Book: Время перемен



Время перемен

Дмитрий Шелег

НЕЛЮДЬ. ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Время перемен

Время перемен

ПРОЛОГ

— Усиль концентрацию, сопляк! — раздраженно рявкнул Старик и, скривив недовольную гримасу, начал неторопливо ходить вокруг занимающегося меня.

Последив за мной некоторое время, он был вынужден констатировать тот факт, что теперь даже его гневные выкрики не могут добавить мне упорства и сил для выполнения упражнения. Поэтому умудренный большим жизненным опытом Старик решил использовать до ужаса банальный, но все же проверенный не одним поколением магов способ…

— Не сможешь закончить упражнение, — сказал он мне, гадко ухмыльнувшись, — будешь повторять руну «Рё» еще сто раз…

«Вот же урод старый! Знает же, что она мне очень плохо дается!» — разозлился я и чуть было не потерял концентрацию, но, слава богу, в последний момент все-таки как-то успел перехватить части рассыпающегося знака и неизвестным мне самому образом закончить его. Эта маленькая победа будто вдохнула в меня новые силы.

«Все получится, — подбадривал я себя. — Нужно только чуть-чуть постараться, и тогда появится возможность немного отдохнуть…»

На восемьдесят третьем повторении у меня из носа пошла кровь. Но я уже давно не отвлекался по таким пустякам. Это еще в самом начале своих занятий я часто пугался подобных вещей, но обильная пища и магическая подпитка от огня быстро восстанавливали мои силы, и теперь я почти не обращал на это внимания.

Девяносто пятое повторение я встретил сильным головокружением. Нужно было остановиться, но я с упорством носорога продолжал лепить руну «Кё». Ведь если я не закончу эту сотню повторений, то мне придется тренировать еще и руну «Рё». А она пока для меня самая сложная…

«Сотый!» — мелькнула радостная мысль в голове, и я в изнеможении откинулся на спину.

Немного отдышавшись и придя в себя, поднялся из средоточия знаков и пошел к тазику с теплой водой. Отмыв себя от пота и крови, активировал печать огня и, нырнув в появившееся пламя, начал восстанавливаться.

— Отдохни немного, — проскрипел стоявший до этого неподвижно Старик и, запрыгнув на паука, бросил: — Через час будешь драться с Малышом, так что силы тебе понадобятся.

— Хорошо, — ответил я, а сам подумал, что Малыш — это серьезно и, скорее всего, он опять сделает из меня отбивную.

Когда Старик начал удаляться, я с недовольством потер печать ученика на своей груди. Блин! Никогда бы и подумать не мог, что занятия магией будут выглядеть именно так! Незаметно я скользнул мыслями в свои воспоминания. Перед глазами встала картина — как я очнулся после удавшегося покушения на городского начальника тайной канцелярии.

ГЛАВА 1

— А-а-а! — в ужасе заорал я и тут же проснулся.

Сердце бешено колотилось и, казалось, было готово выпрыгнуть из груди. Липкий неприятный пот пропитал мою рубаху и часть простыни, на которой я лежал. Глубоко вдохнув несколько раз, восстановил дыхание и успокоился.

«Спокойно. Это сон. Это всего лишь страшный сон!» — пронеслись успокаивающие слова в моей голове.

Приведя мысли в порядок, я осмотрелся и понял, что нахожусь в своей комнате, в трактире Люка. Остановив взгляд на двери, недоуменно подумал: «А почему в мою комнату еще никто не ворвался? Неужели мой дикий душераздирающий крик никого не заинтересо…»

Закончить мысль я так и не успел, потому что ее прервал грохот распахнувшейся от мощного удара двери, в которую тут же влетела обеспокоенная Мия.

— Нел! — закричала она и, подбежав к кровати, начала ощупывать меня со всех сторон. — Почему ты так кричал?! У тебя что-то заболело?! Руки? А может, голова? Судороги были?! Сердце не болит…

— Так, стоп! — прервал я разогнавшуюся девушку. — Спокойно, Мия! Со мной все отлично! Если не считать того, что ты меня здорово испугала, когда мощным ударом высадила дверь! — Я улыбнулся и, прислушавшись к своим ощущениям, добавил: — У меня ничего не болит, и чувствую я себя просто отлично!

Я попытался вырвать свое куцее детское тело из цепкого захвата целительницы, но тут же наткнулся на жесткое сопротивление с ее стороны и на время отступил. Справедливо решив, что чем меньше я буду ей мешать, тем быстрее она меня обследует, я расслабился и отдал себя в руки медика-профессионала.

Удовлетворенно кивнув в ответ на мою покладистость, девушка положила руки мне на грудь и стала по ней водить. Тщательно все обследовав, она, немного озадаченная, села на стоящий рядом с кроватью стул.

— Что такое? — спросил насторожившийся я.

— Это просто поразительно! — воскликнула Мия и, уставившись на меня широко раскрытыми глазами, продолжила: — Еще вчера ты был похож на труп, в котором по ошибке теплилась жизнь, а сегодня ты полностью здоров!

— У меня просто регенерация хорошая, — ответил ей, — всегда такой была. Правда, после интенсивного восстановления очень есть хочется.

— Ур-бур-р-р, — забурчал мой живот, и я наконец понял, что чертовски голоден.

— Блин! Как я сама не догадалась?! — с досадой спросила Мия и в тот же момент оглушительно свистнула, да так, что у меня прям уши на мгновение заложило.

Буквально через пару секунд я услышал, как кто-то быстро поднимается по лестнице и ругается тихим девичьим голосом.

— В комнату Нела! — крикнула Мия, сориентировав неизвестную.

— Госпожа, — сказала вошедшая служанка, — чего желаете?

— Принеси похлебку.

— И мяса?! — добавил я. — Много мяса!

— Какого еще мяса, — возмутилась Мия, — ты целый день не ел! Ты хочешь заработать заворот кишок и диарею?! Ты нормальный?!

— Если бы я был обычным трущобным пацаном, я бы никогда не понял ни что такое заворот кишок, ни тем более что такое диарея! — ядовито заметил ей и уже нормальным тоном продолжил: — Мия, я тут только что чуть не сдох, и моя регенерация вытащила меня с того света. Неужели ты считаешь, что она не разберется с какой-то диареей?! К тому же я всем своим нутром ощущаю, что сейчас мне нужно именно мясо! И — много!

Повернув голову в сторону служанки, Мия начала диктовать:

— Горшок похлебки, казан мяса, полбулки хлеба и стакан молока, свободна.

— Спасибо, Мия! Ты у меня самая лучшая! — улыбнулся я.

— Похлебку ешь первой, — не повелась она на подлизывания.

— Хорошо, хорошо, — сказал я, поднимая руки вверх и признавая капитуляцию.

— Кстати! — спохватилась Мия. — Ты так и не сказал, что за жуткие крики доносились из твоей комнаты. Я-то уже подумала, что за тобой сама смерть пришла, и что отбегался мой маленький Нел!

— Просто мне плохой сон приснился, вот я и кричал, — честно ответил я.

— Интересные тебе сны снятся, — почему-то подозрительно заметила девушка. — Ты же весь трактир перепугал! У меня было такое ощущение, что тебя на куски режут!

— Ну я же не мог себя во сне контролировать! — возмутился я. — Это же невозможно!

— И что же тебе снилось? — заинтересованно спросила Мия. — Что заставило тебя, грозу трущоб, Нела Непобедимого и очень злого, визжать, как сопливая девчонка?

Я хотел было ответить, что, мол, на самом деле мне ничего не снилось, а кричал я из-за того, что мне стало скучно, да к тому же захотелось проверить, работают ли силы быстрого реагирования, но так и замер.

Блин! А что же мне действительно снилось?!

— Знаешь, Мия, — сказал я через некоторое время, — я не могу вспомнить свои сны, но, судя по мурашкам на спине, это что-то очень плохое. Может, во сне я умер?!

— Если да, то это хороший знак, — сказала мне девушка. — Мой учитель всегда говорил, что если человеку снится собственная смерть, то он проживет долгую жизнь, и она повернет в лучшую сторону.

— Я вообще-то Нелюдь, — сказал расстроенно, так как за время нахождения в этом мире ничуть не приблизился к разгадке своего происхождения.

— Нелюдь, человек, эльф, орк… Какая, по сути, разница-то? — спросила девушка. — Судьба видит всех, и для каждого у нее найдется своя дорожка.

— С нашим образом жизни я по своей дорожке далеко не уйду, — как-то пессимистично добавил, подумав, что все-таки не ту профессию для себя выбрал.

— Перестань! — возмутилась девушка, увидев, как я поник, и постаралась перевести разговор на другую тему: — Если честно, то я уже стала грешить на твои каналы на руках!

— Какие еще каналы?! — удивившись, я уставился на свои руки. План Мии «сработал».

— Магические, конечно! — сказала повеселевшая целительница и, будто о чем-то догадавшись, ехидно добавила: — Неужели ты не знаешь, что такое магические каналы?

— А-а-а, магические?! — будто бы в озарении спросил я. — Нет, не слышал.

Мия улыбнулась:

— Ну, тогда слушай.

— Подожди, Мия, лекцию прочтешь позже, — остановил я ее и, немного замявшись, спросил: — Лучше расскажи мне, как там Люк, он остался жив? И что там с остальными?! — помолчав мгновение, я тут же продолжил: — Судя по твоему поведению, все живы и здоровы, но все-таки мне хотелось бы услышать это от тебя.

Улыбка девушки померкла.

— Что-то не так? — подозрительно спросил я.

— Все нормально, — покачала головой Мия. — Все живы и почти здоровы. Волноваться не о чем.

— А почему здоровы только почти? Не поверю, что есть что-то, что не поддается твоему упорству.

Мия опять улыбнулась.

— Подхалим! — сказала она весело и тут же стала серьезной. — У меня не хватает энергии для того, чтобы залечить все их раны.

— Энергию найдем, — с облегчением сказал я, подумав о том. что фортуна, оставившая жизнь Люку, все-таки на моей стороне. А ведь могло бы все повернуться иначе! И его могло бы прикончить взрывом. И что тогда? Что бы мне оставалось делать? Полностью отходить под Никона? Заново выстраивать отношение с ним? Но я не хочу этого! Лучше я, как и раньше, буду учеником Люка. Это куда более привлекательный вариант…

— Они и так живы только благодаря тебе, — прервала мои размышления Мия и, выдержав паузу, добавила: — По крайней мере Люк и Тис точно. — Затем девушка немного задумалась и с деланым равнодушием спросила: — Нел, а давно ты научился брать энергию из огня?

— Всегда умел, а что? А разве ты так не умеешь?

— Нет, не умею, — покачала головой девушка. — Я даже никогда не слышала о подобном.

— Хм, и что мне тогда делать?

— В каком смысле? — удивилась Мия.

— Если я из себя весь такой уникальный, то как мне себя обезопасить? Не захочет ли какой-нибудь вивисектор меня выпотрошить и исследовать сей замечательный феномен? Лично мне как-то не хочется быть подопытной свинкой.

— Вероятно, захочет, — честно ответила Мия. — Но вопрос в том, узнает ли о твоем секрете кто-нибудь посторонний?

— Мой секрет знают Люк, Никон, Тис, ты, лекарь и еще два мужика, которые притащили тогда Никона. Многовато для сохранения тайны.

— Многовато, — согласилась Мия, — только вот те двое тупиц к тому моменту, как ты начал передавать мне энергию, уже были отправлены лекарем за какой-то сумкой в его доме.

— Все равно как-то многовато, — сказал я, скривившись.

— Все остальные будут молчать, — уверенно ответила Мия. — Никону, Люку, Тису и мне, я надеюсь, ты веришь?

— Да, — соврал я, — верю.

Я очень хорошо знал, что они из себя представляют. Как бы я им ни нравился и сколько бы полезного я им ни принес, в тяжелой жизненной ситуации, когда на одной чаше весов окажутся они, а на второй я, их выбор будет очевиден.

— Тогда и лекарю верь, — довольно улыбнулась Мия, — он дал Никону нерушимую клятву, так что, если тот скажет молчать, лекарь будет молчать.

— Пусть тогда скажет, мне так будет спокойней.

Наш разговор прервали служанки, принесшие мне заказанную еду.

Уловив запах горячего вкусного блюда, я перестал воспринимать слова Мии и широко раскрытыми глазами наблюдал за приближением подносов с едой.

— Ешь и подходи в комнату Люка, — сказала целительница, выходя из комнаты.

Пропустив девушку на выход, служанки поставили еду на лавку у стены и быстро удалились, плотно прикрыв за собой дверь.

Взяв ложку, я трясущейся рукой зачерпнул похлебку и тут же отправил содержимое себе в рот…

Похлебка продержалась жалкие мгновения до того, как была полностью уничтожена. Живот блаженно заурчал, а я почувствовал, как мои силы начинают возвращаться ко мне, а тело наполняется энергией.

«А почему бы не узнать, о чем сейчас говорят Мия с компанией? — мелькнула мысль. — Все равно есть буду, а так совмещу приятное с полезным».

Прислушался — хм… все в сборе, даже лекарь с ними. Стоп, а Мия где? Уже вроде должна прийти? Ищем Мию. Ага, вот она, поднимается по лестнице. С чем? Принюхался. С бутылкой вина.

— Ну что, как он? — донесся до меня слабый и взволнованный голос Люка, как только девушка переступила порог комнаты.

— Хреново, — сказала девушка. — Жив и вроде бы здоров, но психологическое состояние подавленное. Орал как резаный; когда спросила, из-за чего, сказал, что сон плохой приснился. Разочарован в выбранном пути.

— Раньше он так не кричал, — задумчиво сказал Люк. — Ты его проверяла?

— Конечно, проверяла! Я же сказала, что он здоров, не на глаз же я его состояние определила. А присниться ему всякое могло, он же был на грани.

— Вы узнали что-нибудь про его способность принимать и преобразовывать энергию огня? — услышал я заинтересованный голос лекаря, вклинившегося в образовавшуюся паузу.

— Почти ничего, — разочарованно покачала головой Мия, — сказал, что он так всегда умел, и попросил, чтобы о его таланте никто, кроме нас, не узнал. Он опасается, что его разберут на части.

Комната погрузилась в тишину.

— Если учитывать, что, раскрыв свой талант, он спас жизни мне и Люку, — прервал мимолетную паузу Тис, — то я согласен помолчать.

— Поддерживаю, — услышал я голос Никона. — И ты, Мик, — обратился он к лекарю, — помалкивай об этом.

— Сейчас мы похожи на рыцарей из дамских романов, — усмехнулся Люк, — такие же честные и благородные. Может, еще и за руки возьмемся?

— А ты откуда знаешь, что рыцари в дамских романах за руки держатся? Почитываешь иногда? — не остался в долгу Никон.

— Тут ты меня уел! — покладисто согласился Люк, и мужчины весело рассмеялись. Правда, смеялись недолго, так как больной зашелся в диком кашле.

— Люк! — закричала на него Мия. — Ты знаешь, сколько я в тебя трудов вложила?! Перестань страдать этой фигней, не маленький уже!

— Все, все, все, — я представил, как Люк поднимает руки в защитном жесте, — больше не буду.

Сразу после его слов я обнаружил, что вся принесенная еда давно уничтожена. С удивлением посмотрев на пустой поднос, скинул с себя рубаху и, подойдя к небольшой деревянной бадье, начал умываться.

«Ка-а-айфП!» — пронеслось у меня в голове. Хоть вода и оказалась прохладной, было очень приятно смыть с себя въевшийся пот.

Закончив умываться, оделся и пошел в комнату Люка.

— Всем привет! — весело сказал, открывая дверь. — Кто тут нуждается в срочной медицинской помощи?!

— Я нуждаюсь, — улыбнулся Люк, глядя на меня.

— Нел, — позвала меня Мия, — раз ты уже поел, то давай я еще раз проверю состояние твоих каналов.

Понятливо сняв рубаху, я вытянул перед собой руки.

— Постарайся не шевелиться, — сказала девушка и начала действовать.

Положив свои ладони мне на плечи, она стала медленно опускать их вниз.

Из-под ее рук появилось видное даже обычным людям бледное зеленое свечение.

Ощущения от диагностики были довольно необычными. На мои руки словно распылили спрей со спортивной заморозкой. Конечности заледенели.

— Ну что ж, — через некоторое время улыбнулась девушка, убирая свои ладони, — все с тобой нормально, каналы в порядке.

— Я это и так знал, — улыбнулся, надевая рубаху, — чувствую себя просто отлично!

— С твоей регенерацией это немудрено. Я бы удивилась, если бы за сутки ты не восстановился полностью.

— Сутки?! — удивился я. — Я провалялся без сознания целые сутки?!

— Чуть больше, — педантично заметил Тис. — На пять с половиной часов.

— Значит, сегодня воскресенье, — пробормотал тихо.

«Так, — начал я мысленно подсчитывать, — до уроков у Старика еще три дня. Есть время отдохнуть и навестить ребят».

— Через полчаса обезболивающее Люка закончит свое действие, — прервал мои мысли сидевший до этого молча лекарь, — поэтому я предлагаю начать его лечить.

— Ну что, подсобишь энергией? — повернувшись в мою сторону, спросила девушка.

— Конечно, — ответил я и принялся снимать рубашку — не хотелось пачкать ее.

Пока подручные Люка растапливали камин и делали небольшую перестановку в комнате, я вспоминал свою последнюю передачу энергии.

«Черт!» — спохватился я.

— Мия! — тут же позвал я девушку. — А где мой амулет?

— Вон там, — махнула она в сторону шкафа, — в белой шкатулке лежит, посмотри.

Метнувшись к шкафу, я нашел нужную шкатулку, в которой лежал мой амулет.

Облегченный выдох вырвался сам собой.

Оставив шкатулку на видном месте, подошел к камину, возле которого уже стоял большой стол, застеленный белым полотном.



Когда Люка положили на стол, все лишние вышли из комнаты, остались только я, лекарь и Мия.

Он лежал на животе, вытянув руки вперед.

Моему взгляду предстало очень неприятное зрелище. Его спина была в широких рваных ранах, покрытых сухими корками крови. К тому же правую сторону тела словно чем-то ошпарили. Ожог некрасивый, но еще благо, что только второй степени. Многочисленные волдыри на теле Люка — это явно лучше, чем обугленные до состояния полного отсутствия кожа и мышцы.

Всю эту «красоту» дополняли раны от открытых переломов. Их было ну очень много. Не понимаю, как Люку еще мужское достоинство не оторвало. Хотя, может, и оторвало, а Мия назад пришила, наверняка в первую очередь…

«Нет, лучше ее об этом не спрашивать, жизнь мне еще дорога».

Закончив осмотр Люка, одну руку я положил в огонь, а второй прикоснулся к спине Мии.

Зачерпнув немного энергии из огня, отдал ее девушке и прислушался к себе.

«Вроде бы все нормально, — подумал привычно. — Нигде ничего не болит, нигде не тянет».

Решив не рисковать, взял еще немного энергии, передал, прислушался. Все было нормально. Поэтому я без опаски принялся за передачу. Где-то на третьей сотне передач впал в некий транс. Не тот, который помогает мне ускоряться, а тот, в который впадают шаманы дикарей, напившись отвара из мухоморов. Восприятие времени для меня расплылось. Я действовал механически. Взял-передал, взял-передал, взял-передал…

Очнулся от того, что Мия начала меня трясти.

— Нел, очнись, все уже закончилось.

— А? Что? — не понял я.

— Все закончилось, говорю. Вставай.

— А, ну понятно, — протянул я и встряхнул головой, чтобы окончательно выйти из транса. Стоял я вполне уверенно, хоть и чувствовал легкое головокружение. Руки болели, но в принципе — вполне терпимо.

Переведя взгляд на Люка, увидел, что о былых увечьях напоминает только молодая кожа на местах шрамов и ожогов.

— Ни фига себе! — помимо воли вырвалось у меня.

— Это было не так-то просто, — сказала Мия, и только тогда я заметил нездоровую бледность ее лица, — пять часов лечения — как-то многовато.

«Пять часов?! Так много? — мелькнула мысль в голове. — Как только ноги не затекли?!»

Подойдя к полке, я достал из шкатулки амулет и надел его себе на шею. Затем развернулся к выходу и заплетающейся походкой двинулся к себе. Мия пошла за мной. Она принесла мою рубаху, которую я забыл, и, уложив меня в кровать, ушла. Мне же осталось только немного отдохнуть.

«Подремлю, а затем пойду к ребятам», — решил я, закрывая глаза.


Проспал недолго, видимо, сказался тот факт, что я и так целый день пробездельничал, организму надоело валяться в постели.

Резво соскочив с кровати, отметил легкость движений и то, что голова перестала кружиться, а вот руки еще немного ноют. Нужно будет их поберечь.

Опустившись на колени, вытащил из деревянного пола несколько гвоздей и отодвинул в сторону крепкую доску. Там находился один из моих тайников, которые я оборудовал в этой комнате. Достав несколько монет на мелкие расходы, вернул доску на место и, прикрепив нож к поясу, решительно двинулся к выходу из трактира.

На улице стояла замечательная погода, хотя и чувствовалось легкое понижение температуры.

«Нужно будет у кого-нибудь ненавязчиво уточнить, как в этом мире проходят смены времен года, — решил я подстраховаться. — Л то выйду как-нибудь поутру на улицу, а там снег лежит».

Откинув лишние мысли в сторону, начал методично обходить рынок в надежде увидеть кого-нибудь из своих парней. Но то ли фортуна сегодня была не на моей стороне, то ли никого из них на рынке не оказалось. Второе, конечно, вероятнее всего, так как я уже около получаса ходил по рынку и никого не заметил.

«А, может, они себе сегодня выходной устроили? — подумал я. — Или просто заняты обустройством на новом месте?»

Двинувшись к выходу с рынка, внимательно рассматривал представленные торговцами товары в надежде наткнуться на что-нибудь интересное. Как назло, ничего не попадалось.

Уже почти подходя к арке, неожиданно замер.

«Почему я остановился? Что меня насторожило?» — подумал и тут же почувствовал, как вдыхаю какой-то очень знакомый и вкусный запах. Усилив обоняние, еле удержался от того, чтобы не подпрыгнуть.

«Яблоки! — мелькнуло в голове, и мой рот тут же наполнился слюной. — Яблоки!» Не медля ни секунды, я быстрым шагом пошел в ту сторону, в которой, по моим ощущениям, находился чуть ли не целый яблочный склад. Ням-ням.

Мой нос привел меня к новому помещению на окраине рынка. Оно представляло собой крепкую торговую лавку довольно больших размеров. Вход охранялся четырьмя бойцами с бандитскими рожами и крепкими деревянными дубинами в руках.

«А ведь только недавно лавку здесь поставили, — мелькнула мысль. — Раньше здесь, насколько помню, стояла старая полуразваленная лачуга».

Вдоволь насмотревшись на лавку, я уверенным шагом двинулся в сторону двери и неожиданно чуть не получил крепкий удар в грудь. Мой внутренний зверь в этот момент почему-то даже не заворочался. Видимо, особой опасности в этой ситуации не было. Зверь оказался прав, я не сплоховал.

Увидев смазанный удар, идущий мне в грудь, сначала подумал: отбивать мне его или перевести на амулет? Затем, мгновенно приняв решение, успел не только войти в транс и отскочить назад, но еще и дернуть попытавшегося ударить меня человека за атакующую ногу.

«А ведь хорошо, что не принял удар на амулет, — отметил автоматически. — Пусть он и защищает меня от всех возможных атак, но заряд-то в нем не вечный. Да и пропускать направленные на тебя удары — это очень плохая привычка. Ведь так можно не только форму потерять, но и жизнь. По закону подлости амулет разрядится в самый неподходящий для этого момент».

— Какого хрена?! — эмоционально выругался упавший на заднюю точку охранник и зло спросил: — Сученыш, ты кто такой вообще?!

— Я — Нелюдь, меня на этом рынке все знают, — ответил, жестко глядя в глаза охраннику, и, угрожающе прищурившись, добавил: — А за сученыша ответишь!

«Судя по тому, что они обо мне не слышали, — подумал, входя в транс, — можно сделать вывод, что это новенькие, которые ни фига не шарят в местных раскладках. Но, как говорят на Земле: „Незнание законов не освобождает от ответственности“».

Стремительный рывок вперед — и, подскочив в воздухе, я нанес противнику удар основанием ладони в нос. Удар получился правильный и гармоничный. Как и учил меня Люк, я целился в точку непосредственно под переносицей и бил снизу вверх.

Из сломанного носа у мерзавца тут же пошла кровь, он закатил глаза и потерял сознание. Действие заняло около двух секунд, отскочив назад, я вышел из транса на том же самом месте, на котором входил в него.

— Ну что? Кто-то из вас еще считает меня сученышем? — спросил, глядя на охранников.

— Да тебе хана! Шалава малолетняя! — зарычал на меня самый крупный охранник. И, подхватив свою огромную дубину, рванул ко мне.

«Ну и увалень!»- уходя от мощнейшего, но медленного удара огромной дубины, подумал я.

Поняв, что промахнулся, охранник взревел, как бешеный бык, и тут же опять бросился на меня.

«Хм… Какой-то он ну очень медленный», — думал я, уходя от сильных ударов.

Двое оставшихся парней тоже не стояли в стороне, они взяли в руки дубины и пытались проследить за мной, чтобы в тот момент, когда им улыбнется удача, размазать по земле. Что интересно, в драку они не лезли, видимо, боялись получить от своего же товарища. Я, если честно, тоже боялся бы такого психа!

Устав прыгать туда-сюда, я подскочил к противнику и нанес мощнейший удар в голень. Дождавшись момента, когда он опустит голову вниз, резким ударом в подбородок отправил его в нокаут.

Выйдя во второй раз из транса, окинул оставшихся охранников убийственным взглядом, от чего их передернуло. Несмотря на результаты произошедшей только что драки, охранники старались сохранить независимый вид, но в их глазах я видел растерянность и непонимание.

Я их не осуждал, сам бы, наверное, офонарел, увидев ребенка, который, не напрягаясь, вырубил двух крепких мужчин.

— Что здесь происходит?! — услышал визгливый голос вышедшего из лавки толстячка.

«Наверняка хозяин лавки», — предположил, оценив его стать.

— Этот воришка, — один из оставшихся охранников ткнул в меня пальцем, — попытался войти в лавку. Сэм решил его отогнать, но получил в нос. Бена он тоже вырубил, вот мы и думаем, что с ним делать.

— Так что это получается?! — закричал на охранника визгливый толстячок. — Этот мальчишка победил Сэма и Бена?! Ты что, смеешься надо мной?! — ударив своей пухлой ладошкой охранника по голове, он повернулся в мою сторону. — Да с этим мелким недоноском любой справится! Не делай из меня дурака!

Оглянувшись, я заметил, что за спиной уже собралась приличная толпа народа, которая с любопытством наблюдала за развитием событий.

«Ну что ж, — заключил я, — это даже хорошо, что свидетелей много. А то как-то давно не поддерживал свое реноме психованного отморозка, как бы не начали забывать».

— Не будете рыпаться, останетесь живыми и здоровыми, — медленно растягивая слова, сказал я, глядя на оставшихся охранников.

Охранники, судя по рожам, были мужиками битыми и умирать за чужого дядю как-то особо не хотели. Так что сразу после моих слов они тут же сделали по два шага назад. Как только остановились, я рванул вперед, выйдя только на самый краешек транса, потому что хотел, чтобы за моими движениями смог уследить и обычный человек. Подбежав к толстобрюхому, пробил ему в печень, от чего у того подкосились ноги, и он упал на колени.

«А не маленький у него объем жира, — подумал тут же, — если бы был поменьше, он бы у меня давным-давно лежал в позе эмбриона и тихо постанывал, а так даже сказать что-то пытается».

— К-к-то ты? — проблеял толстяк.

Ответить я не успел, потому что за моей спиной раздался чей-то уверенный голос:

— Что здесь происходит?

Толстяк поднял голову, посмотрел на говорившего и тут же заголосил — даже заикаться перестал.

— Вы обещали мне защиту! Так что уберите отсюда этого мелкого недоноска!

Взяв толстяка за ухо левой рукой, я сильно потянул его голову вверх. Правой рукой достал нож и, приставив его к толстой шее торговца, немного поцарапал кожу.

— Ай-ай-ай-ай! — тут же заголосил тот.

— Как ты меня назвал? — прошипел я ему.

— А-а-а, помогите, убивают! — запричитал он. В толпе раздался смех.

— Эй, Нелюдь! — позвал меня все тот же уверенный голос. — Что здесь случилось? Почему ты приставил нож к горлу этого торговца?

Повернув голову в сторону говорившего, увидел трех людей Люка, которые отвечали за порядок на этом участке рынка. Ссориться и конфликтовать с ними я не собирался, поэтому отпустил толстяка и, вытерев нож об его же одежду, посмотрел на старшего.

— Его охранники напали на меня, когда я попытался зайти в лавку, мне пришлось защищаться.

— Это все Сэм, — сказал один из охранников, показав рукой на начавшего приходить в себя мужчину со сломанным носом. — Он подумал, что это воришка, и попытался его задержать.

— Я что, похож на воришку?! — жестко спросил, глядя охраннику в глаза.

Вообще-то вопрос был провокационным, именно на воришку я и походил. Но охранник, глядя в мои нечеловеческие глаза, тут же замотал головой.

— Что и требовалось доказать, — сказал я и, посмотрев на старшего, добавил: — Они первые на меня напали. Я был в своем праве.

— Да, — кивнул старший.

Повернувшись к толстяку, сказал:

— С теми, кто попытался меня ударить, я разобрался. Но вот с тем, кто меня оскорбил, нет.

Толстяк, видя, что следящие за порядком бойцы никак не реагируют на мои слова, а толпа выражает молчаливое одобрение, начал отчаянно мотать головой.

— А может, можно решить этот вопрос без крови? — спросил меня старший.

— Как это? — поинтересовался я у него.

— Пусть извинится за свое оскорбление какой-нибудь вирой.

Напустив на себя задумчивый вид, я повернулся лицом к купцу.

— Ну что, есть у тебя чем откупиться?

— Конечно, конечно есть! — начал заливаться соловьем купец. — У меня целая лавка продуктов на любой вкус. Лучший товар, низкие цены!

— Ладно, помолчи, — остановил я этого хитрого мужика, который даже в плохой для него ситуации пытался получить какую-нибудь выгоду. — Ты давно тут работаешь?

— Третий день, — ответил купец, жадно следя за каждым моим словом.

— Налог хозяину рынка щедрый носишь?

— Да-да! — еще больше преобразился купец. — Более чем щедрый!

— Тогда ладно. Грабить тебя сильно не буду. С тебя мешок яблок и бочка пива, а также два работника, которые донесут это богатство, куда нужно.

Купец с удивительным для его туши проворством вскочил с земли, ринулся в сторону лавки, и уже через тридцать секунд на улице стояли двое молодых парней, один с большим мешком в руках, а второй с бочкой.

— Молодец, — похвалил я купца. — В этот раз ты откупился, а следующего нашего конфликта, я надеюсь, не будет, иначе ты его не переживешь.

Сглотнув, белый как мел торговец скрылся в своей лавке.

— Эй, Нелюдь! — позвал меня старший этого района. — А зачем тебе бочка пива?

— А это не мне, — покачал я головой. — Это тебе и твоим парням — за беспокойство и понимание. Выпей с мужиками за мое здоровье.

— Заметано, — тут же заулыбался старший.

«Вот, я еще немного улучшил свои отношения с бандой Люка, так, глядишь, они совсем скоро станут считать меня своим…»

— Так, слушай сюда, — сказал я носильщику, — сейчас ты пойдешь со мной в очень опасные районы. Ничего не бойся, все вопросы я решу сам. Попробуешь выкинуть мешок и сбежать, догоню и сломаю тебе ноги. Ты все понял?

— Да, — тут же закивал носильщик, видимо, он отлично видел мою драку с охранниками купца.

Выйдя с рынка, мы направились к моему новому дому. Но, к удивлению, кроме охраны, выставленной Люком, там никого не оказалось.

«Дети уже давно должны были переехать, — с тревогой подумал я, — надеюсь, ничего не случилось…»

Оставив мешок с яблоками в доме, я отправил работника назад, а сам быстрым шагом пошел в сторону норы.

Хорошо, что никто не решился напасть на меня, хотя я и ощущал полные ненависти взгляды, бросаемые мне в спину.

Добравшись до нашего квартала, усилил слух и оценил обстановку. Посторонних не было. Только в норе слышались привычные разговоры моей ребятни.

«Слава богу, а то я уже даже переживать начал».

— Эй! Народ! Есть там кто дома? — крикнул, подойдя к лазу. — Открывайте!

— Это Нел! Открывай! — услышал с той стороны голос Ника, и засов в подвал тут же начал отползать в сторону…

Когда проход освободился, нырнул вниз.

«Как же долго я здесь не был!» — подумал, оказавшись в подвале и пожимая всем своим руки.

— А где Юра и Гнат? — спросил у Адама, заметив, что кое-кого нет.

— Они в разведке, — ответил парень. — Этой ночью идем на дело.

ГЛАВА 2

— Ну как тут обстановка? — спросил, подползая к нашим разведчикам, сидящим в нычке.

Двигался я конечно же бесшумно (для человеческого уха), поэтому при звуке моего голоса парни вздрогнули.

— Нел! — зашипел на меня Гнат. — На фиг так пугать?! И что ты вообще здесь делаешь?

— В гости зашел, — прошептал, пожимая ребятам руки. — Боевую готовность проверить.

— Что проверить? — не понял Гнат, тут же забыв, что нужно шипеть. — Боевую готовность?

— Да, это значит, я проверял, готовы вы к бою или нет.

— И как? Готовы? — поинтересовался Юра.

Я фыркнул:

— Нет конечно. Вы ж тут лежите, как ягнята на закланье. — Увидев непонимающие лица детей, пояснил: — Как глупые животные, которым сейчас будут перерезать горло, а они об этом даже не подозревают и смотрят невинными глазами.

— Мы не такие! — возмутился Гнат. — Мы вообще-то тут за обстановкой следим. К тому же это ты к нам подкрался, а не кто-то другой.

— Вот именно, — наставительно сказал я и поднял палец вверх, но, поняв, что в темноте дети, скорее всего, не видят этого жеста, продолжил: — А если бы это оказался кто-то чужой? Он бы вас запросто убил!

— Так, а что нам делать, если здесь почти ничего не видно? — нахмурился Гнат.

— Ну, например, можно поставить какую-нибудь ловушку, которая будет незаметна и мимо которой просто нельзя пройти, не потревожив. Главное, чтобы вы отчетливо услышали, что она сработала, и были готовы к бою. Также вы не имеете права прятать свои ножи, они должны быть всегда готовы к бою: положите их рядом с собой, и в случае чего вам не придется тратить драгоценное время, чтобы достать их. Ну и последнее, — сказал я, подумав, что уже малость заговорился, — было бы лучше, если бы вы при первых звуках моего голоса все-таки схватились за ножи, а не раздумывали, кто это там пришел.

Посмотрел, как ребята опустили головы, явно расстроившись, и поспешил их приободрить:

— Да ладно вам, — потряс их за плечи, — чего это вы головы повесили? Если бы все раньше знали и не сделали, тогда можно было бы расстраиваться. А так я уверен, вы в следующий раз придумаете какую-нибудь очень пакостную ловушку.



— Да, — кивнул Гнат, — мы придумаем такую пакостную ловушку, что ты пожалеешь, что сказал нам о ней.

— Договорились, — тихо рассмеялся я, — только тогда всем объясните, как правильно организовывать нычки, хотя, — я задумался, вспоминая свою службу в армии, — пожалуй, проведем несколько занятий на эту тему, так будет лучше.

— Лучше занятия, — кивнул Юра, улыбнувшись. — Хочу посмотреть, какие ты ловушки придумаешь.

— Посмотришь, — кивнул, соглашаясь, а сам подумал, что надо бы эту тему изучить заранее и крепко подумать, прежде чем проводить урок.

— Блин! — спохватился я. — Как раз спросить хотел, когда можно будет начинать?

Мальчишки переглянулись, прислушались к чему-то и кивнули друг другу.

— В принципе уже можно, — уверенно сказал Гнат и жестами показал мне вылезать.

Выбравшись на свежий воздух, мы соединились с основной группой и молча двинулись к небольшому двухэтажному зданию. Как объяснил перед этим Адам, здесь, на первом этаже, расположена швейная мастерская, и именно она является нашей целью. Охраной помещения занимался сам хозяин мастерской, который в одиночестве проживал тут же, на втором этаже. Несомненным плюсом являлось то, что этот мужчина был жутким пьянчугой и чуть ли не каждый день как следует нажирался.

— А если он сегодня не напьется? — спросил я тогда у Адама.

— Напьется, — уверенно ответил парень и рассказал следующее.

Он купил бутыль вина средней паршивости, выклянчил у лекаря лошадиную дозу дешевого снотворного, смешал все это и отдал Гнату, который под самый конец рабочего дня в мастерской «случайно» попался на глаза хозяину трактира, а затем выменял вино на большой кусок мяса и буханку хлеба.

— Так он же его, наверное, сразу и попробовал? Не мог же он явному вору просто так поверить, он же не совсем дурак.

— Ну проверил, ну и что? — пожал плечами Гнат. — Если ты из-за вкуса боишься, то он нормальный.

— Пробовал? — заинтересованно спросил я и улыбнулся уголками губ, заметив, что Адам немного смутился.

— Пробовал, — кивнул парень. — Глотнул маленько, вкус нормальный, пить можно. Отрубился в течение десяти минут. Так что средство проверенное.

— Ну а если он решит оставить вино на завтра?! — задал я следующий вопрос. — Такое же тоже может быть. Не отрицаешь?

— Может, — кивнул Адам, — для этого там Гнат с Юрой и находятся. Но, если честно, я сильно сомневаюсь, мужик любит выпить…

Уже на подходе к дому я понял, что наш план удался.

Дикий храп, доносящийся со второго этажа, был хорошо различим даже обычным человеческим ухом.

Гнат подскочил к стене и, словно паук, быстро вскарабкался по ней. Приоткрыл окно на втором этаже и запрыгнул внутрь. Потом, спустившись, открыл нам дверь и прошептал:

— Он выпил полбутылки.

Оказавшись внутри, мы не спеша начали обшаривать все помещения. Я предложил складывать все ценное в центр самой большой комнаты, а затем выбрать то, что нам больше всего понравится.

Пока дети занимались осмотром помещений, решил подняться в комнату хозяина и поискать там что-нибудь ценное.

Комнату нашел быстро, доносившийся из нее храп ясно указывал направление движения. Зайдя внутрь, с удивлением понял, что в комнате очень чисто и даже почти не воняет перегаром и вином. Почему-то эта картина совсем не вязалась с тем образом пьяницы, который возник у меня в голове после описаний Адама. Ну да ладно.

Хозяин мастерской уснул, сидя за столом, успел только положить руки под голову. Массивный серебряный кубок, из которого он пил, сиротливо валялся на полу. Бутылка со спецпойлом и закусь стояли в центре стола. Не удержавшись, я схватил со стола кусочек копченого мяса и с удовольствием засунул его себе в рот.

— Вкуснотища! — сказал сам себе и, взяв в руки стул, двинулся в сторону единственного в комнате шкафа.

«Неужели тут ничего нет?» — ругнулся про себя, заканчивая ковыряться на самой верхней полке.

Просунув руку подальше, наткнулся на нечто твердое и продолговатое.

«Шкатулка», — подумал, доставая из шкафа довольно тяжелый предмет.

— Ты кто такой вообще?! — неожиданно прозвучал хриплый уверенный голос за моей спиной.

Адреналин ударил мне в голову, и я, моментально войдя в транс, оттолкнулся от шкафа и, сделав сальто назад, в воздухе достал нож и приземлился на пол, тут же повернувшись на сто восемьдесят градусов.

Я был готов к бою, к жесткой битве насмерть, но ничего не происходило. Мужчина лежал все в той же позе, а все мои чувства подсказывали, что в комнате, кроме нас, никого нет.

Почувствовав себя дураком, вышел из транса и настороженным голосом произнес:

— Кто здесь?

Мгновения тишины разорвал голос разговаривающего во сне мужчины:

— Да мне по фиг, кто ты такой!

Сплюнув в сторону, перестал обращать внимание на этого мужика и, напомнив себе, что время не резиновое, быстро обыскал всю комнату.

Наградой за усердие оказались два кошеля, лежавшие под кроватью, один совсем маленький — с несколькими золотыми, а второй довольно большой — с серебряными и медными монетами. Перед уходом моя совесть потребовала оставить мужчине хоть какие-нибудь средства для дальнейшей жизни, но я успокоил себя тем, что не нашел ни одного тайника, а они здесь точно имелись, я чувствовал это. На шкатулке, кстати, была какая-то чуть заметная магическая дымка, поэтому я от греха подальше отложил ее в сторону.

Спустившись, обнаружил большую кучу всевозможного добра и полностью загруженных вещами детей, которые, оказывается, ждали только меня. Взяв то, что сунул мне в руки Адам, поспешил на улицу.

До нового дома мы добрались без происшествий. Ребята откуда-то узнали время движения дежурных патрулей, разработали несколько путей отхода, расставили на больших перекрестках и в ключевых местах наблюдателей, которые затихорились в нычках и следили за обстановкой. Это позволило беспрепятственно передвигаться по городу, а мне осталось только подстраховать их.

Кстати, наблюдающие оказались из банды Сереги, с которым у нас когда-то были терки. Мы еще тогда договорились с ним сотрудничать, но это случилось настолько давно, что я даже забыл. А Адам, вот молодец, не забыл и решил усилить наше положение в трущобах не за счет увеличения количества людей, а за счет заключения союзов и общих дел с другими бандами. Вот что значит интеллект в трущобах. Все продумывает до мелочей…

Бросив добычу в новом доме, мы двинулись в нору. Ложась на свой топчан, я с удивлением понял, что это первая операция с моим участием, в которой я остался цел, невредим и совершенно не рисковал жизнью.


Утром, как обычно, проснулся одним из самых первых. Сделав несколько быстрых маховых движений руками вперед и назад, немного разогнал кровь по жилам и пошел помогать Саше по хозяйству.

Первым делом подкинул дров в костер, так как ночью было довольно холодно. Дети спали как убитые — сказывалась напряженная ночка. Она далась им гораздо тяжелей, чем они хотели бы.

Набрав воды в котел, мы поставили его на огонь, и я уже собирался было помочь Саше с завтраком, но она в категоричной форме отослала меня со своей территории и отправила досыпать. Просто так валяться на кровати я не хотел, поэтому решил прогуляться на улице и подышать свежим воздухом.

Заслонка, закрывающая вход, уже была отодвинута в сторону, что указывало на то, что кто-то прямо передо мной вышел на улицу.

Поднявшись наверх, зябко поморщился. Погода на улице мне совершенно не понравилась. Небо затянули черные тучи, сильные порывы холодного ветра волочили разнообразный мусор по земле.

«Погода ни к черту!» — подумал я, прислушиваясь.

Звуки боя я разобрал сразу, и тут же, войдя в транс, рванул туда. К моему облегчению, это оказался обычный спарринг. Федот и Гнат кружили напротив друг друга с деревянными затупленными ножами.

Парни шарахнулись в стороны от меня, появившегося словно из ниоткуда.

— Блин, Нел! — воскликнул Гнат. — Ты опять пугаешь меня! Что это вообще было?! Ты только что появился в воздухе!

— Нет, не появился. Это был всего лишь транс, он помогает мне становиться в несколько раз быстрее. И я стал таким быстрым, что ты не увидел мое передвижение.

— Круто! — воскликнул Федот. — Этому тебя учит Люк?

— Да, — кивнул я.

— Тогда понятно, почему ты большую часть времени сидишь там, — сказал Гнат, — если бы меня такому учили, я бы тоже много тренировался.

— А нас ты можешь этому научить? — задал следующий вопрос Федот.

— Даже не знаю, — с сомнением покачал я головой. — Я же всегда умел пользоваться трансом, Люк просто учит меня подольше в нем находиться.

— А, так ты не все время бываешь таким быстрым? — расстроился Гнат.

— Нет, конечно, — рассмеялся я и решил сменить тему. — А чем это вы тут таким занимаетесь? Тренируетесь?

— Да, — несколько смущенно сказал Федот, будто я поймал его на чем-нибудь постыдном. — Адам сказал, что если мы хотим стать самыми сильными, то должны много тренироваться, вот мы и тренируемся.

— А остальные? — спросил я. — Зарядку по утрам все делают?

— Все, — кивнул Гнат. — Даже Саша выходит. Бегаем, кувыркаемся по земле, уже не болит ничего, еще груши бьем. Одной мало, так мы еще две сделали.

— Молодцы, — только и смог сказать им.

— Тоже решил размяться? — услышал голос Адама за своей спиной.

— Да, — повернувшись, ответил я.

— Тогда подожди, сейчас все выйдут — и побежим.

Для меня тренировка оказалась довольно веселой и легкой. Никто меня не бил, не заставлял рвать жилы в изнеможении, не принуждал двигаться в трансе на максимуме. Одним словом, отдых для души. Я с широкой улыбкой на лице побегал с ребятами, потом покувыркался, побил грушу — короче, оторвался по полной. Закончив тренироваться, мы спустились в подвал, потравили байки и принялись за оказавшуюся удивительно вкусной кашу.

— А что сегодня делать будем? — спросил Ник, глядя на Адама.

— В новый дом переезжать, — сказал он. — Если вы видели небо, то хорошо понимаете, что сезон дождей начнется в этом году немного раньше, чем обычно. Думаю, в это время в нашем подвале станет не очень комфортно.

Все дружно закивали, а я подумал, что здешняя зима, скорее всего, называется сезоном дождей и что почему-то ее название мне совсем не нравится. Ненавижу дождь!

— В прошлом году к нам вся вода сюда стекала, я так заболел, что чуть не умер, — сказал Кир в наступившей тишине.

— Ну, тогда не будем медлить. — И я скомандовал: — Начинаем собираться.

На то, чтобы сложить наши небольшие пожитки, ушло всего около получаса.

— Сделаем несколько ходок, — сказал Адам перед выходом. — Всем внимательно смотреть по сторонам, увидите что-нибудь подозрительное, сразу говорите Нелу или мне. Я, Гнат и Федот идем впереди. Юра следит за правой стороной, Альт за левой. Нел прикрывает сзади, остальные находятся в центре.

Построившись так, как сказал Адам, мы двинулись в сторону нового дома. Толпа детей, которая тащит много вещей — очень необычное зрелище, и при определенных обстоятельствах оно может быть достаточно прибыльным. Поэтому я совсем не удивился, когда нас попытались остановить.

— Оп-ля! — сказал борзоватого вида плюгавый мужичок, подруливая к нам. Одновременно с этим четверо его дружков спешно обходили нас вокруг, отсекая пути отхода. — Ну че, мелочь пузатая! Че ценного есть? Куда шарагой своей тащитесь?!

— А ты кто такой, чтобы нас об этом спрашивать?! — так же борзо ответил ему Адам, делая полшага вперед.

— Че?! — задохнулся от возмущения плюгавый, с удивлением оглядываясь на появившихся откуда-то людей. — Да у вас в районе мелочь совсем офонарела?! Посреди дня с вещами прутся, а когда их честный пацан останавливает, еще и борзеть начинает!

Закончив говорить, мужичок достал нож и начал перекидывать его из руки в руку. Дети тут же скинули вещи на землю и достали свои ножи.

— А мелочь-то богатая, — смеясь, пробормотал плешивый, пытаясь за смехом спрятать свое удивление, — каждый с ножиком!

Если честно, я и сам был удивлен не меньше, раньше ножей у нас было раз-два и обчелся, потому что это достаточно дорого.

— Будь уверен, — спокойно сказал Адам, — ножи они кидают очень метко, попробуете напасть — и получите несколько трупов. Не думаю, что кто-то захочет расстаться с жизнью ради наших скромных пожитков.

Оглядев нас намеренно высокомерным взглядом, плешивый харкнул себе под ноги.

— Ты прав только в одном, мелочь: мне на фиг сдались ваши скромные пожитки. Поэтому валите отсюда!

— Только тогда, когда вы со своими дружками уберетесь отсюда не хочется, знаешь ли, получить удар в спину.

— Ради твоего хлама нож портить?! — рассмеялся плешивый.

Харкнув себе под ноги, он махнул своим дружкам рукой, и они двинулись дальше по улице.

Подхватив вещи, мы продолжили движение вперед, и, кажется, стали еще более бдительными.

Я следил за Адамом, который слегка подрагивал. Видимо, адреналиновый отходняк дал о себе знать. Когда до дома оставалась ровно половина пути, из переулка вылетели двое нищих и с ходу рванули к нам.

Адам тут же скинул свои вещи на землю и несколькими четкими ударами отправил их в нокаут.

«Вот тебе и рохля!» — в очередной раз подумал я, глядя на Адама, который скомандовал продолжать движение. Парень очень сильно изменился за время нахождения в трущобах, и чем больше он здесь оставался, тем заметнее становились изменения. Это уже не тот дохлый сынок архивариуса, которого я нашел в подвале покойного Рыжего, это вожак маленькой стаи трущобных детей, который перегрызет горло любому, кто попробует причинить им вред. Адам, несмотря на довольно умеренное питание, стал шире в плечах и намного крупнее. Его движения сделались более осмысленными и резкими, из глаз пропало наивное выражение, черты лица загрубели, остро прорезались скулы, исчезла детская припухлость губ. Завершали образ мужественный подбородок и уверенный взгляд человека, отвечающего за других.

— Пойдем, — сказал я, подходя к парню и хлопая его по плечу. — Еще половина осталась.

Кивнув, Адам подхватил свои вещи и повел нас дальше.

Вторая половина пути оказалась на удивление спокойной. Никто к нам не приставал, не подходил с расспросами, не пытался наехать. Тишь да благодать. Полные ненависти взгляды немного волновали, но не так чтобы очень. Ведь взгляды не могут пустить кровь или убить, так что можно не обращать на них внимания.

Когда до дома оставалось всего ничего, я услышал странные звуки и дал команду остановиться. Пройдя вперед, пораженно замер.

Не веря своему счастью, ущипнул себя за руку и, увидев, что мираж не пропал, начал радостно улыбаться и махнул ребятам, чтобы следовали за мной.

— Почему такой счастливый? — подходя ко мне, спросил Адам и точно так же, как и я, пораженно замер.

Правда, как я понял по его немигающему взгляду, причины наших восторгов оказались совершенно разными. Если меня поразила бригада строителей, занимавшаяся ремонтом моего дома, то Адама поразила Мия, которая, должен сказать, в этих облегающих кожаных штанишках выглядела восхитительно.

— Сопли утри! — жестко бросил Адаму. — Это подруга Люка, а он мужик вспыльчивый, может неправильно понять.

Парень вздрогнул, непонимающе посмотрел на меня, и только через мгновение до него начал доходить смысл произнесенных только что слов.

«Лучше сразу опустить его с небес на землю, — мелькнула мысль. — А то еще навоображает себе непонятно что. Да и Мие это может не понравиться».

Услышав знакомый голос у себя за спиной, девушка повернулась в мою сторону.

— Нел! — крикнула она и помахала рукой. — Привет! Иди сюда!

— Пока ждите здесь, — кинул я Адаму через плечо, а сам двинулся навстречу подруге.

— Привет! — в ответ поздоровался я и, обведя руками картину разворачивающегося строительства, спросил: — Что это такое?!

— Это? — задумчиво переспросила девушка и тут же ответила: — Это часть моей благодарности тебе. Я подумала, что тебе будет тяжело приводить в нормальное состояние этот убитый в хлам дом, и решила немного подсобить.

— А как же принцип Люка о невмешательстве? — удивился я. — Он же сторонник жесткого обучения! Предпочитает кинуть человека в озеро с мутной водичкой и затем смотреть, как тот станет выплывать. Выплывет — молодец! Честь и хвала. А не выплывет — так туда ему и дорога. Неужели он не против твоей помощи?!

— Ну, — немного смутилась Мия, — вообще-то он категорически против. Мы с ним даже немного поспорили по этому поводу.

— «Ага, немного, — мелькнула мысль, — наверняка ты неплохо по нему проехалась, как в физическом, так и в психологическом плане».

— То есть он согласился с твоими доводами? — на всякий случай все-таки уточнил я.

— Конечно, он же еще восстанавливается, — продолжила говорить Мия, — и пока фантомные боли не прошли, отлично помнит, кому обязан жизнью и здоровьем. Так что я уговорила его на некоторое время закрыть глаза на свои принципы. Он разрешил мне нанять строителей, так что я тружусь во имя нашей дружбы.

— Спасибо! — искренне сказал я и крепко обнял девушку, уткнувшись ей лицом в живот.

«Мие должно понравиться!» — мелькнула в голове совершенно лишняя в этот момент мысль.

— Да ладно тебе! — весело сказала целительница и постаралась за улыбкой скрыть смущение, — пошли лучше, работу посмотришь.

Обход начался с внешнего осмотра дома.

— Крышу уже заканчивают латать, — начала рассказывать девушка, — окна, как ты видишь, уже поставили. Двери тоже на своих местах. Сейчас рабочие заняты заменой пола и строительством туалета.

— А печь? — с улыбкой спросил довольный я, так как размер помощи Мии превышал все, о чем я мог помыслить. — Печь, надеюсь, кто-нибудь отремонтировал? А то как же мы готовить будем?

— Нет нужды. Как сказал мне начальник строителей, она в отличном состоянии.

В этот момент мы закончили обходить дом и оказались около входа.

Придирчиво оглядев крепкую входную дверь, обшитую стальными полосами, я удовлетворенно кивнул и двинулся внутрь дома. Как и говорила Мия, рабочие занимались укладкой пола и лестницей на второй этаж.

— Когда они успели все это сделать? — не вытерпел я и посмотрел на девушку. — Мы же вчера ночью сюда приходили — ничего этого и в помине не было!

— Ну, вообще-то, — усмехнулась она, — я о ремонте этой берлоги и раньше задумывалась, так что мерки всех дверей и окон были сняты заранее.

— И количество нужного материала подсчитано, — добавил я.

— И количество нужного материала подсчитано, — согласилась целительница.

— Не знаю, как отблагодарить тебя, — сказал я, поднял голову и посмотрел Мие в глаза.

— Ты и так мне очень сильно помог, — серьезно глядя на меня, произнесла она. — Так что можешь не благодарить, я сама очень много тебе должна.

— Ловлю на слове, — улыбнулся я, ловя момент. — Мне как раз в скором времени может понадобиться твоя помощь.

— Нахал! — тут же возмутилась девушка. — Ты вообще одурел?!

— Мия! Ну ты же сама сказала… — Я и правда начал косить под дурака.

— Ничего я не сказала! — замотала она головой. — Я всего лишь отдала дань вежливости и сказала то, что должна была сказать! И вообще! — резко вспылила лекарша. — Сейчас заберу рабочих и скажу, чтобы все привели в первозданный вид, будешь знать, как меня на слове ловить!

Не успел я придумать оправданий, как Мия вдруг заинтригованно спросила: — А какая помощь от меня нужна?

— П-фу! — досадливо сплюнул я в сторону. — Ну Мия! Нельзя же так шутить! Меня чуть удар не хватил!

— Тебя? Ребенка?! — насмешливо фыркнула она. — В любом случае откачала бы, но теперь-то ты будешь знать, что нефиг надо мной прикалываться, а то я тебя быстро обломаю.

— Но мне реально нужна твоя помощь… — протянул я и попытался сделать глаза как у кота из «Шрека».

— Ха-ха! — рассмеялась Мия. — Малолетний убийца и вор хочет выглядеть милым и пушистым. Тебе самому-то не смешно?

Посмотрев на нахохлившегося меня, она продолжила: — Ладно, ладно, успокойся, не буду я над тобой смеяться. Лучше расскажи, какая помощь тебе нужна?

— Хочу, чтобы ты как-нибудь на досуге проверила состояние здоровья моих ребят. И, если нужно, подлечила. Ты же лучший целитель, которого я знаю!

— И единственный! — согласно кивнула Мия и продолжила. — Пошли к выходу, посмотрим на твоих ребятишек.

Выйдя на улицу и посмотрев на развалившихся на земле у дома ребят, Мия сказала: — Только перед осмотром мы их хорошенько отмоем и переоденем в чистую и теплую одежду, а то скоро сезон дождей, помрут ведь, как мухи…

— Они все чистые! — возмутился я. — И моются несколько раз в день!

— Это заметно, — кивнула девушка, показав на грязный нос Кира.

— Мы вообще-то с нашими вещичками через подземный лаз пробирались, если так можно выразиться, так что я не удивлюсь, если мое лицо тоже грязное.

— Ладно, забудь, — махнула девушка рукой, — и про вещи тоже, с этим я разберусь.

— У меня и материал соответствующий есть, — указал я на тюк с тканью.

— Потом это обсудим, — согласно кивнула она, лучше скажи, чем планируешь заняться сегодня?

— Ну… я как бы планировал приводить дом в порядок, — сказал задумчиво, — но так как с этим мне поможешь ты, я попробую решить несколько других насущных вопросов. А для начала сделаю то, о чем забыл.

— Адам, — обратился к парню, — найди свободную комнату на первом этаже, пусть пока все сложат туда наши вещи. Как закончите, выходите сюда, я скажу, чем сегодня будем заниматься.

Проследив, как ребята скрываются с вещами в доме, я повернулся к девушке и только хотел задать вопрос, как нас прервал непонятно как оказавшийся здесь Тис.

— Мия! — крикнул парень и тут же поздоровался со мной. — Привет, Нел! Там троих наших порезали, срочно нужна твоя помощь!

— Я приду позже! — кинула мне девушка и тут же, уйдя в транс, будто растворилась в воздухе, как, впрочем, и Тис.

Долго находиться в одиночестве мне было не суждено. Уже через несколько мгновений из дома начали выходить дети. Когда все собрались вокруг меня, Адам спросил:

— Чем будем заниматься сегодня?

— Искать новых людей в нашу банду, — ответил я.


Вот уже около трех часов мы бродили по рынку, но никого подходящего так и не нашли. На улице с начала наших поисков заметно похолодало, небо заволокли большие темные тучи, в воздухе ощущалась надвигающаяся гроза. Народ в большинстве своем начал расходиться по домам, и я решил, что никакого смысла болтаться на улице нет. Всех, смутно подходящих под наши критерии, мы опросили, не годился никто…

Подозвав к себе Адама, я сказал ему собрать всех ребят и отвести домой, сам же остался на рынке, отговорившись желанием еще немного прогуляться на свежем воздухе.

Мое настроение было препоганым, и это несмотря на то, какой шикарный подарок преподнесла мне Мия. А все дело вот в чем: сегодня я понял, насколько самоуверенным стал. Я привык, что по каким-то счастливым стечениям обстоятельств все мои планы выполнялись так, как и были задуманы, а все неожиданные повороты в жизни не только не доставляли неприятностей, но и приносили большую прибыль. Сегодня по моему самомнению нанесли тяжелый удар. Хотя, скорее всего, это всего лишь маленькая неприятность, и я сам себя просто-напросто накрутил… Или на меня так действует скорое приближение грозы? Фиг его знает. Скорее всего, а то что-то как-то я очень уж размяк. Буду считать, что сегодня просто не мой день.

— Эй! Отрок! — услышал я знакомый старческий голос за своей спиной — Чего грустный такой?! Что случилось? Почему старых друзей не признаешь?

Обернувшись, непроизвольно улыбнулся и искренне произнес:

— Здравствуйте, дед Димитрий! Не видел вас, задумался! И не грустный я ничего, просто временные неприятности. А как ваши дела? Куда пропали, что вас-то не видно было?!

— Ух ты, сколько вопросов! — улыбнулся старик и, поправив шапку-ушанку на голове, ответил: — К ученику своему я ездил. Помощь моя нужна была. Вот и отправился на старости лет в путь-дорогу, да вот давеча и вернулся…

Дед, не договорив, неожиданно замер и внимательно всмотрелся в меня.

— Иди-ка сюда, отрок, дай-ка я тебя внимательно рассмотрю.

— Э-э-э, дед Димитрий? — неуверенно спросил я, не понимая, что происходит, но все же подошел к нему. — Вас заинтересовала моя внешность?

Дед без лишних слов взял меня за руку и, прикрыв глаза, замер. Медленно вдохнув полную грудь воздуха, он начал что-то беззвучно шептать губами, а затем, не открывая глаз, спросил:

— Так, значит, в ученики нави подался, отрок?

«Нави? — мелькнула удивленная мысль. — Это он Старика, что ли, так называет?»

— Э-э-э… наверное… — ответил я, не понимая, как он догадался, и решил это все-таки выяснить. — А как вы…

— Все вижу я, отрок, — перебил меня старик, открывая глаза и внимательно всматриваясь в меня, — печать ученика на тебе стоит, из старых, да и амулет на шее тоже очень интересный. — Немного помолчав, дед спросил: — Неужто в самом деле старый затворник взял ученика?

— Если мы говорим об одном и том же человеке, то да.

— Человеке? — переспросил дед Димитрий и расхохотался. — Не смеши меня, отрок! Люди столько не живут.

— А кто же он тогда? — не понял я. — На эльфа как-то не похож, а больше никого из долго живущих я не знаю.

— На эльфа?! — выпучил глаза старик и опять начал гоготать. Отсмеявшись, он кое-как вытер выступившие на глаза слезы и, качнув головой, задумчиво произнес. — Странно все это.

— Странно? — заинтересованно переспросил я, досадуя, что дед не поддался на мою провокацию и не рассказал про Старика что-нибудь интересное.

— Да, отрок, очень странно. На моей памяти старый затворник не брал себе учеников. А живу я долго, очень долго.

— А почему вы его называете старым? — задал я следующий вопрос, сделав себе мысленную галочку. — Сами тоже молодо не выглядите.

— Хе-хе-хе! — опять расхохотался старик. — Да потому что, когда я был в твоем возрасте, его уже называли старым затворником.

Вдохнув прохладный воздух, дед поднял голову и посмотрел на небо.

— Дождь чую, грозу, уходить надо, а то еще промокну, а мне, несмотря на способности, себя нужно как-то беречь.

Встав со своей лавочки, дед начал шустро собирать в мешки оставшиеся после продажи продукты. Не пожелав оставаться в стороне, я принялся ему помогать.

Когда продукты были сложены в небольшую компактную тачку, я задал следующий вопрос:

— А вы мне про печать ученика расскажете? И что значит — из старых печатей?

Усмехнувшись себе в бороду, дед потрепал мою макушку и на удивление шустро покатил небольшую тележку.

— Знаешь, отрок, — начал говорить он пристроившемуся сбоку мне, — похвальна твоя тяга к знаниям, поэтому я отвечу на этот вопрос, хотя я и не твой учитель. Старая вородьба, которую практикуем я и твой учитель, да и все старое поколение магов, колдунов, шаманов и друидов, включает в себя руны, формы и печати. Это очень сложный путь познания вородьбы, который требует от мага хорошего контроля и напряжения всех его интеллектуальных, духовных и магических сил. По понятным причинам наш путь не пользуется особой популярностью. Так как очень тяжел для освоения. Современные маги ушли от нашей магии очень далеко, они ушли в сторону от нашей системы и разработали новую, построенную на других принципах, более легкую для усвоения и доступную большинству одаренных разумных. — На секунду дед отвлекся и внимательно посмотрел в мою сторону. — Я тут малость увлекся и, скорее всего, говорю много умных слов. Ты хотя бы половину сказанного понимаешь?

— Да, — кивнул я неуверенно, — пока все понятно, кроме рун, форм и печатей. Что это такое?

— Хм, — подозрительно посмотрел на меня дед. — Раз понимаешь, то продолжим. Сейчас все поясню.

— Руны, — начал он аккуратно подбирать слова, — это древние магические символы, которые при напитке их энергией могут совершать различные действия, соответствующие их внутреннему содержанию. Можно скомпоновать вместе несколько рун, не более пяти, и получить неплохое заклинание, но для того, чтобы совершать действительно сильную вородьбу, нужно гораздо больше рун в одном заклинании. Но, как я говорил, больше пяти рун скомпоновать нельзя, получится взрыв — или совершенно ничего не получится.

— Как же тогда составлять сильные заклинания? — задал я нужный вопрос.

— Формы! — многозначительно сказал старик, подняв свой палец вверх. — Маги придумали формы! Они представляют собой геометрические фигуры, которые позволяют магу выстраивать руны в нужном ему порядке. Ну а при совмещении рун и форм получаются печати. Сложные магические компоненты, из которых, собственно, и составляются заклинания.

Дед не договорил, нашу интереснейшую беседу прервало еле слышное женское мычание, которое доносилось из находящейся рядом подворотни. Следом за всхлипом раздался жалобный плач маленького ребенка. Не раздумывая, мы тут же рванули вперед, при этом дед вместе с тележкой оказался у поворота быстрее меня, заставив меня удивленно на него вытаращиться.

— Это кто здесь шалит? — неожиданно суровым голосом спросил старик, опуская ручку тележки.

— Дед, не суй нос не в свои дела! — раздался хриплый голос из подворотни. — Иначе огребешь по самое не могу!

Улучшенное зрение показало мне двоих относительно молодых бродяг, которые прижали к стене перепуганную насмерть девушку с маленьким ребенком на руках. Первый из них одной рукой прикрывал ей рот, а другой держал нож у шеи, а второй в это же время задирал ей юбку.

— Ссильничать ребенка решили?! — яростно и зло произнес старик, и в то же мгновение непонятно как выросшие из земли растения, похожие на вьюны, подхватили неудавшихся насильников за ноги и приподняли над землей.

Не успели бродяги понять, что произошло, как их несколько раз хорошенько шмякнуло о землю. От болевого шока они потеряли сознание и отключились.

— Выживут — хорошо, — пустым голосом произнес дед, — а не выживут — так туда мерзавцам и дорога.

Подойдя к девушке, которая к этому времени сползла вниз по стене и беззвучно рыдала, дед помог ей подняться и отряхнуть платье.

— Что ж ты, внучка, с малым-то ребенком в таком плохом месте ходишь? — спросил он, отеческим жестом потрепав ее по голове.

Девушка еще не отошла от шока и тряслась, ребенок на руках громко плакал и не мог успокоиться.

Дед Димитрий, посмотрев на это дело, что-то беззвучно пробормотал, девчонка тут же успокоилась и удивленно заозиралась по сторонам, а ребенок замолк.

— Не удивляйся, — сказал он ей, — я маг. Расскажи, что ты тут делаешь, дитя?

Проникнувшись благодарностью к спасителям, девушка очень быстро начала рассказывать историю своего горя, и мои глаза чуть не вылезли из орбит!

Ведь мы с ребятами половину дня искали подходящего человека и никак не могли найти, а тут — раз! И такая удача!

Как оказалось, девушка всю жизнь прожила с матерью, работавшей поварихой у местного купца, какого именно, я как-то пропустил мимо ушей.

Купец — женатый человек — оказался падким на женскую ласку.

Мама девушки была довольно привлекательной женщиной, и чтобы не остаться без работы, ей пришлось спать с купцом.

Около года назад женщина забеременела, а потом родила мальчика, сына купца.

Сам купец, у которого от законной жены были только дочки, очень обрадовался долгожданному сыну и прилюдно объявил, что собирается официально признать своего наследника.

Скорее всего, это и послужило причиной того, что сегодня утром купца и маму девочки нашли в одной постели мертвыми. Ведь если бы купец официально признал сына наследником своего состояния, дети от первой жены ничего не получили бы.

Элиза, как звали дочь поварихи, узнав о смерти мамы, тут же взяла брата на руки и бросилась наутек. И успела вовремя, так как через несколько минут охрана дома уже вламывалась в ее комнату. Скрыться ей удалось при помощи комендантши, подруги матери.

Девушка ходила по городу целый день, не зная что делать, а потом попала в трущобы.

Когда она закончила свой рассказ, дед Димитрий пожевал бороду и задумчиво произнес:

— И что же мне с вами делать?

— А может, пусть пока поживет в моем доме? — бросил я свои пять копеек. — Мне как раз нужен человек, который умеет готовить. Ты же умеешь? — спросил у девушки.

— Умею! — кивнула она и, заметив мои нечеловеческие черты лица, тихо вскрикнула.

— Да не бойся, — махнул рукой. — Я обычный парень, очень хороший, ты не смотри на то, что маленького роста и необычной внешности, за мной будешь как за каменной стеной. С тебя готовка, с меня твоя безопасность и жилье. Идет?

— Идет! — неуверенно кивнула девушка.

— У тебя есть свой дом? — скептически посмотрел на меня старик.

— Есть, — кивнул я. — Вы же наверняка знаете, чей я ученик.

— Знаю, — отмахнулся старик. — В трущобах только один маленький наглец с твоей внешностью. Эх, — тяжело вздохнул дед, — пошли, проведу вас поскорей, а то точно под дождь попадем!

ГЛАВА3

— Вот это я поел! — улыбаясь, сказал Ник и с удовольствием потер свой плоский живот. — Даже дышать тяжело!

Остальные дети дружно поддержали его громким мычанием, ни на секунду не прекращая работать ложками. Что уж греха таить, я тоже недалеко от них ушел. Овощи, приготовленные Элизой, были просто потрясными! Даже Саша, которая вначале дулась на девушку из-за того, что та заняла ее место повара, сейчас смотрела на нее с немым обожанием.

Закончив есть, я поблагодарил нашего нового повара за вкусный завтрак и, встав из-за стола, понес грязную тарелку на кухню. Остановившись у выхода из столовой, обернулся и еще раз окинул взглядом комнату.

Больше всего мне понравилось то, что дети свободно и раскованно чувствовали себя за столом и весело переговаривались. Хотя еще утром вели себя очень неуверенно. Вспомнилось, что даже неунывающий Ник как-то робко усаживался на понравившееся ему место.

Стол тоже был удостоен особого внимания. Я еще раз оглядел его и остался очень доволен. Казалось бы, откуда он взялся? Ведь Мия решила ограничиться только ремонтом, о чем меня предупредила. Но в дело вмешался случай под названием «девочка Саша». Она со свойственной девочкам непосредственностью попросила Мию подарить ей стол, за которым поместятся все ее друзья. Мия подумала-подумала и решила удовлетворить желание единственной девочки в нашем небольшом коллективе. Стол и лавки к нему были построены, и Мия распорядилась сделать небольшой стол на кухню, чтобы появилась возможность нормально готовить еду.

Когда я с дедом Димитрием и Элизой вернулся домой, Мия сказала, что раз она и так сделала что-то сверх оговоренного, то больше мне ничего не должна, так как я неблагодарный пень и буду эксплуатировать ее снова и снова. Добавила, что рабочие уйдут, после того как положат пол на втором этаже. После, явно для того, чтобы взять меня на слабо, заявила, что принципиально не появится у моего дома целый месяц, а потом придет и посмотрит, чего же я, собственно, достиг за это время, как обустроил дом и что изменил.

Вызов я принял, благо уже знал, чем ее удивить, и даже предварительно поговорил с дедом Димитрием, который согласился подумать, как мне помочь.

— Нел! — позвал меня Адам, заходя в кухню со своей тарелкой и плотно закрывая дверь. — Нам нужно поговорить.

— Валяй, мой любящий секреты друг, — сказал я, запрыгивая на стол.

— Мы вчера так и не поговорили, — заявил парень, — сначала ты общался с Мией, затем с тем странным стариком, который подарил нам продукты, поэтому я хочу уточнить, что это за девчонка? Она та, кто нам нужен? Или она родственница того старика и просто поживет у нас некоторое время?

— Та, кого мы искали, — ответил я и начал загибать пальцы. — Суди сам. Во-первых, у нее, кроме малолетнего брата, которого нужно как-то вырастить и защитить, совсем не осталось родни. Во-вторых, ей некуда идти и не у кого просить помощи. В-третьих, она нуждается в защите и крыше над головой, которые мы можем предоставить. В-четвертых, как ты можешь заметить, она превосходный повар, что, собственно, очень актуально в нашем положении. В-пятых, она никак не связана ни с одной группировкой трущоб. В-шестых, она молода, и поэтому ее намного легче контролировать, чем взрослую женщину, которая при случае попыталась бы как-то влиять на нас. В-седьмых, Элиза довольна привлекательная девушка, которая тебе понравилась, — с усмешкой закончил я.

— Ну, — чуть заметно смутился Адам. — Это так, она хорошая. Но минусы тоже есть.

— Несущественные, — кивнул я, — и их, на мой взгляд, только два. Во-первых, у нее на руках очень маленький ребенок, которого нужно кормить очень редким в трущобах молоком, а это довольно накладно. А во-вторых, ее ищут, и, как я полагаю, ищут серьезно. Но все же, как я уже говорил, это несущественные сложности. С ними мы легко справимся. Денег на молоко у нас с лихвой хватит как минимум на полгода, а вопрос с преследованием исчезнет сам собой через пол года-год. Это время девчонка проведет в стенах нашего дома. Ее поиски прекратят. А если и нет, то за это время она очень сильно повзрослеет. В вашем с ней возрасте люди начинают стремительно меняться, так что не это меня беспокоит.

— А что же беспокоит?

— А беспокоит меня, Адам, то, что нас кое-кто подслушивает, — громко сказал я.

— Ничего я вас не подслушиваю, — услышали мы возмущенный голос Саши, и дверь открылась. — Мне просто интересно было узнать, о чем вы тут секретничаете!

— Так это же не секрет, — честно глядя в глаза девочки, произнес я, — хочешь узнать?

— Ага! — тут же подалась Саша вперед.

— А обсуждали мы, — еле сдерживаясь от того, чтобы не заржать, произнес я, — те самые ямочки, которые появляются у тебя на щечках, когда ты улыбаешься.

— Нел! — раздался возмущенный детский крик, и в меня полетела довольно метко запущенная грязная тарелка, которую я достаточно легко перехватил в воздухе и поставил на стол.

— Ладно-ладно, — сказал, поднимая руки, — я всего лишь пошутил.

— Я вообще-то хотела вас на какой-то там «компот» позвать, но раз вы не хотите…

— Хотим! — опередил меня Адам и, подхватив Сашу на руки, двинулся в столовую, куда через мгновение отправился и я.

Выпив стакан очень вкусного компота из ягоды, похожей на малину, предупредил всех, что сегодня, скорее всего, буду очень поздно, и вышел во двор.

«Нужно сделать веранду», — подумал, выходя из дома и направляясь в сторону рынка.

Несмотря на дождь, настроение у меня было замечательным. Еще бы! Ведь сегодня мое первое занятие магией!

Через минуту быстрой ходьбы я полностью промок, рубашка неприятно прилипла к спине.

«Вот же гадство! — выругался про себя. — А мне казалось, что я успею купить себе плащ и не вымокну до нитки!»

На рынке, несмотря на начавшийся сезон дождей, все было как всегда. Людей много, одни что-то говорили, вторые торговались, третьи зазывали покупателей, четвертые просто ругались на погоду и дождь, который никак не пройдет, пятые сидели в лужах с протянутой рукой и ждали подаяния. Короче, все как всегда.

Через несколько минут блуждания по рынку я начал закипать. А все из-за того, что ничего похожего на накидку или плащ, на глаза так и не попалось.

— Эй, Нел! — услышал я насмешливый голос Тиса за спиной, — не промок ли ты часом?

— Здорово! — сказал я, оборачиваясь и внимательно рассматривая парня. — Очень сильно промок.

А посмотреть было на что. Тис стоял в качественном черном плаще без своей привычной маски. С измененным магией лицом и красивой белозубой улыбкой.

— Не понял?! — непроизвольно вырвалось у меня — Что у тебя с лицом?

— Не обращай внимания, — легкомысленно махнул рукой парень. — Это моя новая внешность. Ты же помнишь, что, когда прогремел тот взрыв, мне неплохо потрепало лицо. Ты же тогда его просто по-быстрому залечил, и, как оказалось, не совсем качественно. Через несколько часов началось воспаление. Но потом Мия меня подлечила, а когда я проснулся, мое лицо уже было таким. Но, если честно, я рад, что она меня изменила и убрала мои выпирающие зубы, они мне никогда не нравились.

— Так это что, она тебя изменила в тот день, когда я очнулся?

— Да, — кивнул парень, — так что за мной должок.

— Отлично! — обрадовался я. — Тогда отведи меня в то место, где я смогу купить такой же плащ, как у тебя!

— Пошли, — просто сказал парень, и уже через несколько минут я был в уютной лавке и примеривал симпатичного вида темный плащик, самый маленький из тех, что нашлись у торговца. Он был мне немного великоват, но помощница торговца сделала несколько меток, и где-то минут через десять принесла ушитый по размеру плащ.

Примерив его, я довольно улыбнулся: плащ сидел на мне как влитый.

— Сколько с меня? — спросил, обратившись к торговцу.

— Нисколько, — услышал голос Тиса. — Мы с уважаемым торговцем сами разберемся. Я прав, Грольд?

— Да, да, — согласился явно разочарованный мужчина, — это подарок!

Хмыкнув, я поблагодарил Тиса, накинул на голову капюшон и, покинув лавку, наконец-то направился к выходу из трущоб.

Не успел пройти пару кварталов, как дорогу мне перегородили несколько парней.

— Симпатичный плащик, — услышал я голос одного из них.

— Знаю, — ответил, снимая капюшон, сделал я это намеренно, чтобы привести парней в чувство и избежать лишних конфликтов. Если честно, то в последнее время разборки что-то очень сильно стали меня напрягать, да и, признаться, калечить людей мне стало как-то неприятно. А делать это я просто обязан был, ведь моя репутация спасала и меня самого, и моих ребят от лишних проблем. А ребята для меня важнее, чем личный комфорт.

— А, Нелюдь, это ты, — на мгновение растерялся говоривший. — А мы еще подумали, мол, кто это в таком фартовом плащике в одиночку ходит? А это ты. Знали бы, ни в жизнь не подошли бы.

— Проехали, — махнул я рукой парням, для конфликтов совершенно не было настроения. Но, как назло, через квартал ситуация повторилась.

— Мне что, вас здесь всех сразу на куски порезать? — вскипел я, когда очередной парень прошелся по поводу отличного качества моего плаща.

— Эй, Нелюдь, не кипятись, — сказал высокий щуплый подросток, когда разглядел, на кого наехал. — Мы же не знали, что это ты! Ты же без вышивки ходишь! Так и не понять, что за человек-то перед тобой!

— А я не человек! — сплюнув себе под ноги, сказал им и вспомнил, что действительно, нашивки на одежде должны быть, чтобы можно было узнать, к какой банде относится человек.

Оглядев ребят, я увидел, что они немного трусят, но стараются не показывать этого.

— Проведите меня до выхода из трущоб, и мы забудем о нашем маленьком недоразумении.

Не выслушав ответа ребят, стремительно пошел вперед прямо через них, парни дали мне пройти, а потом без разговоров направились следом.

«Все-таки репутация у меня в трущобах просто замечательная, — подумал я, — жаль только, что для ее поддержания мне нужно избивать людей. — Через некоторое время после молчаливых размышлений в голову неожиданно пришла очень интересная мысль: — А что если через парней запустить несколько слухов про меня? Тогда и бить никого не придется, и репутация станет еще жестче».

На выходе из трущоб я остановился и, повернувшись к сопровождающим, произнес. — Надеюсь, больше у нас не возникнет недопонимания, а если мы и встретимся когда-нибудь, то только для того, чтобы посидеть в хорошей компании.

— Мы тоже надеемся, — сказал главный, и я, кивнув всем, усилил слух и пошел дальше.

— Я слышал, что он полный отморозок, — донесся голос говорившего со мной парня. — А вроде вполне нормальный.

— Нет, — сказал третий голос, — он полностью отсаженный. — Я помню его драку с Горбатым на арене, да и остальные его драки, которые видел. Там же было просто море крови! Он же псих! Говорят, что, когда он калечит людей, весело улыбается!

— Да врут! — убежденно сказал еще один голос, — у него в это время лицо вообще не меняется, как будто он не живой!

— А нас тогда почему не тронул? — скептически спросил тот, который разговаривал со мной.

— Да, наверное, уже убил сегодня кого-нибудь — вот и стал добреньким.

Закончив подслушивать, я мысленно посмеялся над последними словами, сказанными совершенно серьезным тоном. Хотя, если честно, слово «калечит» осело на моей душе скверным осадком. Не хотелось мне умышленно делать людей инвалидами, но я понимал, что пока по-другому нельзя, конечно, если хочу выжить и достигнуть поставленных перед собой целей.

Так в невеселых размышлениях я прошел ремесленный район и вплотную приблизился к району аристократии.

На рубеже между бедными и богатыми районами, как и всегда, находился сторожевой пост. Его я увидел издалека и с того момента начал думать, как же мне попасть в этот район. Собственно-то варианты не отличались особым разнообразием. Так что мне оставалось только ждать проезжающую мимо карету и попробовать проскочить вместе с ней. Шанс представился довольно быстро. Когда до поста оставалось порядка двухсот метров, мимо меня промчалась темная карета с затейливым гербом на дверях. «Это мой шанс!» — мелькнула мысль, и медлить я не стал. Войдя в транс, быстро догнал карету, нырнул под нее и закрепился.

Перед постом карета начала притормаживать, но беспрепятственно проехав его, тут же набрала скорость. Почему-то ее никто не решился остановить, видимо, человек, сидящий в карете, был важной шишкой или таким же лихачом, как мы — вспомнилось мне наше последнее дело.

Подгадав момент, я соскочил с кареты и взобрался на растущее рядом с дорогой дерево.

«Нужно придумать другой способ посещать занятия Старика! А то так я полдня добираться могу! А могу и вообще не добраться».

Осмотрелся, скрутив мешающий передвигаться плащ, взял его под мышку и двинулся по веткам в сторону нужного мне дома. Повезло еще, что несколько особняков я узнал по прежним своим посещениям, поэтому добрался до жилища Старика в рекордные сроки. Перестроившись на магическое зрение, миновал кишащую неприятностями поляну и бросился к открытому окну. Ловушки, как и обещал Старик, на меня не реагировали, поэтому я без труда и лишней акробатики пробрался внутрь дома. Даже странно, что маг не придумал ничего эдакого!

Как только оказался в коридоре, из одной из комнат показался паук и тут же угрожающе заклекотал.

— Иди на фиг! — сказал ему, вспомнив про свой защитный амулет. — Зови хозяина!

Паук защелкал жвалами и бросился на меня. В этот раз я отчетливо видел его движения и, приняв стойку, приготовился к бою. Но паук не стал нападать. Он просто подскочил ко мне, опустился на лапах, показывая, чтобы я садился ему на спину. Как только я воспользовался его предложением, он помчался вперед. Бежал паук по знакомому пути, поэтому я не сомневался, что прибудем мы в большой зал с пентаграммами, которые в этом мире называются печатями.

В принципе все так и оказалось. Когда мы спустились, Старик стоял в самом центре зала и что-то беззвучно шептал своими сухими губами. В тот момент, когда я отвлекся от разглядывания его старческого тела, он неожиданно подскочил ко мне и рявкнул:

— Ты — поздно!


— Концентрируйся! Тоньше линии! Тоньше! Правую сторону ровней! Ровней, я сказал! Да ты просто наказание, а не ученик!

«Вот же достал!» — чертыхнулся я про себя и попробовал сделать линии еще тоньше, хотя казалось, что тоньше они быть не могут.

— Ну вот! Что-то, похожее на квадрат нормального мага!

— Ай! За что?! — возмутился я, когда небольшая молния ударила меня в бок. — Я же все правильно сделал!

— За то, что твой квадрат превратился в прямоугольник! Тупица! Тебе нужно больше внимания уделять концентрации, если не хочешь, чтобы тебя разорвало на куски собственное заклинание! Видал я таких недоумков!

Кивнув, я привел фигуру в нормальное состояние.

— Теперь опять сделай линии тоньше, — подсказал Старик, — вот так. Теперь добавь в них энергии, чтобы линии визуально стали ярче! Да не делай их шире! Просто увеличь свечение! Вот! Держи, еще больше энергии!

Не выдержав напряжения, я на секунду потерял концентрацию, но этого хватило для того, чтобы свечение погасло, и я тут же получил очередной удар молнией.

К слову, я уже почти полностью был покрыт мелкими ожогами различной величины. А все из-за специфической формы обучения старого мага. Для начала он сказал мне раздеться, затем усадил в центр печати, в которой до этого сидел сам, и велел нарисовать перед собой линию.

— Как это?! — удивленно спросил я, за что получил первый удар молнией.

— Концентрируешься, представляешь мысленно, реализуешь в реальности, — ответил старик. — Все просто.

— Ну да, просто, — буркнул в ответ, за что опять получил удар молнией.

— Каждый раз, когда ты будешь отвлекаться и что-то говорить не по делу, я буду бить тебя молнией! Понял?

Я кивнул, видимо, маг принялся за меня всерьез.

— Ну, раз понял, тогда делай, а я послежу.

С первого раза у меня конечно же ничего не получилось, со второго — тоже, как, впрочем, и с двадцатого. Каждую неудачу Старик сопровождал едкими комментариями и ударами током.

Когда раз где-то на сороковой Старик ударил на меня током, я подскочил на месте и из-за дикого сочетания боли, ненависти и злости выдал пусть малость кривоватую, но все же линию.

Из-за того, что у меня все же что-то получилось, я несколько удивился, и линия пропала.

— А чего это ты вскочил? — спросил Старик и опять ударил меня током. — Пробуй еще раз!

«Если один раз получилось, то и второй раз получится», — подумал я и, сделав несколько глубоких глотков воздуха, попробовал повторить свой успех. На этот раз я не пытался рисовать, как делал бы ручкой на бумаге, нет, сейчас я просто представил, как передо мной появляется линия, и вложил в это действие немного магии. Не знаю, как это у меня получилось, но на интуитивном уровне я понимал, что именно в этот момент подаю чуть-чуть магии. Это выглядело точно так же, как с передачей энергии, когда я пытался дозировать проходящую через меня силу. Явление нельзя было как-то объяснить, можно только почувствовать.

— Молодец! — сказал Старик. — Наконец-то ты начал доверять своим чувствам и интуиции. — К моему удивлению, удара током не последовало, а маг продолжил говорить: — Магия — это не набор готовых формул и заготовок, магия — это искусство! Современные маги считают, что магию нужно познавать через сухие строчки учебников, выверенные формулы и четкие готовые заклинания. Я же скажу тебе, что это все чушь собачья! Да, они добились многого в конструировании простых заклинаний, но знай: одно и то же заклинание у магов старой и новой школы по мощности будет совершенно разным. У мага старой школы, который «слушает» и работает интуитивно, мощность в полтора-два раза больше! А теперь перейдем от теории к практике, попробуй еще раз!..Хорошо, а теперь сделай две параллельные линии… Параллельные, а не кривые! — удар током! — Ровняй! — удар током! — Убери и попробуй заново! Вот, что-то похожее, теперь добавь две линии по бокам и сделай квадрат…

Издевательство с квадратом длилось около двух часов, за это время я понял, что у меня отличный болевой порог, что Старик — полный отморозок, и если я останусь учиться у него, он расшибется в лепешку, но сделает из меня мага!

— Ладно, на, поешь! — протянул Старик тарелку с овощами. — Немного отдохнешь, и продолжим.

После обеда маг предложил мне создать два квадрата, конечно же у меня не получилось, и к разрывающей голову боли присоединилась боль от десятков ударов током.

— Все, на сегодня закончили, — сказал учитель, и по моему телу тут же прошло приятное тепло. Ожоги сами заросли, а головная боль стала вполне терпимой.

— Когда следующий урок? — спросил, не веря своему вопросу, ведь в голове отчетливо билась мысль, что нужно сматываться от этого психа.

— В четверг, — ответил Старик и продолжил: — И не думай сбежать. Ты сам согласился стать моим учеником и этим взял на себя некоторые обязательства. — Тут же мое сердце будто что-то сдавило, и я, ахнув, упал на колени. Это было предупреждение.

— Стой! — крикнул я запрыгнувшему на паука Старику. — Нужно придумать для меня нормальный способ передвижения! А то так я буду по полдня добираться.

— Сейчас придет наук, залезешь к нему на спину, и он подвезет тебя к одному подземному выходу из трущоб, оттуда будет намного удобней добираться. Паук будет ждать тебя каждое утро в дни занятий. Вопросы?

— Нет, — ответил я, поморщившись. Подо что же это я подписался?!

Посидев на полу еще некоторое время, пришел в себя и, оседлав тварь, произнес: — Ну что ж, поехали, что ли.

Не успел произнести последнее слово, как паук быстро рванул вперед. Почувствовав мгновенно подступившую к горлу тошноту, я, не помня себя, закричал: — Стой! Стой, скотина!

И, о чудо! Неожиданно для меня паук мгновенно замер на месте!

— Ого, — удивленно пролепетал я, и тошнота тут же отошла на второй план. — Ты что, меня понимаешь?

— Тк-тк-тк, — защелкал жвалами паук.

— У меня что, совсем мозги поплыли? — помотал я головой из стороны в сторону и в офигении спросил: — Или ты реально утвердительно прощелкал «да»?

Вдруг паук быстро дернулся вперед, а я ввиду своего печального состояния не успел за него покрепче ухватиться и упал на пол. Почувствовав это, тот развернулся в мою сторону.

«Все интересней и интересней», — подумал я, вставая с холодной земли и благодаря за безопасное приземление свой амулет. — Ты хочешь поговорить?

— Тк-тк-тк, — как я понял, утвердительно защелкал паук и замотал головой вверх-вниз.

— Ты разумный? — тут же задал я следующий вопрос.

Не знаю, как это получилось, но он так на меня посмотрел, что я тут же понял, какой я тупица.

— Ну, извини! — развел руками. — Сам видишь, в каком я состоянии! Голова просто жутко раскалывается!

— Тк-тк, — прощелкал паук.

— А как ты говоришь «нет»? — спросил я чисто так, для интереса.

— Ткт-ткт-ткт, — защелкал жвалами паук.

— Ну, круто! — искренне сказал я и залез ему на спину. — Ты не обижайся, но вопросами я тебя забросаю потом, сейчас же вези меня домой, и, если можно, помедленней. А то мне как-то хреновенько.

Утвердительно пострекотав, он тронулся с места. Это была моя лучшая поездка на пауке! Теперь я не пытался удержаться на этом монстре и просто, расслабившись, лежал на спине, раскинув руки в стороны. Передвижение больше походило на купание в море на надувном матрасе. Паук двигался так плавно и мягко, что мои глаза будто сами закрылись, и я уснул спокойным сном.

Не знаю, через какое время я проснулся, но на улице была ночь. Это стало понятно по темному дождливому небу, которое я увидел из лаза, ведущего наверх.

— Я долго спал? — спросил, спрыгивая со спины паука.

— Тк-тк-тк, — утвердительно прощелкал он.

— Ну, тогда спасибо, что не разбудил, — сказал ему и, попрощавшись, выбрался из-под земли.

Сориентировавшись на местности, быстро определил место своего нахождения. По счастливому стечению обстоятельств либо благодаря амулету Старика, который, вероятней всего, отслеживал мое местоположение, точка встречи с пауком находилась недалеко от моего нового места жительства.

— Тук-тук-тук, — постучал в дверь. — Федот, открывай, это я, Нел!

Тут же послышались шум отодвигающегося засова и тихое бурчание мальчишки. И как у него это получается?

— Где все? — тихо спросил я.

— Спят, — так же тихо ответил мальчик. — Все, кроме Элизы и Саши, эти что-то на кухне делают.

— А ты почему не спал? Меня ждал, что ли?

— Нет, — отрицательно покачал головой мальчик. — Адам сказал, что теперь нам нужно назначать дежурных, которые в случае чего могли бы вовремя поднять тревогу, а то закончим, как Рыжий со своей бандой.

— Хорошая идея, — согласился с ним. — Тогда дежурь, а я схожу пожру чего-нить, если девчонки мне это чего-нить оставили.

— Ты почему так поздно пришел?! — насупив бровки, спросила Саша, как только я вошел на кухню.

— Не ругайся, я же предупредил, что буду поздно, лучше накорми меня чем-нибудь вкусным, а то голодный, как собака.

— Хорошо, но взамен ты поможешь нам почистить картошку. Согласен? — хитро прищурила глазки девочка.

— Договорились, — улыбнулся я. Спать мне хотелось просто немилосердно, видимо, все еще не отошел от занятий со Стариком. Но девчонкам все-таки нужно помочь.

Закончив есть, я достал свой нож и принялся за чистку картошки.

— Ну как тебе у нас, Элиза? — спросил молча работавшую девушку.

— Не так плохо, как говорили, — тихо и как-то пренебрежительно ответила она. — Но все равно, элементарной мебели нет, столовых приборов нет, посуды хорошей тоже нет. Еда плохая какая-то, крупы низких сортов. Кроватей у вас нет…

— Чего?! — возмутилась Саша. — Ты что такое говоришь?!

— А что?! — не поняла девушка, повернулась лицом к Саше и снисходительно сказала: — Ты, малышка, просто нормальной жизни не видела.

— Да ты офигела, коза?! — сорвалась Саша. — Ты что думаешь, пришла к нам вся такая красивая и будешь всех поучать?! Ты же пришла на все готовенькое! Ты живешь в большом теплом доме, ты живешь в безопасности, ты ешь за СТОЛОМ! Да и вообще, ты что-то ешь! Нормальную еду!!! А КРЫС ты когда-нибудь ЕЛА?! А?! А СЫРУЮ КРЫСУ?!

— Ты ела крысу?! — пролепетала позеленевшая Элиза. — Зачем?!

— А потому что больше жрать НЕЧЕГО было? ПОНЯТНО?! А ей еще не так плохо, как говорили! — издевательским тоном произнесла Саша, повернувшись в мою сторону. — Да ты в трущобах побыла пару минут, и тебя чуть не изнасиловали! Если бы не Нел и дед Димитрий, тебе бы вообще конец был!

— Ничего не конец! — попыталась защититься Элиза. — И вообще, меня дед Димитрий спас, а не твой Нел! Он такой же, как…

Девушка не успела договорить, я перебил ее:

— Вали нафиг отсюда!

— Что?! — не поняла она.

— Я сказал, забрала брата и свалила из моего дома!

— Никуда я не пойду! — возмутилась девчонка. — Тут Адам старший, а не ты! А он не выгонит беззащитную девушку ночью на улицу.

— Хочешь проверить? — спросил, подходя к печи и беря огромную железную кочергу в руки. Секунда — и на глазах изумленной Элизы я согнул кочергу пополам.

— Н-но… — пролепетала девушка, — куда я пойду?!

— Туда, где холодно, мокро и темно! — сказала Саша. — Будешь всю ночь дрожать у какого-нибудь здания, сидя не на подстилке, а на холодной земле. Твой брат, скорее всего, умрет в тот же день от переохлаждения. Жрать к этому моменту тебе захочется немилосердно. Затем тебя увидят несколько лихих ребят и оприходуют в какой-нибудь подворотне по несколько раз, потом продадут в бордель, и будешь ты до самой смерти ублажать голодных мужиков.

— Саша, что… — растерянно спросил я, посмотрев на злое лицо девочки.

— Да задолбала она меня за день! — сказала девочка. — И то ей не это, и это ей не так. И дом маленький, не такой, как у ее хозяина, и на кухне ничего нет, и кроватей нет, и мебель отсутствует, и ребята в рванье ходят, и вообще, она вся такая благородная и на нас смотрит свысока. А на меня так и подавно! Жизни учит!

— Э-э-э… — попыталась что-то сказать Элиза.

— Но больше всего меня напрягает то, — перебила ее Саша, — что это не ей повезло, что ты с дедом Димитрием спас ее от насильников, а нам, ведь она, вся такая распрекрасная, оказалась в нашем доме!

— Элиза! — жестко сказал я. — Проваливай из моего дома.

— Н-но… не прогоняйте! Я больше не буду!

— Девочка, — объяснил я. — Ты до этого момента жила в совершенно другом мире. Мире, где есть мать, подружки, друзья, добрые хозяева. Сейчас трущобы — твой дом, для того, чтобы выжить и стать одной из нас, ты должна забыть о том, кем ты была раньше! Ты уже совершила одну ошибку, ты поставила себя выше нас! А это совершенно неверно! Мы хищники! Пусть маленькие, но хищники, а ты большая кроткая овечка, которая по ошибке попала в стаю волков! Ты не ценишь наш дом и нас самих, ты считаешь, что мы плохо живем! Да ты не знаешь, как живут остальные! Поэтому я говорю тебе: проваливай из моего дома. Когда поймешь, от чего отказалась, вернешься.

— Не выгоняй, пожалуйста, я боюсь.

— Нет, — покачал я головой. — Ты испугаешься, когда узнаешь, почему у Саши такие короткие волосы.

— Они у меня такие для того, чтобы все считали меня мальчишкой и не пытались пристать и украсть в бордель.

Эгоистичные и жесткие слова из уст маленькой девочки потрясли Элизу еще больше, чем возможность оказаться выкинутой на улицу.

— Как же вы здесь живете?! — с ужасом в голосе спросила она.

— А мы только последнее время более-менее живем, до этого мы выживали, — сказала Саша и начала всхлипывать.

— Саш, ты чего? — не понял я.

— Потому что у кого-то было все! А у нас, у нас — ничего! А она еще меня учит. И ей еще не нравится ничего! — еще громче зарыдала Саша.

Неожиданно за спиной послышался еще один женский плач.

— Да что ж такое! — ругнулся я, повернувшись к Элизе. — Ты-то чего ревешь как белуга?! Не выгоню я тебя, не плачь! «Тем более что дед Димитрий попросил о тебе позаботиться», — подумал я.

— Я же такая плохая, — не услышала меня девушка. — Выгоняйте! Выгоняйте! Только братика оставьте! Только его! А у вас же ни папок, ни мамок, и маленькие, и тяжело, а я все не то говорю, принцесса! Сашенька, прости-и-и-и!!!

Отпустив Сашу, я оставил девчонок порыдать в объятиях друг друга и выяснить отношения, а сам, чтобы не слышать всего этого женского нытья (которого, кстати, на дух не переношу), вообще обрубил слух и принялся за чистку картошки. Когда набрался целый казан, отложил нож в сторону и восстановил слух.

Девчонки все так же продолжали всхлипывать, но уже приступили к работе. Саша одновременно с этим рассказывала, как оказалась на улице, как познакомилась с остальными ребятами, как они нашли «нору». Истории, подобные этой, я слышал не раз, поэтому, не сомневаясь, пошел спать.

«Вот это денек», — подумал, мотая головой из стороны в сторону и продвигаясь в общую комнату. Улегшись на свой топчан, накрылся свежеприобретенным плащом и подумал, что правильно Элиза говорит, у нас даже кроватей нет.


— Вот это, отрок, — сказал мне дед Димитрий, указывая рукой на лежащий на столе развязанный мешочек, — семена ловчего плюща. Растение подходит по всем запрашиваемым тобой требованиям, да к тому же еще и выглядит очень красиво.

— Тогда давайте начинать! — улыбнувшись во все тридцать два, или сколько там их у меня, зуба, я встал со стула и произнес: — Пойдемте, дед Димитрий, покажу место, где мы будем сажать этот плющ.

— Нет! — усмехнувшись себе в бороду, отрицательно мотнул дед головой. — Не все так просто, отрок. Если я посажу растения, то и слушаться они будут только меня, а так как хозяин тут ты, то и сажать их тоже должен ты.

— Да?! — недоуменно посмотрел я на деда. — А что нужно делать? Я же даже элементарных знаний по вашему друидству не имею! — Тут я, конечно, чуточку покривил душой, еще на Земле я довольно много времени помогал родным на огороде и сажал все, от картошки до перца, правда, вот до этого времени магические растения как-то не выращивал и очень сомневаюсь, что сейчас у меня получится что-то путное.

— Имеешь ты опыт, не имеешь, — ответил дед Димитрий, — какая разница?! Когда-то все равно нужно начинать учиться. Так почему бы не начать сегодня?

«А старикан дело говорит! Он же мне бесплатно знания предлагает, а я тут еще и недоумение выражаю, а должен наоборот — сам просить, чтобы научил чему-нибудь!» — мелькнула мысль.

— Согласен! — кивнул я. — Почему бы не начать прямо сейчас? Давайте сюда семена, будем их сажать!

— Не все так просто, — охладил мой энтузиазм дед. — Для того чтобы растения признали тебя, ты должен совершить магическую активацию и привязку к себе, в ином случае ничего не выйдет.

— И как же тогда их активировать и привязать к себе? Каковы мои действия?

— Есть один ритуал, — сказал дед Димитрий и на мгновение задумался. — Он очень древний и, что самое главное, очень простой. Им можно одновременно и активировать семена, и привязать их к себе. Когда я только вступал на путь лесного хозяина, мой учитель научил меня ему. Что мне нравится в этом ритуале больше всего, так это то, что он подходит для всех растений, вне зависимости от их видовой магической классификации.

— Ого! Это круто. А почему вы считаете, что у меня получится? У меня есть предрасположенность к стихии земли?

— Можно и так сказать, — согласился старик, — особенно если я окажусь прав насчет твоей расы.

— Вы знаете, кто я?! — тут же обрадовался я. — Круто!

— Пока не уверен, — покачал головой дед Димитрий. — Но это мы сможем выяснить после того, как проведем ритуал.

«Так вот почему ты со мной так носишься, — грустно подумал я. — А мне казалось, что я встретил по-настоящему доброго и хорошего человека, а оно вот как. Хочет проверить мою принадлежность к какой-то там расе».

— А как раса называется, вы скажете?!

— Только после ритуала! — непреклонно отрезал дед.

— Ну ладно! — хмыкнул я и почесал затылок, — а что для ритуала нужно?

— Нужна бочка или еще какая-нибудь большая емкость.

— Есть такая! — сказал я и помчался за ребятами. Через полчаса деревянная бочка, стоявшая в подвале, перекочевала в одну из пустых комнат на первом этаже.

— То, что нужно. — Дед Димитрий обошел бочку со всех сторон. — Теперь ее надо почти до самого верха залить водой.

Когда все необходимое было сделано, старик всех выгнал и, повернувшись ко мне, спросил: — Ну что? Ты готов?

— Всегда готов! — бодро ответил я.

— Тогда раздевайся, — ответил дед, — полезешь внутрь.

— Внутрь?! — сделал я большие глаза и улыбнулся. — Мы так не договаривались!

— Не ерничай, — усмехнулся друид, — а раздевайся.

Быстро раздевшись, я забрался в бочку.

— Уф! — поднял голову из воды. — Холодная!

— Хе-хе-хе, — засмеялся дед. — Ну а я же не говорил, что все будет легко!

Затем он, не медля, высыпал семена в бочку.

— А вы не могли бы комментировать свои действия? А то я совсем не понимаю, что мы делаем и для чего.

— По ходу дела буду объяснять, а теперь помолчи, мне нужно кое-что сделать.

Дед Димитрий начал ходить вокруг бочки и что-то на ней выжигать. Сделав несколько кругов и потратив на это действие около двадцати минут, старик удовлетворенно кивнул и достал из-за пояса нож.

— Режь руку и опускай ее в воду.

Пожав плечами, я выполнил то, что от меня требовалось.

— У меня кровь остановится быстрее, чем у обычного человека, имейте это в виду.

— Не важно, — почесал бороду старик. — Ритуал уже начался, и он возьмет столько крови, сколько ему нужно.

— Ну, надеюсь, не несколько литров?! — напрягся я.

— Совсем немного, так что не переживай.

— Хорошо, с этим разобрались. А что теперь делать будем?

— Ждать, — улыбнувшись, ответил дед Димитрий.

— Ждать?! — изумился я. — Просто ждать?! — Из груди сам собой вырвался вздох разочарования. Почему-то от древнего ритуала друидов я ожидал гора-а-а-аздо большего…

Посмотрев на мой несчастный вид, дед Димитрий поспешил исправить ситуацию.

— Подожди, отрок, не спеши, — степенно сказал он, — растения не любят торопливых.

— Так значит, в этом ритуале привязки все не так просто?

— В магии вообще нет ничего примитивного. Если бы привязку можно было провести с помощью крови, ауры и воды, то тогда это делали бы все.

— Значит, я залез в бочку для того, чтобы семена находились в радиусе моей ауры?

— Да.

— А не проще ли налить небольшое ведро воды и просто обнять его? Тогда все условия ритуала будут соблюдаться.

— Не проще, — покачал головой дед Димитрий. — И позже ты узнаешь почему.

Когда просто сидеть в воде мне надоело, я перешел на магическое зрение и взглянул на бочку. Вода была сиреневого цвета, и через нее нельзя было посмотреть, что же творится внутри.

Набрав побольше воздуха, опустил голову под воду и открыл глаза.

«М-да, куда ни кинь, всюду клин», — разочарованно подумал я. Под водой опять решительно ничего не видел: сплошная сиреневая мгла.

— Ты куда пропал? — обеспокоенно спросил меня дед Димитрий.

— Да вот, хотел посмотреть, что под водой творится.

— А так разве не видишь? — как на дурака, взглянул на меня старик.

— Я магическим зрением посмотреть хотел, а не обычным, — сказал, сетуя на недогадливость старого.

— Магическим?! — удивился дед Димитрий. — Ты и это умеешь?!

— Да. Но, видимо, плохо им владею, ничего разглядеть не удалось!

— Вот это да… — задумчиво пробормотал старик и почесал бороду, — а я так смотреть только на шестом десятке научился.

После нескольких секунд раздумий он спросил:

— А что ты, отрок, увидеть там захотел?

— Да ничего, просто интересно посмотреть, что происходит под водой.

— Любопытство — это очень хорошая черта, только нужно следить, чтобы оно со временем не угасло.

— Если буду следить, обязательно угаснет, — не согласился я. — Любопытство, как и все остальные черты характера, должно проявляться спонтанно, по велению души. Потому что в ином случае я могу проявить любопытство там, где это просто-напросто не нужно. Со временем я все чаще буду уделять внимание тем вещам, которые мне неинтересны, начну, как вы выразились, «следить за любопытством». Скорее всего, эта слежка придется на определенный период, в который я буду обязан его проявлять. Такие действия приведут к тому, что то, что мне действительно интересно, пройдет мимо меня. И любопытство во мне умрет.

Дед Димитрий помолчал, почесал бороду, обдумал мои слова, а затем сказал:

— Мудро для отрока твоих лет.

— Спасибо, — улыбнулся я, досадуя про себя: «Что это за говорильня на меня напала? Несу всякую ерунду, остановиться не могу. Может, это последствия потери крови?»

Подняв порезанную руку к лицу, увидел, что на ней не осталось и следа.

— Можно начинать. — Дед Димитрий проследил за моими действиями и начал командовать.

— Расслабься, закрой глаза, откинь голову чуть назад, медленно вдохни через нос и так же медленно выдохни, еще раз вдох, выдох, вдох, выдох, еще медленней, вдох… выдох… Посмотри внутрь себя, глубже, еще глубже, еще, еще глубже, внимательно всмотрись в себя, найди огонек, он там, найди его, найди, приблизься к нему, это твое магическое ядро, ощути его, почувствуй его колебания, ты чувствуешь энергию, чувствуешь, как с каждым биением ядра сила волнами расходится в стороны от тебя? Насыть эти волны большим количеством энергии, оттолкни их как можно дальше, попробуй еще, еще, добавь еще больше энергии, ощути, как волны твоей энергии выходят из организма, ощути, как твоя энергия попадает в воду, а затем вместе с ней впитывается в семена… Проснись!

Открыв глаза, я обнаружил себя лежащим на чем-то мягком.

— Что это было?! — хриплым голосом спросил, приподнимаясь.

— Это и был ритуал, о котором я тебе рассказывал, ты поделился своей кровью и своей энергией с семенами растений, теперь ты должен чувствовать их.

— Я не про это, я про то состояние, в которое вы меня погрузили.

— Это транс, только использовался он по-иному, не так, как им пользуются воины. Вместо ускорения тела он ускорил работу твоего сознания. Хотя в трансе воинов сознание тоже ускоряется, но в нашем случае ускорение в несколько раз больше. Но лучше пойдем, посмотришь на результаты.

— Ого?! — изумленно прохрипел я, внимательно разглядывая огромные семена плюща, лежащие на дне бочки, из небольших семечек размером со спичечную головку они превратились в шары со спелый апельсин. — Такие большие?!

— Да, — кивнул дед Димитрий. — Для их преобразования и понадобилось так много воды.

— А как мне теперь самому привязать к себе какие-нибудь растения? Я без вашей помощи в то же состояние вернуться не смогу.

— Ошибаешься! Закрой глаза, вспомни свое состояние и пожелай оказаться возле ядра.

— Получилось! — радостно воскликнул я. — Но как?! Неужели у всех получается с первого раза?!

— Почти у всех, так что в этом нет ничего удивительного. Вот если бы ты сам нашел свое ядро, то я удивился бы, а с помощью учителя это сделать довольно легко. Ведь учитель для того и нужен, чтобы помогать!

«Ага! — весело подумал я. — Старику об этом скажи!»

— Дед Димитрий, а когда сажать будем?

— Ну, явно не сегодня, — покачал тот головой, — ты выбился из сил, и чтобы их восстановить, понадобится много времени.

— Не понадобится, — покачал я головой. — Ждите здесь. — Натянув на себя штаны, вышел из комнаты и шаркающей походкой направился на кухню.

Дети, находившиеся в соседней комнате, бросились ко мне, но я отмахнулся от них и сказал, что через несколько дней они увидят, чем мы там с дедом Димитрием занимались.

Открыв на кухне горящую печь, засунул в нее руки и тут же начал поглощать энергию огня.

«Супер!» — Энергия стремительным потоком входила в меня, возвращая потерянные при ритуале силы.

Закрыв глаза, сосредоточился на источнике и увидел, как две ярко-красные полосы входят в него. Источник под воздействием этой энергии стремительно разгорался.

Убрав руки от огня, встал и заметил обалдевшую от увиденного Элизу, смотревшую на меня широко открытыми глазами.

— У нас еще и не такое бывает, — сказал я девушке, выходя из комнаты.

Дед Димитрий изумленно смотрел на меня, я ждал, что он задаст вопросы, но он, удивив меня, ничего не сказал, только пробормотал:

— У каждого должны быть свои секреты.

На улице традиционно шел дождь. Мы с ребятами переложили семена из бочки в мешок.

— Стой! — скомандовал дед Димитрий, когда я достал из бочки ярко-красное семя, не похожее на другие. — Отложи его в сторону.

— Я так и собирался сделать, — улыбнулся ему. — Оно, наверное, случайно попало в мешок с семенами плюща.

— Нет, — покачал головой старик, — дело не в этом. Это тоже семя плюща, только вот оно не простое, а самое главное, его нужно посадить первым, отдельно от всех, и через него проводить привязку людей к охраняемой территории.

— А, чтобы плющ не трогал человека, на которого я укажу?

— Да.

Выбрав подходящее место, по подсказкам деда Димитрия я выкопал небольшую яму, положил туда семя и засыпал землей, потом положил руку на это место, отправил в землю небольшую часть энергии с мысленным посылом «расти».

Дальше дело пошло веселей, потому что я знал последовательность действий.

Четкий план моего будущего забора был заранее продуман, поэтому я не тратил время на то, чтобы сообразить, в какое место посадить следующее семя. Если все получится так, как сказал дед Димитрий, у меня появится довольно большая, огороженная двухметровым живым забором, личная территория с периметром примерно семьдесят на двести метров. Саму территорию я плющом поделил на три секции. Одна секция — дом и хозяйственные постройки, которые непременно появятся. Две другие секции пока остались пустыми, если, конечно, не считать разнообразный мусор, который там валялся. На эти участки у меня были грандиозные планы, о которых пока никто не знал, но которые, я уверен, претворятся в жизнь. Между секциями оставил места для входа-выхода, чтобы иметь возможность попадать из одной секции в другую, не покидая периметра общей территории. Для удобства реализации своих планов я также сделал входы-выходы для каждой секции отдельно. Осталось только поставить ворота — и тогда участки станут полностью автономны.

Хочу увидеть лицо Люка в минуту, когда он вспомнит, что разрешил мне забрать себе всю пустующую территорию. Точнее, он сказал: «Бери, сколько хочешь», — но наверняка не подозревал размеров моего аппетита.

Когда закончил сажать семена плюща, было уже достаточно темно.

— Иди, отдыхай, отрок, и я пойду, — попрощался со мной дед Димитрий, — поздно уже.

— Стойте! — поспешил я остановить его. — Так какая у меня раса?!

— Ты вард. Если интересно узнать о них, спроси у затворника, он об этом должен знать намного больше меня…

Уже стоя в дверях дома, я оглянулся, чтобы посмотреть на еще пустой участок, и почувствовал в земле что-то родное и близкое.

«Расти, плющ», — подумал я и почему-то вспомнил красивые кусты красных роз, которые росли у меня на даче на Земле, нос, казалось, уловил едва слышный аромат цветов, но этот чудный аромат тут же пропал.

Отмахнувшись от непонятно почему всплывшего в этот момент воспоминания, я скрылся в доме, так и не ощутив, что плющ уловил мой мысленный посыл…

ГЛАВА 4

Второй урок у Старика прошел так же, как и первый, с тем исключением, что сегодня я занимался не только квадратом, но и остальными фигурами. Сначала мы повторили то, что прошли на прошлом уроке. Несмотря на вчерашнее занятие магией, чувствовал я себя просто отлично, хотя, скорее всего, тут сыграло роль то, что я успел подзарядиться энергией от огня.

Занимался с энтузиазмом, несмотря на тот факт, что садистские методы Старика меня очень огорчали. Упражнения с линиями у меня получались с первого раза и больших затруднений не вызывали. С квадратом было тяжелей, я получил несколько болезненных ударов молнией, прежде чем что-то начало получаться — основная проблема состояла в том, чтобы сделать фигуру близкой к эталону, с идеально ровными сторонами и углами. С воспроизведением нескольких квадратов одновременно было тоже довольно тяжело, но после нескольких десятков ударов током у меня все получилось.

После квадратов пришла очередь равностороннего треугольника. Им я занимался до обеда и смог довести до уровня квадратов. В принципе упражнения-то были одинаковы, только фигуры отличались, поэтому в результате у меня все довольно быстро получилось.

Во время обеда я спросил у Старика:

— Учитель, а вы знаете, кто такие варды?

— Варды? — переспросил он и внимательно посмотрел на меня. — Конечно знаю.

— Тогда, может, вы мне скажете, я отношусь к их расе?

— Не скажу! — резко ответил Старик. — Хочешь узнать, сам разберись. Скажешь пауку, что хочешь в библиотеку, он отвезет. — «Я же до сих пор читать не научился!» — мелькнуло в голове, а Старик тем временем продолжил: — Книга будет лежать на столе, можешь взять ее себе, это копия, но, несмотря на это, ты должен будешь вернуть ее в целости и сохранности.

— Спасибо! — поблагодарил я Старика, который напомнил мне моего бывшего преподавателя по высшей математике, тот тоже никогда не давал ответов на вопросы, а всегда предлагал почитать конкретную литературу. Тот еще зверюга, на зачетах и экзаменах спрашивал жестко, молнией, конечно, не бил, но неприятностей мог наделать достаточно.

После обеда мы занялись кругом, и вот здесь я завис. А все из-за того, что он у меня вообще не получался. До конца дня мы так им и занимались, только одну попытку из сотни можно было считать условно успешной.

В конце концов, через несколько часов безуспешных попыток Старику надоело со мной заниматься, и он, подлечив меня, скрылся по своим делам.

— Вот это денек, — пробормотал я, залезая на паука. — Давай сначала в библиотеку, а потом домой.

Библиотека представляла собой огромный пятидесятиметровый зал, уставленный многочисленными стеллажами с книгами.

— Вот это да! — не в силах сдержаться, восторженно выдохнул я. — Круто!

Книг в библиотеке было не просто много, а очень много. Видно, Старик собирал коллекцию всю жизнь.

В центре зала стоял массивный стол из наверняка дорогого синего дерева. На столе аккуратно лежало несколько фолиантов, рядом примостилась исписанная убористым почерком Старика стопка листов, там же виднелись и листы чистой бумаги, пару десятков которых я позаимствовал.

В центре стола, отдельно от вещей Старика, лежала средних размеров книга, как я понял, именно та, которая предназначалась мне. Взяв ее, я залез на паука и отправился домой.

Придя к себе, отмахнувшись от ребят, рухнул на свою лежанку и тут же отключился. Проснулся в середине ночи — выспавшимся и отдохнувшим.

«Блин, чем же себя занять?»

Усилив обоняние, узнал, что на дежурстве сегодня находится Адам. «Отлично! То что нужно!»

Взяв с собой чистые листы бумаги, прямиком направился к нему. «Надеюсь, какие-нибудь писчие принадлежности найдутся».

— Что, спишь на посту? — спросил, подходя к парню.

— Я не спал, — отрицательно покачал он головой. — Мне удалось поспать несколько часов днем, поэтому чувствую я себя довольно хорошо.

— Ну, раз так, просто замечательно, мне как раз нужна небольшая помощь. Хочу буквы выучить, а то уже совсем взрослым стал, у мага вот учусь, а читать не умею. Чувствую, он мне скоро задания на дом давать будет, сколько и чего прочитать, не хочется, так сказать, попасть впросак.

— Впросак?! — удивленно посмотрел на меня Адам.

— Не обращай внимания, — ответил я, — это наш магический лексикон. Лучше скажи, у тебя писчие принадлежности есть?

— Есть, — кивнул Адам, — сейчас принесу.

Хвала всем известным богам! Адам принес карандаш, а не гусиное перо и чернила.

— Значит, так, пиши на одном листе буквы, а на втором числа — от одного до десяти.

— Услуга за услугу, — хитро покачал головой парень.

— И чего же ты хочешь?

— Хочу узнать, чем ты вчера с дедом Димитрием целый день занимался? Бочку тебе приносили, воду таскали, потом ты несколько часов под дождем ходил, что-то возле земли делал. Признавайся!

— А ты разве не догадываешься? — спросил я.

— В общих чертах, — согласился парень. — Ты сажал какое-то растение? Я прав?

— Прав, — кивнул я.

— А почему тогда никому ничего не сказал и отговорился, что это секрет?

— Потому что хочу посмотреть на лица ребят, когда они увидят, что получится.

— Знаешь, так себе отмазка, — сказал парень, усмехнувшись. — Это будут какие-то фруктовые деревья? Ведь я прав?

— Узко мыслишь, сын архивариуса, — подколол я Адама. — Хотя насчет фруктовых деревьев мысль неплохая, я над ней подумаю.

— Хм, — заинтересовался парень, — ну не для красоты же ты все это затеял.

— Конечно нет! — наигранно возмутился я. — За кого ты меня принимаешь?!

— Неужели живой забор?! — изумился парень и после моего кивка восхищенно добавил: — Это же гениально! Как ты до такого додумался?!

— Это все Мия! — ответил я. — Сказала, что через месяц проинспектирует меня и посмотрит, как я тут обжился. Надеюсь сильно ее удивить.

— А что, думаешь, за месяц ограда вырастет до нужного размера?

— Да, дед Димитрий сказал, что за месяц точно вырастет, это же все-таки магическое растение, а не обычное.

— Ну, молодец! — еще раз похвалил меня Адам. — А я и сам думал, что нам с оградой делать, с ней как-то спокойней, да и есть возможность четко показать нашу территорию.

— Да, — согласился я, — а она у нас будет очень большой.

— Большой? — с интересом спросил Адам.

— Почти до самых домов, — махнул рукой, указывая направление.

— Да ты что?! — даже привстал от возбуждения парень. — Так много?!

— Ну так Люк мне сказал — сколько нужно, столько и бери, вот я и взял.

— И что мы со всей этой территорией делать будем?

— Есть несколько мыслишек, как сезон дождей закончится, так и поговорим.

— Хорошо. Мне интересно, что ты еще придумал, — с уважением в голосе произнес Адам.

— Тебе понравится. — Я протянул Адаму листы бумаги. — Раз я ответил на твой вопрос, то, может, ты теперь ответишь на мой? Пиши алфавит.

Адам аккуратно разделил лист линиями на двадцать восемь квадратов и вписал в них буквы местного алфавита.

— Диктуй произношение букв, — сказал я, отобрав у парня лист и карандаш.

— Зачем? — не понял он.

— Диктуй и не задавай глупых вопросов, твоя очередь прошла.

— Что это за пометки ты делаешь? Это какой-то язык?! — не выдержал Адам, когда мы прошли половину алфавита.

— Да, очень древний! Только не задавай вопросов, откуда я его знаю, все равно правду не скажу, лучше диктуй дальше.

Когда с буквами было покончено, мы проделали ту же процедуру с цифрами. Цифры я благодаря урокам Люка немного знал, но они уже начали забываться.

— Ты не перестаешь меня удивлять, — сказал Адам.

— Ты меня тоже, — улыбнулся я.

— В каком смысле?

— А в самом простом. Вспомни нашу первую встречу и то, каким слабым ты был. Если бы мне тогда сказали, в кого ты превратишься, я бы никогда не поверил.

— Ты прав, я очень изменился, порой мне кажется, что жизнь до трущоб была сном.

— Я тоже, — подумав о своем, пробормотал я, а на непонимающий взгляд парня просто махнул рукой и спросил: — А ты не хочешь отомстить тем людям, которые разрушили твою прошлую жизнь?

— Хочу! — тут же отреагировал он. — Очень! Но я не дурак, понимаю, что пока наши силы не те. Для начала нужен хороший учитель боя, который будет систематически заниматься развитием моих физических возможностей, да и про детей не стоит забывать.

— Я поговорю с Люком, пусть найдет кого-нибудь подходящего.

— Было бы хорошо, — кивнул Адам. — А то и не знал, чем мне ребят сегодня занять. Так, дом отмыли, и все, ну еще доски нормально сложили.

— Какие доски? Разве строители, которых привела Мия, не все использовали?!

— Да ты что?! Они, кроме наших окон, ничего не брали!

— Так это же замечательно! — обрадовался я. — Нужно найти плотников, чтобы начали делать мебель!

— Так где же мы их найдем?! У нас, конечно, есть Андрей, который обещал сколотить несколько стульев, но им все и заканчивается.

— Хм… Андрей… Андрей… Точно! — воскликнул я. — А почему бы ему не попытаться найти тех стариков?! Это же был бы просто шикарный вариант. Если они свободны, мы можем предложить им еду и крышу над головой, а они станут на нас работать!

— Может получиться.

— Тогда завтра этим займемся.

После того как мы с Адамом вдоволь наговорились, я отправил его спать, а сам, открыв окно, залез на подоконник.

Закрыв глаза, с удовольствием вдыхал в себя прохладный и свежий воздух. Настроение было на редкость отличным! Даже дождь уже перестал напрягать. Впрочем, через некоторое время он закончился, еще больше подняв мне настроение и дав земле некоторую передышку.

За час до восхода солнца дождь опять начал накрапывать, а затем, усилившись, обрушился на землю миллионами капель. Впрочем, мне не было до него никакого дела, я просто сидел на подоконнике, отдыхал и занимался ничегонеделанием. Я не работал над улучшением своих органов чувств, не экспериментировал с энергетическим ядром, не проводил никаких магических манипуляций, я просто-напросто сидел и бездельничал!

Получился просто хороший расслабон, который в конечном итоге должен был пойти мне на пользу. Хотя кого я обманываю, перед самим собой можно оставаться честным, я ведь жуткий лентяй, по крайней мере был им на земле и любил это дело всеми фибрами души. Здесь же полентяйничать у меня как-то не получалось: то за жизнь свою боролся, то за жизнь свою сражался, то за жизнь свою воевал, да у меня был чертов марафон по лезвию остро отточенного ножа, как я дожил до сегодняшнего дня?! Не понимаю! Хотя… очень даже понимаю. Благодаря способностям этого тела! Попал бы я в тело какого-нибудь Юры, тогда бы мне точно конец пришел, задушили бы, как котенка, в самом начале, в первый же день. И никакого крутого Нелюдя в трущобах не было бы, был бы только мертвый Юрка.

— Нел, — прервал мои невеселые размышления зашедший в холл Гнат, — а ты что, сегодня ночью дежурил? Вроде сегодня очередь Адама.

— Решил подменить его, — ответил я. — Проснулся посреди ночи, а спать не хочется. А ты почему так рано подорвался?

— Да мы с Федотом всегда так рано просыпаемся и тренируемся — когда на кулачках, а когда и с ножами.

— С ножами?! — офигел я от такой новости. — Вы совсем, что ли?! Кто вас штопать будет, если брюхо друг другу порежете?!

— Так это, — отвел Гнат глаза в сторону. — Мы это, на ненастоящих.

— Ты мне пургу не заливай, я тебя насквозь вижу!

— Да мы честно на ненастоящих! — с жаром воскликнул мальчишка.

— А взгляд почему отводишь?! И где, позволь спросить, ты ненастоящие ножи нашел?!

— Так мы и не ножами! — ответил он и опять отвел глаза в сторону. — Мы веточками от деревьев.

— Да ну?! — не поверил я.

— Честно! Хочешь, принесу?!

— Давай, — сказал я, и Гнат тут же метнулся в соседнюю комнату, откуда выбежал с двумя крепкими, грубо ошкуренными ветками с палец толщиной, порядка пятнадцати сантиметров длины.

— Вот, — просто сказал мальчишка, протягивая мне свои «ножи».

Осмотрев их со всех сторон, я спросил:

— А сразу не мог правду сказать? Зачем юлил?

— Я думал, ты смеяться начнешь, — отвел он взгляд в сторону, — ты же с Люком на настоящих тренируешься, а мы на каких-то веточках.

— Гнат, — глубоко вздохнув, усталым тоном сказал я. — От меня у вас не должно быть таких секретов. Поверь, я смеяться над тобой за эти веточки точно не буду, и враг, которому ты, возможно, когда-нибудь распорешь живот или глотку, тоже смеяться не будет, он будет делать только одно.

— Что? — не выдержав паузы, спросил парень.

— Жалеть, что когда-то, как ты, не тренировался на веточках, а посчитал это слишком детским занятием. Так что не переживай, я вас с Федотом всячески поддерживаю, даже с удовольствием посмотрю за вашей тренировкой и сам разомнусь.

— Здорово! А я не знал, как тебя выловить, чтобы ты нам помог. Думал, что ты после вчерашнего вообще до обеда спать будешь, уж очень ты уставший пришел. Ты уж там поаккуратней.

— Не беспокойся, — отмахнулся от мальчишки. — Я знаю, что делаю.

— А мы не знаем, — сказал, войдя в холл, Федот. — Ты так и не сказал, что делал с этим дедом Димитрием и почему пришел бледный и тут же завалился спать. Ты занимался магией?

— Это секрет, — улыбнулся я ребятам, — потом сами увидите, думаю, будет неплохой сюрприз.

— Так нечестно! — возмутился Федот. — Мало того что пока мы скучаем и не можем придумать, чем себя здесь занять, ты всегда находишь какую-нибудь интересную работу, так еще и нам не рассказываешь, чем занимался!

— Так все дело в том, что вам тут скучно и нечем заняться? — решил поймать я Федота на слове.

— Да! — не подвел он меня. — Надоело здесь целыми сутками торчать!

— Тогда давайте заключим договор, — предложил я. — Вы не лезете ко мне с расспросами, пока я сам вам все не расскажу, а я нахожу вам интересное дело.

— Идет! — синхронно выкрикнули мальчишки. Видать, им тут действительно тошно, когда нечем заняться. У них и раньше энергии было хоть отбавляй, а сейчас благодаря хорошему питанию и полноценному сну у ребят просто уйма сил, а выплеснуть их некуда. Точно нужен хороший тренер, чтобы гонял их по самое не могу.

— Ну, тогда на завтраке я вам все объясню.

— А почему не сейчас?

— Потому что с вами пойдут еще как минимум четверо, а повторять одно и то же несколько раз у меня желания нет.

— Ну ты хоть расскажи, что нам нужно будет делать, в общих чертах! — взмолился Федот.

— Нужно будет найти тех стариков, которые охраняли склад с досками. Андрей говорил, что это мастера по работе с деревом. Думаю, за кусок хлеба и крышу над головой они согласятся к нам присоединиться, и тогда, скорее всего, у нас появятся три умелые пары рук. А материал у нас и так есть.

— И у нас будут настоящие кровати?! — неверяще посмотрел на меня Гнат.

— Надеюсь, — улыбнулся я. — А вот кто с вами пойдет, я еще не определился. Уверен только в Андрее, они же его с малых лет знают. Так что, думаю, с его предложением согласятся.

— Ладно, давайте закончим разговоры и пойдем потренируемся.

— Ну, пошли, — согласился я, — посмотрю, чего вы за это время успели достичь.

Ребята и впрямь достигли некоторых успехов. Стандартные стойки, которые я им когда-то показывал, получались у них хорошо. Указав каждому на несколько небольших ошибок, научил их одному приему, показанному Люком.

Сначала две быстрые обманки, а за ними — не менее быстрый добивающий удар. Ребятам удар понравился, они его некоторое время потренировали, а затем я предложил попробовать провести нападение двоих на одного, чтобы научить их работать в команде. Сам я на практике командный бой — двое на одного — не отрабатывал, не с кем было. Но вот теорию Люка помнил хорошо, надеюсь, в процессе до всего дойду.

Тренировка прошла плодотворно, дети уже не нападали на меня поодиночке, только вместе, и старались бить по уязвимым местам. В транс я не входил, поэтому бой был интересен и для меня. Все-таки, пусть и небольшой, практический опыт я получил.

После завтрака, прихватив с собой Адама, Андрея, Гната, Федота, Юру и Альта, рванул на рынок, где быстро подобрал им по комплекту одежды. Решив не мелочиться, купил все, начиная от сапог, заканчивая хорошими непромокаемыми плащами. Пусть это мероприятие и обошлось мне в копеечку, но я был доволен, глядя на свою сразу же ставшую куда более солидной банду. Мне не хотелось останавливаться на достигнутом, так как я твердо решил нормально одеть всех детей. Слова Мии насчет того, что одеждой для детей она займется сама, я помнил. Если сказала, значит, сделает, но и ждать не хотелось. Сам их приодену, а то, что принесет Мия, оставлю на будущее, дети растут быстро. Так что ничего не будет лишним.

Вернулись домой, и все собрались в холле, счастливчики тут же похвастались вещами, которые у них теперь имелись, а я, гася разгорающуюся детскую зависть, уверил всех, что сегодня мы купим остальным точно такие же вещи.

— Значит, так, — начал я. — Напоминаю вашу задачу, а она всего одна. Найти стариков и уговорить их присоединиться к нам. Самое главное, не разбивайтесь на группы, держитесь все вместе и внимательно следите за происходящим.

— Почему? — спросил Альт. — Если разделимся, то и найти их сможем быстрей, и мест больше облазим.

— В своих обновках вы, скорее всего, нож в спину получите, если по двое будете ходить. Когда я в своем только что купленном плаще прогулялся по трущобам, меня три раза хотели прирезать, и чудо, что узнали и передумали нападать. Думаю, на вас наездов будет не меньше. Андрей, — обратился к парню, светившемуся от предвкушения. — Надеюсь, ты сможешь уговорить стариков присоединиться к нам?

— Конечно! — тут же кивнул он. — Главное, их найти!

— Вот и отлично, тогда вперед, а я буду дальше покупками заниматься.


Проведя на рынке еще около часа, полностью приодел всех детей и наконец-то с удовольствием выбросил эту проблему из своей головы. Прикинув, что у меня с деньгами, решил не покупать всем плащи. Сезон дождей не вечен, а дети почти все время сидят дома, не хочется просто так, из-за понтов, выбрасывать на ветер приличную сумму. А даже если и понадобится отправить кого-то по делам, то как минимум шесть плащей у нас есть. Понадобится, я свой поносить дам, не гордый.

Проводив счастливых детей до дома и проследив, чтобы они закрыли дверь и выставили дежурного, отправился к Люку.

В трактире было очень людно, посетителей набилось намного больше, чем обычно в это время, видно, дождь заставлял искать тепла даже в таком непопулярном в другие времена года месте. В воздухе витал привычный смрад, приправленный большой влажностью и запахом преющей в тепле грязной ткани. Привычно снизив чувствительность носа, никем не остановленный, поднялся наверх и зашел в комнату хозяина.

В ней меня встретили сидящий за столом с какой-то книгой Люк и развалившаяся на измятой кровати Мия.

— Всем привет! — бодрым голосом сказал я и без приглашения плюхнулся на гостевой стул. — Как дела? Давненько тут не был.

— Привет, — откладывая книгу в сторону, произнес Люк. — Дела терпимо, а вот тебя действительно давно не было.

— Ну, извини, — развел я руками. — Дела и заботы забирают все свободное время.

— Деловой прям, — криво усмехнулся Люк. — С чем пожаловал-то?

— Эй! — возмутился я. — Почему сразу — с чем пожаловал?

— Так ты же весь в делах и заботах, — сделал удивленные глаза мужчина. — Вероятно, и ко мне по делам заскочил.

— Вот хочешь верь, хочешь нет, но я просто пришел навестить любимого учителя.

— То есть я у тебя уже любимый учитель? — тут же хмыкнул мужчина. — Неужели Старик так сильно тебя загонял?

— Не сказать, чтобы ну совсем уж очень сильно, — отмахнулся я. — Но характер у него крутой.

— Это да, — вынужден был согласиться Люк. — Старик совсем отмороженный.

— Я еще что спросить хотел, — посмотрел в глаза Люку, давая понять, что спрашиваю вполне серьезно. — Как твое здоровье?

— Хм, — слегка скривился Люк, отводя глаза в сторону. — Нормально здоровье.

«Что-то здесь не так!» — мелькнуло в голове.

— Тогда, может быть, продолжим наши тренировки? — кинул я пробный шар и стал внимательно следить за учителем. — А то я, знаешь ли, немного расслабился. Нужно набирать форму.

— Я пока не готов к тому, чтобы опять взяться за твое обучение, — глядя мне в глаза, сказал Люк, и я заметил, как его зрачки немного расширились, а затем опять стали такими же, как прежде.

— А когда будешь готов? — начиная кое-что подозревать, продолжил я прессинг. — У меня занятия со Стариком проходят через сутки, так что я, считай, половину недели свободен.

— Может, через месяц, а может, и через два. Точнее я не скажу.

Нахмурившись, спросил:

— Мне кажется, что я еще ни разу не обманул твоего доверия. Почему ты от меня что-то скрываешь?

— Что скрываю? — сделал удивленные глаза Люк.

— То, что в данный момент ты не способен полноценно входить в транс! — жестко припечатал я.

Люк сцепил руки в замок и, положив на них подбородок, спокойно произнес.

— Ты знаешь, насколько секретная эта информация?

Вроде бы он говорил своим обычным спокойным тоном, но от его тихого голоса у меня по спине пробежали мурашки, и я, внешне оставаясь спокойным, внутренне напрягся.

— Расслабься, — неожиданно услышал голос непонятно как оказавшейся за моей спиной Мии.

— Теперь не смогу, — не оборачиваясь, ответил девушке.

— Если об этом кто-нибудь узнает, — как ни в чем не бывало продолжил Люк, — то это может серьезно изменить ситуацию в преступном мире трущоб. Ты это понимаешь?

— Да, — не расслабляясь, кивнул. — Это же ты проводил со мной «политинформацию».

— Я надеюсь, что от тебя эта информация не уйдет на сторону.

— Не уйдет, — отрицательно помотал я головой.

— Тогда я немного введу тебя в курс дела, — произнес Люк. — Не все так плохо, как ты подумал, но и не так хорошо, как хотелось бы мне. Я пока не готов входить в транс на прежней скорости, — глубоко вздохнув, Люк продолжил: — Да что там — на прежней, на данный момент я сохранил только греть своих возможностей.

— Это уже немало, — попробовал я вытянуть побольше информации, но наткнулся на холодный взгляд серых глаз.

— Это мало, очень мало для бойца моего уровня.

— Но ты же сказал, что где-то через два месяца мы сможем возобновить занятия, значит, к этому времени ты как минимум восстановишься?

— Я надеюсь на это, — подала голос Мия. — По крайней мере, восстановление идет хорошо.

— Тогда мы тем более должны тренироваться вместе. Наблюдательный человек сразу заметит, что ты прекратил меня тренировать после своего ранения. А очень умный человек может сложить все детали в общую картину.

— Нет, — покачал головой мужчина. — Пусть в твоих словах и есть рациональное зерно, но пока я занимаюсь только с Мией, она подобрала оптимальный уровень нагрузок. Если я буду заниматься еще и с тобой, время моего восстановления увеличится.

— Малыш прав, — произнесла Мия, выходя из-за моей спины и перематывая обвернутую вокруг голого тела простынь. — Умному человеку достаточно и намека, а в нашем случае намеков явно больше, чем два. Пусть приходит. Пока ты не в форме, им займусь я. — И она хищно улыбнулась.

— Хорошо, — немного подумав, ответил мужчина. — Это действительно выход из ситуации.

— Когда начнем?

— Сейчас, — ответил Люк, поднимаясь.

Тренировка прошла успешно. Меня били, пинали, бросали и издевались самыми изуверскими способами. На моих глазах такая милая и нежная Мия в мгновение ока преобразилась в грозную, разъяренную фурию, больше всего похожую на американского сержанта-инструктора, который гоняет своих бойцов и в хвост, и в гриву.

Между спаррингами она заставляла меня поднимать тяжеленное бревно и, положив его на плечо, выполнять приседания, прыжки в длину, бег и другие упражнения. Надо сказать, что к Люку она относилась не в пример лучше, у него были строго нормированные нагрузки, так что, закончив свою программу, он с удовольствием следил, как девушка издевается надо мной. Так что моя тренировка закончилась только тогда, когда я не мог физически шевелиться.

— Ну а теперь скажи, кто лучший учитель, я или Люк? — после окончания тренировки спросила Мия, хищно глядя мне в глаза.

Бросив на Люка жалобный взгляд и получив в ответ усмешку и едва заметный кивок, я облегченно выдохнул и с жаром ответил:

— Мия, ну конечно же ты!

— То-то же! — довольно улыбнулась девушка, для которой наши переглядывания не остались секретом. — Все, я пошла, — подмигнула она Люку и гордой походкой удалилась из тренировочного подвала.

— Люк! — остановил я направившегося за ней мужчину. — К тебе есть один вопрос.

— Весь внимание. — Мужчина подошел ко мне и, улыбнувшись, за руку поднял с холодного пола.

— Помоги мне найти тренера для ребят, а то у них в связи с сезоном дождей образовалось очень много свободного времени, которое нечем занять.

— Хочешь их за это время поднатаскать? — одобрительно спросил он.

— И это тоже, — кивнул в ответ. — И поднатаскать, и просто загонять. Хочу, чтобы они валились с ног от усталости, а не разносили мне дом от скуки, а то, чувствую, скоро начнется. Мне бы идеально подошел какой-нибудь старый суровый сержант, который руководствуется девизом «хороший солдат — это уставший солдат». Такой человек идеально подойдет для увеличения показателей по физухе и привьет моим ребятам какую-никакую дисциплину. А дисциплина, она, как говорится, облагораживает и закаляет.

— И где ты всего этого набрался? — покачивая головой, произнес Люк. — И дисциплина, и облагораживает, и закаляет. Прям грамотно все излагаешь.

— Где набрался, там уже нет, — поучительно ответил я. — Так что? Поможешь?

— Посмотрю, что можно сделать, — покачал головой мужчина, — но не обещаю.

Попрощавшись с Люком, я отправился домой, чтобы заняться самообразованием и начать читать данную Стариком книгу.

Шел я не спеша, я бы даже сказал, медленно. Все же Мия постаралась на славу. Тело болело, ноги и руки дрожали, мысль о вхождении в транс вызывала ноющую головную боль.

Покинув территорию рынка, пошел по уже протоптанной дорожке к своему дому, когда на меня неожиданно напали…

Может, все дело в жуткой усталости после тренировки, а может, и в усилившемся дожде, который глушил мои обоняние и слух, но нападение я просто-напросто прозевал.

Мгновение, и внутренний зверь, пробуждаясь, вошел в транс и бросил мое тело вперед, выводя из-под падающих с крыши соседнего дома крупных камней. Сил после тренировки почти не было, поэтому в трансе я не продержался и нескольких мгновений. Из-за быстрого рывка вперед мою правую ногу свела страшная судорога, и я, вскрикнув, растянулся на мокрой земле, вминаясь всем телом в грязь. Неожиданно и вовремя: как раз в это время надо мной пролетело несколько арбалетных болтов. Ни фига себе! На меня теперь и с этим охотятся?! Встать я не успел, на меня тут же обрушились мощные удары дубин. Боли не было, амулет сдерживал удары, но сила инерции оказалась такова, что меня просто вмяли в грязь и не давали подняться. «Нет, так долго продолжаться не должно, запас амулета не вечен и может кончиться в любой момент!».

Голову резко мотнуло вбок.

— Тварь! — Арбалетный болт, прилетевший в лоб, то еще удовольствие.

Транс. Я, ускорившись, по-пластунски пролез между ног стоявшего передо мной противника. Вырвавшись из окружения, встал и попытался рвануть вперед, но тут же поскользнулся на мокрой земле и опять с громким чавканьем упал в грязь. Падение не прошло без последствий, я опять, потеряв концентрацию, выпал из транса.

Среди нападавших послышались возмущенные крики, но тут же прекратились, когда они поняли, что я далеко не убежал. Быстро окружив меня, они принялись за дело с новой силой. Подняться я не мог, голова еще два раза резко дергалась от попадания арбалетной стрелы, и в этот момент я терял возможность управлять телом.

Раз! И я взмыл на двухметровую высоту. Два! Мои руки точными ударами поразили глаза ближайших врагов. Три! Опустился на землю, подбил ноги еще одному нападающему, а двум оставшимся нанес мощные удары в паховую область. Четыре! Рука перехватила два арбалетных болта и отправила их обратно. Пять! взобрался на стену, скинул с нее двух парней. Шесть! Спикировал на поднимающегося с земли противника и пробил ему в кадык. Семь! Пришел в себя.

«Писец! — подумал, оседая на землю. — Расслабился, как полный дурак! Повезло еще, что не убили!»

В этот момент голова в очередной раз дернулась. «Тварь! Арбалетчик! Прямо в затылок!»

Из последних сил развернулся назад и кинул нож в паренька, стоящего с арбалетом в руках. Нож попал ему точно в глаз, и он молча упал на землю. Пьяной походкой подошел к мертвому телу и вытащил свой нож.

«До дома всего ничего, нужно собрать трофеи, — мелькнула мысль, — пока их не прикарманил кто-нибудь другой».

— Кир! — крикнул на подходе к дому, зная, что он сейчас дежурит. Дверь тут же открылась, и на пороге появился взлохмаченный мальчишка с ножом в руке. — Быстро бери наших и дуй за мной! Живо!

— Понял! — услышал в ответ и, развернувшись, поковылял обратно к валяющимся телам, чтобы не дать никому обобрать их раньше меня.

— Стой! — крикнул двум нищим, которые шарили по телам. — Идите нафиг! Я Нелюдь! И это мои жмуры! Они сюда за моей башкой пришли.

Посмотрев на окровавленный нож в моей руке и на явное желание его применить, нищие подняли руки с ножами вверх и стали пятиться назад.

— Не нужно, Нелюдь, махать пикой, мы Люка уважаем и знаем правила. Мы всего лишь взяли себе по ножу, ну и перерезали твоим врагам глотки, чтобы они не мешали тебе своими стонами.

— Тупорылые уроды! — офигел я от такого поворота событий. — Это же были источники ценной информации! А вы их всех порешили нафиг! Как я теперь узнаю, кто меня заказал?!

Неожиданно пришедшая в голову мысль заставила кинуть в ближайшего нищего нож, который тот с легкостью отбил.

— Стойте, твари! — крикнул я побежавшим.

«Как лоха сделали! — сокрушенно думал я, без сил оседая на землю. — Как последнего лоха! Их же специально отправили посмотреть, чем закончится покушение на меня. И в случае провала зачистить выживших неудачников…»

— Нел! Нел! — услышал голос Кира за своей спиной, и через мгновение меня окружили возбужденные и испуганные дети. — Что с тобой? Тебе плохо?!

— Быстро соберите все ценное, — сиплым голосом скомандовал я, вставая и опираясь на подставленное плечо Ника. — И несите домой. Особое внимание обратите на такие штуки, — указал рукой на арбалет, — и на стрелы к ним, они должны по округе валяться. Внимательно осмотрите мертвецов, может, кого узнаете. — Остановившись, я перевел дыхание и, почувствовав, что силы на исходе, пробормотал: — Все, я пошел.

Кое-как с помощью Ника стянул с себя грязную и мокрую одежду и, кинув ее в кучу, спустился в подвал, где быстро и без затей облился холодной водой, смыл пот и грязь, а также немного пришел в себя.

Обмотавшись куском тряпки, заменяющей полотенце, зашел на кухню и, выгнав оттуда Элизу разбираться с моими вещами, сунул руку в огонь. Тело мгновенно стало напитываться энергией, мне тут же сделалось легче. Когда я, наконец, немного оклемался, вышел в холл. К этому времени дети уже пришли в дом и занимались сортировкой добытых вещей.

— Ну что, узнали кого-нибудь из них? — первым делом спросил я, так как этот вопрос интересовал меня больше всего.

— Нет, — ответил за всех Кир, — лица знакомые, видели их раньше на рынке, а вот кто они, так и не знаем, но поспрашиваем.

— Как ты поспрашиваешь? — не понял я. — У нас на рынке столько людей собирается, что если ты даже будешь Гната описывать, все равно найдется около пяти похожих на него ребят.

— Вот как, — сказал Ник, заходя в соседнюю комнату и вынося мешок, с которого капало что-то красное.

От мелькнувшей в голове догадки мне тут же стало плохо.

— Это то, что я думаю? — спросил тихо. И Ник, не отвечая, вывалил на пол три отрубленные головы недавно покушавшихся на меня парней.

— А-а-а! — раздался громкий девичий крик за моей спиной. И Элиза без сознания рухнула на пол.

— Ник! — взорвался я, разом забывая про собственную тошноту. — Ты что, совсем дебил?! Ты головой думай!

— А что я?! — растерялся мальчишка.

— Значит, так! — перебил я его. — Сейчас идешь к Люку, обрисовываешь ему ситуацию, говоришь, что от меня, язык у тебя подвешен, так что справишься. Остальные вытирают пол от крови и отстирывают принесенные вещи. Кир — дежуришь. Саша — поможешь мне привести Элизу в порядок.

Раздав указания, я вместе с Сашей привел девушку в чувство, а затем шатающейся походкой направился к лежаку и, достав книгу Старика, решил проверить, как у меня получится читать. Конечно, мне бы хотелось начать расследование по горячим следам и прошерстить трущобы, попытаться выйти на след сбежавших нищих. Но, во-первых, мои враги видели меня полностью разбитым как физически, так и психологически, они видели, что я чуть переставлял ноги. Не хотелось бы, чтобы они знали о моей возможности быстро восстанавливаться. Этот козырь я достану в самом крайнем случае. А во-вторых, из-за дождя моя способность идти, так сказать, по следу почти полностью равна нулю. Уверен, этих нищих уже давным-давно приговорили, а значит, и рыпаться не стоит.

Местный язык оказался довольно легким, тут так же, как и в немецком, действовало замечательное правило: как пишешь, так и читаешь. Поэтому давался он мне достаточно легко, и уже через некоторое время я более-менее рассчитался, если так можно выразиться, и начал понимать, о чем текст.

Первая глава книги посвящалась людям. И должен вам сказать, люди оказались очень интересной расой. К тому же книга была написана простым языком, и все сленговые словечки я как-то переводил. Книга начиналась так…

«Магический дар у людей может иметь разный характер. Кто-то хорошо чувствует природную гармонию и может работать с растениями и силами природы; кто-то имеет склонность к лечению; кто-то к проклятиям, кто-то к тому и другому…»

Разнообразие возможностей у магов людей было колоссальным, расписано аж на целых две страницы, поэтому этот материал пропустил и стал читать дальше:

«В теле человека целых СЕМЬ(!) энергетических центров (ЭЦ). — Это, я так понял, автор имел в виду магическое ядро. — Обычно маги видят эти центры в форме шаров или иных фигур. Соответственно, чем крупнее и ярче шар в энергетическом поле человека, тем лучше развит у него соответствующий ЭЦ.

У обычных людей все ЭЦ одинаково неразвиты и имеют тусклый цвет. Те люди, у которых развиты два ЭЦ в брюшной полости, могут идти по пути воина. Но магами они не сумеют стать никогда.

Четыре ядра, расположенные вокруг сердца, отражают магическую силу их владельца. Если у человека развит один из этих ЭЦ, то это уровень деревенских знахарей, мелких колдунов и ведьм. Если развито два, это уже уровень средних по силе магов (которых большинство). Если три, это сильный маг. У очень сильных магов бывают четыре развитых энергетических центра, но такие личности встречаются крайне редко…»

В этот момент в комнату ворвалась Мия и, подбежав ко мне, тут же начала водить руками.

— Все уже нормально, — сказал я, — чувствую себя неплохо.

— Ты почему стал таким безответственным?! — тут же наехала на меня девушка.

— Я что, виноват, что меня убить пытались?! Это вообще, судя по всему, какие-то ваши разборки! — возмутился я. — Да на меня с арбалетами напали! Думаешь, у моих потенциальных врагов есть деньги на такое оружие?! Да они, кроме как с ножами, на меня ни с чем напасть не могли!

Мия молчала и внимательно смотрела на меня, а потом неожиданно сказала:

— Покажи арбалеты!

Ничуть не стесняясь девушки, я оделся и вышел из комнаты.

Арбалеты оказались на том же самом месте, на котором я их и оставил. Только на этот раз они были отчищены от крови и грязи. Там же аккуратной стопочкой лежали болты, три из них оказались поломаны.

— Это людские арбалеты, — сказала Мия, осмотрев оружие.

— И что мне это должно сказать?

— А то! Тебе повезло, что убийцы использовали этот ширпотреб! — ответила девушка, а затем добавила. — Очень качественный ширпотреб.

— Мне это до сих пор ни о чем не говорит.

— И не должно, — кивнула Мия, подняв с пола один из арбалетов. — Я сама во всем разберусь, а ты продолжай учиться и будь осторожен. Ни сказав больше ни слова, она развернулась и вышла из комнаты.

— И что это было?

Где-то через час домой вернулись отправленные на поиски стариков ребята.

Судя по их сдавленной ругани, они так никого и не нашли, но проблем огребли знатно.

— Как успехи? — спросил я Адама, заходя в холл.

Ребята уже полностью разделись и вытирались какими-то тряпками.

— Паршивые, — не прерывая вытирания, ответил парень. — Все не заладилось с самого начала, когда каждый встречный-поперечный пытался наехать на нас из-за плащей и одежды. Ребятню удалось спугнуть громким именами Люка и Никона, ну и твоим еще, — парень усмехнулся, — несколько нищих решило, что терять им нечего и что наша одежда нужнее, пришлось перерезать им горло, благо было их всего два. Дальше расспросили соседей и продавцов мастерской, узнали, что после ограбления старики куда-то пропали: кто-то считал, что с ними расправился сам хозяин склада, кто-то, что расправились прикрывающие его люди, но концов мы так и не нашли, хоть и очень старались.

— Хреново! — разочарованно сказал я и добавил: — Странно, что только двое нищих решили на вас напасть.

— Ничего странного, — покачал головой Гнат, — они так залили нас кровью, что ее даже вода не сразу смыла.

— Есть зацепки, — добавил Адам, — один парниша сказал, что видел похожих стариканов, но только двоих, а не троих. Может, это те самые, а может, и нет, завтра сходим, проверим.

— Будем надеяться, что это они, — с надеждой в голосе сказал я, так как чувствовал некоторую вину за то, что испортил им тихую и размеренную старость, тем более что старики не показались мне плохими людьми.

— Нужно что-то решать со знаком банды, — сказат мрачный Федот, — задолбались целый день останавливаться и говорить, кто мы такие.

— Да-да, — поддержали его остальные ребята, — нужно что-то придумать.

— Я и так придумал, — ответил им, — покажу вам за ужином.

Долго мудрить и придумывать нечто волшебное и невероятное я не стал и занялся плагиатом, скопировал знак известной всем на Земле марки Mercedes-Benz, да простят меня Готлиб Даймлер и Карл Бенц.

Знак простой и запоминающийся, а что самое главное, ни у кого похожего не было. Детям знак не очень понравился, они хотели что-то покруче и посущественней. Тогда я сказал, что большой знак очень сложно вышивать, а этот простой, и что он означает сильную волю и непобедимость. Тогда знак начал нравиться детям чуть больше.


Мой третий урок магии начался, как и предыдущие два, старческим брюзжанием.

Быстро раздевшись, я нырнул в центр круга и, усевшись в позу лотоса, замер.

Мгновение — и передо мной появился какой-то знак.

— Это руна огня, ученик, воспроизведи ее.

Перед занятием я заранее настроил себя на максимальную отдачу, поэтому особых проблем с концентрацией не было.

Старик меня по времени не ограничивал и никуда не торопил, поэтому я немедленно воспроизвел руну в нескольких сантиметрах от его «примера».

— Хорошо, — кивнул он сам себе, — вижу, что мои требования ты понял и принял, занимайся с той же самоотдачей, и проблем у нас не будет. А теперь воспроизведи эту руну сто раз.

«Ха-ха! Я легко справлюсь с этим заданием!» — мелькнула мысль. Как же я ошибался…

Где-то на двадцатом повторении я будто отрешился от реальности и начал воспроизводить руну автоматически. Так всегда происходит, когда делаешь что-то одно, долго и по многу раз — например, чистишь много овощей, гладишь большое количество белья, метешь метлой асфальт. Чаще всего в подобном состоянии мы можем сделать некоторое количество мелких ошибок. Например, срезать чуть больше овоща, чем планировали, не разгладить несколько мелких складок, пропустить немного мусора. Но если в тех случаях ничего фатального от маленькой ошибки не происходит, то за сегодняшнюю ошибку я получил очень сильный удар током, который был на порядок мощнее, чем обычно.

— Не расслабляйся, всегда будь сконцентрирован! — рявкнул на меня Старик.

Я кивнул и продолжил свое занятие, в полной сосредоточенности продержался до пятидесяти повторений, а потом опять сбился.

— Это не так-то легко, как ты думал, я прав? — спросил Старик после очередного наказания.

Я кивнул.

— Ничего, скоро привыкнешь, главное, помни, что ты властвуешь над заклинаниями, а не они над тобой, малейшая рассеянность, и тебя размажет по земле в тонкую лепешку. Так что продолжай.

После окончания первого упражнения Старик дал мне время отдохнуть и прийти в себя, а затем продолжил.

— Теперь попробуй создать руну огня целиком. — После пяти неудач я опять занялся воспроизведением руны.

Старик тем временем начал читать лекцию.

— Воспроизведение руны должно идти на уровне рефлексов, от мысли до воспроизведения должно проходить не больше секунды. Чуть позже ты научишься делать это за мгновения!

К концу занятия я получил еще несколько десятков ударов молнией, поскольку воспроизвести всю руну целиком у меня так и не получилось.

ГЛАВА 5

Возвращаясь через несколько дней домой после очередной тренировки разошедшегося Старика, я ощутил какое-то необычное чувство. Загнав усталость подальше внутрь себя, сосредоточился на этом чувстве и крадучись пошел вперед. Причина моего беспокойства была обнаружена, как только я приблизился к своему дому.

Небольшие кустики ловчего плюща робко выглядывали из мокрой земли.

«Ну наконец-то! — мелькнула радостная мысль, но я тут же себя остановил. — А если дело не в этом? Что если интуиция предупреждает меня о чем-то еще?» Идя на поводу у разыгравшейся паранойи, я обошел территорию, прилегающую к дому, но так ничего и не нашел.

Успокоившись, подошел к тому месту, на котором было посажено главное семя, и бережно погладил первые листики появившегося растения, в ответ от плюща пришло то самое чувство, которое я ощутил ранее.

С этого дня растения начали расти как на дрожжах. На протяжении недели они из куцых пятисантиметровых кустиков выросли в плотные зеленые веники и с каждым днем становились все выше и гуще. Навестивший нас дед Димитрий подсказал, что в растения нужно вливать энергию и представлять, какими они должны стать. Он очень удивился, когда осматривал растение. Это, несомненно, был плющ, однако какой-то неправильный, форма листьев и еще некоторые мелочи очень удивили старика, и теперь он приходил к нам каждый день и подолгу изучал молодые побеги.

Удалось узнать, кто причастен к нападению на меня, это оказалась довольно крупная банда подростков, которые решили приструнить зарвавшегося выскочку. Такие легенды ходили в среде жителей трущоб, но ни один здравомыслящий человек не поверит в подобную чушь! Нападение было не только хорошо спланировано, но и отлично оснащено. Знающие люди на вопрос, где ребята из подростковой банды смогли достать партию неплохих арбалетов, лишь беспомощно разводили руками.

— Как долго ты собираешься тянуть со всем этим? — хмуро спросил у меня Люк после очередной тренировки. — Или ты думаешь, я твои проблемы решать буду?

— Разберусь, — ответил, сразу сообразив, о чем он говорит.

— Прошла целая неделя, а ты ни хрена не сделал!

— Я узнал, кто они, — поправил мужчину.

— Вот именно! — взорвался Люк, нависая надо мной. — Ты знаешь, кто они! Ты знаешь, кто их главарь и где находится их база! Но вместе с тем ты продолжаешь вести себя как ни в чем не бывало! Уже все трущобы говорят, что у Люка слабый ученик, что Нелюдь спекся!

На последних словах Люк поднял меня за шкирку и хорошенько встряхнул.

— Руки убери, — глядя мужчине в лицо, сухо сказал я. — Я не виноват в том, что у тебя наметились проблемы с восстановлением транса.

В следующую секунду глаза Люка наполнились странным пугающим огнем, а я даже не понял, как встретился спиной с дальней стеной зала.

— Сегодня разберешься с этим делом и доложишь мне! — нависнув надо мной, прокричал Люк и, выпустив пар, спокойно вышел из зала.

Вот теперь и думай, восстановился он все же или нет.

Тяжело вздохнув, я поднялся с пола, отряхнулся и тоже направился к выходу из зала. «Делать нечего, с этим Рью и его бандой нужно будет решать сегодня же, второго Люка я в трущобах не найду».

О том, кто главарь напавших на меня людей, я узнал четыре дня назад. Информацию принес один из местной мелкоты и получил за помощь большую тарелку наваристой похлебки. Он же заверил, что теперь мы всемерно можем рассчитывать на его помощь.

Накинув на себя одежду потемнее, я тенью двинулся в штаб-квартиру Рью, главаря напавшей на меня банды. Дорога не заняла много времени, так как их база оказалась недалеко от нас. Толкнув дверь ветхого одноэтажного дома, вошел внутрь. Первым меня встретил нетрезвый охранник лет четырнадцати, который тут же получил в подбородок и прилег отдохнуть на грязный, засыпанный всевозможным мусором пол. Пройдя немного вперед, я оказался в большой, плохо освещенной комнате, в которой проходила неплохая по местным масштабам пирушка. В помещении стоял стойкий запах сивухи, пота, гари от камина и прелой одежды, за разбросанными по всей комнате столами сидели пьяные подростки в обнимку с потасканными женщинами легкого поведения, готовыми за стакан плохого пойла на все что угодно.

За столом, стоящим у самого камина, сидел крепко сбитый коренастый парень с пьяной женщиной, по сравнению со своими товарками выглядевшей менее потасканной. Сейчас меня главным образом интересовал именно этот парень: его звали Рью, он был главарем банды, и сегодня, поговорив с ним, я надеялся узнать, кто же именно меня заказал. Парень сильно выделялся на фоне находящихся в комнате людей своей мышечной массой и крайне интересной татуировкой на лице.

Некоторое время он смотрел на меня, тупо моргая глазами.

— Ты кто такой?!

Усмехнувшись уголком губ, я снял капюшон, и в наступившей тишине произнес:

— Не узнаешь того, на кого получил заказ?! Хреновый из тебя убийца.

— Нелюдь! — громко выкрикнул Рью и посмотрел на меня полными ненависти глазами. — Ты убил моих лучших ребят!

— Сольешь заказчика и будешь жить, — спокойно сказал я, глядя главарю банды в лицо.

— Вали суку! — выкрикнул он в ответ и с неожиданной для пьяного расторопностью кинул в меня два ножа. Уйдя прыжком от хитроумно брошенных ножей, тут же увернулся от летящей мне в лицо широкой лавки.

Последнее время я научился входить в транс на автомате, поэтому теперь мне не нужно было терять драгоценные секунды на концентрацию.

Увидев еще одну летящую в меня лавку, хорошенько оттолкнулся от пола и мощным сдвоенным ударом ног отправил ее обратно.

«Удачно получилось!»- подумал, увидев, как от отбитой мной лавки противники разлетаются, словно кегли в боулинге. Дальше пошла чисто механическая работа руками. Двойка, тройка, двойка, двойка, тройка… и противники оседали на пол один за другим. Серьезного сопротивления я не ожидал, хотя несколько раз пришлось уходить от прицельно брошенных ножей.

На ногах остался только Рью, который с отчаянным упорством пытался достать меня ножом. Подождав, когда он окончательно выбьется из сил, мощными ударами по внешним сторонам бедра поставил его на колени.

— Кто тебя нанял?! — жестким голосом спросил я, вонзая нож в руку парня.

— А! — от неожиданности вскрикнул Рью и попытался меня оттолкнуть, но несколько ударов заставили его закрыть лицо здоровой рукой и сгруппироваться.

— Кто? Отвечай! — таким же тоном спросил я и опять вонзил нож в ту же самую руку.

— Мм! — промычал Рью, сдерживая боль.

Нанеся несколько сильных ударов по почкам, я заставил парня, спасавшегося от ужасной боли, перевернуться на спину.

«Как же заставить его говорить?!» — пронеслась мысль, на которую ответа у меня не было. Этот противник оказался необычайно сильной личностью.

— Стой! Стой! Хватит! — неожиданно выставив перед собой здоровую руку, отчаянно закричал Рью. — Я все скажу! Все! Только не бей! Не бей!

«Неужели я оказался неправ? — подумал недоуменно. — Или он просто старается навешать мне лапши на уши?»

— Вопрос тот же — кто меня заказал?

— Я не знаю, кто это, он был в маске! — ответил парень, сплевывая скопившуюся во рту кровь. — Он появился внезапно и предложил огромные деньги за тебя. Оставил две сотни серебряных монет в знак аванса, ушел и вернулся на следующий день с арбалетами и планом нападения!

— Почему же ты не отказался? Ты не боишься ни Люка, ни Никона?

— Я никого не боюсь! — неожиданно сверкнул глазами Рью. — Опасаюсь — да! Но не боюсь! Даже рассказать все я решил из-за того, что скрывать мне нечего! Нанимателя я в любом случае не сдам, так как не знаю его, а вот покалечить меня ты можешь, не зря все говорят, что ты отморозок. Тебя, кстати, поэтому никто и не любит, мало того что Нелюдь, так еще и людей пачками режешь, так что моих ребят упрашивать не надо было. Тем более что заносчивый вид, с которым ты ходишь по трущобам, всем уже давно поперек горла, не мы бы взялись за заказ, так другие.

— И если бы ты не согласился, вас бы зачистили, чтобы лишнего не болтали, — добавил я.

— Да, — кивнул Рью. — Дело с душком, это очевидно любому думающему человеку. Последнее время один из моих подопечных начал нарабатывать личный авторитет, чтобы в будущем занять мое место. Это нападение он решил возглавить лично и заработать немалые деньги и уважение, а я и не сопротивлялся. Он набрал команду из своих подпевал и пошел на тебя. Остальное ты знаешь.

— Ты совершил ошибку, Рью, — покачав головой, сказал я, — ты должен был предупредить меня заранее, и тогда ты помог бы мне, а я тебе. А так я должен тебя убить.

— Стой! — поднял руку в защитном жесте парень. — Я откуплюсь, забирай деньги! Все!

— Поднимись и принеси их мне.

— Я не знаю! — тут же ответил он, глядя на меня расширенными от ужаса глазами. — Они были у Дэна! Я честно не знаю!

Когда мы с Рью закончили с деньгами, я направился к выходу, но у двери остановился. А сколько обещал незнакомец, если покушение удастся?

— Еще десятку! — выкрикнул парень и направил в мою сторону артефакт неизвестного назначения.

«Дальнобойный артефакт, которым может пользоваться обычный человек!» — думал я, стремительно пробираясь к выходу.

До двери оставалось несколько шагов, когда прогремевший мощнейший взрыв вынес меня наружу и хорошенько приложил о землю.

Взрывом меня контузило! Особенно сильно досталось сверхчувствительным ушам, в которых ужасно громко звенело. Глубоко вздохнув пару раз, я поднялся на ноги и тут же упал…

Очнулся я утром следующего дня. Дежуривший возле меня Кир объяснил, что меня принес Тис и сказал, чтобы кто-нибудь всегда находился рядом.

Первая мысль была, что нужно поблагодарить Люка за то, что отправил Тиса приглядеть за мной, вторая мысль — что парня тоже нужно будет поблагодарить. Третья — что Рью был чертовски умным парнем, которого сгубило незнание амулета, который он использовал. Судя по тому, как он наводил его на меня, парень считал, что меня должно атаковать сильное заклинание. В итоге амулет оказался мощной магической гранатой, и покушение почти удалось. Четвертая мысль была о том, что сытная вкусная еда и крыша над головой сделали меня мягким и бесхребетным. Если бы подобная ситуация произошла в первые недели моего пребывания в этом мире, то от Рью и его банды и мокрого места не осталось бы! Пятой было: «Блин! Я опаздываю на тренировку к Старику!»


— Ну что? Как успехи? — спросил я у стоящего с рубанком Андрея.

— Неплохо! — с улыбкой ответил дорвавшийся до любимой работы парень. — Скоро соберем первую кровать и посмотрим, что же у нас получится, но я уже сейчас уверен, что кровать будет просто отличной.

Идея занять детей созданием нормальной мебели пришла мне в тот миг, когда я в очередной раз пришел с тренировки Старика выжатый как лимон и завалился на осточертевшую за время жизни в этом мире кучу тряпья.

Так как тех стариков, плотников-охранников, найти не удалось, все работы возглавил Андрей как самый умелый из нас.

Непосредственно к самой работе с мебелью я даже не притрагивался, у меня как-то и других забот хватало. Но хорошенько подумав, решил все же проконтролировать изготовление первой кровати и сделать ее чертеж, а то соберут непонятно что, потом сам себя костерить буду за лень. Вооружившись карандашом и бумагой, я принялся творить. Поломав голову в течение получаса, пришел к выводу, что в нашем варианте оптимально подойдут крепкие двухъярусные кровати, рассчитанные на взрослого человека, на вырост, так сказать, да и кто знает, как там жизнь повернется, по крайней мере, лишним это точно не будет.

Закончив с кроватью, неожиданно понял, что творить мне понравилось, и если этот процесс не занимает много времени, то можно подумать и над остальной мебелью. Сама двухъярусная кровать прочно ассоциировалась у меня с моим армейским прошлым на Земле. Поэтому солдатская тумбочка, знакомая каждому военнослужащему срочной службы, показалась мне вершиной функциональности и удобства, к тому же с нашими средствами и общим обнищанием так в принципе и было. Наконец-то у каждого появится место, в которое можно будет сложить свои вещи. Следом за тумбочкой пошел крепкий стул. Его, в отличие от армейского, я решил делать со спинкой. И удобней, и в случае чего можно мокрую одежду для просушки повесить.

Но и на этом я не остановился, следующим по плану появился обычный одежный шкаф, состоящий из двух секций. Одна — для плащей и верхней одежды, и другая — с полками, а количество их будет зависеть от количества проживающих в комнате…

Оторвался я от воспоминаний вовремя: ребята закончили собирать кровать. С удовольствием оценив получившийся результат, дал разрешение на продолжение работ, так как кровать полностью меня устраивала — она оказалась очень аккуратной и практичной, хоть и имела весьма простецкий вид. Но это меня особо не волновало, пусть аристократы всех миров спят на кроватях с узорчиками, а нам и так хорошо.

Выйдя из комнаты, временно переоборудованной под мастерскую, я прямиком отправился на рынок в трактир Люка.

Если честно, в последнее время мне было очень тяжело находиться рядом со своим первым учителем в этом мире. А все из-за того, что я постоянно слышал какие-то упреки в свой адрес, и не сказать, чтобы эти упреки были совершенно беспочвенными. Вспомнить хотя бы, как я пытался разобраться с бандой Рью.

Даже сейчас, несколько дней спустя, я все еще не мог отойти от позора и страха — как-никак был на волосок от смерти! — и с досадой сжимал зубы. Непонятно, за какие заслуги мне дали вторую жизнь, а я ее чуть бездарно не профукал! Да если бы не отправленный Люком Тис, я бы уже давно кормил червей в местной канализации или, может, пошел бы на какие-нибудь алхимические ингредиенты! Боже мой! Я повелся на рассказ Рью как последний мальчишка! Как тупой абориген! Я уже давно вообразил себя самым умным, сильным, страшным и бессмертным! В мечтах представлял, как смогу использовать свой раскрывшийся потенциал! Но реальность расставила все по своим местам: меня чуть не убил какой-то трущобный парень! Ведь это хорошо еще, что Рью не умел входить в транс! Ведь это была бы просто катастрофа! А могло бы получиться так, что вместо гранаты у него обнаружились нормальные атакующие амулеты? Ведь в таком случае он бы меня по всем стенам размазал!

С Рью мысли плавно перетекли на Люка. Разнос, который он мне устроил после этого инцидента, не поддавался никакому описанию! Да меня давно никто так в дерьмо не макал! Два часа! Целых два часа он методично, раз за разом, разбирал мои ошибки и рассказывал, как их можно было бы избежать. И знаете, что я узнал в конце его повествования? Нет, не то, что местные аборигены не глупее меня, а то, что мои уши очень хорошо умеют гореть от стыда.

— Нет! Это не дело! — решительно рассек рукой воздух Люк после окончания разноса. — Когда Старик взял тебя в ученики, он попросил меня не сильно окунать тебя в дерьмо под названием «трущобы», мол, это не только опасно, но еще и тяжело, так как одновременно заниматься местными «развлечениями» и постигать магию довольно трудно. И тогда я с ним согласился, но сейчас понимаю, насколько был неправ.

После этого разговора я снова переселился в трактир на рынке, в свою комнату. Адам остался в банде за старшего. Когда встал вопрос, что же делать с плющом, дед Димитрий сказал, что у Саши с Гнатом есть весьма слабый дар, и что если бы ему предложили раньше, он бы отказался их обучать, но сейчас ввиду некоторых причин займется этим. Так что теперь два человека в нашей банде стали заниматься основами друидизма.

Почему дед решил проявить такой альтруизм, я не знаю, но временами мне казалось, что уж кто-кто, а этот с виду безобидный старикашка своего не упустит.

Друид за кратчайшее время помог Саше с Гнатом научиться передавать энергию, а позже провел ритуал привязки. В котором я поделился правами на плющ с друзьями и Стариком. Так же мы провели привязку остальных членов банды к растению, которое вымахало на метр в высоту и уже давно начало расползаться в ширину, формируя предполагаемый контур забора. Теперь я был и за ребят, и за растение спокоен, если со мной что-то случится, дети не пропадут….

У входа в трактир меня встречала добротная черная карета, в которую, как было уговорено, я тут же запрыгнул.

— Опаздываешь, — сухо заметил Люк, как только я закрыл за собой дверцу.

— Никона и Тиса тоже нет, так что не очень-то я и опоздал.

— Они тоже опаздывают, и это нехорошо.

Когда Никон и Тис сели в карету, она тут же неспешно двинулась вперед.

— Плохие новости, — сказал Никон, поворачиваясь в сторону Люка, — прошел слух, что ты не можешь на прежнем уровне владеть трансом из-за полученных травм. Эльт хочет вызвать тебя на бой.

Ни один мускул не дернулся на лице Люка.

— Считаешь, у нас появилась крыса? — спокойно спросил он.

— Скорее всего, хотя тут сыграло роль то, что ты давно не появлялся на публике и много времени пропадал в зале для тренировок.

— Значит, все-таки Эльт? — неожиданно улыбнулся Люк.

— Я надеюсь, ты все-таки смог восстановиться? — спросил осторожно. Пусть последнее время у меня с Люком нелады, но я точно знаю, зла он мне не желает, да и печется все-таки мужик обо мне, что бы другим ни говорил.

Активировав амулет от прослушки, он повернулся в сторону Никона.

— Думаешь, получится?

— Думаю, да, мы были вполне убедительны.

Проследив за действиями Люка и этой беседой, я неожиданно прозрел.

— Так получается, тогда в зале нас с тобой пасли и я проболтался?! — задал вопрос Люку.

— Да, — кивнул мужчина. — Обнаружив слежку, мы решили ничего не предпринимать, но пустить некоторые слухи, чтобы узнать, кто же это постарался убить моего ученика. Я уже достаточно тебя изучил. И знаю, что, хоть ты меня слушаешь и уважаешь, если я перейду некоторые рамки, ты всегда постараешься ответить так, чтобы я почувствовал эту грань, и то, что ты вгрызешься в меня зубами, если я ее хоть как-то перейду. Тогда в зале я тебя просчитал, на мои эмоциональные слова о твоей бесхребетности ты ответил, что не виноват в моих неудачах с трансом. И это было то, что нужно, к тому же я показал им, что хоть ты и мой ученик, но между нами не все так гладко, как хотелось бы.

Я сидел и ошарашенно переводил взгляд с Люка на Никона.

«Вот тебе и аборигены из отсталого средневекового мира! Так меня обули, что я и сам этого не заметил!»

— Но согласись, с бандой Рью ты разобрался совершенно по-идиотски! — прервал мои размышления Тис.

— Да, — согласился Никон, — непонятно как сформировавшиеся у тебя моральные предубеждения когда-нибудь будут стоить тебе жизни, а потом, может быть, и нам всем, поэтому мы пересмотрим некоторые планы твоего обучения.

Люк только согласно кивнул.

— А куда мы вообще едем? — чтобы не сидеть в тишине, спросил я, — Люк, ты сказал, что в карете я все узнаю.

— Мы едем на сходку, — ответил Люк, — на очень серьезную сходку.

— Самое главное, — продолжил мой инструктаж Тис, — не робей. Да, там будут самые влиятельные головорезы города, многие из них не очень приятные люди, но ты должен вести себя спокойно и уверенно.

— Договорились, — кивнул я, соглашаясь, — а что мне делать, если кто-нибудь из них попробует меня как-либо спровоцировать? Вряд ли там еще будут ученики моего возраста. Да и многим интересно, что же за такую неведомую зверушку привел Люк.

— Ты мыслишь в правильном направлении, — кивнул Никон. — Готовься к неожиданностям, в свете последних событий есть большая вероятность того, что тобой захотят вытереть пол на арене.

— Арене? — с удивлением приподнял я бровь.

— Сам все увидишь, — отмахнулся от меня мужчина.

— Когда я сяду, станешь за моей спиной, — внес свою лепту Люк. — Твоя официальная цель — прикрывать меня сзади, а также держать ушки на макушке, все внимательно слушать и запоминать. А на самом деле в такие места берут своих ближайших помощников и преемников, чтобы учились вести дела и обзаводились нужными знакомствами.

— А куда конкретно мы едем? Где будет проходить сходка?

— Это в разных местах происходит, — ответил Тис, — сегодня, например, выбрали один из трактиров купеческого района.

— Понятно, а почему ты про сходки ничего не говорил? — спросил я, обращаясь к Люку, который мне уже когда-то разъяснял политику теневой жизни города.

— Рано было тебя в люди выводить, — ответил мужчина.

— А как часто проводятся сходки? — задал я следующий вопрос.

— По-разному, раз в два-три месяца или при возникновении сложных вопросов, требующих серьезного обсуждения.

— Прекрасная возможность для стражи накрыть бандитских главарей в одном месте, — хмыкнул я, — странно, что они даже не чешутся по этому поводу.

— Чешутся, — не согласился Никон. — Еще как чешутся. Но одно дело устроить на нас облаву, а другое — захватить большое количество головорезов, владеющих трансом, и при этом избежать огромных потерь.

— Помню, и меня как-то раз чуть не взяли, — добавил Тис, — где-то около года назад. Вот тогда облава была так облава. Стража с тайной канцелярией проводили общую операцию, многих из наших тогда на ножи взяли.

— А я думал, стража вообще мышей не ловит, раз банды в городе так круто смогли развернуться, — задумчиво пробормотал я.

— Ты так считал, потому что только с городскими стражниками сталкивался, с теми, которые город патрулируют и на воротах стоят. Они шлак, берут туда чуть ли не всех подряд, лишь бы минимальный порядок поддерживали да пьяниц с нищими гоняли. Но есть еще и такие стражи, которые в особом отделе заседают, вот эти-то хорошо работают, как положено, чуть ли не все мастера транса и с головой дружат.

— Ну, ты не завирайся, — остановил Тиса Никон. — Далеко не все там мастера, да и в транс многие не могут входить, а вот с тем, что котелок у них варит неплохо, согласен. В особый отдел кого попало не берут…

На сходку, как выяснилось, мы прибыли одними из последних. Карета остановилась у крепкого симпатичного трехэтажного дома, который оказался довольно дорогим статусным заведением для богатых горожан. Не заходя в обеденный зал, спустились в подвальный этаж здания, где в одной из дальних комнат и должна была проходить сходка. Подвал меня удивил. Хотя бы тем, что высота потолка была около трех метров, не мало! Целый подвалище! Заставленный большими бочками с вином и различными ящиками с продуктами.

Дальняя комната, в которой проходило собрание, также имела огромный потолок и к тому же была довольно большой, где-то пятнадцать на пятнадцать метров. Люк, Никон и Тис приветствовали кивками своих знакомых и заняли свободные места за стоящими рядом столами, Тис, соответственно, занял место за спиной Никона. Столы выставили кругом, чтобы, как я понимаю, все видели говорящих, что было достаточно удобно и не ущемляло ничьи права.

Как и уговорились ранее, я, как и Тис, стал за спиной учителя, что вызвало некоторые смешки среди собравшихся.

И я прекрасно понимал, что их рассмешило. Мой рост за последнее время, как ни странно, изрядно увеличился, но даже несмотря на это, я все равно был немного ниже сидящего передо мной Люка.

— Отличный защитник, — услышал я хриплый голос из зала, — убийца споткнется о его тщедушное тельце и разобьет сам себе голову? Сильно сомневаюсь.

— Ха-ха-ха, — послышался смех некоторых мужчин, остальные ограничились улыбками.

Люк побарабанил по столу пальцами, подавая знак, что это наша цель и что я должен адекватно ответить.

— Смешной мужик, — доверительным тоном сказал я, обращаясь к Тису. — Он здесь за шута или скомороха? А то что-то не пойму… — соответственно, не дождавшись ответа, продолжил: — А после сходки он сам с протянутой шапкой к людям за объедками подходит? Или плату деньгами получает?

В зале воцарилось молчание, все с интересом следили за представлением. Пока мужик, который и оказался тем самым Эльтом, которому суждено было сегодня умереть, искал ответ, я быстро достал медную монету и ловко бросил ее к нему на стол.

Опешивший от такой наглости мужчина автоматически подхватил отскочившую от стола монету и метко кинул ее в меня. Сделал он это так быстро и непринужденно, что я только в последний момент успел войти в транс и остановить монету в нескольких сантиметрах от лица.

— Так бы и сказал, что медная монета — это для тебя незаслуженная награда, но объедков, извини, нет, — стараясь быть невозмутимым, сказал я, засовывая монету обратно в кошель.

«Удачно начал», — подумал я, увидев на лицах большинства присутствующих улыбки, обращенные к моему оппоненту. Эльт был мужиком неглупым, иначе не смог бы достичь своего сегодняшнего уровня, он понял, что симпатии большинства на моей стороне. Метнув в меня взгляд, обещающий мучительную смерть, он, откинувшись на спинку стула, расслабился и хотел было что-то сказать.

Но резко открывшаяся дверь на время прервала разгорающийся конфликт. В комнату зашел молодой худощавый мужчина в дорогом темном костюме и занял последнее свободное место.

— Здравствуйте, господа, — хорошо поставленным голосом произнес он. — За прошедшее с последней сходки время появилось несколько неотложных вопросов, которые нам всем нужно обсудить и найти выход из сложных ситуаций. Кто желает начать первым?..

Вопросы на сходке решались разные, от самых мелких и незначительных до неожиданно крупных. С удивлением узнал, что одной из таких крупных проблем является война в трущобах между двумя бандитскими ватагами. И почему я об этом совершенно ничего не ведал? Словно не в центре города живу. Кстати, одной из причин сходки как раз-таки и была эта недавно начатая война. Мое незнание оправдывало то, что война велась в другой части города, в тех районах я даже не бывал. Я настолько был погружен в свои проблемы и дела, что даже не интересовался происходящим. Хотя, с другой стороны, война и война, вооруженные столкновения для меня теперь самое что ни на есть обычное дело, привык как-то.

Из этой интереснейшей ситуации я понял одно: если буду воевать, то буду делать это быстро и четко, и не дай бог при этом пострадать третьей стороне, чтобы не ввязаться в еще одну войну, — тогда придется платить отступные. В этой ситуации враждующие группировки в своих боях нанесли ущерб соседним бандам, а также своей безбашенностью разозлили стражу, которая начала в том районе трясти всех подряд. Ущерб налицо, а так как война может закончиться преждевременной кончиной обеих сторон, многим заинтересованным хотелось вернуть потерянные деньги, это и послужило причиной сходки. Этому делу отдали несколько часов. Степенно и важно выглядевшие главари через некоторое время разгоряченно заспорили друг с другом. Когда я поинтересовался у Люка, не боится ли достопочтенная публика привлечь к себе внимание общественности своими громкими криками, узнал, что на подвал наложили самые мощные чары тишины, и мне как ученику Старика очень стыдно это не заметить. Только после этих слов я встряхнулся и проверил на наличие магии как комнату, так и находящихся в ней людей.

Пока занимался своими делами, на сходке решался вопрос о том, кто кому и сколько должен. В этом-то и была основная проблема, ни одна из конфликтующих сторон не хотела выплачивать свои кровные.

Вопрос решился только боем на арене (место между столами) двух пышущих злобой главарей. Вызванные из соседней комнаты маги установили магический полог, который не давал бьющимся выйти за определенные пределы и приглушал звуки боя.

Свои магические амулеты они отдали ученикам и после проверки магами на отсутствие магических защит начали драться. Бой шел на пределе моих возможностей, поэтому я с трудом, но все же следил за его ходом.

На Земле часто слышал фразу, что бои настоящих мастеров длятся жалкие мгновения. Что мастерство сразу определит, кто сильней. Но это был не тот случай. Противники оказались почти равны друг другу, соответственно, и поединок шел ровно, правда, только до той поры, пока один из мужчин не стал выдыхаться. Один из воинов чуть качественнее и глубже входил в транс, что помогло ему сначала подловить, а затем и убить своего противника.

Вопрос с выплатой компенсаций был решен, все оплачивает проигравшая сторона, а пекарня (из-за которой и начался весь сыр-бор) переходит к победившим.

«Писец, господа!» — думал я, пытаясь понять логику этих людей. Они пролили реки крови, а один еще и поплатился жизнью ради ничтожной пекарни! Не смогли разобраться, кто будет снимать с нее жалкую медь! В процессе конфликта начались взаимные обиды и оскорбления, а затем и смерти, которые впоследствии не могли быть забыты.

С другой стороны, когда я вспоминаю, на что пошел, чтобы создать образ кровавого отморозка, понимаю всех этих людей очень хорошо. Есть принципы, нарушишь их, отдашь без боя что-нибудь мелкое — готовься, теперь у тебя попытаются отобрать все, может, и это ты сдашь без боя? В трущобах выживают хищники, таким палец в рот не клади, они руку по локоть откусят…

После боя тело унесли, а сходка продолжила свою работу… Большинству присутствующих очень не понравилась кровавая резня в ювелирной лавке, находящейся в центре города. Так как совершивший это нарушил много неписаных законов бандитов.

Он заставил богатую и влиятельную часть города всполошиться, испугаться и донести свое неудовольствие до особого отдела стражи. Стража перетрясла весь город, бросала в тюрьму всякого подозрительного человека. Это дело задело чуть ли не всех…

Кстати, во время сходки молчало только несколько человек, из тех, кого я знаю, это были Люк, Никон и Трой. Да-да, тот самый Трой, который со своими людьми убил Рыжего и его команду. Еще двоих молчащих мужиков я не знал, но в лица всмотрелся и на всякий случай запомнил.

— Я знаю, кто, скорее всего, устроил резню в ювелирке! — неожиданно сказал Эльг и, гадко улыбнувшись, направил палец на меня. — Этот сукин сын в тот день вовсю крутился в том районе, и мои люди видели, как он ночью возвращался в трущобы с большой сумкой за спиной.

Все повернулись в нашу сторону и удивленно посмотрели на Люка. Неужели Эльт действительно показал на него? Они просто не заметили его взгляда, направленного прямо мне в глаза.

— Мне послышалось? — спокойно спросил Люк. — Ты назвал меня сукиным сыном?

— Нет, — ухмыльнулся Эльт, — я назвал так девчонку, стоящую за тобой, хотя… — на мгновение он сделал вид, что задумался… — думаю, ты и сам не многим лучше!

Вот тут уже напряглись все, точнее, все, кроме тех, кто сидел рядом с Эльтом, у тех глаза чуть не засияли от предвкушения, а на лицах показались хищные улыбки.

Наверное, представляют, как их банда занимает рынок и прилегающую территорию? Идиоты! Даже если бы Люк действительно был так слаб, то остается еще Никон, который вообще ни фига не предсказуем и точно устроит им сладкую жизнь.

Остальные главари дураками не были, они смогли сложить два плюс два и предположить, что причины храбрости Эльта совсем не беспочвенны, а также что он знает нечто, чего не знают они.

— Бой, на ножах, — сказал Люк, снимая с себя амулеты и оставляя их на столе.

— Бой, на ножах, — согласился Эльт.

Второй раз за сегодня двое мужчин замерли друг перед другом.

Эльт начал первым. Он ринулся на Люка, целя в шею и стараясь в первые мгновения выиграть, как ему казалось, легкий бой со слабаком, но не получилось.

Люк спокойно отшагнул в сторону и нанес резкий режущий удар по пальцам противника. Эльт удивился такой прыти от «инвалида транса» и постарался разорвать дистанцию, но ему это не удалось. Люк двигался за ним по пятам и все время наносил удары. Всего за минуту от крепкого, пышущего здоровьем и силой мужчины остался кровоточащий кусок мяса, непонятно как держащийся на ногах.

Закончил Люк красиво: крутанувшись вокруг противника, он мощным движением вогнал свой нож в его затылок — с такими ранами не живут.

На такой вот ноте сходка и закончилась.

Уже сидя в карете, Никон, хмыкнув, сказал:

— А шутка про шута мне действительно понравилась.

ГЛАВА 6

— «Огненный шар»! «Воздушная стена»! «Волчья яма»! «Водяное копье»!.. Стоп!

Услышав последнее слово, я на автомате выставил перед собой «огненную стену», а затем невидящим взглядом уставился на Старика и без сил опустился на холодный, изрисованный рунами пол.

— Хм… ну поздравляю! — с непонятной интонацией заявил учитель. — Теперь ты похож на нечто, отличное от нуля, хотя я бы еще поостерегся называть тебя магом.

Пропустив привычные подколки, я безэмоционально кивнул, сил на открытое проявление чувств не осталось. А все Старик со своей идеей раскачать мое ядро для повышения уровня накапливаемой энергии.

— Сам ты доводить себя до изнеможения не сможешь, силы воли не хватит, — выразился тогда он, — потому с этим делом тебе помогу я. А чтобы наши занятия не превращались в банальное переливание энергии, мы с тобой отработаем построение элементарных чар.

И вот в течение месяца я отрабатывал построение этих элементарных чар. Нужно сказать, толк из этого всего был. Мало того что объем магической энергии в ядре повысился на порядок, так теперь я мог на автомате выдать серию заклинаний, даже не напрягаясь. Научился дозировать количество вкладываемых в заклинание сил. Короче, плюсов много, а самый главный из них заключался в том, что наконец-то эта экзекуция закончилась, а то приползать домой полумертвым мне порядком надоело.

Когда паук довез меня до условной точки, я выбрался из-под земли и пошел к нашему кварталу. Да-да, теперь именно кварталу, а не дому. Мой живой забор уже около недели назад принял свою окончательную форму и сформировался так, как и было задумано. Без сюрпризов не обошлось: однажды утречком я вышел на крыльцо и тупо посмотрел на то, как мой забор цветет большими и красивыми бутонами красных роз, распространяя вокруг сладкий дурманящий запах. Дед Димитрий давно заметил, что растение, которое мы с ним вырастили, сильно отличается от своего классического аналога, а когда он впервые увидел раскрытые бутоны, то просто замер в ступоре.

Такое чудо не могло остаться без внимания, тем более в таком унылом и сером месте, как трущобы. Так что теперь наш квартал стал одной из достопримечательностей нашего серого района. Некоторые глупцы до сих пор пытались сорвать красивые цветы для своих любимых или для продажи, но у них так ничего и не получилось. Не стоит забывать, что основой нашему растению послужил ловчий плющ. Так что несколько сломанных рук сделали многих жителей трущоб более понятливыми.


— Здорово, шеф! — весело сказал я, подходя к Люку, который сидел за столом в своем трактире и с удовольствием попивал густое темное пиво с копченой рыбой. Посмотрев на довольного жизнью учителя, я ио-быстрому сгонял на кухню и вернулся с тарелкой копченой рыбы и небольшим стаканом с темным пивом.

Покосившийся на меня Люк промолчал, а я тем временем с удовольствием пригубил ароматный напиток. По правде сказать, не очень-то я пиво и люблю. Не фанат, так сказать, это, правда, относится ко всем видам алкоголя, но не суть, сейчас поговорим о пиве. Пью я его, точнее, пил в той жизни, довольно редко, почти никогда. Ну не шло оно в меня, так сказать. Но, как говорил один хороший человек, нелюбовь к пиву — это возрастное. Позже я все-таки стал его употреблять, но немного. Кружечку раз в два месяца, да с рыбкой копченой, мм…

Притом вначале оно кажется ну очень вкусным и божественным, а через некоторое время чудесным образом превращается в кислое отвратительное пойло. Поэтому-то я и ограничивался маленькой кружечкой, да еще в такие долгие периоды. К сожалению, а может, и к счастью, смена тела не помогла, кружка моя стала еще меньше, но это, я так подозреваю, из-за возраста.

Так что я, можно сказать, не пил пиво, а ел рыбу, чем-то напоминающую скумбрию. Вкусно!

— Чего так рано пожаловал? — не удержавшись, спросил Люк. — Сегодня Старик должен был тебя полностью изничтожить или что-то пошло не так?

— Все так, но я восстановился известным тебе способом, есть очень серьезный разговор.

— О как! — ухмыльнулся мужчина. — Дожил, теперь всякие недоросли будут вести со мной серьезные разговоры.

— Попрошу не выступать! — шутливо погрозил я ему пальцем. — А то расскажу Мие, что пил пиво в твоей компании, а ты мне даже не запретил.

— Маленький шантажист! — схватился Люк за сердце, неужели ты сможешь так меня подставить?

— У меня не остается другого выбора, — пожал я плечами, — тем более что ты первый начал обзываться, а я ребенок, и очень ранимый, у меня, кстати, родителей нет, обо мне некому заботиться, а ты как человек, к которому я привязался, втоптал в грязь мою самооценку. Я передумал! Пойду и повешусь, а потом напишу Мие прощальную записку и обвиню во всем тебя!

— Маленький коварный бог хитрости и обмана! Давай, выкладывай свое серьезное дело.

— Так бы сразу, но нужно будет пойти в мой квартал, там я тебе все наглядно покажу.

— Пустая площадка, рядом с ней такая же, ограждены твоим странным плющом, — сказал Люк, когда мы вошли на пока еще пустующую территорию. — И это ты хотел мне показать? Это твой серьезный разговор?

— Ты меня обижаешь, Люк, неужели ты ничего не видишь? — сделав удивленное лицо, спросил я.

— Песок вижу.

— И все?

— Ну, травинки вон там, там и там.

— Эх, Люк, — глубоко вздохнул я и с убежденностью успешного менеджера по продажам продолжил: — Ты слеп! Тут же черным по белому написано: «ПЕР! СПЕК! ТИ! ВЫ!»

— Чего?!

— Перспективы Люк! Разве ты не понял, о чем я?!

— Я тебе сейчас по шее надаю, чтобы ты научился человеческим языком говорить. Просекаешь свои перспективы?

— Ладно, ладно, — поднял я руки, — прямо, так прямо. Еще в начале нашего с тобой знакомства у нас был разговор о том, что в городе развлечений мало, что люди с большим энтузиазмом ходят на стрелки, которые ты судишь. Так почему бы нам не замутить нечто подобное здесь? Поставим лавки в несколько рядов, арену белым песочком посыплем. Найдем людишек, готовых за деньги здоровьем рисковать, сделаем бои для любителей, желающих попробовать себя на арене, публика попрет, уверяю тебя! Организуем тотализатор, позже начнем устраивать подставные бои. Деньги можно будет лопатой грести!

Люк молчал недолго.

— У меня сохранились твои записи, — сказал он, — я уже сам подумывал сделать нечто подобное, но нужно будет еще раз все тщательно обговорить и распределить обязанности.

— И проценты обсудить! — с улыбкой добавил я.

— И проценты! — согласился Люк.

— Ну, тогда как автору идеи и хозяину свободной территории рядом с рынком хочу себе двадцать процентов от доходов нашего совместного предприятия.

— Один! — улыбнувшись во все свои тридцать два, сказал Люк, — и это только за идею. Как ты помнишь, ты покупал у меня только дом, но никак не прилегающую к нему территорию.

— Нет-нет, — покачал я пальцем перед лицом азартно улыбающегося мужчины, — ты сам сказал, что я могу ставить забор так, как захочу, и что возьму, то мое — или ты думаешь, что случайно ответил мне именно так?

— Так ты уже тогда… — непритворно удивился Люк.

— А как ты думал? — в тон ему ответил я.

— Наглец.

— На том и стоим.

— Тогда во сколько ты оценишь свои идеи, место и старание?

Услышав слова Люка, я задумался. На арене в любом случае будут крутиться приличные деньги. Но в строительство и организацию всего процесса тоже нужно будет вложить энную и очень даже большую сумму. Поэтому-то я к Люку и подошел, у него есть деньги, связи, авторитет и возможность все красиво организовать по моим подсказкам.

— Десять процентов, но от тебя небольшая помощь по строительству.

— Семь, а что за помощь?

— Да хочу на соседнем пустыре небольшой продуктовый рынок открыть, а то у меня несколько друидов свободных завалялось, буду бабки делать.

— Так они же у тебя еще сопливые, ты же сам говорил, только дело изучать начали, у них же силенок не хватит, — пораженно пробормотал Люк, видимо удивившись моей предпринимательской жилке.

— Меня тут Старик кое-чему научил, так что будем работать…


«Темная ночь, только пули свистят по степи…» — мысленно напевал я, пробираясь по ночному городу на очередное задание Люка. Луна уже несколько часов висела над городом, а я все еще не прибыл к месту назначения. И мог с полной ответственностью заявить, что это все из-за Тиса, который вместе с нами обсуждал объем предстоящих работ по постройке будущей арены для боев без правил и забыл мне передать, что этой ночью для меня имеется очередное задание.

Люк и Никон сдержали свое обещание и начали постоянно давать мне какие-нибудь опасные задания различной сложности. То я проникал на базу работорговцев, то вел слежку за их главарем, то разузнавал, кто в городской администрации их крышует и как между заинтересованными делятся деньги, куда они отправляют рабов и так далее. После работорговцев пришел черед местных криминальных авторитетов. Проследи за одним, узнай планы другого, устрани помощника третьих. Не очень приятная работа, скажу прямо, но, выполнив некоторые поручения, хорошо понял, какими мерзавцами могут быть люди. Я, конечно, и раньше это знал, но, проследив за работорговцами, понял, что обязательно где-то через месяц навещу некоторых из них и прослежу, чтобы они сдохли жестоко и мучительно…

Благо еще, что мне удалось начать выполнять данное себе когда-то слово. Помощник главаря, которого я устранял, работал на Троя, и в тот вечер, когда я подставил Рыжего, участвовал в убийстве детей. Так что моя совесть оказалась чиста, с работорговцами будет так же. Если их через месяц не убьют, то это сделаю я, к счастью, есть и желание, и возможности.

Но все когда-нибудь заканчивается, и грязные дела тоже. Поэтому боги, услышав мои молитвы, послали мне сегодняшнее дело, в котором, как я подозреваю, не будет никаких мерзостей. Мне нужно всего лишь проникнуть в дом купца Ронтора и добыть его тайную переписку.

Дом купца… не самая легкая цель, ведь у купцов хватает средств на приобретение качественной защиты. Это, конечно, не дом аристократа, который обвешан заклинаниями, как елка новогодними игрушками, но это также и не ремесленный район, где только в самых богатых домах стоят слабые «сигналки» на окнах и дверях.

Использовав свой любимый способ перемещения по деревьям, я быстро добрался до дома, у ворот которого была разлита белая краска.

Ага, я на месте.

Окинув все вокруг магическим взглядом, внимательно осмотрел прилегающую территорию и заметил вязь на воротах и заборе, которая, вероятней всего, передавала информацию на «сигналку». На газоне вдоль дома были в произвольном порядке расположены неизвестные мне магические образования, которые я, используя уроки Старика, принял за ловушки. Установили их на приличном расстоянии друг от друга, так что возможность видеть магию сделала мое проникновение в особняк легкой задачей.

«Как странно», — подумал я, обратив внимание на неправильность происходящего. Главная дорога, ведущая ко входу в особняк, оказалась совершенно пустой. Ни ловушек, ни «сигналки», ни каких-либо еще магических образований. Очень странно, как объяснил мне Старик, — немногие маги могут видеть магическим зрением, остальные же только ощущают направление, в котором находится магический конструкт. Так что совершенно пустая дорога к дому выглядела как обычная ловушка.

Задумавшись, я внимательно рассмотрел дом и заметил приоткрытое окно на втором этаже, прямо над входом.

«Ну точно ловушка! — подумал, усиливая слух и мысленно проникая в дом. — Сейчас проверим, кто здесь находится».

Так… второй этаж… один человек… девушка… нет, женщина (хотя, какая мне разница!). Третий этаж… пустой… отлично. Первый… три человека… так… две женщины… кухарки… готовят пирог… м-м… клубника… так… один мужчина… спит… фу, перегарище! Да и не мылся давно! Урод, блин! Видимо, разнорабочий.

Так, а где остальные? Где охрана? Странно. В доме больше никого нет, а дорожка свободна, и окно открыто…

Пока я размышлял, мимо меня промчалась смазанная тень, которая, перепрыгнув через ворота, мгновенно пробежала по дорожке и влетела в приоткрытое окно.

Все произошло настолько быстро, что я вошел в транс только в тот момент, когда «тень» уже запрыгивала в дом.

«Ого! Да на нем офицерская форма стражи! Какого хрена здесь происходит?! Меня раскрыли?! Вряд ли! Тогда бы он так спокойно не промелькнул передо мной. Может, это мой конкурент?»

Решив проследить за неизвестным, опять усилил слух и услышал звуки страстных поцелуев на втором этаже.

«Ах ты негодяй! — Довольная улыбка появилась на моем лице. — Пока достопочтенный купец зарабатывает деньги потом и кровью, к его жене прибывает герой-любовник в офицерской форме. Теперь понятно, кто отключил магическую защиту и для чего. Очень в тему, должен признаться».

Пожелав неизвестному мужчине всяческих успехов и долгой эрекции, я, воспользовавшись методом офицера, проник в дом.

«Нужно поторопиться, я должен закончить с делами быстрее их!»

Обойдя дом, нашел рабочий кабинет купца, который находился на третьем этаже, что только оказалось мне на руку, так как там никого не было, да пока и не предвиделось.

На двери кабинета находилась «сигналка». Она так же, как и другие продукты современной магической науки, была сделана из неизвестных мне форм, так как Старик учил меня магии его времени. Современная магия строилась на совершенно других принципах, но вот структура осталась та же. Будем размышлять. Итак, простейшая «сигналка» состоит из трех магических структур: системы распознавания, вычислительного центра и системы оповещения.

В данном случае система распознавания осуществляет считывание параметров входящего в комнату человека. Вероятней всего, именно она расположена на дверной ручке и активизируется при попытке войти в комнату. Дальше сигнал с системы распознавания должен идти на вычислительный комплекс, ага, вот по этой линии, в этом комплексе анализируются параметры входящего в комнату человека, и принимается решение, отправлять сигнал на систему оповещения или нет.

Так, а это, значит, система оповещения…

Напрягшись до предела, я все-таки смог рассмотреть тонкую нить, тянущуюся от системы оповещения вглубь комнаты.

И так, как же мне поступить? Можно, конечно, подумать, что легче всего обрезать линию, идущую с системы оповещения вглубь комнаты, но не сработает ли из-за этого сигнализация? Второй вариант — обрезать линию между системой оповещения и вычислительным комплексом, но, опять же, не сработает ли сигнализация при отключении вычислительного комплекса? М-да… задачка.

Всмотревшись в магическую цепь, я заметил, что из вычислительного центра в систему оповещения раз в секунду проходят едва видные сигналы.

«Вот оно! То есть, если эту линию обрезать, сигнализация сработает. Так, а что же идет в систему распознавания? Не идет ничего! Вот мой шанс! Между системой распознавания и вычислительным центром поставлю небольшую емкость, чтобы имитировать работу всей системы, и отключу систему распознавания».

Получилось! «Сигналка» отключена.

Открыв дверь, попал в роскошно обставленный кабинет с огромным камином, высоким шкафом и большим, дорогущим столом.

«У кого-то комплексы, — усмехнувшись, подумал я, — понятно теперь, почему к жене кавалер бегает».

Выкинув из головы лишние мысли, включил магическое зрение и, сняв со спины подобие земного вещмешка, начал засовывать туда находящиеся на столе документы, после чего настало время посмотреть содержимое стола. Я обзавелся мешочком монет, добротным ножом, еще парочкой документов.

Затем дошел до наложенной на камин «сигналки», кстати, такого же типа, что стояла на двери. Обезвредив ее, стал обладателем еще одной кипы документов и двух мешков с монетами.

Проверив, свободен ли путь, добрался до открытого окна и замер. Все пространство перед домом занимали стоящие с обнаженными мечами воины.

«Вот это я попал!»

Раздавшиеся на лестнице быстрые шаги отвлекли меня от посторонних мыслей, и я бесшумно нырнул в ближайшую пустую комнату.

Обострив чувства, определил, что на второй этаж поднялась одна из служанок. Она быстро метнулась к хозяйской спальне и начала стучать в двери.

— Госпожа! Проснитесь! Перед нашим домом стоит стража! Они требуют вас! Госпожа!..

«Блин! Все-таки напортачил с „сигналкой“! — раздосадованно подумал я. — Или эти доблестные воины пришли за любовником хозяйки дома? Хочется надеяться».

Пока я предавался размышлениям, двое в спальне начали судорожно одеваться.

— Спрячься! — шикнула хозяйка дома на своего кавалера и, открыв дверь, вышла в коридор.

— Чего именно они хотят? — спросила она у служанки, быстрым шагом поспешив вниз.

— Не знаю, госпожа! Говорят, чтобы вы их впустили, приказ вашего мужа!

Как мне удалось выяснить из разговора хозяйки дома и главного стражника, на стационарный пост охраны пришел сигнал тревоги. По инструкции, оставленной хозяином дома (его, оказывается, не было в городе), стража должна была полностью осмотреть дом, и, даже если хозяйка не согласится, они все равно должны сделать это. Для этого с ними прибыл дежурный маг, который проверит работу сигнализации.

«Все-таки они здесь из-за меня, что-то я не то с „сигналкой“ напортачил. Конечно, хотелось бы, чтобы „сигналка“ была формальным поводом для обыска. Или чтобы подкупленная купцом стажа прибыла с целью найти любовника жены. Или еще лучше, она прибыла за теми же документами, что и я, а любовник тоже оказался засланным казачком. Все было бы намного интереснее, ведь документы я уже забрал! А неплохой сюжет получился бы! Нужно было в прошлой жизни книги писать, блин, не тем занимался!»

Но юмор юмором, а что делать в этой ситуации? Подождать, когда большая часть воинов начнет прочесывать дом, и рвануть через окно наружу? А что, вполне здравый вариант: войдя в транс, пробегу дорогу от дома, потом на деревья — и ходу. Но если среди них будут воины, владеющие трансом, мне несдобровать, прицепятся, придется сражаться. К тому же понаблюдают и поймут, что с ними сражается ребенок. Лично я не знаю детей, кроме меня, владеющих трансом и связанных с преступными группировками, так что первый подозреваемый у них появится. Остается уповать лишь на то, что хозяйка дома не захочет пускать стражу, так как они точно найдут ее любовника.

«Ничего себе она завелась!» — с улыбкой подумал я, слушая, как хозяйка кричит на старшего патруля.

Но не прошло и двух секунд, как девушка, престав кричать, осела на землю, видимо — маг постарался. Затем прозвучала сухая и жесткая команда: «Прочесать дом!»

«Началось! Нужно перебираться в дальнюю комнату!» Включив свои чувства на максимум, помчался к двери, но понял, что рядом с ней, у окна, стоит любовник, который не придумал ничего лучшего, как метнуться к двери ближайшей комнаты, то есть моей. Времени на раздумья не было, поэтому я нырнул в первый попавшийся шкаф и замер.

Мужчина влетел в комнату, жутко матюгаясь, и бесшумно прикрыл дверь, в этот же момент на лестнице послышались шаги поднимающихся воинов.

«Так вот почему он так всполошился!»

Подсчитав количество воинов в доме и на улице, определил, что по пять человек пошли на первый и второй этажи. На третий отправилось семь, видимо, стандартная пятерка, плюс в довесок к ним маг и командир, скорее всего, для проверки сигнализации в кабинете.

Войны работали слаженно: трое входили в комнату, двое прикрывали их с двух сторон в коридоре, действовали они быстро, видно, для них это вполне рутинная работа, поэтому они быстро приближались к нам. Когда пятерка воинов оказалась рядом с комнатой, в которой засели я и любовник, мужчина, услышав шаги за дверью, спрятался в тот же шкаф, что и я.

Осознав, что он здесь не один, мужчина дернулся, но я успел приставить палец к губам, прежде чем он начал атаковать.

— Тихо! — прошипел ему. — Из-за тебя нас сейчас спалят! Закрывай дверь!

Мужчина быстро закрыл дверь и попытался меня рассмотреть, но в темноте шкафа сделать это было непросто. Надеюсь, ему это не удалось. Воины вошли в комнату, и мы затаили дыхание. Потом дверь в шкафу резко открылась, и любовник тут же начал действовать.

Выпрыгнув из шкафа, он нанес несколько ударов по стражникам, которые не пострадали, но их раскидало в разные стороны.

«Ого, да на них амулеты!» — подумал я, увидев остаточную энергию от щита.

Воспользовавшись тем, что все внимание сосредоточено на мужчине, я закрыл дверь шкафа, а он тем временем раскидал стоящих в коридоре стражников и, выпрыгнув в окно, оказался на улице. Там его ожидало выставленное вокруг дома оцепление, через которое мужчина просто перелетел.

Поднявшиеся по тревоге стражники покинули дом и отправились за убегающим.

«Странный какой-то мужик, — подумал я, — сражается, судя по всему, на уровне, а вот соображалка тупит, не додумался даже чем-то нижнюю часть лица закрыть».

Проверив дом на наличие лишних людей, обнаружил, что кроме обслуги и меня в помещении остался маг, который копошился в кабинете купца.

«Вот скотина! Стырит сейчас что-нибудь и на меня свалит, точнее, на любовничка». Пока маг занимался собственным обогащением, а остальным жителям дома было не до осмотра территорий, я вошел в транс и благополучно покинул дом.

Оказавшись на дереве, посмотрел в сторону, куда скрылась стража, охотящаяся за «мнимым вором», и двинулся в противоположном направлении. Пусть мне придется сделать изрядный круг, но зато вероятность попасться кому-то на глаза существенно уменьшится. Буду надеяться, что любовничку удастся уйти и он никому не расскажет о встрече со мной.


— Ты где был?! — строго спросил Люк, как только я вошел в его комнату. — Почему дело не сделано?!

— Как это не сделано?! — удивился я. — Все сделано!

— Ты не мог, — покачал головой Тис. — Я отправился туда, чтобы подстраховать тебя на всякий случай, но тебя не было, пришлось все делать самому!

— Как не было?! А это тогда что?!

Сняв со спины вещмешок, я высыпал его содержимое на стол, потом, подумав, спрятал обратно кинжал и три мешочка с монетами.

— Моя законная добыча, — пояснил уставившемуся на меня Люку. — На мешках нет заклинаний, — покачал я головой, — я бы это ощутил.

— А я уж думал тебе по шее надавать, — улыбнулся мужчина, — ладно, давай сюда документы, посмотрим, что ты там нарыл.

— А как так получилось, что я не тот дом ограбил? — удивился я. — Ты же сказал, что перед воротами будет разлита белая краска, ну я и нашел.

Посмотрев на меня, Тис почесал голову.

— Если ты не врешь, то сегодня в купеческом районе было разлито две банки белой краски, одна нарочно, а вторая случайно.

Теперь задумался я.

— Только если так. А как ты взломал защиту дома и кабинета купца? Ты же не маг? — задал я вопрос, о котором раньше почему-то не задумывался.

— Амулеты Старика, — ответил Тис, — только с их помощью мне удается проскользнуть через «сигналку» и ловушки.

— Ты ограбил купца Торака, — прервал наш разговор Люк, — и, судя по всему, нам удалось найти кое-что интересное.

— Что именно? — спросил Тис.

— Он занимается контрабандой и почему-то никому не платит за «крышу».

— Ты уверен?! — нахмурился Тис. — У него в любом случае есть покровители.

— Покровители есть, — хищно улыбнулся мужчина, — но они не знают о его темных делишках, и ему придется хорошенько постараться, чтобы они о них так и не узнали!


— Нел! Вставай! Тут посыльный от Люка пришел! — прошептал дежурный по дому и потряс меня за плечо.

— Что?! — недовольно спросил я, вставая с кровати и с остервенением растирая лицо. — Какой еще посыльный?! Зачем? Они что там, охренели совсем, я же только уснул!

— Я не знаю, что там у них случилось! — виновато сказал Кир, разводя руками. — Тот мужик сказал, чтобы я быстро будил тебя, а ты быстро летел к Люку, и все!

Обругав нехорошими словами Люка и компанию, я стремительно направился в трактир, на ходу обдумывая причину срочного вызова. То, что меня потревожили не просто так, понятно, как дважды два, Люк дуротой не страдает, а значит, действительно что-то случилось. Надеюсь, это не связанно с ночным делом, и «любовничка» не поймали.

— Случилось что-то настолько плохое, что понадобилось, не дожидаясь утра, поставить меня в известность? — недовольно спросил я, заходя в комнату и запрыгивая на кровать учителя. — Я очень хочу спать!

— Ты не представляешь, насколько плохое, — серьезно ответил находящийся в комнате с Люком Никон. — Суй руку в огонь и подпитывайся энергией, или что ты там делаешь, — велел он и продолжил: — До меня только что дошла весть, что сегодня в купеческом районе некий офицер стражи или человек, прикинувшийся им, проник в дом очень уважаемого купца и пытался попасть в его кабинет, что ему, судя по сработавшей «сигналке», удалось. Поднятая по тревоге охранная стража сумела блокировать дом и отправилась в погоню за вором. Его с трудом удалось нейтрализовать, задействовав серьезных воинов. Сейчас он без сознания, валяется в специальной камере для опасных заключенных. Утром его ждет допрос, и я уверен, он даст показания.

— Хреново! — вынужден был заключить я, раздумывая, чем это может кончиться. — Вы считаете, заподозрят меня?

— Конечно, это дело очень легко связать с тобой, — заключил Люк, — детей, владеющих трансом, как-то, знаешь, немного, и то все сплошь аристократы, один ты у нас из общей системы выбиваешься! Так что ты — по-любому первый подозреваемый. Если тот парень, которого поймали, заговорит, а он заговорит, на нас могут обратить внимание компетентные органы, а это очень даже плохо сказывается на ведении дел.

— Ты должен проникнуть в тюрьму и убить свидетеля, — жестко сказал Никон.

— Что?! — офигел я от такого предложения. — Да вы издеваетесь?!

— Твой косяк? Тебе и исправлять! — как о само собой разумеющемся, сказал Люк.

— Да я же после дела невыспавшийся и уставший! То, что я сейчас восстановлюсь за счет энергии огня, ничего не значит. Я морально устал! Нервное напряжение и все такое, если вы понимаете, о чем я. Вероятней всего, я засыплю дело и спалюсь! Тогда на вас точно обратят пристальное внимание! Так что давайте какого-нибудь Тиса отправим! Он справится, хотя бы за счет своего большого опыта!

— Нет! — покачал Люк головой — Ни Тис, ни Никон, ни я, ни даже Мия! Никто не справится! Там, где мы пользуемся «костылями», применяя амулеты, ты справляешься за счет собственных знаний, умений и чувств! И пусть у тебя не хватает опыта, но в проникновении на защищенную магией территорию мы тебе в подметки не годимся! Собирайся!

Достав руки из камина и устало потерев виски, я начал ходить по комнате и размышлять.

Я действительно намного лучше их справляюсь с проникновением на охраняемую магией территорию, у меня есть возможность видеть магию, использовать свои органы чувств и конечно же маленькое тело. Как все не вовремя! Я уже знаю, как смогу проникнуть в тюрьму, нескольких осмотров хватило, но вот получится ли пролезть по вентиляционным шахтам, или они очень узкие?

— Что интересного вы нашли в принесенных мною документах? — спросил я, внимательно посмотрев на мужчин. — Говорите быстрей! Мне еще в тюрьму бежать! И не вздумайте юлить. Почему нас не должны связать с ограблением? Что там?

Люк с Никоном переглянулись, и учитель сказал:

— В контрабанде Торока боевые армейские амулеты, одно знание об их существовании — и по трущобам пройдется всепожирающий огонь, потому что продажа таких амулетов карается смертной казнью, а ведь это его бизнес, на одной небольшой партии можно заработать огромные деньги! Сотни тысяч золотых и очень эксклюзивный товар! Если появится хоть малейший намек на то, что мы причастны к похищению этих документов, нам конец!

— Надеюсь, мне перепадет равноценный кусок с будущей прибыли, — сказал я. — Нужен человек для прикрытия. Чувствую, назад придется прорываться с боем.

— Я пойду с тобой, — сказал Люк.

— Отлично.

Переодевшись там же, в трактире, мы взяли взрывные амулеты и помчались в сторону тюрьмы. Где-то через час начнет светать, нужно поторопиться.

В тюрьме нас поджидала большая охрана и много магических заклинаний, светящиеся линии в несколько рядов оплетали забор тюрьмы и несколько метров над ним. В этом царстве заклинаний я и искал прореху, в которую смог бы проскользнуть, не попадаясь на глаза охране.

Саму тюрьму мне показал Люк на одном из наших занятий, в тот раз я нашел одну небольшую прореху, в которую мог бы проскользнуть. Пожалуй, взрослый человек здесь действительно не пройдет, но у меня были все шансы, ведь я со своей детской фигурой и великолепным владением телом легко там проскочу, хоть прореха и находится на расстоянии метра над высшей точкой забора! Но — для начала!

Сев поудобней у ближайшего к тюрьме дома, я обострил все свои чувства и начал искать след цели. То, что сказал Никон, важно, но проверить, действительно ли мужчина в тюрьме, необходимо. Найти цель мне удалось не сразу, тюрьма была большим трехэтажным зданием с несколькими сотнями заключенных, где тут найдешь одного-единственного?!

Ценой невероятных усилий и пошедшей из носа крови мне все-таки удалось найти его на минус втором подземном этаже.

— Возьмешь амулеты и заминируешь часть стены с противоположной стороны. Нужно, чтобы они отвлеклись, пока я буду убегать. Взрыватель ставь на двадцать минут, я пошел.

Вперед! Пробежал расстояние от дома, на котором находился, до двухметрового забора тюрьмы, используя ускорение, оттолкнулся ногами от каменного покрытия забора в местах, свободных от магии. Потом, оказавшись на заборе, высоко прыгнул вверх и вперед и, словно метко брошенный в кольцо мяч, влетел в не защищенное «сигналкой» место. Да! Получилось!

Оказавшись на земле, сделал бесшумный перекат вперед и, пробежав, «прилип» к стене. Прислушался. Все спокойно, я проник на территорию тюрьмы незамеченным, первая часть операции завершена.

Используя стыки между камней здания, словно паук, взобрался на крышу. При помощи всех своих чувств незаметно пробрался между бродящих по крыше часовых и оставил в неприметных местах активированные на взрыв амулеты, которые также установил на двадцать минут. Надеюсь, я их активировал раньше Люка. Тупанул, не сказал заранее, видать, действительно отдых нужен.

После этого задержал дыхание и подобрался к вентиляционной шахте, накрытой миниатюрной крышей, предотвращающей обильное попадание влаги в период сезона дождей.

Как я и думал, система вентиляции довольно узкая, я с трудом поместился там. Все прошло незаметно, слава богу! А то уж думал, что застряну в самом неприятном месте. Так, ногами вниз, я и спустился до минус второго этажа. Амулет Старика нагрелся и начал обжигать грудь, пришлось отключить его на время, благо этому научился. Видать, древний артефакт не знал, как реагировать на попадание его подопечного в каменный мешок.

Блин, все-таки ну очень узко, уже локти и бока до крови стер! Опять активировав амулет, пополз дальше. Оказавшись на минус втором этаже, уверенно двинулся в сторону спецкамер. Если чувства меня не обманывают, скоро буду там. Прислушавшись, как можно бесшумнее пополз в сторону спецблока, в котором и находилась моя цель. А вот и долгожданный «выход» в коридор снецблока из вентиляционной шахты, впереди чувствуются еще несколько таких «выходов». Из этого коридора можно попасть в любую камеру, с этим мне однозначно повезло.

Сам спецблок представлял собой помещение, состоящее из сорока камер, расположенных напротив друг друга, по двадцать камер с каждой стороны и коридор между ними. В сам коридор тоже оказалось довольно сложно попасть, так как с одной стороны он заканчивался глухой стеной, а с другой был перекрыт караулкой, в которой находился десяток офицеров-стражников. Как говорил Люк, все они владели трансом и имели защитные и атакующие амулеты. Значит, чтобы они мне не мешали, их требовалось как-то нейтрализовать. Единственный вариант, который пришел мне в голову, это использовать «ледяную стену». Это заклинание у меня получилось воспроизвести после того, как я попытался соединить «воздушную стену» и «ледяное копье».

Попасть в коридор из вентиляционной шахты оказалось довольно легко, нужно было всего лишь отодвинуть грубо сколоченную деревянную решетку в сторону, но имелась одна проблемка. В коридоре находился стражник, который ходил по коридору взад и вперед. По счастливой случайности, моя цель находилась в трех камерах от меня, когда я понял это, в голове обозначился план. Дождавшись, когда стражник окажется у ворот караулки, я вошел в транс, убрал деревянную перегородку и, прыгая вниз, чередуя, запустил в сторону стражника пять «огненных» и пять «воздушных стен». Надеюсь, это собьет защиту и раскалит железные прутья караулки. После этого запустил в ту же сторону три «ледяные стены», которые заблокируют превосходящего меня в трансе стражника и задержат остальных. «Воздушным кулаком» выбил дверь в камеру, «воздушными серпами» разрезал злополучного любовника купеческой женушки на куски. — Прошелся «огненной стеной» теперь его не поднимут некроманты! И в этот момент мощный взрыв смел мои «ледяные стены»!

Мощная взрывная волна разнесла на осколки несколько дверей, в которых находились заключенные, завязался бой, а это мне на руку!

Бросил несколько «ледяных стен» по обе стороны от себя и, никем не замеченный, залез в вентиляционную систему. А теперь — ходу!

В тюрьме поднята тревога, бой в спецблоке закончен, заключенных поймали, ищут нападавшего. А я, что есть силы извиваясь, словно уж, карабкался по вентиляционной шахте вверх — очень узко! Замер на уровне третьего этажа и тут же услышал два слитных взрыва. Один на крыше, один где-то внизу. Пронесло! Люк активировал свои амулеты почти одновременно со мной! Обежал тела оглушенных стражников на крыше и максимально быстро спустился вниз. На адреналине взлетел над забором, пролетел мимо «сигналок» и уже в воздухе чиркнул ногой ловушку. Взрывом меня, словно тряпичную куклу, швырнуло вперед. Из ушей пошла кровь, я потерял сознание и уже не чувствовал, как мощные руки закидывают меня к себе на плечи.

ГЛАВА 7

— А мы точно справимся впятером? — заинтересованно спросил я, обходя очередную кучу мусора, попавшуюся на моем пути в подземелье под городом. — Не поймите меня неправильно, но, по моему скромному мнению, для того, чтобы перехватить такой элитный груз, нас должно быть явно побольше, раз так в пять хотя бы.

— Не боись, малой, — ответил Тис, — по найденным тобой документам и переписке можно выяснить, что груз будут сопровождать двое воинов, владеющих трансом, и один маг, ну и, как мне кажется, обычная охрана, которая не в курсе, что же она сопровождает. Основная опасность грозит от двух воинов и конечно же от мага, но нас больше, и я уверен, мы справимся.

— Все равно как-то плохо во все это верится. — Я покачал головой. — Если бы мне поручили переправить что-то настолько ценное, я бы просто пристроился к большому каравану. Было бы все так же, сохранилась бы основная ударная сила, но плюс к ним можно было бы прибавить охрану остальных торговцев и хозяина каравана. У них же там артефактов на бешеные деньги! А они их в маленьком караване перевозят, в котором из охраны два воина да сильный маг, остальных можно не считать.

— Нел, — обратилась ко мне Мия, — ты иногда бываешь таким занудным! Одну и ту же мысль сто раз со всех сторон обсасываешь. Ты это давай прекращай, а то я тебе уши поотрываю.

Я, конечно, иногда бываю задумчивым, но точно не занудным. Просто в данном случае я считал, что люди, которые занимаются контрабандой артефактов, не настолько глупы, чтобы не обезопасить себя по максимуму. И если даже такой недалекий попаданец, как я, логически поразмыслив, понял, как можно, не особо напрягаясь, существенно понизить риски при перевозке, то они это могли сделать и подавно. А значит, дело совсем не чисто.

Рассказав про свои подозрения, я получил ответ, что если бы не спал так долго, был бы в курсе операции изначально и знал, что большой караван имел место быть, но они от него откололись и двинулись по своему маршруту отдельно.

— Между прочим, Мия, меня неслабо контузило, — обиженным голосом сказал я, — и как бы между делом, я проник в самую охраняемую тюрьму города и, устранив цель, скрылся, никем не замеченный! А, как сказал Люк, даже тебе это не под силу!

— Он действительно так сказал? — хитро улыбнулась она, а Люк бросил внимательный взгляд в мою сторону. — Сущая правда! — патетически заявил я.

— Хм-хм, — похмыкал Люк, и я решил немного сбавить накал страстей, а то ведь Люк может по приколу и уши надрать.

— Правда, Люк тогда заметил, — подбирая слова, сказал я, — что они с Никоном точно не справились бы, а уж потом, подумав, добавил, что и ты, наверное.

— Ну-ну, — улыбаясь, произнесла Мия, а Люк добавил:

— А я тебя еще контуженного через весь город на руках нес, — немного помолчал и добавил: — Предатель.

— Слушай, Люк, — спросил Тис через некоторое время. — А то, как вы с Нелом в тюрьме «повеселились», никак не коснется нашего дела? Ведь если подумать, тем, кто курирует перевозку артефактов в городе, известно, что человек, обчистивший кабинет купца, был пойман, никаких бумаг у него не нашли, а той же ночью кто-то неизвестным способом проник в спецкорпус и уничтожил свидетеля.

— А что они могут сделать? Только драпать из страны на всех парах! Кто-то узнал об их деятельности. Ведь будь иначе, «грабителя» бы никто не убивал. А раз так, то нужно срочно бежать, император такой деятельности не прощает.

— А вдруг они захотят сорвать куш в конце и отправятся на перехват нашего каравана?

— Вряд ли, — покачал головой Никон. — Ты просто не знаешь, как работают имперские ищейки. У них только один вариант — линять из страны.

С точкой зрения Никона я был не согласен, но раз он так считал, то, вероятно, у него имелись некоторые основания, я все же многого в этом мире еще не понимал.

— Тогда последний вопрос, — сказал я, — почему у них такая слабая охрана? Уверен, у них достаточно денег, чтобы нанять десять бойцов, владеющих трансом, и столько же магов, так почему они экономят?

— Нел, — ответила Мия, — ты просто привык находиться в окружении сильных воинов. Люк, Никон, Тис, я, наконец! Нас слишком много для твоего детского неокрепшего ума, и ты считаешь, что бойцов такого уровня много, однако постараюсь тебя разочаровать или, наоборот, обрадовать. На самом деле владеющих трансом бойцов не так-то и много, и они действительно являются силой. Я уже не первый раз говорю тебе это.

— Даже после твоих слов мне все равно так не кажется, — пожал я плечами, — чуть подрасту и сам до этого дойду.

Дальнейший путь прошел в тишине, даже крысы стали попадаться не так часто…

Когда я очнулся после проникновения в тюрьму, первым, кого увидел, был Тис. Что немудрено, поскольку он жесточайшим образом тряс меня за плечи. После выслушивания проклятий в свой адрес он поведал, что я растяпа, сделал дело чисто, а уйти спокойно не смог, что меня сильно контузило. И что Мия надо мной поколдовала и довольно быстро привела в порядок. Будить меня не стали, а дали время поспать, но я, скотина неблагодарная, все никак не мог успокоиться, просыпался, и поэтому он вызвался меня разбудить. После того как выяснилось, что чувствую я себя прекрасно, мне дали новую одежду и предупредили, что выход через полчаса. Так что я еще и перекусить успел.

Часы в кабинете Люка показали половину десятого, и мы спустились в подвал. Заскучать я не успел. Учитель подошел к стене и нажал на несколько выступов, после чего часть поверхности тут же отъехала в сторону. Сам процесс нажатия на выступы я не заметил, но, догадавшись, что происходит, успел активировать магозрение и наблюдал процесс открытия механизма.

«Нужно идти по подземелью с активированными глазами, может, что-нибудь интересное увижу?» — пришла мне в голову мысль.

Так я и пошел, и, нужно сказать, «интересное», нашлось уже метров через сто. Механизм открытия прохода оказался очень похож на тот, что был в трактире Люка, но я, соответственно, решил туда не лезть. Не время и не место, а если все же решусь, то для начала поговорю со Стариком, послушаю, что он скажет: несмотря на свой скверный характер, учит маг хорошо, ночная вылазка это отчетливо показала. Позже нашлось еще несколько подобных плетений, а также парочка неизвестных мне магических образований, которые из-за недостатка знаний я не смог идентифицировать. Так что просто запомнил их местонахождение, потом разберусь.

Выбрались из подвала мы так же, как и забрались, по крайней мере, механизм открытия прохода был точно таким же. Поднявшись по лестнице на первый этаж дома, оказались в большом светлом доме. Выглянув в окно, определил, что дом находится в купеческом районе. Разойдясь по комнатам, мы переоделись в подготовленную заранее одежду, и я превратился в пажа благородной леди, правда, очень необычного пажа, но если особо не присматриваться, сойдет. Благородной леди была конечно же Мия. Она переоделась в не очень дорогое зеленое платье. Тис надел на себя легкую кольчугу, а затем наверх накинул серый бесформенный балахон и превратился в молодого кучера. Никон и Люк переоделись в доспехи и, нужно сказать, выглядели довольно внушительно! Высокие, широкоплечие воины, облаченные в крепкие пластинчатые доспехи и непривычные для моего глаза шлемы, закрывающие лица. У обоих за спиной было по два небольших меча, судя по всему, они делали ставку на скорость, что, собственно, очень даже верно, транс еще никто не отменял.

Когда мы все дружно переоделись и спустились вниз, каждый получил от Никона по дополнительному защитному амулету, кроме меня, конечно же. После чего вместе с Мией мы сели в пошарпанную темную карету, Тис, соответственно, уселся на свое место, а Люк с Никоном запрыгнули на темных крепких коней, не знаю, боевых или нет, но выглядели они, в соответствии со своими седоками, внушительно.

— Вкратце о деле, — скала Мия, как только мы выехали за пределы дома, — как ты видишь, мы будем изображать сопровождение небогатой благородной леди. Выехав из города, увеличим скорость движения и ближе к ночи окажемся на предполагаемом месте стоянки каравана. А там начнем действовать по обстоятельствам. Получится — атакуем в лоб, нет — попробуем взять хитростью. Твоя цель помочь мне разобраться с магом и в случае чего поддержать тех из наших, которым понадобится помощь. Поэтому сейчас ты мне расскажешь, какими заклинаниями владеешь.

После увлекательного разговора Мия пообещала позаниматься со мной индивидуально. Также чуть позже я заметил, что, несмотря на внешнюю убогость, внутри карета оказалась достаточно комфортной. И хотя скорость ее была большой, широкие и мягкие диванчики позволяли сидеть довольно устойчиво.

Мне было откровенно интересно посмотреть на природу этого мира, так как я первый раз выехал за пределы города.

Ну что я могу сказать, природа как природа, совершенно ничего в этом не понимаю! Деревья вроде похожи, видел на некоторых фотографиях нечто смахивающее, но определенно сказать ничего не могу. Даже природная вардовская магия не помогает.

Легкое мысленное усилие, и передо мной будто наяву встали страницы давно прочитанной книги, в которой описаны варды.

«Варды. Одна из самых неоднозначных рас в мире, о ней ходит столько слухов, что некоторые могут просто опровергать друг друга. Собрав слухи, мы вывели несколько наиболее правдивых характеристик вардов.

Физиология. Варды имеют пропорциональное строение тела, крепкий костяк, миловидное лицо, остроконечные уши, белые волосы, зеленые глаза с вертикальным зрачком, повышенную по сравнению с остальными расами силу, высокий болевой порог, быструю реакцию на раздражители, невероятную гибкость, чуткое обоняние, слух, способность видеть в темноте (неподтвержденная, но весьма вероятная особенность). Большинство вардов сильные маги. Они определенно имеют способность к магии крови. Так же существуют варды, умеющие пользоваться стихиями земли и воды, причем о вардах, которые используют оставшиеся две стихии, ничего не известно. Только земля и вода. Также у вардов очень сильно развиты способности к магии духа и леса. Вследствие чего они обладают быстрой регенерацией тела и возможностями величайших друидов, даруемыми от природы.

Продолжительность жизни… чаще всего встречается цифра, равная тысячелетию. Из-за невероятно низкой рождаемости живут в закрытых анклавах в труднопроходимых чащах. В чем соперничают даже с эльфами, с которыми, судя по всему, довольно часто воюют.

Также известно, что все встреченные представители данной расы способны к переходу в измененное состояние (транс) и, соответственно, к повышению реакции на несколько порядков».

Так, вспоминая о прочитанных ранее строках, я и уснул.

Проснулся от неясного ощущения тревоги, которое, будто мурашки по коже, проходило по мне с той стороны, в которую мы направлялись. Кинув внимательный взгляд на Мию, обратил внимание на ее нахмурившееся лицо.

«Если и она что-то почувствовала, то дело действительно плохо».

Сделав этот нехитрый вывод, я обострил слух на максимум и вслушался в происходящее впереди. Ничего. Ничего из того, что могло бы показаться подозрительным. Птички поют и весело резвятся между деревьев, листья шумят от играющего в кронах ветра и создают приятную гармоничную музыку, которую хочется слушать и слушать. Заметил пробежавшего куда-то по своим делам зайца. Дикого кабана, роющего со своей семьей землю у мощного дуба. Отрываясь от звука «поющего» леса, устремился вперед и неожиданно услышал некоторые посторонние звуки, которые, словно сквозь пелену, прорывались ко мне. Судя по всему, отголоски идущего боя, ведь как в ином случае объяснить звуки бьющегося друг о друга металлического оружия и стоны раненых? Бой шел достаточно далеко, так как мне удалось услышать лишь неясные отголоски звуков, на которых никак не удавалось сосредоточиться.

— Проснулся? — отрешенно спросила нахмурившаяся Мия, то и дело что-то проверяющая с помощью своих заклинаний.

— Да, — кивнул я и решил проверить, прав ли оказался в своих подозрениях. — Все спокойно?

— Да, пока все спокойно, до предполагаемого места встречи осталось два часа среднего хода, но вот только какое-то у меня плохое предчувствие, — ответила девушка, — будто есть что-то впереди, что-то очень опасное, но я пока не могу понять что. Признаться, мой радиус диагностических чар не такой уж и большой, так что все, на что я способна, это проверить местность на двадцать метров вокруг себя.

— Понятно, — ответил я. — Тебе не зря тревожно, где-то далеко впереди идет бой, я его чую.

— Что? Чуешь? Как? — сразу поверила мне Мия.

— Слишком много вопросов, — поморщился я и ответил: — У меня свои способности.

Раскрывать настолько острый слух мне как-то не хотелось.

— Ладно, поверю на слово, — сказала она и выглянула из окна кареты. — Парни, ускоряем темп, далеко впереди бой, мы с Нелом его почувствовали.

— Как далеко? — нахмурился Никон.

— Точное расстояние неизвестно, — выглянул я из другого окна, — как только смогу сказать точно, сделаю это.

— Хватит разговоров, — отрезала Мия. — Ускоряемся!

Дальше мы продвигались быстро, но с особой осторожностью; обязанности сенсора конечно же были на мне.

Нечто чужеродное обнаружилось довольно быстро, этим нечто оказался наблюдатель, мужчина неопределенного возраста, сидящий на дереве в глубине леса. Поморщившись от исходящего от него смрада, я крикнул: «Наблюдатель!» — и, достав нож, нырнул в чащу.

«Хм, а наследство вардов все-таки дает о себе знать», — удивленно подумал, с удовольствием делая глубокий вдох, и, словно тень, несясь вперед. Хотя правильнее бы было сказать, что это тело понесло меня вперед с неописуемой скоростью. Обойдя дерево, на котором сидел наблюдатель, судорожно всматривающийся в дорогу, я взлетел по нему и, оказавшись за спиной мужчины, нанес слабый удар в висок. Мужик тут же обмяк, а мне пришлось аккуратно, без повреждений, опустить его на землю.

Я с пленником уже был на дороге в тот момент, когда отряд показался из-за деревьев.

Карета остановилась, и из нее высунулась голова Мии.

— Пленника ко мне, Нел, на крышу, следишь за расстоянием до места событий, скачем с той же скоростью.

Решив выяснить, как в этом мире проходят допросы в полевых условиях, принялся следить за быстро приближающимся местом сражения и одновременно за тем, что же делает Мия.

Не удержавшись, опустил голову и принялся наблюдать через окно.

— Ты кто такой?! — жестко спросила девушка. — Что делал на дереве? — Мужик попытался было дернуться, но тело неожиданно перестало ему повиноваться, и он обмяк, а в глазах отразились непонимание и страх.

— Промолчишь, оставлю тебя таким на всю жизнь! — каким-то жутким голосом сказала девушка, и ее глаза запылали ярким зеленым цветом. — Говори! — прокричала Мия и пропустила через пленника ток.

— Я Дюк! Дюк Лесник! Из местных!.. — Мужчина попытался что-то сказать, но Мия опять ударила его током.

— Мне чихать, кто ты! Скажи, кто тебя тут поставил и зачем?!

— Я скажу-скажу! — бешено завертел мужик головой, и мы узнали следующее.

Оказывается, местная банда уже пару месяцев грабила мелкие, слабые караваны. Руководил всем барон, один из владельцев местной земли. У аристократа имелась довольно сильная банда, состоящая из двух магов и пятерки сильных воинов, которых барон притащил откуда-то из вольных баронств. Наблюдателей было двое, он и еще один местный мужик должны были стоять по двум сторонам от дороги и следить за тем, чтобы случайные путники не стали свидетелями произошедшего…

Узнав нужное, Мия убила мужика и, выкинув его тело из кареты, начала переодеваться.

— Тормозим, — сказал я.

Не доехав где-то километр до места, судя по звукам, уже кончившегося боя, мы привязали лошадей к деревьям и двинулись вперед.

— Чувствую четверых живых на поляне, — сказал я и указал рукой в сторону средоточия жизней.

Бесшумно пробираясь по лесу, мы быстро добрались до края дороги. Я обратил внимание на движение нашей пятерки. Все, включая Тиса, двигались по лесу относительно тихо, что говорило о серьезных навыках не только в городе, но и за его пределами. Я уверен, над этим нужно будет хорошенько поразмыслить.

Картина боя представлялась довольно отчетливо. Разбойники ударили быстро, неожиданно и мощно, разом поразив самое слабое звено охраны, обычных бойцов. После чего началось противостояние воинов, владеющих трансом, и магов. К чести охранников каравана, они вышли победителями в этой схватке, но, по правде говоря, далось им это очень нелегко. Один из воинов лежал на земле. Над ним навис полный растрепанный маг и пытался залечить воину наполовину отрезанную ногу. Второй воин находился здесь же. Он был ранен в плечо и сейчас очень быстро перевязывал рану. Хозяин каравана оказался четвертым выжившим. Его можно было опознать по одежде, которая выглядела очень дорогой, и по тому, как он осматривал все вокруг и приговаривал: «Товар! Мой товар!»

— Нападать нужно сейчас! — решительно сказала Мия, оценив обстановку. — Мы с Нелом берем мага, вы, — кивок на Тиса и Никона, — обезвреживаете воинов. Тис, первым делом вырубаешь купца, он нужен нам живым. А затем, в случае чего, помогаешь расправиться со своими противниками кому-нибудь из нас. — Вперед!

Срываясь с места, полетели на всех порах к магу, Мия тут же на ходу бросила в него заклинания. Я, следуя ее примеру, поступил так же и отправил несколько своих заклинаний, но неожиданно стоявший к нам спиной маг очень резво для своего телосложения развернулся и выставил щит. Который отразил все наши атаки. Воин, лежавший на земле, вскочил и, прихрамывая, отбежал в сторону.

Отвлекшись на мгновение, понял, что маг пустил в нас несколько своих заклинаний, которые хоть и не пробили защиту амулетов, но откинули меня далеко назад.

Мия как-то смогла отразить все атаки и теперь сама стремительно атаковала, что получалось у нее довольно сносно.

Побежал вперед, чтобы отвлечь внимание могучего мага на себя и дать Мне больше времени на атаку.

Но маг послал в меня несколько «огненных стен», которые, слившись, превратились в одну.

«Мощное заклинание, но медленное!» — пронеслась мысль после того, как я рывком отскочил в сторону. Но, к моему большому удивлению, стена огня, пусть и медленно, повернулась в мою сторону и полетела ко мне. Так вот для чего она нужна! Чтобы отвлечь меня от нападения на мага и сосредоточиться на уходе от заклинания! Подбежав к ближайшему трупу, бросил его в центр стены, после чего она схлопнулась, и произошел мощный взрыв. Меня взрывной волной откинуло в сторону мага, что оказалось очень кстати, надеюсь, он не ожидает атаки с воздуха. А между тем маг вовсю перекидывался заклинаниями с Мией и, как мне стало отчетливо видно, ей приходилось несладко. Поможем.

Разозлившись, послал в мага «огненную стену», а через нее пропустил несколько десятков усиленных «воздушных кулаков», которые, как я с удивлением заметил, мог выпустить пять за один раз.

Сделал я это из-за того, что маг в любом случае должен был сосредоточить свое внимание на «огненной стене», а так как это одно из простейших заклинаний, то на него не нужно тратить особое внимание, маг видит и пытается противодействовать, а вот пролетевшие через «стену» «воздушные кулаки» точно не заметит.

Мне повезло, маг действительно был поглощен схваткой с Мией, и поэтому несколько моих «воздушных кулаков» удачно попали по нему и даже сбили один из щитов, который он, по правде говоря, тут же восстановил.

Глаза мага раздраженно блеснули, и в меня тут же полетел «черный туман». В то же мгновение и мой внутренний зверь пробудился. Усилием воли не дал ему отправить себя в бессознательное состояние и полностью завладеть мной и продолжил следить за развитием событий. Вот зверь мчится сквозь лес, убегая от тумана, вот в невероятном кульбите уклоняется от летящих в него заклинаний. Вот его все же задевает взрывом, и он рычит от попавшего в него заклинания.

Усилив мысленный контроль над телом, включил магозрение. Вовремя! Зверь успел уклониться от только что скрывавшихся за «туманом» заклинаний.

Больше никаких сюрпризов со стороны мага не было, а темный туман, преследовавший меня, даже несколько увеличился. Мгновение, и я оказался внутри тумана, от чего мою защиту сильно покорежило, а меня стало изгибать в самые разные стороны. Попытался разогнать туман ветром, но из-за его магического содержания этого сделать не удалось. В следующий момент заметил руну «восстановление», изученную со Стариком на одном из последних уроков. Вспомнил, что эта руна предназначена для самовосстановления заклинания, в случае если его целостность нарушена. Следующая мысль была, что использование этой руны у современных магов — признак очень сильного архимага. Разозлившись на свои панические мысли, отметил глазом наличие трех рун «восстановление» и выжег их мощнейшими огненными шарами. После чего заклинание начало распадаться. Не успел порадоваться своей маленькой победе, как заклинание пошло вразнос и взорвалось.

Потряхивая головой, встал с земли и направился в сторону архимага. Силы были на исходе, зверь заполнил все мое существо, и мне удалось лишь удержать сознание.

Увидел, как Тис, Никон и Люк, убив своих противников, сражаются с какими-то каменными големами.

Зверь побежал на архимага. Заметил, что моя кожа полностью черная, а на руках выросли огромные когти. Тело Мии сломанной куклой полетело на землю, и взгляд мага сосредоточился на мне. Я зарычал, увидев, как Мия замерла на земле, и моя скорость тут же увеличилась в несколько раз. В меня полетело множество заклинаний, от которых я каким-то чудом увернулся.

Я стремительно перемещался, но это не могло длиться вечно, и первое заклинание попало в меня. Дальше пошло по накатанной. Удары сыпались один за одним, видно, маг был очень удивлен моей живучестью, по его прикидкам, я уже давно должен был умереть. В следующий миг защита рассыпалась. И мой внутренний зверь заревел от боли!

Меня словно окатили кислотой! Кожу и мышцы на груди разъедало, легкие наполнились кровью. Кровь фонтаном полилась из моего рта, по наитию представил заклинание «ледяного копья», состоящего из крови, и послал в мага.

Кроваво-синее ледяное копье прошло защиту, как нож масло, пробило тело мага. Не медля, всунул руку в получившуюся от «ледяного копья» дыру, своими когтями пробил грудную клетку мага, достал еще пульсирующее, сияющее, как второе солнце, сердце. Оно еще трепыхалось, а я уже проглатывал его.

Маг упал на колени, а в следующее мгновение то же сделал я.

— А-а-а! — Дикая боль пронзила меня с головы до пят, заставила изгибаться самыми невероятными способами. Я конвульсивно бился о землю и рычал. Рычал! Рычал!

Так продолжалось до тех пор, пока у меня были силы издавать хоть какие-то звуки! Боль начала понемногу отступать, а ко мне вернулась способность дышать полной грудью.

— Что это за дрянь была?! — на удивление эмоционально отозвался вечно спокойный Никон.

Я повернул голову в его сторону и понял, что ничего еще не закончено, для меня — точно. Ведь мечи мужчин были направлены прямо на меня.

— Это вообще-то я, Нел, — прохрипел из последних сил. — Че вы в меня эти железки направили?! Лучше идите, помогите Мие! Ей сильно досталось!

— Я в норме, — услышал голос девушки за спиной. — Твой рев разбудил меня, и я чуть не обделалась. Что это за дикий бред такой?!

— А я-то откуда знаю?! — прохрипел и приподнялся на руках, — скорее всего, наследие моей расы. А теперь, если мы все выяснили, сложите костер и давайте делать то, для чего пришли, не хватало еще попасться кому-нибудь на глаза.

Мои слова привели всех в чувство. Тут же был сложен большой костер, к которому я стремительно пополз, а остальные принялись искать амулеты.

«Хорошо», — подумал я, втягивая энергию в себя.

Поднакопив немного сил, посмотрел магозрением на стоящие у дороги фургоны с мертвыми лошадьми.

— По четыре ящика в каждом фургоне, — громко сказал копошащимся мужчинам.

Встав во весь рост, с удивлением понял, что причина недоверия остальных членов нашей небольшой команды не только в том, что я превратился в чудище и, вырвав сердце мага, съел его, но и в том, что я, кажется, опять стал старше.

— Тис, — крикнул тут же, — на сколько я теперь, по-твоему, выгляжу?

— Если отмыть от грязи и крови, то на тысячу золотых, такого дамочки купеческого квартала с руками вырвут!

— Я серьезно! — возмутился и начал медленно приближаться к повозке. Идти получалось на удивление хорошо, тело слушалось меня прекрасно, тем более что я напитал себя энергией по самую маковку, на тот случай, если придется срочно сваливать от своей команды.

— Лет на шестнадцать, — подсказала подошедшая ко мне Мия и протянула мешок с вещами. — Здесь одежда одного из воинов-трансовиков каравана, по габаритам вы очень похожи, переодевайся и помоги нам.

— Минуту, — сказал я и, прикоснувшись к Мие, передал ей часть энергии, — восстанавливайся.

Отправив вперед «водяную стену», оббежал ее с другой стороны и быстро умылся. Тупо, но ничего другого в голову не пришло.

Одежда действительно оказалась мне по размеру. Причем одежда не простая, а явно дорогая и модная.

— Ну, прям франт, — высказался Никон, и все весело засмеялись, разряжая обстановку.

Посмеявшись со всеми, так как тоже был в некотором обалдении от произошедшего, я помог перегрузить ящики с амулетами в карету, засунуть туда находящегося в бессознательном состоянии купца и проверить местность на наличие успевших сбежать бандитов: их оказалось трое, и притом все они двигались в разных направлениях.

— Я пойду добивать сбежавших, а вы поезжайте, я вас догоню, — сказал и, не слушая ничьих возражений, нырнул в лес.

Несясь между деревьев, словно метеор, я размышлял над тем, что же все-таки случилось не более получаса назад.

Во-первых, я сегодня впервые находился в сознании в тот момент, когда телом управлял мой внутренний зверь. И даже более того, сегодня у меня получилось слиться с ним сознанием настолько, что я смог помочь ему в схватке с магом, усилием воли перейдя на магозрение.

Во-вторых, меня очень беспокоили изменения, произошедшие со мной сегодня… Что они значат? Из-за чего произошли? Как мне в очередной раз удалось повзрослеть на несколько лет?! Почему в прошлый раз я вырос за счет того, что съел того бедолагу? А в этот — из-за поедания сердца мага? Почему при использовании различных, так сказать, элементов результат получился один и тот же?

Я еще понимаю, что в первый раз вырос за счет того, что съел мужика. С его мясом в мой организм поступило много строительного материала! Тем более я читал, что у представителей одного вида пища в виде собственного собрата усваивается лучше всего! Из-за одинаковой внутренней структуры! И пусть я не человек, но гуманоид — точно! С натяжкой можно считать, что похож на человека, в ином случае Мия не смогла бы оказывать мне медицинскую помощь. Короче, с натяжкой я еще принимаю свою первую трансформацию. Она хотя бы немного логична! Но как мне удалось вырасти сегодня?! Я же съел всего лишь сердце! Как во мне оказалось столько строительного материала? Я же потяжелел килограммом на двадцать или тридцать! В конце концов, кто я, черт возьми, такой? Вард, о которых НАСТОЛЬКО мало известно? Или все же некто другой? Ведь в прочитанной книге даже намека нет на то, что вард может быть оборотнем, который превращается неизвестно в кого и жрет разумных! Или это только я такой — весь из себя уникальный?!

В-третьих, сегодня в очередной раз моя жизнь висела на волоске. И это я сейчас говорю совсем не о противнике-маге, который тоже мог отправить меня во тьму, но о своих же! О Тисе, Люке и Никоне! Уверен, поведи я себя как-нибудь неадекватно, и они тут же разрезали бы меня на мелкие кусочки! И никакой зверь мне не помог бы! Я тогда, после трансформации, сходить под себя не смог бы, не то что оказать хоть какое-нибудь сопротивление! Так что, как бы ни прискорбно это звучало, но теперь мне придется быть настороже постоянно. Я же теперь не привычный им мальчишка Нел. Теперь я умеющий превращаться в монстра подросток! Так что, если хочу жить спокойно, мне придется опять завоевывать авторитет! Такой же авторитет, какой был и раньше, а то и больше, чтобы они всегда знали, что могут на меня положиться!

Сегодня я пошатнул привычную для них картину мира. Превратился в страшного монстра, вырвал сердце человеку и, что самое страшное, съел его! То, что вырос на несколько лет, тоже можно смело добавить в копилку. И если монстра мне еще могли бы простить, у самих руки по локоть в крови, то поедание сердца и возраст точно — нет.

На автомате перепрыгнув через широкий овраг, бежал и размышлял дальше.

Видимо, проблема моего возраста не совсем обычная. Или, если сказать точнее, совсем необычная! И это учитывая тот факт, что о вардах вообще мало что известно. Но мне как-то не верится, что для того, чтобы вырасти, каждый вард обязан испробовать мясо разумного или съесть сердце мага. Тут я, скорее, исключение из общих правил, этакий «каннибал» из вардов, поедающий разумных.

В следующий момент в голове сам собой всплыл текст, казалось бы, однажды прочитанный в какой-то газете. В котором говорилось о том, что название «каннибалы» произошло от слова «каниба», так называли жителей Багамских островов, ужасных людоедов.

«По крайней мере, я делал это несознательно», — хмыкнул невесело.

А может, это моя магия изменяет меня согласно внутреннему мироощущению?! Ведь я совсем не ребенок! Я взрослый мужик, который давно желает заниматься сексом и выглядеть соответственно своему возрасту! Так что уверен, моему подсознанию уже давно хочется вырасти, а магия ему в этом просто помогает! Все-таки мне очень неприятно находиться в личине ребенка и то, что ко мне снисходительно относятся только из-за моего возраста. Как это иногда делали все в нашей компании. Хорошо еще, что хотя бы иногда прислушивались ко мне, понимая, что могу и что-то разумное сказать.

Так вот, мое подсознание хотело побыстрее вырасти, а магия, имеющаяся в моем организме, увидела для этого действия только один вариант, при котором мои желания могут быть удовлетворены. Понятно теперь, что люди не зря считают вардов имеющими склонность к магии крови. Ведь я уверен: только с использованием ее я смог поглотить силу того мага, съев его сердце. А так как маг был очень сильным, то и энергии в его сердце оказалось много, что помогло мне повзрослеть и вырасти на настолько лет. Был бы это какой-нибудь обычный маг, и вырос бы я тогда ненамного, если бы вообще вырос. Теперь понимаю, что не зря во многих племенах Земли был такой обычай, как поедание сердца врага, это действительно передает победителю силы проигравшего.

Получается что-то очень похожее на правду. По крайней мере логично настолько, насколько это может быть в мире магии. Скорее всего, я на самом деле поглотил энергию того мага.

Стоит заметить, что он явно был очень силен, и если бы не моя случайно проявившаяся способность к изменению и поеданию сердец, быть бы нам всем сейчас мертвым. Уверен, маг просто в блин раскатал бы троих бойцов, не владеющих магией. Он их уже до этого своими големами давил. Нужно будет, кстати, не забыть уточнить у Мии его предположительный уровень…

Первого из беглецов-бандитов я обнаружил сидящим без сил под деревом, чем-то напоминающим ель. Решив проверить одну из своих версий, я вырвал ему сердце, чтобы узнать, произойдет ли какой-нибудь прилив сил, если я съем его. Но, вырвав у мужика сердце, почувствовал себя очень неловко. Сердце было еще горячим, оно судорожно сокращалось, да и запах у него оказался ну очень противный! Так что я чуть не блеванул и выкинул добычу далеко в лес. Вытерев руки об одежду мертвеца, отобрал у него флягу с водой и рванул за вторым бегуном.

Добив двух оставшихся беглецов и разжившись жиденькими кошелями, двинулся к тому месту, в котором, по моим ощущениям, находились кони устроивших засаду бандитов.

Поляна лежала примерно в двух километрах от места засады, в глубине леса. На ней вместе с конями обнаружились двое косматых мужиков, которых, как я понял, оставили для охраны. Вырубив их (не хотелось брать еще один грех на душу), принялся изучать поедающих траву коней.

После нескольких минут понял, что в конях я не разбираюсь от слова «совсем», поэтому недолго думая выбрал самого красивого. Очень высокого и длинноногого черного жеребца с добротным седлом на крупе.

Отвязав жеребца, попытался запрыгнуть на него, но он даваться не захотел и больно укусил меня за руку, а затем начал отпугивать копытами, за что тут же получил между глаз.

Схватившись одной рукой за уздечку, а другой за дерево, я потянул уздечку на себя. Конь попытался вырваться, но у него не получилось. Ни фига себе я сильный, оказывается! Так мы потрепыхались несколько минут, после чего я смог уложить коня на землю. Всмотревшись в его тревожные глаза, понял, что это очень умный и верный конь. Не знаю, откуда пришло это понимание, но я ласково погладил его по голове и по наитию отправил ему немного сырой энергии, мысленно представив недавнее побоище.

«Твой хозяин мертв!»

Конь жалобно заржал и попытался встать, но я не дал.

«Хочу быть твоим хозяином», — так же отправил свою мысль коню, чувствуя себя полным идиотом. Медленно отпустив жеребца, по запаху нашел целый мешок морковки, после чего угостил его.

Пока конь хрумкал угощение, я влез на него и отправил мысленный посыл — «вперед!». Что самое удивительное, конь действительно пошел!

Таким образом мы быстро добрались до места засады и направились в сторону уехавшей кареты.

Ну что ж, послушаем, о чем говорят мои дорогие товарищи.

— …и что ты предлагаешь? — донесся до меня приглушенный голос Люка. — Так или иначе он все равно остается моим учеником, который, опять же, спас мою непутевую жизнь и ваши, кстати, тоже. Так что, будь он хоть демоном преисподней, я не позволю кому бы то ни было причинить ему вред. К тому же, как мы видим, он его сам кому хочешь причинит. И это — не используя уроки Старика. Заклинаниями он тоже будь здоров кидается, а через какое-то время еще сильнее станет, что только нам на пользу. Мы его из дерьма вытащили, в люди вывели и считаем своим с полным на то основанием. Я даже представить не могу, как мы будем без него. Он уже часть нашей команды.

— Согласна, — поддержала Мия Люка, — сегодня мы выжили только благодаря ему, сами видели, в каком состоянии я была. С противником мы просчитались, и очень сильно. Это оказался целый архимаг! Мне до его уровня еще лет пятьдесят ползти. Он меня, словно первокурсницу, побил! Опять почувствовала себя в академии! Так что, если бы не Нел, гнить бы нам всем в землице. К тому же, несмотря на произошедшее сегодня, считаю, что он никогда не причинит зла своим, эту его особенность знаем все мы, а также нам хорошо известно, что мы для него давно свои.

— Но мы не можем вести себя с ним так, как раньше, — веско сказал Никон, — так, будто бы ничего не случилось.

— Конечно, не будем! — воскликнул Тис, — теперь я буду вести себя с ним как с чудищем, пожирающим сердца! И сделаю дополнительную железную подкладку рядом с сердцем.

— Тис! — с упреком в голосе произнесла Мия. — Мы вообще-то очень важный вопрос обсуждаем, а тебе лишь бы шутки шутить.

— А я серьезно! Это раньше я был с ним на одном уровне боя из-за его роста и веса, а теперь я с ним точно не справлюсь. Или ты уверена, что он тебе сердце не вырвет?! Мия, это же смешно! Он монстр! Он вполне может перестать себя контролировать! Да, он мой друг и как бы младший товарищ, но это не отменяет того факта, что он вырывает сердца у людей, предварительно превратившись в монстра!

— Ты прав, — сказала Мия, — нам нужно приготовиться к битве с ним — но это на всякий случай. Я не верю, что дойдет до того, что нам придется с ним биться!

— Но и общаться с ним, как раньше, я не смогу. Он для меня как младший брат был, а теперь непонятно что!

— Он и раньше был непонятно кем, — согласился Никон, — просто мы все обманывали себя его внешним видом, теперь же лично я отчетливо осознаю, что он все это время вел себя довольно зрело.

— О чем ты?! — не поняла Мия.

— О том, что никогда не считал его ребенком, но раньше списывал это на шизофрению, а теперь понимаю, что, скорее всего, был прав.

— Ты говоришь загадками, — заметил Люк.

— Я видел в нем зрелого мужчину в детском теле, отмечая то, как он держался, как размышлял, как выполнял задачи, какие имел устоявшиеся моральные ценности. Не знаю, что произошло в этом безумном мире, но мне кажется, что он взрослый мужик в детском теле. Вы все должны были заметить, как он обрадовался своему недетскому возрасту и с каким предвкушением посмотрел на свой член!

— Что? — хором воскликнули все слушатели, включая меня. — На член?!

— Да. Нел посмотрел на него как на старого доброго друга, которого не видел долгие годы и по которому успел хорошенько соскучиться. А если еще учитывать, какие он иногда кидал взгляды на проходящих мимо красивых женщин, то мне все кажется вполне логичным.

— Тебе случайно не прилетело по голове? — участливо спросил Люк. — А то Мия сейчас и осмотрит, и подлечит. Нел обычный мальчишка, который нежданно-негаданно повзрослел. Вспомни, как мы в свое время хотели поскорее стать взрослыми, и желание потеснее общаться с женщинами тоже было не на последнем месте! Да этого же хотят все дети в мире!

— Доверься моему чутью, — сказал Никон, — ты знаешь, оно еще ни разу не подводило! Вспомни тот случай с Лью, тогда мои слова тоже казались тебе бредом. Ты же тогда пообещал мне, что всегда будешь доверять моим словам, какой бы чушью они тебе ни казались.

— Я тебе и так доверяю! И даже немного с тобой согласен! Нел всегда вел себя не по возрасту! Но как логически обосновать твои слова? Взрослый в теле ребенка? Сделай меня ребенком, и я поверю. А так — о подобном никто не слышал! Даже Мия! А она, между прочим, квалифицированный целитель!

— Да пусть даже он и взрослый в теле ребенка, — внес свою лепту в обсуждение Тис, — во что я даже, кажется, верю: на красивых баб он действительно масленым взглядом смотрит. Но что это знание нам дает? Да совершенно ничего! Он как был моим младшим товарищем, так им и остался. Да, я буду его больше опасаться, и это обоснованно, но мы уже давно привыкли к тому, что он ведет себя не как ребенок. Кроме Мин, конечно, — тут же исправился он, — так что будем считать, что его внешний возраст стал равен внутреннему. Вот и все.

— Полностью согласен с Тисом, — добавил Люк, — предлагаю относиться к Нелу так же, как и раньше, он такой же, как и был. Просто немного изменился.

— А вы уверены, что он вообще вернется?! — неожиданно спросила Мия. — Он понимает, что все происходящее с ним довольно странно, и помнит наставленные на него мечи. Может, он вообще соберется и уйдет?

А действительно! В данный момент я имел уникальную возможность сбежать ото всех и начать жизнь в этом мире с чистого листа, не как бандит, а как обычный воин, благо оружием работать научился, и уж точно не ребенок…

«Уйти или остаться? Вот в чем вопрос!»

ГЛАВА 8

— Свои! — крикнул я развернувшемуся ко мне с мечом наголо Тису.

— Нел? — несколько удивленно посмотрел он на меня. — Откуда лошадь? Да еще и ТАКАЯ! Ты что там, еще кому-то… хм-хм… кого-то убил?!

— Нужно было говорить то, о чем действительно подумал, — хмуро ответил я, обратив внимание на заминку Тиса и показав, что понял, что он хотел сказать изначально. — Только вот сердце я больше никому не вырывал, просто, гуляя в лесу, нашел место, где барон со своим войском оставил лошадей. После этого решил, что верхом на коне передвигаться намного комфортней, чем на своих двоих.

— Нужно было брать больше, — тут же алчно заблестели глаза у парня, и он еще раз бросил внимательный взгляд на моего коня, — мы же недалеко отъехали, можем вернуться!

— Тис! — остановила его Мия. — Ты вообще в своем уме?! У нас товара на несколько миллионов! А ты хочешь оставить нас из-за пары десятков золотых?! Да от этих лошадей больше проблем, чем пользы! Во-первых, ты будешь следить за ними и отвлекаться от осмотра местности. А во-вторых, привлечешь внимание табуном, который приведешь. Тебя же запомнят, и нас, соответственно, тоже. Ты же просто-напросто всех нас подставишь! Я что, должна тебе это втолковывать?! Ты же сам это прекрасно понимаешь!

— Так это же шемерхенский жеребец! — состроил жалобную физиономию парень и указал на моего коня. — Он же кучу денег стоит. Я же всегда себе такого хотел!

— Нел, — повернулся парень в мою сторону. — Почему ты не взял себе еще несколько лошадей? Я же сейчас себе места найти не могу!

— По тем же соображениям, которые только что высказала Мия. У меня к тому же, плюс к перечисленному, очень экстравагантный вид, так что не хотел привлекать к себе внимание еще и несколькими лошадьми. В которых я, кстати, совершенно не разбираюсь. Набрал бы хромых и косых, а потом пришлось бы этих кляч на дороге оставлять.

— Так если ты в лошадях не разбираешься, как ты выбрал этого? — спросил Никон, внимательно следивший за разговором.

— Не знаю, — пожал я плечами, — просто выбрал самого красивого, и все.

— Хах. Самого красивого, — нервно засмеялась Мия. — Шемерхенского жеребца выбрал из-за того, что он самый красивый! Хах!

Ее смех дружно поддержали все остальные. Нервными были все, включая Люка. Странно, когда я слушал их издали, голоса казались более спокойными.

— А что, хороший конь? — спросил я, стараясь продолжить беседу, может, это поможет всем отвлечься и немного расслабиться.

— Очень хороший и дорогой, — ответила Мия, — стоит порядка двухсот золотых, так что тебе повезло.

— Ого! — присвистнул я и с неожиданно проснувшейся заботой погладил коня по шее. — А ты, оказывается, дорогой! Даже очень!

— Блин. А ведь мог бы и у меня такой быть! — со злостью в глазах сказал Тис.

«Что-то мне совсем не нравится его поведение!» — нахмурился я.

— Если тебя это успокоит, — хмуро уставился ему в глаза, — то такой там был один, и, судя по цене, озвученной Мией, раньше принадлежал барону.

— Судя по всему… — сглотнул Тис, потом, поборовшись со мной взглядом, отвернулся и стал смотреть перед собой.

Ехали, молчали. И эта тишина мне совершенно не нравилась, создавалось ощущение, что все следили не сколько за местностью, сколько за мной.

— А какие еще у коней бывают породы? — через некоторое время решил спросить я.

Чтобы только кто-нибудь заговорил, а то ну очень мне не нравилась эта будто бы наэлектризованная тишина, в такие моменты людям в голову лезут всякие плохие мысли.

Как ни странно, ответил Тис. После чего обсуждение пошло полным ходом, даже Никон несколько слов вставил. Кажется, им и самим не понравилось напряжение, витавшее в воздухе.

Так, за беседами, темы которых мне приходилось судорожно придумывать, мы и ехали до наступления темноты. Скажу вам, казалось, голова после всей этой свистопляски, да и просто после напряженного дня, взорвется. Последний час до остановки держался просто на силе воли, и, что самое печальное, мне приходилось постоянно поддерживать разговор.

Самой спокойной по отношению ко мне, как ни странно, оказалась Мия. Которую вроде бы совершенно не беспокоило произошедшее со мной сегодня. Вероятно, за время путешествий она много повидала, и я ее особо не удивил. Люк так же, как и Мия, вел себя дружелюбно или, по крайней мере, старался так себя вести, но я неоднократно замечал, что его что-то гложет, слишком он был напряжен.

А вот Никон, наоборот, вел себя по отношению ко мне подчеркнуто нейтрально. Тис старался придерживаться похожей тактики, но иногда я просто чувствовал, как он зло смотрит на меня. Плохо.

С наступлением темноты мы решили остановиться, съехав с дороги на небольшую поляну, хотя до города оставалось порядка часа езды. Остановку сделали для того, чтобы, во-первых, допросить купца (было принято решение в город его не везти), а во-вторых, требовалось хорошенько перекусить, чтобы восстановить силы, потраченные в бою. Морковка, захваченная мной, пришлась как нельзя более кстати, но надолго ее не хватило, так как нужно было еще и с конем делиться.

В течение каких-то двух минут после остановки в центре поляны словно по волшебству возник поставленный на огонь котел.

Оставив воду кипеть, а Тиса на охране нашего добра, мы взяли с собой пленника и двинулись вглубь леса. Там Мия, помня свое обещание, показала мне, как с помощью деревьев и нескольких рун можно быстро сделать маломощный стационарный «полог тишины».

— Проверь, как это работает, — сказала она, — выйди из зоны действия заклинания и попробуй расслышать, что я говорю.

— Ничего не слышу, — покачал я головой после проверки, на что девушка как-то облегченно кивнула.

«Что-то здесь не так, — тревожно подумал я, — скорее всего, она догадалась о моем чутком слухе и только что проверила, смогу ли я услышать, что будет происходить под „пологом тишины“».

Следующая фраза подтвердила мои опасения.

— Иди, помогай Тису готовить похлебку и следить за округой, а мы тут сами справимся, — сказал мне Никон.

Кивнув и дав себе отчет, что меня откровенно послали, я пошел в сторону Тиса.

ИНТЕРЛЮДИЯ 1

— Почему мне всегда кажется, что он нас подслушивает? — сказала Мия после того, как мужчины вошли под «полог тишины», а Нел направился в сторону временной стоянки.

— Мне иногда тоже так кажется, — кивнул Никон.

— А может, он нас действительно подслушивает, — хмыкнул Люк.

— Тогда ситуация еще хуже, чем мы думаем, — сказала Мия и добавила: — Еще не знаю, как мы это сделаем, но мы должны от него избавиться.

— Серьезно? — удивленно спросил Люк.

— И как можно раньше, — согласно кивнул Никон.

— Он же несколько раз спасал мне жизнь, — заметил Люк, — и вам, кстати, тоже.

— Я тоже привязалась к парнишке, — сказала девушка, — но мне не хочется, чтобы он когда-нибудь слетел с катушек и вырвал мне сердце.

— Поддерживаю, — кивнул Никон.

— Я надеюсь, вы не собираетесь его убивать? — спросил Люк.

— Даже если бы и хотели, не получилось бы, — покачала головой Мия, — эта его вторая форма — очень опасная вещь. И убитый им архимаг отчетливо нам это доказал.

— Что будем делать? — спросил Никон.

— Пока ничего, — ответил Люк. — Думаю, для начала нужно разговорить Нела, чтобы иметь о его способностях как можно больше информации и в случае чего суметь хотя бы защитить себя.

— Как бы он мне ни нравился, но нам придется его убить, только пока не знаю, как безболезненно это провернуть.

— Есть один вариант, — тяжело вздохнув, сказал Люк. — Но решаться это будет около полугода. За это время я как раз смогу использовать идеи Нела и открыть арену.

— Главное, чтобы ни мы, ни наш бизнес не пострадали, — здраво заметил Никон.

— Не пострадает, мы и сами окажемся в должниках у большого человека. Остального пока рассказать не могу, без обид.

— Ну, раз вопрос решен, — заметила Мия, — то, может быть, займемся свидетелем? Мне просто не терпится узнать, почему на амулетах не было ни одной «следилки».

По дороге к месту стоянки я размышлял об услышанном только что, и это мне совсем не нравилось.

«Мне не верят, я потерял их доверие, превратившись в монстра и съев сердце того мага. И это несмотря на то, что я спас их чертовы жизни. Правильно люди говорят: от добра добра не ищут».

На поляну вышел как-то неожиданно. И тут же встретил Тиса, стоящего с ножом наголо. Спокойно пройдя мимо него, подошел к костру и сел на корточки.

— Можешь расслабиться, — сказал все еще стоящему с ножом парню, — мне не нужно твое сердце.

— Я расслаблен, — буркнул Тис и, подойдя к котлу, начал помешивать варево длинной деревянной ложкой.

— Вот и хорошо, а то, когда мы ехали, мне совсем не понравилась твоя реакция.

— Какая еще реакция? — сделал недоуменный вид Тис.

— А ты что думаешь, я не видел твоих косых взглядов в мою сторону на протяжении всей дороги? Или, может, совсем сбрендил, и это был не ты, а Мия? Так вроде нет, она-то со мной как раз нормально общалась, как и Люк, а ты только завидовал и зыркал!

Тис стоял и внимательно смотрел на меня, поигрывая ножом.

— Я тебе не доверяю, — сказал он. — А если точнее, перестал доверять после того, что произошло, я не собираюсь делать из этого тайну.

Я хмыкнул и промолчал. В таких случаях даже говорить ничего не нужно, мой оппонент твердо уверен в своей правоте. Так что, если я и попытаюсь ему что-то объяснить, то это ни к чему не приведет. Только выглядеть буду жалко. Устало вздохнув, я потер виски, голова все так же продолжала болеть. И это несмотря на то, что, сев к костру, я начал наполнять себя энергией.

«Чертов Тис, — подумал я, — похоже, он считает, что мне доставило удовольствие есть сердце того толстяка. Хотя на самом деле в тот момент я чуть не блеванул. Да и вообще, быстро он забыл о том, что его жизнь весела на волоске, только плохое и вспоминает».

Мия, Никон и Люк вернулись где-то минут через сорок, и конечно же без купца. Быстро они. Этого времени Тису вполне хватило для того, чтобы приготовить еду, а мне для того, чтобы сделать несколько лежанок и насобирать хвороста.

В воздухе витал просто шикарный запах только что приготовленной пищи. Так что за столом все оказались очень быстро.

Рассевшись вокруг костра, мы быстро раскидали еду по тарелкам и тут же ей занялись. Первое время в воздухе был слышен только отчетливый звук чиркающих о дно посуды ложек. После второй порции общий ажиотаж несколько уменьшился, но все равно все работали ложками довольно активно, а вот третью порцию смаковали неторопливо и со вкусом, вот под нее-то мне и начали задавать неприятные вопросы.

— Нел, — позвал меня Люк и наградил пристальным тяжелым взглядом, — то, что сегодня произошло, отчетливо показало мне, что я совершенно не знаю, кто ты такой и чего от тебя можно ожидать.

Я твердо встретил взгляд мужчины и со спокойной уверенностью в себе и своих силах посмотрел ему в лицо.

— Я хочу знать, что произошло сегодня во время боя, в кого ты превратился и как смог настолько измениться.

«Очную ставку решили мне устроить, думают, я им просто так правду расскажу. Зря думают».

— Я тоже хочу это знать, — ответил спокойно. — В отличие от вас, я не мог рассмотреть себя, зеркала как бы не было, так что я даже не знаю, как выглядел во время боя. А то, что я в кого-то там превратился, узнал только с ваших слов. Так что вопрос не по адресу.

— А что насчет сердца мага? И твоего резко увеличившегося возраста? — подал голос Никон. — Ты не выглядел особо удивленным после того, как изменился. Как это понимать?

— У меня как-то все удивление в бою закончилось. Когда маг меня и Мию в хвост и гриву чехвостил. С вами он, кстати, делал то же самое. Так что не нужно мне левые предъявы клеить.

— Но почему ты сразу после боя сказал, что это наследие твоей расы? — продолжил Никон. — Значит, ты знал, о чем речь!

— Я говорил про сердце мага. После того как мою кожу и легкие начало разъедать какой-то кислотой, тело стало действовать на инстинктах, и я смог пробить защиту и вырвать сердце мага. Только благодаря этому я его убил. Да и что мне нужно было сказать? Удивился я, вы же на меня чуть с мечами не пошли. Промедлил бы секунду или ответил что-то не так, вы бы меня на куски покрошили.

Никон хмыкнул.

— Все у тебя как-то складно получается.

— Как есть, — пожал я плечами.

— Вот как ты выглядел во второй форме, — неожиданно сказала Мия, — и над костром появилась моя корявенькая иллюзия.

«А опасно выгляжу, полностью черный, глаза ярко-красные, горят огнем, четко выделяющиеся клыки, пальцы украшены длинными и опасными когтями».

— Красавец, — кивнул с усмешкой, — понятно теперь, чем я вспорол грудную клетку мага, с такими когтями никаких ножей не нужно.

— Это и настораживает, — сказал Никон.

— Вы считаете, я могу быть для вас опасным? — осмотрев каждого, спросил я.

— Можешь, — кивнул Никон, — опять потеряешь голову и поубиваешь всех.

— Вряд ли, — покачал я головой, — преображение произошло только после того, как я оказался на грани смерти, и если вы не думаете на меня нападать, то вам нечего бояться.

Вязкая тишина окружила поляну, я сказал, они осознали. Если они решат напасть на меня, я буду драться до конца, а умирая смогу перекинуться во вторую форму.

— Нел, — неожиданно для всех сказал Люк. — Ответь честно, у тебя мелькала мысль покинуть нас, пока ты блуждал по лесу и искал сбежавших разбойников?

Заметив, что все взгляды в очередной раз скрестились на мне, вздохнул и, состроив трагическое лицо, с самым честным видом начал врать.

«Главное — искренне верить в то, что говорю, тогда все получится», — дал себе установку перед началом фразы.

— Да, — сказал я, — я думал об этом, особенно после того, как вспомнил ваши мечи, наставленные на меня.

Но… — выдержал нужную паузу, — закрыв глаза, увидел всех своих ребят: Гната… Федота… Сашу… Адама… Кира… и Ника. Увидел огорченное лицо Мии, безучастные Никона и Тиса, стальное Люка и очень-очень кислое Старика… Затем я вспомнил о своих планах и мечтах, о все еще не организованном продуктовом рынке возле дома, об арене, которая может приносить большое количество денег. Немалую роль сыграло осознание того, что я совсем не знаю жизни за пределами города, да и в городе долгое время, кроме трущоб, не знал-то ничего. Отправившись сейчас куда глаза глядят, я рисковал сдохнуть на людских клинках, ведь Нелюдь в центре человеческих земель имеет очень мало прав, и они стремятся к нулю. Так что у меня особого выбора не было.

— Мне кажется, что именно последний факт тебя и остановил, — беззлобно заметил Никон.

— Может быть, — согласился я.

Помолчали.

— Если мы все выяснили, — взяла слово Мия, — то, может быть, составим план наших действий на завтра и ляжем спать?

— Плана особого нет, — взял слово Никон, — как начнет светать, возвращаемся в город. Нела оставим в свободном доме, чтобы сидел там и не светился. А сами спрячем амулеты в схроны и решим накопившиеся за время нашего отсутствия проблемы.

— И долго я в доме сидеть буду?

— День, два, — ответил Люк, — подумаем, что же с тобой делать. Твой возраст стал серьезной задачкой.

— Все верно, — подал голос Никон. — Тайная канцелярия сразу всполошится, если узнает, что некто, похожий на эльфа, гуляет по городу. Сразу возникнут вопросы, как этот некто попал в страну, как, никем не замеченный, пробрался в город и каковы его планы.

— Все, конец разговорам, — подала голос Мия. — Тис на стреме, остальные спать.


«Скучно», — подумал я, сидя в кресле перед камином и попивая яблочный морс.

Вот уже второй день я безвылазно находился один в пустом доме и искал, чем можно себя занять. После приезда в город меня доставили в один из неприметных домов в ремесленном районе и оставили там, конягу моего забрали, так как конюшни или какого-нибудь сарайчика в доме не предусматривалось.

Люк предупредил, чтобы я сидел тихо и не высовывался. Что я с удовольствием и сделал. Благо спать мне хотелось просто ужасно. Ночью пришлось вспомнить свой первый день в этом мире и держать глаза открытыми. Не хотелось получить от кого-нибудь ножом в спину.

Спалось в доме хорошо, еды хватало, неизвестная мне служанка приносила целую корзину еды утром и вечером, что было очень кстати — желания готовить я в себе как-то не находил.

«Нужно сходить к Старику, — принял я решение, — пусть осмотрит меня, может, даст подсказку насчет моей второй формы и резко скакнувшего вверх возраста».

К известному мне дому я подошел по старинке. Не через подвал, как после начала моего ученичества, а по поверхности, как в первую нашу встречу с древним магом. Пошел ночью, как и всегда, не хватало еще привлечь к себе чье-то внимание.

До дома добрался относительно быстро, однако заметил, что количество патрулей в районе повысилось. Забравшись на уже привычное место, вгляделся в защитную схему.

«О как, — удивился я, — теперь магические потоки заклинаний видны намного четче. Еще один маленький бонус от архимага? Скорее всего».

Изучив защиту, пришел к выводу, что она такая же, как и раньше.

«Вперед!» — дал команду сам себе и, хорошенько оттолкнувшись, прыгнул. Играючи прошел защиту и вломился в приоткрытое окно на первом этаже. Там меня уже ждали.

Не успел я встать, как на меня обрушился град ударов знакомого паука. Благо с ним я спарринговался уже не один раз и давно разработал подходящую для боя стратегию. Так что все его удары парировал появившимися на моих руках небольшими энергетическими перчатками, которые состояли из трех щитков, соединенных вместе. Моя личная разработка, которая появилась после недели стесанных до кости об хитин рук.

Но если раньше я только и делал, что убегал от паука, то сейчас мы дрались на равных. Для меня это многое значило.

Момент, когда появился Старик, я пропустил, а вот летящее в меня неизвестное заклинание заметил.

— Стой, Старик! — успел выкрикнуть я и прыгнул вверх, пропуская над собой магию. Но ожидаемого эффекта не добился, учитель по-прежнему продолжал забрасывать меня заклинаниями.

Зверь неожиданно завладел телом и начал уходить от множественных заклинаний, в тот же миг мимо меня пролетело непонятное черное образование, от которого дверь за моей спиной словно бы испарилась.

— СТАРИК СТОЙ! ЭТО Я, НЕЛ!!! — не помня себя от страха, закричал я и послал в мага сразу три «ледяные стены» запредельной мощности. Аж воздух заискрил! Вот же ни фига себе! Такая сила! Надеюсь, это его немного задержит.

Не задержало, стена взорвалась, хорошо, я был наготове и выставил «воздушную стену», правда, это не особо помогло, и меня хорошенько посекло ледяными осколками.

Неожиданно все тело пронзила страшная боль, и я, корчась в диких судорогах, упал на пол. Как подошел Старик, я не заметил, но правде сказать, из-за этой страшной боли я совершенно не соображал.

Я начал осознавать, где нахожусь, только после того как учитель уложил меня, скрючившегося в позе эмбриона, в «диагностирующую печать» и принялся колдовать.

— Что ты делаешь? — спросил я непослушным голосом и тут же захрипел от схватившего горло спазма.

— Молчи, щенок, — яростно крикнул Старик и продолжил свои манипуляции.

Так продолжалось довольно долго, но в конце процедур я почувствовал себя вполне терпимо.

Маг же, не затыкаясь, кричал на меня несколько минут и все никак не мог остановиться. Все сводилось к тому, что я бессовестный сукин сын, которому совершенно наплевать на свою безопасность и который постоянно нарывается на неприятности и проводит неизвестные эксперименты. Так же ему не понравилось, что я, претерпев какие-то странные изменения, не пришел сразу за помощью, а появился через несколько дней и тут же принялся кидаться магией и чуть не спалил себе все магические каналы.

После этого взорвался уже я.

— Да какого хрена, Старик! Я защищался от твоего паука и твоих идиотских заклинаний! Или мне нужно было ждать, пока меня разорвет на кусочки благодаря тебе? Я же твой ученик! Ты же мне сам метку ученика ставил! Неужели не смог ее почувствовать?!

Старик сначала опешил от моих слов, а после упоминания о печати внимательно всмотрелся в мою ауру.

— Теперь вижу, — хмыкнул он, — у тебя тут все перемешано. Становись в печать! — рявкнул раздраженно. — Буду разбираться!

— Все не так уж и плохо, — закончив работать, сварливо сказал он. — Твои каналы расширились, а магическое ядро стало больше и стабильней. На несколько месяцев прекращаем занятия, пусть ядро стабилизируется, тогда я смогу спокойно продолжить. И запомни, в случае проблем придется обходиться без магии. Иначе тебя скрючит точно так же, как некоторое время назад, а меня уже не будет рядом, будут только враги, желающие твоей крови.

Поморщившись, констатировал, что без магии придется очень сложно. За время пребывания в новом мире я как-то привык, что у меня есть прекрасный инструмент, который может решить многие проблемы.

Немного подумав, заинтересованно спросил у Старика:

— А вы не хотите спросить о моем внешнем виде? И из-за чего я стал таким?

— Нет, — ответил Старик, — ко мне приходил Люк и все обстоятельно рассказал. То, что нужно, я знаю.

Я опешил, но, стараясь не подавать виду, спросил: — А на мои вопросы вы ответите?

— Нет.

«Вот скотина, — подумал я, — ему явно известна истинная причина моего превращения. И вместо того чтобы заниматься своими обязанностями учителя, он молчит как рыба и надеется на то, что я сам обо всем догадаюсь. Скотина».

И только выйдя из дома, позволил себе подумать о том, что дело нечисто.

Старик ждал моего прихода и знал, что я изменился, тогда зачем нужно было нападать? И почему старый маг сразу не ощутил мою метку ученика? Не значит ли это, что никакой метки уже нет?

Вернувшись в дом, улегся на кровать и задумался. Ситуация была очень странной и плохо пахла. Это я чувствовал своим нечеловеческим нутром.

Старик напал на меня, зная о произошедших с моим телом изменениях, а также не признал во мне своего ученика, что вообще чудно, ведь я помнил его слова о том, что между учеником и учителем всегда существует связь, и что учитель распознает своего ученика даже под иллюзией!

Так, размышляя над тревожными вопросами, пришедшими мне в голову, я и уснул.

— Ну что, Нел, не скучаешь тут? — услышал я голос Мии и проснулся.

— Как вы с Люком пробрались в комнату? — удивился я. — У меня же звериный слух.

— У нас тоже есть свои секреты, — подмигнула мне Мия и села на кровать.

— Надеюсь, ты меня этому как-нибудь научишь — ответил я ей, широко зевая, и спросил: — Какие новости?

— Особо никаких, груз в надежном месте, в городе все тихо и спокойно, — ответил Люк, присаживаясь в глубокое кожаное кресло, — мы здесь по другому вопросу, нужно обсудить твою легенду.

— Твоя внешность крайне затрудняет способы легализации, так что, думаю, этим мы заниматься не будем. Как был нелегалом, так им и останешься, будешь, как и раньше, жить в трущобах.

— А как же с моим прошлым? Как объяснить мою пропажу обществу? Что скажете моей банде?

— Скажем, что ты пропал без вести, — ответила Мия.

— Так просто? — удивился я.

— Только так, — подтвердила девушка. — Нечего сложности на ровном месте городить.

— Ну не так-то все и просто, — вздохнул Люк, — на данный момент мои люди переворачивают весь город, ища тебя. Не найдут, конечно, но ищут с особой тщательностью и с искренним энтузиазмом, так как не знают, что ты на самом деле жив и здоров. И чувствую, мы заполучим парочку врагов.

— А как вы тогда объясните мое возникновение в городе? Я же несколько отличаюсь от вас.

— А никак, — ответил Люк. — Ты правильно понял, что представитель нечеловеческой расы в городе — это нонсенс, а то, что он будет бегать с ножом по трущобам, это нонсенс вдвойне, так что тебе придется ходить в маске и скрывать свои уши и лицо. В такой же маске, какая была у Тиса.

— Мия! — тут же оживился я. — Тис при первой моей встрече выглядел совсем не так, как сейчас, может, ты меня тоже изменишь, и я стану выглядеть как обычный человек?

— Можно попробовать, — ответила девушка.

Не получилось…

Мие потребовалось около часа, чтобы это понять. Правда, перепробовав все способы, она как-то маниакально посмотрела на мой нож и сказала, что остается лишь хирургическое вмешательство.

Конечно же я отказался, добавив при этом, что если она попробует обрезать мои уши, то ей конец.

Ведь, положа руку на сердце, я мог во всеуслышание заявить, что длинные уши мне вполне нравятся. И уродовать их — это последнее дело. Да и не собирался я всю жизнь в трущобах проводить. Может, покину пределы города и когда-нибудь найду вардов, а окажется, что у них без ушей только рабы ходят. Так что нужно придумать другой способ.

Почему-то в голову пришел Старик, и мысли о том, что он должен был узнать меня, будь я даже под иллюзией.

— Почему такая мысль не пришла мне раньше! — разочарованно сказал я. — Нужно просто наложить на меня иллюзию. Никто ничего не узнает!

— Иллюзии недолговечны и часто спадают, особенно с объекта, который постоянно двигается, это не вариант.

— А если Старик сделает амулет, с которого иллюзия не будет спадать?

— Если только у него получится, — сказала Мия, — сходи сегодня к нему и спроси.

— И почему мы раньше об этом не подумали? — недоуменно спросил Люк, ни к кому конкретно не обращаясь.


— Ты что ко мне, по два раза на день приходить будешь?! — скривившись, будто бы съел лимон, спросил Старик.

— Я по делу, — сухо проинформировал его и тут же начал излагать свою проблему. — Моя внешность привлекает слишком много внимания, нужна ваша помощь.

— Шрамов тебе наставить на морду, что ли? — усмехнулся Старик. — Так с этим и Люк справится.

— Нет, — покачал я головой, — нужно сделать амулет с иллюзией, которая скрывала бы мою нечеловеческую природу.

— Что?!! — рявкнул маг. — Хочешь, чтобы я сделал сложнейшую иллюзию, работающую в реальном времени и реагирующую на все твои движения?

— Да, — кивнул я.

— Пошли, — совершенно спокойно сказал он и, махнув рукой, велел следовать за ним.

«Что-то мне не нравится его настроение. Судя по поведению, он явно чем-то очень доволен, иначе вел бы себя как учитель с учеником».

По приказу Старика я стал в печать, а затем по его командам приседал, крутил головой, переходил в транс, бегал на месте.

В конце концов через несколько часов я, более чем задолбанный бесконечными упражнениями, вышел из печати.

— Это было действительно необходимо? — спросил у мага, немного придя в себя. — Как-то многовато приседать пришлось, да и выпрыгивать тоже.

— Нужно было, — кивнул Старик и протянул мне амулет.

— Это не все, — остановил он меня и прицепил на руку широкий браслет, — дополнительная защита от магического урона.

С чувством поблагодарил Старика и, выйдя из дома, направился в сторону борделя. Я же все-таки и так долго держался.


— Нел! Ты ли это?! — удивленно взирая на меня, спросила Мия.

Самодовольно усмехнувшись, я повернулся к девушке боком, чтобы дать ей возможность повнимательней рассмотреть мои человеческие уши.

— Это невероятно! — потрясенно произнесла она. — Какая искусная работа! Какая детализация! И, как я понимаю, при быстрых движениях иллюзия не смазывается и не оставляет вместо себя размытую рябь?

— Не оставляет, — довольно сказал я и как бы между делом заметил. — Даже в трансе не смазывается, я проверял.

— Это невероятно, — заявила девушка, — это же забытое направление в магической науке! Почему он ни с кем не делится своими знаниями?!

— Тут ты не совсем права, — не согласился я, — как минимум одному человеку, или Нелюдю, — исправился тут же, — он свои знания передает.

— А ведь ты прав, — согласилась целительница, — тогда попроси Старика научить тебя этому и передавай знания мне, а я в свою очередь буду учить тебя лекарской науке. Идет?

— Только одно условие. Давай ты и помимо целительства будешь учить меня чему-нибудь интересному, как тот же «полог тишины», например.

— Договорились, — согласно кивнула девушка.

— Тогда, может, пойдем прогуляемся? Я ведь теперь свободно могу ходить по улице и не бояться, что кто-то заметит мою нечеловеческую природу.

— Тогда пошли сразу к Люку, он сейчас как раз должен быть в трактире. Думаю, ему интересно посмотреть, что же вышло из нашей затеи с иллюзией. К тому же нужно посоветоваться насчет работ по арене.

— А пошли, заодно и поедим, а то вчера продукты закончились, так и сидел дома голодный.

Дойти до трактира голодным в это утро мне было не суждено. А все благодаря Мие. А также ее навязчивому желанию вникать во все дела Люка и знать, кого он крышует. Ну и еще совсем чуть-чуть благодаря моему забурчавшему как раз вовремя животу.

Пирожки с мясом… как много смысла в этих словах! Особенно для голодного человека, ну или, скажем, для вполне конкретного варда!

Хозяин пекарни, которую мы посетили после устроенного моим животом трагического завывания, представлял из себя пожилого толстопузого усатого дядьку с добрым лицом и многочисленными морщинами под глазами. Невооруженным глазом было видно, что дядька очень любит улыбаться, но я не исключал такую возможность, что это просто удачная маска, которую мужик носит для привлечения клиентов. Так и оказалось.

Дядька просто лучился радостью после того, как Мия велела положить нам в кульки по несколько пирожков, как будто для него не было большей чести, чем накормить нас на халяву. Я смотрел внимательно, очень внимательно, и наконец заметил, как на мгновение, на долю секунды, в глазах мужчины вспыхнули дикая ненависть и злоба, направленные на нас, обирающих его, вкалывающего каждый день мужика, которому приходится пахать для того, чтобы прокормить себя и свою семью. После ненависти и злобы мелькнул страх, а на смену ему пришла привычная маска добряка.

Моя изрядно зачерствевшая совесть на мгновение трепыхнулась. Вероятно, из-за того, что я первый раз в этой жизни так нагло обирал обычного человека. Но, немного поразмыслив, я понял, что во мне еще слишком много земного. Смешно. Мне приходилось убивать и калечить людей, воровать, скрываться от погони, подставлять других, а переживал я о том, что взял несколько пирожков у незнакомого мне человека.

Самое паршивое во всей этой ситуации — чувство сопричастности. К чему? К зарабатыванию денег тяжелым трудом. Там, на Земле, мне тоже приходилось много работать. Так что чисто по-человечески было жаль мужика, но, с другой стороны, и последнее я у него не забирал, а если учесть огромный живот, то жалость сходила на нет.

Было бы действительно плохо, если бы я отбирал последнее у малолеток, к которым до недавнего времени принадлежал сам.

А пекарь… Не стоит вообще переживать из-за этой ситуации. Ведь не был бы он под нашей «крышей», был бы под чьей-то другой. И не факт, что под другой бандой ему жилось бы лучше, тот же Трой любит покошмарить своих «барыг», хотя Люк и Никон тоже всепрощением не страдают.

В трущобы мы вступили, уже дожевав вкуснейшие пирожки и сделав соответствующие выражения лиц, ведь как-никак, а положение обязывало. И пусть меня нового в трущобах пока никто не знает, но давать лишний повод увидеть в себе простачка я не собирался. А вообще я заметил, что чем жестче себя ведешь с окружающими, тем меньше у тебя в будущем будет с этими самыми окружающими проблем. Никто лишний раз не наедет, не попытается обмануть, не станет отнимать время своими космическими проблемами.

В наш трактир я входил под косыми взглядами охраны и множества посетителей. Так как, во-первых, был незнакомцем, вошедшим в место для избранных, во-вторых, шел рядом с Мией, девушкой их босса, в-третьих, имел лощеный вид. Никон правильно подметил, что я очень похож на франта. И, в-четвертых, по их напряженным лицам я понял, что они ощущали исходящую от меня опасность. Если честно, то именно такого приема я и хотел.

Опередив Мию и влетев на второй этаж, я открыл дверь в комнату Люка и, набычившись, спросил.

— Ну?! И кто из вас Люк?!

По правде сказать, шутка мне удалась, по крайней мере ошарашенный учитель в комнате присутствовал.

Следом за мной вошла Мия.

— Вот и правильно, побольше его шокируй, а то совсем расслабился, не трактир у него, а проходной двор какой-то. Кто хочет, тот и входит, никто и слова не сказал. А он еще позволяет всяким проходимцам врываться к себе в комнату и задавать глупые вопросы.

— Да я просто офигел, когда какой-то парень со смутно знакомым лицом просто так ворвался в мою комнату, а потом еще, набычившись, спросил, кто из нас Люк, хотя я в данный момент находился в комнате один.

— Так на то и был расчет, — заметил, присаживаясь на стул, — интересно было посмотреть на твою реакцию, и я почему-то считал, что ты меня в тот же момент выкинешь за дверь.

— Я же говорю, парень со смутно знакомым лицом, — хмыкнул Люк, а потом наклонился вперед, — дай-ка я тебя внимательно рассмотрю.

— Ну и как тебе? — через некоторое время спросила у мужчины Мия. — Нел утверждает, что иллюзия даже в трансе не рябит.

— Да ну?! — не поверил Люк. — Это невозможно.

— Ну так давай проверим, — сказал я, — вчера полночи перед зеркалом скакал.

— А давай!

Проверка прошла на отлично. Я вошел в транс и некоторое время бежал на месте, а когда закончил, и Мия, и Люк выглядели ошарашенно и восторженно.

— Заметь, — сказала девушка, — иллюзия в трансе смотрится так же естественно, как и без ускорения.

— Первый раз такое вижу, — задумчиво протянул Люк. — Как Старик этого добился, и почему он мне ничего подобного класса не предлагал? Это же амулет? — спросил он у меня. — Как он выглядит?

— Амулет, — кивнул я и показал амулет.

— Так вот в чем все дело! — разглядев то, что висело у меня на шее, досадливо протянул Люк.

— И как я сразу не догадалась, — в унисон протянула Мия.

— Вы знаете этот амулет? — с интересом спросил я, пытаясь понять, что же вызвало у них такую бурю эмоций.

— Это амулет высшего офицера тайной канцелярии, — кивнул Люк, — поздравляю, теперь ты можешь спокойно представляться одним из их сотрудников.

— И теперь понятно, с помощью чего агентам так часто удавалось от нас скрываться, — добавила Мия.

— Так это что?! — с любовью посмотрел я на амулет. — Если в случае чего я покажу это страже, меня отпустят?

— Если сыграешь убедительно и разберешься в структуре канцелярии, то да, а если упрячут в тюрьму и отдадут «непосредственным руководителям», то представляю, как они удивятся, сняв с тебя эту штуку.

— Думаю, до такого не дойдет, — скептически покачал я головой.

— В жизни бывают очень крутые повороты, — заметила девушка.

— Если поверну не туда, буду на Старика стрелки переводить, раз он поставляет этому ведомству эксклюзивный товар, наверняка они его очень ценят.

— Вполне может быть, — согласился Люк.

— Нел, — обратилась ко мне Мия, — а ты не думал сменить имя?

— Это еще с чего? — спросил я.

— Ну а как же? Внешность сменил, может, и имя сменить пора, а то как-то подозрительно. Один Нел — маленький — пропал, второй Нел — большой — появился.

— Доля правды в твоих словах есть, но не хочу от Нела отказываться, привык я к нему.

— Ты уже не ребенок, — покачала головой девушка, — всегда нужно поступать, в первую очередь исходя из понятий целесообразности. Имя «Нел» приметное, нужно менять.

— Даже не представляю себя с другим именем, — покривив душой, тяжело вздохнул я.

— Привыкнешь, — не пожалела меня целительница, — говори, какое имя нравится.

— Ну не знаю, все хорошие уже разобрали, так что ничего в голову не приходит.

— Тогда предлагаю называть тебя Святогубом, — серьезно глядя на меня, произнесла Мия. — Сделаем тебе маску для нижней стороны лица, и будешь блуждать по трущобам с толикой таинственности и загадочной неизвестности. Да и имя в целом запоминающееся, кто услышит, тот запомнит надолго.

— На всю жизнь, — хмуро заметил я.

— Мия, — покачал головой Люк, — давай серьезно, у парня трагедия, не может себе имя выбрать. Лично я считаю, что ему больше подойдет Ярозад.

— Да-да-да, — перебил я мужчину, — сделаем мне маску для нижней стороны задницы, и я буду блуждать по трущобам с толикой таинственности и загадочной неизвестности. Предупреждаю, — поднял палец вверх, когда эти двое наконец отсмеялись, — давайте все-таки серьезно. Я считаю, что как корабль назовешь, так он и поплывет, так что не хочу откликаться на имя, которое будет меня бесить и раздражать ежедневно.

— Какой глупый мальчик, — нахмурилась Мия, — мы же тебе помочь хотим, чем тебе имя Ярозад не угодило? Оно же как раз про тебя! Ты когда яриться начинаешь, всем задницы рвешь.

«Как-то все это не смешно», — тоскливо подумал я.

— Ну, раз не нравятся предложенные нами варианты, сам придумывай себе имя.

Кивнул. На самом деле я сначала хотел остановиться на своем земном имени, ведь оно мне еще более привычно, чем Нел. Но моя интуиция настоятельно рекомендовала оставить это имя в секрете. На всякий. В голову к тому же постоянно лезли традиции древних славян, которые скрывали истинное имя человека и называли его другим, ложным именем. Считалось, что, если колдун не знает истинного имени человека, он не сможет наслать на него порчу. Не знаю, конечно, правда это или нет, но я все-таки в магическом мире, так что лучше лишний раз перестраховаться.

— Ну? — прервала мои размышления Мия. — Что надумал-то?

— Нет. Это не та проблема, которую я могу решить вот так вот с ходу. Да и вообще, думаю, с этим делом можно подождать. А пока можете именовать меня «тем парнем» или просто «парнем».

— А задницей можно? — хмыкнул учитель. — Мне просто так будет легче запомнить.

— Тогда уж «самой крутой задницей в трущобах» называй. Это будет больше походить на правду.

— Договорились, — кивнул Люк, — а теперь поднимайся, и пошли, прикинем объем строительных работ на нашей будущей арене.

— Мия, ты с нами? — спросил мужчина, выходя из комнаты.

— Нет, — покачала головой девушка, — что-что, а ваша строящаяся арена мне совсем не интересна. А вот непосредственно на открытие можете меня позвать, обязательно приду.

Свой квартал я почуял уже на выходе из рынка. Этот приятный, можно сказать, даже теплый аромат огромных роз разносился далеко за пределы нашего района и одним своим существованием делал отличную рекламу будущему торговому кварталу и планируемой арене.

Плющ встретил меня опущенными листками и светло-желтыми лепестками роз.

— Что это с ним? — недоуменно спросил я, подходя ближе к живому забору.

— Он стал таким после того, как дети узнали, что ты погиб. Твой старик-друид сказал, что растения чувствуют боль детей и вот так вот реагируют.

— Так вот в чем дело, — понял я. — Саша и Гнат грустят и, соответственно, транслируют свое подавленное настроение плющу.

— Да, друид говорил так же.

Подходя к растению, провел руками по радостно затрепетавшим листочкам. — Привет, мой дорогой, — пробормотал я, и в следующее мгновение плющ неожиданно обхватил меня своими ветками и, крепко зафиксировав конечности, перенес на газон перед домом.

В ту же секунду входная дверь распахнулась от сильного удара, и на крыльцо выбежали Адам и Гнат.

— Ты не Нел! — услышал я крик подбежавшего ко мне Гната. — Почему ты ощущаешься плющом как Нел?! Что ты с ним сделал?

Не дав мне даже рта раскрыть, мальчишка достал нож и с исказившимся от злости лицом попытался пырнуть меня. Благо, что рядом находился Адам и не дал разбушевавшемуся Гнату пустить мне кровь.

— Ну-ка успокойся, щенок! — зло прошипел я, щедро полыхнув эмоциями ярости и раздражения, и приказал плющу отпустить меня. Видимо, эмоции были слишком яркие, так как растение тут же меня отпустило и даже постаралось немного отодвинуться.

— Ты, мелочь пузатая! — сказал я Гнату. — Иди, открой ворота, там стоит Люк! Он ждет, пока его впустят!

— А ты, — наставил я свой палец на Адама, — держи своего щенка подальше от приличных людей, не то на удобрения пойдет.

— Я здесь еще долго стоять буду? — послышался голос Люка, и Гнат, кинув на меня полный ненависти взгляд, все-таки пошел открывать ворота.

— Че вылупился? — спросил я в свою очередь у Адама. — Не видел прилично одетых людей? Это не твои паршивые трущобы. Есть такие места, в которых нужно выглядеть на все сто и одеваться соответственно, тебя, как ты понял, туда не пустят.

Проследив за реакцией Адама, мысленно улыбнулся. Парень крепко сжал зубы и начал внимательно меня изучать.

— Что… это… за клоун? — медленно, с расстановкой спросил он.

— Это мой новый партнер, — беспечно ответил Люк. — С этого дня он будет довольно часто здесь появляться.

— Могу я узнать, по каким вопросам? — настороженно уточнил Адам. — Я считаю, что мы и сами можем справиться с любой проблемой.

— Он будет главным на строительстве арены, ну и за второй пустующей площадкой присмотрит.

— Площадка уже не пустая, — нахмурился парень, которому показалось, что после моего исчезновения их начинают медленно, но верно притеснять, — мы хотим организовать на этой площадке продовольственный рынок и уже начали строительство навесов под торговые места.

Мы с Люком переглянулись.

— Я посмотрю, что там за навесы, и приму решение.

— Пошли, — сказал мне учитель и направился в сторону пустыря.

— Люк! — остановил я мужчину. — Мы кое-что забыли.

— В комнате Нела на втором этаже, на столе, лежат его рабочие записи, нам нужно их увидеть.

— Откуда ты знаешь о его записях? — подозрительно спросил Гнат. — Нел про них никому не говорил. Это был его секрет.

— Потому что я помогал мальчишке с идеями по арене и рынку. А теперь, когда вы это узнали, принесите мне его записи.

— Помогал с идеями, — задумчиво пробормотал Адам и, повернувшись к Гнату, сказал: — Дуй за записями.

Проследив, как мальчишка двинулся в сторону дома, Адам повернулся к Люку. — Можно на два слова?

Когда мужчина и парень тоже скрылись в доме, я усилил слух.

— Мне очень не нравится его рожа, Люк. Он слишком подозрительно себя ведет, и нестыковки в его истории тоже лезут в глаза. Я могу спросить? Ты хорошо его знаешь?

«А парень-то уже с Люком на ты! Молодец!»

— Нормально я его знаю, — ответил Люк. — И уже долгое время. А что за подозрения? Почему он тебе не нравится? Выкладывай.

Глубоко вздохнув, Адам сказал:

— Мне кажется, что этот человек причастен к пропаже Нела.

— Что?! — разозлился Люк. — А ты не офигел ли такими подозрениями кидаться?! Да ты его первый раз в жизни видишь! Я в этом уверен на все сто! Так о каком Неле вообще может идти речь?

— Ты слышал Гната, — сказал парень, — он ощущается Нелом. Такого просто не может быть.

— Я и сейчас чувствую в нем Нела, — сказал спустившийся на первый этаж Гнат, — он как Нел, только несколько другой.

— Так все-таки другой или Нел? — уточнил Люк. — Ты уж определись. Да и вообще, может, он просто похож на Нела. Ты же сам сказал, что отличия есть.

— Так не бывает, — помотал головой Гнат. — Нел не был человеком и очень сильно отличался от других. Этот же человек, но он похож на Нела.

— Значит, он исключение, — начал раздражаться Люк.

— Нет, — в который раз отрицательно замотал головой мальчишка, — так не бывает. Я, конечно, еще только учусь, но слышал от деда Димитрия, что друид может провести ритуал и натянуть на себя ауру волка, тогда звери принимают его за своего.

— Хочешь сказать, что он сделал подобное с Нелом? — озабоченно спросил Адам. — Очень на то похоже.

— Нужно допросить его! — выкрикнул в свою очередь Гнат, — тогда мы сможем узнать, где сейчас Нел и что он с ним сделал.

— Все, что вы только что сказали, полный бред, — раздраженно буркнул Люк. — И больше не хочу возвращаться к этой теме.

— Он же еще про записи знал! — попытался переубедить мужчину Адам, но дождался только раздраженного взгляда и замолчал.

— Вы быстро, — сказал я, как только Люк показался на крыльце. — Идем?

— Идем, — кивнул мужчина.

Взяв у Гната свои записи, проверил, все ли на месте, и, положив руку на плечо мальчишке, проникновенным голосом сказал:

— Тут нет трех листов; это, конечно, не критично, но если ты когда-нибудь еще попробуешь меня обмануть, я заставлю тебя об этом серьезно пожалеть.

В следующую секунду рука Адама опустилась на мою.

— Если ты еще раз попробуешь угрожать моим людям, я заставлю тебя об этом серьезно пожалеть.

— Руку убери, босяк, — фыркнул я ему в лицо и, развернувшись, пошел за Люком, а в спину мне смотрели четыре полных ненависти глаза.

— И зачем ты их злил? — спросил Люк, когда мы отдалились от детей на порядочное расстояние.

— Не хочу, чтобы у них возникло хотя бы малейшее подозрение, что я могу быть Нелом, да и к тому же совершенно забыл, что Гнат знает мою ауру, точнее, я не предполагал, что он так быстро прогрессирует. Скорее всего, все дело в плюще, мальчишка научился считывать информацию с растения, а через него и чувствовать ауры.

— Они думают, что ты похитил Нела и провел над ним какой-то ритуал, а теперь благодаря этому ощущаешься почти так же, как и он.

— Вполне логично мыслят, — довольно заметил я.

Перейдя из двора дома на ближайший к нему пустырь, мы увидели лежащий на песке строительный материал и шесть уже построенных лавок.

— А что, неплохо получается, — вынужден был признать Люк, который, наверное, впервые увидел такие одинаковые, ровные и аккуратные торговые участки.

— Неплохо, — согласился я, показывая чертеж. — А будет еще лучше.

— Давай с пояснениями, — попросил Люк, — так я лучше усвою информацию.

— Хорошо, — кивнул я. — Как ты можешь видеть, на рынке планируется построить три ряда совершенно одинаковых по размерам лавок. Каждый из этих рядов будет состоять из шестнадцати торговых лавок, расположенных друг напротив друга.

— То есть восемь лавок с одной стороны, восемь с другой? — уточнил мужчина.

— Да. Оставим достаточное расстояние между стоящими друг напротив друга лавками, чтобы посетители могли свободно передвигаться.

— А зачем тебе крыша между лавками?

— В проходе для посетителей? — хитро уточнил я. — Для того, чтобы летом в торговых рядах было не так жарко, все-таки планируем продовольствием торговать, да и комфортно. Куда человек пойдет в жару? К тебе — потеть? Или зайдет ко мне, чтобы в прохладном теньке выбрать то, что ему нужно, а в сезон дождей, соответственно — чтобы посетители чувствовали себя более комфортно. Это даст свои плоды, вот увидишь.

— Думаешь, будет много посетителей? Люди привыкли все покупать на моем рынке.

— Конечно, будет много. Это вообще-то тоже, считай, твое, для людей все так и будет, плюс тут новая точка, красивая и комфортная, конечно, народ захочет закупаться здесь. К тому же не забывай о планируемой рядом арене.

— Если дело выгорит, у себя на рынке тоже такие ряды открою, — подумав, сказал мужчина, — а теперь давай обсудим арену.

Площадка для арены была больше, чем та, на которой строился рынок, я все давно спланировал и надеялся построить здесь самое доходное из моих заведений.

— Что это? — спросил Люк, указывая на непонятное ему сооружение на чертеже.

— Это два подвала для бойцов, выроем котлован у противоположного входа на арену, сделаем несколько хозяйственных помещений, в которых будут находиться сражающиеся друг с другом бойцы и банды. Этим мы сэкономим место для большего количества зрителей.

— Дальше.

— Сверху построим трибуны с крепкими одинаковыми лавками. Во всех четырех углах арены расположим небольшие помещения с пунктами приема ставок и устроим тотализатор.

— Очень широкие лестницы, — заметил Люк, — может, сделаем меньше?

— Пусть лучше такими и останутся, люди будут быстрее и охотней расставаться с деньгами, а нам это очень выгодно. В крайнем случае сможем спокойно разместить на них публику.

— А вот эта длинная сторона арены? Почему она отличается от остальных? И, кажется, даже выше?

— Она выше, — согласился я. — Там будут особые места для богатых клиентов. Отдельные комнатки с приятной обивкой и удобной мебелью. Ты же был в театре? Видел в нем балкончики для важных персон? Вот и у нас так будет.

— А не многовато ли дорогих мест? — засомневался мужчина. — Где мы, а где важные люди?

— Если у нас появится возможность пустить слух среди молодых задиристых петушков-аристократов, что побывать в трущобах на арене очень престижно, они начнут ломиться сюда, от желающих не будет отбоя, нужно только не прогадать с ценой.

— Действительно, это вполне может сработать. У меня даже есть нужные люди на примете.

— Вот и отлично.

ГЛАВА 9

— Да-а-а-амы и господа-а-а-а-а! До-о-обрый день! Разрешите поздравить вас с событием, о котором мы все так долго мечтали! Поздравляю! С открытием! Первой! Арены! По боям! Бе-э-эз прави-и-ил! Да! Да! И еще раз — да! Свершилось! Именно наш город получил право первым в империи проводить бои такого уровня! И именно нам завидуют все жители страны, да и всего мира! Ведь только мы сегодня можем наблюдать это феерическое шоу, которое не оставит равнодушным ни одного зрителя. Итак! Сегодня в программе…

Пока распорядитель с приятным голосом и профессионально подвязанным языком разогревал публику перед боями, я предавался отстраненным размышлениям и раздумывал над успешностью моего первого масштабного проекта…

— …прекрасно провести время! Каждую субботу! Каждого месяца! — доносился до меня голос вещающего с трибуны мужчины.

Переведя взгляд с распорядителя на трибуны, я в очередной раз не смог сдержать довольной улыбки. Свободных мест не было! Трибуны просто ломились от заполнивших их людей! Зрители приветственно кричали, размахивали руками и выглядели очень довольными. Еще бы, ведь каждому посетителю в честь открытия мы наливали по кружке пива с примесью некоторых трав, туманящих разум. Нам нужен был ажиотаж и рев толпы, и мы их получили.

На самом деле, глядя на галдящих внизу людей, я был чертовски доволен собой, а особенно тем, что долгая и трудная эпопея с постройкой этой чертовой арены наконец-то подошла к концу! А ведь иной раз казалось, что я не справлюсь к обозначенному в планах сроку…

Так что сейчас я просто наслаждался тем, что мой труд не только не пропал впустую, но благодаря правильно организованной PR-кампании начал приносить огромные деньги.

Открытие арены стало одним из самых знаменательных событий жизни трущоб, да и, как я видел, всего города в целом. Чувствую, после успеха нашего проекта подобные арены появятся во всех крупных городах страны…

Проследив, как шустрый мальчуган срезает кошель у стоящего на трибуне мужика, я усмехнулся. Сегодня с маленьких воров долю не берем, подарок им в день открытия арены!

— Еще одна ложа занята, — заходя в комнату и прикрывая за собой дверь, скрывая улыбку, сказал Люк. Сегодня он был совершенно не похож на бандита с большой дороги, скорее на купца средней руки.

— Не могу поверить! Мы, не объявив о начале первого боя, заработали около двухсот золотых, а ведь еще и тотализатор, и подставные бои! Да мы озолотимся! — не сдержавшись, воскликнул Тис.

— Основной доход, как я и говорил, от аристократии, посмотри, сколько эти молодые петушки заплатили за самые дорогие апартаменты! Как хорошо, что на свете есть такие идиоты! Иначе жили бы мы намного тяжелей, — в тон ему продолжил я.

Если заполнение обычных мест было в основном моей заслугой, то с заполнением дорогих элитных лож мне помогли Люк и Никон, которые оперативно подключили имеющееся в их руках бесчисленное количество связей и организовали дичайший ажиотаж в аристократических салонах.

Как только у меня получилось донести до Люка, что значит понятие элитарности и статуса, он, не задумываясь, оформил ложи в самых лучших аристократических традициях. Конечно же ведущую роль в организации всей этой красоты взяла на себя Мия. Она наняла несколько модных дизайнеров, или как они в этом мире называются, и проконтролировала, чтобы те превратили арену в произведение искусства.

Шикарная отделка, дорогая мебель, услужливые служанки, прекрасное изысканное вино — вот те столпы, на которых мы планировали держать свой бизнес. Уверен, после сегодняшнего дня ажиотаж по поводу арены усилится в несколько раз. Ведь, несмотря на то что город довольно большой, он весьма беден на развлечения.

А золотая молодежь, увидев воочию наш сервис и потрясающие развлечения, а также заплатившая огромные деньги за возможность попасть в ложу, будет говорить о нас с восторгом и только хорошее, ведь сервис и вправду на высоте, а слыть тем, кто отдал приличные деньги за пустышку, никому не хочется. Лохов нигде не уважают.

Где-то в середине шоу мы подсчитали деньги, и оказалось, что на тотализаторе получилось поднять порядка трехсот с половиной золотых. Это просто огромные заработки! Люк и Никон были просто в шоке.

— Кто-нибудь обязательно попытается подмять нас под себя, — тут же сказал Никон, узнав о заработанной сумме.

— Тогда будем работать на опережение, — заметил я. — С заработанного собираем два отряда для охраны арены, денег, ну и нас, соответственно. Отряды из магов и мастеров транса, которые, допустим, через сутки будут заниматься делами арены, охраной и тому подобным. Поселим их у нас в таверне, получится, что в случае нападения на нас они станут защищать место, в котором живут. К своим темным делишкам их привлекать не будем. Тогда эти отряды вроде и не войдут в нашу банду. Но так как они подчиняются нам, мы усилимся настолько, что сможем диктовать условия всем главарям трущоб. А через некоторое время завладеем теневой жизнью города.

— Малыш, а ты не ставишь перед собой легких целей, — присвистнула Мия. — А не думаешь, что мы не бессмертные и нас на куски порежут?

— А что нам остается делать? — усмехнулся я. — Не мы начнем подминать всех под себя, так нас рано или поздно кто-нибудь подомнет, и прощай, арена, прощай, легкий способ заколачивать бабки, прощай, жизнь. Ну, или в другой последовательности, которая тебе понравится.

— Он прав, — кивнул Никон, соглашаясь с моими словами, — именно поэтому я позволил себе начать собирать отряд без предварительного разговора с вами.

— Что? — разъярилась Мия. — Какого хрена ты не посовещался ни с кем?! Ты наплевал на наше мнение?

— Наплевал! — жестко посмотрел на нее мужчина. — Ты была бы не согласна с тратой таких денег на охрану! А потом, посмотрев на сумму, заработанную за сегодняшний день, кусала бы локти, что у нас лишних людей нет, а ведь попытаться устранить нас могут уже сегодня!

— Люк! Почему ты молчишь? — перевела на него взгляд девушка. — Ты что, считаешь нормальным, что он нанимает людей без нас?

— Я, конечно, не рад этому, — сказал мужчина, отпив из бокала глоток вина, — но я полностью на стороне Никона, и, если говорить откровенно, я и так знал о его действиях. Я верю Никону, если он решил нанять воинов самостоятельно, значит, так и надо.

— Ты следил за мной? — нахмурившись, посмотрел на друга Никон.

— Я же должен был в случае чего прийти тебе на помощь.

— Сейчас расплачусь, — влез я в беседу. — А может, перестанете ломать комедию и расскажете друг другу всю правду?

— Какую еще правду? — спросили, нахмурившись, Люк и Никон.

— А ту, что Никон искал мастеров транса, Мия нашла несколько боевых магов, Люк договорился о «крыше» с начальником тайной канцелярии, а Тис все это время ни хрена не делал!

— Что?! — воскликнули все четверо и переглянулись. Больше всего конечно же возмутился Тис.

— Люк, ты что, идиот? — спросила первой Мия. — Тебе было мало одного манипулятора и ты взялся за второго? Смотри, второй раз я тебя по кусочкам собирать не буду!

— Нам нужна поддержка, — нахмурился Люк. — На самом верху! А этот человек не только один из самых влиятельных, он еще и не будет требовать от нас отдать ему арену. Ты и сама хороша. Наняла несколько магов, а на нас с Никоном переть пыталась.

Чтобы не слушать, как Мия, Гнат и Никон выясняют отношения, я вышел из ложи и отправился в служебные помещения — проверить, как проходит сбор денег на тотализаторе.

Вернувшись, обнаружил тишину и недовольные лица у всех четверых, а также злобно посмотревшую на меня Мию.

— Я хотел сразу расставить все точки над «и», чтобы вы потом вусмерть не разругались и не спорили. А теперь все все знают, и никаких проблем.

— Как тебе удалось выяснить все это? — спросил Никон. — Как тебе удалось проследить за всеми нами?

— Секрет, — подмигнул я и уселся в кресло.

Бой на ножах был красивым и красочным, однако итог поединка я и так уже знал, и поэтому перевел взгляд на свой дом, а точнее, на мой бывший дом. Именно так, потому что правду о себе я ребятам так и не рассказал.

Во-первых, они не должны знать такого меня, они все-таки могут сболтнуть лишнего, и тогда мне хана. А во-вторых, интереснее жить, когда они считают меня своим врагом. Человеком, который похитил их Нела, — аж жуть берет! Хотя на самом деле, без шуток, пусть это, конечно, и не по-людски, но я устал воспитывать их и тянуть на своей шее. Взвалил на себя ношу, которая оказалась мне не по плечу. Только освободившись от обузы в лице детей, над которыми я квохтал, как наседка, я заметил, на сколько легче мне стало жить. Да и, надеюсь, Адам — тот лидер, который действительно за них переживает.

Глубоко вздохнув, перевел взгляд на рынок, который несколько недель назад начал функционировать в полную силу. Уже сейчас на месте пустыря располагался целый торгово-продуктовый комплекс, несколько рядов которого занимала продукция, выращенная Сашей и Гнатом.

Чему учил их дед Димитрий, я не знал, так как старался не попадаться тому на глаза, но дети прогрессировали просто с невероятной скоростью. С голода ребята точно не умрут, ведь еды у них теперь от пуза, и они ее не только продают, но еще и обменивают трущобной малышне за услуги.

Вот за что я уважал Адама, так это за то, что он никогда не останавливался на достигнутом. Оценив все преимущества такого посещаемого места, как арена, Адам наладил в доме производство выпечки. И теперь несколько десятков малышей бегали между рядами и предлагали посетителям перекусить лепешками и выпить пивка. Сколько бы денег ни имелось, их всегда мало, правильная мысль.

Также вдоль забора из плюща стояли ребята из другой банды — с корзинами, полными душистых роз. То, что к плющу лучше не приближаться, знали уже все в трущобах, но то, что аристократам из города захочется сорвать несколько цветков своим дамам, было и дураку понятно. А аристократ с поломанной конечностью — это очень злой аристократ, который может создать плохую репутацию как арене, так и ее владельцам. Поэтому мальчишки громко предупреждали, что рвать цветы опасно, и что если очень хочется, то их можно купить за символическую цену, всего один золотой.

А Гнат и Саша молодцы, смогли упросить плющ поделиться своими цветами!

ИНТЕРЛЮДИЯ 2

Люк, один из сильнейших главарей трущоб, стоял перед древним магом с железным ящиком в руках и молился всем известным богам, чтобы его очень важная посылка не пострадала.

— Открывай, — своим скрипучим голосом велел маг, — и воин, опустив ящик на пол, тут же защелкал многочисленными защелками. После этого он открыл крышку и представил Старику содержимое.

Сформировав несколько печатей, маг довольно сказал:

— Оно великолепно! Оно стоит тех баснословных денег, которых стоит. Скоро ты получишь свою награду, Люк. И поверь, я не поскуплюсь.

— А что насчет Нела? — напомнил мужчина свою просьбу.

— Не беспокойся об этом — очень скоро он перестанет тебе угрожать.

— Эй, Хантер, — обратился ко мне один из охранников арены, — Никон звал тебя вниз.

Сняв со своих колен милую молодую служанку, я поправил на одежде несколько складок и, выйдя из ложи, направился вниз, в комнату, где подсчитывались деньги.

Хантер — все-таки интересное имя подобрал мне Люк.

А получилось все так.

Учитель открыл мне счет в банке и сделал все документы на имя Хантера Ивза. Мне осталось только капнуть несколько капель крови на некое невзрачное серебряное кольцо, которое и являлось моей карточкой. Теперь, придя в любое из отделений этого банка, по информации, хранившейся на кольце, я мог получить свои деньги. Очень удобная вещь.

Люк сразу предупредил, что Хантер — это легенда, и я могу придумать себе другое имя, но я решил, что не стоит. Зачем плодить сущности, имя звучное, и мне нравится, тем более ну его, еще узнает кто-нибудь, что у паренька много имен, заинтересуется.

— Деньги, деньги, денюжки, — напевал я себе под нос, спускаясь по лестнице.

— Твоя доля, — кинул мне мешок с деньгами Гнат.

Кивнув, я высыпал монеты на стол и пересчитал.

— Недурно так, — сказал, закидывая деньги в мешок и отдавая его Люку. На мой счет.

— Хорошо, — кивнул мужчина. — Жду тебя завтра. Подведем итоги и спланируем свои действия в будущем.

— Хорошо.

Попрощавшись со всеми, пошел к себе. Удивительно, но сегодня ни один ребенок из банды Адама за мной не следил. Обычно два пацана ждали, пока я отойду на приличное расстояние от арены, и шли за мной, планируя разузнать, где я живу, и, пока меня не будет, вызволить Нела. Конечно же я легко уходил от их слежки. Но все равно был удивлен, что сегодня никого из них не оказалось, видно, день сегодня был действительно тяжелым.

Пройдя пару кварталов, усмехнулся про себя: насчет «никого» — это я погорячился. Один наблюдатель все же обнаружился, правда, судя по одышке, стуку сердца и тяжелым шагам, это точно не ребенок из банды Адама.

По ходу игра началась раньше, чем я рассчитывал, и некие силы уже открыли охоту за пареньком, который руководил постройкой арены.

Так и оказалось. Неизвестный приблизился ко мне и быстро запихнул в проезжавшую мимо карету. Меня тут же прижали к полу, к горлу приставили нож, и хриплый голос вкрадчиво произнес в ухо:

— Будешь дергаться и кричать, вмиг располосую, усек?

— Усек, — тихо пробормотал я и через мгновение сказал: — Дай встать, мне все равно с вами всеми не справиться, я не буду вырываться и пытаться сбежать.

Удар ногой, приглушенный амулетом, был ответом на мое предложение.

— Надеюсь, ты знаешь, на кого я работаю, — сказал, закашлявшись и показав, что удар пришелся куда нужно.

Вырываться и демонстрировать окружающим, кто здесь пана, я не спешил. Хотелось все же узнать, кто же стоит за похищением и от кого ждать нападения.

Что ж, впереди у меня интересная ночь.


Когда карета остановилась, я примерно представлял, где мы сейчас находимся. Слух и обоняние очень сильно недооценены людьми. Ведь просто ориентируясь по городскому шуму и запаху, я всю дорогу определял маршрут движения кареты.

«Опять район купцов», — подумал, представив карту города. Эта улица была мне хорошо знакома, потому что по ней я очень часто ходил. Несколько нетипичный запах цветов, растущих возле дома, подсказал, куда именно меня привезли. И я даже знал, кто именно меня похитил, что, по правде говоря, меня очень удивило. Ну не самоубийцы же они идти против Никона и Люка. Хотя, может, я не все правильно понимаю, и их цель не связана с захватом арены в свои руки, но тогда у меня вообще остается мало предположений о причине моего похищения.

— Доставай его, — услышал чью-то резкую команду. — И подошедший незнакомец в то же мгновение резво вытянул меня из кареты, да так, что я успел хорошенько треснуться головой о камни, а предварительно перед этим пересчитать несколько ступенек. И пусть амулет Старика меня защищал от различных неприятностей, но поверьте, удары головой обо всякие неровности — не самые приятные ощущения в жизни. К тому же это неплохо так дезориентирует, если я не нахожусь в трансе.

Сделав вид, что мне очень больно, я несколько раз вскрикнул и принялся громко стонать, ругаться и тереть руками ушибленные места. За что, кстати, получил еще несколько неслабых ударов по ребрам.

И тут же вскипел.

— Может, уже перестанете запугивать и бить меня? — спросил раздраженно, поднимаясь с земли. — Я понял, что вы плохие люди и что с вами лучше не шутить, обещаю быть смирным и спокойным, мне лишние повреждения ни к чему.

Мой миротворческий диалог не привел к нужному результату, меня сбили с ног и тут же стали осыпать ударами.

— Он еще вякать будет! Урод! — услышал я голос над собой, потом получил два четких и сильных удара в голову.

— Стой! Он нужен боссу живым!

— Ничего, — сплюнули на меня, — ничего с ним не станет.

«Ах ты, ублюдок, — запылал я ненавистью и отчетливо представил, как вырываю сердце стоящему надо мной мужчине, а в голове пронеслась повторяющаяся мысль: — Не сейчас, попозже, подожди немного, разберешься, что тут происходит, и он весь твой, подумаешь, одежду испортил».

После того как я поднялся, два здоровых крепыша подхватили под руки мое безвольное тело и поволокли в дом.

В доме меня занесли в рабочий кабинет хозяина и бросили ему под ноги. И, должен признать, что запах, шедший от человека, свидетельствовал: передо мной стоит некто иной, как сам барон Сильв Эл Глиций, больше известный в трущобах под кличкой Падаль. Он только недавно поднялся в городской преступной иерархии до уровня среднего авторитета, захватив власть в небольшом районе города. Как мне удалось выяснить, Сильв являлся провинциальным бароном, и только на первый взгляд казался обычной неотесанной деревенщиной. В быстро меняющейся обстановке барон сумел задобрить городских авторитетов круглой суммой, что позволило ему остаться на захваченной территории и не получить какое-нибудь перо под ребро.

— Кто вы такие? — задал я вопрос дребезжащим голосом и, поднявшись с пола, начал отряхивать одежду от попавших на нее пыли и грязи.

— Это не важно, — сказал молодой мужчина, с превосходством глядя на меня из-под густых бровей. — Важно лишь то, что постройкой арены твои покровители привлекли к себе внимание широкой общественности, и в связи с этим я хочу задать тебе парочку вопросов, ты же ответишь? Не так ли?

После произнесения этой фразы мужчина нанес мне мощнейший удар в живот, из-за чего я резко согнулся пополам и, широко раскрывая рот, начал изображать из себя рыбу, которую выбросило на берег.

Нанеся еще несколько сильных ударов, мужчина добился того, что я осел на пол, и как ни в чем не бывало продолжил:

— По сведениям, имеющимся у меня, именно ты играл главную роль в постройке арены и организации боев. Что довольно странно. Никому не известный юноша не самого грозного вида и комплекции по имени Хантер Ивз, который не имел ни денег, ни репутации, ни полезных знакомств, вдруг неожиданно вступил в ближний круг одного из самых влиятельных главарей трущоб. Что это? Удача? Или точный расчет? Чем руководствовался Никон, когда подпускал тебя к себе и давал власть?

Помолчав некоторое время и не дождавшись от меня ни единого звука, он махнул рукой, и в следующую секунду люди, находившиеся в комнате, обступили меня со всех сторон и принялись бить.

Мне пришлось скрутиться, закрывая лицо и живот от ударов, но тут представилась возможность посчитать количество находящихся в доме людей.

«Итак, — задумался я, — в доме тринадцать человек, четверо из которых находятся в этой комнате, и пятый, который притаился за фальшивой панелью и следит за ходом проведения допроса. Также три человека притаились в соседней комнате, судя по их коротким репликам, они должны были в случае опасности защитить неизвестного, который находится тут инкогнито».

Принюхавшись, я в очередной раз понял, что мое обоняние — это высшее благо!

Как оказалось, я знал человека, который наблюдал за моим избиением со стороны.

После того как меня перестали бить, барон сказал:

— Я жду ответов, Хантер, и не советую тебе лгать… потому что…

— Сколько? — спросил я, прервав монолог Сильвы, и посмотрел ему в глаза.

— Ты перебил меня? — удивился мужчина и, сделав злобное лицо, попытался меня ударить.

Однако я легко ушел в сторону и подсечкой сбил его с ног, одновременно с этим вытащив меч барона из ножен. Отпрыгнув в угол комнаты, сделал несколько уверенных ударов мечом перед собой, предупреждая противников, что знаю, как пользоваться оружием.

— Еще шаг, и первый из тех, кто попытается напасть на меня, будет руками останавливать кровь, вытекающую из шеи.

— Ты не посмеешь, — сказал Эл Глиций, оскалившись.

— Еще как посмею, — усмехнулся я ему в лицо, — так что тот из вас, кто хочет распрощаться с жизнью, может попробовать напасть первым.

Постояв немного в тишине, продолжил:

— Ну, раз вы не стремитесь на тот свет, то, может, перейдем к конструктивному разговору? Я готов решить дело миром. Итак, ваши предложения? Сколько я должен вам заплатить, чтобы мы полюбовно разошлись?

— Если мы тебя отпустим, ты расскажешь обо всем Никону, и мне конец, не считай меня идиотом, малец.

— Я знаю тебя, Сильва Эл Глиций. — Посмотрев на удивленное лицо мужчины, продолжил: — Кто не знает самого неудачливого барона в стране?

Войдя в транс, барон попытался отобрать у меня меч, но моя скорость была намного выше, так что, не успев удивиться, он упал на пол без руки и с болевым шоком. Ничего, полежит пару минут без сознания, а у меня будет очень важный язык.

Глядя на изготовившихся к бою мужчин, я покачал головой и высмотрел того, кто посмел на меня плюнуть.

Ненависть тут же пронзила от кончиков пальцев до кончиков волос, а глаза заволокла красная пелена.

Когда пелена спала с глаз, я понял, что стою в том же кабинете, а вокруг меня, будто прокрученные через мясорубку, валяются куски человеческих тел. Кровь была на стенах, на потолке, одна из голов лежала на рабочем столе барона, а он сам сидел, прижавшись спиной к стене, и тихо скулил.

Прыгнув к нему, я вырубил его и вспомнил про троих воинов в соседней комнате. Но, как оказалось, их я уже, будучи безумным, покрошил.

Нужно будет обязательно разобраться, что же это, черт возьми, было. Я, конечно, не люблю, когда меня хоть как-то унижают, но это?!

Отложив меч в сторону, я как ни в чем не бывало уселся в кресло Сильвы и, закинув ногу за ногу, с усмешкой сказал:

— Можете выходить, тут безопасно.

Сидящий за фальш-панелью мужчина задержал дыхание и попытался унять бешено застучавшее сердце.

— Если ты сейчас же не выйдешь из своего укрытия, я сам достану тебя оттуда, отрежу руку и засуну ее тебе в задницу! — прорычал я, а когда и после этого ничего не произошло, просто сделал большую дыру в стене и, достав оттуда пожилого мужчину, бросил его на пол.

Оглядевшись вокруг, мужчина побелел, позеленел, и его тут же вырвало.

Подождав, пока он закончит, я приподнял его над полом и, влепив несколько отрезвляющих пощечин, спросил.

«Кто ты такой?!»

— Я… Я… Я — дико запинаясь, проблеял мужчина. — Я Мирит Иллибиз, помощник главы городского совета.

— И зачем совет нанял этих остолопов, которые похитили меня? Что вам нужно?

— Я тут ни при чем, я случайно здесь оказался!

Видимо, от увиденного у мужика совсем крыша поехала.

— В нычке?! — закричал я и вогнал нож ему в ногу. — Ты что?! Обмануть меня захотел!

Почувствовав резкую боль и вспомнив, с кем говорит, чиновник тут же поджал под себя ноги и быстро заговорил.

— Арена! Арена! Нам нужна арена! Андрея Эл Грута не устраивает, что ареной владеют какие-то босяки из трущоб! Он хочет отнять арену! Он хочет присвоить ее себе! Пожалуйста, не убивай! Пожалуйста!

Посвятив допросу чиновника несколько часов, я переключился на барона. Информация частично совпадала, так что ошибки быть не могло.

Убив всех, кроме кухарки и старика конюха, я обыскал дом и, прихватив все мало-мальски ценное, пошел к Люку.

Информация была ну очень интересной.


— То есть ты хочешь сказать, что совет города начал копать под нас? — нахмурив свои очаровательные бровки, задумчиво спросила Мия.

— Определенно, именно это я и хотел до вас донести, иначе как по-другому можно интерпретировать их попытку похитить меня и долго-предолго пытать? К тому же я искренне верю господину Иллибизу, который по большому секрету сообщил мне эту информацию. Так как после нескольких часов, проведенных наедине со мной, он стал очень честным и откровенным человеком, который в категорической форме отрицал ложь и обман.

— Хах, — нервно усмехнулся Тис, вспомнив что-то нехорошее. — С твоими методами работы кто угодно захочет говорить правду и только правду.

— Просто у меня есть свое собственное своеобразное обаяние, — раздраженно посмотрев на парня, сказал я, — думаю, у тебя оно тоже есть, просто ты про него часто забываешь и предпочитаешь помнить только о том, что я могу голыми руками вырвать человеку сердце. С уверенностью скажу, что у каждого в этой комнате намного больше убийств, чем у меня, и у тебя тоже, советую помнить об этом.

— Прекратите заниматься идиотизмом, — не выдержал Люк, — свои отношения потом будете выяснять, у нас на повестке дня серьезная тема, и каждая минута на счету. Нужно как можно быстрее принять решение — как быть и что делать дальше, а вам лишь бы поболтать.

— Тогда предлагаю как можно быстрее нейтрализовать совет, если этого не сделать, у нас могут в ближайшее время возникнуть большие неприятности, — предложил я.

— С чего им вообще на нас наезжать? — спросил Тис недоуменно. — Да, арена приносит большие деньги, но у них даже не было времени узнать, сколько денег мы заработали! Они похитили Нела сразу после открытия. Да и к тому же люди в совете очень богатые, наши деньги для них просто мелочь, они детям своим на карманные расходы столько же дают.

— Вот поэтому ты пока еще ученик, — вступил в разговор Никон, — на заработанные деньги можно купить несколько средних по величине мануфактур, и это только после первого дня. Сомневаюсь, что какой-либо член совета дает такие деньги своим детям. К тому же не стоит забывать, что власти предержащие всегда будут стремиться к еще большему обогащению, для них это вопрос престижа и выживания. Они крутятся постоянно, выискивая малейшую прибыль и новые источники дохода. А тут мы со своей ареной появились. Распродаем ложи по заоблачной цене, и почему-то нам платят, да еще и спасибо говорят. Уверен, они заслали к нам сегодня несколько шпионов, которые оценили количество лож, примерную прибыль, которую мы получили, а также потенциал нашего выгодного предприятия. Но это мы прогнозировали, сами действовали бы так же, не нужно считать других глупее себя. Меня беспокоит, что, судя по скорости, с которой они действовали, они давно нас пасут, а мы об этом ни слухом ни духом.

— Логично, но очень странно, — нахмурился я, — если отнестись к твоим словам как к данности и они все же пасли нас, мне становится непонятно, как я их раньше не заметил.

— Со всеми бывает, — сказала Мия, утешающе похлопав меня по руке, — ты, конечно, исключительный, но это не говорит о том, что у тебя все под контролем и все хвосты ты замечаешь.

— Как раз-таки наоборот, — покачал я головой, — именно хвосты я засекаю на раз, специально иду и отслеживаю обстановку вокруг себя, всегда, постоянно. И знаю, что за мной обязательно следит кто-то из бывшей банды, один или двое, несколько раз меня пасли люди Никона, да-да, их я тоже засекал, но вот как кто-то еще мог следить за мной, вопрос, я не ощущал слежки…

— Оставим это на потом, — прервал мои размышления Никон, — сейчас нужно думать, что будем делать дальше, ошибиться нельзя, ставки слишком высоки.

— Предлагаю организовать слежку за Эл Грутом и за остальными влиятельными членами совета, — предложил Люк, — сначала запасемся информацией, а дальше будем действовать по обстоятельствам, на основании того, что сумеем узнать.

— С Эл Грутом все понятно, он как-никак глава совета, а вот как мы узнаем об остальных действующих лицах? — спросила Мия. — Кто они? Бывает же и так, что с виду человек в какой-либо организации состоит непонятно по какой причине, а в итоге выясняется, что это одно из самых влиятельных лиц… Нам нужен свой информатор в совете, иначе нас раздавят, пока мы будем следить за всеми подряд.

— Не обижай меня, Мия, — ответил я девушке, — как ты когда-то правильно выразилась, опыта у меня мало, но черепушка все же иногда варит. Поэтому, как только я понял, что Иллибиз говорит правду и только правду, догадался спросить его о многих интересных вещах. Что из себя представляет совет, какова его структура, главные действующие лица. «Номер тайного счета Иллибиза», — добавил мысленно, — и многое другое.

Так что, хорошенько его расспросив, я выяснил даже то, что внутри городского совета есть еще один совет. Простите за тавтологию, но так оно и есть. Члены данной тайной ложи называют себя «Дети Солнца», не знаю, откуда такое патетическое название, да и, как признался Иллибиз, никто уже не знает, так как ложа начала свое существование во времена первого императора. Так вот, данная ложа — это мощная организация, которая захотела прибрать наши денюжки и бизнес к рукам. Господа, нам предстоит нелегкая схватка.

Достав из кармана сложенные в несколько раз листы пергамента, заляпанные кровью, я положил их в центр стола.

— Здесь вся информация, которую мне удалось выбить из помощника Эл Грута — написано им собственноручно, почитайте.

Пока все некоторое время изучали бумаги, я спустился на первый этаж для того, чтобы хорошенько подкрепиться.

Вернувшись, застал всех сидящими на своих местах и пристально смотрящими на вошедшего меня.

— Что не так? — спросил, когда молчание начало затягиваться, а постные лица присутствующих стали меня раздражать.

— Все не так, — ответил Никон, — в твоем списке перечислены почти все лица, к которым мы обращались за покровительством. Похоже, мирной жизни с постройкой арены нам не видать, и нас в любом случае скоро ждет напряженная война.

— Война нас ждет только в том случае, если мы не успеем ударить на опережение, — заметил я, — время еще есть, осталось только убить перечисленных в списке одним махом. Тогда у нас будет время для того, чтобы подготовиться к новому ходу противника, если он вообще последует.

— Думаю, Эл Грут уже понял, что его помощник задерживается не просто так, — заметил Никон, — мы должны выйти прямо сейчас и решить все этой ночью. Сейчас все по комнатам, на подготовку к делу даю десять минут. Время пошло.


— Я к господину Эл Груту, — жутко коверкая слова, сказал стоящему у ворот экипированному в броню охраннику, — это срочно.

— Убирайся-ка ты отсюда подобру-поздорову, босяк! — ответил мне служивый. — Иначе я сейчас выйду и так тебя откошмарю, что забудешь, как тебя звать!

— Ха-ха, — прокаркал я, — рассмешил, мужик, да меня так жизнь потрепала, — схватил я себя за порванную во многих местах рубаху, — что у тебя так не получится.

Вытерев окровавленным грязным рукавом сопли, я растер их по лицу, дико улыбнулся и сплюнул на землю перед воротами, после чего громко прохрипел:

— Если господин Эл Грут узнает, что ты не пустил меня, он прикажет отрубить тебе голову! И вырвать твой поганый язык! Который отпугивает приличных людей, у которых есть ценнейшая информация для твоего господина.

— Ты думаешь, я поверю тебе?! — возмутился охранник. — Да от тебя разит, как от мусорки! Мало того что перегаром разит, так ты еще и штаны облевал. — Охранник презрительно сплюнул. — Вали отсюда!

— Пусть у меня и облеваны штаны, но даже такой я нравлюсь твоей жене больше, чем ты. Не пустишь, так схожу навестить ее.

— Да я тебя! — закипел охранник и начал открывать ворота.

«Вот так, давай!» — пронеслось в моей голове.

— Что здесь происходит?! — неожиданно раздался командный голос за его спиной. — Ты зачем открываешь ворота, идиот!

— Я, это! — начал оправдываться побледневший мужчина. — Я вот его проучить хочу! Он тут кричит! Людям спать мешает! Пытается на территорию дома попасть, говорит, мол, для господина информация есть.

— Ты! Кусок дерьма! — закричал на охранника мужчина. — Ты же чуть не разомкнул охранную систему из-за какого-то бедняка! Да тебя убить мало!

В следующую секунду охранник, получив сильный удар, отлетел к забору и сполз на землю.

— Так его, ублюдка! — весело прохрипел я. — Теперь будешь знать, как угрожать мне.

— Свали отсюда! Иначе ты следующий! — услышал я голос втянувшего идущий от меня запах перегара командира.

— Дык что ж вы за люди, — в сердцах сплюнул я и попал командиру на сапог, — я ж к господину Эл Груту, у меня для него информация есть.

— Ну, тварь! — вскричал командир, глядя на свой сапог и доставая нож.

— Да пошел ты! — медленно и неуклюже отпрыгнув в сторону, сказал я. — Если твоему господину не нужно знать, куда пропал его помощник Ибизил, то дело твое.

— Иллибиз, — машинально поправил меня, как я понял, начальник смены, — а ну стой!

— Чтобы ты мне кровь своим ножиком пустил?! Ищи дурака! — ответил я и начал уходить шаркающей походкой. — Я лучше потом твоему господину все расскажу и скажу, что это ты меня к нему не пустил.

— Серебряную монету дам, — услышал я голос мужчины, — знаешь, сколько на нее выпивки купить можно?

— Вот это разговор! — алчно сказал я, повернулся, но потом добавил настороженности в голос и спросил: — А про серебряную не врешь?

Подойди и посмотри.

— Вот монета, — показал мне мужчина серебрянку и тут же сжал ее в кулаке. — Говори.

— Ишчо чаго! Ищи дурака, я тебе расскажу, а ты мне монетку не кинешь, знаю я вас, — ударил я себя кулаком в грудь, — так просто меня не возьмешь. Да и Изибл сказал лично Эл Груту все пердать… а то информация-то не для всех.

— Вот я сейчас выйду, — разозлился служивый, — и ты мне просто так все расскажешь.

— Второй и пятый, ко мне, — неожиданно крикнул он, — хана тебе.

— Неа, — покачал я головой, понимая, что служивый этот опытный, свою работу знает, и прежде чем открыть ворота, зовет подмогу.

Неожиданно наш разговор прервала на всех парах подкатившая к воротам карета. Ехавшие в кортеже всадники окружили меня и тут же отскочили в стороны.

— Фу! Чем от него так воняет?! — воскликнул один из них, даже лошади не выдерживают. — Что тут происходит, Мир?

— Да этот босяк говорит, что знает, куда Иллибиз пропал, и хочет это сказать лично господину, типа, закрытая информация. Урод.

Дверь кареты отворилась.

— Тебе повезло, нищий, — я Эл Грут, — что тебе известно, говори живо.

«Какая удача!» — мысленно воскликнул, рассмотрев лицо сидящего в карете, и склонился до земли.

— Господин! — взвыл, не разгибая спины и ставя магическую бомбу на боевой взвод, — не вели казнить, вели слово молвить, у меня записка для тебя.

Разогнувшись, сделал неуклюжий шаг и выпустил зверя, лошади шарахнулись в стороны, на доли секунды приковав к себе внимание наездников.

Но этого времени мне хватило, я вошел в транс и, закинув бомбу, захлопнул дверь кареты, потом упал на землю и закрыл уши от акустического удара.

Мощнейший взрыв разнес карету надо мной в щепки, оглушил всадников и лошадей, щедро осыпал их осколками. Меня же, несмотря на то, что я лежал, как пушинку, откинула в сторону взрывная волна.

«А что бы было, если бы я не успел лечь?!» — в ужасе подумал и, не обращая внимания на звон в ушах, вошел в гране, после чего быстро припустил по улице.

— Какой я все-таки везучий, — через несколько минут довольно проговорил, прислонившись спиной к какому-то зданию. Преследования не было, вероятно, мне повезло оторваться в первые же мгновения после взрыва.

Мне просто ужасно повезло! Если бы Эл Грут не оказался в той карсте, мне пришлось бы с боем прорываться сквозь ловушки и многочисленную охрану поместья, и не факт, что ликвидация прошла бы успешно.

«А почему я тут так вольготно расселся? — пронеслась мысль. — У нас на повестке дня еще пять убийств, не одни меня поймают, так другие, так что нужно срочно валить на базу. К тому же пусть легенда о грязном, вонючем и потрепанном бедняке сработала выше всяких похвал, однако ходить в этом белье мне не нравится. Интересно, как там дела у остальных?»

ГЛАВА 10

— Мой готов, — заходя в комнату, отрапортовал я сидящему в кресле Никону, — а где остальные? Не вернулись еще?

— Вернулись все, кроме Люка, — ответил мужчина, — у него, как ты помнишь, сразу две цели, в отличие от нас. Я, Тис и Мия сделали своих, однако парня крепко приложило, он потерял много крови, его сейчас Мия штопает.

— Понятно, — пробормотал я, — в Люке не сомневаюсь, он свое дело сделает. И двоих положит. Но что мы дальше делать будем? Бучу большую устроили, сидеть тихо и не высовывать носа не выход. Думаю, что не только убитые сегодня знали о том, что совет хочет наложить на арену свою лапу. Поэтому по-любому подумают на нас, может, не в первую очередь, так как мы все же босяки из трущоб, но подумают обязательно.

Оставив мою реплику без внимания, Никон закрыл глаза и расслабился. Его внешняя расслабленность меня не обманывала, сейчас он напряженно просчитывал ситуацию, включая в нее переменные, которые мне не были известны, и искал возможность не только выкрутиться из щекотливого положения, но и выйти с плюсом.

Открылась дверь, в нее вошла уставшая Мия и рухнула на свободное место, ее лоб был в капельках пота, а грудь тяжело вздымалась.

— Как он? — спросил Никон, когда девушка немного отдышалась.

— Нормально, — ответила она, — несколько дней постельного режима и обильного питания, и станет как новенький. — Отпив воды из поднесенного стакана, она благодарно кивнула и спросила: — А где Люк? Он еще не вернулся?

— Нет, — отрицательно покачал головой Никон. — Но, судя по задребезжавшему недавно стеклу, скоро будет.

Так и получилось, Люк прибыл где-то через час. Этого времени мы с Мией зря не теряли — провалились в сладкую дрему.

— Двое готовы, — открыв дверь, сказал Люк и разбудил нас. — Хвосты я подчистил. А где Тис? — заметил он отсутствие парня.

— Тис отдыхает, — ответила Мия, — много крови потерял. Ты как, не ранен?

— Нет, — отмахнулся мужчина, — я цел.

— Тогда давайте решать, что делаем дальше, и я пойду спать, а то сил моих больше нет.

— Правильно, — поддержал ее Люк. — Нужно как можно быстрее лечь и уснуть, чтобы хоть немного восстановиться к утру. Ну так что? Кто хочет высказаться?

— Как недавно сказал Нел, — первым взял слово Никон, — о том, что городской совет решил устроить на нас охоту, знали не только убитые, но и еще широкий круг людей, начиная от их союзников до исполнителей. Поэтому, если мы сейчас затаимся, рано или поздно подозрение обязательно ляжет на нас. Мое предложение такое. Мы созываем сход и объявляем, что Падаль похитил нашего человека, поэтому он мертв.

— Но это же нелогично! — возмутился я. — Те, кто знает, что совет нацелился на арену и нанял для моего захвата Падаль, знают и то, что там в это время находился Иллибиз. Поэтому они получат подтверждение, что это именно мы захватили и убили помощника главы городского совета. В этот же вечер погибли еще шесть самых влиятельных членов совета, которые предложили отобрать у нас арену! Мы же сами подставляемся!

— Вот именно, — ответил Никон, — сами подставимся. Для нас это нелогичный поступок, неправильный и вредный, мы так и в кошмарном сне не поступим. Поэтому вывод один: мы ничего не знаем о совете. Мы только знаем, что Падаль похитил нашего человека, поэтому он умер.

— Хм, — откинулся я на спинку стула, — но на нас же все равно подумают, что мы убили этих людей.

— Подумают в любом случае, — добил меня Никон, — но своим поступком мы покажем, что знать не знаем, что задумал совет, иначе ни за что не подставились бы. К тому же, по здравом размышлении представители благородных кровей придут к выводу, что уничтожить за ночь шесть членов совета не под силу ни одной трущобной банде.

— Одобряю, — подняла руку Мия, — все равно у меня голова сейчас не варит, а предложенный Никоном вариант действий объективно самый лучший. Но я бы его еще улучшила. — Когда все взгляды скрестились на ней, девушка продолжила: — Мы же всегда отвечаем ударом на удар? Верно? Тогда я предлагаю уничтожить остатки банды Падали и захватить его территорию. Может быть, в трущобах и развернется небольшая войнушка, но это будет нам на руку, и наблюдатели сделают вывод, что мы вообще ни о чем не догадываемся и живем своей трущобной жизнью, выбивая дерьмо друг из друга.

— Вот тут-то мы наших врагов и запутаем, — согласился Люк, — нужно будет еще на публике посетовать, что, мол, к людям приходили и поддержки просили, а их всех того… убили. Нам же своих покровителей нелогично убивать, притом всех. Небольшой нюанс, но тоже заставит некоторых личностей задуматься.

— Ну, раз мы все решили, я могу идти спать? — спросил, широко зевнув.

— Иди, — сказал Никон, когда я поднялся, — у тебя завтра тяжелый день, ведь именно ты станешь новым главарем на территории Падали, и тебе придется завтра заслужить на это право. Да, Нел, это не шутка.


— Опять ты мои книги портишь, — услышал я за спиной скрипучий голос Старика.

— Не порчу, а конспектирую, — ответил, поднимаясь, и, повернувшись к магу, склонил голову.

— Вижу, ты поднабрался хороших манер, — натужно кряхтя, сказал Старик и сел рядом со мной, — но тебе все еще есть над чем поработать. Сначала поприветствуй своего учителя, затем спроси о его здоровье и лишь потом начинай задавать вопросы и внимать мудрости.

«Как уж тут не наберешься манер, — ехидно подумал я, — если ты в меня за малейшую ошибку молнией кидаешь».

С тех пор как Старик запретил мне заниматься магией под угрозой смерти, я решил переквалифицироваться с практика на теоретика магии, на что Старик хоть и смотрел с непониманием, интересно только, почему, но заниматься не запрещал.

Поэтому я несколько раз в неделю посещал его скромную обитель и занимался изучением теории магии.

Начал с простого, сшил несколько десятков листов в дну большую тетрадь и подписал ее: «Руны. Названия, свойства, описание». После чего начал кропотливую, но интересную работу. По правде сказать, такого энтузиазма от себя не ожидал. На самом деле было очень интересно сравнивать одно и то же определение, данное разными источниками, и после этого записывать свой, оптимальный вариант. Это очень помогло мне понять суть магии и взаимодействие рун разных порядков. Уже получилось составить несколько личных цепочек рун, которые отлично подойдут для атакующих заклинаний, надеюсь, когда вернется способность заниматься магией, мне удастся опробовать их на практике и посмотреть на получившийся результат. Через несколько месяцев мог с уверенностью сказать, что с рунами закончил, тетрадь увеличилась раз в десять, а я ходил довольный, как слон. Теперь вот перешел к изучению форм. Их, конечно, намного меньше, чем рун, однако много каких-то зубодробильных теорий построения, и их нужно правильно понять и переписать нормальными словами.

Кстати, конспекты писал на местном; сначала хотел на русском, мол, секретность и все такое, но затем здраво рассудил, что никому не смогу объяснить знание неизвестного языка, особенно Старику, а к тому же, делая записи на местном, я неплохо набил руку и теперь писал быстро и аккуратно.

Я изучал книги, а Старик изучал меня.

— Как ты себя чувствуешь? — неожиданно спросил он, внимательно в меня всматриваясь. — Что с твоим магическим ядром? Оно тебя беспокоит? Как ты его ощущаешь?

Услышав вопросы мага, прислушался к себе.

— Да нормально вроде как, ничего не болит, не тянет, хотя без магии все же психологически тяжело. Чувствую, что сила есть, много ее в источнике. Однако помню, что нужно сдерживать себя. Ведь вы меня предупредили. Но иногда искушение ну очень велико.

— Велико, говоришь? — прохрипел Старик. — Это хорошо.

Помолчав немного, он продолжил:

— Проведем небольшой эксперимент. Закрой глаза и расслабься. А теперь делай медленный вдох… такой же выдох… — начал регулировать мое дыхание маг, — еще раз вдох… выдох… очисти сознание, вдох… выдох… Ощути свой источник, вдох… выдох… почувствуй, как в нем бурлит энергия, вдох… выдох… Как она пытается вырваться из источника, вдох… выдох… Возьми крупинку энергии, совсем чуть-чуть, маленькую каплю. Что чувствуешь?

— Ничего, — ответил я, — все как и было.

— Возьми чуть больше энергии.

Я взял.

— Так тоже нормально, — сказал Старику, — беру чуть больше.

Сразу же после этого последовал тонкий, словно игла, укол боли.

— Тянет, — почувствовав неприятное ощущение, сказал я.

— Уменьшай количество энергии и скажи, когда боль пропадет.

— Получилось, — отозвался я через несколько минут, когда от источника перестало тянуть болью.

— Теперь ты должен взять эту энергию и медленно разогнать ее по каналам, — велел Старик, — представь, что энергия движется сквозь твое тело. Не спеши. Энергия должна легко проходить по каналам и не оставлять болезненных ощущений.

— Не могу больше! — через некоторое время сказал я, вытерев выступивший на лбу пот.

Тело приятно ломило, а на лицо выползла дурацкая улыбка. Наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки! Скоро я опять смогу колдовать!

— Запомни это ощущение, Нел, и количество той энергии, которую проводил через себя. Минимум три раза в день занимайся такими медитациями. Это довольно напряжно, но необходимо, без тренировок ты не сможешь использовать свои каналы и источник в полную силу.

— Сколько примерно времени займет восстановление?

— Все зависит от твоего организма и твоего упорства. Хватит силы воли и выдержки, сможешь магичить, но поверь, будешь лениться — результат придет нескоро. Когда в следующий раз придешь?

— Не знаю, Люк и Никон хотят, чтобы я стал главарем банды и взял под контроль небольшую территорию. Так что чувствую, что в связи с этим у меня будет намного меньше времени для занятий, но постараюсь все же время найти.

— Какой ты глупый, — поморщился Старик, — захочешь найти время — найдешь, остальное — оправдания, — затем встал и молча ушел.


В отличие от предыдущей сходки, на эту мы прибыли первыми, так как были ее инициаторами, нам предстояло организовать мероприятие и встретить прибывших.

Представительное заведение выбрали уже давно, хозяин обо всем знал, поэтому из всех дел на нас осталась организация встречи гостей.

Рассадив прибывших, мы заняли свои места.

— Благодарю всех, услышавших мою просьбу о сходке, — встав с места, произнес Никон хорошо поставленным безэмоциональным голосом. — Я хочу обратить ваше внимание на одно пустующее место, на котором еще недавно сидел новичок, которого все мы знаем под кличкой Падаль, — обведя всех внимательным цепким взглядом и определив, что его внимательно слушают, Никон продолжил, — а все потому, что этот сученыш покусился на мою территорию.

Выдержав небольшую паузу и дав некоторым эмоциональным личностям посквернословить, мужчина продолжил:

— Он похитил моего человека, Хантера, — указал Никон рукой на меня, — моего делового партнера, что стало его ошибкой, им же он был убит. — Посмотрев на то, как главари переваривают информацию и оценивающе смотрят на меня, продолжил: — Около часа назад люди Хантера закончили вырезать остатки банды Падали. Поэтому мое предложение — сделать Хантера новым главарем района Двух улиц.

Никон сел.

— Ты что, решил все трущобы под себя подмять? — спросил Гулиат, один из самых влиятельных бандитских главарей. Его я запомнил еще на первой сходке по широкому шраму, проходящему через весь лоб. — Сначала рынок себе захапал, затем еще один открыл, потом открыл арену, теперь вот начинаешь главарей убивать. Сначала Падаль. А кто потом? Кто следующий?! А?!

После этого заявления поднялся небольшой гомон, в котором слышалось одобрение. В целом главари были солидарны с Гулиатом.

Дождавшись, когда все наговорятся, Никон поднял руку и привлек к себе внимание общества.

— В целом я согласен, что с твоей стороны, Гулиат, это выглядит именно так. Однако тебе не стоит забывать, что рынок под моим контролем уже давно, а новые продуктовые ряды и арену я построил сам, со своими партнерами, одного из которых Падаль пытался похитить. Но я бы хотел напомнить вот еще что: с того момента как я участвую в сходках, я не занимался захватом чужих территорий, мне это не нужно, зачем же тогда мне заниматься этим сейчас?

— Это ничего не значит, за последнее время много чего изменилось! — послышался голос бородатого крепкого мужика. — Почему это именно твои соратники должны становиться главарями? Вон, — указал он рукой себе за спину, — мой ученик уже давно готов возглавить банду. Я, например, предлагаю его. Тем более что район Двух улиц находится рядом с моим. Да и большинство авторитетов согласятся с кандидатурой моего ученика, ведь никто не хочет давать тебе шанс закрепить влияние где-то еще в трущобах.

— Мне не нужны ничьи территории, — презрительно скривился Никон, — мне хватает проблем и на своей земле. На вашу я плевать хотел. Однако мне не плевать на мою репутацию. Я хочу, чтобы вы знали: я убью любого, кто попробует отнять мое, и Падаль тому пример. Он мертв, его банда вырезана под корень. Его территорию скоро займет мой партнер. Так случится с каждым, кто хочет войны.

— Мы тебя и так уважаем, — сказал бородатый мужчина, — у тебя крупная банда, богатые территории, ты не лезешь в чужие дела и блюдешь негласные правила нашего мира. Ты дал отпор Падали, собрал сходку, мы здесь, значит, относимся с уважением к происходящему, поэтому тебе не нужно захватывать территорию.

Остальные главари согласно закивали.

— Я считаю, что у моего партнера есть права на эту территорию. Барон напал на него и за это сдох, он имеет право контролировать район Двух улиц. Но если у кого-то есть еще предложение, предлагаю выбрать. Устроим несколько схваток, определим лучшего и сделаем его главарем. Все будет честно.

— Несколько схваток? — нагнулся я к уху Люка, пытаясь в поднявшемся гомоне тихо задать ему вопрос. — Да я еле руками двигаю! Почему раньше ничего не сказал?

— В каком смысле? — охренел от услышанного Люк. — Что случилось?

— Да меня Старик заставил упражнение одно выполнять, сейчас все мышцы вялые.

— Ну, тогда тебе хана, — пожал он плечами, а я начал судорожно сжимать-разжимать кулаки, пытаясь таким нетривиальным способом хоть немного размять руки.

Зал одобрительно загудел, и в центр между столами вышли двое мужчин и четверо молодых парней, одним из которых был я.

Записав наши фамилии на клочках бумаги, У нив закинул записочки в шапку и попросил одного из главарей достать их.

Таким незамысловатым способом определили участников схваток. Мне попался высокий жилистый мужчина со впалыми щеками и рваными ранами на шее. Увидев, кто его противник, он довольно улыбнулся, считая, что я — отличный шанс заполучить территорию.

— Ну что, Никон, — обратился к нему Унив, — так же честнее будет, да и интереснее намного, к тому же не верю, что твой молокосос сможет справиться с Алексом.

— Я удивляюсь вашей инициативе, господа, — обведя всех серьезным взглядом, произнес Люк, — еще недавно вы и не посмотрели бы в сторону той территории, и даже такая благородная тварь, как Падаль, смог убедить вас утвердить его на пост главаря. А сейчас вы всеми силами стремитесь отправить на его место своих учеников. Еще тогда я говорил, что нужно отдать территорию кому-нибудь из наших, но вы не хотели.

Никон помолчал.

— Пусть начинают.

— Места тут мало, — встал один из главарей, — предлагаю раздвинуть столы и очертить границы арены. Кто выступит за них, тот и проиграл. Так мы не поднимем боями лишнего шума.

— Не беспокойтесь об этом — незадолго до вашего приезда на подвал были наложены заглушающие заклинания. Но столы лучше все же отодвинуть в стороны.

Мой поединок оказался третьим.

Как я и ожидал, все претенденты в гой или иной мере владели трансом. Первый бой был между молодыми парнями возраста Адама. Двигались парни неплохо, руками и ногами били технично, только один из них оказался несколько слабей в трансе, за что и поплатился.

Несмотря на не самый серьезный возраст, парни были довольно авторитетны в своих бандах, как и любые воины, способные использовать транс.

Второй бой шел между мужчиной лет тридцати и парнем лет восемнадцати, несмотря на общее мнение, что мужчина будет посильней, победил парень, уложив его несколькими мощными ударами. После чего в подвале воцарилась тишина.

— А парень силен, — заметил я Люку, когда объявили мой выход, и я прошел в центр помещения.

По стечению обстоятельств, а может, и по злому умыслу моим соперником оказался ученик Улана.

— Хантер, — позвал меня Никон, — хочу быстрый бой.

Кивнув, я вошел в транс и отошел в сторону, пропуская мимо себя летящий кулак Алекса.

Полшага в сторону и назад, и я принял боксерскую стойку. После чего нанес мощный и резкий удар в челюсть.

— Нокаут, — резюмировал коротко и пошел на свое место, а Алекс с поломанной челюстью свалился на пол. К сожалению, я не знал никакого другого стопроцентного способа вырубить воина, тем более владеющего трансом, а мои мышцы были довольно вялыми. На самом деле с моим текущим состоянием я оказался бы лишь немногим быстрее него, и мне просто повезло, что я мог входить в транс моментально.

Победитель первой схватки, увидев результаты остальных боев, благоразумно снял свою кандидатуру. Осталось двое претендентов — я и второй победитель.

Став друг напротив друга, мы приготовились к бою, но неожиданно дверь в подвал открылась, и в нее вбежал один из людей Люка.

— Стража! Сюда идет стража! Они скоро будут здесь!

— Закончим сходку потом, — перекричал всех Никон. — А теперь валим!!!

Оказавшись на улице, я тут же осмотрелся. В глаза бросился стоящий через дорогу трактир. Сфокусировав взгляд на вывеске, обратил внимание на нарисованные на ней колбаски и уверенно двинул внутрь.

Заняв свободный столик, сделал крупный заказ и принялся смотреть в окно.

Ждать долго не пришлось. Буквально через минуту мимо трактира пронеслась огромная толпа стражников, быстро и сноровисто окружила заведение, в котором мы не так давно находились.

Место я выбрал удачно, поэтому мне хорошо было видно, как по команде командира стражники ломанулись внутрь.

Усилив слух, начал изучать происходящее. В этот момент принесли мой заказ, и я с удовольствием принялся поглощать пищу, не отрывая при этом взгляда от окна, совместил, так сказать, приятное с полезным.

По ругани обычных стражников и стоящих недалеко от них воинов из особого отдела я понял, что капитан отряда и все его лейтенанты на взводе, поэтому и вся стража тоже недовольна сегодняшней нервотрепкой. Неизвестные за одну ночь убили несколько высокопоставленных городских богатев. Что очень отрицательно сказалось на репутации капитана стражи. И если он не исправит положение дел или не найдет виновных, его, скорее всего, отправят в отставку.

Интересная информация, обязательно нужно будет ее обдумать.

Позже узнал, что капитан дал распоряжение хватать всех подозрительных лиц и отправлять в тюрьму, что тюрьмы уже переполнены, но туда свозят все новых и новых задержанных.

Ну, это я и так знал. По пути в трактир я видел, как стража останавливала большое количество людей и сажала их в специальные кареты.

Что интересно, такие решительные меры помогли убрать нищих с улиц, впрочем, и большинство горожан тоже.

Меня, кстати, тоже хотели засунуть в спецкарету, но пара монет из подозрительного парня превратила меня в добропорядочного гражданина. По собственному опыту могу судить: многие стражники на всей этой заварухе неплохо нажились.

Неожиданно послышался жуткий крик, усилив слух, понял, что это лейтенант особого отдела «нечаянно» сломал руку хозяину заведения.

«Ничего себе, — удивился я, — вот это они разошлись, видно, сильно капитана стражи пропесочили, раз он дал карт-бланш на жесткие меры».

После перелома конечности язык у мужика развязался, и он начал сдавать всех направо и налево. Имена Никона и Люка в данном разговоре фигурировали очень часто, что не могло не сказаться на моем настроении.

Закончив есть, я с безмятежным видом вышел из трактира и, с интересом глядя на стражников, двинулся в сторону трущоб. Скрывшись с глаз блюстителей порядка, вошел в транс и помчался к нашей базе.

Скорость я развил приличную, да и в выносливости неплохо прибавил, поэтому к трущобам подбегал довольно свежим. Инстинкты вырвались наружу и заставили меня мощно оттолкнуться от земли и максимально высоко прыгнуть вверх.

Делая это, увидел, что мне удалось миновать «воздушную стену», стоящую на входе в район трущоб. Следом за «воздушной стеной» меня ожидали сформировавший ее маг и порядка двадцати городских стражников.

Хорошо еще, что послушался инстинктов, иначе меня могло хорошенько так припечатать, на такой-то скорости!

Оказавшись на стороне трущоб, услышал, как стражники судорожно заметались, видно, заметили мелькнувшую перед ними тень. Странно, что они находятся возле входа в трущобы и преграждают его с помощью магии. На моей памяти такого никогда не было.

Люк и Никон ожидаемо оказались в трактире.

— Там вас сдал мужик, у которого мы помещение снимали! — вломившись в комнату, протараторил я и, увидев непонимание на их лицах, добавил: — Ему лейтенант руку сломал, вот он все и рассказал.

— Это не их стиль работы, — удивленно поднял брови Никон. — Лейтенант стражи изувечил почетного гражданина? Что могло так отразиться на изменении их стиля работы?

— Ну, никак не смерти горожан, такое уже не первый раз происходит, — заметил Люк, — тут что-то другое.

— Капитана обещали снять с должности, — решил поделиться своими знаниями с товарищами, — если он не наведет порядок в городе. Вот почему лейтенант действовал жестко, но это не все плохие новости на сегодня.

— Что еще? — тяжело вздохнув, спросил Люк.

— Когда я мчался сюда, мне встретились отряд стражи и маг, который «воздушной стеной» отделил дорогу, ведущую в трущобы, от остального города. Думаю, сегодня стража войдет в трущобы. Чтобы хорошенько все тут прошерстить и спасти своего шефа от отставки.

— Данный сценарий развития вполне вероятен, — согласно кивнул Люк, — нужно убрать с улиц всех наших, и быстро, пока не началась заварушка.

— Убрать? — удивился я. — Мы не будем поднимать бучу и выгонять стражу с нашей земли?

— Нет, — ухмыльнулся Никон. — Мы дадим страже свободно пройти в трущобы, они порыщут, покажут начальникам свою работу, их за это похвалят, а потом все вернется на круги своя, они уйдут, а мы будем дальше править в этой части города.

— А вот если кто-то из главарей попробует сопротивляться, — подхватил Люк, — его просто-напросто размажут. Когда задница у стражи начинает гореть, с ними лучше не спорить, себе дороже.

Люк вышел из комнаты, и я, усилив слух, узнал, что он отослал человека обойти нашу территорию и отправить всех наших на защиту арены. Еще не хватало под шумок потерять такой сочный кусок пирога.

«В трактире не хотят собирать всех, потому что страже известно, что это наша база, — задумался я. — А если они всех убирают с базы, значит, сюда точно войдет стража».

— Люк! — открылась дверь, и в комнату влетела Мия. — Там стража в трущобы вошла, скоро будет здесь, нужно людей в трактир собирать!

— Успокойся, — ответил мужчина, они все уже должны быть на арене, мы предполагали, что так получится, и уже подстраховались.

Люк быстро начал рассказывать, откуда у нас информация и что мы уже сделали, но дверь трактира содрогнулась от удара, и до нас донесся стук гремящих по полу сапог.

Никон тут же открыл дверь и громко сказал:

— Господин лейтенант, мы здесь, в трактире, кроме хозяина, нет никого, — и обратился уже к трактирщику: — Налей стражникам выпить, на такой жаре обязательно нужно смочить горло.

Офицер и двое стражей зашли в комнату, остальные расселись в зале.

Лейтенант вальяжно прошел через всю комнату и уселся в кресло Люка, а стражники стали за его спиной.

Был лейтенант высоким, полноватым и совершенно седым воином лет пятидесяти. Его лицо украшали пышные бакенбарды, а глаза постоянно бегали, осматривая нас.

— Итак, гаврики, — начал он сухим скрипучим голосом, в котором явно слышалась смешинка. — Я задаю вопросы, вы честно отвечаете, и все будет хорошо. И все останутся довольны. Попытаетесь меня обмануть, и мы с вами серьезно поссоримся.

— Задавайте, — сказал Люк, присаживаясь на стул напротив офицера.

— Зачем вы собирали сегодня сходку? Причина? Мне нужна причина!

— На нас наехал Падаль, — хмуро ответил Никон. — А потом неожиданно для всех сдох и банду с собой захватил. Его территория резко освободилась, и чтобы избежать кровопролития, мы решили собрать сходку и определить, кому эта территория отойдет.

— Падаль?! — удивился лейтенант. — На вас?! Да в жизнь не поверю! Он что, самоубийца?!

— Скорее всего, — с серьезным лицом произнес Люк. — Мы бы его прихлопнули, да только какие-то неизвестные его раньше прибили, видать, не на нас одних этот отморозок наехал.

Лейтенант презрительно ухмыльнулся и спросил:

— И как же этот отморозок на вас наехал?

— Он попытался похитить нашего партнера, Хантера, — кивнул в мою сторону Никон.

Презрительный взгляд лейтенанта переместился на меня.

— Он пытался? Ты убил его людей?

— Что вы! — возмутился я. — Мне чудом удалось вырваться из рук похитителей. Несколько добропорядочных граждан решили помочь! Я благодарю богов, что мне удалось выжить!

Лейтенант встал.

— Некогда мне тут с вами лясы точить, я проверю то, что вы сказали. И если что-то окажется не так, вас ждут неприятности.

— А если так, то вас будут ждать три билета на арену, в ложу, в следующую субботу.

— Лучше через субботу, — кивнул лейтенант и двинулся в сторону выхода.

Когда стража вышла из трактира, Люк уселся на свое место и довольно заявил:

— Теперь можно немного расслабиться.


— Люк! — ворвался в комнату запыхавшийся Адам. — Там плющ нескольких стражников обездвижил! Стража магов вызвала! Сейчас дом будут штурмом брать! А Саша и Гнат сейчас с друидом в лесу! Не могут приказать растению отпустить нарушителей границы. Что делать?!

Не слушая дальнейших разговоров, мы вошли в транс и на полной скорости промчались мимо опешившего парня, который, только договорив свою эмоциональную речь, понял, что остался один в комнате.

— Стой, командир! — выпалил Люк после того, как мы оказались рядом с живым забором, обращаясь к усатому седому воину с сержантскими нашивками. — Сейчас освободим твоих ребят, только не зови магов. А то цветок очень редкий и опасный, может и убить кого-нибудь.

— Этот паршивый редкий цветок схватил десяток моих ребят и в этот самый момент душит их! — гневно рыкнул на Люка сержант стражников. — Если он их сейчас же не отпустит, я вызываю магов, которые от него даже пепла не оставят!

Если смотреть со стороны улицы, никаких людей среди листвы растения даже с моим улучшенным зрением видно не было, видимо, ребята научили растение скрывать со стороны дома тех, кого оно захватило. Отсутствие захваченных людей, застывшее хищное растение и сиплые захлебывающиеся стоны создавали отвратительную атмосферу подавленности и уныния. Уверен, сержант отправил на помощь попавшимся несколько человек, и те пропали, вот он и бесился от того, что сам для спасения своих людей ничего сделать не мог.

— Сейчас их освободят, — коротко рубанул Люк, а затем посмотрел на меня и, подав сигнал действовать, медленно моргнул. Но этого не потребовалось, оценив обстановку, я сразу взял управление плющом на себя и велел растению отпустить бедных полузадушенных стражей.

Через несколько мгновений длинные побеги плюща вытянули стражников на середину улицы и кинули на землю. Им тут же начали помогать.

С моей подачи несколько побегов выстрелили вперед и на расстоянии около двух метров от забора прочертили на земле явно видимую ровную линию.

— Не нужно пересекать запретную черту, — сказал я, повернувшись к сержанту и указав рукой на прочерченную полосу. — Как вы поняли, это может быть очень опасно. В противном случае растение посчитает вас нарушителем и схватит, в трущобах об этом все знают, да и в городе в связи с открытием арены тоже.

— Закрой рот, щенок! — кинул мне один из стражников. — Будешь еще нас учить! Даже усы не растут, а уже рот раскрывает! Сержант, дай я выбью ему его вонючие зубы и вырву поганый язык!

— Не нужно ссориться, — вышла вперед Мия и сосредоточила на себе все мужские взгляды. Предостерегающе положив руку мне на плечо, она сказала: — Пошли.

Посмотрев долгим и цепким взглядом на угрожавшего мне стражника, я ухмыльнулся ему в глаза и позволил девушке увести себя в дом своей банды.

— Почему сюда? — только и спросил я в тот момент, когда мы проходили мимо раздвинувшего ветви и пропустившего нас плюща.

— Потому что сюда они уже побоятся лезть, урок усвоили, сами не справятся, а магов звать — значит расписываться в собственном бессилии, а им это точно не нужно. Другое дело наш трактир, в их воспаленный властью мозг может прийти желание поквитаться с тобой. И если ты будешь там, они параллельно с этим захотят обшманать трактир, чтобы под шумок нажиться. А этого мы позволить не можем. Данный конфликт приведет к лишним травмам и смертям, что нам совершенно не нужно.

— Я не собирался с ними ссориться, — примирительно поднял руки вверх. — Просто я объяснил, из-за чего на них напало растение. И предупредил, что будет в следующий раз, когда им захочется узнать, что же интересного находится за забором. Да и вообще нужно было напомнить, что они все-таки в трущобах, а не на мирных улочках города. Пусть помнят, кто здесь живет, и ведут себя попроще.

— Они и так стараются не нарываться на конфликт, по крайней мере с нами.

На крыльце дома нас в дружной компании дожидалась небольшая делегация в составе Саши, Гната, Федота и деда Димитрия, а также непонятно как оказавшегося там Адама. Ведь последний раз я видел его в трактире, а через открытый плющом проход он не проходил.

«Что-то здесь не то».

— Я же говорила, что это он! — услышал веселый голос Саши.

— Говорила, говорила, — улыбнулся Гнат, — но это я придумал способ в реальной ситуации проверить, так ли это.

— Поздравляем, Хантер, — вставил свое слово довольный Адам, — ты попал в ловушку, которая помогла нам распознать настоящего тебя.

— Да, внучок, здравствуй, — довольно ощерился дед Димитрий, — у нас к тебе серьезный разговор.

«Спалился!» — пронеслось в голове.

ГЛАВА 11

Следующие несколько дней я выглядел немного пришибленным. Уверен, с моего лица еще долго не сходило выражение крайнего удивления. Ведь как так? Меня, самого умного и продуманного жителя Земли двадцать первого века, раскусили дети! Но даже не это самое обидное!

Больше меня расстроило именно то, что пока я несколько месяцев строил из себя франта и считал, что отлично играю свою роль загадочного подонка, дети уже давно догадались, кто я такой на самом деле! А я об этом ни сном ни духом. И следили они за мной не из-за того, что хотели узнать, где Нел! А потому, что знали, кто я есть на самом деле, и хотели выяснить, что же со мной произошло и почему я так изменился! Радовало только то, что о самой причине слежки знали только некоторые особо посвященные из сильно разросшейся банды Адама.

Первоначально воду мутил дед Димитрий, который отказывался верить, что благодаря какому-либо ритуалу незнакомый маг может контролировать настолько интересное и необычное растение, как наш плющ. Затем он несколько раз изучал меня в городе и пришел к выводу, что Хантер — это и есть Нел, несмотря на непонятную работу ядра и возраст. Объяснил он это тем, что только у меня ощущал такую странную ауру, которая совершенно не похожа на человеческую. Вариант того, что в городе появился взрослый вард и вступил в банду Люка на мое место, был откровенно маловероятен. Хотя полностью его со счетов не сбрасывали.

Потом Гнат и Саша проболтались о том, что однажды, еще после знакомства, я ушел в город четырехлетним ребенком, а через несколько дней вернулся выросшим на несколько лет. И отговорился тем, что, мол, моя раса растет не как люди, а по-особенному.

Последний гвоздь в крышку гроба моей конспирации забил не кто иной, как Тис, когда случайно в разговоре с Никоном назвал меня Нелом. Все бы ничего, но недалеко от них в тот момент находился Федот, который этот разговор услышал, запомнил и добросовестно передал Адаму.

И ведь самое паршивое то, что я даже ни о чем не догадывался. Они следили за мной, искали шанс, который меня раскроет. И нашли его в тот момент, когда стражники вошли в трущобы. Дети создали предпосылки для нападения, схватили стражников и отправили к Люку Адама, зная, что я нахожусь в его кабинете. Они заставили меня раскрыться, показать свою силу над плющом и признаться, что я тот, кто я есть.

Плохо.

Я опять расслабился, не проверил дом на наличие друидов, не подумал о том, что дети могут провернуть такую интригу. Что же, век живи, век учись.

Но наряду с раздражением от попадания в такую элементарную ловушку меня одновременно преследовало чувство удовлетворения и правильности происходящего, я был безумно рад и счастлив потому, что я вновь в кругу своей семьи. Да! Да! Да! Именно такие чувства появились у меня в тот момент, когда Сашка разбежалась и прыгнула мне на руки.

Только после долгой разлуки и вынужденного отдаления от ребят я понял, как по ним соскучился и как привязался. Я снова ощутил единение, чувство стаи, того, что меня прикроют. С Люком и его бандой такого единения не было. Я для них ценен, даже очень. Многим спасал жизни, они хорошо ко мне относятся, но все равно чувства локтя не появилось. Вот у Никона и Люка такое чувство по отношению друг к другу есть, а у меня с ними нет. Вероятно, это из-за того, что я пришлый, или из-за того, что я превращаюсь в непонятную хрень, которая способна вырвать сердце архимага и съесть его. Все же когда я был в детском теле и ни в кого не превращался, относились ко мне по-другому.

После разоблачения мы собрались старой доброй компанией и долго сидели у камина, кушали всякие вкусности, приготовленные Эльзой, болтали. Дети делились своими достижениями на ниве постижения магии, продажи овощей, новых методов добычи денег, показывали изменившийся дом, представляли новых членов нашей банды. Однако решили в целях конспирации и дальше называть меня Хантером. О том, кто я на самом деле, знали только особо приближенные, те, с кем я познакомился, попав в этот мир, ну и Адам, соответственно. Этот парень вообще постоянно меня радовал.

Особый разговор состоялся с дедом Димитрием. Когда далеко за полночь дети разошлись и уснули, он попросил меня остаться и составить ему компанию у камина.

Согласившись, я помог Адаму разнести детей по кроватям и вернулся к пожилому друиду.

Тот долго смотрел на меня своими выцветшими глазами, приглаживал бороду, о чем-то думал, а затем заговорил.

— Ты очень изменился, — сказал он, прокашлявшись, — я друид и понимаю жизнь очень хорошо. В природе нет таких существ и рас, которые растут скачками, детей ты, может, и ввел в заблуждение своими словами. А меня нет. Что с тобой произошло, Нел? Почему ты так изменился?

— Позволю заметить, дед Димитрий, что я не обязан ничего говорить, — спокойно сказал, глядя старику в глаза, а после, выдержав небольшую паузу, продолжил. — Но все же, испытывая уважение к вашим сединам и тому, что вы обучили меня основам друидизма, кое-что я вам все же расскажу. — Собравшись с мыслями и аккуратно подбирая слова, продолжил. — Я сам не понимаю причин моего скачкообразного взросления. Я ощущаю себя взрослым человеком, так я ощущаю себя сейчас, так же я ощущал себя раньше. Мне бы самому хотелось разобраться с этой проблемой. Вероятно, это не последний скачок. Что делать, если завтра я проснусь тридцатилетним мужиком, а может, шестидесятилетним? Как остановить это и что происходит? Я тоже хочу разобраться. Так что я с удовольствием послушаю ваши предположения но этому поводу.

Конечно, я немного кривил душой. Я не мог выложить старому друиду все карты на стол. Рассказать о том, что перед первым скачком я, находясь при смерти, съел человека. О том, что в минуты смертельной опасности я трансформируюсь в жуткого монстра, способного справиться с сильными магами, а после пожираю их сердца и неожиданно вырастаю на несколько лет. Нет. Такие нюансы лучше держать в тайне. Расскажу самое общее. Больше ему ничего не нужно знать.

— Для того чтобы сделать какие-либо выводы, — задумчиво проговорил старик, — я должен узнать, что могло послужить катализатором таких изменений. Скажи, какие общие события объединяют твои превращения?

— В обоих случаях я был при смерти, — решил я чуть приоткрыть завесу тайны, — в обоих случаях почти погибал, после чего глаза застилала темнота, я терял сознание, а когда пробуждался, чувствовал сильнейшую слабость во всем теле и уже был изменен.

— Хм, — почесал дед Димитрий затылок, — смертельная опасность. Понятно, что ничего не понятно.

Так ничего и не придумав, старик перевел разговор на нейтральные темы. Поболтав еще немного, мы попрощались, поскольку было видно, что маг глубоко в своих мыслях и постоянно о чем-то размышляет. Хотя почему о чем-то, о моей проблеме размышляет. Ну, пусть думает. Мне, например, тоже многое непонятно в этих изменениях. Почему они произошли? Каким образом? Это вообще нормально? Почему первый раз катализатор для изменений был один, а в следующий раз другой? Можно ли, используя нескольких людей, добиться повышения возраста, как после случая с архимагом? Будет ли работать процесс изменения без истощения организма? В общем, вопросов хватало, а ответов пока не было. Поэтому, простившись с друидом, я пошел спать. Как раз в свою комнату, которую так никому и не отдали. Как сказал Адам, он был уверен, что я вернусь.

Мое первое после возвращения утро началось с того, что Саша с Гнатом на заднем дворе дома хвастались своими достижениями на ниве друидизма. Следует отметить, что дед Димитрий действительно свое дело знал и детей учил на совесть. Лично меня очень удивил неизвестный небольшой цветок, который в мгновение вырастила Саша.

— Не смотри на его маленький размер! — с поучительными нотками в голосе сказала девочка. — Это растение называется «шиповик». Оно стреляет ядовитыми шипами, которые на большой скорости поражают цель, указанную друидом.

— Да ладно? — решил я пошутить над девочкой. — Оно же совсем маленькое. Даже если шип и полетит, то у такого цветочка он будет очень слабым.

— Ах так?! Тогда готовься! — сказала она, и тут же тонкая деревянная игла полетела из стебля мне в шею. Вход в транс, и я держу в пальцах твердый двухсантиметровый шип. Данный снаряд зеленого цвета, покрытый каким-то зеленым соком. Я принюхался, опасности никакой не почувствовал, вероятно, на меня не подействует.

— Это тот самый смертельный яд? — уточнил у старого друида и показал рукой на капающую зеленую жидкость.

— Скорее парализующий, а не смертельный яд, — ответил старик, — парализует на несколько часов, — довольно действенный способ защититься от обычного человека. Без магических или других способностей.

— Молодец, — похвалил я Сашу, — не ожидал, что ты настолько эффективно можешь защищаться. А чем удивит Гнат? — повернулся я к мальчику.

— Может, сонные грибы? — задумчиво спросил он, и тут же подо мной выросло несколько огромных, где-то мне по колено, полых грибов, которые, как из пушки, выстрелили вверх клубками желтых спор, после чего те тут же начали распространяться в воздухе и через мгновение заполнили передо мной все видимое пространство.

Мне повезло, благодаря своей реакции я успел задержать дыхание и выйти из этого облака невредимым. Небольшая опасность от него исходила.

— Эх, — раздались разочарованные вздохи детей, которым не удалось меня подловить.

— Надеюсь, эти грибы не должны были отправить меня спать навсегда? — улыбнулся я Гнату, а потом и Саше. — Не переживайте, у вас все отлично получается, надеюсь, через несколько лет вы станете очень сильными друидами. А пока вы просто сильные. Есть среди ваших приемов еще что-то? — спросил, старательно не замечая обхватившие мои ноги лианы.

В общем, мы весело проводили время, несмотря на то, что за пределами нашей территории шли облавы, чистки трущоб, да и всего города от преступных элементов. Мы чувствовали себя довольно вольготно, так как после случившегося стражники решили обходить наш дом десятой дорогой.

Несмотря на частые патрули на улицах города, я совершенно спокойно успевал ходить на занятия к Старику. Мы работали над пробуждением моей силы, а потом я пропадал в библиотеке и составлял конспекты.

Время шло, капитан городской стражи показал высокие результаты своей работы, задобрил начальство, и его решили оставить на старом месте. Город вздохнул свободней. А стража перестала с остервенением ходить по улицам.

Напряжение резко пошло на убыль. Стражники перестали таскать кого попало в каталажку. На улицы вернулись горожане, а вместе с ними нищие и карманники.

Арена продолжила свою работу и приносила хорошую прибыль. Вернувшись в спокойные времена, главари банд вспомнили о спорной территории, которую не смогли поделить двое претендентов. Это я говорю конечно же о территории Двух улиц.

Не знаю, как Никон с Люком это провернули, но они смогли договориться с главарями и перенести бой с нейтральной территории на арену.

Бой среди своих. Только бандиты и воры, никакой публики. Моим противником в финале, как и в прошлый раз, стал Евген Клим. В прошлый раз стража не дала нам провести поединок в трактире, так что сейчас мы выясним, кто сильней, и кто достоин стать главарем. В своих силах я не сомневался, я был отдохнувшим, спокойным и собранным, меня тренировали лучшие маги и воины. Я силен. Но наряду с тем, что преимуществ у меня имелось больше, я также знал, что противник мне попался серьезный, стоило только вспомнить его прошлые бои, свидетелем которых я являлся. Он очень быстр, удары у него мощные. Фаворитом сегодняшней схватки являлся именно он. Но, надеюсь, это потому, что никто не знал, кто такой Хантер, и настоящей силы его тоже никто не знал. Был бы я Нелом, тогда, конечно, другой разговор.

Я услышал гонг, противник тут же ринулся в бой. Я не хотел показывать всех своих сил, раскрывать свой потенциал, поэтому решил поиграть. Клим наступал, у него отлично поставленные удары ногами и руками. Я принимал удары на блоки, считал, сколько сильных ударов могу выдержать. Пока вроде ничего сверхъестественного не происходило. Удары очень крепкие. Но принимал я их нормально. Боюсь представить, что было бы с простым человеком.

Не добившись результата, Клим неожиданно бросил в меня целую кучу острых «сосулек». Да он еще и маг! Черт! Вот это поворот! Силен парень. Не жаль такому отдать район под начало, да только не поймет никто, подумают, что я спятил.

Жаль, пока не могу использовать свою силу, чтобы не перенапрячь каналы. Так бы я его поджарил, а сейчас придется импровизировать.

А противник тем временем продолжал обстреливать меня «сосульками», которые я отводил в стороны. Интересная тренировка вырисовывалась. Я был заметно быстрее противника и легко менял направление летящих морозных снарядов. Чувствовал себя размахивающим руками китайским мастером из фильмов.

Клим, не прекращая кидаться «сосульками», ринулся в бой, а вот тут отводить снаряды в сторону не получалось.

Удары я все так же принимал на блок, «сосульки» разбивал. Оказалось, могу. Когда Клим начал выдыхаться, я понял, что пора. Только решил его вырубить, как он активировал «ледяной купол», который накрыл его со всех сторон.

Вот же хитрец! Прочитал мои намерения и закрылся в броне. Просто так не сдается, восстанавливает силы. Лед оказался жутко холодным и плохо поддающимся расколу. Все трещины, которые я создавал, тут же опять зарастали льдом, и добраться до противника не было никакой возможности.

А он, оказывается, довольно сильный маг, интересный прием с этим «куполом», нужно будет научиться такому, а если ничего не получится, использовать вместо льда огонь.

Не придумав ничего умней, я просто и незатейливо начал бить по «куполу» со всей силы. Лед постоянно раскалывался, и трещины нужно было постоянно скреплять. Как я догадывался, данное заклинание пожирало много сил, и Клим просто не мог долго держать и восстанавливать его. Так и оказалось. Парень перестал восстанавливать защиту, в следующий момент купол взорвался, и во все стороны понеслись ледяные осколки. Резко прыгнув на землю, пропустил над собой опасные осколки и в несколько прыжков добрался до своего противника. Мне уже порядком надоело бегать по арене, и я четким ударом в подбородок вырубил мага.

— Главарем Двух улиц по праву сильного, — громко проговорил Никон, после того как мой противник повалился на землю, — объявляется Хантер, ученик Люка.


— Не вижу радости на твоем лице, — с улыбкой глядя на меня, сказал Люк. — Ты победил, что лично у меня не вызывало никаких сомнений. Теперь у тебя есть своя территория, ты один из главарей трущоб, а это почет и уважение, новое положение в обществе, в конце-то концов!

— Да ладно?! — сделав удивленные глаза, пробормотал я, — прям новое положение? Почет и уважение? Не знал, что до постройки арены ты был вхож в богатые аристократические дома города. Постой. Так ты же и сейчас не вхож? Так где почет и уважение?

— Поверь, — сказал Люк, наливая себе вина, — то, что я не могу находиться в их аристократическом обществе, нисколько меня не смущает. Они знают, кто я такой, пусть не боятся меня, но опасаются. А это много значит, поверь мне. А скоро они будут опасаться тебя. Да и говорил я про другое.

— Да, не кисни, малой, — включилась в разговор Мия. — Ты вот как пришел, ведешь себя странно, молчишь, что случилось-то?

— Ничего особенного, — помотал я головой, — просто совершил обход полученных территорий и как-то не впечатлился тем, что увидел.

Как оказалось, территория Двух улиц представляла собой длинный равнобедренный треугольник, равными сторонами которого как раз и являлись две улицы, давшие району название. Улицы пересекались на Y-образном перекрестке, который частью находился в рабочем квартале, а не в самих трущобах, и образовывал вершину треугольника, от которой затем под углом начинали расходиться в разные стороны улочки.

Уже где-то через двести метров улицы встречались у основания треугольника, на третьей улице. Она тоже была небольшой, порядка пятидесяти метров. С одной ее стороны находились какие-то развалины.

Просто «невероятно большая» территория, блин! Да рынок Люка по размерам почти такой же! Если не больше!

— Не все так плохо! У тебя же там неплохой трактир прямо на перекрестке есть! — заметил Тис. — Туда рабочие после смен толпой валят! Сам там как-то был, нормальное прибыльное место.

— Не есть трактир, — поправил я парня, — а был. Сейчас на его месте сожженное трехэтажное здание без крыши. А кроме него там ничего интересного нет. Несколько борделей средней паршивости. И все! Развалины через каждый дом! Просто какой-то писец! И в конце улиц стоит большая, во всю длину основания, разваленная мануфактура с сотней бедняков и всякого мусора.

— Посмотри на дом твоей банды, продуктовый рынок, арену. Раньше там были развалины и пустырь. Ты показал, во что все это может превратиться через несколько месяцев. Так что не переживай. Думаю, ты и со своим небольшим куском территории что-то интересное придумаешь, — приободрил меня Люк, — а теперь давайте поднимем бокалы за Хантера! Нового главаря трущоб!


Вдох… Выдох… Вдох… Выдох…

Как не трудно догадаться, сейчас я на тренировке у Старика. Медитация помогает расслабиться, очистить сознание от лишнего и сосредоточиться на работе моего источника, слиться с его биением, плыть на волнах мчащейся по каналам магии.

Вдох… Выдох…

Энергия растекается по каналам.

Вдох… Выдох…

Тело наполняется силой.

Вдох… Выдох…

Я переполнен.

Вдох… Выдох…

Все! Я больше не могу сдерживаться! Сила горит во мне! Она вырывается! ОНА ВЫРЫВАЕТСЯ!

Открыл глаза. Я стоял в огне. Огонь горел, он плыл жаром, но не обжигал меня. Он горел в источнике, в моей крови и вокруг меня… он был везде.

Я дышал огнем. Я жил в нем!!! Чувство эйфории захватило меня с головой. Хотелось веселиться, смеяться и безобразничать! Надеюсь, своим выбросом я не сжег Старика. Я погасил огонь перед собой и начал кидать огнешары в стены подземелья. Наигравшись с простейшей формой огня, попробовал себя в роли огнемета. Работал сначала одной рукой, затем второй, после двумя. Создавал из огня геометрические фигуры, круг, овал, треугольник, квадрат, куб. После визуализировал жар-птицу! И отправил ее летать вокруг себя. Очень жаль, что это всего лишь огонь, а не настоящая птица или элементаль. И форму жар-птицы приходилось постоянно контролировать. Благодаря урокам Старика по концентрации мне удалось достаточно точно реализовать плод своей фантазии. Видимо, тренировки с рунами, формами и печатями не прошли для меня бесследно.

Наигравшись с образом птицы, сделал большую огненную рысь и отправил ее прыгать за жар-птицей.

— Довольно! — услышал твердый голос учителя, который решил прекратить мои безобразия, ну или ему просто надоело ждать, пока я наиграюсь.

Развеяв огненных зверей, повернулся на голос.

Старик привычно стоял на своем пауке и с довольной улыбкой смотрел на меня.

— Я горд тобой, мой ученик! — важно сказал он. — Твоя сила выросла в несколько раз! А твое управление огнем — очень редкий и сильно выраженный дар!

Глаза Старика светились безумным огнем! Вся его фигура буквально источала радость. Что было совершенно необычно для него.

— Скоро ты будешь готов для перехода на новый уровень и действительно станешь сильным магом, — довольно произнес он и после небольшой паузы продолжил: — С этого дня тренировки пойдут каждый день. Будь готов к ним! Ты должен приходить выспавшимся и бодрым. На этих занятиях я заставлю тебя полностью выложиться, тебя ожидает ритуал снятия оков!

После этих слов паук Старика развернулся, и они умчались прочь, как будто их и не было.

— Ритуал снятия оков? Что это? — в пустоту сказал я и, поднявшись, пошел к своей одежде. — Нужно сходить в библиотеку и узнать, почему Старик такой довольный.


— Мия! — крикнул я проходящей по рынку девушке и помахал ей рукой; она остановилась, подождала меня, и после мы двинулись дальше по торговым рядам.

— Что-то конкретное выбираешь, — с интересом спросил у нее, — или просто прицениваешься?

— Да как-то делать сегодня нечего, вот и решила прогуляться, — сказала она, — может, что интересное найду, в прошлый раз нашла любопытную магическую шкатулку с занятным содержимым, в наши трущобы много чего забавного попадает. А ты почему бездельничаешь? — задала вопрос Мия. — У тебя же вроде как своя территория появилась. Должен там ходить и нагонять страх на обывателей, придумывать планы по обогащению.

— Я, собственно говоря, по этому вопросу и подошел, — ответил ей, — хочу, чтобы ты поделилась контактами рабочих, которые восстанавливали мой предыдущий дом. Профессионалы они неплохие, надо трактир отремонтировать. Сделаю его на зависть конкурентам. Уже и наметки появились, нужно только реализовать то, что я уже придумал. Да и работали они со мной, задачки мои понимают. А трактир, конечно, довольно большой по размерам, два зала в нем сделаю и придумаю что-нибудь интересное. Будем возвращать потерянных клиентов.

— Хорошо, пошли, я отведу тебя к ним. Самой любопытно посмотреть, что ты на этот раз придумал. Надеюсь, ты уже нарисовал план?


— Смотри, Адам, — сказал я парню и положил изрисованную и исписанную карту моего района на стол. — Что скажешь?

Парень долго изучал положенный перед ним план, вертел во все стороны, хмыкал, а затем спросил.

— У тебя очередное доходное дело?

— Ну, не совсем дело, — помотал я головой, — пока только планы на жизнь, благодаря моей доле с рынка и арены у меня есть необходимые средства для проведения работ, а когда проект завершится, надеюсь в кратчайшие сроки отбить все вложения.

Большой необходимости в том, чтобы посвящать Адама в свои планы, не было. Просто я решил, что парню необходимо видеть, как делаются проекты такого типа. Он следил за отделкой дома, постройкой арены, сам руководил оснащением продуктового рынка. Пусть помнит, что нужно всегда к чему-то стремиться и куда-то идти, ставить перед собой цель и двигаться к ней. Кто останавливается, довольствуется тем, что имеет, тот гибнет. Поэтому — только вперед!

Мой новый проект начался с того, что я решил во что бы то ни стало сделать свой район престижным и прибыльным делом, которое постоянно будет приносить мне хороший доход. А то услышал недавно, что Люк выбил своему партнеру кусок земли, а там, кроме проституток, и нет ничего, да и те на любителя.

Как из разрушенного, нищего района сделать конфетку? Ответ оказался прост. Необходимо построить высокий деревянный забор, поставить ворота и выгнать всех бедняков и нищих из района. Устранив все нежелательные элементы, я вплотную занялся сносом разваленных зданий и очисткой их от мусора. Во всем районе осталось только четыре здания. Стоящий перед перекрестком трактир, мануфактура без крыши и два борделя.

Первым делом я нанял бригаду знакомых работников, расписал план работ, показал необходимый объем и то, что я хочу увидеть в конце.

А после напомнил, кто я такой, кто мой учитель, и шуганул их, чтобы работали быстро и на совесть, иначе под брусчатку уложу.

До этого я долго рисовал план трактира, двух его залов, менял расположение столов и интерьер. Раздумывал над планировкой. В итоге остановился на том, что нужно бы сделать уютный зал-паб. Центральную барную стойку поставлю посередине трактира. Стойка будет выполнена в современном земном стиле, в длину она составит несколько метров. Перед ней расположу высокие барные стулья, которые выкуют по моим эскизам. Мебелью разделю один общий зал на две части. Благо сделать это будет нетрудно, ведь середина барной стойки запланирована как раз перед центральным входом в трактир, он тоже поспособствует разделению зала.

В залах поставлю массивные столы на десять, шесть и четыре персоны, последних, понятное дело, будет больше. Столы и стулья сделаю массивные, крепкие и тяжелые, из дуба или его аналогов, их тоже выполнят по моим чертежам. Столы выкрашу в приятный темно-красный цвет, который затем в несколько слоев покрою лаком. Учитывая контингент, мыть такие столы и поддерживать их в приятном виде будет легче.

Обгоревшие во время пожара стены покрою длинными и широкими деревянными досками. После недолгих раздумий ими же решил покрыть и потолок. Только, в отличие от стен, которые я планировал просто зачистить и покрыть лаком, потолок сделаю белым, ну и, соответственно, тоже покрою лаком. Вообще лаком нужно покрывать все, и в несколько слоев. Иначе потом придется помещение очищать и приводить в нормальный вид, а так покрыл — и вроде неплохо.

Отдельного внимания заслуживают два больших камина, выполняющих в основном декоративные функции в своих частях зала, их я закрою красивым стеклом. Также решил сделать большую монументальную лестницу, ведущую на второй и третий этаж трактира. И если второй этаж будет предназначен для постояльцев, то третий и мансарда — только для моих будущих работников. Комнаты сделаю однотипными, покрою деревом. С большими кроватями, сундуками для вещей, столом и стулом.

Работа в трактире кипела и днем, и ночью. А я бегал и торопил работников, кузнецов, плотников. Еще бегал на занятия к Старику. Я боялся, что не смогу закончить трактир, а меня опять захватит и завертит круговорот событий, мне опять придется убивать, спасать Люка и Никона, отбиваться от конкурентов и вообще вылезать из какой-нибудь огромной задницы. А в городе сейчас было не совсем спокойно. Так что причины опасаться у меня имелись.

Обезглавив совет города, мы вынудили пауков-богачей бороться за лучшее место в банке и даже не подозревали, как все обернется.

В городе несколько месяцев постоянно плелись какие-то интриги, возникали новые сплетни из жизни высоких особ, скандалы гремели один за другим, в тайную канцелярию писались доносы, грандиозные разоблачения, многих чиновников брали на взятках. И это только жизнь элиты. Преступники не дураки, стали мутить воду в и без того мутной луже. Началось массовое воровство, дома выставлялись на продажу один за другим, то и дело приходили известия о поджогах, ложных обвинениях, убийствах, мастерские меняли своих владельцев, в городе наступил хаос. Несколько раз пришлось вступиться за мастерские, которые работали по моим заказам. Моя победа, а также поддержка Никона и Люка, помогали решать любые проблемы, конфликты были исчерпаны.

Старик с каждым занятием гонял меня все больше, заставляя на тренировках выкладываться до донышка. Я скрипел зубами, но продолжал работать над собой и терпел.

Гнат и Саша обучили меня своим приемам борьбы, теперь и я мог выращивать сонные грибы и бросать в противников парализующими шипами.

Дед Димитрий, услышав о «ледяном куполе», использованном Климом в схватке со мной, показал мне друидский аналог этого заклинания, и оно, пусть и не сразу, все же через некоторое время начало у меня получаться. И даже прилично, пусть я и не так много времени уделял работе с жизнью.

Скорее всего, сказывались моя предрасположенность к друидизму, большой объем энергии и то, что Старик заставлял меня осваивать многие заклинания с нуля и требовал как можно скорее научиться их использовать. Так что практика с освоением новых заклинаний у меня была колоссальная. Заметив мои успехи, друид показал мне улучшенный вариант заклинания, когда купол формируется с растущими во все стороны ядовитыми шипами, которыми при должной сноровке можно выстрелить в противника.

Это были тяжелые времена. Но я терпел и делал свое дело, пусть лучше я сейчас напрягусь, зато йогом буду свободен. И с наступлением нового писца смогу полностью сфокусироваться на нем.

Несмотря на все заботы и проблемы, которые я тянул, на мне еще лежал поиск верных мне людей. Которые были бы преданы лично мне, а не Никону и Люку.

Искал я их просто. Узнавал через мальчишек-осведомителей о пришедших в город за лучшей долей воинах. Предпочтение отдавал мужикам с семьями, которым некуда идти, таких, правда, было мало. В основном все шли со стороны вольных баронств, где последнее время конфликты следовали один за другим.

Но мне повезло. Один из мальчишек рассказал о прибытии небольшого обоза, который расположился недалеко от города. Сплошь женщины и дети, плюс аж целых девять воинов.

Получив монету, малыш провел меня к воинам, находившимся как раз недалеко от моего трактира, и по дороге рассказал все, что успел выведать.

Их лидер, кряжистый седой воин с иссеченным шрамами лицом, исподлобья рассматривал проходящих мимо людей.

— Чего тебе, малец?! — угрожающе спросил он, когда я перегородил путь ему и трем его подчиненным. Все — крупные мужчины от двадцати пяти до тридцати лет, с обветренными лицами и, несмотря на жару, полным доспехом.

— Меня зовут Хантер, — представился я, — мне нужно с вами поговорить, сержант Леке Пит, у меня есть предложение для вас.

— Я догадываюсь, кто мог в кратчайшие сроки узнать о нас, — сплюнул мужчина и спросил. — Кто из главарей этого города твой хозяин?

— Он не сторонник решать вопросы на оживленной улице, — ответил я. — Предлагаю сесть в трактире и поговорить.

— Ты ворье, несмотря на приличный вид, — сказал мужчина, оценив мою внешность. — Я вижу, откуда ты вылез и кем являешься, мои люди и я не работают с такими, как ты и твой хозяин. Мы воины, а не убийцы!

«Ну да, конечно, — подумал я, — поэтому ты на публику так играешь!»

— Даже когда идет речь о жизни семьи? — подойдя вплотную к сержанту, тихо спросил я.

Воины тут же положили руки на рукояти мечей, а сержант, покраснев от едва сдерживаемого гнева, глухо, угрожающе зашептал:

— Сопляк, — тихо прорычал он, едва сдерживаясь, — если хоть что-то случится с моей семьей или моими людьми, я убью тебя, и все трущобы этого города спалю дотла!

— Мне не нужна твоя семья, — покачал я головой и жестко посмотрел в лицо сержанта, — особенно твои внуки и внучка. Мне нужен ты и твои воины, а также ваши мечи для охраны некоторой территории. В этом нет никакого криминала, убийств, недостойных занятий или урона чести и совести. А налить трущобы очень недальновидно, там везде одни развалины.

Посмотрев некоторое время мне в глаза, сержант сказал:

— Веди в трактир, ты угощаешь.

— Само собой, — кивнул я. — Только идем мы в нормальное место, а не в местные забегаловки.

Пройдя немного, мы подошли к моему трактиру и к гигантской стройке, которая началась в районе.

Толкнув дверь, я пропустил воинов внутрь и громко крикнул:

— Марта! Первое меню на четыре персоны и мой любимый напиток!

В ответ услышал:

— Будет исполнено, господин.

Заняв один из больших столов, мы удобно расселись, и я стал следить за лицами воинов, которые были удивлены обстановкой. Огромные стеклянные окна, дорогой дизайн, блестящая красивая мебель и магические светильники на стенах.

— Только построили? — оглядевшись, спросил сержант, шумно вдыхая еще не выветрившийся запах недавнего ремонта.

— Можно сказать и так, — кивнул я, — работы еще идут, второй этаж закончили, перешли на третий.

— От лица кого ты говоришь? — спросил сержант. — И что тебе нужно от нас?

— Это и простой, и сложный вопрос одновременно, — ответил ему. — Говорю я от своего лица, меня зовут Хантер, трущобы знают меня под этим именем. Я главарь территории, на которой сейчас идет та стройка, которую вы видели.

— Я не вру, — ответил, увидев приподнятую бровь сержанта, — не считай меня обманщиком. Это действительно мое заведение, а также мой район. Проверить мои слова легко, да и ты наверняка знаешь, что тот, кто просто так выдает себя за главаря, долго не живет. С таким действительно не шутят. Всем самозванцам быстро кишки на кулак наматывают.

Мужчины положили руки на рукояти мечей.

— Не стоит напрягаться, — сказал им. — Я опасен, но только для своих врагов. — Посмотрев на скептическое выражение лица одного из воинов, зажег огнешар на ладони. Все же иногда плохо выглядеть подростком.

Воины напряглись еще больше.

— Ну, раз мы определились с моим статусом и теперь вы верите, что я действительно могу делать выгодные предложения, тогда я продолжу. К моему глубокому сожалению, мой учитель, один из главарей трущоб Люк, решил, что я должен владеть своей территорией, которую обязан взять под контроль и обкладывать поборами. В итоге после некоторых неприятных событий в трущобах я стал главарем, которого признали все банды города, однако своей банды у меня нет, есть только его люди, они контролируют территорию и охраняют ее от чужаков. Для того чтобы не быть зависимым от учителя, мне и необходимы вы и ваши мечи.

— Кинь клич, набери банду из трущоб, — сказал один из воинов, — уверен, многие откликнутся.

— Многие откликнутся, — согласился я, — только это будет неоднородная масса людей, которым я не смогу доверять. К тому же они будут связаны с трущобами, обязаны кому-либо, а мне не хочется получить удар в спину. Поэтому я ищу таких людей как вы, которые будут патрулировать мою территорию и следить за порядком на ней, а за это получать деньги. Не вы, так другие, путешественников без дома хватает.

— Ты считаешь, мы будем верны тебе?

— Почему нет? Жизнь расставит все по своим местам, лично мне кажется, что именно вы мне идеально подходите. Понравится — сойдемся. Нет, разойдемся. Я затеял новое дело в трущобах. Я перекрыл свой район стенами, оставил только два прохода с вооруженной охраной. Отстроил здесь трактир для рабочих соседнего района. Я собираюсь сделать это место очень прибыльным. Хочу зарабатывать хорошие деньги, и своих воинов без денег точно не оставлю. Мне нужны приличные воины, а не бандиты, которые нацелены на защиту территории, а не на издевательство над прохожими, побор бедняков и воров, работающих в районе. Я знаю, что мой район в скором времени станет элитным — это вопрос времени.

— У тебя только один хороший трактир, и пока все, дальше идет стройка. А ты уверен, что деньги будут? Где здесь большие прибыли?

— Я один из инициаторов постройки арены, слышали о такой?

— Слухи доходили, — кивнул сержант.

Принесли заказ.

— Нам нужно подумать, — сказал воин.

Я кивнул и вышел из-за стола.

— Перекусите и поговорите, а я скоро подойду.


— Ну что? Каков ваш ответ? — спросил у сержанта.

— Я готов рискнуть, но все же должен посовещаться со своими людьми — с нами дети.

— Понимаю, кивнул я, — и, увидев вздернутую бровь одного из мужчин, остервенело сказал: — У меня у самого банда сирот, которым раньше жрать нечего было. Крыс ели, чтобы выжить. Короче! — оборвал я сержанта. — Надоело мне с вами сюсюкать, вот деньги, — положил кошель на стол, — разместитесь в трактирах, снимите дом, мне все равно. Расположите своих, а вечером жду вас на месте сегодняшней вашей стоянки за городом. Все!

«Охренели, гастролеры! — раздраженно думал я. — Сейчас дождусь вечера и покромсаю вас на мелкие кусочки. Вы у меня увидите, что значит настоящая сила. А то смотрят на внешность. Идиоты!»

Я им покажу свою силу и заставлю себя уважать, они станут моими душой и телом и не будут воспринимать сосунком-магом, у которого есть деньги.

Этим же вечером я заранее пришел на условное место, развел огонь и сел на принесенном кем-то чурбаке.

Воины пришли пешком. Ну и правильно, стоянка находилась где-то в километре от города. Идти недалеко.

Их было девять человек. Все как и сказал мальчишка.

— Это Хантер, — представил меня Леке тем, которые меня еще не знали.

Посмотрев на недоуменные и удивленные лица, я окончательно озверел.

— Мое имя вы знаете, — сразу начал я, — ваши узнаю после того, как посмотрю, чего вы стоите. — Я сделал паузу и продолжил: — Трущобы — это не то место, где можно безнаказанно выражаться, оскорблять кого-либо и вести себя неправильно. Если вы примете мое предложение, то правила жизни в преступном районе вам придется изучить как можно скорее. Я прикреплю к каждому из вас по одному ребенку-бедняку, который проведет по трущобам, расскажет, где чьи районы, и научит правильно себя вести в нашем обществе. Покажет знаки различия банд. Если повезет, то главарей и их учеников. Последнее знать просто необходимо, чтобы не вызвать ненужный конфликт и не нарваться на неприятности. В принципе это все, что я хотел вам сказать, а сейчас должен оценить уровень вашей подготовки. И объяснить, почему не стоит выражать недоумение, или снисхождение, или недоверие к силе и словам одного из главарей.

— Ты, — указал я на того самого воина, который скептически отнесся к моим словам по поводу детей. — Я не буду использовать магию, — успокоил всех. — На середину, — сказал мужчине, и он вышел.

— Сначала без оружия, — определил я и напал.

Высокий широкоплечий парень, вероятно, подумал, что я шучу, поэтому сильный удар в живот заставил его согнуться пополам. Очень хорошо, что живот у них закрыт пластинчатой броней, это поможет мне бить сильно и заставит остальных подумать о силе моих ударов.

Пока первый приходил в себя и широко раскрывал рот, изображая рыбу, я указал рукой на второго. — Ты!

Следующий воин был настроен серьезнее и куда решительней, его обуяла жажда мщения. Он прыгнул на меня не раздумывая, пытаясь взять нахрапом, запутать и победить за счет массы, опыта и силы. Но, к его несчастью, я оказался намного быстрее, поэтому, перехватив бьющую руку, потянул ее вперед и вниз, а сам немного подсел.

Бросок через бедро был проведен в трансе и выполнен отменно, воин хорошенько впечатался спиной в землю, да так, что дух выбило.

— Ты, — показал рукой на третьего.

Этот противник оказался осторожнее, он уже увидел, что я не так прост, как выгляжу, поэтому был аккуратен и спокоен. Техника у него имелась отличная, бил сильно и коротко, не стеснялся ударить ногой или коленом, использовать грязные удары по яйцам и глазам. Его я вырубил через несколько минут, подловив на выдохе в «солнышко».

— Ты и ты, — показал на следующих, — доставайте ножи, посмотрим, что вы можете с ними.

С ножами произошла накладка — если в рукопашном бое я видел хорошую технику, то с ножами воины работали плохо. Я бы сказал, как с мечами. Нужно будет доработать этот недостаток. Отобрав у одного нож, нанес обоим большое количество неглубоких, но болезненных порезов.

Остановился, сказал:

— А теперь все вместе, с мечами.

— Все вместе? — удивленно спросил один из воинов — за что получил сильнейшую пощечину, которая опрокинула его на землю.

— Непонятно сказал? — рыкнул я.

А что? Неплохой удар, здорово унижает и показывает разницу между нами, да и последствия от него помягче, чем от удара кулаком или ребром ладони.

Воины сорвались с места. Было весело. Они били, кололи, пытались резать меня довольно профессионально, а я носился мимо них, изворачивался, подставлял их мечи друг под друга, иногда использовал для защиты нож, оставлял неглубокие и многочисленные порезы на каждом из них и конечно же отправлял всех в полет пощечинами.

Когда через пятнадцать минут воины еле шевелили ногами, я нанес добивающие удары и повалил всех на землю.

А что, неплохая тренировка получилась. Рубашка взмокла от пота и прилипла к спине. Воины Лекса порадовали — быстрые, сильные, все в какой-то мере владеют трансом. Умеют терпеть боль. Те, которые выбыли в самом начале, как только очухались, кинулись на помощь друзьям. Не все так плохо, осталось заставить их подчиняться и выполнять мои приказы.

— Вы мне подходите, — сказал я Лексу, — умывайтесь и приводите себя в порядок, завтра с утра жду вас возле трактира, выделю сопровождающих. Главное правило — ни с кем в конфликты не вступать и слушать своих провожатых. И еще, каждому поработать над ножевым боем. В трущобах именно нож основное оружие. А деретесь вы ими отвратительно.

Кинув Лексу еще один кошель, развернулся и напоследок сказал:

— Надеюсь, теперь вы перестанете меня недооценивать.

Изначально возникло желание с помощью огня залечить их раны, а потом подумал, что нечего, пусть будет им напоминанием, кто чего стоит. Мне нужны лояльные и уважающие меня воины, а не возомнившие о себе невесть что уроды. Вернутся — хорошо. Нет — значит, других найду.


— Ты где этих волкодавов взял? — зайдя ко мне в кабинет, вроде бы в шутку, но в то же время серьезно спросил Люк, за ним следовали Никон, Мия, последним в мой кабинет зашел Леке.

— Присаживайтесь, господа, — показал я своим бандитским учителям на обитые кожей кресла для гостей.

Когда они удобно расположились, я решил представить сержанта.

— Друзья, — начал я, — позвольте вас познакомить с моим начальником безопасности Лексом Питом.

— Леке, а это, чтобы ты знал, одни из самых влиятельных лиц города, особенно той части, где заканчивается привычный и законный мир. Главари трущоб Никон, Люк и их обворожительный компаньон Мия.

Мужчины пожали друг другу руки, а я усадил Лекса на стул и обратился к бандитам:

— Пришли познакомиться? Поговорить? Или по делам?

— Да захотелось вот посмотреть, как ты тут обустроился, — ответил Люк, — к тому же Мия мне все уши прожужжала по поводу твоей таверны. О том, какая она красивая и все остальное. Я теперь понимаю, о чем она говорила.

Раздался стук в дверь. Вошла служанка с большим подносом, уставленным фруктами и чашами с вином, поставила все на стол и быстро ушла.

— Сервис на высоте, — довольно констатировала Мия, взяв большую ветвь винограда. Мужчины потянулись за вином.

— Пришел Шпак, — начал говорить Никон, внимательно смотря на меня, — и сказал, что ты отправил их обратно в район, а вместо них поставил каких-то своих воинов, обвешанных железом с ног до головы.

— Так и есть, — кивнул я, — мне удалось убедить Лекса в том, что ему выгодно вступить в мою организацию. Настала пора быть самостоятельным и иметь своих людей, а не пользоваться вашими. К тому же это хорошо для моих планов.

Никон и Люк нахмурились, неприятно им, что я становлюсь более самостоятельным и уже не так от них завишу.

— У тебя тут настоящий муравейник, — заметила Мия, — столько рабочих я и на постройке арены не видела, а ведь она возводилась довольно быстро.

— Да, — заметил Люк, — очень много рабочих, не боишься без денег остаться?

— Пока арена работает, деньги будут, — ухмыльнулся я и заметил: — Хотя с этой стройкой они, конечно, тают на глазах.

— И что же такое грандиозное ты строишь? — спросил Никон.

— Это не секрет, — ответил я. — Но мне хотелось бы, чтобы вы пока держали услышанное в секрете. Я строю квартал развлечений. Здесь будет несколько трактиров, развлекательные заведения, бордели разного класса. Еще есть несколько идей, но я над ними раздумываю. Точно! — замолчал, как громом пораженный. — Баня! — и сделал записи на первом попавшемся листе.

— Что баня? — переспросил Люк.

— Ничего, просто идейка тут в голову пришла. Нужно будет обдумать. К тому же место под постройку есть.

— Не проведешь экскурсию? — спросила Мия. — Я бы хотела осмотреться и узнать, что у тебя да как.

— Пошли, — встал я.

Мы вышли из трактира, и я начал говорить:

— Из-за того что мой район имеет форму треугольника, а трактир довольно широк, получилось, что перед входом расположена довольно приличная пустая площадка. На ней я планирую со временем разместить украшенный разными магическими шарами фонтан, который создаст интересную атмосферу и будет привлекать внимание прохожих. Перед фонтаном пространство сужается. Видите эти два дома? Позже я их выкуплю, а сейчас между ними, как вы можете убедиться, уже стоит красивая кованая решетка с воротами. Рядом строится пропускной пункт. Здесь будут находиться охранники, плюс резерв, который в случае беспорядков всегда сможет вывести нарушителей.

Затем я повернул всех лицом к трактиру.

— По левой стороне расположатся бордели, то есть мужики будут ходить налево. — Посмеявшись от посетившей меня аналогии, продолжил: — Первый этаж уже есть, второй строится.

— И прям с двух сторон и до конца улицы — бордели?! — удивилась Мия.

— Нет, — улыбнулся я, только половина улицы — вторая половина нужна для жилья моим воинам и работникам. В конце улицы стоит мануфактура. Ее оставлю на потом, пока не знаю, что с ней делать, — покривил я душой. На правой стороне будет несколько небольших пабов, казино, может, театр или еще какие-нибудь развлечения, надо думать. Пока не придумал ничего, но времени у меня полно.

— Ты не мелочишься, — хмыкнул Люк.

— Нужно же как-то на кусок хлеба заработать, — улыбнулся я.

Знаете, когда человек много работает, отдается какому-либо делу, ему необходимо кому-либо высказаться, рассказать о своих успехах. Может, немного похвастаться. Мне тоже нужно было кому-то рассказать о проделанной работе. Адам не все поймет, да и подросток он, дети тоже как слушатели не подходят. Леке, хоть и видит, с какой скоростью здесь все делается, но все же уже мой подчиненный, которому я к тому же причинное место хорошенько прижал и отпускать пока не собираюсь. Старику, кроме магии, все пофиг, с каждым днем его глаза все больше пылают, и сам он находится в каком-то предвкушении. Неужели это все из-за ритуала? Информацию по которому я так и не нашел, а он с загадочным видом молчит.

Так что я мог похвастаться проделанной работой только перед Люком и компанией. Да даже перед Тисом, хотя в последнее время наши дружеские отношения немного охладели.

Проведя гостей к выходу с территории, вернулся обратно в свой кабинет и, вызвав Лекса, напомнил ему о вечерней тренировке. Его людей нужно постоянно обучать, чтобы общими проблемами еще сильнее привязать к себе.

— Так, — склонился я, задумавшись над словом «баня», когда воин вышел из комнаты, — нужно мне это или нет? А если нужно, то с чего начать, с нее или с переоборудования мануфактуры под спиртзавод?

ГЛАВА 12

— Бах-бах-бах! — раздался грохот со стороны дверей, ведущих в мои апартаменты. — Бах-бах-бах!

— Хантер! — Послышался из-за двери раздраженный голос Мии. — Ты еще долго будешь держать меня на пороге?!

— Бах-бах-бах!

— Открывай, негодник! Я знаю, что ты здесь.

— Госпожа Мия, — послышался тихий голос охранника, дежурившего по третьему этажу трактира. — Господин Хантер устал и настоятельно просил не беспокоить его несколько часов.

— Это для других он занят, а для меня нет, — нагло заявила девушка и продолжила стучать.

— Бах-бах-бах!

— Открывай.

С трудом разлепив глаза, я устало поморщился, нашел взглядом лежащую рядом подушку и решил уменьшить количество звуков, проникающих в мои уши, путем перемещения большой и тяжелой подушки к себе на голову. Получилось замечательно. Для еще большего уменьшения слышимости проходящих через подушку звуков я повернулся на бок, тем самым плотно закрыв оба уха, а затем, проигнорировав крики девушки, самым наглым образом уснул.

Но мой сон не продлился долго, уже через некоторое время я почувствовал чужое присутствие в комнате. Это Мия, определил я, принюхавшись, и тут же насторожился, осознав, что в комнате отчетливо чувствуется запах паленого. Я понял, что попал!

Не дожидаясь нападения, подскочил с кровати и встал в защитную стойку, чтобы быть в полной готовности отразить нападение.

Осмотрев пышущую возмущением Мию, чуть не скорчился от дикого смеха.

Да, посмотреть было на что. Мия стояла в пропаленной в нескольких местах одежде, часть ее волос была наэлектризована и стояла дыбом, а на лице отчетливо виднелись темные следы копоти.

— Ты что, вконец охренел, парень?! — накинулась она на меня, заметив намек на улыбку.

Зная, что лучшая защита — это нападение, решил не оставлять ее спич без внимания.

— А нечего, Мия, ко мне без разрешения вламываться! Там на двери весит бумага! Где для неразумных людей нормальным языком написано: «ОСТОРОЖНО, ВХОД ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ ХОЗЯИНА! В КОМНАТЕ СТОЯТ МАГИЧЕСКИЕ ЛОВУШКИ! СМЕРТЕЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ! САМОСТОЯТЕЛЬНО ВХОДИТЕ — НА СВОЙ СТРАХ И РИСК!»

Между прочим, это я специально для тебя написал! Потому что твое нахальство начинает меня напрягать! Всегда заходишь в мои комнаты, роешься в моих вещах, читаешь записи, приказываешь моим людям, охранникам. Посторонние посмотрят, что ты себя так неправильно ведешь, и посчитают меня слабаком, подумают, что и им теперь можно так себя со мной вести. Да, и к тому же! Ты вламываешься ко мне в тот самый момент, когда я сплю! Мне вообще-то тоже отдыхать надо. И не моя проблема, что наши планы касательно собственного досуга и времяпрепровождения так разнятся. И, конечно, логично бы было предположить, что я решу повысить свою выживаемость и поставлю ловушки в своем кабинете. Мне вообще-то еще жить охота! Даже с учетом того, что мое новое имя звучит в городе не такое большое по продолжительности время, я ни за что не поверю, что я со своим новым районом, ареной и дружбой с вами не стал кому-нибудь смертельным врагом! Мне есть чего опасаться! Меня могут хотя бы просто из зависти пришить! Ты давай, в следующий раз дождись, пока тебе откроют, а не ломай двери! Тогда и одежда останется цела, и волосы будут в порядке. Благодари богов, что я активировал только первый контур защиты. Там ловушек всего-ничего, и при активации конкретно на тебя данный контур не включает другие, более мощные, а то разговаривал бы сейчас с кучкой пепла.

— То есть ты считаешь меня дурой, которая не умеет читать?! — выделила самое главное для себя из моего пассажа Мия и обиженно надулась.

— Нет, — прокричал я, — я считаю, что ты начинаешь наглеть и злоупотреблять моим доверием! Мое терпение и так на пределе! И перестань делать вид, что тебя задели слова о неразумных людях, ты просто не хочешь показывать, что все же что-то уяснила из моей эмоциональной речи.

— Да ты меня вообще заоскорблял! — возмутилась девушка. — И как дура, и наглая, и назойливая, и бесцеремонная, и какие-то там твои ловушки сжечь меня смогут. Смешно.

— Если бы я активировал другой контур, то тебе действительно пришлось бы очень трудно.

— Я вообще-то боевая магичка и целитель! — гордо вздернула нос девушка. — Мне твои ловушки на один зуб!

— И именно поэтому у тебя пропалена одежда в нескольких местах? — иронично вздернул я брови.

— Да я просто не ожидала от тебя такого коварного нападения! — возмутилась Мия.

— Как я уже говорил, у меня много врагов, — напомнил ей, — не стоит лишний раз расслабляться, а учитывая предупреждающую надпись, считаю тебя виноватой.

— Ты, кстати, знаешь, что пытаешься отчитать меня в нижнем белье? — неожиданно ухмыльнулась девушка.

— С тобой бесполезно говорить, — устало махнул я рукой и лег обратно на кровать, не забыв накрыться одеялом, — ты слышишь только то, что хочешь, и отвечаешь на вопросы совсем не то, что нужно, пытаешься перевести тему. Поэтому передай охраннику, пусть отправит кого-нибудь за плотником, чтобы дверь мне починили, и иди куда-нибудь, дай мне нормально поспать.

— Дверь я и не ломала, — пожала плечами Мия и села на кровать рядом со мной, — просто отмычкой открыла, и все. Так что никого вызывать не надо. Кстати, не думал посложней что-нибудь поставить? В других номерах у тебя замки на дверях посерьезней будут.

— Для врагов такой замок и поставил, — тяжело вздохнул я, — пусть проходят и проникают в комнату, как раз под приготовленные для них ловушки.

— Чего, кстати, пришла-то? — спохватился наконец. — Важное что-то?

— Просто так, — пожала плечами девушка, — скучаю, да и грустно мне. Люк с Никоном все в делах, Тиса вот тоже подключили, ты весь в планах.

Грустно вздохнув, Мия посмотрела на свой опаленный рукав и спросила: — Где здесь у тебя можно привести себя в порядок?

— Ванна там, — указал я рукой на дверь, находящуюся в моей спальне, и прикрыл глаза.

«Мою шикарную ванну теперь увидит кто-то, кроме меня…» — пронеслось в голове.

Используя ресурс в помещениях на третьем этаже своего отреставрированного трактира, я некоторую часть этого этажа, который изначально предназначался для жизни моих воинов и работников трактира, решил переделать под свои личные апартаменты. На этих нескольких помещениях решил совсем не экономить, а делать все дорого и со вкусом. Все же мне в этих комнатах жить, встречать гостей, союзников и врагов, вести переговоры, отдыхать, устраивать посиделки с друзьями.

Поэтому в эти комнаты я решил вложить душу! И отплатить судьбе за нищую и голодную жизнь, которой я жил, когда попал в этот мир.

Мои апартаменты представляли собой блок из нескольких помещений. Начинались они с небольшой приемной для секретаря и охранника, которых, правда, я пока еще так и не подобрал. Тот охранник, который стоял на страже третьего этажа и не пускал на него постояльцев, но пропустил Мию, не в счет.

Из приемной мой посетитель попадал в большую, богато обставленную гостиную. В этой комнате я расположил несколько декоративных диванчиков, кресел, столиков, повесил шикарную хрустальную люстру, которую доработал магическими шарами. Окна занавесил плотными шелковыми шторами.

Из гостиной шли двери в четыре комнаты. Одна в туалет, понятно, для чего. Вторая в мой кабинет, который я тоже достаточно долго и роскошно обставлял. Третья в спальню, и четвертая просто в пустое помещение. Что там будет, я пока не решил, но запас карман не тянет. Думаю, скоро мне понадобится дополнительное помещение для чего-нибудь интересного, гут-то оно мне и пригодится.

В спальне я решил поставить огромную кровать, массивный шкаф и напрячь свои небольшие дизайнерские способности для оборудования лучшего места в мире для релаксации, то есть для ванной. Я некоторое время покорпел над бумагами, посетил множество мастерских, в итоге мне все же удалось сделать ванную комнату моей мечты.

Моя ванная комната была обложена светлой плиткой, в ее центре стояла огромная латунная ванна на красивых позолоченных ножках. Также появилось нечто, похожее на современный кран с душем, шикарный унитаз, выполненный в современном стиле, и даже магический бойлер, наброски которого я нашел в одной из книг Старика по бытовой магии.

Должен признать, что вообще-то печати Старика оказались довольно универсальным инструментом в мире магии. С их помощью я мог использовать как боевую магию, посылая во врага различные печати, так и бытовую. Таким образом был сделан как бойлер, так и водяной насос, который качал воду при открытии вентиля крана.

При создании таких бытовых мелочей очень пригодилось, что я начал конспектировать различные магические книги. С помощью имеющихся записей я смог немного систематизировать знания Старика, что помогло в понимании того, как сделать тот или иной предмет.

— И-И-И! — довольно запищала Мия из ванной комнаты.

Думаю, она обрадовалась наличию огромной емкости, которую можно заполнить водой.

Радостный звук стал еще выше. Кажется, она увидела большую полку со всевозможными вкусно пахнущими жидкостями и ароматическими маслами.

Потом девушка заставила меня подняться и объяснить, как всем этим добром пользоваться.

Сделав свое дело, я сказал, что полотенце в шкафу, и, рухнув на кровать, уснул.

Когда проснулся, обнаружил Мию сидящей в моей гостиной и с удовольствием поедающей целую гору фруктов.

— Присоединяйся! — приглашающе махнула она мне рукой, не останавливаясь.

— Спасибо за великодушное приглашение, госпожа, — саркастически улыбнулся я и, поклонившись, приступил к трапезе.

— Ты, кстати, в моей рубахе, — заметил невинно, обратив внимание на ее внешний вид.

— Ну, нужно же мне было что-то надеть, — беспечно махнула она рукой, затем, укусив яблоко, продолжила: — Да и непонятка небольшая может возникнуть, вот придет Люк, а я у тебя тут полуголая сижу, так что пришлось помародерствовать в шкафу.

— На твоей рубахе было всего лишь несколько подпалин, а ты говоришь — полуголая, — не согласился я с девушкой в оценке обстановки.

— Люк мужчина горячий, — сказала она, а затем сменила тему, — а я и не думала никогда, что у тебя здесь будет настолько хорошо. Это больше похоже не на трактир в трущобах, а на дом богатого купца. Обстановка дорогая, чистенько. Не так, как в трактире Люка. Приведу его сюда, пусть посмотрит и поучится, может, тоже захочет жить в комфорте.

— Должен заметить, что ремонт в этих помещениях закончился только пару дней назад, поэтому ты ничего не могла раньше увидеть, — сказал я и, сделав небольшую паузу, продолжил: — Думаю, ты сможешь заставить Люка хотя бы свою комнату нормально отделать. Трактир переделывать не будет, для воров и бандитов он очень даже хорош.

— Буду надеяться, что смогу, — вздохнула девушка и лукаво заметила: — Кстати, а зачем тебе так много всяких ароматических масел и мыл? Может, я что-то пропустила, и трансформация изменила не только твой возраст, но и пол?

— Тонко, — оценил я и, отсмеявшись, решил ответить частичной правдой. — У меня очень чувствительный нос, и пока я жил в трущобах, мне постоянно приходилось ощущать вокруг себя не самые приятные запахи, поэтому я решил немного изменить тенденцию и хотя бы изредка окружить себя чудесными ароматами.

— Ну-ну, — не поверила девушка.

Поболтав еще некоторое время, Мия спросила:

— Я заметила, что в последнее время ты как будто сам не свой, что случилось? — не получив ответа на свой вопрос, продолжила: — В твоих движениях иногда проскальзывает усталость, сегодня ты проспал уже около пяти часов. Ты что, ведешь ночной образ жизни? Или как? Может, тебе уменьшить количество дел, которые нужно сделать? Или уменьшить количество тренировок? Отдохнуть? Расслабиться? Все подождет. Иначе можешь перегореть, и тогда тебе точно ничего делать не захочется.

— Не все так плохо, — устало отмахнулся я. — Дел у меня много, но везде, на каждом объекте есть ответственные лица, которых я припугнул и отвалил им денег, метод кнута и пряника работает, люди нормально выкладываются, стройка идет бешеными темпами, почти не требуя моего вмешательства. С остальными делами так же. — Я тяжело вздохнул и продолжил: — Причина моей усталости — Старик, он решил во что бы то ни стало подготовить меня к какому-то ритуалу и каждый день заставляет выкладываться до конца. Последнее время мне почему-то кажется, что он слегка обезумел….

Старик и вправду немного сошел с ума. Теперь каждая наша тренировка начиналась с того, что он заставлял меня опустошать резерв, используя как можно более энергоемкие и сложные заклинания.

После того как я пропускал через себя всю накопленную за сутки силу, он начинал бить меня током, заставляя выставлять щит, чтобы защищаться. Боль — хороший стимул в обучении, мне очень часто удавалось выдавать очень тонкий щит, который отбивал удар, однако после таких тренировок у меня кружилась голова и всегда шла кровь из носа.

Самое плохое, что на этом ничего не заканчивалось: когда у меня не оставалось сил, чтобы защищаться, и я несколько раз подряд пропускал удары древнего мага, он вливал в меня немного энергии, и пытка продолжалась вновь.

— Ты должен стать сильнее, — все время повторял он, — у нас осталось не так много времени. Ты должен быть ГОТОВ! ГОТОВ! ГОТОВ!


— Здравствуйте, господин Хантер, — поприветствовал меня мой первый помощник Леке Пит и уважительно поклонился.

Всего месяц понадобился старому сержанту для того, чтобы просчитать все плюсы и минусы своего нынешнего положения, оценить обстановку в городе и трущобах, осознать масштаб проводимых в районе работ и проникнуться ко мне искренним, почтительным уважением. Теперь старый сержант принимал меня не за сопляка с огромным самомнением и связями в криминальном мире. Теперь он знал меня как элитного бойца, опасного мага, а также как очень хитрого и пронырливого человека, который видит свою цель и стремительно идет к ней. Это произошло не сразу, а только после того, как сержант акклиматизировался в городе и начал собирать информацию.

Но данный процесс я не оставил без внимания и решил держать под контролем. Нужно было делами заслужить уважение старого сержанта и его бойцов.

Начал я с того, что решил лично заняться подготовкой своих воинов и стабильно, один раз в сутки, проводил спарринги. Это мне требовалось для того, чтобы не только лично знать все сильные и слабые стороны своих бойцов, но и для того, чтобы изменить их отношение к себе. Быть в их глазах не просто человеком, который дает им деньги за выполнение работы. Мне захотелось стать их настоящим лидером и вожаком. К просьбам и приказам которого нужно внимательно прислушиваться и добросовестно их выполнять.

То преимущество, которое я имел перед воинами в силовых и скоростных показателях, они смогли оценить.

Так как я просто-напросто их всех показательно избил. Сделал я это после того, как один из бойцов посмел усомниться в моей методике подготовки. Больше таких ошибок никто из них не делал. Память оказалась хорошей. Правда, я все же не слишком зверствовал и вызвал для них квалифицированного лекаря.

Обучение решил построить на основании старой дедовской методики, точнее, на Стариковской. Хе-хе. Проще говоря, овладение навыками защиты и нападения у воинов происходило через боль.

Если мне казалось, что боец медленно двигается, не старается, отлынивает, слишком задумчив, ну или просто может двигаться быстрее, я бил его током. Не сильно, не так, как Старик меня. Но все же довольно чувствительно и неприятно.

Такие тренировки не только поддерживали здоровую добросовестность в нашем небольшом коллективе, но и заставляли воинов старательно отрабатывать такие скучные вещи, как простейшие стойки и удары, что позитивно сказалось на их навыках боя. Очень часто, стараясь избежать моего удара, воины входили в транс и уходили из зоны поражения. Таких счастливчиков повторно я уже не бил. Этот нюанс был сразу замечен и проанализирован, поэтому теперь все воины старательно отрабатывали вхождение в транс и работу в нем.

Такая методика подготовки быстро дала свои многочисленные плоды. Мои воины стали в несколько раз быстрее, чем перед началом тренировок. Ведь в бою даже доли мгновения могут сыграть решающую роль.

Но подобный прогресс не дается легко, особенно за такое короткое время. Мужикам в целом приходилось очень несладко. Они выкладывались на тренировках, занимались охраной территории и очень яро покрывали меня шестиэтажным матом, когда думали, что я не слышу. Но прерывать тренировки, выражать недовольство или отказываться от них не спешили.

Пообщавшись с Лексом, я узнал, что все его бойцы прошли через бой. Они убивали, рисковали жизнями, теряли близких, смотрели смерти в глаза.

Они понимали, что слабым не место в этом мире, что нужно работать над собой, что если есть возможность становиться сильнее, то за эту возможность нужно как можно сильнее хвататься руками и не отпускать.

На данный момент все тренировки проходили в сокращенном составе. Мне приходилось разделять бойцов на команды по четыре человека, так как поддержание порядка на моей территории еще никто не отменял. Бойцам было тяжело, но Леке обещал поработать над этой проблемой и рыскал по городу в поисках таких же вояк из вольных баронств, как и он сам.

Сегодня он обещал представить мне первую партию отобранных бойцов, самых лучших из имеющихся на данный момент в свободном плавании.

Работал Леке со всем усердием и энтузиазмом, которые у него имелись. Все потому, что для него метаморфозы, проходящие с его воинами, были более зримы, чем для кого-либо. Это придавало ему уверенности в своей правоте и служило напоминанием о том, что он принял правильное решение, когда примкнул ко мне.

— Господин Хантер, — как-то сказал он. — Вы сделали то, что не получилось когда-то у меня. Вы научили моих воинов эффективно ускоряться и уверенно использовать транс. Я никогда раньше и подумать не мог, что кто-то из них сможет показывать такие хорошие результаты в бою. Ведь если еще недавно они, за редким исключением, едва могли входить в транс и кое-как его использовать, то теперь они могут уверенно сражаться в трансе несколько секунд, и все это без потери боеспособности в дальнейшем!

— Вы тоже хорошо прибавили, — заметил я, глядя Лексу в глаза. — Намного больше, чем любой из ваших бойцов.

— Ну, дык… — пригладил усы мужчина, — чай, опыта побольше будет, и способности есть.

«Ну и про ежедневные тренировки ты забыл упомянуть», — подумалось мне.

Можно уже и на целях нового господина сосредоточиться, и показать свою верность, силу и желание служить, чтобы у того не было желания предложить должность своего первого помощника кому-нибудь другому, кто моложе, умелей и сильней.

Выйдя из задумчивости, я прислушался к тому, что говорил мне сержант.

— …эти самые лучшие, — говорил он, — тоже из вольных баронств. Воины неплохие, будут не хуже моих ребят, если их так же натаскивать. По «наращиванию» боеготовности организации могу предложить только вливание новых людей в наш коллектив небольшими партиями. Набор производить где-то раз в месяц. В количестве трех, четырех или пяти человек. На дежурство по территории ставить их в пару к моим, а никак не друг с другом. Это позволит нам безболезненно ввести новичков в наши ряды и поможет им как можно скорее привыкнуть к новым порядкам. Когда это произойдет, возьмем новую партию.

— А вы хорошо подготовились, — удивленно посмотрел я на Лекса, — даже такие мелочи учитываете.

«Действительно толковый мужик, видно, что не одного новобранца через себя пропустил. И слова интересные знает, вероятно, близко с власть предержащими общался, успел нахвататься».

Да и сам сержант человек довольно хитрый. Когда нужно, прикинется пожилым и повидавшим всякое, а в следующий момент забывает про стариковские ужимки и будто преображается. Даже и не странно, что с ним целых девять воинов со своими семьями утло, видать, знали, за кем идут.

Отбор в банду, как и все тренировки, проходил в здании, которое когда-то было мануфактурой. Из него вынесли весь мусор, подремонтировали стены и потолок, побелили.

В конечном итоге у меня появилось просторное и удобное помещение для тренировок.

На данный момент в центре зала стояли восемь человек. Пятерка претендентов и трое моих бойцов.

— Давай посмотрим, что они могут, — сказал я, — и показал рукой на самого крайнего.

— Тебя проверим первым. Иди сюда.

— Это что, шутка? — спросил хмурый бородатый мужчина в потертых доспехах, с двуручным мечом в ножнах. Был он коренаст, широк в плечах, спокоен и силен.

Сделал рывок вперед и отбросил мужчину назад ударом ладони в грудь.

Отлетев на несколько метров, мужчина хмыкнул, встал на ноги и рванул ко мне.

В течение тридцати минут я оценил уровень подготовки всех пяти претендентов и в целом остался доволен. У меня появились отличные бойцы! Необработанные алмазы, которые, как я уже понял, можно огранить и привести в нужную форму. И они станут отличными членами моей организации. Слово «банда» говорить не хотелось. Ведь основу банды составляют убийцы, воры и бандиты, а у меня все-таки воины. Да и банда занимается присвоением того, что плохо лежит, я же принял решение зарабатывать деньги. Это и выгодно, и моей совести спокойней.

— Хант, — послышался голос Мии, когда я вошел в трактир.

Повернувшись на звук, обнаружил девушку сидящей за столом в полном боевом обмундировании и с оружием на столе.

— Ты собралась уходить? — спросил я, оценив внешний вид Мии.

— Да, — кивнула она, — надоело мне здесь, ни сражений, ни засад, ни боев, ни убийств, адреналин перестал вырабатываться, скучно мне стало, — глубоко вздохнув, девушка сказала: — Короче, я ухожу, зашла, так сказать, попрощаться.

— А как же Люк? — недоуменно спросил я. — Да и все, что мы сделали? Разве можно вот так вот просто уйти? Не думаю, что он отпустит тебя.

— А я ему и не сказала ничего, он не в курсе, уверена, так будет лучше для всех.

Девушка встала.

— Еще свидимся, Нел, — сказала мне Мия и, встав, вышла из трактира.


— Марта, — позвал я женщину, когда девушка вышла. — Отправь посыльного к Люку. Пусть он передаст ему дословно: «Мия уходит из города». Поняла?

— Да, — кивнула женщина и быстрым шагом направилась в сторону кухни.

В смешанных чувствах я вышел на улицу для того, чтобы прогуляться и привести мысли в порядок.

В глаза сразу же бросился красивый, подсвеченный разноцветными магическими шариками фонтан. Посмотрев на дело своих рук и отметив, что количество многочисленных зевак вокруг него и не думает уменьшаться, я довольно улыбнулся. Как и предполагалось, фонтан очень быстро стал достопримечательностью города, что благоприятно сказалось на количестве клиентов моего района.

«Черт, — выругался я, — Мия все-таки уходит. Мне будет не хватать ее молчаливой поддержки».

Мои мысли прервал грохот входных дверей в одном из борделей района. Оттуда вывалились трое пьяных мужчин с наглыми улыбками на лицах. Охранники, патрулирующие район, сразу двинулись на шум.

Следом за мужчинами из здания вышла управляющая данным заведением леди Лили. Этой моложавой женщине исполнилось тридцать лет, по меркам данной профессии была она очень молода, но, несмотря на это, девочек своих вышколила лучше всех. Это, а также дорогая обстановка комнат и здания, делало ее заведение довольно элитным.

Сейчас на лице управляющей я заметил огромный кровоподтек под глазом и разбитые губы, однако держалась она стойко. В глазах читалось презрение к поднявшим на нее руку мужчинам.

Инструкции мои бойцы получили четкие, поэтому знали, что делать в подобных ситуациях. Мгновение, они вошли в транс и бросились на нарушителей.

Противники проигрывать не спешили, они оказались не так просты — тоже вошли в транс для того, чтобы дать отпор. Теперь понятно их наглое поведение.

Завязался бой. Я с удовольствием следил за тем, как мои воины вбивают противников в брусчатку. Совершенно не стесняясь окружившей их толпы зевак. И заливая пространство каплями крови.

Я довольно улыбнулся. Уроды, не ожидали, что обычные охранники так эффективно работают в трансе?

Когда лица наглецов превратились в кровавое месиво, мои ребята вытрясли из них всю наличность, и эти деньги отдали хозяйке заведения.

После чего закинули мужчин на плечи и понесли в сторону мануфактуры, там у нас имелся просто отличный подвал с хорошей шумоизоляцией. Мы их быстро разговорим и узнаем, кто они, откуда, почему не заплатили, была ли это чья-то проверка или, может, провокация.

Потом стрясем с этих уродов приличную сумму и отпустим, чтобы разносили по городу слух, что лучше в моем районе не бузить, ведь это очень больно и дорого обходится.


Солнышко светит, птички поют. А я вот уже которую неделю изучаю теорию проведения ритуалов со Стариком. А началось все с того, что перед очередной изматывающей тренировкой я сказал учителю, что больше не позволю ему так над собой издеваться и что не буду участвовать во всяких сомнительных ритуалах, о которых ни Мия, ни дед Димитрий ничего не знают.

После этого Старик сплюнул, грязно выругался и как вдарил мне через связь учитель-ученик! Я только свернулся калачиком и тихо стонал.

— Нечего об учителе плохо думать! — припечатал Старик, но все же нагрузку снизил. И поэтому вот уже вторую неделю я изучал ритуалы и используемые в них печати, формы и руны. Ну и конечно же больше всего внимания мы уделяли тому ритуалу, к которому Старик меня так тщательно готовил.

Как оказалось, ритуал снятия оков проводится двумя магами, а не одним, как я думал раньше, когда подозревал, что Старик хочет завладеть моим молодым, сильным и магически одаренным вардовским телом.

Исследовав печати, которые древний маг дал мне для изучения, я выяснил, что данный ритуал позволяет магам произвести очистку своих энергетических каналов, очистить ядро от шлака, а также синхронизировать работу источников. Что в конечном итоге многократно повысит эффективность использования магии, а также увеличит контроль. Мои догадки подтвердил Старик, вкратце пояснив, для чего необходима та или иная печать.

Несмотря на то что я самостоятельно разобрался, для чего нужны некоторые печати, гением я себя не считал, ведь на самом деле каждая из этих печатей имела большое количество форм и рун, компоновку которых я раньше никогда в жизни не видел и, соответственно, о работе которых совершенно ничего не знал.

После разъяснений я учился мгновенно воспроизводить показанные Стариком печати. Их оказалось немного, всего семь, но были они ну очень сложные. С такими монстрами мне работать еще не приходилось. Радовало только то, что Старик научил меня мгновенно концентрироваться и воспроизводить даже самую сложную магию. Мне понадобилось полторы недели, чтобы просто научиться воспроизводить все. А затем еще некоторое время, чтобы менять печати одну за другой в нужном порядке.

Однако меня заботил то г факт, что после воспроизведения печати, как пылесос, высасывали из меня прорву энергии, и к концу занятия я был полностью пуст.

Но Старик меня обнадежил, сказал, что моих сил с лихвой хватит для проведения ритуала, ведь именно для того, чтобы у меня появился излишек энергии, он меня так серьезно и тренировал.

И вот, когда учитель остался доволен моей работой с печатями, он дал мне наказ хорошенько отдохнуть.

— Ну что, ученик, ты готов к ритуалу? — спокойным голосом спросил меня маг на следующий день.

— Готов, — кивнул я.

Чувствовал я себя действительно прекрасно, полным сил и энергии. Не зря ведь вчера заварил отвар из некоторых растений и проспал целых девять часов!

Энергия во мне бурлила, клокотала, рвалась наружу — это как раз то, что нужно для выматывающего в энергетическом плане действа.

— Тогда готовься к ритуалу, — бросил мне Старик, — и садись в печать. Будем начинать.

Кивнув, я начал уже привычные приготовления. Разделся, снял амулет, умылся в специальной бадье. Надел заранее подготовленную для ритуала тогу и сел в центр печати.

Старик не заставил себя долго ждать и сел рядом со мной, поставив перед собой железный ящик средних размеров.

— Что это? — заинтересовался я, ведь на тренировках перед ритуалом никакого ящика не было, и о нем Старик вообще ничего не говорил.

— Он не помешает, — понял древний маг мои опасения, — даже надеюсь, что поможет, это важная часть ритуала.

«Что-то странное», — подумал я, но возможности отказаться от ритуала уже не было. Да и не позволил бы маг это сделать. Он постоянно показывал на тренировках часть своей истинной силы, и уж кому-кому, но мне с ним не тягаться. Саботировать ритуал тоже не стоит, может выйти боком самому. Ведь моя энергетика тоже будет участвовать в действе.

— Начали, — произнес Старик, и я тут же воспроизвел печать, в которую мгновенно мощным потоком понеслась энергия из источника.

Линии печати, в которой мы со Стариком сидели, начали призрачно мерцать… Отток энергии в воспроизводимую мною печать увеличился… Яркая вспышка, и я мгновенно воспроизвел вторую печать… Отток увеличивается… Вспышка! Третья печать… Вспышка! Четвертая…

Времени для того, чтобы прислушаться к себе и проанализировать расход сил, не было, однако я отчетливо ощущал, что энергии осталось меньше половины резерва. Быстрее бы все закончилось… Вспышка! Пятая печать… Вспышка! Шестая… Энергия стремительно убывала. Вспышка! Седьмая.

Сил почти не осталось. Еще чуть-чуть!

— Не сдаваться! — шепнул я.

Вспышка! И я развеял печать.

Отток энергии уменьшился, но не остановился.

«Что происходит?! — судорожно подумал я, — Источник отдает последние капли».

— Старик! — попытался крикнуть, но получился только тихий хриплый шепот: — Старик!

Маг не обращал на меня внимания, он сконцентрировался и сосредоточился. Он держал перед собой огромную печать. Его глаза горели от переполнявшей его энергии.

«Неужели обманул и вытягивает из меня все до капли?»

Старик взглянул на меня, и на его лице появилась жуткая ухмылка.

Маг потянул на себя крышку железного ящика, и перед моими глазами предстал сияющий источник энергии. Животные инстинкты моей второй формы стремительно достали бьющееся нечто из, как я отметил краем сознания, покрытого печатями ящика. Не прошло и мгновения, и я начал есть это нечто. Энергия тут же наполнила мой почти угасший источник, а затем, после преобразования, мощным напором передала силу печати Старика.

Сила, проходящая сквозь меня, была очень большой. А источник энергии, который я поглощал, оказался просто огромен! В нем было несколько десятков моих резервов. Частью сознания я следил за происходящим и отчетливо понимал, что пожираю чье-то сердце, но чье?! Оно же размером с голову теленка! Чье сердце настолько велико?

Сколько длился ритуал, я не знаю, однако довольно скоро сердце стало заканчиваться.

Последний кусок, и энергия начала повторно пропадать из моего источника. Я упал на пол и почувствовал, как печать высасывает все до последнего.

«Вот так ты и сдохнешь! — мелькнула злая мысль в голове, — нужно было есть сердце и пытаться выпрыгнуть из печати!»

Но только я это подумал, как отток энергии прекратился.

Сил, чтобы пошевелиться, не было. Вся огромная энергия, которая бушевала в моем источнике, бесследно пропала во время проводимого ритуала, но я был рад и тому, что вообще остался жив.

Чуть приоткрыв глаза, заметил стоящего на ногах Старика, радостно осматривающего свои молодые руки.

«Он выглядит лет на тридцать, — подумал я. — Правда, волосы все осыпались, или из-за того, что были седыми, или это последствия ритуала».

— У меня получилось! — радостно закричал он и, дико хохоча, стал бегать по подземелью. — Получилось! Получилось! Получилось! Я снова молод и силен! Да-а-а!

Закончив веселиться, мужчина успокоился и перевел довольный взгляд на меня.

— Я же говорил, что все получится, — сказал он мне и воспроизвел какую-то печать. Стало немного получше.

— Спасибо, — облегченно выдохнул я, посчитав, что маг решил меня прикончить. — То есть все для того, чтобы сделаться моложе? — спросил я окрепшим голосом.

— Да, — уже менее радостно кивнул древний маг, — теперь мой источник позволит мне стареть более медленно, а все благодаря силе твоей расы и сердцу дракона.

— Сердцу дракона?! — удивился я, постаравшись приподняться на локтях, но голова закружилась, и мне пришлось лечь, как раньше, — так это было сердце дракона?!

— Новорожденного, — пояснил маг, — сердце взрослого дракона очень велико, с приличную комнату. А это сердце принадлежало только вылупившемуся младенцу. Энергия в таком сердце специфическая, но так даже лучше.

— Поразительно! Не знал, что у вас может быть такая редкость!

— А ее и не было, — хмыкнул маг, — это Люк мне достал.

— Что дальше? — спросил я и поморщился из-за боли в источнике.

— Ты придешь в норму, — сказал древний маг, — тебе понадобится около полугода. Может, меньше. Как восстанавливаться, ты уже знаешь. Мы этому с тобой научились.

— Вы планируете покинуть город, — удивился я тому, что учитель не будет оказывать помощь в восстановлении моего энергетического ядра.

— Я?! — в свою очередь удивился маг. — Ты покинешь! Ведь тебя ждет последнее испытание! Когда-то и я проходил такое же.

— Вы не посмеете выгнать меня из города! — возмутился я. — У меня тут друзья и бизнес! Я никуда не хочу уходить!

— А придется, — криво усмехнулся древний маг и воспроизвел перед моим лежащим телом сложную печать.

Когда печать развеялась, тела под ней уже не было.

ЭПИЛОГ

Я резко очнулся из-за палящих лучей солнца, обжигающих мое тело. Нос глубоко вдохнул сухой раскаленный воздух и заставил меня закашляться.

В горле пересохло, во рту поселился мерзкий запах сердца.

— Гадость, — прошипел я и, перевернувшись на живот, медленно встал на карачки.

Во все стороны расходилась огромная сухая равнина.

— Я что, в степи?! — прошептал, заслезившимися глазами всматриваясь в развернувшееся передо мной пространство.

«Определенно степь, — резюмировал я. — Нужно прислушаться к окружающему пространству, может, найду где-нибудь воду».

Чувствительные уши не подвели, и я услышал движение где-то вдалеке за спиной.

Обернувшись, напряг зрение, и моему взору предстал отряд всадников, стремительно движущихся по степи чуть в стороне. Все было нормально, за исключением того, что ездовыми животными у этих всадников выступали огромные, размером с молодого бычка, волки, а сами всадники оказались громадными двухметровыми бугаями зеленого цвета с характерными клыками и татуировками на лице.

Ну вот мы и познакомимся с вами, орки!


home | my bookshelf | | Время перемен |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 19
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу