Книга: Орсо. Дилогия



Орсо. Дилогия

Голубецкий Иван Анатольевич

Орсо




  Пролог

  Мир Раф - мир со своими отличиями и явлениями, со своей историей и политической системой. Впрочем, главное его отличие от Земли - это наличие магии. Хотя и на Земле она тоже есть, вот только магию, по своему влиянию можно сравнить с водой. Она есть везде. Только если Раф, наполнен ей как тропический лес, то другой мир - пустыня или засушливая степь. Сам же мир магии полон многообразия магических направлений и видов. Творить чары в нём просто и естественно, но всё же не настолько, чтобы подобное мог делать каждый. В нем много магов - обладателей самых разных сил и возможностей. Земле в этом плане повезло меньше. Как в любой пустыне есть существа привычные к дефициту влаги, так и на Земле есть маги, привычные к недостатку энергии. Но в целом, маги Земли не настолько сильны, чтобы заменить прогресс. Местами они напоминают чародеев из древности Рафа. Так же мало сил, да их самих, у некоторых есть гордость за своё искусство, у некоторых мания величия и игра в богов. Многие не понимают своё искусство, да и на Земле оно во многом деградировало, хотя местами и приняло затейливые формы. Но, наверное, самый серьёзный удар по магической традиции Земли нанесли шарлатаны. Да, обычные жулики, без способностей выдающие себя за магов и видящих. Они сеют ложное знание и искажают настоящее, заставляя поверить, даже человека с зачатками способностей, что магии нет. Это неудивительно, ведь шарлатанов раз в десять больше чем настоящих магов на Земле. Шарлатаны есть и у нас. Но их меньше, фактически единицы, что неудивительно для мира, с большим количеством магов и видящих, составляющих его основу. Как и на Земле у нас есть скептики. Как свои, так и завезённые. И даже собственные атеисты! С ними, возможно, я вас познакомлю в своей истории.

  В мире Раф много богов. Наверное, земляне назовут нас язычниками и будут отчасти правы. Мир создал Великий Творец. И он бесконечно мудр, раз не вмешивается в дела людей. Однако помимо Творца, что оставил искру творения в нашем мире, есть и боги. Боги добрые и злые. Светлые, Серые и Тёмные. Отдельно скажу о Злых Богах. Они воистину ужасны и могущественны, их сила превосходит порой силу многих светлых богов, а злоба сильнее, чем у демонов Йэра. Когда-нибудь и они появляться на страницах моей истории, и думаю, вы ужаснетесь, как когда-то ужаснулся и я.

  Но хватит отступлений. Пора переходить к самой истории, которая началась не в Рафе, а на Земле или все же в Рафе. На Земле двадцать первого столетия, или в Рафе более шести сотен лет назад. Ещё тогда меня посетила идея пробить портал на Землю, и я медленно начал её воплощение.

  Глава 1

  Аркус направил силы в пальцы. Зелеными потоками, подобно щупальцам, его эфирное тело растянулось, словно выпустив пять плотных огней вокруг пальцев, похожих на длинные, извивающиеся щупальца, по одному на каждый палец. Они были светлее, и плотнее пламени, за которое вполне могли сойти в глазах неопытного видящего, разве что цвет был зелёный.


  Вот только это была энергия земли и природы. Магию часто можно спутать. Природа - это жизнь, а сама жизнь в чём-то похожа на огонь. Аркус был магом природы и земли. Пускай он не был насколько силён, как маги земли, которых не без основания считал сильнейшими, пускай был величайшим природным магом с огромным числом способностей, он был равным двуталантом. Ведь маги с равновесием талантов рождались часто, а двойной уклон же был достаточно редок.

  Аркус ещё вкушал период своей молодости, от силы он выглядел на двадцать пять лет, полвека для мага не срок, а ему всего пятьдесят три. Конечно, для лишённых магии и богатства людей этот возраст казался глубокой старостью.

  Маг с наслаждением изучал природу и почву вокруг, пока вдруг сильный магический всплеск не обрушился на окрестности.


  ***


  Лич Бактер был самым настоящим личем уже пятьдесят лет. С полвека назад он закрепил свою душу за магически созданным сосудом и теперь медленно копил силы. Он прятался, похищал людей и выпивал из них жизнь и силу. Медленно матерел и набирал могущество. При жизни Бактер был Великим Магистром, достигшим пика своих сил. Многие бы смирились, но не он. Уже в почтенном для мага возрасте, он стал изучать Некромантию. И преуспел.

  Лич взглянул на свои потемневшие от времени костяные руки и мысленно усмехнулся. Он совершил много ошибок, не изучив Некромантию досконально до своего становления, но время поджимало. Тогда. Сейчас он по-настоящему бессмертен. И вот уже пятьдесят лет прячется от Совета, медленно набирая силы для его уничтожения. И дело было не только в личной неприязни. Когда Бактер принёс в жертву на своё становление целый город, то лишь умножил своих врагов. И ладно бы он убил только смердов. В городе нашлось с десяток магов, пускай и второго сорта.

  Он копил силу. Само становление дало ему возможности Архимага, пускай не очень сильного. Так же лучшие достоинства немертвых. Вместе с множеством недостатков, которые он до сих пор усиленно компенсировал. Бактер усиленно изучал Некромантию и изменял свой арсенал боевых плетений на Магию Смерти. Лич, или Даэ, как называл себя сам мёртвый чародей, являлся редкой высшей нежитью, с внешними источниками силы. Он мог становиться сильнее до бесконечности, мог бы собрать армию нежити. Вот только Бактер терпеть не мог управлять куклами. То ли дело Чёрная магия и чары смерти! Конечно, он поднял несколько тысяч трупов в виде плотской нежити, но все это было только для практики. Теперь мерзкие куклы ему не нужны. Осталось недолго.

  Вдруг мощнейший взрыв разбил двери в его подземелье. Даэ усмехнулся. Беззвучно, как и прежде, пряча в своих одеждах черный сосуд, отделанный магическим золотом. Его сосуд души. Филактерия. Его сила и в то же время недостаток. Терзаемый паранойей, лич всегда таскал этот предмет с собой.


  - Глупцы. - Сказал немертвый через магию. Его следящие чары засекли полтора десятка магов Совета, но только три или пять, заслуживали его внимание. Три Архимага и два Великих Магистра. Он знал их. Пускай раньше их сил хватило бы, чтобы стереть лича в порошок, сейчас они пришли, когда он стал гораздо сильнее. Убив их, он исполнит свой план, получив возможность уничтожить Совет и завести себе слуг. И последователей. Скоро его существование измениться.

  ***

  Пятнадцать магов вошли в подземелье. Обострив свои чувства, они изучали его каждый сантиметр. Их противник был известен, что позволяло лучше подготовиться к схватке с ним, но не отменяла факта, что враг был опасен. Даже смертельно опасен, как Верейская Чума, как стихийное бедствие и чистое зло.

  Лишь только они вошли внутрь, как выход обвалился, превращая подземелье в огромную западню. Стены пошли рябью и из них показались глиняные големы - создания из глины, напоминающие земляных элементалов. Они не были слишком сильны. Уступали творениям из металла и магическим механизмам. Вот только делались они не в пример проще, и их было много, даже слишком много.

  Началась первая схватка. Магистры стали жечь творения магии огнем и разламывать телекинезом. Маги воздуха оказывали поддержку и собирали весь воздух вокруг их группы, ведь его количество было ограничено и не восполнялось. Архимаги и Великие Магистры лишь следили за ситуацией.

  Маги огня старались обходиться без своего основного оружия и атаковали жаром, но все же воздуха было мало. Фактически их запасами являлся тот первый воздух, что попал в подземелье вместе с ними и то что, каким-то чудом сохранилось в самом подземелье. Не возьми они зачарованные кувшины с воздухом, их вторжение было бы обречено.

  - По правде говоря, я ожидал встретить нежить. - Первым заговорил темноволосый магистр. В отличие магов, носивших с ним один ранг, он был просто подозрительно спокоен.

  У кого-то тряслись колени, кто-то явственно чувствовал страх при виде сотен, нет тысяч, оживших глиняных изваяний, бесчисленного множества глиняных рук, что вылезали из пола, и - самой страшной напасти для мага - отсутствие возможности восполнять свои силы из внешних стихий. В подземелье не было энергии. Вернее она была непригодна ни для одного из пятнадцати, ни для Великого Магистра, ни даже для Архимага.

  - Все приготовились. Мы знали куда шли. У каждого есть лучшие накопители и новые артефакты. Нам нужно лишь избавиться от одной вредной крысы. Одной слишком отожравшейся крысы. - Заговорил старший Архимаг, в сером боевом одеянии. Он был сильнейшим из пятнадцати и самым старшим.


  Архимаги и Великие Магистры вступили в бой, разметая миньонов лича. Вскоре пол был усыпан лишь черепками, да кусками глины. Вот только это было лишь началом: стены, стали сдвигаться, превратившись вместе с полом в густую грязь, своды рукотворной пещеры начали стекаться, и лишь сила магов земли не позволяла захлопнуться западне. Из грязи появились длинные выросты, напоминающие щупальца. Они разом обрушились на отряд, намереваясь поглотить его.

  - Почему он не выйдет сам?! - Не выдержал один из магистров, прильнув к накопителю, чтобы восполнить просевший, после отбитой атаки грязевого щупальца, резерв.

  - Не станет. Это его территория и его правила. Так что он - серьёзный противник, почти достигший уровня Архимага... - Ответил предводитель магов и в тот же миг, грязь вновь стала камнем.

  - ПРЕВЗОШЕДШИЙ! ТЫ! ЖАЛКИЙ ЧЕРВЬ! ДА, КАК ТЫ СМЕЕШЬ РОВНЯТЬ МЕНЯ С СОБОЙ?! - Дикий нечеловеческий вопль разлетелся по подземелью. Он шёл от стен, от пола и потолка, не имея единого источника, он говорил тысячей ртов.

  - Мой, старый Знакомый, Кан Кляуса, как жизнь? - Архимаг едва заметно улыбнулся, обращаясь к личу, по прижизненному имени.

  - О, Этлен, какая встреча! Не строй иллюзий! Я давно за гранью вашего понимания! Вам стоило забиться в угол и с мольбой ждать, когда я заберу ваши жалкие души... А вместо этого, ты привёл, этих молодых на убой... Неужели так своя шкурка дорога? - Лич говорил своим потусторонним голосом, с нотками сарказма.

  - Не настолько, как тебе... Впрочем, о какой шкуре речь ты же скелет? - Архимаг ехидно ответил.

  - Ха-ха! - Лич засмеялся.

  - Этлен, почему ты взял с собой Магистров? Насчет Архимагов понятно, не так много тех, кто будет реально полезен сейчас, да и самих вас не много. Почему не взял еще Великих Магистров? Я тебе отвечу: ты собрал мясо на убой. Тех, кем не жалко пожертвовать. Скажи, что я не прав, Этлен? - Лич спокойно вещал, в то время как подземелье все больше напоминало дьявольскую яму. Воздух стал выгорать и смешиваться с ядовитыми газами.

  - Величайший, это правда? - Один из магистров чувствовал себя растерянно, и словно ждал опровержений слов лича. Ведь все знали, что маги не могут лгать. По крайней мере, прямо.

  - Воздух, живо! - Архимаг отдал выверенную команду и надел дыхательную маску, подключенную к зачарованному сосуду с воздухом. Он успел, как и четырнадцать остальных, а вот маг, спрашивающий его, промедлил и рухнул в судорогах. Противоядия от этой смеси не было, обрекая чародея на мучительную смерть.

  - Рик! - Маг в маске рванул к упавшему товарищу, но одно из грязевых щупалец, метнуло в открывшегося мага артефактное копье. Ещё один маг упал замертво.

  - Пятнадцать магов вошли в подземелье, двое замешкались, их стало тринадцать. - Решил начать считалочку лич.

  - Ты этого добивался?! - Крикнул предводитель магов.

  - Мне было нужно, твоё признание, которое ты, как истинный лжец, зажал. Ничего, твои пешки, ещё увидят твоё к ним отношение, боюсь только, это будет слишком поздно. - Лич театрально вздохнул.

  - Пешки у тебя, у меня соратники. - Ответил предводитель магов.

  - Верно, ведь я бы никогда не стал использовать соратников вместо пешек. - Ответил лич.

  Схватка продолжилась. Казалось у магов начало получаться совладать с подземельем, вот только Этлен почувствовал неладное.

  - Всем перейти в оборону, даже у личей силы не бесконечны! - Маг намеревался это доказать.

  - Формально, я могу их постоянно восполнять. - Лич разыграл свой козырь, и весьма удачно. Три магистра дрогнули и их щиты на мгновение ослабли.

  Смерть. Она нашла их мгновенно, в виде острых каменных шипов, пронзивших их податливую плоть, и из одной стены смертоносного подземелья вышел сам лич.

  Монстр. Скелет в роскошной, чёрно-оранжевой мантии с вкраплениями алых оттенков. В его пустых глазницах танцевало оранжевое свечение, а пустые руки, с костяными пальцами находились на уровне пояса. Он был немертвым, потому не боялся ни отсутствия воздуха, ни ядовитых газов, ни смерти. Существ подобных ему нельзя убить. Нельзя дождаться их смерти от старости. Лишь уничтожить.

  - Кляуса! - Закричал, Этлен. Стороннему наблюдателю этот жест мог показать несколько театральным, но в пылу схватки, никто подобного не заметил.

  - Зови меня, Бактер.- Лич усмехнулся и стал медленно поднимать руки.

  Сильнейшие маги из группы не дали ему закончить, совместно атакуя. Эту атаку они подготовили еще до входа в подземелье, и потому смогли активировать мгновенно. Совместный импульс пяти могущественных магов смел защиту лича. Вспышка закрыла обзор, но когда магия рассеялась, все увидели лежащий на полу подземелья, дымящийся скелет лица, в потрепанной мантии.

  Вот только, скелет шевельнул своим пальцем и начал подниматься. Защита монстра тут же восстановилась. Его одежды лишь слегка опалились, но само тело лича почти не пострадало.

  - И это все? Я разочарован. - Лич, снова начал поднимать руки, и сейчас у магов не было готовой атаки, лишь время, чтобы укрепить защиту. Лич разом опустил руки, и начался ад.

  Подземелье ожило. Сначала медленно, а после с бешеной скоростью закружились стены, пол и потолок, превращаясь в горизонтальную воронку из жидкого камня. Это была не лава и не грязь. Это был теплый жидкий камень, но его мелкие брызги, минуя щиты, прилипали к одежде и плоти, превращаясь в обычный камень. Маги земли и воздуха, стали больше сил отдавать защите, но дела у группы становились все хуже.

  - Какие-то вы молчаливые. Ах да, совсем забыл, только я могу сейчас позволить себе разговаривать, вы так напряжены, так сломлены... - Лич откровенно издевался. Но не ради злорадства, а с четко выверенной целью. Ослабить врага.

  Лич стоял в центре воронки и жидкого камня. Пятеро магов ещё могли ему что-то противопоставить, остальные были откровенным пушечным мясом. Он без особого труда частично пробил их щиты, и перебил трубки, ведущие к кувшинам воздуха. Больше и не нужно. Эти юнцы, старшему магистру от силы было около пятидесяти, утратили концентрацию и погрузились в камень. Бактер не стал ждать, пока угаснут их жизни, а лишь сделал камень снова твёрдым. Потом он изучит тела своих врагов, сейчас на это нет времени.


  - Вот вас уже пятеро, приближается финиш. - Лич не стал до конца делать камень твердым. Лишь создал хранилище для трупов магистров, но все же, это освободило часть его сил. Пускай в своём подземелье он имел огромные запасы энергии, максимальный размер контроля от этого не менялся. Лич шел, накинув на себя сложное заклятие невидимости. Заклятие было мощной иллюзией, создающей проекцию того, что находилось сзади.


  Этот приём был далёк до совершенства, не позволял слишком быстро двигаться, медленно менялся при резкой смене пейзажа, да и сильно фонил магией. Конечно, он мог обмануть магистров, но вряд ли смог одурачить таким способом пятерых сильных магов, что были тут.

  Но Бактер - на своей территории. Тут все однообразно и пропитано его магией, а значит, подобный грубый трюк может, удастся. Лич говорил иллюзорным голосом, так как его тело лишилось связок и мышц ещё в процессе ритуала. Тогда это сильно огорчило и озадачило его, заставив затаиться и изучать свои возможности. Он стал другим, многое потерял и многое приобрёл, но главное, чем гордился Бактер, - он отбросил усталость. Даже великие маги, наполняя и опустошая свой резерв моментально выдыхаются. Потолок примерно раз двадцать... Нет, даже меньше. Про остальных и говорить незачем 2-3 раза, максимум пять раз, они способны восполнить свой резерв в течение суток. Он же это мог делать бесконечно. Бактер каждые сутки опустошал и восполнял свой резерв раз по сто, и мог бы ещё, вот только не хватало времени, сутки заканчивались быстрее, чем личу мог понадобиться сто первый раз.

  Он оглядел магов, словно замерших во времени. В этой истории осталось поставить последний штрих и все. Лич станет свободен. Он изменит мир. Плетение магии смерти было почти завершено.

  И тут его Бактер удивился. Нет, вернее будет сказать, он был поражен, что неоконченное плетение слетело с его костлявых пальцев и рассыпалось, что не было характерно для магии смерти. Лич почувствовал то, о чем он казалось, забыл пятьдесят лет назад. И это была боль. Но боль не старая и знакомая, а новая и опустошающая. Его тело начало крошиться, немёртвый обернулся и увидел одного из Великих Магистров уже вытаскивающих из него чёрный меч. Клинок разрубил позвоночник, поломал ребра, и сделал что-то ещё, от чего лич почувствовал, как его сущность начинает стремиться к филактерии, он разом сломал, спрятанный в одеждах артефакт. Своими темными чувствами он видел, как быстро удаляется его враг, с оружием, в происхождении которого Бактер не сомневался.



  - Некромантский клинок и Шонгу. - Сказал лич, прежде чем его тело превратилось в труху.

  Этлен собрал свои силы вместе с Архимагом земли, пробил огромную дыру, открывающую выход из подземелья. Конечно, это грозило тем, что ядовитые миазмы отравят земли вокруг, но светлого мага подобное сейчас не волновало.

  - Осталось найти филактерию. Грисан, как твои успехи? - Этлен обратился к Великому Магистру, с оружием некроманта.

  - Прекрасно, филактерия рядом. Только она движется. - Грисан снял маску, как теперь и другие маги. Когда подземелье очистилось от ядовитых газов, необходимость в ней отпала.

  - Главное она рядом, веди нас, мой друг. - Только Архимаг закончил свою речь, как тьма, казалось побежденная, вернулась. Маги успели среагировать, впрочем, не все, в Великого Магистра воздуха, попало тёмное плетение, от чего тот тяжело упал на землю. Его тело покрылось волдырями и начало гнить. Но пока он не умер. Будь маг чуточку слабее, он бы не выжил, сейчас же он боролся со смертью.

  Однако его товарищи, вместо помощи, смотрели на виновника этого происшествия. Лич захватил тело одного из магистров, и сейчас оскалившись, отбросил поломанную маску.

  - Не стоит списывать меня со счетов, Этлен. - Лич заговорил почти человеческим голосом. Возможно, дело было в контроле голосовых связок и языка.

  - Я удивлён. - Маги впечатали новое тело лича в стену.

  - Какой ты нервный. - Бактер захохотал.


  - Напротив, но ты меня удивил. Обычно личам нужен минимум день, чтобы занять даже подготовленное тело, ты же сделал это практически мгновенно, пускай, сейчас и не способен полностью выразить свою мощь. - Этлен усилил давление. Однако лич все же выскользнул и встал на пол. Из пола вышел богатый посох, который Бактер взял в правую руку.

  - Ты прав, нужно время, чтобы подогнать это тело, нужно время... - Лич замер.

  - ДА КАК ТЫ СМЕЕШЬ?! - Дико завопив, лич рванул прочь из подземелья.

  - Грисан, что его взбесило. - Этлен не спешил пускаться в погоню.

  - Постороннее присутствие рядом с филактерией. - Ответил Великий Магистр.

  - За ним! - Скомандовал Этлен.


  ***

  Аркус держал в руках золотую шкатулку. Вернее сосуд, напоминающий нечто среднее, между погребальной урной и шкатулкой. Он был по-своему красив, сочетая чёрные и золотые вставки, но полон тьмы.

  Аркус был идеалистом, что часто встречалось среди светлых магов, потому оставил свои занятия и осмотрел сосуд. Его надо уничтожить и как можно скорее говорило чутье. Заметив уязвимое место, крохотную трещинку, он направил туда свои силы. У него был дар находить дефекты, которые порой не замечали даже Архимаги, чем маг пользовался.

  Трещина росла, и казалось все идёт прекрасно. Но тут, мага окатило тьмой. Вернее тёмным проклятием, он выронил сосуд и закашлял кровью. Тьма уверено подбиралась к его жизни, но и сосуд оказался повреждён, больше он не мог убегать.

  - КАК ТЫ ПОСМЕЛ?! - К нему мчался маг... Нет, монстр, похожий на мага, но у него уже не было сил убегать.

  - Похоже это мой конец. - Сказал Аркус.

  Но тут монстра обдало пламенем.

  - ТЫ?! НО КАК?! - Монстра атаковал человек в одеянии магистра и сломанной маске.

  - У каждого свои секреты. - Аркус присмотрелся к нему, его аура больше подходила Великому Магистру и была несколько странной.

  Монстр вновь рванул, к попавшему под проклятие магу, но тут его рассек чёрный меч, который через мгновение вонзился в сосуд, стоящий перед Аркусом. Сосуд побледнел и рассыпался. Следом сгнило и тело монстра.


  - Архх... - Издал тот последний вздох, и чёрная дымка развеялась над его останками.

  - Ты молодец, но кто ты, чародей? - Аркус кашлянул, пускай проклятие и развеялось, повреждения, нанесенные им, никуда не исчезли.

  - Магистр Двуталант Аркус Немедус. Простите, я не знаю, как к вам обращаться. - Он почтительно поклонился. В незнакомцах, маг узнал магов Совета.

  - Это не столь важно, тебе ведь нужна помощь. - Аркус не успел ответить и лишь заметил, как маг выглядевший лидером кивнул. В тот же миг жгучая боль пронзила грудь Аркуса, последним, что маг увидел, было черное лезвие клинка, выходящее из его груди.

  Дух Мага вырвало из тела и разорвало на части. Каждый кусочек болел и летел в водоворот из осколков души существа, которого считали монстром. Они смешались. Аркус кричал, но его никто не слышал. Его сознание рвалось, гнило и горело, падая в небытие...

  ***


  - Какой кошмар! - Я вскочил на кровати и ощупал свое тело. Фантомная боль, все еще ноюще была со мной, но постепенно стихала. Я включил ночник и посмотрел на часы. Пять утра. Мне, конечно, снились красочные сны, но подобное случилось впервые. Под конец это явственно разило кошмаром. Но в целом, какой замечательный сюжет для игры...

  ***

  Моя история началась просто. В небольшом тихом городке, мало чем отличающемся от посёлка. Таких городков десятки в России, если не сотни. Вокруг них порой ещё дышит природа и можно найти заповедники. В них более или менее спокойно. Тут есть природа, воздух, чистая вода. Нет, засилья фабрик и заводов, нет атомных электростанций и нет приезжих. Тишь и благодать! Тут можно спокойно гулять по ночам, не боясь за свою жизнь. Городок маленький и все друг друга знают. Тут редко что-то случается. Кого-то посторонних нечасто увидишь, взрослым здесь делать особо нечего. Зато детям множество занятий. Зимой лыжи и коньки, летом рыбалка и купание в речке, есть небольшой кинотеатр, походы в лес и много всевозможных мелочей. Благо природа близко, и городская жизнь привычно обходит её стороной.

  Прекрасная жизнь! Впрочем, если человек, живущий тут, - любитель интернета и игр, то он так же не особенно расстроиться. Интернет, как и в любом современном городе, тут есть. Правда выбор игр в магазинах невелик, но никто, же не мешает известным способом добывать их из интернета?


  Я сам, признаться, не до конца люблю компьютеры. Порой, как бы это странно ни звучало, они вызывают чувство отвращения. Я не шучу. Мне нравятся возможности, которые он открывает. Мне нравятся некоторые игры, но эта вещь встаёт между людьми.

  Хотя не стоит плохо относиться к действительно великому творению только потому, что кто-то не умеет его правильно использовать. Но это так порой раздражает!

  Перейдём сейчас прямо к моей истории, началась которая в пятницу. Да, в обычную осеннюю пятницу. Закончились уроки, с небольшими происшествиями за день. Как обычно подрались, на этот раз Петька с Сашкой. Новой математичке засунули в сумку крысу и в качестве апогея на большой перемене, кто-то, особо умный, распылил перцовый баллончик на первом этаже. Спасибо, чудной вентиляции! Всю школу пробрало, но уроки не отменили. А жалко, потому что сил, терпеть этот дурдом становилось все меньше.

  Моё настроение подняла старшая сестра.

  - Поедешь с нами на реку? - Оля всегда приглашала меня с собой, когда ее компания куда-то выбиралась. И не только потому, что я был ее брат. Просто нам всегда было интересно. А еще я часто влипал во всякие неприятности, но это совсем другая история.

  - Конечно! - Я не сомневался ни секунды. Река. Рыбалка. Байки у костра. Шумная разношерстная компания. Это же прекрасно! - Уже через пару часов мы были на месте.

  ...И собрались у костра ролевик, реконструктор, фанатка Гарри Поттера, моя сестра - любитель Властелина колец и Звездных Войн, и я - все это в большей или меньшей степени. Мои же увлечения разнообразны и хаотичны, но отчасти поверхностны. В семь лет я был в восторге от доисторических животных. Это и сейчас меня волнует, хотя меньше. Я читаю научно-познавательную литературу и допускаю существование магии. Кую ножи и изучаю историю. Читаю книги и смотрю фильмы, которые мне нравятся.

  Клев совсем не удался, что нас слегка огорчило. Оставив надежды поймать хоть что-нибудь, мы закутались во все теплое и развели хороший костер. Наступил поздний осенний вечер, туман сгущался.

  - Фильмы редко передают смысл книги. Чаще они похожи на фанфик школьника по хорошей книге. - Или не совсем. А бывают и исключения.

  - Позвольте, миледи, я буду спорить. - Обратившись к подруге.

  - Бывает, фильм превосходит книгу. Вспомните экранизацию Шерлока Холмса.

  - Это исключение, что подтверждает правило! - Тут же поспешила возмутиться девушка.


  - Нет, это показатель предела возможностей для многих режиссеров. - Спор начался, и я чувствовал, что он может продлиться долго.

  - Ты видел, во что превратили Властелина Колец?! Выкинули половину интересных персонажей, переврали характеры главных героев и полностью выбросили подтекст! Это сущий ужас! - Тут я спорить не стал, так как книгу "Властелин Колец" мне читать, пока не довелось.

  - Зато "Дракула" Брэма Стокера в конце девяностых хорошо экранизирован, "Войну и мир" Бондарчук, можно сказать, воплотил на большом экране.

  - Может и это и хорошие фильмы по сравнению с книгами. Но это единичные шедевры. Чтобы снять что-то великое, нужно быть не менее Великим режиссером, чем писатель, написавший свое творение.

  - А как же экранизация произведения "Идиот", написанного Достоевским? - Если вы не воспринимаете всерьез детей, вы сильно заблуждаетесь. Ребенок, получивший доступ, к кладезям человеческой мудрости, может быть серьезным соперником взрослому. И потому спор одиннадцатилетнего мальчика с шестнадцатилетней девушкой мог продолжаться до ночи, если бы не вмешалась моя сестра.

  - Ребят, а вы слышали историю про призрак на старом городском кладбище? А дело было... - Я слушал историю в пол уха, не замечая, как глаза начинают медленно слипаться. История была про сторожа-призрака умершего таинственной смертью. Рассказ шёл о том, как он помогал заблудившимся ночью и как карал кладбищенских воров. Слушая эту историю, я не заметил, как заснул.

  ***

  Лес потускнел и исчез, словно одно воспоминание сменившееся другим. Скрежет пера о лист бумаги стих и я, исписавший гору бумаги, удовлетворенно осмотрел написанный текст. Наконец-то, история обретает последовательность. Собираясь с мыслями, мне пришло в голову рассматривать узоры на расписном потолке, медленно вращая при этом самопишущее перо. Наконец мысли вновь стали обретать форму, и чтобы продолжить свое дело я стал произносить их вслух.

  - И теперь я хочу вам рассказать презанятную историю. - Раздался осторожный стук в дверь, что могло значить лишь одно.

  - Войдите. - Спокойно сказал я. Дверь отворилась, и мужчина лет сорока, с волосами уже тронутыми сединой, быстро подошел к моему рабочему столу, выполненному из темно-коричневого лакированного дерева, мой гость остановился в паре шагов от стола. Я ждал этого человека, хотя он пришел раньше, чем планировалось.

  - Император, лорд Гейриш и леди Вайп готовы выступить. - Я почувствовал легкое удовлетворение от только что сказанных слов.

  - Хорошо, министр Вайше, отправь с ними высококлассного иллюзиониста. Их внешний облик весьма специфический. - Я, выглядевший как молодой человек с внешностью подростка, щелкнул пальцами. Вспыхнул зелёный огонёк и недописанная книга закрылась. Время творчества истекло. Настало время делать дела. Я осторожно положил книгу на лакированный стол, оставив рядом перо с нескончаемыми чернилами.

  - Будет исполнено. - Отчеканил мой верный подчиненный.

  - Есть что-то ещё?

  - Владыка, разрешите посторонний вопрос?

  - Прошу.

  - Та книга, что вы пишите... Это новый трактат о магии?

  - Нет, это одна занятная история, которую мне рассказали очевидцы. Одна, занятная и весьма длинная история.

  - Позволите мне насладиться её чтением?

  - Не сейчас. Я тружусь над ней не один год, но написано всего ничего. Я извел стопки бумаги на черновики, но этого всё равно мало. И потом я пишу её на своём родном языке, а не на языке империи.

  - Прошу меня простить, Владыка.

  - Не стоит извиняться, Вейше. Быть может, придёт время, и я напишу эту книгу, на имперском наречии. Но до этого ещё далеко.

  - Разрешите удалиться?

  - Ступайте, министр. - Тон императора снова стал официальным, показывая, что разговор окончен. Вейше вышел. Его мысли занимал Властитель. Загадка империи, только добавила вопросов. Кто он, Владыка Империи. Что за историю он писал? И он ли это был вообще, или один из множества двойников? Вейше привёл свои мысли в порядок и отправился отдавать распоряжение. Загадка императора, не выходила из его головы.

  Юноша, носящий титул Императора, сидел за своим столом в раздумье. Доклад министра был лишь подтверждением того, что тщательно продуманный план начал воплощаться в жизнь. Императора терзала другая, казавшаяся нелепой, мысль.

  - Из всех возможных проблем, что встают перед писателем, не думал я, что моей станет выбор лица, от которого ведется повествование. Да простят меня читатели. Теперь, когда мы снова одни, вернемся к нашему герою.

  ***

  Сестра носила дрова, я чистил охотничьим ножом рыбу. Вдруг я почувствовал, что воздух вокруг меня стал другим.

  Оля изменилась в лице, держа очередную охапку хвороста в руках и глядя мне за спину. Оглянулся, но было уже поздно. Земля словно выскользнула из-под моих ног, и я понесся вниз. Во время казавшегося бесконечностью стремительного падения, перед глазами мелькали всевозможные оттенки синего и фиолетового.

  Я успел лишь увидеть испуганный взгляд сестры, крик, который наверняка сорвался с губ, но не дошел до меня. Падал, проваливался. Вверх, вниз или в другом направлении - не знаю. Я полностью потерял чувство пространства. Так что казалось, это будет длиться вечно... Но только казалось.

  Очнулся уже в лесу. Голова трещала, словно после удара, чем-то тяжелым. Желудок предательски крутило, словно его содержимое собиралось пробить себе путь наружу. Хорошо, что хотя бы завтрак был легким. С трудом поднявшись на ноги, я огляделся по сторонам. Кругом сгущался туман, хотя видимость еще позволяла видеть дальше, чем метров на пятьдесят. Вот только солнце близилось к закату, а поблизости реки видно не было.

  Что произошло? Беспокойство излишне, и я не припомню, чтобы оно хоть кого-то спасало. Так разберем ситуацию на части. Все происходящее похоже на сон. Так что пункт первый - это проверить реальность происходящего. Я с силой куснул свою ладонь, ощутив достаточно реальную боль. В фильмах я много раз видел совет, ущипнуть себя за бок, но в моем случае этот способ не подходил. Не знаю почему, но я ощущал боль даже во сне, хотя тогда она и на порядок слабее и в этом главное отличие. Над природой снов подумаем после. Сейчас пункт номер два: А где я? И как тут очутился?

  Розыгрыш? Можно списать на гипноз или испорченный продукты, то, что я видел в начале, но тогда этот вариант сразу отпадает. Мои друзья, да и все знакомые сестры вроде бы не совсем дураки. Я не свалился в реку, иначе бы меня вынесло на берег. Но этот вариант отпадает. Одежда слишком суха. И последний разумный вариант. Я пришел сюда сам, но потерял память. Зараза, как же крутит живот! Я осторожно сел на землю. Моя гипотеза - я заработал тут хорошее сотрясение мозга, вместе с частичной потерей памяти. Руки пахнут рыбой, а это значит, что часть моих воспоминаний точно верны.

  Пункт три, что делать? Так как я предположительно травмировал голову, то мне следует найти палку, на которую можно опереться. Надо немного отдышаться. Далее следует решить, остаться на месте или искать дорогу к знакомым местам. Я был без сознания, как мне кажется, не меньше часа. Об этом говорят отсыревшие штаны, затекшее тело и заходящее солнце. Насчет одного последнего нельзя быть уверенным, беря во внимание возможную потерю памяти, но затекшее тело не врет. Меня должны были начать искать, и возможно искали, но не нашли. Оно и не удивительно, я сам не знаю где я. Да и откликнуться на свое имя я не мог.

  Мобильник остался у реки, в моей сумке. Может у меня в плаще есть компас? Сейчас проверю. Я старательно проверил карманы и шею. На шее я носил маленький сувенирный компас, вот только сейчас его на месте не было. Только сама веревка осталась на шее. Китай. Ну почему? Почему такая удобная вещь подвела в самый нужный момент?! Осмотр земли вокруг результатов не дал. Снова осмотрев карманы, я нашел обломок линейки на одиннадцать с половиной сантиметров, затупившийся огрызок карандаша и две крохотные гирьки на пять и десять граммов - запасные грузила. Смысла от них сейчас нет.

  Если идти, то на север. Даже если выйду не там, то хоть до дороги доберусь. Такой густой лес у нас на юге, так что где нахожусь, примерно ясно. Мох лучше растет на северной стороне. Я осмотрел близлежащие деревья. Мох рос ровным кольцом со всех сторон. Это же чаща леса! Хотя как тут очутился - загадка. Этот факт меня немного разочаровал, но не сильно. Ведь где запад и восток было примерно известно. Воткнув две найденные мной веточки, напротив друг друга я стал думать. Насчет запада уверен. Туда уходит солнце на закате. Восток напротив. А где север и юг? Если запад справа, а восток слева, где север и юг? Я попытался вспомнить расположение сторон света. Север - верх, юг - низ, запад - слева, восток - справа. Вроде правильно. В любом случае проверить мне негде.



  Развернулся, так, чтобы теперь запад был слева, а восток справа и пошел вперед. Подходящую палку так и не нашел и потому решил идти так, отдыхая опираясь на стволы деревьев. Деревья меня удивили. Хотя я и не мог уже видеть их крон из-за быстро сгущающегося тумана, их кора так же была необычна. Бледно серая, она гладко лежала на стволах, внизу похожих по форме на гору. Поднимаясь выше, ствол заметно скруглялся, но рядом с землей и, поднимаясь примерно на метр, корни походили на скругленные склоны гор. Опустился поближе к земле и поднял несколько прелых листьев. Обычная по форме листва, почти как у яблони или вишни. Разве листья больше и чуть более вытянуты. Ладно, буду дома, посмотрю в книгах, или в интернете, что это.

  Так и шел дальше, и как мне казалось, не один час. Прогулка как, оказалось, пошла на пользу моему самочувствию, но теперь вместо головокружения накатывали голод и усталость. Я уже сомневался, правильно ли выбрал направление. Уверен, стороны света определил правильно. Но если иду на северо-запад? Пройдя еще несколько десятков шагов, услышал какой-то звук. Остановился и прислушался. Потом осторожно, чтобы не пропустить едва слышимый звук пошёл на него. Сомнений не было это - голоса. Подойдя ближе, я понял, что услышал слова на незнакомом языке.

  - Бганшья деном алавим?

  - Апаздуил. Но дэж эрг овры.

  "Неужели ролевики?" Сомнений почти не было, так как слова были совершенно не знакомыми, даже чуждыми моему слуху. Устремился вперёд. Наконец-то люди! Но, неожиданно, сделав шаг в заросли папоротника, до меня дошло, что я попал в природную ловушку. Папоротники закрывали собой обрыв, не замеченный мной из-за тумана. И полетел вниз, судорожно пытаясь за что-то ухватиться, но прочные стебли лишь рвали кожу на моих ладонях. В секунду всё кончилось. Моё тело гулко свалилось на что-то мерзкое, с хрустом сломав что-то по пути, то ли ветку, то ли кость. Зловоние обдало моё лицо, и жаль, что оно было последним, что я почувствовал, погрузившись в беспамятство.

  ***

  Через мгновение я снова был в лесу. Глаза были, словно закрывала пелена. Это был то же чужой лес. Только стал оглядываться, как ощутил рукоять ножа в руке, а через мгновение увидел громадного волка. Ростом это существо было мне примерно по грудь.

  Чудовище тут же бросилось на меня, не дав опомниться, его огромные клыки впились в мое плечо, острая, пронзающая тело, боль растеклась по всему телу, так, что хотелось выть. Я думал, что мне пришел конец...

  К счастью для меня, монстр схватил не ту руку, в которой я держал нож. С силой, на которую способен, наверное, лишь загнанный зверь

  Выверенным движением вонзил нож по самую рукоять в правый глаз чудовища. Огромный волк упал на меня замертво, еще более раскроив плечо.

  С трудом вылез из-под его туши, раскроил рубаху и кое-как перевязал свою рану. Кровь по-прежнему покидала мое тело, но медленно, пропитывая повязку. Правая, раненная рука плохо слушалась.

  Качаясь и находясь на грани потери сознания, пошел сам не знаю куда. Дикая боль резала мое плечо, тело горело. Оглядевшись, я понял, что деревья имели довольно отдаленное сходство с тем, что я знал до этого. Думалось, погибну в этом диком лесу, судьба, жестоко столкнувшая меня со свирепым хищником, похоже, полностью отвернулась от меня.

  Пройдя столько, сколько позволяли мне мои силы, я рухнул на землю, потеряв сознание. Только чудо могло спасти меня. Но не спасло. Мутнеющий взор успел разглядеть поросший зеленью обрыв, прежде чем провалиться в небытие...

  ***

  С трудом, чувствуя слабость и ноющую боль во всем теле, вдруг ощутил неудержимую радость. Ведь если чувствую боль, то значит, что я жив! Все это был просто кошмар! Я привстал, как оказалось с лавки, оперившись на локти. На теле красовались

  свежие повязки, пахнущие, чем-то едким. Оглядевшись по сторонам, я разглядел покосившиеся деревянные стены, печку в углу, ухват для горшков рядом с ней, и ещё какие-то пучки трав, висевшие под потолком. Нет, не все было сном.

  Хотелось пить. Дверь, которую я почему-то упустил из виду, заскрипела и в комнату вошла женщина средних лет. Её одежда показалась мне несколько странной и архаичной, но я не стал обращать внимание на подобные мелочи. Хотел что-то сказать, но слова засохли в моем рту. - Очнулся, малыш? Хорошее дело. Хочешь пить? Сейчас, сейчас. - Женщина поднесла к моему рту крынку с молоком, и я с жадностью стал пить, пока не стало чуточку легче.

  - Сколько я здесь? - Это было первое, что спросил, отдышавшись. - Уж третьи дни... - Третий день! Надо было срочно выяснить, где я. И найти телефон.

  - Скажите, где я? - Помнил все, только воспоминания были словно скрыты в тумане. В голове лихорадочно перебирались варианты. Урал? Сибирь? Где еще есть такие волки? Или же он сбежал из зоопарка? Аляска? Там вроде были русские... А женщина явно русскоговорящая.

  - В доме чародейки, в Ижлевском лесу. - Манера речи, да и название леса мне совсем не нравились. Смутное предчувствие закралось в душу, но я старательно гнал его от себя.

  - Где это? Где ближайший населенный пункт? - Поняв, по недоуменному взгляду женщины, что она не понимает меня, я изменил свой вопрос.

  - Где ближайший город/деревня/хутор? - Уж одно из этих слов она точно должна была понять.

  - Город - Ольё, арах в ста в ста двадцати. Деревни ближе. Белокаменка арах в пятнадцати, Чернявка - в двадцати.- Названия мне еще сильнее не понравились... хотя может это их так называет только в этой местности? Ольё? никогда не слышал о таком городе, может Орел? Спрошу потом. И потом, в арах?

  А пока нужно выяснить остальное.

  - Как туда добраться? - Нужно выяснить как тут с автобусами. Да и с транспортом в целом.

  - Тебе рано об этом думать, отдохни еще дни три, только пешком туда дорога есть.- Это плохо...

  - А откуда можно позвонить? Даже в глуши должен быть телефон.

  - Позвонить? Колокольня есть в каждой деревеньке... Ты не местный? - Колокольня?! Чую запахло жареным. Либо я незнамо где, либо схожу с ума.

  - Да, вы правы.- Смысла это скрывать у меня не было, тем более перед человеком спасшим меня. Но называть ее чародейкой язык не поворачивался... Местное наречие?

  - Тогда откуда же ты? На жителя Анталии ты не похож. - Анталии? Час от часу нелегче... в моей голове стали появляться самые серьезные опасения.

  - Сам не знаю как вам и ответить... Я совсем заблудился. - Не знаю почему, но подобный ответ показался мне уместнее всего.

  - Просто отдыхай. Ты сильно ударился головой и повредил ребра. Расскажешь, как поправишься. - Я задумался. Если я действительно пережил падение, то мне сильно повезло, что я не сломал шею. Я нащупал прилипшие к моему телу сильно пахнущие листья.

  - И как я тут очутился? - Почему-то я сомневался, что я рухнул где-то поблизости.

  - Тебя принесли охотники. Они сказали, что ты упал с возвышенности, и, похоже, тебя спасло... - Женщина замялась.

  - Тебя спасло то, что ты упал на труп. Тебя буквально спас мертвец. - Я молчал. Хорошее начало. Нечего сказать.


  - Он был чем-то болен? Он заразен? - Женщина снова замялась, похоже, моя реакция была несколько иной, нежели ожидалось от мальчишки подростка.

  - Об этом можешь не беспокоиться. Он умер от кровотечения. А все твои раны, ссадины или царапины я обработала. - Не знаю, чем, но, похоже, это средство помогает.

  - Спасибо, а мои вещи? - Хоть, мои вещи не были особо ценны, они все же мои, какими бы потертыми ни были.

  - Одежду я выстирала, а плащ только почистила. Когда ты падал, он порвался в нескольких местах. Не знаешь, из какого материала он сделан? Я все хотела тебя спросить.

  - Нейлон. - Сказал я, снова погружаясь в сон. Я искренне надеялся, что когда я снова проснусь, то хотя бы что-то станет ясно.

  Будучи в полудреме, я думал, так обычно засыпалось на порядок легче. Значит, никакого волка точно не было? Плечо, за которое меня укусили во сне, было цело и даже без ссадин. Сон? Хотя труп, находился там же, куда я упал в том странном сне, умер он похоже от потери крови, так и не найдя спасения. Быть может это совпадение, и мое воображение просто нарисовало подобную ситуацию, используя подсознание? Думаю, так и было, скорее всего. Сам того не заметив, я заснул.

  На этот раз со снами повезло больше - их просто не было. Когда я открыл глаза, мне стало ясно, что уже вечер. Я сел, на край лавки, поставив обе ноги на деревянный пол. Спина ныла в двух местах, голова еще гудела. Медленно, опираясь на стену, я привстал и посмотрел в окно. Вместо стекла там был странный, полупрозрачный материал. Слюда? Может быть, это она и есть. На медном подносе, стоящем на столе горел светильник, похожий на керосиновую лампу.

  Сделав еще десяток шагов, я открыл дверь и вышел на крыльцо. Я в прошлом? Не осталось на земле таких диких мест. Или остались? Я поднял свой взгляд на небо, чувствуя смутное беспокойство. Я не нашел ни одного знакомого созвездия, но если я в другом времени, тут есть рациональное объяснение. Звезды не стоят на месте. Но тут я перевел свой взгляд на луну и обомлел. Она светилась с розоватым оттенком! Но это было не самое главное. Вместо привычного, похожего на улыбку, рельефа, там был другой, очень напоминающий дракона. Это точно не прошлое! Это другая планета или другой мир! Скрипнула половица, я вздрогнул, заметив светящиеся в темноте глаза женщины. Увидев это жуткое зрелище, я непроизвольно отшатнулся. Моя спасительница выглядела обычным человеком, но глаза вызывали самые разные, в большинстве своем, неприятные ассоциации. Спасибо тебе, родной фольклор и кинематограф! Хотя, возможно, паникую я зря. Это - другой мир, а значит светящиеся в темноте глаза, могут быть самым обычным, даже рядовым явлением. Как говорится - могло быть и хуже. Или же у меня глюки? Лес, луна, глаза?

  - Боишься, меня потому что я ведьма? - Так все встает на свои места: дом в глуши, сушеные травы... Ведьма - ведунья, которая многое знает о природе и болезнях... так вроде в народе говорится. К тому же она сама называла себя чародейкой, что не вызвало у меня никаких вопросов, хотя должно было вызвать целый список.

  - Вовсе нет... Просто я каким-то чудом перенесся в этот лес, хотя был у реки и чистил рыбу... Это было что-то мистическое или магическое... Что-то невероятное... - Если дама отправит меня к врачу-психиатру, это решит массу вопросов... Хотя о чем я говорю, если я до сих пор тут?

  - Магическое? Она щелкнула пальцами, и над ее ладонью возник маленький огонек. - Я смотрел завороженным взглядом на это чудо, заставляющее усомниться в реальности происходящего. Это точно был не фокус!

  - Как водоворот, только переливающийся всеми цветами радуги... и движущийся как... - я на мгновение замялся, ища подходящее сравнение. - Как разинутая пасть зверя.

  - Похоже на портал. - Задумалась. А я лихорадочно соображал, что если она что-то знает о подобной штуке, то может помочь мне вернуться.

  - Вы знаете, как это работает? - спросил я с надеждой.

  - Нет, но однажды мне приходилось видеть нечто похожее.

  - Научите меня всему, что вы знаете о магии. - Слова сами слетели с моего языка. Чародейка нахмурилась.

  - Ты действительно хочешь этого? - ее взгляд выражал сомнение.

  - Да, и я хочу понять, как работают порталы. - И вернуться домой, проскочила мысль.

  - С порталами помочь ничем не могу... Но кое-чему я научить тебя все же смогу, если пройдешь испытание...

  - Я готов хоть сейчас. - Мой взгляд устремился на незнакомку, ожидая ее задание.

  - Сначала следует представиться. Я - Эйле. Как звать тебя, малыш?

  -Я... - Липкий ужас прошелся по моему позвоночнику. И дело было не в магии, и ни в том, что все происходящее походило на искусный морок. Я помнил и не помнил свое имя. Вернее я осознавал его, но не мог сформулировать.

  - С тобой все в порядке? - Её рука коснулась моего лба, проверяя температуру.

  - Я не могу вспомнить свое имя! - Голова предательски затрещала.

  - Тогда, об испытаниях говорить еще рано... - Это были последние слова, слышанные мной, перед тем как снова провалиться в беспамятство и тихо сползти по стене.


  Глава 2

  День начался не с кофе, а с приятного травяного чая, пахнущего лесом. Голова еще болела, а тело неприятно ныло. Солнце уже давно миновало зенит - было далеко за полдень. Спать хотелось жутко, хоть поддерживай пальцами веки, но приятный, слегка кисловатый чай, обладающий терпким ароматом, понемногу давал силы прийти в себя.

  Встать бы, но мышцы протестовали, в, то, же время, скучая по физическим нагрузкам, столь любимым ими.

  - Вкусный чай. - Мальчик, забывший во всей этой кутерьме свое имя, медленно приходил в себя. Глаза, наконец, перестали слипаться и теперь надоедливо слезились.

  - Пей, тебе следует набираться сил. - Чародейка положила рядом с ним злаковые хлебцы и поставила миску каши с ягодами. Его взгляд понемногу перестал быть мутным, что позволило лучше рассмотреть еду. Все просто. Чашка сделана вручную, украшена росписью, состоящей из простеньких синих цветочков, формой своих лепестков они напоминали гвоздики. Глиняную миску покрывала белая эмаль, на которой была такая же роспись, а присмотревшись внимательнее можно было понять, что украшала она посуду, далеко не самой правильной формы.

  Мальчик прислушался к своему телу. Наполовину пустая чашка, определенно, казалась тяжелее, чем была на самом деле. Допив остатки чая, и отставив чашку в сторону, он задумался.

  - Получается, тут нет серийного производства? - Вопрос сам слетел с языка.

  - Я не знаю о чем ты. Так что есть или нет - сказать не могу. - Мальчик снова задумался. Теперь мысли появлялись с меньшим усилием, чем перетаскивание бетонных блоков.

  Каким-то образом я знаю язык, о котором даже не слышал. И это точно совершенно отличается от русского языка. Слова, услышанные мной перед тем небольшим обрывом, были не понятны. Само собой они могли принадлежать иностранцу, о чем сначала я и подумал, но так было до тех пор, пока я не прислушался к своим словам и словам Эйле. Ее речь целиком состояла из этих слов, моя же изредка имела в качестве вставок русские слова, но факт оставался фактом. Чужой язык я воспринимал как родной. И дело не в том, что я неожиданно хорошо стал его знать, как порой у меня бывало с хорошо знакомыми английскими словами и выражениями, услышанными и автоматически переведенными моим мозгом. Этот язык помимо слов, имел связь с некоторыми ассоциациями, некоторым из которых у меня не было даже русских синонимов. Странно. Оул - это на местном языке тьма, по значению ближе к ночи, Таэ - свет, ближе к солнцу. Местные имена богов или же люди в этом мире так почитают смену дня и ночи? Вполне возможно и то и другое. Изучая все новые ассоциации, я приходил к выводу, что к некоторым словам у меня все же, получается, подобрать равнозначные выражения на русском. Выяснив это, я продолжил свои исследования.

  Нейтральные выражения не вызывают проблем, но стоит произнести что-то, что на Родине в 21 веке является не столь новым, как сам того не замечая я начинаю нести околесицу. Или говорить по-русски. Меня в обоих случаях не поймут.

  - В этом или любом соседнем королевстве, существует или же нет, массовое производство, каких либо вещей? - Надеюсь, сейчас я ясно выразился.

  - Про-из-водст-во? Значит тоже, что и изготовление? - Эйле произнесла слово по слогам, и теперь я окончательно понял, как мой мозг воспринимает этот язык. Почти как веб-переводчик. Мой мозг слышит этот язык, воспринимает связанную со словом ассоциацию, и до меня сразу доходит смысл на русском. Из-за этого я не замечаю того факта, что слышу иной язык. Тогда почему я отвечаю на нем же? Подсознание?

  - Да это значит то же. - Сказал я с некоторой задержкой. Хоть я и произнес часть фразы на русском, Эйле все равно смогла меня понять, и более того, смогла повторить мое слово. Это хорошо. Притом язык, названия которого я не знаю, прекрасно разбивается на звуки, имеющиеся в русском языке, так что говорю я почти без акцента.

  - Кажется, я поняла. Я знаю несколько королевств, в которых есть нечто похожее. В Тери - огромные кузнечные цеха. В Пайне в огромных количествах делаю самую дорогую посуду из глины. - Эйле можно верить. Хотя бы потому, что она умеет читать, в чем я убедился, когда я увидел, как с утра она делала какие-то записи. Используемые ей символы имели сложную структуру и определенно являлись буквами. Выходит этот мир пошел иным путем. Либо тут иной вариант Средних Веков? Сейчас главное изучить манеру речи. Без сомнения все тонкости я вряд ли усвою сразу, но, по крайней мере, стану больше похож на местного. Что может спасти от спонтанных попыток убить меня как одержимого или шпиона...

  Отстранившись от своих мыслей, мальчик продолжил завтрак. Каша своим вкусом напоминала овсянку или перловку.


  - Послушай, раз ты забыл своё имя, не хочешь я дам тебе еще одно? - Эйле вновь обратилась ко мне, и хотя в ее предложении и был смысл, оно меня удивило.

  - Но я могу вспомнить его через неделю или уже к вечеру. Зачем мне ещё одно? - Эйле мягко улыбнулась на мой вопрос.

  - Видишь ли, у нас есть поверье, по которому человек без имени может потерять Душу. - Я нервно сглотнул.

  - И это действительно так? - Не то, чтобы я слепо верил в нечто подобное, но береженого... И так далее.

  - Я не знаю ни одного подобного случая. Но одна старая легенда гласит, что если до захода луны человек не получит имени, ничто не помешает демонам утащить его душу в Йэр. - Это неизвестное слово вызывало однозначные ассоциации - адские муки.

  - Это место, где мучаются души грешников? - Или ад. Думаю это близко по значению.

  - Нет. Есть четыре мира: Палан - мир богов, и тех, кто достоин, быть подле них; Нии - наш мир, хотя его называют и по-другому, например Раф, Лехт - мир, где умирают и искупляют свои грехи души тяжелых грешников. А есть Йэр, попасть, куда врагу не пожелаешь. - Так, если Лехт это местный ад, то Йэр продвинутый ад?

  - Чем так ужасен Йэр? - Эйле с минуту молчала.

  - Это место, куда демоны утаскивают души тех, кто им должен, и тех, у кого нет имени. Некоторые чародеи говорят, что миров бесчисленное множество. Я же скажу тебе, я не знаю, сколько есть миров, но Йэр существует. - В словах Эйле чувствовался не суеверный, а до жути реальный страх.

  - Я узнал много нового. Эйле, тогда я прошу, дай мне новое имя, не стоит зря искушать судьбу. - В этом есть рациональное зерно, помимо пробравшей меня жути. Сомневаюсь, что моё имя, которое я к тому же не помню, органично вольется в местный колорит.

  - Тогда тебе подойдет имя Орсо, на Свирхе оно значит: "Тот, кто ищет". - Мысленно произнеся это имя, я нашел его весьма благозвучным.

  - Хорошо, теперь я буду привыкать к имени Орсо. А что за язык Свиркх? - Хотя все и звучало просто, я умудрился сделать в названии ошибку.

  - Просто Свирх, не надо лишнего. Это древний язык Нимушета, или как его еще называют "Древний язык Великого Востока". Это язык мертвых. - Легкий холодок пробежал по моему позвоночнику.

  - Язык мертвых? Может, не стоило брать имя из языка мертвых? - Звучало как-то мрачно.

  - Я не понимаю твоего беспокойства. Свирх считается священным языком, если ни один из ныне живущих народов не говорит на нем, это дает ему статус языка мертвых. - Я задумался. Язык мертвых. Логично, ведь только мертвые могут говорить на нем свободно. Вернее могли, будучи живыми.

  - Получается он Мертвый язык. - Высказал я привычный для себя вариант. Прямо как латынь.

  - Думаю так тоже можно сказать. О чем задумался, Орсо? - Я с минуту прибывал в ступоре, пока до меня доходило, что Орсо - это я.

  - Мне нужно все это записать. Только не на чем. - Эйле удивленно посмотрела на меня.

  - Ты умеешь писать? - Свой вопрос она сказала с легким удивлением.

  - Да, и не первый год. На Русском и Английском языках. - Эйле задумалась.

  - А где, ты научился говорить, на Крэхте? - Так, скорее всего, Крэхт - это язык, на котором мы сейчас говорим.

  - Сам не знаю. Еще недавно я не знал о его существовании. - Чародейка сделала для себя какие-то выводы.

  - Орсо, тебе следует лучше привыкнуть к новому имени, иначе глядя на то, как ты дергаешься, мало, кто поверит, что тебя так зовут. Подожди немного. - Эйле зашла за тростниковую ширму.

  - А ведь верно. Я сам не заметил, как реагирую на слово... Имя Орсо.- Скоро чародейка вернулась, держа небольшую книгу в кожаном переплете, стопку листов желтоватой бумаги и что-то похожее на перьевую ручку.

  - Попробуй прочитать. - Эйле открыла книгу на первой странице и показала мне. Я понял, что ничего не понял. Страницу, ровными рядами покрывали незнакомые мне символы, похожие на те, которыми Эйле делала свои записи. Что-то похожее на знаки препинания я не заметил. Разве что длинная линия, дважды замеченная мной в тексте, отдаленно напоминала тире или дефис.

  - Я не понял, ни единого слова. - Выходит на Крэхте я мог только говорить.

  - Это справочник земель королевства Анталия. Места, где мы сейчас находимся. - Я осмотрел книгу еще раз.

  - А что значит эта черта? - Эйле посмотрела туда, куда я показывал.

  - Это ноль. - Так, оригинально. Тут ноль похож на прочерк. Чародейка ждала следующие мои вопросы.

  - Эйле, это перо? - Сказав это, я указал на перьевую ручку.

  - Да, автоматическое перо. - Она протянула мне интересующую меня вещь.

  - Как им пользоваться? - Несмотря на похожую конструкцию, это приспособление для письма казалось весьма странным.

  - Смотри. Пишем стальным пером. Вот это шарик для подачи чернил. - Эйле легонько надавила на шарик, выполняющий роль кнопки и перо смочилось чернилами.

  - И как часто надо нажимать? - Конструкция казалась излишне мудреной.

  - Либо легонько раз, чтобы хватило на слово, либо постоянно, если быстро пишешь. После письма лучше протереть перо. - Чародейка положила книгу и бумагу рядом на небольшой столик. Я взял пару листов бумаги. И задумался, бумага была толстой и не лучшего качества, по стандартам моего мира, ручка была аналогом перьевой ручки из двадцатого столетия. Это позволяло предположить, что мир развит сильнее, чем я думал, по крайней мере, в некоторых областях.

  - Теперь понятно. Мне нужно сделать записи. - Я начал писать, но с непривычки поставил небольшую кляксу. Ничего, не страшно.

  Значит запишем. Я в королевстве Дориз. Государственный язык тут Крэхт. Теперь меня зовут Орсо. На Свирхе, языке Великого Востока или... Забыл.

  - Эйле, Свирх, это язык, какого государства? - Самая плохая записка надежнее самой хорошей памяти.

  - Нимушета. - Теперь допишу.

  - Спасибо. - ... Или Нимушета, оно означает "Тот, кто ищет". Эйле осмотрела мои записи.

  - Знаешь, на этом языке ты, наверное, единственный, кто способен и читать и писать. - Я удивился, и тут же понял, что произносил вслух, то, что записывал. И что на меня нашло.

  - Из этого можно извлечь пользу. Эйле, ты научишь меня читать и писать на Крэхте? - Сейчас это знание мне было крайне важно.

  - С удовольствием. Я уже было начала думать, что ты откажешься. - Откажусь? От возможности читать? Нет, Эйле ты меня совсем не знаешь.

  - И в мыслях не было. Готов хоть сейчас начать обучение. - Раньше начнешь, раньше закончишь.

  - Тогда начнем. Первая буква алфавита Крэхта - Эо. С неё начинается твое имя, и в разных сочетаниях, она может читаться как "о" и как "э"...

  ***

  Подул холодный северный ветер. Император оторвался от написания своего произведения, и, потянувшись, направился к окну. Свирепствовала метель, ее дикие завывания были слышны даже внутри кабинета, в котором, согласно его распоряжениям, было прохладно вне зависимости от погоды. Он осмотрел стол, записи по книге и письменные принадлежности.

  - Надо дальше писать. Некоторые моменты мы деликатно уберем, что-то сократим и вновь вернемся к Орсо. Приступим. - Император сел за свое рабочее место и взял в руку бесконечное перо.

  ***

  Орсо внимательно изучал справочник, периодически подглядывая в свои записи. Научиться читать и писать на Крэхте он смог за неделю, и дело не только в достаточно хорошей памяти. Обучение прошло гораздо легче во многом, благодаря возможности говорить на Крэхте и делать записи на Русском. Теперь мальчик знал, что в алфавите Крэхта двадцать девять букв, зато различных вариантов их произношения, на порядок больше. Он понял, что цифры, от одного до трех напоминают римские. Немаловажным открытием для Орсо стал тот факт, что произносить числа на Крэхте он мог лишь до одиннадцати. Но вместе с возможностью читать он быстро выучил произношение остальных чисел, вплоть до миллиона.

  - Так, согласно справочнику и комментариям Эйле я нахожусь в мире Нии, в королевстве Дориз, в провинции Долань. В королевстве, по указу короля Эрдвига Третьего Великого, все провинции стали начинаться на "До". Официальная религия - Культ Трех. Что-то напоминает триединство бога в Христианстве. - Я задумался. В свободное время нужно будет подробнее изучить эти религии.

  - Как себя чувствуешь? Не вспомнил родное имя? - Услышав голос Эйле, я отложил справочник в сторону. В книжном шкафу у чародейки можно было найти немного книг. Свитков было множество свитков. Надо будет почитать, пока есть время.

  - Лучше, но имя, к сожалению не вспомнил. - Я почувствовал грусть, что таилась внутри меня, и тянула назад, домой.

  - Нужно время. Все ещё может, удастся. - Она точно утешает меня.

  - Возможно. - Я чувствовал, как в мой голос закралась грусть, и я снова погрузился в чтение.

  Дни шли. Незаметно прошла неделя, но, несмотря на неугасающее желание, я только сейчас смог нормально встать. Я не был уверен, но казалось, что поправляюсь слишком медленно. Хотя, не зная своего состояния, нельзя было сказать это наверняка. Опираясь на бревенчатую стену, я осторожно встал. Мои колени дрожали, хотя это был и не первый мой поход, только теперь мне никто не помогал. Медленно осторожными шагами я шёл к двери. Две недели в кровати, давали о себе знать. Мне казалось, что я пробыл там больше. Осторожно я отпустил свою опору.

  - Ты встал сам?! - Эйле смотрела на меня с беспокойством и удивлением во взгляде.

  - Я должен двигаться. - Что сказать, лежать на лавке мне уже стало тошно.

  - Должен. Вот только стоило предупредить, что готов встать сам. Присядь, я сейчас вернусь. - Она помогла мне сесть на другую лавку. Не знаю почему, но чувствовал я себя неуверенно.

  - Держи. - Вернувшись Эйле, протянула мне длинную ровную жердь. Довольно сносная замена костылю. Опираясь на палку, я снова осторожно встал. Теперь можно спокойно ходить вдали от стены, что очень радовало.

  Чародейка сопровождала меня, готовая подстраховать в любой момент, но к счастью, ни тошнота, ни головокружение, не помешали прогулке. Назад же мы вернулись тогда, когда солнце уже успело скрыться за горизонт, и лишь узкая полоска горящего неба, говорила о том, что это случилось не так давно. Я устал, но чувство приятного удовлетворения все, же не покидало меня. Тело ныло, но на сей раз приятно. Я чувствовал, что скоро смогу ходить сам, без чьей-либо помощи.

  Эйле достала горшочек с едой из печи, и мы поужинали вместе, хотя я ел и с трудом. Остаток вечера я не запомнил, быстро провалившись в сон. Хотя тогда, я еще не знал, что мне тогда присниться.

  Я спал. Кругом был тот же туман, что и в первый день, который так подвел меня в новом мире. Я стоял неподвижно, вглядываясь вдаль. Я был не один - сквозь пелену шла темная фигура, от которой исходило алое свечение, окрашивающее туман слева от меня алым. Фигура приближалась, я услышал странно знакомое шипение и из тумана вышел Дарт Вейдер, державший в руке красный световой меч.

  - Темная Сторона зовет тебя! - Произнес образ из моего сна, и я проснулся, так и не узнав, что будет дальше.

  Дни шли и понемногу силы возвращались в мое тело. И примерно через две недели, я достаточно окреп, чтобы добраться до места, откуда пришел в этот мир. Я старательно возвращал телу хорошую форму. Отжимался, колол дрова и подтягивался на подходящей ветке одного дерева. Кто хочет, тот найдет способ заниматься! Впрочем, мое тело сильно ослабело за этот месяц, подтягиваний получалось сделать максимум пять за подход, вместо привычных десяти - двенадцати, отжимания хоть и выходили не сильно хуже, но выдыхался я после них гораздо сильнее. Я не унывал, зная, что тренировки должны достаточно быстро вернуть моему телу его крепость, и продолжал заниматься. Закончив все дела за день, я попросил Эйле проводить меня к месту, где я был найден. Мы договорились на утро.

  ***

  Я проснулся рано и полностью отдохнувшим, словно организм отрапортовал, что уже полностью здоров. Я встал, не обращая внимания на леность в теле. Сказывалось долгое бездействие, старательно мной компенсируемое тренировками, и шрамы, что в обилии обосновались на моем теле. Какая ирония! Я перенесся в другой мир, получив всего пару царапин. А шел по лесу - повредил все, что только можно. Я оделся в чистую, хотя и весьма мешковатую одежду. Не по последней моде, зато такой наряд, несмотря на неказистость, не должен вызвать подозрение у коренных жителей этого мира. Про одежду следует рассказать подробнее. Исподнее из ткани похожей на лен, коричневые штаны, что едва доходили мне до щиколоток и безразмерная серая рубаха, рукава на которой приходилось закатывать почти в половину, да еще пояс, думаю, его можно было бы назвать кушаком. Если бы не цвет рубахи, одежду можно было бы счесть, нарядом крестьянина на Руси. Только стоило бы еще перешить ворот, расположенный на ней посередине, без каких-либо украшений. Обувь тоже была, хотя она сильно отличалась, напоминая что-то среднее, между сапогами и ботинками. На ноге подобная обувь фиксировалась с помощью ремешка, расположенного почти у самого голенища. Носков под ними нет, их заменяют импровизированные портянки. Я собрался. Сейчас я был в состоянии пройти через то, что затянуло меня сюда. Если я наконец-то попаду домой, надо будет попробовать вернуться сюда и чем-то помочь Эйле. Иначе очень неудобно бросать человека, сделавшего столь много для тебя, даже не поблагодарив. Если портал стабилен, то его можно обнаружить, хотя возможно только я могу его использовать или имеются другие ограничения. Эйле обещала проверить меня на магические способности, быть может я маг неосознанно владеющий телепортацией? После, если я изучу портал, магию можно будет изучить после, предупредив родных. Только бы портал работал в нужном направлении.

  - Смотрю, ты уже собрался. Завтракать будешь? - Она заботлива. Чем я заслужил такое отношение? Своей необычностью? Хватит отвлекаться пора.

  - Нет, я хочу оказаться там как можно быстрее. - Эйле только кивнула и мы пошли.

  Дорогу до поляны я помнил только от обрыва. Впрочем, до него мы дошли действительно быстро. И без происшествий.


  - Вот тут охотники нашли тебя. - Я осмотрелся. Кострища не было, значит не привал. Охотится тут тоже не лучшее место. Что же они тут делали? Неужели просто шли? И тут перед моими глазами появилось нечто странное. Пятачок земли, с небольшую кровать. Он был почти чист. Ни мха, ни прошлогодних листьев, только кое-где проглядывали свежие семена.

  - Что это? - Я искренне удивился, отмечая рукотворное появление этой аномалии.

  - Место куда ты упал, там кроме тебя уже был тот, кому повезло меньше. - Я на секунду задумался.

  - Труп? - Вопрос, на мой взгляд, казался обычным. Только глядя на меня, Эйле о чём-то серьёзно задумалась. Как и я, нашедший, наконец, ответ на вопрос, что тут делали охотники.

  - Мёртвый охотник, угодивший в ловчую яму. - Вот тут мурашки пробежали по моему телу.

  - Колья тут тоже были? - Липкий ужас закрался в душу мальчика. Он мало знал о схожей казни, но воображение услужливо рисовало всевозможные картины, словно соревнуясь само с собой в сотворении ужасов.

  - Были. Только тебе повезло упасть между них. - Значит, сон был только сном.

  - И как охотник, умудрился попасть в подобную ловушку? - Это было нелепо, не ворон же он считал?

  - Он уже был ранен зверем, упав туда. - Так это был сон или нет? Меня терзали смутные сомнения, которые, казались неразрешимыми.

  - Пойдём наверх. Дальше я понемногу начинаю вспоминать свой путь. - Мы пошли, медленно поднимаясь на возвышение, обходя колючие кустарники и всё дальше продвигаясь вперёд. Не считая слишком приставучих комаров, добрались мы без происшествий. Когда влажный ветер дыхнул мне в лицо, я понял, что мы почти на месте.

  Осмотревшись, я вошёл в то место, где оказался в прошлый раз. Сейчас его было сложно узнать, вместо сильно мокрой листвы тут все заполняла вода, примерно по пояс, так, что хотя утонуть тут очень сложно, лишнюю одежду пришлось снять, перед тем как войти в низину. Я сделал несколько кругов в разные стороны от этого места. Ничего. Продвигался в стороны вперёд - назад. Ничего.

  - Ничего не происходит. - Эйле погрустнела.

  - Мне жаль, но я тоже не замечаю тут ничего необычного. Даже следов магии, хотя когда я осматривала тебя после твоего падения, слабый аромат какой-то магии исходил от твоего тела.

  - Пойдём назад. - Впервые за время пребывания в этом мире я ощутил безысходность.

  - Не волнуйся. Может портал действительно тут есть, но активен он только в определенные дни или фазы луны.

  - Спасибо. Но давай сменим тему. - Мы ушли, а я погруженный в свои мысли думал, смогу ли с нынешним везением я стать магом?

  Солнце склонилось к закату, лес затихал. Вдруг на зеркальной поверхности воды появился переливающийся всеми цветами радуги, водоворот. Через мгновение он ослаб, а чуть позже и вовсе стих, оставив лёгкую рябь на воде...

  День прошел вяло, хотя я старался изгнать из себя депрессивное состояние физическими упражнениями и тем, что знал о самоконтроле. Магия меня привлекала всегда, и если после чтения сказок она казалась чем-то неопределенным, то после прочтения книги "Артемис Фаул" я многое переосмыслил. Книга, несомненно, была детская, чего стоил только возраст главного героя, но в ней я впервые встретил представление магии, как определенной силы или энергии способной в различной мере влиять на мир. Меня затянуло. Я читал все, что находил про магию, эзотерику, йогу, астральное виденье и гипноз. Изучив стопки книг, я уяснил, что если я хочу чего-то достичь - следует начать с себя. И я начал заниматься аутотренингом или самогипнозом, и различными дыхательными упражнениями. Казалось я начал чувствовать энергии и, хотя влиять на людей силой мысли у меня и не выходило, зато я начал лучше спать и легче просыпаться, научился немного контролировать боль и влиять на свое состояние. И да я был горд своими скромными успехами. У меня были успехи!

  Сейчас Эйле, моя спасительница и возможно наставница собиралась сделать проверку моих способностей. Я постарался очистить разум от лишних мыслей и сосредоточиться на предстоящем испытании, которое решит, буду я магом или нет. Это рекомендовалось делать везде, где я только помню, как в книгах о магии, которые впрочем, могли писать далеко не маги, так и перед важными решениями. Я почувствовал, как моему телу движется энергия. По телу каждого человека движется энергия, будь то электрические импульсы или что иное, сконцентрировался и подготовился к испытанию.

  - Магия это нечто, что есть в каждом. Это не удел избранных. Каждый может хоть сколько-то научиться колдовать и творить то, что другие считают чудесами.

  Врожденный талант к ней лишь облегчает этот путь, как зоркий глаз, сильное тело или ловкие руки. Если у тебя нет таланта, то приходиться трудиться, чтобы достичь, того, чего уже имеют талантливые ученики.

  На это нужно большее время, но даже при полном отсутствии таланта, можно изучить некоторые приемы.

  Чародейка положила свои руки мне на голову и сердце. По телу словно пробежал крохотный электрический заряд. Женщина закрыла глаза и с минуту не меняла положения своего тела, наконец, она открыла глаза и отстранилась.

  - Я чувствую в тебе дар. Слабый едва заметный дар... - Эйле говорила медленно, словно всматриваясь куда-то вдаль.

  - Я смогу стать магом?! - Волна эйфории отдалась в моем теле словно вспышка.

  - Возможно. И то насколько сильным чародеем зависит от тренировок, которые ты пройдёшь, а так же силы воли. Но твой дар крайне мал, так что это будет сложно...

  - Главное он есть... С чего мне начать? - Пускай будет сложно. Я не ожидал, что это будет легко, но если есть с чем работать, то это можно развить.

  - Сначала нужно определить характер твоего дара, тогда можно будет развить то, что лучше всего получается.

  - Я готов. - Мальчик сгорал от нетерпения.

  - Тогда сконцентрируйся и попробуй направить потоки своей энергии в ладони. Я помогу тебе.

  Подобное испытание не казалось особо сложным. Медленно перенес свое внимание, и свои внутренние ощущения представил и почувствовал потоки энергии внутри себя. Я почувствовал, как моё тело словно становится легче, плавно движущиеся потоки наполняли меня, по телу шло приятное покалывание сопряжённое сначала с лёгким страхом, а после со столь же лёгкой эйфорией. Я чувствовал, как моё тело словно светится, пока вдруг свет не коснулся чего-то другого. Я почувствовал холод. Едва заметный, но пронизывающий все тело, он не вызывал дискомфорта, был словно частью меня, но пугающей частью. Но меня пугал не сам холод, а то, где он чувствовался особенно сильно. Шрам на животе - напоминание о вырезанном аппендиксе, пломба в коренном зубе, местами ребра и кости - всё то, что когда-то пострадало, просто пронизывал этот холодок. Стыл зуб, холодил внутри вырезанный когда-то кусок плоти, холод забирался в зажившие трещины в костях. Осознавать подобное жутко.

  Магесса наблюдала за тем, как юноша концентрируется. В комнате, в которой они находились, были камни усиливающие проявление магии. В другом случае хватило бы простой концентрации, чтобы проявить магические способности, но не сейчас. У мальчика, впрочем, как и у самой Элли бы небольшой и вдобавок скрытый магический дар. Пожалуй, удивительно, что у него, со столь скромной, почти человеческой аурой были искры магических способностей. Их было крайне мало. Так что заметить, а о самостоятельном обучении и говорить сейчас рано, мог бы только кто-то посторонний, имеющий соответствующие навыки. Ведь даже имей мальчик магические проявления, в подобной ситуации они бы были чем-то вроде головных болей.

  Чародейка изучила едва заметные колебания возможного ученика. Его бледная, почти бесцветная, на взгляд магессы, аура почти не менялась.

  Женщина положила руки на плечи мальчику и вдохнула в его плоть толику нейтральной магической энергии. Ровно столько, чтобы пройдя по его меридианам, она обрела тот же характер, что и искры магии в теле мальчика, после чего энергия покинет тело такой же вспышкой, которая позволит узнать многое. Характер, стихийную принадлежность и силу.

  Голова гудела, в ней стал слышен шёпот, от которого спина покрывалась мурашками, а по позвоночнику поднимался, тот самый жуткий холодок. В глазах темнело, и сознание медленно ускользало в темную, но слегка синеватую холодную бездну. Вот энергия прошла по телу сверху вниз, подсвечивая ауру мальчика, вот она поднялась по рукам и вспыхнула на мгновение холодной голубоватой вспышкой. Чародейке этого было достаточно.

  - Не может быть... - Сорвалось с её губ.

  Орсо очнулся. Он тяжело дышал, чувствуя покалывание по всему телу сильно похожее на электрические разряды.

  - Как прошла проверка? - Дыхание мальчика оставалось тяжелым, словно после длительной пробежки, наверное, он даже не услышал слов чародейки. С минуты поколебавшись, она всё же решила произнести то, что поняла.

  - Некромантия. Связь со стихией Смерти. Ты чистый некромант. Что само по себе практически невероятно.

  - Насколько это плохо? - В голосе мальчика она ощутила плохо скрываемое беспокойство.

  - Средне. Твоё тело спокойно переваривает негативную энергию, и оно буквально пропитано Смертью... Что может значить только то, что это врожденные способности. И потому из всех доступных дисциплин тебе следует изучать именно некромантию...

  - Значит, все, что я могу, так это поднимать трупы?

  - Нет. Это значит лишь то, что для успешного обучения тебе следует начать с некромантии, и что в ней ты преуспеешь больше всего. А уже после можно будет изучать что-то ещё.

  - Получается я все же смогу изучать другую магию?

  - Не всю, а та, что будет доступна, выйдет из некромантии и будет с ней сочетаться. А некроэнергия будет источником твоих сил.

  - Она не убьет меня?

  - Риск так же велик, как для любой энергии. Однако некроэнергия весьма деликатный источник силы...

  - Что вы хотите сказать... Учитель.

  - Она опасна. Легко перейти грань и умереть. Она разрушительна. Кроме того много где эта наука запрещена.

  - Некромантия зло?

  - Нет, это наука. Магическая наука. Не более. Добром или злом магию делают поступки.

  - Но как науку о смерти, можно направить на добро?

  - Тут масса способов. Можно отсрочить смерть, можно вылечить многие болезни. Можно вернуть уходящий дух в ещё тёплое тело. А можно призвать армию немертвых для защиты... Хотя в данном случае я думаю големы лучше.

  - Но разве лечат не Маги Жизни?

  - Да они лечат... И сильнейшие среди эльфов... Но чаще они насылают мор, губящий города, создают монстров, некоторые из которых заполонили леса. Превращают людей в жутких, но послушных монстров. Так что некромантия, не так страшна... Но...

  - Прошу вас, продолжайте... Учитель.

  - Но, наверное, из-за своей опасности я не знаю, ни одного упоминания о по-настоящему сильном Некроманте. Всё оканчивается магами средней силы. И в то же время, даже им удавалось ставить на колени целые страны.

  - А вы учитель?

  - Я имела другой дар, пусть и небольшой, но иного порядка. По классификации Легеля я примерно слабый или Младший Маг. А всегда мечтала быть Великим Магистром.

  - Учитель, а вы сможете научить меня некромантии?

  - Раз такой милый малыш, величает меня Учителем, то я обязана это сделать. Но я не некромант. Я могу научить лишь основам магии и тому, что есть о некромантии в моём справочнике.

  - Когда приступаем учитель?

  - Начнём завтра. Проверка на способности утомляет. По крайней мере, меня.

  - Слушаюсь.

  - Ученик. Будь свободнее, иначе я чувствую себя тираном.

  - Хорошо, учитель.

  Я отправился спать, ощущая дрожь всем телом. Я был поражен. Рад и в тоже время слегка разочарован. Нет, некромантия это определенно внушительное направление, но я так мечтал изучить портальную магию. Если посудить, то некромантия включает в себя поднятие мертвых тел. С трупами животных нет никаких проблем, а человеческие останки можно купить и у меня на родине, пускай это будет скелет из какого-то института или же Египетская мумия. Вопрос лишь в цене. Как обстоят дела тут мне неизвестно, лишь со слов Эйле могу судить, что достаточно стран, где некромантия запрещена, хотя, судя по прочтенным мною книгам, есть места, где магия запрещена как таковая. Погруженный в мысли о предстоящем обучении я заснул, как ни странно без снов, вспомнилось только. Темная Сторона...

  На следующий день сразу после легкого завтрака, чародейка начала лекцию.

  - Основа магии - медитация. Расслабься и прими удобную позу. Одно только расслабление - искусство. Начни с мышц лица и головы. Дальше медленно спускайся от шеи к туловищу, от плеч иди к кистям рук, от туловища к ногам, расслабление закончиться, когда ты сможешь полностью расслабиться, даже мышцы глаз и кончики пальцев должны быть расслаблены. - Расслабление мне давалось весьма хорошо, учитывая имеющуюся практику, так что Эйле продолжила урок.

  - Далее сконцентрируйся на своём дыхании. Сейчас ты полностью расслаблен и должен почувствовать, как воздух наполняет твоё тело энергией. Твоё дыхание медленное, спокойное, ровное. Оно почти как у спящего человека. С каждым медленным вдохом тебя наполняет всё больше силой. Каждый вдох вбирает вместе с воздухом частичку силы.

  Сила есть везде. В воде, в воздухе, в земле, в огне и в тебе. Погрузись в силу внутри тебя. Твоя стихия - Смерть. Будь осторожен, без должной осторожности, медитация на смерть способна погубить даже некроманта. Смерть - источник твоих сил, смерть - начало перерождения, смерть твой друг и друг жизни. Смерть избавление от страданий.

  Я слушал объяснения Эйле как объяснения любимого предмета. Смерть моя стихия и как бы в подтверждение этому мне часто, разве только не каждую ночь, снилась смерть. Смерть опасна. Огонь тоже опасен. Тем не менее, люди больше боятся сталкиваться со смертью, чем с огнём. Почему? Наверное, это дело привычки. Моё сознание встряхнулось, и я словно поплыл из-под воды на поверхность, так иногда я просыпался.

  - Как ты себя чувствуешь? - Эйле внимательно изучала что-то около моей головы.

  - Несколько необычно, но так и должно быть. Верно?

  - Верно. Только Орсо, я заметила, что у тебя необычное отношение к смерти... - Эйле медлила.

  - Как у некроманта?

  - Похоже, но не совсем. Обычный человек узнав, что некромант по способностям, был бы в шоке, в то время как ты испытал лишь опасливое удивление. Обычный человек пережил бы массу душевных терзаний, перед тем как сделать выбор, даже если бы очень хотел стать магом. Ты даже не спросил, нет ли вариантов чуть хуже некромантии, а сразу выбрал лучший вариант для магического развития, несмотря на некоторую неэтичность и опасность.

  - Не понимаю, что не так? - Я был искренне удивлен данным замечанием. Пускай это было не самым желанным направлением магии для меня, но сила есть сила.

  - Твоя сила пробудилась. Пока большей частью только ментально, но начало положено. Интересно другое. До проведённой мною диагностики она уже пробуждалась, хотя и частично. Я хочу понять, как давно твоё отношение к смерти стало таким?

  - Я всегда помню себя таким... А что нужно для пробуждения силы?

  - Обычно или магическое воздействие или нахождение на границе смерти, желательно вблизи со стихией, относящейся к дару, сильное переживание тоже может быть причиной.

  - Возможно, что-то могло произойти в младенчестве. Это так важно?

  - Просто постарайся не обращать внимания посторонних, на своё отношение к смерти. Продолжим урок.

  - Я вас слушаю, учитель. - Эйле достала из шкатулки крупный кристалл, присоединенный к деревянному циферблату с одной стрелкой.

  - Это магический прибор для изменения объёма свободной энергии в человеческом теле. По-другому её называют Магической Энергией, а так же сокращенно СЭ и МЭ соответственно.

  - И что взято за единицу измерения?

  - Средний Человеческий Потенциал. СПЧ. Свободная Энергия обычного здорового человека. Среднее значение. Мой объём МЭ или как указано на приборе СЭ, ты сейчас можешь посмотреть. - Эйле положила руку на кристалл, и тот засветился светлым салатовым свечением.

  - Семнадцать единиц?

  - Точнее семнадцать с половиной. Хочешь узнать свой нынешний потенциал? - Она убрала свою руку, освобождая прибор. Я недолго думая положил на кристалл правую руку, так же как и мой учитель. Он засветился тусклым синеватым свечением. Сначала руку стало легонько покалывать, а после уже знакомое ощущение охватило всё тело.

  - Всего один?

  - Одна целая двадцать шесть сотых. Выше среднего, так что это уже что-то.

  - Это ведь можно увеличить?

  - Конечно, при поступлении в академию у меня было около трёх МЭ.

  - Что влияет на объём МЭ?

  - Тут много факторов. Наличие и степень родства с магами в роду, индивидуальные особенности, возраст, масса тела, развитие мускулатуры, здоровье. И ещё множество причин.

  - Иными словами я потерял часть МЭ из-за своих травм?!

  - Как раз наоборот. МЭ у многих магов может увеличиться на грани смерти. А у некромантов так обязательно. Травмы, ослабляющие мага жизни, усиливают некроманта. Чем ближе некромант к смерти, тем больше у него сил. А уж посмертные проклятья некромантов самые сильные.

  - Из всего это следует, что мой МЭ возрос. Насколько он был тогда мал изначально?

  - Трудно сказать, если брать во внимание тот факт, что большая часть твоих блужданий у грани была причиной пробуждения силы. Может он был равен единице, может чуть больше, или чуть меньше.

  - Получается самый эффективный способ увеличить СЭ, это быть при смерти?

  - Быстрый, но не эффективный. У некромантов, масса способов увеличить свою силу без летальных исходов.

  - Учитель, а что вы за маг?

  - Целитель, не путай с магами жизни, немного маг сокрытия, немного артефактор, немного маг символов.

  - Откуда у вас тогда знания по некромантии? Как я понял, это запрещенная область.

  - Не везде, а запретный плод, очень сладок. Я всегда искала то, что сделает меня хоть чуточку сильнее и в этом плане некромантия могла неплохо помочь. Вот только к этой школе у меня не оказалось способностей вообще.

  - Возможно, вам стоило дальше работать, и появились бы результаты.

  - Не стоит. Результаты были. Но сил на их достижение тратилась уйма.

  - Учитель, вы знаете способ для некроманта, увеличить МЭ?

  - Несколько, но думаю, что продуктивнее будет дать тебе почитать книгу под авторством одного некроманта. - Эйле передала мне потертую книгу, больше похожую на старый дневник. Не очень толстую, но и не тонкую.

  - Это учебник?- Высказал предположение я.

  - Нет, это дневник. "Записи молодого мэтра Арлака". Советую читать и осваивать последовательно. К сожалению, дневник является магической копией, не более. Так что скрытые моменты, если они были, могли остаться в оригинальной версии. Я сразу углубился в чтение. Оглавления тут не было, но каждая новая методика начиналась с новой страницы.

  - А чем является, представляет магическая копия?

  - Простое заклятие. Берётся книга того же формата, но пустая, берётся оригинал и чернила. Чертится магический круг и книги занимают свои места. Круг наполняется энергией, и книги переписываются, причём для действия ритуала необходимо, чтобы книга была без единого символа. Я как-нибудь покажу тебе этот ритуал, когда поднакопишь сил.

  Я с воодушевлением взялся за книгу. "Медитация на связь со смертью", выполняется на кладбище. Запомню на будущее. Развитие магического зрения, путём созерцания энергий смерти. Пара слов о поднятии нежити, базовая формула. Накопительные круги и вспомогательные заклинания. Не книжка, а сокровище для новичка вроде меня. Приступим.

  Все начинается с концентрации на образе. Магия это, прежде всего Воля Сила и Воображение. Воля концентрирует силу наполняющую образ и давая ему жизнь в мире мага. Тот же магический огонь, был бы невозможен, если бы маг не был способен представить его жар. Образ - это основа, к которой добавляется сила, чтобы дать жизнь заклинанию. Некромантия же может идти двумя путями: создание совершенно нового образа и восстановление старого. В первом случае маг тратит много времени на создание образа называемого формулой, после чего может с небольшой коррекцией использовать ее для поднятия бесконечное число раз. Во втором маг просто реанимирует остатки образа у трупа, тем самым ограничивая его прижизненными навыками, к тому же изрядно пострадавшими. Какой способ лучше - решать магу, который может так же копировать, менять и комбинировать оба варианта в меру своих сил - это и есть основа оживления тел...

  Молодой маг сверился книгу и подготовил материалы для начертания круга. Теоретически круг можно было провести палкой прямо на земле, только подобное исполнение отразилось бы на качестве и времени поддержания круга, не говоря уже о потерях магической энергии. Снова сверившись со схемой, Орсо принялся создавать магический рисунок. Сам по себе рисунок не является магической формулой. Скорее ее якорем, отражением в материальном мире. Потому обычные люди, могут копировать подобные символы, как без всякого эффекта, так и получая прямо противоположный результат.

  Орсо отложил книгу в сторону и посмотрел на начерченный им магический круг. Все символы на месте, материалы не нарушены, и солнце уже скрылось за горизонтом. Для защиты от возможной агрессии зомби, мальчик взял увесистую палку и топор. Первый раз всегда трудно, но не просто так он проводил долгие вечера за тренировками, стараясь довести свой резерв почти до истощения. Сначала было сложно использовать даже один процент от своей силы, но с практикой все становилось немного проще. Орсо научился чувствовать энергию смерти исходящую от мертвой плоти, Энергию камня, отличия живой и мертвой энергии и теперь настал момент первого оживления. Молодой некромант посмотрел на свою цель. На земле в круге лежала высохшая крыса. Вокруг высохшего, словно вяленая рыба, трупика кружилась стайка мух. Молодой маг сконцентрировал свое внимание на энергии исходящей от тела. Смерть и разложение. Орсо вздохнул и начал заполнять магический контур мертвого зверька своей энергией, связывать энергетическими нитями разорванные части образа маленького трупика. Даже, несмотря на тот факт, что силы молодого некроманта возросли от постоянных тренировок еще на четверть, уходили они предательски быстро, что только камни, увеличивающие концентрацию магической энергии, позволяли продолжать ритуал, но второй попытки сегодня точно не будет. Маг выдохся. Выдохся быстрее, чем предполагал и теперь лишь ждал тяжело дыша. Вдруг крыса шевельнула лапкой. Или это только показалось? Но нет. Прошло несколько томительных минут и крохотное тельце вздрогнуло. Крыса зашевелилась, её маленькие высохшие глазки засветились голубоватым свечением, крыса стала медленно подниматься на задние лапки, как вдруг из крысиного тельца раздался тихий звук "грх", и тельце снова рухнуло на землю без движения. - Я конечно, не мастер-некромант, но даже мне кажется, что ты что-то сделал не так. - Женщина с седеющими волосами смотрела на тяжело дышащего мальчика.

  - Что? Я напитал труп энергией. Сконцентрировал волю и повелел подняться. Поднятие тел ведь основа некромантии?

  - Не совсем. Некромантия в классическом понимании возникла из гадания и вызова духов умерших. Со временем к ней присоединились те, кто желал большего - воскрешения. Поднятие тел началось с экспериментов древних жрецов, желающих хоть на время воскрешать кого-то нужного им. В сочетании с изобретённым ими века до этого, методом мумификации, на стыке алхимии, артефакторики и некромантии, общими усилиями им удалось создать то, что только что создал ты. Правда, из останков человека.

  - Значит я на правильном пути?

  - Скорее всего, да, но древним некромантам потребовалась не одна сотня лет, чтобы продвинуться дальше. Сменялись поколения, и редко появлялось что-то новое.

  - Они не знали куда идти. Я же имею цели и представление.

  - Восстанавливай силы. Тебе нужно больше практики. А еще желательно проработать формулу, и возможность удержания энергии. Сам ритуал у тебя удался, только нежить быстро развоплотилась.

  - Хоть что-то хорошее. Учитель, я развиваю свое тело, выполняю все рекомендованные тренировки, но сила все равно растет слишком медленно, что мне делать?

  - Ждать, твоя сила мала и ты стремишься ее увеличить, а растет она к твоему сведенью весьма быстро. Только в твоем возрасте маги еще не имеют большей части своих сил, по-настоящему она начинает формироваться годам к 14-16, а значительную часть силы маги развиваю уже годам к тридцати.

  - Учитель, вы говорили, что некроманты компенсируют недостаток силы жертвоприношениями, может это поможет с ритуалом?

  - Орсо, ты хочешь использовать жертвоприношение, только ради поднятия крысы? - С минуту подумав, я ответил.

  - Нет. Но, прошло уже полгода, а у меня пока весьма сомнительные успехи.

  - Практика и знание, это то, что приведет тебя к успехам мой юный ученик.

  - Хорошо, продолжим практику. - Эйле ушла, оставив Орсо убирать последствия ритуала. Мальчик осторожно убрал несостоявшегося зомби в заготовленную клетку, а еще пригодные компоненты в мешок.

  - До завтра, практика.

  Полностью измотанный маг отправился спать, сделав пометку в своем дневнике по поводу эксперимента: "Попытка номер 22. Впервые удачно. Создать крысу зомби получилось, однако просуществовал образец меньше минуты. Ритуал и контур необходимо доработать".

  Выбирая между Чернявкой и Белокаменкой, я остановился на последней, по той простой причине, что добраться до неё проще. Я не был великаном, но мой рост выше среднего, что могло визуально добавить пару лет к моему возрасту. Сейчас мне примерно 12 лет. Совершеннолетними тут считали в пятнадцать, но нередко и дети моего возраста действовали самостоятельно. Проблем быть не должно. Я осмотрелся. Ара - примерно семь десятых километра, так что десять километров пройти за день не так сложно, пускай и по лесу. Самый главный в деревне - староста. Деревня примерно на сто дворов. Зовется Белокаменкой или Деревней Белого Камня из-за огромной каменной глыбы, рядом с которой она основана. Я должен посетить этот населенный пункт, так как готов и должен изучать этот мир, а так как мои запасы энергии восстановились не полностью, то я решил прогуляться.

  Ещё раз, обговорив с Эйле детали, я накинул на себя домотканую рубаху и подтянул шаровары. Подпоясался и осмотрел себя. Длинный, несколько худощавый на вид, но не обделённый мышцами, я мог сойти как за крестьянина, или рыбака, так и за представителя иной профессии. Я сложил кое-какие пожитки в дорожный мешок, туда же кинул пустой самодельный кошель и башмаки. Со слов Эйле я знал, что обувь, даже потертая является серьёзным разделителем статуса, к тому же из всех предметов одежды, воруют её гораздо чаще, исключая разве тростниковые сандалии и местный аналог лаптей, проще говоря, лапти могли своровать только новые, но, случалось подобное крайне редко и не везде.

  Узнав, что Эйле не умеет делать обувь такого типа, я сделал заметку научиться, и, привязав свой узел, на палку отправился в путь босиком, взяв еды на день и нож с точильным камнем. Второго топора у чародейки не было, что не особо меня печалило, а вот пара лишних кремней для огнива нашлась. Я шёл, пробираясь сквозь заросли. Частенько, то хвоя, то острый камешек или обломок ветки впивались в мои ступни, но я продолжал идти, стараясь ступать аккуратно и пугать змей, пока не вышел на достаточно широкую лесную тропу.

  Я осмотрелся. Это была тропа, гордо именуемая дорогой. Трава на ней была либо вытоптана, либо сильно примята, а кое-где можно было заметить следы колёс, и экологически чистый навоз. Коровий или конский? Я задумался. С одной стороны телегу тянет лошадь, с другой люди часто используют и волов, так что сей продукт может принадлежать особям обоих видов, но вроде у лошадей он должен быть суше, хотя я понятия не имею, сколько времени куча тут лежит. Простояв в раздумьях, с пять минут, и, отметив на будущее, что в навозе я совершенно ничего не понимаю, я пошёл дальше. Главное не ударить в грязь лицом перед людьми, мало ли что им в голову прийти может.

  Солнце светило мне в спину, а так как ещё определенно было утро, то шёл я правильно. Правда, несмотря на жару, меня очень полюбили слепни и комары, к их глубокому несчастью любовь была не взаимна. Гнус раздражал. Даже сок трав, который по идее должен был отгонять насекомых, помогал слабо и не долго, а жаль. Надо будет спросить у Эйле, есть ли в магии какой-нибудь способ от этой заразы. Пока оставалось только терпеть, и если от слепней оставался лишь быстро уходящий зуд, то на месте комариных укусов вскакивали волдыри. Что за фигня? Нет, это кошмар какой-то! Комары меня и в моём мире кусали, но подобным их укусы не оканчивались. Привет из нового мира - "бешеные комары", намёк, что мне тут не рады? Я увлекся. Тут нет никакой мистики, просто другой вид. Надеюсь, никакую заразу вроде малярии не переносят, как же надеюсь.

  Согнав с дороги зашипевшую змею, я подошёл к развилке, на которой стоял деревянный столб-указатель с надписями, правда писавший их человек не был в ладах, с орфографией и потому сравнивая названия, указанные на нём, я понял, что мне нужна "белка каменная" написанная в одно слово без одной из указанных мной "ка". Голова не позволяла воспринимать эту надпись дословно. Я снова задумался. Указатель вроде бы и есть, без расстояния, чистое направление, но главное не потеряюсь. Сказать что есть, на случай расспросов, а логика подсказывала, что подобные будут, вопрос в том, что нужно мне? Увидеть людей. Чем раньше, тем лучше. Эйле живёт одна, к тому же имеет весьма специфическую профессию, так что нужно сравнение. Следует так же научиться плести лапти и другим, неизвестным мне прикладным навыкам. Легенда у меня хорошая. Я отправился учиться грамоте от деревни, теперь возвращаюсь, узнав, что кому-то из родных плохо. Или неурожай... Не суть. Одет я не совсем по-городскому... Впрочем, я же "деревенский". Так. Стоп. Легенда такая, я из деревни рыбаков, что переселилась в другие места из-за пересохшей реки. Ищу родных, чтобы проведать. Уже звучит лучше. Что я делаю в Деревне Белого Камня? Хочу передохнуть с дороги, да узнать куда идти.

  Я остановился. Указатель был далеко позади. К тому же я хочу учиться дальше, а для этого нужно заработать денег. Образование тут платное, даже начальное. Хотя основные навыки и стоят относительно дёшево, остальное растёт в прогрессии. Хорошо хоть плата за год вносится, а не сразу за курс. Но отчисления за неуплату есть. Нужно выяснить стоимость обучения. Если грамоте и счету обучиться стоит пять серебряных монет, то дальнейшее обучение на порядок дороже. Доход крестьянина, за вычетом налогов, составляет около серебряной монеты в год. Так что читать научиться сложно, но можно, учитывая, что срок обучения - пять лет. Не понимаю, чему учат эти пять лет?! Читать, писать, паре молитв... И на это пять лет? Хотя я зря нагоняю на местных учителей, тот, кто умеет читать - обучается счетной грамоте, и спустя пять лет деревня получает относительно грамотного человека. Впрочем, этому обучают и в больших деревнях, так что в город же отправляют учиться профессиям.

  Я снова задумался. А кем мог быть я, гипотетически? Помощник писца. Должность грош цена, которой, нужно играть роль ксерокса. Живого ксерокса. Нудно и мало платят. В городе траты больше чем в деревне, но на серебряную монету в год жить теоретически возможно. Ниже этого идёт прозябание.

  Дальше была одна сплошная тропа. Пару раз я распугивал палкой змей, да изредка вытирал с лица пот. Жара была несусветная, казалось градусов под тридцать. Наконец я добрел до очередного указателя, на котором гордо красовалась надпись "Бе****ка", если первый и последний слог ещё можно было понять, середина слова определённо сильно пострадала и очередной местный "грамотей" решил восстановить надпись, тем самым сделав только хуже. Решив оставить разбор орфографии на потом, я омыл ноги в местной речушке, жар, терзавший значительную часть пути мои ступни, наконец, спал.

  Поднявшись и размяв плечи, я вошёл в деревню. Давая ей оценку, я погорячился. Тут было максимум дворов шестьдесят. Деревня стояла кругом, без всякой ограды, упираясь одним своим краем в излучину реки. В реке стирали бельё и набирали воду. Слева от меня были видны поля, справа же стояла ветряная мельница. Взглянув вперёд, я ощутил знакомый жуткий холодок. Пройдя пять дворов, я понял, что не ошибся. Впереди виднелось кладбище. Там не было христианских или католических крестов, это бы я заметил даже издали. Вместо этого отчётливо виднелись валуны и деревянные столбы. Наверное, если бы, не знакомый холодок, казавшийся тёмным и жутким, я бы ещё сомневался, в назначении данного места. Но от него тянуло силой, родной силой, да так, что хотелось облизнуться, хотя день был в разгаре и стоял я не на кладбище. Хотя, всякое может быть.

  - Добрый день молодец, откуда путь держишь? - Мужчина лет двадцати пяти, тридцати обратился ко мне. Не удивительно, деревня не город, каждый чужак на виду.

  - Грамоте учился я, дорогу домой ищу, родных проведать. - И не соврал же. Магам врать вообще противопоказано, ибо каждое их слово содержит в себе крупицу магии.

  - Откуда ты? И почему родных навестить не можешь? - Меня правильно поняли.

  - С севера я. Рыбой промышлял. Да с родней нить оборвалась, не знаю где они, да им не ведомо, где я. - На севере этой страны много рыбацких деревень, и с год назад там шла война и мор. Так что теперь, там полная неразбериха. И найти истоки практически невозможно. Ну а Россия - Северная страна, так что я с севера.

  - Эх, не повезло тебе, малой. Как кличут то?

  - Орсо звать меня. - Родного имени я так и не вспомнил.

  - Эх, а меня Микисом кличут. Орсо, грамоте говоришь обучен? - И не только.

  - Обучен, дядя Микис. Вон у вас вместо названия деревни, тарабарщина какая-то.

  - Неужели и, правда, так! - Мужик был удивлён. Впрочем, он быстро пришёл в себя и начал вопросы, что да как.

  - Микис, что случилось? - К разговору присоединился еще один человек.

  - Заезжий парень, говорит, что с названием деревни у нас накладка вышла. С табличкой не то что-то.

  - Так ты, стало быть, наш гость? Грамоте, поди, обучен? - Опять. Впрочем, чему я удивляюсь?

  - И грамоте и счету. - Лица деревенских мужиков надо было видеть. А я же, прикладывал значительные усилия, чтобы не согнуться пополам от хохота. Не поймут ведь. Коротко изложив свою историю второму местному жителю, я предложил отправиться к многострадальной табличке, с обещанием объяснить, что с ней не так. Однако идею сходить туда прямо сейчас, мужики забраковали, сказав, что надо ждать старосту. Не знаю как другим, но мне ситуация казалась комичной, но серьезность и живое участие в решении столь небольшой, на мой взгляд проблемы, не позволяли разрядиться смехом. По крайней мере, прямо сейчас.

  Время шло, но староста так и не появился, вместо этого вокруг нас собралась приличная толпа. Так и должно быть, наверное. Так что нужно вести себя естественно. Тем не менее, даже самовнушение и контроль не позволяли мне достаточно сгладить неловкость ситуации. Хотя остальным подобное казалось в порядке вещей. Если думать логически, в деревне жизнь достаточно монотонна, и потому мое появление можно считать значимым событием.

  Наконец толпа стихла и расступилась. Ко мне, опираясь на палку, шел седовласый старик. Двигался он бодро, но слегка сгорбившись, а позади него шли два здоровяка. Сказать, что я был поражен - ничего не сказать. Оба рослые, под два метра ростом, широкоплечие, мускулистые и черноволосые. У каждого был суровый взгляд и как мне казалось, два местных богатыря были шире того же Микиса, раза в два. Я чуть не присвистнул. Хотя думаю удивление и без этого, можно было прочесть на моем лице.

  - Ты, чей будешь? - Спросил староста скрипучим голосом. Один глаз он щурил, а губами причмокивал, всеми силами изображая немощного старика. В том, что его образ лишь игра, я почему-то не сомневался, что-то выдавало старого пройдоху, но я не мог понять что, хотя у меня не было сомнений, что он не многим уступает своим сыновьям. В том, что два бугая его дети я не сомневался по весьма, материальным причинам. Пока народ ждал старосту, я успел узнать и то, что он дважды женат, и то, что староста уже третий десяток лет, а до этого старостой был его дед. А так же что в деревне всего один, но зато, хороший кузнец, но дочка у кузнеца глупа как полено, хоть и на личико красива. Нет, я не мастер задавать вопросы. Сейчас я открывал рот, только ради ответов, собравшийся народ сам вылил друг на друга ушат информации, пара мужиков - подрались, прямо перед приходом старосты, а кто-то пожаловался на неурожай. Словом, я сделал пометку, нужна информация - иди в деревню, узнаешь что нужно, и что не нужно, только людей послушай.

  - Ничейный я. Родня учиться отправила, да сами потерялись. А там буквы... - В очередной раз я повторил свою легенду и чтобы избежать новых вопросов, принялся рассказывать про рыбалку, про алфавит Крэхта, про цифры и многое другое. Хвастать не буду, но я все-таки неплохо учусь. Староста вроде бы убедился в моей учености, так что, надеюсь, что если у него и были щекотливые вопросы, то он их отложит до лучших времен. После щедро выделенного потока слов, в котором я сумел похвалить и старосту, и деревню, и кузнеца, о работах которого наслышан, после чего плавно перешёл к теме разговора, о том, что и деревня, и люди приятные, да только указатели все, сплошь бесполезные.

  - В чем оказия, показать можешь?

  - Конечно, старче. - И мы со старостой, окруженные толпой зевак, направились к злосчастной табличке. Я быстро показал, что не так, начертив название деревни, прутиком на земле. Далее используя тот же прутик в качестве указки, я принялся обьяснять. Тихо улыбнулся про себя. Свой промах с названием деревни, староста свалил на соседей. Почему свой? Мне казалось, что это очевидно. К тому же Эйле советовала быть внимательным к чутью. Я чувствую, лёгкое облегчение, и беспокойство. Странно, сейчас в толпе людей мне сложно улавливать чувства, так что эта способность имеет предел. В том числе, его ограничивают магические амулеты.

  На старосте подобного не было, хотя я и ощущал в деревне слабые следы магии. За помощь с названием деревни меня обещали отблагодарить и даже пригласили за стол к одному зажиточному, по местным меркам, крестьянину. Я не стал отказываться, несмотря на возможные опасные вопросы. Как-никак я впервые контактировал с местным поселением, и даже уроки Эйле не позволяли скрыть некоторую неловкость.

  Если мыслить логически мне повезло. Не знаю что это за мир, но учитывая тот факт, что звезды и луна в нем другие, так что возможно я просто в другом конце Галактики. Или в другой Галактике. Важно то, что кругом люди, что не может не радовать. И уж куда бы я хотел попасть меньше всего, так это во вселенную Звёздных Войн. По одной простой причине. Я не самый большой их фанат, но знаю достаточно, чтобы заявить, во многом это гадюшник. Даже в столице Республики там есть трущобы, что говорить о планетах с законным рабством? Даже если предположить, что у меня там будет связь с силой, это ничего не даст. Учиться на Джедая мне поздно, разве только Тёмная сторона... Впрочем, меня занесло. Судьба любит делать сюрпризы, и потому не знаешь, что будет ждать тебя за очередным поворотом. Конечно, что-то предугадать можно, но в остальном жизнь полна сюрпризов.

  Вот и сейчас, перед обедом, на который меня пригласили, ждала неожиданность. Грамотность, до определённых пределов в этом мире доступна всем. Но обучение платное, к тому, же вырывает дополнительные рабочие руки у семьи. Потому среди крестьян, даже умеющих читать, крайне мало, не говоря уже о людях имеющих хоть какое-то приемлемое образование. Однако меня озадачили. Мужчина, пригласивший меня от лица деревни отобедать, попросил написать письмо определённого содержания. Бумаги и письменных принадлежностей у него не было, так что вместо них мне любезно предложили льняное полотно, кисть и чёрную краску. До сих пор, я не мог понять, почему он не попросил старосту, пока не услышал текст, что должен записать.

  "Довожу до вашего сведения, достопочтенный барон, что староста Белокаменки именуемый Иондаем, плут и вор. Налоги, что ваши верные подданные платят вам, он собирает исправно, только изрядная часть в его кошеле оседает. Когда же кто из сельчан, что по делу спросит - мзду требует. И пуще всего о вас, иначе как о "замшелом старом пне", не отзывается. Посему прошу принять меры и прекратить беззакония в землях ваших".

  Донос. Сразу стало ясно, почему он не обратился к старосте. За обычное письмо он денег попросит, да видать, не мало, а против себя донос даже не вздумает писать, скорее уникум, до подобного дошедший палок отхватит. Писать или не писать? За письмо мне предложили пару медяков, дескать, я только пишу, а принадлежности заемные. Будь то обычным письмом, я бы написал не задумываясь. Но вот донос... Понятно было, что мой новый знакомый, хотел и на старосту донести и целым остаться. Вот только нужно ли подобное мне? Конечно, староста производил противоречивое впечатление. Конечно, может он не лучший кандидат. Но и сама ситуация выглядела не слишком приятно.

  - Не могу я такое написать. - Я отказался, ища возможные причины, но тут, же заметил, как посуровел взгляд мужика, и какое-то напряжение, появилось между нами. Чую добром это не кончится, чего стоит в лесу человека дубиной по голове и дело с концом? Или яд в еду подсыпать? Потому я поспешил дополнить свой отказ.

  - Не знаю я барона местного, да старосту тоже. Вот напишу, а барон сам у старосты спросит, что за не порядок? Да только, староста-то и отбрехаться может, да виноватых начать искать. - Вроде сработало. Мужик крепко задумался, видать подобную возможность он даже не рассматривал. Впрочем, из текста, несостоявшегося доноса я почерпнул некоторые полезные сведения. Старосту зовут Иондай. И место видать, больно хлебное, раз на него доносы писать уже хотят.

  - Хм. Напиши тогда письмо по-другому.

  "Довожу до вашего сведения, достопочтенный барон, что староста Белокаменки именуемый Иондаем, из ума выжил. Деньги считать разучился, да то, что не так посчитает - в свою пользу оборачивает. О вас и всём вашем роде дурно отзывается. Посему прошу принять меры..."

  Я ещё сильнее задумался. Старосту обычно выбирают жители или предыдущий староста назначает. Никак иначе. В редких случаях сам сюзерен заняться подобным может. Вопрос, нужно ли барону это? Письмо может сделать много или не сделать ничего, только ответственность за последствия ляжет на меня. Не знаю. Что делать? Я многое смог бы понять, только доносы терпеть не могу. Низко это, да и не вызывает у меня энтузиазма, подобная идея. Надо как-то самоустраниться. Но как?

  - Хорошо, напишу, только лучше бы краску самому сделать, чтобы все по форме. - Последнее выражение проняло мужика и, отобедав, я сказал, что должен отправиться в лес, искать чернильные ягоды или бобы, чтобы краска пахла чернилами, а не жуками. Мало ли, благородному не понравится, и читать не станет.

  Стараясь не встревать больше в разговоры, я собрал вещи и тихо покинул деревню "на поиски нужных компонентов". По факту я окольными путями шел к дому учителя. Моя интуиция в деревне просто взбесилась, говоря, что нельзя было писать ни одной буквы. Не знаю почему, но как маг я ее послушал. Деревня Белого Камня осталась далеко позади, но чувство беспокойства до конца не исчезло. Я сделал еще пару кругов и направился по уже знакомой тропе, к домику чародейки. Вот тут, мое беспокойство лишь усилилось, заставив насторожиться.

  Сделав десяток шагов, до меня дошло, что вызывало мое беспокойство. Это была смерть. Словно дым от костра она витала в воздухе, и это была не смерть зверя, не застарелое захоронение. Я чувствовал гибель людей. Не одного человека, а нескольких, может десятка, может меньше - сейчас мне не хватала опыта, чтобы понять. И близость свежей смерти являлась худшим предзнаменованием, так что я инстинктивно достал свой нож.

  Я крался, с неожиданно проснувшейся во мне охотничьей ловкостью, прятался, словно охотник из одного моего сна, когда шел к месту, что стало тут моим домом. Медленно, с ужасом представляя, что я могу увидеть, я выглянул из-за укрытия. Вокруг хижины лежало восемь трупов, в белых одеждах. Как некромант, я был уверен, что все они мертвы. Я чувствовал, как смерть исходит от них, придавая мне сил, но не обращал на подобное внимание. Краем глаза, пройдя мимо очередного трупа, я увидел вытянутую вдоль восьмиконечную звезду, изображенную на одежде трупа. Фанатик?

  Ощутив нехорошее предчувствие, я бросился к входу и тут же нашел Эйле. Она полулежала рядом с дверью. Но была жива. Я бросился к ней, но тут же, моя преждевременная радость улетучилась. Живот моего учителя, был мокрым от крови, и самое ужасное было то, что кровь была так же ее.

  - Орсо, это инквизиция. Придут еще. Ты должен бежать!

  - Учитель! Молчите, сейчас я попытаюсь остановить кровь, и я смогу закрепить на вас чары стазиса! Только держитесь!

  - Не нужно, Орсо.

  - Но Эйле, почему? - Орсо тяжело дышал, а глаза предательски блестели, видя как Эйле, недавно выглядевшая от силы на 35-40 лет, сейчас старела на глазах. В животе зияла одна, средних размеров рана, но и ее было достаточно, кровь, вытекшая из нее, все больше окрашивала наряд чародейки алыми пятнами.

  - Нет смысла, мой милый Орсо, эти раны смертельны, так как нанесены оружием, созданным убивать нас.

  - Но вы, же целитель, Мастер! Вы можете лечить! Если нужно, я знаю, как провести жертвоприношение!

  - Орсо, на это нет времени. Хотя я и могу лечить, подобные раны лечатся очень плохо, поскольку оружие, что нанесло их - проклято. - Эйле кашлянула, видно было, что говорить ей удаётся с большим трудом, несмотря на магические силы, что всё ещё поддерживающие в ней жизнь.

  - Может я как некромант, смогу его снять? Эйле!

  - Орсо, сейчас важнее чтобы ты выжил. Враг отступил, хотя и поставил меня на грань со смертью, но он вернётся и не один. - Эйле перевела дыхание. - Собирай самое необходимое и беги. Немного времени у тебя есть. Только дай мне мой нож.

  - Учитель, что вы?

  - Не заставляй меня повторяться. - Орсо забежал в дом и принёс потертый нож чародейки. Чары на нем не позволяли прикасаться без вреда к ножу никому, кроме Эйле и её ученика. Юноша передал учителю нож. К его удивлению она разрезала им кожу на своём бедре, прямо сквозь одежду.

  - Учитель, что вы делаете?!

  - Нет времени, дай мне свою левую руку, скорее! - Орсо протянул свою руку Эйле, которая с силой, невозможной для умирающей, притянула ученика к себе, и не отпуская руку, впилась в его губы.

  Орсо почувствовал знакомый холодок, но теперь он исходил от Эйле и медленно прикреплялся к его ауре. Сила. Не искра, а нечто иное. Некромантия - эту силу нельзя было спутать с чем-то другим. Холодная и тёмная, она сейчас напоминала чёрное зерно пустоты, но вместе с некромантией, Орсо ощутил что-то колючее, хотя и не враждебное, прежде чем Эйле разорвала неожиданный поцелуй.

  - Учитель, это ваша Сила?!

  - Орсо... Малыш, это часть, что точно у тебя приживается. А теперь бери самое необходимое и беги. Дом только сожги.

  - Эйле, я быстро! - Орсо забежал внутрь. Послышался шум и грохот, Орсо носился по дому, собирая свитки и книги, хватая как редкие ингредиенты для зелий, так и уже готовые эликсиры, способные храниться в дороге. Последними он захватил свои записи и заготовку под кинжал некроманта. Сумку, переделанную в подобие вещевого мешка, Орсо одел на плечи, а после раскидал алые как драгоценные камни, угли по дому. В спальню, в сени, на крышу и в стопку дров. Где-то уже начало разгораться пламя, когда молодой маг выбежал из строения, что мог называть своим домом.

  Эйле за это время стало порядком хуже, казалось, что чародейка, таяла на глазах. Орсо, торопливо опустился на колени, поднял учителя и понёс. Он чувствовал, что ему тяжело, даже несмотря на то, что его тело окрепло за последний год, как-никак Эйле весила столько же, сколько и взрослая женщина, в то время как Орсо был ещё слишком молод. Но, не сбавляя темпа, он шёл.

  - Зачем?.. - С трудом спросила чародейка.

  - Я вас не брошу, учитель. - Эйле явно хотела что-то сказать, только сил больше не было, а на всё тело навалилась гнетущая слабость.

  Орсо шёл, неся свою дорогую ношу. Он чувствовал, как жизнь покидает тело, дорого ему человека, но ничего поделать с этим не мог. Он шёл, не помня как долго, в сторону реки, где стоял заготовленный плот. План побега сложился сам. Перейдя вброд реку, Орсо оставил следы на берегу, прямо до твердого грунта, затем принялся заметать, рассыпая пахучий травяной порошок, что должен был сбить обоняние собакам. Вернувшись через тот же брод на левый берег, Орсо оставил несколько сильно размытых следов в направлении истока реки. Сам столкнул в воду плот со смертельно раненной Эйле, после чего сам залез на него и оттолкнул плот от берега заготовленным шестом. Река была метров десять в ширину, со спокойным течением, от чего плот, плыл со скоростью быстро идущего человека, что относительно возможного преследования было медленно, но позволяло экономить силы. Орсо старался спасти жизнь Эйле, хоть и понимал что бессилен. Когда из виду скрылась знакомая часть леса, чародейка замолчала навсегда.

  На берегу реки у одного костра плакал, перепачканный в земле юноша. Его всхлипы слышали лишь птицы, да звери, сам же он словно потерял связь с миром, но отдышавшись, он вставал и возвратился к наполовину вырытой могиле. Земля была податливой, но отсутствие лопаты сильно усложняло дело. Юноша раз за разом выскребал землю вместе с глиной, обливаясь потом и слезами. Наконец, ближе к рассвету труд был окончен. Юноша расстелил на дне могилы ткань и взял на руки бездыханное тело учителя. Его пальцы дрожали, а горло болело, но хоть и с большим трудом, он уложил тело в свежевырытую могилу. Перебрав взятые с собой вещи, он положил к учителю и ритуальный кинжал. Вытерев слёзы, он отдышался и начал засыпать могилу землёй. Незаметно для него начался рассвет.

  - Прощайте учитель... Прощай Эйле. Я никогда не забуду тебя. И я стану сильнее. - Орсо достал из сумки семена цветов и рассеял их на могильной земле.

  - Не знаю, смогу ли я навестить вас хоть когда-нибудь... Эйле, надеюсь, с тобой всё будет хорошо. - Орсо почувствовал горечь на сердце.

  - Сегодня, словно я сам немного умер... - Орсо ушел, шатаясь, подхватив рюкзак. Его тело ныло после ночи, полной впечатлений, а в глазах. Он пошел, прочь не оглядываясь. В тот день, что сильно поменялось в нем, что-то неуловимое, но сильно изменившее мальчика раз и навсегда.


  Глава 3

  - Сэр Экзекутор, тело ведьмы не нашли.

  - Тварь выжила?

  - Нет, но тело кто-то забрал.


  - Спроси у крестьян, были ли у неё ученицы. - Инквизитор, как истинный последователь учения, вышел в центр деревни, где уже собрались все жители, и начал пламенную речь, а говоря по-русски пропаганду.

  - Ведьма делала вид, что лечит вас, но она сама насылала эти недуги! Когда вы теряли родных - она увлекалась, и пила ваши Души! - Инквизитор произнес коротенькую речь и среди людей уже послышались роптания, на лицах многих отразился животный страх. Как мало порой надо, чтобы очернить хорошего человека.

  - Преподобный Бран, я каюсь, посещал ведьму по заблуждению... И хотя я никого не видел, мне казалось, живёт она не одна. - Вышел человек из толпы. Он был не хуже других, во многом, чем заслужил свой своеобразный авторитет, но в то же время, он лучше других внимал возвышенным речам. Такие люди часто становились фанатиками.

  - С кем, не догадывались? - Инквизитор, надеялся поймать еще ведьму или на худой конец, еретика.

  - Светлейший, я не имею понятия. - Инквизитор цокнул языком. Ясно было одно, не только ведьма заслуживала костер. Узнать бы кто с ней был.

  - Прочешите округу! Возможно, где-то прячется ещё одно демонское отродье! - Инквизитор сделал замысловатый жест рукой, призывая свой отряд, да и самих крестьян выполнить приказ. И они пошли, подобно своре голодных собак искать того, кого ждет костер.

  ***

  Бежать. Бежать не оглядываясь. Инквизиторы остались позади. Но впереди войска королевства. Хоть они и имеют нейтралитет, оккупацию королевства они вряд ли полюбят. Надо спрятаться, они уже близко.

  Подросток без имени. Нет, подросток, носящий теперь имя Орсо, срезал полый стебель, и осторожно зашёл в воду, заболоченного водоёма. Глубокий вдох и Орсо погрузился под воду с самодельной дыхательной трубкой, зажав предварительно нос.

  Парень дышал спокойно и ровно, несмотря на то, что сердце бешено колотилось. Стук копыт приближался, Орсо казалось, что он его слышит даже, несмотря на воду в ушах. В тот же миг небольшой отряд из шести конников приближался к болоту, впереди рыскали собаки.

  - Милорд, собаки неспокойны.

  - Это болото. Тут чего только не водится. Едем дальше. И быстрее! - Всадники пришпорили коней, быстро покидая опасную территорию.

  Орсо вынырнул из воды, осматривая дорогу. Всадники проехали, можно вздохнуть спокойно. Вдруг чья-то рука коснулась его спины. Сзади была лишь трясина. Орсо вдруг вспомнил, что он не в средневековой Европе, и, ощутив на своей спине холодные мокрые пальцы, выразился весьма не литературно. О чём я, скромный хроник этой истории, смею умолчать. Он резко повернулся и заметил гнилую корягу, которая касалась его спины. Вздохнув с облегчением, парень вытер грязь с лица и быстро вышел из воды. Он огляделся. Вечереет. На грязи видны свежие следы конного отряда. Орсо не был силен в чтении следов, но и так было понятно, что в отряде больше трех конников и есть собаки.

  - Мне повезло. Даже если меня оставили бы живым и здоровым, крепостное право тут никто не отменял. - Орсо поежился. От холода и весьма нелестных вариантов будущего. Сейчас он один. Без гроша в кармане. Хорошо хоть есть сменная одежда, хотя она тоже могла намокнуть, но, во всяком случае, она суше, того, что прилипло к его телу сейчас. Орсо перешел дорогу, отломал покрытую листвой ветку и замел ей случайно оставленные следы. После чего вошел в лес по ту сторону границы. Преследование осталось далеко позади. Он устало вздохнул.

  Всё встало на свои места. Я выжил и знаю самый распространенный язык, потому что мне помогла Эйле. Мои способности проявились в процессе адаптации. Язык я смог выучить быстро, да вдобавок как второй родной из-за необычной амнезии, и странной привязанности слов к ассоциациям. Теперь нет лишних переменных, и моё присутствие можно объяснить банальной случайностью. Ежедневно в мире тысячи пропадают человек без вести. Допустим, пара десятков переносится в иной мир. Случайным образом их раскидывает по миру. Так что мне очень повезло, что я жив.

  Но что дальше? Я один в чужом мире. Я могу говорить читать и писать на распространенном языке. Мой акцент можно объяснить как странный говор. А то, что я хожу по миру поисками лучшей жизни и дорог в академию магов. С последним надо быть осторожнее, иначе могут закидать камнями или сжечь.

  У меня есть пять лет маскировки. Начальный курс академии 4 года. При большой удаче я смогу перейти на базовый курс, как тот, у кого есть подготовка.

  Прекрасно. Теперь у меня есть план.

  Нужно добраться до магической академии в течение года и поступить в неё.

  Изучить всю доступную магию.

  Выяснить все, что известно про портальную магию и некромантию.

  Изучить способы маскировки и сокрытия.

  Тренироваться.

  Всё это конечно хорошо, но где мне добыть денег?

  И как я проберусь в соседнее королевство?

  Соберись, хватит переживаний. Что было, то прошло. Я обещал Эйле, что стану сильнее. И чем я занят? Я убежал. Но сам не знаю где. Академия магии есть в королевстве Дориз. Благо в этой части континента основной язык - Крэхт. В противном случае у меня были бы неприятности. Анталия, Дориз... Все это осколки великой империи. Раскол произошёл почти столетие назад, но языки тут похожи. Как же напоминает СССР. Империя крови была мощной державой, только сам кровавый император был слишком сильной политической фигурой, и после его смерти начался "Парад 10 императоров". Империя, что жила столетие, рухнула меньше чем за 20 лет. И наибольшая заслуга была у последнего императора. Высокомерная бездарность и политический ноль, которого выпивка и роскошь волновали больше чем порядок. При нём всё достигло нынешних масштабов, и империя прекратила своё существование. А бывшего императора отправили в изгнание. Очень мягкое наказание для такого человека. Я разошелся. Казалось бы, какое отношение имеет, рухнувшая империя к недавним событиям? Да самое прямое! Инквизиция Храма Света, во времена разрухи только усилилась и основала на осколках империи теократическое государство. Храм Света, отчасти напоминает католическую церковь времён Крестовых походов и агрессивный исламизм. Искореняют ересь, священная война - есть отпуск грехов, ты можешь не верить в их бога, но оказывать ему почтение обязан. Однако странно то, что данная вера толерантна, на бумаге, по крайней мере. Ты можешь быть хоть язычником - на костре не сожгут, но вот если ты еретик, не жди пощады. Что-то тут нечисто... Вопрос, в том, что? Оставим Храм Света на потом. Сейчас ясно одно - эта организация мой злейший кровный враг. И я должен стать сильнее! - Орсо сжал кулаки в тихой ярости. Как же ему хотелось выпотрошить их всех! Но он не мог, он был недостаточно силён.

  Нетвердой походкой, поминутно заметая следы, маг направился в сторону чащи. Сейчас ему нужно было скрыться и привести себя в порядок. Разумеется, моей целью не было самое неудобное место, в самом начале я понял, что мне необходимо что-то подальше от людских глаз, и без лишних встреч с обитателями чащоб. Доверившись своему чутью, я смог найти такое место.

  Лес был диким и неизведанным. До зимы, похожей на нашу русскую было ещё далеко, шёл конец летней четверти. Небо заволокло серыми тучами, где-то издалека прилетели раскаты грома. Дождь ещё не шёл, хотя был он не за горами. Я вышел на пустую голую поляну. На ней не росло ягод и крупных цветов. Кое-где виднелись скрюченные поганки и никаких других грибов. Поляна была достаточно сухой, и отчасти скудность растений на ней объяснялось именно этим. Люди с моей родины бы просто удивились, тут же её бы назвали проклятым местом. Я знаю наверняка. Пускай я ещё молодой маг, пускай мне не хватает знаний и опыта. Но я - некромант. И эта поляна кладбище. Место гибели людей и зверей. Целое озеро страданий и кошмаров. И как бы это противоречиво не звучало, мне кажется самое безопасное место в лесу. Вернее я чувствую.

  Эту поляну можно назвать Местом Тёмной Силы с большой буквы. Эманации смерти настолько сильны на ней, что искажают окружающую растительность. Для светлого, да и обычного человека, нахождение в подобном месте равносильно кошмару. Мне же будет легче. Пускай, среда здесь агрессивна даже для некроманта, это место полно тёмной силы и возможностей, что прямо дух захватывает.

  Я обратился к чутью. Поляну словно наполняла чёрная, пропитывающая землю дымка. Она напоминала чернила, тонкими нитями пронизывающие воду, языки пламени, дёготь. Пропитавшая это место энергия, имела необычный терпкий вкус. Что-то, чему не находилось сравнения из земных ощущений.

  Я изучил свои инструменты и с видимым облегчением отметил наличие топора. Сейчас мне было необходимо позаботиться об укрытии от дождя. Недолго думая я принялся рубить крупные ветки. Дул ветер, принося с собой прохладу. С ветками проблем не возникло, и заостряя их концы я начал втыкать их в землю формируя каркас для шалаша, своей формой напоминающий вигвам с квадратом в основании. Более тонкие прутья вплетались на манер деревенского плетня. Я осмотрел результат своих трудов. Длинный прямоугольный каркас, открытый с двух сторон. Не порядок. Подготовив несколько прутьев, я воткнул их в Землю, со стороны одного из торцов и продолжил делать плетень уже там. Осмотрев решето, я остался доволен результатом. Настало время переходить к следующей фазе строительства.

  Мне нужна была глина. До болота возвращаться долго, к счастью я приметил бойкий ручей неподалёку, с глинистым берегом. Накопал палкой глины и положил, стал наносить на каркас вместо штукатурки. Хорошо бы ей дать высохнуть вот только скорый дождь, открыл мне глаза. Не успел я закончить штукатурить каркас, как он начал накрапывать. Заканчивать пришлось под мелким дождём, после чего я занялся крышей. Лапник, что должен стать защитой от дождя, был нарублен заранее, от неизвестной мне хвои. Быстро, но без лишней спешки я стал делать крышу, что по совместительству была и стенами.

  Оглядываясь назад, я пришёл к выводу, что сделал массу лишней работы, тем не менее, мой первый шалаш был готов до того, как разошелся дождь. Наконец я сделал настил из веточек и застелил его брезентом. Перед входом я расчистил землю и устроил небольшой костер, ограничив его камнями скрепленными оставшейся глиной. Огнеопасно, но выбора у меня особо не было. Пока костёр тихонько горел, согревая воздух, я начал делать ещё одно важное дело. Сейчас я уже оценивал возможные минусы выбранного места. Пускай из живых сюда заходят только умирать, подобная ситуация лишь увеличивает количество негативной энергии.

  Так что, здраво рассудив, я взял приготовленные заранее костяные пластинки и стал творить магический рисунок амулета защиты от зла. Фактически амулет можно сделать многими способами. От простого зачарования камня, до покраски определённого предмета в другой цвет. Их можно собрать мешочек или сосуд, которые сгодятся для защиты, и для нападения. Конечно, подобной магии нужно куда больше времени, чем классической боевой магии, что, судя по описанию, походит на способности псиоников, но она действует, что главное.

  Создание амулетов - крохотный ритуал, включающий как создание самой структуры, так и посвящение, закрепление. Обычно смотря творения кинематографа люди, видят странные символы, что творят чародеи с большого экрана. Это лишь подражание внешним атрибутам магии. Истинная магия незрима для простых смертных. Рисунок, что я чертил на амулете краской и силой стал, наконец завершен. Я вырезал вязь символов на кости, а после обвел их краской. Это сделает связь составляющую амулет сильнее и надежнее. Осматривая засиявший амулет магическим взором, я остался доволен, он получил ауру и теперь может действовать. Пускай столь простой амулет может сделать, и пока неопытный маг вроде меня, это не умаляет его эффективность. Амулетом я остался доволен даже больше чем шалашом, потому повесил его по правую руку у входа. Теперь надо было делать следующий амулет. Свой выбор я остановил на защите от огня. Пускай все мои амулеты, не слишком сильны, но и этого достаточно. Выбирая формулу, мне пришлось подумать больше, чем с первым амулетом. Принцип составления формул я знал, даже делал простые вязи, но сейчас на это у меня не было времени, выбирая между защитой и тушением, пришлось остановиться на втором, под воздействием амулета огонь будет медленно затухать. С моей силой радиус почти впритык охватывал шалаш. Чтобы не затушить костёр я окружил его защитным кругом, внутри которого действие амулета сводилось к нулю. Конечно, учитывая вложенные силы, амулет не погасит костёр сразу, но существенно сократит время, которое он выполняет свою функцию. Поэтому простенькая защита имеет смысл. Что до амулета, его функцией является гасить искры и пресекать мелкие возгорания. Я принял свою излюбленную позу для медитации. Два амулета и защитный круг забрали ощутимую часть моего запаса, и теперь я постепенно его восполнял, черпая энергию из смерти, пронизывающей все вокруг и дождя.

  По правде говоря, у мага редко бывает один источник силы. Это имеет свои плюсы, но делает мага уязвимым. У моего учителя было три основных источника, и в роли одного побочного - смерть. У остальных магов же обычно бывает 1-3 редко больше. Я не был исключением, несмотря на своё происхождение. Фактически силу можно брать из всего. Вопрос лишь в том, как хорошо это у тебя выходит и какое качество у этой силы. Как, например целителю не стоит брать энергию смерти для духовного целительства, а некроманту... Некроманты вроде всеядны. В плане энергии разумеется. Хотя мне рано судить.

  Питаемая двумя источниками энергия быстро восполнялась. Протянувшись, я почувствовал, как мой запас снова восстановился. Наверное, я бы смог сделать нужные амулеты и без подпитки, только это могло вызвать истощение - потеря возможности колдовать на период, зависящий от степени истощения. У меня подобное пару раз случалось, правда, в лёгкой форме на день - два. Неприятная вещь, особенно когда магия твой единственный козырь.

  Я не строил иллюзий, до сильного мага мне ещё далеко, однако даже самая слабая магия открывает огромные возможности. Пока я не знаю, чего-то по-настоящему сильного, предел моих потуг на некромантию - крыса-зомби. Однако моя сила в многообразии навыков. Я немного знаю, как варить зелья, немного делаю амулеты, пускай и весьма примитивные, немного колдую и поднимаю нежить. Это мало и в то же время много. А ещё я учусь. Изучаю доставшиеся мне в наследство знания и записи учителя. Многое мне ещё довольно долго будет недоступно, но у меня есть цель, и когда-нибудь я её достигну.

  Отвлёкшись от посторонних мыслей, я повесил на шалаш доступный мне вариант защиты и магическую сигнализацию. Против профессионала это всё равно, что открытая дверь, я сам знал пару способов обойти подобную защиту, вот только дело в том, что она не от профессионалов и даже не от людей. Я ещё раз все проверил. Барьер был простым, но работающим, надёжность ещё предстояло испытать. Остальным я остался доволен, но на всякий случай приготовил зелья он нежити и волшебную соль. Спать не хотелось, так что я стал ждать.

  Щит пестрел в ночи тонкой паутиной магических нитей. Сумерки сгущались, и ночь вступала в свои права. Всё живее становилась мгла, и подвижнее тени. Казалось, они застывали на мгновение, чтобы взглядом оценить моё творение, после чего вновь пускались в пляс. Ночь, полная мистики и тёмных чар спускалась на лес.

  Я огляделся. Медитация вновь позволила восстановить свой запас энергии и отогнать сон. Чутье просто кричало, что тут спать нельзя. Проклятая земля. Пускай это место не велико, но тёмной энергии тут просто в избытке. Сейчас, даже без дождя, мой запас восстанавливается раз в двадцать быстрее обычного. Даже рядом с деревенским кладбищем я не чувствовал таких потоков тёмной силы. Хотя кладбища окружают барьером, да и не был я на нем самом.

  Солнце скрылось, и теперь вместо теней появились видимые лишь чародеями, огоньки. Они напоминали мотыльков и были очень тусклыми, едва заметными, только странным был тот факт, что двигались они в парах, словно глаза теней. Сама темная сила становилась сильнее, усиливая как меня, так и окружающие тени. Снаружи стал слышаться нарастающий безумный хохот.

  Тени витали, вокруг вздрагивая от хохота, проходившего больше на загробную истерию. Но вскоре это стихло, и наступила давящая тишина. Орсо почти физически ощущал это давление, к счастью, ночь прошла без новых происшествий. Измученный некромант завалился спать с первыми лучами солнца.

  Снов не было, а пробуждение сопровождали лишь ватная голова и заплывшие глаза. И голод, простой человеческий голод. Перекусив своими скромными запасами, я задумался. Ночь прошла без происшествий, конечно чувствовалось некоторое давление на защиту, но никто не пытался сломать ее, скорее это было фоном места возможно, если ситуация не изменится этой ночью выйдет даже поспать. Но пока, что необходимо решить вопрос продовольствия. Еды было мало, и её следовало бы поберечь. Однако голод это не отменяло. Впрочем, был ещё один вопрос, который необходимо решить. Орсо был хоть и слабым, но прирожденным некромантом, и потому, чтобы получить доступ, ко многим областям искусства необходим ритуальный кинжал. Артефакт, ритуал создания которого был среди записей по некромантии его учителя. Ритуал есть. Заготовка под кинжал есть. Проклятое место есть. Настало время первой фазы ритуала.

  Молодой маг стал медленно чертить сложный магический круг на земле. По контуру он сыпал магические порошки и каждую линию, каждый символ наполнял своей силой. Окончив первый из четырех уровней, Орсо, несмотря на поддержку места практически выдохся. Он чувствовал, как от круга исходит сила, вот только для начала ритуала этого слишком мало. Восстановившись магически, но, не имея достаточных психических сил, маг закрепил образовавшуюся магическую конструкцию и, обновив амулеты, лег спать. Эту ночь чародей спал спокойно.

  Орсо проснулся рано. Лучи утреннего солнца только показались из-за горизонта, а маг уже занимался делами и, укрепив начатый круг, он направился за пределы проклятой поляны. Темные таинства лучше совершать под покровом ночи, нежели при свете дня. День прошел быстро в обычных занятиях. Мальчик собирал хворост для костра, искал известные съедобные травы и корешки, чтобы как можно дольше сохранять запасы еды. Набрав родниковой воды, он с минуту подумал, после чего прокипятил на костре и наложил очищающие чары. О себе давала знать дикая предусмотрительность и легкая паранойя.

  На четвертый день, изрядно истощив свои запасы еды и магических ингредиентов, Орсо собрался с силами и, дождавшись условного часа в ночи начал первую ступень освящения. Огоньки танцевали вокруг, тьма наполняла магический круг, а чародей, используя чернила, включающие различные компоненты и несколько капель собственной крови выводил магический контур, вливая в каждую линию почти всю свою силу, но круг быстро восполнял его потери, позволяя продолжать ритуал. Уже был близок рассвет, когда зачарованная кисть закончила последнюю линию контура. Маг порезал свою руку и закрепил вложенные в кинжал чары своей чистой кровью. Все символы разом вспыхнули синеватым свечением, после чего Орсо бережно завернул кинжал в ткань и оставил в центре круга. Сам он снова пошел спать. Ритуал был закончен, осталось две ступени.

  Выспавшись, молодой некромант покинул опустевшую поляну. Энергии, копившейся на ней годами, хватило лишь на один небольшой ритуал, а от непроглядной тьмы осталась только тень.

  ***

  Прошло больше месяца со времени нападения. Орсо сидел возле костра на одном из своих привалов. Столь же насыщенное проклятое место вновь найти не получалось и некромант сидя у костра обдумывал свое будущее.

  То, что я взял с собой измеритель МЭ, было хорошей идеей. Мой потенциал сильно возрос менее чем за месяц, и теперь я имею 4 целых и примерно ещё четверть магического потенциала. Моя сила увеличилась вдвое, по сравнению с последним измерением, и в четыре раза, по сравнению с первым измерением - в четыре раза. Это великолепный результат. Однако я не питаю иллюзий. Половина моей силы это прощальный подарок. В среднем, у мага выходит увеличить магический потенциал в 5-10 раз, по сравнению с изначальными показателями. Особо выдающиеся маги, увеличивают его в 20, редко более раз. В качестве показателя следует учесть тот факт, что за 40 лет Эйле смогла увеличить свой потенциал примерно в пять раз. А у неё было около 3 МЕ. Как мне считать свой МЭ? Как 1 единицу своего и 2 заимствованные? Тогда бы вышло 5+10 МЭ. Примерно уровень Эйле... Это слабо и в то же время сильно. Она смогла уничтожить восьмерых инквизиторов часть из них обладали МЭ, пускай и очень слабой. Но Эйле была на своей территории. Она была готова к нападению, пускай и не такому, ведь сила мага в его подготовке. Так что с пересчетом на благоприятные условия могу сказать, что Эйле была в три раза сильнее, чем в открытом противостоянии.

  Сильные маги обладают просто заоблачными запасами МЭ. Порой дети имеют несколько десятков МЭ без всяких тренировок, а это уровень мастера или слабого приора. Имея вначале 20 МЕ, и увеличив её, в пять раз, ты одним махом станешь на уровень магистра, останется лишь сдать экзамены. Людей же, меньше чем с двумя МЭ, обучают редко. Среди одаренных большинство имеет не более двух-пяти МЭ. Те, чей МП слишком мал, могут учиться самостоятельно или у мелкого колдуна обычно их уровень не превышает 3-10 МЕ. Слабо. Возможно те же инквизиторы были сильно удивлены встрече с моим учителем, когда оценили силу Эйле.

  Хм, если взглянуть на мой МП с точки зрения колдуна, я обладаю уровнем, чуть, ниже среднего, и думаю, продолжу расти. Остаётся несколько открытых вопросов. Имея насыщенную ауру, по сравнению с обывателями, средний магический потенциал был высчитан, как мне показалось весьма неплохо, мне открываются множество возможностей. Порча скота и урожаев. Порча продуктов. Смертельные порчи. Сглаз. Вызов духов. Различное колдовство. Проклятые предметы. Возможно, наконец, получится один плохонький слуга зомби. Перенос болезни и разрушительной магии на предмет. Как маг Эйле изучала колдунов и ведьм, что было мне не слабым подспорьем. Взглянув на список, можно назвать его весьма внушительным, особенно добавив различные мороки и жертвоприношения. Однако, все совсем не весело. Без жертвоприношения, я не справлюсь ни с кем, кто равен или чуточку сильнее меня. Знаний мало. МЭ растёт даже при правильном развитии тела, так что отчасти прирост можно списать на правильное физическое развитие. Минусом в подобной ситуации является зависимость части МЭ, от физического состояния. Конечно чем ближе некромант к смерти, тем больше его сила, но это вовсе не означает, что вместо чар сила не будет тратиться на поддержание жизни в теле. Фактически прирост в силе будет заметен при выздоровлении, если жизнь была на грани смерти. Жуткая перспектива.

  Даже учитывая полученные знания, я должен поступить в академию, но тут возникают сразу две проблемы. Некромантам в ближайших королевствах подобное делать запрещено законом. Можно конечно отправиться в Империю Смерти, но тут проблем ещё больше, так что, не имея хотя бы сил, близких уровню Эйле я не смогу просто так туда попасть. А об учебе там и думать рано. В отличие от обычной академии, шансы стать трупами у некромантов повышенные. Вторая проблема - деньги. Даже если меня возьмут обучаться в качестве рядового мага, нужны деньги, хотя бы на учебные принадлежности и жизнь. Стипендию в этом мире не платят.

  Скрыть ауру смерти не так сложно как кажется. Если приложить достаточно усилий, то у меня может получиться пройти незамеченным. Проблема заключается в том, что ауру надо ещё имитировать. Так как если я буду косить под полного нуля, в академию меня даже не примут. Был бы я обладателем нейтральной силы, всё стало бы проще, а так вышел маг с уклоном в некромантию и парой нейтральных искр. Уклон - врожденная одаренность, в каком либо виде маги, и вызвано подобное смещением магического ядра в ту или иную сторону, что даёт преимущество в областях близких к смещению, и в то же время осложняет магию из противоположных областей. Проще говоря, это можно сравнить с перекрёстком, четырёх дорог и жилым домам, расположенным по их обочинам. Человеку, что живёт в центре, будет одинаково просто дойти до конца любой из дорог. Человеку, живущему в середине, какой либо дороги будет вдвое проще дойти до её конца, но в полтора раза сложнее добраться до какой-то другой точки. Из этого следует, что работу надо искать ближе к своему дому, так как на перекрёстке ничего нет.

  Теоретически я могу освоить любой вид магии. Практически, освоить что-то кроме некромантии будет на порядок сложнее. Однако я буду иметь преимущество над обычным некромантом универсалом с аналогичными данными. Вдобавок, отчасти мой дар все же нейтрален. Но только отчасти, причем, по словам Эйле это временное явление, что исчезнет лет через пять-десять, когда основа ядра окончательно сформируется. А пока время есть. Дар можно представить как окружность, распложенную на плоскости относительно оси координат. Точка, из которой проведена окружность - ядро силы. Радиус окружности - это и есть сила мага, а что захватывает окружность - способности. У меня было слабое смещение в сторону некромантии, но в, то, же время края моей силы захватывают некоторые стихии и это хорошо. Значит нужно спрятать лишь часть силы.

  Силу гарантированно можно увеличить артефактами. Но тут снова нюансы. Во-первых, артефакты надо где-то достать. Во-вторых, ими надо уметь пользоваться. В-третьих, их могут украсть. Где можно добыть артефакт? Можно купить, но нужны деньги. Много денег, так как хорошие артефакты стоят дорого. Можно сделать, но нужны навыки и сила. Хотя имея артефакты, можно сделать более мощные артефакты. Но опять же, нужны материалы и мастерство. Пытаться украсть артефакт у мага - безрассудно. Так что остаются их поиски, на полях сражений и в древних захоронениях. Древние артефакты имеют ценность. Они как меч, что пролежал в земле столетия, как оружие второй мировой. Что-то имеет цену, что-то безнадёжно устарело, но все, же в умелых руках они грозная сила. В любом случае лучше иметь оружие, чем быть без него.

  Размышляя о будущем, я пришёл к выводу, что артефакты это нужная во всех планах вещь. Так что, помимо бесплатных знаний, за которые в итоге придется годы пахать в какой-то глухомани, мне определённо нужно изучить всё что можно, про артефакты. Одну дисциплину мы выяснили. Желательно изучить её максимально глубоко. А дальше разберемся на месте.

  Как изменить свою ауру? Можно амулетом, а можно сотворить полог. Важно сделать так, чтобы часть возможностей были видны, а скрыть лишь только некромантию. Это сложно. Пускай среди комиссии не будет адептов тьмы, мой дар нужно замаскировать.

  Маг покинул поляну. Сейчас особенно остро встал вопрос денег. Если еда ещё имелась, то денег не было вообще. Не было времени искать, так что оставалась лишь одна возможность передвигаться и ночевать. В то же время нужна была практика и хоть какие-то условия. Может охотничий домик или старая лесная избушка. В конце концов, хороший шалаш.

  Нужно закончить кинжал, где-то обосноваться и сделать место для ритуалов. Практиковаться и при этом не умереть с голоду. Куда ни глянь - нужны либо деньги, либо возможность обходится без них при доступе к практике. Можно конечно стать деревенским колдуном... Но это рисково. Сил у меня пока что мало, опыта тоже. К тому же мой арсенал весьма узок, если принимать в расчёт деревню.

  Деньги можно добыть несколькими способами. Законными и не совсем. Продавать мелкие чары? Найти клад. Аферизм. Грабёж. Кроме кладов ничего не подходит. Хотя быть может грабеж? Не бандит с большой дороги, а грабитель банков. Это идея. Только про банки я не слышал, а вот ростовщичество процветает. Ограбить ростовщика? Или быть может старуху-процентщицу? Браво, Родион Раскольников! Браво!

  Орсо захохотал. Но понемногу его смех становился истерическим. Все тело вздрагивало, в такт его хохоту. Отсмеявшись, подросток закашлялся. И медленно встал на ноги. Он дрожал. Признаки начавшейся было истерии, понемногу стихали. Орсо достал из своего мешка небольшое старое зеркальце и посмотрел на своё отражение. На него смотрело его исхудавшее лицо, с серыми кругами под глазами.

  - Хорош я, нечего сказать. - Сказал он вслух. Замученный внешний вид окончательно помог собраться с мыслями. Сколько он спал? И нормально ли ел? Или все дело в переживаниях? Жуткий вид. Он почувствовал себя маленьким мальчиком, что безнадёжно заблудился. К сердцу поступала скорбь и тоска.

  - Хватит! Может я не дома, может Эйле помогла мне на какое-то время забыть про это. И не факт, что я когда-нибудь вернусь домой. Но это не повод ныть! Надо жить и идти дальше! - Орсо кричал, не боясь быть услышанным. И кричал он только для себя. Хватит с него бездействия. Хватит скорби. Он будет помнить каждого, кого пришлось потерять. И он будет жить с этой болью.

  Орсо стал искать нужную информацию в свитках и конспектах Эйле. Сокрытие ауры? Не то. Ложная аура? Возможно. Сокрытие астральных следов? Важно, однако, не помешает ещё научиться их заметить. Частичное сокрытие? - Вот это точно моё. Совмещаем с ложной аурой и получаем искаженную ауру. Я уже изобрел что-то своё. Опробую.

  - Начнём урок. Основа магии - медитация... - Орсо расположился на поляне. В отличие от Эйле, медитация у него выходила лучше лёжа или стоя, потому раскинув руки и ноги, в стороны он лег на траву. Поляну молодой некромант выбрал не случайно. Это - кладбище. Тихое лесное кладбище, и пускай тут нашли свой последний приют не люди, а звери, смерть заполняла эту поляну. Или же долину смерти? Нет, ещё рано, сюда приходят умирать... Но кто? Кто настолько сильный, что даже на пороге смерти внушает страх хищникам? Настолько организованный вид, что хоронит собратьев в одном месте? Это было именно звериное кладбище. Кладбище - место силы для некроманта. Орсо настроился на пропитавшие округу эманации смерти. Это целый океан силы для него, хотя для сильного некроманта, силы тут на один глоток. Молодой некромант вспомнил основы поглощения силы. Сначала единение со стихией, необходимо почувствовать себя частью окружающего тебя океана силы, далее собрать поток вокруг себя, а в конце снова отделиться от стихии, замкнув свою ауру. Если же в месте силы планируется проводить ритуал, ауру замкнуть после окончания. Подобные истины Орсо прекрасно знал. Собрав вокруг себя всю темную энергию, он почувствовал могильный холодок и осторожно стал впускать силу в себя. Силу надо вбирать осторожно, если возьмешь немного лишнего, необходимо скинуть, чтобы не было дискомфорта и ухудшения самочувствия - такое случается, если излишки слишком наполняют тело мага. Не стоит пытаться втянуть в себя всю энергию, даже зная, что отчасти можно избавиться, при значительном превышении своих возможностей, можно потерять дар или умереть. Конечно, потерянный дар можно вернуть, но лишние травмы никому не нужны. Орсо сконцентрировался, и выдохнул холод, перед тем как ослабить связь с кладбищем. Полностью разрывать ее не было никакого смысла, так как в норме маг постоянно втягивает и испускает энергию. Орсо почувствовал, как энергия переполняет его, как темная сила струится по меридианам, пронзающим его тело. Сфокусировался и слегка сбавил скорость потоков. Выдохнул и, убедившись в благополучном исходе медитации, открыл глаза.

  Маг осторожно встал. Трава в радиусе полутора метров, вокруг места, где он лежал - умерла. Было тихо, словно жизнь покинула это место, и лишь ветер терзал старый костяк. Орсо прислушался к своим ощущениям. Присутствие смерти на природном кладбище стало меньше, хотя это ненадолго. Со временем эманации смерти снова наполнят это место, пускай это и займет какое-то время. Кости - природный накопитель энергии смерти. Некромант задумался.

  - Мне стоит сделать накопитель из кости, только где взять достаточно хороший материал? - Лучше всего подходят останки сильного мага или существа с большой связью с магией. Для артефакта некроманта идеально подойдут кости некроманта.

  Орсо взвесил все "за" и "против" после чего сделал вывод, что сначала следует доделать кинжал некроманта. Подобный инструмент, в определенных пределах способен заменить и посох и накопитель. Для изготовления нужна предварительно обработанная заготовка, человеческое кладбище и свежий покойник. Заготовка с чудесной костяной ручкой и прошедшая первую ступень в наличии, остались мелочи и подходящее время.

  Прошло более месяца по земному календарю или третью часть летней четверти по календарю нового мира молодой некромант шагал по просёлочной дороге в сторону предполагаемой деревни. Он похудел и осунулся, пускай и не слишком сильно. Во взгляде читалась усталость и голод. Сейчас маг на собственном примере познал, как голод портит настроение. Первое время последствия недостатка пищи сглаживала магия, но сейчас его сил уже было мало.

  - Потроха грака! - Мальчик выругался. Он сам не понимал, откуда в его языке столь широкий список местных ругательств. Но он их знал, хоть никогда не слышал, а когда слышал, чувствовал, что уже знает это выражение. Магия? Возможно.

  Дорога тянулась до бесконечности и третий голод, терзавший желудок мальчика угомонился, видимо осознав, что еда будет ещё не скоро. Орсо держался, зная, что стоит съесть хоть ягодку и голод не даст идти дальше, а тратить пока ещё весьма скромный магический резерв было не с руки.

  Дорога становилась все ухоженнее. Идти стало чуть легче, пускай она была и грунтовая, но зато грязи уже было не почти по колено, а всего лишь по щиколотку. Состояние дороги было удручающим, и маг уже прикидывал, как долго придётся отстирывать вещи после этого похода, как вдруг ощутил нарастающее беспокойство.

  У магов вообще сильная интуиция, предупреждающая об опасности, причём у некоторых она может предупреждать даже об опасности угрожающей людям, что дороги магу, у кого-то это развивается сильнее в дар предвидения. Интуиция Орсо была весьма эгоистична и кратковременна. Она не позволяла угадывать правильные ответы, не позволяла видеть будущее и не предупреждала о неприятностях. Вместо этого интуиция мальчика сообщала о риске для его жизни и коротко намекала на причины.

  Показался дымок идущей со стороны деревни и мальчик быстро спрыгнул в канаву, что была ему почти по грудь. К счастью вещи и еда были в непромокаемом рюкзаке, и все же молодой маг старался держать его над водой, прячась в заросшей камышами канаве. Он не обманывался её назначением. В болотистой местности эти канавы служили для того, чтобы избавлять землю от лишней влаги, впрочем, состояние дороги как бы намекало, что этого мало.

  На подходе к деревне, интуиция буквально выла. Боль, отдаваясь в груди, что заставило Орсо быстро убраться с дороги и намазать лицо пахучей мазью сбивающей со следа собак. Его следы не были видны на разбитой дороге, а канава не исчезала только из-за бревен укрепляющих её края. Надо было быть настороже.

  - Надо закончить кинжал. - Едва слышно озвучил свои мысли вслух Орсо. Пускай он ещё не набрался сил, но с кинжалом некромант становиться минимум в полтора раза сильнее, особенно вначале обучения. Нормальный кинжал можно сделать, как было известно некроманту, с помощью двух путей. Первый, самый простой и в тоже время сложный, требовал человеческой жертвы. Орсо отбросил его сразу, став изучать более сложный. Нужно больше компонентов. Могильные черви, корень чёрного дерева, сок когтистых ягод... И много других опасных компонентов. Главное человеческая жизнь заменялась сложностью ритуала. Что примечательно, начальная заготовка делалась одинаково и все отличия начинались со второй ступени.

  То, что открылось Орсо дальше, вначале повергло в шок, заставив оцепенеть. Потом вызвало спазмы в животе, когда первая волна стихла, дикая клокочущая ярость разлилась по телу, туманом легла на глаза. Мальчик чувствовал, как вздуваются вены на его лице, как рука судорожно тянется к ножу спрятанном на поясе. Ещё мгновение, и он бы выбежал с криками на этих тварей, вооружённый лишь ножом и жаждой крови... Вот только в последний момент он содержался. Его рука вцепилась в собственную кожу на груди, раздирая ногтями до крови, только это помогло слегка обуздать свой гнев, и лишь стиснув зубы можно было наблюдать происходящее.

  Это была деревня, обычная деревня окруженная идолами. Язычники были и есть даже в нашем мире, так что тут не было ничего удивительного. Вот только тут были инквизиторы. Твари! Они сжигали стариков, втаптывали в грязь тела ещё недавно живых младенцев, то, что они делали с женщинами и девочками, не нуждалось в комментариях. Мерзко, подло и до одури хочется впиться в горло этим тварям зубами! Разгрызть до кости и очистить мир от этой заразы. Но нельзя. Я пока не готов.

  Деревенский колдун пытался сотворить какие-то чары, но двое инквизиторов с изображением оторванных рук на своих некогда белых плащах, не дали ему это сделать, и в тот же миг инквизитор в рыцарской броне пронзил тело этого старика, зайдя со спины, а после отрубил голову. Два легковооружённых члена отряда насадили её на кол, и дико хохоча стали размахивать, открывая её взору всей деревни. Другие били бездыханное тело в штопаной хламиде. Они смеялись. Смеялись, сжигая дома, смеялись, убивая людей, смеялись, оскверняя и убивая женщин и детей.

  Взгляд мальчика сместился, услышав детские крики. Ужас боль и отвращение пронзили его сердце, когда гнилозубый "рыцарь света" прижал к земле маленькую девочку, ровесницу мальчика или даже моложе его. Он рвал её одежду, бил, и каждый удар Орсо чувствовал, словно он приходился на его собственное тело. Каждый удар отдавался щемящей болью в сердце, когда выродок оставил поруганное дитя в покое, она была уже мертва.

  Орсо не знал как он пережил этот день, почему маги инквизиции не нашли его и почему никто не удосужился проверить канаву. Они ушли, казалось бы давно. Но его тело до сих пор трясло, от ярости, несмотря на подбирающийся вечерний холод и промокшую одежду. Верх рубашки пропитался запекшейся кровью, хотелось реветь, реветь как младенец, вот только клокочущая внутри него ярость не выпускала слёзы. Медленно, словно сомнамбула, Орсо вышел из воды. Ему было всё равно, что он промок, неважно, что этих людей он не знал. Ему было больно за них всех. Подойдя к трупу девочки, он остановился на мгновение и закрыл её заплаканные глаза с застывшей мукой. Смотреть в них он просто не мог. Подумав ещё мгновение, он достал из своего рюкзака брезент и накрыл тело девочки.

  Казалось бесцельно, с опустошенным взглядом мальчик бродил, заходя в каждый дом. Не все они были сожжены, но каждый представлял удручающую картину. Погром, грязь и смерть. Он сам не понимал, зачем это делает, но зайдя в очередной разграбленный дом, он ужаснулся. На полу тяжело дыша и истекая кровью, сидел человек, начисто лишённый скальпа. Пальцы на его руках были переломаны, ноги тоже. Орсо не понимал, почему он ещё жив.

  - Воды... - Орсо достал флягу и быстро поднес к губам умирающего. Маг чувствовал, как жизнь покидает мужчину и понимал, что ничем не сможет помочь. От этого становилось только хуже.

  - Я могу... Еще что-то сделать для вас? - В голосе мальчика проскакивали плаксивые нотки.

  - Я вижу... Ты видел. - Голос был слаб и готов в любой момент прорваться.

  - Я... Ничего не мог сделать... Только смотреть. - Скверно! Как же это было скверно!

  - Не вини себя... Ты сделал многое, просто оставшись тут. Прошу, подари покой, кому сможешь... Озеро... Озеро позади деревни. Просто помести тела, тех, кого сможешь. Дай обрести покой, хоть кому-то из нас. И там... Под столом есть вход в подвал. Там то, что не разграбили. - Мужчина закашлялся.

  - Я не могу... Это словно грабить мёртвых.

  - Это не грабеж. Плата. Прошу, выполни мою просьбу. А я могу... Умереть теперь... - Он зарыл глаза и словно заснул. А через мгновение перестал дышать и биение жизни в нем угасло.

  Орсо начал незамысловатый погребальный обряд. Перенести тела в озеро было гораздо проще, чем хоронить в землю каждого. Это казалось не так сложно, пускай и некоторые тела приходилось буквально волочь по земле. Когда тело мужчины без скальпа погрузилось в воду, настал черед тела, что похоронить было сложнее остальных. Орсо подошел к телу, держа в руке ведро воды и начал приготовления.

  - Ты знаешь, мой отец всегда говорил: "Человека делает время, но время делает человек". На первый взгляд бессмыслица, но как, же это верно. Ещё человека делает окружение. И человек окружение. Сам по себе человек может сделать не так много и в то же время достаточно. Порой от действий одного человека зависит судьба миллионов... Я же пока слишком слаб. - Орсо склонился над мертвенно бледным телом девушки. И положил бледно-розовую кувшинку ей на грудь. Он омыл её тело незадолго до этого и укутал в похоронный саван.

  - Прости. Я не смог тебе помочь. Надеюсь, ты найдешь покой у своего бога... Прощай незнакомая малышка. - Мальчик поднес тело девочки к озеру и погрузил в воду. В этой деревне людей не закапывали в землю и не сжигали. Тут они находили последний приют под толщей воды.

  Он долго всматривался в водную гладь, словно ища ответ, долго смотрел на помутневшую от ила и крови воду. Его разум переполняли самые разные мысли, одной из которых был вопрос.

  - А что там было про жертвоприношения? - Озвучил маг его вслух

  ***

  Я шёл в очередную деревню на своём пути. Шёл, довольно долго, пока не понял, что это не деревня, а маленький средневековый город. Город, вернее городишко, вполне мог уместиться на школьном дворе, пускай, и незначительно выйдя за его пределы. Примерно в километре от него было видно полуразрушенное каменное строение. Не мудрствуя лукаво, я подошёл к стражнику стоящему у ворот.

  - Чего тебе малой? - Даже, несмотря на то, что выглядел я старше, я сильно переоценивал свою внешность, да и местные часто верно угадывали мой возраст, а кто постарше мог дать и на год два меньше. Так что, приняв обращение, как должное я спросил.

  - Дядя рыцарь, а что там, вдали за крепость? - Руины можно было назвать крепостью с большой натяжкой. Как и стражника рыцарем. Однако, мой камешек попал в цель и бородатый стражник отсмеявшись, потрепал меня по голове. Все просто. Главное, верно, дозировать восхищённую наивность и детскую любознательность - тогда люди к тебе потянутся. Эх, говорили мне, что я прирожденный артист.

  - Я не рыцарь, а простой стражник. - Это я знал и без пояснения, но подобное не мешало мне сделать взгляд, полный удивления.

  - Как же... Папа говорил, что рыцари, это храбрые воины в сверкающих доспехах, как воин вроде вас, не может быть рыцарем?! - Только что я восхитился стражником. С максимально возможной искренностью, так как догадывался по каким причинам он лишь стражник. Только вот мой восторг был оценен. И закончив смеяться, страж сказал.

  - Малой, ты большой шутник, давно так не смеялся. А эти развалины... Не знаю точно, что это. Что-то осталось после войны с темными. - Джек-пот!

  - Как захватывающе! Неужели это форт? - Атмосфера стала почти тёплой. Если до этого я испытал реальный восторг, то сейчас меня терзали сомнения. Пускай руины и возможно времён той самой войны, но где гарантии, что их стоили мои собратья по дару, где гарантии, что это не укрепление королевства?

  - Нет... Это построили некроманты. - Стражник сплюнул, словно желая избавиться от противного привкуса, а я, постоял удивленный с минуту. Побежал в сторону развалин.

  - Я мигом! Взглянуть одним глазком, сказал я, удаляясь от стражника, говорящего что-то про молодёжь.

  Путь к развалинам был не долгий. Оглядевшись я не нашёл ничего интересного на магическом фоне. Тогда, я стал действовать интуитивно и обратился к тьме в своей душе. Медленно стал ощупывать все своей силой. Хватало меня лишь на пару метров, после чего я стал медленно обходить развалины. Казалось они были пусты, пока вдруг тьма внутри меня не стала резонировать и я не почувствовал тёмные символы позади себя. Оглянувшись, я увидел текст на незнакомом языке. Но приглядевшись, я вдруг понял, что он мне знаком. Изучая скудные крохи информации по некромантии, я не мог пропустить его. Слова Империи. Вернее одни из множества имперских слов, но их знает каждый уважающий себя некромант. Я начал чтение. "Аша".

  "Тот, кто родился в ночи. Тот, кто родился с тьмой в сердце. Ночь, я взвываю к тебе! Отвори свои бездонные чертоги, для твоего заблудшего дитя!"

  Внутри себя я почувствовал искренне восхищение и Тьма откликнулась. Символы погасли, а камни зашевелились, образуя проход вниз, в подземелье.

  Тьма и сырость царили внизу. Где-то слышалась капель. Я достал заранее приготовленный камень амулет и влил в него свои силы. Бледный желтоватый свет развеял мрак в паре шагов от меня. Я спустился ниже, и выход закрылся за моей спиной. Возможно, кто-то запаниковал бы в подобной ситуации, я же шёл вперёд, уверенный, что смогу снова открыть эту дверь. Коридор шел, прямо имея короткие боковые проходы, ведущие к небольшим, полуразрушенным помещениям, в которых был лишь хлам. Я заглядывал в каждое, после чего шёл вперёд. Наконец я дошёл до конца коридора. Крупного, приземистого помещения округлой формы. Перешагнув порог, я ощутил тьму, вместо магического штиля. В середине комнаты стоял каменный алтарь с магическим кругом и черепом, покрытым разнообразными знаками, посередине. На стенах было множество символов, частично истертых временем и больше ничего.

  Кроме изрядно просевшей защиты в нем не было ничего, но, тем не менее, как укрытие, место было весьма неплохим. Пробежавшись по скрывающим чарам, я разом узнал много нового, пускай и большую часть я не смогу сейчас повторить, сама защита представляла хорошее решение сразу нескольких проблем. Осталось найти способ использовать полученные знания.

  Покинуть подземелье оказалось так же просто, как и войти, Магическая дверь вновь открылась, и молодой некромант покинул подземелье.

  - Ну что, нашел, сокровища некромантов? - Ехидно спросил стражник.

  - Ничего там кроме развалин нет. - Вздохнул Орсо, почти не искажая факты.

  - И не следует туда соваться. Место плохое, и в то же время бесполезное. - Поучал стражник.

  - Может там магам следует посмотреть? - Орсо чувствовал, что ступил на опасную почву.

  - Смотрели уже, и ничего не нашли. - Стражник сплюнул, словно вспоминая что-то не очень приятное.

  - И много магов из города смотрело? - Спросил мальчик, задавая нужный ему вопрос.

  - Из города, только наш один, а так понаехало тогда народу в мантиях уйма. Сейчас инквизиторы приехали с парой магов для многих событие, а тогда, даже два десятка было. - Орсо напрягся, слыша упоминание об отряде Храма Света, но быстро совладал с собой, надеясь, что его реакция осталась незамеченной.

  - До встречи, дядя рыцарь! - Бросил Орсо, вбегая в город.

  - И откуда он вообще? - Подумал стражник.

  ***

  Временная база отряда инквизиции пребывала в весьма расслабленном состоянии. После чистки деревни еретиков других дел у отряда не было, так что отряд занимался, кто, чем мог. Кто развлекался, кто выпивал, кто чистил и чинил снаряжение. Кому-то не повезло, и он стал стоять в качестве часового, с хмелем в крови.

  - Дядя рыцарь! Дядя рыцарь! - Пьяный служитель Истинного Света взглянул на мальчишку, теребившего его плащ. Чумазому мальчику от силы было 10-12 лет, в глазах же светилось нескрываемое восхищение. Вообще любой, достаточно искусный во владении мечом, мог стать рыцарем, вступив в инквизицию Храма Света, пускай и, принимая определенные запреты и правила. Отличием, от титула, получаемого от короля, являлась невозможность передать его по наследству.

  - Чего тебе? - Рыцарь зевнул. Малой разбудил его в самый неподходящий момент, но выслушать его придётся. Уже третий день эта чумазая рожица набивалась в оруженосцы, и третий день бегала за выпивкой в ближайший трактир, что с лихвой перевешивало все минусы.

  - Кажется, я нашёл проклятый круг. - Рыцарь чуть не протрезвел, но он тут, же поборол желание побеждать к начальству. Надо увидеть это своими глазами, мало ли малой ошибся. Да наверняка ошибся. Эти земли под десницей света... Но проверить просто необходимо.

  - Веди меня к нему. Посмотрим, что ты нашёл. - Малой бодро зашагал в сторону ближайшего переулка. Кряхтя, и мысленно ругая свою сознательность ,рыцарь зашагал следом. Голова гудела, а руки и него не слушались, так что он рисковал потерять из виду маленького проводника.

  - Вон там. - Рыцарь подошёл ближе и посмотрел, куда указывал мальчик. В тупике начертан круг, контуры которого обвели кровью. Вокруг были разбросаны трупики мелких животных.

  - Это же... - Рыцарь окончательно протрезвел. Жертвоприношения?! Это нельзя так оставить! Нужно срочно звать кого-то из Пальцев...

  - Дядя рыцарь! - Рыцарь обернулся на испуганный крик и в тот же миг, в его лицо попал зеленовато-жёлтый порошок. В глазах все стало расплывчатым и разом захотелось спать.

  - Если выживу - брошу пить... - Сказал он, прежде чем провалиться в беспамятство.

  Он очнулся с болью в висках и дискомфортом во всем затекшем теле. Голова трещала, а перед глазами была пелена. Рыцарь попытался пошевелиться, но не смог. Он был связан.

  - Уже очнулся? Это хорошо. Иначе в тебе не было бы смысла. - Рыцарь повернул голову на голос и увидел знакомого мальчика. Тот улыбался, но не как ребёнок, а как демон.

  - Не может быть... - Рыцарь вновь попытался вырваться, но сейчас он заметил отсутствие привычной тяжести на своём теле. Брони там не было.

  - Может. Знаешь, каких трудов мне стоило заманить хоть кого-то из вашего поганого воинства? Не волнуйся, ты не был кем-то особенным. Ты такая же тварь, как и все...

  - Я воин Света!

  - Очень приятно, Света. - Рыцарь пребывал в недоумении по поводу фразы, но собравшись с мыслями его кажущаяся смелость, улетучилась, а по жилам растекся страх.

  - Что ты собрался делать? - Как ни старался, унять свой страх, он не мог. Голос предательски подрагивал и рыцарь уже понял, где он. Тот же пустырь, но чуть другое место. Проклятый круг. Он определённо в нем и одному Мраку известно, для чего он понадобился чернокнижнику. Да, сейчас перед ним был не мальчишка, у которого ещё даже борода не начала расти. Перед ним был колдун-чернокнижник - непримиримый враг Света.

  - Ничего особенного. Просто буду извлекать твою Душу из тела. - Тело рыцаря обожгло. Это колдун начал вырезать символы на его теле. Каждый из символов не был виден глазу, но вел он себя, ни как порез или даже рана. Казалось, плоть горела изнутри.

  - Нет... - Рыцарь попытался закричать, но не смог, вместо крика из горла вырвался лишь сдавленный хрип.

  - Небольшая предосторожность. - Буднично бросил колдун, продолжая вырезать письмена. Последние мгновения превратились для воина в ад.

  Орсо смотрел на корчащегося в муках инквизитора, он чувствовал как боль кормила его темную суть, пускай это было приятно, но в той, же мере это было отвратительно. Орсо занес свой кинжал и одним ударом прекратил жизнь, ненавистного ему гнилозубого рыцаря.

  - Теперь, вторая ступень завершена, осталось лишь захоронить кинжал в теле этого выродка на четыре дня. - Некромант, выждав, пока вся энергия соберется в кинжал, вспорол живот рыцарю, и поместил туда свое оружие. После чего методично наложил грубый шов и потянул тело в открытый рядом подвал. Там Орсо скинул его в заранее заготовленную могилу и засыпал землей.

  "Интересно, знают ли "сыны света", что часть города стоит на старом кладбище?" - Думал уставший некромант, стирая магический круг и пряча следы. Конечно, окажись тут квалифицированный маг, как чародею Орсо пришлось бы туго, вот только кроме пары инквизиторов магов не было, а маги они были куда как неважные.


  Глава 4

  Сон. Мне снился очередной сон. Повсюду играл Имперский Марш, меня окружала лишь тьма и туман. Я услышал до боли знакомое шипение, и когда обернулся, то увидел Дарта Вейдера.

  - Темная сторона зовет тебя! - Сказал великий сит, протягивая мне руку в приглашающем жесте. И я принял это приглашение.

  - Сила не разочаруется в своем выборе. - Дарт Вейдер исчез, окатив меня волной лютой ненависти, теперь передо мной стоял Саурон закованный в броню.

  - Прими силу и сила примет тебя! - Он протянул мне руку, на которой лежало Кольцо Всевластия.

  - Эм, не слишком ли это для меня? - Я помнил печальную судьбу Голума и она мне совсем не улыбалась.

  - Ты не понял, - сказал Саурон, снимая свой шлем, - я - это ты! - Под ним скрывалось зеркальное отображение моего лица.

  Я проснулся, в легком недоумении. Дарт Вейдер, и Саурон символы тьмы, в моем подсознании. Помню, как рассказывал мой знакомый, читавший Зигмунда Фрейда, первое собственное толкование самое верное. Первое что на ум приходит - моя сила. Я принял темный путь, но не принял свою суть что ли? Другие варианты как-то на ум не приходят. Ладно. Хватит спать, время действовать!

  На второй день началось то, чего я опасался. Гибель, а, по мнению моих врагов, возможная пропажа одного, пускай и сомнительного рыцаря, вызвала в городе беспокойство. Руки бога, так называют магов храма, изучили каждое место в городе, по крайней мере, они произвели подобное впечатление, однако, ничего не нашли. Скрытность, это тот талант, что идёт рука об руку с тьмой и этим неопытным магам нечего противопоставить даже молодому магу вроде меня.

  Однако мага пытались припахать к поискам, к счастью, он счел их ниже своего достоинства и заломил цену, заставившую инквизиторов позабыть о нем. Как же хорошо, что это не теократическое государство. Иначе мне пришлось бы туго.

  Однако ситуация была безжалостной. Я провёл тёмный ритуал под носом у трёх магов. Пускай и соблюдал все меры предосторожности, но почему меня не засекли? Неужели помогли знания, почерпнутые из щита подземелья некромантов? Его надо уничтожить... Или не стоит?

  Четыре дня. Нужно как-то прожить в городе это время, прежде чем я получу кинжал обратно. Придётся работать. Вот только кем? Наличие в городе отряда инквизиторов и убийство мной одного из них намекало на две цели: жить и не выделяться.

  Я не был гением, но имея знания из родного мира, я обладал огромным пластом знаний. Да мне было всего одиннадцать, когда я попал сюда, но я всегда любил читать, пускай я не смогу создать в этом мире выдающееся детище прогресса, я знаю, как сделать порох. Пускай и очень условно, зная лишь, что он состоит из серы, селитры и угля. Будь у меня нужные компоненты и лаборатория, я бы смог сделать нужный состав и возможно примитивное ружьё или пушку. Вот только это уже не актуально. В этом мире давно существуют ружья, превосходящие то, что я мог бы сделать, пускай и не очень широко распространение.

  Отбросив все инновации идеи, за невозможностью вследствие отсутствия навыков, я отметил, что мой возраст очень удобный. Я мог разносить вещи, работать грузчиком или чернорабочим. На подобных работах обычно либо платили гроши, либо не платили вовсе, отдавая жалованье едой. Мне было все равно, но так как мне нужны были деньги, то решил работать носильщиком.

  Работа, выбранная мной, не имела сильной конкуренции. Сейчас носильщиков не хватало, да и сил во мне было пока что маловато, так что, таская вещи разных людей, мне удалось заработать всего-то три медяка. По сути это сущие гроши, как ни посмотри, двух едва хватало, чтобы нормально поесть, на третий ничего не снимешь, самая дешевая комната стоила три медяка, или можно поселиться в трущобах, местами там бесплатно, не считая жутких условий, и множества охотников за твоей жизнью и имуществом. Несмотря на нехватку носильщиков, сегодня были грузы, что в одиночку мне не перенести, но видимо, тут не принято помогать чужакам. Сейчас подобное обстоятельство не играло большой роли, в первый день я даже не обратил на этот досадный факт внимания, однако, обдумав происходящее вечером и взглянув на ситуацию под другим углом, я понял, что она мне совсем не нравится. В городе я чужак. Это даже не город, если судить по земным меркам, а крохотный огороженный район из четырёх улиц. Разумеется, все друг друга знают, и какой-то мальчишка с улицы вызывает гораздо меньше доверия, чем хорошо известный сосед. К тому же видят меня тут первый день, и хотя на работу я устраивался в день устранения рыцаря, моё появление подозрительно, пускай и незначительно. Нельзя давать подозрению расти, иначе это может очень плохо закончиться.

  Ночь была не за горами, так что теперь остро стоял вопрос ночёвки. У меня было три медяка - достаточно для снятия самой дешёвой комнатушки, так как тратить пока их я не стал, остатки припасов, позволявшие сэкономить на еде ещё некоторое время. Встал банальный вопрос, где спать? Свой мешок я спрятал в месте проведения ритуала, вместе с башмаками и всем кроме тряпичных штанов. Так ходили все носильщики, но не столько от бедности, сколько из желания показать свои возможности. Да и жарко ещё было, хотя погода была и изменчива.

  Спать в месте проведения ритуала было не желательно по нескольким причинам. Во-первых, там было сыро, полно мокриц, да и слишком холодно, про плесень вообще отдельный разговор. В старом подвале даже последние нищие не селились, что было серьёзным показателем его ущербности как места жительства, даже временного. Ночлежка бедняков тоже слишком опасное место. Просто походив по городу, я уже знал из случайных разговоров и обрывков фраз, что там частенько находят кого-то из ночующих с перерезанным горлом или колотой раной, про антисанитарные условия и витающую в воздухе заразу я и сам догадывался.

  Пригодные для жизни подвалы и чердаки в большинстве своём заняты, так что оставалась улица или найти оригинальный вариант. Была бы у меня армия самодостаточных зомби-носильщиков, было б больше денег. Конечно, имей я возможность использовать их легально. Мечты. Я потянулся, приятно размяв уставшие мышцы. Надо что-то делать.

  Кладбище? Нет, не подходит, там есть сторож, что вряд ли даст поспать. Впрочем, подумав я стал, вспомнил слух о проклятом доме. Возможно, я был слегка не в себе, но решил отправиться туда.

  Дом напоминал декорации качественного фильма ужасов. Забитые окна, покосившийся забор и местами прогнившая крыша создавали впечатляющий антураж, а вот атмосфера мертвого ужаса окружающего его, от чего все живое обходило подобное строение стороной, заставляло течь слюнки. Тьма во мне росла и извивалась, и если для обычного человека это было сущим кошмаром, то некромант был его частью. И молодой ужас вошёл в обитель кошмаров. Сколько пафоса в одной лишь фразе, но суть передана.

  Дом был давно заброшен. Проверив кучи мусора, мешавшие идти вперёд, я огляделся. Случайных свидетелей видно не было. Подошёл ближе и ощупал место на предмет живых. Никого. Не было даже вездесущих мокриц. По удобнее перехватив рюкзак, я двинулся дальше, прощупывая все, до чего дотягивалась моя аура. Выходило не много ни мало метра четыре, что было почти вдвое больше, чем с последней тренировкой с моим учителем. Однако ощупав дом я не нашел признаков присутствия людей, а войдя внутрь лишь убедился в оном. Пол был завален толстенным слоем пыли, на котором отчётливо отпечаталось множество маленьких следов. Крысы? Странно, почему их не заметил... Хотя это юркие зверьки, возможно, сейчас они прячутся где-то за пределами моей способности к обнаружению.

  Медленно пройдя по комнате, я дошёл до прогнившей лестницы, после чего снова вернулся назад. Так я повторил несколько раз. Окончательно смешав следы, а после проложив, таким образом, несколько ложных дорожек к комнатам на первом этаже. Пыль северная штука. Помимо того, что в пыльном помещении вредно находиться, так же пыль плоха тем, что на ней хорошо остаются следы. Если кто-то кроме меня войдёт в этот дом, то он увидит несколько дорожек и не сможет сказать однозначно тут ли я и если тут, то где. Конечно, опытный маг смог бы найти меня, от остальных же меня скроет тёмная аура дома.

  Подумав, я повесил заклинание оповещение у входа и заклинание, реагирующее на звук под потолком. Конечно, это может демаскировать меня перед магом, однако даст преимущество перед обычным человеком. Оправданный риск.

  Закончив с приготовлениями, я осторожно стал подниматься наверх. Ступени противно скрипели, грозясь сломаться в любой момент, но все же устояли подо мной.

  Составив не самое лучшее мнение о лестнице некоторые ступени, которой крошились и трещали только под моим весом, я поднялся на второй этаж. В полу виднелось множество дыр разной величины, что мне совершенно не нравилось. Я огляделся, настороженно изучая пол и заметив в некоторых местах дыры в крыше, однако были и сравнительно целые участки. Выбрав один такой, под целым участком крыши я постучал ногой по полу, проверяя её прочность, прыгать не решился, дело рискованное, а сломать шею мне совсем не хочется, даже если получу от этого прибавку в силе.

  Я достал волшебный мел и очертил круг, примерно радиусом с мой предел обнаружения. Поставил предупреждающие и отгоняющие живых и мёртвых гостей символы и, разместив внутри круга свои пожитки, замкнул его и лег спать. Однако уже было, начав засыпать, я был бессовестно разбужен.

  Хруст. Хруст и копошение грызуна, где-то поблизости. Я кинул камешек, один из тех, что нашёл в дороге. Камень был самым обычным материалом в плане магии, таким же, как дорожная щебень, однако визуально понравился. Ребячество? Пускай. И хотя камешек размером со сливу мне понравился, сон мне нравился гораздо больше. Недолго думая я кинул его в направлении шума, при удаче я нашёл бы его с утра. Однако шумящий монстр даже не подумал прекратить. В том, что это монстр я не сомневался. Только монстр может не давать мне спать!

  Проблема в том, что шум не утих. Существо его, создающее, никак не отреагировало на мой вежливый призыв к тишине. Зря. Временно отключив защиту и покинув круг, вооружившись ножом, и топором я двинулся на шум. То, что я увидел, поразило меня. Крыса ела крысу. Вернее крыса-нежить доедала труп другой крысы.

  - Джек-пот. - Один рывок и я пригвоздил первую, встреченную мной плотскую нежить к полу. Как-то странно, что она продолжила, не обращая на меня внимания, жевать остатки трупика. Это ненормально. Совсем! Впрочем, это неслыханная удача. Крыса-зомби, лишенная страха. Пускай это и низшая неразумная нежить, её вскрытие позволит мне понять, где я просчитался.

  Я разрезал кожу и, разведя плоть, тем самым очистив обзор от гнилого мяса и костей, стал изучать разрушающийся контур, пока вдруг за спиной не услышал лёгкий скрежет. Я осторожно обернулся, изобразив фигу - универсальный жест, что в некоторых случаях способен защититься от значительно количества магических воздействий и понял, что к подобному не был готов.

  Помимо препарированной особи, так и не обратившей на мои манипуляции никакого внимания, ко мне приближалось множество крыс-умертвий. Сотни огоньков светились во тьме, и дикий голод младшей нежити подстегивал стаю двигаться в мою сторону. Жутко. Я пожалел, что так неосмотрительно вышел из круга, взял в руки топор и открыл туесок с порошком, отпугивающим нежить. Да, весёлая ночка.

  Крысы... Поодиночке даже умертвия не представляют большую опасность для предупрежденного человека, но ирония была в том, что тут их были десятки... Нет вернее сотни или даже тысячи. Все пространство позади меня заполонили крысы-умертвия. В их принадлежности к младшей нежити я почти не сомневался. Их горящие глаза смотрели на меня, когда огибая магический круг по широкой дуге, на меня потекла волна немертвых. По телу медленно стал растекаться страх. Скверный животный страх, вызывающий стук зубов и дрожь в коленях. Холодные щупальца первобытного страха опутали мои ноги, поползи выше, в то время как мои глаза видели приближающуюся смерть. К счастью я вовремя спохватился, собрал всю свою волю воедино и обратился к силе. Страх отступил, клочьями отвалившись от моих ног, но в тот же миг, лавина оживших грызунов хлынула на меня. Их гнилые зубы впивались в мою плоть, стремились оторвать кусок от моих босых ног, напиться крови и взобраться вверх по одежде, некоторые лезли под неё, впиваясь когтями в мою плоть и желая забраться повыше. Я давил их, бил топором, обильно посыпал зачарованный порошком, пробивая себе путь, через мохнатый крысиный ковёр. Свою силу я вливал в места каждого укуса, что позволяло сначала разом, пускай и ненадолго освобождать обе ноги. Вот только с каждым разом они отступали все более не охотно, а промежутки до следующей атаки стремительно сокращались.

  Мне не нужно было уничтожать всех. С таким количеством мог не справиться даже обученный некромант, не имея достаточной подготовки. Я шел, чувствуя укусы, слившиеся в симфонию боли. Шел, осознав, что порошок кончился. Освободившаяся рука схватила амулет, что висел у меня на шее, он был слабее того, что я оставил в шалаше, но силы влитой в него хватило, чтобы крыс на мне и вокруг меня стало на пару секунд меньше. Этого хватило, чтобы обежать до круга и рухнуть посередине. Крысы, что были на мне, покинули мою спину и ноги ещё на подходе, а я с ужасом наблюдал капли своей крови, что были в опасной близости от границ круга. Повезло. Мне несказанно повезло, что ни одна не капля не нарушила контур круга, иначе одному молодому некроманту пришёл бы закономерный конец. Первым делом я восстановил отключенные элементы защиты, потратив на эту достаточно простую манипуляцию почти все свои остатки сил. Ноги ныли, да и не только ноги, каждый укус окружало странное онемение, чуть не вызвавшее у меня новый приступ паники. Выпив восстанавливающее зелье, добавившее мне магических сил, я стал выталкивать скверну из каждого укуса. Подобно гною она покидала моё тело, оставляя лишь следы своего присутствия. Горьковатое зелье подошло к концу и я, оставив в сторону флягу, достал другое зелье и бинты. Быть может скверна и покинула мою плоть, но обычную заразу никто не отменял.

  Методично смачивания зельем бинты я обматывал каждую рану, где не мог их закрепить - просто протирал. Раны жгло. Жгло словно огнём, несмотря на тот факт, что при ближайшем рассмотрении они оказались не такими страшными как на первый взгляд.

  Замотав ноги на манер портянок, закрыв пару укусов на левой руке и один шее, я обернул пропитанный лекарством бинт вокруг пояса, искренне радуясь, что особо важные и особо чувствительные места остались целы, а так же все части тела на месте. Было желание выпить тонизирующий или укрепляющий эликсир, вот только он не сочетался с составом, восстанавливающим магическую энергию.

  - Хорош. Пытался сэкономить, а истратил эликсиров на пять серебряных монет. Скупой платит дважды. - Орсо усмехнулся, расценивая иронию положения. Сними он комнату на любом постоялом дворе, пускай бы потерял большую часть медяков, так-то он мог потерять жизнь, не то, что дорогие зелья.

  Мальчик задумался, нахмурив лоб. За день он заработал сущие гроши, в то время как за то же время можно было сварить зелье, продать которое можно дороже или сделать амулет. В отличие от низкооплачиваемого труда тут масса привилегий и сложностей. Пускай в этом городке не стоит даже думать открывать магическую лавку или что-то подобное, но сама перспектива очень заманчива, даже с его навыками. Найти бы людей, согласных это покупать...

  Погруженный в свои мысли он отстранился от боли, медленно погружаясь в сон.

  ***

  - Городничий, я требую, чтобы вы направили все силы на розыск рыцаря Света.

  - Светлейший Бенедикт, при всём уважении это уже и так было сделано. Поиски не дали результатов. Возможно, рыцарь впал в ересь и покинул город.

  - Это исключено. Пускай Раф и не был примером для подражания, его вера была крепка.

  - Его могли убить и ограбить в подворотне.

  - Кто бы рискнул грабить рыцаря Храма?

  - Кто знает. Во всяком случае, все возможное было сделано. Дальнейшие поиски бесполезны. - Городничий почувствовал, как с силой сдавило его горло. Бенедикт - рука Владыки Света согнул пальцы и вытянул руку, словно сжимая его горло. Городничего оторвало от пола и с силой прижало к стене.

  - ТЫ ЗАБЫВАЕШЬСЯ, СТАРИК! ЕСЛИ ОН МЕРТВ, НАЙДИ ЕГО ТРУП! - В глазах инквизитора клокотала фанатичная ярость.

  - Я... найду его... Если это ещё возможно. - Сверхъестественная сила, державшая его до этого момента, ослабла, и городничий сполз по стене на пол, жадно хватая воздух и схватившись за горло. В его глазах был страх.

  - Прекрасно. В противном случае вам придётся быть очень убедительным, чтобы развеять мои опасения о том, что вы пали в ересь. - Инквизитор окончательно успокоился, так же быстро, как и вспыхнул. После чего направился к выходу.

  - С нами Свет! - Выкрикнул побледневший городничий.

  - С нами Свет. - Вежливо ответил инквизитор.

  ***

  Все было как в бреду. Хотя, наверное, это и был бред. Кругом окружили полчища пьяных свиней, лягушки играли на волынках, а тело лихорадило. Сейчас уже сложно сказать было ли это побочным эффектом от зелий или результатом укусов нежити. Возможно, это было вызвано тем и другим вместе. Очнувшись, я пил воду и ел, что попадалось под руку. Хлеб кончился, остались лишь съедобные корнеплоды, да немного вяленого мяса, чего было уже совсем немного. Соображал я туго, так что лишь отметил этот факт на будущее, а вскоре вновь отключился.

  Не знаю, сколько подобное продолжалось, но к тому времени, как мои запасы воды подошли к концу, лихорадка спала, а разум прояснился. Живот крутило, а во всем теле чувствовалась ватная слабость.

  Пошатываясь, я встал, и, глянув в дыру, в крыше, понял, что день давно наступил. Медленно, насколько позволяло совсем разленившееся тело с растекшейся по мышцам слабостью, я стал убирать следы своего пребывания. Вытянул остатки своей силы из круга, их было едва на один глоток, в то время, как вливал в него я значительную долю своего, пускай и весьма скромного резерва. Ещё одну ночь при таком круге я бы точно не пережил.

  Собрав свои нехитрые пожитки, я пришёл к выводу, что необходимо уходить из города, и как можно скорее. Вопрос был лишь в том, сколько я пробыл в подобном состоянии? Обратив свой магический взор внутрь себя, я к своему полному неудовольствию узнал, что мой резерв полон меньше чем наполовину. Подумав, я достал из рюкзака разветвлённую косточку. Накопитель, сделанный мною давно, но подумав, убрал обратно. Это был своего рода небольшой шедевр, единственный минусом которого была необходимость ломать накопитель для восполнения своего резерва. Однако его лучше отложить до лучших времен, когда будет серьёзная необходимость.

  Бинты пришлось отрывать от кожи, стиснув зубы, ругая необходимость делать это тайком. Само наличие у меня лечебных зелий делает меня желанной добычей для любого вора и повышает уровень подозрительности в лице инквизиции. Не знаю, может само наличие столь дорогих предметов у человека, что работал носильщиком, вызывает вопросы даже у обычных обывателей.

  Выпив тонизирующее зелье, я почувствовал прилив бодрости. Дышать стало легче, даже беря в расчёт начинающуюся простуду. Вот только потом за это придётся платить и возможно я поторопился с составом, однако надо было действовать.

  Проверив место, где чертился магический круг, и, сочтя результат удовлетворительным, Орсо собрал бинты и, собрав вещи, спустился вниз. Мальчик сложил их в кучу возле деревянной стены. Отыскал в доме груду деревянных обломков и обложил ими бинты на момент кострища. Вздохнув, Орсо поставил в середину огарок, предварительно облив бинты маслом. Подумав, мальчик поместил остатки восковой свечи обратно к себе в рюкзак и достал небольшое огниво. Началась эпопея с пожогом бинтов. Искры, щедро высекаемые огнивом, тонули в масле, гасли раньше времени, не успев долететь до бинтов. Орсо сменил тактику, высекая искры уже над сухими бинтами. Наконец показался алый огонёк. Он танцевал, грозясь затухнуть от малейшего сквозняка, что в изобилии водились в старом доме, дрожал, но разгорался, облизывая деревяшки подобно голодному зверю. Он рос, уже касаясь деревянной стены, завораживал своим великолепием. Хотелось сесть и согреться, но нельзя. Подавив порыв, мальчик быстро направился к выходу.

  - Надеюсь, не затухнет. - Осторожно выглянув из пролаза в дом, Орсо не заметив посторонних, стал медленно пробираться сквозь завалы хлама. Мальчик понял, что совсем забыл про них, так что теперь старался покинуть это место как можно быстрее.

  Выбраться удалось без происшествий, если происшествием возню с окружавшим дом хламом. Мальчик отошел от дома и спокойно направился в переулки. Сделав солидный крюк, в надежде не оставить связи между собой и поджогом. Орсо считал план достаточно хорошим, даже обычный огонь способен стирать магические следы и окончательно успокаивать некоторую нежить. Проклятый дом находился в удалении от других построек, к тому же путь для огня преграждали сточные канавы, что портили воздух, но позволяли ходить по относительно чистым мостовым.

  - Добрый человек, не подскажите, который сейчас день, летней четверти? - Орсо спокойно обратился к прохожему, внешне напоминающего кожевника.

  - 73 день летней четверти. - Прохожий спокойно посмотрел на мальчика, словно выжидая еще вопросы.

  - Спасибо, хорошего дня. - Выдохнув Орсо побежал. Время пролетело быстро, сегодня под вечер пройдет ровно четыре дня необходимых для формирования структуры магического кинжала. Осталось совсем немного. Мальчик направился на рынок, закупаться в дорогу. Покинуть город нужно было сразу, как можно будет забрать кинжал.

  ***

  Огонь ослаб, он тлел, высушивая гнилую древесину, дрожа, словно зашуганный зверек, он искал себе пищу. Он рос, жадно пожирая все, что могло гореть, рос, поднимаясь по гнилой внутри стене. Сквозь щели все сильнее дул ветер, и слабый огонёк вспыхнул жарким пламенем, отправляя в свой ненасытный зев все старое строение, его языки расползлись по стенам и полу, поднялись по старой лестнице и охватили крышу. Огненная стихия заявила свои права.

  Орсо вышел из бани. Помыться можно было всего за медяк, если делать это самостоятельно, ещё медяк стоили весьма примитивные банные принадлежности. На три оставшихся медяка мальчик купил целый две связки сушёной рыбы и немного бобов, что в сочетании с запасами воды, должно было помешать ему, умереть с голоду. Орсо поправил, находящуюся в потрепанном на вид рюкзаке, глиняную бутыль с самогоном. Он сделал его сам, используя только котел, короткую трубку и водяное охлаждение. Потери сырья были огромными, зато вышел прекрасный спирт из диких яблок. Мальчик мысленно поблагодарил деда, в свое время рассказавшего про приготовление самогона. Спирт, не только средство для обработки ран, он - валюта.

  - Пожар! - Кто-то закричал, и люди вокруг забеспокоились, пускай город не был похож на деревянные города Руси, тут было чему гореть. Зазвонил колокол и люди, кто с багром, кто с топором, кто с ведрами воды побежали в сторону пожара. Я же направился в сторону, одному мне нужного подвала. Был уже вечер, что несколько удивляло, получается, огонь разгорался несколько часов? Или же все дело в том, что, кто-то поджег дом вместо меня? Причем не факт, что тот же.

  Пробегаю сто шагов. Передышка. Все-таки заболел, да и побочные эффекты у зелий тоже есть. Оглядываюсь по сторонам, и не находя посторонних спускаюсь в подвал. Если кто-то меня видел, возможны серьезные проблемы. Быстро разгребаю то, что служит маскировкой и заготовленной деревяшкой рою еще достаточно рыхлую землю. Повезло. Уже тронутый разложением труп, на месте. Ищу нож. Вспоминаю, что оставил его в проклятом доме. Беру деревяшку и с ее помощью, а когда-то и голыми руками разрываю шов на животе. Открываю его и чувствую, что смрад усилился. Запускаю руку внутрь и нащупываю рукоять моего ритуального кинжала, вынимаю его.

  Мое тело дрожит. Кинжал полон силы и моя сила находит в нем отклик. Нет никаких визуальных эффектов, на первый взгляд это простой кинжал, но я чувствую его, чувствую, как в том момент, когда я взял его, моя аура стала чуточку темнее, и между нами возникла связь. Чувствую, как внутри лезвия, ставшего чуточку темнее. Или дело в плохом освещении? Струиться темная сила. Тьма, я люблю тебя.

  Казалось я словно выпал на мгновение из реальности, но вот до меня уже вновь доносятся крики людей. Землей обтираю руки и кинжал. Свое сокровище я заворачиваю в ткань и прячу в рюкзак, после чего зарываю и снова маскирую место, где находится труп. Осторожно покидаю подвал, в тайной надежде, что трупный смрад не успел ко мне пристать, однако чувствую, что он стоит у меня в ноздрях. Скверно.

  Выхожу на улицу, и чувствую, как крики сменяются воплями ужаса. Я в недоумении, но в скором времени понимаю причину. Крысы. Не обычные грызуны, а мои старые знакомые. Младшая нежить в окружении множества грызунов-зомби. Это страшно, воистину страшно. И это моя вина. Крики ужаса, десятки крыс нападали на одного человека, сотни вползали в дома, и бесчисленное множество, не та жалкая горстка, наполняла город. Почему? Может, не стоило трогать дом? Зачем я разворошил осиное гнездо?

  Разум словно в тумане, тело не хочет слушаться. Чувствую себя размазней. Что-то холодное поднимается в моей груди.

  - Хочешь сделать что-то хорошее, спаси тех, кого можешь. Уменьши свою вину. - Где-то на границе сознания я слышу шепот, что выводит меня из оцепенения, я схватил первую подвернувшуюся палку и побежал. Я не был героем. Геройство опасно для жизни. Ещё в раннем детстве мне привили рационализм, а тьма росла во мне.

  - Сгинь! - Я силой ударил палкой по зверьку-умертвию, дробя его хлипкий позвоночник, но нежить это лишь слегка замедлило. Я ударил ещё раз, дробя череп, ещё ломая кости, после чего отошёл в сторону. Тварь ещё шевелилась. И это только крыса! А, как тогда совладать с тем, что крупнее?! Я решил рискнуть, и быстро достал свёрток ткани, в котором был мой кинжал. Развернул его и высадил в тушку бежавшей на меня крысы. Немёртвое тело словно ударило током, и тварь упокоилась окончательно. Один удар, и вся энергии составляющая энергетический каркас влилась в кинжал, а я почти физически ощутил, как начал наполняться его резервуар. Затхлая мертвая энергия, но она быстро начала перевариваться, уменьшаясь в количестве, но повышаясь в качестве. Подобно стервятнику сила поглощала высвободившуюся энергию. Я ощущал кинжал словно свой второй магический резерв, чувство лёгкой эйфории растеклось по моему телу, когда я почувствовал, как энергия идёт от кинжала ко мне и от меня к кинжалу. На мгновение я забыл про крыс, забыл про палку в своей руке. Связь открывала огромные возможности. То, для чего светлым пришлось бы учиться годами, я уже держал в руках, мой кинжал оказывается поглощающий накопитель, это практически дополнительный резерв магической энергии, из которого можно как брать, так и сливать излишки, а стоит провести ещё один тёмный ритуал, нужно всего четыре жертвы, и он станет ещё сильнее. Чувство могущества пьянило, хотелось ещё больше напоить кинжал кровью, наполнить себя силой и опробовать новые возможности.

  С огромным трудом мальчик совладал с этим чувством. Тяжело дыша, Орсо спрятал свой первый тёмный артефакт на своё законное место. По телу растекалось необычное тепло. Нет не такое, как от огня. Не такое как от горячей воды или солнца. Скорее это напоминало тепло разлагающегося тела?

  Чувство, похожее на морок отступило. Оно не ушло совсем, а притаилось где-то рядом, готовое вернуться в любой момент и с новой силой.

  - Так недолго стать маньяком, жаждущим одной лишь силы. - Орсо почувствовал, как его тело дрожит мелкой дрожью, и дело было не в полчищах нежити, не в страхе, а в жажде силы. Только сейчас мальчик понял, насколько сильно он её желал и если его собственные возможности были далеки до уровня Архимага, то тьма была прекрасным выходом, и просила совсем немного.

  - Хватит! - Орсо со злобой растоптал очередную крысу-зомби. В отличие о своих сородичей умертвий, для их упокоения этого было более чем достаточно. Мальчик тяжело вздохнул. Ему определенно везло с местом, в той части города, где он спрятал кинжал почти никто не жил, от чего и крыс почти не было. Против того количества умертвий, что собиралось на улицах его не то что палка, кинжал вместе со всем резервом не факт что спасёт.

  Я шёл вперёд. Люди сражались за свою жизнь. Били крыс кто факелом, кто топором, кто кочергой. Тварей было много, однако людей тоже хватало и надо сказать, что люди справлялись достаточно успешно, хотя и не без жертв. Мужчине с перегрызенным горлом мне нечем помочь, разве что попытаться поднять его труп, вот только сомневаюсь, что ему понравится подобная помощь. Пробираясь дальше я услышал детский крик и поспешил на помощь его источнику. Кричала девочка лет семи, которую крысы загнали в тупик и медленно смыкали кольцо. Пускай до них не доходили простые истины, позволяющие людям отделаться лишь сравнительно небольшими потерями, в гнилых мозгах умертвий определённо присутствовал интеллект. Мёртвый и примитивный, но присутствовал, делая их лишь опаснее.

  Медлить было нельзя и, зайдя в тыл скоплению мёртвых, я принялся за их уничтожение. Свой кинжал я решил больше не светить, попались он на глаза кому-то из "слуг Света" и до костра рукой подать. Крыс было всего пару десятков. Немного, но достаточно для того чтобы убить не вооружённого мужчину, про девочку и говорить не о чем. Пожалуй я был слишком холоден рассудком для своих лет, потому вместо того чтобы броситься в бой при сомнительных шансах на победу, я окутал своей энергией палку, серьёзно повысив её опасность для нежити. Удар. Моё оружие пускай и не упокаивает, но повреждает энергетическую структуру умертвия, создаёт брешь в мёртвой ауре ещё удар, я откидываю в сторону пару крыс, отметив про себя, что внимание нежити полностью переключилось на меня. Раскидываю ещё парочку и хватаю девочку за руку и тяну за собой.

  - Бежим! - Девочка бежала, вцепившись в мою руку своими худенькими пальчиками. Она ощутимо тормозила меня, к счастью крысы бежали не слишком быстро, а тех, что нас догоняли я бил палкой. Правда вечно наша игра в догонялки продолжаться не могла. Я постарался скрыть свои способности, стянул магическую силу с палки, пускай какие-то следы на ней и остались, я не был намерен бросать её тут. Наши догонялки продолжались не очень долго, пока вдруг я не ощутил огромный магический импульс. Второй раз за день я впал в оцепенение и почувствовал радость от того, что скрыл свою силу. Над улицей, окруженный воздушным вихрем летел маг. Летел медленно, словно прогуливаясь и не очень высоко, метрах в семи - десяти над землёй. Но подвластные ему воздушные потоки разом очищали переулки от нежити, будь то грызун зомби или умертвие. Они подобно урагану рвали крохотные немертвые тельца. Прочь. Я побежал прочь, держа девочку за руку. Пускай, сейчас маг увлечен истреблением крыс, а мою скромную силу он не может заметить из-за огромного количества своей собственной, что изменила магический фон вокруг, вечно так продолжаться не может. Пускай у меня и были идеи, как спрятать свою тьму, сейчас они не совершенны, так что не стоит искушать судьбу. Мы побежали дальше.

  На следующей улице я ощутил сразу несколько магических всплесков. Инквизиторы. Сильнее всех был инквизитор на плаще, которого была изображена кисть руки, пускай он сам был слабее летающего мага, он поражал своей силой. Инквизитор, шутя, поднимал валун средних размеров телекинезом и запускал как летающий каток в полчища крыс. Мне было трудно оценить вес камня со столь значительно расстояния, однако вспоминая тот факт, с каким трудом я поднимал вишневую косточку, непроизвольно чувствовалось уважение. Ощутимо слабее были инквизиторы с изображениями на плащах, напоминающими пальцы, они осыпали ряды нежити огненными и воздушными атаками, пускай и гораздо слабее, чем городской маг воздуха, однако их было больше десятка, и работали маги сообща. Вот только тут я заметил, что не у всех магов на плащах изображались пальцы. По крайней у двоих на плащах были изображены глаза, по крайней мере, что-то похожее. Эти двое не участвовали в истреблении, вместо этого они жестами, возможно и словами указывали на место, откуда через несколько секунд появлялась новая волна крыс, будь то переулок, дом или даже ход под землёй.

  Выводы напрашивались сами собой. Да, похоже, я был тем, кто спровоцировал вторжение нежити, но откуда они взялись? Да ещё в таких количествах? Нежить была дикой, на мой взгляд, но может, кто помог ей накопиться? Но не это было главным, на основе наблюдений я предположил, что инквизиция обучается крайне специализированно. Пальцы боевые маги средники, кисть руки тянет на командира и по силе и по положению, а вот глаза вызывали беспокойство у меня больше всего. Если мои догадки верны, от них надо держаться ещё дальше, чем от остальных инквизиторов.

  Наконец мы вышли на улицу, сплошь заваленную крысиными трупиками.

  - Ты знаешь, где можно найти кого-то из твоих родственников? - Обратился я к девочке. Конечно, был риск, что всех пожрали крысы, но это было худшим вариантов, сформулированным моим сознанием. Однако я ошибался.

  - У меня больше нет родных. - Грустно сказала девочка, и прежде чем я успел осознать смысл этих слов, девочка убрала скрывающий шею платочек, обнажая рабский ошейник.

  - Только хозяин... - Затравленно сказал ребёнок, от чего я выругался чисто по-русски.

  - Что вы сказали? - Стареем, я старше её всего лет на пять, а со мной уже на "вы".

  - Это не местный диалект. Дай посмотрю ошейник. - Я всё понял. Девочка беглянка. Об этом говорили и исходящие от неё эманации боли, что говорили о скрытых травмах, и болезненная худоба и слабость - все, что я проглядел в своей охоте на нежить. Ошейник действительно был рабским, однако, к счастью он не оправдал мои худшие опасения, и не включал ничего вроде рабской покорности, да и само плетение было достаточно примитивным. Осмотрев внимательнее плетение, и символы вокруг ошейника я лишь упрочнился в своих выводах. Чары были самыми примитивными, включающими в себя связку из трёх блоков. Одна была примитивным индикатором целостности ошейника, второй был поражающим фактором - наказанием для раба третий активировал само наказание. Что за "наказание" я не разобрался, возможно, удар током, ожог или взрыв головы. Всё же думаю первое или что-то похожее на удар током.

  Я осторожно осмотрел контур. Ничего. Все изящно как стальной лом и утонченно как бревно. Я осторожно ощупал ошейник рукой. Заклятий слежения нет. Ничего подозрительного. Я почти ничего не знал об артефактах, но само его строение показалось странным. Слишком просто! Хотя...

  Я разомкнул контур, растянув его своей силой. Ничего. После чего открыл магический замок. Лёгкий магический импульс и все. Ошейник раскрылся и рухнул на мостовую, оставив меня наедине с ошарашенной девочкой. Верно. Ошейник был простым для мага. Для обычного человека это непреодолимая преграда.

  - Как ты это сделал? - Девочка от удивления перешла на ты.

  - Потом расскажу. Сейчас надо бежать. А ты если, что запомни, по крайней мере, пока - ты моя сестра. Забыл спросить, как тебя зовут?

  - Майна... - Тихо ответила девочка.

  - Теперь ты моя сестра Майна, и нам надо выбраться из города. Твой бывший хозяин отсюда? - Это был важный фактор, конечно у ошейников мог быть ключ артефакт, но я был уверен в наличии мага. Не очень сильного и искусного, но, тем не менее, нежелательного к встречи. Все складывалось удачно. Ни меня, ни Майну в городе ничто не держало, была шумиха, под которую просто необходимо покинуть город, но сначала нужно кое-что сделать. Я достал из рюкзака мешок, насыпал в него соли и прочитал заклинание ослабляющее нежить. Сил убавилось, но я зарядил свой амулет. Надо рискнуть.

  - Держись за меня. - Повторять не пришлось, и маленькая ручка схватила меня за локоть. Крысы и небольшие группы умертвий встречались нам по пути, но не они являлись целью. Я ждал, когда представиться шанс и дождался. Перед нами появилась группа из двух зомби и одного умертвия.

  - Стой на месте и ни о чем не беспокойся. Сказав это, я скинул с плеч рюкзак и, взяв в руки мешочек, вместе с амулетом стал подходить к крысам. Почувствовав магию, они слегка попятились, однако нежити страх был чужд. Низшей и младшей, по крайней мере. Рывок и я накидываю мешок на крысу-умертвие. Нежить пытается вырваться, извиваясь в своей импровизированной тюрьме. Я отбегаю от двух бросившихся на меня крыс-зомби, после чего затягиваю западню веревочкой с заряженным амулетом. Чтобы прогрызть мешок крысе не нужно много времени, однако принятые мною меры должны ослабить нежить и если не полностью нейтрализовать, то выиграть время.

  - Как? Как ты это сделал? Ты колдун? - Майна смотрела на меня взглядом полным смеси страха, удивления и как мне кажется, восхищения.

  - Я не волшебник, я только учусь. А как делал, надо было смотреть! - Мне сразу вспомнилась пара старых фильмов.

  - Но я смотрела! И ничего не поняла! - Надулась девочка.

  - Надо бежать. Ты, между прочим, так и не ответила. Ты сбежала от хозяина?

  - Да. Но больше он мне не хозяин! - В словах девочки слышались возмущение, обида и проскакивали нотки гордости. Никакой забитости, что радовало и говорило лишь о том, что ошейник она приносила не долго. Кожа под ним была того же цвета, что и на лице, что так же говорило в пользу моей гипотезы. Мы двигались прочь из города. Однако стража была начеку, путей в обход не было видно, благо, несмотря на нашествие, ворота оставались открыты.

  Что делать? Идти напролом или попробовать найти обходной маневр? Я слишком усложняю. Если все пойдёт гладко, может, удастся пройти и так. Взяв девочку за руку, я бегом направился к воротам.

  - Стой! Куда?! - Двое незнакомых стражей преградили на путь, и, разумеется, мы остановились. На мое плечо легла тяжелая рука стражника, и я почувствовал, как страх пробрал мою новую спутницу. От чего она только сильнее сжала мою руку.

  - Там... В городе монстры! - Я побледнел и согнулся, тяжело дыша, хватаясь за руку стражника. Не знаю, насколько я был хорошим актером, вот только страх мой был настоящим и я дал ему волю. Главное не успокоиться раньше времени, что позволит безнаказанно обходиться сбивчивыми ответами.

  - Какие ещё монстры?! - Нас ощутимо обдало перегаром. Сразу понятно, почему никто не в курсе. Все было только на руку, а так как магов я поблизости не чувствовал, то я позвал.

  Позвал своей силой тьму, и крысы откликнулись на мой зов, растекаясь по моим пальцам. Пускай я не мог взять их под контроль, но вызвать интерес у нежити оказалось просто, даже слишком просто, другой вопрос кому нужен подобный интерес? Стражники нехотя обернулись на непонятный шум. С минуту пребывали в недоумении, а после им стало уже не до нас.

  - Бежим! - Я снова потянул мою новую знакомую за собой. Проход был свободен, а стражники заняты нежитью. Не знаю, сколько было крыс, но занять стражу получилось весьма неплохо. Я использовал "приманку". Простенькое заклятие, приманивающее нежить. Думаю вам понятно, кто стал "приманкой"? Когда мы отбежали от ворот, я почувствовал тёмное удовлетворение. Дальше мы бежали прочь. Я чувствовал, как в мешке извивается пленная крыса и потому вливал силы в амулет, мешавший ей покинуть хлипкую тюрьму. Однако больше меня волновало другое обстоятельство, не слишком ли часто я использовал магию? Я буквально видел и чувствовал, как от амулета отлетают искры моей силы, а там, у ворот, я коснулся своей силой стражника, сделав его лакомой добычей. Надеюсь, его достаточно покусала нежить, чтобы скрыть моё вмешательство. Однако я оставил слишком много следов и потому, несмотря на мои возросшие навыки маскировки магических следов, увидев ручей, я решил перейти его вброд. Поток воды всегда сопровождается так же и потоком энергии. Пускай это и не скроет мой след окончательно, зато сделает более размытым, пускай и на одном участке, а со временем все мои следы развеяться.

  Мы вошли в воду, и прошли несколько метров вдоль течения, после чего снова вышли на берег, осталось найти место, где нас не найдут, и можно привести себя в порядок.

  - Кто ты? - Повторила девочка, как-то странно смотря на меня. Точно, я же не представился.

  - Меня зовут Орсо...


  ***

  Осматривая десятки трупов, инквизитор Бенедикт был в ярости. Его элитный отряд Воинов Света и инквизиторов отделался лишь укусами, да ссадинами, чего нельзя было сказать про гору трупов, которую сейчас составили часть жителей этого города. Перегрызенные глотки, умершие от укусов, стражник, которому крысы отгрызли руку, умер от кровотечения, женина погибшая от страха, дети которых загрызли крысы. Мерзко. Давно он не чувствовал себя так мерзко. Инквизитор был привычен к смерти, к горам трупам и изуродованным телам младенцев. К ритуальным убийствам, диким племенам людоедов и нежити. К пыткам, сожжениям на костре еретиков и их новорожденных детей. Но в том, что видел Страж света, смысла, казалось, вообще не было.

  - Зачем? - Этот простой вопрос, не давал покоя инквизитору. У всякого, пускай и безумного действия должен быть смысл. В сале мертвого младенца был смысл, так как это необходимый компонент некоторых тёмных ритуалов, в массовых жертвоприношениях был смысл, так как они источник боли и потоков тёмной энергии. Но какой смысл в полчищах дикой нежити, не самого лучшего качества? Что это? Очередной устрашающий акт, радикальных некромантов? Не похоже. Быть может это отвлекающий манёвр? Но от чего его хотели отвлечь?

  - Светлейший Бенедикт! Мы нашли его! - К инквизитору, стоящему на улице подошёл один из пальцев Владыки Света.

  - Кого? - Спросил Бенедикт, очнувшись от своих мыслей.

  - Пропавшего рыцаря, его труп нашли в одном из подвалов. - Услышав слова подчинённого, инквизитор ненадолго задумался, после чего вдруг осознал мысль, неожиданно возникшую в его голове.

  - Интересная получается цепочка. Насчёт стражника выяснить не удалось? Почему нежить появилась у восточных ворот? - Этот вопрос нуждался в решении. Из двух городских ворот, нежить выбрала, как цель своего нападения, самые дальние от основного очага. Конечно, учитывая общее число зомби и крысиных умертвий, это могла быть и случайная группа, вот только не слишком ли много случайностей?

  - Они говорят, что видели двух детей, убегающих от крыс. Дети пробежали через ворота, а стражникам пришлось принять бой. Повезло не всем. - Бенедикт снова задумался. Труп рыцаря. Пожар.

  - Труп не трогали? - Это скорее был риторический вопрос, хотя всякое могло быть.

  - Разумеется. Вас проводить? - Бенедикт почувствовал, как приятно поднялось его настроение.

  - Веди. - Ситуация начала постепенно вырисовывается. Инквизитор отметил, что, пожалуй, не все так плохо. Перст вел инквизитора в трущобы, что дела у них все же плохи.

  Всю дорогу Бенедикт осматривал трущобы. Кругом был разбросан всевозможный мусор, пахло гнилью и плесенью, а за каждым поворотом встречалась очередная помойка. К слову сгоревший дом был на границе с этим местом. Мерзким безлюдным местом. Странно. Обычно в городах не бывает такого большого количества заброшенных домов, если только...

  - Светлейший, мы пришли. - Перст указал на вход в старый покосившийся подвал. Вернее не вход, а небольшая дыра, к которому была представлена лестница и две пары вооруженных инквизиторов. Бенедикт заглянул в подвал. Мерзкий гнилостный запах, ударил ему в лицо, но привычный ко многому инквизитор лишь поморщился.

  - Почему раньше не нашли? - Бенедикт ещё раз осмотрел место, куда ему предстояло спуститься. Грязь запачкает его, как бы он не был осторожен.

  - Мы даже не знали о существовании этого места.

   - Скверно. Тай, за мной. - Бенедикт обратился к помощнику, что привёл его сюда.

  Место напоминало кладбище, так силен был запах смерти в этом месте. Бенедикт сконцентрировался на своём восприятии и знак на спине изменился. На руке открылся светящийся глаз. Спустился перст Тай и присоединился к осмотру.

  Бенедикт чувствовал застарелую магию, барьером окружающую подвал. Этот барьер скрывал эманации смерти и возможно делал что-то ещё. Дом колдуна? Или некроманта?

  - Тай, узнай, все что сможешь, про хозяина этого подвала.

  - Да, ваше Светлейшество. - Молодой инквизитор отправился наверх, в то время как Бенедикт подошёл к найденному телу рыцаря. От трупа несло разложением, да и прижизненные черты были изрядно искажены. Живот вспорот, однако кишки оставались внутри, и даже кое-где были видны остатки нитей, что сшивали зияющий разрез живота. Однако, самым интересным было другое. Энергия трупа была словно высосана, причём стягивались она к распоротому животу. Бенедикт снова изучил энергию вокруг и задумался. Тьма, вокруг трупа была самой сильной, причём разлилась она не изнутри, а словно стянулась со всего этого тайного кладбища. Вывод напрашивался один.

  - Чёрная магия. - Бенедикт внимательно осмотрел тело, отмечая множество участков сильно сгнившей плоти. Он уже видел подобное десять лет назад, пускай и не мог точно определить сам результат ритуала, направление было ему знакомо.

  - Некромантия. - Теперь все было действительно скверно. В городе было целых два проклятых дома. И, похоже, некромант побывал в обоих. Нашествие немёртвых крыс было поводом, чтобы забрать, то, ради чего проводился ритуал, и предположения были самыми скверными. Кто-то, достаточно дерзкий или хуже того глупый, провёл тёмный ритуал под носом отряда инквизиции, провёл незаметно используя рыцаря Света в качестве жертвы. А после оставил "подарок". Как насмешку над силами Света. Кто-то, бросил ему, Руке Владыки, вызов. И он, Бенедикт его примет.

  Инквизитор покинул подвал. Сейчас смутная догадка родилась у него в голове.

  - Извлеките тело рыцаря и подготовьте ритуал очищения. - Персты поклонились, а сам инквизитор, чуть ли не бегом отправился к Восточным воротам, проверять свою догадку.

  Оказавшись рядом, он перевёл дыхание, хотя и совсем не запыхался.

  - Есть, кто из участников битвы с крысами. - Бенедикт чувствовал заметное напряжение.

  - Есть, ваше Светлейшество. Кей! - из дома, рядом со стеной показался щупленький стражник.

  - В, какую сторону побежали дети.

  - Но я уже говорил, братьям...

  - В, какую сторону?! - Бенедикт чувствовал, как у него сдают нервы, к счастью стражник жестом указал направление, и инквизитор чуть не сорвался с места. Он отошёл от ворот, по детским следам, и, убедившись, что до следов нежити больше двадцати шагов, рассыпал освящённые ягоды и прочитал молитву. Только бы он ошибался.

  От ягод пошёл противный чёрный дымок в направлении следов детей. Нет, нежити, что прикинулась детьми. Теперь Бенедикт был в этом уверен. Его ритуал отобразил наличие тёмной магии и скрытой нежити. Сомнений не было. Его враг, дерзкий и могущественный некромант, способный создавать нежить, очень похожую на живых людей.

  - Да прибудет с нами Свет...

  ***


  Лес. Неизвестная чащоба, пение птиц. Поляна, самая обычная поляна без активности потусторонних сил. Тут нет ни тьмы, ни света. Одна только чистая природа и красота. Нет, просто неописуемое великолепие. Трава. Никакого мусора, лишь на краю поляны лежит старый рогатый череп и кости, но и они обрастают травой. Это праздник жизни, и к счастью до чертогов смерти тут далеко.

  - Кто ты Орсо? - Девочка вырвала меня из раздумий своим вопросом. А подумать было над чем, вот только я залюбовался открывшимся видом.

  - Я молодой некромант. - Гора с плеч. Не знаю, какую реакцию ждать от моей спутницы, похоже, малышка обдумывает услышанное.

  - А кто это? - Ответила девочка с минуту спустя.


  - Чего? Ты, правда, не знаешь значение этого слова? - Сказать, что я был удивлён, значит, ничего не сказать. Впрочем, она могла, и правда не знать, ведь от моего ответа зависит то, что будет дальше. Надеюсь, я делаю правильный выбор.

  - Маг или колдун, что управляет жизнью и смертью. Тёмный маг. - Теперь ждём, как девочка отреагирует на услышанное.

  - Наверное, это здорово. - Вздохнула девочка, заставив меня удивиться снова.

  - Это как посмотреть. Ещё некроманты создают армии немёртвых. - Девочка побледнела. Наконец-то обычная реакция.

  - Те крысы... Они... - Догадаться, что крысы - нежить было не так сложно, увидев, по крайней мере, пяток особей.

  - Они не моя работа. Кроме того они сначала напали на меня. Возможно, это дикая нежить. - Я не ожидал, что мне поверят, по крайней мере, сразу.

  - Я тебе верю. - В словах девочки не было лжи, что опять сильно удивило меня.

  - Так сразу? Но почему? - Мне нужно было, во что бы то ни стало выяснить этот вопрос.

  - Маги не лгут. Вернее не могут лгать. Так бабушка говорила... Пока была жива. - Заблуждение? С другой стороны я и правда, не припомню случая, чтобы откровенно лгал.

  - Я люблю Рэп. - Меня вывернуло наизнанку. Не в прямом смысле, но дикая тошнота появилась в моём желудке, тело скрутило судорогой, в глазах потемнело, застучало в висках. Правда была в том, что я ненавижу Рэп.

  - Что с тобой? - Спросила девочка, склонившись надо мной, в тот момент, когда мне стало легче.

  - Ты права. Маги не лгут. - Я тяжело встал. Скверная ситуация. Впрочем, судя по моему опыту и тому же разговору в деревни и со стражником, да с тем же "рыцарем Света", пускай лгать прямо я и не могу, зато в моём распоряжении манипуляции смыслом и недомолвки. Это лишь дополнительная слабость, которая обнаружилась вовремя. Придётся учиться отвечать на прямой вопрос прямо, искренне и не по делу.

  - Ты можешь... Научить меня? - Я задумался. События развивались слишком стремительно. Впрочем, мой учитель считала, что если человек жаждет знаний, то возможность их получить ему необходимо дать.

  - Сейчас проверим. Я достал свой кинжал и очертил им простой круг на земле, после чего положил в центр круга мешок с беснующейся нежитью. Так спокойнее. Дальше я стал разбирать вещи, до тех пор пока не нашёл прибор измеряющий магическую силу. Фактически, как я понял, он оценивает объём МЭ, по силе потока исходящего от ладони. Причём значения с правой и левой рук немного отличались.

  - Положи руку на кристалл и попытался пустить в него поток энергии. - Измеритель давал слишком малый процент выявления способностей, но проверить стоило. Девочка положила руку на кристалл и ничего не произошло. Причин могло быть много, от простого непонимания, что делать, до слишком медленного и слабого тока энергии. Понаблюдав за отсутствием реакции, я решил прервать процесс.

  - Достаточно. Попробуем другое. - Я убрал прибор обратно, предварительно проведя проверку. Он отчётливо показывал 4,2 потенциала на правой и 4,1 на левой руке. Я кладу руки на ладонь Майны, и стараюсь почувствовать силу. Не выходит. Раде справедливости следует сказать, что я не слишком в этом силён.

  - Как? - Только спрашивает девочка, а в глазах теплиться надежда. Мои проверки показывают в ней обычного человека, и только. Но быть может дело в моей неопытности и её ещё не проснувшемся даре? К тому же теоретически обучить можно любого. Другое дело, сколько времени это займёт.

  - Я не знаю чему именно тебя можно научить. Об это пока рано говорить. Пока что ни на что серьёзное рассчитывать не стоит, а развивать свой потенциал и наращивать силу. - Я не соврал. Все, чему можно было бы научить Майну, это медитация и контроль имеющейся энергии. Этим мы и займемся.

  - Так значит я тоже, смогу обучиться? - Я физически почувствовал радость, исходящую от девочки.

  - Сможешь. Только сначала мы разберемся с крысой. - Услышав мои слова, девочка слегка побледнела.

  -Ты до сих пор таскаешь этого монстра?! - В голосе были нотки страха и удивления.

  - Да, я хочу изучить это. Ты пока только смотри. Понадобиться помощь - скажу. - Я открыл мешок и выпустил ослабшую тварь в круг. Она двигалась медленно по кругу, не доходя до его границ длину большого пальца. Крыса скалилась и прихрамывала на правую переднюю лапу. Взяв в одну руку кинжал, в другую амулет я прижал умертвие к земле и перевернул на живот. Крыса царапалась, хоть и не могла кусаться, так как амулет в моей руке прижимал её мордочку. Посетовав на отсутствие перчаток, я начал вскрытие. И что-то мне подсказывало, что за него мне даже неуд не поставят. Крыса умерла. Вернее упокоилась, почти сразу, как я вспорол её живот, но, тем не менее, кое-что я успел узнать. Во-первых, не стоит вскрывать нежить тем, что заточено на её убийство. Во-вторых, на вскрытии нужно надевать перчатки. В третьих, стоило посмотреть, как вскрывают тела и потрошат туши. У меня даже возникли идеи на будущее, но сначала нужно решить массу вопросов. Ведь не смотря на то, что я почти сразу успокоил нежить, один факт выяснить мне все же удалось. У нежити была не только энергетическая структура, но и аура.

  - Я смогу это повторить... И возможно подчинить. - Девочка посмотрела на меня глазами, полными вопросов.

  - Зачем? - Это был интерес.

  - Чем больше маг практикуется и знает, тем он сильнее. Сейчас мы с тобой займемся медитацией...

  Глава 5

  Как бы хорошо человеку ни было в лесу, всю жизнь, если он конечно не отшельник там провести нельзя. Раньше, я много раз слышал, как люди хотели очутиться в 18-19 веках. Разумеется в качестве богача или феодала. И сейчас у меня возник один вопрос. Кому вы там нужны, люди? И как вы планируете пережить дороги? Просто долбанные дороги, больше похожие на канавы грязи, чем на дорожное покрытие.

  Во всех смыслах. Телега в очередной раз благополучно завязла в грязи, которой лошади было по колено. Здорово, не правда ли?

  - Долго до деревни? - Спросил я

  - Полдня пути. - Я вздохнул. Майна дремала рядом со мной, а я удивлялся, как быстро успел привязаться к девочке, о существовании которой ещё не знал.

  Тогда она была напугана, но ещё не сломлена. Это о многом говорит. Телега медленно двигалась по дороге. Раз пять мне приходилось, на пару с возницей её вытаскивать, и хотя основную работу делал взрослый крепкий мужчина, я все равно запыхался. Сказывалось то, что последнее время я не слишком сыто питался. Виной всему, мои скудные познания о выживании в лесу, незнакомом лесу, да и растущая неприязнь к рыбе. Я люблю рыбу. Вареную и жаренную, иногда соленую, но не тогда, когда она напоминает сушеную кильку и составляет основу рациона на протяжении недели. Тогда это становится пыткой. К счастью часть растений в нем напоминала Земные, да и Майна, не пример лучше знала местную фауну.

  Однако много что меня сильно раздражало. Например, проблема туалетной бумаги. Вернее отсутствие оной. Но если её можно было решить с помощью достаточно мягкой и не ядовитой травы, или тёплой воды, то проблема, чем чистить зубы стояла особенно остро. Речь шла не о такой роскоши, как зубная паста, а о самой банальной зубной щётке. Я ещё ни разу, не видел её аналога, что было весьма неприятно. Конечно простые в изготовлении зубочистки, грубая пища и обильные полоскания способствовали очищению полости рта, вот только мне этого было мало, и после того, как очередная зубочистка едва не оставила в моей десне памятный подарок, я начал действовать. Добродушный мужик щедро снабдил меня свиной щетинной, а разбирая свои вещи, помимо маникюрных ножниц, что спасали меня от необходимости обгрызать ногти, нашёл настоящее сокровище. Перочинный ножик. Со сломанным компасом, пародией на нож для рыбы, штопором, парой лезвий не самого лучшего качества и пилочкой для ногтей. И где он был все это время? В плаще, не иначе. Словом свой плащ из нейлона я давно пустил на повышение водостойкости рюкзака. А так как швея из меня была самая посредственная, всю работу на себя взяла Эйле, оставив при этом содержимое карманов на месте. Эйле... Каждое воспоминание о судьбе учителя вгоняло меня в депрессию. Даже то, что я лишил организацию, повинную в её смерти, одного весьма мерзкого члена, не сильно утешало. Учитель забрала с собой гораздо больше врагов, чем смог я... И ещё не скоро смогу это повторить.

  Чтобы отвлечься от грустных мыслей я скорее принялся за работу. Первой идеей было поместить щетину в специальные прорези на прутике. Но она с треском провалилась. Хотя возможно дело было в том, что смоле нужно гораздо больше времени, чтобы застыть, чем большинству земных клеев, со второго варианта меня ждал определенный успех. Одним из вариантов было расщепить один конец прутика на три части, вокруг средней закрепить обезжиренную щетину, обвязать все просмоленной ниткой и примотать оставшиеся три части способ был ощутимо лучше. Тем не менее, остановился я на третьем варианте, обтачивая один конец прутика, делая его практически плоским, а после приматывая по краям ещё два прутика. Вышло прочнее и проще в изготовлении, хотя моё творение и так было весьма хлипким. Но теперь у меня была щётка! Надо будет выяснить, чем чистит зубы Майна. За неделю я этого так и не понял, что само по себе странно, но результат определенно есть.

  Закончив делать щетки, и обезжиривать щетину спиртом, словом подвести нас согласились за половину моих запасов спирта, до чего люди жадные! Закончив делать щётки и изрядно утомившись, я решил изучить свою ауру. Раньше она была ровной, синего цвета с лёгкой примесью фиолетового. Сейчас в ней появились темные, и даже чёрные пятна. Их было лишь пара, но они вызывали ассоциацию с трупными пятнами. И чувствовались, похоже. В их происхождение я не сомневался. Даже род деятельности способен изменить ауру человека, а тёмный ритуал тем более. Эти пятна пугали, от них пахло смертью, и как мне показалось разложением. Они выглядели жутко, и в то же время я заметил, как они растворяются в общем потоке ауры. Изучив другую часть ауры, я заметил зелёные и серые разводы - сила, переданная мне учителем, до сих пор поглощалась, но два чёрных пятна, даже на её фоне смотрелись жутковато. Я сам выбрал этот путь, но, пожалуй, мне стоит быть осторожнее.

  Майна по-прежнему спала, облокотившись на меня, все было спокойно, только... Возница беспокоил меня, он казался больным, но не кашлял, потому я не предал этому факту значения. Когда телега добралась до деревни, я разбудил девочку, а мужик разом спрыгнул с телеги. С мгновение я был удивлён, но потом до меня дошла причина его поведения. - Жители деревни были или мертвы или на полпути к смерти. Кругом лежали мёртвые или стонущие тела. Я боялся подходить близко, но и отсюда были видны чёрные колечки, опоясывающие многочисленные розовые волдыри. Ауры людей, до неузнаваемости искажала болезнь. Их ждала только смерть.

  - Бежим. - Шепнул я девочке, хватая рюкзак.

  - Что же... Что же это?! - Плакал и причитал мужчина. В этот день, я впервые, увидел, как взрослый мужчина плакал, и я мог понять его, но на утешение и сантиметры не было ни времени, ни сил. Я боялся, но надеялся что обойдется. Мы бежали прочь от тронутой смертью деревни. Девочка едва поспевала за мной, но я бежал и тянул её за руку прочь. День уже клонился к закату, когда мы, наконец, добрались до небольшой речушки.

  - Раздевайся. - Сказал я девочке, тоном, не терпящим возражения.

  - Но я не могу, мы же... - Не знаю, в чем было сейчас дело, но мне было не до условностей.

  - Раздевайся, и постарайся сделать это быстрее. - Не знаю, о чем подумала девочка, но она стала раздаваться, боязливо поглядывая на меня, в то время как я сам, наскоро собрал хворост, и подпалил огнивом заготовленный сухой мох. Это действие с каждым разом выходило все лучше, и уже через некоторое время у нас был костёр, который я всеми силами старался сделать не слишком большим. Огонь понемногу утих, и я сначала прожарил над огнём нашу одежду, заставив её местами задымиться, после чего развесил её на ветках деревьев. Быстро изучив свои скудные запасы зелий и эликсиров, которые я изволил, словно имел карманы полные золота или степень мастера-зельевара с лабораторией в придачу. К счастью обеззараживающее зелье ещё оставалось, и я недолго думая вымочил в нем оставшиеся бинты. Я подошёл к Майне. Девочка дрожала, пускай было ещё довольно тепло, но местами её тело покрывали мурашки. Я взял бинт и начал протирать тело девушки. Начал с лица, головы и шеи, после чего бросил бинт в костёр, и некоторое время продержал над огнём свои ладони, перед тем как взять следующий бинт. Я стал протирать спинку, плечи её грудь. Снова сменил бинт. Живот, талия низ живота. Меняю. Постепенно я протер все тело девочки, насколько было возможно, зельем убивающим заразу. Дальше по возможности обтерся сам. Само зелье и бинты ещё оставались, так что я протянул их Майне и попросил.

  - Оботри меня. - Разумеется, все, что я мог протереть сам, я протер прямо перед этим, оставляя на девочку свою спину и некоторые другие труднодоступные места. От нас терпко пахло травами, так что, сочтя результат приемлемым, я пригласил девочку к костру на расстроенный перед ним тростниковый коврик, изучив свои скромные запасы, я достал немного желтоватых корней. Насадив их на ровный прутик, я отправил их в огонь. Эти корни по вкусу напоминали что-то среднее между печеной картошкой и морковью, к тому же были не ядовиты, что радовало. Поддержав их немного на жару, я протянул половину импровизированных шампуров девочке. Она охотно взяла пару прутиков, корни хорошо, зарекомендовали себя в нашем прошлом лагере, после чего помедлив, спросила.

  - А, что это... Было? - Вопрос был, ожидаем и закономерен.

  - В деревне была какая-то болезнь. Как мне показалось, наш возница тоже был не совсем здоров. - И почему я не проверил его ауру? Возникла шальная мысль. Не чувствовал магию, да и ладно?

  - Значит... Мы тоже? - Впервые, голос Майны мне показался странным.

  - Не знаю, я сделал все, что мог, чтобы этого избежать. - Я попытался обеззаразить одежду огнём, обработал наши тела хорошим антисептиком... Так что оставалось надеяться, что обойдётся. Я достал плащ и укрыл им девочку. К сожалению, он был всего один. Мой рюкзак содержал комплект на одного, но даже без него я бы мог поспать этой ночью, расположившись на коврике... Или вернее его следует называть циновкой.

  - Я думала, ты хочешь взять меня. - Спокойно ответила девочка, когда мы доели наш скромный ужин. Я не понял, что она имела ввиду, да и хотелось спать. Мои попытки спать в одиночку были пресечены на корню, когда её детское тельце прижалось к моему, начавшему взрослеть телу, что напомнило, как пару раз мы с сестрой спали в одной кровати. Разве только тогда на нас было куда больше одежды. Мы сами не заметили, как заснули.

  Утро встретило нас тлеющими углями и росой. Собираясь вновь разжечь костёр, я покинул импровизированную кровать, и мой взгляд непроизвольно ускользнул по голенькой фигурке девочки. Руки сами потянулись к плащу, чтобы укрыть её, как вдруг мой взгляд упал на её левый бок, чуть повыше копчика. Там было три розовых волдыря, опоясанных чёрным контуром. Я смотрел на эти отметины, как на змей, что собирались ужалить меня. У меня зачесалась подмышка. В ней, и еще в другом весьма неприятном месте я обнаружил аналогичные волдыри. Страх растекся по моему телу, а после вырвался и заполонил все вокруг, заставив лес в мгновение стихнуть.

  Прошёл день. Майне стало плохо. Я укрыл её и помог одеться. Девочка слабела на глазах, на её теле появилось с полторы десятка новых мокнущих волдырей, даже не смотря на тот факт, что первые, проявившиеся, я прижигал спиртом. Ей было плохо. Мне скверно. Болела голова, и почти не было аппетита, однако против пятнадцати новых волдырей у девочки, на моем теле появилось всего пять. На следующий день стало лишь хуже. На коже у Майны появился ещё десяток крупных волдырей, и много мелких. Девочка была в полубреду, а я чувствовал себя даже чуточку лучше. Мне удалось обнаружить всего пару новых волдырей, да и то, вместе с остальными они подсыхали. Вывод напрашивался сам собой, у меня был иммунитет к этой заразе. Не столь важно, что его вызвало, одна из пережитых мной в прошлом болезнь, или прививки, факт был в том, что в моей крови было лекарство. И оно могло бы спасти не только меня. Вот только как это поможет Майне?!

  Я стал думать. Разработка вакцины, да простое выделение антител требует времени, знаний и соответствующего оборудования. К тому же мои знания о создании подобных вакцин ограничивались заражением, ослабленным или мертвым возбудителем, и прямым вводом готовых антител. У меня было смутное понимание, вот только, его было недостаточно, чтобы разработать лекарство в лесу. Возможно, это лечится каким-нибудь зельем или растением. Возможно, нужны были антибиотики. Вот только ничего этого не было. Из старых запасов осталось немного порошка, сбивающего со следа собак, и чуть больше, зачарованного порошка от нежити, включающего в себя соль и толченые травы. Ах да, ещё был спирт, но он не сильно помогал.

  - Что делать? - Я держал дрожащую от озноба девочку за руку, периодически давая пить кипяченую воду с парой листиков мяты. Во всяком случае, это было приятнее на вкус. Я протирал ей лоб от пота, клал смоченный холодной водой компресс на лоб, но это лишь слегка облегчало её страдания. Если все продолжится в том же духе, я не уверен, проживет ли она два или три дня.

  - Думай. Думай... - И я думал. Если я прав, спасение в моей крови. Были бы инструменты и уверенность в совместимости, я бы пошёл на прямое переливание крови. Вот только в моей ситуации это было не возможно.

  - Кровь. Спасение. Магия... - Моё сознание озарила одна единственная мысль. Одна лишь фраза.

  - Магия Крови. - Я уже использовал это направление, создавая связь между мной и кинжалом, что сейчас ощущался в моём рюкзаке. Пускай мой опыт был совсем небольшим, я вцепился в этот шанс. И вот уже я судорожно достаю все свитки и единственный конспект по Магии Крови. Большая часть библиотеки моего учителя осталась в замаскированном тайнике, возможно, я ещё вернусь за ним в будущем, но сейчас у меня были лишь некоторые свитки, колдовская книга Эйле и мои собственные конспекты. Судорожно просматривая скудный набор имеющихся ритуалов, я отметал лишнее, пока мой выбор не пал на "Кровавое родство".

  - "Маг принимает человека, прошедшего ритуал в свой род". - Гласило описание. Но главное это не было проклятьем на крови. Свершение ритуала вроде бы не требовало запредельного количества энергии. И что было наиболее важно, в процессе ритуала происходил некий обмен свойствами крови. Я сомневаюсь, что подобный ритуал был бы способен изменить группу крови или резус, но обменяться антителами мы должны. Надеюсь.

  Я достал перочинный ножик и выбрал самое острое лезвие. Конечно, выбор был не самым лучшим, вот только Кинжал Некроманта отпадал сразу. Одна мысль о том, чтобы порезаться им вызывало крик шестого чувства, как бы намекая, что это не самый приятный способ самоубийства. Мне стало жутко. Тем не менее, я ценой определённых усилий разрезал кожу на своей левой ладони, после чего повторил это действие на руке Майны. Девочка застонала. Нож был тупой, пускай и не совсем, потому плоть совершенно не хотела расходиться под лезвием.

  Я перевел дух и сомкнул наши руки, позволив краям раны плотно соприкасаться. Кровь смешалась, и я решил начать ритуал. Тут не были нужны ни заклинания, ни сложная магическая формула. Только кровь, сила и воля. И я направил силу в нашу смешанную кровь. Руку стало жечь. Я почувствовал как вместе с силой, что-то переходит от меня в тело Майны.

  - Только бы она поправилась и была полностью здорова. - Вложил я дополнительный мысленный посыл вместе с силой в растущий жар. И тут же почувствовал, как меня буквально утягивает. Силы быстро покидали меня, но прежде, чем потерять сознание, я понял, что не вкладывал в формулу необходимость своего выживания. Впрочем, за это должно отвечать подсознание, наверное... Сильный удар пришелся по мне, отправляя сознание во тьму.

  В сознание я приходил медленно и болезненно. Было тяжело даже просто лежать. С трудом я приподнял налившиеся свинцом веки, и тут же в мои глаза ударил яркий солнечный свет, заставив снова зажмуриться. Я вздохнул полной грудью, вот только мой вздох скорее походил на стон, тело казалось ватным, а голова раскалывалась. Я пытался собрать мысли воедино, ощущая себя рыбаком, что ловит рыбу пинцетом. Я попытался сменить положение, и только сейчас ощутил на себе плащ, которым я был заботливо укрыт.

  - Проснулся? - Надо мной склонилась Майна, одетая в аналог купальника, сплетенного из травы. Похоже, моя паранойя или меры предосторожности проняли и её.

  - Как... Ты? - Говорить было тяжело, что мне совсем, не нравилось, хотя возможно дело было в том, что во рту пересохло.

  - Я - то в порядке. Сейчас. - Вздохнула девочка, после чего вернулась с деревянной кружкой полной воды. Она понесла её поближе к моему рту, но сам взял сосуд с живительной влагой и в три глотка осушил. По телу растеклась прохлада, стало легче.

  Майна действительно выглядела почти здоровой. На её теле волдыри засохли и теперь напоминали засохшие и полу засохшие болячки. Болезненная бледность постепенно сходила, а на пострадавшей руке появилась повязка. Я поднял свою левую руку и обнаружил такую же повязку. Значит, ритуал удался. При мысли о магии я ощутил пульсирующую боль в висках. Это заставило меня дотянуться к своей силе. Мой дар был на месте. Правда, он был практически истощен, что говорило лишь о том, что ещё два дня, как минимум я не смогу нормально колдовать. С другой стороны он казался подросшим, что не могло не радовать. Я взглянул на ауру девочки магическим зрением. Сейчас это было делать тяжелее, чем обычно, казалось, будто глаза слепил яркий свет. Но самого света не было, так что я смог разглядеть алую дымку, окружающую и смешивающуюся с аурой девочки. Я обратил свой взор на себя и заметил алые вкрапления в левой стороне ауры, проходившие на капилляры. Магия оставляет свой отпечаток, на владельце. Я почувствовал, как во всем теле отдавалась ноющая боль, как от потянутых мышц. Вот только болело, то, что не может болеть в принципе. Болела моя кровь.

  - Долго я так лежал? - Я ещё раз попробовал пошевелиться. Тело слушалось, пускай и неохотно.

  - Два дня. Когда мне стало легче, ты продолжал сжимать мою руку. Я смогла освободиться, вот только отрывать запекшуюся кровь было немного больно. - Задумался. Выходит я был без сознания больше двух дней, тогда получается мы тут почти неделю. Мой живот заурчал, желая пищи. А я протянулся, и наконец, осознал, насколько сильно хочу, есть, что даже зубы сводит.

  - У нас есть еда? - Вопрос был стратегической важности.

  - Немного. - Майна протянута мне новые корешки и немного ягод. Не попируешь, но и от голоду не умрёшь.

  - Ты ела? - Спросил я перед тем как начать уменьшать наши и без того скудные запасы.

  - Ешь. - Только ответила девочка, и я стал есть. Корни и ягоды не позволяли до конца утолить голод, зато не позволяли умереть от истощения. Однако вопрос с едой надо было решать, и как можно скорее.

  -Ты была в деревне? - Майна отрицательно покрутила головой.

  - Не знаешь, что это за болезнь? - Без особых надежд, спросил я.

  - Глаза беса... Она убивает за неделю, и лечиться только магией. - Гений, мог бы заранее расспросить местного жителя.

  - Нам стоит сходить, посмотрел, как там обстоят дела в деревне. Если мои предположения верны, болезнь нас больше не тронет. - Уж больно она напоминала ветрянку. Злую смертоносную ветрянку.

  - Тогда пойдем, осторожно. - Я видел, как девочка до сих пор со страхом вспоминает деревню. Трупы, там было много трупов.

  - Только сначала переоденемся. - Вернее оденемся. К счастью никто из нас не стал придираться к фразе. В этот раз одежду сушить не пришлось, разве что потрясти над костром. Так на всякий случай, от клещей и прочей дряни.

  Оделись мы быстро. Относительно быстро, насколько это возможно, при моём вялом состоянии. После чего собрали вещи и снялись с места. Майна отправила в костер свой дикарский наряд, после чего мы залили его водой и закрыли заранее откинутым дёрном. Так и трава целее будет, и следов меньше.

  До деревни было полдня пути. Мы шли, на этот раз, осторожно позволяя ветру дуть в нашу сторону. Сначала лес стал отдавать беспокойством. Кричали птицы и убегали по кронам деревьев белки. Когда же деревня стала видна, и мы заметили множество фигур, одетых во все чёрное. Пускай детали разглядеть было трудно, я заметил белые и чёрные маски. Чумные доктора, не иначе. Санитарная служба средневековья. Они поджигали дома и стаскивали в кучу тела, подготавливая их к сожжению.

  - Пойдём. Тут нам делать нечего. - Прочь. Мы шли прочь, пробираясь узкими тропами. Сейчас главное уйти подальше и не попасть на заслон "добрых докторов". Конечно, если такая практика ведётся. Пускай болезнь и покинула наши тела, я несколько раз проверил это по состоянию ауры, её следы, все ещё не покинули наши тела, так что я не горел желанием доказывать, что здоров, так как меня вполне могли отправить на "дезинфекцию".

  Уходя вглубь леса, я думал, что делать. Магическая выносливость у меня почти не пострадала, так что я мог творить много слабых чар или рисовать магический контур для амулета. Мне нужно было чем-то занять себя на ближайшие дни и подыскать подходящее укрытие. Ещё нужно решить проблему еды и желательно найти способ скрыть особенности ауры. План намечен.

  Полдня ушло на поиск очередного укромного места, но результата все не было. Время шло, и солнце постепенно занимало вечернюю позицию. Наконец, мы остановились на упавшем дереве, перегородившем своим стволом небольшую поляну. Его ветки стали основой для шалаша, но хотя опыта в его постройке у меня и стало больше, дело шло медленно. Сказывался тот факт, что перочинный нож не подходил для рубки веток, а использовать для этого магический кинжал все равно, что забивать гвозди заряженным автоматом.

  Шалаш закончили поздно вечером. А поужинали древесинными личинками. Мерзость, но другой еды не было, это хотя бы не было ядовито.

  Как ни странно, раздражал только один факт, а именно проблемы с магией. Это было сравнимо с сильным перенапряжением мышц, вместе с кучей растяжений всего, что только можно. Я всего пару раз потянул связки на руках, и это было несколько неприятно. Наступила ночь. Мы развели небольшой костёр рядом с шалашом, ограничив его камнями. На шалаш я повесил амулет от пожаров. Внутри сделали просторные лежаки. Спать мне совершенно не хотелось и, пожелав спокойной ночи моей маленькой спутнице, чем вызвал у неё недоумение, я решил заняться чем-то, на что хватит сил. Манипуляции с большей частью моей силы отпадали сразу, равно как и подобные медитации. Создание простого амулета требовало достаточно большого единовременного вливания силы, достаточного, чтобы отсрочить моё выздоровление на лишнюю пару дней, так что оно тоже отпадало. Изучив в свете огня свиток, с формулой амулета детектора магии я решил остановиться на нем. Приятным фактом было то, что на свитках стояла самодостаточная защита от огня, воды и разложения, достаточно мощная, чтобы не сгореть в обычном огне. Чтобы её разрушить, свиток нужно было бы бросить в кузнечную печь или жерло вулкана, но магия, даже достаточно слабая, так как магический огонь переносила с трудом. Достаточно огня, сильнее магической искры, чтобы её пробить. Искр от костра можно было не опасаться. Сантиметрах в двадцати от свитка была видна синеватая дымка, долетая до которой они просто затухали, немного восполняя резерв заклятия.

  Резерв заклятия - отдельный разговор. Конечно, при достаточной концентрации энергии в окружающем пространстве магические плетения способны существовать и без него, но стоит этой концентрации упасть, такие заклятия развеяться или же начнут работать не так, как требуется. Эту проблему можно решить постоянной подпиткой заклятия, от своего или внешнего резерва или созданием внутреннего резерва заклятия. Часто маги комбинируют оба варианта, повышая надёжность заклятий. Поглощающее заклятие свитка было так же оснащено магическим аналогом клапана - структурой, не пропускающей излишки энергии, что способны навредить самому плетению.

  Сделав выводы, я начал работу. Пускай сейчас мои возможности были временно ограничены, маги разработали множество уловок, чтобы обойти подобные препоны. Например, частичное наполнение контура. Фактически надо сделать две структуры вместо одной. С одной стороны это вдвое больше энергии, в разы больше времени и много лишней работы, зато позволит сделать амулет того же качества, но без единовременного вливания нужного объёма силы. Вернее методика изготовления не изменится, однако вливание силы, необходимое, для того, чтобы вдохнуть жизнь будет набираться по частям. Сначала я сделал нужный контур, для собирающего плетения. Я назвал его "сваи". Потом постепенно начал наполнять его силой. Плетения накопители отличались от плетений амулетов тем, что часто для их создания требовалось самого минимума энергии, но в то же время они имели только три функции: поглощение, удержание и передача. Фактически можно было обойтись одним удержанием и обычным камнем. Только извлечь энергию из такого плетения, можно было только одним способом, а именно разрушив оное. Пускай накопители такого рода не давали возможности пополнять себя, да и были фактически одноразовыми, одно преимущество в них было, а именно весь резерв энергии и сразу. Неплохая идея для бомбы скажем так. Можно сделать с двумя функциями. Тип "фляга". Накопитель сохраняет возможность размыкать плетение. Чем-то это напоминает газовый баллон. Тут можно либо брать, либо восполнять энергию. Как мне кажется гораздо лучше плетение с двумя "замками", которое позволяет восполнять и опустошать резерв одновременно, но практика покажет. Можно так же было сделать самозаполняющийся накопитель, только я не имел понятия как это сделать и потому решил накопитель с двумя замками-клапанами и функцией саморазрушения. Подумав, я сначала осторожно вывел основной контур и влил в него немного энергии. Далее установил замки. Сначала на выход, влив в него столько энергии, насколько я был способен в данном состоянии. Потом на вход, но на этот раз энергии было чуточку меньше. Передохнул, и влил немного энергии в сам накопитель. После я начал намечать собственно контур талисмана. Дело шло медленно, напоминая перетаскивание центнера, частями по пять килограмм. Это было утомительно.

  Не знаю, сколько ушло на это времени, но все же я смог закончить основной контур в неактивной форме и, влив в него часть своей силы - стабилизировать. Дальше я начал медленно, словно такая тонну муки по три пять килограмм, с одного места на другое, заполнять подсоединенный к контуру накопитель. Подумать только, уже не знаю, сколько вожусь с амулетом, в котором нет ничего сложного. Готовый контур!

  Заполнив накопитель едва на треть, я остановился. Я мог влить в него столько же энергии, сколько сейчас было в нем, но тогда бы опустошил свой резерв, да и накопитель так и не заполнил бы. А учитывая, мою временную травму, я заметил, что мой резерв так же, стал медленнее восполняться, что в случае чего могло вылиться в очень "весёлые" последствия. Отложив амулет, я зевнул и лег спать. До завтра подождет.

  Мне снился сон. Вокруг была уже привычная для меня тьма. Тут было спокойно, не было никаких тревог. Из общей картины выбивалась серебряная рама чёрного зеркала. Мгновение и я уже стою перед ним, и смотрю на своё отражение. Вот только на его лице улыбка, глаза две чёрные бездны, а правая рука в крови, сжимает кинжал...

  - ПРОСНИСЬ НЕМЕДЛЕННО! - Дико вопит моё отражение, и я вскакиваю со своей лежанки. Майна вертит в руках мой вчерашний амулет, и я отчётливо замечаю, как контур начинает светиться.

  - Брось, сейчас же! - Девочка послушно бросает мою заготовку, но не достаточно далеко. Со всей своей прыти я бросаюсь к ней и оттягиваю в сторону. Амулет взрывается. Слабо, как средняя петарда, но достаточно, сильно, чтобы снести пару пальцев.

  - Майна, я же просил не трогать мои инструменты. - Решил я начать разъяснение ситуации ошарашенной девушке. Хотя, если быть честным, я и сам был озадачен. Амулеты по идее не должны взрываться. Просто так, по крайней мере. Значит, была причина... Или даже несколько причин.

  - Я не знала, что это твой "инструмент". - Она и не могла знать. Ведь этот амулет я сделал уже тогда, когда она заснула. Наверное, причиной взрыва послужил конфликт двух плетений в сочетании с приказом самоуничтожиться в одном. Я мог лишиться пальца. Вопрос в том, почему амулет взорвался, имея изначально так мало энергии? Где он взял ещё?

  Я взял девочку за руку.

  - Извини. Это моя оплошность. Мой амулет выглядел как обычная костяная пластинка и был не совершенен... - Я почувствовал, что у меня немеет рука. Осторожно отпускаю руку девочки и прислушиваясь к ощущениям. После ритуала, энергосеть моего организма сильно пострадала, из-за чего пару дней я даже провёл без сознания. Хорошей новостью было то, что повреждения заживали, но я до сих пор не вернулся к показателям силы, до ритуала.

  - Что-то не так? - Майна выглядела обеспокоенной.

  - Ещё не знаю. Подожди. - Я направился к своему рюкзаку и через некоторое время отыскал в нем измеритель магической энергии. Положил на него руку и отчётливо заметил, как показатель замер на отметке 2,3 МЕ. Интересно. Выходит маг может показать на приборе меньший результат, чем есть на самом деле? Интересный факт, надо запомнить. А так же проверить на нем динамику своего выздоровления.

  - Положи руку на кристалл. - Обратился я к девочке.

  - Но... Мы же это уже проверяли недавно. - В голосе девочки слышались сомнения.

  - Ничего. Проверим ещё раз. - Я сам положил её руку на кристалл. И стрелка сошла с ума. Она начала скакать от единицы, до трёх. Я был озадачен. Про такое мне Эйле не говорила.

  - Майна, сколько тебе лет? - Я должен знать все. Возможно у детей, до определенного возраста МЭ нестабильна.

  - Восьмой год. - Значит я прав. Семь лет с чем-то. В этом мире многое было схоже и многое отличалось. В частности, если человеку исполнялось семь, или десять или другое число лет, то было принято говорить, что для него начался следующий год. По крайней мере, в Дориз и Анталии.

  - Тебе следует плотнее заняться медитацией. Похоже, твоя сила пробудилась. И это опасно. - Как-то мой учитель рассказывала, про одного буйного мага огня, который, в порыве гнева уничтожил целый квартал. А ведь мальчику едва исполнилось восемь...

  - Опасно? - Девочка выглядела удивленной.

  - Да, это так. Если я правильно понял, то, что показывает измеритель, то сейчас твоя сила очень нестабильна. Конечно, это могут быть и особенности дара и возрастными изменениями, но в любом случае, лишний контроль не помешает. Особенно принимая в расчёт тот факт, что моего опыта пока недостаточно, чтобы определить характер твоего дара. - В тайнике осталось что-то по данному поводу, вот только обучение у нас шло вопрос - ответ, с уклоном в некромантию, и вспомогательными дисциплинами, как ритуалистика, зелья, начальная артефакторика и колдовство. Что-то вдобавок я успел прочесть сам. Возможно, изучив методики определение дара, я бы смог оценить потенциал и его характер у Майны, вот только сейчас, путь к тайнику мне заказан. Слишком много инквизиторов. Быть может потом, когда моих сил будет не меньше, чем у "пальца", я наведаюсь туда.

  - Тогда, с чего мне начать? - Закономерный вопрос. Моя ученица не перестаёт радовать. Стоп, а с каких пор я стал считать Майну своей ученицей?

  - С упражнений на контроль силы и медитаций. Смотри, я научу тебя простенькому магическому плетению. - Я поставил свои ладони друг напротив друга и начал выпускать из них магическую энергию. Потоки смешивались, а я, держа контроль, сводил и разводил руки, оставляя между ними промежуток в полторы ладони, позволяя скатываться в небольшой, размером со среднее яблоко, шарик. Майна смотрела с восхищением на сгусток эфира в моих руках. Пускай это и не было полноценным плетением. Пускай напоминало больше клубок или снежок, но у меня, спустя месяцы тренировок, наконец, получилось сотворить видимую человеческим глазом форму. Я сконцентрировался и напитал шарик дополнительной энергией.

  - Это магия? - Девочка заворожено рассматривала моё плетение. Порой люди не делают отличий в магии иллюзий, гипнозе и создании магических сущностей. Часто они слепы. Магию же часто не видно и если сотворение самого плетения было не сложным, то придание ему видимой формы, едва не отправило меня в нокаут. Однако мотивирующий эффект моё маленькое чудо дало.

  - Попробуй. У тебя есть сила. Соберись, почувствуй, как энергия выходит из твоих рук. Усиль этот поток. Медленно разводи и своди руки. Скатай из энергии шарик или клубочек. Шарик виден не всегда и не всем. Он - невидимка. Но если ты будешь все делать правильно, то почувствуешь давление на свои ладони. Возможно слабое едва заметное. Или вместо давления может быть легонькое покалывание. Попробуй, у тебя получиться.

  Майна выполнила мои рекомендации. Я заметил, как у девочки стал собираться бледный энергетический шарик. Я начал видеть энергии, через три месяца. Через полгода мой навык достиг высот, достаточных для среднего мага. Пускай в отдельных аспектах я уступал обычным магам, причём часто уступал серьёзно, было то, в чем я обходил обычного среднего мага. Виденье через смерть. Способность некромантов, позволяющая видеть энергии и нематериальные формы духов, и внутренние контуры нежити. Её достаточно сложно получить. Нужно либо человеческое жертвоприношение, либо сложный ритуал или зелье из редких компонентов. Либо необходимо умереть. Не до конца. Судя по всему, раз до открытия этой способности я не проводил, ни ритуалов, ни жертвоприношений, да и про нужные зелья и травы даже не слышал, вывод напрашивался один. Вот только когда я успел умереть? Когда попал сюда? Не похоже, да я был на грани, но не до такой же степени... Вывод оставался один. Это произошло в России. Но когда, и почему я ничего такое?

  - Не получается... - Грустно сказала и пульсирующий в её руках, но пока не проявившийся шарик исчез в неизвестном направлении. Улетел в кусты, проще говоря, едва заметно покачав листву.

  - Ошибаешься. У тебя почти вышла видимая форма... К тому же я понял твою трудность.

  - Я вобрал в себя остатки своего шарика. Этот метод, несмотря на свою простоту, был универсальным плетение удобное, как для передачи энергии маленькими порциями, так и для тренировочных боёв. Конечно в реальном бою, этим шариком можно разве, что отвлечь противника, в то время как подобное плетение в руках Архимага возможно способно пробить крепостную стену... Без магической защиты и средней прочности.

  - В чем же ошибка? - Озадаченно спросила девочка.

  - В том, что ты не видишь незримую форму. С этого стоило начинать. Посмотри на свою ладонь, расставив в стороны пальцы. Что ты видишь? - Спросил, я наблюдая, как Майна выполняет мои указания.

  - Эм... Ладонь. - Я продолжил.

  - Смотри внимательнее, не только на руку, но и то, что вокруг неё, присмотрись, смотри через свою силу. Твою руку окружает твоя сила и аура. Позволь энергии строиться сквозь твои пальцы. - Девочка старалась, и, пожалуй, была даже ближе к успеху, чем я во время своих первых занятий. Однако первая попытка закончилась сомнительным результатом. Тем не менее, мы продолжили практику. Теперь, у меня точно есть занятие, что займёт все время, моего восстановления...

  Сила возвращалась. Медленно, но неумолимо. Занятия с Майной проходили все успешнее. Девочка даже начала видеть энергии и научилась удерживать шарик в руках. Прошло две недели, и мы даже решили проблему пищи. В глиняном горшке мы вываривали жёлуди. Растирали каменными жерновами и замешивали на воде. Из полученной кашицы мы лепили лепешки и выпекали на камнях. Или просто ели отварные жёлуди, напоминающие орехи. Жаль только, их запасы были не бесконечны. Мы нашли один ореховый куст и ободрали все зрелые и не зрелые орехи. Хотелось есть. Пускай у нас ещё были жёлуди, наесться, по-настоящему не выходило. Раз мы нашли птичье гнездо. Кажется перепелки, и забрали часть яиц, заранее извинившись перед птицей. В тот же день мы сварили в песке нашу добычу, и плели чуть лучше, чем обычно. Птицу мне было до сих пор жалко.

  Тем не менее, по мере того как восстанавливалась моя сила, количество вопросов лишь возрастало. А так же и количество разочарований. Восстановление, прогнозируемое мной в течение недели, не закончилось и за две. Это было опасно. Если бы я решил двигаться к очередному городу с расчётом на полное восстановление в течение недели, я бы рисковал оказаться во враждебной обстановке, без своего главного оружия - магии. Я не строил иллюзий. Магия была единственным козырем, без которого я бы уже несколько раз умер. Пускай за эти две недели сила восстановилась до 4-х потенциалов, оставалась ещё часть излечения, которой я предпочитал подождать. В новой, потенциально враждебной обстановке, мне потребуются все силы.

  Но если вопрос с силой был фактически решенным, то на повестке дня особо остро стояло два других вопроса. Во-первых, как мне поступить с Майной, во время своего визита в город? С одной стороны, очевидно, было бы взять девочку с собой. Однако, учитывая мою способность попадать в неприятности, да и мало того, желание найти их на этот раз, следовало оставить девочку в лесу, чтобы не подвергать лишней опасности. Уходя на войну, мужчины оставляли своих женщин дома, так же собирался поступить и я, но в то же время, не знал где оставить девочку. У Майны развивался дар. Достаточно быстро, что позволяло ей делать успехи в магии, вот только этого было мало. Способности были сильно нестабильны, и сильно зависели от эмоций. Я, не испытывающий подобной проблемы, так мало того, начавший почти сразу черпать из них силу, сильно удивил Эйле. У Майны, не получалось сублимировать эмоции по своей воле, от чего нам нередко приходилось прерывать наши занятия и ждать, пока девочка восстановит свой настрой.

  Подумав, я решил выработать систему маскировки и спрятать девочку в лесу. Маскировка, вроде бикини из травы, только в виде плаща с капюшоном, постоянная смена и маскировка ночевок, так же я планировал снабдить девочку амулетами собственного изготовления.

  Амулеты, по сути, были наделенными способностями мага, материальными предметами. Иными словами чистый некромант, не мог бы создать целительный амулет, так же как чистый целитель не смог бы создать амулет на призыв призрака. Вот только в этом утверждении было одно "но". Но если бы, маг использовал магию символов, он мог бы сделать, что угодно. К сожалению, последняя имела ряд недостатков, одним из которых была сложность исполнения. Чтобы выполнить аналог способности из противоположной области, да и быть специалистом в магии символов, нужно было знать минимум десять основных магических языков. И если в части из них, было порядка трёх десятков символов, то в других насчитывались сотни или даже тысячи. Это не говоря про правила написания, про наличие собственных предпочтений, характера и воли у некоторых символов. Некоторые языки были не совместимы. Часть символов "не нравились" друг другу. Какие-то, казалось незначительные детали меня смысл всей формулы на противоположный. Грубо говоря, изучение магии символов было сравнимо с изучением программирования на Китайском, Японском, Латыни, Древнегреческом, Английском, Египетских Иероглифах и других, возможных и невозможных языках программирования. Причём в случае магии, пускай некоторые языки так же теряли актуальность, в них тоже был свой смысл, свои плюсы и минусы, что делало их так же необходимых, пускай и для узкого изучения.

  С магией символов я планирую познакомиться в будущем.

  Если в плане безопасности остаться, и спрятаться в лесу было лучшим вариантом, то вопрос связи оставался открытым. Для решения этой проблемы, я решил поднять мелкую нежить, а так как поймать грызунами было сейчас не реально, я решил пойти долгим путём, начиная с поиска мелких трупиков и заканчивая использованием усовершенствованной формулы. Начнём создание моей Армии тьмы...

  Майна смотрела на меня как-то странно, когда на место нашего лагеря я стал таскать мертвых ворон, мышей и бурундуков. Апофеозом всей ситуация стал волчий череп без нижней челюсти.

  - Некроманты, странные. - Лишь сказала девочка, воздерживаясь от более емких выражений.

  Нет, ну, а что? Продумаешь, пахнет, да и выглядит не свежим. Где я ещё материал возьму?

  Дальше я начертал кинжалом круг, и решил начать с грызунов. Мышь отбросил сразу, как бесперспективный вариант. И зачем я вообще брал эту мелочь? Я поместил в центр круга мертвую тушку грызуна и взял в руки нож. Во главе круга я поместил волчий череп с выломанными зубами, которые я отложил про запас как полезные компоненты. Моя сила восстановилась, даже прибавив десятую часть потенциала, так что сейчас я был раза в три, в четыре сильнее, у меня был зачарованный кинжал. И все. Ни настоящего проклятого места. Тем не менее, этого должно было хватить, чтобы поднять обычного грызуна.

  Первый трупик, после ритуала стал лишь слегка, шевелится. Оценив тщетность попыток первого зомби подняться, я выбрал материал с самой высокой степенью разложения, недоразвитый зомби был подвергнут принудительному упокоению, после чего я начал ритуал заново. Хомяка... Вернее бурундука разорвало. Не спрашивайте, как это вышло.

  - Это так и должно быть? - Спросила Майна. В голосе девочки не было усмешки, скорее недоумение.

  - Возможно. Но не в этой ситуации. - Проанализировав, свои ошибки я решил, что взрыв произошёл из-за перекоса формулы и излишков энергии. Мой резерв порядком просел, так что перед следующим опытом, я занялся медитацией, мысленно проверяя детали своего плетения. Наступил поздний вечер, время гораздо более удобное для тёмной магии, чем день. И почему тогда я возился тёмной магией днём? Мой собственный вопрос, заставил надолго задуматься.

  Я влил дополнительную энергию в магический круг и начал поднятие последней тушки. Больше дохлых бурундуков у меня не было. Я сконцентрировался на мёртвой энергии в крохотном тельце и начал плести тёмное плетение. И он восстал.

  - Приветствую тебя, мой первый слуга. Добро пожаловать в Армию Тьмы! Нас ждут, великие дела! - Меня переполняла эйфория. Наконец-то, спустя множество неудачных попыток у меня получилось!

  - Орсо, я, конечно, все понимаю, но не слишком ли много пафоса, для дохлой, пускай и ползающей крысы? - Майна опять как-то странно посмотрела на меня.

  - Это бурундук. - Ответил я.

  - Тогда все ясно. - Девочка отправилась к очагу, на котором мы готовили лепешки.

  Я разомкнул круг, и по связи, хозяина и зомби передал приказ. "Покинь круг". Зомби остался на месте. Решив команду слишком сложной, я решил дать приказ проще. "Иди прямо". Первоначально, я хотел указать расстояние в несколько шагов, но тут же сразу отбросил эту идею. Зомби не сдвинулся с места. Я отправил мысленный посыл, который сопровождался идущим образом бурундука, и наконец, хромая на все четыре лапы, мой зомби пошел. Как же это трудно. Надо разработать хоть какой-то магический аналог искусственного интеллекта

  Ценой, титанических усилий, направленных на поддержание моего спокойствия, удалось немного поруководить крысой. То есть бурундуком. Следующим этапом было то, раде чего я затеял весь этот цирк.

  Вселение. Перенос части сознания. Две способности некромантов, сильно расширяющие возможности подконтрольной нежити. "Вселение" позволяло полностью контролировать нежить, как свое тело. При этом некромант чувствовал все то же что и его нежить, и мог, при достаточных навыках, повышать ее эффективность. При высоком мастерстве и развитии данной способности, можно было бы даже временно наделить нежить частью своих способностей, что делало доступными некоторые рискованные операции. Единственным недостатком являлось бездействие собственного тела в этот момент.

  К сожалению, "Вселение" было достаточно сложной техникой, до которой я не дорос, поэтому я планировал использовать "Перенос части сознания", чтобы видеть глазами моей нежити. Я закрыл глаза и нащупал, светящийся бледно-синий шнур. Или сказать вернее "поводок" связывающий меня и мою нежить. Медленно отправился прямо по нему, пока не дошел до магической структуры, в виде которой сейчас отображалась моя нежить. Выглядело мое творение не очень внушительно. Простой, пускай и слегка усовершенствованный контур, искусственная аура, и жалкий аналог сознания. Я открыл глаза, и вылетел из структуры своей нежити. Значит не так. Я повторил попытку, пытаясь открыть мысленно глаза. Нащупать магический контур глаз, раз за разом повторял разные комбинации, пока решил остановиться. Либо я делал что-то не так, либо нежити нужны другие "глаза". Идея с бурундуком-мобильником потерпела крах.

  Оставив своего зомби бродить вокруг лагеря, я принялся за ворон. Первую удалось поднять без проблем, однако тут же, меня ждала неудача. Поднял то я, ворону используя формулу крысы, от чего нежить, хоть и могла ходить на своих двоих, благо формула включала режим прямо хождения, к полету была совершенно неприспособленна. Недолго думая я развоплотил, неудачное творенье.

  Вторую ворону я создавал практически с чистого листа, взяв от старой формулы лишь функцию контроля. Плетение я творил опираясь на скопления некротической энергии в трупике птицы. Работа шла медленно, но имея в своем багаже опыт работы с другим видом нежити, я знал, что делать и как. Была уже ночь, когда я закончил подгонку формулы под летающее тело. Подумав, я скопировал контур в свой дневник, сделав пару пометок.

  Дальше осмотрев полученный результат, я попробовал отдать приказ "Взлететь" моему потенциальному разведчику, хотя без переноса сознания, в этой нежити пока не было смысла. Меня поджидала очередная неудача. И дело было, не в недостатках управляющей формулы. Тронутая разложением тушка не смогла даже взлететь. Сначала, размахивая крыльями, вроде бы даже как надо, нежить потеряла половину своих перьев. Потом, не прекращая махать крыльями, тут в дело вступил ограниченный интеллект зомби, вернее его отсутствие, нежить потеряла одно крыло. Не желая больше смотреть на процесс разборки вороньей тушки, я остановил свою очередную недоработку и уничтожил ее.

  Вторая ворона, оказалась чем угодно, но только не вороной, причем в гораздо худшем состоянии, по сравнению с предыдущим вариантом. Отбросив эту особь подальше, я вымыл руки и собрался ужинать. Майна ждала меня, заботливо приготовив лепешки, от чего я почувствовал некоторую неловкость, хотя бы от того, что заставил девочку ждать. Продолжим завтра, решил я.

  - Спасибо. - Коротко поблагодарил я за ужин.

  Закончив свой скромный ужин, мы заснули. Уже в полусне меня терзали мысли, лишь о том, как наладить связь?

  Утром, я решил посоветоваться.

  - Майна, в скором времени мне придется сходить в город одному, так что боюсь, что тебе придется остаться в лесу. Как нам наладить связь? - Девочка задумалась. Перспектива оставаться одной, ей совсем не нравилась.

  - А надолго ты собираешься уйти? - В её голосе ощущалось плохо скрываемое беспокойство.

  - На день, возможно на три - четыре. Я постараюсь вернуться как можно быстрее. Но меня может задержать, что-то не зависящее от меня. - Я планировал провести разведку, и возможно прихватить чего-то. Если в городе найдется приемлемое жилье, в чем я лично сомневаюсь, учитывая наше материальное положение, то можно и остаться в нем жить, какое-то время.

  - Можно оставлять знаки. Умей я читать и писать, можно было бы оставлять записки. - Девочка заметно успокоилась, а в ее словах, я слышал развитый интеллект.

  - Гениально. Майна, ты умная девочка. Это гениально. - Она удивленно посмотрела на меня.

  - Что в этом такого... - Ответила девочка со смесью смущения и удивления в голосе.

  - Я дам тебе артефакт, который позволит делать записки, и оставлять знаки, невидимые для обычных людей и местных магов. Они будут видимы только Темным. - У меня созрел план, и я решил притворить его в жизнь.

  Погруженный в свои мысли я отправился на поиски костей, предупредив Майну, что возможно уйду надолго. Я отправился бродить по лесу в поисках костей. К счастью, этот лес сильно отличался от того, что было у меня на родине, и если сравнивать, его с тем, что было на родине, то кости и останки различных животных, тут встречались, так же часто, если не чаще, чем мусор, оставленный "цивилизованными жителями двадцать первого столетия".

  К счастью, поиски быстро завершились удачно. Под очередным деревом, я напел несколько обглоданных костей. Кое-где были следы зубов крупного хищника. Это напрягало, но оставалось надеяться, что волки или что крупнее не в гости в наш лагерь. По крайней мере, пока в нем горит огонь. Я вернулся даже раньше, чем планировал. Майна ждала меня.

  - Смотри, у тебя есть дар, значит, ты можешь научиться делать артефакты. - Я взял острый камень и грубо расколол полую кость. Животные, вместе с силами природы избавили кость от жира, но время еще не отняло ее прочности. Осмотрев полученные осколки, я выбрал один, достаточно продолговатый осколок, на конце напоминающий треугольник.

  Дальше я взял камень, и обтесал края. Выходило довольно грубо, и несколько кустарно, но я старался придать заготовке наиболее привлекательный вид. Закончив первичную обработку и скол лишних частей, я осмотрел заготовку и достал свой кинжал. Артефакт, полученный мной в результате жертвоприношения я берег. Осторожно раскрыв ткань, в которую был, завернут кинжал, я взглянул на свой темный артефакт. Он не отличался особыми изысками. Хорошее лезвие, костяная ручка, на конце обернутая бечёвкой. Несколько символов начертанных на кости. Мое магическое имя, начертанное кровью и сокрытое под рукоятью. На лезвие бледно светились символы заклятия, незримые для простых смертных. От лезвия тянуло смертью.

  Я взял нож в правую руку и завершил костяное лезвие, придав ему гладкость и некоторую остроту. После чего с помощью своего кинжала нанес магические символы, и закрепил связь между мной и костяным кинжалом.


  Я слышал шепот, идущий от своего кинжала, холод, что растекался по моему телу жажду силы, и голод. Кинжал хотел крови. Нет, не кинжал. Крови и силы хотел я сам. Тьма, что вышла из моего сердца и поселилась в кинжале, лишь разжигала темные чувства в моей душе. Воистину, тьма питает, но в то же время она манит, выглядит так завлекательно. Да, я темный маг, и я буду достаточно силен, чтобы совладать с тьмой в моей душе!

  Прядь волос упала мне на глаза. Я поправил волосы, освобождая обзор. Сейчас они были длиннее, чем когда-либо в жизни. Это порядком мешало, но радовал тот факт, что у меня по-прежнему были маникюрные ножницы из нержавеющей стали, что позволяло избавиться от необходимости обгрызать и стачивать ногти. Вот только ножницы были не вечны, да и точить в перспективе их тоже надо было. Тем не менее, сейчас, хоть какие-то блага цивилизации были со мной. Майну я так же медленно приучал стричь ногти и втайне надеялся найти их аналог в этом мире.

  - Держи. Это нож и с кости, несущий в себе связь со мной и частичку моей силы. Так что пользуйся им осторожно. - Мой новый артефакт нес от силы десятую часть возможностей, кинжала некроманта, однако был сравнительно неплохим накопителем, позволял чертить символы и круги. Пускай от смертоносности в нём были лишь бледные следы, как накопитель его можно было использовать. Перед тем как отдать его Майне, я напитал структуру ножа своей силой, закрепив связь.

  - А что им можно делать? - Спросила девочка, осматривая костяной нож.

  - Чертить магический круг, писать символы и направлять энергии. Пищу резать этим ножом не стоит. Опасно, для того, кто будет, это есть. - Опасно, но не смертельно.

  - Значит, с его помощью можно кого-то отравить? - Интересное любопытство у семилетней девочки.

  - Можно, только если это не маг, и при условии, что травить его придётся долго. К тому же сначала, испортиться здоровье, да и смерть наступит не скоро.

  - Понятно. - Сказала Майна, заворачивая кинжал в ткань.

  - Теперь, обговорим условные знаки. - Дальше остаток дня мы обговаривали детали. В качестве условных знаков я выбрал буквы русского алфавита "С", "Ю", "З" и "В", обозначающие стороны света, а так же пометки на стволах деревьев, начертанные магическим кинжалом. Вреда дереву это не наносило, а след от костяного ножа мог держаться в течение нескольких дней, чего должно хватить. На всякий случай я сделал плетеный браслет оберег, для Майны, а так же потратив на изготовление целый день, я сделал ожерелье из зубов волка. Каждый зуб я натер соком определенной травы и закрепил на достаточно прочной веревочке. Зубы зачарованы, как поисковой маяк и амулет от зла. Разумеется, маяк, завязанный лишь на меня, хотя наверняка я не мог гарантировать, тот факт, что кто-то особо искусный, не сможет отследить девочку или меня по нему.

  Закончив с основными амулетами, я набрал небольших и достаточно просто ломающихся костей - фрагменты птичьих скелетов, и каждую зачаровал на морок, чары успехи в которых у меня шли, даже быстрее, чем в темном искусстве. Получилось восемь штук, все я отдал Майне. Утром, восстановив свои силы, я отправился в путь. Однако тут, мой взгляд упал на шевелящегося немертвого бурундука. Моя нежить еще шевелилась, хотя половина лапок уже отваливалась. Разложение не прошло для нее бесследно, и сейчас грызун напоминал развалину. Пришлось упокоить. Пускай, недалеко то время, когда я смогу поднять, что-то. Гораздо более могущественное! Кошку, например...

  - Возвращайся скорее. - Сказала девочка, провожая меня.

  - Я вернусь, я слово Мага. - Оглянувшись назад, я направился в сторону города, до которого сейчас оставалось всего полдня пути.

  ***

  Город встретил меня хмурыми лицами прохожих, косыми взглядами стражи и скверным состоянием дорог и полным отсутствием работы, о сбыте амулетов и говорить было нечего. Слоняясь по улицам, я нащупал связь со своим кинжалом, усиливая одно его свойство. Вернее я пробудил один из аспектов, воздействия на разум, сделав свое оружие еще чуточку опаснее. Не считая этого, день прошел зря.

  Пошёл дождь. Я сидел под свисающей кровлей, но всё равно промок до нитки. Холодно и сыро. Но это ничто. Маг должен справляться с подобными невзгодами одной своей силой... Хотя просушить одежду и поесть не помешало бы. Маг ли я? Пока лишь ученик. Туман и скорбь. Холод... Внезапно раздались чьи-то торопливые шаги.

  - Мальчик, тебе плохо? Я могу помочь? - Человек с усталым лицом наклонился ко мне. Точно. Я же мальчик. Выгляжу я так будто давно бродил по улицам... Как впрочем, и любой, кто проведёт вне жилья недели две. Стыдись маг. Или для некроманта это норма?

  - Проводить тебя? Тут есть место, где детям помогают.- Надо что-то ответить. Я не ел, кажется, вечность... Я словно остывающий труп. И что забавно, моя сила сейчас постоянно в пике, я чувствую, как умирают, чувствую страх, чувствую или мне кажется? Какой-то подвох.

  - Чем? - Мой голос не отличался жизнерадостностью и, хотя я изо всех сил пытался говорить нейтральным тоном, выходила явная враждебность. Быть может виной моё состояние, или я действительно такой?

  - Ты плохо выглядишь, почти как мертвец. Если бы ты не заговорил, я бы решил, что пора тебя хоронить. - Я полюбовался своим отражением в воде. На меня смотрело черноволосое лохматое чудо с впалыми щеками и живописными синяками под глазами. Болезненная бледность проглядывала из-под грязи, обильно покрывающей лицо, а волосы напоминали собой сваренные в кучу, охапки хвороста. Удручающий вид, впрочем, он был мне на руку. Меня всегда отличала не здоровая бледность, чуть мне станет хуже, чуть плохо посплю...

  - Я просто устал и голоден. А на труп я похож не больше, чем любой в моём положении. - Я принял игру, чувствуя риск и возможную выгоду.

  - Позволь проводить тебя. - Повторил незнакомец, а я, решив прикинуться дурачком, решил принять его помощь. Я был скептиком? Возможно, вот только я никогда не верил в бескорыстную помощь первому встречному. По крайней мере, от человека, в котором явно чувствовалась опасность и жажда наживы.

  - Я пойду с вами. - Сказав это, я протянул ему руку, как бы прося помочь мне встать. И дело было не в том, что мне было тяжело встать. Я хотел произвести впечатление, слабенько, замученного мальчика, не способного в случае чего ни ответить, ни сбежать. Учитывая мой внешний вид, вряд ли бы меня решили убивать, чтобы съесть прямо сейчас, а глядя на упитанную рожу моего "спасителя", я был уверен в том, что чтобы со мной ни собирались сделать, сначала меня слегка накормят. Или даже откормят. На всякий пожарный у меня было два не смертельных, но особенно неприятных проклятия.

  Мы шли, и я чувствовал. По мере того кварталы становятся злачнее, мой провожатый уже несколько иначе напрягает свои мышцы, словно готовясь удержать меня в случае попытки побега. Это был риск. Риск для меня, вот только я уже слышал голос в своей голове и чувствовал, что клинок жаждет смерти. Тьма, я дам тебе крови, только поддержи меня в нужный момент. Я ощутил физически, как зашевелились следы темной магии в моей ауре. Нельзя, пока еще рано.

  - Вот мы ми пришли. - Провожатый подвёл меня к двери, выглядевшей чуть лучше остальных. Место напоминало трактир или же что-то подобное, но мне что-то подсказывало, что у этого здания есть очень просторный подвал. Дверь отварилась и мне улыбнулась женщина, лет тридцати. По идее женщина должна была успокоить и развеять последние сомнения у ребенка, перед тем как захлопнуть ловушку. Я же ощутил беспокойство, но окинув очередную незнакомку колдовским взглядом, понял, что она не ведьма. Гора с плеч. Мало того я видел, в ее ауры следы ее профессии. И как ни странно, она весьма неплохо сохранилась. Мы вошли внутрь.


  Глава 6

  Внутри было тепло и пахло едой, однако осмотрев красные тона, обоев в трактире, у меня закралось подозрение, что это место бордель. Очень было похоже на литературное его описание. Это был риск. Забавный риск. Спектакль. Бандит, страдающий в одежде добропорядочного гражданина. Хотя возможно он пират? Уж больно хотелось снарядить эту фигуру в матроску и всучить саблю. Дама, всеми силами, изображающая добропорядочную леди, вот только что-то неуловимо указывало на её профессию. Она была какой-то грязной. От неё пахло недавними болезнями и чем-то противным. Это была родная кровь. Он пролила кровь родственника?! Или сделала аборт? Не знаю, пускай я был некромантом, определить такие тонкости мне не позволял маленький опыт. Да, одно я мог сказать точно. Мужчина пах кровью и смертью. Причём как застарелой, так и достаточно свежей. Убийца. Женщина же... Она была мерзкой, несмотря на свой, достаточно приятный внешний вид. Она... Нет её душа, была липкой и гнилой, и даже лицо, милая маска, скрывающая от других эту мерзость, клоаку, не могли скрыть от меня всей мерзости. Тошно.

  Я старался смотреть по сторонам, как, и положено, любопытному ребёнку, чтобы не дать этим людям увидеть моё лицо, сомневаюсь, что этот момент я смог бы скрыть, хоть толику своего отвращения. Мы только вошли, а уже... Мерзко.

  - Чувствуй себя как дома. - Заговорила женщина, а я буквально спиной почувствовал, как мужчина подавил позыв почесаться. Ну, точно пират. Хотя откуда такая уверенность? Может тут пираты носят камзолы? Я усмехнулся своим мыслям и посмотрел на лицо женщины. Она старалась всеми силами выглядеть дружелюбно, вот только я видел лишь притворство.

  - Спасибо... Я отблагодарю вас за все, что вы делаете. - Слово, которое маг не может нарушить, без вреда для себя, само слетело с моих губ. И я выполню это обещание, обязательно.

  - Не стоит, мы делаем это ради добра. - Ложь. Это заговорил мужчина. Эйле говорила, что многие маги распознают ложь, как нечто противоестественное. В то же время, сами мы не можем лгать. Прямо.

  - Раз так, позвольте мне сделать вам подарок. - Я запустил руку за пазуху и достал сверток. Развернув его, я протянул мужчине свой кинжал, активируя проклятье, дремлющее в нем. Это было лезвие из качественной стали. Простые люди не могли видеть, магию, пропитывающую всю его суть. Да и я сам, не видел всего, что было скрыто внутри лезвия.

  - Это прекрасный клинок... - Я чувствовал колебания в душе мужчины. Душевные терзания? Смешно. Физически я ощутил, как стоящая позади меня кивнула. Образ наивного идиота завершен. Осталась мелочь, не стать им в действительности.

  - Пойдём, я отведу тебя к другим детям. - Ласково сказала женщина, лживо улыбнувшись улыбкой проститутки. Ложь сейчас была только в улыбке, а значит, началось самое интересное действие этого спектакля. Пора скрестить пальцы, и надеяться, что у них нет мага. Иначе, мне останется только посмертное проклятье.

  Меня вели, ласково перекрывая путь к отступлению. Мужчина остался наверху, а меня по добротной лестнице вели в подвал. Наверное, тут бы даже самый глупый понял, что дело не чисто. Так что, почувствовав, как костлявые пальцы женщины сильнее сжимают мою руку, я решил пугливо озираться, чтоб ненароком не выйти из образа. Не наделал ли я лишних ошибок? Не стал ли я слишком подозрительной жертвой? Слишком многое могло полететь в пропасть из-за множества возможных случайностей. Я испугался, на самом деле испугался, от чего мной завладел страх, пускай и всего на минуту, а после сменился другим чувством.

  Внизу лестницы была прочная деревянная дверь. Без засова, что слегка меня озадачило. Женщина постучала в дверь три раза внизу, два вверху. После чего с другой стороны. Послышались движения засова. Я вернулся словно вызываясь. Чтобы создать впечатление, что до меня только сейчас дошло, куда я попал, но женщина меня удержала. К слову свою фальшивую попытку к бегству я старался обставить, как максимально возможную для истощённого мальчика. Сам я мог и знал, как вырваться, по крайней мере, из рук этой женщины, пускай и не очень хорошо питался последние месяцы.

  Дверь открылась, открывая моему взору широкий волосатый силуэт в безрукавке.

  - Принимай пополнение! - Смеясь, сказала женщина, и лживое выражение сползло с её лица, обнажая мерзкую гримасу, состоящую из смеси насмешки и презрения. Сильные руки схватили меня, и я повторно ощутил опасность своего положения. Этот громила, одним неосторожным ударом мог бы проломить мой череп, даже не напрягаясь.

  - И по осторожнее там. Мальчишка совсем хилый. - Напоследок бросила женщина, и как ни странно, хватка стала чуточку слабее что ли?

  Тем не менее, меня, ослепленного светом лампы, проволокли по полу, не обращая внимания ни на попытки сопротивления, ни на попытки идти. В конце, когда взор стал чуточку яснее, меня толкнули в клетку и захлопнули дверцу в ней, несколько раз повернув ключ в замке. Клетка была железной, что было не очень хорошо. Хотя замок я мог бы без особого труда открыть телекинезом. Послышались шаги, и второй громила, что был поменьше первого, принёс глиняную миску с какой-то кашей и ложкой. Не знаю, было ли то зовом интуиции или простым недоверием, но есть это я не стал, сев по-турецки в угол клетки.

  - Зря ты так. - Услышал я голос, судя по всему, принадлежавший моему сокамернику. Это был мальчишка, старше меня, который выглядел, как тот, кто питается достаточно неплохо. Я решил молчать. Мой кинжал не покинул пределов здания, что было само по себе не плохо.

  Сочтя моё молчание упорностью, парень продолжил. Что в нем было мерзкое, липкое и вдобавок он мне не нравился. Правда я так и не понял чем.

  - Если не будешь есть - помрешь. Тут так, если руки хорошие - будешь слугой, ну или продадут кому-то, там главное попасть к не сильно лютому хозяину. Или тебя отправят в бордель... - Тут меня осенило. На слугу парень явно не смахивал... Подсадной? Садомит?

  - А ты? - Задал я неопределённый вопрос.

  - А я тут уже давно. - Так же неопределённо ответил парень. Вернее подсадной садомит. Как это отвратно.

  Бордель оживал. Сверху стали слышатся множество шагов, а после пошли и стоны. Меня удивляло, почему пленников держат вместе с такой плохой звукоизоляцией? В дверь снова постучали и теперь до меня доносились обрывки фраз: "...любят девочек", "любят мальчиков". Часть детей повели наверх. Словом тут были как девочки, так и мальчики. Моего возраста, чуть младше или старше меня. Были и совсем дети, от чего во мне закипала ярость. Я нащупал свою связь с кинжалом и влил в него ещё силы в одно желание. "Убей".

  ***

  Пьянка была в разгаре. Молфон, выпивал уже шестую кружку рома, с любопытством поглядывая на кинжал в своей руке. Лезвие было чудесным, ручка удобной, пускай и лишённой некоторых деталей, но главное эта диковина досталась ему по велению его, Молфона, удачи. Шум нарастал, в комнатах борделя отрывались постоянные и не очень, клиенты, в баре царили ароматы выпивки и пота.

  В глазах бывшего пирата начало мутнеть и он на секунду закрыл. Проснулся же он, казалось спустя мгновение, чувствую знакомое тепло человеческой крови на своём теле и режущую боль в руке, ноге и боку. Кругом были трупы. А он, Молфон стоял на столе, весь в крови, сжимая в руке кинжал и очень хорошей стали.

  ***

  Сила. Сила... Сила! Она потекла ко мне сначала скромной струйкой, потом ручейком, а после полноводным потоком. Ушла усталость. Забылся голод. Сила просто переполняла меня, окружала приятным теплом... И могуществом. Глаза стали видеть словно, сквозь кровавый туман. Я должен идти. Должен вернуть свой кинжал.

  - Тебе что, грибов в кашу помешали? - Этот червь... Жалкая пародия на человека, смотрела на меня с нескрываемым животным ужасом. Песчинка перед моим могуществом...

  - Так и такое бывает... - Я хохотал. Хохотал как безумец, от чего оба громилы подошли к клетке. Глупцы. Я снес дверь с петель одной голой силой, даже не коснувшись её, и разом впечатал в стену обоих, проломив стальными прутьями их черепа. Позади меня послышался вопль ужаса. Страх. Он питает.

  Я вышел из клетки. У обоих были хорошие ножи. Надо взять... Только нагибаться за ними было лень. И я открыл ладони и той же силой поднял по ножу в обе руки. Ключи? Зачем они мне? Я отбросил их в сторону какой-то клетки.

  - Иш Вир Де Оул. - Я Тьма. Перевёл я собственные слова. И зашагал к двери. Позади меня послышались всхлипы, и я обернулся, изобразив на лице дружелюбную улыбку.

  - Детки, я ещё вернусь. - После чего я пошёл наверх. Позади меня слышались вопли ужаса, что только добавляли сил.

  Я поднимался по лестнице, и ощущение силы поднималось со мной. По пути встретился ещё один удивленный громила, я лишь махнул рукой, и сила сломала его шейные позвонки. Слабак.

  Идти как-то лень. Зато пол замечательный! Потолок тоже замечательный! Стены вообще великолепные! Сколько негатива скопилось тут! Я истерически хохотал, пешком поднимаясь по стене. Меня шатало словно пьяного, а я, находясь перпендикулярно полу, я не понял, что так мне будет неудобно идти. Недолго думая я вернулся на пол, и пошёл дальше, пока чуть не споткнулся о люстру, выросшую у меня на пути. Люстра на полу или же я на потолке?! Шикарно! Я подпрыгнул, оттолкнувшись от потолка, и плавно спланировал на пол. Шикарно!

  Я вновь захохотал, чувствуя, что мой кинжал близко.

  - Близко... Мой тёмный Артефакт. - Меня манило, словно кота на валерьянку. Сила, пускай и реже, чем вначале, текла ко мне. Смерть. Боль. Страх. И Ужас. Вкусно. Вкусно! Вкусно! Я перерезал горло непонятно откуда взявшемуся мужику. Меня забрызгало кровью.

  - А она тёплая... - Подумал я. За этой дверью должен быть мой кинжал.

  - Я иду, Моя прелесть... - Дверь отворилась простым касанием руки, открыв моим глазам комнату, залитую кровью и заваленную трупами. На одном из столов шатаясь, стоял мой старый знакомый. Весь в крови окровавленным кинжалом. МОИМ Кинжалом! Его взгляд упал на меня, спокойно шагающего по крови.

  - Ты! Демон! Отродье Йэра! - Выкрикнул мужчина. Сейчас, в одних штанах и рубахе, без нелепых башмаков, легко раненный и весь в крови он по-настоящему напоминал пирата.

  - Чик-чик, тюк-тюк.- Сказал я, поднимая руку и имитируя жест отсекания головы на видимом мною силуэте пирата. Его рука, держащая кинжал, сама игнорируя его сопротивление и волю, поднялась к горлу и, повторяя моё движение, острое лезвие перерезало его.

  - Ааа... - Застонал падающий пират, роняя кинжал из руки. Я лишь протянул свою руку, подхватывая кинжал телекинезом. Тёплая рукоять, в которой подобно биению сердца, чувствовалась пульсирующая сила, легла в мою руку. Мощь наполняла меня, огромная, как мне казалось мощь!

  - Что-то я забыл. - Подумал я, почесав окровавленными пальцами голову.

  - Деньги... Кажется, мне нужны деньги... Или нет? - Тем не менее, я нашёл какой-то мешок, наверное, из-под муки. Вот только это был мешок, сшитый из нескольких шкур, что удивило меня. Да какая вообще-то разница?

  Я стал собирать кошельки с трупов и кидать их в мешок. Сгреб деньги с барной стойки и собрал все, что нашёл у бармена.

  - Зачем всё-таки нужны деньги? Забыл... Может всё для того, чтобы подкладывать их пищу, чтобы люди ломали зубы? А потом узнаю. - Я сгреб все кошельки и деньги в мешок, подумал и взял ножики в ножнах. Они чудесные!

  Шатаясь, я вышел из кровавого бара и побрел по коридору, мешок оказался, на удивление тяжёлым.

  - Что-то ещё забыл. - Я задумался.

  - Точно, я забыл поблагодарить ту милую женщину, за то, что показала мне это прекрасное место! - Я вспомнил, ощущения, что испытывал, когда видел её и, вызвав их, снова направился на её поиски. Она боялась.

  - Наверное, ела после шести! - Подумал я, приближаясь к двери.

  - Тук-тук-тук. Есть кто дома? - Я ощутил возросший страх и чьи-то громко крадущиеся шаги. Кто-то пытался передвигаться тихо, но это у него выходило так же хорошо, как у слона мыть посуду. Я просто выбил дверь, что к моему удивлению далось чуточку тяжелее, чем обычно.

  Дверь вылетела с силой, впечатав незнакомого мне странного человека в пол. Он застонал, значит жив. Я медленно прошёл рядом, остановившись на минуту рядом, со стонущим телом и с силой наступил на кадык. Пускай не мучается.

  У стены стояла знакомая мне женщина бледная и дрожащая всем телом. Она завернулась в одеяло, значит, не бросила свою профессию? Стоп, а какую профессию? Что-то припоминаю.

  - Привет! - Радостно помахал я ей рукой. А она, похоже, устала. Женщина стала сползать по стенке. Дело в крендельках!

  Я поймал её свободной от мешка рукой, и почувствовал, как её тело дернулось.

  - Как же я мог забыть! Она, наверное, ушиблась о кинжал в моей руке! - Я заботливо положил её на кровать.

  - Зелёные персики ей помогут! - Уверено сказал я, после чего покинул комнату и быстро направился к лестнице. Внизу, в сыром подвале я чувствовал пьянящий страх. Ужас, греющий мою душу, так сладко манящий. Кинжал словно прирос к моей руке и хотел пить. Жизнь, эту сладкую эссенцию, что наполняет меня силой. Хочу еще. Всего-то спуститься вниз и "поиграть". Они слабы, но так притягательны. Они никуда не денутся. Их душ невинны. Пускай и они лишены незабываемого привкуса греха. Их так просто извратить, приправить отчаяньем, добавить безысходности, и выйдет даже лучше, чем не свежая душа грешника...

  - Нельзя! - Что-то внутри меня не давало этой идеи воплотиться. Ну, нельзя, так нельзя.

  - Так оказывается я на втором этаже? Или на третьем? - Я спустился на этаж ниже. Там было темно. Не удивительно. Горел всего один светильник.

  - Все от моли. - Это действительно так! Я взял его и бросил его под потолок. Так будет больше света!

  Горячее масло развилось по полу, голодные огонь охватил его пятно, медленно начал перебираться на горящие обои.

  - Ура!!! Скоро новый год!!! - Закричал я, радостно прыгая.

  - Тепло светло! Тепло светло! - Я радостно запрыгал и выпрыгнул в окно.

  - Точно, я на втором этаже! - земля встретила меня радостно. Она - улыбалась.

  Правда, её ощутимо шатало в стороны. Но это мелочи. К дождю, наверное. Шатаясь, я пошёл вперёд.

  - Гори, гори ясно! Чтобы не погасло! - Напевал я весёлую песенку.

  - Стой! Именем закона! - Передо мной, в шагах десяти, возникло два стражника. Ниндзя, наверное.

  - Мужики, а кто это Закон? - Спросил я, пританцовывая. Стражники медленно стали отходить меня, обнажив мечи. Наверное, обняться хотели. - Давайте прыгать! - Пришла мне в голову идея, и я подпрыгнул, подбрасывая обоих стражников своей силой. Это же так весело!

  Они закричали.

  - Как чудесно, что вам понравилось! - Я огляделся. Оказывается, я очутился на крыше и сидел на ней, обнимая флюгер. Один из стражников упал на флюгер и остался висеть на крыше вниз головой. Второй же хромая куда-то бежал. Вот сейчас он захватит картошки и поможет спуститься второму.

  - Пить меньше надо! - Крикнул я ему в след и побежал по крышам. Весело смеясь.

  - Может полететь? - Я посмотрел на небо.

  - Эх, жаль, чаек нет - погода не лётная. - Я поскакал дальше. Где-то послышался рог.

  - На ужин зовут, наверное. Подумал я и перемахнул через стену. Очутившись за ней, я быстро побежал в лес.

  - Надо собрать грибы, пока они не разбежались! - Я побежал. Бежал, бежал и вдруг понял, что земля далеко. Спустился вниз и побежал так. Вдруг я увидел мужика со звездой вышитой на одежде. Фонарь, наверное.

  - Демон! - Закричал он, меня даже в дрожь бросило, что я с испугу вырвал жизнь из его тела. Демона рядом не оказалось.

  - Ну и зачем так людей пугать? - Спросил я. Но он не ответил.

  - Ничего, я тебя починю. Вставай! - Мужик поднялся, вот только был он какой-то угрюмый и молчаливый.

  - Так он в штаны наложил! - Осенило меня.

  - Вперёд лошадка! - Сказал я, запрыгивая ему на спину. И указывая путь. Мужик, уверенно спотыкаясь, поскакал через бурелом. Надо было найти Майну, тогда мы наловим жуков!

  Я скакал по лесу на своём косом коне, периодически заваливаясь в овраг или врезаясь в дерево. Но наконец, я почувствовал знакомое чувство и направился на него. Впереди горел костёр, и я почувствовал рядом Майну. Спрыгнув с коня, я приказал ему рыть бункер, а после подбежал к спрятавшейся в кустах Майне.

  - Орсо? - Странно спросила девочка.

  - Привет! - Ответил я. И тут появилась Майна. Свой груз я положил рядом с рюкзаком, на котором так же оставил кинжал. Девочка прыгнула в мои объятья и с жадностью впилась в мои губы.

  - Всегда хотела это сделать. - Покраснев сказала она, а я поднял её руками над землёй и, смеясь, закружился...

  ***

  Зелёная гусеница пила кофе и у неё был пылесос, потому что она пират. Пингвины в Африке топили снегом печь, чтобы не дать страусам замёрзнуть от ежей. Тушканчики...

  - Какой кошмар! - Я в ужасе вскочил, прогоняя остатки сна. Все тело болело, а перед глазами ещё не было ясности. Я много раз моргнул и огляделся. Лес. Поляна. Потухший костёр. Уже полдень. Поляну окружают множество вырытых в земле ям. Я голый. Меня обнимает обнаженная, сладко посапывающая Майна.

  - Что за... - Я попытался вспомнить вчерашний день. Пошёл в город на разведку. Ничего не добился. Пошёл дождь, который я решил переждать. Меня нашёл какой-то местный бандит, работающий на бордель. Дальше я прикинулся овечкой, надеясь изъять излишки у приступного общества. Для подстраховки отдал кинжал этому бандиту, пробуждая в нем тьму. Меня посадили в клетку, и там я почувствовал, как ко мне потянулась энергия, сначала достаточная для того, чтобы с лёгкостью открыть замок. Потом... Начался бред сумасшедшего. Да и у энергии вкус все больше отдавал алкоголем. После только головная боль и... Пока не могу вспомнить, что было дальше.

  От размышлений меня оторвала проснувшаяся и протиравшая глаза Майна. Посмотрев на меня, девочка обняла меня за шею и поцеловала в губы.

  - Это было великолепно. - Сказала она. А я выпал в осадок, пребывая в некотором смятении от своей амнезии и сильном желании всё вспомнить.

  - Майна... Я выдержал паузу, осторожно обдумывая слова.

  - Можешь рассказать, что вчера было и что мы вчера делали? Голова трещит, никак не могу собраться с мыслями. - Главное все, правда.

  - Это не сложно. Сначала, я делала, то, что мы спланировали изначально. Собирала еду, маскировалась, собираясь с утра уйти в другое место. По вечер пришёл ты... Ты был весь перепачкан в крови и очень весёлый... У меня тоже было хорошее настроение... Настолько хорошее, что захотелось тебя поцеловать... - Девочка покраснела.

  - Потом, тебе захотелось купаться. Мы отправились к реке, заодно прополоскав одежду, потом играли в догонялки голышом. Ты сказал, что дождевые очень хорошая еда, и попросил своего зомби их нарыть. Ими мы и поужинали. На что-то вкусное не тянет, но есть можно. Потом мы плясали у костра и легли спать. - Я обдумывал услышанное. У меня есть зомби?!

  - Майна, а где сейчас зомби? Ты не помнишь? - Наличие нежити, причем, судя по тому, что моя спутница назвала его не дохлятиной, ни добавила название сырья первоисточника, говорило лишь то, что зомби был выполнен из человека. Так что надо скорее вспомнить, как это произошло.

  - Так в одной из ям... - Он до сих пор роет. - Гениально. И где мне его искать?

  - Я же некромант. - Я закрыл глаза и нащупал свою связь с нежитью. Ужас, да и только. Магическая структура напоминает формулу для подъёма крысы и работу пьяного сапожника. Срам, да и только.

  - Да, Орсо. Совсем забыла, ты ещё писал вчера что-то. - Добавила Майна.

  Я отдал приказ зомби выйти на поверхность и открыл глаза.

  - Где это? - Майна отбежала в сторону и принесла лист грубой бумаги исписанной кровью... Судя по всему принадлежавшей зомби.

  - Что за? - То, что было написано на бумаге, точно писал я. И дело было не только в почерке, но и в том, что язык был русский.

  "Бойся синих бобров и кофе зелёный. Склад. Патефон. Вухонроль. Самый умный бурундук - апельсин..." - Я перестал читать этот бред. Медленно, отдаваясь болью в висках, на меня нахлынули воспоминания прошлой ночи, и если конец был даже хорошим, то середина заставила меня ужаснуться.

  Вылез зомби. Мертвец был свежим, но основательно потрепанным. Лицо обезобразили многочисленные свидания с деревьями, превратив его в кровавое месиво. Волосы спутались, пропитанные грязью и кровью, ногти давно были сорваны из-за рытья земли. Зомби не знают ни боли, ни усталости. Сейчас у мертвеца пальцы были разодраны до той степени, что уже виднелись кости, местами уже не хватало фаланг, или даже самих пальцев. Некогда опрятная одежда была изорвана и перепачкана в грязи, но до сих пор на груди была различима вышитая звезда. Символ Храма Света или инквизиции?

  - Не понимаю, почему нас ещё не нашли... - Я осел на землю в ужасном состоянии.

  - Пускай тот человек, что стал моим зомби, был один, что уже странно, разве что он был странствующим монахом. Пускай, за ним никто не придёт. Но то, что я творил в городе... То сколько должно было остаться следов... Было немыслимо. Каким чудом, я ещё жив?!

  - А что ты сделал, Орсо?..

  - Потерял контроль. Отправил в чертоги смерти много народу. Да и... - Я решил пересказать события этой ночи своей спутнице. Пускай в миг помешательства, обретя силу, полившуюся на меня потоком, я стал чудовищем. Майна слушала. Без криков, осуждения или страха. Девочка слушала изредка хмурясь. Наконец история стала подходить к концу и Майна, собралась высказаться.

  - Фактически ты не убил никого, кого бы, не хотел, даже несмотря на то, что ты зовешь безумием. Так в чём же ты винишь себя? - С этой стороны я ещё не смотрел на ситуацию.

  - В том, что потерял контроль, в том, что могли пострадать те, кто это не заслуживал. - Майна на минуту задумалась.

  - Знаешь, в нашем мире постоянно страдают те, кто этого не заслуживает. И если человек хочет выжить. Не стать богатым или великим, нет, просто выжить, он должен, когда надо ударить, или убить. Как думаешь... - Девочка сделала внушительную паузу.

  - Как думаешь, как я потеряла семью и попала в рабство? - Я задумался. Ответ казался очевидным, однако, я ощутил подвох.

  - Их убили, а тебя похитили. - Она горько улыбнулась, словно глотая комок в горле.

  - Нет. Меня продали. За мешок зерна. Отец ещё говорил: "Какая удача. И мелкую кормить не надо и на приданное не тратится. Уж больно умная, не иначе ведьма". А что этот торговец насилует девочек, пускай не моего возраста, постарше - чтоб не сбежали, не в счёт. - Откровение девочки меня поразило. Впрочем, Майна изначально была не очень похожа на обычную, для своего возраста девочку.

  - Это ужасно. - Только мог сказать я.

  - Сама жизнь полна ужасов, а то, что ты сделал, не было чем-то плохим, раз пострадали те, кто это заслуживал. Что до контроля, с этим просто. Больше его не теряй. - Я задумался.

  - Майна, в тот момент я чувствовал себя монстром, живущим ради убийства, и ничего не мог с этим поделать. Это ужасно. - Воистину, это пугало.

  - Люди часто убивают, чтобы выжить, и потом ты не был похож на монстра... Скорее на себя, но гораздо... Более развязного и открытого что ли. Не знаю, где ты жил до этого. Ты просто ненормально хороший человек, что хорошо и в то же время опасно. - Я почувствовал, что-то вроде разрыва шаблона. Вундеркинды встречались и у меня на родине, но никогда я не общался с кем-то подобным лично.

  - В другом мире... - Машинально ответил я, лишь после спохватившись. Хотя, быть может это и к лучшему?

  Услышав мои слова, девочка очень удивилась. Пускай она ни сказала, ни слова, но на её лице было написано нескрываемое удивление.

  - Это невероятно... Но многое объясняет. А какой он... Твой мир? - В её глазах светилось любопытство.

  - Не плохой и не хороший. В нём нет магии... По крайней мере, такой как тут. Многие люди умеют читать. Люди научились создавать стальные повозки, движимые за счёт горения различных веществ. Строить корабли из стали, стальных птиц, на которых можно бороздить небеса, даже смогли покинуть просторы своей планеты и посетить луну. - Майна задумалась.

  - Повозки можно двигать магией, я это видела... Маги умеют летать, но я никогда не задумывалась, как можно посетить луну.

  - Луна, как и Земля, имеет форму шара. - Майна подняла глаза, на меня.

  - Это так, даже в "Писании Света", на каждой проповеди это говорили. "Мир, как и ночное, светило, были сотворены подобно ягодам, когда Творец вершил своё великое творенье, он разбросал множество искр своей силы в пустоте, и появился Свет"... - Это же Теория Большого Взрыва! В религиозном Трактате.

  - Поразительно, как же далеко ушли умы этого мира. - Я был приятно удивлён и в то же время ошарашен. Почему в мире с таким уровнем развития, творится подобные ужасы?

  - Орсо, не могу понять. Как люди смогли посетить луну без магии? Там же нечем дышать. - Сказать, что я не перестал удивляться, ничего не сказать.

  - В специальных костюмах, которые приносят кислород, с Земли и позволяют дышать. - Надеюсь, я научился объясняться понятно.

  - А что такое кислород? - Я подумал, как понятнее объяснить, это знание.

  - Часть воздуха, которой мы дышим. - Майна замолчала, обдумывая услышанное. Несмотря на свой возраст, она была идеальной ученицей.

  - Это вызывает слишком много вопросов. - Наконец сказала она.

  Я хотел что-то ещё ответить, но на границе сознания появилось смутная тревога. Моя интуиция говорила о близкой опасности.

  - Собираемся, скорее! - Сказал я, и только тут понял, что мы неизвестно, сколько говорили друг с другом без одежды. Надо с этим завязывать, не ровен час стану местным нудистом, а зная нравы жителей этого мира, ни к чему хорошему подобное не приведёт.

  Беспокойство было подобно будильнику у меня дома. Сначала тихо и слегка тревожно напоминало о себе, потом медленно нарастало, а после переходило на вопль, который нельзя игнорировать, ибо он вызывает страх и дрожь во всем теле. Сейчас я знал одно. Меня ищут. Непонятно почему не нашли до сих пор... Хотя, возможно дело в том, что из города я ушёл весьма, неадекватным способом. Но факт, оставался фактом. На месте городского мага или же инквизитора, я бы не раздумывая решил убить, то чудовище, которым я являлся ночью.

  Я, не разбирая, туже завязал мешок с трофейными кошелями и засунул его в мой изрядно опустевший рюкзак. Дальше судорожно стал одеваться. Беспокойство все ещё было слабым, но как мне казалось, оно медленно росло. Я покидал скудные запасы варёных желудей и замеченных каштанов, так же в рюкзак. Осмотрелся. Ничего не забыл?

  - Точно. - Понял я, подумав о зомби. Мысленно отдаю ему образный приказ все вокруг перепахать и разрываю нашу связь. Осторожно наблюдаю за ним, держа в руках свой кинжал. Никакой агрессии, зомби лишь исполняет свой приказ, но больше заглянуть в его структуру я не могу.

  - Идём? - Спрашивает меня Майна, которую меня так и подрывает назвать Эйле.

  - Нет. Мы поплывем. - Если за нами идут, то отплыть по реке будет лучшим вариантом, пускай, сейчас у меня нет ни плота, ни лодки. Вместо этого я решил взять упавшее ветвистое дерево на берегу. Вместе с Майной, мы потащили его к берегу. Это было давно засохшее дерево, и, тем не менее, тащить его было тяжело, да и за нами оставался внушительный след на прибрежном песке. То, что тащить мне помогала маленькая девочка, вызывало неловкость. Я парень. Я старше. И все равно мне не хватало немного сил, чтобы дотащить этот ствол до воды. Оставив Майну с вещами на берегу, я отломил ветку у рядом стоящего дерева и по мере возможностей стал заметать наши следы. Выходило не так хорошо как хотелось. След от коряги стал лишь смазан, зато наши с Майной следы удалось замести окончательно. Порошка от собак больше не было, но я надеялся, что его заменит вода. Оставалось надеяться, что зомби справится со своей задачей и уничтожит другие следы, да и сам не будет ниточкой, что ведёт ко мне. Хотя вспоминая то, как я его поднял, позволяет надеяться на лучшее.

  Я вернулся к Майне и надел рюкзак. Столкнуть кривое бревно в воду оказалось гораздо проще. Мы хорошо обхватили бревно и оттолкнулись от берега.

  - Майна, а ты умеешь плавать? - С некоторым беспокойством спросил я, но девочка лишь утвердительно кивнула.

  - А кто не умеет? - Удивленно спросила она спустя некоторое время.

  - Некоторые люди. - Течение несло нас вдоль по реке, мой рюкзак, замаскированный травой, больше напоминал болотную кочку, чем себя. Речка была не очень широкой, всего метров десять, да и частенько удавалось достать ногами дно. Но мы плыли, надеясь спрятать наши запахи и следы, плыли, надеясь покончить с очередной гонкой.

  ***

  Старший инквизитор Храма Света Бенедикт Нирам Ренгео, прибывал в задумчивости.

  Прошло всего около недели с инцидента, сопровождающегося нашествием нежити в Бихете, а он, прибывая в соседний город, который встречает его аналогичной картиной.

  Вся ирония была в том, что грызуны, напавшие на город, и кровавая баня в борделе принесли примерно одинаковое количество жертв. В обоих случаях был пожар, но больше связи не проглядывалось.

  Инквизитор погрузился в свои размышления. Случайность? Совпадение? Сомневаюсь. Допрос стражей дал описание подходящее как для одержимого, так и для безумца, вот только Бенедикт же склонялся к первому варианту.

  - Светлейший. Привели рабов. - Отчитался один из пальцев. Инквизитор скривился.

  Рабы... Это были грязные оборванцы, являющиеся отбросами общества, пускай в борделе они выглядели лучше, чем на грязных улицах, все равно было противно. Это был мусор, которому в ошейнике только и место.

  Надоедливые насекомые. Помойные мухи, не более. Они достойны лишь ковыряться в испражнениях человеческого общества, не более. И теперь надо их допрашивать. Как же это противно!

  - Кетер, ты в курсе, что твои действия, противоречат всем возможным законам? - Толстый мужчина, держатель Борделя стоял рядом с инквизитором, когда привели рабов. Часть до сих пор не нашли, часть пришли сами, часть пришлось ловить.

  Это были люди обоих полов и самых разных возрастов, оканчивающихся людьми зрелыми. Стариков не было.

  - Каюсь, грешен я, Светлейший... - Его голос походил на мерзкое хрюканье.

  - Твоя индульгенция получила две новые отметки. Веди себя тихо, а лучше покайся и купи ещё одну.

  - Кто может дать вразумительный ответ, что тут произошло? - Инквизитор снизошёл сам до вопроса к черни.

  - Он был одержим! - Заговорил один подростков. Инквизитор скривился. Само общение с чернью его раздражало.

  - Одержимый значит? - А ты у нас кто, храмовый дознаватель? Хотел добавить Бенедикт, но сдержался. Праведный гнев надо было контролировать. По крайней мере, если этот смерд готов сказать что-то, хоть немного ценное.

  - Да... Сначала он показался обычным дворовым мальчишкой... Но потом... Когда... Наверху принялись за дело... Он преобразился. - Инквизитор задумался. Это было что-то. Когда в доме разврата воцарилась похоть, монстр явил своё истинное лицо. Гиши или Вишта? Или другое воплощение демонической похоти?

  - Тогда, как сильно он преобразился и как выглядел до этого? - Демоны редко производили радикальные изменения в одержимых телах. Они были похожи на воров и разбойников, скрывающихся в тени.

  - Он был обычным мальчишкой... Только после этого его лицо стало безумным, он стал жутко хохотать и ужас растекся по нашим телам. - Прекрасно Утере или Мишетхе? Впрочем, парень начинает меня радовать. Может он даст описание отличное от того, что я слышал ранее: "Вот такие глазища и рот до ушей"?

  - Как он выглядел? Рост, примерный возраст, цвет глаз? - Нужна зацепка. В который раз инквизитор проводит разведку. Есть следы тёмных сил... Но по ним не получается отследить обладателя.

  - Я... Не помню. Не толстый. Не высокий. Обычный... И все. - Теперь Бенедикт задумался всерьёз. Демонам нет особой нужды скрывать облик своей человеческой оболочки. Тогда выходило, что это либо тварь, на этом специализирующаяся, либо чернокнижник одержимый демоном, с которым не может совладать и кормит его...

  То, что это мог быть обычный маг, Бенедикт отбросил сразу. Слишком маленький предполагаемый возраст. Даже если ему есть пятнадцать, к этому времени уже можно чему-то научиться, ни один нормальный, да и хоть слегка адекватный адепт Тьмы не станет такое творить. Хотя может он сумасшедший? Похоже. Но он достаточно в своём уме, чтобы маскироваться. Значит маг... Кем-то одержимый маг?

  - Спасибо, ты очень помог. - Инквизитор положил в руку свидетеля знак с магической печатью.

  - Обратись в любой Храм, тебе помогут. Только знай своё место. - Это был жетон осведомителя. Храму нужны были свои люди. Даже такие.

  - Пресного благодарен, Светлейший! - Смерд поклонился.

  - Пошлите дополнительные поисковые отряды. Возвращайтесь сразу, как только найдёте следы! - Не глядя на смерда сказал, Бенедикт.

  - Будет исполнено! - Хором ответили пальцы.


  ***

  Ночь. Берег реки. Костёр. Два обнажённых силуэта скачут у огня. Язычники? Дикари? Нет две, замерзшие фигурки.

  - Чтоб я ещё раз... - Орсо хотел ругаться, вот только зубы стучали, не позволяя делать это. Заплыв по реке был сравнительно удачен, они пробыли в воде не слишком долго, свитки и многое другое спасла защита, и водоотталкивающие чары, только вот на сменной одежде их не было. Ирония в том, что рюкзак, имеющий высокую водоустойчивость, усиленную теми же чарами был затянут не до конца, потому одежда, вместе с другой тканью намокла. К счастью чехол для огнива прекрасно справился со своей задачей и позволил развести костёр. Но...

  - Холодно... - Попытки согреться все больше напоминали ритуальный танец у костра. Орсо, и Майна дрожали от холода, хотелось, есть и согреться.

  - Ничего, маги, а особенно некроманты способны переносить невзгоды. Надо только сконцентрироваться, почувствовать свою силу и направить её на то, чтобы согреться... - Орсо остановился и закрыл глаза, его тело продолжало подрагивать, но мальчик пытался исправить этот факт, со стороны можно было сказать, что у него начало получаться, но тут подул холодный северный ветер.

  - Дудки! Будем греться обычным способом! - Орсо снял с палок, два местами опалившихся полотенца, одно дал Майне, другое взял себе, с живым энтузиазмом вытирая и растирая своё тело. Стало теплее. Огонь отгонял вечерний туман, согревал их тела и позволял сушить вещи и одежду. Еды почти не было. Где они находятся, мальчик толком не знал, несмотря на имеющуюся карту, к тому же, за ними, несмотря на все предосторожности, могла быть погоня, пускай он и надеялся, что все их ухищрения дадут хотя бы пару дней форы. Ведь сначала надо выяснить направление, да и лес прочесать требуется время, даже для мастеров своего дела. К тому же этих мастеров тоже надо организовать.

  Орсо взял просохшее одеяло и укрылся им в обнимку с Майной. Их тела не были способны в одиночку дать достаточно тепла, чтобы согреться, оставалось только спать в обнимку, надеясь, что простуда или, что хуже обойдет их стороной. У них не было теплого чая, и горячей печки, не было чудесного малинового или ежевичного варенья. Лишь варёные жёлуди, да предполагаемый мешок денег. Подумав, Орсо решил осмотреть трофеи.

  Развязав мешок, мальчик достал первый кошелёк. Пускай на ощупь он был не пуст, его содержимым были явно не монеты. Открыв его, мальчик сморщил нос. В кошельке, оказавшимся кисетом, была какая-то толченая трава, предположительно необходимая для курения. Он завязал его и бросил в сторону. Пускай это и могло быть в некотором роде валютой, но мальчик не был уверен, является ли эта трава аналогом табака или наркотика вроде опия.

  В другом кошельке нашлась всего пара медных монет. На это можно разок поесть одному или купить какую-то бесполезную мелочь. Открыв следующий кошель, Орсо к своему разочарованию отметил, что тот пуст. Бросаем в сторону.

  В третьем улов был жирнее, один серебряный и пять медяков. Пускай, по меркам деревни это была достаточно хорошая сумма, примерно годовой доход одного взрослого человека, деньги были не сильно востребованы в деревнях, скорее как средство накопления и средство обмена, на некоторые полезные в хозяйстве вещи. Едой и одеждой люди обычно обеспечивали себя сами, так что деньги шли на покупку скота, лошадей и орудий труда. Стоит отметить, что семьи зарабатывали обычно около семи десяти серебряных монет в год. Редко больше, и где-то четвёртая часть, вместе с натуральным оброком ежегодно изымалась в пользу местного феодала.

  Вот только побывав в деревни всего раз, я узнал один любопытный факт. Деньги по деревням часто собирает староста и часто староста имеет очень завидную возможность отдать чуточку меньше собранного. Прожить на серебряную монету можно, вот только не в городе.

  В следующем кошельке оказалось девять серебряных монет, уже было ощущавший радость, мальчик ощутил разочарование. Деньги были фальшивками из свинца, что стало понятно при ближайшем рассмотрении, но зато какими!

  Устав, и решив устроить смотр финансов на потом, Орсо припрятал деньги и свой мешок, после чего бросил на лагерь простенький морок, что в сочетании с туманом делало его неприступным для обычного человека, по крайней мере, мальчик на это надеялся, обнял Майну и заснул.

  ***

  - Ну и до чего ты дошел?- Смеющееся отражение меня самого безумно улыбалось. Его лицо и руки были перепачканы в крови, и он, мой злобный двойник игрался с созданным мной ритуальным кинжалом в своих руках.

  - Кто ты и что тебе нужно? - Задал я мычавший меня вопрос.

  - Люк, я твой отец! - Ответил мне образ Дарта Вейдера, возникший на месте моего отражения.

  - Не смешно. - Ответил я.

  - А по мне как раз наоборот. Зануда. - Ответило мне окровавленное отражение.

  - Кто ты, парень в крови, очень похожий на меня? - Я чувствовал, что сплю, и у меня не так много времени на разговор.

  - Я, это - ты. - Ответило отражение.

  Я проснулся, когда туман еще не сошел. Становилось все холоднее, но уже намечался рассвет. Майна спала, да и мне не особо хотелось покидать нагретое место, вот только огонь уже затухал. Я направился к костру, укрыв девочку, а сам подбросил немного веток, из горки, что мы успели собрать вчера. Сама по себе она была небольшая, да и мокрая еще вчера, но в то же время, лежа у горящего костра, она успела немного просохнуть. Я подбросил немного сухих веток на угли и принялся раздувать пламя. Вчера, мы разожгли огонь с большим трудом, и чувствую, что если бы нам это не удалось, то лежали бы мы уже с воспалениями легких, шанса, излечить которых у нас не было.

  Мальчик задумался, чем занять себя. Смысл сна, казался очевидным, так что он решил не зацикливаться на нем. Чем бы заняться утром? Подумав, Орсо полез в свой рюкзак и достал магическую книгу Эйле. Ее рабочие записи. Он взял ее в руки и коснулся круга на обложке.

  - Аркана Эйле. - Едва слышимым шёпотом произнес мальчик.

  - Морокка... - Книга засветилась, словно солнечным светом, загорелись символы на всей обложке, и она открылась. Орсо с трепетом заглянул в личные записи Эйле. Чтобы снять защитное заклятие, включающее самоуничтожение книги он прочитал мирское и магическое имя учителя. Только там можно было снять защиту, не повредив записи. Орсо задумался. Магическое имя для мага - величайшая сила и величайшая слабость. Это ключ к силе и сосредоточение слабостей.

  Но полно, мальчик стал изучать рабочую книгу учителя.

  - И почему ты, Великий Некромант, не сделал этого ранее? - Сам к себе обратился Орсо.

  Зелья. Оморочки. Сглазы. Порчи. Проклятья. Исцеления. Малая артефакторика. Некромантия.

  - Так, а вот это рассмотрим подробнее. - Книга была не очень толстой и за счёт чар, страницы словно исчезали, не изменяя её толщины, и появлялись вновь, стоило перелистнуть их назад. Буквы шевелись, как иногда и сами страницы книги.

  - Вызов духов, магические круги... Все в перспективе очень полезное, но только сейчас мне нужно совсем другое. - Взгляд Орсо упал на череп, во главе круга. Символы, начертанные на нем, сильно напоминали то, что он видел в брошенном убежище некромантов.

  Мальчик коснулся рисунка, и над ним появилась сноска на нужную страницу.

  - Посмотрим. "Вместилище Смерти. Позволяет накапливать энергию смерти, а так же перекладывать на него некоторые задачи некроманта, вроде поддержания охранных чар и контроля нежити". - Орсо задумался.

  - Замечательный, пускай и немного устаревший ритуал. По записям Эйле ему более двух тысяч лет. И условия не сложные... И надёжен как хороший кольт. Вот только один минус. Для создания этого артефакта нужен череп мага. И чем сильнее, тем лучше. Хорошо хоть не убитого лично. - Орсо заглянул в следующий раздел.


  - Колдовство. Раздел, который напрасно недооценивают некоторые маги. А зря. Возможно, с его помощью я смогу решить проблему маскировки и сойти за светлого, надо только найти место для исследований.

  Туман постепенно рассеивался, и я закрыл книгу, убирая ее на место. Записи учителя имели свои секреты, и я уверен, что в будущем они мне пригодятся. Сейчас же нужно было собираться. Я начал сборы, укрыв Майну. Пускай девочка поспит еще немного.

  Сборы, и дальнейшую смену своего местонахождения мы постарались провести как можно быстрее. Возможно, меня терзала паранойя, но желание покинуть это место как можно скорее не покидало меня. Даже пересчёт полученных средств я отложил на потом, выбросив в реку кисеты с составом для курения. Лишних следов быть не должно.

  Костёр ещё горел достаточно живо, и я достал из мешка с трофеями нож. Проверив его остроту на травинке, я остался недоволен и стал изучать остальные трофеи. Второй нож оказался хуже первого. Третий, чуть лучше. С четвертым меня посетила удача, и его лезвие показалось мне достаточно острым для исполнения моего замысла.

  Подойдя к воде, я снова задумался. Нормально постричься, имея у себя в наличии острый нож, вместо ножниц и воду вместо зеркала не представлялось возможным, однако в этом мире прическа была одной из тех вещей, что позволяла, в сочетании с внешним видом, определить статус владельца. Потрепанная, но аккуратная одежда в сочетании с пускай и простой и не очень аккуратной прической, выдавало человека пускай и не богатого, но не из самых низов. Та же самая одежда, будучи рваной вместе с грязными спутанными волосами, характеризовала своего обладателя уже как обитателя трущоб.

  Я помыл голову в воде и вытерся полотенцем. Можно было завязать волосы в хвост, обрезав лишнее. Однако хвост или косу носили люди определенных профессий, а мне пока было необходимо оставаться как можно более неопределенным, хотя бы потому, что скрывающие чары, которыми я смог овладеть, лишь делают меня неприметнее и какая-то необычная деталь может привлечь мое внимание даже несмотря на них.

  Подумав, я собрал свои волосы в хвост и обрезал ножом. Волосы стали на порядок короче, и хотя я все же пожалел о своем решении, хвост бросил в костер. Запахло паленым. Все-таки я зря. Если поблизости найдутся звери с хорошим обонянием, запах может их насторожить. Осмотрев полученный результат, я пообещал себе при первой возможности сходить к местному парикмахеру и сделать хоть какую-то стрижку, вместо того ужаса, что был у меня на голове.

  Ножи пахли кровью, застарелой и достаточно свежей, что говорило об их частом использовании. От некоторых пахло даже сильнее, чем от моего кинжала, гораздо сильнее, правда, не так свежо. Я оглядел один из ножей, запах смерти, от которого был особенно силен. Он был старым и с множеством зазубрин и потертостей. Как ветеран многих боев и матерый убийца. Нож был стар и очевидно, что сменил не одного хозяина. Такие вещи начинают со временем обретать свою собственную жажду и нести смерть.

  Я отложил страшную находку в сторону. Запах смерти, что ощущал я, был незаметен, для большинства обычных людей. Но все же, не стоит быть беспечным, потому что моя собственная аура и запах начали меняться. Вспомнив об этом, я занял удобную для медитации позу и взглянул на свою ауру. Увиденное зрелище меня ужаснуло и озадачило.

  Моя аура справа была замазана темными следами крови. Вернее, то, что я видел, очень походило на них, вернее, на тень от крови. И это громадное, похожее на тень, пятно было на моей ауре. Его определенно надо скрыть. Нет не как совесть. Как основное доказательство, что я маг тьмы.


  Глава 7

  Они пришли голодные и запыхавшиеся. Девочка с каштановыми волосами, прятала своё лицо под капюшоном, мальчик же смотрел прямо... Вернее не совсем. Старший сын хотел их прогнать, но я не позволил. Мой сын не заметил этого, но взгляд щуплого мальчишки пугал. Казалось, ткни его пальцем и он развалится, вот только что-то подсказывало, что он может ответить. Возможно холодная решимость в глазах? Впрочем, первый вопрос удивил и меня и сына.

  - Есть ли у вас свободная комната? Не слишком плохая и не очень дорогая, и еда на двоих? - Он пришёл не пробираться или искать работу, а как постоялец.

  - Найдётся. - Ответил я.

  - За десять медяков в день. - Я заломил цену за почти самую дорогую комнату, проверяя смутную догадку.

  - Мужик, я же просил дешевле. - Трактирщик хмыкнул. Парень говорил уверенно, но сейчас в его голосе слышалось отчасти детское возмущение.

  - Мне нужна комната порядка 3-5 медяков. - Самое дешёвое место - ночлежка, стоила медяк. Учитывая, то, что малой попросил что-то лучше, он не сбежавший богатей, но деньги имеет. Пускай и не очень много. Что ж, если есть деньги, то пускай селиться. Не зря же комнатам пустовать.

  - Есть комнаты за три и четыре медяка. Еда в оплату не входит. И деньги вперёд. - Трактирщик всегда брал деньги заранее, страхуя тем самым своё дело.

  - Покажите сначала комнаты. - Трактирщик не возражал. Пускай мальчишка его и беспокоил, но не на столько, чтобы шарахаться как от прокаженного.

  Сначала он решил показать комнату за четыре медяка. Эта была весьма приличная комната. Пускай мебель и стены, лишенные обоев были потертыми, в соломенных матрасах не было клопов, и дыры в них исправно зашивались. В комнате был кувшин для умывания и почти новый ночной горшок. Потом трактирщик, наблюдая за реакцией мальчика, показал номер за три медяка, он знал, как заставить человека потратить больше, чем тот собирался. Номер за три медяка был на порядок хуже. Чувствовались остатки, затхлости, уже сильно потрепанные стены и оснащение, на порядок хуже.

  - Давайте вернемся к номеру, что дороже. - Трактирщик сдержал самодовольную улыбку.

  Трактирщик вместе с сыном, излучающим недоверие, снова подошли к комнате, что была чуть дороже предыдущей.

  - Добавьте ещё один кувшин воды. А матрас желательно унести вообще. - Трактирщик снова хмыкнул.

  - За ваши деньги - любой каприз. Тогда стоимость комнаты вырастет до пяти медяков. - Он наблюдал за реакцией мальчика. Все это действо разжигало в нём любопытство.

  - Согласен. - Мальчишка запустил руку за пазуху, выуживая дневную плату. Трактирщик, оценив лёгкость, с которой мальчик расстался с деньгами, предположил, что у него есть ещё.

  - Только разберитесь с водой и матрасом. - На слова мальчика трактирщик только кивнул. Будь его постоялец при деньгах, неважно ребёнок он, взрослый, человек, орк или гном, нормальный или садомит. Только не гном... Разве что за двойную плату. И не садомит... Разве, что в хлеву и за тройную цену. И то, за животных опасаться будешь.

  - Туня! - На зов трактирщика сначала послышались частые торопливые шаги, а после показалась девушка в белом переднике, поверх коричневого платья. Она была молода, но на её лице уже были заметны ранние морщины и печать усталости. Лицо когда-то было красивым, в прочем и сейчас в нём проглядывались следы былой красоты, только тёмные круги под глазами, да почти болезненная худоба портили впечатление.

  - Принеси нашему постояльцу второй кувшин воды и убери матрас, он отказался. - Девушка лишь кивнула и побежала по лестнице. Комнаты были на втором этаже, на чердаке тоже были жилые места, но они были и дешевле и совсем не обслуживались.

  - Плата вперёд. Расчёт вечером, за еду, если нужна, платишь заранее. Что надо и положено по оплате Туня принесёт. - Трактирщик ушёл зевая. Через некоторое время прибежала Туня, с ещё одним кувшином воды.

  - Что-нибудь ещё? - Спросила она, беря в охапку матрас.

  - Нет, спасибо. - Ответил мальчик, после чего служанка оставила его и девочку наедине.

  Мальчик откинул капюшон. Девочка последовала его примеру. Это были Орсо и Майна.

  - Располагайся. - Сказал я Майне, когда служанка ушла. Я осмотрел дверь. В отличие от более дешевого варианта тут была деревянная задвижка, достаточно крепкая, чтобы не дать выбить дверь с наскока. По крайней мере, не каждому это было доступно. Матрас мне не понравился сразу. Возможно, по местным меркам это было своего рода удобство, но тут дело было не только в гигиене. На нем было множество магический следов и запахов, в том числе что-то, что я видел в борделе, но так и понял что это. Казалось бы, ответ был очевиден, вот только в борделе, что только не делали.

  - Зачем ты отказался от матраса? - Спросила Майна.

  - Он мне не понравился. Возможно, в нем водятся блохи или клопы. Лучше сами что-то постелем. - Я повесил полог тишины. Магия, скрывающая все звуки в нашей комнате. Конечно, при долгом его использовании у соседей, да и хозяев возможны подозрения, но мне не нужно было держать его долго.

  - Кроме того, он мерзок в магическом плане и я бы не хотел оставлять магических следов, где попало. Что-то хочешь спросить? Говори. Я повесил полог. - Этого можно было не говорить. Я достаточно хорошо освоил этот незаменимый магический прием, находясь в лесу. Вместе с обращением ножами. Нет, я не планировал нападать на людей, используя полог тишины. Хотя... Возможности для грабежа это открывало огромные. Я учился метать ножи, благо трофеи были в достатке, и отрабатывал удары. Как-никак моё основное магическое оружие нож и я должен уметь с ним обращаться. На удивление я научился весьма сносно метать ножи. Конечно, чему-то меня научил отец, считающий этот навык очень полезным для выживания, но в остальном пришлось тренироваться самому, и что было удивительно, я словно вспоминал, как метать ножи, а не учился заново. Словно уже был мастером, в прошлом, от чего учился быстрее. Думаю, однако, все дело было в подсознании, запомнившим в мельчайших подробностях как это делал отец.

  - Что будем делать дальше? - Спросила девочка. Сегодня мы, наконец, покинули лес. Посетили цирюльника, вызвавшего в начале некоторые опасения, и сняли дешевую, но сносную комнату.

  - Надо добраться до Недэской магической школы. Я планирую в неё поступить, хотя сначала необходимо скрыть лишние особенности ауры. - Полог был достаточно хорошим способом обеспечения приватной беседы. Конечно, нас мог послушать достаточно сильный и опытный маг или же в комнате мог оказаться записывающий беседы артефакт. Риск был всегда. Правда была в том, что для того, чтобы вывести нас на чистую воду достаточно взглянуть на мою ауру. Пускай я мог скрыться в толпе за сотней других, более бледных людских аур, вот только моя сила за последнее время стала приближаться к шести потенциалом, что было уровнем среднего одаренного при поступлении, и это учитывая все мои тренировки и практику!

  - А что буду делать я? - Спросила девочка.

  - Сначала учиться читать, писать и считать. Я обещал тебя научить этому и научу. В будущем ты тоже поступишь в школу, если я смогу накопить нужную сумму или даже как особо одаренная. Если проявляться оба варианта, я сам буду учить тебя. - Дар Майны был ещё не стабилен. Изучая книгу учителя, я выяснил, что это нормально, но противопоказано для серьёзного обучения. К счастью сила быстро приходила в нормальное состояние, обычно годам к 10-11 за редкими исключениями.

  - Я хочу научиться читать. - Сказала Майна.

  - Научишься. Снимаю полог. - Ответил я.

  Мой план был прост. Скрыть свою принадлежность к тёмным. Обучиться магии. Получить лицензию и заняться практикой. Как я уже успел убедиться, целитель я никакой. Зато талантливый артефактор и подающий надежды колдун. Колдовство было настоящим спасением, для мага с небольшим резервом, вроде меня. Если сравнивать классическую магию и колдовство, то первая направлена на развитие своего потенциала, наработку навыков и способностей, имеет хорошую боевую базу. Колдовство же, так же направлено на развитие своего потенциала и наработку способностей, а так же содержит множество уловок и обходных способов быть сильнее, чем ты есть на самом деле. Если маги полагались больше на свою силу и способность изменять мир, то колдуны и ведьмы широко использовали силы заемные, своеобразных "инвесторов". Если маги прибегали к силе богов или демонов для определённой цели, на которую они без их поддержки не были способны, то колдуны использовали мелких демонов, бесов и духов достаточно часто. Если некроманты использовали жертвоприношения как источник силы для самих себя, то колдуны использовали кровавые жертвы как плату или подарок, причём часто жертвой была обычная курица или кролик. Если маг, мог использовать пламя, воздух, лёд, молнии, воду или другие аспекты природы, то колдун действовал иначе. Он мог сделать с помощью магии свойство какого-то растения сильнее, яд смертоноснее, увеличив магически его ядовитый аспект, мог заставить крапиву вызывать вместо волдырей, ожоги такой силы, что кожа сама бы сходила с плоти или заставить человека зачесаться до смерти. Если маг силой гипноза и магии сна погружал человека в сон, то колдун, мог усилить свойства трав, вызывающих сонливость, и погрузить его в сон другим методом.

  Кроме того было множество способов, позволяющих за счёт повышения трудоёмкости и затрат времени получать те же результаты, что и при наличии большей силы. Та же магия символов.

  Однако сейчас познание тайн магии я решил отложить на завтра. Пройдясь по рынку, мы истратили серебряную монету, медяками. Нет, не ту, за которую надо работать год, а в десять раз меньше. Деньги этого мира долгое время вызывали у меня недоумение. Сначала я ожидал увидеть в качестве самой мелкой монеты что-то вроде серебряных копеечек, однако вместо них увидел лишь медяки. Подделывать их смысла не было. Медная монета, что была самой мелкой единицей обмена, была шире, толще и тяжелее пятирублевой монеты, и как я полагал стоимость её изготовления и номинал были примерно равны. Серебряные монеты меня удивили. Были те, что равны по стоимости сотне медяков, они были размером с медную монету. А были близкие по размеру к монете в пятьдесят копеек и эти уже стоили всего десять медяков. Ещё были золотые, стоимость одной такой монеты была равна сотне серебряных монет, а по размеру она опять же равнялась большой серебряной или медной. Кроме металла, из которого они были изготовлены, серебряную денежную единицу от медной отличало множество деталей. На медной монете изображался пехотинец, их формировали из крестьян и вольных горожан. На серебряной рыцарь с одной стороны и пылающая книга с другой - символ школы магии. Золотую монету я видел лишь мельком, пока был на рынке, на ней изображалась корона с одной и звезда с другой стороны - символы верховной власти и Академии магии. На малой серебряной монете изображали меч с одной стороны и огонь с другой. Наверное, в дань символизму, плата за обучение в школе магии принималась серебром, а в академии - золотом.

  На рынке мы истратили серебряную монету медяками. Всего десяток, если быть точным. Учитывая, что можно было купить на медяк, по крайней мере, из продуктов, я провёл аналогию с валютой моего родного мира. Конечно, сравнивать два мира стоящих на совершенно разных путях и ступенях развития не самая лучшая идея, но я рискнул. И вышла у меня медная монета аналогом ста земных рублей. Тогда малая серебряная приблизительно, тянула на тысячу, а большая на десять тысяч. Следуя подобной логике, номинал золотого соответствовал примерно миллиону рублей.

  По моим скромным подсчётам у меня в результате счастливого, для меня, разумеется, случая оказался обладателем пятидесяти двух с половиной серебряных монет. Тридцати семи больших, а так же малых и медяков, на сумму в пятьдесят две серебряные монеты. Сумма слегка похудела, вернее, едва заметно уменьшилась.

  Траты были незначительны, но впредь стоит экономить. И не только потому, что это риск потратить слишком много. Слишком большие траты, могут привлечь ненужное внимание, ведь если ты активно тратишь деньги, значит, они у тебя есть или ты знаешь, где их достать. А это значит, что с тебя их можно стрясти.

  Я и без того старался избегать ненужного внимания и пару раз прибегал к морокам, чтобы сбить с толку хвост. Я обернул каждую серебряную монету так, чтобы они не звенели. У самих монет очень характерный звон и как мне кажется, серебро звенит иначе.

  Впрочем, учитывая сумму, которой я обладаю, не важно, как звучит серебро. Одного количества монет достаточно, чтобы сделать меня завидной целью для бандитов и карманников.

  Имеющиеся у меня суммы было более чем достаточно, чтобы стать зажиточным крестьянином, открыть лавку, небольшой трактирчик или начать торговлю. Но это все не моё. Даже если я решу жить спокойно, со временем моя сила измениться до неузнаваемости. И начнётся это лет в 14-18. Я должен стать сильнее в магическом смысле к этому времени, и выяснить, какой курс смогу потянуть. Все. Завтра, и никаких лишних мыслей, опять голова трещит.

  Я позвал Туню и попросил принести нам чай, заплатив ещё медяк. Фактически траты в городе были на порядок больше, чем в деревне, в которой был натуральный обмен. Я достал крынку молока, пироги с рыбой, с яблоками и предложил Майне, когда служанка принесла чай. К слову чая в знакомом нам смысле не было, заваривали какую-то траву, вроде Иван-чая. Мы выпили по чашке, и я с удовольствием налил в пиалу ещё тёплое молоко и взял рыбный пирог. Я все проверил своим магическим зрением, на свежесть и опасность для организма, мало ли. Откусил кусок пирога, в котором была чудесная рыбка с овощами и местными травами. Запил тепленьким молочком. Вкуснотища! Вообще, я очень люблю молоко.

  Майна как-то странно смотрела на меня, держа грубую чашку травяного чая и надкусанный пирог в руках. Её рот был слегка приоткрыт. В глазах читалась странная смесь чувств, среди которых я разобрал лишь удивление.

  - Что-то не так? - Спросил я, допивая молоко и доедая рыбный пирог, беря ему на смену яблочный. Майна подавилась, но откашлялась.

  - Ещё не знаю. - Только ответила девочка, тяжело дыша. И что она увидела, думал я глядя по сторонам?

  Наконец-то сытно поев, мы по-своему застелили кровать, проверили дверь и окно, а после легли спать, сняв лишь верх одежды. Окно не внушало особого доверия, и я поставил простенькую магическую сигнализацию, срабатывающую, если его сломают или откроют. То же я поставил на дверь. Эта магия не была способна на что-то выдающееся, разве предупредить своего создателя, то есть меня. Надеюсь, она не поведёт. А лучше не понадобиться.

  Утро. Солнце "ласково" вонзило свои лучи в мои глаза. Я зажмурился. И убрав свою голову подальше от солнца начал вставать. Уже чувствовалось тепло исходящее от очага. Было душно. Я открыл окно, ощутив сильную дрожь. Точно, не снял защиту, а она одноразовая. Разблокировал. Дверь, протянулся. Разбуженная моими действиями проснулась Майна.

  - Орсо, как ты себя чувствуешь? Ничего не болит, голова не кружиться? - Спросила она. Странное приветствие скажем так.

  - Прекрасно. Можно приступать к завтраку. Новый день, новое утро. - Я чувствовал себя прекрасно, несмотря на настороженную интуицию. Впрочем, раз она меня не разбудила, все нормально.

  - Я должна это сказать. Орсо, ты и вправду великий маг. - Я впал в ступор. К чему это? К тому же без полога? Хотя это похоже на детскую шутку. Очень странную шутку.

  Впрочем, прикидывая положение утреннего светила, можно понять, что до завтрака ещё далеко, да и не заказывали мы его. Я занял удобную позу и начал медитацию на элемент смерти. Лучше всего проводить её после недельного поста. Минимум, на голодный желудок. Пока мы были в пути, она давала ощутимую прибавку в силе и контроле. Я даже удивлялся, как быстро растёт моя сила. Хотя все было относительно.

  Вспоминая рассказ Эйле, про семилетнего мага огня с врожденным даром, мне становится одновременно и жутко и немного спокойнее. Мальчишка, впав в состояние схожее с моим, сжёг третью часть города, жертв было куда больше, чем население тех городов, что я посетил. Но главное было не это. Если во время резни, я захлебнулся внешней силой, то сила того мальчика была его собственной. Он просто впал в ярость. И сгорел.

  ***

  На город у меня были большие планы. Не нажива или жажда разрушения, а знания. Мне нужно было решить первоочередную с маскировкой проблему и найти способ добраться до школы маги, расположенной в другом королевстве. Добраться можно было двумя путями. Морем и по суше. Вот только по суше путь выйдет на порядок дольше, полный опасностей и рисков. По воде же он займёт от семи до десяти. Город, в котором я сейчас находился, был портовым. У водного пути было слишком много плюсов, однако были и существенные минусы. Если по суше можно было перемещаться пешком, то по воде только на корабле. Что было основным вопросом. А где его взять?


  Можно было проплыть с купеческим кораблем. Вот только мы с Майной были детьми, а дети рабы очень ходовой товар. Мальчиков отправляли на плантации и галеры, девочек в бордели, где с малых лет превращали их в источник дохода. Пускай, у меня есть сила. Пускай я некромант, вот только в этом мире у каждого уважающего себя купца на корабле есть маг. Не обязательно сильный, но чтобы не допустить моего фокуса с кинжалом его хватит. Конечно, теоретически я при своей нынешней силе и снаряжении могу создавать зомби крыс. Только даже по улучшенной формуле я могу от силы удержать 4-5 подобных слуг. Это ничто даже против команды в десять человек. При всех своих грозно звучащих атрибутах вроде колдовства и некромантии я не знаю ни одного боевого магического приёма. Разве что могу расцарапать врагу глаз небольшим камешком. Не выбить или выколоть, а именно выцарапать камешком. При условии, что враг не успеет отбить его рукой или закрыть глаз. Ещё я могу тянуть жизнь и силы из живого человека. Казалось бы, это можно было бы использовать как боевую способность. Возможно, в будущем я смогу это делать, но сейчас я вряд ли смогу кого достаточно ослабить, не то, что убить, хотя бы за день. Впрочем, эта способность напоминает энергетический вампиризм, и позволяет своему владельцу быстрее восполнять силы. Учитывая мой основной атрибут очень кстати. У меня были большие надежды на колдовство. Я знаю некоторые основы. Могу делать простейшие артефакты и амулеты, делать простые зелья и накладывать мороки. Ещё я выучил "ведьмин" круг, аналог магического круга, усиливающий колдовство. Но это не для битв. Фактически в бою я могу использовать свой кинжал, полог тишины и мороки, что вместе, несомненно, может помочь против группы из 3-4 человек, не готовых к моим сюрпризам, но с моим уровнем владения, абсолютно бесполезно против опытного мага равного мне по силе, найти которого практически не реально.

  Я шел по городу, обходя подозрительные группы людей, подростков, что прятались в подворотнях. Уходил от подозрительных мест и следов аур. Майна осталась в комнате, после того, как я заранее оплатил трактирщику следующий день.

  Сейчас моё основное оружие осталось в комнате вместе с Майной. И сейчас я чувствовал, что это сделал зря. Я волновался за неё. Пускай место мне казалось надежнее, чем улица, беспокойства это мне не уменьшало.

  Беспокойство нарастало. Я пускай и, чувствуя себя параноиком, решил вернуться. Тут я не доверял никому, за исключением одного человека. Даже окружённый ложью со всех сторон человек должен найти того, кому сможет верить, иначе перестанет верить самому себе.

  Я быстро возвращался, ненароком подслушав случайный разговор. "А колдуна-то убили", - интересно. Если убитый действительно колдун, то у меня хорошие шансы найти какой-то артефакт, если успею изучить его логово. Но это после, сейчас я быстро поднимался по лестнице. Поднявшись, я постучал в дверь. Три длинных, два коротких, один длинный удар.

  - Кто там? - Услышал я голос Майны.

  - Пуфик. - Ответил я условленное слово, послышался звук отодвигаемой задвижки.

  - Входи, ты быстро. - Ответила девочка.

  - В стратегии изменения. Будем вместе ходить по городу, к тому же я слышал кое-что интересное. - У меня уже созрел грандиозный план.

  - Что же это? - Майна выглядела заинтригованной.

  - Возможно, это принесёт многое, а возможно и нет, проверить стоит однозначно. - Слишком велик соблазн. Даже беря в расчёт риски.

  Мы забрали свои вещи и, прикрыв дверь, покинули трактир. Мой план был прост. Я росту и образ "невинное дитя" сейчас все больше подходит к Майне. Сейчас мы шли по улице, в том направлении, где я услышал неожиданную новость.

  - План такой. Ты вначале стеснительно молчишь, потом мне подыграешь. Справишься? - Я откровенно волновался, так как еще не проверял актёрские навыки Майны.

  - Братик... Ты во мне сомневаешься? - Я выпал в осадок. Майна сказала все таким тоном, что словно из её глаз через мгновение польются слезы, взгляд был жалостливым на столько, что я бы растаял, если бы не был в курсе дела. И я считал себя неплохим актером?

  Я промолчал, лишь показав Майне поднятый вверх большой палец при сжатых в кулак остальных. Этот жест она уже понимала как одобрение, тем более вроде в местном языке жестов он ничего не значил. Надеюсь.

  Мы пошли вперёд, пока не наткнулись на молодую женщину, что несла корзины белья.

  - Тетенька, скажите, а, правда, что колдуна убили волшебным мечом? - Это не было ложью. А простым вопросом, но сплетни - великая сила, и если хочешь узнать больше, просто добавь масла в огонь.

  - Вовсе нет. Его в переулке мужики забили. - А вот и подробности. Выходит колдуна просто убили физическим методом. Это реально. Даже самый сильный человек имеет моменты слабости.

  - Неужели! Так говорят земля, где был убит колдун, становится проклятой. - Правда, но не совсем. Лишь тогда, когда является целью посмертного проклятия.

  - Мамочки... Неужели мор будет? - Перепугалась женщина.

  - Дядюшка Руп, говорил, что не должно. Но место где колдуна убили, следует обходить стороной. - Руп - так звали каждого пятого. Так что конец не найти, к тому же хоть один наверняка произносил "не должно", не важно в каком контексте. А место, где смогли убить колдуна и правда, лучше обходить стороной. Мало ли...

  - Что же будет... Теперь до зеленщика надо в обход идти. - Запричитала женщина, а мы уже шли в сторону торговой площади.

  Перед разговором с ней я навесил полог, создающий у человека впечатление, что он где-то меня уже видел. Это создаст иллюзию, что я якобы его сосед или кто-то кто живёт рядом. К таким людям обычно испытываешь достаточно доверия, чтобы хотя бы заговорить. Другой функцией полога было рассеивание внимания, не позволяющее человеку точно вспомнить, с кем он говорил. "С кем-то, кого я уже где-то видел", - вспомнит она. Полог позволял оставаться незамеченным, если конечно не фокусировать внимание на своей персоне чем-то необычным. К примеру, начни я выспрашивать про то где и как убили колдуна, вместо обмена сплетнями, действие полога ослабло или бы вовсе разрушилось. Не то, чтобы я спрашивал что-то необычное. Даже если бы я хотел узнать время публичной казни, это бы восприняли нормально, в отличие от информации о самом колдуне, тут могли и в стражу донести или кому из своих знакомых бандитов. И если второе было не очень опасно, то внимание стражи в городе, где я насчитал троих магов, было мне совершенно ни к чему. Далее мы направились к зеленщику. Человеку, что постоянно торговал зеленью. На самом деле, в городе было множество торговцев торгующих травами, но всегда открыт, да и самый полный ассортимент был всего у одного. К сожалению травы, что были в его лавке, утратили значительную часть своих магических свойств, что говорило о неправильном, с точки зрения магии, сборе.

  Зеленщик был мужчиной средних лет, с аккуратной бородой и мозолистыми руками. В его одежду впитался аромат пряностей, пускай там не было ни перца, ни других, по местным меркам, диковин, что завезли нам из Индии, аромат был замечательным. Чеснока в его лавке не было, хотя присутствовать он был обязан, что говорило лишь о том, что зеленщик следит, чтобы пряности сохраняли самобытность своих ароматов.

  Я осмотрелся по сторонам. Травы, лежавшие и висевшие в его лавке, были самыми хорошими в городе. Но, к сожалению, в большинстве своём их собрали до пика своей магической силы или после, от чего для моих целей они годились разве только в качестве компонентов второго - третьего сорта.

  - Что угодно вам, мои маленькие друзья? - Мужчина приветливо улыбался. Пожалуй, его лавка была вне конкуренции не только из-за товаров очень хорошего качества, но и вежливости, о которой уже ходили легенды. Конечно, в некоторых случаях вежливость могли расценить, как проявление слабости, но не в этом случае. На лице и руках зеленщика была пара боевых шрамов, да и слухи ходили, что в своё время он был толи наёмником, толи пиратом, что вселяло трепет и уважение. Не знаю, насколько были правдивы слухи, но он производил впечатление мужчины с большим боевым опытом.

  - Нужны травы: Ракота, Кена и Артунис. - Эти травы были тем немногим, чьи магические свойства были на своём пике. Причиной было в том, что в отличие от остальных товаров, представленных в лавке, эти сохраняли свои свойства большее время, и оно неразрывно шло с их вкусовыми качествами. Правда, как магический компонент они не были слишком сильны. Зато являлись прекрасной приправой и ингредиентами для моего порошка для собак. Этот состав не был чем-то выдающимся, земной его аналог, со схожими свойствами можно было приготовить, смешав три сорта острых перцев. Собак со следа собьет точно, в моём случае состав этих трёх трав делал размытым магический след. Ракота - острые на вкус листья, Артунис - кислые продолговатые семена с прекрасными эфирными маслами, Кена - мелкие розоватые цветки с солоновато острым вкусом и едким запахом.

  - Хорошие травы, для какого блюда нужны? - Вопрос был разумный, и даже деловой. Узнай он нужное блюдо, мог бы посоветовать дополнительные травы. Хватка настоящего торговца.

  - Матушка... - Я почувствовал подбирающуюся тошноту. Я хотел сказать "Матушка готовит птицу", но, похоже, я сам счел это ложью. А лгать магам вредно для здоровья.

  - Матушка готовила всякое. А эти травы те, что закончились. - Теперь всё было, пускай и недосказанной правдой и тошнота отступила

  - Хм, листья Ракота нужны толченые или целые? - Эту приправу использовали по-разному. Заворачивали в неё мясо или добавляли еду. Делали местный аналог голубцов, пускай и меньших размеров.

  - Целые. - Растолочь я и сам смогу.

  - Это будет стоить пять медяков. - Выжидающе смотрел торговец зеленью и пряностями. Я достал из кошеля, что прятал за пазухой нужную сумму. В нем у меня было ещё десять монет.

  - Прошу. - Зеленщик взял деньги и бегло проверил их подлинность. Медяки подделывать было не выгодно, но гораздо проще, чем монеты дороже. Хотя бы потому, что медь в их случае была металлом основой, да и рисунок на монете был куда проще, к тому же только на одной стороне. Вот только выгода была сомнительной, а наказание за любую подделку - суровым.

  - Скажите, а это правда, что тут где-то колдуна убили? - Спросил я, как бы из любопытства. Торговец напрягся, и на его лице едва заметно заходили желвалки. Он что-то заподозрил? Или же этот вопрос ему задавали так часто, что он начал вызывать ярость?

  - Правда, в левом переулке это произошло. Подробностей не знаю, в порту был тогда. - Ответил он практически спокойно, так значит, ярость направлена была не на меня, или действительно, клиент для него святое. Так может колдун был родичем ему?

  - Вот ваши травы. - Торговец протянул свёрток листьев Ракота и два маленьких мешочка.

  - Спасибо. - Сказал я, забирая товар.

  - Всё-таки это ужасно. Не знаете, были ли у колдуна люди, которым он был дорог?

  - Не знаю. - Торговец закашлялся. Не знает он, конечно.

  - Удачного вам дня. - Сказал я, обдумывая услышанного.

  - Удачного. - Ответил зеленщик.

  Я вышел из лавки в глубокой задумчивости. Торговец солгал лишь раз, сказав, что не знает дорогих колдуну людей. В остальном его речь была правдива. Но тут, не надо было быть магом, чтобы отличить ложь. Или это только мне кажется очевидным.

  - Майна, сколько раз ты почувствовала ложь. - Спросил я девочку, вешая полог тишины.

  - Дважды. Первый раз ты собирался это сделать, но сдержался. Второй раз было слова "не знаю", принадлежавшие зеленщику. - Я хмыкнул, снимая защиту от лишних ушей. То, что Майна почувствовала не сказанную ложь, говорило о многом. О том, что у девочки талант в этом деле больше меня и о том, что я очень рискую. Искусство морочить головы хорошо, но если я, собравшись солгать, скажу правду слишком легко, то у мага это вызовет минимум подозрения, прояснить которые может всего один вопрос. "Ты сказал мне всю правду?" - хотя даже этот вопрос можно обойти, если знать как, и если твой соперник не мастер допроса. Маги в этом плане уязвимы, ведь прямо лгать они не могут.

  - У тебя хорошо получается. - Сказав это, я заметил, что Майна смущается. Всё-таки она ребёнок. Или хорошая актриса?

  Наша цель стала очевидна. Место гибели колдуна, имя которого я не выяснил, а зря. Надо будет узнать и имя зеленщика, вроде хороший человек в этом гадюшнике, не смотря на слухи.

  Мы пошли к месту гибели колдуна. Он умер... Нет, он погиб недавно, и эманации смерти ощущались ещё достаточно далеко. С каждым шагом я ощущал все больше боли, ярости и жажды отмщения. Тёмные энергии... Лучшая возможность для призыва призрака. Но не сейчас.

  Мы шли вперёд и запах смерти, с каждым шагом становился насыщеннее. Медленно войдя в переулок, я понял - вот оно. Источник все этой боли и смерти. Место гибели колдуна, имени которого я не знал.

  - Смотри по сторонам. - Сказал я своей спутнице. Майна молча кивнула.

  Осторожно осматривая место смерти, я нашёл капли засохшей крови. Крови мёртвой, впитавшей эманации боли и смерти. Без сомнения, она принадлежала колдуну. Я собрал сухую кровь и немного земли с ней платочек. Изучил землю и нашёл зуб. Не так давно выбитый зуб, принадлежавший убитому колдуну. Эту находку я добавил к остальным находкам, надёжно завернул в ткань и мы уже собирались уходить, как вдруг услышали насмешливый голос.

  - Ну и кто тут у нас? - Походкой вразвалочку с обеих сторон переулка к нам приближались оборванцы. Сущие мальчишки, да подростки, самому старшему от силы было пятнадцать, но нам этого было более чем достаточно. Их было семеро.

  Было два пути. Прорываться или отходить в оборону. Я выбрал второе, отходя в небольшой карман.

  - Держись за мной. - Сказал я напуганной девочке. Всё-таки Майна ребёнок или я ничего не понимаю в людях.

  Можно было рискнуть и пойти на прорыв, вот только местный "главарь" казался человеком довольно умным и разделил свою банду на две примерно равные группы. Не стоило обманываться малой численностью одной из них, ведь он шёл с меньшей группой.

  Я огляделся и проверил всеми возможными путями этот тупик. К счастью он не являлся частью хитрого плана по нашему окружению. Так же, шпане было выгодно загнать нас в тупик. Хотя бы потому, что так нужно будет держать только одну сторону, да лишних глаз меньше. Прорыв я отбросил не потому, что он не был возможен, а потому, что я бы, вместе с Майной просто не успели и пробиться и убежать. К тому же были вещи, которые нельзя было терять, и деньги.

  Медленно, с девочкой за спиной я отходил в тупик. С одной стороны это было западней, но с другой местом, где моя спина будет прикрыта. К счастью как серьёзного противника меня не рассматривали. Да и по правде говоря, я не владел ножом на уровне виртуоза. Вот только я был Тёмным магом. Тёмным с большой буквы, пускай пока и не опытным. Это с чем следовало считаться.

  В руках подростков стали появляться режущие предметы. У кого-то был примитивный костяной нож, у кого-то шило, а у кого-то ржавый кухонный нож. Двое, держали палки, так как лучше оружия для них, похоже, не нашлось.

  - Ну что, отдадим вещи по-хорошему или по-плохому? - Главарь, сказав это улыбнулся. В его рту не хватало нескольких зубов, делая его улыбку несколько необычной.

  - У меня встречное предложение. Вы складываете все, что хоть отдалённо напоминает оружие в кучу, а рядом все ценное, что у вас есть, а после уходите куда подальше. - Обнажив свой кинжал, я воззвал к Тьме в своём сердце и своей душе. Рюкзак я сбросил позади. Не зачем таскать лишний груз во время драки.

  Они медлили, толи были в шоке от моей наглости, толи ощутили мою ауру ужаса своими животными инстинктами. А возможно всему виной был мой кинжал, который для бывалого бандита выглядел хорошим оружием, для банды подростков же он мог казаться сокровищем.

  - Ты, мелкий, много на себя берешь. - Первым заговорил главарь. Он был уверен в себе и несколько надменен. Пускай этот оборванец тоже опешил, оправился он, к его чести самым первым. Вот только "банда" напоминала сейчас просто сброд.

  - Не все так считают. - Сказал я, заканчивая морок. У людей обычно недостоверное представление о магии. Кто-то считает её просто набором жестов и звуков. Но это зря. Они имеют значение, но даже если ты выучишь все слова и жесты, которые делает маг - им ты не станешь. Жесты и звуки меняются, важно то, что остаётся. Сила и смысл. Цель всех ритуалов и их внешней части, просто оформить нужный смысл в магическое воздействие. Не включив компьютер, ты не сможешь написать скрипт, даже зная все клавиши, когда и сколько раз нажимать на них. Важен принцип, поняв который ты можешь стать магом.

  - Ты что-то вякнул? - Ответил главарь.

  Забавно. Толи мои мысли бегут слишком быстро, толи у уличной шпаны сейчас мысли бегут с той же скоростью, что и у заглючившего компьютера.

  - Жаль, что разума в вас так же много, как аромата роз в сточной канаве. - Я лез на драку, не двигаясь с места. Мой морок ничего не изменил на первый взгляд и, тем не менее, я потратил на него больше половины своего резерва. Если они так и останутся на месте, вынудив меня атаковать их, то я может и смогу убить двух - трёх, но и сам найду свою смерть, несмотря на все ухищрения.

  В этой ситуации проиграет тот, кто сделает первый ход и я надеялся, что они его сделают. Как хорошо, что оборванцы не разочаровали меня.

  Двое, один со старым ржавым ножом, другой с шилом двинулись на меня. Я мысленно считал секунды. Прошло уже больше половины времени, которое я мог поддерживать столь серьёзный для меня морок в активном состоянии. Я выдохнул и занял удобную позицию, меняя своё положение. Они этого не видели и продолжали обступать то место, где недавно был я. Они занесли руки для ударов. Больше медлить нельзя. Я насчитал двадцать шесть секунд. Заныли мышцы, и застучало в висках. Я подошёл сзади и одним движением вонзил кинжал в горло мальчишке с шилом. Часть его жизни впиталась в кинжал. Я тут же влил её в свой морок. Но всё же по моему телу разлилась знакомая эйфория и безумие.

  Не знаю, что видели остальные члены банды, но когда второй член этого небольшого отряда упал со смертельной раной в шее, малолетние бандиты попятились.

  - Рвём когти, парни! - Крикнул главарь и банда побежала. Вот только я собирался убить всех.

  - Куда?! - Вопль сам вырвался из моего рта и в тот же миг стены переулка с обеих сторон сошлись воедино, окружив беглецов тупиками.

  Разумеется, это было иллюзией. Вот только они не могли этого знать, к тому же магию, как и любую науку, окружал ореол таинственности, скрывающий от посторонних реальные возможности. Я шёл следом за ними. Страх, боль и энергия, что все ещё вытекала из двух умирающих тел, подпитывала мою темную суть. Только это все ещё позволяло держать и создавать все новые мороки.

  Главарь поднял камень и бросил в иллюзорную стену. Умно. Это было простейшим способом разрушить морок, вот только моя стена улыбнулась и со злобным хохотом поглотила камень. Я долго работал над этой иллюзией и потому считал, что сделать её активной гораздо проще, чем заставлять отпрыгивать от неё различным иллюзорным копиям предметам.

  Премьера удалась на славу. Бывшие охотники стали дичью. Я медленно шёл наполняемый тёмной силой. Я жаждал крови.

  Камни уже полетели в меня и в сторону, куда я мог отойти. Глупцы. Сила моего телекинеза возрастала вместе с их страхом болью, но этого было мало и хотелось ещё. Я подавил приступ безумного хохота и закусил губу. С этим надо закончить, прежде, чем они начнут действовать и раньше, чем я успею впасть в уже знакомое мне состояние. Я и без того наследил.

  Удар. Их осталось четверо. Сила хлынула в меня полноводным потоком, похоже, я попал прямо в сердце. Освобождаю кинжал, подростки в оцепенении. Я что насколько страшный? Напади они сейчас, вполне смогли бы если не убить, то изранить меня. Неосторожно. Слишком самонадеянно я веду себя.

  Стена смеялась, мои ногти смеялись, раскрывая свои маленькие зубастые рты, камни тоже смеялись, мои иллюзии, питаемые похищенными жизнями превращаясь в настоящий кошмар. Надо всех убить и построить Зиккурат!

  Я одернул себя, чувствуя, как в голову начинают проникать безумные мысли. Пустил часть энергии в кинжал, часть в магическое зрение и пошёл дальше. Свидетелей быть не должно.

  Вот только чем дольше я пользовался внешней сырой силой, тем отчётливее слышались голоса в голове, но усталость как рукой сняло, я чувствовал себя великолепно и с трудом сдерживался, чтобы не наслаждаться волнами безумия и силы. Силы липкой, кровавой, полной боли, страха и ужаса, от того ещё более восхитительной и желанной.

  Главарь умер быстро, почти сумев достать меня. Пожалуй, знай, он бы заранее с кем имеет дело и что делать, то, наверное, истекал кровью сейчас бы я. К счастью история не любит сослагательного наклонения. Сила вновь переполняла меня. В глазах чувствовалось показывание. Я подтянул последнего к себе телекинезом. Сейчас я мог себе это позволить.

  - Убей его, иначе опять сорвусь! - Крикнул я вышедшей из укрытия Майне. Я чувствовал, как голоса в моей голове становятся все ближе и надеялся, что не придётся поглощать и эту силу.

  Взгляд Майны показался мне странным, но прежде чем мой уставший разум, успел что-то сообразить, девочка, улыбаясь, воткнула костяной нож в шею последнему оборванцу. Тот самый нож, что я связал со своим кинжалом.

  - Твою ж дивизию. - Выругался я по-русски, чувствуя как моё безумие становиться все сильнее.

  - Прочь! - Я направил силу прочь, от себя и Майны. В кинжал, в глаза, думал, куда слить ещё и тут мир стал ярче. Вернее, с башенной резью в глазах я стал видеть жизнь, разлитую в вокруг и текущую в моем теле, стал видеть структуру кинжала так ясно, словно он был прозрачным. И вместе с эйфорией от неожиданно открывшихся возможностей я почувствовал, что мои глаза словно вытекают. Мир погрузился во мрак, и я словно подрезанная кукла рухнул на землю. Я выл, слышал, как выл, от боли, что мог терпеть. Мои глазницы горели огнём, а сознание ускользало, пока я полностью не погрузился во тьму. Конец игры? Я усмехнулся. Забавно. Вы вернуться чудом из стольких неудобных ситуаций и умереть только потому, что сила удалила в голову. Жертвы удваивали, если не устраивали мой собственный резерв, а поскольку девать столько дармовой энергии было некуда она шла, куда не надо. Хотя возможно я жив. Раз думаю... То, по крайней мере, мой разум жив. Возможно, мои глаза вытекли от перенапряжения, а я только хотел усилить их магические свойства. Усилил, нечего сказать. Меня снова пробрал смех. Вот только что будет дальше? Такой выброс энергии смерти и тёмной магии наверняка заметили, если не случилось чудо. Я ослеплён и без сознания с уликами, для полноты набора которых не хватает лишь надписи на лбу: "Я тёмный маг".

  Наверное, меня свяжут. Наденут "Ведьмин ошейник" и будут пытать. Пытки это больно. Меня перевернуло от возможных картин.

  - Майна! - Надеюсь, она придёт в себя и сообразит бросить меня пока не поздно... Хотя нет, не бросит. Может, сойдёт за жертву злобного колдуна? Нет, у неё же есть дар... Только бы с ней было все хорошо, только бы...

  - Орсо! - Услышал я своё имя где-то вдали.

  - Орсо! - Знакомый голос разбудил меня. Я открыл глаза и яркий свет, а вместе с ним и дикая боль прошлись по моим глазам. Я видел лишь темноту и бледно-светящийся человеческий силуэт.

  - Майна? - Спросил я не в силах понять, кого вижу.

  - Хвала богам, ты жив. - Я услышал, как девочка заплакала.

  - Хвала тёмным богам. Майна, покажи любую руку. - Девочка показала левую.

  - Левая, сжата в кулак. - Услышав мои слова, она слегка успокоилась.

  - Ты видишь? - В её голосе слышалась радость.

  - Не уверен насколько хорошо. Что с моими глазами? - Девочка замолкла на мгновение, после чего ответила.

  - Они все красные... И все в крови. Ты так кричал... - Значит глаза в относительно целы. Вытекли не глаза, а кровь из лопнувших сосудов. Не хочу знать, что чувствует человек, когда глаза вытекают по-настоящему!

  - На мои крики не сбежалась стража? - Это сильно беспокоило меня. Ведь сейчас я был не способен что-либо сделать.

  - Нет, я повесила полог. - Слова Майны меня удивили, но прислушиваясь к ощущениям, я заметил полог тишины. А девочка далеко пойдёт.

  - Пора заметать следы. Помоги мне встать. Глаза... Болят. - Сформулировал я то, что не мог сделать сейчас сам. Надеюсь, мы успеем.

  Она помогла мне встать. Я видел лишь мрак и редко - светлые и тёмные силуэты. Нет, лучше закрыть глаза так легче.

  - Все мертвы? - Спросил я. Сейчас, хоть я и чувствовал только две жизни, но не мог сказать наверняка.

  - Да. - Голос девочки дрогнул.

  - Их надо сбросить в сточную канаву, будь моими глазами. - Фактически сейчас я ослеп. Я был как дикий зверь, с обостренными чувствами и без глаз. Конечно, я превосходил обычного слепого человека наличием магических чувств, да и в душе теплилась надежда, что зрение ко мне вернётся... Хотя бы частично.

  - Я справлюсь! Я сама могу это сделать! - Майна выглядела решительно.

  - Я верю, что ты сможешь. Но вдвоём мы это сделаем быстрее. - А это надо было сделать быстрее.

  - Хорошо. - Майна взяла меня за руку, и мы начали работу. Вернее стали прятать тела. Пускай сейчас это было тяжело, но думаю, мы смогли бы с этим справиться.

  Майна медленно подвела меня к первому телу.

  - Осторожно, там кровь! - Остановила она мою руку, и переложила сухой участок. Сейчас нельзя оставлять лишних следов, ведь по крови могут найти и в средние века, не говоря уже о мире магии. Тело не было тяжёлым. По крайней мере, для меня, тянущего его волоком, тяжело было скинуть его в аналог местной канализации, не свалившись самому. Усилие и ещё тёплый труп гулко плюхнуло в сточные воды. Стало как-то тошно. Глубоко запрятанная совесть набросилась на меня, от чего стало только гаже. Все же, словно совершая какую-то рутинную работу, мы покончили с заметанием следов.

  - Майна, возьми плошку и расточи в ней травы, что мы купили у зеленщика. Их надо воскурить. - Я говорил тяжело, не столько из-за своего состояния, сколько из-за кома в горле

  - Хорошо. - Майна принялась за работу. Пускай видеть девочку я не мог, разве только ценой дикой рези в глазах замечал её светящийся силуэт во мраке, но я ей верил и надеялся, что она справиться со своей задачей.

  Запахло ароматом эфирных масел, и я почувствовал приятный дымок. Если окурить этими травами место, где я проливал кровь и использовал магию, то наши следы станут достаточно размыты, чтобы, по крайней мере, дать нам время. Прежде чем нас начнут искать, а аромат, пускай и слабых, но магических трав был способен сбить со следа как собаку, так и не слишком искусного чародея. Надеюсь, это нас не поведёт.

  Пошёл дождь. Его крупные капли падали мне на лицо, барабанили по голове и смывали усталость и грехи дня. Оставалось надеяться, что это даст нам ещё время.

  - Пойдём. - Майна помогла мне встать, и мы тихо направились в трактир, надеясь, что у нас будет время, решить наши проблемы.

  ***

  Я очнулся с болью в голове и мраком перед глазами. Майна ощущалась где-то рядом, а спина чувствовала знакомую лежанку. Комната в трактире. Я не помнил, как вновь очутился здесь. Но то, что мои глаза видели лишь тьму, с редкими вкраплениями магии, твердило об одном - все случившееся не сон.

  Я задумался. Сначала надо было разобраться в себе. Моя совесть снова спала, подобно зверьку, впавшему в зимнюю спячку, иначе я бы давно был мёртв. Но что разбудило её недавно? Убийства? Это была самооборона. Превышенная многократно, но зато действенная. Чёрная магия? Возможно, вот только у меня не было другого столь действенного оружия, а без маскировки ауры привлекать лишнее внимание нельзя. Так что же?

  Мысль, ответившая на все мои вопросы, поразила меня. Беспечность. Преступная беспечность. Ведь исследуя место гибели колдуна, я так увлекся, что потерял концентрацию, что могло стоить нам с Майной жизни. Колдун... Я должен воплотить свой план, по данному поводу и как можно скорее!

  - Майна... - Позвал я девочку.

  - Что-то хочешь? - Она была близко, и я почти физически чувствовал, её взгляд, скользящий по мне.

  - Сколько я был в таком состоянии и что с домом колдуна? - Перед своим вопросом я успел повесить полог тишины, звоном отдавшийся в моих ушах. Это радовало. Ведь, по крайней мере, магия была при мне.

  - Два дня. - Голос Майны дрожал.

  - Два дня значит? - Я задумался.

  - Да, проживание я оплатила из твоего кошелька... - Майна слегка смутилась. Даже сейчас нам должно было хватить денег, ещё на некоторое время. А после надо думать. Возможно, как некоторые маги я смог бы научиться видеть глазами зверей... В моем случае нежити... Проблема в том, что я не знаю, как это сделать и возможно ли данное в принципе. Как и факт, есть ли у нежити хоть что-то похожее на глаза. Это знание я почерпнул не тут, а из культуры родного мира, так что его достоверность подлежит сомнениям.

  - А что нового слышно, по поводу колдуна? - Мне важны были все детали.

  - Его дом ограбили и сожгли вчера. - Слегка дрожащим голосом сказала девочка.

  - Вот как. - Ответил я, дивясь собственному спокойствию. Мне о многом предстояло подумать.

  ***

  В дверь трактира постучали. Толстяк трактирщик, переваливаясь, подошел к двери и открыл ее. На пороге стоял мальчишка с черными прядями волос и в серо-зеленом капюшоне. Трактирщик не удивился, а лишь открыл дверь.

  - Пришли? Проходите. - Уже неделю, под вечер странные посетители - мальчишка лет 12-14 и маленькая девочка приходили в его трактир. У них всегда находились деньги на маленькую комнатку и еду. Пускай засаленные медяки, но кочевали в его карман они регулярно, что вызывало у толстяка уважение. Где они их брали, толстяка не волновало.


  Глава 8

  Я ворочался. Сейчас, по словам моей спутницы, был день. По правде говоря, у человека потерявшего зрение есть множество преимуществ и недостатков. Основным недостатком является потеря основного органа чувств. Потерять вкус, осязание, и даже слух, не так страшно, хотя и неприятно. Основным преимуществом является обострение оставшихся чувств. А так же недостатком. Вот и сейчас освободившиеся мощности моего восприятия, мягко говоря, раздражали. Я ощущал едва заметные звуки, легчайшие шорохи и чувствовал мельчайшие прикосновения. И если первые два чувства можно было назвать даже сверхспособностями, то осязание сводило с ума. Ткань одежды раздражала. Где-то вечно что-то чесалось, а спальное место казалось до жути неудобным. Словно сочтя мои мучения неполными, к пытке присоединилось обоняние. Мне не нравился запах обоев. Этих дурацких обоев!

  Все, хватит. Спокойно. Пока я не нашёл способ надо чем-то себя занять. Например, почитать книгу, там может быть описание моего состояния и даже способ исцеления...

  -Потроха грака! - Я стиснул зубы от запоздалого осознания. Я не могу читать. Чтение мне казалось чуть ли не дополнительным чувством, что я даже не думал связывать его со зрением. Вот только без него мои шансы выучить что-то новое стремятся к нулю. Прекрасно, просто прекрасно.

  - Майна. - Позвал я девушку, она определённо услышала.

  - Я могу помочь? - Девушка стала изъясняться немного странно, с тех пор, как я столкнулся с подобной проблемой. Можно было попросить прочесть её, вот только сейчас девочка успела выучить только два символа. Только начал её обучение письменности. Стало немного не по себе. Казалось и без того тёмный мир стал темнее. Теоретически я мог бы обучить её алфавиту, рисуя буквы на песке. Но этот способ имел свои дефекты. У меня была шпаргалка. Лист бумаги, с записанным по порядку алфавитом, вот только после десятого символа я плохо помнил порядок и начинал сбиваться. А жалко.

  Может начать её обучение, комбинируя оба способа? Слишком рисково. Но что делать? Ответ был, прост. Мне нужен учитель и я знал, кто им может стать.

  ***

  Наступила ночь. Словно в подтверждение этих слов, стало легче видеть, да и колдовать стало легче. Темные маги и колдуны любят ночь, слепцу же она лучше тем, что меньше посторонних глаз, и часто, без света факелов он может ориентироваться в ночи лучше, чем зрячий. Особенно если он темный маг.

  У Крылова есть замечательная басня про петуха и жемчужное зерно. Не нужно быть великим мыслителем, чтобы понять. Великий баснописец написал её, отражая отношения низов общества к чему-то воистину ценному. Соотношение отбросов и интеллигенции определяет благополучие общества. А в этом мире оно не самое хорошее, вообще все плохо. Пускай дом колдуна превратили в навозную кучу, я все же надеялся найти жемчуг.

  Я надеялся найти, что-то ценное, с магической точки зрения или хотя бы содержащее следы его силы, что не уничтожил огонь, так как одной засохшей крови было непростительно мало для ритуала. Найти бы часть тела и все стало бы гораздо проще.

  - Орсо, это не то? - Майна протянула мне какую-то деревяшку. На ней были следы, вероятно даже магические, но они принадлежали не колдуну.

  - Не то, ищем дальше. - С того момента, как у меня возникли проблемы со зрением, все магические чувства стали острее. Возник даже новый аспект, который, однако, при использовании вызывает болезненный дискомфорт, и является причиной проблем со зрением.

  Обладая магическим зрением можно видеть без глаз. Вот только нынешний уровень позволял видеть только магию и людей с даром. Зато как! Никаких отвлекающих факторов, одна магия. Незаменимое состояние, если бы из него можно было выходить. Однако решить подобную проблему пока не представлялось возможным.

  Чувствовалось, что пахло горелым. Сгоревшими магическими травами, что в разы превосходили по своим свойствам и насыщенности, те, что я купил в лавке зеленщика. Я не знал, что это были за травы. Моих знаний и навыков хватило лишь прикинуть их силу и стоимость, да и принадлежность к царству растений.

  В доме любого колдуна должны были быть вещи, не боящиеся огня. А так же защищенные от него вещи. Камни очага, магические инструменты, вещи, спрятанные в подпол. Я надеялся найти, хоть что-нибудь, но пока поиски были тщетны. Под покровом ночи все же не самая лучшая идея осматривать пепелище, но мне все равно.

  - Орсо, кажется, я нашла! - Перед началом поисков, мы защитили это место пологом тишины. Конечно, оставлять следы, не самая хорошая идея, но в данном случае остаточный фон прекрасно справлялся с маскировкой.

  - Что там? - Я обернулся на голос, опираясь на палку. Магическое зрение позволяло видеть магию. С обычными же вещами приходилось обходиться без него.

  - Бросай! - Крикнул я Майне, в тот же миг, как увидел, что девочка держит в руках. Предмет, похожий на кусок квадратной коры, вот только видел я его отчётливо, что сейчас говорило о сильном содержании магии. К слову подобным образом можно было вернуть даже зрение, насыщая поверхность своей силой, и у меня даже начало получаться... Минусом этого метода было то, что чтобы увидеть что-то требовалась уйма времени, да и к тому же мой резерв быстро пустел.

  Она послушалась и к счастью бросила его в некотором удалении. Ещё в полёте магическое творение клацнуло зубами и выгнулось, падая на давно потухшие угли. Я видел, как находившийся с одной стороны рот зашевелился. Осторожно подошёл к пробудившемуся артефакту, силясь понять, с чем имею дело.

  Осторожно поднял этот предмет, с земли беря за края и не давая извивающемуся артефакту, с бегающим ртом куснуть меня. Взяв его в руки, я понял, что это книга. Предмет извивался словно живой, изгибаясь впрочем, не больше, чем толстый журнал. Он был опасен, но содержал часть силы колдуна, а это значило, что поиски увенчались успехом.

  - Уходим.

  ***

  Некромантия - сложная наука. На заре веков она включала лишь вызов духов и специфическое гадание. Но шли века, сменялись одно за другим тысячелетия и наука развивалась. В пустынях Нимушета создали множество методов мумификации, которые древние чародеи, записали в свои книги и манускрипты. Прошли века, и кто-то стал делить магический дар на светлый и темный, по способностям.

  Жрецы Нимушета были смелыми в своих изысканиях. Они вызывали духов, создавали все новые и новые магические направления, создали хирургию и вивисекцию. Их магический арсенал не был так велик, как у мудрейших магов современности, но все же, он был на порядок больше моего, в чем я сомневался.

  Вызов духов - древнейший из ритуалов Некромантии. Его значение было недооценено в прошлом, и потому этот вызов был первым опытом в данной сфере. Что увеличивало вероятность ошибки. Присутствие одного только магического зрения усложняло задачу, однако выход был. Мне помогала Майна. Пускай она ещё совсем ребёнок, зато обладает огромным потенциалом.

  Обычно, вызов духа должен проводить опытный некромант, так как без должной практики вызвать дух достаточно сложно. Сейчас обстоятельства были на моей стороне. Нужный мне человек был обладателем магической силы. Умер недавно, насильственной смертью. Значит, его дух должен быть недалеко от места смерти. Или его тела. Вопрос в том, когда он умер точно?

  Мы вернулись в злополучный переулок, как это символично. Все чувства обострились до предела, и я повесил морок и полог тишины, закрепив магию символами. Была ночь, и комендантский час. Я рисковал. Я страшно рисковал, проводя этот ритуал. Именно поэтому я сделал внешний защитный круг. Пускай он, только скрывал место ритуала, но уже был защитой.

  Проверив внешнюю защиту, я начал чертить магический круг. По факту он включал сразу несколько важных функций. В центр круга положил книгу и всю имеющуюся засохшую кровь. Почувствовав кровь хозяина, книга присмирела. А я начал творить магию.

  Многие считают, что магия это набор звуков и движений. На самом деле это не так. Магия это искусство, воплощенное во множестве техник. Нельзя сделать статую, повторив все движения и слова великого скульптора на воздухе. Нельзя сотворить шедевр, не имея инструментов и не зная сути данной вещи. Нельзя сотворить заклинание, механически повторяя нужные жесты и слова. Тут нужно нечто большее.

  Это песнь силы, искусство и техники. Это вихрь эмоций, водоворот истинного восхищения. Это чувства и контроль силы. Вещи на первый взгляд столь противоречивые, что порой не пускают в обитель магии тех, кто не готов её принять. Лишь только я закончил контур магического круга, как его сияние стало отчётливо заметно мне и моей спутнице. Но вскоре сияние стало мягче, подобно вспышке костра.

  Я достал дневник Эйле и открыл его. Радость на пару с разочарованием посетили меня. Я видел символы. Вернее видел магические контуры каждого символа и рисунка, вот только они отличались от их физического начертания, делая чтение невозможным. Поместив книгу на положенное ей в круге место, я начал читать заклинание наизусть.

  Своё внимание обратил на два предмета, принадлежавших покойному, чьего имени так и не узнал. К счастью имеющихся вещей было достаточно. Мой разум наполнился восхищением, тело пробрала лёгкая дрожь, едва я дошёл до середины заклятия. Когда же последние слова заклятия сорвались с моего языка, Майна кинула крохотную жаровню несколько могильных трав, они вспыхнули, окружая нас странным ароматом.

  Я почувствовал глухой отклик в силе и стал ждать. Все, что я читал по вызовам, говорило, что это дело не терпит спешки, и требует соблюдения четкого свода правил, одним из которых была необходимость максимально чётко знать, кого вызываешь.

  Все приготовления, осталось самое сложное - ждать. Ожидание растянулось на долгие удары сердца, стал казаться приторным аромат трав. Бешено билось сердце и перед глазами, погруженными во мрак, светился контур магического круга вместе с предметами для призыва. Тихо.

  Возник порыв стереть круг и признать своё поражение. Где-то послышался шум, но я опять сдержался. Моя кожа пошла мурашками. Где-то недалеко пискнула крыса, и зашумел ветер. То там, то тут стали мерещиться тёмные силуэты, не мне, Майне. И тут я услышал тихий, едва различимый шёпот.

  - Зачем звал? - Голос был едва различим, казалось, что он где-то на грани сознания, что-то среднее, между слуховой галлюцинацией и шёпотом сна.

  - Назови себя. - Сказал я. Голос кашлянул, и как мне казалось, усмехнулся.

  - Кто ты такой, чтобы мне называть себя? - Он был все так же тих, но теперь казался чуточку отчётливее.

  - Тот, кто может тебе помочь и сам нуждается в помощи. Я ищу колдуна, что убили на этом самом месте. - Духи сложные собеседники. С ними сложнее и одновременно проще найти общий язык, чем с живыми, к тому же они отличаются от людей тем, что мертвы или никогда не были живыми, но всегда тянутся к жизни. Дух молчал.

  - Ты нашёл его. - Заговорил он, наконец.

  - Есть, то, чем я могу тебе помочь? - Обдумывая каждый вопрос, все же когда произносил его, чувствовал, как ошибаюсь в деталях.

  - Возможно... А я знаю, как помочь тебе с глазами. - Услышав это, я вздрогнул, и почувствовал волнение.

  - Как звать тебя? - Этот вопрос должен был сильно упростить мне вызов и укрепить связь с духом. Разумеется при положительном ответе.

  - Зови меня Игуша. Колдун Игуша. - В последней фразе слышалась гордость.

  - Ты знаешь, где твои останки? - Как некромант, я надеялся найти хотя бы часть тела, хоть клок волос, чтобы укрепить связь духа с материальным миром и снизить напряжение необходимое для поддержания связи.

  - Лишь, череп, он до сих пор где-то в водостоке... Остальное, не чувствую. Найди его некромант! У нас не так много времени! - В призрачном голосе почувствовалось беспокойство. Я задумался. Весёлая ждёт нас ночка.


  ***

  Вы когда-нибудь задумывались, как просто найти что-то в канаве? В обычной водосточной канаве, на треть заполненной грязью и всяческим мусором, отходами и прочим? Лучше вам этого не знать. К счастью в искомую канаву не сливали испражнения, делая этот город ближе к античному полису, нежели городам средневековой Европы.

  Даже так, достать что-то в этой канаве было трудно. Не спасало чутье некроманта. Изучая содержимое канавы, я нашёл два трупа не первой свежести, что заставило наложить на себя все мне известные чары от болезней. Это только красиво звучит, по факту наизусть я помнил только два метода.

  То, что оба тела умерли не от болезней, успокаивало. Один, судя по всему пьяница, утонувший в этой самой канаве, второй обладатель колотой раны в спине. Оба умерли не позже недели назад. Что было не удивительно, так как сточную канаву, незаслуженно именуемую каналом, чистили раз в неделю.

  У нас оставалось время до утра, прежде чем городские власти пригонят ораву заключённых чистить это место. За это время, даже многим раньше, необходимо найти череп нашего нового знакомого. Это сложно. Используя способности некроманта, можно почувствовать эманации смерти. Но как найти увядшую розу среди горы ромашек?

  Помимо человеческих останков, тут были и другие трупы. Несколько дохлых собак, куриные, свиные и телячьи кости, нашлась даже одна дохлая кошка и с десяток ворон. Были и человеческие кости, без сомнения прошедшие процесс варки. Последнее обстоятельство меня порядком напрягало, а следы зубов на этих костях, ненавязчиво намекали на существование в этом городе людоедов. Мне это совсем не нравилось.

  Отбросив мысли о людоедах на потом, я углубился в поиски. Что бы я ни находил, моя изначальная цель не менялась. Используя своё обострившееся чутье, я стал игнорировать посторонние эманации, наконец, сумев отделить нужную мне цель от множества посторонних запахов и следов. Опустив руки в эту грязь, выловил искомый объект, и, услышав вскрик Майны, понял, что зрелище было не из приятных.

  Самостоятельно Орсо заметил лишь отсутствие носа и выколотые глаза, в то время как само лицо на его взгляд было изуродовано не сильно, в энергетическом плане. Но все же, видеть, какое неуважение люди проявляют к мертвецу, было мерзко.

  Главное поиски увенчались успехом, а ночь, ещё не исчерпала свой срок. Выбрав подходящее место, я положил на мёртвую голову платок с кровью, что то и дело светилась магически. Эту конструкцию я поместил на книгу.

  - Майна, помоги закрепить. - Попросил я свою спутницу. Девочка положила свои руки на мертвую голову, хотя было заметно, что ей страшно.

  - Повторяй за мной. - Проводить столь тонкую работу было рискованно, но выбора не было. Я стал расплавлять и растягивать связи на череп. Майна справлялась, однако на этот раз получалось у неё медленнее. Часть связей с духом всё же порвались, и я остановил манипуляции по их переносу. Взял свою магическую кисть и кости и волос мертвеца и начал наносить магические символы на голову. В краску, что я использовал, была добавлена кровь колдуна, чувствовалось, как пульсирует магия в магическом инструменте.

  Закончив последний знак, я осмотрел своё творение. Символы ещё не застыли, но уже прочно проникли в мертвую плоть. Пора. Направив силу в кровь, книгу и голову, я позвал.

  - Игуша! Я взываю к тебе! - Почувствовалась усиленная нагрузка на все нити, в ответ на мой посыл. Часть оборвалась, но появились новые каналы, идущие от черепа. Платок с кровью потемнел и осыпался прахом. Книга взбесилась, а я ощутил, как от головы мертвеца пошёл импульс.

  - А ты справился. - Мертвец говорил ободряющим тоном.

  - Но как же ты так промахнулся с глазами? - И издевка. Но последнее я пропустил мимо ушей.

  - До рассвета осталось всего ничего, а моя магия не любит солнца свет. Не знает ли Великий и непобедимый Игуша, места, где можно укрыться от солнца и посторонних глаз? - Теперь издевка была от меня, но мёртвый колдун лишь усмехнулся.

  - А ты мне нравишься. И место есть, дом моего ученика. - Я насторожился.

  - Учти, твой дух завязан на мне и моей ученице. Если с одним из нас что-то случиться, то чары развеяться. - Колдун вздохнул, услышав мои слова.

  - Не беспокойся, это не в моём духе. Однако постарался выжить после встречи с ним. Его зовут. Зельцер. Он живёт рядом с торговой площадью, над его дверью вывеска - корзина трав. - Начал колдун объяснять дорогу.

  - Он зеленщик? - Вопрос напрашивался сам собой.

  - Да, так ты знаешь его? - Лёгкое удивление слышалось в голосе мертвого колдуна.

  - Знаю, но если он и заметил мой дар, то никак на это не отреагировал. Он точно колдун? - Если мыслить логически, он мог быть слабым колдуном или обычным травником.

  - Колдун и весьма искусный. Зельцер мастер сокрытия своей силы, в отличие от некоторых. - Опять камень в мой огород.

  - Но почему, тогда он никак не отреагировал, на мой дар? - Отсутствие реакции вызывало самые плохие подозрения.

  - Это же очевидно. Он не заметил твоего дара. - Слова Игуша подвергли меня в шок.

  - Как?! Как колдун, что является мастером сокрытия, не заметил, тёмного мага, чья сила едва перекрыта? - Я едва не потерял контроль, над маскирующими чарами.

  - Его способ хорош, но притупляет магическое восприятие. Впрочем, знай, тот факт, что в городе есть некромант, он непременно заметил. Твоя маскировка работает до первого, мага и основана на примитивном приглушении силы, не самый плохой выбор для того, кто почти не знает магии... Но твоя сила растёт с каждым её применением, и скоро, даже очень скоро ты станешь, заметен для большинства магов. - Впервые, с начала нашего знакомства, призрак выдал столь длинную речь.

  - Будем надеяться, что мы найдем общий язык. - Оставалось посетить старого знакомого, в конце ночи.

  - Не беспокойся, если уцелеешь в первые мгновения, мы сможем договориться.

  ***

  Ночь. Зельцер спал неспокойно, периодически просыпаясь. Может, посторонним это и не было заметно, но гибель учителя выбила колдуна из колеи. Колдун встал и проверил охранные чары. Все в порядке, но вездесущее беспокойство не покидало его. Никто, кроме его учителя не знал, что он колдун. Для всех он был лишь продавцом зелени и травником, на колдуна же он учился тайно. Раньше, об этом знал еще его отец, но после того, как старость сначала забрала его разум, а после и саму жизнь, тайну Зельцера стали хранить он, да его учитель.

  Колдун тяжело вздохнул, силясь понять, как кто-то смог убить его учителя. Он был слишком далеко в тот момент и не чем не смог помочь. Вернее Зельцер не знал, что нужна его помощь. Как? Учитель не выходил за порог своего дома без дюжины мороков. Пускай он не имел мощной пассивной защиты, что есть у некоторых магов, выше среднего уровня, убить колдуна не так-то просто, если тебе нечем блокировать его чары.

  Фактически, колдуна можно было убить лишь застав врасплох и нанеся неожиданный удар, потому что сильный колдун, а его учитель без сомнения был силён, способен отвести глаза целой толпе так, что в итоге они поколотят друг друга, а не его. Учителя же было практически невозможно застать врасплох. Как?

  В дверь настойчиво поступали. От чего Зельцер сглотнул. Последнее время, его нервы были на пределе, заставляя его ночью бояться каждого шороха, а днём напускать на лицо привычное всем дружелюбие.

  - Кто там? - Колдун проверил охранные чары, в который раз уже, осмотрел ловушки и пару самострелов, несмотря на это, он не торопился открывать дверь.

  - Зельцер, открой, дело есть. - Голос был уверенным, и казался смутно знакомым.

  - Сейчас открою. - Сказал он, готовя ловушки к быстрой активации, после чего только отодвинул задвижку.

  На пороге, стоял мальчишка, он видел его в своей лавке день или два назад, беспокойство сделало его преступно невнимательным. Уже собираясь спросить, что понадобилось мальчику в столь поздний час, колдун встретился с ним взглядом, и в тот же миг разрядил оба самострела, отпрыгивая назад и разом активируя все ловушки. Гартха. Лишь подумал колдун, чувствуя, как страх поднимается по его телу. Мальчик, нет красноглазый монстр, лишь пригнулся, пропуская над собой заряды, рассчитанные на более рослого врага, и ловко обошел все ловушки, ещё больше напугав Зельцера, изменившего сразу аспекты нескольких трав. Маленький противник отошёл в сторону, и атака колдуна прошла мимо, но в ту же секунду, мальчишка вынул из ножен кинжал, заставивший тело колдуна, покрыться мурашками, тогда Зельцер быстро достал несколько опасных зелий и колдовских амулетов собираясь сотворить воистину ужасное колдовство.

  - Прекратили, оба! Болваны! - Колдун оцепенел, голос был неестественным, но без сомнения принадлежал его умершему учителю, но как? Осторожно повернулся на голос и увидел, девочку, держащую словно поднос, колдовскую книгу, с изуродованной головой его учителя.

  - Что, трупов никогда не видел? Балда! А это, не Ухта, не Нехет и не Гархта, чтобы ты там себе ни на придумывал, а нужный человек, которому так же нужна помощь. Закрой дверь, есть разговор. А ты Орсо, убери уже, наконец, свою могильную зубочистку! - Колдун приходил в себя, сейчас он видел, что красные глаза следствие болезни, а не особенность монстра, и голос, манера говорить...

  - Учитель... Это вы? - Осторожно спросил колдун.

  - Нет, шубный уховерт. Конечно я! Какой же ты всё-таки Балда! Закрой дверь сейчас же! - На этот раз Зельцер послушался, убирая заряды и заново ставя защиту. Он огляделся, все тихо, и закрыл дверь. Множество вопросов мучали колдуна.


  ***

  Наступил день, с треском врываясь в моё сознание, не спавшее с прошлой ночи. Я окружил себя предупреждающим кругом и теперь вздрагивал при каждой пролетевшей мухе. Как же это раздражает. Вокруг то там, то тут можно было заметить магическое свечение. Местами оно слабое и едва заметное, местами весьма ощутимое. Однако по общему количеству чар и их насыщенности, комната превосходила все то, что можно было увидеть у Эйле... Хотя возможно, тогда я видел не всё?

  Майна спала, а Игуша начал свой рассказ. Я старался слушать внимательно, но порой смысл целых фраз ускользал от меня.

  - ... И вот иду я по улице, вдруг, хрясь! А когда очнулся, тело уже в костре, а голова в канаве лежит. - Конец рассказа я слушал внимательно.

  - Так значит, ты не знаешь своих убийц? - Этот факт просто необходимо уточнить.

  - Ты меня, вообще слушал?! Говорю же... - Опять. Надо слушать внимательнее. Игуша не знает ни жажды, ни усталости. К счастью, призрак хоть и понял это, но, похоже, ещё не осознал.

  Я вздохнул, но все же сумел уловить основные моменты из его рассказа. Пускай он не видел лиц, но как колдун, его смерть отметила убийц, что позволит их найти практически без труда.

  Воздаяние было важным делом. Глупое мерзкое зло не должно оставаться безнаказанно, вот только сейчас меня волновало лишь одно - мои глаза.

  На границе своего восприятия я заметил, как Зельцер сделал какой-то едва уловимый жест и в тот же миг отправился в нокаут, несмотря на защиту. Уже погружаясь во тьму, лёгкий смешок сорвался с моих губ.

  Колдун был примерно равен мне по МЭ, может даже чуточку слабее, но оценив мои возможности, он играючи обошёл все защиты, и использовал сон. В играх, чтобы поддержать баланс, подобное не было бы гарантией смерти. Но это не игра. Тут достаточно одного точного или пары не очень точных ударов ножом, а после смерть. Стоит признать. Я проиграл.

  Однако я пришёл в сознание. С дикой болью в глазах, словно мне в них насыпали перца, и режущим их светом.

  - Как самочувствие? - Обратился ко мне уже знакомый голос Зельцера. Свет был невыносим, заставляя зажмуриться.

  - Что тут происходит? - Я принялся ощупывать пространство своей силой. Выходило все достаточно плохо, сказывался недостаток практики, но кое-то сотворить уже можно было.

  - Твоё излечение. Извини, за то, что вырубил. Это была проверка. Которую ты... В некотором роде прошёл. - Он не лгал, но говорил как настоящий маг. Запутано.

  - Показав свою несостоятельность? - Я знал, как спросить, чтобы узнать больше.

  - Отсутствие должного опыта и однобокость навыков. Против среднего мага ты долго не протянешь, даже находясь во всеоружии.

  - А, что с глазами? - Не сказать, что меня радовала моя слабость, но ради чего иначе направляться на учёбу?

  - Все не так страшно, как казалось на первый взгляд. Через неделю, две оно вернётся примерно, как было раньше. - Нащупав неподалёку спавшую Майну, я успокоился и заснул, забыв про боль. Силы были на исходе.

  Несмотря на все мои подозрения, колдуны держали слово. Уже на третий день, я отличал не только свет и тень, но и смутные очертания предметов. Майна себя чувствовала так же хорошо, нас сытно кормили, впервые за достаточно долгий срок.

  Чувствовалось, как ныли мышцы, я периодически сдерживал приступы голода, накатывающие на меня при каждом приёме пищи и был рад, что вынужденное существование впроголодь не затянулось слишком долго.

  Еды у колдуна было навалом. Лучший твёрдый сыр, что я ел в жизни, птица, мясные супы, и бульоны с гренками, каши, похлёбки, тушеная морковь и вяленая рыба. Был ржаной хлеб, зелень, чеснок, яйца. Тогда мне казалось, что я в раю. Молоко, травяной чай. Даже алкоголь. От последнего я счел благоразумным отказаться.

  В конце первой недели зрение вернулось ещё больше, и я с удивлением отметил, что вся морковь бледно-желтого цвета.

  Когда зрение восстановилось достаточно, чтобы пень, можно было бы отличить от собаки, я стал просить обучить себя.

  - Ты ещё не достаточно здоров, к тому же, обещание данное учителю, выполнено не до конца. - Это была правда, так что я промолчал.

  Дни сменялись неделями, и моя паранойя сжималась до лёгкого беспокойства. В конце третьей недели лечение перестало приносить плоды, и я был признан здоровым, с рекомендацией, быть осторожнее с глазами, хотя бы год.

  Вначале четвёртой недели началось моё обучение и месть призрака. Первой была месть.

  ***

  Призраки - это либо духи тех, кто не смог или не захотел покидать мир живых, после своей смерти, либо твари из-за грани, вселившиеся в астральные тела умерших людей. Да, я рисковал, призывая Игуша, колдуна, чьё имя не склоняется, как и большинство имён этого мира, не зная даже имени. Не будь у меня сомнительной уверенности, что призываемый мною дух был колдуном, я бы, скорее всего не решился на подобный ритуал.

  Оглядываясь назад, я видел множество смертельно опасных ошибок, да и сам ритуал был сильно искажен мною. К счастью, вызываемый мог бы вернуться сам, будь у него больше силы и времени. Фактически призраком, при определённых обстоятельствах может стать обычный человек. Наперекор всему - сильный маг. Что понимается в книге под сильным магом я так и не понял. Значения МЭ в ней указано не было.

  Выполненный мной ритуал дал колдуну проявиться, но не дал свободы. Привязав сразу к нескольким объектам. Книга - символ силы, череп - тело, и я с Майной, как закрепляющие звенья. Конечно, разнообразие источников укрепляло положение духов в реальном мире, но лишало автономности. Это проблему я и должен решить.

  Пользуясь вернувшимся зрением, я штудировал дневники и записи. Мне очень повезло, что вся информация по некромантии, что была у Эйле, сейчас в моих руках, и что более двух третей в ней о духах. И их было великое множество. Я чувствовал бремя, сейчас при хорошей пище и спокойной обстановке моя сила восстанавливалась быстрее, чем до этого, потому я и не сразу заметил это давящее чувство.

  Некромант становится сильнее от болезней и, находясь на грани смерти, однако чтобы закрепить результат, он должен стабилизировать свое состояние. В то же время, доходя до грани, или просто подбираясь к ней, маг смерти становится сильнее, пускай гораздо меньше, чем находясь на самой грани, в коме или клинической смерти.

  Как сказано в книге, наибольшую силу можно обрести, находясь на грани, или если умереть. Клиническая смерть. Термин идеально подходящий под это состояние. Некромант, находясь в ней, может получить новые силы и способности, стать сильнее, если знает как. Граница между жизнью и биологической смертью. Проблема была только в одном. На Земле не всегда получалось спасти человека, что оказался в данном состоянии. Тут же надо быть минимум великим магом, чтобы проводить данные эксперименты. Пока это не было выполнимо даже в теории, но соблазн был велик. Преступно велик.

  Я вздохнул, продумывая детали работы с призраком. Недавно пришедшая идея, до конца не отпускала меня. Снова вздохнул, приводя мысли в порядок и медленно начал наносить дополнительные символы на череп и книгу. Я старался наносить только те символы значения, которых были указаны. Ведь права на ошибку у меня не было. В итоге у меня получилось укрепить нужные связи, правда, не до конца.

  - Колдун Зельцер, мне нужна ваша помощь. - Вопрос о завершении магических манипуляций оставался открыт.

  - Зови меня просто, Зельцер. В чем проблема? - Видно было, что судьба духа учителя сильно волнует его.

  - Все, кроме одной детали, прошло успешно. Чтобы дать свободу духу, я должен перенести связи с себя и Майны, на что-то еще. Нужен надежный источник или хотя бы накопитель. - От того, что это будет, зависела мера свободы Игуша.

  - Иными словами тебе нужен любой резервуар? - Переспросил меня колдун.

  - Не совсем. Обязательно многоразовый и желательно достаточно вместительный, в идеале он должен позволять принимать и отдавать энергию одновременно. - Объём этой энергии и должен был составить меру свободы. К сожалению, это было лучшим, что я смог придумать.

  - Думаю, у меня найдется подходящий накопитель. - Зельцер ушел.

  Я ждал. Ждал терпеливо возвращения колдуна в полном рассвете сил. Он ушел куда-то и долго не приходил. Настолько долго, что начал беспокоиться. Впрочем, это была моя слабость. Я всегда волновался, когда, кто-то отсутствовал дольше ожидаемого.

  Пускай я и волнуюсь, но умею ждать. Потому, когда вновь услышал стук подошв колдуна, моё слабое беспокойство развеялось. Зельцер поставил на стол сосуд, напоминающий вазу цвета потемневшей бронзы. Что-то в сосуде напоминало самовар, что-то бутыль. Множество древних символов покрывали его.

  - Древний накопитель. Как думаешь, подойдёт? - Ответил колдун на мой немой вопрос. В его словах не чувствовалось особого почтения, лишь констатация факта.

  - Сколько вмещает эта громадина? - Он состоял целиком из металла, покрытый множеством символов... Накопитель внушал уважение.

  - В нем осталось около трёх моих резервов. Накопителю больше тысячи лет. - Срок был поразительным.

  - А сколько было до этого? - Судя по всему, древний артефакт соответствовал антикварному оружию. Ценный, красивый, но устаревший.

  - Минимум в два раза больше, возможно три. На территории бывшей Агоны и не то можно найти. - Я взял в руки накопитель и осмотрел его. Все символы были незнакомыми, но их не нужно было знать, чтобы понять, что за магический предмет передо мной. Старый, переживший тысячелетие накопитель. Потертый, потерявший значительную часть резерва, но по-прежнему рабочий.

  - Думаю, он подойдёт. Боюсь только в случае поломки я не смогу его восстановить. - Я не знал, сколько протянет этот накопитель.

  - Я тоже не смогу. Но другого накопителя у меня просто нет. - В голосе колдуна было слышно сожаление.

  Древний накопитель, пускай и изрядно потрепанный, превосходил, всё то, что мы смогли бы сейчас сделать. Нужно было лишь написать несколько сплетённых вместе символов, чтобы Игуша мог пользоваться накопителем. Однако...

  Символы на нём были жутко капризны. Как только я начал наносить пробный контур, они зашевелились. Вернее шевелился контур каждого символа. Стало жарко. Я быстро стер контур физически и магически, после чего накопитель понемногу успокоился. Хорошее начало. Я-то думал, что в сказку попал.

  Я взял бронзовую пластину и начал использовать её как заготовку под амулет. К счастью у Зельцера было много подходящих вещей. После внимательного изучения содержимого записей моего учителя, я создал новую комбинацию символов, вот только теперь, контур я наносил на болванку, а не на готовое изделие. Проверив стабильность заготовки, я поднес её к накопителю. Тут меня ждало очередное разочарование - символы начали переворачиваться, что говорило о смене их значение на противоположность. Я убрал и развеял новую комбинацию, а символы со временем заняли свои места. Попробовал другой материал. Эффект тот же, хотя и с некоторой задержкой.

  Подумав, я начертил на деревянных болванках все символы магического языка и стал поочерёдно подносить к накопителю. Каждый символ вызывал изменения в магической структуре артефакта и изменения нежелательные. Пришлось сменить алфавит. Теперь изменения тоже были, но другие. Символы сходились и расходились, начинали судорожно дрожать или стремиться разъехаться в стороны. Я опробовал третий алфавит, но идею использовать его отбросил сразу, как заметил, что его негативное влияние на основную структуру слишком по сравнению с первыми двумя.

  Спустя полчаса раздумий мой выбор пал на второй доступный язык. Изучив записи, я начал чертить малый круг отрицания. Девять символов. Каждый требовал вложить в себя толику силы и каждый загорался яркой вспышкой, в момент начертания.

  Символы забирали не так много силы как многие другие техники и, закончив круг, я поднёс амулет с ним к накопителю. Реакции не последовало, и тогда я вписал в круг треугольник силы. Поднёс к накопителю. Негативной реакции так же не последовало, однако места в полученной конструкции не осталось.

  Подумав и взяв шаблон большего размера, выбрал круг из двадцати одного символа. Проверил взаимодействия с накопителем, и снова найдя его удовлетворительным, вписал подходящий по размеру треугольник силы. Вот только теперь круг отрицания и треугольник силы не сочетались. Пришлось искать аналоги среди комбинаций символов, чтобы сделать эти структуры совместимыми. Добившись успеха, оценил оставшееся пространство и понял, что совершил ошибку. Места для собственно моей формулы было слишком мало.

  Подумав он сменил заготовку на другую. Она была большего размера. Выбирая вариант крупнее, мне приглянулся круг отрицания из семидесяти восьми символов. К нему так же нужно было подобрать треугольник силы. К моему удивлению подошёл первый вариант и, начертив его, стал думать над формулой. У меня нашёлся готовый вариант, однако она, минуя треугольник силы, конфликтовала с кругом отрицания.

  Сменив десяток формул, удалось найти ту, что нейтрально относилась к кругу отрицания, но конфликтовала с кругом силы. Я выругался по-русски.

  С созданием нужной формулы я провозился неделю, сначала подбирая различные подходящие друг другу элементы, а после подгоняя, их друг другу. Я перепроверял символы, чувствуя, что суть этой магии где-то рядом, но мне слишком мало чужих не полных конспектов, чтобы понять её. Я тяжело вздохнул, и ещё раз проверил полученный результат. Шестьсот тридцать девятая попытка. Изменённый круг отрицания, переделанный треугольник силы и самостоятельно придуманная мной энергетическая привязка, подключающая своего владельца к источнику по крови.

  Убедившись, что я держу в руках лучшее, что смогу создать при нынешних знаниях и ресурсах я медленно, в том же порядке перенес всю формулу на свободную часть накопителя, проверил реакцию. Нейтрально. Закрепил связь между духом и колдуном чернилами с добавлением его крови. Нейтрально. Добавил силы, в формулу укрепив канал и тут символы на накопители стали слегка подрагивать. Я вздрогнул, отметив тот факт, что на работу системы это не влияет, решил оставить все как есть.

  - Символы странно ведут себя. - Это было первым, что сказал Зельцер, когда увидел моё творение.

  - Я не знаю даже норма ли это, но главное накопитель работает. Что-то не нравится - попробуй сделать сам. - Желания что-то переделывать у меня не было.

  - Символы это не моё, впрочем, ты прав, главное, что учитель получит свободу. - Ответил колдун.

  Не прошло и мгновения, как я услышал вздох, ставший уже до боли знакомым, медленно, вместе духом ночи, проявлялся призрак из-а которого и были затеяны все приготовления.

  Игуша, о существовании, которого я почти забыл, с интересом рассматривал полученную конструкцию.

  - Могло бы быть и лучше, но какой спрос с вас болезных? Хоть работает и то ладно. - Колдун, похоже, очень любил критиковать.

  - Очевидным минусом будет возможность заполнять его только вашей энергией. - Добавил я. Создавая формулу, мне пришлось пожертвовать некоторыми функциями, ведь я выстроил эту связь, видоизменяя наработки моего учителя. Можно сказать по шаблону, хоть и смог немного отойти от него.

  - Как ограниченно. Однако ты превзошёл мои ожидания. Пускай это и полная фигня, но я был уверен, что ты и на такое не способен. - Даже комплимент в исполнении Игуша выглядел как издевка. И как он смог так долго прожить, если я уже хочу его убить, воскресить и снова убить?

  - Не нравится - не ешь. - Сказал я отдвигая накопитель, но колдун вернул его назад телекинезом. И когда это сила призрака так возросла?

  - Лучше все равно ничего не будет, а так хоть и низкого качества, но использовать можно. - Игуша стал, видим обычным зрением и через мгновение исчез, направляясь куда-то, а я же остался наедине с переполняющей меня яростью, которую медленно, но верно смог сублимировать.

  - Орсо, как ты? - Голос Майны вернул меня в реальность.

  - Лучше, намного лучше. - Я обнял девочку.

  ***

  Я с любопытством изучал своё отражение в воде. Поправившееся лицо, отросшие чёрные волосы, орлиный нос и воспаленные темно-карие глаза с огромными синяками под ними. Убрать воспаление, добавить болезненной бедности лицу, вернув худобу и получиться стереотипный некромант.

  По правде говоря, мои волосы не были абсолютно чёрными, скорее даже тёмно-русыми, но в тени городских стен их цвет казался по-настоящему чёрным и слегка загадочным.

  Из-за крепостной стены поднялось солнце, разрушая волшебное очарование ночи, и вот на меня уже смотрит не могучий некромант, а мальчишка с покрасневшими глазами и следами недосыпа, но образ некроманта отпечатался в моей памяти.

  Вздохнув о далекой мечте, Орсо направился обратно в дом Зельцера. Работа над накопителем сильно утомила молодого мага, не столько физически, сколько морально. Перед глазами по-прежнему можно было разглядеть мелькающие символы, а стоило их закрыть, как несколько алфавитов и три состоящие из них структуры вставали перед глазами.

  - ...Уже шестой! Что за напасть такая! Шестой человек, умерший от поноса! - Орсо притаился, услышав возмущенный возглас. Мельком выглянув из-за угла, он тут же понял, что его опасения не были напрасны. Над мужским трупом искаженным смертельными муками стоял человек в бело-голубых одеждах. Не нужно магическое зрение, чтобы понять кто это. Целитель, пускай уровень сил мага и не был известен, попадаться на глаза чародею не стоило.

  Мальчик спрятался за угол и поспешил уйти из опасного места, мельком взглянув на мертвое, перепачканное испражнениями тело. Мертвец был посиневший и осунувшийся, так что трудно определить, как давно он умер, однако ветер, донесший запах его испражнений, как бы намекал, на сегодняшнее утро. Орсо скривился и пошел прочь.

  - Шестой значит. У меня есть много вопросов к одному вредному мертвому колдуну. - Я еще быстрее направился в дом приютившего нас колдуна.

  Дом встретил меня тишиной, уснувшим за столом Зельцером и что-то делающей в углу Майной. Мальчик осмотрелся в поисках призрака, и не найдя оного решил просто заговорить вслух. Утро как-никак не самое лучшее время для призраков.

  - Знаешь Игуша, интересные вещи в городе происходят... - Мальчик сделал паузу. Ожидая появления призрака. В доме Зельцера его собеседник мог слышать всё.

  В комнате едва ощутимо похолодало, и молодой некромант ощутил знакомое чувство присутствия.

  - И что же там произошло?- Холодный шёпот полный иронии и каверз. Игуша явился, пускай он и не принял видимый для человека облик, мертвый колдун знал, что его видят или, по крайней мере, ощущают.

  - Умерло шесть человек, все бы ничего, если бы не причина смерти. Скажи мне, Игуша, это ты наслал на них понос? - Мальчик спросил прямо, чувствуя как дух задрожал, а после разразился хохотом, еще похожим на человеческий, нос жуткими потусторонними нотками.

  - Это была сладкая месть. - Казалось призрак, мечтательно закатил глаза, вспоминая случившееся.

  - Жаль, только один еще жив. - Игуша тяжело вздохнул.

  - Мой уважаемый компаньон. Вы понимаете, что оставляя врагов в живых, вы сильно рискуете нашим положением. - Сам того не заметив, я начал говорить официально.

  - Не волнуйся, все по плану. Кстати, а что значит "Компаньон"? - В голосе Игуша чувствовалось подозрение.

  - Иначе говоря, - союзник. Так что за план? - Меня подмывало подробнее расспросить призрака.

  - Об этом после. - Категорично ответил колдун.

  - Тогда когда начнется мое обучение тонкостям колдовства? - Наконец был задан вопрос, важность которого была неоспорима для меня.

  - Давно пора! - Игуша захохотал.


  Глава 9

  При одной мысли об обучении магией человек, с хорошим воображением и любовью к чудесам чувствует восхищение. При слове "колдовство" первая мысль, что посещает многих - "порча". Однако они ошибаются. Колдовство это тоже способы творить чудеса, разве что другими методами. Любую силу можно использовать по-разному. Огонь может сжигать и согревать, вода - утолять жажду или разрушать, нож - резать хлеб и быть оружием. Смерть же может быть причиной несчастья или прекращать круговорот страданий.

  Так и колдовство, может быть причиной множества мучений или же творить чудеса. Может насылать и лечить болезни. Может продлевать или укорачивать жизнь. Теоретически с помощью колдовства можно добиться многого из того что доступно с помощью магии, но несомненным преимуществом будет тот факт, что колдовство требует гораздо меньше магической энергии, но большее времени и искусства.

  - Орсо, ты когда-нибудь задумывался, кто такие колдуны? - Мое обучение началось с вводной лекции.

  Мальчик задумался, ища ответ. Медленно капала вода в водяных часах, кругом царили ароматы трав. В комнате было тихо, лишь изредка слышался храп Зельцера.

  - Люди, использующие необычные силы для сотворения чудес. - Ответ вышел размытым, но как казалось - правильным.

  - Не точно. К тому же не до конца верно. Орсо. Злой крестьянин научившийся делать порчи и колдун, использующий аспекты магии, в чем разница? - Казалось, призрака подменили. Из вредного ехидного старика он превратился в мудрого на вид наставника.

  - Очевидно разница в уровне мастерства. - Я старался понять, к какой мысли его подводят.

  - Правильно, но это не всё. Главное отличие между крестьянином и колдуном - это мировоззрение. Конечно имея мировоззрение, но, не имея силы, ты будешь, только человеком, с колдовским мировоззрением, но чаще бывает наоборот. К примеру, ты Орсо, сколько у тебя было сил в начале обучения? - Мертвый колдун между делом задал очень скользкий вопрос, хотя может быть, это не было целью.

  - Чуть больше одного потенциала. - Дух хмыкнул.

  - Похвально, что ты так сильно смог его развить. - В голосе колдуна впервые проявилось настоящее уважение.

  - Но... - Не дав мне озвучить свою мысль, оборвал Игуша.

  - Я вижу, что причины твоего роста, несколько необычны. Лучше скажи теперь, считаешь ли ты себя некромантом? - Игуша стал задавать всё более опасные вопросы.

  - Лишь отчасти. Нормального обучения я не получил. - Оставалось внимательно следить за реакцией призрака.

  - В том то и суть. Однако в отличии он гипотетического крестьянина, ты являешься некромантом, пускай и необычным. - Колдун умел нагонять интригу.

  - Чем же необычным? - Свою уникальность всегда можно превратить в силу.

  - Ты нейтральный некромант. - Игуша ответил на удивление прямо.

  - В плане того, что мой дар недостаточно развит в нужном направлении? - О подобном мне говорила Эйле.

  - Нет. Дело в том, что твой дар не оформил принадлежность ни к одной из школ некромантии. Поверь, я знаю, что говорю. - Колдун умеет удивить.

  - Что это значит? - Вопрос сильно волновал молодого мага.

  - Многое. Теперь ответь мне, Орсо, чему ты хочешь научиться? Вижу, что твоей целью не является быть колдуном. - Игуша стал серьёзен как никогда.

  - Хочу спрятаться от магических взоров, достаточно хорошо, чтобы поступить в школу магии. Хочу знать достаточно, чтобы выжить там. - Впервые я настолько чётко сформулировал свою цель.

  Колдун молчал, обдумывая сказанное.

  - Смело и безрассудно. Я так понимаю, основная проблема в маскировке? - На слова колдуна я лишь кивнул.

  - А ты не задумывался об иллюзии? - Игуша всегда кладезь идей.

  - Это гениально, но, к сожалению, невыполнимо с моим уровнем мастерства. - Поразился мальчик.

  - Мысли шире некромант. Создать и поддерживать столь сильную иллюзию хватит только у опытного мага иллюзий, но мы пойдём иным путём. - Колдун-призрак подмигнул.

  "Как провести магистра или кого повыше? Как создать маскировочную защиту способную надежно скрывающую темный дар? Всё это в книге мастер и ученик. Авторы: Колдун Игуша и Некромант Орсо."

  Я усмехнулся. Смех продлевает жизнь, ведь так? Мрак. Кругом один лишь мрак. И дело было не в том, что способы, которые предлагали Игуша и Зельцер были плохи. Проблема была в другом. Способ Зельцера заключался в купании своего тела в особом зелье. Всё бы ничего, но у него было два минуса. Использующий лишался магического зрения сам, и его аура была неотличима от ауры обычного человека, а мне нужно, чтобы наличие дара не вызывало сомнений, нужно лишь скрыть темный аспект. Перепробовав все возможные способы закрыться, Игуша перешёл к академической программе, рассказав о двух известных академических способах.

  - Можно закрыться щитом, это обычная для мага практика или окружить себя магическим искажением. - Со знанием дела говорил колдун.

  - Плохо то, что это показывает, что ты маг. И вряд ли в академии будут обучать мага, явно скрывающего ауру. - Нотки разочарования слышались в голосе.

  Идей не было совсем. Впрочем, совместив некоторые идеи моего мира и иллюзии, я добился относительного успеха в сокрытии своей ауры, вернее её визуальной части. Совместив знания о кривых зеркалах, видеосъёмке и иллюзиях я создал иллюзию, которой смог удивить даже Игуша. Однако мой способ имел сразу дюжину недостатков. Он не скрывал ни вкуса, ни запаха и ощущений моей ауры. Фактически я сделал анимированную иллюзию, растянув один аспект на всю ауру. Дело сдвинулось с мертвой точки. Скрыть следы некромантии можно было с помощью формулы найденной мною в магическом бункере, оставалось надеяться, что действует она подобно фильтру. И если с тем, как спрятать следы проблем не возникало, то с имитацией ауры возникли новые проблемы. В тот самый момент, когда я попытался придать ей достоверности. Моих сил едва хватало на два цвета, и то второй выглядел как заплатка. Мысли сами собрались в план. Подобрать основу для амулета. Создать новый сложный амулет, включающий: маскирующую формулу некромантов, небольшой накопитель и собственно иллюзию, прячущую часть ауры. Вопрос был лишь в том, как сделать иллюзию правдоподобной и живой.

  - Все как раз просто, найди мага с подходящим рисунком ауры, скопируй, что нужно и все дела. - Про то, что его желательно будет после этого убить, Игуша умолчал, считая этот факт сам собой разумеющимся.

  - Хорошо, допустим, мы найдем мага с подходящей аурой и крохотной силой. До этого мне нужна основа для амулета, на которой сделать отпечаток. - Орсо тяжело вздохнул. До прибытия корабля, на котором можно было бы добраться до города, в котором расположена школа магии, оставалось меньше трёх месяцев. Срок внушительный и в то же время слишком малый для того объёма задач, которые нужно решить.

  - Орсо, а какой материал нужен для твоего амулета? - В голосе колдуна появилось любопытство.

  - Учитывая характер моего дара, лучшим из наиболее доступных будет человеческая кость.

  - Пожалуй, у меня есть кое-что на примете. - Дальше пояснять колдун не стал.

  ***

  Наверное, мне было суждено заниматься земляными работами. Как любому уважающему себя некроманту, и хотя мое профильное обучение ещё толком не началось, но вот уже который раз я рою яму. Вернее провожу раскопки.

  - И что там зарыто? - Не выдержал я, делая перерыв. Зельцер обеспечивал безопасность, а Майна была слишком мала, чтобы помогать мне в таком деле. Однако, чувство, что на меня скинули самую сложную работу, было слишком навязчиво.

  - Не что, а кого, там останки довольно сильного мага. - Игуша сказал это с некоторой гордостью.

  - Насколько сильного? - Даже для некроманта, который не завершил обучения, кости сильного чародея были очень лакомым кусочком.

  - Три нашивки. - Гордо сказал Игуша. Я же присвистнул.

  - Это же вроде уровень Мастера, как удалось заполучить такие кости? - Мне было интересно и в то же время хотелось оттянуть момент возращения к работе.

  - О, это одна интересная история... - Я услышал тяжелый вздох Зельцера и приготовился к долгой истории.

  - Было время, когда за мной, тогда ещё живым колдуном в полном рассвете сил, стал охотиться боевой маг земли. Обладатель хорошего магического потенциала и разменявший третий десяток лет. Молодой, но уже не желторотый юнец, а набиравший опыт чародей. К счастью, он не знал моего лица. А все расспросы моих жертв или клиентов, не без помощи магии, конечно, давали слишком смутные результаты. В отличие от моего новоявленного врага, я сразу получил информацию и о его личности и уровне сил. В битве магов побеждает тот, что лучше подготовлен. Я, имея уровень сил, примерно, такой как сейчас у Зельцера, мой враг же был в пять раз сильнее. Мы столкнулись в трактире, я в качестве завсегдатая, он был там в третий раз, вернее тогда я был ещё и его хозяином. Народу было мало, и я без труда увеличил пьянящий аспект эля, незначительно, на первый взгляд, изменив его магическую наполненность. Этот маг был параноиком, вероятно наслушавшись баек обо мне, и я отчётливо видел, как он искал разнообразные яды в пище, и эле. Порчи и проклятья. Вот только ничего этого не было, разве что пьянящий аспект и немного трав, вызывающих желание посетить отхожее место. Что маг и сделал, не заметив как уснул. Кто-то скажет, что мне просто повезло, но это не так. Мой враг был просто преступно беспечен. Дальше в дело вступил нож, привычным ударом я полоснул мага по горлу и был ошарашен. Вначале мне даже показалось, что меня переиграли. Сломанное лезвие как бы намекало на это, но ответной реакции не последовало. Я ударил вторым ножом в глаз магу, но лезвие замерло в расстоянии ногтя до его глазницы. Я был напуган и взял припрятанную неподалёку кирку. Выверенным движением нанес удар по темени и почувствовал лишь, как кирка легонько касается его головы. Я ударил снова, с тем же эффектом, но кирка осталась цела уже два удара, и я нанес третий. Потом четвертый, пятый, шестой... На седьмой удар сопротивление спало, сталь кирки пробила череп и вошла в мозг, тем самым убив мага. Я замел следы, выбросив мантию в канал, привязав к ней бревно и некоторые вещи мага, часть, правда, спрятал с рядом с другим трактиром. Я опасался расследования, но его не последовало. Тело же самого мага я зарыл тут. - Игуша закончил свой рассказ, я же был поражен. Маг, освоивший весьма сложные техники, на том уровне, что их можно поддерживать бессознательно, был убит тем, кто гораздо слабее его.


  - Орсо, ты кое-что забыл. - Игуша говорил очень спокойно.

  - И что же это? - Я внутренне напрягся.

  - А кто будет копать? - Призрак говорил до омерзения вежливо.

  Снова в дело пошла лопата. Снова раз за разом она вгрызалась в землю, пока наконец не уперлась во что-то твердое.

  - Стой, похоже, оно. - Игуша внимательно посмотрел вниз, я же сменил лопату на деревянный скребок.

  Сначала показались камни, валуны с половину человеческой головы давили на старые кости. Еще с полчаса аккуратной работы и моему взору предстали старые, пожелтевшие от времени кости. На каждой конечности, и на черепе лежал камень. На ногах по два. Руки и ноги скелета были связаны полуистлевшей верёвкой, а рядом лежала, проржавевшая кирка с остатками ручки. Стоило убрать камень с головы, как взору предстал массивный пролом в черепе. Ребра, ноги и руки скелета были поломаны.

  - Колдун Игуша, с черепом понятно, но что случилось с остальными костями? И зачем надо было связывать труп? - Призрак выдержал паузу.


  - Меры предосторожности. - Уклончиво ответил призрак.

  - От чего интересно. - От Орсо веяло сомнением. Всё же Игуша не делал ничего просто так.

  - От подобных тебе. - Слова Игуша заставили мальчика поежиться.

  - От темных? - Не от детей же он прятал тело.

  - От заклинателей душ. - Голос Игуша приобрёл скребущиеся нотки.

  - Но разве некромантия не запрещена? - Вопрос был сильно важен для меня. Запрещать некромантию, равносильно запрету рыжих или брюнетов... Хотя везде найдется лазейки.

  - Нет, заклинатели душ, они могут только искать тела и допрашивать мёртвых, а так не найдёт. - Игуша указал своей призрачной рукой на веревки и камни. То, что верёвка была целой до сих пор, говорило о том, что о сохранности позаботились.

  Когда я освободил череп от камня, то сразу ощутил присутствие негативной энергии, и картина стала ясна полностью. Все они - веревки и камни, скрывали и собирали в себя энергию магического и физического разложения, чем изрядно подпортили исходный материал, в то же время надежно укрыв его от посторонних. Не знаю, как хороши местные маги, но я бы без помощи Игуша, не смог бы найти этого захоронения.

  Это без сомнения был маг сильнее меня и его кости представляли немалую ценность в прошлом. Сами кости в большинстве своем были сломаны, их магическая структура повреждена маскирующими чарами, и хотя их качества по-прежнему были не очень плохи, даже я видел, насколько сильно испорчен этот материал. Жаль, выбора не было и нужно работать с тем, что есть.

  После осмотра скелета удалось выбрать несколько подходящих для работы костей, остальные были безнадёжно испорчены. Магический контур, был уже подготовлен и я без проблем нанес его на обточенную плоскую кость. Оставался лишь один вопрос, чью ауру скопировать?

  Работа с маскировкой ауры сопровождалась множеством озарений, что позволяло чувствовать себя гением, строить воздушные замки и раз за разом штудировать доставшуюся мне литературу, пока несколько раз не встретил упоминание нужной мне техники. "Маска". Техника, позволяла не просто скрыть ауру, а заменить ее действующей имитацией, было лишь три небольших нюанса, мешавшие выполнить этот ритуал. И первым было отсутствие описания самого ритуала, вторым - необходимость найти донора, третьим доступный уровень силы по комментариям Эйле относился к Магистру и выше. А это... Точно не помню, какой объем, но он выше того, что я, Зельцер и призрак могут выдать, опустошив свои резервы. Даже с помощью Майны, разницу в силе не перекрыть. Хотя есть и другой путь. Путь Тьмы.

  - Уважаемые чародеи, вы сможете помочь составить мне нужный ритуал. - Я услышал, как оба колдуна чем-то поперхнулись, хотя и Игуша призрак.

  - Порой твоя наглость не знает границ, но так и быть, великий Игуша поможет тебе. - Пока я слушал слова призрака, одна мысль не давала покоя. А не слишком ли он обнаглел?

  Впрочем, с помощью двух колдунов, своих познаний и записей мы начали пытаться воссоздать схему ритуала. Времени было два с лишним месяца. Много, и в тоже время слишком мало, чтобы сделать невозможное. У нас было лишь направление и это скверно.

  Я трезво оценил свои шансы. Мага-донора найти можно. Заготовка под ритуал готова. Осталось взять силу, которую можно позаимствовать и сам ритуал, ставший единственным препятствием. На создание ритуала заново может уйти не одно десятилетие, если не сотни лет учитывая скорость магического прогресса. Имелось два месяца, возможно чуть больше, и если за это время не получиться сотворить чудо, придётся распрощаться с идеей обучения в академии. Утешал тот факт, что я всё же научился качественно скрывать свою ауру, но, то, что идея, что вертелась у меня перед глазами, не может воплотиться в жизнь, совсем не радовала.

  Незаметно прошёл месяц. Записи множились, в то время как дело не сдвинулось с мертвой точки. Сидя на лавке, я наблюдал за Майной, когда она шила тряпичную куклу, и наблюдая за её работой, я понял, чего не хватало в наших наработках.

  - Майна, ты гений! - Радостно вскрикнул Орсо.

  Девочка подняла глаза. В них читалось удивление.

  - Спасибо. Но не мог бы ты сказать, что значит "гений"? - Девочка очень любила всё новое и быстро запоминала всё это.

  - Очень умный человек! - Чмокнув девочку в лоб, Орсо побежал к колдунам.

  - Эврика! - Вскрикнул мальчик, и в тот же миг, послышался тяжелый вздох Зельцера.

  - Опять? - Зельцер казался дико утомлен, научной деятельностью.

  - Думаю, я знаю, как создать слепок ауры. Магия кукл! - На одном духе сказал Орсо.

  - А это вариант. Однако сработает ли это как надо, но проверить стоит однозначно. - Призрак был в своем репертуаре. Да он был сильным колдуном, но невыносимым человеком.

  Магией Кукл я не владел. Как и Магией жизни, Демологией и остальными направлениями. Зато это знал Игуша и отчасти Зельцер. Оба колдуна пообещали решить мою проблему, и весь день я их не видел. Делать ничего не хотелось, но я не сдавался и читал свитки.

  Я не заметил, как пришел вечер. Пару раз я разговаривал с Майной, а дальше читал и пил чай. Этот мир вызывал слишком много вопросов. Даже, если идея с маскировкой закончится неудачей, я уже научился многому за это время, и главное из этого - скрывать свою силу. Сейчас сидя за свитками, в голову пришла всего одна идея - отработать этот прием до совершенства.


  Орсо вздохнул. За все время он смог изучить лишь некоторые приемы колдовства, местами буквально основы, местами интересные приемы и некоторые секреты, местами улучшил свое мастерство. Но боевую магию я так и не изучил.

  Они вернулись под вечер. Уставший Зельцер и довольный, побледневший Игуша. Заметив раздраженного ученика и довольного учителя, я понял, что всё удачно.

  - Полюбуйся, кукла с волосами мага земли. - Услышав слова колдуна Орсо присвистнул. Шутка ли, добыть волосы мага и ещё сделать куклу за один день?

  Зельцер, с кислой миной, протянул мне довольно грубую тряпичную куклу с забавной рожицей, одетую в имитацию мантии мага. Тут не было фотографической достоверности, но на кукольной мантии встречались линии и символы, как и положено, быть на мантии чародея земли. Зеленый и коричневый, никаких посторонних цветов. Грубая на первый взгляд, кукла поражала подробностью деталей, а главное в ней чувствовалась магия. И у самой куклы была аура.

  Пораженный, я тут же принялся за работу. Подготовил свою заготовку, притащил все накопители, которые имелись в доме, и мы вчетвером стали творить чары. Поначалу всё шло прекрасно, с помощью магии мы закрепили ауру на амулете, зафиксировали, оставалась самая мелочь, сделать так, чтобы эта аура растянулась поверх моего маскирующего экрана и напитать ее краской. Только, вот, сколько энергии мы не вливали в амулет, этого не получалось. Используемые колдунами накопительные схемы позволившие накопить в структуре амулета силу, достойную уровня магистра, тоже не принесли результатов. Аура вышла хорошей, стойкой, но совершенно бесполезной учитывая нашу конечную цель. Получилась прекрасная фотография для проектора, вот только самого проектора у нас не было, и на его создание не хватало ни знаний, ни времени. Прошло, два месяца и три дня из намеченного срока, когда в порт прибыл корабль, которому суждено было доставить нас к школе магии, а я не знал, что делать дальше.

  Корабль будет стоять в порту на ремонте недели две, так что немного времени было, но идеи по созданию ложной ауры исчерпались. Оставалось решить вопрос, плыть или не плыть? Зельцер и я научили читать Майну, пускай и по слогам, но для её возраста в этом мире это был великолепный результат. Со счётом дела обстояли туже, хотя девочки прекрасно считала до 20 на пальцах, рук и ног, разумеется.

  В пользу моего желания остаться, было безопасное место и учитель колдовства, которого, учитывая профессиональную паранойю колдунов, снова найти будет практически невозможно. В пользу академии говорило другое. Она в первую очередь доступ к знаниям. Потом, дар Майны, хоть и получил мой отпечаток, представлял собой если не светлый, то нейтральный характер, и, учитывая, что его верхняя граница все отчетливее замирала на четырёх потенциалах или выше, можно было думать даже о бесплатном обучении, во всяком случае, денег, чтобы обучить девочку, мне должно было хватить. Правда обучаться она всё равно не могла, так как ещё не достигла положенных лет. Как я узнал, день рождение у Майны через три недели. Девочке исполняется восемь. Замечательный возраст, вот только в школу, за редкими исключениями берут с 11 лет, не раньше. Тогда дар становится, достаточно стабилен, чтобы начать обучение, до этого же нужно ждать.

  Казалось, останься, изучи колдовство, авось сам сможешь создать маскировку для ауры, а после, уже имея хорошую базу и развитую колдовскую силу, дай Майне доступ к магии, а она поделится знаниями с тобой, с другой стороны, может получиться рядом со школой магии брать частные уроки?

  - Зельцер, как думаешь, что следует сделать? - Орсо решил посоветоваться, с тем, с кем мог, и чьему опыту доверял.

  - Ты замотался, так что сначала ответь мне, некромант, чего ты хочешь? - Зельцер говорил спокойно и всем своим видом показывал, что готов ждать. Орсо же задумался.

  - Я хочу быть сильным насколько это возможно. Хочу проникнуть в тайны магии и приобщиться к знанию. Хочу, чтобы я и Майна были в безопасности. - Орсо проговорил то, что он ставил как свои цели, и на душе стало немного легче.

  - Ты можешь остаться здесь, тайн магии тебе не обещаю, но их может заменить искусство колдовства. - Слова Зельцера заставили вновь задуматься.

  Книги по магии можно было бы купить или достать иным способом, но некоторым тонкостям можно научиться или годами практики или у учителя. К тому же, я некромант, и мне нужен соответствующий учитель.

  - Я все же некромант, тут, куда ни посмотри, нужен доступ к запретной магии. Быть может, стоит поскитаться по миру в поисках темного знания? - Мне нужна была сила, и как говорила Эйле, мне следовало развить сначала некромантию.

  - На это можно потратить целую жизнь. - Слова Зельцера, как-то сами собой напомнили мне седых колдунов и волшебников. Наверное, так и ищут знание те, у кого нет школы магии, но я знал, где она и жаждал заполучить это знание.

  - Зельцер, не знаешь ли ты способов стать сильнее? - Конечно, спрашивать у мага, что слабее тебя на треть резерва, не самая разумная идея, но вдруг.

  - Не знаю, если бы знал... - Зельцер был оборван на полуслове скрипучим кашлем.

  - Дурачьё! Способ есть, и не один! - Игуша... Призрак любил действовать на нервы.

  - И что же это за способ? - Наверняка должны были какие-то подводные камни.

  - Можно заключить сделку с демоном и черпать из него, можно получить псевдомеридианы, долголетие и неуемный голод, вот только демоны всегда просят не мало, и если ты утратишь эту связь, то потеряешь все что приобрел. Ты можешь заключить договор с духом, тут аппетиты поменьше и пакостят такие меньше, хотя тоже не всегда. А можешь завести тотем, разделив свою силу с животным. Сила изменит и тебя и его, ты сможешь удвоить, свой резерв, но если его убьют, не факт, что ты оправишься. - Игуша закончил свою длинную речь.

  - Колдун Игуша, что же мешает использовать один из этих великолепных методов? - Вопрос казался весьма сложным, и Орсо ждал подвох.

  - Отсутствие схемы ритуала. - Ответил Игуша. Орсо мысленно выругался.

  Это было очередным доводом в пользу Школы Магии, там был выше шанс найти нужный ритуал. Демоны отпали сами собой, но два других варианта, казались, очень привлекательны.

  - Не знает ли великий Колдун, некромантов кроме меня? - Игуша, любил, когда к нему так обращались.

  - Возможно, и знаю, был у меня знакомый там, звали Суран. - Слова призрака круто поменяли мои планы.

  Даже сама, пускай и призрачная надежда встретить наставника, по тёмному искусству, была притягательна.

  - Не подскажите, как найти вашего знакомого? - Для мечника лучшим наставником будет мечник, для лучника - лучник, для колдуна - колдун, для некроманта соответственно.

  - Я не уверен, жив ли он вообще, но обычно Суран жил где-то поблизости от школы магии. Последний раз я его видел двадцать лет назад. - Двадцать лет большой срок, но в тоже время не настолько, чтобы даже обычный человек умер от старости. Хотя, всё возможно.

  - Как его найти? - Это был резонный вопрос. Некромант должен прятаться искуснее, чем колдун, чтобы просто выжить, не говоря уже о практике.

  - Он был мужчиной на закате лет по человеческим меркам, и весьма молод для мага, ростом на голову ниже Зельцера и уже в плечах, у него были чёрные волосы с редкой сединой и длинные крючковатые пальцы, серые глаза и заметная родинка на левой стороне носа. - Описание было довольно расплывчатым, тем более прошло двадцать лет, но родинка и цвет глаз являлись хорошими показателями.

  - Значит, шанс найти его есть? - Орсо воодушевился.

  - Есть, только каждые три - пять лет он меняет жильё, иногда и занятие. - Колдун замолчал. Но в этот миг, Орсо уже решил, что будет искать некроманта.


  ***

  Где-то в северных землях, графство Оргальд замок Аш"Неверзил.

  Огромные залы замка украшали огненные кварцы, своды потолка покрывала огненная мозаика, кругом царили три цвета, красный, желтый с их оттенками, на черном фоне. В просторной комнате горел яркий свет.

  Слуги услужливо облачали молодого лорда в одежды ярких цветов. Черно-желтая рубаха, черные красными линиями штаны, рядом ждала чёрно-красная мантия и алые сандалии с черными полосами.

  - Целуй. - Одиннадцатилетний лорд протянул свою босую ногу молодой служанке.

  Девушка, дрожа мелкой дрожью, поцеловала, ногу лорда, боясь поднять взгляд, а после осторожно надела алые туфли и потупив взор, отошла в сторону. Мальчишка встал. Он не был высок, и потому ступив на пол, казался ниже. Тем не менее, он внушал страх всем присутствующим. Он был сыном Архимага огня.

  Черная мантия, казалось, подсвечивалась красным изнутри, что делало образ мальчика зловещим. Его же лицо казалось бесконечно милым, пока он не улыбнулся. Его улыбка походила на оскал хищника, взгляд, же словно искал жертву.

  - Молодой господин, ваш отец ждёт. - Статный мужчина в черном наряде совершил полупоклон.

  - Хорошо, Аривьери. Я скоро буду. - Лорд направился к выходу. Медленно шагая по коридору замка.

  На улице мягкими снежинками падал снег. Трудились смерды и менее многочисленные холопы. Лужи покрыла тонкая корочка льда. Ночью был мороз. Маги огня чувствуют подобные изменения, пускай и не особо остро.

  Молодой лорд пошёл дальше. Он не хотел заставлять отца долго ждать. Приближалась зима - время, когда небесного огня становилось меньше, в то время, как стихия, являющаяся его противоположностью вступала в свои права. Зима была самым нелюбимым временем года для молодого лорда, и как он считал, для остальных магов огня.

  Холод никогда ничего не давал ему кроме плохого настроения. Лорд же любил летний зной и пекло. Жару, что сушила болота и выжигала траву, жару, что оставляла ожоги на телах людей.

  - На колени, смерд. - Мальчишка презрением смерил тут же упавшего ниц слугу. Мусор. Ни капли магии. Единственное на что годны эти отбросы, так это уборка навоза и другая грязная работа.

  Садистки улыбаясь, наступил на голову слуге, после чего вытер ногу об его голову. Чернь должна знать своё место.

  По коридору разнесся звук бьющейся вазы. Лорд обернулся, и его молодое лицо расплылось в улыбке.

  - Вижу я, тут кто-то проявляет неуважение к хозяину этих земель. - Случайно сбивший вазу слуга, застучал зубцами.

  - Господин! Пощады! - Слуга, взрослый мужчина рухнул на колени перед мальчиком, что был на несколько голов ниже него.

  - Пощады? Что ж, я буду милосердным. - Улыбаясь, мальчик коснулся своей рукой гладкой щеки мужчины, и его лицо исказила гримаса боли. Молодой лорд улыбался, касаясь пальцами плоти и медленно двигая ей по дрожащей щеке. Запахло паленой плотью. Там где пальцы Лорда Огня касались кожи мужчины, плоть покрывалась глубокими ожогами и волдырями. Мужчины кричал. Жгучая боль растекалась по его телу и не уходила даже тогда, когда огненное дитя убрало свою руку.

  - Запомни этот урок. В следующий раз я заберу твой глаз. - Лорд ушёл, оставив мужчину корчиться в муках.

  ***

  - Сын мой, я ждал тебя, и я недоволен твоим опозданием. - Черноволосый лорд огня, с волосами собранными в пучок, был сердит.

  - Отец, нужно было проучить раба. - Он не чувствовал себя виноватым.

  - Сын, ты ведь знаешь чем рабы, отличаются от смердов?

  - Знаю. Смерды - зависимые от нас недомерки, рабы наше имущество.

  - Тогда почему, ты будущий хозяин Аш"Неверзила, портишь свое добро.

  - Я виноват, отец, но за проступки надо наказывать!

  - Это так, но тебе стоит лучше выбирать наказания.

  - Я понял отец, свое имущество надо беречь.

  - Помни, сын мой. Придёт время и мои земли станут твоими. Но это лишь в том случае, если ты покажешь себя достойным. Пока же у тебя осталось меньше года, до обучения в школе магии.

  - Стоит ли мне вообще там учиться, отец? Я уже могу многое, и пускай мой дар недавно стабилизировался, он достаточно силён.

  - Для твоего возраста, но не для лорда огня. Пускай, твоя сила сейчас уже велика, тебе многому предстоит научиться. Тебе стоит там хорошо учиться, и взглянуть на других учеников. Из-за указа Лордеваля, три сотни лет назад нам стало запрещено иметь более десяти рабов, на сотню слуг или крестьян. Конечно, смерды тоже зависимы от нас, но нельзя позволять этим выродкам наглеть. Раб бесправен, смерд же может стать магом, а раб - смердом. Пойдя в школу, присмотрись к ним, покажи, где их место и найди способы управлять.

  - Да отец. - Молодой лорд поклонился отцу. До нового учебного оставалось две с половиной четверти.

  ***

  Собирая в дорогу, следовало беспокоиться о возможных неприятностях. Корабль, на котором нам предстояло плыть, не внушал доверия, ни внешним видом, ни командой. Старые, видавшие виды доски, скрипящая мачта и серые паруса с заплатками, команда бомжеватого вида, и пара пиратских физиономий прекрасно дополняла картину.

  Орсо огляделся. На этом корабле нужно совершить недельную поездку, дальше будет твердая земля и земли магов. Мальчик проверил свои пожитки. Продукты, которыми их снабдил Зельцер, Несколько исписанных конспектов, напоминающих, рукописные книги - результат работы с колдунами, свитки по некромантии и записи Эйле, несколько самых примитивных одноразовых накопителей, походный набор колдуна - самые необходимые, для колдовства вещи, спрятанные по тайникам деньги и кинжал некроманта. Много и в тоже время мало. Орсо сделал шаг к кораблю.

  - Не передумал? - Зельцер, стоял рядом, провожая Орсо и Майну.

  - Нет. Мне нужны эти знания, и если повезет, то я найду учителя. Спасибо вам за все. - Орсо и правда, был благодарен, отдых пошел ему с Майной на пользу.

  - Тогда возьми, учитель просил передать. - Сказав это, колдун протянул мальчику сложенный плащ.

  - Что это? - Орсо чувствовал магию в странном желтоватом плаще.

  - Наша защита, конечно, это не щит боевого мага, зато гораздо экономичнее. Майна, тоже не хочет остаться? - В словах мужчины слышалось беспокойство.

  - Нет. - Коротко ответила девочка.

  - Тогда это понадобится и тебе. - Колдун протянул такой же плащ Майне.

  - Спасибо! - Улыбнулась девочка.

  - Спасибо тебе еще раз. - Тихо сказал молодой некромант.

  - И последнее. Орсо, пускай учился ты всего ничего, но ты смог проникнуться нашим духом, и потому поздравляю. - Зельцер протянул мальчику аккуратный нож простой деревянной рукоятью, от которого веяло колдовской силой.

  - Мастер зачаровывал лично, несмотря на свое состояние. - Добавил Колдун.

  - Я не знаю, как вас отблагодарить.

  - Не, нужно, ты уже сделал, все возможное, выживи, Орсо.

  - И тебе не хворать, Зельцер.

  Они ушли, оставив колдуна смотреть им в след, медленно поднялись по трапу наверх и скрылись на корабле.

  - Ты уверен, что это была хорошая идея? - Тихо спросил Зельцер.

  - Нет, но думаю, что так будет все же лучше. Нам тоже следует убраться из города. Дня через три прибудет "Сушеная Треска" и мы на нее сядем... - Высказался, прячущийся неподалеку Игуша.

  ***

  Море... Это словно река без берегов, огромные просторы и свобода. Небольшие волны. Кричащие чайки и летучая рыба. Солнце, зной и морская вода, или же холод и промозглая влага. Бесконечная качка и мирская болезнь!

  Орсо склонился за борт корабля... Любуясь водной гладью... В том числе. Качка была одним из тех факторов, что не способствовало хорошему настроению.

  - Надо было идти по суше... - Мальчик, шатаясь, пошел по палубе. Его качало, а рядом шла, довольная Майна.

  - Море, это здорово, правда? - Она так и лучилась теплотой.

  - Да, здорово... - В голосе мальчика была различима ирония, не имея больше сил сдерживаться, он вновь перевалился через бортик.

  Не считая качки, морское путешествие проходило достаточно хорошо. Дул попутный ветер, изредка прерываемый периодами штиля, да и само судно оказалось крепче, чем казалось на первый взгляд. Трюм, однако, оказался счастливым обладателем небольших течей, некоторые члены команды - бывшими пиратами, то и дело бросавшими косые взгляды в стороны детей, но скользнув по их одеждам, быстро теряли интерес.

  Оставалось еще пять дней пути, дул попутный ветер.


  ***

  Совет магов. Замок Бренгваль.

  Большой дворец, являющийся одновременно замком, способным достаточно долгое время сдерживать превосходящего по численности, живой и магической силе противника, гудел. То и дело где-то появлялись суетливые слуги, неподвижно стояли десятки големов-стражей, выполненных, словно творения великих скульпторов. Стены замка украшали великолепные гобелены и мозаика, статуи ныне покойный глав совета, стояли по бокам коридора.

  Собирался Совет. Старшие и Младшие члены совета занимали свои места. Великие Магистры, Грандмаги и несколько, Архимагов, уже находились в зале. В центре зала стоял огромный стол, представлял собой огромный, вытянутый эллипс, с одной стороны которого возвышался массивный трон из роскошного белого камня, остальные места вокруг стола были не в пример скромнее.

  Стол, находился на возвышении, от которого шли белые ступени, ведущие к четырем другим столам, расположенным ниже. Места наверху занимали лишь сильнейшие из присутствующих. Архимаги занимали самые почетные места, Грандмаги чуть менее почётные, Великие Магистры находились ниже, за другими менее почетными столами, что касается обычных магистров, их редко допускали до заседаний, а до обсуждения они не доходили вовсе.

  Белый трон занимал Король. Архимаг, что считался сильнейшим и мудрейшим из всех присутствующих. Адрамерон Вильфгарн Декоредора. Сильнейший маг воздуха в королевстве, и возможно во всём Мире. Он по праву носил титул Верховного Мага и Короля Чародея. Его сила была невообразима, способности сильнейших из присутствующих блекли перед его силой.

  Конечно, были те, кто в чём-то превосходил его. Тот же Архимаг-артефактор , имеющий второй по размеру магический резерв, после главы совета, был великолепным артефактором, но в то же время боевым магом, где-то на уровне Магистра, возможно Великого. Кто-то мог превосходить его во владении какой-либо стихией, однако никто не обладал подавляющим превосходством.

  Адрамерон был стар. Стар, даже по меркам магов, но всё ещё являлся весьма крепким стариком, что двести семьдесят лет занимал место главы совета.

  - Этлен, мы тебя уже заждались.- Глава совета окинул взором задержавшегося Архимага, после чего стукнул посохом о мраморную плиту, начиная собрание.

  - Я собрал вас здесь, господа, чтобы сообщить известия, приятные и не очень. Теократия, опять расширила свои территории, что начинает вызывать беспокойство. В нашем положении, война с этим государством нежелательна, и в то же время, мы не можем игнорировать усиление потенциального противника. Потому, я поручаю решить эту проблему тебе, Элен.

  - Я исполню это Светлейший. - Архимаг поклонился.

  - Теперь перейдём к следующему вопросу. Бангальди, как ситуация с Империей смерти?

  - Всё тихо. Нынешний Владыка занят внутренними проблемами. Судя по всему, он борется с внутренними распрями и наводит порядок, так что Рехетский Мир будет в безопасности ещё некоторое время.

  - Прекрасно. Нихей, как обстоят дела с обучением магии? - Он обратился к магу со смуглой кожей, в чьей крови явно чувствовалась примесь нелюдя.

  - Прогноз благоприятный. В этом году, пятая часть выпускников Школы Магии, имеют хорошие шансы поступить в академию. Не считая это факта происшествий нет.

  - А жаль. Что ж, перейдем к следующему вопросу...

  Совет кончился как обычно. Члены Младшего Совета, роптали, что придётся обсуждать нудные вопросы, "Большой Эллипс" расходился по своим занятиям и назначениям.

  - Давно не виделись, Арш'Гур! Я слышал, что твой внук в этом году поступает в школу магии. - Этлен поприветствовал Архимага Огня, не входящего в Совет.

  - Всё так, на него у нас большие надежды. - Старик был таковым лишь внешне, внутри его переполняла сила, и приглушенный жар окружал его всюду.

  - Как думаешь, у него есть шанс сместить старого маразматика? - В голосе Этлена слышалась ирония и слабая надежда.

  - Вряд ли. Его сила в перспективе, позволит лишь войти в совет и потребуются столетия, чтобы он стал хотя бы интересным противником, для обладателя Белого Престола. Смотрю тебя, сильно напрягает новое назначение? - Старик говорил это даже с некоторым участием.

  - Оно не по мне. Чувствуется, что меня направляют в короткую, но неприятную ссылку, за мелкое опоздание. - Этлен вздохнул.

  - Король Чародей далеко не дурак, чтобы о нём ни говорили. Думаешь, он так долго занимает Белый Престол лишь благодаря силе? Не обманывайся, конечно, наш Уважаемый, возможно сильнейший маг своей эпохи, но он хороший лидер и интриган. Про обстановку с некромантами он спрашивает на каждом совете, но на самом деле он самый осведомлённый маг в этом вопросе. Война будет, Этлен.

  - Преклоняюсь перед вашей мудростью, Великий, но не проясните ли, как скоро ожидать войну?

  - Это максимум вопрос пятидесяти лет. Новый Владыка почти готов начать её, и мешает ему разве что отсутствие наследников у некоторых магических родов, но это не может быть вечной преградой. Война будет, жестокой, Этлен...


  Глава 10

  Фирс. Ночь. Первая треть, первой четверти. (Примерно 1:40-1:50 ночи)


  Небо закрыли частые облака. Не было видно ни луны, ни звёзд, лишь осенний холод царил этой ночью. Стражник выдохнул пар и принялся греть руки, перехватив удобнее копье. Холодно - этой ночью ему не поспать.

  - Мэнер, что за несправедливость? Второй день подряд мы в такой мороз. - Мороз действительно уже был, где-то минус пять земных градусов по Цельсию.

  - Хегува, хватит. Нам стоит радоваться, что все тихо... - И словно в опровержения слов стражника то там, то тут слал слышаться стук по крышам и где, то в ночи по улицам города прокатился зловещий смех.

  - Вот, сглазил... - Ответил Хегува, высматривая в темноте врага.

  Со всех сторон показались парные танцующие огоньки, и стоило стражнику развеять тьму светом факела, как перед его взором предстал оживший мертвец. Его тронутое разложением тело, с белесыми глазами и червями, копошащимися в ноздрях, заставили, заставили обоих страдников отшатнуться, а одного из них выронить факел. Света стало в два раза меньше и двадцать оживших трупов разом шагнули со всех сторон к стражникам.

  - Халена вошь... - Выругался стражник, вставая в боевую стойку, как вдруг почувствовал, как холод коснулся его спины, и прежде чем его тело упало на мостовую, стражник увидел тень, скользнувшую рядом с его приятелем.

  Горбатая фигура, закутавшаяся во мрак, стояла над двумя мертвыми телами, со следами ножевых ранений, окруженных черной сеточкой сосудов. Осмотрев тела двумя алыми точками глаз, существо заговорило.

  - Добро, пожаловать. - Тела стали медленно шевелиться, с каждым мгновением искажаясь все сильнее...

  ***

  Кровь... Она переполняла мои жилы и гулко стучала в висках. Руки дрожали, и странное туманное чувство накрывало мое тело. Оно несло, тянуло неизвестно куда и с каждым разом становилось всё сложнее удержать свои внутренности в себе. Они лезли наружу, стремились покинуть моё нутро и извивались подобно змеям. Отвратный вкус не сходил с моего языка, становилось всё сложнее сдерживать очередные рвотные позывы. Голова кружилась и словно жила сама по себе. Казалось, она летала где-то под потолком, быстро махая ушами. На смену змеям, поселились ежи. Тихо похрюкивая, они что-то искали в кишках... Хотя вроде бы ежи не должны хрюкать. Вдруг тяжелый удар чего-то тяжелого о землю заставил их бегать быстрее...

  - Орсо! Мы приехали! - Радостный вопль Майны диким грохотом пронёсся по ушам, и я осторожно открыл глаза, боясь, как бы жучки в мешках под моими глазами не разбежались по лицу.

  - Земля? - Тихо спросил Орсо. Никогда прежде он не чувствовал себя таким беспомощным и бесполезным.

  - Земля! Мы прибыли, можно сойти с корабля, и тебя больше не будет мучать морская болезнь! - Девочка светилась, наполняя каюту каким-то домашним уютом, от чего мальчик слабо улыбнулся.

  - Это не морская болезнь, а мой кошмар. - С трудом, стряхивая с тела липких лягушек и вытаскивая многоножек из ушей, мальчик встал. В углу пара ежей, играли в карты, а ящерица фальшивила на скрипке. Бред. Орсо это прекрасно понимал, но легче от этого не становилось. Пятый день бессонницы, вызванный плохим самочувствием, подходил к концу и всё чаще перед глазами появлялись образы на границе сна.

  Ёж с решетчатым панцирем полз по стене. Его иголки подобно щупальцам, ловили мух. Он полз, подобно лягушке-древолазу и мяукал. Орсо с интересом рассматривал это чудо, под пристальным взглядом которого существо начало проявлять способности к метаморфизму.

  - Мне надо поспать...

  ***

  - Земля... Твердая земля! - Шатающийся худой мальчик прильнул к земле стараясь обнять её. Он гладил её руками, трогал, разве что не целовал.

  - Эм... Орсо, я конечно уже поняла, что ты не очень любишь море, но чтобы настолько. - Девочка была удивлена, и сейчас, несмотря на свой малый возраст, казалась старшей сестрой.

  Глаза слипались, стоило их прикрыть на минуту, как сон норовил захватить мальчика в свои объятья. Нельзя. Слишком опасно засыпать незащищенным. Мальчик сфокусировался, на уже начавшей слабеть защите и сон отступил. Куда-то идти надо было. На постоялый двор, найти человека, сдающего комнату или ещё куда.

  Орсо встал. Ноги не шли, тело пыталось уснуть на ходу, а в голове начинали вновь слышаться странные голоса, и хотя мальчик и имел магические способности, его терзали смутные сомнения, но в одном мальчик был уверен абсолютно - это не способности медиума.

  Мальчик напряг свой сонный мозг и медленно направился на постоялый двор. Несмотря на почти неделю без сна, временами получалось собраться с силами, пускай и ненадолго. Молодой некромант обратился к своему резерву, который казалось, просел на треть, если не больше, о чём постоянно напоминал щит, поддерживать который становилось всё труднее.

  - Мне нужна комната, на двоих. Не очень дорогая. - Орсо выглядел уставшим.

  Хозяин постоялого двора - худой мужчина с ямочками на щеках, поправил свои черные, едва тронутые сединой волосы и посмотрел, на потенциального постояльца, взглядом профессионала окинув его наряд. Долговязый мужчина, он же бармен и местный кришит-парикмахер. Принимал всех, чей внешний вид не обещал проблем. Его взгляд скользнул по волосам мальчика, а так же девочки стоящей рядом с ним, и больше он ни на чём не заострял внимание.

  - Есть комнаты, по шесть и восемь медяков в день. Есть дороже. - Он следил за лицом возможного постояльца. Внешний вид мальчика производил впечатление человека пускай и не богатого, но платёжеспособного. Тем более, столь молодые постояльцы не были редкостью, учитывая факт наличия Школы Магии неподалёку.

  - В чём разница? - Мальчик говорил несколько устало, от чего бармен отметил, что вопросы лучше отложить на завтра.

  - В удобстве. - Он улыбался, своей фирменной улыбкой, понимая, что сил искать другой постоялый двор, по крайней мере, сегодня, у мальчика нет.

  - Нам нужна комфортная комната на двоих. - Мальчик говорил с некоторым раздражением в голосе.

  - Тогда, вам придется по вкусу весьма милая комната за десять медных монет в день. - Мужчина, отметил про себя, что мальчик намерен согласиться.

  - Еда входит в плату? - Мальчик вздохнул.

  - Как можно! Мы делаем обед, вам это будет стоить четыре медные монеты. - Хозяин постоялого двора выжидающе посмотрел на мальчика, и случайно встретился с его полным ненависти взглядом. На спине появились мурашки, но через мгновение, взгляд мальчика стал просто усталым.

  - Вот за два дня и за обед сегодня. - Мальчик достал из своего кошеля двадцать четыре медные монеты.

  - Обед только сегодня? - Поинтересовался хозяин.

  - Сегодня, а там посмотрим. - Мальчик улыбнулся, и его улыбка почему-то вызвала напряжение у бармена.

  - Пани, проводи наших гостей в хорошую комнату. - Сказал хозяин, сгребая деньги. Убрав их, он закрыл и протер глаза, слегка меняя восприятие, а после окинул своих постояльцев магическим зрением.

  - Интересно. - Трактирщик улыбнулся, отмечая наличие магического дара у девочки и у мальчика. Вот только у последнего он был скрыт, Трим, так звали трактирщика, не был магом, но обладал одной нужной способностью, развитой им до предела возможного. У мальчика был дар. Но он сознательно приглушал его и делал размытым.

  Трим со своими скромными навыками мало что понимал в этом, да и маги, часто прятали свои ауры от посторонних, а сам Трим не знал трудно ли этому научиться, но сам факт, что мальчик, в столь юном возрасте владел и пользовался данной техникой, был любопытен.

  - Интересно... - Повторил трактирщик.

  ***

  Старший инквизитор Храма Света Бенедикт Нирам Ренгео писал материалы по делу.

  "Некромант. Сейчас в этом факте не осталось сомнений. Уровень силы не известен. Несмотря на это представляет опасность уровня банды. Последователь Темного Пути. След обрывается у реки, там же где был обнаружен сильно изношенный зомби, при жизни предположительно бывший странствующим паладином. Формула, использованная для его создания довольно примитивна, однако ранее не встречалась. Первоисточник установить не удалось. Дальнейшая информация по делу "Крысиного Короля" отсутствует. Подробности и предыдущие материалы расположены в архиве".

  Нирам Бенедикт поставил точку, и вдумчиво пробежался глазами по сокращенному отчету. Инквизитор тяжело вздохнул, понимая, что это дело возможно так и останется в архиве. След потерян. Некромант никогда не задерживался в городе дольше необходимого. Есть два зафиксированных случая и все. Больше он не давал о себе знать.

  Инквизитор свернул письмо и отправил с голубем.

  - Силы всегда не хватает. - Он призадумался. Из-за отсутствия мастеров мыслей в своём подчинении приходилось пользоваться примитивными способами связи. Конечно, обладатели подобных способностей редки, но в его воинстве был один, вот только его донесения считались незначительными.

  Некромант... Монстр в человеческом обличии. Человек душой чудовища. Нет, чудовищно искажённая душа. Инквизитор задумался. Прошло больше пятидесяти лет и до сих пор то там, что тут появляются фанатики Тьмы. Эти земли слишком долго были лишены длани света.

  - Выжгу всю ересь, всех колдунов в этих землях. - Глаза инквизитора загорелись.

  ***

  Ночь. Паук мерно плетет свою паутину, тихо дует ветер, и тишина. Я повернулся. Жизнь полна иронии. Была ночь. Тьма давно вступила в свои права, подпитывая мою темную силу. И не давала уснуть. Сила бурлила, потоком растекаясь по моему телу, ночь была черна, и я не знал, что делать.

  Хотелось спать, сон был самым желанным из возможных событий. Тогда, не найдя лучшего варианта, я решил дать отдых телу другим доступным мне образом и погрузиться в медитацию. Заглянуть в себя, что иногда, было бы полезно и обычному человеку. Я посмотрел на Майну. Девочка тихо спала, а на стенах светились бледным светом, подобно Земной Луне, магические символы. Глубоко вздохнув, я принял удобную позу и закрыл глаза. Сон находился где-то рядом и потому, сознание с радостью поплыло по непроглядной тьме, что текла по моим жилам.

  Все происходило успешно. Кругом была лишь чернота, но чернота иная, чем та, которую видим мы, просто закрывая глаза. Это была безграничная черная бездна, черные щупальца которой скрывала сама Тьма, это тихая дрожь и мурашки, покрывающие все тело. Тихий шепот десятков голосов, и осознание того, что сейчас ты находишься не в своей комнате, а в другом, опасном, но в то же время до боли знакомом месте.

  - Ну, здравствуй. - Темный силуэт отделился от всепоглощающей Тьмы, приобретя легкий оттенок синего пламени. Миг, и неясный силуэт обрел форму черного зеркала, напоминающего по форме эллипс. Искусная рама, скрывающаяся в тени окружала его.

  - Я ждал.- Ответил тихий голос, поворачивая зеркальную поверхность к гостю. Из зеркала на мальчика смотрело его же отражение. Все в крови, с кинжалом в руках и безумной улыбкой на лице.

  - Пробей брешь, выпусти меня. - Тихо сказал холодный голос.

  - Кто ты? - Орсо испытывал удивление, вновь разговаривая с персонажем из своих снов.

  - Я - это ты, вернее часть тебя, что за последний год гораздо чаще использовалась, чем за всю предыдущую жизнь. Посмотри. - Отражение провело рукой с другой стороны зеркальной поверхности, показывая, на фоне своей бледной кожи ранее незаметные черные трещины.

  - Эта преграда хрупка, немного надави, и она рухнет, открывая доступ к Силе, столь желанной тобой. - Голос говорил сладко, желанно, маня к себе.

  - Нет. Сейчас я не готов принять эту часть себя. Мне нужно больше знаний, навыков и опыта. - Мальчик ответил твердо, Знать свою внутреннюю Тьму в лицо стоило дорого.

  - Взгляни, ты сможешь гораздо больше, чем способен сейчас. - Тьма умеет показывать возможности. Стоит лишь открыть себя Тьме, и без проблем можно будет кидать предметы весом с человека, летать, собрать отряд немертвых, способных быть весьма внушительной силой. Сила столь желанна и близка, вот только ценза нее казалась высока. Можно увеличить все свои способности, но это требует крови и смерти.

  - Не сейчас. Есть маги, что сильнее меня, даже когда мы едины. - Орсо пошел прочь.

  - Я буду ждать.- Голос остался спокоен.

  Медленно, словно поднимаясь с большой глубины, сознание возвращалось на положенное ему место. Сначала вновь появилось ощущение тела, почувствовались пальцы ног колени, живот, медленно ощущались пальцы рук, мышцы лица. Когда по телу прошёл легкий разряд, мальчик открыл глаза.

  Ночь отступила, и уже было достаточно светло. Ночь уступила своё место рассвету, который, по воле осенней четверти, задерживался.

  Звенящая тишина отдавала в ушах, голоса в голове роптали, а в комнате лишь слышалось дыхание девочки.

  Орсо встал и зевнул. Сон снова покинул его, хотя мальчик знал, что это чувство с новой силой нападёт на него днём, но молодого некроманта подобное не волновало. Медленно пройдясь по комнате, он посмотрел на свои руки.

  - Интересно, я действительно этого хочу? - Мальчик задумался. Тьма манила. Множеством сил и способностей, могуществом, пускай и не безграничным. Вот только зуд в глазах ненавязчиво намекал, какова может быть цена для всего этого без должной подготовки.

  - Я хочу силы, и когда-нибудь я возьму у Тьмы всё, что мне может пригодиться, но только тогда, когда смогу за это адекватно заплатить. - За всё в этом мире надо платить, впрочем, как везде. Кровью, здоровьем, временем. Порой цена отличается, но трудно сказать, что выгоднее.


  ***

  Прошла неделя, Орсо судорожно осознавая причину посещения портового города, обратился к хозяину трактира, Триму.

  - Скажите, вам известна дата, начала обучения в школе магии? - Мальчик, что был сильно измотан в начале, сейчас выглядел практически отдохнувшим, но слегка нервным.

  - Через полгода, в первый день, весенней четверти. - Трим смотрел на мальчика с легким недоумением, впрочем, узнать столь важный факт можно было и раньше, хотя мальчик для трактирщика без сомнения стал примером человека, приехавшего издалека. Вопрос был в том, откуда?

  - Спасибо. Однако какая ирония. - Усмехнувшись, мальчик пошел дальше. Пока не скрылся из виду окончательно.

  - Интересно. - В который раз повторил трактирщик, отмечая тот факт, что еще ни разу не видел ауру мальчика открытой.

  ***

  Вот я и в двух шагах, от места, где учат магии. У меня есть деньги. Подходящий возраст, но нет возможности обучаться. Интересно, как решить эту проблему?

  Можно нанять учителя, благо денег хватает, но кто станет учить человека, скрывающего свой дар? Да даже если станет, это серьёзно поднимет стоимость обучения, к тому же учитель может догадаться, что я скрываю. Нанять учителя Майне, а самому наблюдать за уроками. Не подходит, надёжно скрыть свой дар я могу только методом Зельцера, который сводит на нет всё обучение. Попросить Майну учить меня? Похоже на хороший вариант, вот только для этого девочку лучше отправить в академию, что раньше, чем через несколько лет, не светит. Да и время терять не хочется, не говоря о том, что жить на что-то надо, а запасы серебра у меня далеко не бесконечны.

  Нужно искать учителя на стороне, желательно некроманта. Суран, именно из-за него я приехал сюда, но так и не смог найти каких-либо следов. Оно и понятно, в этих землях проще найти портал в другой мир, чем адепта Тёмного Пути. Хотя всё же искать следует.

  В неприметном на первый взгляд плаще, я в одиночку гулял по улочкам Фирса выискивая интересных мне людей. Как оказалось, подарок Игуша, спокойно гасил силу удара летящего камня, возможно так же он мог бы выдержать удар ножом и не один, вот только после этого плащ необходимо особым образом зачаровывать и обновлять наложенные на него чары.

  Опытным путем удалось выяснить, что плащ выдерживает попадание 8-10 камней. Ценой тому было два десятка развитых глиняных горшков и много, даже слишком много бесценных компонентов.

  Плащ работал. От камней защита работала хорошо, напоминая форму хоккеиста, возможно, она может даже задержать слабое плетение боевой магии или смягчить силу удара при падении. В остальном, по защитным свойствам плащ уступал средней кольчуге, в то время как выигрывал в незаметности. Не знаю, что подвигло старого колдуна создать нечто подобное, но думаю, что дело в той истории, про мага земли. На месте Игуша, я бы всеми силами попытался создать доступными средствами аналог той защиты и вижу, что колдун преуспел.

  Свернув в очередной темный переулок, я задумался. Мой аккуратный желтоватый плащ был замаскирован, под видавшую виды накидку, с десятком заплаток и множеством пятен. Немного сажи, легко смывающейся краски, и слабых иллюзий - всё, маскировка готова, осталось только, не попадаться лишний раз на глаза кому попало.


  ***

  Астария. Поместье Лорда Де-Риз.

  "Чёрная роза, из праха взростает,

  Серые крючья в камень вонзает..."

  Мезавис Албдес Де-Риз

  Грандмаг Смерти.

  Лорд Де-Риз сидел во главе накрытого на него одного банкетного стола. Его лицо прикрывал чёрный капюшон мантии мага, но даже это не скрывало отсутствие носа, и изуродованную ожогом кожу, придававшую ему сходство с мумией. Он был один. Вечно боязливые слуги шныряли, туда-сюда боясь прогневать грозного господина. Но Мезавис молчал, изредка бросая свой взгляд на присутствующих. Его холодные глаза, на изуродованном лице производили неизгладимое впечатление даже на видевших виды людей... Говорили, что ими смотрит сама смерть.

  Сейчас банкет напоминал поминальную процессию, где родня, монах и покойник - одно лицо. Гнетущую атмосферу подчеркивали двое зомби стоящих у дверей.

  Мезавис Безликий. - Ужас Астарии.

  Мезавис вздохнул, от чего воздух со скрипом пронёсся через его носовые щели, а подошедший слуга покрылся потом.

  - Что-то хотели?

  - Свободен.

  - Покорнейше благодарю.

  Владыка. Так некроманты называли у себя магов Смерти, достигших огромного мастерства в своём искусстве. Этого титула удостаивался далеко не каждый, многие обладая даже большими резервами силы, чем у Мезависа, не могли его получить.

  Он был высоким мужчиной порядком выше двух метров ростом, по местным меркам он являлся практически великаном. Его тело покрывали чёрные одежды и мантия, лицо и руки были дверью в ночные кошмары. Кожа была неестественно бардового цвета, покрытая частыми буграми и небольшими складками. На лице не было носа и в одной щеке зияла дыра идущая от того места где должен находиться левый краешек губ.

  Губы были, но бледные и безжизненные, руки казалось под стать древней мумии. Лишь на шее и нижней части скул, были видны участки нормальной кожи. В остальном лишь небесно-голубые глаза на изуродованном лице напоминали о том, что их обладатель - живой человек.

  Мужчина подошёл к зеркалу, ровной походкой властителя. Аура густого страха вокруг него распугивала все живое. Он посмотрел в старинное зеркало, столь долго служившее своим владельцам, что обрело свою собственную волю и силу.

  - А ведь когда-то, я был красавцем.


  ***

  Замок Доргош. Владение Императора, Империи Агарош.

  Император поставил точку после последнего слова и размял пальцы. Встал из-за стола и закрыл свой труд в ящике. Медленно пройдясь по алому ковру, лежащему на полу, он подошёл к окну. Миром правила ночная мгла. Чары воздуха, отгоняющие метель от Белого замка ярко светились в ночи.

  Выла метель. Мудрец с телом юноши открыл огромное, состоящее из множества стекол чуть больше человеческой ладони, окно своего кабинета, сделал несколько шагов назад и прыгнул. Тело быстро выскочило в окно, легонько пошевелив пальцами, Император изменил направление полета и в несколько стуков сердца перелетел через крепостную стену.

  Еще мгновение, и воздушный щит остался позади. Метель устремилась к крохотной фигурке, на фоне гор, но не достигла ее. Император аккуратно приземлился ногами на пушистый снег. Метель свирепствовала, вокруг царил дикий холод, но ему было тепло. Он медленно ступал по снегу, вглядываясь куда-то вдаль.

  - Ваше Величество, могу ли я попросить вас, вернуться назад? - Позади императора возник Гвардеец из его охраны. Маг, в боевом одеянии и вооруженный мечом. Он не был могущественным владыкой магии. Но обладая высоким магическим потенциалом, развивал чисто боевые способности. И если обычные маги были достойны титула человека армии, то, маг ставший гвардейцем являлся тем, кто способен одолеть большинство чародеев, пробив их защиту одним ударом.

  - Ты быстро Грифальт. - Император медленно повернулся, осторожно ступая по снегу в своих дорогих, расшитых золотом туфлях. Он окинул гвардейца взглядом полном одобрения.

  - Владыка, при всем моем уважении, к вашим спонтанным прогулкам, я вынужден просить вас вернуться. Тут, слишком трудно защищать Вас, Ваше величество. - Гвардеец выглядел обеспокоенным, его рука лежала на рукояти меча.

  - Не стоит формальностей Грифальт, ничто не вечно. Жизнь и Смерть сменяют друг друга в бесконечном танце, и быть может когда-то и этому придет конец. - Император сделал еще несколько шагов по снегу.

  - Восхищаясь, вашей мудростью, я не могу принять столь легкого отношения, к угрозам вашей жизни. Вы нужны Империи! - В голосе Грифальта чувствовалось возмущение.

  - Империи нужен приемник, которого, к сожалению пока нет. - Император тяжело вздохнул.

  - Владыка, вы сами понимаете вашу важность, так почему же не хотите возвращаться назад?! - Гвардеец всеми силами пытался убедить Владыку вернуться.

  - Я гуляю Грифальт. Прекрасная ночь, не правда ли? - Расслабленным жестом Владыка указал в ночь, заставив Гвардейца напрячься ещё сильнее.

  - Прошу, вас, не пора ли завершить прогулку? Или вызвать охранение? - Грифальт почти отчаялся убедить своего повелителя.

  - Не люблю толпы людей. Впрочем, ты прав, пора возвращаться. - Император картинно зевнул, разворачиваясь в сторону замка.

  - Позвольте, я быстро провожу вас до замка. - Гвардеец почувствовал легкое облегчение.

  - Быстро? Зачем? Мы медленно прогуляемся до стен. - Услышав слова Императора, Грифальт вновь напрягся, но ничего сказал.

  Медленно, словно нарочно издеваясь над своей охраной, Владыка шёл, оглядываясь по сторонам, изредка останавливаясь, чем заставляя Грифальта покрываться потом. Лишь когда Император достиг охраняемой территории, Гвардеец вздохнул спокойно, и когда Великий Чародей, скрылся из виду, начальник стражи позволил себе высказаться вслух.

  - Это ужас какой-то! - Он облокотился на стену, чувствуя, как задержали колени. Владыка был в своём репертуаре, учитывая множество неудачных покушений, и бесчисленные казни, окружавшие Императора, за ним по праву закрепилась слава Бессмертного Владыки. Но много ли в этом правды? Действительно ли, тот от чьего имени трепещут враги и ликуют подданные, бессмертен? Или это невероятная удача? Грифальт не знал ответа.

  ***

  Криган, расслабленно облокотился на красное кожаное кресло. Порой беспокойство о своей персоне льстило, однако больше, оно забавило императора. Он вздохнул, и, скидывая с себя одежды, направился к ванной. Холод мраморной плитки, теплая вода ванной, напоминающей огромный бассейн, расслабляла. Владыка с наслаждением погрузился в воду, наслаждаясь тем, как тело отдыхает. Ему не нужен был сон, по крайней мере, в том виде, в котором его воспринимают обычные люди, тело прекрасно восстанавливалось, однако порой хотелось просто расслабиться. Император погрузился в размышления. Нужно было еще многое сделать, но это будет уже не сегодня.

  ***

  Фирс трущобы

  Возможно, я был во власти стереотипов. Возможно, надеясь на удачу, хотелось найти что-то полезное. Ведь если отводить людям глаза, избегать магов и поддерживать морок, всё будет безопасно. Так мне казалось тогда.

  Защита на плаще пошла рябью, и я ощутил ощутимый толчок, едва устояв на ногах. Недолго думая я отскочил в сторону, едва успев уйти от второго удара увесистого бревна. Один удар, забрал почти весь запас энергии.

  Бревно звучно ударилось о мостовую, дав мне время оценить своего противника. Это был здоровенный мужик, с лицом, не замутненным интеллектом. Ростом он был в чуть ниже двух метров и очень широк в плечах. Внушительных размеров пузо, скрывала засаленная рубаха, а во рту значительно не хватало желтых зубов. От моего противника ощутимо пахло алкоголем, причём далеко не самым лучшим.

  - Бесовщина!!! - С диким криком, этот здоровенный "боров" бросился в мою сторону с бревном наперевес, от чего пришлось снова укорачиваться не без труда. Противник слегка прихрамывал. Его движения были грубы и нечетки, но самым страшным было то, что даже в тот момент, когда я пытался окончательно отвести ему глаза и стать невидимым, он безошибочно находил моё местоположение, стараясь превратить меня в фарш.

  Я не стал думать ни минуты, а быстро побежал в сторону тёмного переулка. Темнело. Пьяный здоровяк, явно видел меня сквозь магию иллюзий, однако, недостаточно хорошо иначе бы, учитывая мою обычную внешность, увидев которую вряд ли стал обращать на меня внимание.

  Мужчина погнался следом, но всё же, то с каким трудом он преследовал меня по тёмным улочкам говорило об одном, что ему тяжело меня разглядеть, когда я так быстро двигаюсь или дело в выпитом им алкоголе.

  Петляя по улочкам, я несколько раз слышал, как громила несколько раз впечатывался в стену, пока вовсе не отстал. Тем не менее, я бежал прочь, петляя в переулках, пока, наконец, не очутился, сам не знаю где. Фирс, откровенно говоря, не был по земным масштабам большим городом. И, тем не менее, своими извилистыми улочками он давал хорошую фору многим маленьким городам России.

  Я скинул морок. Сейчас необходимость в нём отпала, да и разряженный плащ вызывал беспокойство, пускай и сохранял малую часть защитного заряда. Оставалось оглядеться и перевести дух. Вездесущая паранойя и тут не покидала меня, а скорее наоборот росла. Рука осторожно нащупала спрятанный под плащом кинжал. Совмещая знания о местных погребальных отрядах, и техниках запечатывания кладбищ, я смог сделать аналог гроба, для своего ножа. Ножны вышли громоздкими, к тому же они замедляли процесс накопления силы, ведь, несмотря на свои основные свойства, нож мог накапливать энергию, правда объём резерва я так и не смог выяснить.

  Прохожих не было, лишь какой-то сгорбленный старикашка, шёл по другой стороне улицы.

  - Вы я вижу, потерялись, молодой человек? - Старик, неожиданно быстро поравнялся со мной. Он был седым человеком с редкой бородой, одежду составляли серые лохмотья. При ходьбе он опирался на кривую палку. На первый взгляд обычный старик. Вот только чувство смутного беспокойства не покидало меня. Что-то в нём не позволяло расслабиться. Толи взгляд серых глаз, толи голос, слишком крепкий для старика, или возможно дело было в деревянной ноге, вызывавшей ассоциации с пиратами.

  - Я ищу путь на площадь. - Это правда. Точнее знать этой личности не стоит. Морок же, после случая с алкоголиком я решил не использовать, по крайней мере, сейчас.

  - О, это совсем не далеко, пройди тот переулок, дальше переулок, и дальше увидишь площадь.

  Я осторожно оглянулся в сторону, куда указывал старик. Там действительно был переулок, и казалось всё спокойно. Осторожно оглянувшись в сторону старика, я заметил того, идущего в противоположную от меня сторону.

  - Спасибо! - Крикнул я в след, старик же лишь махнул рукой. Казалось беспокойство ушло, но неприятный осадок остался.

  Переулок петлял и извивался, подобно огромной змее. Кругом царила грязь и нищета, изредка соседствующая с запустением. Казалось, стоит поторопиться и не отвлекаться на посторонние мысли.

  Моё чувство опасности взвыло. И в то же мгновение, повинуясь какому-то странному порыву, я отскочил назад. Со странным свистом передо мной упала сеть, опутанная странными магическими плетениями. Ужас медленно рос, вместе с осознанием, что тебя раскрыли. Конечно, команда по поимке оплошала с первой сетью, но вряд ли ее хозяева имеют единственный инструмент.

  Оставалось ждать появления охотников на магов. Охотников за головами... Да кого угодно, но появился он.

  Он спустился с высоты пяти метров, словно шагнув на ступень ниже. И спокойной походкой направился в сторону мальчика. Старик с деревянной ногой шёл слишком бодро для и инвалида, а приближался и того быстрее. Я же обходил по широкой дуге сеть, плетения которой явно подавляли магию.

  - Знаешь, я не врал, там можно увидеть площадь, вот только дойти не получиться, ведь там тупик. - Старик улыбнулся и его облик начал расплываться. "Личина" - всплыло в голове у мальчика. Рост старика стал на голову выше, горб распрямился до некоторой сутулости, исчезли обноски, сменившись на мантию, которой соответствовал ранг "Лотур" у северных некромантов, как и прочие адепты Тёмного пути и независимые королевства, не жаловавшие классической системы рангов.

  - Темный маг. - Орсо сделал ещё один шаг назад.

  - Ты прав, и знаешь, ты прошёл испытание, так что возможно я возьму тебя в ученики. - Враждебность казалось, спала, однако мальчик не спешил соглашаться.

  - Ты мне не нравишься. И ты не тот, кого я искал. Сам твой вид не внушает доверие. - Орсо сконцентрировался, укрепляя защиту. Он знал, что против полноценного Лотура не имеет шансов.

  - Жаль. Ты слишком подозрительный. - Некромант медленно повернул руку на своей кривой палке. С хрустом она разделилась, и некромант извлек темное лезвие из замаскированных ножен. По цвету, оно напоминало что-то среднее между сажей и ржавчиной, но вместе с этим от лезвия разило тьмой.

  Оставалось надеяться на доступную магию и тот факт, что мой интуитивный щит выдержит против атак некроманта, что было впрочем, сомнительно. Ведь фактически, единственным имеющимся навыком, пригодным для боя, оставались иллюзии, которые в свою очередь против мага, с такой разницей в опыте имели бы нулевой эффект.

  Когда некромант достал свой нож, я ждал магической атаки или удара ножом. Вот только вместо этого мощный удар в грудь, разрушил все планы. Колдовской плащ рассыпался прахом, вобрав в себя часть силы удара, перед глазами потемнело и вместе тем сознание померкло. Оставался лишь один вопрос. Что это было?

  - А что ты ожидал? - Заговорил внутренний голос. Действительно, что? Магии, надежнее было идти учиться у бедных студентов, у них и опыта меньше, и знания нужного уровня найдутся. Или нет. Сейчас уже, наверное, поздно... Хотя может, просто не повезло? Способ сокрытия был тёмный, так может в этом и дело?

  Причины, по которым магу мог понадобиться обладатель схожего дара, были самыми разными, начиная увеличением силы, что возможно, как мне успела показать Эйле, до расходных материалов. В любом случае, это летально.

  - ... жаль. - Скрипучий голос старого чародея, ознаменовал возвращение в реальность. Чувствовалась близкая полночь. Тьма крепла.

  Осмотревшись, я обнаружил себя, оголенного по пояс и прикованного к стене, вернее, держало мои руки и ноги что-то поразительно напоминающее виноградную лозу или полоски кожи, в нынешнем состоянии не разобрать. Ситуация совершенно не способствовала светской беседе.

  - Смотрю, ты очнулся? У меня есть предложение, которое может тебя заинтересовать. - Некромант слегка изменил положение своего пленника. На удобство это повлияло не в лучшую сторону, но теперь можно было сказать, что то, что удерживало руки и ноги, было живым... Нет, вернее обладало смутным подобием жизни, чуждой природе и в то же время более устойчивой.

  - Молчишь? Что ж, сочту это за желание узнать подробности. Назови своё магическое имя. - Некромант хищно улыбнулся, и сразу всё встало на свои места.

  Магическое имя своего рода сосредоточение силы и слабостей любого мага и колдуна. Это ключ к его силе и нечто вроде пароля. Некоторые магические воздействия не действуют на мага или действуют слабее, если врагу не известно магическое имя.

  - Нет. - Ответил мальчик. На груди ныл огромный синяк, болели ребра, возможно в них были трещины.

  - Подумай лучше. Назвав его, ты избавишь себя и меня от лишних проблем. - Некромант снова улыбнулся, в то время как Орсо ощутил прикосновение к своему дару, вернее, к той его части, что досталась от Эйле. Прикосновение напоминало, стальную хватку, грозя вырвать фрагмент дара.

  - Если повезёт, ты сможешь восстановить свой дар... Да что там, без имени твои шансы выжить, практически отсутствуют. - Сила некроманта ощущалась чуть меньше, чем у того незнакомого инквизитора, но в то же время казалось она гораздо больше, чем у всех магов и колдунов, виденных мною ранее. Он не скрывался, но две трети его ауры словно покрывала короста, что-то словно сдавливало его силу, подобно удавке. И мне казалось, что это - проклятие.

  - Я тебе не верю. Само твоё предложение весьма сомнительно и даёт слишком много лазеек. - Пытаясь выбраться, удалось выяснить одно. Магические путы, не препятствовали накоплению энергии в теле, но в, то, же время любая попытка колдовать, пресекалась ими на корню. Голова, в отличие от конечностей была свободна, вот только сотворить какие-либо чары, способные помочь в этой ситуации не представлялось возможным. Враг же молчал, раскладывая на деревянном, пропитанном кровью, столе различные инструменты. Щипцы, нечто похожее на штопор, крючья, несколько ножей, с лезвиями причудливой формы, иглы - всё это слишком напоминало орудия для пыток.

  - Ты прав, шансы сомнительны... Но так они у тебя есть, конечно, ты потеряешь значительную часть силы, но шансы восстановиться будут, вдобавок получив знания. - Некромант не лгал. Оставались вопросы, на которых не было ответов.

  - Скорее это ты стремишься за большей выгодой. Узнав магическое имя, ты смог бы извлечь силу дважды, до и после восстановления. Учитывая, что нормальных некромантов тут днём с огнём не найдешь, такая возможность тебе не скоро представиться. - Мальчик говорил. Долго, стараясь потянуть время, ведь то, что ему светило, очень дурно пахло.

  - А знаешь, ты прав. Идея выкачивать силу дважды меня не посещала, быть может, я бы взял тебя в ученики, но конкуренты мне не нужны. - Некромант стоял ко мне спиной, но даже так было заметно, как с пальца на правой руке стало образовываться темное плетение. Энергия напоминала, черный кофе, смешанный с сажей и кровью, местами от потока отделялись кроваво-алые и черные искры.

  - Все твои предложения были пустыми. - Орсо, чувствовал, что некромант не собирается медлить, полночь была близка и темная сила становилась крепка, как никогда. Инструменты, разложенные на столе, намекали, на то, что продолжение разговора может стать, самым крепким воспоминанием на оставшуюся жизнь. Вдобавок последним.

  - Уважай старших, щенок. Никаких манер. - Некромант что-то зашептал, и инструменты, разложенные на столе стали отсвечивать фиолетовым. Дальше медлить было нельзя.

  Что делать если из магии ты владеешь только иллюзиями? Что делать, если ты некромант, но не имеешь слуг? Остаются только самые отчаянные меры, то без чего в другом случае можно обойтись, становится единственным вариантом, стоит лишь лезвию ножа оказаться у твоего горла.

  Осторожно, по сосудам силы, нужно направить энергию. Осторожно, и не торопясь сконцентрироваться на опасной способности. Так же осторожно открыть глаза. Мир изменился, вернее, стал ощущаться иначе. Воздух, звуки, удары сердца - все пропитывала энергия. Рабочий стол некроманта, просто окружало облако смерти, боли и негатива, его инструменты выли голосами замученных душ, но сам он был воистину ужасен.

  Его ауру пропитывала Тьма, сила, совершенно иная, чем то, с чем я сталкивался ранее. В ней чувствовалось присутствие хаоса и безумия. Крохотные искорки, но они встречались повсюду. Самого же темного мага покрывала не магическая короста, нет, его силу душили три сильных проклятья. Но между них было слабое свечение, напоминающее корень, проросший в самого некроманта.

  Медлить было нельзя. Действуя по наитию, Орсо коснулся этого свечения, вливая в него свою силу. Часть свечения выходило за пределы его защит, в числе которых Орсо сомневался. Энергия полилась, слабым ручейком, но и этого было достаточно, чтобы слабое свечение зашевелилось. Некромант вздрогнул, выронив нож, и хватаясь за спину. Но через мгновение развернулся, метая в меня кинжал. Проклятое лезвие пролетело в сантиметре от моего виска, срезав клок волос, тут же опавший прахом. В тот миг, когда лезвие вонзилось в стену, чары, подобно щупальцам коснулись меня.

  Холод, подобно щупальцам мрака, устремился к моему сердцу. Медленно отнимались части тела, пальцы немели, и холод растекался по сосудам, холодные прикосновения смерти дошли до сердца, на мгновение, сбив его ритм, но, не дав остановиться, чары рухнули, опав прахом.

  - КАК... ТЫ ЭТО СДЕЛАЛ?! - Некромант рухнул на пол, инструменты покрылись ржавчиной, а на его тело обрушилась сила, десятилетия копившаяся в трех проклятиях. Магические путы, сдерживающие, Орсо ослабли. Некромант поднялся, его тело разлагалось на глазах, словно из-за проказы.

  - Темные ритуалы дают темные способности. - Орсо закрыл глаза, в которых чувствовалась резь, словно в глаза попал песок.

  - БРЕД! - Некромант снова упал на пол во второй раз. Медленно ползком он направился в сторону своего пленника.

  - ТО, ЧТО ТЫ ИСПОЛЬЗОВАЛ, РЕДКАЯ СПОСОБНОСТЬ! ОТКУДА?! ПОЧЕМУ, У ТАКОГО КАК ТЫ, ЕСТЬ ТО, ЧТО ЕСТЬ ЛИШЬ У ЕДИНИЦ?! ОТКУДА... - Некромант замолчал. Его тело все меньше шевелилось, превращаясь в сильно разложившийся труп, но он был еще жив. "Предатель", - шептало одно из проклятий, продолжая свою работу. Когда тело перестало шевелиться, внешне его можно было сравнить с трупом, прошедшим несколько месяцев разложения.

  Попытка освободиться не увенчалась успехом. Путы ослабли, вот только чары, сковавшие тело, не утратили своей силы. Полночь вступила в свои права, и темные силы окрепли. Чувствовалось, как в теле, куда не дошли путы заклятья, струилась сила, но в, то, же время, тьма укрепляла сковывающее заклятие. Орсо захохотал.

  - Какая ирония, выжить после встречу с темным магом, и оказаться на грани смерти из-за незавершённого заклятия. Как ожидаемо. - Орсо тяжело вздохнул. Тело не хотело слушаться, лишь шея голова и грудь сохраняли свою полную свободу.

  Надо было решать возникшую проблему. Некроманты всегда славились тем, что их заклятия сохранялись даже после смерти, если некромант желал подобное. Конечно, заклятье не должно было быть рассчитано на удержание, остались лишь следы, магического паралича, но и их хватало.

  Смертельный паралич. Насколько смертоносным может быть это заклятье? Стоило ему дойти до сердца или парализовать дыхательный нерв - и всё было бы кончено. Почему же заклятие моего лучшего врага, подействовало именно так? Лучшие враги - мёртвые враги. Но как мне показалось, в тот миг, некромант пытался помешать мне, пробудить его проклятие.

  Вообще сами проклятия достаточно сложная магия. Они, сильно различаются по силе и сложности, но то, что упокоило этого некроманта, было воистину ужасно, что-то за пределами возможностей Лотура. Только Тьма, и всяческие ухищрения, позволяли ему практически полностью подавлять действия наложенных проклятий, пускай далеко не бесследно для своей силы и здоровья. И все же, мой интуитивный порыв был подобен искре, попавшей в пороховую бочку. Ещё бы глаза не болели.

  Возвращаясь к вопросу выживания, мы встаём перед очередной проблемой, как снять паралич со своего тела? Несомненным плюсом было его магическое происхождение, и надо было торопиться, чтобы избежать закрепления этого воздействия. Оставалось думать. Если мыслить логически - мне повезло. Не в плане, того, что я попал под заклятье некромантии, а в том, что подобные чары разрушить должно, быть на порядок легче.

  Прием меня впечатлил. Пускай он не удался до конца, но даже нынешний эффект впечатлял. В схватке с живым некромантом подобное уже равносильно смерти. Некромант пытался меня убить, сомнений в этом не было, иначе, желай он мне смерти, но знай, что умрет сам, мог использовать проклятье или более крепкий паралич. Но враг хотел жить, и это желание спасло меня.

  Разум заняли поиски пути освобождения. Вначале, закрыв глаза, нужно было вспомнить действие заклятия. Благодаря моей способности, вспоминать было что. Вряд ли я смог бы повторить эту технику, однако, сами принципы боевой представляли ценность, и кое-что я успел понять.

  Разрушить настолько ослабшие чары было не сложно, стоило лишь освободить руку. Что и представляло основную проблему. Заклинание, способное разрушит остаточное плетение, известно не было, взглядом тоже его не уничтожить. Оставалось старое доброе колдовство.

  Нужно разрушить чары на одной руке, дальше пойдет проще. Осторожно, зажав язык между зубами я стал увеличивать давление, пока не почувствовал привкус крови у себя во рту. Медленно, выверяя каждое действие, усилил аспект крови и просто плюнул на свою правую руку. Колдовство, в отличие от магии отличалось большим количеством чисто физических контактов. Так что, сочетая элементы колдовства и разрешенные элементы магии крови, можно было попытаться разрушить чары, сковавшие мою руку.

  Кровь имеет особую силу, и вместе с силой и знаниями она способна на многое. Легкое тепло прокатилось по мышцам и медленно, но верно, онемение начало спадать. Чтобы закрепить эффект и ускорить освобождение от пут.

  Чары медленно таяли подобно весеннему льду. Мышцы медленно вновь оживали, а пальцы начинали нехотя и с трудом шевелиться, как после долгого нахождения на холоде. Медленно, ток энергии становился сильнее, возвращаясь в своё нормальное состояние. Начали сгибаться пальцы, но мышцы всё ещё плохо слушались.

  Время шло, и вот уже к правой руке вернулась былая подвижность. Недолго думая, я решил освободиться. Рывок, ещё рывок и нет прогресса. Даже лишившиеся магии и прогнившие путы оказались достаточно прочны. Пришлось начать постоянные попытки их прорвать, надеясь, что моя кожа всё же прочее, чем материал удерживающий меня.

  Время шло. Спустя, наверное, бесконечное множество попыток путы перетерлись, оставив меня со свободной, но разодранной в кровь рукой. К счастью, пострадала только кожа. Я сжал и разжал кулак. Пальцы работали, хотя в мышцах и присутствовала некоторая отечность. Лишившись одной из опор, вес всего тела полностью лег на левую руку. Дискомфорт был настолько силен, что давление ощущалось сквозь паралич.

  Желания устранять последствия столь не удобного положения у меня не было. Поэтому, я стал, используя правую руку избавляться от пут на левой руке, лишь пару раз коснувшись плетения, вызвавшего паралич. Путы поддавались без особого труда. Когда же, я окончательно освободил свою руку и уже чувствовал вкус победы, мое тело рухнуло вниз.

  - Мои ребра! - Досталось в очередной раз самой пострадавшей части моего тела, голове же, в этот раз повезло. Тем не менее, мое положение было не самым удручающим. Неподалеку от меня, не имеющего возможности встать из-за темных чар, и пут сковывающих ноги, лежала куча рваного тряпья, в которой я признал свою верхнюю одежду. Некромант не старался сохранить её целой, но вот мой кинжал не пострадал.

  Осторожно вытягиваю руку, и начинаю тянуть его к себе. Моих навыков телекинеза едва хватает, чтобы достать его из ножен и медленно потянуть к себе. Он движется, моё сильнейшее и пока единственное магическое оружие, вот только движется со скоростью хромой улитки. На трети пути я выдохся. Лоб крупными каплями покрывал пот, голова трещала.

  Передышка. Коплю силы. Снова. Медленно, стараясь не тратить всю выносливость. Моего резерва более чем достаточно, вот только эта манипуляция напрягает строго определенные меридианы. Передышка. Снова, тяну свое оружие к себе. Костяная рукоять противно скребет по полу. Передышка. На пределе возможностей телекинеза, рукоять магического инструмента касается моих пальцев. Глубокий вздох.

  Пальцы медленно подтягивают клинок и он приятно ложиться в руку. Чувствуется облегчение. Плоской стороной ножа касаюсь левой руки, разрушая остатки сковывающих ее чар. Меняю положение своего тела и одним движением избавляюсь от пут, сковывающих мои движения. Провожу лезвием рядом с ногами, вытягивая в клинок остаточную темную энергию. Свобода! Медленно встаю.

  Голова кружится, перед глазами все размыто, свет вызывает режущую боль. Осторожно, опираясь на стену, обхожу труп некроманта. Рядом полки, на которых когда-то были книги, темные книги, хранящие в себе столь нужные мне знания. Сейчас там лишь труха. Но главное, я жив!

  Рабочий кабинет некроманта был достаточно просторен. Серые стены покрывала плесень, пол был земляной. Выход был всего один, и у него стояла деревянная вешалка. Увидев ее можно было удивиться, так как пускай и она и была достаточно грубой работы, в интерьер кабинета она как-то не вписывалась. Возможно, некромант просто не заморачивался со стилем.

  Изучив кабинет, я решил осмотреть вещи, что висели на вешалке. Мантию Лотура пришлось отбросить сразу, по причине ветхости. Похоже, адепт Тёмного пути, сбрасывал действие проклятий, на всё, что только можно, вот только они всё равно оказались сильнее.

  Амулеты, составлявшие компанию мантии, так же пришли в негодность. Все, кроме одного, черного кулона, отдалённо напоминающего скарабея. Это был искусно выполненный амулет, что говорило о большом мастерстве и мага и художника. Все детали амулета, цвета полированного чёрного обсидиана, были великолепны. Цепочка, на которой он висел, не подходила ни по стилю, ни по цвету, к этому произведению искусства.

  Осторожно, боясь пробудить защитные чары либо скрытые свойства амулета, я взял его в руки. Легкое прикосновение Тьмы, чувствовалось в нём, достойное Тёмного Артефакта. Я коснулся его своим восприятием и артефакт ожил.

  Амулет спрыгнул с цепочки, не дав мне опомниться, запрыгнул на уровень солнечного сплетения. Сердце ушло в пятки, когда острые ножки амулета коснулись моей кожи. Магическое творение имело свою собственную темную волю. Инстинктивно, я попытался закрыться Тьмой, что была во мне. Амулет остановился, а после, пробежав по левому плечу, закрепился на моем левом запястье, там, где была большая часть моих потемневших меридианов.

  Что-то темное, словно тень окутало мою ауру, на миг, закрыв обзор для магического зрения, но в скором времени, зрение вернулось. В магическом плане мир стал чуточку темнее, а артефакт крепко закрепился на моей руке, став чем-то вроде браслета. Лапки вытянулись, образовав сам браслет, амулет же напоминал пару мужских часов составленных вместе, своей толщиной и шириной, длина примерно равнялась двум экземплярам.

  Негативного эффекта не наблюдалось, так что, отыскав в углу кувшин с маслом, я обильно обложил тряпками труп некроманта, полил маслом и спустя двадцать неудачных попыток зажег пламя. Тело загорелось, испуская мерзкое зловоние, в тот миг я понял, что поторопился. В дикой спешке я вышел из комнаты, закрыв деревянную дверь.

  Быстро пройдя темный коридор, очутился в комнате, полной множества открытых ям. Послышался скрип и хруст. Из каждой ямы, медленно и неуверенно показались руки мертвецов.

  - Приехали... - Я прибавил шагу и закутался во мрак.

  Мертвецы двигались медленно и неуверенно, лишенные всякой организации, они залезали на бортик, падали, некоторые выбирались из ям и бесцельно бродили, пока не сваливались в чью-то яму по соседству. Путались в конечностях друг друга. Словом, не сильно напоминали армию немертвых.

  Возможно, под контролем некроманта они и представляли значительную силу, сейчас же вероятно можно было бы без труда установить свой контроль, если знать как. Без этого выходила группа примитивной нежити, которая вряд ли сможет покинуть это место самостоятельно. Тем не менее, не снимая своей весьма примитивной маскировки, я двинулся дальше, открыл массивную дверь и обнаружил за ней крепкую решетку. Это меня насторожило.

  Сделав шаг назад, я принялся рассматривать полумрак комнаты, и тут же перед решёткой спрыгнула тварь, устремив в мою сторону свои стальные лапы. Я с трудом отскочил, рухнув на спину и вновь ощутив боль в своём теле. Тварь, что чуть не отправила меня на тот свет, была нежитью.

  Я внимательно осмотрел наследство моего врага. Монстр. Худое лысое тело, принадлежащее когда-то человеку. Полное отсутствие половых признаков, гнилые зубы и белые, цвета протухших яиц, глаза. Однако самым пугающим были стальные лезвия, заменяющие твари конечности. Они были срощены с плотью, чуть пониже локтя. Конечно, острые концы лезвий давно затупились, местами были даже загнуты, вот только легче от этого не становилось. Края лезвий по-прежнему имели остроту бритвы, и даже затупленные части представляли опасность. Страшно.

  "Назад. Должен же быть другой выход!" - рассуждая подобным образом, Орсо направился прочь от решетки и в тот же миг ощутил выброс темной энергии. Это была не магия. Скорее призыв, крик, нечто темное, что нельзя назвать колдовством в прямом смысле слова, скорее свойством мертвеца. Импульс силы от странной нежити дошел до зомби, и те начали двигаться гораздо лучше. У меня появился новый враг.

  Страх. Чувство присущее всему, что имеет достаточно разум. То, что есть в каждом от героя до труса. Разница между ними лишь в том, насколько человек может совладать со своим страхом. Что делать молодому некроманту, когда позади несколько десятков зомби, а впереди, пускай и грубая на первый взгляд, но с разумом, и возможностью убить тебя в мгновение ока? Возможно, я преувеличиваю, но когда ты видишь, как смертельно опасная тварь медленно открывает решетку, работая своими лезвиями, а десятки живых мертвецов хотят заключить тебя в свои "дружеские" объятия - становится страшно.

  Когда всё вокруг против тебя, человек находит оригинальное решение. Или безумное, но всё же необычное. Не знаю, что тогда двигало мной, помутившееся сознание или жажда жизни, но взгляд моих глаз сам задержался на внушительной дыре в стене, являющейся частью канализационного хода. Путь преграждала внушительная бронзовая решётка, однако, с одной стороны стена обвалилась, давая хороший доступ к ходу.

  В тот миг, когда с одной стороны коридор полностью перегородили зомби, а с другой непонятная и от этого ещё более опасная тварь, наполовину отодвинув решетку, стала заползать в коридор, я сделал свой выбор, быстро залезая в дыру. Под ногами звучно заплескалась вода. К счастью, нечистот в этой части канализации не было, однако одновременно это пугало.

  Послышался знакомый скрежет лезвий о пол, так что я быстро прошёл вглубь спасительного подземелья. Три пары мертвых глаз провожали меня следом. Для немертвых дыра оказалась слишком мала. Однако, не успел я пройти достаточное расстояние, как услышал стук и скрежет. Зомби, с завидным упорством били и скребли стену, стремясь расширить дыру. Ком подступил к горлу. Пускай, стена ещё достаточно крепка, немертвые обладают внушительной силой. Пускай зомби имеют лишь следы инстинктов, под контролем разумного существа их опасность возрастает во множество раз.

  Света практически не было, и потому я ориентировался, ощупывая окружающее пространство своей аурой, к полнейшему своему ужасу осознав, что эта зона сократилась в два раза. Виной определенно был амулет. Он подобно пиявке тянул из меня силы, хотя стоило отметить, что делал подобное весьма умеренно. Что-то по-настоящему древнее было в нём, и только осознавая, что для обладателя большего резерва, мои траты энергии на амулет не так значительны, я не решился его снять. Пространство вокруг ощущалось относительно неплохо, где-то вдали было слышно, как камень ударяется о камень. Однако я переоценил себя. Двигаясь слишком быстро, я не заметил снижающийся потолок подземелья, о чём тот, сразу поспешил мне напомнить. Наверное, будет шишка.

  Сердце колотилось словно бешенное, готовясь выскочить из груди, колени дрожали, медленно сел на корточки, руками ощупывая стены. Надо осторожно спускаться ниже. То место, по которому шёл, напоминало громадный водосток. Запах нечистот поразил моё обоняние. Значит путь верный, вот только где искать выход? Сзади послышался грохот. Шум шагов и знакомый скрежет металла по камню. Желудок медленно втянулся, мышцы по всему телу напряглись, и я прыгнул вниз.

  Спуск оказался быстрым и весьма неприятным. Запах нечистот, ощущавшийся на подступах к этому месту, лишь усилился. Светлее не стало, но вместе с падением, что-то липкое упало на мою голую спину. Эта мерзость шевелилась. В темноте, как-то не хотелось выяснять что это. Поддавшись минутному порыву, рука сама схватила это существо, отправляя в полёт куда подальше. В напоминание о мерзком создании осталась слизь.

  Я вздрогнул, затаившись во тьме, и в тот же миг понял, что надо бежать. Проблема была в том, что человеческий не видел во тьме.

  Сделав привычный, жест правой рукой Орсо направил магию в простое плетение, создавая магическое свечение. "Светляк" - как называли этот приём ведьмы, колдуны и маги, не вдававшиеся в дебри магических терминов.

  Данный приём давал достаточно света, чтобы быть достойной заменой факелу, в своем правильном исполнении напоминал светящуюся сферу, стабильность освещения которой, а так же яркость и форма зависели от мастерства мага. Мой учитель Эйле, могла за раз поддерживать восемь "светляков", Зельцер использовал зачарованные камни, чтобы создать подобный эффект, я же мог создать с огромным трудом только два "светляка", причём второй был бы гораздо меньше, хуже и тусклее первого, поэтому сейчас я ограничился одним. Этот приём тратил меньше одного магического потенциала. Вот только почему, плетение, одно из элементарных, так плохо даётся? Мой взгляд сфокусировался на светящейся магии. Связь была достаточно стабильна, причиной тому занятия некромантией. По той же причине управлять полетом этих простых чар было не сложно, в отличие от целостности самих чар.

  Моё мастерство в создании подобной магии возросло, в сравнении с первой, относительно удачной попыткой, однако до идеала было очень далеко. "Светляк" давал тусклый мерцающий синеватый свет, форма напоминала объятую пламенем головешку, отдаленно напоминающую мятое яблоко. Сама форма не была стабильной, однако, несмотря на необходимость постоянной подпитки, не грозила развеяться каждую секунду.

  Заклятие имело массу достоинств и недостатков в сравнении с факелом и другим огненным светильником. Оно не коптило, не сжигало кислород, и для его сотворения нужна одна только энергия. Траты энергии, даже с меньшим, чем у меня запасом были приемлемыми, пускай и достаточно ощутимыми. Значительным минусом было то, что даже столь простой и слабый приём увеличивал опасность моего обнаружения другими магами. Сейчас, когда за мной по пятам шла нежить, волноваться о том, что кто-то сможет распознать твой тёмный дар, не приходилось. Зомби, так и пахли тьмой, так, что крохотный огонёк по сравнению с ними был лишь свечой на фоне факела. Осмотр открывшегося вида открывал два пути. Один по току нечистот, другой в противоположную сторону. Они оба дурно пахли во всех смыслах.

  До моих ушей донесся скрежет и грохот. Из водостока выпали три зомби. Монстр с конечностями лезвиями был слишком широким для этого прохода, но судя по скрежету, все еще пытался пробраться следом. Наконец все затихло. Зомби начали подниматься. Их белесые глаза устремились в мою сторону. Ожившие мертвецы побежали. Обычно в фильмах, зомби неуклюжие плотоядные монстры, сила которых в количестве. Во многих фильмах они медленные, но эти трое явно не смотрели фильмы.

  Низшая нежить. Под контролем чего-то, что выше их и по силе, и по уровню разумности. Я побежал прочь, а твари всё выбирались из акведука, присоединяясь к погоне. Они бежали. Налетали друг на друга, падали, срывая плоть, ломали кости. Вот только нежити было всё равно. Они снова, раз за разом поднимались и устремлялись в погоню, бежать в которой им не мешали ни сломанные ноги, ни пробитые черепа. Мертвецы двигались подобно безумной толпе. И пускай изящество отсутствовало в их движениях, а интеллект напоминал лишь тень себя самого, однако у мертвых, было одно качество, что с лихвой покрывало все недостатки. Их упорство оказалось воистину бесконечным. Они разваливались, теряли руки и ноги от дикого темпа, но каждая оторванная конечность пыталась ползти в мою сторону.

  Водосток круто повернул вправо, от чего Орсо поскользнулся на мокрых камнях, чудом устояв на ногах. Зомби же бежали со скоростью бывалых спринтеров. Рвались связки, и мышцы, но немертвые продолжали свою погоню. Рваные связки слипались, мышцы склеивались черной слизью и упавшие зомби поднимались, чтобы продолжить погоню, пускай и значительно медленнее.

  Сердце грозило выскочить из груди, сводило левую половину живота, дыхание стало тяжёлым, мышцы ног казалось, одеревенели. Зомби не знали усталости, у них не было дыхания, чтобы ему сбиться, не было сердца, чтобы ему остановиться, не было возможности ощутить боль. Однако в то же время зомби не имели полноценных мозгов.

  Очередной заворот акведука привёл к воде. Которая, учитывая место, была на удивление чистой, напоминая воду подземной реки. Конечно, её была скорее сравнима с водой из болота, вот только выбирать не приходилось. Мальчик прыгнул в неё, держа кинжал над головой.

  Дно чувствовалось, хотя противной воды было по горло. Я шёл, чувствуя как ноги касаются, чего-то кроме камня, что это было, знать совершенно не хотелось.

  Подземный канал оказался не очень шириной в восемь шагов, однако выбравшись из него с противоположной стороны, Орсо ощутил себя выжатым лимоном, присутствие зомби за своей спиной было веской причиной встать.

  Однако немёртвые не спешили его преследовать. Пятеро стояли по ту сторону, грязной реки, не делая никаких попыток её пересечь. Я задумался. Может дело в воде? Возможно ли, что вода способна растворить поддерживающий их состав? Или в том, что контроля хватает только до этого места?

  В первом случае есть один, весьма очевидный для меня способ преодолеть водную преграду, однако, если дело действительно в непереносимости воды, надеюсь они не додумаются до него. Давать времени на раздумье, преследователям тугодумам тоже не хотелось. Однако, теперь, когда они не смогут меня преследовать, мою магию, пускай и настолько слабую, кто-то может засечь.

  Орсо медленно встал, опираясь на влажную стену, почти всё его тело покрывала грязь, волосы давно спутались и перепачкались, сверху вечно что-то капало на голову. "Светляк" по-прежнему висел над головой, и было видно, что внимание зомби приковывал именно этот сгусток магии.

  Я задумался, изучая вход, в очередной более узкий акведук. Не знаю, преследовали ли поднятые мертвецы меня или же моё заклятие, но использовав его для отвода глаз, я имел бы хорошие шансы замести следы для, скрывшись от немёртвых преследователей, а так же тех, кто в случае чего обнаружит мой магический след. Было сомнительно, что кто-то из магов полезет в канализацию, и, тем не менее, лучше подстраховаться.

  Осторожно, стараясь не делать лишних движений, мальчик забрался в узкий акведук. Места было примерно столько же, сколько и в остальных, похожих водостоках. Орсо обратил внимание на чары света, начавшие понемногу затухать. Влил ещё немного энергии в "светляка" и осмотрелся. Заклятие стало ярче, хотя без подпитки долго оно не протянет.

  Осторожно стараясь не дышать лишний раз, я залез глубже, разрывая связь со своим "Светляком" отправляя его по течению. Было слышно, что зомби зашевелились, но ни одного всплеска не последовало, так что я полез вверх, скрыв своё присутствие настолько тщательно, насколько это было возможно.

  Путь вверх оказался гораздо тяжелее пути вниз. Сказывалась накопившаяся усталость, крутой подъём и ноющая боль во многих местах тела. Раз за разом приходилось делать передышки, чтобы вновь двинуться в путь.

  Наконец, акведук закончился каменной плитой с небольшим круглым отверстием посередине. Сквозь него пробивался слабый, слегка красноватый лунный свет. Оперся ногами о камень, положил кинжал на уступ, и напряг все свои мускулы в надежде сдвинуть плиту. Она оказалась легче ожидаемого, удалось даже слегка приподнять её, вот только, похоже, она была ближе к канализационному люку чем, предполагалось, и лежала в специально созданном углублении.

  Передышка. Быстро колотиться сердце, мерзнет тело. Новая попытка. Делаю несколько глубоких вдохов и рывком давлю на край квадратной плиты, руки дрожат от напряжения, глаза словно стремятся выскочить со своих законных мест от натуги, но вот плита поднимается и с грохотом падает в противоположную от меня сторону, открывая шикарный вид на убывающую луну.

  Отдышался и осторожно, взяв в руку своё оружие, я медленно выполз наружу, на каменную мостовую. Кругом была одна лишь ночь, где-то вдалеке были видны причалы Фирса, однако место было мне совершенно не знакомо. Разве только это Центральная площадь, место, которое я всячески избегал. Неподалеку зазвенел колокольчик, предупреждая о приближающемся патруле. Со скрежетом я задвинул плиту на место, царапая мостовую. Наверное, это было слышно даже глухим, рассуждая подобным образом, я бросил свои оставшиеся силы на морок. Как ни странно, патруль меня даже не заметил. От некоторых, правда пахло алкоголем на всю площадь, но среди них были и трезвые стражники. Слегка удивлённый я направился в сторону трактира, правда, местоположение я предполагал лишь примерно.

  Шаг за шагом, стараясь обходить подозрительные места, Орсо, словно вечность искал постоялый двор. И наконец, нашел это крепкое, слегка потрепанное здание, он спал, и мальчик облегченно вздохнул, ощутив знакомое присутствие. Майна была там. Сложно сказать, сколько времени прошло.

  Я коснулся своего кинжала, ощущая могильный холод. Этот артефакт был по-настоящему опасным, но в тоже время моим лучшим инструментом. Связь была крепка и потому, я попытался подать сигнал на копию у кости, которую я оставил у своей маленькой спутницы.

  Сначала ничего не происходило, но после я увидел два светящихся в темноте глаза, а после контур ножа и девочку, держащую его. По правде говоря, это было жутко, достойная картина для хорошего фильма ужасов. Но я узнал Майну и волнение в ее глазах.

  - Орсо?! - Вскрикнула девочка, увидев меня и разрушив все планы о тишине.

  - Да это я. - Сказал мальчик достаточно громко, чтобы его услышала Майна.

  - Сейчас скину веревку! - Майна скрылась на несколько минут, но когда они прошли, крепкий канат коснулся земли под окном. Орсо несколько раз дернул канат, проверяя, насколько хорошо он закреплен и уже занес ногу, намереваясь подниматься выше, как вдруг нечеловеческий крик пронзил ночь.

  - Аргун! Хра! Аргх! - Слыша странные звуки, мальчик вздрогнул оборачиваясь. Над ним пролетела черная птица.

  - Аргун! - Птица полетела прочь.

  Сердце чуть снова не выскочило из груди. Я отдышался, и медленно полез вверх. Имея сильные руки можно без проблем забраться.

  - Орсо... Ты в порядке? - Голос девочки дрожал.

  - Не совсем. Сколько меня не было? - Мальчик глубоко вздохнул, восстанавливая дыхание. Где-то потерявшаяся усталость разом настигла его.

  - Почти два дня... Я волновалась... Что с твоей аурой? - Голос Майны дрожал, и в нём слышались плохо сдерживаемые слезы.

  - Мне просто не повезло и повезло одновременно, что с ней не так? - Майна видела мою ауру, однако пока ещё плохо разбиралась в том, что видит, я же понимал чуточку больше, и её слова мне не нравились.

  - Она стала бледнее... И вроде бы меньше. А ещё пропали темные участки. - Слова Майны удивили меня, от чего мой взгляд упал на собственные руки.

  Свечение вокруг них стало бледным, и казалось, утратило могильный холод, исчезли темные пятна - следы использования темной маги и аура словно стала в два раза слабее. Ощутив страх порядочных масштабов, я заглянул в себя. Моя сила при мне. Однако ощущалось достаточное сильное давление, и изнутри я заметил темную оболочку окружающую мою ауру. Древняя магия?

  Инстинктивно повернув, провел лезвием ножа, над сжимающими мою руку лапками, образующими браслет на моей руке. Амулет упал на пол, после чего я осмотрел свою ауру, слало немного легче, но главное моя аура не стала слабее.

  - Ты в порядке... Орсо, а что это? - Я осторожно поднял с пола темного скарабея, который тут же залез на мою руку, вытянув из меня остатки сил и вновь изменив мою ауру.

  - Это то, что я сам хотел сделать. Средство скрыть свой темный дар.


  Конец первой книги.



Голубецкий Иван Анатольевич

Орсо. Проблески таланта



Аннотация:


Вторая книга цикла. Судьба бывает благосклонна. Словно само собой, решаются проблемы, Орсо поступает в Школу Магии и жизнь входит в спокойное русло. Но неужели в самом деле все гладко?


   Пролог

   В мире Багровой Луны, континент Зарант был негласно разделён между тремя враждующими силами. Теократией Храма Света, Союзом Свободных Магических королевств и Империей Серых Мудрецов именуемых иначе Повелителями Смерти.

   Давно прошло то время, когда обученные маги составляли доли процента от населения. Первые Магические Школы стали появляться больше десяти тысяч лет назад, сейчас же они стали Академиями. Магия в мире Раф, начала своё развитие примерно пятьдесят тысяч лет назад. Прошли тысячелетия, прежде чем исследования и наработки бесчисленного множества, людей с магическими способностями, сформировались в сложную магическую традицию.

   Больше двух тысяч лет назад, стали появляться королевства, имеющие два или более заведений обучающих магии централизованно. И дело в том, что сама магия ввиду своей сложности развивалась довольно медленно.

   В спустя полторы тысячи лет, в Королевстве Белатриез сформировалась своя Школа Магии, спустя полвека, ставшая Высшей Магической Академией, и в тот же год был заложен первый камень Школы Магии, как вассала Академии. Город Нолэрдог стал одним из крупных центров сосредоточения магии в Союзе Магических Королевств.

   Маги не могут лгать. По крайней мере, обучавшиеся по той же магической традиции, что и я. Однако, это ведь вовсе не запрещает, недоговаривать... Или просто молчать. Ты можешь говорить не всю правду, тогда магическое возмездие тебя не настигнет. Но порой недосказанная, правда, страшнее лжи.


   Глава 1

   Во дворе Школы Магии медленно собиралась толпа. Люди всех родов и сословий, мужчины и женщины, мальчики и девочки. Кому-то было около одиннадцати, кому-то далеко за пятьдесят, однако все эти люди хотели обучаться магии. Сейчас начинался отборочный тур. Проверка на магические способности. Стоял гомон играла музыка. Это мероприятие было лишено летающих свечей и поющей шляпы. Чародеи носили одежды, отличающиеся богатством и роскошью.

   Ещё в прошлой жизни, если можно так выразиться, живя на земле, я услышал интересное понятие "социальная лестница" - возможность повысить свою значимость и положение в обществе. Тут, главной "социальной лестницей" была магия. Имея силу, ты мог подняться, нет, даже взлететь наверх. Кем бы ты ни был, но получив после обучения магии, любой талантливый крестьянин мог встать на уровень рыцаря, хотя тут всегда имелись нюансы. И лишь пробежавшись взглядом по самой толпе, находившейся в Школе Магии, и пару раз нечаянно услышав чей-то разговор, я понял это. Тут маги делились на три класса или возможно касты. Бедные, Богатые и Потомственные. Бедными называли студентов с какими-либо способностями, обучающимися бесплатно, однако, дальнейшая их судьба уже была предрешена, их готовили узконаправленно, как охрану, элитных слуг, и тех, кого жалко меньше всего. Те, чей резерв был меньше полутора магических потенциалов или около того, проходили ещё более урезанную программу. Богатые, те, кто оплачивал своё обучение сам или имел богатого покровителя. Это могли быть дети купцов, и просто люди имеющие деньги.

   Богач, мог получить максимально полное магическое образование, имея в своём распоряжении "Минимальный Значимый Потенциал" - значение, равное трети "Среднего Магического Потенциала", всё что меньше, считалось для магии незначительным. Потомственные Маги, как правило, являлись обладателями значительных резервов, и часто, врожденных особенностей. Их сила, за редкими исключениями, была весьма значительно, и занимали своё положение, они, как правило, по праву сильного. Конечно, если какой-то ребёнок, оказывался обладателем феноменального дара, он мог получить, наилучшее магическое образование, однако подобное было скорее счастливым исключением, чем правилом.

   Во дворе, больше напоминающем площадь, находился внушительных размеров артефакт, в назначении которого я не сомневался. Огромный, вертикально стоящий круг, разделенный на четверти, с чёрным шаром в центре, от центра отходила не одна сотня делений, последнее из которых было подписано числом "567" и какими-то словами, что с моего места нельзя было разобрать.

   Если это число соответствовало, его пределу измерения, то сейчас мне было страшно. Даже если предположить, что это не максимальное число магических потенциалов, а число делений, в том числе учитывающих треть магического потенциала, то было, не так страшно, к тому же, у моей гипотезы было слабое подтверждение, в том, что это число прекрасно делилось на три, выдавая результат "189". Я просто не мог представить, каким чудовищем может быть обладатель ста восьмидесяти девяти Магических Потенциалов, а разум сам по-настоящему протестовал против самой возможности, существования кого-то, чья сила больше пятисот единиц.

   Толпа гудела, ведь скоро должна была начаться проверка способностей. Большинство, в отличие от меня не знали свой Магический Потенциал, мне же было известно его весьма скромное значение - 2,3.

   В чём дело? Всё просто. Амулет, скрывающий мою ауру, так же скрывал и характер силы, поглощая энергию, что могла выдать меня. Я мысленно поблагодарил его создателя, создавшего столь хитрый артефакт.

   Риск был велик. Стоит моей защите слететь и конец всему, в лучшем случае я попаду в руки какому-то магу на опыты или в "ведьмин" ошейник. Страшно. Я словно маленькая лодочка, нет, что там, плотик, в окружении массивных судов.

   Подъехала чёрная карета, на которой помимо черного дерева в значительной мере преобладал огненно-красный цвет. Из кареты вышли двое, мальчик одиннадцати лет в черно-красной мантии и мужчина, лет тридцати, в удобном одеянии, с преобладанием коричневого, зелёного и жёлтого цветов.

   Эти двое, не стали присоединяться к толпе, не стали пытаться первыми пробиться к артефакту, измеряющему силу, а с чувством собственного достоинства заняли места для благородных. Сейчас, там почти никого не было. Оно и понятно, ведь потомственным магам, не нужно занимать очередь до рассвета, не нужно волноваться, примут их или нет.

   Заиграла музыка. И на трибуну вышел маг в просторном красно-желтом одеянии. Выглядел он не старше тридцати - тридцати пяти лет. Его лицо было достаточно узким, с острым подбородком и орлиным носом. Коротко остриженные волосы, маленькая бородка и аккуратные черные усы завершали его образ.

   - Поприветствуем Смотрителя Школы Магии, Ризегальда Оксора Нефедуса! Великого Магистра Земли и Огня! - Прокричал глашатай, голосом, без сомнения усиленным магией.

   Я вздрогнул. Само присутствие представителя высшей магической иерархии было опасно, ведь, по словам Эйле обычно в Школе Магии преподавали маги уровнем не выше Магистра. Проблемой было то, что я не знал, насколько надёжную защиту дает амулет. Его прежний владелец смог скрываться под носом у школы магов, достаточно долго, чтобы обустроить свое логово и создать заметное количество нежити.

   Двуталант. Так называли магов с сильным развитием двух определенных направлений в магии. Огонь был очень хорош в атаке, но его защита являлась так же активной и была нацелена скорее на уничтожение атак противника, в то время как земля отличалась сильной атакой и защитой. Если брать чистое противостояние мага земли и огня в прямо противостоянии, при равном мастерстве и силе, скорее победит первый, так как его защита требует гораздо меньших затрат, а стоя на земле подобный маг получат постоянную подпитку.

   Однако подобный исход очевиден, только если оба мага будут просто стоять на земле не пытаясь двигаться. Атаки мага земли определенно будут сильны, вот только его противнику не нужно тратить все свои силы, чтобы сблокировать каждую, можно просто уклоняться. Кроме того, огонь может сжечь воздух вокруг мага земли. Учитывая эти факты исход уже не очевиден.

   Орсо задумался. У любого мага тут могли быть свои козыри в рукаве. И сейчас гораздо безопаснее, если эти козыри боевая магия, а не особенности восприятия. Амулет скрывал достаточно хорошо, чтобы меня не могла просмотреть Майна или кто-то на ее уровне, однако, я не знал, каким опытным должен быть маг, чтобы что-то заподозрить и потому рисковал.

   Расчет был на то, что никакой человек не может быть хорош во всем. Учитывая то обстоятельство, что мой дар был, не очень велик, я не должен обратить на себя лишнее внимание. Великий Магистр начал свою речь, которую я плохо слушал, однако старался уловить смысл, одновременно осматривая рядом стоящих кандидатов на зачисление. У некоторых была слабая аура. Чьи-то способности превосходили мой нынешний уровень без маскировки, а кто-то не имел способностей вообще.

   Орсо осторожно осматривал толпу. Несмотря на тот факт, что он пришел сюда в середине первой четверти, его место оказалось далеко не в первых рядах. В очереди он оказался почти посередине. Толпа была воистину огромной, лишь имея родство с кем-то из магических родов, можно было приехать, когда удобно.

   А между тем места для магической знати медленно заполнялись. Конечно, в большинстве своем это были взрослые маги, хотя можно было увидеть и пару детей лет одиннадцати, не считая мальчика в черно-красной мантии. Я почувствовал сильное возмущение в стихии воздуха. Поднялся сильный ветер, и через мгновение, рядом со Смотрителем Школы Магии приземлился мужчина в белом одеянии.

   - Позвольте представить моего друга, Архимага Воздуха, и члена Малого Совета - Душана Эспербельги Лестрера. - Великий Магистр уступил место Архимагу, а я сглотнул.

   - Приветствую всех собравшихся здесь. В этот день многие хотели бы начать свое обучение магии и это желание достойно уважения. Однако повезет далеко не каждому. Чтобы упросить и ускорить вступительные испытания, величайший из ныне живущих магов-артефакторов, создал этот круг. Как маг, я испытываю гордость за своего друга, создавшего этот измеритель, по праву ставший чудом магической мысли. Да начнутся вступительные испытания! - Архимаг замолчал, лично активировав сферу измерительного артефакта. Толпа загудела и первый претендент, направился узнать то, что оба маги уже знали и так.

   Я же смотрел внимательно. Моя сила и без того не слишком большая, была под гнетом амулета, что вдвое уменьшало мои возможности, в том числе и радиус восприятия. Первому не повезло. В тот момент, когда он положил руку на прибор, ничего не произошло. Нулевой потенциал. Даже, со своего места я видел разочарование на его лице. Со вторым претендентом ситуация повторилась, как и с третьим и так далее.

   Одиннадцатый смог едва сдвинуть шар в центре круга. И тут же выдохся. Судя по всему, он так же в пролете. Прошло еще двадцать неудачных претендентов, прежде чем один смог добиться ощутимого результата и получить шанс на поступление.

   Огромная толпа двигалась, подобно огромной живой силе. Даже несмотря на свое нежелание очутиться перед лицом у двух могущественных магов, я не мог что-либо сделать. Даже попытайся я покинуть это место, привлеку лишнее внимание, а так шанс был. По крайней мере, я надеялся подобное.

   Ничто не вечно. Моя очередь подошла быстро, даже слишком быстро. Я не чувствовал чрезмерного интереса к своей персоне, скорее легкое безразличие. Медленно, чувствуя едва сдерживаемое волнение, я положил руку на сферу и выдохнул.

   Ауры коснулось сканирующее заклятие. Мальчик затаил дыхание. Медленно тянулись секунды ожидания и ничего не происходило. Потом робко, словно боясь кого-то спугнуть, сфера из центра круга медленно поползла вверх. Пройдя шесть делений, она ненадолго замерла, после чего прошла ещё одно, и начала двигаться по контуру круга, на котором остановилась, совершая оборот за оборотом.

   - Нейтральный маг, два с третью. На какой основе думаешь поступать? - Скучая, заговорил молодой парень в мантии мага.

   - На платной. - Ответил Орсо, оценивая стоящего перед ним чародея магическим восприятием. Чувствовалось, что в нём около десяти потенциалов.

   - У тебя хорошие перспективы, пойдём. - Парень оживился, услышав мои слова.

   - От чего зависят перспективы? - Спросил я в тот момент, когда мы отошли на некоторое расстояние. Подобная система вызывала массу сомнений.

   - Смотри, в Школе Магии есть платные и спонсируемые места, количество последних сильно ограниченно. В этом учебном году, на спонсируемые места принимают только тех, чей уровень не ниже трёх потенциалов.

   - В чём причина? Я слышал, что на бесплатное обучение принимают от одного потенциала.

   - Сейчас магов подобного уровня достаточно. Так что, даже если не смогут набрать планируемое количество, никто не будет опускать планку. - Слова мага имели смысл.

   - А кто ты? - Запоздало, задал я свой вопрос.

   - Так я забыл представиться? Учащийся третьего курса Школы Магии, по совместительству помощник члена приёмной комиссии. Лодьен Кауч.

   - Я просто Орсо.

   - Очень, приятно. Мы кстати пришли.

   Моему взору предстал боковой вход Школы Магии. Это была крепкая, обитая медью дверь, не лишенная изысков. Сам не знаю, почему я доверял Лодьену, хотя и чувствовал некоторое беспокойство или скорее волнение.

   Мы вошли в эту дверь, и прошли по коридору, завернув направо. Там в комнате средних размеров располагался кабинет приёмной комиссии. Встретив знакомые лица, увиденные до этого, в толпе я немного успокоился.

   - Значит, ты тоже имеешь возможность поступить? Какой объём твоего резерва? - маг, выглядевший лет на пятьдесят задал свой вопрос. Он был раз в пять сильнее моего сопровождающего и не думал даже скрывать подобное.

   - Два с третью. Так показал артефакт.- Спокойно ответил я. Возможно без уточнения, это было бы ложью, так что лишних рисков лучше избегать.

   - Не густо, скажу я вам, впрочем, могло быть и хуже. Уже определились с предметами? - Спросил маг в возрасте.

   - Я ещё не успел ознакомить его со списком. - Вмешался Лодьен, не дав вставить мне и слова.

   - Что ж, тогда прошу ознакомиться со списком. Ты ведь умеешь читать? - После утвердительного кивка с моей стороны я получил перечень дисциплин доступных для изучения и их стоимость, разумеется.

   Стихийная магия занимала четыре предмета соответственно: Огонь, Вода, Земля, Воздух. Данные предметы, судя по всему, способствовали развитию способностей связанных с этими стихиями. Дальше шёл предмет "Небоевая Магия" вызывавший у меня недюжинный интерес. "Боевая Магия" включала себя методы магического боя. Так же меня заинтересовало "Зельеварение", "Артефакторика" и "Магия иллюзий".

   Немного подумав, я выбрал Иллюзии за три серебряные монеты, Начальную Артефакторику за пять, основы Боевой Магии за пять монет, Зельеварение за три. Ко всему этому шёл базовый курс за шесть монет, так что в сумме вышло в два раза больше, чем я планировал потратить. Допуск в библиотеку стоил пять монет, однако он сохранялся на всё время обучения, так что стоимость была скорее залогом.

   Однако моё положение оказалось не самым приятным, денег хватало при хорошем раскладе на два года обучения, при том, что могли быть ещё дополнительные траты. Нужно было найти легальный способ добыть денег. Это место, магическая столица королевства, так что лучше не рисковать. Закончив со списком, я вернул его тому, кто мне его дал.

   - Так ты хочешь обучаться магии по данным дисциплинам? - Маг критично осмотрел стоявшего перед ним паренька. Вид самый растрепанный. Не босой, хотя и потрепанный. Единственная причина, по которой он стоит тут - наличие магического потенциала. Не большого, всего два с лишним раза больше, чем у среднего обладателя и только. Вид как у замшелого деревенского колдуна, хотя он слишком молодо выглядит для подобной профессии. Юноша медлил с ответом, но, в конце концов, заговорил.

   - Хочу. Мой учитель не был достаточно мудрым волшебником для дальнейшего обучения. - Точно, ученик какого-то деревенского колдуна. Отправить бы его восвояси, вот только если он здесь, то способен платить. Да и нельзя. Способности к магии редкость, и потому нельзя разбрасываться даже мелкими талантами.

   - Тогда, мне следует задать тебе серию вопросов, как будущему ученику. - Магистр мысленно представил типовые вопросы.

   - Я готов.

   - Тогда начали. Что есть Магия?

   - Магия - метод взаимодействия воли мага с окружающим миром, с использованием внутренней энергии.

   - Правильно. Назови, основные методы магического воздействия.

   - Слово. Жест. Взгляд.

   - Идем дальше. Каким образом магическая энергия воздействует на мир?

   - Посредством меридианов она покидает тело, преобразуется волей в нужную форму.

   - Пожалуй, мы сможем включить тебя в ученическую группу, только сначала скажи, то, что ты выбрал это действительно то, чем ты хочешь заниматься? - Маг думал, не изменит ли свой выбор молодой колдун? Колдуны обычно выбирали что-то тривиальное.

   - Я хочу все, что выбрал. Пожалуй, еще стоит добавить основы Боевой Магии. - Маг удивленно поднял бровь.

   - Я бы не рекомендовал начинать изучение данного предмета, имея объем резерва меньше пяти. - На то были свои причины, так что даже стоящий рядом Лодьен, молча кивнул.

   - Я хочу изучить все возможные дисциплины, настолько, настолько смогу. - В глазах мальчика светилась решимость. Или не мальчика, а молодого мужчины?

   - Уверен? Разумеется, перед изучением выбранных предметов проходят курс общей магии.

   - Я справлюсь. - Весьма, самонадеянно, впрочем, чего я теряю?

   - Хорошо, я позволю тебе изучать выбранные дисциплины, в академии, если убить массу времени, можно оказаться на всех занятиях. Однако, ученическая мантия и принадлежности, стоят десять листов, что каждый ученик должен приобрести за свои деньги, сумма не затруднит? - Только что, принятый ученик положил на стол Магистра, десять серебряных монет с искусным изображением кленового листа, неизменного спутника серебра, в честь легенды о дереве с серебряными листьями. Десять листов. В деревне, крестьянин мог за год, ценой труда, заработать одну такую монету. Удивительно, что у парня есть такие деньги. Впрочем, проблемой меньше.

   - Вы приняты. Могу я узнать твое имя? - Тон голоса магистра стал совершенно официальным.

   - Орсо, так и запишите. - Приор хмыкнул. Все же парень перспективный ученик. Хоть таланта и с гулькин нос, но грамоте обучен, да и к Магии начал приобщаться. Только бы переучивать не пришлось. Хотя, чего я волнуюсь? Не мое это занятие.

   - Можешь идти, мой помощник объяснит детали. Ты зачислен на первый курс. Занятия начнутся через неделю, так что постарайся подготовиться. И учти, обучение следует оплатить в ближайшие две недели. К тому же если твоя успеваемость будет ниже среднего, стоимость учебы значительно возрастет.

   - Не волнуйтесь, я смогу решить проблемы с учебой. - Новый ученик вышел.

   - А с учениками, интересно, сможешь? - Ректор злобно ухмыльнулся, добавив в тот момент, как остался один. Игра началась.


   ***

   Лодьен молчал, думая о чём-то своем, когда мы шли в сторону измерительного артефакта. Учитывая тот факт, что все открытые выходы с территории академии были лишь там, я мог с уверенностью сказать, куда мы идём. Однако, я не был намерен показывать этому магу место, где мои деньги лежат.

   - Лодьен, как думаешь, у меня есть шансы добиться чего-то в боевой магии? - Вспоминая слова ректора, о том, что для занятий, нужно минимум пять единиц объёма резерва, я был спокоен, зная, что без откровенно давящего воздействия амулета, я имею шесть. Мой временный спутник поперхнулся.

   - Орсо, это весьма сомнительно. Что-то, по-настоящему ощутимое требует минимум расхода энергии одного потенциала и множества повторений. Мне не известна скорость восстановления твоего резерва, но при нейтральном даре она обычно минимальна. При таких данных, огромным успехом будет получить хоть какой-то результат, ведь магический бой включает множество компонентов. - Лодьен говорил с явным желанием просветить первокурсника, указав на очевидное. Я же, был рад подобному желанию, надеясь узнать для себя как можно больше.

   - Мой резерв ещё будет расти, что мешает практике? - Это было действительно так. До сих пор чувствовалось, что мой скромный резерв продолжает расти, и как ни странно амулет способствовал развитию тёмного дара, вытягивая у меня энергию. Чем-то это напоминало постоянную тренировку, однако моё тело само генерировало темную энергию, которая накапливалась в каналах, но в тот момент, когда она должна была покинуть моё тело, амулет поглощал её и, не давая создать ни шлейф тёмной энергии, ни изменить окрас Ауры.

   - Дело в том, что магический бой это атака, защита и передвижение. - Лодьен щелкнул пальцами, создавая прозрачный, трепещущий, словно мыльный пузырь щит.

   - Щит? - Решил уточнить я, не находя эту структуру надежной.

   - Да, одна из простейших круговых защит. Она проста в исполнении, но не очень надежна, хотя для примера сгодиться. На её создание тратится один потенциал как минимум, кроме того необходима подпитка. Ощутимая атака так же расходует около потенциала. При твоём резерве сил хватит на одну атаку и немного подержать щит. - Лодьен развеял созданный им щит.

   - Думаю, я успею увеличить свой резерв минимум на ещё один потенциал, до начала занятий. - Учитывая аномальные темпы роста моего дара, я считал подобное весьма возможным.

   - Всё равно это мало. Так у тебя будет три атаки или две атаки и щит. - Третьекурсник был категоричен.

   - Лодьен, а что ты понимаешь, под "значительными атаками"? - Учитывая то, как называл их молодой маг, следовало ожидать наличие атак "незначительных".

   - Ох, я и забыл, что это можно не знать. В боевой магии есть касательные атаки, стихийная магия и множество классификаций. К примеру, простейшие энергетические атаки оцениваются по наносимому вреду. Тут ничего кроме силы и потому они просто классифицируются. Значимой я называю атаку, равную по силе нокаутирующему удару. - Маг замолчал.

   - Думаю, ты прав, но многое решает мастерство и маг должен уметь постоять за себя. - Мне же подобное умение было жизненно необходимо.

   - Как знать. Не все будут согласны с тобой. - Ответил маг, я же предпочёл промолчать.

   Дальше мальчик шел назад один. Суммы, приготовленной заранее, хватило лишь на принадлежности, потому он собирался взять из тайника еще. Осторожно проверил свой резерв. Под действием охранного амулета, он ощущался на три МП, даже чуть больше, из которых без проблем использовались две целых три десятых, остальная сила поглощалась и гасилась не в меру прожорливым плетением, включающим элементы нежити. Впрочем, даже с нынешним резервом можно было многое сделать против зелёных новичков. Однако беспокоили его не они.

   - С дороги смерд! - Уже знакомый мне мальчишка, оттолкнул парня в бедной одежде, видимо не прошедшего испытания. И сделал он это явно не физической силой.

   Я не видел его лица, но его приметная мантия бросалась в глаза даже с такого расстояния. Движения этого мальчика были уверенны и надменны. Во всем читалось, что он выходе из семьи магов. Медленно, явно показывая, свое превосходство он подошел к артефакту измерителю и положил на него руку. Шар воспылал, объятый пламенем он уверенно двинулся в сторону огненной стихии.

   Интересно, насколько он силён? Учитывая, что он только что вытворял, его МЭ никак не меньше десяти единиц. Вот он кладет руку на мерило силы, стрелка поползла вверх, и мы имеем...

   Двадцать потенциалов?! Двадцать единиц объёма резерва, на момент поступления в академию? Да ладно. Развиться до предела он вряд ли смог бы в столь юном возрасте, даже я, прибавивший за два года, к своему целых пять единиц, был своего рода аномалией, хотя тому и были причины. Даже активно тренируясь, он не мог бы даже удвоить свой потенциал в столь юном возрасте, так что юный лорд огня изначально имел больше десяти МЭ.

   По силе он уже сейчас превосходит всех моих учителей... Однако учитывая тот факт, что Эйле была, не очень сильна в боевой магии, делаем вывод, что молодой лорд смыслит скорее в боевой магии. Об этом говорит и его агрессивность, и скорость творения чар. Учитывая его стихию, это не было удивительным. Впрочем, с его силой уже можно добиться хорошего положения в обществе магов, а ведь он только пришёл учиться...

   Не желая дальше на все это смотреть, Орсо отправился за деньгами. Пускай плату за обучение можно было отложить, мальчик не видел в этом смысла. Кроме того, оплатив год обучения, можно было автоматически получить допуск в библиотеку, внеся залог, разумеется, и уже начать приобщаться к знаниям по магии.

   Сейчас петляя по улочкам города и делая свой след максимально незаметным, я намеревался взять деньги из тайника и заплатить за год учёбы. Примерно через неделю, после того, как я волей случая, получил в своё распоряжение скрывающий артефакт, у меня возникла идея поменять деньги.

   Дело в том, что хотя в обоих королевствах были в ходу, как золотые, так и серебряные, монеты, в каждой стране их чеканили по-разному, и, следовательно, их реальная цена сильно отличалась. Настоящую проблему составляла медь, ведь в отличие от других монет, как металл, она была далеко не так желанна, как золото и серебро.

   Листы - так называли валюту этого государства, имели на себе изображение клинового листа - символа верховной власти, независимо от того, из какого материала были изготовленные монеты. В то же время, реальным отличием, кроме металла являлось второе изображение. На каждой из монет изображался свой магический зверь, названия которых я не знал. На медной монете был крылатый олень, на серебряной - крылатый паук, на золотой что-то непонятное, напоминающее змея, дракона и курицу в равной степени.

   На обмене, я не потерял общее количество серебряных монет, однако, листы были, по крайней мере, на треть меньше как в плане размера, так и вероятно в стоимости. Мелкие серебряные монеты оказались одного размера и потому были так же посчитаны один к одному, однако медь меня огорчила, тем фактом, что, несмотря на больший размер этих монет, я получал за две медных другого королевства, всего один лист. Трудно сказать, сколько фактически я потерял на этом обмене, но думаю, игра стоила свеч.

   Вместе с покинутыми монетами, я избавился от последней нити, с тем безумием, что обрушилось на меня, во время небезызвестной авантюры. Возможности магов, несмотря на полученные мной знания, до сих пор были покрыты завесой тайны, которую я намеревался приподнять.

   Отойдя на значительное расстояние от Школы Магии, я огляделся, нет ли за мной хвоста. Конечно, опытного мага я вряд ли бы заметил, но учитывая нескрываемое безразличие, обращённое в мою сторону с уверенностью можно сказать, что кто-то серьёзный вряд ли пойдёт за мной.

   В противном случае меня бы задержали ещё в академии. Так что опасаться стоило только воров, которые могли решить меня обокрасть из-за наличия у меня денег. Возможно, я лишь всё больше становлюсь параноиком, но спасение утопающего - дело рук самого утопающего.

   Долго петляя по городу, и только тогда убедившись, что за мной нет хвоста, я спокойно отправился в таверну, ставшую сейчас моей базой. Меня терзали сомнения и мучали вопросы. Если с первым годом обучения все было ясно, то Майна была тем, что связывало мне руки. Девочка стала тем человеком, что был мне дорог, тем, кого не хочешь потерять. Но что делать?

   Поступить в Школу Магии она пока не могла, так как возраст не тот. А спрятать ее необходимо. Кто знает, вдруг меня все же раскусят? Риск оставался, несмотря на хорошую, как мне казалось защиту. Врожденные способности, особый дар, нестандартные методы - все это может вывести меня на чистую воду, не говоря уже о риске собственной оплошности. Быстро войдя в свою комнату, Орсо обратился к Майне.

   - Майна, у меня к тебе долгий разговор... - Услышав слова молодого некроманта, девочка уселась как можно удобнее и приготовилась слушать...


   ***

   - Не густо. Нет ни Магии Крови, ни Портальной Магии, ни захудалой Демонологи, пускай я и не рассчитывал на полноценное преподавание призыва демонов, тут не было даже элементов экзорцизма. Про отсутствие даже намеков на Некромантию я вообще молчу. - Вспомнив список дисциплин, Орсо в третий раз осмотрел минимум учащегося. Мантия, носится поверх стандартной одежды и ученическая булавка. Да все это предоставили в тот же день. Да все изящно и хорошо сидит. Но почему все стоит втрое дороже, чем, кажется? Магии в этих вещах он не чувствовал никакой, разве только следы, от создания одежды.

   - Чувствую, трудно будет учиться. - Молодой чародей направился в библиотеку. Медная заколка играла роль пропуска, студенческого и читательского билетов. Пройдя по пустым коридорам, юноша дошел, наконец, до огромной залы с книжными стеллажами. За столом, склонившись над книгой, сидел библиотекарь.

   - Ищешь, что-то определенное? - Сказал старик, не отрывая глаз от книги.

   - Да, пособия за следующее полугодие, по Основам Магии. - Библиотекарь поднял взгляд.

   - Новенький? Туго тебе придется. - Старик шевельнул пальцем и три книги покинули полки, после чего пролетев с десяток метров, плавно приземлились на стол.

   - Это все изучают за полгода? - Ученик осмотрел книги. Страниц 600 каждая, не меньше.

   - Нет, сначала учат теорию, далее идет магически практики, после чего история Магии. - Старик указан на книги поочередно. Ученик засел за книги.

   Все просто. Надо выбрать в книге самое главное. В учебниках, за некоторыми исключениями много бесполезной вспомогательной информации. Со знакомым предметом, можно было бы обойтись изучением, лишь ключевых моментов. Основы Магии - тот предмет, что должен закрыть мои пробелы в самостоятельном обучении. Мне относительно повезло, что первые полгода проходят большей частью теорию. Учитель успела кое-чему меня и по ней научить, но большую часть мое обучение составляла практика. Поэтому мне следует использовать тактику "Магическая теория за неделю". Составляю план. Выписываю самое главное. Повторяю, что уже известно. Скорочтением прочитываю остальное. Улавливаю суть. Делаю частые перерывы, заполняемые медитацией и другими магическими тренировками. Посмотрим, что у меня выйдет.

   Почему я так рвался изучить основы как можно быстрее? Всё просто. Учитывая продемонстрированные перед ректором знания основ теории, меня определили в продвинутую группу, несмотря на скудный резерв, и я не хотел быть самым отстающим в ней. Подготовившись заранее, я смог бы продуктивнее проходить обучение и больше времени уделить практике. Сейчас, же у меня в распоряжении было две свободные недели, которые следовало провести с пользой.

   Кроме меня в библиотеке было всего несколько человек, учитывая, что примерно половина поступивших магов, вероятно, не умела читать, а часть уже изучила всё это, можно с уверенностью сказать, что в ближайшие недели две новых людей не будет.

   В этом году, и сотен желающих поступили лишь около пятидесяти человек. Из них одиннадцать, включая меня, составляли продвинутую группу. На первый взгляд это казалось странным. Чуть позже я узнал, что набор в этом году оказался максимальным и на двадцать человек больше, по сравнению с прошлым курсом.

   Библиотека Школы Магии не была самой богатой в мире или даже в стране, по своим размерам напоминая обычную городскую библиотеку, но в ней буквально жили книги. Тут от каждого свитка, каждого фолианта чувствовалась магия. Колючая и мягкая, жгучая и холодная, где-то лишенная специфики, где-то полная ощущения мощи, с ароматом трав и с запахом дыма.

   Хотелось прочитать все. Хоть и точно было ясно, что некромантии здесь не было, портальной магии тоже, что вызывало разочарование. Впрочем, все что нужно было для учебы, находилось на полках.

   Кроме изучения основ магии я только и делал, что бродил по читальному залу, то и дело попадались интересные и не очень книги. Мой взгляд привлёк аккуратный переплёт одной небольшой книжки. "Магия для новичков. Тренировка нестабильного дара". Книга разом привлекла меня, пускай сам текс лично для меня был бесполезен, значения для Майны данная книга имела огромное значение.

   Недолго думая я достал купленную в городе пару тетрадей и начал писать конспект книги. Каждая книга в библиотеке имела маяк и привязку. Подобно цепи, на которую приковывали средневековые книги, магическая книга имела прочный светящийся канатик, перерубить который возможно и было не так сложно, однако подобное делать не стоило. Даже с моими навыками ощущался маяк и сигнализация, которые в случае чего могли доставить массу проблем.

   Переписав первую страницу, я остановился в легком недоумении. Медленно полез в уже имеющиеся конспекты, за одним очень полезным заклинанием. Начертил правильный магический круг, заполнил его нужными символами, положил в его центр тетрадь, равную по объему книге, после чего начертил нужные символы на чернильнице. Сделал передышку, ощутив, как от моего резерва осталась только треть. Стал медленно набирать силы для запуска чар.

   Вновь почти опустошив свой резерв, я начал отдыхать, делая энергетическую гимнастику. Медленно, гораздо медленнее и тяжелее, чем в прошлый раз, резерв начал наполняться, сильнее ощущалась давящая тяжесть амулета, чувствовалась накопившаяся усталость, словно от дня тяжёлого физического труда. Почти наполнив свой резерв.

   Чары ожили. Медленно открылась первая страница книги, и первая, но пока пустая - тетради. Загорелись символы, и чернила, покинув чернильницу, начали занимать аналогичные места в тетради.

   Магические книги, очень капризные вещи, потому, чтобы скопировать одну, следовало переписывать их от руки, так как каждый символ, что был написан в ней, включал частичку магии. Лет 200 назад в этом мире создали первое подобие печатного станка, однако, для массового производства книг он не годился, из-за того, что каждый символ в книге, должен включать в себя магию. Если перенести просто символы, подобным образом в копию, то книга выходила мёртвой. Вернее лишенной магии. Обучиться можно и по такой, но гораздо сложнее, так как многое, включая магическое осознание самой книги отсутствовало. Маг, мог переписать и тем самым оживить подобную копию, создав её заново, вот только это был двойной труд, поэтому, печатный станок использовали, только в тех случаях, когда текст гораздо меньше зависел от магии, чем магическая книга.

   А всего через пол столетия, маг Пизервагль создал первое копирующее заклятие, вариацией которого я воспользовался сейчас. Магия это удивительная сила, но в то же время логичная и вполне объяснимая, если понимать её основы. Однако, по-настоящему удивительно то, что маг, создавший эту схему жив до сих пор. Двухсотлетний Великий Магистр символов Атанус Реврик Пизервагль. Признанный в магических кругах гений и сильнейший из ныне живущих магов символов.

   К сожалению моего заклятия, хватило лишь на одну оборванную главу. Символы погасли, но полностью не исчезли, однако мой резерв больше не позволял продолжать ритуал. Отдых и гимнастика позволили восстановить десятые доли резерва, однако ментальная усталость уже легла на меня. Словно сама моя способность к магии устала.

   - Решил скопировать книгу? Интересная идея, однако, ты допустил восемь ошибок, ученик. - Передо мной появился библиотекарь, мужчина среднего роста, что выглядел на 45-50 лет. Сейчас его сила, ранее не замеченная мной была высока. Маг превосходил меня раз в десять, если не больше, считая от тех скромных двух потенциалов, которые достались мне после воздействия амулета.

   - Вы укажите мне на них, Мудрейший? - К магу, превосходящему тебя по знаниям и силе нельзя обратиться, просто "Чародей" или "Маг". "Мастер", так же не подходящее слово, в связи с наличием данного титула в магической иерархии. Мага можно было бы назвать по титулу или, если его титул был от "Приора" и выше - то, мага можно было назвать "Лорд-Чародей".

   - Можешь звать меня просто, Атрос. Мастер Атрос. - Маг сразу обозначил свое положение в магической иерархии. Титул, обладатель которого стоит всего на ступень ниже "Приора" - начала магической элиты.

   - Мастер Атрос, позвольте узнать, какие ошибки я совершил? - Этикет. Весьма странный и непривычный, со строгой иерархией, он сильно тормозил общение, однако в то же время открывал возможности перед теми, кто соблюдает его. Я не знал всех нюансов, но для первого года обучения основ хватало.

   - Ты начал проводить данный ритуал без должной подготовки - это первая и самая главная твоя ошибка, из которой вытекают остальные. Контур заклятия хорош, для того, чтобы скопировать небольшой объем текста, однако совершенно не подходит для выбранной тобой цели. Ты решил прыгнуть выше головы, сделав сразу и контур и начав копирование, при умелом исполнении даже такое заклятие способно скопировать книгу. Ты не учел свой резерв - он мал, но если бы ты растянул процесс на несколько дней, у тебя могло бы получиться. Вдобавок, начав творить в магию в библиотеке, ты не спросил мага, который ей заведует, об имеющихся чарах. Не спросил про источник магии. Не выяснил можно ли вообще творить магию такого рода в библиотеке и главное, не поинтересовался, есть ли подобные чары в готовом варианте.

   - А они есть? - Я был слегка обескуражен.

   - Всенепременно. Так что ты будешь делать, ученик? - Мастер стал серьёзен.

   - Мастер Артос, я могу попросить вас дать мне пару уроков? - У мага подобного уровня всегда есть чему научиться.

   - Пару не дам. Однако если пойдешь ко мне в подмастерье у меня есть чему тебя научить. - Неожиданно чародей сделал предложение, от которого трудно отказаться.

   - Я согласен.- Пускай это было несколько опрометчиво, но даже в худшем из исходов, помощь библиотекарю давала более полный доступ к книгам, и кто знает, вдруг тут есть закрытая секция?

   - Ты уверен, что знаешь, на что идешь? - Артос поднял бровь.

   - Я всегда готов к новым полезным знаниям, к тому же надеюсь на вашу порядочность, Мастер Артос. - Мои слова были искренни, как никогда.

   - Хм, тогда поздравляю. С завтрашнего дня я подам прошение, назначить тебя, ученик первого курса, Орсо, моим подмастерьем. - Все было понятно, кроме одного. Как маг узнал мое имя?

   ***

   Обязанности подмастерья были обширные и отчасти нудные. После небольшого теста на способности, мои навыки сочли удовлетворительными, после чего, несмотря на первый курс, меня обучили простому заклинанию поиска, потреблявшему силы меньше чем светляк. У него не было, каких либо особых функций, просто оно подсвечивало книгу или книги с нужным названием. Были и другие, более продвинутые варианты, однако ля них пока меня сочли не достаточно компетентным.


   Глава 2

   В библиотеке учебный год начался на неделю раньше. Привезли с десяток новых книг, из-за чего появилась необходимость перестановок на полках. Я увидел лично, как Мастер Артос накладывал защитные чары на каждую книгу, как закреплял за каждой магическую сигнализацию или "сторожевые чары", маскировал их, добавлял всё новые и новые плетения.

   Библиотекарь был магом с нейтральным даром, который на высоком уровне владел магией символов, охранными чарами и многим, чего я ещё не успел узнать. Несмотря на тот факт, что из боевой магии этот маг знал лишь основы, в поединке его можно было считать грозным противником. Артос держал в шаговой доступности зачарованный под себя магический жезл, являющийся достаточно мощным оружием дальнего действия и постоянно носил браслет с заклятием щита, усиленным магией символов. Конечно, это не делало его равным настоящему Мастеру Боевой Магии, но в сочетании с руническими ловушками, охранными амулетами и многими другими мерами безопасности, я бы не советовал боевому магу вплоть до уровня Приора, нападать на него в библиотеке. Сотни мелких и десятки опасных ловушек были в ней, причём зачарования были длительные и надежные, на них ушло несколько сотен Магических потенциалов.

   Сразу же меня привлекли магические ловушки и сторожевые чары. Сила мага в его подготовке - вспомнились мне эти слова. Потому в перерывах между уборкой, изучением очистительных чар и основ бытовой магии, я внимательно изучал контуры ловушек и сторожевых формул, понимая, что их смысл и назначение мне не понятны.

   - Всё дело в искажающих чарах. - Ответил мне Артос.

   - Искажающих чарах? - Переспросил я, не сумев уловить смысл.

   - В магии существует масса способов сделать атаку более эффективной. Скрыть заклинание голосовым искажением, тогда противник не сможет понять, что ты используешь, тогда врагу сложнее будет приготовить контрмеры. Можно замаскировать рисунок чар либо исказить визуальное восприятие символов. Это нечто вроде иллюзии, магического шифра, поэтому маг обладатель "Истинного зрения" или "Истинного слуха" сможет определить, то, что скрывается под подобной маскировкой. Разумеется, если воспользуется своей способностью. - Мастер замолчал, а я принялся обдумывать услышанное. В этот момент, мои знания о чарах сокрытия дополнились, и, кажется, я начал понимать один интересующий меня момент.

   - Мастер, а вы можете рассказать подробнее об этих чарах? - Если моя гипотеза была верна, подобная магия открывала огромные возможности.

   - Это достаточно древняя и разнообразная магия. У нее множество вариантов, но есть одна общая черта. Присмотревшись, ты никогда не увидишь четкую картинку. Услышав заклинание, ты не сможешь понять ни одно слово. - Подобное напоминало картину сна. И пускай для могущественного мага данные методы могут оказаться лишь небольшой трудностью, для обычного ничем не выдающегося чародея подобное серьезный барьер.

   - Очень интересная тема. - Ответил я задумавшись.

   - Без сомнения. А теперь, можешь идти, твоя помощь мне сегодня больше не понадобиться. Специально для тебя я скопировал эту книгу. - Артос протянул мне насыщенную магией копию.

   - Спасибо, Мастер. Подобная книга могла мне очень помочь в обучении Майны, и я с радостью взял её.

   - Надеюсь, в твои планы входит дальнейшая работа в библиотеке. - Всё было понятно. Артос желал иметь под рукой толкового помощника.

   - Разумеется, Мастер Артос, иначе бы я не пошёл к вам в подмастерья. - На мои слова чародей лишь улыбнулся.

   - На сегодня мне больше помощь не нужна. Можешь идти, но завтра жду как обычно. - Артос выпроводил меня из библиотеки. Я же с любопытством осмотрел книгу и не заметив ничего подозрительного использовал несколько универсальных рассеивающих заклятий на случай наличия следящих чар. После чего провёл диагностику, с помощью заранее заготовленного круга, и только после этого отправился к Майне. Чары сокрытия, рассеивания и маскировки я начал изучать сразу же, как получил доступ к ним. Боевая Магия подождет, кроме того сейчас список пополнился искажающими чарами.

   В Нэдэсе, небольшом городке, расположенном неподалёку от Магической Академии, все было на удивление спокойно. В отличие от того же, не столь удалённого портового Фирса, тут было спокойно. Слишком спокойно, от чего я чувствовал себя подозрительно неуютно.

   Конечно, многое можно было списать на тот факт, что злачные места я старался обходить стороной, но самих их казалось не так много, как в других посещённых мной городах. Само собой в Нэдэсе были окраины, пока обделенные моим вниманием, но дело было не в них.

   Книгу я с наслаждением держал под мантией. Возможно, дело было в ней. Учитывая мой возраст, и рост я вполне мог сойти за студента второго третьего курса. А связываться, пускай и с молодым магом, себе дороже.

   Сейчас передо мной встала новая проблема. Деньги, деньги и ещё раз деньги. Сам того не замечая, я встал перед фактом, что размер моего капитала приблизился к отметке в двадцать серебряных монет. Пройдёт не так много времени и даже в условиях жесткой экономии мне вряд ли хватит этих денег для оплаты следующего года обучения. А ведь надо есть, платить за жильё, одежду. Траты ужасали, в особенности много денег уходило на жильё.

   С помощью книги обучение Майны стало продвигаться быстрее. Если раньше я действовал черепашьими шагами, причём больше по наитию, то сейчас можно было выбрать самую подходящую технику и начать её практиковать. Майна отличалась удивительной силой воли и усидчивостью. В отличие от детей её возраста она без проблем справлялась с казавшимися даже мне нудными упражнениями, хотя возможно дело было в желании девочки постигать глубины магии.

   Оставив Майну с некоторой суммой на карманные расходы, и тренировками я отправился дальше. В идеале, все мои проблемы была способна решить золотая монета, желательно серебром разного размера.

   Идеальным решением было снять дом на год. С прислугой. Прикинув минимальные расходы я ощутил себя полным негодования. Сумма выходила астрономическая, к тому же она не давала гарантии безопасности, к рисковать Майной я не имел ни малейшего желания.

   Логичным выходом из подобной ситуации было бы найти комнату, которую можно было бы снять за меньшие деньги и совсем бесплатно.

   Размышляя подобным образом я покинул комнату и хотя нынешний день для меня был свободен, одним делом я должен заняться, а именно охотой на крыс. Сам того не заметив, раз за разом восполняя свой резерв после истощения, я ощутил недостаток тёмной энергии. Вернувшись к своему кинжалу, я понял причину.

   Амулет, столь щедро скрывающий тёмные аспекты в моей ауре, требовал слишком много сил. Вернее сказать, это было слишком много для меня - всю темную энергию что удавалось скопить. И если за пределами Магической Школы силы восстанавливались быстрее, то в ней самой определенно были чары, подавляющие темную магию. Сначала я не заметил этого, и интуитивно тянул силу из своего кинжала, пока не опустошил резерв, заставив тем самым мой артефакт проголодаться. Тогда плохо стало уже мне.

   Это чувство было сравнимо с голодом. Будто хотелось чего-то острого и солёного и в то же время приторно сладкого. Хотелось именно той, самой желанной для меня энергии.

   Раз за разом с переменным успехом я ловил крыс и приносил в жертву ради тёмной энергии. Её было мало, словно капля в море, но даже малым нельзя было пренебрегать. В день выходило поймать от силы три - четыре крысы, не смотря на множество ловушек в подвале, но и этих крох хватало, чтобы поддерживать себя.

   Крысы, подобно хлебным крошкам распаляли мой аппетит, однако насытить его было не чем. Мне нужно было кладбище или массовое захоронение, способное дать достаточную подпитку темной силе. И я нашел это, там, где меньше всего ожидал увидеть.

   В городском парке, стоило мне случайно пройти чуть вглубь, находилось сосредоточение тёмной энергии. Оно было настолько рассеянным и старым, что кроны деревьев скрывали эманации смерти. Но без сомнения передо мной было небольшое скопление Тёмной Силы. Настолько небольшое, что я медленно, смакуя начал поглощать её, боясь втянуть сразу всё. Магический фон заметно обеднел, и мне стало чуточку легче.

   У обладателя небольшого внутреннего резерва есть огромное преимущество - ему его легче заполнить. Поэтому, у меня был шанс пережить первый год обучения.

   ***

   Занятия в школе магии начинались странно. В самой системе образования чувствовалась явная дискриминация, пускай и не такая как встречалась на Земле.

   Тут всё решали знания и способности. И если с первыми дела у меня были весьма неплохо, особенно для первого курса, то вторые, особенно после воздействия амулета, выглядели весьма удручающее.

   Я не раз проверял обратимость действия амулета, ведь стоило его снять и напитать свой резерв Тёмной энергией, то сразу становилось легче. Мой резерв, а в особенности способности поглощению родной стихии возросли, из-за постоянной потери энергии. Пожалуй, даже амулет не мог скрыть всех проявлений моего голода, от чего было очевидно, что с недостатком энергии перед магами лучше не показываться.

   Ещё изучая книги в библиотеке я сталкивался с определенного рода трудностями в виде различных диалектизмов, вариантов написания букв из-за чего порой вместо трех книг, я за то же время, с трудом разбирал две но дело шло и я погрузившись в чтение множества книг интересных или скучных до невозможности, проводил большую часть своего времени. Появившаяся же ближе к началу обучения работа, всё сильнее отвлекала меня, заставляя откладывать некоторые даже очень важные книги на потом из-за обычного недостатка времени.

   И, несмотря на все сложности, я просмотрел, прочитал и ознакомился примерно с двумя десятками книг о магии. Там было всё - теория, практика история. Некоторые книги оказались откровенно бесполезными из-за заточки под определенные способности, другие полезными, но до невозможности скучными, впрочем, когда от них зависит твоя жизнь, мотивация заметно возрастает. Подводя итоги, я с гордостью мог сказать, что ещё до начала учебного года немного продвинулся в создании амулетов, изучил простые искажающие чары, и приблизился к пониманию магии символов на один крохотный шаг. Но главным было то, что я верно определил вектор развития.

   Амулеты, Иллюзии, Зелья, Магия Символов - всё это было теми направления, в которых можно значительно продвинуться даже с небольшим резервом. Иллюзии на вершине мастерства открывали просто огромные возможности, в том числе могли полностью заменить имеющийся у меня амулет, прожорливость которого меня совсем не радовала. В большинстве зелий нужно не так иного магических сил, сколько времени и навыков, так что значительных высот можно достичь и в этом направлении, пускай и для высших зелий необходим и гораздо больший резерв. Магия символов на первый взгляд открывала доступ к абсолютному могуществу, ещё тысячелетия назад полностью обученный маг символов был могущественным по определению, в то же время даже сейчас из известных мастеров этого направления упоминался всего один Магистр, с отметкой, что носящие титул Приора по данному направлению отсутствуют. Виной тому было сразу несколько причин. Магия символов, пускай и давала доступ магу с любым даром, к любому направлению магии, являлась очень сложной в исполнении и медленного воздействия. На зачарования с её помощью уходило в разы больше времени, однако сил тратилось в десятки раз меньше чем на классическую магию, что делало её очень привлекательным предметом для меня. Амулеты же позволяли многое. Они могли компенсировать недостаток боевой мощи, защиты, нехватку резерва... Конечно, во всём были свои нюансы. Даже амулеты и артефакты, созданные величайшими мастерами своего дела не способны сделать ученика в одночасье Архимагом, однако они позволяют, пускай и частично компенсировать недостатки. К примеру, боевой маг, мог трижды использовать свою сильнейшую способность, с амулетом накопителем смог бы сделать это восемь девять раз, пускай и всё, что выше его предела давалось бы с большим трудом. Это может сработать против того кто сильнее его в полтора два раза, но в то же время, маг способный использовать ту же способность семь раз однозначно его победит, если будет знать о наличии накопителя. Думаю, моё утверждение будет верно, для магов с одним набором способностей и схожими навыками. Маг так же может усилиться зельем, однако тут есть свои побочные эффекты.

   Я был впечатлен магической мощью учеников школы магии, а так же наличием школьного кладбища, для тех, кто не имеет собственного могильника или склепа. Само собой это место было запечатано, но даже та, малая часть, что достигала меня, во время редких посещений прилегающих к кладбищу территорий, впечатлила. Пускай, если даже найденное в парке скопление энергии напоминало туман, тут, витавшая в воздухе энергия, максимум на повышенную влажность. Но её было много, даже подозрительно много.

   Впервые взглянув на школьное кладбище, я понял одну вещь. Во что бы то ни стало я должен найти способ находиться тут максимально долго, не вызывая лишних подозрений.

   Обобщая все имеющиеся знания ,я сделал для себя десяток защитных амулетов, совместив все имеющиеся у меня знания. Защита от физических повреждений, стихийной магии, в первую очередь от огня, колдовскую защиту, а так же несколько простых защитных схем из магии символов. Всё это я прикрыл чарами Искажения Облика Восприятия заклинаний. Оставалось надеяться, что при такой защите, какой-нибудь буйный первокурсник не убьёт меня с одной атаки, так как, учитывая мою личную силу, на сопротивление тела полагаться не приходилось.

   Первый учебный день начался без происшествий, сразу обозначив представителей благородных домов, и студентов платных факультетов. "Бюджетные места", в отличие от моей родины выглядели ужасно. Во всём, от одеяний до знаков отличия, была заметна легкая, едва прикрытая насмешка.

   Если раньше у меня имелись робкие мысли о возможном переходе на бесплатное обучение, то подобная ситуация в совокупности с отсутствием возможности выбора направления для обучения вызывала тихий ужас.

   Началась перекличка.

   - Гистос Орлиг.

   - На месте.

   - Кауфан Нетер Мауф.

   - Присутствует.

   - Бафалдор Недл.

   - Тут.

   - Роф Дагнер.

   - На месте.

   - Орсо Инкогнито.

   - Я.

   - Лорд Огня Унгар Бешэранг Дауш!

   - На месте.

   Я в качестве второго имени назвал слово из родного мира. Нужно было как-то решить проблему второго имени. Услышав самое длинное имя, я повернулся на голос, и увидел уже знакомого мне мальчика. Я запомню тебя, Унгар.

   Земля. Пять лет до означенных событий.

   - Запомни сын, война - это совсем другое время, совсем другие законы. Там суровые требования и наказания. - Отец в очередной раз рассказывал про войну. Он не был сторонником бессмысленного насилия, но считал его применение необходимым, если на то была причина.

   - Отец, но что такое война? - Возможно, кому-то подобный вопрос покажется странным, однако для меня он был скорее уточняющим. Война, слишком широкое понятие.

   - Война - широкое понятие сын. Она есть везде, пускай и не везде одинаково признана. Есть война - как конфликт, есть "игрушечные" школьные войны. На них разные законы, но суть одна. Вся жизнь это борьба, и часто не справедливая. Запомни сын, если когда-то придётся воевать - сражайся до последнего, береги свою честь и не щади врагов, даже если среди них кто-то в прошлом был твоим другом. И главное обойдись без напрасного геройства. Героев помнят и награждают, чаще посмертно, так что прошу, избегай этой глупости. Рисковать жизнью и совершать подвиг можно лишь ради тех, кто тебе дорог.

   - Отец, но почему ты говоришь мне это сейчас? Я ведь не ухожу на войну.

   - Кто знает. Наше будущее ещё не записано. Война может начаться в любой момент, и это может случиться завтра или через десять лет. Важно быть всегда готовым, ведь обычная драка обезумевших фанатов, группа хулиганов или наркоманов, для кого-то может быть маленькой войной.

   - Спасибо отец... Жаль