле она совсем этого не хотела, но решила, что иногда он все-таки должен заходить в дом. И потом, тетя Августа захочет, чтобы было именно так. – К тому же, – продолжила она, – через несколько дней приедет моя сестра с мужем, и вы все время будете работать в доме.

– Слушаюсь, мадам, – ответил Джем, поклонившись, и повернулся, чтобы заняться работой.

«Ого!» – сказал он про себя и обменялся взглядом с Джоной. Сегодня утром вдова превратилась в настоящую хозяйку. Все ее расположение за ночь испарилось. Он вздохнул. Итак, снова работа конюха. На самом деле, если бы не его желание продолжить поиск книги, он не возражал бы против этого занятия. Ему даже нравилась эта не слишком интеллектуальная, но требующая больших физических затрат работа. Ему казалось, что это так затишье перед бурей. Ведь скоро весь его ум и сердце будут посвящены совсем другому. Очень удачно получилось, заключил он, что его поселили в главном здании. Это позволит ему продолжить поиски по ночам.

Он наблюдал, как вдова разговаривала с Джоной, и его опять поразила ее удивительная красота, которую она несла так же естественно, как носила платье. Она была вдовой, а в прошлом замужней женщиной, и все же в ее облике было что-то девичье, как будто ее душу не затронули сексуальные прихоти ее покойного мужа, которые она должна была исполнять.

Она закончила свой разговор с Джоной и, кивнув им обоим, направилась к дому. Он наблюдал, как покачиваются ее бедра, и у него пересохло в горле. Ну нет, кажется, она все-таки была не совсем девочкой.

Вернувшись в дом, Клавдия стала рассеянно заниматься текущими делами. Потом она сидела в бельевой комнате вместе с тетей Августой и составляла опись белья. Она была так погружена в свои размышления, что вздрогнула, когда мисс Мелкшам сказала скрипучим голосом:

– Сто тридцать семь наволочек? И все нуждаются в починке?

– Что? – переспросила Клавдия рассеянно. – Да… нет… тридцать семь наволочек, и шесть нуждаются в починке. – Покраснев, она положила дырявые наволочки в кучу белья, предназначавшуюся для починки, и взяла список из негнущихся пальцев тети. – Извини, пожалуйста, – сказала она, быстро внося поправку.

– Милая, что с тобой сегодня? – мисс Мелкшам строго уставилась на нее поверх очков. – Сначала ты чуть было не выбросила три дюжины отличных свечей, а теперь так все напутала в этом списке белья.

Клавдия поднесла руку к голове, которая опять начала болеть.

– Извини, – повторила она. – Что-то не могу сосредоточиться.

– Это из-за Томаса и Розы, да?

– Да нет… Ах, да, – ответила Клавдия уклончиво. – Я так хочу во всем им угодить.

– Это еще зачем? Ведь должны приехать твоя сестра и ее муж, а не принц-регент.

Клавдия попыталась улыбнуться, но это ей не совсем удалось.

– Да, но я не думаю, чтобы принц-регент был таким требовательным, как Томас.

Мисс Мелкшам фыркнула:

– Надеюсь, ты не собираешься потакать всем его причудам. Хватит нам Розы с ее мигренями и желудочными расстройствами. – Она внимательно посмотрела на свою племянницу. – По крайней мере, пока они будут здесь, ты не будешь чистить конюшни.

Клавдия покраснела, но все-таки в этом разговоре она чувствовала себя увереннее.

– Я больше этим не занимаюсь. Теперь это делает Дженуари.

– Наш дворецкий? – изумленно спросила старшая из женщин.

– Да, но… – быстро заговорила Клавдия. – Разве я тебе не говорила, что сначала взяла его на работу в конюшню. – И не давая тете возможности ответить, она быстро продолжила: – Ну, конечно, только после того как он убедил меня, что все это умеет делать, и мне кажется, он очень подходит нам. А тебе нет? По крайней мере по дому у него не так много обязанностей, так что утром он может помогать Джоне и Лукасу в конюшне.

Бросив оставшиеся наволочки на полку, она поднялась и хотела выйти из комнаты, но ее тетя строго посмотрела на нее и взяла ее за руку.

– Как это у него не много обязанностей по дому? Мы так долго жили без дворецкого, что здесь накопилась масса разных дел. Поскольку у нас очень мало мужчин в доме, он должен наконец заняться тем, что мы откладывали в долгий ящик. Надо почистить люстры, и этот, как его, Дженуари, мог бы снять их и отдать горничным. Поскольку у нас никто не следит за горничными, я всегда просила Моргана делать это. Ты давно не заглядывала в гостиные на втором этаже? Стыд и срам: на мебели столько пыли, что на ней можно писать, а серебро просто в ужасном состоянии. Морган, между прочим, сам его чистил. Да здесь тысячи вещей, которые нужно сделать!

– Ну ладно, тетя, – успокоила ее Клавдия. – Когда приедут Роза и Томас, а это будет через несколько дней, он будет работать только здесь.

Мисс Мелкшам всплеснула руками.

– Мне это совсем не нравится, но если в результате ты перестанешь работать в конюшне, то так и быть. Господи, когда я вижу тебя в этой ужасной одежде, с вилами в руках, мне кажется, меня хватит удар.

Клавдия, смеясь, вышла из комнаты вместе с тетей. Здесь они расстались. Мисс Мелкшам пошла проследить, все ли в порядке на кухне, а Клавдия пошла вытирать пыль в большой зал, взяв с собой тряпку и пчелиный воск.

По дороге она проходила библиотеку и решила заглянуть туда. Когда она ходила туда вчера, то заметила, что там было очень пыльно. Она почувствовала запах велюра, кожи и старого дерева. Как это ни странно, она ощущала некое единение со старым домом в этой комнате. Ей было очень не просто продать так много книг, но ведь осталось тоже предостаточно. Вполне достаточно, чтобы было что почитать, когда она выберет для этого минутку. Едва войдя в комнату, она остановилась. На одном столе валялись несколько книг, а на другом был огарок свечи. Она вздрогнула. Она была уверена, что, когда уходила вчера, все книги стояли на полках.

Она провела пальцем по пыльному столу и рассеянно посмотрела на названия двух книг, отложенных в сторону. Одну из них – «Сельские поездки» Коббета – она читала. Это были замечания мистера Коббета о состоянии экономики в недавнем прошлом. С другой книгой она не была знакома – она называлась «Сцены из сельской жизни».

Испытывая тревогу, она протерла книги и поставила их на полку. Может быть, тетя Августа зашла в библиотеку, чтобы почитать что-нибудь на ночь? Сама Клавдия с этой целью уже взяла несколько книг из библиотеки. Но все это было очень маловероятно, поскольку ее тетя не любила читать и целиком полагалась на ячменный отвар, когда не могла заснуть. Поразмыслив еще немного, она вышла из комнаты и остановилась лишь тогда, когда дошла до комнаты дворецкого.

Подавив в себе чувство вины, она открыла дверь и вошла в комнату. На маленьком столике лежала книга в кожаном переплете. Все стало ясно: это он интересовался ее книгами.

Нельзя сказать, чтобы она возражала против этого. Клавдия сказала всем слугам, что они могут брать любые книги, какие пожелают. Но нельзя сказать, чтобы кто-нибудь воспользовался этим разрешением. Но все-таки она чувствовала себя неуютно, когда представляла, как этот человек крадется ночью по дому. Она мельком взглянула на название книги. История семьи Стендиш! Книга выпала из ее дрожащих рук, и она выбежала из комнаты.

Вернувшись в зал, она механически продолжала натирать воском балюстраду лестницы. Как ей узнать о планах Дженуари? У Эмануэля служил какой-то юрист, но ей не хотелось обращаться к нему. Она не доверяла Корнелиусу Велкеру, когда Эмануэль был жив, а уж сейчас тем более. Она помнила, с каким плохо скрываемым подобострастием он прислуживал ее мужу.

– Если вы все заботы переложите на мои плечи, милочка, – говорил он таким масляным голосом, что казалось, будто слова стекают у него по подбородку, – я буду счастлив, если смогу помочь вам вести дела, касающиеся поместья. Это слишком тяжелая ноша, чтобы взвалить ее на столь юные плечи.

Милочка! Она послала его куда подальше, а через несколько дней приехала к нему в контору и забрала все важные документы Эмануэля, хотя он очень не хотел их отдавать. Больше она о нем ничего не слышала и вряд ли могла прийти к нему и попросить помочь сохранить за собой Рейвенкрофт.

Она могла бы обратиться к Томасу. Она почти улыбнулась, когда представила себе, как отреагирует Томас, если хоть краем уха услышит о том, что она может потерять Рейвенкрофт. К сожалению, его метод решения проблем, как правило, ни к чему не приводил. Томас был за прямой и бескомпромиссный подход.

Нет, она должна все решать сама. Она непроизвольно вздрогнула при мысли, что должна была бороться со Стендишом один на один. Нельзя было сказать, что он был воплощением зла, но она отчетливо представляла, что скрестить с ним шпаги было бы опасно – это кардинально может изменить ее жизнь.

Она опять начала протирать мебель, когда шум на улице заставил ее поднять голову. Через некоторое время в шуме можно было различить стук копыт и характерное позвякивание кареты. Недоумевая, она побежала к главному входу, но по пути остановилась, чтобы выглянуть в окно, выходящее на парадную аллею. Она бросила тряпку и воск и побежала на кухню звать тетю.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Услышав взволнованный голос племянницы, Августа Мелкшам вбежала в главный зал еще до того, как туда вошла Клавдия, и тоже замерла, услышав шум на улице скрип колес по гравию и чей-то громкий взволнованный голос. Мисс Мелкшам побледнела.

– Это что… – начала было она.

– Да, это Томас! – закричала Клавдия Они приехали!

– Но…

– Да, раньше, чем мы договаривались, но они уже здесь.

Клавдия взяла тетю за плечи и направила ее туда, откуда только что появилась сама.

– Нужно найти Дженуари, – быстро сказала она. – И пошлите кого-нибудь в деревню за сестрами Маундерс и Телмой Гудол. И надо немедленно послать всех свободных горничных наверх, чтобы комнаты для гостей приняли хотя бы жилой вид. Скажите кухарке, что на обед надо приготовить четырех цыплят. Клем, парень, который чистит обувь и точит ножи, свернет им шеи. – Она глубоко вздохнула. – А я пойду встречать гостей.

Тетя Августа бросилась бежать и чуть не порвала свою шелковую юбку. Клавдия, улыбаясь так сладко, как только могла, отправилась к главному входу. Непроизвольно поправив рукой волосы, она распахнула двери.

– Томас! – закричала она, в то время как грузный мужчина тяжело спускался из кареты на землю. – Роза! – добавила она, когда джентльмен помог выйти из кареты даме. Дама была маленькая и шустрая и держала у носа большой вышитый платок. За ними выкатились двое детей: Джордж, которому было девять лет, и Горация, которая была немного моложе. Они явно ссорились по поводу того, кто должен был держать маленькую собачку. В настоящий момент ее мертвой хваткой держал Джордж.

Улыбка исчезла с ее лица, когда она увидела, как еще одни человек, высокий и костлявый, с трудом поднялся с кожаного сиденья и неуклюже спрыгнул на землю.

– Мистер Ботсфорд, – едва слышно сказала она. – Как я рада вас видеть.

Флетчер Ботсфорд смущенно кивнул, но Клавдия уже обратила все свое внимание на сестру и ее мужа.

– Какая неожиданность! – сказала она. – Мы вас ждали только через два дня.

– Через два дня? – Красное лицо Томаса Реддингера расплылось от обиды. – Ерунда. Я говорил тебе, что мы приедем во вторник после скачек в Тентраме.

– Но, дорогой… – перебила его жена, держа платок в дрожащих руках, – я же говорила, что мы должны были приехать в четверг.

– Ерунда, – повторил Томас. – Эй, вы там! – закричал он. – Крамшоу! Несите эти чемоданы, и живее!

– Но где твой дворецкий, моя дорогая? – тихо, но обиженно спросила Роза. – Почему ты сама открываешь дверь?

– О… – смущенно пробормотала Клавдия. – Дженуари сию минуту будет здесь. Он сейчас занят другим делом, а поскольку я… О Боже! – воскликнула она, увидев, как щенок облегчился на пальто Джорджа.

Роза сдавленно вскрикнула:

– Гремпл! Няня, где вы? Отведите детей наверх и… возьмите это паршивое животное с собой.

Полная женщина с выражением постоянного страдания на лице с трудом вылезла из большой кареты и остановилась рядом с ней. Она молча забрала детей и, к величайшему облегчению Клавдии, увела их в дом.

Через мгновение перед входом в дом образовалась куча-мала, поскольку злосчастный Крамшоу и горничная Розы столкнулись там со слугами, посланными мисс Мелкшам. Тут же появилась и сама старушка, которая с нескрываемым удовольствием обняла мистера Реддингера и его смущенную жену. Повернувшись к Флетчеру Ботсфорду, она протянула ему два пальца в перчатке.

Прошло некоторое время, пока вся компания избавилась от своих накидок, тростей, лент и перчаток и перешла в Изумрудный зал.

– Чай сейчас принесут, – сказала Клавдия сдавленно и бросила отчаянный взгляд на тетю. Она облегченно вздохнула, когда тетя Августа кивнула и стала рассаживать гостей на стулья и табуретки.

– Хорошо доехали? – приветливо спросила она.

– Прекрасно, – ответил Томас.

– Просто отвратительно, – тут же заметила его жена.

– О Боже, Роза, не будь такой занудой, – весело проворчал Томас. – У Розы всегда болит голова, – признался он громко мисс Мелкшам. – Она вечно принимает какие-то лекарства и настои от мигрени.

Клавдия заметила раздражение в глазах Розы, но та быстро подавила его. Роза кивнула, а потом села на стул и осмотрела комнату.

– Как! Ты так и не отчистила пятно на египетской софе? – сказала она сладким голосом. – Хорошо, что я кое-что привезла тебе. Мой управляющий сам готовит это средство. Оно отлично действует. Может быть, оно и портьерам вернет цвет.

Клавдия сжала зубы. Роза, очевидно, забыла, что пятно появилось после того, как Джордж, несмотря на строжайшее запрещение, принес в комнату вишневый торт. Так или иначе, софа была ужасной. Это было одно из приобретений Эмануэля, сделанное сразу после его переезда в Рейвенкрофт.

– Моя дорогая, – продолжала Роза, – ты не носишь траур?

– Нет, – коротко ответила Клавдия. – Если бы я знала, что вы сегодня приедете, я бы одела что-нибудь более подобающее, но я уже давно перестала носить траур. Я надеваю его, только когда у нас гости или если я сама куда-то еду. В конце концов, Эмануэль уже год как умер.

Роза надула губы, но ничего не сказала. Эта невыразительная женщина, как казалось Клавдии, была потухшей и лишенной внутренней силы. Десять лет жизни с Томасом оказали на нее сильное влияние.

– Послушайте, миссис Кастерс, – сказал Флетчер Ботсфорд высоким гнусавым голосом. Он сидел на стуле соломенного цвета рядом с Клавдией и держал ее за руку. – Вы выглядите… очень мило. – Он поцеловал ее пальцы мокрыми губами и уставился на нее своими близорукими глазами.

– Вы, наверное, удивились, увидев Флетчера, а? – прокричал Томас. – Придется ему на время забыть о прелестях городской жизни. Тамошние красотки совсем не хотели его отпускать.

Ботсфорд скромно потупил глаза, не выпуская руки Клавдии. Она сама освободила руку и улыбнулась.

– Очень приятно сознавать, что тебя ждут, – проворковала она. – Мы прекрасно поймем, если вы сразу же вернетесь в Глостер.

Увидев, что он покраснел, она почувствовала себя виноватой. Флетчер был неплохим человеком, просто Томас давно должен был понять, что она не собирается выходить замуж за этого беднягу. Зачем было настаивать на этом. Она прекрасно знала зачем. Она думала об этом с иронией. Даже сейчас, когда она смотрела на Томаса, его глаза рыскали по комнате, как будто она принадлежала ему.

Легкое движение заставило ее повернуться на стуле, и выражение ее лица изменилось. В комнату, толкая перед собой заставленный серебром и фарфором столик, не вошел, а вплыл Дженуари в великолепном костюме дворецкого.

– Мадам просила подать чай? – холодно спросил он. Клавдия смогла лишь молча кивнуть, а мисс Мелкшам выпрямилась, встала со стула и замахала ему рукой.

– Вот именно, Дженуари. Давайте все это сюда. – Она повернулась к Клавдии и сказала ей немного снисходительно: – Хочешь, чтобы я разлила, дорогая?

Клавдия посмотрела на Дженуари, который только однажды поднял глаза и с усмешкой взглянул на нее. Она снова кивнула. Томас поднял пенсне и внимательно изучал Джема, который с мягкой грацией разносил чай и бисквиты. Фарфор, которым Клавдия почему-то очень гордилась, ни разу не звякнул в его руках.

– Этот парень заменил вашего дворецкого… как бишь его? – спросил Томас.

– Да, он заменил Моргана, – ответила Клавдия, сжав руки в кулаки.

– Похоже, он очень молод, – сказала Роза, принимая из рук молодого человека чашку из богемского фарфора.

Джем вежливо опустил глаза.

– Да, – неуверенно ответила Клавдия, – но у него были прекрасные рекомендации. – Только она одна заметила, как невозмутимый дворецкий усмехнулся уголками рта.

Дженуари оставался в комнате, пока не обслужил обеих хозяек и их гостей. Потом, вежливо поклонившись, он вышел. Клавдия благодарно вздохнула.

– Похоже, он знает свою работу, – громко сказал Томас. – Рад, что вы наконец нашли замену этому, как же его… Моргану. Ну, а теперь, – сказал он, потирая руки, – расскажите нам, как у вас дела. Ты уже договорилась с Фостером насчет овец?

Клавдия ненавидела обсуждать свои дела со свояком. Она что-то пробормотала, а потом попыталась перевести разговор на другую тему.

Она обратилась к Розе:

– Джордж уже совсем стал молодым человеком. Может быть, позднее, когда он… вымоется, я отведу его на конюшню посмотреть нашего нового жеребенка.

– На конюшню?! – вскричала Роза порывисто. – Я не думаю, что…

– Жеребенок? – переспросил Томас, как бы не замечая слов жены. – Значит, это у Дженни?

– Она родила прошлой ночью, – ответила Клавдия, и эта мысль слегка улучшила ее настроение. – Маленький жеребенок. Мы все очень рады.

Томас тоже обрадовался, как если бы ему сказали, что он выиграл в лотерею.

– Если он здоров, то мы можем получить за него кругленькую сумму от Селвина Мортвейта, – радостно сказал он. – Ты его знаешь. Он живет милях в пяти от меня.

«Мы». Клавдию так разозлила его оговорка, что у нее перехватило дыхание.

– Мы не собираемся его продавать, Томас. Мы будем использоваться его как производителя, когда Ворлок уже не сможет давать потомство. Джона говорит…

– Что! – перебил ее Томас. – Ты все еще слушаешь этого старого дуралея?

Роза заерзала в зеленом кресле, покрытом шелком, а тетя Августа замерла. Клавдия улыбнулась ей и встала, повернувшись к свояку.

– Я всегда слушаю Джону, – ответила она со спокойным лицом, на котором опасно поблескивали глаза. – Его, кстати, не бесполезно бывает послушать. – С некоторым усилием она переменила тему и, уже обращаясь к Розе, сказала: – Я думаю, вы хотите пройти в свои комнаты. Мы приготовили вам те же спальни, что и всегда. Роза, Джордж и Горация могут расположиться в детской.

Томас открыл рот, как будто хотел еще что-то сказать, но, посмотрев на Клавдию, застывшую перед ним, передумал. Потом встал и, предложив жене руку, с достоинством удалился.

Клавдия уселась на свое место.

– Знаешь, тетя, я когда-нибудь сорвусь.

– А я тебе в этом помогу, дорогая. – Мисс Мелкшам импульсивно обняла племянницу. – Но ведь он родственник. Или, по крайней мере, муж родственницы.

Не говоря ни слова, Клавдия раздраженно вздохнула. Роза была ее единственной сестрой. Поскольку та была на девять лет старше, она воспринимала ее скорее как тетю, причем тетю, которая во всем была ее полной противоположностью. Если Клавдия была настойчива и упряма, то Роза – мягка и бесхарактерна. Клавдия была бунтаркой по натуре и поклялась, что не выйдет замуж по чьему-то велению. Роза же в восемнадцать лет, покраснев, сказала, что готова выйти замуж за преуспевающего землевладельца, которого выбрал для нее отец. Были и другие, не столь кардинальные различия. Клавдия любила читать, Роза никогда этого не делала, если не считать, что она иногда заглядывала в книгу по домоводству. Клавдия любила бродить по душистым, омытым дождем лугам. Роза ненавидела, когда у нее были мокрые ноги. Этот список можно было продолжать до бесконечности, но Клавдия решила больше об этом не думать.

Она, конечно, любила свою сестру, но иногда это чувство давалось ей с трудом.

Она опять поднялась и улыбнулась тете.

– Но не такая любимая родственница, как ты, тетя. Я до сих пор благодарю Бога, что ты согласилась приехать сюда и пожить со мной.

Мисс Мелкшам слегка смутилась, что бывало с ней весьма редко, и пожелала своей племяннице не быть гусыней. Потом она удалилась.

Остаток дня прошел без особых событий. Как Клавдия и обещала, она отвела Джорджа, которого сопровождала Горация, на конюшню посмотреть Гоблина. Все это кончилось беспрецедентным поступком Джоны, который в ответ на пожелание Джорджа покататься на маленьком жеребенке верхом взял и вынес его на руках из конюшни. Джордж начал так орать, что прибежала его мать. Она остановилась как вкопанная на краю сада и оттуда начала кричать сначала на Джону, а потом на Клавдию за то, что она позволила так обращаться со своим племянником. Горация выкрикивала примерно то же, но еще громче и в обратном порядке. Томас, либо изображая из себя глухого, либо подчеркивая, что его все это не интересует, так и не появился. Без его поддержки крики Розы довольно быстро перешли в негодующие всхлипывания. Джордж и громогласная Горация наконец тоже замолчали. Клавдия позорно бежала к себе в спальню.

Тем же вечером, войдя в столовую, Клавдия мельком посмотрела на Джема и так же быстро перевела взгляд на Томаса, который хотел занять место во главе стола. Клавдию всегда раздражало, что он во время своих визитов занимал это место. Чтобы не портить отношений, она никогда не ссорилась с ним из-за этого, но этим вечером Джем опередил ее. Положив руки на спинку стула, он не позволил Томасу занять его. Подождав, когда она подошла, он выдвинул стул для нее. Томас покраснел и на глазах у всех надулся, но ничего не сказал и уселся справа от Клавдии на стул, который Джем с поклоном выдвинул для него.

Клавдия с удовлетворением отметила, что с этого момента обед проходил гладко. Она была удивлена тем, что присутствие Джема придавало солидность застолью. Он убедил Лукаса прислуживать в качестве лакея, хотя единственной обязанностью последнего было приносить еду и убирать пустую посуду. Сам Дженуари раскладывал еду по тарелкам, вращая огромный стол с таким достоинством, как будто он распределял драгоценные камни.

Как и раньше, Клавдия все время ощущала присутствие Джема и угадывала все его движения. Она решила, что эта повышенная чувствительность, возникавшая в его присутствии, объясняется лишь ее подозрениями относительно его замыслов.

– Какой прекрасный суп, – заметила Роза удивленно.

– Овощные супы – это конек нашей кухарки. – В принципе, так могло бы быть, подумала Клавдия, но все дело было в том, что до этого семья Кастерс эти супы никогда не пробовала. Она посмотрела на Джема, который грациозно стоял у двери, и подумала, что скорее он, чем тетя Августа, которая редко заботилась о том, чтобы произвести на гостей впечатление, сделал так, что вся прислуга постаралась устроить настоящий пир. Она вдыхала аромат свежесорванных цветов, стоящих в центре стола.

Ее рука с ложкой застыла в воздухе по дороге ко рту. Чем чаще Клавдия смотрела на загадочного Джема Дженуари, или Стендиша, тем больше ее заботил вопрос: Почему? Какое ему было дело до того, что подадут Розе и Томасу Реддингерам – овощной суп или бараний бульон? Может быть, потому что в своем бывшем доме он не потерпел бы ничего, что было ниже подобающего ему высокого уровня? Она рискнула еще раз посмотреть на темную фигуру у двери, но на строгом лице дворецкого ничего не смогла прочесть.

Джем поймал ее взгляд, но не понял его смысла. Вдова весь день как-то странно смотрела на него. Ну, если не весь день, по крайней мере все время, пока они могли наблюдать друг за другом. Он незаметно следил за ней, отмечая, как грациозно она склоняла голову, разговаривая с Томасом Реддингером. Господи, какой же это был индюк! Жадный, как самый последний скряга, а уж он-то повидал их на своем веку. Что касается его жены, то она была настолько ничтожной, что к ней можно было относиться всего лишь как к предмету, который занимает совсем немного места. У Флетчера Ботсфорда же была такая внешность, что хотелось пересчитать деньги в кошельке.

Ботсфорд сидел слева от мисс Мелкшам, но вел себя по отношению к ней так, будто она была невидимой. Его слегка выпуклые глаза смотрели только на хозяйку, и он реагировал на каждое ее слово громким смехом, от которого у Джема уши вяли. О Боже, неужто этот болван думает, что у него есть хоть какой-то шанс быть рядом с такой женщиной, как миссис Кастерс! Джем ласкал ее взглядом снова и снова, начиная с нежных щек, спускаясь взглядом по тонкому изгибу губ и стройным линиям ее шеи. Она была одета в то же желтое платье, что и днем ранее, и он, затаив дыхание, следил за ее движениями, которые заставляли колыхаться ее грудь под складками шелка. Внезапно Джем пришел в себя, потому что рядом с ним остановился Лукас, который еле слышно ругался, кляня свою новую работу.

После обеда Томас отказался от портвейна и сопроводил дам в музыкальную комнату, где Роза пыталась развлечь их несколькими небольшими музыкальными этюдами, от которых Клавдия стала откровенно зевать.

Ей показалось, что прошла вечность, пока Джем вновь не появился с чайным столиком. Правда, чаепитие было немного преждевременным, но она все равно малодушно поблагодарила его взглядом, на что он в ответ только поднял брови.

Позже, когда Клавдия, ужасно уставшая, ложилась спать, то подумала, как трудно ей будет пережить следующую неделю, а может быть, и больше. Однако она должна была благодарить судьбу за то, что Реддингеры добирались сюда меньше чем за день, и потому оставались они обычно ненадолго. С другой стороны, подумала она, если бы они жили подальше, то не приезжали бы так часто. Она пожала плечами, вдруг представив себе, что ее сестра с мужем, дочерью и сыном могут переехать на другой конец света, но поняла, что надежды на это никакой. Она зевнула, положила голову на подушку и приготовилась заснуть.

Но сон не шел к ней. Клавдия села на постели. Она забыла сказать одной из горничных, чтобы та оставила зажженную свечу в коридоре около спальни Розы. Та плохо спала и по ночам часто вставала, чтобы проверить, все ли в порядке у Джорджа и Горации. То обстоятельство, что няня Гремпл спала в соседней комнате и должна была проснуться при первом звуке из детской, не имело для Розы никакого значения.

– Если испуганный ребенок проснулся ночью, ему необходимо, чтобы рядом была мать, – говорила она сладким страдальческим тоном. Вообще-то Клавдия считала, что, если бы Розу лишили возможности рассказывать о своих ночных заботах утром за столом, когда все сочувственно вздыхали и что-то бормотали, она не стала бы до такой степени проявлять свои материнские чувства.

Она абсолютно никого не предупредила о свече, и утром Роза наверняка будет жаловаться.

Вздохнув, Клавдия откинула одеяло и на цыпочках вышла из комнаты.

Неслышно двигаясь по галерее, переходящей после главной лестницы в балкон на втором этаже, она вдруг заметила свет на первом. Удивившись, она стала всматриваться в темноту зала и различила чью-то фигуру, которая двигалась из той части дома, где были расположены комнаты прислуги.

Клавдия быстро задула свечку и стала ждать. Через некоторое время кто-то вошел в зал. В бедном свете свечи можно было различить лицо, и Клавдия с удивлением обнаружила, что этот человек, бродивший в ночи по дому, был Джемом Дженуари.

Затаив дыхание, она наблюдала, как он пересек холл в круге света от свечи. В его движении была такая уверенность, что она ярко представила себе изящную, элегантную пантеру, пробирающуюся сквозь ночные джунгли.

После некоторых сомнений Клавдия спустилась вниз. Она не издала ни звука, а лишь пристально следила за свечением впереди нее, которое двигалось по коридору, ведущему в библиотеку. Когда же она сама подошла к библиотеке, Дженуари исчез из виду, но из самой библиотеки доносились какие-то звуки. Глубоко вздохнув, она взялась за ручку двери и, стараясь не издавать ни единого звука, открыла ее.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Клавдия остановилась, как только вошла в комнату, и тут же увидела Дженуари, стоявшего у одного из рядов полок. Она заметила, как он вынул какой-то том и поднес его к свече. Она выпустила воздух из легких. Господи, как же она была смешна! Конечно, он пришел сюда только для того, чтобы взять что-нибудь почитать!

Первая книга, которую он выбрал, явно ему не понравилась, поскольку он… Господи, что он делает? Он слегка потряс книгу, а потом засунул палец в отверстие между корешком переплета и обложкой. Он покачал головой, что-то пробормотал, взял другой том и проделал с ним то же самое.

Клавдия похолодела, но отнюдь не из-за сквозняка, который холодил ее босые ноги. Дженуари был здесь не для того, чтобы взять книгу. Он что-то искал. Она не двигалась еще несколько минут, пока дворецкий вынимал другие книги и подвергал их осмотру. Один раз он чихнул, когда на него спустилось облако пыли с верхней полки.

Клавдия попятилась, желая незаметно выйти из комнаты, но потом передумала. Настало время, решила она, узнать о нем больше. Она должна, наконец, выяснить, зачем он приехал. Она выскользнула в коридор и бесшумно закрыла за собой дверь. Потом повернулась и, громко гремя засовом, опять открыла дверь и вошла в библиотеку.

Дженуари обернулся, когда она вошла. Казалось, он не был особенно смущен тем, что его застали здесь в столь поздний час. Он лишь поднял свечу, чтобы выяснить, кто помешал ему.

– Миссис Кастерс, надеюсь, что не разбудил вас?

– Вовсе нет, Дженуари. Я вспомнила, что забыла кое-что сделать для сестры и поэтому встала. А потом я услышала шум и пришла проверить, все ли в порядке. Вы что, не можете заснуть?

Джем наблюдал, как Клавдия скользила по паркету. Ее волосы падали на плечи, а из-под краев сбившейся хлопчатобумажной ночной рубашки были видны голые пальцы ног. Она была похожа на ребенка. Но, когда она подошла поближе к нему, под материей обозначились изгибы, которые доказывали, что перед ним взрослая женщина. Джем сглотнул.

– Да, мадам. Я сегодня так разволновался, что мне трудно было заснуть. Я подумал, что, может быть, книга…

– Ну, конечно, я часто читаю, чтобы заснуть. В конце концов, – и она посмотрела на него из-под опущенных ресниц, – в книгах можно найти такие сокровища, не так ли?

Дворецкий не ответил, и Клавдия подошла поближе.

– Скажите, Дженуари, вам здесь нравится?

Джем почувствовал легкий запах, исходивший от нее. Лавандовая вода, подумал он, и еще что-то сладкое. На ее волосы упал золотой отблеск света от свечи, который осветил и ее плечи, а в ее огромных глазах было что-то таинственное. Она двигалась с естественной чувственной грацией юной феи, вышедшей из глубины леса.

Заметив потухшую свечку в ее руке, он взял ее, и пальцы девушки задрожали, соприкоснувшись с его пальцами. Он зажег ее свечу от своей и поставил их обе на стол. Он указал ей на стул и, когда она села, сел рядом с ней.

– Отвечая на ваш вопрос, мадам, скажу, что мне здесь очень нравится. – Он улыбнулся, и Клавдии показалось, что свет в его глазах не был отражением света свечи, а исходил откуда-то изнутри. – Я думал, что быть дворецким – это скучно, – сказал он, смеясь, – но это совсем не так.

Клавдия тоже улыбнулась:

– Нам бы хотелось, чтобы нашей прислуге нравилось здесь, в Рейвенкрофте. Скажите, мистер Дженуари, а что вы делаете, когда не служите дворецким? И не принимаете роды?

Джем секунду помолчал, сдерживая смех.

– Да всего понемногу, – ответил он.

– И где же вы занимаетесь этим всем понемногу? – Клавдия пыталась, чтобы ее голос звучал спокойно. – Сначала я думала, что вы из графства Глостер, но теперь я в этом не уверена.

– Это верно, – быстро ответил Джем. – Родился я в этих краях, но уехал отсюда много лет назад и вернулся только недавно. – Он недавно понял, что лучший способ лгать заключается в умении говорить правду где только это возможно.

– Ах! – Клавдия обезоруживающе поморщилась. – Вы поехали искать счастья в Лондон?

– В каком-то смысле.

– Но Котсволдс позвал вас назад?

– Да, именно так.

Клавдия почувствовала, что у нее на лбу выступил пот. Все ее усилия сводились к нулю. Неуверенно, но настойчиво она продолжала:

– Но почему вы не вернулись туда, где родились?

Джем не поддался на эту уловку, он лишь поднял брови и заметил:

– Работу найти не так просто, а человек должен есть.

Переменив тему, Клавдия указала на книги, стоявшие вдоль стен:

– А кроме того, человек должен читать. Вы искали какую-то конкретную книгу, Дженуари? У нас здесь богатый выбор.

– Но не такой богатый, как раньше, – ответил Джем, указав на пустые места между книгами. – Как жаль, что некоторых книг уже нет.

– Да, но у нас остались менее ценные копии почти всех книг, которые были проданы. Мне кажется, что главное – это наличие той или иной книги.

– Это верно, – серьезно заметил Джем. – Ценность книги в том, что в ней написано, а не в том, что у нее переплет из марокканской кожи или что это первое издание. Я искал «Тристрама Шенди», но не смог найти. Может быть, эта книга где-нибудь в другом месте?

Клавдия была настолько удивлена, что некоторое время смотрела на него, прежде чем ответить.

– Какие-то книги есть в кабинете. Это в основном руководства по сельскому хозяйству, и вообще по сельской жизни.

– О, меня весьма интересует этот предмет, – сказал Джем с явным интересом.

– Правда? Дайте мне сообразить… – Клавдия встала и подошла к полкам, слегка задев его руку. – Вон там, наверху, – она указала на толстый том, покоившийся на полке прямо над ее головой. – Это книга по сельскому хозяйству, выпущенная в прошлом веке.

Она тщетно попыталась дотянуться до книги, и Джем подошел ближе и встал за ее спиной. Он снял книгу с полки и держал ее так, чтобы они оба смогли прочесть название.

– «О том, как вести хозяйство в Котсволдсе: трактат по сельскому хозяйству, разведению животных и немного по ведению домашнего хозяйства», – прочел Джем. – Ну и ну. Здесь, похоже, все, что мне нужно.

Он стоял очень близко к ней, и Клавдия вздрогнула всем телом, когда почувствовала его дыхание на своей щеке. Господи, как хорошо от него пахло: мылом, его специфическим мужским запахом и немного лошадьми. Он только что вернулся из конюшни? Она нервно засмеялась.

– Да, я ее пролистала год назад, надеясь найти что-нибудь полезное.

– И что вы почерпнули? – Его голос звучал странно и хрипло, и у Клавдии возникло ощущение, будто все, что их окружало, куда-то провалилось и они остались вдвоем, ощущая только теплую близость. Она хотела отодвинуться от него, но была как будто привязана к книжной полке, дворецкому и книге, которую он держал в руках. Клавдия подняла глаза и поймала его взгляд, в котором, как ей показалось, были удивление и нежность.

Она быстро опустила глаза на книгу и ответила голосом, в котором с трудом узнала свой собственный:

– Я нашла кое-что полезное по разведению лошадей, овец и… – Она опять подняла глаза и почувствовала себя кроликом, на которого пристально глядел хищник. Она смотрела в глаза, в которых как будто отражался свет утренней зари.

Медленно и с большой нежностью Джем поднял руку и дотронулся до ее волос, там, где они прикасались к щеке. Она была поражена тем, насколько сильной была ее реакция на его прикосновение, но не могла отстраниться от него. Он нагнулся к ней, и его губы нашли ее рот. Его поцелуй, поначалу нежный, быстро превратился в трепетно страстный.

Она испугалась, потому что ей захотелось прижаться к нему, отдать в его распоряжение все тело, но она отстранилась с резким вздохом, и как только она отклонилась, Дженуари сделал шаг назад.

– Извините. – Его голос звучал хрипло. Его рука вернулась на место, а сам он казался ошарашенным. – Я не хотел…

Но она не стала слушать. Резко повернувшись, она выбежала из комнаты. Спотыкаясь, она бежала в тишине дома и, добравшись наконец до своей спальни, рухнула в кровать.

Что с ней только что произошло? Библиотека, подумала она с отчаянием, была нейтральной территорией. По крайней мере в сравнении с его спальней. Но она была абсолютно уверена, что целоваться со своим дворецким в библиотеке было большим преступлением, чем пить с ним бренди в его спальне.

Конечно, он не был никаким дворецким. Но разве это что-нибудь меняло? Господи, она объявила войну этому человеку и потерпела полное поражение в первом же сражении. И, что еще хуже, ругала она себя, она сама была во всем виновата. Все время, пока она была с ним в комнате, она понимала, что босиком, в одной ночной рубашке, даже без халата, она выглядела совершенно неприлично. Она утешала себя тем, что ночная рубашка была закрытая и из самого грубого хлопка. Но, очевидно, в этом она ошибалась. Господи, она, наверное, выглядела как последняя распутница. Не было ничего удивительного, что он решил проявить к ней внимание таким образом. Так или иначе, он был абсолютно аморален, иначе не явился бы сюда, судя по всему, для того чтобы вышвырнуть практически нищую вдову из ее собственного дома.

«Минуточку, дорогая. Проявил свое внимание таким образом?» – говорил ее внутренний голос, пока она взбивала одну из подушек. Нельзя сказать, что он использовал силу, но если бы она оказала сопротивление, он бы наверняка…

Ох!

Она медленно поднялась с постели и подошла к зеркалу. Зажгла свечу на комоде и несколько минут разглядывала свое отражение.

Нет, она и не думала сопротивляться. Говоря по правде, когда его губы с такой нежностью коснулись ее губ, она приложила всю свою силу воли, чтобы не запустить свои руки в его густые черные волосы и не притянуть его к себе… Она никогда не думала о себе как о «такой» женщине, но после его поцелуя она знала, что хотела бы почувствовать, как все его тело прикасается к ее телу. Она облизала губы – так ей хотелось узнать, какова на вкус эта слегка золотистая кожа.

Но ведь это была лишь страсть. У нее не было никаких нежных чувств к нему. Да она едва его знала! Но была ли эта боль, этот огонь внутри нее лишь результатом так долго сдерживаемой страсти?

Она вспомнила их отвратительные совокупления с Эмануэлем Кастерсом. Когда они в день свадьбы стояли перед алтарем, она вдруг с ужасом осознала, что приближается час, когда ей придется раздеться перед этим человеком, а потом терпеть его объятия, которые, как она уже знала, были лишь потными и мерзкими посягательствами на ее тело. В реальности все оказалось еще хуже.

Она вздрогнула и потуже затянула высокий воротник ночной рубашки вокруг шеи. Воспоминания об Эмануэле Кастерсе не вызвали в ней ничего, кроме ужаса и облегчения от того, что ей уже никогда не придется ему подчиняться. Почему же тогда она реагировала совершенно по-другому, когда к ней прикасались длинные пальцы Джема Дженуари?

Клавдия стремительно загасила свечу, вернулась к постели и упала на нее. Она больше не будет тратить время на размышления о серебристых глазах и черных, как ночь, волосах. С некоторым усилием она стала думать об его ответах или, скорее, о его молчании в ответ на ее вопросы. Он сказал, что был из этих мест. Говорил ли он правду? Но зачем ему было врать? Она думала о том, что сказал Джем, и, к своему изумлению, поняла: единственное, что она смогла вытянуть из него – это место, где он родился. К тому же, она и так знала, что он был из этих мест. Скорее всего, он жил здесь, в Рейвенкрофте, или был самим лордом Гленрейвеном. Лорд Гленрейвен. Она вздрогнула, потому что это имя вызывало у нее чувство страха, которое разлилось по всему телу.

А что он искал в переплетах книг? Что можно спрятать в таком маленьком пространстве? Много разного, решила она. Какую-то маленькую вещь, кусок бумаги, ювелирное изделие или монету. Она вздохнула, понимая, что лишь понапрасну тратит время, время, которое вполне можно было использовать для сна, ведь утро наступит так скоро. Она решительно повернулась на другой бок, но прошло еще немало времени, прежде чем она заснула.

После того как Клавдия убежала, Джем стоял, не двигаясь. Прошло много времени, прежде чем он вернулся в свою спальню и там еще долго стоял посреди комнаты, бессмысленно глядя вокруг, будто не узнавая, где находится.

Он никогда не считал себя любимцем женщин. В его жизни в лондонских трущобах были светлые моменты, эпизоды, связанные с нежностью и удовольствием, но они были краткими и преходящими. Скорее это было утешение, которое давали ему или давал он. Он никогда не любил и, как ему казалось, никогда не был любим. Но он никогда не считал себя обделенным. Как он приметил, именно те, кто был безнадежно влюблен, становились наиболее уязвимыми, лишались остатков самоуважения, часто абсолютно необоснованно. И все это был результат их влюбленности и всепожирающей ревности.

Нельзя сказать, что Дженуари не нравились женщины. Кокетливые улыбки, воркующий голос, удовлетворение и поверхностная влюбленность, которые он находил в их сладких объятиях, были для него удовольствием, которое он принимал с благодарностью и даже дружеским расположением. Однако он никогда не отдавался полностью этим случайным встречам. Он мало что мог отдать, и потом, ему не хотелось слишком увлекаться кем-то. В конце этого пути всегда были разочарование и горе. Он всегда знал, когда остановиться. В такого рода отношениях он сохранял здравый смысл и всегда мог все видеть наперед, что его вполне устраивало.

Тогда что же с ним произошло сегодня? Безусловно, Клавдия была чрезвычайно соблазнительна, и встреча наедине с такой женщиной в освещенной свечами комнате, учитывая также и то, что она была полураздета, должна была привести к флирту. Но несколько первых минут встречи – и сердце его успокоилось, он полностью контролировал себя.

Потом она подошла ближе, и его отчужденность мгновенно исчезла, как будто его ударило молнией. Ее красота, запах лишили его самообладания, и он превратился весь во всепоглощающую страсть. Ему было так трудно сдержаться, чтобы не попробовать, действительно ли ее волосы на ощупь как шелк, и он как бы перестал дышать в это мгновение.

После этого нечего было и ожидать, что он сможет побороть в себе желание попробовать на вкус ее губы, обращенные к нему. То, что произошло дальше, было ни с чем не сравнимо. Через мгновение он совершенно потерял голову от сладости поцелуя и всего, что его сопровождало. Ах, если бы она не отстранилась!..

Н-да…

Действительно ли прекрасная вдова, как ему показалось, ответила на его поцелуй? В ее глазах, перед тем как она выбежала из комнаты, не было гнева, в них, скорее, был испуг. Может быть, она подумала о том, что произойдет, если кто-то застанет ее в объятиях дворецкого? Она, казалось, очень удивлена переменой, произошедшей с ним.

Он сел на стул и вслушался в тишину. Больше этого не должно повториться. В будущем он должен быть начеку и не замечать этих золотистых волос, живущих отдельной жизнью, и этих огромных глаз, в которых было сочетание детской беззащитности и женской мудрости. Больше не будет встреч при свечах. И разговоров за рюмочкой бренди.

Через несколько недель, если все будет хорошо, Клавдия Кастерс покинет этот дом и исчезнет из его жизни. Так же, как и ее ужасные родственники, подумал он, вспоминая сцену, которую наблюдал недавно, произошедшую между Джоной и юным Джорджем.

Ложась спать, он первый раз за много лет почувствовал свое одиночество.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Следующие несколько дней прошли относительно спокойно. Несмотря на все старания Клавдии, она по-прежнему довольно часто встречалась с Дженуари в комнатах и коридорах Рейвенкрофта, а также на конюшне. Однако он вел себя так, как ведет себя любой слуга по отношению к своему хозяину. Конечно, Клавдия была рада, что он не возобновляет своих попыток. И все же она вынуждена была признаться, что чувствует себя немножко обделенной. Она отчетливо помнила, как его губы прикоснулись к ее.

Однажды утром Клавдия вошла в столовую. Реддингеры гостили в Рейвенкрофте уже около недели. Завтракали они обычно в небольшой, хорошо освещенной комнате, окна которой выходили на прелестный сад. Она сразу же с удовлетворением отметила отсутствие Дженуари. На столе было достаточно много еды, включая яйца, ветчину, почки, и конечно же на доске лежали тосты, которые так приятно намазать свежим деревенским маслом. За столом прислуживал лакей – один из тех молодых людей, которые прибыли из деревни во время визита Реддингеров.

Но вдруг облегчение, которое испытывала Клавдия, перешло в раздражение: только один человек сидел за столом – это был Флетчер Ботсфорд. У нее замерло сердце. Она знала, что обычно он поднимался поздно и в такую рань его могло заставить покинуть постель только намерение встретиться с ней. До сих пор ей с успехом удавалось избегать встреч с ним наедине, но сейчас она попалась.

Увидев, как он обрадовался, когда она вошла, она заставила себя улыбнуться.

– Доброе утро, мистер Ботсфорд.

На невыразительном лице мистера Ботсфорда появилось нечто, что можно было назвать гримасой.

– Я много раз просил вас называть меня Флетчером, моя дорогая. Мы уже достаточно давно знакомы с вами, чтобы позволить себе такую вольность.

– Боюсь, что я не смогу этого сделать, мистер Ботсфорд, – холодно ответила Клавдия. – Мне это не позволяет воспитание.

Гримаса исчезла, и на ее месте через некоторое время появилась улыбка надежды.

– Сегодня прекрасный день, – начал он и замолчал, чтобы посмотреть на ее реакцию, но ее не последовало. – Хм… я думал, что мы могли бы с вами поехать на прогулку. Или, может быть, даже устроить пикник… – попробовал продолжить он.

– Прошу прощения, мистер Ботсфорд, – перебила его Клавдия безо всякого сожаления, – но лорд Винлейк приедет сегодня посмотреть на одного из наших годовалых жеребцов. Он остановился у наших соседей и пробудет здесь всего день или два.

– Но, Клав… Миссис Кастерс… – На его лице появилась гримаса изумления. – Вы не должны сами заниматься такими делами. У вас должны были слуги, которые могут делать это за вас.

– Конечно, у нее они есть, – раздался веселый голос. Услышав его, Клавдия по привычке инстинктивно сжала руки в кулаки. – О чем тут думать, моя дорогая. Конечно, вы поедете с Ботсфордом. Джона может уладить все с лордом Винлейком.

И, сделав вид, что они обо всем договорились, Томас повернулся к столу и начал накладывать себе на тарелку огромные порции еды. Он жестом показал лакею, чтобы тот налил ему кофе, а сам уселся за стол наискосок от Клавдии.

– Очень полезно бывать на свежем воздухе, – подытожил он, пытаясь прожевать яйца и ветчину, которыми набил рот.

Прежде чем она успела ответить, в комнату впорхнула Роза. Отправив лакея за свежими тостами с тончайшим слоем масла и за чаем не из кипящего чайника, а из закипающего, она уселась на стул рядом с мужем.

– Господи… – объявила она сдавленным голосом. – Клянусь, я глаз не сомкнула сегодня ночью. Клавдия, дорогая, скажи, пожалуйста, экономке, чтобы она поменяла мой матрац. Там такой комок, что у меня сегодня вся спина в синяках.

– У нас нет экономки, – тихо ответила Клавдия, в то время как ее пальцы сводила судорога. – Но я скажу об этом тете Августе.

Роза нетерпеливо взмахнула руками.

– Ах да, я забыла. Ну, ладно, тогда не надо. Я не хочу быть обузой для тети Августы. Переживу. – И она в отчаянии подняла глаза к потолку.

– Какая глупость, – сказал Томас. – Я уверен, что ваша тетя не сочтет это за труд. В конце концов, это же и твой дом. – Он косо посмотрел на Клавдию и, увидев ее неприязненный взгляд, добавил: – Я имею в виду, что все мы одна семья, не так ли?

Клавдия не ответила, но резко встала из-за стола.

– Прошу простить меня, – сказала она, пытаясь сдерживать гнев, который бурлил в ней, – но мне нужно пойти на конюшню и проследить, чтобы все было готово к приезду лорда Винлейка.

– А как же твоя поездка с Ботсфордом? – Голос Томаса стал высоким от досады, а кусок тоста застыл в его мясистой руке по дороге ко рту.

– Боюсь, что это невозможно, – мрачно сказала Клавдия. – Я действительно должна руководить всем, что происходит на конюшне.

Она поспешно выбежала из комнаты, пробежала по коридору и не остановилась, пока не оказалось у небольшой подсобной комнаты, где и нашла убежище. Она захлопнула за собой дверь и прислонилась к ней, тяжело дыша.

– Что-нибудь не так, мадам?

Она в ужасе повернулась и обнаружила Дженуари, который стоял у стола в глубине комнаты. На нем был огромный фартук. Клавдия недоуменно посмотрела на него. Он чистил серебро.

Аккуратно поставив блестящую сахарницу рядом с молочником, он повторил вопрос, и в его голосе были слышны одновременно забота и почтение.

Она ответила не сразу, а долго смотрела на свои руки, которые протянула вперед. Наконец она бросила яростный взгляд на дворецкого.

– Да, Дженуари, – пытаясь сдерживать себя, сказала она, – кое-что здесь определенно не так. Меня окружают люди, чья главная цель – отобрать у меня Рейвенкрофт.

Джему показалось, что молодая вдова может просто взорваться от переполняющих ее эмоций. Она подошла к нему, и ее глаза стали цвета полированных ракушек.

– И вот что я вам скажу, мистер Дженуари, – продолжила она. – Никто не заберет у меня это поместье. Вы поняли? Никто! – И, не дожидаясь ответа, она повернулась на каблуках и вышла из комнаты.

Джем мог поклясться, что слышал звук фанфар, когда за ней бесшумно закрылась дверь.

«Ну что же… – подумал он, взяв потускневшую масленку и начиная задумчиво протирать ее. – Ну что же, ситуация становится интересной». Имела ли она в виду, что знает, кто он на самом деле? Он улыбнулся этой мысли. Но улыбка быстро исчезла. Он просмотрел почти все книги в библиотеке. Он все еще надеялся найти то, что ему было нужно, чтобы доказать свои права на Рейвенкрофт. Ему нравилась настойчивость вдовы и та уверенность, с которой она боролась за свои права, но если все будет так, как он задумал, ей это не поможет. В конечном итоге ей придется признать свое поражение, а потом и уехать. Ему будет не хватать ее, но… Он прекратил свои занятия. Он был удивлен. Ему будет не хватать ее… Какая абсурдная идея! Это значит, что он нуждается в ее присутствии. Но это не так. Он уже давно понял, как важно быть самодостаточным, и мысль о том, что женщина, которую он знал всего несколько дней, может стать частью его жизни, была просто смешна.

И все же дом покажется опустевшим без ее чистого смеха и ее теплой улыбки. Свои короткие беседы с ней он всегда вспоминал с удовольствием и жалел, что они так быстро кончались. Ее остроумие и интеллект, великодушие по отношению к окружающим очень привлекали его. И ему было жаль, что у него больше не будет возможности почувствовать мягкость ее волос на пальцах и упругость ее тела.

Дженуари покачал головой и с новым усердием принялся чистить масленку.

После того как она рассталась с Джемом, Клавдия еще некоторое время не могла успокоиться. Ее настроение значительно улучшилось, после того как лорд Винлейк купил у нее годовалого жеребенка почти не торгуясь. Когда лорд уезжал, то пообещал рекомендовать их конюшню своим друзьям.

Остаток дня она провела с Джоной, обсуждая, как потратить деньги, полученные за жеребенка, и обещая тетушке купить новую закрытую печку для кухни. Перед тем как одеться к обеду, Клавдия покинула подсобные помещения и по небольшому коридору на первом этаже дошла до маленькой симпатичной комнатки в дальнем конце восточного крыла. Эмануэлю она служила кабинетом, но теперь, когда она уничтожила в доме все следы его пребывания, Клавдия стала использовать ее по-своему. В одном углу она поставила изящный письменный стол, за которым занималась бухгалтерскими расчетами. На другом столе были свалены книги из библиотеки. Это были любимые книги Клавдии, и она проводила здесь много времени, перечитывая их, или просто мечтала, сидя на старом стуле под потоками света, падающего из окна.

Сейчас она с удовольствием уселась на этот стул, чтобы переосмыслить все, что произошло с ней сегодня. Она произнесла вслух сумму, которую получила за Клаута, годовалого жеребенка, и перебирала цифры в уме. Это была вторая прибыльная сделка за последний месяц. Ей нужно было продать еще четырех одногодок и двух кобыл, и если все будет хорошо…

Ее размышления прервал стук в дверь, и сразу же в проеме появилась лысая голова Флетчера Ботсфорда, заглядывавшего в комнату.

– Моя дорогая… – сказал он, тяжело дыша и просовывая в комнату свое тощее тело. – Я надеюсь, что не помешал вам.

Поскольку она сидела на стуле и смотрела перед собой, то ей трудно было прогнать его под предлогом занятости. Клавдия вяло улыбнулась:

– Конечно, нет, мистер Ботсфорд.

Она поднялась, приветствуя его, в надежде, что если будет стоять, то он уйдет быстрее. Он схватил ее руку и прижал к губам. Сдерживая желание вытереть руку об юбку, Клавдия быстро отступила назад.

Он начал расхаживать по комнате, листая бумаги, лежавшие на столе, и переворачивая книги, чтобы прочесть их названия. Сдерживая раздражение, она спросила:

– Вам что-нибудь нужно, мистер Ботсфорд?

Он повернулся к ней.

– Нет, нет… Я просто подумал, куда вы делись. Целый день я вас не видел. – Он осмотрел комнату. – Значит, вот где вы проводите время.

– Да, здесь, на конюшне и часто в поле.

– В поле? – Он опять огляделся вокруг, как будто бы ожидая увидеть плуг, стоящий в углу.

– Да, – ответила она спокойно. – Я люблю ходить туда и проверять, как идет работа. Скоро начнется уборка, и надо еще многое сделать, чтобы урожай был хорошим. Мы ожидаем очень хороший урожай пшеницы в этом году. Люцерна выросла уже почти в человеческий рост, и клевер в этом году тоже уродился. Хотите пойти завтра со мной? – невинным голосом спросила она. – Я собираюсь помочь чистить овец.

Она со злорадством отметила, как он побледнел.

– Чистить… Нет, боюсь, я не смогу. У меня не очень крепкое здоровье. И вообще, у меня, кажется, аллергия на овец.

Клавдия попыталась изобразить сожаление на лице.

– Но я пришел сюда не для того, чтобы говорить с вами о пшенице и овцах, – продолжал он обиженно. Он опять подошел к ней и взял ее за руку. – Моя дорогая, – продолжал он хрипло. – Вы ведь знаете, как я отношусь к вам. И как давно я испытываю эти чувства. Я хочу…

Клавдия вдруг громко вскрикнула:

– О Боже! Как летит время! Мне пора переодеться к обеду. Что скажет Томас, если я опоздаю. – Она попыталась освободить руку из его влажной ладони, но от мистера Ботсфорда не так легко было избавиться. Он обнял ее второй рукой за талию и, несмотря на ее сопротивление, привлек к себе.

– Миссис Кастерс, – сказал он, тяжело дыша от такой нагрузки. – Клавдия… – продолжал он твердо. – Так вот, о моих чувствах… Муж вашей сестры считает, что вы должны выйти замуж. И я хочу предложить вам свою кандидатуру.

Клавдия попыталась еще раз освободиться из объятий Флетчера Ботсфорда, но он неожиданно оказался очень сильным.

– Мистер Ботсфорд, прошу вас! – взмолилась она.

Но достопочтенный джентльмен действительно оказался во власти всепоглощающей страсти и вместо того, чтобы отпустить ее, влажно поцеловал в щеку. Он издал недовольный рык, поскольку старался попасть в другое место. Тогда он сделал еще одну попытку.

– Мистер Ботсфорд, сейчас же отпустите меня! – Клавдия попыталась вырваться, но это только еще больше распалило претендента на ее руку. Он обхватил ее обеими руками и начал покрывать лицо поцелуями.

Клавдия была почти в панике. Она не боялась этого балбеса, но ситуация становилась угрожающей. Она приготовилась ударить его коленом.

– Вы звонили, мадам?

Клавдия так обрадовалась этому знакомому голосу, что почти упала, когда мистер Ботсфорд, резко дернувшись, отпустил ее.

– Какого черта… – начал он, в ярости поворачиваясь к Джему.

– Дженуари! – воскликнула Клавдия, пытаясь пригладить волосы.

– Никто вам не звонил, дурень вы этакий! – выпалил уязвленный влюбленный. – Идите и займитесь своими делами.

– Нет! – вырвалось у Клавдии. – Я хочу сказать, – продолжила она уже более спокойным голосом, – мы как раз собирались пойти и переодеться к обеду. Благодарю вас.

Флетчер открыл рот, чтобы возразить, но, поймав прямой непоколебимый взгляд Дженуари, повернулся к Клавдии, только для того, чтобы обнаружить, что ее взгляд тоже не обещает ему ничего хорошего. Бормоча какие-то проклятия, он выбежал из комнаты.

На мгновение воцарилась тишина.

– Что-нибудь еще, мадам?

Клавдия внимательно посмотрела в лицо Дженуари, но сквозь его непроницаемые черты невозможно было прочесть ни намека на воспоминания об их недавней встрече. Значил ли для него что-нибудь этот поцелуй? Нельзя сказать, чтобы это ее очень волновало. Дженуари ничего не значил для нее – он был противником, от которого надо было избавиться. То, что произошло в библиотеке, лучше всего было забыть.

Она кивнула и холодно сказала:

– Спасибо, Дженуари, ничего не надо. – Подобрав юбки, она скользнула мимо него, опустив глаза, зная, что если поднимет их, то увидит поблескивание его глаз, от которого ей делалось дурно.

«Откуда он узнал, где я нахожусь?» – думала Клавдия, быстро идя по коридору. Знал ли он, что она нуждалась в его помощи? Как глупо она, должно быть, выглядела в объятиях этого смешного балбеса. И вдруг ей в голову пришла мысль, от которой она чуть не упала. Не мог ли Дженуари подумать, что она поощряла ухаживания Флетчера Ботсфорда? И опять она отругала себя за то, что позволила себе размышлять о том, что он подумал о ней.

У себя в комнате она сразу подошла к шкафу и достала оттуда еще одно платье, которое последний раз надевала сразу после свадьбы. Она пыталась подавить мысль, пришедшую ей в голову. Она надевала свои лучшие платья не для того, чтобы понравиться Томасу и Розе, и уж точно не для Флетчера Ботсфорда.

Когда через несколько минут она вошла в Зеленый салон, то окончательно решила, что переоделась не для Томаса и Розы. Воспользовавшись тем, что Флетчер еще не пришел, она подошла к Томасу, который стоял у камина и посасывал портвейн.

– Хочу поговорить с тобой, родственничек, – сказала она, сверкая глазами.

Роза сидела на стуле на почтительном расстоянии и вышивала. Она явно не обращала ни на кого внимания.

– Перестань внушать мистеру Ботсфорду, что я подходящая пара для него. Я никогда ею не была и не буду, – решительно сказала Клавдия.

Томас заерзал на стуле.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, Клавдия. – Он закашлялся, будто у него что-то застряло в горле. – Ну, может быть, я слегка подбодрил его, – продолжал он. – А что в этом плохого? – В его голосе послышалась угроза. – Я ведь отвечаю за тебя.

Клавдия выпрямилась.

– Нет, Томас, – тихо сказала она, прижав кулаки к телу, – ты не отвечаешь за меня. И я ни перед кем не отвечаю, а меньше всего перед тобой. Твое мнение мне безразлично. Я не собираюсь еще раз выходить замуж и уверяю тебя, что если бы и собралась, то Флетчер Ботсфорд был бы последним, кого бы я выбрала.

– Но послушай, дорогая, – начал Томас, но тут в углу запричитала Роза.

– Милая сестра, – выпалила она, но ее тут же перебил Томас:

– Ты совершенно не контролируешь себя. Ты одинокая женщина, а я твой самый близкий родственник-мужчина. Это дает мне некоторое право распоряжаться твоими делами.

– Ничего подобного! – закричала Клавдия. – Я – совершеннолетняя и единственная владелица большого поместья, и останусь таковой по крайней мере еще несколько лет. Как видишь, я сама прекрасно справляюсь.

Томас некоторое время стоял, расставив ноги и с удивлением глядя на нее. Когда он опять заговорил, его голос стал тише, но в нем была угроза, которой она раньше не замечала.

– Ты обманываешь себя, моя дорогая, если думаешь, что можешь обойтись без помощи человека, который старше и мудрее тебя. Ты думаешь, что ты самостоятельная деловая женщина, но сколько клиентов будут иметь с тобой дело, если узнают, что ты всего лишь девчонка, не соблюдающая никаких норм? Или еще хуже. Кое-кто может подумать, что ты ни интеллектуально, ни эмоционально не готова вести дела такого большого поместья.

Клавдия изумленно уставилась на него.

– Ты что, угрожаешь мне? – выпалила она.

На мгновение в глазах Томаса она увидела такую ненависть, что у нее перехватило дыхание. Правда, это выражение так быстро изменилось, что она подумала, будто это ей показалось. Он нетерпеливо махнул рукой.

– Конечно, это не угроза, – с обидой сказала он. – Я просто хочу позаботиться о тебе.

– Поскольку ты, конечно, думаешь, – начала Клавдия, – что твои и мои интересы совпадают, то позволь заметить тебе…

Она запнулась, потому что в комнату вошел Флетчер Ботсфорд, а за ним тетя Августа. Клавдия холодно поздоровалась с мистером Ботсфордом, который все еще выглядел недовольным. Поздоровавшись с Томасом и Розой, он опять направился к ней, но Клавдия была избавлена от его домоганий приходом Дженуари. Случайно он остановился рядом с Ботсфордом, и Клавдия поразилась, насколько различными они были. Дженуари в простом наряде слуги выглядел гораздо изящнее и элегантнее и намного больше походил на джентльмена, чем Флетчер, который выглядел почти нелепо. Дженуари посмотрел на Клавдию и объявил, что обед готов, как будто она была единственной, кто присутствовал в комнате. Пытаясь сдержать неожиданное и ненужное волнение, она молча последовала за ним.

Как и следовало ожидать, обед прошел невесело. Единственное, что нравилось Клавдии, было то, что Томас больше не претендовал на свое место во главе стола. Очевидно, он посчитал, что бежать к столу впереди дворецкого – ниже его достоинства. Он сел справа от нее и жаловался по поводу каждого блюда, которое ставили перед ним. Ему вторила его жена. Она охаяла все, начиная с супа, который она нашла слишком соленым, до крема, который был слишком водянистым. К тому же мясо оказалось недожаренным, спаржа жесткой, а мясной пирог – слишком острым. Даже тетя Августа, которая всегда ругала Клавдию за неумение держать язык за зубами, не выдержала.

– Мы считаем, что нам очень повезло с кухаркой, – зло сказала она Розе, при этом ее кудри почти звенели от негодования. – Очень жаль, что вы не разделяете эту точку зрения, хотя и смогли побороть свои эмоции, – добавила она, глядя на чистую тарелку Томаса, с которой исчезла третья порция охаянного пирога.

Флетчер Ботсфорд захихикал в салфетку, но тотчас прекратил, когда Томас бросил на него негодующий взгляд.

Клавдия краем уха слышала, о чем они говорят, – так остро она ощущала, что за ее спиной стоит Дженуари. Почему, подумала она, в его присутствии она всегда ощущает какие-то невидимые шелковые нити, связывающие их? Когда он передавал ей очередное блюдо, его случайные прикосновения заставляли ее вздрагивать. Она понимала, что ведет себя как девчонка, но это ей не помогало. Как и напоминания, что этот человек был ее врагом. Как только последняя капля вина была выпита, а последняя крошка еды съедена, Клавдия встала из-за стола. Все перешли в музыкальную комнату, но, сославшись на головную боль, она вскоре ушла в свою спальню.

– Боже, миссис Кастерс, – пролепетала Фоб Додж, одна из девушек, которые временно были вызваны из деревни, – у вас был тяжелый день? Вы выглядите напряженной, как струны скрипки моего дядюшки Фреда. – Она подошла к своей хозяйке, сняла с нее платье и подала ей ночную рубашку из хлопка. – Давайте я расчешу вам волосы. Это успокоит вас.

Клавдия принимала ее ухаживания с молчаливой благодарностью, но только после того как маленькая служанка закончила расчесывать ее волосы и удалилась, она глубоко вздохнула и расслабилась.

Она ужасно устала, но ложиться было еще рано. Клавдия смотрела из окна на луга и сады, окрашенные в красный цвет уходящим солнцем.

Наконец она повернулась, подошла к маленькой полке около кровати и начала рассматривать лежащие на ней книги. Она несколько недель назад принесла их из библиотеки, но поскольку работала каждый день допоздна, то засыпала, как только ложилась в постель, и так и не открыла ни одной из этих книг.

Зевая, она взяла томик стихотворений Милтона о сельской жизни. Клавдия решила, что эта книга сможет ее успокоить, и положила ее на стол рядом с кроватью вместе со свечой. Устроившись между подушками, она взяла книгу, раскрыла ее, и здесь раздался странный сухой звук. Что это было? Она открыла и закрыла книгу несколько раз. Да, в ней что-то было… Склонившись поближе к свече, она заглянула в щель между основанием переплета и обложкой и достала оттуда две скомканные страницы.

Клавдия разгладила их, положила на обложку и заметила, что листки были исписаны знакомым почерком. Это напоминало один из «списков» Эмануэля. Да, вот и его подпись в низу одной из страниц. Но кто мог засунуть эти листки в книгу? Она быстро просмотрела первую страницу и вдруг замерла. Боже, что это? «Скопировать подпись Г… обязательно сегодня… Гленрейвен – карты во вторник… Д. должен закончить свою работу к вечеру… поддельные бумаги у меня к утру… Глен, должен выпить…»

Ее руки дрожали так, что было трудно держать листки. После того как она прочла все, что было написано на них, она откинулась на подушки. Она чувствовала себя так, будто земля ушла у нее из-под ног и она падает в пропасть. Ей все было абсолютно ясно. Эмануэль Кастерс овладел Рейвенкрофтом путем подлого обмана, а потом убил его владельца. Поместье принадлежало наследнику покойного лорда Гленрейвена по закону, а вдова Эмануэля Кастерса не имела на него никаких прав.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Клавдия долго недвижимо сидела на кровати и пыталась осознать значение своего открытия. Рейвенкрофт не принадлежал ей! Это был не ее дом, а дом человека, который обосновался в комнатах ее прислуги. Нет, это не были комнаты ее прислуги, потому что она здесь была никем, а сероглазый незнакомец был, вероятнее всего, лордом Гленрейвеном.

Она прижала пальцы к вискам, пытаясь размышлять, но в голове ее крутилось одно: «Рейвенкрофт не мой. Мне нечего здесь больше делать». Эта мысль разрасталась в пульсирующую боль, пока, казалось, не заполнила ее всю, давя на нее всей тяжестью, прижимая к земле и не давая подняться.

– О Боже! – Ее отчаянный крик эхом отразился от стен комнаты. Она опустила голову на руки и зарыдала.

Она еще раз посмотрела на скомканные листки, которые держала в руке, и вернулась к последовательности событий, описанных крупным, неаккуратным почерком Эмануэля, событий, которые привели к низвержению лорда Гленрейвена и, в конце концов, к его смерти. «Эти бесконечные записи Эмануэля…» – мрачно подумала она. Привычка, которая, казалось, раздражала всех своей нелепостью, привела ее к бесславному концу.

Все, что она так долго создавала, теперь не принадлежало ей. Чувство гордости, возникшее при восстановлении Рейвенкрофта, – лошади, овцы, покупка земли – все это будто унесло ветром.

Эмануэль, размышляла Клавдия, был плохим, но не глупым человеком. Почему он не уничтожил доказательство своего преступления? Зачем ему было прятать его там, где кто угодно мог его найти? Она покачала головой и расправила листки, которые держала в руке. Их края были обуглены. Может быть, он начал сжигать их, а потом передумал? Но почему? В этом не было никакого смысла.

И это было не так уж и важно, поняла Клавдия с холодной ясностью. Ей стало понятно, что именно это и искал Стендиш. Именно за этим он и пробрался в Рейвенкрофт инкогнито. Вот почему он не явился сюда вместе с юристами, судебными исполнителями и судьями. Долго ли, думала она, он подозревал, что поместье украли у него с помощью обмана и – увы! – убийства? Как он узнал, что доказательство было спрятано где-то в доме? Нет, его поиски были направленными. Он знал: то, что ему нужно, спрятано в книге. Она мрачно улыбнулась. Ничего странного нет в том, что он так расстроился, узнав, что некоторые книги исчезли из библиотеки. Дело в том, что без этого доказательства у него не было юридических прав на владение Рейвенкрофтом.

Не было юридических прав…

Эти слова крутились в голове Клавдии, как рука воришки, шарящая в кармане. Она была единственной, кто знал о существовании этих бумаг. Лорд-дворецкий может искать их до посинения, но без ее помощи он не найдет того, что ему так необходимо.

Кто, думала она с яростью, имеет больше прав на Рейвенкрофт? Незнакомец, который уже много лет как не живет здесь и, вероятно, очень мало помнит об этом доме, или она, напряженно работавшая, чтобы вернуть поместью былое величие и процветание? Конечно, он не мог любить Рейвенкрофт с той страстью и преданностью, которая стала частью ее самой. И, конечно, если отбросить формальности, Рейвенкрофт по всем моральным и этическим нормам принадлежал ей.

Клавдия встала и подошла к окну. Долгое время она смотрела на газоны и озера Рейвенкрофта, на поля, которые лежали за ними, вписываясь в неровный ландшафт Котсволдса.


Внизу Джем вошел в свою спальню и устало снял одежду конюха. Как обычно, время между обедом и сном он провел на конюшне вместе с Джоной и Лукасом. С каждым днем он все больше поражался деловой хватке Клавдии. Несмотря на то что она мало знала о лошадях, ей удалось сделать много для того, чтобы восстановить репутацию, которую имела конюшня во времена его отца. Используя советы Джоны, она умело руководила разведением лошадей, а ее финансовые способности были поразительны. Она блестяще усвоила, как нужно продавать лошадей. Она увеличила поголовье и связалась с избранными клиентами его отца, и все это делала очень успешно. Эти люди или их сыновья, знавшие толк в лошадях, покупали у Клавдии жеребцов, жеребят и кобыл и возвращались к ней вновь и вновь. К тому же, они приводили своих друзей.

Миссис Кастерс достигла всего этого за два года. Она работала над счетами по ночам, когда все остальные спали. Она бралась за любую, самую черную работу и заражала своей преданностью поместью всех остальных, работавших на нее.

Дженуари тяжело вздохнул. Ему становилось все труднее представить себе, как он выгонит Клавдию из Рейвенкрофта. То, что он собирался заплатить ей, уже не казалось ему достаточной компенсацией. Он понимал, что, вложив столько труда и усилий в восстановление поместья, Клавдия будет глубоко несчастна, если ей придется остаток дней провести в каком-нибудь скучном Бате или Брайтоне. Или Глостере.

Так как она очень красива, то недолго будет жить вместе с тетей. Может быть, она выйдет замуж за этого балбеса Ботсфорда. Боже, конечно, ей и в голову не придет сделать это! Дженуари видел, что, когда Ботсфорд обнимал Клавдию, у нее было такое лицо, будто ее тошнило. Ну, если не Ботсфорд, то кто-то другой скрасит ее одиночество.

Конечно, мрачно размышлял Джем, ее родственник не будет с таким усердием искать ей жениха, когда она перестанет владеть Рейвенкрофтом. С другой стороны, Джем не сомневался, что, лишившись Рейвенкрофта, Томас попытается хоть как-то спасти ситуацию, продав сестру жены тому, кто побогаче. Клавдия казалась несгибаемой, но долго ли она сможет сопротивляться постоянному давлению Томаса?

Он опять вздохнул, думая о том, какая внутренняя сила заключена в хрупкой внешней оболочке. Было бы несправедливо, если бы Клавдии пришлось заботиться о себе самой. Джем замер. Но что он мог поделать? Он давно понял, что жизнь несправедлива, и Клавдия, которая была замужем за Эмануэлем Кастерсом, тоже должна была знать об этом.

Джем подошел к умывальнику рядом с кроватью и начал смывать дневную грязь, мрачно размышляя о том, сколько времени ему понадобится, чтобы найти бумаги. Ему не приходило в голову, что он может их не найти, но уже почти все книги в библиотеке были просмотрены им безрезультатно. В доме еще оставались книги, но что если нужную ему все-таки продали?

Джем пожал плечами. Конечно, с теми доказательствами, которые у него были, рано или поздно, но он вернет себе Рейвенкрофт. У него есть свидетельство человека, который помог Кастерсу осуществить его гнусный замысел. Однако это свидетельство было получено от Давентри в обмен на обещание, что ему дадут не пожизненное заключение, а отправят в ссылку в Австралию. Но достаточно ли этого для решения суда в его пользу? Кроме того, Давентри находился за полмира отсюда, и это вряд ли может помочь Джему.

Но был еще Джона, который мог засвидетельствовать, каким ужасным человеком был Кастерс, но примет ли это суд во внимание?

Джем сел на край кровати и провел рукой по волосам. Боже, он столько перенес, и все для того, чтобы потерять Рейвенкрофт еще раз! Он положил голову на руки и сидел неподвижно, а потом стал медленно снимать сапоги. Джем был так поглощен своими мыслями, что сначала не услышал робкий стук в дверь. Когда стук повторился, он поднял голову и надел рубашку. Сначала он подумал, что это Джона послал за ним, и в носках подошел к двери. У него глаза на лоб полезли, когда он увидел маленькую фигурку, стоящую за дверью, с нимбом света свечи вокруг ее распущенных волос.

Клавдия глубоко вздохнула.

– Я должна поговорить с вами, – смело сказала она.

Джем молча открыл дверь, чтобы впустить ее, и указал на небольшое кресло. Когда она села, он расположился в соседнем кресле.

Клавдия посмотрела ему в глаза. В них она увидела удивление. Она покраснела, поняв, что он мог подумать, будто она ищет близости. Она выпрямилась и села на край кресла. При первых же ее словах удивление в его глазах исчезло.

– По-моему, настало время откровенно поговорить, милорд.

Если она собиралась застать его врасплох, то это ей не удалось. Его глаза были спокойны и непроницаемы, и он просто сказал:

– Простите, я не понял.

– Ну хватит, – сказала она резко. – Больше нет нужды скрывать, кто вы. Я знаю это и знаю, зачем вы приехали.

В течение некоторого времени он не сводил глаз с ее лица.

– Понятно, – сказал он наконец. – Могу я спросить, как вы пришли к такому выводу?

– Вы очень похожи на портрет одного из ваших предков.

Клавдия вздрогнула, поскольку Джем вдруг засмеялся.

– Ну конечно. Это, должно быть, дядюшка Филип. Мать всегда говорила, что мы похожи. Мне он всегда казался несколько неуклюжим.

– А поскольку, – продолжала Клавдия, – вы слишком далеко зашли, чтобы вернуть себе поместье, мне стало ясно, что вы – наследник.

– Понятно, – повторил Джем. – Позвольте спросить, почему вы решили сообщить мне об этом именно сейчас? – Он говорил спокойно, но Клавдия заметила, как он был напряжен.

– Об этом я вам сейчас не скажу, милорд, – произнесла она. – Мне ведь ясно, что вы появились здесь, чтобы доказать свои права на Рейвенкрофт.

На этот раз Джем ничего не ответил, но его глаза заблестели, как отшлифованные камни.

Клавдия смотрела прямо на него до тех пор, пока, наконец, он не кивнул, нехотя подтверждая ее догадки.

– Позвольте спросить, – продолжала она, чувствуя себя так, будто идет по натянутой проволоке, – как вы хотите доказать свои права на поместье? Вы ведь знаете, что мой покойный муж получил его от вашего отца в уплату карточных долгов.

Джем встал и принялся ходить по комнате. Мысли беспорядочно роились в его голове. Господи, он ведь с самого начала своего представления знал, что ему не удастся долго скрывать, кто он. Но он не думал, что вдова поймет это так быстро. Что делать? Он судорожно пытался осознать последствия ее открытия и вскоре принял решение. Он вернулся к креслу, в котором сидела Клавдия.

– Вы пришли к правильному выводу, миссис Кастерс, и я действительно должен объяснить вам свое странное поведение. – Он опять сел и пододвинул свое кресло поближе к ней. Он посмотрел на нее тем взглядом, который всегда так смущал ее.

– Начнем с того, что мое имя Джереми Стендиш, и я действительно лорд Гленрейвен. Я жил в Рейвенкрофте первые двенадцать лет моей жизни. – Он замолчал на мгновение, борясь с воспоминаниями. – Этот период моей жизни был относительно счастливым, пока вдруг здесь не появился Эмануэль Кастерс, который попал в орбиту моей семьи, состоявшей из моего отца, матери и двух моих сестер.

Кастерс был гостем некоего Джайлса Давентри, племянника эсквайра, жившего по соседству. Давентри использовал поместье дяди для отдыха от своей напряженной лондонской жизни. Давентри и Кастерс познакомились незадолго до этого и стали партнерами в нескольких сомнительных сделках. Когда за Кастерсом начали охотиться несколько картежников, которых он надул, он решил скрыться и поселился в поместье эсквайра.

Джем прервал свой рассказ, и Клавдия в первый раз почувствовала некоторую неуверенность в его поведении.

– Мой отец, – наконец продолжил он, – был хорошим, но очень слабым человеком. Он редко ездил в Лондон, поскольку чувствовал себя там неуютно, но был вполне счастлив в своем поместье, проводя время с семьей, которую очень любил, и ухаживая за лошадьми. Но у него был один недостаток, который погубил многих, – он любил азартные игры. И поскольку он был, то, наверное, неизбежно, что его заметил Кастерс. Кстати, последний был очень популярен в округе. У него был дар – что вам, конечно, известно, – привлекать к себе людей, так как он был запанибрата со всеми, а также умел притвориться важной персоной. Вот птица высокого полета, думали о нем.

Клавдия ничего не сказала, но мрачно кивнула в знак согласия.

– Он стал частым гостем в нашем доме, а когда отца не было, был крайне учтив с моей матерью. В этот период я и возненавидел его, хотя не знаю почему. Потом я узнал, что он домогался моей молодой и все еще красивой матери.

– О Боже, – пробормотала Клавдия.

– Отец часто по вечерам играл в карты с Кастерсом и Давентри и ему почему-то не казалось странным, что очень часто он им проигрывал. Примерно в это время начались проблемы в конюшне. Таинственные заболевания и несчастные случаи привели к гибели нашего лучшего жеребца и нескольких кобыл. И через некоторое время отец оказался в затруднительном финансовом положении.

Клавдия сжалась в кресле, но слушала его со всевозрастающим вниманием.

– Он не мог остановиться, и карточные игры с Кастерсом продолжались. К тому же он начал пить. – Джем встал, подошел к окну и устремил свой взгляд в ночь. – Короче говоря, вскоре настал момент, когда отец больше не мог платить Кастерсу. Тот, будучи славным малым, не обращал на это внимания, и долги накапливались, пока как-то ночью Кастерс не обратился к отцу с интересным предложением.

Хотя это звучит невероятно, но он убедил отца считать Рейвенкрофт гарантией за долги. Как это ни странно, Рейвенкрофт никогда не был родовым поместьем. Изначально он был лишь малой долей всех владений Гленрейвенов, которые жили в Шотландии. Боясь постоянных неурядиц, которые делали их существование там очень опасным, они около двух веков назад переехали в Рейвенкрофт. Но почему-то они так и не закрепили за Рейвенкрофтом статус родового поместья, поэтому отец мог им свободно распоряжаться. Кастерс убедил его, что все образуется и что он никогда не потребует от него уплаты долга.

Джем повернулся к Клавдии, его лицо при свете свечи выражало отчаяние.

– И мой бедный слабый отец поверил ему. Конечно, он был пьян и той же ночью подписал бумаги, где было сказано, что он продаст Рейвенкрофт за один фунт, если не уплатит долги к определенной дате.

– О Боже! – выпалила Клавдия. – А что же ваша мать?

– Ни матери, ни кому другому он не говорил об этом. После этого дела пошли еще хуже. Отец так и не опомнился, продолжая пить все больше, а долги росли. Пришел день расплаты.

Голос Джема превратился к этому моменту в лающий рык, но Клавдия без труда понимала каждое слово.

– Вскоре после этого отец пошел гулять поздно ночью и упал в заброшенный колодец недалеко от дома. На следующее утро его нашли со сломанной шеей.

Клавдия непроизвольно протянула к нему руку, но он продолжал, не замечая ее:

– Конечно, он был пьян, и следователь без сомнения определил несчастный случай как причину смерти. Через неделю Кастерс пришел к моей матери и показал ей документ на владение Рейвенкрофтом, подписанный моим отцом на его имя.

Побледневшая Клавдия застонала.

– Но… – начала она, но Джем прервал ее коротким жестом.

– Моя мать отказалась верить в подлинность документов, но они были в порядке: заверены нотариусом, и все остальное. Кастерс въехал в Рейвенкрофт почти сразу же, но громогласно объявил, что он оставит в поместье и мать, и нас. Конечно! Он не чудовище, в конце концов. Он готов был жениться на матери и усыновить ее детей.

Мать, которая давно раскусила его, отказалась от его предложения, и мы тайком, ночью, уехали к сестре матери и ее мужу в Степни. Мой дядя был преуспевающим купцом, и некоторое время мы жили в относительном комфорте. Я даже полюбил их. Но потом для него настали тяжелые времена, и моя тетка объявила, что они больше не могут содержать нашу семью. Мы переехали в маленькую квартирку в гнусном районе Лондона, а мать начала работать белошвейкой. Мне в то время было четырнадцать, а моим сестрам – двенадцать и девять.

Я начал получать образование, поскольку быстро понял, что жизнь в Лондоне… – здесь стон снова сорвался с ее губ, но Джем опять продолжал как ни в чем не бывало: – сильно отличалась от всего того, что я пережил в Глостершире и даже Степни. Я взял себе такой псевдоним, потому что мы переехали туда в январе. – Он мрачно усмехнулся. – Неплохо, правда?

Клавдия вздрогнула, но он опять продолжил, не обращая на нее внимания:

– К счастью, я был прилежным учеником и очень скоро начал приносить домой деньги. На вопросы моей матери, откуда я их брал, я давал невинные ответы или просто врал, потому что ей не следовало знать, что наследник лорда Гленрейвена превратился в обычного карманника.

Клавдия уже открыто рыдала, но Джем все продолжал свой рассказ, игнорируя ее:

– Через два года после нашего переезда в Лондон у матери началась лихорадка, и она умерла. Через несколько дней умерла и моя младшая сестра. Я делал все, заботясь о Бет, моей старшей сестре, единственной, кто остался в живых из моей семьи. – Голос Джема надломился, и Клавдия испугалась, что он сорвется, но он продолжал: – Некоторое время мне удавалось защитить ее от ужасного мира, окружавшего нас… Я нашел небольшую комнатку над трактиром, где мы могли жить. Бет трудилась посудомойкой, а я занимался своими делами. Ночью мы приходили в нашу комнатку, где едва умещались вдвоем, и я рассказывал ей о Рейвенкрофте, о деревьях, на которые я лазил, о лугах, по которым бродил, и я пообещал ей, что в один прекрасный день мы вернемся туда.

Джем резко встал и опять подошел к окну.

– Однажды я вернулся вечером и не застал ее дома. Я искал ее много дней, расспрашивая хозяина трактира и его жену, бродя по улицам, выкрикивая ее имя, приставая к прохожим с вопросом, не видели ли они девушку с темными прямыми волосами и голубыми глазами. Ей было только тринадцать лет. Наконец от одной ее подружки я узнал, что ее похитили. Они стояли вдвоем и разглядывали витрину кондитерской, когда сзади подошел человек, схватил Бет и засунул ее в стоящий тут же экипаж.

– Я не понимаю. Зачем кому-то…

– Бет была очень красивой девушкой, миссис Кастерс, – резко ответил Джем. – И очень молодой. Именно такие всегда нужны в публичных домах, например, на Сент-Джеймс-стрит.

На этот раз Клавдия просто лишилась дара речи и с ужасом смотрела на Джема.

– Больше я ее никогда не видел, – тихо продолжал он. – Однако я выяснил, – здесь в его голосе появились нотки, которых Клавдия еще не слышала, – что в нашем районе действительно был человек, который специализировался на похищении молодых девушек для клиентов подобных заведений. И он работал на человека, которого звали Джайлс Давентри.

– О! – вскрикнула Клавдия, прижав руку к губам.

– Несмотря на все попытки найти Бет, я больше никогда не видел ее. – Последние слова Джема упали в тишину. Он опять вернулся к своему стулу и, как будто смущенный тем, что так много рассказал про себя, продолжал уже более спокойным тоном:

– Как вы понимаете, я весьма заинтересовался деятельностью Джайлса Давентри, и не только потому, что хотел найти Бет. – Он наклонился к Клавдии, положив руки на колени и сцепив пальцы. – Ужасное подозрение зародилось у меня в голове сразу после смерти отца. Понимаете, колодец, в который он упал, был тщательно заколочен несколько лет назад. Он долго оставался в таком состоянии и не представлял никакой опасности. Я сам за день до происшедшего проходил мимо и попрыгал на досках, закрывавших его, потому что мне нравился звук, который при этом раздавался. Как мне показалось, доски были крепкими и надежными. Но на другой день после смерти отца доски были уже гнилыми, с большой безобразной дырой посередине.

Клавдия застонала, вспомнив слова на листке: «Вторник – поменять доски». Ей хотелось вскочить и убежать из комнаты.

Как будто прочитав ее мысли, человек, стоящий перед ней, сказал голосом, лишенным эмоций:

– Я расстроил вас, миссис Кастерс? Но это еще не весь мой рассказ. Далеко не весь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– С годами, – продолжал Джем, – подозрение, что моего отца убили, крепло. Мне хотелось вернуться в Рейвенкрофт и бросить это обвинение в лицо Кастерсу. Но даже в четырнадцать лет я понимал, что это бесполезно. У меня не было доказательств, и Кастерс просто рассмеялся бы мне в лицо или убил бы меня. Поэтому я сделал жизнь Джайлса Давентри предметом моего подробнейшего изучения. Я узнал, где он живет, и следил за ним повсюду. Когда я начал получать некоторые результаты от своей сомнительной деятельности, я стал нанимать людей, которые следили за ним, когда я не мог делать это сам. Я составил списки его помощников, записывал все, что он делал: с кем разговаривал, с кем заключал сделки. Я собрал полное досье относительно его преступной деятельности, с помощью которого хотел шантажировать его и заставить выдать все, что он знал о том, как Кастерс убил моего отца.

Он посмотрел на Клавдию – впервые с тех пор как начал свой рассказ – и улыбнулся, увидев ужас в ее глазах.

– Не воспринимайте это так серьезно, дорогая. В конце концов, это произошло много лет назад.

– Но Дже… милорд, – всхлипнув, сказала она, – вы же…

Он положил свою руку на ее, не дав ей досказать.

– По-моему, теперь вы вполне можете называть меня Джем.

Его слова показались ей загадочными, но она так остро ощущала его пальцы на своих, что только подняла брови. Он неторопливо продолжал свой рассказ:

– И вот несколько месяцев назад у меня появилась редкая возможность. Я получил информацию о некоем молодом человеке по имени Чад Локридж. Он был влюблен в женщину, которую Давентри выбрал для себя. Она была дочерью графа и очень богата. Давентри постепенно стал довольно популярным человеком в высшем свете, и его принимали «большие» люди. Но поскольку он чрезмерно увлекался картами, женщинами и вообще швырял деньгами, то его финансовое положение было тяжелым, и он очень хотел выгодно жениться. Локридж уехал из страны несколько лет назад, и мне казалось, что Давентри приложил к этому руку. Затем Локридж вернулся. Теперь он стал гораздо богаче, чем раньше, и мне стало ясно, что он опять весьма заинтересовал Давентри. Однажды, когда я ждал Давентри, который должен был выйти из дома в Мейфере после вечеринки, я заметил Локриджа, выходящего из того же дома. Что-то подтолкнуло меня, и я пошел за ним. Получилось так, что на него напала банда хулиганов и я помог ему.

Локридж и я стали как бы партнерами, и результатом этого партнерства явился арест Джайлса Давентри за ряд преступлений, включая воровство и попытку киднепинга. Выяснилось, что Давентри действительно пытался уничтожить Локриджа, используя преступные методы.

Клавдия судорожно вздохнула:

– И именно Джайлс Давентри сказал вам?..

– Он рассказал мне все, что я хотел знать. Локридж, который к тому моменту стал весьма влиятельным лицом, убедил судебные власти заменить Давентри смертную казнь на ссылку. И три дня подряд информация лилась из него, как гной из вскрытого нарыва.

– Но какова была его роль в заговоре Эмануэля? – спросила Клавдия, несмотря на то, что боялась услышать ответ. Джем все еще держал ее руки в своих, но у нее не было никакого желания освобождать их.

– Джайлс Давентри умел многое, в том числе подделывать бумаги. Он работал на Ка-стерса время от времени, и их сотрудничество было весьма плодотворным. Когда Кастерс поселился в этом районе и встретил моего отца, а потом и мать, ему пришла в голову идея завладеть Рейвенкрофтом. Мой отец был очень наивен и не понимал, насколько злы бывают люди. Он видел Кастерса таким, каким тот хотел, чтобы его видели: веселым, добрым малым, время от времени поигрывающим в карты. Отец был слабым и очень любил играть в карты. Прекрасная жертва.

Кастерсу не понадобилось много времени, чтобы опутать отца долгами, и, как все азартные люди, чем больше он проигрывал, тем больше верил, что в следующий раз он отыграется. Он абсолютно не отдавал себе отчета в том, в какую ловушку попал, и когда в один прекрасный вечер ваш муж сказал отцу, сколько он должен, тот был шокирован. И через несколько дней после этого Кастерс предложил ему заложить Рейвенкрофт. Отец, конечно, поверил, когда Кастерс сказал, что Рейвенкрофт всегда останется собственностью Стендишей. «Совершенно ясно, – говорил Кастерс, – что вы скоро оплатите все долги». И отец верил ему. Они составили договор, в котором говорилось, что Рейвенкрофт перейдет во владение Кастерса, если в течение двух лет отец не уплатит свои долги. Отец полагал, что если случится самое худшее, то он сможет продать лошадей и все оплатить. – Голос Джема опять стал жестче. – Может быть, это и случилось бы, но у отца не было возможности это проверить.

Он посмотрел на взволнованное лицо Клавдии.

– Я говорил вам, что это не очень приятная история. Как я уже говорил, – продолжал он, не давая ей возможности ответить, – отец начал сильно пить. Моя мать, кстати, ненавидела, когда Кастерс приезжал к нам, потому что он был не самым приятным гостем. Он не упускал возможности дотронуться до матери в фамильярной манере, когда она оказывалась поблизости, и всячески пытался установить с ней отношения.

Джем почувствовал, что пальцы Клавдии задрожали в его руке, и непроизвольно поднес их к губам, после чего быстро продолжил:

– Приехав как-то в Рейвенкрофт, Кастерс и Давентри уговорили отца показать им сейф, в котором лежал договор о владении Рейвенкрофтом. День оплаты уже прошел, а пьяные карточные игры все продолжались.

Однажды, после особенно бурного вечера, Давентри вернулся в поместье поздно ночью. Я забыл сказать, что он был опытным медвежатником. Взломщиком сейфов, – пояснил он изумленной Клавдии. – Он выкрал документы из сейфа и подделал подпись на контракте по передаче Рейвенкрофта.

– Но как?.. – Клавдия чувствовала, что больше не в состоянии слушать, но эти слова вырвались у нее. – Вы считаете, что Эмануэль…

– Да. На следующий день он пришел в Рейвенкрофт и с глубокой скорбью начал говорить о том, «что случилось прошлой ночью». Когда отец сказал, что ничего не помнит, тот выразил свое удивление. Конечно, отец мало что помнил из того, что произошло предыдущей ночью, поскольку все время был в состоянии пьяного ступора. Тогда Кастерс сказал, что они подписали договор, согласно которому Рейвенкрофт переходит во владение Кастерса. Отец, как вы понимаете, был убит горем.

Кастерс, однако, заверил его, что он настоящий друг и что он не собирается вступать во владение поместьем. Нет, нет. Он просто оставит договор у себя и будет ждать, пока отец не оплатит все долги.

Отцу все еще не приходило в голову, что Кастерс обманул его. Подавленный горем, он все же, как послушный ребенок, пошел с Кастерсом в магистрат, где они заполнили все соответствующие бумаги и заверил их. К концу дня здание, конюшни, земли – все принадлежало Кастерсу.

– О Боже, – опять сказала Клавдия. – Я знала, что Эмануэль был мерзавцем, но как ваш отец мог позволить так обмануть себя?

Джем засмеялся:

– Вы думаете, я не спрашивал себя об этом тысячу раз? Я почти ненавижу его за эту слабость, но уж таков он был. Я помню его смеющимся и бросающим меня в воздух, чтобы поймать через несколько мгновений. Он любил мою мать, моих сестер и меня, но…

– Но он любил карты и вино больше, – докончила Клавдия резко. – Я знаю, мой отец был таким же. Он выдал своих дочерей замуж помимо их воли.

Джем удивленно посмотрел на нее.

– Да, – сказал он нежно, – я слышал об этом. Мне очень жаль.

Клавдия взглянула на него. Она освободила свои руки и сжала их в кулаки.

– Не надо меня жалеть, – со страстью ответила она. – Я пережила Эмануэля Кастерса, переживу и это. Я не принадлежу ни одному мужчине, за что каждую ночь благодарю Бога.

На это Джем ничего не ответил, а спокойно продолжал:

– Я уверен, что вы уже догадались, что произошло дальше. Примерно через месяц после того, как были подписаны бумаги по передаче Рейвенкрофта, Кастерс заменил целые доски на гнилые, и на следующий день произошел «несчастный случай». Колодец находится неподалеку от сада, и это было любимое место прогулок моего отца. После этого Кастерс сразу же начал преследовать мою мать.

Джем замолчал, и горькая усмешка появилась на его лице.

– Я однажды накричал на него со всей невинностью двенадцатилетнего ребенка, я потребовал, чтобы он перестал приставить к маме. Он засмеялся и ударил меня тыльной стороной руки так, что я упал. Я не рассказал матери, что случилось, но, увидев мой синяк, она сама поняла в чем дело. Через неделю она, мои сестры и я уже ехали в Степни, взяв с собой только самое необходимое.

В комнате воцарилась тишина. Клавдия смотрела на свои руки, а Джем смотрел на Клавдию. Она выглядела красивой и чистой, как христианская мученица, ожидающая казни, но ее лицо выражало не страх смирения, а глубокое достоинство. Было почти больно смотреть на нее.

Наконец она подняла голову и в упор посмотрела на него.

– Итак, вы сообщили мне, что вы – истинный владелец Рейвенкрофта.

– Да, – просто сказал он, но за этим словом скрывалась усталость путника, наконец достигшего убежища.

– У вас есть показания Джайлса Давентри, свидетельствующие, что все, что вы сказали – правда?

– Да, – ответил Джем, но Клавдия почувствовала неуверенность в его голосе.

– Вы считаете, что этого достаточно, чтобы официально доказать ваши претензии?

Джем почувствовал, как пот выступил у него на лбу. Вдова Кастерс была совсем не глупа. Она попала в самую слабую точку его замысла.

– Да, – повторил он, стараясь говорить уверенно.

Клавдия встала, и теперь уже она начала ходить по старому ковру. Наконец она повернулась к нему.

– Я думаю, вы мне не все рассказали, милорд. Вы до сих пор не объяснили, почему вы не пошли через парадную дверь, пользуясь полной поддержкой закона.

Первый раз за последние несколько лет Джем почувствовал себя потерянным. Однако он ничего не сказал, а лишь продолжал слушать с вежливым вниманием.

– Я думаю, – осторожно продолжала Клавдия, – что вы приехали сюда, чтобы что-то найти. Что-то, спрятанное в книге, хотя, мне кажется, вы точно не знаете, в какой именно книге. – Она бросила быстрый взгляд на Джема и с удовлетворением заметила, что он замер. Тут она позволила себе улыбнуться. – Я заметила, как вы интересуетесь книгами из нашей библиотеки, и то, насколько силен ваш интерес к позднему чтению.

Джем вздохнул. Похоже, придется рассказать этой мудрой колдунье все. Может быть, решил он после минутного раздумья, ему удастся все это повернуть в свою пользу.

– Вы очень проницательны, миссис Кастерс. – Клавдия не без удовольствия увидела, что он улыбнулся. – Джайлс Давентри рассказал мне еще об одной подробности. У вашего мужа была привычка все записывать. Это у него было как болезнь. Давентри сказал, что все свои преступные замыслы он заносил на бумагу. Конечно, он с большой тщательностью потом все уничтожал.

– Да, – сказала Клавдия, и ее лицо стало очень серьезным, – я помню об этом.

– Когда Кастерс сел вместе с Давентри в своем доме, чтобы обдумать план действий, он составил такой проект на бумаге. Потом, когда все было продумано, он скомкал эти два листка и бросил их в огонь. Позже, когда они оба собрались уходить, Давентри заметил, что оба листка не попали в огонь, а лежат необгоревшими в потухшем камине. Не зная, зачем он это делает, он поднял листки и сунул их в карман, прежде чем последовать за Кастерсом.

Гораздо позднее, когда Кастерс уже поселился в Рейвенкрофте, Давентри решил вернуться в Лондон, потому что у него там были дела. По его мнению, Кастерс не заплатил ему в достаточной мере за оказанные услуги, и он решил пойти на небольшой шантаж. Кастерс был явно удивлен таким поведением Давентри, но тут же объявил его дураком, сказав, что бумаги являются уликой как против него самого, так и против Давентри. Но, немного подумав, он позвал слугу, также известного головореза, и приказал ему обыскать комнаты Давентри. Случилось, однако, так, что последний держал бумаги в кармане. Конечно, это было глупо, но это спасло его, поскольку Кастерс и не мог представить, что тот совершил такую ошибку. Однако Давентри понимал, что Кастерс сделает дальше, когда не найдет ничего в спальне. Он должен будет обыскать его самого.

Но судьба распорядилась так, что именно в этот момент с визитом явился местный викарий. Кастерс вышел из комнаты, но лишь для того чтобы в буквальном смысле выгнать викария за дверь. В это время Давентри удалось засунуть листки в самую пыльную книгу, стоявшую на полке в самом темном углу комнаты. В спешке он едва успел прочесть ее название, и единственное, что он мог вспомнить позднее, так это то, что в названии книги было слово «сельский».

Джем посмотрел на Клавдию, поскольку она издала звук, похожий на сдавленный смех. Клавдия уже опять села в кресло. Она лишь покачала головой.

– Просто я подумала о том, как маленькие события могут приводить к очень серьезным последствиям, – сказала она неуверенно.

Некоторое время он смотрел на нее, а потом продолжил:

– Давентри думал, что он вернет бумаги в любой момент, но не тут-то было. Кастерс не только ничего не заплатил Давентри, но и выгнал его из дома, пообещав, что жестоко отомстит, если тот выдаст его страшный секрет. И больше Давентри никогда не смог попасть в библиотеку. Сами понимаете, что теперь его шантаж мало что стоил.

Клавдия пристально и долго смотрела на Джема.

– Значит, вы сказали, что письменное доказательство ваших прав на владение находится в нашей библиотеке?

Джем вздохнул:

– Да. Именно поэтому я и разыграл этот абсурдный спектакль, – он указал рукой на стены своей спальни. – Конечно, мне бы очень помогло, если бы я нашел эти документы и добавил их к тем, которые у меня уже есть. Я бы не хотел долго доказывать свои права в суде. И я убедил себя, что в конечном итоге вы бы этого тоже не хотели.

– И что же, милорд, – тихо спросила Клавдия, – вы бы хотели, чтобы я собрала свои вещи и тихо уехала из Рейвенкрофта?

Джем заерзал на стуле.

– Я бы хотел, чтобы именно так и произошло, поскольку с теми документами, которые у меня есть, будет несложно убедить суд разрешить мне тщательно обыскать дом. Я полагаю, что вы вели записи тех книг, которые вы продавали, и если я ничего не найду дома, то попытаюсь отследить книги, которые были проданы. – Он слегка наклонился вперед. – Вы же понимаете, что рано или поздно я найду то, что мне нужно.

В глазах у Клавдии не было ничего, кроме вежливого внимания, но она знала, что он представляет силу, настолько опасную для нее, что она должна бы дрожать, сидя в кресле. Но почему-то она чувствовала приятное волнение, как будто подул свежий ветер, унося все ее слабости и делая ее сильной и твердой, как алмаз. Его взгляд настолько поглотил ее, что она едва понимала, что он говорил.

– Выплатить компенсацию? – задала она глупый вопрос.

– Конечно. Я не собираюсь выгонять вас и вашу тетю на улицу без единого пенни в кармане. Я хочу дать вам приличную сумму денег.

– Как вы добры, милорд. И как же вы собираетесь выполнить это обещание? Из того, что вы мне рассказали, я поняла, что с тех пор как вы покинули Рейвенкрофт, вы жили в бедности.

– Если у вас действительно возникло такое впечатление, значит, я ввел вас в заблуждение. Первые несколько лет я действительно провел в нищете. Но, как я уже говорил, чтобы содержать себя, мне пришлось быть не очень щепетильным в выборе средств. Я сбился с истинного пути. Стал карманником, и, надо сказать, умелым, – добавил он, увидев выражение удивления на лице Клавдии. – И, в отличие от большинства моих товарищей, я не тратил эти деньги на джин. Мне, наверное, повезло, так как джентльмен, учивший меня этому ремеслу, был весьма порядочным человеком, что в этих сферах весьма необычно: он заботился обо мне и кормил меня. По крайней мере до того дня, когда его застукали и он сбежал, оставив меня одного с крадеными вещами. Нет-нет, – поспешно сказал он с кривой усмешкой на губах, – мне удалось избежать высылки, хотя я и был близок к этому. В конечном итоге я унаследовал место своего покровителя и стал скупщиком краденого.

Когда мне было почти двадцать, я открыл у себя новый талант – к азартным играм, – пояснил он Клавдии, которая уже не скрывала своего изумления. – В Лондоне все играют – от самых утонченных аристократов до последних грязных нищих. И тот, кто хорошо просчитывает вероятность выигрыша в каждом конкретном случае, имеет возможность заработать немалые деньги.

– О каких это конкретных случаях вы говорите? – спросила Клавдия, проявив неожиданный интерес.

– Ну, например, о скачках. Я подробнейшим образом изучил историю этого спорта и стал специалистом. Кроме того, я не чурался заключать пари в ситуациях, когда заранее знал результат.

– Я не понимаю…

– Ну, если бы я поставил перед вами несколько бутылок, а потом достал из кармана мышь и спросил вас, в какую из этих бутылок мышь забежит, если ее отпустить, то, думаю, что вы не стали бы ставить на это деньги.

– Конечно, не стала бы!

– Если бы вы были заядлым игроком, то стали бы, – заметил он с некоторым нетерпением. – Дело в том, что я знал огромное количество таких спорщиков в каждом трактире. И, – скромно добавил он, – я всегда выигрывал.

– Это как? – не выдержала Клавдия.

– Просто я знаю, что мышь ненавидит ходить туда, где до нее не было ни одной мыши, и охотно бежит туда, где до этого уже побывали ее соплеменники.

– Это мне ничего не говорит, – фыркнула Клавдия.

– Это говорит о многом. Я тщательно мыл бутылки перед игрой. Все, кроме одной, в которую я клал мышиный помет. И когда ее выпускали на стол, мышь охотно бежала к бутылке, из которой доносился запах ее сородичей.

– О Боже!

– Да, отвратительно, но весьма эффективно.

– Вы что, хотите сказать, что таким образом заработали много денег? – с недоверием спросила Клавдия.

– Нет, но так я начал. И потом, я не говорил, что заработал много денег. Но некоторую сумму я отложил. Настоящее богатство я наживу здесь, в Рейвенкрофте. У меня достаточно денег, чтобы выкупить землю у Фостера и купить пастбища для разведения овец. И потом, – закончил он прозаично, – я собираюсь выгодно жениться.

– Что?! – воскликнула возмущенная Клавдия.

– Я надеюсь, – терпеливо объяснил Джем, – что мой титул и мое поместье размягчат сердце богатого землевладельца или купца, у которого будет дочь на выданье.

Клавдия огорченно покачала головой, пытаясь не обращать внимания на ту боль, которую вызвали у нее его слова.

– Это самые циничные, жестокие и ужасные слова, какие я когда-либо слышала!

– Так, значит, вы романтик, миссис Кастерс. А я – нет. Я выжил только благодаря тому, что был очень практичен, и я не вижу, почему такой практичный союз мог бы оказаться неприемлемым для меня. Так или иначе, – добавил он быстро, видя, какое негодование и презрение появились в ее глазах, – основной целью моего рассказа было убедить вас, что вы не покинете Рейвенкрофт без средств к существованию.

Клавдия повернулась к нему, и в уголках ее рта появилась улыбка победительницы.

– Я вообще не собираюсь покидать Рейвенкрофт, милорд.

– Но я ведь только что объяснил вам…

– Я знаю, что вы хотели сказать, но теперь будьте любезны выслушать, что хочу сказать я. Я хочу сделать вам одно предложение, милорд.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Джем, оторопев, несколько мгновений смотрел на Клавдию.

– Ч-ч-то? – Его губы с трудом выговорили слово.

– Предложение, милорд.

Сердце стучало у нее в груди. Она разгладила юбку и подумала о том, легче ли было ей, если бы она решила рассказать лорду Гленрейвену о списке, обнаруженном ею в бумагах Эмануэля. Но она лишь укрепилась в своем решении, так как, успокаивала она себя, совесть ее была чиста. Потратив часы на мучительные сомнения и колебания, она пришла к выводу, что не имеет права мешать лорду Гленрейвену вернуть себе свой дом, принадлежащий ему по праву. У нее же нет никаких прав на Рейвенкрофт. «Но ведь это же и мой дом!» – восклицала она в тишине своей комнаты. Хотя она и не родилась здесь, но любила каждый кирпичик в этом доме, и она ни за что на свете не позволит выставить себя за дверь.

Она постепенно овладела собой, и, когда снова подняла глаза, на лице ее не было и намека на ярость, кипевшую внутри нее.

– Вы говорили о продолжительной битве, которую нам придется вести в суде, – продолжала она. – Вы, кажется, вполне уверены в своей победе, но я бы с этим не согласилась. – Она метнула на него быстрый взгляд и, к своему неудовольствию, заметила, что глаза у него напоминают тучи, собирающиеся перед бурей. Она поспешно добавила: – Однако я не больше вашего испытываю желание вступать в затяжную борьбу.

– Тогда единственным разумным…

Она протестующе подняла руку, и, к ее удивлению, он осекся, издав некое подобие глухого рыка.

– Я уже говорила: я не хочу, чтобы это дело затянулось навечно, поэтому я и предлагаю отказаться от своих прав на Рейвенкрофт и…

– Что?! – Во взгляде лорда Гленрейвена появилось странное выражение – смесь изумления и облегчения. – Вы отступаетесь?

– Не совсем, милорд, – резко ответила Клавдия. – Я отступаюсь при одном условии, вернее, при двух.

Теперь эта резкость послышалась в голосе ее оппонента.

– И каковы же ваши условия?

– Вы позволите тете Августе остаться здесь в качестве экономки, а меня поставите управлять конюшнями.

На лице его светлости отразились изумление и сердитое недоверие.

– Вы шутите! – воскликнул он. Клавдия промолчала, но в ответ на его яростный взгляд улыбнулась одной из самых своих очаровательных улыбок.

– Но… но это просто нелепо! – сказал Джем после короткой паузы. – Почему я должен соглашаться на столь неслыханное предложение? Я полагаю, что вполне могу справиться со своими конюшнями и, несмотря на то, что, разумеется, ваша тетя прекрасная экономка, мне кажется, кто-нибудь из местных женщин…

– Конечно, вы справитесь с конюшнями, – нетерпеливо перебила его Клавдия. – Однако, судя по вашей осведомленности в этой области, вам придется потратить месяцы, чтобы понять, как управлять ими. А за это время дела застопорятся. Вы уверены, что можете позволить себе это? Кроме того, – продолжала она, – вы нашли бы гораздо лучшее применение вашему досугу, если бы занялись восстановлением поголовья овец.

Джем молча обдумывал ее слова. Она права, но…

– Вы знаете о лошадях не больше моего, – сказал он, с неудовольствием отметив нотку раздражения, которая прозвучала в его голосе.

Клавдия тоже услышала ее и улыбнулась.

– Несколько лет назад, может быть, так оно и было, но с тех пор я многому научилась. Кроме того, я знаю конторское дело и умею извлекать максимальную выгоду из дела. И, наконец, я умею торговать, – добавила она, скромно опустив глаза.

Джем подавил невольную улыбку. Он был вынужден признать, что ее предложение чрезвычайно привлекает его. В следующую секунду улыбка исчезла. Он должен собраться с мыслями. Дальнейшее присутствие в Рейвенкрофте этой гибкой прелестницы неизбежно приведет к катастрофе. Можно представить себе, какие пойдут слухи, и хотя ему было абсолютно все равно, что скажут о нем, – совершенно очевидно, что он не первый мужчина, поселивший красивую молодую женщину у себя в доме, – но для молодой вдовы это может обернуться трагедией. Все ее надежды на второй, возможно более счастливый брак, будут разрушены с самого начала.

– Если вас беспокоят приличия, милорд… – Джем вздрогнул. Господи, да она еще и мысли читает в довершение ко всему своему колдовству? – Я, конечно же, покину этот дом. Мы с тетей Августой переедем в Хилл-коттедж. Он расположен достаточно далеко, чтобы избежать неуместных подозрений со стороны соседей, и в то же время достаточно близко, чтобы мы с тетей Гусси могли без помех выполнять свои обязанности. Я знаю, что экономка, как правило, живет в доме хозяев, но, возможно, вы могли бы закрыть глаза на это маленькое отступление от правил.

Джем раздраженно махнул рукой. Он чувствовал, что она, как опытный деловой человек, заостряет его внимание на ничтожной проблеме, зная, что на это ему легко закрыть глаза, для того чтобы добиться его согласия в более важном вопросе. Боже, если Клавдия думает, что, переехав в дом в принадлежащих ему владениях, который расположен не далее четверти мили от его собственного, она тем самым заткнет рот местным сплетницам, то тут она сильно ошибается.

С другой стороны, размышлял он, мисс Августа Мелкшам, вне всякого сомнения, является образцом безукоризненной добродетели и порядочности. Само ее присутствие в главном доме днем и в Хилл-коттедже ночью сделает это щекотливое положение более чем приемлемым. Ко всему прочему, насколько он представлял себе, сама Клавдия Кастерс за время своего пребывания в Рейвенкрофте приобрела безупречную репутацию и поэтому отношение к ней должно быть соответствующим.

Он мысленно оборвал себя. О чем он только думает? Самая мысль об этом невозможна, просто нелепа. И все же… Он представил себя у конторки напротив прелестной вдовы; часы, проведенные в ее обществе за обсуждением проектов по расширению конюшен; представил, как целыми днями слушает ее мелодичный голос, и, может быть, его пальцы скользят по ее шелковистым, с медовым оттенком волосам. Он снова не без усилия подавил свои мысли.

– Боюсь, ваш план не удовлетворяет всем нормам приличия, миссис Кастерс. Представьте себе, в один прекрасный день вы пожелаете снова выйти замуж, и я опасаюсь, что джентльмен, достойный вашей руки, может составить себе превратное впечатление о женщине, которая управляет конюшнями и живет в непосредственной близости от холостяка.

– Замужество не входит в мои планы, милорд. – Тон Клавдии был сух и резок, и сказала она это с таким выражением, что Джем решил воздержаться от дальнейшего обсуждения этой темы. – В любом случае, – она скрестила руки и начала постукивать ногой по ковру, – вы говорите чепуху и уклоняетесь от дела.

– Какого дела? – спросил Джем, словно завороженный.

– Нанять тетю Августу и меня – в ваших же собственных интересах. У нас достаточно одежды на несколько лет, и остальные наши требования минимальны, поэтому в качестве вознаграждения мы попросили бы, помимо разрешения жить в Хилл-коттедже, который уже, между прочим, вполне обустроен, лишь пансион и незначительную сумму на мелкие расходы. – Она сложила руки на коленях и спокойно улыбнулась, словно ожидая, что он сейчас же капитулирует под действием неумолимой логики.

Джем поднялся, быстро прошел по комнате, запустив пальцы в волосы, и к своему ужасу поймал себя на мысли, что готов принять ее предложение! Он повернулся к ней лицом и в первый раз обратил внимание на то, как Клавдия одета. Ей, честно говоря, не следует обзаводиться привычкой общаться в позднее время с впечатлительным дворецким лишь в одной ночной рубашке. В самом деле, хотя она была закутана в добротный халат ручной вязки, но при этом в пламени свечи так искрились эти роскошные волосы, мягко ниспадающие на спину, а в глазах светилась такая древняя тайна женщины, что мало кто из мужчин удержался бы от того, чтобы не приблизиться к ней, не поднять ее с этого кресла и… – Джем глубоко вздохнул.

– Миссис Кастерс, уже поздно. Я благодарен вам за то, что вы пришли и предоставили мне возможность объяснить свои действия. Что касается вашего предложения, я просто не могу дать вам ответ сегодня. Если вы дадите мне несколько дней…

– Чтобы вы могли придумать еще более нелепую причину отвергнуть мое предложение?

– Чтобы я мог прийти к разумному решению в отношении вашего в высшей степени нетрадиционного предложения.

Она наклонила голову:

– Странно, милорд. По-моему, вы не принадлежите к тому сорту людей, которых сильно волнует традиционность или нетрадиционность ситуации.

Джем начинал чувствовать ее давление.

– Это так, но…

Клавдия попыталась подавить волнение, снова поднимающееся где-то глубоко внутри нее. Господи, это уж точно должно сработать! Она сделала глубокий вздох.

– Вы прекрасно понимаете, милорд, что мое предложение отражает ваши интересы. Подумайте об этом. Если вы откажетесь, я обращусь за помощью к юристу и до конца буду оспаривать ваши права. Несмотря на то, что вы держитесь достаточно уверенно, мне кажется, вы задумывались о том, что доказательств, находящихся в вашем распоряжении, может оказаться недостаточно для подтверждения обоснованности ваших претензий.

Джем смотрел на нее со всевозрастающим гневом. Неужели эта девчонка думает, что приперла его к стенке? Он снова провел рукой по волосам. Что ж, она действительно загнала его в угол, отрицать это невозможно, и, рассмотрев этот угол, он пришел к выводу, что для маневров здесь слишком мало места. Черт побери!

Он еще раз обошел комнату, прежде чем снова обернулся к ней.

– Очень хорошо, миссис Кастерс, – натянуто сказал он. – Я принимаю ваше предложение.

Они долго смотрели друг на друга в столь напряженном молчании, что Клавдия ощущала его почти как физическое. Она медленно протянула руку, и после секундного колебания лорд Гленрейвен сжал ее в своей. Пальцы ее были холодны – он отметил это как бы отстраненно, – и, слегка пожав ему руку, она поспешно высвободила свою и отступила на шаг назад.

– Я сообщу тете Августе о нашем новом положении дел, – быстро сказала она, – и после этого скажу Томасу и Розе. – Ее лукавая улыбка заставила его вздрогнуть. – Я боюсь, что Томас воспримет это слишком близко к сердцу. О, он даже, может быть, увезет Розу из Рейвенкрофта и поклянется никогда больше со мной не разговаривать.

– Следует ли из этого, что ваши размышления сводятся к тому, что у каждой тучи есть серебряная подкладка?

Линия ее губ вызывающе изогнулась, но голос звучал почтительно:

– Я бы никогда не прибегла к столь неуместному выражению, милорд. Однако, принимая во внимание тот факт, что Флетчер Ботсфорд несомненно откажется от своих притязаний, я полагаю, мы могли бы прибавить к нашей коллекции образных высказываний еще одно – об этих самых тучах, проливающих на землю золотой дождь.

Они вместе рассмеялись, но смех этот почти сразу же смолк. Они погрузились в неловкое молчание, и лица их вновь приняли торжественное выражение.

– Завтра, – сказала Клавдия, и голос ее перехватило, – если желаете, мы отправимся в Глостер – если мы выедем рано, то к ночи вернемся, – и найдем там юриста, который поможет нам оформить до… договор. – Она чувствовала, как глаза ее наполняются слезами, и отчаянно моргнула. Она твердо решила, что перед этим человеком плакать она не будет. – Вы не пожалеете о своем решении, милорд, – неуверенно продолжала она. – Я буду хорошо служить вам. И тетя Августа тоже.

– Не сомневаюсь, миссис Кастерс, – серьезно ответил он. Затем, немного помолчав, добавил: – Мне очень жаль, что из-за меня вы лишились права владения Рейвенкрофтом. Ваша любовь к нему спасла его от полного разорения, и я… я надеюсь, что ваше дальнейшее присутствие здесь будет источником… источником утешения для вас. Я знаю, что всем от этого будет лучше. – «Особенно мне», – чуть было не добавил он, но сдержался.

Она не ответила, лишь кивнула и, повернувшись на каблуках, поспешила прочь из комнаты.

Джем еще долго стоял в оцепенении, с остановившимся на закрытой двери взглядом. Решение, которое он только что принял, внушало ему некоторое опасение, но в глубине души он весь искрился от странного восторга. Тихо, на цыпочках, он, вальсируя, сделал круг по комнате. Он уверял себя, что счастье, которое он испытывал, исходило исключительно от сознания того, что наконец-то Рейвенкрофт полностью и совершенно законно будет принадлежать ему. Он закончил раздеваться и в изнеможении упал на постель. Тем не менее он еще очень долго не мог заснуть.


Оказавшись в темноте коридоров Рейвенкрофта на пути в свою спальню, Клавдия позволила наконец-то скатиться нескольким набежавшим слезинкам, но тут же решительно вытерла глаза. Нет, она не будет плакать, слезы все равно не помогут. И правда, желание расплакаться прошло почти так же быстро, как и подступило, и она почувствовала себя неожиданно веселой. Потеря Рейвенкрофта – удар, в своей жестокости почти невыносимый, но мысль о том, что у нее по-прежнему будет крыша над головой, – и крыша эта – частица поместья Рейвенкрофт – приносила ей большое облегчение, бодрила ее, и настроение ее заметно улучшилось.

Добравшись до своей комнаты, она потушила свечу и некоторое время сидела в темноте, размышляя о предстоящих переменах в ее жизни. По всей вероятности, думала она, в конце концов ей все же придется покинуть Рейвенкрофт. Она не может всю жизнь зависеть от милостей Гленрейвена. Кроме того, когда он женится, его жена, скорее всего, захочет взять другую экономку, и ей явно не понравится присутствие другой молодой женщины в столь непосредственной близости от них. «А в самом деле интересно, женится ли он?» – подумала Клавдия.

При этой мысли она почувствовала, как искра отчаяния пронзила ее, но она тут же поругала себя. Какая же она глупая! Конечно, женится – это его долг. Он объявил о своем намерении сделать выгодную партию, и он должен произвести на свет наследника. От этой мысли искра превратилась в настоящую вспышку, которую Клавдия подавила с большим трудом. Да что же это с ней, в самом деле! Лорд Гленрейвен, слава Богу, ее хозяин, и не более. Не более того.

И раз все обстоит именно так, думала Клавдия, ей лучше всего подготовиться служить ему так, как только она на это способна. Кроме того, подумала она, остаток ночи лучше провести по назначению. Сбросив вязаный халат, она забралась в постель и провела целый час, глядя в потолок.


Несмотря на то, что заснула Клавдия очень поздно, проснулась она на рассвете и какое-то время смотрела в серое пространство вокруг себя, словно не понимая, где она находится. Вспомнив, она оглядела комнату, словно стараясь запомнить ее знакомые очертания на будущее, когда у нее уже не будет права входить в эту комнату.

Она вздохнула и, выскользнув из постели, быстро оделась и поспешила в спальню тетушки. Прежде чем они с лордом Гленрейвеном отправятся в Глостер, она должна успеть рассказать тете Гусси о том, что произошло. У покоев мисс Мелкшам ей пришлось постучать дважды, прежде чем изнутри раздался голос тети, приглашающий ее войти.

– Что случилось, дитя мое? – в изумлении спросила мисс Мелкшам. Пожилая леди сидела в постели, ее внушительный чепец перекосился набок.

Клавдия села на постель и взяла за руки мисс Мелкшам.

– О, тетя, право, мне очень жаль, что я разбудила вас в столь неурочный час, но мне необходимо обсудить с вами нечто очень важное.

Прервав на миг Клавдию, чтобы достать очки и водрузить их на нос, она жестом пригласила ее продолжать. Ее рассказ она прерывала восклицаниями «О Господи!», повторяющимися все чаще и на все более высоких нотах. После долгих раздумий Клавдия решилась рассказать тете об обнаруженных ею записях Эмануэля, и в этом месте рассказа пожилая леди в ужасе взмахнула руками.

– О Господи, Клавдия! – выдохнула она. – Я знала, что этот человек – чудовище, но никогда не думала, что он способен на такую низость.

Ее реакция на последующие откровения племянницы была не менее эмоциональной.

– То есть как это не сказала? Дорогая, ты совершила ужасный грех! Конечно, ты должна…

Клавдии удалось успокоить чувствительную леди, но понадобилось еще некоторое время, прежде чем она добралась до заключительной части своего рассказа. Когда она закончила, мисс Мелкшам со стоном откинулась на подушки.

– Клавдия, что ты наделала? Совершить такой обман…

– Неужели вы не понимаете, тетя Гусси? У меня не было выбора. Если бы я отдала лорду Гленрейвену бумаги, я не смогла бы торговаться, потому что тогда у него были бы все доказательства, что Рейвенкрофт принадлежит ему, и он, не задумываясь, выставил бы нас отсюда, ибо я не очень-то доверяю его разговорам о честной сделке. Обещать легко, а я по своему опыту знаю, что мужчина делает все лишь так, как ему нравится. И ведь я же не солгала. Если я и согрешила, то лишь в том, что умолчала об этом. Вы должны признать, что тем самым я не нанесла его светлости никакого вреда. Мы хорошо служили Рейвенкрофту, и нет причины, по которой мы не можем продолжать в том же духе.

Ей еще долго пришлось говорить в этом же ключе, прежде чем тетя взмахнула руками в знак согласия.

– Ну, хорошо, – вздохнула она. – Я не уверена, что ты мудро поступила, дорогая, но, похоже, жребий брошен. Я ничего не скажу об этом злосчастном списке лорду… лорду Гленрейвену. Боже, мне так странно называть его этим титулом! Кто бы мог подумать, что дворецкий может так высоко подняться!

– Исключая меня, – ответила Клавдия, усмехнувшись про себя.

Затем она рассказала о своих планах отправиться в Глостер вместе с лордом Гленрейвеном, чтобы узаконить передачу титула.

– Ибо, – закончила она, – я хочу поставить Томаса перед свершившимся фактом.

Тетушка резко села в постели.

– О Господи, я совсем забыла о Томасе! Он будет просто в бешенстве! – Губы ее скривились в насмешливой улыбке. – Впрочем, я вижу, к чему ты клонишь. Если предоставить его самому себе, он бы никогда не допустил, чтобы ты отдала Рейвенкрофт без всякого сопротивления. Что ж, – закончила она, отбрасывая, наконец, одеяло, – нам так много предстоит сделать сегодня, что пора приниматься за работу. Не позвонишь ли ты моей горничной?

Пока Клавдия исполняла поручение, тетушка расхаживала по комнате, вслух рассуждая о делах, которые, казалось, очень заботили ее.

– Первое, что нам надо сделать, это подготовить спальню для хозяина. Я уверена, что его светлости не захочется провести еще одну ночь в комнате дворецкого. Затем…

Клавдия подняла руку, чтобы остановить торопливую болтовню тетушки:

– Давайте подождем до послезавтра, тетя, когда мы закончим наши дела в Глостере. Я не хочу, чтобы Томас пронюхал о моем решении передать Рейвенкрофт раньше, чем дело будет сделано.

– О да, конечно. Тогда я просто загляну в комнаты хозяина, посмотрю, что там нужно сделать. Они так долго пустовали. Как хорошо, что мы как раз снабдили всем необходимым бельевую! Я выберу то, что понадобится. Кстати, а как же одежда? Ему же наверняка понадобятся новые пальто и все остальное. Интересно, кого он возьмет себе в слуги?

Клавдия на цыпочках вышла из комнаты и тихонько закрыла за собой дверь.


Чуть позже Клавдия уже сидела рядом с хозяином Рейвенкрофта, направляясь в Глостер в двуколке, служившей средством передвижения для жителей поместья. Фаэтон и экипаж Эмануэля и даже модная коляска, украшавшая каретный двор Рейвенкрофта, были уже давно проданы. Они могли бы поехать в старом ландо, которое все еще стояло в тени деревьев, но Клавдии очень не хотелось отвлекать Лукаса от его дел в конюшне и брать его с собой в качестве кучера. Она молилась, чтобы не пошел дождь, хотя тучи, мрачно сгустившиеся над ними, не предвещали ничего хорошего.

Она остро ощущала присутствие мужчины, который сидел рядом с ней и довольно неуверенно держал вожжи. В самом начале путешествия он объяснил ей, что ездил на лошадях не более двух-трех раз за всю жизнь. Несмотря на это, он правил с явным щегольством, и когда время от времени лошади не внимали его указаниям, он мог без особых затруднений направить их и, в конечном итоге, заставить повиноваться. Клавдия чувствовала, что довольно скоро лорд Гленрейвен станет таким же искусным кучером, каким ловким плутом он был в свои не самые лучшие дни.

Внезапно ей в голову пришла одна мысль, и она повернулась к нему:

– Не хотите ли, милорд, заехать в галантерейный магазин и купить новое платье?

Джем посмотрел на свой добротный, но явно недорогой костюм, который был на нем в день их первой встречи.

– Новое платье? – удивленно переспросил он, затем рассмеялся: – Не хотите ли вы сказать, дорогая миссис Кастерс, что я не соответствую образу пэра? Вы, конечно же, правы, – признал он, – однако это не единственный мой костюм. Большую часть своих вещей я оставил в Лондоне, и когда меня официально провозгласят лордом Гленрейвеном, я пошлю за ними. – Он снова засмеялся. – Обещаю вам, к концу недели, если все будет благополучно, я предстану перед вами во всей моей высокородной красе.

– Я буду ожидать вашего выхода затаив дыхание, милорд, – почтительно ответила Клавдия.

– Да, кстати, – резко сказал Джем, – как вы думаете, не могли бы вы обойтись без этого вашего ужасного вечного «милорд»?

Мгновение она смотрела на него с искренним удивлением.

– Но я не могу больше называть вас Дженуари.

– Да, но вы могли бы звать меня Джем.

Клавдия сделала глубокий вздох.

– Нет, не могла бы, – сказала она.

– Не вижу причины, почему бы и нет. Так меня звали все, кого я знаю вот уже двенадцать лет, за исключением случаев, конечно, когда меня бранили. Надеюсь, в ваши планы не входит последнее?

– Нет, конечно, нет. – Она чувствовала необъяснимое волнение, пока происходил этот обмен репликами, – просто… просто так нельзя. Это неприлично. Я… – и торопливо закончила: – Я ваша служащая.

– М-м, да… Я вас понимаю, но, боюсь, никак не смогу примириться со всем этим «ми-лордством». – Он немного подумал. – Как насчет Стендиш? Я понимаю, что вообще-то я должен быть Гленрейвен, но это тоже чересчур, вы не думаете? Мне всегда казалось, что этот титул чересчур высокопарен, можно подумать, мы претендуем на пол-Шотландии.

– То, что вы говорите, нелепо, милорд, – сурово ответила она. – Боюсь, что отныне вам придется привыкать к «милорду».

Джем тяжело вздохнул:

– Очень хорошо. Однако я не считаю это вашим окончательным ответом. Я буду постепенно приучать вас. Вы же знаете, я могу быть очень убедителен.

Клавдия позволила себе улыбнуться.

– Это вы так думаете. Однако я не картежник, чтобы легко попасться на вашу удочку.

Он положил руку на сердце и печально взглянул на нее.

– Вы раните меня, миссис Кастерс.

Не желая поддаться теплоте, которая читалась в его глазах, Клавдия поспешила обратить его внимание на то, что они уже достигли окраин города.

Осторожно ведя маленькую двуколку по узким улочкам города, Джем постепенно добрался до его центра. Въехав на городскую площадь, он огляделся по сторонам.

– Боюсь, я не осведомлена о юристах, практикующих здесь, – сказала Клавдия. – Возможно, мы могли бы навести справки в гостинице или даже в управлении церковного округа.

Джем мгновение колебался.

– Я вспомнил имя человека, к которому обращался отец как к своему поверенному, и мне кажется, я помню, где находится его контора. Он был хорошим человеком, насколько я помню. Он не смог спасти отца от неизбежного разорения, но я не виню его за это. Вы не возражаете, если я попытаюсь отыскать его?

Клавдия охотно согласилась, и после нескольких неудачных попыток они нашли небольшой дом на Кэтринстрит, украшенный скромной вывеской: «Скаддер, Уиддикомб и Филипс, адвокатская контора».

– Вот, – произнес Джем довольно. – Уильям Скаддер – это тот, кто нам нужен.

Он посмотрел на кожаную папку, которую привез с собой. «В ней вся моя жизнь», – подумал он, затем пожал плечами при мысли о столь необычной для него фантазии… Все же, открыв дверь и пропустив Клавдию вперед, он отчетливо ощутил комок в горле и внутреннее волнение, ибо это было последним препятствием на его пути домой.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

В маленькой приемной Клавдию и Джема приветствовал некто, чей вид был суров и кто явно страдал нарушением пищеварения.

– Да? – надменно осведомился он. – Чем могу служить?

Беглый взгляд, брошенный им на поношенный костюм Джема и простое муслиновое платье Клавдии, явно убедил его в том, что они не того сорта люди, кого следует принимать с распростертыми объятиями у Скаддера, Уиддикомба и Филлипса.

– Мы хотели бы видеть Уильяма Скаддера, – учтиво сказал Джем, – если он здесь.

Некто шмыгнул носом.

– Он здесь, но, боюсь, он сейчас занят. Может быть, если вы оставите ваше имя… – Он не докончил фразу, очевидно, в надежде, что эта неприглядная пара поймет намек и просто исчезнет из его упорядоченного мира.

– Пожалуйста, – мягко, но настойчиво произнес Джем, – скажите ему, что лорд Гленрейвен желает его видеть.

Некто напрягся. Его туманный взгляд еще раз пробежал по ним, и он заметно вздрогнул от возмущения.

– Достопочтенный сэр, кем бы вы ни были, пожалуйста, не пытайтесь…

Клавдия как зачарованная наблюдала, как Джем снова преобразился. Он, казалось, стал выше и распространил вокруг себя атмосферу власти, что получилось у него так естественно, словно он всего лишь надел пальто.

– Вы передадите ему это сейчас.

Служащий открыл рот, как будто собираясь возразить, но, взглянув Джему в глаза, повернулся на каблуках и вышел из комнаты, возмущенно захлопнув за собой дверь.

Клавдия едва успела осознать все это, как дверь снова открылась и господин лет шестидесяти торопливо вышел в приемную. Он широким шагом подошел к Джему и пристально вгляделся в него, прежде чем пожать ему руку.

– Лорд Гленрейвен! Когда Уикерли сказал мне… Но, Господи, это и вправду вы! Пойдемте, пойдемте, мой мальчик! – Даже не взглянув на Клавдию, он взял Джема за руку и повел его в кабинет.

Это была небольшая комната, но кожаная мебель и горящие свечи, которые давали гораздо больше света, нежели единственное, притом грязное окошко, создавали атмосферу уюта. Словно в церкви здесь ощущался запах старой кожи и пергамента.

Не сводя глаз с лица Джема, мистер Скаддер указал ему на стул рядом со столом, заваленным бумагами. Только после этого он вопросительно взглянул на Клавдию.

– Мистер Скаддер, – поклонившись, сказал Джем, – позвольте мне представить вам миссис Эмануэль Кастерс, нынешнюю владелицу Рейвенкрофта.

Вздрогнув, после небольшого замешательства, мистер Скаддер поклонился и, взяв Клавдию под руку, провел к стулу, стоящему рядом со стулом Джема. Сам же он сел за стол и сделал глубокий вдох.

– Лорд Гленрейвен, – повторил он, широко улыбаясь, – вы заметно изменились с той поры, когда совсем молодым человеком приходили много лет назад с вашим отцом, но я вас сразу узнал. Вы пришли навестить меня или же я могу вам чем-нибудь служить?

Он снова с любопытством взглянул на Клавдию.

Джем откинулся на спинку стула и положил на стол кожаную папку.

– Да, мистер Скаддер, я нуждаюсь в ваших услугах, и я очень надеюсь, что вы сможете мне помочь.

В ответ на вопросительный взгляд адвоката Джем открыл папку и начал речь. Пока он говорил, мистер Скаддер буквально сползал на край стула и, по мере того как монолог продолжался, выражение его лица менялось от удивления до отвращения и ужаса.

Когда Джем закончил, адвокат бессильно рухнул в кресло и, вынув из кармана сюртука большой платок, вытер им лоб.

– Это просто… Никогда в жизни не слыхал ничего подобного! – выдохнул он. – Подумать только, сколько несчастья может принести один человек! Ваш отец… ваша бедная матушка! Ваши сестры… Господи, помилуй! А вы!.. Мой мальчик, я просто не знаю, что и сказать.

В комнате долго царило молчание, нарушаемое лишь тиканьем старых часов, которые стояли на пыльной каминной полке. Мистер Скаддер, казалось, полностью ушел в свои мысли и очнулся, вздрогнув, только когда Джем осторожно кашлянул.

– О, ах, да, я просто… – он резко выпрямился. – Вы говорите, что у вас есть доказательства всего, что вы мне рассказали?

Джем вынул из папки бумаги и аккуратно разложил их на столе, чтобы мистер Скаддер мог с ними ознакомиться. После еще одной затяжной паузы адвокат поднял голову.

– Все здесь, кажется, в порядке. Конечно, если бы возник спор по поводу… – он быстро взглянул на Клавдию. – Вы действительно согласны безоговорочно вернуть Рейвенкрофт его светлости?

Клавдия кивнула, и Джем заговорил:

– Среди вопросов, которые нам сегодня необходимо решить – это контракт между миссис Кастерс и мной относительно назначения ее управляющим конюшнями Рейвенкрофта.

– Что?! – На пухлом лице мистера Скаддера ясно читалось изумление. – Вы хотите назначить женщину… Но это неслыханно!

Он повернулся, обратив свой взор на Клавдию.

Джем улыбнулся:

– Тем не менее именно это я и собираюсь сделать. Миссис Кастерс сделала невероятно много, чтобы вернуть конюшням их былую репутацию, и я уверен, что не мог бы передать их в более опытные руки. – Он обернулся к Клавдии, которая, к своему неудовольствию, почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– Да, – голос мистера Скаддера выражал крайнее неодобрение, – я наслышан о ее деятельности. – Он снова воззрился на Клавдию поверх очков. – Я бы сказал, о весьма неподобающей деятельности, дорогая леди.

– Полагаю, вы правы, – сказала Клавдия и, уловив в ее голосе нотку покорного согласия, Джем пристально взглянул на нее. – Но, сэр, у меня на самом деле не было выбора. Возможно, вы также наслышаны о том, что, благодаря моему покойному мужу, Рейвенкрофт теперь на грани разорения.

Мистер Скаддер промолчал, но его взгляд, обращенный на нее, заметно смягчился. Он собрал документы, в беспорядке лежавшие на столе.

– Есть некоторые формальности, которые следует соблюсти при передаче вам титула, милорд. С вашего позволения, я займусь этим. Через несколько дней, опять же с вашего позволения, я привезу вам в Рейвенкрофт документы на подпись. Пока же, если желаете, я могу оформить договор о передаче прав, чтобы его подписала миссис Кастерс. – Он пристально посмотрел на нее из-под густых бровей. – Если вы действительно желаете этого.

Клавдия кивнула:

– У меня нет другого выхода, мистер Скаддер. Я смутно подозревала, что сделки Эмануэля с покойным лордом Гленрейвеном были нечистоплотны. После того как мои подозрения подтвердились, мне не остается ничего другого, как вернуть Рейвенкрофт его законному владельцу. Хотя мне это очень тяжело, – честно призналась она.

– Хорошо сказано, миссис Кастерс, – сказал мистер Скаддер, и суровое выражение на его лице сменилось явным одобрением.

Через несколько минут после переговоров с наказанным Уикерли появились новые документы, и Клавдии вручили перо и чернила. Сразу после этого мистер Скаддер заверил ее подпись росчерком пера и объявил сделку состоявшейся.

– Нужно будет предпринять еще кое-какие шаги. Я отправлю эти бумаги в контору для приобщения к делу, но с этого момента вы, лорд Гленрейвен, – владелец Рейвенкрофта.

Эти простые слова на некоторое время лишили Джема дара речи. Наблюдая за ним, Клавдия почувствовала желание дотронуться до его руки.

Как ни странно, но при виде глубоких чувств, которые отражались на его худом лице, ее собственная боль от потери любимого дома отступила.

Затем был рассмотрен контракт о найме Клавдии в Рейвенкрофт. Ее поразило необыкновенно щедрое жалованье, назначенное его светлостью, но все ее протесты были галантно отклонены. Пожав ему руку, она подписала документ.

После этого говорить уже было не о чем, и мистер Скаддер проводил посетителей до дверей с пожеланиями всего наилучшего, пообещав появиться с Рейвенкрофте в течение недели, дабы покончить с оставшимися формальностями.

– Интересно, – сказал Джем, когда они шли вниз по кривой улочке, ведущей к широкой площади, – существует ли еще «Пеликан»? Когда я сопровождал отца в город, мы всегда там обедали. Он находился… минутку… вон на той улице.

– Ох, – выдохнула Клавдия, – но это же самое дороге заведение в городе! Я обычно обедаю в «Белом барашке». Кроме того, если мы хотим вернуться в Рейвенкрофт до темноты, у нас не так уж много времени.

– Чепуха, – отмахнулся Джем, кладя руку Клавдии на сгиб своей. – Вы должны напоминать себе, что находитесь в обществе вельможи. Не стоит беспокоиться о таких пустяках, как стоимость обеда.

Клавдия с сомнением посмотрела на него, но в ее взгляде сомнения было гораздо меньше, чем во взгляде хозяина «Пеликана». Этот дородный человек смотрел на них с явным недоверием, провожая к столику в гостиной, и Клавдия удивилась, что он не захотел взглянуть на цвет их денег, прежде чем показать им цвет своей баранины.

Во время обильного обеда, состоящего из телячьих котлет, горошка и запеченного картофеля в сопровождении весьма достойного сухого вина, Джем развлекал Клавдию рассказами о своих приключениях в Лондоне. Она догадывалась, что он приукрасил львиную часть испытаний, которые ему довелось пережить, так как в его довольно занимательных историях звучали имена разных интересных личностей, которых он знал, или всевозможных высокопоставленных лиц и всяческих злодеев, которых он перехитрил.

Когда они собрались уходить, Джем, к счастью, оказался в состоянии не только заплатить за обед, но и добавить кое-что обслуживающей их девушке, которая приняла эту щедрость благодарно, но с большим удивлением.

Они разошлись у гостиницы по своим личным делам и встретились снова на площади, где Джем оставил их двуколку, когда солнце уже скрылось за горизонтом.

Некоторое время они ехали молча. Джем несколько раз бросал быстрые взгляды на Клавдию, которая, казалось, была погружена в свои мысли.

– Даю вам пенни, если вы скажете, о чем думаете, – наконец сказал он небрежно.

– Что? Ах, да, – она выдавила из себя нечто похожее на смешок. – Я думала… о будущем.

– Кажется, вас не очень радуют мысли о нем, – мягко сказал он.

Клавдия не ответила, пристально разглядывая кончики крепко сжатых пальцев, лежащих у нее на коленях.

– Оно не так уж и мрачно, ваше будущее. Я думаю, вы будете… Господи помилуй! – Голос его в страхе возвысился. – Не делайте этого!

Ибо Клавдия, к его ужасу и ничуть не меньше к своему, расплакалась. Начав, она уже не могла остановиться, и слезы ручьями полились у нее из глаз.

– Простите, – выдавила она, – я не… не знаю, что со мной. Я знаю, что поступила правильно, и вы были более чем щедры. Просто…

Джем остановил двуколку у обочины и повернулся к ней. После безуспешных попыток успокоить ее нежным похлопыванием, приговаривая «ну, будет, будет», он обнял ее и привлек к себе, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих. Он ничего не говорил – только крепко прижимал ее к себе и поглаживал ее волосы.

Рыдания прекратились, а еще через несколько минут она резко отстранилась. Глядя на Джема заплаканными глазами, Клавдия пыталась заговорить, но он нежно коснулся пальцами ее губ. Он достал из кармана чистый носовой платок и приложил его к ее щекам, на которых еще не высохли слезы.

– Ваша реакция вполне естественна, – мягко сказал он. – Вы поступили хорошо и смело, да и благородно, отдав дом, любимый вами, совершенно незнакомому вам человеку. Но… – Закончив вытирать ей глаза, он протянул платок Клавдии, которая прозаически высморкалась. – По своему опыту я знаю, что смелость, доброта и благородство забирают много сил, и вы не выдержали напряжения.

Клавдия улыбнулась сквозь слезы.

– Боюсь, вы п-правы, милорд. – Она опять всхлипнула. – Не знаю, что это на меня нашло, вообще-то я не такая плакса. Боюсь, я просто наконец осознала, что Рейвенкрофт мне больше не принадлежит и что я лишь из милости буду жить на его крошечном участке. Это очень угнетает, – закончила она. Последние ее слова были приглушены, так как она снова прижала платок к глазам, чтобы предотвратить еще одно слезоизвержение.

Джем отвел ее руки от лица и крепко сжал в своих.

«Его глаза, – неосознанно отметила она, глядя на него, – как утреннее небо, когда солнце едва-едва окрашивает облака».

– Послушайте меня, Клавдия. Несмотря на то что вы не будете жить в доме, как жили раньше, я хочу, чтобы вы по-прежнему считали Рейвенкрофт своим домом. Я хочу, чтобы вы ходили по дому, играли в салоне на рояле, когда захотите. Чтобы вы читали в библиотеке или любой другой комнате, где захотите. Я надеюсь, вы с тетушкой будете по-прежнему обедать со мной – только тогда я почувствую, что это действительно мой дом.

Клавдия не выдержала его пристально взгляда, и сердце ее, как это случалось всегда, когда она находилась рядом с ним, бешено заколотилось. Но она не сделала попытки высвободить руки.

– Благодарю вас, – прошептала она. – Я знаю, что глупо веду себя. – Она снова подняла глаза. – Благодарю вас за…

Он заставил ее замолчать самым верным способом, наклонившись вперед и слегка коснувшись губами ее губ. Она, потрясенная, замерла, но прежде чем она успела осознать, что произошло, он выпустил ее руки. Схватив вожжи, он ловко подхлестнул ими лошадь, и двуколка с грохотом покатилась.

По мере того как она набирала скорость, Джем ругал себя. Он был не менее Клавдии поражен своим поступком. Господи, что с ним? Он никогда не был особенно подвластен эмоциям – разумеется, он потратил много времени и усилий, чтобы научиться тщательно их контролировать. И все же этот поцелуй был так же непроизволен, как если бы он моргнул от слишком яркого света. Во всяком случае, уверял он себя, подобных провалов больше не будет. Отныне Клавдия его служащая. Очень ценная, но тем не менее служащая, обращаться с которой следует учтиво, но сохраняя дистанцию, как того требуют обстоятельства.

Он обернулся к ней, заметив, что глаза ее все еще были широко открыты от изумления.

– Вы не рассказали мне, – начал он так, словно ничего не произошло, – как получилось, что вы вышли замуж за Эмануэля Кастерса. Как я понимаю, вас заставили сделать это. Вы что-то говорили о карточном долге?

Мгновение она просто смотрела на него. Если бы не бешеное биение сердца и не нежный пожар, оставленный его губами, она подумала бы, что никакого поцелуя не было. «Мне следовало бы проявить больше неудовольствия. Следует дать понять его светлости, что я не из тех, с кем можно обращаться как с горничной», – думала она и приготовилась высказать вслух свои мысли.

– Да, – она с удивлением слушала слова, слетавшие с ее губ. – Мой отец, как и ваш, был неудержимым картежником. Мы жили в Ньюхеме, на другом конце Глостера, но двоюродный брат отца жил в Тетбери, что находится недалеко от Литл-Маршдин. Мы часто бывали у него, и именно там отец встретился с Эмануэлем. – Она содрогнулась. – Я до сих пор помню, как Эмануэль смотрел на меня. До этого я никогда не встречалась с абсолютным злом, но именно это я нашла в его взгляде. Его вторая жена умерла за несколько месяцев до того, и я знала, что ему безумно хочется найти замену. Он хотел детей, а также… – Она вздрогнула. – Отец скоро оказался у него в долгу, а поскольку я была в долгу у отца, очень скоро меня обручили с человеком, даже прикосновение которого заставляло меня содрогаться от отвращения. Я плакала, льстила, умоляла – все было бесполезно. Моя мать сочувствовала моему несчастью, но она была слабой женщиной. Моя сестра считала мое отвращение высшим проявлением глупости. Эмануэль был еще богаче Томаса – по крайней мере, мы так считали. Видите ли, таково представление моей сестры об удачном браке. Ей все равно, как обращается с ней Томас, пока она живет в красивом доме, пока ее обслуживают слуги, а ее хозяин выдает ей толику денег на развлечения.

На лице Джема, пристально смотревшего на Клавдию, появилось тревожное выражение.

– Во всяком случае, несмотря на все мое сопротивление, я очутилась перед алтарем и произнесла слова клятвы. – Она глубоко вздохнула. – Полагаю, самое лучшее, что можно сказать о последующих двух годах, это то, что они были крайне неприятны. Без конюшен, которыми я занималась, думаю, я бы сошла с ума.

– И все же, – осторожно заметил Джем, – судя по тому, что говорит Джона, вы лучше ладили с вашим покойным мужем, чем его предыдущие жены.

К его удивлению, Клавдия издала хрипловатый смешок.

– Да, все хорошее началось с плохого. Однажды он избил меня. Я… я думала, что умру. После того как он ушел, я несколько часов пролежала на полу, и когда я, наконец, поднялась, то твердо решила, что подобное больше никогда не повторится. Я разработала целый план и утром пришла к нему в кабинет, чтобы сразиться с ним. О, Джем, ничего более трудного никогда не было в моей жизни!

Сердце Джема подпрыгнуло от необъяснимой радости, когда он услышал свое имя из ее уст, пусть даже она произнесла его бессознательно.

– Я открыла дверь, – продолжала она, – и вошла так, словно это я была хозяйкой, а не он. Я встала перед его столом и сказала: «Эмануэль Кастерс, я пришла потребовать от вас извинении и заявить вам, что то, что произошло вчера ночью, никогда не должно повториться, если вы дорожите своей жизнью». Несколько мгновений он тупо смотрел на меня, а потом налетел, как ураган. Но я устояла и только подняла руку с выражением полной – и абсолютно наигранной – уверенности на лице. Он остановился, словно в смятении, и я заговорила. Я сказала ему, что от бабушки по матери я унаследовала некие способности. Люди, перебегавшие бабушке дорогу, очень скоро сожалели об этом, сказала я. И привела несколько примеров. Управляющий, который обокрал ее, вскоре был найден мертвым, а причина его смерти так и осталась неизвестной. Сосед, который всего лишь слегка обидел ее, был поражен какой-то страшной болезнью.

Как большинство деспотов Эмануэль был трусом, и притом суеверным. Еще какое-то время он угрожал мне, но я видела, что ему не по себе. Затем я окончательно добила его. Самым торжественным голосом, какой только могла изобразить, я заявила, что наглядно продемонстрирую ему это. Театральным жестом я указала на большое растение, стоящее на окне в его кабинете. Пробормотав какое-то заклинание, я ткнула в него двумя пальцами и затем объявила ему, что через три дня его цветок умрет. Он презрительно засмеялся и заявил, что кто угодно может убить растение. Тогда я сказала ему, что он может охранять цветок в течение указанного времени, дабы убедиться, что я не притрагивалась к нему. И он так и сделал! Запер в своей гардеробной! Однако растение почти сразу же начало вянуть и через три дня окончательно засохло. После этого Эмануэль обходил меня стороной. Время от времени он начинал кричать на меня, но достаточно было мне указать на него пальцем, чтобы, если можно так выразиться, выбить его из колеи.

– Но… – начал Джем.

– Как я убила цветок? Ночью, после избиения, когда я уже смогла двигаться, я прокралась в кабинет и вылила в горшок столько соленой воды, что, думаю, ее хватило бы на целое дерево. И когда утром я устроила сцену, несчастное растение уже было почти готово расцвести в раю.

Джем расхохотался, а Клавдия, сложив руки на коленях, скромно взглянула на него.

– А я-то думал, что это я невиданный жулик! – Дыхание его прерывалось. – Вы просто прелесть, моя дорогая, и я постараюсь принять все меры предосторожности, чтобы ненароком не обидеть вас.

Он так увлекся, что на какое-то время забыл о лошадях. Его случайный шлепок вожжами по крупу лошади сбил животное с толку, в результате чего лошадь убыстрила шаг в самый неподходящий момент. Одно колесо двуколки, попав в выбоину, отвалилось и упало в придорожную канаву. Экипаж резко остановился, угрожающе накренившись.

Джем соскользнул с сиденья, и в следующий миг прелестная вдова оказалась в его объятиях. Он заглянул в ее глаза цвета карамели и потерял голову. Забыв, что их могут увидеть случайные прохожие, он припал к ее губам.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Когда руки Джема сомкнулись вокруг нее, Клавдия знала, что ей следовало бы отстраниться. Соприкосновение было неизбежно – коляска так резко накренилась, что она неминуемо упала бы на землю. Но двуколка уже не двигалась, лошадь успокоилась, а Клавдия так и осталась в прежнем положении, глядя в серые глаза, обезоруживающие ее своей близостью.

Конечно, ей надо было бы сразу же освободиться, но она осознавала только бесконечное блаженство этих объятий и, чувствуя, как сердце выпрыгивает из груди, потянулась губами ему навстречу.

Объятие стало крепче, и Клавдия прижалась к нему, словно хотела впитать самое его существо. Она никогда не подозревала, сколько удовольствия может доставить поцелуй, как он может полностью насыщать и в то же время заставлять желать еще и еще. Руки Джема скользили по ее телу, гладя волосы, спину так, что сладкая дрожь пробегала вдоль позвоночника. Когда его губы на миг отоврались от нее, она словно лишилась самого главного и дорогого, но тут же задохнулась от наслаждения, когда он стал покрывать нежными, быстрыми поцелуями ее виски и щеки. Теперь она уже сама крепко обняла его и прижала к себе, руки ее переплелись вокруг его шеи, лаская темный шелк его волос.

Губы их опять встретились, и Клавдия почувствовала, как еще глубже проваливается в удивительное ощущение его близости. Где-то в глубине души она сознавала, что это безумие, но только лишь когда раздался лязг упряжки и стук копыт, оповещающий о приближающемся экипаже, она наконец высвободилась из его объятий.

Джем тоже резко отстранился, и мгновение они, ошеломленные, в замешательстве смотрели друг на друга, с трудом переводя дыхание.

– Я… – начал он и протянул ей руку. Затем, бросив взгляд на экипаж, медленно приближающийся к ним, тряхнул головой и спрыгнул с двуколки.

Через некоторое время он выправил коляску и вывел лошадь на дорогу. Джем снова взобрался на козлы и повернулся к Клавдии. Глаза ее все еще были широко раскрыты, взгляд блуждал.

– Похоже, я снова должен извиниться. – Голос его дрожал. – Обычно я не столь подвержен женским чарам. Мне нечем оправдать себя за то, что произошло, кроме, может быть, не совсем обычных обстоятельств.

– Ваши извинения приняты, милорд. – Клавдия обнаружила, что ей очень трудно справиться с собственным голосом. – Мы оба сегодня много пережили. Тем не менее, подобное не должно повториться. А теперь, – продолжила она, призывая на помощь все свое самообладание, – нам, пожалуй, лучше продолжить наш путь.

Джем какое-то время не отводил от нее взгляда, прежде чем ответить:

– Да, это больше не повторится. – Он натянул поводья, и коляска быстро покатилась вперед.

Когда они добрались до Рейвенкрофта, было уже почти одиннадцать часов, но было еще достаточно светло, и они без труда проехали в каменные ворота. Последнюю часть пути они беседовали как бы ни о чем, перескакивая с одного на другое. Клавдия была в полном изнеможении от тех усилий, которые ей приходилось прилагать для ее поддержания.

Лукас подбежал к коляске, как только они подъехали к каретному двору, и помог Клавдии сойти.

– Благодарю вас, Дженуари, – отчетливо произнесла она. – Сейчас я отправлюсь к себе, но увижу вас завтра утром, и мы обсудим наши планы на завтра.

Джем поклонился и, захватив свертки с покупками, которые сделала Клавдия, проследовал за ней в дом на почтительном расстоянии, пообещав Лукасу немедленно вернуться и помочь поставить лошадь в конюшню.

Добравшись до комнаты, Клавдия, не раздеваясь, бессильно упала на кровать и лежала так, глядя в потолок. Господи, что с ней? Почему она буквально тает от прикосновения этого злосчастного человека? Ради Бога, она же не влюбленная школьница, а опытная женщина! Ну, может быть, не такая уж и опытная, но по крайней мере не сама невинность и наивность. Она очень хорошо знала, чего хотят мужчины от женщин, и отнюдь не собиралась потакать низменным инстинктам милорда. Так же как и своим. Если лорд Гленрейвен думает, что приобрел одновременно и любовницу, и управляющего конюшнями, то он сильно ошибается.

Клавдия молилась, чтобы он задумался о своем браке, ибо, когда он введет в Рейвенкрофт жену, его интересы, вне всякого сомнения, не будут выходить за пределы брачного ложа. Когда его жена будет удовлетворять его запросы и подарит ему наследника, он не станет украдкой срывать поцелуйчики у своей «конюшенной любовницы». Эти размышления не принесли ей облегчения, на которое она рассчитывала, и, несколько раздраженная, она встала с кровати и начала раздеваться. Надев ночную сорочку, она уже было совсем забралась под одеяло, как ее остановил какой-то странный звук, доносившийся снаружи. В следующую секунду дверь отворилась и, подняв свечу, Клавдия, к своему изумлению, увидела Флетчера Ботсфорда, входящего в комнату.

– Мистер Ботсфорд! – воскликнула она. – Что это значит?! – И со стуком поставила свечу.

– О… – явно испуганный, сказал Флетчер, – я думал, вы спите, то есть… я… – Он двинулся к ней, и Клавдия схватила первое, что попалось под руку. Это оказалась щетка для волос. Угрожающе размахивая ею, она отбросила одеяло, спрыгнула с кровати и направилась к непрошеному гостю.

– Флетчер Ботсфорд, – прорычала она, – не знаю, что, по вашему мнению, вы здесь делаете, но следующий звук, который я хочу услышать, это стук двери, которую вам лучше закрыть с обратной стороны.

Флетчер конвульсивно сглотнул, но продолжал идти вперед.

– Сейчас, сейчас, моя дорогая, я же просто хочу поговорить с вами. Вы не представляете, как трудно застать вас одну.

– Нет, представляю, Флетчер, потому что я сделала все, что было в моих силах, чтобы не находиться в вашем обществе, тем более наедине.

Клавдия так распалилась, что злополучному Ботсфорду показалось, что в глазах ее блеск расплавленного металла. Она вновь замахнулась щеткой, он дрогнул, но все же продолжал наступать.

Ботсфорд остановился перед ней и, похоже, не знал, что делать дальше. Он попытался положить руку ей на плечо.

– Ох! – вскрикнул он, так как Клавдия сильно стукнула его щеткой по пальцам. – Дорогая…

– Я вам не «дорогая», мистер Ботсфорд, и если вы сейчас же не уберетесь отсюда, я…

В дверь постучали. Флетчер медленно повернулся, лицо его выражало злорадство, которое тут же исчезло, как только он узрел стоящую в дверном проеме угловатую фигуру мисс Августы Мелкшам. Клавдия с облегчением перевела дух.

– Тетя Гусси! Как я рада, что вы здесь! Не поможете ли вы мне освободить комнату от присутствия в ней милорда Флетчера?

– Разумеется, дитя мое, – строго произнесла пожилая леди. – Я услыхала, как кто-то крадется мимо моей комнаты, и встала посмотреть. И что же это вы задумали, мистер Флетчер?

– Задумал? – Флетчер вытаращил глаза. – Да что вы, что вы, ничего. Я просто… э…

– Боже мой! – пророкотал чей-то голос, и, резко обернувшись, Клавдия увидела облаченного в шелковый турецкий халат Томаса, маячившего в дверях. – Что здесь происходит? – Тон Томаса выражал такое изумление и неодобрение, что Клавдия сразу поняла, что его появление на сцене было отнюдь не случайным. Ее подозрения получили подтверждение, когда через несколько секунд в комнату приковыляла Роза.

– Меня разбудил этот шум и… О мой Бог! – Глаза ее расширились, изображая крайнюю степень удивления. – Мистер Ботсфорд! А вы что тут делаете?

В этот момент тетя Августа, которая до того была наполовину скрыта пологом кровати, обнаружила свое присутствие, и Клавдия чуть не расхохоталась при виде выражения огорчения, отразившегося на лицах Томаса и его жены.

– Похоже, мистер Ботсфорд ошибся дверью, – спокойно сказала Клавдия. – К счастью, тетя Августа услышала, как он проходил по коридору, и пришла проверить. Она вошла практически следом за ним.

– О! – почти в унисон протянули Томас и Роза. – Тем не менее, – продолжал Томас, проталкиваясь в комнату, – присутствие Ботсфорда в вашей комнате среди ночи сильно вас компрометирует. Полагаю, вам следует еще раз обдумать ваш отказ от его предложения, молодая леди.

– Чепуха, – отрезала Клавдия. – Я же вам сказала, что тетя…

– Но, – оборвал он ее многозначительным тоном, – Ботсфорд уже находился здесь… э… неопределенное время.

– Господи, Томас!.. – Клавдия почувствовала прилив раздражения. – Но ведь никто, кроме вас, Розы и тети Августы не знает о «ложном шаге» Флетчера.

Томас понимающе улыбнулся:

– Будьте уверены, дорогая, что к утру новость облетит весь двор. Простолюдины, знаете ли, умеют вынюхивать малейшие признаки скандала. Кстати, о скандале. В котором часу вы вернулись домой? Насколько мне известно, вы сегодня ездили в Глостер в сопровождении только дворецкого. Я поражен, Клавдия, вашим неблагоразумием – столько пищи для скандала!

– Скандала! Мое неблаго… Томас, в самом деле!.. – возмутилась Клавдия.

– И вообще, – продолжал ее зять как ни в чем не бывало, – я считаю, вам следует завтра же позаботиться об оглашении помолвки.

Роза, которая непрерывно хихикала на протяжении всего диалога, услышав эти слова, задохнулась от изумления, и Клавдию снова охватила вспышка гнева, которую она быстро подавила.

Мисс Мелкшам фыркнула и открыла рот, собираясь что-то возразить, но Клавдия опередила ее. Сузив глаза, она вплотную приблизилась к Томасу. Глаза ее сверкали от гнева, и в голосе, когда она заговорила, звенели металлические нотки:

– Томас, если бы вы и все до единого слуги в этом доме, и даже сам викарий пришли сюда и застали меня и Флетчера Ботсфорда голыми в постели, мне по-прежнему и в голову бы не пришло выйти за него замуж. Я понятно выражаюсь? Далее. Я полагаю, что и вы, и Роза, и ваши невоспитанные дети, и мистер Ботсфорд слишком загостились здесь. Я отдам распоряжение слугам, чтобы к утру все было готово для вашего отъезда.

Ее заявление было встречено злорадным смешком тети Августы и коротким писком Розы. Флетчер Ботсфорд, который до этого не произнес ни слова, слабо выдавил:

– Но, послушайте…

Томас молчал. Когда он наконец заговорил, голос его был мягок и нежен:

– Вы не в себе, сестрица. Мы оставим вас сейчас и обсудим это завтра, когда вы придете в себя. Что касается вашего необдуманного высказывания относительно нашего отъезда, я понимаю, что это лишь результат вашего нервного срыва. Да я бы и не смог оставить вас в нынешнем состоянии эмоциональной неустойчивости. Вы ближайшая родственница моей жены, и потому мой долг – следить за вашим состоянием.

Клавдия в ужасе смотрела на него, в ней закипала ярость.

– Как вы смеете… – начала она, но ее прервала мисс Мелкшам, которая подошла к ней и коснулась ее руки.

– Не обращай внимания, Клавдия, – сказала она, многозначительно глядя на племянницу. – Мы разберемся с этим утром. А сейчас тебе лучше немного отдохнуть. Завтра у нас будет трудный день.

Клавдия была в таком состоянии, что ей потребовалась целая минута, чтобы осознать слова тети. Конечно же! Завтра Джем объявит о том, что он тут хозяин, и она посмотрит, в какое бешенство придет Томас. Она тяжело вздохнула и разжала кулаки, которые сжимала с того момента, как Томас вошел в комнату. Она заставила себя дышать медленнее и, повернувшись к зятю, произнесла ледяным тоном:

– Да, завтра мы с этим разберемся, а сейчас вы оставите мою комнату – оба. – Она стрельнула взглядом в Розу, которая опустила глаза. – И заберете с собой вашу марионетку! – закончила она, переведя взгляд на Флетчера Ботсфорда.

Томас открыл рот, словно собираясь что-то сказать, но, определенно решив, что он вышел победителем из этой схватки, ограничился самодовольной улыбкой. Он вытолкал Розу и Ботсфорда из комнаты и с удовлетворением закрыл за собой дверь.

Клавдия опустилась на кровать, а мисс Мелкшам присела рядом. Она положила свою руку на руку молодой женщины.

– О, моя дорогая! Я никогда не думала, что возвращение лорда Гленрейвена в этот дом мне будет очень приятно, но должна признаться, что с нетерпением ожидаю его завтрашнего столкновения с Томасом.

Клавдия слабо улыбнулась:

– Я тоже, тетя. Я тоже.

– Прежде всего я займусь покоями хозяина. Я уверена, его светлость не замедлит переселиться из комнаты дворецкого. О, дорогая, – внезапно осенило ее, – какой ужас! Дженуари был таким образцовым дворецким, а теперь нам придется искать другого!

Клавдия вздохнула и расхохоталась. Мгновением позже к ней присоединилась мисс Мелкшам – так они и сидели, обнявшись, сотрясаемые смехом, в котором нашло выход их напряжение. Немного позже, придя в себя, тетя Августа пожелала спокойной ночи племяннице и удалилась, мягко шелестя юбками.

Наконец-то Клавдия лежала в благословенно тихой спальне, снова разглядывая потолок. Да, завтрашний день будет решающим в их жизни. Интересно, спит ли уже лорд Гленрейвен в своих неприглядных покоях? Думает ли он о переменах, которые скоро обрушатся на него?


Тремя этажами ниже Джем лежал, вглядываясь в темноту. Это, вероятно, его последняя ночь в старой комнате Моргана, ибо завтра для него начнется новая жизнь. Прежний уличный мальчишка, известный как Джем Дженуари, умрет безвестной смертью, а Джереми Стендиш, лорд Гленрейвен, возродится как хозяин Рейвенкрофта.

Какое место будет занимать в его жизни Клавдия? Этот вопрос с момента того волшебного поцелуя он задавал себе уже, наверное, с сотый раз. Он кисло улыбнулся. Джем уже знал ответ на этот вопрос, и ему нужно всего лишь как следует утвердиться в своем решении. Он не должен допустить, чтобы подобное когда-либо повторилось. «Примирись с этим, Джемми, парень, – говорил он себе. – В будущем она должна быть всего лишь ценным служащим». Теперь он жалел, что предоставил ей право управлять домом.

Он очень надеялся, что она не вообразит, будто тогда, в двуколке, за его минутной слабостью стояло нечто серьезное. В любом случае, у него не было желания развивать их отношения. Женщина только усложнит его жизнь, которая и так уже была предельно сложна, и все это закончится тем, что один из них или оба будут страдать. Отныне он должен приложить все усилия, чтобы он и Клавдия Кастерс остались друзьями, сохраняя при этом дистанцию.

Джем наконец заснул, и ему снились смеющиеся карамелевые глаза и шелковистые золотые волосы, скользящие под его пальцами. Во сне он глубоко вздохнул, вспоминая нежные губы, прижавшиеся к его губам, такие теплые и сладкие, каких он не знал никогда прежде.


– Да не может такого быть, парень, то есть, милорд! – Джона уставился на Джема, держа в руках щетку для чистки лошадей. Он чистил Трасти, но, услышав от молодого человека столь поразительные слова, выбрался из стойла на свет Божий. – Она отдала вам Рейвенкрофт? Без борьбы?

Джем кивнул, подтверждая, и Джона потер колючую щеку обратной стороной щетки.

– Что-то это не больно на нее похоже.

– Я говорил тебе, что у нее не хватит духу бороться в суде. Хотя не могу сказать, что она так уж легко сдалась. Ты по-прежнему будешь подчиняться миссис Кастерс, Джона, поскольку я назначил ее управляющей конюшнями.

Щетка выпала из обессилевших пальцев Джоны.

– Да вы что! Чтоб женщина лезла в такие дела?!

– Она занимается этим уже два года, – спокойно ответил Джем.

– Да, но тогда они были ее. А теперь все по-другому.

– Да, по-другому. И теперь ей нужна будет твоя помощь больше, чем когда-либо, потому что она глубоко переживает потерю. Я хочу, чтобы она знала, что это по-прежнему ее дом и что я доверил ей полную власть над конюшнями.

– И что, так оно и есть? – Голос Джоны задрожал от изумления.

– Единственное, что я предложил бы ей изменить, – это нанять еще людей. И вообще, можешь составить список молодых парней из местных, кто мог бы тут работать. Так как я, – с усмешкой сказал Джем, – слагаю с себя полномочия. В самом деле, что подумают посетители, если их будут отправлять в конюшню, где хозяин поместья чистит стойла.

Мелкие морщинки покрыли лицо беззвучно рассмеявшегося Джоны, и Джем вышел, небрежно махнув рукой.

Вернувшись в дом, он встретил взволнованную горничную, которая, задыхаясь, сообщила, что его требуют наверх, прямо «счас и немедля». Гадая, что могло случиться, он поспешил вверх по широкой главной лестнице, слыша шум перебранки, доносившейся со стороны хозяйских покоев.

Завернув за угол, он широким шагом приблизился к группе, собравшейся в коридоре. В центре стояла Клавдия, и в ее волосах отражался свет единственной свечи, все еще мерцавшей в настенном подсвечнике. Рядом с ней костлявым оплотом стояла мисс Мелкшам, а вокруг них толпились Томас, Роза и испуганный Флетчер Ботсфорд.

– Единственное, чего я требую, – воинственно и нараспев говорил Томас, – это простого объяснения. Сегодня утром я проснулся и позвонил, чтобы мне принесли чаю, но никто не ответил. Я велел Крамшоу позвонить, чтобы принесли горячую воду, но никто и не собирался нести ее. Теперь вы и большинство прислуги суетитесь вокруг комнат, которыми уже Бог знает сколько лет никто не пользовался, и я хочу знать, что все это означает? – Томас раздраженно притопывал ногой, возможно злясь оттого, что Клавдия не дрогнула перед его гневом, а спокойно улыбалась ему.

– Дорогой мой Томас, – начала она, – я же сказала, что объясню… – Тут она осеклась, увидев Джема. – Ми… то есть, Джа… э-э… – В конце концов она просто протянула ему руку.

– Ну, что еще?! – воскликнул Томас, а Джем прошел вперед и слегка сжал кончики ее пальцев. – Что здесь делает ваш дворецкий? – Взгляд его подозрительно перелетел с Клавдии на Джема, одетого в темное платье слуги. Глаза Томаса расширились от ужасающего подозрения. – Клавдия! – слова тяжеловесно падали с его крепко сжатых губ. – Я всерьез начинаю подозревать, что здесь что-то происходит. У вас что, в самом деле tendre amour с вашим дворецким?

Джем повернулся и мило улыбнулся Томасу.

– Конечно, нет. Даже если бы это и было так, вас это не касается.

Какое-то мгновение Клавдия думала, что Томаса хватит апоплексический удар. Цвет его лица, с интересом отметила она, в точности совпадал с цветом пурпурной шали, аккуратно разложенной на плечах тети Августы.

Роза взволнованно пискнула и ухватилась за сюртук Томаса, пока Флетчер на заднем плане обеспечивал аккомпанемент из вялых «послушайте» и «клянусь вам».

– Какая наглость! – загремел Томас, как только к нему вернулся дар речи. – Милейший, можете считать себя уволенным с этой минуты – и без всяких рекомендаций. И считайте, что вам повезло, что я не спустил вас с лестницы.

Джем выступил было вперед, но Клавдия остановила его.

– Томас, этого достаточно, – холодно сказала она. – Вы полагаете, что обладаете здесь некоей властью. Но вы сильно ошибаетесь, причем сейчас больше, чем когда-либо. – Она взглянула на Джема, вопросительно подняв брови. Он кивнул, и она снова повернулась к своему зятю. – Боюсь, вы слегка недооцениваете ситуацию. Позвольте мне представить вам Джереми Стендиша, лорда Гленрейвена – теперешнего хозяина Рейвенкрофта, – объявила Клавдия.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

За этим заявлением последовало гробовое молчание. Некоторое время Томас тупо смотрел на нее, Роза замерла с открытым ртом. Тетя Августа, мрачно улыбаясь, сложила руки.

– Ч-что? – наконец спросил Томас, осмелившись взглянуть на Джема, словно тот был существом из потустороннего мира.

Джем озарил его улыбкой и протянул руку. Томас просто уставился на нее. Внезапно он пришел в себя и повернулся к Клавдии:

– Что вы только что сказали?

– Я сказала, что этот джентльмен – лорд Гленрейвен и он вернулся домой, чтобы поселиться здесь насовсем.

– Но… но это чепуха! – Томас так раздулся, что возможность чудовищного взрыва казалась весьма реальной. – Эмануэль Кастерс был владельцем Рейвенкрофта, и он оставил его вам! Вы его владелица!

– Ах, а я уж думала, вы об этом забыли, Томас. Вы, безусловно, правы, но недавно я узнала, что Эмануэль приобрел поместье э… в высшей степени незаконным путем. Лорд Гленрейвен – законный владелец, поэтому я передаю ему поместье.

– Вы шутите! Вы хотите сказать, что отдали наш… ваш дом этому… этому… – Он яростно махнул рукой в сторону Джема. – Этому наглому выскочке только потому, что он сказал вам, будто дом по праву принадлежит ему? – И если до этого Томас был красным, то теперь он столь же сильно побледнел.

Его жена, казалось, была не в состоянии понять, что происходит, и в замешательстве переводила взгляд с одного участника баталии на другого. Флетчер Ботсфорд по-прежнему пребывал в потрясенном состоянии и безмолвствовал.

– Я предлагаю, – мягко сказал Джем, – перейти в Изумрудную гостиную. У нас, кажется, появились слушатели.

И в самом деле, каждая горничная и каждый лакей, все до единого, действительно нашли какое-то срочное дело, которое требовало ее или его незамедлительного присутствия в верхнем холле, и группа, собравшаяся там, оказалась под пристальным наблюдением нескольких пар любопытных глаз. Томас неоднократно открывал и закрывал рот, прилагая усилия, чтобы воздержаться от комментариев, и медленно направился к лестнице.

Тем не менее через некоторое время, когда все участники собрались в Изумрудной гостиной, ему не составило большого труда заговорить вновь:

– Я, должно быть, ослышался, Клавдия. Даже вы не сделали бы такой глупости, как…

Клавдия подняла руку:

– Я повторяю еще раз, Томас. Лорд Гленрейвен представил доказательство того, о чем я давно догадывалась, а именно, что Эмануэль, в сущности, украл Рейвенкрофт. Он обманул отца его светлости, а затем убил его. Убедившись в этом, я не могла не вернуть ему Рейвенкрофт.

– В жизни не слыхал подобной чепухи! – прорычал зять Клавдии. – Конечно же, что вы еще можете сделать, как не передать ему поместье. – Он резко обернулся к Джему. – Я понял, в чем дело. Вы просто хитрый негодяй, пробравшийся сюда под личиной дворецкого и обманувший наивную, легковерную женщину. Что ж, это у вас не пройдет, мерзавец, вор! Сейчас вы имеете дело не с беспомощной вдовой. Нет уж. Теперь вам придется иметь дело с Томасом Реддингером, и если вы хоть на одну секунду воображаете, что я позволю выставить это бедное дитя из ее дома…

Клавдия опять перебила его:

– Томас, ради Бога… Хватит говорить об этом. Вчера я сопровождала лорд Гленрейвена в Глостер, и мы подписали все бумаги. Дело сделано. Рейвенкрофт его.

Томас вновь лишился дара речи. Роза, до которой, по-видимому, дошло, что происходит, тихо застонала.

– Вы подписали бумаги? – не веря своим ушам, выдохнул Томас.

– Да, старина, она подписала, – вступил в разговор Джем. – Ее подпись заверил Уильям Скаддер из адвокатской конторы Скаддера, Уиддикомба и Филлипса, и теперь он заканчивает с оставшимися формальностями, которые завершат сделку.

Глаза Томаса расширились при упоминании имени одного из самых уважаемых в графстве адвокатов, и он вытер рукой рот.

Роза рухнула в зеленое полосатое кресло, прижав к груди дрожащую руку.

– Мне дурно, – пролепетала она. Никто даже не взглянул на нее.

– Понятно. – Было видно, что Томасу ничего не понятно, но его это не смутило. – Тем не менее… старина… я не собираюсь признавать какие-то там доказательства, которые вам удалось состряпать. – Его маленькие глазки горели от гнева.

– Признаете вы это или нет, – очень вежливым тоном произнес Джем, – мне это абсолютно безразлично. И, если не ошибаюсь, миссис Кастерс тоже.

Клавдия с готовностью кивнула в знак согласия. Томас перенес на нее свое внимание.

– Я все еще не могу поверить во все это. Я не в силах понять, как вы позволили этому человеку, этому ловкачу так обдурить вас? Посмотрите на него! Лорд Гленрейвен, в самом деле!

– В самом деле, – промурлыкала Клавдия. – Мистер Скаддер без труда узнал его.

Глаза Томаса вновь расширились, и на этот раз он посмотрел на Джема с выражением, которое невозможно было определить.

– Как угодно, – выпалил он, – но у этого человека нет прав на Рейвенкрофт. Я требую, чтобы мне показали бумаги, которые он представил в доказательство.

Джем легко поднялся с кушетки и подошел к Томасу.

– Реддингер, – мягко сказал он, – это уже просто скучно. Что вы думаете, признаете или требуете, не имеет никакого значения. Как сказала миссис Кастерс, Рейвенкрофт – мой.

Томас тоже поднялся и уставился в серые глаза Джема, которые встретили его взгляд абсолютно безразлично и даже с несколько угрожающей холодностью. Он отступил на шаг. Томас снова попытался прибегнуть к своей агрессивной, самоуверенной манере, но голос его стал визгливым и неуверенным.

– Мы еще посмотрим! – истерично взвизгнул он. – Я тоже могу собрать вокруг себя адвокатов, знаете ли.

– Что ж, давайте, – устало бросил Джем. – Только, пожалуйста, делайте это где-нибудь в другом месте. Вы что-то загостились здесь, Реддингер, с тех пор как, если я не ошибаюсь, ступили сюда ногой. Будьте добры, заберите вашу обморочную жену, вашего глупого друга и ваших отвратительных детей и покиньте мои владения как можно быстрее.

Шея Томаса надулась, как у кобры, готовящейся к нападению.

– Что?! Нет, послушайте, вы же не можете…

– И как можно быстрее, Реддингер, – повторил Джем. Он не повысил голоса, но Томас, подавшись вперед со сжатыми кулаками, внезапно остановился и отступил назад.

– А если я откажусь? – оскалился он.

– Думаю, это было бы неразумно. – В голосе Джема слышалась лишь дружеская забота, но что-то в его тоне заставило Томаса заколебаться.

Резко обернувшись, он рявкнул жене:

– Пойдем, Роза!

Мистеру Ботсфорду он ничего не сказал, но этот джентльмен предусмотрительно решил последовать за ним по направлению к двери.

Уже выходя из комнаты, Томас обернулся еще раз и, указывая пальцем на Клавдию, произнес:

– И не воображайте, что поедете с нами, моя девочка. Вы свили себе гнездышко… – Его лицо исказила отвратительная двусмысленная ухмылка. – И можете сами в нем лежать.

– Но, Томас! – Протестующе воскликнула Роза. – Она же моя сестра! Мы не можем бросить ее умирать в канаве!

– Ничего страшного, Роза, – вмешалась Клавдия и вкратце описала договоренность, к которой пришли они с Джемом.

Роза слабо вскрикнула:

– Не может быть! Ты же не можешь оставаться здесь, в доме этого человека. По крайней мере, как он это утверждает… – Она неловко оборвала фразу.

Томас грубо схватил ее за руку.

– Пусть она делает все, что ей взбредет в голову, – отрезал он. – Я умываю руки.

Он пулей вылетел из комнаты, за ним по пятам следовала всхлипывающая Роза, процессию замыкал Флетчер.

– Так тому и быть, – сказала Клавдия, опускаясь в кресло. Она посмотрела на Джема. – Полагаю, мы относительно неплохо справились с этим, как вы думаете?

– М-м… думаю, да. Хотя я сильно сомневаюсь, что мы окончательно избавились от…

Его оборвал дикий крик, донесшийся из холла. Джем выбежал из комнаты, вслед за ним Клавдия и мисс Мелкшам. В коридоре они обнаружили пронзительно визжавшую Розу. Перед ней стояла Нанни Гремпл, нервно теребя фартук.

– О, мэм! Это правда! Молодой хозяин убился!

При этих словах Роза со стоном повалилась на пол. Флетчер опустился на колени рядом с ней, а Томас схватил Нанни Гремпл за руку, встряхнув ее так, что очки чуть было не соскользнули с ее носа.

– Что ты несешь! – заорал он. – Прекрати это адское хныканье и расскажи, что случилось!

– Дети были в детской, – пролепетала нянька, взмахнув передником. – Они вроде бы делали уроки. Я на секунду отвернулась, пошла в соседнюю комнату за… за штопкой, когда вдруг раздался страшный грохот. – На нее снова напал приступ рыданий, очень сильно напоминающий рев осла. – Я увидела, что маленький него… что мой ненаглядный пытается влезть на стену.

– Куда пытается влезть?! – воскликнули хором Томас и Роза. Роза уже очнулась и, сидя на полу, как зачарованная с ужасом слушала рассказ Нанни Гремпл.

– Да, мэм. Он поспорил с мисс Горацией, что обойдет комнату не касаясь пола, и начал влезать на один из книжных шкафов и уже долез до окна. Он шел по карнизу, когда тот сломался.

Роза снова застонала.

– Ну и где он сейчас? – спросил Томас, голос которого все еще был похож на лай взбесившегося мастифа.

– Я оставила его с Кеттеринг, горничной, – провыла нянька. – Он вопит так, что скоро потолок рухнет.

– Я подумал, ты сказала, что он… Неважно, – сердито закончил Томас, проталкиваясь мимо Розы и няньки, которые вместе с Флетчером Ботсфордом в некотором смятении двигались в том же направлении. Клавдия, Джем и мисс Мелкшам, обменявшись пристальными взглядами, поспешили вслед за группой.

Звуки, свидетельствующие о несчастье, постигшем мастера Джорджа, можно было услышать еще до того, как все они достигли детской. Какофония усугублялась прерывистыми всхлипываниями Кеттеринг и дикими воплями Горации. Но сразу можно было понять, что мастер Джордж находится весьма далеко от порога смерти: с пунцовым лицом он отчаянно визжал и держался за свою ногу, вывернутую под неестественным углом.

Джем сразу же позвал лакея, привлеченного суматохой, и велел ему сходить за доктором. Клавдия же, резко приказав горничной и Нанни Гремпл прекратить стенания, опустилась на колени рядом с мальчиком. Томас, впервые растерявшись, стоял рядом, безуспешно пытаясь успокоить жену.

Клавдия обняла перепуганного ребенка.

– Джордж, я хочу тебе кое-что сказать, – прошептала она, и мальчик тут же прекратил свои бурные рыдания, с интересом повернувшись к ней. – Я знаю, твоя нога ужасно болит, – ласково продолжала она, – и я просто хочу сказать тебе, что не представляю, как ты можешь быть таким сильным. Ты немножко поплакал, а теперь, я вижу, готов остановиться. Не помню, видела ли я когда-нибудь еще такого храброго молодого человека.

Ко всеобщему удивлению, Джордж моментально закрыл рот и, скрипя зубами, заверил ее, что, хотя нога и вправду жутко болит, он совсем не плакса.

– Конечно, нет, – восхищенно ответила Клавдия. Она сделала знак двум лакеям, и те вдвоем подняли Джорджа и отнесли его в другую комнату.

Роза последовала за ними, простирая руки и не прекращая громко причитать. Томас последовал туда же, и Флетчер Ботсфорд, несколько минут неуверенно постояв посреди коридора, отправился вслед за ними. Остальные участники – Джем, Клавдия и мисс Мелкшам – на цыпочках удалились.


Много позднее все трое сидели в бывшем кабинете Клавдии, погруженные в мрачные раздумья.

Мисс Мелкшам язвительно заметила:

– Если бы я не думала, что это абсолютно невозможно, я бы решила, что Томас все подстроил, только бы не уезжать из Рейвенкрофта.

– Разумеется, – сказал Джем. – Не мог же я им приказать уехать, когда Джордж размахивал сломанной ногой, хотя и испытывал большой соблазн сделать это.

– Полагаю, могло быть и хуже, – добавила Клавдия. – Доктор сказал, что за две недели нога должна зажить настолько, что он сможет ехать в карете. А все это время вам придется мириться с присутствием Томаса и Розы.

– Ну, две недели человек может провисеть на руках, – улыбнулся Джем, – по крайней мере, мне так говорили. Хорошо, что нас хотя бы избавили от присутствия мистера Ботсфорда.

Клавдия прыснула:

– Однако не без сопротивления. Никогда не слышала, чтобы мужчина выдвигал столько доводов, чтобы остаться. Все что угодно: отсутствие транспорта, поддержка, в которой нуждается семья, и его ужасное самочувствие после всей этой неразберихи.

– В конце концов, – добавил Джем, – думаю, что лошадь, которую ему предоставили для путешествия, была скромной ценой за его отъезд.

Улыбка Клавдии погасла, когда она ответила:

– Хорошо, что вы послали с ним мальчика, чтобы он привел лошадь обратно, иначе, думаю, вы ее больше никогда не увидели бы.

Мисс Мелкшам кашлянула и осторожно начала:

– Тем временем, ми… э… милорд, полагаю, есть другие дела, которыми вам предстоит заняться?

Джем обернулся к ней, тепло улыбаясь:

– Первым из которых, дорогая мисс Мелкшам, должны быть мои извинения за совершенный мною обман. Прошу вас, поверьте, у меня не было другого выбора.

Мисс Мелкшам всплеснула руками, затянутыми в митенки:

– Ах, это…

– И, надеюсь, вы полностью согласны с договором, который мы заключили с вашей племянницей. Вы сотворили чудеса в Рейвенкрофте, и я не знаю, как бы я без вас справлялся.

Его серые глаза лукаво блестели, и, к удивлению Клавдии, мисс Мелкшам на мгновение вспыхнула, прежде чем вновь принять свойственное ей выражение суровой добродетели.

– Что касается этого, милорд, – строго сказала она, – не могу сказать, что я одобряю данную ситуацию, но убеждена, что, если бы не вы, мы с Клавдией оказались бы в весьма плачевном положении. Вы же слышали Томаса. Я также не думаю, что Уильям, отец Клавдии, был бы более снисходителен. Кроме того, – добавила она, взглянув на племянницу, – вернуться домой для нее было бы примерно то же, что умирать с голоду в канаве.

– Вы очень великодушны, мисс Мелкшам, ибо я очень хорошо отдаю себе отчет в том, что это я вверг вас в столь плачевное положение. Однако… – Джем поднялся и сел рядом с пожилой леди. – Прошу вас, поверьте, я сделаю все, что в моих силах, чтобы обеспечить комфорт вам и вашей племяннице, пока вы остаетесь здесь.

Мисс Мелкшам что-то неразборчиво пробормотала в ответ и, поднявшись, снова откашлялась.

– Возможно, милорд, вы пожелаете объявить о… э… перемене вашего положения слугам. Я взяла на себя смелость собрать всех на кухне через пятнадцать минут.

– Превосходно, мисс Мелкшам. Тогда, возможно, мы с вами могли бы обсудить те улучшения, которые необходимо здесь сделать. Во-первых, я думаю, нужно нанять еще людей.

Клавдия, улыбнувшись про себя, отметила, что тетушка вздрогнула от удовольствия. Лорд Гленрейвен, довольно мрачно подумала она, явно знал, как добиваться того, чего ему хочется. Лесть и угодничество для пожилых дам и нежные поцелуи для молодых. Интересно, какие еще трюки у него в запасе? Впрочем, ей уже не о чем беспокоиться. От нее он уже получил, что хотел, и если у него на уме еще что-нибудь… Сердце ее сжалось, но мысли целеустремленно шли вперед. Если у него на уме еще что-нибудь, она будет начеку.

Остаток дня прошел в беспорядочной, хаотичной деятельности. Слуги встретили новость о внезапном повороте судьбы Джема и о предстоящем расширении штата, выразив удивление, удовлетворение и в не меньшей степени распространяя различные домыслы.

Лукас был отправлен в Лондон с письмами к различным людям касательно пересылки денег, одежды и других личных принадлежностей. Мисс Мелкшам начала осуществлять планы относительно обеда, на который будет приглашена местная знать, дабы приветствовать нового хозяина Рейвенкрофта.

В течение дня Джем почти не видел Клавдию; он знал, что она готовит для него бухгалтерские отчеты. Когда приблизился час обеда, он направился в хозяйские покои, куда невидимые руки перенесли все его вещи. В старом дубовом комоде он обнаружил единственный привезенный с собой парадный костюм, одиноко Лежащий там в своем великолепии. Одна из горничных более чем охотно согласилась извлечь его наряд из свертка, в который он был аккуратно завернут и перевязан, но ясно дала понять, что это занятие значительно выше ее положения. «Когда, – почтительно осведомилась она, – прибудет камердинер вашей светлости?»

Джем усмехнулся, надевая панталоны и сюртук из ткани тончайшей выделки. Их, возможно, не наденешь на званый обед, но они модны и хорошо сшиты. К счастью, они были ему еще впору, и он смог одеться без посторонней помощи. Он вспомнил, как служил камердинером у Чада Локриджа, вспомнил тяжелые времена, когда он выполнял самую черную работу в портняжном заведении. Без сомнения, он мог бы сам быть своим камердинером, за исключением лишь стирки и глажки.

Он тихонько насвистывал, повязывая галстук и закрепив его маленькой изумрудной булавкой, доставшейся ему от отца. Это была одна из немногих драгоценностей, которые его мать увезла из Рейвенкрофта, и он упрямо отказывался продать ее даже в самые тяжелые годы.

Он поклонился своему отражению в зеркале и, взмахнув рукой в небрежном приветствии, покинул покои.

Внизу Клавдия, войдя в Изумрудную гостиную, с облегчением увидела, что она одна. Реддингеры не появились за завтраком, подносы отнесли им в комнаты, но они наверняка спустятся к обеду.

Клавдия вздохнула. Предстоящие дни и так будут достаточно трудными для Гленрейвена – да и для нее самой – и без гнетущего присутствия Томаса и Розы. Впрочем, она не сомневалась в способностях Джема справиться с этой надоедливой парочкой. При мысли о задаче, которая стояла перед ней, сердце ее панически сжалось, хотя в управлении конюшнями его светлости и в будущем не должно быть ничего, что могло бы испугать ее. Она будет всего лишь продолжать то, что с успехом делала почти два года. В любом случае, она, скорее всего, не задержится здесь.

Эта мысль испугала Клавдию. Когда она в первый раз потребовала, чтобы Гленрейвен поставил ее управлять конюшнями, она рассматривала эту должность как синекуру. Ее любовь к Рейвенкрофту все еще была движущей силой ее жизни, и она хотела бы остаться здесь навсегда, если уж не хозяйкой, так хотя бы служащей.

Но теперь… Мысль о продолжительном пребывании в непосредственной близости от Гленрейвена смущала ее, но почему-то мысль о появлении на сцене его будущей невесты наполняла ее сильным желанием оказаться где-нибудь в другом месте. Да, она будет старательно откладывать из щедрого жалованья, которое назначил ей его светлость, и при первой же возможности обзаведется собственными конюшнями – подальше от Глостера и Рейвенкрофта. Не может быть, чтобы в Англии не нашлось такое же красивое, гостеприимное и умиротворяющее место, как Рейвенкрофт.

К своему отчаянию, она почувствовала, как к глазам подступают слезы, и в раздражении смахнула их. Услышав легкий шорох за спиной, она резко обернулась, и сердце подскочило у нее в груди.

На пороге, в небрежно-элегантной позе, стоял самый красивый мужчина, которого когда-либо видела Клавдия.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Если Джем Дженуари был привлекателен в грубой одежде подручного на конюшне, растерянно думала Клавдия, и в мрачной форме дворецкого, то в панталонах, плотно облегающих мускулистые бедра, и в превосходно сшитом сюртуке, подчеркивающем его благородную осанку, он был просто великолепен. Он прошел к ней через комнату и легко поцеловал кончики ее пальцев.

– Добрый вечер, миссис Кастерс, – самым почтительным тоном сказал он. Его глаза цвета сумерек, однако, сверкали явным ожиданием одобрения, когда он покружился, чтобы дать ей осмотреть себя. – Что вы скажете о превращении?

Клавдия громко рассмеялась:

– Это просто потрясающе, милорд. Вы затмеваете всех нас.

Он пробежал взглядом по ее небесно-голубому шелковому платью, отделанному лентами того же цвета, но более темного оттенка. Ее декольте, хотя и не очень смелое, было несколько откровеннее, чем на других ее платьях, и Клавдия долго думала, прежде чем решиться надеть его.

– «Затмеваете» – не совсем верное слово, миссис Кастерс.

Клавдия почувствовала, как вспыхнули ее щеки, когда его взгляд на мгновение задержался там, где кружева касались того, что сейчас ей казалось отвратительно выступающей плотью. Она открыла было рот, чтобы ответить, но ее остановило появление Томаса и Розы.

Они вдвоем вступили в Изумрудную гостиную, явно готовые к битве. Томас подошел к Джему, и Клавдия не могла не отметить контраста между двумя мужчинами. Рядом со сдержанной элегантностью лорда Гленрейвена Томас выглядел чересчур напыщенным и расфуфыренным в своем цветастом жилете.

Роза сделала неуклюжий и нервозный реверанс, Томас же оглядел Джема с нескрываемым презрением.

– Красивые перышки, в самом деле… милорд, – протянул он так, что титул Джема прозвучал оскорбительно.

– Что ж, благодарю, Реддингер. – Улыбка Джема была широка и простодушна, но во взгляде, который он бросил на Клавдию, плясал сардонический огонек.

С некоторым облегчением она повернулась, чтобы приветствовать тетю Августу, вошедшую следом за Реддингерами. Джем, который приложил немало усилий, чтобы уговорить ее есть вместе с семьей, поскольку теперь она считала себя служащей, встретил ее и проводил к креслу. С этого момента разговор стал бессвязным, и Клавдии показалось, что, пока взволнованный лакей не пригласил их в столовую, время тянулось целую вечность.

Как и ожидалось, обед превратился в суровое испытание. Кухарка в честь такого события превзошла самое себя, приготовив мясо молодого барашка с рагу из овощей в сочетании с соответствующими соусами, и десерт, состоящий из малиновых пирожных, сливок, взбитых с вином и сахаром, сладкого соуса и фруктов. Но все это, с раздражением подумала Клавдия, можно было состряпать из соломы и пепла, принимая во внимание то «удовольствие», которое получил каждый из присутствующих. Кроме, конечно, лорда Гленрейвена, который и в самом деле прекрасно себя чувствовал, не обращая внимания на колкости и завуалированные оскорбления, которые в течение всего обеда отпускал Томас в его адрес. Томас много пил, постоянно требуя наполнить ему бокал, и, когда все, наконец, встали из-за стола, он с трудом держался на ногах.

– Роза, – с отвращением сказала Клавдия, – не будешь ли ты столь любезна проводить своего мужа наверх? Мы с тетей Августой обещали лорду Гленрейвену остаток вечера провести с ним, так как нам надо многое обсудить.

Не дожидаясь ответа, она повернулась к Джему и мисс Мелкшам и величественно кивнула. Джем ничего не сказал, но предложил руку обеим дамам и удалился из комнаты, даже не взглянув на Томаса, который, покачиваясь, все еще стоял у своего стула, злобно глядя им вслед.

Мисс Мелкшам еще накануне обо всем переговорила с Джемом и потому в маленьком кабинете, заполненном теперь ящичками с вещами Клавдии, разговор происходил в основном между Джемом и Клавдией. Мисс Мелкшам восседала рядом в кресле, наблюдая за ними благосклонным, проницательным взглядом.

Клавдия сидела за шератоновским столом с разложенными на нем раскрытыми конторскими книгами. Было решено, что книги она покажет Джему утром, поэтому сейчас она просто указала на них рукой.

– Думаю, вы найдете их в порядке, милорд. Вы увидите, что многое сейчас очень отличается от того, как было… э… раньше. Наши стандарты, боюсь, значительно ниже, но…

– Поскольку раньше я был всего лишь мальчишкой, – прервал ее Джем, – я совершенно не знаком с теми стандартами, которые были тогда в употреблении. Зато я знаю, что, когда вы взяли в свои руки поводья Рейвенкрофта, положение дел было достаточно печальным, а вы сотворили чудеса.

Клавдия вспыхнула – на взгляд Джема, весьма очаровательно, – но продолжала:

– Полагаю, вы заметили, что, помимо книг, не хватает еще многих предметов. Я продала их. Мне ужасно жаль, но другого выхода не было.

– Я понимаю, – тихо ответил Джем. – В вашем положении я поступил бы так же. – Он улыбнулся, и на душе у Клавдии посветлело. – Осмелюсь заметить, что мы переживем и без рыцарских доспехов и гобеленов. Может быть, мы их даже когда-нибудь вернем.

– Клавдия все тщательным образом записывала, милорд, – вмешалась мисс Мелкшам, – и многие предметы были проданы жителям Глостера, хотя некоторые и попали к перекупщикам и в этом городе, и в Лондоне.

Клавдия вздохнула:

– Боюсь, пытаться вернуть эти вещи – все равно что пытаться собрать все беды мира обратно в ящик Пандоры.

– Будем надеяться, что нам повезет больше, чем Пандоре и ее другу – как его звали? Эпиметей, кажется?

Клавдия вздрогнула и подняла глаза. Каким образом уличный мальчишка познакомился с греческой мифологией? Словно прочитав ее мысли, Джем усмехнулся:

– Когда мне было лет семнадцать, я несколько месяцев работал в книжном магазине. Время от времени я кое-что оттуда заимствовал.

– Я догадываюсь, – сдержанно сказала Клавдия.

Дружелюбный разговор продолжался до тех пор, пока мисс Мелкшам, изумившись столь позднему часу, не провозгласила о своей готовности отойти ко сну и не удалилась.

– Не хотели бы вы сыграть партию в пикет на сон грядущий, миссис Кастерс? – предложил Джем.

Клавдия наотрез отказалась, живо представив себе, как будет сидеть за маленьким столиком напротив преобразившегося и чрезвычайно привлекательного лорда Гленрейвена, а свечи будут мерцать и потом погаснут, оставляя их в интимном полумраке.

Она нарочито зевнула.

– Благодарю вас, милорд, но я очень утомлена. Желаю вам спокойно ночи, – закончила она и поспешила вслед за тетей Августой, исчезнувшей в темном коридоре.

На верхней площадке она на прощанье помахала тетушке и проследовала в свою комнату. Сказать по правде, она действительно ужасно устала. Это был очень трудный день, и она чувствовала крайнюю необходимость не только отдохнуть, но и побыть одной, чтобы разобраться в событиях этого дня.

Войдя в комнату, она хотела поставить свечу на маленький столик, стоящий прямо в дверях, ведущих в гостиную, но, к ее изумлению, столика там не оказалось. Оглядевшись кругом, она от удивления раскрыла рот. Столик стоял теперь на другом конце комнаты, возле камина, а два стула, которые всегда стояли у камина, были передвинуты к окну. Еще у двух небольших предметов явно выросли крылья, так как они переместились туда, где недавно стояло что-то другое.

Вероятно, кого-то из горничных охватила жажда бурной деятельности, предположила Клавдия; она, очевидно, передвинула предметы, чтобы убраться, и забыла поставить их на место. Выясню завтра утром, устало решила она. А сейчас – в постель!

Клавдия обещала себе, что подробно проанализирует события дня, но, едва ее голова коснулась подушки, как она погрузилась в глубокое забытье без снов, пока его не потревожили солнечные лучи, оповестив ее о приходе нового дня.

Она в нерешительности стояла перед шкафом. В обычное время она натянула бы рабочую рубаху и брюки, предназначавшиеся для короткой утренней прогулки верхом. Тренировка лошадей была самым любимым занятием Клавдии, и хотя Джона не позволял ей ездить ни на больших тяжеловесах, ни на одном из двух жеребцов, было несколько молодых кобыл, которые вполне ей подходили для этого.

Но сегодняшний день был обещан Гленрейвену, хотя, подумала она, ему наверняка не потребуется ее присутствие до завтрака. Такое положение дел ее устраивало, и несколько минут спустя, в брюках и куртке, она вошла на кухню, где встретила лишь тетю Августу. Эта дама, которая уже давно перестала указывать своей племяннице, как неразумно та поступает, одеваясь столь скандальным образом, в знак неодобрения только поджала губы.

– Полагаю, ты едешь кататься, – сухо проговорила она и в ответ на кивок Клавдии, не выражавшей ни тени раскаяния, фыркнула: – Я думала, ты проведешь утро с его светлостью.

– Да, но позже. Я думала…

– Доброе утро, дамы! – Клавдия подпрыгнула, услышав голос, донесшийся от кухонных дверей. Это конечно же был Джем, одетый в столь знакомую ей форму конюха. Поймав взгляд Клавдии, он оглядел себя и тоскливо улыбнулся: – Я чувствую себя немножко Золушкой, которую отправили обратно к куче золы.

– Ну конечно же, милорд, – с готовностью сказала мисс Мелкшам, – естественно, у вас не было времени приобрести подобающий вашему положению гардероб. Вы, без сомнения, при первой же возможности отправитесь в Глостер, дабы исправить это положение.

– Вообще-то у меня есть целый чемодан платья, – он лукаво глянул на мисс Мелкшам, – подобающего моему положению. Он прибудет вместе с Лукасом через несколько дней. А до тех пор не думаю, что у нас будет много гостей. И я не планирую наносить визиты вежливости, – добавил он.

– Я полагаю, новость разнесется быстро, – ответила мисс Мелкшам. – Не удивлюсь, если сегодня или, в крайнем случае, завтра прибудет викарий. Он всегда следит за последними сплетнями и использует свое положение, чтобы все разнюхать.

Джем вздохнул. Он знал, что быть хозяином Рейвенкрофта предполагает нечто большее, чем просто управлять поместьем. В дни его отца, когда все шло хорошо, соседи много общались между собой. Теперь он с трудом помнил их имена, но отдавал себе отчет в том, что ему придется возобновить знакомство с ними.

Клавдия, наблюдая за ним, чувствовала, что почти читает его мысли. Очень скоро он займет ведущее положение в графстве. И даже до этого все мамаши с дочерьми на выданье будут стремиться заполучить его. Клавдия знала, по крайней мере, трех подходящих девушек, живущих поблизости. Ее всю сковал холод, от которого она безуспешно пыталась избавиться, рисуя картины своего существования вдали от Рейвенкрофта, где она будет хозяйкой своего собственного скромного поместья.

– Что? – отсутствующе спросила она, осознав, что Джем что-то говорит.

– Если мы собираемся ехать кататься, то нам лучше выезжать.

– Кататься! – воскликнула Клавдия. – Но я думала, вы не…

– Я сказал, что очень давно не ездил верхом. Когда же я был ребенком, то ездил постоянно, и надеюсь, что это одно из тех умений, которые, однажды научившись, никогда не забывают.

Взяв Клавдию под руку, он повел ее к двери, и хотя она понимала, что это не очень хорошо, без сопротивления позволила увести себя. В дверях она обернулась к мисс Мелкшам.

– Я совсем забыла, тетя. Вы не поговорите от моего имени с кем-нибудь из горничных?

Она рассказала о необъяснимой резвости, проявленной ее мебелью, и мисс Мелкшам, хотя и подняла брови, лишь заметила:

– Как странно, право, – и пообещала заняться этим.

Теория Джема о заученных однажды действиях подтвердилась. Клавдия с тревогой и некоторым весельем смотрела, как он неловко взобрался на лошадь, выбранную для него Джоной, но, сделав несколько пробных кругов по конюшенному двору, казалось, сговорился с резвым конем и сделал Клавдии знак скакать вперед по заросшей тропинке, ведущей вверх, к полям.

Клавдия указала на поле зреющего ячменя, по которому бриз гнал легкие волны, делающие его похожим на золотое море.

– В этом году ожидаем хороший урожай.

Джем отвлеченно кивнул.

– А арендаторы? Теперь, когда столько земли продано, хватает ли вам людей для работы в поле? – спросил он.

– О да. Большая часть земли, которую я продала сквайру Фостеру, – пастбище. Я была вынуждена продать и некоторую часть пашни, но вы увидите, что большинство семей арендаторов, служивших вашему отцу, по-прежнему работают на земле Рейвенкрофта.

Джем улыбнулся:

– Это хорошо. Осмелюсь заметить, что не знаю никого из этих семей, но… хотя, постойте. Интересно, Уилл Патнем еще здесь?

– Да. Его жена родила ребенка меньше двух месяцев назад. Это уже их пятый. Уилл, должно быть, лет на пять старше вас?

– М-м… около того. Он был добр ко мне, когда я был ребенком. Он знал все лучшие места для рыбной ловли и все самые многообещающие места для охоты. Это, конечно, унижало его достоинство – ведь он был уже подросток, а я еще под стол пешком ходил, но он знал, что мне больше не с кем играть, и поэтому терпел меня.

Клавдия рассмеялась:

– Могу себе представить. Он прекрасный муж и отец.

Джем с любопытством взглянул на нее.

– Значит, вы со всеми арендаторами так же хорошо знакомы?

– О да. Я часто навещаю их и люблю поболтать. От них я многое узнала о том, как управлять поместьем.

– Правда? – Джем секунду помолчал. – Наверное, и отец многое знал. Я много пропустил в свое отсутствие.

Бессознательно Клавдия наклонилась к нему и положила ладонь ему на плечо.

– Да, Джем, и я жалею от всей души, что Эмануэль Кастерс вошел в жизнь вашей семьи. Я… я надеюсь, что сейчас он горит в аду.

Сразу же устыдившись своей пламенной речи и интимности контакта, установленного ею, она резко отдернула руку и поскакала вперед, вверх по небольшому холму. Когда Джем догнал ее, она указала на дальние пастбища, которые были видны с возвышения.

– Большая часть того, что вы видите, принадлежит вам, но дальше, вон за той полосой дубов – все это теперь собственность сквайра Фостера.

– Да, я понял это из слов Джоны. Как я вижу, у вас теперь здесь пасутся овцы.

– Боюсь, теперь их стало вполовину меньше. Видите ли, я потратила большую часть доходов на лошадей. – Она с беспокойством посмотрела на него. – Мне казалось, что с ними мне повезет больше, особенно при поддержке Джоны.

Джем поерзал в седле и в упор взглянул на нее.

– Надеюсь, это не было сказано в качестве извинения, – серьезно сказал он, – ибо вам не за что извиняться.

Она напряглась.

– Я знаю, но…

– Возможно, не все ваши решения были разумны, но кто же из нас может утверждать, что мы всегда поступаем правильно? Какую бы цель вы ни преследовали, она была выбрана осторожно и мудро, с любовью к этой земле. За это я всегда буду вам благодарен и никогда не изменю своего мнения.

Клавдия вновь почувствовала прилив жгучих слез и безмолвно кивнула в знак признательности. Повернувшись, она самым прозаичным голосом, на который только была способна, заметила, что, им пора возвращаться.

– Но еще и часа не прошло, – сказал Джем. – Я надеялся взглянуть на дома арендаторов.

Клавдия, однако, полагала, что провела уже достаточно времени наедине с его светлостью. Не то чтобы она не доверяла Джему. Ее могли подвести собственные чувства.

– Нам сегодня многое надо сделать, милорд, – натянуто сказала она и повернула лошадь к усадьбе.

– Кстати, – заметил Джем, – если вы собираетесь заканчивать каждую фразу этим «милорд», вы сведете меня с ума. Я не привык, чтобы меня звали как-то иначе, нежели Джем. Вы не могли бы это как-нибудь устроить? – Улыбка его была теплой и обезоруживающей и посеяла смятение в душе Клавдии.

– Не думаю, милорд, – сухо сказала она. – Именно так к вам следует обращаться, и вы должны к этому привыкнуть.

– Но я отказываюсь привыкать к этому. Тем более, что вы уже пару раз называли меня Джемом, – резонно заметил он.

– Я была неправа. Я не подумала.

Он усмехнулся:

– Я так и знал: вы слишком много думаете. – Когда улыбка, которую он ожидал в ответ на остроту, не появилась, он продолжил: – Когда мы наедине, я не вижу причины, почему бы нам не называть друг друга по имени?

– Но мы не будем проводить слишком много времени наедине, – тихо, но холодно заметила Клавдия.

Тут Джем, казалось, оторопел и несколько секунд смотрел на нее, прежде чем ответить.

– Да, это правда, – равнодушно произнес он и резко пришпорил лошадь.

Клавдия секунду смотрела ему вслед, чувствуя себя необыкновенно одинокой, затем последовала за ним.

Вернувшись в конюшню, она быстро соскочила с лошади.

– Ми… сэр, мне подождать вас в кабинете после завтрака? – спросила она.

– Это было бы замечательно, миссис Кастерс. – Джем сдержанно поклонился. – Я увижу вас в столовой.

Клавдия заколебалась.

– Я не собиралась завтракать там, ми… сэр. Мне не пристало больше сидеть с вами за одним столом. В конце концов, я ваша служащая.

Джем шумно вздохнул.

– Неужели с вами у меня будет та же проблема, что и с вашей тетушкой? – Он набрал воздуху, чтобы продолжить, но, увидев ее упрямо сжатые губы, подозрительно быстро капитулировал: – Очень хорошо, я принимаю ваш аргумент – пока. Но вы еще не моя служащая. Сегодня вы еще моя гостья, которая собирается передать в мои руки поводья Рейвенкрофта, но пока еще не сделала этого. – Клавдия открыла рот. – И поскольку это так, – несколько торопливо продолжал Джем, – вам очень даже пристало позавтракать со мной, тем более что, если я не ошибаюсь, ваша тетушка собирается к нам присоединиться.

Клавдия закрыла рот. Она наклонила голову, чувствуя себя при этом чрезвычайно глупо, и с достоинством заторопилась к дому, насколько позволяли это сделать брюки и широкополая шляпа.


Добравшись до комнаты, она застала там горничную, усердно мывшую окна. Оглядевшись, она увидела, что мебель возвращена в исходное положение.

– Благодарю вас, Притчерт, – сказала она с улыбкой. – Похоже, во мне настолько сильны привычки, что я ничего не могу делать, если в моей комнате что-нибудь не так, как всегда.

Маленькая горничная сделала быстрый реверанс, но в глазах ее сквозило непонимание.

– Например, столы и стулья. – Поскольку Притчерт все еще недоуменно смотрела на нее, Клавдия продолжила: – Благодарю вас за то, что вы вернули их на место.

Притчерт перевела взгляд на указанные предметы, затем обратно на Клавдию.

– Обратно, мэм? Да я… я ничегошеньки с ними не делала. Они так и были, когда я пришла. А вы хотели их переставить?

– Да нет же, они и были переставлены, – ответила Клавдия, чувствуя себя крайне неловко. – Их передвинули, а теперь они снова на месте. Я предположила, что это вы переставили их, а теперь… – Она замолчала, видя все нарастающее изумление на лице девушки. – Все это не важно, Притчерт. Если вы закончили, можете идти.

Горничная, бросив на нее еще один удивленный взгляд, выскользнула из комнаты. Клавдия села в кресло и осмотрелась.

– Как странно, – повторила она слова тетушки, сказанные ранее.

Она немного подумала над всем этим, затем решила, что объяснение этому довольно простое. Какая-то другая горничная переставила мебель и потом, поняв свою ошибку, или ей сказала об этом тетя Гусси, вернулась сюда и исправила ее.

И все-таки, пока она снимала рабочую одежду, ей было не по себе. Пожав плечами, она перестала об этом думать и направила свои мысли на выбор наряда. Она пыталась убедить себя, что ее сегодняшний завтрак с лордом Гленрейвеном не имеет ничего общего с выбранным ею батистовым платьем цвета нарцисса, которое, как ей говорили, шло к ее волосам. Оно было отделано кружевами и шелковой лентой светло-янтарного оттенка, которая, если верить зеркалу, подходила к ее глазам. Повязав такую же ленту вокруг искусно уложенных кудрей, она поспешила из комнаты, не обращая внимания на свою блуждающую мебель.

Лорд Гленрейвен уже завтракал с тетушкой. Прежде чем присоединиться к ним за маленьким столиком у окна, выходящего в восточный сад, Клавдия налила себе чашку кофе и взяла тост с джемом.

Мисс Мелкшам вспыхнула от радости, увидев племянницу.

– Его светлость только что… – начала она, но Джем протестующе поднял руку.

– Похоже, мне действительно следует разобраться с этими «милордами» и «вашей светлостью». Поскольку вы обе так резко настроены против моего обычного имени, которое я, надо сказать, всегда считал вполне… э… приемлемым, предлагаю вам называть меня Гленрейвен. Это тоже пока еще кажется мне чересчур высокопарно.

Две пары глаз, не мигая, смотрели на него, затем обратились друг на друга. Мисс Мелкшам вопросительно подняла брови, и Клавдия, наконец, кивнула в знак согласия.

– Что ж, превосходно, – снова начала мисс Мелкшам. – Гленрейвен спрашивал, трудно ли будет, на мой взгляд, восстановить сад. – Она указала рукой на пейзаж за окном, от следов былой красоты которого остались лишь несколько унылых розовых кустов, безуспешно сражающихся с сорняками, которые только крепли из года в год.

– Что ж, – холодно ответила Клавдия, – если бы несколько человек сейчас же взялись за работу, к следующему сезону дела значительно поправились бы. У вас есть на это средства?

Тетушка обомлела, да Клавдия и сама понимала, что вопрос ее был в высшей степени неприличный, но ее очень интересовали туманные обещания Гленрейвена относительно Рей-венкрофта.

– Да, – ответил Джем с довольной усмешкой, – думаю, моих финансов хватит на нескольких садовников и горсточку горничных с лакеями в придачу. К тому же, после того как мы закончим нашу дискуссию, я займусь тем, что попытаюсь нанять еще людей для работы в конюшнях и в поле. Кроме того, мы не должны забывать об овцах. Поголовье, как вы сказали, нуждается в восстановлении.

Клавдия отчаянно пыталась изобразить одобрение, но бросила на него довольно яростный взгляд.

– Прекрасно, ми… Гленрейвен.

Взглянув на нее, Джем был ослеплен, словно посмотрел прямо на солнце. «О Господи! – накинулся он на себя в следующую же секунду. – Ну и размазней же я стал, если от одного-единственного взгляда теряю голову». Он вернулся к яичнице и тостам и все остальное время вел с обеими дамами совершенно отвлеченную беседу.

Наконец все трое поднялись из-за стола, и мисс Мелкшам вернулась к своим обязанностям. Клавдия и Джем направились к кабинету, но едва они уселись за разбор приходно-расходных книг, как неожиданно вошла тетя Августа.

– Мне очень жаль беспокоить вас, – извиняющимся тоном сказала она, – но только что прибыл мистер Скаддер.

– Скаддер! – воскликнул Джем. – Но он должен был приехать не раньше чем через несколько дней.

– Он так и сказал, – ответила мисс Мелкшам. – Он просит прощения, но говорит, всплыло что-то неожиданное. Он выглядит обеспокоенным, – с опаской добавила она.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

В Изумрудной гостиной Клавдия и Джем застали мистера Скаддера. Старый джентльмен мерил нервной поступью пространство перед камином. Услыхав звук открывающейся двери, он резко повернулся и поспешил навстречу вошедшим.

– Милорд! – воскликнул он. – Миссис Кастерс! Хорошо, что вы тоже здесь. Простите, что я без приглашения…

– Ну что вы! – искренне запротестовал Джем. – Присаживайтесь, прошу вас.

Он усадил мистера Скаддера в кресло, налил вина и подал ему бокал, затем жестом пригласил Клавдию занять ближайший стул и сам устроился подле нее.

Очевидно, вино благотворно повлияло на старого джентльмена, потому что, когда он заговорил снова, его голос, все еще взволнованный, звучал все же заметно ровнее.

– Боюсь, что принес вам плохие новости, милорд, – начал старик. – Мне стало известно, что муж сестры миссис Кастерс – Томас Реддингер? – Он вопросительно поднял брови и взглянул на Клавдию. Та утвердительно кивнула. – Так вот, он нанял адвоката, чтобы помешать процессу передачи замка в вашу собственность.

– Что? – с минуту Клавдия непонимающе смотрела на него. – Но ведь это невозможно: я уже подписала все необходимые бумаги.

– Именно об этом и идет речь. – Мистер Скаддер вынул из кармана огромный платок и отер вспотевший от волнения лоб. – Он хочет, чтобы вас признали душевнобольной. Или, на худой конец, доказать, что вы действовали под давлением. Если это удастся, бумаги, которые вы подписали, не будут иметь никакого веса.

– Но это же абсурд! – раздраженно воскликнул Джем. – Клав… Миссис Кастерс абсолютно здорова!

– Как сказать… – Лицо мистера Скаддера искривила двусмысленная усмешка. Клавдия и Джем переглянулись. Мистер Скаддер это отметил. – Мистер Реддингер обратился к компании «Морланд, Велкер и Пеннифайн»…

– Но ведь Корнелиус Велкер был адвокатом моего покойного мужа, – перебила его Клавдия.

– Вот именно. – Мистер Скаддер закусил губу. – Мне не следовало бы этого говорить, но… Велкер уже справлялся у меня в конторе насчет тех документов, которые вы предоставили в опротестование действий мистера Кастерса. Конечно, он не имеет права их получить, и я сказал ему об этом, однако, если ему удастся доказать, что вы душевнобольная или что вы действовали под давлением, Реддингер, вне всякого сомнения, будет назначен вашим опекуном, и тогда обязательно получит доступ к ним.

– Но… – с жаром начала Клавдия. Мистер Скаддер смерил ее взглядом.

– Велкер уже начал действовать. Он постоянно упоминает о вашей «скандальной страсти» одеваться в мужское платье.

Джем улыбнулся:

– Это можно считать не более чем эксцентричным или приписать абсолютному отсутствию вкуса.

Клавдия с возмущением посмотрела на него, но промолчала.

Лицо у мистера Скаддера вытянулось.

– Будь миссис Кастерс невероятно богата или имей она родственников мужского пола, готовых встать на ее защиту, тогда конечно. Однако в вашем положении надо считаться с тем, что миссис Кастерс уже неоднократно давала повод судачить о себе. Тем самым людям, которые только и ждут, чтобы разразился скандал, и сейчас на все лады пересказывают историю о том, как миссис Кастерс разгуливала по дому с чайником на голове.

Теперь Джем смерил ее долгим, удивленным взглядом. С минуту Клавдия, казалось, не понимала, о чем идет речь, потом лицо ее внезапно прояснилось.

– Ах, это просто нелепость, – рассмеялась она. – Как-то раз, когда я уже почти закончила работу в конюшне и собралась идти домой, начался страшный ливень. На столе в саду, у дорожки, кто-то забыл огромный чайник. Я надела его на голову вверх дном и так добежала до кухни. Повара и другую прислугу очень развеселило мое появление. Они решили, что стоит продемонстрировать мою новую «шляпку» и тетушке Августе. Я поднялась в гостиную, но оказалось, что в этот момент заехали в гости леди Гудэл, миссис Скьюэрс и миссис Румбольтон. Посмотрели бы вы на их лица! Это было нечто. Особенно если учесть, что на плечи я набросила старую попону.

Джем прыснул. Мистер Скаддер, однако, не нашел тут ничего смешного.

– Боюсь, что некоторые из ваших соседей смотрят на это происшествие несколько иначе. Скажите мне, миссис Кастерс, когда вы в последний раз видели Скью Фостера?

– Скью Фостера? Две или три недели назад. Я спрашивала у него позволения пасти своих овец на его земле. – Клавдия вопросительно посмотрела на мистера Скаддера.

– Видимо, Фостер не входит в число ваших доброжелателей, – сухо заметил седой джентльмен. – С некоторых пор он развивает за вашей спиной бурную деятельность. Он всячески расписывает вашу довольно странную для женщины страсть к разведению животных, говоря, что вы практически помешались на том, чтобы сделать из Рейвенкрофта образцовую ферму.

Клавдия побледнела.

– Он это говорит? – прошептала она, вставая. – Я всегда знала: он был против того, чтобы я сама управляла поместьем, но я не думала, что он настолько… настолько… против.

– М-да… – Мистер Скаддер снова закусил губу. – Я думаю, у Фостера есть непосредственный интерес дискредитировать вас. Он хочет сохранить землю, которую вы ему продали. Он, без сомнения, согласился продать ее вам обратно только потому, что был уверен: у вас не хватит денег. Велкер, конечно, сошелся с Фостером, и теперь они оба будут стараться навредить вам. Фостер уже заявил о том, что, когда он не позволил вам пасти овец на его земле, вы так разбушевались, что едва не ударили его.

– Но ведь это ужасно! – воскликнул Джем. Он тоже поднялся и стоял теперь рядом с Клавдией.

– Да, – бесстрастно подтвердил мистер Скаддер. – Но это еще не самое худшее, по крайней мере, лично для вас. А вот если Реддингер и Велкер все-таки добьются своего и факт передачи вам прав на владение замком будет признан недействительным, вам придется приложить немало усилий, чтобы, основываясь на тех документах, которые вы показывали мне, убедить суд в законности ваших притязаний.

– О Боже! – тихо произнес Джем, снова опускаясь на стул и увлекая Клавдию за собой.

– Я не могу этому поверить, – произнесла Клавдия, пытаясь сообразить, к чему может привести такой поворот событий. Ее мысли вернулись к бумагам, спрятанным в ее туалетном столике. Она сохранила их для большей уверенности… А если быть до конца откровенной, то для своей безопасности. Только тогда Джем поймет, что может проиграть в суде это дело. Теперь же, когда в игру вступил Томас и начал свои махинации, Джему так или иначе придется выступать перед судом. И ее репутация будет скомпрометирована. Ей придется жить под опекой Томаса Реддингера до конца своих дней. От этой мысли она похолодела.

Мистер Скаддер взял ее за руку:

– Пожалуй, я представил вам дело в слишком мрачном свете. Велкер еще очень далек от своей цели. Несмотря на то что найдется немало завистников, которые будут радостно потирать руки, если ваше положение пошатнется – такова уж судьба красивой молодой женщины, – у вас все же есть немало друзей, готовых выступить в вашу защиту. Например, викарий. Он определенно ваш друг. А найдутся и другие, нужно только поискать.

– Да, – улыбнулся Джем. – Я просто уверен, что мы смотрим на все это слишком мрачно.

Мистер Скаддер встал.

– Я приму меры в ответ на действия Велкера, но пока, миссис Кастерс… – Он внимательно посмотрел на Клавдию. – Пожалуйста, будьте предельно осторожны. Реддингер будет следить за каждым вашим шагом, замечая все, что так или иначе может быть истолковано как нестабильное, неуравновешенное поведение. И позаботится о свидетелях, которые при случае смогут это подтвердить.

– Не думаю, – покачал головой Джем. – Да, я вынужден держать в доме его жену и детей, но я не вижу причин, по которым Томас Реддингер должен оставаться под моей крышей. Он сможет переехать в гостиницу, если не захочет отправиться домой.

Мистер Скаддер протестующе поднял руку.

– Я разделяю ваши чувства, милорд, но мне кажется, что это не совсем разумно. Нет-нет, выслушайте меня, – быстро заговорил он, заметив, что Джем собирается возразить. – Если миссис Реддингер и дети останутся в поместье, а муж будет вынужден уехать, это вызовет ненужные кривотолки. Кроме того, гостиница – отличная сцена для того, чтобы разыгрывать убитого горем родственника.

– Да, мистер Скаддер прав, – обращаясь к Джему, сказала Клавдия. – Видимо, придется смириться с присутствием Томаса. Думаю, я смогу его выдержать. Да и Розу тоже. Не будь она такой простушкой, я попросила бы ее сказать пару слов своему дражайшему супругу. Постойте, я знаю, что мы сделаем. – Секунду подумав, она добавила: – Восточное крыло замка уже давно пустует, но я не вижу причин, почему бы не переселить туда это семейство. Им даже можно подавать туда обед…

– Превосходная мысль! – воскликнул мистер Скаддер, прежде чем Джем успел вставить хоть слово. – Мне уже пора идти, но…

– Подождите, – перебила Клавдия. – Вы так и не сказали, что значит это второе заявление – «под давлением».

Адвокат и Джем обменялись взглядами. Джем насупился. Мистер Скаддер прокашлялся.

– Что до этого… Видите ли… Лорд Гленрейвен молод и, определенно, привлекателен. Вы, миссис Кастерс, тоже молоды и неопытны в житейских делах, вы вдова и поэтому могли поддаться льстивым речам…

– О, ради всего святого! – воскликнула Клавдия. – Не хотите же вы сказать, что только потому, что я не живу под опекой какого-нибудь родственника мужского пола, я настолько глупа, что могу поддаться на уговоры любого щеголя и приму его не за того, кто он есть на самом деле?

Мистер Скаддер разволновался, снова вынул платок и вытер пот, ручьями стекавший со лба.

– Нет-нет, – горячо заверил он, – никто не сомневается в честности молодого Гленрейвена! А вот его притязания на поместье будут рассматриваться со всех сторон. Я уже сказал, что документы, которые он представил, недостаточно убедительны и поэтому найдется немало желающих узнать, почему вы сдались практически без борьбы.

– Я уже говорила вам, что всегда подозревала: Эмануэль не имел никаких прав на это поместье.

– Дорогая моя, я понимаю ваши чувства, но…

Тут Джем поднял руку, требуя тишины. Он говорил очень спокойно, в его голосе чувствовались достоинство и властность.

– По-моему, каждому ясно: «под давлением» – такое же нелепое обвинение, как и «умственная неполноценность». Мистер Скаддер, я не сомневаюсь, что вам легко удастся опровергнуть и то, и другое.

Старик вздохнул с явным облегчением.

– Будьте покойны, милорд. Мистер Реддингер и его союзники потерпят поражение, я в этом уверен.

Напоследок еще раз заверив Клавдию и Джема, что все будет в порядке, старый джентльмен удалился, оставив молодых людей в некоторой растерянности.

Первым заговорил Джем.

– Клавдия, Клавдия… – сдавленным голосом произнес он. – Из-за меня вы не только лишились дома, который вам так дорог, но еще и стали жертвой пошлой интриги.

Почувствовав его взгляд, она ощутила полное смятение, и в то же время ею овладело какое-то необыкновенно теплое чувство. Он сидел так близко, что она ощущала на щеке его дыхание. Стиснув руки, она глубоко вздохнула.

– Вы не можете отвечать за поступки Томаса, – ответила она, пытаясь совладать с собой. Вдруг она резко встала. – Милорд, у меня сегодня много дел, я должна проследить за тем, чтобы мои вещи перевезли в Хилл-Коттедж, поэтому, может быть, мы займемся счетами прямо сейчас?

Джем удивленно посмотрел на неё.

– Хорошо, миссис Кастерс, я всецело в вашем распоряжении.

Движением, исполненным прирожденной грации и внутреннего изящества, он встал и последовал за ней.

К великому облегчению Клавдии, Джем повел разговор в сугубо деловом ключе. Они разбирали счета, деловые бумаги, списки, управленческие отчеты. Клавдия специально оставила дверь кабинета открытой и то и дело давала мелкие поручения кому-нибудь из слуг. Когда последняя страница, испещренная колонками цифр, была перевернута и Клавдия смогла, наконец, разогнуть порядком затекшую спину, в дверном проеме мелькнула горничная, которая спешила в гостиную с пуховкой для вытирания пыли.

– Фимбер!

Горничная стремительно влетела в кабинет и сделала резкий реверанс.

– Когда вы вернетесь вниз, пожалуйста, попросите повара подать сегодня к ужину малиновый соус со взбитыми сливками, – сказала Клавдия.

Горничная снова присела и так же резко вылетела из кабинета.

– Возможно, миссис Кастерс, что вы действительно правы…

– Простите?..

– По моим подсчетам, за все это время мы с вами оставались наедине не более пяти минут.

Клавдия пожала плечами, а чуть погодя непроизвольно засмеялась:

– Наверное, я вела себя чересчур демонстративно. Должна признаться, что я приняла слова мистера Скаддера близко к сердцу. О том, что я «под давлением». Я хотела бы, чтобы ни у кого не возникло ни малейших сомнений относительно наших с вами взаимоотношений.

Она заглянула ему в глаза, но не смогла долго выдержать его взгляда. Сердце ее судорожно забилось, на щеках вспыхнул румянец.

– Конечно, – ровным и бесцветным голосом произнес Джем, – я понимаю. Я увижу вас и вашу тетушку за ужином. – Он откланялся и вышел из комнаты. Клавдия еще долго смотрела ему вслед.

В своей комнате Джем погрузился в большое, затянутое парчой кресло и предался размышлениям. Боже, Боже, что он наделал! Еще несколько дней назад он находился в состоянии радостной эйфории, удовлетворения, которые овладели им с тех самых пор, как его планы начали осуществляться. Но, Господи, разве можно было предвидеть, что в результате его возвращения может пострадать невинная женщина! Он уже отнял у нее дом, а теперь по его милости она лишится и своего доброго имени. И… свободы. Да, свободы.

На его губах промелькнула горькая усмешка. Сегодня перед ужином он собирался пригласить ее на прогулку. Он даже удивился, с каким нетерпением ждал встреч с ней, как жадно слушал ее звонкий смех, наблюдал за солнечным лучом, играющим в ее густых волосах. Джем вдруг с тревогой понял, что общество молодой вдовы стало ему чрезвычайно дорого.

Но, с другой стороны, что в этом плохого? Ведь это чисто платонические отношения. И что предосудительного в том, что ему, как и любому нормальному мужчине, приятно общество хорошенькой женщины? Нет, хорошенькая – это не то слово. Скорее, привлекательная. Той удивительной внутренней привлекательностью, которая открывается не сразу, а постепенно очаровывает вас… Эти мысли вызвали в воспоминаниях ее звонкий смех.

Джем вздохнул. Когда она попадет под власть Томаса Реддингера, едва ли она уже будет так смеяться. И потом… С ее понятиями о приличиях… Они уже больше не смогут общаться так открыто, как теперь. Самое большее, на что он сможет рассчитывать, – она попросит его передать ей соусник за обедом.

Внезапно его осенила мысль: только ли из-за коварства Томаса она стала избегать его общества? Может быть, он ошибался, считая, что она тоже получает удовольствие, находясь рядом с ним, от их бесед… И не только бесед. Ему вспомнился тот момент, когда его губы коснулись ее теплых мягких губ и она ответила на его поцелуй – здесь у него не было никаких сомнений. И если бы не обстоятельства, кто знает, к чему привели бы эти объятия.

Он снова громко вздохнул.

Проклятье! Платоническая любовь!.. Идиот! Хорош платонизм, нечего сказать. Будь он честен до конца, он не смог бы не признать, что его интерес к миссис Кастерс зашел гораздо дальше простой дружбы и компаньонства. Он и не заметил, как она стала центром его жизни, центром всего его существа.

Джем поднялся и принялся мерить шагами ковер.

Это плохо. Это очень плохо. Как он мог не заметить, что с каждым днем все сильнее и сильнее запутывается в ее сетях. Не то чтобы она как-то завлекала его, но сама эта женщина – она стала так много для него значить. Чуткая, отзывчивая, открытая. Да к тому же еще умная и достаточно привлекательная. Все это так притягивает. Хочется постоянно видеть ее, смотреть в ее глаза, чисто и честно распахнутые миру.

Нахлынувшие чувства заставили Джема вздрогнуть. Все это было ему внове, и теперь он не знал, что делать. Клавдия нужна ему, и это больше всего пугает. Вдали от нее он чувствовал, что теряет что-то очень важное, может быть, самое главное. Одна мысль о том, что наступит день – и она покинет Рейвенкрофт, вызывала в нем ощущение холода и опустошения.

Джем ощутил смятение, панику… Нет, нужно взять себя в руки, иначе он погиб. Он уже пытался любить, и это не принесло ничего, кроме страданий. Не стоит начинать сначала.

Он остановился. Клавдия Кастерс права: нужно держать дистанцию. Нужно, чтобы их взаимоотношения приняли число деловой характер. А он… он подыщет себе хорошую жену – и как можно скорее! – добропорядочную женщину, к которой будет относиться с уважением, но при этом сердце его не будет судорожно биться всякий раз, когда она появится на пороге. И тогда в его жизни, в его сердце для Клавдии Кастерс не останется места.

Он резко тряхнул головой, довольный принятым решением, и медленно подошел к платяному шкафу, чтобы переодеться к ужину. Интересно, почему это он вдруг ощутил такую давящую усталость?


В другом конце замка в своей комнате сидела Клавдия и невидящим взглядом смотрела перед собой. В руках она держала бумаги, которые вынула из потайного ящика стола – решение всех проблем лорда Гленрейвена. Вот они, в ее полном распоряжении.

Ей нужно сделать лишь одно – отдать их мистеру Скаддеру. Он, в свою очередь, покажет эти списки Корнелиусу Велкеру, который объявит Томасу, что права Джема более чем обоснованы. Когда Томас поймет, что нет никаких шансов выиграть дело в суде, он, без сомнения, откажется от попыток выставлять ее, Клавдию, как сумасшедшую.

В результате у Джема будет дом. И… он будет знать, что она его обманула. Поймет ли он, почему она не могла сразу отдать эти бумаги, что они были ее единственной защитой, что только крайняя нужда заставила ее скрыть их от него.

Однако эти мысли не принесли Клавдии облегчения. Ведь она могла отдать бумаги сразу после того, как он подписал контракт. Но ей важно было знать, что у него хорошее мнение о ней. Почему? Он ведь принадлежит к миру мужчин, тому миру, до которого ей нет никакого дела. Если бы ей не удалось так ловко провести его, он выбросил бы ее и тетушку Гусси на улицу, нимало не заботясь об их будущем.

В этом месте ею невольно овладело сомнение. Трудно поверить, чтобы лорд Гленрейвен был из той породы людей, которые думают только о себе. С нею он вел себя безупречно вежливо, учтиво и достойно. Он дал ей крышу над головой еще до того, как она пришла к нему со своим предложением, и теперь платит ей прекрасное жалованье. Он, кажется, действительно заботится о ней. Но разве человек, который поцеловал ее так, что она до сих пор заливается краской при одном воспоминании об этом, может относиться к ней иначе, чем со вниманием? Хм… поцелуи Эмануэля тоже были требовательными и страстными, однако это не мешало ему издеваться над ней.

Клавдия передернула плечами. Итак, дело сделано. Она не подала виду, что знает о существовании этих бумаг, и теперь пришла пора расплачиваться за последствия. Но… может быть, не стоит отдавать ему эти бумаги прямо сейчас? Она посмотрит, к чему приведут неуемные усилия Томаса, и если ситуация станет действительно критической, она передаст Джему бумаги, а там поглядим.

Клавдия уныло одевалась к ужину. Мысли ее снова вернулись к недавнему разговору с мистером Скаддером. Неужели Томас мог позволить себе так отнестись к ней – ведь они все-таки родственники! Теперь с неприятным чувством она думала о том моменте, когда ей придется встретиться с Томасом и Розой. Видимо, это случится не раньше чем завтра. Сегодня Реддингеры будут на своей половине, и она сможет расслабиться в обществе Джема и тетушки Гусси. Наверное, это будет их последний ужин вместе, потому что завтра они с тетушкой переедут в другой дом.

Взглянув в зеркало, Клавдия осталась довольна своей прической, потом открыла шкатулку с украшениями, достала оттуда простую элегантную нитку жемчуга и с улыбкой взглянула на ожерелье. Это был подарок родителей ко дню ее совершеннолетия – символ близости между сестрами. Точно такое же ожерелье было подарено и Розе. Клавдия тихонько засмеялась, надела жемчуг, набросила на плечи кашемировую шаль и вышла из комнаты. Войдя в Изумрудную гостиную, она, пораженная, остановилась от неожиданности.

– Роза! – воскликнула она. – Томас!

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Томас участливо смотрел на сестру своей жены.

– Добрый вечер, Клавдия, – произнес он, пытаясь изобразить сердечность. Роза отозвалась тихим эхом.

Клавдия старалась побороть искушение броситься на Томаса и исцарапать ему лицо.

– Что вы здесь делаете? – Ее глаза метали молнии. – Как вы посмели прийти сюда после всего того, что вы натворили?!

Мгновение Томас пытался изобразить саму невинность, а затем тяжело повел плечами.

– Вы, видимо, имеете в виду юридический процесс, который я начал? – произнес он наконец.

– Так вот как вы это называете!.. Сделать из меня посмешище, позволить людям смеяться над сестрой вашей жены?! Я всегда знала, что вы негодяй, но не предполагала, что, даже будучи таким чудовищем, как вы, можно до такого опуститься!

– Клавдия! – воскликнула Роза. – Что за выражения! Не забывайте, что вы – леди.

Клавдия набросилась на сестру:

– Ну что вы, Роза, какая леди… Я – слабоумная бедняжка, которая падает в объятия первого симпатичного встречного, который подходит к ней с медовыми речами и черными замыслами в сердце.

– Сомнительный комплимент, – послышался из коридора тихий голос. – Пожалуй, лучше притвориться, что я слышал только первую часть.

Клавдия не обернулась. Она продолжала смотреть на Томаса и Розу. Джем вошел в комнату и остановился позади нее. Томас попытался сделать шаг вперед, но остановился, натолкнувшись на тяжелый взгляд Джема.

– Вы можете дать фору любому наглецу, – мягко продолжил Джем, – но, право, я отказываюсь понимать, почему вы так уверены, что миссис Кастерс будет и дальше терпеть ваше общество?

– Послушайте, Гленрейвен! – взорвался Томас. – Оставьте этот тон! Я нахожусь здесь, потому что считаю своим долгом защитить интересы Клавдии. Любой мужчина на моем месте сделал бы то же самое.

Клавдия изумленно уставилась на него:

– Я… не ослышалась? Вы действительно произнесли это, Томас? Вы что, хотите сказать, что, пытаясь сделать меня пациенткой психиатрической лечебницы, вы действуете, исходя из моих интересов?

– Довольно, Реддингер, – жестко произнес Джем. – Вы зашли слишком далеко. Вы пытаетесь сделать все, чтобы Рейвенкрофт достался вам – это ясно как день. Но ясно и то, что у вас из этого ничего не получится.

Лицо Томаса выражало оскорбленную добродетель.

– Вы не так меня поняли. Посмотрите на это дело с моей точки зрения. Вы говорите, что Рейвенкрофт был у вас украден, что, вполне вероятно, может быть правдой. Однако ничего не доказано, и, как показало мое собственное расследование этого дела, ваши притязания на замок недостаточно обоснованны. Сестра моей жены по своей природной доверчивости и невинности фактически просто согласилась отдать вам замок. Женщины – это великое чудо и великое сокровище, не мне вам объяснять, однако когда они выходят за рамки своих привычных домашних обязанностей, то становятся совершенно беспомощны.

Клавдия ощетинилась. Джем взял ее за руку, чтобы не дать вырваться гневным словам, которые уже кипели на ее губах.

Лицо Томаса приняло выражение ангельской заботы и доброты.

– Я не утверждаю, что, будучи на вашем месте, не поступил бы так же. Каждый может понять ваше желание любым способом вернуть свой старый дом. Однако я не позволю сестре моей жены быть такой наивной и простодушной. – Он улыбнулся. – Вы можете считать мои действия просто деловой смекалкой. И, как видите, никакого личного интереса.

Джем рассмеялся:

– Да вы оригинал, Реддингер. Даже не знаю, то ли у вас так сильно развита способность к самооправданию, то ли вы окончательно потеряли совесть. В любом случае, здесь вы – персона нон-грата. Да, я вынужден терпеть вас в своем доме, но ничто не может заставить меня выносить ваше присутствие и видеть ваше лицо. – И он кратко изложил план Клавдии о перемещении семейства Реддингеров в восточное крыло замка.

– Сестра, – прошептала Роза слабым голосом, – я не могу поверить, что ты можешь так поступить с самыми близкими и дорогими тебе людьми! Подумай о бедном маленьком Джордже, несчастном больном мальчике, которого нужно будет взять из кроватки и переселить в Бог знает какие условия! Я просто не могу…

– Замолчи, Роза! – Глаза Клавдии угрожающе вспыхнули. – Ты можешь быть мне самым близким человеком, но далеко не самым дорогим. Что же касается несчастного ребенка, в новой комнате ему будет так же удобно, как и в той, где он теперь находится. Кроме того, из окна он будет видеть прекрасные пастбища. А так как он пока не может ходить, то сможет там любоваться лошадьми.

Роза издала несколько жалобных стонов. Томас застыл с видом оскорбленного достоинства.

В это мгновение вошла мисс Мелкшам. Заметив Реддингеров, она удивленно остановилась.

– Что вы здесь делаете?! – воскликнула она.

– Сегодня каждый считает своим долгом спросить нас об этом, – раздраженно отреагировал Томас. – Мы – гости. И, в конце концов, мы хотим есть!

– Возможно, – зловеще произнесла мисс Мелкшам, – однако я распорядилась, что вы будете обедать на своей новой половине. Я уведомила вас об этом добрых два часа назад! Горничная сказала, что она сообщила вам об этом лично.

Томас вспыхнул, а Роза снова вздохнула.

– Я просто решил, что глупая девчонка не поняла вашего указания, – с достоинством и нарочитой напыщенностью произнес, наконец, Томас. – Как я мог подумать, что с нами здесь так обойдутся?

– Как вы могли подумать, что с вами обойдутся по-другому? – промурлыкал Джем и, повернувшись к Томасу спиной, галантно предложил мисс Мелкшам руку, чтобы проводить ее к столу.

Дрожа от обиды и покраснев от гнева, Томас вслед за ними двинулся в комнату. Уйти сейчас значило бы признать поражение и пойти на попятную.

– Ничего, мы еще посмотрим, достаточно ли у тебя власти и могущества, когда ты окажешься в зале суда. Сейчас ты еще хозяин Рейвенкрофта, но я уничтожу тебя. У тебя останется только пышное имя, но не будет даже лачуги, где бы ты мог приклонить голову… милорд!

Последнее слово он произнес открыто вызывающе и теперь ждал, как на это отреагирует Джем. Однако молодой человек даже не повернул головы, продолжая оживленно беседовать с мисс Мелкшам. Томас резко повернулся, схватил под руку жену и вышел из комнаты, хлопнув дверью.

Клавдия, бледная и дрожащая, без сил упала на стоящую рядом кушетку. Джем бросил на нее быстрый взгляд и, сев подле мисс Мелкшам, уверенным голосом произнес:

– По-моему, мы неплохо с этим справились, не правда ли?

– Мне плохо, – сдавленно отозвалась Клавдия. – Мне всегда тяжело было находиться рядом с Розой и Томасом. Он не нравился мне с самой первой нашей встречи, но я никогда не думала, что он доведет меня до такого состояния. Или что в подобной ситуации Роза будет на его стороне.

– Роза глупа, как курица. – Мисс Мелкшам шмыгнула носом. – Это у нее от матери. Слава Богу, что ты пошла в мою мать. У этой достойной женщины ума было на десятерых.

Клавдия невольно улыбнулась. Джем подошел к ней и помог встать.

– Вот так-то лучше. А теперь… Инстинкт старого холостяка подсказывает мне, что ужин уже подан. Пойдемте?

Взяв обеих дам под руки, он повел их в Изумрудную гостиную.

К некоторому удивлению Клавдии, за ужином она почувствовала себя гораздо лучше. В отсутствие Реддингеров между ними троими завязалась оживленная беседа. Правда, вскоре мисс Мелкшам углубилась в размышления и разговор продолжался уже между Клавдией и Джемом. Джем рассказывал о своем детстве, которое он провел в Лондоне. Он так живо описывал людей, что Клавдии не составило никакого труда представить себе «джентльмена», который выучил его искусству очищать карманы обывателей, или карточного игрока, у которого он перенял ловкость и смекалку.

Он ничего не говорил о матери и сестре, а спрашивать Клавдия не решалась. Воспоминания могут доставить человеку немало приятных переживаний, а могут и вызвать боль, острую, как удар кинжала.

Когда они встали из-за стола, Джем предложил продолжить разговор за стаканом старого портвейна.

– Мне всегда казалось довольно глупым сидеть в одиночестве, когда в другой комнате тебя ждет прекрасное общество.

– О!.. – неуверенно произнесла Клавдия и посмотрела на тетю. – Если вы об этом… Я собиралась вернуться в свою комнату сразу после ужина. Я еще даже не начинала упаковывать вещи, а тетя Августа и я… мы решили переехать в Хилл-коттедж уже завтра.

Джем открыл было рот, чтобы что-то сказать, но передумал. На его лице промелькнуло странное выражение.

– Да, конечно, – произнес он через мгновение ровным, хотя и несколько хриплым голосом. – А мне нужно пойти в конюшни. Мы вчера разговаривали с Джоной, и нужно проверить, как у них идут дела.

Клавдия виновато подняла руку.

– Я целый день не была там. Я не знала, что вы разговаривали с Джоной…

– Думаю, нет ничего страшного в том, что вы провели всего один день в стороне от своих обязанностей. Что же касается остального, я прошу прощения, что нанял человека, не посоветовавшись предварительно с вами. Однако поскольку никто из нас не был в состоянии сегодня заниматься делами, я подумал, что вы не будете против, если я сделаю хотя бы эту малость.

Клавдия вспыхнула.

– Конечно, я не против. Вы поступили правильно. Я сама должна была бы подумать об этом.

– Глупости. У вас и так слишком много поводов к размышлениям. – Он поклонился обеим дамам. – В таком случае, до завтра.

В следующее мгновение он уже покинул комнату, оставив мисс Мелкшам удивленно разглядывать племянницу.

– Неужели мы его чем-то обидели?

– Нет, конечно, нет. Просто он понял, что… Извините меня, тетя, я должна пойти наверх собирать вещи. Я увижу вас завтра утром.

Клавдия почти выбежала из гостиной и устремилась в свою комнату. Только закрыв дверь, она наконец остановилась, бросила кашемировую шаль на спинку стула, сорвала с себя ожерелье и на несколько мгновений застыла перед туалетным столиком. Она пришла в себя только тогда, когда осознала, что мысли ее заняты не предстоящими сборами, а тем молодым аристократом, которого она покинула несколько минут назад.

Она сама наказала себя. Бессмысленно открывая ящики бюро, она была похожа на подавленную школьницу. Конечно, ей нравится Джем Стендиш – она, естественно, никогда не скажет ему, как она мысленно его называет, – ей приятно его общество, но предаваться глупым розовым мечтам о нем, забывая, что в мире существует и кое-что другое, – это уже опасно!

«Что же в нем такого притягательного?» – раздраженно думала она. Конечно, сейчас, в этой жесткой борьбе, они стоят по одну сторону баррикад, и это немало. Такие ситуации очень сближают людей. Однако они с тетушкой Августой тоже противостояли всему окружающему их миру, но это не стало причиной того, чтобы она, Клавдия, постоянно вспоминала теплый смех тетушки Гусси или ее добрый взгляд.

Ей стыдно было в этом признаться, но все чаще и чаще ее мысли возвращались к тому моменту, когда Джем поцеловал ее. Клавдия провела кончиком пальца по губам, невольно сложившимся в мягкую улыбку. В следующее мгновение ее взгляд остановился на зеркале и она похолодела.

На нее смотрела влюбленная женщина! Но это ужасно. Любовь – иллюзия, химера, рожденная воображением романтически настроенных писателей. В реальной жизни для двоих, объединенных общей целью, не может быть счастья. Женщина, которая потеряла голову из-за человека, кажущегося непохожим на всех других, человека, чей образ заполняет все ее мысли, просто глупа. Более чем глупа!

«Дура!» – сказала она своему отражению. Затем повернулась к комоду с открытыми ящиками.

Она быстро упаковала в коробки вещи из своего платяного шкафа, потом начала разбирать полки. Когда все было закончено и последняя коробка закрыта, на дворе уже была глубокая ночь. Она смотрела на свои вещи – все ее достояние за время жизни в Рейвенкрофте. Вдруг она ощутила, как сильно устала. С трудом сняв с себя одежду, она легла в кровать, задула свечу и погрузилась в глубокий сон.

Через какое-то время Клавдия проснулась. Она не могла понять, что же ее разбудило. На какое-то мгновенье она ощутила, что находится в комнате не одна. Но слух не уловил ничего подозрительного, и поэтому веки ее снова сомкнулись и она опять заснула.

Первое, что Клавдия увидела, проснувшись рано утром, были коробки, вторгшиеся в ее жизнь словно захватчики. Ее мысли вернулись к реальности. На глаза навернулись слезы. Она уезжает. Господи, она действительно уезжает! Рейвенкрофт уже больше не ее дом. Она столько говорила об этом в последние дни, что, казалось бы, должна была привыкнуть к этой мысли. Но нет, это все-таки большой удар. Ей захотелось спрятаться куда-нибудь в укромное местечко и разрыдаться как маленькой.

Она заставила себя улыбнуться абсурдности этого желания, встала с кровати и открыла окна. Затем с каким-то странным ощущением прошла в маленькую комнату, которая находилась рядом с ее спальней, и, пораженная, застыла на пороге.

– О Господи… – Она обвела комнату глазами. Невероятно! Ее взгляд остановился на маленьком предмете, лежавшем на ковре у нее ног. Жемчужина! На туалетном столике лежала разорванная нить.

Клавдия опустилась на колени и, шаря рукой по ковру, собрала в блюдце маленькие переливающиеся шарики. Затем принялась тщательно исследовать нить. Она без труда обнаружила то место, где ожерелье разорвалось, позволив жемчужинам рассыпаться по ковру.

Как странно… Вчера ожерелье было абсолютно в порядке. Несколько недель назад она тщательно проверяла его – нить была цела. Клавдия быстро оделась и спустилась вниз.

У лестницы она встретила Фимбер – горничную, которая как раз собиралась приступить к своим обязанностям.

– Ваше ожерелье, мэм? – удивленно произнесла она в ответ на вопрос Клавдии. – Мне очень жаль, что оно испорчено. У вас есть какие-то распоряжения относительно него? Что я должна сделать?

– Я хочу узнать, – терпеливо повторила Клавдия, – кто был в моей комнате рано утром. Ожерелье, по-видимому, уронили. Или задели за что-нибудь, когда перекладывали с места на место. Кроме того, мне интересно, кому это пришло в голову приводить в порядок мой туалетный стол в такое время суток…

Фимбер смотрела на нее как на сумасшедшую, и это заставило Клавдию замолчать.

– Сегодня утром, мэм, наверх никто не поднимался. Я и Бэкки, мы только что проснулись. – Она повернулась к молоденькой горничной, которая как раз собралась подняться наверх с умывальными принадлежностями для хозяев.

– Но… – Клавдия замолчала. Нет, здесь она ничего не добьется. – Ничего, Фимбер, не обращай внимания. – Вслед за горничными она направилась к лестнице. – Раз уж вы обе здесь, пойдемте, я покажу вам вещи, которые необходимо перевезти в Хилл-коттедж сегодня утром. Большая часть уже уложена, но я собираюсь взять кое-что еще.

Они вошли в комнату.

– Я хочу забрать все каминные украшения… Что с вами, Фимбер?

Горничная смотрела поверх Клавдии, и взгляд ее был устремлен в сторону туалетного столика. Клавдия проследила за ним, и тут же из ее груди вырвался удивленный вскрик. На блюдце, где всего несколько минут назад лежали разрозненные жемчужины, сияя в первых лучах восходящего солнца, лежало ожерелье.

– Ничего не понимаю… – пробормотала Клавдия, быстро подойдя к столику. Она взяла ожерелье в руки и стала тщательно исследовать его. Потом подняла голову и заметила, что служанки многозначительно переглядываются. – Ничего не понимаю, – повторила она. – Ожерелье было порвано, жемчужины валялись на ковре… – Стараясь как-то выйти из этой неловкой ситуации, она открыла шкатулку с драгоценностями и положила туда ожерелье. – Ничего страшного, все в порядке. – Она жестом указала на свою прикроватную тумбочку, полную всяких безделушек, сказав: – Это я тоже возьму, – сделала еще какие-то распоряжения и отослала служанок.

…Клавдия стояла посреди комнаты, и брови ее были изумленно приподняты. Не важно, что подумали горничные, но она-то точно знает, что видела. Ожерелье было разорвано. А теперь оно снова в порядке. Где же ключ к этой загадке? За те несколько минут, что она отсутствовала в комнате, его невозможно было починить. Да и вообще, кому понадобилось тайно проникать в ее комнату, чтобы испортить ее вещь, да и как это могло случиться?

Она покачала головой. Возможно, она просто глупа и придает слишком много значения второстепенным событиям. С другой стороны, она теперь не могла оставлять загадки неразрешимыми, даже если они были очень тривиальными. Кроме того, это ведь уже не первый такой случай. Сначала ее путешествующая мебель, теперь – решившееся на самоубийство ожерелье… Странно, очень странно.

Клавдия тряхнула головой. Сейчас на все эти глупости действительно нет времени. И тем не менее, когда несколькими минутами позже она в конюшне встретила Джема, утреннее происшествие все еще владело ее мыслями. После вчерашнего сообщения о том, что новый работник будет нанят сегодня, она решила первым делом пойти и посмотреть, какие же чудеса произошли, когда появились дополнительные рабочие руки. Но первый, кого она увидела в конюшне, был Джем. Как всегда, когда он неожиданно возникал на ее пути, она почувствовала, что сердце предательски подпрыгнуло. Джем заметил ее, и на какое-то мгновение глаза его зажглись ровным мягким светом.

– Вы пришли посмотреть на результаты труда наших новых работников? – спросил он после приветствия.

Клавдия засмеялась:

– Так странно приходить сюда в муслиновом платье вместо обычных рубашки и бриджей, но искушение было слишком велико… Джем улыбнулся:

– Пойдемте, посмотрим на Гоблина. Он очень вырос за последние две недели.

Две недели! Подумать только. Гоблин родился как раз на следующий день после того, как приехал Джем… Но такое впечатление, что этот молодой человек уже давно был частью ее жизни. Неужели прошло всего две недели? Неужели было время, когда она не знала его?

Пока они шли в тот угол конюшни, где помещались Дженни и ее малыш, Клавдия исподтишка наблюдала за Джемом. Господи, помоги ему поскорее найти подходящую партию! Мысль о том, что он может на ком-то жениться, оказалась болезненнее, чем она предполагала, но, по крайней мере, в этом случае он будет для нее абсолютно недоступен.

– Что? – машинально спросила она, думая, что он обращается к ней.

– Вы сегодня выглядите несколько взволнованной. Какие еще неприятности свалились на нашу голову?

– Нет-нет, ничего, просто… – Клавдия вдруг резко повернулась к нему. – Милорд, у вас есть несколько минут?

– Конечно. – В его голосе чувствовалось участие. Они прошли в кабинет, который находился тут же, в конюшне. Джем придвинул ей стул. – Что случилось? – спросил он.

Она попыталась рассмеяться.

– В общем, ничего особенного. Я надеюсь, что, услышав мою историю, вы не сочтете меня сумасшедшей. – Она вкратце рассказала ему о происшествии с ожерельем.

Закончив, она с удивлением заметила на его лице гневное выражение.

– Совершенно очевидно, кто стоит за вашей маленькой тайной. Не стоит далеко ходить – вспомните лишь ваших милых родственников из восточного крыла.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

– Томас? – удивленно произнесла Клавдия. Несколько минут она напряженно пыталась что-то сообразить. – Да, конечно, Томас. Как могла я быть такой глупой!

– Ничего удивительного, – бесстрастно отозвался Джем. – У вас ведь нет опыта. Вы не знаете, как противостоять подлой интриге тех, кого окружающие считают самыми близкими вам людьми. Я уверен: чтобы доказать, что вы сумасшедшая, Реддингер ни перед чем не остановится. Нет сомнений – он решил привести ваших служанок в суд, чтобы они свидетельствовали против вас.

– Да-да, конечно, – быстро подхватила Клавдия. – Когда мы поспорили с ним в тот вечер – помните? – он, должно быть, сразу же поднялся наверх и переставил мою мебель.

А потом… О Боже, он, конечно, стоял за портьерой или ждал где-нибудь поблизости, в коридоре. Когда я вышла, он снова проник в комнату и поставил все на место.

– Это было совсем не трудно, – подтвердил Джем, – но эта история с ожерельем… Испортить его просто, но починить… за несколько минут…

– Да… – задумчиво отозвалась Клавдия. – Конечно, он проник в мою комнату, когда я спала. Недаром же, когда я проснулась ночью, у меня было ощущение, что рядом кто-то есть.

Погруженная в эти мысли, она не заметила, как руки Джема сжались в кулаки.

– А починить… – Она хлопнула в ладоши, найдя ключ к загадке. – У Розы точно такое же ожерелье. Это же элементарно. Он порвал мое, когда я спала, а утром, когда я выходила, заменил испорченное на целое.

– Думаю, мне стоит еще раз поговорить с вашим замечательным родственником, – угрожающе сказал Джем. – Это переходит всякие границы. Пусть даже кому-то это покажется странным, но сегодня он покинет мой дом. Пусть отправляется к себе или идет на все четыре стороны.

С минуту Клавдия молчала.

– Я согласна, – сказала она наконец. – Я уже достаточно натерпелась от мужа моей милой сестры. Когда его здесь не станет, Роза будет вести себя гораздо приличнее. И дети – они не такие уж плохие, конечно, когда не ссорятся весь день напролет.

– Я еще раз прошу прощения, что из-за меня вам приходится переносить все это.

Она посмотрела ему в глаза широко открытыми глазами. Затем отвернулась и тяжело выдохнула.

– А я еще раз повторяю вам, что все это – чепуха. Томас, и только он один, повинен во всем. Но, насколько мне помнится, вы уверяли, что успеха он не добьется.

– Нет, конечно, нет! – Уголки его губ поползли вниз. – Однако, я думаю, мне стоит продолжить поиск того списка, о котором говорил Джайлс Давентри. Может быть, это будет последнее решающее доказательство. В прямом смысле этого слова.

Клавдия не нашлась, что ответить. Стараясь унять дрожь, она лишь молча кивнула.

Джем улыбнулся той самой улыбкой, от которой у нее всегда подкашивались ноги.

– Я вас покину, чтобы поговорить с мужем вашей сестры. Надеюсь увидеть вас за обедом.

– Нет-нет, – сдавленно произнесла Клавдия. – К этому времени я буду уже в Хилл-коттедж. Тетя Августа уже начала перевозить из флигеля свои вещи, и я тоже распорядилась насчет своих.

Улыбка слетела с лица Джема. Теперь его лицо ничего не выражало.

– Конечно, но…

– А вот тетя хотела с вами поговорить. Она составила для вас список соседей, с которыми вам стоит познакомиться. Или возобновить знакомство.

– Да, – бесстрастно сказал Джем. – Я думаю, что большинство семей, которые я знаю, еще живут здесь.

– И еще вам нужно встретиться с миссис Фловерс и с дочерью сэра Вилфрэда. Это замечательные молодые леди с богатым приданым.

Удивление, которое появилось на лице Джема при этом заявлении, было ничто по сравнению с тем, что чувствовала Клавдия. Она хотела провалиться сквозь землю. Как она могла произнести такое? Должно быть, она сейчас пылает, как маков цвет. Она судорожно искала слова, которые загладили бы неловкость, однако ничего не приходило ей в голову.

Губы Джема искривились, что должно было означать улыбку.

– Вне всякого сомнения я приму к сведению ваш совет, – мягко произнес он, прежде чем уйти.

Клавдия проследила взглядом за тем, как он закрыл дверь, и без сил рухнула на стул. Боже, Боже, он должен считать ее абсолютно испорченной! У нее хватило наглости давать ему советы в подобных делах!

Почему же она позволила себе эту бестактность? Несколько минут Клавдия размышляла над этим. Затем ответ стал ей ясен: если Рейвенкрофт будет процветать, у его хозяина должен быть достойный брак. Тем более что Джем сам упоминал о своем намерении создать семью. Хорошая жена будет не только украшением замка, она еще сделает его жизнь спокойной и удобной. И ей, Клавдии, хочется, чтобы это произошло как можно скорее. А если быть до конца честной, ей, кроме всего прочего, хочется, чтобы он перестал наконец занимать все ее мысли.

Она пыталась как-то собраться и заставить себя думать в нужном направлении. Вдруг, подобно удару грома, ее пронзило осознание: она сказала это Джему только для того, чтобы он отверг ее предложение. Ей хотелось услышать заверения в том, что он не собирается жениться.

Но почему? Ведь она сама решила, что невеста Джема будет решением и ее собственных проблем. Да, это так, но… Она подняла голову, словно прислушиваясь к невидимому собеседнику. В ее глазах были страх и неверие.

О Господи, она действительно глупа. Бессмысленно отрицать, что ее чувства к Джему – не просто увлечение. Это любовь. Она любит его! Пока она всячески пыталась установить дистанцию, он как-то незаметно стал смыслом ее существования.

Неужели это расплата? Она хотела обмануть Джереми Стендиша. И вот она любит его, любит страстно. Она и не предполагала, что можно испытывать такие чувства к мужчине.

Что же ей теперь делать?

Она подошла к окну. Утреннее солнце поднималось над поместьем. Несколько минут она смотрела вдаль, потом вернулась к столу. По крайней мере, одно дело она должна сделать немедленно.


– Я не понимаю, о чем вы говорите. Какая мебель? Какое ожерелье? У вас, Гленрейвен, должно быть, помутилось в голове.

Джем и Томас находились в одной из комнат восточного крыла, предоставленных семейству Реддингеров. Роза только что дала распоряжения относительно завтрака для детей и теперь тоже вошла в комнату. Она остановилась, облокотившись о спинку кресла, и с огромным интересом прислушивалась к разговору.

Джем собрал все свое терпение и самообладание.

– Тогда, может быть, вы согласитесь продемонстрировать мне жемчужное ожерелье вашей жены? То самое, которое родители подарили ей в день совершеннолетия.

– Мое ожерелье! – вскрикнула Роза. – Зачем вам понадобилось мое ожерелье?

Джем снова напомнил о попытках представить Клавдию сумасшедшей.

– Вы действительно обвиняете Томаса в этой низости? Воистину, милорд, вы заходите слишком далеко. Если вы согласны подождать несколько минут, я принесу вам ожерелье, – сказала Роза.

– Роза! – громыхнул Томас грозно. Поколебавшись секунду, он продолжил: – Я этого так не оставлю! Клавдия в самом деле стала слишком неуравновешенной. Какие еще нужны доказательства?

С минуту Роза созерцала своего супруга. Затем, наклонив голову, вышла. Томас повернулся к Джему:

– А теперь, милорд, не будете ли вы так любезны покинуть нас.

– Нет, мой дорогой, уйдете вы. Ваша жена и дети могут оставаться здесь сколько им будет угодно, но вы покинете замок еще до обеда!

– Что? – Томас снова побагровел. – Какая наглость! Сначала вы похитили замок у сестры моей жены, а теперь собираетесь вышвырнуть и меня?

– Вам повезло, что я не намерен делать это своими собственными руками, подлая свинья. Стоит мне представить, как ты проник в комнату Клавдии в самый темный час…

Томас открыл было рот, чтобы ответить оскорблением, но, заметив, что пальцы Джема нервно сжались в кулаки, сдержался.

– Вы меня неправильно поняли, – пошел он на попятную.

– Я не сказал и половины. Вы покинете дом до обеда. – Джем направился к двери.

– Послушайте, – снова начал Томас своим обычным тоном, но был прерван стремительно вбежавшей Розой. Щеки ее пылали, руки были сжаты. Подлетев к мужу, она разжала ладонь. На ней лежала горстка жемчужин.

– Как вы могли! – вскричала она. – Томас Реддингер, с меня довольно. Я молча выслушивала ваши помпезные разглагольствования, я видела, как вы беспощадны к любому, кто стоит на пути ваших желаний. Я была хорошей и послушной женой. Но это, – она снова показала жемчужины, – это последняя капля.

– Роза! – Даже если бы у его жены вдруг выросли крылья и она летала бы кругами под потолком, это бы не так поразило Томаса, как ее слова.

– Что «Роза»?! – Ее голос звучал все громче и громче. – Я знаю, вы считаете меня глупой пустышкой, вы часто говорили мне об этом. Но я не могла поверить своим ушам, узнав, что вы и этот Велкер решили погубить мою сестру. Тогда я не придала этому значения, потому что не представляла, каким образом вам удастся это сделать. Я не могла предположить, что вы опуститесь до того, чтобы сфабриковать такое гнусное лживое обвинение.

Силясь понять, что произошло, Томас вытаращил глаза. Он то открывал, то закрывал рот, пытаясь что-то сказать, но то ли из-за того, что не мог поверить в реальность этой сцены, то ли, что гораздо вероятнее, просто не в состоянии был заставить себя услышать, он так ничего и не произнес.

– А теперь, Томас Реддингер, – Роза вытянула указательный палец, словно припечатывая каждое свое слово, – вы свяжетесь с Корнелиусом Велкером и потребуете прекратить это грязное дело.

Томас отшатнулся, словно боясь, что жена может, чего доброго, укусить его. Все еще с трудом воспринимая происходящее, он попытался слабо протестовать.

– Послушай, Роза, в этом случае мы утратим последний шанс… я хочу сказать, что не могу позволить, чтобы Клавдию обокрали. – Пока он говорил, к нему понемногу стала возвращаться уверенность. – Не знаю, Роза, что с тобой произошло, но я этого не сделаю. Думай как хочешь.

– В таком случае я выступлю перед судом в защиту Клавдии. Я подтвержу, что она абсолютно здорова, и расскажу о том, как вы пытались оболгать ее. – В голосе Розы звучало ледяное спокойствие. Она вновь указала на жемчужины.

Томас снова приблизился к ней.

– Роза, – в замешательстве произнес он, – я не могу этому поверить.

– Придется поверить. Клавдия и я никогда не были близки, мне многое в ней не нравится, но она моя сестра.

Она села в кресло, взяла рукоделие и, как всегда, застыла в привычной позе послушной покорности.

Джем, который не проронил ни слова во время этой сцены, улыбнулся, увидев на лице Томаса выражение глупого недоумения. Понимая, что вмешательство с его стороны будет сейчас излишним, Джем на цыпочках вышел из комнаты.

То, чему он только что был свидетелем, заставило его крепко задуматься. Он всегда считал Розу человеком недалеким, но эта вспышка дала ему возможность увидеть ее с другой стороны.

Джем отправился искать Клавдию. Он нашел ее в своем кабинете, что неопровержимо свидетельствовало о том, что она тоже искала его. Она стояла возле его стола неестественно бледная, со странным выражением лица.

– Вы хорошо себя чувствуете? – заботливо спросил он.

Она улыбнулась:

– Да, конечно. Я… Я искала вас. Я должна…

– А я – вас, – улыбнулся Джем. – Присядьте, потому что то, что я хочу вам сказать…

– Нет, Джем, – перебила его Клавдия, глубоко вздохнув, – это подождет. Сначала я должна вам кое-что сказать.

Пораженный тем, что она назвала его по имени, он поспешно подал ей стул. Она бросила взгляд на бумаги, которые держала в руках. Страшное предчувствие того, что сейчас произойдет, придавило ее и заставило сесть. Она постаралась справиться с эмоциями и посмотрела ему прямо в глаза.

Клавдия говорила четко и ясно. О том, как нашла эти бумаги в томе стихов Мильтона, как приняла решение не говорить ему об их существовании. Ее признание было коротким. Закончив, она протянула бумаги ему.

Джем молча принял их. Казалось, он не верил в то, что происходит. Наконец он опустил взгляд на пожелтевшие листочки. Пока он внимательно просматривал бумаги, Клавдия молчала. Пальцы ее рук были нервно переплетены. Она смотрела на него, словно стараясь запомнить эти красивые черты лица, мужественный подбородок… Мысленно она уже простилась с ним и чувствовала себя теперь совершенно опустошенной.

Он поднял голову.

– Это неопровержимое доказательство законности моих притязаний на Рейвенкрофт. – Он вопросительно посмотрел на нее. – Они были у вас все это время?

Не в силах что-либо сказать, она молча кивнула.

– Я не понимаю. Вы сказали, что хотите обсудить свое положение… – Он стал косноязычным, словно говорил на иностранном языке.

– Да, – прошептала она.

– Не понимаю, – повторил он. – У вас были все доказательства, что Рейвенкрофт по праву мой. И тем не менее, вы решили спрятать эти бумаги, единственно неоспоримое свидетельство моих прав. Вы посчитали нужным играть мною. – Его глаза стали словно зимнее море, и Клавдия не смогла выдержать этот взгляд.

– Мне некуда было идти, – тихо сказала она без тени жалости к себе. – Я была загнана в угол. Я должна была подумать о своем будущем и о тетушке Августе. Это единственное, что пришло мне в голову. Я понимаю, что теперь вы не захотите больше видеть меня, поэтому я освобождаю вас от ваших обязательств. Наш контракт разорван. К концу недели я отсюда уеду.

Она поднялась и собралась было выйти из комнаты, но Джем схватил ее за руку.

– Одну минутку, если позволите. Я несколько поражен вашей интерпретацией моего характера, миссис Кастерс. Вы действительно считаете меня чудовищем, способным выбросить вас и вашу тетушку на улицу без всяких средств к существованию?

Она посмотрела на него пустыми глазами.

– Нет, я не считаю вас чудовищем. Но, с другой стороны, у вас не было никаких причин принимать меня на работу. Вы упомянули о договоре, но я, конечно, не могла этому верить.

Джем напрягся.

– Почему «конечно»? – вкрадчиво спросил он.

Клавдия повернулась к нему. Глаза ее были широко открыты.

– Потому что это не в ваших интересах.

С какой стати вы стали бы выбрасывать такую огромную сумму на незнакомых людей, которые ничего не могут вам дать?

– Ничего не могут дать?! – Джем запустил руку в свои густые волосы. – Я едва не лишил вас места, которое вы называете домом… любимым домом. Вы считаете, что это для меня ничего не значит? И кроме того, я думал, что мы… стали… друзьями… – Ему снова стало трудно говорить.

– Да, – поспешно сказала она, – и это очень усложнило ситуацию… Для меня. Поверьте, я действительно собиралась отдать вам эти бумаги, если бы увидела, что Томасу удается осуществить его подлый план.

– Да что вы! – Он словно впервые увидел ее. – Клавдия, я думал, что знаю вас, но… почему вы отдаете их сейчас?

Она снова опустила взгляд на свои сжатые в замок руки.

– Я… больше не могла держать их у себя. Дело повернулось так, что…

– Действительно, – перебил ее Джем, – дело повернулось так, что теперь ваша репутация под угрозой, верно? Вы рискуете стать объектом всяческих толков. Вас могут объявить сумасшедшей! – Он зловеще рассмеялся. – Подумать только, что я считал вас открытой и искренней. И щедрой. Вы можете поздравить себя, вдова Кастерс, ваша роль вам прекрасно удалась. Даже если учесть, что представление было бесполезным. – Он резко направился к дверям, однако у порога остановился. – Нет, я не стану разрывать ваш контракт. Я по крайней мере подписывал его с добрыми намерениями. «Что бы это могло значить?» – думаете вы. Все очень просто. Мы с вами во всем разобрались. Вы очень мудро поступили, так вовремя решив уехать из этого дома. Теперь мы будем видеться самое большее час-два в неделю. Уверяю вас – это больше, чем я могу вынести.

Он вышел из комнаты, аккуратно притворив за собой дверь. Клавдия словно замерла. Наконец она дала волю своим чувствам, и горячие слезы ручьями потекли по ее щекам. Не в силах стоять, она опустилась на колени, всхлипывая, как обиженный, брошенный ребенок.


О том, что Томас выдворен из замка, Клавдия узнала лишь ближе к вечеру.

– Не могу поверить, что тебе не сообщили, – сказала мисс Мелкшам, имея в виду лорда Гленрейвена. – Мне он сказал об этом несколько часов назад.

Обе леди стояли в гостиной Хилл-коттеджа, созерцая гору коробок на полу. Дом был маленький и уютный, меблированный в конце прошлого века для известного художника, который часто приезжал к Гленрейвенам. Клавдия заняла большую солнечную комнату на втором этаже. Мисс Мелкшам с радостью устроилась в слегка нелепой уютной комнатке внизу.

– Вся эта история, – продолжала пожилая леди, – сильно озадачила меня. Я не знала о том, что Томас ночью тайно проник в твою комнату. Но когда ты говорила о таинственном происшествии с мебелью, я сразу заподозрила, что тут не обошлось без его участия.

Затем тетушка пересказала племяннице все, что произошло в восточном крыле. С минуту Клавдия удивленно смотрела на нее.

– Роза это говорила? Роза сделала это ради меня? Неужели такое возможно? – Она снова ненадолго замолчала. – Нет, я все-таки ничего не понимаю. Я никогда не смела и мечтать о том, чтобы она могла совершить нечто подобное. – Клавдия подняла глаза на тетушку. – А Томас? Он согласился прекратить дело?

– Насколько я поняла, он ничего не обещал – пока. Но если верить лорду Гленрейвену, выглядел он довольно жалко. Милорд уверен, что Роза настроена очень решительно, и поэтому Томас больше не станет ничего предпринимать.

Клавдия почувствовала горячую благодарность к сестре. Подумать только, что такая женщина, как Роза, смогла восстать против человека, которого она, вне всякого сомнения, боялась больше всего на свете. Нужно обязательно пойти поблагодарить ее. И поскорее.

Однако позже, когда она расставляла свои вещи на новые места, эйфория улетучилась. Джем, конечно, имел в виду отъезд Томаса, когда сказал ей, что «откровение» с бумагами не было вызвано необходимостью. Он поверил в то, что Клавдия действовала исключительно из чувства самосохранения, побуждаемая угрожающей ей опасностью.

Но может ли она его осуждать? Джем, конечно, считает ее интриганкой, которая вела свою собственную игру. В конце концов, он почти что прав.

Но откуда же она могла знать, что он так не похож на всех мужчин, с которыми ей доводилось иметь дело? Она инстинктивно хотела ему верить. Но холодная логика подсказывала, что каждый мужчина – враг и она должна защищаться. Все мужчины используют женщин, как вещи, только для своего удовольствия, своей пользы, нимало не заботясь о том, что женщине может быть больно. Поэтому женщина должна уметь постоять за себя.

Она постояла за себя до конца. И сердце ее теперь разбито. Джем доверял ей, а она предала это доверие. Она сама виновата в том, что теперь он не испытывает к ней ничего, кроме презрения.

Но, возможно, это и к лучшему. Ее чувство к Джереми Стендишу – слишком уж красивая сказка, которой нет места в этом жестоком мире. Если бы они оставались друзьями, она продолжала бы на что-то надеяться. Он дважды поцеловал ее с такой теплотой и нежностью, что пронзил до самой глубины сердца. Но два поцелуя – это еще не сюжет для романа. Без сомнения, Джем не думал больше, чем о нескольких приятных ощущениях. Кроме того, он ясно дал ей понять, что заинтересован в браке по расчету, а не по любви. Она глубоко вздохнула. Что ж, по крайней мере, теперь они будут видеться реже, не будут друг другу улыбаться, не будут шутить, не будут вести долгих разговоров. Сугубо деловые отношения. Он будет холоден и подчеркнуто вежлив. И она тоже.

Ничего удивительного, что эти мысли не принесли Клавдии облегчения. Она заметила, что плачет, и вытерла слезы рукой. Довольно. Один раз она уже плакала из-за любви. Больше этого не повторится.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Дни проходили тоскливой чередой. Клавдия почти не видела Джема. Она занималась лошадьми, разрываясь между работой и тем, что теперь вынуждена была называть домом. Когда Джем приходил в конюшни побеседовать с Джоной, она издали видела его. Видимо, он решил ограничить свои интересы в области разведения лошадей в Рейвенкрофте этими краткими визитами.

От тетушки Августы она знала, что Джем проводит все дни в заботах по благоустройству поместья. Он встречался с арендаторами и проверял состояние их коттеджей, обещая сделать необходимый ремонт, ходил по полям, выяснял эффективные методы ведения посевных работ… «У него что, есть деньги на все эти преобразования?» – спрашивала себя Клавдия. Тетушка упомянула о том, что лорд Гленрейвен навестил некоторых соседей. Интересно, помнит ли он тот, в горячке данный ею совет относительно миссис Фловерс и мисс Перри? Возможно, он метит выше. Он вполне может отправиться следующей весной в Лондон на Сезоны и выбрать себе там одну из многочисленных светских красавиц. А иначе у него не хватит денег осуществить все задуманные преобразования в поместье.

Клавдия все чаще думала об отъезде из Рейвенкрофта. Радость от возможности оставаться здесь уже давно сменилась печалью, которая, она это точно знала, будет теперь ее постоянной спутницей на земле Рейвенкрофта. Благодаря строжайшей экономии ей удавалось откладывать практически все деньги, которые она получала, работая у Джема, и через год ей, может быть, удастся приобрести маленький домик в личную собственность.

Единственным радостным событием за все это время стал разговор с Розой. Клавдия пришла поблагодарить ее, сестра ответила довольно неожиданно.

– Могу себе представить, как ты удивилась, – сказала она с той открытой улыбкой, которая сразу сделала ее на несколько лет моложе. – Для меня самой это тоже было удивительно. Если бы Томас не находился рядом, если бы мне пришлось держать мои чувства в себе, дожидаться, пока он вернется с охоты или из клуба, или Бог знает откуда еще, у меня никогда не хватило бы мужества сказать ему прямо в лицо все, что я думаю. Я проглотила бы свой гнев, свою обиду, свою гордость, как делала уже много раз, и покорилась бы его уверенности в том, что он – мужчина и поэтому только он один знает, что лучше.

– О, Роза, представляю, как тебе было тяжело…

Роза протестующе подняла руку и ласково улыбнулась:

– Не так тяжело, как могло бы быть. Мне не сложно было подчиняться, ему ли, папе ли… – Она взяла Клавдию за руку. – Знаешь, я всегда завидовала твоей независимости.

Клавдия открыла рот от удивления.

– Я всегда считала, что ты первая осуждаешь меня!

– Я действительно осуждала – только в этом случае я могла верить, что недостаток силы духа – это моя добродетель.

– Роза, Роза… – Клавдия одарила сестру открытой доброй улыбкой. – Я так часто злилась на тебя. Но твоему чувству такта всегда можно было позавидовать. – Она звонко рассмеялась. – Возможно, если бы у мамы с папой была только одна дочь, она наверняка соединила бы в себе черты уступчивости и индивидуальности. И, может быть, в конечном итоге она была бы счастливее нас.

В глазах Розы зажегся озорной огонек.

– Могу сказать, сестра, что сейчас я считаю себя гораздо счастливее, чем несколько дней назад. Когда Томас уехал домой, я вдруг стала его уважать. И, главное, он стал уважать меня гораздо больше, чем я могла предположить. Знаешь, – продолжила она доверительным тоном, – в сущности, он не такой уж плохой человек, хотя, конечно, то, что он затеял против тебя, – низость… Но… ты считаешь, что он действовал только ради собственной выгоды, а я уверена, что у него и в мыслях не было отвоевывать Рейвенкрофт исключительно для себя. Мне кажется, он просто не мог смириться с тем, что таким большим поместьем управляет женщина. Он не мог смотреть на женщину, которая сама распоряжается своей жизнью. Понимаешь, он считал, что под его руководством тебе будет лучше.

Клавдия засмеялась:

– Может, ты и права. У Томаса действительно есть большие задатки управляющего. – Она опустила глаза, подыскивая другую тему для разговора. – Как Джордж? Когда я видела его вчера, он яростно противился усилиям сиделки удержать его в постели.

Роза рассмеялась:

– Кажется, все действительно близится к концу. Я позволила ему брать Рампли – это его щенок – к себе в комнату. Не знаю, правильно ли это. Животное производит столько же шума, сколько сам Джордж, а когда к ним присоединяется еще и Горация, это переходит все допустимые границы. – Она посмотрела на сестру. – Не беспокойся, на днях я уеду из Рейвенкрофта.

– Я совсем не имела в виду…

– Все в порядке, – перебила Роза. – Возможно, когда мы увидимся в следующий раз, нам будет уже не так неловко говорить друг с другом. Хотя сейчас мне очень не хочется оставлять тебя в такой двусмысленной ситуации.

– Прости, пожалуйста…

– Думаю, когда соседям станет известно, что ты живешь под одной крышей с лордом Гленрейвеном, ты будешь чувствовать себя не очень удобно.

Клавдия вскипела. Очевидно, признание Розы, что у нее не хватит силы духа, к данной ситуации не относится!

– Я не живу с ним под одной крышей! И, кроме того, присутствие тети Августы не даст повода для кривотолков.

Роза посмотрела на нее, снисходительно улыбнулась, но ничего не сказала.


«Конечно, – размышляла Клавдия вечером того же дня, – невозможно преодолеть многолетнее отчуждение за одну встречу». Но сейчас они с Розой стали гораздо лучше понимать друг друга и есть надежда, что в будущем станут по-настоящему близки.

Она тихонько вздохнула. Ее мысли снова вернулись к Джему. Их отношения по-прежнему оставались натянутыми, и ей плохо удавалось убедить себя в том, что это к лучшему.

Однажды за завтраком мисс Мелкшам рассказала о том, что молодой владелец замка практически не отдыхает, все дни напролет занимаясь благоустройством поместья.

– Вчера, например, он проделал путь до Коттерборо только для того, чтобы поговорить со старым мистером Чилфердом о разведении овец.

– Да, – задумчиво произнесла Клавдия, – он собирается разводить ту новую породу, о которой мы с ним говорили. Меринос – так она называется. Интересно, собирается ли Гленрейвен заменить на нее всех наших… всех своих старых овец.

– Не знаю. Разве он тебе об этом не говорил?

– Конечно, нет, – несколько раздраженно ответила Клавдия. – С какой стати ему говорить мне об этом. Я, в конце концов, не более чем его помощник, и он не считает нужным говорить со мной о чем-то, что не связано с работой на конюшне.

– М-м… Наверное, это правильно, – сказала мисс Мелкшам без особой уверенности. Тетушка внимательно посмотрел на племянницу. – Вы с милордом, случайно, не поссорились?

Клавдия попыталась рассмеяться, что, впрочем, ей плохо удалось.

– Видишь ли, тетушка, у нас с лордом Гленрейвеном чисто деловые отношения, и меня это вполне устраивает.

– Понятно, – задумчиво отозвалась мисс Мелкшам и почти тотчас же вышла, шурша своими пышными юбками.

Оставшись одна, Клавдия воспроизвела в памяти только что состоявшийся разговор. Это вызвало у нее тяжелый вздох. Да, тетушка слишком непроницательна, чтобы можно было ожидать от нее какого-то утешения. Сердечные отношения с лордом Гленрейвеном… Нет, это невозможно. Все ее существо наполнилось горькой печалью. Нет, она не вынесет этого ужасного презрительного взгляда, который, без сомнения, возникнет в его серых глазах, попробуй она приблизиться к нему.


Неподалеку от конюшни на одной из бочек сидел Джем. Напротив, опершись о косяк двери, стоял Джона. Джем завел привычку хотя бы раз в день заходить к старику: ему импонировали его мудрость и спокойная, ласковая доброта.

В замке у северного моста я встретил не только старого хозяина Генри Самуэля, – рассказывал Джем. – Его сын Роберт с невестой как раз приехали навестить отца. Она славная девушка.

– У вас, видать, были и другие встречи, – задумчиво сказал Джона.

– Да, пару дней назад я виделся с мистером Винстедом, а сегодня утром заезжала миссис Флетчер с дочерьми и сыном.

– А Скью Перри? Слыхал, будто дочка-то у него замечательная девчушка. Будет кому-то доброй женой.

Джем вспыхнул.

– У меня еще много времени, чтобы решить этот вопрос. Как там наш годовалый? – Он резко сменил тему. – Тот самый, которого мы предназначали для графа Литчфилда?

– Этим занимается миссис Кастерс. Она как раз на днях послала графу письмо, чтобы он приехал и посмотрел лошадку. Неужели она не сказала вам?

Воцарилось молчание.

– Нет, – наконец отозвался Джем. – Я… Я не видел миссис Кастерс уже несколько дней.

– А стоило бы. По правде говоря, вид-то у нее не очень здоровый.

Джем участливо шмыгнул носом.

– Она заболела?

– Не думаю, чтоб так уж и заболела, а все равно на вид она очень бледная.

В конюшне снова воцарилась тишина. В который раз Джем почувствовал, что при воспоминании о Клавдии Кастерс и ее вероломстве внутри у него все сжалось. Да, нельзя ослаблять бдительность, иначе… Это почти смешно. В двадцать четыре года уже давно пора быть умнее. Ему казалось, что он уже хорошо усвоил: всецело отдавать себя кому-то не стоит. Это приведет лишь к страданию и разбитому сердцу. Да, некоторые мужчины были счастливы в любви. Им удавалось найти хороших жен или любовниц, которые заполняли их жизнь радостью и весельем, скрадывая часы одиночества. Но это – исключения, которые лишь подтверждают правила. История его семьи была трагичной из-за слабости характера его отца. Тетка и дядя, не задумываясь, вышвырнули его из дома, когда им стало неудобно его присутствие. И все другие, кого он любил, кому отдавал сердце, они тоже предавали его.

Как он мог все это забыть? Как мог потерять голову от очаровательной улыбки и ласкового взгляда? Он позволил ей стать частью его жизни и, что еще хуже – частью его души. Когда ее не было рядом, он чувствовал, как чего-то недостает. Слава Богу, что он так и не смог признаться ей в любви, – то-то было бы смешно!

Он вспомнил мучительное ощущение от чтения списков Эмануэля. Она предала его! Она играла им, играла профессионально, а он, который считал себя знатоком человеческих душ, попался в ее силки как мальчишка-подросток! Он поверил в искренность ее поцелуя, расценил его как чистое и невинное движение души, готовый отдать себя без остатка. Он вспомнил ее теплые мягкие губы, и это воспоминание болью отозвалось в сердце.

– Надеюсь, что ничего страшного с ней не случилось. – Джем постарался вернуться к реальности.

– Она замечательная леди, – продолжал старик.

Джем хмыкнул. Слова Джоны еще раз напомнили ему о ее вероломстве эти слова, словно капли яда, входили в его кровь.

Несколько минут Джона молчал, посасывая трубку и наблюдая за милордом.

– По мне, так она не сделала вам ничего дурного, – наконец убежденно произнес он.

– Ничего дурного?! – резко отреагировал Джем. – Но она…

– Она отказалась от Рейвенкрофта в вашу пользу, ведь так?

– Да, но…

– Она не обязана была этого делать, верно? Я имею в виду, что она знала: без документов мистера Кастерса ваши шансы на успех очень невелики, и она могла бы спрятать эти документы и попытать счастья через суд. И, помнится, вы сами говорили, что, вероятнее всего, ей бы удалось выиграть дело.

– Это так, но она…

Он резко оборвал себя, потому что дверь в конюшню отрылась и на пороге показалась Клавдия.

– Я, кажется, помешала? – В ее глазах читалась тревога. – Я пришла… Джона, я думала, что ты один. – Она повернулась, чтобы уйти. – Я вернусь, когда…

– Ничего страшного, миссис Кастерс, – резко оборвал ее Джем, – я уже собирался уходить.

Он поднялся со своего места на бочке и направился к выходу. Проходя мимо, он случайно коснулся ее и отдернул руку, словно от огня. Он уже взялся за ручку двери, но обернулся и посмотрел в лицо Клавдии.

– Джона сказал мне, что вы написали графу Литчфилду о жеребце.

Тон его был абсолютно будничным, но, когда Клавдия встретила его взгляд, она просто физически почувствовала удар холодного презрения.

– Да, – тихо отозвалась она.

– Дайте мне знать, когда он приедет.

– Конечно. Вы… Вы сами будете вести дело?

Презрительная усмешка пробежала по его лицу.

– Нет, я просто хочу увидеться с ним. Наши отцы были друзьями. Я уверен, вы сможете вытрясти из него все до последнего гроша. Вы непревзойденный мастер в делах подобного рода.

Клавдия побледнела. Он мрачно посмотрел на нее и вышел.

Прошло несколько секунд, прежде чем Клавдия смогла повернуться к Джоне. Сейчас ей больше всего на свете хотелось найти укромный уголок и выплакать там свою боль и обиду. Однако усилием воли она постаралась, чтобы голос ее звучал как обычно.

– Я пришла поговорить насчет Морисона, нашего нового работника. Он… – Она вздрогнула и с ужасом почувствовала, что по щекам ее текут горькие слезы. Несмотря на все усилия, она все-таки не смогла сдержаться. – О Боже! – воскликнула она, закрывая лицо руками. – Прости меня, Джона, я просто не знаю, что со мной…

– Ну что ты, детка. – Джона обнял ее за плечи. – Видать, тебя что-то тревожит. Не бойся выплакать беду.

В следующее мгновение Клавдия уже рыдала на плече доброго старика.


Джем с треском захлопнул кухонную дверь и пошел по коридору по направлению к большому залу. Проклятие! Растерянное лицо Клавдии все еще стояло у него перед глазами. С какой стати он должен был щадить ее чувства после всего того, что она сделала? И почему так хочется обнять ее и заверить, что те жестокие слова, которые он сказал ей, не имеют никакого значения?

Он намеревался пройти в свой кабинет, но с некоторым раздражением заметил мисс Мелкшам, которая шла ему навстречу.

– Гленрейвен, – поспешно начала она, – я искала вас. – Она помахала перед его лицом какими-то листочками. – Вот, я составила список гостей.

– Каких гостей? – непонимающе отозвался он.

– Приглашенных на ваш званый обед. Мы об этом говорили несколько дней назад, помните?

– Нет, не помню. И я, право, не хочу…

– Но от вас этого ждут, – сказала она тоном, не терпящим возражений. – Вы хотели встретиться со Скью Фостером – вот вам прекрасная возможность. А еще вы должны познакомиться с сэром Перри. Его дочь…

– Удивительно подходящая невеста, – утомленно закончил Джем. – Я послушаю о выдающихся достоинствах и богатом приданом мисс Перри позже.

Мисс Мелкшам не отреагировала.

– Это также даст замечательную возможность показать соседям, что вы с Клавдией в хороших отношениях, – мягко сказала она.

Джем ничего не ответил, стараясь унять неприятное чувство, вызванные ее словами.

– Вы ведь в хороших отношениях? Я знаю, что вторгаюсь в вашу личную жизнь, – быстро заговорила она, и ее стальные кудряшки взволнованно затряслись. – Но… – Она глубоко вздохнула, словно набираясь мужества. – Гленрейвен, у вас есть пара минут? У меня к вам деликатный разговор.

Джем недовольно усмехнулся. Кажется, ему предстоит прослушать еще одну лекцию о добрых намерениях миссис Кастерс. Но все это напрасно: ничто не сможет разубедить его. Джона и мисс Мелкшам могут говорить все, что им заблагорассудится, – Клавдия все-таки предала его. Он ее не обвиняет. Он сам совершил ошибку, когда позволил Клавдии Кастерс стать для него самым главным в жизни. Это его расплата. Единственный выход – забыть, все забыть, не говорить о ней. Он больше не хотел никаких посягательств на свою личную жизнь.

– Простите, я спешу, – начал он, но мисс Мелкшам схватила его за руку, потащила в кабинет и чуть ли не силой усадила в кресло. Джем невольно восхитился ее настойчивостью и решительностью.

– Это ненадолго. – Она секунду помолчала. – Вы много времени проводили вместе, когда все это началось… Она случайно не рассказывала вам о себе?

– О себе? Наверное, она должна была… Нет, не рассказывала. – Он улыбнулся, удивившись. – За исключением некоторых сведений о своем муже она почти ничего не говорила. – Он непроизвольно поудобнее уселся в кресле. – Полагаю, она была несколько необычным ребенком.

Мисс Мелкшам позволила себе мило улыбнуться.

– Да, вы угадали. В мире домашних куриц она была вольнолюбивой чайкой. Дикая и независимая. И в то же время добрая, заботливая и любящая, готовая пожертвовать собой ради других. Ума не приложу, как у Элизы и Уолтера мог появиться такой ребенок. Они, конечно, делали все возможное, чтобы загнать ее в те же рамки, что и Розу, с которой им было так удобно. Уолтер находил ее поведение неожиданным и неприличным. Клавдия часто играла со сверстниками недалеко от дома, но, когда однажды она присоединилась к забавам крестьянских детей, отец строго запретил ей водить с ними дружбу. Клавдия любила гулять в лесу и в полях возле дома, но когда отец узнал, что она часами пропадает на озере с удочкой, то решил, что она не будет больше выходить за пределы замка без сопровождения.

Розу отослали в Глостер, в пансион для юных леди, и Клавдия с нетерпением ждала своей очереди поехать туда учиться. Думаю, ей не так уж сильно хотелось усовершенствовать свои умения в области вышивания или пения, но это была возможность уйти из-под давления грозного отца. Однако последний решил, что из-за ее эксцентричного поведения будет лучше, если она останется дома до тех пор, пока не выйдет замуж.

– Думаю, ей нелегко было переносить все эти ограничения.

– Боже мой, конечно! Война, которая развернулась в доме, была не на жизнь, а на смерть. Клавдия не выигрывала ни одного сражения, но это не заставило ее смириться. Она продолжала протестовать каждому новому посягательству на свою свободу. На некоторое время она нашла отдохновение в книгах. Мой Бог, как этот ребенок любил читать! В библиотеке своего отца она нашла мало привлекательного, но викарий позволил ей пользоваться своей, и вскоре она перечитала почти все его книги. Когда отец узнал об этом, он запер ее на две недели в пустой комнате, выдав лишь смену постельного белья.

– Две недели?! – воскликнул Джем. Мисс Мелкшам кивнула. – Но неужели никто не вступился за нее? Я уверен, что ее мать…

– Элиза лишь рыдала под дверью, приговаривая: «Девочка моя, это для твоего же блага».

– Вершиной родительских чувств отца стал брак его дочери с Эмануэлем Кастерсом, – хрипло прошептал Джем.

– Без сомнения. Никто из нас тогда, конечно, не знал его подлинного лица, но он был на тридцать лет старше Клавдии, и она с самого начала безотчетно боялась его. Когда отец объявил ей о своем решении выдать ее за Кастерса, он, казалось, нанес ей последний смертельный удар. В то время я как раз гостила в доме и помню, как она вышла из кабинета отца. У нее было такое выражение лица, что страшно было смотреть. Она ничего не говорила. Она знала, что это ни к чему не приведет, и молча ждала своей участи. Я попыталась вступиться за нее перед Уолтером, после чего меня выставили из дома.

Мисс Мелкшам поднялась и подошла к окну, из которого открывался чудесный вид на южную лужайку.

– Годы, прожитые с Кастерсом, были для нее нескончаемым адом.

– Слава Богу, что их было не так много, – тихо произнес Джем.

– Да, – отозвалась мисс Мелкшам. – Казалось, что со смертью мужа все ее неприятности наконец кончились. Но тут появился Томас Реддингер. Он всегда был ей неприятен, а теперь она рассматривала его лишь как очередного мужчину в цепи представителей сильного пола, которые так или иначе использовали ее для удовлетворения своих нужд.

Мисс Мелкшам вернулась к своему креслу, скрестила руки и многозначительно посмотрела на Джема.

– Но она уже не была той молоденькой девочкой, которая вынуждена подчиняться самодурству сначала отца, потом – мужа. Дела в Рейвенкрофте пошатнулись, но она надеялась поправить положение с помощью конного завода. Она решила, что никогда больше не сдастся на милость мужчине.

Мисс Мелкшам снова встала.

– Вот все, что я хотела сказать вам, Гленрейвен. Она не знает о том, что я собиралась поговорить с вами. Скорее всего, она не позволила бы мне сделать это. Но мне кажется, что вам следует это знать. – Она тихо вышла из комнаты, а Джем занял ее место у окна.

Итак, оказывается, не у него одного есть горький опыт прошлого. Невидящими глазами он смотрел на прекрасную зеленую лужайку. Да, Клавдия предала его. Но у нее были на то веские причины, грустно подумал он.

Его губы искривила горькая усмешка. Гнев, вызванный вероломством Клавдии, прошел, но боль от ощущения, что его предали, осталась, рождая чувство подавленности и одиночества.

Он почти застонал и двинулся к заваленному бумагами столу, чтобы хотя бы отчасти забыться в работе.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

– Прости меня, Джона, я просто не понимаю, что на меня нашло. – Клавдия вытерла глаза длинной оборкой рукава, оказавшейся как раз кстати. – Словно дырявый кувшин…

Джона неуклюже потрепал ее по плечу.

– И не думайте извиняться, мэм. Я уж сбился со счета, сколько раз мое плечо служило для таких целей особам слабого пола. Слезы – это ваше проклятие. Такова уж ваша женская доля. И, ежели позволите, у вас есть на то причины. Милорд, конечно, был раздражен, но так подтрунивать над вами никакого права у него нет.

– Ты хороший друг, Джона, – всхлипнула она, – и я думаю, что ты прав. – Она вспомнила ужасные слова, которые бросил ей Джем, и брезгливое выражение его лица. Она чувствовала, будто ее ударили. Как он мог, как он мог сознательно причинить ей такую боль?

Неужели ее поступок действительно так ужасен? Она ведь даже не пыталась отобрать у него дом, которым он должен владеть по праву. Убедив его взять ее на работу, она не нанесла ему никакого вреда. Фактически это даже в его интересах, потому что она освободила его от львиной доли забот по управлению поместьем. Он же вел себя так, будто поймал ее на месте преступления, когда она подсыпала цианистый калий ему в суп.

Первый раз с того самого момента, как она отдала ему бумаги мужа – о Боже, разве она могла предполагать такие ужасные последствия! – в ее душе закипела злость.

Клавдия подняла глаза на Джону.

– Да, – едва слышно прошептала она, – я думаю, ты прав.

Она вспомнила, что пришла по делу. – Я хочу поговорить насчет Моррисона. Сегодня утром я велела ему сделать компресс на переднюю ногу Принца – у него сильный кровоподтек от удара камнем, – но…

Заливистый лай, раздавшийся снаружи, заставил ее замолчать. В дверном проеме Клавдия и Джона заметили Рампли, яростно лающего на кого-то или что-то, чего не было видно из-за стен конюшни. В конце второго этажа Джордж энергично размахивал руками, подбадривая своего любимца.

– Господь вседержитель! Я ж как раз наказал Лукасу вывести Ворлока на пастбище! – и Джона стремглав выбежал из конюшни. Рампли, видимо, преследуя свою жертву, уже скрылся за углом. Подхватив юбки, Клавдия бросилась вслед за Джоной.

Когда они свернули за угол, их глазам предстал Рампли, с лаем прыгающий вокруг Ворлока. Лукас пытался вывести коня за ограду.

Клавдия с ужасом увидела, что Ворлок, ударив Лукаса копытом в бедро, заставил конюха выпустить уздцы. Джона попытался удержать животное, но ему это тоже не удалось. Конь стремительно бросился по направлению к пастбищу. Рампли, так быстро, как только позволяли ему его коротенькие ножки, все с тем же заливистым лаем понесся вслед за ним.

Клавдия, Джона и едва оправившийся от удара Лукас побежали в том же направлении. Кто знает почему, но вместо того чтобы поскакать на пастбище, Ворлок вдруг резко свернул в сторону и с размаху врезался в закрытые ворота каретного сарая. Услыхав звук ломающегося дерева, сопровождаемый диким ржанием взбешенного животного, Клавдия вскрикнула. Боковым зрением она заметила человека, бегущего от дома к месту этих событий, и, обернувшись, практически лицом к лицу столкнулась с Джемом, который пытался как-то унять коня. По каким-то своим соображениям он оказался на дорожке, ведущей во внутренний дворик.

– Заходите сзади! – закричал он, обращаясь к Клавдии и конюхам. – Заходите сзади, чтобы он не смог уйти! Я постараюсь загнать его в угол. – Он указал на тупик между каменной стеной замка и каретным сараем.

Джем бежал впереди коня, стараясь загнать его в угол. Животное, осознав, что попало в тупик, еще больше испугалось и поднялось на дыбы. Двор снова огласился оглушительным ржанием. Джем пытался ласковыми словами успокоить разъяренного жеребца, но его усилия не увенчались успехом. Ворлок резко повернулся и с диким ржанием бросился на Джема, отбросив его к каменной стене. Клавдия с ужасом поняла, что еще мгновение – и взбесившееся от боли и страха животное может его убить.

Не осознавая до конца, что она делает, Клавдия бросилась наперерез жеребцу, пытаясь загородить от него Джема, беспомощно распростертого у стены. Джем чуть пошевелился. Заметив это, Клавдия попыталась схватить огромного жеребца под уздцы. Ничего удивительного, что ей не удалось его удержать. Жеребец закрутился волчком, увлекая Клавдию за собой. Она помнила, что должна, должна быть между Джемом и Ворлоком. Собрав последние силы, она снова попыталась остановить его. В этот момент животное вдруг резко осело на задние ноги. Клавдия с размаху ухватила его за шею. Однако в следующее мгновение жеребец, пытаясь освободиться, снова напряг мускулы. Клавдия почувствовала запах крови. Она увидела над собой исступленно дрожащие ноздри, огромные желтые зубы и дикие глаза, которые привели ее в ужас. В последнюю секунду чьи-то сильные руки вырвали ее у смертельной опасности. Она подняла глаза и увидела лицо Джема. Почти без чувств она упала ему в объятия. Не прошло и минуты, как он немилосердно встряхнул ее.

– Какого черта вы сюда полезли! – яростно закричал Джем.

– Я пыт… пыталась… – Клавдию бил озноб, зубы у нее стучали так, что она едва могла говорить. – Я… я д-думала, что он вас уб-б-бьет.

– И что вы собирались сделать? Убрать с дороги разъяренного жеребца? Мой Бог, это вас он едва не убил!

Внутри Клавдии закипела злоба. Она резко высвободилась из его объятий и сжала кулаки.

– Идиот! Я пыталась спасти твою паршивую жизнь! Лучше бы я этого не делала, и ты бы валялся здесь, как… как… – Она разразилась рыданиями и побежала от него по дорожке, однако Джем снова настиг ее.

– Простите меня, Клавдия. Пожалуйста. Я…

Голос Джоны, бегущего к ним по дорожке, прервал его.

– Милорд! Миссис Кастерс! – задыхаясь, прокричал старик. – С вами все в порядке?

Прежде чем ответить, Клавдия несколько секунд смотрела в глаза Джему, потом глубоко вздохнула.

– Да, Джона, ничего страшного. Но Ворлок… Он, кажется, поранился… – Она указала на жеребца, у которого из бедра струйкой стекала кровь.

– Да, сильно попортил себе шкуру. Видать, много щепок в себя загнал, когда через ворота-то продирался. Хорошо, что ничего больше не сломал. – И, убедившись, что с Джемом и Клавдией все в порядке, Джона стал деловито давать распоряжения относительно жеребца подоспевшим конюхам.

– Фред, беги в кладовку и принеси уксус и меловую присыпку из аптечного ящика. Сес, а ты давай к мисс Мелкшам, спроси у нее бинтов или полотна. Лукас, поищи-ка свежий навоз.

– Навоз? – удивленно переспросил Джем.

– А то! Лучшее средство – компресс из навоза с уксусом и меловой присыпкой. И глазом не успеете моргнуть, как лошадка снова будет в отличном виде. – Он указал на Рампли, который все еще крутился неподалеку: – А вот эту скотинку лучше бы убрать подальше. – Он подошел к присмиревшему Ворлоку, который понял уже тщетность своих попыток освободиться от висящих у него на шее ворот, и притих в тупой покорности.

Бросив на Джема быстрый гневный взгляд, Клавдия отвернулась от него и, все еще слегка дрожа от пережитого потрясения, направилась по дорожке в сторону конюшен.

Секунда – и Джем снова схватил ее за руку.

– Позвольте мне проводить вас до дома. Ваша тетушка хочет приготовить вам чай или… что-нибудь еще…

– Я не хочу чаю, – резко ответила она. – Я хочу, чтобы меня оставили в покое.

– Глупости. Вы пройдете со мной в дом и посидите там, пока не придете в себя окончательно.

– Я прекрасно себя чувствую и не нуждаюсь…

Но Джем уже твердо взял ее под руку, ведя по направлению к калитке.

Не успели они войти в палисадник, как Роза, словно фурия, набросилась на них:

– Ах вот вы где! Что вы сделали со щенком Джорджа? Этот мужлан из конюшни, он тряс его словно какого-то поросенка! Я хочу знать…

– Учитывая, что из-за него мы едва не лишились нашего лучшего жеребца, этот маленький негодник должен быть благодарен, что с ним не обошлись гораздо суровее, – с жаром ответила Клавдия.

– О, дорогая! Джордж сказал мне, что щенок просто резвился. Я не знала…

Она оборвала себя и, подняв голову, прошествовала мимо них. Клавдия смотрела ей вслед до тех пор, пока властная рука Джема снова не повлекла ее в дом.

– Милорд, я действительно хорошо себя чувствую. Я не хочу ни чаю, ни утешений.

Он не ответил. Его пальцы, переплетенные с ее пальцами, невольно заставили Клавдию испытать чувство волнения от его близости. Вдруг он резко изменил направление и увлек ее в одну из комнат цокольного этажа.

– Давайте присядем. Я хочу поговорить с вами.

– Я не желаю разговаривать с вами! – Клавдия метала молнии. Она раздраженно дернулась, когда Джем усадил ее на скамейку и сам сел рядом.

– Я прошу прощения. Я был чересчур резок там, во дворе. – Он выглядел действительно несчастным. Несмотря на растрепанные волосы, царапину на подбородке, несмотря на травинки, приставшие к щекам, она все-таки была такой хорошенькой, что ему приходилось делать нечеловеческие усилия, чтобы преодолеть искушение заключить ее в объятия.

– Я… испугался за вас, – неуклюже заявил он и еще больше смутился от произнесенных им слов.

Клавдия вновь посмотрела ему в глаза. Господи, как можно одновременно быть готовой убить его и думать о том, станут ли его губы мягкими и податливыми, если она прикоснется к ним своими губами? Темные волосы, словно грозовое облако, упали ему на лоб, и она инстинктивно подняла руку, чтобы поправить их.

– Как вы добры, – буркнула она, намереваясь встать. Лучше бы она этого не делала. Теперь Джем положил руки ей на плечи, не давая уйти.

Он глубоко вздохнул:

– Я хочу еще извиниться за то, что наговорил вам раньше. Я был несправедлив.

Клавдия ничего не сказала, но глаза ее заметно расширились.

– Я до сих пор уверен, что у меня есть все основания для гнева, – он задохнулся. – Вы предали меня. Вы меня действительно обманули. Но я должен был принять во внимание мотивы, которые двигали вами, потому что, вне всякого сомнения…

– О! – Клавдия вскочила со своего места. Кулачки ее были сжаты, глаза метали огненные стрелы. – Как вы великодушны, милорд! Вы меня прощаете! После того как я едва не разрушила свою жизнь, согласившись отдать вам Рейвенкрофт и стать наемной рабочей силой, принося вам дополнительную прибыль, чтобы покрыть издержки!

Джем тоже вскочил.

– Ну ты и фурия! В конце концов…

– И если уж мы говорим об обмане, то как же нам обойти вас, милорд! Не вы ли проникли в Рейвенкрофт под чужим именем и чужим званием? С того самого мгновения, как вы появились в дверях, так невинно глядя на меня, вы уже намеревались отнять у меня замок.

– Я ничего у вас не отнимал! – загремел он. – Этот замок мой, и вы это признали.

– Тогда почему вы не явились прямо, через парадный вход, и не объяснили нам своих прав, а ходили кругами, выдавая себя за другое лицо?

– Потому что я думал, что вы не пустите лорда Гленрейвена на порог, не говоря уже о том, чтобы выслушать меня!

– Не кажется ли вам, что вы сделали то же самое: обманули меня так же, если не более жестоко, как и я вас?

Джем совершенно растерялся. Он никогда не думал над тем, каким способом пытался завладеть своим домом. Но все-таки она должна понимать – их поведение несопоставимо. Он никогда не обманул бы ее, если бы знал… Неожиданно все его умственные построения разлетелись в пух и прах от одной мысли, которая словно молния сверкнула вдруг в его сознании. Он так глубоко ушел в свои собственные переживания, что пропустил один сверхважный факт: Клавдия рисковала своей жизнью! Ради него! Это было как раскат грома – ОНА РИСКОВАЛА ЖИЗНЬЮ! Чтобы спасти ЕГО!

Ледяной душ. Отрезвление. Все вдруг встало на свои места, и он увидел события в истинном свете.

Прошла долгая минута. Он снова обнял ее за плечи.

– Но… видите ли, тогда я еще не любил вас.

Наступила тишина, отделившая их от всего мира. Они словно находились на пике одинокой горной вершины. Клавдии казалось, что громовые удары ее сердца заглушат все вокруг. Она подняла глаза и беспомощно развела руками.

– Тогда нам больше не о чем говорить.

С минуту Джем молча смотрел на нее.

– Что вы говорите? Вы имеете в виду…

– Что я тоже люблю вас, – тихо и радостно засмеялась Клавдия.

– Клавдия… – пробормотал он и через мгновение уже держал ее в своих объятиях, целуя ее волосы, лоб, щеки… – Клавдия! Я был так несчастен и… и я так люблю тебя!

– Джем…

Он так крепко прижимал ее к себе, что ей трудно было говорить. Да на самом деле никакие слова уже и не были нужны, потому что их губы слились в долгом, страстном поцелуе.

Они потеряли ощущение реальности. Наконец Клавдия высвободилась из его объятий и счастливо засмеялась.

– Пожалуй, нам лучше вернуться в дом, а то моя репутация будет основательно испорчена, – улыбнулась она, и в глазах ее заиграли лукавые огоньки.

– Только после того как ты пообещаешь, что в самом ближайшем будущем выйдешь за меня замуж, – отозвался Джем, вновь крепко обнимая ее.

– Но, – произнесла она с некоторой запинкой, – ты, кажется, собирался жениться…

– По расчету? Да, это истинная правда. Но я все просчитал. Если мне удастся убедить тебя стать моей женой, мне больше не придется платить тебе жалование. На сэкономленные деньги я в мгновение ока восстановлю поместье.

– Джем, я говорю серьезно. – Она побледнела. – Все твои планы…

– Могут подождать. Я хочу, чтобы Рейвенкрофт по красоте мог соперничать с Бленхемским дворцом, но какая мне будет от этого радость, если в нем не будет тебя? Нет, любовь моя…

Он улыбнулся и снова припал губами к ее мягким отзывчивым губам.

– Пусть это займет у нас больше времени, но мы вместе будем трудиться и сделаем наш дом таким, каким мы хотим его видеть. И, в конце концов, это чудесное место для того, чтобы растить детей.

– Это верно, – мягко согласилась она и задумчиво коснулась пальчиком пуговицы его сюртука. Они снова надолго замолчали. Наконец, крепко держась за руки, они все-таки пошли в дом.

– Тетушка Гусси, несомненно, обрадуется, – весело произнесла Клавдия. – А вот Томас… Интересно, что скажет Томас!

– Сначала он, конечно, растеряется. А потом поймет, что ты заключила выгодную сделку. Думаю, он окончательно успокоится, когда осознает, что ты снова попала под контроль умного мужчины. Никаких мужских нарядов, никакой мужской работы!

Почувствовав ее внутреннее сопротивление, он повернулся к ней.

– Конечно, если только ты сама не захочешь этого, – сказал он очень серьезно.

– Это правда? Ты разрешишь мне…

– Клавдия, дорогая, любимая моя, я не имею права разрешать или не разрешать. Ты – умная женщина. Ты меня любишь, и я тебя люблю, и я надеюсь, что мы будем строить нашу жизнь, учитывая чувства друг друга. Но, в конечном итоге, ты сама вольна поступать так, как считаешь нужным, в той же мере, в какой и я считаю себя вправе действовать согласно моим собственным убеждениям.

Несколько секунд Клавдия молчала.

– Знаешь, любимый, – произнесла она нежно, и звук ее голоса сладкой музыкой отозвался в его сердце, – наверно, я сделала в жизни что-то очень знаменательное, раз на моем пути встретился такой удивительный человек, как ты.

– Ужасно не хочется разочаровывать тебя, дорогая, – весело рассмеялся он, – но мужчины моего типа, видимо, не очень правильные мужья… Но у меня нет никакого желания спорить с тобой.

Она тоже рассмеялась, приблизила к себе его лицо и снова поцеловала. В этом поцелуе не было порыва или требовательности – лишь тепло и нежность. Она вся была во власти этого приятного занятия, когда услышала, что ее зовут.

Все еще не выпуская Джема из объятий, она обернулась. К ним поспешно приближалась Роза. У нее на руках сидел недовольный Рампли, всем своим видом протестуя против учиняемого над ним насилия.

– Клавдия! Не будешь ли ты так любезна объяснить мне, чем ты занимаешься?

– По-моему, это очевидно, – спокойно отозвалась сестра. – Я целую Джереми Стендиша. – И она вновь одарила улыбкой своего возлюбленного.

– Я вижу. – Роза окончательно вышла из себя. – Но я хочу знать, что все это значит. – На какое-то мгновение она даже растерялась. – Неужели у вас нет никакого представления о приличиях? – В ее голосе звучало благородное негодование.

– Увы. Кстати, Роза, ты можешь нас поздравить: лорд Гленрейвен и я – мы решили пожениться.

От неожиданности Роза открыла рот.

– Пожениться? Но что скажет Томас?

– Мы как раз обсуждали возможную реакцию вашего супруга, – раскатисто рассмеялся Джем.

– И пришли к выводу, что это не имеет никакого значения, – закончила Клавдия.

– Но, – запротестовала Роза, – он будет взбешен. – Она хотела добавить что-то еще, но оборвала себя, почувствовав, что ее губы растягиваются в улыбку. – Он будет вне себя от ярости, – произнесла она через несколько минут уже совершенно другим тоном.

Тем временем Рампли воспользовался ситуацией, выскользнул из объятий своей хозяйки и с невинным видом посмотрел на нее. Махнув рукой, Роза рассмеялась, потом прослезилась и обняла сестру.

– Поверьте, я искренне желаю вам счастья.

Несколько минут сестры стояли обнявшись, потом Роза, улыбнувшись лучезарной улыбкой, отпустила Клавдию и пошла к восточному крылу. Рампли вприпрыжку побежал за ней, весело виляя хвостом.

Клавдия вернулась в объятия Джема.

– Да, – пробормотал он, целуя ее волосы, – сегодня действительно удивительный день. Знаешь, я даже начинаю радоваться предстоящему званому обеду.

Клавдия с удивлением посмотрела на него.

– Это будет прекрасная возможность объявить всем о нашей помолвке. Как ты думаешь? Знаешь, я, пожалуй, попрошу Розу не разглашать до поры нашу маленькую тайну. Уж очень хочется посмотреть на лицо Томаса, когда он услышит эту радостную новость.

Клавдия хихикнула.

– Видимо, оно мало чем будет отличаться от выражения лица Скью Фостера. Интересно, – с невинным видом продолжила она, а как воспримут эту новость другие соседи. Например, Вилфред Перри?

– О да. – Джем улыбнулся еще шире. – У него ведь дочь с богатым приданым. Не совершил ли я ошибку? – Он в раздумье потер подбородок.

– На твоем месте я была бы поосторожней, – проникновенно сказала она. – Не стоит пренебрежительно относиться к предостережениям бабушки. – Она игриво щелкнула его по носу.

– О, – беспечно отреагировал Джем, – думаю, я так сильно буду занят внучкой, что у меня едва ли останется время размышлять над предостережениями бабушки.

Она звонко рассмеялась. Джем прервал смех своей возлюбленной долгим и нежным поцелуем. Наконец, обнявшись, счастливые, они пошли к дому.


home | my bookshelf | | Возвращение лорда Гленрейвена |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу