Книга: Играя со стилями – 4



Играя со стилями – 4

Олеандр Олеандров

Играя со стилями 4


(Сборник рассказов чёрного юмора)

Предисловие

Новые рассказы от Олеандра Олеандрова. Самые невероятные сюжеты и забавные ситуации! Море чёрного юмора и эротики! Поклонники его творчества получат настоящее удовольствие.

Книга только для взрослых (18+).

Настоящее имя автора – Квятковский Олег Вадимович, живёт он в городе Львов (Украина). Литературный сайт автора в интернете:

http://www.proza.ru/avtor/oleanmdr

Как я был телохранителем

Встретив старого приятеля я чуть не позеленел от зависти – красиво одетый, рожа толстая, и от него пахло одеколоном…

– Вот блять. – Сказал я вместо приветствия.

Но он не обиделся. – Я работаю телохранителем – Как будто извиняясь сказал он.


А дальше – началось.


Он шёл сейчас с бассейна, где разминал фигуру.

Потом он будет обедать в ресторане,

Вечером – спортивный зал.

И наконец ночью – он будет с начальником в казино. До утра.


– Блин! Офигеть! Вот черт! – Хлопал я в ладоши и приседал от восторга. Это же не жизнь а сказка!


– Я тоже хочу стать охранником – Наконец взвыл я.

На моих глазах выступили слезы и я жалобно посмотрел на него. – Хочу тоже в бассейн ходить… в казино… Поговори с начальником… А?


Приятель окинул взглядом мою щуплую фигуру, небритую рожу и мешки под глазами.

– Нет? – Догадался я по его кислому выражению.

– Посмотрим! – Загадочно ответил он.


Через неделю вдруг позвонил телефон. В трубке раздался голос старого приятеля:

– Слушай, кажется тебе повезло… знакомый моего босса ищет себе телохранителя тоже.

– Ты попал прямо по адресу! – Радостно закричал я. – Продолжай!

– Обожди… короче, завтра будет конкурс… ты должен быть одет с иголочки, побритый. Стараться приятно общаться. Помни – это единственный шанс.

Не упусти.

Записывай адрес… я уже договорился…


Дрожащими руками я записал адрес, а потом долго смотрел на себя в зеркало – вычисляя какие изменения нужно сделать в моей физиономии.


Мешки под глазами – закрасил румянами.

Волосы – подстриг.

Побрился.

Костюм – взял у папани. У нас с ним один размер.

Я даже 20 минут занимался гантелями.

И десять раз присел.


– Твоя жизнь мужик, будет в полной безопасности! – Бодро подмигнул я в зеркало.


Там отражался чуть сутуловатый чувак, по видимому привыкший работать под прикрытием. Но в чьих спокойных движениях – угадывалась стальная хватка тигра и ловкость пантеры.

Даже Брюс Ли предпочёл бы перейти на другую сторону улицы при встрече с ним.


– И правильно сделает! – Подтвердил я.

Затем стал запихать вату – в плечи пиджака. Чтобы они казались большей ширины.

Наконец, когда они стали метровой длины – я успокоился.

Это спрятало сутулость, зато придало моей фигуре – ещё большей значимости.


Теперь я был доволен.

И едва дождавшись половины пятого – пошёл к месту встречи.


Первая неприятность случилась когда я подходил к трамвайной остановке.


То ли пудра с лица – попала в нос, то ли какая-то зараза – но я чихнул. От души. Во весь голос.


После чего вдруг заметил что что-то изменилось вокруг…

Остановился… огляделся… наконец прислушался….


Сомнений не оставалось – я перестал слышать на одно ухо.


Нехорошо выругавшись и спугнул этим старушек с соседней лавки – я стал прыгать на одной ноге.

Не помогло

Тогда – трясти головой.

Тоже.

Наконец я ударил себя по правой щеке ладонью.

И вдруг что-то зазвенело упав на мостовую.

Это слетела коронка с зуба.

С переднего.


Резко наклонился чтобы не дать ей далеко укатится – я сразу пожалел об этом – в спине что-то защемило.

И с трудом я выпрямился.

К счастью, коронку – все-таки поймал.


Посмотрел на своё отражение в витрине – я ужаснулся… помада на правой щеке размазалась и физиономия казалась разноцветной.

К тому же отсутствие переднего зуба – не украшало ее. Вместе с перекошенной фигурой. – делало похожим меня на зомби.


Натянул коронку обратно на зуб, я пошёл дальше, стараясь идти ровно – прямо к трамваю.


И через час – я уже был по адресу, который был написан на бумаге..


Высокое, красиво ухоженное здание. С огромными воротами.


На проходной сказал охране что меня ждут, что я мол новый телохранитель – вошёл прямо в двери.

Меня никто не останавливал.

Лишь показали – где находится кабинет босса.


Там, в огромном кабинете, за большим мраморным столом сидел мужик, лет 45-ти, который с интересом стал рассматривать меня.

Я постарался отойти к тёмному углу комнаты но он пригласил сесть меня на стул… перед собой:

– Ну..с, рассказывайте… много слышал про Вас..


Я открыл рот чтобы рассказать какой я сильный и смелый, как вдруг коронка снова вылетела со рта и покатилась куда-то под стол.

Резко наклонился чтобы поймать. Как вдруг почувствовал что спину защемило ещё больше…

– Вот блять! – Замычал я от боли и стал медленно валиться под стол.

– Что с Вами? Что с Вам, гражданин? – Испугано вскочил мужичок со своего стула.


Я всё ещё пытался подняться, но мою спину – теперь свела судорога… как будто железными тисками. А из перекошенного рта – лишь стали доносится какое-то нечленораздельные звуки похожие на мычание… Ы – ы- ы- ы!


– Вам плохо?


Я попытался схватится за ножку стула. Чтобы приподняться.

Но тот – лишь упал рядом.


– Помогите! На помощь!! – Заорал мужичок.

В комнату вбежали все кто был в доме – охрана, секретарши, машинистки, даже уборщицы…


Все вместе они стали меня поднимать, пытаясь поставить на ноги.


Наконец поставили… и тут же отскочили в сторону увидев меня в полный рост… в комнате стояло какое-то мерзкое уеб..ще – вата которую я напихал в плечи пиджака – смешалась… и на на спине образовался огромный горб.

Лицо было перекошенным, разного цвета.

Без переднего зуба.

А глаза – свирепо смотрели на окружающих.

Я попытался объясниться но из рта доносилось лишь нечленораздельное мычание.


– Надо ему скорую вызвать. – Предложила какая-то девушка.

Я снова замычал.

– Не волнуйтесь – Добавил мужик – Вас там вылечат.


В ответ, я лишь дико вращал глазами.


Судорога постепенно отпускала и я понял что тот мужик – вряд ли доверит свою жизнь мне теперь. Если не…

Когда меня выносили на улицу – у самой двери я вцепился рукой за косяк, чтобы повернуть голову в его сторону – попросить о новой встрече… но с глотки – лишь снова какие-то звуки…

Проклятые звуки…

Собрав всю силу воли я попытался выдавить хоть что-то членораздельное.

– До Свидания – Сказал мужик встретившись со мной взглядом. – Ни о чем не волнуйтесь. До Свидания!

– Вот блять… сука… ну его нах… – Лишь смог выдавить в ответ.


Затем меня вынесли на улицу и вызвали такси.


Через месяц я снова встретил своего приятеля.

Он был уже без своего великолепного костюма, небритый, без запаха одеколона.

Как и я, теперь он был безработным и шёл по улице с печальным взглядом.


Не поздоровался и не поговорил со мной.

Он просто прошёл мимо.


– Ничего… – Крикнул я ему вслед – Когда-нибудь они сам придут к нам за помощью…. ещё умолять будут. Вот увидишь!

Но он не ответил.

Лишь пошёл дальше.

Красная кепка

Эту странную парочку – я заметил еще в трамвае.

Молодые, лет по восемнадцать.

Прижимаются к друг другу.


У него на голове – дурацкая, красная шапка, и волосы заплетены в косу.

В ухе – серьга.

– Пидор? – Так и хочется спросить по дружески.


Но гляжу на девушку и замираю…

В ее глазах – неописуемый восторг, а губы – раскрыты в нежной улыбке.

Прижимается к нему…


Понимаю… потому что она – счастлива.

Не я…

Не Вы…

А она. Что прижалась к тому… в идиотской красной шапке.


Кидаю взгляд на его брюки – потертые. Туфли – стоптанные, дешевые. С секонд-хенда.

Рыгать хочется.

Понимаю – ты, брат, со своей косичкой и серьгой в ухе – фиг а не работу найдешь. Всюду тебе – задают мой дружеский вопрос. И затем – пинок под зад.

Выживай как хочешь.


Ради кого ты так вырядился?

Ради той девчонки, что стоит рядом?


Рассматриваю ее внимательно – О Боже!

Платье серое… туфли старые…

Ее нельзя назвать красивой…

Во всем облике светится – нищета, мрак, беспросветность.


Только глаза – пылают восторгом.

Обжигают…


И меня вдруг – давит жаба.


Ради таких глаз – я бы и сам вырядился пидором.

Если бы мог…


Приезжаю домой… подавленный, мрачный.


Что ждет их?

Пару лет счастья?

Эй! Девчонка, что прижималась к нему, что ты видела в жизни?

Да ни хрена!

Во всем твоем облике, светится что отец твой – алкоголик. А мать – дворничка.

И знаешь, что ждет тебя в будущем?

Конечно знаешь!

Ведь не имеешь ты – ни образования… ни денег… ни хороших родственников.

Нету у тебя надежды на счастье ..


Слышишь как зовут тебя с соседней комнаты – закатывай рукава! Пора мыть пол!


Только однажды, вдруг появляется он… в красной шапочке.

Серьга в ухе.

Косичка.

– Я пришел – Тихо говорит ей. – К тебе.

И вдруг всё летит наперекосяк.

Она изумлением понимает – он так оделся… ради нее.

Что моет пол, в старом платье.

И затем, вдруг происходит невероятное – мир зажигается яркими красками.


Она понимает – не надо ей – ни Мерседеса… ни образования… ни миллионов .

Лишь только тот дурак – в красной шапочке.

Такой же нищий.

Выброшенный жизнью – на берег.

Никому на фиг не нужный…

– Пойдем со мной – Смущенно глядит он в глаза ей… протягивает руку. – Не думай, что будет потом.

Все очень просто.

– Не имеем образования?

Плевать!

Будем всегда искать работу?

Плевать!

Никто нам не поможет?

Плевать… плевать . плевать…

– Понимаешь -Говорит он – Я ведь одел серьгу – чтобы нравится – тебе. Одной. И мне безразлично что думаю те, кто едет с нами трамвае…

Только ты… одна… и никто другой в этом мире ..


И вдруг – падает швабра на пол… она вытирает слезы… кладет свою руку – к нему в ладонь.

– Пошли.


– Обождите – Хочу кричать им вслед.


Эй! Ребята! Сколько лет – Вам отведено для счастья? Знаете?

Год… два… три?

Стоит ли это – за глупую сказку?

Ведь цена – за пару лет счастья – будет высокая.

Я знаю это…


Открываю шкаф – достаю маленькую коробочку – там спрятана моя красная шапочка, которую я тоже когда-то одевал. В юности. С серьгой в придачу.


Ведь сдохну я скоро.

Наверное.


И знаю – что ждет меня в конце туннеля… Нет, не свет.

Не родственники, не ангелы и не черти.

Там ждет меня выбор – или идти дальше, на Суд Божий.

Или вернуться обратно – родится снова и прожить еще одну жизнь.

Может – по новому…

Грехов – наделать меньше.


Иные, так пугаются выбора, что вернувшись в жизнь снова – каются беспрестанно и молятся.

Понимают… это их последний шанс.

Их страх – не в сознании. А глубже….


Только я наверное – опять напортачу.

Вернусь, и однажды… одену вдруг красную кепку, серьгу в ухо. Встану в трамвае рядом – с той девчонкой что в потрепанном платье. Которая будет смотреть на меня – не отрывая глаз.

С восторгом и трепетом.

А губы шептать – Спасибо.

– За что?

– За то, что хочешь дать мне – пару лет счастья.


– А что будет потом? – Спрашиваю тихо. И сам себе отвечаю: – А впрочем, пофиг.

Улыбаюсь


И мы выходим, из трамвая – держась за руки.

Стараюсь не думать – что ждет меня, в туннеле снова…

– Плевать!

И даст ли мне Господь – новый шанс – вернуться сюда. Прожить еще одну жизнь…

– Плевать…

Куда я попаду после Страшного Суда? На небо? Иль в ад?

Плевать!

Плевать!

Плевать!

Лишь глаза той девчонки -что светятся счастьем….

Рядом.

Сказка про олигархов

Жила была одна одна огромная страна. С неисчислимыми богатствами нефти и газа.

И правило там несколько семей олигархов. Купались они в роскоши и богатстве. Катались на яхтах, учили своих детей за границей.

Народ же – прозябал в нищете и злыднях. И чтобы он не роптал и не возмущался – за ним зорко смотрела армия чиновников, милиция и прокуратура. А по телевизору – день и ночь рассказывали ему – какой он счастливый. И за кого надо голосовать на выборах.


Но вот однажды собрались олигархи и задумались – как бы им забрать себе одну небольшую страну по соседству. Там и нефтепроводы построены, и газовые хранилища, и морские порты, и поля…

Сколько денег привалит олигархам!

Немерено!

Поэтому решили олигархи… рассказать всем сказку – как они любят СССР. Поэтому мечтают восстановить его, только для этого… правильно! Им нужно вернуть эту маленькую страну.

В СССР.


Проблема в том что в маленькой стране – тоже правили олигархи. И они совсем не хотели прощаться со своей сладкой жизнью.

И в ответ на историю про СССР – они придумали другую историю – как они любят свою маленькую страну… и что они большие патриоты её независимости.

Вскоре началась перебранка между семьями олигархов – одни кричали что хотят СССР.

А другие – что они патриоты и поэтому никакой СССР не будет.

Наконец, подловив момент когда олигархи в маленькой стране перессорились – "любители СССР" двинули армию и захватили самые лакомые кусочки у соседа.

Но не все…

Уж слишком стыдно было перед всем миром – это делать…

И вскоре, ситуация застыла на месте… ни вернуть всё назад. Ни двинуться вперёд чтобы закончить её.

Только вот проблема… всюду, где правят олигархи – ничего толкового не производят – ни компьютеров… ни мобильных телефонов… ни хороших автомобилей…

Они лишь грабят…

Вывозят – нефть, газ, древесину…

И выплачивают копеечную зарплату – простым людям…

На этом и стоит – клановая держава.

Конечно, так вечно продолжаться не может. Особенно когда во дворе – уже 21 век. И зарплата у всех людей в Европе – в десятки раз выше чем у тех кто работает на олигархов.

Сколько ещё смогут телеканалы убеждать простых людей – насколько они счастливые?

Пять лет?

Десять?

Но не вечно… это точно!

И олигархи – вдруг почувствовали угрозу.

Настоящую…

Страшную…

Под ними затряслась земля…

И если не сейчас, то очень скоро – появится в их толстых головах вопрос – а стоит ли двум олигархическим державам, которые очень похожи – ссориться между собой?

Вместо того чтобы помогать выжить – в 21 веке?

Ведь работают они – по одинаковой модели.

Деньги – олигархам.

Простым людям – телевизор.

Так что думаю, конец сказке – будет очень простой.

Договорятся.

И продлят своё правление – ещё на какое-то время.

А если нет – то конец у сказки будет печальный. И быстрый.

Пожалуй и всё на сегодня, детки.

Вот и сказке конец.

Кто прослушал – молодец.



Крыса

Мы двигались гуськом по чёрному подвалу, один за другим.

Где-то впереди виднелся лучик фонарика, но он был далеко. И лишь спина того кто впереди – была ориентиром.

– Как я оказался тут? – Мелькнула мысль.

Впрочем, она была второй… первой – была что мы похожи на крыс.


Объявление на заборе – "Бригада сантехников набирает специалистов" – попалась на глаза случайно.

– Много зарабатывают наверное – Сказал жена.

И вот я здесь, в чёрном подвале.

Мы идём искать – нету ли утечки в трубах.


Трубы – это чёрные, ржавые, мерзкие отростки свисающие со стен и идущие куда-то вниз, под землю. Наверное туда, где погребены скелеты тех кто их устанавливал.

Их тысячи, закопанных в землю.

А может – это их кости выглядывают из земли?

Я содрогаюсь от этого открытия как вдруг…

– Стой – раздаётся крик того кто спереди. – Осторожно! Пригнуться!

Опускаемся на карачки…

– Ой – Доносится чей-то другой голос. Затем – всплеск воды.

Теперь мы ползём по каким-то гнилым доскам… вокруг плещется вода.

Ни сделать шаг – вправо… ни влево…

Проходит минута… другая…

– Жена сука… – Бормочу сквозь зубы – говорила что умывальники старушкам буду устанавливать… халтурить на халяву… Даже советовала чемодан брать – куда магарыч складывать.


Вокруг меня плещется вода – чёрная, мерзкая как жижа. Уверен что смешана с фекалиями и нечистотами.

Наконец в голове мелькает третья мысль – У меня же высшее образование.

И стихи я сочинял в институте. Музыку писал для нашего ансамбля.

И вот сейчас – я ползу как крыса.

По чёрному подвалу.


– Да ну его нах – Говорю во весь голос и встаю с колен. Отряхиваю широкие штанины..

Те кто ползут за мной – ноль реакции.

– Мелкие людишки – Кидаю взгляд в их сторону – Ползёте как пресмыкающиеся.

Гордо выпрямляюсь.

Жду реакции. Но мне опять никто не отвечает.

– Ну и пусть!

Теперь я иду во весь рост, с гордо поднятой головой.

И плевать что где-то у моих ног – копошатся коллеги как крысы.

Мне даже жалко их становится.

– Да это же прост смешно! – Кричу им – Человек рождён чтобы летать а не ползать!

Он – венец творения природы!

Гордость и совершенство!

Так встаньте же с колен! Теперь я буду вашим бригадиром!


И вдруг… как будто голова проваливается в плечи… раздаётся странный звук – хрясь!

Искры с глаз.

Зубы клацнули.

В голове мелькает мысль что это я наверное – в кирпичную кладку что свисает с потолка – въебошился лбом.

Затем она куда-то стремительно улетает…

И в темноте раздаётся звук падающего тела – похожий на падение мешка с гамном.

Это я упал в жижу.


Только в воде, наконец прихожу в себя – рядом по доскам по прежнему ползут коллеги – похожие на серых, мелких крыс.

Переползаю на доски тоже – ползу за ними… тихо скуля…

Что-то стекает по лбу… то ли грязная вода, то ли пот, то ли кровь…

И помощи мне жать неоткуда.

– Крысы… вокруг одни только крысы… – Тихо жалуюсь себе под нос. – И я самая мерзкая, грязная среди них…

Но меня никто не слушает.

Перед глазами – по прежнему плывут разноцветные круги. Лоб раскалывается от боли..

И я вдруг всё понимаю.

Вообще – после удара об кирпичную стену – я стал многое понимать чего не понимал ранее.


– Ну стал я большим и гордым человеком – две минуты был…

И что мне дало это?

Въебался в камень.

И всё.

Стоило ли оно того?


Не лучше ли быть – как другие крысы что ползут рядом.

Тихо и спокойно.

Та крыса что впереди -знает дорогу.


А там глядишь – выберемся на поверхность…

Помоемся… переоденемся… выпьем водочки… вспомним подвал… посмеёмся…

И жизнь покажется прекрасной.


Оглядываюсь назад – в темноту… понимаю – тот, кто был гордым – остался лежать там, в черной темноте, с пробитым лбом.

Плавает в жиже…

– Бррр – Содрогаюсь от омерзения. И прибавляю темп чтобы не отстать от других крыс.

Как вдруг – утыкаюсь мордой во что-то мягкое. Кажется в жопу того кто полз впереди.

Понимаю – это наша колона крыс остановилась.

В голове мелькает тревожная мысль – не обиделся ли кто на меня – что уговаривал всех выпрямится?

Призывал поменять бригадира?

Стать гордыми и сильными?


– Это был не я. – На всякий случай говорю тому кто впереди. В чью жопу я уткнулся.

Но он не отвечает…


Выбираемся на поверхность.

Вываливаемся из люка – наружу.

Каждый – подаёт руку тому кто ползёт за ним следом.


Вдруг вспоминаю что обзывал их пресмыкающимися. В сердце – тревога.


Наконец какая-то крыса подала и мне.

А ведь могла бы – пихнуть обратно в подвал.

Грязным сапогом.

В морду.

Но он смотрит на меня. Улыбается.

– Я свой для них – Понимаю – По прежнему… свой…

Крысы обступили меня… стоят… похлопывают по плечу…

– Свой… свой… – Радуюсь я.


– Свой… свой… – Радуются они.


Затем все вместе – мы идём в раздевалку.


Там будет – горячий душ. Выпивка. Анекдоты. Будет – зарплата конце недели.

А главное – там будет покой.

Там будет счастье…

Фото девочки

Придя на работу я сразу почувствовал неладное. Весь наш отдел собрался у компьютера. На экране монитора виднелась фотография девочки, лет 12-ти.

На первый взгляд – миловидной, с косичками….

Но меня не проведёшь!


С самыми нехорошими предчувствиями я медленно подошёл и с трагической миной спросил – Что с девочкой?


Мне никто не ответил.

Все тупо смотрели в экран монитора.

И молчали.

Я понял что произошло нечто страшное. Вынул из пенала очки чтобы рассмотреть её внимательнее.

Наконец сделал первые выводы.

Фотография была выставлена в фейсбуке… похоже – сделала совсем недавно. Возможно, когда она была жива ещё…


– Понимаю – Мрачно изрёк я. – Пропала. Когда именно?

Мне никто не отвечал. В отделе продолжала стоять гнетущая тишина.

– Вышла из дому… и села в незнакомый автомобиль? – Подсказывал я. – Сколько просят за выкуп? Или может угрожают продать на органы? Расчленить? Брррр!..

– Неа – Наконец ответил Николай Семёнович. Наш старший инженер.


Все продолжали тупо смотреть на фотографию.

И это насторожило меня ещё более.


– Неужели изнасиловали? – Снова я подал голос после некоторой паузы.

Молчание в ответ.

– Кто? Сосед? Брат?

Никто не отвечал снова.

– Отчим? – Ужаснулся я.


Но в кабинете продолжала стоять тишина… теперь она была такой что было слышно как муха летает под потолком.

– Неа – Наконец послышался голос старшего инженера.


– Ну да… понимаю… – Продолжал я после некоторой паузы – Наверняка машина задавила. Как же я сразу не догадался… Уверен, это случилось на пешеходном переходе… пьяный водитель… протащил бедолашную 100 метров на капоте а потом скрылся в неизвестном направлении… вот мерзавец…


– Неа – Ответил инженер мне снова.


Уже совсем ничего не понимая, я поправил очки на переносице и стал ещё внимательнее рассматривать девочку.

– А! Ну как же! – Наконец радостно воскликнул – Была зверски избита одноклассниками! Душили… таскали за волосы… хлестали по лицу… Что за молодёжь пошла! Безобразие! Вот мы в их возрасте…

Но закончить фразу я не успел.

– Неа – Снова ответил голос. И теперь он был слегка раздражённый – по видимому из-за моей недогадливости.


Повесилась?

Утопилась?

Забыла выключить газ и взорвала два подъезда?


Нет. Всё было не в точку.


Признаюсь, тут я по настоящему растерялся.

Как вдруг…

Невероятно, что это сразу не пришло мне в голову!


– Когда она заболела? – Хрипло спросил я с печальными интонациями в голосе – И сколько нужно на операцию? Также, если не секрет – где её будут оперировать?

Лондон? Париж?

Все молчали…

– Что именно у бедняжки? – Не унимался я – Лейкемия? Рак? Дегенеративное отставание развития роста?


– Неа – Ответил голос инженера снова – Это просто девочка.


– Как? – Удивился я – Просто девочка? В фейсбуке?


– Ага – ответил инженер – Просто девочка..


Поражённый до глубины души – я замолчал тоже… не в силах вымолвить ни слова.


И все вместе, мы ещё долго – тупо смотрели в экран монитора. Ничего не понимая….

Фригидная

– Смотри – Толкнул локтем Виталик приятеля. Они лежали на пляже подставляя лица ослепительному солнцу. Поворачивать голову было лень но Коля повернулся. И тут же забыл про солнце.

Прямо за ними, на полотенцах лежали девчонки едва не упираясь в их головы ногами.

Впрочем, пляж был уже переполнен, так что это было не удивительно.

– Ничего больше не видишь? – Виталик хитро улыбнулся.

Только теперь он заметил что у одной их них, что раздвинула ноги подставляя Солнцу – случайно задерлась кромка купального костюма. Выставив напоказ то что не должно быть показано.

Наверное, вчера приехала… так бывает с новенькими… кроме моря – ничего не замечают…

Оба хмыкнули.

Солнце слепило, шум волн доносился с моря.

Девчонки вскоре встали, пошли купаться.

Пялиться больше было некуда.

– Вот и все. Кино закончилось!

– Ага – Отозвался приятель. – Хотел бы туда добраться?

Солнце постепенно садилось. Девчонки вернулись – забрали вещи, ушли.

А ребята остались лежать задумчиво глядя куда-то в небо.

Огромное, бесконечное.

– Самое главное… это цвет – Задумчиво сказал Виталик.

– Чего? – Не понял Николай – Неба?

– Да нет… там цвет у неё – как цвет кожи. Значит – она девочка.

– Нет. Значит дурак ты. – И Николай стал одеваться.

Отчаянно пытаясь вспомнить какого цвета было у неё то что выглянуло.

Но не брать же с собой было бинокль…


Вечером, в студенческом лагере объявили что будет дискотека.

Можно было пойти и на фильм в столовую, но фильм был старый. Да и комаров – не счесть. Чесаться всю ночь потом придётся…

В итоге – пошёл на танцы.

Как раз там начался медленный танец… встал у входа, огляделся…

Ту девчонку с пляжа, он заметил сразу.

И ноги как-то сами понесли к ней… как будто к старой знакомой.

Он так и не понял – почему пошёл к ней?.. Может потому что думал о ней – почему одного цвета – если она девочка?

И другого – если нет?

Тогда – какого?


Даже танцуя рядом – отчаянно пытался выбросить этот вопрос с головы.

Наконец о чем-то спросил её… просто так… чтобы отвлечься.

И она ответила.

Оказалось что разговорить её было потрясающе легко.

Первокурсница с физико-математического факультета. Как он и предполагал – она приехала только вчера.

А вот и первая неожиданность – она отличница.

Круглая.

Окончила школу с золотой медалью.

Поэтому и дали ей путёвку в лагерь.


– Ну да? – Недоверчиво переспросил. Стало действительно интересно. Постарался узнать о ней побольше.

Зовут её Светлана.

Фамилия – Панова.

А ещё – ямочки на щеках. Детская улыбка. Глаза не накрашены. Лет 18-ть…

И кажется – она не врёт.


Круглым отличником – действительно может быть только девочка – Мелькнуло в голове, – у которой, там действительно одного цвета.

Впрочем,, вопрос оставался открытым…

После дискотеки – он проводил её до палатки.

Она занимала его – своей детской непосредственностью, наивностью .

Взял под руку – чтобы не оступилась в темноте. но та с ужасом шатнулась.

– Ты что??? .

Хотел поцеловать на прощание – снова отшатнулась.

И даже обиделась.

Ушла не оборачиваясь.

Отличница.


Возвращаясь, представлял как мамочка собирала её в дорогу – аккуратно складывала вещи, советовала с парнями не дружить… всюду ходить только с подружкой.

Которая наверняка – тоже отличница. С дырочкой того же цвета.

Все ясно.

Лишь только купальный костюм – не того размера положила в сумку…


Когда они снова встретились то он тут же спросил её – или так действительно всё было – что мама не разрешила с парнями ходить, а только с подружкой, отличницей?


– Неправда – Покраснела та. – Подружка не отличница. Только я…


Было смешно.

К тому же подруга – стояла невдалеке и с неописуемой тревогой рассматривала Николая.

Высокая, худая как щепка. С пристальным взглядом чёрных глаз.

– Как-то нехорошо она на меня смотрит… – Признался он Свете. И пожаловался – Ещё приснится…

Та хмыкнула.


Потом они снова пошли на танцы. И снова – он прижимал её к себе танцуя, однако прощаясь – никаких нежностей.


– Да что с тобой? – Удивился Николай – Приехала отдыхать на море… молодая, красивая… и ни разу не обняться… не поцеловаться… Да что на старости вспоминать будешь? Её, что ли? – И кивнул на фигуру подруги отбрасывающую тень похожую на коршуна.


Странно, но эта простая фраза дала результат. На следующий день, прощаясь, она оглянулась и подставила ему щёчку – для поцелуя.

Робко стесняясь.

Чмок! – Прозвучало в темноте.

– Ты никогда не целовалась? – Вдруг догадался Коля. Что-то хотел сказать ещё но не успел – из палатки выскочила подруга – Ты куда пропала?


На следующий день Николай что-то упорно писал на бумаге.

Задумчиво, долго.

Затем рвал и снова писал…


Наконец получилась – короткая записка.

Её он и положил Свете в ладонь когда увиделись на танцах. Повернулся и вышел.


"Надо срочно поговорить. После отбоя я буду ждать тебя на пляже."


Только придёт ли отличница – которая ни разу не целовалась в 18 лет?


Он сидел там до двух ночи, с тоской глядя на Луну, которая проплывала над головой, наконец когда она погрузилась куда-то в море, хотел уходить как увидел знакомый силуэт.


– Чего тебе? – Сухо спросила.


– Да что ты… право… я ведь просто хотел показать тебе море ночью, смотри… оно прекрасно!.. Волны переливается в свете Луны… шумит прибой… я никогда не забуду этого… Просто хотелось чтобы и ты посмотрела.

Может тоже… будешь вспоминать.

Если захочешь…


Она села рядом, о чем-то думая. Затем тихо сказала – может и так.


Больше он не провожал её к палатке – Не надо – Сказала она – Вдруг подружка увидит. Нонкой зовут. Подруга. Ругаться будет. И мамке расскажет…

– Тогда, до завтра?

– До завтра.


Теперь она приходила на пляж – ровно в два ночи.

Когда подружка уже спала.

– Знаешь, она так храпит…

– Так вот почему ты приходишь по ночам…

Они сидели рядом… смотрели в чёрное звёздное небо… рассказывали про себя, про учёбу, друзей, родителей…

Однажды он показал ей на самую яркую звезду в небе – Это Венера – она бывает красной… Только надо долго смотреть на неё. Давай ляжем, будем смотреть?

– Ладно. Только без рук.

И осторожно легла рядом.

Рассказывали друг другу про мечты… про планы на будущее…

Но разве можно было без рук?


Случайно – он касался её локтя, плеча… а когда начало светать и пришло время расставаться – попытался снова поцеловать.


– Я больше не приду- Сказала она – Это все!

Фраза прозвучала так неожиданно что он не поверил…

Но она действительно не пришла – ни на следующий день, ни после…

Лишь на четвёртый день – её силуэт появился снова.


– Прости что обидел – На глазах Николая выступили слезы – Я не хотел…


– Только больше не надо так… ладно?


– Как так? – Не выдержал Николай – Просто поцеловать… что тут плохого? Все люди о чем-то вспоминают… имеют маленькие тайны.

А наша – так вообще, самая чистая, безобидная.

Ну и что если мы разок поцелуемся?

Ты мне очень нравишься. Я думаю о тебе…

Только я – не должен касаться тебя… не прижиматься… не обниматься. И вообще – даже не целовать на прощание…

Да что же мне вспоминать придётся?

Он тоскливо уставился на море.


Прошло десять минут, двадцать…

– Ладно – Вдруг отозвалась она .


И легла рядом… позволила легонько обнять себя. Лишь затаив дыхание при этом,

Действительно – лежать в обнимку и смотреть на звезды – намного приятнее чем врозь.

И теперь, целуясь, они разговаривая до самого утра. Как будто не могли наговорится…


Уже шёл 10-й день лагерного отдыха.


Как вдруг случилась неприятность.

Она пришла осторожно оглядываясь – Кажется подружка что-то подозревает.

– Ну и что? – Не понял Николай.

– Ты не знаешь мою маму…

В глазах Светланы появился страх.

Настоящий, животный…


– Так это вот кто делает отличниц – Пошутил он и тут же пожалел. Из глаз Светланы хлынули слезы.


– Прости – Потянул её за плечи… положил на песок снова. – Я не дам обидеть тебя… И стал нежно целовать губы… щеки…

Наконец осторожно перевернулся и лёг на неё… продолжая целовать и чувствуя солёный вкус её слез – не плачь… я здесь… рядом…


– Слазь – Резко оборвала она и скинула его.


– Ну, да… – Обиделся он – Мама ругать будет?


– Нет, не это… – Покраснела она – Я просто не знаю, что я делаю…


– Ты не знаешь кто я для тебя? – Подсказал он с печалью в голосе.

В этот раз – они попрощались холодно, едва коснувшись губами друг друга.


На следующий день она пришла раньше чем обычно. Как-то странно посмотрела на него… он вдруг легко положил её на спину… она безропотно позволила лечь прямо на неё…. целовать шею, губы… лишь задумчиво смотрела куда-то в небо – печально и обречённо.

Думая о чем-то своём… непонятном ему.

А лишь только наверное – отличникам.


Он осторожно просунул руку вниз и нащупал пальцами край купальника. Туда, куда с Виктором они смотрели в первый день. Легонько погладил то место… затем отодвинул край купальника и освободил его, вдруг пальцами ощутил теплоту её тела. Затем поднял руку к своим плавкам – вытащил его.. и осторожно, даже не дыша – приставил его к тому место, вплотную…


– Люблю – Прошептал ей на ухо. И вдруг со всей силой двинул тазом вперёд. Чувствуя как член с силой упёрся во что-то плотное.



В то же мгновение она выгнулась всем телом как дикая лань не понимая что с ней происходит.

А он – двинул ещё раз… с ещё большей силой… чувствую как член вползает во что-то узкое…


И вдруг пронзительный крик разорвал тишину ночи… она кричала так громко что на мгновение замерли чайки… затихли волны…

Где-то вдалеке залаяли собаки а в близлежащих палатках зажёгся свет.


– Ты что? Ты что? – Испуганно залепетал Николай моментально спрыгнувший с неё.


– Сволочь – По щекам Светланы потекли слезы – ты же обещал мне… что без этого! Сволочь!

Она выла как зверь и приближалась к нему с каким-то бешеным огнём в глазах. А за ней по следам на песку тянулась полоска крови которая стекала по ногам – сверху вниз… – Боже! Какая же я была дура!


– Что происходит? – Донеслось из темноты.


И он бросился бежать в свою палатку.

Ночью, ему приснилась Света стоявшая на песке с окровавленными ногами – Это ты сделал со мной! Любуйся!

И её рука протягивается к нему чтобы схватить за член и оторвать.

– А-а-а-а! – Кричит он – Не надо! Я больше не буду!

– Поздно. Ты уже сделал это – Мрачно отвечает Света и показывает пальцем себе между ног – Посмотри… видишь что наделал… сам понимаешь, надо укоротить его. Слишком длинный….


Утром он проснулся в холодном поту. Ждал что придут за ним.

Выгонят с лагеря.

С института.

Отправят в армию

Но никто не приходил…


Тогда успокоившись он вышел с палатки снова.

Что-то действительно поменялось снаружи.

Света теперь – не узнавала его. Как пустое место – обходила в столовой… на утренней зарядке… в кинотеатре.


Он – как будто исчез для неё.


Попробовал остановить её… перегородить дорогу… поговорить… как тут же подскочила подруга – Уйди от неё, сволочь, а то пожалеешь…

В её глазах было столько ненависти что он отшатнулся…


– Ну и ладно – Попытался успокоиться – Уйду… раз ты так хочешь…


Как вдруг… она сама подошла к нему.

Это случилось после ужина, когда должен был прозвучать сигнал – отбой.


– Приди сегодня – Хрипло сказала чужим, холодным голосом – На то старое место. Поговорить надо.


Глаза Светки не предвещали ничего хорошего…

Его вдруг охватило чувство страха.

И тот сон… тьфу черт…


С трепетом в душе пришёл на пляж, в 2 часа ночи.

Она уже была там, сидела на том самом месте.


– Ты знаешь что сделал со мной? – Голос её звучал угрожающе и не предвещал ничего хорошего. Он оглянулся, ожидая увидеть её подружку, Нонку. Может та рядом прячется. Хрен их знает баб…

Но никого кроме Светки не было…


– Так что теперь будем делать? Ведь дома за мной ухаживал парень… до сих пор надеется что я девочка…

– Он тоже студент? – Едва слышно спросил Николай стараясь держатся от неё на два шага – чтобы не дотянулась, если что….

И вообще, черт его знает что у неё может быть в руке…

– Да тебе какая разница? – Недобро усмехнулась она – Он не ровня тебе. Он всё может… А ты, сволочь мне жизнь сломал…


Вдруг что-то мелькнуло у неё в руке. Он мог поклясться что чётко видел это.

– Только ты пожалеешь об этом… обещаю…


– Я же люблю тебя… сам не понимаю как так случилось… – Залепетал он чувствуя как ужас поднимается откуда-то из под ног..

Света сделала шаг вперёд. Теперь – она может дотянутся до него рукой. И она сделает это – он чувствовал.

– Я же хотел жениться – В отчаянии закричал он. – Поэтому и сделал это… люблю тебя… прости… выходи за меня…

И вдруг… что-то изменилось в ней…

Он почувствовал это – подсознательно.

– Ну да? – Недоверчиво спросила она и застыла на месте.

– Честное слово… Поклялся он.

Она отступила от него и о чем-то задумалась.

Наконец произнесла – Тогда принеси свой паспорт.


– Конечно… конечно… – И повернувшись побежал в палатку.

Подсознательно понимая что нужно выиграть время.

Что он знает про неё?

Кто такая Света? Кто её мамаша? И как она смогла выдрессировать девочку что та стала отличницей.

Вдруг внезапная мысль поразила его – А может… они е..нутые?


– Больше никогда… с отличницей… – Бормоча себе под нос он достал паспорт и понёс обратно.


– Давай сюда – Хмуро сказала она и открыв стала внимательно читать каждую страницу при тусклом свете фонарика.

– Так, женат раньше не был… и паспорт вроде не поддельный…


– Ладно – Наконец закрыла последнюю страницу – Пусть он будет у меня… пока мы не распишемся.

Понимая что попал в точку, Николай постарался спрятать страх и дальше изображать из себя по уши влюблённого.

Обнял её за плечи, посадил на песок… и стал рассказывать как скучал за ней все эти дни.

Заглянул наконец в глаза и отшатнулся.

Там светилось полное недоверие.


Вдруг она молча легла на спину.

– Ну что, муженёк, давай… ты же этого хотел, правда? Так бери… я теперь твоя…


Николай стараясь быть нежным как прежде стал целовать её лицо,, на котором каким-то ледяным светом теперь светились её немигающие глаза.

– Родная – Тихо прошептал ей в ухо. Но опять – никакой реакции.


Пальцами вытащил из плавок член и как в прошлый раз – попытался впихнуть ей туда… между ног, едва понимая куда попадает.

– В прошлый раз ты более проворный был – Кривая ухмылка появилась на её лице и она раздвинула ноги шире.

Наконец он попал в точку.

– Ах! – Тут же выгнулась она телом. – Помедленнее… не так быстро…


– Хорошо – Послушно ответил он и стал постепенно впихивать его внутрь. С ужасом ощущая что там нет капли влаги… ни тепла…

– Больно – Стонала она кусая себе губы до крови.

– Больно – Стонал он пытаясь вытащить его обратно… но не получилось…

– Вперёд… вперёд толкай – Подсказывала она.

Он стал медленно давить членом вперёд. Наконец, тот с трудом, как будто пробивая себе путь – стал постепенно продвигаться во внутрь…

Как вдруг снова во что-то упёрся…

Он как можно сильнее надавил тазом.

– Хватит – Вдруг простонала Светка- На сегодня хватит…

Изогнувшись телом она подкинула его и это помогло Николаю вынуть член наружу.

Затем провела рукой у себя между ног – и поднесла к верху.

Вся ладонь была вся в крови.

И в сиянии луны – выглядела ужасно.

– Смотри… это умирает во мне девочка…

И вдруг дрожа – она прижалась к нему всем телом.


На следующее свидание она принесла пачку писем – Это мой парень, а я не знаю, что отвечать ему теперь.

Как оказалось, парень который за ней ухаживал раньше – был сыном большого начальника.

– С ним всё закончено… – Улыбнулась она и кинула письма в море.

Потом положила голову ему на плечо.

И смотрела как они уплывают куда-то вдаль.


Теперь она первая приходила на свидание. А он изображал по прежнему – влюблённого. Её будущего супруга.

Она ложилась на песок… безропотно снимала трусики.

Только на этом – счастье кончалось. И начинались проблемы.

Как только он начинал всовывать – её лицо перекашивалось от боли. Глаза становились холодными.

И теперь – перед ним лежала не Светка а какая-то совершенно другая женщина.

Без чувств и без страсти.

Пытающаяся лишь исполнять свои обязанности.

Засовывая в неё, он чувствовал как превозмогает сухость влагалища. узкого и не гостеприимного…

А она, кусая от боли губы – вжимала ногти ему в плечи… – шепча на ухо – больно… мне больно…

Он начинал водить им туда обратно… а она – начинала выть. Как зверь которого раздирают на части.

И вот, в очередной раз, он не кончив даже – вынимает обратно. Лишь крови больше – на песке нету.

Вот и все.

Это единственное достижение.


– Слушай – наконец не выдержал он – Что-то не так у нас… не должно быть всё время больно. Ты не должна страдать… должна наслаждаться. Любить… Разве что ты фриги…

Он оборвал себя на слове.

Она как застывшая смотрела куда-то вдаль.

– Ты думаешь, я – фригидная?


– Нет… не так… – Замялся Николай – Может нам надо почаще… чтобы там всё разработалось?


Только он не понял, кому он это сказал.

Она же была отличницей.


– Ладно. Давай ещё раз – Ту же встрепенулась Светка – И проведя себе пальцем по влагалищу… вдруг поднесла его ко рту… наслюнявила… затем снова подняла к влагалищу… и стала смазывать.

– Может теперь всё будет так?


Он слегка помял член в руке, чтобы тот снова проснулся, и затем приставил к мокрому отверстию.


Она чуть приподняла тело – чтобы ему было удобнее.


И он стал вводить…


– Ну как? – С тревогой спросила Светка.


– Обожди – тяжело дыша промолвил Николай – Вроде бы получается.

Было ещё сухо… и отверстие было слишком узким… но член стал входить и выходить…

– Ах – Выдохнула она и снова впила ногти ему в спину…


– Получается.. получается… – Радостно повторял он… Ещё потерпи… ещё немного…

Член бегал всё быстрее и быстрее – едва не вылетая наружу… туда и обратно.

И вдруг… небо и море для него как бы поменялись местами.

Глаза у Светки стали удивлёнными… затем приблизились вплотную… и стали огромными.

– Что с тобой?

– А-а-а-а! – Захрипел он чувствуя что сливается с её телом в одно целое.

Как будто проваливаясь – в него куда-то вглубь…


Очнулся он через минуту.

Голова Светки над ним – Что с тобой было?


– Я кончил – Улыбнулся – Получилось.

– Это хорошо или плохо?


Хорошо… только теперь твоя очередь.


И проблемы начались по новой.

У неё – никак не получалось


Он старался как мог… кончил ещё два раза, чувствуя что её влагалище становится всё мягче и приветливее.

Только Светка – лишь удивлённо таращила глаза на него.

Не понимая до конца – что с ним происходит…


Решили продолжить упражнения на следующую ночь.


На следующий день они с Виталием снова лежали на пляже. И как в начале отдыха – он толкнул его в бок – Гляди. Они. Опять.


Те самые девушки, они снова лежали в их головах. Ногами повёрнутыми в их сторону.


– Не понял – Удивился Виталий впиваясь взглядом между ног одной из них – там уже нет цвета кожи… она теперь красная…


Николай покраснел как рак и отвернулся. Он давно узнал Светлану.


– Уж не твоя ли работа? – Повернулся к нему Виталий.


И Николай резко вскочив пошёл с пляжа.


На выходе его поджидала высокая девица строго вида. – Простите, меня зовут Нона, я подруга Светланы, нам нужно поговорить.


Он не останавливаясь пошёл дальше, чуть подвинув её плечом в сторону, с дороги.


Да и что он мог сказать ей?

Лишь ночь – теперь имела значение.

– Постарайся сегодня… ты не должна быть холодной – Шептал он Светке. – У тебя получиться! Я знаю! Посмотри на меня – я кричу теперь от счастья. Но ты – стонешь от боли.

Как же мы будем счастливы?


И глаза у Светки вдруг сузились как у дикой, хищной кошки. – Ты же отличница, Светка. Всё что ты делаешь – ты доводишь до конца.

А теперь – это твоё последнее задание.


И Николай с ужасом смотрел как Светка стиснув зубы, снимает с себя трусики.

– Давай… – негромко приказывает она. – Ещё раз… давай…


Он кончает один раз… другой… затем ещё и ещё…


– Ещё… – Хрипит она. – Ещё… Я смогу кончить… я знаю…


Он уходит под утро – вымученный и выжатый как тряпка.


А она – покачиваясь от усталости.

Только вдруг, видит знакомый силуэт вдали… прячется за деревом… подружка… Нонка… что делаешь тут?

А ну давай прочь отсюда… нечего смотреть… дура.

И та, утирая слезы – безмолвно уходит.

Прочь.


Теперь, влагалище у Светки больше не было сухим. Ей не приходилось смазывать отверстие слюной, она не кусала себе губы до крови… не вжимала пальцы ему в плечи… не плакала – мне больно… больно… больно…

Все происходило теперь – просто и легко.


И член теперь ничто не останавливало бегать туда – обратно.

Вставлять и вынимать снова… снова… снова….


Светка одним быстрым движение брала его в правую руку, расставляла ноги и вставляла в себя.

Как будто гимнастикой занималась.


Только вот кончать – никак не получалось.

Он вставлял ей по четыре раза за ночь… кончал хрипя от экстаза…

А отличница Светка – никак не могла выполнить своё последнее задание.

Что задали ей – на эту ночь сегодня.


Постепенно, всё становилось обыденно, просто, буденно…

Он кончал, глядя куда-то в море,где вдали вздымались волны и разбивались у волнореза.


А Светка подкидывала его тазом – чтобы экстаз у него становился слаще. И дольше.

Только – ничего больше.

Она не кончала…


Постепенно, он перестал просить её об этом.


А однажды когда он имел её как обычно, – взгляд случайно упал на какую-то девушку что пошла купаться в море. Она была стройная, загорелая…

Залюбовался невольно ею…


И вдруг почувствовал что влагалище Светки снова сжалось.


– Ты что? – Послышался её жалобный голос из под него – Налево сходить задумал? Иль думаешь у неё – кончать получиться?


И с размаху – она врезала ему по лицу.


Не ожидая такого мощного удара Николай скатился с неё.

Размазывая кровь хлынувшую с носа – Ты что? Совсем?

– Да! Да! Фригидная я! – Заорала Светка и стала кататься по песку воя как зверь. – Мама… мама… мама…


Она больше не пришла к нему – ни на следующий день… ни после…


Лишь перед самым отъездом из лагеря – к нему пришла Нонка – кинула паспорт на стол. – Ты свободный – Сказала. И добавила короткое ругательство. От себя лично.


Виталий, сидя на кровати рядом. отвернулся делая вид что ничего не замечает.


А Николай покраснел как рак.


– Нечего – Сказал ему Виталий когда она ушла. – Главное что паспорт отдала. Правда?


Николай молчал.


– Ну признавайся друг, как она? – Подсел к нему поближе Виталий – Подкидывала? Кричала Ой, больно? не надо? – А потом ты ей испортил цвет… между ножек?


Николай вдруг с размаху врезал ему оплеуху.

Взял чемодан и пошёл к автобусу.


Весь лагерь разъезжался по домам.


Светка и Нонка уезжали поездом, на железнодорожной станции.

И уже через день – были дома.

Мама долго смотрела на дочку – видя как в ней пропало что-то детское… больше не было ни ямочек… не беззаботной детской улыбки… лишь тёмные круги под глазами, и покусанные до крови губы.


– Доченька! Кто тебя… – Она не смогла договорить.


– Никто мама – Заревела та в ответ и бросилась на диван.

– Доченька… Лишь прошептала та. Обнимая, гладя по головке, понимая что нельзя уже ничего исправить.

Возле лифта

Мы столкнулись нос к носу… она как раз выходила из лифта. А я ждал когда он освободится.

– Почему когда я нажимаю кнопку – он находится на самом дальнем от меня этаже?

Не знаю.

Но каждый день мне приходится ждать несколько минут.

– Блять! – Грязно выругался. И вдруг… дверь открылась.

Как назло, в тот день он был рядом. И она услышала мою брань.

Соседка – женщина лет тридцати.

– Здрасьте! – Бормочу растерянно.

Но она – не отвечает. Высокомерно смотрит на меня – как на пустое место.

Лицо у неё – строгое. Волосы аккуратно уложены.

Губы – не накрашены.

Платье длинное.

Туфли серые.

Насколько знаю, нету у неё – ни семьи… ни детей…


– Да кто ты такая? – Вдруг обиделся я. – Похожа на серую ворону! Невзрачную, скучную! Тебе ли быть высокомерной?


– Я этого так не оставлю!.. – Бормочу сквозь зубы ей вслед.

И вдруг хлопаю в ладоши.

Тут же раздаётся страшный грохот.

Солнце исчезает.

Птицы замолкают.

Всё вокруг застывает.


Она как статуя – стоит на месте…


– Вот так – Говорю примирительно. И начинаю приводить её в порядок.


Трепать волосы на голове, затем подкрашиваю губы… глаза… и натягиваю на губы улыбку.

Наконец, обрезаю платье – так коротко что едва трусы не выглядывают.

Разрезаю кофту на груди – что пупок виден.


Отхожу на шаг – рассматриваю.

А ведь ноги у неё красивые.

И груди – просто потрясающие.

Если честно, она мне начинает нравится.

Но до совершенства – ей ещё далеко.


Немного подумав, делаю ей татуировку на плече с надписью "Вова + Лена".

А на ноге – с изображением цветка лилии.


Затем смотрю что у неё в сумке… какие-то книги, тетради… – наверное училкой работает.

Выкидываю всё это… кладу сигареты, зажигалку, два импортных презерватива с пупырышками…


Но чувствую – этого мало. Чего-то не хватает.


Ставлю её возле лифта… одну ногу – передвигаю на самую высокую ступеньку, так чтобы ноги раскорячились… правую руку её – в трусы засовываю – типа чешется…

Левую – в стенку упираю. Держится – чтобы не упасть.

– На х..й предрассудки! Будь свободной, женщина!


Отступаю на шаг назад… любуюсь ею как художник своей картиной:

– Не знаю как кому, а мне нравится…


Хлопаю в ладоши – снова гром с неба… солнце исчезает… птицы замолкают…

Затем светлеет – всё оживает.


Она стоит и чешет себе манду возле лифта…


Из него выходят соседи – смотрят… крестятся… закрывают детям глаза…


– Здрасьте! – Кивает им головой и продолжает чесаться.

– Здравствуй – Лишь один я отвечаю.

Она поворачивает голову ко мне. И мы смотрим в глаза друг другу.

Чувствую – она меня узнала.

– Вот блять! – Бормочу себе под нос.

Становится не по себе…

Что будет дальше?

Не знаю…

Но вместо ненависти, на её губах вдруг появляется улыбка… странная… непонятная…

Говорит мне тихим голосом. – Не поможешь, красавчик?

И медленно обводит языком по своим губам.


– Нет – Мотаю головой. – Прости! Спешу на работу!

И как можно быстрее забегаю в лифт.


С тревогой думаю – А вот эту фразу – я в неё не закладывал.


И тупо сморю в стенку лифта.

Откуда она – в ней??

Семейная тайна

Свиное рыло – огромное и белое… вдруг появилось в темноте, медленно прошлось по комнате и остановилось рядом с Леонидом.

Он пытался рассмотреть его но глаза ещё не привыкли к полумраку.

Наконец через 5 минут – смог различать детали… но лучше бы он не различал их.

На рыле были человеческие глаза, они внимательно смотрели на него… холодные, немигающие, голубые…

Почувствовав что не в силах оторваться от них, Леонид заорал – Помогите! Спасите!

И наконец проснулся.

В холодном поту.


Дурацкий сон… он вернулся со времён молодости.


– Рыло… оно снова тут… – Взволновано пробормотал Леонид – Вернулось!


Все началось давно.

Когда ему было 15 лет, он заболел.

Уже не помнил чем именно, лишь одно врезалось в память – это страшный сон.


Что на улице – вечер, и у него есть двое друзей- Ванька и Игорь. Им почему-то скучно… ищут приключений… вот они заходят в полуразрушенный доме на пустыре…там – подвал… спускаются вниз по лестнице…

А дальше – пустота.

Темнота.


Врачи заинтересовались этим случаем, расспрашивали – как выглядел дом? Куда вёл подвал? И кто были его друзья… может он видел этих людей в действительности когда-либо?


Он пытался вспомнить. Какие-то детали стали всплывать но однажды – вдруг приснился новый сон. Свиное рыло которое появилось в темноте и угрожающе смотрело на него.

– Зачем тебе это? – Вдруг хрюкнуло оно.

– Незачем. – Едва дыша ответил Леонид.

Рыло не шевелилось… продолжало изучать его как будто решало – забрать с собой или оставить.

А затем стало медленно приближаться.

– Да мне пофиг что было в подвале! – В ужасе заорал Леонид.

И вдруг проснулся.

Понял – рыло отпустило его на волю.


После этого, больше пытаться вспоминать сны – Леонид не решался. Болезнь мозга – вещь опасная.


К счастью, это помогло. Он вылечился.


Через год поступил в институт, а на последнем курсе – женился.


Про болезнь ничего больше не напоминало, лишь какие-то обрывки… и лица тех ребят, что были рядом – почему они до сих пор не забываются?

Даже когда прошло ещё 5 лет… у них с женой ребёнок.

Вот и сейчас – из детской коляски доносится его писк.

Нужно идти готовить молоко, стирать пелёнки.

А он, как дурак – сидит и и вспоминает тот ужас… из своей молодости.

Глупо.


– Может потому что перебирал старые вещи?.. – Спросила жена – Учебники и тетради… выкину их к черту сегодня!

Он собиралась выкинуть их ещё вчера, но он захотел просмотреть сначала.

Даже поссорились.

– Лишний хлам в квартире место занимает!


Вдруг мелькнула странная мысль:

– А что если рыло – не зря появилось?

Но не буду говорить жене об этом… волновать напрасно.

Обождал пока она пошла в магазин, и кинулся к мусорному ведру, где лежала кипа старых тетрадей, учебников.

Стал просматривать.

Вот тетрадь с его написанным домашним заданием.

Усмехнулся – за много лет его почерк не сильно изменился.


Вот – значок ""Отличный стрелок".

Вспомнил как он в тире, все пять выстрелов положил в десятку.

Приятно вспомнить.

– Нет ,не буду выкидывать – Подумал. И отложил в сторону.


Как вдруг рука – как будто застыла…

Старый дневник. Как же он забыл!.. Вёл его почти год. Пока однажды не забыл куда положил.

Вот и нашёлся… через 20 лет!


Открыл… страницы уже пожелтевшие… там какие-то рисунки – в основном смешные, вырезки из статей… про полёты в космос. А, вот ещё… какие-то страницы – почему-то вклеены.

Заметил что угол одной из страниц – отклеился.

Потянул его… и что-то выпало – упало на пол.


Поднял к свету и тут же выронил обратно на пол.


На фотографии стоял он, вместе с двумя парнями, из своего страшного сна.


Кажется, их звали Ванька и Игорь.

Значит они действительно существовали?


Чувствуя как мороз подыматься по спине… даже не заметил как в комнату вошла жена.

Вернулась из магазина.


Увидел фотографию на полу…

Они встретились глазами.

На её лице вдруг появилась какая-то странная, блуждающая улыбка.

И ему вдруг стало не по себе…

Все было как в новом страшном сне.

И сознание – как будто автоматически продолжало отмечать что сейчас происходит в комнате.

Вот – стоит жена .

За женой – коляска.

Оттуда поднимается младенец на ноги – тоже смотрит на него.

Молча.

А ещё он замечает как стало тихо за окном – перестали визжать трамваи… троллейбусы… голоса людей – всё вдруг затихло.

И слово "конец" – каким-то пульсом забилось в сознании.

– Да пофиг мне… – Почему он сказал эти слова? То ли потому что ничего больше не пришло в голову.

А может потому что когда-то – он уже говорил их. В другом страшном сне – когда они спасли его от рыла.


– Правда? – Всё так же улыбаясь спросила жена.

– Правда. -Кивнул он. И как будто ничего не случилось, с самым безразличным видом подвинул ногой упавшую фотографию к остальному мусору.

– Выкидывай!


Лишь сознание продолжало отмечать… как младенец – вернулся в коляску, и снова стал пищать как положено младенцу.

Как за окном – снова продолжился шум трамвая.

Зазвучали голоса прохожих.

Все снова – встало на свои места.

Как прежде.

Лишь с женой – они весь день старались не встречаться глазами.

Слишком хорошо знали друг друга… или по крайней мере – как ему раньше казалось.


Ночью, он долго не мог уснуть, наконец взял её за руку… – Послушай, я никому не скажу… ведь всё это было, правда?


Она не шевелилась, притворяясь что спит. Но он чувствовал – она внимательно слушает его каждое слово.

– Скажи… Кто ты? – Наконец спросил едва слышно. – И кто он? – Леонид кивнул на младенца.


Но жена по прежнему не шевелилась.

– Я знаю, ты не спишь… прошу тебя… обещаю, никто не узнает…


Жена медленно выпрямилась и села. Повернулась к нему и каким-то хриплым голосом спросила:

– Ты помнишь что видел тогда в подвале?


– А! – Ответил он – Так вот зачем ты появилась рядом…

Кажется тон стал понимать, что происходит, но это было так чудовищно что просто не укладывалось в голове…


– Я спросила тебя – Напомнила жена и голос её стал строгим.


– Тогда давай.. вопрос на вопрос, ладно?


Она немного подумала и кивнула.

– Попробуем.


– Откуда Вы? С параллельного мира?

Она покачала головой – Нет.

– Теперь твоя очередь.

– Ты помнишь что видел в подвале?


Он кивнул головой – Да, черт побери… помню… хоть так хотел забыть…


Лицо жены стало мертвенно бледным. Она прошептала.

– Я так и знала.


– Теперь моя очередь. Вы – инопланетяне?

Она не ответила о чем-то напряжённо думая….

– Так что там было? В подвале? – Наконец раздался её голос снова.


– Мы увидели странный свет… откуда-то из глубины подвала… пошли на него, как вдруг услышали голоса…


– И о чем они говорили? – Лицо жены вдруг исказилось какой-то гримасой.


– Только сначала ты ответь на вопрос – Парировал он – Помнишь правило?

Она молча смотрела на него.

– Вы… из ада?


Её лицо вдруг потемнело а глаза округлились. Она мотнула головой как будто стараясь что-то отбросить от себя. затем снова повернулась к нему :

– Так о чем говорили голоса?

В голосе жены теперь чувствовалась явная угроза.


– А ты разве не знаешь? – Вдруг вскипел он – Что никакого Наполеона не было… что первую мировую войну – придумали чтобы пояснить куда исчезло треть населения планеты.

Сказку что якобы оно – поубивало друг друга…

Мы даже слышали как голоса ругались – они решали что им придумать ещё… ведь человечество расплодилось и задаёт слишком много вопросов…


– Ты тоже задаёшь – Заметила жена.


– Что не было никакого Ньютона – Продолжал Леонид – Его придумали чтобы пояснить людям о законах физики.

А Баха – придумали чтобы дать ему послушать чудесные мелодии…

Только не было ни Архимеда… ни Цезаря…

Ничего этого не было!

История человечества – совершенно другая.

И голоса решали – как им переписать историю человечества заново.

Историю – которой в реальности не было…


Леонид закрыл руками лицо и разрыдался…


– И что случило потом? -Каким-то чужим, хриплым голосом спросила жена.

– А потом… я споткнулся об камень. Голоса сразу умолкли. И затем – погас свет.

Мы поняли – что нас заметили… стали убегать.


Он замолчал. Молчала и жена.

– Мои приятели… куда они потом исчезли? – Наконец тихо спросил он.


Жена лишь смотрела в темноту каким-то пустым, отрешённым взглядом.


– Ведь не только они… исчезли все… даже их родители… школьный класс… лишь я один остался..


Он взял жену за руку – она оказалась почему-то холодная.

– Скажи, почему Вы оставили меня в живых?


– А тебе не пофиг разве? – И кривая ухмылка засветилась на лице жены снова.

Она смотрела ему прямо в глаза… совершено не двигаясь и не мигая. Улыбка стёрлась с лица.

– Ты так ничего и не понял, дурак?

Он с ужасом понял что перед ним теперь сидит какая-то чужая женщина, которую он в сущности совершенно не знает…


– Да,нет… мне всё пофиг… по прежнему – Он опять уцепился за это слово как будто оно – спасательная соломинка.

– Мне пофиг!


И вдруг понял – Раз мне пофиг… – поэтому я и остался жив?


Улыбка на губах жены – появилась снова.

Кажется – правильный ответ получен.

А что будет со мной – потом?

Что-то страшное было в её улыбке.

Непонятное…

Знакомое…


– Рыло… это было ты? – Ошарашенно он выдавил из себя. И отшатнулся от неё.


Жена не отвечала

Лишь губы – побледнели… и стали казаться в темноте какими-то мёртвыми. А глаза – по прежнему неподвижными и холодными.

Вдруг она стала приподыматься с дивана… только рост её теперь казался выше, а она – значительно худощавое.


– Конец. – Понял он чувствуя что сознание покидает его. Но сумел собрать последние силы – Да мне пофиг!.. Только пусть всё будет как прежде!


В ту же секунду – что-то изменилось… её рост начал меняться снова, только теперь – стал как у жены, она медленно опустилась и легла на подушку.

Голова её стала расползаться по ней… затем собираться в какой-то шар и вот уже на подушке – лежит то самое рыло.

Огромное свинячье рыло в пустыми холодным глазами.

Только теперь – оно было не во сне а наяву.

– Ну, так докажи, если пофиг… – Прохрюкало оно.


Он перевернул её тело на живот, уткнув рылом в полушку. Затем лёг на неё сверху.


– Правда… – Прошептал ей на ухо – Мне действительно всё пофиг.


И стал двигать тазом.


– Только тише – Прошептала она нежным голосом – Ребёнка не разбуди.

Её голос снова прежним, каким был раньше.

– Ага – Согласился он.

И погладил её между ушками.

Лишь тихое похрюкивание – ещё долго потом доносилось в тишине.

Довольное и ласковое.

Стальные мышцы

Я ехал на работу в трамвае и тоскливо смотрел как за окном проносятся автомобили, мелькают дома. Был унылый осенний день…

Н скучал я недолго…

На очередной остановке в салон сели трое подвыпивших рябят. Молодых, здоровых, по видимому студентов. Став в нескольких метрах от меня они принялись искать приключений – переругиваться с другими пассажирами.

Незлобно но нахально…

Народу в трамвае было много но связываться с ними никто не хотел. Как вдруг…

На следующей остановке в салон вошла девчонка, лет 20-ти. Красивая, с густыми волнистыми волосами и прекрасными глазами.

Огромными, голубого цвета…

– Смотри-ка – Сказал один из ребят. После чего они нахально уставились на неё…

На их лицах появилась зловещая ухмылка.

Девушка в отчаянии стала оглядываться. Но у неё за спиной – стоял только я…


Оценив ситуацию, я медленно снял очки – положил в карман…..


На работу я приехав опоздавши. У меня был синяк под глазом и разбит нос.

Портфель который я держал в руке – выглядел не лучше. От него оторвалась ручка. А ведь портфель был дорогой – из кожи… я даже подозревал что из крокодиловой но к специалистам не носил так как купил его по дешёвке – на блошином рынке.

Впрочем, рассказ этот – не о нем..

– Где ты был? – Заорал начальник и вдруг осёкся на полуслове увидев в каком я состоянии.

Пришлось рассказать как незнакомая девчонка.. оказалась в трамвае с подвыпившими нахалами… вот и пришлось прикрыть несчастную…

– А что мне было делать? – Оправдывался я – Если не я, то кто же?

– Хватит – Сказал начальник – Не надо больше!

В его глазах стояли слезы: – В нашем мире не хватает таких людей как ты, дружище!

Вскоре сбежались все сотрудники отдела… даже женщины из планового. Красивые как на подбор – могли бы фотомоделями работать, впрочем… рассказ – не об этом.

И снова – мне пришлось рассказывал что случилось. Про ту девчонку что стояла рядом… как трое пьяных придурков – уставились на неё. И ей стало страшно – она искала спасения.

– А где были другие пассажиры?

Увы… никто не хотел с ними связываться… лишь я один стоял рядом…

– Какой же ты молодец! – Засияли глаза у Настеньки Фёдоровой, самой младшей сотрудницы планового отдела. Честно говоря, она мне нравилась больше всех. И для этого были причины. Высокая, грудастая… Впрочем рассказ – не об этом…

Так вот – я стал героем дня.

Меня все хвалили… похлопывали по плечу… просили даже сфотографироваться – на память…

Подробности инцидента?

Мне не пришлось их рассказывать… все сами понимали – они были ужасны.

Лишь заставили показать – ушибы на теле.

– Хорошо – Сказал я. И тогда – весь отдел ахнул от ужаса.

Мои колени были содраны а локти – всплошную покрытыми синяками.

– Похоже, ты сражался как лев – сказал Павлик (наш новый стажёр).

– У него стальные мышцы! – Добавила Настенька Фёдорова потрогав мою руку.

Но я лишь скромно опустил глаза книзу.

Ничего не ответил…


Моя популярность – продолжала набирать силу.


К обеду – про меня уже ходили легенды.

А после обеда – приехал наш генеральный директор чтобы лично поприветствовать меня…

Наконец, все решили что меня надо отпустить домой – помыться, обработать раны, отдохнуть.

И затем долго смотрели мне вслед, махая рукой.


А дома – всё продолжилось… откуда-то соседи узнали что случилось.

Приходили, хвалили .

Местная шпана почтительно расступалась и давала дорогу.

Даже жена купила торт.

Дорогому супругу.

Кто же знал, что у него стальные мышцы?


Лишь ночью, избавившись от всех – я снова вспомнил тот трамвай… подвыпивших студентов. И ту девчонку.

Которая спряталась от их нахальных взглядов – за меня.

– Ты как маленькая мышка – Улыбнулся я и снял очки, положил в карман.

Без очков я лучше вижу вблизи…

Она и вправду была похожа – небольшого роста, худенькая, слабенькая.

И такая беззащитная.


Пассажиров набилось ещё больше… и вскоре мы оказались прижатыми к друг другу.

– Всё в порядке! – Хотел успокоить. Как вдруг – её волосы оказались прямо у меня под носом.

Мягкие, волнистые… пахнущие каким-то волшебным ароматом.

Я вдохнул их раз… затем другой… третий…

Вдыхал его с наслаждением… а толпа пассажиров – прижимала нас всё сильнее.

Как вдруг мне показалось что не только запах её духов, но и тела – я ощущаю.

Такого молодого и стройного…

Трамвай покачивало на поворотах, а её тело, плотно прижатое к моему – покачивалось в такт движению… создавая ощущение что что мы с ней – в плавном танце…

Одни. Вдвоём.

И никого больше…

– Это же просто чудо! – Пробормотал я и закрыл глаза чтобы не мешать соединится с ней в одном ритме.

И это получилось!

– О боже.. – Прошептал чувствуя что на меня опускаться какое-то неземное наслаждение.

Как вдруг:

– Вы что это делаете дядя? – Спросила она и уставилась на меня с подозрением. Постаралась отодвинутся но не смогла – трамвай был переполненный.

– Зачем? – То ли подумал я… то ли прошептал.

Какая к черту разница!

Оценив меня беглым взглядом, она обречённо уставилась в окно трамвая. Пытаясь не замечать меня больше.

Или наоборот – играла со мной?

Нас качало всё сильнее и сильнее – дорога была вся в поворотах.

Пассажиры всё прибывали. А нас – прижимало ещё сильнее…

И вот я уже чувствую – жар её тела, как молодые острые груди уткнулись мне в живот…

Она ведь такая маленькая.

Моё тело – почти лежит на ней…

А наше дыхание – становится одновременным.

Тяжёлым, частым…

– Ты тоже чувствуешь это?.

Она молчит… но теперь – мы качаемся на поворотах… вперёд – взад, вперёд – взад…

И это чудесно!

Не выдержав, я закрыл глаза от наслаждения, ещё немного – и я поднимусь куда-то в небеса…

Как вдруг…

– Конечная остановка! – Рявкнул чей-то металлический голос сверху.

Трамвай остановился. И дверь открылась.

Она как пуля выскочила наружу. Лишь каблучки застучали. Лишь платье мелькнуло.

Сиреневого цвета.


А я, не ожидая что она так резво исчезнет – потерял равновесие. Стал медленно падать в открытую дверь – вслед.

Ухватится за что либо – не успел.

– Ыых! – Лишь вырвалось из глотки.

И я полетел на асфальт – как мешок с гамном.


Портфель из крокодиловой кожи отлетел куда-то в сторону, а моя морда ударилась об мостовую разбив нос.

– Вот блять – Пробормотал я – Куда же она исчезла?

Попытался подняться, но руки расползались в какой-то луже куда я попал. Да и хер – стоял как железный кол. Еле ногами теперь шевелил…

Лишь минуты через две, я наконец пришёл в себя.

И поволокся на работу.

Вот и все подробности – про которые никто не захотел слушать.

Я лежал теперь на диване и смотрел в потолок.

– А может оно и хорошо – Подумал вдруг – Что про них не расспрашивали…

А может, наоборот – жаль… ведь они были так чудесны!

Волосы… волшебные духи… жар её тела…

Маленького и упругого…

Но всё это теперь – лишь прекрасное воспоминание.

Чудесное и неповторимое.

Так что надо бы – постараться забыть его… и спать.

Ещё немного повздыхав, я повернулся на другой бок…

И вскоре захрапел.

В погоне за счастьем

Алые губки… длинные ноги… высокие груди…

Ей – только 19.

И она позвонила на мне мобильник – Приходи через час!

– Как?? – Потерял я дар речи.

Но в трубке – уже короткие гудки.


Чувствую, за спиной растут крылья. Я готов лететь сквозь облака… сквозь ветер…

Да только я сейчас – на работе.


Поворачиваюсь к бригадиру – Отпусти меня… очень надо.

А тот не отвечает.

Смотрю на него и радостная улыбка медленно сползает с моего лица.

У того – морда красная, шея бычья, толстое пузо.

Его бросила жена.

У него астма.

И ему не звонят на работу – девятнадцатилетние.

По глазам понимаю – моё дело гиблое.

– Блин – Бормочу себе под нос.


– Правильно – Отвечает он – У нас рабочий день до 18.00


Смешно было надеяться на другой ответ – от такого человека.


У меня в середине как будто что-то падает…


Да только ошибся он.

Любовь – это чудо.

К тому же нельзя по сторона смотреть когда с высоковольтными проводами работаешь.


Вот и схватился он рукой за голый провод…


Искры… треск…

Стоит теперь – трясётся… зубы клацают…


Все собрались вокруг него, растерянные, не знают что делать.

А я понимаю – вот и нашлась причина сбежать с цеха.


Кричу – Я побежал за помощью!

И вылетаю за дверь.

К своей любимой… на крыльях!


Но не тут то было…

За поворотом меня ловит главный инженер – Стой! – Говорит – Назад!

И начинает объяснять:

– Надо будет в люк залезть. Канализацию пробить.


– Как?? – Не верю я своим ушам.

У меня снова всё опустилось.

– Глубоко спускаться? -Спрашиваю и с обречённым видом смотрю на часы.

– Метров двадцать.


Понимаю – Это конец. – И пячусь от него назад… – Мне домой надо… любимая ждёт…

– Какая к черту любимая? Канализация не работает!

Он протягивает руку чтобы схватить меня, но становится на край люка – тот внезапно переворачивается и инженер летит вниз.

Минут через пять из под земли послышались какие-то звуки.

Понимаю, – их подаёт инженер, из канализации.

– Я за помощью – Кричу ему вниз.

Как вдруг понимаю что я снова свободен.

И могу продолжать мчаться к своей любимой.


Только проблемы на этом не кончились…


За углом цеха – меня окликнул голос главного механика.

– Помоги! Помоги!

Доносящийся откуда-то с неба.

Поднимаю голову и не верю своим глазам – он висит на краю здания, под самой крышей, в строительной люльке – наверное страховочный трос оборвался.

Держится одной рукой за край карниза… наверное с последний сил…

– Помоги! – Голос у него уже слабый, едва слышен.

– Держитесь! – Кричу ему – Я сейчас приведу помощь!


Смотрю на часы – а у меня только 40 минут осталось.

Не успеваю!!!

Пулей бегу к выходу.

Успеть бы!

Но что это?

Вот блин!

У ворот лежит технолог .

Держится за грудь… губы синие, глаза мутные…

Показывает пальцем на карман… наверное там инструкция что делать в таких случаях.

Да только нету у меня сегодня времени – в инструкциях разбираться….

– Сейчас вернусь и почитаю – кричу ему через плечо и вылетаю за ворота проходной.

Только бы успеть!

Любимая… она наверное уже ждёт меня…

С длинными ногами. И нежными губами.

Она прекрасна…

Она чудесна…

Но что это????

У трамвайной остановки стоит старший экономист. Подходит ко мне и скрипучим голосом произносит – Хорошо что тебя встретил! Сейчас будем с накладными разбираться.

– Как?? Но я не могу… меня ждут…

– Не понял – Смотрит на меня строго – Ты же на работе кажется! Или тебе квартальная премия не нужна?

Он хотел сказать что-то ещё но не успел…

Раздался пронзительный визг тормозов.

И в ту же секунд, там где стоял экономист – теперь стоит лимузин. С блестящими боками.

Заглядываю под него – оттуда ноги торчат.

Экономиста.

– Я сейчас "скорую" вызову! – Кричу под машину.

Смотрю на часы и не верю своим глазам – осталось 20 минут. Как пуля бегу дальше.

К любимой…


Вслед мне опять доносятся визги, крики…

И ещё не раз – я кричал что помогу. Каждому.


Да только времени у меня оставалось – лишь 5 минут.

Что я должен успеть сделать?

Правильно!

Успеть купить букет роз по дороге.

Это – я говорю всем громко и честно.

А также пачку презервативов (но это – по секрету).


И я не ошибся… меня ждал чудесный, романтический вечер. Со свечами, шампанским и любовью.


И вот что скажу я Вам, друзья мои.

Любовь – это счастье, которое не ждёт…

Так что а него – надо успеть прибыть вовремя.


Если очень хочешь его иметь, конечно….

Когда конец близко

Вечер обещал быть чудесным и я старался быстрее закончить дела чтобы насладиться ужином.

Не буду описывать салат под шубой, посыпанный сверху жаренными орехами,

Мороженное политое шоколадом.

Кока-кола, шампанское, вино…

И самое главное – поздравление жены с её Днём Рождения.

Конечно, слова будут звучать тёплые.

Тосты – замечательные.

Поцелую… объятия…

Только… вряд ли она их запомнит. Они никого не взволнуют. Ничего не изменят.

Реальность – другая.

Лишь чтобы приготовить такой ужин – ей стоило родиться.

И она сделала это.

– Правильно!- Одобрительно похлопал я её по плечу.

Сожалея что сказать это в тосте – я не могу.


– Вынеси мусор – Сказала жена оторвав голову от плиты. И затем добавила как будто вспомнив – Слушай… а у тебя нету однофамильца?


– Что? – Я сразу насторожился.


– Ну, типа рассказы пишет… подруга говорила, вроде в интернете видела.


– Да нет… В первый раз слышу… – Как можно равнодушнее пожал я плечами и отвернулся чувствуя как краснота предательски заливает лицо.

В голове мелькнуло – Нах..й тебе нужна подруга если у тебя есть я?

Но не сказал вслух.


– Ну ладно – Сказала жена и повернулась к плитке снова.

Не говоря больше ни слова.


Я вдруг почувствовал как страх подымается откуда-то из под ног. Он медленно полз по коленях… вот он уже на пояснице… его холодные щупальца потянулись к спине… обдавая её ледяным холодом.

Я реально мог остаться без салата под шубой.

И надо было что-то делать…


Вдруг представил себе картину… поздний вечер, Луна взошла на небосклоне, огни рекламы из соседнего магазина отбрасывают свет неоновых ламп прямо в мою комнату, окрашивая её в кроваво – красный цвет.

Раздаётся приглушённый шум.

Это жена приходит с работы. Медленно подходит к дивану где лежу я.

– Отдыхаешь? – Тихо спрашивает. И фальшивая улыбка вдруг появляется на её лице.

Понимаю – что то не так….

– Ну да! – Отвечаю и на всякий случай встаю с дивана.

Как тут же рука жены крепко хватает меня за яйца..


– Так говоришь что не писал рассказы в интернете? – Глаза жены вдруг сузились как у дикой кошки.

А голос стал злобным.


– Да нет же! Уверяю! – Стараюсь отвечать уверенно, даже для солидности одеваю пенсне на переносицу что лежало на тумбочке. Я в нём похож на профессора.


– А чья это фамилия? – И она уткнула мне книгу под нос. – Не твоя ли?

– Странно… – Бормочу растерянно -Действительно моя…

И с выражением крайнего изумления, соглашаюсь – Так значит есть, однофамилец все-таки… забавно…

Начинаю с интересом рассматриваю обложку книги.

– Ага – Согласилась жена – Смотри – смотри… ведь фотография в книге – твоя.


– Как???? Не может быть! – Горячо восклицаю, стараюсь вырваться но рука жены держит меня за яйца крепко.

Она открывает первую страницу книги.

Вот и все. Конец… блять…

Там действительно моя фотография.


Рука жены начинает сжимать мои яйца ещё сильнее.

Надо что-то делать.


– Вспомнил, милая! – Радостно кричу – Один человек с Австралии просил меня недавно написать пару рассказов в его сборник. Он умолял меня, рыдал, просил… вот я и согласился. Наверное напрасно…


– И сильно он просил тебя? – Недоверчиво спрашивает жена.

Её зелёные глаза стали тёмные, как у кошки.


– Сильно – Киваю головой, затем тяжело вздыхаю и поправляю пенсне. Делаю голос твёрдым и уверенным – Но хватит об этом! Давай теперь обедать! Что у нас на первое, милая?


Но жена открыла первый рассказ. Выражение её лица изменилось: – Какое странное название – Наконец говорит она и читает по слогам:

"Как я вы..бал одноклассницу".


– Что??? – Воплю я – Вправду? Такое название?

Я изумлён до глубины души – Это гнусная опечатка! Там должно быть – "Как я встретил одноклассницу"!


– А… ну да… – Согласилась жена. И добавляет себе под нос- Что-то я раньше не встречала подобных опечаток.

Её рука немного расслабилась и я радостно закивал головой… – Конечно опечатка! Просто уму непостижимо… форменное безобразие! Я ведь человек образованный, интеллигентный.. и такая опечатка! Я буду непременно жаловаться.. непременно..с!

Хотел выдернуть книгу из её рук но опоздал.

Жена уже открыла другую страницу… стала читать.

– Ничего не понимаю… – Через минуту на на лице её появилось крайнее изумление – "Как я залез в трусы к нашей квартирантке".

– Да что тут странного – Пояснил я – Это я рассказываю как учился гинекологии. Принимать роды. Понимаешь… творческая фантазия.. без неё автору -никак.


Но жена продолжает молча читать. – Да нет! – Раздаётся её голос снова – Рассказ заканчивается на том что ты залез ей в п..зду. И больше ничего нету… Разве что детальное описание размера и формы.


– Действительно… странный рассказ – Согласился я.

И вдруг почувствовал как рука жены на яйцах сжимается снова.


– Милая – Говорю ей – Не хотел тебя расстраивать поэтому не говорил тебе ничего… Меня заставили написать этот рассказ – силой.

В глазах жены появилось любопытство. И я собравшись духом продолжаю.

– Из Австралии приехали гангстеры… они выкручивали мне руки… подвешивали за ноги… прикладывали утюг к телу… чтобы заставить меня писать рассказы.

Из моих глаз показались слезы.

– Знаешь, я просто не выдержал… прости… если сможешь.


– Ладно – Сказала Жена – Посмотрим дальше.

И пролистала ещё несколько страниц книги.

– А вот тут ты пишешь о своём творчестве… и как мечтаешь что какая-нибудь читательница отсосёт тебе.

– Что? – Взвизгнул я – Это неправда!


Но рука жены еже сжалась ещё сильнее. Ещё немного – и оторвёт мне яйца.


– Надежда Тимофеевна… – Ласково сказал я ей – Вы же знаете что я к Вам отношусь с глубоким уважением и симпатией, что никогда не позволю опорочить Вашу честь даже словом… так что давайте закроем книгу и забудем..


– А вот и про жену – Продолжила читать она дальше -"Её жопу я и за пол дня обойти не могу…."

Она подняла голову и внимательно посмотрела на меня – Это ты про кого, тварь?


– Клевета – Захныкал я. Чувствуя что лишаюсь не только салата под шубой но и яиц.


– Так ты идёшь вынести мусор?-

Я снова вернулся в реальность – вот кухня… вот жена – стоит у плитки. Готовит.

Значит вечером будет – и салат, и мороженное.

Ура!


– О чем задумался? – Жена повернулась ко мне – Ты слышал что я говорила только что… о подруге… так это не ты писал рассказы в интернете?


– Нет – Горячо замотал я головой – Я стихи обожаю только.


– Да? И какие?


– Марины Цветаевой – Ответил я. И начал с чувством декламировать:

"У лукоморья дуб зелёный,

златая цепь на дубе том…"

Вопль из нижнего белья

Детство её было счастливое и безмятежное.

Радостное и хорошее.

О ней заботились – нежно и трогательно… заботливо укрывали…. нежно поглаживали…

Что ещё нужно для счастья?

Только место на теле где она располагалось – было не самое лучшее.

Внизу, там где сходятся ноги.

– Кто я? – Часто спрашивала она тело.

– Ты дырочка – Отвечала ей голова. – Маленькая и неприметная.

Голова располагалась где-то высоко на теле и была очень красивая – кучерявая, синеглазая. По вечерам – подолгу смотрела на себя в зеркало… поправляла причёску… красила губы… меняла цвет волос.

Лишь дырочка, откуда-то из под ног – смотрела на неё с тоской.

– Скажи, я тоже красивая? – Однажды спросила её.

Но голова как будто не расслышала.

– Так я красивая? – Не отставала та.

– Ты просто киска – Ответила голова. И посмотрела на неё как-то странно.

– Пусть будет киска – Согласилась дырочка – Ведь мы с тобой подруги?

Голова усмехнулась.


Постепенно тело взрослело.

Руки привыкали работать, тело – носить сумки. Голова – учить теоремы. А ноги – быстро и всюду успевать.


Лишь одна киска – казалась была забыта всеми. В роскоши шёлковых трусиков, всегда умытая, в тишине и покое- продолжала наслаждаться безмятежным счастьем и бездельем.

– Почему, у меня такая райская жизнь? – Порой спрашивала она голову.

Но та молчала.

– Может я королева? – Продолжала приставать киска.

– Королева? – Удивилась голова, сняла трусики и стала внимательно рассматривать киску. В комнате было полумрак и в глазах головы появился какой-то странный блеск.

– Что-то не так – Догадалась киска. И замерла в ожидании.


Голова погладила киску пальцами. Нежно, как будто та была хрустальная.

– Наверное, ты действительно королева – тихо сказала наконец. И одела трусики обратно.

– И это все? – Удивилась киска.


По правде сказать, большую часть времени она теперь скучала.

Тело – было занято работой… куда-то спешило… к чему-то стремилось. Тренировалось, плавало в бассейне.

Лишь киску – продолжали оберегать как маленького ребёнка…

– Да взрослая я уже – Возмущалась та – Я тоже хочу жить… стремится к чему-то…

Но голова лишь смотрела вниз… туда где резинка трусиков сходится на животе. И в глазах её – теперь был страх…

– Что такое? – Не понимала киска.

Но голова не отвечала.

– А я думала что мы подруги… – Обижалась киска.

Характер у неё становился отвратительный – как у капризного ребёнка. Ночью она не давал спать телу… заставляла просыпаться, волноваться…

– Ну спи же! – Жалобно просила та. – Мне завтра на учёбу.

Но киска продолжала волновать её снова.

Под одеялом, её нежно поглаживали пальцами… ласкали.

– Спи!

Но характер у киски – портился всё больше.

– Мне скучно. – Просила она.

И спать телу – не давала всё чаще.


Так долго продолжаться не могло… должна была наступить развязка.


И вот однажды…

– Хочу танцевать! – Капризно взвизгнула киска.


Однажды киска – уже кружилась в танце. Это случилось на школьном выпускном вечере. И продолжалось всю ночь. Как было чудесно!

Играла музыка… в вихре танца кружились пары… и счастливая киска сквозь шёлковые чулки видела как мелькает паркет. А чьи-то ноги… в такт музыки кружат по залу.

– Ещё… ещё… ещё… шептала она.

Неужели всё это для того – чтобы сделать счастливой её, киску?


– Тебе нравится, королева? – Спросили чьи-то чужие ботинки танцующие рядом. Улыбнулись ей. Затем унеслись куда-то в танце – прочь.


А потом опять потянулись однообразные дни. Все куда-то спешили, к чему-то стремились.


Лишь одинокая киска – скучала. Продолжала вспоминать бал.


Месяц за месяцем. Пока однажды не выдержала.


– Хочу снова на танцы. – Робко попросила она голову.


Затем – стала просить каждый день.

Громче и настойчивей.

Наконец взмолилась – Слышишь, голова, хватит сидеть над учебника… зубрить теоремы…

Хватить твоим глазам смотреть телевизор.

Хватит ногам бегать по институту

Танцевать хочу!

Веселится!

Разве я не королева?


Но голова упрямо делала вид что не слышит, не понимает, не замечает

Но и киска была настойчива…

Веселится!

Веселится!

Веселится!

И вдруг однажды – голова начала приводить себя в порядок.

Сделала причёску, накрасила глаза, губы…

– Быстрее! -Покрикивала на неё киска нетерпеливо. – Целый вечер у зеркала проторчишь!


Наконец ноги – уже несут киску туда. Где веселье… где музыка… где чужие ноги кружат её в танце.


Киска волновалась как будто пришла на танцы в первый раз.

– Что ты одела на меня? – Спрашивала она голову – В прошлый раз на мне были белые трусики, с бахромой. А сегодня ты одела простые… ботинки будут смеяться…

Но ответить голова не успела…

Как вдруг зазвучала музыка!

– Мы уже на танцах! – Поняла киска.


И вот уже – её закружили в вальсе.


Голова с кем-то оживлённо говорила… губы смеялись… ноги плавно двигались.

И киска – чувствовала себя счастливой.

– Ещё… ещё… ещё… лишь повторяла она. Мечтая чтобы это никогда не кончалось…


Только, смех головы становится всё громче почему-то… а музыка куда-то удаляется вдаль…

И киска вдруг чувствует что кто-то гладит её пальцами… но это – не пальцы её тела.


Моментально насторожилась… чуть сжалась… но пальцы оказались такими нежными, ласковыми…

И киска расслабилась снова.

Они мягко прошлись по ней взад – вперёд… взад – вперёд… потом снова… снова…

– Хорошо – Призналась им киска – Мне нравится. Хотите, я буду Вашей королевой тоже?


Но пальцы не ответили… куда-то исчезли, и вдруг появился свет.

– С меня сняли трусики – Поняла киска -Те самые, простые…


Хоть вокруг было в полумраке, но её показалось что вокруг стало очень ярко..

– Что? Новое развлечение? – Обрадовалась киска.


– Да – кто-то ответил ей из полумрака. – Настоящее развлечение только начинается!


Что-то тёплое – приблизилось к ней. Оно подымалось по ляжками ног… всё выше и выше.

Наконец чьи-то губы стали ласкать киску языком… осторожно, ласково как будто только и мечтали об этом всю жизнь… и теперь – не могли нарадоваться встрече с ней, с киской…

Как будто желали дать ей всю ту ласку что не могли дать раньше.

– Зачем ты прятала меня в трусики? – Ошарашено прошептала киска. – Да… да…


Как вдруг вспомнила про голову – Ты чувствует как чудесно, подруга?

Но голова не отвечала.


– Что с тобой? – Заволновалась киска. Затем попросила чужие губы – Перестаньте. Что-то не так…


Губа перестали её целовать.

И киска снова тихонько позвала в пустоту – Голова, ты слышишь?


Нов тёмной комнате, раздавалось лишь тяжёлое дыхание двух тел.

– Ты где? – Чуть не закричала киска. – Твоя королева требует – вернись!

Но вместо головы – что-то другое появилось из темноты. И оно приближалось к ней.

Какое-то продолговатое, с маленькой тупой головкой которая безразлично пялилась на киску.

– Я королева! – Сказала киска. – А ты кто?

Но головка не представилась.

И ткнулась прямо в киску.

– Поосторожнее – Взвизгнула киска. И вообще… я сюда танцевать пришла… а не толкаться.

Головка посмотрела на её с удивлением и её выражение стало ещё тупее.

Она снова толкнула киску.

– Бух!

– Боже! Какая мерзость! – Заорала киска – Я буду жаловаться. Где Ваш хозяин?

Бух! Бух! Бух! – Лишь продолжала толкаться головка.

– Безобразие! – Завизжала та – Меня, киску с которой пылинки сдували. одевали в самые лучшие трусики и нежно гладили, целовали – теперь такое хамское обращение? Я не позволю толкать себя какому-то уроду!


Договорить она не успела – тупая головка вдруг так толкнула что просунулась прямо в киску.

– Ой! – Взвизгнула киска, но теперь не грозно а жалобно – Помогите!

Теперь, оказавшись внутри неё – головка стала с интересом осматривать стороны влагалища, а затем – раздвигать их крутя своей тупой головкой.

Из киски появилась кровь…


– Больно – Взмолилась киска и вдруг с ужасом почувствовала что в неё залазит что-то толстое… что находилось за головкой.

– Оно же разорвёт меня! – заплакала киска.

– Не тебя. – Отозвалась головка как будто успокаивая – А целку.

– Целку?

– Целку. Зачем она тебе?..

Киска почувствовала как головка что-то раздирает внутри неё на части..

– А-а-а- – Завизжала она что есть мочи.

И головка остановилась. Затем дёрнулась и поползла назад.

– Вот из меня, тварь – Кричала киска ей вслед.

Но тварь – вдруг снова остановилась, как будто передумала… и снова поползла вперёд… разрывая остатки целки на части снова…

– Урод… сволочь… подонок! – Визжала киска. Она заставляла тело изгибаться. Но не могла разбудить голову…

А урод доделывал своё дело – теперь он по хозяйски орудовал в п..де, доканывая остатки девственности…

– Мама! – Захлёбываясь и вся в крови взмолилась киска – Что же это он делает?

Но лишь боль – в ответ…

Лишь тяжёлое дыхание ноздрей. Как будто говорящих ей – Терпи, так надо…


– Не хочу – Она в ответ – …И это вообще какая-то ошибка… ужасная и немыслимая… я же потанцевать пришла… а не чтобы целку порвали.


Но разжалобить член не получилось.

Разорвав целку – он стал тупо стучать своей головкой просто в матку – взад – вперёд… взад – вперёд…

Его мощные яйца бились об её нежные половые губки прикрывающие киску – удар… удар… и всё что могла виска – лишь прикрываться ими от ударов яиц.

А в это время – головка члена продолжала орудовать во влагалище… казалось разорвав его на части… и всё не успокаивающимся на это.

– Он что? Хочет вогнать матку ещё глубже? – И киска собрала все силы снова чтобы выдавить непрошеного гостя наружу.

Но член только стал сильнее от этого…

Теперь он делал круговые и вращательные движения как будто раздвигая стенки влагалища.

– Больно – Ещё раз всхлипнула киска.

Ей показалось что она теряет силы…

В последний раз попыталась вытолкать его но лишь яйца с громким стуком лязгнули об неё. Как будто сказав ей:

– Конец. Сделано.

И киска – отключилась.

Ещё некоторое время толчки и удары в матку продолжались, затем стаи утихать..

Член пополз обратно из киски, медленно и не спеша, как будто любуясь проделанной работой.

Переполз через разорванную целку, едва ткнувшись головой об неё – как будто поцеловав на прощание. Затем чуть задержался возле распахнутых половых губ.

– Закрывайтесь… я ушёл…

Но губы, не закрылись… ещё некоторое время они оставались открытыми, как будто не веря что всё кончилось. А из дырочки выливалось что-то белое, с капельками красного… и стекало вниз…

– Киска – Тихо позвали губы.

Но та молчала.

– Я же танцевать пришла… – Наконец послышался её жалобный писк.

– Жива – Улыбнулись губки.


Наконец проснулась и голова… посмотрела на киску, затем натянула на неё трусики.

– Где ты была? – Спросила её киска из трусиков.

Но голова молчала. Наверное не услышала.

Или не захотела…

Ноги медленно отнесли киску домой, положили на диван. И сказали – Всё кончено. Спи теперь.


Как вдруг над нею вдруг появилась голова.

– ну, ты как?

– Подруга, ты знаешь что со мной сделали? – Пожаловалась киска.

Голова молча смотрела на неё.

Теперь она была нерасчесанная, волосы запутавшиеся, помада на губах размазанная, а глаза заплаканные…

– Посмотри на кого ты похожа… – Постаралась улыбнутся ей киска, взбодрить её.


Но голова лишь провела пальцем по киске – затем подняла палец к свету.

Долго смотрела. и вдруг – на губах её появилась странная улыбка.


– Так это и есть моя работа? – Вдруг с ужасом догадалась киска.

Голова кивнула.

Ещё раз провела пальцем по киске – нежно, ласково.

Затем стала одевать трусики обратно.

Четыре стадии знакомства

– Что-то не получается – Смущённо сказал я.

Стараясь не смотреть ей в глаза, замямлил – Давно у меня не было секса… да и годы – седьмой десяток.

– Разве это годы? – Улыбнулась она.

Мило и ласково.

Просунула руку под одеяло и нащупала то что должно называться моей гордостью.

Помяла пальцами – Да… – Наконец процедила сквозь зубы.

Зубы у неё красивые – Машинально отметил.

Как будто перламутровые.

Да и вся она – как с картины.

Волосы светлые, Лицо – простодушное, с доброй улыбкой.

И лет ей – не больше 40-ка.

Кажется кто-то сказал что в 40 лет – баба в самом соку.

Что это правда – я понял только на старости.

В её теле – нету воздушной лёгкости, заманчивой нетронутости… или какой-то тайны.

Есть – только рабочий механизм.

Простой как дважды два четыре.

– Бери меня и пользуйся. – Говорит он. А потом добавляет:

Раз в день – обязательно.


И вот сейчас этот механизм – включён в работу.

Он тяжело дышит, грудь вздымается.

Её руки страстно хотят обнять меня за спиной – крепко прижать к себе. А губы прошептать – Глубже… Сильнее… Давай! Давай милый!

Но механизм – ждёт… ждёт… ждёт…

И назревает большой скандал.


– Обожди – Наконец говорит она. И сжимает мой член ладонью.

Она у неё крепкая.

Мой член чувствует прилив чей-то чужой энергии, и вдруг начинает впитывать её.

– Проснулся.


На лице её – улыбка.

Опять.

Ласковая и добродушная.


Откуда ты взялась в моей жизни, женщина?


На одном из сайтов знакомств, где я искал филателистов – вдруг пишет мне незнакомка.

Хочет познакомится поближе.


И вот сейчас – её лицо совсем близко.

Хочешь – наклонись… поцелуй её в губы?

Хочешь – в шею?

А хочешь – опустись ниже – к животу… или ещё ниже?

Можно – все.

Добро пожаловать.


И всё это – за 2 недели знакомства!


Что такое знакомство?

Это выяснение – или мы живём по одинаковым правилам.


Говорим "Здравствуй!" при встрече.

Смеёмся – рассказывая анекдоты.

Печалимся, когда видим что-то нехорошее.

Или радуемся – тоже вместе.


Когда мы подтверждаем что живём по одинаковым правилам – мы соглашаемся познакомится поближе.

Снять лифчик.

Трусики


И тогда знакомство – продолжается на более глубоком уровне.

Не кончай быстро.

Вынь – когда надо.

Подмойся…


Затем – приходит ещё более глубокой уровень.

Когда познакомишься с мамой?

Где будет свадьба?

Сколько стоит заказать машину?


Только мы сейчас – застряли на втором уровне.

У меня не встал сегодня.


Если честно… он встает, но когда именно – знает только он один.


Возможно, если бы он был человеком – он стал бы бунтарём, или революционером.

Кричал бы – долой правила!

Смерть угнетателям!

Да здравствует мировая революция!


Но сейчас он – он превратился в непослушный член. И красивая женщина – пытается вправить ему мозги на место.


Рука её – сжимается всё сильнее.

Бедному члену – деваться некуда

Понимает… слишком сильный механизм – перед ним. Который требует члена.

Так что, приятель – никуда тебе не спрятаться от неё.


Она засунет тебя в себя – хоть бы ты визжал от негодования.

Требовал соблюдать твои права.

Умолял пощадить отпустить…

Или визжал – Умираю за свободу!


Лишь улыбка – становится шире на её лице.

А ноги – расставлены.


Она не даст свободу


А когда ты начнёшь погружаться в неё – улыбнётся своей простодушной улыбкой. И скажет тебе тихо – Вот и всё приятель.

Конечно!


Я смотрел ей в лицо и удивлялся – какое же оно красивое.

Чистое, ласковое

Наверное член оказавшись в тебе – будет чувствовать себя счастливым.

Даже если она – не отпустит его никогда обратно на свободу.


Чувствую – она убирает ладонь с члена.

Больше не сжимает.

– Теперь можно – Говорит и расставляет ноги шире.


У него красивые ноги. Я чувствую их… упругость… теплоту… нежность кожи…

И вот мой член – мягко заходит в неё…

В тёплое и влажное…

Она чуть поправляет его рукой… чтобы не выпал раньше времени.


Никуда ты приятель – не спрячешься от неё.

Не удерёшь.

Не спасёшься.


Он а проглотила тебя сейчас – как удав кролика.


Интересно, что думает кролик, когда его проглатывает удав?

Может – наслаждается?


А ведь это классно – наслаждаться…. умирая.


Она начинает чуть подкидывать меня тазом – вверх-вниз.

И я чувствую как член подкидывается в ней -тоже.

Вверх- вниз.


Только теперь я понимаю, насколько её механизм – отлично смазан, налажен и отрегулирован.


Он знает что делает.

И член догадавшись что попал на более сильного чем он – перестает сопротивляться и показывать свой бунтарский дух… покорно делает движения которые от него хотят.


Так что же случилось тогда на сайте знакомств?

Почему вместо филателиста – мне написала она… женщина

с приятной улыбкой на простом лице?

И теперь – меня насилует.


Она переворачивает меня на спину, затем залазит сверху.

Я даже вижу как у неё между ног – выглядывают волосинки.

Какого-то странного, рыжего цвета.

Почему – именно рыжего?

Мой член с удивлением приподымает головку чуть выше – интересно тоже узнать это…


Ага!

Вот и расплата за любопытство! Она в секунду садится и засовывает его в себя – полностью.


Как удав кролика.


– Крышка тебе, приятель – Мысленно говорю ему вслед.


Кто знает… может ты ещё вернёшься ко мне и мы вместе будем ходить по улицам. Пить чай вечерами… разглядывая марки.


Ах да!

Так что там было с филателистом?


Вместо него – вдруг появляется она.

Кто?.. Откуда?.. Зачем?..

Кажется – чего-то хочет от меня.

И вот мы уже встречаемся в парке.


На лице её – улыбка.


Почему она так часто улыбается?


Не знаю.. наверное знает что улыбка у неё красивая.

У неё вообще – всё красивое.

Если бы мне было лет на 20-ть меньше – я бы не слазил с неё.

Забыл бы про работу… друзей…

И только двигал бы членом – взад и вперёд.


Надеясь втайне – победить её механизм. Чтобы не я, а она – запросила о пощаде.

– Хватит! Не могу больше! Сил моих нету!!!!


Но похоже – кричать сегодня ей не придётся…


Она снова переворачивается – ложится рядом. Раздвигает ноги. Я понимаю что мне – туда.


Член, если он встал и не падает 5 минут – то не упадёт уже до конца.

Пока не кончит.


Я двигаю тазом вперёд – и он сразу исчезает в ней. Как будто я попал в десятку в тире.

Она обвивает меня ногами… как будто говоря этим – никуда больше не отпущу.

Пока не кончишь.


Это приятно. Я чувствую как член работает всё активнее.


Затем – она обнимает меня ещё и руками. Прижимает к своей груди. Как будто говоря этим – Даже не думай вырываться… не сможешь даже не надейся…

– Что остаётся мне?

– Кончать – Отвечает её тело – Прямо в меня.. и ни капли наружу…


– Это неправильно! – Хочется возразить мне – Нельзя кончать внутрь!

Это нарушение правил знакомств – сначала, всё под контролем!

Второй уровень!


Но я чувствую как уже кончаю.


Её механизм тут же перестает качаться – теперь он жадно впитывает всё что выкачал из меня.


Мне кажется, что если бы он мог – то выкачал бы из меня даже кровь.

Но от этого – мне почему-то ещё приятней!

– Ах! -Вырывается из меня.


– Ах! – Вырывается из неё Звучит глухо – как эхо..


И я чувствую как ноги её – медленно отпускают меня.

А её глаза – закрываются.

– Ты свободен!


Минуту ещё, я продолжаю тяжело дышать глядя куда-то в потолок.

Затем – осторожно оглядываюсь.


О боже!

Какой ужас!!!

Что это???


Вместо милой простой женщины – возле меня лежит какое-то чудище! С маленьким жутким наростом сверху.

На котором – что-то мохнатое.

По краям его туловища – какие-то мерзкие отростки… бледные и худые…

Они нервно шевелятся.


Боже мой!

Какой ужас!!!


Пытаюсь вскочить с дивана но один из отростков – хватает меня за руку.

Чтобы не удрал…

Я стараюсь вырваться от него – но нечто страшное что лежит на диване – сердито сопит в ответ.

– Не двигайся…


Я хватаю себя за член – начинаю тормошить его!

И… о чудо!


Нарост сверху туловища – снова превращается в голову.

Мохнатость на ней – в чудесные волосы.

А отростки – в прекрасные руки, ноги.


Сексуальность!

Что ты делаешь с нами!

Заставляешь видеть мир – совсем другим!


Но какой же мир – настоящий?

До секса или после?


Мне страшно вспоминать что я видел только что..

И наклоняюсь – целуя в её губы.


– Так как там яхта? – Вдруг говорят губы мне.


– Какая яхта? – Не понимаю я.


– Как не понимаешь? – Её глаза открываются и изумлённо смотрят на меня. – Но ты же писал, на сайте знакомств что имеешь яхту!


– Нет – теперь приходит моя очередь удивляться – Я писал что собираю марки. А про яхту – там было объявление рядом.


– Ошиблась. – Мрачно говорит женщина.

И стала что-то натягивать на себя под одеялом.


– Почему она не смотрит на меня больше?


Ведь мы прошли два этапа знакомства.


Когда же будет третий?


– Ошиблась! – Так же мрачно повторяет она снова.

Медленно встает, одевает лифчик… застёгивает.

Затем поворачивает голову и смотрит на меня.

О чем-то думает.


Какая же она красивая! – Мелькает у меня в голове.


– Импотент – Наконец раздаётся из её губ. Таких чудесных и прекрасных. – Ты хоть вытащил когда кончил?


– Так ты же не дала… – Растеряно бормочу себе под нос. И хочу напомнить как она сжимала меня ногами и руками.. не давая вырваться.

– Тьфу, бля! – Она сплюнула себе под ноги – Марки собирает…

лучше бы делом занялся… яхты собирал.


И поправляя на себе платье – вышла из квартиры.

Спортивный кросс

Встав утром я побрился.

Умылся.

Выпил кофе.

Наконец собрался подойти к зеркалу – причесать волосы, одеколониться. Как вдруг раздался звонок в дверь.


Пошёл открывать их – прямо в чем был… в мягком байковом халате тёмного цвета и войлочных тапочках.

И вскоре пожалел об этом.


За ней – четверо мужиков, один – в милицейской форме.

Смотрят на меня строго, с явным осуждением.

Молчат.

– Чем могу служить – Наконец не выдержал я. И мой голос прозвучал с утра весьма красиво – с солидным басом.

Но на них это не подействовало. Наконец один из них подал свой голос. И он был намного хуже моего – гнусавый и картавый. Спрашивает меня:

– Это не Вы гражданин сейчас трясли х..ем в окне когда студентки спортивный кросс бегали?

– Х..ем? В окне? – Удивился я, решив что это мне сниться.

Бас тут же исчез из моего голоса. Смылся куда-то бросив меня одного. Всегда был трусом, сволочь…

Но я уже прихожу в себя. Отвечаю:

– Помню, как я умывался, брился… а вот что х..ем тряс в окне – нет.

– А мне кажется… это точно он! – Вдруг взвизгнул низенький мужичок что стоил справа. – Посмотрите какой у него взгляд нездоровый!

– Обождите – Говорю им и иду к зеркалу.

Да… действительно. Кажется у меня конъюнктивит… правый глаз красный, опухший, и смотрит на окружающих – как-то нездорово.

Возвращаюсь к двери.

– Товарищи! – Говорю им – А студентки точно уверены что из моего окна трясли?


– Нет. – Вздохнули гости – В том то и дело. Напугались девки… побежали… вот и не запомнили из какого окна именно.


– Ага! – Обрадовался я и мой бас вернулся в голос снова. – Так значит, единственное доказательство у вас – что у меня глаз красный?

– Ага. – Кивнули гости.

– Так вот! – Радостно воскликнул я -У меня есть два доказательства что Вы ошибаетесь!

– И какое первое? – Осторожно спросил гнусавый.

– Это характеристика с моего места работы. – Я достал её из шкафа, одел очки и стал читать – "Трудолюбивый, дисциплинированный, активно улучшает качество работы. Два раза награждался грамотами "Передовик производства" и "Доской Почёта"..

– Как видите – Торжествующе сказал я гостям – Тут нигде не написано что по утрам – я трясу х..ем из окна молодым студенткам.


Гости молчали. Наконец подал голос милиционер.

– А какое второе доказательство?


– Мои волосы. – Улыбнулся я.

– Не поняли… – Воскликнули они все вместе.

– Они у меня густые! – И заметив полное непонимание в их взглядах я пояснил. – Во всех телепрограммах про извращенцев – они как правило плешивые. А у меня – шевелюра. Густая и мягкая.

И я ласково погладил себя ладонью по голове.

Вид у незнакомцев стал сконфуженный.

– И вправду… мы как то не подумали.

Потом голос снова подал милиционер – А живёт ли в Вашем подъезде какой-нибудь плешивый?

Я задумался приложив ладонь ко лбу… затем воскликнул – Ну как же! Есть! Двумя этажами выше – кажется, Фролов его фамилия.

Гости мигом кинулись бежать по лестнице вверх. Наверное чтобы мерзавец не успел смыться.

Через минуту – в подъезде послышалась возня, крики… затем глухие звуки как будто кого-то тащили по лестнице вниз.

– Как Вы смеете! Я профессор математики! Пустите!!

– Иди-иди! – Крикнул я ему через двери – Извращенец проклятый. Вместо того чтобы член в задачах и уравнениях использовать, он им в окне машет…


Выглянув через окно во двор – я долго любовался как его запихивают в крытый автомобиль.

А затем из-за поворота показались студентки. В футболках и коротких спортивных платьицах – они по видимому собирались продолжать кросс. Высокие, длинноногие.

Когда-то я и сам занимался спортом.

Как давно это было!

Девки стали осматривать окна нашего дома – не трясёт ли там опять кто-то… неприличным?

Как вдруг уставились в моё – прямо на меня…

Кажется, заметили мой нездоровый взгляд, что был красный от конъюнктивита. И он им не понравился.

Чувствуя что смущаюсь, я спрятался за штору. Лишь голова продолжала смотреть – что там на улице?

Девки продолжали оставаться на месте.

– Бегите-бегите! – Пробормотал я под нос – Физкульт привет!

Но они как будто застыли, не сводя с меня взгляда…

Тогда я, чтобы разрядить обстановку – помахал им рукой. Со свёрнутой в трубочку характеристикой.

Пронзительно завизжав – девки бросились в рассыпную.

Наконец я понял.

– Это же характеристика- Сказал я – А не х..й.

Но они меня уже не слышали…


Тогда, положив её в шкаф обратно – в аккуратную папку с тесёмочкой, я пошёл в ванну – надо было причесать мои чудесные густые волосы.

Прежде чем одеколониться.

И ехать на работу.

Тайком надеясь что на улице – студентки меня не узнают…

Глаза бабочки

Захожу в банк.

На входе – девочка – стройная, высокая. Груди стоят почти горизонтально, дышит глубоко.

С трудом нахожу слова – Я вот карточку у Вас получил зарплатную.

В глазах красотки – интерес.

У меня дыхание становится тяжёлым. Но я продолжаю.

– Вот, ерунда получилась – хочу посмотреть сколько денег на ней, а ближайший банкомат у Вас только.

Девочка берет меня под руку и подводит к банкомату – Смотрите тут, пожалуйста.

Но я не на банкомат смотрю… а на то как она рядом со мной стоит… чуть покачивая бёдрами…

Короче – беру себя в руки, вставляю карточку, ввожу код и… что это?

Там сообщение – "У Вас минус один доллар".

Подбегаю снова к той девочке. Волнуюсь. Ведь минус в банке – это штраф, пеня, комиссионные. Они могут расти – каждый день… месяц… год… тихо и незаметно для меня… достигнув тысячи процентов… А потом – арест имущества, приют для бездомных, и наконец – мусорная свалка. Где я буду спать прикрывшись в двадцатиградусный мороз газетой "Правда", или "Известия".

– Наверное ошибка случилась! – Говорю ей – Я просто посмотрел или зарплата пришла. Зарплаты нету, а у меня вдруг минус появился…

Глаза у девочки большие. глубокие, Замахала длинными ресницами как бабочка крыльями. И произнесла накрашенными губами:

– Да?

Потом долго разглядывала мою карточку с разных сторон. Затем читает какие-то инструкции.

– Ну да, конечно – Подымает голову и смотрит на меня снова – Если Вы смотрите счёт в банкомате а на нём зарплаты нету – то он снимает доллар за это.

Она сказала это тихим голосом, красивым, нежным.

У неё пухлые губы. Наверное с утра встала с постели – красила их.

Губы вдруг улыбнулись мне – Ну ничего. Просто пойдите и заплатите этот доллар. Чтобы не волноваться…

И длинные ресницы махнули мне крылышками ещё раз.

Иду в кассу. Плачу доллар.

На душе становится спокойно. Не люблю я укрываться газетой "Правда" – по утрам.

Возвращаюсь к той девочке – даю квитанцию.

– Посмотрите – Прошу – Или у меня больше нету минуса проклятого.

Её глаза хлопнули мне как крылышки бабочки ещё раз и она уткнулась в монитор.

У неё длинная шея. Наверное её парень – целует туда каждую ночь….

– У Вас минус двадцать долларов – Наконец отрывает голову она от монитора.

– Как??? – Взвизгнул я едва не свалившись со стула. Чувствую, что меня изнасиловали. Только не знаю кто именно.

– Всё правильно. Вы положили на карточку – через кассу. А это не положено… ведь карточка у Вас зарплатная. Вот и насчитали Вам дополнительную пеню. Всё пошло в минус. Стало долгом…

– А -а-а… Пытаюсь что-то сказать ей но голос пропал куда-то.

– Вы попробуйте погасить долг – через банкомат – Ласково говорит мне девочка с глазами бабочки.


Иду к банкомату на который она мне указала- Кладу 20 долларов, чтобы спать спокойно..

И возвращаюсь.

Её глаза снова приветливо смотрят на меня.

– Так быстро?

Она сморит в монитор и улыбка сползает с лица.

– Теперь у Вас штраф в 100 долларов – Захлопали глаза как у бабочки снова.

– Почему – Прохрипел я.

Она снова читает инструкции.

– Нельзя погашать долг в день его возникновения.

– Вот блять – Возмутился я.

– Кто? – Не поняла девочка. И почему-то обиделась.

Я хотел объяснить что не она а банк, но она уже отвернулась и пригласила следующего клиентка.


Я встал со стула и держась рукой за стену – поволокся к выходу. Давно меня так не имели! Как вдруг замечаю что новый мужик – садиться к ней. Кажется, такой же работяга как и я.

Слышу их разговор. И ушам своим не верю.

– Вот… решил посмотреть или пришла зарплата мне на карточку а банкомат списал с меня один доллар. Теперь там минус… долг.

– Правда? – Удивилась девочка и захлопала глазами-бабочками. Затем стала читать инструкцию.

– Не проблема – Наконец оторвала голову – Вам просто надо погасить долг.

И улыбнулась…


– Иди-иди, дядя – Злорадно пробормотал я глядя как мужик идёт к кассе. – Скоро твой долг утроится…

Выхожу и банка всё ещё не веря что меня так жестоко намахали,

Сажусь в трамвай – какая-то старуха тянет ко мне руку – Помоги подняться, милок.

– Ага! – Отвечаю ей – Ты бабка, потом скажешь что я тебе руку потянул. Счёт за лечение выставишь… знаю я Вас…

Бака свалилась с подножки. И осталась на остановке. Смотрит на меня вслед.

А я – махаю глазами как крыльями бабочки.

В точности как та девка. В банке.


Переходя через дорогу – какая-то женщина поскользнулась, упала.

Переступаю через неё и иду дальше. Я ведь понимаю – это тоже подстава. Я помогу ей подняться, а она тут же начнёт визжать что я у неё по карманам шарил… деньги вытащил…


На работе – товарищ просит поменяться сменами. На свадьбу хочет ехать.

– А фиг тебе! – Думаю – Ты, наверняка запланировал недостачу подстроить. Или внеплановую проверку… чтобы на смене при этом – был я…

– Так вот кто сп..здил провода! – Скажет комиссия.

И я захлопал глазами как бабочка.

– Никак не могу – Говорю ему – Брат дома, больной…


Возвращаюсь вечером по той же улице – прохожу мимо банка – а там мужик стоит. За стену держится….

– Что? – Спрашиваю – Хотел посмотреть или зарплата пришла на карточку?

Он кивает головой.

– Получил штраф в один доллар?

– Ага…

– Потом ещё один… и ещё?

Мужик смотрит на меня безумными глазами и мычит что-то…


– Меня тоже на..бали – Говорю ему – Но ты не волнуйся, а учись лучше…


И показываю, как надо мигать глазами-бабочками…

Кузьмич

К специалисту Кузьмич пошёл когда стало совсем худо. В спине болело, в пояснице – стреляло.

Простояв небольшую очередь он наконец оказался в кабинете народного целителя. Кабинет был большим, покрашенным в белый цвет, со странным запахом хлороформа который как грань делит жизнь между прошлым и будущем.

И не предвещает ничего хорошего…


Едва войдя, Кузьмич с целителем окинули взглядами друг друга.

И оба друг другу не понравились.

Целителем была холёная женщина, чуть полноватая, с крашенными волосами и какими-то пустыми, водянистыми глазами. Как будто говорящими – Ты деньги принёс?


А Кузьмич – старый работяга, с жилистыми руками которые могли дать и в морду. Если что не так…

В общем, совсем разные люди…


– На что жалуемся? – Наконец разжала губы целитель поняв что Кузьмич не исчезнет сам по себе….


И Кузьмич стал перечислять – прострелы в спине, боли в пояснице, частое мочеиспускание…

Глаза у целительницы забегали как будто в компьютере, вычисляя сколько можно содрать с этого убогого.

– Ну..с, лечение Вам обойдётся в…

И она навала сумму которую выдал её хитрожопый компьютер.


Кузьмич окинул пристальным взглядом её лицо – накрашенные губы. волосы, полные щеки и хитроватые глаза. Наглые и пустые. Затем полез рукой в карман и стал шарить там.

Прошла минута… другая…

Глаза у целителя стали выпуклыми от напряжения, а шея вытянулась наблюдая- сколько он вытащит оттуда?


Наконец Кузьмич не спеша вытащил руку из кармана и положил на стол.

Со сжатой ладонью.

Теперь, они оба – уставились на неё.

В полной, гробовой тишине.

Снова прошла минута. Другая.

На лбу у целительницы появилась испарина.

– Ну, сколько там? – Не выдержала она.


Но ладонь старика – упорно не разжималась. Сухая, жилистая. Она привыкла работать отбойным молотком, зубилом, молотком. И не была похожа на руку у той что сидела напротив – белую, холёную, с ухоженными ногтями… про такие руки порой говорят что ничего кроме х..я – они с рождения не держали.


– Ну..с – Наконец жалобно промямлила целитель – Так будем лечиться, или как?

Кузьмич стал медленно разжимать пальцы – сначала они выпрямились а затем стали собираться снова – в какую-то странную фигуру.

Целитель чуть привстала чтобы лучше увидеть её. Но затем – плюхнулась обратно в кресло.

На столе лежала дуля.

Огромная, с мозолями.

– Что это? – Наконец разжались её губы а глаза уставились на него с ненавистью – А деньги где? Хотя бы за консультацию…

– Какую?

– Про стоимость лечения.

– А х..й тебе – Сказал Кузьмич. И покрутил дулей в воздухе. С удовольствием разглядывая её на свету.

– Вон! – Взвизгнула она.


И Кузьмич поплёлся в здание напротив – прямо в кабинет хирурга.

Перечислив все жалобы – он угрюмо уставился в угол кабинета. Ожидая что будет дальше.

– А дальше – Бодро сказал молодой человек лет 30-ти, – Мы положим Вас, голубчик, в палату. Правда, не отдельную – ещё 12 больных там будет, да и плата – 100 долларов в день, зато аптека – прямо по коридору! Совсем рядом! – Радостно подвёл он итог – Я Вам сразу выпишу какие надо будет купить лекарства…

– Я всё понял. – Мрачно сказал Кузьмич.

– Что поняли? – Переспросил молодой человек.

– Утром я покупаю лекарства, в обед Вы забираете их чтобы отдать медсестре, вечером – она якобы вводит мне их уколом, а утром – они снова в аптеке. И другой дурак их покупает. За баснословную цену…


Врач покраснел, затем достал платок – вытер лоб. – Ну что Вы так сразу… это надо сначала доказать.. или Вы сами видели? А где доказательства?

– А х..й Вам – Показал ему огромную дулю Кузьмич. Где на фалангах пальцев была сделана наколка – "Люблю Лену".

Потом он вышел из его кабинета и пошёл к "Ухо – горло – носу" который как раз скучал в кабинете. С самого порога – он нашёл у Кузьмича массу болячек, и пообещал вылечить если тот поможет ему купить новый стол в кабинет. Или хотя бы – просто… даст денег на него… – Доктор смущаясь заглянул ему в глаза – И это даже предпочтительнее, так как…

– А х..й тебе падла! – Услышали пациенты который сидели у двери ожидая своей очереди. А затем – несколько глухих ударов… по видимому Кузьмич ломал стол доктора.

Тот вызвал охрану.

Но пока она не пришла, Кузьмич попёрся на следующий этаж. У "Невропатолога" – тоже случился скандал – тот сначала постучал его молоточком по колену, а потом сказал что нашёл у него очень редкую болезнь, и чтобы вылечить её – как раз хватить всех его пенсионных сбережений (про них доктор заблаговременно спросил как только Кузьмич переступил порог).


– Я знаю какая это болезнь – Задумчиво сказал ему Кузьмич.

– Какая? – Насторожился невропатолог.

– А х..й тебе! – Радостно заржал Кузьмич и подсунул дулю прямо под нос доктору. – Выкуси!

– Хулиган! – Взвизгнул тот и как заяц отскочил от Кузьмича. Затем закрылся в соседней комнате на ключ.

Кузьмича выводили из поликлиники под руки – охрана, четыре мощных парней пообещали тут же вызвать милицию… и та выпишет ему штраф… очень большой конечно… – Пообещали они. А затем тихо добавили – Но можно и по хорошему…

И назвали сумму.


– А х..й Вам… – Заорал Кузьмич и скрутил дулю снова.

Он попытался вернутся обратно в поликлинику. но силы были не равны.

Его не пустили.

Лишь через двери кричали что у них другой профиль… а ему – нужно идти в другую поликлинику. Что на другом конце города…


Кузьмич шёл домой хмуро глядя себе под ноги.

Боль в спине не прекращалась, прострелы в пояснице продолжались.

– Может завещание написать? – Подумал он. Но вдруг представил как наследники делят его вещи… ругаясь матом и вырывая у друг друга из рук… пока наконец не дойдут до машины. И тут начнётся главное…

– А х..й вам! – Вдруг сказал он вполголоса ни к кому не обращаясь – Да лучше я сам пропью!

– Дача? Огород?.. А хер! Подарю детскому дому!

Что остаётся? Квартира? – И на его лице появилась зловещая улыбка…


Через пол года – Кузьмича хоронили.

Был серый дождливый день.

За гробом шёл оркестр из 12 человек, играя печальную мелодию в медные трубы.

За оркестром – шли родственники.

И наконец – соседи, знакомые.

Даже персонал больницы, которым Кузьмич запомнился надолго.

– Вы знаете, он даже за консультацию мне не заплатил… – С прискорбным видом народный целитель подошла к вдове и вопросительно посмотрела на неё…

– Это к нему – Кивнула та на гроб.

Который ещё не успели заколотить гвоздями.

Четверо человек, несли его на плечах. Покачиваясь из-за выбоин на дороге и перепрыгивая через лужи – они трясли гробом так что рука покойного выглянула и свисала из него. Качаясь в такт движению.

При этом – сжатая в огромную дулю.

Как будто желая сказать каждому на прощание – А х..й Вам!

Х..й!

Х..й!

Х..й!

Спасти планету

– Что это ты несёшь? – Спросила старушка меня у подъезда.

В руках у меня был большой свёрток из которого выглядывали какие-то провода и антенна.

– Телевизор? – Не унималась она.

По тому как я напряг руки было видно что кулёк не лёгкий. Весит с десяток килограмм.

– Компьютер?

Из кулька раздался странный звук – кажется он треснул. Затем из него пошёл дым..

– Стиральная машина? – Осенило старушку. И она улыбнулась мне беззубым ртом.

– Нет, старуха – Сказал я загробным голосом. – Это намного хуже…

– А что? – Насторожилась она и даже приклала руку к уху. Чтобы лучше слышать.

– П.здец Вашей планете! – Хрипло сказал я и направился в подъезд.

– Как это п..здец??? – Раздалось мне вслед. – А как же пенсия которую мне обещали принести на следующей недели?

На моем лице появилась злорадная улыбка.

– Она тебе больше не понадобится!


Когда на следующее утро я выходил из дома – там уже стояли пять старушек. Щёлкали семечки беззубыми ртами и молчали. .

Увидев меня кинулись наперерез – А, милок, постой… ты что это вчера сказал такое? Какой такой п..здец планете? Может послышалось Фёдоровне? Она ведь у нас глухая.

– Нет – Подтвердил я – п..здец будет полный. Слышали, бабки, про аппарат Тесла?

Старухи насторожились и сразу замолкли.

– Так вот. – Продолжал я – Через пару дней запущу его на балконе. Аккурат к четвергу… вот и будет п..здец всем Вам!

На моих губах появилась зловещая улыбка.


Вечером в мою дверь постучали. Стоял сантехник из жека.

– Слышь, мужик… может надо чего починить… кран или трубу в ванной… ты это… скажи только.


– Уже не надо – Мрачно сказал я. – Ни к чему более…


– Да брось ты! – Взмолился сантехник – Посмотри какое небо утром красивое… как птицы поют… природа просыпается… и такую планету грохнуть хочешь?


Я задумчиво почесал затылок, затем закрыл дверь прямо перед его носом.

– Всё равно грохну. – Упрямо сказал через замочную скважину.


На следующий день ко мне пришли четверо – из домового комитета.

– Послушайте, гражданин! Мы конечно понимаем что это была шутка, и ничего Вы грохнуть не сможете, ведь Тесла ваш – дилетант ещё тот, так что бросьте ерунду молоть… ведь люди смеются!


– Смеются? – Переспросил я могильным голосом. И едва слышно добавил – Нечего, скоро плакать будут…

После чего закрыл дверь снова.

На следующую ночь кто-то колотил мне в дверь кулаком, кто-то всхлипывал, а кто-то кричал что одобряет это моё решение.

Наконец в окно мне кинули записку чтобы я требовал повышения зарплат. И понижение цен на винно-водочные изделия.

А если власти откажут – тогда сделать п..здец планете.

Но к утру – всё замолкло.

Лишь перед обедом в двери снова постучали.

За ней стояла соседка с дома напротив. Высокая и красивая.

– Решила вот извиниться перед Вами…

– За что? – Удивился я.

– Да вижу вот, что Вы человек не молодой, а я даже ни разу не предложила Вам помочь…

– Как? – Не понял я.

– Ну, в магазин сходить… хлеба купить.


– А! – Догадался я после чего задумался..

– Вот, пол надо помыть – Наконец глубокомысленно изрёк я. И женщина вошла в квартиру. Окинув быстрым взглядом комнату, она остановила свой взор на аппарате который стоял на столе. Из него грозно выглядывали антенны, какие-то лампочки.


Стала рассматривать его со странным блеском в глазах.

– Ну..с – Сказал я и поставил возле неё тазик с водой и тряпку – Тогда начинай мыть пол!

– Это мы сейчас! – С готовностью ответила она и рассмеялась показав 32 зуба – белый. крепких, отлично выглядевших. Затем взяла в руки половую тряпку и согнулась.

– Ты вот оттуда начинай – Показал я и встал сзади. Чтобы не мешать.

Она встала на четвереньки и начала тереть пол тряпкой окуная её в воду.

Руки у неё были сильные, работала она резво.

– Не устала? – Ласково спросил я и погладил её по заднице.

– Что это Вы? – Даже не обернулась она.

– Ну и классная она у тебя! – Похвалил я и слегка навалился на неё сзади. Как бы в шутку.

Но с юмором у неё – было в порядке.

– Щас как дам тряпкой! – Едва повернула она голову и рассмеялась.

– Да ты видать проказница! – Рассмеялся я тоже. – Люблю с чувством юмора!

И моя рука зашарила у неё под платьем.

– Чего это ты потерял там? – Улыбка сползла с её лица.

– Пуговица оторвалась… щас найду… – Пояснил я. Но рука моя уже начала ласкать влагалище задрав край тесёмки её трусиков.

Её дыхание участилось – Ты же мешаешь мне мыть мол, старый!

– А мне кажется, так даже лучше получается..

Моя вторая рука уже лихорадочно вынимала из своей ширинки.

А первая – всё так же продолжала ласкать её под платьем… я чувствовал что влагалище становится уже совсем влажным.

– Нет, все-таки дам тебе тряпкой по морде – Решительно сказала она. И попыталась повернуться.

Но не успела – я уже запихивал в неё…

– Да ты вниз смотри! Гляди какой пол грязный – Лихорадочно забормотал я начиная дёргаться – сколько грязи оставляешь… как будто не мыла вовсе!

– Где? – Не поняла она.

И я показал свободной рукой под стол.

– И вправду, как же я не заметила – Она продолжала стоять на карачках но голова её теперь повернулась к столу.

Я всё дёргался и дёргался на ней, наконец и она стала дёргаться тоже, слегка, в такт со мной.

Я задёргался ещё активнее.

– Как же мы хорошо моем пол вдвоём! – Похвалил я её – Из тебя отличная помощница получилась бы…

– Чего? – Не расслышала она. А может я просто невнятно говорил. Ведь уже задыхался.

– Я говорю, ещё возле стула грязь! – И я перестал обнимать её руками за талию – попытался показать где ещё грязно в комнате…. но вдруг захрипел, мои глаза полезли из орбит, с губ закапала слюна – я повалился рядом с ней…

– Ты что это? Окочурился? – Не поняла она. – Так быстро?

Но я лишь тяжело дышал… едва двигая ногами. А из ширинки выглядывал мой богатырь который прямо на глазах уменьшался теряя боевую мощь.

– Точно! Взял и сдох! – Она продолжала внимательно рассматривать меня. Потом встала, поправила платье, и взяла агрегат со стола…

– Куда? – Попытался окликнуть я её но едва пошевелился.

Она вынесла его на балкон и скинула вниз.

Через пару секунд, с улицы послышался ужасный грохот.

Он развалился.

Затем – я услышал как тысячи глоток прокричали "Ура". Кто-то даже захлопал в ладоши. А невдалеке – где-то заиграл оркестр.


– Ты ещё раз, козел, только попробуй принести это в дом. – Подошла она ко мне. И копнула ногой в задницу – Так вы..бу что не встанешь…

– Как это? Как это? – Растеряно бормотал я. Попытался встать, но силы ещё не вернулись ко мне. Тогда я обнял её ноги чтобы по них – вскарабкаться вверх.

– Обожди… – Хрипел я. Мой голос наконец стал членораздельным – Давай ещё помоем и ванну…

Но она лишь хмыкнула, оттолкнула меня ногой, затем переступила через моё тело и вышла из квартиры.


Минут через двадцать, выполз на балкон и я.

Хотел сказать речь народу- что-то хорошее…

Но там уже никого не было .

Лишь ворона, на дереве – долго и внимательно разглядывала меня одним глазом.

Затем каркнула два раза раза каким-то омерзительным голосом – как будто матюкнулась.

И улетела.

Планета была в безопасности.

Творческий вечер Олеандрова

Проводник поезда сразу отличил этих пассажиров от других. Она – француженка, лет 60-ти. А рядом – девушка- переводчица, лет 25-ти.

Красивая.

Француженка отчаянно хотела изъяснятся самостоятельно – коверкая слова попыталась заказать хотя бы чай на русском, но не смогла .

– Пж..а че ..сите… – Доносилось до ушей проводника.

Наконец они поняли друг друга и рассмеялись. Так он и запомнил её.

К тому же девчонка-переводчица оказалась общительной – рассказала что они едут на экскурсию – в древний город знаменитый своими памятниками культуры.

Они об этом давно мечтали…


Может поэтому через два дня, когда он снова встретил их в поезде – не поверил своим глазам.

Француженка больше не смеялась… не пробовала говорить по русски… она тупо смотрела в угол купе и не мигала даже.

– Что это с ней? – Испуганно спросил он девчонку- проводницу. И та расплакалась.

Все началось как только они вышли с вагона.


Попытались найти такси но те пролетали мимо.

Попробовали заказать экскурсию – но свободных экскурсоводов не оказалось тоже.

Наконец, какой-то мужчина согласился быть экскурсоводом.

Который случайно проходил мимо…

Им бы – бежать от него… с криками ужаса – Помогите!.. Спасите!

Но девчонка была молода и наивна. А чужестранка – вообще ничего не понимала.


– Показать город? – Переспросил мужчина. И глубоко задумался. – Ну конечно! Отчего же нет?

Он был высок, можно даже сказать – красив, лет пятидесяти,

в больших солнцезащитный очках тёмного цвета.

Но странности в нём проявились очень быстро.


– Вот это городской туалет – Показал он им первую показал примечательность и кивнул на приземистое здание в углу сквера.

Потом пройдя ещё метров 500 – он показал на какие-то развалины.

– А тут мы в детстве с пацанами в "цок" играли.

Потом он повёл их на "стометровку" – показал где местные жители снимают проституток.

– Вот тут! – Он гордо показал пальцем на длинную, тёмную алею.

Затем – показал магазин где вино дешевле чем в других магазинах.

И наконец, два часа они шли по городу чтобы он показал где живёт дядя Степа у которого можно купить самогон в любое время дня и ночи – вот тогда терпение у женщин лопнуло.


– Пардон месье! – Сказала француженка сердито и о чем-то затараторила на французском.

Девчонка перевела – Понимаете, мы бы хотели бы посмотреть памятники культуры… филармонию…

Лицо у мужчины вытянулось как будто он услышал что они прилетели с Марса.

– Или выставки… – Попыталась продолжить переводчица.

На мужчина не реагировал. Он явно не понимал о чем она говорит ему.

– Или концерты наконец…

– Концерты? – Переспросил мужчина и снял очки и – перед взором женщин открылись красные, нездоровые глаза которые к тому же слезились. И смотрели они на них – с полным изумлением.

– Ну, или быть может творческий вечер наконец? – В отчаянии взмолилась женщина.

И тогда вдруг случилось невероятное – лицо у мужчины просветлело. .

– Творческий вечер? – Переспросил он. И одел очки снова.

– Просто замечательно! Я тот кто Вам нужен.

Теперь он повёл их – в самый дальний район города.

Пока они наконец не остановились у какого-то неприметного здания.

На дверях его висел плакат – "Творческий вечер Олеандра Олеандрова".

А внизу плаката была фотография какого-то мужчины.

Француженка вместе с переводчицей уставились на неё не отрывая глаз.

Сомнений не оставалось!

Это был тот самый мужчина который водил их по городу.


– Вы и есть тот Олеандров? – Всё ещё недоверчиво спросили мужчину.

Их изумление можно было понять. Кто же знал что за столь неприметной внешностью – скрывается настоящий писатель!

Мужчина смущённо заулыбался.

– Да ладно… В общем, билеты продаются в вестибюле – И он показал рукой.

После чего исчез.

Как будто растворился.


Ровно в семь женщины вошли в зал. И стали ждать начало творческого вечера писателя.

Они сели во втором ряду. Чтобы лучше видеть и слышать.

Прямо возле какой-то особы – с рыжими волосами и накрашенными губами.

Всего в зале – собралось человек пятьдесят.

Разношёрстная публика – от старух до явных алкоголиков.

Наконец в зале приглушили свет, поднялся занавес и вышел Олеандров – теперь он был в белом костюме, причёсан,побрит. Только цвет глаз – по прежнему нездоровый.

Но может – это просто им казалось…

В зале раздались жиденькие аплодисменты.

И представление началось.

В первом отделении – было запланировано чтение рассказов Олеандрова.

И он сразу начал читать первый.

Переводчица собралась переводить наклонившись к уху француженки как внезапно рассказ кончился.

– Так быстро? – Удивилась та. – Про что же он был?

– Ну в общем… как мальчик на улице попросил у Олеандрова дать ему мороженое. А Олеандров не дал… и сам съел.

– И что дальше?

– Ничего.

– Как?? Это – весь рассказ? – Не поверила француженка.

– Весь. – Сконфуженно ответила переводчица.


– А… кажется я понимаю – Прошептала француженка. Лицо её просветлело – Это новый стиль такой… чтобы читатель сам додумывал сюжет… и делал выводы. Замечательно!

Она даже похлопала Олеандрову в ладоши.

Тот чуть поклонился. И продолжил.


Второй рассказ был не менее странный.

Как он влюбился. Но любил её только два дня. Потом разлюбил. И выгнал из квартиры. Через месяц он вдруг нашёл её трусы которые она забыла под диваном… заскучал… – и повесил в их рамочке – себе на стену.

Олеандров закрыл книгу и замолчал грустно глядя куда-то вдаль.

– Какой странный рассказ – Пробормотала француженка. Сняла пенсне и протёрла его платком.

– Ну, может следующий рассказ будет лучше…


Следующий рассказ был про животных.

– Ну слава Богу! – Обрадовались женщины. Француженка повернула голову поближе к переводчице – чтобы слышать о чем он.

Рассказ оказался про кошку Олеандрова. Как она приходила спать к нему в постель. Лезла под одеяло. И вот однажды…

Девушка -переводчица вдруг замолчала.

– Что… однажды? – Спросила француженка.

Но переводчица лишь слушала дальше… – - О боже! – Наконец воскликнула она и густо покраснела – Не может быть!

– Что? Что там?? – Вздрагивая от нетерпения дёргала её за рукав француженка.

Та наклонилась к её уху и что-то и сказала…

Пенсне упало с носа француженки.

– Не может быть!

А в это время – публика в зале была в полном восторге. Раздавались дружные аплодисменты. И крики – Браво!

Рыжеволосая девица что сидела рядом, вдруг резко развернулась к ним – Ну разве он не милок? Правда?

– Правда. – Подтвердили те, с ужасом оглядываясь – не будут ли их бить за то что мало хлопали.


– Обождите! – Глаза у рыжей сияли – Сейчас будут раздавать призы!

– Призы? – Удивилась француженка – Вот это я люблю. В последний раз, я выиграла букет роз… это было в Париже…

Но рассказать она не успела – насупило время для раздачи призов.

Олеандров вынес на сцену корзину и стал вынимать шары – открывать их.

В каждом шаре – лежала записка с пожеланиями от поклонников – что он должен сделать.

– Кто сидит на кресле по номером 24? – Спросил он громко.

Поднялась какая-то старушка.

– Вам выпало сфотографироваться с Олеандровым.

– Боже! Как я завидую ей!! – Завизжала рыжеволосая.

В зале раздались громкие аплодисменты.

Сияя от счастья старуха поднялась на сцену. Встала рядом с ним. И сфотографировалась.


Затем он вытянул следующий шар.


"Потанцевать с Олеандровым!. – Прочитал. И наугад ткнул пальцем в план расстановки кресел в зале.

Палец попал в число тринадцать.

– Кресло номер 13. – Объявил он в полный голос.


В кресле оказался какой-то огромный, жирный мужик,

Выйдя на сцену он обнял Олеандрова. И заиграла ламбада.

Она стали в обнимку дёргаться.

– Тьфу! Какая мерзость! – Не выдержала француженка. Пенсне снова свалилось с её носа.

А зал в это время ревел от восторга.

– Я тоже так хочу – Визжала девица.. вскочила и задёргала тазом как будто на сцене. – Я тоже хочу!..


Следующий шар – "Поцеловать Олеандрова".

Что тут началось!

Зал взорвался аплодисментами.

Вот и победитель!

На сцену выскочила какая-то студентка в порванный джинсах и вцепилась в Олеандрова. – Он мой… только мой… не пущу…


Наконец ему удалось оторвать её от себя… бормоча негромко – Погоди… не сейчас…


Следующий шар – "Взять в рот…"

В зале воцарилась мёртвая тишина. Замолк и Олеандров.

– Это я!! Я это! – Заорала рыжеволосая и опрокинув стул кинулась к Олеандрову. Но те кто сидел на первых стульях – задержали её.

– Я возьму в рот! – Продолжала визжать она вырываясь.

– Имелось в виду "Взять в рот авторучку Олеандрова"" – Пояснил Олеандров со строгим лицом. А потом немного подумав добавил – Но телефончик свой оставь на всякий случай…

Девица снова завизжала от восторга.

А зал взорвался в овациях.

Заиграл оркестр в оркестровой яме.

Кто-то стал танцевать в зале размахивая руками…

Кто-то кричал что хочет получить автограф у Олеандрова. Просил написать его прямо себе на лоб…

Веселье набирало обороты.

– Бери следующий шар! Ещё!! Ещё!! – Кричали с разных концов зала.

И тогда Олеандров поднял руку – Тишина!

Достал следующий шар, развернул и прочитал…

– "Кого в темноте поймает Олеандров, того и…"


– А!А!!А! – Завизжали от восторга пятьдесят глоток. Едва не захлёбываясь от своего крика.

И вдруг погас свет…

В зале поднялась суматоха… в темноте падали кресла… кто-то хохотал в нервном припадке… кого-то лапали за груди… наконец раздался истошный вопль:

– Он идёт! Он идёт!

Затем другой,

– Меня! Бери!! Я твоя…

Люди кинулись бежать – кто поближе к сцене, а кто от неё – подальше. Хватали друг друга за руки в темноте и вырваться из этой людской массы было невозможно.


– И кого же он поймал в темноте? – тихо спросил проводник.


Переводчица замолчала и посмотрела на француженку.


– Понял – Тихо сказал проводник. Посидел ещё минуту, а затем тихо вышел стараясь как можно бесшумнее закрыть за собой дверь.

Часть души

В телевизоре что-то клацнуло, пропал звук а на изображении показались точки.

– Надо лезть на крышу – Вздохнул Коля.

10-этажный дом, с крыши которого видно даже окраины города.

Страшно ли лезть на него ночью?

Конечно – страшно, но уж больно передача по телеку была интересная.

Ветер – часто срывал крепления антенны и она ложилась плашмя. Приходилось снова крепить к дымовой трубе.


Вот и сегодня, в тёмный мрак ночи – он полез вверх.

Открыл люк – и тут же холодный ветер ударил в лицо.

Звёздное небо над головой – огромное как будто в космосе.

Дух захватывает.

Он вылазит на крышу – и на мгновение чувствует себя богом. Внизу – тысячи огней – из окон домов… автомобилей…

А он наверху… и над головой – огромный чёрный космос.

Вот и антенна – лежит, как он и думал…

Начиняет привязывать её и вдруг чувствует – кто-то трогает за плечо.


Холодок ужаса – кто это?

Поворачивает голову и реальность – вдруг превращается в страшный сон.

Что-то белое, стоит рядом… тянет к нему руки… пустые глазницы смотрят прямо ему в лицо а беззубый рот – пытается сказать что-то…

– Не подходи ко мне!!! – Визжит Николай. – Или я прыгну с крыши!

Белое – как будто нехотя отступает в сторону.

И Николай пулей бежит к люку – летит вниз по лестнице.

В свою квартиру…

– Я ведь мог спрыгнуть… действительно мог. – Понимает он.

И ужас возвращается.

Потом уже выяснилось – это соседка повесила простыни сушится, и край одной из них – оторвал ветер – она колыхалась по всей крыше.

Теперь – это смешно… но тогда – он мог прыгнуть реально.


Воспоминание об этом – как заноза в памяти…


Возвращалась к нему – не раз… в сновидениях, или когда смотрел на огромное звёздное небо.

– Это была просто простыня! – Уверял он сам себя.

А потом вспоминал те руки, что тянулись к нему…

Костлявые, худые…

Пустые глазницы что пялились прямо ему в лицо…

И пустой рот… который говорил что-то…


Внутри его снова что-то дрожало… как будто ожидая что оно подойдёт и прикоснётся к нему сзади.


Даже когда ему перевалило за 50-ть – он помнил всё в деталях. И рассказывал родным – жене, детям.

Они смеются – этой истории о простыне на крыше.


Только, кто же знал что однажды… история – вернётся снова.

Во всем своём ужасе.


Начало казалось безобидным.

Они с женой шли по базару и увидели соседа. Тот недавно вернулся из-за границы и стоял в коротких цветастых заграничных шортах похожих на трусы. Волосатые кривые ноги выглядывали из под них – были мерзкими. Но соседу на это было плевать.


– Ох уж эта западная мода! – Пробормотал Николай жене.

– Он же коммерсант – Ответила жена – Лучше бы поучился как надо зарабатывать…

Они подошли к соседу.

Признаться, Николай ревновал жену – к нему… – здоровый детина, упитанный, с само довольной улыбкой.

Полная противоположность Николаю.

Едва пожав руку – сосед сразу же возбуждённо заговорил:

– В каком мире Вы тут живете? Я вот видел на западе – как люди живут! Ну ничего… я всё тут изменю… возглавлю домовой комитет, проложу новые трубы, утеплю. дом, а там – может и в мэры подадусь…


Жена слушала разинув рот и Николай скривившись – потянул её за рукав идти дальше..


Ревность.

Что это такое – Николай узнал в молодости.

Была у него одна девчонка… красивая…

Учила его – как надо правильно обниматься, целоваться.

А потом – однажды дала ему.

Легко и просто.


Опыта у неё – было хоть отбавляй.

Вот тогда Николай – впервые и почувствовал ревность…

Странное чувство,

Когда ты любишь – тело человека.

А его душе – не веришь…


– Женись на мне. – Сказала она когда они переспали.

И Николай – потащил её в церковь… чтобы поклялась что с ним не играет… и не изменяет.

Что любит… и будет верна…

Она кивала головой. Подтверждала.

А глаза – смеялись.


Что же делать пацану – в таких случаях?

Лишь подушка – мокрая от слез.

Лишь губы – покусанные до крови.

Лишь глаза – невыспанные утром.


Ревность порой возвращается. Даже в зрелом возрасте.


Снова они увидели соседа – через несколько месяцев

Все так же он стоял на улице – в заграничных шортах похожих на трусы.

Только глаза – были грустные.


– Я им покажу! – Ругался он – Наведу тут порядок! Всех этих жуликов с домового комитета – поставлю на место!


Николай кивал головой. С удовольствием замечая что восторг в глазах жены – поубавился.

Но ревность – все-таки не прошла…

Что-то напомнил ему сосед… может самого себя – в молодости, когда он тоже верил в мечту…


Когда первая девчонка стала давать ему – ревность не только проснулась.

Она была острая и безжалостная.

И чем послушнее она давала – тем сильнее была ревность.

И тогда он начал следить за ней… лазил в сумку… читал письма…

Она замечала это – и глаза её становились всё веселее.

И насмешливее.


– Чем я хуже других? – Стонал он от боли.

Но она – не отвечала.

Ответ нашёлся случайно…

Однажды – она кончила. В постели. Застонала… схватила край одеяла и сжала в кулак… потом в изнеможении – упала ему на грудь. И руки разжались…


– Что это? – Тихо спросил он.

Раньше – кончал только он.

И вдруг он понял.

Просто не знал что женщины кончают так же как мужчины.

Как просто!

После этого – всё изменилось.

Глаза её – теперь не смеялись. Смотрели на него – по новому… как-то странно – покорно и послушно.


А он – делал так чтобы она кончала всё чаще… два… три… четыре… пять – за ночь.


Теперь, когда она просила его жениться- голос был жалобным и нежным.

Да и ревновать – она стала тоже. Не меньше – чем он её раньше.


Однажды, спросил её просто так:

– Я знаю, у тебя было много парней… но скажи – ты делала аборты?

Она долго молчала почему-то. А затем сказала:

– Да, с первым парнем.

Как будто извиняясь, стала рассказывать подробности. А он слушал, чувствуя как холод ревности просыпается в его сердце снова.

– Сколько раз? – Перебил он её.

– Два… – Помолчав, тихо ответила. И осторожно подняла глаза – к его глазам.

В них он увидел – тоску.

И боль.


– Два раза? – По душе как будто резанули ножом. – Два раза? – Переспросил ещё раз.


Хотел ещё просить – Тебе сейчас больно, как мне?

Но не спросил…

Лишь закусил губу снова – до крови.

До боли.

И вдруг понял, что надо сделать чтобы перестать ревновать.


Только этот способ – не подходил к соседу.


Они снова увидели его – через пару месяцев.

Была уже поздняя осень. Дул холодный ветер и моросил дождь.

Сосед стоял посреди базара -все в тех же шортах, похожих на трусы. Увидев Николая – кинулся к нему.

– Слышишь? – Схватил за рукав куртки. Глаза у соседа были злыми и усталыми – Я все-таки добьюсь своего… уже написал в мэрию… домовой комитет расформируют а потом мы начнём ремонт дома. Нам выделят деньги…

– Да… да – Кивал головой Николай.

Жена потянула за руку – Пошли… нету время…


Больше – он не ревновал её.

С соседом – всё оказалось просто…


Но с той девчонкой – было сложнее.


Николай выбрал простой но жестокий путь..

Чем я хуже первого?

Ничем!

Но как проверить это?

Ты сделала от него два аборта?

Тогда от меня – сделаешь три…


Он не говорил этого вслух, но мысль эта – была логична и поэтому – била его как кирпичом по мозгам.


Он стал кончать в неё – обманывая что предохраняется.

Потом, когда выяснялся обман – врал что делал это потому-что они поженятся скоро.

– А почему не сейчас?

– Надо обождать немного…

Причины – назывались разные.

Что собирает деньги…

Что тётя приезжает…

Что годовщина какая-то…


Каждый раз – приходилось оттягивать дату, а она всё делала аборты… один, другой, наконец – третий.

Вот и все.

Я лучше!

Можно жениться.

Кирпич – наконец перестал бить по мозгам. Только ревность вдруг – сменилась пустотой.

А любовь – жалостью.


Вместо девчонки со смеющимися глазами – перед ним была разрушенная, опустошённая женщина.

Несчастная, вечно плачущая и жалующаяся…


Где же та, что шутила, смеялась?

Что случилось с ней?

Куда пропала?


Или она – расплатилась за своего первого?


Он отчаянно пытался понять что случилось… оправдать себя… Но не слишком ли большая цена?


Ответа не было. А значит – пора было кончать.

Ставить точку.


– Прости – Пробормотал он ей в последнюю встречу – Ничего не получится у нас… прощай…


И она вдруг заплакала… жалобно, беспомощно, как маленький ребёнок… потом пошла по улице… чуть покачиваясь, медленно и печально, ожидая что он окликнет её снова…

– Нельзя обижать детей, правда? – Вдруг мелькнуло в голове.

Только ты уже не ребёнок…


И он молчал… лишь смотрел ей вслед.

Понимая – что он – теперь не ребёнок тоже.

Она повернула за угол и исчезла.

И внутри него – что-то большое и светлое, вдруг провалилось в пустоту.

Чёрную, страшную.

И он не знал – как она называется.


Нет. Нельзя обижать детей.


И нельзя лечить ревность – таким способом. Доказывая что ты лучший…


Соседа в шортах, они с женой встретили снова – уже зимой.

В лютый мороз,

Он стоял посреди улицы – всё в тех же цветастых трусах откуда выглядывали его худые, волосатые ноги, посиневшие от холода.


Нестриженые волосы, и взгляд у него был какой-то странный.


– А!! Привет! – Заорал он едва заметив Николая с женой – Завтра я буду менять в доме трубы. А послезавтра – займу место мэра. Распоряжение уже подписано! У меня в кармане…

И он стал искать – где в шортах находятся карманы…


Они с женой быстро перешли на другую сторону улицы, делая вид что не знают его.

– Он тронулся? – С ужасом спросила жена.

Николай кивнул головой.

Да…


Когда он впервые встретил свою жену – у них всё складывалось как нельзя лучше.

Он имел опыт.

Знал как обращаться с женщинами.

И был уверен в себе

Так что счастье – было ожидаемым.


Лишь мысль одна не давала покоя – что случилось с той, что плакала как ребёнок?

Жива ли ещё?

И самое главное – кто коснулся его на той крыше ночью?

Чего хотел?


Но вместо ответа, пришли сны…

Странные и непонятные.

Три ангела… три маленьких младенца – прилетели и сели с ним рядом.

– Папа – Сказал один. И взял его за руку.

– Мы любим тебя. – Сказал другой. Кажется девочка.

– А ты убил нас – Добавил третий.


Он с ужасом проснулся. Сходил в церковь. Поставил свечи.


Та девчонка, с его молодости.

И её три аборта.


– Я не хотел тогда… простите – Оправдывался он стоя перед образами в церкви. А с них – на него смотрели три ангела.

– Простите… – Умолял он. – Простите… простите…

Ползая на коленях. И по старческим щекам – текли слезы.


И потом новый сон.

– Мы простили тебя – Сказал три ангела прилетев снова.

И обняли его.

– Папа…

– Детки…

Он ласково гладил их по крыльям…

– Если бы я знал тогда… простите меня… я не понимал просто…


Ангелы – помахали ему крылышками, улетели. Не возвращались больше.

И тогда он стал искать ту девчонку – что делала аборты.

Через пол года – наконец нашёл её.

Она давно вышла замуж, жила с семьёй и имела внуков.


Вызывал её на улицу… встал на колени… умолял простить его. А она отвечала – встань… не надо… простила давно уже.

Ведь понимает – молодые они были.


Вроде бы и все… Ангелочки простили… девчонка тоже.

Спи теперь спокойно, Николай Владимирович, по ночам.

Ходи в церковь.

И не греши больше.


Только нечто – не даёт старику покоя.

Один вопрос…

Кто коснулся его на крыше? Что хотел сказать?..


Или – всё глупость это?


Не выдержав, он рассказал эту историю мне. Мы вместе с ним вместе работал в то время. Дежурили по ночам – в одном помещении.

Только мне рассказал.

Никому больше…


Может знал, что ответа – я не знаю тоже…


Потом он ушёл на пенсию, и через 5 лет помер.


Надо ставить точку… да только история на этом – не кончается.

Самое интересное – лишь начинается…


Меня пригласили на поминки. Где вдова Николая Владимировича, поделилась странным сном, что видела накануне.

Он испугал её и удивил – одновременно.


Снится ей – что подымается душа Николая Владимировича из гроба – прямо к небу.

– Иди ко мне – Зовёт Господь. – Знаю я, что покаялся ты, что прощены все грехи твои.


– Правда покаялся – Радуется Николай.

Хочет сделать шаг – а не может.


Часть души его, что провалилась в пропасть, когда он был молод – до сих пор в яме… плачет там… не хочет отпускать на небо.


– Что мне делать? – Печалится Николай Владимирович.


– Вырви её – Советуют ангелы. – Отрежь. Забудь.

Ведь в пропасти она. Не вылезет…

Не спасёшь…


Только он – бросить её не может…


– Господь, спасибо что ты простил мою душу. Но что делать если она – не может простить саму себя?


– Диво то какое – Удивляются ангелы.

– Странно это – Вопрошает Господь.

– Непонятно всё это – Изумляется кто-то из ада.


– Куда же ты теперь? – Спрашивают они все вместе.


– Туда – Отвечает Николай. – Обратно.

И вот он – сидит на крыше, под огромным небом. Смотрит на звезды.

И ждёт… когда из люка на крышу – выйдет он сам, Николай, в молодости.

Поправлять антенну.

Может скажет ему – что и как… предупредит… образумится пацан… не совершит ошибок…

Надеется, что часть его души – что провалилась – вернётся из пустоты.

И они соединятся снова.

Полетят на небо.

Счастливые и радостные.


– Вот такой сон… – Супруга Николая Владимировича выглядела растерянно. Смотрела на присутствующих и молчала.

А мы – не знали что сказать ей…


Лишь на следующий день – я поднялся на ту крышу.

Положил иконку.

И зажёг свечу.


Может согреет его душу, там, на крыше…

Дружок

Всю ночь мой кот не давал мне спать.

Сначала он пел тонким тенором как будто мурлыкая.

Затем – басом.

Наконец его голос стал похож на противную скрипку с порванными струнами.

И я проснулся.

Тварь похожая на маленького тигра, сидела у двери.

Может ему приснилось что в кухне – его ждёт сытный обед.

Или валерьянка.

А может – что рыбка на столе появилась…


– Это лишь сон – Говорил я ему – Иллюзия. Спи дальше…

Но тварь похожая на тигра – не верила.

Он – то скулил, то рычал.


И мне пришлось кинуть в него тапком.


Я ждал что мохнатая морда – содрогнётся от унижения и позора… клыки опустятся вниз и спрячутся в пасти. Что он как побитый пёс поволокется спать обратно.

Но хитрая тварь – только и ждала моего тапка. Молнией отскочив, он запел ещё громче.


Должен признаться что я понимаю язык котов.

В нем, только пару слов – хочу жрать, люблю тебя… люби меня… иду посцать – сам не знаю куда.


Наконец его вой достал меня окончательно.


Второй тапок попал ему под зад.

Но кот опять не образумился.

Лишь распушил свой хвост как будто говоря – Видишь? Завидуй… у тебя только жопа голая…

– Да на хера мне такой хвост! – Парирую я в ответ.

Но должен признаться – его хвост лучше.

Завидую.


Засунув пальцы в уши – пытаюсь уснуть в полной тишине.

Но через десять минут – чья-то мохнатая морда уткнулась мне прямо в лицо.

Провела по нём – сверху вниз. Едва касаясь холодными клыками. Острыми и длинными.

Как кинжалы.

Не хотел бы я чтобы такие – вонзились в меня однажды…

И я просыпаюсь снова.

– Ты вправду веришь что там рыбка? – Спрашиваю его с изумлением.

И глаза у кота – засияли каким-то фосфорическим сиянием.

Он действительно верит.


– Знаешь, сколько раз я ошибался в своей жизни, приятель? – И я начинаю перечислять сколько раз я ошибся с работой… в выборе друзей… потерял надежду…


Но через минуту кот снова запел басом. Как будто говоря. – Да пох..й мне это! Лучше пошли в кухню – там мясо… рыбка… корм на столе…

Я верю! Верю! Верю!


– Идиот! – Заорал я – Да ничего там нету!

– Есть! Есть! Есть! – Вопил кот в ответ.

Назревал скандал.

Меня- всё это уже достало.

Мерзкая, эгоистичная, тупая тварь.

Самонадеянная и уверенная во всем что она делает.


– Ну ладно – Зловеще сказал я и схватив кота за шкварку – потащил в кухню.


По правде говоря, мне было обидно – ведь я к нему со всей душой.. разоткровенничался как с другом… А в ответ – лишь полное хамство.


Вот и дверь кухни.

– Приготовься тварь – Мрачно говорю ему – К минуте позора и разочарования!


Затем медленно открываю двери.


Мы входим в кухню, освещённую лунным сиянием… каким-то белым, потусторонним, отбрасывающим таинственные тени на пол и стены. И смотрим на пустой стол.


– Ты проиграл, приятель. – Говорю я. И мой голос прозвучал торжественно.

Глаза у кота потухли.

Хвост опустился.

Клыки – исчезли в пасти.

– Я был прав. – Говорю ему чётко, – Ты идиот.

А мне – триумф. И фанфары.

Закрываю глаза… – представляю – фейерверки… крики восторга многотысячной толпы.

Потом открываю их снова.

Гляжу на кота – и мне его жалко. Унижен, раздавлен…

Морально убит наповал.


– Дружище – Утешаю его – Понимаешь, ты не можешь кушать пока я не поел.

Мы смотрим друг другу в глаза.


Его – хищные, жадные, немигающие, без эмоций и выражений.

Мои – умные, добрые, интеллигентные.


Что связывает нас в этом мире – на крошечной планете несущейся во вселенной?

Сколько – мы будем вместе?

Может когда-нибудь наши души – поменяются местами?

Я буду – с пушистым хвостом. И зелёными глазами.

А он…

– Ты дашь мне кушать, если я попрошу тебя… в другой жизни?

Жду ответа.

Но на морде у кота – ничего не дрогнуло.

Лишь цвет глаз… поменял цвет – из зелёных стал жёлтым. Почему-то…

Он всегда пугали меня – своими превращениями.

Своими фантастическими возможностями…


Странная тварь.

Которая привлекает и отталкивает – одновременно.


Кем будешь после смерти?


И кем буду я?


Кот молчит.

И я перехожу на шёпот.

– Если встретимся в аду – присмотришь за моей душой? Не дашь в обиду?

Ведь я за тобой ухаживал…


Кот – молчит. Лишь смотрит на Луну за окном. Задумчиво и печально.

О чем-то думает своём…

О чем?


– Так присмотришь за мной?

Кот не поворачивая голов, шевелит ушами… почему-то…


– Ладно – Продолжаю тихо. – Смотри… не обмани только… дружок…


И открываю – дверку холодильника.

Комната

Моя душа.

Как комната.

Вот окно… вот дверь… вот стол… в ней.


Я знаю.

Однажды я умру – и комната поднимется вверх… пролетит над облаками.

Поражённый я встану в окне – буду смотреть как где-то внизу проносятся города, моря… океаны.

Затем комната поднимется выше – я увижу Луну, звезды.

В моих глазах – изумление.

Радость. Восторг.

– Неужели это и есть смерть?

Она прекрасна!

Как вдруг – всё кончится.

Появится стена.

Чёрная пустота.

Страшная и холодная.


Я пойму – это конец.

Что прилетел домой.

И тихо скажу – Наконец-то!

Вокруг меня – вечность. Откуда не выбраться – окно, как будто забито наглухо… а дверь – замурована.


Вздохнув, я сяду за стол – буду вспоминать свою жизнь на Земле. Время от времени буду вставать… бродить по комнате – меряя её шагами.

Буду изучать каждую вещичку что находится в ней.

В комнате, под названием душа.

А что мне ещё – делать?


Худыми, белыми пальцами, в полумраке я буду доставать фотоальбомы – рассматривать старые фотографии. Проигрывать пластинки на старой радиоле. Те песни что любил когда-то.

А ещё…

Буду вспоминать запах роз…

Только будут ли они – в той комнате?


Моё творчество.

Буду ли вспоминать тебя?

На первый взгляд – хорошая штука.

Подымает тебя – в собственных глазах.

И вот ты уже – даёшь почитать свои рассказы – друзьям, знакомым.

Что-то ждёшь от них…


А потом – облом.

Ты понимаешь… каждый рассказ – частичка души твоей.

Но ты – никому не говоришь об этом.

Все персонажи, диалоги… – всё это уже было – в твоей жизни… так или иначе.

Ты – меняешь ситуации. Но не людей.

И тогда начинаются – проблемы.


Воспоминания.

Ты выносишь их из комнаты – и помещаешь в свои рассказы.

Странно… но в душе после этого – их нету.

Они исчезают из комнаты.

Куда-то.

Но тебя – пока что это не пугает.

Ты бродишь по комнате и ищешь – что ещё можно вынести наружу.

Поместить в рассказ.

Кто-то хвалит тебя… кто-то похлопывает по плечу.

Кто-то говорит – Спасибо за рассказ!

Понравилось!

И ты не беспокоишься.

Первая любовь… поцелуй… разочарование… – ты это тоже выносишь.

О чем ты не писал ещё?

Выносишь последнее – все свои тайны, секреты, ничего не скрывая.


И однажды, войдя в комнату – ты ужаснёшься.

Грязные стены. Обвалившаяся штукатурка.

Разбитый стол – посредине. И какой-то мусор – в углу.

– Блин – Шепчешь ты -Что я наделал?

Зажимая нос от вони, идёшь и возле умывальника -видишь какую-то женщину. Лежащую на полу – в полуспущенных трусах.

Пьяную, или обкуренную.


– Мы -мы -мы – Мычит она и подымает мутные глаза на тебя.

– Откуда ты здесь? – Спрашиваешь поражённый.

Оглядываешься… щипаешь себя – не сниться ли?

Но нет… она реальна.


Все равно не веришь.

Нагинаешься, касаешься её пальцем – на лице пьяной бабы появляется улыбка.

Она вдруг приоткрывает глаза. И смотрит на меня.

Внимательно.

Затем – раздвигает ноги.


– О Боже! – Кричи ты – Я узнал тебя! Моя первая любовь из 10-го "А" класса! Что делаешь ты здесь.. в моей душе? Кажется… тебя зовут Светлана?


Глаза у бабы – вдруг сразу трезвеют.

– Узнал – Бормочет она. – Всё правильно.

И приподымает раздвинутые ноги – так чтобы я видел её промежность. – Хороший мальчик… ты всегда этого хотел… мечтал… так получи… пользуйся!


На лице её – улыбка.

Только странно… ведь комната – не для этого. Тут нельзя… посторонним…


Её ноги – красивые. Они так близко от меня…

Светлана перехватывает мой взгляд.

Губы улыбаются. Говорит мне – Можно!

Она по прежнему – красива. Смотрит на меня выжидающе.


– Коснись же меня – Наконец просит она тихо.

И я осторожно касаюсь её ноги.

Обнажённой.

Такая тёплая, мягкая… белая.


И сразу – что-то происходит….

Светлана вдруг как будто обретает силы – приподымается… обхватывает меня – тянет на пол… к себе.

Прямо туда, где раздвинутые ноги – Вставляй – Решительно просит .

Одной рукой она обнимает меня за плечи, а другой – уже расстёгивает мне ширинку… и вот я чувствую как её пальцы жадно хватают мой член… вставляют – прямо к себе в промежность…

– Вот так… вот так – Приговаривает Светка. Её голос вдруг стал хриплый почему-то.


– Не знаю… – Прошу её – Обожди… не понимаю…


Но она подвигается всем своим тазом – куда-то вниз – насаживается прямо на мой член… так резко что он исчезает в ней полностью…

Затем тяжело сопя – она начинает водит телом – вперед-назад, вперед-назад…


Я вижу её лицо.

Ей лет 40.

Светлые волосы.

И мне удивительно – как умело она всё делает… быстро безошибочно…

Сколько членов – побывало в ней?

Тысячи?

Я ясно представляю как она вынимала их… вставляла… вынимала… и снова вставляла.


Светка вдруг остановилась… и ловко поправляет член рукой – кажется, он вылетел из неё.

Рано радовался приятель – на свободе ты был только пару секунд!

И она насаживается на него ещё глубже.

– Вот так! Не вылетишь больше!


– Что ты хочешь? – Хриплю в ответ. – Это моя комната!

Но она зажимает мне рот.

Смеётся.

И насаживается – ещё глубже…

Так что кажется – теперь даже мои яйца проваливаются в неё…


– Вот так… вот так – Повторяет она как робот.

А её руки – крепко сжимают мне плечи.


Она всё решительнее водит тазом – взад- вперёд… тяжело дыша и закинув голову в потолок.

– Кончай… кончай…


Пытаюсь понять – что происходит?

Тут всё – имеет своё значение.


– Я что?.. Теперь буду вы..бан в этой комнате целую вечность?

Буду смотреть – как ты прыгаешь на мне… своим худым телом. Сжимая ляжками – чтобы не вырвался. Вцепившись в плечи – руками? Чтобы не поднялся?


Она молчит. Лишь начинает колотить своим тазом – вверх-вниз.

Вверх-вниз.

Ударяя нашими промежностями так что мне кажется моя – расколется…

– Кончай же – хрипит мне она.

Мне кажется. если я не кончу – то раздавит мой член…


Где же моя комната, в которой я буду лететь в вечность? Воспоминания о любимых, о моих родных, о запахе роз?


– На хер они тебе – -Шепчет она мне в ухо – И вдруг ложится на меня поворачиваясь на 180 градусов.

Так что теперь – мой член у её рота. А её промежность – прямо у меня на груди. Под подбородком.

– Смотри мол, радуйся…


Я чувствую как её горячие жадные губы схватили мой член… как он запрыгал в чем-то влажном…


– Кончай… кончай – Доносится до меня когда она вынимает его из рота.


– А что будет если я кончу? – Спрашиваю её и вдруг страшная догадка пронзает меня.


– Не хочу… не надо… это моя комната… только моя… не отдам…


В ответ – она ещё ближе подвигает раздвинутые ноги к моему подбородку – своей промежностью затыкая мне рот.

Лишь губы её – работают как сумасшедшие. Прыгая на моем члене.

И тонкий всхлип сквозь слюни – Кончай же скорей… кончай… придурок…


Я понимаю – сейчас кончу.

И конец.

Я всё проиграл – в своей жизни. Душу. творчество.

Надежды. Мечты.

И вот теперь, эта баба что подсунула мне свои ляжки – отбирает у меня последнее.

Ту комнату, что осталась…


Стоит ли она – её ляжек?

Чтобы затем – вылететь отсюда как мусор. Весь в кончинах от экстаза…

Гляжу на её ляжки – худые, стройные.

И промежность – как входную дверь.

Говорящую мне – иди сюда… не бойся… кончай…


– Все!- Говорю и переворачиваюсь на спину – сбрасываю её с себя.


– За что ты хотела убить меня?


Светка смотрит на меня молча… её высокая грудь всё ещё вздымается от волнения…

– Я же знаю правила – Говорю ей – Кто не имеет комнаты, даже такой обшарпанной как у меня – сгорают во вселенной

Кажется, это называется – попасть в ад…


Светка как будто застывает. На её глазах появляются слезы – Прости – тихо шепчет. – Так случилось… про..бала я свою… проституткой работала… вот и не осталось у меня… комнаты…


– Сочувствую – Отвечаю. – Но что я могу сделать?


– Давай вместе будем? – В глазах её появляется слабая надежда – Не пожалеешь, правда!

Она опускает глаза показывая на свои груди. Они у неё высокие, красивые.

Потом – на ноги – Классные, правда? Знаешь, сколько я умею ими делать? – На её лице появляется жалкая улыбка.


– Прости Светка – Я прячу член обратно в ширинку – Разве не знаешь… что каждый – в своей комнате?

Иначе – сгорим оба в аду…


По её глазам катятся слезы… падают на грязный пол…

– А ведь ещё немного… и ты бы кончил…


Я беру её за руку – веду к выходу… она упирается… пытается снова засунуть руку мне в ширинку…


– Да смотри же – Кричу я ей – В моей комнате пусто… я всё вынес отсюда… и поместил в рассказы…


Её рука уже залезла в ширинку – торопливо ищет член.


– Во что я верил, мечтал, страдал – всё оказалось пустотой…


Её рука наконец нашла мой член… и вцепилась в него мёртвой хваткой.


– Так что прости, дорогая, мне надо успеть – хоть что-то вернуть… иначе, как же я вечность буду сидеть тут?


Светка вдруг что-то взвизгнула и изогнувшись всем телом как тигрица оттолкнула меня спиной закрыв пусть к ширинке.

И стала как полоумная тормошить мой член… вверх – вниз… вверх – вниз.


Теперь, она не была похожа на мою одноклассницу.

Воспалённые глаза… покусанные губы…


Пытаюсь вырвать член но не могу… она вцепилась в него как кошка…


– Или кончишь, или оторву – Поворачивает она ко мне голову. И говорит низким незнакомым голосом. Вижу её злые глаза. Чужие. незнакомые.

– Кто ты? – В ужасе кричу.


Но вдруг начинаю кончать… ноги ослабевают… глаза теряют резкость…

– А -а- – а- непроизвольно вырывается из моего рта.


– Вот так – Незнакомка, отпускает член. С кривой улыбкой на лице.


И в этом была её ошибка.


– Пошла вон! – Визжу. Толкаю её к двери и захлопываю… лишь затем продолжаю кончать дальше…

Мне всегда удавалось растянуть экстаз…


– Вот блять – Растерянно произносит она. И её глаза начинают наполнятся ужасом.

Я не знаю кто она, но теперь – мне её жалко.


Она медленно растворяется в какой-то пустоте за дверью.

Откуда наверное – появилась


– Иди уже… – Говорю ей вслед.

И она окончательно исчезает…


Я могу снова – осматривать комнату.

Больше про незнакомку – не вспоминаю.

Ведь мне – ещё убрать тут надо.

Чтобы успеть.

А то вечно буду – эту вонь нюхать…

Щипач

Сижу в трамвае. Возле меня – пару человек. Радуемся что сидим.

Вокруг переполнено.

Хочется уткнуться в окно – забыть про трамвай и мечтать что едешь в Мерседесе, но не получается – окно далеко. Зато вокруг – одни жопы.

Худые, толстые.

Женские, мужские.

О чем мечтать?

Разве о том – что жизнь как в жопе…

Настраивает на философский лад.

Только вдруг замечаю… одна из жоп – выглядит как то странно.

Болезненно худая. Провалившаяся – в обратную сторону.

При этом – одетая в мерзкие, потрёпанные джинсы коричневого цвета.

Здоровый человек – такую жопу носить не станет, тем более одевать в такие джинсы.

Подымаю голову – точно! Щипач!

Они выползают на улицу – ранней весной…. тощие, долговязые – качаясь бродят по улицам – шарят мелочь по чужим карманам… иногда прорезают дырки в кульках…

Мечтают что однажды вытащат толстый кошелёк.

И тогда, их тощая жопа – стразу приобретёт нормальный вид.

Округлится, порозовеет.

Но жопа – всё худеет и худеет, а кошелька нету.

И вот к началу лета – щипачи исчезают.

До следующей весны.


Так вот – смотрю на щипача с интересом. И замечаю что все кто рядом сидят – тоже.

Рука щипача медленно подымается на уровень пояса. Пытается найти просвет между другими жопами. Нащупать карман открытый.

Лицо у него – какое-то невзрачное, всё в прыщах, бледное.

Наверное – долго не был на свежем воздухе.

И вот теперь – он начинает шарить по карманам студента.

Верит… надеется…

Вдруг вытащит его стипендию за месяц.

Поплачет студент, напишет письмо маме – спасай мол,

щипач у меня всё вытащил… проклятый…

Всплеснет маменька руками. Обругает щипача последними словами и… пришлёт денег.

Но что-то пошло не так… рука щипача не нашла ничего в кармане студента.

Может – другой щипач уже побывал там. А может – студент сытно пообедал.

В местной столовой.

Номер 23.

И вот – насупил брови щипач, но сдаваться на собирается.

Теперь он трогает целлофановый пакет какой-то бабки.

Разорвал его свои острым ногтем – ждёт когда деньги оттуда посыпятся. Много.

В крайнем случае – украшения, ценности.

Или – телефон дорогой. Последней модели.

Но там – картошка только.

Два килограмма.

Фасованная.

– А где кошелёк??? – Хочется кричать щипачу в отчаянии – Где баксы?

Но бабка стоит себе – усмехается почему-то… может представляет – жаренную картошку на тарелке.

С цветастой каёмкой.

И в масле.

Мы, кто сидит на стульях – усмехаемся тоже.

– Безобразие! – Скрипит зубами щипач едва слышно.

И не замечает что на него смотрит мужик – что стоит рядом… в кожаном пальто, с толстой физиономией и полупьяными весёлыми глазами.

Демонстративно он вдруг достаёт из кармана толстое портмоне и открывает .

– Вот блять! – Раздаётся тихий шёпот по салону трамвая – Набитое купюрами так что чуть не лопается!

Мужик смотрит на портмоне ласково, поглаживает, и затем кладёт в карман обратно

Но так, чтобы щипач видел – в какой именно.

Что случилось тут с бедным щипачом!

Глаза засияли… щеки порозовели – на человека стал похож.

Подбирается он поближе к мужику с пьяной рожей и весёлыми глазами. Становится чуть сбоку от него.

Наблюдает

А мужик, как будто не замечая – демонстративно перекладывает портмоне в тот карман брюк что ближе к щипачу. Затем, незаметно для того – расстёгивает ширинку на своих штанах и поворачивает её в ту сторону где должен карман быть.

Мы, кто сидим не стульях – затаили дыхание.

Щипач – осторожно тянет руку внизу, как можно ласковей касается штанов мужика.

Уверенный, что нашёл карман – нежно засовывает туда руку.

Начинает что-то искать в ширинке…

Наконец – находит…

Лицо у щипача вдруг вытянулось в крайнем изумлении… и застыло…

Глаза округлились и стали ошарашенными.

Он – не верит сам себе.

Снова щупает…

И снова – сам себе не верит…

Наконец подымает голову и видит физиономию мужика уставившеюся на него – огромную, пьяную, расплывшуюся в широкой улыбке…

Мужик закидывает глаза кверху- начинает охать и ахать – типа кончает…

Щипач наконец приходит в себя – нервно вынимает руку обратно.

Затем красный как рак – распахивает дверь и выпрыгивает прямо на ходу трамвая.

– Спасибо чувак! – Кричит ему вслед мужик с пьяной мордой.

А мы, кто сидим – громко ржём вслед.

Вернётся ли он?

Кто знает…


Весна ведь – кончается.

Настоящая стерва

Меня отрезало от окружающего мира.

Стало вдруг страшно…

Я остался один.

Случилось это ночью, когда спал, иногда просыпаясь и слушая как крысы шуршат под полом.

Они приходили из леса – прямо в в этот маленький деревянный дом. Наверное искали пожрать.

Но сторожей живущих в нём – не трогали.

Когда меня брали на работу – то предупредили о многом, что пить водку – нельзя, что должен буду охранять участок территории, и жить один. В лесу, где никого нету рядом.

Да ещё – про сейф, который стоит в соседней комнате.

– Смотри за пломбами! – Строго сказал мне начальник, высокий лысый человек в очках.

После чего – назвал мне зарплату за месяц.

Судорожно проглотив слюну – я согласился.

Только про крыс – он ничего не говорил. Серых, огромных… что приходят по ночам…

Я постарался привыкнуть спать – не обращая на них внимание

А когда становилось тоскливо – доставал свою зарплату и пересчитывал… – за два месяца немного насобиралось…

И тогда – на моих губах появлялась таинственная улыбка похожая на ту что на картине "Джоконда".


Но в ту ночь – случила непредвиденное.


Выйдя утром я обнаружил что вокруг моего дома – вода.

Глубиной в метр.

Сразу понял – паводок. Он залил лес.

Тихо выругался и вернулся опять в дом.

Мне оставалось только ждать когда вода уйдёт в землю.


Я плевался как мог… моему отчаянию не было предела…

Чем мне заняться?

Ни пойти в магазин что у дороги за лесом.

Ни в соседний домик – к другому сторожу что находится за два километра отсюда – поиграть в карты.

Ни поехать в село – на танцы.


Я мечтал что сниму там девку… красивую, стройную, грудастую.


Только теперь – мне оставалось сидеть в комнате и смотреть в окно. С тоской отмечая как солнце подымается утром – и заходит после обеда.

Через несколько дней мне показалось что время остановилось и тоска охватила меня ещё сильнее.


Как вдруг в один из вечеров я услышал тихий шум из подсобки.

Сначала решил что мне померещилось но он усиливался.

Наконец я различил тихий писк.

И тогда я понял…

Одна из крыс – не успела покинуть дом перед наводнением

На моих губах появилась зловещая улыбка.

– Что? Попалась? – Сказал я и открыл дверь.

Так и есть.

Огромная серая крыса сидела в углу и с загнанным видом смотрела на меня.

Своими маленькими чёрными глазами.

Бежать ей было некуда.

Минуты две мы разглядывали друг друга.

– Какая же ты мерзкая… – Пробормотал я.

Признаться, я не знал что делать дальше.

Гоняться за ней по комнате – с лопатой?

А если загоню в угол то… смогу ли убить?

Не знаю…

Крыса не отрываясь смотрела мне в глаза, как будто понимая ход моих мыслей.


Затем вдруг встала и перешла в другой угол, куда светило солнце.

И я вдруг увидел что она… беременная.


– Ну, – Сказал я с облегчением – В таком случае гоняться за тобой не буду…


Крыса не отрываясь продолжала смотреть на меня.


Должен признаться что я люблю маленьких детей. В них есть что-то светлое, ангельское.

Но это конечно – про человеческих детей.

А крысиные?..


Я вернулся в свою комнату и сел на стул.

– Ладно! – Крикнул ей – Живи тут, но только пока вода не сойдёт, а потом – чтобы духу твоего не было.


Крыса осторожно высунула мордочку за двери как будто понимая мои слова.


Уверенный в том что наши отношения закончились – я больше не обращал на неё внимание, и следующий день провёл как обычно – с утра сидел у окна… наслаждался утренними лучам солнца, а после обеда – лежал на диване, пил чай с бутербродом и читал журналы "Огонёк" которые нашёл под диваном.

Потом вышел на крыльцо – замерил уровень воды. По видимому она должна была сойти через неделю.

Это давало мне надежду – вырваться из плена.


Вернувшись, я обнаружил что крыса вышла их подсобки – она стояла посреди моей комнаты и жадно смотрела на остатки бутерброда.

Но не трогала…

Я осторожно положил их на под и подвинул к ней ногой.

– Ладно… ешь… раз беременна…


Крыса подошла и стала есть не сводя с меня настороженного взгляда.


До следующего вечера она больше не появлялась – наверное пряталась под полом. Но вечером опять вышла.

Я кивнул ей как старой знакомой- Привет!

И кинул кусок колбасы снова.

В этот раз, она подошла смелее и сразу стала есть.

Больше не косясь на меня при этом – своим крысиным чёрным взглядом.


Я смотрел на неё, с тоской думая что лучше быть с крысой, чем одному.


– Вкусно? – Спросил и голос мой прозвучал приветливо.

Всегда удивлялся как животные понимают интонацию.

Вот и сейчас – крыса тут же приподняла голову. Теперь во взгляде её было любопытство.


– Давай, я буду называть тебе Евдотьевна… – Задумчиво сказал я.


Крыса нагнула голову и стала доедать крошки.


Я вышел наружу и проверил уровень воды – за сутки упала лишь на 2 сантиметра.

– Мало. – С тоской произнёс – Так можно и чокнутся…


На чердаке дома нашёл старый радиоприёмник.

Он ужасно хрипел но работал.

Прошёлся по диапазону – нашёл знакомую песню, стал подпевать.


Кажется – стало чуть веселее.

Повернув голову – я снова увидел крысу – она внимательно смотрела на меня,

– Нравится? – Спросил её.


После песни – из радиоприёмника раздалась танцевальная музыка..

Я встал и стал танцевать посреди комнаты.

Покачивая бёдрами – влево… право… иногда делая головой полуобороты.

– Эх! На танцах в селе – первым парнем был бы!.. От девок – отбоя бы не было!

Хотя потанцевать вприсядку но опустив голову – вдруг замер… крыса стояла в двух шагах от меня – на задних лапках и тоже дёргалась… как будто танцуя.

Она плохо попадала в такт музыки но явно танцевала.


Одиночество… может от него – схожу с ума не только я.


– Слушай – Сказал я ей -Может ты тоже сходишь с ума от скуки? Не знаю… но то что мы с тобой танцуем вместе – как-то неправильно…


Крыса слушала меня но танцевать не переставала – продолжала дёргаться.


– Ну ладно! – Сказал я. Всё равно танцевать больше не с кем.

Встал напротив неё и стал дёргаться телом тоже.


Натанцевавшись в волю, я сел на диван, а крыса – ушла в подсобку.

Уже хотел ложится спать, как вдруг… увидел нечто такое что заставило меня вскочить с ног как ужаленного.


Крыса вернулась в комнату с подсобки – с красной мордой.


– Что ты там наделала? – С ужасом помчался я в подсобку.

Моя фантазия рисовала ужасные картины – то разорванные чьи-то внутренности, то нечто пострашнее… но к счастью, – она просто покусала губную помаду.

Её я купил чтобы подарить той девки которую я сниму на танцах.

А теперь…


– Теперь, ты точно похожа на девку – Мне стал смешно.


На меня – смотрела маленькая серая мордочка с накрашенными губами.

Как будто ожидая похвалы…


Мне даже стало не по себе…


– Я всё понимаю. – Сказал ей строгим голосом. – Но что ты делаешь, Евдотья? Во первых – ты не девушка, а крыса.

Во вторых – ты беременная. На тебе лежит ответственностью А самое главное… что бы сказал твой муж?

Кстати, как его зовут? Борис?


Крыса пошевелила ушами. Маленькими, чёрными.

Но я принял это – как знак согласия.


– Значит – Борис. Так вот… – Продолжал я – Что сказал бы Борис увидя что его жена накрасилась губной помадой и танцует с незнакомым мужчиной?

Я укоризненно посмотрел на неё и устав от собственного красноречия сел на стул, вытер пот со лба.

Затем продолжил.

– Прости Евдотья, но я должен сказать тебе что твоё поведение – недопустимо.


В глаза крысы а появилось что-то странное… она подошла и села возле моего стула. Как собачка.

Я медленно опустил руку и прикоснулся её спины – крыса насторожилась но не удрала… шёрстка была мягкая, тёплая… действительно похожая на собачью.

Погладив её за ушками, я убрал руку…


А дальше – произошло то, что повергло меня в полный ступор.


Крыса, с нежностью взглянув на меня, встала и медленно пошла… но не в угол. И не в подсобку.

Она направилась к моему дивану.


Это было похоже на какой-то бред.

Я не отрываясь смотрел – что будет дальше? И не верил своим глазам.

Подойдя к дивану, крыса постояла как будто в раздумье, а затем стала карабкаться по нём вверх…

– Что?? Ты хочешь спать со мной на диване? – Наконец дошло до меня. И завопил – Вправду, что ль? Евдотья?

От одной этой мысли – мне стало плохо…

А в глазах потемнело…

Крыса упорно карабкалась по ножке дивана. Она делала это так ловко что мне оставалось только изумляться.

Маленькими лапками она цеплялась за шероховатости и подымалась всё выше и выше… и вот она уже почти у меня в постели.


– Я не собираюсь с тобой спать. – Наконец голос вернулся ко мне – Как ты могла подумать об этом, Евдотья???

Но она не обращая на меня внимание – продолжала двигаться вверх.

И тогда я взорвался.

– Да ты посмотри на себя! – Кричал я. Схватив зеркало и подсунул ей под морду.

– Посмотри на свою морду… на свои глаза… на свои уши… И на меня!

Я – красавец, а ты – крыса. Серая и противная…


Она остановилась и уткнулась в зеркало мордой… оставив на нём отпечаток губной помады.

– Вот видишь! – В моем голосе появилось торжество.


– Понимаешь. – Примирительно сказал я – Это всё одиночество… мы просто перестали воспринимать реальность.


Крыса перестала смотреть в зеркало и повернула голову ко мне.

– Я никогда не буду спать с тобой – Сказал я громко и по слогам. – Даже забудь об этом!


Как будто поникшая, она стала медленно спускаться вниз, с дивана. Не поворачивая на меня головы – затем вышла из комнаты.

– Обиделась. – Понял я.


Утром проснувшись, я сразу пошёл измерять уровень воды. И вдруг обнаружил что в кухне – всё перевёрнуто вверх дном. Продукты разбросаны по полу. Лишь тёмный хвост крысы мелькнул куда-то в угол.

Я стал оценивать убытки.

Она разорвала пакеты с кофе… с сахаром, даже с крупой.

– Вот мерзавка! – Завопил я но поймать её теперь было нереально. Она улизнула куда-то под пол.


К счастью, чай остался, а в верхнем шкафу я нашёл чипсы и печенье, этим и позавтракал.


По старой привычке, сел у окна и стал наблюдать восход солнца, радуясь его нежным утренним лучам.

Увы… День опять прошёл уныло. Даже крыса больше не появлялся с подвала.

Я готов был простить её.

Конечно, если глупостями больше заниматься не будет…


Но даже вечером, когда я включил музыку и танцевал – она не пришла.


– Сильно обиделась. – Понял я. И махнул рукой – Ну и ладно!


Только я недооценил ситуацию. И крысиную породу.


На следующий день я обнаружил что исчез чай и печение. Я клал их на верхней полке. Берег как единственное что осталось у меня на завтрак и обед.

И вот теперь, там были лишь рассыпанные крошки.


Как беременная крыса могла залезть туда – осталось загадкой для меня.

Но что толку теперь?


– Попробуй только выйти… – Угрожающе крикнул я в подсобку. Но её там не было…

Я ходил по дому… стучал по стенам… топал по полу – хотел выгнать наружу.


Но красы нигде не было.

Она появлялась теперь только ночью, когда я спал.


И несчастья – продолжились.


Следующей её мишенью – стали пломбы на сейфах.

Что там хранилось я не знаю, но мне сказали что за сохранность пломб – я отвечаю головой.

Я проверял их каждое утро, осторожно протирая тряпочкой (как предписывала инструкция).


И вот, утром – меня ожидал удар ниже пояса… я обнаружил что пломбы лежат на полу. Крыса отгрызла их…

– Какая же ты дрянь!! – Кричал я во все дыры в полу – Дрянь! Дрянь! Только появись и ты пожалеешь что тут появилась!


Но тварь – больше не вылазила. Оказалась хитрее чем я думал.


На следующее утро – меня ожидал новый удар.

Она утащила кожаную кобуру что висела в шкафу на ремне – куда-то под пол. Весь ужас был в том что в кобуре был пистолет который мне выдали два месяца назад. Как положено сторожу.

Под строгую расписку.

На бумаге с печатью.

– Верни… прошу тебя – Скулил я ползая по дому… по моим впалым щекам текли слезы. – Ведь меня посадят за него…

В ответ – лишь молчание из под пола.


– Стерва! Сволочь! – Теперь я не стеснялся в выражениях – За что ты мне всю жизнь портишь, а?


На трясущихся ногах пошёл и лёг на диван. Заснул до самого утра. Как будто провалился в пропасть.

Даже ничего не снилось.

Но на следующий день – она нанесла очередной удар.

На полу я нашёл кусок долларовой купюры.

Я схватился за сердце.

Ведь доллары в доме – были только у меня!

Я держал зарплату за несколько месяцев – в долларах, прятал их под матрасом.


Кинулся туда… – так и есть! Все деньги что я заработал… те самые что я пересчитывал вечерами ласково поглаживая ладонью… с нежной улыбкой Джоконды на устах – …теперь были разорваны в клочья… уничтожены


– Что ты хочешь от меня???? – Завопил я так что в ушах зазвенело. Я бегал по дому – колотил ногами всё что попадалось на пути… Глаза мои были безумны теперь а волосы растрёпаны – Ты, сука мне жизнь сломала!.. Покажись только… удавлю тебя!

И мой крик – кажется разносился на весь лес теперь.


Наконец устав бегать, плюхнулся на кресло… протянул ноги и стал смотреть в окно… как солнце встает и выглядывает с кромок деревьев.

Чувствуя как с утренними лучами – покой и смирение приходит ко мне.

Но недолго я наслаждался.

Вдруг чья-то тень закрыла солнце.

И оно пропало.

Открыв глаза я увидел что это крыса.

Она разлеглась прямо на карнизе окна – повернув своё пузо к солнцу – грелась. Свою морду с накрашенными губами – она повернула в мою сторону.

И наблюдала.

Минуты две мы смотрели друг на друга.

Только теперь я заметил какой у неё наглый, пустой взгляд.

Как у настоящей бесстыжей суки.


Этого я уже не мог вынести.


– Убью тварь! – Заорал я схватил лопату побежал наружу… – Не отдам тебе солнце!

Но едва выскочил за дверь – тут же напоролся на нежданных гостей… это были трое рабочих – лесничих, которые услышали мои вопли и приплыли на лодке,чтобы посмотреть как я один тут живу….


Я стоя перед ними с поднятой лопатой над головой, с растрёпанными волосами и безумными глазами – вопил что убью эту блятскую суку!


Рабочие отобрали у меня лопату, затем поволокли к лодке.

– Вы не понимаете… – Говорил я им – Я к ней как человек, а она оказалась настоящей стервой!

Они понимающе кивали головами и покрепче связывали меня.

Я пояснял что эта сука с хвостом – отобрала у меня все… поломала всю жизнь…

А они смотрели на меня лишь с состраданием.


Наконец постаравшись успокоиться, я продолжил рассказывать поспокойнее – Понимаете, всё началось когда эта тварь полезла в кровать. Но как я мог спать с ней, если у неё живот?


Они молча положили меня на дно лодки и стали плыть к посёлку. Туда где жил фельдшер.

– Не верят – Догадался я. И едва мы отплыли метров пятьдесят, я поднял голову как вдруг увидел как по тропинке идёт крыса с накрашенной мордой – бодро, уверенно. А за ней – волокется какая-то другая крыса – огромная, серая. С уныло опущенной головой.

– Борис – Догадался я. И заорал ему – Бросай эту суку!.. Она и тебе жизнь сломает! Как мне сломала…


Рабочие снова положили меня на дно лодки.

– Жаль Бориса – Сказал я им – Кажется, хороший парень…


Потом я долго слушал прислонившись ко дну лодки – как ровно гудит мотор. Как о чем-то тихо разговаривают лесничие, косясь на меня.

Затем повернул голову – я стал смотреть в небо.

Огромное.

Бескрайнее.

Понимая что больше никогда работать сторожем – не буду.


И на моих губах – играла сладкая улыбка, похожая на улыбку Джоконды.

Заснуть с тигром

Чтобы полюбить кота – нужно видеть в нём тигра. Огромного, сильного, опасного.

Забыть об имени "Мурчик", как он трётся об ноги и просит молочка.

Все это – лишь игра, притворство.

На 5 минут… не более.

Внутри – он другой.


Вот он идёт Вам навстречу, в пустом коридоре. Хвост опущен, походка ленивая, морда раскачиваться из стороны в сторону… о чем-то задумался.

Наверное.

Будьте уверены что он не уступит Вам дорогу.

Где-то в генах кота заложено что это Вы должны отскочить в сторону, в воплями ужаса, а ещё лучше – проворно как обезьяна забраться на шкаф визжа во всё горло – Тигр! Спасайся кто может!

Но что-то неправильно происходит в коридоре… Вы всё ещё не на шкафу.

И тишина в квартире.


Природа сыграла злую шутку с котом – он стал маленьким, и обезьяна теперь в 20-ть раз выше ростом.

Одним пинком – может отшвырнуть тигра в сторону.


Как же это несправедливо! – Часто думаю я.

И однажды стал внушать себе, что он – огромный тигр.

Как прежде.

Вот тогда – всё в квартире стало на свои места.

Кот перестал закатывать истерики, выть противным голосом и ссать по углам.


Взаимное уважение – сделало с ним чудо.


И разговариваем мы с ним теперь – совсем по другому.


– Лёва. ты ли это? – Ласково спрашиваю когда он ночью приходит в мою кровать.

– Тоже спать не можешь? Неужто бессонница, как и у меня? – Я продолжаю – Иль что другое?


Огромный тигр ложится рядом, его зелёные глаза чуть сужаются – слушает.


– А может, Лёва, у тебя ухо чешется? – Нежно продолжаю.

Беру двумя руками за огромное ухо и начинаю трясти его.

Ведь понимаю – Лёве лень подымать огромную тяжёлую лапу чтобы почесать ухо. Столько сил пришлось бы потратить на это!..


Устав тормошить ему ухо – я снова смотрю в глаза Лёве.

Кажется, один глаз стал уже… значит склонен ко сну.

– Но что же теперь не даёт тебе спать? – Мучаюсь вопросом снова.

– Не иначе как клыки разболелись? Может косулю сожрал на ужин, или оленя убил?..

Я приподымаю ему усы и заглядываю в клыки – огромные, белые, острые.

Трясу двумя руками – за каждый. Проверяю – не шатаются ли они.

– А может того… их подточить надо? У меня напильник есть…

Но вместо ответа – и другой глаз у Лёвы становится чуть уже.

Значит, и он настроен ко сну тоже.

– А может у тебя блохи завелись? – Не унимаюсь я. И переворачиваю тигра на спину – начинаю искать в зарослях шерсти.

Лева задумчиво смотрит куда-то в потолок, а я обеими руками перебираю волны густой шерсти.

Наконец, минут через десять устало сообщаю ему – Прости Лёва, не нашёл…

Мы внимательно смотрим один на другого.

Как вдруг новая мысль приходит мне в голову – А может у тебя коготь обломился… мучаешься?..

Я беру его огромную лапу и слегка надавливаю между фалангами. Из лапы появляются длинные ужасающие когти тигра – острые как сабли и заточенные.

Я внимательно проверяю каждый – не обломился ли какой… не притупился ли…


Но и тут всё в порядке.


– Убирай когти, Лёва, тут тоже всё в порядке.

Но что это?

Его огромная лапа вдруг приподымается надо мной в воздухе а затем – медленно ложится мне на плечи…. он обхватывает меня ею за спину и притягивает к себе.

Сильно, властно.

Я чувствую как за моей спиной – из лапы тигра выползают когти – теперь мне не вырваться с его объятий….

– Ты что, Лева? – Испуганно спрашиваю – Я же свой…


А мохнатая лапа всё продолжает выпускать когти… я чувствую как они замыкаются за моей спиной.

Я в ловушке.

Теперь вырваться – мне не в силах

И всё что остаётся. – кричать "Прощайте!"


Лежу прижатый к нему – жду что будет дальше…


А дальше – ничего.


Моё лицо – прячется в его шерсти… оттуда веет таким теплом, уютом. Оттуда пахнет сном – сладким и глубоким…

– Так ты просто хочешь чтобы я заснул – Наконец догадываюсь. – Поэтому и пришёл ко мне ночью.


В ответ – огромный тигр мурчит мне… его глубокий рык идёт откуда-то из глубины, подымается наружу и обволакивает меня. Вместе с шерстью – такой уютной и тёплой – они как будто просят меня – Спи давай, дружище…

И я вдруг действительно засыпаю.. как будто проваливаюсь в огромную мягкую подушку. Где только покой…


Огромные когти за спиной – мягко убираются.

– Спасибо Лёва! – Шепчу ему в ухо.

И мы, обнявшись с тигром – спим вместе до самого утра…

По ту сторону окна

Допив шампанское она с трудом поставила фужер на стол.

– Мне хватит наливать – Сказала полупьяным голосом и рассмеялась снова. Он казался таким милым, весёлым…

– Тогда потанцуем? – Спросил он и шатаясь встал на ноги. Её стал разбирать новый прилив смеха.

– А не упадёшь?

– Неа- – Покачал головой.

Но едва обняв её, они оба повалились упав прямо на диван.

От смеха на глазах даже выступили слезы.

Минуту они лежали глядя просто в потолок и смеясь.

Затем повернулись к друг другу.

– Может, посмотрим… что там? – Подал он свой полупьяный голос едва выговаривавший слова. Затем вдруг засунул руку ей под юбку.

– Но-но парниша! – Попыталась строго осадить его но прилив смеха вернулся опять… Смогла лишь лишь схватить за его руку не давая подняться ей выше колен.


В комнате вдруг раздался какой-то новый звук. кажется – из окна.

Повернула голову. Там, напротив дивана – виднелось большое светлое окно.

Наконец до неё дошло что звуком был сигнал проезжающего автомобиля.

– Зачем же я так напилась? – Спросила его с тоской. – Мы же курсовую писать должны были.

– Не знаю – Ответил он и посмотрел в окно тоже.


Там, за окном – был совсем другой мир. Где ярко светило солнце. Где по мостовой спешили прохожие. Высокие и не очень. Лысые и с шевелюрой. Где каждый – шёл по своих делах, Со своими радостями и печалями.

А где-то ещё – сигналили машины.

Кричали галки на деревьях.

И всем было плевать что по другую сторону окна – двое студентов напились.

Она почувствовала что его рука поднялась выше..

– Как же я не удержала её? – Пронеслось в голове. И она стала ловить её у себя под юбкой

Наконец нашла – та уже ухватилась за кромку трусиков.

– Что, снять хочешь? – Попыталась сказать серьёзно, пристыдить, но из глотки лишь вырвался какой-то дурацкий смех. – А если не дам?


– Как не дашь? – И его полупьяные глаза стали задумчивыми. Потом вдруг перестали моргать. Вовсе. Наверное мысль что трусы ему их не снять – убила наповал.

– Всё равно не позволю снять…

– Почему?

– Потому-что это мои трусики!

– А я думал мои – С таким же дурацки выражением лица признался он.


А он когда пьяный – не дебил случайно? – Мелькнула у неё мысль И смех стал разбирать её снова.

– Что же будет дальше? – Растерянно спросил он.

– Так и будем лежать… всю жизнь…

Минуты две он о чем-то напряжённо думал. Наконец сказал. – Во-ба-на…

И отпустил кромку трусиков.

Затем передумал и схватил их снова.

– Тогда буду держать – всю жизнь.


Точно.. дебил – Подумала она.

И повернула голову.


Там за окном – свежий ветер доносил до города с полей запах сена. Он усиливался с утра, но пропадал куда-то – вечером. И тогда ветер лишь качал верхушки деревьев на которых зелёные листья тянулись вверх… к солнцу.

К жизни.


Только здесь, с другой стороны окна, они двое как идиоты боролись за её трусики – он пытался стащить их снова и снова… пыхтя и сопя. А она, так же упорно отталкивала его руку.

– Не дам…

Даже не старайся…

Все равно не дам.


– Все. Я обиделся – Наконец сказал он и отпустил кромку. – Пусть они будут твои только…

Они снова лежали и глядели в потолок, тяжело дыша. И думая каждый о своём…


– Зачем же мы так напились – Спросила она снова.

В головах – крутилось… как будто на карусели. Шампанское, водки и пиво – если их смешать – неплохая смесь для отдыха.

Но вредная – для здоровья.


– Обиделся? – Спросила его. – Ну ладно, но только потрогать… и ничего больше…


Он повернулся к ней снова – и полез рукой под юбку.


За окном кто-то крикнул – кажется мамаша звала ребёнка. Наверное он играется сейчас в песочнице. Не слышит… С другими, такими же детьми. А дома – его ждёт манная каша, компот. Тетрадь с карандашами. И любимая мама. Какой же счастливый период – детство! Никаких проблем, забот… лишь любовь и забота вокруг.


Она почувствовала что рука его уже там – что ласкает её…

Только правильно ли это?

Зачем она позволила?

Как же это противоречило тому, что происходит с другой стороны окна!

И она вдруг протрезвела на мгновение.

– Вынь руку! – Сказала и только сейчас вдруг заметила что он раздвинул ей ноги – лежит между ними…

Мы так не договаривались!

– Хватит… всё уже… перестань…


Там, за окном – люди ищут своё счастье. встречаются с друг другом. Влюбляются, мечтают о чем-то. Они сочиняют стихи, любуются красивым утром, восходом солнца.

Они радуются своим успехам, и даже просто – хорошему фильму вечером. Или когда услышат – Спокойной ночи!


А здесь… всё по другому.

И как-то неправильно.

Она постаралась выскользнуть из под его тела, но не смогла. Тяжёлый…

Как же раньше она не замечала этого?

Попыталась хотя бы сдвинуть ноги вместе… но тоже не получилось.

А надо бы… ведь уже там что-то другой делает рукой… больше не ласкает…

Перестала дёргаться и прислушалась… точно!

Он что-то вынимал у себя… просунув правую руку между ног – что-то поправлял у неё… а затем…

– Пусти… мне больно! – Вдруг почувствовала она как он чем-то упёрся в неё.

– Я только чуть-чуть… потерпи… – Пьяный голос в ухо.

– Не хочу… не надо…

Но он, как настоящий дебил – уже не слышал.

Лишь упёрся ещё сильнее.!

– Что же он засовывает? – Мелькнуло в голове. И вдруг дошло – - Неужели х..й?

Куда?

В меня?

В мои маленькие нежные половые губки?

Неужели вправду?


Это показалось ей таким диким что она опешила на мгновение.


Эй! Кто там, за оном? Знаете ли Вы что происходит сейчас совсем рядом – с другой стороны окна? За тонкой прозрачной перегородкой, где с одной стороны – чудесная, спокойная, размеренная жизнь.

А с другой – боль и борьба.


– Мне же больно! – Воскликнула она во весь голос.

С ужасом чувствуя как её маленькие половые губки – отчаянно борются.. и не с чем-нибудь, а с его о х..ем, пытаясь не пустить во внутрь…

– Бедные! – Прошептала она. И стала помогать им как могла… извиваться всем телом… приподымать колени и отталкиваясь от дивана ногами.

– Вырвемся!


Только там, с другой стороны окна – никто не слышит её стонов. Там дети идут в школу, там папа моет машину, там мама готовит на кухне. Вечером они все вместе сядут у телевизора – счастливые и весёлые.

Это и есть несколько минут счастья – за которых человек борется всю свою жизнь.

И ради которых – готов отдать всё на свете.


Но за что же борется она – по другую сторону окна?


В борьбе её ног и половых губ – наступил перелом. Чувствуя что устает, она постепенно расслабила их – сначала ноги..

Медленно опустила их.

И теперь лишь половые губы вместе волосинками на лобку – по прежнему пытались воспрепятствовать проникновению х..я.

– Обождите… я отдохну немного и помогу вам…

Но всё это – напрасно.

И тогда завыв пьяным голосом, она призналась самой себе что проигрывает битву – что чувствует как его х..й, медленно и уверенно протискивается в неё… во внутрь.

Лишь попросила его – Только медленнее… не спеши… медленнее…


Как просьбу – о помиловании.

Как просьбу – о капитуляции.

Достойной и уважительной.


– Я не смогла удержать его – Лишь мысль в голове. Одурманенной водкой и шампанским.

– Ни я, ни мои половые губки.

Ни волосня на лобку.

Ни мои ноги…


Как вдруг, боевой дух в ней воспрянул ещё раз.


И отчаянно упираясь ногами – попыталась снова подкинуть его своим телом – сбросить с себя.

Тяжёлого. Грузного. Пьяного дебила.

Но опять не смогла…

Лишь его х..й – слегка поддался назад, а затем снова – попёрся вперёд. Во внутрь.

– Все- Призналась сама себе. – Конец.

И расслабила ноги попустив их на диван. Чуть приподнятые в коленках…


Где то там за окном – люди достигают побед. Студенты сдают экзамены. Школьники пишут сочинения.

Люди любят достигать. побеждать.


А кто-то с другой стороны окна – проигрывает.

Слезы капают по щекам, стекая по подбородку вниз… их утираю ладонью, тайком от всех.


Половые губки теперь плотно обволакивали член, двигаясь вместе с ним – вперёд и назад. Она неподвижно лежала уныло глядя в окно. А волосня на лобку в это время – покрывалась какой-то белесой жидкостью.


– Меня еб..т. – Равнодушно подумала.


И стада ждать когда перестанут.

Наконец он как-то странно всхлипнул, засопел, а затем вдруг расслабился всем телом -стал медленно вытаскивать его наружу.


Она всё также смотрела в огромное окно

Кто знает что происходит совсем рядом с Вами – по ту сторону окна?

Счастье или радость? Несчастье или печаль?

И лишь белая влага вытекающая из влагалища – как капли слезинок вместо ответа…

Фантастическая система ниппель

Умерла тёща?

Сломали ногу?

Сын завалил экзамены?


Короче, нужны деньги.

Друзья Вас посылают нах а родственники выворачивают карманы – Смотри, пусто!


На дрожащих, полусогнутых ногах Вы идёте к банку вспоминая разговоры что там кидалово, наеб и махалово.

Но в глубине души уверяете себя что это неправда, что мир честен и справедлив.

Мир, труд май.


– Вот – Протягиваете Вы миловидной девушке свои документы – Хочу кредит взять. Небольшой…

И вдруг происходит чудо – её глаза зажигаются каким-то волшебным светом, на устах появляется чудесная и нежная улыбка. Вам кажется что Вы попали в рай…

– О Боже! – Шепчете Вы.

Не можете найти в кармане очки.

Забыли куда положили ручку.

Заикаетесь…

Вам неловко задавать ей глупые вопросы, про какие-то штрафы, проценты. Про тело какого-то кредита.

Зачем?

Такое небесное создание – просто не может обмануть!

Как заворожённый Вы подписываете бумаги которые она подсовывает.

И идёте в кассу.

Несколько раз по дороге – оглядываясь на красавицу… шепчете:

– О Боже! Ты прекрасна!


Дома, у Вас вдруг не встал ночью на жену.

А днём – пропал аппетит.

Вы пробуете сочинять стихи.

Но в голове – только она, волшебная красавица.


Вам стыдно, неловко. Наконец, дрожащими пальцами набираете номер телефона.

Звоните в банк, чтобы услышать её голос. Ещё раз… ещё один…

За окном – весна.

Поют соловьи.

И сердце Ваше – расцветает тоже.


Только однажды утром – сказка кончается.

Раздаётся телефонный звонок. Таинственный и неожиданный.

Соловьи умолкают, солнце куда-то прячется.

Грубый мужской голос хрипло спрашивает – Ты, дебил, знаешь что у тебя есть задолжнность?


– Это ошибка – - Бормочете Вы. – Плачу по процентам, точно в срок. Который мне указала… – И Вы называете дорогое Вам имя ангела в короткой юбке.

Но солнце не появляется из-за туч.

Птицы не поют.

И голос продолжает

– Короче… Чтобы завтра положил в банк… И он называет сумму от которой Вам становится плохо.

– Что??? – Не верите Вы своим ушам.

– Чтобы завтра… иначе…

– Что?

– Сам увидишь… – Голос становится каким-то потусторонним.

И короткие гудки – как похоронный марш.


На дрожащих ногах Вы мчитесь к своей любимой, как Дон Кихот к Дульсинее, но в банке с Вами теперь разговаривают другие люди.

С квадратными челюстями и железными мышцами.

Они – немногословны, не красноречивы. Но Вы их понимаете…

Оказывается, Вам поменяли условия договора. Тихо и незаметно.

– Как???? – Вопите Вы – Как это… поменяли?

И встаете широкого расправив плечи. Как птица в полете.

– Вы забыли что я живу в правовом обществе! Государство не даст меня в обиду! Справедливость восторжествует! Человек – превыше всего!

Труд, мир, май!


Квадратные челюсти расплываются в улыбке.


Дома Вы находите копию анкеты которую заполняли у девицы и перечитываете вопросы в ней.

Глаза у Вас лезут на лоб.

Ведь Ваш кредит был минимальный… в три зарплаты… а вопросы странные – Есть ли у Вас машина? Квартира? Какой её метраж? Кто ещё прописан кроме Вас? Наследники?

Вам вдруг приходит в голову что кредит был лишь крючком.

Что им было нужно – Ваше имущество. А не вернуть мизерный кредит.


А ещё понимаете – что милая девица – лишь чтобы притупить Ваше внимание.

Плюс – мельчайший шрифт в договоре… чтобы не смогли прочитать в полутёмном помещении банка.

Все сходится!


– Вот блять – Шепчете Вы – Как попался!

Ночью Вам снится сон – банда жуликов, который придумала чудесную схему – предложить кредит жертве… дать заполнить анкету чтобы выяснить какое у неё имущество… тихо поменять условия договора… обождать пока штрафы станут фантастической суммой… и забрать имущество.

В итоге навар – от до десяти тысяч процентов за одну аферу.

– Вот блять – Шепчете Вы и глаза наливаются кровью.


Ночью, Вам снится самопал который Вы мастерили в детстве… набивали серой и гвоздём.

И ещё Вам снится как с ним – Вы заходите в банк снова.

Перед Вашей болезненной фантазией всплывают картины как квадратные челюсти ползают на коленях, обещают вернуть условия старого договора а милая девица умоляет пощадит их.


Утром – Вы просыпаетесь, умываетесь и бежите в банк снова.

Какой-то хлыщ в белой рубашке- глядя сквозь Вас говорит что Ваше дело уже не у них а в коллекторской конторе.

– А-а-а-а… – Пытаетесь выдавать Вы их себя хоть слово но не получается. Ваша схема разваливается на глазах… – Значит, банку не нужно моё имущество если они отдали его коллекторской конторе…

– Именно так – Кивает головой хлыщ в галстуке.


Растерянный Вы выходите из банка.

– Так кто же гоняется за моим имуществом?


Неужели коллекторы?

Кажется, Вы не ошиблись… – звонки из коллекторской конторы – не заставят себя долго ждать.

Звучат голоса – тупые и наглые.


И вот, новая схема – встает перед Вашим взором.

– Так вот кто придумал всё это! – На Вашем посеревшем лице появляется улыбка.

Зловещая и мрачная.

Я разгадал Вас!


Ночью Вам сниться уже не самопал. А чемодан… с динамитом.

Что Вы идёте в коллекторскую контору – с ним в руке.

Шепчете по дороге куда-то в небо -я сделаю мир счастливее!

Мир, труд, май…

Подымаете голову и замечаете что солнце вдруг снова показывается из-за туч. Мигает Вам на прощание.


А утром Вы просыпаетесь и понимаете что рано радовались по поводу разгадки схемы развода.

Опять – что-то идёт не так.

В коллекторской конторе вам поясняют что им плевать на Ваше имущество. Что они работают только по закону и сделают – как решит суд.


– Суд – Как эхо повторяете Вы и на вашем изнеможённом лице появляется слабая улыбка.

Светлая и счастливая как у ребёнка.

Кончено!

Он – поставит все точки над "и".

Разберётся.

И воздаст по справедливости!


На заседание суда – Вы идёте как на Первомайский парад, чисто выбритый, наодеколоненный, в выглаженном костюме, и с белым платком выглядывающем из нагрудного кармана.


А через час – выходите оттуда как будто Вам кирпичом еб..ули по морде.


Оказывается, Вы самостоятельно должны были следить за изменениями в условиях договора.

Например, просыпаться утром и вместо свежей газеты с кофе – мчатся в банк чтобы проверить или не поменялись условия договора за ночь.

Закон такой.


Глаза у судьи невинные, светлые, чистые.

И ему тоже плевать на Ваше имущество. Которое у Вас отберут.

Тогда, кто же придумал это?


– Неужели меня поимели те, кто принимает законы? – Понимаете Вы.


А если так, то дурацкие сны про чемоданы с динамитом и самопал… ни хера не помогут. Даже если бы стали явью…


– Блять! – Наконец Вы мрачно подводите итог- Да это же круговая порука получается… мафия какая-то…

Все они – банки… коллекторы… судьи… законы… исполнители – в одной упряжке!


Общая схема которая у Вас появляется перед взором – прекрасна и проста как само совершенство.


Когда-то в 90-е года прошлого века, когда олигархи начали приватизировать за копейки – заводы и фабрики принадлежащие народу – они позволили народу взамен – приватизировать квартиры, землю, гаражи.

В награду – за молчание.

И Вы смолчали.

Проглотили.


– Только теперь – Понимаете Вы – пришло время расплаты за это.

Правильно говорят – Не играйте с жуликами….

Обманут.


И вот однажды – они начали отбирать обратно.

Сначала, они будут забирать – за кредиты.

Затем – за то что не сможете оплачивать коммунальные счета.

Затем – за то что перешли дорогу на красный свет.

Затем…

Они не успокоятся до тех пор пока не отберут у Вас всё – дома, машины, дачи, земельные участки…


И поняв это – Вам вдруг становится легко и просто.

Потому-что понимаете – сопротивляться системе – бесполезно. Всё схвачено. Не пикнешь.


После чего, сны про чемодан по ночам – бесславно исчезают. И про самопал – тоже.


На последние деньги – Вы покупаете билет за границу.

Туда где есть законы.

Порядок.

Справедливость.

Где кучка олигархов – не владеет страной. И всем что в ней есть.


Кто знает, вдруг Вам повезёт – выучите чужой язык, начнёте новую жизнь.


И тогда, может быть однажды – снова солнце выглянет из-за туч.

Соловьи – запоют под окном.


И лишь ночью, порой будет сниться та девочка из банка, что станет возможно – жить в Вашей квартире…


Ну что же?

Счастье ей и удачу!

Издалека желаю…

Большой взрыв

Чтобы родится – нужно 9 месяцев.

Чтобы получился блестящий алмаз из пепла – нужно 10 тысяч лет.

Чтобы заразится гриппом – нужно 4 дня.


Каждый предмет – имеет своё время. Нужно лишь знать – сколько необходимо его чтобы материализоваться.


Самое большое время нужно для появления планет. Почти миллион лет.


И вот вопрос – если ли нечто в природе, для появления которого нужно ещё больше времени?

И как это называется?


Смешно. Глупо.

И просто нелепо.


Только когда-то, 15 миллиардов лет назад, какой-то мудак похожий на нас – думал об этом.

Где он жил?

На какой планете

В какой вселенной?

В городе или в селе?

Может в небоскрёбе?

Я не знаю… только знаю что он – думал про это. Днём и ночью…

И что-то химичил на кухне.


Жена ругалась что херней занимается.

Дети хныкали что папа не помогает в математике.

А на работе – грозились уволить к чертям собачьим.

Тогда, 15 миллиардов лет назад.


Только вот штука… он решил что все-таки соорудил это… поклал в чемодан и долго смотрел…

О чем думал? Сработает ли?

А может жена права – пора кончать херней заниматься.

Вот ведь вопрос…

Только он – верил… надеялся… мечтал…

А в награду – птицы щебечут под окном как будто заливаясь от хохота.

Жена показывает пальцем – крутит у виска.

Дети краснеют и отворачиваются.

Вся жизнь – к чертям.


Но он не сдавался…

Он кричал как дурак… что-то доказывал.. и пояснял что вещество в чемодане – должно родится там через миллион лет. Или больше… но оно появится там обязательно. И тогда мир станет лучше. Бесплатная энергия… освещение… тепло…

Оттуда.

Из чемодана.


Ха -ха – Смеялись вокруг.

– Идиот – Подтвердили в психбольнице.


Накололи лекарствами, связали руки. Посадили в кресло качалку. – Не дури пацан!


Как умирают мечты?

Как умирают планеты?

Как умирает вселенная?


Всех их – связывает одно.

Рано или поздно – всё что мы видим – сожрёт тёмная материя.

Что это – никто не знает.

Но она есть… находится между галактиками.

Мрачная, холодная и бескрайняя как сама смерть. Медленно и неотвратимо она наступает на всё что светит, греет, живёт, движется…

Пожирает… пожирает… пожирает…

И нету никому от неё спасения. Ни мольбы к Богу, ни атомные ракеты.

Ни слезы отчаяния, ни надежды на чудо.


Она – это конец всему.

И учёные давно это поняли. Только не говорят об этом вслух.


Только планет на небе – с каждым миллионом лет всё меньше…

Только температура на планетах в галактиках – понижается.

Пока не станет полным нулём.


Как умрёт наша вселенная?

Каким будет небо над головой?


Наверное – чёрным.


Но умирать планета будет долго и мучительно.

Луны – больше не будет.

Солнце потускнеет.

Холод и ночь наступают…


И вот уже плачь и мольба – доносятся от всех уголков планеты.

Кто-то зарывается в землю. Кто-то покидает и ищет счастья в других галактиках.

Только всё это напрасно…

Только чёрная материя становится всё сильнее и сильнее. Как страшный неумолимый монстр – она пожирает остатки жизни, тепла и света во вселенной. Жадно и беспощадно.

И надежды на спасения – нету.

Ужас в глазах тех кто ещё не умер… обречённость и печаль.

И вот Солнце исчезает…

И его сожрала тёмная материя.


И тогда вдруг вопль отчаяния разорвёт небесную тишину – упрёки к Господу… Зачем ты дал нам жизнь?


А потом – лишь тихая покорность – дай хоть смерти нам спокойной… забери наши души…

Но нету ответа с неба.

Лишь чёрная материя тупо смотрит на них с пустоты, ухмыляется.


Последние живые в ужасе, – зарываются в землю… стараются забыться… напиться… уколоться…

Но нигде не находят спасения и покоя.


И тогда они начинают молиться черной матери – умоляют пожалеть их… детей…


Но чёрная материя беспощадна и жестока.

Черня как смола пустота охватывает в свои ледяные объятия и душит…

Она – властелин космоса

И напрасно искать хоть каплю тепла в ней.


Она и есть творец новой вселенной!


Только вот незадача…

Одного она не учла…

Тот чемодан, в котором что-то должно было родится через миллион лет.

Нет. Оно не родилось ни через миллион, ни через два, ни через пять.

Но через миллиард – там действительно что-то появилось.


Чёрная материя нахмурилась пытаясь рассмотреть это. А затем процедила:

– Не ожидала…


Эй! Чудак! Что жил 15 миллиардов лет назад!

Ты – ошибся немного .

Но ты был прав – оно все-таки сработало.


И чемодан вдруг рвануло…


Взрыв был такой силы что миллиарды лет потомки его будут называть "Большим взрывом".

Что появился он- из хер знает чего… из какой-то маленькой точки во вселенной ..

И для начала – он свернул челюсть набекрень черной материи… затем как драную суку погнал её на миллиарды световых лет прочь, раздирая в клочья.

С воем и воплями… отдавая всё что сожрала.

И тогда – новая вселенная вдруг зажглась на небе всеми цветами радуги.

Снова засветит Солнце. Появится жизнь.


Не знаю, кто ты был, чувак что жил 15 миллиардов лет назад..

И что ты соорудил.

Но глядя в небо – скажи ему негромко – спасибо!

Ты не зря жил.

Спи спокойно.

Оно сработало!..

Амама супер стар

Закрываю шторы, приглушаю свет в комнате.

Медленно ложу её на спину… диван чуть скрипнул от тяжести тела и мягко прогнулся. Принял.

Вот и все.

Как я мечтал об этом моменте.


Моя правая рука тянется к радио – включить музыку.


Глажу её волосы, чуть опуская ладонь книзу… касаюсь грудей… сосков.

Затем касаюсь их губами – мягкие, нежные.

Голова кружится.

В комнате – вдруг появляется какой-то новый звук.

Это из радио раздаётся мужской голос. Прокашлялся, Что-то сказал. А потом – зазвучала музыка.

Странная, развязная, наглая.


– А Мама супер стар, супер стар… – Зазвучала песня.


Не вписывается в ситуацию.


Стараюсь не замечать её… К тому же руки заняты – отключить радио не могу.


Опускаюсь поцелуями к низу… снимаю лифчик… стаскиваю её платье…

Я почти добрался.

Осталось последнее.

Теперь надо быть особенно осторожным.

Мягко, как во сне целую живот… опускаясь губами к кромке трусиков.


И вот наконец – стягиваю… они тихо падают на пол, возле дивана.


– А Мама супер стар, супер стар… – Звучит песня из приёмника всё громче.

Черт, какая- же приятная мелодия в ней.

Боюсь признаться, но она – заводит меня ещё сильнее


– А Мама супер стар, супер стар… – Отдаётся в ушах. Стараюсь отделаться от неё…

Раздвигаю левой рукой её ноги, а правой – глажу лобок с мягкими волосинками чуть рыжеватого цвета. Как будто случайно касаюсь её половых губок при этом… затем снова глажу лобок… снова касаюсь губок… снова глажу.


Они становятся влажными.

Вот и все.

Теперь – твой выход приятель. Выходи из штанов.


Только та мелодия что звучит из радио… как будто овладела мной. Не опускает.

– А Мама супер стар, супер стар…


Мою лицо – у неё между ног, мои губы – рядом с её половыми губками.

Они – красивые.

Смотрю на них…

А они – на меня.

С каким-то любопытством.

И я вдруг тихо напеваю им.

– А Мама супер стар, супер стар…


Губки застывают – внимательно слушают.

Кажется, песня понравилась им тоже…


– А Мама супер стар, супер стар… – Всё пою я в половые губки, как будто в микрофон.


Подымаю голову – она смотрит на меня.

В глазах – изумление.

– Песня хорошая – Поясняю.


Понимает. Вздыхает грустно. Ложится на спину. Безучастно смотрит в потолок.


Лишь я – всё дальше пою где-то между ног:

– А Мама супер стар, супер стар…

Барабашка

Я знаю.

Оно приходит ночью…

Ходит тихо по квартире – заглядывает в мои бумаги. читает письма.

Большое и мрачное.

Мой кот что лежит со мной на диване – смотрит на него чуть сузив свои зелёные глаза. Но не отгоняет прочь ..

Оно подходит к нему, легонько проводит своей огромной шершавой лапой по его шерсти и кот засыпает.

Тогда оно продолжает свой путь по квартире.

Берет таблетки со стола – читает название. "Таблетки от кашля" – но что это?.. Не понимает.

Злится.

Садится на пол, возле моего дивана – пытается уловить мои сны.

Найти ответы…

Иногда это ему удаётся и тогда я ворочаюсь…

Только таблетки мне – не сняться.

Хоть он и любопытный…

Но лишь время теряет.

Пробует их на вкус – сплёвывает.

Иногда он похож на ребёнка, гладит меня по волосам, трогает кота за хвост, а ещё чаще – стучит дверью – мешает спать.

– Чего ты хочешь? – Сквозь сон бормочу ему.

Он и сам не знает.

Сразу прячется.

Похожий на огромное чёрное пятно – тихо плавает по комнате. И ужасно боится чтобы не включили свет.

Лишь что-то тихо – бормочет себе под нос.

Я заметил что у него мужской голос.

Но когда у меня неприятности – оно трусливо прячется под диван.

И ещё – любит играться… изображать кота. Его голос. Или делать шалости.

Затем смеётся наблюдая как за это – достаётся коту.


– Какого хрена ты завелось в моей комнате? – Спрашиваю его порой. – Толку от тебя никакого. Ни удачи… ни везения… ни выигрыша в лотерею…

Но оно молчит.

Не отвечает.


– Ты не ответил мне… – Напоминаю ему когда просыпаюсь.

Оно видит что я не сплю и с ужасом сжимается до размера мячика.


Но я не включаю свет. Лишь смотрю на него – куда-то в темноту. И оно успокаивается.

Тихо подымается вверх – прямо к люстре. И зависает в раздумье – удрать или остаться?


– Ну что с тобой делать? – Чешу я себе затылок. Затем толкаю ногой своего кота – А ты чего спишь? Не видишь, что ли?

Кто это такой?

Откуда здесь взялся?

Почему не шипишь на него? Не пушишь хвост?

Хотя бы ногти выпустил для порядка!


Но кот равнодушно зевает, как будто знает его уже 100 лет.

Ну, раз так… – Говорю – Ладно…


В библиотеке, прочитал что всякая нечисть может завестись в квартире – и домовой, и леший, и барабашка.

– Кто же ты такой?

А хрен его разберётся…


И тогда однажды – я решил схватить его рукой…

Поймать. Изучить.

Ждать долго не пришлось – когда оно ночью проплывало мимо дивана думая что сплю – я резко выкинул руку и схватился за чёрное пятно.

Но тут же меня как будто ударило током.

В двести тысяч вольт.

Я просто отрубился.


На утро чувствовал себя разбитым, температура, головная боль.

– Может это всё приснилось мне? Хернёй страдаю?


Но ночью – оно приплыло снова. Село прямо на мой диван и вдруг погладило мне ногу – как будто извиняясь.

Я ощутил его шершавую ладонь.

Больше – током меня не било.

Впрочем, я не ловил его – тоже.


– Чего же ты хочешь от меня?


Я клал ему хлебные крошки, сыр и сметану.

Но он не ел…


Хорошие книги, свечи и спички… он он был к ним равнодушным.


Даже молитвенник – но и это его не заинтересовало.


Тогда однажды, когда мне не спалось – я встал и открыл штору. Сел на кресло и стал смотреть на звезды. Ощущая как оно – тихо подходит из-за спины и садится со мною рядом.

С какой-то тихой благодарностью – которую я ощутил странной дрожью пробежавшей по телу..

Так до утра – мы с ним и просидели вместе.


Тогда я понял.

– Ты просто не можешь двигать материальные вещи… открыть штору к примеру…

Все оказалось так просто…


Теперь я часто вставал ночью и открывал ему штору.

Огромный мир звёзд на ночном небе – врывался в комнату освещая её каким-то странным, вечным, белым сиянием.

И оно – как заворожённое смотрело куда-то в небо… что-то пытаясь увидеть там.

А я – на него.


Больше оно не дразнило кота и не хулиганило в квартире.

Даже старалось угодить мне – у меня вдруг исчезли насморк, головная боль.

Даже в учёбе появились успехи.

Улучшилась память, сообразительность.


– Ты все-таки может делать добро, если хочешь – Улыбаюсь ему в темноту.

Знаю – оно видит меня. Слышит.

Робея и стесняясь, оно лишь тихо хочет – чтобы я открыл ему ночное небо… ещё раз… пожалуйста…


– Да без проблем – Отвечаю. Встаю, иду и открываю штору на окне.

И вот уже – мы сидим рядом… задрав головы к звёздам.

Думая каждый о своём…

Лично я – о смысле жизни. О времени – данном нам для жизни. О вечном…


А оно – всё ищет что-то… крутя своей черной головой во все стороны…


Так продолжалось несколько лет.

Только однажды – оно вдруг исчезло. И больше не ввернулось.


Что с ним случилось?

Не знаю…

Я искал его, не спал по ночам, звал. Открывал штору…

И чувствовал досаду, что так и не узнал – кто он. И откуда.

А самое главное – что же отчаянно искал на звёздном небе?


А потом вдруг подумал… а может оно нашло наконец, что искало?


Только ответа – никогда не узнаю.

Быть первым

Я нашёл её на танцах. В самом дальнем углу зала она стояла скромно потупив глаза – как будто разглядывая свои сандали. Юное лицо было сплошь покрытое веснушками а короткое ситцевое платье – выдавало в ней тощую фигурку подростка.

– Можно? – Спросил я и протянул ей руку. В этот миг вдруг заиграла медленная мелодия.

Вальс.

Танцую я плохо, поэтому просто обнял её за талию. Худенькое девичье тело чуть отшатнулось от меня а затем доверчиво положило руки на плечи…


Что это был за вальс? Не помню, Да и какая разница…

Главное что рядом была она – юная, невинная. И это будило во мне хищника, добыча для которого – быть первым.


Я быстро понял что не смогу её взять – просто напоив водкой до беспамятства… даже от пива она отказывалась. И от шампанского – тоже.


Тогда я пошёл на хитрость – стал изображать из себя наивного студента – робкого и стеснительного. Читал ей стихи, усиленно краснея при этом (пришлось подкрашивать щеки красителем спрятанным в кармане).

Но это – тоже не помогало.


Тогда я снова поменял тактику – начал хвастаться что родители мои – олигархи. И у них бабла немерено. Только в в данный момент я поссорился с ними поэтому работаю самостоятельно и снимаю квартиру.

Принципиальный – короче.


На юном лице девочки появилась насмешливая улыбка но она промолчала.


– Что же тебе надо? – Лихорадочно думал я перебирая все возможные варианты как забраться ей в душу.


Наконец, я признался что полюбил её.

И хочу всегда быть вместе…


Она недоверчиво посмотрела на меня своими огромными красивыми глазами, а я – усиленно постарался выдавить слезу. Получилось – одна штука с правого глаза, и половина – с другого глаза.


Теперь, она задумалась.

И тогда я выложил свой главный козырь.

Нежным голосом сказал что у меня День Рождения и я хочу пригласить её к себе.


Как она могла отказаться?

Это действительно сработало!

В назначенный день- я летел на свидание как на крыльях.

В руке у меня был букет прекрасных роз, а дома на столе -стояло вино с подсыпанным энерджайзером.

Для поднятия хорошего настроения. Физической бодрости. И активности.

С последующим, возможно – обольщением.

Дефлорацией.

И кто его знает… возможно несколькими трещинами и в анальном отверстии – тоже.


Но пока – я об этом ещё глубоко не задумывался.


Так как по природе – я невезучий.

И предполагал что по дороге – может случится непредвиденное. Что помешает исполнится моему замечательному плану – к примеру, я оступлюсь и сломаю ногу. или меня – переедет автомобиль. Проехавшись грязным передним колесом по моей голове с аккуратно подстриженными волосами и побрызганной одеколоном "Красная Москва".

Или просто – кирпич на голову упадёт. Вследствие чего – мой хер опустится… Возможно навсегда.

В конце концов – она могла просто не придти на свидание.


Но случилось чудо.

Я дошёл.

И всё пошло по плану.

Уже через пол часа – мы оказались в моей квартире.

Я уверял как горячо люблю её, и ещё – что мои родители олигархи – готовят нам свадебное путешествие на Багамы (это название я нашёл на карте).


Наконец, я почувствовал что пришло время к завершению моего коварного плана.

Под кодовым название "Дефлорация".

Приятно улыбаясь, наливаю ей вина с подмешанным энерджайзером.

Да и сам – выпил его тоже.

Чувствуя как член подымается подобно башенному крану на ударной стройке века.


Затем, закрываю шторы на окнах, приглушаю свет и включаю нежную мелодию.


Ещё пару фраз что я буду любить её вечно – нежно кладу на диван.


Музыка, свет и энерджайзер сливаются воедино – начинает кружиться голова.


Она шепчет мне что не надо… что молода… неопытна ещё, да и рано ей подобным заниматься… но меня от этого – лишь заводит ещё больше.

И вот уже – моя руку лихорадочно стаскивает с неё всё что на ней… я ласкаю пальцами её нежный девичий клитор… замечая что от этого – она дышит всё глубже.

Затем – раздвигаю её ноги.

Мои штаны моментально летят на пол.

И вот уже – я у неё между ног.


Но вместо триумфа – приходит первое разочарование.

Процесс дефлорации – прошёл как-то незаметно.

Невзрачно.

И неярко.

Они лишь вздрогнула, чуть напряглась… и на секунду задержала дыхание.

Вот и все.

Точка.


– Что же это было? – Задумался я.

Но времени на более глубокое размышление – не было.

И я стал продолжать водить свой член внутрь, но снова… ни воплей протестов… ни всхлипов от боли… ни мольбы делать это помедленнее – не было.


– Классно, правда? – Растерянно сказал я на ухо это юному созданию. Не знаю что сказать ещё. И стал водить в неё член – по полной программе.

Тем самым использовать её отверстие – по прямому предназначению.

Без скидки на возраст, невинность или неопытность.


Лишь с каждым толчком вспоминая, что по до мной – невинная девственность, или по крайней мере то – что было до меня…


Хвастливая улыбка уже появилась на моем лице.

И я ещё раз толкнул членом вперёд – как мог глубже… ещё дальше… убеждаясь что теперь он заходит туда – как положено.


Как вдруг… случилось новое недоразумение.


– Глубже… Тихо попросила она.

– Что?? – Не понял я. – Весьма странное желание для столь юного существа. И стал засовывать в неё ещё глубже.

Только кажется, эта моя послушность – стала заводить её тоже.

– Давай… давай… – Стала повторять она дыша при этом всё глубже.


А затем – случилось очередное недоразумение.

Я вдруг кончил.

Это случило – не вовремя, внезапно и просто глупо.

Открыв свои огромные глаза она недоуменно уставилась на меня- Это все?


– Нет – нет… – Смущённо залепетал я. – Секундочку… я сейчас восстановлюсь и мы продолжим.


Затем тянусь рукой к журнальному столику.

Делаю глоток вина смешанного с энерджайзером.

И чувствую – силы появляются снова.


Только теперь – она залезает прямо на меня. Начинает подпрыгивать и махать руками – изображает то ковбоя, то флагоностца на параде.

– Наверное, ей так нужно чтобы кончить – Понимаю.

И терплю.

Но в итоге – кончил опять я.

Опять – бесславно, и в полном одиночестве.

– Ты снова?.. Уже??? – В её глазах полное изумление.


Теперь, чтобы восстановиться – мне надо выпить пол бутылки энерджайзера.


Но я знаю – силы вернутся снова.

И не ошибаюсь.

Через пять минут – готов опять.


Теперь – она становится возле дивана на колени… раком. А мне говорит стать сзади.

– Давай… может так – не облажаешься снова. – Поворачивает ко мне голову.


И я, как нашкодивший мудак, теперь отчаянно стараюсь не кончить первым.

Чтобы дать ей сделать это.

Мы – пыхтим, стонем… лица красные от напряжения…

– Ещё немного – Просит она.

– Стараюсь – Отвечаю.


Как вдруг….

Блять.

Опять… я бесславно кончаю.

В зловещей тишине. И полном одиночестве.


Теперь она реально злится.

На юном лице – глаза сверкают.

Она встает, берет мои трусы лежащие на полу и обкручивает ими – мой член. Сжимая его таким образом – силой.

От резкого перепада давления – тот моментально встает снова.

Мне – больно.

Но терплю.


– Давай – Приказывает он. Только теперь – каким-то чужим, хриплым голосом.

Затем встает на карачки предо мной снова.

Стараюсь, только мне – плохо.

Тошнит, круги перед глазами.


Энерджайзер – просится наружу.

И хочется в туалет.


– Рано ещё – Доносится до меня её голос. – Ещё немного. Потерпи…

И вот она – снова прыгает на мне. Потом- я вижу её под собой.

Слева, справа, даже сверху – на моей голове…

Я уже не знаю, кто кого имеет во все все дыры.


Через час – чувствую как отрубаюсь.

Как в полусне, доносится до меня её звонкий голос – Ну вот и все! Наконец кончила!

Чувствую – она откручивает трусы завязанные на моем члене.

И тот – как тряпка падает вниз…

Встанет ли когда-нибудь?


С трудом приподымаюсь. Гляжу на это странное создание – такое юное и такое ненасытное.


О Боже!!! Что это???


Кудрявые волосы на голове – сползли вниз куда-то… и я вдруг понимаю что это был парик! Из под которого выглядывают жиденькие, бесцветные волосы.

Юный румянец – тоже слез со щёк вместе с юными веснушками – вместо них, из под помады просвечивают какие-то морщины характерные для более зрелого возраста.

С ужасом разглядываю её дальше.

Ресницы – тоже оказались наклеенными.


Она открывает глаза.

И мы встречаемся взглядами.

На меня смотрит баба лет 35-ти.

И не мигает.

Кажется, правый глаз у неё – тоже какой-то странный… может стеклянный.


– Кажется… меня сегодня выеб..ли – Бормочу себе под нос.


– А ты что, хотел быть первым? – Говорит она своим писклявым голосом.

И смеётся…

Первое мая

(рассказ из цикла "обхохочетесь")

***

Как же замечательно прошло 1 мая!

Ещё накануне, по всем общественным телеканалам рассказывали об истории этого праздника. И почему олигархи так не любят его. Что можно делать рабочему люду в этот день, а что нельзя.

Профсоюзные лидеры – со всех радио и телеэфиров поясняли где и как собираться на парад. А также время его проведения.

И вот, с самого утра, по всей стране прокатилась волна манифестаций. На плакатах трудящихся – требования к олигархам: "Сначала дайте зарплаты как в Европе, а потом – поднимайте цены как в Европе!"… "Если пенсионный возраст сделали как в Европе – то и продолжительность рабочего дня – сделайте тоже!"… "Почему вся экономика – в руках десятка олигархических кланов?"… "Хотим жить как в Европе а не в Африке" и т.д..

По итогам манифестаций трудящихся – было принято требование к профсоюзам – об объединении усилий, о возможности проведения – общенациональных забастовок и акций протестов. О справедливом распределении народного богатства. О закрытии офшоров куда олигархи прячут награбленные деньги…

Также было переизбрано несколько профсоюзных лидеров – за бездеятельность, аморфность, пассивность.

Под конец, не забыли вспомнить называния нескольких телеканалов принадлежащих олигархам – которые пытались "забыть" про праздник 1 мая – не упомянув про него ни слова. Заполняя время – лишь сериалами и юморинами чтобы отвлечь внимание.

– Не получиться! – Повторяли люди. – Мы не быдло!- Повторяли вновь и вновь. Чувствуя себя счастливыми что есть один день, который подарили им предки – чтобы они почувствовали себя хозяинами в стране.

И плевать что только один день.. спасибо – хоть за этот!!

Люди на глазах менялись, на серых лицах расцветали улыбки а плечи гордо распрямлялись.

– Мы не быдло!

Под вечер – на центральной площади был праздничный концерт. Артисты, певцы, композиторы – поздравляли рабочих людей с этим праздником, желали ему успехов в борьбе за свои права. И обещали что будут на их стороне – всегда. Чтобы не случилось…

Лишь к утру – олигархи вытерли холодный пот со лба. И перекрестившись – пошли спать…

Ночью им снились ужасные сны… что вокруг – демократическое, свободное и справедливое государство, где народ получает достойные зарплаты, пенсии,а олигархи – исчезли как вымирающий вид паразитов на теле.

И тогда из их окон – раздавались всхлипывания, проклятия и вопли – до самого утра.

(Сказка).

Оглушительный хохот.

А если серьёзно… вопросик у меня один есть.

Не даёт покоя, волнует, тревожит.

– Почему 1 мая, я не услышал ни одного поздравления с телеэкранов?

Ни от премьера, ни от президента, ни от парламентариев…

Идиотизм получается – вся страна имеет выходной, а никто из власти – не поздравляет её с праздником.

Маразм – полный.

А может я чего-то не понимаю?

Аль секрет какой-то есть, государственный?

Что же это за страшная тайна связанная с 1 мая?

Чтобы найти ответ самостоятельно, я полез в интернет и вдруг нашёл одну странную информацию – оказывается, правильное название этого праздника – "День борьбы рабочих за свои права". А не просто "солидарности"…

Вот теперь стало ясно, почему олигархам так не нравится этот праздник.

Только вот… ещё меня мучает кое-что – А что же оппозиция? Почему она не поздравила страну – тоже? Или может по другой какой-то причине – ей этот праздник не нравится?

А может просто… это не оппозиция а проект олигархов какой-то?.. А что мне ещё остаётся думать?

Загадки… загадки… загадки…

Одно лишь понял пока – ещё раз посмотрю интернете – кто из политиков поздравил страну с 1 мая. И с правом рабочих бороться за свои права.

За того – наверное и буду голосовать на выборах.

Ой… только найду ли?

Самый любимый

Пригласили нас на День Рождения.

К ребёнку.

Малыш, лет пяти. Краснощёкий, в коротких штанишках.


Гости – соответствующие. Нарядная девочка с большим белым бантом на голове.

И мой отпрыск – карапуз с соской.

Сидят дети втроём, подарки рассматривают.

Вот конфеты – красивые, в блестящей обвёртке. А на ней рисунки – разные.

Радуются малыши, вертят в руках, рассматривают.


Вот маленький домик из картона.

Тоже красивый. Нравится детям.


А вот – белочка. Как настоящая… с блестящими глазками – пуговками. С пушистой шерстью темно-коричневого цвета.

Малыши затихают. Передают друг другу в руки – рассмотреть поближе… осторожно, как будто она живая.

Мы с умилением смотрим на них. – Молодцы детки! Не разбудите её!

Счастливые лица. Улыбки на устах.


Карапуз поднимает голову.

– Спасибо – Шепелявит мне.

Что ещё надо взрослым? Мы… рады.


Только никто не заметил… как он появился сзади.


Наверное спустился со шкафа, где спал на подушке.

Огромный кот.

Серого цвета.

Потянулся… распрямил спину.

Сел, и стал ждать – когда он станет центром внимания. И восхищения.

Но что это???

Никто не кинулся его обнимать. Целовать. Гладить по спинке. Чесать за ушками..

Даже не повернул голову – от замечательной белочки.


Сидит кот. Приуныл. Задумался.


Да, дружище. Тебе далеко до неё.

Она такая милая. Красивая.

Смирись.

И прими жизнь – такой какая она есть.


Вскоре про кота – все забывают.

И праздник продолжается.

На столе – праздничные блюда, напитки сладкие, цветы в вазах.

А дети продолжают передавать белочку друг другу. Не отпускают. Гладят её, обнимают. Что-то шепчут нежно на ушко.

Наверное желания загадывают.


Наконец девочка передаёт белочку в руки карапузу. – Только осторожно! – Просит.

Но карапуз – неуклюж.

Слишком мал ещё.

И роняет белочку.

Она падает прямо на ковёр. Возле кота который сидит в самом мрачном расположении духа.

– Правда красивая? – Спрашивает карапуз кота.

И это был уже свыше сил кота.


В тот же миг жирная огромная туша прыгнула на белочку – обхватила когтями и стала с остервенением дёргать задом пытаясь растерзать на куски.

– М-м-м-м – От ненависти из глотки кота вылетают какие-то жуткие звуки.

А куски белочки – летят в разные стороны…


В квартире началось что-то невообразимое!

Малышня визжит.. плачет.

Взрослые выскочили из соседней комнаты – Боже мой!! Что это??? – На ковре, возле праздничного стола с цветами и конфетам – лежит и безобразно дёргается кот .С лютой злобой раздирает на куски подарок детям. От плюшевой белочки уже отлетел правый глаз..


Растерялись взрослые… лупить кота при детях – не непедагогично.

Кричать и материть – тоже не красиво.


А кот – никак не угомонится. Даже страшно подойти к рассвирепевшей твари.


Что же делать?

К счастью, опыт у меня – некоторый был. И я осторожно начал действовать.


– Послушай! – Обратился к коту спокойным и уверенным голосом.


Тот на мгновение притих, повернув ко мне серые уши.


– Ты же наверное недавно поел сытно, а вместо того чтобы жирок завязался на животе – дёргаешь своим задом, теряешь килокалории понимаешь…


Кот оторвал пасть от белочки и посмотрел на меня.

Видимо заинтересовался.


– Да – да! – Продолжил я нежным голосом. – Ты похудеешь, жир исчезнет, останутся кожа и кости, а местные кошки перестанут обращать внимание…


Кот зашевелил ушами – по видимому мои слова произвели на него впечатление.

Но затем снова повернулся к белочке, посмотрел на неё и неистово задёргал задом. – Разорву её нах!


И опять в квартире началось невообразимое!

Дети визжат!

Взрослые смотрят на меня умоляюще – Ну сделай же что-нибудь!


И я продолжил наше общение.


– А ты не подумал? – Мягко сказал коту – Из чего изготовлена шерсть этой белочки? Может она крашеная, синтетическая?.. У тебя потом будет болеть живот… ухудшится пищеварение… или не дай бог – аппетит пропадёт!.. А в холодильнике для тебя – припасена рыбка. Что будешь делать?


Кот перестал дёргаться – снова посмотрел на меня.


– Честное слово, лежит в холодильнике… – Повторил я как можно увереннее – Да и между нами, по секрету… охота тебе – в такой чудесный солнечный день дёргать задницей на полу. Из-за какой-то дурацкой белочки? Да не ровня она тебе! Ведь ты – красив и силен, а она игрушка просто…


Кот внимательно посмотрел на неё, и глаза его снова потемнели от лютой злобы – с ещё большей ненавистью он задёргал своей жирной жопой… а клыками- рвать на куски…

Короче – скоро пипец будет белочке.

Полный.


Визг и вопли в квартире – снова.


– А ты не заметил? – Заговорил я с котом как только он на секунду угомонился – Что настольную лампу включили на столе… да-да, там где ты любишь греться. Включили – для тебя, приятель!

И я осторожно погладил кота по шёрстке.

Затем ласково – между ушками.

– Стоит ли тратить время на пустяки… – Я выразительно показал взглядом на остатки белочки. – Поверь мне… она тебе не ровня.


Кот повернул голову к гостям и недоверчиво обвёл всех взглядом.

Все закивали головами.

– Так и есть!

– Только ты здесь любимый! – Подтвердил я коту. – Один – единственный. И зачем такому красивому, замечательному коту – дёргать задницей на ковре – когда лампа на столе включена… просто глупо это…


Кот отпустил белочку и медленно встал на ноги.


Дети замерли.

Наступила такая тишина что было слышно как муха летает под потолком.


Кот медленно пошёл к столу, покачиваясь от усталости. Как настоящий хозяин в квартире. Которого глубоко обидели – ошибившись в выборе любимого.


Пройдя перед всеми, он прыгнул на стол и лёг под лампой. Глаза сузились и он стал глядеть через щёлочки.


Взрослые быстро собрали остатки белочки – спрятали от детей.

А я подошёл к коту.


– Ты правильно сделал – Тихо сказал ему.


А что мне оставалось делать?


Ведь тигр же…

Написать резюме

Я писал резюме когда из- под бумаги что-то выползло. Минуту мы рассматривали друг друга поражённые встречей.

– Таракан – Наконец глухо сказал я. И это прозвучало для него как приговор.

Затем мы оба метнулись – он к краю стола, а я – снять тапок с ноги.

– Бах! – Раздался первый удар.

Затем другой… третий…

Может он думал что он – чудо природы, или бабочка. Поэтому и вылез наружу.

Да хер с ним…

Я тоже думал когда-то – что большой человек…


Так что же – с резюме?

Я медленно вывел на бумаге – "известный композитор".

Затем – отложил ручку в сторону и прислушался… за окном, с самого утра играет оркестр.

Проходит праздничный парад по поводу майского праздника.

Люди шумят, поют песни.


Когда мне было 20 лет – я мечтал создать ансамбль. Сочинял… творил… не давал маме спать по ночам – своей игрой на гитаре, одним пальцем.

Пока наконец мама – не разбила гитару.

Об шкаф.

Я вынес её на мусорник. Долго и печально смотрел на свой мозоль на пальце…

Человечество ещё не понимало, какой талант пропал даром… Какую неоценимую утрату понесло оно…

Да и хер с ним…


Теперь, за окном – раздаётся смех. Детский галдёж. Наверное – колонны людей с транспарантами уже направляются в центр города.


Я взял ручку, подумал и вычеркнул – "известный композитор".

Затем написал сверху – "великий мыслитель".


В тот же миг ручка у меня чуть не вылетела из руки – я почувствовал чей-то укус в ногу.

Осторожно посмотрел вниз.

– Блоха! – Наконец разглядел кусавшего. И что есть силы ударил кулаком в то место.

Затем долго чесал его.

Но зря наверное – эта шлюха успела улизнуть… как вертлявая проститутка…


Я продолжил писать.

Самое главное что я понял в жизни – от меня ничего не зависит.

Да и не только от меня.

Даже от президента.

Ибо не лидер – ведёт нацию вперёд.

Не император.

И не царь.


Нас ведёт – маленький, плюгавый, лысоватый человек в белом халате, который пишет формулы.


Как только он придумал порох – тут же закончилась одна историческая эпоха… и началась другая.

С границами между государствами, империями, традициями.


А как только – он придумал электричество, радио и паровоз – то весь мир опять поменялся..

Абсолютно всё!

Новые традиции, образ жизни. Даже – идеология.

Появился социализм.

А потом – СССР. Главным принципом которого были – всего три слова.

"Поезда, нищета, плюс – радиоточка".

Это и была настоящая идеология СССР.


Но маленькие человечки в белых халатах – не спали.


И придумали новое – цифровые технологии. Видеомагнитофоны. Интернет.


Тут же СССР – сдох.

И на его месте, стала зарождаться новая система – прямо сейчас, мы переживаем все муки её рождения.


Только вот вопрос… что ещё придумают люди в белых халатах?

Какие открытия сделают?

И что будет с нами – в итоге?

Только мне, если честно, – глубоко плевать на это…

Ибо понял я, что люди – как глина… в какую систему их не помести – такими и станут их принципы.

Гы – гы – гы…


Я подумал… и вычеркнул "великий мыслитель".

Затем повернул голову – за окном раздавался многотысячный гул голосов… кажется весь город вышел на улицу.

Праздник ведь…


Как вдруг…. моё лицо вытянулось… я заметил маленькую точку на стене.

Взгляд у меня стал пристальным, напряжённым.

– Клоп – Наконец разжал я губы. – Редкое уёбище!


Схватив газету, я резко подскочил к стене и со всей силы трахнул его.

Как раз в тот момент – за окном раздались призывы "К миру во всем мире!".


Я снова сел к столу и задумался… а может написать в резюме – "великий писатель"?

Только почему – мне хочется рыгать от этого слова?

Человечество – похожее на стоящих в ряд людей которые держат за руки друг друга. Не давая никому – вырваться вперёд.

Прославиться.

Или стать богатым… знаменитым.

Лишь самые наглые, решительные и способные на всё – могут вырваться из этого стального рукопожатия.

Оставив позади – оторванные рукава от пиджака и пуговицы рубашки.

Слыша в след лишь проклятия, угрозы и завистливые насмешки.


Только вот что странно… сделав ещё пару шагов вперёд – они уже слышат уже совершенно другое – слова подобострастия… угодливые признания в любви… ласковые напутствия…

Потому-что понимают – он вырвался.

Он смог…

А они – нет.

Только проблема в том, что вырваться может – лишь один из ста тысяч.


А значит что мне – не вырваться никогда.


Откладываю резюме в сторону, и взволнованный своими раздумьями встаю, подхожу к окну – открываю его – тут же свежий воздух врывается в комнату.


Колонн марширующих людей – уже нету. Наверняка направились к центру города. На парад.


Включаю телевизор, ложусь на диван и смотрю как его снимают с вертолёта… вижу как тысячи людей заполняют улицы города… с высоты – они похожи на маленьких букашек.


Закрываю глаза и незаметно засыпаю.


Мне вдруг сниться – что на том вертолёте – лечу я сам.

Смотрю с высоты, как миллиарды людишек собравшихся в одну громадную человеческую реку, заполняют проспекты, парки, улицы моего города.

Они идут… идут… идут… и конца им не видно.


– Как же много Вас сегодня! – Бормочу себе под нос. И чешу затылок в раздумье.

Наконец моё лицо светлеет.

Вынимаю из кармана два баллончика с дихлофосом. По одному – в каждую руку. И начинаю брызгать сверху.


Толпы разбегаются… с воплями и визгами.

Маты доносятся трёхэтажные.


– Вот так… вот так… – Деловито повторяю. И брызгаю дальше – Когда-то я так всех вшей потравил в квартире.


Вот один гражданин, пытается улизнуть от меня и перепрыгивает через забор.

Я откладываю дихлофос и беру газету в руки. Свёртываю в трубочку.

Опускаюсь ниже и… Бац!


– Не удрал! – Улыбка расплывается на моем лице.


А вот какая-то гражданка, как стрекоза перепрыгивает через рвы. Удирает в сторону – по просёлочной дороге.

– Непорядок! – Бормочу себе под нос.

Я снимаю с ноги ботинок и подлетаю к ней сзади.

– Бах!

– Теперь порядок! – Удовлетворённо подвожу итог.


Затем подымаю вертолёт кверху и долго любуюсь чистыми, пустынными улицами.

Иногда опускаясь и опыляя дихлофосом – тёмные, подозрительные места.


– Чистота и порядок! – Вот Вам настоящий лозунг!


Только сон мой недолгий.

Шум за окном – опять.

– Присниться же чертовщина! – Бормочу и просыпаюсь… кажется под окном идёт новая колона трудящихся.

На центральную площадь города.

И я вздохнув, одеваясь – иду к ним.

Увы…

Я – не великий композитор.

Не великий мыслитель.

И даже не писатель.


Даже резюме не смог написать.


А значит… – Куда мне без Вас?


Криво улыбаюсь, беру в руки – чей-то транспарант.

Одеваю значок.

И затягиваю песню.

Содержание сборника:

Как я был телохранителем

Красная кепка

Сказка про олигархов

Крыса

Фото девочки

Фригидная

Возле лифта

Семейная тайна

Стальные мышцы

В погоне за счастьем

Когда конец близко

Вопль из нижнего белья

Четыре стадии знакомства

Спортивный кросс

Глаза бабочки

Спасти планету

Творческий вечер Олеандрова

Часть души

Дружок

Комната

Щипач

Настоящая стерва

Заснуть с тигром

По ту сторону окна

Фантастическая система ниппель

Большой взрыв

Амама супер стар

Барабашка

Быть первым

Первое мая

Самый любимый

Написать резюме


на главную | моя полка | | Играя со стилями – 4 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу