Book: Железные бойцы



Железные бойцы

Михаил Ивановский

ЖЕЛЕЗНЫЕ БОЙЦЫ

Пять ошибок

Читайте внимательно. В этих строчках — пять ошибок. Найдите их.

«По ровной дороге шла рота красноармейцев. Шли очень быстро. В минуту делали 100 шагов.

Командир, подсчитывая ногу, кричал:

— Ать, два, левой. Ать, два, левой.

Было очень жарко. Все часто пили воду иг фляг. Позади, громыхая колесами, катились длинноствольные 70-миллиметровые пушки».

Ну, нашли ошибки? Их ровно пять.

В Красной армии много нового, еще неизвестного ребятам. Заметили ли вы. что теперь командиры не подсчитывают ногу? Сейчас «ать, два, левой» командуют только молодым красноармейцам-новобранцам. Старым красноармейцам подсчитывать ногу не надо. Они ходить умеют.

В начало службы новобранцев учат ходить в ногу, а потом говорят, — «сами шагайте». В царской армии учили все делать по команде, — и думать и шагать.

Красноармеец — сознательный боец. Каждый видит, как идут товарищи впереди, и держит ногу по переднему. Передний — правой, и ты — правой.

Ать, два — теперь не командуют.

Вот первая ошибка. Найдем вторую.

Летом Н-ский стрелковый полк отправился в поход и вызвал на соревнование другой полк. В договоре о соцсоревновании был вот такой пункт:

«Кто выпьет в походе меньше воды и съест норму соли».

Вот так соревнование! Идти по жаре, не пить воду и есть соль как конфеты!

Красноармейцы, как захочется пить, клали крупинку соли в рот, или съедали кусок хлеба с солью, а воду пили только на большом привале. И то понемногу.

Чем больше на жаре пьешь, тем больше пить хочется. Кто много выпьет воды, тот быстрее устает. Выпил ковш. Вода в животе булькает. Идти тяжело. А главное, пот льет ручьями, а кто сильно потеет, тот быстро устает. Воду легче нести во фляжке, чем у себя в животе.

Соль, чистая соль, уничтожает жажду и укрепляет силы. Она очень нужна нашему организму. Соль не питательна, как хлеб или масло, но помогает нам усваивать питательные вещества.

Пуговицы мы носим, а они не греют. Пуговицы нужны, чтобы застегивать одежду. Пуговицы не греют, а без них холодно. Соль не питательна, а без нее невкусно, не сытно.

Во время работы соль очень быстро выделяется из организма. Пот всегда соленый. Во время работы и ходьбы надо пополнять запас соли. Нужно всего лишь щепотку или две в день.

Красноармейцы в ходьбе воду не пьют.

Вот и вторую ошибку нашли.

Потом в задаче написано:

«Красноармейцы шли очень быстро. В минуту делали 100 шагов».

Это совсем не быстро. Теперь красноармейцы шагают по 120–140 шагов в минуту. Это —6 километров в час. Идут они не налегке, а килограммов 25 груза висит за плечами.

Во время маневров или на ударном марше, когда нужно настигнуть противника, красноармейцы делают по 180 шагов в минуту. Вот это действительно быстро. Со стороны глядя, не понять, идут они или бегут. И на шаг и на бег похоже.

100 шагов в минуту — это для красноармейцев не быстрая ходьба.

Мы нашли третью ошибку.

Красноармейцы не только шагают быстрее, но и всё в армии делают быстрее. В газетах часто попадается слово «темпы», «даешь темпы», «усилим темпы» и т. д. Побывайте в армии и услышите другое слово: «мобильность»: «даешь мобильность» и т. д.

«Мобильность» и «темпы» — это одно и то же. Оба слова означают, что надо все делать быстрее, проворное и ловчее.

Вот поэтому в походе позади пехоты теперь везут пушки не длинноствольные, а с коротким стволом.

Чтобы наша боевая пушка двигалась быстрее, над ней проделали операцию. Пушке обрезали ствол, и она стала тупорылой, как породистый поросенок. От этого она стала вдвое легче, а если легче, так значит проворнее, мобильней.

Полевая пушка, сопровождающая пехоту, совсем не длинная, а короткая.

Итак мы нашли четвертую ошибку.

Раньше у пехотной пушки колеса были как у телеги, обтянутые железным ободом. Сейчас у пушки колеса как у грузовика, только вчетверо больше, и обтянуты резиновой шиной. Словом стала пушка кататься на резиновом ходу. Пехота в горы и пушка за ней. Пехота идет по пашне — и пушка тоже, а по дорогам она катится легко, без шума, как автомобиль. Такая пушка от пехоты не отстанет нигде.

Новые пушки на резиновых шинах колесами не громыхают по дороге.

Это пята а ошибка.

Вот мы нашли все ошибки.

Угроза войны

Мы ждем войну каждый день. Капиталисты не могут примириться с существованием на земном шаре пролетарского государства. Французские и английские капиталисты уже много миллионов рублей истратили на подкуп шпионов, на работу вредителей, на промпартию.

Вредители прокладывали дороги, чтобы облегчить наступление польских и румынских фашистских полков. Они строили тайные крепости на Советской земле. Вредители осушали болота по приказанию французского главного штаба, строили ангары для самолетов и готовили в пограничных городах запасы бензина для французских самолетов и автомобилей.

Во французском главном штабе есть подробный план нападения на СССР. Этот план был раскрыт и выдан на суде арестованными и осужденными вредителями.

Капиталисты готовят войну, это ясно. Известия и телеграммы газет каждый день подтверждают это. То английский флот зайдет в Балтийское море будто для прогулки, а на самом деле, чтобы лучше изучить это море; то наша пограничная охрана захватит польский самолет со шпионом; то отряд финляндских войск устроит поход около самой советской границы.

Война неизбежна.

Разговоры о разоружении, о борьбе против войны — это одна болтовня.

Каждый год собираются съезды представителей от разных государств обсуждать, как предотвратить войну.

От французского правительства приезжает Поль Бонкур. Поль Бонкур — один из вождей французской социалистической партии.

Поль Бонкур состоит сразу в двух комиссиях. Он — член комиссии по разоружению. Он — член комиссии по вооружению французской армии. Можно ли ждать мира от работы таких Полей Бонкуров?

Железные бойцы

Советский Союз готовится к обороне — защищать социалистическую стройку.

Кто победит в будущей воине? Тот, у кого пушек больше? Или тот, у кого пушки больше? Или у кого армия больше?

Это все — не самое важное.

Красная армия уверена в своей победе над армиями капиталистических соседей. Из войны победителем выйдет Красная армия пролетарского государства.

Каждый красноармеец знает, что он защищает республику трудящихся от капиталистов. Он защищает социалистическую страну Советов от классовых врагов. Красноармейцы знают, что там, в тылу польской, финляндской армий, у него есть миллионы помощников — польских, финляндских и румынских рабочих.

Солдаты капиталистических армий не знают, за что они идут воевать. Когда поймут, они перейдут на сторону Красной армии, они повернут штыки против своих настоящих врагов — капиталистов.

Сознательное выполнение своего долга — оружие красноармейцев против капиталистов.

Красная армия имеет хорошие пушки, пулеметы, танки. Но этого еще мало.

Красная армия овладевает самым главным военным навыком — скоростью, мобильностью.

Пушка, которая стреляет вдвое быстрее, стоит двух пушек.

Нужно научиться передвигаться быстрее врага, нужно быстро передавать приказания, нужно быстрее их выполнять.

То, что делали раньше в один час, теперь надо делать в полчаса.

Красная армия учится подвижности — мобильности.

Шагают быстро. Но, как ни шагай, больше 7 километров в час не сделать. А бежать бегом нельзя. Устанешь сильно и не хватит сил драться. На лошадей посадить — тоже нехорошо. С лошадью хлопот много. Кормить надо, поить надо, чистить надо. А главное — лошадям обязательно отдыхать надо. Без отдыха даже сытая лошадь сдохнет.

Автомобиль быстрее лошади и всегда готов к работе. Пехоте дали механических лошадей. Пешком в день больше 40 километров не пройдешь, а для автомобиля и 100 километров — пустяки.

Раньше пехота завидовала кавалерии: «вам, — говорили, — хорошо, у вас лошади». Теперь кавалерия завидует пехоте: «вам, — говорят хорошо, — у вас автомобили».

Если пехота переезжает на автомобиле, то как же быть с пушками? Неужели их возить на лошадях? Артиллерия отстанет от пехоты и вовремя не сумеет помочь. Без помощи пушек пехота слаба.

Но ведь теперь полевые пушки на резиновых шинах возить за собой легко. Пушку привязывают за хвост к грузовику и едут. Пушка катится за грузовиком как жеребенок за телегой.

Лодка-подушка

Шагают быстрее.

Ездят быстрее.

Пушки возят быстрее.

Вот на пути река. Глубокая и быстрая. Надо немедленно переправиться на другой берег. Брода нет. Моста нет. Лодок нет. Как же переправиться? Делать ли плот из деревьев и бревен, строить ли мост?

Хорошо строить мост, когда солнышко светит, все тихо и спокойно. А если враг, заметив движение, засыплет наш берег снарядами, тогда как быть? Снаряды разрушат мост, разобьют плоты в щепки.

Вплавь — тоже нельзя. У каждого большой груз. И пулеметы надо переправить, и патроны, и амуницию.

Медленно, не спеша, конечно, можно построить и мост. Остановиться, укрепиться, подвезти тяжелую артиллерию, снарядами отогнать противника и тогда месяца через два переправиться на другой берег. Два месяца — это пустяки. Бывало, что армии стоят по полгода, упершись около реки лбами. Ни взад ни вперед.

Нужно переправиться завтра же! В 24 часа быть на другом берегу.

Ночью в ложбине, в кустах чуть слышен звук.

— Пши, пши…

Как только туча скроет луну, станет темно, из этой ложбины, из кустов выходят восемь красноармейцев. У каждого в руке винтовка. Другой рукой они держат огромную подушку. За подушкой позади идут еще красноармейцы, они несут патроны, весла и пулеметы. Всего их 35 человек.

В минуту добрались до реки. Огромную серую подушку положили на воду. Она покачивается на волнах.

Со всех сторон, из каждого прикрытия несут такие подушки и спускают их на воду.

На каждую подушку садится по 35 человек с оружием. Быстро гребут — и через несколько минут красноармейский отряд на другом берегу. Подушка — это лодка. Она сделана как детский мячик. Сверху плотная материя — брезент, а внутри — резина. Ее надувают воздухом маленькими ручными мехами. Когда накачивают воздух, меха шипят: пши, пши.

Мячик уколи иголкой, воздух выйдет и мячик не прыгает. Он испорчен. А если уколоть лодку? Ей хоть бы что. Иголки она не боится. Материя прочная, резина крепкая, а дырка от иголки маленькая. Пока воздух выйдет, успеют переправиться.

А если попадет пуля? Пуля страшнее иголки Но лодка и пули не боится. Внутри она разгорожена перегородками из резиновой материи на от деления. В лодке 8 отделений, как комнаты в квартире. Только комнаты, конечно, без окон и без дверей. В каждое отделение накачивают воздух. Потому-то ее и надувают восемь красноармейцев, чтобы накачать воздух во все отделения сразу.

Если пуля пробьет одно отделение, так останутся в запасе еще семь. Надувная лодка плавает, пока есть воздух хотя бы в одном отделении.

Лодка-подушка поднимает 50 человек. Но они не усядутся, потому что там тесно. А подымет ее один человек. Она очень легкая. Только одному человеку нести неудобно, он будет похож на муравья, который взялся нести яблоко.

Когда первый отряд красноармейцев атакует врага, из лодок составляют мост. Ставят лодки поперек реки и настилают доски. По такому мосту перевозят пушки.

За ночь можно переправить целый полк.

Железные бойцы


Гоночный снаряд

Шагают быстрее, ездят быстрее. Все делают быстрее. Надо заставить и снаряды лететь быстрее. Он и так летит быстро. Снаряда не видно во время полета. Но хорошо еще больше увеличить его скорость. Чем быстрее летит снаряд, тем дальше он пролетит.

В войну 1914 г. германская армия подошла на 100 километров к Парижу. Германцы установили пушки и стреляли по Парижу. Первый снаряд разорвался около военного министерства. В Париже перетрусили. Началась паника. Нападения никто не ожидал. Люди бежали из города, хотя германцы были за 100 километров.

Дальнобойная пушка — страшное оружие. Она может стрелять в неприятеля, когда он этого совсем не ждет. Как сделать пушку дальнобойной?

Надо ее изготовить очень большой. Большие пушки тяжелы. Их возят паровозы и только по железным дорогам. Тяжелая пушка медлительна и неповоротлива. Они и стреляют медленно. Дальнобойные пушки делают только по два выстрела в час. Большая пушка очень дорога и недолго служит. За те же деньги можно сделать сотню обыкновенных пушек.

Как же быть? Может быть не в пушке дело, а в самом снаряде? Ведь летит-то снаряд, а не пушка.

Его и усовершенствовать нужно.

У простой лодки корма тупая, точно обрубленная. У гоночной лодки корма и нос одинаковые — острые. Гоночный автомобиль длинный, узкий и заостренный сзади. Дирижабль, как сигара — острый с обоих концов.

Всe это делают для того, чтобы воздух или вода меньше мешали движению. Раньше думали, что важно сделать нос острый, чтобы лучше рассекать воздух, а корма все равно какая. Оказалось наоборот. Это доказали на капле воды. Какой формы капля, когда она падает? Почти все скажут — шарик. А это неверно, совсем не шарик. Когда капля только оторвалась от крана, она похожа на шарик, а потом вытягивается и делается как луковица или редиска. Спереди толстая, а сзади хвостик. Капля такой формы падает быстрее шарика. Важно не только как рассекать воздух, но и как он стекает позади.

Проведите быстро пальцем по воде, — увидите, как сзади забурлит вода. Точно так же, только гораздо сильнее, бурлит вода за обыкновенной лодкой, точно так же бурлит воздух позади автомобиля и позади летящего снаряда. Сзади образуются вихри.

Железные бойцы

Эти вихри, как крючки, цепляются за снаряд и мешают ему лететь вперед. Позади гоночного автомобиля и гоночной лодки вихри очень маленькие, потому что воздух плавно стекает.

Чтобы снаряд летел быстрее, его сделали как гоночную лодку.

Нос и корма нового снаряда одинаковые.

Острая головка хорошо рассекает воздух, а позади он легко стекает. Вихрей нет, ничто снаряду не мешает, и он быстрее летит. И, следовательно, дальше.

Обыкновенным снарядом пушка стреляет на 8 километров, а новым, гоночным, ускоренным — на 12 километров.

Железные бойцы

Без перелетов и недолетов

Чтобы быстрее стрелять, дело не только в снаряде или в пушке. Надо, чтобы и артиллеристы работали проворнее. В старых книжках о войне попадались слова команды: перелет, недолет и т. На перелеты и недолеты тратят снаряды и, главное, время.

Выстрелил — перелет. Выстрелил еще — недолет. А в это время противник заметил, что артиллерия пристреливается, и перешел на другое место, перекатил пулемет за горку. Снова надо пристреливаться. Опять перелет, потом недолет. Третий выстрел должен попасть в цель, однако противник опять ушел. Так и продолжается сказка про белого бычка: перелет, недолет, противник ушел.

Надо научиться быстро наводить пушку прямо в цель. Без перелетов и недолетов, без пристрелки.

Артиллерист правильно навел пушку в цель. Выстрелил и не попал. Почему? Откуда дует ветер? Если справа, то он отнес снаряд влево, если дует в лоб, будет недолет. Зимой в холодном воздухе снаряды летят хуже, чем в теплом. Если светит солнце, будут перелеты. В дождливую, сырую погоду снаряды летят медленнее. Солнце, ветер, дождь, холод — все это мешает стрельбе.

Артиллеристы учатся быстро наводить пушку на цель. У них есть таблицы, в которых указано, как нужно направлять орудие, если светит солнце, или идет дождь, или холодно. Там сделаны специальные вычисления.

Теперь не знают команд: «перелет» и «недолет». Время и снаряды даром не тратят. Команда одна:

— Огонь!

Пушка подпрыгнула. Сверкнул розовато-желтый язычок пламени. В воздухе завертелся шарик серого дыма. Снаряд запел, рассекая воздух.

Разрыв!

Цель поражена.

Лучшими артиллеристами считаются французы.

В 1930 г. артиллерия Красной армии догнала и поравнялась с французской.

На учебной стрельбе в 1931 г. артиллерия Красной армии перегонит лучших стрелков — французских артиллеристов.

Пулемет

Из всех родов оружия в армии пулемет, конечно, самый проворный. Возят его в автомобиле или в повозке. Можно его катить на маленьких колесах. Его свободно тащит один человек. Пуль выпускает пулемет 500 в минуту.

Пулемет — страшное оружие. Он может своими нулями косить сено, срубать деревья, а про людей и говорить нечего. Пойти в атаку прямо на пулемет значить погибнуть. Он разрезает пополам. Ведь пулемет поливает пулями, как лейка водой. Он стреляет струей пуль.

Раньше пулемет в бою делал не свое дело. Он работал как винтовка. Увидит врага — стреляет, не увидит — молчит. Не пулемет, а просто скорострельная винтовка. Он действовал в полсилы.

За скорость стрельбы и за проворство пулемету дали другую должность. Его сделали пушкой, стреляющей пулями. Он, конечно, как был пулеметом, так и остался. Но стреляет по другому.

Артиллерия редко видит неприятеля. Она стреляет по вычислениям. Пулеметчикам дали все инструменты артиллерии, и он теперь стреляет по невидимому противнику.

Пулемет ставят за холм, в овраг, за прикрытие. Как же стрелять из-за холма. Куда? Стреляют вверх, по направлению к неприятелю. Пули летят через холм, лес и падают сверху на неприятеля.

Наблюдатель — впереди и следит, как падают пули. Это видно: поднимается пыль. Он командует по телефону: правее, левее. Пулеметчик слушает команду и поворачивает пулемет куда нужно.

Раньше можно было стрелять самое большое на километр. А теперь пулемет встречает неприятеля ливнем пуль на 2–3 километра, когда неприятель пулемета еще не видит и нападения не ждет.

Против пулемета

Обыкновенная полевая пушка не справится с пулеметом. Как быстро она ни прицеливается, а пулемет проворней. Он быстро перекатывается с места на место, прячется, то умолкает, то снова стреляет.

Артиллеристы подсчитали, сколько нужно сделать выстрелов, чтобы уничтожить пулемет. Оказалось, в среднем 75. Уничтожить пулемет обходится вдвое дороже, чем его сделать. 75 снарядов стоят столько же, сколько стоят два пулемета. Это невыгодно.

Против пулемета нужно иметь проворную и ловкую пушку. Тут дело опять в скорости. Нужно успеть выстрелить по пулемету раньше, чем он спрячется.

Пушка, которая борется с пулеметом, очень маленькая. Она стреляет огурчиками. Огурчиком называют снаряд. Он такой маленький, не больше огурца. А сама пушка вроде тачки, только не на одном колесе, а на двух.

Перекатывают такую пушку на руках. Артиллеристы стараются подкатить ее поближе к пулемету и двумя-тремя выстрелами уничтожить его.

У каждой пушки есть особая специальность. Пушка на войне — это все равно, как станок на фабрике.

Станки бывают разные: токарные, сверлильные, фрезерные; и пушки тоже разные.

Маленькая пушка, что стреляет огурчиками, — специалист по уничтожению пулеметов. Иногда они охотится и за небольшими танками или броневыми автомобилями.

Железные бойцы

Против самолета

Как бороться с самолетами? Они проворнее пулеметов. Пулемет хоть стоит на одном месте. Летающая же машина непрерывно несется в воздухе: попробуй, попади!

Утку убить в лёт гораздо проще, чем попасть в самолет из пушки.

Значит нужна пушка такая же проворная, как самолет. Дуло такой пушки всегда настороженно смотрит в облака. Оно похоже на подзорную трубу, поставленную на колеса. Вертлява пушка чрезвычайно. Один поворот рычага — и пушка готова стрелять совсем в противоположную сторону. Такие пушки называются зенитными.

Показался неприятельский самолет. Зенитка направляет свой хобот навстречу врагу. Ждет. Пусть подлетит поближе. Все насторожились. Надо стрелять. А куда целиться? Вот вопрос. Наведи пушку в самолет, а он уже пролетел. Надо пушку все время двигать вслед за самолетом, а это очень неудобно.

Если даже и удалось прицелиться и выстрелить, то пока снаряд прилетит куда прицелились, самолета там давным-давно нет. Он успевает улететь из места куда целились.

Из зенитной пушки целятся в воздух перед самолетом. Это хитрость. Артиллерист рассчитывает так направить полет снаряда, чтобы летящий аэроплан сам наткнулся на снаряд. Конечно, трудно прицелиться, чтобы попасть в то место, где самолет будет только через несколько секунд. Но иначе никак нельзя.

Железные бойцы

Гаубица

По самолетам стрелять очень трудно, но все же видно во что стреляешь.

Если противник сидит в глубоком окопе, его не видно, прицелиться нельзя. Куда же направишь орудие? Куда целиться, если цель спрятана под землей?

Единственный способ попасть в окопы — это бросить снаряд сверху. Так и делается. Для этого есть особое орудие. Оно называется гаубицей.

Гаубицу узнать не трудно: короткая, толстая, и жерло всегда направлено вверх. Гаубица — точно толстая свинья, которой захотелось посмотреть на облака.

Железные бойцы

Ее ствол направлен вверх. Снаряд летит за облака и потом падает на неприятеля, как снег на голову: — сверху и неожиданно.

Специальность гаубицы — уничтожать врага, зарывшегося в землю. Кроме того она уничтожает разные постройки и укрепления. В каждом укреплении сделать прочные стены легко, а потолок — труднее. Гаубица попадает в потолок, в самое слабое место укреплений.

Есть еще много орудий разных специальностей: горные, крепостные, береговые и другие. Каждое в своем деле хорошо.

В пушках-специалистах много разных винтиков, рычажков, сложных и потому часто ломающихся. Такие пушки часто хворают и стреляют не очень точно.

В стрельбе они иногда хуже старых. Их надо часто чинить. Зачем же их делают? Ответ одни — новые пушки скорострельны — мобильны.

Смешная пушка

В игрушечных магазинах продаются деревянные пушки. Есть точно такая же и настоящая. Она очень похожа на деревянную. Ее называют «смешной».

Когда приходит экскурсия в артиллерийский парк, где стоят орудия, около этой пушки всегда слышен смех. Уж очень она забавная и неуклюжая. Стоит махина в полтора раза выше самого высокого человека, несуразная и грузная. Чтобы ее навести в цель, артиллерист лезет на пушку, садится на нее верхом и, когда наведет, слезает и стреляет.

Эта пушка старинная. Ее изобрели очень давно во Франции.

Насмешки стихают, когда руководитель говорит экскурсантам:

— Вот эти забавные и смешные пушки взяли все первые призы на международных состязаниях в меткости. У артиллеристов, стреляющих из новых пушек, побегут мурашки по спине, когда они узнают, что против них выступили «смешные» пушки.

Они неуклюжи, неповоротливы, забавны, но бьют без промаха. В этих пушках нет ни одною винта. Наводят ее просто руками. Артиллеристы втроем берутся за хвост и поворачивают ее, а четвертый сидит верхом и направляет пушку рычагом. Благодаря простому устройству она бьет очень метко.

И старым пушкам найдется работа. Они выступят там, где нет особой спешки, где можно спокойно приехать, расположиться и стрелять не спеша.

Механические уши

С пулеметами, с самолетами, с танками воюют пушки. А кто же борется против пушек? Тоже пушки. С маленькой борется пушка побольше, с большой — еще большая. Самые большие решают бой единоборством. Кто скорее сумеет прицелиться и лопасть в цель, тот и победил. Дело опять-таки в скорости.

В борьбе пушек между собой им помогает одна маленькая машинка. Чтобы попасть в неприятельскую батарею, надо точно узнать место, где она находится. А как узнать? Увидеть нельзя. Батарея поставлена за прикрытием, километрах в десяти. Самолет тоже не всегда поможет, он может и не заметить батареи. Пушки искусно прячут в кустах и сверху делают навес из веток.

Пушку можно услышать. Выстрелы доносятся за десятки километров. По звуку пушку и ищут. Человеческие уши для этого не годятся. Они слышат все. Если у противника стреляет 100 пушек, так ваше ухо услышит все 100 выстрелов. Где и откуда стреляют — ни за что не разобрать.

Нужно механическое ухо. Оно похоже на пионерский барабан. Только перепонок у такого барабана одна, а но две. По перепонке от середины идут две проволочки. Они проведены от барабана к небольшой шкатулке. Под стеклом в шкатулке видна стрелка, как у часов.

Железные бойцы

Прежде чем показать этот прибор красноармейцам, командир говорит:

— Сидите тихо. Когда подам знак, кто-нибудь почешите у себя за ухом.

Все сидят не шелохнутся. Прибор включен. Командир сделал условный знак. Только один красноармеец пошевельнулся — и стрелка дрогнула. Почесался — и стрелка под стеклом заметалась как сумасшедшая. Звука от почесывания было достаточно, чтобы стрелка забегала взад и вперед. Такой прибор услышит пушку за десятки километров и точно укажет, где она стоит. Механическое ухо слышит отлично, гораздо лучше человеческого, и не ошибется даже, если пушка неприятеля поставлена очень далеко.

Такое механическое ухо указывает артиллеристам место, где стоит неприятельская батарея. И им остается только стрелять туда.

Механические уши, только другого устройства, похожие на граммофон с тремя трубами, предупреждают о приближении неприятельского самолета.

Железные бойцы

Самолеты часто летят с глушителями. Наше ухо их шум не слышит. Иногда самолет прячется за облака, и тогда его не видно. Механические уши не только предупреждают о появлении самолета, но даже указывают место, где он находится. Для этого сделано очень сложное приспособление.

Машины всегда сделают дело лучше и быстрее, чем человек. Всюду, где можно заменить человека машиной, немедленно устанавливаются машины. Многие работы: рытье окопов и т. п., просто не под силу людям.

Надо все делать скоро. Поэтому механизируют все.

Над красноармейскими палатками в лагерях висит плакат:

НА ЖЕЛЕЗНЫЕ ПЛЕЧИ МАШИНЫ ПЕРЕЛОЖИМ ТЯЖЕЛЫЙ ТРУД ЧЕЛОВЕКА

Построены механические уши, чтобы издали слышать вражескую пушку или заметить приближение самолета.

Механические глаза, чтобы увидеть спрятавшегося противника.

Механический нос, чтобы узнать, отравлен воздух газом или нет.

Механический рот — рупор и телефон, чтобы передавать приказания.

Механические ноги — колеса, чтобы быстрее передвигаться.

Могут ли машины воевать

Что же делают на фронте люди, красноармейцы и командиры?

Машины возят, машины стреляют, машины нюхают, машины слушают и т. д.

Людям, как будто и делать нечего. Сиди и пей чай, пока машины дерутся.

В бою — не до чая. Кто же должен управлять машинами?

Пулемет не сам стреляет. Около него — пять человек бойцов-пулеметчиков, и всем дела по горло. А у пушки людей еще больше.

Воюют люди, машины делают бойцов сильней и быстрее.

Наша кожа тонка, ее проколет даже иголка. Мы закрываемся стальной броней, чтобы сделать нашу кожу толще и прочнее. Броню не пробивают даже осколки снарядов.

Наши руки слабы. Руками можно бросить гранату на сто шагов, а пушка бросает гранаты на десять тысяч шагов. Пушка — та же рука, только в сто раз сильнее.

Управлять машинами — это не самая главная работа бойцов. Есть еще одно дело, которое никогда люди не смогут переложить на машину: машины могут нюхать, слушать вместо нас. но воевать, атаковать, побеждать, захватывать местности они не могут, как не могут думать вместо нас.

Машины в атаку не ходят, машины не воюют, машины — только наши помощники.

Железные бойцы

Армия машин

Красная армия усиленно изучает технику. Каждое утро в красноармейской казарме, в гараже или на дворе какая-нибудь группа красноармейцев окружает машину со всех сторон — слушает объяснение командира, разбирает, учится управлять. Машина только ночью бывает одна. Остальное время вокруг нее — красноармейцы. Старый грузовик, с которого сняли колесо и кузов, стоит на клетке из дров. Он отслужил свой срок, износился, больше возить грузы не может. Он больше — не автомобиль, а учитель техники.

Его собирают, разбирают, чистят, пускают в ход. На старом моторе учат обращаться с новыми.

Учителями служат и тракторы, механические пилы, бетономешалки, электрические машины.

Красная армия учится обращаться со всеми могучими помощниками — машинами.

Это особо важно. Машины Красной армии послужат для борьбы с капиталистическими армиями. Они должны помочь победить армию машин наших врагов.

Капиталисты отлично знают, что в случае войны им придется мобилизовать миллионы рабочих и крестьян. Сами капиталисты воевать, конечно, не пойдут. Придется дать оружие рабочим и заставить их воевать против рабочих Советского Союза.



«А что если солдаты обратят оружие против нас самих?» — копошится тревожная мысль у капиталистов.

Нельзя ли обойтись без солдат? Изобретатели и военные инженеры стремятся изобрести как можно больше машин, чтобы заменить ими солдат.

Они строят флотилии сухопутных, ползающих броненосцев. Они строят батальоны маленьких танкеток.

Один английский полковник напечатал книгу, в которой предлагает обойтись совсем без солдат, воевать только одними машинами.

Капиталисты надеются на машины. Красной армии придется столкнуться с могучей механизированной армией противника. Наши машины не должны быть хуже их и не будут.

Машина воевать не может. Даже для армии машин, о которой мечтают капиталисты, нужны сотни тысяч людей — механиков.

Откуда они возьмут их? Это— тоже рабочие, слесаря, токаря, фрезеровщики, монтеры. Это — наиболее сознательная часть рабочего класса. Металлисты во всех странах — вожаки революционного движения, передовой отряд классовой борьбы. Создавая армию машин, капиталисты дают могучее оружие в руки самой революционной части пролетариата.

Особенные надежды буржуазия возлагает на танки. Им кажется, что можно изобрести такой танк, который заменит пехоту. Еще первые изобретатели думали, что танки могут без пехоты идти в атаку. Но танки сильны, пока идут, а остановились, израсходовали пули — и стоит железная коробка посреди поля дура-дурой.

После атаки нужно остановиться, укрепиться, а этого танки сделать не могут. Пехота— самая важная, самая главная часть армии. Она сильна, когда идет и когда стоит.

Про артиллерию и говорить нечего. Артиллерия в атаку никогда не ходит.

Был, правда, один-единственный случай, когда пушки пошли в атаку. Артиллерия ввязалась в рукопашный бой. Это было под Перекопом. Красная армии наносила последний решающий удар белогвардейцам. Бой завязался у турецкого вала на Перекопском перешейке. Бой был так упорен, что артиллеристы не выдержали, выкатили вперед орудия и ринулись вместе с ними в гущу свалки. Револьвер и пушка стреляли в одну цель. Пушки били в упор в неприятеля, который был всего лишь в нескольких шагах. Это был единственный случай рукопашного боя пушек. Он вряд ли повторится.

Для чего стрекочут пулеметы? Чтобы уничтожить противника и расчистить путь своей пехоте для атаки.

Для чего летают самолеты? Чтобы бомбами уничтожить противника и расчистить путь своей пехоте для атаки.

Для чего стреляют пушки? Чтобы снарядами уничтожить неприятельские укрепления и пулеметы, чтобы расчистить путь своей пехоте для атаки.

Машины — могучие помощники. Без них обойтись нельзя. Но главное — это крепкие, отважные, сознательные бойцы.

Таон

Артиллерийский бой продолжается третьи сутки. В окопах сидят бессменно. Холодно. Сыро. Неумолчно гудят пушки. Выстрелы слились в один сплошной рев. Все живое спряталось под землю. Лавина. железа и стали взрыла землю. Визжат осколки снарядов. Над полем все чисто, как выметенное.

Пушки польской артиллерии с каждым часом гудят сильнее. Их рев становится невыносимым. Красноармейцы в окопах настороженно следят за пушечным поединком. Кто одолеет? Наши или польские? Кто из них расчистит путь для атаки? От силы пушек зависит их жизнь.

Наши пушки слабеют. Видно, у поляков снарядов вдвое больше. Одно за другим наши орудия замолкают. Польские солдаты готовятся к атаке. Красноармейцы ждут удара. Артиллерия поляков бьет по окопам. Взметываются горы черные земли.

Смолкли все разговоры. Каждому ясно, что наша артиллерия ослабела. Скоро придется грудью встретить удар врага. Скоро придется штыком поправить то, чего не сумела сделать артиллерия. Но надежды на это мало. Снаряды уничтожили половину бойцов. Оставшиеся в живых знают, что этот бой будет последним. Как защищать окоп, который наполовину разрушен? Как защищаться, если проволочные заграждения разорваны снарядами в клочки? Все пулеметы подбиты. Врага встретить нечем.

Вдруг откуда-то издалека донесся глухой гул. Где-то очень далеко что-то рявкнуло. Что это? Бойцы настороженно прислушиваются. Среди воя снарядов и пушечных выстрелов вмешался новый, густой, могучий рев. Что так ревет?

Зашевелились бойцы. Приподнялись, прислушиваются, что случилось. Лица ожили. Появилась улыбка. Кто-то сказал одно слово:

— Таон!

— Таон пришла! Таон пришла! — пронеслось по окопам.

Таон не опоздала.

Мощный рев доносился сильнее. Это гудят пушки тяжелой артиллерии особого назначения — Таона. Огромные пушки, стальные чудовища расположились далеко за фронтом. Они направили свои жерла на врага и спокойно посылают снаряд за снарядом. Каждый многопудовый снаряд несет врагу гибель и разрушение. Отличные артиллеристы Таона наводят орудия без промаха. Пушки неприятеля смолкают, они бессильны перед могучей дальнобойной Таон.

К утру Таон кончила дело. Орудийный рев внезапно стих. Когда умолкают пушки, красноармейцы с винтовками наперевес вылезают из окопов. Конец артиллерийской стрельбы — это и есть сигнал к атаке. Мощное «ура» прокатилось по полю. Штыки докончили дело пушек. Путь был расчищен Таоном, удар пехоты уничтожил врага.

Таон торопилась в другое место. Туда, где слабели бойцы, где пересиливали пушки врага.

Даже могучая Таон — только помощник пехоте. Штыковая атака решает бой.

Железные бойцы

Танки

Машины — наши лучшие помощники. Поэтому их изобретают непрерывно.

Во время мировой войны англичане применяли танки. Танк — это бронированный ящик с пулеметами, который ползет как гусеничный трактор. Колеса танка катятся не по земле, а по рельсам: рельсы он прокладывает сам. Они сделаны маленькими кусочками. Кусочки скреплены между собой на шарнирах. Получается широкая железная лента-цепочка.

Лента надета на пять-шесть колес, поставленных вплотную одно за другим. Колеса катятся по ленте, лента стелется по земле. Лента с рельсами очень широкая, она не увязает ни в песке, ни в грязи.

Танк — вездеходен. Канавы ему нипочем. Он взбирается на крутые скаты, мелкие речки переходит свободно. По грязи идет так же хорошо, как посуху. А пашня для него — самая хорошая дорога. Даже лес не загородит дорогу танку. Навалится танк на дерево, чуть-чуть приостановится — и дерево с хрустом валится на землю. Стены и заборы и даже крестьянские избы танк давит, как игрушечные домики.

Сила танка — в гусеницах, как называются его ленты с рельсами и в моторе. Мотор у него очень сильный. В первые дни, когда на французском фронте появились танки, солдаты бежали от них, как цыплята от ястреба. Многие сходили с ума при виде огромного, неуязвимого, стального ящика, который сеет смерть, а сам не боится ни пуль, ни снарядов.

Железные бойцы

Чем страшен танк

Частенько ребята говорят о войне, о танках, о пушках.

— Танки — это во! Как попрет, как попрет без остановки, сам стреляет во все стороны, а в него нельзя. Пули от брони отскакивают.

Это — мышиный разговор. Мыши думают, что страшнее кошки зверя нет. Так и многие из трусливой мышиной породы люди говорят, что страшнее танка зверя ист.

Приходилось ли вам стрелять в тире из винтовки? Станешь тихонько, не шелохнешься, не кашлянешь, не толкнешь. Прицелился и выстрелил. Как бы хорошо ни метился, все равно не знаешь, лопал или нет, пока не посмотришь мишень.

Теперь представьте — сидит пулеметчик в танке. Жарко, душно. Танк идет рысью, со скоростью двенадцати километров в час. Идет без дорог. качается, дрожит. Прыгает на кочках, грохочет. Сидит пулеметчик как в бочке, а бочку катят.

Противник не стоит на одном месте, а перебегает и прячется. Щель в стенке для стрельбы узкая. Попробуй, попади из танка, когда там все ходуном ходит.

Из танка попасть в цель очень трудно. Танки, как говорится, на арапа берут, на испуг. Налетят внезапно, нахрапом, постреляют, а трусы задают стрекача. Храбрым тоже делается страшно, и частенько они бегут трусов догонять.

Тем танки и опасны, что они пугают очень.

Опытные красноармейцы, бывавшие в боях, видевшие танк не раз, поступают просто. Как только появятся танки, один бежит к полевому телефону предупредить командира и артиллерию. Остальные отходят в сторонку, ложатся за бугорок, за куст.

С танками нечего связываться. Пусть идет мимо, куда хочет. Танки пройдут вглубь. За ними всегда идет пехота противника. Она думает, что танки расчистили дорогу, — ан нет. Пехоту ждут спрятавшиеся красноармейцы с пулеметами. Танки сильны, пока они вместе с пехотой. Пехота сильна, пока она вместе с танками. Их надо разделить.

Танки, которых пропустили в тыл, напарываются на пушки. Артиллерию известили по телефону. Вот тут-то начинается разговор пушек с танками. Пушки так побеседуют с ними, что от танков останутся рожки да ножки.

Для борьбы с танками придумали массу средств.

Взрывчатые тарелки, по форме похожие на обыкновенную тарелку: на самом деле это — сильный фугас. Если человек наступит на тарелку, ничего не будет, лошадь — тоже ничего не будет, а танк наедет, раздается оглушительный взрыв, гусеница разбита, танк лежит на боку испорченный.

Для танка роют рвы и волчьи ямы. Ползет он по полю. Наблюдатель видит, что танк полз-полз и вдруг — нет его. Танк наехал на волчью яму, перекрытую тонким настилом, и сковырнулся туда.

А уже во время гражданской войны красноармейцы научились подкладывать на пути белогвардейских танков плуги, бороны и другие сельскохозяйственные орудия. Железные обломки плуга застревали в гусенице, портили шарниры, и железная лента рвалась и лопалась. Танк останавливался и сдавался.

Танк был силен и страшен только вначале. А потом и с ним научились бороться. Теперь танк страшен только тем, кто еще никогда его не видел или трусоват.

Железные бойцы

Изобретения

Такое пустяковое изобретение, как подкладывание разного железного хлама на пути танка, очень помогло Красной армии. Благодаря ему было захвачено много танков, которые теперь служат Красной армии.

Таких изобретений стараются накопить как можно больше. Каждое правительство копит изобретения, чтобы во время войны непрерывно угощать врага неожиданностями.

Отступая из какой-нибудь деревни, можно насыпать в колодцы зубного порошка. Противник подумает, что это— отрава, он не будет пить воду, а пить-то хочется. Как же быть? Исследовать воду некогда. На своей шкуре испробовать никто не захочет. Пойди разберись, отравлена вода или нет. Плавает какой-то белый порошок и в воде муть. Так и пойдут дальше в бой не напившись. А вода на фронте важнее хлеба, пить хочется непрерывно.

Можно налить в снаряды душистого цветочного одеколона. Снаряд упадет, разольется, запахнет какой-нибудь «персидской сиренью» или «букетом моей бабушки».

Многие удушливые газы пахнут очень приятно. Есть газ, пахнущий свежескошенным сеном. Другой обладает запахом гвоздики. Третий пахнет чесноком. Гвоздика — цветок совсем безобидный. Однако за приятным запахом скрывается смерть.

Противник подумает, что это — удушливый газ, и наденет маски. В противогазе дышать трудно, слышно плохо, видно скверно. Словом, боец в противогазе становится вдвое слабее, а это только нам и нужно.

В Красной армии таких изобретений накоплены тысячи, а может быть и больше. Копилка изобретений постоянно пополняется. Изобретать может каждый. И ребята, конечно, в том числе.

Вот до сих пор нет в армии хорошего проволочного заграждения. Разных заграждений и искусственных препятствий изобретено с полсотни— и все не совсем хорошие: одно слишком тяжелое, другое очень заметное. Нужно изобрести такое заграждение, чтобы его можно было очень быстро установить, а снять трудно. Оно не должно быть заметно ни со стороны противника, ни сверху, с самолета. Преграждение не должно мешать стрелять своим. Оно должно быть прочное. Такого заграждения в армии до сих пор нет. Его надо изобрести.

Копилка изобретений

Только самые важные изобретения вводят в армию немедленно. Остальные сохраняют до начала войны. Нельзя их вводить все: для этого не хватит средств.

Изобрели машину, сделали их много, а изобретатели построили другую, лучшую: что же, выбрасывать старую?

На постоянную замену старых машин новыми не хватит средств ни у одного государства. Ни одно государство не вводит в армию всех новых изобретений. Все берегут эти изобретения. Построят штуки две-три для опыта и больше ни-ни.

В Финляндии произошел такой случай. Один военный инженер изобрел новую скорострельную пушку. Эта пушка стреляла на восемь километров и в минуту выпускала несколько сот снарядов. Засыпала снарядами. Не пушка, а лейка.

Финляндским генералам из главного штаба так понравилась новая пушка, что они решили всю артиллерию вооружить новым изобретением.

Не тут то было. Англия, Франция, Италия, Америка набросились на финляндских генералов.

— Да вы с ума сошли?

— Что вы делаете?

— Разорить нас хотите?

Сыпались в Финляндию телеграммы, требования и угрозы, обещали стереть дерзкую Финляндию с лица земли.

Французские генералы говорили Финляндии:

— Вам хорошо, у вас армия-то раз, два и обчелся. Вам можно сделать сотню новых пушек и больше не нужно. А нам каково? Нам сотни пушек мало. Вы разорите нас.

Если бы Финляндия вооружила армию новыми пушками, то другие страны не захотели бы отстать. Пришлось бы тоже заводить новинку. А это расход в несколько миллиардов рублей. Невыгодно, дорого.

Финляндские генералы поджали хвост и спрятали свою пушку.

Однако их за хвастливость наказали, и поделом. Сиди со своими изобретениями и молчи. Чуть рот раскроешь, как ловкие жулики стянут изобретение. И поминай его как звали.

Финляндцы раззвонили на весь свет о своей пушке и…

Немецкий главный штаб отправил в Финляндию шпионов. Они сумели подружиться с офицером, который хранил изобретение, выкрали бумаги и вернулись обратно в Германию.

Немецкие военные инженеры засели за чертежи, поняли в чем дело и построили точно такую же пушку. Кроме того, они ее усовершенствовали. Она стала стрелять еще лучше, а Финляндия осталась без пушки.

Изобретатель восстановил украденные чертежи. но куда годится его изобретение, если в Германии пушка еще лучше, еще скорострельное?

Поделом! Не болтай!

Не болтай!

Советские ребята на войне

Если неприятель займет город или деревню, что будут делать пионеры и все ребята, которые живут там?

Настоящие пионеры будут вредить неприятелю как сумеют. Белым не поздоровится, если в тылу будет много отважных пионеров.

В будущей войне немало пионеров и школьников заслужат орден Красного знамени.

О том, как пионеры должны помогать Красной армии, ребята узнают на маневрах. Маневры — это учебная война. Маневры бывают в разных районах нашего Союза каждой осенью, когда сжат хлеб и полкам есть где разгуляться.

В прошлом году в Поволжья были маневры одной дивизии. Дивизия разделилась на две части — синих и красных. Красные наступали, синие оборонялись.

Красным не удавалось занять деревню, около которой укрепились синие. Комиссар красных вспомнил, что в той деревне находится подшефный отряд пионеров. Комиссар ночью поехал в деревню к вожатому, поднял его с постели. Тут же ночью созвали по цепочке общий сбор. Комиссар рассказал пионерам, что нужно сделать, и уехал. Ребята решили помочь красным. В эту ночь ребята не спали. На рассвете красные начали наступление.

Красноармейцы заметили, что в лагере синих — какая-то сумятица. Роты синих мешают друг другу, нет порядка, одна толкотня. Пушки синих бьют по своим. Пулеметы стреляют куда попало, словом, ничего не понять. Красные без труда выбили синих из деревни.

Когда кончились маневры, за обедом красноармейцы синих рассказали красным, что кто-то очень ловко испортил все телефонные провода. Командир не мог командовать своими частями. Артиллерия потеряла связь с пехотой. Телефонисты не могли починить линию. Провода были искусно испорчены. Сверху провод кажется целым, а внутри проволока сломана. Это сделали пионеры. Они очень сильно напортит синим.

Когда начнутся маневры, договоритесь с командиром синих или красных, кому будете помогать. Расспросите, как и что делать, чтобы напрасно не портить нужный материал. Участвуйте в маневрах и тактических ученьях. Это пригодится вам. когда нужно будет стать на защиту СССР.

Учитель стрелков — лук

Лет триста назад пороха делать не умели. Пушек и винтовок не было. Солдаты-лучники стреляли из маленьких луков. Артиллеристы стреляли из больших луков. Вместо снарядов были камни. Потом изобрети порох. Луки отдали на забаву детям.

Только в Японии за луком сохранили почетное место. И не даром японских солдат считают самыми меткими стрелками. Они учатся стрелять с малых лет. Стреляют, конечно, не из винтовок, а из самых простых луков.

Сейчас повсюду за границей и у нас в СССР луки появляются в продаже.

Команда ребят-лучников — это Нулевая группа в школе стрелков. Советские ребята должны хорошо стрелять. Учиться надо начинать с лука.

Надо срезать прямую ровную ветвь, чтобы получилась палка длиной от земли до твоего подбородка. Обстругай ее, чтобы на концах было потоньше, обсуши, согни и натяни тетиву.

Лук делается только из сухого дерева, из сырого получится дуга, обруч, что угодно, а не лук.

Орешник, жимолость, молодая рябина, бук — самый хороший материал. Другие деревья не годятся. Ветви у них или кривые или ломки очень. То место, где беретесь рукою за лук, обмотайте для прочности крепкой бечевкой или проволокой.

Тетиву можно сделать из крепкой бечевы, шпагата или из резины. Веревочную тетиву за один конец привяжите наглухо к луку, а другой сделайте с петлей, чтобы тетиву можно было снять, когда не стреляете. Лук тоже должен отдыхать. Индийцы Полинезии на войне и охоте имеют всегда по два лука. Одним стреляют, а другой отдыхает, — висит за спиною спущенным.

Резиновая тетива удобнее. Купите толстых трубок, как для рогатки или для моделей самолетов. Как сделать — догадайтесь сами.

Это самые простые луки. Можно сделать посложней и получше.

Хорошую стрелу можно сделать из сосновой доски; сосна — дерево стройное, стрела получится прямой и легкой. Длина стрелы вдвое меньше лука; впрочем, если сделать немного больше половины лука, будет лучше. Стрелы должны быть очень легкими, но острый конец тяжелым. Обкрутите его проволокой или сделайте потолще.

У кого есть старые пули без гильз, это замечательные наконечники. Одни пули без медного патрона — гильзы — бросают в печь. Свинец выплавляется, остается мельхиоровая оболочка. Ее насаживают на стрелу.

Не вздумайте бросить в печь пулю вместе с гильзой, в которую насыпан порох. Патрон взорвется, может очень опасно ранить.

Лук из жимолости со стрелой из пулевого наконечника — очень сильное и опасное оружие На расстоянии пяти-шести шагов стрела пробивает лист кровельного железа. Из такого лука можно убить но только птицу. На человека даже в шутку не смейте направлять лук. Шутки плохие: сорвется рука, — вряд ли вылечат товарища.

Железные бойцы

1 — готовый лук. 2 — лук спущен— отдыхает. 3 — зарубка для петли тетивы. 4 — обмотка лука. 5 — петля тетивы. 6 — наконечник из старой пули. 7 — так делают зарубку на заднем конце стрелы. 8 — стрела с наконечником и оперением. 9 — надкол стрелы для оперения. 10 — готовое оперение из подстриженных перьев.

Охота и война

Постарайтесь сами нарисовать птицу, тигра, волка и лисицу. А также капиталиста, скаута, соглашателя. дирижабль, самолет, воздушный шар. Все это висячие, лежачие, стоячие и пловучие мишени. Висячие подвесьте к деревьям на ниточках, ветер их раскачивает, попасть очень мудрено, нужны ловкость, меткость и привычка.

Пловучие идут под парусами или просто плывут по течению; чтобы попасть в них — тоже надо наловчиться. Неподвижные мишени искусно прячутся в листву, замаскировываются ветвями, укрепляются на ветвях и сучках. Чтобы попасть в такую мишень, нужно ее сперва найти, — работа для зоркого глаза.

Мишеней не только перерисовывайте отсюда, но придумайте их сами побольше. Тут можно таких драконов разрисовать, что страшно будет.

Ну, луки готовы. Тетива натянута. Стрелы в колчане. Мишени сделаны. Давайте играть. Разделимся на два отряда, синих и красных. Все бойцы вооружены луками, рогатками, самострелами. За плечами колчан с десятком острых стрел. Начальники обоих отрядов вместе с судьей выбирают место охоты. Это самый глухой уголок леса, или лучше — опушка. Хорошо, если тут есть овраг, по оврагу вьется маленькая речка, кустарник, тропинки, обрывы.

Место выбирают подальше от дач, жилья или проезжей дороги, чтобы случайный прохожий не попал под выстрел.

Участок охоты делится пополам. Тропинка или овраг будут границами. Каждый отряд развешивает, расставляет, прячет, маскирует свои мишени. Надо постараться сделать как следует, чтобы противник ни за что не нашел. Если и найдет мишень, так повесьте ее так, чтобы попасть было трудно. На ветру или в чаще.

Мишеней надо сделать или столько, или больше, чем охотников.

Выборный судья стоит на границе участков. В назначенный час он трубит. Оба отряда сходятся около границы. Ребята отдают салют друг другу и по сигналу расходятся на участке врагов.

Охотники-лучники шарят по кустарникам, лазят среди ветвей, высматривают меж листьев мишени, трещат сухие сучья, стрелы свистят и рвут листву.

Вот болтается на ветке птица, вроде воробушка, а размером с коршуна. Туго натянутая тетива загудела. Стрела со свистом прорезала листву, задела птицу по носу и полетела дальше. Птица закружилась на своем месте, закачалась, теперь попасть трудно.

Ничего, охотник терпелив, подождал, пока успокоилось.

Раз!

Стрела засела в брюхе птицы. Подбежал другой.

— Дайте я стрельну.

И в птицу впилась еще одна стрела. В каждую мишень можно стрелять сколько угодно.

На воде в речке покачивается на солнышке утка, на берегу собралось человек пять лучников. Град стрел засыпает бедную утку. Она уже стала походить на ежа. Из спины топорщатся десятки стрел.

Но… тридцать минут прошли. Трубач трубит снова. Судья зовет на сбор. Игра окончена. За тридцать минут можно перестрелять все мишени. Опаздывать нельзя. Все должны собраться в одну минуту. У опоздавших высчитывается несколько очков.

Судья с помощниками обходит все мишени и собирают их. Подсчитывают, в какой мишени сколько стрел, сколько хороших выстрелов и сколько плохих. Хорошим считается, когда стрела сидит в середине, а плохой — в краях.

Сколько мишеней осталось ненайденными или необстрелянными. И все это подсчитано, записано. У кого больше попаданий, у кого больше попаданий в середине, тот победил.

Победители получают половину всех мишеней у противника и все стрелы побежденных, застрявшие в их мишенях.

Побежденным снова надо искать сосновую доску на стрелы.

Охоту можно сделать военной игрой. В поле, среди травы и холмиков расставлены мишени. Капиталист, китайский генерал, хунхуз, басмач, белогвардеец, пьяница, прогульщик, вредитель, бутылка водки и другие мишени размещены повсюду.

Одна группа бойцов выставляет всех заграничных врагов — капиталистов, фашистов и пр. Их можно срисовать с газетных карикатур. Другая группа — вредителя, рвача, пьяницу, лодыря.

Врагов выставляют в ряд, покрепче вкапывая в землю.

Лучники-стрелки тоже строятся в шеренгу, шагов за 20 от врагов. Все размещаются различно: кто стреляет с колена, кто сидя, стоя, лежа и т. д. Как правильней всего держать лук — показано на рисунке.

Каждый лучник имеет по десяти стрел. Каждый должен окрасить свои стрелы каким-нибудь одним своим цветом.

Те, кто выставляли заграничных врагов, выстраиваются против вредителей, и наоборот.

Команда — огонь!

Стрелы комарами налетают на капиталистов, фашистов, рвачей, лодырей и пьяниц.

Десять стрел — десять минут.

Стрельба окончена. Кто лучше стрелял по врагам и вредителям, подсчитывает судья.

Таких игр можно придумать очень много. Правила игры выдумайте сами. Можно устраивать состязания на меткость, на дальность, на скорость стрельбы. Здесь уж выдумывайте, сколько хотите, только зорко смотрите, чтобы кто-нибудь нечаянно не подвернулся под выстрел, чтобы мишенями не были люди.

Пушка

Если сделать пушки, то в комнате можно сделать настоящий бой. Врагами будут спичечные коробки. Расставьте их по полу и стреляйте. У кого есть шахматы, то это тоже хороший неприятель. В шахматных фигурах есть король с королевой, туры, кони, офицеры. Неприятелей сделать не трудно, а вот пушки сделать не так просто.

Хобот пушки делается из бумаги. Лист бумаги накатывается на карандаш. Бумагу надо намазать клеем. Только мажьте так, чтобы не приклеить бумагу к карандашу. Как только клей высохнет — пушка готова. Останется сделать лафет.

Лафет сделайте, как у крепостных пушек, без колес. С колесами много возни. Делать их долго. Кто не поленится, тот пусть сделает полевую пушку на колесах. Лафет делается из твердого картона.

Переплет старой книги — хороший материал. Как сделать лафет — посмотрите на рисунке. Пушку приклейте к лафету наглухо. Дуло надо немного приподнять. Сзади ствола вклейте внутрь резиновую трубку.

Железные бойцы

Заряжать пушку придется по-старинному, с дула. Снарядами послужит горох. Горох достать трудно, — можно скатать шарики из бумаги, а еще лучше сделать для бумажной пушки бумажные ядра.

Две-три больших газеты изорвите в клочки. Обрывки намочите водой. Постарайтесь бумагу измять как можно лучше. Поставьте это тесто на ночь в печку, пусть преет. Утром опять хорошенько перемешайте, чтобы получилось густое месиво. Подмешайте клею, еще раз размешайте и накатайте шариков. Шарики должны свободно вкатываться в дуло пушки. Они высохнут — и ядра готовы.

Вкатите ядро в дуло пушки и дуньте в резиновую трубку. Пушка выстрелит. Бумажные пушки стреляют без шума. Не огорчайтесь, что это не похоже на всамделишную пушку. Бесшумная артиллерия лучше грохочущей. Уже десятки лет ученые и артиллеристы думают, как пушку сделать бесшумной. Звук выстрела выдает неприятелю место расположения батареи.

Постепенно научитесь пушку наводит в цель и будете попадать очень метко.

Наши пушки надо еще усовершенствовать. Над этим подумайте сами.

1. Как сделать, чтобы пушку можно было наводить точно в цель?

2. Как сделать, чтобы пушка не вздрагивала и не прыгала при выстреле?

3. Как сделать, чтобы снаряд вкладывать не с дула, а по-настоящему — сзади, с казенной части?

Железные бойцы

home | my bookshelf | | Железные бойцы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу