Book: Полунощная Чудь



Оливер Джонсон

Полунощная Чудь

Дейву Моррису — другу, советчику, вдохновителю

Поиск начинается

Аланда потрясла головой. — Нет, если мы действительно в Северных Землях, как ты предполагал: Мазариан принес с севера все, что мы знаем, включая язык, на котором мы говорим. А народ девочки оставался здесь все столетия, которые прошли с момента ухода Маризиана.

— А ты внешне очень похожа на нее.

— Так и должно быть, — сказала Аланда, поглядев на ребенка. — Я же говорила тебе, жрец, что мой народ тоже пришел из этой земли, из места, которое называется Астрагал. Я думаю, это не слишком далеко отсюда.

— Хорошо бы узнать поточнее, где мы находимся, — заметил он.

— Тогда не подходи ближе — она боится тебя до смерти.

— Скажи ей, что мое лицо — только маска.

— Она еще ребенок. Как она может не бояться? — Тем не менее, услышав человеческую речь, выходившую из-под маски, девочка немного успокоилась. В то время, пока они разговаривали, она глядела то на одного, то на другого.

— Дитя, ты понимаешь меня?

Девочка кивнула.

— Скажи мне, как тебя зовут.

Ребенок еле слышно что-то пробормотал, но Аланда все-таки услышала. — Ее зовут Имуни.

— Где ты живешь? — ласково спросила Аланда. Девочка опять пробормотала что-то, чего оба мужчины не расслышали, и слегка кивнула в сторону входа в пещеру, как уже делала раньше.

Аланда повернулась к Уртреду и Джайалу. — Это место называется Года. До него совсем близко, надо только немного спуститься вниз. Она — дочка старосты.

— Почему она пришла сюда в темноте и одна?

Аланада опять спросила, девочка опять что-то прошептала в ответ. — Она пришла сюда, чтобы принесли подношение в святилище, — сказала Аланда, указывая на мешочек на полу. — Но когда она вошла, то обнаружила, что стражи пробудились.

— Она думает, что мы стражи?

Аланда утвердительно кивнула. — Она говорит, что на нижней полке стояли три каменные статуи, напоминавшие нас. — Теперь оба мужчины уставились на нижнюю полку. Яркий свет солнца лился из входа, и на нижней полке стали видны три отполированных круга. Камень вокруг них был изъеден сочащейся сверху водой, а они были чистыми и нетронутыми, как если бы на этих местах что-то стояло. Каждый из них вспомнил, что, когда они очутились здесь, то стояли в точности на тех самых местах на нижней полке.

Рука Уртреда коснулась плаща, как если бы он ожидал, что он сделан из камня, а не из шерсти. Однако материя была мягкой. Камень стал плотью.

— Тогда, если мы стражи, кому посвящено святилище?

Глаза Аланды не отрывались от их лиц. — Светоносице.

Все повернулись и посмотрели на верхнюю полку, на которой лежала Таласса, чье лицо в свете солнца казалось мертвенно-белым.

— Неужели кто-то знал, что Светоносица придет, что ее ум перейдет в эту статую, даст ей жизнь? — недоверчиво спросил Джайал.

Аланда кивнула. — Маризиан: он написал много книг пророчеств. Он предвидел этот день.

Уртред все еще смотрел в лицо Талассы. — Быть может он и предвидел этот день, но предвидел ли он то, что случилось с Талассой, то, что ее укусит Живой Мертвец?

— Должно быть лекарство, — сказала Аланда.

ПЕРВАЯ  ГЛАВА

Свет над Равнинами

Ночь. Кровопролитие почти закончилось. Битва при Тралле была проиграна. Барон Иллгилл стоял на том самом холме, на котором утром разбил свой шатер, и склоны которого сейчас были покрыты мертвыми и умирающими, зачастую лежавшими друг на друге. Только немногие из его людей остались с ним, окруженные со всех сторон неисчислимыми рядами черных воинов врага, Жнецов Скорби. Жнецы стояли на нижних склонах холма, звук их костяных рогов разносился над всем болотом. На каждом был шлем, на лицо надета маска-череп. И каждый глядел жадным взглядом на маленький круг последних людей барона. Они собирались атаковать.

Барон приготовился к концу. Он бросил на землю щит. Свинцовый сундук с Теневым Жезлом стоял у его ног. Он открыл его и ослепительный голубовато-белый свет ударил в воздух. Он увидел, как ряды врагов качнулись назад, подальше от неожиданного света. Он осторожно вынул светящийся Жезл и завернул его во флаг легиона. Но даже накрытый Жезл сиял через красно-оранжевое полотно как волшебный фонарь, освещая трупы, лежавшие на склонах, похожие на скошенные снопы пшеницы. Он поднял Жезл левой рукой, в правой он держал меч.

Эта война началась только из-за того, что он завладел Жезлом, и теперь, когда враги заметили его, вся армия Фарана увидела свою настоящую цель. Волна Жнецов Скорби, одетых в бронзовые доспехи, хлынула вперед, их костяные рога заревели голосом смерти. Они поднимались по склонам, их ноги скользили по трупам, задние ряды толкали передних. Мечи сверкнули и ударились друг о друга. Но натиск Жнецов остановить было невозможно. На барона навалилась масса тел, и, уступая их натиску, он пятился назад, пока не потерял равновесие и не упал на стенку шатра.

Оттолкнувшись спиной, он опять встал на ноги. Враг в маске-черепе тут же бросился на него. Барон ударил слева направо и увидел, как его меч отлетел в сторону, ударившись о шейную броню Жнеца Скорби. Жнец ударил в ответ, барон сумел отбить удар, а потом оттолкнул противника со страшной силой, которую дали ему долгие годы тренировки. Но еще больше Жнецов напали на него слева; он отступил, парируя Жезлом. Удар бронзовой булавой разорвал ткань и выбил ослепительную вспышку света из зачарованного металла. Какое-то время он мог видеть только пламя вспышки, и больше ничего. Вокруг него толкались тела, он не мог пошевелить ни рукой ни ногой. Его потащило влево и вниз, к склону. Он покачнулся и упал, перевернулся через голову, потом еще и еще. Тем не менее он держал Жезл, мертвой хваткой. Едва он опять поднялся на ноги, как новый толчок направил его вниз, в глубину болот, подальше от ворот Тралла. Он опять попытался встать на ноги, но бесполезно, поток тел нес его вниз. На этот раз даже его ноги не касались земли. Давление тел было настолько велико, что он почувствовал, как теряет сознание.

Как только давление ослабло, его зрение прояснилось. Каким-то чудом он был свободен. Он взглянул вверх, на холм, но тот оказался очень далеко от него — слабый силуэт едва освещенный огнем погребальных костров.

Сердце стало биться медленнее, голова прояснилась. Сейчас он в безопасности. И вместе с этой мыслью пришла вина. Почему мечи врагов не коснулись его, когда его люди падали как были на бойне? Быть может свет Жезла ослепил их? А может быть они испугались, увидев в этом призрачном свете человека, который потерял все и не боялся смерти, как не боялся и убить нескольких из них? Или было что-то божественное на лице правителя города, и это парализовало руку, которая должна была его убить?

Правителя? Нет, он потерял все: город и королевство, которым управлял. Теперь он самый  обыкновенный смертный: пища для стервятников, как и его люди. Ему помогла судьба, оттолкнув его от убийц, оставив невредимым, когда все остальные умерли. Судьба, которая приказала ему жить, жить и видеть то, к чему привели его решения. Разве он не послал своего сына Джайала на поиск меча этой самой ночью, поиск, который должен привести Червя к концу, несмотря на то, что битва проиграна?

Однако случилось то, что случилось, он жив. Теперь он должен хорошо обдумать свое бегство. Медленно и осторожно он пошел по болоту, темный торф засасывал его ноги. В почти полной темноте он ощущал, что множество людей бредут рядом с ним, но он не знал, были ли это друзья или враги. На востоке неясно вырисовывались огромные стены Тралла, а за ними возносилась в ночь пирамида гробницы Маризиана.

Гробница Маризиана: да, вот из-за кого все началось. Маризиан, вот настоящий творец всего этого ужаса, всего кровопролития. Барон знал: именно то, что он нашел бросило его в круг боли; никогда, до самой смерти, ему не удасться вырваться из него. Он спросил себя, а его друг, Верховный Жрец Манихей, удалось ли убежать ему; но тут он вспомнил слова Старца — Манихей заранее знал, что умрет. По меньшей мере в этой битве он нашел покой.

Жезл тяготил его, оттягивал вниз левую руку. Даже через флаг легиона барон чувствовал его силу, а его жар начинал жечь руку и левую часть лица даже через забрало шлема. Свет Жезла окрасил окружающий туман в голубовато-белый цвет. Пока барон устало шел через болото, другие беженцы появлялись в круге света и исчезали из него — еле волочащие ноги фигуры, на мгновение превращавшиеся в резкие силуэты. Он замечал их лица: его собственные люди, изнеможенные, покрытые кровью, глядящие куда-то вперед, за тысячи миль перед собой, не обращающие внимание на то, куда они идут, или сколько раз упали. Жалкие остатки разбитой армии.

Его черно-красные доспехи были отчетливо видны в свете Жезла. Даже если люди узнавали его, они не спешили помочь своему командиру. Барон вспомнил старую мудрость, которую любил повторять его отец: у победоносного генерала много друзей, потерпевший поражение всегда один. Он и был один в круге света, рев яростной битвы мало-помалу затихал в ушах, и его место занимало глубокое отчаяние. Он шел через ночь, наедине с собой. Он вспоминал прошлое и чем темнее становилась ночь, тем больше он думал о сыне.

  Восемнадцать лет он выковывал характер мальчика, восемнадцать лет он ругал его, ободрял, учил, иногда бил; и готовил жить в жестоком мире. Так как барон знал, что проклятие свершится, знал, что случится с городом, который он унаследовал от многих поколений Иллгиллов и который как раз сейчас грабили, а жителей убивали и насиловали.

Были и другие, которые тоже знали это. Ясновидящая, Аланда, говорила с нем несколько месяцев назад, еще до того, как он начал раскопки могилы Маризиана, и предупредила о том, что произойдет: об этой ночи убийств и о тяжелом проклятии, которое падет на него из-за того, что он осмелится использовать магию для возвращения сына из лап смерти. И тем не менее этим утром он повел свою армию в бой, обрек тысячи на верную смерть. Почему? Рок, путь судьбы, человек не в состоянии свернуть с него, он должен пройти его весь, даже если в конце только гибель и разрушение.

Но, волей Ре, его сын проскакал через ряды врагов, добрался до Пяти Гор, вскарабкался на перевал, и теперь перед ним открыта дорога на юг. Куда он пойдет? Суррения, Астардинское Море, пустыни Юга. Он повернулся, чтобы посмотреть назад, но ночь уже скрыла и дорогу и горы. Где-то там была надежда на будущее. Надежда на то, что где-то далеко в Орморике сын найдет меч, Зуб Дракона, оружие, которое может изменить судьбу, как это мог бы сделать Жезл, если бы Манихей использовал его раньше; Жезл мог бы вернуть смерти ее права и отправить в поля мертвых этих сходящих с ума по крови живых мертвецов, таких же смертельных, как и вампиры Фарана. Он должен спасти Жезл. Придет день, и он найдет человека, который сможет владеть им, такого же искусного пироманта, каким был Манихей.

Ноги понесли его по широкой дуге вокруг северных стен города. Утопая по щиколотку на каждом шагу, барон упрямо брел по чавкающему болоту, и через нескольких часов чудесным образом обнаружил, что идет по твердой земле. Древняя дорога на север — ее широкие плиты, погруженные в болото, казались гигантскими кусками тверди, проглоченными черной жижей. Своим внутренним взором он увидел ее как стрелу, летящую на север. Теперь, когда была дорога, по которой можно идти, барон ощутил в себе новые силы. Где-то впереди, примерно милях в пятидесяти, начинаются предгорья Палисадов. Он перенесет Жезл через них, в Северные Земли, пройдет через Сияющую Равнину и Полунощную Чудь, и принесет его в Искьярд.

В глубокой древности Легионы Огня воевали с Чудью, и кто-то из тех, кто выжил в этой войне, оставил записки, в которых написано, что дорога на север все еще проходима, даже в горах. Внутренним зрением он видел эти почти незаметные тропы, светящиеся в ночи. Зима только начинается, сугробы не должны быть слишком высокими. Человек сможет пройти там, если будет осторожен.

Он опять двинулся вперед, бредя через стоячую болотную воду, иногда проваливаясь по пояс. Он чувствовал, что болото старается утопить его, а тяжесть доспехов тянула его вниз. Но свет Жезла горел в его душе, а голос Жезла говорил с ним, утверждая, что он не должен погаснуть в этих болотах. Час шел за часом, а он стиснув зубы сражался с хваткой трясины, и его ноги уже горели от боли. В какой-то момент он чуть не потерял сознание, но заставил себя собраться и посмотреть вперед, нет ли опасности. И он увидел яму, со дна которой поднимались пузыри, намного более глубокую чем все, через которые он прошел, и которая могла проглотить взрослого мужчину. Он обошел ее, прорубив мечом путь через камыши ростом с него. И в левой руке горел Жезл, обжигая его кожу. Невозможно было глядеть не прищурясь на его неугасимый свет.

Внезапно и с трудом он сообразил, что за ослепляющим сиянием Жезла ночь стала не такой темной, скорее серой, и скоро рассвет. Он посмотрел обратно, на юг. Скала Тралла поднималась из болота не меньше, чем в десяти милях сзади; черная колонна дыма из нее упиралась в небеса.

Этот дым унес с собой его дом и его мечты: внутренним зрением он видел зал с портретами предков, превратившийся в ад, кабинет, в котором он оставил Джайалу инструкции под охраной демона; все это пожирает тот самый огонь, которому он поклонялся.

Барон откинул голову назад и усмехнулся, когда горькая ирония событий дошла до него. Потом потряс головой, пытаясь привести ее в порядок. Нет, это не тот путь. С такими мыслями можно быстро сойти с ума; слишком легко соскользнуть в пропасть, из которой нет возврата. Вместо этого он повернул глаза на запад — теперь он мог ясно видеть вынырнувшие из темноты Огненные Горы, четкие линии на атласе ночи — сумел ли Джайал добраться до них?

Барон знал, что мальчик должен это сделать: невозможно отрицать судьбу и пророчество. Даже то, что он сам выжил, была предопределено — каким-то образом он знал, что сумеет убежать — иначе почему он, составив подробный план для Джайала, сам пошел на север? Почему отдал ему своего собственного жеребца, Тучу? Когда накануне битвы он написал письмо и засунул его в седельную сумку лошади, он спросил себя, почему вообще он написал его. Теперь он знает ответ.

И, похоже, провидение послало ему еще одно указание: в ясном свете рассвета он увидел лошадь без всадника, щиплющую траву на берегу болотного пруда, поводья были наброшены на голову. Он побрел к ней, убрав меч в ножны и сняв одну из своих металлических рукавиц. Когда барон подошел, лошадь, до того косившаяся на свет Жезла, вздрогнула и слегка отошла в сторону, но он пробормотал ей что-то успокоительное и положил руку на холку, успокаивая ее. Вставив ногу в стремя, он с трудом сел на лошадь, а Жезл вставил в переднюю луку окровавленного седла. Мерин нервно дернул гривой, почувствовав нежелательное тепло на спине, но остался достаточно послушным.

Барон поглядел на серую воду болота, простиравшуюся перед ним. По меньшей мере несколько сотен ярдов. На мгновение у него появилось сильное желание обмануть судьбу, взять Жезл и бросить его в воду.  Рука, в которой он держал его всю ночь, и так горела страшной болью, несмотря на защиту металлической рукавицы. Так что же это такое: благословение или проклятие? Пускай болото решит судьбу человечества. Разве он не самый обычный смертный? Разве, как Манихей и предупреждал его, вес этой штуки не слишком велик для него одного? Барон ощущал и его силу и его ужас, как никогда раньше. Если он бросит его в воду, быть может другое поколение найдет его? Он слышал о давно исчезнувших и умерших людях, которые вновь появляются на свет, идеально сохранившись в болотном торфе. Почему бы Жезлу тоже не появиться на поверхности,  найденному каким-нибудь странником через неизвестно сколько лет?

Но как только все это пришло ему на ум, он ощутил магию Жезла, магию, которая давала власть, средство, которое обещало легкий доступ к тайному миру, скрытому от глаз смертных, и сила которого делала человека всемогущим. Обладать этой силой — вот чего он хотел больше всего на свете, и ее притяжение он впервые испытал, когда проник в лабиринт Маризиана и увидел сверкающий в темноте могилы Жезл. Выкинуть это чудо было выше его сил.

Почти час он оставался на месте, споря сам с собой, когда заметил, что красный шар солнца уже высоко поднялся над Ниассейским Хребтом. За это время некоторые из его товарищей, выжившие в битве, тихо подошли к нему и молча встали вокруг на краю болота; все они были одеты в разные мундиры легионов, которые на рассвете прошлого дня он гордо вывел против армии Фарана. Теперь их нарядные одежды были запачканы и изодраны. Многие из них были ранены. Серые, измученные лица глядели на него тяжелым, обвиняющим взглядом.

Почему они пришли за ним сюда, почему ругают его и обвиняют в поражении? Разве эти глупцы не понимают, что это все было предопределено, как предопределен восход солнца каждое утро? Шло время, все больше и больше их появлялось из тумана. Один или два сидели на усталых от боя лошадях, скорее похожих на кляч. На лошадях были остатки блестящих попон, и здесь, в болоте, они казались грустными созданиями, которые принесли за собой загубленные мечты молодости.



Никто не произнес ни одного слова. Все глядели на него, как если бы ждали того, что скажет он. Хватит призраков! Иллгилл ударил сапогами по бокам мерина, тот вскинул голову, вздрогнул, но не двинулся — и он устал. Но еще один удар заставил его пойти вперед, хотя и опустив голову низко к земле. И голова Иллгилла тоже низко склонилась над лукой седла. Лошадь и всадник пересекли болото, найдя путь среди камышей. Несмотря на почти полное истощение, Иллгилл слышал за собой звук ног, вытаскиваемых из болотной жижи и шорох камышей — некоторые из его людей решили пойти за ним. Он не стал глядеть назад, чтобы пересчитать их: Жезл наполнял его сознание, его свет говорил ему, что в случае нужды он один сумеет пересечь горы и уйти в Северные Страны.

Он скакал все утро, не поднимая глаз от гривы лошади, чтобы посмотреть вперед; он знал только то, что едет по старой дороге, так как копыта лошади иногда ударяли по древним, заросшим мхом камням. У лошади, по меньшей мере, есть инстинкт самосохранения, который он сам потерял: его не обеспокоило бы даже, если бы мерин завез его в самую глубь болот.

И барон не глядел назад до тех пор, пока, ближе к концу дня, не увидел  за самым дальним краем болот несколько невысоких холмов, поднимавшихся из твердой земли. Предгорья; сами горы были еще почти невидимы, так, неясные серые линии, тянувшие к небу через туманный воздух севера.

Тогда он остановился, повернул лошадь и посмотрел на тех, кто следовал за ним. Они появлялись из тростника как призраки. Они шли, шатаясь, безучастные ко всему, с опущенными головами. Но когда они видели, что лошадь и всадник остановились, каждый из них тоже останавливался, поднимал свою усталую голову и смотрел на него. Хотя за все это время его мозг оцепенел, теперь он внезапно ощутил, как если проводит военный смотр, и принялся методично пересчитывать их, как если был на храмовой площади и собирался занести их в список. На середине он сбился, когда от изнеможения его голова наклонилась и едва не ударилась о грудь, но он не дал себе потерять сознание и заставил себя пересчитать их снова.

Сто тринадцать человек; вот все, что осталось от Рыцарей Жертвенника и Легиона Огня: спешенные всадники с оружием, копейщики, обслуга баллист, лучники. Сто тринадцать из двадцати тысяч. Внезапно шум в ушах утих и зрение прояснилось. Сто тринадцать, подумал он — вполне достаточно для того, что он собирался сделать.

Он опять повернул свою лошадь к Палисадам, зная, что теперь у него есть армия. И если эти люди пришли так далеко, разве они не последуют за ним дальше, за Палисады, в страну, куда никто не ходил по меньшей мере тысячу лет?

ВТОРАЯ ГЛАВА

Легион Огня

Битва произошла в то время года, когда последние мягкие осенние дни боролись с ледяным дыханием зимы. Но на пилообразных вершинах Палисадов всегда царствовала зима, независимо от времени года. Ледяные трещины, ледники, узкие как хвост дракона перевалы, покрытые глубоким, по пояс человеку, снегом. У людей барона оказалось с собой очень мало средств для подъема в гору: несколько достаточно коротких веревок, оказавшихся в вещевых мешках, и несколько импровизированных костылей, сделанных из кинжалов.

Попытка пересечь горы была настоящим самоубийством, но выбора не было: они пошли в горы зная, что обратной дороги нет. И если они умирали, то умирали без жалоб.

Больше всего людей унесли лавины. Настоящие снегопады начались как только они прошли предгорья. Даже издали снежные карнизы, прилепившиеся к вершинам и перевалам, выглядели угрожающе; когда же они вышли на древнюю дорогу, ставшую горным серпантином, на склонах окружающих гор оказалось множество ненадежных снежных козырьков.

Первая лавина сошла на второй день. Небо было ясно-синим, горные вершины четко вырисовывались в нем. И тут они увидели, как снежный козырёк над ними оторвался от склона.  Колонна остановилась заворожено глядя, как по склону вниз к ним скользит огромная масса снега, странное и красивое зрелище. Потом пришел грохот обвала, грохот, который поглотил все остальные звуки.

Барон слышал, как люди, регулярно переходившие горы, рассказывали о когтях лавины, о белой пыли, летящей вниз перед массой снега, катящейся позади. После этого дня он стал ненавидеть зрелище скользящей вниз белой волны, за которой с оглушительным шумом несся чудовищный пласт снега, падавший с какого-нибудь остроконечного пика и похожий на огромный вал, обрушивающийся на пляж во время бури! Потом, быстрее, чем самая быстрая лошадь, быстрее, чем ягуар, белая лава, так не похожая на огненную, но такая же смертельная, оказалась над ними. Лава, которая, как цемент, облепила своих жертв.

В первый день им потребовался час, чтобы докопаться до первого тела. У многих из тех, кто копал, оказались обморожены руки — лопат у них не было. Несмотря на все их усилия, человек уже умер, задушенный плотным снегом.

В первый раз они потеряли только четверых, но на следующий день сошла другая лавина и одним ударом взяла тридцать человек. После второй лавины барон приказал выжившим перестать копать: не было никакой возможности победить белое море, ревевшее вокруг них, белое море,  которое хоронило в себе все надежды; их слабые попытки тонули в хаосе снега и камня. Он помолился Ре, чтобы тот взял души тех, кого проглотил снег.

Они карабкались вверх по дороге, превратившейся в еле видимую тропинку. На ночь они выкапывали ямы в снегу, в которых спасались от жестокого пронзающего ветра. Когда они подошли к самому высокому из сверкающих голубых пиков, начались снежные бури, хватавшие человека целиком и сбрасывавшие вниз, на верную смерть, а вместе с бурями приходили баньши, зловеще воющие духи, помещенные сюда богами, которые хотели оградить от появления смертных свой запрещенный мир севера. Их вой походил на звук, который раздается когда рвется ткань, но в сотни раз громче, и сопровождался потусторонними завываниями, то высокими, то низкими, а сами баньши плавали и кружились в порывах жестокого ветра. Несколько человек сошло с ума и бросились в пропасть, только бы не видеть и не слышать их.

Тем не менее не лавины и не баньши, а жажда была их самым страшным врагом. Парадокс: в этом море замерзшей воды ее не могло утолить никакое количество съеденного снега. Подъем требовал так много энергии, что человек терял больше жидкости, чем мог получить от  пригоршни снега.  Многие из них страдали от обезвоживания, а потом начинали бредить. Они исчезали из своих ночных укрытий, несомненно уводимые горячечными миражами колодцев с водой. Никто не видел, куда они шли или куда падали. Но каждое утро все меньше и меньше людей выныривало из снега.

В сознание барона, в месте, куда не могли проникнуть ни завывания ветра ни жажда, находился общий план гор; он превосходно помнил карту местности, которую выучил, когда был еще мальчиком: легендарные имена вершин, вызывавшие восхищение у школьника, вызывали страх у взрослого мужчины. Они поднимались все выше, пик за пиком оставались позади, но барон всегда искал один, стоявший на самой крыше мира. Внезапно на какое-то мгновение тучи разошлись и он заметил его через падающий снег, белый, с изломанными гранями, похожий на копье, устремленное в небо:  Сегрон, самый высокий в Палисадах. Под ним находился перевал, за которым начинался спуск с гор.

Именно тогда он осмелился опять пересчитать своих людей, в первый раз с того времени, как они вышли из болот. Он делал это медленно, педантично, касаясь каждого из них своим обмороженным пальцем. Но на этот раз подсчет не занял у него много времени, хотя он совсем не торопился: только пятнадцать человек выжило. Девяносто восемь погибло.

Люди уже проходил через перевал под Сегроном. В последний раз это было тысячу лет назад, во время похода Легиона Огня против темных созданий, живущих на севере. Но и та экспедиция проходила в очень тяжелых условиях: никто из легиона не вернулся в Тралл, хотя они вышли летом. А теперь в этих горах, находящихся в тени умирающего солнца угнездилась зима, навсегда.

Только однажды после этого легиона человек пытался пересечь Палисады. Фуртал, придворный певец, как-то раз спел песню о холодной зимней ночи в дворце на Серебряном Пути. Он и был единственным человеком, вернувшимся из самой последней, несчастной экспедиции. Он никогда не говорил о том, что там произошло, за исключением нескольких загадочных строк:


Рядом с Сегроном стеклянный грот

Там гордая армия стоит и ждет.

Перед ними зло гнездится в горах,

Равнина Призраков и древний страх.

На Юге — тепло, но не греет оно.

Там Дом вдовы, а дитя больно.


Настала ночь, когда они подошли к перевалу под пиком. Небо грозило новым ураганом. Темное пятно в снегу, покрывавшем  каменный склон, подсказало барону, что в основании горы находится скрытая пещера. Они пересекли замерзшее маленькое горное озеро и проломили ледяной занавес, скрывавший вход в пещеру.

Внутри, в синей глубине пещеры, они нашли своих предшественников. Они казались серыми статуями, ряд за рядом стоявшими у задней стены пещеры. Трупы, полностью замерзшие и идеально сохранившиеся во льду. Предки были одеты для войны, войны, которая бушевала тысячу лет назад: древние чеканные доспехи, на плечах округлая броня, на голове острый шлем. Древние мечи и щиты лежали рядом с ними, тоже замерзшие; куски металла около их ног.

В пещере было невероятно тепло по сравнению с ледяным холодом снаружи. Тем не менее температура была ниже нуля. Оставаться здесь означало умереть, и очень быстро; вот тогда они бы присоединились к этим мертвым предкам.


Иллгил не знал, откуда у него появился голос, но этот голос принадлежал другому времени; тому времени, когда он приказал инженерам вскрыть могилу Маризиана, несмотря на протесты жрецов Ре; тому времени, когда он приказал открыть все ворота Тралла и всей армии выйти из них навстречу Фарану Гатону; тому времени, когда его слово было законом.

Когда человек слышал такой голос, он молча подчинялся, несмотря на изнеможение, и все, кроме двоих, последовали за ним, когда он приказал уйти из пещеры и оставить смерть за собой. А те двое, которые остались, уже сейчас выглядели, как покойники. Барон бросил на них последний взгляд и нырнул в снежную бурю, бушевавшую снаружи.

Несмотря на летящий снег они нашли несколько маленьких каменных пирамид, указывающих дорогу вниз, за перевал. Очевидно, некоторые из древних легионеров выжили и ушли на север.

Осталось так мало его людей, что, наконец-то, даже их не самой длинной веревки хватило, чтобы связаться между собой. Буря и не думала униматься, и они спускались по ледяному склону, который из-за вечного ветра был так сглажен, что казался льняным полотном, туго наброшенным на плечо горы. Мир вершин и облаков лежал справа под их ногами; каждый шаг казался шагом в пропасть, которая ждала их. А над их головами с подветренной стороны северного лица Сегрона предательски свисали ледяные карнизы. Время от времени они смотрели вверх, ожидая лавины и грохота обвала. Но пока они пробивались через снег, доходивший им до колен, то слышали только вой ветра, треск своих потертых сапог и шорох поношенный одежды. Лавина так не сошла и ветер ослаб, как если бы древние боги наконец неохотно признали: люди будут жить.

Все эти дни Илгилл прожил как во сне, утоляя жажду и голод жалкой пищей, которую принесли его люди, и мясом лошадей, которых они зарезали в предгорьях. Но тринадцать выжили. И у него все еще был Жезл, а Жезл по-прежнему испускал яркий свет, когда у них над головами висели облака, а вокруг было не видно ни зги из-за снежной бури.

Они мало-помалу спускались, связанные вместе одной веревкой: иногда его тянули остальные, иногда он тянул их. Они стали частью одного существа, их индивидуальные сознания исчезли, и это существо сражалось за свою жизнь. Если один падал на остром как бритва кряже, другой не говоря ни единого слова поднимал его, и первый, не пробормотав ни единой благодарности, снова включался в коллективный спуск.

В конце концов они ушли с самых высоких склонов Сегрона. Они спустились по леднику, расколотому шестифутовыми трещинами, по непрочным снежным мостам пересекли голубые пропасти. Дважды эти мосты рушились, превращаясь в снежную пыль.  И оба раза упавших людей, от изнеможения даже неспособных испугаться, вытаскивали обратно.

Конец ледника. За ним висячая долина[1]. Они спустились по черно-белому каменистому откосу, на котором не сумел вырасти ни один куст, и погрузились в поднявшийся густой туман, в котором едва видели друг друга; туман завивался вокруг них, как если бы хотел проверить их на прочность, а потом поднялся и растаял в небе.

Когда они уже спустились достаточно низко и опасность уменьшилась, Илгилл начал выходить из ступора — бредового состояния, к которому он относился как к силе, вошедшей в его сознание; сердце забилось быстрее, несмотря на лед, по-прежнему сковавший душу. Все тринадцать выживших спустились с Пика Сегрона. Легион избранных. Провидение или Жезл, а может быть они оба вместе, сохранило их: они перевалили Палисады.

Но потом на них опять накинулась снежная буря. Пришлось опять сделать ямы в снегу и зарыться в них, на двое суток. Двое умерло от укусов холода; еще один ушел в бурю, пока другие спали; больше его не видели. Оставшиеся десять жестоко страдали, но их сознание было закалено пройденными испытаниями, так как те, кто пересек Палисады, превратились в людей со стальной волей.

Вот имена тех девяти, кто остался вместе с бароном: Эндил Спарроухоук, Горвен Уайтблэйз, оба Рыцари Жертвенника; Андул, брат Горвена, сквайр; Ниракс Храбрый; Зар Суркут; Отин, сержант в армии семейства Суркут; Минивер, дворянин из Суррении, присоединившийся к армии Иллгилла прямо перед сражением, и Аргон с Крастилом, единственные два солдата, которые выжили. История забыла имена остальных: укушенных насмерть морозом, сошедших с ума, попавших под лавину или оставшихся в пещере, когда спасение было совсем близко.

Тех двоих, которые умерли во время последнего спуска, похоронили и насыпали сверху каменные пирамиды, в верхушку которых воткнули мечи. Иллгилл и остальные девять вышли в путь, не слишком надежно связанные старой потрепанной веревкой, и ни у одного из них не было силы вытащить другого, если бы кто-нибудь упал. Из еды у них осталось несколько последних замороженных кусков лошадиного мяса, нарезанных тонкими ломтиками и лежавшими в их сумках. Все они отчаянно хотели пить, несмотря на снег, который они постоянно пихали себе в рот.

На исходе дня облака поднялись, и в первый раз за неделю они увидели закат солнца. В его сиянии горы из голубых и белых стали пурпурными и розовыми. И через просвет между двумя покрытыми снегом пиками они увидели кое-что другое. Уходящий вдаль треугольник зелени, окаймленный горами: Равнина Призраков. На востоке они увидели поверхность, блестящую рубиново-красным цветом под лучами солнца: Сияющая Равнина, место битвы богов, хаотическое нагромождение пластинок слюды, отражающее солнечный свет прямо на западные горы. За нею, похожие на тонкий узор, вплетенный в голубое небо, были видны колонны белого дыма, достигавшие неба: этот дым все еще шел от места последнего сражения, где боги истребляли друг друга десять тысяч лет тому назад. 

Иллгилл повернулся лицом к своим людям. В первый раз за весь этот смертельный поход он почувствовал себя живым, и его покрытое волдырями лицо сияло мессианским пылом. Он рассказал им о том, что земля, которую они видят, была Страной Лорн, домом богов, описанной в песнях и в Книге Света. Девятеро поглядели друг на друга, не осмеливаясь даже надеяться, что они действительно окажутся там, настолько далеко от них казалась эта земля от их одинокого горного насеста. Потом опять поднялся ветер, начал выть, налетела яростная буря, как если бы злилась на горстку людей, сумевших пройти через горный проход. Все быстро выкопали убежище в земле. Ночью они слышали голос древнего бога гор, ревевшего и бушевавшего в своих владениях в поисках выживших, которые не обращая внимание на его гнев и жажду мести жались друг к другу, стараясь сберечь каждую частичку тепла.

На следующий день, когда шторм ослаб, им пришлось выкапываться из земли: это был последний шторм, как если бы прекрасная земля под ними протянула свои руки вверх, к запрещенным вершинам, и заставила ветер утихомириться. Небо стало лазурно-голубым, и в первый раз за две недели они увидели хищных птиц, паривших в потоках теплого воздуха высоко над ними. Никто из выживших не взглянул назад, на черные громады из снега, льда и камня, которые забрали почти весь отряд. Вместо этого они вошли в горловину между двух выветренных утесов.  Спуск был достаточно крутой, но они медленно шли вниз, шаг за шагом, по берегу быстрого потока с черной водой, осторожно пересекая водопады, которые падали вниз, в мифическую землю, лежащую под ними.



Вот так десять пришли в Лорн; они принесли с собой несколько свидетельств своей прошлой славы: у Зара была с собой куртка с гербом семейства Суркут, которую он обматывал вокруг своего замерзшего тела как плащ; у Спарроухоука был флаг, разорванный ветром на полосы, и который, тем не менее, все еще развевался на конце копья Эндила, том самом, которое он сломал о бронзовые латы одного из Жнецов Скорби в битве месяц назад. И другие захватили с собой маленькие вещицы, напоминавшие им о прошлой жизни, семье и друзьях. И все гордо несли оружие, так же гордо, как они несли его утром в Тралле, в то самое утро, которое, казалось, было вечность тому назад.

Сам Иллгилл держал в руке Жезл, завернутый в закопченные остатки штандарта, штандарта Легиона Огня. Свет обжег его руку, рана загноилась, но потом тепло Жезла выжгло весь гной. Его лицо было покрыто волдырями и шелушилось, так как было слишком близко к сияющему свету, днем и ночью.

А потом челюсти гор с удивительной легкостью разжали свою ледяную хватку. Угрюмые потоки стали веселыми ручейками, искрящимися под солнечными лучами,  появились первые ели, стали попадаться лазурно-голубые горные озера, наполненные настолько чистой водой, что каждый, даже самый маленький камень под поверхностью воды был виден совершенно отчетливо, как в зеркале. Странным образом воздух казался теплее, чем по ту сторону гор, хотя прошел уже месяц и должна была начаться зима. Стали попадаться участки каменистой почвы, на которых не было снега. Десятеро начали оживать, отходить душой. Позабыв о смерти  они шутили, утоляли жажду чистейшей водой и радовались теплым лучам солнца.

И когда они утолили жажду, Иллгилл поднял свою искалеченную руку, призывая к молчанию. Ниже себя они могли видеть землю, похожую на одеяло из разноцветных лоскутков: древние поля и стены, сложенные из грубых камней, прорезанные ниточками белых ручейков. Но стены были простыми линиями на верхушках холмов, и казались давно заброшенными. Вероятно достаточно цивилизованные люди жили здесь, когда-то. Но он знал из книг и пророчеств, что сейчас здесь живут величайшие враги человечества: Полунощная Чудь. Разве следы вымершей цивилизации не были достаточно веским доказательством того, что силы зла изгнали человечество из северного мира? За серовато-коричневой равниной внизу он мог видеть еще одну горную гряду, оскалившуюся снежными пиками. Сломанные Вязы: дом Полунощной Чуди.

Тем не менее, пока он глядел на мрачные горы, раздумывая и колеблясь, с севера прилетел теплый ветер. Быть может это знак, что за зачарованной страной находится что-то лучшее?

Иллгил положил Жезл на камень и повернулся к остальным. Его обгорелое лицо шелушилось. Губы обветрились, было больно двигать языком, но, в конце концов, он заставил себя открыть рот и сказать, — Под нами лежит наше будущее — позади смерть и пыль. Сколько из наших братьев умерли с тех пор, как мы вошли в горы? — Он поднял глаза к вершинам, невинно поднимавшимся в голубое небо. — Мы не забудем их, хотя никогда не найдем их могилы. Теперь они часть гор, а их души будут жить со священными птицами Ре — в отличие от тел они не сгниют, но, полностью сохранившиеся, будут ждать Второго Рассвета. Теперь нас только десять, но мы братство, спаянное вместе Жезлом и штандартом Легиона Огня. Теперь это наш легион, а вы все — мои кровные братья. Барды еще споют о нас, когда придет время.

— Куда мы пойдем? — спросил Горвен.

Иллгилл показал на север. — Когда я раскопал могилу Маризиана, я увидел его магическое устройство для поиска, Сферу. Оно показало мне весь мир, мир, давно потерянный нашими отцами. За следующий горной грядой находится лес, Лес Лорн. Там находится второй приз, второй артефакт, который Маризиан когда-то принес с севера: Талос, Бронзовый Воин. — Он опять поднял Жезл и благоговейно протянул его к солнцу, держа обеими руками, как подношение. — При помощи Жезла мы найдем его.

— Кто такой этот Бронзовый Воин? — спросил Горвен.

Улыбка исказила запекшиеся губы барона. — Он был воином Ре: гигант, закованный в бронзовые доспехи от макушки до пят, тридцать локтей в высоту; из его глаз вылетал огонь, который испепелял врагов, пытавшихся сражаться с ним.

— И он подчинится тебе?

Барон покачал головой. — Не мне: Книга Света говорит, что он подчинится только тогда, когда его позовет Светоносец.

— Но разве ты не несешь свет, свет Жезла? Разве ты не Светоносец?

Барон опять слегка улыбнулся, его замерзшая борода хруснула, когда лед, сковавший ее, раскололся. — Нет, не я, но тот, кто придет позже.

— Но из Книги Света мы знаем, что Маризиан принес с севера три могущественных предмета, — вмешался Зар. — Какой третий?

По лицу барона прошла тень. — Третий? Это меч Зуб Дракона. Сейчас он находится на Юге.

Все повернули головы назад, к мрачным горам, возвышавшимся сзади.

— Но, милорд, как же мы добудем его? — спросил Зар.

Барон посмотрел на Зара отсутствующим взглядом, как если бы даже не услышал его, а потом тряхнул головой, стряхивая с себя воспоминания. — Хорошой вопрос на который трудно ответить. Когда я увидел, что битва проиграна, я понял, что пришло время для отчаянных решений. Хотите знать, что случилось с Джайалем? — Никто не сказал ни слова, потому что все думали, что сын барона погиб в бою. Но в глазах барона появился неожиданный блеск. — Я послал его на Юг на поиски меча.

— В одиночку? — удивился Зар. — Перед Палисадами нас было больше ста — а теперь нас только десять. Разве у него есть хоть один шанс пересечь горы? 

Были времена, когда барон задушил бы человека, задавшего такой вопрос, на середине фразы, но горы уровняли их всех, так что он выслушал Зара до конца. — Огонь и Провидение приведут его сюда, — терпеливо сказал он. — Верьте мне — ведь Джайал мой сын.

— Да будет так, — согласился Зар, а другие пробормотали что-то вроде одобрения, которое, однако, немедленно унес порыв теплого ветра с севера.

Не произнеся ни единого слова Иллгилл пошел вниз по склону на север, держа Жезл перед собой, окунув лицо в голубовато-белое свечение. Его люди пошли за ним, хотя страх перед ужасным теплом, сжигавшим его лицо и руки, а также страх перед сумасшедшим светом в его глазах, заставлял их держаться от него подальше.

Они спустились на равнину и увидели полосу старой дороги, едва поднимавшуюся над плоской саванной перед ними; прямая как стрела она вела к мрачным горам впереди. Хотя довольно быстро стало темно, никто не спорил, когда барон не остановился и продолжил идти вперед, потому что Жезл разгонял наступившую темноту.

Так Легион Огня вошел в Землю Лорн.

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

Имуни

Семь лет спустя.

Все остальные цивилизации, которые, как Лорн, когда-то существовали на севере от Палисадов, был уничтожены в битве богов десять тысяч лет назад. Их города сровняли с землей, их королевства обезлюдели, и в них жили только темные создания, сеющие разрушения: Полунощная Чудь.

Тем не менее на северных склонах Палисадов было еще одно место, которое не видел ни один южанин, хотя барон и его легион прошли рядом с ним семь лет назад. Крошечная часть человечества, пережившая все трудности и беды, которые обрушивались на нее на протяжении столетий, прошедших с битвы богов. Число людей в нем постоянно уменьшалось, и теперь все выжившие жили в маленькой деревне, прилепившейся к склонам горы Года. Деревню тоже называли Года.

Это была беспорядочная куча серых каменных зданий, чьи крыши были почти незаметны среди камней долины, в которой они находились. После мешанины крыш, обрывов и серых, безжизненных склонов гор, долина внезапно разглаживалась и становилась ровной как стол. Здесь была маленькая область, покрытая разноцветным одеялом из изумрудных полей, похожих на зеленые пруды, уютно устроившиеся в долине — зеленых там, где паслись стада яков, цвета жженой охры там, где урожай был собран, и черных там, где выжигали стерню[2].

Деревню окружал намного более впечатляющий пейзаж. На севере река суживалась и заканчивалась в узкой V-образной горловине между двумя горными склонами.

Там река Года переливалась через край мира: белый стремительный поток грациозной дугой падал с высоты трех тысяч футов на пустую травянистую степь, которую жители деревни называли Равниной Призраков.

Эта равнина по форме напоминала амфитеатр: на юге Палисады, а на севере ряд зазубренных пиков, Сломанные Вязы, дом Полунощной Чуди. Линия более низких гор на западе связывала эти две могучих горных гряды. На востоке Сломанные Вязы заканчивались рядами оврагов и темных лощин. А за ними, там, где встает солнце, простиралась пустыня, плоская и пустая, за которой был конец света; она исчезала там, где встречалась с небом. Это и была Сияющая Равнина, место последнего сражения богов. За краем мира до сих пор поднимались вверх белые колонны дыма, похожие на нарисованные мелом белые линии на фоне голубого неба. А за горизонтом была громадная пустота воздуха. Жители деревни со страхом говорили о путешествиях по этим местам и с ужасом о тех, кто перевалившись через край, бесконечно падал вниз.

Долина Призраков делилась пополам очень узкой и глубокой расселиной, бегущей с севера на юг. Она походила на гигантскую трещину, расколовшую серую равнину, и ее называли Барьер Айкена. После падения с высоты в три тысячи футов Река Года исчезала в глубинах Барьера, после чего текла, как считали жители деревни, к центру земли, в Подземный Мир Исса. На юге Барьер исчезал внутри Палисадов в огромной пещере, известной как Логово Харкена, возницы богов. Некоторые говорили, что это та самая пропасть, в которой находятся жеребцы-драконы, на которых ездили боги, и что их туда поставили еще в Старые Времена.

На севере Барьер доходил до подножья Сломанных Вязов и исчезал в еще одной пещере, находившейся под самым высоким горным пиком, который назывался Равенспур.

Сломанные Вязы: место зла. Даже внешне его вершины казались мрачными и угрожающими, главным образом из-за мглы, которая за последние два года окутала его угольно-черные склоны, пики и острые как нож кряжи из красного песчаника. Кое-где, ближе к вершинам, прилепились древние развалины, и изредка их черные силуэты внезапно показывались через разрывы в облаках. Именно оттуда каждую зиму приходили стаи волков, и, когда зимние бури выли громче всего, сам Великий Волк, Фенрис. И именно там, каждые два поколения, собиралась Черная Туча, которая предсказывала наступление темного времени. Как и сейчас.

Туча висела там вопреки всем усилиям ветра, удивительно теплого, благоухающего близкой зимой, который носился над полями и жилищами жителей деревни. Некоторые говорили, что такой благотворный ветер прилетает из королевства Лорн, которое, впрочем, ни один из деревенских никогда не видел. Он дул весь год, хотя зимой был и не такой теплый.

Жители деревни не вели записи, и их знания передавались устно из поколения в поколение. Обязанности жреца выполнял староста. Его звали Гарадас. Все жители деревни почтительно склоняли голову, когда он проходил, потому что он нес в себе мудрость поколений, передававшуюся от одного старосты другому со времени Мазариана, волшебника, жившего много лет назад, который нашел это место и выстроил святилище в горах. 

Гарадас знал, что означает появление Черной Тучи. Последний раз она появилась сто лет назад, еще до времени его дедушки. Теплый ветер вскоре умрет. Спустя несколько месяцев весна запоздает, а зима будет длинной. И тогда народы Полунощной Чуди выйдут из своего темного королевства, в котором они размножались все предшествующие годы и отправятся на север, в магическое королевство Лорн, в надежде задуть навсегда огонь, который посылает теплый ветер в Году.

Года была окружена высочайшими вершинами Палисадов, и каждая из них называлась по имени одного из "первоначальных" предков: Высота Сегрона, Спящий Гигант, Наковальня, Острие Стрелы и еще много других. Духи предков жили в покрытых снегом пиках, куда орлы приносили кости из кладбища, расположенного над деревней. Духи жили в облаках, которые неподвижно стояли прямо над вершинами, похожие на белые паруса на мачтах гор в синем спокойном небе.

Справа от деревни проходила древняя дорога, спускавшаяся сюда с перевала между Высотой Сегрона и Спящим Гигантом. Как раз по этой дороге великий волшебник Маризиан ушел из Искьярда в Южные Земли, путешествие, из которого он никогда не вернулся. Никто из деревни не рисковал приближаться к ней, во всяком случае с того памятного дня семь лет назад.

Маризиан обещал их предкам, что настанет день, когда южане придут на эту землю. В сумерках того дня один из горцев, пасших свое стадо на вершине утеса, увидел далеко внизу группу похожих на муравьев фигур, двигающихся по дороге на север. Такого никто видел на протяжении сорока поколений. Это могли быть только люди с Юга, предки жителей Годы. Возможно, что они, наконец-то, принесли новости от Маризиана.

В том месте, где водопад Года падал в долину, издавна находилась веревочная дорога, по которой можно было спуститься на равнину. Льда еще не было, и Гарадас послал несколько людей вниз. Спуск занял много часов, и за это время наступила полная темнота. В черноте ночи люди видели вдалеке только яркий свет на дороге, и этот свет медленно двигался на север в сторону Сломанных Вязов.

Начался первый в сезоне снегопад, еще больше замедливший их движение, так что они добрались до равнины только на восходе солнца. На дороге они нашли только еле различимые в снегу следы. Пришельцы вовсе не собирались их ждать, а направились к Полунощной Чуди, месту, к которому жители деревни боялись даже приближаться.

Потом последовали долгие и жаркие споры. Были ли это те, о которых Маризиан говорил им и кого они ждали все это время? Почему они прошли прямо по дороге, не повернув в Году? А потом внимание горцев привлек яркий отблеск чего-то металлического высоко в горах. Как будто под лучами солнца заблестел металл. Несмотря на опасность, сам Гарадас повел их вверх по древней дороге, намного выше, чем кто-нибудь их из осмеливался взбираться.

Они поднимались два дня, добравшись до того места высоко в горах, где их предки жили под Пиком Сегрона. Добравшись до ледяного склона они увидели то, что заметили из долины, находившейся намного ниже. Сверкающий на солнце меч торчал из каменной пирамиды: могила. Они пошли еще выше и нашли мертвых людей, замерзших в пещере под самым Сегроном — закованных в доспехи, с золотыми и серебряными флагами, их замороженные лица и тела была как мраморные. Это были гиганты. Следы вели из пещеры, как если бы мертвые вернулись к жизни.

Жители деревне в ужасе бежали оттуда, и на обратном пути двоих из них унесла снежная буря. Кто бы не спустился с гор, смертными они не были. Только Маризиан мог пересечь горы, а он был наполовину богом.

Так что они вернулись, тем же вечером собрали всех жителей в доме Гарадаса и рассказали им историю о замерзших воинах-гигантах под Пиком Сегрона.

Настала седьмая годовщина тех памятных событий. Для людей Года пришло время ежегодного жертвоприношения святилищу. В двух тысячах футов над деревней, у самого истока реки, протекавшей по долине, находились руины города, в свое время основанного Маризианом. За истекшие столетия ветер и вода уничтожили почти все, не осталось ни одного каменного столба выше нескольких футов, но все еще, несмотря на разбросанные повсюду камни, можно было ясно различить следы улиц. Руины тянулись вплоть до верхушки горы, заканчиваясь огромными каменными колоннами. В то время, когда горы были молодыми, потоки лавы застыли в виде гигантской каменной волны. Предки вырубили в ней ступени, не меньше пяти футов в ширину, которые вели на маленькое плато, в центре которого росли несколько дубов. Их было ровно четыре, символизируя четырех богов, которые жили в пещере за ними.

Каждый год один единственный соловей свивал гнездо в этой рощице. Никто не знал, откуда он прилетал, или был ли это один и тот же, появлявшийся здесь поколение за поколением:  он казался бессмертным. Тем не менее каждый год с началом лета его песня весело лилась над древними развалинами, но по мере приближения зимы его напев становился все более и более жалостливым вплоть до того дня, когда он, наконец, улетал на юг.

Каждую осень совершалось жертвоприношение четырем духам, жившим в пещере. Бросали жребий, чтобы из всех юных девушек, живших в деревне, выбрать ту, которая совершит его. В этом году короткую соломинку вытащила дочь старосты, которую звали Имуни. Она с беспокойством ждала, когда придет день конца лета, так как приношение, которое люди Года посылали вместе с юной девственницей, необходимо было принести прямо перед отлетом соловья. Не слишком рано, когда птица еще поет, иначе жертва — вино, снег и букет из пшеницы и цветов — потеряла бы всю свою силу: снег растает, вино прокиснет, а цветы завянут. Тогда деревня будет наказана сильным дождем с градом, который погубит посевы, фрукты на деревьях покроются плесенью, а урожай уменьшится. Но намного хуже, если приношение будет сделано после того, как птица улетит, так как тогда весь следующий год деревню ждут одни несчастья: женщины будут выкидывать, а не рожать; голод и болезни, а снежные бури захватят всю весну.

Каждый год приносили в жертву яка и по его внутренностям староста предсказывал, когда улетит соловей. Пока Гарадас предсказывал правильно. Предыдущим поколениям не всегда так везло.

Было три часа до рассвета того самого предсказанного Гарадасом дня, дня жертвоприношения. Имуни ждала в холодной гостиной каменного дома. Когда-то она гордилась тем, что живет в самом большом доме деревни, а у ее отца и матери есть слуги. Но в этот час дом напоминал скорее могилу, чем место, где живут люди, так как она никогда не вставала так рано. Никто не бегал и не суетился, как бывало обычно, в камине не горел огонь, дым не висел над низкими стропилами, а твердо утрамбованный земляной пол был холоден от воздуха гор.

Большую часть вечеров самый главный человек деревни приходил сюда, садился в свое любимое кресло, жевал бетель и до позднего вечера говорил о делах, попивая перебродившее молоко яка. Но последней ночью все было совсем иначе, и ничего из этого не будет, пока она не вернется обратно — если вернется. Ах, если бы можно было вернуть жизнь назад! Ей только девять. До этого дня ее обязанности были совсем просты: наполнять кожаные бокалы, полученные от одного старика в обмен на добрые слова и костяные безделушки, которые она и другие дети вырезали во время долгих и скучных часов, пока пасли стада яков. Еще несколько дней назад там было ее место; быть там — вот все, чего она хотела от жизни.

Но сейчас в камине не билось веселое пламя и холод земляного пола сочился через ее тонкие сандалии. Все было тихо. И только от ее матери, Идоры, сидевшей на стуле около двери, исходила молчаливая поддержка. Снаружи была самая темная ночь, которую только можно себе представить: ни одно животное не шевелилось в сарае, петухи молча сидели на своих насестах. Казалось, что весь мир застыл, остановился, ожидая мгновения, когда мать подаст ей знак выйти из дома и одной отправиться в горную пещеру, дом духов.

Холод и страх накинулись на нее; она не могла перестать дрожать. Молча она спросила себя, смогла бы она заговорить, даже если бы это было разрешено.

Неделю назад казалось, что до путешествия еще целая вечность; а теперь она подумала, что оно налетела на нее со скоростью самого быстрого коня. И раньше часто бывало темно, когда она вставала, но темнее, чем сегодня не было никогда — и абсолютная тишина. Тишина, которая заполнила все вокруг — молчание сердца горы.

Она вздрогнула, когда мать внезапно встала. Внутренние часы сказали ей, что время пришло. Серце Имуни подпрыгнуло и застряло в горле, как только она встала. Настало время выйти из дома. Мать вынула толстый шерстяной плед из корзины, стоявшей перед входной дверью, и накрыла им ее плечи. Он был слегка велик для нее, так что его край волочился по полу и шуршал, когда она шла. Потом мать дала ей жировую лампу, мерцавшую в терракотовом кувшине, и полотняный мешок, в котором находилось приношение этого года: венок, перебродившее молоко яка и, самое последнее, мешочек снега, собранный вчера деревенским людом на склоне над деревней. Даже через полотно мешка она чувствовала холод смерзшихся снежных кристалликов.

Все было готово. Они подошли к двери дома, мать взяла ее за руку и вывела на улицу. Никто не ждал снаружи, так как считалось, что зима будет тяжелая и неудачная, если кто-нибудь увидит девственницу, поднимающуюся по тропинке в гору. Девочка должна идти одна, никем не замеченная. Мать начала шептать ей, а холодный осенний воздух превращал ее дыхание в пар.

— Помни: не дай лампе погаснуть, Имуни, — сказала Идора, легкая дрожь в голове выдавала ее беспокойство. Имуни молча кивнула. — Пусть Бог Солнца сделает твои ноги быстрыми, и ты будешь у святилища раньше его. — Потом она погладила лицо дочери и кивнула в направлении горы.

Имуни подумала о тысяче вопросов, которые она хотела бы задать Идоре, вместо того, чтобы идти по темной дороге вверх; но прежде, чем она осознала, что делает, ноги сами понесли ее по неровным камням, которыми была вымощена улица, а плед волочился за ней по замерзшей мостовой. Поравнявшись с последним домом она оглянулась назад, и увидела только белую ступу[3], светившуюся в слабом свете ее лампы. В полной темноте ночи мать стала невидимой. Теперь она была одна, одна во всем мире.

Имуни вдохнула побольше воздуха, и пошла дальше, ночь поглотила ее, странные предметы и одежда матери занимали ее мысли достаточно долго, пока она опять не осознала, что уже вышла из деревни, одинокая и испуганная. Вот роща диких яблонь. Под ногой хрустнула сухая ветка, а потом в темноте перед ней вырисовалась вторая ступа. 

Имуни взглянула назад на спящую деревню, борясь с искушением спрятать священные предметы и подождать здесь до утра. Она скажет всем им, что была в старом городе и принесла жертву духам. Но нет, через год следующая девочка не увидит того, что должно остаться от ее приношения. А если к тому же зима будет суровой и многие умрут, или еще больше детей родятся уродами или вообще мертвыми, все жители деревни обвинят ее и только ее. Имуни прошла мимо ступы, постоянно поднимаясь все выше, вот она уже среди каменных россыпей; споткнулась о довольно большой камень, лежавший на еле заметной, особенно в темноте, тропинке, перешагнула через другой, а глаза выискивали следующий ориентир.

Немного погодя она взглянула на восток, к Сияющей Равнине, но и там не было ни лучика света: до рассвета еще по меньшей мере часа два. Мать послала ее слишком рано, беспокоясь о том, чтобы она была около святилища в установленное обычаем время. Имуни считала себя достаточно взрослой для своего возраста, так как прислуживала отцу в родительском доме в то время, когда остальные дети уже давно спали, но сейчас к ней вернулись все страхи детства. Каждый порыв ветра, колыхавший ветки пихт, каждая тень, отбрасываемая низкорослыми кустами, росшими по краю тропинки, наводили на нее ужас. Она вспомнила о волчих стаях, рыскавших в горах. Три года назад девочка, посланная, как и она, в горы, исчезла; только позже нашли кусочек материи, вырванный из ее плаща... В тот год была ужасная зима, зерно в амбарах заплесневело, остатков хватило только до оттепели. Многие умерли от голода и их тела отнесли на кладбище, откуда орлы унесли их в небеса...

Имуни упрямо шла, не обращая внимания на холод, зажженный фитиль плавал в жире, трепеща и норовя угаснуть при каждом порыве ветра. Одна, завернутая в кокон слабого света, как если бы находилась в своей вселенной, окруженной темнотой другого мира, она по-настоящему удивилась, когда дошла до первой серой стены разрушенного города и увидела каменные террасы, вздымающиеся над ней. Она  пошла по тропинке вверх, к большому утесу, через то место, в котором жили и умерли предки, чувствуя, как их духи клубятся в воздухе вокруг нее. Пустынные улицы, по которым когда-то ступали их ноги, пустынные площади, на которые когда-то смотрели окна их домов. Она почти слышала их голоса, смех, их крики... Внезапно Имуни достигла конца развалин.

Она поглядела на большие ступени, вырезанные в склоне горы. Они поднимались к священной роще, из которой через шум ветра она услышала жалобный напев песни соловья. Птица все еще здесь. Она не опоздала. И в этот момент Имуни остановились. Конечно, она никогда не бывала здесь: никто из детей не входил в рощу и в пещеру за ней, даже в самых дерзких мечтах. Но другие девочки, которые побывали здесь раньше, чтобы сделать жертвоприношение, рассказали, что ждет ее выше.

Сразу за священной рощей находится пещера. Она была выдолблена в утесе давным давно, еще во времена Маризиана. Внутри, в дюжине ярдов от входа в нее, расположена комната статуй. Их четыре, расположенные на двух уровнях: первый немного выше уровня пола, второй над ним.

Три человеческие фигуры стояли на первом, нижнем уровне. Говорили, что лица фигур сильно пострадали от талой воды, капавшей с потолка пещеры, но, тем не менее, все еще можно было разобрать то, что жители деревни, следуя указаниям Маризиана, вырезали столетия назад.

Во-первых там была фигура, которую все девочки, бывшие в пещере до нее, боялись больше всего: в центре Трех стоял он, демон. Его лицо представляло из себя мешанину из шрамов и ожогов, носа, губ и ушей не было, а там, где должны были быть глаза, выдолбили две глубоких дыры. Руки он протянул вперед, и они были похожи на когти хищной птицы. Хотя это была только статуя из камня, она наполняла ужасом сердца ее предшественниц.

По обе стороны от демона стояли еще две фигуры. Справа стояла статуя старой леди, слегка сгорбленной и закутанной в толстый плащ, с резкими, орлиными чертами лица. Девочки говорили, что было что-то знакомое в ее лице. Хотя над ним хорошо поработала вода, лицо женщины казалось очень добрым и удивительным образом напоминало лица многих деревенских старух. Контраст между старой леди и жестоким демоном, стоявшим рядом с ней, был просто разительным. Безусловно женщина олицетворяла все добро на свете; но тогда демон со шрамами  — зло?

Следующим был воин. Девочки, которые были в святилище до нее, рассказывали, закрывая улыбку руками, о прекрасном лице юноше, о силе его рук и ног, о его высоком, благородном лбе, и о том, как храбро он держит в руке обнаженный меч... В деревне не было никого, говорили они, кто мог бы сравниться с ним красотой, хотя он был только выветрившимся камнем. Все девочки, побывавшие в этом месте, молчаливо молились, чтобы их будущий муж был бы хоть чуть-чуть похож на этого воина.

И последняя фигура, на высоком постаменте. Она лежала на каменной полке. Девственница гор, Светоносица, объект поклонения и дух, стороживший деревню. Именно она каждый день пробуждалась при первых лучах света, когда они, пролетев над восточными равнинами, попадали в эту пещеру. И если можно сказать, что воин был идеалом мужской красоты, то Светоносица, безусловно, олицетворяла женскую грацию, говорили предшественницы Имуни. Глаза Светоносицы были закрыты, но тонкие черты лица обрамлялись пышными густыми волосами. Тело было задрапировано в тонкую одежду, слегка растрепанную. Прекрасное стройное тело, к тому же высокое, выше любого самого высокого мужчины в деревне. Сотни раз  эту сцену в пещере описывали ей, и из-за постоянных повторений она стала какой-то близкой и знакомой, как старая подруга.

Но теперь она была на склоне горы, одна, в темноте, и сильный страх давно прогнал знакомые мысли и образы, которые могли бы поднять ей дух. Да она скорее вошла бы в Логово Харкена, чем в пасть пещеры, ждавшей ее наверху.

Колеблясь, она опять обернулась и посмотрела на Сияющую Равнину. Показалась ей, или действительно темнота еле заметно посерела, появился какой-то свет? Она поспешно поставила лампу на землю, скинула рюкзак, вытащила оттуда приношение и крепко зажала его в одной руке, а в другую опять взяла лампу. Ступеньки манили ее, но нужно еще было прочитать молитву. Да, но слова, слова, которым мать так мучительно обучала ее? Она поискала их, но была настолько испугана, что они не пришли: сильный страх вымыл их из памяти:

— Дух Света...., — что?

Она могла вспомнить только просьбу к стражам святилища не убивать ее. Но конечно так и будет, если она войдет без молитвы! Демон проснется, и она умрет в его когтях.

Она начала плакать, плечи вздрагивали от рыданий. Она обязана найти в себе силу духа, ведь с каждой секундой становилось все светлее и светлее. Имуни вытерла слезы и, взглянув на серое небо на востоке, решительно пошла через руины. Внезапно в полумраке появились очертания гор. Но слов по-прежнему не было. Она опять закрыла глаза, но сознание было пусто. Сколько драгоценных минут она простояла, не в состоянии пошевелиться от страха?

Когда Имуни опять оглянулась, то увидела, что все небо на востоке было в оранжево-красных пятнах, а с севера наплывали серые облака. Через тонкую материю мешочка, который она крепко сжимала в руке, Имуни почувствовала, что снег начал таять. Еще немного, и будет слишком поздно: солнце ударит в статую в пещере, а приношение для приветствия Солнценосицы на месте не будет.

Она войдет в пещеру без молитвы. Глубоко вздохнув, Имуни начала торопливо карабкаться вверх по ступенькам, и когда оказалась наверху, запыхалась настолько, что еле дышала. Перед ней находилась маленькая роща из четырех деревьев. Внезапно песня соловья резко изменилась, теперь это уже не был свободный поток трелей, которые она слышала раньше, но грубое и насмешливое карканье. Как? Ведь раньше его голос казался таким прекрасным? Но солнце все выше и выше: время стремительно убегает. Она побежала через тени деревьев.

И вот она перед входом в пещеру. Последний взгляд назад: золотой диск солнца поднимается над Сияющей Равниной, тени от гор бегут по плоским степям, неожиданно резкие тени от утесов и горных склонов. Имуни резко повернулась и вошла в темноту, один шаг, два, а потом она наступила на край пледа: лампа выпала из руки, а она сама покачнулась. Кувшин разбился, горящее масло лизнуло ей ноги, пока она пыталась не упасть. В языках пламени она увидела каменные полки у задней стены святилища.

Пусто. Нижняя ступенька была пуста: статуи демона, воина и старой леди исчезли. Быть может подруги врали ей? Неужели их никогда не было? На верхней полке что-то лежало — быть может статуя Светоносицы. Но когда она вытянула шею, чтобы лучше посмотреть, то в усиливающемся утреннем свете увидела, что грудь статуи медленно поднимается и опускается. Это был живой человек. Она сделала шаг назад. На пол за ней упала тень, она резко повернулась. Перед ней, освещенная лучами золотого диска солнца и светом разбитой лампы, стояла фигура, закрывавшая вход. Она не смогла разглядеть ее лица, зато отчетливо увидела висящие по бокам похожие на лапы руки с острыми когтями, которые, казалось, сейчас вцепятся ей в горло.

Демон пробудился...

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

Огненный Переход

 Тралл

Когда первые лучи солнца упали на болота, Уртред стоял на вершине пирамиды черепов. Над головой он держал Зуб Дракона. Солнце медленно поднималось над каменной громадой города, превращая его в резкий силуэт, горящий через туман, уцелевшие вампиры сгрудились на теневой стороне пирамиды, их тела вспыхивали, горели, превращались в кучки пепла... Опять Ре победил своего брата Исса в темном лабиринте ночи. Бог опять принес свет в мир людей.

Солнце дало Уртреду силу, его лучи пробудили семена огня, спавшие в его венах. Он знал, что он сам и его товарищи должны уйти отсюда. Да, восставшие из мертвых вампиры умирают, сжигаемые лучами солнца, омывающими пирамиду. Скоро не останется никого из них. Но в Тралле их по-прежнему ждала опасность: там был Фаран и там был демон, которого призвал чародей Фарана. Некрон: Пожиратель Душ. Самая черная аватара Исса. Исполнились древние пророчества Маризиана: пять тысяч лет назад он предвидел этот день, видел все это разрушение, знал, что после этой ночи в городе и окружающих его болотах не останется никого из людей.

Уртред закрыл глаза и увидел семена огня, пляшущие за закрытыми веками: они походили на светлячки, беспорядочно мечущиеся во всех направлениях. Его сила вернулась, сила, которая у него была в Форгхольме в тот день, когда он, ребенок, создал из воздуха Огненного Дракона, в тот день, когда он узнал, что он пиромант. По иронии судьбы тогда он потерял свою силу в пламени, которое обожгло его и изуродовало его лицо, на всю жизнь. Теперь сила вернулась к нему. Это сделала любовь: любовь обретенная и любовь потерянная. Все его тело кололи иголочки силы, сраставшиеся, соединявшиеся вместе в огненную массу, все его сознание наполнилось их пламенем. Больше ему не нужна магия маски. Сейчас он полетит, полетит вместе с лучами солнца, несущимися над землей, полетит не зная куда, но это будет та самая землю, которую ему обещал Манихей, где ему откроются тайны прошлого и будущего...

Его душа была как орел перед полетом: уже представляющий себе синее небо и ветер под крыльями, хотя до сих находящийся в гнезде. Весь его дух устремился вверх, к новорожденному солнцу. Наконец он открыл глаза и взглянул вниз. Там, рядом с его ногами, лежали тысячи черепов, но он нашел взглядом один. Этот один гордо стоял в стороне от других, обожженный молнией, приоткрыв рот, как бы насмехаясь над глупостью мира: это было все, что осталось от его учителя, Манихая. Уртред молча попрощался с ним, в его ушах раздавался рев бушующего пламени, который  почти утопил все мысли. Мир начал кружится вокруг него, как вокруг оси, он больше не был в состоянии контролировать силу, рвущуюся наружу.

Он не слышал слов силы, слов, которые он узнал когда-то из книги Манихея о пиромантии, и которые пришли незваными из расплавленного озера его сердца. В его голове вообще не было ни одной сознательной мысли: он видел только меч, Зуб Дракона, крестовину которого он держал между собой и шаром восходящего солнца. Вся его энергия устремилась в крестовину рукоятки и за нее, сознание последовало за ней. Несокрушимый, могучий орел, вдохновенно взмывающий в небеса.

Мир начал крутится все быстрее и быстрее; очертания скалы Тралл и солнца расплылись. Крутясь, он с отчаянием взглянул на Талассу, лежашую у его ног; несмотря на всю свою веру он решил, что видит ее в последний раз, так как Ре наверное возьмет их к себе, в сердце солнца, в Зал Белой Розы, где все они сгорят в безжалостном свете. Он впитал ее образ, спутанные золотисто каштановые волосы, тонкие черты белого как снег лица... потом, в долю секунды, он увидел двойную рану на шее, из которой сочилась кровь, разорванную одежду, открывавшую грудь с розовыми сосками, и царапину над ней. И хотя половина его уже летела вверх, половина осталась, желая прикоснуться к мягкости ее щеки и поцеловать ее...

Эта мысль почти сбросила его вниз на землю, к низменным желаниям и нежным удовольствиям. Он едва не упал вниз с той высоты, на которую вознесся его дух, далекое пятнышко в голубом доме неба, и это падение убило бы его душу, как умирает любая птица, ударившись о землю. Но он опять закрыл глаза и превратился в того, кем, согласно пророчеству, он должен быть стать: неземное огненное существо. Желание вспыхнуло и сгорело, как бумага в пламени, а белый невесомый пепел поднялся в небеса. Он пошел вместе с ним и взял с собой остальных: Талассу, Джайала и Аланду — он чувствовал их всех рядом с собой в огненном аду. Его тело осталось позади и он увидел Таласу такой, какой она будет, и  какой уже была в Святилище Светоносца: чистейшее видение, сверкающая Наяда, которая стояла преображенная перед ним тогда, которая одним прикосновением открыла могилу Мазариана и показала ему, что все древние тайны не более, чем прах и кости.

Потом и эта мысль была уничтожена скоростью полета, так что теперь он мог только видеть и чувствовать.

Силу раскаленного меча он ощущал как горящий факел, зажженный от сердца солнца. Меч, который мгновение назад был только несколькими фунтами инертного металла, теперь казался крылатым светом. И он летел вместе с ним. Мир крутился вокруг него, свет солнца становился все слабее и слабее, пока не стал крошечным световым вихрем, к которому притягивало меч. Наконец даже этот свет потух, и начался огненный переход; вслед за мечом он полетел через бездну ревущей темноты, где сам воздух вопил и стонал, а ветер становился то холодным, то горячим. Как рыба-лоцман рядом с акулой, Уртред плыл рядом с мечом через океан темноты, пока, далеко впереди, опять не появился крошечный световой вихрь, а потом его внутреннее зрение опять наполнилось золотым и оранжевым пламенем умирающего солнца. Он погрузился в этот огонь, точно такой же, как Священный Огонь в Форгхольме, но на этот раз его не обожгло.

А потом возникло ощущение беспорядка, темнота вернулась, полет быстро закончился и он ощутил как его дух ударился на землю, как бросившийся вниз сокол. Но не было ни потери сознание, как бывает у тех, кто разбивается до смерти, ни хруста треснувших костей...

Уртред обнаружил, что стоит на твердом камне. Первым ощущением был холод, а потом полная темнота. Через мгновение он осознал, что его глаза были ослеплены ярким светом солнца. Потом зрение восстановилось, темнота ушла, а свет вернулся, мерцающий в темноте неяркий свет клинка Зуба Дракона, который он все еще держал над головой, но могучая сила, энергия, перенесшая их сюда, уменьшилась, почти исчезла, как если бы путешествие выпило ее до дна. Он стоял на низком камне в темной пещере, ее черный камень искрился под мерцающим  светом меча. Свежий ветер дул от входа в пещеру, принося с собой печальную песню птицы, быть может соловья.

Он повернулся. Справа от него стоял Джайал, тряся головой, как если бы проходил в себя после удара. Аланда, на чьем бледное лицо было больше морщин, чем обычно, стояла слева. В тяжелом, наполненном сыростью воздухе пещеры при каждом выдохе из их ртов вылетало облачко пара. Да, они выжили, но где Таласса? Уртред опять повернулся, и увидел за собой каменную полку. Таласса лежала на ней, похожая на статую, вырезанную на могиле. Она была в точности такая же, какой он видел ее раньше: без сознания, тяжелое дыхание, из раны на шее течет кровь. Но живая. И опять с его губ слетела молитва.  Они пролетели через сердце солнца. Он дотронулся до Ре и остался в живых. Безусловно охраняющий дух Бога благословил их.

Еще одно мгновение он глядел на Талассу, наслаждаясь этим зрелищем. Потом отвернулся, голова все еще кружилась. Сколько времени прошло? Ему показалось, что путешествие через центр солнца заняло не больше секунды, и, одновременно, на него ушла целая вечность. Что это за место и какой сейчас час?

Уртред опустил Клык Дракона, и, перевернув клинок, протянул его Джайалу. — Вот, — сказал он. Юный рыцарь почти бессознательно взял его, голова Джайала все еще поворачивалась то вправо, то влево, он никак не мог понять, что его окружает. Он уставился на Уртреда, потом на меч, пытаясь найти слова, но не получалось.

Хотя голова Уртреда никак не хотела перестать кружиться, к нему уже вернулось ощущение того, что надо срочно что-то делать. Он вскарабкался на верхнюю лавку и встал на колени рядом с Талассой. Он протянул было одну из своих перчаток, но, увидев стальные когти, тут же отдернул руку назад и выругался. Они разорвут ее нежную кожу... Как бы он не хотел коснуться ее, он мог только смотреть. В этот момент пришла в себя Аланда. Она также забралась на каменную полку и встала на колени рядом с Уртредом, затем сняла с себя плащ и укутала им Талассу. Потом осторожно коснулась лба девушки.

Ее глаза встретились с прорезями в маске Уртреда. — У нее жар, — сказала она.

Уртред уставился на ее лицо, голова наконец-то заработала. — Я знаю Пути Света, — медленно сказал он, — но Пути Исса — великая тайна. Тем не менее я читал, что душа того, кто укушен, не потеряна для Ре, если тот, кто выпил его крови, уничтожен.

Теперь и Джайал подошел поближе и смотрел на Талассу в полусвете меча. — Я видел, как вампир, который укусил ее, был сожжен солнцем.

— Я тоже — он вспыхнул, как огонь. Это единственный способ окончательно убить Живого Мертвеца, — сказал Утртед.

— Но тогда она не заражена?

Он повернулся и взглянул на молодого Иллгилла, — Я могу только молиться об этом, мой друг.

— Ей нужно тепло, — сказала Аланда.

— Здесь нет ничего, — сказал Уртред, оглядывая сырую пещеру.

— Что это за страна? — спросил Джайал.

Уртред медленно встал на ноги, его взгляд перепрыгнул за вход пещеры, из которого дул свежий ветер. — Здесь еще не рассвело. Мы были на широте середины мира, где ночи короче. Значит мы на севере или на юге.

— Ты не можешь сказать точнее?

— Ну, — ответил Уртред, — я могу только гадать — но я думаю, что мы на севере, за Палисадами, как и обещал Манихей.

— Тогда здесь должна быть зима. Но воздух теплее, чем в Тралле.

Уртред тоже почувствовал это. Да, холодно, но это холод перед рассветом. Теплый ветер быстро согреет коридоры пещеры. А что было написано о северных землях, лежащих за Палисадами? Разве это не земля непрерывной зимы? Тогда откуда этот ветер? На мгновение его сердце опустилось. Неужели он ошибся? Неужели предметы, которые они ищут, Бронзовый Человек и Теневой Жезл, стали еще дальше от них?

Уртред уставился на Зуб Дракона. Он достаточно много знал о тайном магическом законе соответствия: подобное притягивает подобное. Тысячи лет назад Маризиан принес все три артефакта с собой; теперь, когда они разбросаны по миру, разве тайное притяжение не притягивает их друг к другу, как магнит притягивается к металлу? И разве пророчество в Книге Света не обещало именно этого? Ведь там написано, что когда трое объединятся, тени отступят от солнца и последователи Исса потерпят поражение... но тут вспомнил: он же был в гробнице Маризиана. Он же видел, что Книга Света превратилась в прах. Ни в чем нельзя быть уверенным, даже в пророчестве, ведь это только одно из толкований Священной Книги последними поколениями жрецов. Уртред спрыгнул на пол.

— Лучше всего нам с тобой выйти наружу и посмотреть, что это за мир,  — сказал он Джайалу. Юный рыцарь кивнул, пытаясь рассмотреть, что находится за дымной аркой света, испускаемого мечом. Оттуда опять послышалось птичье пение.

— Что это за птица, которая поет, когда темно? — спросил Джайал.

— Есть только одна — соловей, — из глубины пещеры ответила Аланда.

— Мы должны забрать свет, — сказал он старой даме, кивая на мерцающий клинок.

— Я присмотрю за Талассой, — ответила та.

Двое мужчин осторожно пошли вниз по коридору, теплый ветер стал сильнее. Серый свет падал из прямоугольного входа в пещеру, находившегося прямо перед ними. Через него были видны ветки деревьев. Опять послышалась птичье песня; они напрягли глаза, но не смогли разглядеть певца среди темных веток. Джайал сунул меч в ножны, чтобы свет, льющийся из него, не выдал их врагам, если те затаились поблизости; потом они осторожно пошли вперед и оказались на краю каменной площадки. Вокруг было темно, но все-таки они сумели разглядеть широкие ступеньки лестницы, вырезанные в каменном склоне прямо под ними. Издалека доносился приглушенный рев. Уртред вслушался и через мгновение узнал его: ревела река, падая вниз через теснину. Свет лился только с маленького кусочка серого неба перед ними. Казалось, что все звезды на небе потухли.

Свет, постепенно, становился все сильнее и сильнее. Было немного странно увидеть за несколько минут второй восход. Но разве не так будет в конца времени, когда сила Исса победит восходящее солнце? Книга Света говорит,  что даже в этой абсолютной темноте придет Второй Рассвет, в результате которого возрожденное солнце вновь засияет над миром, навсегда победив владычество ночи. Это и была надежда мира. Уртред ощутил дрожь предчувствия, как если бы его благословили, показав видение конца времени.

Потом он увидел мерцающий в темноте под ними светлячок огонька. Оба мужчины инстинктивно отступили назад, в тень деревьев. Светлячок под ними заколебался, а потом начал зигзагом подниматься вверх, прямо к ним. Они внимательно глядели вниз, но светлячок остановился, по-видимому колеблясь, потом опять полез вверх. На востоке свет становился все ярче и ярче, так что они могли видеть силуэты гор вокруг себя, и огромные серые руины, покрывавшие горный склон под ними. Все было тихо, и только тонкий, пронзительный голосок распевал кусочки песни, уносимые прочь порывами ветра. Свет уже был близко, на ступеньках каменной лестницы. Соловей внезапно перестал петь, как если бы почувствовал вновь прибывшего.

Все небо на востоке уже было в красно-оранжевых пятнах. Первые полосы облаков вынырнули из темноты, как пена на сером море.

— Что будем делать? — тихо спросил Джайал.

— Иди и предупреди Аланду. Я посмотрю, кто это, — прошептал Уртред. Джайал кивнул и, пригнувшись к земле, вернулся в пещеру. Уртред скорчился в тени одного из деревьев и ждал. Наконец маленькая тощая фигурка, одетая в слишком большой шерстяной плед, появилась на плато и остановилась, явно колеблясь; ее силуэт четко выделялся в свете восхода. Он отчетливо разглядел лицо маленькой девочки в свете примитивной лампы, которую она держала в руке. Даже издали он заметил ужас на ее лице, дрожащие губы, а также нервные взгляды, которые она бросала в тени на плато.

Теперь, когда Уртред понял, что это только девочка, он мог выйти из укрытия, но вовремя вспомнил, как действует на любого его маска, если он появляется слишком внезапно. Поэтому он остался в тени дерева. Небо за ним стремительно светлело, и Уртред смог рассмотреть, что в ее руке зажат мешочек с какими-то вещами. Потом край солнца появился над далеким горизонтом, и тень, покрывавшая горы, исчезла. Но тут девочка встряхнулась, бросила отчаянный взгляд на восток, и кинулась в пещеру.

Уртред пошел за ней так тихо, как только мог. Свет солнца лился ему в спину. Ребенок бежал перед ним, потом наступил на край своего пледа и споткнулся. В следующее мгновение она выпрямилась и побежала опять. Уртред осторожно обогнул лужу с горящим маслом. Девочка перед ним внезапно остановилась, как вкопанная. Перед ней была пустая каменная полка; Таласса лежала на второй. Аланда и Джайал где-то спрятались. Девочка начала пятиться, потом повернулась, увидела Уртреда — ее лицо исказилось от страха и она закричала: крик ужаса, который как копье пронзил его, ведь он понимал, что она должна была увидеть.

Уртред держал руки по бокам, показывая свои мирные намерения, но она опять отшатнулась назад и побежала. Тут появились и Аланда с Джайалем, которые прятались в темноте в конце пещеры. Девочка бежала прямо к ним. Джайал протянул руку, пытаясь ее успокоить, но неожиданно это прикосновение исторгло из нее еще один истошный вопль. Мешочек с предметами, которые она держала в руке, упал на пол. Следующей на ее пути оказалась Аланда, и тут, странным образом, девочка внезапно успокоилась, что-то сообразив. Уртред мгновенно понял что: Аланда была той же крови, что она, и вообще могла быть ей бабушкой. У обоих были те же орлиные черты лица, высокие лбы и голубые глаза. Девочка во все глаза глядела на Аланду, мгновенно забыв ужас, охвативший ее секунду назад. Потом, вспомнив, где она находится, она взглянула назад и, опять увидев Уртреда, повернулась и забилась в самый дальний угол пещеры. Но Аланда уже начала говорить, пытаясь успокоить ее.

— Скажи ей, что я не хочу сделать ей ничего плохого, — сказал Утртред.

— Уже, — ответила Аланда, — но она все время повторяет одно и то же слово: демон.

— Она говорит на нашем языке?

— Немного измененном, как, наверно, говорили несколько столетий назад.

— Странно.

Аланда потрясла головой. — Нет, если мы действительно в Северных Землях, как ты предполагал: Мазариан принес с севера все, что мы знаем, включая язык, на котором мы говорим. А народ девочки оставался здесь все столетия, которые прошли с момента ухода Маризиана.

— А ты внешне очень похожа на нее.

— Так и должно быть, — сказала Аланда, поглядев на ребенка. — Я же говорила тебе, жрец, что мой народ тоже пришел из этой земли, из места, которое называется Астрагал. Я думаю, это не слишком далеко отсюда.

— Хорошо бы узнать поточнее, где мы находимся, — заметил он.

— Тогда не подходи ближе — она боится тебя до смерти.

— Скажи ей, что мое лицо — только маска.

— Она еще ребенок. Как она может не бояться? — Тем не менее, услышав человеческую речь, выходившую из-под маски, девочка немного успокоилась. В то время, пока они разговаривали, она глядела то на одного, то на другого.

— Дитя, ты понимаешь меня?

Девочка кивнула.

— Скажи мне, как тебя зовут.

Ребенок еле слышно что-то пробормотал, но Аланда все-таки услышала. — Ее зовут Имуни.

— Где ты живешь? — ласково спросила Аланда. Девочка опять пробормотала что-то, чего оба мужчины не расслышали, и слегка кивнула в сторону входа в пещеру, как уже делала раньше.

Аланда повернулась к Уртреду и Джайалу. — Это место называется Года. До него совсем близко, надо только немного спуститься вниз. Она — дочка старосты.

— Почему она пришла сюда в темноте и одна?

Аланада спросила, девочка опять что-то прошептала в ответ. — Она пришла сюда, чтобы принесли подношение в святилище, — сказала Аланда, указывая на мешочек на полу. — Но когда она вошла, то обнаружила, что стражи пробудились.

— Она думает, что мы стражи?

Аланда утвердительно кивнула. — Она говорит, что на нижней полке стояли три каменные статуи, напоминавшие нас. — Теперь оба мужчины уставились на нижнюю полку. Яркий свет солнца лился из входа, и на нижней полке стали видны три отполированных круга. Камень вокруг них был изъеден сочащейся сверху водой, а они были чистыми и нетронутыми, как если бы на этих местах что-то стояло. Каждый из них вспомнил, что, когда они очутились здесь, то стояли в точности на тех самых местах на нижней полке.

Рука Уртреда коснулась плаща, как если бы он ожидал, что он сделан из камня, а не из шерсти. Однако материя была мягкой. Камень стал плотью.

— Тогда, если мы стражи, кому посвящено святилище?

Глаза Аланды не отрывались от их лиц. — Светоносице.

Все повернулись и посмотрела на верхнюю полку, на которой лежала Таласса, чье лицо в свете солнца стало мертвенно-белым.

— Неужели кто-то знал, что Светоносица придет, что ее ум перейдет в эту статую, даст ей жизнь? — недоверчиво спросил Джайал.

Аланда кивнула. — Маризиан: он написал много книг пророчеств. Он предвидел этот день.

Уртред все еще смотрел в лицо Талассы. — Быть может он и предвидел этот день, но предвидел ли он то, что случилось с Талассой, то, что ее укусит Живой Мертвец?.

— Должно быть лекарство, — сказала Аланда.

— Ре вылечит ее, — ответил Уртред, хотя тяжесть на сердце говорила ему совсем другое. Аланда стала на колени рядом с деревенской девочкой, и взяла ее руку в свою. Имуни, в свою очередь, порывисто сжала ее руку; но на Уртреда она по-прежнему смотрела с испугом. Старая дама ласково поглядела на нее. — Имуни, мы не собираемся сделать тебе ничего плохого. Мы путешественники, с юга. Ты что-нибудь слышала о Южных Землях?

Девочка медленно кивнула. — Мой отец говорил мне о них. Когда я была совсем маленькой, какие-то странники пришли в горы с юга.

— Странники? — спросил Джайал, внезапно возбудившись. — Они были здесь?

Девочка покачала головой. — Нет, они пошли дальше на север через степи. Но мой народ нашел в горах их мертвых.

— Но кто-то выжил?

— Да: они несли с собой обжигающий свет, который можно было видеть даже из деревни.

На этот раз слова из девочки выходили легко и быстро, было видно, что ей льстит сосредоточенное внимание, с которым Джайал слушал ее.

Юный воин отвернулся и уставился на вход в пещеру. — Может быть это был Жезл — его свет ярче всего, что я видел в своей жизни. Мой отец жив, — сказал он, и его глаза вспыхнули внезапной надеждой.

Имуни настолько успокоилась, что отпустила руку Аланды.

Уртред, осторожно действуя своими когтями, подобрал упавший мешок и, ослабив шнурок, открыл его: внутри он нашел букетик цветов, сломанный горшочек, из которого шел запах спиртного, и маленький черный мешочек, из которого сочилась вода.

— Что ты собиралась делать с этими подношениями? — спросил он у Имуни.

— Это для Светоносицы и ее стражей, — ответила девочка. — Мак и пшеница для старой леди; вино для юного воина; снег для Светоносицы... — Ее голос внезапно оборвался. И ничего для того, кого она называет демоном, с кривой усмешкой подумал Уртред.

— Почему снег? — спросил он.

— Первый снег зимы пробудит Светоносицу от ее сна. Для того, чтобы в темное зимнее время ее свет не ушел из мира. — Уртред поглядел на мешочек. Нет сомнений, что этот обычай установил Маризиан, предвидя будущие события, когда это все будет иметь смысл. Быть может и такое событие, как рана Талассы. Иногда в старых ритуалах сохраняется какая-то, давно забытая правда.

— Что ты должна была сделать со снегом? — спросил он.

— Положить на губы Светоносицы.

Уртред вопросительно посмотрел на Аланду, которая слегка кивнула. — Делай все так, как если бы нас не было.

— Но она жива, — сказала девочка.

— Да, но она спит — а ей надо проснуться, — ответил Уртред.

Девочка неуверенно посмотрел на Талассу, лежавшую без сознания.

Аланда мягко подняла ее на ноги и вывела из темноты. Имуни боязливо взглянула на Уртреда, потом опустила взгляд на мешочек, лежавший в клещах его перчатки. Она потянулась вперед, дрожащими пальцами взяла черный мешочек и открыла, обнажив массу наполовину растаявшего снега. Сунув руку внутрь, она набрала горсть кристалликов, которые засветились в свете раннего утра.

— Давай, — сказал Уртред, кивая в сторону Талассы. Девочка, колеблясь, пошла к ней, постоянно оглядываясь назад, но глаза чужаков не отрывались от нее, так что она не осмелилась не послушаться. Она встала на ступеньку и, сжав снег в кулаке, выдавила ледяную воду на бледные губы Талассы. Ледяные бусинки падали вниз, ударялись о губы и бежали по подбородку. Таласса слегка застонала. Но не проснулась.

Аланда тоже встала на ступеньку и нагнулась над девушкой. — Таласса? — прошептала она. Таласса слегка пошевелилась, слабая улыбка разлепила ее губы и она медленно открыла глаза.

— Ты видишь меня ? — спросила Аланда.

— Свет, — прошептала Таласса, опять плотно закрывая глаза. — Такой яркий...

— Мы все здесь, дитя: Я, Уртред и Джайал.

— А что произошло? — сонно спросила она, как если бы была готова опять соскользнуть в бессознательное состояние.

— Ты не должна спать, дитя, — твердо сказала Аланда. — Тебя укусил вампир, из второго сна ты можешь не выплыть...

Внезапно по лицу Талассы прошло выражение боли. — Теперь я вспомнила: я была на болотах, на верхушке пирамиды костей, живые мертвецы... — Она застонала, когда память о сражении вернулась к ней. — Верно, меня укусили. Аланда, я заражена их ядом! — Отчаяние перекосило ее бледное лицо.

— Вампир, который укусил тебя, мертв.

Таласса пощупала синевато-багровые отметины зубов на шее и вдрогнула. — И все-таки я чувствую яд в моих венах...

— Это может быть рана, но не яд,  — сказал Уртред. — Открой глаза, — приказал он и она послушалась.

— Такой яркий свет... — опять пожаловалась она.

— Но ты все еще можешь на него глядеть. — Он вытянул руку за спиной и перчаткой указал на вход в пещеру. — Как ты могла бы вынести вид солнца, если бы была одной из них?

— Ты забываешь, жрец, что изменения происходят медленно, не за один час. — Тем не менее Таласса подняла голову, сражаясь с головокружением и жжением в глазах. Она прищурилась от света солнца, падавшего через вход в пещеру и, казалось, ее кожа светится как алебастр. — Где мы?

— На севере. Магия меча перенесла нас сюда в мгновение ока. Фаран далеко, мы в безопасности.

— Ты можешь встать? — спросила Аланда. Таласса неуверенно спустила ноги с полки и осторожно поставила их на пол. Потом она оттолкнулась и встала, ее ноги дрожали, как у только что родившегося жеребенка. Уртред и Аланда поддержали ее. И все это время Имуни глядела на нее большими круглыми глазами.

— Кто это? — спросила Таласса, в первый раз обратив на нее внимание.

— Девочка из деревни наподалеку. Каждое осеннее равноденствие они совершают здесь ритуал: ребенок приносит подношение в святилище.

— Что за святилище? — спросила Таласса.

— Это самое место: вплоть до сегодняшнего утра здесь стояли четыре статуи, которым они покланялись.

— Статуи?

— Да, изображающие нас четырех и поставленные сюда Маризианом в начале времени.

— Но для чего?

Аланда взяла ее руку и внимательно посмотрела в глаза Талассе, — Тысячи лет назад он предвидел этот день.

Ноги Талассы подогнулись, и она опять тяжело уселась на каменную полку.

К этому времени солнце уже позолотило все камни вокруг них. Глядя на Талассу, сидящую на полке, и в сознании, Утртред чувствовал, что тревога начинает улетучиваться из его сердца. По меньшей мере она жива, а может быть и не заражена. Враги далеко, а тут еще Таласса опять подняла голову и улыбнулась, посмотрев на него: немедленно его настроение начало стремительно подниматься до тех пор, пока не взлетело так же высоко как и полчаса назад, когда меч поднял их всех так же высоко, как само солнце.

— Пойдем, — сказал он. — Давайте пойдем в деревню.

Он осторожно обвил одной из своих когтистых рук плечи Талассы, и, с видимым усилием, она встала, поддерживаемая с другой стороны Джайалом. Они медленно вышли из пещеры. Аланда и деревенская девочка шли следом.

Они оказались на верхушке монументальной лестницы. Оранжевый шар солнца уже достаточно высоко поднялся в небо. Вся земля была видна: пурпурно-коралловые переходы света и тени от покрытых снежной шапкой гор на юге; глубокое ущелье слева от них; и сверкающая слюдяная равнина на восточном горизонте. Уртред жадно впитывал в себя это зрелище, потом его глаза поднялись и он посмотрел вперед, за равнины. И только тогда в первый раз он увидел зазубренные пики Сломанных Вязов и темные облака, окутавшие их. Дыхание стеснилось в груди.

Таласса заметила, что он почти перестал дышать. — Что случилось, жрец? — спросила она.

— Я не знаю, — рассеянно ответил Уртред. — Эти горы... как если бы я их уже видел, раньше.

— Каким образом? — спросил Джайал. — Ты же провел всю свою жизнь в монастыре, жрец. Никто, кроме горстки людей нашего народа никогда не видел эту землю.

Уртред покачал головой. — Да, верно: всю свою жизнь я провел в Форгхольме, но я не родился там: меня и брата принесли в монастырь, когда мы были еще младенцами.

— Ты думаешь, что тебя принесли отсюда? Как младенец может помнить хоть что-нибудь?

— И тем не менее что-то здесь есть, что-то очень знакомое... — ответил Уртред. Он повернулся к Имуни. — Как называются эти горы?

Та, чтобы не смотреть на его маску, уставилась себе на ноги. — Сломанные Вязы, — прошептала она. — Там живет всякая нечисть, призраки, только не люди. Мы называем их всех Полунощной Чудью.

— Полунощная Чудь! — воскликнул Джайал. — Столетия назад Легионы Огня были посланы сюда, чтобы истребить их.

— И никто не вернулся назад, — мрачно ответил Уртред. — Как люди могут жить здесь, так близко от зла? — спросил он.

— Раньше мы жили одни, — ответила Имуни. — Только два поколения назад там появилось темное облако. И теперь мой народ страдает, — сказала она с дрожью в голосе, глядя на Сломанные Вязы и мрачное облако. Пока они смотрели, облако пронзил удар молнии.

Уртред чувствовал, как какая-то странная сила тянет его туда, к далеким горам. Его сердца забилось быстрее, наполненное возбуждением и страхом. Что-то там было, он был уверен в этом — быть может это то самое место, про которое говорил Манихей, место, где скрыта тайна его рождения?

— Давайте пойдем в деревню, — сказала Аланда. Уртред с трудом оторвал взгляд от гор, опять осторожно взял руку Талассы и начал помогать ей спускаться по широким, вырезанным в камне ступеням.

Прежде, чем они прошли полпути, она увидели вдали группу людей, идущую по направлению к ним через руины.

— Отец! — воскликнула Имуни и понеслась вниз по ступенькам к этим людям. Жители деревни услышали ее крик. Поглядев вверх, они увидели и четырех незнакомцев, спускающимся по лестнице, и мгновенно остановились. Обе группы молча глядели одна на другую, разделенные бегущей девочкой.

— Они выглядят достаточно дружелюбно, — наконец сказала Аланда. Уртред не ответил, ожидая того, что произойдет, когда девочка окажется среди своих.

Наконец Имуни добежала до второй группы. Она стала возбужденно что-то говорить, постоянно указывая на лестницу. Теперь Уртред разглядел их и понял, что это были самые обыкновенные фермеры и скотоводы, вроде тех суеверных людей  из маленьких деревушек под Форгхольмом, которые приходили к его башне, надеясь на исцеление. Он вспомнил, как глядел сверху вниз на них из своего тайного орлиного гнезда: они выглядели точно так же, как эти. Он знал, какой ужас охватил бы добрых фермеров Форгхольма и каким образом они бы встретили его, если бы он на самом деле спустился бы вниз со своей башни и постучался к ним в дверь. Тогда он был бы не их спаситель, а страшный демон, каким, если доверять реакции этой девочки, его представляли эти люди.

Как бы не обрадовались эти северяне, повстречавшись со Светоносицей, все будет испорчено, как только они заметят его. И все будут в опасности. — Бери Талассу, — приказал он Джайалу.

— Почему? — спросил младший Иллгилл.

— Ты привык к моей маске, мой друг, а жители деревни нет. Я подожду здесь, наверху. Объясни им, что я не собираюсь сделать им ничего плохого.

— Очень хорошо, — сказал Джайал, становясь рядом с Талассой.

Уртред подождал, пока его друзья не пошли дальше вниз по лестнице, потом взобрался обратно на плато и подошел к деревьям. Ветки молчали. Соловей улетел. Как только Уртред уселся на утоптанную землю под деревьями, еще один порыв теплого ветра пролетел над горами.


Тем временем жители деревни столпились внизу, у подножия лестницы. Они стали перешептываться, когда южане подошли поближе, так как заметили сходство между Аландой и ими самими. Горцы были невысокими и кривоногими, носили коричневые плащи и шерстяные краги, и были вооружены толстыми палками, копьями и луками. Имуни с легкостью оказалась самой красивой из своего народа, так как среди остальных было слишком много уродов,  людей с бельмами на глазах и калек.

Имуни держалась за своего отца, Гарадаса. Он был не выше ее, жилистый и крепкий, с коричневой кожей, выдубленной ветром и солнцем, роскошными черными волосами, бородой и кривыми ногами. С первого взгляда было ясно, почему именно его выбрали старостой: в его глазах светился недюжинный расчетливый ум. Он остановился в нескольких шагах от основания лестницы и разглядывал незнакомцев. Обе группы с опаской глядели друг на друга. — Откуда вы пришли? — наконец спросил он. Южане поняли его, так как он говорил на их языке, хотя и с гортанным архаичным выговором.

Аланда оставила Талассу на попечение Джайала и сделала шаг по направлению к старосте. — Из святилища, — ответила она.

— Никто не проходил через деревню этой ночью; многие глаза глядели наружу, ведь сегодня — святой день. Как вы оказались там?

— Мы просто проснулись там, перед рассветом.

Глаза Гарадаса сузились, но тут заговорила Имуни, ее высокий чистый голос прорезал воздух. — Отец, статуи исчезли. — Все жители деревни, как по команде, повернули головы и уставились на нее.

— Исчезли?

— Да, полки были пустыми: только эти люди были там.

Гарадас опять посмотрел на всех трех, его коричневое лицо еще больше наморщилось. — А кто это там, под деревьями? — спросил он, указывая на плато перед пещерой.

— Демон, — ответила Имуни. По толпе собравшихся северян пронесся вздох ужаса.

— Он знает, что для вас он пария, поэтому предпочел вернуться на плато, — быстро сказала Аланда.

Гарадас на мгновение задумался. — Все это очень странно. Я должен пойти к пещере и сам осмотреть ее. Не спускайте глаз с воина и девушки, — сказал он своим людям. — Я пойду со старой дамой. — Было непонятно, услышали ли жители деревни его слова, так как они громко переговаривались между собой, постоянно указывая на святилище. Гарадас приглашающе протянул руку Аланде, и они вместе стали взбираться по ступенькам.

— Мы не хотим вам ничего плохого, — сказала она, карабкаясь вместе с ним.

— Да, в это я верю, потому что моя дочка вернулась целой и невредимой, — ответил он. — Но мой народ намного более суеверен, чем я. И мне надо самому посмотреть, что случилось со статуями.

Как только они подошли, Уртред встал из тени деревьев. Староста какое-то время не отрываясь глядел на маску Уртреда, прежде чем жестом попросил  Аланду подождать. Потом он прошел мимо Утреда прямо в пещеру. Молодой жрец и Аланда обменялись недоуменными взглядами, но не сказали ни слова, молчание нарушал только шум ветра, пролетавшего над плечами гор. Через несколько минут Гарадас появился опять, из под загара и бороды было видно его внезапно побелевшее лицо. — Моя дочка сказала правду. Статуи исчезли, — потрясенно пробормотал он. — Расскажите мне снова, как вы оказались там. — Аланда повторила свой рассказ. Когда она закончила, Гарадас опустил голову. — Я простой человек: народ Года называет меня жрецом, но у меня нет никакого образования. Последний человек, умевший читать и писать, умер несколько столетий назад. Простите меня. Когда Бог Маризиан уходил, он ожидал, что в этот день здесь будет жрец. А здесь только я, погонщик яков.

— То есть ты веришь в нашу историю? — спросила Аланда.

Староста ответил не сразу, сначала он посмотрел вниз с горы на Талассу, сидевшей, сгорбившись, на камне у подножия лестницы, охраняемая Джайалом от жителей деревни, которые раскрыв рты глазели на нее. — Увы, я священный человек только по имени, но легенда моего народа гласит, что это божественное существо, Светоносица, придет и вновь зажжет умирающее солнце. А она, — он кивнул на Талассу, — больна. И вообще она выглядит как самая обыкновенная девушка, совсем не богиня. — Тут он повернулся к Уртреду. — Мы ожидали демона, но это обыкновенный человек, который носит страшную маску. А ты, — сказал он, глядя в синие глаза Аланды. — Ты вообще выглядишь так, как будто родилась в деревне. — Он пожал плечами, как если бы слов у него больше не было.

— Да, я понимаю, тебе трудно, — ответила Аланда. — Ты не можешь поверить, что мы именно те, кого вы ждали. Верно, мы люди, как и ты, и никто из нас не видел, как эти статуи исчезли. Обращайся с нами так, как с другими незнакомцами.

— Незнакомцами? — удивился Гарадас. — Никогда ни один незнакомец не приходил в Году.

— Быть может мы будет твоими гостями? После того, как эта девушка выздоровеет, мы пойдем своим путем.

— Своим путем? Куда? Весь мир здесь, ничего другого нет.

— А эти равнины и лес за ними? — спросила Аланда, указывая рукой в направлении их.

— Идет зима. Очень скоро Великий Волк начнет рыскать по равнинам. Здесь некуда идти, старая леди, только в Году.

— Тогда мы пойдем именно туда.

Гарадас повернулся к Уртреду. — Теперь я вижу, что ты носишь маску; значит ты не тот монстр, которого мы боялись. Но в таком виде ты не сможешь войти в нашу деревню — много поколений мой народ верил, что ты демон. Эта маска напугает их всех до полусмерти. Сними ее — и ты тоже будешь нашим желанным гостем.

Уртред покачал головой. — Я поклялся никогда не снимать ее. Даже мои товарищи не видели то, что лежит за ней.

Гарадас нахмурился. — Тогда ты не сможешь войти в деревню. — Аланда начал было протестовать, но он остановил ее движением руки. — Я уже говорил вам, что я погонщик яков, практичный человек. Но мой народ суеверен до крайности. Я обязан сказать им, что статуи исчезли, а эта девушка — Светоносица. Иначе они решат, что вы разбили статуи — и тогда на ваши головы обрушится все, что только они не придумают. Так что твой друг будет демоном, а она — Светоносицей. Все должно быть так, и не иначе.

— Ты собираешься оставить его умирать в горах?

Гарадас опять покачал головой. — За деревней есть смотровая башня. Зимой никто не ходит туда. Я сделаю так, что туда будут приносить еду и дрова для огня. Он может оставаться там, пока не придет весна и вы сможете уйти.

Аланда опять попыталась что-то сказать, но на этот раз ее остановил Уртред. — Эта маска не давала мне общаться с товарищами, когда я был еще ребенком. Что ж, пускай это повторится опять. Я пойду в эту башню, если ты скажешь мне, как ее найти.

Гарадас указал рукой на тропинку, уходившую вправо от горного амфитеатра, в котором находились руины заброшенного города. — Иди по ней, но не сразу, дай нам время уйти. Люди не должны видеть тебя. — Потом он повернулся к Аланде. — Пошли, мы должны присоединиться к остальным. — Аланда опять взглянула на Уртреда, но тот жестом приказал  ей идти, так что она вместе со старостой пошли вниз по горной лестнице.

Жители деревни зашевелились и начали перешептываться, когда увидели, что Гарадас возвращается. Дойдя по подножия лестницы, он поднял руку, призывая к молчанию.

— Статуи исчезли, — сказал он. Все потрясенно вздохнули, услышав его слова. — Произошло чудо, Светоносица здесь, — продолжал он, указывая на Талассу. — Какое-то мгновение собравшиеся люди глядели друг на друга, не веря своим ушам, но Гарадас твердо стоял на земле, его темные глаза сверкали, и никто не осмелился возразить ему. Мгновение прошло, послышался шорох одежды, и они все как один упали на колени перед камнем, на котором сидела Таласса.

Аланда быстро подошла к ней. Лицо девушки было бледно как мел, она, казалось, даже не понимала, что к ней было приковано внимание всех людей.  Аланда легонько толкнула ее. Таласса пошевелилась и взглянула вверх, ее глаза сузились, встретившись с ярким светом солнца, потом посмотрела на жителей деревни. — Почему они все стоят на коленях, — прошептала она.

— Ты же Светоносица, — тихонько шепнула ей Аланда.

Таласса покачала головой. — Я не богиня: я человек, как и вы. — И действительно, трудно было представить себе что-нибудь более слабое и смертное: лицо было очень бледным, а на шее были отчетливо видны пурпурные отметины зубов. Хотя воздух был достаточно теплым, она никак не могла согреться и дрожала не переставая.

Аланда посмотрела на Гарадаса с молчаливым призывом. Староста мгновенно начал действовать. — Сделать носилки, — приказал он. — Необходимо торжественно внести Светоносицу в деревню. — Жители деревни быстро встали и разбежались по склонам горы.

Вскоре рядом с ней появились два достаточно длинных куска дерева, несколько минут назад бывших двумя чахлыми деревцами, росшими на склонах. Их крепко связали вместе, в середине положили плащ и на него осторожно перенесли Талассу. Немедленно четверо мужчин взяли каждый по концу шеста.

Когда все было готово, Гарадас кивнул и они пошли через руины. Все дружно затянули громкую гортанную песню, и на всем протяжении пути им отвечало эхо с каждого каменного склона вокруг них.


Процессия ушла, а Уртред еще долго стоял на краю плато, и порывы ветра, дующего с севера, доносили до него их песню. Он опять был один, оторванный от людей, с которыми сдружился за последние двадцать четыре часа. Одиночество упало на него как темнота: надежда на дружеские речи и веселый смех исчезла, узы, которые связали его с другими, порвались. Чувство принадлежности схлынуло как морской отлив, ушло вместе с друзьями и с этой песней, которая стала еле слышным шепотком ветра. Когда процессия перевалила через гребень кряжа, вместе с ней исчезла и песня.

Почему учитель дал ему эту маску, которая навсегда оторвала его от человечества? Почему он не дал ему маску веселого, улыбающегося юноши, человека, который вырос не зная, что это такое — быть обожженным? Но Уртред знал ответ: что хорошего в том, чтобы льстить и обманывать себя? От скрытой за маской реальностью спрятаться невозможно. Те, кто близко к нему, рано или поздно узнают правду, случайно увидев его настоящее лицо в тот момент, когда он снимет ее, как бы осторожен он не был. Он навсегда останется со своими шрамами, со своим отвратительным лицом. Манихей решил за него: он всегда будет одинок, и никогда не исполнит того, о чем мечтают другие мужчины. Только в одиночестве может он найти опору, найти внутреннюю силу, которая позволяет ему открывать тайну пламени, вызывать магию и овладевать силой, при помощи которой он может сражаться с врагами Солнца. Никогда ему не испытать радости любви, радости совместного дыхания со своими товарищами. В те краткие мгновения, когда Таласса глядела в безжалостные глаза маски, когда она касалась его или держала его руку в перчатке, и он чувствовал мягкость ее пальцев, он узнал, что означает любить другого человека. Теперь она ушла, и вместе с ней ушла надежда.

Его роль исполнена: он был Герольдом, в Тралле он достойно сыграл в первом акте пророчества. Где-то там, в мире под его ногами, бродит Бронзовый Воин, ожидая, когда придет Светоносец. Уртред ничего не знал об этом создании, за исключением того, что Манихей скопировал с его рук перчатки, которые дал Уртреду; но, конечно, Воин был намного могущественнее его: древнее создание могло выдыхать огонь из глубин расплавленного сердца и своими когтистыми руками крушить горы. Так что его товарищи больше не нуждаются в нем.

Его работа сделана. Он выполнил просьбу брата и поручение Манихея. А теперь его зовут горы севера, те самые горы, которые, как обещал Манихей, хранят тайну его прошлого. Он пойдет туда один. Так будет намного легче. Да, он согласен, его судьба не такая, как у других. Все так, как требует пророчество: Джайал пришел сюда, чтобы последовать за своим отцом, Аланда — найти землю предков, а Таласса — Бронзового Воина. У всех есть цель, за исключением его. Таласса видела то, что он видел в Сфере и знает, куда идти.

А что касается Талассы, она найдет свою судьбу без него. Сейчас она свободна, и с ней два друга. Они найдут магию, которая излечит ее, потом все трое направятся дальше и избавят солнце от тени, выпустив на волю великую магию. Однажды в будущем, когда он будет бродить по пустынным местам умирающего мира, он увидит, как над горизонтом встает возрожденное солнце и узнает, что ее работа завершена, что она, единственная женщина, которую он когда-либо коснулся, сотворила это чудо. Это, и только это будет его наградой: знать, что однажды, несколько коротких часов он был рядом с ней.

Он стал спускаться вниз, идя по тропинке, которую ему показал Гарадас. Она кружила по склонам гор, проходя высоко над долинами и лугами. Внезапно он увидел деревню Года, лежавшую далеко внизу. Его взгляд пробежал по деревне и по разноцветному одеялу полей, окружавших ее. Там, вдалеке, на серой равнине далеко внизу, он увидел шпиль из серого камня: башня, почти не отличимая по цвету от окружающих ее камней. Место находилось достаточно далеко от границ деревни и казалась очень одиноким.

Тропинка обошла полукруг горных вершин, залезла на высокий утес над деревней, потом устремилась вниз. Он продолжал идти, постепенно спускаясь. Рядом с тропой он видел маленькие пастбища, разделенные невысокими каменными стенами. Они были пусты. Сюда уже доносилась песня из деревни. Наверно они празднуют прибытие Светоносицы, предположил он. Мысль острой болью пронзила ему сердце: как он хотел бы быть там! Но он отказался от надежды увидеть ее еще раз.

Тропинка свернула, по широкой дуге обходя деревню, потом внезапно нырнула в мешанину утесов. Пастбища сменились краем горы: множество огромных плоских камней, спускавшихся к краю пропасти. И тут перед ним появилась башня, находившаяся, казалось, на самом краю мира. Равнина под ним напоминала разноцветный ковер, по которому бежали тени от облаков. Теплый ветер дул с севера, что совершенно не вязалось с началом зимы. Он должен быть ледяной и пронзительный, если дует из замерзшей страны, или нет?

Уртред покачал головой и пошел дальше по тропинке, огибавшей слева основание башни. Теперь он увидел деревянные перила, прилепившиеся к обрыву. Начало лестницы, ведущей на равнину. Он подошел поближе и заглянул вниз: деревянная лестница, укрепленная на камнях, торчащих из утеса. Она зигзагом спускалась в бездну, обходя могучие каменные быки, поднимавшиеся из утеса немного ниже; ему даже показалось, что у него выросли крылья и он парит над бесконечной пустотой. В тысяче футов под ним чернела равнина. По всей видимости это был единственный путь наружу из земли горцев.

Уртред еще раз посмотрел на Сломанные Вязы. Манихей пообещал ему, что в этой земле он найдет свою судьбу, найдет место, в котором записаны все тайны его прошлого. Крутые и изрезанные трещинами склоны из красного пещаника, устремленные в небо пики и острые как бритва кряжи, темные руины, накрытые пурпурным облаком. Пока он глядел, опять ударила молния и, через несколько мгновений, он услышал отдаленные раскаты грома.

Подчинясь внезапному импульсу, Уртред вытащил из дорожной сумке посох ловцов пиявок. Несколько мгновений он глядел на него. Когда в катакомбах под Траллом ему впервые дали этот посох, он решил, что это обыкновенный кусок мертвой ветки какого-то дерева. Но Старший ловцов пиявок сказал ему, что посох был вырезан здесь, на севере, из дерева, растущего в Лесу Лорн. И чем дольше он принадлежал Уртреду, тем больше казалось, что мертвое дерево возвращается к жизни: после Святилища Светоносца в Тралле, где он впервые увидел изменившуюся Талассу, на мертвой коре посоха набухла почка, из нее явился нежный листок, и они все еще здесь. Даже через перчатки он чувствовал покалывание энергии и легкое давление, примерно то самое, какое, судя по рассказам, испытывают лозоискатели, когда ищут при помощи ореховых жезлов спрятанную воду. И это давление толкало его на север, еще одно подтверждение того, что он должен идти именно туда. Быть может посох толкал его домой, куда-то в далекий невидимый отсюда лес за Сломанными Вязами.

Только одно не давало ему немедленно начать спуск: Таласса. Совсем недавно он убедил свое сердце оставить ее и идти на север один. Но сможет ли он уйти, не увидев ее еще один раз?

Не меньше часа Уртред глядел на вид внизу, в голове проносились противоречащие друг другу мысли. Его взгляд скользил по бело-серым линиям снега, покрывавшего горы: наполненные льдом овраги, громадные, покрытые льдом скалы, извилистые кряжи, восходящие к снежным шапкам вершин. И он опять спросил себя: почему это место так знакомо ему?

ПЯТАЯ ГЛАВА

Подземные Темницы

Две сотни лиг к югу Тралл

Глубокое подземелье под Храмом Исса; земля время от времени вздрагивает, осыпая пылью и обломками кирпичей маленькую группу людей, собравшихся в тронном зале Лорда Фарана Гатона Некрона. Был почти полдень, но в помещении, как всегда, царила полутьма. Единственный свет исходил из ламп в виде черепов, стоявших в четырех углах огромного зала. Помещение было самым настоящим склепом, а потолок, стены и колонны были отделаны человеческими костями. Потолок терялся в темноте, но стены и арки светились белым призрачным светом.

Собравшаяся в зале маленькая группа ждала смерти.

Сам Фаран Гатон сидел на троне, откинув голову назад, и опирался на вырезанную в спинке трона змею, поедающую собственный хвост: символ Исса. Он был одет в черные кожаные доспехи и шлем, которые были на  нем прошлой ночью перед тем, как он вошел в подземелье гробницы  Маризиана. И доспехи и шлем были вымазаны в грязи и густо покрыты белой пылью. Капюшон плаща он откинул назад, за плечи. Единственной оставшейся рукой он крепко ухватился за подлокотник трона. Из левого плеча, там, где раньше была рука, торчал обломок желтой кости.

Пальцы оставшейся руки были белы как кость, и кольца на них сверкали красным и зеленым в мерцающем свете ламп. Больше ничего цветного на нем не было. Лицо было матово-бледное от покрывавшей его пыли; пыль и боль от раны сделали его еще бледнее, чем обычно. Глаза под бледным лбом горели темным пламенем.

В отличии от остальных он не обращал внимание на каменные осколки, падавшие с потолка после очередного подземного толчка. Он даже не вздрогнул, когда кусок кирпичной кладки, размером с мужской торс, упал в нескольких футах от него, подняв гору пыли. Люди вокруг начали кашлять, когда пыль разлетелась по всему плохо освещенному залу. Но для князя пыль была ничто. Его ссохшиеся легкие были забиты намного более древней пылью, чем та, что падала сейчас. Грудь медленно поднималась и опускалась, он тяжело и громко дышал зловонным воздухом подземелья.

Слуги, перепуганные насмерть, что-то быстро и невнятно говорили друг другу. Фаран мог бы  заставить их замолчать, одним недовольным жестом, но, откровенно говоря, он почти не сознавал, что они вообще здесь. Его мысли были далеко отсюда, и даже далеко от смерти, сверлящий холод которой лился в него оттуда, где еще вчера была его левая рука.

И его мысли, что необычно, были полны самообвинениями. Он прожил двести лет, но не имеет значения, сколько лет прожил человек, он размышляет, обдумывает, и никогда не учится на своих ошибках. Никогда, пока не становится слишком поздно. Живи сегодняшним день... кто сказал это ему, когда он был еще совсем молодым человеком в Тире Ганде? Тем не менее все эти семь лет в Тралле он занимался ерундой, как обычно делал с тех пор, как ему была дарована Жизнь в Смерти — тратил время на пустяки, прекрасно зная, что у него впереди вечность и удовольствия, полученные слишком легко, быстро приедаются. Он сплетал часы, дни и года как старуха плетет свою пряжу, вытягивая ее во время работы, откладывая в сторону, если это может быть сделано завтра, или послезавтра. Он заигрывал с удовольствиями, вместо того, чтобы смять их лепестки в своих руках.

Примеров его медлительности было множество: так, он слишком долго не обращал внимания на юных бунтарей и их смешной заговор, отравлявший Тралл. Он был хорошо информирован о нем, благодаря сообщениям сети осведомителей, которые делали вид, что служат Ре, но в тайне домогались вечной жизни, которую сулил им его собственный бог, Исс. Но, получив их донесения, он не действовал так быстро и решительно, как было необходимо. В своей гордости он не ожидал, что они осмелятся бросить вызов его силе. Более того, он откровенно посмеялся над древними пророчествами, которые ему принесли жрецы; а ведь там было написано, что Тралл падет через семь лет после завоевания. И вот, как и предсказывали эти крошащиеся от старости страницы, появился жрец в маске, за ним Джайал Илгилл, и Тралл умирает, уже почти умер.

Но Тралл начал умирать задолго перед этим. И умирать только из-за его лени, недостаточной активности. Его власть покоилась на вампирах, но крови, которую им было необходимо пить, чтобы оставаться в живых, с каждым годом становилось все меньше и меньше. И что же он сделал? Разве он послал в Тире Ганд за караваном рабов? Разве он сам поехал в столицу, чтобы подать прошение Старейшинам? Нет, он был слишком гордым, чтобы признаться в своей слабости. Разве он не считал себя более великим, чем Старейшины? Как они посмеются над ним сейчас! Из тех тысяч, которыми он правил, в живых осталась горстка, и все они сейчас здесь, в тронном зале.

Но больше всего он мучился из-за потери одного единственного существа. Таласса. Если бы ему месяц назад сказали, что эта девчонка, которая каждый месяц, с побелевшим лицом, голая, скованная по рукам и ногам, тряслась от страха перед его горящими глазами, будет в сердце грядущей гибели, разве он бы не рассмеялся? Для него она была только игрушкой, он извращенно наслаждался тем, что не давал воли своим желаниям, удерживал себя от того, чтобы взять у нее жизнь, сделать ее своей кровавой рабыней. Что за удовольствие в обладании? Палач быстро устает от своей жертвы. А теперь она сбежала: странно, но он чувствовал ее отсутствие, как если бы с самого начала знал, кто она такая. Светоносица. Все так, как было написано в книгах пророчеств, которые он опять и опять отбрасывал от себя. Кто мог поверить в это?

В сознание возникло ее лицо и немедленно удивительно острая игла кольнула в его атрофированное сердце — воспоминание о ее холодной красоте, нежных формах ее рта. Да, она была уязвима и беззащитна, и тем не менее в ней была твердость проститутки, знавшей тысячи мужчин, но никому не давшей коснуться своего сердца. Он был очарован этой холодностью, распознав, что оно под стать его собственному одиночеству, которое ему назначила судьба и которого при любых обстоятельствах он не мог разделить ни с кем. А может быть он распознал и ее силу, скрытую за светящейся белой кожей? Он хранил ее как сокровище, развлекаясь этим, и никогда не хотел сделать из нее еще одного кровавого раба, как из остальных; может быть он знал, что она другая, чем они?

Так что он призывал ее каждый месяц, надеясь, что сможет завоевать ее ум, надеясь, что она добровольно отдаст ему свою душу. Так прошло сто ночей, сто моментов потенциального насыщения; они утекли, упали, как песок в солнечных часах. Ах, если бы он воспользовался моментом! По меньшей мере тогда бы он насытился, хотя бы ненадолго, видя как ее душа вытекает из тела. Момент, когда он смог бы, наконец, уничтожить это молчаливое обвинение, эту непохожесть, с которой она смеялась над ним. А теперь не осталось ничего.

Почему он не выпил ее, а отдал вампирам на болотах — отдал сладкую кровь, от которой так много раз отказывался сам? И почему? И почему он не вышел вместе с Братьями наружу, когда начался рассвет и солнце поднялось над землей? Почему он не дал лучам солнце превратить его пустую жизнь в туман? Солнце сделало бы то, что сделает демон, который через несколько минут доберется до тронного зала.

Некрон: демон, который носит его собственное последнее имя — имя, которое на древнем языке храма значит "смерть".  Он видел его несколькими часами раньше. Тысяча зазубренных зубов во рту, а его горло — бесконечный пурпурный туннель, уходящий вглубь. Рогатая голова... Некрон — наполовину червь, наполовину демон, вызванный из бездны Хеля. Для чего? Чтобы спасти его самого, какая ирония! Не скованный заклинаниями, которые контролировали бы его присутствие на этом плане бытия, демон сожрет любую душу, которую найдет в Тралле. Впрочем, их и так осталось мало: после того, как тысячи сожгли сами себя в храме Ре, а остальные были взяты вампирами, остались только те, кто сейчас находился с ним, в храме Исса — Жнецы Скорби, которые защищали его всю долгую дорогу от Тире Ганда семь лет назад и которые все эти семь лет охраняли храм; несколько помощников жрецов с бледными лицами, которые еще не достигли Жизни в Смерти; и эти жалкие рабы, трясущиеся от страха. Демон чувствует запах страха, как хищник запах добычи. Если бы эти глупцы могли понять: их души молчаливо взывают к демону — и он придет.

Несколько часов раньше демон нырнул в храмовые катакомбы, спасаясь под землей от света восходящего солнца, и теперь рыщет по подземному миру, похожий на гигантского тупоносого червя, чувствуя души живых, которые еще можно сожрать. И с того же времени он сам сидит здесь, не двигаясь, полностью уйдя в свои мысли.

Теперь только одно держит его в мире живых, последний всплеск любопытства, который может удовлетворить только один человек, а потом смерть. Фаран ждал своего волшебника, Голона. Он приказал ему вернуться на парапет и узнать, что произошло с беженцами на болотах. Его не заботило, что случилось со жрецом в маске или с юным Илгиллом, только с Талассой. Но Голон, ушедший с рассветом, стал, без сомнения, одной из тысяч жертв пышущих огнем зубов демона. Волшебник, сотворивший демона, сам стал его жертвой. Да, ирония, но и подходящий символ Исса. Творец, съеденный своим собственным созданием, как червь, который пожирает свой собственный хвост.

Но если у какого-нибудь человека в Тралле и есть шанс выжить, то, конечно, только у него; но если Голон жив, тогда почему он до сих пор не вернулся, чтобы рассказать о том, что видел, когда настал рассвет?

Еще один кусок кирпича упал рядом с ним В конце концов Фаран пошевелился и поглядел вокруг себя. В первый раз он заметил бледность всех тех, кто вытаращив глаза смотрел на него и едва не расхохотался. Они, в отличии от него, дорожили той полужизнью, которая у них еще была, по-прежнему хотели жить дальше и дальше, даже когда солнце умрет и на земле воцарится мрак. Но он, почему он должен бояться? Могила не навевает ужас, если ты не в состоянии удовлетворить свои желания. Давай, Голон, приходи и скажи, что Таласса мертва, что все кончено; тогда можно будет спокойно сидеть и ждать, пока Некрон не покончит со всеми ними.

Издалека, перекрывая треск падающих стен, послышались пронзительные  крики тех, кто умирал в более высоких этажах храма. Затем они услышали траурные стоны, когда на протяжении нескольких секунд одна за другой массивные внешние медные двери, ведущие в катакомбы, которые за месяц осады не смогла бы взять целая армия, согнулись и слетели со своих петель. А после лязга упавших дверей в зал пришел вакуум: воздух высосало из зала; бумаги взлетели вверх со столов, на которых лежали, свечи потухли. В сердце храма вошел демон, втягивая всех и вся в свою ненасытную утробу.

Фаран, не шевелясь, слушал, как он идет через храм: внезапно замолчали барабаны, которые всегда играли в храмовом святилище, потом ужасные крики донеслись из библиотеки. Затем мечущиеся в воздухе скомканные листы бумаги потянулись к двери в тронный зал. И вот он услышал, как чешуйчатые бока демона шуршат по стене около них. Гигантский червь втискивался все глубже и глубже под землю, спасаясь от солнца и притягиваемый этим помещением, где находились последние люди, еще дышащие в Тралле. Да, теперь слишком поздно, Голон не придет.

Фаран поглядел на последних выживших из когда-то могущественной империи. Рабы жались вокруг трона: живое хранилище крови, не больше. Еще был отряд выживших стражей, примерно сотня; большинство из них сгрудилось в прихожей, но примерно десять стояло здесь, охраняя обоих пленников. Из-под из масок-черепов не доносилось ни звука, в отличии от скуления рабов; стоическое молчание, доказывающее, что это элита, люди, готовые умереть, защищая своего повелителя.

Но в их присутствии не было необходимости: пленникам было некуда бежать. Первая из них, Маллиана, Верховная Жрица Храма Сутис, стояла на коленях перед Фараном, уткнувшись белым лицом в пол; она что-то бормотала пыли, которая поглощала ее слова. За эти годы множество людей стояли перед ним на коленях, вымаливая свои презренные жизни; он всегда с удовольствием наблюдал за ними: почему они так цепляются за такую жалкую вещь, как жизнь? На что может по-настоящему полагаться тот, кто жив? Только смерть, исчезновение — единственное, что невозможно избежать: все остальное сон. Фаран никогда не понимал своих жертв, когда они пытались продлить свои последние вздохи, перед тем, как он даровал им последний укус или приказывал убить прямо перед собой. Ведь у них было то, что у него не будет никогда: гарантия смерти. Какой великолепный приз! Им не грозит опасность проснуться опять, вроде того, как он сам проснулся в гробнице Маризиана, ничем не лучше раздавленного таракана, без руки или ноги. Нет, они спокойно уснут вторым сном, как случится и с ним, когда демон сожрет его.

Мольбы Высшей Жрицы не доставляли ему никакого удовольствия — затхлая кровь, пахнувшая старостью, лишенная жизненной силы. Ее жалобы — комариный писк в ухе, а стоны — мычание скотины. Он мог бы приказать стражам бросить ее демону, если бы не было слишком опасно открывать дверь в прихожую. Тронный зал опять тряхнуло, да так, что лязгнули зубы, когда рядом упала еще одна колонна.

Тем не менее здесь был еще кое-кто, кто стоял не двигаясь; второй пленник, Двойник. Почти точная копия Джайала Иллгилла. Он стоял перед Фараном, слегка сгорбясь, рядом с ним стояло два Жнеца. Правая половина его лица была обезображена шрамами, но другая половина была совершенным подобием левой полусферы лица Джайала; именно так выглядел сын старого барона сейчас, через семь лет после битвы за Тралл. Оказавшись в плену, Двойник рассказал странную историю своей жизни: историю о том, как зло овладело ребенком, как потом темная половина Джайала, Двойник, была изгнана жрецом-экзорцистом в место проклятых, мир Теней. И о том, как Двойника выдернули в этот мир при помощи силы Жезла во время битвы при Тралле, когда юный Иллгилл умирал, так что душа Джайала переместилась в новое тело, а Двойнику досталось старое, искалеченное и переломанное.

Фаран поверил в эту историю: разве он сам не видел как Теневой Мир мерцает за ним по меньшей мере двести лет? И разве Барон Иллгилл не рискнул всем, что имел, лишь бы только заполучить Жезл Силы, который открывает двери в другой мир? На самом деле всем своим королевством. И тем не менее при помощи него барон спас только одного человека: собственного сына.

Фаран, как и барон, потерял всю свою когда-то гордую армию; остались только те, кто собрались вокруг трона. Если бы у него был Жезл, он без малейших колебаний использовал бы его. Он населил бы этот мир созданиями, вроде этого Двойника. Нечувствительными к боли, лишенными души, посвященными тьме и угасанию Ре. Вот это была бы окончательная победа! А эта тварь, унаследовавшая искалеченное тело Джайала, была единственным живым созданием — во всяком случае из тех, которые встречал Фаран — от которого не шел запах крови. Только не от этого человека. У него не только было запаха, от него вообще не исходило ничего, что могло почувствовать обостренное чутье Фарана, как будто он все еще жил в Мире Теней.

И у него было знание, то самое знание, которого Фаран отчаянно добивался. Возможно поэтому, когда их глаза встретились, кривая улыбка скользнула по морщинистому рту Двойника. Он смог сделать то, чего не сумел Фаран: приникнуть в могилу Маризиана. Он знал тайны смерти, которые по праву должны принадлежать Фарану; но даже под пыткой он не сказал о них ни слова. Сейчас он спокойно глядел мимо Фарана, по сморщенному лицу блуждала невеселая улыбка, а единственный ледяной глаз глядел куда-то далеко отсюда. Судя по внешнему виду он не испытывал боли, хотя его забинтованные руки были безжалостно связаны за спиной кожаными ремнями. Один из Жрецов, заметив эту наглую усмешку, так сильно сдавил веревочной петлей его шею, что глаз чуть не выскочил из глазницы.

Фаран поднял руку, заставив стражник прекратить. — Оставь его в покое, — приказал он. Стражник отошел, бросив конец веревки на землю. Фаран опять посмотрел на пленника. — Разве ты не боишься смерти? — спросил он.

— Что, неужели ты хочешь, чтобы я выпрашивал у тебя жизнь, как эта шлюха? — с усмешкой спросил Двойник, кивнув  головой в сторону Миллианы.

— Все люди бояться боли.

— Только не я, — сплюнул Двойник.

— Тогда чего ты боишься?

— Того, что наши враги убежали, а мы стоим здесь и ждем смерти.

— Наши враги?

— Ха, у нас обоих, меня и тебя, есть причины, чтобы ненавидеть их всех: Талассу, Уртреда, Джайала, Аланду.

Фаран какое-то мгновение молчал, слушая как Некрон, шурша, ползет через боковой проход. — Оглянись вокруг: это вся моя армия. Неужели ты думаешь, что мы можем убежать, когда демон так близко? — спросил он.

Двойник шагнул вперед, веревка тащилась за ним по слою пыли. — Лучше умереть сражаясь, чем забиться в дыру, как крысы.

— Возможно, — оцепенело ответил Фаран. — Но даже если мы останемся в живых, что с того? Где ты найдешь наших врагов? Они ускользнули несколько часов назад и могут быть где угодно.

— Они унесли с собой Зуб Дракона, один из трех магических артефактов Маризиана. Теперь они должны найти оставшиеся два: Бронзового Воина и Теневой Жезл.

Фаран сделал вид, что ему неинтересно, хотя наконец-то он был близок к тому, чтобы получить информацию, которую не смог выбить пыткой из этой твари.  — Возможно, но мир велик, и где находятся эти предметы? Бронзовый Воин исчез две тысячи лет назад, а Теневой Жезл унес с собой Иллгилл.

— Я видел Сферу — я знаю, где они! — ответил Двойник, его единственный глаз от возбуждения чуть не выскочил из глазницы.

— И где же?  — сказал Фаран, наклоняясь вперед и глядя в упор на Двойника.

Лицо придурка опустилось, когда он сообразил, что увлекся и выдал слишком много. — Они на севере, — недовольно сказал он. — Один у Полунощной Чуди, а другой еще севернее, на ледяных равнинах.

— Итак, мы знаем, где находятся артефакты. Но что хорошего в этих артефактах, или в магии всего мира, если враги, против которых мы могли бы их использовать, Таласса и остальные, исчезли?

— Я видел и их. — Двойник опять уставился на него своим единственным глазом.

— Видел их? Разве ты принес Сферу с собой? Как ты можешь видеть их не выходя из Тралла, оставаясь за этими стенами?

Двойник резко вскинул голову. — Мне не нужна никакая Сфера. Джайал и я две половины целого. Верь мне, я вижу их даже сейчас, глядя его глазами, так же ясно, как вижу тебя. — Он остановился, как если бы мысленно сфокусировался на картине, на которую глядел. — Магия перенесла его и остальных на север. — Лицо Двойника стало немного отрешенным, как если бы он глядел куда-то вдаль. — Он сейчас в деревне, эта шлюха Таласса и старуха рядом с ним. Перед ним праздник, полудикие жители деревни пляшут вокруг них.

— Ты лжешь, — сказал Фаран, наполовину вставая с трона.

— Нет, это правда. Во всяком случае с того момента, как он вошел в дом на Серебряной Дороге, я вижу все лучше и лучше, как если бы его два глаза и мой один — одно и то же. До экзорцизма наши два сознания были в одном теле и все время боролись друг с другом. Теперь они опять сражаются, но на тот раз я выиграю бой. С каждым днем я все сильнее влияю на него. Медленно, но верно он сходит с ума, слушая тот самый голос, который слышал маленьким мальчиком, мой голос. Однажды мы снова станем едины и мое сознание войдет в его тело: я буду командовать им, как делал это раньше. А когда я получу Теневой Жезл, я вышвырну его из своего тела и запихну в эту искалеченную дрянь, — воскликнул он, резко вздергивая голову над своим сгорбленным телом.

Фаран резко сел обратно на трон. Очень странно, но он поверил каждому слову, которое Двойник сказал ему, хотя не было ни единой причины, чтобы верить этой полусумасшедшей твари. Двойник говорил убежденно, с неподдельным жаром и, похоже, искренно. За двести лет Фаран научился отличать ложь от правды. Теперь не надо ждать Голона. Надежда опять зажглась в его иссохшем сердце. Таласса жива; он чувствует это каждой косточкой. Он согнулся, положил голову на руки, ум наконец-то проснулся и заработал. Был путь для побега: час назад он отверг его, но теперь этот путь привлекал его больше, чем гарантированная смерть в тронном зале. Он почувствовал возбуждение, внезапно ему захотелось действовать.

Он сплюнул, прочищая пересохшее горло от забившей его пыли, которую заметил в первый раз. Пыль, прах, что есть человек, как не пыль. Внезапно он почувствовал себя так, как если бы утонул в море пыли, всюду глаза, уши и мозги мертвецов, кости, превратившиеся в прах столетия назад, их руки залезли в его глаза и горло. Как можно жить в этом море пыли?  Он должен немедленно бежать отсюда.

Он резко встал, стражники немедленно выпрямились.

В этот момент он услышал шорох открывающейся каменной панели в темноте слева от него. Не глядя он понял, что это Голон. Отлично, волшебник сможет подтвердить слова Двойника. Сердце болезненно стукнуло в ожидании, и он почувствовал так, как если бы его сухие артерии стали тонкими нитками, спутавшимися в старый гниющий клубок, нитками, которые лопаются и рвутся. Тем не менее он постарался придать лицу бесстрастное выражение и повернулся к волшебнику, возникшему из темноты. Грудь Голона поднималась и опускалась — было видно, что он бежал. Его коричнево-пурпурные одежды побелели от залепившей их пыли. Темные глаза сверкали, пока волшебник старался успокоить дыхание.

— Ну? — спросил Фаран.

— Демон очень близко — я слышу его в галереях библиотеки, — выдохнул Голон.

— Пускай приходит, — небрежно ответил Фаран. — Что с девицей?

Голон отвел взгляд, не в силах выдержать огненный взгляд Фарана. — Я пошел на парапет, как ты и приказал мне, — сказал он. — На болотах был туман, но пирамида из черепов была ясно видна...

— И?

— Солнце встало — все Братья погибли — на вершине все еще было несколько фигур —вспыхнул свет — они исчезли.

— Исчезли?

Голон отважился опять посмотреть на него, в свете факелов его глаза казались мертвыми и непроницаемыми. — Волшебство — я почувствовал его даже из города — это был меч. — Еще один толчок сотряс пол, еще больше пыли оказалось в воздухе, один из стражников закашлялся.

— То есть они убежали при помощи магии?

Голон на мгновение отвлекся, услышав еще один треск сверху. Фаран взглянул вверх: прямо над ними еще один кусок костяного потолка, размером с стол, отделился от свода и свисал вниз, готовый рухнуть в любую секунду.

— Да, — наконец ответил чародей, не отводя глаз от нависшей над ними смерти. — Телепортация — наверно это жрец Огня. Он знает волшебство Ре. Он использовал меч как фокус для своей силы.

— Куда они пошли? — проворчал Фаран, делая шаг к Голону, хотя уже знал ответ от Двойника.

— Подобное притягивает подобное, — ответил Голон, переводя взгляд с потолка на князя. — Они направились к двум другим могущественным артефактам, на север.

— Тогда мы тоже отправимся на север, — сказал Фаран. — Вот этот, — добавил он, протянув здоровую руку и хватая Двойника за ошейник, — знает куда.

Голон какое-то мгновение рассматривал Двойника, но тут кусок потолка, на который он глядел до этого, со слабым треском отделился от свода и рухнул вниз. Он упал на одного из рабов. Человек даже не вскрикнул, когда огромная масса сглотнула его, выплюнув в воздух еще немного пыли, крови и костей. Остальные рабы помчались к одной из стен, воя от страха.

— Хватит, — прорычал Фаран, и они немедленно замолчали. — Ты, — сказал он, в упор поглядев на Двойника. — Я разрешаю тебе пожить еще немного. Я надеюсь, что вся твоя история — правда, иначе ты очень сильно пожалеешь о своих словах. А теперь пойдем отсюда.

— И куда мы пойдем? — удивленно спросил Голон, озадаченно глядя на лицо Фарана. — Все выходы перекрыты.

Теперь пришла очередь улыбнуться Фарану. — Семь лет, Голон — и я не сомкнул глаза ни на мгновение, пока ты и все остальные спали,  как дети. Ты когда-нибудь задумывался о том, что человек, вроде меня, делает во мраке ночи? Скала Тралла глубоко уходит в землю, и там, внизу, скрыто множество тайн, о которых не знаешь даже ты. Пошли! — и он жестом приказал стражникам тащить Двойника за собой.

— Но куда? — опять спросил Голон.

— В подземные темницы, — ответил Фаран, идя к одной из стен зала. Кости, из которых она состояла, на первый взгляд ничем не отличались от тех, из которых состояли остальные стены, но когда он поднял оставшуюся руку к стене, то, похожая на взлетающую птицу, в воздух взвилась костяная панель. За ней открылся неосвещенный проход. В тусклом свете факелов, горящих в подставках-черепах, Голон смог увидеть только очертания двух вампиров, телохранителей Фарана, ждущих внутри, их семифутовые тела почти заполнили вход в потайной ход.

— Пошли, — сказал Фаран. — Я покажу тебе место, которое ты никогда не видел, даже во сне.

ШЕСТАЯ ГЛАВА

Второе Пробуждение Талассы

Таласса проснулась. Слабый призрачный свет луны лился на нее. Он падал из щели в ставнях, закрывавших окно. Она увидела, что лежит на простой лавке. Под ней был грубый тюфяк, набитый жесткими волосами, которые кололи ее обнаженную кожу даже через обивку. Она повернула голову, и, несмотря на полутьму, смогла рассмотреть то, что ее окружало. В комнате был низкий бревенчатый потолок, грубо отделанные стены и земляной пол. Слабо пахло мехом какого-то животного и горящим торфом. Как она очутилась здесь? Она смогла вспомнить только одно мгновение, после которого провалилась в этот странный сон.

Во-первых ей приснился Уртред. Во сне она глядела на его маску: отвратительные бугры сплошных шрамов, вместо носа щель, вместо губ —клочья мяса. Но потом увидела, как его лицо перекосила безгубая усмешка, и поняла, что это настоящее лицо, а не лакированное дерево. И она побежала, побежала по непонятной равнине, на которой были только бледные булыжники и пыль, как на поверхности луны.

Она бежала и бежала. А потом услышала, как он ее зовет: его голос был мягок и нежен. Но она не остановилась, пока не оказалась далеко-далеко, и голос затих. А потом она уже была на покрытом льдом склоне горы, холодные звезды светили на нее. После бега ей захотелось пить: она отломала кусок льда и съела его, чувствуя, как острая льдинка впилась в уголок рта, так что кровь и вода смешались друг с другом. И еще она чувствовала внутренний жар, жар в крови, который пришел вместе с укусом вампира. Она стала одной из них: больше она никогда не утолит свою жажду.

Перед собой она увидела озеро и два острова. Она решила, что должна идти туда и попытаться утолить жажду озерной водой. Он спустилась на берег, но прежде, чем успела сделать хотя бы глоток, ноги понесли ее за берег, через озеро, и она очутилась на первом острове. В его центре она увидел дворец, и начала подниматься к нему. Вот она вошла в него и побрела по темным коридорам. Впереди вспыхнул серебряный свет; он шел из колодца, вделанного в пол. Она подошла к нему, заглянула внутрь и увидела внутри него серебряный бокал.

Кто-то подошел ней, почти не видимый в полумраке. Она повернулась: в серебряном свете она никак не могла рассмотреть лицо человека. Это был не жрец, но мужчина с длинными белыми волосами, удерживаемыми золотым обручем, в который были вделаны драгоценные камни, красные или оранжевые; и, что интересно, такого же цвета были и его глаза. У него было молодое загорелое лицо, без морщин, и бледные губы. Он взял ее за руку и они вместе слетели в колодец. Там он взял в руки бокал, как если бы хотел, чтобы она выпила из него. Внезапно стены колодца улетучились, и она увидела за ними лазурное небо, огромные серебряные дома и сверкающие шпили, рвущиеся вверх, а в небесах парили золотые драконы, оставляя за собой огненные следы. Она опять повернулась к мужчине. Глаза из другого мира, их поверхность искрилась, как у пиритов[4], приглашая ее войти внутрь.

— Ты смерть? — спросила она, и сама услышала в ушах свой голос, хотя была уверена, что ее губы не двигались.

Лицо мужчины перекосила странная полуулыбка, такая же чужая, как и его глаза. — Я не смерть — я Ре. — Слова были на языке, которого она не знала, и, тем не менее, поняла. — Посмотри вокруг себя, Таласса, посмотри на страну Ре — она называется Лорн, страна, в которой нет места смерти.

Таласса опять посмотрела на чудесное видение, на мир, каким он был во время Золотого Века. Она увидела огромное озеро, освещенное светом солнца и уходившее вдаль, к далеким берегам, и два больших острова, застроенных грандиозными зданиями, искрившимися в свете солнца: такого яркого света на земле не бывает. Видение казалось совершенным — и тем не менее сомнение не хотело покидать ее сознание.

— Где это место? — спросила она.

— И в этом мире и не в этом, — загадочно ответил Ре. — Только мои слуги живут в нем, и они никогда не умрут, во всяком случае до тех пор, пока не появится Светоносец.

— Все места знают смерть, — возразила она. — Это естественный порядок вещей. Почему твоя страна должна быть исключением?

Тень, как показалась, прошла по лицу Ре, но она мгновенно исчезла, как будто над горой пролетело быстрое облачко.

— Когда пришла последняя битва, я спас моих слуг, — сказал Бог. — Все остальные погибли или убежали. Но я, хотя и раненый магией Исса, остался и оградил это место, Лорн, от огня и безумия, которые в это время царили в Мире Смертных. Я сделал этот народ бессмертными, прекрасными и вечно юными. В Мире Смертных солнце всегда затемнено черными облаками, которые убивают или преобразовывают тех, кто живет под ними, так что я решил, что вместо света солнца должен светить мой кузен, Эревон, Бог Луны. — Как только он произнес эти слова, солнечный свет погас, а в высшей точке неба засияла полная луна. — Там она и светит, всегда полная, — печально сказал Бог. — А им я приказал ждать возвращения Света Второго Восхода. Так что они ждут, уже десять тысяч лет.

— Но и у луны есть циклы. Все вещи должны изменяться. Это закон природы. Все должно происходить так, как и в других местах. — И опять Таласса не знала, откуда взялись эти слова. Ей показалось, что они поднимаются из губ в сознание, не спрашивая ее разрешения.

— Да, —  ответил Ре. — Все на свете должно меняться. Даже Ре поднимается с рассветом, а потом тонет в темноте. Слишком долго мои слуги жили под этой неменяющейся луной. Ты изменишь все это. Ты — Светоносица, и опять принесешь солнце в мою страну. Но сначала ты должна выпить из Серебряной Чаши. — Опять перед ее глазами появились колодец и серебряный бокал. — Это противоядие от укуса вампира. Оно ждет тебя в Лорне. Но берегись, как раз сейчас враги Лорна зашевелились в Сломанных Вязах: путешествие будет очень опасное. И поторопись, дитя. Ты должна быть в Лорне не позже, чем через месяц. — Потом видение растаяло, она проснулась и обнаружила, что лежит на кровати в странной комнате.

Было достаточно темно. Несколько секунд она пыталась вспомнить, что это за место, потом вспомнила первое пробуждение, в пещере над склоном горы: ага, там была маленькая девочка, потом она увидела горы, потом появились какие-то горцы, пришедшие приветствовать ее в руины древнего города. И тут она, наверно, потеряла сознание, потому что дальше она не помнила ничего.

А где ее одежда? Таласса поглядела вокруг и увидела, что на спинке грубого стула висит ее тонкое платье, которое она надевала в прошлой жизни, в Храме Сутис в Тралле, а рядом с ним один из тех отделанных шерстью плащей, которые Аланда и она упаковали в свои кожаные котомки до того, как сбежали из храма. Дырки на ее одежде были зашиты, хотя и грубо.

Потом Таласса поднесла пальцы к двум ранам на шее: они вздулись и заболели, как только она дотронулась до них, а вокруг них все горело. Страх вернулся. Как лечиться? Освободила ли ее смерть вампира, который укусил ее? По венам бежал странный поток, как будто ее кровь загустела и распирала кровеносные сосуды. И жажда, страшная жажда. На столе, рядом с кроватью, стоял глиняный кувшин с водой и выпеченный каравай хлеба. Она жадно налила воды в кружку и поднесла к губам, но как только губы коснулись жидкости, поняла, что это не то, что может утолить ее жажду; мертвый запах воды вызвал в ней отвращение, и она бросила кружку на пол, как будто в ней была кислота.

Таласса подавила крик, откинула меховое одеяла и опустила свои длинные ноги на пол. Первым делом она должна найти Уртреда. Он-то знает, что делать, как найти Лорн и Чашу, которые она видела во сне. Она не сомневалась, что они существуют: разве сам Ре не показал ей их?

В комнате было холодно, огня не было. Хлопая руками по голому телу, она подбежала к своей одежде и быстро накинула платье через голову, потом привела в порядок волосы, насколько это можно было сделать без зеркала и расчески. Снаружи послышались голоса. Она подошла к окну и раздвинула ставни.

Окно выходило на квадрат утоптанной каменистой земли, на которую бросал тень большой дуб, его листья слабо серебрились в свете луны. Повсюду были фонари и ярко окрашенные циновки, лежавшие прямо на земле. В центре  горел большой костер. За квадратной площадью находилось несколько одноэтажных выбеленных домов, а за ними можно было разглядеть долину и  силуэты гор, покрытые пурпурно-коричневыми ночными тенями.

Примерно сотня жителей деревни — мужчины, женщины и дети — сидели на циновках. Все они были одеты в простые шерстяные куртки и штаны. Среди них сидели Аланда и Джайал. Казалось, что они были погружены в серьезный разговор с человеком, в котором она узнала Гарадаса, старосту деревни. И нигде не было даже намека на Уртреда.

От лунного света у ней закружилась голова, как если бы этот свет начал сражаться с чем-то в ее душе, рана на шее начала пульсировать. На нетвердых ногах она вернулась в комнату и попыталась привести мысли в порядок. Вот, она должна выйти наружу, к своим друзьям и этим незнакомцам.

Она скользнула в плащ и подошла к двери, собираясь с духом. Почувствует ли она запах их крови? Сможет ли она сопротивляться ему? Она вышла из комнаты; в коридоре горел фонарь. Дверь в конце коридора должна привести ее на площадь. Девочка, которую она видела в святилище, сидела прямо на полу коридора, но, заметив Талассу, немедленно вскочила и улыбнулась.

Таласса неохотно улыбнулась в ответ, ей захотелось прогнать ее. Говорит ли она на ее языке? Она подумала и вспомнила, что слышала, как горцы говорили на языке, похожем на язык Тралла.

— Ты отдохнула? — спросил ребенок. Итак, она все запомнила правильно, они действительно говорили на том же языке, хотя более грубо и со смешным акцентом, так что надо было напрягаться, чтобы понимать их слова.

— Как долго я спала? — спросила Таласса.

— День, и еще половину, — ответила Имуни.

— Так долго, — вслух удивилась Таласса. Впрочем ночь перед этой она не спала вообще. Обе молча смотрели друг на друга. — Пойдем, —  после паузы сказала Таласса. — Почему бы нам не посмотреть, что другие делают снаружи? — Девочка кивнула и простодушно предложила ей руку. Таласса заколебалась, но потом взяла ее. Глаза Талассы невольно остановились на голубых венах на шее ребенка, отчетливо выделявшихся под коричневым загаром. Что ощущают вампиры? Лично она не хотела ничего, никаких тайных желаний, только эта ужасная, нездоровая жажда, которую никакая вода не в состоянии утолить. Во рту все пересохло: она чувствовала, как губы прилипают к зубам; без сомнения она оскалила свои зубы в жуткой гримасе. Она наполовину ожидала, что девочка завопит и кинется прочь, но та только с любопытством глядела на нее. Тут Таласса сообразила, что она сама слишком долго стоит и пялится на ребенка. С большим усилием она заставила себя улыбнуться более естественно и взяла руку Имуни. Вместе  они вышли наружу, в объятия ночи.

Как только они вышли из дома, все головы повернулись к ним и гам голосов утих. Все жители молча встали со своих мест. Гарадас протиснулся через толпу и низко поклонился. Некоторые из горцев проскользнули за ним и встали на колени прямо на камнях площади. Те их них, у кого в руках были грубые глиняные тарелки и чашки, подняли над своими склоненными головами, предлагая Светоносице еду и питье. Таласса поглядела на приношения. Она не ела по меньшей мере два дня, но аппетита у ней не было. Еще одна волна паники накатила на нее, и голова опять начала кружиться. Куда делась Аланда? Потом она заметила, что старая дама и Джайал стоят позади толпы. Оба тревожно глядели на нее, не зная, чего ожидать.

Таласса пошевелилась, чувствуя себя крайне неудобно: никогда она не была центром такого пристального внимания, даже в храме Тралла, когда она танцевала перед клиентами после Праздника Свечей.

— Пожалуйста, — сказала она после нескольких мгновений полной тишины. — Возвращайтесь к празднику. — Горцы опять вскочили на ноги. Гарадас протянул ей руку, и опять Таласса какое-то время колебалась, думая, взять ли ее. Староста перевел взгляд от своей руки на ее лицо, и ей показалось, что в его голубых глазах сверкнула искра подозрения. Но исчезла спустя мгновение. Он потянулся вперед, и своими шишковатыми пальцами крепко взял ее руку. Потом он и Имуни, вцепившаяся в другую руку, повели ее к единственному месту на площади, которое хоть чем-то выделялось в кругу циновок, накиданных вокруг костра: небольшое возвышение, сооруженное из жестких подушек, выкрашенных в те же темно-оранжевый и красный цвета, как и циновки. Там ее попросили сесть и жители деревни опять подошли к ней с тарелками, до краев наполненными плоскими хлебцами, шишковатыми яблоками, бобами и ягодами, а также предложили ей деревянные кружки, полные какой-то желтой жидкостью. И опять, при виде этого питья она почувствовала отвращение. В этот момент появились Аланда и Джайал, пробившиеся через толпу, и сели рядом с ней. Она нервно взглянула на них, потом опустила взгляд.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила старая дама.

Таласса посмотрела в глаза своей старой подруге и поняла, что Аланда все знает, знает, кем она стала. — Я хорошо отдохнула, — как можно спокойнее сказала она, пытаясь унять дрожь в теле. Потом она посмотрела вокруг. — Где Уртред?

— Он недалеко, — ответила старая дама.

— Где? — повторила Талаласса, более настойчиво. — Я должна поговорить с ним.

— Они не разрешили ему войти в деревню, — прошептала Аланда, но потом замолчала, не успев договорить: люди Годы так сильно напирали со всех сторон, что в конце концов  расположились очень близко от ее трона, подтащив к нему свои яркие циновки. Гарадас уселся прямо перед ней. Седовласые мужчина и женщина, старейшины деревни, сидели по бокам от него.

— Ты Светоносица и должна поблагодарить их, — еле слышно пробормотала Аланда.

Таласса какое-то время колебалась, стараясь придумать какие-нибудь подходящие к случаю слова, но в конце концов сумела только выдавить из себя, — Благодарю вас за то, что вы пришли приветствовать меня.

— Чувствуй себя как дома, — ответил Гарадас, его темное лицо расплылось в улыбке. — А теперь мой народ хочет поднести тебе дары, — продолжал он, щелкнув пальцами.

Таласса протестующе подняла руку. — Еды и питья вполне достаточно.

— Нет. Мы ждали слишком долго. Есть особые дары, которые мы хранили для Светоносицы. — Он кивнул, и через круг наблюдателей Таласса увидела, как Имуни идет к ней с большим свертком, который крепко держала в руках. Потом девочка положила сверток у ног Талассы и развернула его. Белый плащ, выпряденный из чистейшего меха яка, полы отделаны золотом. — Это великолепно, — восхитилась Таласса.

— Каждый год каждое поколение, начиная с основания деревни, сохраняет несколько нитей самой лучшей шерсти от самых молодых животных в стаде, и каждый год женщины прядут из них это одеяние, — торжественно сказал староста.

Плащ казался невероятно большим, и Таласса испуганно представила себе, что на ее плечах он будет выглядеть как палатка, а во время ходьбы волочится за ней, как хвост свадебного платья, но все-таки она встала и сбросила с себя свой. У всех мужчин перехватило дыхание, когда они увидели ее одетой в платье куртизанки, выгодно подчеркивавшее стройное белое тело и узкие плечи. Имуни подняла плащ и Таласса покорно сунула голову круглое отверстие наверху, разрешая плащу упасть на свое тело. К ее изумлению плащ сидел на ней как влитой. Люди тоже увидели это, и возбужденный говорок пошел по площади. — Многие столетия мы измеряли этот плащ по статуе Светоносицы в святилище, — сказал Гарадас. — И только в прошлом  году плащ, наконец-то, стал достаточно большим. А сейчас, на следующий год после окончания работы, пришел срок. — Таласса увидела, как беззубый старик рядом с Гарадосом с энтузиазмом закачал головой,  и даже радостно захлопал кожистыми ладонями, уловив ее взгляд.

Но Гарадас еще не кончил. — Предание говорит нам, что Светоносица должна взять себе служанку из нашего народа, как один из даров...

— У меня есть Аланда; она всегда верно служила мне, — сказала Таласса, глядя на свою старую подругу.

— Пусть твоя подруга извинит меня, но предание говорит, что служанка Светоносица должна быть молодой, и лучше всего дочкой старосты, если у него есть дочь. Поэтому я отдаю тебе мою дочь, Имуни, она будет помогать тебе.

Таласса посмотрела вниз, на девочку. Та широко улыбалась, совершенно не боясь своей новой роли. Таласса спросила себя, чем будет заниматься ее служанка в этой скромной деревне, но приняла предложение также искренно, как оно и было сделано. — Мы будем друзьями, — сказала она девочке, и улыбка Имуни стала еще шире.

— А вот теперь пришло время праздновать, — сказал староста. Принесли связки дров, на площади загорелось еще несколько костров, стало светло, как денем, и даже воздух казался нежным. Снизу, с равнин, прилетел теплый ласковый ветерок. Потом появились шампуры с насажанными на них кусками ягнят. По рукам загуляли кружки с перебродившим молоком яка, и веселый говор наполнил воздух.

Теперь настало самое время спросить Аланду о том, что случилось с Уртредом, но как только она открыла рот, к ней подошли три старика. У одного из них были тамбурины, второй держал волынку, а третий костяную трубу размером с него самого. Они уселись на матрацы перед ней, и немедленно рог и труба заиграли странную воющую мелодию, которая, казалось, заставила даже искры и языки пламени подпрыгивать все выше и выше в ночной воздух. Человек с тамбурином присоединился к ним, выводя однотонную синкопированную[5] мелодию, странным образом не соответствовавшую вою духовых инструментов. Юные девушки и девочки деревни немедленно вышли вперед, глаза их были скромно опущены, и, ведомые Имуни, начали плясать величавый танец, типа кадрили со сменой партнеров, и их пляска напоминала вечно расширяющееся и вечно сужающееся кружение лепестков цветов под порывами ветра.

Танец продолжался больше часа. Таласса взглянула вверх. Там, в вышине, она увидела луну, точно такую же, как и две ночи назад в Тралле, но здесь она светила на покрытые снегом вершины. Внезапно ее сердце наполнилось радостью жизни и счастьем быть среди друзей; то страшное существо, в которое она превратилась, не было забыто, но магия ночи приглушила чувство страха, тревога ушла на задний план. Люди здесь были добры к ней, хотя опасения по-прежнему грызли ее; она почти не сомневалась, что если они увидят, кто она такая, то, без сомнения, прогонят из деревни.

Джайал, тоже, глядел на луну. На его лбу залегла глубокая морщина, казалось, что он не замечал ни танцев, ни музыки. Пожалуй она могла угадать, что занимало его мысли: этот ужасный двойник, потом его отец, и, конечно, цели, стоявшие перед ними. В конце концов юный воин почувствовал, что она на него смотрит, так как оглянулся и их глаза встретились. Она заметила странный взгляд, с которым он поглядел на нее, и его лицо перекосила ухмылка, такую ухмылку она никогда у него не видела... Нет, видела, вспомнила она: точно так же на нее глядел Двойник, ворвавшись в ее комнату в Храме Сутис, когда она была там вместе с Уртредом. Таласса почувствовала внезапный укол страха, как если бы ее обманули, как если бы этот человек был не Джайалем, а Двойником. Взгляд Джайала задержался на ней на долю секунды, а потом торопливо скользнул в сторону.

Именно в это мгновение музыка и танец внезапно закончились. Жители деревни громко захлопали руками по бедрам, очевидно довольные, и девочки опять уселись на циновки. Имуни уселась рядом с возвышением, на котором сидела сама Таласса. Разговоры немедленно возобновились, как если бы горцы, очевидно любящие поговорить, хотели побыстрее высказать все, что они не смогли сказать за час вынужденного молчания. 

Но радость в сердце Талассы уже исчезла вместе со взглядом Джайала. Она повернулась к Аланде. — Джайал очень странно ведет себя, — прошептала она.

Аланда наклонилась к ней поближе, и взглянула на Джайала. — Он стал таким с того времени, как староста рассказал ему о мертвой армии в горах и о свете на равнине. — И Аланда рассказала ей о все, что сообщил ей Гарадас о событиях семилетней давности.

— Куда пошел барон? — спросила Таласса, когда Аланда закончила.

— На север, через эти горы. — Таласса взглянула в направлении, которое указывали пальцы Аланды, и увидела мрачные очертания Сломанных Вязов и Черное Облако. Как раз в этот момент в темноте ударила молния, а за ним последовал долгий раскат грома.

— А что находится за ними?

— Страна, называемая Лорн.

— Лорн? — удивилась Таласса. — Я только что видела сон о ней.

Голубые глаза Аланды сверкнула и в свете огня костра. — Тогда еще есть надежда.

— Ты знаешь это место?

— Мой народ вышел из места, находившего рядом с ним; его прогнали оттуда пожары, возникшие после битвы богов. Кое-кто остановился здесь, в Годе. Остальные подались на юг и разошлись по всему миру. Их можно найти в Орморике, Галастре, Тралланде и Суррении. Все они были великими магами.

Таласса взглянула на людей Годы. — А есть ли на севере кто-нибудь еще  кроме них?

Аланда покачала головой. — Эти люди — все, что осталось, и магия покинула их сотни лет назад.

— А что находится дальше, на севере?

— Вначале эти горы, Сломанные Вязы. Место зла. И теперь опять пришли Темные Времена. Гарадас сказал, что вскоре там появятся злые создания, этой зимой или следующей.

— И мы должны перейти через них? — спросила Таласса.

— Да. За ними лежит громадный лес, его называют Лесом Лорн или Лесом Потери, и где-то в центре его находится Лорн, недалеко от разрушенного города моего народа, Астрагала.

Таласса задумчиво склонила голову на бок. — Я вспомнила, как на болотах, умирая, Фуртал говорил о Лесе Потери.

Аланда кивнула. — Он искал его в молодости, но остался единственным выжившим из всех тех, кто шел на поиски через горы, и он так никогда и не нашел его.

Таласса печально улыбнулась. — Иногда, когда я вслух сомневалась, действительно ли он пересек Палисады, он чуть не сходил с ума от бешенства.

— Я думаю, что он был здесь, но не дальше, — сказала Аланда. Какое-то время она смотрела вдаль отсутствующим взглядом, без сомнения вспоминая о своем умершем друге, придворном музыканте Иллгилла. Потом она опять пришла в себя и повернулась к Талассе.

— Расскажи мне побольше о сне, который ты видела, — попросила Аланда. Таласса так и сделала, рассказав об озере, островах и Серебряной Чаше, а также слово в слово передала ей слова Ре о том, что она должна принести солнце туда, где вечно светит луна.

Аланда опять кивнула головой, как если бы ожидала что-то в этом роде. — Берегись, дитя. Может быть ты и принесешь им солнце, но вряд ли они поблагодарят тебя за это.

— Почему?

— Мы заберем от них стража: второй артефакт Маризиана, Бронзового Воина. Он единственный, кто не дает их врагам прорваться к озеру, тем самым врагам, которые сейчас зашевелились в этих горах.

— Аланда, я должна попасть туда как можно быстрее, — воскликнула Таласса, хватая свою подругу за руку. — Раньше, чем пройдет месяц и я стану вампиром, живым мертвецом.

И тут обе вздрогнули, когда Джайал, который, как они думали, не обращал внимания на их разговор, внезапно повернулся к ним, его глаза блеснули в лунном свете. — Да, мы должны немедленно выходить, — повелительным голосом сказал он. И тот же самый странный взгляд его глаз, который Таласса уже видела раньше.

— Джайал, как ты себя чувствуешь? — спросила Аланда.

Джайал не ответил на вопрос прямо, но наклонился поближе к ней. — Ты же провидица. Ты видишь не только как обычный смертный, но, за дверями нормального восприятия мира, ты видишь и другие вещи, не так ли?

— Да, прошлое и будущее: но только в полумраке, как через темное стекло.

— Все равно ты его знаешь, — горячо сказал он. — Последний день и еще половину я просидел здесь. Я должен быть счастлив: еда и питье; мой отец жив, и, может быть, не очень далеко. Но здесь, — сказал он, указывая на уголок правого глаза, — здесь есть пятно, которое, как катаракта, мешает мне видеть. Через нее я вижу совсем другие, странные сцены, панику, бегущих людей, темные переходы. Я чувствую растерянность и страх.

— Откуда берутся твои видения?

— От него: Двойника. Он выжил: и, тоже, сбежал из Тралла. С каждым часом я вижу все больше и больше из того, что он видит. Но это еще не все: я не только вижу, но и чувствую. Даже если между нами будет пол континента, от этого наши сознания не перестанут быть связаны друг с другом и сражаться за главенство.

— Но разве это может быть: ведь он в двух сотнях лиг от нас?

— Потому что он с каждым мгновением приближается к нам. — Джайал яростно замотал головой. — Фаран с ним. Вот почему мы должны выходить немедленно.

— Таласса слишком слаба для путешествий.

— Ты слышала ее — у ней в крови яд. Ей остался только месяц на поиски Серебряной Чаши. Подумай об этом. — Он резко встал и, бросив еще один огненный взгляд на обоих женщин, растворился в ночи, пройдя мимо горцев, которые даже замолчали, испуганные его внезапным уходом.

Таласса смотрела как он уходит, его слова смыли даже воспоминание о недолгом радостном настроении. Теперь, больше чем когда-либо, она ощутила, что ей надо посоветоваться с Уртредом. — Ты сказала, что они не дали Уртреду войти в деревню, — сказала она Аланде.

Аланда боязливо оглянулась, опасаясь, как бы местные не услышали их в тишине, наступившей после ухода Джайала. — Гарадас говорил с ним, когда мы вышли из святилища. Он сказал жрецу, что тот не сможет войти в деревню, пока на нем маска.

— И?

— Ты же хорошо знаешь: он поклялся никогда не снимать ее. Гарадас рассказал ему о башне за деревней, с тех пор он там. Они носят ему еду и питье.

Таласса подумала об жреце, одиноком, слушающем музыку, доносящуюся из деревни. По спине пробежал холодок. Безопасность была иллюзией: она всегда знала это. Она уехала так далеко от Тралла и перенеслась сюда быстрее, чем луч света. Но проклятие вампира осталось с ней. И вот, каким-то образом, Фаран взял ее след. Они опять должны бежать. Хотя бы ради безопасности горцев — они надеются на нее, как на Светоносицу, но совершенно напрасно; и не только из-за того, кем она может стать, но из-за того, что она может с собой принести. Длинный и тяжелый путь, казалось, манил ее — мили и мили гор, лесов, ледяных пустынь — и она почувствовала, что неопределенность кончилась. Она должна идти к Уртреду.

Она резко встала, голова немедленно закружилась. Разговоры, только что возобновившиеся, мгновенно прекратились. Лица жителей деревни повернулись к ней; в свете костров было видно, что они удивлены и пытаются понять, почему еще один их гость уходит так рано.

— Я хочу повидать жреца, — сказала она им. — Дитя, — она повернулась к Имуни, — не принесешь ли ты мне немного еды, чтобы передать ему? — Девочка посмотрела на отца, который медленно кивнул, но с его лица исчезла улыбка. Имуни  вывалила содержимое глиняных тарелок на кусок материи, который завязала с четырех углов. Получившийся узелок она отдала Талассе.

Таласса посмотрела на всех собравшихся. — И иду к башне. Пускай никто не идет вслед за мной. Скоро я вернусь. Тем временем пускай все едят и пьют, праздник еще не окончен. — Она опять повернулась к Имуни. — Где это? — спросила она.

Девочка трясущейся рукой указала на неровную главную улицу деревни, на север. — В конце дороги, примерно в миле от деревни, — с трудом выговорила она.

Таласса посмотрела в том направлении. — Хорошо, — сказала она. — Тогда я пошла.

— Давай я пойду с тобой, — попросила Имуни.

Таласса задержала на ней взгляд. — Очень хорошо, — согласилась он, — но только до башни; я должна поговорить со жрецом наедине. — Кивнув, она разрешила Имуни вести ее по каменной дороге. За ее спиной воцарилось глубокое молчание, но она даже не заметила этого, торопливо шагая мимо низких каменных зданий по направлению к обрыву.

СЕДЬМАЯ ГЛАВА

Орлиное Гнездо

Жрец действительно слышал музыку: она влилась к нему в уши, проникла в сердце и наполнила его горьковато-сладким ощущением одиночества.

Он стоял на плато за башней. Равнины под ним были черными, без единого светлого пятнышка — даже свет луны не проникал в их чернильную темноту. Казалось, что он смотрит в никуда. Весь день, пока Таласса еще спала, он провел в тени башни, не находя себе места от тревоги, сердце мучительно билось в груди, и даже тишина гор не могла успокоить его. Он был один, и одиночество раздражало его.

Решение был принято. Он должен идти на север, через горы. Его судьба там. Остальные могут зимовать здесь, в тепле и безопасности Годы, но он не будет ждать. Он ушел бы еще утром, но мысль о Талассе не давала сдвинуться с места. Он должен был узнать, что с ней все в порядке. Да,  вампир, укусивший ее, мертв, но вылечило ли это ее от яда? Разве не написано в Книге Света, что когда вампир умирает, все его кровавые рабы освобождаются от рабства?

Тем не менее он помнил, что когда она проснулась в святилище, свет солнца ранил ей глаза и вызывал головокружение. Было ли это результатом раны, а может быть чем-нибудь намного худшим, чем-то таким, о чем он даже не может заставить себя подумать? Он обязан это узнать. Но придет ли она к нему в башню? А может быть, если она еще слишком слаба, Аланда или Джайал передадут весточку, скажут ему, что все в порядке? Он должен быть уверен, что с ней все хорошо, прежде чем уйдет на север.

Весь первый день он прождал ее, и второй тоже, до вечера. Темнота спустилась три часа назад, а она еще не пришла.

Когда заиграла музыка, он вышел наружу и взглянул на огни деревни с вершины холма. Он опять подумал о ней, его дух искал ее, пока ему не показалось, что он перевоплотился в повисшую в воздухе перед ним серую руку, длинные пальцы которой в темноте развернулись как усики тумана, вытянувшись на милю в длину вплоть до деревни. Он коснулся ее, внушая ей желание придти в башню. Но надежда на то, что она придет, слабела по мере того, как становилось все темнее и темнее. Музыка продолжала играть. Меланхолия и забота сплелись вместе и бродили по его груди, как не знающая покоя змея. Это чувство он хорошо помнил по тем часам в башне Форгхольма, которые он провел, слушая голоса проходивших под ним крестьян, шум движущихся горшков и сковородок в кухонном крыле монастыря, и звуки торжественного ритуала в храме. Жизнь так близко, и так далеко.

В темноте он обратился, как делал и в часы одиночества в Форгхольме, к внутренним, самым тайным уголкам свой души, слушая стук медленно бьющегося сердца, которое добавило басовую ноту к мелодии волынок и барабанов, доносящейся из деревни. В этот момент он возненавидел народ Года. Но была ли причина для ненависти: он был демон, вечный изгнанник; кто может поспорить с их инстинктивным страхом? Если бы он сделал то, о чем его просил староста, и снял бы свою маску, что бы произошло, когда они бы увидели то, что находится под ней? Они бы узнали, что такое настоящий ужас.

Но ирония была в том, что в первый раз со времени Ожога он стал надеяться, что не всегда будет таким: за последние два дня что-то случилось. Он исцелялся: в тот давным-давно прошедший день в Форгхольме его лицо превратилось в жесткую маску, не менее жесткую, чем ту, которую он носил; но теперь он чувствовал, как в него возвращается жизнь, по мертвой коже потекла кровь. Он чувствовал явные изменения — хотя и почти незаметные.

Подозрение родилось у него прошлой ночью. Он крутился и вертелся на своей узкой койке в башне не в состоянии заснуть, несмотря на все тяжелые события последних двух дней. Наконец он полностью потерял надежду уснуть, встал и достал посох собирателей пиявок. Казалось, что посох оказывал на него какое-то магнетическое воздействие, куда бы Уртред не ставил его; посох, как живое существо, всегда звал его, даже тогда, когда сам был не виден. Изуродованные остатки пальцев Уртреда всегда хотели коснуться и приласкать его. Дерево жило своей собственной жизнью, и его энергия, даже через перчатки, вливалась в его тело, когда он держал посох.

Этой ночью он нашел кремень, ударил им по камню и зажег грубую маленькую свечку,  чтобы проверить посох. Маленькие веточки пробили сучковатую поверхность, добавившись к той единственной, которая прорвалась сквозь кору в Святилище Светоносца. В мерцающем свете свечи сверкнули миниатюрные, ярко зеленые листочки дуба. Какое-то время он сидел на краю своей койки, глядя на посох, не в состоянии лечь опять, тело горело от энергии, странные иголочки кололи пальцы и лицо. Немного подумав, Уртред снял с рук перчатки вместе с приводной сбруей и скинул с себя нижнюю рубаху. Потом он ухватился за посох своими искалеченными пальцами. Теперь энергия потекла еще сильнее, а еще он заметил зеленое свечение, пробивавшееся через кору. От своей крохотной свечки он зажег большую жировую свечу, которую нашел в башне, и вышел в темноту, обнаженный по пояс.

Никогда раньше, даже самыми тихими ночами в Форгхольме, он не слышал такую полную тишину: ни одна собака не лаяла и даже гром перестал ворчать на севере. Только ветер тихонько мурлыкал, пролетая над горами. Неподалеку, на востоке от башни, было маленькое озеро, в которое стекалась вода с окрестных гор. Уртред подошел к нему, жир со свечи падал на землю. Поверхность воды была матово-черной и не колебалась под порывами слабого ночного ветерка, свет свечи мигающей звездой отражался в ней. Он закрыл глаза и встал на колени рядом с водой, не осмеливаясь посмотреть на свое отражение. Вместо этого он провел пальцами по телу. С тех пор как восемь лет назад они сгорели вплоть до первого сустава, он почти ничего не ощущал ими, но сейчас, после долгого стояния на коленях, когда ноги начали болеть, он почувствовал странное и незнакомое покалывание, как если бы его оцепенелые пальцы что-то чувствовали, когда он водил ими по коже, как если бы он ощупывал чужое тело, не его. Не открывая глаз он исследовал выпуклости на своей груди. Ему показалось, или безобразные бугры стали меньше? Как если бы излеченная кожа сходила, открывая здоровое тело.

Он открыл глаза и отражение в воде озерца показало ему, что шрамы на груди, руках и ногах стали странно белыми и красными, как если бы по мертвой коже побежала кровь. Уртред еще раз ощупал пальцами тело и убедился, что они чувствуют больше, чем когда-либо с момента Ожога. Он исцеляется, Манихей оказался прав,. Его тело внезапно вернулось к жизни, так же как корень, проспавший всю зиму, оживает, выпуская из себя новые побеги. Он протянул руку к маске, но потом заколебался.  Да, он пришел сюда, чтобы посмотреть на свое отражение в озере, но еще слишком рано. Рука вернулась обратно — это будет последняя проверка. Он вернулся в башню, быстро заснул и крепко спал до утра.

Уртред проснулся полный энергии. Все, что нужно для путешествия, есть в башне, без сомнения приготовленное горцами для спуска на Равнину Призраков следующей весной. Веревок и крюков хоть отбавляй, молотки, сбруя для лазания по скалам, теплая одежда и сухая еда. Он проверил первые ступени деревянной лестницы и то, что лежало ниже: у него был неплохой опыт подъемов на горы около Форгхольма, до Ожога, и он сразу увидел, что спуск, хотя и нелегкий, вполне возможен. Перчатки Манихея давали ему силу, большую, чем у любого обыкновенного мужчины. И на равнине он не пропадет. Но он не может уйти не поговорив с Талассой. Так прошел второй день и настала темнота. Неужели она забыла его?

Он уже сдался и потерял надежду, что кто-нибудь придет, когда внезапный холодок в спине предупредил его, что он не один. Уртред повернулся в направлении деревни: луна была высоко, и в ее бледной свете он увидел призрачную фигуру, светло-желтую, скользящую из деревни к башне через ореховые рощи. Фигура была одета большой белый плащ с капюшоном. Ему не надо было видеть ее лицо; он сразу понял, что это Таласса. Грудь сжало, и он сообразил, что какое-то время не дышал.

Уртред неподвижно стоял у края обрыва, пока она проходила через последние поля, а потом шла по голым каменным плитам, на которых стояла башня.  Она остановилась перед дверями башни. Лунный свет лился в откинутый капюшон и высвечивал ее прекрасное лицо. Кожа была просвечивающе-белой, и веснушки, которые слегка затронули ее нос, только подчеркивали в остальном совершенную красоту лица. Она  показалась ему даже более прекрасной, чем раньше. Он попытался прочитать выражение ее лица. Губы трепетали, но на лбу не было складок: озабоченная, но решившаяся. Он отошел от края пропасти и подошел к ней.

Если она и удивилась его внезапному появлению, то не подала вида. Вместо этого она нервно улыбнулась, слегка приподняв уголки рта.

Ему было необходимо узнать, вылечилась ли она, но он не мог заставить себя спросить ее, так как боялся услышать ответ. В конце концов она заговорила первой. — Я принесла тебе немного еды. — Он взглянул вниз, в груди она прижимал какой-то сверток.

— Пошли, — сказал Уртред, указывая на дверь башни. Он толчком открыл дверь и она вошла внутрь. Когда Таласса протискивалась мимо него, Уртред уловил слабый травяной аромат ее кожи, и ее что-то под ним, быть может женские духи. Вслед за ней Уртред вошел в башню. Одна единственная жировая свеча горела на камне, который он использовал как стол. Он закрыл дверь, внезапно ощутив, насколько холодно и неряшливо было в комнате, какой беспорядок был на его маленькой койке, а на грубом столе еще оставались следы последнего ужина. Войдя, Таласса первым делом переставила свечу в грязную глиняную тарелку.

Уртред молча подошел к печке, в которой все еще светилось несколько угольков, и вернул ее к жизни, подбросив немного растопки. Пока он глядел на огонь, мысли беспорядочно крутились в его голове: что он скажет ей?

Наконец огонь разгорелся, Уртред сунул в печку полено и повернулся. Таласса молча стояла в центре комнаты. Она дала плащу упасть со своих плеч, он белым озерцом простерся на полу, обнимая ее ноги. Под ним оказалось то самое тонкое, как паутинка, платье, которое она носила в Храме Сутис, дыры на воротнике были грубо заштопаны, по белой шее шла цепочка багрово-коричневых ран. В мерцающем свете свечи, горевшей за ее спиной, ясно вырисовывались очертания тонкого как тростник тела. Пока он глядел на ее, время остановилось. Кто она такая? Они совершенно различны: за свою короткую жизнь она пережила так много, а его жизнь началась, кажется, только два дня назад, все остальное было стерто тем, что случилось в Форгхольме.

— Здесь вино, — наконец сказала Таласса, указывая на закупоренный глиняный кувшин, который стоял на столе среди других принесенных ею блюд. — Не выпьешь ли ты со мной, Уртред?

Вопрос был настолько обыденный и приземленный, что застал его врасплох. Он ожидал какого-нибудь небесного откровения. Ему пришлось взять себя в руки.

— Я не могу, — сказал он. — Во время еды я должен снимать маску.

— Ах да, маска, — сказала она с сожалением. — Поэтому они и послали тебя сюда. Из-за маски.

В его горле застрял ком, но он знал, что должен ей сказать, и немедленно.

— Не из-за маски, Таласса. Из-за моего лица. Маска — мое лицо, точная копия.

Она не отвела глаз.

— Да, я знаю, — просто сказала она.

— Как? Неужели Аланда рассказала тебе?

— Нет, я увидела это во сне, прошлой ночью. Сначала я испугалась. Но теперь я не боюсь.

— Но я боюсь, — ответил он. — Маска — моя защита. — Он отвернулся и уставился на огонь. — Без нее нет убежища, нет спасения от самого себя. Все закончится, когда она исчезнет, — прошептал он языкам пламени.

— Но ты не перестанешь существовать, Уртред.

— Возможно нет. — Он глубоко вздохнул. — Давай, сядем за стол, даже если мы не сможем выпить вместе. — Он поставил к столу один из стульев и она села на него, как птенец на насест, ее обнаженные плечи вздрагивали. Уртред потянулся было своими пальцами в перчатке помочь ей, но, как и тогда, в святилище, отдернул руку назад. Когти разорвут ее нежную плоть. Он сел на стул напротив нее.

— Я пришла, чтобы рассказать тебе мой сон, — начала Таласса. Уртред внимательно глядел на нее. — Ты тоже там был, я тебе уже говорила. Ты пытался помочь мне, но я сбежала от тебя. Потом пришло странное видение: как будто я стою на берегу озера Лорн.  У меня страшная жажда, но я не могу пить, и тогда я поняла, как если бы не знала раньше — что я заразилась. Через месяц я стану одной из них.

В это мгновение его кровь заледенела, и ему показалось, что он видит как тепло, похожее на струйку дыма, улетучивается из комнаты в холодную ночь за дверью, а ее место занимает холод, холод могилы. — Это только сон..., — начал было говорить Уртред, но она остановила его.

— Прости меня. Я знаю, тебе тяжело, но выслушай меня до конца. — И она рассказала жрецу о том, что Ре показал ей, о видении Лорна и Серебряной Чаше, и о том, как Светоносица должна опять зажечь солнце над этой страной.

Когда Таласса закончила, он какое-то время молча глядел на нее. Лекарство от укуса вампира? Книга Света никогда не упоминала о такой вещи. Несколько минут назад его сердце было как кусок льда, но теперь он отчаянно захотел поверить в сон Талассы, захотел поверить, что есть надежда. Уртред встал. — Если это правда, нам надо торопиться. Мы выходим завтра.

— Есть еще кое-что, — сказала она. — Даже если бы я была здорова, мы должны торопиться. Наши враги, Фаран и Двойник, уже близко.

— Но даже если им удалось убежать от Некрона, они в двух сотнях лиг от нас, в Тралле, — запротестовал Уртред. — Человеку потребуется по меньшей мере месяц езды на лошади, чтобы добраться сюда. И это не считая Палисады. А с горами это будет очень и очень долго, если вообще возможно.

Она отвернулась от него и посмотрела в огонь. — Ты веришь во взаимное притяжение вещей? Подобное притягивает подобное? — Жрец кивнул. — Меч перенес нас сюда, поближе к своему товарищу, второму артефакту Мазариана, Бронзовому Воину. Они сделаны из одной и той же материи — как две половины души Джайала, светлая и темная, но обе части одного целого. Разве Двойник не тянется ко своей второй, отсеченной половине, Джайалу?

Он молча согласился: вся магия работает на невидимых связях и соответствиях. И если она права, им еще более опасно оставаться в Годе.

— Ты в состоянии выдержать путешествие? — спросил он.

— У меня нет выбора, Уртред. У меня есть только месяц.

— Поверь мне, мы найдем Серебряную Чашу раньше их. Светоносица принесет солнце в Лорн.

— Ох, вы все говорите, что я Светоносица, а я не могу даже вынести яркий свет, — криво усмехнулась она, отворачиваясь.

— Возвращайся в деревню, расскажи остальным. Мы должны выйти завтра, прежде, чем начнутся зимние снегопады.

— Спасибо, Уртред, — сказала Таласса. И, бросив последний взгляд на маску, встала. Подобрав упавший плащ, она надела его и скользнула за дверь.

Он пошел было за ней, но когда вышел за дверь она уже исчезла в ночи, так же загадочно, как и появилась.

Уртред немного постоял там, потом вернулся в башню. Он взял фляжку с вином, потом железными когтями перчатки вытащил пробку: запах гвоздики и тернослива[6] проник под маску. Совершенно не похожий на ее запах, подумал он, снял маску и, опрокинув фляжку себе в горло, пил и пил длинными глотками, надеясь успокоить сердце и побыстрее заснуть, в призрачном свете луны видя только ее глаза.

ВОСЬМАЯ ГЛАВА

Пожиратель Душ

Голон знал свойства демонов лучше, чем любой другой человек из тех, кто жил в это время на Старой Земле. За последние тридцать лет он не раз призывал их. Он родился в семье, все члены которой имели дар, на далеком севере Оссии, в мрачных, продуваемых ветром лесах южнее Валеды. У него было шесть братьев, и, благодаря дару, Старейшины забрали их в Тире Ганд, когда они были еще детьми. Он был самый младший, но всегда был самый аккуратный и организованный из всех, и научился извлекать пользу как из учения Старейших, так и из их ошибок. Из всех семи он один остался в живых — все его братья умерли, сожранные вызванными ими созданиями, их души были обречены вечно бросить по Миру Теней.

Но он всегда был очень аккуратным и никогда не действовал так поспешно, как они. Он выучил природу и свойства каждого из трехсот демонов, их место в иерархии, и тщательно хранил в своей памяти. За время свой карьеры заклинателя демонов, ему случалось вызывать каждого из трехсот, и демоны появлялись каждый раз по-разному: то как призрачный туман или мерцающий огонь, то чумовое облако, а то и как пузатые жуки, размером с лошадь.

Никто не мог сказать, откуда появляются демоны, но во всяком случае они не были богами, насколько люди могли понять их; однако они не были и людьми, в чем легко убедились бы боги, если бы захотели понять их. Они приходили из другого мира, который Голон связывал с далекими звездами на небе. И боги тоже жили там, сбежав туда в начале времени и бросив этот мир. В этих новых мирах они победили демонов, подчинив их своей воле. Со временем люди украли  магию богов из Книг Света и Червя. Благодаря этому появились волшебники, которые, подобно ему, научились вытаскивать демонов вниз, на землю, при помощи своей магии. Он долго и усердно медитировал, вглядываясь в тусклый свет звезд, становившийся все темнее и темнее по мере того, как солнце умирало. Чужая и странная красота звезд отражалась на чуждых и странных созданиях, которые он вызывал.

И, если демоны действительно живут на звездах, это объясняет еще одну их особенность — неукротимую ненависть к людям. И как может быть иначе? Разве их не отрывают от звездных тронов для того, чтобы выполнять требования простого человека, низшей формы жизни. Только пентаграммы и священные амулеты защищают мага от существ, которых он сам и вызвал из другого мира, а для некоторых демонов необходимо и добавочное убежище, вроде святого храма, омытого кровью невинных жертв; только так можно защититься от злобы и гнева тех, кого он призвал с небес.

Одинока и опасна жизнь того, кто вызывает демонов. Двадцать лет своей жизни Голон потратил на изучение профессии. Все эти годы он прожил уединенно в башне за городскими стенами Тире Ганда, подальше от людей. В первый же год только один из десяти из тех студентов, которые изучали демонологию, оставался в живых. Иногда он испытывал странную гордость думая о том, что из всех семи братьев, которым боги и судьба даровали талант и которые начинали вместе, только он один еще живет на этом свете. 

За эти двадцать лет никто, кроме самых храбрых путешественников, не приближался к стенам башни, в которой Голон учился вызывать демонов, и не портил его пентаграмм, те же, кто все-таки осмеливался пересечь их, сгорали на траве безлюдных рощ или на торфе бездонных болот.

Он пережил все опасности этих долгих лет. Наконец каждое заклинание было понято и запомнено, как и каждая особенность каждого демона, о котором упоминалось в "Книге Ночи", той части Книги Червя, которая объясняла искусство демонолога. В этот день он навсегда вышел из башни и вернулся в Тире Ганд. Почти никто не отрицал, что он стал Мастером; однако теперь, когда у него была сила, он стал подозревать, что Старейшины храма не доверяли ему. Разве теперь он был не сильнее их? Люди приходили к нему, и меняли золото на его услуги. Многие ночи он проводил в одиноких могилах, собирая материал для своих ритуалов и выкапывая землю из могил, или выкачивая кровь из трупов. Через три года его слава гремела по всей Оссии. А потом появился Фаран и купил его услуги — но не золотом, а обещанием Черной Чаши: однажды она будет его.

А потом они пошли на Тралл вместе с легионами живых мертвецов. По дороге его вызывали трижды, и все три раза он добился успеха. Хдар, дыхание чумы, был вызван, чтобы напасть на город, стоявший у них на пути и отказавшийся подчиниться Князю: демон появился как облако ядовитых блох. Через два дня капитан гарнизона сдался: после того, как по его укреплениям прошлась чума, там остались только трупы. Следующий, Стаг, демон ветров, по его повелению вздыбил белые гребни волн на Астардианском Море выше домов и утопил флот Галстры; заодно свист ветра свел с ума многих из людей Фарана. Последним он вызвал Локса, отравителя рек, ночью перед битвой при Тралле. Тот появился в виде зеленого тумана и испражнился зелеными червями в городские цистерны с питьевой водой: в день битвы многие из солдат Иллгилла не встали со своих кроватей.

Каждый вызов Голон вспоминал с гордостью художника: сила обрушивалась на врагов, потом надежно изолировалась и возвращалась в свой собственный мир. Он никогда не терял контроль над существом, которое вызвал — вплоть до сегодняшней ночи.

Но теперь он вызвал Некрона — самого ужасного из всех тех, кого он когда-нибудь вызывал, и самого могучего из всего пантеона демонов. Голон слишком хорошо знал качества того, кого он призвал с неба. Больше тридцати лет он изучал Книгу Червя и практиковался в призывании демонов, но только один из них запечатлелся в его памяти с такой резкостью, что он не мог забыть ни одной ужасающей детали его появления.

Он на всю жизнь запомнил шок, когда, еще совсем юным новичком, только начавшим свое двадцатилетнее обучение, впервые увидел этого демона на иллюстрированных страницах "Книги Ночи": пурпурное тело на фоне серебряно-серого тома. Он быстро перелистнул страницу, слишком испуганный, чтобы задержаться подольше на картинке демона, но очертания рогатого черепа навсегда остались на сетчатке его глаз, похожие на те световые пятна, которые остаются там после внезапного яркого света.

Он никогда не забывал о Некроне, медленно продвигаясь по ступеням вызова младших демонов. Некрон находился рядом с ним даже во время самого первого из них, происходившего в уединенном сарае, в котором Голон запер и связал какого-то бродячего торговца: после того, как пентаграмма была нарисована и порошок брошен в воздух, он сумел вызвать младшего демона по имени Катин. На самом деле это был слепой червь с белым телом, шесть футов в длину, жалкое подобие настоящего Бога.

К жертве он подполз рядом порывистых, волнообразных движений своего белого скользкого тела — потом его пасть раскрылась, невообразимо широкая, обнажив два ряда острых зубов, по которым лились струйки слюны.  В конце концов он сожрал всю жертву, но крики человека раздавались долго по мере того, как он проникал все глубже и глубже в него.

Отпустив Катина, Голон вывалился из сарая. Шел дождь, и он стоял на мокром торфянике, весь в холодном поту, сердце бешено стучало в груди. Голон дал дождю вымыть лицо, а сам стоял, невидящим взором глядя в небо. И даже в этом низшем демоне он видел Некрона, точнее ту жалкую картинку, запечатленную в его сознании, бледное отражение того настоящего демона, который находился где-то далеко от этого мира.

После того, как он в первый раз вызвал Катина, Голон почувствовал в себе силу и отвращение одновременно, как тот, кто совершает мрачные дела и всегда после них испытывает от этого запрещенное, но сладкое удовольствие. Те, кто попробовал это мрачное наслаждение, не в состоянии отказаться от него. Вот почему умерли все его шесть братьев, хотя они не хуже него видели опасность.

Много-много лет спустя он почувствовал, что готов для Некрона. Он пришел в храм Тире Ганда и собрал монахов вместе. Они спустились под свод Храма Исса, держа в руках курильницы, из которых исходил пурпурный дым, резкий свет факелов с трудом освещал их маски-черепа. Трясущимися руками он в первый раз нарисовал пентаграмму и опять открыл книгу на той странице, которая врезалась ему в память много лет назад. И именно там он в первый раз дал Некрону живую плоть.

Теперь, еще раз, Некрон больше не картинка в книге: он, Голон, опять призвал его на землю. Против всех правил своего искусства и после многих лет, в течении которых он был предельно осторожен, он сделал то, что никогда не делал и не должен был сделать: вызвал демона без защитных заклинаний, нарушил основной закон своей профессии. Насколько он помнил, никто из магов прошлого и настоящего не пытался проделать такое с любым демоном, а уж вызвать таким образом самого сильного из всех демонов было верхом сумасшествия.

Альфа и омега, вся темнота других демонов находилась в Некроне. В нем были части их всех, он был суммой их всех. Какая-то часть его была в том первом, низком, неуклюжем и слепом черве. А теперь он был здесь, целиком.

Некрон — пожиратель душ. Князь Темного Лабиринта, воплощение Исса, змея, которая пожирает свой собственный хвост. Никакое защитное заклинание не могло преградить ему дорогу, никакая магия не могла спасти от укусов его тысячи зубов. Молитвы были бесполезны, от них мрачный хохот Князя Тьмы будет только громче, его аватар спокойно сожрет живую душу вызвавшего его волшебника.

Так что с тяжелой душой человека, знающего, что он обречен, Голон торопливо шагал за своим повелителем вниз по темным коридорам под тронным залом Храма Исса в Тралле; теперь он понимал, что обещания силы и, самое главное, Черной Чаши, те самые обещания, которыми Фаран соблазнил его и купил его службу, были пустотой, ничем. Как и его шесть братьев, ему предназначено судьбой быть съеденным своим собственным творением.

Голон бежал вместе с остальными, полностью запутавшись в лабиринте катакомб под Храмом Исса, в душе поражаясь тому, как Фаран ухитряется находить дорогу. Он сам уже не чувствовал собственных ног. Ему казалось, что он скользит по древним плитам вниз, что они плывут неизвестно куда, и только страх заставлял его перебирать ногами.

По бокам от Фарана шли два вампира-телохранителя, один из них все еще прижимал к груди Черную Чашу. За ними шел Калабас, личный слуга Фарана, потом сам Голон, за ним Маллиана и Двойник, а за ними группа из девяти рабов (все, что осталось от сотен тех, кто был в камерах); сзади коридор закрывали оставшиеся Жнецы Печали, которых тоже осталось не слишком много. Тем не менее их знаменитая дисциплина никуда не делась; когда капитан приказал последним стражникам остаться на месте, чтобы сразится с их преследователем, никто их них не сказал ни слова и выполнил приказ. Но разве у них есть хоть какая-нибудь надежда победить того, кто может превратить камень в пыль? Пока они забирались все глубже и глубже в лабиринт туннелей, все меньше и меньше Жнецов бежали за ними, чтобы присоединиться на следующем пересечении.

Совершенно невозможно было сказать насколько близко находился демон. Катакомбы не давали увидеть его, но окружавший их камень усиливал каждый его звук и каждое движение. Стены коридоров, пять тысяч лет назад высеченные в твердом граните слугами Маризиана, тряслись и раскачивались, как если бы они были сделаны из студня. Пол коридора стал похож на палубу корабля, качающегося в шторм на волнах: Голон падал вместе с ним, потом подпрыгивал чуть ли не до потолка и опять падал, а камень еще и колебался из стороны в сторону. Проходы за ними исчезали вместе с ревом рушащихся стен. Он знал, что некоторые из его спутников уже похоронены под завалами, но каким-то чудом его еще не коснулся ни один падающий камень. Хотя коридоры сзади были завалены битым камнем, Голона это не успокаивало: Некрон шел через камень, как обычный смертный идет через воздух, его тысяча зубов перемалывала камень в невидимую пыль. 

Куда Фаран ведет их? Он сказал, что они идут в подземные тюрьмы, место, где Голон никогда не был. Сейчас они уже были ниже самых нижних этажей Храма Исса, ниже древних катакомб, в которых много поколений спали вампиры, пока не пришел Фаран.

Наконец Фаран остановился, и Голон решил, что они добрались до цели. Они находились в коридоре, который заканчивался тупиком. Он остановился, его грудь вздымалась, он уставился в темноту. Надежда умерла, когда он увидел, что выхода нет. Они заперты здесь, как крысы в яме. Он огляделся вокруг, пытаясь найти другой путь для бегства.

По стенам стекала вода, образуя зеленые грязные лужи, в которых отражался свет факелов. В центре коридора, под ногами, находилась дюжина стальных решеток. Хотя он никогда не был здесь, но знал об этом месте: там, ниже, были камеры тех несчастных, чья кровь считалась настолько испорченной, что даже Братья брезговали ею; люди, которые никогда не просили пощады и чьи преступления никогда не будут прощены. Вместо этого их бросили умирать от голода, жажды и сумасшествия в никогда не кончающуюся тьму подземных темниц.

Фаран решительно подошел к последнему отверстию и оставшейся рукой поднял последнюю решетку. Потом легко, как пушинку, отбросил ее в сторону. Решетка с оглушительным лязгом упала на каменный пол коридора, на миг даже заглушив шум камня, колыхавшегося сзади. Тем не менее Голон услышал громкий стон какого-то пленника, донесшийся из-под ближайшей к нему решетки. Возможно этот забытый слуга Ре решил, что наконец-то пришло спасение. Он заметил и белую, покрытую язвами руку, протянувшуюся вверх, к свету факелов. Он поспешно отошел от шарящих в воздухе пальцев и подошел к Фарану, который глядел в открытую яму.

Без решетки это была темная дыра, совершенно пустая. Неожиданно снизу подул холодный ветер, который немного охладил лысую макушку Голона. Интуитивно маг осознал, что у его ног находится бесконечность. Нет, это не яма, но путь в подземный мир!

Внезапно из тьмы боковой ниши материализовался один из семифутовых телохранителей Фарана, таща за собой огромную бухту толстой пеньковой веревки. Он привязал конец веревки к большому железному кольцу, вделанному в пол, потом, молча показав остальным отойти назад, стал сбрасывать кольцо за кольцом в тьму под собой. Веревка металась вперед и назад, извиваясь как змея, ее кольца одно за другим исчезали в темноте, все быстрее и быстрее, так что у Голона закружилась голова, глядя как они сматываются с бухты.

Одно за другим кольцо убегало вниз, и с каждым кольцом возрастал страх Голона: под ними была пропасть невероятной глубины. Он знал, что мог бы спуститься туда, используя свои последние силы. А что о заклинании левитации, которое он использовал, когда спасал Фарана в лабиринте Мазариана? Но заклинание сработает только в том случае, если волшебник видит место, в которое собирается спуститься. А у этой ямы, кажется, вообще нет дна, во всяком случае ее возможная глубина парализовала его ум. Жесты и слова ритуала испарились из памяти. Еще один страшный толчок сотряс подземелье, потом послышался ужасный гром приближающегося тяжелого тела. Крик тревоги эхом отдался по стенам коридора, когда один из оставшихся сзади сторожевых постов заметил чудовище, и немедленно замер.

Он должен начинать спускаться, и его однорукий властелин тоже.

Тем не менее Фаран совершенно невозмутимо глядел в черную дыру под собой. Когда первая веревка размоталась до конца, он щелкнул пальцами оставшейся руки. Вампир-телохранитель принес из ниши еще одну огромную бухту веревки и какую-то конструкцию из дерева и кожи. Стражник пропустил конец веревки через шкив, вделанный в каменный потолок коридора, а потом закрепил его на раме конструкции. Потом сбросил вниз всю вторую бухту. Только теперь Голон понял, что первая веревка была только направляющей; Фаран собирался спуститься вниз в кабине, тормозя при помощи первой веревки. Фаран вошел в кабину, потом жестом приказал Двойнику выйти вперед.

Какое-то время тварь стояла не двигаясь, презрительная усмешка играла на его обезображенном шрамами лице. Один из стражей резко толкнул его вперед. Фаран протянул руку за спину Двойника и грубо дернул за конец веревки, связывавшей его руки.

Краска боли появилась на лице твари.

— Иди в кабину вместе со мной, ты, собака, — проворчал Фаран. — Если бы я был уверен, что Джайал Иллгилл умрет одновременно с тобой, я бы не задумываясь сбросил тебя вниз, в пропасть.

— И со мной умерли бы все мои тайны, — возразил Двойник.

Еще один толчок сотряс туннель. Фаран кивнул стражникам-вампирам, те толкнули Двойника вперед, в кабину, и так связали его, что он стал похож на цыпленка, которого вот-вот зажарят, его руки торчали из-за спины, вывернутые под неестественным углом. 

Фаран резко дернул веревку, привязанную к железному кольцу, и, уверившись, что она выдержит тяжесть двух тел, кивнул стражнику, который подтащил всю конструкцию поближе к краю. Потом он вперил свой взгляд в Голона. — Следуй за мной так быстро, как только можешь; или Исс возьмет твою душу себе и ты будешь вечно странствовать по Темному Лабиринту.

И не произнеся больше ни звука толкнул сооружение через край пропасти, прогиб веревки держали два огромных вампира-стражника. Фаран своей единственной рукой неуклюже направлял их вниз.

Маллиана легла на край дыру, глядя вниз с неприкрытым страхом. — Это сумасшествие! — крикнула она. — Вы же видите, как глубока эта яма! — Ее взгляд переходил с одного на другого из тех, кто оставался в коридоре, как если бы хотел найти того, кто отказался бы спускаться вниз и остался здесь, чтобы встретиться лицом к лицу с приближающейся опасностью. Но один из Жнецов уже достал еще одну веревку, бросил ее в глубину, и, когда она размоталась, первым схватился за нее и начал спускаться вниз. Остальные один за одним хватались за прочную веревку и следовали за ними. Голон, проглотив страх, отбросил человека, стоявшего перед ним, в сторону. Он будет жить, так он решил. Он схватился за туго натянутый, вибрирующий канат, и, перебирая руками, полез вниз, ногами отчаянно держась за дергающуюся веревку.

Никогда прежде он не изнурял себя до такой степени. Уже через несколько секунд его плечи начали гореть от напряжения, а со лба покатился пот — но страх бесконечного падения пробудил в нем силу, о которой он и не подозревал, так что он держался, хотя дрожащая веревка постоянно порывалась выскользнуть из рук, а ничем не защищенные ладони горели. Вниз и вниз, все больше и больше людей скользило над ним, выделывая дикие кульбиты; он раскачивался то влево, то вправо, как маятник. Как бы он хотел, чтобы это дикая качка остановилась. И как бы отвечая на его желание, что-то просвистело в воздухе рядом с его плечом, а потом послышался отчаянный крик: кто-то не выдержал и сорвался. На какое-то мгновение веревка перестала раскачиваться, как если бы все, кто карабкался по ней, остановились, слушая все отдалявшийся вопли падавшего человека. Они так и не услышали, как он ударился о дно. Голон спросил себя, не ударится ли тот о кабину Фарана. Но сейчас самым главным было сохранить жизнь себе; он слегка ослабил судорожную хватку на веревке и опять начал медленно спускаться.

Вниз и вниз, десять минут и еще десять, и еще, пока Голон не понял, что больше не в состоянии держаться и лучше упасть, чем терпеть ни с чем ни сравнимую боль в руках и плечах. Но именно в этот момент, о чудо, под его ногами материализовалась твердая земля. Он стоял на ней, качаясь из стороны в сторону, настолько оцепенелый, что даже не заметил мгновения, когда достиг дна. И только тогда он пришел в себя. Никогда он не ощущал под ногами что-то настолько хорошее, как этот простой каменный пол. Потом с веревки соскользнул следующий, оттолкнув его назад. Его ноги скользнули по чему-то теплому и мокрому: остатки того, кто сорвался. Он быстро отступил в сторону.

На дне ямы была смоляно-черная тьма пропасти. Голон вслепую пошарил вокруг себя пальцами, но везде была пустота. Тогда он осторожно сделал несколько шагов, шлепая по глубокой луже. В конце концов его  шарящие пальцы коснулись камня на достаточно большом расстоянии от конца веревки. Еще кто-нибудь упадет, он был в этом уверен.

Прошло несколько минут, и он услышал еще один крик. На этот раз падавший ударил других, спускавшихся по веревке, так что пришло несколько криков, закончившихся рядом громких шлепков. Еще несколько минут молчания, потом он услышал настоятельный шепот в темноте и звяканье стали. Кто-то высек искру из огнива и зажег смоляной факел. Тот загорелся оранжевым пламенем, но свет едва рассеял темноту места, в котором они очутились: огромное сводчатое подземелье, его потолок терялся во тьме, из которой они спустились. Фаран стоял в конце зала, держа Двойника за воротник плаща, кабина валялась рядом с ним. Каким-то образом старшая жрица и примерно сорок стражников спустились с невидимой отсюда высоты. Что касается Голона, то его страх исчез, сменившись физической усталостью.

Капли воды монотонно капали с потолка, на свету похожие на серебряный дождь, потом с громким плеском падали на пол пещеры. Черные лужи сверкали в слабом свете факелов, и в некоторых местах были достаточно глубоки, чтобы утопить того, кто будет пересекать их. Голон решил, что они находятся далеко под уровнем болот. Быть может это место когда-то было артезианским колодцем города, решил он. Грубо высеченные туннели, периметром примерно в двадцать футов, расходились из зала во всех направлениях. На стенах пещеры он заметил гладкие участки, вырубленные в грубом камне. На них были вырезаны странные иероглифы на языках, которых он не знал.

Примерно минуту назад веревка перестала колебаться. Все, кто хотел спуститься, были уже внизу. Остальные упали, или ждали своей судьбы наверху. Фаран больше не колебался: он рявкнул короткую команду тем, кто был рядом с ним и пошел по резко спускавшемуся вниз коридору. И по-прежнему он держал Двойника, стальной хваткой. Еще двое или трое из его людей зажгли факелы, которые принесли с собой, но особо светлее от этого не стало. Переступив через остатки тех, кто упал, Голон пошел за ними.

Больше получаса они шли через паутину туннелей и подземных шахт. Единственным звуком было тяжелое дыхание людей и плеск воды, бегущей по скрытым туннелям. Возможно демон удовлетворился теми, кого он нашел в коридоре? Они все глубже и глубже уходили в подземный мир. На стенах стало больше иероглифов, но никаких других намеков на тех, кто построил это место, не было.

Потом Голон почувствовал перед собой воздух открытого пространства, совершенно не похожий на спертый воздух туннелей. Факелы по-прежнему едва проникали в темноту, но он все-таки заметил, что туннель по обе стороны от него резко исчез. Впереди он смутно увидел пустое пространство, резко спускающееся вниз. Где-то на середине видимости он сумел различить то, что казалось пятью или шестью огоньками, неподвижно висевшими в воздухе. Фаран уверенно шел вперед, спускаясь по ряду ступенек, кругами уходившими влево и вправо по обширному помещению. Когда они подошли ближе, Голон смог увидеть, что идет по кружащей по склону дороге, которая спиралью спускается вниз, к центру амфитеатра. Из темноты появились силуэты разрушенных зданий.

Огоньки, висящие в воздухе, становились все ближе, а руины все дальше, по мере того, как они опускались ниже и ниже. Голон с удивлением глядел на здания, неясно видимые в темноте: похороненный город, более древний, чем сами боги. Повсюду торчали древние проржавевшие металлические подпорки, когда-то державшие каменные здания; эти строения должны были находиться здесь в то время, когда боги еще жили в этом мире, их пустые остовы выплывали из темноты как нефы пустых храмов, а эхо шагов отряда Фарана было единственным призрачным звуком, который раздавался в мертвой тишине. Теперь он смог более отчетливо рассмотреть источник света: несколько башен, накренившиеся, как пьяные, к земле под странными углами, свет лился из громадных призм на их верхушках. Неужели древняя магия еще живет в этих глубинах? И где те, кто пережил эти тысячелетия? Его глаза шарили по темноте, но в башнях ничто не шевелилось.

Они подошли совсем близко, свет стал сильнее, из тьмы вырисовались измученные лица его спутников. Оказалось, что он идет за Высшей Жрицей. Маллиана впала в ступор, на ее красных губах застыла дикая усмешка, глаза были пусты. Только Двойник сохранил немного своего первоначального спокойствия, которое не могли нарушить даже дикие рывки, с которыми Фаран тащил его за собой. Казалось, что он не замечал древний ужас этого места.

Еще полчаса быстрой ходьбы. Раньше волшебник думал, что знает темные закоулки, которые изрыли древний камень Тралла, и только сейчас он осознал, что во время своих экспедиций в катакомбы под Храмом Исса прочесал только сотую часть того, что лежало ниже. Фаран и только Фаран знал эту преисподнюю: теперь Голон понял, чем последние семь лет занимался ночью его никогда не спавший повелитель: рыскал по самым темным местам сердца мира.

Когда они спустились еще глубже, древний, не рассуждающий страх заполз ему в спину: неужели они действительно недалеко от сердца мира, зашли так глубоко, что почти достигли сумрачного входа в Пурпурные Залы Лорда Исса, из которых ни один человек никогда не вернулся, и в которых каждую ночь сражается Ре, чтобы вернуться с рассветом?

И хотя они были так глубоко, что Голон не удивился бы, если бы сам Исс заревел из темноты, избавиться от Некрона им не удалось. Он опять услышал слабый далекой грохот. Демон все равно полз за ними. Некрон покончил с теми, кто остался наверху. Теперь они — последние живые души. Его не остановил камень, который как бумага для его могучих челюстей. Если вампир может чувствовать живую душу на расстоянии в пятьдесят ярдов, вся вселенная не отделит Некрона от запаха его жертвы. Он пройдет любое расстояние.

Остальные тоже услышали шум за собой и, похоже, догадались, что это означает. Они начали бежать, Жнецы хаотически размахивали факелами. Сейчас они были у самого дна огромной пещеры. Из темноты высвечивались детали древних руин: каменные здания, ничуть не ниже храмов Тралла; могучие стены, уходившие вверх, в темноту, стальные остовы, каждый брус толщиной с человека; здесь было столько стали, что можно было вооружить любую армию, когда-либо маршировавшую по миру. Но все эти чудеса мелькали на секунду и исчезали в темноте, потому что грохот становился все громче и громче, по мере того, как Некрон находил их след и полз по тем самым коридорам, через которые они уже прошли. И так отчетливо, как никогда раньше, Голон почувствовал, что темный разум демона ищет именно его, вызывателя, желая насладиться его душой. Разве он не знал, что именно его, а не всех остальных, в первую очередь жаждет уничтожить вызываемое создание, пожрать того, кто привел его из великолепного мира на эту жалкую землю?

Сколько еще времени они смогут бежать?

Как если бы отвечая на невысказанный вопрос, Фаран остановился, заставив остановиться и тех, кто бежал за ним. Факелы в руках стражников еле-еле освещали руины, но Голон увидел, что дальше дорога идет вверх: они достигли конца спуска, по которому шли, а потом бежали последние полчаса. И еще он почувствовал вес древних развалин, ярус за ярусом поднимавшихся вокруг него, прямо по краям пустоты, в которую они вошли. Дорога перед ними продолжалась дальше, становясь узкой каменной тропинкой, по каждую сторону от которой стояли разрушенные колонны. И в дымной свете факелов за этими колоннами угадывались контуры древних мавзолеев.

А за могилами, насколько он мог видеть, находились многоколонные фасады трехэтажных зданий, украшенные статуями, лица которых настолько пострадали от времени, что можно было рассмотреть только несколько непонятных деталей, как если бы они были сделаны из растаявшего воска. Когда Голон перевел глаза на лицо Фарана, то заметил, что взгляд его властелина путешествует высоко в темноте, как если бы ищет фронтон[7] здания в сотнях футах над ними.

— Что это за место? — спросил Голон, несмотря на растущий страх того, что следовало за ними по пятам.

Фаран толкнул Двойника в руки одного из стражей и повернулся к магу. — Когда-то боги жили под землей: весь мир пересечен каналами, которые они построили глубоко под поверхностью. Много раз я приходил сюда, когда вы все спали, пытаясь найти магию Древних Времен. — Он замолчал, и посмотрел на огромное здание перед ними, по-видимому не обращая внимания на тревожные взгляды и волнение остальных, которые опять почувствовали содрогание земли при приближении Некрона. Потом он неожиданно громко засмеялся.— Но все их книги и все их здания не более чем прах; боги или уничтожили друг друга или сбежали на звезды. — Он почувствовал, что Голон собирается сказать что-то еще и остановил его, подняв руку. — Достаточно — насколько близко демон?

Голон закрыл глаза и в то же мгновение его сознание наполнилось эманациями темной души твари, яростным шагом приближавшейся по проходам, ведущим в разрушенный город. — Он будет здесь очень скоро, мой господин, — просто сказал он.

— Тогда мы все умрем — ты будешь первым, я вторым. У нас осталась единственная надежда. Посмотри туда! — Он махнул рукой. Мигающий свет факела упал на большой желоб справа от них, по которому текла тонкая струйка воды, недовольно журча среди каменных развалин.

— В древние времена барки богов приходили сюда, проплывая по серебряной реке, которая текла через весь мир. — Его слова были прерваны могучим ревом, донесшимся с более высокого уровня: Некрон был уже на краю похороненного города. Все повернулись и уставились в том направлении. В призрачном свете факелов они увидели, что одна из световых башен начала медленно опрокидываться, мгновением позже пришел отдаленный гром упавшего здания.

Шепот отчаяния пробежал через стражников и оставшихся в живых пленников. — Тихо! — рявкнул Фаран, и в то же мгновение все замолчали. Он опять повернулся к Голону.

— У нас есть только один шанс: мы должны возродить магию древнего мира.

— Какую магию, господин?

Фаран наклонился к нему поближе, его глаза горели. — Заставь вернуться барку нашего Бога. Ты найдешь способ: ты хорошо учился и видел Темный Лабиринт в сердце нашего повелителя. Ты знаешь все тайны вызова созданий Исса. Наполни этот канал, Голон. Перенеси сюда его барку из Темного Лабиринта ночи.

— Но господин, мне не хватит способностей... — начал было Голон.

Но Фаран больно схватил его за руку. — Нет, ты, который перенес к нам Некрона, можешь перенести и это. — Глаза Князя сверкнули, и Голон почувствовал, что не в силах сопротивляться магнетическому взгляду Фарана, сверлившему его.

— Возможно, — прошептал он, подчиняясь заклинанию Фарана.

Еще один громкий треск среди руин над ними, и теперь Голон отчетливо расслышал удары тысячи ног по каменной дороге, по которой они спустились сюда: демон, собрав силу, пробивался через разрушенные здания. Миля, может быть меньше; он будет здесь через несколько минут. Демон идет именно за ним; вся его сила сосредоточена на нем, создателе, его душа — главный приз для Некрона.

Глаза Фарана глядели в него, светясь красным в свете факелов. — Соберись, человек! Перенеси сюда реку, которая ведет в никуда — вместе с серебряной баркой Исса.

Грохот падавших одного за другим зданий, передаваемый сотнями футами камня, был все ближе и ближе, каждый следующий толчок походил на небольшое землетрясение. Потом не выдержал каменный потолок в миле над ними, и начал рушиться с еще более сильным грохотом. Еще через тридцать секунд каменные глыбы, размером с дом, дождем ринулись вниз; страшные удары сотрясли землю, заставляя клацать во рту зубы людей. Воздух наполнился свистом разлетающихся осколков. Небольшая глыба, размером с метеорит, упала прямо перед ними, выбросив удушающее облако пыли, каменные осколки брызнули в воздух — один из Жнецов изогнулся и упал на землю, обезглавленный. Но каким-то чудом ни одна из этих глыб не упала прямо на них; иначе все они мгновенно были бы убиты.

На долю секунду Голон решил, все кончено. Он посмотрел вверх, туда, где должен был быть потолок пещеры, ожидая, что он обрушится им на голову, но, в следующее мгновение, пришел в себя.

В конце концов он заклинатель демонов. Он приводил на землю тех, кого боги сделали своими рабами, когда улетели на звезды. И он никогда не осмеливался призывать другие вещи, связанные с богами. Голон освободил свое сознание, потом вызвал в памяти картину всех томов, которые изучал двадцать лет. Ум Голона был похож на библиотеку: множество запертых на ключ серых полок и ниш, на которых лежало то, что он выучил, а также потайные двери, которые он сам очень редко открывал. Теперь он решил пойти по пути, которым очень редко пользовался, по улице с наполовину выученными заклинаниями. Его охватило глубокое волнение от этого путешествия; душа торопила его.

Он вошел в дверь, которую никогда раньше не осмеливался открыть. Теперь он был в запретном месте, области, где были собраны мрачные заклинания, оставшиеся от тех времен, когда боги еще ходили по земле. Голон помедлил: где-то на серых полках его памяти было заклинание, которое искал его господин, но где? Во всяком случае не на этих полках, не там, где находились знания, которыми могли обладать только боги, а не обычные смертные. Где же та дверь, которая скрывает самые последние, самые мрачные тайны? И вот он нашел место. Невидимый портал привел внутрь пестро окрашенной змеи, парившей в воздухе.

Его душу объяло спокойствие, такое спокойствие, которое он не испытывал с детства, когда был мальчиком. Он почувствовал, как древняя магия забурлила вокруг него; он видел ту самую полку и тот самый том в серебряном переплете, в котором он впервые прочел о серебряной барке Исса. Голон произнес слова управления, страж змеи исчез, и вот она, книга, повисла в темноте его сознания. Он послал свою мысль к ней, книга раскрылась, и  немедленно нужные слова возникли перед ним, так же ясно, как тогда, в библиотеке Тире Ганда, когда ему удалось на несколько часов украсть ее из-под ока бдительного библиотекаря. Мрачная песня вызова наполнила его сердце.

Он умоляюще протянул руки в пустой воздух перед собой, этот жест послал возбуждение в его кровь и появилась сила, та самая сила, которую он добыл в пыли могил и занял у корней земли, которая горела в черепах мертвых и их умирающем дыхании, которая вечно жила в Черной Чаше. Голон забыл о приближающемся демоне, поднялся над своими опасениям, ушел туда, где нет страха. Он почувствовал, как его душа летит в бездонный колодец, где обитает извивающаяся и свернутая в кольцо форма жизни, пожирающая жизнь, великая змея, которая и есть Исс, змея, пожирающая собственный хвост. Он нырнул в глубину. А потом вернулся назад из этой бездны, в которую погрузилось его сознание; как ныряльщик поднимается на поверхность и тяжело дышит, вдыхая воздух всеми легкими, так и он, опустошив свое тело, наполнил его эманациями самого Бога.

Голон почувствовал под ногами легкую вибрацию, так сильно отличавшуюся от зубодробительных толчков Некрона. Далеко слева, там, где канал исчезал в темноте, на фоне абсолютной черноты он увидел белое свечение, похожее на белую шапку могучей волны, повисший перед падением. Потом белый огонек понесся вперед, наполняя сухой канал, находившийся перед ними, как ртуть наполняет колбу перегонного куба, а свет стал еще сильнее. Потом, с шуршанием волны, набегающей на плоский песчаный пляж, белая жидкость заполнила канал и превратилась в стремительный серебряный поток.

Он повернулся — лица его спутников омывало тот же самый призрачное белое сияние, каким светилась река, их одежда стала жемчужно-белой. Странным образом, хотя их губы двигались, он не слышал ни одного слова. Как только он сообразил это, оглушающий рев реки хлынул в его сознание, наполнив его белым шумом, настолько высокий звук он не слышал никогда раньше. Фаран указал налево своей единственной рукой, туда, где поток выбегал из темноты, и Голон повернулся, чтобы посмотреть.

Вдали он увидел что-то темное, единственное темное пятно на серебряной поверхности реки; пока он смотрел, темный предмет становился все больше и больше, пока не обрел объем и форму, оказавшись на одном уровне с ними. Из-за бьющего в глаза и сбивающего с толку белого свечения реки было трудно разглядеть детали. Потом он внезапно остановился, так же быстро, как и появился, и теперь, несмотря на белое сияние, Голон сумел разглядеть его — лодка в старом стиле, четыре рода[8] в длину, нос сделан в форме змеи, костяные банки для гребцов, корпус покрыт чешуйками. А на корме судна он увидел одетую в черное фигуру, лицо которой было скрыто под капюшоном, управлявшую кораблем при помощи рулевого весла, которое висело на костяной уключине. И Голон мгновенно понял, что эта фигура даже больше, чем демон, которого он вызвал.

Разве он не рылся в сердце мира, в самых мрачных корнях земли? Разве он не призвал кого-то, самого могучего из всех, кого когда-либо вызвал, даже более сильного, чем Некрон? И кто еще может тут быть, кроме перевозчика самого Исса, Ахерона, который перевозит Бога через Темный Лабиринт ночи, и который забирает мертвых последователей Исса из Серого Дворца и везет их в пропасть? Но все те, кого перевозит Ахерон, должны платить за проезд. Тем не менее, перед лицом быстрой и безжалостной смерти, Голон подошел поближе к барке, прекрасно зная, что цену придется уплатить.

ДЕВЯТАЯ ГЛАВА

Праздник

Праздник еще продолжался, когда Таласса вернулась в Году, но атмосфера стала более мрачной. Многие жители деревни, увидев как она уходит в башню, интуитивно почувствовали, что что-то готовится; некоторые из них даже подслушали ее негромкий разговор с Джайалем и Аландой. Слухи переходили от одного к другому вместе с перебродившим молоком яка.

За те два часа, что ее не было, теплый ветер прекратился и воздух стал намного холоднее. Холодный туман заполнил маленькую площадь, окруженную выбеленными домами. В костры подкинули еще дерева и они ярко горели, дерзко посылая вверх искры и разбрасывая угольки. Только несколько горцев о чем-то негромко переговаривались, но и они немедленно замолчали, когда увидели, что она вышла из темноты.

Гарадас встал, почтительно приветствовал ее и проводил на место. Она увидела, что Джайал вернулся и опять сидит молча, отрешенный от всего. Осмотревшись, Таласса осознала, что все жители уставились на нее. — Почему стало так холодно? — спросила она старосту.

Гарадас тяжело уселся на циновку перед ней. — Пришло Темное Время, — мрачно сказал он. — Каждые два поколения над северными горами появляется облако. Тогда теплый ветер, из-за которого лето длится дольше, а весна приходит раньше, улетает прочь. Зима будет суровая, долгая и очень холодная; нашему народу будет тяжело. 

— Так всегда происходило в нашей истории, каждые сто лет. Мой дедушка рассказывал мне о последнем таком времени: ветер, который сдувал стада с склонов гор, гром, который грохотал так, как будто небо раскололось, снег, заваливший деревню по самые крыши домов. Весна запоздала, а земля так промерзла, что невозможно было сажать семена. После чего начался голод. Выжила горстка людей.  Теперь облако появилось опять, а мой народ слаб, слабее, чем раньше. Возможно, что на этот раз не выживет никто.

Когда он закончил говорить, над площадью повисло мрачное молчание. Все жители деревни уже слышали эту историю, но только теперь, после его слов, они почувствовали, как близка всеобщая гибель. Никто не усомнился в его словах, и по многим пробежал внезапный холод отчаяния. Гарадас схватил кружку и, закрыв глаза, долгими и жадными глотками начал пить из нее. В наступившей тишине все глаза повернулись к Талассе, как если бы она могла что-то ответить на слова старосты. Она медленно встала на ноги и посмотрела на лица, с надеждой глядевшие на нее. — У меня был друг, музыкант. Как и я, он был южанин, — начала она. — Он рассказывал о стране, которую зовут Лорн. Она находится где-то здесь, на севере.

Гарадас взглянул на нее поверх своей кружки. — Я слышал об этом месте: это одно из тех имен, которые передаются от одного старосты к другому, хотя никто из Годы никогда не был там, — сказал он. — Насколько я знаю, оно находится за Сломанными Вязами, за много лиг отсюда.

Таласса кивнула. — Ни один человек никогда не видел его. Я только слышала о нем в балладах, старых как мир, и вспомнила о Лорне, глядя на музыканта, похожего на моего друга.

— А что сказано о Лорне в этих песнях?

Она взглянула вдаль, вспоминая слова, которые слышала много лет назад в доме на Серебряной Дороге, вспоминая огонь камина, похожий на это, придворных, собравшихся вокруг, и Джайала рядом с собой. Она взглянула на него, чтобы понять, вспомнил ли он, тоже, но Джайал опять глядел на луну, безразличный ко всему остальному.

— В этой песне говорилось о магическом королевстве, — сказала она, — где всегда лето, где всегда звучат мелодии самых нежных лютен, вырезанных из стволов вечнозеленых деревьев, там пелось о месте, которое никогда не знало смерти.

— Прекрасная песня, — сказала Гарадас. — И что с того?

— Говорят, что в этой стране Ре оставил создание, которое зовут Бронзовый Воин. Он день и ночь трудится в Кузнице, ударяя огромным Молотом, и творит теплые ветры, которые овевают эти горы. Вы живете очень далеко на севере, и солнце здесь слабо. Тем не менее дует теплый ветер. Откуда он берется? — Она посмотрела кругом, но люди вокруг молчали, ожидая ее следующих слов. — От него. В своей Кузнице он держит огонь зажженным, даже в Темное Время мира. Там рождается теплый ветер, который дует в Годе.

— Тем не менее теперь настало время тьмы, — сказал Гарадас. — Почему он перестал поддерживать огонь?

— Время сокрушает все в нашем мире, Бронзовый Воин стар и ждет кого-то, кто сделает его опять новым.

— И кто это?

— Светоносица: он ждет Светоносицу.

Толпа загудела.

— Я должна идти в Лорн, — сказала она, вперив взгляд ему в глаза.

— Ты говорила о старых песнях, — ответил Гарадас. — Откуда ты знаешь, что Лорн вообще существует?

— Я видела его во сне. — Гарадас наморщил лоб, как если бы собирался сказать что-то еще, но она удержала его, схватив за руку. — Ты рассказывал о Маризиане: ты веришь, что он существовал, построил город на склоне горы и Святилище Светоносца над ним. Ты верил его словам, когда он обещал твоим предкам, что Светоносец придет. У Маризиана было три магических артефакта. Один из них ты можешь видеть прямо сейчас, — сказала она, указывая на Зуб Дракона, сверкнувший из ножен Джайала. — Другой ты видел семь лет назад, свет, который пересек равнину, Теневой Жезл. Но третий, Бронозовый Воин, находится в Лорне.

— Но почему ты так уверена, что он там? — упорствовал Гарадас.

Она оглядела всех собравшихся. — Маризиан уехал на юг и построил там город, который зовут Тралл. Но даже те, кто почти боги, должны уходить из нашего мира: Маризиан умер в построенном им городе и похоронен в огромной могиле. — Все дружно вздохнули от удивления. — Я была в этой могиле. Там я видела множество чудес, но самое самым чудесным было устройство, похожее на магический кристалл, которое он оставил для того, чтобы помочь Людям Света в Темные Времена мира. В нем я увидела образы всех трех артефактов, о которых говорила, так же ясно, как вижу вас, и место, где они находятся в мире. Бронзовый Воин недалеко, сразу за Сломанными Вязами, в центре леса, о котором поется в старых балладах. Леса Лорн.

— Бронзовый Воин согревает мир, но каково назначение двух других предметов? — спросил Гарадас.

Таласса опять посмотрела ему прямо в глаза. — Ты видел свет на равнине, семь лет назад.

— Он сверкал ярче любой звезды, — ответил он.

Она повернулась к Джайалу, который перестал следить за движением луны и с любопытством глядел на Талассу, по-видимому удивляясь силе ее слов. — Покажи им меч,  — сказала она.  Как в трансе, он встал и вынул меч из ножен. В то же мгновение площадь осветилась голубовато-белым  светом. — Разве это не похоже на то, что ты видел? — спросила она.

Гарадас уставился на ослепляющий свет меча. — Очень похоже, — прошептал он.

— Смотри, как убегает темнота от света. Но свет Жезла еще сильнее. А магия Бронзового Воина сильнее их обоих.

— Быть может ты сможешь с его помощью прогнать облако и зиму? — с надеждой спросил Гарадас.

— Быть может, — сказала Таласса. — Но мы должны уходить.

Выражение надежды на лице Гарадаса пропало. — Тогда все пропало: никто не сможет пересечь Долину Призраков зимой, и никто даже не пытался перевалить Сломанные Вязы в любое время года.

— Тогда должен быть другой путь.

Какое-то время он молчал, потом заговорил опять. — Да, должен быть. Есть глубокий овраг, который идет через всю Долину Призраков. Он начинается в этих горах, в месте, которое мы зовем Логово Харкена и исчезает в Сломанных Вязах. Легенда говорит, что когда-то, в начале времени, Боги использовали его как дорогу, поэтому он прямой, как стрела, и через камень гор ведет точно на север.

— Но никто из вашего народа не путешествовал по нему?

Он покачал головой. — Много лет назад некоторые люди из Годы вошли в туннель в самом конце, в Логове Харкена. Они говорили об ужасной магии, многие были убиты. С тех никто не осмеливался войти в овраг.

— Ты сможешь провести нас туда?

Гарадас медленно встал. — Солнце светит все слабее, каждая следующая зима длится дольше предыдущей. Дух Маризиана послал вас сюда, чтобы остановить тьму прежде, чем она уничтожит мир. Если ваша единственная надежда Лорн, наша — тоже. Я пойду с вами, завтра, прежде чем пойдет снег и станет слишком поздно.

Таласса на мгновение закрыла глаза, потом решилась. — Гарадас, ты храбрый человек, — сказала она, — но есть еще кое-что, что ты должен узнать. Наши враги с юга преследуют нас.

— Мы встанем лицом к лицу и с ними, если понадобится, — сказал Гарадас. Потом он повернулся к людям Годы. — Завтра я ухожу вместе с избранными людьми. — Он указал на группу воинов, стоявшую около возвышения. — Готовьтесь. — Последовал слабый горестный вздох со стороны некоторых женщин, услышавших его слова, но Гарадас не обратил на них внимания. — Завтра с рассветом, — продолжил он. — У нас мало времени: я чувствую снег, он идет.

— Тогда до завтра, — сказала Таласса, вставая. Она пожелала доброй ночи Джайалу и Аланде, потом, взяв Имуни за руку, пошла обратно к дому старосты.

Несмотря на обещание помощи от Гарадаса, ее мучили дурные предчувствия. Она чувствовала себя слишком слабой, рана на шее пульсировала, и еще она волновалась, как завтра отреагирует на солнечный свет. А завтра было совсем недалеко — полночь уже давно прошла. У нее есть еще месяц, прежде чем опять будет полнолуние. До этого она не станет настоящим вампиром, Живым Мертвецом. На первый взгляд горы были недалеко. А Лорн не может быть очень далеко за ними. Там, если можно верить ее сну, находился не только Бронзовый Воин, но и Серебряная Чаша.

Когда она наконец добралась до своей кровати и улеглась на нее, в ее сознании все еще крутились тысячи борющихся между собой мыслей. Но как только ее голова коснулась подушки, сон удивил ее: более глубокий сон, чем тот, которым она спала прошлой ночью, или много прошлых лет. И никаких снов про древних богов. Вообще никаких снов.

ДЕСЯТАЯ ГЛАВА

Провинция

С северной стороны горной гряды, известной как Сломанные Вязы, лежит еще одна большая равнина, а за ней находится великий Лес Лорн. На его краю стоит сторожевая башня, зеркальное отображение той, которая стоит на утесе Года в пятидесяти милях на юг. Эта изрядно пострадавшее от времени и погоды черное базальтовое сооружение, поросшее сверху лишайником и выбеленное дождями. В этот день, когда солнце всходило, можно было увидеть две уродливые фигуры, стоящие за бойницами на крыше башни и глядящие в южное небо.

Всю ночь падал снег, и воздух был обжигающе холодным. Несмотря на то, что зима уже началась, в лесу за их спинами только-только появились первые признаки осени. Листья на деревьях стали золотыми и оранжевыми, но и не думали опадать.

Два создания, которые жили в башне, когда-то были людьми. Их выслали из Лорна за преступление, совершенное много-много лет назад. Звали их Крик и Стикел. Когда-то, как и все жители Лорна, они было бессмертными, но в наказание за преступление их выслали в Мир Смертных, в место, которое называлось Провинцией.

Раньше они ничего не знали о Провинции. И ничего не знали о времени. В Лорне всегда светила полная луна, всегда была полночь, всегда было тихо. Тени не двигались, облака не пересекали небо; такой порядок установил Бог, так будет всегда.

Но когда они переплыли Лунное Озеро и очутились в Провинции, луна смертных впервые засияла и для них. Пока они стояли, глядя на нее, а зачарованная вода озера капала с них, проклятие смертности, быстрое, как змеиный яд, влилось в их кровь. Немедленно их кожа сморщилась, ноги выгнулись, спины согнулись. Они посмотрели на свои старые руки, держа их перед собой так, как если бы они принадлежали кому-то другому, а им их пересадили. Потом они увидели лица друг друга и закричали от ужаса. Проклятие было настолько сильным, что они узнали друг друга только по голосу. Вокруг себя они видели лес и чувствовали неприятную вонь круговорота жизни: рождение и угасание, горький аромат соков молодых деревьев и приторный запах гниющих листьев. Они уселись на краю озера, печально глядя на сверкающую по светом луны поверхность, зная, что их повелитель, Наблюдатель, наложил на них заклятие, и что они никогда не смогут вернуться, пока не увидят на южном небе комету. Эта комета скажет им, что пришел Светоносец.

Новый мир для Кирка и Стикела, каждое изменение света и тени говорило им о прошедшем мгновении, о загадочном, непостижимом времени. На небе луна поднималась и опускалась: хотя ей полагалось всегда находиться в зените. Они смотрели на мир, как на лицо гигантских часов: ночь уплывала за горизонт, пурпурный шар солнца медленно поднимался на небо, а вечером так же медленно опускался. Все двигалось: облака пролетали по небу, торопя часы; тени отслеживали путь солнца, укорачиваясь или удлиняясь по мере того, как проходил день; из леса слышались шорохи охотящихся животных, которые сменялись полной тишиной.

С тяжелым сердцем они прошли через лес туда, где, как Наблюдатель сказал им, они должны были найти башню, и с тех пор уже много лет жили в ней. В юности им пообещали, что они будут жить вечно; постепенно они забыли об этом и даже о том, как попали сюда. Помнили они только одно: надо ждать Светоносца и комету. Им сказали, что она появится: но никто в Лорне не сказал когда, к тому же "когда" не было таким понятием, которое они могли понять, пока их не сослали. Каждый час, который они проводили, глядя в небо, длился для них бесконечно, а ведь раньше они знали только бесконечность.

Прошло много лет, теперь они стали очень старыми и слабыми, каждый день им было все труднее и труднее подниматься на башню, чтобы вновь следить за небом. Этой ночью Стикел встал в темноте, готовясь сменить Крика на ночном дежурстве. Как обычно он приготовил себе скромный завтрак из крупы и бобов, потом поднялся на крышу башни, подошел к парапету и встал рядом со своим старым другом.

Стикел посмотрел на юг, в небо, именно туда, куда приказал им смотреть Наблюдатель. Спускавшаяся луна освещала мир, лежавший перед ним. В ее свете они видели равнину, простершуюся перед Сломанными Вязами. Эти горы были домом Полунощной Чуди, древнего врага народа Лорна. Угловатые и изогнутые пики вонзались в облако, впервые появившееся год назад. Само облако выглядело как серый газ, выброшенный вулканом. Время от времени сверкали молнии, вырывая из темноты изрезанные края острых кряжей и наполняя само облако злым алым цветом. Облако оставалось там уже целый год, становясь все толще и толще, и постепенно вбирая в себя древние руины, находившие рядом с вершинами гор. Уже почти рассвело, тем не менее восточное небо было черным, без малейшей примеси серого.

И тут они оба увидели комету, дугой изогнувшуюся в небе. Как если бы звезда прорвала толстое облако над Сломанными Вязами, блестящая звезда, которая светила все ярче и ярче, поднимаясь в небо, ее яркость особенно выделялась на фоне уже слегка серого утреннего неба — потом комета начала падать вниз по горящей дуге, за ней через темноту несся белый хвост пара. Она падала, быстрей, чем самый быстрый ястреб, бросающийся на свою добычу. Потом, с сотрясением воздуха и ослепляющей вспышкой света, она взорвалась, залив белым пламенем весь южный горизонт. Это был знак. Светоносица пришла в Провинцию; их наблюдение окончено. Они могут вернуться в Лорн.

Но не пришла ли она слишком поздно? Полнолуние было предыдущей ночью. Теперь ворота в Лунном Пруде откроются только через месяц. Более того: теперь, когда они свободны, кажется трудным бросить свой дом; привычка лишила их жизненной энергии. И еще они боялись: боялись того, что сделают их соотечественники, когда увидят их старые лица. Решено, они останутся в башне еще месяц, пока луна снова не станет полной и ворота в Лорн не откроются.

На второй день после кометы пришедшее утро осветило равнину перед ними, покрытую свежевыпавшим снегом. С юга подул сильный холодный ветер, который начал сражаться с темным ветерком за их спинами. Каждый новый порыв ветра отрывал от облака, повисшего над горами, очередной клок тумана, который, как завывающий призрак, несся к их наблюдательному пункту, протягивая над равниной серые туманные руки. За последний год они часто видели туман, но сегодня он выглядел более материальным и более угрожающим, как если бы внутри каждого клочка тумана скорчилась какая-то змеевидная фигура. Ни одному из стариков это не понравилось: за многие годы, проведенные в башне, такого не было никогда. Они спрашивали себя, что бы это означало, и что происходит в Лорне, так как все, происходящее в Провинции, эхом отдавалось там.

И вообще, у них сложилось ощущение, что все Черное Облако, неподвижно висевшее над горами, сдвинулось с места и покатилось к ним, как серая лавина.

Они молча посмотрели друг на друга: слова им не требовались. Так же молча они спустились по каменным ступеням и, не глядя по сторонам и не  взяв ничего из еды или вещей, отомкнули дверь башни и бросились к безопасному краю леса. Но они были два немощных старика, и полностью запыхались, пока не оказались там. Они остановились, тяжело дыша, и увидели, что чудовищная волна тумана надвигается на них, останавливается, потом опять движется вперед, неумолимо катясь к лесу. Она была высотой в три сотни футов, а то и больше.

Крик и Стикел не стали ждать и смотреть, но повернулись и опять побежали. Крик упал первым, его старый друг остановился, пытаясь помочь ему, но Крик только зло махнул рукой. Стикел только взглянул на него, а потом похромал по старой дороге к Лунному озеру, зная, что его друг приготовился к смерти.

Каким-то образом он сумел прошагать много часов. Но чем ближе он был к озеру, тем гуще был туман за его спиной. Он добрался до края озера и побрел вброд по воде, хотя знал, что это бесполезно: солнце уже взошло, а луна давно ушла с неба. Первые завитки тумана дотянулись до него и схватили за горло. Стикел почувствовал, как ледяные пальцы разрывают его душу; мир начал кружиться. Он упал лицом в воду. Туман, как отступающий отлив, вернулся обратно, за деревья. Тело Стикела поплыло  по поверхности, поток нежно понес его к центру озера.

Так что никто в Лорне не узнал, что их надежда, Светоносица, пришла.

ОДИННАДЦАТАЯ ГЛАВА

Вниз по Долине Призраков

Второе утро в Годе. При первых бледных лучах рассвета Таласса попыталась разомкнуть глаза. Немедленно пришла боль, как если ей в глаз бросили песок. Она опять крепко сжала веки, но на зрачках осталось сводящее с ума сияние солнца, такое яркое, как будто она целый смотрела на него не отрываясь. Ее сердце забилось, а мысли заметались в голове. Неужели ее глаза стали настолько чувствительны, что она больше никогда не сможет опять взглянуть на солнце? Она осторожно приоткрыла их, немного. На этот раз боль была намного меньше. Она потянулась за своей одеждой и, сузив глаза, начала одеваться.

Снаружи, на площади, большую часть ночи шли приготовления к отъезду, и проспав крепким сном час или два, остальное время она пролежала на своей койке, не в состоянии уснуть. Только ближе к рассвету шум прекратился. Теперь, напротив, стояла мертвая тишина: страх витал над горной деревней, только изредка лаяли собаки или приглушенно плакали младенцы. Теперь же она услышала голос пастушьих рожков и звяканье колокольчиков, висящих на шее у яков.

Был и еще один приглушенный, тихий звук, который она никак не могла узнать. И только сейчас она поняла: снег, ночью пошел снег.

Она осторожно приоткрыла ставни своей комнаты. Снаружи был белый мир. Большие белые снежинки кружились над деревней; крыши домов были покрыты толстым девственным покрывалом; слой снега по меньшей мере в фут глубиной лежал на площади; горы стали невидимы из-за темно-серого облака, неторопливо катящегося на север и похожего на изнанку серого моря, нависшего над домами деревни. Издалека доносился ровный рев реки, приглушенный белый одеялом, наброшенным на горы. Она быстро отпрянула назад, спасаясь от бледного света восхода. На память пришли слова Гарадаса, сказанные прошлой ночью:  "Спуститься с гор будет нетрудно, но если придет зима, мы не сможем вернуться в Году вплоть до весны".

Она содрогнулась. Было абсолютным сумасшествием уходить из деревни в такую погоду, но выбора не было. Она должна как можно скорее добраться до Серебряной Чаши, во всяком случае не позже, чем через месяц. Даже сейчас жажда грызла ее, но ей хотелось не воды, а чего-нибудь другого, более темного и сытного. Вены горели огнем, от которого сердце билось как сумасшедшее.

Площадь уже наполнилась людьми: собралась вся деревня, даже старые и больные. Пока она стояла у окна, из тумана, как призрак, появилась Аланда и пошла на другую сторону площади. Судя по шуму хлопающих сундуков, где-то в доме тоже шли приготовления. 

Она быстро вымылась и оделась, надев теплую нижнюю рубашку под меховой плащ, и высокие сапоги, которые примерила прошлой ночью. Она спросила себя, не будут ли они жать ноги, так как казались слишком маленькими. Потом улыбнулась, несмотря на свои мрачные мысли: мелкое неудобство, вроде этого, самая маленькая из ее проблем. Все было готово, она вышла в коридор. Там стояла Имуни, на ней был шерстяной плащ с капюшоном, в руках она держала сучковатую палку, а на лице было очень серьезное выражение. — Дитя, почему ты так оделась? — спросила Таласса.

— Я идут с тобой, — ответила Имуни, решительно нахмурив лоб.

Таласса опустилась на колени перед ней. — Я уже говорила тебе вчера, — ласково сказала она. — Мы скоро вернемся. Кроме того за нами присмотрит твой отец.

В этот момент из боковой двери дальше по коридору вышел сам Гарадас. На нем были шерстяные лосины с кожаными застежками крест-накрест и плащ с капюшоном, почти такой же большой, как и на Талассе. В одной руке он держал лук и колчан со стрелами, в другой — дорожную сумку.

Он тоже увидел одежду Имуни. — Имуни, я же говорил тебе, что ты должна остаться с матерью. Мы вернемся обратно весной, — жестко сказал он.

Лицо Имуни обиженно искривилось. — Все, вы, взрослые, одинаковы — всегда говорите и делаете одно и то же.

— И очень хорошо, что мы так делаем; иначе кто знает, какие бы глупости ты наделала, — сказал Гарадас, невольно улыбнувшись.

— Но Папа, ты же не будешь здесь к Празднику Света.

Он потрепал ее по голове. — Не забывай, с кем мы идем. Светоносица — ее мы благодарим в этот день. Разве мы не будем в безопасности вместе с ней? Разве у нас не будет собственный праздник, где бы мы не были?

Имуни посмотрела вниз с обиженным выражением на лице, ее губы были предательски надуты.

— Ну, ты же дочь старосты, — жестко сказал Гарадас. — Я не хочу, чтобы ты опозорила меня перед семьями других мужчин деревни. — При этих словах Имуни тяжело кивнула, и, судя по серьезному, почти взрослому выражению лица, взяла себя в руки. Отец обнял ее одной рукой за плечи, они вместе подошли к главной двери дома и распахнули ее.

Перед ними была покрытая снегом площадь, на которой собралась вся деревня. Все они ждали, выжидающе глядя на лестницу, ведущую в дом. Выдыхаемый ими воздух немедленно превращался в туман, облаком висевший в холодном воздухе. У подножия лестницы стояли носилки с больными и увечными жителями деревни. Все замолчали, когда появилась Таласса в сопровождении старосты и Имуни.

В стороне от толпы Таласса увидела дюжину мужчин, которых Гарадас отобрал для похода. Все они были одеты точно так же как староста, но вдобавок каждый из них нес на себе толстую бухту пенькового каната. На их поясах висели крюки для карабканья по скалам. Половина из них сгибалась под тяжестью рюкзаков размером с них самих. Все были вооружены, самым разнообразным оружием. Луки и стрелы, копья с широким наконечником для охоты на кабана, ножи с обтянутой кожей рукояткой. Рядом с ними стояли Аланда и Джайал, одетые в шерстяные плащи, такие же широкие, как и ее.

Гарадас повернулся к ней. — Не могла ли ты благословить этих людей? — сказал он, кивая на инвалидов, лежавших на носилках перед толпой. Она начала было протестовать, но тут уловила умоляющие, полные надежды взгляды больных. Они глядели на нее так, как если бы на самом деле ожидали, что она коснется и вылечит их в то же самое мгновение. Таласса посмотрела на Аланду, и старая дама едва заметно кивнула ей. Вид старой подруги придал ей храбрость, и она шагнула вперед, в свет. На какой-то миг сияние дня ослепило ее, и опять по ней пробежал холодный страх. Но за плотными снежными облаками солнце было невидимо: свет можно было вытерпеть.

Она повернулась на восток, где солнце пыталось пробиться через крутящиеся штормовые облака, подняла к нему руки и громко произнесла слова из Книги Света, которыми приветствовала солнце каждый день своей жизни. Сказав их, она, несмотря на всю опасность ситуации, в первый раз почувствовала, как кровь отзывается на ее призыв, как из самой глубины организма к ней приходит сила, родственная той, которой владеют жрецы, посвятившие себя службе Солнцу.

Потом она спустилась по ступенькам лестницы и посмотрела на того, кто лежал на первых носилках. Это оказался ребенок с землистой кожей, дрожащий от холода, несмотря на тяжелый ворох одеял, лежавших на нем. Его лицо имело отчетливый желтый оттенок. — Что с ним случилось? — спросила она у Гарадаса.

— У него ревматическая лихорадка. Каждый год мы теряем из-за нее около десяти наших детей. Нет ничего хуже, когда умирают дети: каждый год нас становится все меньше и меньше. Разве может быть надежда, если мы теряем самых маленьких?

Таласса вытянула руки и остановила их надо лбом мальчика.  Она почувствовала, как тепло выходит из него, а потом, еще более интересно, ей показалось, что она видит, как его жизненная сила, похожая на струйку дыма, вытекает в холодный воздух. Она держала свои руки над лбом мальчика около минуты, почти в полной тишине, слыша только свист ветра и ожидающее дыхание толпы, потом резко положила ладони на лоб, перекрывая выход тепла, и чувствуя источник жизненной силы самого ребенка. — Уберите циновки, — прошептала она, закрыв глаза, не зная, откуда к ней пришло вдохновение, но интуитивно понимая, что делает все правильно.

— Но ведь холодно…, — начал было Гарадас, но смешался и замолчал, увидев выражение ее лица. Он спустился по лестнице, и медленно отложил в сторону ворох циновок, оставив дрожащее, изнуренное тело мальчика ничем не прикрытым. Таласса медленно приподняла руками его голову, почувствовала ее тепло, потом опять опустила на носилки. Потом спустилась немного пониже и положила руки ему на грудь, перекрывая поток, направляя тепло обратно в сердце. — Будь как топка Ре, — молча попросила она сердце ребенка, — и как меха на его Кузнице, — сказала она легким. Потом она передвинула руки на его вздутый живот, белый и холодный, и впустила в него дающее жизнь тепло, светящееся как белое Яйцо, которое вечно горит в сердце Мира. Потом ее ладони перешли на бледные ноги, холодные как мрамор, и она попросила их стать такими, как сверкающие сандалии Сорона, помощника Ре. Когда она закончила последние слова молитвы, мальчик пошевелился.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она, и мальчик улыбнулся, несмотря на мороз.

— Я где-то был...там очень темно..., — прошептал он. Толпа вздохнула.

— Это первые слова, которые он произнес за много дней, — возбужденно воскликнул Гарадас.

— Теперь, — сказала Таласса, с улыбкой глядя вниз, на мальчика, — ложись на бочок, как если бы ты собираешься уснуть. — Ребенок сделал так, как она сказала, повернулся на бок и свернулся клубочком. Таласа положила одну руку ему на голову, а другую на ноги. — Пусть круг замкнется, пусть день следует за ночью, — пропела она, и почувствовала, как энергия раскаленной лавой течет по бесконечному кругу через тело ребенка и через ее, как если бы они были объединены одним огненным кругом.

Наконец Таласса подняла руки; ребенок спал крепким, здоровым сном, его руки и ноги стали нормального цвета, дышал он ровно и спокойно. — Закройте его, — сказала она. Какая-то женщина, мать ребенка, решила Таласса, резко вышла из толпы, и с молчаливой благодарностью в глазах накрыла обнаженное тельце одеялом.

Таласса встала, и по толпе немедленно побежали восхищенный шепоток. Но она уже перешла к старухе, лежавшей на других носилках, чьи ноги были в деревянных лубках.

Так прошло полчаса, пока она переходила от одних носилок к другим, и все это время толпа с восхищением глядела на нее, а мужчины, ожидавшие ее и Гарадаса, сидели на своих рюкзаках. И каждый раз, когда она клала руки на лоб очередного больного, а потом через несколько минут переходила к следующему, состояние человека видимо улучшалось. Она двигалась как в трансе, не замечая как и что она делает, но точно зная, что все делает правильно. В конце концов она осознала, что достигла конца линии носилок. Солнце уже было достаточно высоко. Как только она заметило это, состояние транса, в котором она клала руки на людей, немедленно исчезло, как бы сгорело во вспышке света, и она почувствовала внезапное нетерпение, ей хотелось немедленно идти. Люди на площади разделились, она увидела, как Аланда и Джайал идут к ней, сопровождаемые мужчинами, выбранными Гарадасом для похода.

 — Ты готова? — сжатыми губами спросил Джайал.

Уже несколько минут назад уголком глаза она заметила, что он нетерпеливо ходит взад и вперед по площади. Казалось, что в нем бурлит подавляемая энергия. И еще он постоянно оглядывался на юг, как если бы каждую минуту ожидал увидеть Фарана с Двойником, летящих как Фурии, Богини Судьбы, над склонами гор.

Таласса встала на ноги. — Да, — ответила она. — Я готова. У нас впереди долгое путешествие.

Гарадас отдал своим людям короткий приказ; те в последний раз обнялись со своими женами, а потом быстро зашагали по улице по направлению к башне и канатной дороге. Сам Гарадас повернулся, поцеловал жену, потом, встав на колени, поцеловал Имуни.

Таласса тоже встала на колени и взглянула в глаза девочки. — Мы вернемся весной, обещаю, — сказала она, потом встала и опустила в руку девочки жемчужную цепочку, которую носила той ночью в Тралле, единственное ювелирное украшение, оставшееся у нее. У девочки перехватило дыхание, когда она увидела, как в слабом свете солнца сверкают и переливаются драгоценные камни.

Какое-то мгновение они стояли на занесенной снегом площади, трое южан, Гарадас и его семья. В глазах Гарадаса мелькнул какой-то свет, когда он обвел взглядом заснеженную площадь, печальный огонек, как если бы он не ожидал, что вернется обратно. Потом он повернулся и, без единого слова, пошел по дороге за своими людьми.

Жители деревни со склоненными головами выстроились по обе стороны дороги, но их глаза внимательно смотрели на то, как уходит Светоносица. Таласса спросила себя, о чем они могли бы думать. Древние стражи этого места, стоявшие на своих местах еще два дня назад, теперь внезапно уходят, отправляясь в путешествие, которое, как все понимают, будет исключительно опасным; безусловно те, кто остается, боятся, что они лишатся предводителя, жены станут вдовами, а дети — сиротами.

Они быстро догнали группу мужчин. Один из них передал Джайалу лук и рюкзак. Остальные казались вполне довольными тем, что несут запасы для Аланды и Талассы, так что все, что должны были сделать обе женщины — закутаться хорошенько в плащи.

Они прошли мимо последних горцев, стоявших вдоль дороги. Как хорошее предзнаменование для будущего путешествия, облака внезапно поднялись к самым высоким вершинам, и дорогу омыл свет солнца. Ей показалось, как если бы она из темной комнаты вышла на полуденное солнце. Зрение Талассы постепенно приспособилось к солнцу, хотя от яркого света у ней жгло сетчатку глаз. "Отлично", подумала она, "я все еще могу выносить дневной свет".

В конце улицы стояла белая ступа, отмечавшая край деревни. Здесь вымощенная камнями улица внезапно обрывалась, превращаясь в множество тропинок, ведущих в поля. Они пошли тем самым путем, которым шли Имуни и Таласса прошлой ночью, через рощу ореховых деревьев и поля, отделенные друг от друга низкими каменными стенками. В неярком утреннем свете некоторые из деревенских яков глазели на них, тупо пережевывая жвачку. Когда они подошли к концу долины и взглянули вниз, ей показалось, что детали равнины под ними нарисованы тенями гор, отчеканенными солнцем. Дорога Маризина спускалась с гор справа от них и угольно-черным рубцом проходила через покрытую снегом обширную прерию. Прямо перед собой они увидели серую башню, высоко поднимавшуюся над плато. Слева в своем каменистом русле яростно ревела река, покрытая белой пеной там, где она достигала края утеса и рушилась в пропасть. Издалека можно было услышать низкий грохот, с которым водопад обрушивался вниз, на равнину.

Когда они подошли к башне, тяжелые облака опустились и опять начал падать снег. Все зашагали быстрее, торопясь добраться до нее. К тому времени, когда они добрались до серых стен башни, все уже изрядно замерзли. Полуразвалившаяся дверь в основании башни была полуоткрыта, и Талассу внезапно охватил страх, что жрец уже ушел. Она громко крикнула внутрь, зовя его, но ничего не услышала в ответ.

Зато в крутящемся снеге появился сам Уртред, но не изнутри, а из-за угла башни. В его руке был посох собирателя пиявок, на плечах дорожный мешок. Увидев его, мужчины затаили дыхание и их руки потянулись к оружию. Таласса жестом остановила их.

Потом она повернулась к Гарадасу. — Помни, жрец — мой друг, — сказала она. — Не суди его по маске.

— Трудно бороться с суеверием, — мрачно ответил староста.

— Тем не менее скажи своим людям, чтобы они относились к нему, как одному из нас. Он нужен мне, нужен тебе. Больше, чем ты можешь себе вообразить, — твердо сказала она.

Гарадас кивнул, жестом приказав всем убрать их оружие. Таласса повернулась к Уртреду, ее глаза сузились от яркого света, хотя небо было серым и мрачным. — Ты готов? — спросила она.

— Да, хотя я сомневался, придешь ли ты, — ответил он, глядя на нее сквозь снежную бурю.

— Если снегопад продлится достаточно долго, будет трудно находить дорогу, — сказал Гарадас.

Уртред шагнул к нему и протянул вперед посох собирателя пиявок. — Вот это поведет нас, неважно, насколько сильным будет снегопад. — Староста недоверчиво взглянул на посох.

— Он вырезан из дерева, выросшего в Лорне, — продолжал Уртред. — Все такие вещи связаны с местом рождения. Его магия приведет нас в лес. — Он повернулся к Аланде, которая стояла в стороне, ее старое лицо сморщилось от холода, несмотря на меховой плащ. — Ты говорила мне, что твои предки пришли из этой земли.

Она кивнула. — Если книга Королевы Ведьм не врет, от границы самого Лорна.

— Тогда возьми посох, — твердо сказал Уртред. — У тебя в крови магия природы и ее циклов: ты почувствуешь  жизненную силу, текущую через посох по направлению к родному дереву, и, — добавил он, наклоняясь к ней так близко, что никто не мог услышать его слова, — он даст тебе силу.

Аланда взяла посох, ее синие глаза посмотрели в прорези его маски, и Уртред увидел, что она поняла его. Путешествие будет очень тяжелым, а она самая слабая из всех. — Благодарю тебя, — сказала она.

— Пошли, нам надо спуститься вниз прежде, чем снег сделает это невозможным, — нетерпеливо сказал Гарадас.

Он повел их к краю утеса и плато, туда, где находилось начало деревянной лестницы, благодаря которой можно было спуститься вниз по склону горы.  С левой стороны от них был берег реки, петлявшей между камней по глубокому и темному руслу. Ледяные сосульки свисали с камней там, где темная вода реки Года, сжатая узким горлышком, грохотала, резко ускоряясь перед тем, как броситься в пропасть с края обрыва. Воды было столько, что, падая вниз, вся эта масса казалась почти твердой и неподвижной, а двигались только синие и серые пятна, то появляясь, то быстро исчезая. Они посмотрели туда, далеко вниз, где поток исчезал из виду. Слабый туман испаряющейся воды кружился над рекой, выходя из невидимой глубины горлышка, и камни, прилепившиеся к ее берегам, были черными от постоянной сырости.

Толстый слой снега покрывал деревянные ступеньки лестницы. Лестница заканчивалась на каменных подпорках, находившихся в сотне футов ниже и едва видимых через легкую дымку пара.

Гарадас шел первым; даже по ступенькам идти было трудно, ноги скользили по скользкому дереву, снег доходил до лодыжек, скрывая под собой опасные места. Они медленно спускались, пока не добрались до каменных подпорок. Деревянная платформа, на которой был установлен блок с веревкой, нависала над краем утеса, чем-то похожая на эшафот на фоне серых облаков. Внизу можно было увидеть только одинокую остроконечную скалу, как шпиль торчащую из тумана.

Гарадас несколько раз ударил по веревке, свисавшей с блока, освободив ее от снега, потом дернул ее, чтобы посмотреть, насколько она надежна. Потом повернулся к южанам. — Еще не поздно вернуться, — крикнул он, стараясь перекричать шум водопада. — Но если мы начнем спускаться, обратной дороги не будет.

Уртред проверил веревку, которую держал староста.

— Сколько веревки ты взял? — спросил он.

— Достаточно, тем более, что большая часть этой вполне надежна. А сгнившие части мы заменим той, которую принесли с собой... — Тут он внезапно замолчал, но Уртред отлично понял то, что подразумевалось: если веревка кончится прежде, чем они доберутся до равнины, они окажутся в очень тяжелом положении, не в состоянии спускаться.

Один из мужчин достал откуда-то маленький деревянный стул. Он начал прикреплять его к деревянному барабану, установленному на платформе. — Женщин мы спустим на стуле, остальные спустятся сами, — сказал Гарадас, объясняя хитроумное изобретение горцев.

Потом Гарадас кивнул одному из мужчин, который вышел вперед. Он сбросил с себя рюкзак, крепко ухватился за веревку и повернулся спиной к пропасти, упершись ногой в край утеса. Потом он немного присел и прыгнул за край обрыва, перебирая руками по веревке, и исчез в крутящемся облаке снега. Где-то через минуту веревка резко дернулась.

— Он на дне, — объявил Гарадас. — Теперь мы пошлем вниз мешки и инструменты.

Пока все это происходило, кое-кто из мужчин работал над стулом, обвязывая его кожаными ремнями и пропуская веревку через отверстия в сбруе. Потом веревку привязали к шкиву на самом краю платформы. Когда все было готово, мужчины помогли Аланде сесть на стул. Все четырнадцать человек на платформе взялись за конец веревки и стул с Аландой начал медленно спускаться вниз. Через несколько секунд веревка сильно дернулась, и мужчины начали тянуть обратно, устройство, дико раскачиваясь, появилось над пропастью, пустое.

Таласса недоверчиво посмотрела на него. Да, хорошо, что Аланда воспользовалась им: в конце концов она уже старуха. Но она сама была молода: неужели у нее не хватит сил спуститься самой? Но тут же почувствовала, что свет солнца выкачал из нее силы. Так что она мгновенно согласилась с планом старосты. Таласса потуже натянула на себя плащ и села на стул, закрепив на себе упряжь кожаными застежками. Потом кивнула мужчинам, и они начали опускать ее. Она спускалась в белую пустоту, черно-белый утес торчал из тумана за ее спиной.

Наверху все остальные ждали своей очереди спускаться. Уртред стоял рядом с Джайалем. Юный рыцарь от нетерпения подпрыгивал на месте, возбуждение, которое овладело им еще в деревне, только усилилось. Внезапно он повернулся и посмотрел вверх, на верхушку деревянной лестницы, как если бы почувствовал там какое-то движение. На долю секунды Уртреду, проследившему направление его взгляда, показалось, что и он, несмотря на крутящийся туман, тоже заметил что-то, стоявшее там, высоко над ними. Но в этот момент снег пошел гуще, и когда опять прояснело, там уже никого не было.

— Ты тоже видел это? — спросил он.

— Фигура, — мрачно объявил Джайал.

Но тут к ним подошел Гарадас: их очередь спускаться. — Кто-то еще должен придти сюда из деревни? — спросил Уртред, перекрикивая свист ветра.

Староста покачал головой. — Все сидят дома, из-за снега. А что?

— Мы думаем, что видели какую-то фигуру на верхушке лестницы.

Староста прищурился и внимательно осмотрел лестницу. — Там никого нет,  — сказал он. — Вперед, мы должны торопиться, — бросил он, уже спускаясь по веревке.

Джайал не стал проверять, правду сказал староста или нет, но пошел туда, где его ждала веревка. Он ухватился за нее, дожидаясь рывка Гардаса, который не замедлил последовать. Последний раз взглянув на лестницу, Джайал, как и первый из горцев, повернулся спиной к пропасти и полез вниз. Но Уртред, который внимательно глядел на него, успел увидеть дикий взгляд на его лице прежде, чем юный рыцарь скрылся за краем обрыва. Что же он увидел через туман? Двойника? Фарана? Да, пожалуй проблемы начались раньше, чем начался поход.

Еще один рывок веревки просигналил, что Джайал на дне, теперь его очередь. Он посмотрел на веревку, осознав, что металлические когти  перчатки перережут ее. Надо использовать другой метод для спуска. Он подошел к краю обрыва, оттолкнул веревку в сторону, вцепился когтями в камень и начал быстро спускаться вниз. Пожалуй он спустился быстрее, чем остальные: перчатки давали ему силу двух или трех людей. Однажды они уже спасли его от смерти, когда он качался на голове горгульи над крепостным рвом Храма Ре. По сравнению с тем мгновением сейчас было легко.

Он спустился вниз, где все остальные ждали его на узком карнизе. Они стояли, сдерживая дыхание и глядя на белый мир внизу. Потом, к их ужасу, свисающая сверху веревка дернулась и начала колебаться. Кто-то еще спускался вниз. Все посмотрели друг на друга, лицо Джайала было белее снега. — Я говорил вам, — прошипел он. — Они прямо за нами.

ДВЕНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Барьер Айкена

Они ждали, пока веревка не дернулась опять, все были напряжены, оружие наготове. Но, после первоначального шока, к ним вернулась способность рассуждать. Если это враг, его будет совсем легко убить в момент спуска.

Наконец маленькая фигурка появилась из крутящейся мглы над ними. Как показалось, очень маленькая фигурка, хотя на таком расстоянии все укорачивалось. Вот стали видны детали одежды, а потом испуганное лицо посмотрело на них сверху вниз. Лицо маленькой девочки.

Гарадас негромко выругался. — Имуни! — зло сказал он. Его дочь последовала за ним. Гарадас подошел к веревке и, схватив за конец, крепко держал, пока девочка не преодолела последние несколько футов. — Ты что, сошла с ума? — крикнул он, хватая дочку за плечо, его лицо налилось кровью. — Разве я не приказал тебе остаться? Да твоя мать с ума сойдет от тревоги!

— Но Папа, я сказала одной девочке куда иду, — ответила Имуни, потрясенная яростью отца. — Я должна быть вместе с Светоносицей.

Староста посмотрел кругом, на его лице было выражение горя. — Вот теперь я понимаю, что все эти пророчества принесли нам. Я проклят за то, что сделал тебя ее служанкой. — Он зло посмотрел на Талассу, потом повернулся к своей дочке. — Хорошо, ребенок, ты уже влипла в большие неприятности. Ты хоть понимаешь, насколько это опасно?

— Но я спускалась здесь сотни раз, Отец.

— Только не в такую погоду. И никто и никогда не спускался на равнину зимой. — Он посмотрел вверх, на край утеса. — Взрослый мужчина сможет опять вскарабкаться вверх, но не ребенок.

Уртред вышел вперед. — Я могу перенести ее обратно.

На мгновение надежда мелькнула на обветренном лице старосты. Из всех них только жрец был настолько силен, что мог перенести Имуни обратно наверх. Но Уртред не успел договорить до конца, а девочка в панике уже отшатнулась от него. Как и все горцы, она до смерти боялась его, и никогда не дала бы ему даже коснуться себя. Надежды не было. Гарадас в отчаянии взглянул наверх и громко крикнул, слабо надеясь, что кто-нибудь из жителей деревни рискнул и проводил ее до конца лестницы, а теперь в состоянии поднять ее наверх при помощи лебедки. Увы, все было так, как он сам только что сказал Уртреду и Джайалу: все горцы остались в Годе.

Он повернулся к дочке. — Ты еще не все слышала. Мать задаст тебе жару, когда ты вернешься назад, и никто заслуживает хорошей трепки больше, чем ты. Но сейчас у меня нет выбора: ты останешься и пойдешь с нами.

Девочка попыталась подавить радостную улыбку. Ее отец наклонился к ней, его глаза оказались на одном уровне с ее. — Начиная с этого момента ты всегда будешь рядом со мной, ясно? — сказал он, тыча пальцем ей в лицо. Улыбка замерла на лице Имуни и она испуганно кивнула.

Гарадас выпрямился, взял ее за руку и пошел в другой веревке, которая ждала их.

Так начался их спуск с Годы, и продлился большую часть дня. Утес за утесом, в постоянном соседстве с водопадом, пренебрегая веревкой, Уртред спускался вниз сам. Где-то за полдень они услышали вой, донесшийся далеко снизу. На равнине уже появились волки.

Староста хмуро вздохнул, его угольно-черные глаза уставились вниз, в туман. — Горы полны неугомонных духов, которые живут во льду и в снегу: невидимых призраков, посылающих лавины и открывающих снежные трещины, воющих в бурю баньши, ледяных гигантов, — сказал он. — Эти опасности уже позади нас. Но внизу нас ждут другие опасности: те волки, которых мы слышим сейчас, ерунда, по сравнению с тем, что будет дальше: Ледяные Призраки, Темные Волки, которые живут в Сломанных Вязах, демоны, живущие в Барьере Айкена; и, наконец, после них приходит самый великий из всех: Волк Фенрис.

— А это что такое? — спросила Таласса.

— Это чудовище появляется с первым снегом. Некоторые говорят, что это воплощение самой зимы: никто не может сказать, он из снега или из мяса. Это тень, которая проносится по степи, его дыхание — дух мороза, лапы — когти льда, а глаза — сущность замерзшей луны. Волки, которых мы слышим сейчас, размером с лошадь, а он? Из тех, кто оказался слишком близко к Фенрису, не выжил никто. Вот почему никто из нашего народа не остается в степях после первого снегопада.

Они спустились на еще один утес, на котором стояла небольшая каменная платформа, камни которой были кое-как скреплены между собой; на ней стоял еще один деревянный шкив. Крутой утес, даже еще более крутой, чем все остальные, уходил вниз и пропадал в белой мгле.

— Самый тяжелый, — сказал Гарадас, глядя вниз на пропасть под собой. Он говорил негромко, и они с трудом слышали его слова в грохоте водопада и визге ветра. — Самый длинный спуск: две веревки, соединенные вместе, едва достают до дна.

Джайал тоже посмотрел вниз, на снежное облако. Его лицо было пепельно-серым.

— Нам грозит намного большая опасность, чем любой волк или все призраки равнины, — спокойно сказал он. Все повернулись к нему. — Двойник, — объяснил он, его глаза слепо глядели в окружавший их туман, как если бы он видел что-то внутренним зрением. — Он близко, и он знает, где мы. Я точно это знаю. Он тоже видит нас — как я вижу его.

— Что ты видишь? — спросила Таласса.

— Подземный туннель, и белый свет: он на чем-то, вроде барки. Она приближается, очень быстро.

— Неужели есть путь под горами? — спросила Таласса у Гарадаса.

— Возможно. Есть туннель, который выходит из Логова Харкена, оттуда, где начинается Барьер. Предание говорит, что он идет прямо через горы — возможно до твоего города в Южных Землях.

— Тогда мы должны обойти его, — сказала она.

Староста потряс головой. — Есть только один путь вниз, и этот путь привет нас ко входу в туннель.

— Пускай приходят наши враги, — мрачно сказал Джайал. — По меньшей мере мы предупреждены.

Мужчины наконец закончили разматывать веревку, связали два конца вместе беседочным узлом и привязали стул к шкиву. Как и раньше, один из горцев повернулся спиной к пропасти, шагнул через край обрыва и начал медленно спускаться вниз. Однако на этот раз спуск занял намного больше времени. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем веревка дернулась. Теперь вниз отправились рюкзаки. Стул для Аланды был уже готов.

— Не смотри вниз, чтобы не происходило, — требовательно сказал Гарадас, — глубина завораживает. Многие из тех, кто смотрел, падали и разбивались. — Аланда кивнула, выглядя бледной и слабой, казалось, она не более материальна, чем клубок дыма; стул закачался и начал опускаться. Остальные медленно вытравливали веревку. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем веревка дернулась и они поняли, что она благополучно добралась до дня. Все счастливо вздохнули, даже сама Аланда, от которой остались только кожа и кости. Потом то же самое повторили для Имуни. К тому времени, когда она оказалась внизу, все мужчины настолько устали, что могли только спуститься сами, не больше.

Таласса повернулась к Гарадасу. — Мне не нужно помогать. Я молода и полна сил: я спущусь сама, а вам сила еще понадобится.

— Нет, — сказал Гарадас. — Мы используем стул.

Она потрясла головой. — Я достаточно окрепла.

Гарадас опять начал было протестовать, но Уртред шагнул вперед. — Пускай делает так, как решила. Я буду рядом, на случай, если что-нибудь произойдет.

Таласса улыбнулась, благодаря его, и он вернул благодарность, поклонившись. Вместе с ней он подошел к обрыву и дал ей веревку. Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга, потом он повернулся спиной к обрыву и начал спускаться, выискивая ногами малейшую опору на скользкой поверхности утеса. Таласса, волнуясь, тоже начала спускаться, изо всех сил вцепившись в веревку. Ноги скользили, а веревка дергалась в руках. Внезапно ноги сорвались и она повисла над пропастью. Вцепившись обеими руками в веревку, он висела, понимая, что если даже один палец ослабнет — она полетит вниз и разобьется насмерть.

Она взглянула на Уртреда, как улитка прилипшего к утесу в двух ярдах о нее. Ее взгляд вонзился в безжалостные щели его маски. Внезапно она спросила себя, а действительно ли он хочет, чтобы он не упала. Разве он не жрец Ре, а она еще немного и станет Живым Мертвецом? И тут же она услышала его голос, успокаивающий и ободряющий, совершенно не подходящий к жестокой маске. — Держись, я иду, — сказала он. Потом, очень осторожно, он перенес в сторону одну из рук, потом другую, и начал дюйм за дюймом приближаться к тому месту, где она качалась, вцепившись в веревку.

— Бери мою руку, — с трудом промычал он,  — но берегись, когти могут ранить тебя. — Очень осторожно, она протянула руку и вцепилась в его запястье выше перчатки, там, где его упряжь крепилась к аппарату на руке. Потом она протянула вторую руку и схватила его за плечо, изогнулась и оседлала его спину. Она опять услышала мычание, когда ему пришлось держать на себе двойную тяжесть, а когти заскреблись по камню, пытаясь найти опору.

— Ты не можешь нести нас двоих, — твердо сказала она. Но Уртред не сказал ничего. Медленно, он начал нащупывать ногой скальную полку. Таласса взглянула вниз. Ошибка, именно в это мгновение случайный порыв ветра сдул облако в сторону, и она увидела пропасть под собой, весь путь вниз вплоть до самой равнины, тысячу футов или даже больше, и маленький скальный выступ с белыми волосами Аланды, малюсенькую точку под собой. Голова закружилась, и она испуганно закрыла глаза.

— Как ты? — промычал Уртред. Она слегка кивнула, не открывая глаз, держась изо всех сил. Медленно, дюйм за дюймом, они спускались, пока — о чудо! — она не услышала голос Аланды, открыла глаза и не увидела, что они почти добрались до выступа. Осталось несколько футов, она отпустила руки и соскользнула вниз. Уртред последовал за ней. Они стояли вместе, тяжело дыша и качаясь из стороны в сторону.

Она протянула руку и коснулась рукава его плаща. — Спасибо, — сказала она. Уртред улыбнулся под маской. Его сердце забилось быстрее, и вовсе не из-за напряжения трудного спуска.

Потом один из людей Гарадаса предупредительно крикнул, и они увидели спускающегося Джайала. Уртред пошел помочь держать веревку, которая раскачивалась все больше и больше, по мере того, как юный рыцарь опускался все ниже. Наконец Джайал спрыгнул на землю и облокотился об утес, тяжело хватая ртом воздух.

Как только все очутились внизу, они проверили запас веревки. Увы, ее осталось мало: большую часть использовали во время последнего спуска.

На западе лучи вечернего солнца слабо пробивались через разрыв в облаках. На скалистом выступе было маленькое углубление, в которое набралась вода. Все, кроме Уртреда, с радостью наклонились и пили прямо с прозрачной поверхности озерца. У него, тоже, пересохло в горле, но он не мог снять маски. Несмотря на жажду, он был счастлив: его лицо опять кололи невидимые иголочки. Ему показалось, что безобразные шрамы вокруг рта и страшные бугры живого мяса, пересекавшие его лицо, разгладились и стали меньше: он даже почувствовал, что у него появились маленькие нос и уши, которые постоянно менялись и росли. Несмотря на мешающую тюрьму маски, его лицо вылупливалось из старых шрамов, как бабочка из куколки.

Он взглянул вверх: на горе Года за ними было уже темно. Впереди буря ненадолго ослабла, по степям протянулись тени, длинные пальцы которых начинались на западных вершинах. Долина Призраков: он сразу понял, что это место зла, место мрачных мыслей и мрачных дел, происходивших в начале времени. Он посмотрел на дорогу Маризиана: темная линия, прямая как стрела, уходившая в Сломанные Вязы. Теперь, когда он был почти на равнине, горы напротив выглядели намного более высокими; под косыми лучами вечернего солнца мрачная мгла под их ледяными карнизами казалась еще гуще, а тени от них вытянулись на восток, к Сияющей Равнине. Но их вершины были не видны, скрытые под черными как смоль облаками, клубившимися вокруг их расколотых верхних склонов. В облаках сверкнула молния, грохот грома, подхваченный северным ветром, докатился до них.

Гардас объявил о конце остановки и подвел их к каменистому спуску слева от выступа. Под собой они увидели край Барьера Айкена, неясно черневший сквозь туман, и реку, прыгавшую сверху на еще один утес, а потом исчезавшую в его глубинах. Потревоженные ими камни летели из-под ног, отдаваясь в пропасти эхом.

У подножья каменистого склона, наполовину заваленного упавшими булыжниками, начиналась лестница, вырезанная в твердом камне. Она шла к глубокой расселине. Слева от нее находилось большое четырехугольное отверстие: вход в Логово Харкена.

Джайал выхватил Зуб Дракона из ножен и, не отводя взгляда от входа в Логово, начал спускаться вниз. Таласса крепко взяла Имуни за руку. Если раньше было просто темно, то сейчас, как только они спустились вниз, им показалось, что кто-то высосал весь свет из воздуха. Под их ногами открылась каменная лестница без перил, уходящая вглубь земли. Упасть со ступенек — верная смерть. За их спинами поднимался склон горы, отбрасывая все поглощающую тень. Рев водопада оглушал, но нельзя было разглядеть, течет ли река там внутри, в темноте. Черные скалы нависали над их головами, почти касаясь той вершины, с которой они спустились.

Лестница выходила на платформу: узкий каменный карниз уходил вправо, к верхнему краю горлышка, а ступеньки вели вниз, на дно, в полную тьму. Сейчас они были почти на уровне Логова Харкена. Пещера была высотой около ста футов. Из глубины доносился странный запах – запах гнили и ржавого металла. Гарадас приказал одному из своих людей зажечь фонарь. Джайал стоял, пристально глядя внутрь. В пещере был темно и мрачно.

— Кто такой этот Харкен? — прошептала Таласса, место настолько подавляло, что она не решилась говорить громко.

На ее вопрос ответил Уртред. — Возница самого Ре, — сказал он. — В древности он держал здесь коней Бога. Некоторые говорят, что эти жеребцы все еще спят, дожидаясь его возвращения.

— Вперед, нам надо идти, — сказал Гарадас, в его обычно спокойном и серьезном голосе появилась нервная нотка. Он указал на каменный карниз справа от них. — Через милю или две эта дорога приведет нас на край каньона, а потом поведет через равнину.

— А потом? — спросил Уртред.

— Дальше, ближе к Сломанным Вязам, есть еще одна лестница, которая идет обратно в овраг. Мы спустимся вниз и пройдем по Барьеру через горы на север.

Все это время Джайал не отрываясь смотрел на вход в Логово. Наконец он посмотрел на Уртреда отсутствующим взглядом. — Двойник здесь. Я чувствую его присутствие. Ты знаешь проклятие — я должен идти и сражаться с ним, даже если в результате я погибну.

— Для чего приносить себя в жертву? Мы уже почти в Лорне, — недовольно возразил Уртред. – Там твой отец и Жезл — с их помощью ты сможешь навсегда избавиться от Двойника.

— В пещере есть не только твои враги, но много других существ — творений богов, которые ненавидят все человеческое. Ты собираешься сразиться и с ними тоже? — добавил Гарадас.

Джайал махнул рукой, потом отвернулся от двоих людей, стоявших перед ним и перевел взгляд на вход в пещеру. Мрачная ухмылка на его лице разгладилась и он неохотно кивнул. — Ладно, хорошо. Наша встреча откладывается, но не надолго, — сказал он, адресуясь к невидимому Двойнику внизу.

Они пошли по карнизу, ведущему вправо. Глаза ловили последние лучи света, приходившие с края каньона, где-то в пятидесяти футах над ними. Дорога постепенно поднималась, они приближалась к концу утеса. Вскоре они оказались на одном уровне с скалами, еще недавно нависавшими над ними. Еще немного, и они оказались на Равнине Призраков.

Все они были так обрадованы избавлением от ужасов спуска и поглощены отдаленным обещанием безопасности, исходившим от света, что пронзающий душу вой волчьей стаи буквально заморозил их на месте. Он пришел с севера, из того места, где их путь выходил на край каньона.

Пару секунд они стояли не шевелясь, затем горцы сорвали с плеч луки и натянули на них тетиву. Еще несколько секунд, шорох металла и дерева растворился в холодном воздухе, и все опять замерли, слушая. Тишина, и только ветер шелестел в каньоне.

— Присмотри за моей дочкой, — бросил Гарадас Талассе. Потом он взял у одного из своих людей охотничье копье, с себя ростом: на его конце находился широкий, зазубренный наконечник. Он пристально уставился на землю перед тем местом, на которое они вышли из каньона; отсюда почти незаметный спуск вел к равнине. Снегопад прекратился. Слева слегка светилось западное небо, другого света не было. Равнина простиралась на восток, покрытая нетронутым снежным одеялом; овраг, как широкий черный шов, уходил на север.

Внезапно Гарадас встрепенулся и быстро пошел, не отрывая взгляда от земли перед собой. Все поторопились за ним. Впереди снег был истоптан, на нем отчетливо выделялись следы лап, уходившие в темноту, на север. Слева выделялась желтая дорожка, снег на ней был сожжен, обнажив голую землю под собой; от нее сильно воняло нашатырем и тухлыми яйцами.

— Волчья стая: щенки Фенриса, — уверенно сказал Гарадас, щурясь на цепочку следов. — Они убежали на север, к Сломанным Вязам. Что-то напугало их.

Все поглядели вокруг. Ветер по-прежнему насвистывал мрачную мелодию, призывая к ним ледяных духов.

И тут, ко всеобщему удивлению, раздался голос Аланды. — Я что-то чувствую — присутствие зла. Оно близко —  и оно прогнало волков.

Все повернулись и уставились на нее. Ее голубые глаза блеснули в свете фонаря, они метались туда и сюда, как если бы пытались что-то высмотреть в темноте.

— Что ты чувствуешь? — спросила Таласса.

— Ледяные Призраки — разве не из-за них эту долину назвали Равниной Призраков? Они пришли вместе со снегом и ветром, они вокруг нас. — Все опять прислушались, и на этот раз им показалось, что к погребальной песни ветра примешался другой звук, высокий и потусторонний свист. И еще им показалось, что что этот свист становится громче с каждым мгновением, как если бы все больше и больше духов льда оживают и начинают вертеться по земле.

— Где следующая лестница? — Таласса повернулась к Гарадасу.

— Миля или две впереди, — ответил староста, его глаза шарили по равнине перед ними, пытаясь отыскать источник потустороннего свиста. — Возможно нам стоит вернуться в Логово Харкена.

— Ты же сам сказал, что мы не можем вернуться, — возразила она. Потом Таласса повернулась к Уртреду. — Нам нужна твоя магия.

Тот мрачно кивнул. — Когда опасность появится, оставьте ее мне, — сказал он. — Огонь победит лед: никакая другая магия или оружие смертных не поможет против того, что придет. Когда вы войдете в каньон, я останусь какое-то время наверху, а потом пойду за вами.

Гарадас немедленно отдал приказы. Его люди вытащили из своих рюкзаков снегоступы. Они были сделаны из плоских округлых кусков дерева, обтянутых кожей, с кожаными застежками. Талассе, Джайалу, Аланде и Уртреду тоже дали по паре, показав, насколько это было возможно в слабом свете фонаря, как прикрепить их к сапогам. Южане, с некоторым трудом, сумели их надеть, несмотря на окоченевшие пальцы.

— Ближе друг к другу, — скомандовал Гарадас, крепко сжимая одной рукой руку дочери, а во второй держа копье. Он жестом показал Уртреду идти перед ними, и все пошли вперед, на север, уходя от пахнувшего злом места лежки волков.

Последние лучи света исчезали с неба. И по мере того, как они таяли, вой призраков становился все сильнее.

ТРИНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Барка, которая пожирала Время

Ахерон стоял у рулевого весла на корме барки. Единственным светом было рассеянное серебряное свечение реки. Его лицо было в тени; может быть его вообще не было, так как снаружи казалось, что внутри его капюшона находится только мгла, бесконечная темнота, в которую не мог проникнуть даже серебряный свет воды. Тем не менее, даже на фоне падающих обломков разрушающегося города за спиной и грома барабанящих по камню тысячи ног Некрона, они услышали холодный, как прикосновение смерти, голос, пришедший из темноты, которая была его лицом.

— Кто вызвал меня, — спросил он скрежещущим шепотом.

— Я, господин, — ответил Голон, глядя в землю, потому что он не осмелился взглянуть в пустоту лица Ахерона.

— Но ты же даже не Живой Мертвец? И можешь глядеть в лицо Ре? Те смертные, которые сумели вызвать меня, обязаны заплатить за это.

— Я знаю, — ответил Голон, его сердце превратилось в кусок льда. Ахерон имеет дело только с живыми человеческими душами. Как у него.

Ему показалось, что невидимый глаз паромщика нашел сосредоточие всей его личности; холод побежал из его ледяного сердца по венам, кровь превратилась в талую воду. По одному движению костяной кисти Ахерона маг понял, что паромщик Исса может забрать его душу в любой момент, для него это также легко, как сорвать цветок. — Ты должен расстаться с надеждой на вечную жизнь; твою душа пойдет к Иссу и будет жизнь вместе с ним до конца времени в Сером Дворце.

Голон попытался заговорить, но его язык примерз к деснам: слова не выходили изо рта.

Но теперь вперед вышел его хозяин; Фаран подошел к барке и заговорил, перекрикивая шум разрушения за своей спиной.

— Ахерон, гребец Лабиринта. Ты знаешь меня?

Демон слегка повернул голову и мгновенно опознал его. — Фаран Гатон Некрон. Верный слуга.

— Если я действительно такой, каким ты меня назвал, дай нам дорогу, — сказал Фаран, с вызовом глядя на создание тьмы.

Негромкий звук, что-то вроде смешка, донесся из пустоты под капюшоном. — Я уже говорил: всему есть цена — даже верному слуге. Обычная цена — душа. Однако Князь не нуждается в твоей, так как она уже у него есть: он забрал ее двести лет назад, в то мгновение, когда ты в первый раз выпил из Черной Чаши. Она давно живет во Дворце Повелителя Исса. Если ты можешь видеть его, то знаешь, что это чернильно-черное место в виде пирамиды, в которой живут сотни миллионов душ. Ряд за рядом, душа за душой, пирамида поднимается выше неба. Твоя там, схваченная как ночная бабочка и светящаяся в вечной мгле.

— Тогда что я могу дать? — спросил Фаран, пожимая плечами. На набережной было почти невозможно стоять, земля тряслась как в лихорадке. Все ухватились  за стены и еще не упавшие колонны, только бы остаться на ногах. Тем не менее, они с удивлением заметили, что поверхность воды перед ними не шевелилась.

— Ты заплатишь жизнью того существа, которое тебе дороже всего. В течении года это существо умрет, а его душа перенесется в Серый Храм, где будет ждать Повелителя Исса до конца времени.

— Существо наиболее дорогое мне? — удивился Фаран. — И кто это?

Еще один еле слышный смешок из-под тени капюшона. — Не спрашивай то, что ты и так знаешь, Фаран. Да или нет?

— Да, я согласен, — ответил Фаран и его лицо скривилось, как если бы согласие было вырвано из его рта раскаленными до красна клещами.

— Это хорошо, что тебе больно, Фаран Гатон Некрон, — сказал Ахерон. — Исс не любит легкие сделки. Поднимайтесь, ты и твои люди, входите на барку. Теперь скажи мне, куда и в какое время вы хотите попасть?

— В какое время? — спросил Фаран.

— Да: эта река время, она похожа на бесконечный круг Исса, находящая конец в начале и начало в конце. Ты принес жертву; говори, ты хочешь пойти вперед или назад, куда хочешь.

Еще один оглушающий толчок за спиной, но Фаран все еще колебался, в его голове сражались тысячи мыслей. Самое главное искушение — приказать Ахерону перенести его в позавчера, когда Тралл все еще был его и все было возможно, когда он смог бы спокойно завладеть Талассой, остановить жреца в маске у ворот города, не пойти в могилу Маризиана... и сделать еще много чего другого: исправить тысячи ошибок и оплошностей того дня. Но все то, что случилось, случилось потому, что было написано в Книге Червя. Разве все, что бы он не сделал, не закончилось бы в конце концов точно такой же ловушкой, в которой он сейчас оказался?

Внезапно в нем пробудилось мужество; только будущее стоит брать в расчет: он пойдет на север по следам своего старого врага, барона, и наконец-то закончит старую как мир войну между двумя храмами; один последний бой, Иллгил умрет, свет Ре погаснет и на земле воцарится Исс. Тогда и только тогда Князь Темного Лабиринта услышит его мольбы и освободит того, кого он только что предложил ему.

— Перевези меня в то место, где находится создание, известное как Бронзовый Воин.

— А время? — спросил Ахерон.

— Пускай это будет прямо перед тем, как там окажутся наши враги, — ответил Фаран.

— Тогда поднимайся на барку: я перенесу тебя в то время, и настолько близко к этому месту, насколько смогу.

— То есть ты не в состоянии взять меня в Лорн?

— Нет; ни один из слуг Исса не может войти туда. Но я перенесу тебя к его границе.

Его голос почти утонул в чудовищном реве, донесшимся с другого конца пещеры, а пол так затрясся, как если бы они скакали на спине буйного жеребца. Некоторые стражи за ним погибли, накрытые падающими обломками потолка. Остальные проглотили страх перед мрачной баркой и полезли на корабль, зачастую прыгая прямо на костяной планшир. Огромные каменные блоки продолжали падать с потолка, сбивая с ног некоторых из его людей, так что те промахивались и падали в серебряную реку. А потом молча и без всплеска исчезали в ее глубинах.

Фаран не стал терять время, оглядываясь назад, но поднялся на корабль и встал на планшир. Даже через сапоги он чувствовал жестокий холод, струившийся из костяной палубы под ногами и замораживающий дыхание. Он поглядел назад. Демон приближался к барке быстрее, чем скачущая галопом лошадь: здания древнего города, оказывавшиеся на его пути, рушились, превращаясь в облака пыли и мельчайших обломков. Так как тяжелый спуск отнял все ее силы, Маллиана отставала все больше и больше. До барки оставалось не меньше ста футов, когда она покачнулась и упала на каменистую землю. Маллиана попыталась встать, но было ясно, что сил у нее больше нет. Фаран безразлично глядел на нее: она ударила в храмовый гонг, призвала вампиров и тем самым начала цепочку событий, погубивших город. Сейчас демон заберет ее. Пасть демона слегка изогнулась. Фаран увидел, как рот Высшей Жрицы открылся, она закричала, но через долю секунды уже оказалась в пурпурной глотке. Демон даже не остановился и по-прежнему с ужасающим грохотом полз вперед. Его рот, как бесконечный пурпурный туннель, заполнил весь горизонт.

Бессознательно Фаран махнул рукой Ахерону. Внезапно закружилась голова, ноги почти слетели с холодной как лед палубы, и барка поплыла. Судно стало плавно ускоряться, пока, быстрее чем полет стрелы, ощущение движения не исчезло, и барка понеслась по мерцающей серебряной реке. В одно мгновение демон с тысячью зубов и древний разрушающийся город исчезли, превратились в крохотные пятна далеко позади на серебряной ленте реки. Потом пропали из виду и они, сзади была только темнота: они плыли быстрее, чем человеческий ум способен вообразить.

Фаран повернулся. Он стоял рядом с Ахероном на кормовой банке корабля. Паромщик почти не двигался, хотя костяшки его пальцев клацали примерно каждые десять секунд, когда он слегка поворачивал костяное весло за собой, заставляя судно нестись вперед. И вслед за каждым легким движением весла все в барке теряло вес, незакрепленные предметы, которые Фаран и его люди бросили на палубу, взлетали в воздух, чтобы снова упасть при следующем повороте весла. Русло реки за ними исчезло, превратилось в бесконечное пустое пространство. Берега по каждую сторону расплылись, деталей было не разобрать из-за невообразимой скорости барки, тем не менее он мог бы стоять спокойно, если бы изредка, как при вспышке молнии, не видел образы по сторонам: мимо проносились древние дворцы и замки, их фасады на долю секунды отражались в серебряном зеркале реки. В эти мельчайшие доли секунды он замечал и другие суда, пришвартованные к старинным верфям или стоявшие на якоре, их темные корпуса беззвучно поднимались на волнах от барки Ахерона прежде, чем та проносилась мимо них дальше, в темноту.

Холод был страшный; из-за ледяного тумана все люди скрючились, уселись на палубе и потуже натянули свои плащи. Барка не скользила по поверхности реки, а скорее рассекала ее; казалось, что голова змеи на ее носу пила воду, по которой они плыли. Если эта река действительно была временем, то барка, маленькое подобие поедающей хвост змеи Исса, пожирала будущее время, плывя вперед по темным туннелям. Фаран знал, что время — кольцо; а они летели с такой скоростью, что вскоре должны были вернуться туда, откуда начали: тогда время кончится. Конец реки будет концом времени.

Но нет. Фаран предложил некоторую душу Иссу. Время закончится не раньше, чем эта душа, более ценная для Князя чем любой драгоценный камень, окажется в Пурпурных Залах Исса.

Тем не менее Фаран ощущал странное чувство дезориентации: в барке не менялось ничего, но вселенная снаружи изменилась, как если бы река и окружающий мир находились в разных пространстве и времени. Он заметил, что подол его собственного плаща, как край подводных водорослей, веет над ним в замерзшем воздухе. Все перестало быть нормальным — время, место, вес — и даже сознание.

Учитывая то, что он терпел в течении двух сотен лет, путешествие, которое только что началось, путешествие, которое могло продлиться несколько секунд или вечность, было ничто. Он подчинился воле Исса и отключился от реальности. Ему снились события юности, дни счастья в Тире Ганде, женщина и ее песня, и ночь убийц, когда он умер в первый раз. Ему снилась белая и нежная шея Талассы, и голубая река ее крови.

Потом, необычно, пришло желание, которое, казалось, давно угасло в его иссохших венах, жажда, так непохожая на обычную кровавую страсть последних двухсот лет. Так долго не испытываемое желание...тогда он наслаждался губами и телом своей любовницы, когда они вместе лежали под светом луны в ту ночь, две сотни лет назад. Но теперь под ним было тело и лицо Талассы. Как если бы он опять был живым, таким живым, каким уже не будет никогда. Как если бы в его сердце и венах текла настоящая кровь, а не та жирная патока, которая только и осталась. Таким живым, каким он был до того, как первый нож змеиным укусом вонзился в его спину и он в первый раз попробовал кровь, собственную кровь, наполнившую легкие и горло.

Часы, дни, недели, все слилось в одно счастливое время, пока он вспоминал, на что была похожа его жизнь раньше. Но его душа уже давно жила в тяжелой мгле, и он чувствовал, как петля Исса на ней становится все туже и туже. Скоро все закончится. Исс забыл свое обещание. Все мечты и желания были тщетны: круг замкнется, змея выдавит жизнь из них. И еще более странно: когда он понял это, на него снизошел мир.

Тем не менее, даже во время сна, он кожей ощущал, что происходит перед ним в барке. Его люди без движения лежали в барке, их грызли голод и жажда, головы были опущены. Неужели и они потерялись в жалких снах о прошлом, как и он сам? Когда они покинули подземный город, давно, недавно? Те, кто находился в барке, точно этого не знали. Только Двойник сидел с поднятой головой, глядя на Фарана. Ахерон стоял на корме, не обращая внимания ни на кого. Голон согнулся над одним из Жнецов, пытаясь нащупать пульс на его шее. Фаран понял, что человек мертв еще прежде, чем Голон сказал ему об этом. Он молча смотрел за тем, как Голон сумел растормошить двух товарищей умершего. Вместе они завернули тело в плащ, оставив из остальной одежды только маску-череп, жуткое зеркало того состояния, которое еще придет. Облитые слабым серебряным светом, они, пошатываясь под тяжестью ноши, добрались до средней банки и бросили тело за борт. Барка слегка накренилась, но почти мгновенно выпрямилась и без остановки понеслась дальше. И каждый удар весла звучал как рефрен в ушах Фарана: к концу времени, к концу времени, к концу...

Теперь на корму пришел Голон. Он выглядел слабым и каким-то выжатым, опустошенным после всех своих вызовов, в нем осталось не больше мяса, чем в человеке из бумаги. Он что-то сказал, но Фаран только наполовину понял его слова: что-то вроде того, что у них нет ни воды, ни еды. Тем не менее эти слова зацепили что-то внутри, так как внезапно начала стремительно расти его собственная жажда: неужели уже пришла новая луна? Сколько же лун прошло с того момента, когда он пил кровь в последний раз? Вокруг себя он чувствовал богатый аромат живой крови, но сухой язык уперся в пересохшие губы, и только в этот момент он окончательно проснулся, приходя в сознание.

Фаран поглядел на барку. Голон опять сидел на том месте, где он занимался мертвым Жнецом (сколько дней назад он вернулся туда?), стараясь схватить один из плававших в странном вакууме барки мешок, который ему удалось унести из Храма Исса. Жнецы, их маски-черепа светились белым, скрывая лица, на которых должны были отражаться смирение или отчаяние; стражники-вампиры, возвышающие надо всеми; глядевший на корму Двойник, на покрытом шрамами лице которого играла кривая улыбка: все они были освещены серебряным сиянием, лившимся из воды вокруг барки. И тишина, еще более ужасная от беззвучного бега корабля, которую нарушало только периодическое щелканье костей Ахерона, когда тот шевелил весло в костяной уключине.

В первый раз за все эти дни в сердце Фарана проникло беспокойство. Каждый удар сердца приближал их либо к смерти, либо к цели. Те несколько дней, которые Таласса выиграла у него, были поглощены змеей. Барка была отдельной вселенной, управляемой другими законами, не теми, по которым живет физической мир. Тем не менее каким-то образом он знал, что если их цель находится в реальном мире, это должен быть север, так как слишком много нитей его судьбы соединились, чтобы привести его туда: сам Барон Иллгилл, Теневой Жезл, Таласса, сын Иллгилла, Бронзовый Воин... В это место его тянула старая магия и пересечение пророчеств.

Он повернулся к паромщику и уставился в пустоту капюшона.

— Где находится Бронзовый Воин? — спросил он.

Ответом было молчание паромщика, по меньшей мере в течении сотни ударов весла. Наконец Ахерон повернул голову и Фаран опять уставился в пустоту. — Мы заключили сделку, Фаран Гатон Некрон; я перенесу тебя так близко к нему, как я только могу. Не спрашивай, где он, если у тебя нет в запасе еще одной души.

После чего Ахерон отвернулся, и вернулась тишина, периодически нарушаемая костяным скрипом весла.

Прошли часы, а возможно секунды. Фаран впал в ступор, и только щелчки костяного весла звучали в его ушах, тикая как часы. Но потом он интуитивно ощутил, что приближается кризис; точка, где само время перестанет существовать, где оно впадет само в себя, где змея сожрет собственный хвост. Река не изменилась, но далеко впереди он почувствовал точку исчезновения. А потом, пока барка продолжала глотать серебряную ленту реки, он увидел.

Далеко вдали конец серебряной нити, а вокруг него серебряный туман. А там, еще дальше, он почувствовал серую область, пустоту. Неужели это конец времени? Бог изменил своему слову, предал его, они не на границах Лорна. Вместо этого время сожрало их, затянуло в свое бездонное чрево. Что ж, он сумеет достойно встретиться со своей последней тьмой. Когда они оказались ближе, он увидел, что свет идет от серебряной полосы огня, длиной около сотни футов, мостом протянувшейся с одной стороны туннеля на другую и висевшую над серебряной жидкостью. Пока они подплывали к полосе, он успел заметить сомкнутые ряды древних рун, высеченные на гладких стенах туннеля. Письмена богов? Последняя защита против лазутчиков из Мира Смертных?

Один удар сердца, а потом барка вплыла в серебряную ауру и он нагнулся, накинув плащ на голову. Он почувствовал себя так, как если бы окунулся в холод, намного более сильный, чем тот, который все они терпели во время плавания, холод настоящей пустоты, слегка ослабленный скоростью барки, и, несмотря на закрывавший голову плащ, услышал крик. Он рывком сдернул плащ и заметил, что тот покрыт толстым слоем льда.

Потом его взгляд перешел на нос барки. Яркий огонь, сине-белого цвета: одного из Жнецов окружил ледяной огонь, сжигавший человека так, как никогда не сжигало обычное пламя, белые языки лизали тело, глазные яблоки вылезли из орбит и висели на лице как перезрелые виноградины, а замерзшее лицо сморщилось. Кричал один из товарищей горящего человека, сидевший рядом с ним; странный огонь и пятна белого пламени падали на его броню, костяную банку и на борт. Они горели и тлели, но это пламя не отбрасывало бликов.

Потом второй Жнец пришел в себя и сбросил горящее тело за борт. Человек упал в воду без единого всплеска, потом исчез. Хотя эта опасность миновала, взгляд Фарана опять перепрыгнул на нос барки. Серебряная нить реки исчезла, оставив за собой абсолютную черноту, в которую трудно было проникнуть даже его взгляду. Тем не менее он заметил грубые гранитные стены, на которых собирались капли воды и стекали вниз. Смерть сгоревшего Жнеца нарушила неустойчивое равновесие барки: она начала крутиться, поворачиваясь вокруг своей оси, и встала бортом к течению.

Фаран резко обернулся: Ахерон исчез, костяное весло свободно болталось в уключине. Никем не управляемый корабль повернулся носом к одной из стен туннеля: крепкий гранит стремительно приближался. Один из Жнецов тоже увидел опасность; он протиснулся мимо Фарана и схватился за весло, пытаясь вернуть барку обратно на курс. Но едва его пальцы коснулись весла, как он ужасно изменился — прямо на глазах Фарана плоть на его пальцах высохла, с лица упала маска-череп, а само лицо превратилось в мумифицированную маску. Человек открыл рот, но, не сумев издать ни звука, покачнулся и упал за борт.

Ругаясь, Фаран подскочил к веслу и, не обращая внимания на то, что случилось с Жнецом, схватился за весло своей единственной рукой. Он почувствовал, как по всему телу побежал пронзительный холод, который, казалось, искал его душу, не нашел, вышел наружу и ушел в корпус судна. Фаран яростно махнул веслом влево. Барка резко накренилась, едва не перевернувшись, он сам не вылетел за борт только потому, что держался за весло. Но нос судна повернулся, как раз вовремя. С треском раскалывающейся кости барка чирикнула по стене туннеля, желто-белые обломки взлетели в воздух. Фаран неловко сражался с веслом, пытаясь удержать его. Но тут на помощь пришел один из вампиров-телохранителей: он подскочил к Фарану и, схватив весло, заставил барку завершить поворот. Последовала серия ударов о стену, но затем барка отвернула от стены и поплыла прямо, ее скорость намного уменьшилась.

Фаран глубоко вздохнул свои ссохшимися легкими. Потом, не сразу, его взгляд прояснился. Поверхность воды перед ними была матово-черной. Звуки вернулись, он слышал, как киль рассекает воду. Он тяжело сел на заднюю банку, сердце молотком медленно стучало в груди. Барка скользила вперед, все больше замедляясь. Своими чувствительными к свету глазами он, несмотря на темноту, сумел увидеть, что они вплывают в обширный подземный зал. Огромное помещение распахнулось вокруг них, сверху была только пустота; вверх бежали переходы и галереи, уходя на головокружительную высоту, он заметил каменные выступы и полки, прилепившиеся к стенам, а также могилы, настоящую мостовую и фасады домов. Барка находилась в центре гигантской пещеры и постепенно замедлялась, пока не остановилась, когда закончилась инерция движения. Фаран опять встал: вампир-телохранитель ударил пару раз веслом по темной воде, но барка не двигалась.

Голон тоже встал на ноги и нетвердо стоял, пока барка слегка покачивалась из стороны в сторону под весом находившихся на ней людей и вампиров. Он поднял руки, как если бы протянул чашу к невидимому потолку зала, потом, на мгновение показалось, что в его руках что-то вроде склянки, из нее полился вниз серо-зеленый свет, омыл его руки и осветил низ огромной пещеры.

И в этом свете Фаран немедленно увидел, что Двойник исчез. Там, где он сидел, остался только его плащ, и слабая струйка дыма, завивавшаяся в спокойном воздухе. Фаран был уверен, что он не выпал за борт: но магия портала подействовала на него по-другому, чем на всех остальных. И где он? В другом пространстве и времени? Фаран опять выругался. Он исчез, и вместе с ним исчезли тайны, которые он видел на Сфере. И способность видеть действия врагов глазами Джайала тоже исчезла. Двойник должен был привести их прямо к юному Иллгиллу и его отряду. Теперь осталось только надеяться на то, что Ахерон выполнил свою часть сделки и они по меньшей мере недалеко от Лорна.

Фаран еще раз внимательно посмотрел на темные стены пещеры. Теперь он разглядел каналы, пронизывавшие их в различных направлениях, каждый из них по-видимому дорога наружу, если бы удалось заставить барку двигаться.

— Где мы? — спросил он Голона.

Волшебник посмотрел на Фарана, его глаза были не видны из-за резкого света из склянки, которую он держал высоко над головой. — Там, где и обещал Ахерон: в нашем мире.

— Где в нашем мире?

Волшебник пожал плечами. — Может быть под Палисадами.

— А что с ним? — спросил Фаран, указывая на место, где сидел Двойник.

— Он вышел из Теней: может быть туда и вернулся.

Фаран опять уселся, чувствуя себя очень усталым. И через мгновение он опять мог логически рассуждать, как если бы пришел в себя после долгого периода отчаяния. Было что-то странно-успокоительное в том, чтобы спокойно сидеть на легко покачивающемся судне. Опасности не было — пока. Впереди была неизвестность. Но здесь были люди, раньше, судя по обработанным стенам туннелей и каналов. А если люди сумели забраться сюда, глубоко под землю, значит должен быть и выход на поверхность. Но для кого были созданы эти каналы? Для богов, конечно. Здесь, в этих тоннелях, гиганты, дварфы, вообще все существа из легенд, сотни лет трудились рядом с людьми, в темноте, под жесткой властью богов. Не исключено, что некоторые из их древних ловушек еще остались в заброшенных переходах, хотя сами они давным-давно исчезли.

— Хватит света, — приказал он, и в то же мгновение магический бакен Голона погас, перестав заливать сцену перламутровым свечением. Фаран услышал, как один из раненых простонал в темноте — звук, эхом отразившись от стен зала, вернулся назад, вдвое сильнее. Шум царапнул уши Фарана. Он уже собирался приказать человеку замолчать, когда тот, очевидно почувствовав скрытую вокруг них угрозу, сам сумел успокоиться. Остался один единственный звук — волны с шумом бились о дно лодки. Тяжесть древних времен опустилась на них, как темное одеяло.

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Харкен

Еще мгновение назад Двойник сидел на средней банке баржи, но тут серебряный свет окутал его и он с ужасом почувствовал, что вокруг вода. Он забился, пытаясь освободиться, напрасно. Все было темно, и невозможно понять, где верх, где низ. Он продолжал размахивать своими связанными руками, стараясь выплыть на воздух. К счастью, плащ исчез; иначе, без сомнения, он утащил бы его на дно. Лопнула веревка, руки освободились.

Но пока он сражался за жизнь, его осенило: он не может умереть, пока по этой земле ходит его двойник. Пусть сейчас он сдастся и утонет: все равно он будет лежать живым в темной глубине, день или год, не имеет значения, его нельзя убить. И опять его душу наполнила странная эйфория. Он бессмертный. Разве он, тяжело раненый, почти мертвый, не лежал на вершине погребального костра в окружении трупов, семь лет тому назад на поле Тралла? И тем не менее сержант Джайала, Фуризель, вынес его с поля боя, по ошибке приняв за Джайала, и он выжил — выживет и сейчас. Пока Джайал жив, он не может умереть.

Двойник изо всех сил забил ногами и почувствовал, как его тело поднимается. Спустя секунду он выскочил на поверхность и жадно вдохнул затхлый воздух. Вода, кругом темная вода. И вообще темно, ни единого луча света, никакого следа барки или серебряной реки. Эта темнота — полная противоположность серебряному свету, который был минуту назад. Он прислушался, вода билась о камень. Где он? Барка плыла на север. И еще, он чувствовал, хотя и не был уверен, что находится под землей. Палисады: скорее всего он похоронен под горами, в месте, в котором люди не были десять тысяч лет.

Он поплыл на эхо волн и наконец руки коснулись твердой поверхности. Гладкая стена канала. По меньшей мере одно было ясно: мир, созданный магией Ахерона, исчез, серебряная жидкость, по которой они плыли, тоже исчезла, а его самого, по непонятной причине, выбросило из барки в обычный мир.

Во время путешествия на барке стороны туннеля обычно были далеко от них, тем не менее изредка, на долю секунды, он видел, что они проплывали мимо древних руин и пристаней, с лестницами ведущими из воды. Может быть поблизости есть одна из них? Возможно нет — они во многих лигах от тех мест. На мгновение его охватило паника, но он опять успокоил себя. Он не может умереть. Что же еще держит его в этом мире или в Тенях кроме знания о том, что, пока Джайал жив, он тоже жив?

Это, и еще мысль о мести: он вдохнул ее как воздух, яростная злость мыслей согрела его руки и ноги, несмотря на пронизывающий холод. Месть, вот на чем он сосредоточился: отомстить всем Иллгиллам за то, кем он стал. Желание взять у них все и сделать своим, унизить барона и его сына. Разве он не поклялся в этом самому себе?

Он медленно поплыл вдоль стенки канала, и, как в сказке, его руки нащупали начало скользкой каменной ступеньки, а над ней еще одну. Дорога наверх, из воды! Покачиваясь, он встал на ступеньку, с голого тела капала вода. Вокруг темно, но Двойник чувствовал: впереди много ступенек. Он упрямо потащился вперед, со ступеньки на ступеньку, пока не оказался на ровной площадке и благодарно упал на ее холодную и мокрую поверхность. Потом потерял сознание.

Когда Двойник проснулся, то какое-то мгновение не мог понять, где он и как попал сюда. Так много странных рождений было в его жизни. Потом вспомнил о барке и о конце серебряной реки, летящей к нему, и о серебряной светящейся арке, накрывшей его. Фаран исчез. Почему он не исчез вместе с ним? Потому что он — создание не этого мира, он не подчиняется его законам и его времени, вот почему. Он был и всегда будет по ту сторону от жизни людей. Он всегда один. Впрочем, в одиночестве лучше думается. Компания — ничто, пустой шум в голове, только мешает мыслить. Его мысли спутались из-за отчаяния, которое овладело им во время бесконечного путешествия на барке Ахерона. Он видел, что Фаран, тоже, почувствовал тщетность бесконечного круга человеческой жизни. Двойник сел и попытался расслабить сведенные судорогой ноги, сжать искалеченные руки, привести себя в порядок. Да, он и Фаран чем-то похожи. Они оба попробовали, что такое несчастная жизнь: Фаран своим бесконечным существованием в виде живого трупа, он — жизнью в скучном и однообразном мире, который зовется Миром Теней, где все мысли и чувства, все удовольствия ослабли. Да, все чувства ослабли, за исключением одного: боли. Он жил для боли; боль подтверждала, что он жив, что много лет назад его не полностью вышвырнули из этого мира. Боль, одна боль — плач обиженного ребенка, крики рожающей женщины, последние жалобы умирающих солдат, ругательства слепого старика — только боль немного смягчает серость этого мира. Боль — тот центр, без которого не может существовать ничего: первое и последнее выражение жизни и смерти. Время между? Пустота, в течении которой человек, как баран ждет, когда рука повелителя упадет на него и убьет.

Что теперь? Он легко мог бы опять лечь на площадку. Спать так приятно. Но потом он вспомнил: в то время, когда он был без сознания, он нашел Джайала. Сознание высвободилось и полетело из этого темного места, ища тело, в котором оно было семь лет назад: Джайала. И через мгновение он уже был в этом теле и смотрел чужими глазами. Перед ним была сцена в горах. Новая сцена, он больше не был в деревне, которую видел раньше, грубый народ, одетый в одежды из шерсти яка, странный праздник. Теперь он спускался вниз по покрытой снегом горе, вокруг кружились облака. Что-то подсказывало ему, что Джайал на северной стороне Палисадов. И недалеко от него самого.

Потом пришла другая мысль: если он видит этими глазами, разве его сознание не находится близко к сознанию Джайала? Разве его мысли не касаются мыслей брата? Разве они оба не две половинки одной души? Разве Джайал почти всегда не отступал перед ним, когда они оба были детьми, еще до экзорцизмa? Их битва не окончена; она только начинается. Он начнет вновь переселятся в это тело; пускай медленно, постепенно, но тело, украденное у него тело, опять станет его. И когда они найдут Жезл, душа Джайала навсегда уйдет из него. Пускай идет в Тени, где он, Двойник, так долго страдал.

Тут он заметил, что то место, на котором он лежал в тоннеле, нагрелось, непонятно от чего. Двойник протянул свои искалеченные руки к каменной стене перед собой и быстро отдернул назад. Стена была обжигающе горячей. Он встал и пошел вверх по каменной лестнице, стараясь не касаться руками стен и чувствуя, как горят подошвы ног. Вскоре над собой он увидел мутное красное сияние, и, подойдя, увидел красный поток магмы, который, как воск от горящей свечи, сочился через камень стены туннеля прямо на лестницу. Теперь Двойник мог видеть, что лестница резко уходит вверх. Стены лестничного колодца пульсировали вперед и назад, как если бы были живыми. Внезапно внутри взорвался газовый пузырь и порыв наполненного паром воздуха ударил из стены прямо в него. Он оказался в облаке серы и закашлялся, потом резко метнулся вперед, ловко избегая лужиц полурасплавленной лавы, лежавших на ступеньках.

Двойник остановился, снял с левой руки остатки веревки и обвязал ею рот. Потом пошел дальше, все выше и выше, воздух стал жарче. Через пар пробивался багровый свет. Поднявшись на самый верх лестницы, он обнаружил, что стоит перед входом в огромный круглый зал. Лава по четырем каменным каналам текла в грубый бассейн, находившееся точно в середине. Над кипящей магмой находился пьедестал, на котором стоял черный металлический тигель. Прямо над центром зала висело что-то вроде платформы. Сам он стоял на круглом балконе, от которого шла лестница, спиралью уходившая вниз, а напротив него находился другой проход, который вел наружу. Страшный жар обжигал легкие. Он быстро обошел центральный бассейн и скользнул во второй коридор.

Тот привел его в другую комнату, освещенную только багровым светом за его спиной. Здесь уже были металлические вешалки, вделанные в высокий сводчатый потолок, длинный стол в середине, а за ним, у самой стены, темный трон. С вешалок свешивались странные предметы: блестящие металлические уздечки, светившиеся тем же самым цветом, что и жидкость в тигле, их удила были жестоко расширены и должны были рвать морду лошади, так что самый непокорный жеребец был обязан подчиниться воле всадника. Под ними была вешалка с копьями, светившимися сумрачным синим светом. Двойник подошел поближе к столу, который протянулся по меньшей мере футов на пятьдесят до мрачного трона, и увидел огромные клещи, щипцы и тяжелый молот, лежащие в жемчужно-белой пыли.

Он прищурил глаза, пытаясь разглядеть, нет ли кого-нибудь на троне. Во всяком случае никакого движения. Он шагнул вперед, когда, с тяжелым вздохом, фигура, высотой не меньше восьми футов, встала с трона, окруженная облаком пыли; при этом внезапном движении само сидение развалилось, превратившись в кучу изъеденных червями деревянных обломков. Двойник замер на полушаге.

Тот, кто стоял перед ним, по форме напоминал человека и был одет в кожаный костюм старинного покроя, с широкими наплечниками. Мрачные, насупленные брови, землисто-желтое лицо под похожим на камень лбом. Волосы, неестественно черные, как перья ворона, были покрыты тонким налетом пыли, которая медленно струилась на его плечи.

Человек покачнулся, глядя мимо правого плеча Двойника, как если бы не видел его, и Двойник, пристально вглядевшись в его лицо, понял, что тот абсолютно слеп. Вместо глаз у него были молочно-белые бельма. Невозможно было угадать, как долго продлится молчание, но вот загадочный человек — или бог? — опять пошевелился, как если бы вспомнил, что слышал шум.

— Кто пришел сюда? — спросил он низким глубоким голосом.

— Я путешественник, — ответил Двойник.

— Путешественник?

— С юга, из города, который называется Тралл.

— Тралл? Никогда не слышал о таком.

— Он возник около пяти тысяч лет назад. Как ты можешь не знать о нем?

— Знай, смертный, что Харкен не выходил отсюда в два раза дольше.

— Так ты Харкен?

— Да, Хранитель Жеребцов. Что ты ищешь здесь?

Двойник заколебался, решая, сказать ли правду. В этом месте было полно старинной магии, и он надеялся использовать ее, обманув древнего бога. — Меня перенесли сюда помимо моей воли — я хотел попасть в Лорн...

— Лорн? Это место я знаю. Мой повелитель, Ре, построил его перед тем, как покинул землю. Только слуги Бога могут войти в него, — презрительно сказал Харкен.

Двойник испугался, что древний Бог может рассердиться и перестанет отвечать на вопросы — как только поймет, что он, Двойник, создание тьмы, а не Ре. Жалобным, умоляющим тоном он попросил, — Повелитель, я только невежественный путешественник, скажи мне, как я могу попасть туда.

— Через тысячи и тысячи опасностей, — проворчал Харкен, — так как Полунощная Чудь находится между мной и Лорном.

— Что еще за Полунощная Чудь?

— Путешественник, ты действительно знаешь очень мало. В огне последней битвы сгорели все смертные, которые жили на севере, так как никто из них не сумел вытерпеть свет того дня. А те, кто не погиб, изменились.

— Изменились?

— Их преобразовал огонь, упавший с неба: они приняли форму ночных тварей, Созданий Тьмы. Все это я видел сам перед тем, как ослепительная темнота лишила меня глаз.

— Но ты все еще знаешь, что происходит снаружи?

— Тысячи лет ничто для бога. Шли годы, я стал волноваться — неужели Ре забыл обо мне? Хотя у меня глаз нет, зато есть глаза у моих жеребцов. Я пошел в конюшню, надел упряжь на одного из них и послал его во внешний мир. И его глазами я увидел печальный мир, затемненный и покрытый дымом. Я увидел несчастных тварей, ползущих по поверхности, преображенных, их тела изменились, руки и ноги покрылись чешуей, у некоторых отросли крылья, у других кость заменила кожу, а у некоторых внутренности оказались снаружи, и они носят их как одежду. Темные леса полны воющих тварей, а души некоторых из них проникли под кору искалеченных деревьев. Все это я видел его глазами, да, и видел магическую страну Лорн, которую Ре создал для своих верных слуг. 

— Я должен попасть туда раньше моих врагов, — сказал Двойник.

— Врагов — здесь есть твои враги?

— Да, почитатели Исса.

— Ты привел сюда слуг Исса? Куда они отправились?

— На север, через каналы и туннели — они тоже хотят оказаться в Лорне.

— На север, ты сказал? Тогда они найдут стойла! Драконы проснутся и полетят над миром, изрыгая огонь! — Харкен возбудился так, что Двойник не верил собственным глазам: древний бог сделал шаг вперед, потом еще, заламывая руки от отчаяния. — Ты должен помочь мне. — Он указал на одну из уздечек, висевшую высоко над их головами, расположение всех вешалок он, по-видимому, знал наизусть, несмотря на слепоту. — Протяни руку и возьми ее, а также принеси мне копье.

Двойник поглядел вокруг: до вешалок было не достать, слишком высоко, но потом он увидел древний зубчатый механизм, из которого выходили цепи, концы которых были прикреплены к вешалкам. Они могли принести вниз довольно тяжелый груз. Он подошел к лебедке и своими искалеченными руками потянул ворот, так сильно, как только смог. Раздался металлический скрежет заржавевших зубцов, и аппарат судорожными рывками стал опускать одну из вешалок к нему; вниз посыпалась тысячелетняя грязь. Потом одна из заржавленных цепей не выдержала, все полетело вниз, но Двойник сумел вовремя отпрыгнуть в сторону, когда с шумом ломающегося металла вся конструкция грохнулась на пол. Он взял одну из уздечек, по виду целую. К ней была прикреплена вся другая упряжь, очень странная. Там были и стремена, и металлические дротики там, где должны были быть шпоры. О их цели можно было только догадываться. Странное покалывание прошло по его пальцам, как если бы миллион пчел зажужжали в его венах.

Харкена, однако, шум не встревожил. — Она у тебя, теперь возьми эти перчатки, — сказал он, указывая на тяжелые медные перчатки, лежавшие на столе. — Ты должен надеть их, иначе не сможешь коснуться копья.

Двойник подтянул к себе перчатки: они были невероятно тяжелые, чистая медь, решил он. Тем не менее он неловко сунул руку в одну из них, пока он это делал, в его голове уже роились планы. Он опять поднял руку: на этот раз перчатка показалась ему намного легче, чем тогда, когда он брал ее. И вообще, у него возникло ощущение, что магия перчаток увеличила силу его руки и даже размер. Он одел вторую, потом схватил одно из странно светящихся копий. Через перчатки в его тело пришло еще больше энергии. Он посмотрел вниз, на себя, и увидел, что светится внутренним светом. Магия богов!

— Оно у меня, — крикнул он. — Что теперь?

— В конюшню. Там ты уничтожишь этим копьем наших врагов! — ответил Харкен и вытянул руку. В то же мгновение под рев ветра и грохот крошащегося камня часть стены с одной из сторон комнаты исчезла, как если бы до того времени невидимая гранитная плита поднялась к потолку. За ней Двойник увидел желтый коридор, по краям которого лился красный свет; коридор исчезал в дали.

— Что это? — спросил он.

Харкен засмеялся. — Человеку надо много дней, чтобы добраться до конюшен, но мы будем там через несколько минут. — Держась руками за стол, он обогнул его и встал перед дверью. — Веди! — скомандовал он. Двойник так и сделал, держа копье поближе к себе, как если бы Харкен мог вырвать его из руки. Он шагнул в коридор и немедленно почувствовал, как его ноги сами заскользили вперед странными волнообразными движениями, как если бы он сидел на спине лошади, несущейся галопом; они скользили так же быстро, как плыла барка Ахерона. Красный свет коридора несся мимо с головокружительной скоростью, пока он и Харкен неумолимо летели к цели.

ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Затерянные в снегу

Гарадас разрешил оставить только один зажженный фонарь, в голове колонны. Все связались между собой и двинулись единой цепочкой вдоль Барьера Айкена, на поиски следующей лестницы, уходящей вниз. Всюду были сугробы, некоторые из них образовали снежные карнизы, опасно нависавшие над краем узкого каньона. Один из горцев уже провалился через неплотный слой такого карниза и повис головою вниз; он остался жив только благодаря веревке. Вой призраков становился все громче по мере того, как полная темнота опускалась на равнину перед Сломанными Вязами, и только одинокое пятнышко, красное как капля крови, еще горело на горизонте. Впереди небо было черно, как Хель, предвещая ужасную бурю. Облако неотвратимо катилось к ним.

Они шли медленно, высоко поднимая ноги в неудобных снегоступах, и вообще их скорость зависела от Аланды, которая шепталась с посохом, пытаясь найти лестницу, о которой говорил Гарадас. Эта лестница находилась где-то впереди, невидимая из-за снега. Вдоль дороги через каждые двадцать ярдов торчали из девственного снега маленькие каменные пирамидки. Но по мере того, как на них опускалось  черное облако, снег падал все гуще и гуще, и эти пирамидки становились все менее и менее различимы. А каждый шаг требовал все больше и больше усилий. В конце концов им пришлось остановится, так как ветер перешел в бурю и им в лицо летели снежинки размером с осенние листья.

Снег колол глаза Уртреда даже через прорези маски. Буря пришла с севера, с тех самых гор, которые так манили его с того времени, как он очутился в Годе. Но черные крылья бури не принесли ничего хорошего — зло, одно зло прилетело на них. Потом, посреди водоворота серо-белых хлопьев, он увидел голубые фигуры, крутящиеся вихри льда, которые, тем не менее, смутно напоминали людей. Ледяные Духи — духи зла, заключенные в призрачных телах. Их прикосновение мгновенно заморозит любого человека. Их вой оглушал, в его ушах звенели хрустальные колокольчики, внутри все тряслось.

Край снежной бури был всего в двадцати ярдах. Один из копейщиков шагнул вперед и бросил свое оружие прямо в зубы ветру. Бросок был хорош, копье ударило прямо в одну из голубых фигур, но, коснувшись ее, железный наконечник раскололся, как стеклянный, на сотни маленьких кусочков. Все остальные отступили и сбились в круг, но Уртред остался на месте.

Положение было отчаянным, но надежда еще была, во всяком случае до тех пор, пока на небе оставался слабый отблеск солнца. Он вытянул свои руки в перчатках к последнему красному пятнышку на небе и закрыл глаза. В то же мгновение он почувствовал, как его вены начали пульсировать от текущей по ним жизни, и тепло потекло от него, через перчатки, на запад, за убегающим солнцем, спускающейся колесницей Ре, которая, как комета упадет в Западный Океан за Галастрой, там, где заканчивается мир и где находится темный портик, за которым сияет дыра в Подземный Мир Исса, готовая вместить в себя огненный экипаж. Он увидел лучи солнца, похожие на огненные поводья, за которые крепко ухватился и потянул обратно к себе, из-за горизонта, так что когда он открыл глаза, то увидел поле переливающегося красного света, пульсирующее перед ним, снег исчезал, превращаясь в плотный туман, повисший над ними.

Он выбросил свои руки вперед, направив их на ближайшего Ледяного Призрака, и из них вылетело огненное одеяло. Как только огонь коснулся края снежной бури, в воздух взлетел вихрь из льда и пламени. Ледяные осколки ударили по маске, сбив его с ног. Он немедленно начал вставать на ноги и услышал голоса, призывавшие к бегству.

Снежная буря все еще катилась к нему, как если бы она сама и призраки внутри нее направлялись сверхъестественной силой. Некоторые из духов сумели избежать стены огня и бросились на него. Перекошенная, изломанная фигура коснулась его левой руки и он тут же почувствовал, как его плащ заледенел, а вены превратились в лед. Еще несколько Ледяных Призраков устремились к нему. В отчаянии он захотел, чтобы языки пламени от огненной стены вернулись к нему. В темноте бури возникло красное сияние, и они появились опять, красные свечи против белых. Опять встретились огонь и лед, и на этот раз огонь победил.  Он почувствовал, как лед тает и отступает, а потом было только жар. Пламя охватило его, и тут он увидел, как Ледяные Призраки начали  взрываться, один за другим, их пронзительный вой прекратился. Он упал на землю, опаленный вызванным им огнем, теряя сознание. И отключился.

Когда Уртред пришел в себя, то обнаружил, что лежит на голой грязной земле, весь мокрый. Растаявший лед спас его от огня. Приподнявшись на локтях, он посмотрел вокруг себя. Было темно, и только яростно завывал ветер, швыряя пригоршни снега ему в лицо. От Ледяных Призраков не осталось и следа. Недалеко от него на земле догорала последняя лужица огня, жалкий остаток огненной стены, почти полностью уничтоженной ветром, продолжавшим петь свою заунывную песню. И никакого признака его спутников. Он попытался встать, но ветер опять сбил его с ног. Он позвал Талассу, буря унесла его слова. В круговороте летящего снега и льда не было ничего, что позволило бы ему определить направление. Он заблудился, и рядом не было Аланды с его посохом, которая могла бы указать ему, куда идти.

Но, подумал он, край Барьера должен быть близко. Они идут вдоль него и ищут лестницу, о которой говорил Гарадас. Ему нужен свет, чтобы найти их. Он встал на колени перед оставшейся лужицей огня, прикрывая ее телом от ветра. Потом он протянул одну из своих рук в перчатке и схватил вспыхивающие усики пламени. Боли не было. Он стал менять форму пламени, как если бы мял обычную глину, пока не сделал из изогнувшихся усиков огня двух маленьких змеек, которые он крепко держал своими перчатками; потом он вытянул руки вверх и медленно встал, две змеи тоже вытянулись, став такими же высокими, как он сам; под порывами бешенного ветра их пламя вспыхивало, огоньки бежали по всей их длине. Уртред отпустил их и они упали на землю, а потом заскользили по снегу, разбрасывая искры.

Он молча приказал им идти на запад, к своему повелителю, тонущему в океан солнцу. Змеи сделали полукруг и попытались ползти прямо против ветра. Ага, ветер поменял направление и теперь дует с запада, как если бы отчаянно пытается поставить заслон на его пути. Он еще раз попробовал идти против ветра, и его еще раз отбросило назад. Он попробовал опять, наклонившись почти до земли, но едва удержался на месте, не говоря о том, чтобы продвинуться вперед. Ноги заскользили, он споткнулся — пришлось сделать шаг назад, потом еще один. Его толкало на северо-восток. Борьба с ветром и так забрала у него много сил. Руки и ноги замерзли, веки отяжелели; он страшно устал. Холод заморозил его сознание. Он умрет, и очень скоро, если не прекратит бесполезную борьбу.

Он неохотно повернулся спиной к ветру и дал ему толкать себя, огненные змейки заскользили перед ним. Теперь он не управлял своими ногами, но, как корабль в шторм, отдался на волю ветра, змеи уже летели перед ним, прожигая дорогу через утрамбованный снег, их сила убывала на глазах. Когда же буря ослабеет? Ему казалось, что она летит за ним по пятам, как дух ярости, толкая его все дальше и дальше на север, к Сломанным Вязам. Так продолжалось час или больше. Каждый раз, когда он пытался повернуть на запад, ветер ударял по нему и гнал в горы. Он опять крикнул, хотя знал, что сейчас находится слишком далеко от других: единственным ответом был вой ветра над Долиной Призраков.


На мгновение жрец превратился в язык пламени, вокруг которого возникла огненная стена, а потом исчез в крутящемся водовороте летящего снега и льда. Джайал попытался подойти к нему, но его отбросил назад ревущий вихрь, белой стеной закрутившийся вокруг поля боя, а потом расширившийся и заставивший их отступить к краю Барьера, еще дальше от жреца. В середине урагана на мгновение мелькнуло пламя, потом все исчезло в серо-белой мути.

Джайал упрямо попробовал опять пробиться к Уртреду, но на этот раз Гарадас схватил его за руку. — Нет! Ты же слышал его,  — прокричал староста в ухо молодому рыцарю. — Он сказал нам не вмешиваться.

Но Джайал вырвал руку и сделал пару шагов к урагану.

— Мы не можем дать ему идти одному, — крикнул Гарадас. Он махнул рукой, приказывая своим людям идти вперед, и они попытались пойти вслед за Джайалем. Но в то же мгновение ураган накрыл их всех. Они отлетели назад, как если бы снежный вихрь выплюнул их из себя. Назад и еще назад, их тащило на запад, к пропасти Барьера Айкена, в отличии от Уртреда, которого ветер тащил на северо-восток. Как если бы душа урагана хотела дотащить их до края и сбросить вниз, уничтожить. Потом, внезапно, когда они уже увидели край Барьера, ветер слегка ослаб. Все бросились на землю, отчаянно хватаясь за все, что возможно, чтобы их не сдуло через край. Ветер выл над спинами, пытаясь сорвать с них плащи.

И тут закричала Аланда: она указывала куда-то посохом сборщика пиявок. Быть может посох указал ей путь в Барьер? Лестницу, к которой они шли перед ураганом? Гарадас с трудом поднялся на ноги, через снег добрел до нее и помог ей подняться, держась друг за друга они едва стояли, а буря пыталась повалить их и сбросить в пропасть. Аланда указала посохом обратно на юг, в том направлении, откуда они пришли. Должно быть они пропустили нужную метку. Он показал своим людям идти за ним. Они пошли вдоль расселины, стараясь держать подальше от зияющей пропасти, ноги отбрасывали снег и лед, который падал в черную глубину. И никакого признака ступенек.

Аланда споткнулась и едва не упала, но Гарадас удержал ее на ногах. Посох выпал из ее ослабевших рук и упал на снег. Староста поднял его, позвал двух своих людей и приказал нести ее.

— Лестница должна быть рядом, — крикнул Гарадас Талассе. Отчаянно сражаясь со снегом он пробился к черневшему краю Барьера, не обращая внимая на то, что слабый карниз может рухнуть под ним. Остальные из последних сил шли за ним, неуклюже шагая на своих снегоступах; в слабом свете фонаря все старались рассмотреть то, что лежит впереди. Гарадас встал на колени на самом краю огромного оврага и стал напряженно всматриваться внутрь. Человек с фонарем подошел к нему и наклонился над краем пропасти, старая осветить мрачную глубину. Но они смогли увидеть только темноту, абсолютную темноту, из которой поднимались только клубы тумана, уносимые прочь беснующимся ветром.

Гарадас опять встал на ноги, и, не отрывая глаз от края Барьера, крикнул сквозь ветер,  — Мы прошли слишком много: лестница должна быть за нами.

Человек с фонарем прошел несколько футов вдоль края пропасти и опять заглянул в нее. Внезапно он громко закричал, указывая вниз. Гарадас подбежал к нему. Стоя на краю утеса, они оба увидели каменные ступеньки, выходившие из-под края карниза и ведшие во тьму.  Все остальные собрались вокруг, с сомнением глядя на вниз.

— Это наша единственная надежда, — сказала Таласса.

Гарадас кивнул и прокричал приказы своим людям. Те вытащили примитивные лопаты и стали откапывать из-под снега начало лестницы. Через несколько минут лопата одного из горцев ударила во что-то твердое и они увидели под ней покрытый снегом камень. Все бросились ему на помощь, отбрасывая снег руками, одетыми в перчатки, пока, через несколько минут, не освободили от снега всю ступеньку. Гарадас кивнул человеку с фонарем и тот пошел вниз, в темноту, а за ним все остальные.

Они немного спустились, остановившись на каменной площадке не больше двадцати футов в длину, нависший над ними утес защищал их от ярости урагана. Люди Гардаса зажгли еще несколько фонарей. В их неясном свете они рассмотрели то, что было вокруг. По ту сторону пропасти, на расстоянии не меньше пятидесяти футов, блеснула черная каменная стена утеса. Воздух между стенами был наполнен паром, слегка подкрашенным серой. Все посмотрели через край площадки вниз, взгляд старался пробиться через клубы пара. Насколько можно было разглядеть отсюда, в ста футах внизу находилось дно оврага, а по нему, прямая как стрела, бежала черную дорога. Пар сочился из стен оврага и из поверхности дороги.

Сейчас они слишком устали, чтобы идти дальше. Гарадас приказал поесть и отдохнуть, насколько это было возможно. Топлива для костра не было, стоял пронизывающий холод. Мужчины положили потерявшую сознание Аланду на площадку. Время от времени сверху, с края каньона, падали хлопья снега, крутились как конфетти и летели дальше, на дно. Горцы и Таласса достали еду из рюкзаков и устало уселись на ледяной площадке.

Но Джайал не мог спокойно сидеть. Он ходил взад и вперед по краю каменного карниза, глядя вниз, по-видимому позабыв о еде, лежавшей в рюкзаке. Было ясно, что он не в состоянии ни отдыхать ни есть, впрочем как и Таласса; она никак не могла придти в себя от шока. Уртред исчез, проглоченный ураганом. Она положила обратно кусок хлеба, на который мрачно смотрела, встала и подошла к Джайалу, остановившемуся на краю площадки.

Джайал откинул капюшон плаща, снег и лед серебрились на его бровях и бороде, отросшей на подбородке. Талассе показалось, что он видит не дно оврага, а совсем другое место.

— Джайал? — спросила Таласса. — Что ты видишь?

Он покачал головой, как бы приходя в себя после тяжелого удара. — Опять драконы. Огненная комната и драконы.

— Логово Харкена? — Теперь они оба посмотрела на темную линию пропасти слева от них.

— Он очень близко, — сказал Джайал, сжимая голову саламандры на рукояти Зуба Дракона. Он напряг челюсть, глаза сверкнули. — Я готов повстречаться с ним, — сказал он. — Вот тогда мы оба, вместе, отправимся в Мир Теней, и я наконец покончу с этим.

Таласса поглядела назад, туда, где за непроницаемой темнотой находилось Логова Харкена. — Мы должны выставить стражу, — сказала она.

Джайал кивнул, хотя его покрытый каплями пота лоб был все еще очень бледен. — Я буду сторожить первым.

— Почему ты не хочешь отдохнуть? — спросила Таласса

Он потряс головой. — Для чего тревожить остальных? Я все равно не засну. Дай мне посторожить.

— Другие тоже могут помочь тебе: пошли, у меня есть немного еды, — сказала она и повела его от края площадки к тому месту, где она расстелила на камне тряпку и на нее положила куски хлеба и мяса. Он сел, механически, и она сунула ему в руку хлеб. Он начал жевать, потом перестал и опять уставился на темноту противоположной стены пропасти.

Исподтишка она следила за ним уголком глаза. Он менялся, даже за то время, пока она наблюдала за ним, его сознание было полностью поглощено ментальной борьбой с Двойником. На его гладком юношеском лбу появились тревожные морщины, под глазами мешки. И не было никакой надежды, что они скоро исчезнут.

Быть может надежда обманет и ее. Боль пульсировала в ране на шее, а кровь в венах, казалось, двигалась все медленнее и ленивее. Это приближается. И ничего, кроме Серебряной Чаше не спасет ее. Что случилось с Уртредом? Она была уверена, что он еще жив, так как она костями бы почувствовала, если бы он умер. Он найдет способ вернуться к ним, сказала она самой себе.

Подошел Гарадас, он указал на человека, который должен был сторожить первым. Староста искоса посмотрел на Джайала, его брови вопросительно поднялись. — Я тоже посторожу, — спокойно ответил тот. Староста понимающе кивнул и отдал приказы, все стали устраиваться на ночлег, их ожидала неприятная ночь. Таласса стала на колени рядом с Аландой, которая уже пришла в себя. Гарадас отдал ей посох и старая дама вцепилась в него так,  как если бы от него зависела ее жизнь. Лицо Аланды было пепельно-ледяным, дыхание тяжелым и затрудненным. Таласса спросила себя, переживет ли ее старая подруга эту ночь. Только посох и желание попасть в Лорн, находящийся где-то недалеко, на севере, в состоянии поддержать ее.

ШЕСТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Дорога Маризиана

Уртред шел по следу, оставленному двумя огненными змейками, а снежная буря бесновалась за спиной, гоня его все дальше и дальше от друзей. Он должен быть идти на запад, а вместо этого его тащило в Сломанные Вязы, прямо к истоку урагана.

Несмотря на полуночную темноту и падающий снег, он заметил резкую линию дороги Маризиана, слегка поднимавшуюся над Равниной Призраков. Уртред вскарабкался на нее. Поверхность дороги сверкала в свете огненных змеек: странно, но снега на ней не было. Гладкий белый мрамор, без единой выщерблины, каждая плита идеально прилегает к другой. Он почувствовал, как странные иголочки колют его через подошвы сандалий. Хлопья снега, падавшие на дорогу, немедленно таяли, сжигаемые невидимой энергией. Магия древнего волшебника все еще жила в древних камнях.

Уртред посмотрел назад, на юг. Ураган бушевал как и раньше, лед бился о его маску. Какое-то мгновение он пытался сражаться, бесполезно. Он слишком слаб, чтобы идти против неослабевающего ветра. Он расслабился и разрешил ветру подхватить свое тело, чувствуя свои ноги в сандалиях подозрительно легкими. Ему даже показалось, что сама дорога движется под ногами, унося его на север с удвоенной скоростью. И по белому мрамору перед ним скользили змейки, тоже сверкая сильнее, чем прежде, как если бы и они впитывали в себя магию камней Дороги Маризиана.

Внезапно ветер прекратился, он посмотрел назад — край снежной бури стоял на юге, неподвижно, как стена. С одной стороны урагана, прямо над ним, стояла тихая спокойная ночь, в небе светились звезды. Он сделал было шаг назад, но ураган немедленно вытянул к нему жадные руки, усики воющего ветра стеганули по маске. Вот теперь он точно знал, что это не простая буря, у нее есть злобная душа, которая гонит его к горам, подальше от друзей. Он опять повернулся лицом на север, и снежная буря вокруг него прекратилась, как если бы почувствовала, что его воля сломлена, что он пойдет туда, куда она хочет. Огненные змейки тоже вернулись к жизни и засверкали. Вздохнув, он жестом послал их вперед по дороге, и сам пошел следом. Впереди темнели горы, и, как и раньше, каждый шаг уводил его от друзей, приближал одиночество.

Три часа спустя он увидел, как дорога перед ним стала подниматься, подходя к отрогам и предгорьям Сломанных Вязов: луна ярко сияла, освещая его путь. Перед ним встали черные силуэты гор и темное облако, повисшее над их вершинами: место рождения урагана, время от времени стрелявшего огненными молниями. По сторонам дороги земля, раньше плоская как стол, начала изгибаться, превращаясь в нижние гребни гор. Дорога, по-прежнему прямая как стрела, шла прямо сквозь них, поднимаясь туда, где начинались черные, сложенные из базальта горы.

Уртред начал карабкаться вверх. Какую бы энергию не давала дорога по равнине, здесь ее не было, ноги стали тяжелыми, голова упала, он дышал с трудом, ему не хватало воздуха. Да, он должен отдохнуть, но где? Уртред поднял голову и уставился на ландшафт перед собой. И незамеченная им вначале, вообще плохо видимая в слабом свете змеек, вся в снегу и замаскированная серыми скалами, недалеко от него находилась серая приземистая башня; теперь он отчетливо разглядел ее силуэт. Она как две капли воды походила на другую, стоявшую рядом с Годой. Даже издали ему показалось, что она пустынна. Он отдохнет там до утра.

Уртред сошел с дороги и с трудом переставляя ноги побрел через сугробы ко входу в сторожевую башню. Дверь в нее оказалась выбитой ураганами, давным-давно. Внутри круглый каменный пол был совершенно пуст, не было ни малейшего кусочка дерева для растопки. Он послал своих змеек перед собой, в очаг. По его жесту они свернулись кольцом и ярко вспыхнули. Он поплотнее завернулся в плащ и сел, опершись спиной на самую близкую к очагу стену. Змейки должны еще немного посверкать, и безусловно нагреют комнату, но время их магической жизни невелико и уже подходит к концу.  Вскоре они превратятся в пепел.

Несмотря на твердый пол и пронизывающий холод, он мгновенно уснул. Часом позже он проснулся от рева грома, который прилетел с гор над башней. Он попытался уснуть, но гром опять прогремел, и на этот раз ему показалось, что внутри грома он услышал голос, голос, который пробудил отдаленные воспоминания, повелительный голос. Голос говорил с ним, приказывая ему встать и немедленно начать подниматься на гору. Уртред с трудом отлепился от стены, наполовину спящий, бессознательно готовый повиноваться, но прежде, чем сумел встать, силы покинули его, и он опять провалился в нервный сон.

Когда он проснулся опять, ему показалось, что он вообще не отдохнул, тем не менее слабый серый свет, сочившийся в дверь, подсказал, что уже утро. Только сейчас он рассмотрел сводчатый потолок, над собой, и винтовую каменную лестницу, вделанную в толстую стену башни. Уртред встал, все мышцы закостенели, заставил ноги дойти до лестницы, втиснулся в узкий лестничный пролет, согнул свое длинное и тощее тело почти до пола, и полез вверх. Вскоре он уже стоял на покрытой девственным снегом верхней площадке башни. Над ним должны были быть вершины Сломанных Вязов, и, действительно, время от времени он видел их через гонимые ветром облака. От того пути, по которому он пришел прошлой ночью, остались только кусочки дороги Маризиана, изредка видимые через падающий снег. Впрочем, край снежной бури все еще висел на том самом месте, в нескольких милях отсюда, где он видел его в последний раз; вихрь, как дух мщения, ожидал его появления.

Уртред спустился в комнату ниже, вытащил из своих запасов хлеб, ставший твердым, как сталь, козий сыр и полосу сушеного мяса, а еще пару горьких яблок, остатки урожая хилых деревьев, росших в фруктовых садах Годы. Он бережливо поел, не зная, где сможет найти еще еды. Потом он раскупорил бутылку вина, которую Таласса принесла ему две ночи назад; и пока пил, опять вдохнул убегающий запах ее духов. Мысленно он видел их последнюю встречу: ее плащ на полу, очертания тела, виденные в свете свечи... Он поймал себя на том, что уже несколько секунд бессмысленно смотрит на пепел от змей, заполнивший очаг. Уртред тряхнул головой: хватит, день идет. Вернуться к Барьеру Айкена невозможно: он должен идти вперед, перевалить через Сломанные Вязы. А это будет долгое и трудное восхождение.

Он собрал свой рюкзак, опять затянул потуже плащ, вышел из башни и добрался до дороги. За ночь все изменилось. Дорога больше не была белой гладкой поверхностью, как несколько часов назад. Теперь она была вся в ямах и выбоинах: а когда он посмотрел вперед, то увидел, что дальше она похоронена под каменными осыпями. Какая бы магическая сила не поддерживала ее тысячи лет, теперь она исчезла. Уртред начал пробираться вперед. Черное облако, как прикованное, по-прежнему висело низко над вершинами. Все было тихо, только ветер свистел в ушах. Птицы не пели, никто не шевелился на склонах гор. Он поднимался в самое сердце зла, куда тысячи лет не ступал ни один человек.

Через два часа и множество тупиков, он оказался внутри Черного Облака, в нос ударил противный запах серы, глаза начали слезиться. Уртред повязал тряпочку на рот маски и пошел дальше. Склон стал более пологий, и он оказался в естественном амфитеатре, окруженном кольцом мрачным пиков, смутно видимых через темноту облака. Гребни гор в глубоких шрамах, обтесанные ветром утесы, превратившиеся в искореженные шпили, и острые как нож карнизы стояли прямо перед ним. А дно амфитеатра было черным болотом, не менее мили в ширину, преграждавшим путь вперед. Остатки дороги тонули в темной болотной жиже. На другой стороне болота дорога выныривала из воды и поднималась вверх, к пику, находившемуся в тысяче фунтов над ним. Верхушка горы был окружена руинами.

Прежде всего надо пересечь это отвратительное болото. Черные пузыри поднимались к его поверхности и лопались с глухим неприятным треском. Гниющие стволы деревьев и ветки как скелеты торчали из воды. Туман, висевший над болотом, дополнял безрадостное зрелище. Внезапно он почувствовал, что голова закружилась, как если бы он падал, и в тот же момент перед его мысленным взором вспыхнула странная картина. Амфитеатр под голубым небом и теплым солнцем, серебристый водопад падает в кристально чистое озеро, над которым протянулись белые арки мостов. Белый мраморный павильон на другой стороне озера, окруженный деревьями и ухоженным садом. Женщина, одетая во все белое, медленно идет по саду, его сердце забилось в груди, он узнал ее. У женщины темные волосы. Она останавливается и поворачивается к нему. Он пытается рассмотреть черты ее лица, но она слишком далеко от него. Она медленно поднимает руку. Здоровается ли она с ним или машет рукой, предупреждая об опасности? Потом видение исчезло, он скачком вернулся к реальности и к отвратительной сцене перед собой.

И тут он испугался, в первый раз с той минуты, как ушел из башни. Что означает это видение? Впрочем, времени на опасения не было. Единственная дорога на вершину идет через болото. Уртред подошел к краю воды и увидел белые плиты дороги, сиявшие из-под черной поверхности. Он осторожно поставил ногу на первую плиту, вода была очень холодной. Плита слегка поддалась под его весом, но в остальном казалась достаточно прочной.

Он пошел, не отрывая глаз от сочащейся грязи и смутно видную через поверхность воды линию белых мраморных блоков. Со дна поднялся пузырь и с печальным треском лопнул рядом с ним. Уртред от неожиданности подпрыгнул, покачнулся и внезапно потерял свое не слишком устойчивое равновесие.

Он упал в воду: холод заставил его содрогнуться и, одновременно, он почувствовал, как грязь засасывает его. Он ухватился за одну из плит дороги, стараясь вернуться обратно. И тут из-под воды высунулись ледяные руки скелета, схватили его за лодыжки и начали тащить назад, перчатки царапали по мраморной поверхности плиты. Он забил ногами, но руки и не думали освободить свою хватку. Последний кусочек плиты выскользнул из из-под когтей его перчатки, и он почувствовал, что вода накрыла его с головой. И тут, каким-то чудом, руки отпустили его, он всплыл на поверхность. Уртред рванулся к дороге и уже через мгновение, тяжело дыша, стоял на мраморном блоке. Потом он быстро обернулся, чтобы посмотреть на того, кто на него напал. Однако никого не было на том месте, где страшные руки схватили его, только очередной пузырь пробил поверхность и с глухим треском лопнул, выбросив из себя синий, пахнувший гнилью клуб дыма, отчетливо видимый в стоячем воздухе и через несколько мгновений растаявший.

Уртред содрогнулся. Что живет на дне болота? Нет, он не собирался ждать, чтобы узнать это, но быстро встал и натянул на себя промокший плащ, заодно сообразив, что после купания в болоте вся его еда промокла. Еще не один раз болото вспучивалось рядом с ним, но теперь он уже ожидал этого и не терял равновесие. Наконец он добрался до другой стороны трясины.

Перед ним, на том самом месте, где несколько минут назад он видел призрачный павильон, находилось нечто очень странное: грубо вырезанные ворота из темного дерева, два вертикальных столба, соединенных наверху деревянной аркой. И на этой арке висели полусгнившие остатки обуви странного фасона, а также, на прочных кожаных ремнях, остроконечные тапочки. Дорога вела под арку, потом шла мимо темных стволов мертвых деревьев, и выходила на склон. Пошел дождь, в воздухе висели мелкие капли тумана. Ударил раскат грома, почти заглушенный эхом от стен амфитеатра. Уртред пошел дальше; холод пробежал по его спине, когда он прошел под аркой, глядя на болтающуюся над ним обувь и удивляясь, что бы это могло означать.

Теперь он оказался на склоне, покрытом вулканическим пеплом, сухим как пыль, несмотря на дождь. Склон постепенно поднимался к гребню горы в полумиле впереди, а этот гребень, в свою очередь, должен был привести его к верхушке горы, которая находилась слева от него. На какое-то мгновение он заколебался и взглянул вверх. Ему показалось, что высоко над ним, через облако, медленно проплыла какая-то тень, но он не был уверен, сыграли ли с ним глаза злую шутку или нет. Он опять пошел вперед. Несмотря на сырость, его сандалии поднимали тучи пыли, и вскоре его промокший плащ был облеплен серой грязью.

Уртред медленно поднимался, пока не оказался гребне. Впереди лежала вершина. Он был почти у цели. Время для раздумий давно прошло и, молча помолившись Ре, он опять пошел вверх, и без происшествий поднимался еще около часа. Ниже он смутно видел черную линию Барьера Айкена, вгрызавшуюся в горы прямо под ним. Он мог бы упасть в глубины каньона; голова слегка закружилась и он почувствовал, как его тянет вниз. Клочья тумана поднимались снизу и проносились мимо него. Его друзья, сумели ли они спуститься на дно расселины? Или их остановил ураган? Черные, параноидальные мысли начал шевелиться в его сознании. Быть может они бросили его? Чем выше он поднимался, чем более мрачное настроение овладевало им. Жители Годы правы: он навсегда исключен из человеческой жизни. Все его надежды — прах.

Дорога постепенно сужалась, пока не стала только десять футов в ширину. Ветер угрожал сдуть его вниз. Уртред вглядывался вперед, пытаясь увидеть конец гребня и вершину. И тут он увидел фигуру, преградившую путь.

Фигура стояла как вкопанная. Ее черты были почти не видны через мрачный туман, но Уртред все-таки разглядел шлем с широкими рогами, торчащими в стороны, и тусклый блеск алебарды, которую фигура держала перед собой. Казалось, древний воин занял весь узкий гребень. Уртред обернулся. Еще одна фигура материализовалась из тумана, перекрывая дорогу назад. Он в ловушке.

Уртред собрал все свое мужество и стал вспоминать заклинание: вызов создания из горячего сердца мира, которое пойдет перед ним и прогонит стража; или огненный дротик, который полетит в воина и раздробит его на кусочки. И тут он внезапно осознал, что сердце и вены холодны, так же холодны, какими они были, когда он упал в болото, и вообще он полностью опустошен. Никогда за всю жизнь ему не казалось, что цель его так далека, а вера совершенно напрасна. Все, что у него есть — пара перчаток, и даже они, казалось, стали тяжелее: простые тяжелые железяки, а вовсе не рычаги, благодаря которым он силен, как несколько людей; к тому же их железные сухожилия закостенели после купания в болотной грязи.

Тогда все, конец: здесь закончится его долгое путешествие. Он умрет, и Таласса никогда не узнает, что с ним случилось. Впрочем, возможно, ей все равно. Его короткая жизнь за стенами Форгхольма не удалась. Он не нашел ни Серебряную Чашу, ни Бронзового Воина, ни Лорн.

Уртред тряхнул головой. Почему на него накатилась безнадежность? Похоже этот туман излучает отчаяние, высасывает надежду. Он овладел собой: надо идти и сражаться. Он шагнул вперед, ударив по кнопке, выпускавшей клинок, спрятанный у предплечья правой руки. Все ближе и ближе, когда он был уже перед первой фигурой, то украдкой бросил взгляд через плечо на воина сзади, чтобы понять, не преследует ли тот его, но там никого не было, кроме тумана. Он должен был сразиться только с одним врагом: быть может они думают, что этого достаточно?

Он остановился перед древним воином. Тот был высотой в десять футов. Утртред увидел, что его куртка сделана из человеческих скальпов, на некоторых из них еще были красные пятна крови жертв. Его ужасное лицо могло бы заморозить кровь любого человека, но кровь Уртреда и без того застыла в жилах. Все лицо воина было покрыто спекшейся кровью, как если бы с него сняли кожу. Только маленький кусочек кожи остался там, где раньше был нос; все остальное было костью. Тем не менее в глазных прорезях сверкала жизнь.

Хотя Уртред находился уже в футе от странного создания, оно по-прежнему не шевелилось и стояло совершенно неподвижно. Уртред уже чувствовал его отвратительный запах, мог коснуться его рукой, но воин как будто не замечал его. И тут Уртред понял. Он ничем не отличается от этот твари: разве его лицо не так же ужасно, как у нее? Он один из них, один из Полунощной Чуди. Он затаил дыхание, сделал шаг в сторону, потом вперед и встал рядом с нею, но тварь как будто не знала о его существовании; он проскользнул мимо нее и, опять забравшись на середину гребня, бросил нервный взгляд через плечо. Тварь стояла на том же самом месте, уставившись на пустой гребень кряжа, и только ее скальпы слегка колыхались под порывами слабого ветра.

Он почти добрался до вершины. Какое-то мгновение Уртред стоял, глядя вниз, в туман слева. У этой горы были очень крутые склоны, через невообразимое расстояние заканчивавшиеся в глубинах Барьера Айкена. Вглядевшись пристальнее, он заметил другой гребень, поднимавшийся вверх, обходя небольшое горное озеро, находившееся в седловине, и исчезавший в пещере. Уртреду даже показалось, что черные облака, покрывавшие вершину горы, рождались из кипящей поверхности озера. Внутри тумана кипела скрытая жизнь, и он заметил очертания создания с кожаными крыльями и выдающимися вперед челюстями, кружившиеся над озером. Уртред стоял не шевелясь и услышал крик твари, пролетевшей низко над водой. Потом он услышал как другой крик, похожий на погребальную песню, смешался со стонами ветра: тот самый мрачный вой, которым выли Ледяные Призраки на Равнине Духов. Действительно, это было место проклятых душ.

И тут он осознал, что уже почти закат. На небе было полно слоистых серых облаков, полных снега, но один солнечный луч пробился через отверстие в тучах, и, как небесный карандаш, окрасил вершину, к которой он карабкался, в нежно-розовый цвет, так что красный песчаник скал засветился под мрачным небом. Теперь он более отчетливо разглядел руины древнего города. Круглое центральное здание увенчивало верхушку горы, его узкие бойницы-окна глядели на шпили, исковерканный камень и зубчатые верхушки окрестных гор. Могучие крепостные стены, окружавшие его, росли прямо из склонов горы.

Да, это было то самое место, к которому его влекло, даже из далекой Годы. Казалось, оно было знакомо ему. Как если бы древний камень был частью его самого, порогом неоткрытой страны, страны, в которой он родился, местом, в котором он жил до Форгхольма. Манихей не зря сказал ему, что здесь он откроет тайну своего прошлого.

Опять прогремел гром, и Уртред услышал тот самый голос, который слышал прошлой ночью. Но теперь он понял, что сказал гром  — одно единственное слово, и так ясно, как если бы ему прокричали его в самое ухо.

Равенспур.

Гром повторял это слово еще и еще. Его назвали по этому месту. Не почудилось ли ему? Нет, у грома был голос. Значит так оно и есть. Эта вершина — Равенспур.

Уртред пришел в себя. Если ему раньше было холодно, то теперь в его венах не осталось ничего, кроме льда. Ему стало так холодно, что он ничем не отличался от расколотых морозом камней, которые лежали вокруг него, как если бы он опять стал частью этой дикой природы, из которой его вырвали двадцать лет назад.

Что он должен найти здесь? Безусловно с ним что-то произошло в этом месте, еще до его первой сознательной мысли. Но что? Его разум метался в поиске разгадки, почему Манихей не сказал ему всего?

Неважно, теперь он сам узнает все.

СЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Логово Харкена

Глубоко под Палисадами они сидели и ждали в темноте, более полной чем любая, которую они когда-либо знали. Их немертвый повелитель приказал провести барку по широкой дуге вдоль подземного зала. Там было несколько каналов, которые уходили внутрь по радиальным направлениям.

Фаран взглянул на Голона, который, казалось, целиком ушел в себя, свое худое лицо он уткнул в темный плащ на груди, лоб избороздили морщины.

— Ну?  — спросил Фаран.

Желтые глаза волшебника блеснули как у ящерицы. — Все так, как я и думал. Мы в сердце горы.

— Под Палисадами?

Голон кивнул. — Внутренним зрением я вижу следы древней магии, которая вырезала в камне все эти помещения. Следы очень слабые: заклинания использовались эоны[9] назад, но по ним я могу дойти до поверхности.

— Почему боги копали так глубоко? — задумчиво спросил Фаран, обращаясь к самому себе.

Голон тем не менее ответил. — Здесь Харкен держал жеребцов-драконов Богов.

— Так далеко от неба?

— Это огненные создания огня, созданные из пламени Сердца Мира. Здесь их держали в загонах ради безопасности тех, кто жил на поверхности земли.

— Жестокое наказание для драконов.

— Да — и я чувствую, что здесь родилась их злоба, которая дожила до наших дней. Они совсем не друзья людям. Мы должны быть очень внимательны.

— Ты найдешь дорогу отсюда?

Голон кивнул. — Следы очень слабые, но это возможно.

— Хорошо, — сухо сказал Фаран. — Но ты знаешь, что нужно сделать перед тем, как мы уйдем.

Голон опять наклонил голову.

Теперь уже Фаран полностью собрался в ожидании того, что должно было произойти, и откинул плащ, скрывавший его рану. Он посмотрел на торчащий из плеча обломок желтой кости и почувствовал, как холод подземелья лижет его обнаженную плоть. Стражники-вампиры и Жнецы безучастно наблюдали за ним.

Голон кашлянул и, порывшись на дне барки, достал длинный, завернутый в материю сверток, который он нес на спине во время всего бегства из Тралла. Он осторожно отцепил от ремня маленький черный мешочек и открыл его; внутри оказался странный набор крюков и иголок, а также различные веревочки и клубки кетгута[10]. Все вместе выглядело как часть набора для рыбной ловли, но настоящая цель обнаружилась только тогда, когда Голон медленно развернул сверток и его содержимое выкатилось на палубу барки. Это была отрубленная рука Фарана, ладонь была слегка сжата, пальцы заканчивались длинными ногтями. Она выглядела очень странно в любом месте, кроме того, где ей положено было быть, и Фаран почти невольно попытался согнуть отрубленную руку, чтобы убедиться, что она действительно отделена от него и не является частью его тела. Рука, конечно, осталась неподвижной. Голон подобрал ее и положил на банку, потом отмотал с одного из шаров черную нитку и взял в руку зловеще изогнутую иголку. Вдев нитку в иголку, он вопросительно посмотрел на своего повелителя. Фаран молча кивнул и отвернулся, уставившись на дно лодки.

Он услышал, как Голон подходит к нему, потом почувствовал первый укол в плечо. Нервные окончания в теле Фарана уже давно омертвели, поэтому его плоть почти не чувствовала боли, тем не менее ощущения были не из приятных, правда скорее психологические, чем физические. Фаран закрыл глаза.

Когда Голон завязал последнюю грубую петлю на нитке, Фаран поднял голову. Сейчас он мог только поднимать и опускать обрубок; остаток руки безвольно болтался, как рука марионетки. Но он знал, что нервные окончания опять начнут медленно расти, как белые корни деревьев, слепо ищущие то темное тело в его существе, которое оплодотворено Черной Чашей. Он бесстрастно поглядел на сустав. Работа была крайне грубой, кетгут проходил прямо через края его тела, куски плоти красными кряжами поднимались вокруг раны. Теперь его рука, как и многое остальное в его теле, будет нести на себе свидетельство того, что внутри мешанины из швов и кожи живет пустой, высохший, ненастоящий человек. Сколько еще лет такого существования? Пока солнце не умрет. И тогда, когда Исс объявит, что повсюду воцарилась темнота, останутся только такие как он и будут жить, вечно. Даже Голон, вызыватель демонов, умрет. А он, Фаран, будет жить, жить и после смерти Солнца. Для чего? Чтобы увековечить эту насмешку над настоящим телом, эту пустую жизнь?

Он невидящим взглядом взглянул на своего волшебника и в очередной раз спросил себя, почему человек вроде этого стремится стать таким же, как он. Пустая жизнь, никакого смысла, только бесконечное существование без освобождения. Жизнь в Смерти: как слабы те, кто желает ее! Когда солнце в конце концов умрет, что останется им, кроме бесконечной ночи, арктических пустынь и свиста ветра, летящего на умершим миром? Человечество тоже вымрет, постепенно, но слуги Исса останутся вечно жить под землей, без сна и без капли свежей крови. Так почему же они так страстно хотят такой жизни? Только из-за слабости, только потому, что верят, будто любое существование лучше небытия. Глупцы! Тем не менее даже сейчас оставшиеся в живых стражники-вампиры несут с собой Черную Чашу, взятую из сокровищницы Тронного Зала: вот почему Голон и Жнецы так покорно идут за ним. Они жаждут выпить из медного сосуда его содержимое, после чего их души обречены на смерть, зато тела станут бессмертны.

Тем не менее тусклая свечка его собственного желания еще теплится, он еще считает дни впереди, как он всегда делает, когда обдумывает выполняемые задачи, трудности будут преодолены, кровные долги заплачены. Без времени нет смысла жизни: но эти ориентиры придают бесконечному путешествию какую-то значимость, даже полноту. И теперь, пока барка лениво кружила по пещере глубоко под Палисадами, Фаран стал мысленно составлять список того, что необходимо сделать во время путешествия, стараясь не думать о том, что все равно ничего не найдет, что все его дела совершенно бесполезны, что в самом лучшем случае он получит только дом, затерянный в бесконечной пустыне, и что даже достигнутая цель является иллюзией, бесконечным повторение тысяч бесполезных действий.

Он слишком долго в упор глядел на Голона, пока волшебник не выдержал и потупил взгляд; Фаран почувствовал, как маг дрожит под его гипнотическим взглядом, еще немного, и его душа вырвется наружу, как у многих тысяч до него, и мошкой полетит на свет свечи, горящей черным пламенем. Повелительным жестом князь показал, что Голон должен погасить магический синий свет, который, как призрак, видел над змеиной головой на носу барки. Темнота пришла как бальзам, и его мысль устремилась в сердце темноты, глубоко внутрь своего сознания, где никогда не было света.

Во-первых надо было решить проблему с Илгиллом: хотя Тралл и был разрушен, барон остался в живых. С собой он унес один из артефактов Маризиана, Теневой Жезл. Что это за штука? Двойник говорил о нем как об инструменте воскрешения, с его помощью можно создать мост между этим миром и миром Теней. Но и так ясно, что пока эта вещь существует, все цели Исса находятся под угрозой, и медленное проникновение его воли в черную жидкость будущего может быть остановлено. Барона надо найти, Жезл — уничтожить.

Но у этого путешествия есть и другая цель: он должен опять получить Талассу в свою власть. Фаран привык повелевать — власть давала ему возможность получать все, что он хотел, не обращая внимания на желания других. Таласса сбежала, и хотя она не стала для него более ценной, тем не менее ее бегство унизило его власть, а значит унизило и его самого. Сколько раз он мог бы выполнить свою причуду, забрать ее из храма и, наконец-то, овладеть ею?  Но сознание того, что она в его власти, тогда не возбуждало его, и только сейчас, когда он потерял ее, желание начало поглощать его сознание и в конце концов вытеснило на задний план все другие мысли. Хотя его кровь текла медленно и лениво, она ускорялась, хотя и ненамного, стоило ему только подумать о ней. Неужели и она стала такой же как он, одной из немертвых?  Если так, он потерял то, что именно сейчас хочет больше всего на свете. Нет, она должна жить человеком. Иначе она, чью жизнь ему пообещали много лет назад в Тире Ганде, потеряна для него. Тем не менее надежда еще есть. Все вампиры, бывшие на болотах, погибли: об этом ему сказал Голон. А разве в Книге Червя не сказано, что если Повелитель умирает, жертва освобождается?

Но, инстинктивно, Фаран думал иначе: отравленная кровь не умирает, но, как яд, распространяется по всему телу, все дальше и дальше. Он чувствовал, что это неоспоримая правда, чувствовал своим атрофированным сердцем и венами, венами, в которых текла точно такая же кровь.

Эти две цели были всем, что он знал: кроме них не было ничего, за исключением бесконечной дороги к вечности, той самой вечности, которой он успокаивал себя. Фаран опять накинул плащ на изуродованное плечо и поглядел вверх, туда, где должен был быть свод подземной пещеры, но, хотя уже две сотни лет его глаза отчетливо видели в том, что люди называют темнотой, не увидел ничего, потому что с тех пор, как Ре впервые выковал эти горы в начале времени, ни одна частица естественного света никогда не проникала в это подземелье, ни одна бродячая искорка света даже на долю секунды не осветила ни одно пятнышко на древних камнях, висевших в темноте высоко над ними.

— Свет, — приказал он, и опять синий шар зажегся над носом барки, и только тогда Фаран сумел разглядеть в пурпурной туманной высоте смутный намек на то, что в тысяче футах над ними быть может находится потолок этого подземного мира. В высоте, на каменных стенах, теперь он мог увидеть вырезанные в камне ниши, в которых находились свирепые изображения старых стражей этого места: статуи гаргулий, с выпученными глазами, крылья наполовину подняты над плечами, из разинутых ртов, как плети, торчат длинные языки. Может быть сам Харкен походил на них, наполовину камень, наполовину плоть, ведь он жил в этом месте, таком далеком от людей и вампиров.

Фаран повернулся к Голону и вопросительно поднял бровь.

Волшебник показал на вход в один из темных каналов. Фаран посмотрел туда и увидел ржавые следы металлических пятен  на древних камнях. — Я чувствую слабый след: магия, сила — не знаю, что это такое. Мы должны быть очень осторожны.

Фаран кивнул и вынул меч. Барка превратилась в неуклюжую и громоздкую посудину из дерева и кости, качавшуюся на чернильно-черной воде. Жестом он приказал оставшемуся стражнику-вампиру взять рулевое весло Ахерона. Вампир взялся за весло, висевшее в костяной уключине. Тем временем Жнецы достали змеевидные весла, лежавшие под банками, и стали грести. Барка медленно двинулась вперед, скользнула к арке над каналом и, пока они проплывали под ней, ее обширная нижняя поверхность нависала над ними, освещенная колеблющимся шаром огня, висевшим над носом барки. И ни единого звука, за исключением слабых шлепков весел по черной воде, эхом отражавшимся от стен туннеля.

На стенах не было почти ничего, и только древние руны был врезаны в камень через каждые сто ярдов. Фаран не мог понять значение этих символов, но постепенно заметил изменения. Вода вокруг начала приобретать какой-то ржавый цвет. Даже не видя опасность, он почуял ее. Воздух, который он вдыхал своими сморщенными легкими и который медленно просачивался в его омертвелые нервы, стал разъедающим и едким, приобрел вкус гниющего металла, вкус силы, прогорклой и испорченной.

— Стоп, — скомандовал он, Жнецы мгновенно перестали грести и они молча заскользили вперед. Дно барки наткнулось на что-то, что медленно скользнуло вниз, скрытое непроницаемой кроваво-красной водой. Впереди он увидел другую арку, за которой была пустота. Запах становился все сильнее и сильнее, даже его омертвелые глаза начали слезиться. Его спутники повязали плащи на рты и глаза: в отравленном воздухе каждый вздох давался с трудом. Так они вплыли в зал за аркой.

Вдоль каждой стороны канала, по которому они плыли, поднимались каменные ярусы, один над другим, вверх, насколько глаз мог видеть. И на каждом ярусе неподвижно стояли драконы, ряд за рядом, один над другим.

Они стояли прямо, вытянувшись в струнку. Пятьдесят футов в высоту, металлические черные крылья скрещены перед сверкающими темными торсами, головы опущены на широкие мускулистые груди, покрытые разноцветными, переливающимися перьями. Глаза закрыты, темные головы отражали неяркий свет, лившийся из барки. Драконы Старых Времен, жеребцы богов, чье дыхание — огонь, чьи когти могли резать адамантин и алмаз, чей взгляд мог прожечь камень. Теперь Фаран понял, откуда идет отравленный воздух. Именно из их бронированных тел медленно текла кровь, та сама жидкость, которая за столетия вырезала глубокие канавы в каменных полках, на которых они стояли. На барке воцарилась полная тишина, никто даже не осмеливался дышать из страха, что один единственный громкий звук может разбудить кого-нибудь из них. Фаран насчитал около двухсот созданий, но знал, что их намного больше, находящихся на верхних ярусах и невидимых снизу.

Голон, тоже, с горевшей в глазах жадностью, глядел на молчаливые ряды. Фаран точно знал, чего хочет волшебник: спрыгнуть на край канала, добраться до первого яруса и проникнуть в тайны, скрытые в спящих телах драконов. Но даже Голон чувствовал тяжелый запах опасности: волшебник, как и остальные, сидел молча, пока барка медленно плыла по каналу. И в этой полной тишине они услышали новый звук, низкое жужжание, которое становилось все интенсивнее по мере того, как они скользили к концу зала, находившегося где-то в полумиле от них. Поверхность ржаво-красного канала дрогнула от невидимого толчка, потом послышался скрежет каменных плит, трущихся друг о друга, громкий, как раскаты грома. Скала, в которой в конце концов исчезал канал, внезапно треснула, появилась щель в мир света, огромная, все расширяющаяся трещина, которая распахивалась все шире и шире, пока не стала шириной в сотню футов. В тот же миг неяркий дневной свет хлынул в зал, его лучи проникли в самые дальние уголки, так что Фаран, защищаясь от ослепляющего излучения, был вынужден закрыть глаза руками.

Жар был ужасен, но, к счастью, не успел сжечь глаза. Он попытался посмотреть, что находится впереди, за освещенной светом областью, но тут, даже громче жужжания, послышался новый звук, скрип металла, и он увидел, как спящие драконы, разбуженные светом, вздрогнули и ожили, разворачивая крылья; вниз, на поверхность канал, полетели капли кислоты, от которых красная вода запенилась и забурлила, как живая.

— Греби! — крикнул он, как если бы проснулся ото сна, все его люди налегли на весла и барка, медленно наращивая скорость, поплыла по красной воде канала. Сам Фаран спустился с возвышения на корме и пошел вперед, ободряя своих людей, потом, обернулся и посмотрел на драконов: одна, вторая, вот уже дюжина склоненных на грудь голов выпрямились, ранее закрытые глаза открылись. Красные лучи пересекли полутьму. Фаран повернулся: не меньше сотни ярдов до выхода наружу. Сжигающая колонна света ударила в круглый бассейн на выходе из канала. Вода в месте удара забурлила. Похоже выхода вообще нет.

Он уже хотел приказать своим людям повернуть барку, но, учитывая небольшую ширину канала, такой маневр было бы крайне трудно выполнить. Кроме того с правой стороны зала, откуда они появились, раздался страшный рев. Он уже почти ничего не видел на свету, и сумел только заметить внезапную вспышку оранжевого пламени, потом движение. Один из драконов стоял на своем месте, развернув крылья и разинув пасть, из  которой бил оранжевый гейзер. Потом последовала целая серия огненных вспышек, так как оранжевое пламя первого дракона накрыло некоторых других, которые не замедлили ответить.

Потом ударил гром взрыва, волна подхватила корму барки и очень быстро потащила вперед. Ржавая вода накрыла их с головой, затопив корму. Барка завертелась, потеряв управление и стала биться о края канала: обламываясь, костяные осколки от сидений свистели мимо лица Фарана.

Как только каким-то образом барка выпрямилась, их настигла новая волна. Белый свет впереди сверкал совершенно нестерпимо, вот они окунулись в него, вода бурлила и пенилась. Фаран изо всех сил ухватился за банку, чтобы не вылететь за борт, но, когда они полностью были на свету, случилось нечто очень странное: внезапно его ноги перестали опираться о дно барки и он почувствовал, что потерял вес и летит в колонне света. Он увидел, что другие тоже поднялись над палубой и висят, отчаянно пытаясь за что-то ухватиться. Потом они все полетели быстрее, подталкиваемые светом, мимо пролетали светящиеся огни, которые вспыхивали все быстрее и быстрее.

Держась за банку единственной хорошей рукой, он взглянул вниз: голова закружилась, когда он понял, что кипящая вода канала уже далеко внизу и удаляется с невероятной скоростью. Но он все равно увидел на дне светового столба черные тела драконов, летящие за ними; подхваченные тем же белым светом, они взмыли в воздух. Он поглядел вверх: они летели к круглому отверстию, закрытому какой-то сине-белой крышкой. В последнюю долю секунды он сообразил, что это такое. Выход был перекрыт толстым слоем льда. Свет за ним был светом солнца, и этот свет мог уничтожить его в мгновение ока.

Фаран крикнул своим людям, но вокруг стоял такой оглушительный грохот, что невозможно было понять, услышали ли они его или нет, а сам забрался под скамью банки, и уже в следующее мгновение барка прорвалась через лед и вылетела наружу.

Дневной, но не солнечный свет, к тому же приглушенный черными клубящимися облаками, которые спасли его от немедленного распада, превращения в пыль; тем не менее свет так сильно ударил по нему, что края тела зашипели и стали обугливаться. Он посильнее сжал глаза и внезапно почувствовал, что скорость барки уменьшилась, потом она на какое-то мгновение вообще зависла в воздухе, опасно пошатываясь, а потом, с подкатившей к горлу волной тошноты, рухнула вниз. У него лязгнули в момент удара зубы, но барка не остановилась, а заскользила дальше. Все это сопровождалось шипящим звуком, который он не сразу узнал. Лед — барка быстро скользила вниз по льду, царапая его килем.

Даже через закрытые глаза он уловил вспышку оранжевого пламени за собой, вылетевшую из Логово Харкена, потом нос барки ударился о что-то впереди. Послышался звук раскалывавшейся кости, и он почувствовал, как сверху хлестнули ветки деревьев. Еще один удар; его глаза невольно открылись, как раз вовремя, чтобы увидеть как барка раскалывается от носа до кормы, и все, как сломанные игрушки, сыплются на землю. Он опять почувствовал, что потерял вес, но на этот раз из-за стремительного падения. После мгновенного полета он приземлился в глубокий снежный сугроб.

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы придти в себя и прочистить глаза. Оказалось, что вокруг поздние сумерки, и только последние лучи света еще освещали темное небо. Потом глаза заболели опять. В темноте сверкнула оранжевая вспышка, проревел гром, который одновременно напоминал рев водопада и треск рвущейся материи: драконы освободились и мчатся по воздуху. Сколько? Воздух мгновенно наполнился их пламенем, рев оглушал: он напрягся, ожидая, что сейчас на них всех обрушится их огненное дыхание. Но, вместо этого, воздушная волна швырнула его на землю, когда они пролетали прямо над ним. Потом они исчезли, поднявшись высоко вверх, без сомнения в поисках умирающего солнца, которое они не видели много тысяч лет.

Он вновь поднялся со снега и посмотрел на остатки барки. Поломанные костяные планки были разбросаны вдоль крутого, поросшего деревьями склона. Одно дерево стояло рядом с ним: на нем висел один из Жнецов, сук проткнул его бронзовые доспехи, маска-череп перевернулась на сто восемьдесят градусов, скалясь даже после смерти владельца. Один или двое из его людей пытались выбраться из-под обломков; остальные были зловеще неподвижны. Он насчитал не больше половины из тех, кто был на барке — остальные исчезли, без всякого сомнения погибнув во время полета через туннель.

Потом он увидел Голона, выбиравшего из-под остатков барки, плащ волшебника был разорван, белая безволосая грудь обнажена. Зубы Голона стучали от сильного мороза, который Фаран тоже начал ощущать, по мере того как мороз просачивался через его собственные атрофированные нервные окончания.

Он спустился с сугроба, который смягчил его падение, с неудовольствием заметив, что пришитая рука все еще не хочет его слушаться и бесполезно висит вдоль бока. Ноги, тоже, плохо слушались, даже хуже, чем он ожидал, так как он, спустившись, поскользнулся и не упал только потому, что единственной хорошей рукой успел ухватиться за ствол одного из тех деревьев, которые остановили барку. Голон брел к нему через снег, уставившись глазами в небо над головой. Фаран тоже слышал приглушенный облаками рев драконов. Казалось, они чего-то ищут и прочесывают все кругом.

— Мы должны спрятаться в лесу, — крикнул он, когда Голон прихромал к нему. Маг кивнул. Фаран отпустил ствол дерева, за которое держался, и, шатаясь, спустился вниз, к разбитой на куски барке. Не обращая внимания на тех, кто был слишком тяжело ранен, он неуклюже побежал вниз по склону, надеясь, что некоторые из его людей увидят его, все поймут и побегут вслед за ним. Но рев драконов становился все ближе и ближе, и он услышал, как тяжелые крылья бьют по воздуху под висевшим над головой облаком. Потом ослепляющий язык пламени, который на долю секунды превратил все в шевелящиеся силуэты. Тлеющие, обгорелые сучья дождем посыпались вниз со ствола дерева, взорвавшегося как петарда. Он обогнул его, прекрасно зная, что в темноте рыщет еще больше драконов.

Потом свет вспыхнул вокруг него: невероятно ослепляющий свет, белее белого, на какое-то мгновение мир превратился в силуэт, и только тогда он сообразил закрыть свои сверхчувствительные глаза и на них опустилась спасительное покрывала темноты. Чьи-то руки схватили его, и он услышал голос Голона, который призывал его придти в себя и поторопиться. С помощью волшебника Фаран поковылял дальше, но последовала новая вспышка и такой рев, который он никогда не слышал за всю свою жизнь. Он ударился о что-то твердое и неподвижное перед собой, огромную выпуклую массу металла, согнулся и вскрикнул. Следующий удар бросил его на землю.

Зрение медленно возвращалось, веки сражались с какой-то жидкостью, приклеившей их к лицу. Опять он увидел вокруг себя смутные силуэты, и один из них, возвышавшийся над всеми остальными, чернел прямо перед ним, и был чернее, чем наступившая темнота. По нему пробегали потрескивающие полосы сине-белой энергии... дракон, на земле, прямо перед ним.

Фаран стал нащупывать меч, находившийся в ножнах, когда пасть чудовища широко раскрылась. Оттуда потянуло теплом, которое через мгновение должно было обрушиться на него огненным гейзером. Но тут  содрогнулась земля, под драконом открылась яма, и он, отчаянно махая крыльями, соскользнул вниз, прямо в мешанину из камней и земли, которая бурлила как кипящая вода.

Рядом с Фараном стоял Голон, его руки были вытянуты вперед, ладонями вниз. Волшебник только что использовал древнее заклинание: вызов элементали земли, слуги Исса. Но дракон ушел в землю только наполовину. Он изо всех сил хлопал своими металлическими крыльями, пытаясь выбраться из ямы, и уже почти сумел освободиться, собираясь взлететь. Фаран прыгнул на ноги и взмахнул мечом, который наконец-то сумел достать из ножен. Клинок вонзился точно в один из светящихся красным светом зрачков дракона, чудовище мотнуло головой, рукоятка меча вырвалась из руки Фарана, а сам меч улетел в туман. Но рана была смертельной: движения дракона стали более беспорядочными, он забил крыльями с силой урагана, поднимая в воздух камни и куски земли, но потом сдался и упал на дно ямы. Голон повернул руки ладонями вверх, а потом резко свел их вместе; края кратера обрушились в себя закапывая дракона.

Фаран какое-то мгновение глядел на землю. Так близко, никогда он не был так близко к смерти. Он представил себе, как на его сухую кожу обрушивается огненный поток. На что был бы похож его конец: сначала мгновение непереносимой боли, а потом ничего?

Он почувствовал, как другие фигуры движутся рядом с ним на склоне горы и понял, что к ним присоединились один из вампиров-стражей и двое Жнецов. Маска одного из них обгорела до черноты, и верхняя часть торса была тяжело обожжена, кожа местами содрана, обнажив сырую плоть. Фаран решил, что в таком холоде он долго не проживет. Большинство его людей уже спустились через туман вниз, примерно двадцать из тех пятидесяти, которые были в барке. С минуты на минуту драконы опять будут здесь. Они должны убраться отсюда как можно быстрее. Он поглядел вокруг.

Кое-какие особенности пейзажа можно было рассмотреть, когда летящие по небу облака на мгновение расступались. Они находились на сплошном поле льда, которое иногда разрывалось стволами деревьев, вроде того, в которое врезалась барка. Под ними он увидел узкую трещину с отвесными склонами, бегущую вдоль подножия горы. Если бы барка проскользила еще сотню футов, они бы упали в эту трещину, неминуемая смерть. И вообще их окружали крутые горы. Единственный выход — идти вверх, через трещину не выберешься.

Он кивнул налево, и выжившие люди стали карабкаться вверх по предательскому ледяному склону. Они не успели пройти и несколько метров, как обожженный Жнец, ослабевший от раны, поскользнулся и заскользил вниз по ледяному склону. Он махал руками, пытаясь схватиться за лед и остановиться, но пальцы скользили по гладкой поверхности, лед как воронка затягивал его вниз, к подножию утеса. Фаран услышал слабый вскрик, и человек исчез. Остальные Жнецы били тяжелыми сапогами по льду, прокладывая дорогу для Фарана и Голона.

Пока они поднимались настала ночь. Они добрались до конца ледяного склона и обнаружили, что перед ними изрезанный склон горы, торчащий из-подо льда и уходящей в низкие облака, нависшие над ними. Но здесь были зацепки для рук, взбираться стало немного легче. Они поднимались еще около часа, постоянно рискуя жизнью, потому что любая, на первый взгляд надежная зацепка могла отломиться в любой момент. Наконец они добрались до верха склона и обнаружили, что прямо перед ними находится усеянная валунами равнина. Где-то вдали слабо чернели горы, но закрывшие небо облака заслоняли взгляд. Взгляд вниз с края обрыва, на который они только что взобрались, подтвердил самые худшие опасения. Под ними лежала пропасть, с очень крутыми склонами, уходившая вниз по меньшей мере на пару тысяч футов, вплоть до расселины в земле. Так что вниз пути не было, сзади и слева отвесные горы, можно было идти только на северо-запад, где лунный свет с трудом пробивался через мрачные темные облака. Они отправились туда. Далеко наверху, в тысячах футах над ними, ревели драконы, гоняясь за последними лучами ушедшего солнца; Фаран слышал их трубные призывы.

Через какое-то время он увидел, что горы слева поворачивают, встают на их пути, заставляют и их повернуть на запад. Земля начала постепенно повышаться. Впереди замаячили черные тени, и он увидел, что это деревья. Так много деревьев на такой высоте? Фаран приказал отряду остановиться, а сам уставился в темноту: впереди непроходимая чаща колючих деревьев, их ветки-когти как будто ждут, кого бы схватить. Тем не менее придется продираться сквозь них: другого пути нет.

Отряд пошел вперед, сражаясь с колючками, туман застилал глаза, становясь все гуще и гуще по мере того, как они поднимались. Воздух стал таким же испорченным, как в Логове Харкена. На Голона и остальных людей напал мучительный кашель: вскоре они опять накрыли лица полами своих плащей.

Никто из них не знал земли за Палисадами: даже в библиотеке Храма Исса было очень мало книг с описанием этих мест, так как про эту часть мира никто в точности ничего не знал. Была ли она полностью разрушена после бегства Богов? А через Палисады вообще никто не мог перейти. Но Фаран кое-что знал: он поглядел на Голона. Лицо мага было частично скрыто под плащом, но, насколько князь мог видеть, волшебник пришел к тем же выводам. Он знал, где они находятся. Фаран приказал остановиться. Черные деревья недвижно столпились вокруг них, как если бы собирались напасть.

— Мы в земле Полунощной Чуди, — спокойно сказал Фаран.

Для того, чтобы ответить, Голон убрал плащ со рта. — Да, это Чудь. — Он указал на восток. — Вон там Сияющая Равнина, на севере Лес Лорн. Расселина под нами называется Барьер Айкена.

— Тогда Ахерон принес нас на дорогу зла. Те, кто живет здесь, ненавидят людей, как поклонников Ре, так и слуг Исса, любых людей.

— Тем не менее он обещал перенести нас туда, где находятся наши враги, — возразил Голон.

Он порылся в кожаном мешке, в котором хранил принадлежности своей профессии, и вынул оттуда маленькую пурпурную жемчужину, надетую на нитку. Волшебник вытянул руку, и нитка повисла перед ним. Жемчужина незаметно крутилась в спертом воздухе, маг внимательно глядел на нее. Даже колючий лес замолчал, как если бы тоже внимательно глядел на них, и только черные капли время от времени падали с погруженных в туман веток деревьев.

— Я чувствую магию Зуба Дракона на востоке ниже нас, рядом с Барьером, — в конце концов сказал он.

— То есть Ахерон выполнил свое обещание. Иллгилл здесь, по эту сторону Палисадов. И Таласса... — Фаран задумался. И тут он обратил внимание на странную тишину, нависшую над Голоном, который пристально глядел на темные деревья. — Что это? — спросил он.

— Еще больше магии. — Голос волшебника слегка дрогнул, быть может от страха, и этот страх вонзил тонкие ледяные иглы озноба в жирную кровь, текущую по венам Фарана.

— Что за магия? — спросил он.

Голон указал на молчаливые ветви, нависшие над их головами. — Деревья: они живые.

Фаран отступил на шаг, и налетел на сук, подхвативший его плащ своими колючками. Он рванулся в сторону и уставился на шипы. Ему показалось, что из изогнутых стволов деревьев на них что-то глядит, что-то изначально злое и испорченное. И эти деревья, ожившие деревяшки, похоже собрались сюда, чтобы помешать ему пройти, как если бы их вел темный разум, а не каприз природы. — Мы пройдем, — сказал он, обращаясь как Голону, так и к самим деревьям, плотная масса которых, казалось, еще больше наклонилась к нему, как если бы обдумывала его слова.

Голон молча кивнул и они сделали несколько шагов в направлении, в котором, казалось, был какой-то просвет между колючими ветками. Они добрались туда, оставляя клочья плащей на шипах, только для того, чтобы обнаружить, что дальше в этом направлении идти невозможно. Барьер шипов перед ними походил на лабиринт с множеством тупиков и проходов, которые вели обратно. Голон несколько раз проверял их дорогу по пурпурной жемчужине и каждый раз находил одно и то же: их вели все дальше и дальше на север. Попытки повернуть на восток приводили только к разодранным плащам и расцарапанным рукам.

В конце концов они очутились на поляне в самой чаще колючего леса. Через облака над собой Фаран видел вершины гор. Толстый черный туман висел над землей прямо перед ними.

Он повернулся к Голону и увидел в глазах волшебника то, что и так знал: несмотря на все попытки повернуть на восток, они оказались в самом сердце опасности. — Обнажить мечи, — скомандовал он. Все остальные сжались в круг вокруг него, мечи наготове. Подождав несколько секунд, он вышел из круга, в туман. И в тот же момент лес вокруг него затрещал, наполнился шумом.

Тощие туманные фигурки отделились от деревьев вокруг них. Они были похожи на призраки деревьев: тонкие, скелетоподобные, кости и мышцы сделаны из сгустившейся темноты, сама сущность деревьев, с шипами, торчащими прямо из кожи, узкими лицами, сходившимися в точку, и сверкающими черными глазами. Их руки заканчивались множеством пальцев-шипов, и они несли оружие, сделанное из дерева. Странные создания окружили их, сжав отряд Фарана в плотный, ощетинившийся мечами круг. И тут он заметил, что еще кто-то появился из тумана со стороны гор. Духи деревьев расступились, открыв узкую щель, через которую незнакомец вошел внутрь.

Здесь он остановился, его тело, казалось, притягивало к себе туман, он был завернут в него, как в кожуру, и полностью невидим. Из глубины тумана пришел голос, говорившийся на их языке, но с сухим шелестом, похожим звук скользящей змеи. — Сопротивляться не мудро, — сказал он. Незнакомец подошел ближе, но туман по-прежнему скрывал его.

— Ты кто? — спросил Фаран.

— Я пришел приветствовать тебя: ведь ты тот, кого зовут Фаран Гатон Некрон. Мой повелитель увидел, что ты идешь. Не каждый день люди выходят из Логова Харкена.

— Ты следил за нами?

— Следил? Я? Нет, за вами следил лес, держал вас в своих объятьях, лигу или около того, пока вы шли, и привел вас сюда, к воротам в Равенспур.

В этот момент существо полностью вышло из тумана. Оно было не меньше шести футов в высоту, как и сам Фаран. Кожа была зеленой, как у жабы, и испещренной черными пятнышками, похожая на луковицу шея заканчивалась сотней подбородков. Лицо можно было бы назвать почти человеческим, хотя в нем не хватало нижней челюсти, а слова выходили из розовой зияющей дыры на горле, располагавшейся прямо под желтыми глазами, поэтому когда существо говорило создавалось впечатление, что слова идут из отвратительно изогнутого ухмыляющегося рта. Хотя у него было две руки и две ноги, и он ходил так же как ходят люди, его конечности и тело было покрыто чешуйчатым панцирем, который выглядел несокрушимо крепким, как будто скованным из стали. В руке он держал человеческую голову, лицо которой все еще закрывала маска: один из Жнецов. Он бросил ее на землю перед ногами Фарана.

— Я принес тебе одного из твоих людей, — безразличным тоном сказал он, но его глаза смеялись.

Фаран холодно посмотрел на голову, которая прикатилась к его ногам, потом перевел взгляд обратно на существо, его хорошая рука дернулась, а пальцы начали бессознательно искать рукоятку потерянного меча. Несколько секунд он глядел прямо в глаза странного создания, но то, судя по всему, никак не поддавалась действию его гипнотического взгляда; он не влиял на таких, как эта тварь.

— Как тебя зовут? — наконец спросил Фаран.

Желтые глаза твари никогда не мигали. — Меня зовут Весельчак, — сказал он, и действительно, его лицо всегда улыбалось из-за широкого ротового отверстия на горле, так что имя замечательно подходило к нему, насколько слово на человеческом языке может подходить к такому существу. — Пойдем, — сказал он, махнув одной из своих маленьких рук перед собой, жест, который, по-видимому, должен был изобразить вежливое приглашение, и повернулся всем своим одетым в панцирь жестким телом.

— Куда? — спросил Фаран.

Весельчак хихикнул. — Конечно в Равенспур, я же сказал тебе. — Внезапно темный туман, который накрывал всю сцену, разделился, как если его кусок, находящийся перед ними, резко унесло в сторону, и прямо перед собой они увидели серые плиты каменистого откоса, и, возвышавшиеся над ним, нижние склоны горы, а верхние склоны и вершина все еще были невидимы из-за тумана и темноты. Фаран смог разглядеть и узкую тропинку, петляющую по склону горы и достигавшую седловины, где она исчезала, чтобы появиться опять далеко вверху на склоне темной ложбины.

Существо опять повернулось к нему. — Иди за мной, — сказало оно. — Мой хозяин ждет тебя.

С этими словами Весельчак повернулся спиной к Фарану и зашагал к откосу. За их спинами раздалось шуршание тяжелых деревянных ног, лес деревянных людей толкал их сзади и заставлял идти вперед.

ВОСЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Хозяин

В первый раз с тех пор, как он очутился на вершине Равенспура, Уртред повернулся и взглянул назад, на южные горы. Величественные вершины Палисадов, освещенные луной, гордо высились над снежной бурей, бушевавшей над равниной, и темными грозовыми облаками. Какое-то время он колебался. Отчаяние, которое он сбросил с себя, начав подниматься на Равенспур, опять обрушилось на него. Даже в башне Форгхольма он не чувствовал себя таким ужасающе одиноким. Темный голос говорил с ним. Друзья бросили его в снегу, оставили умирать. В Форгхольме он, по меньшей мере, знал свое место, скрываясь в башне все эти годы; никогда он не подходил к окну, чтобы те, кто ждал внизу, не увидели даже намек на его лицо. Да, начиная с Тралла у него были друзья: Таласса, Аланда, Джайал — они приняли его. Или нет?  Мучительное сомнение грызло его душу. Сейчас он изгнанник, забытый всеми, бесполезный для них. Внезапно пришло видение: Джайал и Таласса, обнявшись, смеются, смеются над ним, уродцем в балагане. Холодная ненависть охватила его. Его обманули, он сам обманул себя. Таласса никогда не любила его. Даже жители Годы вели себя честнее по отношению к нему, чем эти так называемые друзья; только неприкрытое отвращение по отношению к нему, и ничего другого.

Потом он попытался привести мысли в порядок. Нет, это не его мысли. Черное Облако, нависшее над горой, действует на его рассудок; друзья никогда не бросали его. Между ними всеми священные узы. Но тогда, почему он один? Опять червь сомнения. И опять все мысли с начала. Его сознание никак не могло вырваться из объятий горячки, которах искажала и перекручивала каждый разумный довод.

Надо привести мысли в порядок, попытаться определить, что сейчас самое главное. Вот, самое главное  — найти остальных. Доказать, что его подозрения — самый обыкновенный бред. Они идут вдоль Барьера в Лорн. Самый быстрый способ соединиться с ними — подняться на вершину через руины города и найти путь вниз с другой стороны.

Но все-таки Уртред стоял и смотрел на горы, а свист ветра в прорезях маски странно гармонировал с состоянием его души. Сейчас все его существо сосредоточилось на одной мысли — в этом месте он что-то узнает. Ожидание длиной в двадцать один год наконец-то закончится, сгорит, как мотылек в пламени свечи. Это Равенспур, место по которому его назвали. Сейчас он узнает правду.

И тем не менее Уртред не двигался, удерживаемый на месте волнами сражающихся между собой эмоций, захлестнувших его душу и сердце. И он мог бы стоять вечно, пока ветер не сбросил бы его в пропасть. Но тут, внезапно, вспышка красного света расцвела далеко на юге, осветив облако снизу. Потом еще и еще, они шли от входа в Логова Харкена, скрытого снежной бурей. Это не молнии, он был уверен. Но что? И потом, хотя до Логова было много миль, а ветер выл и жаловался вокруг него, он услышал триумфальный клич, прокатившийся по ущельям и горным склонам. Пока он глядел, вспышки поднимались все выше и выше в небо, потом устремились вниз. Уртред напряг глаза, пытаясь увидеть больше, но ему мешали расстояние и облака.

Затем красные вспышки опять поднялись высоко и через серое небо с потрясающей скоростью устремились к нему, становясь все более и более яркими. На какое-то время облака разошлись, и он увидел их сверкающие тела. Могучие крылатые создания, лунный свет отражался от их чешуйчатых боков, переливаясь разными цветами: синим, красным и оранжевым. Их крылья с силой били в воздух, а сверкающие глаза глядели на север: они с ревом пролетели мимо, в миле или двух на запад, а воздушная волна ударила по нему с такой силой, что сбила с него плащ и ему пришлось ухватиться за камень, чтобы не упасть в пропасть.

Драконы. Освободились из Логова Харкена. Его сердце потянулось вслед за летящими зверьми, исчезнувшими в облаках, ему страстно захотелось полететь вслед за ними, лететь вместе. Создания Ре, опять оказавшиеся на земле. Для чего нужно Книга Света,  если сила Бога воплотилась в этих существах Пламени? В то же мгновение все его сомнения улетучились: Бог еще жив. Все опять будет хорошо, темнота потерпит поражение. Зло исчезнет с лица земли.

Потом пришла другая мысль, слегка умерившая его буйную радость. Да, драконы проснулись, но почему они вышли оттуда? Тысячелетия ничто не шевелилось в глубинах Логова Харкена; так сказал Гарадас. Так что же потревожило их? Кто-то или что-то прошло через место, где они спали? Он вспомнил видения Джайала. Кто мог пройти через недра земли, владения Исса? Только он один, Фаран собственной персоной. Итак, Лорд-Вампир нашел таки путь из Тралла и уже здесь, по эту сторону Палисад. Сомнений нет. Уртред видел работу Голона, его волшебника, видел силу этого человека, когда они повстречались на мгновение на дорогах Тралла в ту самую ночь, когда он вошел в город. Итак Голон сделал это: перенес сюда Фарана не за три месяца, как думал сам Уртред, а за три дня. У них совсем нет времени. А еще надо добраться до вершины, спуститься на другую сторону и найти северный вход в Барьер

Внезапно сознание пришло в порядок, Уртред повернулся и сделал последние несколько шагов до стен погибшего тысячи лет назад города. Над ним чернел силуэт полуразрушенной башни. Справа и слева гора резко уходила вниз, образуя почти отвесные скалистые обрывы. А прямо перед ним, в стене башни, чернело прямоугольное отверстие, примерно двадцати футов в высоту. Он вошел, его шаги громко отдавались в пустоте перед ним. Лунный свет струился с запада через пустые бойницы крепости. Справа от него винтовая лестница поднималась на следующий этаж здания. Это была единственная видимая деталь башни. В зале стоял холод, холод древнего камня; он решил, что этот камень будет холодным даже тогда, когда снаружи будет настоящая жара. Вглядевшись в темноту, Уртред увидел на противоположной стороне огромного зала выход наружу. Все, что он должен сделать — пересечь этот зал, и тогда он освободится и от этого места, и от темных мыслей, отягощающих его сознание. Но кое-что удержало его на месте, буквально приклеило к земле, он не смог сбежать. Тайна. Загадка. Имя этого места. Его имя.

Вместо того, что бегом броситься к выходу, Утртред подошел к лестнице и начал взбираться по ней. Его окружил слабый свет, шедший неизвестно откуда. Казалось, что свет движется вместе с ним. И опять у него возникло чувство, что все это он уже видел, что уже был здесь, много лет назад. Никакого признака стражи, и вообще ни единого знака жизни. Он прошел по коридору и обнаружил еще одну винтовую лестницу, ведущую наверх. Утртред начал подниматься в самые верхние этажи крепости.

Опять и опять, все вокруг было ему странно знакомо, как если бы он видел эту картину, хотя мельком и очень давно, она постоянно возвращалась в его сознание. Он остановился, закрыл глаза и воспоминания стали еще более отчетливыми. Его несли в мягких руках, причем он был во что-то закутан, отделен от мира и видел все через слабый туман. В зале звучали голоса, встревоженные крики детей, его собственный и другой — Рандела? Потом ничего, пустота, наполненная воющим ледяным ветром, бескрайняя белая равнина, скрип кожи седла: потом его первые сознательные мысли в Форгхольме.

Уртред открыл глаза. Как он может помнить хоть что-нибудь из того времени? Ему было всего несколько недель от роду. Похоже на то, что когда он в первый раз увидел Равенспур из Годы, какая-то сила вложила воспоминания в его сознания. Теперь он все понял. Это не его собственные воспоминания: они жили здесь независимо от него, в стенах крепости, в каждом камне. Они жили и дышали, помня все; он только слышал голос камней, видел то, что они видели. Он протянул руку и коснулся стены: так и есть, камень как бы немного поднимался и опадал, волна дыхания прошла через рукавицу в его руку. Стены жили. Он опять стал подниматься.

На верхней площадке лестницы было почти ничего не видно: темнота, и только голоса, смущающие и злые, множились в его голове, превратившись в какофонию соперничающих звуков. Он все отчетливее слышал, как кричат женщина и дети. Потом звуки внезапно оборвались, все стало тихо, и в полной тишине Уртред сделал последние два шага. На самом верху исчезли последние намеки на свет, как если бы закрыли дверь.

Сейчас он был абсолютно слеп. В отличии от зала внизу, окон здесь не было. Хотя он ничего не видел, но точно знал, что стоит на вершине горы. Тьма. Место, которое рождает и выращивает мысли, которые так много раз сменяли друг друга, что превратились в кислоту, в кислоту потерянных надежд: в воздухе висел слабый запах, как если бы неосуществившиеся ожидания превратились в эфир.

Никогда раньше, даже с маской на лице, закрывающий мир, он не погружался в такую темноту. Кислый запах, вот и все, что осталось.

И тут Уртред почувствовал, что в помещении кто-то есть, кто-то, кого нельзя увидеть или услышать, существо чистой мысли, которое прожило множество лет и которому, чтобы жить, надо думать, как другим для этого надо вдыхать воздух. Все эти годы оно спало в камне, и, как магнит для металла, слабое, но настойчивое притяжение этого существа привело его сюда. Является ли оно ему врагом?

Потом он услышал голос. Откуда он шел? Слова уносились вдаль, как свет улетает за край мира в конце дня, и уносили с собой все хорошее, разрушали порядок вещей. Разлагающие, уничтожающие.

Голос из тьмы.

— Уртред Равенспур... — Потом голос опять умер, как умирает вой зверя, когда не остается энергии даже на вздох.

— Да, — ответил Уртред. — Кто зовет меня?

— Уртред... — На этот раз голос умер, как если бы был неуверен, правильно ли он произносит человеческие слова, от которых отвык давным-давно.

— Кто зовет меня? — повторил вопрос Уртред, поворачиваясь и шаря взглядом в темноте. Он мог бы крутиться как волчок, но в этой совершенной темноте мир оставался бесконечно спокойным.

— Тот, кто похож на тебя, — в конце концов отозвалась темнота.

— Как тебя зовут?

— О, имена не важны. Называй меня Хозяин Равенспура, если тебе нравится. Тем не менее у меня нет имени, одни воспоминания. Воспоминания о куда более худших временах, когда небо было охвачено огнем и боги уничтожали друг друга.

— И где ты живешь?

— В тенях, в камнях, во льду: я там, где мой дух находит покой. И смотрю на души света, которые приходят сюда.

— А что ты делаешь с ними, когда они приходят?

— Ты же видел стража на склоне. Все должны быть уничтожены, все, кто приходит к Чуди.

— Все, за исключением меня.

— Я пощадил тебя, Уртред. Твои друзья бредут по оврагу ниже горы, но я захотел поговорить с тобой и послал на равнину Ледяных Призраков, а также ураган, который отрезал тебя от других.

— Почему?

— Потому что ты никогда не будешь таким как они, Уртред.

— Это как? — возразил Уртред, хотя, внезапно, голос полностью убедил его: знакомое отчаяние наполнило его душу, как тогда, когда он был изгнанником. Он и сейчас изгнанник, отверженный, и вечно будет им, он навсегда исключен из общества людей, как и сам Хозяин.

— Люди, души света: берегись их. Они предают униженных и оскорбленных, искалеченных и сломанных. Я знаю. Мой народ страдал, как и ты, после того, как огонь уничтожил этот мир. И наши враги в Лорне не сжалились над нами, когда мы подошли к границам их страны; мы умирали сотнями, а они гнали нас прочь. Они говорили, что нуждаются в нас, но любили  только тех, чьи тела были прямы, а лица без шрамов.

— Нет, ты ошибаешься. Даже бедолага вроде меня может найти человеческое тепло, — ответил Уртред. Но даже в собственных ушах слова прозвучали неубедительно.

— Ты думаешь, что Таласса, Аланда и Джайал что-то чувствуют к тебе? Нет, Уртред, ты для них не больше, чем марионетка: у тебя есть великая магия. Они используют тебя, а когда мир опять станет их, они безжалостно выбросят тебя прочь, как они выбросили Чудь. Ты всегда будешь один.

Голос говорил негромко и мягко, но убежденно, и отчаяние свинцом повисло в венах Уртреда. В сознании замелькали картины: Таласса и Джайал, вместе, обнявшись, голые, их совершенные тела так отличаются от его изувеченного тела; взгляд Имуни, когда она впервые увидела маску; взгляд Вараша, Верховного Жреца Храма Ре в Тралле — тогда он снял маску и показал то, что находилось за ней: зрелище убило старика. Отверженный, отверженный навсегда. Голос прав, он проклят. Он никогда не будет частью этого мира. Его мечты ничто.

Тишина, потом голос заговорил опять, еще более мягко. — Ты спросил меня, почему я привел тебя сюда. Чтобы дать тебе выбор, Уртред, дать возможность отречься от твоих друзей. Ведь ты все понял, не так ли? Они смеются над тобой за твоей спиной. Присоединяйся ко мне. Скоро опять наступят Темные Времена. Страж Лорна, Бронзовый Воин, слабеет с каждым днем. Только Таласса может спасти его и их. Но она предала тебя. — И опять Уртред увидел, как Таласса улыбатся Джайалу, ее голова отброшена назад, обнажая ее алебастровую шею... желание и сознание ее недоступности ударили его прямо в сердце.

Голос Хозяина продолжал говорить, его слова с жужжанием впивались в мозг: — Через две недели мои армии будут готовы. Они пойдут в Лорн и убьют их всех, всех тех, кто забрал себе эту землю и живет там в раю. Ты один из нас, на тебе рубцы от огня. Откажись от своей человеческой части: люди никогда не примут тебя. Вернись к своему народу и наконец-то заживешь в мире. Ниже, Уртред, есть много таких как ты, уродливых и искалеченных; они были такими с рождения, как только появились на свет. Семя огня богов прокляло их, искривило их тело и выгнуло их конечности. Это же семя и ты носишь в своих венах.

Уртред молчал, слова призрака этого места эхом отдавались в его ушах. Разве он не отсюда? Разве его назвали не по имени этой горы? Возможно это вовсе не преддверие чего-то другого и в Лорне его не ждет никакое откровение. Вот, вот оно. Сумма и смысл всех его ожиданий. Он родился от одного из этих испорченных, несчастных созданий.

Опять на него навалилось оцепенение, но он не собирался сдаваться без борьбы. Инстинктивно он знал, что все совсем не так: он родился не здесь, не в этом мраке. Это место  — символ чего-то. Иначе в чем смысл женщины, видения, которое он видел на берегу озера? Теперь он был уверен, что это предостережение: она знала, что ему придется столкнуться с искушением.

— Ты молчишь, — сказал голос.

— Я родился не здесь, — сказал Уртред. — У меня было видение, внизу, у подножия горы. Это была моя мать, разве не так?

На этот раз голос промолчал.

— Она пришла из Лорна, да? — продолжал он, внезапно проникаясь уверенностью, новое и более яркое видение как свет солнца, возникло перед его внутренним взором, рассеивая туман, который окутал сознание. — Она пришла из Лорна и только остановилась здесь. — Он закрыл глаза, солнечный свет стал сильнее. Он видел ее: она шла на юг, с детьми, рядом с ней было какое-то несчастное, горбатое и изогнутое создание, но, тем не менее, не одно из тех проклятых, которые жили здесь.

Это было двадцать лет назад. Перед тем, как облако повисло над Равенспуром. Потом он закричал, когда понял. Она умерла здесь, на вершине горы. Она не могла идти дальше, в мир смертных. Она пришла из Лорна, пожертвовала собой. Почему?

Он услышал негромкий вой и мгновенно открыл глаза. Белые формы, похожие на руки, спряденные из паутины, колебались над ним в темноте, готовые схватить его. Это была ловушка, искушение отчаянием; еще бы несколько мгновений, и он стал бы рабом голоса, но он победил его. Ледяные пальцы коснулись его кожи, но он опять почувствовал, как его вены наполнились огнем, он вытянул ладони, из них вырвалась волна пламени, через которую не могли прорваться никакие ледяные пальцы. Нужно было как можно скорее убираться отсюда, но прежде надо было узнать побольше. Да, его мать умерла здесь. Но где она похоронена? И опять неизвестно откуда пришел ответ. Глубоко в горе, они закопали ее очень глубоко, они, эти создания, живущие на этой горе. Пока ее тело у них, у них и часть его души, часть того, что он потерял.

Но он не может сейчас идти за ним: он чувствует там, внизу, зло, и он сам стал бы таким же злом, если бы послушал голос еще немного. Он должен идти, и быстро, на север, чтобы помочь друзьям. Он закрутил руками вокруг себя, огненный круг стал еще больше, образовал что-то вроде вихря, в который он завернулся. Он услышал, как голос завыл, завыл как раненый дикий зверь.

Голова закружилась, потом темнота внезапно поднялась и, вместо гладкого камня, Уртред ощутил под ногами неровный, изрезанный камень, и увидел, что стоит на склоне горы под крепостью. Но теперь он был на северной стороне. Вниз вела неровная тропинка, выводящая на еще одну темную равнину. На какое-то мгновение ему показалось, что он еще спит и видит страшный сон, навеянный голосом Хозяина. Но тут он увидел, что луна пересекала небо, скоро восход. Прошло много часов. И то, что он слышал, было достаточно реально. Он должен побыстрее спуститься с горы и предупредить остальных. Он поглядел вниз, на равнину, но она была скрыта под слоем крутящихся облаков. Зато наверху все было спокойно, почти полная луна освещала зазубренные вершины и волнистые облака под ними.

Он начал торопливо спускаться, не обращая внимания на темноту и извилистую дорогу, чувствуя, что зло идет за ним по пятам, пытаясь вернуть его обратно.

Он поклялся себе, что вернется и найдет тело матери. Но сначала нужно добраться до Лорна и предостеречь их от того, что идет следом за ним.

ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

Равенспур

Фаран шел за неуклюже шагавшим Весельчаком прямо в облака. Тяжелой поступью они поднимались по почти вертикальному склону. Черный снег лежал в выбоинах слева и справа от узкого кряжа, по которому они карабкались вверх, а ветер выл и жаловался, как умирающий от смертельной боли человек. Вообще они были странным зрелищем: чешуйчатое существо с прорезью вместо рта, которое тащило на себе свой панцирь, как рыбак тащит на спине лодку; Лорд-Вампир, Живой Мертвец, высокий и прямой, одетый в черную одежду, заляпанную грязью и разорванную в клочки, с одной рукой, бесполезно висевшей на боку, а за ними Голон, плотно закутанный в пурпурно-коричневые одежды Исса, из которых торчала его большая лысая голова. Оставшиеся люди шли сзади, подталкиваемые толпой колючих людей.

Никто не говорил ни слова, но Весельчак время от времени поворачивался к ним своим тяжелым телом, как если бы хотел убедиться, что они идут следом. Увидев, что все в порядке, он продолжал медленно двигаться вверх. Вскоре они уже были достаточно высоко. Черное Облако и ночь, вместе, скрывали окружающий ландшафт, пока, наконец, луна не прорвалась сквозь тучи и они увидели, далеко внизу, озеро, на поверхности которого постоянно лопались пузыри и которое кипело, как если бы внутри него горел черный огонь.

Не было никаких признаков других жителей этого пустынного места, хотя пару раз Фарану показалось, что он увидел темные фигуры, проскочившие мимо в неярком свете луны. Узкая дорога стала еще уже, они были на самом гребне горы. Справа и слева от себя, далеко внизу, он видел через туман острые, похожие на оскаленные зубы скалы. Но Фаран предпочитал глядеть на узкую, не более двух футов в ширину тропу. Внезапно, к его удивлению, тропа закончилась, упершись в каменную стену. Узкая дорожка вела прямо ко входу в пещеру, скорее похожему на широкую щель. По каждую сторону от входа горели факелы, вставленные в металлические кольца; тлеющие угольки, крутясь, летели через неспокойный воздух.

Весельчак, не задержавшись ни на секунду, вошел в темный рот пещеры. Внутри ждали какие-то фигуры. Фаран никогда не видел существа, как бы изломанно и ужасно оно не было на вид, которое заставило бы его испугаться; но даже он содрогнулся, когда увидел то, что скрывала темнота. Вначале он увидел серое существо, как будто вырезанное из камня, с низким лбом: оно быстро шло на четырех конечностях, размером с ветки деревьев, похожее на обезьяну, все четыре сустава его были близки к земле, но глаза, глубоко сидевшие под каменным лбом, были совершенно человеческими. Весельчак провел их мимо, пока оно злобно пялилось на них.

Многоголосая болтовня обрушилась на них, совершенно непонятная речь на множестве языков: пернатые создания с головами птиц и телами обнаженных женщин, другие создания, чьи тела были сделаны из теней и чьи голоса были как завывание ветра, серолицые василиски, на которых Голон даже боялся смотреть, но чей взгляд спокойно вернул Фаран, неуязвимый для окаменяющего взора. Но даже он остановился и в ужасе шагнул назад, когда увидел еще одно создание: экзоскелет из человеческих костей, вместо лица череп, в глазницах которого находились живые глаза, по костям, как красные вьющие лозы, стелятся сухожилия.  Справившись с собой Фаран поторопился пройти мимо, спрашивая себя, как настолько искалеченное существо вообще может жить.

На расстоянии полета стрелы пещера выводила к широким, сделанным из камня ступенькам. Они шли к ним, проходя через толпу адских созданий, живших в прихожей. Фаран, как мог, старался не обращать внимания на какофонию визгов, жалоб и проклятий, на калейдоскоп  коричневых, серых и красных тел, а также на руки и когти, протянутые к нему, как если бы хотевшие вцепиться в его живот. Вместо этого он уставился в спину Весельчаку. Когда кто-нибудь из этих существ пытался подойти поближе, перед ним возникала пустота, в два ярда шириной, в которую никакие пальцы или когти не осмеливались сунуться, но вонь от их исковерканных тел наполняла наполняла все помещение и дышать было почти невозможно.

Наконец они дошли до каменной лестницы и вырвались из этого бедлама. На верхней площадке лестницы находились двойные двери, полностью сделанные из костей. Невидимые руки открыли их, и они вошли в замечательно тихий коридор. Двери немедленно закрылись, с жутким скрежетом. Коридор был вырезан в черном сланце и вдоль него шли металлические шесты, на каждый из которых был надет череп. Но как и везде в этом аду, частички жизни были и в них: когда Весельчак подошел к их шеренге, они все, как один, вскрикнули, что-то непонятно забормотали, потом внезапно выплюнули черную желчь. Капля этой желчи упала на плащ Фарана, зашипев как кислота. Он поторопился смахнуть ее перчаткой здоровой руки, чувствуя как черный холод сочится даже через толстую кожу рукавицы.

В конце коридора находились еще одни двойные двери. Они тоже, заворчав, сами открылись, и Весельчак неуклюже протиснулся в помещение, вырезанное, как кажется, из камня самой горы. По форме оно напоминало склеп с очень высоким сводом, несколько сотен футов в вышину, так что потолок терялся во мгле. Справа и слева были большие неровные дыры, из которых виднелись кипящие облака и пустой воздух. Ветер свистел справа налево, пересекая дорогу и бросая на них полосы черного облака. В бесполезных порывах ветра чувствовалась сдерживаемая энергия, как если бы где-то собралась вся ярость этого погруженного в мрак мира, а ветер принес сюда ее маленькую частичку.

Весельчак пошел дальше, Голон и Фаран за ним, сражаясь с ветром, который угрожал выдуть их наружу. Когда они были на середине помещения, Фаран увидел ничем не украшенный каменный трон. Он был вырезан из гранитной плиты, высотой в десять футов. На нем сидела фигура, неподвижная, несмотря на хаос, окружавший ее. Фигура была полностью завернута в коричневый плащ, складки которого ветер даже не осмеливался пошевелить. Руки были втянуты в объемистые рукава, лицо было невозможно рассмотреть из-за тьмы, царившей под капюшоном. У Фарана мелькнула мысль, что плащ вообще пуст — пока он шел вслед за Весельчаком через ревущее пространство между входом в пещеру и троном, плащ не пошевельнулся.

Но тут фигура подняла голову, обнажив то, что находилось под капюшоном, и Фаран от неожиданности остановился. Там не было лица, как он ожидал, даже того ужасного, как у тех, кого он видел в прихожей внизу. Зрелище было намного более кошмарное.

Масса дрожащих язычков пламени, то вздымающихся, то опять опадающих, что-то вроде мерцающих красным огненных угольков, которые светятся только тогда, когда на них дует ветер. За этой шевелящейся массой красного и оранжевого можно было разобрать неотчетливые человеческие черты, похожие на серую золу, оставшуюся после листа сгоревшей бумаги, которая на мгновение сохраняет свою форму, прежде чем ее унесет ветер.

Голон тоже остановился, и Фаран слышал рядом с собой его тяжелое, прерывистое дыхание, слышал, несмотря на вой ветра и жужжание скрытой энергии, которая, казалось, наполняла фигуру на троне, как рой разъяренных пчел — улей. Он обернулся: Весельчак уже вернулся обратно и стоял у костяных дверей на дальнем конце помещения; странным образом, даже вид этого уродливого существа казался более приятным по сравнению с тем, что было прямо перед ним. Фаран заставил себя опять поглядеть на фигуру на троне.

Кошмарное создание подняло одну из рук, и они увидели, что в рукаве, действительно, находится только пустота, черная пустота, в которой мелькал магический огонек, создавая слабый намек на руку.

Потом пришел голос, но не из пространства под маской. Как если бы говорило совсем не это существо перед ними, а кто-то другой, издали, быть может с другого плана бытия. Фаран этого не знал, но это был тот самый голос, с которым разговаривал Уртред несколькими минутами раньше. Хозяин Равенспура. Он находился здесь, а также в любом другом месте под серо-коричневым облаком, которое неподвижно висело над вершиной горы.

— Так, — сказал он, — Живой Мертвец, один из тех, кто будет жить вечно. — Опять тишина, за исключением звука пустоты, воющей из-под маски. — Ты видел этот мир, — сказал Хозяин Равенспура. — Теперь ты знаешь, почему эта земля ненавидит человечество. Полунощная Чудь: только тени могут жить здесь. Мир боится нас, потому что мы хороним человеческие надежды. Ты и я очень похожи, Фаран.

Его лицо опять раскалилось, как если подул ветер, раздувший внутреннее пламя, которое казалось источником его жизни. — Все, кто приходят из земли людей, и вообще те, кого боги не прокляли так, как прокляли нас, — наши враги. Но ты другой. Ты отказался от сладкого подарка Богов, надежды на смерть, и в этом ты наш брат, потому что никто из нас, Полунощной Чуди, не знаком со вкусом смерти с тех пор, как боги покинули землю.

— Тебе ненавистен свет солнца: я и мой народ ненавидим любой свет, даже свет луны. Никто из нас не в состоянии вынести сияние светил, оно разрушит наше нынешнее проклятое состояние. Так что только одно отличает нас от тебя: ты поклоняешься Богу, хотя и Богу темноты, но это один из тех богов, которые довели нас до такого состояния. В этой земле мы проклинаем всех богов. Скоро ты узнаешь, что все эти небеса, за которыми ты и твои друзья жрецы так настойчиво гоняетесь, самый обыкновенный ад, не больше и не меньше: ни в небесах, ни в сердце земли, ни в Тенях или где-то еще, нет и не может быть такого места, где счастье и свобода существуют всегда и для всех.

— Так что добро пожаловать к Полунощной Чуди, Народам Ночи, и пускай твоя душа скоро избавится от богов и станет такой же пустой, как моя: тогда и только тогда мы тебя примем по-настоящему, не как тех, кто давным-давно поднялся на Палисады, решив сражаться против этой страны — они по большей части умерли в горах, а те немногие, кто пересек горы были убиты прежде, чем увидели Сломанные Вязы. Они были сумасшедшими, а ты вполне разумен и силен — иначе каким образом ты сумел пройти через логово драконов? — Хозяин замолчал, как если бы ждал ответа. Фаран встряхнулся, он искал слова, но на ум ничего не приходило.

Потом, быть может отвечая на свои собственные мысли, существо перед ним сказало, с намеком на улыбку в том месте, откуда приходил голос. — Ну же, рассказывай, почему ты пришел к нам. Я готов услышать странную историю, даже более странную, чем это место, в которое я возвращаюсь раз в сто лет, давай говори, и побыстрей.

— Господин, — слово с трудом вышло из губ Фарана, так как, за исключением Исса и его слуги Ахерона, последние двести лет он не обращался так ни к человеку, ни к богу и вообще ни к кому, включая Старейшин в Тире Ганге. — Господин, мы пришли сюда не зная точно куда идем, следуя по магическому следу, который начинается в южных землях.

— Никто не приходит сюда зная. — Опять улыбка из бездны. — Продолжай, расскажи о том, что люди называют магией, это развлечет меня, но говори только правду.

— Господин, был маг по имени Маризиан, который построил на Юге город по имени Тралл. С собой он принес туда три магических артефакта и книги богов, Ре и Исса...

— Даже не упоминай их. — прервал его голос, на этот раз со злостью.

Фаран быстро продолжил, как если бы его не прерывали. — Артефакты оставались там в течении столетий и ничто не нарушало их покой, пока один из них, Бронзовый Воин, не ушел из могилы Маризиана и не отправился на Север. Тогда люди забрали другие два, меч и магический жезл. Я ищу их во имя нашего Бога...

— Опять имя, которое я не хочу слышать, — оборвал его голос. — Твой рассказ, однако, мне знаком. Многие приходили сюда в поисках Бронзового Воина, но никто не нашел ни его, ни магического королевства Лорн, так как человеческие глаза не в состоянии увидеть их. Лорн был создан тем, кто называет себя Богом Пламени, очень давно, как убежище для его слуг. Они должны были стать такими же как мы, существами тени. Но мы прокляты, а они живут в раю, оставаясь вечно юными. Долгие десять тысяч лет они живут там, не опасаясь нашего гнева: вначале их защищала магия, которую этот проклятый Бог оставил тому, кого он сделал королем той страны. Потом, когда магия кончилась, к ним на помощь пришла эта магическая тварь, Бронзовый Воин.

— Он устроился работать в Кузнице, которую оставил тот Бог; там он бьет по Наковальне, Сердцу Мира: магической поток течет из нее, сохраняя ворота Лорна закрытыми для их врагов, и еще нагревает воздух, заставляя луну стоять в неподвижном небе... Но сейчас Бронзовый Воин ослаб: скоро ворота, защищающие королевство, опять откроются, тогда мы обрушимся на них и уничтожим их всех до последнего. — Он умолк, и если можно сказать, что частички расплавленного воздуха могут что-то внимательно рассматривать, то как раз сейчас они глядели на Фарана.

— Да? — сквозь завывание ветра спросил Фаран.

— И, тем не менее, Лорн может выстоять. Фаран, ты рассказал мне правду, да, но ты забыл рассказать сердце этой истории. Ты пришел сюда не только за исчезнувшими артефактами. Живые: вот что привело тебя на север. Не думай, что я не знаю о тех, кто проходит вблизи моих границ. Во первых эти проклятые люди, слуги Пламени, которые пришли с юга семь лет назад. Твой старый враг, Барон Илгилл: так его зовут, не правда ли? Он пришел с кучкой своих людей, неся один из тех артефактов, о которых ты говорил: Теневой Жезл. Его проклятый синий свет сиял как звезда над Равниной Призраков. Это было еще до того, как мои армии собрались здесь, как они собрались сейчас; иначе он бы умер, как умерли легионы до него. Он прошел через горы и вошел в Лес Лорн. Потом, два дня назад, рано утром, на рассвете, комета с юга. Она аркой пересекла небо и упала в той самой долине, где живут эти крестьяне, потомки сыновей одного человека, но теперь настолько смешавшиеся с другими, что даже ты не распознал бы этого. И в этой комете было четыре человека. Сын барона, жрец Пламени, одна старуха и, наконец, молодая девушка. Не их ли ты ищешь?

Фаран кивнул. — Да, они мои враги, как и барон.

— Хорошо, тогда ты можешь пригодиться. Но вначале я должен рассказать тебе о Лорне. Проклятый Ре установил в этом месте купол, могущественную иллюзию, которая скрывает город. Он также установил там небо с полной луной в зените, которая всегда освещает город. Люди могут увидеть его раз в месяц, когда луна в этом мире становится такой же, как в Лорне. Когда они обе согласуются между собой, в полнолуние, открываются ворота и город становится виден. Только тогда, и на очень короткое время, человек может добраться до острова, на котором находится город.

— Нынешней луне не больше недели, — заметил Фаран.

— Точно: еще три недели до открытия ворот. Мои армии собираются, как они собирались раньше, каждые сто лет после того, как боги оставили землю. Все эти тысячелетия каждые сто лет мы атакуем Лорн. И каждый раз магия Богов уничтожает нас прямо на границах. И каждый раз требуется сто лет для того, чтобы Чудь опять собралась.

— Но, с течением времени, магия Ре стала слабеть. Ровно тысячу лет назад она вообще исчезла, и было похоже на то, что Лорн должен пасть. И тогда я призвал Черное Облако, которое что-то вроде защитного купола для нашего народа, то самое Черное Облако, которое ты видишь здесь, потому что, как я уже говорил тебе, наш народ не может идти под светом луны или солнца. Но, когда наши армии собрались, однажды утром я увидел металлический отблеск на Палисадах; горы задрожали, с них начали сходить лавины, которые белым полотном закрыли все горные склоны. Раздался рев, как будто тысяча львов заревели разом, и снег хлынул на Равнину Призраков, затопив ее вплоть до Сломанных Вязов. Вот тут-то мы и увидели рубиновые глаза, руки и ноги из адамантина, увидели его, Бронзового Воина. Он шел сквозь снег, который бурлил вокруг его ног, как пена от штормовых волн бьется о берег, его глаза горели как лава, а каменные кулаки были крепче железа. Арьергард мой армии бросился на него, но кого-то его взгляд превратил в камень, а остальных он раздробил на кусочки своими кулаками. Он прошел через Равенспур, уничтожая тех, кто пытался встать на его пути, и дошел до озера. И, так получилось, он оказался там именно тогда, когда луна была в зените, так что он вошел в королевство. А там уже была главная часть моей армии, готовая для последнего штурма Лорна. Они все умерли, и именно тогда, когда Лорн, наконец-то, можно было завоевать.

Хозяин остановился и повернул голову к бурлящему облаку. — Вскоре после этого магия Лорна опять стала такой же сильной, как и раньше, а с поверхности озера над лесом начал дуть горячий ветер. И даже тогда, когда над Равенспуром собиралось Черное Облако, ветер разрывал его в клочья, вместе с моим народом. Так было тысячу лет, но совсем недавно ветер стал слабеть, и теперь он слабеет с каждым днем.

— Но что вызвало такую перемену?

— Много правдивых строк было написано во времена сумерек мира, хотя и руками людей. Но те из нас, кто жил здесь в начале времени, слышали слова богов, прямо от них. Для нас эти слова намного больше, чем просто пророчества. Так что я заранее знал о наших поражениях, о бесполезных сборах армий, знал даже о неминуемом приходе Бронзового Воина. Тем не менее наша судьба была определена: мы пытались победить Лорн. Но теперь эра, о которой говорили боги, закончилась: началась новая эра. Впрочем, они знали о том, что после тысячи лет в Лорне Бронзовый Воин ослабнет; солнце умирает и он все больше и больше устает; он ждет того, кто придет и освободит его. Он подчинится только ей одной.

— Кто это такая?

— Та, кого боги называют Светоносицей.

— Таласса, — выдохнул Фаран. — Книга Червя говорила правду. Она пришла, пророчество исполнилось в этой далекой стране.

Хозяин какое-то время молчал. Быть может он читал мысли Фарана. — Мы с тобой хотим одного и того же, — наконец спокойно сказал он. — Твои враги идут по Барьеру Айкена в самое сердце горы. Ты, ты один, можешь остановить их. Мои армии еще не родились в Черном Пруду. Иди с Весельчаком и остальными, уничтожь их.

— Их магия сильна, — заметил Фаран.

— Да, сильна — но ничтожна, по сравнению с магией Народов Ночи. Через несколько дней мы сможем уничтожить их. Но сейчас только Весельчак и еще кое-кто могут выйти во внешний мир. Это все, что у нас есть, это и отчаяние, которое разъедает сердца людей, а также темнота, которую я пошлю в их сознание. Иди с Весельчаком. Я прошу тебя только об одном.

— И о чем?

— Пощади одного человека.

— Талассу?

— Ты что, для чего мне хотеть спасти нашего самого страшного врага? Нет. Уртред, Жрец Пламени. Вот его я хочу живым. Он мой и только мой.

— И для чего ты хочешь жизнь жреца Ре?

— Слишком много вопросов. Я покажу тебе кое-что: предупреждение, что может случиться, если ты потерпишь неудачу. Потом Весельчак поведет тебя в подземный мир, туда, где Барьер Айкена проходит под этими горами.

Под скороговорку пламени он встал и скользнул вперед, складки его плаща даже не пошевелились, несмотря ветер, ревевший через неровные дыры в горном склоне; этот странный плащ скрывал то, что у него было на месте ног. Он подошел к отверстию, выходившему на восток, и выглянул наружу, языки пламени обвились вокруг коричневого плаща, который, однако, и не думал гореть от их холодного огня. Он поднял одну из своих рук, и внезапно ветер перестал выть, облака уплыли, и перед потрясенным Фараном появилась огромная панорама.

Полукруг неровных вершин окружал дикую мешанину из черных каменистых склонов и ледяных ущелий, наполненных перемешавшимися между собой валунами, гравием, песком и глиной. В двух сотнях футах ниже находилось небольшое озеро, которое Фаран заметил во время подъема. Черная вода мерцала под светом луны.

— Черный Пруд, — прошептал Хозяин. — Вся Чудь рождается в воде. Сегодняшней ночью из другого мира выйдет первый из них. Он появляется каждой зимой: Великий Волк. — Хозяин сделал жест рукой, и в то же мгновение полосы тумана, висевшие на склонах горы, потянулись к черной воде пруда, кувыркаясь как призраки; вода, казалось, присасывала их к себе. Толстый белый слой тумана мгновенно покрыл всю поверхность озера. Под ним появилось синее свечение, которое начало медленно усиливаться, пока, как зародыш в утробе, не дернулось, коротким, судорожным движением, как если бы внезапно осознало само себя. Туман над водой начал бурлить, как если бы его тянуло в воду.

— Он дышит; он — дух все уничтожающей зимы, лед, который раскалывает камень, мороз, который отрывает пальцы от руки. Его вой — арктический ураган, а бежит он быстрее ветра. — Огромное тело начало медленно выбираться из воды. Массивная голова повернулась к отверстию в горе высоко над ним, красные глаза сверкнули, как темные рубины. Даже издали, при слабом свете, Фаран четко видел его огромный костяк, большой как храм, морду с белыми клыками, торчащими изо рта, синюю пещеру пасти, и мех, настолько белый, что казался сделанным изо льда. Огромные челюсти, с которых капала слюна, заполнили, казалось, всю горную долину.

Потом Хозяин Равенспура поднял свою огненную руку и указал в сторону долины, на восточный склон которой ледник изрыгнул рвоту из огромных валунов, перемешанных с глиной и песком. Страшная тварь легла на песок, головой к ним. Фаран поглядел в ее разинутую пасть — ледяной туннель, ведущий в сердце земли — и услышал, как пустота и туман засасываются внутрь этого ...существа.

Волчий вой наполнил ночной воздух и горы, как будто рвалось железо; звук, который почти разорвал барабанные перепонки Фарана. А потом, в мгновение ока, волк исчез, оставив за собой только слой тумана, колеблющийся как бурлящее море.

— Иди, — приказал Хозяин, — но если ты потерпишь поражение, волк пойдет по твоим следам. И вот тогда берегись. Так как волк уничтожит все, что найдет в этом мире, включая тебя.

Потом, как показалось Фарану, он услышал насмешливый хохот, но не ушами, а сознанием. Он повернулся, но в коричневом плаще больше не было пламени, он падал, как если бы кто-то перерезал веревочки, поддерживавшие его. Фаран прыгнул вперед, но плащ был пуст. Он повернулся. Костяные створки двери на конце помещения были открыты. В них стоял Весельчак.

Фаран подошел к нему. Тот холодно глядел на него своими глазами рептилии, потом розовая щель на его шее открылась. — Пошли, — сказал он. — Я отведу тебя в подземный мир. — Он повернулся и потопал вниз по коридору. Рука Фарана опять дернулась туда, где был его меч, но потом он вспомнил, что тот пропал.

Он последовал за ковыляющим Весельчаком. Зал ниже по-прежнему был полон тварями из ночного кошмара, которых он видел раньше. Весельчак махнул рукой, и они пристроились за Фараном.  Потом Весельчак повел их по темной крутой лестнице, спускавшейся в сердце горы. Где-то там, не очень далеко, была Таласса.

ДВАДЦАТАЯ ГЛАВА

Верхом на драконе

Двойник вместе с следующим за ним Харкеном шел по светящемуся коридору. Он ожидал долгий путь через горы, тем не менее вскоре после того, как они вошли в туннель, коридор понес их слегка медленнее, и они увидели гранитную стену, летящую на них с потрясающей скоростью. Он вздрогнул, ожидая что сейчас они разобьются, но, как только они очутились перед ней, стена внезапно поднялась и они проскочили под ее нижним краем, хотя Двойник почувствовал, что его голова прошла в нескольких дюймах от каменной двери. Их движение постепенно замедлялось, пока они полностью не остановились. Они оказались в полукруглой комнате с железными стенами. Сзади было отверстие, выходящее в коридор с его сверхъестественным светом, но, пока он смотрел на него, оно закрылось и он почувствовал, что потерял вес; странное ощущение, длившее две или три секунды. Потом ощущение прошло и стальная дверь открылась.

Перед ним предстала сцена из Хеля. Сразу за дверью находилась металлическая платформа, расположенная на середине стены гигантского зала. Шеренги каменных ярусов поднимались в темноту. Еще больше ярусов находились под ними, сбегая к темной поверхности канала, который бежал в центре зала, тремя сотнями футов ниже. Каменные полки были полны сверкающими металлическими телами, лапы сложены вокруг торса, как у спящих летучих мышей, красные глаза глядят в темноту. Сотни, тысячи, кто может сосчитать? Некоторые места на полках были пусты. Внизу бушевал огонь, лава горела на поверхности реки. Бассейны расплавленного металла, остатки погибших в огне драконов, которые сначала светились серебряным светом, а потом чернели.

Столбы дыма хаотически поднимались в воздух. Дальний конец туннеля превратился в стену огня, и Двойник мог видеть, как гигантские существа в этом месте лопались и таяли, как восковые фигуры. Даже на таком расстоянии он чувствовал сильнейший жар все уничтожающего пламени. Металлическая платформа под его ногами начал выгибаться, одежда нагрелась и начала жечь.

Харкен стоял глядя слепыми глазами на сцену, как если бы что-то мог видеть, но один рев пламени мог ему рассказать достаточно много. Он простонал, как если его ударили.

— Враги опередили нас, они были здесь и ушли. Этот пожар невозможно потушить. Все здесь будет уничтожено.

— И мы, тоже, если не сумеем убежать, немедленно, — взволнованно сказал Двойник.

— Убежать? — Харкен, казалось вернулся в реальный мир, оторвавшись от своих мыслей. Да, убежать. Мы должны убежать. Уздечка у тебя?

— Да, — крикнул Двойник, так как рев пламени с каждой секундой становился все громче и громче.

— Хорошо, идем со мной. — Слепой хозяин конюшен пошел налево, где платформа выходило прямо на один из каменных ярусов. Одно из гигантских созданий стояло в двадцати футах от них, вцепившись когтями в край площадки, его рубиновые глаза сверкали, огоньки играли на металлической груди и на темно-коричневом бронзовом оперенье.

— Веркотрикс, мой конь, я пришел, — позвал Харкен, протягивая руки к дракону. Оранжевая аура окружила его пальцы, оранжевый луч упал на лицо существа, которое до этого было скрыто в темноте. — Ну, Веркотрикс, хотя все твои братья погибли, тебя я, по меньшей мере, спасу. — Он повернулся к Двойнику. — Дай мне уздечку, — приказал он.

Двойник так и сделал, и увидел, как металл внезапно засветился ослепляюще-ярким светом, когда пальцы старика коснулись его. Харкен шагнул вперед и нащупал металлическую стремянку, стоявшую в логове Веркотрикса. Он начал подниматься по ней, Двойник за ним, мимо тела дракона к его голове, находившейся примерно в тридцати футах над ними. В этот момент на конце конюшни раздался взрыв, камень задрожал, угрожая сбросить Двойника и Харкена с покачнувшейся лестницы в пустоту. Каким-то чудом им обоим удалось удержаться на маленькой металлической платформе, которой кончалась лестница.

Харкен бросил уздечку и стремена на плечи дракона, протянул руку вперед и пальцами нащупал огненно-черные стальные зубы создания, энергия в его пальцах заставила зубы раскрыться. Он сунул мундштук внутрь. В то же мгновение дракон зашевелился, его глаза засветились темно-красным светом, могучие плечи приподнялись, потом опустились. Харкен быстро забрался ему на спину, схватил поводья, вставил ноги в стремена, которые с металлическим лязгом прикрепились к бокам существа.

Его слепые глаза повернулись к Двойнику. — Передай мне копье, — приказал он.

— А что со мной? — спросил Двойник.

— Что с тобой? — усмехнулся Харкен. — Неужели ты думаешь, что можешь сесть на одного из жеребцов Богов?

— Но я умру.

Харкен не ответил, но протянул руку к Двойнику, пытаясь вырвать у него копье. Но у Двойника была другая мысль на этот счет: одним быстрым движением он вонзил острый конец копья в грудь Харкена. Копье прошло через грудь старого возницы Богов как через лист бумаги. Послышался звук сгорающей плоти, потом вспышка белого цвета. Когда свет погас, Харкена уже не было, он исчез, испарился.

Веркотрикс выгнулся и вздрогнул, почувствовал, что его хозяин исчез со спины, могучие крылья развернулись, ударив стальную платформу о каменную стену логова. Двойник потерял равновесие, и копье выпало из его руки. Оно упало, рикошетя об каждый из нижних ярусов зала. И каждый раз, когда оно ударялось о камень, из него вырывалась вспышка белого света, сбрасывавшая все больше драконов со своих мест; они падали на дно зала и там взрывались, превращаясь в шары красно-оранжевого пламени. Двойник сумел ухватиться за вделанный в камень поручень и повис на нем, раскачиваясь над трехсотфутовой пропастью.

Он увидел, что когтистые лапы Веркотрикса напряглись, как если бы дракон собирался взлететь. У него был один единственный шанс. Он прыгнул на спину дракона, прижался к его шее и ухватился руками за поводья, а в этот момент дракон подпрыгнул в воздух.

Веркотрикс падал, как камень, Двойник падал вместе с ним, не в состоянии вставить ноги в стремена из-за силы бьющего по бокам воздуха, а горящий пол зала приближался с головокружительной скоростью. Потом дракон ударил крыльями, их толкнуло, они выровнялись и полетели влево, к горящему аду выхода из зала. Только сила перчаток, по-прежнему надетых на руки Двойника, удержала его на шее дракона: иначе он наверняка упал бы и сгорел заживо.

Сквозь арку над концом канала он увидел колонну света, за ней каменную стену. Веркотрикс несся к ней с головокружительной скоростью. Да, вот теперь все, конец... Но в самую последнюю секунду дракон опять с силой ударил крыльями и взмыл вверх, в столб белого света. Удар снизу, воздух подхватил их, и вот они уже в ночном небе, на ними тусклая луна а по сторонам почти отвесные склоны узкого ущелья. Уголком глаза он заметил под собой остатки барки Фарана, и тела, разбросанные вокруг нее. Но они быстро исчезли, а Веркотрикс изгибался и выгибал голову, стараясь сбросить со спины непрошеного седока, только перчатки еще держали Двойника на нем, но каждый удар могучих крыльев угрожал сбросить его вниз. Перед собой он увидел линию сломанных вершин.

Было что-то неправильное в полете дракона. Он слишком быстро терял высоту. Сейчас он летел к щели между двумя пиками, земля приближалась с бешенной скоростью: Двойник видел каждый камень на склоне внизу, как в увеличительное стекло. Потом Веркотрикс опять ударил крыльями и они поднялись. Двойник почувствовал, как его нога проехала по каменистому склону горы, потом они опять оказались в чистом небе.

Теперь под ними была черная трещина, Веркотрикс летел вперед, прямо над ней. Дракон по-прежнему терял высоту, они были уже ниже уровня края, и Двойник понял, что скорее всего до конца трещины им не долететь. Он натянул поводья, стараясь заставить дракона поднять голову. Мундштук впился тому в рот: ядовитая кислота брызнула из раны, отлетела назад и обожгла лицо Двойника.

Зато теперь правый край трещины был прямо перед ними. Веркотрикс в очередной раз тряхнул головой, Двойник упал с его спины и повис, держась за повод. Веркотрикс в последний раз поднял голову. Он летел над самым краем трещины, его когтистые лапы волочились по валунам на ее краю. Искры летели от них, как от кремня. Двойник скользнул пониже. Он почувствовал, как его ноги задевают мертвые кусты и камни, а одежду рвет с его тела. Потом рука выскользнула из перчатки и он упал. Ударившись о землю, он покатился, переворачиваясь и болезненно натыкаясь на валуны. Веркотрикс торжествующе закричал, когда, наконец, почувствовал, что неприятная ноша свалилась с его спины. Последнее, что, теряя сознание, увидел Двойник, был взмывающий в воздух дракон, который, повернув голову на север, медленно бил крыльями по воздуху.

ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ ГЛАВА

Сердце Равенспура

Всю ночь и весь следующий день над Барьером выл ветер. Таласса и остальные сидели, скрючившись, на холодной площадке, их дыхание замерзало в воздухе. Несмотря ни на что они надеялись, что Уртред найдет их, но буря не прекращалась и шансов на это становилось все меньше и меньше.

Джайал, даже после конца своей стражи, отказался отдыхать. Он стоял, уставившись в темноту на юге, и только изредка делал несколько шагов по маленькой площадке. Но когда на исходе второго дня темнота упала на узкую щель над ними, он внезапно остановился и неподвижно замер на месте.

— Что случилось? — спросила Таласса, вскакивая на ноги.

Как всегда в таких случаях, он глядел отдаленным, невидящим взглядом, как если бы видел сцену далеко отсюда. — Огонь, весь зал в огне, — прошептал Джайал, закрывая руками лицо, как если бы хотел защититься от бьющего в лицо жара. Его лицо покрылось капельками пота, несмотря на жуткий холод в расселине. Через мгновение он немного пришел в себя и поглядел на нее своими голубыми глазами. — С каждым шагом, Таласса, с каждым шагом он все ближе и ближе.

Таласса посмотрела вниз, в темный овраг, потом перевела взгляд на юг. Абсолютно ничего не было видно в том направлении, Барьер бежал, прямой как стрела, и любой огонек в этой чернильной темноте был бы виден за много миль. Но пока она смотрела, оттуда пришла оранжевая вспышка, как если бы молния пробила толстый слой облаков. Казалось, она достаточно далеко, они долго ждали и слушали, но не услышали ничего, ни грома или какого-нибудь другого звука. Потом, внезапно, пришла целая последовательность вспышек, осветив стремительно несущиеся над ними облака.

— Что это? — прошептал Гарадас. Аланда проснулась и с трудом поднялась на ноги, тяжело опираясь на посох собирателя пиявок. Она повернулась к своим товарищам. — Драконы проснулись.

В этот момент донесся рев, как если небо разорвалось прямо над их головами. Пускай духи защитят нас, — прошептал Гарадас. Рев прекратился и они услышали, как тяжелые тела несутся через ночное небо высоко над ними.

— Кто-то освободил их, — сказал Гарадас, глядя вверх. Его люди прижались к земле, как если бы хотели спрятаться от пролетающих существ, хотя те были в сотнях футов над ними. Потом опять стало тихо.

Все глаза следили за светом, испускаемым драконами, который осветил наполненное снегом небо; все они летели на север. — Куда они летят? — наконец спросила Таласса.

— Может быть в Искьярд, или еще куда-нибудь, где их держали боги в Древние Времена, — ответила Таласса.

— Что с Двойником? — спросила Таласса у Джайала. — Ты видишь его?

— Он в логове Харкена, — ответил юный рыцарь. Потом закрыл глаза, чтобы лучше рассмотреть далекую сцену. — Но сейчас он приближается. — Его глаза с удивлением распахнулись. — Он едет на одном из этих созданий. — Все головы поднялись вверх, когда услышали, как приближается одинокий дракон, его гигантские крылья с грохотом били по воздуху. Он немного неуклюже пролетел над их головами, направляясь к горам.

— Это он! — воскликнул Джайал. Все следили глазами за одиноким драконом, пока тот летел на север, потом он исчез из вида и все стало тихо.

— Он перед нами, но где Фаран и те, кто с ним? — спросила Таласса.

Джайал покачал головой. — Я могу видеть только моего двойника. Возожно Фаран все еще в Логове.

— Или в этой расселине, — добавила Таласса, вглядываясь в темноту.

— Мы должны спускаться вниз, рано или поздно, — сказал Гарадас. — Нет смысла больше ждать.

— Мы не можем оставить Уртреда, — сказала Таласса. — Быть может он ищет нас. — Гарадас мрачно посмотрел на нее своими темными глазами. Выражение его лица говорило без слов: совершенно невероятно, что жрец еще жив.

— Я пойду и взгляну, что находится на дне, — сказал Джайал. — Если он не найдет нас до тех пор, пока я не вернусь, мы уйдем без него.

Гарадас кивнул. Он приказал двоим своим людям идти вместе с молодым Иллгиллом. Все трое повязали шарфы вокруг рта, чтобы защититься от серных испарений, и начали долгий спуск на дно расселины. Постепенно свет их фонарей исчез из вида.

Все остальные опять улеглись, ожидая их возвращения, их уши ловили любой звук, не похожий на вой ветра.

Только ближе к полночи они увидели свет фонарей в глубине расселины, потом услышали звяканье снаряжения, ударяющегося о камень. Вскоре появились Джайал и горцы, устало поднимающиеся по ступенькам из глубины пропасти.

На лице Джайала был мрачное выражение. — Мы пошли на юг, лигу или две, и увидели вход в Провал Харкена: до него было очень далеко, но мы все равно увидели пламя.

— И никакого следа Фарана? — спросила Таласса.

Джайал покачал головой. — Молись, чтобы огонь уничтожил его.

— Есть и другие выходы из Логова, — заметил Гарадас. — Он мог остаться в живых.

Джайал повернулся к Талассе. — Жрец не пришел — мы должны идти, и немедленно.

Таласса бросила отчаянный взгляд на край Барьера, только крутящийся снег, быть может Уртред появится, в последнюю минуту. Но в душе она знала, что нет. Грарадас прав, он либо далеко отсюда, либо мертв. — Да, пойдем, — неохотно согласилась она.

— Ты уверен, что Барьер проведет нас под Сломанными Вязами? — спросил Джайал.

— Никто не знает, куда ведут дороги, — ответил Гарадас. — Все в руках судьбы. Но я верю легендам, которые говорят, что он доведет нас под горами до Лорна.

— Тогда давайте проверим этом, — сказал Джайал.

Гарадас отдал ряд приказов, и его люди начали медленно собирать снаряжение, с очевидным недовольством. Возможно большинство из них только сейчас оценили опасность того, что они делали.

В конце концов все было готово, и, по кивку старосты, они стали спускаться в черную пропасть Барьера Айкена. Они шли медленно и осторожно, так как каменные ступеньки были скользкими из-за льда. Снизу понимались серные испарения, разрывавшие легкие. Когда они оказались ниже, лед стал таять. Воздух стал неприятно горячим. В тусклом свете фонарей они увидели черную поверхность дороги, идущей по дну расселины. Прямая как стрела, она уходила влево и вправо. Далеко на юге, как отдаленный костер, можно было увидеть желтые языки пламени, отмечавшие вход в Логово Харкена. Они спустились по последним ступеням лестницы. Дорога вспучивалась и опускалась, ее черная поверхность плавилась под теплом, идущим изнутри, и их сапоги тонули в ней.

Они повернули направо от себя, в противоположную сторону от пожара, полыхавшего у входа в Логово. Темнота быстро обняла их. Гарадас приказал потушить все фонари, кроме одного. Его слабый свет только подчеркивал нависавшие с обеих сторон отвесные каменные склоны. Казалось, что все они превратились в карликов по сравнению с уходившими в небо стенами. Снежные вихри, срывавшиеся вниз с края каньона высоко вверху, с шипением превращались в капли дождя, встречаясь с теплым воздухом внизу.

— Куда ведет эта дорога? — прошептала Имуни Талассе, державшей ее за руку.

Таласса только покрепче сжала ей руку и заставила себя улыбнуться, хотя у ней самой по позвоночнику бежали ледяные иголки, стоило ей подумать о том, что Фаран, скорее всего, совсем близко. — В магические королевства севера, — ответила она, — в Лорн и Искьярд. —Ответ, казалось, удовлетворил девочку, которую угнетала окружающая темнота, и дальше она шла молча.

Так они шли два часа, монотонность ходьбы скрашивалась только тогда,  когда они проходили мимо туннелей из грубого камня, изредка попадавшихся с каждой стороны. Жар, шедший из-под земли, постепенно прекратился, и поверхность дороги опять стала ровной.

— Сейчас мы очень близко к горам, — внезапно сказала Аланда. Все остановились и посмотрели на нее. Глаза старой дамы были крепко сжаты, руками она крепко держала посох, потом медленно подняла его и указала им вперед.  Внезапно через темноту пронесся зеленый луч, стало слегка светлее. Недалеко впереди от них Барьер сужался и исчезал в прямоугольном отверстии, двойнике того, которое вело в Логово Харкена.

— После этих ворот, — сказал Гарадас, — мы очутимся на территории Полуночной Чуди.

До этого места Джайал держал Зуб Дракона в ножнах, но теперь он выхватил его. Но и его яркий свет терялся в обширной пустоте. — Нам надо больше света, — сказал он.

— Тогда пускай тьма увидит вот это, — сказала Аланда. Она вытянула руки вперед, и подставила их под снежинки, подавшие на них сверху. Внезапно снежинки застыли в воздухе, и воздух засверкал зеленым волшебным светом, который омыл грубые стены каньона. Аланда махнула жезлом и облако светящихся снежинок поплыло вперед, перед ними.

Увидев магию Аланды и Зуб Дракона, горцы заметно приободрились. Молодой Иллгилл пошел впереди отряда, жители деревни выстроились в колонну за ним. Истерика и ночные кошмары, мучившие его два часа назад, были позабыты, цель воодушевила его.

Они прошли через вход в пещеру. Две монолитные статуи, пятьдесят футов в высоту, стояли с каждой стороны прохода, их руки были скрещены на груди, вырезанные из гранита глаза глядели на Южные Земли: древние стражи, выветренные до неузнавания. Поглядев вверх в свете сверкающих снежинок, люди увидели, что отвесные стены оврага сомкнулись над их головами, вместо неба над ними был сводчатый потолок, уходивший далеко в темноту. Дорога начала слегка подниматься, и они увидели боковые туннели, уходившие, извиваясь, влево и вправо. Пока они шли мимо них, оттуда доносились отдаленные стоны. Никто не осмеливался говорить, и единственным звуком, примешивающимся к стонам, было эхо шагов по огромному залу.

Дорога поднималась вверх еще около мили, и ощущение затаившейся, приготовившейся к атаке опасности нарастало с каждым шагом. Свет Аланды начал гаснуть, как если его душила сама атмосфера этого места. В полутьме они увидели, что дорога привела их в круглую комнату. В центре помещения стояла еще одна статуя, не меньше двадцати футов в высоту, похожая на голову горгульи, с выпученными глазами и разинутым ртом, настолько широким и глубоким, что там мог спрятаться человек; дорога раздваивалась и огибала статую справа и слева. За статуей оба пути объединялись и дорога ныряла в еще один туннель. Две вырезанные в стенах каменные лестницы вели на более высокие уровни.

Они остановились и уставились на статую. И опять Аланда стояла, подняв жезл и закрыв глаза, сконцентрировавшись на видимой только ей одной картине.

— Что это? — спросила Таласса, чувствуя ее неподвижность.

— Магия, — ответила старуха.

— Какая именно?

— Магия могилы, дитя: Фаран здесь.

Все посмотрели кругом, но дорога была пуста.

— Он очень близко, — сказала старая дама.

— Пошли, — сказал Гарадас.

Но не успел он закончить слово, как послышался шорох, все повернулись опять и на этот раз увидели, как двадцать Жнецов Печали выходят из туннелей за их спинами. Вид их масок-черепов заморозил Гарадаса и его людей на месте, Имуни вскрикнула и закрыла лицо руками. Жнецы шли вперед, выстроившись фалангой, их булавы равномерно ударяли по медным щитам, шум почти оглушал. Потом они развернулись, одновременно, все, как один, и замерли, неподвижные как камень. Изо рта Горгоны перед ними появились Фаран, Голон и Весельчак: еще больше фигур появилось на лестницах и стали спускаться вниз. Горцы испустили отчаянный стон, когда свет упал на лица этих созданий, и некоторые из них уронили оружие из застывших рук. Дикие лица, костяные экзоскелеты, изогнутые конечности. Кажется, все твари Хеля собрались здесь.

— Чудь, — прошептал Гарадас.

Фаран вышел вперед, жестом приказав адским созданиям оставаться сзади. Его глаза глядели только на Талассу.  Он остановился в двадцати футах от нее. И как только он остановился, Жнецы резко перестали бить своими булавами по щитам. Наступила полная тишина.

На лице Фарана появилась легкая усмешка. — Ты видишь, — сказал он, не спуская взгляд с лица Талассы, — что никогда не сможешь убежать от меня, и неважно кому ты молишься или какую магию используешь. — Его гипнотический взгляд сверлил ее, и она почувствовала, что падает в головокружительной глубины пропасть. Как если бы ее отравленная кровь запела в венах: разве ты не такая же, как он? Скоро ты станешь вампиром, Живым Мертвецом. Какой смысл бороться? Она должна сдаться, уступить этой силе. Теперь он ее Господин, вампир, который владеет ей. Она должна полностью отдаться ему.

Фаран сделал шаг вперед, чувствуя ее желание сдаться. — Да, ты одна из нас. Прикажи своим друзьям положить оружие, Таласса: я хочу только тебя и молодого Иллгилла. Остальные могут убираться.

Она медленно запутывалась в паутине его завораживающего голоса, ее тащило во тьму, подальше от света... Потом она вспомнила Уртреда. Он обещал ей, что они найдут Серебряную Чашу: она в Лорне, сразу за этой горой. Еще есть надежда. Усилием воли она оторвала взгляд от глаз Фарана, и услышала его рычание, низкое, грубое, как у собаки, у которой отняли кость. И она поняла, что он из себя представляет, какая жизнь лежит перед ней, если она сдастся. Но этому не бывать: она будет жить и увидит, как солнце родится заново.

Зато это рычание заставило действовать Джайала. Он шагнул вперед, поднимая Зуб Дракона. Совершенно бессмысленный поступок, врагов слишком много. Чудь, собравшаяся за спиной Фарана, бросилась вперед.

Но Фаран опять остановил их жестом. — Оставьте его мне, — приказал он. Повернувшись к Голону, он протянул к нему руку, ладонью вверх. Таласса, взглянув на волшебника, увидела, что тот произнес заклинание, и, внезапно, в вытянутой руке Немертвого Лорда появился темный жезл, похожий на колонну сажи, частицы которой поднялись в воздух, когда Фаран махнул рукой: какое-то оружие, но, на первый взгляд, не ровня Зубу Дракона. Джайал прыгнул вперед и нанес сильнейший удар, держа меч обеими руками. Фаран поднял руку навстречу волшебному клинку, бесполезном, как казалось, жест, но как только черная магия коснулась Зуба Дракона, свет, испускаемый клинком, исчез и в мгновение ока темные усики, как змеи, прыгнули с клинка и обвились вокруг рук Джайала, связав их вместе.

Тем не менее Джайал не сдался, но прыгнул вперед, пытаясь ударить Фарана короткими ударами кулаков, несмотря на магические оковы на руках. — Помоги мне, — крикнул он. Фаран поднял свой жезл, готовый нанести смертельный удар, а Джайал безуспешно пытался высвободить скованные руки.

Таласса была настолько поражена, что только наполовину понимала, что происходит, но крик вернул ее обратно в действительность. Внезапно она осознала, что в ее венах опять течет свет: у нее есть магия, которая может уничтожить заклинание Фарана, победить его. Она вытянула руки. Свет хлынул из них, как если бы в темной пещере взошло солнце. Фаран и Чудь окатило сияние, черные оковы лопнули и исчезли.

Джайал взмахнул Зубом Дракона и только отчаянный прыжок назад, в самое последнее мгновение, спас Фарана; ад рассеялся, горцы, увидев внезапный поворот судьбы, воспрянули духом. Те, кто уронил свое оружие, подобрали его, металл ударился о металл, копья ударили в щиты Жнецов. Некоторые ударили в кость или в шкуру, и творения Ночи завыли, чувствуя приближающуюся смерть. Люди ответили им еще более громкими криками и ругательствами.

Таласса потащила Имуни вперед, чувствуя, что Жнецы наседают сзади. Остановившись на мгновение, она посмотрела назад. Аланда стояла, повернувшись к Жнецам и, держа посох над головой, что-то громко крикнула: земля затряслась, камни стали падать с потолка и со стен, давя их преследователей. Те исчезли под дождем из черного камня. Потом Аланда быстро подошла к Талассе, держа посох, как щит. Одно из созданий Ночи кинулось на нее сверху, но, как если бы ударившись о твердую стену перед посохом, превратилось в пузырящуюся грязь, его внутренности растеклись по полу, как у раздавленного таракана.

— Создания Теней, одна иллюзия, — проворчала Аланда, шагнув вперед и закручивая посох перед собой. В то же самое мгновение все твари вокруг Фарана и Голона начали таять, превращаясь в лужи слизи, и только Весельчак сумел спастись, прыгнув в разинутый рот гаргульи.

В следующее мгновение меч Джайала едва не рассек Фарана и Голона, и они, тоже, отступили. Джайал давил, он сражался как берсерк, его лицо перекосила боевая ярость и ненависть. Он хотел отомстить за всех тех, кто погиб на поле Тралла, и за тех, кто был убит потом. И только темный жезл Фарана сдерживал его, несмотря на ослепляющий свет.

— Магия, Голон, — сквозь сжатые зубы приказал Фаран, отбивая еще один удар Зуба Дракона. — Добудь мне еще магии.

Голон стоял с сосредоточенным лицом и изучающе глядел на посох собирателя пиявок. На его пожелтевшем лбу выступили капли пота, а руки пытались придать форму  заклинанию, которое не хотело приходить. — Посох, — крикнул чародей. — Он слишком силен. — Фаран отступил еще на один шаг, потом еще. Вместе они добрались до входа в рот статуи. Потом упали внутрь. Джайал хотел прыгнуть за ними, на внезапно верхняя челюсть стала падать. Джайала чуть не раздавило, но в последний момент он успел отпрыгнуть. Камень ударился о камень с раздирающим уши грохотом, в воздух поднялась туча пыли. Когда все прояснилось, они увидели, что рот плотно сжат. Фаран, Голон и Весельчак сбежали.

Горцы хором радостно заорали, их глаза горели сумасшедшим боевым огнем. Они еще не потеряли ни одного человека, хотя в руку одного из них вонзился коготь одного из созданий Тени. Аланда быстро подошла мужчине и приложила посох к неприятно пахнувшей ране. Человек вскрикнул, когда вспыхнувший конец посоха прижег рану, но Аланда не обратила на это никакого внимания.

Джайал медленно поднялся на ноги с каменного пола. — Так близко, — вздохнул он.—  Я был так близко к тому, чтобы убить его.

— А он нас. И только посох собирателя пиявок спас нас всех, — сказала Таласса. Она вся дрожала. Фаран увидел, кем она стала. А в конце месяца она будет как он.

Джайал какое-то мгновение глядел на чудовищный рот горгульи, как если бы хотел взглядом пробуравить твердый камень и найти Фарана.

Но Аланда не собиралась дать им отдохнуть. — Быстрее, — крикнула она. — Темнота вокруг нас — мы еще не в безопасности. — Она подняла посох высоко над головой и повела их дальше, в глубину горы.


Во рту горгульи Фаран мрачно глядел на запечатанный вход. Единственный телохранитель-вампир и горстка Жнецов — вот и все, что осталось, а сам он едва не погиб от руки молодого Иллгилла. И он стал ругаться,  вспомнив все ругательства, которые узнал за двести лет жизни; проклятия как желчь текли и текли из его рта. Потом он повернулся к Весельчаку. Тварь спокойно стояла; широкая щель на горле, как всегда, была открыта в насмешливой улыбке.

— Ну, человек, Светоносица сбежала из Равенспура — Хозяину это не понравится, — сказал Весельчак.

Фаран вплотную подошел к нему и угрожающе взглянул прямо в глаза. — Твои приятели, зараза, оказались не больше чем слизью и туманом. Возможно и ты такой же.

Весельчак только усмехнулся. — О, я достаточно материален. Кроме того, что ты собираешься делать? Напасть на меня? Здесь, в этих тоннелях? Да без меня ты никогда не найдешь дороги в них.

Фаран еще какое-то время глядел на него, потом неохотно кивнул. — Да, хорошо, мы хотим одного и того же. Мы пойдем за ними, и нападем тогда, когда они расслабятся.

— Тогда иди за мной, — сказал Весельчак. — Мастер спустил с поводка волка, он сейчас на равнине. Мы пойдем с народом из Колючего Леса. Наши враги не должны добраться до Лорна.

Фаран опять медленно кивнул. — Хорошо, — сказал он. — Во второй раз им от нас не убежать. — Но в глубине сердца он уже решил, что убьет проклятую тварь. Весельчак хочет Талассу мертвой, а ему самому она нужна живой. Ничего, рано или поздно он и Голон навсегда сотрут улыбку с этой противной рожи.

ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ ГЛАВА

Равнина Волков

После шума боя на Талассу и ее товарищей опустилась зловещая тишина. Они быстро вышли из зала, в котором была битва, и пошли вперед по дороге, прямо через сердце горы. Дорога была отчетливо видна, и пока не было необходимости в помощи Аланды и посоха.

Только отходившие в стороны боковые туннели говорили им, что они действительно забираются все дальше и дальше в Сломанные Вязы. Из туннелей слышались странные, шуршащие звуки, а они все шли и шли по казавшейся бесконечной темноте главной дороги. Опять и опять из боковых коридоров вылетали клубы тумана. Туман колыхался над ними, то становясь чем-то материальным, то снова превращаясь в бесформенную массу, которую уносил прочь ледяной ветер, дувший вдоль дороги. Даже каменные стены, казалось, угрожающе нависали над ними. Тем не менее никакого признака более реального врага. Возможно Чудь — не более чем тени? Или посох собирателя пиявок уничтожил всякую опасность? Но если кто-нибудь из них и питал такую надежду, вслух никто этого не говорил. Все сердцем знали, что Чудь так просто не сдастся, а Фаран вообще не сдается никогда. Эйфория, которую они почувствовали после битвы, быстро испарилась.

Была глубокая полночь, когда они увидели впереди себя неровное отверстие в северном склоне горы. Они прошли под Равенспуром! Здесь они остановились, сомневающиеся, не осмеливаясь поверить, что они так близко от безопасного Леса Лорн.

— Как далеко до Лорна? — спросил Джайал у Аланды. Старуха, которая показала столько огня раньше, прислонилась к стене туннеля, совершенно изнеможенная. У нее не было силы даже ответить на вопрос Джайала.

Таласса повернулась и посмотрела на свою старую подругу. — Аланда, — сказала она, осторожно касаясь рукава плаща старой дамы. Аланда слегка пошевелилась и подняла голову. Ее голубые глаза помутнели, взгляд затуманился, лицо было мертвенно бледным, тем не менее она сумела едва заметно улыбнуться.

— Я слышала его, дитя, — сказала она, с трудом отрывая себя от стены. Она стояла, слегка покачиваясь. Потом глаза прояснились, взгляд сконцентрировался на посохе. — Недалеко. Перед нами еще одна равнина. Нам потребуется несколько часов, чтобы пересечь ее, а потом мы окажемся в лесу.

— Тебе нужна помощь, моя дорогая, — сказала Таласса. Она поглядела вокруг, и немедленно двое горцев вышли вперед и поддержали Аланду.

— Благодарю, — прошептала старуха.

Они пошли вперед. Теперь дорога шла по глубокому оврагу, на их головы сыпались крупные снежинки, дул сильный, пронизывающий ветер. Справа от них появилась каменная лестница, чьи ступеньки были покрыты льдом. Аланда указала на них, и все начали осторожно взбираться вверх; от тяжелого подъема болели ноги, а снег шел и шел, оседая на их плащах. Когда они добрались до верхушки лестницы, то оказались прямо в центре снежной бури. Из-за летящего снега мало что можно было разобрать впереди, но этот небольшой кусочек земли был совершенно плоский. Но сзади, они чувствовали это, горы накрыл настоящий ураган. Аланда указала посохом вперед. — Вот дорога, — сказала она, повышая голос. Ветер кричал и выл, как одержимый.

Гарадас начал отдавать приказы, все достали куски веревки и связались вместе, потом надели снегоступы. Но как только они сделали это, ветер внезапно прекратился, как бы отвечая на вой, который раздался позади них и который шел, как им показалось, из нижних отрогов Равенспура. Все остановились, перестав готовиться к выходу. — Фенрис, — прошептал Гарадас. — Быстрее. Скоро он будет здесь.

Староста махнул одному из своих людей, который отошел от остальных, занятых подготовкой снаряжения и вышел вперед. В руке он держал пропитанный смолой факел, чья рукоятка была сделана из белого дерева, похожего на ясень. Еще он принес медный держатель, на конце которого была выгравирована руна огня.

— Миледи, — сказал Гарадас, поворачиваясь к Талассе. — Я хранил это до самого последнего мгновения, но, хотя мы прошли через большие опасности, самая большая ждет нас сейчас. Идет Фенрис. Только магия Маризиана может помочь нам справиться с ним.

Таласса внимательно оглядела факел, потом перевела взгляд на Гарадаса. — Это то, что, уходя, оставил нам Маризиан, — ответил тот, — и с тех пор староста деревни хранит эту вещь.

— А что это такое? — спросила она.

— Легенды говорят, что когда Светоносица возьмет факел в руку, он испустит свет, на который не сможет смотреть ни один смертный человек, и тем более ни один зверь. Верниген будет наготове, если это станет необходимым, — объяснил Гарадас.

— Тогда оставайся поблизости, — сказала Таласса рыжеволосому горцу. Тот в ответ нервно улыбнулся.

Подошел Джайал, держа в руке конец веревки, которой она должна была привязать себя к линии. Таласса помогла Аланде и Имуни продеть веревку в их пояса, потом привязалась сама.

— Ты готова? — спросила она у старухи. Аланда кивнула, слишком слабая, чтобы говорить. Гарадас ждал в голове колонны. Он приказал своим людям зажечь все фонари. Но даже их свет едва пробивался сквозь ледяную мглу. Они дышали воздухом смешанным с туманом. Когда он увидел, что все готово, то повернулся и повел их по равнине вперед, высоко поднимая ноги в снегоступах.

Ветер вернулся и стал яростно дуть с севера, прямо им в лицо. Фонари замерцали, их свечи угрожали погаснуть каждую секунду. Позади они слышали волчий вой; стая, похоже, спускалась с горы, и приближалась.

Так они шли, сражаясь с ветром, около часа, время от времени останавливаясь, чтобы Аланда могла поговорить с посохом и определить, насколько далеко они от цели. И каждый раз оказывалось, что они продвинулись недалеко. Горцы напрягали глаза, отчаянно пытаясь увидеть темный край леса. Но, по меньшей мере, чем дальше они уходили от Равенспура, тем слабее становился ветер.

Внезапно цепочка резко остановилась. Таласса прищурилась, пытаясь через летящий снег рассмотреть, что произошло впереди. Человек, шедший первым, остановился, его рука была поднята вверх. Она напрягла глаза, пытаясь рассмотреть то, что увидел он. И тогда они все через кашель ветра услышали низкое рычание. Никто из них никогда не слышал ничего подобного: рычание шло, казалось, из глубины самой земли, низкий, то усиливавшийся, то ослабевавший скрежет, в котором смешалось трение кости о кость, хряща о хрящ и неизбывная ненависть.

Человек, шедший впереди, подался назад, подняв высоко фонарь, который он держал в руке. В его прерывистом свете стали видны красные, как топка глаза — волк. Он завыл и всё вокруг ответило воем: тварь пришла не одна. Таласса уже видела волков раньше, да и после каждой охоты в Огненных Горах отец обычно привозил домой несколько волчих шкур. Но этот волк был не похож на тех, хотя она и слышала о том, на кого он был похож: Жуткий Волк. Четыре фута в высоту, размером с маленького пони, обнаженные клыки не меньше шести дюймов в длину. Его дыхание тотчас превращалось в густой туман, собиравшийся перед ним. Но, достаточно странно, его шкура была серо-голубой, как если бы в ней смешались как мех, так и лед.

— Это один из щенков Фенриса, — крикнул Гарадас. — Будьте внимательны; сам Великий Волк не может быть далеко.

Волк, крадучись, двинулся вперед, не обращая внимания на фонарь в руке человека. Теперь, в дымном свете фонарей, можно было увидеть и другие тени. Здесь собралась вся стая, и они приближались. Но казалось, что они тянут время, подходя на дюймы, чего-то ждут, возможно самого Фенриса.

Гарадас быстро выкрикнул приказы. Его люди приготовили копья и луки. Верниген, повернувшись спиной к ветру и низко согнувшись, пытался выбить искру из огнива, чтобы в любой момент можно было зажечь факел. Но волки приближались, медленно, воздух наполнила страшная вонь, в которой смешались запах крови и мокрого меха.

— Не стрелять! — предупредил Гарадас. Таласса спросила себя, почему. Почему бы не использовать оставшиеся секунды, если волки еще не начали? Ближайший из них был уже в двадцати футах, отчетливо видимый в свете фонарей.

И тут она увидела, что Джайал, стоявший перед ней, внезапно начал действовать. Все это время он шел, не обращая внимания на снег и своих товарищей, без сомнения погруженный в свои мысли и видения. Он даже не заметил, когда колонна внезапно остановилась. Но сейчас он пришел в себя, как тогда, в туннелях под Равенспуром; не долго думая, он потянулся за луком, висевшим на спине, натянул тетиву и наложил на нее стрелу. Подняв лук, он прицелился в первого волка, в его глазах горел такой же дикий огонь, как и в волчих. Таласса успела заметить напряжение в его предплечьях, когда он натягивал лук.

Гарадас открыл рот, пытаясь остановить его, но прежде, чем он успел сказать хотя бы слово, лук зазвенел, выплескивая энергию. Послышался сильный шлепок, как если бы металл ударил по мокрой коже, и через долю секунды стрела глубоко зарылась в шею твари. Волк подпрыгнул высоко в воздух, потом согнулся и покатился по снегу, безуспешно пытаясь достать зубами стрелу из шеи, ярко-красная кровь толчками полилась из раны.

На мгновение силуэты остальных волков расплылись и, перепрыгивая своего раненого товарища, они бросились к людям, придя в ярость от запаха крови. Таласса обхватила руками Имуни, пытаясь защитить ее, когда один из них прыгнул, казалось, прямо на них; он так широко разинул свою пасть, что пурпурный язык и желтые зубы были отчетливо даже в неярком свете фонарей. И только тогда, в последнее мгновение, искра все-таки вылетела из огнива и ударила в смоляной факел, который Верниген так долго пытался зажечь; факел ожил. Ослепляющий белый свет омыл всю сцену, а воздух наполнился странным потрескиванием, как если бы по нему пробежала молния.

Внезапная вспышка света заставила самого близкого к ним волка заскользить и остановиться в десяти футах от Талассы и остальных. Он замигал, ослепленный светом. Остальные тоже остановились, рыча и завывая, их вой смешивался с безумно-жалобными завываниями раненого зверя, который продолжал кататься по земле, все еще пытаясь вытащить стрелу, которая убивала его. Но передышка долго не продлится, Таласса это знала. Только факел не удержит их надолго.

Краем глаза она уловила движение рядом с собой. Верниген, державший факел в руке, протянул его ей. В ее ушах звенело, кровь молотом стучала в висках, ветер кашлял и выли волки, она не слышала ни одного его слова, но видела странный взгляд, которым он глядел на нее.

— Возьми факел! — крикнул Гарадас и непонятно как его слова прорвались через ее транс, оказались громче белого шума. Таласса сразу все поняла. Она — Светоносица: только ее магия может спасти их сейчас.

Она протянула руку. Как только ее пальцы коснулись его, факел, казалось, взорвался, полностью превратившись в ровный белый раскаленный свет, несмотря на летящий снег, тени от людей и волков далеко вытянулись по равнине. Волки, превратившиеся в резко очерченные силуэты, смогли выдержать не больше секунды, потом повернулись и с ужасным воем огромными прыжками помчались на север, через снег, их тени бежали перед ними еще быстрее.

Таласса стояла, глядя на факел: никогда раньше она не видела ничего похожего на бело-голубой свет, который лился из факела. Она глядела прямо в сердце света, хотя заметила, что горцы вокруг нее или отворачиваются от света, или закрывают глаза руками. Откуда пришла эта магия? Они могли бы стоять так всю ночь, но тут свет факела начал беднеть, иголочки энергии, коловшие ее вены, тоже начали успокаиваться, и темнота вернулась на пустынную равнину.

— Они ушли, — сказал Гарадас. Таласса глядела на медную ручку держателя: хотя факел горел так ярко, ручка удивительным образом оставалась холодна как лед. Но магия ушла из нее. Теперь от дальнейших атак им придется защищаться только физическом оружием.

— Почему ты сказал своим людям не стрелять? — спросила Таласса.

— Эти волки совсем не самая большая опасность: они ждали, когда появится сам Фенрис. И он скоро придет, ведь эти волки его дети. Он чувствует их боль, почувствует и смерть одного из них, — добавил он, пихнув ногой умирающего зверя. Было ясно, что волк в агонии, его голова лежала на снегу, в пурпурной луже крови, струящейся из его рта, грудь едва шевелилась. Один из людей Гарадаса вышел вперед и вонзил конец своего копья в грудь животного

— Слышай! — сказал Гарадас. И тут они услышали далекий вой, очень похожий на тот, который они слышали раньше на склонах Годы. Он шел с юга, и на этот раз был намного ближе. — Фенрис идет, со скоростью арктического ветра.

Таласса повернулась к Аланде, которая сидела на снегу, и помогла ей встать на ноги. — Уже недалеко, дитя, — сказала Аланда. — Вскоре мы будем в лесу, — но эти слова были сказаны настолько слабым голосом, что едва ли успокоили ее подругу.

Гарадас опять отдал приказы и все выстроились цепочкой. Волшебный свет факела давно погас, и границы мира, закрытые падающим снег, казались совсем близкими. Все напряженно вглядывались вдаль, надеясь увидеть первые деревья леса, находившегося не так далеко впереди. След волчьей стаи вел на север, как раз в этом направлении они и должны были идти. Отряд неохотно пошел прямо по следу, а за ним несся вой Фенриса.

ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ГЛАВА

Колючие Люди

Весельчаку потребовалось два часа, чтобы вывести Фарана и остатки его отряда из сердца горы. У выхода они обнаружили, что Колючие Люди ждут их, выстроившись темной и молчаливой изгородью, перекрывавшей выход из пещеры. Но как только появился Весельчак, они зашевелились и раздались по сторонам.

Взмахом руки он молча приказал им идти за отрядом. Дорога из пещеры вела прямо вниз. Под собой они видели берега Черного Пруда, места, которое Хозяин показал им раньше. Его берега были накрыты плотным туманом. Они шли вдоль него, черная вода смутно виднелась через плотный туман. Они слышали, как пузыри лопались далеко от них, в центре озера, слышали плеск и стоны, отражавшиеся от невидимых скал вокруг них.

Выжившие люди Фарана глядели прямо перед собой, не осмеливаясь смотреть на то, что рождалось в темных водах озера; но Фаран взглянул: вода озера превратилось во что-то похожее на вязкую смолу — в ней он видел тени рук, ног и голов, пробивавшихся на поверхность, а потом выбиравшихся на берег. Он увидел череп одного из этих проклятых существ, всего в двадцати футах от него, пустые глаза черепа горели зеленым светом. Чудь опять рождалась в озере, как и пообещал призрак внутри Равенспура.

В воздухе почувствовалось внезапное движение, туман над озером изогнулся и закрутился, как если бы над ним возник вихрь. Его воронка стала втягивать в себя замерзший туман, и поверхность воды вспенилась еще сильнее, чем раньше. Даже в стороне от озера они ощущали глубокий холод, поднимавшийся снизу, замерзшие души, выброшенные из общества людей, вынужденные жить в ледяных глубинах пруда, оживали. Весельчак остановился и, уставившись на поверхность озера, развел свои коротенькие руки в стороны и вверх, как если бы хотел сам поднять создания Ночи из глубин.

Какое-то время они стояли, не шевелясь. Начал падать густой снег. Фаран стоял, окруженный Колючими Людьми, ругая холодные снежинки, падавшие на его незащищенную голову. Наконец Весельчак опустил руки и повернулся, жестом приказав им следовать за собой. В конце озера они нашли глубокий овраг, ведущий вниз, забитый костями и окаймленный раздробленными валунами. Они пошли по руслу маленького ручья, который, как ледяная патока, медленно тек между камнями и скалами, пока не дошли до рядов огромных камней, перед которыми опять была черная вода. Ветер становился все злее и злее, как если Черный Пруд всасывал в себя воздух с горных склонов. Потом они услышали раздирающий уши рев снизу: волк был готов исполнить желание своего хозяина.

Они стали перебраться через валуны высотой с человека. Как только последний человек оказался по ту сторону, снежная буря внезапно ослабла, и можно было увидеть долину, протянувшуюся перед ними. Прямо под собой они увидели вход в тоннель, продолжение на север Барьера Айкена, выходящий из-под склона горы. Глубокая узкая расселина, прямая как стрела, бежала прямо на северо-запад. Весельчак махнул рукой, указывая направление через пропасть. По-видимому так и надо было идти, но как он собирался пересечь Барьер? Фаран собрался было спросить Весельчака об этом, но тот уже ушел вперед. Там, где заканчивался ледник, объявился голубой мост изо льда и снега, примерно в двадцать ярдов в длину, дугой изогнувшийся на пустотой. Весельчак спустился вниз и пошел по нему, не обращая внимания на треск хрупких льдинок под ногами и каскады льда, падавших вниз под тяжестью его тела.

Фаран пошел вслед за ним, но более осторожно. Прежде чем ступить на поверхность моста, он проверил ее: наверху снег был рыхлый и хрупкий, и падал вниз в неизвестную глубину черной пропасти, как только он ударил по нему ногой. Под снегом нога ощутила ледяную корку, гладкую и предательскую. Он перевел взгляд на Весельчака. Тварь стояла на другой стороне пропасти, улыбаясь своей шеей. Мост был единственной дорогой через пропасть. Фаран широко развел руки, из-за оборванных нервов левая рука пока еще не повиновалась полностью, но уже обеспечивала хоть какое-то равновесие. Он заскользил вперед, по сравнению с Веслельчаком его шаги были маленькими и неуклюжими. Остальные пошли за ним, кто как мог, некоторые ползли, болезненно обдирая руки и колени. Колючие Люди перебежали последними, хотя несколько поскользнулись и молча, без жалоб и стонов, упали в черную пропасть.

Когда все оказались на той стороне, Весельчак опять махнул рукой, и лед с ревом рухнул вниз. Итак, мост держался только ничтожной магией этой твари. С верхних склонов горы сошли маленькие лавины, как бы из солидарности к упавшему мосту.

Весельчак повел их вперед, через равнину. Его изогнутые ноги легко, не проваливаясь шли по снегу, а людям все время приходилось сражаться с сугробами высотой по колено. Мокрый снег забрался в одежду Фарана, он почувствовал как капли воды начали собираться на его высохшей коже. Он попытался не обращать внимания на неудобство, заставить свой мозг отключиться, уйти в транс.  Сцена, когда он стоял прямо против Талассы, пришла ему на ум. Она была так близко. Он чувствовал, как ее воля начала сгибаться, уступать его гипнотическому действию. Он видел, что теперь она такая же, как и он, Живой Мертвец. Тем не менее по ее глазам было ясно, что ее душа еще жива, как и в Тралле, и она, пока, сопротивляется его воле. Тем не менее, еще несколько мгновений, и она была бы его, он был уверен.

Так он тащился по равнине, погруженный в себя, пока, постепенно, окружающий мир не вернулся обратно, и Фаран опять осознал, что они идут по бесконечным сугробам, в сапогах полно мокрого снега, трущегося о его высохшие ступни. Вообще вода вредна для немертвых. В голову пришла мысль остановить Весельчака и спросить, куда они идут: собираются ли они перехватить Талассу и остальных? Или это сделает волк, идущий за ними? Волчий вой стал ближе, и Фаран чувствовал, как волк быстро спускается вниз со склона горы. Фенрис. Зверь нагонит их первым. Тогда он не сможет спасти Талассу. Его последний шанс вот-вот исчезнет.

Прежде, чем он успел осознать это, первые ветки леса появились из ночи и они прошли под ними. Фаран заметил, что, несмотря на холод, на некоторых из них еще держатся зеленые листья.  Под деревьями снега было меньше. Весельчак остановился. Фаран поглядел назад. Колючие Люди исчезли. Он огляделся: только что они были прямо за ним, а теперь от них не осталось и следа. Потом послышались сухие шорохи, как если бы скрипучие старые сучья терлись друг о друга, и он увидел одного из них, другого, а затем и всех остальных, почти невидимых, идущих по лесу, тени, скользящие среди стволов деревьев.

Весельчак сделал странный жест рукой, и Колючие Люди опять стали невидимыми, слившись с деревьями. Фаран напряг слух, пытаясь услышать волка. Ничего. Неужели Талассе удалось убежать?

Весельчак прервал его мысли. — Лорн лежит на северо-востоке, — сказал он.

— Что с людьми? — спросил Фаран.

— За ними идет волк — возможно он сделает всю работу за нас, — ответил Весельчак. — Если нет, мы должны будем закончить то, что не удалось в туннелях.

— Очень хорошо, — ответил Фаран, глядя на юг. Она была где-то там, возможно даже не зная о том, что идет за ней. Ему очень хотелось приказать своим оставшимся Жнецам убить Весельчака, но у них не было и тени шанса, во всяком случае не с Колючими Людьми за деревьями.

Он чувствовал, что Колючие Люди собрались вокруг них, требуя, чтобы он шел в лес, к городу Лорн, до которого собирался добраться барон — там они должны найти второй артефакт и уничтожить его. И тогда мир опять начнет погружаться в вечную темноту: наступит царствование Исса.

И тем не менее ему показалась, что жизнь, от которой он давно отказался, все еще корчится в его предательском сердце. Какая радость в вечном королевстве ночи без ее лилейно-белой плоти, без обещания ее крови?

Холод, даже более сильный, чем холод крови, текущей через его тело, или холод ледяного ветра, медленно опускался на него.

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

Последняя Сторожевая Башня

Хотя, что довольно странно, на вершине горы ветра не было вообще, поднявшиеся штормовые облака встретили Уртреда, когда он спускался по северному склону Равенспура, и вскоре ему уже пришлось сражаться с воющей на все голоса снежной бурей. Тем не менее он бежал так, как если бы за ним гнался сам Исс. Но его преследовал только ужасный вой волков, доносившийся сверху.

Крутая каменистая тропинка стала более ровной и он перевалил через последние валуны. Теперь перед ним лежала ровная поверхность, покрытая снегом, глубиной по колено. Он был на северной равнине. Как он найдет Талассу и остальных, в такую бурю? Летящие снежинки ослепляли, так что он знал только то, что где-то слева бежит продолжение Барьера Айкена, а на севере находится лес. Быть может ему надо прежде всего добраться до леса? Он должен идти на север.

Его магия ушла, нет ничего, что могло бы вести его через темноту, но, наверное, с ним был Ре, потому что после нескольких часов борьбы с сугробами он оказался на опушке леса. Первый за много часов порыв теплого ветра, прилетевший из леса на севере, разогнал снег, и во внезапно наступившем затишье Уртред увидел еще одну сторожевую башню, темный силуэт в ночи — двойник тех, которые были на южном Равенспуре и в Годе. Он внимательно поглядел на нее, спрашивая себя, обитаема ли она. Судя по внешнему виду она была покинута, но, пока он смотрел, клуб дыма вылетел через открытую дверь и унесся прочь. Тем не менее света внутри не было. Он нажал на шип на своей перчатке, который освободил невидимый нож, и, осторожно подойдя к башне, прижался к косяку двери, петли которой скрипели под дуновениями ветра. Уртред заглянул внутрь: последние огненные угольки слабо светились в камине на дальней стороне помещения. В комнате был стол и другая мебель, все было покрыто слабым слоем снега, наметенным ветром.

Эта башня как две капли воды походила на ту, в которой он был утром, только наверх вела деревянная, а не каменная лестница. Место было пусто, но его оставили совсем недавно. Он зашел внутрь, тщательно закрыв за собой дверь, его нервы пощипывало, и осторожно подошел к огню. Над очагом висел горшок, из которого торчал черпак. Уртред поднял черпак и принюхался: тушеные овощи какого-то вида. Внезапно он осознал, до чего голоден: сорвав маску, он поднес черпак к своим потрескавшимся губам. Все уже остыло, но он жадно проглотил все, что было в черпаке. Оказалось, что это были тушеные грибы, корни и бобы, очень хорошо приготовленные. Он зачерпнул еще один черпак, а потом еще и еще. В этот момент он подумал: а что, если пища отравленная? Но голод взял свое, он ел и ел. Потом он подбросил углей в огонь, и, увидев поленицу дров рядом с очагом, подложил несколько поленьев. Сухое дерево быстро разгорелось, и вскоре в очаге пылал настоящий огонь. Ноги стали оттаивать. Он уселся за дубовый стол и выложил на него все, что было в рюкзаке. Пища была безнадежно испорчена после того, как в рюкзак попала болотная вода, но фляжка с вином не пострадала. От раскупорил ее и сделал хороший глоток.

Уртред почувствовал, что очень устал, а мышцы ног горели после подъема и спуска с Равенспура. Его глаза закрылись. В голове бродили беспокойные мысли. Встреча с Хозяином, товарищи на равнине.

Внезапно Уртред открыл глаза; он был уверен, что спал не больше нескольких секунд. Он встал на ноги и пошел к деревянной винтовой лестнице, ведущей наверх. Пошатываясь, он поднялся по ней и открыл деревянный люк, ведущий на крышу. По-прежнему шел снег, холод слегка оживил его. Вокруг не было ничего, кроме темноты и летящего снега. Но он упрямо продолжал смотреть на юг, страстно желая уловить малейший отблеск света, любой признак жизни. Он костями чувствовал, что его друзья живы, и что они приближаются. Вокруг все было тихо, мягко падал снег: мрачная и торжественная тишина. Его глаза опять начали закрываться, но он с усилием заставил себя снова открыть их и вернулся в сознание.

Примерно через полчаса Уртред увидел сильный белый свет, внезапно вспыхнувший на юге. Миля или две, может быть больше, решил он. Это было не физическое пламя, насколько можно было судить. Магия. Его друзья там они, без сомнения, заблудились в снежной буре. Он попытался определить место, из которого бил свет, потом сбежал вниз по лестнице и толчком открыл дверь башни. Но когда он очутился снаружи, свет на равнине уже исчез, как если бы его никогда и не было.

Он сделал несколько шагов вперед, к сугробам, но темнота полностью поглотила его. Поглядев назад, он не смог увидеть даже башню, а ведь он отошел от нее буквально на несколько ярдов.

Он вернулся обратно по своим следам, с облегчением увидев свет очага через открытую дверь. Он вошел, закрыл дверь и запер ее на деревянный засов. В позвоночнике угнездился глубокий холод. Он почувствовал, что зло очень близко.

Потом он опять вскарабкался наверх. На этот раз он услышал новый звук, странное шипение, и, уставившись вниз на снег, падавший к подножию башни, увидел черный туман, который тонкими струйками тек с горы, туман, который извивался и крутился, как если бы хотел принять какую-то форму. Откуда он взялся? Еще мгновение назад его не было, а теперь вся белая равнина была запачкана пятнами распространяющейся черноты.

Потом по его позвоночнику прошла дрожь и он понял: это волк. Это та самая тварь, о которой Хозяин говорил ему, и которую послал сюда. Это не было создание из плоти и крови, но из льда и тени, существо из другого мира, в какое-то мгновение материальное, в следующее — туман. Волк еще не полностью материализовался, да. Но прямо на глазах пораженного Уртреда он начал принимать форму, становиться твердым. Появилась спина, потом на мгновение вспыхнула картина пасти, усеянной неровными зубами, через мгновение все унес порыв ветра, но фигура возникла вновь, уже немного другая, и начала твердеть, с каждым мгновением становясь все более и более материальной — и все более и более большой. Наконец она стала размером с башню. И он увидел, что там, где падала ее тень, снег превращался в черный лед. Снег пошел еще сильней, он завесил сцену белым занавесом. Уртред опять выглянул наружу, но не было видно ничего.

А потом душераздирающий вой, как ему показалось прямо в ухо, и он повернулся. Пасть из Хеля, пурпурная и черная, с тысячей гниющих зубов, чернела прямо перед над ним, волк был выше башни, а его дыхание пахло горьким черным льдом. Существо выдохнуло, Уртред мгновенно упал на пол, а стены покрылись черным льдом. Они мгновенно промерзли, треснули и стали разваливаться, став ломкими как стекло. Большой кусок парапета рухнул вниз. Уртред ухватился за верхушку лестницы и бросился вниз. Не удержавшись на ногах, он пролетел последние несколько футов, больно ударившись плечом. Несмотря на боль, он мгновенно вскочил на ноги и поковылял к двери. Он должен предупредить остальных. Уртред выбил деревянную задвижку и вывалился наружу, со страхом взглянув на башню.

Но успев делать только шаг или два, он резко остановился. Чудовищная тень исчезла. Волк ушел, ушел в темноту. Куда? Опять снежная буря на мгновение прекратилась, и далеко вдали, на юге, он увидел свет фонарей, раскачиваемых ветром. Его товарищи! Теперь он сообразил, куда отправился волк. Прямо к ним! Уртред потащился вперед, к свету, неуклюже продираясь через сугробы  и на ходу выкрикивая предупреждения.

ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ ГЛАВА

Найти дракона внутри

Со стороны Равенспура не доносилась ни звука с того мгновения, когда, после сражения со щенками Фенриса, они услышали леденящий душу вой. У всех появилась слабая надежда, что удастся убежать от Великого Волка.

Но, тем не менее, они торопились. И только благодаря связывающей их веревке удалось обойтись без потерь. Человек, шедший впереди, упал в овраг, покрытый тонкой корочкой снега, и его вытянули, с ушибами и порезами. Другой горец занял его место, но из-за снежной бури видимость была не больше нескольких метров, несмотря на горящие фонари. Они выдыхали из себя облако пара, губы стали синими и потрескались, лица осунулись и покраснели. Каждый видел только на длину веревки, связывавшей его с человеком перед ним, и поворачивал, когда Аланда, посовещавшись с посохом, кричала, что нужно менять направление.

— Я боюсь, — прошептала Имуни, отчаянно схватившись за руку Талассы.

— Не бойся: посох приведет нас в Лорн, — в ответ прошептала та, ее голос был едва слышен в вое ветра.

— Как? — спросила Имуни. Ее лицо посинело, а она сама дрожала от холода.

— Он сделан из дерева, которое росло в лесу впереди, — ответила Таласса. — Собиратель пиявок подарил его нам.

— Собиратель пиявок?

— Это существо, которое живет в теплом Сердце Мира, где наши предки плавали, как лососи в талых реках в самом начале времени, — улыбаясь сказала Таласса. — Подумай об этом тепле; тебе самой сразу станет жарко.

— Ничто никогда не согреет меня, — мрачно ответила Имуни, хотя ее маленький ротик невольно улыбнулся в ответ на историю Талассы.

Люди, одетые в грубые снегоступы, шли так быстро, как только могли, но колонна все равно двигалась медленно. Аланда часто останавливалась, чтобы перевести дух, крепко закрывала глаза и концентрировалась, ее лоб пересекали морщины. Потом, после каждой такой паузы, она немного меняла направление и опять шла дальше.

Таким образом прошло полчаса. Ветер с юга начал слабеть, хотя снегопад, и без того сильный, стал еще сильнее. Потом они услышали новый звук. Сначала они подумали, что опять слышат вой ветра, низкий глубокий вздох, то усиливавшийся, то ослабевавший, но ветер полностью прекратился и снег падал прямо вниз. Они остановились и стали слушать. Звук раздался снова, тревожный и неестественный, возможно немного ближе, хотя, быть может из-за сильного снегопада, невозможно было сказать, откуда он идет.

— Что это? — спросил Джайал.

— Волк, — ответил Гарадас. — Он нашел мертвого щенка. А сейчас он ищет нас. — Его люди тревожно задвигались, бросая нервные взгляды на окружающих их снег.

— Как? — спросил Джайал. — Разве он может пойти по нашему следу через снежную бурю?

— Ты не понимаешь: он везде на этой равнине. Это его королевство, Равнина Волков, — ответил Гарадас. И действительно, звук шел со всех сторон сразу, в нем было отчаяние и холод ледяного ветра. 

— Тогда мы будем сражаться, —  сказал Джайал, хватаясь за Зуб Дракона.

— Лучше бы ты как следует помолился, — ответил староста, бросая безнадежный взгляд на свою дочку, которая глядела на взрослых вокруг себя с невинным непониманием. — Он только наполовину принадлежит нашему миру: его глаза сделаны из умирающих углей сердец богов,  тело из льда и тумана, дыхание ядовито, когти крепче чем шипы на перчатках жреца, а бежит он со скоростью ветра.

— Сколько еще до леса? — спросила Таласса у Аланды.

— Мы должны быть очень близки к нему; но посох говорит мне только в каком направлении идти, а не как близко мы от леса.

Он опять пошли дальше, пробиваясь через сугробы так быстро, как только могли. Глаза всех людей обшаривали окрестности и не видели нечего. Тем не менее острый запах йода наполнил воздух, а в слабом свете фонарей снег перед ними, казалось, стал слегка желтым.

Потом последовал еще один вой, от которого затряслись все кости. Значительно ближе, быть может в пятидесяти футах за ними, и даже через подушку снега они почувствовали, как под их ногами затряслась земля.

Люди в цепочке растерялись и впали в панику, веревка закрутилась вперед и назад. Гарадас выкрикнул приказы, но некоторые из его людей, казалось, лишились рассудка; они сбросили с себя пояса или перерезали веревку, привязывавшую их к колонне. Некоторые схватились за оружие, а половина горцев повернулась и побрела подальше от звука. Оставшиеся стали в круг и застыли в напряженном ожидании. Джайал, которого веревка сбросила на землю, вскочил на ноги. — Там! — сказал он, и в сиянии Зуба Дракона все увидели это: темный силуэт, больше чем дом, темнел сквозь падающий снег. Вприпрыжку фигура двинулась к ним, два красных уголька как фонари прыгали по воздуху — глаза зверя, высоко над землей. Он откинул голову назад, готовясь завыть.


Уртред мог видеть свет фонарей — белое пятно, едва видимое через летящий снег. Он шел по цепочке желтых следов на юг, надеясь, вопреки всякой надежде, оказаться рядом с ними раньше волка. Но он, конечно, опоздал, зверь материализовался впереди, между ним и светом.

Он побежал вперед через сугробы. Сейчас, больше чем когда-либо, ему была нужна магия Ре. Воздух был полон запахом твари, а потом Уртред оказался сразу за ним: волк как-то сразу появился из-за снежной бури, его темная фигура была высотой в дом. Уртред остановился и, напрягшись, закрыл глаза. Где те огненные искры, которые так ярко горели в его венах в Тралле? Сейчас он чувствовал только теплое покалывание и кончиках своих искалеченных пальцев, как если бы Бог услышал его призыв, но смутно и неопределённо, как если бы находился где-то в арктической ночи или на верхушке далекой горы, так что хотя по его венам и потекло огненное пламя, он смог создать только красный шар, похожий на пузырь, который стал медленно стекать с его пальцев. Уртред в отчаянии бросил его в направлении твари. Шар упал у его ног и снег, зашипев, начал испаряться.

Зверь повернулся, жидкий огонь в первый раз осветил его целиком. Уртред увидел белые кристаллы его шкуры; красные колодцы глаз глядели прямо на него, потом отравленное дыхание волка окатило его, похожее на вонь металла, давно утонувшего в пруду, проржавелого и ядовитого. Мгновенно на плаще образовалась корка из черного льда, похожая на медное покрывало, колени согнулись под ее тяжестью. Лед проник и в глазные отверстия его маски. Глаза, лишенные век, глядели на мороз, опустившийся на них. Уртред покачнулся, пытаясь остаться на ногах. Через тонкий слой льда он мог видеть небольшую группу людей: лицо Талассы, сияние Зуба Дракона, восемь горцев.

Он сражался, стараясь не дать льду сковать свои ноги. Где же этот расплавленный огненный дракон или Стена Огня?

И тут неожиданно, неизвестно откуда, пришло тепло, наполнив его тело. Постепенно зрение стало восстанавливаться, глаза отмерзали. Кончики пальцев взорвались огнем, и Уртред бросил пламя вперед, расплавленная лава ударила в бок твари, прожгла шкуру и устремилась внутрь; на теле волка появилась огромная дыра. Он увидел, что Таласса и остальные обогнули волка и неуклюже побежали к нему. На их ногах было что-то интересное: он всмотрелся, и увидел, что все они носили снегоступы.

— К башне! — крикнул Уртред во весь голос. Он повернулся, и в свете Зуба Дракона увидел, что она намного ближе, чем он отваживался надеяться. Не более пятидесяти футов,  и, сразу за башней, голые ветки края леса. Все остальные были уже за ним, но волк пришел в себя и шел прямо на него, как лавина из кристалликов льда и тумана. Его фигура мигнула, потом исчезла, чтобы материализоваться опять, намного ближе; так, шаг за шагом, он надвигался на них.

Потом край тела Фенриса расплылся и наплыл на него, Уртред почувствовал ужасный, замораживающий холод. Он ударил перчатками налево и направо.

Тварь завыла от боли и ярости; из ниоткуда появился огромный ледяной коготь и, как серпом, попытался полоснуть по Уртреду, который успел пригнуться в самое последнее мгновение. Отпрыгнув назад, он почувствовал, что освободился от удушающего ледяного облака. Его плащ, однако, стоял как сталь; Уртред разодрал его своими когтями, тот раскололся с душераздирающим треском. Все остальные уже были за дверью. Джайал стоял за порогом, держа дверь открытой: Уртред бросился к нему. Волк был прямо за ним, так что когда Уртред бросился мимо Джайала в башню и дверь с треском захлопнулась, вся башня наполнилась облаком замерзающего пара.

Гарадас и Джайал всем весом налегли на дверь и опустили деревянный засов. Потом опять раздался страшный вой: как если бы воздух вырвали из его ушей и окружающего эфира, в то время как тварь окружила башню, наполнив её белым ослепляющим туманом, температура резко упала. Он мог видеть только свет от Зуба Дракона и фонарей, вокруг которых метались какие-то тени. Его руки встретились с чем-то твердым, и он сообразил, что это стол в центре комнаты. Он схватил его и приволок к двери; двое мужчин отступили в сторону и он бросил стол на их место. Джайал и Гарадас уже волокли другую мебель, чтобы укрепить баррикаду. Все выглядело так, как если бы дверь удержится — пока.

Потом послышался еще один долгий вой, холодный и пронизывающий, как арктический ветер, потом скрежет льда, царапающего по камню, как если бы зверь кружил вокруг башни; отвратительная вонь от его ядовитого дыхания сочилась через бойницы, покрывая льдом каждый дюйм обнаженного камня.

В этом свете, который пробивался через удушающую дымку, Уртред заметил еще одну колонну густого тумана, которая медленно текла вниз через открытый люк над его головой. Тут же он почувствовал леденящий холод на лодыжках и взглянул вниз: клубы тумана начали сочится через узкие щели рамой и дверью, и уже покрыли волнообразным покрывалом толщиной в два-три дюйма пол около порога. Опасность снизу и сверху. Фенрис: став нематериальным, как зимний ветер, дыхание, выдох, он собирается проникнуть внутрь, оказаться среди них. Никакой камень не остановит его, скоро он материализуется внутри башни. Тогда они все умрут, как и предсказывал Хозяин.

Воздух становился холоднее с каждой секундой. Уртред отступил назад и дико посмотрел вокруг. Огонь в его венах стал угасать. Тем не менее сейчас ему опять нужен огонь, больше чем когда-нибудь, но не тот огонь, который уничтожил вампиров в храме, а великий огонь, огонь творения, который заключен в существе, сила которого была бы не меньше темной силы Фенриса. Нужен огонь, который живет в драконах — жеребцах богов, которые сейчас носятся по воздуху над Равенспуром, нужна древняя магия.

Однажды он уже призвал эту силу, нечаянно, двенадцать лет назад в пещере Священного Огня монастыря Форгхольм. Сможет ли он опять выполнить заклинание творения? Или это сила природы, которой невозможно повелевать? Вызывание духов: самый высший уровень всех пяти искусств пиромантии. Змеи, которых он призвал на Равнине Призраков, были низшим уровнем в иерархии огненных созданий: Дракон был высшим. Никакие часы и годы учебы не помогут, если ты в глубине душе не веришь в успех. А что он узнал в могиле Маризиана? Книга Света превратилась в прах, та самая книга, по которой он учился заклинать Пламя. Но у него есть вера, вера, которая живет в его сердце, а не в книге.

Он закрыл глаза и начал искать семена огня, похороненные глубоко в душе, его мысль побежала по темным закоулкам его сознания. Ему казалось, что он ищет уже давно; одновременно он чувствовал, что становится все холоднее и холоднее, но это было далеко от него, давно ушедшего в путешествие по самому себе. Далекие воспоминания, детская невинность, давно испорченная шрамами и  горькое одиночество, в его сознание кружились незваные гости; потом появились черные слова Хозяина, как если бы в этой одной личности собрались все предательства и неудачи его жизни. В башне медленно падала температура, пока туман и когти льда не поглотили все, даже свет Зуба Дракона...

Потом раздалось громкое рычание, на этот раз не снаружи, а внутри башни, и он сразу понял, что Фенрис здесь, и тут, вместе с этой мыслью, пришел и огонь, тот самый, который он искал, и все стало как тогда, много лет назад, в пещере Священного Огня Форгхольма. Его душа устремилась навстречу ему, от этого холода, страстно желая тепла. Внутренним взглядом он видел красные отблески огня, а внутри его змеевидную оранжевую фигуру в красном зародышевом мешочке, которая готова была родиться и ждала только семени, которое он должен принести. Он вошел в этот красный свет и вспомнил, что именно так все и было, когда он был ребенком, так что он был и в сердце существа, которое создавал, и, одновременно, снаружи. Теперь он бросил их вперед, огонь и яйцо, которое он создал из своего сердца, и они с ревом понеслись по потоку его крови; рев крови и рев огня слились в его ушах в музыку Пламени, а потом они достигли конца пути, он поднял перчатку и выпустил их наружу.

В то же самое мгновение белый туман стал оранжевым, и его творение встало перед его глазами.

Дракон, существо непонятной массы в десять футов высотой, пламенно-алое тело, глаза-карбункулы, которые глубоко сидели в треугольной ящероподобной голове, и по каждую сторону его похожей по луковицу шеи, жабры, напоминавшие надувшиеся кожаные мешки. Светящиеся серебряным светом крылья, сделанные, казалось, из твердого огня, раскинувшиеся на всю ширину башни, когтистые лапы из сверкающей стали. То самое создание, которое он сотворил в Форгхольме.

Его товарищи собрались в дальнем конце комнаты и закрыли лицо руками, защищаясь от страшного жара, который извергал из себя Дракон, окруженный аурой белого пламени. Какие-то соломинки и щепки взвились в воздух, вспыхнули и мгновенно сгорели. Лужа белого тумана на полу и форма, возникавшая в колонне света сверху, мгновенно выкипели, превратившись в густой пар, который черной слизью осел на пол. Башню сотряс агонизирующий вой волка прямо из середины комнаты, его ледяное сердце начало таять. Туман, из которого он образовывался, стал испаряться, потом побежал через открытый на потолке люк, улетая от раскаленного белого огня. Но башня была слишком мала для дракона. Колеблющаяся масса из пламени и чешуек взлетела вверх, вслед за убегающим туманом, лестница вспыхнула как свечка, от пола до потолка, когда он пронесся над ее горящими ступеньками в небо, в погоню за улетающими тенями.

Уртред почувствовал, как его уносит вверх, как если бы он сам был живым сердцем существа, которое создал. И тут он стал Драконом, под его ногами больше не было земли, его сущность устремилась вверх. За один удар сердца стены башни расплылись и исчезли с обеих сторон, когда он взлетел над полом и вырвался наружу через открытый люк на верхушке лестницы, оставляя за собой горящее дерево и кипящий пар. Он бросил огненный взгляд на покрытую лишайником верхушку башни и парапет, около которого стоял совсем недавно. Потом взлетел в летящий снег, который внезапно превратился в туман, как если бы жар тела мгновенно испарил его, и полетел дальше, окруженный оранжевым ореолом из капелек воды. Под собой он видел покрытую снегом равнину и темную линию Барьера Айкена.

Он не мог управлять полетом, Дракон нес его через темноту на север, как если бы чувствовал, куда улетели его собратья, которых Уртред видел в сумерках. Дракон летел, равномерно ударяя могучими крыльями и со свистом рассекая воздух перед собой. С того мгновения, как крылья унесли его вверх, Уртред ощущал радостное возбуждение, голова кружилась от мысли, что земля находится далеко внизу. Дракон летел над снеговыми облаками, ночь была кристально ясной; облака, похожие на шерстистых барашков, кружились в вихре вокруг сторожевой башни, из которой он взлетел в воздух. Небо было пусто, от севера до юга, Уртред отчетливо видел Сломанные Вязы, их острые пики, рвущиеся в небо, толпились вокруг их центра, Равенспура. А за ними находились Палисады.

Он стал Драконом, и видел его глазами, слышал его ушами и чуял его носом — и намного лучше, чем своими. Он чуял след драконов Харкена, слабый запах металла и огня. Он сам видел, как они летели на север, и его создание последовало за ними. Под собой он увидел лес, который  простирался далеко на север. Внезапно ему захотелось остановить Дракона и вернуться обратно к сторожевой башне, но было слишком поздно — Дракон был квинтэссенцией воли, тварью Ре, родившейся в сердце солнца: как только он выбрал свой курс, никто и ничто не могло заставить его повернуть назад. Уртред мог только нестись вместе ним вперед, над лесом, земля стремительно уносилась прочь. Появился еще один горный кряж, руины города, озеро, далеко впереди он заметил холодную и пустую тундру. Темная линия Барьера Айкена бежала прямо через нее. Теперь земля под ним стала смазанным пятном. Могучие крылья покрыли сотни миль за минуту! И тут Уртред почувствовал, что чем дальше от башни и точки вызова улетал Дракон, тем слабее он становился. Его сила уходила, крылья били все медленнее и медленнее. Потом Уртред почувствовал невесомость, Дракон начал падать, земля понеслась навстречу. Он попытался захватить контроль над зверем, стараясь остановить вертикальное падение. Но его воля и воля Дракона были разделены.

Огонь в венах начал гаснуть, Дракон падал кругами, все быстрее и быстрее, похожий на птицу, подстреленную в полете стрелой охотника. Хотя голова Уртреда кружилась и во время полета, это не шло ни в какое сравнение с тем головокружением, которое накатило на него сейчас, когда Дракон камнем устремился прямо вниз на ледяную равнину под собой.

Уртред посмотрел на землю, стремительно несущуюся к нему, и приготовился к смерти...

ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ ГЛАВА

Бронзовый Воин

Он спал и видел сны. Как всегда за последнюю тысячу лет. Во сне он видел прошедшие времена, когда был почти богом, золотые башни на Сверкающей Долине блестели под яркими лучами солнца, а в лазурном небе жеребцы богов грациозно летали между ними. Он видел себя на арене, серебряные стены которой были выше гор, а поле для поединков длиной в десять миль. Там он сражался как Воин Бога. Он был самым большим из всех воинов; никто не мог победить или разрушить его. Вплоть до последнего дня.

Был турнир и они привели его туда, медная музыка омывала равнину, гигантские трибуны и горы. Почти бог — это он знал даже тогда, любимец того, кто создал его: Ре. По одну сторону арены, очень далеко от него, находился золотой мерцающий туман, сиявший как солнце: внутри него, невидимый, сидел Бог. Никто из смертных никогда не видел его, а он, Талос, видел. Весь день, начиная с рассвета, он сражался. Он уничтожил всех соперников, воинов других Богов: один за другим они пали, включая предпоследнего: паук Бога Луны, которого он задушил его собственной адамантиновой путиной.

Остался последний воин: змея Исса. День почти закончился. Темнота пала на арену, он ждал, а ее все еще не было. Он насквозь просветил турнирное поле глазами, которыми мог видеть через сталь. Свет Ре с далекой трибуны начал ослабевать. Потом, внезапно, из-под земли появилась змея. Почему он не посмотрел под землю? Ведь змея Исса — создание земли, а не воздуха, именно земля открылась под его ногами и его затянуло глубоко вглубь земли, в логово, в котором она скрывалась весь этот долгий день. Он почувствовал, как яд ее укуса горит в его шее. А потом когти твари нанесли смертельный удар и стальные пластины его головы сорвались со стержней. 

Тысячелетняя темнота опустилась на него. Он оставался там, похороненный на Стеклянной Равнине, и только искра сознания еще жила в его гигантском теле. Столетие шло за столетием, пришло время последней битвы, в которой боги сражались против богов: небо охватил огонь, а все, жившее на поверхности мира, было испепелено. Однако его разбитое тело было зарыто глубоко в земле, далеко от огня Богов, который мог бы уничтожить его. И тем не менее его глаза видели все, что происходило в мире над ним. Тысячу лет небо было черным, потом просветлело, и он увидел равнины и горы, покрытые сажей. Он увидел кучку выживших людей, а также тех, кого небесный огонь так страшно изменил.

Много лет спустя он почувствовал грохот уничтожения Искьярда, а потом увидел одинокого человека, который шел по равнине, одного из тех немногих, кто выжил в этом проклятом месте. Он шел вместе с гигантом, Адаманстором, одним из тех чудовищ, которые вместе с богами пришли со звезд. Они подошли прямо к тому месту, где он лежал, как если бы человек совершенно точно знал, где зарыт он, Талос. Гигант начал копать слюду, выбрасывая в небо целые ломкие фонтаны. Так его откопали, и солнечный свет ударил по его разбитому телу, впервые за пять тысяч лет.

Человека звали Маризиан. Он спустился в яму, которую вырыл Адаманстор. Потом он встал на колени и занялся Талосом, при помощи магии и таланта механика возвращая его к жизни. Талос почувствовал, как опять соединяются обгоревшие синапсы, а металлические мышцы срастаются при помощи целительного пламени. Потом он почувствовал, как лебедка подняла его из ямы, видимо волшебник занялся его ногами, восстанавливая их. Потом он взглянул вниз, и увидел, что человек далеко внизу глядит на него снизу вверх, голос Маризиана зазвучал прямо в его сознание, отчетливо выговаривая команды. Талосу показалось, что его ноги задвигались по своей собственной воле, не спрашивая у него разрешения, и он пошел за своим новым хозяином через горы. Маризиан шел, при помощи магии создавая перед ними дорогу. Волшебник нашел город в горах и назвал его Года. Он дал жителям Книгу Света и создал святилище над городом, сказав горцам о том, что сюда придет Светоносица.

Но Маризиан не захотел оставаться в Годе. Все то время, которое он провел там, его глаза глядели на север,  как если бы он боялся кого-то или чего-то, что могло последовать за ним из Искьярда. Так что вскоре после основания города они ушли оттуда, и много месяцев бродили по горам. Наконец они добрались до южных склонов Палисад и увидели огромную гранитную гору, одиноко стоявшую посреди равнины, простиравшейся перед ними. Они пересекли равнину и подошли к горе. Волшебник поднял руки к небу и попросил богов благословить его новый город, который он назвал Тралл. Потом он призвал к себе все создания, жившие на горе, послал их вниз на равнину и они, все вместе, построили на этой горе великий город, чьи дворцы соперничали даже с дворцами богов. Бронзовый Воин работал вместе с другими гигантами, дварфами и даже покореженными людьми. Своей воли у него больше не было, ее заменила воля Маризиана.

И он слышал, как Маризиан рассказывал людям о богах, тех самых, которым он, Бронзовый Воин, служил много лет назад, слышал и то, как волшебник устанавливал законы для людей города, как если бы он сам был богом. Гнев и ненависть клокотали в расплавленной лаве груди Талоса, из его красных глаз вырывались огненные лучи: если бы Боги захотели, он мог бы растопить полярную шапку и затопить весь мир. И тем не менее, он был совершенно беспомощен: он не мог обрушить свой огонь на Маризиана. Волшебник держал его в рабстве.

Прошло много лет, мгновение ока для Бронзового Воина. Волшебник, ставший старым и дряхлым, привел его в помещение, находившееся глубоко под землей, под корнями скалы, и Талос увидел, что это и могила и тюрьма. Там Маризиан и умер. Как только магический саркофаг в последний раз закрылся за телом волшебника, Талос почувствовал, что проснулся, сбросил с себя цепи рабства. Но он был в ловушке: ноги не двигались, его стоны никто не слышал, он уснул, и проспал еще тысячу лет, а может быть и больше: он не мог сказать. В мешках его легких скопилась старая пыль, огонь в его венах не горел, а слабо светился. Опять он в темноте, сколько времени ему придется пробыть в ней на этот раз?

Только через много лет настала та ночь, когда он ощутил силу недалеко от себя и зашевелился. Он почувствовал, что буря, посланная богами, бушует за стенами его тюрьмы, потом огненный дротик, как корень, зарылся глубоко в землю, ударил в могилу и проник внутрь. Дротик ударил прямо в него и дошел до сердца. Талос проснулся: он опять услышал голос своего Бога, приказывавший ему бежать отсюда и немедленно возвращаться на север. Он встал и вышел из могилы, стены и потолок рушились, когда он шел. Когда он очутился на поверхности, люди, которые жили в Тралле, разбегались перед его сотрясающими землю шагами. Он опять пересек равнину, на этот раз направившись на север, туда, где когда-то жили боги. Он прошел по гулким пещерам Харкена, разнося на части двери конюшен, за которыми находились жеребцы Богов, своим пламенем он рассеял древнюю темноту этого места, как если бы вместо вечной полуночи под землей настал полдень: под горами стало светло от его огня. Потом он прошел через Равенспур — там он нашел первых воинов Чуди и уничтожил их всех. А потом прошел через лес и нашел дорогу в Лорн, где враги Ре, Полуночная Чудь, собрались на границе запретного королевства. Они встали на его пути, но он убил их всех, много тысяч, как и их товарищей под Равенспуром. После битвы он пошел в Кузницу на Острове Ветров, которую когда-то Ре выковал своими собственными руками, и здесь стал ждать, как приказал ему Бог.

А потом слуги Бога пришли к нему и попросили помочь. Они поставили его перед Яйцом Мира, привязали его руки к огромным рычагам, вокруг торса застегнули пояс, его немигающий огненный взгляд стал топливом, и он начал ковать при помощи сверкающего горящего света, который никогда не ослабевал. С тех пор каждый день и каждую ночь из Кузницы летели искры, а теплый ветер не давал врагам этих людей ступить на берег озера.

С того времени только однажды он увидал внешний мир, когда Полуночная Чудь опять пришла на границы Лорна; тогда он освободился от своей упряжи. Утром он вернулся обратно,  уничтожив искалеченных тварей, пришедших вместе с туманом.

Но теперь он знал, что вскоре должен уйти из этого места. Она идет: та самая, которую видел Ре, та самая, на которую намекал Мазариан в своих пророчествах, которые сам вряд ли понимал: в конце концов он был только смертным. Та, которая была не человеком, но несла в себе кусочек Божественного Огня: Светоносица. И он пойдет с ней, на север, в Искьярд, и откроет тайну, которую оставил Мазариан в этом зачарованном месте.

И узнает, от чего бежал Мазариан пять тысяч лет назад.

ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ ГЛАВА

Туннель

— Жрец! — голос Аланды. Он дал себе упасть, ноги ослабели, в глазах все кружилось, он падал и падал через ночное небо, пока полностью не потерял представление о том, где находится, и закрыл глаза, ожидая треска сломанных костей и последнего в жизни мгновения.

Вместо этого голос старой дамы. Он мгновенно открыл глаза. Как оказалось, он стоял, покачиваясь, на грубом каменном полу сторожевой башни. Аланда опять резко дернула его за рукав. Он замигал, сбитый с толку, и почувствовал, что весь покрыт холодным потом, как если бы пришел в себя после жестокой горячки.

— Что случилось? — прошептал он.

— Ты улетел вместе с твоим заклинанием, и едва не умер вместе с ним, — ответила Аланда, сочувственно прищуриваясь.

Ну конечно — Манихей предупреждал его! — надо сохранять расстояние между собой и созданным тобой магическим существом и никогда не вселяться внутрь его; иначе умрешь, когда тот умрет. Почему он так быстро забыл это правило? Но ему было только двенадцать, когда он в последний раз использовал это заклинание. Радость от вызова Дракона сыграла с ним плохую шутку.

Рядом с собой он увидел стул и, неуверенно, сел на него. Голова все еще кружилась. Он уставился на землю, собрался, и, постепенно, она перестала убегать из под ног. Опять вернулся слух: сначала он услышал стоны ветра, бившегося о стены сторожевой башни, потом шипение, как если бы кристаллы снега уносились прочь, стены башни усиливали любой звук. Он посмотрел на своих товарищей: все трое полукругом стояли вокруг, сочувственно и озабочено глядя на него. Гарадас и шестеро выживших жителей деревни стояли за ними, с опаской глядя на него. Он улыбнулся, несмотря на головокружение. Только несколько часов назад, на Равенспуре, его убеждали, что друзья бросили его, забыли о нем.

Таласса встала на колени перед ним. — Как ты себя чувствуешь? — ласково спросила она. Какое-то мгновение он молчал, не в силах сказать ни слова. Ее серые глаза, так близко, казалось похитили у него дар речи.

— Лучше, — наконец сказал он. — И самое хорошее — я опять с друзьями. У меня было долгое путешествие через горы.

— А что вообще случилось с тобой? — спросил Джайал.

— Та буря, она была не естественной — ее послали, — ответил Уртред.

— Кто?

Уртред встал, пошатываясь. — Король Чуди. Он хотел отделить меня от вас. После того, как я расправился с Ледяными Призраки, меня понесло на север. Я прошел по дороге Мазариана, прямо до верхней точки Сломанных Вязов. И там я встретился с правителем этих мест, или, скорее, с его призраком.

— Почему он не убил тебя?

Уртред указал на маску. — Он решил, что я один из них, его подданных — и сказал, что вы бросили меня. Да, у меня было искушение поверить ему, Джайал, сильнейшее искушение. Это вроде как ты и Двойник, так и он со мной: его голос звучал в моем сознании. И был очень убедительным. Но я сражался с ним, и победил. Потом призрак исчез, с вершины я помчался вниз, и оказался в башне.

— Но я все-таки не понимаю, почему он пощадил тебя.

Уртред отвернулся. — Я тоже — это какая-то тайна, принадлежащая моему прошлому. —Он опять повернул голову к ним. — Этот главный называл гору Равенспур: часть моего имени.  Кто-то перенес меня и брата в Южные Земли, перенес отсюда. И у меня было еще одно видение, когда я был там. Женщина, одетая в белое, у озера. Моя мать. Она умерла здесь. Возможно Хозяин знал, что придет день, я вернусь в эту страну и, узнав имя горы, доберусь до нее. И там он искушал меня, хотел, чтобы я выполнил его желание.

— И что же он хотел от тебя?

Теперь Уртред повернулся к Талассе. — Он хотел, чтобы я остановил Светоносицу. Вы все видели Черное Облако. Там еще есть озеро, что-то вроде ворот в мир Хозяина. Каждые сто лет его армия формируется в его водах. Как и говорил Гарадас, это время опять пришло. Скоро они пойдут на Лорн — и только Таласса может остановить их.

Джайал мрачно кивнул. — Мы встретились с некоторыми из этих тварей в подземном мире. — Он кратко рассказал Уртреду обо всем, что случилось с ними в Барьере Айкена, о встрече с Фараном и Голоном, о битве. — Свет уничтожил Создания Тени, но Фаран и пара остальных выжили, — заключил он свой рассказ.

— Тогда у нас не так много времени, — сказал Уртред. Он вскинул голову и прислушался. Но услышал только свист бушевавшей снаружи бури, которая с каждой секундой становилась все яростнее. — Буря не кончится никогда — по крайнем мере, пока мы здесь. Все опять как на Равнине Призраков. Даже ветер выполняет желания Хозяина.

Он повернулся к Аланде. — Ты можешь сказать, как далеко до города?

Лицо старой дамы было бледным и вытянутым, но в ответ на его вопрос она зашевелилась. Распахнув плащ, она вынула посох, который скрывала под его складками.

— Моя сила слаба. Все, что я могу сказать — город находится где-то в лесу. Быть может на полет стрелы, а быть может туда надо идти не меньше месяца.

Все как один повернулись на север, к той воображаемой точке, где собирались найти город Лорн. Может быть он очень близко: если так, они должны решиться на короткий отчаянный бросок через бурю. Но если он далеко, они все погибнут, занесенные снегом. Никто ничего не говорил: все, без сомнения, надеялись услышать, что шторм ослабел, но он, казалось, бушевал с еще большей силой, чем несколько минут раньше; ветер слетал с горы и потом, по суживающейся спирали, закручивался вокруг башни. Его ярость  росла и росла, а крутящийся конус летящего снега накрыл всю башню.

Надо было что-то делать. Джайал разобрал баррикаду, поднял засов и открыл дверь. И тут же его едва не сбило с ног. Снаружи, как увидели все, была белая стена летящего снега, и больше ничего. Гарадас помог ему вернуть дверь назад, и вместе они опять опустили тяжелый деревянный засов, протянувшийся от одной стороны двери до другой. Староста выругался, его потупленный взгляд мрачно уставился на пол: без сомнения он думал о своих товарищах, которые убежали от Фенриса. У них не было ни единого шанса выжить в такую погоду. Но у него были и другие мысли. — Волк вернется, — сказал он.

— Как? — спросил Джайал. — Жрец убил его.

Гарадас повернулся к нему. — Не так-то просто уничтожить зиму, а он и есть зима. Буря — предвестник его возвращения. Очень скоро он будет здесь.

Уртред мог только кивнуть, подтверждая его слова. Вой ветра уже походил на плач баньши, башня тряслась, как если бы он пытался сорвать ее с фундамента. Уртред почувствовал, как холод, похожий на невидимую жидкость, начал наполнять башню, его кости начали коченеть. Даже пламя огня, горевшего в его сердце, начало ослабевать под действием холодного воздуха, сочившегося в комнату под давлением урагана. На их глазах ярко горевшие поленья превратились в серую золу и погасшие угли. Как если бы глаз урагана был гигантской центрифугой, которая отбрасывала тепло в сторону, оставляя только непостижимый абсолютный холод.

Таласса, которая молча стояла все это время, выглядя продрогшей и замерзшей, несмотря на меха, внезапно подняла руку. — Вы слышите это? — прошептала она.

Только теперь все услышали и увидели. Стены башни содрогались от приглушенных ударов, как если бы какие-то тяжелые тела слепо тыкались в них, ища отверстие для входа. И было непонятно, действительно ли они слышат крики и стоны, или весь этот шум и грохот просто работа ветра, беснующегося снаружи.

— Что это? — спросил Джайал, так сильно стиснув меч в руке, что костяшки пальцев стали белыми как снег.

— Твари Хозяина, — мрачно отозвался Уртред.

— Как они могут жить в таком урагане?

— Они и есть этот ураган: все так, как сказал Гарадас.

Уртред посмотрел на дверь. Дубовые брусья стояли на месте: дверь выглядела так, как если бы могла выдержать удары осаждающих по меньшей мере час или два. — Дверь может удержать их, пока. — Но как будто для того, чтобы показать, насколько пусты его слова, в то же самое мгновение раздался треск раскалывающегося дерева, и одна из старинных дубовых балок отчетливо выгнулась внутрь, уступая страшному давлению снаружи: все удары теперь обрушивались на дверь, как если бы за ней собрались все невидимые создания Хозяина.

Все отступили к самой далекой от двери стене. Уртред взглянул на холодный туман, опять струившийся сверху через открытый люк, его струи завивались в странные перекошенные формы, похожие на те, которые вырывались из Черного Пруда. Он крикнул остальным прижаться к стенам и все, смущенные, так и сделали. Уртред, чувствуя знакомое покалывание в венах, выбросил свои руки в перчатках по направлению к умирающему огню, стараясь найти еще не погасшую искру среди серой золы, нашел ее, схватил и мысленно превратил ее в бушующее пламя, которое должно будет наполнить помещение.

Внезапно, за какую-то секунду, весь воздух в комнате исчез: его утянуло в очаг, искра всосала его, и перед их потрясенными глазами серый пепел превратился в сверкающую огненную магму. Пламя ударило высоко в воздух, вплоть до люка, и стегнуло по крутящимся силуэтам, которые мгновенно вспыхнули и испарились. Капли черной жидкости, с шипением, упали на выложенный каменными плитами пол башни. Один из горцев вскрикнул, когда черная капля брызнула ему на щеку, обжигая ее.

Потом, когда он перестал кричать, на какое-то мгновение наступила тишина, как если бы то, что было снаружи, остановилось, не зная что делать, но потом послышались новые могучие удары в забаррикадированную дверь, и белые деревянные щепки посыпались от нее в комнату.

— Нам нужно опять забаррикадировать дверь! — крикнул Уртред. Немедленно все забегали, хватая всю попадавшуюся под руку мебель. Сам жрец огляделся и, схватив своими рукавицами одну из кроватей, которую он заметил еще раньше, потащил ее к двери. И тут он увидел то, что было под ней: деревянный люк с кольцом. Он бросил кровать и позвал остальных.

Несмотря на вой ветра снаружи, все услышали его крик и повернулись, чтобы посмотреть, что он нашел. Уртред позвал Джайала. Юный рыцарь бросил рядом с дверью стол, который он тащил, и подбежал к нему. Уртред схватил кольцо и с силой потащил вверх, открыв темное пространство внизу. Снизу потянуло сырой землей и плесенью. Вниз спускалась прочная деревянная лестница. Джайал уже спускался вниз в дыру, неуклюже вытянув меч вниз одной рукой, а другой держась за край лестницы.

Уртред сделал несколько шагов вниз. Он увидел, что Джайал уже стоит на утрамбованным земляном полу в десяти футах внизу. Уртред попытался рассмотреть подземелье, но слабый свет в комнате над ним проникал вниз не больше, чем на несколько футов, а свет Зуба Дракона не мог рассеять темноту. Тем не менее подземелье выглядело как погреб, большую часть которого занимали старые бочонки и поленицы дров. Он услышал, как Джайал шумит и ругается в темноте, натыкаясь на какие-то предметы. Уртред уже собирался поджечь лестницу, чтобы осветить подвал, но это не понадобилось. Таласса выхватила головню из все еще дымящегося огня и бросила через люк к нему. Он взял ее, искры не могли прожечь его перчатки, и осветил темноту.

Теперь он отчетливо рассмотрел, что это был погреб, огромные деревянные колонны поддерживали каменный пол над ним. И в то же самое мгновение Уртред разглядел туннель примерно четыре фута в высоту, уходящий из погреба на северо-восток. Он почувствовал дыхание холодного ветра, тянущего из входа в туннель. То есть он ведет наружу: но куда? Он, как мог, представил себе окружающую башню местность. Похоже, что туннель ведет в лес.

Джайал уже встал на колени перед входом в туннель и уставился внутрь. Вдохнув стылый воздух Уртред присоединился к нему: усики корней и замерзшая паутина частично закрывали вид, но он и так смог понять, что туннелем можно воспользоваться. Джайал сунул голову в отверстие и начал пробираться по туннелю.

Других подсказок Уртреду не требовалось и он крикнул остальным, чтобы те немедленно спускались. Семеро выживших горцев, обе женщины и Имуни быстро полезли вниз. Последним шел Гарадас: он с грохотом закрыл за собой люк. Уртред показал им на вход в туннель и приказал как можно скорее нырять туда. Наконец в погребе не осталось никого кроме него.   

Он уже сам собирался нырнуть в туннель, когда услышал еще один внезапный рев в воздухе за стенами башни и страшный грохот, когда входная дверь, не выдержав, рухнула внутрь. Давление воздуха упало, его уши заложило: бочонки и ящики потащило к люку, который распахнулся над ним. Его факел задуло, и внезапно он почувствовал, как ветер, ухватив его невидимой рукой, тащит назад. Он отчаянно пытался ухватится за деревянные колонны, которые поддерживали потолок погреба. Его единственная свободная перчатка ударилась о дерево и воткнулась в него. Он посмотрел на открытый люк и увидел извивающиеся усики тумана, спускавшиеся в темноту подземелья. В отчаянии он взглянул в туннель: Гарадас остановился и повернулся. Уртред видел, что староста что-то кричит ему, но ветер вырывал слов из его рта и уносил прочь. Почти ничего не видя он, одним могучим усилием, сумел втиснутся во вход тоннеля и в его абсолютную темноту. Ему показалось, что в комнате за ним воздух вообще исчез, так как сильнейший ветер бил ему в лицо.

Потом он почувствовал, как Гарадас схватил его за плечи и тащит в туннель. Вместе они, согнувшись, полезли  по низкому проходу, а ветер швырял в него какие-то обломки, с силой бившие по маске. Спина ударялась о потолок туннеля, от неудобного положения болела шея. Он шел и шел, как ему показалось целый век, голова постоянно хотела повернуться на сто восемьдесят градусов, чтобы посмотреть на то, что идет позади, но было так узко, что он мог смотреть только вперед, в спину Гарадаса. Шатаясь Уртред шел вперед, согнувшись в три погибели, пока бедра и мышцы голени не закричали от боли. И только тогда он увидел впереди свет, туннель как-то внезапно закончился и он очутился в колодце, устланном упавшими листьями. Где-то высоко над ним качались ветки деревьев, вокруг собрались товарищи.

Потом темноту внезапно разорвал луч света: Аланда подняла посох собирателя пиявок над собой — тот бросал яркий зеленый свет, как будто полуденное солнце светило через листья деревьев. Уртред мог только поражаться силе, которую старая дама пробудила в ветке дерева, но теперь у них был второй источник света. Они быстро стали взбираться по ступенькам наверх.

Хотя его глаза были затуманены ледяным ветром, он все-таки увидел, что они вышли из ямы в земле посреди лесной поляны, примерно на расстоянии полета стрелы от башни. Дубы и буки великанами стояли вокруг, их голые ветки, отчетливо видные в зеленом свете посоха, качались над их головами, но даже самые большие деревья согнулись чуть ли не вдвое под силой ветра. Последние листья желто-коричневым потоком летели к вихрю, крутившемуся вокруг башни. Вдали, там, где буря коснулась края леса, он видел, как молодые деревья, вырванные с корнем, летели по воздуху; даже зрелые и могучие сгибались, их стволы отрывались от корней с таким треском, что он слышал его даже сквозь ветер.

Джайал дернул его за рукав и указал на север. Только сейчас, в свете посоха и меча, Уртред разглядел едва различимую тропинку, уходившую в темноту леса. Он жестом показал Гарадасу, чтобы тот повел отряд, а сам вместе с Джайалем образовали арьегард.

И тут Джайал прокричал предупреждение и Уртред взглянул назад. В дымном свете посоха он с ужасом увидел, что снежная буря покатилась в лес. Вот ее край коснулся ясеня: в тот же момент его серебряно-белые крона и ветки покрылись льдом. В тумане бури метались тени, но в ее середине была большая темная область, внутри которой смутно угадывалась огромная фигура из льда и тумана, которая плыла над землей прямо к ним.

И тут раздался вой, в котором воплотился дух ледяного северного ветра — ветра арктических пустошей, ветра настолько же дикого и сурового, как отвесные полярные утесы, разрезающие воздух своими ножами-вершинами. Что вся его магия против него? Это был вой волка, который проглотит кроваво-красное солнце и погрузит мир в вечную тьму. Фенрис, дух зимы, вернулся.

ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ ГЛАВА

В лесу Лорн

Ревущий арктический ветер превратил спокойный темный лес в вихрь летящих листьев и отломанных от деревьев сучьев.  Уртред и все остальные с трудом пробивались вперед, переступая через упавшие стволы и уклоняясь от раскачивающихся нижних веток деревьев. Вначале они шли по узкой тропинке, но потом потерялись в подлеске. Катящая за ними следом бело-голубая стена снежной бури с каждой минутой становилась все ближе и ближе. Они делали два шага вперед, а ветер сдувал их на шаг назад. Они сражались изо всех сил, и, тем не менее, шли медленнее, чем то, что шло за ними, укрытое бурей.

Но потом Гарадас повернулся, его темные глаза загорелись от возбуждения, и он что-то прокричал Уртреду и Джайалу. Они проломились через барьер ветра и вот оно: остатки дороги, вымощенной каменными плитами, шириной в три фута, заросшей молодыми деревьями, выросшими из трещин в камне, плиты изломаны то там, то здесь, но тем не менее намного более легкий путь, чем тот которым они шли. И идущий прямо на север. Они побежали по ней — как будто движешься по туннелю, лес с каждой стороны, темный мир спутанных  корней и низкий шатер переплетенных между собой голых веток.

Уртред не знал, сколько времени они бежали: может быть полчаса, может быть больше. Глаза ел холодный пот, который ослеплял его. Но тут он заметил, что дорога пошла вверх, они поднимались на маленький холм, и лес с каждой стороны заметно поредел.

Он остановился, едва не ударившись о Джайала, который скрючился, закрывая лицо от летящих сучков и ледяного ветра. Тут Уртред осознал, что не в состоянии сделать хотя бы шаг, и тоже согнулся, подставил ветру спину и бросил взгляд назад, хотя в его лицо тут же попал летящий по ветру сук. Сзади, на юге, раскрылся ад: крутящийся эпицентр урагана поднимался в небо на тысячи футов. Уртред откинул голову назад, взглянул вверх и увидел, что верхушка урагана наклонилась в их сторону, из нее протянулись пальцы черных потоков дождя и снега, падающие вниз на ветки деревьев над их головами. Но как раз сейчас они немного опередили бурю: перед ними, на севере, он видел луну и звезды, спокойно светящие с ночного неба.

Потом он почувствовал, как его тронули за руку. Это был Джайал, опять надо идти. Он с трудом распрямился и они оба пошли дальше, вслед за остальными, а градины, большие как камни, барабанили по их низко склоненным головам.

Прошло несколько минут, свет луны и звезд затуманился, а черные потоки снега с дождем становились все гуще и гуще: летящий снег складывался в крутящиеся и перекошенные фигуры, возникавшие на дороге перед ними, прежде чем остаться позади. Уртред чувствовал, что эти фигуры — тени, образованные падающим снегом, которые стараются ожить, стать материальными. Он не мог сказать, как долго они шли, так как свист ветра, дувшего через деревья, стал настолько оглушающим, что выдул все мысли из сознание. Он мог сосредоточиться только на своем тяжелом дыхании, боли в ногах и горящих легких.

Потом раздался еще один оглушительный взрыв, который почти сшиб их с ног, и внезапно стало почти тихо. Ветер ревел где-то далеко на юге, волной пробиваясь через деревья. А здесь он превратился в приятный ветерок, дующий с севера, и в нем даже чувствовался намек на тепло, которое как бальзам распространилось по замерзшей коже — какой контраст с тем, что было только секунду назад!

Последний порыв ветра остановил их всех, и теперь они глядели друг на друга, тяжелое дыхание с хрипом рвалось из груди. Ветер подул опять, еще более теплый, самый теплый, каким только мог быть в этой земле умирающего солнца, он принес с собой запах лесной листвы. Снег начал таять, в воздухе собрался тонкий туман, с каждого дерева лил душ из талой воды. А потом снег вообще исчез, но, тем не менее, когда Уртред повернулся, он увидел что мерцающие снежинки падают всего в нескольких ярдах от них. От снежной бури не осталось и следа, юг был совершенно чист, по меньшей мере на добрую милю или больше. Тишина казалась почти оглушительной, учитывая то, что было до нее.

Во время последнего взрыва вокруг накидало кучу веток, но на некоторых из них были зеленые листья, а когда он поднял голову, то увидел над собой настоящий зеленый шатер. Через него лился свет: свет луны.

Первой заговорила Имуни. — Папа, мы в безопасности?

Староста тяжело вздохнул и положил руку на плечо своей молоденькой дочки. — Да, на какое-то время.

— Этот ветер похож на теплый бриз в Годе, — не унималась Имуни.

Гарадас повернулся к Аланде. — Мы в Лорне?

Для того, чтобы придти в себя, Аланде потребовалось больше времени, чем всем остальным, и она все еще опиралась на горцев, которые помогали ей. — Нет, — сказала она, с трудом указав посохом на небо. — Все поглядели в ту сторону и увидели луну, светящую сквозь деревья; до полнолуния ей оставалось еще очень долго. — Смотрите, луна еще не полная. — Потом он взглянула на старосту своими голубыми глазами, которые блеснули в свете посоха. — Легенда гласит, что в Лорне всегда полнолуние.

— Тогда где эта страна? — спросил Гарадас.

Аланда покачала головой. — Она находится впереди нас, где-то дальше по дороге, но как далеко, я не могу сказать.

— Тогда нам лучше идти дальше, — устало сказал Гарадас.

— Ты отдохнула? — участливо спросила Таласса свою старую подругу.

Аланда кивнула. — Да, немного. А потом? Потом мы хорошо отдохнем, в Лорне.

Те, кто сидели на дороге, зашевелились, заставляя свои усталые ноги опять задвигаться. По меньшей мере вокруг было теплый воздух — долгожданный друг после борьбы с ледяной снежной бурей.

Они пошли дальше, пробиваясь через упавшие ветки и большие сучья, усеивавшие дорогу. Они шли как во сне: порывы теплого ветра опять и опять налетали с севера, сзади можно было видеть край Черного Облака, отмечавшее границу урагана, бесновавшегося все дальше и дальше от них. Однако теперь их подстерегал новый враг: усталость. И у мужчин и у женщин глаза закрывались, убаюканные усыпляющим теплом. Над ними похожие на бриллианты звезды мерцали через толстый лиственный шатер, который становился все толще и толще по мере того, как они шли по дороге.

Так прошло около часа, они уже не шли, а еле тащились. Впереди шел Джайал, охваченный бело-голубым светом Зуба Дракона, который окружал его, как аура. Сейчас, освещенный луной, он сверкал еще сильнее, чем обычно. Снег, выпавший здесь раньше, уже испарился, превратился в облако тумана, окружавшее их и постоянно увеличивающееся от воздуха, вылетавшего из их ртов. Капли воды падали с веток деревьев, опять испарялись в телом воздухе, вокруг было сыро и влажно.

Внезапно Джайал остановился и прислушался. Уртред тоже остановился, и в первый раз за все время в его затуманенное сознание сквозь тишину леса пробилось журчание воды.

— Что ты услышал? — спросил он.

Джайал не ответил прямо. Вместо этого он повернул голову к Уртреду. — За все это время ты слышал в лесу хотя бы одну птицу или зверя?

Уртред покачал головой. И опять прислушался. В этот момент легкий ветерок полностью затих. Пятна лунного света лежали на мшистых краях дороги. Только очень далеко, во многих милях на юге, был слышен слабый вой, все еще прорывавшийся через тишину, тот самый вой, который едва не снес с фундамента башню. Волк.

— Только Фенрис, — наконец сказал он.

Джайал потряс головой. — Нет, я услышал какой-то звук впереди, что-то прошуршало в кустах.

— Здесь нет животных — они все сбежали из-за урагана.

Тут их прервал Гарадас. — Мы должны отдохнуть, — сказал он. — Мы и так прошли слишком много.

Джайал опять уставился на лес. — Очень хорошо, но там что-то есть.

— Двойник? — спросила Таласса.

— Может быть, — рассеянно ответил он, его взгляд метался туда и обратно.

Они остановились возле старого каменного дуба, все ветки которого были покрыты зелеными листьями, как если бы сейчас была середина лета.

— По меньшей мере не надо зажигать огонь, — сказал Гарадас, что-то указывая своим оставшимся людям, которые опустили на землю свои мешки. Страх и пропавшие товарищи на время были позабыты, все хотели только одного: отдохнуть. Они начали доставать еду и одеяла.

Аланда с радостью опустилась на землю. Когда она села, свет посоха побледнел и угас, как если бы магическая сила, светившая через его, испарилась. Уртред спросил себя, как она  выжила во время бегства через лес — вообще как она пережила приключения последних нескольких часов, когда ее старое тело подвергалось одному суровому испытанию за другим.

На ногах остался только Джайал. Он склонил голову набок, лицо было напряжено и тревожно, как если бы он пытался получше расслышать угрожающий вой, все еще доносившийся издалека.

Остальные уже ели и пили свои скудные запасы, и Уртред сидел с ними, достав из своего рюкзака фляжку с вином, которую ему дала Таласса. Он протянул ее к ней. — Выпей, — сказал он. — Она одна поддерживал меня последние две ночи.

— Она все еще с тобой? — слегка улыбнулась она.

Он отвернулся, на мгновение смущенный. — Она помогла мне под Равенспуром, — ответил он, потом повернулся маской к ней. Она знала, кто он такой и что чувствует — притворяться не имело смысла. — Когда дела шли хуже некуда, глядя на нее я чувствовал себя так, как если бы ты все еще со мной.

Лунный свет, казалось, смыл всякое выражение с ее бледного лица. Она казалась призраком, или существом из другого мира, но улыбка никогда полностью не исчезала с ее губ, даже если она глядела на его маску.

— Расскажи мне, что произошло в горах, — попросила она.

Он немного подумал. — С того самого первого утра в Годе, когда я увидел Сломанные Вязы, я узнал их. Как если бы я уже бывал там, раньше. После того, как мы расстались, я нашел другую башню, очень похожую на ту, в Годе, и на другую, на краю леса. Я провел там ночь. И всю эту ночь гремел гром, у которого, казалось, был голос — и этот голос говорил мне имя горы. Равенспур. — Он на мгновение замолчал. — Это фамилия, моя и брата. — Все это время Таласса молчала, жадно слушая его рассказ.

— Кто бы не принес Рандела и меня в Форгхольм, он пришел отсюда. И знал, что я вернусь.

— А что с тем видением, когда ты видел твою мать?

— На самой вершине я слышал голос Хозяина, искушавший меня... — Он опять остановился, не осмеливаясь произнести вслух темные мысли, которые тогда осаждали его. — И тогда я увидел это видение, — через несколько секунд продолжил он. — И я понял, что Хозяин лгал мне. Я пришел из света, из Лорна.

— И твоя мать послала тебя из этой земли, чтобы привести меня сюда?

— Мне это кажется очень странным. Но мы видели и слышали еще более странные вещи, Таласса. Мы жили по книгам пророчеств, которые сгнили и рассыпались в прах от времени.

Пока они говорили между собой, к ним подошел Гарадас и посмотрел на них сверху вниз, его лицо казалось красным в свете фонарей, которые горели по периметру лагеря.

— Лорн, — сказал он с едва слышным вздохом. — Ты говорил о нем раньше, но прежде, чем мы уснем, расскажи нам побольше, так как завтра мы будем в нем, и я хотел бы знать, что нас там ждет.

Уртред покачал головой. — Я не знаю ничего. Хотя Манихей оставил мне книгу, в которой описан весь мир, о Лорне там не написано ни слова.

Аланада выглядела так, как будто спала. Но тут она открыла глаза и приподнялась, опираясь на локти. — Ты спрашиваешь о Лорне. Как долго твой народ живет в горной долине, Гарадас?

Староста не смог ответить: время не имело значение в Годе.

Аланда и не ждала ответа. — Маризиан построил город над тем местом, где деревня находится сейчас. Это должно было произойти где-то пять тысяч лет назад. Лорн существует вдвое дольше, или даже еще больше, потому что когда боги жили на земле, город уже существовал.

— Откуда ты все это знаешь?

— Мой народ был отдаленным предком твоего. Они ушли из этой страны  много лет назад и унесли с собой на юг книги о своем народе и о магии.

— И какой магией они владели?

— Да той же самой, которую я использовала, чтобы вести нас. — Она указала на посох, прислоненный к стволу дуба. — Посох вырезан из одного из деревьев, растущих на краю нашей бывшей страны, Астрагала, страны Королев-Ведьм, которая была рядом с Лорном. Как я уже рассказывала вам, это была страна магии, но это была и проклятая страна. Сначала о магии: все предметы были связаны друг с другом взаимными узами, так что отрезанный сук хотел снова врасти в дерево. Как раз это происходит с этой веткой, которая была срезана с дерева в моей родной стране десять тысяч лет назад. Разве ты не видишь, что посох дает мне жизнь. Разве я смогла бы пройти с вами так далеко? Я стара, но он делает меня молодой.

Таласса сжала одетую в перчатку руку своей старой подруги, как если бы хотела поддержать ее.

— Спасибо тебе, дитя, — сказала Аланда, улыбаясь. — Я еще проживу чуть-чуть, но ты должна быть сильной, хотя бы ради их, — тихо сказала она, кивая на спящих горцев. — Ты Светоносица. Однажды ты поймешь, что это значит. Хотя ты смотришь на мир своими собственными глазами, ты не понимаешь то, что находится перед тобой. Магия — это все то, что глубоко зарыто. Но вначале ты должна узнать кое-что об этой земле и о Лорне.

— Тысячи лет назад, десять тысяч лет или даже больше, как я уже говорила, на этой земле жили боги, и именно в Лорне, расположенном на острове в большом озере, Ре установил могучую топку, которая согревает мир.

— Мы видели в Сфере какое-то озеро, — заметила Таласса.

— Это самое: ты чувствуешь ее даже сейчас, по теплому воздуху, который прилетает с севера. Но когда битва богов закончилась и Ре увидел, что солнце не будет светить по меньшей мере сто лет, он переселил весь свой народ в одно королевство, накрыл его непроницаемым куполом и постановил, чтобы все, живущие под ним, не старели и оставались молодыми, навсегда. Эревон, Бог Луны, которому поклонялся мой народ, погиб в сражении. Луна — символ перемен и изменчивости. С его смертью источник нашей магии исчез. Народ Ре нуждался в свете, а солнце потемнело, поэтому Ре похоронил погибшего Эревона в Лорне и заставил полную луну всегда светить над своей страной. Так что слуги Ре все эти тысячи лет прожили под отраженным светом своего бога, светом его брата-луны. Они не умирают, только засыпают, чтобы родиться заново. Они ждут, когда Ре вернется и солнце возродится.

— Мы тоже ждем, — добавил Уртред.

— Пророчество говорит, что Светоносец освободит слуг Ре и выведет их обратно к свету дня, — продолжала Аланда. — И там скрыта великая магия: Бронзовый Воин и Серебряная Чаша.

Уртред посмотрел на посох, стоявший рядом с ней. — Ты говоришь, что дерево, из которого он вырезан, еще живо?

— Да, дерево все еще стоит. Его зовут Мировое Дерево. Его корни доходят до центра земли. Я уже говорила, что мой народ поклонялся не огню или Пламени, но естественным циклам природы, поэтому мы молились Эревону, Богу Луны, на священном холме, осененном этим Мировым Деревом, в самом центре города по имени Астарагал. Говорят, что с этого холма можно видеть Лорн. Так что посох ведет меня к нему, в мой дом. И оттуда мы увидим то, что хотим: панораму Лорна.

Сказав это, Анада закрыла глаза и опять улеглась спать около дуба.

Оставшиеся четверо, еще не спящие, начали готовиться ко сну, развертывая одеяла, хотя воздух был достаточно мягкий и теплый, чтобы спать без них. Гарадас и Таласса легли и мгновенно заснули, но Уртред продолжал глядеть на Аланду. И опять старая дама обманула их, сделав вид, что спит. Она открыла глаза и увидела его. Она тихонько подозвала его к себе; он подошел и встал на колени рядом с ней.

— Ты знаешь магию посоха, Уртред, — прошептала она. — Она помогает мне сейчас, но вскоре она исчезнет. Это то самое проклятие, о котором я говорила, так как я думаю, что только магия посоха поддерживает мои силы: как только она исчезнет, моя магия кончится. — Она поглядела на него, через меховой капюшон своего плаща; ее голубые глаза сейчас были усталыми и мутными. — Тогда я умру. Ты должен будешь оставить меня, когда я не смогу идти дальше.

И Уртред увидел отблеск смерти в глазах старой леди, настолько отчетливо, что невольная дрожь прошла по его спине. Но он потряс головой: — Ты забыла, что без тебя и посоха мы бы давно заблудились и все погибли — ты нам нужна.

— Впереди прямая как стрела дорога: вы найдете Лорн, жрец. Тем не менее... — ее голос угас.

— Что тем не менее? — спросил он.

— Староста сказал более умные слова, чем сам думает.

— Как так?

Она поглядела кругом, но все остальные, за исключением двух горцев-часовых и Джайала, который сидел на пне в нескольких ярдов от них, спали беспробудным сном. — Я не думаю, что будет так просто попасть в Лорн, как ты думаешь. Никто не знает, где он.

— Но я сам видел его в Сфере; и Таласса, тоже!

— Да, ты видел его в магическом предмете. И в магическом королевстве. Неужели ты думаешь, что его так легко найти?

Уртред пожал плечами. — Он скрыт, — продолжала Аланда. — Как и могила Маризиана он находится не в нашем мире, а спрятан на другом плане существования. Посох может привести вас к его границам, но не дальше.

— Тогда как же мы войдем в него?

— С верой, точно так же, как вы увидели границу Маризиана — вы найдете дорогу. А если не хватит веры, у тебя есть твоя собственная магия, жрец. Дракон! Я никогда не думала, что увижу его при жизни. Манихей хорошо обучил тебя. Я знаю, что ты закончишь то, что он начал — сокрушишь Червя, и найдешь вместе с Талассой то, что ищешь.

— Моя сила ничто по сравнению с силой Манихея.

— Нет, жрец — в каждом поколении должен быть адепт. Он распознал его в тебе. Но помни, те артефакты, которые Маризиан принес в мир, испорчены, хотя и могущественны. Барон использовал Жезл — а теперь за Джайалем гонится Двойник, а Манихей обречен на Мир Теней.

— Да, все началось с Иллгилла и с его страсти к силе Маризиана. С Жезла начались все эти несчастья — безусловно Манихей погиб только из-за него.

— И Жезл может погубить Джайала. Его тень последует за ним на край света. — Она взглянула на Джайала, который как раз сейчас в одиночку обходил периметр лагеря. — Необходимо вернуть Двойника в Мир Теней — иначе они оба погибнут.

— До Жезла еще очень далеко, — задумчиво сказал Уртред. — Иллгилл, или кто-то другой, унес его в Искьярд.

Темная тень пролетела над лесом, они взглянули вверх через кроны деревьев и увидели еще один усик темного облака, который быстро летел с юга на север через ночное небо. Он попытался закрыть свет луны, похожий на хищную птицу, падающую на свою добычу, но, как только свет луны начал было слабеть, с севера прилетел порыв теплого ветра, темнота рассеялась и луна опять ярко засверкала через листву деревьев.

Старая дама была на исходе сил. — Ты должна отдохнуть — до рассвета не так далеко: нам понадобятся все силы, — твердо сказал Уртред.

— Пускай Ре присмотрит за тобой, жрец. — Она подняла свою усеянную пигментными пятнами руку к его маске. — Ты выбрал правильную дорогу, когда вернулся к нам из Равенспура. Ты один из нас. Если бы только я знала загадку твоего имени...

— Завтра или послезавтра я узнаю, кто я такой, — сказал Уртред.

— Присмотри за Талассой, когда меня не будет, — сказала она, ее последние силы таяли на глазах. — Помни: ты будешь здоров, ты будешь любить; верь, Уртред, этот мир нуждается в таких, как ты.

— Пусть Ре защитит тебя, — ответил он, и ему показалось, что теплое прикосновение руки старой леди зажгло внутри него давно утраченное чувство, или настолько глубоко похороненное, что он с удивлением спросил себя, откуда оно взялось. Он встал, последний раз взглянул на спящую Талассу и пошел туда, где его ждало расстеленное одеяло.

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ ГЛАВА

Весельчак

Весь первый час пути замерзший край леса был полон воем волка. Фаран даже не представлял себе, где находилась тварь: вой одновременно звучал везде и нигде, как если бы снежная буря, спускавшаяся вниз с вершины Равенспура, разбрасывала его вокруг себя. Весельчак не обращал на него внимания, неуклюже, но упрямо шагая вперед, пока колючие люди следовали за ними, почти невидимые в тени деревьев.

Потом вой внезапно оборвался, и Весельчак остановился, склонив голову на плечо и внимательно слушая. Потом он медленно кивнул и повернулся к Фарану.

— Волк не может идти дальше в лес. Только мы в состоянии преследовать Светоносицу.

— А что с другими, такими же как ты? Твой хозяин пообещал, что они появятся из Черного Пруда.

— Тебе уже сказали, — хладнокровно ответило странное создание. — Когда луна будет полной, ты увидишь все своими глазами. И ты увидишь легионы такими, какими они будут в последний день.

— Как так получилось, что у тебя одного есть физическое тело? — поинтересовался Фаран.

Весельчак взглянул на него. — Среди нас есть те, кто живет в своем теле, а есть и такие, кто нашел себе другое тело, когда их владельцы-люди погибли. Когда-то я был таким же как ты, Фаран Гатон, но то тело давно умерло. Это я занял себе, даже не помню как. Я, Колючие Люди и еще горстка наших живут в этом мире. Но остальная Чудь еще более могущественна, чем мы; они — создания чистого духа, которые живут в Мире Теней, и они становятся сильнее с минуты на минуту. Через три недели они будут непобедимы.

Потом он жестом показал идти в лес, где, почти невидимые, уже ждали Колючие Люди, и Фаран заметил, что они повернули направо, туда, откуда несся вой, и решил, что они идут на пересечение с отрядом Талассы. Пока его отряд шел за Весельчаком, Фаран подошел к Голону, который прижимал к телу пурпурную гемму, следя за Зубом Дракона. Чародей поймал взгляд хозяина. — Они идут на северо-восток,— прошептал он.

Фаран кивнул и пошел дальше. Он подумал, что чем дальше они от Равенспура, тем лучше. Тем более, что они приближаются к Талассе и остальным. Его отряд пока еще достаточно силен. В отрезанную руку вернулась сила, и еще осталось несколько его людей: вампир-телохранитель, двое Жнецов и Голон. Им нужно только избавиться от Весельчака и Колючих Людей, а потом делать то, что захочется, используя те крупицы знаний, которые Хозяин открыл им.

Они продолжали идти через лес, пока внезапно Весельчак не приказал остановиться. В свете луны Фаран увидел, что что-то или кто-то свисает с дерева прямо перед ними. Он резко шагнул вперед и встал рядом с Весельчаком.

Колючие люди нашли какого-то человека. Тело висело между двумя молодыми деревьями: острые сучья пронзили шею и руки. Когда Фаран посмотрел на тело поближе, он убедился, что шипы, пронзившие человеческое тело, поддерживают его вертикально, онo распятo между деревьями. С тела содрали кожу, и ее клочки, висящие на ветках, раскачивал ветер. Судя по сложению, это был крестьянин, наверно один из тех местных жителей, которых он видел в туннеле под Равенспуром: невысокий человек, непохожий на южан.

Весельчак тоже осмотрел труп, его неровная красная щель под подбородком изогнулась, и на его пятнистом лягушачьем лице появилось обычное выражение веселья и радости.

— Где остальные? — спросил Фаран.

Весельчак повернулся к нему и посмотрел на него мутным мертвым взглядом, плохо вязавшимся с красной улыбкой рта. — Это один из них, отделившийся от основного отряда — остальные впереди. И у них только один путь. Вперед, в Лорн – вот их единственная надежда.

Весельчак поглядел назад. Пока еще они недалеко отошли от края леса, так что луна и небо были почти не видны из-за плотного Черного Облака, свисавшего с высот Равенспура. С неба падал черный град, барабаня по их плащам, но это был не замерзший дождь, нет, это было что-то совсем другое. Пахнущий злом, изгибающийся при прикосновении. Там, где он падал, образовывались червеподобные фигуры, которые, извиваясь, соединялис между собой. Потом эти фигуры, еще не оформленные, начинали медленно ползти в глубь леса. На западе время от времени вспыхивали зеленые призрачные огоньки, начинавшие перелетать на север.

— Облако — владение Хозяина, — объяснил Весельчак. — Вскоре оно накроет весь лес. А существа, которые ползут — только авангард армии, которая пойдет вслед за ними.

— Но им нужна защита облака, — насмешливо бросил Фаран. — Так сказал мне твой хозяин.

Существо медленно наклонило голову, хотя его взгляд не отрывался от лица Фарана. — Мы достаточно сильны. Не забывай, — сказал он, указывая на висящее тело, — что могут сделать Колючие Люди. Кроме того возвращается волк. — И Фаран действительно увидел на поляне справа от себя огромную тень на белом снегу, вокруг которой крутился туман, а снег по ее краям вспучивался и становился текуче-черным. — Я говорил тебе, что мы — только авангард, но уже сейчас мы достаточно ужасны для врагов.

Фаран не ответил. В его голове уже крутились новые планы. Стоит сказать несколько слов Голону, и эта проклятая тварь вместе со своими Колючими Людьми заткнется навеки. Нужно только терпение и еще раз терпение. — Веди, — проворчал он. — Эта ночь не может длиться вечно.

— О, поверь мне, — возразил Весельчак, указывая на облако, — когда мы уничтожим Лорн, эта ночь будет длиться вечно.

Около ближайшего дерева раздался шорох, и Фаран внезапно увидел одного из Колючих Людей. Тварь могла бы подкрасться к нему не издав ни единого звука! Эта штука и Весельчак молча поговорили друг с другом, потом Весельчак повернулся к Фарану. — Следы, ведущие внутрь леса.

— Сколько?

— Примерно дюжина. Пошли, скоро рассвет: днем создания Тьмы должны отдыхать. — Он сделал рукой какой-то жест, и Колючие Люди растворились среди замерзших деревьев. Весельчак, тяжело и неуклюже шагая, пошел на север. Вскоре они нашли остатки дороги, и там, на снегу, странные следы ног. Что бы тут не прошло, оно очень торопилось. Голон встал на колени рядом со следами, держа руку на фут от снега. Потом он резко поднялся на ноги и из-под капюшона бросил взгляд на Фарана. Следы были теплыми: добыча прямо перед ними. Фаран слегка кивнул. Он видел, что волшебник уже догадался, что надо сделать с Весельчаком и его командой. Но не сейчас: им все еще нужен проводник через лес.

Они пошли вперед так быстро, как только возможно, и скоро вышли из-под нависшего над ними облака в теплый воздух, где снег уже не падал.

Они были уже недалеко от отряда из Годы, но тут начался рассвет: первый свет появился на восточной окраине неба. Весельчак неохотно приказал остановиться. Он обвел окружающий лес рукой, после чего Фаран остальные скорее почувствовали, чем увидели, как невидимая волна Колючих Людей хлынула на север вперед, через деревья.

— Они посторожат, пока мы отдыхаем, — сказал Весельчак. Потом он резко свернул в сторону от дороги. Перед ними, каменной волной, через лес бежал горный хребет. В середине хребта чернел разлом, внутри которого виднелся вход в пещеру. Весельчак повел их туда. На стенах пещеры были грубо намалеваны странные знаки. Фаран понюхал воздух. Знаки были нарисованы кровью. Он спросил себя, какие странные ритуалы Весельчак и такие же как он проводили в этом месте?

Но вскоре мир Весельчака закончится. Фаран кивнул Голону. Когда он подаст сигнал, они вместе убьют Весельчака.

ТРИДЦАТАЯ ГЛАВА

Исцеляющая вода

Рассвет следующего утра был настолько тихий и красивый, что Уртред, как не пытался, не сумел вспомнить другого такого. Хотя только что вставшее солнце было так же неярко, как и на юге, теплый воздух с севера согревал весь лес. Роса, лежавшая на изумрудно зеленых листьях, испарялась, превращаясь в пар, поднимавшийся в небо.

Его товарищи зашевелились, пораженные, как и он, контрастом между ужасами ледяной ночи и сладостью улыбающегося дня, который разбудил их. Вскоре голоса звонко зазвенели рядом с каменным дубом, весело загорелся костер, а рюкзаки, принесенные из Годы, вновь открылись: сушеные овсяные хлопья для приготовления каши, зеленый чай из горной полыни, высушенное мясо и сыр. Все ели, как если бы это была самая вкусная еда, которую они когда-либо пробовали.

Но не все были в таком легкомысленном настроении. Гарадас не присоединился к разговору и стоял в стороне, мрачно глядя на юг. Возможно он думал о своих людях, потерявшихся на равнине. Уртред проследил направление его взгляда и увидел, что действительно есть о чем беспокоится:  хотя небо над их головой было совершенно ясным, дальше на юг оно было закрыто отвратительными серыми облаками.

Наконец Гарадас заставил себя оторваться от мрачных мыслей, занимавших его, и что-то приказал одному из своих людей. Горец неохотно перестал есть, встал и полез на дерево. Спустя несколько секунд он вернулся обратно. Он сообщил, что облако висит над лесом, не двигаясь, примерно в десяти милях от того места, где они отдыхают, и там деревья раскрашены в осенние цвета. Завтрак закончился в полной тишине и весь отряд стал торопливо готовиться к выходу.

Аланда, по меньшей мере, выглядела посвежевшей. Казалось, что посох опять оживил ее. Она пила и ела со всеми остальными, краска опять появилась на ее впавших щеках. Потом она встала на ноги и пристально всмотрелась в древнюю дорогу, которая зеленым туннелем бежала вперед на север через ряд заросших лесом горных кряжей. Даже отсюда они видели участки дороги на верхушках кряжей, где она шла через деревья. Посох покрутился в ее руках, пока не показал туда, куда шла дорога. Лорн должен был быть впереди.

Они вышли; даже в этот ранний час было так тепло, то можно было обойтись без плащей. Все и убрали свои плащи в рюкзаки, за исключением Уртреда, который не рискнул обнажить свои обожженные руки.

Через какое-то время они увидели реку, ее изумрудный цвет искрился сквозь деревья, она бежала вдоль дороги. Ее источник, похоже, был впереди, там, где низкая линия холмов пересекала дорогу. Берега реки густо заросли ежевикой и боярышником, цветы которых светились белым в зеленой полутьме утреннего леса.

Они шли все утро, потом стали подниматься на линию холмов. Река рядом с дорогой падала серией водопадов, прежде чем унестись обратно на юг. Они взобрались на перевал, находившийся на верхушке кряжа, между двумя вершинами. Источник реки должен был быть справа, на склоне высоко над ними, так как они отчетливо слышали, как вода плещется, пробиваясь через нависшие над головой деревья. Они остановились в седловине между двумя холмами. Отсюда, из этого открытого места, можно было видеть в обеих направлениях. Лес на севере казался рядом застывших зеленых волн, но очень далеко от них можно было разглядеть низкие горы с голыми каменными вершинами.

Аланда опять подняла посох и тот, двигаясь, казалось, самостоятельно, указал на далекие горы.

— Это Лорн? — спросил Уртред.

Старая дама покачала головой. — Нет, не Лорн. Астрагал. Горы, где срезали посох. Но Лорн не может быть намного дальше.

Теперь все посмотрели на юг, где увидели намного более мрачное зрелище. Гора Года, Палисады и даже Сломанные Вязы были невидимы из-за черного облака, которое плыло высоко в небе, его усики завивались над лесом, как если бы пытались задушить само солнце. Но им показалось, что за утро оно не сдвинулась с места. Отсюда они увидели и то, о чем им рассказал человек Гарадаса. Там, где облако коснулось земли, лес был золотой и коричневый.

Был полдень, из-за тепла солнца всем было жарко и душно, особенно после трудного подъема по склону кряжа на перевал, и звук падавшей воды искушал до невозможности. Гарадас сбросил с себя рюкзак и опустился на землю, показав всем, что можно отдохнуть и расслабиться.

И опять, опасность была позабыта, на время. Пока староста и остальные горцы готовили еду, остальные отправились к реке, чтобы наполнить меха водой и поплескаться. Пока одни встали на колени перед рекой и пили, а некоторые мужчины разделись по пояс и мылись в воде, Уртред — ощущая шрамы под плащом — решил подняться немного повыше, туда, где первый из маленьких водопадов образовал небольшое озерцо.

Радостный смех Имуни метался среди крутых каменистых склонов внизу, пока он взбирался наверх. Именно так человек и должен жить? Под теплым солнцем, со звонким детским смехом в ушах? Если так, мир не должен стать плохим местом. Он остановился и посмотрел на солнце. Даже сейчас, в полдень, ему показалось, что легкая дымка застилает его лик, как если бы над ним висела постоянная мрачная тень. Да, в наше время есть причина для страданий: необъяснимая тень над солнцем, тень, которая угнетает людей с того времени, когда она появилась впервые, когда Маризиан пришел на юг. Из-за этой тени так много народу повернулись лицом к Иссу, а другие, вроде него, сражаются за возрождение солнца. Но во что бы человек не верил, с одним спорить не приходится — сейчас в мире не так много счастья, и детский смех звучит все реже и реже.

Он стал взбираться дальше. Пока он шел, с севера прилетел еще один теплый порыв ветра, и Уртред осознал, что почти в первый раз в жизни он потерял душевный покой. Он сделал выбор: отверг искушение Хозяина. Невольно он остановился и поежился. Да, Хозяин искушал его. Но в результате он стал только сильней, а не ослабел. Он не один из тех, кто живет в темноте, товарищи не отвернулись от него. Манихей был прав, они привыкли к маске. Но готовы ли они к тому, что находится под ней?

Теперь он был высоко над дорогой, друзья потерялись в листве под ним. Он остановился у подножия еще одного водопада, рядом с глубоким бассейном. Вода, зеленым каскадом скользившая по мшистым камням, казалось почти неподвижной, настолько гладок был поток. Он стал подниматься по краю водопада вверх, подальше от друзей. Потом перед ним оказался еще один небольшой бассейн, который питался водой из маленького ручейка, текшего с каменистого склона. Над водой нависали деревья, отражаясь в спокойной воде. В центре озера, над плавающими листьями кувшинок, гудели стрекозы, и он увидел, как оранжевая рыба промелькнула над камнями, усеявшими ясно видимое дно.

Внезапно его обеспокоила тишина. Не зашел ли он слишком далеко? Но, успокоил он себя, Гарадас пока не собирается идти дальше. Через просвет в листьях он посмотрел на юг, на облако — оно все еще висело неподвижно, как если бы теплый воздух успокоил и его. На какое-то время они оторвались от Хозяина Равенспура. И от Фарана, тоже, ведь солнце должно было загнать его под землю.

И здесь, в этом временном затишье, он испытал чувство, которым так редко наслаждался за долгие годы житья в Форгхольме — умиротворение: человек должен жить в тепле, а не напяливать на себя кучу одежды, спасаясь от бесконечного холода, как всегда делал Уртред, начиная с детства. Сильно пахло лесом, и он в который раз удивился этой странной стране. Теплый воздух, пропитанный отчетливым запахом сосны, ароматом травы и цветов, пьянил и кружил голову, как крепкие духи. Разве когда-нибудь он чувствовал себя настолько живым? Сердце сильно забилось в груди, казалось, каждая вена запела, а все шрамы помазали лечебным бальзамом, так что там, где последние восемь лет была только сгоревшая кожа и напряженные до предела нервы, внезапно и непривычно всё расслабилось и успокоилось.

Он не сомневался, что магия, которую Манихей обещал ему, упала на него как манна небесная: Испытание Огнем, контакт с посохом собирателя пиявок. Теперь пришло время для другого изменения, для исцеления. Но и еще кое-что изменилось — внутри него. Спасибо оживляющей силе Талассы: она заставила его жить по-настоящему, так, как он не жил никогда раньше. Он боролся со своим чувством к ней, отгораживался от него, делал все, чтобы не поддаться ему. Теперь он знал, что все напрасно. Это все равно, что спорить с какой-нибудь силой природы, вроде ветра: ты не можешь приказать ему дуть с этой стороны, а не с той, или сильнее, чем он дует; так и его сердце.  Всю свою историю человечество было заложником этой силы, и не имеет значения, хочет ли его сознание примириться с ее существованием, или нет.

Тут он осознал, что стоит, не двигаясь, уже несколько минут. Вода пела, падая в глубокий бассейн под водопадом. Не думая ни о чем, он снял с себя перчатки и устройство, управлявшее ими, старую кожу и металл, настолько старый, что даже солнечный свет не отражался от него. Он согнул свои изуродованные пальцы рук. И опять почувствовал жизнь на их кончиках, болезненную жизнь, как если бы кончики пальцев снова начали расти, а языки пламени жгли и кололи их. Он изучил эти пеньки. Показалось ли ему, или, действительно, на них появилось намного больше плоти с того момента, когда он в последний раз смотрел на них в башне около Годы?

Тем не менее одного того, что он чувствовал в них что-то еще, кроме боли, было вполне достаточно. Он отбросил плащ и свою короткую тунику, и вошел в прозрачную воду бассейна. Он не мылся уже два дня. Теплый воздух играл на его теле. Холодная вода освежала, и Уртред ринулся в глубину, давая воде обмыть тело. Внутренним зрением он видел, как  грязь Тралла, пахнувшая коварной смертью и пеленой повисшая над городом, и грязь Равенспура, воняющая серой, растворяются, уносятся прочь потоком свежей воды. Как он хотел бы, чтобы его брат был сейчас с ним! Он опять погрузился в неизбывную печаль. Тралл убил Рандела, как он убивал все, что было хорошего в этом мире.

Отрезвленный воспоминанием о брате, он выбрался из бассейна, серебряная вода скатывалась с его тела, покрытого шрамами. Он взглянул на них — знакомое зрелище, но сегодня что-то изменилось, или нет? Уртред стал внимательно разглядывать собственную грудь. Восемь лет назад, когда Ожог обнажил мускулы и кости, кусочки плаща, который был надет на нем, вплавились в его плоть. Он помнил, как Манихей болезненно удалял пинцетом нитку за ниткой, а он лежал, и весь мир вокруг превратился в боль. Но сегодня красные выделяющиеся рубцы выглядели почти зажившими, во всяком случае значительно менее страшными, чем он их помнил.

Уртред протянул палец, осторожно потрогал один из них: и почувствовал слабое прикосновение. Торопясь, он ощупал пальцами все тело — да, хотя и не очень заметно, но, похоже, вся обожженная область стала менее горячей.  Он встал на колени на берегу подальше от водопада, там, где вода была совершенно спокойной и посмотрел вниз: в свете полуденного солнца отражение его лица было отчетливо видно. И здесь тоже были изменения. Кошмарные рубцы на щеках разгладились, изорванное мясо на носу и вокруг рта выглядело намного менее страшно. Он поднял руки к голове и почувствовал мягкий пушок — в первый раз за восемь лет на голове выросли волосы.

Он мог бы просидеть здесь весь день, если бы в этот момент не услышал плеск воды из бассейна ниже себя. Он быстро схватил свои перчатки и одежду, и торопливо оделся. Потом он прислушался, но снизу раздавалось только слабое журчание. Он недоуменно спросил себя, кто бы это мог быть. Быть может рыба выпрыгнула из воды? Не успевший высохнуть, в мокрой тунике, он пошел обратно, осторожно спускаясь по краю водопада.

Небольшая ясеневая роща стояла на берегу первого бассейна, и он посмотрел на воду через деревья. Как и бассейне над этим, вода была почти зеленой и прозрачной, каждый камень на дне был отчетливо виден. Но вовсе не из-за этого у него перехватило дыхание, а сердце перестало биться. Что-то белое, изящное и грациозное как лебедь, двигалось по поверхности, длинные золото-коричневые распущенные волосы плыли позади, похожие на водоросли. Он увидел спину, сияющую сильнее, чем белый мрамор под светом солнца, и длинные ноги, томно сверкнувшие из-под воды, когда фигура поплыла к дальнему от него берегу. Потом она наполовину поднялась из воду, опираясь белыми руками о камнями и замерла, подставив лицо солнцу. Таласса.

Он завис где-то, за пределами времени и пространства, ничего не ощущая, кроме медленных болезненных ударов сердца. Что такое душа мужчины, когда женская красота мгновенно вышибает ему мозги? Он попытался оторвать от нее глаза, но ему показалось, что их намертво соединили с этой белой спиной, странно удлиненной в зеленой воде. Ее поза еще больше подчеркивала грацию ее длинного тела, а одна из ее полных белых грудей лежала на поверхности, идеально выпуклый конус.

В конце концов он пришел в себя: Тралл, унижения и издевательства, которым она подвергалась там, укус вампира. Это было кто-то вроде ритуального омовения, а он вторгся сюда, непрошеным гостем. Его излечивающееся лицо вспыхнуло, тем не менее он по-прежнему не мог оторвать от нее свой взгляд. Потом она перевернулась в воде, пошла рябь, которая скрыла ее тело. Волшебство рассеялось. Он неуклюже отступил назад, стараясь ступать как можно тише своими затекшими ногами, но, тем не менее, услышал, как сучки трещат под его ногами, и тут раздался удивленный вскрик из бассейна.

Ему стало стыдно, и он поторопился вниз, мимо первого водопада, его идиллическое настроение разлетелось вдребезги.

Потом он пошел медленнее и, наконец, остановился. Все равно, раньше или позже, ему придется рассказать ей, как это было. Она должна узнать, что это он шумел. Уртред уселся на камень, и стал ждать, глядя на деревья и не видя никого. Проходили минуты, теплый ветер продолжал шелестеть ветками деревьев. Он с удивлением подумал, что жизнь продолжается, как ни в чем ни бывало.

Потом он услышал легкие шаги и поднял взгляд. Это была она, в сером платье, мокрые волосы завязаны в небрежную косу. Она шла вниз по каменистой тропинке, спускавшейся от бассейна. И, самое странное, она улыбнулась ему, почти застенчиво, ее губы слегка изогнулись в загадочной улыбке.

— Ага, жрец, значит это был ты?

Он кивнул. — Я услышал шум и... прости меня.

Она встала перед ним на колени и положила руку на рукав его туники. Он почти подпрыгнул, как если бы ее прикосновение ударило его прямо в сердце.

— Ты слишком долго жил один, без людей, а я, — она вздохнула — слишком долго жила с ними. На какое-то мгновение мне захотелось побыть одной — как и тебе.

— Я вовсе не хотел жить один, Таласса. Вот это требует от меня одиночества,  — сказал он, указывая на маску.

Ему показалось, как будто она не слышала его и не видела маску. И вообще ничего не видела, а глядела куда-то в непонятную даль.

— На какое-то мгновение я забыла об укусе вампира и о жажде. Прохлада так успокаивает. Это было замечательно, — сказала она, глядя на поляну, испещренную пятнами солнечного света. — Я могла бы остаться здесь навсегда. — Она опять повернулась к нему. — А ты? Смог бы ты остаться здесь?

Он едва не сказал "Я мог бы остаться с тобой".  Вместо этого он замолчал, мучительно подбирая правильные слова. — Я ищу новые идеи, Таласса. Мы оба видели книги закона  — они превратились в пыль; как и мои клятвы. Я должен найти свою дорогу в жизни, не как жрец, а как мужчина.

— Ты прав: клятвы, принесенные мертвым буквам закона не значат ничего. Но, тем не менее, Ре жив, — сказала она, указывая на небо. — И сейчас он мой враг, Но когда мы найдем Серебряную Чашу, он снова станет солнцем и всей жизнью. Вот и все.

— Пускай так оно и будет, — сказал он, от слабого пожатия ее руки его сердце билось, как кузнечный молот. Ее рот опять изогнулся в улыбке, и все его темные мысли унеслись в одно мгновение, как дым на ветру. Он с трудом глядел в ее совершенные серые глаза; разве глаза могут быть цвета зимы и, одновременно, такими теплыми?

И тогда он услышал еще один звук, из рощи. Шорох, как если одно твердое дерево ударилось о друг