Книга: Похищенная невеста



Похищенная невеста

Алисия Эванс

Похищенная невеста

Глава 1

Вокруг большого круглого стола с алым камнем в центре стояли двенадцать мужчин, в унисон произнося слова на давно забытом языке. Камень начал наливаться светом, становясь все ярче. В какой-то момент от него отделилось изображение, наподобие голограммы, являя красивую, но странно одетую девушку. Её белокурые волосы спадали до поясницы, странная рубашка обтягивала грудь и талию, а синие штаны подчеркивали стройные ноги и бедра. Один из мужчин недовольно нахмурился.

— Ты знаешь где она? — спросил он у старика, что стоял рядом.

— Да, Ваша Светлость, я навел нить, — загадочно ответил он, смотря немигающим взглядом на «голограмму».

— Отлично! — победно воскликнул он и кивнул нескольким парням, что стояли все это время в другом конце зала. — Выдвигаемся!

* * *

Я шла по улице после тяжелого трудового дня, ноги гудели, голова раскалывалась, и все, о чем я мечтала — это улечься на диван с тарелкой салата, посмотреть фильм и уснуть. Уже включили фонари, я свернула на пустырь, чтобы срезать лишние двести метров. Вдруг фонарь, под которым я в этот момент проходила, замигал, как будто в нем перегорела лампочка. Я посмотрела вверх, но, не увидев ничего интересного, уже собиралась продолжить свой путь, как увидела в трех метрах от себя группу из пяти молодых людей. Они стояли в ряд, пристально рассматривая меня. Вот тут я испугалась не на шутку. Тот, что был в центре, красивый высокий брюнет, который был шире меня раза в два, сделал шаг вперед. Я сделала два назад. Мы одни, вокруг никого, если закричу, вряд ли кто услышит, а справиться одна с ними я не смогу при всем желании. Паника начала охватывать меня, я развернулась, и уже собралась бежать сломя голову, но меня ожидал сюрприз: позади меня стояла ещё одна группа из шести мужчин! Но все они были в масках, и их лица разглядеть было невозможно. Сердце ушло в пятки, дыхание сбилось, я не знала, как выйти из этой ситуации. Вдруг брюнет из первой группы что-то крикнул тем, что были сзади. Я не поняла, что это были за слова, какой-то незнакомый язык. В центре второй группы стоял рыжеволосый мужчина, который…обнажил меч.

Я в шоке уставилась на эту штуку. Тут мне в голову пришла неожиданная мысль: может быть это просто розыгрыш? Точно! Не могут в наше время люди всерьез биться на мечах. Паника и страх отступили, и неожиданно для себя я от души рассмеялась. Все парни странно посмотрели на меня. Обе группы находились на одинаковом расстоянии от меня. Брюнет выставил вперед руку, как будто предлагая взять её, и что-то тихо, но уверенно сказал. Я снова не разобрала слов, и брать его руку не стала бы, даже если бы от этого зависела моя жизнь. Они решили подшутить надо мной? Ладно!

Я резко бросилась бежать, ловко проскользнув между двумя группами. Мой рывок стал спусковым крючком для всех. Обе группы резко бросились друг на друга, обнажив мечи, но я уже бежала со всех ног в сторону жилых домов. Пробежав метров двадцать, кто-то тяжелый повалил меня на землю лицом вниз. Я больно ударилась рукой, упав на неё, и вскрикнула от боли. А вот это уже травма! Мой обидчик резко развернул меня лицом к себе. Он нависал надо мной. Это был рыжеволосый мужчина из второй группы. Его глаза опасно блеснули из-под маски, а когда он занес надо мной непонятно откуда взявшийся, но самый настоящий кинжал, я закричала во все горло. Как в замедленной съемке острие приближалось к моей груди, и вдруг его руку кто-то резко остановил, завел назад и оторвал его от меня. Стало легче дышать. Моим спасителем был брюнет из первой группы, кто бы сомневался! Между ними завязалась драка, за ними сражались на мечах все остальные. Может, мне показалось, но, по-моему, я видела, как кого-то пронзили мечом. Двое возле меня увлеклись друг другом, а я поняла, что нужно бежать. Поднявшись на ноги, я вновь бросилась с этого проклятого пустыря. Теперь я поняла, что все это не шутка, а по-настоящему! Адреналин придавал сил, заставляя забыть о боли в руке. Я бежала без оглядки, но недолго. Внезапно передо мной вырос брюнет, и я со всего размаху врезалась ему в грудь. Он схватил меня, не давая упасть.

— Отпусти! — я забилась в его руках, пытаясь вырваться. Он встряхнул меня и вновь что-то громко сказал, но я не поняла ни слова. Он пристально смотрел мне в глаза, как будто ожидая ответа, но я лишь испуганно уставилась на него, как кролик на удава. Странно, я не чувствовала от него опасности, а его взгляд, устремленный на меня, был очень…теплым? Тут он сделал абсолютно неожиданную вещь — подхватил меня на руки. Я оказалась в ловушке, потому что он прижал меня к себе, не давая вырваться, и куда-то понес. Я изо всех сил сопротивлялась, брыкалась, кричала, но он не обращал внимания. Краем глаза заметила рыжего мужчину. Он лежал на земле, устремив в небо стеклянный взгляд. Горло было перерезано. Я в шоке смотрела на него. Никогда раньше не видела мертвых. Тем более убитых. Брюнет заметил, что я затихла, что-то сказал и ускорил шаг. Только в этот момент я поняла, что человек, который только что перерезал горло этому мужчине, несет меня неизвестно куда и неизвестно зачем. Состояние стресса притупилось, и я почувствовала онемение в левой руке. Неужели я её сломала?! Я слышала звуки сражения, но мы с этим странным мужчиной вступили куда-то, весь мир куда-то исчез. Мы как будто летели. К горлу подступила тошнота, голова закружилась.

Мы оказались в странной комнате. Большая кровать, окна занавешены шторами, много свечей. Моё сознание отмечало детали, но что-то было не так. Я слишком сильно испугалась. Брюнет поставил меня на ноги, и это стало ошибкой. Ноги как будто стали ватными, рука как отнялась, и я стала оседать на пол.

* * *

Дорэн поставил переместился в свои покои. Его суженая уже не вырывалась, но была бледна и очень испугана. Он поставил её на ноги, и она тут же стала падать. Он быстро схватил её и перенес на кровать. Такая маленькая, нежная, хрупкая… Одернув себя, дал ей легкую пощечину. Не помогло. Ещё немного похлопав её по щекам, он заволновался и позвал целителя. Пришедший немолодой человек начал выполнять странные манипуляции над ней. Дорэн не мог оторвать взгляд от той, которую подарили ему боги. Его взгляд ласкал золотистые волосы и не скрытую ничем красивую фигуру. Он задумался. Неужели у них принято так одеваться? Как мужчины позволяют своим женщинам разгуливать в таких откровенных нарядах?

«Нет, родная, теперь свои прелести ты будешь демонстрировать только мне!» — подумал он. Дорэн не знал её имени, возраста, да вообще ничего не знал о ней! Но при взгляде на эту девушку сердце наполнялось теплотой.

Он долго не мог найти свою пару, и, как всегда в таких случаях, прибегают к помощи Ока. В нем немного силы, поэтому им пользуются только в крайних случаях, например, как сейчас, когда Владыка оборотней взошел на трон, но все ещё не женат. Такое случалось нечасто, но случалось.

— У девушки повреждена рука, Ваша Светлость, — голос целителя вырвал его из размышлений.

— Так исцели!

Маги перенесли Дорэна и его друзей в мир этой красавицы. Древнейшая традиция его народа — похитить невесту. Когда он увидел её, то понял, что женитьба — не так уж и плохо, когда жена такая красотка. Признаться, он волновался, что судьба подбросит ему совсем непривлекательную женщину, но при виде неё все страхи рассеялись. Никто не ожидал, что им могут помешать. Дорэн сделал шаг вперед, собираясь увести девушку, кода внезапно за её спиной появились наемники. В этот момент он понял — среди своих завелась крыса.

— Убирайтесь по-хорошему, — предупредил он их главаря. Его совету не вняли, и очень зря. Противник обнажил меч. И она рассмеялась! Её смех показался ему музыкой. Но сейчас он был некстати. — Дай мне руку, я смогу тебя защитить, — он протянул руку своей избраннице, но она лишь отпрыгнула. Обстановка накалялась, всё зависело от того, кто первый подпрыгнет к ней. И тут случилось то, чего не ожидал никто — она побежала! Тут же началась схватка. Один из наемников бросился на него, задержав лишь на пару секунд, но этого хватило главарю, чтобы добраться до неё. Это лишь подтвердило подозрения Дорэна, что главная их цель — она, а не он. Когда это ничтожество повалило её на землю, он подписал себе смертный приговор. Никто не смеет прикасаться к его женщине! Что бы случилось, если бы он не успел, было страшно даже представить. Все его инстинкты в этот момент работали как никогда. Защита своей пары — один из основных инстинктов оборотней. Он оторвал его, но гад оказался силен. Ничего, небольшая заминка и он больше никогда не причинит вреда его паре. К его удивлению, она снова убежала. Вид убегающей женщины лишь раззадорил его хищническую натуру. Он нагнал её, но когда она врезалась в него, даже опешил. Держать её хрупкое тело в руках было очень приятно. Но паника в глазах девушки нарушала всю идиллию. Он встряхнул её:

— Успокойся! — подействовало мало, но им нужно было спешить. Он схватил её и двинулся к порталу. Она начала вырываться, выкрикивая что-то на непонятном языке. Почему-то Дорэн был уверен, что это ругательства. Внезапно она затихла. Тело ничтожества, которое хотело её убить, почему-то напугало её. После перехода она отключилась. Сказался пережитый стресс, да и сам переход отнимает силы.

Тут Дорэну в голову пришла неожиданная мысль: а ведь она не понимает их языка! Как же он раньше об этом не подумал!

— Приказываю главному магу принести языковик! — крикнул он в коридор. Через минуту ему принесли круглый желтый, как золото, обруч. Дорэн подошел к своей невесте (как же приятно так называть её) и одел ей на голову, как диадему. Обруч засветился и резко погас. Дорэн снял его и отложил. Теперь она знает его язык. Они были наедине в его спальне. Как же хочется к ней прикоснуться…

Я провалилась во тьму и куда-то летела, как будто падала вниз. Неожиданно я приземлилась и оказалась посреди светлого просторного помещения, напоминающего зал. Все было залито солнечным светом, поэтому сначала я зажмурилась. Когда глаза привыкли, и я смогла осмотреться, то поняла, что стою в каком-то саду. Вокруг меня были высокие кусты с разными соцветиями. Очень красивое место. Сознание пронзила мысль, что я, наверное, умерла и попала на тот свет. Значит, тот брюнет все-таки меня убил? Но за что? Что я ему сделала? На душе было спокойно, но какая-то странная тоска наполнила сердце. Тишину нарушил звонкий женский смех.

— Дитя, ты все ещё жива. Умирать тебе рано, — рядом со мной возникла умопомрачительной красоты женщина лет тридцати на вид, с доброй улыбкой и смеющимися глазами.

— Кто вы? И где мы находимся? — голос звучал ровно, без страха.

— Я — Алия, богиня, — просто ответила она. Я лишь невесело усмехнулась.

— Богиня чего?

— Богиня женственности и семейного очага, покровительница матерей и жен.

— Я не мать и не жена, — поставила её в известность. Значит, мне эта богиня не покровительствует.

— Но станешь и той, и другой, — огорошила она меня.

— Нет, — твердо ответила я. Мне всего двадцать лет, и впускать в свою жизнь мужчину пока не планирую. Мысли свои озвучивать не стала, но она как будто прочитала все по моему лицу. Она что-то собиралась ответить мне, но рядом с ней как из воздуха возник мужчина. Он тоже был очень красив, высок, да и одет он был как воин.

— Я Рок, бог мужественности, войны и силы, — резко сказал он. У него был низкий бархатистый голос.

— Что вам нужно от меня, боги? — прямо спросила я.

— Ты попала в другой мир, Катя, — сказала Алия, а я удивилась, откуда она знает мое имя? — Тебя ждет много всего, но помни: мы оберегаем тебя. Ты станешь сердцем этого мира.

— Что это значит? — не поняла я. — Каким ещё сердцем?

— Скоро ты все поймешь. Главное — ничего не бойся. А пока отдыхай и привыкай к новой силе, — загадочно произнес Рок, и прекрасный сад растворился, а я вновь оказалась во тьме.

Постепенно сознание начало возвращаться, и я ощутила, что лежу на чем-то мягком. И по щеке меня гладит мужская рука! Резко распахнув глаза, увидела того самого брюнета. Он смотрел на меня с нежностью и теплотой. Что он делает?! Я хлопнула его по руке и резко села. Наверное, не надо было этого делать, так как перед глазами заплясали огоньки.

— Тише, тише, не надо так резко, — бросился ко мне парень, но я его оттолкнула. Надо же, теперь я понимаю, что он говорит.

— Руки от меня убрал! — грубо сказала я. Он нахмурился и больше ручонки ко мне не протягивал. Я присмотрелась к нему. Красивый, мужественный, сильный, со спортивной фигурой. На вид ему около двадцати пяти лет, короткие волосы, легкая щетина. Красавец, конечно, только слишком опасный. — Ты кто такой и куда меня притащил? — набросилась я на него. — Маньяк!

— Что-о?! — похоже, что он оскорбился. Выпрямился и гордо произнес: — Я — Дорэн Энийский, Владыка царства оборотней и твой жених, — припечатал он меня. — Так что смени тон.

— Ты хрен с ушами, — бросила я ему первое, что пришло в голову. Его лицо удивленно вытянулось. — Похитил меня и неизвестно что собираешься делать. Почему я на постели?! Имей в виду, вздумаешь прикоснуться ко мне…

— И что? — насмешливо спросил он. — Что ты можешь мне сделать?

— Тебе не понравится мой ответ, — уверенно сказала я. Главное, не показывать ему своего страха. Ведь сейчас он и вправду может что угодно со мной сотворить, а мне нечего ему противопоставить. — И что значит жених? Я тебя впервые в жизни вижу.

— Я похитил тебя, — лукаво произнес он. — С этого момента ты — моя невеста.

— Почему я?

— Боги указали на тебя. Ты — моя истинная пара, — он нес какой-то бред, но при упоминании богов мне вспомнился мой странный сон.

— Значит так, — я решил расставить все точки над i. — Я тебя впервые вижу, замуж не собираюсь, хочу домой.

— Мы проведем вместе эту ночь, — уверенно заявил он. Я медленно начала отползать на другой край кровати.

— Ты не посмеешь ко мне прикоснуться… — осторожно начала я.

— Мне и не нужно, — он стоял напротив меня, распространяя вокруг себя ауру власти и силы. Я физически ощущала это. — Достаточно того, чтобы мы просто провели в одних покоях ночь. И все, твой единственный выход — выйти за меня. А невинности я тебя лишу в нашу брачную ночь, — говорил он очень уверенно.

Несколько секунд я молчала, а потом расхохоталась в голос. Он удивленно посмотрел на меня.

— Что на этот раз тебя рассмешило?

— О какой невинности ты говоришь? С чего ты взял, что я девственница? — насмешливо спросила я. Смысл моих слов медленно доходил до него.

— Ты хочешь сказать… — ошарашенно прошептал он, уставившись на меня выпученными глазами.

— Я не девственница, — подтвердила я. — Видишь, я тебе не подхожу, — на душе как-то легче стало.

— Сколько у тебя было мужчин? — внезапно он стал жестким. На миг я подумала, что надо сказать правду — всего один. Но сейчас моя цель — избавиться от него и убедить, что ему такая невеста, как я, не по статусу.

— Я их не считала, — твердо сказала я, гордо вскинув подбородок. Он прищурил глаза и вперился в меня взглядом. Тем самым взглядом, когда понимаешь — ничего хорошего тебя не ждет. Он резко схватил меня за руку и рванул вверх, заставив встать на ноги. Хм, грубовато. Он приподнял мой подбородок и приблизил свое лицо. Я ощущала его дыхание на своей коже.

— Если не хочешь прослыть шлюхой, то держи рот на замке, — прошипел он мне в лицо и оттолкнул, отходя куда-то в другой конец комнаты. Мне удалось его разозлить.

— А если я буду рассказывать об этом всем и каждому, то что ты сделаешь? Что-то мне подсказывает, что невеста-шлюха тебе не подходит. Так что верни меня назад.

Дорэн резко остановился и стал медленно поворачиваться ко мне лицом. Его глаза потемнели, а сам он приобрел странное сходство со зверем. Мне стало не по себе. Я никогда раньше не видела такого превращения. Неужели он и вправду оборотень?!

— Страшно? — тихо спросил он, заметив, как я начала от него пятиться.

— Что это такое? — мой голос звучал испуганно.

— Превращение, — он стал медленно приближаться ко мне. Я отступала назад, пока не уткнулась спиной в стену. Он вплотную приблизился ко мне и навис, давя мощью своего тела. — Я — оборотень, самый сильный из всех. Мой зверь — волк. Не советую тебе играть со мной, красотка, иначе последствия тебе не понравятся, — в его голосе звучала явная угроза.

— Верни меня домой! — вскричала я. — Я никогда не буду твоей, — на это заявление он странно прищурился и…поцеловал меня. Все произошло так быстро, что я не успела ничего сделать. Поцелуй был страстным, уверенным, сильным. Никогда меня так не целовали. Желание растекалось по всему телу, его руки изучали меня. Когда его ладонь коснулась меня там, я опомнилась и резко оттолкнула его. Руки уперлись в твердую широкую грудь, я изо всех сил старалась его оттолкнуть. Он отодвинулся на пару сантиметров, тяжело дыша надо мной, его руки за талию прижимали меня к стене.



— У тебя не было столько мужчин, сколько ты говоришь, — со смешком в голосе произнес он.

— С чего ты взял? — недоуменно спросила я. Как он может это знать?

— Ты недостаточно опытна, — сказал он и отпустил меня.

— Что?! — оскорбилась я. — Я неопытна?! Да иди ты!

— Куда? — не понял он, но я лишь закатила глаза. — До утра я из этой комнаты не выйду, — твердо сказал он. — Иди сюда, — он показал на кровать.

— Я не буду! — вскричала я, не делая и попытки сдвинуться с места.

— Я тоже! Я не насилую женщин, тем более свою пару. Есть одно дело. Подойди, — он старался быть вежливым, но я не шелохнулась. Что ему нужно? Какое дело? Видя мою заминку, он устало потер переносицу. — Не вынуждай меня, пожалуйста, — голос его звучал немного жалостливо.

— Просто скажи, что ты собираешься со мной делать.

— Я должен оставить свою метку.

— Зачем?

— Чтобы все остальные оборотни знали, кому ты принадлежишь. Ты же не хочешь, чтобы я сворачивал шею каждому мужчине, который посмеет проявлять к тебе интерес? — он говорил абсолютно серьезно, без тени иронии.

— А часто ты сворачиваешь шеи? — осторожно спросила я, и перед глазами встало тело рыжеволосого мужчины с перерезанным горлом.

— Приходится, — задумчиво покачал головой. — По долгу службы.

Боже мой, к кому я попала… Видя, как испугалась, он поспешил меня успокоить:

— Если не хочешь этого, дай мне поставить метку.

— Верни меня домой, — отчеканила я. — Никаких меток мне не нужно! И тебя мне не нужно!

— Родная, — осторожно начал он. — Я должен это сделать, пойми. Если ты не будешь сопротивляться, будет намного проще.

— А если буду? — с вызовом спросила я.

— Тебе будет больно, — честно ответил он.

— Ты причинишь мне боль? Это так ты обращаешься со своей парой? — я постаралась надавить на его совесть.

— Моя метка защитит тебя, так что, да, я вынужден так с тобой обращаться. Без неё в мире оборотней ты будешь беззащитна.

Мои глаза полыхнули гневом. Почему я должна верить ему? Я знаю этого Дорэна лишь несколько минут, он просит меня сделать непонятные мне, и, откровенно говоря, глупые вещи. Откуда мне знать, что он сделает со мной, стоит только подойти к кровати? Может у них так принято — приблизилась, значит, согласилась!

— Ты ко мне не прикоснешься, — очень зло прошипела я. Я готова была защищать себя до самого конца. Я оглядела комнату, но ничего подходящего для защиты поблизости не было. Ну что ж, значит, ногти и зубы — мое оружие!

Дорэн устало вздохнул и обратил на меня тяжелый взгляд.

— Заранее извиняюсь, — произнес он и очень быстро приблизился ко мне. Настолько быстро, что я сразу поняла — человек не может двигаться с такой скоростью. Когда я ощутила его руки у себя на талии, то впилась ногтями в плечи и вонзила зубы в его руку. Он закричал и выругался. Резко развернул меня спиной к себе и прижал руки к телу. Я пыталась вырваться, но хватка у него была железная. Он обращался со мной как с куклой. Без всякого напряга оторвал от пола и двинулся в сторону кровати.

— Псина тупая, поставь меня! — кричала я, изо всех сил пытаясь вырваться, но не могла пошевелить руками. Он развернул меня и толкнул на постель. От его силы я просто полетела на кровать, он навалился сверху. Вот теперь я испугалась!

— Не надо! — закричала я, из глаз полились слезы.

— Да успокойся ты, истеричка! — раздраженно сказал Дорэн. Я уличила момент и ногтями проехалась ему по лицу. Он резко отвернулся, снова выругался, на щеке у него красовались три царапины, из которых сочилась кровь. Он перехватил мои запястья и завел их за голову, держа одной рукой. Одно кистью он обхватил две мои и без труда их держал. Мамочки, сколько же в нем силы?! Второй рукой он прижал мою голову к постели, оголив шею. Он прижал мою челюсть, и я лишь возмущенно мычала. Через секунду он укусил меня между шеей и ключицей. Резкая боль пронзила тело, наполняя каждую его клеточку. Он отстранился, а я пронзительно закричала. Такой боли я не испытывала никогда, она как будто разъедала меня. Дорэн что-то сделал в районе плеча, куда-то надавил мне, и я отключилась, убегая от этой невыносимой боли.

Глава 2

Девушка затихла, её оглушительный крик оборвался, и Дорэн с облегчением вздохнул. Не так он себе это представлял, совсем не так! Он ждал её много лет, мечтал, что будет ухаживать, заботиться, приручать. Женщины в обществе оборотней в основном занимаются домом и детьми, во всем слушаются мужа. У них не принято перечить или спорить. Никто и никогда не разговаривал с Владыкой в таком тоне, и уж тем более не оскорблял! Но эта девушка явно не знает даже элементарных правил приличия. Метку принято ставить сразу же, как только женщина стала невестой. Дорэн никогда даже не мог представить, что свою пару ему придется силой принуждать к этому. Да все женщины царства вились вокруг него, надеясь, что их запах привлечет Владыку! Но если она выйдет из его покоев без метки, её безопасность будет под угрозой. Теперь, если её похитят или ранят, он всегда сможет отследить и вылечить. Он провел рукой по уже заживающим царапинам на щеке. У оборотней очень быстрая регенерация. Раньше женщины царапали и кусали его лишь в постели. Но она… Он вздохнул. Он и сам никогда не применял силу к девушкам. Прав был отец, когда говорил, что пара оборотня способна перевернуть весь его мир.

Дорэн провел рукой по лицу девушки, ключице и замер возле груди. Красивой, мерно вздымающейся груди. Метка выделялась на белой коже алыми каплями. Скоро заживет. Девчонка пролежит в отключке ещё часа два. Так интересно, что у неё… Дорэн одернул себя. Ну он же не мальчишка, в самом деле! Она лежала под ним, такая хрупкая и беззащитная. Он понимал, что стоит ей очнуться, и она не позволит ему приблизиться. Рука сама сжала её грудь. Дорэн напряженно сглотнул. Нет, она сама отдастся ему, сама будет умолять его о близости. Он поцеловал её в губы и отстранился. Встал с кровати и отправился в ванную комнату. Ему нужен душ. Холодный душ.

* * *

Я очнулась посреди ночи. Я лежала в той же постели, а рядом спал Дорэн. Через несколько секунд я поняла, что он прижал меня к своему обнаженному телу. В страхе распахнула глаза. Я была одета, это радовало. Значит, он не надругался надо мной. Тоже мне, жених нашелся. Я медленно выползла из его объятий, а в определенный момент всучила ему подушку. Он сжал её, что-то пробормотал и снова заснул. Фу-у-у-х…

Я встала и осмотрелась. Комната освещалась лишь лунным светом. Обстановка старомодная, совсем не похожа на нашу. Но заметно, что здесь проживает не простолюдин, а благородный человек. Если бы он ещё девушек не похищал и не кусал, цены бы ему не было. Я посмотрела на место укуса. Оно уже не болело, но красные следы зубов отчетливо выделялись на коже.

Окно! Если здесь не высоко, то есть шанс сбежать! Я быстро подошла, одернула занавески и…расстроенно выдохнула. Здесь, наверное, шестой этаж. Мы были в большом черном замке, а вокруг него, за высоким забором, простирался лес. Внизу ходили какие-то люди, стражники с копьями. Но окно Дорэна выходило на безлюдный сад. Совсем небольшой, но если прицелиться, то можно упасть в кусты. Сомнения раздирали душу. Если я рискну и ничего не сломаю, то через небольшой забор смогу выбраться в лес. А потом… А куда потом? Одна. В лесу. Ночью. Что меня ждет? А если останусь? Долго этот Владыка будет сдерживать себя? Отступать он явно не намерен. Но и я не позволю принуждать себя! Я беззвучно открыла окно и решительно залезла на него, свесив ноги. Кусты немного правее. В полете нужно будет переместиться. Насчет три. Раз, два…

Три! Я собиралась оттолкнуться, но вдруг сильные руки перехватили меня за талию и резко дернули назад. Дорэн поставил меня на пол, грубо развернул к себе, схватил за плечи и сильно встряхнул.

— Ты что творишь?! — заорал он, тряся меня. — Ты понимаешь, что могла разбиться?!

— Да лучше разбиться, чем то, что ты хочешь со мной сделать! — не менее громко закричала я.

Дура! — он явно был вне себя. — Я сделал тебе что-то плохое?

— Да! — я указала ему на укус.

— Это для твоей защиты, ненормальная! Без неё тебя вновь похитят и где мне тебя тогда искать?!

Он позволил мне вырваться из его захвата.

— Не надо меня искать! Имей в виду, я сбегу при первой же возможности, — в лицо заявила я ему. Несколько секунд мы яростно смотрели друг на друга. Он вздохнул, подошел к столу и взял с него кинжал. У меня сердце в пятки ушло. Но Дорэн разрезал себе ладонь. Кровь капнула на пол.

— Даю тебе клятву, что не стану принуждать тебя к близости, пока ты сама этого не захочешь, — произнес он, глядя мне прямо в глаза. Затем сказал слова на непонятном языке. — Теперь ты спокойна?

— Что это сейчас было?

— Магическая клятва. Если я нарушу её, то умру.

Я не нашлась, что ответить, просто стояла и смотрела на него. Он рискует жизнью из-за меня?

— Зачем ты сделал это?

— Ты — моя пара. Ради тебя я сделаю невозможное.

— Но ты меня совсем не знаешь!

— Боги указали на тебя. Ты идеально подходишь мне, а я тебе.

— Сумасшедший дом, — устало прошептала я, потирая лицо.

— Давай спать, Катя, я устал, — обреченно сказал Дорэн.

— В одной постели?

— Я дал клятву! — оскорбленно заявил он. Несколько секунд я колебалась, но все же усталость перевесила чашу весов.

— Хорошо, — пробурчала я и потопала к кровати. Я легла с края у стены, как можно ближе прижимаясь к холодной поверхности. Я почувствовала, как под весом Дорэна прогнулась кровать. Несколько секунд тишины, и он уверенно притянул меня к себе и накрыл нас покрывалом. На все мои возражения ответил, что ему так спокойнее — вдруг я опять решу покончить с собой. Я решила не объяснять, что просто хотела сбежать. Его руки обняли меня, моя спина прижалась к его горячей твердой груди. Почти сразу я уснула.


Утром Дорэна рядом со мной уже не было. Сквозь сон я слышала, как он ушел. К моему удивлению, смежной комнатой оказалась ванная, ничем принципиально не отличающаяся от нашей земной. Выполнив все утренние процедуры, я вернулась в спальню, а там уже стояли, склонив голову, две служанки. Постель была заправлена. Они присели передо мной в знак приветствия. Я немного растерялась от их присутствия — раньше-то никаких служанок у меня не было! Я вообще чувствую себя неуютно когда меня начинают обслуживать и делать за меня то, с чем я сама бы прекрасно справилась.

— Меня зовут Екатерина, — решила первой начать диалог я.

— Жанесса и Кейтилин, — представились девушки. — Владыка направил нас к вам. Теперь мы — ваши личные слуги.

Владыка, значит, направил? Ясненько….

— Позвольте поздравить вас, госпожа, — сказала Жанесса, темноволосая, слегка пухленькая девушка.

— С чем? — не поняла я.

— С вашим избранием парой нашего Владыки. Он долго искал вас, и теперь будет оберегать как самую большую драгоценность.

— Спасибо, — сухо ответила я. — Нас кормить будут сегодня? — девушки тут же засуетились, быстро одели на меня легкое розовое платье, украшенное вышивкой и стали заплетать мне косы.

— У вас роскошные волосы, госпожа, — сделала комплимент Кейтилин, а я отметила, что через зеркало она завистливо смотрит на следы укуса на моей шее. Тоже мне, нашла чему завидовать, дурочка!

— А вы тоже оборотни? — осторожно спросила я.

— Нет, госпожа, мы люди. Во дворце служат только люди.

Про себя я отметила, что человек здесь явно на ниже оборотня по положению. И как ко мне относиться здесь будут? Как к недоумению? Нет, нужно срочно искать способ сбежать обратно на Землю так, чтобы меня никто не нашел.


Завтрак прошел в небольшой светлой столовой. Мы с Дорэном были одни, сидя друг напротив друга. Он пытался ухаживать за мной, но я сидела с грустным видом. Пусть и не надеется, что я приживусь в его мире. Он должен видеть, что мне здесь плохо, может, тогда сжалится и вернет домой. Хотя кормят здесь очень вкусно, это нужно признать.

— Почему ты такая поникшая? — наконец решился спросить он.

— Я хочу домой. Там меня ждут.

— Кто?

Я задумалась над ответом. Мама живет в другом городе, общаемся мы с ней редко. Мое исчезновение, наверное, ещё даже не заметили. Друзей у меня почти нет, только знакомые. Неожиданно в голову пришла интересная мысль.

— Жених, — соврала я, а Дорэн резко вскинул голову, черты лица стали жесткими, а карие глаза потемнели.

— Жених у тебя только один, и он сидит перед тобой, — жестко сказал он.

— Мы любим друг друга, — пошептала я. Дорэн с силой сжал челюсти так, что заходили желваки.

— Любите? — тихо прошептал он. — Вчера ты шла одна по пустырю, выставляя всем напоказ свои прелести. Тебе повезло, что наш отряд нашел тебя. А если бы тебе встретился насильник?! Что бы ты делала? Ни один любящий мужчина не позволит своей женщине разгуливать в таком виде в таких местах! — упс, похоже, я снова вывела его из себя. Он глубоко вздохнул, прикрыл глаза и взял себя в руки.

— Это в каком таком виде? — решила уточнить я. — Я нормально была одета, — он одарил меня тяжелым взглядом, ничего не ответил и продолжил есть.

— Я выделил тебе учителей, они расскажут о нашей истории, о дворце и этикете. Занятия после обеда. Я должен отлучиться по делам, — он доел, попрощался и вышел из столовой. Я осталась одна. Зря сказала про выдуманного жениха. Но пусть думает, что у меня кто-то есть. В конце концов, я не обязана подчиняться их традициям, и то, что он называет себя моим суженым, ещё ничего не значит.

Я всегда боялась оказаться рядом с мужчиной, который бы принимал решения за меня и как-то пытался управлять мной. Слишком глубоко в душе жили воспоминания о том, как со мной обращался отец. При мысли о нем все внутри сжалось в тугой комок. Я постаралась отогнать эти мысли, но настроение было испорчено.


На выходе из столовой меня ожидали Жанесса и Кейтилин. Они все это время прождали меня здесь? Я попросила их проводить меня в библиотеку.

Она впечатлила меня. Большое помещение, занимающее около двухсот квадратных метров, уставленное книжными полками и столиками. Я провела там несколько часов, и узнала много интересного.

Например, нашла книгу об Алии и Роке. К моему удивлению, они оказались мужем и женой… Алия изображалась светловолосой женщиной с огнем в руках, как символом домашнего очага. Рок символизировал все, что приличествует мужчине, изображался таким, каким я его и видела: воин, всегда готовый сражаться и защищать свою семью. Правда, не указывалось от кого. Они были верховными божествами этого мира, им поклонялись и просили благословения. В храмах Алии заключали браки, а Рока просили благословить походы и войны. Все остальные боги считались их детьми. Как же их много!

Интересная глава завершала рассказ о богах, называлась она «Сердце мира». Существует легенда, что каждый мир имеет свое «сердце», то есть источник сил, который наполняет мир жизнью, магией и теплом. Когда-то боги хранили это сердце, но в результате войн и конфликтов оно было утеряно. Все старались заполучить его, так как обладающий сердцем получал неограниченную силу и мог править на земле как верховный правитель. Сердце было похищено у богов и спрятано. Предполагалось, что оно обладает разумом и даже способно вселяться в живых существ. Но уже несколько столетий никто ничего о нем не слышал. Около трехсот лет назад верховная прорицательница (ну и должность) сделала пророчество:

«Сердце этого мира возродится в той, что отмечена богами. Волк приведет её силой, тигр похитит, а лев освободит. Сила сердца наполнит её и, объединив все знамена, она подарит этому миру того, кто подобен богу, и будет он править всем Варгосом, и воцарится мир на тысячу лет.»

После этого множество женщин пытались убедить всех, что они — воплощение Сердца. Но всегда неудачно.

Устав читать, я захлопнула книгу и устало потерла глаза.

Вскоре за мной пришел слуга, который известил, что пришли учителя и пора бы мне отсюда уходить. Надо так надо, к тому же у меня много вопросов к этим самым учителям. Мы оказались в светлой комнате, уставленной мягкими диванами. Учителем оказался немолодой мужчина с седыми волосами. При моем появлении он учтиво поклонился мне.

— Приветствую вас, моя госпожа, — почтительно произнес он. Мне стало совестно, что пожилой человек передо мной кланяется, и я попросила его присесть.

— Мое имя Лоргус, госпожа, я буду посвящать вас в историю нашего государства.

— А меня зовут Катя. Пожалуйста, не называйте меня госпожой. Прежде, чем мы начнем, у меня есть к вам несколько вопросов, — он заинтересованно посмотрел на меня. — Что это означает? — я оттянула ткань платья и указала ему на метку. Он тепло улыбнулся.

— Владыка отметил вас, и теперь вы официально стали его парой. Теперь в вашем запахе присутствует и его, и все оборотни и некоторые другие расы чувствуют, что вы принадлежите ему.

— Что значит «принадлежу»? — мне совсем не понравилась формулировка.



— Вы станете его женой, матерью его детей.

— Он имеет право распоряжаться моей судьбой? — этот милый старик явно не понимает, что именно я пытаюсь у него узнать.

— Конечно, — просто ответил Лоргус, как само собой разумеющееся. — Жена полностью подчиняется мужу. Разве в вашем обществе не так?

— Нет! — оскорбленно воскликнула я. — В моем мире женщины сами решают свою судьбу и имеют равные права с мужчинами. А в некоторых вопросах у женщины прав даже больше, — старик удивленно уставился на меня.

— Как это?! Ведь женщина беззащитна без мужчины.

— Что за глупости? Наши женщины в состоянии сами заработать себе на жизнь и в опеке совершенно не нуждаются, — я задумчиво отвернулась. Что-то мне совсем не нравится то общество, куда я попала. — Скажите, а если я не хочу замуж за вашего Владыку? Он же не может насильно заставить?

— Я боюсь, вы не совсем понимаете. Боги указали ему на вас. Это значит, что вы идеально подходите друг другу. Во всем мире вы не найдете мужчину, который сделает вас более счастливой, чем Владыка. В наших традициях заботиться о своей паре, кем бы она не была. Нет случая, чтобы истинные пары были несчастны.

— И все же, если я не хочу за него замуж? — уперлась я. Лоргус вздохнул.

— Думаю, вам стоит обсудить это с Владыкой. Поверьте мне, он никогда не причинит вам вреда и всегда будет оберегать. Для оборотня нет более дорого существа, чем его пара и дети, которых она ему подарит.

При упоминании детей я совсем сникла. Столько всего свалилось на мою голову! Как выбраться из всего этого?

— Знаете, я очень утомилась, думаю, на сегодня занятий достаточно, — жалостливо сказала я.

— Но ведь мы даже не начали, — изумленно заявил Лоргус.

— Я устала, — твердо сказала я и вышла. — В библиотеку, — коротко бросила я служанкам и направилась туда. Не хочу я никаких занятий, этикета и прочее. Выходит, этому Дорэну от меня нужны дети? За этим он меня похитил? Ну все, теперь я точно убегу!

В библиотеке я была одна, по крайне мере, поблизости никого не было. Я стала искать информацию о перемещении в другие миры. Оказалось, сделать это очень трудно. Тогда как переместились туда и обратно мои похитители? Я начала искать.

* * *

Дорэн вылетел из столовой, сжимая кулаки от ярости. Жених! У неё был жених, чтоб его драконы подрали! При мысли, что это он лишил её невинности, на его руках появились когти, а глаза стали желтыми. Если бы он мог вернуться в её мир, то нашел бы его и убил. Она заявила, что они любят друг друга! Да как можно любимую женщину отпускать одну в таком виде?! Вот он и доигрался, что её украли. Но Дорэн никогда не позволит никому прикоснуться к его паре. Он совсем не шутил, когда говорил о сломанных шеях. В таком состоянии он и ворвался на военный совет.

— Всем доброе утро, — хмуро сказал Дорэн шести присутствующим. Глава каждого клана сегодня явился к нему, чтобы обсудить ситуацию на границе. Дорэн являлся главой клана волков и одновременно Владыкой всех оборотней. Главы остальных кланов — медведи, львы, тигры, носороги, ягуары и кабаны — были на ступень ниже Владыки. Все серьезные решения они принимали сообща, но признавали верховенство Владыки.

— Разрешите вас поздравить с обретением пары, Владыка, — оскалился в улыбке глава тигров — Ромус.

— Разрешаю, — жестко сказал Дорэн, и все поняли, что он не в настроении.

— Что же вы такой хмурый, — насмешливо сказал Ромус. Дорэн вскинул брови. Он самоубийца? — Неужели вы не рады, что наконец нашли ту, что продолжит ваш род?

— Прикуси язык, — ответил ему Владыка, и от него повеяло силой, которую ощутили все присутствующие. — Мои отношения с парой тебя никак не касаются. Лучше поищи свою.

— Когда я найду свою, то уж точно не допущу, чтобы её крики боли разносились по стенам моего замка, — саркастически заявил тигр. Похоже, прислуга слишком много болтает. — Неужели вы насильно поставили ей метку?

— Моя суженая из другого мира, и не до конца понимает значение наших традиций. Моим заверениям, что метка защитит её, она не вняла. А я не могу рисковать самым ценным подарком судьбы, — холодно говорил он, не сводя взгляда с тигра. С какой стати он так осмелел? Дорэну это не понравилось. — Перейдем к делу. Доложите обстановку на вашей территории!

Следующие несколько часов он слушал доклады о ситуации на границе. Настораживало поведение на востоке царства, там слишком много вампиров объявилось в последнее время. Что они ищут? По окончании совета он попросил задержаться Ромуса.

— Ты что себе позволяешь? — прямо спросил Дорэн.

— А что такого? Всего лишь поинтересовался состоянием той, которая продолжит вашу славную династию, — Ромус говорил с по-детски распахнутыми глазами, и Дорэна это взбесило. Он схватил его за грудки и прошипел:

— Если с ней что-то случится, первый, на кого я подумаю — ты, — прошипел он ему в лицо. Ромус начал задыхаться, так как ему передавил горло воротник. — Ещё одно слово о ней, и твой брат станет новым главой тигров. Ты меня понял?

Ромус прохрипел что-то невнятное. Дорэн отшвырнул его и решительно покинул зал заседаний. Он направился к себе в кабинет, но по пути ему встретился Лоргус.

— Ваша Светлость, а я ищу вас! — кинулся к нему учитель.

— Что случилось? Вы должны быть сейчас с Катей.

— Госпожа расспрашивала меня о положении женщин в нашем обществе, о метке, а потом сказала, что устала и удалилась. Что мне делать? — выглядел он растеряно. Такое случалось нечасто.

— Что ты ей сказал?

— Правду, Владыка, только правду! Я не посмел бы сказать что-то, что её расстроило.

Дорэн устало вздохнул. Что она задумала?

— На сегодня вы свободы, Лоргус, бросил Владыка и направился к управляющему дворцом.

— Где моя невеста? — властно спросил он.

— На занятиях, Владыка, — растеряно ответил худощавый мужчина.

— Её там нет, — зло прорычал Дорэн. — Я только что встретил Лоргуса, он сказал, что она отменила занятия из-за усталости! — Владыка начал терять терпение, а управляющий растеряно хватал ртом воздух. — Обыскать весь дворец! Найдите её!

Неужели она сбежала? Или её украли? Не от того ли Ромус позволил себе такой тон в общении? Дорэн готов был перерыть все свои владения, чтобы найти её, поднять на уши всю тайную канцелярию. Его долгожданная пара потерялась меньше чем через сутки после того, как он поставил метку! Дорэн с силой впечатал кулак в стену, отчего ударная волна разошлась на несколько этажей. Где же она…

Глава 3

Я мирно сидела в кресле и читала очередной трактат, как вдруг раздался шум, и в библиотеку влетели трое стражников. Они резко остановились и уставились на меня.

— Что-то случилось? — я первая решилась начать разговор. Мужчины замялись.

— Владыка приказал обыскать весь дворец, — решился самый молодой и, видимо, самый смелый из всех.

— Зачем?

— Мы потеряли вас, — уже не так уверенно.

— Я все это время была здесь и никуда не пропадала, — холодно ответила я.

— Нам приказано привести вас к Владыке, — решительно произнес он. Я вздохнула. Приказано привести? То есть он думал, что я буду сопротивляться и меня придется силой волочь?

— Ну что же, мальчики, пойдемте, — я отложила книгу и решительно встала. Двое мужчин, в том числе и смельчак, встали по бокам от меня, а третий шел впереди. Я невесело отметила, что меня ведут как преступницу, которая может сбежать.

Мы вошли в просторную комнату, в которой чувствовался рабочий настрой. Я подумала, что это, скорее всего, кабинет Дорэна, так как сам он стоял у окна, напряжено куда-то вглядываясь и пряча руки в карманах. Стоило нам войти, как он тут же повернулся. Я завороженно смотрела в его желтые глаза, которые напоминали, что передо мной не человек, а опасный зверь.

— Госпожа все это время была в библиотеке, Владыка, — доложил мужчина, что шел впереди. На секунду мне показалось, что взгляд оборотня стал растерянным, но он тут же вернул себе жесткое выражение лица. Дорэн сделал знак, и все они удалились, оставив нас наедине. Я присела в реверансе, как умела. Ожидала, что сейчас он устроит скандал, станет кричать на меня, упрекать, но он подошел о крепко обнял меня.

— Никогда больше так не пугай меня, — прошептал он, проникновенно заглядывая мне в глаза. В следующую секунду Дорэн склонился и поцеловал меня. Нежно, мягко, как будто боялся, что я оттолкну его. Не почувствовав сопротивления, он притянул меня и углубил поцелуй. Боже, как же он целовался! Я не устояла и ответила ему. Не знаю, сколько мы так простояли, но это определенно были лучшие поцелуи в моей жизни. Дорэн отстранился первый.

— Ты думал, что я сбежала? — прямо спросила я.

— Только не говори, что ты не обдумываешь, как бы это провернуть, — со смешком в голосе ответил он. Я ничего не сказала, а он отошел к письменному столу, слегка присел на него и засунул руки в карманы. Не дав мне ответить, Дорэн продолжил: — Я знаю, что ты чувствуешь, Катя, поверь мне. Но и ты пойми меня. Если ты сбежишь, то тебя похитят и убьют, а этого я допустить не могу ни при каких обстоятельствах.

При этих словах мне стало дурно, и я присела на небольшой диванчик.

— Кому я нужна?

— Я — самый сильный из оборотней на сегодняшний день, но если я не оставлю наследников, то трон перейдет других вожакам.

— Почему бы вам не сделать ребенка какой-нибудь другой женщине?

— Только истинная пара способна родить детей, которые унаследуют мою силу. И почему ты стала мне выкать? — недовольно заметил он.

— Вы же Владыка, — ничуть не смутилась я. Уважительное обращение помогало держать дистанцию. — Как я смею вам тыкать.

— Катенька, — ласково прошептал он, — только ты и смеешь.

Я ничего не ответила на это заявление, лишь отвела взгляд. Несмотря на ситуацию, я испытывала странное влечение и симпатию к этому мужчине. За все время он ни разу не надавил на меня, за исключением метки. Даже на мои шпильки реагирует сдержанно, и мне почему-то казалось, что он не притворяется и тоже что-то испытывает ко мне. А его желание защитить меня и вовсе будило в душе маленькую девочку, которая всегда мечтала о принце.

— Почему ты отменила занятия? — уже серьезно спросил он.

— Я их не люблю, — честно ответила я. Я ненавидела уроки, предпочитая получать знания из книг и научно-популярных фильмов.

— Что значит не любишь? Через три дня бал в твою честь, ты же не хочешь ударить в грязь лицом?

— Что?! Какой бал?! Ты с ума сошел?! — встрепенулась я.

— В-о-о-о-т, видишь, ты уже и мне тыкать начала, — ехидно заметил он. Я сверлила его яростным взглядом, а он расхохотался. — Ты такая смешная, когда злишься.

— Да ну тебя! — в сердцах воскликнула я и направилась к двери, но меня перехватили, подхватили на руки и усадили на колени, присев на диванчик.

— Мы ещё не все обсудили, — нагло заявил Дорэн, опасно приблизившись к моему лицу. Я попыталась вырваться, но он лишь сильней прижал меня за талию, одну руку положив на попу. Я разозлилась на такую вседозволенность и кулачком ударила его по широкой груди.

— А-а-й, — и тут же пожалела об этом, так как Дорэн никак не отреагировал на удар, я моя рука болела, как будто я впечатала её в стену. — Ты что, из камня сделан?!

— Больно? — он тут же принял очень обеспокоенный вид и принялся целовать мою руку. Интересно, он притворяется или правда переживает?

— Больно? — он тут же принял очень обеспокоенный вид и принялся целовать мою руку.

— Нет, — я вырвала руку и спрятала её за спину, хотя ладонь ещё саднила. — Что там с балом? Почему ты сразу мне не сказал?

— Как-то не до того было, — уклончиво ответил он. — На нем я представлю тебя как свою истинную пару и официальную невесту, — гордо произнес он. Что за чертовка во мне проснулась? Я испытала дикое желание подразнить этого самоуверенного нахала, уверенного, что так просто заполучил меня.

— Я уже говорила вам, Владыка, что у меня есть жених, — ровно сказала я, глядя ему прямо в глаза. Его лицо тут же приобрело суровое выражение, а все тело напряглось.

— Я больше не желаю слышать о других твоих мужчинах, — медленно произнес он. — Ты можешь сопротивляться, можешь не принимать этого, можешь пытаться бежать, что безуспешно, но других мужчин в твоей жизни больше не будет, прими это. А если твой так называемый жених явится сюда, я убью его безо всякого сожаления.

— Я жила спокойной жизнью, Ваша Светлость, — он дернулся от такого обращения, — была свободной женщиной, которая сама распоряжается свой жизнью, никто не имел права решать за меня, — мой голос приобрел рычащие нотки. — И вот, появляетесь вы, похищаете меня, объявляете своей невестой и, спасибо, что не насилуете! Заявляете, что права выбора у меня, хотя замуж за вас я не собираюсь, и чего ждете от меня?! — он смотрел на меня странным взглядом, а потом впился своими губами в мои. Я совершенно не ожидала такого поворота, но его поцелуи снова захватили власть надо мной. Он целовался умело, страстно, пылко, как будто пытался доказать, что я принадлежу ему. Когда он оторвался от меня, мои губы и щеки пылали, а он смотрел на меня с непередаваемой нежностью.

— Ты — моя пара. Я сделаю тебя счастливой, — тихо произнес он и отпустил меня. — Готовься к балу. Да, и ещё. В твоих комнатах сейчас ремонт, поэтому временно поживешь со мной.

«Или не временно» — мысленно добавил он.

— Да, Ваша Светлость, — я снова присела в неумелом реверансе, а Дорэн…рыкнул на меня. Не обращая внимания на это, я покинула его кабинет.

Кейтилин и Жанесса уже ждали меня снаружи.

— Владыка всегда такой несдержанный? — недовольно поинтересовалась я у них.

— Что вы, госпожа, он само спокойствие. Владыка славится тем, что вывести его из себя почти невозможно, — учтиво ответила Жанесса.

* * *

Дорэн так и остался стоять посреди кабинета. До него донесся её разговор со служанками в коридоре. Черт, и вправду, как ей удается постоянно его выводить?! То с женихом своим, которого Дорэн уже записал в личные враги, то с обращением.

— Ваша Светлость, — вслух передразнил он её. Дорэн всегда считал, что его парой окажется одна из волчиц, ведь иномирянки — это большая редкость. Женщины — оборотни и так знают свое место и признают главенство мужчины. Но ему попалась совсем не покорная девушка, а настоящая тигрица! И что с ней делать? Можно было бы заставить её делать то, что считал нужным Дорэн, подчинить, подавить волю, но при взгляде на неё он понимал, что никогда не сможет так поступить. Его пара должна быть именно такой — сильной, упрямой и…нежной. При мысли об их поцелуях в штанах стало тесно. Как же он хотел её…

Встряхнув головой, Дорэн постарался отогнать эти мысли. Сейчас не об этом нужно думать. Он призвал Нормаса, своего лучшего друга и помощника. Через две минуты он уже стоял перед ним в кабинете. Высокий блондин с голубыми глазами, мечта всех придворных дам.

— Ты выяснил, кто нас предал? — серьезно спросил он.

— Прости, Владыка, но пока нет. Знаем лишь, что он присутствовал при ритуале, но мы были на глазах друг у друга, незаметно что-то сообщить — почти нереально.

— Я знаю, — раздраженно ответил Дорэн. — Из-за этого моя пара чуть не погибла и ранены двое из нашего отряда! Как можно теперь быть спокойным, если среди моих приближенных — предатель? — Нормас ничего не ответил на это. Он знал, что нужно дать Владыке выговориться. — Именно поэтому для тебя есть задание. Ты станешь телохранителем моей невесты.

Нормас немного растерялся от этих слов.

— Для меня это большая честь, Владыка, — расплылся он в улыбке. — Я не отойду ни на шаг от вашей пары.

— Да, но сделай так, чтобы она не видела тебя. Боюсь, если сказать ей о тебе, она устроит очередной скандал, а я не хочу её нервировать, — Владыка говорил, глядя в окно, а Нормас слегка удивился. Чтобы Дорэн боялся поставить женщину перед фактом? Он просто обязан поближе познакомиться с этой девушкой, которая так влияет на Владыку!

Нормас поклонился и покинул кабинет. Он с трудом сдерживал счастливую улыбку. Теперь все станет намного проще.

* * *

Следующие три на надо мной форменно издевались. Этикет, танцы, правила поведения, изучение структуры их общества сводили меня с ума. Я вставала в шесть утра (пока Его Светлость изволили дрыхнуть), а ложилась в одиннадцать. Весь день со мной занимались разные учителя, три раза в день разрешая перекусить. Как правило, приемы пищи проходили в компании моего «жениха», которому я не стесняясь высказывала все, что думаю о его царственном заде, женитьбе на мне и дальнейшем проживании в таких условиях. Он лишь снисходительно улыбался, объясняя все тем, что я практически ничего о них не знаю, а времени мало, вот и приходится меня перегружать.

Я узнала, что существует семь кланов оборотней, в зависимости от животного, в которое перекидывается человек. Клан волков возвысился над остальными благодаря своей силе, ловкости и умению передавать эту самую силу своему потомству. Как и говорил Дорэн, лишь истинная пара способна родить детей, которые впитают силу отца, и его предки всякий раз успешно находили свою пару. И Дорэн не стал исключением! Он долго ждал меня, и в итоге решил прибегнуть к помощи загадочного Ока — магического камня, который отвечает на все вопросы. Око подпитывалось из Сердца, которое на данный момент утеряно, и магии в нем все меньше, поэтому пользуются им лишь в крайнем случае. Я ничуть не обрадовалась тому, что я — этот самый крайний случай, и мне предстоит рожать детей этому…Владыке, чтоб ему пусто было. Как мне удалось узнать, если Дорэн и вправду попробует меня принудить к близости, то он действительно умрет. Эта мысль немного успокаивала меня, но я не оставляла попыток найти способы сбежать отсюда. Меня очень пугала мысль, что дом я больше не увижу и стану племенной кобылой.

Царство оборотней окружали государства других магических рас: вампиров, магов, друидов, гномов, эльфов. Все эти расы были аристократией, восемьдесят процентов населения все равно составляли люди.

На протяжении всех трех дней меня не покидало ощущение, что за мной следят, но я никого не видела. Мои служанки сказали, что ничего такого не ощущают.

В последний вечер перед балом мой учитель наконец сказал, что я готова и отпустил меня отдохнуть. Я вошла в покои Дорэна, рухнула на кровать и мгновенно заснула — так сильно я устала за день.

Глава 4

Утром мне наконец-то дали выспаться, ведь бал был только вечером. Я проснулась от поцелуя. Прекрасного, нежного поцелуя. Я зарылась в волосы своему прекрасному, как я подумала, сну, и наслаждалась моментом. Когда поцелуи стали более страстными, а мое тело обняли крепкие мужские руки, я наконец поняла, что это не сон. Распахнув глаза, увидела перед собой лицо Дорэна. Я отстранилась и попыталась оттолкнуть его, но легче скалу сдвинуть, чем его.

— Что вы делаете? — спросила я, упираясь руками ему в грудь.

— Бужу тебя, — ответил он с нежностью в голосе. — Ты прекрасна, Катюша, — он снова попытался поцеловать меня, но я вовремя отвернулась.

— Слезьте с меня, — попросила я. Нехотя он выполнил мою просьбу.

— Сегодня важный день, — произнес он. — Знаешь, я не хочу, чтобы ты думала, что я принуждаю тебя к чему-то…

— А это не так? — перебила его я.

— Нет, — твердо ответил он. — Все, что я делаю, это пытаюсь тебя защитить.

— Если бы вы не похитили меня, то не пришлось бы и защищать, — съязвила я.

— Если бы я не похитил, то никогда не узнал бы тебя, — тихо сказал он, пристально глядя на меня. Он вздохнул и продолжил: — Мы открываем бал. Начало в шесть. До этого времени тебя ждут процедуры.

— Какие? — насторожилась я.

— Тебе понравится, — загадочно произнес он.

Слуги проводили меня в другую часть дворца, которая находилась под землей. Что тут началось! Мне сделали маникюр, педикюр, баня, около двух часов массажа всех частей тела, потом я заснула, со мной что-то делали, но я не помню точно что. В общем, после полудня я была посвежевшей, отдохнувшей и готовой горы свернуть.

В отдельных покоях меня ждала визажистка, которая наложила прекрасный, едва заметный макияж, но от этого изменился овал лица, а губы и глаза подчеркивали мой юный возраст. Я с восхищением смотрела на свое отражение. Но когда принесли мое платье, то мне оставалось лишь запрыгать на месте от радости! Оно было темно-красного оттенка, с золотой вышивкой и отделкой, пышное, но не настолько, чтобы я не пролезла в дверь. Королевская роскошь!

Жанесса и Кейтилин помогли мне натянуть подъюбники, корсет, в общем, все, что полагается одевать «под низ» в этом мире. Когда надели платье, моя радость немного угасла. Оказалось, оно достаточно увесистое, да и шнуровка затянута довольно туго, отчего дышать стало тяжелее. Девочки сказали, что ослабить ничего нельзя.

Когда я была почти готова, вошел Дорэн и знаком приказал всем слугам выйти. Мы остались наедине. Он достал несколько коробочек.

— Что это?

— Мои подарки тебе. Я буду счастлив, если ты их примешь, — он говорил серьезно, и я не посмела его расстроить. Из одной коробки он достал красное ожерелье.

— Рубины? — спросила я, когда он застегивал его на моей шее.

— Ты догадливая, — дальше в ход пошли браслет и серьги, из того же камня. Сразу заметно, что все это из одного комплекта.

— Благодарю вас, Ваша Светлость, — я присела в реверансе.

— Катя, — простонал Дорэн. — Прошу тебя, называй меня по имени. Хотя бы сегодня, — он состроил жалостливое лицо, я не выдержала и рассмеялась. Он широко улыбнулся. — Ненавижу, когда ты начинаешь мне выкать. Сразу чувствую себя стариком.

— А сколько вам лет? — надо же, за все время ни разу не поинтересовалась этим вопросом. На вид около двадцати пяти.

— Семьдесят три, — у меня отвисла челюсть, а он стоял как ни в чем не бывало. — А тебе?

— Двадцать, — ответила я после небольшой паузы, все ещё изумленно глядя на него.

— Совсем юная, — буркнул он себе под нос. — Не смотри на меня так, оборотни живут несколько столетий! И, став моей парой, ты увеличила продолжительность жизни и себе.

Я хотела что-то сказать, но слова как будто вылетели у меня из головы.

— Нам пора, — серьезно сказал он, подставляя мне свой локоть. Ничего не осталось, кроме как взять его и выйти из комнаты.

Мы подошли к трехметровым дубовым дверям. Дорэн был одет в строгий костюм, который подчеркивал его спортивную фигуру.

— Ты прекрасна, — сказал он, явно пытаясь меня успокоить.

Тяжелые двери отворились, и мы вошли в огромный залитый светом зал. Присутствующих было море, но все они расступились перед нами, создавая своеобразную дорожку. Дорэн повел меня в центр зала. Когда мы остановились, заиграла музыка, и мы начали танцевать вальс. Дорэн уверенно вел, и в его руках я парила. Все было совсем не так, как с моим учителем, которому я постоянно наступала на ноги. С Дорэном мы как будто слились воедино, я потонула в его карих глазах, полностью растворяясь в танце. Когда музыка стихла, Дорэн склонился и нежно поцеловал меня. Раздался гром аплодисментов, и я как будто очнулась ото сна.

К нам подходили разные люди, поздравляли, Владыка представил мне глав кланов, но их имен я не запомнила. Через час голова начала болеть от обилия стольких новых людей, мне стало душно, и я попросила Дорэна разрешить мне подышать воздухом. Он посмотрел куда-то поверх моей головы, едва заметно кивнул и с улыбкой отпустил меня. Я обернулась, но никого не увидела. Что это было? Очередная волна боли в голове заставила поспешить, и я покинула зал, выйдя в небольшой сад.

Чертова шнуровка! Так хотелось её ослабить, но нельзя.

Через несколько минут я поняла, что этот тот самый сад, куда я хотела спрыгнуть из окна Дорэна. Подняв глаза вверх, оценила высоту. А ведь я и вправду могла разбиться… Но сейчас-то я стою здесь, может, это мой шанс? Нет, меня сразу найдут. Я постояла ещё немного, пришла в себя и уже собиралась уходить, как вдруг увидела приближающегося высокого блондина.

— Добрый вечер, — расплылся в улыбке он. Надо признать, он как будто сошел с обложки журнала: накачанный, высокий, с обворожительной улыбкой. В руках он нес два бокала. Один протянул мне. Я взяла.

— Спасибо, — вежливо улыбнулась я.

— Вы прекрасно выглядите, — сделал он мне комплимент. — Владыка стал самым счастливым оборотнем. Вы прекрасная пара. За вас, — он поднял бокал, а я почувствовала себя глупо, держа свой в руке, и выпила вместе с ним. Это оказалось шампанское.

— Вы так и не представились, — напомнила я ему. Он замер, немигающим взглядом смотря на меня, как будто чего-то ожидая. — Как ваше… — я не договорила, так как во рту появился странный металлический привкус. В памяти всплыло воспоминание из детства, когда я сломала ногу, нужна была операция, и мне делали общий наркоз. Тогда был точно такой же вкус во рту, как будто я лизнула металл. Все эти мысли вихрем пронеслись у меня в голове, я подняла глаза на мужчину, а он забрал из моих рук бокал. — Что вы сделали? — пролепетала я, но язык уже не слушался меня. Я чувствовала, что если закрою глаза, то пропаду. Я упрямо смотрела в лицо блондину, а он напряженно вглядывался в меня.

— Не боритесь, — сказал он. Я ничего не могла ответить и чувствовала, что сознание ускользает от меня с каждой секундой. Все заполняла тьма.

* * *

Нормас напряженно смотрел, как она выпила весь бокал до дна. Отлично. Теперь можно ни о чем не беспокоиться.

— Вы так и не представились, — спокойно сказала Катя, а он напрягся. Почему она вообще ещё на ногах? На его глазах и от меньшей дозы здоровые мужики падали мгновенно. Она попыталась ещё что-то сказать, но не смогла. Наконец-то! Он осторожно забрал из её рук бокал — лишний шум сейчас ни к чему. Снадобье явно действует, но почему она все ещё стоит?

— Не боритесь, — посоветовал он. Она слегка зашаталась, все это время пристально глядя на него. Ничего, врятли они ещё когда-нибудь увидятся. Наконец, глаза закатились, и она начала падать. Нормас подхватил её, поднял и направился к зарослям кустарника. Положив девушку на землю, он коснулся амулета на своей шее. В следующий миг рядом с ним возник молодой рыжеволосый мужчина.

— Почему так долго? — недовольно прорычал он.

— Так вышло, — коротко бросил Нормас. — Давай, — он отошел на несколько шагов. Рыжий трансформировался в большого тигра и набросился на Нормаса, нанося удары лапой по лицу и туловищу. Убедившись, что противник потерял сознание, он вернул себе человеческий облик и подошел к девушке.

«Очень красивая» — отметил он про себя. Осторожно взяв её на руки, он отметил, что почти не чувствует её веса. Секунда — и они исчезли, будто их никогда и не было в том саду.

* * *

* * *

Бал был в самом разгаре, все веселились и танцевали, а Дорэн стоял в стороне, изредка перекидываясь фразами с главами кланов.

Катя была сегодня восхитительна. Когда он увидел её в этом платье, у него дух перехватило. Настоящий бриллиант. Его сокровище. Когда она попросилась выйти на воздух, он слегка напрягся, но Нормас жестом дал понять, что проводит её. Дорэн был спокоен. Первые десять минут. Прошло ещё пять минут. Он начал нервничать. С ней ведь Нормас, да и, если бы что-то случилось, ему бы тут же доложили. Так ведь? Когда прошло ещё десять минут, а его пара все ещё не вернулась, он решительно направился по её следу. Надо же, она выбрала сад. Войдя в него, Дорэн никого там не обнаружил, отчего беспокойство превратилось в панику. Или она опять с ним играет, как тогда, с уроками? Принюхавшись, он понял, что запах ведет к кустам. Он подбежал, и в этот миг ему показалось, что весь мир рухнул. Кати нигде не было, а на земле лежал истерзанный Нормас. Дорэн прощупал пульс, убедился, что друг жив, и поднял тревогу. Зов Владыки услышали все.

*Спустя час*

Дорэн был на грани нервного срыва. Как, как такое возможно? Похитить его пару, на его балу, в его дворце, буквально из-под носа увезти ту, что он клялся оберегать. Он рвал на себе волосы, но пользы это не приносило. Умом понимал, что нужно успокоиться, но не мог взять себя в руки. Нормас все ещё был без сознания. Целитель сказал, что его изрядно потрепал тигр. ТИГР! Как только прозвучало это слово, все представители этого клана, присутствующие на балу, были задержаны.

Особенно Дорэн хотел пообщаться с Ромусом. Того напоили эликсиром правды, и он сказал, что понятия не имеет, куда исчезла Катя. После этого Владыка едва не скатился в истерику. Все ищейки занимались её поиском, но она как будто испарилась из кустарника.

Метка… Дорэн взывал к ней, но мощнейшая магия как будто рассеивала связь, что создалась между ними. Единственное, что можно было с уверенностью утверждать — она не покидала пределов Царства и была жива. Сам факт невозможности оборотню призвать отмеченную им женщину говорил о вмешательстве Темных жрецов. Они были очень скрытной, даже закрытой кастой, но обычно не вмешивались в дела других рас.

Владыка думал, что скоро сойдет с ума, когда один из его подчиненных принес сверток, запечатанный гербом клана тигров.

* * *

Рыжеволосый оборотень толкнул ногой дверь неприметного коттеджа и вошел внутрь, все ещё держа на руках Катю. Единственный слуга кивнул ему и отошел в сторону. Мужчина прошел коридор, несколько комнат, снова коридор. Остановившись возле стены, он сделал знак, и она отъехала в сторону. Когда он вошел, факелы вдоль коридора зажглись сами по себе. Он прошел в самый конец, туда, где была единственная дверь. Толкнув её, они оказались в небольшой комнате без окон, где стояла кровать и небольшой столик. Бережно положив девушку на постель, он внимательно осмотрел её. Взяв за руку, снял с неё алый браслет, серьги и ожерелье. Немного подумав, вытащил из волос гребень. Тоже может пригодиться. С этими предметами он покинул комнату.

Войдя в гостиную, он включил свет и от неожиданности наполовину перекинулся. В комнате сидел мужчина в темном балахоне.

— Не пугайте так, — недовольно сказал рыжий, возвращая человеческий вид.

— Как все прошло? — спокойно спросил Темный.

— Идеально, — отрывисто ответил тот. — Девчонка проспит до утра, меня никто не видел. Нас точно не найдут?

— Можешь не сомневаться, — Темный выставил вперед руку. Рыжий закатил глаза и выложил на стол все, что снял с Кати.

— Есть шанс оставить её в живых? — он старался, чтобы голос звучал как можно более безразлично. Темный поднял на него недовольный взгляд, в котором на секунду промелькнула ярость.

— Нет, — резко ответил он.

* * *

Дорэн глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться и унять дрожь в руках. В конце концов, нельзя, чтобы воины видели его в таком состоянии. Когда руки начали его слушаться, он развернул сверток. Сразу же из него на пол упало что-то красное. Дорэн склонился и поднял…её браслет. Тот самый, что он одел на её руку несколько часов назад. Перед глазами встала картина, как неизвестный снимает его с её руки. Глаза Владыки вновь расширились и из карих превратились в ярко-желтые. В полуобращенном состоянии его обоняние усилилось. Запах крови ударил в нос. Обнюхав браслет, он убедился, что источник — именно он. Присмотревшись, увидел несколько красных следов на рубинах. Они ранили её?!

Дорэн внимательно прочитал сверток, отшвырнул его в сторону и в ярости разбил вазу, что так некстати оказалась поблизости.

«Если хочешь увидеть её вновь живой, передай клану тигров Источник. Если ты не сделаешь этого через сутки, то вместо капель получишь бочку с её кровью».

Так вот зачем все это было затеяно? Ради проклятого магического Источника, из которого черпали силу все высшие маги их Царства для проведения важных ритуалов. Да зачем он им?! Какая разница где он хранится, если доступ к нему имеют все, кто достиг нужного ранга?! Что-то не сходится. Дорэн вспомнил о присутствии Темных жрецов, и негромкий истерический смех наполнил комнату. Какими же нужно быть идиотами, чтобы связаться с ними? И его пара оказалась во власти этих недоумков… Он решительно вышел из комнаты, раздавая указания и созывая Совет.

Глава 5

Я медленно выплывала из состояния неестественного сна. Все расплывалось, и отличить реальность от моих фантазий пока было сложно. Тело плохо слушалось. Я попыталась сесть, но странная комната перед моими глаза качнулась, я пролетела небольшое расстояние и упала ничком. Судя по виду, что мне открылся — на пол. Мелькнула мысль, что мне лучше полежать некоторое время. Щека соприкасалась с холодным каменным полом, и мне стало немного зябко. Внезапно дверь распахнулась, но я увидела лишь чьи-то ноги. Это явно был мужчина. Он приблизился, развернул меня на спину. В этот момент мне удалось рассмотреть его: рыжие волосы, зеленые глаза, лицо выражает сосредоточенность и холодный интерес. Он поднял меня и переместил обратно на ложе. Свет ударил сначала в один глаз, потом во второй.

— Ты понимаешь меня? — он склонился надо мной, его голос доносился как будто издалека. Я попыталась ему ответить, но язык не слушался. Он ещё несколько секунд смотрел на меня, а я на него. Потом неизвестный куда-то отошел, а когда вернулся, то завел мои руки над головой. Сначала я не могла понять, что он делает, но потом до меня дошло — меня привязывают к изголовью. Я протестующе замычала. Это у меня получилось!

— Это, — он потряс мои связанные запястья, — чтобы ты снова не упала. А то размечталась… — пробурчал он, выходя из комнаты и оставляя меня одну.

Я пролежала около получаса, как мне показалось. То, что я была привязана, и вправду помогло, потому что первые минуты меня качало из стороны в сторону, и только веревки спасали от падения или удара о стену. Но вот тело уже слушается меня, а сознание прояснилось. Где я? Последнее, что помню — это лицо красивого блондина, который предложил выпить шампанского. И все, мрак. Значит, он что-то подмешал туда? Я обреченно закрыла глаза. Не успела я придумать план побега, как мне помогли — снова похитили! Я им что, трофей?!

Я осмотрелась по сторонам. Маленькая комната без окон. Единственный источник света — факел, который горел желтым пламенем. В углу стоял круглый столик. Значит, кормить меня все-таки будут? Я посмотрела на себя: на мне все тоже красное платье, но теперь оно было в пыли и порвано в нескольких местах.

— Эй! — закричала я. Ведь, если она узнали, что я упала, значит, как-то наблюдают за мной. — Отвяжите меня! А лучше отпустите, — добавила я тише. Конечно, надеяться на это глупо, но сейчас надежда — это все, что у меня есть.

Через минуту в коридоре послышались шаги, и вновь вошел тот же мужчина. В руках у него был нож. Я не успела испугаться, так он быстро подошел и разрезал мои веревки.

— Что вам… — начала было я, но он развернулся и вышел, даже не удостоив меня взглядом. — Кто вы?! — закричала я. — Что вам нужно?! — но удаляющиеся шаги дали понять, что общаться со мной здесь не намерены.

* * *

Дорэн решительно толкнул двери зала совещаний. Представители всех кланов уже собрались и ждали лишь его. Бессонная ночь и нервы не прошли бесследно, и его лицо было помятым, а под глазами залегли синяки. Присутствующие понимающе отводили глаза. Дорэн бросил на стол сверток и браслет. Дождавшись, когда все ознакомятся с посланием, он обвел их грозным взглядом, задержавшись на Ромусе.

— Я знаю, что ты в этом замешан, — прорычал он.

— Не я, Владыка, а мои подданные, которые понесут самое суровое наказание, — без тени иронии ответил тигр.

— Если твои подданные причинят вред моей паре, — Дорэн вспомнил о каплях крови на браслете, — или… — он не смог произнести слово «убьют», — я истреблю весь ваш клан, — угроза упала веско, и остальные присутствующие нервно заерзали на своих стульях.

— Почему из-за нескольких ублюдков должны страдать все остальные? — холодно поинтересовался Ромус.

— Потому что это измена, — глаза Дорэна полыхнули гневом. — Это задумывалось очень давно, я уверен, твои вассалы связались с Темными не один год назад.

— Я делаю все, что могу, проверяю всех и каждого! — воскликнул Ромус. Похоже, он эту ночь тоже не спал.

— А моя пара все ещё у них в лапах и неизвестно, что с ней делают! — закричал Дорэн во весь голос, и поток силы распространился вокруг него. — Она жива только потому, что они знают, что я почувствую её смерть. И если так и случится, я убью всех мужчин клана тигров, — последние слова он произнес ровно и холодно, отчего они прозвучали особенно зловеще. — Я передам этот чертов Источник через час. Будь готов к церемонии, она состоится в храме Алии.

Спустя час в главном храме столицы Дорэн держал в руках предмет, напоминающий вазу. Он светился приятным желтым светом, как будто изнутри его что-то подогревало. Напротив Владыки стоял Ромус с каменным лицом.

— Да будет это во благо, — хрипло произнес Дорэн, протягивая Источник тигру. Он неуверенно принял его. Крепко прижав к себе, как будто боялся разбить, он выразил Владыке благодарность. После всех церемоний Дорэн удалился в свой дворец. Что дальше? Ему не верилось, что Катю вот так просто вернут ему, но иного выхода не было. Агенты неустанно следили за вазой, надеясь, что похититель придет за ней и выдаст себя. Утешало лишь одно — она жива. Но Владыка не был уверен, что ей не причинят вред, не ранят, не изобьют, не изнасилуют. Как он вообще смог допустить, чтобы её похитили?

Владыка прибыл во дворец в этих мрачных мыслях. Подошедший лакей сообщил, что Нормас пришел в себя. Дорэн тут же направился к нему. Он сам не знал, как теперь относился к другу. Они знакомы уже больше тридцати лет, не раз спасали друг другу жизни, всегда поддерживали и были не разлей вода. Когда он доверял ему Катю, то был полностью уверен, что он костьми ляжет, но её защитит. Глядя вчера на него, Дорэн не сомневался, что так и было. Вот только, если они так избили Нормаса, что же сделали с Катей?! Она ведь тоже наверняка сопротивлялась. Конечно, с субтильной девушкой легче сладить, чем с оборотнем в боевой ипостаси, но все же… Воображение Дорэна рисовало сцены, где его пару бьют в живот, по лицу, выкручивают руки. Он замер перед дверьми лазарета. Сделав глубокий вдох, вошел внутрь.

Запах лекарств ударил в нос. Дорэн решительно подошел к койке Нормаса. Все лицо и видимые части тела были испещрены глубокими царапинами. Явно работа оборотня — только их удары невозможно было излечить магией, они заживали сами. Даже обычные лечебные мази с трудом помогали.

— Как же так, Нормас? — устало спросил Дорэн.

— Простите меня, Владыка, — оборотень распахнул до этого прикрытые глаза. — Я пытался, но их было слишком много. Сначала один подошел к вашей невесте и зажал рот. Я бросился к ним, но тут ещё трое выскочили на меня. Когда я разобрался с ними, тот, первый, уже нес её к кустам.

— Она была в сознании? — перебил Дорэн.

— Да, — закивал Нормас. — Она что-то кричала, а потом ударила его. В ответ он ударил её по голове, и она отключилась. Простите, Владыка, — прошептал Нормас, видя, как затрясло Дорэна. В его душе разливалось сладкое удовлетворение, когда он наблюдал за страданиями Владыки.

— Продолжай, — он взял себя в руки.

— Я хотел ей помочь, но ещё пять оборотней преградили мне путь. С ними я не справился, простите. До того, как отключиться, я видел, как исчез тот, кто держал её.

— В саду не было следов схватки, — задумчиво произнес Дорэн.

— Они все подчистили, Владыка.

— Скорее всего.

— Простите меня, если сможете. Я не знаю, как мне загладить свою вину.

— Ты сделал все, что смог, дружище, — Дорэн ободряюще хлопнул того по плечу. Нормас сморщился от боли.

— В нашем мире нет никого дороже пары… — прошептал Нормас, и в голосе его слышалась неподдельная грусть.

— Ты обязательно найдешь свою, — сказал Дорэн. Нормас с трудом выдавил из себя улыбку.

— Есть какие-то вести от похитителей?

Дорэн рассказал ему историю с Источником.

— Владыка, но они получили, что хотели, что же дальше? — мрачно спросил Нормас.

— Не знаю, — голос Дорэна был переполнен болью.

* * *

Уже три дня я здесь. Мои похитители сжалились, и пока я спала, повесили в комнату часы. Я не знаю, день сейчас или ночь, я просто наблюдаю за ходом стрелок, и мне кажется, что они ползут невероятно медленно. Со мной никто не разговаривает. Три раза в сутки приносят еду, просовывая её в специальное окошко внизу двери и молча уходят. Я даже не знаю, разные это люди или кто-то один. Еда всегда одинаковая, и я не знаю, обед это или ужин. Вчера я не выдержала и стала бить металлической кружкой в дверь, требуя ответов. Чего я добилась? Пришел тот рыжий мужчина, отобрал чашку и ударил меня по лицу. К счастью, не кулаком, а лишь ладонью, но я упала и на лице у меня синяк. Этот случай отбил всякое желание и дальше устраивать «акции протеста». В тот вечер я плакала. Мне было наплевать, видит меня сейчас кто-то или нет, я просто не смогла удержать слезы. Я вспоминала отца. Он очень много пил, но иногда мама уговаривала его закодироваться, и он был трезвенником несколько месяцев. В один из таких периодов я не помыла за собой тарелку, он увидел это, озверел и ударил меня головой о стол. Потом схватил за шиворот и с размаху впечатал в стену. Мне было четырнадцать. С тех пор я старалась меньше приходить домой, все время где-то задерживаясь. Этот случай был не единственным, но именно после него я вдруг осознала, что пора бежать. В шестнадцать я переехала жить к своему парню, которому на тот момент было двадцать два. Меня не волновало, что скажут окружающие, но я была безмерно рада, что теперь могу спокойно возвращаться домой и ничего не бояться. С тем мужчиной не сложилось, к сожалению, и в девятнадцать лет я сама снимала квартиру и работала. Многое удалось забыть, но вчерашнее происшествие напомнило, что я все ещё слабая девушка, которая не может постоять за себя.

Мне ужасно не хватало общения. Так хотелось с кем-то поговорить, хотя бы о погоде. Но я сидела в четырех стенах. Ни развлечений, ничего. К счастью, тут обнаружилась крохотная ванная комната с туалетом и душем, поэтому хотя бы помыться я могла. Мне выдали льняное платье, взамен моему красному, которое теперь лежало на полу. Как же я хочу вырваться отсюда. И пообщаться с кем-нибудь. Да хоть бы с Дорэном. Вспомнилась его улыбка, его поцелуи… Я сама не заметила, как заснула.

Мне приснился интересный сон. Я бродила по незнакомому замку. Вокруг было много дверей, иногда мне встречались придворные на пути, но они меня не замечали, и я шла дальше. Вот красная дверь. Я прошла сквозь неё и оказалась в красивой комнате с книжными шкафами, большим письменным столом и креслом. В нем сидел мужчина. Он был крупным и видно, что сильным. Хотя до Дорэна ему далеко. Хм, почему я о нем подумала? Его средняя борода пшеничного цвета очень украшала мужественное лицо. На секунду он поднял взгляд, вновь и вернулся к книге, и через секунду изумленно вздернул голову. Смотрел прямо на меня так, как будто у меня три головы.

— Здрасьте, — сказала я. Почему-то даже во сне мне хотелось быть вежливой.

— Добрый вечер, — выдавил он. Да почему он так смотрит?!

— Как вас зовут?

— Аслан, — уже спокойней ответил он. — А вас, юная леди?

— Кэтрин, — мне захотелось немного изменить свое имя. Я люблю его, но именно в этот момент «Катя» мне показалось слишком просто.

— Что привело вас сюда?

— Меня? — рассеялась я. — Это вы находитесь в моем сне, уважаемый.

Мужчина нахмурился.

— Сне?

— Да, я ведь сплю, — я прошлась по комнате. — А у вас здесь очень уютно. Не то, что в моей тюрьме…

Сон прервался, и я подскочила на своей постели.

На ней сидел все тот же рыжеволосый мужчина.

— Что вам нужно? — испуганно спросила я. Он ухмыльнулся. Его взгляд упал на мою грудь. Я поспешно подняла ворот платья выше. Он достал нож. Я в ужасе уставилась на острие.

— Встань, — приказал он. Я подчинилась. — Раздевайся.

* * *

Дорэн впал в депрессию. Четверо суток назад он передал тиграм этот Источник. С тех пор он стоит в замке Ромуса на почетном месте. И что? Никто подозрительный к нему не приближался. От Катюши ни слуху ни духу… Как будто и не было её здесь никогда. Иногда Дорэн брал те вещи, в которых он принес её сюда, и прижимал их к лицу, вдыхая её аромат. Нормас почти оправился и заставлял Владыку спать, когда у того синяки под глазами становились особенно заметны. Раздался стук в дверь. После приглашения вошел Нормас.

— Владыка, доставили ещё один свиток, — осторожно начал он. Дорэн резко подскочил. Это хоть какая-то зацепка! Осторожно развернув его, он побледнел.

В руках он держал её трусики. Это точно было на ней, так как её запах спутать с чем-то просто невозможно.

«Отрекись от трона. Я уже снял с неё белье. Как думаешь, каков будет мой следующий шаг?»

Дорэн отошел к окну, уставившись в него пустым взглядом. Нормас пробежал глазами по записке.

— Созвать глав кланов? — спросил он.

— Да.

Через полчаса Дорэн вновь сидел в окружении шести человек. Нормас стоял в стороне; он очень просил разрешить ему присутствовать.

— Я отрекаюсь от трона, — серьезно и ровно сказал Дорэн, в то время как остальные знакомились с содержимым записки.

— Владыка, — взял слово глава медведей. — Я все понимаю. Нет ничего хуже того, что с вами произошло, но мы не можем этого допустить. Нет никаких предпосылок к тому, что они и вправду освободят её, если мы выполним все условия.

— И я должен позволить им сделать с ней это?! — вскричал Дорэн.

— Откуда нам знать, что они уже это не сделали? — вмешался носорог. Дорэн метнул в него гневный взгляд.

— Голосуем, — сказал Дорэн. — Кто принимает мое отречение? — не поднялось ни одной руки. — Вы с ума посходили?

— Боюсь, Владыка, вы сами не в себе сейчас. Мы вас понимаем и искренне сочувствуем, но идти на поводу у этих ублюдков мы не можем. Они не посмеют управлять нашим государством, — Ромуса поддержали одобрительными кивками.

— Но господа, позвольте! — вмешался Нормас. — А если завтра похитят ваших жен?

— Леди Кати похитили из-за вашей слабости, Нормас! — прикрикнул носорог — полноватый немолодой мужчина. — Наши семьи после этого случая охраняются утроенными силами! И не смейте лезть в Совет! Вам всего лишь разрешено присутствовать!

Нормас стиснул зубы и отошел в тень.

— Мы же не можем просто игнорировать их!

— Владыка, они уже выдвигали требования, и все равно ваша невеста у них. Поймите, нельзя из-за одной женщины ставить под удар все государство.

— Эта женщина — моя пара! — закричал Дорэн.

— Мы высказали свое решение. Простите, Владыка, но ваше отречение мы не примем и никого другого не изберем. В конце концов, ни у кого нет той силы, которой обладаете вы.

Дорэн обреченно закрыл глаза. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким беспомощным. Понимал, что вожаки правы, но сердце не могло этого принять. Как он сможет жить, зная, что сам дал повод кому-то прикоснуться к ней?

Покинув зал, он вышел в тот самый сад, где она была в последний раз. Секунда — и на месте Дорэна стоит огромный черный волк. Он перепрыгнул через забор и исчез в лесу.

* * *

Я стояла под струями горячей воды, обхватив себя руками. Слезы закончились, в голове было пусто, хотелось просто раствориться в воде.

Я не смогла снять с себя платье и просто замерла.

— Тебе помочь? — вкрадчиво спросил он. После этого я дрожащими руками все же сняла его, оставшись в одних трусах и обняв себя, закрывая грудь.

— Снимай все, — жестко сказал он, но я не смогла пошевелиться. Этот жалкий кусок ткани — все, что защищало меня. Мужчина сделал шаг вперед и кончик ножа уперся мне в низ живота. Я расплакалась. — Все-таки надо помочь, — лениво сказал он и сам спустил трусы так, что они упали. Он томно вздохнул и начал двигаться по кругу. Когда он оказался за спиной, хлесткий удар обжег ягодицы. Я вскрикнула. Он прижался ко мне сзади и «что-то» твердое уперлось мне в нижнюю часть спины.

— Все зависит только от твоего Владыки, — прошептал он мне на ухо, резко отстранился, забрал белье и вышел.

Несколько минут я стояла, отходя от шока. Наконец, я подобрала платье и ушла в душ. Слова этого мужчины лишь подтвердили мои догадки о том, что все крутится вокруг Дорэна. Наверняка они шантажируют его мной. Зачем им мое белье? Что они хотят продемонстрировать этим? Может, скажут, что я переспала с кем-то из них, и он сам откажется от меня? А он вообще пытается меня найти? И что будет, если он меня все же найдет? Заберет к себе и женится? А вдруг его отношение поменяется после того, как они покажут ему мое белье, он начнет считать меня гулящей и перестанет церемониться? Я думала обо всем этом, а струи воды стекали по моему телу. Что-то мне подсказывало, что живой я отсюда не выйду. Вернувшись в постель, я долго ворочалась, но все же заснула.

Я стою в спальне, которая освещается лунным светом. Интерьер в стиле ампир, на большой кровати с пологом негромко храпит мужчина. Подойдя поближе, я узнала в нем Аслана. Он лежал на спине, обнаженный по пояс. Почему он снова мне снится? Я присела на край кровати, она заскрипела. Вдруг Аслан резко вскочил, как будто и не спал совсем, я оказалась в захвате его рук и с кинжалом у горла. Мы смотрели друг на друга. Я — со страхом, он — с недоверием.

— А, это вы… — наконец произнес он и освободил меня. Я облегченно вздохнула. — Нельзя же так подкрадываться, — он потер лицо, прогоняя сон. Я все ещё сидела, не шевелясь. Снова насилие. Снова мужчина, который мог убить меня одним движением.

— Что с вами? — обеспокоенно спросил он, заметив, что я плачу. — Я напугал вас? — он растерялся.

— Нет, чуть не убив меня, вы доставили мне радость! — сказала я сквозь слезы.

— Простите, — он неуверенно притянул меня к себе и погладил по голове. Этот жест был настолько неожиданным и нежным, что я успокоилась. — Вас кто-то обидел?

— С чего вы взяли? — вместо ответа он провел ладонью по моей скуле. Я дернулась от боли. Почему даже во сне на моем лице этот синяк?

— Кто это сделал? — спросил он, заглядывая мне в глаза.

— Я не знаю его имени, — честно ответила.

— Как же так, Кэтрин? — удивился он. — Неужели какой-то негодяй посмел поднять руку на столь прекрасное создание, а вы его даже не знаете? Расскажите мне все.

— Почему я должна рассказывать своему сну что-то?

— Вы не спите, — загадочно улыбнулся он.

— Я сплю, — уверенно сказала я. — И своей тюрьмы я не покидала уже четыре дня. Скоро я снова проснусь там… — при мысли, что меня снова может ждать в комнате тот мужчина, стало горько. И очень страшно.

— Вы создали астральную проекцию, — он взял меня за руку. — Ваше тело там, а сознание здесь.

Я задумалась.

— То есть вы настоящий? — осторожно спросила я.

— Определенно, — кивнул он.

— Скажите, а меня ищут? — в моем голосе звучал океан надежды. Аслан насторожился.

— А вас должны искать?

— Да, меня похитили, — прошептала я. Его лицо приобрело странное выражение, он стал внимательно разглядывать меня.

— Подери меня дракон, — пролепетал Аслан.

— Что? — я не поняла, что он сказал.

— Вы знакомы с Дорэном Энийским? — серьезно спросил он.

— О да, — я закатила глаза. — Он украл меня из моего мира и объявил невестой.

— Вы знаете, где вы находитесь?

— Нет. Меня держат в комнате, приносят еду. Я понятия не имею что за её пределами.

— Это плохо, — нахмурился Аслан. — Как с вами обращаются? — я потупила взгляд, и он сам все понял. — Держитесь, — он сжал мою руку. — Вас ищут по всему Царству, всех на уши подняли. Мы обязательно найдем вас.

* * *

Дорэн выслушал все донесения. Её искали, но безуспешно. По всему Царству проходили масштабные поиски. Но она как в воду канула. Вошел Нормас.

— Владыка, пришел Аслан Лангорский, говорит, у него есть важные новости.

— Зови! — Дорэн сгорал от нетерпения. Неужели есть что-то?

Аслан прошел в кабинет и склонил голову. Нормас стоял в стороне.

— Владыка, — почтительно сказал он.

— Что у тебя?

— Несколько дней назад в моем кабинете появилась молодая девушка. У неё были светлые волосы, бедное серое платье и синяк на лице. По всем описаниям она похожа на вашу невесту, — у Дорэна расширились глаза. — Я сразу понял, что это лишь астральная проекция, так как она была будто соткана из света. Девушка представилась как Кэтрин и была уверена, что все происходящее — её сон. Но она внезапно исчезла, видимо, её разбудили. Через сутки я обнаружил её сидящей у своей постели ночью. Она была чем-то подавлена, — Аслан рассказал Владыке их встречу во всех подробностях. Когда он упомянул следы избиения, Дорэн с трудом удержался, чтобы не перекинуться. — Думаю, она вновь придет следующей ночью.

— На астральную проекцию можно навесить маяк, чтобы отследить хозяина, — задумчиво сказал Дорэн. — Этой ночью вы спите в моем дворце. И если это действительно она, вы будете щедро вознаграждены!

Аслана размещали слуги, а Дорэн задумался. Почему она по вечерам приходила не к нему, а к чужому мужчине? Если это, конечно, Катя. Неужели её били? Дорэн сжал кулаки. Он найдет всех, кто причастен к этому и сам станет их палачом.

Глава 6

Нормас незаметно ускользнул в том момент, когда все занялись этим проклятым Асланом. Откуда взялся этот оборотень? Аслан — родовое имя львов. Они не могли ничего умнее придумать, чем называть сыновей именем, которое буквально переводится как «лев». На миг ему вспомнилось пророчество. Но он отогнал эту мысль. Эта девчонка не выйдет живой из своих «апартаментов». Никогда. Войдя в свои покои, он запер дверь на ключ. Коснувшись амулета, переместился на лужайку возле неприметного двухэтажного коттеджа. Войдя внутрь, застал в гостиной Регулуса.

— Ты что здесь делаешь? — встревожился он.

— Что я здесь делаю?! — возмутился Нормас. — Почему эта соплячка по ночам летает в астрале, а я узнаю об этом только когда Дорэну приходят с докладом?! — он перешел на крик.

— Что ты несешь? — Регулус не знал, что ответить. — Это невозможно…

— Она две ночи приходила к одному льву. Тот понял, кто она, и сегодня ночью они навесят на неё маяк, — Нормас присел в кресло.

— Убить её? — предложил Регулус.

— Рано ещё, черт возьми! — выругался Нормас. — Все шло гладко, что пошло не так? Откуда у неё эта способность?!

— Может есть способ как-то повлиять на неё?

— Есть один, — задумчиво протянул Нормас. — Но это может вызвать подозрения. Хотя, если представить все как месть за то, что они не выполнили требования, то может получиться.

— Что требуется от меня?

— Нужно её ослабить. Ослабленное тело — слабая проекция, а значит, они не смогут навести маяк.

— Я все выполню, — уверенно сказал Регулус.

— И ещё кое-что. Лев сказал, что у неё синяк на пол-лица. Ты не перегибаешь?

— Я чуток приложил, — начал оправдываться Регулус. — Она тут такой шум подняла, что у меня голова разболелась. Ты хоть представляешь, каких усилий мне стоило снять с неё трусы и не поиметь? — недовольно перевел тему Регулус.

— Потерпи ещё немного, — сказал Нормас. — А пока что нам нужно кое-что приготовить.

* * *

Я проснулась в прекрасном настроении. Очень хотелось верить, что все, что мне приснилось, было реально. Не может ведь мое подсознание так шутить со мной. Даже вчерашний эпизод с раздеванием отошел на второй план. Обо мне узнали! Меня ищут! Радостная я встала с постели и пошла в ванную. Наверное, из-за своего настроения я решила сделать зарядку. Приседания, отжимания, бег на месте, прыжки. Когда я почти закончила, окошко внизу двери открылось, и в него положили поднос. Я моргнула, чтобы убедиться, что это не шутка. На нем стоял один-единственный стакан с розовой жидкостью. По запаху обычный клубничный кисель. Они намекают, что есть меньше нужно? Или это полдник? Я выпила его до дна. Очень даже вкусно.

Через час я почувствовала слабость. Наверное, это от голода. Когда уже будет обед? Стрелки часов бежали вперед, а я лежала на кровати. Мне нужно поесть. Очень нужно поесть. В животе заурчало. Стоило встать — и голова кружилась так, будто я выпила бутылку вина. Все было как в тумане.

Не знаю, сколько я так пролежала, наверное, несколько часов, когда вновь открылась дверь, и вошел все тот же рыжий мужчина. Я понимала, что его появление не сулит мне ничего хорошего. Весь его силуэт расплывался. Я почувствовала, как он приподнял мне голову и попытался влить что-то в рот. Я собрала все свои силы и попыталась оттолкнуть его. Получился лишь слабый взмах рукой.

— Не брыкайся, — от его голоса заболела голова. — Пей по-хорошему.

Я начала злиться. Они меня травят. Я изо всех сил сжала зубы. Рыжий пытался разжать их, чтобы влить это пойло, но лишь разлил немного из стакана. В какой-то момент он психанул и вышел из комнаты. Я вздохнула с облегчением, но, как оказалось, зря. Вскоре он вернулся с ещё одним мужчиной.

— Ты не можешь справиться с девчонкой? — недовольно спросил он. Я узнала этот голос! Это тот мужчина, что опоил меня шампанским.

— Она не хочет открывать рот.

Ко мне подошли двое. Я смотрела на них снизу вверх, их фигуры расплывались. Две сильные руки разжали мне челюсти, а рыжий вливал в горло содержимое стакана. Чтобы не подавиться, мне пришлось глотать. Когда я все выпила, меня оставили одну.

Через некоторое время я очень захотела пить. Единственный источник воды — ванная комната. Мне пришлось заставить себя вставать и по стеночке идти туда. Никогда не думала, что так тяжело будет пройти несколько метров. Наконец, добравшись до ванной, я включила воду и припала к крану. Напившись, все тем же путем вернулась в кровать. Не было сил думать, анализировать, корить себя. Я просто лежала, как овощ. Чувство голода становилось все острее. Наконец, когда я решила, что с меня хватит, тело сжалилось, и я отключилась.

* * *

Наступила ночь. Аслан, Дорэн и Нормас и придворный маг собрались в покоях Владыки.

— Нормас, вам обязательно присутствовать? — поинтересовался Аслан.

— Он мой заместитель по вопросам безопасности, — ответил за него Дорэн.

Все присутствующие молчали и думали о своем.

— Вы уверены, что она придет и этой ночью? — с сомнением спросил Нормас.

— Я очень надеюсь на это.

— Вы был знакомы раньше?

— Нет, как я и говорил, — немного напряженно ответил Аслан.

Воздух возле кровати сгустился, и все разговоры стихли. Присутствующие напряженно вглядывались в пространство. Воздух сгущался горизонтально, прямо над полом, и вскоре стало понятно, почему. Катя лежала на полу, закрыв глаза. Её лицо было белым, как снег, губы потрескались, а из груди вырывалось тяжелое дыхание.

Дорэн бросился к ней, а маг начал плести заклинание. Подняв её на руках, Владыка перенес невесту на свою постель.

— Катя, — прошептал он, встав на колени рядом с кроватью. — Что с тобой сделали? — она не отвечала. Казалось, она вообще их не слышала.

— Владыка, она очень слаба, — подал голос маг. — Я пытаюсь, но получается с трудом.

— Только держись, — шептал Дорэн. Катя попыталась что-то сказать, но слов было не разобрать. — Я найду тебя, слышишь? — Владыка держал её руку. Он осторожно поцеловал её.

Аслан подошел к девушке. В этом мертвенно бледном создании с трудом угадывалась смешная девочка, которая приходила к нему. Лев ощутил притяжение, будто некая сила тянула его к ней. Поддавшись этому чувству, он коснулся её волос, протянув руку над головой Владыки. Тот сразу угрожающе зарычал на него, но Аслан не обратил внимание. Притяжение все усиливалось, и, наконец, достигнув пика, схлынуло.

Аслан стоял у кровати на одном колене, почтительно склонив голову перед Катей. Дорэн оказался в стороне, задумчиво наблюдая за этой сценой. Лев потряс головой, смахивая наваждение, и именно в этот момент её тело растворилось в воздухе. Лицо Дорэна исказилось болью. Вот она лежала рядом, а теперь исчезла неизвестно куда.

— Что это было? — прохрипел Аслан.

— Ты признал в ней королеву, — холодно ответил Дорэн. — Точнее, твой зверь. С этой минуты ты будешь защищать её ценой своей жизни.

Аслана не испугала это новость. Признание в самке Владыки своей королевы — вещь довольно редкая, в истории встречалась всего несколько раз. Это говорит о внутренней силе женщины. Все королевы, которых признавали внутренние звери оборотней, за время своего царствования укрепляли государство.

— Ну что? — напряженно спросил Дорэн у мага?

— Она очень слаба, повелитель, а значит, и астральная проекция на ладан дышит. Мне удалось выделить лишь район, где она находится, — неуверенно закончил он. Дорэн обреченно закрыл глаза, но тут же открыл их.

— Сколько времени у неё в запасе?

— Не больше суток, Владыка.

Маг выделил на карте небольшой прямоугольник, около двадцати квадратных километров.

— Все силы бросить на этот участок, — отдавал приказания Дорэн. — Обыскать каждый дом, каждый сантиметр земли, -

Владыка чувствовал, что совсем скоро он найдет её. Воодушевленный, он тут же выдвинулся на указанный участок.


Пять часов поисков не дали результатов. Осматривались все дома, все погреба, чердаки, все места, где гипотетически её могли спрятать. Но все тщетно.

Аслан стоял в стороне, задумчиво глядя вдаль. Его что-то тянуло туда, на север, некая сила призывала его идти. Но он стоял на месте, следуя за отрядом Владыки. Зачем он это делает? Все занимались своими делами, даже Дорэн, и тот о чем-то увлеченно спорил с каким-то мужчиной в военной форме. Воспользовавшись моментом, когда на него никто не обращал внимания, он двинулся на зов. Он бежал около часа. Наконец, остановился напротив двухэтажного домика со светлыми стенами. Зов шел оттуда. Аслан постучал в дверь. Открыл престарелый слуга.

— Кто из хозяев дома? — с порога спросил лев.

— Никого нет, сэр, все уехали, — холодно ответил слуга.

— Я могу войти?

— Нет, сэр.

Аслан прищурил глаза и ушел с территории домика. Вскоре отряд Владыки добрался и сюда. Дом обыскали. Аслан поделился с Дорэном своими ощущениями.

— А где Нормас? — вспомнил о нем лев.

— У него дела, — коротко ответил Владыка.

— Важнее, чем это? — удивился Аслан, но волк бросил не него такой взгляд, что он понял, что эту тему лучше не развивать.

— Я чувствую, что она там.

— Дом обыскали уже два раза, проверили все, что можно было. Думаю, нужно двигаться дальше, — решительно ответил Владыка. Аслан так и остался стоять, пристально всматриваясь в светлые стены дома.

— Ты с нами? — обернулся к нему Дорэн.

— Я догоню, — ответил он. Когда отряд скрылся из виду, лев уверенным шагом направился к дому. Войдя внутрь, никого не обнаружил. Обычный интерьер, ничего примечательного. Но стоило ему переступить порог, как зов усилился. Он становился все сильнее, когда он продвигался дальше. В одной из комнат как черт из табакерки появился слуга.

— Вам нельзя здесь находиться, — холодно сказал он. Аслан присмотрелся. Что-то в нем не так: почти отсутствует мимика, бледная кожа, странное выражение лица.

— Я знаю, что она здесь, — ответил он, не сводя с него взгляда.

— Уходи, — угрожающе сказал слуга и обнажил длинные клыки. Высший вампир! Аслан перекинулся в огромного льва. Слуга бросился на него, обхватил шею и попытался сдавить, но Аслан перекатился на спину, придавив противника, и в следующий миг прокусил ему глотку. Около минуты вампир хрипел, истекая кровью и, наконец, затих. Теперь не осталось сомнений, что лев на верном пути. Аслан продолжил путь, следуя зову.

Он добрался до дальней комнаты, которая оказалась тупиком. Она выглядела так, будто здесь никто никогда не жил. Зов звучал все настойчивее и куда-то его звал, но куда? Идти больше некуда.

Он добрался до дальней комнаты, которая оказалась тупиком. Она выглядела так, будто здесь никто никогда не жил. Зов звучал все настойчивее и куда-то его звал, но куда? Идти больше некуда.

Взгляд привлекла пустая стена. Вся комната была украшена картинами, а здесь было пусто. То есть совсем. Как-то странно. Аслан провел по ней рукой, ощупал, постучал. Ничего. Он прислонился к ней ухом, и зов, что управлял им, стал многократно громче. Аслан вновь перекинулся, отошел подальше, разогнался и ударил в стену всем корпусом. Она пошатнулась, но не пала. Ещё удар, снова и снова. Наконец, кирпич посыпался, открывая дыру в стене. За ней оказался коридор. Аслан бросился по нему, но неожиданно дорогу преградил тигр размером с лошадь. Несколько секунд они пристально смотрели друг на друга и сцепились. Узкий коридор не давал возможности сделать хороший маневр. Тигр пытался ударить льва длинной когтистой лапой, но он вовремя уходил в сторону. В конце концов тигр вышел из себя, бросился вперед, подмяв под себя противника, но лев воспользовался вспышкой гнева и резко вонзил зубы в горло тигра. Полилась кровь, но Регулус не собирался сдаваться. Он пытался вырваться, но львиные клыки лишь сильнее разрывали плоть от его движений. В какой-то момент потеря крови стала критической, тигр ослаб и затих. Аслан сбросил его с себя и встал, отряхиваясь.

Оказавшись перед дверью, он вернул себе человеческий облик. Толкнул её, но она не поддалась. Он ударил её плечом, но она явно защищена магией, один он не справится. Как это не тяжело признать, но придется уйти и позвать остальных. Зов твердил, что Кэтрин там, за этой дверью. Переступив через себя, Аслан развернулся и пошел звать на помощь.

Стоило тому покинуть дом, как магическая дверь открылась. Нормас грубо вытолкнул Катю из комнаты.

— Шагай давай, — раздраженно сказал он. Девушка едва стояла на ногах, приходилось придерживать под руку. Но даже этим, казалось бы, дружелюбным жестом, Нормас умудрялся причинять ей боль. Увидев тело Регулуса в луже крови и с разорванной глоткой, она испуганно взвизгнула. — Заткнись, — зло зашипел на неё Нормас и потащил к выходу.

Едва они прошли через дыру в стене, у Кати защипало то место, куда её укусил Дорэн. Она промолчала. Нормас вывел её на лужайку возле дома, достал из кармана нечто, напоминающее небольшую тубу, и воткнул в землю. Меньше чем через минуту в ста метрах от них появился огромный черный волк. Он побежал в их сторону, но в пяти метрах от них как будто наткнулся на невидимую преграду и потер лапой нос. Недоумение в его глазах сменилось яростью.

* * *

Я стояла и смотрела в желтые глаза большого волка. Страха не было. Я просто поняла, что это Дорэн.

Я очнулась около пятнадцати минут назад от сильных пощечин. Мой «знакомый» блондин стоял рядом, презрительно глядя на меня. Рывком поставив меня на ноги, одной рукой он обхватил меня, а в другой оказался кинжал, который он приставил мне к горлу. Сначала я не поняла, зачем, но потом в коридоре раздался грохот, рычание, какие-то удары. Мое сердце быстро-быстро забилось — неужели меня нашли?! Раздалось несколько очень сильных ударов в дверь, но она даже не шелохнулась. Странно. На первый взгляд она не очень прочная. И звук удаляющихся шагов. Мужчина за моей спиной расслабился и убрал нож.

Когда я увидела труп, то сначала даже не поняла, кто это. Но когда пришло осознание, я не испытала ничего, кроме жалости. Этот человек сделал мне много плохого, но сейчас он лежал мертвый и истерзанный.

Мы вышли на лужайку, и после странных действий моего похитителя он снова обхватил меня и приставил горлу кинжал. То, что он прижимал меня, позволял держаться на ногах.

Волк угрожающе зарычал и перекинулся в человека. Дорэн был в бешенстве.

— Что ты делаешь? — прорычал он, а глаза горели гневом.

— То же, что сделал ты когда-то, — ответил Нормас. Дорэн непонимающе уставился на него.


— Я знаю тебя много лет. Ты не раз подставлял свою грудь под кинжалы, которые летели в меня. Какого черта ты сейчас творишь, Нормас?! — последние слова он прокричал. Из леса выбежал Аслан и ещё несколько человек. Они обошли нас по кругу, ощупывая воздух. Я поняла, что мы в защитном куполе, и они не могут сквозь него пройти.


— Помнишь Айрин? — спросил Нормас. Я пыталась осмыслить то, что он — друг Дорэна.


— Помню, — холодно ответил Владыка. — Эта изменница совершила пять покушений на мою жизнь, пока хитростью её не удалось поймать. Причем здесь она?!


— Она была моей парой, — прошептал Нормас. У Дорэна изумленно расшились глаза.


— Ты никогда не говорил этого! — в его голосе больше не было злости.


— А что бы это изменило? Ты бы помиловал её?


— Нет, — жестко ответил Дорэн.


— Конечно нет! — истерически закричал Нормас. — Она же покусилась на твой царственный зад! — он глубоко вздохнул и успокоился. — Я был вынужден смотреть, как ты лишил её жизни. Я ничего не мог сделать, — его голос дрогнул.


— Ты мог хотя бы сказать мне, — холодно ответил Дорэн. Нормас проигнорировал его.


— Я готовился к этому много лет. Я мечтал, что увижу твое лицо в тот момент, когда убью твою пару. Я мечтал, что ты будешь страдать, не имея возможности защитить её. И у меня почти получилось. Вмешательство этого сосунка, — презрительный взгляд на Аслана, — лишь немного изменило планы.


— Не смей, — угрожающе прошипел Дорэн.

Нормас надавил ножом на шею, я почувствовала, как кровь потекла по груди теплой струйкой. Спиной чувствовала, что Нормас смотрит на реакцию Дорэна. Он замер, а глаза стали желтыми. Видимо, моему мучителю этого оказалось мало. Он куда-то надавил мне в районе шеи, и из глаз посыпались искры, голову сдавила боль. Я вскрикнула. Купол как будто содрогнулся от удара. Нормас рассмеялся.

— Неужели не нравится? — издевательски спросил он. — А так? Он резко выкрутил мою руку. Боль была очень сильной, я закричала.

— Отойди от неё! — раздался вопль Дорэна. Он готов был предложить себя вместо Кати, но знал, что Нормас не идиот и прекрасно понимает, что Дорэн сильнее.

Нормас швырнул меня на землю лицом вниз. Он мог бы этого и не делать, потому что сил осталось так мало, что я бы и сама упала, стоило ему меня отпустить. Он рванул застежку на платье. Раздался мощны й удар по куполу. Подняв глаза, я поняла, что это Дорэн изо всех сил бьет по нему.

— Не пытайся. Пробить его не сможет даже сто оборотней, — издевался Нормас. Холодная сталь кинжала коснулась моей спины. Медленно он повел его вниз, разрезая верхний слой кожи.

Я снова закричала, но на этот раз голос звучал выше. Слезы прыснули из глаз. Этот гад собрался пытать меня. Я не могла понять, почему остальные мужчины не вмешиваются? Но вскоре я получила ответ. Один из оборотней разогнался, врезался в купол и…рассыпался в прах. Что это было?!

— Только самые сильные воины могут ударить, Дорэн, — насмехался Нормас. — А чтобы пробить его, потребуется тысяча таких.

— Я не пытал Айрин! — закричал Дорэн не своим голосом.

— Для меня было пыткой столько лет находиться рядом с её убийцей! — закричал он и провел второй надрез. Снова боль. Не знаю, сколько по времени это продолжалось, но на моей спине горели порезы и шла кровь. Дорэн бил по куполу что есть сил, вскоре к нему присоединился Аслан. Его удары не были столь ощутимы, но хоть что-то. Некоторые солдаты пытались помочь, но после того, как ещё двое погибли, больше никто не пытался.

Решив, что порезов на мне достаточно, Нормас отложил нож. А может, ему просто наскучило.

— А что, если… — он положил свою руку мне на бедро и повел вверх, задирая юбку.

В этот момент я больше всего хотела умереть. Если он сделает это со мной, на глазах у такого количества людей, я просто не смогу жить. Я сама буду умолять его убить меня.

Я подняла глаза на Дорэна. Он был похож на помешанного, лицо исказилось болью и ненавистью. Но мое внимание привлек тот, кто стоял за ним. Я узнала его сразу — Рок! Он задумчиво смотрел на Нормаса, скрестив руки на груди. На него никто не обращал внимания. Неужели только я его вижу?

— Мужчины так не поступают, — произнес он как будто у меня над ухом, подошел к Дорэну и коснулся его плеча. Владыка резко вздохнул, распрямляя плечи, глаза наполнились решительностью, сам он как будто стал больше. Разогнавшись, он со страшной силой ударил кулаком по куполу. Вибрация распространилась на несколько десятков метров вокруг, Нормас отлетел от меня, пространство наверху пошло трещинами и разлетелось в прах.

Я лежала на земле, в ушах стоял гул. Видимо, часть удара пришлась и на меня. Кто-то подбежал ко мне, какие-то голоса что-то кричали, но я не могла разобрать ничего. Звуки были все дальше и дальше, пока не исчезли совсем.

Глава 7

Дорэн сам не ожидал, что он один сможет сотворить такое. Паника и страх за пару накрывали с головой. В этот момент он даже забыл о Нормасе, который валялся в стороне. Подбежав к Кате, хотел перевернуть, но вся спина была исполосована. Тут же подоспел целитель. Проведя над ней пассы, он быстро заживил порезы. Благо, они были не глубоки.

— Срочно нужно доставить во дворец. Яд распространяется все сильнее.

Без раздумий Дорэн поднял ей и с амулетом они переместились во дворец. В лазарете целители засуетились, начали что-то готовить, бегали, кричали. Почти сразу убрали синяк с лица.

Дорэн положил её на постель и сел рядом, держа за руку и не отходя ни на шаг. Сейчас только она одна важна. Во всем мире.

— Владыка, — обратился к нему главный целитель. — Это яд финийского дерева. Противоядие скоро будет готово.

— Шен, — обратился он к нему. — Он коснулся её? — Дорэн должен был узнать ответ на этот вопрос.

— Нет, Владыка, — Дорэн выдохнул.

«Значит, оскоплять не будем» — подумал он.

"Хотя…"

* * *

Аслан приходил в себя после удара Владыки. Это же какой силой нужно обладать? Представить себе трудно. Он наблюдал, как Дорэн бросился к своей невесте, как горели его глаза от страха за неё. Повезло ему, это бесспорно.

Аслан обратил свое внимание на Нормаса, и легкая улыбка сошла с его лица. Этот ублюдок приподнял голову над землей, что-то зашептал.

«Где стража»? — пронеслось у него в голове.

Аслан бросился на него, прижал к земле и завел руки за спину. Намного сильнее, чем следовало. Нормас закричал. Вот теперь на них обратили внимание. Многие воины лежали без сознания, видимо, удар Владыки не прошел для них бесследно. Нормас забрыкался, изо всех сил пытаясь вырваться. Силен, гад! Но и Аслан не девочка. Он с размаху ударил его кулаком по затылку. Тот сразу затих.

— Смотри, не убей его слишком рано, — подбежал один из воинов с напульсниками в руках. Такие одевают на преступников. Они блокируют всю магию. Вдвоем они поставили его на ноги и увели. Аслан осмотрелся, но Владыка и Катя уже исчезли.

* * *

Я вновь оказалась в прекрасном саду. Все было залито приятным мягким светом. Напротив меня стояла Алия и тепло улыбалась.

— Ты молодец, — неожиданно она обняла меня.

— Я все-таки умерла?

— Нет, — рассмеялась она. — Ты выжила.

— Почему все это случилось со мной?

— Потому что только тебе было под силу с этим справиться.

— Под силу? Я простой человек! — возмутилась я.

— Катенька, простым людям для создания астральной проекции требуются годы упорных тренировок. А тебе достаточно одного желания. Простого человека яд, который сейчас выводят из твоего тела, убил бы уже давно. А ты не просто выжила, ещё и издевательства вытерпела, — при воспоминании об этих событиях все внутри сжалось. Алия прижала меня и погладила по голове, успокаивая.

— Вы говорили, что Дорэн — моя пара. Тогда почему я переносилась к Аслану?

— Вашу связь с Дорэном блокировали. Поэтому твоя душа отыскала следующего после Дорэна, кто смог бы помочь, — видя непонимание на моем лице, она пояснила: — Аслан — твой защитник. Если ты окажешься в опасности, а твоя пара по каким-то причинам помочь не сможет, он будет слышать твой зов. Надеюсь, ты не успела в него влюбиться? — насторожилась она.

— Конечно нет! Я никого не люблю.

— Дорогая, это очень плохо, если ты никого не любишь. Так жить нельзя.

— Почему Рок вмешался? — перевела тему я.

— Потому что Нормас перешел черту.

— А разве он не перешел её, когда похитил меня?

— Он потерял ту, что любил. Мой муж считает, что в такой ситуации любой мужчина имеет право на месть, — она закатила глаза. — А то, что от этого страдают женщины, он считает побочным эффектом.

— То есть, если бы он просто вонзил тот кинжал мне в сердце, никто бы не вмешался?!

— Вмешалась бы я, — неожиданно жестко сказала она. Внутренним чувством я поняла, что в таком случае последствия были бы намного масштабнее.

— Та девушка из пророчества — это я? — Алия кивнула.

— Но я не чувствую никакой силы.

— Чтобы сила Сердца наполнила тебя, открой свое сердце.

— Как?

— Полюби, — просто ответила она. Я не знала, что на это ответить. Кого мне любить? Меня чуть не убили, пытали, травили… Я просто хочу домой!

Алия с грустью посмотрела на меня, коснулась моего лица и выдохнула в него светло-розовую дымку. Все тут же переменилось, сад исчез. Я стояла в больничном крыле. Мое тело лежит на небольшой кровати, рядом сидит Дорэн и держит меня за руку. Я позвала его, но он меня не услышал. Мое лицо белое, как мел, синяк исчез. На миг мне показалось, что я мертва. Дорэн выглядел немногим лучше. Видно, что эти дни для него прошли очень тяжело, он как будто даже постарел.

— Прости меня, — едва слышно прошептал он, поднося мою руку к губам. В лазарете больше никого не было. Дорэн зажмурился, по его щеке скатилась слеза.

Я не могла поверить в то, что вижу. Он плачет?! Он же такой уверенный, собранный, иногда злой, но точно не уязвимый. По крайней мере, я знала его именно таким. Сейчас передо мной сидел разбитый мужчина, съедаемый чувством вины.

— Я так хотел тебя сберечь, — шептал он, — а ты чуть не погибла…из-за меня. Может ты была в другом мире потому, что я не достоин быть твоей парой? — он зажмурился и покачал головой. — Я люблю тебя. Больше всего на свете.

Лазарет исчез. Вдруг навалилась слабость во всем теле, голова гудела, мышцы болели. Я разлепила глаза, но солнечный свет больно резанул, и мне пришлось зажмуриться.

— Сейчас, — прозвучал торопливый голос Дорэна. По звуку я поняла, что он зашторил окно. В комнате стало намного темнее. Я открыла глаза. Мы были в покоях Дорэна, он сидел рядом со мной, я оказалась на его постели. Выглядел он ужасно: под газами синяки, помятое лицо, как будто он долго не спал.

— Сколько я уже здесь лежу? — мой голос звучал очень слабо.

— Сутки, — ответил он.

— Ты что, не спал?

— Шутишь? Как я могу спать, когда ты в таком состоянии? — он подался вперед и провел рукой по моим волосам. — Я боюсь, что закрою глаза, и ты исчезнешь.

Мне стало так жалко его. Он не спал больше двух суток, не отходя от меня, чувство вины его съедало.

— Иди сюда и поспи, — сказала я. Он не понял, и я похлопала по месту рядом с собой.

— Только при одном условии. Я крепко прижму тебя к себе, — серьезно сказал он. Я кивнула. Он осторожно перебрался через меня и лег рядом. Я перевернулась на бок. Его руки обняли меня и крепко прижали к себе. Метка защипала. Стало тепло и спокойно. Мы оба снова заснули.

Когда я вновь проснулась, уже была ночь. Зов природы напомнил о себе. Я попыталась встать, но крепкие объятия Дорэна не позволяли. Я попыталась отодвинуть его руки, но он ещё сильнее прижал меня к себе.

— Дорэн, — позвала я его. Он резко вскинул голову и испуганно стал озираться.

— Что такое? Тебе больно?

— Мне надо в туалет, — мой тихий шепот его успокоил.

— Да, конечно. Пойдем, — он начал подниматься.

— В смысле? — не поняла я. — Я и одна справлюсь.

— А если тебе там плохо станет? — возмутился он. — А если тебя снова оттуда похитят? Нет, ты либо берешь меня с собой, либо мы ставим в комнату ночной горшок.

Я в шоке уставилась на него. Да я со стыда сгорю, если он будет наблюдать, как я нужду справляю!

— Я не могу при тебе!

— Чего ты боишься? Пока ты была без сознания, я сам тебя переодевал, — только сейчас я обратила внимание, что на мне легкое голубое платье. — Так что ничего нового я там не увижу.

Я встала с кровати. Меня немного пошатывало.

— Вот видишь, — сказал он, придерживая меня за талию. — Ещё упадешь и ударишься. Нет, одну я тебя не отпущу.

Так и вышло. Я залилась краской, стоило нам войти в ванную. Дорэн сжалился надо мной и отвел глаза во время процесса, но не отвернулся.

Вернувшись, мы снова заснули в том же положении.

* * *

Катя заснула и тихо посапывала. Дорэн смотрел на неё и старался не шевелиться. Запах её волос пьянил, но он старался не думать об этом. Как он мог не замечать того, что происходит с Нормасом. Айрин казнили десять лет назад. После серии покушений на Владыку было решено выманить её. Во время путешествия в западные земли в карету, в которой он обычно ездил, посадили другого человека. Когда Айрин и её банда напали, Дорэн сам вступил с ней в бой. Ну как, бой? Он вырубил её почти сразу. Через несколько дней он сам же и казнил её. Мужчинам обычно перегрызали глотку, но здесь сделали исключение — отрубили голову мечом. Нормас даже вида не подал, что она ему интересна. Почему?! Боялся, что Дорэн заподозрит его в предательстве? Но мы не выбираем себе пару. Предпочел много лет лелеять свою обиду и строил коварные планы. Которые и претворил в жизнь. Близкий друг, соратник… Как Дорэн мог быть так слеп? Своими руками отдал ему свою же пару, буквально вручил. Как теперь смотреть в глаза главам кланов? Над ним же будут насмехаться все кому не лень! А Катя? Теперь у неё есть все основания вернуться домой, к своему жениху. Пусть он не её пара, но с ним её не похитят и не будут постоянно пытаться убить. Может, в этом и заключается любовь? Дать человеку возможность быть счастливым, пусть даже и не с тобой. В тревожных мыслях Дорэн сам не заметил, как заснул.

* * *

На следующий день чувствовала я себя намного лучше. Мы проснулись, и завтрак нам принесли прямо в покои.

— Почему тебе — мясо, а мне бульон? — возмутилась я.

— Потому что это не я почти три дня ничего не ел и был отравлен ядом, — невозмутимо ответил он. — Тебе надо поесть.

Я вздохнула. Понимала, что он прав. Бульон и впрямь был вкусным, но я не наелась. Дорэн насмешливо посмотрел на меня и приказал принести тарелку каши. Вот теперь я была сыта!

— Что будет дальше? — спросила я. Дорэн ждал этого вопроса и боялся его.

— Я пойму, если ты захочешь вернуться, — он старался, чтобы его голос звучал ровно. — Тебя там ждет твой…жених.

Повисла неловкая пауза.

— Да нет никакого жениха, — наконец сказала я, стараясь не смотреть на Дорэна.

— Как? — удивленно произнес он.

— Вот так. Я живу одна, квартиру снимаю.

— Как может женщина жить одна? — не мог понять он. — Должен быть старший, тот, кто отвечает…

— Это у вас, — перебила я его. — У нас так не принято. Женщины абсолютно свободны и равны с мужчинами. Поэтому я сама решаю с кем и как мне жить.

— Так все же, ты хочешь вернуться?

— Я не знаю, — честно сказала я. — К кому? С матерью отношения у меня натянутые, друзей почти нет, живу одна.

— А откуда ты брала деньги?

— Я работала, — кажется, эта фраза его шокировала.

— Где? И как?

— В одной конторе, помощником бухгалтера.

— Ты работала с деньгами? — он не сводил с меня изумленного взгляда, и меня это напрягло.

— Да! Что в этом такого?

— Ты умеешь считать?! — в ответ я просто расхохоталась.

— И читать, и писать, и стихи декламировать. Дорэн, в моей стране все люди с детства обучаются грамоте.

Он сидел с задумчивым видом, стараясь переварить вместе с завтраком все, что я ему сказала.

— Что с Нормасом? — спросила я чуть тише, чем хотелось.

— Он умоляет убить его, — нехорошая улыбка появилась на лице Дорэна.

— Почему? — тихо прошептала я. Дорэн посмотрел в сторону жестким холодным взглядом, потом вновь повернулся ко мне и мягко сказал:

— Я не думаю, что ты захочешь это узнать. Это не для женских ушей, — он тронул пальцем мой нос, а я нервно сглотнула.

— А как там Аслан?

— Нормально. Я пожаловал ему земли и золото.

— Знаешь, я думаю, он должен жить здесь, — сказала я, а взгляд Дорэна потемнел.

— Почему? — он старался говорить спокойно, но голос все равно дрожал.

— Алия сказала, что он мой защитник после тебя. И если ты будешь «недоступен», то зов обратится к нему, — Дорэн немного расслабился, но потом встрепенулся.

— Кто тебе это сказал?! — изумился он. Пришлось пересказать ему о моих встречах с богами, выкраивая упоминания о Сердце. Пусть пока думает, что меня просто наделили магией. — Значит, сам Рок помог мне тогда, — тихо сказал он. –

— Наверное, у тебя есть дела, я не хочу тебя задерживать. Он подскочил от моего голоса.

— Ты правда думаешь, что я тебя оставлю? — скептически изогнул он бровь.

— Ты правитель, у тебя наверняка куча дел.

— Мое главное дело — ты. И пока ты не поправишься, я никуда не уйду, — безапелляционно заявил он.

— Мне намного лучше, — честно сказала я.

— Тебе так кажется. Яд ещё не вывелся, нужно время. Но целитель говорит, что ты очень быстро восстанавливаешься.

— Скажи, что дальше будет с Нормасом?

— Я его казню, — серьезно ответил Дорэн. — А что?

— А я могу присутствовать?

— А ты хочешь? — с сомнением спросил он. — Там зрелище будет не для женщин.

— Знаешь что! — возмутилась я. — Я никогда не буду такой, как ваши женщины: покорной, тихой, необразованной дурочкой. Либо ты относишься ко мне как к равной, либо отпусти меня, — лучше сразу расставить все по своим местам, чем потом страдать от недоговоренности.

— Ну ты же не ждешь от меня, что я научу тебя сражаться на мечах? — серьезно спросил он.

— Боишься, что я отвоюю у тебя трон? — я улыбнулась ему, а он расхохотался.

— Ты чудо, — вдруг нежно сказал он, отсмеявшись.

— В перьях, — перевела я все в шутку. Он лишь загадочно улыбнулся.

— Скажи, как тебя зовут? — неожиданно спросил он. Я даже растерялась от такого вопроса.

— Катя. Что за вопрос?

— А Аслану ты представилась как Кэтрин, — он подозрительно прищурил глаза.

— Мое полное имя Екатерина. У него множество производных, — пояснила я, а Дорэн не сводил с меня пристального взгляда.


К вечеру Дорэн согласился, что прогулка мне не повредит. Он вывел меня к большому дворцовому саду.

— Почему мы раньше здесь не были? — удивилась я, увидев прекрасные деревья, кустарники и цветы.

— Я хотел привести тебя сюда после бала, — грустно сказал он и крепче сжал мою руку.

Мы гуляли около часа. Дорэн рассказывал мне о своем детстве. Он был старшим сыном, два его брата погибли в боях, а три сестры уже вышли замуж и живут далеко. Родители покинули этот мир двадцать лет назад. Они были истинной парой и ушли вместе. Дорэн говорил, а у меня вдруг закружилась голова. Я стала глубже и медленней дышать, надеясь, что все пройдет, но это не помогало.

— Катя?

— встревожился Дорэн и заглянул мне в лицо.

— Просто голова немного кружится, — сказала я, продолжая глубоко дышать.

— Ты побледнела! Возвращаемся! — скомандовал он и подхватил меня на руки. Мы быстро добрались до дворца, ведь Дорэн почти бежал. С порога потребовал целителя в покои. Когда мы вошли, он положил меня на постель и стал трогать лоб.

— Перестань так нервничать, — сказала я. — Это всего лишь головокружение!

— А если нет? — напряженно спросил он. Пришедший целитель осмотрел меня, что-то сделал руками надо мной и вынес вердикт:

— Вы переутомились. Такие физические нагрузки вам ещё непозволительны.

— Мы просто гуляли!

— Даже этого много, — сказал он и вышел.

— Прости, я не должен был этого допускать, — произнес Дорэн, садясь рядом со мной.

— Перестань! Ты хотел как лучше, мы просто увлеклись. Знаешь, — неуверенно протянула я, — я так хочу пирожное, — и сделала глаза как у кота из Шрека.

— Ну ты знаешь, что тебе пока нельзя… — начал он, но наткнулся на мой взгляд, вздохнул и крикнул:

— Принести ванильное пирожное!

От радости и села и чмокнула его в щеку. Он так посмотрел на меня, как будто у меня нимб за головой появился.

После пирожных мне и вправду стало легче. Появились силы, прошло головокружение.


— Мне нужно в душ, — осторожно сказала я.


— Только под моим присмотром.


— Ваша Светлость, — нарочито вежливым голосом сказала я, — думаю, смотреть на меня в неглиже вам не позволит ваше воспитание.


Дорэн смотрел на меня, а в глазах его плескались смешинки.


— Мое воспитание не позволяет оставить леди в опасности, — медленно произнес он.


— Какая опасность мне грозит в ванной?


— Ты в парке чуть в обморок не упала. А если и там у тебя голова закружится?


— Не закружится, после пирожных мне намного лучше, — но Дорэн лишь покачал головой. — Значит, я не буду мыться и начну вонять.


— Тогда я сам помою тебя, — вкрадчиво ответил он, надвигаясь на меня с грацией хищника.


— Тогда мне точно станет плохо, — я отошла к окну и открыла его, вдыхая прохладный ночной воздух. Дорэн обнял меня сзади, поместив в кольцо своих рук.


— Я чуть не сошел с ума, — прошептал он. Я поняла, что он говорит о похищении. — Я сам отпустил тебя с ним…


— Что? В смысле?


Тут-то я и узнала, что Нормас следовал за мной по пятам несколько жней подряд по приказу Дорэна. Высказав ему все, что думаю о его решении, я успокоилась.


— Я готов себя придушить за то решение, — сокрушался он. — Он все время был рядом, следил за ходом поисков. А когда пришел Аслан, он же, гад, все слышал. Поэтому они начали давать тебе яд, чтобы ты ослабла. Если бы не Аслан… — он устало покачал головой.


— Но ведь все обошлось, — попыталась успокоить его я. Он крепко обнял меня.

Глава 8

Когда Дорэн говорил, что не отойдет от меня ни на шаг, я и подумать не могла, что он говорит всерьез. Целитель подтвердил, что я выздоровела примерно через 3 дня. Владыка был вынужден вернуться к своим обязанностям, но меня оставлять не хотел ни в какую. В итоге он таскал меня за собой повсюду: военные советы, подписание договоров, выслушивание жалоб населения, путешествия в другие регионы страны — я следовала за ним повсюду! Поначалу меня это бесило, но потом я вникла, и стало даже интересно. Оказалось, что на границе ситуация напряженная, так как на нашу территорию массово переселялись вампиры. Они сами объясняли это тем, что в их родных землях жить невозможно. Почему? Объяснить не могли, но все описывали некую силу, которая гнала их прочь. Дорэн послал шпионов на эти места, но никто из них не вернулся.

— Дорэн, — решила я вечером начать разговор, — может, мое астральное тело сможет выяснить, что там произошло?

— Нет, — отрезал он. — Это может быть слишком опасно.

Вскоре прибыл Аслан. Дорэн не одобрял нашего общения, поэтому виделись мы редко.

Больше всего мне запомнился день казни Нормаса. Я настояла на том, чтобы присутствовать. Казнь проходила в специальном павильоне дворца. Дорэн разрешил мне наблюдать за всем происходящим из специальной ложи, которая располагалась над залом, напоминающим арену. Когда вывели Нормаса, я даже не узнала в этом худом бледном человеке того красавца, который опоил меня снотворным на балу. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что его ослепили. Он был одет в какие-то окровавленные лохмотья. У меня внутри все сжалось, когда я представляла, что с ним делали последние дни. Вышел Дорэн. Он был одет в кожаные штаны и сапоги, торс полностью обнажен.

— Может вам лучше отвернуться? — забеспокоился Аслан, стоящий за моей спиной. Я покачала головой. Дорэн перекинулся в большого черного волка, Нормас стоял на месте. Владыка резко набросился на него, обнажив острые зубы, и начал вгрызаться в глотку. Хлынула кровь. Меня замутило, я резко отвернулась.

— Идемте, — Аслан приобнял меня за плечи и вывел на воздух. — Вам не нужно было этого видеть, — сказал он.

— Я должна была, — слабо ответила я. Аслан усадил меня на скамейку и присел рядом, стараясь успокоить. Вскоре вышел Дорэн и быстрым шагом направился к нам.

— Куда ты пропала? — обеспокоенно спросил он.

— Ей стало плохо, пришлось выйти на воздух.

— Не нужно было тебя допускать! — сокрушался он. Дорэн сделал знак Аслану, и тот ушел. Владыка присел передо мной на корточки и уткнулся лицом в живот. Так сложно поверить, что этот ласковый мужчина несколько минут назад загрыз человека. Как такое возможно? Не поверила бы, если бы сама не увидела.

Мы перебрались к нам в комнаты. Я выразила желание помыться. Обычно я закрывалась шторкой, а Дорэн просто стоял в стороне. Вот и в этот раз я стояла, наслаждаясь теплой водой, стекающей по моему телу. Перед глазами стояло разорванное тело Нормаса. Я чуть не подпрыгнула, когда спиной почувствовала обнаженное мужское тело. Развернувшись, увидела Дорэна, который смотрел на меня с грустью.

— Ты боишься меня? — спросил он.

— Я не знаю, — честно ответила я.

— Я должен был убить того, кто чуть не отнял тебя у меня, — прошептал он. — Если бы не Рок, он бы изнасиловал тебя на глазах десятков воинов. По-твоему, он достоин снисхождения?

Я ничего не ответила, просто уткнулась ему в плечо и прижалась всем телом.

Я ничего не ответила, просто уткнулась ему в плечо и прижалась всем телом. Несколько минут мы так стояли, потом он взял мочалку, намылил её и стал тереть мне спину, спускаясь все ниже. Развернув меня, принялся за шею, медленно подбираясь к груди. Взгляд его потяжелел, он тяжело дышал. В какой-то момент наши губы сплелись в поцелуе, Дорэн выронил мочалку, исследуя меня руками. Под его пальцами кожа начала гореть, по венам побежал огонь. Дорэн прижал меня к стене, подхватил под попу и резко вошел, издав стон наслаждения. Он двигался во мне, и каждый толчок отдавался сладкой волной во всем теле. Когда мы оба приближались к вершине, он ускорился, я закричала, и весь мир рассыпался на тысячи осколков. Он излился в меня и поставил на ноги. Сперма стекала по моим ногам, которые немного дрожали. Он подхватил меня на руки и отнес в кровать, укрыв одеялом.

Дорэн лежал рядом и задремал. Я же сосредоточилась и от всего сердца пожелала перенестись в земли вампиров. Я долго лежала, закрыв глаза, пока не обнаружила вокруг себя черный туман. Он застилал все, но можно было рассмотреть траву под ногами, домик недалеко. Все было заброшенным, как будто люди в спешке покинули это место. Я решила пройтись. По дороге мне встретились пустые забегаловки, лавки торговцев, жилые домики. Что это такое?! Здесь было очень жутко, как будто я попала в фильм ужасов. Мне показалось, что кто-то позвал меня. Я оглянулась, но никого не увидела. Что все это значит? Зов становился все отчетливей.

— Катя! — прокричал Дорэн у меня над ухом. Я подскочила на постели.

— Что такое?

— Ты не просыпалась, — в панике закричал он, тяжело дыша.

— Успокойся, — сказала ему я. — Я была в землях вампиров, наверно, поэтому.

— Что?! — возмутился он. — Я запретил тебе переноситься туда, — зло сказал он, сверля меня взглядом.

— А я с тобой не согласилась, — спокойно ответила я, вскинув бровь, как бы спрашивая «И что ты теперь сделаешь?». Он недовольно поджал губы.

Дорэн рывком развернул меня на живот и отбросил одеяло. Удар обжег мои ягодицы, я вскрикнула. Владыка странно зарычал и сжал мою попу. Томно выдохнув, он навалился сзади и одним движением полностью вошел в меня. Я стонала, сжимала простынь, выгибалась ему навстречу, а он играл со мной. Подводил к вершине и затихал, но затем вновь повторял свою пытку.

— Ну пожалуйста, ну сделай это, — взмолилась я, когда перед глазами уже замелькали звездочки.

— А ты будешь меня слушаться? — коварно спросил он у меня над ухом.

— Да, — тихо прошептала я, готовая на все что угодно, лишь бы кончить. Он резко ускорился, с силой входя в меня.

— А-а-а… — только и смогла простонать я, когда мое тело содрогалось в сладких спазмах.

Дорэн лег рядом и отдышался.

— Ты выйдешь за меня? — неожиданно спросил он. Я решила, что мне почудилось.

— В смысле?

— Ты станешь моей женой? — повторил он.

— Ты делаешь мне предложение в постели? — рассмеялась я.

— Ну, знаешь, — обиженно пробурчал он, — у нас вообще не принято спрашивать согласие женщины.

— О, так ты для меня сделал исключение! — саркастически воскликнула я.

— Ты не хочешь, да? — помрачнел он.

— Знаешь, когда я наблюдаю, как на Совете ты отчитываешь кого-то, как принимаешь решения, вижу, какой ты жесткий и властный, местами даже беспощадный… А со мной ты становишься почти ручным, — я провела рукой по его щеке, он перехватил её и поднес к губам, не сводя с меня взгляда. — Я не знаю, ты действительно такой или лишь до той поры, пока я не забеременею? Тебе нужна я или наследник?

— Безусловно, я хочу от тебя детей, — серьезно ответил он. — И хочу, чтобы ты была моей женой. Ты и только ты.

— А если я не смогу подарить тебе ребенка?

— Значит, мой род угаснет, — он постарался улыбнуться, но в голосе слышалась горечь.

— А после свадьбы ты будешь таким же? Или начнешь качать права и указывать, что мне делать?

— Тебе укажешь, как же, — пробурчал он.

— Ну, тогда я согласна, — медленно произнесла я и, прежде, чем он бросился меня целовать, добавила: — Но только если будет возможность развода.

— Что? — выпучил он глаза. — Какого ещё развода? Я никогда с тобой не разведусь!

— Конечно, ты же Владыка и ничем не рискуешь! — воскликнула я. — А что остается мне? А если со временем ты мне изменишь? Начнешь пить, гулять, поднимать на меня руку?! — он сел на постели, взял меня за подбородок и приблизил свое лицо.

— Я никогда не обижу тебя, — медленно произнес он, глядя мне в глаза. — И тем более не ударю, — вновь откинулся на подушку.

— Ты просто не знаешь, как я умею выводить из себя, — с улыбкой ответила я.

— Мы не бьем самок, — он холодно посмотрел на меня. — Если не рассчитать силу, то удар может стать фатальным. Закрыли тему.

Я уставилась в одну точку, обдумывая эту информацию. Вспомнила о том, что Алия говорила, что я впитаю силу Сердца. А значит, все же смогу себя защитить. В конце концов, Аслан за меня заступится! Но почему-то в глубине души я была уверена, что он не обидит меня. За все дни, что я провела рядом с Дорэном, он показал себя как человек чести. Такой сильный, уверенный, добрый, но наивный. Думает, что все вокруг такие же. Но предательство лучшего друга нарушило все его представления о мире. А от того, что он не может определить, друг перед ним или враг, таскает меня за собой, боясь, что кто-то причинит мне вред. Страшно признаться самой себе, но я бы не смогла прожить без него дальше, без его теплого взгляда, поцелуев, просто без возможности видеть его каждый день. Кажется, я люблю его…

— Я согласна, — шепотом сказала я, поцеловав его в губы.

Свадьбу сыграли через неделю. По традициям оборотней, я должна была надеть красное платье, больше напоминающее балдахин. Когда его примеряли на меня, я расплакалась как маленькая девочка, до сих пор стыдно.

— Что не так? — растерялся Дорэн, который не мог понять, что меня так расстроило. Пришлось рассказать ему о том, что у нас приняты белые платья, напоминающие их бальные, фата, букет в руках невесты, и что я с детства мечтала о том, что однажды и у меня все будет именно так.

— Понимаешь, — хлюпала я, — это моя детская мечта, а теперь я понимаю, что никогда у меня такого не будет, — и снова рыдания, заглушенные от того, что Дорэн прижимал меня к себе. Я не хотела нарушать их традиции, просто мне стало ужасно обидно, как будто что-то дорогое вырвали у меня из рук. Дорэн поразил меня своим решением, когда сказал, что раз это так важно для меня, то будет мне белое платье и фата.

— Но это же нарушение традиций, — всхлипывала я.

— Традиции здесь устанавливаю я, — отрезал он, а мне осталось лишь от души расцеловать его.

Ещё одна заминка вышла с самой церемонией. У оборотней не принято спрашивать женщину о согласии! Ей полагается скромно молчать и сидеть, опустив голову. Меня это взбесило!

— Я не буду молчать! — кричала я. — Я тебе не безмолвная кукла, я живой человек! Что за дикость!

В итоге Владыка сдался и изменил свадебную церемонию. Мы оба стояли в храме Алии, взявшись за руки. Мое платье было идеально белым, с кружевными элементами, а фата спадала до талии.

— Берешь ли ты, Владыка, эту женщины в свои законные жены, чтобы заботиться о ней, любить и оберегать? — спросил жрец.

— Беру, — уверенно ответил он.

— Берешь ли ты этого мужчину, Екатерина, в свои законные мужья, чтобы поддерживать его, любить и оберегать?

Я выдержала небольшую паузу. Дорэн напрягся, крепче сжав мои руки. Я чуть нахмурилась, а он, казалось, сейчас издаст рык.

— Беру, — наконец сказала я, а Дорэн облегченно выдохнул.

— Объявляю вас мужем и женой, — радостно сказал жрец. — Можете… — но Дорэн не стал ничего ждать, крепко прижал меня к себе и страстно поцеловал.

Идиллия закончилась на следующее утро. Дорэну что-то сообщили, и он ушёл, впервые за долгое время оставив меня одну. Вернувшись через несколько часов, он с хмурым видом сообщил, что нам объявили войну.

— Кто? — шокировано спросила я.

— Темная Империя.

Я припоминала, что она находится довольно далеко от Царства оборотней. Чтобы попасть в неё, нужно пройти обширные земли вампиров.

— Я созываю Военный Совет.

— Я с тобой, — только и сказала я, а он не возражал.

На Совете разгорелись жаркие споры о том, как поступить, кого куда назначить и как все организовать. Помимо глав кланов присутствовали и военные, поэтому людей было больше, чем раньше. Я молча слушала, но суть уловила: наших сил не хватает.

— Я не понимаю, в чем проблема? — подала голос я, и все разговоры тут же смолкли. — Объединитесь с соседними государствами! Даже на карте видно, что вместе вам действовать будет легче.

— Екатерина, — мягко начал Дорэн, прервав затянувшуюся паузу, — друиды, вампиры и прочие нам не союзники.

— Тогда вы все проиграете, — спокойно ответила я. — Территория Темной Империи больше, чем все ваши Царства вместе взятые. Да и силы у них явно не маленькие. Так что объединение — наш единственный шанс на спасение.

Баталии продолжились, но все сошлись на том, что стоит хотя бы предложить соседним государствам объединиться. Не знаю почему, но больше Дорэн не брал меня с собой на Советы. Видимо, его убедили, что война — не женское дело.

Через несколько дней Дорэн объявил, что он встанет во главе армии, поэтому отправится вместе с войском.

— Ты с ума сошел? — побледнела я. — А если тебя убьют?!

— Это мой долг.

— Я с тобой!

— Исключено, — он лишь расхохотался. Как я его ни уговаривала, ни убеждала, даже прибегала к шантажу, но он был непреклонен. — Катя! — не выдержал он. — Я никогда не позволю тебе подвергать себя опасности! Все! — он накричал на меня.

Я стояла и смотрела на него широко распахнутыми глазами. Он никогда не кричал на меня…ТАК. Нижняя губа задрожала, я бросилась в ванную и заперлась. Дорэн не пытался меня остановить, догнать, даже не постучал. Звук хлопнувшей двери известил меня, что он покинул покои.

* * *

Дорэн вышел в сад, не замечая никого вокруг. Ну как она не понимает, что это глупость — брать с собой жену на место боевых действий? Зачем?! Даже если у неё есть какие-то магические способности, они не исключительны, в Царстве достаточно магов, которые могут пригодиться. Сила Сердца… Дорэн скептически относился ко всем этим пророчествам, считая их сказками. То, что наполовину сбылось одно, ничего не меняет! Как ей дать понять, что он под пытками не согласится рисковать её жизнью? А если она пострадает? Да он себя никогда не простит! Нет, лучше один раз прикрикнуть и пресечь эти разговоры, чем давать ей ложную надежду. Перекинувшись в волка, Дорэн убежал в лес.

* * *

Вернулся он только к вечеру. Владыка пытался быть со мной нежным, ласковым, даже подкупал пирожными, но я лишь грустно улыбалась.

— Катя, я не буду извиняться, — не выдержал он. — Пойми, то, о чем ты просишь, противоречит здравому смыслу.

— Я понимаю, — тихо ответила я.

— Правда? — Дорэн не ожидал такой реакции.

— Да. Ты не можешь взять меня с собой, — подтвердила я. Просто в какой-то момент поняла, что для него это действительно невозможно. Значит, придется идти другим путем.

— Иди сюда, — он прижал меня в себе и нежно поцеловал. — Я люблю тебя, — прошептал он и потянул меня в сторону постели.


Через несколько дней Дорэн действительно ушел. Армию провожали всей столицей, но у меня был как будто камень на сердце. И пусть для себя я все решила, но страх за мужа не проходил.

— Я вернусь, — шепнул он мне на прощание. — Главное, береги себя.

Я часто перемещалась к нему в астрале, естественно без его ведома. Оказалось, моей магией достаточно просто управлять: достаточно чего-то искренне захотеть и «подтвердить» это. Я как будто вливаю силу в свое желание.

Так я узнала, что некоторые другие расы все же вступили в союз с оборотнями, и это принесло плоды. Те, кто воздержался, терпели поражение за поражением, и вскоре также присоединились к союзу.

Во дворце жизнь текла очень размеренно, мне даже иногда было скучно. Слуги слушались меня беспрекословно, никаких внештатных ситуаций не происходило.

Одна из основных битв была назначена на сегодня. Я очень переживала из-за этого, поэтому пожелала переместиться туда сама, полностью, а не только в астрале. Мое желание исполнилось. Я стояла в какой-то узкой пещере. Выглянув из неё, поняла, что я на двадцатиметровой высоте стою в углублении в горе, а внизу идет сражение.

Глава 9

Я наблюдала, как люди и нелюди рубили друг друга, лилась кровь. Это кошмарно. Это невыносимо. А ведь все эти существа кому-то дороги, они чьи-то сыновья, отцы, братья, мужья. Сколько женщин будет оплакивать их смерть? Правильно говорят, что история — это хроника войн, а войны написаны слезами матерей.

Среди всей этой толпы я выловила Дорэна. Точнее, огромного черного волка. Он рвал на части всех, кто приближался к нему. Сильный, грациозный и опасный. Мой.

Из-за горизонта появились полчища чудовищ. По-другому их назвать никак нельзя: мерзкие, темные, злые. Казалось, они не из этого мира. Не могли такие мерзости появиться здесь сами, их кто-то призвал. Дорэн заметил их. К моему удивлению, он приказал отступать. Неужели он понимает, что им их не одолеть? Но даже если так, они все равно нагонят их! Вот теперь я действительно испугалась за мужа. Он ведь может и не вернуться домой!

Я переводила взгляд с него на черноту, которая становилась все ближе, и в моей груди как будто разливалось тепло, наполняя меня Силой. Эти монстры не приблизятся к моему мужу. Не знаю как, но я взмыла в воздух и полетела к ним. Зависнув над этими созданиями, я направила всю свою силу и желания прямо на них. Огонь охватывал их, распространяясь со скоростью ветра. Они корчились, кричали, но я понимала, что это порождения Тьмы, а не живые существа. Монстры все не кончались, но и моя магия была сильна. Я направляла её на них снова и снова, казалось, это не кончится никогда. Но вот они прекратили наступление. Огонь сжег их дотла, оставив лишь пепел. Отлично. Я отлетела назад, но в одну секунду мир перед глазами пожелтел, расплылся и исчез.

* * *

Дорэн уже приготовился умереть и мысленно прощался с Катей. На случай, если он не вернется, а враг победит, Владыка оставил инструкции главному магу как переправить её домой. Полчища тьмы приближались. Нет такой силы, которая могла бы их остановить. Даже если его армия утроится, им не справиться. И тут он заметил сияющую фигуру, летящую от горы в самую гущу исчадий ада. Она зависла в нескольких десятках метров над ними. Метка подавала какие-то сигналы, но он не мог разобрать, какие именно. Фигура источала сильнейшую светлую магию. Внезапно чудовища вспыхнули, как факелы. По толпе прошелся удивленный вздох. Чудовища не отступали, а огонь все пылал и пылал. Сколько силы нужно, чтобы такое вытворить?! Когда через сорок минут вся тьма была сожжена, фигура полетела в их сторону. Неожиданно сияние схлынуло, и Дорэн в полной мере ощутил, КТО сейчас спас всю его армию. Но как она здесь оказалась?! Как такое вообще возможно?! Катя зависла в воздухе и камнем полетела вниз. Дорэн в волчьем обличье со всех ног бросился к ней, молясь, что успеет поймать. Когда до земли оставалось несколько метров, он прыгнул, перехватывая Катю на лету и кубарем покатился по земле, прижимая её.

Он перекинулся. Прижав ухо к груди, убедился, что она дышит. Тогда почему она такая белая, как будто из неё высосали всю кровь? Дорэн осторожно поднял её и побежал в лагерь. Все расступались перед ним. Переместившись во дворец, он вновь передал её целителям. Снова она при смерти, снова лазарет, снова неизвестность… Он же все сделал, чтобы её защитить, где он ошибся на этот раз?! Чтобы сделать то, что он видел своими глазами, нужна сила нескольких богов! Или… Он с размаха сел на стул. Сердце мира… Она вновь исполнила пророчество. Сердце этого мира наполнит её… Только в пророчестве не сказано, что она будет жить дальше. Сейчас он не мог злиться на неё и думал только о том, чтобы она открыла глаза. Наконец, появился целитель.

— Она в глубоком сне, Владыка. Сильное перенапряжение тела. Нам остается только ждать.

* * *

Когда я открыла глаза, первое, что увидело — хмурое лицо Дорэна. Он смотрел на меня как на подростка, разбившего отцовскую машину. Пересев со стула ко мне на постель, он вздохнул и сказал:

— Я разрываюсь между желанием расцеловать тебя за то, что осталась жива и спасла нам жизни и надрать тебе уши за то, что вообще сунулась туда.

— Я чувствовала опасность, — слабо ответила я. — Нельзя было допускать, чтобы ты погиб.

— В итоге ты допустила, что чуть не погибла сама.

— Но я жива.

— Только усилиями целителей, — процедил он.

— Знаешь, я уже не рада, что очнулась.

Он устало провел рукой по лицу, склонился и поцеловал меня в губы.

— Ты сведешь меня с ума, — прошептал он.

— Лучше сумасшедший муж, чем мертвый, — я чмокнула его в нос. — Сколько я здесь?

— Полдня.

— Всего-то? Я так проголодалась, — намекнула ему. Мы пообедали, Дорэн выглядел довольно мрачно, но вскоре разговорился и стал улыбаться. К вечеру меня уже выписали.

В присутствии Дорэна меня сканировали разные маги, и все подтвердили, что во мне открылся мощный магический поток. Как ни странно, но это успокоило Дорэна, так как он был уверен, что любого обидчика я теперь спалю.

В один из дней мы с Дорэном сидели в его кабинете, как вдруг постучал Аслан.

— Владыка, — поклонился он, — я пришел просить руки одной из ваших слуг.

— Это кого же? — удивился Дорэн.

— Кейтилин, — ответил Аслан.

— Почему она? Она ведь простой человек.

— Она — моя пара.

— Ну, в таком случае не смею вставать между вами, — сказал Дорэн.

— Минуточку, — вмешалась я. — А что она сама об этом думает?

— Не знаю, — спокойно ответил Аслан.

— То есть ты её даже не спросил? — выпучила глаза я.

— Нет, — растерялся лев. — А зачем? — я устало вздохнула и вышла. Кейтилин нашлась на кухне. Я отвела её в сторону.

— Кейти, — начала я, — Аслан просит твоей руки и говорит, что ты его пара. Что ты об этом думаешь? — я ожидала какой угодно реакции: от истерики и до шока, но точно не того, что она бросится мне на шею с радостными визгами.

— Да! Да! Я согласна! — кричала она на всю кухню.

Вот так мы и побывали ещё на одной свадьбе.

Жизнь шла своим чередом, пока однажды утром меня не затошнило от запаха мяса. Я не подала виду, хотя внутри очень переживала. Дорэн как ни в чем не бывало ушёл по своим делам, а я побежала к целителю. Просканировав меня, он подтвердил, что я беременна.

— Около семи недель, — расплылся в улыбке он.

Я взяла с него слово, что он ничего не скажет Дорэну. Я вошла к нему в кабинет. Он увлеченно читал какие-то документы. Я плюхнулась к нему на колени, и только это смогло его отвлечь.

— Знаешь, я тут подумала, а ведь пророчество исполнилось не до конца.

— Ой, — поморщился Дорэн. — Мы не можем знать точно, что имеется в виду под «подобным богу», так что не о чем волноваться.

— Я знаю, что там имеется в виду, — спокойно сказала я, а муж резко вскинул голову и подозрительно посмотрел на меня. — В моем мире есть одно мужское имя, оно переводится именно как «тот, кто подобен богу».

— И что?

Я положила его руку себе на живот.

— Мы назовем его Михаил, — сказала я, глядя прямо ему в глаза. Несколько секунд Дорэн непонимающе смотрел на меня, а потом его глаза начали расширяться.

— Неужели…? — я лишь покивала. Дорэн издал радостный возглас и кинулся целовать мой живот. — Я люблю тебя. Теперь точно никаких нагрузок, никаких переживаний, только покой.

— Так, — остановила его я, — я беременная, а не больная. И я хочу не покой, а совсем наоборот, — я страстно поцеловала его и в ближайший час нас никто не беспокоил.


Конец


на главную | моя полка | | Похищенная невеста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу