Книга: Мир Дракона Хаоса. Рассказы



Роман Артемьев

Мир Дракона Хаоса. Сборник рассказов

Путь полукровки

— Мы должны немедленно напасть!

Команда корабля поддержала предложение первого помощника одобрительным гулом. Кто-то в большей степени, подобно вскочившему в предвкушении схватки на ноги старшему артиллеристу, кто-то в меньшей, как ведущий крыла (крыло составляли всего-то четыре маленькие юркие машинки), все выразили желание атаковать извечного врага.

Аллар привык к несдержанности своего экипажа и сильно удивился бы, прояви подчиненные благоразумие. Ему даже нравилось чувствовать себя мудрым, опытным старцем среди скопища детей, тем более, что практически все находившиеся на мостике элларит-ка-надейт по меркам своей расы недавно вошли во взрослую жизнь. Отсюда излишняя импульсивность, склонность к поспешному принятию решений. Присмотра экипаж требовал постоянного. К счастью, все подчиненные с недавних пор безоговорочно доверяли своему предводителю, свято веря в его способность вывернуться из любых передряг, да еще и с добычей.

Детишек следовало учить, тыкать носом в собственные ошибки. Чем сейчас и планировал заняться капитан маленького "охотника".

— Все-таки каждой расе свойственны свои недостатки, — издалека начал Аллар. Команда навострила уши, опознав привычное начало короткой лекции-разноса. — Люди живут недолго, немногое успевая совершить за короткий срок жизни, и слишком полагаясь на мнение лидеров. Совершенно напрасно, между нами говоря. Воинственные, гордые орки губят цвет своей расы в кровавых схватках, их спасает феноменальная способность самок к репродукции. Курты замкнулись в самопознании, утратив волю к жизни, их великая некогда империя медленно загнивает. Граллы пали жертвой деструктивных культов, примером которых может служить дрейфующий перед нами кораблик. Ну а вы, дорогие мои элларит-ка-надейт, слишком привыкли считать себя выше прочих. История же учит, что существа, полагавшие себя непобедимыми, до преклонных лет не доживали. Поэтому именно мы, полукровки, являемся венцом творения, вобрав в себя лучшие качества многовековой селекции. Любой генетик скажет — метисы жизнеспособнее, умнее, и судьбой предназначены исправлять ошибки родителей.

Вы предлагаете напасть на граллский разведчик, уповая на внезапность, превосходство в технологиях и вооружении. Я правильно предполагаю? Прекрасно. Теперь давайте подумаем, вместе — а что здесь делает одинокий кораблик с тремя магами на борту? Следов схватки на корпусе не видно, его маскировочные системы работают без перебоев. До ближайшей системы, принадлежащей поклонникам Великого Пожирателя, месяца четыре лета, даже нам придется делать дополнительную заправку. Тогда откуда граллы прилетели? Может быть, с другого корабля? А вдруг с недавно выстроенной базы, и не одни? Наше технологическое превосходство не подавляюще, жрецы на дистанции выстрела способны почуять искривление пространства, в то время как системы "охотника" могут упустить врага. Ага.

Итак, мы не знаем, одинок разведчик или нет. Но даже если помощи в бою он не получит, что дальше? В самом лучшем случае стоимость добычи составит миллиона полтора, что никак не окупит затраченных усилий. Да и продавать эту посудину негде, вокруг владения Доминиона Человечества, как они к нам относятся, сами знаете. Вопрос: вы все еще хотите нападать? Имейте в виду, концепция "святой войны" в моих глазах популярностью не пользуется, я гажу исключительно с выгодой для себя.

— Так каковы будут ваши приказания, первый лидер? — с кислым лицом спросил Каэро, чье опрометчивое предложение получило такую резкую отповедь.

— Вам, старший помощник, продолжать слежение за объектом, пристально поглядывая по сторонам, — мило улыбнулся капитан. — А вам, слушающий мир, предстоит связать меня с местными инквизиторами. Только осторожно, граллы не должны перехватить передачу.


Ушастые пираты в секторе появлялись редко, еще реже выходили на связь. Поэтому дежурный офицер Службы Безопасности Доминиона Человечества, в просторечии именуемой Инквизицией, после некоторых колебаний осмелился переадресовать вызов на главу местного подразделения, полковника Гросса. Довольно отважный поступок, если вспомнить злобный нрав шефа.

— Ну и чего тебе нужно, ксенос? Если ты отвлек меня не по серьезной причине, лучше застрелись сразу, — полковник, ко всему прочему, находился в недельном отпуске. Вот уже четвертый час. Неясное чувство нашептывало ему, что отпуск накрылся.

— Мне нужны деньги и моральное удовлетворение, все это я надеюсь получить с вашей помощью, — с широкой улыбкой на лице сообщил пират. — За жалкие сто тысяч стандартов вы получите чрезвычайно важные для безопасности системы сведения. Реквизиты счета найдете у своего помощника.

— Ха! Да с чего ты решил, что получишь хоть что-то?

— Элларит-ка-надейт, полковник, никогда не лгут. Даже ваш заплесневелый мозг должен помнить такой простой факт, — любезно поведал ушастый. — Мы умалчиваем, играем словами, вводим врагов в заблуждение, но если представитель моего народа говорит, что у него есть информация, стоящая ста тысяч, значит, так оно и есть. Итак?

Искушение оборвать связь, связаться с местным штабом флота и расстрелять наглого ксеноса было очень велико, однако Гросс его подавил. Дело — прежде всего. Если информация окажется ценной (скорее всего, эльф не обманывает, впрямую они действительно лгут редко), а полковник ее проворонит, то недоброжелатели используют промах в кабинетных играх. Тот же второй зам, навязанный Управлением, давно точит зубы на кресло начальника.

— Обманешь — убью, — мрачно пообещал Гросс. — Что там у тебя?

— Деньги вперед. И не разрывайте связь, пожалуйста — нам еще предстоит длительный разговор.


Человек манерами напоминал орка, в отличие от большинства знакомых Аллару представителей спецслужб. С "рыцарями плаща и кинжала" приятно работать, эта публика всегда остается вежливой и охотно идет на контакт. Но голова у полковника работала правильно, потому что сначала он послал копию сообщения местным воякам с просьбой не предпринимать никаких действий, после чего обернулся к голографической панели с одним вопросом: "Сколько?". Умеет мыслить в правильном направлении, пират мысленно взял обратно свои слова насчет заплесневелых мозгов.

Люди не обладали возможностью проследить за разведчиком граллов, зато корабль Аллара подходил для слежки идеально. Эльфы нуждались в топливе, запасах, деньгах, команда надеялась сразиться с древним врагом своей расы, получить трофеи и славу. Командование местной эскадры хотело получить информацию о силах противника, дабы подготовить ему достойную встречу. Стороны быстро нашли общий язык, единственным камнем преткновения стал вопрос оплаты. Пираты требовали аванс, посуточную оплату труда и долю в добыче, люди соглашались на процент плюс обычная ставка наемника. Аллар расхохотался, услышав предложенные условия — манера человеческих правителей забывать о своих долгах давно стала притчей во языцех. Посему, кстати сказать, наемники предпочитали работать с другими расами.

В конечном итоге правительство системы согласилось на требования пирата. А что им оставалось делать? Кораблей схожего класса у людей не существовало, после Эры Падения множество технологий оказалось забыто. "Падающий Лист" отличался от неуклюже-грозных крейсеров так же, как изящная кошка отличается от динозавра. Длиной в двести метров, оснащенный новенькими двигателями и системами маскировки, с гладкими бортами, надежно укрытыми матричной броней, он казался сказочным совершенством. Задняя треть, отданная волей конструкторов энергетической установке, обладала собственным защитным полем в дополнение к общему, там же находились две башенки противоракетной обороны. Основную часть корпуса от генераторов отгородило кольцо системы искажения, под этим названием скрывался сложнейший комплекс маскирующих устройств, секретом изготовления которого владели сильнейшие технотворцы элларит-ка-надейт. Благодаря такому расположению систем корпус корабля издалека напоминал меч с непомерно длинной рукоятью. Дальше, в сторону украшенного изображением богини войны и счастливого детства Канолы носа корабля, размещались ангары немногочисленных истребителей, основной комплекс противоракетной обороны и две тяжелые орудийные башни, вкупе с четырьмя средними ракетами составлявшими все вооружение корабля. Кораблик предназначался для разведки, действий в тылу врага по принципу ударь-и-убеги, как и большинство судов эльфийских охотников. Честного боя с обычным легким крейсером он бы не пережил. Но благодаря любви капитана к бою бесчестному "Падающий Лист" дважды уничтожал из засад военные корабли, о чем Аллар сообщать временным союзникам не собирался — один из эсминцев раньше принадлежал Доминиону.

Граллы крутились в системе еще четверо суток, осторожно обследуя все возможные точки сопротивления. Обитаемой числилась одна планета, четвертая от светила, хотя поселения горняков имелись еще на четырех. Столица считалась надежно (по меркам захолустья) защищенной от угрозы вторжения орбитальной военной базой с четырьмя десятками истребителей и небольшой эскадрой устаревших кораблей, самым сильным из которых являлся тяжелый крейсер постройки почти тысячелетней давности. Этих сил хватало для отражения пиратских набегов и контроля за возможными сепаратистами, надеяться выстоять против серьезного противника с такими войсками не приходилось. Посему появление поклонников Всепогубителя вызвало в верхах понятную панику, генерал-губернатор предлагал вызвать подкрепления из столицы сектора. Прихлебатели из окружения возражали — без доказательств обоснованности подозрений запрос отклонят.

Поэтому, следом за тронувшимися в обратный путь граллами последовал кораблик эльфов, предусмотрительно держась на предельной для сканеров дистанции. Аллару предстояло выяснить, действительно ли системе угрожает опасность, если да, какими силами будет осуществляться набег. Капитан всерьез надеялся избежать драки. Точнее говоря, небольшая схватка с заранее известным результатом не повредила бы, детишек следовало потренировать. Его экипаж, набранный из числа недавних выпускников воинской школы клана Серебряного Ветра, не обладал достаточным опытом, даже офицеры имели за плечами не более четырех походов. Хвала всем известным богам, для управления кораблем требовалось всего-то девятнадцать элларит-ка-надейт, иначе Аллар сошел бы с ума. Когда он принял решение малость попиратствовать, то не предполагал, что столкнется с трудностями такого характера. Никто из опытных воинов не хотел идти служить под начало полукровки, тем более, не слишком известного, пришлось набирать молодых. Теперь-то они ему верят, торопятся выполнить приказ, но поначалу…


— В детстве я никак не мог понять, почему воинское обучение в обязательном порядке включает в себя краткие курсы экономики и психологии. В то время умение управлять катером или результаты похода на стрельбище казались более важными. Теперь, став капитаном, я смотрю на многие вещи иначе.

Двенадцать "вольных рейдеров", как благозвучно называла своих пиратов официальная эльфийская пропаганда, расположились по всему мостику. Вообще-то, пилотам истребителей полагалось находиться рядом со своими машинами, готовыми к вылету, но капитан не собирался выпускать их в бой. Он вообще не собирался сегодня воевать. Поэтому свободные от дежурства воины расселись прямо на полу, вдоль стеночки, и с интересом следили за работой слушающего мир — ответственного за связь офицера. Он в очередной раз прощупывал сканерами окружающее пространство, стараясь не выдать своего местоположения граллам.

Черное капитанское кресло, выполненное в стиле "распускающийся цветок", резко выделялось на фоне белого убранства зала. С возвышения в центре Аллар наблюдал за всем мостиком, при необходимости корректируя работу подчиненных. Секция контроля пространства, артиллерийская секция, секция навигации шли полукругом, вот и весь небольшой штат. На военных кораблях существовала дублирующая рубка, в которой на время боя находился старший помощник и часть офицеров, но "Падающий Лист" проектировался с другой целью. Быстрый удар, стремительная операция и мгновенное отступление.

— Возьмем в качестве примера текущий договор с хомо. Практически не прилагая никаких усилий, мы имеем возможность пополнить запасы топлива, заработать деньги на замену правого двигателя и, таким образом, принять участие в готовящемся набеге на миры созвездия Головы Гидры. А без нового двигателя пришлось бы довольствоваться грузовыми судами-одиночками, что статуса не добавляет, в отличие от проблем.

— Корабль замедляется.

— Замечательно, — от недавней расслабленности не осталось и следа. Короткий доклад означал встречу разведчика граллов с основными силами. — Что-нибудь уже видно?

— Одна отметка на десять-три-пятнадцать, легкий рейдер.

— Ждем, разведчик движется дальше.

Спустя пару минут на огромном голоэкране возникли еще четыре отметки, одна из которых заставила команду нервно зашушукаться. Ударный крейсер граллов представлял собой двухкилометровую, напичканную оружием махину, предназначенную для уничтожения орбитальных баз. Остальные корабли — легкий крейсер и три рейдера — опасения не вызывали, людям есть, что им противопоставить. Еще один корабль, танкер, в предстоящей операции можно не учитывать, хотя захватить его было бы заманчиво.

Эльфы медленно начали отползать от дрейфующей эскадры, им предстояло передать сообщение о численности врага людям. Теперь их задача изменилась, "Падающий Лист" должен следовать за кораблями граллов, наблюдая издалека. Оставалось надеяться, что командование флота сумеет организовать оборону.


Слугам Пожирателя понадобилось немного времени для анализа полученных данных. Спустя четырнадцать часов после прибытия разведчика корабли выстроились в походный порядок, впереди рейдеры, следом крейсера, и двинулись в сторону системы. Маги неплохо позаботились о прикрытии, даже сверхчувствительная аппаратура эльфов сбоила, время от времени теряя эскадру из вида. В такие моменты слушающий раздраженно поджимал губы, его лицо превращалось в застывшую маску, потоки энергии пси вокруг его тела обретали феноменальную плотность. Потом, когда начнется бой, граллы не смогут скрыть свои корабли, но пока что они хорошо прятались от человеческих сканеров. "Падающий Лист" оставался единственными глазами защитников системы.

Каким образом люди намеревались защищаться, Аллар не знал. Сказать по правде, он даже не задумывался об этом. Пара перехваченных передач не дала полезной информации, а способностью предвидения капитал не владел, и вряд ли когда-нибудь овладеет. Логически рассуждая, граллы лишились своего основного преимущества, люди имели возможность подготовить достойную встречу — подтянуть разбросанные по системе патрули, мобилизовать резервы, провести подготовку кораблей… Вряд ли командующий системным флотом блистает талантами, в противном случае не протирал бы штаны на задворках ведущей непрерывные войны империи, но полную-то бездарность во главе крупного соединения не поставят! Тут полукровка вспомнил пару рассказанных отцом и матерями историй практического характера, настроение его ухудшилось. Всякое бывало в истории. Иногда человеческие традиции кровного родства приводили к странным последствиям. Оставалось надеяться на милосердие Спящих Богов да на полковника Гросса. Мерзкий характер последнего вкупе с достаточно большими полномочиями позволяли при необходимости поставить во главе эскадры компетентного человека, хотя бы на время. Крайняя мера, конечно, лучше обойтись без смены командования накануне сражения.

Как бы то ни было, пока что люди "не замечали" вторжения. Внутрисистемные корабли привычно сновали между планетами, переговоры в эфире не свидетельствовали о растущем напряжении. Если бы не регулярно получаемы запросы относительно положения граллов, могло бы показаться, что человеческий флот погрузился в спячку. Впрочем, ошибочность такого суждения выяснилась довольно быстро.

В космосе всегда есть мусор. Много мусора. Самого разного. Осколки метеоритов и разлившееся топливо, куски металла и сброшенные с лайнеров продукты жизнедеятельности, разграбленные остовы кораблей и микроскопические частицы пластиковой упаковки, чего только не летает вокруг населенной разумными существами планеты. Ни официальные власти, ни частные компании-мусоросборщики оказались не в состоянии изменить существующее положение дел, в лучшем случае им удавалось добиться чистоты основных внутренних маршрутов.



Эта баржа пришла в негодность давно. Она верно служила хозяевам почти две тысячи лет, прежде чем безжалостное время источило корпус трещинами, выбоинами. Поначалу повреждения заливали герметиком, затем махнули рукой и старый кораблик списали. Сначала люди сняли с нее двигатели, вывезли все мало-мальски ценные детали, скачали информацию из дряхлого бортового компьютера. Потом бережливо, по молекуле выкачали ценные металлы. По закону полагалось уничтожаемые корабли вычеркивать из имперского реестра, но эта процедура показалась слишком долгой и дорогой, так что останки баржи предпочли отбуксировать в сторонку и запустить в сторону Орочьей туманности. Пусть летит, порадует аборигенов через пару миллионов лет.

Через несколько десятков лет искореженный кусок металлопластика опять посетили люди. На сей раз они переместили мертвый остов корабля обратно в систему, вместе с десятками других, напичкали его примитивной электроникой, установили странные коробы с надписью "Излучатель армейский FGH-45A". Полученный в результате продукт человеческой мысли, поражающей воображение иных рас своей невнятной сумрачной логикой, разместили на одном из возможных путей подхода к защищающей планету орбитальной базе. Проделали всю операцию очень быстро, за какой-то десяток часов после исчезновения разведчиков граллов. И стали ждать.


Мудрые элларит-ка-надейт расположились в сторонке. Малая численность и долгий срок взросления привили этой расе стойкую нелюбовь к прямым столкновениям, они предпочитали расстрелять врага с дальней дистанции, часто использовали наемников или роботов. Нет, при необходимости эльфы прекрасно сражались врукопашную, в плотной свалке, но полагали такой бой проколом тактиков. Идеалом считалась ситуация, когда враги уничтожались чужими руками, так что Аллар имел основания гордиться собой. Не смотря на близкое родство с расой хомо, он никогда не относил их к своим близким друзьям, в лучшем случае полагая временными союзниками. Имперский Доминион Человечества провозгласил ксенофобию официальной доктриной, посему все нормальные существа старались держаться от него подальше. Зная людей, рассчитывать на полное выполнение ими взятых обязательств не приходится, однако и на такой случай есть вариант…

Капитан с удовлетворением отметил, что на появление необычайно крупных скоплений мусора граллы никак не отреагировали. Правда, удовольствие оказалось слегка подпорченным, потому что команда тоже не заметила изменения обстановки внутри системы. Опасно, очень опасно, уровень офицеров совершенно неудовлетворителен. Придется подтянуть.

Первый взрыв снес с кораблей поклоняющихся Пожирателю всю маскировку, не нанеся особого урона. Люди "на глазок" стреляли залпами шариковых ракет, оружие дешевое, надежное, слабенькое. Знай они точное местоположение врага, сразу использовали бы расположенные на минах-ловушках излучатели, но такой возможности у них не было. Поэтому граллы успели отреагировать, выставив защитные экраны, и последовавшая затем атака тяжелыми ракетами, поддержанная излучателями ловушек, пришлась на подготовленную оборону. Ракеты летели с базы и двух военных кораблей, легких крейсеров недавней постройки, крутившихся поблизости в качестве прикрытия. Захватчики понесли первые потери, ощутимые, хотя и не настолько, чтобы отказаться от своих замыслов. Ударный крейсер потерял часть щитов, один рейдер словил сразу два попадания в нос и беспорядочно закувыркался, время от времени из трещин на корпусе вырывалось пламя и струйки кислорода. Легкий крейсер врага тоже пострадал, ему снесло одну из орудийных башен, корабль потерял ход. Впрочем, если граллы успеют уничтожить базу до того момента, как она выпустит истребители, потери можно считать приемлемыми.

Из легкого крейсера вылетел десяток маленьких юрких машин, который вместе с тяжелыми кораблями устремился в сторону базы. Ответный удар граллов уничтожил три мины-ловушки, избавившись от опасной помехи на пути к основной цели. Захватчики не выпускали ракет, то ли берегли, то ли надеялись подойти на более близкую дистанцию. За то время, что атакующие корабли перестраивались и устраняли последствия первого удара, база выстрелила еще раз. Ракеты снова пошли в сторону ударного крейсера, расстрелявшего их на подлете. Крейсера людей молчали, судя по всему, ракет большой дальности у них не осталось.

Граллы устремились к базе, залп за залпом выпуская в ее сторону тонкие смертоносные лучи лазеров, немного погодя, выстрелили ракетами. Люди успели запустить около десятка своих истребителей, после чего сильный взрыв разрушил шлюзовую камеру и вызвал пожар на истребительной палубе. Существовал второй шлюз, но он по каким-то причинам оставался закрыт. Крейсера имперцев сосредоточили огонь на самом опасном противнике, ударном крейсере, но их маломощные орудия не сумели нанести серьезного ущерба. Эскадра врага уверенно приближалась, осыпая выстрелами слабо защищенную базу.

Перелом в сражении наступил внезапно. Россыпь мелких точек на голоэкране, поднявшаяся с поверхности планеты, оказалась почти сотней стремительно атаковавших человеческих машин. Легкие истребители, вооруженные парой пушек и одной-двумя торпедами, по одиночке представляли собой простую добычу для любого военного корабля, в массе же справиться с ними было довольно сложно. Искусственный интеллект каждой эскадрильи выплетал сложную карусель из пересекающихся курсов, разбрасывал десятки обманок, сводя с ума системы защиты. Сотни снарядов, торпед, потоков разрушительной энергии вонзались в экраны и броню крейсера, ослабляя и выгрызая куски защиты. Граллы огрызались, с помощью подоспевших рейдеров уничтожив почти полтора десятка юрких, но таких уязвимых машинок.

Вторжение провалилось, это поняли обе стороны. Граллы еще надеялись спастись, когда вынырнувшие из планетарной тени три людских корабля — два тяжелых крейсера устаревшей конструкции и один легкий, тоже не слишком новый — взяли их в клещи. С одной стороны свежее подкрепление, с другой оказалась база с эскортом. Вся эскадра имперцев сосредоточилась на одной цели, на флагмане. Ударный крейсер, с легкостью расправившийся бы с каждым врагом по отдельности, израненный предыдущими атаками мин-ловушек и комариными укусами истребителей, не долго сопротивлялся. Удачное попадание в башню одного из тяжелых крейсеров должно подсластить граллам горькую пилюлю на пути во владения того, "кто есть конец всех дорог".

Из устроенной людьми ловушки чудом удалось вырваться одному рейдеру. Аллар сомневался в способности поврежденного кораблика спастись бегством, по его следу уже устремились четыре корвета. Корветы не принимали участия в сражении, зато в преследовании им не было равных. Можно смело утверждать — вся эскадра граллов нашла бесславный конец в сражении с человеческим флотом. Имперцы потеряли два десятка истребителей, их база и тяжелый крейсер получили серьезные повреждения, но "счет мясника" безусловно выходил в их пользу.

Не сообщи элларит-ка-надейт о готовящемся вторжении, все могло бы обернуться иначе. С этим даже люди не станут спорить.


— Премия!!! — лицо полковника приобрело свекольный оттенок — Какая,!*?:N", премия!

— Самая обычная, денежная. По итогам выполненной работы.

— Ты и так получил уйму денег! Пару дней найма обошлась нам дороже, чем месячное содержание крейсера! К тому же вам полагается процент от стоимости захваченных кораблей!

— Всего один. И, готов спорить, ваше адмиралтейство оценит эти остовы в сущие гроши, — Аллар умильно склонил голову к плечику. — К тому же не станем забывать о положительном влиянии на карьеру, оказанном прошедшей битвой. Соответствующим образом составленный доклад позволит талантливому разведчику перейти в более приличное место работы. Мы же обязуемся придерживаться официальной точки зрения, при условии небольшого дополнительного вознаграждения.

— Не пойдет, — с явным сожалением буркнул Гросс. — Доброхоты уже отослали отчеты сразу в несколько инстанций, сюда летит комиссия из центра. Так что никаких денег! Проваливайте, пока можно.

— Как скажете, полковник. Хотя должен отметить, что полученные от вас суммы не полностью компенсируют затраченные нами усилия. Как бы то ни было, общаться с облеченными властью представителями хомо у меня нет никакого желания. С ростом уровня ответственности вы теряете присущее простым особям своего вида адекватное восприятие мира. Прощайте.

— Чтоб ты сдох!

Слушать выкрики разозленного человека капитан не стал, голоэкран отключился. За пару дней работы, не выпустив не единого снаряда, пираты заработали около миллиона кредитов, если учесть полученные на военной базе топливо и припасы. Неплохо. Если произойдет чудо, что-то капнет на счет после оценки и продажи раздолбанных граллских кораблей (правда, многого ждать не приходится). Кроме того…

— Старший помощник, провести проверку штурмовых дроидов. Навигатору проложить курс к точке встречи с уничтоженной эскадрой!

Где-то там остался болтаться танкер. Большой военный транспорт, под завязку набитый вооружением, лишенный эскорта, практически беззащитный. Способный своим ходом добраться до Приграничья, где захваченный корабль легко продать на одном из гигантских рынков, без всякой лицензии и лишних вопросов. В его команде не должно остаться опытных бойцов, только обычные слуги из касты рабов, легкая добыча для прошедших хорошую выучку элларит-ка-надейт. Идеальная цель — в меру богатая, в меру беззащитная, как раз по зубам его волчатам.

И самое приятное — люди даже не подозревают о его существовании.

Перегон

— Значит так, хозяин, — носатый гном звучно высморкался в огромный клетчатый платок, с удовольствием глядя на позеленевшие лица элларит-ка-надейт. — Кораблик твой хоть на вид и полное говно, проходит долго. Слово даю.

Аллар на манеры коротышки внимания не обратил, чем здорово расстроил. Представители Ассоциации Горнодобытчиков, как политкорректно называли дальних родственников хомо, очень любили задирать расу его матери. Сказывалось сложное прошлое и неоднозначные действия Совета Всевидящих, в давние времена отказавших гномам в помощи накануне вторжения орков. Прошли тысячелетия, но затаившие обиду коротышки ничего не забыли. Счастье еще, что данный конкретный индивид не применил свою специальную наценку при работе с ушастыми, учел происхождение полукровки.

— Хорошая новость. Если я приведу покупателя, подтвердишь? Твое слово примут за гарантию, мастер, — подольстился капитан. Мастером Бобин не был, звание с него сняли, но кого среди пиратов волнуют такие мелочи?

— Продать хочешь? — Гном яростно зачесал бороду. — За сколько?

— Смотря по обстоятельствам. Если здесь и сейчас, то миллионов за двенадцать. Без груза.

Бобин запыхтел, подозрительно покосился на двух старших офицеров корабля, сопровождавших Аллара, проворно подхватил его под локоток и оттащил в сторонку. Капитан не сопротивлялся, ему стало интересно.

— Что скажу. За тринадцать до Хамрига перегонишь? С небольшим контейнером?

— Что за контейнер?

— Неважно, — отмахнулся гном. — Техника всякая, здесь купленная, таможенники придираться не станут. По накладным груз будет принадлежать мне, твое дело — сопровождение и охрана.

— Вообще-то я собирался в Гидру слетать.

— Добычи не возьмешь, — напророчил Бобин. — Там полгода назад граллы отметились, все подчистую выгребли. Ни одна колония не уцелела.

— И груз куда-то девать надо…

— За неделю продашь, или на месте толкнешь. У нас продовольствие всегда в цене.

— И клан твой бывший на этой планете живет…

Гном заткнулся и замер, буравя взглядом расслабленного полукровку. В принципе, бывшие родственники вполне могли уничтожить принадлежащий Бобину корабль просто так, без причины. Обычаи гномов позволяли. Наконец, он нехотя признался:

— Клан знает, корабль наши старейшины ждут.

Аллар довольно улыбнулся. Он давно подозревал, что с изгнанием Бобина не все столь однозначно, как тот рассказывал. Действительно, почему бы коротышкам не иметь своего агента среди пиратов? Инженер его уровня всегда нарасхват, в курсе всех слухов и сплетен, общается с адмиралами сильнейших эскадр и ремонтирует их корабли.

— Сдается мне, Бобин, сын Флопина из клана Гранитного Молота, за двенадцать миллионов диксов я соглашусь продать тебе корабль здесь и сейчас, а еще за один доведу его до Хамрига. — Мастер выпучил глаза и открыл рот, собираясь заорать. Миллион за перегон по любому слишком много. Аллар помахал пальцем перед его носом. — От дельца пахнет тухлятиной. За меньшие деньги влезать не стану.

— Да обычная же сделка!

— Я просто назвал свои условия, — лучезарно улыбнулся капитан.


Для сопровождения груза гном выделил аж трех соотечественников: двух здоровенных хмурых лбов и миленькую девицу (если вам нравятся фигуры-тумбочки). Наметанным глазом оценив плавность движений мужчин и то, с каким небрежным вниманием они рассматривали его экипаж, метис призадумался. Соплюшка обладает неплохим пси-потенциалом, да еще и умеет им пользоваться, раз смогла закрыться от большей части команды. Как там называют гномы немногих своих шаманов, "Говорящие с Потоком"? Редкая птица залетела на борт корабля. Час размышлений вылился в приказ немедленно продать товар перекупщикам, к вящей радости последних и полному недоумению старшего помощника: на Хамриге за тот же товар можно было получить едва ли не в три раза больше.

Следующая порция загадок пришлась на долю штурмана. Он получил приказ направляться не коротким курсом прямо в принадлежащую коротышкам систему, а сделать крюк, причем довольно большой. Почти на пределе запаса топлива кораблей. Идти предстояло не просто вдали от привычных трасс, маршрут вообще не предполагал дозаправок. Мало того, что рискованно, так и смысла никакого — на своих пираты не нападали, других же опасностей по дороге не предвидится. Тогда зачем? Протестов капитан услышать не пожелал, и если бы не его высокий авторитет, вполне мог бы лишиться сразу двух старших офицеров.


Космос живых не любит. Доказано практикой. Любое живое существо, вне зависимости от возраста и уровня интеллекта, чувствует свою неуместность при взгляде в тягучую черную бездну. Маленькие огоньки света — звезды, лишь усиливают чувство иррационального страха от взгляда в бесконечную темноту. Завораживающую темноту… Тот, кто хоть раз видел эту картину, не забудет ее никогда.

Космос согласен терпеть жизнь, если она соблюдает установленные им правила. Если те глупцы, что осмеливаются покидать уютные объятия родных планет, относятся с уважением к бескрайнему океану мрака, и никогда не теряют бдительности. Тогда они, может быть, уцелеют, и вернутся домой. Чтобы снова и снова уходить в опасную неизвестность, оставляя за спиной странные находки и диковинные истории, встречая на своем пути загадки и тайны. Со временем таких странников (не всегда добровольных) становиться больше, их пути пересекаются, и зачастую духи космоса забирают оказавшихся слишком слабыми противников в свои чертоги.

Аллар умирать не хотел. У него имелись кое-какие планы на ближайшее будущее. Поэтому действовал он со всей осторожностью, пробираясь к конечной цели кружными путями, старательно таясь от возможных соглядатаев. В принципе, чувство здоровой паранойи присуще всем его сородичам по материнской линии, и предпринятые меры безопасности противодействия не встретили. С командиром на корабле не спорили даже самые молодые и безбашенные члены экипажа, с радостью окунавшиеся в любые авантюры.

Элларит-ка-надейт долго обретали умение обуздывать темперамент, почти вся команда время от времени поддавалась приступам излишнего, по мнению Аллара, энтузиазма. Растянутый период взросления приводил к возникновению парадоксальной ситуации: полноценный воин и специалист-псион, способный дать фору многим представителям иных рас, обладал подростковой вспыльчивостью и всем набором сопутствующих комплексов. Кто-то в поисках приключений сбегал из дома, кто-то и после официального признания взросления сохранял черно-белое видение мира. Жестко регламентированное общество домов-кораблей угнетало молодых, и они всеми силами стремились уйти в пираты, которые представлялись им воплощением свободы и вольной жизни. На практике оказывалось, что слабо (по меркам элларит-ка-надейт) обученный воин место в команде корабля найти не мог, там и так существовала жесткая конкуренция. Вот из таких вот горемык, сполна хлебнувших горькой чаши безденежья и безработицы, и состоял по большей части экипаж Аллара.

Впрочем, не все так плохо. Совсем безнадежный молодняк либо возвращался в родительские объятия, либо начинал наемничать вместе с представителями иных рас. Те, кого набрал полукровка, просто нуждались в серьезной дрессировке. Чем капитан и занимался практически все свободное время.



Есть определенная разница между обучением рядового воина и офицера, командира, причем соответствующего стандартам расы практически бессмертных существ. Простому воину не требуется знать слишком много, достаточно быть хорошим бойцом, разбирающимся в стандартных типах оружия, броне, корабельных и полевых системах, водить несколько видов транспорта, иметь общее представление о тактике и стратегии, владеть основными психическими дисциплинами да уметь работать в команде. Все. Если рядовой умеет что-то еще, то честь ему и хвала. Офицер же обязан знать все вышеперечисленное на порядок лучше, плюс являться специалистом в почти десятке иных областей. Например, таких, как психология толпы, горное дело или основы экономики.

Как ни прискорбно, молодые элларит-ка-надейт, служившие офицерами на корабле Аллара, должным набором навыков не обладали. Они фактически являлись простыми солдатами, чуть более опытными по сравнению со своими подчиненными, но не выше того. Капитан учил их, что знал сам и как мог, раз за разом с неудовольствием замечая, какое слабое впечатление они производят на фоне офицеров других пиратских кораблей. Вот и сейчас они не обратили внимания на странное поведение гномов, только порадовались удачной сделке и легкой работе. Молокососы. Чем проще достаются деньги, тем выше риск, так было всегда.

"Падающий Лист" шел в голове маленького каравана. На всякий случай. Юркий кораблик с прекрасными сенсорами вовремя заметит угрозу, предупредит своего грузного собрата, а при необходимости нападет первым. Так, как два дня назад напал на маленький патрульный катер какого-то пограничного королевства людей. Дряхлый автомат оказал чисто символическое сопротивление отточенному интеллекту бортового компьютера рейдера, в неравной борьбе сообщив на базу о столкновении с метеоритом и беспрепятственно впустив захватчиков во внутренний шлюз. Короткий шмон позволил пиратам обогатиться десятком сомнительных с точки зрения использования деталей, Аллар рассчитывал продать добычу по цене металла. Приказ об атаке он отдал, рассчитывая потренировать абордажную команду, да еще слегка отвлечься от монотонного однообразия полета.

Спустя шесть часов он понял, насколько сильно успел полюбить скуку.


— Миленько, — оценил Аллар. — До Хамрига осталось всего-то два часа пути, когда на свет вылезают странные новости. Сколько там кораблей?

— Восемь, светлейший. Стандартная эскадра прикрытия Иерархии Закона.

Вопреки обыкновению, на упоминание собственного звания смуглокожий Аллар не отреагировал. Известие о придурках-законниках слегка выбило его из равновесия.

Когда и где зародилась практиковавшая тотальную киборгизацию секта, никто уже не скажет. Давно дело было. Важно, что серьезной силой на галактической арене она стала только после обнаружения расы аалу, то есть около пяти тысяч лет назад. Соединив любимые высокие технологии с искусством ментального контроля, развитого в кастовом обществе новых поклонников, сектанты решили осчастливить своей верой и остальные расы. Технология оказалась простой и надежной: каждому живому существу после соответствующих тестов присваивался индекс в подходящем кастовом реестре, а также устанавливались имплантанты, позволявшие трудиться в определенной области. Очень эффективно трудиться, между прочим.

К сожалению, выбранный путь имел ряд недостатков. Существа, с раннего детства не познавшие радость служения единому Закону, иногда ломали заложенные псионами установки в сознании. Поэтому контроль за новыми обращенными отличался особой строгостью. Другие расы как-то не очень хорошо реагировали на предложение присоединиться к Иерархии, из-за чего приходилось держать сильный флот и тратить драгоценные ресурсы на силовое решение проблем (далеко не всегда такие способы приводили к нужным результатам). И, наконец, киборги очень легко поддавались влиянию Хаоса. Машинные программы не выдерживали вторжения безумной логики нематериальности, из-за чего законники вынужденно избегали встреч с демонами, усиливая каждый свой корабль громоздкими и дорогими пси-щитами. Как правило, человеческого производства.

То есть не слишком качественными.

— Мастер Каэро, пришвартуйтесь к грузовику и попытайтесь прикрыть его нашим маскирующим полем. Я понимаю, что задача сложная, но если заглушить все двигатели, может получиться. — Капитан встал из кресла. — А я пока что навещу наших коротконогих нанимателей…

Аллар не знал, кто конкретно является лидером в тройке сопровождающих груз. Официально старшим экспедитором являлся Тарин, здоровенный гном с нехарактерно высоким для своей расы ростом — целых метр семьдесят. Остальные двое работали "на подхвате". Кто командовал на самом деле, сейчас и предстоит узнать.

— Ситуация, уважаемые, такова — Аллар с удовольствием откусил огромный кусок жаркого, предложенного расторопной девчушкой. На корабле ему редко удавалось поесть мясную пищу, команда слишком остро реагировала на появление неучтенных рецептов в синтезаторе. Если же начинающая шаманка подложила в еду какие-либо развязывающие язык добавки, ее ждал сюрприз. Организм капитана успешно сопротивлялся любым веществам, способным причинить ему вред. Папочкина кровь давала о себе знать. — Пункт назначения блокирован эскадрой фанатиков, сколько войск задействовано в операции, неизвестно. Непосредственно на пути шныряет эскадра прикрытия из восьми кораблей, из них один принадлежит к классу "ухо", то есть способен засечь своими сканерами даже "Падающий Лист". Про грузовик умолчим, провести его до планеты способен разве что бог. Кстати сказать, кто в вашем пантеоне отвечает за тайные операции, воровство и тому подобное?

— Коварный Фрат, — мрачно ответил Тарин.

— Полагаю, на его вмешательство рассчитывать не стоит? Я так и думал. Теперь мои предположения. Скорее всего, законники выбросили на Хамриг десант, попутно успешно подавляя волю защитников мощными гипноизлучателями. Это обычная тактика, достаточно часто срабатывавшая прежде, и не вижу причин, по которой командующие вторжением от нее могли бы отказаться. Кстати сказать, вы ожидали нападения?

Неожиданный вопрос повис в воздухе. Повисшее молчание нарушил второй гном, Атамарик, тихим голосом заметивший:

— Если бы мы ожидали вторжения, то наняли бы не вас, уважаемый капитан, а эскадру тяжелых рейдеров. И шли бы самым коротким маршрутом, а не кругалями.

— Мне почему-то так и подумалось, — вежливо оскалился полукровка. — Так что везем, уважаемые?

— Некий артефакт, изготовленный созидателями ветви Алинарианос, — все так же спокойно, слегка отвлеченно ответил Атамарик. Судя по всему, в действительности командовал он, и сейчас решил, что таиться глупо. Затем, встряхнувшись, гном вперил в командира давящий взгляд. — Он необходим обороняющимся и должен быть доставлен на планету как можно скорее.

Светлая чистая улыбка на лице полукровки не поблекла ни на йоту.

— За дополнительную плату, разумеется. Прорыв через порядки сражающихся флотов не только не предусмотрен контрактом, но и крайне вреден для моей хрупкой и ранимой душевной организации. Плюс пятьсот. Тысяч.

— Согласны.

Хорошее настроение мигом Аллара исчезло. Продешевил. Надо было больше просить.

— Корабельный юрист оформит документы, подпишите, и начнем.


Жаба по имени Жадность грызла командира с момента оформления сделки, и легкость, с которой прижимистые в обычном состоянии бородачи согласились использовать ненужный грузовик для отвлекающего маневра, только усилила муки. Срывать зло на команде он не стал, воспитание не позволило, однако дурное настроение капитана подчиненные заметили. И — порадовались. Они давно заметили, что именно в состоянии мрачного недовольства всем и всеми лидер планирует самые изощренные, самые коварные свои операции, которые потом долго обсуждают экипажи других пиратских кораблей.

"Падающему Листу" предстояло приземлиться в одной из указанных гномами точек, где представители местной службы безопасности (или как там называется соответствующая структура) с нетерпением ожидают доставку ценного груза. Попытка прорыва осложнялась рядом обстоятельств. Во-первых, в составе окружившей планету эскадры Иерархии наверняка имеются корабли-сканеры, чья сверхчувствительная аппаратура представляет угрозу для маскирующего поля элларит-ка-надейт. Вторая проблема заключалась в неизбежном в условиях современной войны дружественном огне. Сомнительно, что защитники планеты при виде постороннего корабля станут долго раздумывать, скорее, сразу пошлют пару ракет или шарахнут со всей дури грави-импульсом. Придется сначала укрыться в каком-нибудь тихом местечке, аккуратно связаться с начальниками безопасников и только потом переместиться на предупрежденную об их появлении базу.

Задача сложная, но выполнимая.

Как и следовало ожидать, эскадра прикрытия отвлеклась на грузовик. Еще бы им не отвлечься! Механики Аллара сняли с двигателей блокировку, позволив гражданскому судну разгоняться до доступных одним военным кораблям скоростей. Установленные модули генераторов поля тоже выдавали характеристики, характерные скорее для тяжелого крейсера, хотя сконфигурировать купленную по дешевке аппаратуру нужным образом удалось не сразу. Вообще, по словам старшего помощника, прикрытие вышло халтурным, повезет, если продержится больше трех часов. С другой стороны, дольше и не надо, все равно двигатели скоро взорвутся от перегрузки. А до тех пор ведомый автоматикой грузовик станет водить за собой некоторую часть вражеских сил, прикидываясь убегающим военным кораблем гномов.

Куда сложнее проскользнуть мимо основной эскадры, занятой блокадой сопротивляющейся планеты. Счастье великое, что противокосмическая оборона Хамрига еще сопротивлялась и регулярно постреливала по орбите, мешая флоту поддерживать десантников и сбивая массивные конструкции гипноизлучателей. Из-за обстрела, проводимого передвижными мобильными установками, иерархи вынужденно держались подальше, растягивая сканирующую сеть и невольно оставляя "дырки". В которые, при определенном желании, вполне можно проскользнуть.

Для сложных вычислений люди использовали мощнейшие компьютеры, иерархи объединялись напичканными имплантантами разумами в сложнейшие цепи, слуги Хаоса молили о милости своих демонических хозяев подсказать нужный результат. Элларит-ка-надейт действовали иными путями. Раса сильнейших псионов галактики предпочитала получать информацию напрямую из информационного поля Вселенной, минуя промежуточные ступени. Однако без посредников могли обойтись только сильные и опытные мастера, которых, увы, в экипаже не было. Свои же личные особенности Аллар демонстрировать не собирался, старательно культивируя образ самого обычного полукровки. Поэтому Слышащий Мир, офицер связи, использовал иной способ вычисления пути, менее надежный и более громоздкий. Вычислительными мощностями в данном случае служил его собственный интеллект, представляющий единое целое с корабельными сенсорами и центральным процессором.

— Скорость семь, курс двадцать четыре, расстояние пять. В следующей точке повернуть на курс тридцать один…

— Интересно, что везут коротышки такого ценного, — тихо прошептал старший помощник.

— Пси-генератор, скорее всего, — вяло откликнулся Аллар. — Думаю, гномы узнали о планах Иерархии и решили подготовиться к вторжению, заказали планетарный щит у наших сородичей. С артефактом полной защиты у десанта законников нет шансов. Вот только атака последовала раньше времени, причем, хочу обратить внимание, мы в любом случае не успели бы доставить груз по назначению. Судя по обрывкам переговоров, война шла уже в момент нашего отлета.

— Вы полагаете, разведка законников узнала об артефакте?

— Я не исключаю этой возможности. Она мне импонирует. Значит, вторжение началось раньше запланированных сроков, и шансы защитников повысились. Гномы обрадуются посылке, отобьются, и, если повезет, дадут премию. — Мысли командира витали вокруг иных тем, поэтому изъяснялся он несколько сумбурно. Правда, офицер понимал его без труда. Он привык, что в любой ситуации капитан думает прежде всего о собственной выгоде. — Нет, жадные слишком, денег не накинут. Зато могут контракт предложить долгосрочный, или рекомендацию дать.

— Входим в атмосферу, точка высадки номер четыре…

— Зовите гномов, Каэро, пусть сами общаются со своим начальством. И не забудьте записать, на каких частотах пойдут переговоры — вернемся домой, продадим эти данные инквизиторам.


Кабинет Атамарика производил серьезное впечатление своими, мягко говоря, немаленькими размерами. По прикидке Аллара, сюда вполне можно запихнуть стандартный штурмовик, да еще и место останется. Показатель серьезного статуса хозяина, вызвавшего капитана для приватной беседы и окончательного расчета.

Ждать от такого разговора можно чего угодно.

— Должен сказать, капитан, с вами очень приятно работать, — начало Аллару понравилось, гномы редко хвалили кого бы то ни было. — Обычно ваши коллеги запрашивают за участие в боевых действиях куда большие суммы.

Приподнятое настроение испарилось без следа.

— Значит, премию дадите?

— Хе-хе, хорошая шутка! — оценил бородач. — У вас прекрасное чувство юмора!

— Я почему-то знал, что вы так скажете.

— Вот видите, мы с вами замечательно друг друга понимаем! Поэтому, полагаю, мне нет необходимости убеждать вас не распространяться о характере доставленного на планету груза? И, скажем так, об участии уважаемого мастера Бобина в получении вами заказа?

— При условии предоставления постоянной скидки на ремонт корабля. Двадцать процентов.

Аллар пребывал в твердой уверенности, что продать информацию о шпионе не удастся. Все мало-мальски серьезные спецслужбы наверняка вычислили настоящий род деятельности гнома. Оставалось выбить из ситуации хоть что-то.

— Думаю, десяти процентов вполне хватит, — постановил Атамарик. — Мы сейчас не в том положении, чтобы разбрасываться подарками.

Гномов действительно потрепали. До того, как пси-щит нейтрализовал действие гипноизлучателей, иерархи успели захватить один из промышленно-развитых районов и начать "обращать" местных жителей. Позднее десант уничтожили, флот вторжения потрепали подоспевшие корабли союзников, однако восстанавливать разрушенное бородачам придется долго. Много денег уйдет на услуги врачей, в том числе специалистов по стиранию закладываемых в сознание установок. Каковыми, кстати сказать, являются элларит-ка-надейт, правительство ближайшего мира-корабля уже согласилось заключить контракт на самых выгодных условиях. Для себя выгодных, конечно.

— Договорились.

— Подождите, молодой… эээ… человек! Куда же вы торопитесь!

— Очень хочу положить ваши деньги в банк, — признался Аллар.

— Нам как-то не улыбалось переводить деньги со своих счетов — пожал в ответ плечами гном. — Наличкой проще. Вот следующий контракт, если желаете, проведем официально.

— Следующий? — Капитан уселся обратно в кресло, поставив чемоданчик сбоку. — Хотелось бы узнать подробности.

— Конечно-конечно. Собственно, ничего сложного. Просто доставить маленькую посылочку в Туманность Осляби.

— Ее еще называют Адской Мясорубкой.

— Ненавижу пользоваться слэнгом, — доверительно сообщил Атамарик.

Полукровка задумался. Помолчал, прикидывая возможности своего корабля, вспоминая ходившие о туманности слухи. Затем не менее широко улыбнулся — есть шанс расквитаться с ушлыми бородачами!

— Давайте обсудим цену.

Пиратские серые будни

Родственников по материнской линии Аллар недолюбливал. Было за что: за чванство, за презрение к полукровке, за излишне высокое самомнение и за отношение к представителям иных раз как к существам второй категории. Элларит-ка-надейт, не считающие себя пупом земли, встречались редко. К счастью, капитан Варэдис входила в число тех немногих, кто относился к Аллару с искренним уважением и высоко оценивала его личные качества. Посему приглашение поучаствовать в совместном налете на человеческую планету Аллар принял без раздумий, условия же оплаты устроили обе стороны.

Собственно говоря, налетом готовящаяся операция называлась исключительно по привычке, в поход уходили не за добычей. Провидцы ветви Ирракер обещали заплатить Варэдис за доставку ценного артефакта, который в данный момент находился на занятой людьми планете, вот его-то и предстояло украсть в первую очередь. Если же получится захватить что-то еще — прекрасно, отказываться пираты не станут. Правящие круги элларит-ка-надейт не могли просто взять и послать свои войска, их "визит" неизбежно посчитают актом агрессии и отреагируют соответственно. В то же время, корсары официально считались явлением самостоятельным, чем-то вроде стихийного бедствия, их присутствие в любом районе космоса удивления не вызывало. Правда, и стреляют по ним без предупреждения, но это уже издержки профессии.

Серьезным фактором, осложняющим поиски, явилась целая рота Возлюбленных Детей из ордена Молота Правосудия. Элитные воины человечества откуда-то прознали о возможной атаке слуг Хаоса и готовились к отпору. Неприятное соседство. Детишки обладали детекторами, способными преодолеть маскировочные поля кораблей элларит-ка-надейт, встречаться с ними при обычных условиях пираты избегали. Но, опять-таки, при наличии щедрой оплаты привычные принципы пересматривались в соответствии с текущим моментом.


"Слеза Каэдэ" размерами превосходила маленький рейдер Аллара в пять раз и принадлежала к классу дальних рейдеров. Мощная машина, способная вторгаться далеко во вражеское пространство, несущая на своем борту две полных эскадрильи истребителей, не побоялась бы схватки с одним, а то и двумя человеческими крейсерами. Возникни такая необходимость. К сожалению, датчики сообщали о присутствии на орбите планеты четырех тяжелых крейсеров, двух линейных кораблей и одного авианосца, по системе летали еще восемь военных бортов классом пожиже.

Как следствие, флагман остался дрейфовать за пределами системы, на планету пришлось садиться "Падающему Листу".

Обмануть сканеры людей юркому кораблику труда не составило, даже с учетом несомого в трюме мобильного портала. Продвинутые технологии значительно облегчали переброску войск на поверхность планет. Как обычно, портал будет установлен в тихом безлюдном месте, после короткого периода настройки операторы свяжутся с другими вратами на борту "Слезы Каэдэ", и на землю ступит экспедиционный пиратский отряд. Серьезной нужды в крупных силах капитаны не видели, им всего-то требовалось проникнуть в замаскированное хранилище в одной из пещер гористой части основного континента, снять защиту и доставить груз на борт. По первоначальному плану поддержка воинов требовалась для безопасного сопровождения ценного артефакта до портала, не более. Правда, теперь обстоятельства слегка изменились.

— … своему стыду, никаких предположений на данный счет у меня нет, — первый помощник Варэдис склонил голову в ритуальном признании вины. — Причины столь быстрого появления слуг Врага покрыты тайной.

— Да какая там тайна, — подал голос Аллар. Полукровка с отрешенным видом рассматривал карту, на которой отражалось текущее расположение войск Доминиона, защищающих систему, и только что вторгшегося флота культистов Сференцы. Государство поклонников Хаоса давно тревожило набегами планеты Доминиона, пользуясь удачным соседством с прорывом нематериальности в реальный мир, уничтожить еретиков окончательно не удавалось уже полторы тысячи лет. — Посмотрите на расстановку сил ордена Молота, и сразу станет ясно, что здесь делают обе стороны.

Совещание проходило на борту флагмана маленькой эскадры, присутствовали старшие офицеры обоих кораблей. Некоторые из чистокровных элларит-ка-надейт с неудовольствием поглядывали на союзника, вот и сейчас штурман "Слезы Каэдэ" не преминул уколоть:

— Поведайте же нам свои измышления на этот счет, ибо, похоже, вы единственный, кто способен увидеть какой-либо смысл в действиях ничтожных варваров.

Аллар не стал игнорировать откровенно презрительное выражение ауры офицера, ответил в том же духе:

— Рад слышать пусть косвенное, но все-таки признание превосходства моего интеллекта. Хотя не думал, что придется объяснять очевидные вещи, — глумливое выражение исчезло с его лица, когда он повернулся к Варэдис. — Флот культистов по своему составу и качеству примерно равен флоту защитников, в сражении обе стороны понесут тяжелые потери. При этом у Доминиона есть базы, на которые он может опереться в случае поражения, у хаоситов же такого преимущества нет. Для них приемлема только победа. Если же учесть присутствие на планете Возлюбленных Детей, шансы сил вторжения банально уцелеть и добраться до дома скатываются к нулю. Можно, конечно, предположить, что следом за увиденными нами авангардом идет еще одна эскадра, крупнее, но я сомневаюсь — настолько больших сил еретики давно не собирали.

Тогда возникает вопрос: адмирал культистов идиот? Нет, он не идиот, идиотов отсеивают на должностях пониже. У слуг Пожирателя процесс выбраковки некомпетентных командиров поставлен очень просто и качественно, дураки долго не живут. Почему же адмирал продолжает наступление, а не отыщет цель полегче? В соседней системе есть богатые шахтерские копи, недалеко проходит трасса конвоев. Видимо, потому, что у него нет выбора. Чем-то важна эта планетка для Хаоса.

Теперь смотрим на расстановку сил ордена Молота, и видим не менее странную картину. Логически рассуждая, капитан должен готовиться к отражению возможного десанта. То есть, либо взять под контроль стратегические объекты, укрепить их как можно сильнее, либо собрать все отряды в единый кулак, чтобы разгромить десант сразу после высадки. Человеческие телепортационные технологии не столь надежны, как наши, но есть же масса других способов быстрой переброски войск. Вместо этого главный Брат раскидал отделения в одном ему известном порядке и — обратите внимание! — активно переговаривается с местными безопасниками. Мы не знаем, о чем конкретно они говорят, однако трафик очень плотный.

Вывод таков: и культисты, и силы Доминиона прибыли с какой-то важной целью. Для них важной. Теперь вспомним о нашем собственном задании, довольно щедро оплачиваемом, и зададимся еще одним вопросом — почему Провидцы внезапно возжелали получить в свои загребущие ручки артефакт, спокойно пролежавший в убежище хрен знает сколько лет? Может быть, потому, что иначе искомый предмет достанется конкурентам?

Аллар сознательно употреблял грубые формы речи, ему нравилось издеваться над утонченными сородичами. Тем не менее, слушали его внимательно. Одни пытались найти брешь в рассуждениях и унизить, другие сопоставляли факты.

— Ваши предположения достаточно логичны, — наконец признала Варэдис. — Мне есть, что возразить, но… Мы будем действовать исходя из ваших соображений, так надежнее. В любом случае, люди пока что не знают точного месторасположения тайника. Колдуны слуг Врага, возможно, получили какие-то сведения от демонов, однако они еще далеко. Преимущество во времени у нас.

— Обратите внимание, — постучал по карте Аллар, — рядом с убежищем артефакта находится только одна станция слежения плюс небольшой пост. Детишки еще не обследовали эту территорию. Если поторопимся, то сумеем забрать груз до начала боевых действий. Нейтрализацию местных солдат беру на себя, а вы пещерку отройте.

— Неожиданное молчание гарнизона вызовет подозрение.

Полукровка улыбнулся:

— Я не люблю убивать родственников. И вообще пацифист в душе.


Руфус лениво размышлял, чем заняться. Сходить в деревню? Тамошние мужики смотрят на него волком, а девок прячут по домам. Кабак закрыт, выпить нечего, ходящие по улицам бабы на морду просто страшные, да еще и настоятель пристает с дурацкими проповедями. Да, подрался маленько, с кем не бывает? И за выбитый глаз он честно заплатил целых три кредита, тот парень на них год безбедно жить сможет.

Лейтенант, сволочь, как вернулся из штаба, сразу завалился дрыхнуть. Есть у него, наверняка есть, не зря слетал. Поделился бы с подчиненными. Нет, приказал усилить постовую службу и подновить святые знаки на следящих машинах, как будто в этой глуши может объявиться враг. Враг! Проверка сверху — еще куда ни шло, так с ними давно известно, как следует поступать. За те три года, что служит Руфус в вонючей деревенской дыре, проверяющие прилетали три раза, охотились на местных тварей, пьянствовали, подписывали акт и все возвращалось на круги своя. Девок, правда, с собой привозили, туземками брезговали. Гады.

Сканер пискнул. Лениво бросил взгляд на экран монитора, сержант только сплюнул. Замотанное в грязнущие тряпки, с древним ружьем, к базе двигалось нечто. Местные охотники именно так выглядели со стороны — в длинных плащах бурого цвета, увешанные амулетами по самое немогу, со скрытыми широкополой шляпой лицами, шею прикрывает сетка из коры деревья лла, на поясе сумка с полезными мелочами, за спиной мешок. Этого охотника, правда, Руфусу еще видеть не доводилось, кажется… Да все они на одно лицо, чего их различать-то?

Охотник остановился прямо перед сержантом, присел на корточки, закурил трубочку. По местным обычаям начинать разговор сразу считалось неприличным, следовало помолчать пару минут. Вот охотник и молчал. Сержанту трепаться вообще не хотелось, он думал, как бы поразвлечься за счет дикаря.

— Сержант — большой человек, хороший человек, — внезапно высказался без предисловия охотник. — Хороший человек должен быть веселым человеком. Почему сержант грустит? Девки не дают, счастливый гриб закончился? Могу продать.

Руфусу захотелось дать местному в морду, но его заинтересовало упоминание о счастливом грибе. Ни о чем таком он прежде не слышал, а привозная трава стоило дорого.

— Что за счастливый гриб?

— Сержант не знает? — удивился охотник. — Ай, как плохо. Растет везде, маленький и белый, его козы едят. Люди глупые тоже варят и едят, продукт переводят. Ты хороший человек, я тебе попробовать дам. Понравится, товар продам, ты друзей угостишь, вместе смеяться станете.

С этими словами он порылся в лохмотьях и протянул скрученный лист, внутри которого обнаружился серый порошок без запаха.

— Под язык положи, быстрее радость придет.

К вечеру отошедший от кайфа сержант не только скупил у охотника на корню весь товар, он потратил месячную получку и раскрутил-таки торговца дурью на продажу рецепта. Взяв в долю весь состав базы (кроме продолжавшего отсыпаться в своей комнате лейтенанта), Руфус набрал в ближайшем овражке грибов и уселся перед маленькой жаровенкой, вооружившись планшетом. Процесс следовало записать, технология действительно не отличалась простотой.


Умения древних приводили в благоговейный трепет. Элларит-ка-надейт бережно сохраняли и развивали знания предков, но какая-то часть, в результате Войн Падения, неизбежно оказалось утраченной. Так и сейчас: даже располагая точными сведениями, тайник удалось найти не сразу. Как его открыть, тоже разобрались не с первой попытки, выданные нанимателем инструкции пестрели пробелами и советами "посмотреть на месте". Защита объединяла в себе сложнейшие технологии с тончайшими псионическими построениями, освобожденная из-под земли дверь была покрыта густым узором сияющих рун. Прошло два дня, прежде чем пираты проникли внутрь и с предосторожностями поместили артефакт — грубой формы камень красного цвета — в специально подготовленную шкатулку.

Аллар с удовольствием смотрел, как ушастые, все без исключения сильные псионики, стараются держаться подальше от цели своего путешествия. Артефакт, мягко говоря, фонил. Мерзко фонил, сильно. Настолько сильно, что исходящую от самого Аллара вполне материальную вонь окружающие не заметили.

— Демона надежно упаковали? — словно мимоходом поинтересовался он у Варэдис. — Среди Детей есть опытные псионы, способные учуять присутствие Врага хоть на другом конце континента.

— Дня четыре защита продержится, а на корабле я помещу шкатулку в Камеру Тишины. — Адмирал с интересом покосилась на покрытого слоем грязи полукровку. — Просветите меня, капитан, что вы сделали с солдатами? Мои бойцы утверждают, с базы доносятся какие-то странные выкрики, люди пускают фейерверки.

— Всего лишь познакомил их с результатами работы корабельного анализатора. Здесь очень хорошие люди обитают. Немного неотесанные, это да, и дисциплина хромает, зато подарили ящик с обоймами для этой древности, — капитан указал на свою винтовку. Судя по виду, производилась она в докосмические времена на прародине-Земле. — Думаю теперь, кому продать раритет. Кстати сказать, обратите внимание на фрески в пещере.

— Да, я уже восхищалась мастером художника, сотворившего подобную красоту.

— Надо бы срезать, перевести на корабль и продать антиквару, — продолжил мысль Аллар. Возмущенный взгляд собеседницы стек с него, как вода с промасленного комбинезона. — Тоже денежка. Ну что, уходим?

— Да, мы возвращаемся на "Слезу Каэдэ". Или вы тоже предлагаете задержаться?

— Что значит тоже? Артефакт надо побыстрее доставить заказчику. Должен сказать, соседство с плененным демоном лично меня пугает. Только, с вашего позволения, "Падающий Лист" немного задержится в системе, я не хочу рисковать и прорываться мимо двух готовящихся к схватке флотов. Лучше уйти осторожно, незамеченными. Вы летите, летите, мы вас догоним.


Уже находясь на значительном расстоянии от планеты, "Падающий Лист" замедлил движение. Здесь не было маневрирующих флотов, зато имелся прекрасный человеческий ретранслятор связи, которым, возможно, стоило воспользоваться. Капитан еще раз мысленно пробежался по сформировавшемуся в голове плану действий, кивнул сам себе, приказал "слушающему мир":

— Свяжите меня с капитаном Детишек. Только не позволяйте определить местоположение корабля.

Через несколько минут перед Алларом возникла небольшая, в полметра, голограмма собеседника. В реальности командор ростом достигал трех, как и все Дети. Сзади пришло ощущение восхищения, раздались изумленные вскрики подчиненных. Невольно капитан тоже залюбовался творением лучших генетиков Доминиона: идеальные черты лица, золотые густые волосы, молочно-белая кожа, ярко-синие глаза производили на склонных к эстетизму элларит-ка-надейт колоссальное впечатление. Иногда красота врагов приводила ушастых в шок, поэтому сражавшимся с Детьми подразделениям рекомендовалось использовать затемненные фильтры. Изображение не передавало ауры власти, окружавшей собеседника, но полукровка знал — все воины орденов умеют применять пси-силу.

— Зачем ты призвал меня, ничтожный ксенос?

Голос резонировал, пробирая до самых печенок. Голосовые связки Детей модифицировались таким образом, что звук, исходящий из них, модулировался по определенной частоте. Для простого разговора с командором ордена требовалась большая сила воли, ибо большинство людей воспринимали его слова как истину в последней инстанции. Противиться же отданному приказу было практически невозможно. Аллар видел людей, прыгавших в пропасть по воле солдата-Дитя, поэтому наличие в жилах смешенной крови очень его радовало. Против Голоса псионические навыки помогали слабо (в отличие от хороших глухих берушей).

— Слово "ничтожный" обойдется вам в лишние десять тысяч, — твердость в отношениях с фанатиком не помешает. — У меня есть информация насчет ваших противников. Будете брать?

В ментальной атмосфере рубки повисло удивленное молчание: за хаоситами на корабле не слишком следили, наоборот, старались держаться подальше. Против колдунов маскировка могла и не сработать. Впрочем, к посещающим командира "озарениям" и способности получать прибыль из чего угодно команда успела привыкнуть, поэтому особых эмоций никто не проявил.

— Откуда тебе знать замыслы слуг Нечистого? И чем ты докажешь, что не готовишь ловушку?

— Ничем, — пожал плечами Аллар, проигнорировав поднявшуюся вокруг бурю возмущения. За обвинение в пособничестве Великому Пожирателю ушастые убивали на месте. — Верить или нет, решать тебе. Однако должен отметить, что сто десять тысяч сумма для ордена ничтожная, пользу же может принести очевидную. Так что?

— Если ты обманешь, ксенос, — мрачно проговорил командор, — я стану преследовать тебя до конца твоих дней.

Он не угрожал и не преувеличивал. Возлюбленные Дети рано или поздно всегда уничтожали врагов, почитая милосердие признаком слабости.

Дождавшись поступления денег на расчетный счет и получив подтверждение от банка, капитан "Падающего Листа" расслабленно откинулся на спинку кресла. Замечательно. Активировав карту планеты, он световым маркером пометил на ней расположение разграбленного тайника:

— У командующего хаоситов приказ забрать из этого места какой-то предмет. Артефакт демонического культа. Ради него они сюда и прилетели.

Командор ничего не сказал. Просто его изображение внезапно погасло, голограмма пропала. Стоящий рядом старший помощник и правая рука капитана, Каэро, поинтересовался:

— Вы настолько уверены в намерениях культистов?

— Конечно. Поведение орденца, между прочим, только подтверждает мое предположение. Сообщение об артефакте его совсем не удивило, он ищет камушек сам и ждет чего-то подобного от врагов. Сейчас он пошлет команду прочесать местность, обнаружит вскрытый тайник, пошлет в мой адрес десяток проклятий, затем начнет готовить ловушку хаоситам. Зная, где враги собираются выбросить десант, устроить маленькую локальную бойню проще простого.

— Он прикажет кораблям нас преследовать.

— С какой стати? Его полномочия не беспредельны. Следов в пещере мы не оставили, доказательств, что артефакт забрали элларит-ка-надейт, у Детишек нет. Я всего лишь продал ему информацию, не более. А если командор и захочет поймать некоего капитана пиратского корабля, уведшего, как он полагает, добычу у него из-под носа…

Космос велик. Пусть ищет.

Неудачная попытка

— Петр Петрович, а вдруг не получится?

— Получится, голубчик, обязательно получится!

Престарелый профессор Бахтерцев с гордостью окинул взглядом собранную им установку. Дикая мешанина проводов, собранных вручную приборов и странного вида датчики служили внешним обрамлением для тускло-красного кристалла с оплывшими формами. При взгляде на небольшой, сантиметров пять в длину, предмет, возникало странное чувство оцепенения, глаза пристально начинали следить за ходившими в глубине сполохами. Постепенно приглушенное сияние завораживало, захватывало внимание наблюдателя, превращая человека в неподвижную куклу. К счастью, исследователи вовремя заметили неприятную особенность артефакта и научились с ней бороться.

— Мы не в силах объяснить производимые кристаллом эффекты, это так, — продолжил профессор. — Однако можем их использовать на практике. Не самое лучшее решение, признаю со всей ответственностью, однако ж выбора нет. Чтобы там ни писали в газетах господа большевики, Гитлер нападет если не сегодня, так завтра.

Профессор в дореволюционные времена принадлежал к партии кадетов и продолжал втихую исповедовать не соответствовавшие генеральной линии партии взгляды. Им уже не раз интересовались компетентные органы, но пока что Бог миловал. А если задуманное пройдет удачно, то палачи из НКВД его уже никогда не достанут.

Ассистент профессора поморщился и со вздохом потянулся к устройству, больше всего напоминавшему шлем морского царя — такой же причудливый, украшенный непонятными наростами и многочисленными лентами водорослей-кабелей. Именно с помощью данного прибора Ваня рассчитывал провернуть задуманную профессором авантюру. Внутренне молодой человек поежился, происходящее отдавало какой-то чертовщиной. Слишком уж странные, пугающие возможности давал хозяину кристалл.

— Так я начинаю? Нащупаю узловую точку и сориентируюсь по обстоятельствам.

— Действуйте, голубчик. Бог вам в помощь.


Сознание носителя упорядоченностью не отличалось. Прямо сказать, Ваня попал в голову шизофреника, и пока что не знал, как к данному факту относиться. С одной стороны, достаточно легко внушить человеку нужную мысль, представив ее собственной. С другой, неизвестно, к каким последствиям приведет отправленный сигнал, что выкинет сумасшедший и к каким выводам приведет безумная психика. Небольшой опыт ассистента не позволял с точностью спрогнозировать результаты. Однако, как совершенно точно сказал профессор, рискнуть стоило.

"Вторженец" в чужой разум с удовлетворением заметил, что попал именно туда, куда нужно. Узловая точка, событие, способное изменить историю, позволить переписать ее заново. Ну, так они предполагали, проверить правильность выдвинутой теории на практике пока что не представилось возможности. Эта попытка была первой, как говорится, "или пан, или пропал"!

Первая осторожная мысль, "тогда ты был героем, а теперь — обыкновенный полицейский", вызвала необычайно острую реакцию. Неудовлетворенное честолюбие грызло носителя, подтачивая его психику. Неизвестно откуда появилась мысль "вдруг он действительно здесь?", одновременно из глубины сознания всплыл портрет толстого японца в европейском мундире. Чем-то этот человек был важен, его образ вызвал целый каскад эмоций и воспоминаний о войне и крови. И сразу, в силу некой безумной логики, носитель вернулся к первоначальной теме размышлений. Он внезапно понял, что люди, за которыми его поставили наблюдать, на самом деле не оказывают почтение памятнику жертвам гражданской войны, а внимательно изучают окрестности. Они шпионы. Их следует убить!

Результат Ваню более чем устраивал, однако вторженец сомневался в успехе попытки. Следовало выждать подходящего времени, когда жертва окажется беззащитна, и только тогда ударить. Вскоре такой момент представился, носителя поставили в оцепление, что как нельзя удачнее подходило для совместных планов обоих планирующих покушение людей. Правда, если один действовал осознанно, то второго понуждал на необдуманные поступки больной разум. Как бы то ни было, сейчас они оказались в одной упряжке.

Цель проезжала в коляске рядом с полицейским, когда он выхватил оружие, подскочил поближе и нанес удар. Неудачно, клинок соскользнул по полям серого котелка и слегка задел лоб. Шляпа упала с головы, тут же один из рикш подскочил и толкнул носителя. Впрочем, тот все равно успел нанести второй удар саблей, который, к несчастью, тоже получился скользящим. Раненый человек вывалился из коляски и бросился бежать, его спутник ударил нападавшего бамбуковой тростью по затылку, но повалить на землю не смог. Однако носитель на какое-то мгновение замешкался, короткого мгновения хватило для рикш, которые вырвали саблю из его рук, повалили и ударили по спине.

Покушение сорвалось.


В лаборатории Петр Петрович с тревогой наблюдал за все учащающейся пульсацией кристалла. По мере того, как стены комнаты все гуще оказывались окрашены в густо-алые тона, его все больше снедала тревога. Профессор успешно скрывал от ученика свои сомнения, но теперь был вынужден признать — попытка здорово попахивала авантюрой. Совершенно недопустимой в его возрасте и даже опасной. Но так хотелось не допустить кошмара…

Ведь если бы Цуда Сандзо сумел убить цесаревича Николая, многих бед можно было бы избежать. Михаил бы наверняка не допустил того кровопролития, которым окончилось правление его брата. Поэтому, обнаружив удивительные свойства странного предмета, принесенного знакомым археологом на экспертизу, немедленно попытался реализовать старую идею. Прежде она казалась ему глупой мечтой, однако перст провидения позволил ей осуществиться. Иначе как божьим попустительством ведь такое не назовешь?

Углубившись в свои мысли, профессор не заметил, как вспышки слились в ровное яркое сияние. Взрыва, поглотившего лабораторию и приведшего в полное недоумение экспертов-криминалистов, он не почувствовал.

Таинственного кристалла на месте происшествия не обнаружили.


Ваня безуспешно пытался вернуться в свое тело. Раз за разом он пытался уцепиться за тонкую нить, ведущую к месту постоянного обитания его сознания, до тех пор, пока силы не оставили его. Что делать дальше, бывший ассистент профессора не знал, и просто висел в отливающей багровым темноте.

Находиться здесь ему предстояло долго….

История Фролыча

— Ты понимаешь, какое это ЧП? Своим мозгом с тремя высшими образованиями понимаешь?

Генерал смотрел на улыбающегося подчиненного и наливался дурной кровью. Майор Панкратов себя ценил высоко, дела расследовал быстро, имел дерзость высказывать начальству правду в глаза. Правда, кое-какое чувство самосохранения у него все-таки наличествовало, из-за чего сейчас он придержал язык за зубами и не стал озвучивать свои мысли.

А думал майор сразу о нескольких вещах. Вид брызжущего слюной генерала напомнил ему теорию какого-то философа, утверждавшего, что в природе все повторяется. Вот, например, орет Игорь Павлович, кровь к лицу приливает, морда краснеет. Толстоват генерал, скажем прямо. Галстук на груди параллельно полу не лежит, но и не болтается, есть галстуку на что опереться. И вид у генерала становится смешным до необычайности, нелепым, как у персонажа мультика. Ну не удержать Панкратову улыбку, губы сами собой в стороны расплываются.

Видит такое дело начальство, чувствует, что не доходит до майора вся величина начальственного гнева. И начинает орать громче, сильнее, с использованием новых языковых изысков.

Морда краснеет еще больше….

Замкнутый круг, однако.

Хорошо еще, что улыбку Панкратова относит Игорь Павлович не на свой счет. И это — вторая мысль. Ибо с утра звонили генералу из заоблачных аж кремлевских высот и грозили порвать очко на мелкие-мелкие кусочки, если он, бездарь такая, не в силах обеспечить безопасность первых лиц государства на вверенной ему территории. А как тут обеспечишь, если Сергей Иванович Панкратов, орденоносец и лучший спец отдела, ржет как сивый мерин?

Не отражайся качество следствия на устойчивости генеральского кресла и не завись его повышение (возможное, всего лишь возможное!) напрямую от отношения высоких столичных гостей, Игорь Павлович и сам бы посмеялся. Со стороны дело казалось высосанным из пальца. Как известно, Московский проспект — самая удобная трасса от аэропорта до центра города. Естественно, все правительственные делегации едут именно по ней. Значит, минимум раз в сутки проспект перекрывается дядьками с полосатыми палками, движение замирает, и по опустевшему шоссе с комфортом мчатся куда-то опаздывающие "слуги народа". То есть "демократически избранные представители народа", так теперь правильно говорить. До недавнего времени мчались.

Первый случай произошел месяц назад. Машина депутата Коваленко проколола колесо, вильнула, наехала на поребрик и встала. Пришлось депутату пересаживаться в машину охраны.

Ладно, бывает.

На следующий день заглох "Роллс-Ройс" замминистра финансов, причем, отчего он заглох, не смогли догадаться даже в правительственном гараже. Поменяли почти всю начинку, прежде чем автомобиль завелся.

Короче говоря, с тех пор ездить с конвоем и мигалками по Московскому стало опасно. Ежедневно случалось от одного до трех происшествий, причем исключительно с машинами чиновников. Как, отчего — непонятно. Приходилось ехать в объезд, что нравилось далеко не всем. Улицы-то в городе не идеальные, кроме того, легче перекрыть одну длинную трассу, чем десяток маленьких. Да и вообще… Трупов не было, всего три водителей пострадали от внезапно сработавших подушек, но что будет дальше? В цепь невероятных совпадений верилось слабо, все-таки, месяц — это слишком долго.

Проблема собственной безопасности у отечественной элиты в списке приоритетов занимала первое место. Всегда.

— Короче, Сережа, вот что я тебе скажу, — генерал схватился за сердце, жадно выпил стакан воды и нацелил толстый палец на майора. — Разберись с этой херней. Иначе когда меня уйдут, тебя я с собой прихвачу. Свободен.


Панкратов сразу обратил внимание на интересный факт. Все аварии происходили на строго ограниченном отрезке дороги — от метро "Фрунзенская" до станции "Электросила". Временные рамки отличались расплывчатостью, машины ломались утром, днем и вечером без системы. Наружка клялась, что ничего подозрительного не заметили, никаких посторонних лиц вблизи кортежей не замечали, техническое состояние парка автомобилей приближалось к идеалу. Техотдел уверен в "чистоте" участка, как-никак, ради проверки домов, уличных покрытий, квартир и прочих помещений на предмет нестандартной аппаратуры специалистов собирали со всей страны.

Пришлось сажать отдел за компьютеры. Дело дохлое, записи камер с маршрута следования просматривались уже не один раз и ничего не обнаружили. На всякий случай проверили всех, от торговки мороженым до последнего бомжа. Даже местный сумасшедший удостоился особого внимания комиссии, признавшей его неизлечимым, но безопасным. Вот, кстати сказать, и он сам, руками размахивает, смеется.

— Радость у человека, — позавидовал психу практикант Миша, — а нам работай.

— А чего он радуется-то?

— Захарий Фролович Иванов, коммунист, еще в Первой Конной сыном полка ходил и белых рубал. Серьезно говорю, на него целое досье есть. Жизнь у мужика — закачаешься, во всех заварухах участвовал, в лагерях трижды сидел. При Брежневе ему шизофрению поставили за слишком длинный язык, при Горбачеве выпустили, но, видать, что-то в башке помутилось. Вот с тех пор бродит по улицам, ругает власть. С тех пор, как катастрофы начались, каждый день на проспект приходит, как на пост. Машина еб… в смысле, сломается, старикашка покричит, примет дозу, и снова ждет.

Если смех продлевает жизнь, то Захарий Фролович имел все шансы жить вечно. На экране тщедушное стариковское тельце сотрясалось от хохота, причем дед умудрялся выкрикивать неслышимые, но безусловно обидные пожелания окружившей место происшествия охране. Наконец весельчака увели.

— И часто его видят?

— Практически всегда.

Если не считать выжившего из ума старикана, ничего общего в происшествиях не просматривалось. Точнее говоря, общего-то предшественники Панкратова накопали достаточно, только при ближайшем рассмотрении результатом выходил пшик. Майор, без особой надежды, просмотрел собранные бумаги, убедился, что подозревать Зиновия Фроловича глупо, и отложил папку в сторону. Нужно искать технику. В первую очередь еще раз прочесать весь проспект, нет, весь маршрут следования машин начиная от правительственного гаража, и проверить все наличное оборудование. Задача архисложная, денег и человеко-часов потребует немеряно, но выполнимая. Затем — сам гараж и его сотрудники. Их, конечно же, проверяли, случайных людей в структуре нет, однако лишний раз потрясти механиков придется.

И не худо бы провести эксперимент…


Захарий Фролович стоял на посту. Именно так он воспринимал это место: пост. Последний оплот в борьбе против мировой капиталистической системы, коварно воткнувшей нож в спину великой стране. Есть еще одно место, верное идеалам коммунизма, только далеко, далеко… Эх, братушка Фидель, в газете писали, сдавать ты начал. Держись, не умирай. Вдвоем мы с тобой остались, правда, тебе все же легче — успел какого-никакого преемника подготовить. Слабоват Чавес, мягкий слишком, жестче надо давить контрреволюционную гниду, да только у Фролыча и такого нет. А ведь скоро пора настанет в могилу ложиться. Пусть все предки жили долго, засиделся Фролыч на свете.

Машин стало поменьше, и старик оживился. Вот, сейчас поедут, враги народа, предатели. Нэпменов Фролыч презирал за гнилую торгашескую натуру, ненавидел же этих вот, продавших страну звездно-полосатому американскому дяде. Не для того он кровь проливал, чтобы зажравшиеся чиновники отправляли детей по Оксфордам учиться, пока простые солдатики в Чечне гибнут. Ничего, отплатятся кошке мышкины слезки, историческая неизбежность смоет мусор с пути развития коммунистического общества. В бога Фролыч не верил, но в существовании некой высшей справедливости не сомневался. Иначе с чего бы именно ему попал в руки камень?

Нет, не так: Камень. Небольшой, с указательный палец, тускло-красного цвета, его старик когда-то подобрал на местном пляже. Вроде, самый обычный осколок стекла, а чем-то притягивает. Завораживает. И что интересно — стоит поносить в кармане, как в голове возникают голоса, камень нагревается, цвет его становится ярче, насыщеннее. А если пожелать что-нибудь со всей силы, то непременно желание сбудется. Правда, потом слабость наступает и кожа по всему телу изнутри чешется. Ну да ладно.

Едут, едут сволочи. Губы старика шептали что-то невнятное, глаза, не отрываясь, следили за черным бронированным лимузином. Камень, Захарий Фролович каким-то шестым чувством знал это, пульсировал ярче, в такт бешено стучащему дряхлому сердцу. Остальной-то организм работал пока нормально (насчет головы дед с врачами спорил категорически), а вот мотор барахлил.

Показалось, или сегодня камень нагрелся сильнее обычного?

Есть! Старик радостно засмеялся. Машина на полном ходу вильнула, врезалась в стоящие на обочине древние "Жигули", место аварии торопливо окружила охрана. Фролыч задрал голову к небу, зачем-то погрозил кулаком и заковылял поближе, посмотреть. Сердце бешено колотилось, камень в кармане пульсировал с возрастающей силой.

Навстречу выдвигался милиционер с разведенными в стороны руками:

— Иди, дед, иди. Нечего тебе здесь делать.

— Ага, нечего, — согласился Фролыч. — Посмотрю только.

— Я сказал, иди отсюда, старый!

Гнев вспыхнул внезапно. Старик забыл, где находится, кто перед ним, зачем пришел сюда. С его губ сорвалось полушипение-полурычание:

— Пропусти!

Милиционер, случайно оказавшийся рядом с местом происшествия, заворожено следил за изменением облика любопытного старика. Лицо потекло, отвердело, складываясь в жуткую демоническую маску, в глазах зажглись красные огни, на пальцах выросли когти. Плечи под стареньким пиджаком забугрились мышцами, ткань затрещала. Существо сделало шаг вперед.

Схватилось за левую половину груди.

Пошатнулось.

Упало.

Видение пропало. На грязном асфальте лежал мертвый старик.


Милиционер никому не рассказывал о примерещившемся ему чудовище. В самом деле, сотруднику органов не следует верить во всякую чертовщину. То есть, верить-то он может, только замечать не должен. Потому что стоит ему сообщить непосредственному руководству о происках пришельцев с Альдебарана или кознях зеленых человечков, разливших бутылку водки на свежепереписанный отчет, как мигом придется искать другую работу. Намного проще убедить себя в том, что ничего не было, все показалось, старый хрен умер от сердечного приступа. Обычное дело.

Майор Панкратов убедительно доказал взаимосвязь между авариями и установленной недавно на машинах системой правительственной связи. После замены системы происшествия прекратились. Скептикам и недоброжелателям пришлось примириться с фактами, дело закрыли, майор получил премию.

Захария Фроловича Иванова похоронили на Северном кладбище.

Маленький, сантиметров пять, тусклый кристалл, найденный в кармане покойного, выпал во время перевозки тела. Его подобрала случайно оказавшаяся в морге медсестра, впоследствии подарившая непонятную находку случайному знакомому.

Но это уже совсем другая история.


на главную | моя полка | | Мир Дракона Хаоса. Рассказы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу