Book: Пикник по-итальянски



Пикник по-итальянски

Энн Мэтер

Пикник по-итальянски

Глава первая

Когда Тесс проезжала мимо «Галереи Медичи», какой-то мужчина, стоявший на тротуаре, проводил взглядом ее машину, а вернее машину Эшли, за рулем которой она сидела. Тесс быстро выкинула это из головы, концентрируясь на том, чтобы держаться правильной полосы. Но, заезжая на стоянку, расположенную за рядом дорогих бутиков и кафе, она снова заметила, что мужчина наблюдает за ней. На какую-то секунду ей даже показалось, что весь его облик выражает явную неприязнь, едва ли не враждебность. Эта мысль вызвала на ее губах улыбку. Разве не глупо? Она могла поклясться, что никогда прежде не встречала этого мужчину.

Ее взгляд упал на часы, и незнакомец был забыт. Она немного опоздала, хотя Эшли также не отличалась пунктуальностью. К счастью, Тесс легко нашла свободное место на стоянке. За три дня, что она подменяла Эшли, Тесс уже начала привыкать к тому, что ее соседи по бутику, то есть на самом деле соседи Эшли, открывали свои заведения не раньше десяти, а иногда и позже. Видимо, подобная неторопливость свойственна всем итальянцам, но чего у них нельзя отнять, так это радушия и готовности помочь, а в ее положении такие качества просто неоценимы.

Когда Тесс подошла к магазину, наблюдавшего за ней мужчины уже не было. Выключая сигнализацию, она вдруг снова вспомнила его. Может, это знакомый Эшли, который не знает, что она в отъезде? Интересно, чем ее сестра ему насолила, что он вот так испепелял взглядом ее машину?

Тесс с тоской посмотрела в сторону небольшого служебного помещения. Там стоял чайник, и она бы не отказалась от чашечки кофе, но время открытия уже давно на исходе, поэтому, вздохнув, она принялась поднимать жалюзи, попутно рассматривая мужчину, который снова стоял рядом с витриной.

Он был высок, темноволос и далеко не красив, но Тесс почему-то не сомневалась, что это не мешает ему пользоваться успехом у женщин – резкие, пусть и не совсем правильные черты его лица выдавали силу и страстность. Именно такой тип мужчин предпочитает ее сестра, поэтому, возможно, он здесь и впрямь по личным соображениям, а не для того, чтобы купить у них одну из недорогих картин. Ассортимент магазина вряд ли заинтересует серьезного коллекционера, а по всем внешним признакам этот мужчина мог бы им быть. По крайней мере в денежном эквиваленте – его элегантный черный костюм, по всей вероятности, стоил столько, сколько она зарабатывает за год.

Тесс отперла дверь и зафиксировала ее в открытом положении. Подняв голову, она обнаружила мужчину на пороге.

– Добрый день. Желаете картину? – спросила она на том итальянском, который помнила еще со школы.

Незнакомец подавил усмешку, словно она сказала что-то забавное, и промолчал. Засунув руки в карманы, он вошел в магазин и с интересом стал осматривать картины. Тесс не могла избавиться от ощущения, что интерес он немного переигрывает, поэтому колебалась, не зная, что предпринять: предоставить его самому себе либо снова предложить свою помощь.

Пока она так стояла, мужчина обернулся и посмотрел ей в глаза. Тесс понадобилась вся ее воля, чтобы не отшатнуться. Его глубоко посаженные глаза были мягко-золотистого цвета, но в их глубине она прочла скрытую угрозу. Его взгляд лениво скользнул по ее телу, и Тесс вдруг пожалела, что на ней простенькая юбка до щиколоток, из-под которых виднелись армейские ботинки, и чересчур открытый топ, – под этим откровенным взглядом она почувствовала себя едва ли не обнаженной. Будь на ее месте Эшли, одетая в модный костюм и в туфли на высоких каблуках, она бы чувствовала себя в подобной ситуации как рыба в воде.

– Мисс Дэниелз? Я… как бы это выразиться? – в полном восторге, что наконец-то встретился с вами, – почти без акцента, на безупречном английском произнес мужчина. – Хотя, должен признаться, я представлял вас другой. – В его голосе послышалось легкое презрение. – Как бы то ни было, я пришел узнать, где мой сын.

Тесс недоуменно нахмурилась. При чем здесь его сын и какое отношение к нему должна иметь ее сестра? Это что, шутка? Но тон, которым это было сказано, убеждал, что мужчина вовсе не шутит.

– Вы ошиблись, синьор… – начала она.

– Это вы сделали ошибку, мисс Дэниелз, – резко перебил ее мужчина. – Я знаю, что вам известно, где находится Марко. Частный детектив, который следил за вами, сообщил мне, что в самолет вы зашли вместе.

– Какая чушь!

– Потому что вы здесь? Вы купили билеты до Милана с остановкой в Генуе, но, когда самолет приземлился в аэропорту, среди сошедших пассажиров вас не было. Поэтому я приехал сюда.

– Поймите, я не…

– Не увиливайте, мисс Дэниелз.

– Вы дадите мне сказать хоть слово? – не выдержала Тесс. – Я не мисс Дэниелз. То есть… я мисс Дэниелз, но меня зовут не Эшли, а Тесс. Эшли моя сестра.

Мужчина сузил глаза.

– Могли бы по крайней мере попытаться солгать и поубедительней.

– Но я не лгу! – возмутилась Тесс. – Это правда. Меня зовут Тесс, сокращенно от Тереза. Впрочем, меня так никто не называет.

В хищных глазах мужчины было недоверие.

– Я могу доказать это, – пожала она плечами. – Если вы не верите мне, может, поверите паспорту? – В ее голосе прозвучала легкая ирония.

– Покажите.

Тесс едва не задохнулась от его повелительного тона, но подавила возмущение и молча направилась в комнату, где лежала ее сумка, осознав, что чем быстрее продемонстрирует ему доказательства, тем быстрее он уйдет. Вытащив паспорт, она повернулась и обнаружила, что мужчина последовал за ней. С каким-то злобным торжеством она прямо-таки швырнула паспорт в протянутую им руку, но он ловко его поймал. Однако ее торжество несколько поубавилось, когда она поняла, что мужчина перекрыл ей выход. Подавив неожиданный приступ паники, она вскинула голову и, стараясь говорить твердым голосом, сказала:

– Послушайте, я не знаю, кто вы, но уверена, что произошло недоразумение. По какому праву вы ведете себя так нагло, обвиняя меня, то есть Эшли, в… – Она замялась.

– В похищении моего сына? – подсказал мужчина. Кинув паспорт на стол, он пронзил ее сумрачным взглядом. – Будьте осторожны, мисс Дэниелз. То, что вы не являетесь мисс Эшли Дэниелз, ничего не меняет. Марко исчез, а так как вы приходитесь сестрой женщины, которую я ищу, значит, скажете мне, где они.

– Да пожалуйста, – фыркнула Тесс, хотя, узнав, в чем этот незнакомец обвиняет ее сестру, не на шутку испугалась. – Эшли в Англии у своей матери. Она больна, и Эшли заботится о ней.

Мужчина прищурился.

– Если допустить, что вы говорите правду, мисс Дэниелз, значит, в данную минуту вы заменяете свою сестру?

– Да. Я учительница. Сейчас я в отпуске, поэтому несколько дней могу поработать вместо нее.

– Вы лжете. Почему вы сами не заботитесь о матери? Судя по паспорту, вы живете в Англии.

– Живу, но мать Эшли – не моя мать. Отец женился на Андреа, когда умерла его первая жена, моя мать. А теперь, когда мы разобрались, кто я есть, может, вы уйдете, если вам больше нечего добавить? Мне жаль, что ваш сын пропал, но наша семья не имеет к этому никакого отношения.

По выражению лица незнакомца Тесс поняла, что ее объяснения его не удовлетворили, но он по крайней мере вышел из служебной комнатки. Тесс последовала за ним.

– Вы ошибаетесь, – сказал он. – Ваша сестра не улетела в Англию. Она и Марко по-прежнему находятся в Италии.

– Допустим, она в Италии, – уступила Тесс, не имея желания спорить. – Но обвинить Эшли в похищении вашего сына – это просто абсурд.

– Вы снова ошибаетесь. Позвольте вас познакомить с кое-какими деталями. Марко шестнадцать лет. В его возрасте вполне объяснимо влюбиться во взрослую женщину.

Тесс постаралась скрыть свое потрясение. Этот незнакомец хочет уверить ее в том, что Эшли вступила в связь с несовершеннолетним? Чепуха. Легче поверить в ее роман с этим грубияном.

Знать бы, чего хочет он добиться, обвиняя Эшли в таком преступлении. Эшли точно в Англии – сестра звонила ей пару дней назад. Но где доказательства, что звонок был из Англии? – мелькнула в голове мысль, но Тесс решительно ее прогнала.

– Кстати, насколько я поняла, вы даже лично не знакомы с моей сестрой. Почему же столь уверены, что она способна совершить такой ужасный поступок, в котором вы ее обвиняете?

Мужчина нахмурился.

– Я видел ее несколько месяцев назад, но лишь мельком. Однако я верю своему человеку. К сожалению, это ее вина. Ей ведь уже сколько лет? Двадцать шесть?

– Двадцать восемь, – неохотно уточнила Тесс и услышала, как мужчина выругался по-итальянски.

Тесс не знала, что и думать. Вообще-то, если это, конечно, правда и мужчина не лжет, выкинуть что-нибудь подобное – как раз в духе сестры. К тому же ее насторожил тот факт, что Эшли сама, добровольно, согласилась ухаживать за своей матерью, которая после смерти их отца год назад стала капризной и требовала к себе повышенного внимания. Тесс подозревала, что именно по этой причине Эшли уехала из Англии. Роль сестры милосердия была не для нее. Конечно, можно узнать, где Эшли, если позвонить Андреа, но сама мысль об этом была ей неприятна. Что, если Эшли в самом деле у матери? Тогда она будет чувствовать себя неловко, раз поверила незнакомому мужчине, а не своей сестре. Но если это все-таки правда…

– Не знаю даже, что сказать, – пожала она плечами и взъерошила коротко подстриженные белокурые волосы.

– Для начала можете попробовать сказать, где они. Я понимаю вашу лояльность по отношению к сестре, но вы не можете не признать, что сложившаяся ситуация ненормальна.

– Я честно не знаю, где они, поймите. Эшли сказала, что на несколько дней собирается домой к больной матери и попросила меня поработать вместо нее.

– Тогда нет ничего проще: позвоните вашей мачехе. Если вы правы, я принесу свои искренние извинения и не буду мешать вам работать.

– А если правы вы? – неожиданно для себя спросила Тесс.

Глаза мужчины сверкнули. Тесс прочла в них беспощадность и вздрогнула. Остается надеяться, что у Эшли хватило ума оценить грозящие ей неприятности перед тем, как сбежать с сыном такого человека. Конечно, если она это сделала…

– От чьего лица я должна звонить?

– Скажите, ею интересуется Кастелли, – поколебавшись, ответил мужчина. – Она поймет.

– Хорошо, синьор Кастелли. Может, вы оставите свой номер телефона? Я вам перезвоню…

– Это лишнее, мисс Дэниелз. Вы можете позвонить сейчас.

– Я позвоню позже, если вы не возражаете, – закипая от его наглости, сказала Тесс. – Меня ждет работа.

Черные брови взметнулись вверх.

– Позвольте спросить, какая? Что-то я не вижу здесь ни одного покупателя. Только вы и я.

– Я позвоню позже, – раздельно и четко выговаривая слова, сказала Тесс.

Она не добавила «когда вы уйдете», но этого и не требовалось. Синьор Кастелли понял ее без слов. Его губы искривила сардоническая улыбка.

– По-моему, вы боитесь звонить, мисс Дэниелз. И если я прав, значит, вы все это время мне лгали.

Тесс мгновенно вспыхнула.

– Кто вы такой, чтобы судить обо мне? Даже если допустить, что ваш сын связался с женщиной, которая старше его на много лет, моей вины здесь нет. Это ваша вина. Как-никак вы его отец. По-моему, эта ваша обязанность – следить за тем, чтобы ничего такого не произошло.

Синьор Кастелли не сделал ни единого движения, но именно неподвижность отчего-то ее очень испугала. Неожиданно он улыбнулся, и от чувственности этой улыбки у нее перехватило дыхание.

– Оказывается, у кошечки есть коготки.

Тесс почувствовала себе неловко.

– Извините, – пробормотала она. – Я не должна была так говорить.

– Напротив, синьорина. Это я должен просить у вас прощения. Вы совершенно правы. В том, что произошло, вашей вины нет. Мой сын всегда был упрям, но это не оправдывает моей грубости.

Его глаза смягчились, и Тесс со страхом поняла, что тонет в их янтарной глубине.

– Все в порядке, – заикаясь, сказала она и сделала попытку улыбнуться.

– Нет, не в порядке, – удерживая ее взгляд, возразил мужчина голосом, от которого у нее закружилась голова. – Я позволил себе усомниться в вашей честности, не зная вас. Если вы дадите мне номер телефона вашей мачехи, я позвоню ей сам.

Как он ловко поймал ее, изменив тактику, в смятении подумала Тесс. Если она даст ему номер телефона и если вдруг Эшли у матери не окажется, Андреа сойдет с ума от беспокойства. А если Кастелли еще объяснит, почему ищет Эшли, тогда даже страшно представить, что с ней случится.

Сконцентрировавшись на жемчужно-сером узле его галстука, Тесс раздумывала, как ей быть. Чтобы дать ему номер телефона, не может быть и речи. Но прямой отказ только укрепит его сомнения в ее искренности… Черт возьми, почему бы в магазин не зайти хоть одному покупателю!

Она кашлянула.

– Я не думаю, что имею на это право, – вложив в голос максимум сожаления, сказала она. – Видите ли, у Андреа очень слабое здоровье. Вы можете ее сильно расстроить.

– Синьорина…

– Зовите меня Тесс, – мягко перебила его девушка.

Воздух со свистом вырвался сквозь его сжатые зубы.

– Хорошо… Тесс. Почему вы так уверены, что мой звонок ее обязательно расстроит? Я не собираюсь запугивать мать Эшли.

Тесс едва слышала, что он говорил. Ее имя, произнесенное на итальянский манер, звучало красиво и мелодично. Кто он, этот мужчина? – некстати подумала она. Черты его лица, хорошо скрываемая, но ощущаемая надменность, с которой он к ней обращается, великолепное чувство стиля – все выдает в нем человека, в жилах которого течет благородная кровь. Интересно, кто его жена и как она относится к сложившейся ситуации? Глупый вопрос. Вряд ли она пришла в восторг, узнав о случившемся. Но если Марко унаследовал от отца хотя бы часть магнетизма, таившегося в неправильных чертах его лица, тогда она готова понять, почему Эшли, забыв про разницу в возрасте, принимала ухаживания юноши.

Черные брови резко взметнулись вверх, привлекая внимание Тесс и выводя ее из задумчивости.

– Андреа вас не знает, и если, я повторяю, если Эшли не у матери, то своим звонком вы обязательно ее взволнуете.

– Почему вы просто не хотите признаться, что сомневаетесь, действительно ли Эшли в Англии?

Тесс вскинула голову.

– Синьор Кастелли, я допускаю, что Эшли в Англии может и не быть. Но, – опережая его, быстро добавила она, – это не означает, что она с вашим сыном. Как-никак сейчас в школе, а значит, и у меня, пасхальные каникулы, поэтому она меня и пригласила, чтобы немного отдохнуть самой.

– Вы хоть верите в то, что говорите? – Голос мужчины, как ни странно, звучал мягко. – Я готов поклясться, что нет. Хотелось бы мне только знать, ценит ли Эшли преданность своей маленькой сестренки?

«Маленькая»! Это ее добило. Всю жизнь Тесс приходилось доказывать окружающим, что нельзя судить о человеке по его росту. Гнев придал ей уверенности, которую она тщетно пыталась обрести ранее.

– Ладно, мистер Кастелли, я позвоню Андреа сейчас, – исполненным достоинства голосом сказала она. – Но если Эшли у матери…

– Я найду способ возместить причиненные вам неудобства, – по-прежнему мягко закончил он. – И если ваша сестра так же привлекательна как вы, пожалуй, я даже смогу понять, что заставило моего сына последовать за ней.

Тесс пришла в ярость.

– Можете оставить свои комплименты при себе, – прошипела она. – Мы с Эшли отличаемся как день и ночь. – Она всегда с горечью сравнивала себя с высокой, темноволосой и фигуристой сестрой. – Она брюнетка и выше меня ростом.

– Я не хотел вас оскорбить, милая Тесс, – с притворным, как ей показалось, сожалением произнес мужчина. – Прошу меня простить. Я сказал это не подумав. Конечно, как младшая сестра…

– Младшая? С чего вы взяли? – резко спросила Тесс. – Я уже говорила, что мой отец женился на Андреа после смерти его первой жены, моей матери.

– Я это слышал и запомнил, но у меня остались сомнения. Извините меня, но насколько же вы старше Эшли?

– Мне тридцать два года, – уже более спокойно сказала Тесс. – Подсчитайте сами. И можете себя не утруждать, говоря, как молодо я выгляжу, – насмешливо добавила она. – Последние десять лет я только и стараюсь убедить подростков, у которых веду уроки, что я старше их.

– Ваш гнев мне непонятен, – медленно произнес Кастелли. – Я уверен, большинство женщин восприняли бы мои слова как комплимент. Например, моя мать не пожалела бы своего состояния, чтобы обладать таким природным качеством, как ваше, – выглядеть моложе своих лет.

– Может, все дело в том, синьор Кастелли, что я не отношусь к большинству женщин, – отрезала Тесс. – Думаю, мне лучше позвонить прямо сейчас.



Глава вторая

Рафаэль ди Кастелли нервно мерил шагами небольшой магазин, то и дело порываясь подойти к служебной комнатке и убедиться, что Тесс Дэниелз действительно говорит либо с матерью Эшли, либо с ней самой. Несмотря на ее ангельскую внешность у него не было причин верить ей больше, чем ее сестре. Однако воспитание удерживало его от подслушивания. Если же мисс Дэниелз звонила в Англию, как и обещала, ему не хотелось знать, какой предлог она избрала, чтобы объяснить свой звонок, и видеть, как будет шокирована, узнав, что Эшли у матери нет. Вердиччи утверждал безоговорочно: на борт самолета до Милана поднялись двое и одним из двоих был Марко.

Ему казалось, что прошла уже целая вечность, а Тесс все еще не выходила. Он был уверен, что наладить связь удалось бы гораздо быстрее, если бы с телефонным оператором объяснился он сам, но его помощь могла быть расценена как вмешательство в личную жизнь. Чего-чего, а вмешательства в свою личную жизнь Рейф не терпел, поэтому уважал право на нее других людей.

Когда Тесс наконец вышла, он сразу понял, что она встревожена: бледные щеки покрывал румянец волнения, а волосы были растрепаны, словно она в замешательстве ерошила их рукой. Но она по-прежнему выглядела обворожительно, вынужден был признать Рейф Кастелли. Может, она так же выглядит после сна? – неожиданно для себя подумал он и при этой мысли нахмурился.

– Андреа не знает, где Эшли, но она точно не с матерью, – прерывая молчание, выпалила Тесс.

Рейф продолжал молчать: он был почти уверен в этом.

– Ну что ж, теперь мы убедились, кто из нас прав, – неохотно признала Тесс. В обращенных на него зеленых глазах, обрамленных темным ободом ресниц, Рейф прочел неприязнь. – И что нам с этим теперь делать?

– Нам? – Он поднял брови.

– Я имела в виду… Как теперь быть мне? Я не могу остаться здесь на неопределенный срок. Через десять дней начинаются занятия в школе.

– Какое совпадение, – сухо заметил Рейф. – У Марко тоже. Ну да ладно. Лучше попытайтесь вспомнить, что точно сказала Эшли, прося вас заменить ее в магазине?

– Я не видела Эшли.

С плохо скрываемым волнением Тесс закинула руки за шею и сцепила их в замок. Этот жест сразу привлек его внимание к ее кремовой коже, гладкой и безупречной.

Рейфу понадобилось несколько секунд, чтобы понять смысл сказанного.

– Кто же тогда дал вам ключи?

Тесс подавила вздох.

– Эшли позвонила мне в Англию и попросила поработать вместо нее в магазине. Ключи она оставила у хозяйки квартиры.

– Почему же вы не настояли встретиться с ней в Англии?

– Андреа живет в другой части страны.

– Понятно. То есть ваша сестра могла рассчитывать, что ее обман раскроется не скоро?

– Можно сказать и так, – с усилием произнесла Тесс. – Единственное, чего я не могу понять, почему она так поступила. Ведь я могла позвонить Андреа и случайно выяснить, что Эшли мне… – она замялась.

– Солгала, – подсказал мужчина.

– Да. – Она резко опустила руки.

– А почему вы не позвонили миссис Дэниелз?

– Мы с Андреа никогда не были особенно близки. Возможно, именно на это Эшли и рассчитывала.

– Должно быть, вы были очень молоды, когда умерла ваша мать? – спросил Рейф и мысленно дал себе подзатыльник за свою бестактность. Однако было уже поздно, и он пояснил: – Я имею в виду, что, став женой вашего отца, Андреа взяла на себя заботу и о вас?

Тесс покачала головой.

– Андреа очень… чувствительна. Заботиться одновременно о двух маленьких девочках для нее было очень утомительно, поэтому я жила с тетей, сестрой моей матери, и стала, как и она, учительницей.

– А как к этому отнеслась ее семья?

– У нее нет семьи. Она живет одна.

Рейф почувствовал к Тесс сострадание. Бедняжка. Если называть вещи своими именами, то за излишней «чувствительностью» второй миссис Дэниелз скрывается обычный эгоизм.

– Похоже, Эшли одурачила нас обоих, – добавив в голос тепла, заметил Рейф. – Я пытался дозвониться до Марко, но он всегда недоступен, а номер мобильного Эшли я не знаю.

В глазах Тесс появилась живость, а на губах расцвела улыбка. Она выглядела такой трогательно-хрупкой и женственной, что Рейф остро почувствовал ее привлекательность.

– Мобильный телефон! – воскликнула она. – Я совсем забыла, что недавно, когда Эшли сказала, что едет в Порто-Сан-Мишель, она дала мне свой новый номер. У меня в памяти почему-то отложилось только то, что, пытаясь позвонить ей по старому номеру, я не могла дозвониться.

Усилием воли Рейф сдержал охватившее его волнение.

– Ее номер есть в вашей телефонной книжке?

– Конечно… Позвоните вы или лучше мне самой? – спросила Тесс, принеся телефон.

Рейф заколебался. Он ищет Марко. Тесс хочет узнать, где ее сестра. Это словно объединяло их, но все же она – сестра женщины, нарушившей покой его семьи. А чувства, которые вызывала в нем Тереза Дэниелз… В общем, ни к чему им сближаться и запутывать без того запутанную ситуацию.

– Думаю, если позвоните вы, так будет надежнее. Если она узнает, кто я… – Он красноречиво замолк.

– Да, да, конечно же, вы правы.

С ее лица ушло все оживление, когда она поняла смысл его неоконченной фразы. Если Эшли не виновна в том, в чем ее подозревает синьор Кастелли, и узнает, что сестра приняла его сторону, то посчитает ее предательницей. Она молча набрала номер.

– Выключен, – почти сразу сказала она.

Рейф отметил, что ее голос звучал неуверенно, словно Тесс все больше склонялась к тому, чтобы поверить ему, но ее удерживала преданность сестре.

– Что ж, тогда наша задача осложняется, – как можно нейтральнее произнес он. – Они могут быть в любом уголке Италии.

– Но если вам что-нибудь станет известно, вы не будете это от меня скрывать?

– Конечно, – после паузы ответил он и направился к выходу. В конце концов, чтобы сообщить новости, ему не обязательно видеться с этой женщиной, которая будоражит его кровь. Он может попросить своего помощника.

Рейф не удержался и, прежде чем выйти, оглянулся. На ее лице было написано смятение, а сама она, тоненькая и внешне очень юная, была похожа на потерявшегося ребенка.

– Надеюсь, со своей стороны вы сделаете то же самое, – неожиданно для себя сказал он.

– Но я не знаю ни вашего телефона, ни где вы живете, – неуверенно произнесла Тесс.

Ему это было чертовски хорошо известно, и он высказал свою просьбу, ожидая именно такого напоминания – слишком уж велик был соблазн увидеть ее снова. Но ведь она приходится сестрой женщины, которая, возможно, соблазнила его сына! – урезонивал внутренний голос. Поколебавшись, Рейф вытащил визитную карточку своего помощника Джулио, стремительно пересек разделявшее их расстояние и протянул визитку Тесс. Когда их пальцы на секунду переплелись, его опалил огонь желания. Сомнений у Рейфа не осталось: его влекло к этой женщине в армейских ботинках и юбке до пят. А может, все дело в том, что Тесс, выглядевшая юной девушкой в свои тридцать два года, напомнила ему, что он намного ее старше? Синдром всех мужчин его возраста? – предположил Рейф. С другой стороны, разве не ее сестра, уже взрослая женщина, соблазнила его сына, совсем еще подростка? Наверное, в этом все дело, решил он. Она привлекает его потому, что таким образом он неосознанно хочет отомстить Эшли. Ведь женщины, похожие на Тесс, раньше его никогда не привлекали.

– Вы владеете виноградниками? – воскликнула она, прочитав на визитке «Виноградники Кастелли». – Никогда не встречалась с виноделами.

Скорее всего, именно его состояние и прельстило ее сестру, хмуро подумал Рейф. Он слишком долго жил на свете, чтобы верить в бескорыстную любовь. И это уже не первый случай. К счастью, его дочери Марии на тот момент было уже восемнадцать…

– Не особенно радуйтесь, синьорина, – сухо сказал Рейф. – В последнее время многие семьи в Италии выращивают виноград, чтобы делать свое вино. Мне пора, синьорина, – закончил он, чтобы не сделать какой-нибудь глупости и не пригласить ее к себе на виллу, разгневав свою мать.

– Меня зовут Тесс, – напомнила она.

Об этом забыть невозможно, шагая к машине, думал Рейф. Имя «Тереза» необычайно шло этой хрупкой женщине со взрывным темпераментом.

– Ты виделся с ней? – первым делом спросила Лючия ди Кастелли, его мать, высокая, элегантно одетая женщина. Ей было за шестьдесят, но она по-прежнему тщательно следила за собой. Вот уже почти двадцать лет она была вдовой. Шесть лет назад Лючия переехала к сыну – после того как он развелся со своей женой Джиной. Мать осуждала его за этот поступок: узы брака для нее были священными.

Благодаря внукам Лючия обрела новый смысл в жизни, но в последнее время стала задумываться, не вернуться ли на маленькую ферму, на которой она когда-то жила со своим мужем. Рейф знал, что ее решение было частично вызвано поведением Марко. Когда ему самому было шестнадцать, он был таким же дерзким и неуправляемым, но, в отличие от сына, ему было знакомо и чувство ответственности.

– В магазине ее нет, – с деланной небрежностью ответил Рейф, отгоняя от себя воспоминание о женщине, которая напомнила ему, что он не настолько стар, чтобы по примеру сына не совершить глупости. – Похоже, Вердиччи был прав. Они уехали вместе.

– Почему ты так уверен?

– Я говорил с ее сестрой.

– Вторая Эшли? Я этого не перенесу, Рейф, – простонала Лючия.

– Поверь мне, хотя они и сестры, пусть и не совсем родные – у них один отец, – между ними нет ничего общего.

– Вот они, современные нравы! – патетично воскликнула мать. – Люди женятся и разводятся от нечего делать. Слава богу, большинство итальянцев все же еще сохраняют трепетное отношение к браку, – намекая на его развод, добавила она и вернулась к прежней теме: – И ты поверил ее сестре? И с сестрой ли ты разговаривал? Ты ведь сам говорил, что не уверен, сможешь ли узнать ту… ту женщину.

– Говорил, – согласно кивнул Рейф. – Но Тесс – школьная учительница, и можешь мне поверить, она сейчас в том же положении, что и мы. Сестра обманом выманила ее из Англии, сказав, что едет к больной матери, и попросила заменить ее в магазине.

– Ты сказал «Тесс»? Что это еще за имя такое?

– Тереза, – коротко ответил Рейф. – Она старше Эшли. Надеюсь, она сможет нам помочь.

– Каким образом? Ты ведь только что сказал, что она сейчас в том же положении, что и мы.

– Ты забываешь, что Эшли ее сестра. В любом случае помощь нам лишней не будет.

Лючия поджала губы.

– Сдается мне, что сестра этой женщины произвела на тебя неизгладимое впечатление, Рафаэль. У тебя есть доказательства, что она не солгала тебе?

Доказательств у него не было. Была только уверенность.

– Хотя бы то, что она испытала шок, поговорив по телефону с матерью Эшли. – Рейф не уточнил, что не слышал этого разговора.

У Лючии все еще оставались сомнения.

– Какая-то подозрительная ситуация, – качая головой, сказала она.

– Это все, что мне пока удалось узнать.

– Но разве тебе не показалось странным, что эта Тереза не знает, где находится ее сестра?

Рейфа охватило раздражение, но он понимал, что несправедлив. И откуда это странное желание защитить женщину, которую он видел-то впервые в жизни?

– Нет, мама, не показалось. Эшли, понимая, что вряд ли сестра одобрит ее поступок, просто не поставила ее в известность и к тому же солгала ей.

– Но нам-то что с того? – нахмурилась Лючия. – Если я еще не совсем выжила из ума, это значит, что единственная наша зацепка – информация, которую нам сообщил Вердиччи. Если, конечно, младшая мисс Дэниелз вдруг не свяжется с мисс Дэниелз-старшей и не утаит это от нас.

– Я еще не поговорил с Марией. Может, ей что-нибудь известно. – Рейф откинулся в кресле. – Нам остается только надеяться, что Вердиччи не ошибся и они в Генуе. Видимо, мисс Дэниелз пришло в голову сбить нас со следа, поэтому она купила билеты до Милана, но сошли они в Генуе.

– Что-то я не вижу, какая нам от этого реальная польза. Генуя не Милан, но и не деревня. Как ты собираешься найти Марко в большом городе?

– Вот-вот, город большой. Чтобы передвигаться по нему, не привлекая к себе лишнего внимания, мисс Дэниелз понадобится машина. Таксисты народ приметливый, поэтому, я думаю, она возьмет машину напрокат в аэропорту. Вердиччи этим уже занимается.

– А если она воспользуется вымышленным именем?

– Вряд ли. Чтобы взять машину напрокат, требуется удостоверение личности.

– А если у нее есть поддельный паспорт?

Рейф закатил глаза.

– Ну ладно, ладно, – уступила мать. – Просто я волнуюсь за Марко.

– В бюро по прокату у нее также могут спросить адрес, где она планирует жить, – продолжил Рейф. Следующая мысль заставила его нахмуриться. – Где они планируют жить.

– Я не вынесу этого, Рафаэль. – Его мать положила руку на сердце. – Стоит мне на секунду закрыть глаза, как я вижу Марко вместе с этой женщиной! Это отвратительно и мерзко.

– Не преувеличивай, мама, – сухо заметил Рейф. – Не забывай, что Марко уже далеко не мальчик.

– Ты говоришь ужасные вещи! – возмущенно набросилась Лючия на сына. – Марко еще ребенок.

– Твоему внуку скоро исполнится семнадцать лет, – напомнил Рейф. – Какой же он ребенок? Скорее юноша в расцвете сил. – Он помолчал. – И с желаниями и потребностями молодых людей его возраста.

Лючия возмущенно выпрямилась и поднялась с кресла.

– Очень хорошо, Рафаэль, – поджав губы, сказала она. – Вижу, ты не настроен говорить разумно, поэтому мне лучше уйти. Я не хотела этого говорить, но раз уж ты ведешь себя так возмутительно, должна сказать, что в случившемся есть и твоя вина. Ты слишком многое позволял своему сыну, а я теперь переживай!

Рейф подавил гнев, вызванный несправедливостью ее слов.

– Я могу сказать, почему ты страдаешь, мама. Ты ревнуешь Марко к этой женщине. И всегда любила его больше, чем Марию.

– Хочешь сказать, это я во всем виновата? – едва придя в себя от негодования, воскликнула Лючия.

– Я никого не обвиняю, мама, – призвав себя к терпению, спокойно ответил Рейф. – Я всего лишь говорю то, что есть на самом деле. Говорить правду – еще не значит искать виноватых.

– То есть ты не чувствуешь себя виноватым после того, как Джина решила от тебя уйти, придя в отчаяние от твоего безразличия? – едко спросила мать, направляясь к двери. – Сначала ты не уделял достаточно внимания своей жене, а затем и сыну. Конечно же, твоя работа гораздо важнее семьи.

– Джина изменила мне с моим управляющим, – сквозь зубы сказал Рейф.

– Потому что ты не обращал на нее никакого внимания, – упрямо возразила Лючия. – Она чувствовала себя ужасно одинокой. На что ты рассчитывал, оставив ее ради работы?

Может, на ее верность? на понимание? – устало подумал Рейф, но промолчал. Этот спор велся между ними уже давно, и у него не было желания начинать его вновь. Хотя он мог бы возразить ей, что вовсе не утешения искала Джина в объятьях Гвидо Марчетта и что вовсе не ее измена стала причиной их развода. Он не сказал ей этого тогда, тем более не скажет и теперь.

– Послушай, мама, сейчас не время для споров. Нужно как можно скорее найти Марко, и именно этим я намерен заняться.

– Если сможешь его найти.

Как всегда, мать не могла уйти, не оставив последнего слова за собой.

Глава третья

Спустя всего лишь минуту после ухода Кастелли – как Тесс и ожидала – зазвонил телефон. Это могла быть только Андреа. Вряд ли ее удовлетворило то скомканное объяснение, которым Тесс накормила ее, пытаясь выяснить местонахождение Эшли. Телефон по-прежнему звонил, а Тесс все еще мешкала. Но вдруг это Эшли?

– Тереза? – удивилась Андреа, услышав ее невнятное «да». – Что ты делаешь в магазине? Где Эшли?

Тесс вздохнула. Она не говорила Андреа, откуда звонит, но вполне естественно, что сначала та позвонила ей домой, а теперь вот звонит своей дочери.

– Эшли… – Тесс откашлялась. – Она в отпуске. Я совсем забыла спросить, как вы себя чувствуете?

– Не увиливай, – оборвала ее Андреа. Теплом в ее голосе и не пахло. В нем слышалось раздражение, и он совсем не походил на голос больного человека. – Пять минут назад ты позвонила и попросила к телефону Эшли.

– Да, попросила, – лихорадочно думая, как ей выкрутиться из этого положения, сказала Тесс. – Я подумала, может, Эшли вдруг решила сделать сюрприз и навестить вас, забыв предупредить меня?

– Но когда я говорила с ней в последний раз, она сказала, что несколько дней пробудет в Порто-Сан-Мишель, – с подозрением в голосе произнесла Андреа.

– Как же я не вспомнила об этом? – принужденно засмеялась Тесс. – Хорошо, что Эшли вас не забывает.

– Разумеется, она меня не забывает, – надменно сказала Андреа. – Если ты убедила ее уехать из дому, это еще не значит, что Эшли вычеркнула меня из своей жизни. Я всегда чувствовала, что ты завидуешь нашим отношениям, и если это твой способ заставить меня думать об Эшли плохо…

– У меня и в мыслях такого не было, – сказала Тесс, все еще переваривая слова Андреа. О чем Андреа вообще говорит? Она никогда не убеждала Эшли уехать из Англии и никогда не завидовала их отношениям. Разве что совсем чуть-чуть, еще в детстве, иногда сожалея, что рядом нет ее матери, чтобы делиться с ней своими надеждами и посвящать в свои секреты. Но тете Кейт с блеском удалось заменить свою сестру, так что ей грех жаловаться.



– Я вообще не понимаю, зачем нужно было мне звонить и понапрасну меня тревожить, – не успокаивалась Андреа. – В конце концов, у тебя есть ее номер мобильного.

– Когда я ей позвонила, она была вне зоны досягаемости. Извините, Андреа, – сказала Тесс, кляня про себя Эшли за то, что вынуждена изворачиваться перед ее матерью и иметь дело с разъяренными отцами несовершеннолетних подростков. И это во время своего отпуска, не говоря уже о том, что она еще за сестру работает! Однако не в ее характере вымещать недовольство на других. Тесс сделала глубокий вдох и сказала: – Я позвоню ей позже. Я просто немного заволновалась, не сумев с ней связаться, а так как Эшли обещала вернуться сегодня к открытию магазина и уже двенадцатый час, я решила позвонить вам. К тому же один э-э… покупатель очень хочет с ней встретиться. – Тесс закрыла глаза, надеясь, что пронесет.

Повисла долгая пауза.

– То есть ты хочешь сказать, что не знаешь, где сейчас Эшли? – наконец спросила Андреа. – Немедленно сообщи мне, если тебе что-нибудь станет о ней известно. – В ее голосе послышалась тревога. – Куда она могла пропасть? Полиция знает? Я немедленно вылетаю.

Тесс в отчаянии снова закрыла глаза и постаралась говорить как можно спокойнее, хотя внутри зарождался гнев на Эшли и росло возмущение ее поступком.

– Андреа, я уверена, что в вашем приезде нет никакой необходимости. Я очень сожалею, что позвонила вам. Наверное, Эшли просто забыла подзарядить телефон, а я сделала из мухи слона. Я ведь не у себя дома, а в чужой стране. Просто запаниковала и теперь очень сожалею, что напрасно вас потревожила.

Видимо, ей удалось произнести свои слова уверенно, потому что из голоса Андреа пропала тревога, зато в нем появились недовольные нотки:

– Поставила все с ног на голову! Теперь, если я позвоню Эшли, она подумает, что ее мать на старости лет стала истеричкой. Когда ты с ней свяжешься, передай, чтобы она позвонила мне сама.

– Обязательно.

Тесс положила трубку с чувством огромного облегчения, пообещав себе, как только Эшли отыщется, выбить из нее правду насчет того, что она наговорила про нее своей матери. Андреа никогда не относилась к Тесс с особой теплотой, но и не выказывала к ней явной неприязни, как несколько минут назад. Возмущение сестрой росло в ней с каждой секундой. Как Эшли могла так с ней поступить? Перед ее мысленным взором возник образ Кастелли, но она запретила себе о нем думать.

Тесс до сих пор не верилось, что Эшли могла втянуть ее во что-то ужасное. Когда она соглашалась на эту поездку, ей все представлялось иначе. Да и Эшли просила ее поработать за нее всего два-три дня, а затем она сводила бы ее в самые популярные рестораны, показала бы ей лучшие места на пляже и достопримечательности города. Теперь все эти планы откладывались на неопределенный срок. Конечно, она сама виновата, хмуро подумала Тесс. Прежде чем согласиться на соблазнительное – даже слишком соблазнительное – приглашение сестры, которая прежде никогда не отличалась бескорыстностью, ей следовало позвонить Андреа. Пусть они никогда не были близки, но не мешало хотя бы убедиться, что мачехе не нужна ее помощь, и тогда бы не пришлось расхлебывать всю эту кашу.

Под вечер Тесс так устала, что от первоначального желания поужинать в настоящей итальянской пиццерии не осталось и следа. Она закрыла магазин и тут увидела мужчину, стоящего к ней спиной. На какую-то секунду ей даже показалось, что это Кастелли. Ее сердце забилось сильнее. Когда он повернулся, Тесс поняла, что ошиблась. Это был Сильвио Палмери – молодой человек, владевший соседним магазином спортивных товаров. Он был очень мил и держался с Тесс так, словно взял на себя ответственность присматривать за ней.

– Привет, – улыбаясь, сказал он, подходя ближе. Увидев выражение ее лица, он перестал улыбаться. – Извини меня. Я тебя напугал?

– Нет, не напугал, – сбрасывая охватившее ее оцепенение, улыбнулась Тесс. – Я просто задумалась.

– С мамой Эшли все в порядке? – встревоженно спросил Сильвио.

– Все хорошо, – помянув Эшли нехорошим словом, сказала она.

– Как прошел день?

Тесс удержала истеричный смешок. Ну, Эшли!

– Было очень… интересно. – Она закрыла жалюзи.

– Утром я видел Рафаэля ди Кастелли. – Сильвио помолчал, а Тесс неожиданно подумала, не потому ли он завязал с ней разговор. – Кастелли считается могущественным человеком. Каждый сезон многие приезжают к нему собирать виноград.

– Вот как? – притворившись, что ей это безразлично, сказала Тесс. – Неужели у него такой большой виноградник?

– Огромные виноградники.

– И Эшли с ним знакома? – весело спросила Тесс, с трудом сдерживая волнение.

– С Марко, его сыном, – кивнул Сильвио. – Марко хочет стать… как это по-английски? – художником.

Тесс задержала дыхание. Так, кое-что проясняется. Видимо, Марко и Эшли познакомились на этой почве.

– А я и не знала, что продавала его картины, – бросила пробный камень Тесс.

Сильвио рассмеялся.

– Наверное, не продала, но в будущем… кто знает? Он очень амбициозный.

– Ясно, – с понимающим видом кивнула Тесс. – Видимо, синьор Кастелли к Эшли приходил именно за этим.

– Вряд ли. Я не думаю, что синьор Кастелли одобряет увлечение его сына живописью. К тому же Марко еще школу не окончил.

– Понятно. – Тесс заторопилась. Не дай бог Сильвио спросит, зачем к ней-то приходил Кастелли. – Ну, мне пора. Нужно еще купить продукты на ужин.

– Не хочешь поужинать со мной? Мое любимое кафе здесь неподалеку.

Кастелли был мгновенно забыт.

– Я не знаю, – заколебалась Тесс.

– Ты ведь не ответишь отказом на мое предложение?

Но Тесс уже приняла решение.

– Спасибо, Сильвио, – как можно мягче сказала она. – Я очень устала и не могу сегодня составить тебе подходящую компанию. Думаю, у тебя много знакомых девушек, которые с радостью примут твое приглашение.

– Но Эшли сказала, что ты будешь рада поужинать со мной. Она говорила, что у тебя никого нет. – Он чуть встревоженно посмотрел на нее. – Ведь нет?

Тесс уже и не знала, что думать о столь вопиющем поведении Эшли, обсуждавшей ее жизнь с людьми, которых она до своего приезда сюда даже не знала.

– Это уже не так, но Эшли пока не знает, – улыбнулась она. – У меня появился очень хороший друг.

– Но сейчас-то он не здесь, – заметил Сильвио.

– Как бы то ни было, я не могу принять твое предложение.

– Может, в другой раз? – не отступал он.

– Может, в другой раз, – кивнула Тесс. – Приятного тебе вечера. Увидимся завтра.

– До завтра.

Сильвио наконец ушел. Поскорее бы добраться до дома, подумала Тесс, шагая к машине. Если, конечно, Эшли не приготовила ей новый «сюрприз», с невесёлым юмором добавила она про себя.

Спала Тесс плохо. Ей часто чудилось, будто звонит телефон, но это был только звон стекла от налетавших порывов ветра с расположенной поблизости гавани.

Квартира Эшли располагалась на последнем этаже. Несмотря на спартанскую обстановку и крошечную ванную, в которой никогда не текла горячая вода, Тесс она нравилась. Даже чуть теплый душ не казался ей неудобством. От себя она добавила несколько ковриков и полотенец и повесила миленькие занавески на узкие окошки.

Утром следующего дня с чашкой кофе в руке Тесс вышла на балкон, размышляя, как ей теперь поступить, когда открылась такая нелицеприятная правда о сестре. Конечно, Эшли всегда была сумасбродкой, но убежать с подростком – это слишком даже для нее. Тесс вспомнила, что, когда отец еще был жив, он иногда приезжал к ней в Дербешир и часто сетовал на своевольный нрав младшей дочери. Отца она навещала не часто, мотивируя свои редкие визиты в Лондон тем, что дорога отнимает очень много времени. Отца это огорчало.

Когда кофе был выпит, Тесс зашла в спальню и открыла шкаф с одеждой. Доставая кремовое платье той же длины, что и все ее юбки, и надевая парусиновые туфли, Тесс отказывалась признаться себе, что причиной смены стиля в ее одежде явился вчерашний визит некоего синьора Кастелли. Тряхнув головой и в очередной раз пожалев о поспешно принятом решении подстричь волосы, Тесс вышла во двор.

Решено.

Больше она не позволит ни Эшли, ни ее матери, ни Кастелли – вообще никому – испортить себе настроение. Как-никак она здесь на каникулах и потому закроет магазин сегодня пораньше и куда-нибудь сходит. Совсем забыть про магазин Тесс не могла – не позволяло присущее ей чувство ответственности.

Телефон зазвонил, как только она зашла в магазин. Тесс поспешно отозвалась, надеясь, что это Эшли.

– Тереза?

Тесс подавила страдальческий вздох.

– Тереза, – продолжала говорить Андреа, – где ты была? Я звонила к Эшли домой, но мне никто не ответил.

– Я только зашла в магазин, – любезно как могла, сказала она.

– Ты дозвонилась до Эшли?

– Нет еще, иначе я бы сразу вам сообщила. Может, вам что-нибудь известно о ней?

– Тебе не обязательно говорить со мной таким тоном, – резко ответила Андреа.

Тесс проглотила обиду. Конечно, Андреа волнуется за Эшли, это объяснимо, только непонятно, почему она считает, что виновата Тесс?

– Думаю, скоро Эшли сама с вами свяжется, – дружелюбно сказала она. – Она звонила мне несколько дней назад.

– Почему же ты не сказала мне об этом вчера?

– Забыла, – вспоминая, говорила или нет, пролепетала Тесс.

– Или ты умолчала намеренно, чтобы я сильнее за нее волновалась?

Тесс не знала, что ответить.

– Откуда она звонила?

– Я не успела спросить – Эшли сказала, что опаздывает на встречу, – солгала она.

– А что ты делаешь в Италии? Я как-то об этом вчера не подумала.

– В школе каникулы, поэтому я решила немного отдохнуть.

– Получается, если бы не тот покупатель, я бы ничего не знала, – обвиняющим тоном заявила Андреа.

Я бы тоже ничего об этом не знала, подумала про себя Тесс. Но было бы лучше, если бы она вообще не знала о существовании такого «покупателя».

– Как удачно ты решила съездить в Италию, – неожиданно сказала Андреа. – Не понимаю только, случайность это или нет, что ты приехала тогда, когда Эшли нужно было уехать. Вот что… – Задумчивые нотки из ее голоса исчезли. – Сейчас мне нужно идти. Но если до конца недели Эшли не позвонит, я приеду в Италию сама.

– Как хотите, – безразлично произнесла Тесс.

– Так я и сделаю, – после очевидного замешательства заявила Андреа. Видимо, она рассчитывала, что Тесс станет ей возражать. – Но как только она позвонит тебе, сообщи мне немедленно. Обещаешь?

Дав ей это обещание, Тесс отключила телефон и еще несколько минут невидящими глазами смотрела в пространство. Гнев на сестру душил за горло. Тесс с горечью поняла, что каникулы, на которые у нее было столько планов, неожиданно превратились в какое-то тюремное заключение, а ей предстоит доказывать свою невиновность. Это несправедливо. Разве ее вина, что Эшли куда-то скрылась? Разве ее вина, что сестра соблазнила несовершеннолетнего подростка? Нет и еще раз нет. Но чувство вины отчего-то ее не покидало.

Глава четвертая

На следующий день стояла такая прекрасная погода, что Тесс просто не могла поддаваться унынию. Она на удивление хорошо спала и впервые чувствовала себя отдыхающей, поэтому решила надеть розовые хлопковые шорты и короткую, не достающую до пупка маечку. В конце концов это в Англии она учительница, а здесь, в сердце Тосканы, – туристка. И пока Эшли скрывается у черта на куличках, она будет наслаждаться жарким солнцем, голубым небом и пляжами. Как-никак ее сестре не восемнадцать лет и в Италии она живет уже не первый день.

Конечно, полностью успокоить себя ей не удалось: вдруг с Эшли случилось что-то серьезное и ей нужна помощь? Но пока от Эшли нет никаких вестей, а она даже не знает, с чего начать поиски, пусть все идет своим чередом. Может, сегодня что-нибудь изменится.

Выйдя из дома, Тесс решила не брать машину, а дойти до магазина пешком. Во-первых, магазин недалеко, а она даже толком не познакомилась с окрестностями, а во-вторых, небольшая прогулка пойдет ей на пользу: итальянская кухня изумительна, но не способствует сохранению стройной фигуры, особенно вкуснейшие пирожные, которые она покупала в булочной на углу.

По пути к магазину ее несколько раз останавливали люди, знакомые с Эшли, чтобы переброситься с ней парой словечек. Их речь была слишком быстра для нее, чтобы понимать все, однако Тесс почти всегда удавалось найти подходящий ответ. Прожив несколько дней в Италии, она с удивлением поняла, что с каждым днем понимает итальянский язык, подзабытый со школьных времен, все лучше и лучше, и даже подумывала – еще до того, как ей стало известно, что натворила Эшли, – не провести ли следующий отпуск во Флоренции и Венеции.

Тесс открыла магазин и решила выпить кофе. Однако не успела она подойти к чайнику, как зазвонил телефон. Положив пирожное на лист бумаги, она подняла трубку, ожидая самого худшего.

– «Галерея Медичи».

– Мисс Дэниелз?

Ее сердце забилось быстрее. Этот глубокий мужской голос ей уже никогда не забыть…

– Синьор Кастелли… – вежливо ответила она. – Чем могу помочь? – Она сглотнула. – Вам что-нибудь стало известно о вашем сыне?

– Нет. Насколько я понимаю, Эшли вам также не звонила.

– Нет. – Тесс вздохнула. – И ее мать не знает, где она.

– Вы еще раз говорили с ней?

– О да, я говорила с ней, – с горечью сказала Тесс. И если бы только раз, подумала она про себя.

– Ваш голос… – Кастелли замялся. – Миссис Дэниелз обвиняет во всем вас?

– Откуда вы знаете? – не сдержала она раздражения и, прежде чем смогла остановить себя, продолжила: – Да, она считает меня виноватой. Я тоже себя виню. Мне следовало выяснить у Эшли все подробно. Но кто же знал…

– Я вам сочувствую, – неожиданно мягко сказал Кастелли.

Его искренняя симпатия вызвала у нее приступ жалости к себе.

– Спасибо. – Голос ее сорвался. – Вы только за этим позвонили?

– Среди прочего, – загадочно произнес Кастелли. – Мне пора идти. Хорошего дня.

Тесс услышала гудки и медленно положила трубку. Признаться, она ожидала от этого звонка чего-то более конкретного. Она бы спокойно могла обойтись без его сочувствия, если бы он только сообщил, что у него появились новости.

Тесс подошла к окну, и ее взгляд привлекли белоснежные паруса в гавани. Она почувствовала невольную зависть к людям, отдыхающим сейчас на яхтах. Как чудесно в такой замечательный день предаваться тому, чего просит душа. А ее душа в эту секунду просилась на пляж. Тесс даже думать не хотела о том, что Эшли в пятницу не появится. Перспектива провести остаток безнадежно испорченного отпуска в поисках младшей сестры – вдобавок еще в обществе своей мачехи – повергла ее в глубокое уныние.

Ее взгляд, обращенный на сверкающую гладь воды, от которой слепило глаза, наткнулся на виндсерфера. Он ловко преодолел волну, и Тесс рассеянно подумала, что он, должно быть, профессионал. Однако неожиданно налетевший сильный порыв ветра заставил ее изменить свое мнение: парус вдруг накренился набок, а мужчина полетел в воду, взмахнув руками как крыльями и подняв кучу брызг. Она невольно хихикнула. Видимо, это был кто-то из отдыхающих, первый раз в жизни рискнувший покорить волны и ветер.

– Сейчас вы выглядите почти счастливой, синьорина, – произнес рядом низкий голос, от которого ее бросило в дрожь.

Тесс повернула голову. Рафаэль ди Кастелли стоял у двери. Одет он был не так формально, как в их первую встречу, но, несомненно, его элегантные черные брюки и черная рубашка были сшиты на заказ.

– Синьор ди Кастелли, – сдержанно приветствовала его Тесс. Она не ожидала встретиться с ним так скоро. – Вы не говорили, что придете сегодня.

– Кто вам сказал, что моя фамилия «ди Кастелли»? Вы говорили с Эшли?

– Нет. – Тесс отступила в глубь магазина, позволяя ему полностью заполнить дверной проем. Женатые мужчины, имеющие взрослых сыновей, не имеют права выглядеть так привлекательно, с сожалением подумала она. – Что же до того, откуда мне известно ваше имя… Ведь вас в самом деле зовут ди Кастелли, верно? Мне сказали, что вы довольно известная личность.

Мужчина сузил глаза. Видимо, ему не понравилось, что Тесс обсуждала его с кем-то за его спиной.

– Ваш информатор сообщил вам это? Поверьте, он несколько преувеличил. Или, может, вы неверно его поняли.

– Не думаю. – Ее губы почему-то пересохли. – Вы забыли меня о чем-то спросить, когда были здесь в первый раз?

Кастелли насмешливо изогнул бровь, но ничего не сказал. Для Тесс было очевидно, что его опыт общения с противоположным полом куда как богаче, чем ее. Женатый мужчина, который позволяет себе немного развлекаться, в данном случае – за ее счет. Иначе откуда у нее такая уверенность, что он наслаждается, зная, как она неловко чувствует себя в его присутствии? Она отошла от него еще дальше.

– Вообще-то я ехал в Виареджо, когда увидел вас у витрины, – наконец ответил он. Его глаза неотрывно следили за ее перемещениями по магазину. – Я остановился, потому что заметил грусть на вашем лице.

– Я не нуждаюсь в вашем сочувствии, – резко сказала Тесс, пытаясь скрыть замешательство. – К вашему сведению, я просто коротала время, ожидая, пока закипит чайник.

Кастелли посмотрел на нее непроницаемыми глазами.

– Как скажете, дорогая. Но, пожалуй, я останусь при своем мнении.

Тесс напряглась, но заставила себя расслабиться.

– Грусть на моем лице? В бухте плавал виндсерфер. Он меня даже рассмешил, – отрывисто произнесла она.

– Почему бы вам не сказать правду? Вполне естественно, что вы расстроены, раз ваши планы пошли наперекосяк.

– Хорошо, будем считать, что вы наблюдательны. Вы говорили, что куда-то направляетесь? Доброго вам пути, а меня еще ждет работа. – Тесс нырнула в служебную комнату.

– Не хотите поехать со мной?

Тесс оглянулась, и у нее перехватило дыхание. Кастелли стоял в двери, чуть подавшись вперед и держась руками за боковые косяки. Рубашка была расстегнута, и Тесс могла видеть хорошо развитые мускулы на его груди. Ей потребовалось усилие, чтобы заставить себя опустить взгляд, но он переместился, увы, на плоский живот и узкие бедра.

– Я не могу. Однако это очень мило с вашей стороны.

– Почему?

– Что «почему»? – не поняла Тесс.

– Почему вы отказываетесь? Сегодня прекрасный день, не так ли? – В его золотистых глазах появилось странное выражение, от которого ее сердце сделало скачок.

– День прекрасный, – согласилась она. – Но я не могу.

– Из-за вашей сестры? – сухо спросил он. – Вы не хотите поехать со мной, потому что так ей преданы?

Тесс вскинула голову.

– Ваш сарказм неуместен. Да, я должна быть здесь на случай, если Эшли позвонит.

– Вы думаете, она позвонит? – Рейф выпрямился и подошел к столу.

– Возможно, – пожала она плечами.

– А возможно, и нет. Я почти убежден, что не позвонит. Если, конечно, ей не понадобится от вас что-нибудь еще.

Мысленно Тесс согласилась с ним, но Кастелли знать об этом необязательно.

– Все равно я остаюсь в магазине. Как-никак я ее заменяю.

Пирожное совсем растаяло. Вздохнув, Тесс вытащила несколько бумажных салфеток.

– Позвольте мне.

Не успела она ничего возразить, как Кастелли взял салфетки из ее рук, выкинул недоеденное пирожное в мусорную корзину и протер стол. Тесс беспомощно стояла рядом и молча наблюдала за его действиями.

– Надеюсь, здесь есть умывальник?

По-прежнему не раскрывая рта, Тесс кивнула в сторону крошечной туалетной комнаты. Ее охватила слабость, когда она вдруг представила себе, как эти сильные загорелые руки с длинными гибкими пальцами коснутся ее тела и…

– Вы не собираетесь предложить мне чашечку кофе за мои труды?

Тесс вздрогнула, не заметив, как он снова вошел, и торопливо кивнула.

– Только кофе. Но у меня нет ни сахара, ни молока.

– И не надо. Незачем портить вкус хорошего кофе, – невозмутимо отозвался Кастелли, принимая чашку из ее дрожащих рук. Сделав глоток, он не удержался от легкой гримасы и поспешно поставил чашку на стол. – Своеобразный вкус, – с деланной улыбкой вежливо сказал он.

– Должно быть, вы привыкли к хорошему кофе, – мило улыбнулась Тесс, сбрасывая охватившее ее оцепенение. Так ему и надо – сам напросился.

– Вы чертовски правы, – без тени смущения заявил Кастелли. – Если примете мое приглашение, я угощу вас настоящим кофе.

– Я же сказала вам, что не могу. – По-прежнему улыбаясь, она покачала головой.

– Вы мне не доверяете? – прямо спросил он. В его необычных глазах хищника появился алчный блеск.

– Доверие здесь ни при чем, – немного слукавила Тесс. Но ведь она в самом деле не знает, что он за человек, верно?

– Тогда в чем дело? Посетителей у вас нет, и вряд ли их будет больше в ближайшие часы. Поэтому Скоттолино и собирается переезжать во Флоренцию.

Тесс знала, что так зовут владельца магазина – она видела его имя на накладных.

– Мистер Скоттолино собирается закрыть магазин? – удивленно переспросила она. – Как вы думаете, Эшли знает об этом?

– Сомневаюсь. Августин не из тех, кто делится своими планами со служащими. Особенно если это означает, что ваша сестра потеряет работу, – добавил Кастелли.

– А его решение не связано с вашими… расспросами? – не скрывая сарказма, спросила Тесс.

Кастелли это почувствовал и поднял руки вверх, ладонями к ней.

– Вы несправедливы ко мне, Тесс. Я вам не враг.

Но и не друг, хмуро подумала она. Однако то, как он произнес ее имя, снова заставило ее сердце взволнованно забиться в груди. Ее колени превратились в желе, и Тесс удивилась, как это она не упала к его ногам. Эта мысль ей не понравилась.

– Вы так и не сказали мне, как моя сестра познакомилась с вашим сыном, – несколько резче, чем хотела, произнесла Тесс.

Кастелли долго молчал, и ей показалось, что ответа на свой вопрос она так и не дождется. Тесс самодовольно подумала, что наконец-то ей удалось поставить его в неприятное положение, но она ошиблась.

– Они познакомились в сентябре прошлого года на празднике, который я устраиваю ежегодно после сбора винограда, – медленно сказал Кастелли. – Видимо, Эшли кто-то пригласил. В этот день двери моего дома открыты для всех.

– Но тогда вы должны были познакомиться с Эшли, – нахмурилась Тесс.

– Мне сообщили, что среди моих гостей есть женщина с таким именем, но я не знакомился с ней лично.

– А я думала, что они встретились здесь. Насколько мне известно, Марко интересуется живописью.

Взгляд Кастелли стал острым.

– Откуда вы знаете? Похоже, не я один занимаюсь расспросами. – Он сжал челюсти. – Мой сын заинтересовался живописью после знакомства с вашей сестрой. Это был всего лишь предлог видеться с нею.

– Вы уверены?

– Марко никогда не интересовался искусством. До того как он познакомился с вашей сестрой, его интересовали точные науки.

– А как же великий Леонардо да Винчи? – невинно спросила Тесс. – Насколько я помню, он прославился не только как величайший живописец, но и как инженер.

Кастелли криво улыбнулся.

– Вам во что бы то ни стало нужно, чтобы последнее слово осталось за вами, не так ли? Будучи учителем, вы имеете надо мной некоторое преимущество. Но я сильно сомневаюсь, что увлечение Марко вашей сестрой возникло, как сказал Раскин, «вследствие родства душ».

Тесс почувствовала укол совести – она не могла не понимать, почему Кастелли испытывает сильную неприязнь к ее сестре. Как не могла и винить его за это. Своим поступком Эшли, должно быть, заставила его семью сходить с ума от беспокойства. В то же время она не могла не отдать должное его образованности. Хотя в этом, наверное, как раз не было ничего удивительного…

– Может, вашему человеку удалось что-нибудь узнать? – ненавязчиво поинтересовалась она.

– Нет. Он по-прежнему находится в Генуе, проверяет бюро по прокату автомобилей, но пока безрезультатно.

– Поверьте, мне очень жаль, – вырвалось у нее.

Их взгляды встретились. Выражение его лица смягчилось.

– Похоже, у вас складывается не очень приятное впечатление от пребывания в моей стране, а, Тесс? Или, точнее говоря, от знакомства с моей семьей. Должен сказать, несмотря на то, что я наговорил вам ранее, я считаю, что значительная часть вины лежит на моем сыне, и молодость не может служить оправданием его поступка.

– Спасибо за эти слова, – натянуто улыбнулась Тесс.

– Не за что. Вы не похожи на свою сестру, не так ли?

Свой последний вопрос Кастелли задал чуть хрипловатым голосом, от которого все ее чувства обострились. В эту секунду они как будто стали ближе друг к другу.

– Генуя большой город, синьор? – поспешно спросила Тесс, надеясь, что формальное обращение расставит все по своим местам и поможет сохранить дистанцию.

– Очень.

– Тогда как вы сможете удостовериться, что они там?

– Пока что я ни в чем не удостоверился. – В его голосе впервые послышалась усталость. – Именно поэтому еду в Виареджо. Марко мог посвятить в свои планы сестру.

– У Марко есть сестра? – не удержалась Тесс и тут же прикусила язык.

С чего она решила, что Марко – единственный сын Рафаэля ди Кастелли? Или она просто надеялась на это? Потому что он станет для нее абсолютно недосягаем, если окажется, что у него несколько детей?..

Кастелли задумчиво изучал ее лицо, а Тесс гадала, какие мысли рождаются в его голове. Может, он думает; что она слишком любопытна и не имеет права задавать ему вопросы, касающиеся его семьи?

– Моя дочь вышла замуж в конце прошлого года, – неожиданно сказал он, очевидно решив, что особого вреда не будет, если ответит на такой вопрос. – Ее зовут Мария. Она и ее муж Карло владеют гостиницей. Если вы решите поехать со мной, то сможете с ней познакомиться.

У Тесс перехватило дыхание. Она совсем не ожидала, что он вновь пригласит ее с собой. Ей не хотелось сидеть здесь в четырех стенах, но ведь он женатый мужчина…

– Извините, – сказала она, испытывая искреннее сожаление. – Не думаю, что вашей жене это понравится.

– Жене? – Кастелли поднял брови. – Почему она должна быть против того, чтобы вы меня сопровождали?

Тесс смутилась.

– Ну, мне кажется, что вашей семье не понравится, если вы появитесь с такой… – она замялась, – странной женщиной, как я.

Уголки его губ дрогнули.

– А, вы имеете в виду – с такой красивой женщиной, – мягко сказал он. – Думаете, жена и дочь не одобрят моей дружбы с привлекательной сестрой женщины, которая соблазнила Марко?

Тесс не знала, куда деваться от смущения.

– Нас вряд ли можно назвать друзьями, синьор. – Она сделала ударение на последнем слове. – Я просто имела в виду…

– Я знаю, что вы имели в виду… дорогая, – по-итальянски добавил он. На его лице появилась самодовольная улыбка. – Расслабьтесь. Конфликта интересов не возникнет, потому что моя жена уже давно не интересуется моими делами.

– Тем не менее она остается вашей женой и живет в вашем доме, – сухо возразила Тесс.

– Она не живет в моем доме, – явно забавляясь, сказал Кастелли. – Мы разведены, Тесс. Вот уже шесть лет как Джина живет в Нью-Йорке.

Глава пятая

Рейф видел по ее глазам, что ему не удалось ее убедить. Видимо, Тесс знала о том, как в Италии относятся к разводу. Но она не знала того, о чем он стал подозревать уже после женитьбы: что Джина вышла за него замуж лишь с одной целью – избежать тиранических замашек своего пожилого отца.

– Я сожалею, – невнятно произнесла Тесс, сцепив руки за шеей. – Это меня не касается.

Этот жест немедленно привлек его внимание к ее груди. Рейф не понимал, что с ним творится. Боже правый, он ведь флиртует с ней! С женщиной, которая слишком молода для него. В сорок три года можно ожидать от себя чуть больше здравого смысла…

– Да уж, – думая о своем, сказал он.

Тесс, очевидно, восприняла его слова на свой счет, потому что на ее губах показалась вежливая, но отстраненная улыбка.

– Ну, тогда не буду вас больше задерживать. Могу я надеяться, что вы сообщите мне, если что-нибудь узнаете от вашей дочери?

Рейф принял окончательное решение. В конце концов, что тут такого, если они вместе приедут к Марии? Тесс – сестра Эшли и имеет право быть в курсе дел. Он ведь не преследует никакой личной цели, верно?

Ага, как же.

– Мне бы не пришлось этого делать, если бы вы поехали со мной и поговорили с моей дочерью лично, – игнорируя внутренний ехидный голос, сказал Рейф. – Может, я смогу заставить вас передумать?

Ее руки упали.

– Я не могу показаться вашей дочери в таком виде, – сказала Тесс. Она то краснела, то бледнела.

– Почему? – Лично он уже давно любовался ее стройными ногами и всеми неоспоримыми достоинствами фигуры. – Если вы считаете, что ваша одежда подходит для работы, то почему не для поездки? Это ведь не официальный визит.

– Даже не знаю… – передернув плечами и снова привлекая его взгляд к гладкой кремовой коже, сказала она.

В ее голосе слышалась неуверенность, и Рейф понял, что она готова сдаться.

– Это ненадолго, – убеждал он.

– Да? – Тесс посмотрела ему в глаза. – Я не могу оставить магазин надолго. Двух часов хватит?

Рейф был в этом далеко не уверен, но кивнул.

– В любом случае, что для вас важнее? Найти сестру или работать в магазине, который скоро закроется?

– Конечно, найти Эшли!

– Тогда поедем? – не давая ей времени передумать, сказал он.

Тесс, с минуту поколебавшись, пошла за сумочкой. Рейф расслабился. Он стоял рядом, пока она закрывала магазин, а затем кивнул в сторону «феррари», припаркованного в неположенном месте. Глаза у нее расширились, но Рейф почему-то был уверен, что вовсе не марка машины вызвала у нее такую реакцию.

– Должно быть, полицейский не заметил вашу машину, – пробормотала она, когда Рейф распахнул перед ней дверцу.

Он с трудом удержался от улыбки.

– Удобно? – сев за руль, спросил он.

– Как мне может быть не удобно? Это ведь «феррари», верно? Я видела лошадь на капоте.

Рейф моргнул.

– Жеребца, – сухо поправил он.

– Ах, ну да. Как же я могла забыть. Итальянский жеребец, – нараспев сказала она.

Рейф не смог отказать себе в удовольствии чуть-чуть ее подразнить.

– Надеюсь, вы сказали это без задней мысли, – глядя ей прямо в глаза, сказал он.

– Не понимаю, о чем вы, – заявила Тесс, но под его пристальным взглядом смешалась и отвернулась к окну.

– Неважно, – насладившись ее смущением, вполголоса сказал Рейф и завел мотор.

Краем глаза он постоянно видел ее обнаженные локти и ноги, едва прикрытые короткими шортами, и ему стоило огромного труда сконцентрироваться на управлении автомобилем.

– Вы уже бывали в Виареджо, синьорина?

– Нет, – покачала она головой. – Только здесь. – Помолчав, она добавила: – Мое имя Тесс. Я знаю, что вы запомнили. Я чем-то вас обидела?

– Вы ничем меня не обидели, – выдержав томительную паузу, ровно проговорил Рейф. – Я не из тех, кого легко задеть. Но вы сами сказали: мы совсем не знаем друг друга.

– Тогда зачем вы меня пригласили? – бросив на него осторожный взгляд, спросила Тесс.

Хороший вопрос, признал Рейф, сильнее сжимая руль, но вслух произнес:

– Вы знаете. Чтобы поговорить с Марией лично.

– Думаете, мое присутствие заставит ее быть более откровенной? – скептически спросила она.

– Не знаю. В любом случае, так как это ваш первый визит в Италию, вы сможете больше узнать о моей стране.

Тесс смерила его откровенно недоверчивым взглядом.

Рейф шумно выдохнул.

– Ладно, ваша взяла. Вы мне нравитесь.

– Я вам нравлюсь? – потрясенно переспросила Тесс.

Если бы это была любая другая женщина, мелькнула у него мысль, он бы заподозрил, что она напрашивается на комплимент. Но на лице Тесс было написано такое простодушное удивление, что это вызвало у него улыбку.

– Я не знаю, где находится Эшли, – неожиданно заявила она, неправильно истолковав его улыбку. – Я вам уже говорила. И если таким образом вы хотите узнать, не солгала ли я…

– Я знаю, что вы мне не лгали, – мягко перебил ее Рейф. – Почему бы вам не поверить, что мне просто приятно находиться в обществе молодой женщины? Или вы считаете подобное желание у мужчин старше сорока лет ненормальным?

– Я… – Тесс прикусила губу, но затем все же продолжила: – Я думаю, вы просто смеетесь надо мной, синьор. Кому, как не мне, знать о своих недостатках.

– И каковы же ваши недостатки? Скажите мне.

Тесс залилась румянцем, а Рейф в который раз изумился, что ей уже тридцать два года. Со своими короткими светлыми волосами и без косметики на лице Тесс выглядела юной девушкой.

– Если перечислить все, это займет много времени. – Она поерзала. – Это монастырь? – вдруг чересчур оживленно спросила она.

Рейф позволил ей сменить тему и взглянул в указанном ею направлении.

– Церковь, – коротко ответил он. – От большинства монастырей остались руины. Конечно, вы можете их осмотреть, но лично меня эта мысль не воодушевляет.

– Потому что вы разведены? – неуверенно спросила Тесс.

Рейф улыбнулся.

– Нет. Совсем не поэтому.

– Тогда почему?

– Я учился у иезуитов, которым, как вам может быть известно, слово «милосердие» не знакомо. Хотя это было много лет назад, но я ничего не забыл.

– Вы учились здесь, в Тоскане? – явно заинтересованная, спросила Тесс.

– Нет. Я был отправлен учиться в Рим. – Его лицо исказила гримаса. – Моя матушка мечтала, чтобы я получил религиозный сан.

– Невероятно, – покачала она головой.

– Вы считаете, что у женатого и разведенного мужчины не может быть такого прошлого?

– Вовсе нет. Просто мне еще не доводилось встречаться с человеком, который мечтал стать священником.

– С таким человеком вы пока и не встретились, потому что об этом мечтала моя мать, но не я. К счастью, мой отец был более практичен. Я был его единственным сыном, поэтому он хоть и потакал моей матери в вопросе образования, но не забывал о том, что однажды ко мне перейдут виноградники.

– Он еще жив?

– Нет. Умер почти двадцать лет назад. – В его голосе была печаль.

– Должно быть, еще молодым, – задумчиво сказала Тесс.

– Ему было пятьдесят, – кивнул Рейф. – Он был заядлым курильщиком и хоть знал, что это вредно для здоровья, не мог бросить свою привычку.

– Мой отец тоже умер, – неожиданно сказала Тесс. – В прошлом году. Скончался от сердечного приступа.

Рейф кивнул: он почему-то был уверен, что ее отца нет в живых.

– Ты по нему скучаешь? – перешел он неожиданно на «ты».

– Не так сильно, как могла бы, если бы мы жили вместе, – призналась Тесс. – Я вроде уже говорила, что, когда умерла моя мама, меня воспитывала тетя. Когда я окончила университет и стала преподавать, то сняла дом в том же городке. Мы с отцом навещали друг друга, но не так уж часто.

– Я не знаком с твоей мачехой, но что-то подсказывает мне, что она тебя не любит.

– Да нет же, – сразу бросилась на защиту своей семьи Тесс, заставив Рейфа восхититься ею. – Понимаешь, Андреа хотела только одного ребенка. Она не хотела двоих.

– Но ведь она знала, когда выходила замуж, что у твоего отца есть ребенок от первого брака, верно? – рассудительно заметил он.

– Это москит? – намеренно сменила тему Тесс, кивнув на свою ногу.

Рейф непроизвольно смахнул комара, задев ее бедро, и снова ухватился за руль, запоздало осознав, что поступил фривольно. Тесс – не его дочь и даже не кузина, с которыми подобная вольность еще более-менее допустима. Его ладонь горела, напоминая о гладкой и шелковистой коже. Ему хотелось коснуться ее тела снова и в тех местах, о которых ему запрещено думать.

Словно почувствовав его возбуждение, Тесс отвернулась к окну, но их взгляды успели встретиться, и Рейф, оглушенный силой своего влечения к этой женщине, ощутил себя так, будто получил удар под дых.

Остаток пути прошел в молчании. Тесс изучала мелькавшие в окне окрестности с преувеличенным вниманием. Или он так решил, потому что ему этого хочется? – раздраженно подумал Рейф. В любом случае он уже слишком стар для подобных игр.

– Вот и их гостиница, – наконец сказал он. – В это время года посетителей не так много, и мы сможем поговорить спокойно. Нравится? – спросил Рейф, остановившись у высокого красивого здания с бассейном, наполненным прозрачной голубой водой. – Родители Карло владеют несколькими небольшими гостиницами по всей Италии. Именно с этого отеля начиналась карьера Карло в гостиничном бизнесе.

– Вы называете это «небольшой гостиницей»? – Тесс снова невольно перешла на «вы». Она покачала головой. – Вы просто невозможны. А я так одета… – Она оглядела себя и нахмурилась.

– Это всего лишь гостиница, а ты выглядишь как типичная отдыхающая, – возразил Рейф.

Однако, когда они зашли внутрь, ему передались ее опасения. Как ни убеждал себя Рейф, что причины, по которым он привез Тесс в дом своей дочери, совершенно невинны и оправданны, тем не менее он не мог не признать, что есть в его рассуждениях доля лукавства. Как отнесется к этому Мария?

Не успел он ничего придумать в свою защиту, как показалась его дочь. Ее волосы длинные, такие же черные, как у него, были собраны в узел. На ней было простенькое, но дорогое белое платьице из органзы, выгодно подчеркивающее смуглость кожи. Мария выглядела элегантно и ухоженно. Продукт воспитания своей матери, его жены, которая считала, что женщина всегда должна оставаться женщиной и выглядеть элегантно при любых обстоятельствах.

Ее контраст с Тесс был разителен. Как заметил Рейф, этот факт не ускользнул и от обеих женщин. На лбу у Марии показались морщины и, полностью игнорируя стоящую позади него Тесс, она быстро заговорила по-итальянски.

– Пожалуйста, Мария, говори по-английски, – мягко перебил ее Рейф, кивком приглашая Тесс подойти ближе. – Тесс, это моя дочь Мария. Мария, это Тесс Дэниелз, сестра Эшли, которая работает в магазине «Галерея Медичи».

На какую-то долю секунды Тесс показалось, что на лице Марии появилось виноватое выражение, но оно быстро исчезло.

– Добрый день, синьорина, – сказала Мария по-итальянски, но затем вспомнила просьбу отца. – Прошу прощения, – перешла она на английский, – я забыла. Как поживаете, мисс Дэниелз? Вы приехали в Италию отдыхать?

– Нет, – ответил за Тесс Рейф. – На самом деле она работает в магазине вместо своей сестры, пока та отсутствует. – Он положил руку на плечо Тесс и легонько сжал его, призывая ее к молчанию и одновременно стараясь заглушить влечение, вспыхнувшее от прикосновения к гладкой женской коже. – Надеюсь, ты не возражаешь, что я пригласил ее осмотреть одно из красивейших мест Италии?

– Ты мог бы и предупредить, что приедешь не один, – с легким недовольством сказала Мария. – Вы первый раз в Италии, мисс Дэниелз?

– Да, это мой первый визит сюда. И, пожалуйста, зовите меня Тесс. – Преодолевая неловкость, Тесс огляделась вокруг. – У вас здесь очень красиво, – искренне добавила она.

Мария чуть смягчилась, но продолжала настороженно наблюдать за ними. Рейф неохотно убрал руку с плеча гостьи.

– Вы правы, места здесь очень красивые, – отозвалась Мария и обратилась к отцу: – Папа, ты останешься на обед или заглянул к нам на минутку?

– Мы не спешим, но до обеда ведь еще есть время? А пока мы не откажемся от холодной содовой.

Рейф видел, что у его дочери есть вопросы, но вежливость не позволила Марии пренебрегать своими обязанностями хозяйки.

– Конечно, папа. Мы можем посидеть в патио.

Глава шестая

Тесс шла за дочерью Кастелли по аллее, вдоль которой росли дубы и кипарисы. В воздухе пахло хвоей и морем. Они поднялись на пустую террасу, залитую солнцем и увитую лозами винограда, и Тесс подумала, что, должно быть, это семейное место отдыха. Внизу был виден пляж с фигурами отдыхающих.

Тесс не преувеличивала, сказав Марии, что ей очень понравился этот кусочек Италии. Гостиница находилась на холмистом побережье, заросшем соснами. На широком песчаном пляже, между небольшими рядами дюн, росли редкие кактусы, перемежаемые каким-то колючим растением, названия которого Тесс не знала.

На террасе стоял широкий светло-зеленый зонт. Под ним – тисовый стол со стульями. Мария подозвала горничную и что-то сказала ей по-итальянски.

Тесс села на предложенный стул. Дочь Кастелли относилась к ней дружелюбно, но Тесс подозревала, что Мария совсем не рада ее видеть, хотя хорошее воспитание, а возможно, и авторитет отца не позволяли ей открыто сказать, что она здесь лишняя.

Тесс была с ней полностью согласна. Ей не следовало принимать приглашение Кастелли. Эта поездка ничего не даст, разве только лишний раз подчеркнет пропасть между ними.

Она взглянула на Рафаэля. Он повесил пиджак на спинку стула и закатал рукава рубашки до локтя. Увидев сильные загорелые руки с темными волосками всего в нескольких дюймах от себя, Тесс поспешно откинулась на спинку стула, увеличивая между ними расстояние. Она еще не забыла мимолетное прикосновение его пальцев к бедру и вес его руки на плече. Она поняла значение этого жеста, который его дочь конечно же тоже заметила, но к какому выводу та пришла? Мария могла задаться вопросом, какие отношения связывают ее отца с незнакомой ей особой, которая к тому же иностранка. Никаких отношений, тут же строго напомнила себе Тесс. Она не даст повода этой женщине волноваться, что ее случайное знакомство с Рейфом перерастет в нечто большее.

На террасе показалась горничная. Она подкатила столик и переставила на стол графин с апельсиновым соком, лимонад, кружку со свежими сливками, кофейник, тарелку с печеньем, бутылку кьянти, которую попросил Кастелли, и приборы.

– Спасибо, – по-итальянски поблагодарил Кастелли, подарив служанке одну из своих самых обаятельных улыбок.

Девушка удалилась, покраснев от удовольствия и тем самым напомнив Тесс, почему она не должна увлекаться этим мужчиной. Для Кастелли привычка очаровывать женщин все равно, что для нее дышать – он просто этого не замечает. И все же… Она вспомнила, как до того момента, после которого атмосфера в машине накалилась, они говорили на личные темы, не чувствуя никакой неловкости. Кастелли был настолько приятным собеседником, что на некоторое время она забыла, куда и зачем они едут, и просто наслаждалась обществом этого человека. А затем, когда он задал ей вопрос слишком личный, чтобы можно было ответить на него, она крайне неудачно отвлекла его внимание. Тесс все еще помнила откровенный мужской взгляд, который прожег ее насквозь. Однако почти сразу его глаза стали непроницаемыми, так что ей даже удалось убедить себя, что ей это померещилось. Правда, после этого она не знала, что сказать, и потому сделала вид, что изучает мелькавшие за окном пейзажи. Кастелли сосредоточился на дороге.

– Ну и как ты познакомился с мисс э-э… Тесс, папа?

– Тереза, – почему-то поправил ее Кастелли. – Мы познакомились в «Галерее Медичи», естественно. Я искал ее сестру, но в магазине ее не было.

– Я и не знала, что ты бывал в этом магазине.

Показалось ли Тесс или голос Марии действительно звучал несколько неуверенно?

– Не так часто, как, очевидно, твой брат.

– Марко? – удивленно спросила она. – А при чем здесь он?

– Ты не знаешь? – В голосе Кастелли послышалось осуждение. – Не лги мне, Мария. Ты знала, почему твой брат неожиданно увлекся живописью. Я слышал, как вы с ним говорили на эту тему.

Мария вскинулась.

– Но почему я должна была связать его интерес к живописи с «Галереей Медичи»?

– Вот ты мне и скажешь.

Мария посмотрела на Тесс, не сумев скрыть своей, вполне объяснимой, неприязни: этот разговор ведется при женщине, с которой она познакомилась минуту назад. Тесс были понятны ее чувства, и она бы с радостью ушла, но куда? Здесь она впервые, поэтому лучше сидеть на месте.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, папа, – наконец сказала Мария и налила себе сок, но ее рука подрагивала и несколько капель упало на стол. – Вам сок или кофе? – спросила она у Тесс.

– Сок, спасибо, – улыбнулась Тесс, не испытывая особого желания, чтобы на нее пролили горячий кофе – намеренно или случайно.

– А тебе, папа?

Кастелли пошевелился на стуле, задев Тесс бедром. От этого нечаянного соприкосновения ей стало трудно дышать. Кастелли, казалось, ничего не заметил. Все его внимание было сосредоточено на дочери.

– Вина, – кивнул он на бутылку. – Но не думай, что тебе удастся отвлечь меня от скользкой темы. Марко пропал. Если я обнаружу, что тебе было известно, где он, я тебе этого не прощу.

– О чем ты говоришь, папа? – выдохнула Мария. – Марко пропал? Он что, сбежал из дома?

Рейф поморщился.

– Не будь такой мелодраматичной. У меня есть подозрение, что ты осведомлена больше, чем хочешь казаться. Но на всякий случай я скажу тебе, что он исчез вместе с Эшли Дэниелз, сестрой Тесс.

На лице Марии проступило выражение искреннего шока, но Тесс не знала, вызвано ли это обидой на отца или поведением брата.

– Нет, невозможно! – воскликнула она дрожащим голосом. – Ты хочешь сказать, что Марко увлекся этой женщиной? Но ведь она намного его старше!

– Ты знала, что Марко встречался с ней, так? – продолжал свои расспросы Кастелли.

– Я знала, что он бывает в этом магазине, – вздохнула Мария. – Он говорил мне, что его заинтересовало искусство. Почему я должна была сомневаться в его словах?

– Может, потому, что он проговорился тебе об истинной причине своих визитов? – без улыбки предположил Кастелли. – Мария, я ведь не дурак. Вы с Марко очень близки. Если бы он увлекся этой женщиной, то не скрывал бы этого от тебя.

– Но ты должен мне верить, папа, – чуть не плача сказала Мария. – Ты думаешь, я бы стала его поддерживать, если бы знала?

– Надеюсь, нет. Мне хочется верить, что у моей дочери есть здравый смысл. Но я уверен, что имя этой женщины не раз фигурировало в ваших беседах. Марко еще слишком молод. Он не умеет держать язык за зубами. Ему бы непременно захотелось пооткровенничать.

– Я не верю, – сказала Мария. Ее губы дрожали.

– Чему ты не веришь? Что Марко увлекся женщиной, которая старше его, или что он все-таки смог скрыть от тебя свое увлечение? – не отступал Рейф.

– Что он повел себя так глупо! – воскликнула Мария, глядя на Тесс так, словно это она была во всем виновата. – Хорошо, папа. Да, я знаю, что он восхищался этой женщиной, но я была уверена, что она не примет его ухаживания всерьез.

– Ясно! – не скрывая своей досады, громко сказал Рейф. – Наконец-то правда. Ты знала все об их отношениях, но предпочла мне не говорить.

– Какие отношения, папа? – Мария подавила всхлип. – Просто Марко решил, что влюблен в эту женщину. Если он убежал из дома, то почему ты решил, что он обязательно с ней?

– Потому что они вместе поднялись на самолет до Милана несколько дней назад.

– На самолет?

– Но среди сошедших пассажиров их не было. Мы подозреваем, что они вышли в Генуе. И я по-прежнему надеюсь, что ты скажешь мне, почему Марко так поступил.

– Я?

– Если тебе что-нибудь известно, лучше скажи мне об этом сейчас, еще не поздно.

– Но я же говорю тебе, что знаю не намного больше, чем ты, и так же расстроена!

– Это правда, Мария?

Тесс жалела, что не ушла. Куда угодно, но только чтобы не слышать явное недоверие в голосе Кастелли. Зачем она вообще согласилась на эту поездку? – в который раз укоряла она себя. Или, уж если на то пошло, почему вообще не осталась в Англии?

Взяв стакан с соком, она подошла к низким перилам, чувствуя себя здесь чужой и лишней. Почти сразу она услышала новый мужской голос и шаги. Тесс обернулась и увидела молодого мужчину, который обнимал Марию.

– Что с тобой? – встревоженно спросил он по-итальянски. – Ты плохо себя чувствуешь?

– С ней все в порядке, Карло, – по-английски сказал Кастелли. – Мария расстроилась, когда узнала, что могла бы предотвратить исчезновение своего брата.

– Это так, Мария?

Она кивнула, но прежде, чем смогла произнести хоть слово в свою защиту, Рейф сказал:

– Карло, позволь познакомить тебя с Тесс Дэниелз. Она приходится сестрой женщине, которой увлекся Марко. Она не очень хорошо владеет итальянским, поэтому мы говорим по-английски. Тесс, это мой зять Карло Шолти.

Тесс осталась стоять у перил, приветливо улыбнувшись Карло. Наверное, он так же, как и Мария, задался вопросом, что она здесь делает, но это, как ни странно, заботило ее уже куда меньше.

– Марко исчез, – сказала Мария, снова привлекая к себе взгляд мужа. – Папа говорит, что он убежал вместе с той женщиной, которая работала в «Галерее Медичи». Он думает, что я должна была рассказать ему об их дружбе. Но мне и в голову не могло прийти, что Марко вытворит что-нибудь в этом роде.

Карло положил руку на плечо жены.

– А что сестра этой женщины здесь делает? – с откровенным недовольством спросил он. – Может, лучше спросить о Марко у нее?

– Тесс не знает, – отрывисто бросил Кастелли. – А насчет того, что она здесь делает… Я пригласил ее. А что, для тебя это проблема, Карло, или такова твоя обычная манера разговаривать с нежданными гостями?

Карло смутился.

– Простите меня, синьорина, – натянуто проговорил он. – Я не хотел показаться грубым.

– Все в порядке, – сказала Тесс, с новой силой желая оказаться подальше отсюда. – Извините, что мы расстроили вашу жену. Просто мы очень хотим найти мою сестру и Марко. Но думаю, нам уже пора. Я… мне нужно работать.

Она надеялась, что Кастелли станет возражать, и тогда ей удастся уехать одной, в противном случае вряд ли она с ним справится, если его раздражение и досада обернутся против нее. Ее надежды не оправдались: Кастелли ее поддержал.

– Ты права… дорогая. Я бы очень хотел остаться с вами на обед, Мария, но Тесс права – нам пора.

Тесс поджала губы, уверенная, что слово «дорогая» Кастелли специально добавил для своей дочери.

– Но, папа…

– Не сейчас, Мария, – твердо сказал Рейф. – Если ты что-то вспомнишь – звони.

– Но вы будете держать нас в курсе, если появятся какие-нибудь новости? – спросил Карло.

– Конечно. Надеюсь, и вы тоже, – кивнул Рейф.

Карло и Мария проводили их до машины. Мария нахмурилась, когда ее отец открыл дверцу перед Тесс. Ей давали понять, что не одобряют ее чересчур откровенного наряда, но тут уж ничего не поделаешь. Надо надеяться, Мария не подумала, что она хочет соблазнить ее отца. Каким бы привлекательным Тесс его ни считала, она знала, что он не для нее.

Несколько минут они ехали в молчании.

– Ты думаешь, что я был жесток? – неожиданно спросил Рейф. – Я вижу по твоему лицу, что ты меня не одобряешь.

– Я вовсе не думала об этом, – уклонилась Тесс от прямого ответа: его отношения с дочерью ее не касаются.

– А как бы ты поступила на моем месте?

Тесс рассеянно посмотрела на руки, уверенно державшие руль, и забыла, о чем он спросил, снова представив себе, как эти смуглые руки коснутся ее тела, почти не тронутого загаром, и будут ласкать ее…

– Я… не знаю, – сказала она, заставив себя вспомнить, о чем Кастелли ее спросил. – Мне показалось, что ваша дочь была искренне шокирована.

– Как и я, – согласился он. – Хотя, по-моему, она больше расстроена тем, что Марко не посвятил ее в свои планы. Она ревнует брата к твоей сестре. – Он кинул на нее быстрый взгляд. – Мария еще только привыкает к мысли, что у Марко появились потребности, которые она не может удовлетворить.

Тесс почувствовала, как по телу разливается тепло. Не может же Кастелли всерьез рассчитывать, что она будет обсуждать с ним сексуальные потребности его сына!

– Мне очень понравилась гостиница, – не зная, что еще сказать, произнесла она.

– Приятно слышать, – не сразу отозвался Рейф. – Жаль, что ты так ничего и не увидела.

– Не думаю, что ваша дочь тоже об этом сожалеет, – пробормотала Тесс. Увидев, как Рафаэль нахмурился, она поспешила добавить: – Я хотела сказать, что Мария недавно вышла замуж. Наверное, она больше предпочитает быть рядом с мужем, чем развлекать гостей. Кстати, сколько ей лет?

– Девятнадцать, – ровным тоном проговорил Рейф. – И я знаю, что ты хотела сказать на самом деле. Ты думаешь, что моя дочь не одобряет того, что я приехал с тобой. Но, как и мой сын, я имею право на личную жизнь.

Тесс отвернулась к окну. Как ей быть? Мужчины, с которыми ей доводилось встречаться в Англии, не обладали магнетизмом Кастелли. Но ведь она уже не девчонка, чтобы смущаться от того, что такой мужчина обратил на нее внимание!

– Полагаю, в вашей жизни есть женщины, синьор, – дипломатично ответила она. – Не сомневаюсь, что среди них найдется хоть одна, которая думает так же.

– Ты уверена? – не без юмора, как показалось Тесс, спросил Кастелли. – И пожалуйста, зови меня Рейф. – Он помолчал. – Хотя, должен признаться, я пока не решил, это комплимент или…

Зови меня Рейф! Тесс поежилась, представив себе реакцию Марии.

– Я всего лишь сказала очевидное. Если Марию и покоробило мое появление, то это не потому, что она раньше не видела вас в женской компании после вашего развода.

– Да?

– Да, – чувствуя нарастающую неловкость, сказала Тесс. – Просто я не похожа на тех женщин, с которыми вы обычно общаетесь. Я не понравилась Марии, потому что… Словом, потому что я другая.

– Сестра Эшли, – подсказал он.

– Не только, – поколебавшись, возразила она. – Я сильно отличаюсь от тех женщин, которые могли бы вас заинтересовать.

Рейф посмотрел на нее, и их взгляды на секунду пересеклись.

– И какие же женщины меня интересуют? – спросил он, чем окончательно ее смутил. – Ну же, Тесс. Раз уж ты это сказала, то просто обязана пояснить свою мысль. Так как? Какие женщины мне нравятся?

Тесс опустила глаза, но все же ответила:

– Более элегантные, утонченные… Откуда я знаю? – с досадой выпалила она. – Я всего лишь могу догадываться, что обычно ваши спутницы не носят шортов.

Рейф свернул к обочине, и Тесс в смятении подумала, не для того ли, чтобы продолжить этот излишне личный разговор без помех, но потом заметила стоящий у обочины трейлер, в котором продавались напитки и бутерброды.

– Не хочешь перекусить? – спросил Кастелли.

Глава седьмая

На лице Тесс отразилось удивление. Рейф пожалел, что не попросил домохозяйку приготовить в дорогу ланч. Но он ведь не знал, что пригласит ее поехать с ним. Это было импульсивное желание, как и тот импульс, что толкал его сейчас коснуться ее волос, но Рейф знал, что не должен ему поддаваться.

– Вы не брезгуете закусочными на колесах, синьор? – натянуто поинтересовалась Тесс. – Или все дело в том, какая спутница находится с вами рядом в тот момент, когда вы хотите есть?

– Ты оскорблена тем, что я не пригласил тебя в ресторан?

– Вы знаете, что это не так, – раздраженно сказала она. – Но если вы остановились ради меня, то напрасно. Я редко обедаю. Чем скорее мы вернемся, тем лучше.

– Ну а я не прочь перекусить, – вылезая из машины, ответил Рейф. – К тому же еда в таких закусочных не столь уж плоха.

– Не представляю вас жующим гамбургер. – Тесс тоже выбралась наружу и сразу попала под обжигающее послеполуденное солнце – Как жарко! – воскликнула она.

Рейф с некоторой тревогой посмотрел на ее обнаженные плечи и руки.

– Наверное, тебе лучше остаться в машине, – подавив желание дотронуться до ее кожи, сказал он.

– И пропустить изучение меню? Ну нет.

– Как хочешь. – Заметив, что она смотрит на пустынный пляж, он добавил: – Ты не против перекусить где-нибудь в более уединенном месте?

– Вы имеете в виду пляж? – недоверчиво спросила она, глядя вниз с крутого склона, по которому была проложена трасса.

– Только не говори мне, что боишься высоты, дорогая. Где же твоя страсть к приключениям?

– Не думаю, синьор, что она у меня есть. Но если вы сможете…

– Ты имеешь в виду, если такой старый мужчина, как я…

Тесс бросила на него нетерпеливый взгляд.

– Вы совсем не старый, синьор.

– Тогда почему ты продолжаешь говорить мне «синьор» и «выкать», хотя я просил тебя называть меня по имени:

Тесс покраснела.

– Я не уверена, что должна обращаться к вам по имени.

– Почему нет?

Она продолжала смотреть на него, и Рейфу было приятно думать, что она просто не в силах отвести от него взгляд. Наконец Тесс опустила глаза.

– Почему… ну… – промямлила она. – Может, мы все-таки что-нибудь купим, раз уж остановились? Продавец, наверное, уже решил, что мы остановились полюбоваться видом.

– И он не ошибся, – негромко сказал Кастелли, продолжая глядеть на нее.

Тесс молча прошла к вагончику. Рейф последовал за ней и, видя, что она затрудняется с выбором, купил две пиццы, салат, тирамису и две чашки горячего кофе.

– И как вы собираетесь все это унести? – спросила Тесс. В ее голосе слышалось сомнение.

– Увидишь, – сказал Рейф, ставя еду в машину. Обойдя ее, он открыл пассажирскую дверцу. – Садись.

– Но я думала…

– Просто садись в машину, – мягко, но настойчиво сказал он.

Тесс села, но неуверенное выражение не сходило с ее лица. Рейф смотрел на ее ноги, пока она усаживалась на сиденье, затем закрыл дверцу, убеждая себя, что был просто учтив с дамой, хотя в глубине души знал, что сделал это не из вежливости. Ему нравилось смотреть на нее, дразнить.

Может, завтра он станет жалеть о своей импульсивности, но сегодня будет наслаждаться каждой минутой, проведенной вместе. И даже потерпит ее вечное «вы».

Сев в машину, он сразу почувствовал запах разгоряченной женской кожи, дурманящий и волнующий. Желание коснуться ее стало почти непреодолимым. И хотя Рейф не сомневался, что их влечение обоюдное, он также не сомневался, что, уступи он своему желанию, она сбежит при первой же возможности.

Он завел мотор. Проехав с километр, направил машину в заросли ежевики и можжевельника. Тот, кто не знал, что там есть дорога, не нашел бы ее.

– Вы и не думали спускаться пешком по склону, верно? – с упреком спросила Тесс. – Но эта дорога нас куда-то выведет или мы просто где-нибудь застрянем?

– Расслабься, дорогая. – Он коснулся ее колена. – Я знаю, что делаю.

А так ли это? – спросил себя Рейф, снова хватаясь двумя руками за руль.

– Надеюсь, – будто вторя его мыслям, пробормотала Тесс.

Рейф мысленно простонал. Он рассчитывал, что эта поездка станет всего лишь маленьким приключением, но такими темпами его занесет в опасные дебри, несравнимые с теми, в которых оказался сын, увлекшись сестрой Тесс.

Дорога вывела их на небольшое плато. К облегчению, что он не заплутал, примешивалось удовлетворение от того, что плато было безлюдно.

Память его не подвела: здесь действительно было очень красиво и главное – ни души. Плато нависало над пляжем, скрытым диким кустарником. Не часто нога человека ступала на его чистый мягкий песок. На голубом небе не было ни облачка. Ровная зеркальная гладь воды отражала лучи палящего солнца.

Рейф заглушил мотор. Тесс вышла и приблизилась к краю плато, где начинался кустарник. Прикрыв голову от жарких лучей руками, она смотрела вдаль. Рейф очень хотел знать, о чем она думает, всматриваясь в горизонт. Надо надеяться, не жалеет, что согласилась на эту поездку. Сам-то он впервые за много лет снова радовался жизни и хотел сохранить это чувство.

– Вы знали об этом месте, правда? – спросила Тесс, когда он остановился рядом. – Здесь так красиво, что у меня дух захватывает.

– Нравится? Счастье, что туристы сюда еще не добрались.

– Вниз по дороге? – По ее голосу Рейф понял, что она улыбается. – Страшно подумать, что кустарник сделал с вашей машиной.

– Это всего лишь машина, – махнул он рукой. – Ее можно покрасить.

– Вы говорите это так небрежно. Большинство людей относится к своей собственности более заботливо.

– Может, все дело в том, что я больше ценю нечто иное, чем эти люди? – мягко сказал он. – Например, самих людей.

Тесс пожала плечами, и Рейф заметил, что ее кожа на плечах уже порозовела. Она же сгорит на солнце, подумал он. В нем вспыхнуло желание ее защитить. Он хотел бы…

Но нет. Он и так слишком торопит события. Рейф подошел к машине, вытащил пакет с едой и спустился на пляж, под тень кустарников. Тесс последовала за ним. Рейф расстелил пиджак на песке.

– Я знаю, что это также не пойдет на пользу моему пиджаку, но его можно почистить, – усмехнулся он.

– Как скажете, – сбрасывая туфли, сказала Тесс и села, обхватив колени руками.

Рейф сел рядом, стараясь как можно реже смотреть на гладкие стройные ноги.

– Что будешь есть? Салат, пиццу?

Их глаза встретились, и Тесс почувствовала себя неловко.

– Салат.

– И все?

– Можно и кусочек пиццы, – сдалась она. Рейф протянул ей ее половину пиццы и откусил свою.

– Очень вкусно, – сказал он, вытирая салфеткой томатный сок с подбородка.

– Я уверена, что на самом деле вы так не считаете. Но вы были очень любезны, и поверьте, я ценю это.

– Почему ты думаешь, что дело в моей любезности? – перестав жевать, спросил он. – Это я должен благодарить тебя, что ты составила мне компанию.

– Я не знаю, почему так думаю, – честно ответила Тесс. – Просто мне кажется, что для всех было бы проще, если бы я не поехала с вами в Виареджо.

– Я полагал, мы уже проехали эту тему, – нетерпеливо сказал Рейф. – Забудь все, что стояло за нашей поездкой, и просто наслаждайся моментом. Или ты не получаешь удовольствия от того, как проводишь время?

– С чего вы это взяли? – с напряженной улыбкой спросила Тесс.

– А разве нет? Как только мы покинули гостиницу, ты вздрагиваешь едва ли не от каждого моего слова. Что я такого сказал или сделал, чтобы так тебя расстроить?

– Ничего, – поспешно сказала она. Слишком поспешно. Рейф неожиданно помрачнел и резко поднялся на ноги.

– Если хочешь, можешь доесть свой салат в машине. Мы уезжаем.

– Нет! – порывисто воскликнула Тесс и посмотрела на него испуганно. – Я не хотела тебя обидеть, правда. – (Рейф с мимолетным удовольствием отметил, что она все-таки перешла на «ты».) – Я просто… Мне кажется, что у тебя есть другие дела.

– А если нет?

– Ты говоришь это не из вежливости?

– Нет. – Он снова уселся рядом. Его рука сама потянулась к ее щеке. – Дорогая, поверь мне, для меня сейчас нет ничего важнее, чем быть здесь, с тобой. – Его взгляд на мгновение задержался на ее губах. В эту секунду Рейф понял, что теряет над собой контроль. Он убрал руку и снова встал, глядя на нее сверху вниз. – Ладно… – Голос его сорвался. – Пока ты доедаешь свой салат, я ненадолго отойду.

Ее глаза расширились.

– Но куда вы… ты собрался?

Рейф сжал зубы. Что она сделает, если он скажет правду? Скажет, что ему необходимо отойти от нее, пока он не выкинул чего-нибудь безрассудного? Например, не поцеловал ее.

– Пойду прогуляюсь. Нужно размять ноги. – И охладить кровь, подумал он про себя.

Тесс перевела взгляд на море. Легкая тень омрачила ее лицо.

– Хорошо, – сказала она.

Рейф мысленно застонал, осознав, что поступает с ней жестоко. Это ведь он пригласил ее! Разве ее вина, что он не может справиться со своим желанием?

– Я… Идем со мной, если хочешь, – сдался он.

– А можно?

Тесс мгновенно вскочила на ноги.

Рейф ответил ей слабой улыбкой. Он только что принял решение, с которым ему предстоит смириться. Видит бог, он хотел бы перестать думать о ней!

Тесс, забыв про еду, бросилась к морю с непосредственностью ребенка. Она звонко смеялась, когда на ее ноги набегала новая волна. Рейф грустно подумал, что когда-то его дети были такими же. До того как начали взрослеть и до того как ушла их мать…

– Как же хорошо! – радостно воскликнула Тесс, подбегая к нему. – Огромное тебе спасибо, что привез меня сюда.

– Рад, что тебе нравится, – сухо ответил Рейф и быстро зашагал дальше. Он был убежден, что она и не догадывается, какие чувства бушуют в нем, как ему хочется заключить ее в объятия, положить на песок и…

Опомнившись, он замедлил шаги и оглянулся. Тесс намного отстала от него. От прежнего веселья не осталось и следа. Его холодность оказала на нее отрезвляющее действие. Рейф почувствовал укол совести и остановился, поджидая ее. Когда Тесс с ним поравнялась, ее глаза были опущены. Рейф понимал, что она сбита с толку непредсказуемыми сменами его настроения и не понимает причину этого.

– Что-то случилось? – спросил он участливо, словно и в самом деле не знал. – Очень жарко, не правда ли? Но я все же надеюсь, что тебе здесь понравилось.

– А тебе? – резко вскинулась она. Рейф смутился.

– Уже поздно, – вяло сказал он, хотя не было и трех часов. – Боюсь, ты обгоришь на солнце. Пора возвращаться.

Тесс небрежно повела плечами, будто ее это мало заботило.

– Как скажете, – невыразительно проговорила она, снова переходя на «вы». – Если вы этого хотите…

Рейф напрягся.

– То, что я хочу, не имеет значения.

– Напротив. – Она подняла глаза, и они вспыхнули зеленым огнем. – Я должна была раньше догадаться, когда вы сказали, что собираетесь немного пройтись. Вы ведь не хотели, чтобы я пошла с вами, верно?

– Я… – смешался он. – Это не так.

– Синьор, я вам не верю. Все это – еда, пляж – для того, чтобы успокоить свою совесть.

У Рейфа отвисла челюсть.

– Успокоить совесть? Зачем мне это нужно, если я ни в чем не провинился?

Пока.

– Но вы ведете себе так, словно провинились, – упрямо сказала Тесс.

На мгновение Рейф испугался, что она прочла его мысли, но затем, когда она продолжила, с облегчением понял, что это не так:

– Вы думаете, что расстроили и свою дочь, и меня. Поэтому решили искупить свою вину хотя бы передо мной и вообразили, что одного часа вашего драгоценного времени для этого будет достаточно, – заявила она.

– Ты не права, – сказал Рейф, пересиливая себя: часть правды в ее словах все-таки была. – Я предложил здесь перекусить, потому что этого хотел. И все.

– Тогда как я должна понимать твое замечание, что «становится поздно»? – нетерпеливо спросила Тесс, снова переходя на «ты» – Может, я задерживаю тебя на какую-то встречу? Если так, лучше сказать прямо.

– На это время у меня не назначено никаких встреч.

– Тогда почему у меня сейчас такое чувство, что ты меня сторонишься? – спросила она, глядя ему в глаза. – То ты дружелюбен, то неприветлив со мной. Я не знаю, что и думать.

При этих словах здравый смысл его покинул.

– Я тебя не сторонюсь, – глухо сказал он. – Просто нахожу тебя слишком привлекательной.

На ее лице проступило выражение шока.

– Наверное, ты хотел сказать что-то другое, – растерянно произнесла Тесс.

– Я сказал именно то, что думаю, – возразил Рейф. – Ты обворожительна. И красива. И я не был бы мужчиной, если бы не желал тебя… любовь моя, – по-итальянски добавил он.

Ее губы приоткрылись. Рейф не спускал с нее глаз. Он видел, что она выбита из колеи так же, как он, но по крайней мере не бросилась от него прочь. Наоборот, подошла к нему ближе. Ее ясные чистые глаза изучали его лицо. Словно преодолевая какое-то внутреннее сопротивление, Тесс подняла руку и коснулась его подбородка.

– Ты хочешь… поцеловать меня? – едва слышно спросила она.

Эти слова все решили. Страсть поглотила его подобно зыбучим пескам.

– Тесс, – хрипло сказал Рейф, продолжая верить, что еще в состоянии ей сопротивляться. Но когда она положила руку ему на грудь, он понял, что ошибся. Со стоном притянув ее к себе, он приник к ее губам в жадном нетерпеливом поцелуе.

Его губы одновременно просили и соблазняли. Тесс обвила руками его шею и прижалась к нему крепче. Рейф продолжал терзать ее губы, посылая по телу обжигающие волны.

С ее влажных, уже опухших от поцелуев губ сорвался негромкий стон, и Рейф понял, что если не остановится сейчас, то уже не сможет остановиться. И хотя он признался в своем желании, Тесс по-прежнему не для него. По крайней мере слишком для него молода. Возможно, она даже не прочь завести с ним короткий роман, как необходимый довесок к любому отдыху, тем более что он у нее не заладился с самого начала. Рейф не исключал и того, что Тесс, заметив его влечение, захочет воспользоваться его слабостью в качестве некоторой компенсации за все, что ей пришлось пережить из-за него и его семьи.

Рейф снова напомнил себе, что если уступит желанию, то значительно усложнит свою и без того непростую жизнь. Эта мысль удержала его от более смелых ласк, а ему, например, безумно хотелось обхватить ее грудь руками и прижаться к ней ртом…

Он с усилием заставил себя отступить, стараясь не замечать, как на ее лице проступило выражение растерянности. Тесс подняла на него глаза и отшатнулась, прочитав в них раскаяние.

– Дорогая, – сказал Рейф, не в силах заставить себя произнести ее имя, – извини. Я очень сожалею, что это случилось.

Тесс секунду смотрела на него. Затем, резко повернувшись, быстро зашагала к машине.

Рейф знал, что не может винить ее за брошенный на него гневный взгляд. Он повел себя с ней отвратительно. Теперь Тесс будет думать, что он уважает ее не больше, чем сестру.

Глава восьмая

На следующий день Тесс мыслями постоянно возвращалась к поездке с Рейфом, которая с самого начала была ошибкой, повлекшей за собой другие. Но раз уж она согласилась, ей не следовало таять от нескольких страстных взглядов и красивых слов. Если уж весь мир – и она не исключение – считает итальянцев самими романтичными и страстными мужчинами, это не значит, что они такие на самом деле. Видимо, поэтому она приписала его поступкам совсем не то, что имел в виду сам Кастелли. Хотя то, что случилось на пляже, вряд ли целиком ее вина. Да, она спровоцировала его, но у него было право выбора.

Дорога назад стала настоящим мучением. Рафаэль пытался вернуться к дружескому общению, которое ненадолго установилось между ними в самом начале поездки, но натыкался на ее односложные ответы. Тесс мысленно застонала. Это ведь только подсказало ему, как сильно он ее задел. Должно быть, он был рад, когда наконец высадил ее у магазина. Может, даже решил, что еще легко отделался. Как-никак перед его глазами был пример ее сестры.

Самым неприятным для Тесс стала перспектива увидеть его вновь. Это было тем более вероятно, что ни Эшли, ни Марко еще не нашлись. Теперь ей нужно поскорее забыть хотя бы их поцелуи, раз уж совсем не вспоминать о Рафаэле ди Кастелли пока никак не получится. Но когда она уедет домой, то навсегда вычеркнет его из своей памяти.

За все утро единственным посетителем в магазине стал Сильвио.

– Дорогая, – по-итальянски сказал он и этим напомнил ей Кастелли, – как ты себя сегодня чувствуешь? Уже лучше?

– Извини, Сильвио, я что-то не понимаю…

– Но ты вчера ведь закрыла магазин до обеда? Естественно, я подумал, что ты ушла, потому что чувствуешь себя неважно.

– А, это, – ощущая, как начинает гореть ее лицо, сказала Тесс. – Я закрыла магазин по другой причине. Я… – Она запнулась, затем продолжила: – Вчера был хороший день, и я решила этим воспользоваться и немного погулять.

– Вот как, – протянул Сильвио, изучая ее лицо. – Ну и как, хорошо провела время?

Нет.

– Замечательно! – воскликнула она и решила, что пора сменить тему: – Жарко сегодня. Кондиционер работает, но от него нет никакого толку.

– Да, жарко, – думая о чем-то своем, согласился Сильвио. – Не хочешь сегодня сходить со мной на ланч?

Только этого не хватало.

– О нет, Сильвио. Я не могу. У меня куча бумажной работы, но за предложение спасибо.

– Посетителей у тебя нет, но бумажная работа есть. Понятно, – задумчиво сказал Сильвио. – Ты просто не хочешь идти со мной, потому что у тебя появился мужчина? – неожиданно спросил он. – Я его знаю?

– Нет! – почти выкрикнула Тесс. – Нет, Сильвио, у меня никого нет, – уже спокойнее сказала она. – По крайней мере в Италии. Я ведь тебе уже говорила.

– Да, – кивнул Сильвио, бросив на нее странный взгляд. – Ну ладно, пока. И не работай слишком много. Может, еще увидимся.

Когда он вышел, Тесс с облегчением вздохнула. Что стоит за этим визитом? Может, Сильвио видел, как она уезжала с Кастелли? Ну да ладно, теперь уже все равно, даже если и видел – ничего не поделать. Она посмотрела на себя в зеркало. Жаль, Мария уже не изменит сложившегося о ней мнения, так и будет помнить ее в коротких розовых шортах и легком топе, а не в этой блузке лимонного цвета и длинной сине-зеленой хлопковой юбке.

Ближе к обеду желудок напомнил ей, что она не завтракала. До булочной было несколько минут ходу, но, когда она вернулась, у закрытой двери стояла женщина с таким видом, будто она уже истомилась в ожидании.

– Простите, – извинилась Тесс, открывая дверь. – Могу я вам помочь?

Женщина вошла, и Тесс увидела, что она старше, чем ей на первый взгляд показалось. Темные брови на аристократическом лице были недовольно сведены. Ее лицо показалось Тесс смутно знакомым, хотя она была убеждена, что никогда с этой женщиной не встречалась.

– Мисс Дэниелз? – холодно сказала женщина, смерив ее взглядом. Тесс кивнула. – Мне нужно с вами поговорить.

– Хорошо, синьора. Мы знакомы?

Женщина скользнула взглядом по картинам.

На ее лице появилось выражение легкой брезгливости. От Тесс это не ускользнуло. В целом она согласилась бы с ее оценкой, но не все картины были так уж плохи.

– Я знаю о вас, мисс Дэниелз, – наконец соизволила ответить на вопрос женщина. По ее тону Тесс поняла, что выражение брезгливости на ее лице относилось не только к картинам, но и в какой-то мере к ней. – Мне говорил о вас мой сын. Я Лючия ди Кастелли, бабушка Марко, которого похитила ваша сестра.

У Тесс перехватило дыхание. Как же она не догадалась? Рафаэль ди Кастелли действительно похож на свою мать. Но это не оправдывает ее высокомерия, решила Тесс.

– Нам еще точно не известно, похитила ли моя сестра вашего внука, – с ответной холодностью сказала Тесс.

– Никаких сомнений, синьорина. Иначе зачем женщине, которой скоро исполнится тридцать лет, поощрять интерес к ней впечатлительного ребенка?

– Марко далеко не ребенок, – возразила Тесс. – В Англии шестнадцатилетние подростки уже вполне самостоятельны.

– Как вы сами сказали, мисс Дэниелз, это в Англии. Здесь по-другому. – Лючия поджала губы. – Например, молодые женщины в Италии не имеют детей от нескольких мужчин. Мне все равно, что происходит у вас в стране, но мы уважаем традиции, чтим церковные законы и вправе ожидать уважения к нашим порядкам со стороны тех, кто к нам приезжает.

– Из ваших слов, синьора, я поняла, что вы не одобряете порядки, по которым, как вы считаете, люди живут в моей стране. Однако уверяю вас, мы вовсе не такие уж заблудшие овечки, как вы, очевидно, о нас думаете. По обыкновению истина находится где-то посередине.

– Что-нибудь подобное я как раз и ожидала от вас услышать, – фыркнула Лючия. – Это так естественно.

– Естественно, – согласилась Тесс. – Может, мы и не такие верующие, как итальянцы, но и не язычники. У нас, например, также не приветствуется заводить романы на стороне, находясь в браке.

На щеках Лючии проступил гневный румянец.

– Вы говорите о браке Рейфа, верно? – резко спросила она. – Конечно! Вот почему он так расположен к вам. Вы помогаете ему оправдывать его поступки!

– Нет, – несколько растерянно сказала Тесс. Она и предположить не могла, что Лючия ди Кастелли свяжет ее слова со своим сыном. – Мы с вашим сыном даже не затрагивали этой темы.

– Да? – прищурилась Лючия. – О чем же вы тогда говорили?

– Вашего сына интересовало, не знаю ли я, где находится моя сестра.

– И что вы ему ответили?

– Я не знаю, где Эшли.

– А о Марии? Говорил ли вам Рейф о своей дочери Марии, которая живет в Виареджо, недалеко отсюда?

Несмотря на кажущуюся невинность вопроса, Тесс насторожилась. Известно ли ей, что она вчера была у Марии вместе с ее сыном? И если известно, то кто ей сказал? Мария или ее отец?

– Да, он… говорил, – уклончиво ответила она. В магазин зашла молодая пара, и Тесс поняла, что это может стать ее спасением.

– Чем я могу быть вам еще полезна, синьора? – спросила она, указывая на вошедших. – Если вопросов ко мне у вас больше не осталось, я должна работать. Если же вы пришли сюда в надежде услышать от меня что-нибудь кроме того, о чем ваш сын вам уже рассказал, вы пришли напрасно.

– Я так не думаю, – заявила Лючия. – Может, мой сын и поверил вам, заглядевшись на ваше симпатичное личико, но меня вам не провести!

Тесс неприятно поразила ее откровенная грубость.

– Думаю, вам лучше уйти, синьора, – сухо сказала она. – Я должна работать. Вы можете мне не верить, но я искренне сожалею, что ваш внук пропал, однако ничем не могу вам помочь. Все, что знала, я уже сказала вашему сыну.

Ноздри матери Рафаэля затрепетали, предвещая бурю. Тесс обреченно ждала, когда она разразится, и совсем оказалась не готова к тому, что Лючия вдруг всхлипнула и достала носовой платок.

Тесс не знала, что лучше: еще одна гневная тирада благородной синьоры или ее слезы. Молодая пара стала обращать на них внимание, и она сдалась. Взяв Лючию под руку, она повела ее в служебную комнату и усадила на стул.

– Пожалуйста, синьора, посидите немного здесь и успокойтесь. Умывальник там. Я вас не потревожу.

Как Тесс и предполагала, пара зашла просто из любопытства, скорее посмотреть на картины, нежели что-нибудь купить. За все дни, что она здесь работала, ей удалось продать только три полотна, и она начала понимать желание владельца магазина открыться в другом, более оживленном месте.

Спустя пятнадцать минут Тесс вспомнила о сэндвиче. Может, подумала она, синьора ди Кастелли не откажется выпить с ней чашку кофе? Хотя, помня о реакции ее сына, вряд ли она будет его пить, когда попробует. Но ведь она пообещала Лючии ее не беспокоить… Тесс решила еще немного подождать и пока занялась тем, что стала смахивать с картин пыль.

Когда прошло полчаса, а Лючия ди Кастелли все еще не выходила, Тесс забеспокоилась, но дала ей еще пятнадцать минут. Спустя сорок пять минут она решительно зашла в каморку, но, к ее удивлению, там было пусто. Пока она тактично выжидала, дав матери Рейфа время взять себя в руки, та воспользовалась служебным выходом. А она еще за нее тревожилась! С другой стороны, Тесс была рада, что гостья ушла, кстати сказать, по-английски. Вдруг ей бросилось в глаза, что стопка бумаг на столе лежит немного криво. Тесс бросилась к двери служебного выхода. Она была притворена, но не заперта. Тесс закрыла ее и, холодея от страха, бросилась к своей сумке. Деньги, паспорт, ключи – все на месте. Она немного расслабилась.

Сев за стол и налив себе чашку кофе, Тесс, повинуясь какому-то импульсу, стала открывать ящики стола. Все было на месте, но она не могла избавиться от ощущения, что некоторые вещи лежат не так, как пару дней назад, когда она заглядывала в них, надеясь отыскать хоть что-нибудь, что помогло бы ей понять, куда скрылась Эшли.

Тесс задумчиво жевала сэндвич, размышляя, могла ли синьора ди Кастелли обыскивать комнату, пользуясь ее отсутствием, и пришла к выводу, что да, могла. Как-никак речь шла о ее внуке. Впрочем, это ее не оправдывает.

День медленно подходил к концу. С некоторой опаской, боясь новой встречи с Сильвио, Тесс закрыла магазин, думая о том, что никогда еще не пользовалась таким успехом у мужчин. В Англии она встречалась с одним мужчиной, но, когда он переехал, связь между ними оборвалась. Что, как ни странно, ее ничуть не расстроило.

Совсем некстати Тесс вдруг вспомнила о пляже с золотым песком, на котором они были с Кастелли, но она тут же запретила себе об этом думать. Чем бы ни было вызвано поведение Рафаэля, это ее уже не касается. Вот только тело все еще никак не желало забывать его прикосновения, напоминая ей, что в его руках она стала податлива как воск…

Еще одна мысль занимала ее мозг. Может, Кастелли так же, как и его мать, решил, что она утаила от него, где находятся Эшли и его сын? Тогда понятно, почему он поцеловал ее на пляже. Наверное, думал, что, если соблазнит ее, она скажет ему правду. Но тогда почему он ее оттолкнул? Понял, что она ничего от него не скрывает и не стоит больше тратить на нее свое время? Тесс постаралась удержаться от невольных слез.

Лучше я буду его ненавидеть, чем жалеть себя, решила она, стиснув зубы.

Глава девятая

На ужин Тесс купила бутылку вина и приготовила цыпленка с овощами. Блюдо выглядело аппетитно, но желания есть у нее было. Тут она неожиданно вспомнила, что в пятницу обещалась приехать Андреа. А пятница завтра. Тесс закрыла глаза. Только ее здесь не хватало. Счастье еще, что Андреа больше ей ни разу не звонила. А что, если она уже летит в Италию? Тесс не удержалась от тяжкого вздоха. Квартира у Эшли небольшая, и если Андреа все-таки приедет, то нет ни малейших сомнений, кому придется искать новое жилище.

Замечательный отпуск, поздравила себя Тесс с ироничной улыбкой. Вот за это она и выпьет. Может, хотя бы вино поможет ей ненадолго забыть о своем одиночестве и невеселом отдыхе.

В эту минуту раздался стук в дверь. Тесс замерла, кинув быстрый взгляд на часы. Десятый час. Поздновато для гостей. Ее сердце заколотилось. Неужели Андреа уже приехала? С минуту Тесс раздумывала, открывать дверь или нет, но ведь рано или поздно с ней предстоит встретиться. К тому же Андреа не совсем чужой ей человек…

Не глядя в глазок, Тесс обреченно открыла дверь.

– В такой час люди обычно спрашивают, кто к ним пришел, – вместо приветствия сказал Кастелли. – Если, конечно, не ждут кого-то. Ты кого-то ждешь? – грубовато спросил он.

Тесс была так потрясена, что сначала не обратила внимания на его тон.

– Нет. Я никого не жду. – Она немного опомнилась. – Что вам здесь нужно, синьор? Пришли на экскурсию в трущобы?

Кастелли сжал губы.

– Я отказываюсь отвечать на этот вопрос, – процедил он и кивнул в сторону комнаты. – Ты одна?

– Какое вам до этого дело? – вызывающе спросила Тесс, вспомнив, как он унизил ее.

– Может, ты пригласишь меня войти?

– А надо?

– Мне нужно с тобой поговорить, – вздохнув, терпеливо сказал он. – И я бы предпочел сделать это без свидетелей.

– Но я не желаю говорить с вами… синьор. – Надежда, что он пришел извиниться за свое поведение, угасла так же быстро, как и вспыхнула. – К тому же я уже собиралась лечь в постель.

– В четверть десятого? – Он поднял брови. – Не думаю… дорогая.

– Не смейте называть меня так! – вспылила Тесс. – Между прочим, в какое время я ложусь спать – это мое личное дело. Я сегодня очень устала. Так что говорите, зачем пришли, или…

– Тесс… – негромко произнес он.

Тесс замерла, так и не закончив фразы. От его хрипловатого голоса по телу поползли мурашки. На нее нахлынула слабость. Она собрала все свои силы и произнесла:

– Если вы пришли сказать, что я должна извиниться перед вашей матерью за то, что я ей наговорила, то напрасно потеряли свое время.

Кастелли нахмурился и прежде, чем она смогла что-либо предпринять, убрал ее руку и зашел. От его прикосновения сердце дало сбой, но стук захлопнувшейся двери привел ее в чувство.

– О чем, черт возьми, ты толкуешь? Ты встречалась с моей матерью?

– Она приходила сегодня в магазин. Я думала, вы знаете.

– Нет, я этого не знал.

Тесс взглянула ему в глаза и поверила.

– Тогда прошу прощения. Просто я не предполагала, что у вас может быть какой-то повод сюда прийти.

– Конечно, не предполагала, – ровно сказал Рейф и подошел к окну.

Он стоял к ней спиной, и Тесс не могла не смотреть на его широкие плечи, узкие бедра и длинные мускулистые ноги. Она отметила, что вместо строгого костюма на нем была черная рубашка – поло и черные брюки.

– Эшли, – неожиданно осенило ее. – Вы пришли сюда из-за Эшли.

При этих словах он повернулся к ней и засунул руки в карманы брюк.

– Нет, я пришел сюда не из-за нее, – так же спокойно сказал он. – Вердиччи не удалось узнать ничего нового. Если твоя сестра брала машину напрокат, она сделала это под другим именем.

– Но как?

– Возможно, у нее был сообщник. Может, ты знаешь ее друзей?

– Нет, – покачала она головой. – Эшли никогда не говорила мне о своих друзьях. К тому же она жила здесь всего девять месяцев. Вряд ли за это время можно с кем-нибудь близко сдружиться.

– Но ведь сдружилась же она с Марко.

Тесс нахмурилась и приготовилась возразить, но тут Рейф сказал:

– Я так понимаю, моя мать приходила, чтобы узнать что-нибудь о твоей сестре? Она тебя обидела?

– Почему вы так решили?

Он слабо улыбнулся.

– Просто не могу поверить, что нет. О чем вы говорили?

Тесс вздохнула.

– Она решила, что я утаила от вас, где находятся Эшли и ваш сын.

– Понятно. – Рейф вытащил руки из карманов. – Подозреваю, что она осталась недовольна, когда я передал ей твои слова. Она случайно не упоминала, как разочаровалась в своем сыне, какой он отец и каким был мужем?

– Она ничего такого не говорила.

– Неужели даже не намекнула, что Марко пропал по моей вине?

Тесс покачала головой.

– Мы не говорили о вас. Почти не говорили. Главной темой были особенности воспитания детей в Италии и Англии.

– Я разочарован, – усмехнулся Рейф.

– Но она ясно дала понять, что думает обо мне не лучше, чем о моей сестре. Ваша мать считает, что я заарканила вас.

В глазах Рейфа появились веселые искорки.

– Ты думаешь, это возможно, дорогая? Я не шестнадцатилетний подросток, чтобы соблазниться хорошеньким личиком. В женщинах я ценю не только красоту, но и ум.

– Так вот почему ваша жена от вас ушла, – с холодным сарказмом сказала Тесс, подавив сострадание к нему. – Наверное, в какой-то момент вы дали ей понять, что она не отвечает вашим стандартам. Но почему вы тогда на ней женились?

Кастелли поднес руки к вискам и потер их. При этом он выглядел больше задумчивым, нежели разгневанным.

– Я не хочу обсуждать с тобой свою бывшую жену, – наконец произнес он. – Тебе не обязательно знать причины, по которым мы разошлись.

– Значит, я права, – с каким-то злорадством кивнула Тесс. – Вся ваша семейка считает, что Кастелли не могут ошибаться и виноваты всегда другие.

– Нет! – с неожиданной горячностью возразил Рейф, подходя к ней. – Вовсе не мои стандарты послужили причиной, по которой наш брак распался. Если, конечно, ты не считаешь идеалом семейных отношений супружескую измену.

– Простите меня, – выдавила из себя Тесс, отступая за бар, словно желая спрятаться. – Мне не следовало так говорить. Но ваша мать хорошо постаралась меня разозлить. Не могла же я не защищаться!

– И тебе это удалось. – Рейф встал напротив нее. Теперь их разделяла только стойка бара. – Но ты не права в отношении меня, хотя я тебя за это не виню. Мое собственное мнение о себе не лучше.

– Правда? – как можно сдержаннее постаралась произнести Тесс.

Магнетизм его необычайно ярких глаз притягивал ее. Она должна что-то сделать, чтобы противостоять своему влечению к нему. Закупоренная бутылка вина стояла перед ней. Тесс стала открывать ящики буфета в поисках штопора.

– Похоже, в вашем словесном поединке с моей матерью последнее слово осталось за тобой.

– Только потому, что она в конце концов потеряла самообладание и расплакалась, – не отрываясь от поисков, сказала она.

Рейф покачал головой.

– Никто и никогда не может расстроить мою мать до такой степени. Если, конечно, она не усмотрит в слезах какую-нибудь выгоду для себя.

– Побыть одной в служебной комнате, а затем тихонько улизнуть через черный ход? – Тесс наконец нашла штопор. – Я не уверена, но мне показалось, что некоторые вещи лежат не так, как прежде, – призналась она.

– Это невозможно! – убежденно сказал Рейф. – Моя мать не идеал, но уж точно не воровка.

– Я верю, потому что ничего не пропало, – вздохнула Тесс. – Но она что-то искала.

– Что?

Тесс пожала плечами и стала открывать бутылку.

– Дай мне, – сказал Рейф, обогнув стойку и отбирая у нее штопор. – А ты в это время объяснишь, что имела в виду.

Тесс вздрогнула. Его сильное крепкое тело было совсем близко, а ведь она всего лишь женщина. При воспоминании о его губах и горячих поцелуях на пляже, которые обжигали ее сильнее, чем лучи солнца, ей снова стало жарко. Встретив его прищуренный взгляд, она поняла, что Кастелли уже давно ждет ее ответа.

– Я думаю, твоя мать искала какую-нибудь информацию об Эшли, – торопливо сказала она, стараясь отойти от него подальше.

– И ты думаешь, она что-нибудь нашла?

– Вряд ли. Я ведь тоже искала. А почему ты спросил? Она что-нибудь тебе говорила?

– Нет. Я не знал о том, что ты встречалась с моей матерью, пока ты мне не сказала. – Рейф нахмурился. – Я ее сегодня не видел.

– Ты мне не веришь, да? – воскликнула Тесс, заметив, как его лицо на миг омрачилось. – Вот почему ты пришел. Твоя мать исчезла, и ты сам пришел еще раз проверить, не солгала ли я тебе, что мне неизвестно, где Эшли.

– Не говори ерунды, – повысил голос Рейф. – Говорю тебе, я не знал, что ты видела мою мать.

– Вот именно – говоришь.

Рейф отложил пробку в сторону и выпрямился.

– Поясни.

– Ну, единственное доказательство, что ты мне привел, – это твои слова. – Тесс тоже повысила голос. – Кстати, ты так и не ответил на мой вопрос, зачем пришел.

Рафаэль прислонился к бару.

– Что ж, ты только что ясно дала мне понять, что мое присутствие здесь нежелательно. Скажи, тебе хочется, чтобы я ушел?

Да!

Только вот произнести это простое слово вслух Тесс так не смогла, как ни пыталась.

– Ты знаешь, чего я хочу, – достав бокал, сказала она и налила себе вина, одновременно подумав, что раз уж бутылка открыта, то будет невежливо не предложить бокал и ему. – Выпьешь вина? – Она отвернулась и открыла дверцу буфета.

– А у меня есть выбор?

Тесс чуть не выронила бокал, потому что его голос неожиданно раздался над ее ухом. Опустив глаза, она заметила, что его руки лежат на стойке по обе стороны от нее. Если она повернется к нему, его лицо окажется в нескольких дюймах от ее лица и она не сможет дышать, не говоря уже о том, чтобы трезво рассуждать. Ее сердце уже и так билось, как птица в клетке.

– Налить? – спросила она и к своему удивлению обнаружила, что ее голос ни капельки не дрожит.

– Если это вино по вкусу не многим отличается от кофе, которое мне однажды довелось попробовать, то думаю, я лучше откажусь. – Помолчав, он вдруг воскликнул с неожиданно прорвавшейся страстью: – Тесс, теперь ты никогда не простишь мне того, что случилось вчера? Я знаю, что обидел тебя. Не отрицай. Но поверь, я не переставал страдать с той самой минуты.

– Ты льстишь себе, – стараясь удержаться от дрожи в голосе, сказала Тесс. – Я уже все забыла.

– Я тебе не верю. Если бы на самом деле забыла, как утверждаешь, то не боялась бы посмотреть мне в лицо. – Он наклонился к ней и прошептал: – Не бойся. Я не сделаю ничего такого, чего ты не захочешь… дорогая.

Тесс медленно повернулась к нему, неосознанно сжавшись, чтобы хоть чуть-чуть увеличить между ними расстояние, потому что его близость сводила ее с ума.

– А если я хочу, чтобы ты ушел?

Рейф убрал руки и отступил.

– Я так и сделаю. – Его голос звучал глухо. – Но сначала кое-что тебе скажу. – Он встретился с ней взглядом и удержал его. – Ты спросила, зачем я пришел. Ты поверишь мне, если я скажу, что пришел с единственной целью: увидеть тебя?

Как же! Однажды она уже попалась на такую удочку. Дудки. Второй раз на ту же приманку она не клюнет.

– Я тебе не верю, – раздельно произнесла она. – Тебе лучше уйти. Иначе… иначе я скажу консьержу, чтобы он тебя выкинул!

– Мы оба знаем, что ты этого не сделаешь, дорогая. – Он покачал головой и слабо улыбнулся.

– Я бы не стала на это уповать, – бросила Тесс. – Я уже забыла, что случилось на пляже, и точка. Это была ошибка. С твоей стороны было даже благоразумно прекратить это… безумие.

– Может, ты и права, – взлохмачивая волосы, сказал Рейф. – И ошибкой, наверное, было прийти сюда. Но я не смог справиться с желанием увидеть тебя снова.

– Пожалуйста, хватит. – На ее лице появилась гримаса. – Мы оба знаем, что ты пришел сюда не за этим или не для того, чтобы просить у меня прощения. Просто у тебя выдался свободный вечер и ты вспомнил, как доступна я была на пляже и как легко меня соблазнить, вот и пошел на второй заход. Я тебя за это не виню – мне самой не нужно было давать тебе повода так о себе думать.

Рейф коротко выругался.

– Ты абсолютно не права. Ни в том, что случилось на пляже, ни почему я пришел сегодня, – настойчиво сказал он.

– Я так не думаю… – начала она, но ее слова заглушил рык Рейфа:

– Что? Ты думаешь, если бы я, как ты изволила выразиться, «пошел на второй заход», помня о твоей доступности, я был бы так терпелив? Кстати, я тебя не соблазнял, дорогая. Но хотел, признаю это. А почему, собственно говоря, и нет? В тебе есть все, чтобы заставить мужчину желать тебя. Но, поверишь ли, у меня есть некоторые правила в отношении с женщинами. Я знаю, что слишком стар для тебя. – Он пожал плечами. – Вот и все, что я хотел тебе сказать.

– Значит, только с этой целью ты и приехал? Понимая, что я тебе не поверю?

– Ты упрямая женщина, Тесс. – Рейф покачал головой. – Хотя не так уж ты и не права, что не веришь моим словам. Может, я пришел, потому что надеялся, что ты будешь рада меня видеть? Ты мне нравишься. Мне нравится быть с тобой. И если ты думаешь, что мне было легко отпустить тебя в тот день… – Он вздохнул. – Да, не думал я, что ты окажешься настолько упрямой и бесчувственной.

Тесс услышала в его голосе грусть и насмешку над собой, и вся ее решимость и упорство куда-то улетучились.

– Не хочешь ли ты сказать, что оттолкнул меня на пляже только потому, что считал себя слишком для меня старым? – неуверенно спросила она.

– Не совсем. – Его ответ снова заставил ее напрячься. – Я думал и о себе.

– Странно, почему меня это не удивляет, – кивнула она и застыла, когда Рейф стремительно подошел к ней и крепко схватил за запястье.

– Послушай! – жестко сказал он. – Ты думаешь, что только тебе есть что терять, но ты не права, меня тоже не привлекает перспектива стать чьим-то развлечением на время отдыха.

Тесс сглотнула.

– П-понимаю.

– Понимаешь? – Его губы искривила сардоническая улыбка. – Может, ты также понимаешь, что я только что совершил еще одну ошибку, прикоснувшись к тебе?

– Тогда отпусти мою руку, – вся дрожа, сказала она.

– Зачем? – Его глаза пылали. – Теперь ты можешь убедиться, что я не контролирую свои желания. Боже, Тесс, ведь этого не должно было случиться! Ты моя единственная ниточка к сыну. И только по этой причине нам следовало видеться.

– Да, – пересохшими губами ответила Тесс. Его прикосновения, его взгляд подавляли ее силу воли, заставляя забыть обо всем, кроме влечения к Рейфу. Она облизнула губы. – Может, все-таки вина? Чтобы немного остыть?

– А нам нужно остыть? – Он дернул ее на себя и прижался к ее губам.

Тесс пронзило острое желание, и электрический ток потек по жилам. По мере того как длился поцелуй, ей становилось все труднее держать глаза открытыми. Наконец ее веки дрогнули и закрылись, но Тесс чувствовала на себе его взгляд. Всего лишь поцелуй, мелькнула у нее мысль, – и она уже растаяла. Однако сил бороться с собой не было, и Тесс уступила. С тихим стоном она обвила его шею руками и прижалась к нему, отвечая на поцелуи, которые становились все настойчивее и требовательнее.

Рейф отпустил ее запястье и положил руки на бедра, привлекая ее к себе еще ближе, так что она чувствовала его каждой клеточкой своего тела. Наконец он оторвался от ее губ, и Тесс ощутила его ищущие губы на шее.

– Я хочу тебя, – голосом, прерывающимся от страсти, сказал он и резко поднял голову. Тесс открыла глаза и встретилась с его напряженным взглядом. – Я так сильно тебя хочу, что готов забыть о благоразумии. Если у тебя есть сомнения, лучше останови меня сейчас.

Если бы я могла, подумала она. Голос разума был еще слышен, но он становился все тише, пока совсем не потонул в вихре упоения и восторга. Ее губ коснулась слабая улыбка.

– Я не хочу, чтобы ты останавливался. И знаю, что делаю.

Глаза Рейфа потемнели, став почти карими. Его ладонь легла на ее щеку, потом скользнула вниз. Он подхватил ее грудь, и ее соски мгновенно напряглись.

– Ты знаешь, что делаешь. Но знаю ли я? – приглушенно произнес он.

Его ласка заставила ее затрепетать, но от его вопроса холод прошел по спине.

– Ты ведь не собираешься передумать? Опять… – Ее глаза расширились.

Рейф покачал головой и неожиданно двумя резкими движениями снял с нее рубашку и обнажил грудь, сдернув с плеч бретельки ночной сорочки. Тесс непроизвольно вздрогнула и подавила инстинктивное желание закрыться, когда он стал жадно ласкать два упругих полушария с заострившимися сосками. Ее щеки окрасились легким румянцем.

– Ты не должна стыдиться себя, дорогая, – нежно сказал Рейф, и его взгляд охватил ее всю. – Ты прекрасна. Совершенна… – Он наклонил голову и коснулся языком сначала одного соска, затем другого.

У Тесс подогнулись колени.

– Ты не находишь, что на нас одежды больше, чем нужно?

Он снял рубашку, и ее взгляд почти приклеился к блестящей смуглой коже, хорошо развитым мышцам и плоскому животу. Тесс сглотнула. Рейф был сложен даже лучше, чем она себе представляла. Она провела рукой по его груди, наслаждаясь исходившей от него силой и мощью. Рейф накрыл ее руку.

– Мне нравится, когда ты касаешься меня, – хрипло сказал он. – Но я не каменный, а на нас по-прежнему слишком много одежды. Может, я не знаю, что делаю, но знаю, что остановиться уже не смогу. Я ждал этого с той самой минуты, как увидел тебя.

Я тоже, подумала Тесс, но вслух произнесла слова, которые удивили ее саму:

– Ты не хочешь посмотреть спальню?

Рейф легко поднял ее на руки.

– Можешь показать мне кровать.

В спальне он поставил ее на пол и, опустившись на колени, стал медленно снимать с нее сорочку, сопровождая свои действия поцелуями, спускавшимися все ниже. Затем его губы снова поднялись наверх и прижались к внутренней стороне бедра, опалив ей кожу. Тесс прерывисто задышала и закрыла глаза, чувствуя, как внутри нее разгорается пламя.

– Жаль, что на тебе была только сорочка, – прошептал он. – Мне понравилось тебя раздевать.

– Я только недавно из душа, – услышала Тесс свой дрожащий голос, прилагая усилия, чтобы не раствориться в океане охватившего ее наслаждения. Словно издалека до нее донесся звук расстегиваемой молнии, за которым последовал тихий стук и шелест ткани. Сильные руки подхватили ее и положили на кровать. Спиной Тесс почувствовала прохладные простыни и вспомнила, что не заправила постель. Это почему-то заставило ее смутиться, и она стала расправлять смятое белье. Кастелли лег рядом с ней и удержал ее за руки.

– Перестань суетиться, – мягко сказал он и спрятал свою черноволосую голову в изгибе ее шеи.

Тесс обмякла и тихо вздохнула. Закрыв глаза, она отдалась его поцелуям и ласкам, от которых вскипала кровь и кружилась голова. Не в силах больше терпеть мучительно-сладкую пытку, она прошептала:

– Кастелли…

– Рейф, – между поцелуями поправил он ее. – Меня зовут Рейф. Я хочу, чтобы ты произнесла мое имя. Я устал и от «синьора», и от «Кастелли».

– Рейф, – послушно повторила она. – Рейф, пожалуйста… Почему ты медлишь? Я уже давно вся горю. Я хочу…

– Вся ночь наша. – Взяв ее за руку, он прижался губами к голубой жилке на запястье, а затем поцеловал ладонь.

От этой простой ласки ее тело изогнулось дугой.

– Я больше не могу ждать, – всхлипнув, сказала она и сделала попытку вывернуться.

Рейф сильнее вдавил ее в матрас, усмиряя нетерпение, но Тесс могла видеть, как тяжело ему дается этот самоконтроль. На его лице блестел пот. Рейф быстро и прерывисто дышал, и воздух с тихим свистом вырывался из его сжатых губ.

Тесс завела руки за его спину и несильно провела ногтями по плечам. Рейф вздрогнул.

– Я ведь не железный, Тесс, – глухо сказал он. – Я всего лишь человек. Я хочу, чтобы эта ночь стала для тебя незабываемой, но если ты не прекратишь, я… не смогу этого обещать.

Вместо ответа она сама поцеловала его и откинулась на подушку. Ее взгляд выражал такое неприкрытое желание, такую страсть, что Рейф простонал:

– Ты победила.

Ее глаза начали закрываться, но он торопливо предупредил ее:

– Нет, смотри на меня. Я хочу, чтобы ты не забывала, кто с тобой.

Тесс открыла глаза, и почти одновременно из ее горла вырвался стон: она почувствовала его внутри себя. Рейф убыстрил темп, и она мгновенно потерялась в вихре накатывавшего на нее волнами восторга и невыразимого наслаждения. Когда отступила последняя волна, ее тело, натянутое как тетива, расслабилось, а глаза открылись. Рейф смотрел на нее, но как будто не видел. Тесс улыбнулась и прижала его к себе…

Глава десятая

На следующее утро Тесс проснулась от стука в дверь, но ей показалось, что он раздается в ее ушах. Должно быть, вчера она выпила слишком много вина, сонно подумала Тесс и, вместо того чтобы встать, спрятала лицо в подушку.

Рейф ушел утром, после ночи, которая, казалось, никогда не кончится. Тесс не могла точно вспомнить, сколько раз они занимались любовью. Рейф был неутомим и каждый раз, когда она в изнеможении откидывалась на подушку, думая, что у нее не осталось сил, не переставал доказывать ей, что она ошибается. В какой-то момент Тесс открыла глаза и увидела в его руках бокалы и бутылку вина, которое они незаметно выпили.

Она пошевелилась, и тело сразу напомнило о ночи безумия. Ночь… Это слово отдалось уколом боли в сердце. Рейф не давал никаких обещаний. Уходя, он не сказал, увидятся ли они вновь. Может, у нее есть время удержать его, пока не нашелся его сын, но Тесс чувствовала: когда Марко вернется, больше ей рассчитывать будет не на что.

По-прежнему барабанили в дверь. Тесс взглянула на часы и в ужасе вскочила с кровати. Она никак не ожидала, что уже одиннадцать! А если это ее мачеха?

Тесс бросилась к двери и услышала:

– Тесс Дэниелз! Открывай немедленно! Я в собственную квартиру попасть не могу!

Эшли!

Заскочив в ванную, Тесс надела халат. В глаза ей бросилась смятая кровать, и в мозгу мгновенно возникли картины сказочной ночи…

– Черт тебя побери, Тесс, открывай! Я была в магазине, поэтому знаю, что ты дома!

Тесс очнулась.

– Иду! – Она распахнула дверь. – Извини, я проспала.

– Это я уже поняла. – Эшли вкатила сумку на колесах. – Ух, тяжеленная какая! Наконец-то я дома. – Она прошла на кухню.

– Как там Андреа? – следуя за ней, спросила Тесс. Шок оттого, что Эшли вернулась, уже выветрился.

Эшли оглянулась через плечо и бросила на нее быстрый взгляд.

– С ней все в порядке. Не стоит волноваться. Как обычно, мама преувеличила свой недуг. Ты же ее знаешь.

– Значит, ты с ней говорила?

Эшли включила чайник.

– Естественно, раз последнюю неделю жила с ней.

– Забавно, а Андреа сказала, что не видела тебя.

Эшли резко развернулась.

– Ты говорила с ней? – На ее лице проступила краска гнева. – Ты что, мне не поверила? Проклятье, теперь она с ума будет сходить от беспокойства!

– Не только она, – холодно сказала Тесс. – Боже мой, Эшли, неужели ты надеялась, что никто ничего не узнает?

– А что тут такого? – Эшли пожала плечами. – Мне нужно было уехать, а ты согласилась поработать вместо меня.

– Потому что ты попросила, – с нажимом сказала Тесс.

– Ты не имела права проверять. В любом случае, – она указала на ее халат, – не много от тебя пользы, раз магазин-то закрыт.

– Только не притворяйся, пожалуйста. Магазин заботит тебя меньше всего. Где Марко? – резко сменила она тему. – Ты довезла его до дома?

– Откуда тебе известно о Марко? – после паузы, спросила Эшли. Она нахмурила лоб. – Ты что, разговаривала с его отцом?

Тесс смотрела в лицо Эшли и понимала: ее слабая надежда на то, что сестра не совершала ничего такого, в чем обвинял ее Рейф, не оправдалась. Эшли действительно была с Марко.

– А ты думала, что его отец будет сидеть сложа руки, когда исчез его шестнадцатилетний сын?

– Марко почти семнадцать, – нетерпеливо сказала Эшли. – Только его отец этого не замечает. Не удивительно, что Марко хочет доказать ему, что он уже не мальчик.

– И ты решила парню в этом помочь? – недоверчиво спросила Тесс и покачала головой. – Я думала, у тебя больше здравого смысла, чем сбегать с подростком.

– Что ты имеешь в виду? – Эшли встретилась с ней взглядом.

– Что вы с ним сбежали. Ре… синьор Кастелли нанял детектива, который видел, как вы садились в самолет до Милана.

– И что из этого?

Тесс вздохнула.

– Что из этого? Где вы пропадали? Вас не было на борту, когда самолет приземлился в Милане.

Эшли заваривала себе чай и не отвечала. Тесс предположила, что сестра раздумывает, рассказывать ей или нет. Да ради бога! Пусть молчит, она не желает слышать никаких подробностей. Ей только нужно узнать, как им удалось так долго скрываться и где они были.

– Не смотри на меня так, – вдруг заявила Эшли. – Я не извращенка.

– Хорошо. Я слушаю.

– Мы были в Генуе, – сделав глоток чаю, сказала Эшли.

– Но синьор Кастелли сказал, что ты купила билеты до Милана. Если это была обычная поездка, зачем так поступать?

– Чтобы сбить его со следа, конечно. Если бы отец появился, то Марко не смог бы получить даже эти несколько уроков, потому что Кастелли не верит, что у его сына есть талант. Марко сказал ему, что хочет съездить на несколько дней и поучиться живописи, но получил категоричный отказ.

– Теперь ты утверждаешь, что Кастелли знал, где Марко, но ведь это не так.

– Получив отказ, Марко решил не говорить ему, что мы все равно поедем.

Тесс не могла поверить, что Эшли способна так беззастенчиво ей врать.

– Похоже, Марко не сказал ему ничего, потому что, когда Кастелли пришел в магазин, он обвинил тебя в том, что ты похитила его сына.

Эшли вытаращила на нее глаза.

– Это шутка?

– Лично мне хотелось бы, чтобы это было шуткой, но отец Марко считает, что у вас с Марко… роман!

На лице Эшли появилось таинственное выражение, но быстро исчезло под внимательным взглядом Тесс.

– Полная чепуха, – заявила она и со стуком поставила чашку на стол. – Не могу представить, что ты ему поверила. Как ты могла даже предположить такое обо мне, Тесс?

– Значит, то, в чем обвинил тебя Кастелли, – ложь?

– Да. – Эшли подошла к окну. – Не следует верить всему, что говорят.

– Я лишь повторила слова отца Марко.

Эшли повернулась к ней.

– Разве моя вина, что этот дурачок в меня влюбился? – неожиданно заявила она.

– Ты хочешь сказать, что вы в самом деле?.. – Тесс задохнулась.

– Меня не привлекают неоперившиеся юнцы, Тесс. – Эшли не скрывала своего раздражения. – Хотя он совсем спятил из-за меня. – На ее губах заиграла самодовольная улыбка. – Вот почему его отец так волновался.

– Но если ты знала о его чувствах, почему позволила ему надеяться? Почему сразу не внесла ясность? – потрясенно спросила Тесс.

– А что, нужно было? – Эшли насмешливо посмотрела на сестру. – Потому что его семья этого не одобряет?

– Потому что Марко всего шестнадцать, – отрезала Тесс. – Ты ведь пыталась отобрать подростка у его семьи!

– Увы, это невозможно, – вздохнула Эшли. – Ты сама убедилась, что он занимает огромное место в жизни своего отца. Как тебе должно быть известно, синьор ди Кастелли разведен и, по словам Марко, жениться повторно не собирается, то есть славный род ди Кастелли может продолжиться только через него.

– Обо всем этом тебе сказал Марко? – скрывая от себя боль, которую вызвали слова Эшли, спросила Тесс. Но ведь она знала, что Рейф на ней не женится, когда уступила своим чувствам, верно?

– Я видела его на прошлогоднем празднике виноградарей. Шикарный мужчина, да?

– Весьма привлекателен, – уклончиво сказала Тесс. Не хватало еще, чтобы ее сестра заподозрила, насколько близко она с ним познакомилась…

Эшли фыркнула.

– «Весьма привлекателен», – передразнила она. – Тесс, да он самый великолепный образчик мужского рода плюс ко всему сказочно богат.

– А тебе-то какая выгода из того, что он богат? – подозрительно спросила Тесс.

– Боже, Тесс, тебе сколько лет? – воскликнула Эшли. – Неужели ты думаешь, что я стала бы тратить свое время на его сыночка, будь синьор ди Кастелли нищий?

– Ты хочешь его шантажировать? – не поверила Тесс. – Да ты с ума сошла! Ди Кастелли не даст тебе и гроша!

– Чтобы я держалась подальше от его отпрыска? Еще как даст, – уверенно заявила Эшли. – А деньги мне определенно понадобятся, когда этот хрыч Скоттолино закроет магазин и не заплатит мне выходного пособия, потому что год я у него не проработала. Хотя должна сказать, Марко в общем-то ничего, и будь он постарше лет хотя бы на десять… – Она на секунду закрыла глаза. – К тому же он очень милый. Не то что остальная его семейка. Ты не поверишь, но на том дурацком празднике я поняла, каково приходилось вассалам в Средневековье. Нет, честно, Кастелли, а тем более его мать смотрели на меня так, будто я прозрачная!

– Ты преувеличиваешь.

– Познакомься ты с ними, так бы не говорила.

– Я ведь упоминала, что синьор ди Кастелли приходил к тебе в магазин, – следя за своим голосом, сказала Тесс.

– Нехило он волновался за Марко, раз пришел сам, – протянула Эшли. – Такие люди не часто снисходят до народа…

– Не вижу в этом ничего странного. Другое дело… Как ты могла так поступить?

– Разве я виновата, что Марко ничего ему не сказал? – Эшли пожала плечами. – Жаль, что его отец такая высокомерная ледяная статуя. И еще итальянец называется… А интересно было бы узнать, каков он в постели. Только боюсь, даже мне он не по зубам, – вздохнула Эшли. – Ничего, зато хоть денег с него сдеру, – повеселела она.

Тесс плотнее закуталась в халат. Слова Эшли напомнили ей о ночи с этой «высокомерной ледяной статуей». И о том, что спальня все еще хранит следы их близости. Как и ее тело…

– Когда ты собираешься звонить матери? – резко сменила она тему. – Я обещала от твоего имени, что ты позвонишь ей, когда вернешься.

Эшли скорчила гримасу.

– Позже. И вообще, зачем ты впутала ее в мои дела?

– Андреа сказала, что, если ты не позвонишь ей до пятницы, она приедет в Италию, – не ответив на ее вопрос, продолжила Тесс.

– Только этого мне не хватало! – Эшли закатила глаза. – Черт, придется звонить.

Она вышла в коридор. Тесс последовала за ней, придумывая, что сказать, когда Эшли увидит царивший в спальне беспорядок. Но нет, к счастью, Эшли зашла в ванную.

– Может, ты пока приготовишь завтрак? Ужасно есть хочется, а с моей мамой говорить на голодный желудок – только язву себе наживать.

Тесс кивнула и перевела дух. Пока Эшли принимает душ, у нее есть время скрыть то, чем она занималась в ее отсутствие…

Глава одиннадцатая

Лючия ди Кастелли вернулась на виллу в двенадцатом часу. В это время Рейф сидел у себя в кабинете, пытаясь сосредоточиться на финансовых отчетах.

– Я знаю, где они, – возвестила мать, войдя в кабинет. – Они в Милане у Карло Равелли, некоего второсортного художника.

Рейф отложил отчет.

– Я знаю, – спокойно сказал он.

– Знаешь? Тогда почему мне не сказал? – Лючия негодующе посмотрела на сына.

– Я знал, где они были, потому что полчаса назад Марко вернулся. Он сейчас наверху, распаковывает свой багаж.

У Лючии приоткрылся рот.

– И это все, что ты можешь сказать? – не поверила она. – Твой сын был неизвестно у кого, неизвестно с кем, а ты так спокойно об этом говоришь?

– Ты хочешь, чтобы я принялся воспитывать его с помощью палки?

– Конечно, нет, – возмущенно заявила Лючия. – Но что, если это снова повторится?

– Марко уже не ребенок, мама. Думаю, он поступил так из протеста, потому что мы навязывали ему то, что казалось нужным нам.

– Ты имеешь в виду его обучение в Риме и религиозную карьеру? Он мог бы стать кардиналом или даже…

– Священником нужно родиться, мама, – как можно мягче сказал Рейф. – Я не уверен, что Марко мечтает о том, чтобы посвятить себя Богу.

– После этой поездки? Да уж наверное, – фыркнула Лючия. – А что известно об этой женщине? Она его не… не…

– Не соблазнила? – закончил за нее Рейф. – Этого я не знаю. Впрочем, насколько можно судить, Марко не ведет себя так, словно уже стал мужчиной.

– Рафаэль!

– Мама, пожалуйста… – поморщился Рейф. – Я всего лишь называю вещи своими именами.

– И на чем строится твоя уверенность? – поджав губы, спросила Лючия.

– Не уверенность, нет, – покачал головой Рейф. – Просто его поведение… Если допустить, что он был влюблен в мисс Эшли Дэниелз, я бы сказал, что он разочарован. – Конечно, то, чего ты боишься, могло произойти до его отрезвления, добавил он про себя.

– Разочарован? Ради бога, в чем он может быть разочарован в шестнадцать лет?

– В любви.

Лючия нахмурила лоб и с минуту помолчала.

– Все-таки это звучит лучше, чем если бы ты сообщил мне, что с этой женщиной он стал… мужчиной. – Последнее слово далось ей с трудом. – Значит, теперь мы можем не волноваться, что Марко, ммм… повторит свою попытку?

– Не уверен.

– Как это? – опешила Лючия.

– Тебе не кажется странным, что в своих предположениях мы все связывали эту поездку Марко с…

– Рафаэль! – прикрикнула на сына Лючия.

– Я всего лишь хотел сказать, что Марко не изменился. По крайней мере в том смысле, как ты боялась… Но ведь тогда это доказывает, что наше предположение было ошибочным и мисс Эшли Дэниелз было нужно вовсе не его тело.

– Хорошо, я сама поговорю с этой женщиной, – решительно произнесла Лючия.

– Так, как ты поговорила с ее сестрой? – небрежно спросил Рейф. – Вот уж не ожидал, что ты способна на воровство.

Его мать не оскорбилась. Она вскинула голову, подтверждая правоту его подозрений.

– Да, я притворилась, что мне стало плохо, и потом обыскала офис, – заявила она. – И нисколько этого не стыжусь. Я всего лишь искала следы, которые могли привести нас к моему внуку, раз уж ты был в тупике.

– И что ты взяла?

– Несколько буклетов, на одном из которых было имя Равелли. Затем связалась с Вердиччи и сообщила все, что мне стало известно. Вердиччи позвонил по указанным телефонам. Так я выяснила, где был Марко.

Рейф сузил глаза.

– Думаю, вопреки твоему заявлению ты сама понимаешь, что тебе есть чего стыдиться. Ты воспользовалась добротой Тесс. Твой поступок иначе как низким не назовешь.

– Это было сделано во благо моего внука, – с достоинством сказала Лючия. – Кстати, откуда тебе известно, что я была в магазине?

– От Тесс. Я видел ее вчера. Она… проговорилась, что ты была у нее, – с заминкой сказал он.

– И поспешила обвинить меня в воровстве? – Глаза Лючии гневно вспыхнули. – Похоже, ты стал верить каждому слову этой женщины, Рафаэль, – саркастически протянула она. – Ты что, забыл, кто ее сестра?

– Тесс ни в чем не похожа на свою сестру, – резче, чем хотел, возразил Рейф.

– Откуда ты знаешь? – Его мать прищурилась. – Да ты увлекся ею! Боже мой, Рафаэль, как ты можешь! После всего, что нам пришлось пережить из-за ее сестры!

– Единокровной сестры, – сжав зубы, поправил Рейф. – В любом случае ты должна извиниться перед Тесс.

По лицу матери Рейф понял, что скорее ад превратится в рай, чем она попросит прощения. В свое время родители Лючии владели лишь небольшим рестораном, но после того как ей удалось выйти замуж за его отца, который происходил из аристократической семьи, поводов скрывать свое природное высокомерие у нее уже не было. Бросив на сына негодующий взгляд, она вышла.

Когда дверь за матерью закрылась, Рейф откинулся в кресле и устало взъерошил волосы. То, чего он боялся больше всего, случилось: он настолько увлекся Тесс, женщиной, которую едва знал, что забыл про всякое благоразумие и причины, по которым ему следует держаться от нее подальше. А когда она открыла дверь, одетая в тонкую сорочку, поверх которой была наброшена рубашка, он совсем потерял голову от страсти. Возвращение Марко несколько облегчало сложившуюся ситуацию, но было бы проще, если бы он не поддался соблазну и не поехал к Тесс, потому что проведенная с ней ночь не излечила его от наваждения. Напротив, вернувшись на виллу, он продолжал думать и мечтать о ней, хотя до встречи с Тесс был уверен, что все его мечты остались в прошлом – когда он был еще молод. А сейчас, потрясенно думал Рейф, он ничем не отличается от сына: готов следовать за Тесс куда угодно, стоит ей лишь поманить его. Но вряд ли она поманит… И пусть в его жизни не было ничего чудесней ночи, проведенной с Тесс, он по-прежнему не знает, какие чувства она к нему испытывает, – разве что позволил себе вообразить, что Тесс сможет его полюбить. Хотя бы чуточку и пусть даже на время, пока она в Италии…

Тесс приняла душ в удрученном настроении. Едва она вошла в спальню, как за ней последовала Эшли, чтобы взять кое-какие вещи. Пустая бутылка вина, два бокала, одежда на полу и смятая кровать – не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что ночь она провела не одна. У Эшли сначала округлились глаза от удивления, затем она разразилась гневной тирадой, а под конец пришла в ярость, когда Тесс отказалась обсуждать с ней свою личную жизнь.

Выходя из душа, она почти не сомневалась, что Эшли уже собрала ее чемодан и заказала билет до Англии. Не сказать, чтобы она особенно переживала по этому поводу, зная об эгоистичном характере своей сестры. Ее больше волновал другой вопрос. Тесс была уверена, что Рейф захочет встретиться с Эшли – хотя бы для того, чтобы предотвратить повторение случившегося. Он ведь не знает, что задумала ее сестра. Но это ее не касается. У Эшли своя голова на плечах, а Рафаэль ди Кастелли не производит впечатление человека, которым можно легко манипулировать. Пусть разбираются во всем сами. Без нее. Тесс страшилась новой встречи с Рейфом. Почему-то. Или?.. Она вздохнула. Ясно, откуда у нее этот страх. Просто она не желает встречаться с ним, боясь узнать, что эта ночь ничего для него не значила.

Выйдя из ванной, Тесс, вопреки ожиданиям, своего чемодана поблизости нигде не обнаружила. Она прошла на кухню, и тут Эшли преподнесла ей сюрприз.

– Извини, что наорала на тебя, – заявила она. – Конечно, у тебя есть право на личную жизнь и ты не обязана мне ничего говорить, если не хочешь. Думаю, на самом деле я взбесилась не потому, что в мое отсутствие ты развлекалась с каким-то неотразимым итальянцем, а потому, что сама я в это время решала проблемы влюбленного подростка.

Тесс моргнула. Такая смена настроения ее просто обескуражила, хотя и не убедила в искренности сестры. Но вот замечание Эшли о «неотразимом итальянце» попало в яблочко, хотя она об этом и не знает. Тут ей в голову пришла неожиданная мысль. Новая песня, которую запела Эшли, вовсе не случайна. Должно было что-то произойти, пока она была в душе. Вдруг Эшли удалось узнать, что мужчина, с которым она провела ночь, – отец Марко? Тогда все встает на свои места. Если Эшли об этом пронюхала, она мгновенно поняла, что сможет извлечь из этого дополнительную выгоду. Например, обезопасить себя от гнева синьора ди Кастелли и облегчить его кошелек, заставив Тесс выпросить у него деньги. Эшли ведь будет считать, что он испытывает к ее сестре какие-то чувства. И никакие разговоры не разубедят ее, что кроме одной ночи их ничего не связывает, а чувства к ней Рафаэля ди Кастелли не настолько глубоки, чтобы оказывать финансовую помощь той, чья сестра доставила его семье столько неприятных минут.

– Я не уверена, что мне нужно остаться, – осторожно сказала Тесс. – Я хочу сказать, что в твоей квартире недостаточно места для двоих – всего одна спальня и одна кровать.

– Двуспальная, – уточнила Эшли. – И думаю, этой ночью ты была мне за нее благодарна. – Затем, видимо решив, что таким образом она ее согласия не добьется, умильно улыбнулась: – А помнишь, раньше мы спали в одной кровати…

Тесс заколебалась, признавшись себе, что перспектива провести еще несколько дней в Италии очень заманчива. Желание вновь увидеть Рейфа было сильнее страха, хотя благоразумнее, конечно, было бы уехать. И безопаснее для ее сердца…

Словно почувствовав ее колебания, Эшли продолжала:

– Пожалуйста, не отказывайся. Иначе у меня не будет возможности извиниться перед тобой.

– Тебе не за что извиняться – Тесс действительно так думала. Все-таки, как ни крути, Эшли – ее сестра, пусть единокровная и с множеством недостатков.

– Тогда почему ты решила уехать?

– В следующий четверг начинаются занятия в школе, а мне нужно подготовиться.

– Ты можешь остаться до вторника. Одного дня, чтобы подготовиться, тебе будет вполне достаточно. К тому же ты мне нужна здесь.

Тесс прищурилась.

– Ты великолепно обходилась без меня. Если хочешь втянуть меня в свои махинации, лучше об этом забудь. Я не желаю принимать в них участие.

– А тебя никто и не просит. Ты нужна мне по другой причине. – Тон у сестры стал просящим: – Я позвонила маме, но она все равно хочет приехать. Тогда я сказала ей, что ты остаешься еще на несколько дней, а в моей квартире места для троих нет.

– Эшли!

– Просто это единственное, что в тот момент пришло мне в голову, а если ты вернешься в Англию, она может об этом узнать.

– Явное преувеличение. Мы с твоей мамой не особенно дружны, – напомнила Тесс.

– Мало ли что она надумает, раз уж встревожена. – Эшли пожала плечами. – А вдруг она тебе позвонит? Ну же, Тесс! – горячо воскликнула она. – Мы и так не часто видимся! Всего лишь первый раз после того, как я уехала в Италию.

– И это кое о чем мне напомнило, – подхватила Тесс. – Твоя мама сказала, что именно я навела тебя на мысль уехать из Англии. Почему ты соврала, Эшли?

– Ты же знаешь, какая моя мама, – надулась Эшли. – Она бы ни за что меня не отпустила, а жить с ней под одной крышей невозможно. В конце концов, иногда мне тоже нужно побыть одной.

– Да, сестренка, с тобой не соскучишься, – качая головой, сказала Тесс.

– Ну, не такая уж я и плохая, раз ты меня любишь, – широко улыбнулась Эшли.

Тесс стоило огромного труда, чтобы не ответить на ее улыбку.

– Не подлизывайся, – напустив на себя строгий вид, сказала она. – Кстати, как ты объяснила матери, где пропадала и почему молчал твой телефон?

Эшли скорчила гримаску.

– Сказала, что мой телефон сломался – не принимал входящие звонки, но сама я могла звонить и потому обнаружила это только сегодня, когда вернулась из Венеции, куда ездила по поручению синьора Скоттолино.

– Ты врешь быстрее, чем некоторые думают, – заметила Тесс.

– Любой научится с такой мамой, как у меня, – парировала Эшли.

– Да? Ну и как же ты объяснила ей, почему я нужна тебе здесь? Почему ты так уверена, что убедила ее полностью? А если она захочет приехать, когда я вернусь в Англию?

– Но пока этого не случилось – она удовольствовалась моими объяснениями, – беспечно сказала Эшли. – А потом я что-нибудь еще придумаю.

– Кажется, я должна констатировать, что моя сестра – абсолютное чудовище, – вздохнула Тесс.

– Я тебя поправлю, не возражаешь? – мило надулась Эшли. – Твоя сестра – практичное и очень-очень симпатичное чудовище. Только боюсь, тебе этого не понять, – театрально вздохнула она. – Ну так как, Тесс? Останься хотя бы до понедельника, а? Пожалуйста! – Эшли сложила руки в умоляющем жесте. – Насладись хотя бы еще два дня солнечной Италией, а затем можешь вернуться в свой скучный серый Бакстон.

Тесс не понравилось, что Эшли считает ее жизнь скучной. Конечно, в сравнении с ее авантюрами жизнь, которую она ведет в Англии, может показаться скучной и однообразной, но ведь она не Эшли. Она ведь не любит неожиданностей, предпочитая устойчивость и надежность неоправданному риску и безрассудству.

Ведь так?

Глава двенадцатая

Словно почувствовав неуверенность Тесс, некие высшие силы все решили за нее: билетов в Англию не было. Тесс занесли в список очередников и попросили позвонить во вторник. Она даже подумать боялась, что скажет директор школы – занудная миссис Пикок, которая больше всего ценила пунктуальность, – если она опоздает к началу занятий. Зато Эшли была в восторге. Поначалу. Но когда наступил понедельник, а синьор ди Кастелли даже не сделал никакой попытки связаться с ней, она сначала занервничала, а затем пришла в ярость.

– Они не позволяют Марко видеться со мной! – бушевала она.

– Ты думаешь, это незаслуженно? – подняла брови Тесс.

– Чепуха! Марко поехал со мной добровольно, и они наверняка об этом знают!

– На твоем месте я бы сидела и радовалась, что синьор ди Кастелли постарался забыть о твоем существовании, – сделала Тесс попытку образумить свою сестру.

Эшли не желала ее слушать.

– Я должна поговорить с Марко, – твердила она. – Может, ты свяжешься с его отцом? – неожиданно спросила она.

Тесс сглотнула.

– Я тебе уже говорила, что не желаю принимать участие в твоих махинациях, и остаюсь при том же мнении.

– Тебе просто нужно попросить его прийти в магазин и встретиться со мной. И все.

– Чтобы после разговора с тобой он заподозрил, что я знала, о чем ты собираешься с ним говорить, и все равно попросила его приехать? Премного благодарна.

– Почему он обязательно должен это заподозрить? Ты могла бы и не знать, о чем я буду с ним беседовать.

– Ты хоть сама веришь тому, что говоришь?

– Я…

Стук в дверь прервал готовый разразиться спор. Сердце у Тесс забилось где-то в горле, и она поспешила скрыться в спальне, хотя отчаянно хотела увидеть Рейфа, если конечно, это был он.

Эшли вошла к ней без предупреждения.

– Это тебе. – Она буквально бросила в нее конверт с логотипом компании Кастелли. – Может, объяснишь, почему синьор Кастелли пишет тебе и о чем? И главное, откуда он знает, что ты еще в Италии и живешь у меня?

Тесс поймала письмо, надеясь, что Эшли не заметила, как дрожат ее руки.

– Я не знаю, – пожала она плечами. – Но то, что я остановилась у тебя, я сказала ему в первую нашу встречу.

– Ладно, неважно, – не скрывая нетерпения, отмахнулась Эшли. – Читай скорее. Должно быть, он пишет обо мне.

Стараясь казаться спокойной, Тесс распечатала конверт.

– Я… мы приглашены на виллу, – едва слышно сказала она. – Завтра вечером.

– Ну наконец-то! Я знала, что он захочет со мной поговорить, – удовлетворенно кивнула Эшли.

– Я не пойду, – покачала головой Тесс.

– Почему? – Эшли нахмурилась.

– Потому что завтра мне, возможно, удастся улететь в Англию. Мне позвонили из офиса бронирования и сказали быть готовой.

– Ты с ума сошла! – недоверчиво воскликнула Эшли.

– Нет. Ты спокойно можешь пойти одна.

– Но письмо адресовано тебе. Ты должна пойти!

– Я должна ехать домой, если не хочу потерять работу, – невозмутимо сказала Тесс, хотя ей с большим трудом удавалось скрывать свое волнение.

– Если ты не пойдешь со мной, я тебе этого никогда не прощу!

– Я там абсолютно тебе без надобности, – возразила Тесс. – К тому же не горю желанием присутствовать при том, как ты будешь вымогать у отца Марко деньги.

– Но, Тесс…

– Ты знаешь мое…

Ее слова прервала трель мобильного телефона. Эшли ответила не мешкая.

– Марко? – не поверила она. Ее голос потеплел: – Марко, это ты? Я так рада… Тесс? – Она нахмурилась и кинула на сестру быстрый взгляд. – Да, у меня. – Она протянула ей телефон. – Отец Марко хочет с тобой поговорить, – прошипела она. – Только посмей не принять его приглашение, и я выкину такое, что ты пожалеешь, что мы сестры!

Тесс взяла телефон и молча прошла на балкон, закрыв дверь перед носом сестры. Ей было все равно, что подумает Эшли, – она не хотела, чтобы та присутствовала при разговоре, и все тут.

– Синьор ди Кастелли? – чопорно сказала она; от волнения у нее сдавило грудь и стало тяжело дышать.

– Так-то ты приветствуешь своего любовника, дорогая! – мягко поддразнил ее Рейф, и от последнего слова, произнесенного по-итальянски, ее пульс участился.

– Я получила ваше приглашение на ужин. Сожалею, но не могу его принять. – Тесс поморщилась, понимая, насколько глупо и смешно звучат ее слова, но ничего не могла с собой поделать. – Завтра я улетаю в Англию.

– Не говори так, дорогая. – Рейф понизил голос, и теперь он звучал вкрадчиво, пробуждая в ее памяти картины проведенной вместе ночи. – Я хочу увидеть тебя снова, Тесс. И не пытайся убедить меня, что ты этого не хочешь.

Тесс крепче сжала трубку.

– Я все понимаю. На самом деле тебе нужна Эшли, но я не желаю иметь с этим ничего общего. Завтра я возвращаюсь домой.

– Ты так быстро забыла нашу ночь? – нежно спросил он.

– Это была ошибка, – сглотнув, сказала Тесс и зажмурилась. – Мы… этого не должно было случиться.

– Ошибка? – глухо переспросил Рейф. – Нет, наша ночь не ошибка, дорогая. Как она может быть ошибкой, если я еще не забыл, какая гладкая и нежная у тебя кожа, вкус твоих губ, твой шепот, когда ты произносила мое имя…

– Нет! – выкрикнула Тесс. – Синьор Кастелли, вы говорили о том, что не хотите обычного курортного романа. – Сглотнув, она продолжала: – Мне очень жаль, но вы были правы. Зная, как вы к этому относитесь, я не должна была… вводить вас в заблуждение. Все было замечательно, правда, но я не уверена, что мы… что нам… – Тесс беспомощно замолкла. В ней шла внутренняя борьба. Она знала, что обманывает не только Рейфа, но и себя. Но что даст эта поездка? Рано или поздно она вернется в Англию, а после встречи… Кто знает, не станет ли Рейф презирать ее, когда поймет, что она знала о планах сестры и молчала?

После продолжительной паузы Рейф произнес совершенно чужим голосом:

– Ты сказала, что завтра улетаешь в Англию, верно? Ты, наверное, переживала, что билетов нет?

– Откуда ты знаешь? – выдохнула Тесс.

– Наверное, волнуешься, что можешь опоздать к началу занятий? – словно не слыша ее вопроса, холодно продолжал он. – Так вот, если ты завтра приедешь с сестрой к нам на ужин, я лично гарантирую тебе, что ты завтра же сможешь вернуться домой. В противном случае я буду вынужден обратиться в полицию. Итак, выбор за тобой. Я пришлю за вами машину.

В отличие от Тесс, Эшли отнеслась к угрозе несерьезно.

– Ну и что, если он обратится в полицию? – пожала она плечами. – Марко поехал со мной добровольно, я его не принуждала, и это факт.

– Я слышала, что Кастелли здесь довольно влиятельный человек. – Тесс не понимала, как Эшли может быть такой беспечной.

Эшли ей только подмигнула – приглашение на виллу подняло ей настроение.

– Тогда нам лучше поехать, не правда ли? – весело спросила она. – Зато мы точно будем знать, с чем конкретно он хочет обратиться в полицию. Да перестань ты так переживать, Тесс, – заметив тревогу на ее лице, сказала она. – У меня есть шикарное платье. Советую тебе также что-нибудь подыскать. Вдвоем мы сразим синьора ди Кастелли наповал, и он сам даст мне то, о чем я его попрошу.

У Тесс были на этот счет серьезные сомнения, но она держала их при себе. Она все еще не могла опомниться от разительной перемены, произошедшей с Кастелли, когда она дала ему понять, что считает их ночь ошибкой. Исчез чувственный, нежный, пылкий итальянец, а вместо него появился бескомпромиссный и жесткий незнакомец. Такой человек не поддастся ни на какие угрозы, тем более если они будут исходить от женщины. Будь она на месте сестры, непременно бы призадумалась, но Тесс знала, что вразумить Эшли – бесполезная трата времени, так что просто велела себе приготовиться к самому худшему.

Через железные ворота лимузин въехал на подъездную дорожку, вдоль которой росли кипарисы и олеандровые деревья.

– Как тебе местечко? – восторженно проговорила Эшли. – Симпатично, правда? Но это ничто в сравнении с виллой. Потрясающее зрелище. Такое только на картинках можно увидеть.

– Поверю тебе на слово, – пробормотала Тесс, но и она была поражена, увидев размеры виллы, а позади нее – бесконечные ряды виноградников.

– Внутри еще лучше, – довольно сказала Эшли, заметив реакцию сестры. – Да, не отказалась бы я жить в таком домике.

– Честно говоря, я тебя не понимаю. – Тесс покачала головой. – Тебе грозят полицией, а ты мечтаешь о том, что абсолютно невозможно. – Ей еще никогда не доводилось сталкиваться с таким богатством и роскошью. Мы здесь чужие, думала она, случайные гости, приглашенные из прихоти или забавы ради.

Лимузин остановился. Они поднялись по ступенькам, которым, казалось, не будет конца. Дверь распахнул дворецкий и жестом пригласил следовать за ним. Тесс стоило огромного труда не глазеть по сторонам и удержаться от восхищенных возгласов. Они прошли два зала, сопоставимые по размеру с квартирами семей среднего достатка, когда Тесс услышала торопливые шаги. Она резко повернула голову, боясь и… надеясь, что это Рейф, но увидела высокого стройного юношу в белой рубашке и синих брюках. Дворецкий ему коротко кивнул и исчез.

– Привет, – первой сказала Эшли. – Как дела?

– Все хорошо, спасибо. – На его лице показалась улыбка, но она быстро пропала.

У Тесс не было сомнений, что она видит перед собой сына Рейфа. Марко подошел к ней и протянул руку.

– Вы, должно быть, старшая мисс Дэниелз, – просто сказал он. – Отец попросил, чтобы я вас встретил. Он разговаривает по телефону и присоединится к нам через несколько минут.

– Эй, красавчик, – нежно сказала Эшли, и Тесс не могла не признать, что в своем облегающем белом платье сестра выглядит эффектно и обольстительно. Сама она была в черном шелковом платье и рядом с ней чувствовала себя ее бледной тенью. – Ты, собственно, так и не ответил, как у тебя дела. Ты уже рассказал своему отцу о нашей поездке?

Марко отступил назад. Его красивое молодое лицо искривила ироничная улыбка.

– Это была ошибка, – спокойно сказал он, встретившись с ней взглядом. – Ну что, идемте? Я провожу вас на лоджию.

Тесс с невольным интересом наблюдала за этой сценой и отметила про себя, что либо Эшли переоценила силу своего очарования и влияния на сына Рейфа, либо между отцом и сыном состоялся весьма серьезный разговор, который открыл Марку глаза. Хотя не стоило исключать и того, что прозрение наступило во время самой поездки, и Марко понял, что собой представляет ее сестра…

Глава тринадцатая

Тесс вела урок в девятом классе, когда миссис Пикок вызвала ее к себе. До своей поездки в Италию она шла бы к миссис Пикок, известной своей придирчивостью, с замиранием сердца, гадая, что означает такое приглашение во время урока – директриса редко приглашала учителей к себе в кабинет, но если это происходило, то лишь тогда, когда она была серьезно чем-то недовольна. Однако сейчас, спеша по длинному коридору, Тесс совсем не нервничала. Ее сердце екнуло только однажды – вдруг что-то случилось с Андреа или Эшли? – и успокоилось. Сейчас ей было все равно, что могла сказать ей миссис Пикок, – все ее мысли были об Италии и о мужчине, который покорил ее сердце.

…Три недели прошло с того дня, как она вернулась в Англию, стараясь не вспоминать об ужине на вилле Кастелли. Она ела изысканные блюда, не чувствуя их вкуса, под перекрестными взглядами Рейфа и его матери, но по этим взглядам ничего нельзя было прочесть. Кроме них, Рейфа, Марко и его матери на ужине присутствовал давний друг их семьи и близкий друг Лючии граф Витторио ди Мадзини. Хотя титул звучал несколько архаично, все же он произвел на Тесс огромное впечатление. Этот титул, так же как его обладатель и хозяева виллы, еще больше увеличили пропасть, которая разделяли семьи Дэниелз и ди Кастелли. Когда Марко представил ее и Эшли графу ди Мадзини, она поняла, что он изумлен выбором гостей, но, будучи человеком тактичным, скрыл свое удивление и завел светский разговор.

Тесс по мере сил старалась казаться непринужденной, но с каждой минутой ее напряжение росло. Если взгляды синьоры ди Кастелли ее совсем не волновали, то, когда Рейф обращал на нее взгляд своих тигриных глаз, ей невольно хотелось потупиться.

В какой-то момент Тесс с тревогой заметила, как Эшли подряд выпила два бокала вина. Лицо сестры мрачнело с каждой минутой. План, с помощью которого она надеялась разбогатеть, трещал по швам на ее глазах, потому что Марко был с ней вежлив, но и только. Его поведение за столом лишь укрепило первоначальное подозрение Тесс: если Марко и был влюблен в ее сестру, то это уже осталось в прошлом. Когда Эшли поняла это окончательно, она абсолютно перестала следить за тем, что говорит. Ее грубые и язвительные замечания заставляли Тесс сгорать от стыда. К счастью, это продолжалось недолго. Многозначительно глядя на Эшли, Кастелли встал и пригласил двух сестер в сад. Тесс замешкалась. Она совершенно не хотела присутствовать при сцене, которая, как она была уверена, ничем хорошим закончиться не может. К тому же она смутно предчувствовала, что разговор будет касаться не только Эшли, но и ее. Как-никак она задела мужское самолюбие Рафаэля ди Кастелли, хотя вряд ли он разгадал причины, побудившие ее поступить таким образом. Она сама не догадывалась о них, пока вновь не увидела его, красивого и почему-то родного, но для нее – недостижимого. В ту секунду она отчетливо поняла, что влюбилась в человека, с которым у нее нет ничего общего – и никогда не будет, – кроме единственной и незабываемой ночи.

Воспользовавшись паузой, Эшли открыла было рот, и Тесс поспешила кивнуть, боясь, что ее сестра скажет какую-нибудь очередную глупость. Они вышли в сад. Красота окружавшей их природы осталась ею незамеченной, когда она в конце концов осознала слова Рейфа, произнесенные ровным холодным тоном.

– Я беспримерно терпелив и щедр к вам, мисс Дэниелз, – говорил он, обращаясь к Эшли. – Поэтому, вместо того чтобы угрожать вам, я предлагаю сделку. Вы получаете сорок тысяч фунтов, которые будут выплачиваться вам в течение четырех лет по десять тысяч фунтов ежегодно, – с условием, что вы уезжаете из Италии и никогда, – он сделал ударение на последнем слове, – ни при каких обстоятельствах не будете искать встреч с Марко. Если вы не выполните свою часть нашей сделки, я обещаю вам, что вы пожалеете.

Тесс перевела взгляд на сестру, от всей души надеясь на ее благоразумие. Но напрасно. Кипевшие в ней гнев и злоба уступили место жадности.

– И не мечтайте, – с вызовом бросила Эшли. – Почему бы нам не пригласить Марко и не поинтересоваться его мнением? Думаю, он будет против того, чтобы я уехала из Италии. Или вы так дешево оцениваете счастье своего сына?

Рафаэль ди Кастелли смерил ее таким взглядом, что Тесс невольно поежилась, однако голос его по-прежнему звучал ровно.

– Насколько близко вы познакомились с синьором Карло Равелли, в доме которого жили, синьорина?

У Эшли приоткрылся рот.

– Ч-что? – заикаясь, переспросила она. – Какое это имеет отношение к нашему разговору?

– Вам прекрасно об этом известно, но я напомню. Марко, видя, что синьор Равелли крутится возле вас, и думая, что он вам досаждает, стал внимательнее следить за вами, когда вы оказывались наедине с Равелли. Он хотел защитить вас, мисс Дэниелз. А теперь представьте его изумление и стыд, когда он понял, как заблуждается, увидев вас с ним в одной постели. Вы были его первой любовью, мисс Дэниелз, и предали ее. Марко, может, и молод, но горд. Теперь вы для него никто. Я предлагаю вам подумать еще раз над моим более чем щедрым предложением – ведь я мог бы запросто выкинуть вас из страны, и мы оба это знаем. Ни торговаться с вами, ни тем более повторять свое предложение я не намерен.

Эшли сделала вид, что задумалась. Рейф ее не торопил, глядя на Тесс. Едва заметная гримаса исказила его лицо, словно какие-то слова рвались с губ, но он не произнес ни звука. Тесс стояла и смотрела на него со смешанным чувством стыда за свою сестру и ненависти к нему за то, что он сделал ее свидетелем этого позора!

Естественно, Эшли согласилась. Рафаэль, коротко кивнув, сказал, что шофер отвезет их обратно, и добавил, обращаясь к Тесс, что его самолет к ее услугам и она может вылететь, когда пожелает.

Тесс вылетела в Англию утром следующего дня. Вернувшись, она сразу же постаралась наладить свою жизнь, убеждая себя, что боль, поселившаяся в ее сердце, со временем пройдет, и она забудет о мужчине с необычными глазами, который пробудил в ней любовь…

– Миссис Пикок? – Тесс толкнула приоткрытую дверь. – Вы меня…

Слова застряли в горле, когда она увидела фигуру мужчины у окна. Он стоял к ней спиной, но покалывание в позвоночнике и участившее сердцебиение подсказали ей, кто находится перед ней.

– Это всего лишь я, Тесс.

Рейф обернулся к ней, и она сразу заметила, какое усталое у него лицо. Ее сердце рванулось ему навстречу, но она осталась стоять на месте. Их глаза встретились. С минуту никто не произносил ни слова.

– Твои волосы, кажется, стали длиннее, – наконец проговорил Рейф.

Тесс машинально поднесла руку к голове.

– Я… да. Я снова начала их отращивать. – Она облизала пересохшие губы. – Как поживаешь? Как Марко? Твоя мама?

– Марко учится в школе. После всего, что случилось, я предложил ему посещать курсы по рисованию, но он сказал, что это лишнее – он понял, что у него нет таланта. Теперь Марко полностью сконцентрирован на виноделии. Мама? – Он пожал плечами. – Она и Витторио отправились в круиз.

– А ты как? – невольно спросила Тесс, когда он замолк.

– Я? – На его губах показалась слабая улыбка. – Я пытаюсь жить как жил раньше. До того, как встретил тебя. – Он потер щетину на щеке. – Не сказать, чтобы это у меня хорошо получалось, но я стараюсь.

Тесс смотрела на него широко раскрытыми глазами, слыша шум в ушах от гулко стучащего сердца, и боялась поверить его словам.

– Что привело тебя в Англию? – сглотнув, спросила она.

– Я думал, это вполне очевидно. – Он вздохнул. – Я приехал в надежде увидеть тебя.

– Зачем? – Ее голос слегка дрожал. Как, впрочем, и она сама.

– Ты нужна мне, – просто сказал он. – После того как ты уехала, я ни о чем, кроме тебя, думать не мог и жалел, что та наша ночь была единственной. Я приехал, чтобы убедить тебя погостить во время летних каникул в Италии. Приезжай ко мне на виллу. На все лето, на шесть недель, на месяц, на вечность… Неважно.

Хотя это было не совсем то, что она хотела услышать, но от радости, что она ему нужна, у нее пресеклось дыхание. Рейф, так и не дождавшись от нее ни слова, грустно улыбнулся.

– Я, конечно, понимаю, что стар для тебя, и если… – Он запнулся, затем все же продолжил: – Если в твоей жизни появился другой мужчина, я пойму. Просто мне нужно было тебя увидеть.

Тут Тесс не выдержала и бросилась ему на шею, больше не вспоминая ни о здравом смысле, ни о пропасти, их разделявшей. Может, раньше здравомыслие и победило бы, но ведь раньше она не любила…

– Ты не прав, Рейф. Дело совсем не в возрасте, и в моей жизни нет никакого мужчины. Я буду счастлива принять твое приглашение. Мне понравилась Италия.

– Это так? – охрипшим голосом спросил он, сжимая ее в объятиях. В его глазах появился хищный блеск.

– Конечно, – нежно сказала она и сама потянулась к нему. – Я приеду.

Рейф со стоном приник к ее губам в жадном поцелуе. Когда она начала задыхаться, он отстранился и, глядя в ее запрокинутое лицо, настойчиво спросил:

– На все лето?

– Мне больше понравился последний вариант – что-то связанное с вечностью. – Она открыла глаза. – Я останусь на столько, на сколько ты захочешь.

– Любовь моя, это то, что я надеялся услышать. – Рейф снова прижал ее к себе.

– До сих пор не могу поверить, что ты проделал весь этот путь, чтобы увидеть меня, – сказала она, уткнувшись лицом ему в грудь, и голос ее звучал приглушенно.

– Не просто увидеть, а признаться, что я не мыслю без тебя своей жизни… Дорогая, не здесь, – вдруг со стоном сказал он, почувствовав, что Тесс расстегнула несколько пуговиц и осыпает его шею поцелуями. – Помни, я всего лишь мужчина, который три недели подряд был вынужден довольствоваться холодным душем, да и тот ему не помогал. К тому же я не думаю, что миссис Пикок это одобрит, – со смешком заметил он.

– Кстати, как тебе удалось выставить ее из собственного кабинета? – полюбопытствовала Тесс.

Рейф засмеялся.

– Услуга за услугу. Я удовлетворю твое любопытство, если… – он скользнул по ней взглядом, – если ты пригласишь меня к себе.

– Идет, – кивнула Тесс. – Через несколько минут закончится мой последний урок, и я буду рада показать тебе свое скромное жилище.

– Для начала достаточно будет спальни, – крепко поцеловав ее, сказал Рейф.

Эпилог

Они вернулись в Италию не летом, а уже на следующей неделе. По мягкому настоянию Рейфа она отказалась от квартиры, хотя сделать это было невероятно сложно, особенно после девяти прожитых в ней лет. Миссис Пикок ни за что не хотела подписывать ее заявление об уходе, но быстро это сделала, когда Рейф предложил школе щедрое материальное пожертвование.

Спустя три месяца Тесс уже вполне обжилась на вилле Рейфа. Марко относился к ней доброжелательно, не задавая никаких личных вопросов. С Марией поначалу было несколько сложнее, но, видимо, поняв, что ее отец счастлив, она смирилась и стала относиться к ней не так настороженно.

Сложнее всего Тесс пришлось с матерью Рейфа. Сначала Лючия, так же как и Мария, встретила ее появление на вилле и в жизни своего сына в штыки, но затем ее неприязнь немного уменьшилась. Тесс предположила, что Лючия успокоилась не потому, что видела, как счастлив ее сын, а потому, что Рейф не заговаривал о женитьбе на любовнице. Возможно, она просто решила дождаться, когда он от нее устанет и сам прекратит их отношения.

С каждым днем Тесс боялась этого все больше и больше, она уже не представляла своей жизни без Рейфа. Но пока между ними царили полная гармония и взаимопонимание, она старалась подавлять тревожные мысли и радоваться своему счастью, не заглядывая далеко в будущее…

Тесс была в душе, когда на дверь кабинки упала тень. Рейф! Он уже несколько дней был в отъезде, но вот наконец вернулся.

– Я надеялся, что ты еще спишь, – сказал он. Тесс выключила воду и подошла к нему. Рейф укутал ее в полотенце и проводил в спальню.

– А я думала, что ты приедешь завтра. – В его отсутствие она стала обучать ребятишек, чьи родители работали на вилле, английскому языку.

– Мне нужно тебе кое-что сказать. – Он сел на кровать, не поцеловав ее. – Я давно хотел поговорить с тобой, но все трусил.

Тесс похолодела. Неужели ее счастью пришел конец? Она села рядом.

– Я слушаю, – помертвевшим голосом сказала она.

Рейф бросил на нее быстрый взгляд.

– Ты знаешь, что я люблю тебя.

– Я тебя тоже.

Он кивнул.

– И за это я всегда буду благодарить небеса. – Он вдруг соскользнул с кровати и опустился перед ней на колено. – Я знаю, что тебе нужно будет обдумать мое предложение, ведь мы никогда об этом не говорили, но в последнее время мне недостаточно просто любить тебя. Ты выйдешь за меня замуж? – В его руках Тесс увидела бархатную коробочку.

– Обдумать? – недоверчиво переспросила она. Весь ее страх прошел, глаза засияли. – Я боялась, ты скажешь, что между нами все кончено, – призналась она.

– Что? – Рейф накрыл ее руки ладонями. – Любовь моя, я хотел сделать тебе предложение, когда мы только вернулись в Италию, но опасался…

– Чего? Я ведь люблю тебя. – Тесс высвободила руку и коснулась его щеки.

– Это значит «да»? – поцеловав ее ладонь, спросил Рейф.

– И ты еще спрашиваешь? – улыбнулась Тесс.


home | my bookshelf | | Пикник по-итальянски |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу