Book: Английская роза



Английская роза

Энн Мэтер

Английская роза

Глава первая

— Диана Харен! Оливия не верила своим ушам. Даже в самых смелых мечтах она не могла себе представить, что ей сделают такое предложение. Написать биографию Дианы Харен, чья история была живым воплощением сказки про Золушку, — просто невероятно, что подобную работу решили доверить именно ей. Диана Харен — богиня телеэкранов, модель, суперзвезда… Женщина, которая пять лет тому назад увела мужа Оливии.

— Да, Диана Харен, — с нетерпением повторила Кей Голдсмит. — Думаю, ты о ней наслышана; трудно предположить, что кто-то может ее не знать. Слава Харен гремит по всему миру. Удивительно другое: похоже, Диана знает тебя.

Затаив дыхание, Оливия уставилась на своего агента.

— Что ты имеешь в виду? Откуда она меня знает?

— По крайней мере, именно ей пришла в голову идея предложить тебе стать автором ее биографии. Скорее всего, она прочла твою книгу об Эйлин Кьюзак, и твой стиль произвел на нее неизгладимое впечатление.

— Неужели?

Оливия понимала, что в ее тоне прозвучал сарказм, но ничего не могла с собой поделать. Версия, по которой Диана Харен осталась в восторге от того, как Оливия изложила трагическую историю жизни ирландской поэтессы, звучала смехотворно. Эйлин Кьюзак была героиней в полном смысле этого слова. Она сумела обеспечить свою семью, несмотря на страшную болезнь, постепенно разрушавшую ее кости, превращая несчастную женщину в инвалида. При этом из-под пера Эйлин выходили изумительные по своей красоте стихи. Она умерла через несколько недель после того, как была опубликована биография, и Оливия не сомневалась, что никогда не забудет ее бесстрашие, ее нежное сердце.

Диана Харен не отличалась ни бесстрашием, ни, тем более, нежностью. В ней доминировали эгоизм, жадность и склонность к манипулированию людьми. С Ричардом Хейгом Диану познакомили на приеме, который его агентство устроило в честь восходящей в то время звезды, надеясь сделать ее своей клиенткой. Прекрасно зная, что он женат, Оливия тоже присутствовала на приеме, — Диана, не колеблясь ни секунды, соблазнила Ричарда и разлучила его с женой.

— Лив?..

Любопытство, прозвучавшее в голосе Кей, вернуло Оливию в реальность, и она поняла, что уже довольно долго сидит и смотрит куда-то в пространство перед собой. Предложение Дианы показалась ей совершенно безумным, и теперь надо объяснить это Кей.

— Я не могу согласиться, — сказала она и, увидев, как в изумлении расширились глаза Кей, резким движением откинула с лица волосы, встала из-за стола и подошла к окну.

Офис Кей располагался на одном из верхних этажей небоскреба, стоявшего на набережной; где-то, далеко внизу, непрерывно гудели улицы города. Жизнь продолжалась вопреки всем неприятностям, и на какое-то мгновение Оливия ощутила себя вне временного потока.

— Ты в своем уме? — Кей тоже встала, чтобы к ней присоединиться. На фоне окна ее пухлая, миниатюрная фигурка подчеркивала высокий рост и стройный силуэт Оливии. — Да ты хоть представляешь себе, что означает это предложение? Царский гонорар, возможность приобщиться к жизни элиты, и провести несколько месяцев под солнцем!

— Несколько месяцев под солнцем?

— Именно так. Диана хочет, чтобы ты поехала в Калифорнию и пожила с ней некоторое время. Она почти закончила работу над последним фильмом, и ее агент пообещал ей перерыв до сентября, когда начнутся съемки новой картины.

У Оливии пересохло в горле.

— Ее агент? — едва слышно переспросила она.

— Да, Фиби Айзекс из агентства «Айзекс и Стоун». Не думаю, что тебе знакомо это название, но они крупные шишки в киноиндустрии. Фиби Айзекс — твердый орешек, как говорят за океаном.

— Так, значит, с тобой связалась Фиби Айзекс? — растерялась Оливия.

— Ты права. — Кей почувствовала: молодая женщина готова отступить от своего твердого решения, и попыталась закрепить успех. — Но наше агентство выбрала сама Диана, зная, что ты работаешь на меня.

— Все равно я не согласна, — машинально сказала Оливия, размышляя над словами Кей. Насколько она знала, представителем Дианы являлся Ричард. Эта должность сыграла роль пряника, которым Диана приманила его к себе. Как будто не было достаточно ее несомненной красоты.

— Но почему? — раздраженно воскликнула Кей.

Ее можно понять, подумала Оливия. Эта сделка по своему размаху превосходила любую из тех, что ей предлагали за всю историю ее карьеры. Кроме того, Оливия сотрудничала с Кей только три года. Кей знать не знала, по какой причине распался ее брак: Оливия предпочитала не распространяться на эту тему, а когда они с Ричардом расстались, она еще писала для женского журнала, куда устроилась сразу после колледжа.

— Просто не согласна. — Оливия направилась обратно к столу. — Ты не понимаешь, — добавила она, опираясь горячими ладонями о прохладное деревянное покрытие. — Я… встречалась с Дианой несколько лет тому назад. И она мне не понравилась.

Кей застонала.

— Диана и не должна тебе нравиться! — возразила она, тоже возвращаясь на свое рабочее место. Диана лишь хочет, чтобы ты написала о том, как она добилась успеха, и вовсе не собирается брать тебя на постоянную работу!

Оливия облизнула губы. Полететь в Калифорнию, чтобы в течение нескольких недель или даже месяцев общаться с Дианой? Нет, невозможно! Она не просто испытывала неприязнь к этой женщине: она ненавидела ее, презирала, винила за то, что распалась ее семья. Они с Ричардом были счастливы, и все в один голос твердили, что они составили идеальную пару. Зная Ричарда еще со школьных лет, Оливия воспарила к небесам от счастья, когда он сделал ей предложение.

Мысленно возвращаясь в то время, Оливия вспоминала, как ей завидовали подруги: ее выбрал Ричард Хейг, самый привлекательный юноша, какого она когда-либо встречала, и к тому же один из немногих, кто был выше ее. Свой рост, почти в метр восемьдесят, Оливия всегда считала огромным недостатком, но Ричард убедил девушку, что ему нравятся высокие женщины. Она не блистала ни красотой, ни выдающимися умственными способностями, но это, казалось, нисколько его не смущало. По какой-то таинственной причине он влюбился именно в нее, и она ни секунды не сомневалась, что несчастье никогда не посетит их дом…

— Я не могу, — повторила Оливия. — Кей, я польщена, но эта работа не для меня, извини.

— Ты все еще никак не обосновала свое решение, — вздохнула Кей, тяжело опустившись в кресло. — Черт возьми, Лив, такой шанс выпадает раз в жизни!

После минутного колебания Оливия тоже села в кресло и взглянула на Кей.

— Хорошо, — сказала она. — Наверное, я действительно должна объясниться. Я не могу работать на Диану Харен, потому что… знаю мужчину, за которого она вышла замуж…

— Ты имеешь в виду Ричарда Хейга? Да ладно, не стоит о нем беспокоиться. Ходят слухи, что их брак на грани распада.

Оливия нервно сглотнула.

— На грани распада?..

— Угу, — кивнула Кей. — У них уже давно возникли проблемы. Понимаешь, он пьет. Так, по крайней мере, утверждают сплетни. Лично мне сдается, что тут замешан другой мужчина.

Оливия в изумлении уставилась на нее:

— Не может быть!

— Почему же? — возразила Кей. — Надо признать, этот ее брак и так продержался дольше всех предыдущих. Кто же был первым?.. Ах, да — Гордон Роджерс. С ним Диана прожила всего пару месяцев.

— Я думала, она была замужем только один раз… до Ричарда, — пробормотала Оливия, но Кей только покачала головой:

— Разве ты не помнишь этого актера, Кристиана де Ханна? Когда Диана обнаружила, что он наркоман, она просто выставила его за порог.

У Оливии голова пошла кругом.

— И… с кем же Диана встречается сейчас? — спросила она, стараясь, чтобы вопрос прозвучал так, будто был вызван всего лишь праздным любопытством.

Кей откинулась на спинку кресла и печально вздохнула:

— Вот это как раз всех и интересует, но в ее избраннике должно быть что-то, чего не хватает твоему приятелю.

— Моему приятелю?.. — смешалась Оливия, и Кей бросила на нее изучающий взгляд.

— Ричарду Хейгу, — нетерпеливо объяснила она, — нынешнему мужу нашей благодетельницы. Если он тебе нужен, можешь его забирать, уж поверь мне.

У Оливии перехватило дыхание. Неужели ее мотивы столь очевидны, что достаточно было лишь слегка приоткрыть свои карты — и Кей уже догадалась об ее истинных чувствах?

— Он мне не нужен, — поспешно заявила она.

— Что ж, это твое дело. Но я бы настоятельно тебе рекомендовала не отказываться от предложения Дианы. Мне кажется, ты не осознаешь, какой резонанс это может иметь, и не только среди публики, но и в твоей карьере. Подумай, сколько новых заказов ты сможешь приобрести!

Оливия взглянула на свои руки, стиснутые на коленях. Какой бы привлекательной ни казалась описанная Кей перспектива, Оливии ни за что не сработаться с Дианой Харен. А если Ричарду нужна она, Оливия, то он знает, где ее найти. Не ее это дело — отправляться на его поиски.

«А если Ричард чувствует себя униженным из-за того, что произошло? — тихонько заговорил внутренний голос. — Вдруг он сожалеет о разрыве, но не может побороть свой стыд и сделать первый шаг к примирению?» Их развод прошел не слишком красиво. Ричард изо всех сил старался переложить всю вину на свою жену, и та чувствовала себя так, как если бы над ней надругались, а потом еще и избили.

И это еще одна причина, по которой ей следует отказаться от предложения актрисы. Неужели Оливия готова опять подвергнуться моральному насилию? Да и работать предстоит не с Ричардом, а с Дианой, и нет никаких гарантий, что она его увидит хоть краем глаза, если верить словам Кей.

— А почему речь идет о Калифорнии? Разве Диана больше не живет в Англии?

— Насколько я знаю, у нее сеть дома и в Англии, и в Америке. И в придачу — вилла на юге Франции. Но большинство ее фильмов снимается в Америке, и ей, вероятно, удобнее жить там.

У Оливии не укладывалось в голове, каково обладать таким богатством. А ведь первые пятнадцать лет своей жизни Диана провела в небольшой квартирке в западной части Лондона.

— Тебе придется навести некоторые справки, — продолжала Кей так, будто Оливия уже согласилась взяться за работу. — Все члены ее семьи уехали из Англии — конечно, благодаря исключительной щедрости Дианы. Но, думаю, еще остались люди, которые помнят ее с детства.

— Я знаю, как получить интересующую меня информацию, — заметила Оливия.

— Так что же, ты согласна? — спросила Кей.

— Я не хочу работать на Диану Харен, — напряженно повторила Оливия, уже зная, что согласится.


Оливия вернулась домой ближе к вечеру. Ее квартира располагалась на верхнем этаже старинного викторианского здания и служила ей настоящим убежищем, укромным уголком, где она в одиночестве зализывала раны после ухода Ричарда. До этого они вдвоем снимали очаровательный полуособняк в Чизвике. Поначалу мрачноватая квартира в Кенсингтоне с годами стала уютной и стильной.

На пороге хозяйку встретил Генри. Кот усердно терся об ее ноги, демонстрируя, насколько он соскучился, но обмануть Оливию было не так-то просто. Генри всего лишь проголодался и теперь напоминал, что наступил час ужина. Впервые с тех пор, как она вышла из офиса Кей, Оливия позволила себе улыбнуться.

— Все в порядке, я о тебе помню, — заверила она кота. — Как насчет лосося и пары креветок?

Генри одобрительно заурчал, следуя за девушкой по коридору.

— Я так и знала: ты во мне видишь только источник пищи, — вздохнула она.

В кухне царили ароматы трав и цветов, которые Оливия сама с любовью выращивала, чтобы они создавали атмосферу домашнего уюта. Отовсюду свисали зеленые ветви, а на подоконнике цвели нарциссы, выделяясь ярким веселым пятном на фоне унылого мартовского неба.

Накормив Генри, Оливия наполнила чайник и поставила его на огонь. Здесь, у себя дома, она старалась не думать о Диане Харен и ее предложении.

Налив себе чая, Оливия открыла дверь в рабочий кабинет. Книжные полки, современный компьютер, принтер и стол, заваленный бумагами, все это чудесным образом успокаивало нервы. Сделав глоток, Оливия опустилась в мягкое кожаное кресло, которое приобрела три года тому назад на распродаже, и бросила взгляд на стол. Надо бы разобрать накопившуюся почту, но все свободное место вокруг компьютера занимали наброски и заметки, относящиеся к ее последней рукописи. Собственно, именно из-за этой работы Оливия и поехала сегодня к Кей: та должна была сообщить ей свое мнение по поводу книги о женщине-морячке Сьюзан Говард, в возрасте семидесяти трех лет совершившей в одиночку кругосветное плавание.

Кей осталась в восторге от работы Оливии, но этот приятный факт полностью поблек, едва речь зашла о Диане. Тем не менее, для Оливии было большим облегчением узнать, что ее произведения по-прежнему пользуются спросом. Когда ее первая книга — биография Катарины Парр, единственной жены Генриха VIII, пережившей своего царственного супруга, — получила признание читателей, Оливия испугалась, что не сможет больше написать ничего равноценного и что ее следующее творение потерпит полное фиаско. Но биография Эйлин Кьюзак стала бестселлером, и это придало девушке смелости, чтобы наладить контакт с семьей Говардов.

Интересно, знает ли Ричард о том, чем она теперь занимается? Когда он уходил, Оливия все еще работала в журнале «Миледи» без всякой надежды на продвижение по карьерной лестнице. Быть может, если бы Ричард не ушел, она бы так и не решилась написать свою первую книгу…

Раздался пронзительный телефонный звонок. Отбросив со лба прядь золотисто-каштановых волос, она потянулась за трубкой.

— Слушаю.

— Лив! Наконец-то! — Это был ее отец. — Я весь день пытаюсь до тебя дозвониться. — Он помолчал, но, поскольку Оливия не поспешила объяснить причину своего отсутствия, продолжил: — С тобой все в порядке? С новой книгой не возникло проблем?

— Нет, — выдохнула Оливия. — Кей очень довольна тем, что получилось. — Она заставила себя говорить как можно жизнерадостнее. Отец и мачеха всячески поддерживали ее во время развода и теперь были бы крайне обеспокоены, узнав, что она собирается сделать. — Я… э-э… просто выходила в магазин.

— Понятно, — Мэттью Пьятт успокоился. — Послушай, мы с твоей мамой хотели бы пригласить тебя на ужин. — Он всегда называл ее мачеху матерью. В конце концов, Элис действительно заменила Оливии мать, когда девочке еще не было пяти. Нужно кое-что обсудить, да к тому же мы с тобой уже пару недель не виделись, так почему бы не убить одним выстрелом двух зайцев?

— Папа… — Оливию совсем не вдохновляла эта идея. После тяжелого дня она рассчитывала свести свои усилия к разогреванию пиццы в микроволновой печи, а потом просто устроиться на диване с бутылкой хорошего вина. Кроме того, ей требовалось некоторое время, чтобы обдумать дальнейшие действия. А от родителей так сложно что-то скрыть… — Давай в другой раз, ладно?

— Значит, что-то случилось, — с присущей ему проницательностью констатировал отец. — Дорогая, поделись со мной. Оливия вздохнула.

— Хорошо, — сдалась она. — Я приеду к ужину. Только приму душ и переоденусь. Буду к восьми часам.


Семья Пьяттов жила в Чизвике, в двух шагах от станции. Оливия сильно разволновалась, сходя с поезда в Гроув-Парке. В течение четырех лет своего замужества она каждый вечер приезжала сюда, возвращаясь домой после работы. Сейчас успокаивало то, что особняк ее родителей находился в противоположном направлении. К добротному строению, спрятанному за двойными створками ворот, вела мощенная камнем подъездная аллея.

Дверь открыла мачеха Оливии.

— Лив, дорогая моя! — Элис Пьятт нежно поцеловала падчерицу в щеку. — Твой отец только что спустился в подвал за вином.

Оливия отдала мачехе пальто и вошла в гостиную. В камине горел огонь, и она с благодарностью подсела к нему поближе.

— Что ты хочешь выпить? Шерри или джин с тоником? — предложила Элис.

— А мне понадобится подкрепление? Ты хорошо выглядишь. Это новый оттенок помады?

— Ты угадала, но от вопросов отца тебе так просто не уйти, — улыбнулась Элис. — Между прочим, сама ты выглядишь довольно изможденной. Что-то не так, да? Твой отец редко ошибается.

Оливия вздохнула.

— В принципе, ничего не случилось, — сказала она, жестом отказываясь от шерри. — И… со мной все в порядке, просто я слегка нервничаю.

Элис пожала плечами и сделала глоток шерри. Глядя на мачеху, Оливия не могла не признать, что той можно дать гораздо меньше ее лет. Насколько она помнила, волосы Элис всегда были именно такого пепельного оттенка, и, хотя сейчас их цвет поддерживался искусственно, облик мачехи вот уже много лет неизменно сохранял мягкость и женственность.

— Скорее всего, отец тревожится не без основания, — заметила Элис, вытягивая вперед обтянутые шелком ноги. Их формой можно было восхищаться, и Элис никогда не скрывала столь завидное достоинство. В свои пятьдесят пять, имея супруга на десять лет старше, она выглядела моложе его на все двадцать, и Оливия втайне всегда завидовала соблазнительным изгибам ее фигуры.



— Мне… предложили новую работу, — начала она, решив, что будет проще сначала обсудить вопрос с мачехой. — Я не уверена, стоит ли за нее браться. Если соглашусь, то мне придется вылететь в Соединенные Штаты.

— В Соединенные Штаты! — воскликнула Элис, но больше ничего не успела сказать, потому что в комнату вошел Мэттью Пьятт и наклонился, чтобы поцеловать дочь.

— Что там насчет Соединенных Штатов? Ты же не собираешься переехать в Нью-Йорк, правда?

— Конечно, нет! — Оливия старалась сохранять спокойствие, выжидая, пока отец устроится на подлокотнике кресла, в котором сидела его жена. — Просто… появилась возможность поработать в Лос-Анджелесе.

— И этим-то занята твоя головка, да? — Мэттью Пьятт вытянул к огню ноги и сощурил глаза. — Признаюсь, я бы не одобрил, если бы ты стала там жить. Молодая женщина, одна, в таком легкомысленном городе…

— Я же не ребенок, папа! — Оливия пожалела, что отказалась от шерри: сейчас ей было бы чем занять руки. — Проблема вовсе не в Лос-Анджелесе.

— Ага, — кивнул отец. — Ты волнуешься о нас, так ведь? Что ж… — он обнял жену за плечи. — Об этом мы и хотели с тобой поговорить. Ты знаешь, что у Элис есть сестра, которая живет в Новой Зеландии? Так вот, она пригласила нас к себе на пару месяцев. Мы беспокоились о том, как ты будешь тут без нас, но поскольку ты уезжаешь…

— Ты ведь не против, Лив?

Элис взволнованно подалась в ее сторону, и Оливия поняла, что надо их успокоить. Но вообще-то ей стало немного обидно. Как будто все обстоятельства разом обернулись против нее.

— Разумеется, нет, — сказала она, и на лице Элис отразилось облегчение.

— А чью биографию ты собираешься написать в этот раз?

Поинтересовался отец, когда его жена вышла из комнаты, чтобы проверить на кухне ужин.

— Дианы Харен, — бесцветным голосом произнесла Оливия. — Но я еще не приняла окончательного решения, — поспешно добавила она, видя, что отец побагровел от ярости. — Не смотри на меня так, папа! Это великолепная возможность. И… и они с Ричардом разводятся.

— Так вот чем ты обеспокоена! — взревел отец. — А я-то гадал, почему мы тебя не видим и не слышим.

— Неправда, — обиделась Оливия. — Папа, я только сегодня все узнала, честное слово. До этого я заканчивала предыдущую книгу, про Сьюзан Говард, и только поэтому никак не могла к вам выбраться.

Мэттью Пьятт глубоко вздохнул, приходя в себя.

— Даже если так…

— Я же говорю: еще ничего не решено, — спокойно произнесла Оливия, убирая за ухо золотистый локон. Она всегда закалывала волосы в аккуратный пучок, собираясь на работу, но в этот вечер соорудила на голове довольно забавный хвостик.

— Но ты вот-вот согласишься. Теперь я уже не уверен, что хочу куда-то ехать, — простонал он. — Ведь ты собираешься общаться с этой свиньей! Лив, наверняка найдется что-то другое, чем ты можешь заняться. Неужели ты не понимаешь, что эта женщина просто хочет использовать тебя, чтобы было кому подставить плечо Ричарду, когда она его выставит за порог?

— Давай закроем тему, папа, — попросила Оливия. — Я обязательно сообщу тебе, какое решение приму.

— А что насчет Генри? — невинно поинтересовалась Элис, когда муж изложил ей новости, принесенные Оливией, и девушка оценила такт, с которым ее мачеха старалась поднять настроение Мэттью.

— За ним приглядит моя соседка, — заверила ее Оливия. — Конечно, если я вообще уеду, — добавила она, нервно улыбнувшись. — Ты права: разве я могу забыть о втором самом важном мужчине в моей жизни?

— А кто первый? — тут же спросил отец.

— Ну, конечно же, ты, папа, — улыбнулась девушка, обменявшись с мачехой заговорщическим взглядом.

Глава вторая

Оливия вновь стала перебирать в уме все аргументы, говорившие в пользу отказа от предложения Дианы, уже находясь на борту самолета, который направлялся в сторону Лос-Анджелеса.

Прошел месяц с тех пор, как она приняла предложение Кей, и все это время Оливия посвятила сбору информации о прошлом Дианы, разговаривая с ее бывшими соседями. Немало удивлял тот факт, что люди сохранили об этой женщине самые теплые воспоминания. Если Оливия создала для себя образ Дианы как испорченного и эгоистичного человека, то соседи и одноклассники запомнили ее щедрой, добросердечной, всегда готовой оказать посильную помощь любому, кто об этом просил. Оливия выслушала десятки историй о том, как Диана выручала своих друзей, одалживая им деньги и поддерживая морально. Люди утверждали, что успех не вскружил Диане голову. Она всегда была немного взбалмошной, признавали они, но никогда не забывала своих друзей и свои корни.

Она была старшей среди семи детей, и детство ее прошло в ужасающей нищете. У матери, которую соседи охарактеризовали как трудягу, не оставалось времени на детей, и на плечи Дианы легла ответственность за братьев и сестер.

С самого начала выдающаяся красота Дианы привлекала к ней внимание, и она очень рано познакомилась с сексуальной стороной жизни. Известность же пришла к ней после того, как в пятнадцать лет она понравилась пожилому богатому мужчине. Однажды он отвел девочку в шикарный ресторан, где ее заметил известный фотограф, занимавшийся в тот момент поисками «лица восьмидесятых».

Все остальное, как говорится, история, но Оливия подозревала, что несколько следующих лет оказались для Дианы нелегкими, и, хотя Оливии было неприятно в этом признаваться, она начинала по-другому относиться к объекту своего исследования.

Тем не менее, работа только выигрывала от такого положения вещей, поскольку биография должна быть беспристрастной, и Оливию радовало, что проведенное расследование помогло ей изменить свое мнение. Оставалось выяснить, почему Диана выбрала именно ее для своего жизнеописания. Как знать, возможно, ей действительно понравилась биография Эйлин Кьюзак?

Как бы там ни было, самолет приближался к аэропорту Лос-Анджелеса. Внизу простирался огромный город, и путь назад был отрезан. Оливия заключила контракт — теперь нужно забыть о Ричарде и целиком сосредоточиться на работе.

Самолет мягко подъехал к овальному зданию аэропорта, блестевшему в лучах солнца. Оливии показалось невероятным, что она улетела из Лондона во время обеда, а здесь все еще без четверти четыре.

Пассажиров направили в коридор, в котором работал кондиционер, и они оказались перед паспортным контролем. Подобно остальным, время до получения багажа Оливия посвятила наблюдению за окружающими людьми.

Она узнала несколько известных лиц, путешествовавших, видимо, первым классом, и была удивлена отсутствием интереса к ним со стороны публики, но потом заметила за колоннами аккуратно пристроившихся телохранителей.

Повертев головой, Оливия вдруг обнаружила пристально смотревшего на нее незнакомого мужчину. Внимание постороннего человека лишний раз напомнило ей о том, как она беззащитна в чужой стране.

Секретарша Дианы отправила Оливии факс, обещая встретить ее в аэропорту. В любом случае можно взять такси: адрес Дианы ей известен и она давно вышла из детского возраста.

В самом деле, грустно рассуждала Оливия, ее высокий рост отпугнет любого мужчину. Да и в своей физической силе она не сомневалась: увлекалась плаванием и велосипедным спортом. В принципе ей нечего бояться.

К тому же воображаемый противник, видимо, потерял к ней интерес. Теперь он вглядывался в ленту транспортера, которая в скором времени должна была вывезти их багаж, и Оливия, в свою очередь, принялась изучать незнакомца.

Крупный, с темными волосами, он двигался с ленивой, полной затаенной силы грацией, так отличавшейся от мускулистой мощи киногероев, которых с завидным постоянством тиражирует Голливуд. Привлекательность этого мужчины заключалась скорее в резкости черт, нежели в их правильности. Глубоко посаженные глаза под черными бровями, узкие скулы и тонкие губы; морщины на лице свидетельствовали о жизненном опыте.

Кто он такой? Вряд ли кинозвезда, хотя поблизости прогуливался другой мужчина, который вполне мог сойти за телохранителя. Впрочем, это ее не касается. Кем бы он ни был, она его явно не интересует, и вряд ли они хоть когда-нибудь встретятся снова.

В это время из-за занавесок, как по волшебству, стали появляться чемоданы. Спутник того, кто привлек внимание Оливии, взял с ленты транспортера большой черный портплед, перекинул его через плечо, и оба мужчины направились к выходу.

Следовательно, они прибыли тем же рейсом, что и Оливия. И что из того? Они не имели к ней никакого отношения. Пора заняться собственным багажом: в начале ленты как раз обозначился один из ее чемоданов.

— Вы случайно не мисс Пьятт?

Незнакомый голос был удивительно чувственным и мгновенно вызвал в подсознании образ жарких, страстных ночей и загорелых обнаженных тел, переплетенных под покровом влажных простынь…

Рассердившись на мужчину, который так разжег ее воображение, Оливия оглянулась и обнаружила, что он не только не ушел, как она думала, а стоит прямо перед ней.

— Я… — Оливии пришлось сглотнуть, потому что от неожиданности у нее пересохло в горле. Да, я Оливия Пьятт. — После развода с Ричардом она взяла свою девичью фамилию. — Мисс Харен попросила вас встретить меня?

— Не совсем так, — ответил ее собеседник, и в уголках его тонких губ появилась улыбка. — Диана сообщила мне, что вы летите этим рейсом.

— Вы тоже летели из Лондона? — спросила Оливия, как будто сама не знала ответ.

Наверное, он был уроженцем Калифорнии, это объяснило бы его акцент и великолепный загар.

— Да. — Он бросил взгляд в сторону своего спутника, который терпеливо ожидал конца разговора. — Мы с Би Джеем часто путешествуем. Впрочем, вам я этого не рекомендую.

— Из-за разницы во времени? — уточнила Оливия, заметив, что багажная лента начинает повторный круг. — Извините, мне нужно забрать свои чемоданы.

— Я их возьму.

Ее новый знакомый поднял тяжелый чемодан с ленты и поставил рядом с Оливией. В джинсах и хлопковом пиджаке ему было несравнимо легче двигаться, чем ей в ее замшевом костюме.

— Это все? — спросил мужчина, и она не сразу сообразила, что он имеет в виду. — Ваш багаж, — напомнил он.

Оливия поняла, что ведет себя крайне глупо, ведь он всего лишь пытается помочь.

— Э-э… нет, есть еще один чемодан, — поспешно сказала она и посмотрела на второго мужчину, который все еще стоял на том же месте с вещами в руках. — Послушайте, я не хочу вас задерживать. Наверное, ваш друг вот-вот потеряет терпение.

— Би Джей! — Ее собеседник тоже бросил взгляд в сторону своего спутника, потом повернулся к Оливии и одарил ее ленивой улыбкой: — Не волнуйтесь. Здесь, внутри, гораздо прохладнее, чем на улице.

— Да, конечно… — Расстегнув тугие манжеты пиджака, Оливия завернула их, чтобы освободить запястья. — Как вы думаете, секретарша мисс Харен будет ждать снаружи? Она обещала меня встретить.

— Бонни Лавлейс? Она, должно быть, в зале прилетов. Когда мы выйдем, я вам ее покажу.

Оливия закусила губу.

— Надо понимать, вы друг мисс Харен.

— Черт, ну да. Извините, я не представился: Джо Кастельяно. Я, так сказать, вложил определенные средства в карьеру Дианы.

— Рада познакомиться, мистер Кастельяно, — сказала Оливия, пожав его протянутую руку и размышляя, появляется ли Джо в резиденции Дианы в Беверли-Хиллз.

Было бы неплохо, если бы он заглядывал туда почаще.

Тут показался ее второй чемодан. Ухватившись за ручку, Оливия едва не согнулась пополам под неожиданной тяжестью.

— Позвольте, — коротко сказал Джо, и она почувствовала, что он начинает терять терпение. Поставив чемодан на пол, Кастельяно подозвал носильщика с тележкой. — Теперь мы можем идти?

— Разумеется!

Таможенный контроль они миновали без всяких проблем. Оливия вдруг подумала, что ее новый знакомый вполне может оказаться продавцом наркотиков и использовать ее в качестве прикрытия. Что-то ее воображение слишком разыгралось: нельзя же зачислять Джо в стан итальянской мафии только из-за его фамилии.

Оливия почти сразу увидела свое имя на табличке, которую держала в руках женщина, стоявшая в самом конце длинного ряда встречающих.

— Наверное, это мисс Лавлейс, — обратилась Оливия к своему спутнику, указывая на крашеную блондинку с измученным выражением лица.

Несмотря на усталый вид, ее макияж выглядел безупречно. Оливия решила, что ей, скорее всего, около сорока лет, однако ее юбка была значительно короче любой из тех, что носила сама Оливия.

— Да, это Бонни. Только не называйте ее по имени. — Он усмехнулся, глядя на Оливию, и она снова почувствовала, как ее неудержимо к нему тянет. — Здесь у всех очень ранимое самолюбие, помните об этом.

Женщина их заметила, но по ее взгляду Оливия догадалась, что та не видела никакой связи между ней и Джо. Хотя не исключено, что Бонни Лавлейс неправильно истолковала их совместное появление.

— Привет, Джо! — Бонни Лавлейс приветствовала его, как друга, которого давно не видела. Потом ее взгляд подозрительно скользнул в сторону Оливии. — Диана сказала, что ты прилетаешь этим рейсом. Она по тебе скучала. Как прошло путешествие?

— Как обычно, — протянул Джо. Заметив, что носильщик все еще рядом, он вручил ему купюру и добавил, указывая на Оливию и Бонни: — Эти дамы покажут вам, где припаркована их машина.

У секретарши буквально отвисла челюсть.

— Вы мисс Пьятт? — Воскликнула она, а Джо со смешком приобнял Оливию за плечи.

— Кто же еще? Я решил, что сделаю сегодня хорошее дело и передам ее в твои надежные руки, Бонни. — Он кивнул Оливии: — Думаю, мы еще увидимся.

И вышел из зала в сопровождении человека, которого называл Би Джеем, оставив Оливию в полной растерянности. Девушка попыталась разобраться в ситуации. Итак, Джо — друг Дианы. Но ведь с самого начала никто от нее этого не скрывал, почему же сейчас ее охватило такое разочарование?

— Мисс Пьятт, — очнулась Бонни, протягивая ей руку, — простите меня. Я не сразу поняла, что это вы шли рядом с Джо… э-э… с мистером Кастельяно. — Она велела носильщику следовать за собой и, направляясь к выходу, продолжила разговор: — Вы летели вместе? Откуда он узнал, кто вы такая?

— Он помог мне с багажом и, наверное, прочел мое имя на бирке, — после некоторой паузы ответила Оливия, почувствовав странное нежелание обсуждать детали их с Джо знакомства.

— Гм… — Бонни еще раз оценивающе на нее взглянула, прежде чем выйти через стеклянные двери на стоянку позади аэропорта. — Я оставила Мануэля в машине… А вот и он! — Женщина приветливо помахала рукой водителю, стоявшему рядом с огромным «мерседесом». — Здесь так трудно найти место для парковки! В Англии вы тоже сталкиваетесь с этой проблемой?

— Иногда, — рассеянно ответила Оливия, чье внимание приковал гладкий черный силуэт машины, проезжавшей мимо нее. За рулем сидел Джо Кастельяно. Заметив Оливию, он кивнул ей в знак приветствия. — На самом деле у меня нет машины, — продолжила она, собравшись с мыслями. — В пределах Лондона транспортный поток слишком интенсивен, а для более дальних поездок у меня есть старый «харлей — дэвидсон».

— Вы ездите на мотоцикле! — В ужасе воскликнула Бонни, но, успокоившись, добавила: — Впрочем, ваш рост вам это позволяет.

— Да уж…

Оливия терпеливо перенесла двусмысленный комплимент.

Мануэль открыл перед ней дверцу, и она села в салон.

Мягкая кожа, кондиционированный воздух и аромат дорогих духов произвели на нее приятное впечатление. Невероятно, размышляла Оливия, с наслаждением вытягивая длинные ноги. Как удивится мачеха, когда она ей все расскажет! В отличие от отца, Элис видела и положительные стороны принятого Оливией решения. По крайней мере, от этой поездки должны остаться яркие воспоминания.

И тут она сообразила, что за последние полчаса ни разу не вспомнила о своем бывшем муже. Как только Джо Кастельяно впервые с ней заговорил, образ Ричарда мгновенно стерся из ее сознания. Господи! — подумала Оливия, поняв, что недалек тот час, когда состоится их с Ричардом встреча. Она вздрогнула от ужаса при мысли о том, какой может быть его реакция.

Бонни тоже села в машину, а Оливия принялась беззвучно ругать себя: в конце концов, она приехала в Лос-Анджелес по просьбе Дианы и ее не касается, рассердится ли Ричард. Если ему не нравится, как складываются обстоятельства, пусть пожалуется своей жене. Вероятно, это глупо, но знакомство с Джо Кастельяно каким-то образом подняло ее самооценку. Ричард не единственный мужчина на свете, она просто слишком долго нянчилась со своим разбитым сердцем.

— Наконец-то! — Бонни с облегчением вздохнула и посмотрела на девушку. — Аэропорт становится все больше похож на пчелиный улей. Богом клянусь, у меня начнется сердечный приступ, если мне еще, хоть раз, придется отсюда выбираться.

— Мне очень жаль. — Оливия почувствовала себя виноватой. Чтобы отвлечься, она стала наблюдать за Мануэлем, который занял свое место за рулем и включил зажигание. — Спасибо, что встретили меня. Я могла бы взять такси…



— Диана даже слышать об этом не хотела, — перебила ее Бонни. — Так вам понравилось путешествие? Какой фильм вам показывали? В последнее время я могу посмотреть хорошее кино только в самолетах. Все считают, что в таком городе, как наш, невозможно быть не в курсе последних шедевров. Но знаете что? Вместо кинопремьер я все время смотрю телевизор!

— Правда? — удивилась Оливия. — Мне тоже нравится телевидение. — Отказ от привычного просмотра телепрограмм после развода означал бы, что она осталась одна, а ей не хотелось мириться со своим новым положением.

— После рабочего дня в компании Дианы я прихожу домой без сил, — вещала Бонни, не обращая внимания на слова Оливии. Взмахнув холеной рукой, она добавила: — Ничего, вы скоро привыкнете. Иногда мне кажется, что Диана слишком щедра!

Оливия кивнула, но на сей раз промолчала. Мануэль ободряюще подмигнул ей в зеркало заднего обзора, и она улыбнулась. Он явно привык к Бонни Лавлейс.

За тонированными стеклами автомобиля в лучах вечернего солнца поблескивали улицы Города Ангелов. Оливия с нетерпением ждала той минуты, когда можно будет принять душ и переодеться во что-нибудь полегче. Интересно, где ее собираются поселить? Кей ведь сказала только, что всю организационную работу взяла на себя секретарша Дианы. Если повезет, ей предложат остановиться в доме актрисы. По словам Кей, на особняк Дианы стоило взглянуть.

Они двигались на север, минуя бескрайние пригороды, проезжая через такие известные районы, как Марина-дель-Рей и Санта-Моника. Оливия припоминала, что в Санта-Монике был волнорез, и наверняка там занимаются серфингом.

Бульвар Санта-Моника проходил через центр самого роскошного района Лос-Анджелеса. Оливия узнала названия некоторых отелей, мимо которых они проезжали, а Бонни показала ей гигантские буквы «ГОЛЛИВУД», обозначавшие место, ставшее в свое время киностолицей мира.

Район Беверли-Хиллз располагался к западу от Голливуда, но, к недоумению Оливии, машина свернула раньше, чем дорога начала плавно удаляться от шумных торговых кварталов. Несколько поворотов — и перед ними возникли выполненные в мавританском стиле арки, украшающие фасад отеля «Беверли-Плаза».

Оливия все еще восхищалась квадратными колоннами, украшавшими вход, когда Мануэль въехал во двор и остановился перед двойными стеклянными дверями. Рядом мгновенно появился швейцар и услужливо распахнул дверцу автомобиля.

— Добро пожаловать в Америку! — произнесла Бонни, выходя из машины и жестом предлагая Оливии последовать ее примеру. — Надеюсь, вы сможете расположиться здесь со всеми удобствами.

Под словом «здесь» подразумевался номер в пентхаусе. Мануэль передал вещи Оливии служащему отеля, Бонни ее зарегистрировала, причем Оливии почти сразу выдали ключ от номера, из чего девушка заключила, что процесс регистрации был обычной формальностью. Ключ представлял собой пластиковую карточку, которую надо было вставлять в специальную щель на двери. Такую карточку удобнее носить с собой, а ее код менялся с каждым постояльцем.

Никогда еще Оливия не видела апартаментов роскошнее тех, куда ее поселили. Высокие потолки, масса свободного пространства, изящная мебель в нежных зеленых и голубых тонах, окна с видом на раскинувшийся внизу Беверли-Хиллз и скрытые легкой дымкой окрестности — вот где ей предстояло отныне жить.

— Мы находимся позади «Беверли-Уилтшир», объяснила Бонни, назвав в качестве ориентира известный отель. — Внизу вы видите Родео-Драйв.

Оливия догадалась, что от нее ждут восхищения, но в глубине души чувствовала себя обманутой. Девушка уже успела внутренне приготовиться к встрече с Дианой и Ричардом, теперь же все предстояло вновь.

— Вам ведь понравилось? — настороженно спросила Бонни, и Оливия поняла: женщина беспокоится не о ее комфорте, а о том, что скажет Диана, если узнает, что гостья осталась недовольна. — Посмотрите, — она открыла вторую дверь, — это спальня. А вот тут ванная комната, здесь есть ванна с минеральной водой и джакузи.

— Очень мило, — отозвалась Оливия.

Каким бы шикарным ни был номер, она не чувствовала себя в нем как дома: маленький скромный отель подошел бы ей гораздо больше.

— Гостиница может предоставить вам компьютер, — добавила Бонни. — Диана велела мне держать с вами связь на случай, если вам что-нибудь понадобится. Она решила, что здесь вы сможете со всеми удобствами приступить к работе.

И не действовать ей на нервы.

Оливия не произнесла этого вслух, но, когда Бонни отвлеклась, чтобы дать на чай служащему, с иронией огляделась вокруг. Так вот ради чего Ричард ее бросил! Ради роскошного стиля жизни. Чего же стоили его обвинения в том, что она не может родить ему детей? Ведь они с Дианой тоже не обзавелись потомством.

— Вам нужна помощь, чтобы распаковать вещи?

Служащий ушел, и Бонни смотрела на Оливию уже с плохо скрываемым раздражением. Видимо, она ожидала от гостьи другой реакции. Интересно, знает ли она, что муж Дианы в свое время был женат на Оливии?

— Нет, — ответила девушка, снимая замшевый пиджак. — Э-э… спасибо, — как бы спохватившись, добавила она. — Вы были очень любезны.

— Что ж, хорошо. — Бонни со сдержанной улыбкой еще раз осмотрела помещение. — Можете отдохнуть, а потом заказать себе обед в номер. У вас будет достаточно времени, чтобы хорошенько оглядеться, когда ваши тело и дух договорятся между собой.

Оливия кивнула: она чувствовала, что у нее кружится голова. Возможно, Диана поступила правильно, не поселив ее у себя дома. Оливии не раз еще захочется уединиться в собственных апартаментах. Конечно, когда она к ним привыкнет. А сейчас усталость просто валила ее с ног.

Глава третья

Оливия отложила возню с вещами на следующий день. Она едва нашла в себе силы, чтобы достать из чемодана ночную рубашку и зубную щетку Прохладный душ немного ее освежил, и она заказала себе легкий ужин, но заснула, так и не закончив с креветками и салатом.

Проснулась она до рассвета. Ее часики показывали обеденное время, но циферблат на стене номера утверждал обратное. Четыре утра! Только через три часа она сможет заказать себе завтрак. Боже, как же привыкнуть к восьмичасовой разнице по времени?

Голод давал о себе знать, и Оливия намазала маслом одну из булочек, оставшихся с вечера. Кофе давно остыл, но вода из-под крана оказалась неплохой заменой. Насладившись скромной трапезой, девушка снова заснула.

Когда она открыла глаза, рассвет уже окрасил небо в бледно-желтый оттенок, а легкие пушистые облака обрамляли восходящее солнце. Соскользнув с огромной кровати, Оливия подошла к окну и с некоторым недоумением покачала головой. Казалось невероятным, что еще сутки тому назад она была в Лондоне.

Позвонив, чтобы заказать яичницу и свежую клубнику, она широко улыбнулась: куда как приятно позавтракать на балконе, под лучами утреннего солнца! Ее настроение заметно улучшилось, и предстоящая работа представилась в гораздо более привлекательном свете.

Оливия разобрала чемоданы и была готова к выходу уже в восемь часов. Она успела еще раз принять душ и остановила свой выбор на простом платье с короткой юбкой из светло-зеленого хлопка. После шампуня ее волосы стали совсем непослушными, и она закрепила их с помощью ленты.

Разглядывая себя в зеркало, она постепенно все больше приходила в растерянность. Может быть, юбка слишком коротка? А вырез платья чересчур глубок? Не предпочесть ли более деловой стиль? Вовремя сообразив, что не надо себя запугивать, Оливия отмела прочь все сомнения. Она хороша такая, какая есть, и способна достойно встретить противника.

Рассудив, что вряд ли ее станут беспокоить до девяти часов, Оливия решила прогуляться по отелю.

Она спустилась на лифте на первый этаж и с удивлением обнаружила в фойе довольно много людей, давно начавших активный рабочий день. Во время своего пребывания в Нью-Йорке девушка подметила, что американцы часто проводят деловые переговоры за завтраком. Прямым тому подтверждением были группы мужчин и женщин в строгих костюмах и с кейсами в руках, то и дело входившие и выходившие из дверей ресторана.

Эти люди напомнили ей о Джо Кастельяно, и она задумалась, завтракает ли он когда-нибудь в этом отеле. Однако такой вариант маловероятен. Не станет же он, в самом деле, разыскивать ее!

Отмахнувшись от столь смехотворной мысли, Оливия огляделась и заметила бассейн, который виднелся из широких окон, выходивших на внутренний дворик, скрытый в тени пальм. Оливия направилась к стеклянным дверям. Раскрытые зонтики, устланные подушками шезлонги и стопки роскошных полотенец, сложенные на тележке, смотрелись весьма заманчиво. Обстановка была оформлена в стиле двадцатых годов, однако отдыхающим предоставлялись все блага современной цивилизации.

Оливия обрадовалась, поняв, что в любой момент сможет поплавать в свое удовольствие. Она легко представила себе, с каким наслаждением это сделает, устав от изнуряющей дневной жары. Вынужденное отшельничество начинало ей нравиться.

Вернувшись в номер, она обнаружила сообщение на автоответчике: дежурный отеля сообщил ей, что в десять утра за ней приедет машина. Оливию попросили спуститься к этому времени в фойе.

Без пяти десять Оливия уже стояла в фойе, все еще одетая в светло-зеленое платье, с маленькой сумочкой через плечо, в которой лежали блокнот и диктофон. Ухитрившись все-таки аккуратно уложить волосы, она добавила для большего эффекта золотые серьги.

— Лив!

Резко обернувшись, не успев даже придать лицу нейтральное выражение, Оливия во все глаза уставилась на мужчину, стоявшего позади нее.

— Ричард!

— Привет, Лив!

И до того, как Оливия что-либо успела сообразить, Ричард наклонился и поцеловал ее. Его губы были теплыми и влажными, как будто он облизывал их в предвкушении. Оливии показалось, что Ричард не совсем верно истолковал ее натянутую улыбку, приняв ее за приглашение к действию.

— Я так скучал по тебе, Лив, — проговорил он, и Оливия с изумлением увидела слезы у него на глазах.

Кроме того, эти глаза были несколько красноватыми, и под каждым из них сформировалась припухлость, о происхождении которой Оливия легко догадалась.

Присмотревшись к нему повнимательнее, она обратила внимание и на другие признаки того, что Ричард сильно изменился. Он набрал вес. Нижняя часть его туловища стала значительно тяжелее, а живот нависал над брючным ремнем. К тому же он осветлил волосы, и, хотя они и подчеркивали его загар, все же цвет выглядел искусственным. В шортах и в рубашке «поло» он мало чем напоминал мужчину, которого она когда-то знала.

— Ты великолепна! — продолжал Ричард, впиваясь жадным взглядом в стройную фигуру Оливии. — Идем, нас ждет машина. — Его губы презрительно искривились. — Диана будет поражена, увидев тебя.

Оливия неохотно позволила ему проводить себя к дверям. После развода она немного похудела и отрастила волосы, но в остальном ее внешность мало изменилась. По сравнению с Дианой Харен она выглядела довольно заурядно.

Снаружи, в том же лимузине, который привез ее накануне из аэропорта, их дожидался Мануэль. Неизвестно, насколько истинными были слухи о кризисе нового брака Ричарда, но Диана, очевидно, сочла нужным приставить к мужу наблюдателя. Однако причина могла скрываться и в другом: даже в это раннее время Оливия уловила в дыхании Ричарда запах алкоголя.

Оказавшись в машине, девушка отодвинулась от Ричарда подальше, и тот бросил на нее обиженный взгляд.

— Разве ты мне не доверяешь, Лив? — недовольно спросил он, пытаясь взять ее за руку. — Боже мой, раньше ты так на меня не смотрела! Как же я испортил нам обоим жизнь!

Оливия затаила дыхание, услышав эти слова. Похоже, Ричарда переполняла жалость к себе.

— Итак, расскажи, как у тебя дела? — спросил Ричард, очевидно решив, что уже достаточно продемонстрировал свои чувства.

— У меня все в порядке, — ответила Оливия, придав своему голосу как можно больше беспечности. — Немного мешает разница во времени. Я проснулась в четыре утра, можешь себе представить?

Ричард расслабленно откинулся на спинку сиденья, вытянув одну руку поверх кресел.

— Да, на кого-то время оказывает сильное влияние. У меня нет таких проблем. Хотя я, конечно, привык много путешествовать.

Оливия намотала ремешок сумки на пальцы.

— С Дианой? — спросила она.

— Так было раньше, — рассеянно сказал он. — Мне казалось, что ей приятна моя компания. Сейчас я в основном остаюсь дома.

— Что ж, ты живешь в красивом месте, — пробормотала Оливия, выглядывая из окна машины. — Это Беверли-Хиллз?

Машина поднималась вверх по тихим улицам, окруженным высокими живыми изгородями и каменными стенами. Было сложно рассмотреть усадьбы, раскинувшиеся за витыми чугунными воротами.

— Ты находилась в Беверли-Хиллз с того момента, когда вышла из отеля, — равнодушно бросил Ричард. — Вся эта местность называется Беверли-Хиллз. Это западная часть Лос-Анджелеса. Люди, подобные моей жене, считают, что здесь рай земной, не меньше.

— Я думаю…

— Поверь, Диана просто помешана на стиле жизни Западного побережья. Господи, за четыре года она не проглотила ни кусочка мяса! Одни фрукты, хлопья, лечение и массаж. Меня просто наизнанку выворачивает от всего этого, Лив. Вот почему я так рад, что ты здесь.

— Ричард…

— Это все не настоящее, Лив. Люди, которые тут живут, больше не принадлежат к реальному миру. — Он с ненавистью покосился на виллы за окном. — Ну никак не пойму, чем все так восхищаются?

Оливия сильно прикусила нижнюю губу. Спорить бесполезно, Ричард сметет любой ее аргумент. Она предпочла придержать язык.

— Думаю, я должен поздравить тебя с успехом, — заметил Ричард через некоторое время, и ей снова послышалась горечь в его голосе. — Моя Лив — писательница! Я же говорил, что ты зря тратишь время, работая на той помойке, для которой писала свои статьи.

На самом деле он этого не говорил. Скорее, наоборот. Однако Оливия решила воздержаться от комментариев.

Ей страстно захотелось, чтобы он взял себя в руки и перестал обращаться с ней как с сообщницей. Словно она приехала, только чтобы быть рядом с ним.

Когда-то они оба прошли тесты, показавшие, что не было объективных причин, по которым они не могли иметь детей, но Оливия знала, что Ричард во всем винит ее. Не исключено, что он был прав, в то время она и сама брала всю вину на себя.

— Поверь мне, Лив, — пробормотал Ричард, — я действительно скучал по тебе больше, чем ты можешь себе вообразить. Оставив тебя, я совершил тройную ошибку.

— Так не надо было этого делать! — с жаром воскликнула Оливия.

Она не сомневалась, что Мануэль прекрасно расслышал каждое слово Ричарда.

— Я глубоко раскаиваюсь, — сказал Ричард. Его рука, лежавшая на спинке сиденья, опустилась на плечи Оливии, и она почувствовала, что он ласкает ее шею. — Я сделал тебе больно, Лив, но все-таки надеюсь, что твое сердце подскажет тебе путь к прощению. Любовь, которая нас связывала… не могу поверить, что мы позволили ей уйти.

— Ты позволил ей уйти, Ричард, — спокойно возразила Оливия, убирая его руку со своего плеча и пересаживаясь на противоположное сиденье. — Нам еще долго ехать?

Ричард тяжело вздохнул.

— Нет, — процедил он оскорбленно, но Оливия испытала неимоверное облегчение. Оскорбленный тон — это приемлемо, слезливый гораздо опаснее.

Через несколько минут лимузин замедлил ход и вскоре остановился перед стальной решеткой ворот, открывшейся при их приближении. Впереди лежала длинная извилистая дорога, обрамленная зарослями лавра и акации. Нервы Оливии напряглись в ожидании предстоящей встречи.

Вдоль всего фасада дома из светлого песчаника, украшенного колоннами, протянулась лоджия. Двухэтажный особняк с бесчисленными окнами, закрытыми бежевыми ставнями, производил солидное впечатление. Его окружали пышные заросли из деревьев и цветов, газоны были аккуратно подстрижены.

— Вот мы и прибыли, — с издевкой в голосе сообщил Ричард, пока Мануэль открывал перед ними дверцы машины. — Ты готова предстать перед своим работодателем?

— Она не мой работодатель, — с излишней горячностью возразила Оливия.

— Конечно, нет, — подхватил Ричард, — и не позволяй ей об этом забывать! — Потом сжал ее руку и вынудил Оливию выйти вслед за собой из машины. — Вперед, Лив, — уже мягче добавил он. — Я знал, что ты ко мне не так равнодушна, как пытаешься показать.

Оливия поспешно выдернула руку из его пальцев, так как за их перепалкой с любопытством наблюдал Мануэль.

Двери, к которым вела пологая лестница, открылись, и вышла горничная, одетая в синюю униформу и белый фартук. Жестом она пригласила гостей подняться наверх и вежливо улыбнулась, пропуская их в просторный холл с мраморным полом и высоким куполообразным потолком, уходившим вверх на два этажа. Купол венчало круглое окно, отбрасывавшее радужные блики света на пол. Мягкий шелест кондиционера не позволял духоте прорваться в комнату.

— Мисс Харен ждет вас возле бассейна, мисс Пьятт, — сказала горничная.

Поправив на плече сумку и не заботясь более о том, идет ли за ними Ричард, Оливия вышла через стеклянную дверь в форме арки в оранжерею, которая вела на террасу. В тени балкона верхнего этажа стояли плетеные столики и кресла, а из-за камней то и дело выглядывали любопытные воробьи.

И везде росли цветы. В горшках и ящиках — в оранжерее, в висячих корзинах — на террасе, обвиваясь вокруг колонн, что поддерживали балкон… Цветочный аромат одурманивал, и Оливия обрадовалась, когда, наконец, спустилась туда, где поблескивала зеленоватая вода бассейна.

Женщина, которую она надеялась никогда в жизни больше не встретить, лежала в шезлонге, укрытая от солнца огромным желтым зонтиком, внимание Дианы было сосредоточено на ребенке, плескавшемся возле бортика бассейна.

Ее ребенке?

Оливия затаила дыхание. Если так, то это тщательно держалось в секрете. Вряд ли бы она пропустила сообщение о том, что у Дианы родился сын, если бы таковое промелькнуло в прессе. Был ли это сын Ричарда? Девушку охватило естественное чувство зависти: ей так хотелось иметь детей…

Диана сказала еще пару слов малышу и грациозно поднялась из шезлонга. В цельном купальнике с экзотическим узором на темно-синем фоне она выглядела превосходно. Ни грамма лишнего веса, с грустью отметила Оливия. Диана была так же красива, как и пять лет тому назад.

— Привет, — сказала Диана, направляясь навстречу гостье.

Ее обнаженные ступни оставляли влажные следы на кафеле.

— Здравствуйте.

Слово застряло в горле Оливии, и она инстинктивно обернулась, надеясь на присутствие Ричарда. Но, ни его, ни горничной не было видно.

— Я очень рада, что вы согласились приехать. — Диана провела рукой по волне светло-золотистых волос; жест был таким женственным, что Оливия могла только позавидовать его элегантности. — Мисс Пьятт — или я могу звать вас Оливией? Наверное, вы этому не поверите, но я надеюсь, что мы подружимся.

Оливия почувствовала, как ее щеки заливает жаркий румянец.

— Не думаю, что это возможно, мисс Харен, — возразила она.

— Что ж, посмотрим, — сказала Диана, загадочно улыбнувшись, и указала на соседний шезлонг. — Почему бы вам не присесть, чтобы мы смогли спокойно поговорить? Кстати, называйте меня Дианой, «мисс Харен» звучит слишком официально.

Оливия глубоко вздохнула. Больше всего ей сейчас хотелось немедленно вернуться в отель. Готовясь к этой встрече, она не ожидала, что поведение Дианы будет таким фамильярным, но теперь поняла, что не стоило ожидать ничего другого от жены Ричарда.

Солнце грело вовсю, и Оливия не хотела подвергать себя лишнему риску, оставаясь под его лучами. Несмотря на всю нереальность происходящего, она все-таки приехала работать, а посему должна принять правила игры, которые предлагает Диана, если, конечно, не хочет, чтобы на нее подали в суд за невыполнение условий контракта.

Оливия послушно уселась и возблагодарила небо за то, что между ней и Дианой оставалось приличное расстояние. В тени, отбрасываемой зонтиком, она пришла в себя и извлекла из сумки диктофон и блокнот.

Между тем Диана снова подошла к ребенку, который успел вылезти из бассейна. Это был маленький мальчик, темноволосый и загорелый, с лукавой улыбкой, демонстрировавшей отсутствие передних зубов.

— Иди, поищи свою маму, — сказала ему Диана, оборачивая вокруг него пушистое полотенце. — Это сынишка моей горничной, — объяснила она Оливии. — У них с Мануэлем трое взрослых сыновей, Антонио — их младший.

— Понятно, — кивнула Оливия, проверяя батарейки в диктофоне.

— Хотите что-нибудь выпить? — Диана с интересом разглядывала девушку. — Предлагаю выпить по чашечке кофе. — Она нажала кнопку вызова, вмонтированную в стену. Снова удобно расположившись в шезлонге, актриса продолжила. — Нам не мешает получше узнать друг друга, прежде чем мы приступим к работе.

Оливия выключила диктофон и, сцепив руки на коленях, спросила, удивляясь собственной смелости:

— Вы хотите объяснить, почему пожелали, чтобы именно я написала вашу биографию?

Диана пожала плечами:

— Вам же это известно. Я сказала вашему агенту: мне нравится, как вы работаете.

— Вы читали мои книги?

— Некоторые из них, — кивнула Диана. — Я прочла вашу книгу об Эйлин Кьюзак. — Она тряхнула волосами. — Никогда прежде не слышала об этой женщине, а сейчас просто перед ней преклоняюсь.

— Вы ее читали? — с недоверием повторила Оливия.

— Да. — Диана выглядела растерянной. — Разве мисс Голдсмит вам не сказала?

— Да… — Оливия небрежно взмахнула рукой. — Я… рада, что вам понравилась книга. Эйлин была отважной женщиной.

— Вы правы, — задумчиво согласилась Диана. К счастью, в этот момент ее отвлекла горничная, явившаяся на вызов. — Мария, пожалуйста, кофе и свежий апельсиновый сок, — вежливо попросила она, и горничная ушла.

Жара становилась невыносимой, кожа Оливии заблестела от пота, несмотря на то, что ее платье было из тонкого хлопка. Кипарисы вокруг бассейна образовывали замкнутое пространство, своего рода ловушку для солнечных лучей, и зонтик над шезлонгом явно не справлялся со своей задачей.

— Может быть, вы думаете, что я пригласила вас исключительно из-за Рики, — заметила Диана через некоторое время, и непривычное сокращение имени ее бывшего мужа неприятно резануло слух Оливии. Она даже не сразу поняла, о ком Диана говорит. — Это не так, хотя он очень рад вашему приезду.

— Неужели?

— Не старайтесь показаться умнее меня, — спокойно сказала Диана, — притворяясь, что ничего не поняли. Он наверняка уже намекнул вам, что у нас с ним проблемы. Я же его знаю.

— Меня это не касается, — ответила Оливия, чувствуя нарастающую неловкость и мысленно призывая на помощь Ричарда.

Она не ожидала, что Диана поведет себя так дружелюбно. Испытывая к актрисе неприязнь, Оливия предполагала, что та отвечает ей взаимностью.

— Если вы так считаете… — Очевидно, Диана решила не развивать этой темы. — Итак, — начала она, вытянув длинные ноги на подушках, — расскажите мне, как вы начинали карьеру писательницы.

— Я всегда писала, — неуверенно ответила Оливия, но в этот момент на террасе послышался шум, и их беседа прервалась.

Прибыл еще один посетитель, который, обменявшись шуткой с Марией, непринужденно проследовал к бассейну. Диана и Оливия одновременно повернули головы, чтобы посмотреть на гостя. На нем была черная рубашка без воротника, скрытая светлым льняным пиджаком, и такие же светлые брюки, Оливия без труда его узнала. Диана издала радостный возглас и, вскочив с шезлонга, буквально влетела в объятия мужчины. Сердце Оливии забилось быстрее, а настроение так же стремительно упало: она поняла, что Джо Кастельяно, по-видимому, был для Дианы более близким другом, чем она предполагала раньше.

Глава четвертая

Оливия оторвала взгляд от обнимающейся пары и сделала вид, что заинтересованно изучает содержимое своего блокнота. Вопросы, подумала она, снимая колпачок с ручки, нужно придумать список вопросов для Дианы. Не следует расспрашивать ее об исторических деталях, таких, как профессия отца или место ее рождения. Разговор должен идти об убеждениях Дианы, о том, что она думает, например, по поводу роста преступности или распространения опасных наркотиков.

Но, написав слова «оружие» и «героин», Оливия остановилась в раздумье и взглянула на Диану и Джо. Кастельяно стоял, широко расставив ноги, и одна ступня Дианы ласкала его лодыжку, а его загорелая рука гладила ее стройную спину.

Оливия вспомнила слова Кей о том, что в жизни Дианы появился другой мужчина. Боже правый, так вот какая роль у Кастельяно в этом доме — он любовник Дианы!

До нее донеслись голоса, и она поняла, что Диана и Джо направляются в ее сторону. Следует ли ей встать? Но удержится ли она на ногах? Оливия в отчаянии вздохнула. Помимо всего прочего, она, наверняка, выглядит как зрелый помидор.

— Джо говорит, вы уже знакомы, — сказала Диана, и по ее открытой улыбке можно было заключить, что она настроена вполне доброжелательно.

— Э-э… да, — кивнула девушка, закрывая блокнот и проводя влажными пальцами по его гладкой обложке. Она взглянула на тонкое загорелое лицо Джо и едва смогла удержать дрожь во всем теле. — Как поживаете, мистер Кастельяно? Очень приятно снова с вами встретиться.

Он усмехнулся в ответ:

— Так вы справились?

— С чем?.. Ах, да. — Она облизнула губы. — Мисс Лавлейс была так любезна…

— Кто, Бонни? — Джо Кастельяно рассмеялся, а потом, к изумлению Оливии, сел на край ее шезлонга. — Если бы она услышала, что вы называете ее любезной, она бы просто взорвалась!

Диана жестом собственницы обняла его за плечи.

— Перестань дразнить мисс Пьятт, — обратилась она к нему, но, видимо поняв, как могут быть истолкованы ее действия, тут же убрала руку и опустилась в соседний шезлонг. Подтянув одно колено к груди, она уперлась в него подбородком, продолжая следить взглядом за Джо. — Ты выпьешь с нами кофе, правда?

— Кофе? — его брови иронично поползли вверх. — Я бы предпочел что-нибудь более холодное.

— Тогда пиво.

— Для пива еще рановато, — поморщился он.

Оливия подозревала, что это был скрытый выпад в сторону Ричарда, но Джо, тем не менее, воздержался от каких-либо комментариев. Девушке стало интересно, знает ли он об их отношениях. Рассказала ли ему актриса, что поручила свою биографию бывшей жене Ричарда?

— Как вы считаете, вам здесь понравится? — Спросил Джо, поворачиваясь к Оливии.

— Здесь все по-другому, — ответила девушка, понимая, что ее фраза прозвучала формально. — Вы живете в Лос-Анджелесе, мистер Кастельяно?

— У него есть дом в Малибу, но живет он в Сан-Франциско, — ответила за него Диана, а затем, как будто рассердившись за прерванный разговор, снова привлекла его внимание: — Ты останешься на несколько дней в этот раз? Мне надо так много с тобой обсудить до того, как я уеду на Восточное побережье!

Джо пожал плечами.

— Мне кажется, у тебя здесь и так полно дел, — протянул он, и его медовые глаза устремились в сторону Оливии, которая изо всех сил старалась стать невидимкой. — Разве ты не будешь занята биографией, которую тебе так захотелось написать?

— Для тебя у меня всегда найдется время, — нежно ответила Диана, и ее голос прозвучал более чем чувственно. — Сегодня ты переночуешь в доме на пляже?

— Не исключено, — небрежно сказал Джо. — Но я хочу заехать в отель. На завтра у меня назначена пара деловых встреч, и еще несколько намечено на начало следующей недели, поэтому будет удобнее остановиться в городе. Хотя выходные можно провести в Малибу. А что? Может быть, вы с Ричардом захотите присоединиться ко мне в субботу вечером?

— Я… — Диана сначала засомневалась, но потом, поймав взгляд Оливии, приняла решение. — Почему бы и нет? — согласилась она. — Если только мисс Пьятт поедет с нами. — Оливия онемела от изумления, но Диана быстро продолжила: — Уверена, что ей понравится вид Тихого океана на закате. Я могу попросить Рики исполнить роль проводника. Как вам эта идея?

— Мне кажется, мистер Кастельяно не предполагал, что я… — поспешно начала Оливия, умирая от неловкости.

Вокруг происходило что-то весьма неприятное. Чего добивается Диана? Сбыть Ричарда — Рики — с рук?

— Мистер Кастельяно будет в восторге, если вы составите нам компанию, — спокойно перебил ее Джо, и в глазах Дианы блеснуло удовлетворение. — Только зовите меня Джо, ради Бога! Мы же не на официальной церемонии.

— Джо прав, — поспешно вставила Диана, готовая проявить щедрость, если события будут разворачиваться по ее плану. — Соглашайтесь, Оливия. Дом Джо на побережье — это нечто! Вам стоит взять с собой купальник. Мы можем устроить купание при луне.

Оливия поняла, что ей пытаются навязать совершенно невозможную линию поведения, и ей это категорически не нравилось.

— Доверьтесь мне, Оливия, хорошо? Вам понравится.

Похоже, Джо почувствовал ее колебания. Догадывался ли он о скрытых намерениях Дианы? Скорее всего, да, решила девушка, впиваясь ногтями в обложку блокнота.

— Я думала, что смогу осмотреть местные достопримечательности в выходные, — запинаясь, проговорила она.

Диана бросила на нее нетерпеливый взгляд.

— У вас будет много времени для осмотра достопримечательностей! — воскликнула она. — Я думала, вы придете в восторг от возможности…

— …провести время с моим бывшим мужем? — Подсказала Оливия, решив, что тоже имеет право высказать свое мнение. Она услышала, как шумно вздохнул Джо Кастельяно, но это ее не остановило. — Мне очень жаль, мисс Харен, — добавила она, поднимаясь с шезлонга, — но я приехала не для этого.

— Я хотела сказать, что вы будете в восторге от возможности… пообщаться с людьми, которые меня знают, — холодно возразила Диана. — Вы же не думаете, что мы будем единственными гостями Джо? У нас…у него много друзей. Вам может быть интересно поговорить с его младшим братом, он актер, как и я.

Лицо Оливии горело.

— Извините, — она облизнула губы, — но я обычно разделяю работу и развлечения. И… поскольку мистер Кастельяно, очевидно, желает с вами побеседовать, то вы, наверное, предпочли бы, чтобы я вернулась сюда в более подходящее время.

— Ради Бога!.. — раздраженно начала, было, Диана, но Джо встал на ноги, и она замолчала.

— Остыньте, — сказал Джо, и Оливия не поняла, к кому из них он обращается. — В любом случае у меня назначена встреча. Не буду вас больше задерживать.

— Ты нас не задерживаешь. — Диана вскочила с шезлонга и вцепилась в его руку. — Не уходи! Мария сейчас принесет кофе и сок. Ты ведь можешь ненадолго остаться!

— И меня обвинят в том, что я мешаю мисс Пьятт работать? — усмехнулся он. — Я позвоню тебе позже, ладно? Передай Рики мой привет.

— Джо…

В голосе Дианы звучало отчаяние, но Джо уже уходил. Небрежный взмах руки в качестве прощания был адресован им обеим, и вскоре во дворе послышался шум заведенного мотора.

Воцарилась неловкая тишина.

— Вы все еще хотите продолжать работу? — спросила Оливия, надеясь, что Диана ответит отрицательно.

— Хочу ли я продолжать?.. — эхом откликнулась хозяйка, в растерянности глядя на Оливию. — Конечно, я хочу продолжать, как вы метко выразились. Если же вы решили не появляться в обществе, это ваше дело.

Услышав звук приближающихся шагов, Оливия устало опустилась в шезлонг. Она знала, что вернулась Мария, и не хотела будить любопытство горничной. У нее осталось единственное желание перейти в комнаты. Может быть, причина заключалась в неожиданном эпизоде с Джо Кастельяно, но Оливия чувствовала, что ее температура подскочила до небес.

— Кофе и фруктовый сок, мадам, — приветливо сказала Мария. — Хотите, чтобы я вам налила?

— Нет, — не очень вежливо ответила Диана, и горничная удалилась.

Между тем Диана взялась за кофейник.

— С сахаром? Или хотите сока?

— Да. — Губы Оливии совсем пересохли. — То есть… я предпочитаю сок, — пробормотала она, не отрывая глаз от кубиков льда, плавающих в графине.

Диана передернула плечами, поставила на столик кофейник и, наполнив стакан соком, протянула его Оливии.

— Похоже, вам действительно следует остыть, — сухо заметила она.

Вместо того чтобы возразить, Оливия сделала щедрый глоток сока.

— Здесь очень жарко. Если бы знала, что мы будем работать на улице, я бы лучше подготовилась.

Диана приготовила себе кофе без сливок и сахара и критически оглядела девушку.

— Любите работать в помещении? У вас, наверное, чувствительная кожа. Вы очень похожи на Рики, он тоже привык к более прохладному климату.

Оливия хотела сказать, что она совсем не похожа на Ричарда, но ей было неприятно произносить его имя, и она промолчала. Кроме того, у нее создалось впечатление, что Диана ее испытывает.

— Расскажите, как вы познакомились с Джо в аэропорту, — актриса сменила тему, поняв, что Оливия не проглотила предыдущей наживки. — Наверное, он вас узнал по фотографии на обложке книги про Эйлин Кьюзак.

Оливия кивнула. Вряд ли стоило рассказывать Диане, что она упорно рассматривала Джо в зале аэропорта. Действительно ли он ее узнал или просто увидел бирки на чемоданах?

— А Джо — аппетитная штучка, правда? — продолжала Диана, пытаясь расшевелить собеседницу. Наверняка он первый к вам подошел. Вы не похожи на тот тип женщин, которые берут инициативу на себя.

Оливия поставила свой стакан на стол.

— Вы правы, — спокойно сказала она. — В отличие от вас я не пытаюсь соблазнить каждого мужчину, которого вижу. Мистер Кастельяно понял, что я здесь впервые, и помог мне разобраться в обстановке.

Губы Дианы превратились в ниточку.

— Хотите, верьте, хотите, нет, но я тоже не соблазняю всех подряд, — парировала она. — Хорошо. Я догадывалась, что вы все еще взбешены из-за того, что произошло между вами и Рики, но это не была исключительно моя вина. Как говорят в Рио, танго можно танцевать только вдвоем. Рики вздумалось немного пофлиртовать. Мне неприятно огорчать вас, Оливия, но это он соблазнил меня.

— Я вам не верю!

Слова выскочили прежде, чем Оливия успела все взвесить, и она поняла, что Диана ожидала именно такой реакции.

— Что ж, не верьте, — холодно сказала та, оценивающе глядя на собеседницу. — В любом случае это неважно. У нас у всех было достаточно времени, чтобы вкусить плоды наших ошибок.

Оливия почти насильно заставила себя дышать ровно.

— Ваши отношения с мужем меня не интересуют, — заявила она. — Может быть, приступим к интервью? Сегодня нам необходимо уточнить некоторые предварительные детали, а в следующий раз мы обсудим, в какой форме вы хотели бы видеть свою биографию.

Рот Дианы скривился в улыбке:

— Знаете, а я вам не верю.

— Чему вы не верите? — глубоко вздохнув, спросила Оливия, протягивая дрожащую руку к своему стакану.

— Что вам безразличен Ричард, что здесь вас держит только работа. Вы не бесчувственный человек, Оливия, я же знаю.

Оливия прикрыла глаза, моля Бога дать ей силы, а потом посмотрела на Диану.

— Вы вообще ничего обо мне не знаете, — твердо заявила она. — Прошло пять лет с тех пор, как мы… общались в последний раз, а это долгий срок. Я изменилась, вы изменились, мы все стали на пять лет старше. Я больше не юная журналистка, мисс Харен.

— Да знаю, знаю! — нетерпеливо воскликнула Диана. — И я уважаю успех, которого вы добились, ведь именно поэтому вы здесь! — Она остановилась и продолжила уже спокойнее: — Но не притворяйтесь, будто совсем не думаете о Рики. Я не льщу себя мыслью о том, что вас сюда привлекло исключительно мое предложение.

— Именно так и было, — не до конца искренне сказала Оливия.

Она преодолела свое нежелание работать с Дианой, только благодаря надежде встретиться с Ричардом. Но Диане не обязательно об этом знать.

— Вы лжете, — настаивала Диана, наклоняясь, чтобы налить себе еще кофе, но в ее тоне не было враждебности. — Возможно, сейчас не время об этом говорить. Завтра пятница. Давайте воспользуемся выходными, чтобы привести свои мысли в порядок и встретиться в понедельник. В любом случае сегодня, во второй половине дня мне надо на студию, а вам не помешает отдохнуть. Я не могу настаивать, чтобы вы приступили к работе в первый же день!


Мануэль отвез Оливию обратно в отель — к счастью, Ричарда в этот раз с ним не было.

Добравшись до своей комнаты, она почувствовала, что смертельно устала. Полдень едва наступил, однако ее биологические часы утверждали, что на дворе давно вечер. И, хотя она фактически весь день ничем не занималась, разговор с Дианой отнял у нее последние силы.

Образ Джо Кастельяно всплыл в памяти девушки почти сразу. Правду ли он сказал, утверждая, будто всего лишь дружен с Дианой, или они все-таки были любовниками, как предполагала Оливия? Как забавно, с горечью подумала она, что их с Дианой все время тянет к одним и тем же мужчинам! Но у Оливии хватало ума, чтобы понять: между ними не может быть никакого сравнения.

Она легла на кровать и сладко потянулась. Простыня приятно холодила обнаженные руки, и она с удовольствием расслабила мышцы.

За ее проживание платит Диана, отвлеченно размышляла Оливия. Ну и пусть себе платит… Усталость взяла свое, и девушка заснула.

Пронзительный телефонный звонок заставил ее испуганно сесть в кровати. В первую минуту Оливия не могла сообразить, почему за окном светло, а она спит в одежде.

Телефон не унимался, и постепенно Оливия вспомнила, где находится. Часы на ее запястье показывали половину пятого. Она проспала почти пять часов! Неудивительно, что ее охватило чувство голода, с самого утра у нее маковой росинки во рту не было.

Протерев глаза, Оливия взяла трубку:

— Я слушаю…

— Лив? Черт возьми, наконец-то! Я думал, ты захлебнулась в ванне. Дежурный в гостинице твердит, что ты поднялась в свой номер, я пытался дозвониться несколько часов!

— Несколько часов?.. — Оливия зажмурила глаза. — Ричард, я…

— По крайней мере, последние полчаса, — уточнил он. — Если бы ты и на этот раз не ответила, я бы заявился сам. Почему ты уехала, ничего мне не сказав?

Оливия потерла висок, чувствуя начинающийся приступ головной боли. Из-за того что ее так неожиданно разбудили, она ощущала себя совершенно разбитой. Да и пустота в желудке не прибавляла оптимизма.

— Разве Диана не рассказала тебе? — спросила девушка, поняв, что от Ричарда невозможно будет отделаться, не предоставив ему хотя бы какое-то подобие объяснения. — Мы… поговорили, и она предложила мне провести пару дней, знакомясь с окрестностями. Я встречусь с ней утром в понедельник.

— Она так и сказала, — резко произнес Ричард. — Но это не значит, что я ей верю. Моя жена выглядит так, будто мухи в жизни не обидит, но я-то знаю ее истинное лицо.

— О, Ричард…

— Понимаю, это не твое дело. — Теперь в его голосе звучала горечь. — Хотя бы позволь мне за тебя поволноваться.

Тонкий намек на ее безразличие по отношению к нему, но какой же несправедливый намек!

— Я заснула, — объяснила она, надеясь избежать разговора о Диане, — наверное, из-за разницы во времени.

— С тобой все в порядке? — взволнованно спросил Ричард. — Диана… не сказала тебе ничего неприятного?

— Нет.

Интересно, что он себе вообразил? Что дало ему право думать, будто Диана все еще может ее расстроить? Неужели он считает, будто все эти годы она только и делала, что мечтала о воссоединении с ним?

— Хорошо, — с облегчением вздохнул Ричард, но Оливия сомневалась, что он ей поверил. — Когда ты уехала так… неожиданно, я подумал, что она, наверняка, ляпнула что-нибудь обидное.

Или компрометирующее, мысленно добавила Оливия, и ее губы непроизвольно поджались. Она вспомнила, как Диана отзывалась о своем муже. Может быть, Ричард боится, что Диана поведала ей, кто был истинным виновником их развода?

Нет, вряд ли. Она явно преувеличивает. Ричард позвонил, чтобы убедиться в ее целости и сохранности, потому что она действительно поступила не очень красиво, исчезнув, даже не попрощавшись.

— Диана была… очаровательна, — сказала Оливия.

— Правда? Что ж, только не позволяй себе обмануться. Диана — актриса в полном смысле этого слова. Она не умеет быть искренней.

— Ричард…

— Да-да, знаю. Я снова принялся за свое, верно? Извини. В мои намерения не входит втягивать тебя в наши личные проблемы. Я хотел спросить, не согласишься ли ты со мной поужинать. — Он чуть помедлил. — Нам действительно надо поговорить, Лив!

Оливия подавила стон.

— Только не сегодня, Ричард! Я собиралась рано лечь спать.

— Тогда завтра. Диана отправляется на побережье на все выходные. Дом остается в нашем распоряжении.

Оливия даже не знала, что хуже: то, что Диана, судя по всему, проведет выходные с Джо Кастельяно, или желание Ричарда пригласить ее, Оливию, в дом Дианы на ужин. Обе мысли вызывали у нее глухое раздражение, но вторая перевесила чашу.

Ее не заставят плясать под чужую дудку, заманивая в дом противника!

— Странная просьба, — сдавленным голосом произнесла она. — Мне приходится в этом доме работать, но я не обязана проводить там свободное время.

— Но ведь ты сказала…

— Что Диана была очаровательна? — перебила его Оливия. — Да, это правда. Но я не собираюсь становиться ее подругой, Ричард. Нас связывают только деловые отношения.

— Понимаю. Я поступил необдуманно, пригласив тебя в ее дом. — Он помолчал. — Думаю, мы можем поужинать в отеле.

Плечи Оливии обреченно поникли.

— Ты имеешь в виду, в ресторане отеля?

Не будет же она приглашать его к себе в номер!

— Ты хочешь предложить лучший вариант? — спросил он не без намека.

— Вряд ли, — ответила она, слишком поздно сообразив, что, пытаясь избежать встречи в своем номере, она фактически приняла его приглашение. — Позвони мне завтра, чтобы мы договорились о времени.

— А чего медлить? — Ричард, очевидно, почувствовал ее замешательство и решил не сдавать позиции. — Давай встретимся внизу, в «Баре орхидей», в семь часов вечера. Если у тебя изменятся планы, ты всегда можешь мне позвонить.

Глава пятая

Только на следующее утро Оливия поняла, что у нее нет номера телефона Ричарда, она просто не догадалась его узнать. Конечно, можно связаться с агентом Дианы, но это означало бы огласку ее действий.

Между тем у нее впереди был весь день, и, хотя Оливия снова проснулась очень рано, настроение у нее значительно улучшилось. Вместо того чтобы обратиться в службу сервиса, она решила позавтракать в ресторане на террасе и, потратив некоторое время на изучение своего гардероба, выбрала светлые шорты и персиковую блузку. Тонкий шелковый пиджак того же цвета дополнил комплект, а волосы она закрепила на затылке черепаховой заколкой.

Оливия знала, что выглядит хорошо и в то же время неофициально. Восхищенный взгляд официанта, который встретил ее у дверей, подтвердил ее мнение.

— Вы будете завтракать одна? — спросил он с легким испанским акцентом.

— Боюсь, что да, — сказала она, как будто защищаясь, но улыбка официанта выглядела обезоруживающе.

— Отлично, мадам, — с почтительным поклоном заверил он ее и подвел к столику на двоих возле окна.

Столик Оливии мгновенно привлек множество любопытных взглядов. Наверное, все думают, что я какая-нибудь важная персона, решила она, прячась за огромным меню.

Не слишком приятно находиться под постоянным наблюдением, подумала она, когда официант, приняв ее заказ, отошел. Может быть, ей все-таки следовало воспользоваться службой доставки?..

Еда была великолепной, и, не обращая внимания на людей вокруг, Оливия быстро очистила свою тарелку. Она не пробовала пирожные с голубикой и кленовый сироп с тех пор, как побывала в Нью-Йорке пару лет назад, и решила не считать калорий.

Она допивала вторую чашку кофе, когда на столик легла чья-то тень. Подняв глаза, Оливия увидела перед собой высокую темнокожую женщину средних лет, которая пристально ее изучала. Волосы женщины были выкрашены хной, а весила она не меньше двухсот пятидесяти фунтов. На ней был стильный костюм темно-синего цвета с объемными подложенными плечиками.

— Мисс Пьятт? Я — Фиби Айзекс, — представилась женщина. — Можно к вам присоединиться? — Не дожидаясь ответа, она села за столик.

— Как вы меня узнали? — поинтересовалась Оливия.

— Сначала я хотела спросить официанта, — объяснила Фиби, — но это не понадобилось. Тот джентльмен указал мне на вас.

— Какой джентльмен?.. — начала было Оливия, но тут увидела мужчину, который сидел недалеко от них. Он смотрел в противоположную сторону, но не узнать его профиль было невозможно. — Вы имеете в виду мистера Кастельяно? — неожиданно тонким голосом уточнила она.

— Да, Джо Кастельяно, — небрежно бросила Фиби. — Насколько я в курсе, вы знакомы. Он часто проводит здесь деловые встречи, когда остается в городе.

Оливия почувствовала полную растерянность.

— Э-э… приятно познакомиться, — наконец, выдавила она, стараясь не смотреть в сторону Джо Кастельяно. — Вы агент мисс Харен, если я не ошибаюсь. Она попросила вас со мной встретиться?

— Да нет, — женщина широко улыбнулась. Щелкнув пальцами, она подозвала официанта и заказала себе кофе. — Я сама хотела вас повидать. Знаете, я ваша поклонница, мисс Пьятт.

— Что ж… большое спасибо. — Оливия была бы польщена, если бы ее не охватило смущение при мысли о любовнике Дианы. — Это вы связались с моим агентом Кей Голдсмит?

— А как же!

Официант принес свежий кофе, и Фиби сделала несколько внушительных глотков, прежде чем продолжить беседу. Эта пауза позволила Оливии немного сосредоточиться.

— Я очень рада, что вы смогли сюда выбраться, — заговорила между тем Фиби. — Диана была бы просто не в состоянии собрать вещи и улететь в Лондон в такое время. Ее график очень плотно заполнен пробами для следующего фильма, разными интервью и выходами в свет… А вы, зато, сможете позагорать под южным солнцем.

— О да! — сказала Оливия, надеясь, что вложила в это высказывание достаточно оптимизма. — Что ж, — она сглотнула, — было очень любезно со стороны мисс Харен пригласить меня сюда. Осмотрю дом, изучу обстановку…

— Да, но лучше услышать все из первых уст, — заверила ее Фиби. — А Диана к тому же щедрый человек — вы, наверное, уже в этом убедились. — Она сделала паузу. — Насколько я знаю, последние несколько недель вы провели, беседуя с теми, кто знал ее до того, как к ней пришла известность. Сомневаюсь, что вам встретился хоть один отрицательный отзыв, я права?

— Да, конечно…

Оливия понимала, что Фиби вряд ли знала о ее браке с Ричардом. А знал ли правду Джо до того, как Оливия сама все рассказала? Она незаметно на него взглянула.

За столиком Джо сидели еще трое мужчин, и все они увлеченно что-то обсуждали. Один из мужчин размахивал булочкой, чтобы подчеркнуть важность того, что он говорил, а Джо внимательно его слушал.

Оливия заставила себя отвести взгляд, сурово напомнив себе, что Джо совершенно ею не интересуется, просто проявил вежливость.

— Какие у вас планы на сегодня? — спросила Фиби, и Оливия вернулась к действительности. Между тем ее собеседница положила локти на стол и оперлась подбородком на руки, выставив невероятно длинные ногти, выкрашенные в ослепительно яркий алый цвет. — Диана подумала, что вам захочется прогуляться по магазинам. Все необходимое вы найдете на Родео-Драйв.

Оливия глубоко вздохнула. Так вот зачем приехала Фиби! Неужели Диана прислала ее в качестве шпиона, чтобы точно знать, где и с кем она проводит время?

— Э-э… я еще не строила планов, — пробормотала Оливия. — Я собиралась… позагорать возле бассейна.

— Позагорать! — воскликнула Фиби. — Это вы еще успеете. А я с удовольствием организовала бы вам экскурсию по окрестностям.

— Спасибо.

Немногословность Оливии компенсировалась разговорчивостью Фиби.

— Вы впервые в Америке? — с интересом спросила она. — Ваши книги здесь публикуются, поэтому…

Оливия решила, что обсуждать работу довольно безопасно.

— Около двух лет тому назад я побывала в Нью-Йорке, когда там готовилась к печати моя книга «Безмолвная песня».

— «Безмолвная песня», — понимающе кивнула Фиби. — Это чудесное произведение. Мы с Дианой обе были поражены деликатностью, с которой вы смогли написать о такой драме. — Она провела накрашенным пальцем вокруг глаза, как будто смахивая слезу. — Думаю, семья Кьюзак была благодарна вам за то, как вы рассказали об их матери.

Оливия поджала губы. Она не привыкла к такой откровенной лести и с трудом скрывала смущение, но Фиби еще не завершила свою тираду.

— Моя работа — представлять самых разных людей, и я постоянно читаю всякие романы, биографии, сценарии и все такое. Вы бы удивились, узнав, какие истории иногда просачиваются в печать! Некоторых журналистов я, вообще, считаю психически больными людьми. А ваше произведение просто вдохновляет.

— Да, но…

— Это правда. — Алые ногти опустились на руку Оливии. — Сегодня снимают фильмы обо всем подряд, обо всем, что может принести прибыль. — Она недовольно фыркнула. — А ведь многие из этих деятелей не отличат классическое произведение от откровенной дешевки!

Оливия покачала головой.

— Боюсь, я мало что знаю о киноиндустрии, — сказала она, подумав: «Интересно, Фиби замечает, что ее ногти впились мне в руку?!» — Я просто писательница…

— Просто писательница! — воскликнула Фиби, и ее ногти еще глубже вонзились в кожу Оливии. Та еле сдержала себя, чтобы не вскрикнуть от боли. — Не надо себя недооценивать, девочка! Вы хорошая писательница, добросовестный биограф и отличный человек, я в этом уверена. Диана не предложила бы вам написать ее историю, если бы это было не так.

Не предложила бы? — с сомнением подумала Оливия, но вслух свои мысли не повторила, чувствуя огромное облегчение от того, что Фиби убрала свою руку.

Оливия тайком растирала кожу, пытаясь восстановить кровоснабжение в том месте, где остались белые отпечатки от ногтей Фиби, и не сразу заметила, что к столику подошел еще кто-то. К своему неудовольствию, она узнала обладателя узких бедер и мускулистых ног, скрытых облегающими брюками темно-синего цвета. Оливия мгновенно поняла, кто удостоил ее своим визитом, но бросила на гостя лишь мимолетный взгляд. К счастью, Фиби повела себя куда менее сдержанно.

— Привет, Джо! — воскликнула она жизнерадостно, но Оливия почувствовала, что женщина недовольна вторжением третьего лица в их беседу. — Я думала, ты поглощен переговорами. Диана сказала, что из-за них ты не смог с ней позавтракать.

— Диана все вам рассказывает, Фиби?

Спросил он, и в его голосе промелькнуло еле уловимое раздражение.

Оливия чувствовала, что Джо на нее смотрит, но не могла пересилить себя и поднять глаза, хотя и понимала, что ее поведение выглядит смешно, ведь она должна была испытывать благодарность к человеку, из-за которого брак Дианы и Ричарда находился на грани развала.

— Почти все, — добродушно ответила Фиби, невольно давая Оливии короткую передышку. — Она была сильно разочарована. Но ведь у вас впереди целые выходные, если я не ошибаюсь. Вы сможете наверстать упущенное.

— Как приятно знать, что мои выходные распланированы заранее, — сладким голосом произнес Джо, и Оливия поняла, его раздражали слова Фиби. Самое удивительное, что сама Фиби, как будто, ничего не замечала.

— Для этого и нужны агенты, — хохотнула женщина. — Моя работа — делать Диану счастливой. Ты же не будешь против этого возражать!

— Мне незачем это делать, — сухо ответил Джо и, как и предполагала Оливия, обратился к ней: — Насколько я знаю, вы свободны в эти выходные, мисс Пьятт.

Оливия кивнула и все-таки посмотрела на него.

— Вы правы, — сказала она. — Мисс Айзекс только что предложила составить мне компанию в походах по магазинам на Родео-Драйв.

— Она так сказала? — взгляд его янтарных глаз устремился на Фиби. — Вы попали в надежные руки, — насмешливо заметил он. — После заботы о своих клиентах, любимое занятие Фиби — походы за покупками. — Его лицо стало на мгновение серьезным. — Было очень мило со стороны Дианы позаботиться о том, чтобы вы не чувствовали себя одинокой. Полагаю, наш город покажется вам немного непривычным и опасным местом.

Оливия сжала руки на коленях. Ее снова посетило неприятное ощущение того, что за сказанным скрывается тайный смысл.

— Я уверена, что мне здесь понравится… — заявила она, наконец, упорно отстаивая свою самостоятельность.

Опека Джо заставляла ее чувствовать себя ребенком.

— Ну, конечно же! — вставила Фиби, не давая ей закончить фразу. — Мы с Дианой позаботимся об этом. Джо, не беспокойся за Оливию! Мы проследим за тем, чтобы никто не причинил ей вреда.

Джо только улыбнулся в ответ, но что это была за улыбка! Ленивая, понимающая, с оттенком цинизма, она подействовала на Оливию ошеломляюще.

— Я в этом не сомневаюсь, — согласился он, поправляя галстук загорелой рукой с удивительно длинными и изящными пальцами. — Что ж, как говорится, будьте счастливы!

И он отошел от столика.

Оливия шумно выдохнула и тут же об этом пожалела, так как взгляд Фиби пронзил ее насквозь.

— Вы нервничаете в его присутствии? — спросила она, пристально наблюдая за девушкой. — Он чертовски привлекателен, правда? Такие редко встречаются!

— Что вы…

— Да не бойтесь признать очевидное, — Фиби пожала накладными плечами. — Даже на меня он действует, не удивительно, что Диана сходит по нему с ума. — Она прищурилась. — Наверное, вы уже поняли, что у них с Рики проблемы.

— Нет, я… то есть… — Оливия попыталась взять себя в руки. — Это правда? — спросила она глухим голосом.

— Боюсь, что да, — грустно вздохнула Фиби. — Очень жаль, Рики хороший парень. Просто у него нет того, что может удержать Диану.

Оливия чуть не спросила: «А у кого-нибудь это есть?» Но на память пришла картина встречи Дианы и Джо, и она прикусила язык.

— Э-э… Может, у них еще все наладится, — сказала она, стараясь не смотреть в сторону выхода, куда направлялись Джо и его коллеги. — Ведь любила же она его, когда выходила замуж.

— Да, — согласилась Фиби, — но с тех пор много воды утекло. Она стала старше, да и вообще — кого вы бы предпочли, если бы могли выбирать: Рики или Джо?

Оливия вспыхнула и опустила глаза.

— Это был бы сложный выбор, — попыталась она уйти от ответа, страстно желая, чтобы Фиби оставила ее в покое. Потом, подозвав официанта, вымученно улыбнулась и попросила: — Пожалуйста, запишите кофе мисс Айзекс на мой счет.

Если она рассчитывала, что это заставит Фиби замолчать, то сильно ошиблась.

— Почему бы нет? — протянула женщина. — Пусть Диана заплатит и за мой кофе! — Открыв сумку, она извлекла оттуда визитную карточку. — Вот, здесь мои телефоны, домашний и рабочий. Если вам что-нибудь понадобится — что угодно, звоните.

— Спасибо.

Оливия неохотно взяла предложенную визитку, машинально отметив, что Фиби живет в Вествуде. Из туристических справочников она знала: в этой части города проходило большинство премьер новых голливудских фильмов.

Оливия вздохнула с облегчением, когда Фиби встала из-за стола. Подождав, пока та скроется из виду, Оливия тоже направилась к выходу. Если раньше она собиралась позагорать, то теперь эта мысль потеряла свою привлекательность: девушке дали понять, что она не распоряжается своим временем.

Вздохнув, она огляделась. Утренние толпы посетителей постепенно рассеивались, и маленькие магазины, расположившиеся по бокам коридоров, ведущих к бассейну, начинали подавать признаки жизни. Они еще не открылись, но это обстоятельство не помешало Оливии любоваться витринами и восхищаться элегантными шелковыми шарфиками и изысканными ювелирными изделиями.

— На Родео-Драйв выбор больше, — произнес у нее за спиной голос, ставший непозволительно знакомым. — Где Фиби? Ушла вызвать лимузин Дианы?

Оливия повернулась к собеседнику.

— Мисс Айзекс уехала, — вежливо ответила она. — Я думала, что вы поступили так же, мистер Кастельяно. Я видела… то есть мисс Айзекс сказала, что вы покинули отель около четверти часа тому назад.

— Этим утром у меня была только одна важная деловая встреча, — сухо поправил ее Джо. — И вы должны были заметить, что она закончилась. — Он помолчал. — Итак, вы решили, что я ушел из отеля. Или вам так сказали?

— Если вы думаете, что я… — Оливия запнулась, и он одарил ее взглядом, полным любопытства.

— Да? Так что я думаю, мисс Пьятт? Договорите, пожалуйста.

— Неважно, — с отчаянием пробормотала Оливия, осознав, что чуть было не проявила невежливость. — Извините, я… э-э… поднимусь в свою комнату, меня ждет работа.

— Сегодня?

Он недоверчиво приподнял брови, и Оливия насторожилась: с чего это он ее расспрашивает? Странно, что его так интересуют ее планы.

— Да, сегодня, — твердо сказала она и уловила тень иронии, скользнувшую по его узкому лицу.

— И, как мне помнится, вы никогда не смешиваете работу и удовольствие, — лениво протянул он, сунув руки в карманы и покачиваясь на каблуках. — Поэтому вряд ли согласитесь, если я назначу вам свидание.

— Мне? — Оливия уставилась на него в изумлении. — Зачем вы стали бы это делать?

— А вы как думаете? — Джо пожал плечами. — Возможно, вы мне интересны. — Его брови снова иронично приподнялись. — Возможно, мне импонирует ваша искренность.

Оливия вздохнула.

— Ведь для вас это просто игра, не так ли? Вы заигрываете с каждой женщиной, которую встречаете? Если это так, то я понимаю, почему Диана отправила эту даму Айзекс, чтобы она за вами следила. Наверное, вам совершенно нельзя доверять.

— Да? — Его красивые губы растянулись в улыбке. — А зачем вы мне это говорите, если не верите, что вы мне нравитесь?

— Я не… — Оливия совсем смутилась. Она нервно взглянула в сторону лифтов. — Послушайте, мне надо идти.

— Ну что ж, если вы настаиваете… — Девушка неровным шагом направилась к лифтам и уже нажала кнопку вызова, когда услышала его слова: — Оливия… Не верьте всему, что слышите!

Глава шестая

Весь оставшийся день пошел вкривь и вкось.

Несмотря на твердое решение не думать о Джо Кастельяно, Оливия обнаружила, что никак не может о нем забыть. Куда бы она ни направлялась в отеле, она все время ожидала его встретить, а когда этого не происходило, ее охватывало разочарование.

Разговаривая с Джо, Оливия чувствовала, что оживает. Разумеется, причиной этому был его опыт, его умение заставить любую женщину поверить, что он ею интересуется. Однако никогда еще Оливия не получала такого удовольствия от общения с мужчиной.

Прогуливаясь вокруг бассейна, девушка пришла к выводу, что иначе как безрассудным ее поведение назвать нельзя: она позволила мужчине, которого связывали близкие отношения с другой женщиной, влиять на свое настроение и на цель пребывания в Америке. Хуже того, этой другой женщиной была та, о чьей жизни она собиралась писать книгу. Приняв всерьез слова Джо, Оливия ставила под угрозу срыва свой контракт.

Ближе к вечеру, когда за ней должен был прийти Ричард, она почти обрадовалась, что будет, чем заняться. Конечно, она могла бы поработать, как обещала Джо, но это представлялось абсолютно невозможным, Поскольку мысли ее все время устремлялись к одной и той же картине — Диана и Джо в объятиях друг друга…

Она решила надеть длинную юбку и облегающий топ, который оставлял узкую полоску обнаженной кожи на талии. Юбка была окрашена в оттенки голубого и зеленого, а топ — в цвет морской полны.

Она вымыла волосы, и теперь они плохо слушались, поэтому самым верным способом их укротить была «ракушка» на затылке. Темно-золотые пряди отливали медью, и, взглянув на себя в зеркало, Оливия осталась довольна увиденным.

Конечно, куда ей до красоты Дианы, подумала девушка, слишком поздно спохватившись, что снова думает на запретную тему. Интересно, что сказал бы по поводу ее внешности Джо? И что он на самом деле имел в виду, преследуя ее утром? Чего он хотел добиться, затевая эту игру?

Она надевала босоножки на низких каблуках, когда зазвонил телефон, и ее сердце забилось быстрее. Это не может быть он, заверила себя Оливия. Если она только что о нем думала, это не значит, что между ними установилась телепатическая связь.

— Лив!

— Ричард!

Ее пульс замедлился.

— А кто же еще? — жизнерадостно осведомился он. — Я поднимусь?

— Нет, — слишком поспешно ответила она. — Нет, не утруждай себя. Я сейчас спущусь.

Ричард был разочарован, но сумел скрыть свое огорчение и только добавил:

— Не задерживайся.

Оливия положила трубку и, посмотрев на часы, обнаружила, что Ричард прибыл на пятнадцать минут раньше. Скорее всего, он все спланировал заранее, думая, что она не будет готова вовремя и пригласит его к себе в номер.

В любом случае не стоило заставлять его ждать: он мог все-таки подняться наверх, а отделаться от человека, который стоит под дверью, достаточно сложно.

Оливия в последний раз посмотрелась в зеркало. Возможно, ее внешность нельзя назвать ослепительной, но и стыдиться ей нечего. Однако, даже выйдя из номера, девушка все еще сомневалась, не совершает ли она непоправимую ошибку, согласившись на встречу с Ричардом.

Он ждал ее в холле, его светлые волосы блестели на солнце. На нем была строгая рубашка и белый смокинг, и в таком облачении он больше походил на того мужчину, которого Оливия знала когда-то.

— Лив! — И снова он с радостью направился ей навстречу, но на этот раз она приготовилась и вовремя увернулась от его ищущих губ. — О, Лив… — хрипло пробормотал он, отстраняясь, чтобы лучше ее разглядеть. — Ты выглядишь просто убийственно! Какой же я был дурак, что тебя отпустил!

Оливия вынудила себя улыбнуться, и они вошли в бар.

— Все еще не могу поверить, что ты здесь, — сказал Ричард, когда они устроились у стойки. Ричард хотел занять отгороженную кабинку в углу, но Оливия мгновенно взобралась на высокий стульчик, лишив его инициативы. — Белое вино, да? Видишь, я даже помню, что ты любишь.

Неужели она так предсказуема? Впрочем, ее предпочтения в плане напитков не менялись уже более десяти лет.

— Я бы предпочла джин с тоником, — сказала она, хотя на самом деле редко употребляла крепкое спиртное, и Ричард бросил на нее озадаченный взгляд, прежде чем сделать заказ.

Когда напитки были поданы, Оливия заметила, что он заказал себе двойной «Джек Дениэлз». Ричард сделал глоток, явно наслаждаясь приливом энергии.

— Вот мы и снова вместе. Как будто никогда и не расставались.

— Не совсем так, — сухо возразила Оливия, поняв, что Ричард сознательно вводит себя в заблуждение.

Когда они были женаты, Оливия всегда уступала ему в спорах, и он, вероятно, счел, что и в этот раз она беспрекословно согласится с его мнением.

— Хорошо-хорошо, — он сделал еще один внушительный глоток. — Много воды утекло за это время, но теперь мы здесь, и это единственное, что имеет значение. Видимо, кое-что между нами осталось; мы никогда не забудем прошлое, но можем простить…

— Ричард…

— Я знаю, что ты хочешь сказать, — он поднял руку, как бы в знак примирения, а другой в это время поднес к губам стакан. Осушив его, он протянул пустую посуду бармену, и Оливия поняла, что предыдущий жест был обращен не к ней. — То же самое, приятель. Но поверь мне, Лив, я выучил свой урок. — Он поморщился. — Это было суровое испытание.

— Ричард, я…

— Ты снова это делаешь.

— Что именно? — нахмурилась Оливия.

— Осуждаешь меня, не выслушав. — Получив свой заказ, Ричард опять отпил, прежде чем заговорить: — Мы только что снова встретились, и ты, конечно, слегка нервничаешь. Но клянусь Богом, я говорю искренне!

Оливия решила не отвечать. Потягивая свой напиток, она вспомнила, что Бонни Лавлейс постоянно употребляет выражение, которое только что произнес Ричард. Впрочем, теперь уже мало что могло ее взволновать: если у нее и остались какие-то чувства к Ричарду, то это была жалость, а не любовь.

Но он смотрел на нее, ожидая реакции. Оливия посчитала разумным сменить тему.

— Ты часто здесь бываешь? — спросила она, слизывая капельку джина с губ. — Должна признать, это очень красивый отель.

Ричард снова взялся за стакан.

— Нормальный отель, — сказал он равнодушно. — Ему не хватает индивидуальности, но это болезнь здешнего общества. Лично мне нужен высокий потолок и открытый огонь, и все будет в порядке.

— Высокий потолок, открытый огонь… — эхом повторила Оливия. — Слова мужчины, который ни за что не остался бы в хижине с протекающей крышей!

Лицо Ричарда просветлело.

— Видишь, ты все помнишь! — воскликнул он. — Это была наша первая годовщина, да? Ты хотела посмотреть «Ромео и Джульетту» в Стратфорде, а я сказал, что мне больше по душе «Кошки».

— Да, — вздохнула Оливия. — Уже тогда следовало догадаться, что мы несовместимы. Наверное, я просто не хотела этого замечать. Ричард, я никогда не забуду те годы, что мы провели вместе, но не хочу, чтобы они повторились.

Ричард снова изменился в лице.

— Понятно, — холодно сказал он. — Ты собираешься меня наказать. Тебе недостаточно, что я уже вывернулся перед тобой наизнанку, ты хочешь еще меня помучить.

— Не говори глупостей! — нетерпеливо перебила его Оливия. — Мне очень жаль, что у вас с Дианой ничего не получилось, но это не моя вина.

— Разве я тебя обвинял? — Ричард закончил второй стакан и снова подозвал официанта. — Наполни его, — грубо приказал он, а потом снова повернулся к Оливии. — Я заказал ужин на восемь.

— На восемь?.. — чуть слышно повторила Оливия, мысленно подсчитывая, сколько еще стаканов успеет осушить Ричард до этого момента. Явно больше, чем было бы желательно.

— Да, на восемь. — Его слух не пострадал, и, когда прибыл третий стакан, он радостно к нему потянулся, покосившись на джин с тоником Оливии. — Что-то ты совсем не пьешь. Может быть, все-таки заказать тебе вино?

— Нет, я… — Оливия подумала, что ему не мешает хотя бы немного протрезветь. Помимо всего прочего, он явно пил до того, как приехать в отель. — Почему бы нам не прогуляться? Я не выходила из отеля целый день.

— Шутишь? — Ричард посмотрел на нее, как на полоумную. — Нельзя разгуливать по улицам в такое позднее время.

— Сейчас только вечер…

— Ну и что? Люди здесь не гуляют. Разве что на Родео-Драйв. Это тебе не Вествуд-Виллидж.

— Вествуд? — Название было знакомым. — Ах, да. Там живет Фиби Айзекс.

— Фиби? Да, возможно. А ты откуда знаешь?

— Она приходила сюда сегодня утром. — Щеки Оливии запылали румянцем, но причиной была не Фиби Айзекс. — Она… присоединилась ко мне за завтраком. В ресторане.

Ричард метнул на нее мрачный взгляд.

— Она с тобой завтракала? Значит, у тебя нашлось время для нее, но не для меня. Как же она тебя узнала?

— Фотография. — Оливия облизнула губы. — Она напечатана на обложке моих книг. — А потом, разозлившись на себя за малодушие, она добавила: — Да и мистер Кастельяно был там.

— Джо Кастельяно? — Ричард наблюдал за ней из-под полуприкрытых век. — Ты знакома с Джо Кастельяно?

— Мы встречались, — сказала Оливия, чувствуя неловкость. — Он… приходил к Диане вчера утром. Насколько я знаю, Кастельяно занимается… инвестициями в ее карьеру.

— Да уж, инвестициями, — с горечью протянул Ричард.

— Так что насчет прогулки? — жизнерадостно осведомилась Оливия, которой не хотелось обсуждать Джо с Ричардом. — Если ты считаешь, что не надо выходить за пределы отеля, мы можем пройтись по магазинам в холле.

Ричард сжал челюсти.

— Насколько хорошо ты знаешь этого парня? — Спросил он. — Говоришь, он завтракал с вами?

— Нет…

— Должен тебе сказать, Ди это не понравится. Эй, а она вообще знала, что Кастельяно будет в отеле? Если да, то понятно, зачем она послала к тебе Айзекс.

— Мы не завтракали вместе! — горячо возразила Оливия, но мысль о том, что они с Ричардом пришли к одному и тому же заключению, вызвала у нее отвращение. — Он просто указал на меня мисс Айзекс, вот и все. — Она соскользнула со стульчика. — Так ты идешь со мной или нет? Я не собираюсь сидеть в этом баре еще час.

— Еще полчаса, — уточнил Ричард. — Хорошо. Он допил виски и задержался на секунду, чтобы подписать чек. — Мы пройдемся по холлу, и ты расскажешь мне, каково твое мнение об этом мачо.

Однако Оливия решительно не желала быть втянутой в обсуждение достоинств Джо Кастельяно. Более того, ей совсем не нравилась презрительная манера, в которой Ричард упоминал его имя. Но, к сожалению, вряд ли можно винить Ричарда в том, что он ненавидит мужчину, превосходящего его самого, казалось, во всем.

Магазины в холле все еще не закрылись, и таблички на дверях указывали, что их работа прекратится только в десять часов вечера. Длинный день, подумала Оливия.

— Он с ней спит, между прочим, — возобновил беседу Ричард, когда Оливия остановилась у витрины ювелирного магазина. — Я имею в виду Кастельяно. У них не просто деловые отношения.

— Это меня не касается, — отрезала Оливия. — Посмотри, какое красивое кольцо… Боже мой, оно стоит пятьдесят тысяч долларов! А я-то подумала сначала, что только пять…

— Детские игрушки, — презрительно фыркнул Ричард, едва взглянув на кольцо, которым восторгалась Оливия. — Диана тратит гораздо больше на личного тренера, а его единственная обязанность состоит в том, чтобы контролировать, какие упражнения она делает в тренажерном зале. Его зовут Лоренцо, можешь себе представить? Лоренцо Макнамара! Разве не смешно?

Оливия глубоко вздохнула.

— Если ты собираешься обсуждать Диану весь вечер…

— Ладно, — он взял ее под руку, — я обещаю больше не упоминать Диану и ее… в общем, Кастельяно. Согласна?

Оливия заставила себя улыбнуться.

— Договорились, — сказала она, сожалея, что не может с такой же легкостью забыть о них обоих.


К воскресному вечеру Оливия закончила предварительную работу, воспользовавшись компьютером, который предоставил ей отель.

Спустившись в холл, девушка приобрела несколько журналов и попыталась отыскать в них фотографии Дианы. Ей было интересно узнать мнение других об этой женщине, но, к своему разочарованию, она не обнаружила почти ничего, заслуживающего интереса. Только журнал «Форбс» избрал в качестве центральной темы номера магната Джозефа Кастельяно. Презирая себя за малодушие, Оливия прочитала статью от начала до конца.

Из нее девушка узнала гораздо больше, чем из беседы с Ричардом, который, разумеется, не раз в течение ужина нарушил свое обещание не говорить о Диане. Но, упоминая об отношениях Дианы и Джо, Ричард был субъективен: Джо ему не нравился, поэтому далеко не все, что он о нем говорил, оказалось правдой.

Например, Ричард утверждал, что Джо спит с Дианой, но в статье не было даже намека на какую-либо связь между ними. Напротив, чаще всего звучало имя некой Анны Феллини, совладелицы винного завода Джо, построенного в Долине Нейпа.

Оливия узнала много нового: оказывается, Джо вкладывал средства в киноиндустрию и в банковское дело, открыл сеть роскошных отелей, в число которых, как выяснилось, входил и «Беверли-Плаза». Вдоль побережья расположилось немало подобных гостиниц.

Оливия могла только радоваться, что статья попала к ней уже после того, как они с Джо познакомились, иначе она ни за что не решилась бы сказать ему все то, что сказала накануне. И очень хорошо, что он уехал на выходные!..

Последние два дня пролетели достаточно быстро. В субботу утром Оливия вызвала такси и съездила в Сенчури-Сити, чтобы некоторое время провести в дорогих магазинах. На следующий день побывала на Родео-Драйв и купила шикарные духи, в которых абсолютно не нуждалась.

Еду она заказывала себе в номер, стараясь не попадать под открытый огонь общего любопытства. Только во время завтрака, когда в ресторане собиралось совсем немного посетителей, спускалась вниз, и официант, которого звали Карлос, всегда оставлял для нее столик у окна.

Оливия уже скучала по Генри. Когда она работала дома, кот устраивался на подоконнике рядом с ней и периодически шипел на пробегавших мимо собак. Кроме того, ей очень не хватало ее любимого «харлея», в выходные она обычно выезжала на мотоцикле куда-нибудь за город.

Но в остальном у нее почти не оставалось времени на ностальгическую тоску по родине. Работа занимала большую часть дня, хотя девушка не могла не признать, что с неохотой ожидает встреч с Дианой.

Это была явная ирония судьбы, ведь она приехала в Америку с твердым намерением воспользоваться сложившейся ситуацией. Но теперь, по прошествии нескольких дней, Оливия поняла, что образ Ричарда, бережно хранившийся в ее памяти, не был настоящим. Видимо, она всегда в нем ошибалась, но сознательно закрывала на это глаза.

Глава седьмая

Утром в понедельник позвонила Бонни Лавлейс и сообщила, что в девять тридцать за Оливией приедет Мануэль. Диана уже ждала ее в залитой солнцем гостиной.

В комнате стояла мебель из мореного дуба, а обивка диванов и кресел радовала глаз приятными пастельными тонами. Пышные букеты цветов насыщали дивным ароматом прохладный кондиционированный воздух.

Деловой костюм Дианы из темно-синей ткани выгодно подчеркивал ее красоту и оттенял светлые волосы. Она явно приготовилась серьезно провести предстоящее интервью, но мысли ее витали где-то далеко.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — сказала она, указывая на место за мраморным столиком возле камина, вся поверхность которого была уставлена цветами. — Вы хорошо провели выходные?

— Я… да.

Оливия слегка растерялась оттого, что манера общения Дианы так сильно изменилась. Фамильярная навязчивость сменилась холодной вежливостью, и Оливия решила, что такое поведение ей нравится гораздо больше.

— Отлично, — рассеянно отозвалась Диана. — Тогда, если вы готовы, я предлагаю немедленно приступить к работе. — Она замолчала, и на какое-то мгновение Оливия увидела перед собой женщину, которую когда-то знала. — Конечно, если вы все еще хотите со мной сотрудничать.

Оливия колебалась. «Скажи ей, что не хочешь», подсказывал внутренний голос, и девушка поняла, это ее последний шанс отступить. Однако что-то упорно толкало ее вперед.

— Я буду с вами сотрудничать, — сказала Оливия, но рука, которой она доставала из сумки диктофон, предательски дрогнула.

Лицо Дианы отражало какое-то внутреннее удовлетворение, причиной которого, конечно же, служили не слова Оливии. О ком она думала в этот момент? О Джо Кастельяно или о Ричарде? И снова внутренний голос Оливии издевательски напомнил ей, что глупо даже мысленно задаваться таким вопросом.

Следующие две недели стали для Оливии весьма плодотворными. Диана старалась освобождать утренние часы от других встреч, и, за исключением нескольких случаев, когда Бонни предупреждала Оливию об отмене интервью, к ее визитам относились с достаточным уважением.

Оливия скоро обнаружила, что, как и большинство актрис, Диана обожала вспоминать свое детство. Хотя оно было далеко не благополучным, Диана не обходила стороной воспоминания о жестокости отчима, — эти годы, видимо, воспринимались ею как время, когда сложился ее характер. Прошлое осталось позади и, следовательно, уже не могло причинить ей боль.

Не проявляя лишних эмоций, она сообщила, что ее родители умерли. Они никогда не были женаты, а Диану ее мать родила от скандинавского моряка, находившегося одно время у нее на содержании. Говоря о недавней кончине матери, Диана немного расчувствовалась и рассказала, что это была самоотверженная женщина, отказывавшая себе во всем ради детей. Конечно, с тех пор как к Диане пришел успех, жизнь матери стала намного легче, но потом выяснилось, что у нее смертельная форма рака.

Братья и сестры Дианы расселились по всему земному шару, но один из них находился сравнительно недалеко, в Неваде. Они все поддерживали между собой связь, несмотря на многочисленные препятствия, самым серьезным из которых являлись, конечно, их семьи. Диана обмолвилась о том, что хотела бы иметь детей, но тут же объяснила: карьера для нее стоит на первом месте.

Оливия чуть было не осведомилась, участвовал ли Ричард в обсуждении этого вопроса. Впрочем, Оливия не вправе вмешиваться в такие дела. Кто знает, может быть, актриса просто не считает Ричарда подходящим отцом для своих детей. А вот Джо Кастельяно…

Нет, нельзя углубляться в размышления по этому поводу. Оливия старалась вообще не вспоминать о Кастельяно, потому что любая мысль о нем обладала свойством надолго занимать ее ум.

Ричард всегда отсутствовал во время их с Дианой бесед, и это было значительным облегчением. По словам Дианы, он заделался отличным игроком в гольф и теперь улетел в Лас-Вегас, чтобы принять участие в каком-то соревновании. В минуту откровенности Диана сообщила Оливии, что Ричард проводит больше времени в баре клуба, нежели на поле, но Оливия оставила это замечание без комментария.

Напряженный рабочий график не помешал Оливии ознакомиться с местными достопримечательностями. Днем она обычно бывала свободна, откладывая работу на вечер, и присоединялась к экскурсиям, которые проводились в окрестностях, даже посетила Диснейленд и студию «Юниверсал».

Оливия начала привыкать к отелю, к его шуму и суете, и уже не опасалась за каждым углом повстречать назойливых репортеров. Теперь она часто заказывала столик в ресторане и с интересом разглядывала окружавших ее людей, скрывшись за меню.

Отель часто посещали знаменитости. Главный ресторан — «Ананасовый зал» — славился своей отличной кухней, и Оливия радовалась, что может ужинать там так часто, как ей вздумается. Иногда она предпочитала «Бистро», специализировавшееся на итальянской кухне.

Как хорошо, что можно не беспокоиться о лишних килограммах, блаженно рассуждала Оливия однажды вечером, примерно три недели спустя. Она сидела в «Бистро», наслаждаясь роскошной пиццей со всеми необходимыми приправами, в то время как худосочная женщина за соседним столиком заказывала себе фруктовый салат, бросая в сторону Оливии завистливые взгляды. Как ужасно, когда приходится постоянно считать калории. Интересно, занимается ли этим Диана? Не в этом ли секрет стройности ее фигуры?

Нервно сглотнув, она отложила вилку и нож и уставилась в противоположный конец зала. Или у нее начались галлюцинации, или там действительно сидит Джо Кастельяно, наполовину скрытый свисающими со стен растениями. Погрузившись в изучение бумаг, лежавших перед ним в папке, он почти не уделял внимания пище.

Оливию Джо явно не видел. А если и видел, то предпочел не замечать. Вполне понятное поведение, усмехнулась про себя девушка, если вспомнить, как она с ним разговаривала в последний раз. Ведь она почти грубила, а это так на нее не похоже!

Но как еще могла Оливия реагировать на ухаживания такого мужчины? Хотя… С самого начала она решила, что Кастельяно забавлялся, уделяя ей знаки внимания. Но, с другой стороны, он мог просто проявлять к ней дружелюбие, а она неправильно его поняла.

Она снова посмотрела в его сторону. Джо так же внимательно читал документы, изредка отпивая вино из бокала. Действительно ли он один? Вытянув шею, Оливия попыталась разглядеть, сидит ли за его столом еще кто-то. Нет, никого. Женщина за соседним столиком заметила ее старания и вовсю улыбалась ей. Оливия заставила себя улыбнуться в ответ. Решится ли она заговорить с Джо? А если да, то какой ответ хотела бы получить?

Это же совершенно комичная ситуация, вздохнула она. Господи, ведь Ричард оставил ее ради Дианы, да и Джо, судя по всему, был очарован актрисой. Как она могла вообразить, что сумеет привлечь его внимание? Она же сражается с ветряными мельницами, пытаясь приблизиться к этому мужчине.

Но ведь, ничего не предприняв, она так никогда и не узнает, каким мог бы оказаться результат. И все-таки, зачем ей ввязываться в подобные игры? Оливия нахмурилась. Конечно, могло бы получиться веселое приключение, но одновременно и весьма опасное, не столько для душевного спокойствия, сколько для ее карьеры.

— Я вас знаю! — Пока Оливия собиралась с духом, чтобы заговорить с Джо, к ней обратилась тощая женщина, сидевшая за соседним столиком, та самая, которая так бесцеремонно рассматривала ее. — Вы Элизабет Дженнингс, правда? О, как это неожиданно! Я обожаю роль, которую вы играете в «Крестовом походе Кэт»!

От удивления у Оливии открылся рот.

— Нет-нет, — возразила она, не веря, что кто-то мог принять ее за телезвезду. — Мне очень жаль, но вы ошиблись: я не Элизабет Дженнингс.

— Вы в этом уверены? — Женщина поднялась со стула, оставив своего спутника в одиночестве, и подошла к Оливии. — Но вы так на нее похожи и тоже говорите с английским акцентом.

— Извините, — сказала Оливия, чувствуя, что их беседа привлекает внимание окружающих. Очень мило с вашей стороны принять меня за Дженнингс, но уверяю вас, я вовсе не актриса.

Она встала из-за столика как раз в тот момент, когда в другом конце зала Джо Кастельяно сделал то же самое. Он повернул голову, чтобы посмотреть, в чем дело, и встретился взглядом с Оливией.

Жаль, что все произошло именно так. В соответствии с ее планом, Оливия должна была нечаянно оказаться возле его столика и изобразить крайнее удивление при встрече. Получилось же, что она оказалась в центре событий, которые стремительно перерастали в неловкую ситуацию.

Однако Кастельяно мгновенно разобрался в сложившемся положении. Оливия не знала, слышал ли Джо, что говорила ее собеседница, но, так или иначе, он не ушел. На секунду глаза его сощурились, потом он подхватил папку с документами и направился в их сторону.

— Оливия, — сказал он, приветствуя ее, и женщина из-за соседнего столика нахмурилась.

— Так вы действительно не Элизабет Дженнингс! — Воскликнула она. — Но вы, наверняка, актриса, я уверена, что знаю ваше лицо!

— Возможно, вы видели ее фотографию на обложке книг, — мягко заметил Джо, и женщина торжествующе улыбнулась.

— Ну конечно! — Вскричала она. — Вы писательница! О, не могли бы вы оставить мне ваш автограф? Я настоящий книжный червь, наверняка я читала ваши книги!

Джо слегка усмехнулся одними глазами, когда женщина наклонилась, пытаясь отыскать в сумочке бумагу и ручку, и Оливия, поймав его взгляд, почувствовала тайную радость, как будто их объединяло нечто гораздо большее, чем простое знакомство. Она решила, что вмешательство «книжного червя» сослужило ей неплохую службу.

Получив подпись Оливии, женщина вернулась за свой столик.

— Прошу прощения за причиненные неудобства, — сказал Джо. — Мы стараемся следить за тем, чтобы наших клиентов не беспокоили охотники за автографами. — Он приветливо улыбнулся, и Оливия почувствовала, как теплая волна окатила все ее тело. — Хотя должен признать, что ваше лицо и мне несколько знакомо.

— Сомневаюсь, что эта дама хотя бы видела мои книги, не говоря уж о том, чтобы их читать, — скромно возразила Оливия.

— Не стоит себя недооценивать. — Янтарные глаза Джо весело блеснули. — А на актрису вы действительно похожи.

— Что ж… спасибо за комплимент.

Оливия с трудом перевела дыхание.

— Серьезно, с таким загаром вы выглядите как знаменитость, а это самое главное в здешнем обществе.

Оливия потянулась за сумочкой. Зная, что ей вряд ли снова представится подобная возможность, она повернулась к Джо.

— Если у вас есть свободное время, возможно, вы не откажетесь от моего приглашения. Позвольте вас чем-нибудь угостить. — Она запнулась, но потом продолжила: — В качестве извинения за то, как я вела себя во время нашей последней встречи.

Они вместе направились к выходу. Джо до сих пор ничего ей не ответил, и девушка не была уверена, рад ли он ее компании. Пришлось собрать все свое мужество, чтобы выглядеть спокойнее, чем она себя ощущала.

— Вы приглашаете меня в бар? — недоверчиво переспросил он, когда они вышли в холл. — Ведь вы не виноваты в том, что произошло.

— Я знаю. Дело не в этом. — Оливия нервно стиснула в руках ремешок от сумочки. — Мне было бы приятно, если бы вы составили мне компанию. Я… не люблю одна ходить в бар.

— Вы говорите серьезно?

— Конечно. — Оливии пришлось облизнуть губы, прежде чем она смогла договорить: — Вы можете рассказать мне об Элизабет Дженнингс, — она нервно улыбнулась, — ведь я даже не знаю, радоваться мне или огорчаться, что меня с ней перепутали.

— Хорошо, — сказал Джо, — я согласен, если вы позволите мне пригласить вас, а не наоборот.

— Почему бы и нет?

У Оливии слегка закружилась голова.


В этот вечерний час холл был относительно безлюден, и никто не обратил на них внимание, когда они проследовали в сторону «Бара орхидей». На секунду Оливию охватил панический ужас, когда она поняла, что в баре может столкнуться с Ричардом, но ей удалось тут же себя успокоить. Что такого, если они встретятся, ведь она не делает ничего дурного.

Внутренний голос тут же ехидно возразил, что она и правда не делает ничего дурного, вот только изо всех сил кокетничает с мужчиной, который встречается с ее клиенткой. По правде говоря, такое поведение было ей не свойственно. Но что она теряла в случае проигрыша, кроме разорванного контракта?

Конечно, ей придется вернуться в Англию. Зато она будет знать, что сделала все, что было в ее силах. Но для чего? Чтобы разрушить новый роман Дианы или спасти брак Ричарда?

— Как вам тот столик?

Оливия указала на кабинку у стены, пытаясь отбросить воспоминание о том, как она сама отклонила подобное предложение, исходившее от Ричарда. Джо согласно кивнул.

Кабинка была сплошь обита темно-синим бархатом. Едва они уселись за столик, как к ним подошел официант.

— Добрый вечер, мистер Кастельяно, — сказал он, и Оливия мысленно поинтересовалась, удивился ли он, увидев, с кем пришел Джо. — Что будете заказывать, сэр… — его улыбка была обращена и к Оливии, — и мадам?

Джо вопросительно взглянул на Оливию.

— Мартини, пожалуйста, — сказала она так, как будто ничего другого в жизни не пила.

— Мне газированную воду, — попросил Джо и добавил, отвечая на удивленный взгляд Оливии: — Я еще должен работать.

— Работать? — Оливия постаралась скрыть свое замешательство. Она оперлась подбородком на руки и взглянула на своего спутника. — Не слишком ли позднее время для такого объяснения? Если вы не хотели вместе со мной выпить, так бы и сказали.

Глаза Джо сузились в иронической усмешке.

— Насколько я помню, по нашему уговору вы согласились выпить со мной при условии, что я пролью свет на личность миссис… миссис Торренс, вот как ее зовут, Кэтрин Торренс. Это самая сексуальная героиня из «Крестового похода Кэт».

Сексуальная? Оливия подавила возглас протеста, готовый сорваться с языка.

— То есть по ее имени и названо произведение?

— Да, и ее роль играет Элизабет Дженнингс.

— А вы видели эту пьесу?

— Пару раз, — признался он. — Она не плоха.

— И… как вы считаете, я похожа на Элизабет Дженнингс?

С любопытством спросила Оливия, и тут же покраснела под его взглядом.

— Может быть, — ответил Джо. — Мне нужно получше вас узнать, чтобы окончательно решить.

— Я имела в виду внешне, — смущенно пробормотала Оливия, прежде чем поняла, что он просто ее дразнит.

К счастью, в этот момент подоспел официант с напитками, и Оливия поспешно сделала внушительный глоток, чтобы придать себе отваги. Но напиток оказался крепче, чем она предполагала, и у нее перехватило дыхание так, что несколько бесконечных секунд она не переставала кашлять.

— Как складываются ваши с Дианой отношения? — спросил Джо, вероятно, из чистой вежливости, поскольку уж ему-то прекрасно было известно, что они с Дианой друг друга терпеть не могут. В отличие от Ричарда, Джо не уезжал на десять дней в Лас-Вегас.

— Довольно хорошо, — равнодушно ответила Оливия, с облегчением поняв, что ее голос звучит нормально. Но она не хотела говорить о Диане. Цель ее состояла совсем в другом. — Я не видела вас в отеле в последнее время.

— После того утра, когда вы обвинили меня в попытке флиртовать с каждой женщиной, которая мне попадается на пути? — с мягкой улыбкой уточнил он. — Тогда я завершил свои деловые переговоры и поехал домой, в Сан-Франциско.

— В Сан-Франциско? — удивилась Оливия, но тут же взяла себя в руки. — Да, ведь Диана упоминала, что вы там живете.

— Когда могу, — сказал Джо, взяв стакан с газированной водой. Кусочки льда с приятным звуком стучали о стекло, но голос Джо звучал еще приятнее: — Мои дела требуют постоянных разъездов. Но я стараюсь от них уклоняться, если хочу отдохнуть.

— И часто вам этого хочется? — спросила Оливия. Взяв стакан в руки, она попыталась охладить разгоряченные ладони, а потом наклонила голову и посмотрела на Джо сквозь ресницы: — Я имею в виду, отдохнуть? Не все точно знают, чего хотят.

— А вы знаете?

Осведомился Джо, откидываясь на спинку дивана. Он вытянул ноги, и Оливия вздрогнула — так близко находились их бедра.

А что он сделает, если я к нему прикоснусь? — Лихорадочно раздумывала Оливия. С другой стороны, что сделает она, если он накроет ее руку своей и придвинется ближе? Как далеко она готова зайти, чтобы настоять на своем?

Нежное прикосновение его пальца к обнаженной руке Оливии заставило девушку вздрогнуть.

— Думаю, вы не знаете, — его голос прозвучал неожиданно хрипло, и Оливия не сразу поняла, что он хотел сказать. Она настолько увлеклась своими мыслями, настолько погрузилась в переживание их близости, что окончательно упустила инициативу. — Могу я предложить вам еще одну порцию? — Он указал на ее стакан. — Я собираюсь повторить свой заказ.

— Почему бы и нет? — пробормотала Оливия.

Ей необходимо было выиграть время, чтобы до конца воплотить свой замысел. Если Джо сейчас уйдет, неизвестно, когда они снова встретятся.

— Диана сказала, что вы с Рики были женаты, когда она с ним познакомилась, — заметил Джо после того, как ушел официант, и Оливия взглянула на него с изумлением.

— Да, это так, — подтвердила она, хотя и не собиралась говорить о своем бывшем муже. — А вы с Дианой давно знакомы?

— Около двух лет, — ответил Джо, облокачиваясь на стол. Он размешал лед в стакане одним пальцем и облизнул его кончик. Оливия подумала о том, как невероятно сексуально выглядит все, что он делает. — А Рики давно начал пить, вы не знаете?

— Нет. — Оливия настроилась на оборону. — Он не пил, пока мы были женаты. Ну, только по праздникам. Так что об этом вам лучше спросить Диану, уж она-то, наверняка, знает.

Джо закусил губу, и Оливия обратила внимание на то, что у него очень хорошие зубы, белые и удивительно ровные.

— Надо ли понимать, что Диана вам не нравится? — Осведомился он.

— Я к ней отношусь совершенно равнодушно, — возразила Оливия и вдруг поняла, что это действительно так. Вздохнув, она прибавила: — Я сомневалась, стоит ли принимать ее предложение, но теперь, мне кажется, мы нашли общий язык.

— А Рики?

— Ричард, — поправила его Оливия. Сделав еще один глоток мартини, она придала своему лицу нейтральное выражение. — Мне кажется, Ричард считает, что я все еще его люблю и именно поэтому сюда приехала.

— И что же — поэтому?

— Нет, — Оливия снова начала нервничать. — Сейчас я ни в кого не влюблена.

— Так в Англии нет никакого особенного мужчины? — спросил Джо, глядя на нее поверх ободка стакана. — Знаете, в это очень трудно поверить.

— Нет никакого особенного мужчины, — подтвердила Оливия, не колеблясь ни секунды. — Все, кто мне нравится, либо женаты, либо влюблены в кого-то еще. — Она облизнула губы. — Как вы, — рискнула она добавить, мысленно вопрошая себя, что с ней — это эффект алкоголя или просто глупость? — Думаю, я ошибалась насчет вас. Вы милый.

Джо наблюдал за ней из-под ресниц.

— Завтра вы пожалеете о том, что сказали, — прошептал он, поглаживая ее руку. — И я не милый, Оливия, я довольно гадкий. Например, сейчас я намерен вам доказать это.

Кровь быстрее побежала по ее венам.

— И как вы можете что-то доказать? Я ведь не невинная девочка, знаете? Я была замужем.

— За Рики, — насмешливо сказал Джо, и Оливия поджала губы.

— Да, за Ричардом, — подтвердила она, но ей хотелось, чтобы Джо перестал упоминать этого человека. — Он же мужчина, не правда ли?

— Разумеется. — Джо все еще гладил ее пальцы. — А много ли вы знаете о мужчинах?

— Немного, — Оливия уже выпила достаточно, чтобы лгать на такую тему, — но… достаточно.

— От Рики?

— От Ричарда, — снова уточнила она. Потом добавила: — Думаю, от вас вряд ли можно ожидать хоть какого-то уважения к нему.

— Если честно, я знаю его недостаточно хорошо для того, чтобы судить, что он за человек. Рики ведет себя нелюбезно, когда я рядом.

— И вы его еще в этом вините?

— Ну, вы-то точно его ни в чем не вините, — с усмешкой заметил Джо, отпустив ее руку и тяжело вздохнув. — Вы уверены, что больше его не любите?

— Конечно! — Выпалила Оливия и тут же пожалела о своей излишней импульсивности. — Мне просто его жаль…

— Вот оно что! — Джо состроил презрительную гримасу. — Вам его жаль. Смертельный удар для любых отношений. — Весело улыбнувшись, он продолжил: — Надеюсь, вам никогда не будет жаль меня.

— Вас не за что жалеть! — Нетерпеливо возразила Оливия.

Улыбка Джо приняла ироничный оттенок.

— Почему же? Вы считаете, что меня нельзя обидеть?

— Я этого не говорила. — Оливия вздохнула. — Просто, мне кажется, вам все равно, что я о вас думаю. — У нее перехватило дыхание от собственной смелости. — Если бы вы обращали внимание на мои слова, мы бы не сидели здесь и не спорили об этом.

Джо оценивающе взглянул на нее.

— А что бы мы делали?

Спросил он, но Оливия поняла, что, на самом деле, он не ждет от нее ответа.

Ее любительские попытки разобраться в психологии Джо могли его только развлечь, но, глядя на его тонкие, твердые губы, Оливия поняла, что она хочет сделать.

— Я вам покажу, — сказала она, придвигаясь ближе, а потом, обняв Джо одной рукой за шею, поцеловала в губы.

Глава восьмая

Оливия была неприятно удивлена тем, как резко он отстранился, хотя вряд ли стоило его винить в излишней осторожности: ведь они находились в общественном месте. В конце концов, отель принадлежит ему. Наверное, Джо охватил ужас при мысли о том, что их мог заметить кто-то из обслуживающего персонала. Судя по всему, она только что уничтожила последний шанс на то, что между ними сохранятся хотя бы приятельски отношения.

— Извините…

Мысли Оливии окончательно прояснились, она осознала всю абсурдность своего поведения. Отчаянное желание поскорее уйти, избежать еще большего унижения, заставило ее вскочить с дивана, но в этот момент Джо положил руку на ее колено.

Пытаясь хоть немного успокоиться, Оливия все же не могла не оценить комичность ситуации. Воображая реакцию Джо на ее попытку положить ладонь ему на колено, она даже представить себе не могла, что все случится с точностью до наоборот. Его пальцы были по-мужски сильными, и Оливия поняла: малейшее сопротивление приведет к тому, что он устроит сцену.

— Оставайтесь на месте, — сказал Джо, и мрачный тон, каким он произнес эти слова, не терпел возражений. — Это произошло по моей вине, не надо было вас дразнить.

Слова застряли у Оливии в горле. Она попыталась произнести что-нибудь едкое и уничижительное, но мысли отказывались ей подчиняться. В любом случае, Оливия не смогла бы его обмануть, поэтому честно призналась:

— Вы не ошиблись, я действительно мало что знаю о мужчинах.

Она легкомысленно пожала плечами.

— Я бы так не сказал.

Голос Джо стал значительно мягче.

— Да что вы? — Оливия все еще не могла заставить себя посмотреть ему в лицо. Вместо этого она следила за его рукой, которая по-прежнему оставалась на ее колене. Джо разжал пальцы. — Думаю, вы просто стараетесь быть вежливым.

— Я совсем не вежлив! — Резко ответил он, а потом, тяжело вздохнув, добавил: — Ради Бога, Оливия, перестаньте себя казнить. Это был просто поцелуй, так ведь? Может быть, я не привык к тому, что красивые женщины обращают на меня внимание.

Красивые женщины?

Оливия чуть было не расхохоталась. Джо ведь прекрасно знает, что она не красавица. Просто, таким образом, пытается загладить неловкость.

— Пожалуйста, — сказала она и теперь вынуждена была поднять голову, чтобы взглянуть в его лживые глаза, — пожалуйста, не обращайтесь со мной как с дурочкой.

— Я этого и не делаю. — Ноздри Джо хищно раздувались, а глаза странным образом потемнели. — Пойдемте, — он взял ее за руку, — пора отсюда уходить.

Зачем?.. Но Оливия не собиралась больше ничего выяснять. Она пошла за ним только потому, что его железные пальцы крепко обхватили ее запястье. Однако, как только они вышли из бара, Оливия высвободила руку.

— Спасибо за угощение, — вежливо сказала она, как будто их связывало всего лишь мимолетное знакомство. — Спокойной ночи.

— Подождите!

Джо догнал ее, прежде чем она успела зайти в лифт, и Оливия едва успела придать своему лицу выражение холодного спокойствия.

— Что случилось?

— Завтра, — мрачно сказал он. — Что вы делаете завтра?

Глаза Оливии округлились от изумления.

— Я… я работаю, — ответила она, тут же возненавидев себя за дрожавший голос.

— Целый день? — Спросил Джо.

Оливия неопределенно пожала плечами, пытаясь вернуть спокойствие духа.

— А что? — С притворным равнодушием спросила она.

Джо заметил, что их разговор привлекает нежелательное внимание, и с трудом подавил готовое вырваться проклятие.

— Вы ведь работаете по утрам, — сказал он тихо. Оливия кивнула в ответ, и он глубоко вздохнул. — Прекрасно. Позвольте мне… возместить моральный ущерб, нанесенный сегодняшним фиаско, и отвезти вас на пляж.

От неожиданности у Оливии перехватило дыхание.

— Я… я не знаю, что сказать…

— Тогда лучше вообще ничего не говорите, — посоветовал Джо. — Встретимся завтра здесь же, возле лифта, в два часа.

Оливия облизнула мгновенно пересохшие губы.

— Да… хорошо.

Одному Богу известно, почему она согласилась. Но это случилось, и теперь ей предстояло с этим жить. И сполна испить чашу разочарования, если такова ее судьба.

* * *

Когда на следующее утро за ней приехал Мануэль, его сопровождал Ричард.

Оливия не общалась со своим бывшим мужем больше двух недель и уже привыкла получать удовольствие от коротких поездок к дому Дианы. Мануэль оказался не слишком словоохотливым, но держался дружелюбно, и между ними установились ровные отношения, приятные и, ни к чему не обязывающие. Поэтому вид развалившегося на заднем сиденье Ричарда совсем не обрадовал Оливию, и это не укрылось от его внимания.

— Какой сюрприз, правда? — заметил Ричард, явно разочарованный ее реакцией. — Глупо, конечно, но я надеялся, что ты будешь рада меня видеть.

— Конечно, я рада, — не слишком убежденно произнесла Оливия. — Как прошло твое путешествие?

— Так ты заметила?

— Что заметила?

— Мое отсутствие, — коротко ответил Ричард и повернулся к Мануэлю: — Двигай эту развалюху вперед!

Оливия бросила беспомощный взгляд на шофера: ей стало неудобно перед Мануэлем.

— Я знала, что ты уехал в Лас-Вегас, — сказала она, между тем как Мануэль вырулил на бульвар Санта-Моника. — Мисс Харен говорила что-то о турнире по гольфу.

— Мисс Харен? — презрительно повторил Ричард. — Неужели ты все еще называешь ее мисс Харен? Ради бога, Лив, ее зовут Диана!

Мысленно Оливия всегда называла свою работодательницу по имени, но вслух обращалась к ней не иначе как «мисс Харен».

— Однако ты все еще работаешь над ее биографией, если я правильно понял, — пренебрежительно продолжил Ричард. — Удивляюсь, как это вы еще не перегрызли друг другу горло!

— Из-за тебя?

Оливия вложила в этот вопрос чуть больше иронии, чем ей бы хотелось, поэтому ее слова вызвали именно ту реакцию, которой она стремилась избежать.

— А почему бы и нет? — взревел он. — Ты приехала сюда не только ради книги. У тебя на уме было кое-что еще!

Оливия вздохнула.

— Думай, что хочешь, — сказала она, отвернувшись к окну.

— О, Лив… — Его голос прозвучал совсем по-другому, и Оливия мысленно взмолилась, чтобы он не попытался в очередной раз наладить их отношения. — Я знаю, ты меня презираешь за то, что я позволил поставить себя в такое положение, но пощади меня хоть немного! Мне нужна твоя поддержка.

— Я тебя не презираю, — покачала головой Оливия, но тут же сама усомнилась в правдивости своих слов. — Мне хотелось бы верить, что мы можем быть друзьями.

— Друзьями! — Тон его голоса снова взвился до небес. — Так же, как дружат Диана и Джо Кастельяно?!

— Я… я не знаю, какие отношения связывают Диану и мистера Кастельяно, — с несчастным видом пробормотала Оливия.

— Я бы не отказался так дружить! — воскликнул Ричард. — Тогда мы были бы все время вместе, каждую минуту!..

— Не думаю!

Оливия хотела сказать, что Диана и Джо вряд ли каждую минуту проводят вместе, но решила не вдаваться в объяснения по поводу того, на каком основании она делает подобные заявления. Однако Ричард заметил ее оплошность.

— Что ты не думаешь? — спросил он, развернувшись к ней. — Что у моей жены и Кастельяно роман? Не морочь мне голову, Лив. У меня есть доказательства.

— Доказательства?.. — чуть слышно переспросила она.

— Да, доказательства, — самодовольно повторил Ричард. — И она об этом знает. Но какое это имеет значение для наших с тобой отношений! — Он схватил ее руку и поднес к губам. — Я люблю тебя, Лив!

— Не говори этого! — Она с ужасом взглянула на Мануэля и поспешно вырвала руку. — Ричард, наших отношений больше нет!

— Не могу с этим согласиться, — с горечью возразил он. — Просто я не дал тебе достаточно времени, вот и все.

— Времени? Для чего?

— Чтобы ты меня простила, — упрямо сказал Ричард. — Я же знаю, что ты тоже этого хочешь.

Оливия с трудом удержалась от стона.

— Я давно тебя простила, Ричард, но это не значит, что все вернется на круги своя! — Впереди показались ворота дома Дианы, и Оливия беспокойно задвигалась на сиденье. — Мне очень жаль.

— Да уж, — пробормотал Ричард, распахнув дверцу лимузина и буквально на ходу выскочив из машины.

Не ожидая, когда Оливия в свою очередь выйдет, он взлетел по лестнице и ворвался в дом, чуть не сбив с ног Марию.

— Мистер Хейг — очень сердитый сеньор, — невозмутимо констатировал Мануэль, открывая дверцу машины, и Оливия мысленно поблагодарила его за понимающую улыбку, которая помогла ей немного прийти в себя.

— Вы абсолютно правы, — грустно улыбнулась она в ответ. — Мне очень жаль, что вам пришлось стать свидетелем этой сцены, Мануэль.

— Все в порядке, — заверил ее шофер и поспешил навстречу своей жене, которая вышла их встретить.

Оливия машинально кивнула Марии, но мысли ее уже устремились вперед, к предстоящему интервью.

Диана ждала ее, как обычно, в гостиной, но в этот раз ее стройная фигура была облачена в цветное кимоно, которое она явно набросила сразу после душа. Влажные волосы выглядели чуть спутанными, а на столе стоял почти нетронутый завтрак. При виде Оливии она швырнула на пол сценарий, который до этого читала, выражение ее лица не предвещало ничего хорошего.

— Вы опоздали, — сказала она вместо приветствия, хотя часы показывали без десяти минут десять. — Могу предположить, что Рики развлекал вас рассказами о своем путешествии. Должна признаться, меня удивило, что он упорхнул в Лас-Вегас почти сразу после вашего приезда.

Пальцы Оливии крепче сжали ремешок сумочки.

— Меня не касается, что делает Ричард, мисс Харен, — сказала она, надеясь замять разговор. — Мне жаль, что я заставила вас ждать. Дороги были очень загружены.

Диана поджала губы.

— Но Рики ведь поехал за вами вместе с Мануэлсм, верно? По крайней мере, мне он сказал, что собирается поступить именно так.

— Да, конечно. Что ж… может быть, начнем работу? У меня возникло несколько вопросов в связи с нашей вчерашней беседой.

Диана мрачно на нее взглянула.

— Вы настоящий профессионал, Оливия, не так ли? Ничто не может сбить вас с толку. Ни измена супруга, ни работа, в конце которой — явный тупик, ни тот факт, что вы должны прибегать сюда по каждому моему зову… как вам это удастся? Поделитесь секретом!

— Это моя работа, — сдержанно ответила Оливия, не поддаваясь на провокацию.

— И вы считаете, что вы лучше меня? — Диана пригвоздила ее взглядом к месту. — Только потому, что получили хорошее образование? Вы считаете, что женщины вроде меня годятся только на то, чтобы продавать свои тела и жить на эти деньги?

— Это неправда!

Оливия, действительно, не думала так о Диане. По крайней мере, теперь не думала. Вряд ли она когда-нибудь смогла бы ей симпатизировать, но эта женщина явно вызывала уважение. Если учесть, сколько препятствий Диана встретила на своем пути, то ее успех можно было смело причислить к разряду чудес.

— Но вы меня презираете.

— Нет.

— Рики так говорит.

Оливии захотелось завизжать.

— Он ошибается, — твердо сказала Оливия. — Мисс Харен, мне кажется, вы не настроены сегодня работать. Может, мне лучше вернуться в отель?

— И снова приехать вечером, вы хотите сказать?

— Я могла бы… — начала Оливия, но Диана ее перебила:

— Нет. Вечером может зайти Джо, и я не хочу, чтобы вы при этом присутствовали. — Она нахмурилась. — Я ждала его вчера, но он, видимо, узнал, что Ричард вернулся из Лас-Вегаса. — По ее лицу пробежала тень. — Надо спросить Джо о той женщине, с которой он встречается за моей спиной.

Оливия помертвела от страха и без сил опустилась на диван напротив Дианы. Господи, в ужасе подумала она, наверное, кто-то видел их с Джо вместе!

— Корова! — с чувством произнесла Диана.

Оливия вскинула голову. Она не собирается вести себя как последняя трусиха. Если нельзя избежать объяснения, она выдержит его с честью. Но Диана смотрела вовсе не на нее, а на какую-то фотографию в журнале. Это был номер «Форбс», который Оливия чуть раньше купила в отеле.

— И что он в ней находит? — неожиданно спросила Диана, протягивая журнал Оливии. — Вы ее видели? Анна Феллини. Женщина, которую мать Джо пророчит ему в жены.

Оливия с новым интересом взглянула на фотографию. Так их отношения были вовсе не платоническими, и у Дианы уже давно появилась соперница, причем гораздо более опасная, чем сама Оливия.

— Э-э… она очень элегантна, — выдавила из себя Оливия.

Было слишком трудно придраться к изображению одной из самых привлекательных женщин, каких она когда-либо видела.

— Элегантна! — презрительно откликнулась Диана, но затем, как бы пересмотрев свое мнение, выхватила журнал из рук Оливии. — Что ж, пожалуй, — неохотно признала она. — Но в ней нет огня. Нет сексуальности. Она не зажигает мужчин.

Оливия не могла не согласиться, что в облике Анны Феллини было мало чувственного. Ее стиль был скорее классическим. Прямые, аккуратно подстриженные волосы и римский профиль — видимо, предки Анны, как и в случае Джо, были выходцами из Италии. Возможно, это послужило одной из причин, по которым мать Джо одобряла выбор сына.

— Интересно, она тоже прилетела в Лос-Анджелес вместе с ним? — вслух рассуждала Диана. — Он должен был вернуться из Сан-Франциско вчера днем… — Она взглянула на Оливию. — Вы, наверное, думаете, что я сошла с ума? Как будто он может предпочесть мне эту тощую стерву!

Оливия не знала, что ответить.

— Может, он просто был занят, — предположила она и продолжила, пытаясь перевести разговор в другое русло: — Вы нашли те подростковые фотографии, которые собирались мне показать?

Диана отложила журнал, плечи ее поникли.

— Нет, — нетерпеливо сказала она, — если хотите знать, я вообще о них забыла. Узнайте у Рики, где они могут быть, должен же он приносить хоть какую-то пользу! А я еще раз приму душ и оденусь на случай, если Кастельяно решит появиться.

Оливия даже не попыталась отыскать Ричарда после ухода Дианы. Одна только мысль о том, чтобы снова с ним заговорить после безобразной сцены, которую он устроил в машине, приводила ее в ужас, а у нее и без того было о чем подумать. И не на последнем месте в этом списке стояла их с Джо договоренность на вечер.

Приходилось признать, что для завязывания интриг у нее явно не хватает таланта. Вчера она просто, слишком много, выпила, ей даже понадобилось принять утром аспирин, чтобы унять головную боль. Может быть, лучше закончить работу над книгой дома, в Англии?

Конечно, так было бы проще, но Оливия не чувствовала в себе желания следовать здравому смыслу. Не так сразу, по крайней мере. Вероятно, она искушает судьбу, но разве можно быть в этом уверенной, не рискнув?

Диана вернулась через сорок с лишним минут, приведя с собой Бонни Лавлейс.

— Я решила, что сегодня утром вы можете поработать вдвоем, — объявила Диана. Она оглядела в зеркале свою прическу и полюбовалась плавными изгибами фигуры. В кремовом платье с ярко-красной отделкой, которое ниспадало с ее бедер и колыхалось вокруг щиколоток, она выглядела спокойной и уверенной. — Попытаюсь найти себе компанию для ленча в «Спаго». Скажите Рики, чтобы он меня не ждал.

— Обязательно.

Бонни глуповато ухмыльнулась, как всегда это делала в присутствии Дианы, с раздражением заметила Оливия.

Глава девятая

Оливия вернулась в отель только в половине второго, уставшая и расстроенная, потому что большая часть утра пропала впустую. Бонни умудрилась проговорить два часа подряд без остановки, совершенно не обращая внимания на комментарии Оливии. Судя по всему, Диана попросил секретаршу показать девушке фотографии, о которых зашла речь утром, и, к ужасу Оливии, Бонни извлекла откуда-то коробку, где, похоже, хранились все фотографии, когда-либо сделанные Дианой. Полностью проигнорировав пожелания Оливии, секретарша настояла на том, чтобы остаться с ней, и упорно заглядывала ей через плечо, гнусавым голосом комментируя каждый новый снимок.

К тому времени, когда Бонни, наконец-то, взглянула на часы, голова Оливии болела немилосердно, и девушка поспешно отклонила предложение остаться в доме на ленч.

В номере отеля царила восхитительная прохлада, а на столике возле кровати кто-то поставил вазу с букетом белых роз. Их нежный аромат моментально ослабил напряжение, в котором Оливия пребывала все утро. Заметив, что к букету прикреплена карточка, девушка перевернула ее и прочла: «Для английской розы». Почерк явно не принадлежал Ричарду.

Сердце ее забилось быстрее. Только один человек, помимо Ричарда, мог прислать ей цветы… Она бросила взгляд на часы — без четверти два!

Уронив сумочку на циновку, она открыла холодильник и достала банку диетической колы. Джо не придет, уверяла она себя, жадно глотая холодный напиток, и не стоит беспокоиться о времени.

А что, если придет?

Сопротивляться этой мысли было невозможно, и без дальнейших раздумий Оливия влетела в спальню. Быстро принять душ, переодеться и подкрасить губы — этого будет достаточно. Даже если Джо не объявится, ей все равно надо поесть.

Она спустилась вниз в начале третьего. В блузке с короткими рукавами бронзового цвета и черных шортах, которые она надела еще с утра, девушка выглядела спокойнее, чем чувствовала себя на самом деле. Волосы на висках были влажными после душа. Джо не было.

Что ж, она и не надеялась его увидеть. Диана не стала бы выходить из дома в сногсшибательном наряде, чтобы пообедать с приятельницей. Нет, она точно знала, куда лежал ее путь.

И все же Оливия не могла справиться с разочарованием. Еще в номере она практически убедила себя в том, что Джо, конечно же, не придет, но, несмотря на это, в глубине ее души все же теплилась слабая надежда на обратное. Однако часы показывали уже двадцать минут третьего, а он еще не появился. Значит, она только зря теряет время, околачиваясь в холле. Надо забыть о Кастельяно и нормально пообедать.

— Мисс Пьятт? — раздался незнакомый мужской голос, и последняя искра надежды вспыхнула и погасла.

Оливия обернулась и увидела перед собой высокого мужчину, которого уже где-то видела раньше. Но откуда ему известно ее имя?

— Да, — наконец, откликнулась она, отчаянно пытаясь вспомнить, где могла с ним встречаться.

— Извините за опоздание, — спокойно сказал мужчина, но, заметив растерянность на ее лице, поспешил представиться: — Я Бенедикт Джереми Фримантл, личный помощник мистера Кастельяно.

Би Джей.

Оливия раскрыла рот от неожиданности. Ну конечно, они виделись в аэропорту в день ее прибытия. Но зачем он приехал? Джо попросил его принести за него извинения? Ей не понравилось, что Кастельяно заставляет кого-то делать за себя грязную работу. Неужели ему было трудно хотя бы позвонить?

— Мистеру Кастельяно пришлось вылететь сегодня утром в Сан-Франциско, — продолжал между тем Би Джей, знаком приглашая ее следовать за собой. — Но он вернется к тому времени, когда мы приедем в дом. Я отвезу вас, мисс Пьятт.

— Подождите! — Оливия вдруг осознала, что послушно направляется вслед за ним к выходу, и резко остановилась. — Дом? Вы имеете в виду дом мисс Харен в Беверли-Хиллз?

Теперь уже лицо Фримантла выражало полное непонимание.

— Дом мисс Харен? — повторил он. — Нет, я должен отвезти вас в дом мистера Кастельяно в Малибу.

— О!

Оливия в изумлении открыла рот, и Би Джей взглянул на нее с легким беспокойством.

— Вы ведь собирались провести вечер с мистером Кастельяно? Он уверял, что вы в курсе…

— Да, разумеется, — поспешно ответила Оливия. — Конечно же.

Но дом в Малибу!.. Она даже представить себе не могла, что он пригласит ее туда. Джо говорил о прогулке по пляжу, и она по глупости ему поверила.

Ожидавшая снаружи машина совсем не походила на лимузин Дианы. Это была спортивная модель темно-зеленого цвета обтекаемой формы.

Би Джей помог ей устроиться поудобнее, и Оливия вдруг как бы со стороны взглянула на свои обнаженные колени, выглядывавшие из-под шортов. Надо было надеть юбку или брюки, мысленно ругала она себя, пытаясь натянуть ткань пониже. Но Би Джей, казалось, совершенно не замечал подобные мелочи.

Роскошная машина привлекала к себе внимание, но не меньше интереса представлял собой и ее водитель. Би Джей был блондином лет тридцати, бесспорно весьма привлекательным внешне. Мальчик с Калифорнийского побережья, усмехнулась про себя Оливия, хотя мысль эта не блистала оригинальностью.

— Как вы проводите время в Лос-Анджелесе? — спросил он, и Оливия заставила себя сосредоточиться на беседе.

— Э-э… мне очень здесь нравится, — ответила она, прикрыв колени ладонями. — Раньше я никогда не бывала на Западном побережье, так что с интересом ознакомилась с местными достопримечательностями. — Она остановилась, поняв, что рассуждает, как туристка. — Конечно, в свободное от работы время.

Би Джей бросил на нее удивленный взгляд.

— Понятно. — Он резко вывернул руль, чтобы обогнать ехавшую впереди машину, и Оливия стиснула зубы. Она все еще не привыкла к подобному стилю вождения, но маневр был проведен успешно, и она расслабилась. — Уже встретили интересных людей? — спросил Би Джей.

— Вы имеете в виду, известных или просто любых?

— Разве эти два определения не исключают друг друга? — спросил Би Джей и рассмеялся. — Я просто шучу, — добавил он, но девушка не была в этом уверена.

Как и Джо, его помощник, казалось, получал удовольствие, высмеивая окружающих.

К своему облегчению, Оливия поняла, что изучение пейзажей за окном вполне может отвлечь ее от неприятных мыслей. К северу от холмов Лос-Анджелеса раскинулось в своей дикой, девственной красоте побережье Тихого океана. Причудливые изгибы каньонов скрывали виллы кинозвезд, уступая место изысканным паркам, разбитым на склонах холмов, а вдоль всей линии прибоя тянулись роскошные, совершенно пустынные пляжи.

— Вы когда-нибудь занимались серфингом? — Би Джей кивнул в сторону двух мужчин, которые выжидающе смотрели на волны, готовясь взмыть вверх на их гребне.

Оливия покачала головой.

— Нет, я даже плохо умею плавать. Но вы, наверное, в этом специалист. А… мистер Кастельяно тоже увлекается серфингом?

— Только в Интернете, — с грустью ответил Би Джей. — Обычно у него не хватает времени на развлечения. — Он посмотрел на нее чуть внимательнее и добавил: — Кроме особенных случаев. Вам придется научить его отдыху.

Оливия напряглась.

— Вряд ли я чему-то могу научить мистера Кастельяно, — сказала она, готовясь отразить любые намеки. — Между прочим, я почти его не знаю. Хотя вы должны быть в курсе — вы ведь присутствовали при нашем знакомстве.

— Да, — после продолжительного изучающего взгляда произнес Би Джей. — Пожалуй, вы вообще его не знаете.

Оливия не успела понять, что он хотел этим сказать, потому что машина резко свернула на шоссе, плавно скользящее вдоль сверкающих вод бухты Санта-Моника. Море цветов и заросли кипариса заслонили вид на океан, а слева показались чугунные ворота усадьбы.

Рядом с воротами возвышалось восьмиугольное строение. Би Джей вставил в специальную щель пластиковую карточку, и ворота автоматически открылись, пропуская их на территорию усадьбы.

Диана назвала это место «пляжным домиком», но обширные владения Джо совсем не походили на тот тип жилища, который ожидала увидеть Оливия. Образ небольшого строения, обшитого дранкой, с идущим по периметру крыльцом и деревянными скамьями под навесом совершенно не соответствовал действительности. По крайней мере, ей не стоит волноваться об излишнем уединении, с иронией подумала девушка. Для такого поместья требуется, наверное, целый штат обслуживающего персонала.

Несмотря на все свои опасения и тайную уверенность в том, что ей не следовало принимать приглашение Джо, Оливия была очарована его домом с первого взгляда.

Сначала ей показалось, что все поместье, подобно часовенке у входа, имеет восьмиугольную форму и прозрачные стены позволяют наслаждаться непрерывной перспективой океана. Но, подойдя ближе, она поняла, что перед ней что-то наподобие зимнего сада, а сам одноэтажный дом утешил ее традиционностью прямоугольных форм.

Везде были окна, каждое — с особенными створками. Квадратные окна, круглые окна, высокие окна стеклянных стен зимнего сада… Рамы были выкрашены в черный цвет и резко контрастировали с белоснежными стенами, тяжелые двери казались чем-то прочным и монолитным.

На площадке, усыпанной колотыми ракушками, стояла другая машина с открытым верхом.

— Можете успокоиться, он уже вернулся, — сказал Би Джей.

Но Оливия почувствовала, что ее пульс участился в несколько раз, а колени стали подгибаться, как у тряпичной куклы.

Новая, неожиданная мысль заставила Оливию вздрогнуть, а что, если Диана вздумает приехать в гости к Джо? Она же сказала, что постарается его разыскать, так почему бы ей не заявиться к нему домой? Оливия нервно облизнула губы, наблюдая за неторопливыми движениями водителя.

— Идите прямо, — подсказал Би Джей.

Они пересекли дворик, направляясь к открытым дверям, причем Оливия вздрагивала при каждом шаге, скрип собственной обуви казался ей нарушением частных границ. Джо не вышел их встретить, и Оливия не могла решить, хороший это или плохой знак.

Войдя в дом, она несколько отвлеклась от своих тревожных мыслей, разглядывая холл. Высокий потолок был весь в отверстиях, и солнечный свет, проходя сквозь них, падал широкими полосами на мраморный пол. Стоявшие повсюду вазы с цветами казались яркими облаками, а вдоль стен были расставлены изящные скульптуры из черного дерева и бронзы. Кроме того, на стенах в изобилии висели картины, по преимуществу произведения современного искусства, которые как нельзя лучше вписывались в интерьер.

— Наверное, он у себя в кабинете, — сказал Би Джей, отпустив горничную, вышедшую им навстречу, и пересекая холл с уверенностью человека, который чувствует себя как дома.

По длинной галерее, окна которой были прикрыты ставнями для защиты от солнца, они оба проследовали вглубь дома. Несмотря на закрытые ставни, галерея казалась открытой всем ветрам, а двери в форме арок по обеим ее сторонам манили исследовать новые пространства.

Кабинет, светлый и просторный, находился в глубине дома. На фоне огромных окон, выходивших на океан, совершенно терялись книжные полки вдоль стен и письменный стол. Но внимание Оливии было приковано к мужчине, который сидел, откинувшись на спинку кресла и положив ноги на край полированной поверхности стола. Одетый в кремовую шелковую рубашку и в темные брюки от костюма — пиджак был небрежно брошен на стол, — он сделал только одну уступку, сняв галстук.

Джо разговаривал по телефону. Его темные брови взлетели вверх, когда в дверном проеме появились Оливия и Би Джей, а ноги спустились со стола на пол, после чего и сам Джо резко встал с кресла.

— Да-да, — сказал он, обращаясь к невидимому собеседнику на другом конце провода, — мне тоже очень жаль. Нет. Нет, боюсь, это невозможно. Что ж, может быть, позже на этой неделе. — Джо явно пытался закончить разговор, но, когда Би Джей знаком показал, что они с Оливией могут выйти, он отрицательно потряс головой и беззвучно произнес: «Останьтесь». — Да, разумеется, мы созвонимся в ближайшее время. Отлично. Всего доброго.

С облегчением повесив трубку, Джо повернулся к гостям с улыбкой на лице.

— Прошу прощения, — сказал он, устало проведя рукой по волосам. — У меня даже не было времени, чтобы переодеться.

— Я возвращаюсь в Лос-Анджелес, — сообщил Би Джей, и Джо благодарно кивнул ему в ответ.

Оливия почувствовала, как по ее спине забегали мурашки. В глубине души она надеялась, что Би Джей будет где-то рядом, чтобы отвезти ее назад в отель.

Но помощник Джо уже вышел из кабинета. Воцарилась оглушающая тишина, и Оливия неловко поежилась. Наверное, Джо уже пожалел о своем необдуманном поступке.

— Что ж, — сказал он, как будто почувствовав ее напряженность, — вы меня извините, если я пойду приму душ?

— Разумеется.

Оливия обрадовалась возможности немного побыть в одиночестве. Ей нужно было время, чтобы привыкнуть к окружавшей ее роскоши и к странным ощущениям, охватывавшим ее в присутствии Джо.

Джо посмотрел на нее чуть внимательнее.

— Все в порядке, правда? — спросил он, прищурив глаза. — Вы отвергли меня во время нашей последней встречи, так что с моей стороны, видимо, было самонадеянностью привезти вас сюда.

— Все нормально. — Оливия поняла, что сейчас не время изображать недотрогу. — Вы не возражаете, если я выйду на улицу? Хотелось бы осмотреть окрестности.

— Конечно. — Джо вышел из-за стола. — Я покажу вам дорогу, — сказал он, останавливаясь возле Оливии. — Если захотите поплавать, за домом есть бассейн, пребывающий в незаслуженном забвении.

— Я… э-э… я просто погуляю вокруг, — пробормотала Оливия, ее кожа моментально вспыхнула от его близости, от ощущения мощи его фигуры. — Может, потом поплаваем вместе, мне не нравится делать это в одиночестве.

— Неужели?

Джо произнес это так, что Оливия поняла, он прекрасно знает, к чему она ведет.

— Ладно, там видно будет, — заключил Джо и, к ее облегчению, направился к выходу. — Не желаете сначала осмотреть дом?

— Дом? — слабо откликнулась Оливия. — Но вы ведь собирались принять душ…

— Так и есть. — Он скривил рот. — Я же не предлагаю вам ко мне присоединиться. Просто подумал, что вы можете заблудиться, вот и все.

— Да… хорошо.

Оливия сглотнула.

— Вот и отлично, — сказал Джо. — Идите за мной.

Они прошли мимо центрального холла через вторую гостиную и повернули направо, в просторную комнату. Ее потолок тоже был усеян маленькими окнами, и солнечный свет отражался от бесконечных полированных поверхностей деревянной мебели. Как и в центральном холле, яркими пятнами выделялись цветы. Помещение было обставлено креслами и диванами с изогнутыми спинками, обтянутыми бежевым шелком, а середину зала занимал гигантский китайский ковер. В конце комнаты виднелся рояль.

Внимание Оливии привлек свет, лившийся из раздвижных дверей напротив входа, и, не дожидаясь Джо, она пересекла комнату, чтобы выйти во двор. Только не совсем во двор, как ей стало ясно потом. Она очутилась в восьмиугольном зимнем саду, который заметила еще из машины, и теперь вокруг нее расстилался голубой туман залива.

— Ну как?

Решив, по-видимому, отложить душ на неопределенное время, Джо остановился в дверях, скрестив руки на груди.

— Это просто… невероятно, — сказала она, позволив себе, наконец, быть искренней. — Даже не знаю, что я… Одним словом, я не ожидала ничего подобного.

— Мне нравится, — сказал он просто, прислонившись к дверному косяку и скрестив ноги. — Можете не верить, но когда-то этот дом принадлежал одной известной киноактрисе, много лет тому назад… Теперь ее, к сожалению, уже нет в живых, но говорят, что она обожала это место. Когда дом выставили на продажу, я предложил хорошую цену.

— Готова поспорить, что они не смогли отказаться, — произнесла Оливия, не раздумывая, и губы Джо сложились в печальную улыбку.

— Вы считаете, что я не прав? Когда чего-то очень хочешь, не стоит медлить.

Оливия медленно прошлась вдоль высоких окон.

— Это ваше жизненное кредо, мистер Кастельяно? — спросила она. — Если чего-то очень хочешь, иди вперед, и все равно, если кому-то будет больно?

— Но вы ведь не ту женщину, не Лили Турман, имели в виду, Оливия, правда? — Его голос стал жестче. — Если вы говорили о себе — это совсем другое дело.

Глава десятая

— О себе? — Оливия опустилась на мягкую скамейку, идущую по периметру зимнего сада, чтобы насладиться видом на океан, но при этих словах резко встала на ноги. — Не понимаю, о чем вы, — сказала она вполне искренне.

Он взялся за шею обеими руками и потянул мышцы спины. Глаза его неотрывно следили за Оливией.

— Зачем вы приехали?

У нее перехватило дыхание.

— А зачем вы меня пригласили?

— Хороший вопрос. — Он опустил руки и отошел от дверей, все еще разглядывая ее из-под густых ресниц. — Может, мне стало интересно, как далеко вы готовы зайти.

Оливия застыла на месте.

— Может, и я приехала именно поэтому, — спокойно заявила она. — Вы хотите, чтобы я уехала?

— Нет. — Ответ прозвучал слишком резко, и по его взгляду, теперь устремившемуся вниз, от контуров ее груди, проступающих сквозь тонкую ткань блузки, к стройным обнаженным ногам, и по выражению мрачной растерянности на лице можно было догадаться, что Джо безуспешно борется с собственными чувствами. Наконец он глубоко вздохнул: — Вот теперь я действительно пойду в душ.

Оливия поняла, как легко контролировать его напряжение, и почувствовала непреодолимое возбуждение. Медленно проведя языком по верхней губе, она произнесла:

— Конечно, если вы так хотите.

— Не надо, — резко сказал Джо. — Даже не думайте об этом.

— О чем не думать? — наивно поинтересовалась она. — Я же ничего не сделала.

— Пока нет, — хрипло ответил он, непроизвольно сжимая руку в кулак. — Это не идет вам, Оливия.

Он умышленно ее оскорбил, но девушка предпочла не расстраиваться. Она чувствовала, что слова Джо были всего лишь формой защиты, попыткой вернуть контроль над ситуацией, но, даже если он говорил серьезно, у нее никогда больше не будет такой возможности проверить силу собственной сексуальности.

— Неужели? — усомнилась она, поворачиваясь к нему в профиль, чтобы солнце обрисовало ее высокую грудь. — А что же мне идет, мистер Кастельяно? Я должна молчать? Беспрекословно выполнять все приказы? Позволять другим по мне ходить?

— Что за чушь! — воскликнул Джо и нетерпеливо спросил, увидев ее иронично изогнутую бровь. — Кому позволять? Мне?

— Да что вы! — Оливия сама не понимала, что заставляет ее все это говорить, но остановиться уже не могла. — Вам меня жаль, мистер Кастельяно, не так ли?

— Мне вас не жаль! — сквозь зубы прошипел Джо. — А вот себя — жаль. Зачем вы это делаете, Оливия. Ведь я не представляю для вас никакого интереса».

— Разве?.. — тихо спросила Оливия и отпрянула назад, увидев, что он направляется к ней, ругаясь про себя.

Джо остановился прямо перед ней, и она почувствовала запах мужского пота.

— Перестань! — приказал он. — Хватит уже, слышишь? Не знаю, в какие игры ты играешь, но, черт возьми, ты явно забыла, что я уже не мальчик, а ты уж точно не роковая женщина!

Оливия вздрогнула. Джо не выбирал выражения, и захватывающая игра внезапно превратилась в неловкую сцену. Она с трудом удержала себя на месте, когда он придвинулся к ней вплотную. Ни перед кем, даже перед Ричардом, она еще не чувствовал себя такой маленькой, но и теперь не намерена была демонстрировать Джо всю меру своего испуга.

— Если бы я вас не знала, то могла бы предположить, что вы боитесь показать свои чувства.

Джо бросил на нее рассерженный взгляд. Он дышал глубоко и быстро, в вырезе его рубашки виднелся завиток темных волос. Оливия сконцентрировала на нем свое внимание, чтобы не смотреть Джо в глаза.

— Ты не знаешь, о чем говоришь! — гневно воскликнул он.

По спине Оливии пробежала теплая волна предчувствия, она угадала! Ей удалось разрушить его броню, поставить его в тупик, и теперь она ощущала свою власть над ним.

— Вы так думаете? — спросила она. Велико было стремление отодвинуться от его тела, принявшего угрожающую позу, но такого удовольствия она ему доставлять не собиралась. — С чего вы это взяли?

— Ради Бога, Оливия…

С невнятным восклицанием он схватил ее за рукав и притянул к себе. Оливия столкнулась с ним грудью и ухватилась за его плечи в поисках опоры, но он не сделал попытки ее обнять.

— Поверь мне на слово, — низким голосом произнес он, и его дыхание обожгло ее лицо, — это плохая идея!

Оливия оказалась в самой настоящей ловушке, прижатая к его мускулистой груди, и, хотя в таком положении было что-то неуловимо притягательное, она все же понимала, что ее блеф вот-вот раскроется.

— Хорошо, — сказала Оливия, упираясь руками в его плечи, — я вам верю. — Но, подняв на него глаза, она с удивлением увидела на его лице выражение не гнева, а откровенного отчаяния.

— Черт побери, — хрипло произнес Джо, и его пальцы на миг ослабили свою железную хватку, но только, чтобы тотчас спуститься вниз по ее руке. Они задержались на тонком запястье, поглаживая нежную кожу. — Черт возьми, Оливия, не надо было тебе все это начинать! — И вторая его рука обхватила ее шею.

В какое-то мгновение ей показалось, что он собирается ее задушить, но его прикосновения стали властными, а не грубыми. Пальцы скользнули за воротник блузки, приятно холодя горячую кожу Оливии. Дыхание Джо все еще было учащенным, но его жар больше не казался угрожающим, и Оливия вдруг почувствовала, что теряет контроль над собой под гипнотической силой медовых глаз, которые буквально пожирали каждый сантиметр ее лица.

Губы Джо прикоснулись к ее рту — раз, другой, заставляя Оливию раскрыть губы, а потом его язык проскользнул меж ее зубами. Оливия прильнула к нему, даже не думая о сопротивлении, — такова была власть поцелуя Джо. Его губы оказались невероятно мягкими, горячими и нежными, они отнимали у нее последние остатки самоконтроля, наполняли жаром ее кровь, кончики ее грудей напряглись, а колени сами собой начали подгибаться. Никогда еще она не чувствовала такого возбуждения, и никогда еще не была так бессильна скрыть свои эмоции.

Его рука скользнула между их телами, и ловкие пальцы пробежались по пуговицам блузки, обнажая шелковое белье, а потом проделали путь к груди и отыскали набухший сосок. Оливия прижалась к Джо, даже не скрывая своего желания.

Пытаясь преодолеть преграду в виде молнии на брюках Джо, Оливия с предельной откровенностью демонстрировала собственное возбуждение. А рука Джо между тем спустилась по ее спине еще ниже. Его пальцы больше не были прохладными, они прожигали насквозь тонкий хлопок ее шортов.

Оливия была совершенно не готова к тому, как резко он оттолкнул ее от себя. Еще секунду тому назад ее ладони прижимались к его груди, а пальцы проникали под рубашку, а теперь Оливию окружал лишь холодный воздух. Джо соединил края ее блузки и поспешно застегнул пуговицы.

Она покачнулась, возблагодарив Бога за мягкое сиденье скамейки, которое помогло ей удержать равновесие. Отмахнувшись от услужливых пальцев Джо, она сама привела свою одежду в порядок, но и тогда не смогла посмотреть ему в глаза, слишком боялась увидеть выражение его лица.

— Мне очень жаль, — наконец, выдавила она, когда Джо отвернулся, но при этих словах он снова пронзил ее диким взглядом.

— Не надо, — еле сдерживаясь, сказал Джо, но Оливия не поняла, к чему это относилось: просил ли он ее не извиняться или требовал вообще замолчать? — Как я уже говорил, мне надо в душ. Вы можете… занять себя чем-нибудь, пока я буду отсутствовать?

Оливия кивнула, потеряв голос, и Джо вышел из зимнего сада. Она слышала, как он прошел через вторую гостиную, а потом звук его шагов постепенно затих. Только тогда Оливия без сил рухнула на скамью и судорожно вздохнула.

Что же она наделала?


— Все в порядке, мадам? Могу я вам что-нибудь принести?

Оливия увидела в дверях горничную, которая приветствовала ее и Би Джея по приезде. Интересно, подумала она, это Джо решил проявить гостеприимство или горничная, откровенно умиравшая от любопытства, действовала по собственной инициативе?

— Я… — Оливия едва не попросила горничную вызвать такси, чтобы немедленно покинуть этот дом, но вовремя остановилась, твердо сказав себе, что она не трусиха. — Как вы думаете, могу я выпить чашку чая?

— Чая?.. — Горничная не ожидала получить такой странный заказ. Ее бы не удивила водка или любое другое спиртное, но чай? Тем не менее, она вежливо осведомилась: — С молоком или с лимоном?

— Будьте добры, с молоком, — ответила Оливия, вздохнув, и с облегчением увидела, что горничная направилась к выходу.

Встав на ноги, она с грустью огляделась вокруг. Слава Богу, что дом стоит на частном пляже, подумала она, пытаясь заправить блузку в шорты. Для сцены соблазнения она выбрала не самое подходящее место. Оливия поморщилась.

Но ведь прислал же он розы!..

Розы!

Оливия была настолько поглощена своими переживаниями, что совершенно забыла про цветы. Боже милостивый! Джо, наверное, считает ее совершеннейшей свиньей! С другой стороны, ее не оставляло удивление, зачем он подарил ей этот букет, если она явно его не привлекает?

По крайней мере, не физически, уточнила Оливия, нервно меряя шагами комнату. Если только цветы не были для него пустой формальностью. Возможно, он просто попросил свою секретаршу организовать доставку. И слова на открытке могла придумать она же.

Однако для мужчины, в чьей жизни уже есть две женщины, Джо вел себя более чем нелояльно по отношению к ним обеим. В то время как развивался их с Дианой роман, сама Диана была убеждена, что Джо последует совету матери и женится на Анне Феллини. С другой стороны, был момент, когда Оливии показалось, что Джо отвечает на ее поцелуй…

Она пригладила волосы и решила, что срочно должна посетить ванную, прежде чем вернется хозяин и застанет ее в столь растрепанном виде. В последний раз, насладившись великолепной панорамой, открывавшейся из окон, она вышла из комнаты. Оказавшись в галерее, пошла налево, задерживаясь перед каждой открытой дверью в надежде обнаружить искомое помещение.

Дом имел ошеломляющие размеры. Оливия миновала столовую и несколько гостиных, потом увидела крытый бассейн. Несколько дверей в форме арок открывали к нему доступ, а крыша была раздвижной, чтобы в хорошую погоду можно было насладиться свежим воздухом. Из высоких окон открывался вид на внутренний дворик и пологие склоны, по аккуратным газонам которых вились тропинки, ведущие к берегу.

Черт возьми, есть в этом доме хоть одна ванная?

Решив, что какая-нибудь из гостиных должна быть снабжена хотя бы зеркалом, Оливия открыла первую попавшуюся дверь. Как и все остальные комнаты в доме, эта была обставлена с изумительным вкусом, хотя и несколько строже, мебель красного дерева сочеталась с парой диванов, обитых темно-оранжевым бархатом. Но в комнате не оказалось ни одного зеркала. Вместо этого стены ее были увешаны современными картинами того же художника, чьи произведения Оливия видела в центральном холле. В конце комнаты она заметила двойные двери, ведущие в соседнее помещение, и устремилась туда, расправив для храбрости плечи.

Она остановилась на пороге спальни, явно принадлежащей мужчине: стены темно-золотого оттенка, ковер цвета жженой умбры и гигантская кровать, застеленная темно-золотым покрывалом. Оливия несколько растерялась, увидев, что на спинке кровати висела небрежно брошенная одежда, кроме того, где-то за стеной шумела вода. Бог мой, подумала она, да это же спальня Джо! А вода льется в душе, который он собирался принять…

Ее охватила паника. Из всех спален в доме она выбрала именно эту. Если Джо ее здесь увидит, он непременно решит, что она его разыскивала, и неизвестно, убедят ли его ее слабые возражения. Значит, надо просто незаметно вернуться в гостиную. Оттуда она сможет продолжить разведку и поискать другую спальню с ванной.

Она бы так и поступила, если бы не заметила вдруг фотографию на столике перед кроватью. Поскольку вода все еще шумела, Оливия не смогла справиться с соблазном выяснить, чей же это портрет — Дианы или Анны Феллини?

Женщина на фотографии оказалась значительно старше, чем ожидала Оливия. Элегантная, со стройной фигурой и темными волосами, закрепленными на затылке, она очень напоминала Джо. Значит, это его мать.

— О, вы здесь, мадам.

Оливия резко повернулась к горничной и нечаянно столкнула фотографию со стола.

Рамка тяжело стукнулась об пол. Оливия поспешно ее подняла, знаками умоляя горничную удалиться.

— Я сейчас приду, — беззвучно произнесла Оливия, вздохнув с облегчением, потому что стекло не разбилось. Но в этот момент дверь ванной открылась, и в комнату вошел Джо.

Горничная тут же исчезла, и Оливия оказалась перед хозяином, чьи бедра были наспех обмотаны полотенцем, а лицо выражало откровенное недовольство.

— Оливия! — воскликнул он в недоумении. — Что, черт возьми, здесь происходит?

Глава одиннадцатая

— Куда вы запропастились вчера вечером? — осведомилась Диана на следующее утро, когда Оливия наслаждалась неожиданной чашкой кофе перед началом работы.

Обычно Диана предпочитала сразу приступать к делу, но в этот раз почему-то решила порадовать девушку угощением. Было ли это случайным совпадением?

Оливия прерывисто вздохнула, вспомнив события предыдущего вечера. Неужели она действительно побывала в доме на пляже и в объятиях Джо? Неужели это она стояла посреди его спальни и бессмысленно таращилась на его фигуру, завернутую в полотенце? Боже правый, да она готова была умереть от стыда, когда он вышел из ванной и обнаружил ее у себя в комнате!

При воспоминании о том мгновении по ее спине до сих пор бегали мурашки. Однако, насколько ей было известно, люди не умирают от стыда. Это было бы слишком простым выходом из ситуации.

— Я искала ванную, — сказала она тогда, прекрасно понимая, что он не верит ни единому ее слову. — И… и потом я… увидела фотографию и… и…

— И захотели узнать, кто это?

— Ну… да. — Оливия закусила губу. — Это ведь… ваша мать, да? Вы очень на нее похожи.

Джо саркастически улыбнулся:

— Не знаю, сочла ли бы она это комплиментом.

Оливия покраснела и попыталась сменить тему:

— И… в общем, я забыла поблагодарить вас за розы.

— Розы?

Она тут же поняла, что Джо знать ничего не знал о розах, и попыталась загладить промах.

— То есть я имею в виду отель, разумеется, — пробормотала она, хотя и не верила, что администрация отеля снабдила бы букет подобным посланием. — Э-э… простите за вторжение. — И она попятилась к дверям.

К счастью, Джо не стал ее задерживать, и она осталась наедине со смутным подозрением, что цветы все-таки послал Ричард. Этот поступок был как раз в его стиле, и зря она приписала его Джо только потому, что не узнала почерк на карточке…

С другой стороны, Оливия вообще редко рассуждала здраво в присутствии Джо. Даже теперь, сидя в гостиной Дианы, она с трудом сдерживала волнение при мысли о его стройном, мускулистом теле и темных курчавых волосах, треугольником спускающихся к полотенцу на бедрах, которое было завязано не слишком плотно. Оливию обдало жаром, когда она представила себе, что под ним скрыто.

Она не могла припомнить, чтобы Ричард когда-нибудь пробуждал в ней подобные эмоции. Секс, который между ними был, вполне устраивал их обоих, но никогда не вызывал такого восторга, какой она испытала от одного прикосновения Джо.

Оливия нашла ванную без помощи горничной. Задача оказалась, впрочем, не очень сложной, следующая же дверь привела ее в другую спальню, обставленную со всей возможной роскошью и явно предназначенную для гостей. Но для каких гостей? — печально задумалась Оливия, разглядывая свое растрепанное отражение в зеркале. Уж точно не для таких, как она, которая выглядит и ведет себя так, будто никогда не видела обнаженного мужчины. Боже, что о ней подумал Джо, когда она переминалась с ноги на ногу в его спальне, как школьница на первом свидании? Она же была замужем и успела развестись! Что в этом мужчине такого, почему рядом с ним она совершенно теряет голову?

Когда Джо появился в зимнем саду и увидел, как она жадно поедает пирожные, принесенные горничной, он подошел к окну и отвернулся, позволив ей прожевать, а потом предложил прогуляться по пляжу.

— Отличная идея, — сказала она, как ни в чем не бывало, слизывая с губы кусочек шоколада. — Я готова.

— Вы в этом уверены?

В его голосе послышалась легкая ирония, и, встретив взгляд его медовых глаз, Оливия поняла, что от них ничего не ускользнуло. Но было уже поздно что-либо объяснять, поэтому она вытерла рот салфеткой и встала на ноги.

— Уверена.

— Хорошо. — Он жестом показал на двери. — Тогда пойдемте.

Через помещение бассейна они вышли во внутренний дворик, откуда открывался вид на берег, террасами спускающийся к пляжу. Его склоны поросли деревьями, а с крутых уступов вниз обрушивались искусственные водопады.

— Господи, как красиво! — воскликнула Оливия, поворачивая лицо к солнцу. — Не верится, что вы называете это место пляжным домиком. Если бы я здесь жила, ни за чтобы не захотела куда-то уезжать!

— Да что вы! — Джо снова говорил с иронией, и Оливия поняла, что ее слова прозвучали по-детски глупо. — Ведь это дом, и находится он на пляже, уже мягче добавил он. — Мне здесь тоже нравится, но у меня еще есть неплохой дом в Сан-Франциско.

Натянуто улыбнувшись, Оливия кивнула.

Они направились в сад, где Джо то и дело останавливался, чтобы показать Оливии какой-нибудь редкий сорт цветов или обратить ее внимание на открывающийся вид. Его манеры стали настолько гостеприимными, что Оливии было трудно себя контролировать, несмотря на данное самой себе обещание. Было очень легко поверить, что Джо действительно неплохо проводит время.

В воздухе царила особая магия — магия экзотических цветочных ароматов, запаха моря и тепла. При других обстоятельствах Оливия умирала бы от желания поскорее нырнуть в океан, она уже заранее представляла себе, как приятно было бы ощутить прикосновение холодной воды к разгоряченной коже…

От берега отходил длинный деревянный причал, Джо объяснил, что у него есть яхта, пришвартованная в Марина-дель-Рей. Он весьма сдержанно отзывался о ее размерах, но девушка не сомневалась, что судно должно отличаться элегантностью.

Они постояли некоторое время у причала, наблюдая за тем, как волны набегают на берег и оставляют после себя пенистый след, а потом пошли вдоль берега прямо по мокрому песку. Оливия нарушила еще одно свое обещание — не поддаваться обаянию Джо: уже через несколько минут она с удивлением обнаружила, что увлеченно рассказывает ему о своей работе.

— Так что же заставило вас приняться за историю Дианы? — спросил Джо, после того как высказал свои сожаления по поводу трагической судьбы Эйлин Кьюзак. — Я имею в виду… — он слегка запнулся, — что вы были раньше замужем за ее супругом. Уже одно может стать причиной неудачи книги.

— Почему? — нахмурилась Оливия, глядя на тонкое, умное лицо Джо. Потом, не выдержав его ответного взгляда, она отвернулась. — В любом случае это ведь она меня пригласила.

— Вы шутите!

— Да нет же. — Оливия почувствовала легкое негодование. — Должна признаться, сначала я удивилась, но теперь все в порядке.

— Но она не могла не сомневаться в вашей искренности… Когда вы согласились взяться за эту работу, — быстро добавил он. — Откуда ей было знать, что вы не измените свое решение?

— Мое решение? — Оливия растерялась. — Какое решение?

Он поджал губы, и она поняла, что ее ответ чем-то его не устроил. Тем не менее, он продолжал говорить спокойно:

— Уверен, что вы прекрасно понимаете. Вы сами мне говорили, что Рики продолжает верить в вашу любовь к нему. Вы могли захотеть восстановить ваши отношения, но Диану, видимо, больше интересовала ваша репутация профессионального биографа, нежели ваши планы насчет замужества.

— Подождите-ка… — произнесла Оливия, в которой желание избежать дальнейшего обсуждения их с Ричардом отношений боролось с необходимостью разобраться в ситуации. — Диане незачем было меня бояться, — сказала она, нетерпеливо смахивая с лица волосы. — Что бы она ни говорила, вы должны знать, что Ричард ничего для меня не значит.

— Вы это серьезно?

Оливия покраснела до корней волос.

— Конечно, серьезно!

— Но вы же не будете отрицать, что уже расстались с тем мужчиной, ради которого ушли от Рики?

— Я не бросала Ричарда ради другого мужчины! — с негодованием воскликнула Оливия.

Джо слегка побледнел, но не успела Оливия открыть рот, как он снова заговорил:

— Тогда… ради женщины, — немного хрипло произнес он, — ради того… человека, в которого вы влюбились.

Оливия задохнулась:

— И вы подумали… — Она замолчала, но потом продолжила неуверенно: — Я не уходила от Ричарда. Это он оставил меня!

— Но Диана… то есть я думал…

— Да? Что же вы думали? — Оливию трясло от злости. — Жаль вас разочаровывать, но на мне нет вины. Если только мнение Ричарда обо мне как о скучной женщине и то, что у меня не может быть детей, не служит в ваших глазах нарушением брачного контракта!..

У Джо буквально отвисла челюсть:

— Тогда… что?..

— Спросите у Дианы, — с отвращением пробормотала Оливия и направилась дальше вдоль линии берега.

В глазах ее блестели слезы, но теперь, по крайней мере, она знала, что о ней говорит Диана. Понятно, почему она не возражала против приезда «биографа» в Калифорнию. Своим друзьям она, наверняка, наплела, что Оливию пригласил Ричард.

Джо догнал ее в несколько шагов. Он выглядел расстроенным, и, несмотря на свой гнев, Оливия не могла не признать, что он ни в чем не виноват.

— Извините, — сказал он, загораживая ей путь. — Я понимаю, что вам должно быть очень неприятно Я понятия не имел, что это Рики подал на развод.

Оливия глубоко вздохнула.

— Все в порядке.

— Нет, не все в порядке. — Он с сомнением изучал ее лицо. — Послушайте, наверное, это моя ошибка. Я… не разобрался в ситуации. Ваш приезд сюда… В общем, вы не можете не признать, что все это весьма необычно. Но если вас просила сама Диана…

— Так и было.

— Тогда я приношу свои извинения.

Оливия пожала плечами.

— Это не имеет значения.

— Имеет. — Он вздохнул. — Наверное, вам чертовски обидно.

— Нет. Совсем не обидно.

Джо нахмурился.

— Так вы не питаете к нему никакой тайной страсти?

— К Ричарду? — Если бы Оливия не была так взволнована, она бы рассмеялась. — Нет! — И потом, испугавшись, что вот-вот сморозит какую-нибудь глупость, взглянула на часы: — Надо же, уже так поздно! Мне, правда, пора возвращаться.

Ей показалось, что Джо хотел возразить, но возможно, она просто приняла желаемое за действительное. Он отошел в сторону, и она продолжила взбираться вверх по тропинке.

Оливия заметила «харлей», уже проходя по зеленой лужайке, ведущей во внутренний дворик. До этого она не обратила на него внимания, слишком занятая изучением окрестностей. Тем не менее, он стоял в двух шагах от окон крытого бассейна.

Девушка замерла от неожиданности, и Джо прошел немного вперед, прежде чем заметил, что она от него отстала.

— Это… это «спортстер», да? — воскликнула Оливия, восхищенно глядя на мотоцикл. Если до этого она и стремилась поскорее уехать, то теперь ее захватила волна ностальгии по дому, которую вызвали блестящие формы машины.

— Вы поклонница? — с изумлением спросил Джо, и Оливия ответила ему улыбкой.

— Я владелица, — поправила его она. — У меня дома старая модель — «750».

— Не может быть! — Все напряжение между ними мгновенно рассеялось, и Джо с нескрываемой гордостью подвел ее к мощной машине. — Да, — сказал он, — это современный вариант. — Но в Сан-Франциско у меня есть и древний «айрон-хед».

— «Айрон-хед»! — Это произвело на девушку впечатление. — Нет, у меня только довольно потрепанный «пэн-хед», ничего особенного.

— Что вы, это весьма внушительные машинки! — с уверенностью возразил Джо. — Он у вас давно? Когда вы заинтересовались мотоциклами?

— «Харлеями», — уточнила Оливия, с уважением проводя рукой по блестящей раме мотоцикла. — Наверное, мне всегда хотелось приобрести мотоцикл, но я смогла это сделать, только получив свой первый гонорар.

Джо широко улыбнулся.

— Хотите прокатиться? — Он проверил устойчивость мотоцикла. — Пожалуйста. Если поедете вниз по той дороге, она выведет вас прямо на пляж.

— Что вы, нет… — Оливия отступила назад, покачав головой. — Нет, я, правда, не могу. Кроме того песок попадет в мотор. Очень мило с вашей стороны предложить…

— Эти машинки участвуют в пляжных гонках в Дэйтоне, — сухо сказал Джо. — Но если боитесь забуксовать, садитесь сзади. — Он похлопал по сиденью, и Оливия, прекрасно понимая, что снова ведет себя безрассудно, последовала его совету, и через секунду он уже завел мощный мотор и тронулся с места.

— Держитесь! — прокричал Джо, выезжая на узкую дорогу, обрамленную деревьями, которая для неопытного водителя представляла бы немалую опасность.

Как только мотоцикл оказался на пляже, Джо прибавил скорость, и они помчались навстречу ветру так быстро, что с волос Оливии соскользнула заколка. Но она едва ли заметила эту пропажу, так ее захватило неизведанное прежде ощущение порывов ветра, словно срывающих волосы с головы, раньше она никогда не ездила без шлема.

Джо совершил крутой разворот, так что песок взметнулся из-под колес, и резко остановил машину.

— Теперь ваша очередь, — сказал он, и на этот раз Оливия не возражала.

Она ехала значительно медленнее — во-первых, потому что всегда отличалась некоторой осторожностью, а во-вторых, руки Джо, обнимающие ее за талию, не давали ей сосредоточиться. Он не слишком к ней прижимался, зато зарылся носом в ее волосы и прошептал на ухо: «Они мешают мне смотреть».

Она остановилась у тропинки, ведущей к дому.

— Вы отлично справились! — уважительно сказал Джо.

Оливия уже занесла над сиденьем ногу, чтобы спуститься с мотоцикла, когда Джо неожиданно схватил ее за обнаженную щиколотку.

— Подождите. — Он смотрел на нее через плечо, лаская нежными глазами ее раскрасневшееся лицо. — Я просто хотел, чтобы вы знали, я очень сожалею о том, что произошло раньше…

— Это неважно…

— Важно. — Его рука поднялась выше, к колену. — Это была не ваша вина, а моя.

Нога девушки дрожала под его пальцами, и Оливия попыталась отвлечь его внимание, через силу засмеявшись:

— Можно не сомневаться, что я слишком много времени провела за рабочим столом. Я совершенно не в форме.

Он медленно провел ладонью по ее бедру, забираясь под шорты.

— Я всегда чувствую, когда вы лжете, — мягко сказал он.

Боже, не дай ему понять, как он на меня действует!

— Мне надо идти, — с отчаянием в голосе произнесла Оливия, и Джо неожиданно убрал руку.

— Да, — пробормотал он хрипло. Оливия почти свалилась с мотоцикла. — Но знайте, я был рад вашему приезду. И надеюсь, что вам захочется снова со мной встретиться…

Оливия заставила себя мысленно вернуться в настоящее время. Наверняка Джо не имел этого в виду, убеждала она себя. Он просто пытался проявить вежливость и показать, что простил ей ее поведение. А возможно, хотел удостовериться, что она ничего не расскажет Диане.

Оливия вздохнула. Ничего она не расскажет.

Любой намек на Джо заставил бы ее признаться, что она побывала в доме в Малибу, а Оливия предпочла бы сохранить этот факт в тайне.


Тем не менее, вопрос Дианы требовал ответа, а Оливия и так уже слишком долго просидела, уставившись в пространство.

— Вчера вечером? — переспросила она, как будто ей трудно было вспомнить, что же она делала вчера вечером. — А что? Вы пытались меня найти? Я… ходила по магазинам.

— Да? — Вопрос прозвучал угрожающе, но Оливия еще раз заверила себя, что Диана вряд ли могла узнать, что именно произошло. Назад девушка возвращалась в такси, несмотря на протест Джо. — Да, я пыталась вас найти, — спокойно продолжала Диана. — Джо был слишком занят, чтобы со мной встретиться, и я хотела поговорить о книге.

— Правда?

Оливия наклонилась вперед и осторожно поставила чашку на блюдце. Ее не покидало ощущение того, что в это утро все было необычным. Сначала кофе, а теперь допрос. Раньше Диана никогда не интересовалась, как ее подчиненная проводит свободное время.

— Именно так, — сказала Диана, и с ее изящного лица на Оливию в упор посмотрели стальные глаза. — Думаю, вы со мной согласитесь, что мы уже обсудили большую часть личных вопросов. Мне пришло в голову, что вам вряд ли захочется говорить со мной о том, как я стала встречаться с вашим мужем. Фиби может предоставить вам всю необходимую информацию по поводу моих браков. Кроме того, вам, конечно, захочется посетит студию. Это тоже можно организовать.

Оливия прокашлялась.

— Понятно. Значит, вы не хотите, чтобы я сюда приезжала — я имею в виду, регулярно?

Казалось, Диану охватили сомнения, и Оливия внутренне уже приготовилась к взрыву, но актриса только покачала головой.

— Нет, — сказала она, вертя в пальцах какую-то ниточку. — Это слишком… скучно. У меня много других дел, мне надо встречаться с людьми, работать. Для меня чересчур напряженно встречаться с вами каждое утро. Я не уделяю внимания друзьям, и… Джо жалуется, что я его совсем забыла.

Оливия замерла. Это было сказано специально?

— Мне очень жаль, что вам скучно обсуждать саму себя, — сухо сказала она.

— Я этого не говорила, — возразила Диана. — Я сказала, что мне скучно проводить каждое утро с вами. Боже, и что только Рики в вас находит?

Оливия поднялась на ноги.

— В таком случае… — начала она, испытывая огромное чувство облегчения, потому что все, наконец, закончилось, но Диана остановила ее с выражением раскаяния на лице.

— Пожалуйста, — воскликнула она, улыбаясь своей знаменитой улыбкой. — Мне так жаль, Оливия. Это было непростительно. Но Рики так меня раздражает, что я иногда не отдаю себе отчета в своих поступках. Я хотела сказать совсем другое.

Зато подумала именно так, мысленно уточнила Оливия, чувствуя себя не в своей тарелке.

— Видимо, мы обе понимаем, что мой приезд сюда был ошибкой, — быстро сказала она. — Я очень сожалею, что Ричард вас нервирует, но…

— Нет. Пожалуйста, — улыбка Дианы приобрела какое-то странное выражение, — присядьте, Оливия, и позвольте мне все объяснить.

Тон Дианы оставался вежливым, но было видно, что она с трудом сохраняет спокойствие.

— Я просто не предполагала, насколько ваше появление выведет Рики из равновесия.

— Мисс Харен…

— Позвольте мне закончить. — Диана снова опустилась на диван, и Оливии пришлось последовать ее примеру. — Я… пообещала Рики, что ничего вам не скажу и буду притворяться, что это была моя идея, а не его. Но вы явно слишком умны, чтобы довольствоваться полуправдой, тем более сейчас, когда вам, наверняка, известны его чувства.

Оливия вздохнула.

— Мне кажется…

— Выслушайте меня, пожалуйста. Я говорила с Фиби, и она со мной согласна. Вы можете получить у нее всю интересующую вас информацию. Вы также можете остаться в отеле, по крайней мере, до конца недели. Пришлите мне черновик книги, как только он будет готов. Все уточнения я перешлю вам по факсу.

— Но я думала…

Слова выскочили, прежде чем она успела их остановить, и Оливия совсем разнервничалась, увидев, что Диана вопросительно изогнула бровь.

— Вы думали? — повторила актриса, как будто прочитав мысли девушки. — Продолжайте. Что вы хотели сказать?

— Ничего, — твердо произнесла Оливия, разозлившись на себя за неосторожность. Она не собиралась признаваться, что надеялась закончить работу над черновиком здесь, в Лос-Анджелесе. — Если вы все еще хотите, чтобы я написала вашу биографию…

— Хочу.

— Тогда… хорошо. Я так и сделаю.

— Отлично, — кивнула Диана. — Отлично. Я сообщу Рики, что вы уезжаете.

— Пожалуйста, если можно, ничего ему не говорите. — Оливия почувствовала, как ее щеки заливает краска смущения. Ей не хотелось снова получать анонимные розы. — Так ведь будет лучше, вы не находите?

— Если вы так считаете. — Но на лице Дианы мелькнуло странное выражение, и Оливия подумала, что было, наверное, не слишком мудро так демонстрировать свои эмоции. — Сейчас предлагаю вам допить кофе, а потом мы постараемся заполнить все пробелы, которые, по-вашему, могли остаться.

Глава двенадцатая

С глубоким вздохом Оливия нырнула глубже в теплую пенистую воду, позволяя мощным струям воды унести прочь неприятные мысли. В Лондоне она будет лишена такой роскоши, а ведь уже на следующий день ей предстоит лететь в Англию.

Ее задержал Макс Одри, продюсер Дианы. Как и большинство тех людей, с которыми ей пришлось столкнуться в последнюю неделю, Макс считал, что его работа гораздо важнее любой другой. К тому же Оливия не обладала богатством, следовательно, с ней можно было не церемониться. В этом мире только деньги смазывали колесо успеха.

И во время их беседы продюсер был менее чем вежлив. Его телефон звонил, не переставая, на протяжении всего интервью, и Макс ни разу не извинился, снимая трубку. У Оливии сложилось впечатление, что она узнала бы о Диане не меньше, пообщавшись с секретаршей Макса.

Тем не менее, ей удалось кое-что выяснить о положении, которое Диана занимала среди деятелей киноискусства. Фиби организовала для нее экскурсию по студии, где снимался последний фильм с участием Дианы, и Оливия побеседовала с операторами и техниками, с гримерами и директором картины, и все они оказались щедры на различные истории из жизни киноартистов. Судя по всему, у Дианы сложились неплохие отношения с рабочим коллективом, но Оливию не покидало ощущение, что эти люди сказали бы все что угодно, лишь бы не потерять работу.

Неделя прошла напряженно, тем более что Оливия все время находилась под контролем Фиби, убеждавшей девушку, что в ее присутствии многие проблемы решатся сами собой. И снова Оливия заподозрила, что Фиби руководствовалась не самыми гуманными соображениями. Скорее всего, Диана поручила своему агенту следить за тем, чтобы девушка не встретилась с кем-нибудь вне плана.

Прошла почти неделя, с тех пор как Оливия виделась с Джо. Конечно, она не ожидала, что он снова с ней свяжется, но все-таки была разочарована, ни разу не встретив его в отеле. С грустью она пришла к выводу, что он, вероятно, уехал в Сан-Франциско, а ее выбросил прочь из головы.

Ее размышления были прерваны резким звонком телефона. Наверняка Диана, устало подумала девушка.

Выключив гидромассажер, Оливия села и потянулась за телефоном, как и все приличные заведения, отель снабжал ванные комнаты своих номеров дополнительным аппаратом. Мокрые пальцы скользнули по трубке, и телефон чуть не упал в воду, так что в голосе Оливии, когда она произнесла «алло», слышался смех.

— Лив?

Настроение девушки резко испортилось.

— Привет, Ричард, — сказала она, уже жалея, что подняла трубку.

— Лив, мне надо тебя увидеть. Диана сказала, что ты уезжаешь, а мне надо до этого с тобой поговорить. Я знаю, что уже поздно, и ты, наверное, устала, но я не хочу, чтобы ты уехала, так и не поняв меня.

— Ричард, не надо.

— Что значит «не надо»?

— Это значит, что я не хочу тебя видеть, — без выражения произнесла Оливия. — Мне очень жаль, но так уж получилось. Я уверена, что вы с Дианой сможете решить свои проблемы, если действительно этого захотите. — Она помолчала немного. — Вы не думали о том, чтобы родить ребенка? Если я не ошибаюсь, ты именно поэтому со мной и развелся.

— Обязательно надо было припомнить мне это, да? — язвительно воскликнул Ричард. — Ты же знаешь не хуже меня, что я не могу стать отцом.

— Я не знала! — возразила Оливия, у которой пересохло во рту от несправедливости его обвинения. — Но спасибо, что сказал. Лучше поздно, чем никогда.

Ричард выругался.

— Ты даже не заподозрила, что виноват был я?

— Нет. — Оливия затаила дыхание. — С какой стати? Ты же клялся, что дело не в тебе.

— Я много в чем клялся, — с горечью пробормотал Ричард, — только ты меня никогда не слушала. Не могу поверить, что после моего отъезда ты не обращалась в клинику.

— Так бы они мне и сказали! — с нетерпением воскликнула Оливия. — Ричард, вернись на землю. История болезни — это врачебная тайна. Кроме того, у меня не было причин сомневаться в твоих словах.

— Да, пожалуй. — Теперь в его голосе звучала растерянность. — Наверное, я вел себя как последняя свинья. Поэтому и хочу, чтобы ты меня простила. Ты даже не догадываешься, как много для меня значит твое… понимание.

Оливия закусила губу.

— Хорошо, — сказала она. — Хорошо, я тебя прощаю. А теперь мне пора идти. Я… занята, и мне надо продолжать работу.

Телефон зазвонил снова, едва она погрузилась в душистую ванну.

— Да! — с раздражением произнесла Оливия, заранее готовясь к атаке на Ричарда, и тут же потеряла дар речи, услышав хрипловатый голос Джо Кастельяно.

— Оливия? Привет! — Он замолчал на секунду. — Я подумал — вы уже обедали?

Оливия сползла в воду.

— Джо… — выдохнула она, когда снова смогла заговорить. — Какой сюрприз!

— Надеюсь, приятный, — ответил он, и ей послышалась нотка сомнения в его голосе. — Я не собирался нарушать ваш отдых, но мне хотелось бы вас увидеть. Если вы еще не обедали, то давайте сделаем это вместе.

— Нет, я… — Оливия пыталась взять себя в руки. — Вы не понимаете. Э-э… Только что звонил Ричард, и я думала, что это опять он… — Она облизнула губы и заставила себя снова заговорить: — Я предполагала, что вы будете обедать с Дианой.

— Вы ошиблись. — Он не стал развивать эту тему. — Послушайте, если вы уже договорились с Ричардом, то я не в обиде. Мне следовало вас предупредить, но я только что вернулся из Сан-Франциско… Значит, он снова уезжал.

— Нет, я не собираюсь встречаться с Ричардом. И… я была бы рада с вами пообедать. Если… если вы подождете пару минут, я буду готова.

— Можно мне подняться к вам? И выпить чего-нибудь, пока вы собираетесь? Но если вам неудобно…

— Пожалуйста… — Она прокашлялась, чтобы скрыть смущение. — Да. Поднимайтесь. Я оставлю дверь открытой.

Это значило снять табличку «Не беспокоить!» с двери, что девушка и сделала, прошлепав к выходу босыми ногами, в наспех наброшенном купальном халате. В любом случае объяснять Джо, что она еще в ванной, значило бы навлекать на себя подозрения в том, что это просто отговорки, а ей так хотелось хотя бы попрощаться с ним по-человечески.

Не успела она скрыться в ванной, как кто-то зашел в номер. Потом раздался голос: «Оливия?»

— Я здесь! — откликнулась она и потянулась за мылом.

Оливия как раз смывала пену с рук одной из тех ароматизированных мочалок, которые каждый день появлялись в номере и исчезали, как только она их использовала, когда Джо открыл дверь ванной комнаты, прислонился к косяку и стал ее разглядывать.

— Привет!

Оливия была слишком шокирована, чтобы отвечать.

Она современная женщина, и к тому же нельзя сказать, что Джо ее не привлекает, но ей и во сне не могло присниться, что он вот так зайдет к ней в ванную. Первым ее желанием было нырнуть поглубже, чтобы пена скрыла очертания ее тела. Хотя Джо ведь уже видел ее грудь, вспомнила Оливия, так что этим его не удивишь.

Он так хорошо выглядит, подумала она, впиваясь взглядом в его узкое лицо. В темном костюме и в рубашке в тон, Джо живо напомнил ей о том, чего она лишается, пока в ее жизни нет мужчины.

Ей потребовались нечеловеческие усилия, чтобы скрыть свою реакцию, но, тем не менее, она продолжала, как ни в чем не бывало, намыливать руки, как если бы за ней каждый день наблюдали посторонние мужчины. Она не осознавала, насколько соблазнительно выглядят ее жесты, пока ее руки не спустились к груди, и она не увидела, как Джо затаил дыхание.

— Вам не требуется помощь? — хрипло спросил Джо, и Оливия отвела глаза, пытаясь понять, зачем он все-таки пришел, если неделю тому назад как нельзя яснее продемонстрировал свои чувства?

— Не думаю, — наконец сказала она. — Вы… можете выпить что-нибудь, а я постараюсь к вам присоединиться как можно скорее.

— Я не хочу пить, — произнес он и выпрямился, отойдя от двери. Потом подошел к краю гигантской ванны, и посмотрел на Оливию потемневшими глазами. — Тут найдется место еще для одного?

Губы Оливии дрогнули.

— Я… то есть… нет…

— Почему нет? — Теперь он возвышался над ней, покачиваясь на каблуках. — Мой архитектор говорил, что эти ванны могут вместить целую компанию.

— Вряд ли, — твердо возразила Оливия, для которой мысль о том, чтобы соблазнять его и дальше, уже потеряла всякую привлекательность. Кроме того… — она заставила себя выдержать его взгляд, — мне казалось, что я вас совершенно не привлекаю.

Его глаза сузились.

— Почему вы так решили?

— Думаю, вам это известно не хуже, чем мне.

— Нет, мне это неизвестно, — чуть раздраженно отозвался он, набирая в ладони воду и выливая ее на плечи и грудь девушки. — Как бы там ни было, я подумал, что вы этого хотите. Если нет, то вы проделали отличную работу, чтобы убедить меня в обратном.

— Чего вы на самом деле хотите? — спросила Оливия.

Вместо ответа он намылил одну руку и нежно провел ею по щеке девушки.

— Неужели не ясно?

— Мне — нет, — солгала Оливия, почти оглохнув от стука собственного сердца. Неужели он говорит искренне? — Вы намочили рукав, — сказала она, надеясь отвлечь его внимание.

— И что? — спросил Джо, но все-таки снял пиджак и бросил его на пол. — Так лучше? — осведомился он, лаская взглядом ее тело, и Оливия невольно плотнее сжала ноги.

— Мистер Кастельяно…

При этих словах он снял галстук и расстегнул воротник рубашки, а потом уперся руками в край ванны.

— Ради Бога, не зовите меня так! Мы не в девятнадцатом веке. Я не могу заниматься любовью с женщиной, которая называет меня «мистер Кастельяно».

— Что ж, тогда мне тем более надо вас так называть, мистер Кастельяно, — почти шепотом произнесла Оливия.

— Возможно, — легко согласился он и, сняв рубашку, принялся расстегивать пояс на брюках. — В твоем случае я всегда могу сделать исключение.

Оливия смотрела на него широко открытыми глазами.

— Джо!.. — выдохнула она. — Ты не должен…

Но он уже расстегивал молнию.

— Можешь мне помочь, — сказал он, снимая брюки, и, проследив за ее смущенным взглядом, добавил, указывая на шелковые плавки: — Скажи, надо ли их оставить во имя скромности.

Оливия не нашлась, что ответить: слишком непривычной была ситуация, и он принял ее молчание за согласие. Не успела Оливия отодвинуться, как он уже оказался в воде, усевшись напротив нее.

Она уставилась прямо на него. Что это — сумасшедший сон, или Джо Кастельяно действительно находится в ее ванной? Она пододвинула ногу и коснулась пальцами его лодыжки. Это действительно был он, и прикосновение заставило ее вздрогнуть.

— Уютно, правда? — сказал Джо, вытянув руки вдоль бортика ванной и совершенно расслабившись. — Не говори мне, что никогда раньше такого не делала.

— Не делала, — возразила Оливия.

Ее взгляд теперь был прикован к телу Джо. Она заметила темный треугольник волос, сужающийся к животу.

Кожа Ричарда была гладкой, и это страшно его раздражало, хотя Оливия всегда повторяла ему, что ей не нравятся волосатые мужчины.

И они ей не нравятся, упорно твердила она про себя, стараясь не обращать на Джо внимания. Однако не могла сделать ни одного движения, чтобы не наткнуться на его вытянутые ноги. Он согнул колени и придвинулся к ней так, что ее ступни оказались между его ногами.

— Что это ты делаешь?.. — почти беззвучно прошептала Оливия, чувствуя, как его руки обхватили ее щиколотки и стали подниматься выше.

— Я подумал, что тебе не помешает небольшой массаж, — ответил Джо, не глядя на нее. — Я хорошо умею это делать, — добавил он хрипло, пододвинувшись еще ближе, так, что теперь ее пальцы упирались ему в живот.

Оливия вздрогнула, в таком контакте было что-то невероятно интимное.

— Нравится? — спросил Джо, взглянув на нее из-под густых ресниц, и Оливия могла только беспомощно кивнуть в ответ. — Пододвинься немного, и я расслаблю мышцы твоих бедер.

Оливия то ли вздохнула, то ли всхлипнула в ответ. И, тем не менее, она его не остановила, когда он придвинулся еще ближе.

Теперь их тела почти соприкасались.

— Ты самая сексуальная женщина в мире, ты об этом знаешь? — прошептал он, лаская языком губы Оливии.

Обхватив за талию, он прижал ее к себе и нежно провел большими пальцами под ее грудью.

Сексуальная? Она?!

Оливия чувствовала себя как в тумане — и от его слов, и от мучительно-сладкого прикосновения его губ.

— Ты шутишь, — дрожащим голосом возразила Оливия, когда губы Джо спустились ниже, целуя ее шею.

— Неужели? — Джо слегка укусил ее, захватив ртом нежную кожу. — Я не Ричард, — добавил он. — И не говорю того, что не хочу сказать.

Оливия прерывисто вздохнула.

— Мне не хочется сейчас говорить о Ричарде.

— Мне тоже, — согласился Джо, обхватив руками ее груди. Его большие пальцы почти терзали ее напряженные соски. — Но хочу, чтобы ты помнила я не он.

Позже Оливия спрашивала себя, откуда в ней взялась смелость, чтобы так поступить, но как бы там ни было, ее пальцы спустились под его плавки.

— Боже…

Джо так дернулся от ее прикосновения, что в какой-то ужасный миг ей показалось, сейчас он выпрыгнет из ванной. Она прикрыла глаза, пытаясь смириться с таким поворотом событий, но, открыв их, увидела, что он срывает с себя плавки и отшвыривает их в сторону.

— Иди сюда, — хриплым шепотом приказал Джо.

Чувства волнами накатывали на Оливию, она с облегчением нашла губами его рот и просунула язык между его зубами. Ее руки обвивали шею Джо, прижимаясь к нему, и он застонал от удовольствия, ощутив ее ответные ласки. Через секунду Оливия почувствовала, как он вошел в нее.

— Я делаю тебе больно? — спросил Джо, почувствовав, что она затаила дыхание.

Оливия покачала головой и крепче обняла его за шею.

— Все просто замечательно, — тихо прошептала она, обвивая его талию ногами. — А тебе хорошо?

Джо слегка застонал.

— Очень хорошо, — заверил он ее и прикрыл глаза. — Но только Богу известно, сколько я еще выдержу. Кажется, если ты шевельнешься, я просто взорвусь.

Все произошло почти мгновенно. Прижав ее к борту ванной, он сделал всего пару движений, и его тело бессильно дернулось в ее объятиях. И, к своему изумлению, Оливия взлетела на пик наслаждения сразу вслед за ним.

Глава тринадцатая

Каким-то чудом Джо нашел в себе силы, чтобы поднять ее из воды и донести до спальни. Там, не обращая внимания на капли влаги на коже, он во второй раз овладел ею.

Потом со стоном откинулся назад, по-прежнему прижимая Оливию к себе.

— Ты красавица, — произнес он, накрывая ее грудь ладонью. — У Ричарда, наверное, помутилось в голове, если он тебя отпустил.

Оливия приподнялась на локте.

— Я же просила, — напряженным голосом сказала она, — я не хочу обсуждать Ричарда.

Но, взглянув на Джо, обнаружила, что он закрыл глаза.

— Хорошо-хорошо, — сонно согласился он. — Боже, я совсем без сил!.. Давай поговорим об этом позже, когда я высплюсь.

— О чем поговорим? — Оливия хотела, чтобы он дал ей какое-нибудь обещание, однако его мирное дыхание ясно показывало, что он заснул. — Черт, — едва слышно пробормотала девушка, вставая с кровати.

Джо изобразил сквозь сон жест протеста, но так и не проснулся, и Оливия накрыла его одеялом.

Занавески на окне в гостиной были раздвинуты, и оттуда открывалась нереальная перспектива центра Лос-Анджелеса. Завязывая пояс халата, Оливия смотрела на красочную иллюминацию вечернего города. Кое-где огромные небоскребы застилали своими светящимися окнами горизонт. Так много огней, подумала Оливия, так много людей.

Она оглянулась. Джо явно вымотался до предела и должен был поспать несколько часов. Внутри себя Оливия ощущала странную пустоту и пыталась объяснить ее чувством голода, но в глубине души подозревала, что причина была гораздо сложнее.

Как ей следует поступить? Каких действий ждет от нее Джо? Он не упомянул об ее грядущем отъезде, но это не значит, что он о нем не знал. Если они с Дианой действительно настолько близки, как убеждал Ричард, то наверняка она упоминала при нем о перемене в их планах.

Диана!

Оливия вздрогнула. В последние несколько часов она даже не вспоминала о роли этой женщины во всей истории. Что же, ей удалось отомстить актрисе, если она к этому стремилась, но почему же в душе остался осадок, словно она предала саму себя?

Она встряхнула головой. Ей показалось, что ее вот-вот стошнит. Это все голод, напомнила себе Оливия. Стоит только забросить в желудок немного пищи, и ощущение, что из-под ее ног уходит почва, пройдет. Она же не любит Джо Кастельяно. Она не может его любить. Просто сексуальное наслаждение, которое он ей подарил, затмевает все его недостатки.

Кстати, и Джо ни разу не сказал, что испытывает к ней какие-то чувства, кроме физического влечения. Он называл ее сексуальной и красивой, но не сказал, что любит ее. Господи, он ведь даже не заикнулся о том, что хочет снова с ней встретиться!

Надо было сообщить ему, что она уезжает. Прежде чем приглашать его в номер, стоило объяснить, что она только хочет попрощаться. Тогда он не истолковал бы ее поведение неверно, не подумал бы, что она намеренно позволила ему увидеть себя в мыльной пене. А так он, скорее всего, решил, что она пыталась его соблазнить, что, оставив дверь открытой, рассчитывала именно на такую реакцию с его стороны.

Даже в самых дерзких своих мечтах Оливия не предполагала, что Джо окажется рядом с ней в ванне. Боже правый, за все те годы, что она провела замужем за Ричардом, он никогда не вел себя так вызывающе. Или возбуждающе, уточнила она про себя. Каждая клетка ее тела дрожала от нетерпения при одном воспоминании о том, какой желанной заставил ее себя чувствовать Джо.

Она снова подошла к открытой двери спальни, но Джо еще не проснулся. Он перевернулся на живот и зарылся лицом в подушку как раз в том месте, где до этого лежала ее голова.

Пустота внутри снова дала о себе знать урчанием желудка. Наверное, стоит все-таки перекусить. Может, позвонить в службу доставки? Но тогда пришлось бы заказывать еду на двоих, а ей совсем не хотелось, чтобы счет стал доказательством того, что она принимала у себя гостей.

Но что, если Джо проснется и обнаружит, что она ушла? Если оставить ему записку, он сможет спуститься и присоединиться к ней в ресторане. Она снова вздохнула. Не будет ли записка выглядеть слишком самонадеянным жестом с ее стороны? Может, Джо уже не захочет с ней обедать. Ситуация ведь изменилась…

К лучшему?

В этом Оливия не была уверена. Ричард твердил, что у него есть доказательства романа Джо и Дианы, но тогда что же все-таки происходит? Возможно, она стала для Джо всего лишь временным развлечением. Если он знал, что она улетает на следующий день, то вряд ли рассчитывал на продолжение.

В полном отчаянии Оливия вернулась в ванную и приняла душ. Потом надела шелковое белье, чулки и платье без рукавов, доходившее ей до щиколоток. Волосы еще не высохли, так что она заплела их в тугую косу и, плотно завязав ленту и не оборачиваясь более назад, покинула комнату.

Первый этаж отеля жил своей жизнью. Оливия не стала заказывать столик в «Ананасовом баре», отдав предпочтение «Бистро», но не решилась признаться самой себе, что выбрала итальянский ресторан из-за того, что ужинала именно там, когда увидела Джо за соседним столиком и решила поиграть в женщину-вамп.

Заказав свои любимые спагетти, Оливия неожиданно обнаружила, что не может проглотить ни кусочка, и долго сидела над тарелкой, бесцельно размазывая еду вилкой. Вдруг на столик легла чья-то тень. Оливия подняла голову и увидела какую-то женщину.

— Добрый вечер, мисс Пьятт. Вы меня помните?

Оливия изо всех сил напрягла память, пытаясь понять, где они могли встречаться, когда увидела в руках женщины экземпляр биографии Эйлин Кьюзак.

— Да, конечно, — без выражения произнесла Оливия. — Вы приняли меня за Элизабет Дженнингс.

— Меня зовут Шери Мэдсен, — представилась женщина. — Вы совершенно правы, это я. — Она замолчала на секунду, как будто пытаясь сформулировать свою мысль. — Вы получили цветы?

Оливия захлопала ресницами.

— Так это вы прислали розы?

— Ну, на самом деле их прислал мой муж, — призналась Шери. — Он сказал, что мы должны сделать это в знак признательности. Вы проявили столько терпения по отношению ко мне.

— Что ж, спасибо… — Оливия была в замешательстве. — Да, цветы очень красивые, большое спасибо.

— Не за что! — произнес мужчина, и Оливия увидела за спиной Шери ее мужа.

— В общем, я… ну, я подумала, может, вы не откажетесь подписать для меня вашу книгу, — продолжала Шери, протягивая Оливии биографию. — Прочитать я еще не успела, но собираюсь забрать ее домой в Висконсин и уж там точно прочту.

— С удовольствием. — Оливия улыбнулась и взяла книгу, а муж Шери подал ей ручку. Подписав титульный лист, девушка вернула книгу поклоннице. — Надеюсь, вам понравится, — сказала она на прощание.

Неожиданная встреча подняла настроение, и к тому времени, когда Оливия вернулась к себе, она смотрела на мир несколько более оптимистично.

Джо в номере не было.


Рейс в Хитроу был назначен на шесть часов, и Оливия, просидев в аэропорту почти с четырех, испытала странное облегчение, когда самолет, наконец, оторвался от земли. Какими бы неправильными ни были выводы, которые она сделала для себя в то утро, теперь они остались позади. Чем раньше Оливия вернется к своему обычному образу жизни, тем скорее сможет забыть Джо Кастельяно.

Она приехала в Лос-Анджелес без особого желания и покидала его с похожим чувством. Единственное различие таилось в причине.

Оливия была рада, что предыдущий день подошел к концу. Заниматься любовью — вернее, сексом, с горечью уточнила она, — с Джо было восхитительно, но последовавшие за этим события развеяли последние остатки ее веры в себя. Как он мог это сделать? Как он мог любить ее, а потом уйти, даже не удосужившись попрощаться? Тот миг, когда она вошла в номер и обнаружила его исчезновение, был самым ужасным в ее жизни.

И даже тогда Оливия не сразу в это поверила. Можно было предположить, что Джо проснулся в отсутствие Оливии и отправился на ее поиски. Поэтому она поспешно вернулась на первый этаж, но не нашла его ни в одном из ресторанов.

Тогда Оливия поднялась в номер, втайне надеясь увидеть его там, но комната была пуста. Она готова была позвонить в справочную отеля, но сообразила, что Джо вряд ли оценил бы ее поступок по достоинству. До сих пор не зная, какое место она занимает в его жизни, Оливия боялась ошибиться и поставить его в неловкое положение. Или себя.

Почувствовав, что не сможет уснуть, если не съест хоть что-нибудь, Оливия заказала в службе доставки бутерброд и заставила себя его проглотить. Потом позвонила в телефонную компанию и спросила, могут ли ее соединить с домом в Малибу. Однако оператор назвал этот номер «незарегистрированным», и Оливия снова наткнулась на каменную стену. Наконец, она решила, что попытается найти выход из тупика утром, а пока ей следует поспать.

Сон ее был беспокойным, несмотря на физическую усталость, мозг не прекращал своей работы до утра, и в шесть часов Оливия уже снова сидела у окна, в сотый раз спрашивая себя, почему ушел Джо?

Когда в восемь утра затрещал телефон, Оливия схватила трубку в полной уверенности, что звонит Джо, но это была всего лишь Бонни Лавлейс. Она напомнила, что обычное время отъезда из отеля полдень, но Диана договорилась с администрацией и отложила этот срок до четырех часов.

— Она просила передать, что пригласила бы вас к себе, но не сможет этого сделать, так как уезжает.

— Правда?

Нельзя сказать, чтобы Оливию очень интересовали передвижения Дианы, но Бонни пояснила, как будто раскрывая невероятный секрет.

— Да, она уезжает в Малибу, чтобы навестить мистера Кастельяно. Она просила с вами попрощаться.

В тот миг мир Оливии разбился на куски. Боже, как он мог так поступить? Как у него хватило наглости из ее постели сразу лечь в постель Дианы? Неужели все мужчины такие предатели, или это ей так везет?

Остаток дня прошел как в тумане. Она спустилась в фойе, чтобы купить на память кое-какие сувениры, но совершенно не думала о том, что делает, и ждала только, когда же пробьет четыре часа. Поэтому из отеля выехала с запасом времени почти в час и провела его в зале ожидания в аэропорту.

И даже тогда Оливия все еще надеялась, что произошла какая-то ошибка. Джо должен знать, в котором часу она вылетает. Он же сам говорил, что часто путешествует. Но как внимательно она ни прислушивалась ко всем объявлениям из радиорубки, ни одно из них не было адресовано ей.

Самолет набрал высоту, и предупреждающая надпись с просьбой пристегнуть ремни погасла. Из динамика голос пилота сообщил, что погодные условия благоприятствуют полету, так что рейс должен прибыть в Лондон в двенадцать часов по полудни следующего дня.

— Здесь свободно?

Оливия, обрадовавшаяся было, что сиденье рядом с ней пустует, с удивлением подняла голову и совершенно растерялась, увидев, что его занял Ричард, который между тем устроился поудобнее, глядя на нее с выражением удовлетворения на лице.

— Что ты тут делаешь?! — воскликнула Оливия слишком громко и понизила тон, заметив его нетерпеливый жест. — Я имею в виду, — она смущенно взглянула на стюардессу, которая за ними наблюдала, — как ты оказался в самолете?

— А ты как думаешь? — с раздражением спросил Ричард, махнув рукой стюардессе: — Скотч, — сказал он ей, а потом, взглянув на стакан Оливии, удивленно улыбнулся: — Белое вино. Хочешь еще?

— Нет, спасибо. — Оливия старалась держать себя в руках, но Ричард выбрал не самое удачное время, чтобы попытаться выяснить отношения. — Я спросила, что ты делаешь в этом самолете?

— А я тебе ответил, — возразил Ричард, устроившись поудобнее в кресле и наблюдая за удаляющейся фигурой стюардессы.

— Нет. Ты переспросил меня, что я думаю по этому поводу, — сдержанно поправила его Оливия. — Где твоя жена? Или это некорректный вопрос?

— Ты знаешь, где она, — неохотно ответил Ричард. — Бонни тебе сказала. — И, заметив, что Оливия нахмурилась, он пожал плечами: — Я был рядом, когда она тебе звонила. Бонни сказала мне, что ты летишь этим рейсом. И я решил составить тебе компанию.

— Составить мне компанию?

Оливия ужаснулась. Меньше всего ей хотелось, чтобы Ричард оказывал ей услуги.

— Ну, у меня ведь тоже есть родственники в Лондоне, — с некоторой обидой объявил он. — Я больше девяти месяцев не видел своего старика.

— Да что ты?

Оливия прекрасно помнила, что Ричард весьма редко навещал отца, даже когда жил в Англии, так что довод его казался неубедительным.

— Представь себе. — Стюардесса принесла скотч, и Ричард сделал глоток. — Но должен признаться, что я решил заодно воспользоваться случаем, чтобы увидеть тебя. Нам так и не удалось поговорить: то Мануэль подслушивал, то еще что-то… А тогда, в баре, ты так и не дала мне высказаться.

— Ричард… — устало вздохнула Оливия. Сможет ли она убедить его, что он ее больше не интересует? — Все, что между нами было, теперь кончено. Ты женат на Диане, и мне кажется, тебе нужно попытаться возродить ваш брак.

— Возродить! — Ричард раздраженно отхлебнул виски. — Лив, я же говорил, что мы с Дианой окончательно разбежались. Как только на сцене появился Джо Кастельяно, она из кожи вон стала лезть, чтобы ему угодить. Он вложил немалые деньги в два ее последних фильма, но она вьется вокруг него не только поэтому.

Оливия испытывала странное удовлетворение, снова и снова убеждаясь, что Джо все время ее обманывал.

— Ты сказал, что у них роман, — пробормотала она, делая вид, что это всего лишь праздное любопытство. — Но откуда ты знаешь? — Оливия облизнула пересохшие губы. — Я прочитала в журнале, что… что он встречается с другой женщиной.

— С Анной Феллини, — уточнил Ричард, которому, очевидно, были известны все детали. — Да, его мать хотела бы видеть эту даму членом их семьи. Обычная история: Джованни Кастельяно — отец Джо — и Паоло Феллини были партнерами. Теперь Джованни умер, но если Джо женится на Анне, ее отец передаст ему свою долю виноградников.

Оливия тихо вздохнула.

— Понятно.

— Но этого не будет, — с убеждением заявил Ричард. — Как бы сильно Кастельяно ни любил деньги, по-моему, Диана нравится ему еще больше.

Оливия кивнула.

— И… у тебя есть доказательства этого?

— Еще бы, — самодовольно подтвердил Ричард. У меня есть фотография, где они вместе в Сан-Диего. И если я говорю вместе, это значит вместе, ты меня понимаешь?

Оливии стало нехорошо.

— Ты имеешь в виду…

— Ага. Ты меня поняла. Обнаженные, в постели, яснее некуда. — Уголки его рта поползли вниз. — И Диана знает, что эта картинка дорого ей обойдется. Если она захочет получить развод, ей придется сначала меня осчастливить.

Оливия уставилась на него с недоверием.

— Ты же не станешь…

— Не стану? — Ричард усмехнулся. — Не заблуждайся. Они сами виноваты, что выбрали такой захудалый мотель. Я слышал, как она заказывала номер. Поэтому мне и удалось заполучить фотографию. Клянусь Богом, за приличную цену в Лос-Анджелесе можно достать все, что угодно. Она думала, что меня нет дома, но я подслушивал через параллельную линию в… в другом помещении.

Ричард слегка запнулся, и Оливия поняла, что он хотел сказать что-то другое, но передумал. Возможно, телефон находился в чужой комнате. Например, у Бонни Лавлейс. У нее же есть комната в доме Дианы. А Ричард только что сказал «клянусь Богом», как любила говорить Бонни.

Но это доказательство неверности Ричарда уже ничего для нее не значило. Сердце ее оборвалось, когда она услышала его рассказ о Диане и Джо. Никогда Оливия не поверит, что Джо мог повести себя так глупо. И зачем посещать мотель, если у него есть дом в Малибу?

— Я тебя шокировал, да? — спросил Ричард, снова подзывая стюардессу. — Не волнуйся. Если и возникнет скандал, на мне это никак не отразится.

— А ему ты сказал? — не удержалась Оливия. — Ведь ты их шантажируешь, разве это не уголовное преступление?

— Возможно, — равнодушно согласился Ричард. — Но Диана не станет предавать это огласке. По фотографии можно опознать ее задницу, а не его.

Оливия затаила дыхание.

— Ты хочешь сказать, что там мог быть и не Джо Кастельяно? — чуть слышно спросила она.

— Черт, да нет же! — Ричард был непреклонен. — Я уверен, что это он. При регистрации он использовал свое имя, представляешь? Мистер и миссис Кастельяно! Диана думала, что я такой простак!

— А что, если… кто-то другой воспользовался его именем? — предположила Оливия, и лицо Ричарда потемнело от гнева.

— Понятно, — обвиняющим тоном произнес он. — Тебе хотелось бы в это верить, да? Между прочим, мне известно, что ты сама положила на него глаз.

Оливия задохнулась:

— Прошу прощения?

— Не делай вид, что не понимаешь, о чем я говорю! Я сам тебя видел в тот день в Малибу. — При виде ее смущения он улыбнулся, но без всякого тепла. — Да, я видел, как вы мчались по пляжу на его «харлее».

Оливия пришла в ужас.

— Но как…

— Я был в фойе отеля, когда этот его помощничек за тобой приехал, — объяснил Ричард. — Ты так бесцеремонно отшила меня в то утро, и я понял, что есть кто-то другой. Так что я засел в отеле и раз! — он попался.

— Не могу поверить, что ты это сделал! — воскликнула Оливия, лихорадочно размышляя над его словами.

Возможно, следовало быть благодарной за то, что он не видел ее в доме. Вспомнилось, что еще тогда она сочла зимний сад слишком открытым для занятий любовью.

— Отчаянные желания требуют отчаянных мер, — неточно процитировал кого-то Ричард. — Диане было весьма интересно узнать, что ты делала в тот день.

— Ты сказал Диане?!

— Еще бы! — Ричард снова приложился к стакану, который принесла стюардесса. — А почему же она передумала и отправила тебя назад в Англию? Чего Диана терпеть не может, так это конкуренции.

— Ты рассказал Диане, — повторила Оливия. — Боже мой, зачем?

— Потому что понял: у нас с тобой ничего не получится в этой стране, — ответил он. — Да и Кастельяно стоял поперек дороги.

— И все-таки я не могу поверить, что ты это сделал, — ошеломленно произнесла Оливия. — Поставил под угрозу свой брак и мою карьеру только потому, что не мог смириться с очевидным фактом. Ричард, я же сказала, я тебя не люблю. Ты не имел права вмешиваться в мою жизнь! Никакого права!

Ричард надул губы.

— Ты так говоришь, потому что злишься на Диану. Если у тебя будет время над этим подумать, ты поймешь, что я был прав. Мы с тобой предназначены друг для друга, Лив, просто я раньше был слеп и не видел этого. А сделка, которую мне предложила Диана…

— Ричард, читай по губам, — хмуро объявила Оливия, глядя на него в упор. — С того момента, как мы приземлимся в Лондоне, я не желаю больше тебя лицезреть. Очень жаль, что ты несчастлив с Дианой, но я тут ни при чем. А теперь будь добр, вернись на свое место.

Ричард буквально взвыл:

— Ты это не серьезно!

— Совершенно серьезно.

— Ты зря теряешь время, если думаешь, что Кастельяно за тобой прилетит, — неожиданно ляпнул он. — Я сказал ему, что мы с тобой помирились и вместе летим в Лондон.

— Когда?! — Оливия хватала ртом воздух. — Когда ты разговаривал с Джо?

— Вчера вечером. Кстати, а ты-то где была? Когда я позвонил в номер, трубку взял твой любовничек.

Глава четырнадцатая

Дом Джо располагался в графстве Марин, к северу от Сан-Франциско. Обитатели здешних мест могли наслаждаться великолепными видами океана и зеленых холмов, окружавших кампус Беркли по ту сторону залива. «Конечно, только в ясные дни», — жизнерадостно сообщил Оливии водитель такси. Залив часто прятался в тумане, особенно в разгар лета, но всегда оставался красивым.

Возможно, именно поэтому Джо так часто сюда приезжает, беспокойно размышляла Оливия. И еще, разумеется, потому, что неподалеку расположены виноградники, которые он унаследовал от отца.

Но ей не хотелось думать о виноградниках, ведь это неизбежно влекло за собой мысли об Анне Феллини. Пока что Оливии было достаточно того, что Джо не остался с Дианой и что отъезд актрисы в Малибу никак не связан с его домом.

Но это не означало, что она не совершает глупость, возвращаясь в Америку, призналась себе Оливия. В конце концов, она даже не была уверена, что Джо захочет ее видеть. Ее поддерживал только непонятный инстинкт, который становился слабее с каждой минутой.

Когда Ричард взорвал свою бомбу, Оливия приготовилась действовать. По крайней мере, она должна была позвонить Джо и объяснить, каким лгуном оказался ее бывший муж.

Избавиться от Ричарда в аэропорту оказалось неожиданно легко. После того как Оливия высказала ему все, что о нем думает, он надулся и отмалчивался до конца перелета. На свое прежнее место в салоне он не вернулся, сказал стюардессе, что они с Оливией — старые друзья.

Друзья!

Оливия была готова его убить. Она твердила себе, что должна была заподозрить неладное, вернувшись в номер и обнаружив исчезновение Джо. Но, по правде говоря, она так мало верила в собственную привлекательность, что, даже пытаясь дозвониться до Джо, все еще сомневалась, что он захочет с ней разговаривать.

Оказавшись в своей квартире, Оливия приласкала Генри и стала обдумывать план действий. Никто не дал бы ей телефон Джо, уж точно не Диана или ее помощники. С этой проблемой Оливия уже столкнулась в Лос-Анджелесе. И тогда она вспомнила о Би Джее. Сколько Бенедиктов Джереми Фриманглов могло проживать в Калифорнии? Пусть номер Джо не зарегистрирован в справочной, но телефон Би Джея там должен быть точно.

И он там был. Как она и предполагала, Би Джей проживал в Лос-Анджелесе. Скорее всего, у него имелись комнаты во всех домах Джо, так же как у Бонни были апартаменты в усадьбе Дианы. Но его собственный дом располагался в Вествуде, как и дом Фиби.

Оливия позвонила Би Джею в тот же вечер, но в Лос-Анджелесе наступило время обеда, так что с ней говорил автоответчик. Тем не менее, она оставила сообщение. Би Джей перезвонил через два дня, объяснив, что уезжал из города и только что вернулся. Он с явной неохотой говорил о своем начальнике, и только когда Оливия рассказала ему о своих чувствах к Джо, он немного смягчился и сообщил, что Джо улетел в Сан-Франциско четыре дня тому назад. То есть сразу после разговора с Ричардом, поняла Оливия и снова задумалась, не глупо ли она себя ведет, преследуя его.

Но что-то толкало ее вперед, и ей чудом удалось убедить Би Джея, что ей необходимо срочно объясниться с Джо и что для этого недостаточно его адреса в Сан-Франциско, который Би Джей был готов предоставить, но нужен еще и номер телефона.

Интуиция заставила ее бросить все и купить билет до Сан-Франциско на следующий же день. Правда, теперь она понимала, что, если Джо откажется с ней разговаривать, она улетит домой первым же рейсом. Зализывать раны всегда лучше в одиночестве.

— Вы уверены, что нам сюда?

Водитель такси разглядывал ее в зеркало, и Оливия поняла, что кремовая блузка и коричневая юбка до колен не дают ей морального права чувствовать себя как дома в роскошных усадьбах, которые раскинулись перед ними.

— Да, уверена, — сказала Оливия прерывающимся голосом.

Она и так уже нервничала, не хватало только водителя, который облекал ее страхи в словесную форму.

Такси покинуло магистраль № 101 и теперь спускалось по крутому склону, ведущему к воде. Внизу виднелись крыши и центральная улица маленького городка.

— Что ж, мы приехали, — неожиданно сказал водитель, и Оливия перевела взгляд с зеленых холмов слева на массивные деревянные ворота прямо перед машиной.

Сквозь кроны густо растущих за забором деревьев, Оливия могла рассмотреть вершины башенок и фасад кремового цвета, отделанный деревом. Здание дышало достоинством и основательностью, разительно отличаясь от дома в Малибу. Их объединяло только то, что оба строения были единственными в своем роде.

И впечатляющими, с грустью подумала Оливия, избегая встречаться взглядом с водителем. Как же ей попасть внутрь? Насколько она могла видеть, нигде не было ни звонка, ни домофона.

— Я могу подождать на случай, если никого нет дома, — предложил водитель, взяв деньги, которые протянула ему девушка.

— Нет, спасибо.

Оливия знала, что находится довольно далеко от ближайшего населенного пункта, и, тем не менее, не хотела задерживать такси.

— Ладно.

И водитель неохотно завел мотор.

Внезапно сзади резко просигналила другая машина, и Оливия чуть не подскочила на месте от испуга. И тут же подумала о том, кто находится за рулем автомобиля. Если она перед домом Джо, то, может, это приехал он сам?

Однако машину вела женщина, и, несмотря на растерянность, Оливия сразу ее узнала. Миссис Кастельяно. Одного взгляда на ее фотографию у Джо в спальне было достаточно, чтобы заметить, как они похожи.

Оливия пыталась придумать, как ей представиться, когда женщина подъехала к ней вплотную и открыла окно машины.

— Чем могу вам помочь? — не очень приветливо спросила она.

Оливия облизнула губы. У нее из рук так неожиданно вырвали инициативу, что она положительно не могла собраться с мыслями.

— Э-э… а… мистер Кастельяно дома? — неуклюже произнесла она. — Мистер Джо Кастельяно? Я бы хотела с ним поговорить.

— Джозеф?

— Да, Джозеф, — слабым голосом подтвердила Оливия. — Не могли бы вы сказать ему, что я здесь?

Миссис Кастельяно нахмурилась.

— Кто именно здесь? — сухо уточнила она, одним взглядом темных — более темных, чем у Джо, глаз охватив всю фигуру девушки.

— Оливия, Оливия Пьятт. Я познакомилась с вашим сыном, когда работала…

— Вы… Оливия? — теперь женщина смотрела на нее с недоверием, и девушка поняла, что не принадлежит к тому типу, который обычно нравился Джо.

— Да, — ответила она, краснея. — Так он дома? Джо, я имею в виду. Мне действительно надо с ним поговорить.

— Да?.. — Оливия уже решила, что мать Джо не впустит ее в дом, но та только пожала плечами. — Что ж, садитесь в машину. Я вас подвезу.

Теперь уже Оливия уставилась на нее с изумлением.

— Правда?

— Вы же этого хотите? — Женщина вопросительно изогнула бровь, и это до такой степени усилило ее сходство с Джо, что у Оливии перехватило дыхание.

— Да, конечно, — пробормотала она, и мать Джо открыла дверцу. — Спасибо. Большое спасибо.

— Не благодарите меня. — Женщина опять просигналила, и на этот раз в воротах показался пожилой мужчина. Кивнув ему, мать Джо одарила Оливию оценивающим взглядом. — Надеюсь, вы не собираетесь снова лгать Джозефу, — добавила она холодно. — Может, он и глава семьи, но для меня он просто мой старший сын.

— Лгать? — эхом откликнулась Оливия. — Но я ему не лгала.

— Да что вы? — скептически усмехнулась женщина. — Неужели ему показалось?

— Что именно сказал вам Джо, миссис Кастельяно?

— Думаю, вас это не касается, — резко ответила мать Джо, но потом, видимо, пожалела о своей вспыльчивости. — Он ничего мне не говорил, но я же знаю своего сына.

Оливия покачала головой.

— Мне очень жаль. — И тут ей в голову пришла новая мысль: — Но может, это не я его расстроила. Я думаю, вы в курсе его… дружбы с Дианой Харен?

— С этой актрисой? — голос миссис Кастельяно звучал презрительно. — О, ей хочется думать, что она представляет для Джозефа огромный интерес. Но, боюсь, ей придется удовольствоваться Марком.

Оливия часто заморгала.

— Марком?..

— Моим младшим сыном, — нетерпеливо пояснила женщина, и в памяти Оливии всплыл первый день пребывания в Беверли-Хиллз, когда Диана упоминала, что младший брат Джо — тоже актер. — Я не одобряю связи Марка с замужней женщиной, тем более что она только использует его, чтобы добраться до Джозефа.

Оливия пыталась переварить услышанное. Правильно ли она поняла, что у Дианы роман с братом Джо, а не с ним самим?

— В Лос-Анджелесе люди сделают все, что угодно ради денег, — продолжала миссис Кастельяно, не замечая растерянности своей собеседницы. — Они все стремятся добыть богатого спонсора для своих фильмов.

— Но Джо… Джозеф… дома, правда? — нервно спросила Оливия.

— Да, он здесь, — неохотно подтвердила его мать. — Я даже не надеюсь, что вы мне скажете, зачем приехали.

— Мне… необходимо его увидеть, — смущенно произнесла девушка и потом, как будто что-то вспомнив, добавила: — Простите, но откуда вам известно мое имя?

Губы миссис Кастельяно скривились в усмешке.

— Я не телепат, мисс Пьятт. Джозеф мне рассказывал о вас. Хотя и не на этой неделе, должна признать. Но не спрашивайте меня, что именно он говорил. Я предпочитаю не распространяться о своих чувствах, как и вы.

Все это время они ехали по извилистой аллее, но только теперь Оливия смогла сосредоточиться и оглядеться вокруг. Стройные сосны, карликовые тополя и кипарисы склонялись ветвями к самой дороге, а в окна вливался аромат свежей хвои.

То, что Оливия издалека приняла за парапет, оказалось портиком. Здание венчало несколько малых башенок, а с одной стороны была пристроена большая круглая башня. Этот особняк был намного старше дома в Малибу, его как будто окутывала завораживающая атмосфера старины.

— Раньше дом принадлежал семье судовладельца, — сказала миссис Кастельяно, отметив интерес девушки к особняку. — Мой муж купил его много лет назад.

Оливия вышла из машины.

— Вы живете здесь? — спросила она.

— Уже нет, с тех пор, как умер Джованни, — сухо ответила хозяйка. — Я живу в городе, и меня беспокоит, что Джозеф остается тут совсем один.

Так поэтому она хочет женить Джо на Анне Феллини? Диана больше не представляла для Оливии никакой опасности, и теперь надо было думать о новом препятствии. И все же она не могла не заметить, что Ричард во многом ошибался или просто предпочитал толковать события в свою пользу.

Как получилось, например, с той фотографией. Что, если там засняты Марк Кастельяно и Диана? Тогда становится понятно, почему они предпочли скрыться в Сан-Диего.

— Думаю, Джозеф в библиотеке, — коротко сказала миссис Кастельяно. — Я не стану просить Виктора докладывать о вашем прибытии… Если вы, конечно, сами этого не хотите. — И она кивнула в ответ на отказ Оливии. — Так я и думала.

Они вошли в дом через очаровательный холл с лестницей темного дерева, уходившей вправо, и стенами, увешанными морскими пейзажами. На одной из них даже красовался великолепный барометр.

Двойные двери слева вели в гостиную с высоким потолком и прямоугольными окнами, выходившими на залив. Высокие шкафы, старинные столы и многочисленные диваны и кресла с удобными подушками придавали комнате уютный вид, и это было еще одним отличием резиденции от дома в Малибу.

В дверях показался пожилой мужчина, улыбнувшийся при виде гостей.

— Доброе утро, мадам, — тепло приветствовал он миссис Кастельяно. Его, должно быть, терзало любопытство, но отличное воспитание не позволило ему осведомиться, кто такая Оливия. — Я не знал, что вы собираетесь приехать. Сообщить мистеру Кастельяно, что вы здесь?

— Это необязательно, Виктор, — твердо ответила мать Джо. — Он меня не ждет, и нам бы хотелось его удивить. Кстати, это мисс Пьятт. Она… друг Джозефа. Скажите, он в библиотеке или заперся у себя в кабинете?

— Думаю, он в библиотеке, миссис Кастельяно, — вежливо ответил Виктор и, повернувшись к Оливии, добавил: — Добро пожаловать в «Отдых Дракона», мисс Пьятт. Принести вам что-нибудь? Чашку кофе или…

— Я выпью эспрессо, Виктор, — перебила его мать Джо. — Мне кажется, мисс Пьятт хотела бы сначала увидеть Джозефа, не так ли?

Оливия выдавила из себя чуть слышное «да». Но в глубине души она предпочла бы посидеть с миссис Кастельяно и по возможности отложить тот момент, когда ей надо будет встретиться с Джо. И снова она почувствовала, что ей не следовало сюда приезжать.

— Вы хотите, чтобы я… — начал Виктор, но миссис Кастельяно снова его прервала:

— Я помогу мисс Пьятт найти библиотеку. Буду вам очень благодарна, если вы принесете мне кофе в гостиную.

— Да, мадам.

— Итак, — произнесла миссис Кастельяно, когда Виктор ушел, — я надеюсь, вы оправдаете мое доверие. Библиотека на втором этаже, первая дверь справа.

Лестница привела Оливию к длинному коридору, стены которого, как и холл первого этажа, были отделаны хорошо отполированным дубом. Их украшали миниатюрные изображения кораблей, а медный светильник на полукруглом столике напомнил Оливии те лампы викторианской эпохи, что сохранились еще в Англии.

Дверь, о которой говорила миссис Кастельяно, была обита кожей и лишний раз напоминала о внушительном возрасте дома. Откладывая решительный момент, Оливия задумалась о том, что содержится особняк, тем не менее, в отличном состоянии. Все в этом поместье говорило о достатке его обитателей.

Внезапно Оливия поняла, что мать Джо в любой момент может покинуть гостиную и увидеть, как она топчется возле двери. Поэтому она набралась храбрости и подняла руку, но сначала смогла только тихо поскрестись в дверь, прежде чем постучать, как следует.

— Войдите.

Это был голос Джо, и, хотя прозвучал он не слишком гостеприимно, Оливия все же вошла в комнату. Однако уже один этот шаг отнял у нее все силы, и она вцепилась в дверную ручку, пытаясь обрести равновесие.

— Я слышал, что приехала машина, — произнес Джо нетерпеливо, но Оливия все еще не могла понять, где он находится, хотя уже осмотрела всю библиотеку. — Тебе вовсе не обязательно так часто сюда приезжать, мама. Мне не нужно общество. Я буду превосходно себя чувствовать, если ты предоставишь мне немного свободы.

Оливия осторожно прикрыла за собой дверь и прислонилась к стене, боясь сделать лишнее движение. Кресло с высокой спинкой со скрипом повернулось к ней.

Выражение лица Джо не предвещало ничего хорошего. Он явно ожидал увидеть свою мать и теперь разглядывал Оливию прищуренными глазами, даже не встав с кресла. Потом, покачав головой, он провел по волосам неуверенной рукой.

— Привет, Джо, — пробормотала Оливия и, не дождавшись от него ответа, заставила себя улыбнуться: — Думаю… ты не ожидал меня увидеть, правда?

— Можно и так сказать, — голос Джо был недружелюбным. Руки его сомкнулись на подлокотниках кресла. — А где же Рики… Ричард? Он знает, что ты здесь?

— Конечно, нет! — Оливия перешла на оборону. Ей не хватало уверенности в себе, чтобы успешно маскировать свои чувства. — Насколько мне известно, он все еще в Англии. Его поступки меня совершенно не касаются.

— Не лги. — На этот раз Джо резким движением встал с кресла. — Что случилось? Ваш план не сработал так, как ты ожидала? Рики струсил, когда понял, от чего ему придется отказаться?

Оливия нервно сглотнула.

— Я не знаю, о чем ты говоришь, — нетвердо произнесла она. Теперь ей стало видно, что лицо его похудело и осунулось. — Я же сказала, мне все равно, что делает Ричард.

— Тогда зачем же он сопровождал тебя в Англию? — спросил Джо, еле разжимая губы.

— Я не знала, что он летит моим рейсом.

— Неужели?

— Да, представь себе. — Оливия сцепила пальцы и отошла от двери. — Я глазам своим не поверила, когда он подошел и сел рядом со мной. Но мне стоило предположить, что Диана сообщит ему, когда я улетаю.

— Диана?

— Да, Диана. — Ощущение неловкости нарастало. Девушка облизнула губы. — Думаю, она и тебе сказала.

— Диана ничего мне не говорила, — грубо перебил ее Джо. — Я вообще несколько дней с ней не разговаривал.

— Но… в ночь накануне моего отъезда… — Оливия покраснела, — мне стало известно, что Диана была с тобой в Малибу.

— Мы с тобой были вместе накануне твоего отъезда, — напомнил Джо. — Как это, интересно, я мог оказаться в двух местах одновременно?

Оливия насторожилась.

— Но Бонни сказала…

— Да? — В его глазах был холод. — Что такого наговорила Бонни, чтобы тебя убедить?

— Ну… что Диана ночует у тебя… в Малибу.

— Да ладно, Оливия! Придумай что-нибудь подостовернее.

— Но она именно так и сказала, — в отчаянии твердила Оливия. — Клянусь тебе!

Но Джо не отступал.

— Значит, вот почему ты предложила Ричарду вернуться в Англию. Решила, что я с Дианой, так почему бы мне не отомстить?

— Нет! — Оливия чуть не задохнулась. — Боже, это смешно! Если ты все равно меня не слушаешь, я лучше уеду.

И она повернулась к двери, еле сдерживая слезы. Но не успела взяться за ручку, как Джо произнес:

— Подожди! — Он подошел к ней вплотную, сопровождая свои движения приглушенными проклятиями. — Только скажи, зачем ты приехала? Я хочу знать.

— Зачем? — Оливия совсем смутилась. — А почему я должна тебе что-то объяснять? Ты мне все равно не поверишь.

— Может, и поверю, — хрипло произнес Джо, а в глазах его светилось волнение.

И Оливии так захотелось перед ним оправдаться, что она сдалась.

— Я… я хотела спросить… значит ли для тебя что-нибудь то, что между нами произошло? — неловко проговорила она. — Ричард… — ей не хотелось снова произносить имя бывшего мужа, но следовало прояснить его роль во всей истории, — Ричард сказал, что вы с ним разговаривали после того, как я спустилась в «Бистро». В его словах не было ни капли правды, я совершенно не хотела к нему возвращаться.

Глаза Джо сузились.

— Но ты же сама призналась, что общалась с ним накануне, перед тем, как я тебе позвонил.

— Да, — дрожащим голосом подтвердила Оливия. — Но я ему тогда заявила, что больше не желаю его видеть. Я и вообразить не могла, что спустя несколько часов он скажет тебе совсем другое.

— Но ты же ушла из номера, — нахмурился Джо.

— Да. Ты заснул, а я захотела есть. — Оливия нервно перебирала пряди волос. — Ладно, я испугалась, что могу в тебя влюбиться, и убедила себя, что если пообедаю, то не буду чувствовать такую пустоту внутри.

— Ты серьезно?

Джо взял ее за подбородок и заставил посмотреть в свои потемневшие глаза.

— Я не полетела бы за пять тысяч миль, если бы шутила, — честно ответила Оливия. — О, Джо, мне так жаль! Но я должна была сказать тебе, что я чувствую.

Пальцы Джо уже ласкали ее кожу за ухом.

— И что же ты чувствуешь? — прошептал он.

Оливия вспыхнула.

— Ты мне очень дорог, — пробормотала она, склонив голову.

— Я тебе дорог? — переспросил Джо, снова заставляя ее поднять лицо. — А… для любви в твоих чувствах есть место?

Оливия едва не застонала.

— Ты же знаешь, что есть! — воскликнула она. — Я знаю, что не похожа на Диану, но этого уже не исправить.

— Слава Богу, — произнес он каким-то приглушенным голосом и привлек Оливию к себе. Зарывшись носом в ямку возле плеча, он слегка укусил ее за шею. — Наверное, я сам был виноват, дав тебе повод думать, будто Диана для меня что-то значит. Она мне нравится, но на самом деле она играет в паре с моим братом, а не со мной.

Оливия вся дрожала.

— Ты хочешь сказать, что у вас с ней не было… романа?

Джо поднял голову и нежно поцеловал ее полуоткрытые губы.

— Нет. Марк нас познакомил, и она увидела во мне более надежный источник доходов.

— По-моему, ты себя недооцениваешь, — сказала Оливия, обнимая его за талию. — Джо, неужели ты, правда, рад меня видеть? Это ведь не просто вежливость, раз уж я приехала?

Джо с шумом выдохнул.

— Ты сошла с ума! — сказал он, и его руки спустились вниз по ее спине, привлекая девушку ближе. — Я не знал, что такое любовь, пока не встретил тебя. А потом решил, что и не хочу этого знать.

— Из-за слов Ричарда?

— Частично. А еще меня распирала ярость. Я не мог поверить, что ты меня бросила, и этот звонок стал последней каплей. Потом я спустился в фойе и увидел, как ты подписываешь чью-то книгу. Я убедил себя, что тебе приятнее продавать книги, чем радовать меня.

— Джо…

— Знаю-знаю. — Он вернулся к креслу и усадил девушку к себе на колени. — Я вел себя по-детски глупо, но ничего не мог с собой поделать. Я так ревновал, что готов был поверить чему угодно.

Оливия прижала ладони к щекам.

— Ты ревновал? — изумленно воскликнула она.

— Уж поверь мне, — грубовато сказал Джо, в то время как руки его нащупали путь под ее блузку. — Я хотел уехать как можно дальше, но дом в Малибу был занят, я сказал Марку, что он может там остаться. Поэтому я улетел сюда.

— О, Джо! Я люблю тебя. Не знаю, как бы я смогла без тебя жить. — Она затихла на секунду. — Знаешь, это смешно, но если бы не Ричард, я бы сюда ни за что не приехала.

Его пальцы застыли на месте.

— Почему? — спросил он.

Лицо его снова приобрело напряженное выражение, но Оливия бесстрашно продолжила свою мысль:

— Потому что поняла, ты не стал меня искать из-за его звонка. Сев в самолет в Лос-Анджелесе, я верила, что улетаю навсегда.

Лицо Джо смягчилось.

— В таком случае я, наверное, должен его поблагодарить. Даже если еще пару минут тому назад готов был его убить. — Он обхватил девушку за талию и прижал к себе. — Милая, ты даже не догадываешься, как мне с тобой хорошо!

— По-моему, догадываюсь… — выдохнула Оливия, лаская его губы языком. — Это значит, что я могу остаться?

— Попробуй только уйти, — хрипло ответил Джо, поднимая ее юбку, чтобы устранить помеху в виде нижнего белья. — Только… позволь мне… — Он принялся расстегивать пуговицу на своих джинсах, и Оливия затаила дыхание, поняв, что он собирается сделать.

— А как же твоя мама? — спросила она.

— Не думаю, что мама нам помешает, — заверил Джо девушку. — Она знает, что у меня совсем испортился характер, с тех пор как я вернулся.

— Из-за меня? — чуть слышно спросила Оливия, не веря собственным ушам.

— Из-за тебя, — с чувством подтвердил Джо. — Боже, прошла целая вечность с тех пор, как мы были вместе.

— Это точно, — прошептала Оливия. — Твоя мама сказала, что ты рассказывал ей обо мне.

— Да, — согласился Джо, слегка покусывая ее за ухо. — После того как мы провели вечер в твоем номере, я понял, насколько сильно нуждаюсь в тебе. Но Диана убеждала меня, будто ты все еще влюблена в Ричарда, и я подумал, что ты просто решила использовать меня, чтобы заставить его ревновать.

— Использовать тебя… — Оливия почти всхлипнула. — Джо, я так рада, что вернулась!

— И я тоже, — произнес он, и все мысли показались ей мелкими и ненужными под напором нахлынувших чувств…

ЭПИЛОГ

Биография Дианы Харен была опубликована на следующий год. К удивлению Оливии, Диана не стала разрывать с ней контракт, даже узнав об их с Джо романе. Но потом Оливия познакомилась с Марком Кастельяно и, увидев в нем слегка расплывчатую копию его старшего брата, поняла, что Диана в любом случае своего не упустит. Иногда эта женщина могла мыслить философски, а Марк, в конце концов, тоже носил фамилию Кастельяно.

Правда, он смотрел на жизнь куда легкомысленнее, нежели его брат, и был, конечно, не против сделать карьеру актера, сыграв на знаменитом имени Дианы. Однако Оливия сомневалась, что он долго удержится на одном месте. Хотя ее это в принципе не касалось, разве что в связи с разводом Ричарда и Дианы. Ричард так и не показал никому роковую фотографию, и Джо предположил, что Диана ему хорошо заплатила.

Большую часть биографии Оливия написала уже после их с Джо медового месяца. Недели перед свадьбой были посвящены тому, чтобы доставить вещи Оливии из Англии в Америку. Кроме того, молодые навестили родителей Оливии в Роторуа и договорились, что те из Австралии сразу полетят в Сан-Франциско, чтобы отец Оливии смог повести дочь к алтарю.

Оливия наслаждалась каждым мгновением сумасшедшей предсвадебной суматохи. Ей было решительно все равно, куда и зачем идти с Джо, только бы находиться рядом с ним. Даже Генри приспособился к новым окрестностям и избрал для себя удобное место в ветвях акации, с которого распугивал все птичье население в округе.

Миссис Кастельяно — или Люсия, как она разрешила Оливии себя называть, — оказывала им всевозможную поддержку, занимаясь организацией свадебного торжества и предложив родителям Оливии остановиться до поры у нее в доме.

— Очень хорошо, что вы уже назначили дату, — заметила однажды вечером Люсия, когда они с Оливией изучали каталоги столовых украшений и выбирали цветы. — Гораздо лучше, когда во время церемонии еще ничего не заметно.

Оливия взглянула на свекровь в некотором замешательстве.

— Что не заметно? — непонимающе спросила она. И вдруг до нее дошел смысл слов миссис Кастельяно. — Вы шутите!

— Да ладно, Ливви. — Мать Джо называла девушку только так, и та находила имя очень милым. — Я хотела и дальше сделать вид, что ничего не замечаю, но меня так и распирает от счастья. Разве Джозеф еще не знает?

У Оливии перехватило дыхание. Она так долго верила в свое бесплодие, что находила другое объяснение для всех подозрительных симптомов.

— Нет, — ошеломленно пробормотала Оливия. — Я сама не знала, пока вы не заговорили об этом. — И она нервно провела рукой по животу. — Думаете, это правда?

Люсия понимающе улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки.

— Конечно, правда, — мягко произнесла она. — Дорогая, когда вчера вечером ты побледнела при виде омаров, я поняла, что не ошиблась.

— Я даже не подозревала, — призналась Оливия, а потом рассказала миссис Кастельяно предысторию своего заблуждения. Закрыв глаза на секунду, она добавила: — Боже мой, я же говорила Джо, что у меня не может быть детей. Что он теперь подумает?

— Зная Джозефа, могу сказать точно, он будет в восторге, — твердо заверила ее Люсия. — Но спасибо, что приоткрыла для меня глубину чувств моего сына к тебе. Учитывая, что он всегда мечтал о большой семье, можно понять, как сильно он тебя любит.

И Джо действительно пришел в восторг.

— Но я думал, что ты…

Оливия приложила палец к его губам.

— Это еще одна ложь Ричарда, — сказала она, прижимаясь к любимому. И тут же сменила тему разговора: — Как ты считаешь, говорить моим родителям или еще рано?

Первый черновик «Обнаженного инстинкта» был завершен в октябре, и Диана, в то время жившая в Луизиане, почти ничего в нем не исправила. Одобрив рукопись и название, она похвалила Оливию за скорость работы и пожелала ей удачи при поиске издателя.

Собственный издатель Оливии с радостью получил рукопись от Кей Голдсмит, и биография вышла в свет через шесть месяцев после того, как у Джо и Оливии родилась дочь.

— Два ребенка за один год, — пробормотал Джо как-то вечером, наблюдая за тем, как Оливия кормит маленькую Вирджинию. — Могу я попросить, чтобы в следующем году ты уделяла время и своему мужу? Я обожаю дочь, но хотел бы иметь возможность почаще оставаться со своей женой… наедине.


КОНЕЦ


Внимание! Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги, Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст, Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование, кроме предварительного ознакомления, запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Английская роза |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу