Book: Зачарованный остров



Зачарованный остров

Энн Мэтер

Зачарованный остров

Глава 1

Жемчужный свет раннего утра покрывалом окутывал чудесный остров, солнце поднималось все выше, прогоняя туман и подсвечивая золотом кудрявые облачка. На своем веку Джейсон повидал немало подобных рассветов, но каждый раз они брали его за душу, будто впервые. Он обратил свой взор в глубь острова, где среди колыхающегося моря сахарного тростника тут и там виднелись темные тростниковые крыши хибарок, принадлежавших рабочим. За поместьем простирались террасы, на которых в праздности и роскоши проводило свои дни белое население острова, а дальше, внизу, городок Эль-Тесоро. Говорят, один из испанских галеонов, груженный золотом и драгоценными каменьями, наткнулся на риф у Кордовы и затонул, эта легенда и дала название городу — Эль-Тесоро — «сокровище».

Эль-Тесоро был чудовищно перенаселен, чернокожий люд Вест-Индии проживал в ужасающих условиях, но рождаемость неуклонно росла. Джейсон как мог старался помочь местному населению, но почти все его состояние было вложено в дело, и, кроме того, бедняки не всегда приветствовали эту помощь. Несмотря на нищету, народ здесь жил гордый и независимый, и по большей части люди были абсолютно удовлетворены своей жизнью. Такое встретишь только у тех племен, которым ничего не известно о так называемых достижениях цивилизации и которых совершенно не интересуют борьба за власть, деньги и положение в обществе. Временами Джейсон даже завидовал им.

Его собственное семейство, де Кордова, правило островом с тех самых пор, когда триста лет назад на его берегах появился первый белый поселок. Столь небольшой островок — всего шестнадцать на двенадцать миль в самом широком месте — не представлял никакого интереса ни для Франции, ни для Англии. Белое население постоянно росло, и теперь здесь проживало около тридцати белых семей. Остальные семьдесят тысяч представляли собой смесь африканцев, индейцев и креолов в различных вариациях.

Туристы, конечно, не обходили этот остров стороной, но с наступлением темноты им приходилось убираться восвояси. Отелей здесь не было, и Джейсона весьма радовало это обстоятельство, иначе этот рай на земле мог запросто превратиться в очередной Тринидад или Мартинику.

Джейсон вернулся в спальню и сменил халат на хлопчатобумажные брюки и легкую рубашку — обычную рабочую одежду плантатора. Обувшись в высокие, до колен, кожаные сапоги и пробежав расческой по волосам, он спустился вниз.

Лестница, как и полы прохладного холла, была мраморной. Выходящие из холла коридоры вели в разные уголки дома, кухня и комнаты слуг находились в дальнем конце здания, в отдельной одноэтажной пристройке. Все стены были выкрашены в белый цвет, и в эти утренние часы в воздухе витал густой аромат пчелиного воска. Полы в жилых комнатах были деревянными, и Беула, горничная-негритянка, самозабвенно натирала их до зеркального блеска.

Позавтракав, как обычно, фруктами и булочками с кофе, Джейсон отправился на конюшню, прихвати с собой яблоко для любимого жеребца Аполлона. Якоб, который отвечал за имевшихся в хозяйстве двух лошадей и трех пони, уже оседлал Аполлона и с удовлетворением разглядывал свою работу, ожидая прихода хозяина.

— Mucho bello, senor![1] — улыбнулся он Джейсону, который легко вскочил в седло.

— Si, Jacob. Esta bien. Gracias[2].

Джейсон пришпорил жеребца и поскакал к пляжу. Воздух пьянил, словно молодое вино. Джейсон расслабился и отдал поводья, а потом и вовсе решил остановиться и полежать на песочке. Он спешился, закурил и лег на спину, наблюдая за шелестом листьев на фоне ярко-голубого неба. Безупречный день. Хотя Джейсон побывал во многих странах и даже учился в Англии, он был искренне уверен, что ни одно место на земле не может сравниться с его любимой Кордовой.

Но, как всегда, стоило появиться свободной минутке для размышлений, мысли его неизменно возвращались к Ирене. Вчера они сильно повздорили по поводу Серены и ее детей.

В последнее время супруги постоянно ругались из-за них. Ах, если бы только Антонио был жив! Но поскольку брат погиб, Джейсон чувствовал свой долг перед его вдовой и тремя малышами: восьми, семи и пяти лет. Им срочно требовалась гувернантка. Местные школы посещали только дети цветных, а белое население нанимало для своих отпрысков репетиторов или гувернанток. Если бы Антонио был жив, он бы сам приглядел за тем, чтобы его дети получили нужное образование. Из-за отношения Ирены к детям и ради сохранения мира в семье Джейсон долгое время старался оттянуть момент появления в доме учителя. Он как мог пытался самостоятельно заниматься их образованием, и, хотя самым распространенным языком на острове был испанский, Джейсону удалось добиться того, чтобы дети довольно сносно говорили по-английски и в будущем смогли бы посещать английскую школу.

Но в конце концов он решил, что больше не в силах отвечать за их образование. Времени, которое он проводил с ними, явно не хватало, и по большей части дети были предоставлены сами себе. Серена, сама еще ребенок, понятия не имела, как привить им дисциплину, и ее безразличие только усугубляло и без того печальное положение вещей. Если бы Ирена была нормальной, здоровой женщиной, расположенной к своим племянницам и племяннику, она бы так много могла сделать для них! Но Ирена вела себя так, словно детей вообще не существовало, и, несмотря на то что жили они под одном крышей, хозяйство велось отдельно. И для Джейсона и для детей ситуация была просто невыносимой, и ребята целыми днями пропадали в полях, играя с местной детворой.

Но теперь все, Джейсон решил, что так больше не может продолжаться, детям нужны не только знания, им необходимо привить твердые правила поведения, пока не стало слишком поздно.

Он перевернулся на живот и затушил сигарету о песок.

Если бы Серена была дочкой одной из испанских семей острова, то все могло бы повернуться иначе. Но брат его уехал на Тринидад, женился на прекрасной негритянке и привез ее на Кордову. Это было девять лет назад, Серене тогда едва исполнилось шестнадцать. Ирена пришла в бешенство. И хотя Антонио жил отдельно, дома их стояли рядом, и Серена пребывала в полной уверенности, что ей всегда рады. Попервости она частенько забегала к ним в гости, когда мужчины уходили на работу, пока однажды Ирена не накинулась на нее и не устроила дикую сцену. С тех самых пор женщины не разговаривали.

Серена была на восьмом месяце, и после этой ссоры у нее начались преждевременные роды, и они с ребенком выжили только чудом. С того момента Антонио ни разу не переступал порога дома Джейсона. Братья, правда, остались друзьями, и сам Джейсон нередко заглядывал к ним, но официальных контактов между семьями не было. По острову поползли слухи, и им еще долго перемывали косточки.

За последнее время ситуация еще больше обострилась. Два года назад Антонио был убит во время деловой поездки в Соединенные Штаты. Серена осталась вдовой с тремя детьми на руках, и денег — кот наплакал. Брат потерял свою долю в компании много лет назад, когда уехал на Тринидад, и по возвращении работал на Джейсона по найму.

После похорон Джейсон сразу же предложил Серене переехать к нему на виллу. Вначале молодая вдова отказывалась, но затем обстоятельства вынудили ее согласиться. Вот так они теперь и жили.

Некоторое время назад Джейсон решил дать объявление и нанять детям гувернантку.

— Да ты с ума сошел! Совсем, видать, рехнулся! — рвала и метала Ирена вчера вечером, когда он сказал, что вопрос решен. — Притащить в мой дом постороннюю женщину! Как будто тебе недостаточно, что я живу под одной крышей с этой черномазой ведьмой и ее полукровками!!!

— Ирена!

— Что Ирена? Ты хочешь поселить в доме постороннего человека? Неужели нет предела твоей щедрости к этим людям?

Джейсон лишь пожал плечами.

— Нет, Ирена, я не хочу, чтобы в доме жил посторонний человек, но эти дети на моих глазах превращаются в дикарей. Ради них я готов смириться с появлением этой женщины в нашем доме.

— Да они и есть дикари! — сжала кулаки Ирена. Она частенько выходила из себя и не контролировала свои действия.

Джейсон попытался успокоить ее:

— Ирена, прошу тебя! Тебе хоть будет с кем поговорить. Она в монастыре воспитывалась. Уверен, это само за себя говорит.

— Она католичка? — заинтересовалась Ирена. — Ты уверен?

Джейсон развел руками:

— Наверняка сказать не могу. Но кем еще она может быть? У протестантов ведь нет монастырей.

— Это правда. И все равно, Джейсон, я не допущу этого. Пусть возвращается, откуда приехала. Оплати ей обратную дорогу. Говоришь, она из Англии едет? Вот пусть туда и катится.

— Нет. — Джейсон был непреклонен. — Здесь я с тобой не согласен. Эта женщина приедет сюда и будет приглядывать за детьми, и тебе придется это принять. Господи помилуй, она даже не представляет, что ее тут ждет!

Ирена еще долго билась в истерике и спорила с Джейсоном, в итоге он устал и оставил ее, проклинающую свою злую судьбу, которая привела ее в этот дом.

Припомнив эту безобразную сцену, Джейсон провел рукой по бледному шраму, тянувшемуся через всю правую щеку, от виска до самого подбородка. Как только он начинал нервничать, в шраме тут же начинала резко пульсировать болевая точка. Усилием воли он прогнал от себя мысли об Ирене. Времени на самокопания не осталось, пора было ехать на пристань.

Глава 2

Когда пароход «Селеста» уже приближался к берегам Кордовы, Сара в очередной раз задалась вопросом, не был ли ее поступок и впрямь слишком импульсивным, как утверждала мать настоятельница. В конце концов, она здесь, за тысячу миль от Англии и монастыря, в котором провела всю свою жизнь, а о своем будущем работодателе знает только из рекомендательного письма отца Доминика Санчеса, католического священника этого острова.

Поверенные из Лондона, которые выступали от лица Джексона де Кордовы, по-видимому, и сами пребывали в полном неведении относительно дел этого удаленного острова, и, насколько Сара сумела понять, контактов у них с ее будущим боссом было раз-два и обчелся.

Шанс был слишком хорош, чтобы упустить его. Сара давно грезила об островах Вест-Индии, и пожить в таком месте, пусть даже недолго, — что может быть прекраснее? К тому же она прекрасно отдавала себе отчет в том, что ей все меньше и меньше хочется покидать стены монастыря, и если она в скором времени не решится на этот шаг, то уже никогда не сможет пересилить себя.

Сара осиротела в раннем возрасте, монахини «Святой Терезы» удочерили ее, и дом этот настолько пришелся ей по сердцу, что девочка не раз подумывала о том, чтобы самой стать послушницей. Но она чувствовала, что родители прочили ей другую судьбу, да и монахини говорили, что до двадцати одного года пусть даже не думает ни о каком послушничестве. После школы они отправили свою воспитанницу в колледж, и она стала учительницей. Последние восемнадцать месяцев Сара преподавала в монастырской школе.

Девушка как раз стояла на перепутье, когда ей попалось на глаза это объявление. Сара сильно отличалась от остальных девчонок ее возраста. В двадцать один год она ни разу не была на свидании, мальчишки ее никогда не интересовали, а от мужчин она ждала только того, что получала от святых отцов — доброты и дружбы. Именно этот факт и наводил ее на мысль стать послушницей. Она была уверена, что монастырское воспитание сильно повлияло на нее, и хотела во всем подражать своим наставницам.

И только отец Донахью смотрел на вещи иначе.

— Сара, девочка моя, — бывало, говорил он, — ты же совсем не видела большого мира. Монастырские стены — серьезная преграда. Я убежден, тебе надо отправиться в совершенно иное место, где сам воздух и тот другой, только так ты сможешь заглянуть в себя и понять, какая ты на самом деле.

Именно он показал ей это объявление в «Таймс», и именно он убедил мать настоятельницу отпустить Сару на поиски своей судьбы.

Сара была рада, что отец Донахью показал ей это объявление. Он прав. Она наивный и неопытный ребенок. Жизнь не паломничество, она полна приключений. Впереди ее ждал остров Кордова, ее дом, по крайней мере на следующие четыре недели.

Девушка стояла у борта, наблюдая за маневрами корабля. С мостика спустился темнокожий барбадосец и подошел к ней:

— Прибыли, — махнул он рукой в сторону бухты. — Готовы встретиться со своим боссом?

Сара улыбнулась.

— Я так волнуюсь, — призналась она. — Не привыкла я к незнакомцам, страшновато что-то.

— Страшный! Это Джейсон-то? Нет, не думаю я, что стоит бояться Джейсона. Вот дети — кто знает? С тех пор как их отец погиб, им выписали вольную. Никто о них не заботится.

— Но ведь у них есть мать! — нахмурилась Сара. — Насколько я поняла со слов поверенного, мать их жива.

— Да. Жива. — Капитан вежливо отдал честь. — Прибываем. Мне надо переговорить со своим помощником.

Сара удивленно пожала плечами. В монастыре она привыкла к откровенным разговорам и не находила в своих вопросах ничего такого, но, может, она не права? Может, ее любопытство показалось ему не слишком тактичным?

Тем временем капитан задумчиво наблюдал за своей пассажиркой. На Кордове у девчонки могут возникнуть проблемы. Она была такой светленькой, что не могла не вызвать определенный интерес среди темнокожих африканцев и смуглых испанцев. Особой красотой девушка не отличалась, но огромные сапфировые глаза, окаймленные густыми черными ресницами, и длинные серебристые волосы, заплетенные в косы и уложенные короной вокруг головы, — само очарование. В голубом платьице с белым воротничком она больше смахивала на послушницу, чем на гувернантку.

На берегу творилась невообразимая сумятица, и Сара немного растерялась. У трапа она снова встретилась с капитаном.

— Таможни на Кордове нет, — подсказал он ей. — Идите. Джейсон ждет вас на берегу. Вряд ли он вас с кем перепутает.

Спускаясь по сходням, Сара кожей ощущала прикованные к ней взгляды, и щеки ее зарделись от смущения. Она пробежала толпу глазами в поисках белого лица. Где-то здесь должен быть Джейсон Кордова, только вот где?

Ступив на твердую почву, девушка вновь обрела уверенность. Она уже чувствовала притягательную силу острова. Именно в таком месте она мечтала жить, и мечта ее сбылась, В голове ее пронеслись мысли о тропических штормах и ураганах, о диких племенах и ритуальной магии. Ей ужасно захотелось добиться успехов в работе, чтобы суметь остаться здесь.

Неожиданно кто-то схватил ее за руку, и глубокий, завораживающий мужской голос произнес:

— Вы мисс Сара Винтер!

Сара резко развернулась, щеки ее полыхали огнем, дыхание перехватило, стоило ей увидеть это лицо, обезображенное белым шрамом.

Она заглянула в его глаза, странные, желтоватые, как у тигра. Его взгляд потяжелел, когда она импульсивно отпрянула. Сару внезапно охватило чувство раскаяния: ей пришло в голову, что он, пусть даже на миг, мог подумать, будто вздрогнула она от испуга и отвращения. Напротив, как только Сара хорошенько разглядела мужчину, она поняла, что шрам этот не только не портит его сильные, привлекательные черты, но непостижимым образом подчеркивает их и только добавляет ему привлекательности.

На какое-то мгновение ей показалось, что перед ней светлокожий негр, но потом она решила, что он, скорее всего, испанец. Его густые черные волосы кудрявились во все стороны, одет он был просто, в хлопчатобумажные брюки и легкую голубую рубашку. Кто же он такой? Конечно же это не может быть ее босс. Наверное, его прислал Джейсон де Кордова. Взгляд ее снова упал на шрам, но она тут же отвела глаза в сторону.

— Да, — четко произнесла она. — Я Сара Винтер.


Джейсон уставился на нее во все глаза и беспомощно пожал плечами. Совсем не такую женщину он ожидал увидеть. Девчонка была молоденькой, даже слишком молоденькой, как же она управится с тремя дикими созданиями, в которых превратились его племянники?

Пока Джейсон таращился на нее, Сара развеселилась. Воспитанная на образах из рая и ада, она вдруг подумала, что этот мужчина сильно смахивает на дьявола в человеческом обличье. Интересно, что сказала бы о нем сестра Тереза? А нежные монахини наверняка нашли бы его внешность даже более зловещей, чем она сама.

— Да-а-а, — протянул он наконец, — вы намного моложе, чем мы ожидали. Припоминаю, что возраст ваш не был указан. Однако тот факт, что у вас есть опыт работы с детьми, сбил нас с толку. Мы решили, что вы старше.

— Это имеет какое-то значение? — Сара чувствовала себя неуютно под его испытующим взглядом. — Опыт у меня действительно имеется, и если уж вас прислали встретить меня, так, может, пора отправиться к де Кордова и спросить их мнение?

Произнесла она это ледяным, уверенным тоном, и Джейсон восхитился ее самообладанием. По ее глазам он видел, что девушка напряжена и испугана. И она явно не понимала, с кем разговаривает.



— Отлично! — легко согласился с ней он. — Поехали! — Ситуация показалась ему забавной, и он решил пока не открывать ей своего имени. Она и так скоро узнает.

Он провел Сару через толпу, помог ей забраться на переднее сиденье, обошел автомобиль и сел за руль. Сара поймала себя на том, что как завороженная следит за ним. До сих пор она считала, что у нее стойкий иммунитет к плотским страстям.

Пытаясь направить свои думы в более безопасное русло, девушка начала оглядываться по сторонам.

Вдоль дороги мелькали магазинчики, почти все без витрин. На пороге сидели чернокожие, курили и посасывали вино, мало заботясь о прибыльности предприятия. Взгляд ее привлекли вывешенные на улице ткани самых невероятных расцветок, и Сара пожалела, что не взяла с собой швейную машинку.

Далее путь их пролегал мимо высоких стен вилл белых семейств, сквозь решетчатые ворота девушка видела милые дворики с фонтанами, бассейнами и теннисными кортами, так разительно отличавшиеся от нищенских домишек городка. Стайки чумазой ребятни там, внизу, шокировали ее. Интересно, можно ли их обучить хоть чему-нибудь?

— Ну? — неожиданно произнес Джейсон. — Как вам?

— Вы об острове? Мне трудно воспринять все это сразу, — сделала она широкий жест рукой. — Здесь такая красота, но бедность — просто поразительная. Если бы я жила тут, то непременно постаралась бы хоть чем-то помочь этим людям. Невежество — это рок.

Джейсон удивленно поглядел на нее. Он никак не ожидал, что она окажется не похожей на все остальное белое население острова. Его друзья и знакомые, и в особенности женщины, вообще вели себя так, словно никакого другого мира за стенами их дома не существовало.

— Вы конечно же правы, — вздохнул он. — Но они не слишком приветствуют помощь. Привыкли жить как живут. Вы даже удивитесь, насколько они счастливы. Довольны и спокойны — слова, которые в так называемом цивилизованном обществе давно позабыли.

— А вы? — с любопытством поглядела на него Сара.

— Я! — Джейсона развеселила ее искренность. — Полагаю, вы думаете, что должен.

— Почему бы и нет? В этой идеальной стране! Такое солнце способно залечить любые душевные раны.

— Да вы философ, мисс Винтер!

Сара засмеялась и тепло улыбнулась своему спутнику:

— Можно и так сказать. Но меня всегда учили, что размышлять — не значит действовать, а я слишком много времени трачу на размышления. — Сара заметила руины здания на самой вершине холма. — Что там такое?

Джейсон даже не взглянул в ту сторону.

— Старый дом де Кордова, — тихо ответил он. — Сгорел дотла лет пятнадцать назад.

— Правда! — Сара была заинтригована. — Наверное, в свое время он представлял собой шикарное зрелище, там, высоко над всем островом.

— Да. — Джейсон с силой сжал руль и напрягся, и Сара удивилась: чего это он так помрачнел? Какое ему дело до чужого дома?

Дорога свернула, пробежала через ворота и остановилась перед виллой де Кордова. Перед Сарой предстало кремового оттенка здание, увитое растениями с розовыми цветами, у каждого верхнего окна — по балкону. Огромные двери со стальными петлями охраняли вход. Портик с белоснежными колоннами вокруг всего дома придавал мавританскому стилю греческий вид.

Джейсон остановил машину у ступенек, и Сара выбралась, не дожидаясь особого приглашения. Ее голубое платье помялось и запылилось, ей хотелось освежиться, переодеться и причесаться перед тем, как предстать перед своим боссом. Джейсону показалось, что девушка не отдает себе отчета в том, насколько она привлекательна, но от Ирены этот факт вряд ли укроется, жена наверняка снова начнет верещать.

Но девчонка приехала учить детей Серены, и если Серена найдет ее подходящей, а девушка захочет остаться, то она непременно останется.

Тем временем входная дверь распахнулась, и на пороге появились трое детей. Все они оказались темноволосыми и темнокожими, длинные волосы девочек заплетены в косы, все трое были одеты одинаково: в красно-белые полосатые шорты и красные маечки. Прямо-таки образец чистоты и приличия! Джейсон следил за реакцией Сары, и на губах его заиграла полуулыбка.

— Сделали все, что могли, — сухо заметил он. — Застать их в подобном виде — случай чрезвычайно редкий. Я отдал приказание, что они должны встретить вас по приезде, вот вам и все объяснение.

Сара пренебрежительно повела плечиком.

— Надеюсь, что в будущем это зрелище перестанет быть для вас из ряда вон, — заметила она. — Хотите сказать, что обычно они бегают как попало?

— Можно и так сказать, — поморщился он. — Давайте я вас представлю.

Дети медленно спустились вниз, настороженно поглядывая на Сару. У них самих гувернантки никогда не было, но они были знакомы с детьми, у которых таковые имелись, и рассказы товарищей не вселяли в них особых надежд.

Младшенькая, Мария, быстро потеряла самообладание и бросилась на шею дяде Джейсону, лопоча что-то по-испански, но он одернул ее:

— Нет, Мария, говори по-английски. Эта леди приехала, кроме всего прочего, улучшить ваше произношение, и я хочу, чтобы в ее присутствии вы всегда говорили по-английски. Договорились?

Мария насупилась и бросила на Сару недовольный взгляд, та в свою очередь удивленно посмотрела на Джейсона. Но он только едва заметно покачал головой и поставил Марию на ноги. Сара догадалась, что он хочет, чтобы она не торопилась, действовала осторожно, девушка со вздохом обратилась к двоим остальным:

— Значит, — взяла она их за руки, — вы Элоиза и Рикардо.

Дети словно воды в рот набрали. Девушка сама не знала, чего ждала от них, но она привыкла к тому, что молодое поколение относится к ней с любовью, а тут столь явный и ничем не объяснимый антагонизм! Откуда все это, они же даже не знают ее!

Элоиза и Рикардо быстро освободились от ее объятий и бросились на шею мужчине. Кто же он такой? — в очередной раз задалась она вопросом. Если судить по поведению, он совсем не похож на наемного рабочего, но одежда! Сара привыкла, что люди одеваются согласно своему положению в обществе, а ее спутник был одет словно африканец с плантации. Любопытство прямо-таки снедало ее.

— Пошли, — сказал наконец Джейсон. — Пора войти в дом. Скоро обед, а мисс Винтер еще надо принять душ и освежиться.

— Можно нам пойти погулять? — запрыгали дети.

— Нет. До обеда оставайтесь в своих комнатах.

Дети вылупили глаза, а Элоиза рассерженно залопотала по-испански. Джейсон разозлился, тоже перешел на испанский и сказал, что пора бы им научиться вести себя и слушаться приказаний.

Сара немного понимала по-испански, но только если говорили медленно, а от детей этого ждать не приходилось. Видно, в скором времени ей предстояло выдержать настоящую битву.

— Хотите принять душ, прежде чем встретиться с матерью детей? — предложил Джейсон.

— А можно? — обрадовалась Сара. — Я вся пропылилась, и на улице такая духота!

Любопытство Сары по поводу своего провожатого распухло до невероятных размеров, когда слуга-негр обратился к нему:

— Проводить молодую леди в ее комнату, сеньор? И сеньора хотела вас видеть.

Джейсон помрачнел, и рука его непроизвольно потянулась к шраму на щеке. Потом он вдруг сообразил, что делает, резко отдернул руку и поклонился Саре.

— Позвольте мне представиться, сеньорита. Я Джейсон де Кордова.

Кровь отхлынула от лица Сары. Она была поражена до глубины души. Значит, этот человек и есть ее босс, именно он вел переписку с сестрами: человек, на которого она могла меньше всего подумать, оказался ее нанимателем!

Ледяной насмешливый голос ворвался в ее раздумья, и Сара удивленно поглядела вверх. Справа от нее в дверях появилась маленькая, но необычайно привлекательная фигурка, одетая в платье всех оттенков фиолетового, на крохотных ножках — сандалии на высоком каблуке, пальцы, запястья и шея унизаны бриллиантами, изумрудами и рубинами — целое состояние!

— Милая моя, — в голосе звенели льдинки иронии, — вижу, вы приняли моего мужа за рабочего. — Теперь от стыда и смущения Сару бросило в жар. — Это вполне понятно. Он одевается как батрак, потому что он и есть батрак, не так ли, querido?

Глава 3

Сара не осмеливалась поднять глаза на Джейсона. Никогда в жизни она не чувствовала себя настолько не в своей тарелке и даже представить себе не могла, что в одном-единственном предложении может быть заключено столько ненависти.

Женщина не сводила с нее глаз в ожидании реакции, и Сара лихорадочно искала ответа. Но что она могла сказать?

К ее величайшему облегчению, Джейсон все взял в свои руки, но обратился он не к жене:

— Ромул, проводи, пожалуйста, мисс Винтер в ее комнату. И скажи Констанции, пусть через полчаса проводит ее к сеньоре де Кордове. Сеньоре Серене де Кордове.

— Слушаю, сеньор.

Говорили они по-английски, и Сара поспешила вслед за слугой. Ее не представили этой женщине, но девушке и не хотелось этого, по крайней мере сейчас. Ее мутило, и ей требовалось время, чтобы переварить все увиденное и услышанное.

Стоило сеньоре де Кордове появиться, детей как ветром сдуло, и Сара не винила их в этом. По правде говоря, ей и самой ужасно хотелось проделать то же самое. Разве может нормальная женщина вот так обращаться со своим мужем? Да еще в присутствии совершенно постороннего человека? Это же бесчеловечно!

Ромул провел ее вверх по ступенькам и далее по левому коридору, увешанному портретами предков де Кордова, но Саре было не до них, ее слишком занимали собственные мысли.

После ухода Ромула Сара с одобрением осмотрела свою комнату, как небо и земля отличавшуюся от ее скромной монастырской кельи.

Внезапно ощущение жизни и свободы захватило Сару с головой, девушка глубоко вздохнула и обняла себя за плечи. С чем бы ни пришлось ей тут столкнуться, какие бы трудности ее ни ждали, она чувствовала, что правильно поступила, приехав сюда. Она вдруг поняла, что до сего самого момента даже не подозревала, что значит быть по-настоящему свободной: есть, когда захочешь, спать, когда захочешь, и поступать как тебе нравится. И хотя она приехала сюда работать, никто в этом доме не владел ее душой, как это было в монастыре, и она не чувствовала, что кому-то из присутствующих обязана, жизнью. Она сама зарабатывает себе на хлеб, и она получит независимость!

Сара сбросила с себя одежду и посмотрела на свое отражение в большом зеркале гардероба. До сих пор ей даже в голову не приходило, что мужчины могут заглядываться на нее, но неожиданно она поняла, что ей уже двадцать один и что она — женщина, а жизнь гораздо разнообразнее, чем она могла себе это представить.

Напевая себе под нос, Сара направилась в душ.

Констанция оказалась весьма миловидной молоденькой девушкой. По внешности она больше походила на испанку, чем на африканку, но волосы ее были в таких же мелких кудряшках, как и у Ромула. Саре с первого взгляда полюбилась эта веселая, улыбчивая девчушка.

Констанция пришла проводить юную гувернантку в покои сеньоры Серены — матери детей. В холле никого не оказалось, и Сара вздохнула с облегчением. Ей совершенно не хотелось снова наткнуться на жену босса.

Внизу они свернули в коридор, ведущий в другое крыло здания. Сеньора де Кордова, по всей видимости, обитала в противоположной стороне дома. Сара успокоилась и начала оглядываться по сторонам: несколько статуй святых, великолепное полотно, изображавшее Мадонну с младенцем, — дом явно принадлежал католической семье. Может, они хотели, чтобы гувернантка тоже оказалась католичкой? И не вызовет ли это проблем?

«Интересно, с кем я буду обедать, — размышляла по пути Сара. — И какова она, сеньора Серена?» Девушка от всей души надеялась, что она не похожа на жену Джейсон а, и воображение рисовало ей испанскую матрону средних лет, спокойную и степенную.

В самом конце коридора Констанция остановилась перед белой дверью и легонько постучала.

— Si[3], — донеслось из комнаты.

Служанка ободряюще улыбнулась Саре, открыла дверь и объявила:

— La senoritа Winter, senora![4]

Сара оказалась в огромной гостиной, выходящей на переднюю террасу дома и во фруктовый сад. Высокие сводчатые потолки и стены кремового цвета — превосходный фон для красных кожаных кресел и мебели из эбенового дерева.

Когда взгляд девушки упал на Серену де Кордову, у нее в буквальном смысле слова челюсть отвисла. Она ожидала чего угодно, только не этого: Серена де Кордова оказалась очень красивой юной негритянкой. Сару словно парализовало, и только через несколько мгновений она снова сумела обрести дар речи.

— Прошу вашего прощения, но меня никто не предупредил!

Серена поднялась ей навстречу. Ростом она оказалась примерно с Сару. На ней был зеленый брючный костюм, в тонких пальчиках — сигарета в длинном мундштуке.

Серена оглядела гувернантку с ног до головы и произнесла:

— Ну, по крайней мере, вы откровенны. Разве Джейсон ничего не сказал?

— Он… ну… — Сара облизала пересохшие губы. — Честно говоря, я приняла его за другого. По пути к дому мы не говорили о детях.

— Садитесь, прошу вас. — Серена указала на одно из кресел. — Наверное, Джейсон показался вам несколько необычным человеком.

Английский ее звучал безупречно, и Сара удивилась, как негритянке удалось получить столь приличное образование, если она родилась здесь, на этом острове.

— Да, так оно и есть.

— Не забивайте себе этим голову. Если надо, Джейсон может быть не хуже любого англичанина.

А теперь расскажите-ка лучше о себе. У вас большой опыт работы? Предупреждаю, дети мои — настоящие дикари, никого, кроме Джейсона, не слушаются. А у него совсем нет на них времени.

— Я уже познакомилась с ними, — расслабилась Сара. Серена вела себя естественно и вполне дружелюбно. — Но мне показалось, что они заранее настроились против моего приезда. До меня у них была гувернантка?

— Нет, вы первая. Элоизе уже восемь, а она ни читать, ни писать не умеет. Она умная девочка, все на лету схватывает, но мир книг для нее — темный лес.

— А вы сами не пробовали учить их?

— Я! — искренне поразилась Серена. — Господь всемогущий, нет, конечно! Я не педагог.

Сара хотела было спросить, чем же она занимается весь день, но попридержала язык за зубами.

— Понятно.

Серена откинулась на кушетку и взяла гроздь винограда из тарелки с фруктами.

— Джейсон с ними немного занимался. — Сочные ягоды одна за одной отправлялись в рот. — Но они уже слишком взрослые, чтобы бесконтрольно носиться целыми днями. А что им остается?

— Вы родились здесь, на острове, сеньора? — бросила Сара пробный шар.

— Здесь! Я! — рассмеялась Серена. — Нет, я с Тринидада. У моих родителей там отель. Так я и познакомилась с Антонио. Он останавливался у нас, когда уехал с острова. Продал свою долю Джейсону и отправился в Порт-оф-Спейн искать счастья. Думаю, не стоит и говорить, что удача повернулась к нему спиной, и, когда мы поженились, пришлось вернуться сюда. Антонио стал работать на Джейсона.

Сара сглотнула. В нескольких словах Серена рассказала о своей жизни и объяснила свое положение.

— Мне бы хотелось вернуться на Тринидад, — вздохнула Серена, — но у родителей нет места для нас всех. Да и как я прокормлю такую ораву?

Сара кивнула. Вполне понятная история. Кроме того, если Джейсон любит детей, вряд ли он захочет отпускать девушку на другой остров, где он не сможет общаться с племянниками и следить за их воспитанием. Это были дети его брата, и, насколько она поняла со слов поверенного, Джейсон являлся их официальным опекуном.

Приглядевшись получше, Сара поняла, что матери лет двадцать пять, но выглядела она юной девочкой, если не подростком. Тоненькая, вокруг по-мальчишески худенького личика — копна черных курчавых волос. Элегантная, но простодушная; мать и в то же время дитя.

— Каков будет распорядок? — Сара решила перевести разговор в более нейтральное русло. — В какое время я буду заниматься детьми? И где мы будем есть?

Серена затянулась сигаретой, выпустила дым и стала наблюдать за тем, как он плавно поднимается к потолку и растворяется в воздухе.

— Сейчас подумаем, — протянула она. — Дети и вы сами, само собой, будете есть со мной, в столовой. Они всегда со мной обедают, и я не вижу никаких причин менять этот обычай, а вы?

— И я, сеньора, — согласилась с ней Сара.

— Хорошо. Что касается всего остального, лучше подождать, что скажет Джейсон. Это он вас нанял, не я. Хотя, — в глазах ее заблестели искорки, — за мной последнее слово — останетесь ли вы или нет.

Сара вспыхнула, и Серена тут же наклонилась к ней и коснулась пальцами ее руки, словно ребенок, который просит прощения за плохое поведение.

— Вы конечно же останетесь. — Серена снова откинулась назад. — Вы мне нравитесь. Мы ровесницы, и давай без формальностей. Неплохо, если в доме будет кто-то еще, кроме этой стервы Ирены. Ты уже видела нашу дорогую Ирену?



Сара еще больше покраснела.

— Это жена сеньора де Кордовы?

— Да.

— Я… э-э-э… мы встретились, когда я приехала.

— Старая корова! — поморщилась Серена.

Сара нервно сложила руки в замок. Ей совсем не хотелось быть втянутой в подобную дискуссию. Семейные дрязги не имеют к ней никакого отношения. Ее единственная забота — дети.

Она с облегчением вздохнула, когда в дверях появилась миловидная испаночка, одетая в цветастую юбку и белую шифоновую кофточку. Прямые черные волосы коротко подстрижены и походили на мягкую пушистую шапочку.

— Серена, милая, как ты? — улыбнулась она во весь рот, подошла поближе и поцеловала подругу. — А вы, должно быть, сеньорита Винтер! — воскликнула гостья. Все в ней было как-то чересчур, с перебором: наигранная радость, слишком широкая улыбка, слишком громкие восторги. — О, вы такая юная! О чем только Джейсон думает, Серена?

Сару покоробило подобное обращение, и она вскочила на ноги, заявив:

— Сеньор де Кордова любезно предоставил мне это место.

— Да ладно тебе, милочка, — снисходительно улыбнулась гостья. — Не стоит быть такой трепетной!

Сара натянуто улыбнулась, припомнив слова монашек о терпении и сдержанности.

— Мисс Винтер, — пришла ей на выручку Серена, — это сеньорита Долорес Диас. Ее отец с Джейсоном — партнеры по бизнесу, а Долорес — моя подруга.

Сара вежливо поприветствовала девушку, но ей отчего-то показалось, что дружба испанки с Сереной — всего лишь повод для частных посещений этого дома. Разговор плавно перетек на другие темы, Сара почувствовала себя лишней и обрадовалась, когда объявили, что обед подан.

— Ты же останешься, Долорес? — спросила Серена.

— Спасибо. С удовольствием. — Гостья расплылась в улыбке, и Сара, поджав губы, последовала за молодыми женщинами в столовую. После необъятной гостиной она показалась Саре маленькой и уютной. В центре располагался полированный стол, для каждого — отдельная салфетка, серебряный прибор, тарелки китайского фарфора и сияющий хрустальный фужер.

Не успели они войти, как в комнату через выходившую в сад террасу ворвалось трое детей: перемазанные грязью маечки и шортики, всклокоченные волосы, на чумазых лицах хитрая улыбка, глазенки выжидательно уставились на Сару в надежде, что та завизжит или рухнет в обморок.

Но бесенят ждало глубокое разочарование: не Сара, а Долорес задохнулась от возмущения и отвращения.

— Серена! Они же не сядут за стол в таком виде! — выпучила она глаза.

Серена неодобрительно поглядела на детей и попросила слугу отвести их к Констанции.

— О нет! Только не это! — возмутилась Элоиза и сердито залопотала по-испански.

— Надо было раньше думать, — безразлично отмахнулась от нее Серена.

— Я сама позабочусь об этом, — предложила Сара. — Если вы скажете мне, куда идти.

Серена удивленно посмотрела на нее и пожала плечами:

— Как хочешь. Макс тебя проводит.

Детям совсем не понравился такой поворот событий, и они бросали на гувернантку презрительные взгляды. «Почему они ко мне так относятся? Они же меня даже не знают!» — в который раз подумала Сара.

Ванная была явно перестроена для детских нужд: три раковины, три ванны — две розовые и одна голубая — и три набора полотенец. Такой же мозаичный пол, как и в ванной Сары, только душа не наблюдалось. Очень красиво.

Сара захлопнула дверь и поглядела на ребятишек.

— А теперь давайте проясним кое-какие вещи, — заявила она. — Я сюда не напрашивалась, меня нанял ваш дядя, чтобы я научила вас писать и читать, и в том числе хорошим манерам. Насколько я понимаю, работа предстоит не из легких. — Она посмотрела на каждого в отдельности и, убедившись, что все взгляды обращены на нее, продолжила: — Если вы думали, что эта дурацкая выходка шокирует меня, то, скажу вам, зря надеялись. Так ведут себя только пятилетние детки, с которыми мне приходилось иметь дело, а из всех вас только Мария попадает под эту категорию. Вы — явно нет, — обратилась она к Рикардо и Элоизе.

— Вам придется придумать что-нибудь поинтереснее, — выпалила Элоиза.

— Не скажете почему? — выдохнула Сара. — Вы же меня совсем не знаете. Зачем вам все эти глупости?

Рикардо повернулся к ней спиной, направился к раковине и принялся стаскивать с себя одежду. На мгновение Саре показалось, что он хочет доказать, что отличается от девчонок, но не тут-то было. Мальчишка разделся догола и повернулся к ней лицом.

Девочки залились краской, захихикали и отвернулись.

— И что ты собираешься делать дальше? — покачала она головой.

— Nada![5] — направился он к двери, всем своим видом показывая, что собирается выйти.

— Погоди-ка! — остановила его Сара. — А ну, быстро оденься! Это совсем не смешно!

Рикардо пожал плечами и привалился спиной к двери.

Девочки застыли в ожидании.

— Значит, одеваться не собираешься? — спросила она еще раз, и Рикардо покачал головой. — Отлично. Как хочешь, я препятствовать не буду. Однако голые мужчины к столу не допускаются, и не важно, большие они или маленькие.

Она наполнила раковину водой, намочила полотенце, подошла к Рикардо и, развернув ребенка к себе спиной, начала вытирать его. Мальчишка сопротивлялся, но Сара была ловкой и сильной и легко справилась с ним.

Затем, взяв Рикардо за руку, девушка потащила через коридор в его спальню.

Сара уложила лягающегося ребенка в кровать и накрыла простыней.

— Если к ужину проголодаешься и наденешь на себя что-нибудь, уверена, что тебе дадут поесть.

— Ненавижу тебя! — У мальчика брызнули из глаз злые слезы.

— Да и ты мне тоже не слишком-то нравишься, — парировала Сара и вышла из комнаты, но потом открыла дверь и, просунув голову, добавила: — А если вдруг решишь встать и выйти из комнаты до ужина, знай — рука у меня тяжелая!

Сара захлопнула дверь и привалилась к стене. Ничего себе начало! Она и трех часов в доме не провела, а один из подопечных уже успел возненавидеть ее.

Ладно, примемся за оставшихся двоих.

Элоиза и Мария смотрели на гувернантку со смешанным чувством страха и злости. Не этого она добивалась, но другого выхода пока не было.

— Ну, — сказала девушка, — может, умоемся и спустимся вниз? Если вы не проголодались, то я — да, и даже очень!

Глава 4

Когда они снова появились в столовой, минус Рикардо, Серена удивленно приподняла брови:

— Но где же Рикардо? Разве он не хочет есть?

— Она отправила его в постель. — Элоиза сверкнула глазами в сторону Сары. — И не разрешила обедать.

На хорошеньком личике Долорес Диас заплясала торжествующая улыбка:

— Господи, мисс Винтер, вы что, решили уморить детей голодом?

— В данном случае это было просто необходимо, — спокойно пояснила Сара. — Да и вряд ли Рикардо помрет с голоду. Продолжайте, прошу вас, мы с Элоизой и Марией сейчас присоединимся.

Мария пораженно вытаращилась на гувернантку:

— Вы не скажете им, что он натворил?

Сара отрицательно покачала головой:

— Кушай.

Но Долорес не могла оставить все как есть.

— И что же он натворил? — потребовала она отчета.

— Ничего особенного, — ответила Сара. — Этот салат — просто прелесть, сеньора.

Долорес вынуждена была смириться. Элоиза с Марией обменялись удивленными взглядами, и Саре оставалось только надеяться на то, что девчонки сочтут ее поступок проявлением дружелюбия, а не враждебности.

После обеда Серена сказала:

— Если хочешь осмотреться — милости прошу. Я имею в виду окрестности, — поспешила добавить она.

Молодая женщина пояснила, что они с Долорес придерживаются испанского обычая соблюдать послеобеденную сиесту, и до пяти часов, когда дети ужинают, Сара вольна делать то, что пожелает.

— Мы тоже ужинаем, но отдельно, — объяснила Серена, — с детьми мы только обедаем. К нашему ужину они уже в кровати, а завтракаю я у себя в комнате. Если хочешь делить утреннюю трапезу с этим отродьем — твое дело!

Они с Долорес звонко расхохотались, и Сара подумала, как же все это грустно. Хотя дети и были настроены против нее, к матери они относились с затаенным обожанием, и очень жаль, что она не проявляет к ним абсолютно никакого интереса.

Сара вышла на террасу и решила воспользоваться предложением Серены прогуляться по окрестностям. Она прошла мимо бассейна, отметив про себя, что вид у него такой, будто им никто не пользуется. За деревьями она обнаружила конюшню, а в ней трех пони, купленных для детей. Может, удастся наладить связь с детьми при помощи лошадей, пришло ей в голову.

Конюх Якоб показал Саре коней, и девушка сразу догадалась, что Джейсону принадлежит большой конь — темный, сильный и красивый. Безобразный шрам нисколько не умалял его привлекательности. Сара удивилась, поймав себя на этой мысли. По пути с бухты Сара решила, что он такой же служащий, как и она сама, и тот факт, что он и есть глава семейства, плюс к тому женатый мужчина, привел девушку в замешательство. В колледже она конечно же знакомилась с молодыми людьми, но никаких отношений с ними не имела и иметь не желала.

Однако Джейсон де Кордова с первого же взгляда занял в ее мыслях особое место. Стоило ей подумать о нем, как ее охватывало странное будоражащее чувство.

В общем и целом этот день принес ей много сюрпризов, и Джейсон де Кордова — один из них.

От конюшни тропинка вела к морскому пляжу. Искушение оказалось слишком велико, и Сара не стала сопротивляться ему, а сняла сандалии и побежала к кромке воды. Как же здорово здесь было: теплые волны ласкают ноги, дует легкий бриз. Ради этого опьяняющего чувства свободы можно вытерпеть все, что ждет ее впереди!

Сара вернулась в дом босиком, воспользовавшись задним входом, ведущим с террасы в коридор, а оттуда — в холл. Девушка от всей души надеялась, что никто не застанет ее в столь неприглядном виде, но не тут-то было. Она уже собралась подняться по лестнице, когда ей вслед прозвучал знакомый голос:

— Сеньорита Винтер. Мне нужно сказать вам кое-что.

Сара испуганно вздрогнула и повернулась к жене босса, Ирене:

— Да, сеньора.

— Идите за мной. — Ирена указала на маленькую комнатку, выходящую в холл.

Сара немного помедлила и направилась вслед за этой странной женщиной. Девушка нервничала и от всей души надеялась, что разговор не затянется.

— Вы где были? — Ирена сверлила Сару холодными глазами.

— На пляже, сеньора. — Сара теребила в руках ремешок сандалии.

— Я так и думала. Кто позволил вам ходить на пляж?

— Сеньора Серена сказала, что я могу осмотреть окрестности, вот я и решила сходить к морю. — Сара даже глазом не моргнула.

— А, вот, значит, как! Этот пляж частный, знаете ли. И он не предназначен для так называемых гувернанток, — Ирена смерила девушку презрительным взглядом. — И пока вы живете в этом доме, возьмите себе за правило не бродить растрепой, словно цыганка.

Сара поджала губы. Она не знала, что ответить на этот выпад хозяйки.

— Это все, сеньора? — Девушка постаралась, чтобы вопрос ее прозвучал как можно более вежливо. Ей хотелось поскорее сбежать в свою комнату, подальше от этой холодной, надменной женщины. Ирена показалась Саре фигурой зловещей, и все же ей отчего-то совсем не было страшно, просто неприятно находиться в ее обществе, только и всего.

— Да, это все. Пока все. — Ирена отступила в сторону, освобождая проход для Сары. — Но запомните мои слова, сеньорита.

— Да, сеньора.

Сара с облегчением вздохнула и понеслась в свою комнату. Господи, что же за день такой! Оказавшись в своей спальне, девушка легла на кровать и устало прикрыла глаза. Ей казалось, что со времени ее приезда прошли не часы, а дни, так много событий вместилось в столь короткий промежуток времени. К тому же путешествие утомило ее больше, чем она подозревала, и девушка не заметила, как заснула.

Когда она снова открыла глаза, было уже темно. Вначале ей показалось, что она в своей маленькой монастырской комнатке, но воздух был напоен ароматом цветов и моря, и Сара быстро пришла в себя, резко села и включила ночник. Часы показывали девять вечера! Ее чемоданы уже прибыли, вещи были распакованы, развешаны в шкафу и разложены по полкам.

Сара поправила платье и уже собралась было спуститься вниз, но в этот момент дверь распахнулась и на пороге появилась Констанция.

— Проснулись, сеньорита? Кушать хотите, да? Я принесу поднос. Что предпочитаете? Есть курица, рыба и моллюски. Скажите, и я сбегаю…

— Я все проспала, Констанция. Я же должна была проследить за детским ужином! Что сеньора Серена обо мне подумает!

Констанция беззаботно махнула рукой:

— Макс обо всем позаботился, он всегда этим занимается. Сеньор приказал не будить вас.

— Сеньор! О! — Сара прижала ладони к полыхавшим щекам. — Сеньор хотел меня видеть?

— В шесть часов, перед ужином, он попросил меня сходить за вами, а когда я увидела, что вы спите, я так и сказала сеньору, а он говорит, мол, не беспокойте сеньориту, пусть отдыхает. Вы, само собой, устали, сначала дорога, а потом еще эта жара выматывает. К ней привыкнуть надо.

— Это сеньор так сказал?

— Si. He волнуйтесь вы так, сеньорита, он ведь не рабовладелец какой-нибудь.

— Думаешь, он захочет повидаться со мной сейчас? — Саре немного полегчало, и она улыбнулась.

— Нет, что вы. Да его и дома-то нет. Поехал в гости к Диасам, заодно повез домой сеньориту Долорес. Велел завтра к нему прийти, в девять утра.

— А во сколько дети встают, Констанция?

— Да когда как, то в семь, то в восемь, а что? Вы же не собираетесь с ними завтракать! Все завтракают в своих комнатах, кроме сеньора, конечно.

— Именно это я и собираюсь сделать, — заявила Сара. — Я же не гостья, Констанция. Я приехала сюда работать. Не разбудишь меня в половине седьмого? Боюсь снова проспать.

— Конечно, в это время я как раз принимаюсь за дело. Загляну к вам, положитесь на меня. А теперь пойду принесу вам поесть, ладно?

Констанция исчезла, а Сара вышла на балкон.

Ночь стояла просто сказочная. Где-то вдалеке играла музыка, и Саре захотелось выйти в сад и кружиться, кружиться под эту ритмичную мелодию.

Она подумала о Долорес Диас. Не из ее ли дома доносятся звуки музыки? А Джейсон де Кордова, может, он танцует с ней? Не поэтому ли Долорес дружит с Сереной, чтобы иметь доступ в этот дом и видеться с сеньором? Вполне возможно, что так оно и есть. По всей видимости, отношения между сеньором и сеньорой идеальными никак не назовешь. Может, он тоже ищет общества другой женщины?

От этой мысли Сару передернуло. Джейсон де Кордова нравился ей, и отчего-то было неприятно думать, что он сейчас рядом с Долорес Диас.

Глава 5

На следующее утро Сара надела короткое платье лимонного цвета, не скрывавшее красоту ее стройных ножек.

В столовой не было ни души, но вскоре появился Макс и спросил, что сеньорита желает на завтрак. Сара остановилась на черном кофе и свежих фруктах: дыне и авокадо.

Около семи тридцати, когда она уже заканчивала третью чашку кофе, в столовой появился Рикардо. Мальчишка сам умылся и причесался, и на нем были синие джинсы и белая майка. При виде Сары ребенок надулся и попятился назад, но она улыбнулась ему.

— Доброе утро, Рикардо!

Немного поколебавшись, Рикардо решил ответить:

— Buenos dias, senorita[6].

Мальчишка уселся напротив и попросил Макса принести ему булочек с маслом и фруктового сока.

Сара налила себе еще кофе и, подперев рукой щеку, поглядела на Рикардо.

Мальчишка бросил на нее взгляд и внезапно улыбнулся.

— Я оделся к ужину, а вас не было.

— Знаю, — вздохнула Сара. — Я заснула.

— А вчера днем вы ходили на пляж, — сказал он. — Я видел вас в окно. Вы бродили по воде.

— Да. А ты? Ты умеешь плавать?

— Плавать-то я умею, только нам не разрешают купаться в море без взрослых. — Лицо Рикардо вытянулось от огорчения. — Говорят, мы слишком маленькие, нам нельзя рисковать.

— А как же бассейн? — удивилась Сара. — Вы там не плаваете?

— Нам не разрешают, — потупился Рикардо. — Сеньора Ирена может увидеть нас из окна, и ей это не понравится.

— Да что ты говоришь! — возмутилась Сара. — Какой прок от бассейна, если там нельзя поплавать? И почему ты зовешь ее сеньорой? Она ведь ваша тетя.

— Да, она нам тетя.

Рикардо больше не успел ничего сказать, потому что в этот самый момент в столовую вбежали девочки и остановились как вкопанные, когда увидели за столом Сару.

— Доброе утро, девочки! — поздоровалась Сара, но ответа не получила.

Сестры бросили на Рикардо испепеляющий взгляд и молча уселись за стол. Сара закусила губу.

— Я сказала — доброе утро, — повторила она. — И мне хотелось бы услышать ответ.

Элоиза напустила на себя независимый вид, и Мария, которая, по всей видимости, во всем подражала старшей сестре, сделала то же самое.

Сара вздохнула и поглядела на Рикардо, тот изобразил удивление, пожал плечами и буркнул:

— Ответь же ей, Элли!

Элоиза вытаращила глаза.

— Предатель! — плюнула она в его сторону.

— Элоиза! — устало произнесла Сара. — Прошу тебя. Ты же маленькая леди, постарайся вести себя соответственно.

— Да какое нам дело, что вы про нас думаете! — взвилась девчонка. — Всем на нас наплевать, и нам на всех тоже! Мы — мулаты! Знаете, что это означает?

Сару захлестнула волна жалости и сострадания к этим малышам. Видно, тут не обошлось без Ирены, скорее всего, именно она вбила им в голову эту чушь.

— Ты такая же, как она — зашипела на нее Элоиза. — Она ненавидит нас! Правда ненавидит! Она даже плюнула на нас один раз!

Сара была шокирована этим заявлением и не сумела скрыть этого.

— Мне все равно, какого цвета у вас кожа, Элоиза! — нашлась она наконец с ответом. — Для меня вы просто дети, которых я приехала учить. В Англии у меня в классе были мальчики и девочки всех цветов кожи, и — никаких проблем, так почему же они должны возникнуть сейчас? Обещаю вам не плеваться и не обзываться, так что почему бы нам не подружиться?

Элоиза скептически хмыкнула, и Сара обратилась к Марии:

— Ты умеешь кататься верхом, Мария? Я умею. Я тут подумала, что мы могли бы прокатиться после завтрака, если ваш дядя даст разрешение. Как ты на это смотришь?

Рикардо от радости подскочил на стуле.

— Нет, правда? Мы только с дядей Джейсоном катаемся. Вы правда можете поехать с нами?

— Если дядя не будет возражать. — Сара с облегчением заметила, что по крайней мере двое детей уже немного смягчились. Элоиза пока держалась, но Сара чувствовала, что совсем скоро и она сдастся.


Направляясь вслед за Констанцией в кабинет Джейсона де Кордовы, Сара чувствовала себя намного увереннее. Без двух минут два служанка постучала в дверь и кивком показала Саре, чтобы та заходила, когда изнутри раздалось:

— Войдите!

Сара напряглась, нажала на ручку, распахнула дверь и оказалась в отделанной темным деревом комнате с огромным количеством книжных полок, рыжевато-коричневым ковром на полу и тяжелыми бежевыми занавесями. Прямо по центру располагался заваленный бумагами письменный стол эбенового дерева, а за ним — кожаное вращающееся кресло.

На столике пониже притулилась печатная машинка.

У открытого французского окна спиной к Саре стоял мужчина, и на минуту девушке показалось, что это вовсе не Джейсон де Кордова, настолько он отличался от вчерашнего человека, который встречал ее на пристани. Но стоило ему повернуться, она увидела шрам и поняла — это он.

Сегодня Джейсон выглядел по-деловому. Светлый шелковый костюм и белая рубашка выгодно оттеняли южный загар. Сара не могла отвести от него взгляд и почувствовала себя беспомощной. Вчерашний дружелюбный незнакомец исчез, его место занял мужчина, который пугал ее своей неприступностью.

— А, мисс Винтер! — прошел он за стол. — Присаживайтесь, прошу вас.

Сара опустилась в кресло, чувствуя, как ее окутывают прежние страхи, которые отступили было после первых успехов на педагогическом поприще.

— Я… э-э-э… Я прошу прощения за то, что проспала вчера вечером, — запинаясь, начала она. — Насколько я поняла, вы хотели поговорить со мной.

— Сегодняшнее утро ничем не хуже вчерашнего вечера, — отмахнулся он. — Вы виделись с детьми?

Сара улыбнулась:

— Конечно, виделась, а как же! Несколько раз.

— Ясно. И каково ваше мнение? Сумеете с ними справиться?

— Непременно, — без всяких колебаний заявила она. — Мне кажется, что им просто не хватает любви и внимания, вот и все. Они чувствуют себя заброшенными.

— Заброшенными? — Джейсон испытующе поглядел на девушку. — Вот уж не сказал бы. С чего вы это взяли?

— Много с чего! — вздохнула Сара. — Может быть, через некоторое время я сумею объяснить получше. Думаю, проблемы будут только с Элоизой, но уверена, что и она изменится. Всему свое время.

Джейсон развеселился.

— Вам удалось понять все это за двадцать четыре часа? — саркастически хмыкнул он.

— Да. — Сара уставилась на свои руки, не в силах поглядеть ему в глаза. Она прекрасно знала, что не умеет скрывать своих чувств, все ее эмоции у нее на лице написаны, а под его насмешливым взглядом девушка ощущала нервную дрожь.

— Какие будут предложения по поводу уроков, сеньор? — спросила она.

— Расскажите мне о своих планах, а там посмотрим.

Несколько минут они обсуждали детей. Джейсон рассказал Саре, что велел приготовить комнату для занятий и установить там парты и учительский стол. Он также успел позаботиться о тетрадях, бумаге и карандашах.

— Если понадобится что-нибудь еще, только скажите, — продолжил он. — Когда хотите работать? Думаю, утром будет удобнее всего. Тогда днем, до ужина, вы сможете распоряжаться своим свободным временем по собственному усмотрению. И после того, как дети лягут, само собой, тоже.

— Спасибо. — Сара в нерешительности пожевала нижнюю губу. — Сеньор, вы не против, если мы с детьми иногда будем кататься на лошадях?

— Вы умеете ездить верхом? — нахмурился он.

— Да. Я вчера говорила с Якобом, и он сказал мне, что у детей есть пони и еще одна лошадь имеется, для меня. Не ваша, конечно, другая.

— Почему? — улыбнулся Джейсон. — Думаете, не справитесь с Аполлоном?

— Справлюсь, — горячо заявила Сара.

— Неужели? Значит, вы отличная наездница. Аполлон — настоящий дьявол. Иногда на него находит, и он ведет себя как одержимый. Не стоит вам садиться на него без сопровождающих. Может, в один прекрасный день у меня найдется время прокатиться с вами, и с детьми, конечно, вот тогда и посмотрим, каковы вы в деле.

— Значит, мы можем брать лошадей, когда захотим?

— Можете, почему нет? Предлагаю кататься по пляжу. Там вы хоть ноги-руки себе не переломаете.

Сару покоробило подобное обращение, но она смолчала.

Некоторое время Джейсон не сводил с девушки взгляда, а потом вдруг спросил:

— Вы не удивились, обнаружив, что Серена негритянка? — медленно проговорил он.

Сара вспыхнула.

— Конечно, удивилась. Но мне все равно, если вы это имели в виду.

Джейсон наклонился вперед и навалился на стол.

— Да, именно это меня и интересовало. — Он расслабился и снова откинулся в кресле. — Какие-нибудь еще вопросы имеются?

— Есть один, — опустила голову Сара. — Рикардо говорит, что детям не разрешается плавать в бассейне, это правда?

— Правда, — помрачнел Джейсон. — А что?

— Это я хотела вас спросить — почему? Что в этом такого?

— В самом деле? — Он поднялся на ноги и начал мерить комнату большими шагами. — Рикардо не объяснил?

— Объяснил. Сказал, что так их будет видно из окон сеньоры де Кордовы.

Лицо Джейсона ничего не выражало.

— Если я скажу вам, что так оно и есть, что тогда? — остановился он у нее за спиной.

Сара почувствовала, как по позвоночнику прошел холодок. Ей захотелось обернуться, чтобы избавиться от этого чувства, но сделать этого она не могла. Ей пришлось сидеть в кресле и молить Бога, чтобы Джейсон вернулся на свое место.

— Ну, — несмело пустилась она в объяснения, — все, что я могу сказать, — жаль, когда такой прекрасный бассейн пропадает зря. Насколько я знаю из опыта, пляж хорош для игр, а море, по крайней мере для детей, — место, где можно поплескаться. Дети моих знакомых плавали в купальнях. В большинстве городов Англии есть общественные купальни. Не многие могут позволить себе личные бассейны, — Сара сглотнула и продолжила. — А у этих детей, у вашего племянника и племянниц, нет ни того ни другого. Они сказали, что без взрослых их к морю не пускают. Это как раз понятно, но вот с бассейном — не очень… — Сара запнулась. — Я просто высказываю свою точку зрения, только и всего, сеньор.

— Ваша точка зрения ясна. — Джейсон направился к открытым окнам, из которых был виден кусочек пляжа, обрамленный пальмами.

«Небось думает, что я лезу не в свое дело», — решила Сара. Бассейн здесь уже много-много лет, и у нее нет никакого права вмешиваться в то, как им пользуются и пользуются ли вообще.

Джейсон развернулся к ней лицом. На губах его играла насмешливая улыбка, и Сара вскочила на ноги.

— Это все, сеньор? Можно идти? — спросила она.

— А как же бассейн? — криво усмехнулся он. — Хотите им воспользоваться? Вместе с детьми, конечно.

Сара уставилась на него, в глазах заплясали радостные искорки.

— Вы это серьезно? Можно?

— Думаю, да. В конце концов, какой прок от гувернантки, если мы не можем обеспечить ее элементарными вещами, доступными каждому английскому ребенку? — В голосе его слышался сарказм, но Сара была готова броситься ему на шею и расцеловать.

— Спасибо! — воскликнула девушка, выдавая внутреннее волнение.

Она повернулась к выходу, но по пути припомнила вчерашний разговор с Иреной и остановилась. Вряд ли той понравится, что дети будут плавать в бассейне прямо под ее окнами.

— Можно вас спросить кое о чем, сеньор? — развернулась она.

— Да ради бога. Что такое? — напрягся он.

— Мне разрешено пользоваться пляжем? То есть я хочу спросить, могу ли я купаться в море?

Джейсон поднял руку и пробежал пальцами по шраму.

— Что за вопрос? На него и ответа никакого не требуется. Конечно, можете, это же само собой разумеется.

— Правда? — прижала она руку к горлу. — Спасибо, сеньор.

Она уже открывала дверь, когда Джейсон остановил ее:

— Погодите-ка.

Он подошел и посмотрел на нее в упор.

— Ирена… моя жена… она разговаривала с вами?

Щеки Сары вспыхнули, и он беспокойно потер шею рукой. От близости Джейсона у девушки закружилась голова, и ей захотелось как можно скорее убраться подальше отсюда. Каждая черточка Джейсона де Кордовы вызывала в ней нервную дрожь: широкие плечи, стройное сильное тело, едва прикрытое легкой тканью костюма, пьянящий мужской запах. Желание прикоснуться к нему нарастало как снежный ком, девушка в панике бросила: «До свидания, сеньор!» — и кинулась в коридор.

Сердце у нее билось так, словно она только что преодолела марафонскую дистанцию. Тяжко вздохнув, Сара поплелась на половину Серены де Кордовы. Куда подевалось все ее самообладание? «О господи, — думала она, — отец Донахью был прав! Как я могу стать послушницей, если меня трясет даже от одной мысли о мужчине?»

Однако, вспомнив о детях, Сара быстро пришла в себя. Она велела им ждать в столовой и пообещала вернуться как можно скорее.

Но в столовой, само собой разумеется, никого не оказалось, если не считать Макса; поправлявшего цветы.

— Макс! Где дети? — удивленно воскликнула Сара. Макс обернулся к ней и пожал плечами.

— Исчезли сразу после вашего ухода, — покачал он головой. — Они такие непослушные, правда?

— Очень, — удрученно вздохнула Сара. Она должна была предвидеть это: предоставленная сама себе, Элоиза сумеет убедить двоих остальных, что сидеть и ждать гувернантку — глупее не придумаешь!

Глава 6

Офисы «Кордова корпорейшн» выходили окнами на пристань Эль-Тесоро. На первом этаже располагался склад, а верхние были не так давно перестроены и теперь представляли собой большие и удобные кабинеты для сотрудников корпорации. Большинство белых семей острова были представлены здесь в том или ином качестве: от машинисток до Мануэля Диаса, который возглавлял одну из ветвей бизнеса Джейсона.

Предки Мануэля поселились на острове лет триста назад, незадолго после появления здесь семейства де Кордова, и Джейсон с Мануэлем приходились друг другу троюродными братьями. Большинство местных испанцев были связаны между собой узами крови, поскольку и на острове браки продолжали заключаться в соответствии со старыми традициями далекой родины. Женщины даже не помышляли ни о какой эмансипации, и хозяйство велось на феодальный лад. Даже молодежь и та легко поддавалась воле старших, хотя ветер перемен уже задел их шальные головы. Любимыми занятиями молодых были яхты и подводное плавание, а во время каникул пикники и вечеринки с барбекю шли безостановочной чередой. Джейсон, перескакивая сразу через две ступеньки, взлетел на второй этаж здания. Он редко навещал Мануэля на работе, поскольку сильно недолюбливал офисы. Джейсон предпочитал безбрежные поля тростника, шепот волн, бьющихся о борт яхты, освежающий морской бриз.

Близилось время уборки урожая, и пришло время обговорить детали.

А потом, когда сахарный тростник будет собран, начнутся фиесты и красочные карнавалы. Люди будут есть, пить, веселиться, над островом полетят опьяняющие звуки барабанов.

Улыбаясь своим мыслям, Джейсон, как обычно, без приглашения вошел в кабинет Мануэля.

Мануэль был всего на несколько лет старше Джейсона, Ему едва перевалило за сорок, он давно овдовел и теперь воспитывал единственную дочь, Долорес. Диасы проживали в шикарном особняке неподалеку от Эль-Тесоро и считались одной из самых знатных семей острова.

Сам Джейсон вел довольно замкнутую жизнь. Де Кордова редко выходили в свет, сами никогда никаких увеселительных мероприятий не устраивали, и Джейсон уже даже припомнить не мог, когда в последний раз сидел во главе стола и развлекал гостей.

— Я рад, что ты пораньше заглянул, — поднялся ему навстречу Мануэль. — Я уже скоро уходить собирался, сегодня чудесный денек для «Ла Хойя»[7].

«Ла Хойя» — это вторая, после дочери, любимица Мануэля, его обожаемая яхта. Он много времени проводил на ней, и Джейсон прекрасно понимал своего кузена.

— Ну что, поговорил сегодня со своей гувернанткой? — спросил Мануэль. — Ну и как она? Надо же, заснуть в свой первый рабочий день, вот дела! — захохотал он.

Джейсон пожал широкими плечами:

— Да, я говорил с ней. Она весьма выдержанна и уверена в своих силах. Считает, что вполне может управиться с детьми. Посмотрим, как она станет рвать на себе волосы через недельку-другую! — расплылся Джейсон. — Хотя, кто знает, она молода, может, именно это позволит ей найти общий язык с младшенькой, но вот Рикардо с Элоизой… вздохнул он. — Упрямые донельзя.

— Да уж, — согласно кивнул Мануэль. — Долорес рассказала мне, как они пытались шокировать гувернантку за обедом. Вымазались в грязи и явились за стол, хотели поглядеть, что она будет делать. Она вроде бы отвела их в ванную, и в итоге Рикардо оказался в постели. Долорес считает, что у гувернантки мало шансов завоевать их доверие. Она тебе рассказала?

— Нет, — удивился Джейсон. — Но если она отослала Рикардо спать, то, значит, он это заслужил.

— Да ты что? — вытаращил глаза Мануэль. — Гувернантка должна другими методами действовать! Так она ничего не добьется.

— Да ладно тебе, Мануэль, — лениво отмахнулся от него Джейсон. — Если бы это были нормальные дети — одно дело, но ты ведь сам знаешь, какие они. Им слишком многое дозволялось, и, само собой, к дисциплине их будет призвать трудновато. Тут потребуются и терпение, и настойчивость, и, я бы сказал, храбрость.

— Может, ты и прав, — почесал подбородок Мануэль. — Но я вот все думаю: если бы Антонио был жив, они бы совсем другими выросли.

— С чего ты взял? У Антонио вечно не хватало на них времени, а Серене вообще было рано обзаводиться потомством. Элоиза появилась на свет, когда ей едва семнадцать стукнуло. Что семнадцатилетняя девчонка может знать о детях? Антонио дурак, нельзя было допускать подобных вещей.

Джейсон предложил Мануэлю сигарету, и, когда оба прикурили, Мануэль выпустил кольцо дыма и проговорил:

— Антонио был молод и глуп, Джейсон. И по уши влюблен. — Он вздохнул. — Ты же сам был когда-то влюблен, или забыл?

— Ничего я не забыл, Мануэль. — Пальцы Джейсона нервно потянулись к шраму.

Мануэль поджал губы. Зря он завел этот разговор. Он поспешно сменил тему, и мужчины принялись обсуждать предстоящий сбор урожая.

Вскоре бумаги были подписаны, и Джейсон отправился на пристань поболтать со своим старинным приятелем, смотрителем порта Эйбом Смитом. По пути домой он заехал на плантацию. Здесь, вдали от дома и Ирены, он мог расслабиться и найти мир и покой.

Джейсон припомнил разговор с Сарой Винтер по пути из порта. Тогда она казалась такой уверенной в себе. Интересно, что она думает об их семейке теперь, после встречи с Иреной?

Вдали раздался раскат грома. Он бросил взгляд на часы. Начало двенадцатого. Если он вернется домой прямо сейчас, то Ирена тут же накинется на него, и придется объясняться с ней по поводу бассейна, а ему хотелось хоть ненадолго оттянуть этот момент. Он свернул на проселочную дорогу и поехал меж колыхающегося моря сахарного тростника.

И вдруг почти в самом конце пути среди высоких стеблей мелькнули лимонное платье и светлые волосы, которые ни с чем не спутаешь. Он нажал на тормоза, машина резко остановилась, и через несколько мгновений Сара Винтер выскочила прямо на нее. Завидев своего босса, девушка застыла как вкопанная. Вид у нее был еще тот: щеки горят, на лбу проступили бисеринки пота, босиком, сандалии в руках, ноги местами поцарапаны.

— О боже! — воскликнул Джейсон, вылезая из машины. — Что все это значит?

Сара подавила вздох и беспомощно пожала плечами. Она совершенно вымоталась, бегая по полям в поисках пропавших детей.

— Давайте-ка полезайте в машину, — приказал он, заметив, в каком девушка состоянии. — Потом расскажете.

Сара с радостью забралась в «лендровер». Хоть ей и придется теперь объясняться с Джейсоном, все лучше, чем это палящее солнце, безжалостно обжигающее руки и плечи, кроме того, она боялась попасть под дождь и простудиться. Совсем ни к чему, ведь она здесь без году неделя, еще и работать-то по большому счету не начала.

Джейсон сел за руль и развернулся к Саре:

— Вас дети сюда притащили, я правильно понял?

— Совсем наоборот — Сара провела рукой по шее, проверяя, сильно ли растрепалась ее прическа. — Я их ищу.

— Что! — Джейсон не поверил своим ушам. — Кто вам это позволил?

— Никто мне не позволял, — напряглась Сара. — Просто я хотела их найти.

Джейсон прикурил сигарету, а Сара тем временем уставилась на его загорелые сильные руки, и ей ужасно захотелось, чтобы они коснулись ее…

Сара сделалась пунцовой и в смущении отвернулась от Джейсона. «Наверное, я с ума схожу, — подумала она. — Что со мной такое? Безумие какое-то!»

Положив руку на спинку ее сиденья, Джейсон спросил:

— Вам рабочие встречались?

— Да, но мало, — коротко ответила Сара.

— И к вам не приставали?

— Нет, конечно нет! Что вы имеете в виду?

— Не стану же я объяснять вам во всех подробностях, — холодно бросил Джейсон. — Здесь всякие типы попадаются!

— Да что вы! — усмехнулась она. — Благодарю вас, но я вполне способна сама о себе позаботиться.

— Никогда так не говорите! — прищурился Джейсон. — Даже думать забудьте! Вы — женщина, слабая и беззащитная. И я был бы вам весьма признателен, если бы в будущем вы не покидали пределов нашей виллы без…

— Без взрослых, — закончила за него Сара.

— Если хотите, да. — Джейсон взялся за руль и завел машину. — Как только приедем, промойте царапины. И не бегайте босиком: можете напороться на что-нибудь весьма неприятное.

— Спасибо за заботу. — Сара не могла скрыть своего возмущения.

Почти всю дорогу они проехали в гробовом молчании. Девушка немного поостыла и почувствовала себя виноватой.

— Простите меня, сеньор, — внезапно проговорила она. — Мне и вправду очень жаль, что я нагрубила вам.

— Все нормально. — Джейсон бросил на нее косой взгляд.

— Нет, не нормально. Я говорю искренне, а вы думаете, что я сказала это только потому, что вы мой босс.

— А это не так?

— Нет, честное слово. — Девушка несмело улыбнулась. — Просто мне хотелось найти этих монстров!

— Монстров? — засмеялся Джейсон. — Мне казалось, что вы пребываете в полной уверенности, что справитесь с ними.

— Я и сейчас не сомневаюсь. Но вот Элоиза, с ней будет труднее всего.

— Только не пытайтесь снова разыскать их здесь. Поля — их дом родной. Они даже, быть может, следили за вами и потешались!

— О! Мне и в голову такое прийти не могло! — раскрыла рот Сара.

— Я так и думал. Обязательно поговорю с ними, когда они вернутся. Гарантирую, что завтра они никуда от вас не денутся.

— О нет, только не это, благодарю вас! — затараторила Сара. — Я сама, а то у них может сложиться неверное впечатление.

Джейсон снисходительно улыбнулся. Он считал, что шансы ее невелики и вскоре придется искать новую гувернантку.

За разговором они быстро добрались до дому, и Сара пошла приводить себя в прядок, а Джейсон решил безотлагательно поговорить с Иреной по поводу бассейна.

Как он и думал, она была у себя в гостиной, пила кофе из китайской чашечки изумительной работы.

— Ты рано, — безразлично бросила она. — Что так?

Джейсон закрыл дверь и прислонился к ней спиной.

— Я разрешил детям пользоваться бассейном, — заявил он без всякого вступления.

Реакция жены не заставила себя ждать. Она резко поставила чашку на блюдце и вскочила на ноги.

— Не позволю этим дикарям пользоваться моим бассейном, — завизжала она. — Придется тебе взять свои слова обратно! Я не даю своего согласия.

— У тебя нет выбора, — не сдавался Джейсон. — Это мой дом, и бассейн — тоже мой.

— Чудовище! Как ты можешь со мной так поступать! Ты и так уже много чего натворил, а теперь еще и выбора мне не оставляешь! Ненавижу тебя, ненавижу!

Джейсон устало склонил голову.

— Ох, Ирена, Ирена! Я и так тебе во всем уступаю, но в этом вопросе — уволь. Почему дети не могут купаться там, ведь бассейн все равно пропадает без дела?

— Ты уступаешь мне во всем? Ха! — Ирена окончательно вышла из-под контроля. — Да ты всегда делал все наперекор мне; приволок сюда эту черномазую ведьму со всем ее выводком; нанял им гувернантку и даже не поставил меня в известность; а теперь еще и бассейн, я должна буду каждый день смотреть на этих дикарей.

— Ирена! Неужели в тебе нет ничего человеческого? Серена одинока и не может содержать детей самостоятельно, как я мог оставить ее жить одну? Она привыкла к компании.

— Это точно. К компании мужчин! Думаешь, я не понимаю, почему ты притащил ее сюда! — взвизгнула Ирена. — Думаешь, не вижу, что происходит у меня под носом? А ведь еще и двух лет не прошло, как Антонио похоронили! Какой позор!

— Неужели ты и впрямь считаешь, что я интересуюсь Сереной? Это же смешно! — Джейсон еле сдерживал себя.

— А почему бы и нет? Ты же мужчина! Не можешь удовлетворить свои похотливые аппетиты со мной, вот и ищешь развлечений на стороне!

Джейсон потрогал шрам. Как долго он еще сможет все это выносить?

— Конечно, есть еще Долорес! — не унималась Ирена. — Как же это я про нее-то забыла! И новая гувернанточка. Она тебе нравится, деревенщина?

Джейсон вышел и хлопнул дверью. Иногда на него нападало непреодолимое желание как следует врезать ей, поэтому лучше не искушать судьбу.

Он пошел к себе в кабинет, запер дверь на ключ, сел за стол и закрыл лицо руками.

Неужели этому не будет конца? Неужели всю жизнь ему придется расплачиваться за одну-единственную ошибку — за то, что он женился на Ирене?

Глава 7

Так случилось, что в тот день Сара больше не видела детей. За обедом они не появились, а днем Констанция сообщила ей, что сеньора Серена решила нанести один из своих редких визитов к друзьям на другом конце острова и взяла их с собой. Саре предоставлялось свободное время, но, так как на улице начал моросить дождь, делать было особенно нечего.

Сама Серена объявилась за ужином, хотя детей надо было укладывать спать. Сара удивилась этому и за вкуснейшим блюдом из крабов и зеленого салата с майонезом спросила, кто позаботится о детях.

— Анна, наверное, — безразлично отмахнулась Серена. — Или Констанция. Я не знаю.

— Но как же так, у детей должен быть режим! — удивилась Сара. — Должен же кто-то конкретно отвечать за их ванну и одежду и тому подобное.

Серена вытерла рот, отхлебнула вина и только потом удосужилась ответить:

— В этом доме полно слуг, они за всем и следят. Мы с Антонио могли позволить себе только одну горничную, и мне самой приходилось мыть своих крошек, следить за их одеждой, едой, дисциплиной и тому подобное. Но когда мы переехали сюда, все изменилось. Здесь для каждой мелочи свои слуги! Одни готовят, другие шьют, третьи убирают. Просто фантастика! Слуги совсем недороги, я это знаю, но когда у тебя их нет, ты просто поражаешься, что они могли бы для тебя сделать. Я сразу передала им все свои обязанности. Слава богу, я совсем не приспособлена для домашнего хозяйства.

— Но они же твои дети! — ужаснулась Сара.

— Да, так и есть. И мне кажется, что вы забываетесь, мисс Винтер!

Теперь Серена говорила с ней как хозяйка, и Сара смутилась. Она вовсе не собиралась выражать неодобрение, она не имеет никакого права ставить под сомнение поведение матери детей, даже если она с ним и не согласна.

— Извините, если я вас обидела, — замялась Сара. — Просто я сирота, вот мне и кажется, что, будь у меня дети, я бы на шаг от них не отходила. Мне было бы очень приятно самой заботиться о них.

Серена удивленно приподняла черные брови и пожала хрупкими плечиками. Сегодня вечером она выглядела просто великолепно в облегающем костюмчике янтарного цвета из тяжелого шелка с глубоким вырезом.

— Но у вас нет детей, мисс Винтер, — холодно напомнила она гувернантке. — И я не собираюсь слушать ваши советы, какими бы прекрасными они ни были.

Сара вздохнула. Серену не так-то просто задобрить. Она была обидчивой, не воспринимала никакой критики, но, с другой стороны, это можно понять, если она слишком часто общалась с сеньорой Иреной.

Повисло неловкое молчание, и Сара обрадовалась, когда ужин подошел к концу и появилась возможность уйти.

Внезапно тишину ночи нарушил звук мотора. Фары на мгновение высветили террасу, автомобиль въехал в ворота и подкатил к дому.

Сара поспешно попятилась в тень балкона и, наткнувшись на плетеное кресло, села в надежде спрятаться от глаз посетителя, приехавшего навестить ее босса.

Из автомобиля выбрался стройный, элегантный мужчина в белом смокинге, выгодно подчеркивавшем смуглую кожу. Ростом он был примерно с Сару, шаг легкий, темные волосы подернуты сединой.

К удивлению Сары, гость направился к ней, а не в дом.

— Buenas tardes, Serena[8], — произнес он.

Сара напряглась, поднялась с кресла и ступила на свет.

— Lo siento mucho, senor, — пробормотала она. — No estoy Serena[9].

— Que?[10] — удивленно поглядел на нее мужчина и добавил уже по-английски: — Вы гувернантка, сеньорита?

— Да, сеньор.

Несмотря на свое изумление, гость сумел неплохо загладить столь неловкую промашку.

— Ни Джейсон, ни моя дочь не подготовили меня к этой встрече, — по-дружески улыбнулся он девушке. — Примите мои извинения, сеньорита. Я не ожидал, что вы окажетесь столь юной и столь… очаровательной.

Сара не знала, как реагировать. Она не привыкла получать комплименты, не умела принимать их и не могла отделаться от чувства, что этот человек всего лишь по-испански вежлив с ней.

— Значит, вы сеньор Диас? — нашлась она.

— Да, сеньорита. Я Мануэль Диас. А как вас зовут? Мисс Винтер, если я не ошибаюсь?

— Так и есть, сеньор.

— Я ужасно рад нашему знакомству, мисс Винтер. И как вам наш маленький рай?

Сара расслабилась и провела рукой по аккуратно уложенным вокруг головы косам.

— Мне здесь очень нравится, — обрела она уверенность в себе. — Но пока я еще ни острова не видела, ни его людей. Сначала детьми занималась, а днем пошел дождь.

— Да, точно. — Мануэль состроил горестную мину. — Я хотел выйти в море на яхте, но из-за погоды пришлось отложить. Но завтра я непременно подниму парус, если погода будет хорошей. — Он улыбнулся ей. — Вы ходите на яхте, мисс Винтер?

— Боюсь, что нет.

— Тогда вы обязательно должны научиться, пока живете у нас. Вся молодежь на этом острове ходит в море и занимается подводным плаванием, вам тоже надо освоить эти премудрости.

— Я же работать сюда приехала, — напомнила ему Сара.

— Но не с утра до ночи же. Уверен, что Джейсон с Сереной согласны со мной. У вас обязательно будет свободное время.

— Признаюсь, мне бы хотелось посмотреть остров, — задумалась Сара. — Увидеть, как живут люди, как они проводят время.

— Белые? — уставился на нее Мануэль.

— Конечно нет, сеньор, — улыбнулась девушка. — Местные жители. Мне бы хотелось поглядеть их деревни, познакомиться с семьями, помочь их детям, если появится такая возможность.

— Вы, должно быть, шутите, сеньорита! — задохнулся он.

— Почему?

— Ну, потому… потому… — Мануэль никак не мог подобрать слова. — Вы меня… как бы это выразиться… поразили! Белые женщины не могут свободно общаться с африканцами. Это слишком опасно!

— Что за бред! — воскликнула Сара и тут же зажала рот рукой. — Простите, сеньор. Я не хотела показаться вам грубой, но мне кажется, что на этом острове все просто помешаны на цвете кожи. Господь всемогущий, разве все мы не одинаковы под этой кожей?

Мануэль был поражен, но в то же время безмерно заинтригован. С виду она была такой светленькой, такой холодной, эта юная англичанка, но сколько же в ней сокрыто страстей! Ее энтузиазм разбудил его горячую латинскую кровь. Если она так вспыхнула, когда разговор зашел всего лишь об африканцах, что же будет, если она влюбится! Просто дух захватывает! Мануэль улыбнулся своим мыслям и пожал плечами:

— Значит, в нашем лагере появился мятежник. Джейсон уже в курсе?

— Думаю, это только мое дело, и ничье больше, — отрицательно покачала головой Сара. — Вы должны извинить меня, сеньор. Я и так слишком долго задержала ваше внимание, хозяин дома, должно быть, уже заждался. Простите меня.

— Что вы! — воскликнул Мануэль. — Совсем наоборот, мне было очень интересно поговорить с вами. Когда собираетесь совершить первую вылазку в лагерь противника?

— Теперь вы смеетесь надо мной, сеньор, — холодно бросила Сара. — Извините. — Не дожидаясь ответа, она поспешила войти в дом и подняться в свою комнату.

Оставшись в одиночестве, Мануэль задумался. Так вот какое сокровище раскопал Джейсон! Само собой, Долорес она не понравилась! Дочь только мельком описала новую гувернантку. Обидчивая девчонка и светленькая, — вот и все ее слова.

Мануэль удивился, поймав себя на этих размышлениях. Уже много лет ни одна женщина не была способна вывести его из летаргического сна. В свои сорок четыре он считал, что уже не способен на юношеские порывы, но эта девушка за несколько минут поколебала все его представления. Ему хотелось поскорее встретиться с ней вновь, и он уже подыскивал предлог почаще бывать на вилле у Джейсона.

Мануэлю стало смешно. Он ведет себя как влюбленный! Забавно, право слово. Но это не свернуло его с пути, он решил увидеться с Сарой Винтер, как только представится такая возможность.

Он направился к Джейсону и увидел, что тот сам идет ему навстречу.

— Я слышал, как ты подъехал, — сказал он, — но тебя все нет и нет. С Сереной разговаривал?

— Нет, с твоей гувернанткой, — улыбнулся Мануэль. — Вы с Долорес обманули меня.

— То есть? — не понял Джейсон.

— То и есть. Да, вы сказали, что она молода, но скрыли, что девчонка настолько привлекательна. Какие волосы! Какие глаза! Да она просто лакомый кусочек, эта англичаночка. Тебе так не кажется?

— Я об этом не задумывался, — сухо заметил Джейсон. — О чем вы говорили?

Мануэль пожал плечами:

— Она говорит, что хочет посетить местные деревни. Ты в курсе?

— Нет. Что она там забыла? Она не сказала?

— Интересуется жизнью народа. Говорит, хочет помочь их детям.

— Вот это новости! — Джейсон склонил голову. — Думаю, стоит серьезно поговорить с ней. Сегодня утром я нашел ее в поле, бродила среди тростника, представляешь? Она слишком наивна; уверен, что девчонка не осознает всей опасности. — Он вздохнул. — Думаешь, с ней проблем не оберешься?

— Совсем наоборот! — рассмеялся Мануэль. — Она просто восхитительна и может внести в нашу монотонную жизнь свежую струю. Я люблю этот остров, Джейсон, но представляю, как эта искорка способна осветить мои бренные дни!

— Сегодня утром ты говорил, что у нее с детьми нулевые шансы, — напомнил ему Джейсон. — А сейчас встал на ее сторону. Передумал?

— Утром я говорил об абстрактной гувернантке, а теперь познакомился с ней, и не хочу, чтобы ты уволил ее, что бы ни случилось.

— Господи, Мануэль! — захохотал Джейсон. — Ушам своим не верю! Ты же с ней всего несколько минут беседовал и так увлекся!

Мануэль пошел по направлению к кабинету Джейсона.

— Ушам своим не веришь? — пробормотал он и обернулся. — Я же мужчина, Джейсон, и меня уже лет сто ни одна женщина так не задевала.

Джейсон немного постоял, а потом отправился вслед за Мануэлем. Он ничего не сказал другу и предпочел не развивать эту тему. Хоть Мануэль ему и нравился, его заявления оставили неприятный осадок в душе Джейсона. Сара была молода, весела и неопытна, и ему не хотелось, чтобы все изменилось, чтобы девушка стала замкнутой и вкусила горький плод. Несмотря на все заявления Мануэля, его интерес не приведет ни к чему, кроме постели. Сара не для него; в чем, в чем, а в этом Джейсон был абсолютно уверен.

Глава 8

На следующее утро Сара спустилась к завтраку пораньше. В зеленых джинсах и белой вязаной кофточке без рукавов она была совсем не похожа на гувернантку. На этот раз дети прибыли все вместе и одарили ее презрительными взглядами. Даже Рикардо и тот холодно ответил на ее приветствие.

Сара с нетерпением ждала, когда они закончат завтракать, и дети, словно почувствовав это, ели нарочито медленно. Но вот последний кусочек булочки был запит последним глотком свежевыжатого апельсинового сока, и Сара поднялась на ноги. — Послушайте меня, — спокойно начала она. — Если вы ждете, что я стану ругаться, то глубоко ошибаетесь. Я не собираюсь кричать на вас и выставлять себя на посмешище. Но я все же хотела бы сказать вам кое-что. Сегодня наш день начнется с катания верхом, ваш дядя дал разрешение взять лошадей. Потом мы будем плавать в бассейне. У нас тоже есть на это разрешение дяди. — Дети рты от изумления пораскрывали, но Сара сделала вид, что ничего не заметила. — Затем мы отправимся в класс и для начала проверим, насколько глубоки ваши знания. — Сара сложила руки на груди. — Если кто-то из вас не пожелает участвовать в занятиях, то и ладно, правда, завтра эти друзья не поедут с нами верхом и не будут плавать в бассейне. Понятно? — Сара выжидательно поглядела на них. — Вы, наверное, удивляетесь, почему это мы сначала будем развлекаться, а только потом заниматься. Так вот, я придерживаюсь такого мнения: человек лучше соображает после упражнений на свежем воздухе. Это понятно?

Девушка молила Бога, чтобы ее слова дошли до детских сердец. Если и этот ее трюк не поможет, то она просто не знает, что делать дальше.

Первым сдался Рикардо.

— И мы будем купаться в бассейне? Ура-а-а! — захлопал он в ладоши.

Мария поглядела сперва на сестру, потом на брата и сказала:

— Мне это тоже подходит. Вы совсем не такая, как она, правда ведь? Но она будет сердиться. Разве вам не страшно? Вы такая храбрая!

«Так ли это?» — подумала про себя Сара. По правде говоря, в своем стремлении завоевать детей она совершенно выпустила из головы Ирену де Кордову, но теперь Мария напомнила ей все ее переживания. Элоиза продолжала держаться неприступно, однако и в ее глазах загорелся огонек, когда Сара упомянула про бассейн.

— Могу поспорить, это недолго продлится, — заявила старшая сестра. — Могу поспорить, что старая сука выкинет нас, как обычно. Она ненавидит нас, и вас тоже возненавидит, если вы будете злить ее.

Сара открыла было рот, чтобы ответить ребенку, но девочка не дала ей и слова вставить и продолжала гнуть свое:

— Она не разрешит вам остаться тут из-за дяди Джейсона. Он ей не нужен, но она его никому не отдаст, вот так! Она ненавидит всякого, кто приближается к нему. Знаете, что это она располосовала ему щеку? Ножницами!

— Элоиза! — ужаснулась Сара. Несмотря на то что высказывание девочки прозвучало немного драматично, оно просто не могло быть неправдой. — Ты не должна говорить о вещах, в которых не разбираешься, — выдала наконец Сара. — Это не наше дело, и не следует распускать сплетни по этому поводу. — Она вздохнула. — Так как? Что ты собираешься делать?

— Пойду с вами. — Элоиза напустила на себя безразличный вид. — Хочу посмотреть, что будет, если она с вами встретится. Клянусь, вы такая же, как все остальные, еще одна мышка, которую она одной лапой удушит! — презрительно фыркнула девчонка. — Ее все боятся!

— Элоиза, прекратишь ты или нет? — рассердилась Сара. — Лучше бы подумала, как вы сами к ней относитесь, так почему она должна быть доброй с вами?

— Да вы, должно быть, шутите! — внезапно воскликнул Рикардо. — Она ненавидит нас, мисс Винтер, честное слово! Всех нас. И дядю Джейсона тоже. Не знаю уж почему, и за что она разрезала ему щеку, тоже не знаю. Но ведь разрезала!

Сара на мгновение отвернулась в сторону. Это не просто досужие сплетни, это чистой воды правда. Вряд ли кто-то говорил детям об этом напрямую, но, может, они слышали пересуды слуг, да и Серена не особенно следит за своим языком.

— Ладно, — поглядела она на Элоизу, — все равно это не наше дело. И я не желаю больше слышать ничего подобного. Пора оставить разговоры и отправиться на конюшню. Якоб уже должен был приготовить для нас лошадок.

Она обернулась и поглядела на детей. Рикардо и Элоиза уже мчались по кромке воды, веселые брызги летели во все стороны, но Мария не отставала от нее, и глаза девочки горели от возбуждения.

— Как здорово! — выдала она по-испански, но, приметив неодобрительный взгляд Сары, тут же поправилась и залопотала по-английски: — Можно нам каждое утро кататься, мисс Винтер?

Сара улыбнулась ей. Девочка была просто очаровательной и чертами лица скорее пошла в дядю, а не в широкоскулую мать.

Убедившись, что дети в полной безопасности, Сара приникла к шее лошади, отпустила поводья и понеслась вперед. Мелани, ее лошадь, была быстрой и ловкой, словно горная козочка, и бояться за свою жизнь девушке не приходилось, но она вздрогнула от неожиданности, когда позади раздался насмешливый голос:

— Какой пример вы подаете детям, мисс Винтер?

Сара выпрямилась, пустила кобылу шагом и оглянулась на Джейсона де Кордову, который восседал на Аполлоне и походил на величественную бронзовую статую. Девушка не заметила, как он подъехал со стороны пальм и апельсиновых деревьев.

— Простите, сеньор, — натянуто произнесла она. — Я не подумала. Этого больше не повторится.

Джейсон вздохнул:

— Расслабьтесь, сеньорита, я же просто пошутил. Не думаю, что Элоизе, Рикардо или Марии повредит, если они последуют вашему примеру. Но я рад, что встретил вас. Я собирался поговорить с вами.

Сара ощутила, как по спине ее ползет холодок. Она почувствовала, как ее спокойствию снова приходит конец. После замечания Элоизы шрам на его щеке выглядел особенно безобразно, и у Сары похолодело в животе, когда она представила себе, как Ирена заносит над головой ножницы, втыкает их ему в щеку и безжалостно разрезает мягкую плоть. Эта картина, словно живая, встала перед ее глазами, и девушка не смогла скрыть своих эмоций.

— Что бы вы там ни говорили, мисс Винтер, видно, шрам все же пугает вас, — немного холодно произнес Джейсон. — Впредь постараюсь держаться к вам другой стороной.

— Нет, что вы! — У Сары засосало под ложечкой. — Вы не правы! Ничего подобного! Я совсем о другом думала, поверьте мне!

Ей хотелось, чтобы он понял: все как раз наоборот, Сару раздирало желание коснуться этого шрама, погладить его и залечить душевную рану Джейсона.

Но как раз в это время к ним подъехали дети и полностью завладели вниманием дяди, и Сара с облегчением вздохнула. По крайней мере, у нее появилось время прийти в себя и собрать в кулак свои растрепанные чувства.

— Как здорово, дядя Джейсон!

— Мы правда можем купаться в бассейне?

— А сеньора Ирена не будет сердиться?

— Можно нам каждое утро кататься?

— Я уже лучше езжу, дядя Джейсон?

— Ты покатаешься с нами? Ну, пожалуйста!

— Да, да! Поехали с нами! — летело со всех сторон.

— Успокойтесь, — засмеялся он. — Как мисс Винтер скажет, так и будет. Раз она говорит, что вы можете каждое утро кататься и плавать в бассейне, значит, так оно и есть. Но вы после этого обязательно должны поработать, а не носиться по полям.

— Мы будем, будем! — закричала Мария. — Ни на что завтрашнее утро не променяю! И мисс Винтер совсем не такая, как… как… ну… — Девочка запнулась, а потом нашлась с продолжением и выпалила: — Не такая, как мы думали!

— В самом деле? — хитро прищурился Джейсон. — Тогда больше никаких выходок, договорились? А теперь поезжайте, покатайтесь немного. Мне надо переговорить с мисс Винтер.

Дети развернули лошадок и поскакали прочь по берегу.

— Да, прогресс налицо, — насмешливо хмыкнул Джейсон, когда дети отъехали на некоторое расстояние. — Подкуп творит чудеса!

— Другого выхода я не вижу, — вздохнула Сара. — Это нечто вроде шантажа, только вместо денег я требую послушания.

— Думаю, всех нас кто-нибудь чем-нибудь шантажирует, — выдал он загадочную фразу, и Саре стало интересно, что конкретно он имел в виду. — А теперь к делу, — спешился он. — Слезайте.

Сара вздрогнула.

— А можно я тут останусь? Мне так хорошо!

Джейсон без лишних слов снял ее с седла и поставил на песок рядом с собой, скользнув глазами по стройным ножкам.

— Мне так больше нравится. А то чувствую себя неуютно.

«Издевается!» — подумала Сара, и щеки ее зарделись. Чтобы он чувствовал себя неуютно! Просто хочет смутить ее, вот и все. Сара перевела взгляд на лазурное море и представила себе невероятное буйство красок, которое таится в его глубинах.

— А вы занимаетесь подводным плаванием? — неожиданно спросила она, совсем позабыв, с кем разговаривает.

— Так, иногда, — протянул Джейсон. — А что? Вы тоже плаваете под водой?

Сара вытаращилась на него, на губах ее заиграла улыбка.

— Господи помилуй! Нет, конечно! В Англии негде, да и вода там холодная. Но вы ведь сами знаете, что я вам рассказываю! — рассмеялась она. — Насколько я поняла, вы закончили школу в Лондоне.

— Так и есть. Да, я не подумал. А вам это интересно?

— Мне! — воскликнула Сара. — А кому неинтересно! Подводные красоты кораллового рифа любого заманят.

— Да, вы правы, коралловый риф — восхитительное зрелище, но кораллы очень опасны. В раны даже может попасть яд. Но если вам и вправду интересно, я мог бы поучить вас сначала в лагуне, а уж потом выпустить в открытое море.

— Вы… поучить меня!!! — Сердце ее пустилось вскачь.

— Да, почему бы и нет? Вы же серьезно говорили, не так ли?

— Конечно. Но я думала… а у вас найдется время?

— Найдется, — улыбнулся Джейсон. — Ведь если вы заскучаете, то можете захотеть вернуться обратно, так что надо вас чем-нибудь завлечь в свободное от работы время. Кстати, я вот о чем хотел поговорить. Мануэль сказал мне, что вас интересуют местные жители и вы хотели бы познакомиться с ними.

— Да, проехаться по деревням. А что? Что-то не так?

— Ну, не совсем. Однако я бы посоветовал вам не посещать поселки одной. По крайней мере, пока вы там с кем-нибудь не познакомитесь. Иначе вы можете оказаться в весьма затруднительном положении, языка вы не знаете, и единственная белая девушка…

— Да вы запугиваете меня! — выдохнула Сара.

— Не стоит принимать все мои слова в штыки! Я вас не запугиваю. Но когда решите отправиться в глубь острова, просто дайте мне знать, и я отвезу вас. Мне будет спокойнее. Да и как вы туда доберетесь?

— Я умею водить машину, — удивленно приподняла брови Сара.

— Правда? Очень интересно. Это открывает для вас массу новых возможностей. Для вас и для детей.

— Каких возможностей?

— Внутри острова есть лагуна, та, о которой я только что говорил. Идеальное место для купания: вода чистая, теплая, никаких опасных течений. Я уже не говорю про пикники. Вы с детьми можете часами купаться там, если, конечно, вы сами любите поплавать.

— Обожаю! — загорелась Сара. — Но я не знаю, где это.

— Я покажу. Может, даже завтра или послезавтра, как получится. Насколько я понял, ваша работа доставляет вам удовольствие.

— О да. Вы так добры, я вам так благодарна, — вспыхнула она.

— На вашем месте я не стал бы спешить с благодарностями. Эти монстры только на время утихомирились. Нет никакой гарантии, что идиллия вскоре не кончится. Как бы им все это не надоело.

— Надеюсь, что к тому времени они полюбят меня за меня саму, а не за то, что я могу сделать для них.

— Уверен, что так и будет, — лениво бросил Джейсон. — Что касается автомобиля, то я могу предоставить вам его, а также представлю вас кое-кому из моих белых знакомых. Тогда вы сможете выходить по вечерам. У нас на вилле тоска смертная, а вам наверняка захочется пообщаться со своими сверстниками.

— Боюсь, что у меня всегда было маловато общего с ровесниками, — призналась Сара.

Джейсон нахмурился и тут же подумал о Мануэле. Не увлеклась ли она им, как он ею?

— И все же, — медленно проговорил он. — Думаю, вы можете заинтересоваться молодыми испанцами. Они совершенно другие, совсем на англичан не похожи.

Сара поглядела на него снизу вверх, в широко распахнутых глазах отразилась тревога.

— Мне обязательно выходить в общество?

Джейсона ее слова застали врасплох.

— Нет, совсем необязательно. Но могу пообещать вам, что вам там не будет скучно.

— Мне и сейчас не скучно. — Сара взялась за поводья. — Это все?

Он бросил сигарету в песок, упер руки в боки и пожал широкими плечами. Сара с улыбкой поглядела на него и решила, что он смахивает на пирата, особенно из-за шрама на щеке. Ему бы еще повязку на один глаз — и готово, идеальная картинка. Джейсон поинтересовался:

— Я такой смешной?

— Не вы… я сама смешная, — смутилась Сара.

— Чему это вы сейчас улыбались? — взялся он за луку седла, не давая ей уехать.

Сара заглянула в его тигровые глаза и решила ответить начистоту:

— Вы напоминаете пирата.

Джексон отпустил луку и расхохотался.

— Милая моя мисс Винтер, неужели вы склонны витать в облаках? Вот бы никогда не подумал!

Саре захотелось показать ему язык.

— Иногда это помогает. — Девушка пришпорила лошадку и понеслась по мокрому песку.

Интересно, почему она не может поговорить с Джейсоном, чтобы не вспомнить о том, что она — женщина. Конечно, она не могла отрицать, что он ей нравится, но это ведь ничего не значит, уверяла она сама себя. Многие мужчины привлекательны, и многие женщины находят их интересными, но без каких бы то ни было серьезных последствий. Почему же ей так приятно быть с ним рядом, даже когда он насмехается над ней? И какая ей разница, кто порезал его щеку? Ей должно быть абсолютно все равно, она же работать сюда приехала, а он всего-навсего ее босс, и она не имеет никакого права лезть в его личную жизнь. Ее забота — дети, и только дети.

Никто и никогда не мог назвать ее любопытной, но теперь она никак не могла отрешиться от проблем семейства де Кордова.

В начале десятого они вернулись на виллу, и дети радостно помчались переодеваться в купальные костюмы. Сара тоже натянула желтый сплошной, довольно старомодный купальник. Она от души надеялась, что если Ирена увидит ее, то сочтет этот наряд вполне приличным.

Вода в бассейне закачивалась из моря и постоянно обновлялась. Дети в красных купальниках замерли на краю в ожидании сигнала Сары.

Она не без труда натянула на косы белую купальную шапочку и прыгнула в бассейн. Вынырнув, девушка крикнула:

— Здесь просто здорово! Давайте ныряйте!

Элоиза и Рикардо, которые плавали словно рыбы, последовали ее примеру, но Мария оказалась более осторожной и прыгнула с края солдатиком, подняв целый фонтан брызг. Рикардо принес с собой огромных размеров ярко-голубой резиновый мячик, и они почти час резвились в воде.

В конце концов Сара с сожалением вздохнула, вылезла на берег и сказала:

— Игры окончены. Посмотрим, кто из вас самый ловкий и быстрее всех переоденется для занятий.

Если она и ожидала сопротивления, то была приятно удивлена. Все трое без единого слова выбрались из воды и пошли в дом, бросая на бассейн тоскливые взгляды.

Сара вытащила из воды забытый детьми мячик и уже была готова войти в дом, но тут на пороге появилась Ирена де Кордова и перегородила ей путь.

У Сары похолодело в животе, и она поплотнее закуталась в большое белое полотенце.

Она поприветствовала Ирену, надеясь на то, что хозяйская жена не собирается устраивать ей сцену.

— Сеньорита, вы, как я вижу, купались.

— Да, сеньора. Вода — просто прелесть. Очень рекомендую.

Сара только задним умом поняла, какую глупость сморозила. Невозможно даже представить, что элегантная и безупречная Ирена облачается в купальник, ныряет в воду и портит свою прическу.

— Нет уж, благодарю, — холодно отреагировала Ирена. — Я вам не морская выдра. Мои родители не позволяли мне ничего подобного. В нашей стране женщины моего уровня не бегают, как… в таком виде! — Она махнула рукой, показывая на наряд Сары.

— В вашей стране! — удивилась Сара. — Но ведь это и есть ваша страна. Этот остров!

Ирену а ж перекосило.

— Вы что, серьезно, сеньорита? Думаете, что я одна из них, что я выросла на этом острове?

— Да, сеньора. — Сара никак не могла понять, чего это Ирена так распереживалась.

— Моя семья — одна из самых знатных и древних в Испании! — воскликнула Ирена. — Мой дед был графом!

Сара переварила эту информацию, но не могла найтись с ответом.

— Вам нечего на это сказать, сеньорита?

— Даже и не знаю, что я могу на это ответить, — как можно вежливее произнесла Сара, вращая в руках мячик. — Разрешите мне идти…

Ирена двинулась прямо на нее.

— Думаете, что вы выиграли эту битву, так ведь, сеньорита Винтер? — зашипела она, и Сара с отвращением отпрянула от этой странной женщины.

— Не понимаю, о чем это вы, — беспомощно пролепетала Сара.

— Еще как понимаете! Я имею в виду этот бассейн, что же еще! Считаете, что можете обвести Джейсона вокруг пальца только потому, что он позволил вам пользоваться бассейном, хоть я и против!

— Ничего такого я не считаю, сеньора, — ответила Сара. — Сеньор разрешил детям купаться в бассейне, потому что ни вы, ни кто-либо другой им не пользуется.

— Эти отродья! Они полукровки!

— Человек есть человек, несмотря на цвет его кожи. — В ней начал просыпаться гнев. Откуда столь несправедливое отношение к своим племянницам и племяннику?

— Эти так называемые дети — исчадие ада. Живое доказательство дьявольской силы вуду.

Сару замутило. Никогда в жизни ей не приходилось встречаться с подобным фанатизмом. Девушке хотелось заткнуть уши, закрыть глаза и сбежать подальше отсюда, хотя бы в свою комнату, запереть дверь на замок и не выходить оттуда, чтобы не видеть этого блеска в глазах сумасшедшей Ирены и не слышать ее полоумных слов.

— Простите меня! — выпалила она и понеслась через холл к лестнице и наверх, как будто за ней гналась стая чертей.

Глава 9

Джейсон шел по пристани, отвечая на приветственные возгласы рыбаков. Он успел переодеться и выглядел весьма эффектно. Его яхта «La Sombra Negra»[11] была пришвартована, рядом с кечем Родриго Валентена, сына старшей сестры Мануэля Диаса.

— Buenos dias[12], Джейсон, — помахал рукой молодой человек. — Выходишь в море?

— Нет, — вздохнул Джейсон, поставив одну ногу на парапет и наблюдая за Родриго. — Не с кем. А что? Хочешь со мной?

— Если у тебя есть желание, — осклабился Родриго. — А где Долорес? Она бы ни за что не упустила случай выйти в море!

— Что ты хочешь этим сказать? — лениво улыбнулся Джейсон.

— Ничего, только не я! Говорят, ваша новая гувернантка — это нечто! Будешь ее взаперти держать или выпустишь в свет?

Джейсон вытащил пачку сигарет, взял себе одну и предложил Родриго.

— Интересно, и кто же это болтает о мисс Винтер?

— А чего гадать? Мануэль, кто же еще. — Родриго засмеялся. — Мне кажется, что он втрескался по уши.

Джейсон напрягся.

— Неужели? Мне кажется, он уже слишком стар для подобных вещей.

— Не верь глазам своим, — хихикнул Родриго. — После вас он вчера к нам поехал и не мог нахвалиться. Правда, что она за штучка, Джейсон?

— Очаровательная малышка. Молоденькая, не то чтобы слишком красивая, но девчонка очень привлекательная. На полном серьезе собирается помогать местным, что, согласись, весьма необычно.

— Мне бы очень хотелось познакомиться с ней. Насколько я понял, ты не против. Ведь ты же и сам ненамного моложе Мануэля.

Джейсон с улыбкой подумал, чего он так трясется над этой девчонкой. Да, Родриго действительно молод, но, несмотря на свою молодость, он уже преуспел на любовном поприще, за что, как говорят, был даже изгнан из университета. Поэтому его кандидатура подходила Саре не больше, чем Мануэль.

Но что тут поделаешь, ей придется самой рисковать, и остается только надеяться на монастырское воспитание.

— Думаю, она не откажется посетить одну из ваших вечеринок, — пожевал он нижнюю губу.

— Отлично! — обрадовался Родриго. — Послезавтра вечером мать устраивает на пляже Хани-Гроув барбекю. Мне кажется, это идеальный вариант.

— Точно, — согласился с ним Джейсон. — Надеюсь, я тоже приглашен?

— Само собой! Но ты меня удивляешь! Давненько ты никуда не выбирался, я уже и не помню, когда это было в последний раз.

Джейсон пробежал рукой по густым волосам, наслаждаясь теплом яркого солнечного дня.

— Неужели думаешь, что я пошлю девчонку одну туда, где она никого не знает? Это вряд ли.

— Но она с Мануэлем знакома и с Долорес тоже.

— Не думаю, что она без меня поедет. Мы только сегодня утром с ней об этом спорили.

— Она спорит с тобой! — удивленно приподнял брови Родриго. — Вот это сюрприз! Выходит, Мануэль не преувеличивал, когда говорил, что она не похожа на других.

— Не преувеличивал. — Джейсон поспешил попрощаться.

— Значит, послезавтра в восемь? Мы будем ждать.

— Договорились. Но один я приеду или нет, не знаю, ничего обещать не буду.


После обеда Серена через горничную передала Джейсону, что хочет поговорить с ним и ждет его во время сиесты.

«Интересно, о чем?» — думал Джейсон, направляясь к ней. Он надеялся, что Серена не станет выражать недовольство Сарой Винтер, у девушки хорошо получалось управляться с детьми.

Серена живописно разлеглась на кушетке в своей гостиной, в тонких пальчиках — длинный мундштук. В красном платье она была просто неотразима.

— Привет, милый, — сказала она, завидев Джейсона. — Я рада, что ты так быстро откликнулся. Это очень важно. — Она махнула рукой и сторону кресла. — Присаживайся, сахарный мой, а то я чувствую себя такой ничтожной, когда ты стоишь.

Джейсон улыбнулся. Уж что-что, а ничтожной Серену никто назвать не мог. Была в ней какая-то необычайно притягательная сила, и он прекрасно понимал Антонио. Джейсону Серена нравилась, и отношения между ними были легкими и дружескими, однако как женщина она его никогда не интересовала, и он от души надеялся, что сноха тоже не думает о нем в этом плане.

— Как у тебя уютно! Прямо в сон клонит.

— Да, вот это комплимент, ничего не скажешь! — саркастически хмыкнула Серена. — Ну да ладно. Я вот о чем хотела сказать. Может, тебе будет интересно, что Ирена разговаривала… если, конечно, это можно назвать разговором!. с мисс Винтер.

— О господи! — Джейсон закрыл глаза. — Продолжай…

— Прижала бедняжку сегодня утром, когда та выходила из бассейна. Не то чтобы Ирена вышла из себя, но она снова завела старую пластинку о проклятии и о том, как она ненавидит это место… детей и так далее, и тому подобное, сам знаешь. Мне кажется, девчонка до смерти перепугалась. И есть от чего, тебе так не кажется?

Джейсон открыл глаза и потянулся за сигаретой.

— Выпить хочешь? — встала с кушетки Серена. — Виски?

— Спасибо. И спасибо, что рассказала мне, иначе я вряд ли узнал бы. Мисс Винтер не похожа на девчонку, которая бегает к боссу по поводу и без повода, ни за что не станет жаловаться, даже если Ирена действительно напугала ее. — Он провел рукой по волосам. — Когда же все это кончится, Серена?

— Надо бы снова вызвать психиатра из Порт-оф-Спейн. — Серена протянула ему бокал и присела на ручку кресла.

— Нет, — поморщился Джейсон. — Что толку? Я все равно не пошлю ее в лечебницу, Серена. Это для нее хуже смерти.

— Чушь, и ты сам это знаешь.

— Нет, не чушь. — Джейсон от души отхлебнул из бокала. — Может, если бы я не женился на ней, то она не стала бы… такой, как сейчас. Вреда от нее нет, просто она живет в мире грез.

— Нет вреда? Да уж. — Серена легонько провела пальцами по его щеке и, словно испугавшись своих эмоций, отодвинулась подальше. — Проведешь с ней беседу?

— Не знаю. Наверное. Но боюсь, что это ей не понравится.

— Джейсон! — вздохнула Серена. — Хозяин-то в этом доме — ты.

— Я никогда не забываю о своих обязанностях, не волнуйся. Кстати, Родриго пригласил нас к своей матери на барбекю, и я собираюсь отвезти мисс Винтер. Поедешь с нами?

— Ты! Принял приглашение! — Глаза Серены расширились от удивления. — Не может быть! Господи, что с тобой случилось? — Она расхохоталась. — Нет, я не пойду, но все равно спасибо. Я рада, что ты решил выйти в свет. Долорес там тоже будет. Но зачем ты берешь мисс Винтер?

— Потому что ей надо познакомиться с местной молодежью. Она молода, у нее должны быть интересы, кроме работы.

Серена пожала плечами.

— У меня-то их нет, — холодно прокомментировала она.

— Могли бы быть, если бы ты забыла Антонио и позволила себе это. Да, произошла трагедия, я понимаю, и так, как Антонио, ты больше никого любить не будешь. Но однажды ты захочешь снова выйти замуж и завести еще детей. Ты слишком молода, чтобы остаться вдовой.

— Может, ты и прав. Но здесь все напоминает мне о нем. Вот если бы я могла…

Джейсон несколько секунд сверлил ее взглядом, потом произнес:

— Если мисс Винтер справится с детьми, не вижу ни одной причины, по которой ты не могла бы съездить на Тринидад повидаться с родителями. Тебе же этого очень хочется, правда?

— Можно? — У Серены заблестели глаза. — Правда, можно?

— Почему бы и нет? Дадим этой юной леди пару недель, а там посмотрим.

— Спасибо тебе, Джейсон! Ты просто душка! — Серена бросилась ему на шею и расцеловала.

Джейсона смутил ее энтузиазм, и он немного отодвинулся от нее. В этот самый момент Сара, которая спустилась вниз в поисках детей, остановилась у французского окна и заглянула в комнату.

— Извини, — пробормотал Джейсон и поспешил на веранду.

Серена посмотрела ему вслед. Молодая женщина прекрасно понимала, что ей никогда не заполучить Джейсона самой, но ей было очень неприятно видеть, как тот увлекся английской глупышкой, которую сюда неизвестно каким ветром занесло.

Джейсон даже не подозревал, какие мысли бродят в голове у Серены, и бросился вслед за Сарой.

— Сеньорита! — нагнал он ее по пути на пляж. — Мне надо снова поговорить с вами! Присядем?

Сара, не говоря ни слова, опустилась на траву, Джейсон растянулся рядом с ней.

— Это имеет отношение к детям? — спросила она.

— Нет, к детям это не имеет никакого отношения. — Он начал стряхивать с брючины песок, глядя на нее в упор до тех пор, пока девушка не вспыхнула и не отвела глаза.

— Прежде всего, мне хотелось бы объяснить то, чему вы только что стали свидетелем, — мягко проговорил он.

— В этом нет никакой необходимости, сеньор. — Глаза ее расширились от удивления.

Джейсон начал выходить из себя.

— Я и сам это знаю, черт бы вас побрал! — сердито засопел он. — Но все равно хочу объясниться. Мне было бы неприятно, если бы вы посчитали меня легкомысленным мужчиной, который развлекается с другими женщинами при живой жене. Не важно, что вы там себе думаете, но я не волокита.

Сару позабавило последнее слово, и она улыбнулась.

— Звучит немного старомодно, — не смогла сдержаться она.

— Я серьезно! — уставился на нее Джейсон.

— Да, сеньор, — легко согласилась она, но Джексону почудилось, что в душе девушка смеется над ним, и он окончательно обозлился.

Он вскочил на ноги и долго смотрел на нее сверху вниз своими тигриными глазами, потом отвел взгляд и обратился к морю.

— Завтра я отвезу вас на лагуну, — безразличным тоном бросил он. — Будьте готовы отправиться сразу после завтрака. Поплаваете там, а потом вернетесь к своим урокам. Вам это подходит?

— Да, сеньор. — Сара почувствовала себя неловко, и ей захотелось, чтобы он снова сел, но Джейсон даже и не думал делать этого. — Завтра вечером мои друзья устраивают на пляже Хани-Гроув барбекю. Я обещал передать вам приглашение.

Девушка тоже поднялась на ноги и потупила взор.

— Спасибо, но мне кажется, что эта мысль не слишком хороша.

— Почему это? Или мне теперь нельзя доверять?

— Вам?! Я не понимаю.

— Неужели вы подумали, что я отпущу вас на первую вечеринку без эскорта?

— Вы будете сопровождать меня, сеньор?! — удивилась она.

— Да. По крайней мере, собирался. — Джейсон наклонил голову и принялся внимательно изучать свои ботинки. — Думаю, это хорошая возможность познакомиться с молодежью.

— Извините меня, — улыбнулась Сара. — Я вас не так поняла. Мне бы очень хотелось поехать, правда. Я буду с нетерпением ждать вечера, — загорелась девушка, но тут же вспомнила Ирену, и взгляд ее затуманился.

— Хорошо. Тогда до следующего утра. — Джейсон уловил внезапную перемену настроения Сары и задумался над тем, какого же она на самом деле мнения об этом странном доме и его обитателях.

Глава 10

На следующее утро Элоиза, Рикардо и Мария, которым Сара уже успела накануне вечером сообщить о решении дяди, горели энтузиазмом и желанием исполнить любую прихоть гувернантки. Сара была рада, что малыши начали наконец воспринимать ее, но первый же урок дал весьма печальные результаты. Мария еще куда ни шло, но Рикардо и Элоиза ужасно отстали от своих сверстников. Неудивительно, что их дядя так беспокоился. В обычной школе они бы и дня не смогли проучиться. Несмотря на то что дети оказались умными и очень сообразительными, все на лету схватывали, никто и никогда не занимался их дисциплиной, поэтому сидеть за партой изо дня в день им было тяжеловато. Мысль о ежедневных занятиях не слишком впечатлила их.

Да и как иначе? Остров — настоящий рай для детей, кому понравится сидеть дома и читать книги, когда на улице светит солнышко? Сама идея, казалось, несла в себе оттенок несправедливости.

Вся компания собралась на веранде, когда покрытый пылью фургончик притормозил у ступенек.

Сара долго колебалась, размышляя, надевать или не надевать купальник и купаться ли ей вместе с детьми. Она понятия не имела, как поведет себя Джейсон де Кордова, и, к своему ужасу, поняла, что жутко нервничает от одной мысли, что окажется в его обществе без одежды. Она все же надела свой желтый купальник, а поверх натянула зеленые джинсы и желтую безрукавку.

Джейсон выбрался из машины, открыл задние дверцы для детей, затем с ироничной ухмылкой забрался на переднее пассажирское сиденье.

— Везите нас, сеньорита! — лениво протянул он. — Я буду показывать дорогу.

Сара с беспокойством глянула на него, но тут же взяла себя в руки и села за руль, стараясь отгородиться от приступа чувственного наслаждения, охватившего ее. Сегодня он был в джинсах темно-синего цвета, а красную рубашку даже не потрудился застегнуть, просто заправил в брюки. Сердце у Сары трепыхалось словно овечий хвостик, и она была уверена, что только глухой не услышит этих ударов; в итоге завести машину и тронуться с места с первой попытки не удалось.

Ребятня захихикала, и Сара поджала губы.

«Да соберись ты, наконец! — разъярилась она на себя. — Прекрати думать о нем! Успокойся и подумай о себе. Думать о нем — безумие!»

После этого девушка действительно взяла себя в руки, автомобиль плавно покатился по дорожке и по указанию Джейсона после ворот свернул направо. Сара успела заметить на веранде маленькую фигурку, и, хотя это могла оказаться Серена, Сара отчего-то была уверена, что сама Ирена де Кордова провожала их недобрым взглядом.

Дорога к лагуне пролегала по самому сердцу острова, бежала по ущельям, где кристально чистые ручейки весело стремились вниз с обрывов между сочной зелени кустов. Сара восхищенно вдохнула полной грудью.

— Мне кажется, вы попали под очарование нашего острова, — мягко заметил Джейсон. — У вас это на лице написано. Это все буйство красок, именно оно завораживает, правда?

— Оно любого заворожит, — согласилась девушка.

— Нет, далеко не любого. — Джейсон лениво откинулся на своем сиденье, достал из портсигара сигарету и прикурил. — Для некоторых остров — тюрьма, и нет никакой надежды на побег из этой затерявшейся в море крепости. Злое, проклятое место.

— Да что вы такое говорите! — изумилась Сара. — Вы же сами не верите в это.

— А вы? — кинул он на нее испытующий взгляд.

— Нет, — покачала она головой. — Нет. Вы правы. Я влюбилась в остров.

Машина выскочила на открытое место, и прямо перед ними раскинулась зелено-голубая лагуна, чистая и безмятежная.

— Как оно тут очутилось?! — не сдержала она восхищения.

Джейсон вытянулся вперед.

— Это никому не известно. Мне кажется, давным-давно здесь протекала подземная река, она веками несла свои воды к морю, пока не прогрызла в скале дыру и не вышла наружу. Вода в лагуне соленая, там до сих пор есть туннель, ведущий к морю.

Высеченная природой тропинка вела к белоснежному песку, а окружающие камни были лучше любого трамплина. Дети с воплями понеслись вниз по склону, по пути стаскивая с себя шортики и маечки.

Джейсон казался холодным и безразличным, и на минуту Сара позволила себе удовольствие просто полюбоваться на него.

— Переодевайтесь! — бросил он. — Я иду купаться.

Сара увидела, как он нырнул со скалы, и через несколько мгновений голова его показалась рядом с Элоизой. Джейсон схватил девочку и безжалостно потащил вниз, под воду, та взвизгнула от восторга. Рикардо и Мария подплыли к дяде и начали неистово брызгать в него водой. Сара вздохнула, и во вздохе этом прозвучало сожаление. Невооруженным взглядом видно, что дети обожают дядю, и так жаль, что у него нет своих. Из него бы вышел превосходный отец.

Сара трясущимися руками стянула с себя джинсы и безрукавку, бросила одежду на заднее сиденье автомобиля, взяла купальную шапочку и пошла вниз.

Джейсон выбрался из воды и теперь наблюдал, как она натягивает на свои чудесные волосы безобразную резиновую шапку.

— Господи помилуй, Сара, зачем она тебе понадобилась? — нахмурился он.

Она строго взглянула на него, тут же отметив про себя, что он назвал ее на «ты» и по имени.

— Чтобы не замочить волосы, зачем же еще! — парировала она.

— А купальник! Держу пари, он куплен не на архипелаге!

— Вы правы! — вспыхнула Сара. — Я приобрела его в Англии.

— Небось в прошлом веке, — пробормотал Джейсон. — Только не говори, что ты собираешься отправиться в нем на вечеринку!

— Другого у меня нет, — раздраженно бросила Сара. — Что с ним не так? Вполне подходящий.

— Барахло! — буркнул Джейсон и нырнул в воду.

Сара была вне себя от ярости. Да как он смеет обсуждать предметы ее туалета! Какое ему вообще дело, в чем она ходит!

Мария выбралась из лагуны и подошла к ней.

— Пойдемте, мисс Винтер! — схватила она ее за руку. — Вода — просто прелесть!

Сара взобралась на скалу и без особого энтузиазма нырнула вниз, но шелковистое прикосновение воды смыло и ярость, и раздражение.

Она слышала, как Джейсон шумно плещется с детьми, и почувствовала, как все проблемы оставили ее в этом чудесном мире красоты и покоя.

И вдруг покой ее нарушили, крепкая рука обвилась вокруг талии и потянула девушку вниз, и, когда той удалось вынырнуть, она увидела, как дети аплодируют, одобряя поступок дяди.

В глазах Джейсона прыгали веселые искорки, и Сара, поддавшись внезапному импульсу, схватила его за голову и, навалившись всем телом, окунула в глубину.

Она уже хохотала вместе с остальными, спешно отплывая с места преступления на случай, если он захочет отплатить ей той же монетой. Обернувшись, она увидела только детей, и ее сердце пропустило удар. Где Джейсон?

И тут девушка снова ощутила, как сильные руки обхватили ее за талию, и она оказалась в искрящемся мелкими пузырьками подводном мире.

Ей следовало догадаться, что отменного ныряльщика не запугать простеньким трюком. Девушка улыбнулась сама себе и вывернулась из его рук, едва справившись с неодолимой силой физического влечения.

Она вынырнула на поверхность, голова Джейсона показалась рядом, и он сделал глубокий вдох. И прежде чем она успела разгадать его маневр, Джейсон стянул с нее шапочку и забросил на дальний берег лагуны. Шпильки, скреплявшие косы в корону, выскочили, косы упали ей на плечи.

Она беспомощно поглядела на него, и он прошептал:

— Извини! Но скрывать такую красоту под глупой резиновой шапкой — преступление. — Джейсон поймал одну из ее кос, словно взял девушку в плен. — Мне бы хотелось поглядеть на распущенные волосы, — задумчиво, словно сам себе, сказал он. — Они ведь очень длинные, да?

Сара лишь кивнула, боясь открыть рот и выдать себя.

— И сушить их придется долго, правда?

— Да.

Глаза его потемнели, Сара почувствовала его настроение и хотела было отвернуться, когда он страстно прошептал:

— Никогда не отрезай их, слышишь?

— Почему? — Голос ее дрожал.

— Потому что я не хочу, — самонадеянно заявил он. Ему пришлось отпустить ее: дети подплыли поближе поглядеть, что там такое происходит.

Саре казалось, что она уже никогда не сможет войти в норму.

Она взяла полотенце и принялась вытирать косы. Сперва хотела расплести их, но решила, что это подождет до дома, где она сможет распустить волосы без свидетелей.

Рикардо выбрался на берег вслед за ней и теперь стоял рядом, открыв рот от изумления.

— Ого! Да они вам до пояса достают! — Мальчик улыбнулся. — Какие они красивые-е!

— Спасибо, Рикардо! — улыбнулась она ему в ответ.

— Я решил, что вы мне нравитесь, — заявил он, плюхнувшись на песок рядом с ней. — Вот подумал, пойду скажу вам.

Сара улыбнулась:

— Я очень рада! Ты мне тоже нравишься.

— И дядя Джейсон, — выдал паренек.

— Дядя Джейсон! — Сару прямо оторопь взяла. — Что ты имеешь в виду?

— Ничего, — пожал плечами Рикардо. — Но нам с вами было весело, и дяде Джейсону вы нравитесь, уж я-то знаю! Иначе он вряд ли поехал бы с нами.

— Ерунда! — слабо запротестовала Сара. — Ваш дядя без ума от вас троих. И, кроме того, как бы я привезла вас сюда одна, я ведь не знала дороги.

— Хмм! — Рикардо не так-то легко было переубедить. — Там посмотрим. Но вы ведь будете осторожны, мисс Винтер?

— То есть?

— Ирена, — абсолютно серьезно заявил Рикардо. — Она возненавидит вас, если заметит, что вы нравитесь дяде Джейсону. Она такая ревнивая, не смотрите, что сама она его ненавидит.

Сара сделала большие глаза.

— Ненависть сродни любви, — сказала она сама себе.

— Кто научил тебя такому? Вряд ли монашки из монастыря, — прозвучал у нее над ухом голос Джейсона, и Сара только сейчас поняла, что он тихонечко подкрался к ним сзади и сел рядом, его мокрое тело сверкало на солнце.

— Тут вы абсолютно правы, — вскочила она на ноги. — Э-э-э… мы не… я хочу сказать, не пора ли нам возвращаться?

Джейсон пожал плечами:

— Это вам решать, сеньорита. Сейчас… дай-ка я погляжу… — Он бросил взгляд на водонепроницаемые часы. — Почти девять тридцать. Обратная дорога займет примерно полчаса. Что решила?

Саре хотелось закричать, что она готова провести здесь весь день, до самой темноты, но вместо этого сказала:

— Дети, у вас еще пятнадцать минут, и потом мы возвращаемся.

К этому времени Мария и Элоиза тоже присоединились к ним — интересно же! И теперь все трое кинулись обратно к лагуне, а Сара направилась к машине переодеваться. Жаркое солнце уже высушило ее купальник, девушка вытерлась и влезла в брюки и безрукавку, стараясь спрятаться от взгляда Джейсона.

Обернув косы вокруг головы и закрепив их, как прежде, Сара сразу же почувствовала себя намного увереннее.

Джейсон подошел к машине, открыл бардачок и извлек оттуда термос.

— Кофе?

— О! Как здорово! — воскликнула она, предвкушая удовольствие. — Я бы с радостью!

— Отлично. — Джейсон протянул ей термос. — Угощайся, а я пока оденусь.

Всей кожей ощущая его присутствие, Сара отвернула с крышки два стаканчика и разлила дымящийся напиток. Джейсон надел рубашку, но заправлять ее не стал и принял из ее рук стаканчик:

Он прикурил сигарету и, привалившись к капоту, отхлебывал ароматный кофе.

— Тебе понравилось? — лениво поинтересовался он.

— Вы же сами знаете, что да, — ответила она, не поднимая глаз. — Было просто чудесно.

— Отлично. Тогда вскоре начнем уроки, а? К аппарату дыхания надо привыкнуть.

Сара широко распахнула глаза. Она на время и думать забыла о своем интересе к подводному плаванию, и даже мысль о том, что она будет часто приезжать сюда с Джейсоном, вдвоем, чтобы брать уроки дайвинга, привела ее в несказанный ужас. — Я… я не знаю, найдется ли у меня время, — еле ворочала она языком. — Дети сильно отстали, и придется уделять им много внимания, а еще надо к занятиям готовиться, и…

— Передумала, — прищурился Джейсон. — Почему?

— Не совсем так, сеньор, — неловко пожала она плечами. — Я…

— Да ты боишься меня! Я ведь прав? — В глазах его полыхала еле сдерживаемая ярость.

— Отнюдь!

— Неужели? Думаешь, мне нельзя доверять. Может, боишься, что я начну приставать к тебе, так ведь? Неужели считаешь, что, раз моя жена обращается со мной как с идиотом, я только и делаю, что ищу, в чью бы постель прыгнуть? Неужто не понимаешь, маленькая ты дурочка: если бы мне понадобилось утолить свои плотские страсти, в городе полно женщин?!

Сара скрестила руки на груди.

— Сеньор, прошу вас!

— Ты вывела меня из себя! — пробормотал он. — Я просто думал, что ты хочешь поучиться плавать под водой. Это чудесный мир, и он ждет тебя. Если ты хоть на минуту вообразила себе, что я просто ищу способа провести с тобой время наедине, то ты просто тупица!

— Сеньор, вы мне грубите! — Сард дышала судорожно, и ее грудь бурно вздымалась под тоненькой тканью безрукавки.

— Да что ты? Ну, извини, — холодно бросил он, и девушка поняла, что извиняется он только из вежливости.

— Мне и вправду хотелось поучиться подводному плаванию, — пискнула она.

— Ну? — припечатал он ее взглядом. — Как это понимать? Ты все же хочешь, чтобы я учил тебя?

Сара передернула худенькими, плечиками:

— Мне не хочется, чтобы вы подумали, будто я притворялась.

— О господи! — выдохнул он, открыв дверцу машины. — Дети возвращаются. Придется продолжить нашу дискуссию в другой раз.

— Да, сеньор.

Глава 11

Чуть позже в тот же день пошел дождик, который явно собирался превратиться в затяжной. Сара оставила детей на попечение Макса и попила чаю в своей комнате. Констанция передала ей слова сеньора о том, что из-за плохой погоды вечеринка переносится на другой день.

Девушка уныло сидела у распахнутого окна и с тоской смотрела на дождик. Она с необъяснимой радостной дрожью ждала этого события, и вот пожалуйста — ничего не будет.

Констанция предложила Саре поужинать в комнате, и девушка согласилась. Она была не в настроении вести светскую беседу с Сереной, которая к тому же вчера вечером дулась и неохотно выдавливала из себя слова.

Сара легла пораньше, но сон бежал от нее, и заснуть удалось только на рассвете.

Утро выдалось прохладное, бодрящее, к полудню снова стало жарко. Она покаталась с детьми на пони, а после разрешила им поплавать в бассейне, но сама участия не принимала.

К вящей радости Сары, Ирена не появлялась. Их встреча могла бы стать последней каплей, особенно теперь, когда Сара пребывала в столь убитом настроении. Неужели она пробыла здесь всего неделю? Она чувствовала себя так, словно прожила тут всю свою жизнь, и после здешнего многоцветия Англия казалась серой, унылой, далекой и какой-то даже нереальной.

Уроки уже начали приносить свои плоды, и недавно Элоиза сумела без запинки прочитать первое в жизни предложение. Дети словно почувствовали ее настроение и изо всех сил старались избавить ее от депрессии.

В тот день к ним на обед пожаловала Долорес. В маленьком зеленом платьице, словно вторая кожа облегающем ее безупречную фигурку, девушка выглядела просто шикарно. С Сарой она вела себя по-дружески, что очень удивило юную гувернантку. Сегодняшнее обращение гостьи как небо и земля отличалось от их первой встречи, когда Долорес пыталась уязвить Сару. Ей пришлось признать, что дети очень изменились, на что Серена только пожала худенькими плечиками.

— Шантаж и подкуп чистой воды, — лениво протянула она за десертом из фруктового салата со сливками. — Мисс Винтер завоевала детские сердца прогулками на пони и купанием в бассейне.

Сара почувствовала себя неуютно. Хотя в этом и была доля правды, она действительно воспользовалась пони и бассейном в качестве пряника, но работа детей не заслуживала столь критического отношения.

— Детские сердца давно ждали, когда их кто-нибудь завоюет, — спокойно отреагировала она. — Они такие честные. С головой окунаются и в работу, и в игры, да так и должно быть. Детей нельзя бросать на произвол судьбы.

Серена злобно зыркнула в сторону гувернантки:

— В самом деле! И ты решила, что выиграла эту битву? Вот погодите, надоест им ваш бассейн, тогда и посмотрим, моя милая мисс Винтер!

Все это время Рикардо не сводил взгляда с матери, прислушиваясь к разговору взрослых, и теперь решил вмешаться.

— Мисс Винтер совсем не такая, как сеньора Ирена, мама, — заявил он. — Она обращается с нами как с людьми, а не как с тупыми недомерками. Ей интересно все, что мы делаем, и она не критикует нас без надобности.

Серена вытаращилась на сына.

— Марш в свою комнату! — взвилась она. — Как ты смеешь разговаривать со мной в подобном тоне!

К счастью, на выручку парню пришла Долорес:

— Серена, милая, ну чего ты так злишься? Мисс Винтер выполняет свою работу, только и всего. И если она нравится Рикардо, это очень хорошо. Ты же хотела иметь возможность уехать отсюда на время, разве не так? Скоро она у тебя появится!

— Наверное, ты права, — недовольно сморщилась Серена, и Сара покачала головой. Поведение этих женщин было выше ее понимания: вот они от души улыбаются тебе, а в следующий момент готовы вцепиться в горло. С чего это Долорес сегодня такая добрая? А Серена — наоборот? Вдруг она все же захочет уволить ее в конце испытательного срока? Ведь именно мать детей будет решать, продлевать ли контракт Сары или отослать ее обратно.

После обеда дети, как обычно, исчезли, но Сара не стала останавливать их. Они должны приходить и уходить, когда пожелают, к тому же теперь дети никогда уже не возвращались обратно в столь чудовищном виде.

Предоставленная самой себе, Сара пошла к себе в комнату, переоделась в джинсы и кофточку и отправилась на пляж. Солнце безжалостно припекало, и девушка устроилась в тенечке с книгой в руках, но предыдущая бессонная ночь дала о себе знать, и скоро ее сморило.

Сара не знала, сколько времени она проспала, но, проснувшись, тут же поняла, что у нее появилась компания. У соседней пальмы сидел темноволосый молодой человек и жевал травинку.

— Спящая красавица пробудилась, — поглядел он на нее ярко-синими глазами. — Ты — Сара Винтер. А я — Родриго Валентен.

— Очень приятно. — Сара почувствовала себя не в своей тарелке. Интересно, давно ли он сидит тут и наблюдает за ней? — Ты кто? Я должна тебя знать?

— Нет. Я племянник Мануэля Диаса, кузен Долорес. Сын Карлоса и Луизы Валентен из поместья Хани-Гроув, Кордова. К вашим услугам, сеньорита!

Саре пришлось улыбнуться.

— Так, значит, это ваша мать пригласила нас с сеньором на барбекю?

— Точно так. А тут, как назло, дождь пошел. Вечеринку перенесли на завтра.

— Понятно.

— Джейсон сообщил тебе?

— Нет, я не видела сеньора со вчерашнего утра.

— Ясно, — протянул он. — Ты хоть понимаешь, какая тебе выпала честь? Тебя выводит в свет Великий Отшельник всех времен и народов!

Сара засмеялась. Ей понравился этот молодой человек. Так приятно поболтать с кем-то запросто, не надо притворяться и думать о подводных камнях ненависти, ревности и страсти.

— Мне так хочется пойти! — призналась она ему. — Гостей много будет? И что следует надеть?

— Придет человек двадцать, плюс мы, само собой. У меня три сестры: Катерина, Елена и Кристабель. Все младшенькие. Мне двадцать три. А тебе?

— Двадцать один. А что насчет одежды?

— Никаких формальностей. Купальник плюс сверху что-нибудь легкое, больше ничего не требуется. По ночам здесь тепло, да и танцы на берегу планируются.

Сара с отвращением вспомнила свой желтый купальник. После слов Джейсона он стал казаться ей просто чудовищным, к тому же ее резиновая шапочка так и осталась лежать на берегу лагуны. Надо что-то срочно придумать насчет другого костюма. Если завтра вечером она собирается плавать, не стоит смешить народ.

— О чем это ты таком задумалась? — спросил Родриго, но Сара весело махнула рукой:

— Да так, ни о чем. Лучше расскажи, как вы тут проводите время?

Они с Родриго проболтали целый час, и Сара даже расстроилась, когда молодой человек сел в моторную лодку и уехал. Судя по всему, именно этим путем он и попал сюда, и, кроме нее, его никто не видел. Взглянув на часы, девушка обнаружила, что времени уже много и ей пора к детям.

Она переоделась в розовое платье, проследила, чтобы дети хорошо поели, и потом вышла на веранду, прихватив с собой книгу. Примерно через час, перед самым ужином, к ступенькам дома подкатил фургончик, и Джейсон в несколько шагов одолел лестницу. Сара тут же вскочила на ноги и еле успела подхватить сверток, который ей бросил Джейсон.

— Завтра вечером, — сказал он так, словно отвечал на ее вопрос.

— Барбекю? Я знаю.

— Откуда ты можешь знать? — В глазах его заклубились черные тучи.

— Сегодня днем у меня были гости. Родриго Валентен.

— Вот как! И чего ему было надо?

— Просто хотел познакомиться со мной, — замялась Сара. — Вы, надеюсь, не против?

— Нет, даже наоборот. Будь готова завтра, после ужина, часиков эдак в девять, хорошо?

— Хорошо. Если, конечно, дождь не пойдет.

— Конечно. А если пойдет, придется придумать для тебя что-нибудь другое.

— Зачем вы все это делаете? — выпалила Сара, у которой перехватило дыхание.

— Потому что я злобный, похотливый самец, помешанный на твоей невинности, — хохотнул он, и она чуть сквозь землю со стыда не провалилась.

Девушка бросилась наутек вверх по лестнице и остановилась только тогда, когда захлопнула за собой дверь своей спальни.

Оставшись одна, Сара разорвала обертку пакета, который бросил ей Джейсон, и у нее глаза на лоб полезли: у нее в руках оказалось малюсенькое бикини нежно-фисташкового цвета. Ничего подобного у нее в жизни не было!

Но она ни за что на свете не наденет его! — в этом она была уверена на все сто. Появиться на людях в таком наряде — никогда! Он, наверное, решил посмеяться над ней, знает ведь, что она слишком консервативна, чтобы решиться на подобный шаг.

Сара бросила купальник в ящик комода и, дрожа всем телом, рухнула на кровать. Да как он смеет? Обращается с ней словно с ребенком! Нарочно толкает ее на такие вещи, которые запрещает ее воспитание. Монахини, конечно, прекрасно разбирались в волеизъявлениях Господа нашего и не придерживались широких взглядов, современная мода на короткие юбки и брючные костюмы претила им. А чтобы у Сары в гардеробе оказалась подобная вещица, бедняжкам даже в голову не могло прийти.

За ужином Серена вела себя вполне сносно. Долорес уехала на свидание, так что молодые женщины сидели за столом вдвоем. Интересно, что Серена сказала бы по поводу этого бикини, подумала Сара. Наверное, взбесилась бы, поскольку сама явно положила глаз на Джейсона, и согласилась бы завести с ним интрижку, прояви он малейший интерес.

— Насколько я понимаю, у тебя сегодня были гости — завела Серена разговор.

— Да, Родриго Валентен. Ты его знаешь?

— Еще бы. Он приходится Долорес кузеном.

— Ах да, конечно. Приятный молодой человек.

— Родриго — хороший мальчик. Немного сумасбродный, но он мне нравится, — улыбнулась Серена. — Вы завтра идете к ним на барбекю. Поедешь на мессу утром?

— Я… э-э-э… нет. Думаю, что нет.

— Нет? — нахмурилась Серена. — Но почему? Я, Джейсон, дети, мы все поедем. Если хочешь, присоединяйся, Кроме того, отец Доминик наверняка захочет познакомиться с тобой.

— О… да. Хорошо, сеньора. Во сколько едем?

— В семь. Церковь в городе. Видела?

— Нет, сеньора. Я только один раз через город проезжала.

— Разве Джейсон вас не в город возил на днях, утром?

— Утром на днях? А! — Сара сглотнула. — Нет, сеньора. Мы не в город ездили.

— А куда же? — начала сердиться Серена.

— К… лагуне, сеньора. Плавать.

— К лагуне! — задохнулась Серена. — Джейсон возил вас туда?

— Да, сеньора, меня и детей. А что?

— Ничего, — пробормотала Серена себе под нос, а потом крикнула Максу, чтобы шел убирать со стола, будто хотела выплеснуть свой гнев на прислугу.

Сара недоуменно пожала плечами. Что не так? Серене совсем не понравилось, что они ездили на лагуну, но почему?

Девушка вздохнула. Кругом одни ловушки, куда ни ступи.


Следующий вечер был идеальным для барбекю. У Сары от одной мысли об этом дух захватывало. Это будет ее первая в жизни настоящая вечеринка. Раньше она ни разу не принимала приглашение мужчины поехать развлечься, даже если они будут не вдвоем. Как страшно и как чудесно!

Она долго колебалась насчет бикини, но в итоге решила не надевать купальник, хотя ранее вроде бы уже сумела убедить себя, что обязана сделать это. Надо ведь показать Джейсону, что она ничуть не испугалась!

Но она все ж таки бросила его в сумочку. Сара выбрала простое прямое платье абрикосового цвета, открывавшее ее стройные ножки.

Волосы ее блестели, и она не отдавала себе отчета в том, как здорово выглядит.

Когда Сара вышла на веранду, уже стемнело, и только по красному огоньку сигареты девушка поняла, что Джейсон уже ждет ее. Он был в легком шелковом костюме желтовато-коричневого цвета и кремовой рубашке с коричневым галстуком, и Сара подумала, что никогда еще ее босс не выглядел столь привлекательно.

— Ты готова? — Он щелчком послал сигарету на дорожку из гравия.

— Готова. Как я выгляжу?

Джейсон улыбнулся, и на этот раз в улыбке его не было и намека на насмешку.

— Надо признать, очень аппетитно, но я уверен, что ты и сама знаешь это. Пошли. Нам пора.

Он взял ее под руку, и девушка вздрогнула от этого прикосновения.

Сара села на переднее сиденье и почувствовала, как ее начинает бить нервная дрожь, когда Джейсон опустился рядом и завел машину.

— Скажи мне, — начал он через некоторое время, — почему ты сегодня не поехала к мессе?

Сара ждала этого вопроса с самого утра, но сейчас оказалась не готова к нему.

— Потому что я не католичка, сеньор, — потупила она взор.

— Я так и думал. — Джейсон изо всех сил сжал руль, а ж костяшки пальцев побелели. — Почему же тогда ты ввела нас в заблуждение, скрыла, что ты не нашей веры?

— Потому что боялась, что в противном случае вы бы отказали мне, — выложила она начистоту. — А мне так хотелось приехать сюда!

— Ясно. Но ведь тебя же монахини воспитывали. Как такое могло произойти?

— Мои родители погибли в автокатастрофе прямо у стен монастыря. Я тоже была с ними, но не пострадала. Монахини взяли меня к себе, в те времена они содержали приют для сирот. Родственников у меня никаких не нашлось, и монахиням разрешили оставить меня. А поскольку родители мои были протестантами, мне не позволили принять католичество, пока я не буду абсолютно уверена в том, что мне это нужно. Видите ли, я хотела стать послушницей. То есть до того, как отправилась в большой мир. — Она рассмеялась сама над собой. — Прошу прощения, если разочаровала вас.

— Ничем ты меня не разочаровала, — пожал плечами Джейсон. — Но я рад, что ты сказала мне правду. Значит, хотела стать монахиней, говоришь. А теперь?

— Теперь не хочу. — Сара уставилась невидящим взглядом в окно автомобиля. — Долго нам еще?

— Полчаса или около того, а что? Почему ты передумала?

— Это мое дело, сеньор.

— Извини, — вздохнул Джейсон. — Я не хотел. И прошу тебя, зови меня Джейсон, хотя бы сегодня вечером. «Сеньор» — слишком официально звучит.

— Хорошо. — Сара не осмеливалась поднять глаз, боялась выдать себя.

Дорога привела к самой вершине холма, и девушка судорожно вдохнула, заметив неподалеку остов старого здания.

— Это те самые руины, которые я видела в день приезда?

— Да, — коротко ответил Джейсон. — Но теперь туда никто не ходит. Там отвесная скала, кроме того, дом уже почти полностью разрушен, остатки того и гляди свалятся кому-нибудь на голову. Когда-нибудь ураган добьет его.

— Ураган! У вас бывают ураганы?

— Не часто, но иногда случаются. А что? Боишься?

— Нет, конечно же нет! — бросилась в бой Сара.

— А зря. Они очень опасны.

— Да, сеньор.

— Джейсон!

— Джейсон, — повторила она с легкой улыбкой. — А вы будете звать меня Сара?

— Если разрешишь.

— Конечно, разрешаю. Но вчера или позавчера вы не спрашивали моего разрешения, сеньор, — поддела она его.

— В таком случае прошу прощения, сеньорита. Но иногда ты так выводишь меня из себя, что я готов разорвать тебя на части. Кстати, ты надела мой подарок?

— Нет, — вспыхнула Сара, благодаря ночь за то, что она скрыла ее смущение.

— А, ну и ладно! Увидишь. Сама увидишь.

Пляж Хани-Гроув показался гораздо раньше, чем сам особняк, и Саре пришло в голову, что по таким извилистым горным дорогам может пробраться только мощный автомобиль и водитель экстра-класса.

Джейсон припарковался среди других машин, взял Сару под локоть и повел к дому, где на ступеньках их ждали хозяин с хозяйкой.

Валентенам было немного за пятьдесят, и эта стройная седовласая пара радушно приветствовала в своем доме гостей.

— Род рассказал нам о вас, — тепло улыбнулась Луиза. — И мой брат Мануэль тоже, он, кажется, очарован вами и весьма заинтригован.

Сара в замешательстве поглядела на Джейсона.

— Я самая обыкновенная, — промямлила она. — Надеюсь, что не разочарую вас.

— Это невозможно, — раздался голос Мануэля Диаса, который сразу же направился в их сторону. — Добрый вечер, сеньорита. Как вы себя чувствуете? Я так рад, что сегодня дождь не помешал нашему маленькому развлечению.

— Мануэль впал в прострацию, когда мы отменили вечеринку в прошлую пятницу, — сухо заметил Карлос Валентен.

Мануэля ничуть не смутили слова зятя.

— Я скорбел над тем, что встреча наша отложена, сеньорита, — заглянул он ей в глаза. — Смею ли я сказать, что вы сегодня — само очарование, сеньорита, правда ведь, Джейсон?

— Само очарование, — согласился Джейсон и выпустил ее руку.

Сара почувствовала себя так, словно ее выбросили в открытое море в легкой лодочке без весел. Ее сразу окружила толпа молодых людей, большинство были в купальниках. Среди них она узнала Родриго Валентена и Долорес Диас.

На Долорес было ярко-желтое бикини, куда более откровенное, чем то, которое подарил ей Джейсон. По бокам виднелись одни веревочки, а верх еле прикрывал грудь.

Сара поискала глазами Джейсона. Он стоял рядом с хозяином с бокалом вина в руках и, почувствовав ее взгляд, обернулся и легонько поклонился. Девушка вздохнула.

— Думаю, что все в сборе, — заявила наконец сеньора Валентен. — Пойдемте на берег.

Родриго целиком и полностью завладел Сарой, и она позволила ему увести себя. Оглянувшись назад, она заметила, что Долорес направляется к Джейсону.

Острая боль пронзила ей сердце.

— Жаль, что у тебя нет с собой купальника, — поддел ее Джейсон. — Мы собираемся поплавать. Ты бы тоже могла присоединиться к нам.

— Но он у меня с собой! — горячо воскликнула Сара, сама не зная, зачем выдала себя. Просто ей до смерти хотелось избавиться от компании Мануэля.

— Правда? — хитро улыбнулся Джейсон. — Тогда иди переоденься. Там кабинки есть, а мы тебя подождем.

— Послушай, Джейсон, — вмешался Мануэль, — ты же знаешь, что я не могу пойти с вами, и все же забираешь моего единственного друга!

— Ты хочешь искупаться, Сара? — хмыкнул Джейсон.

— Хочу ли я! — лихорадочно воскликнула Сара, и Джейсон одарил Мануэля снисходительной улыбкой.

— Леди хочет поплавать. Извини, друг мой.

Бикини облепило ее, словно вторая кожа, и даже в неясном свете, пробивавшемся через маленькое окошко кабинки, Сара видела, что купальник идеально подошел ей. Но какой он маленький! У нее все тело от стыда горело.

Сара поспешила присоединиться к остальным. Джейсон уже был в плавках и играл с Родриго и Долорес в большой пляжный мячик.

— А вот и ты, — сразу же забросил он игру. — Пойдемте! — Он не дал ей времени опомниться и почувствовать себя неловко под чужими взглядами.

Сара в душе поблагодарила Джейсона. Надо было раньше подумать, что он не станет глумиться над ней прилюдно. Однако теперь, когда он, казалось, не обратил на ее наряд никакого внимания, ей захотелось обратного. «Ох уж эти женщины! — укоряла она сама себя. — Сами не знаем, чего хотим!»

Вода еще не остыла, и, хотя они вышли за пределы ярко горевших на берегу огней, света было вполне достаточно.

На минуту Сара оказалась рядом с Джейсоном, и он тихо сказал:

— Тебе очень идет, Сара. Нравится?

— Да, большое спасибо. Извини, что не поблагодарила тебя раньше.

— Все в порядке. И расслабься ты, веселись, развлекайся. Что там с Мануэлем?

— Он… ну… он меня смущает, — призналась Сара. — Мне кажется, он немного староват для меня, тебе так не кажется? Я его совсем не понимаю.

— Ясно. Да, ты абсолютно права, он слишком стар для тебя. Вот Родриго — он твоего возраста.

— Ты прямо как с ребенком со мной разговариваешь! — возмутилась Сара.

Джейсон пожал плечами и бесшумно опустился в воду.

— Ты немного больше, чем просто ребенок, моя дорогая.

— Специально провоцируешь меня?

— Насколько я понял, дело это плевое.

Джейсон развернулся и поплыл назад, туда, где у кромки воды бродила Долорес.

В следующий момент рядом с Сарой оказался Родриго. Она раздраженно вздохнула, но молодой человек только крикнул: «Давай наперегонки до плота, Сара!» — и поплыл прочь.

Теперь Сара тоже разглядела очертания плота и попыталась нагнать Родриго.

По пути девушка обернулась и увидела, что Джейсон плывет рядом с Долорес. Она поджала губы и прибавила скорости. Родриго уже поднялся на плот и стряхивал с волос воду. Он кричал ей что-то, но внезапно ее руки и ноги налились свинцом, и теперь она еле шевелила ими.

Господи, что же с ней делает Джейсон де Кордова! Женатый мужчина, к тому же католик, который очень серьезно относится к своей религии и никогда не преступит данной Богу клятвы. Даже эта явная симпатия к Долорес и та ничем не кончится, если только в один прекрасный день Ирена не умрет и не освободит его, только тогда они смогут пожениться, если захотят, конечно.

Почему она должна разбить веру монахинь в свою воспитанницу? Ведь они целиком и полностью доверяли ей, а она только и делает, что гонит из головы мысли о мужчине, который обращается с ней так, словно она одна из его племянниц.

Наконец-то плот приблизился. Сара взялась холодными пальцами за лестницу и впервые призналась сама себе, что запрещать себе думать о Джейсоне де Кордове бесполезно.

Глава 12

Ужин согрел молодежь, поскольку почти все они ходили купаться, а на дворе стояла ночь, и солнце не могло обсушить их загорелые тела. Голодные желудки с радостью приняли горячие бифштексы с грибами и вино. После нескольких бокалов Сара почувствовала, что захмелела. Мануэль отстал от нее, но Долорес, видно, обидело подобное пренебрежение к ее отцу, и она принялась допекать девушку своими саркастическими замечаниями.

Девушка потихоньку пробралась в кабинку, надела поверх бикини свое абрикосовое платье, причесалась и почувствовала себя гораздо лучше.

К ней подошел Джейсон, который, к величайшему облегчению Сары, тоже успел облачиться в костюм.

— Надеюсь, ты знакома с этими современными безумными танцами, — поглядел он на нее сверху вниз. — Род ждет тебя.

— А где Долорес?

— С отцом, наверное. Мне показалось, что она сочла твое поведение неприличным, слишком уж круто ты с ним обошлась. — Джейсон расплылся в улыбке. — Однако признаюсь, я рад, что его комплименты не обманули тебя. К сожалению, Диасы слишком кичатся своим положением в обществе и высокородным происхождением, и любое проявление внимания с его стороны поставило бы тебя в весьма неловкое положение.

— На что ты намекаешь? — разозлилась Сара.

— По-моему, я ясно выразился, — прошептал Джейсон, стараясь не привлекать внимание публики к их разговору.

— Хочешь сказать, что, даже будучи твоим другом, Мануэль может позволить себе вольности со мной? Что я для него просто игрушка?

— Можно и так выразиться.

— Да как ты смеешь! — повысила голос Сара, но Джейсон тут же одернул ее:

— Тише!

— С чего бы это? — Девушка все же прислушалась к его словам и перешла на шепот: — Это просто отвратительно! А может, ты просто выдумываешь? Хочешь сказать, что Родриго ко мне так же относится?

— Этого я сказать не могу, — вздохнул Джейсон.

— Ты меня удивляешь. Ой! — отвернулась она от вспыхнувшей ярким пламенем печки барбекю. — Я хочу домой.

Джейсон обнял ее за плечи, и волна возбуждения прокатилась по ее позвоночнику, но Сара все же сумела стряхнуть его руку.

— Не трогай меня! — взбесилась она. — Я хочу домой! Ты, видно, так не считаешь, но, уверяю тебя, мои родители были весьма достойными людьми, не хуже всех присутствующих! — Она бросила взгляд через плечо.

Джейсон сунул руки в карманы и покачал головой:

— Ты прямо как дикобраз, вся в колючках. Жаль, что я завел этот разговор. Может, ты бы предпочла выяснить это другим способом.

— Ты собираешься отвезти меня домой? — не унималась Сара. — Или есть способ добраться туда самостоятельно?

— Но это же просто смешно! — не выдержал Джейсон. — Ради бога, девочка, пойми ты, наконец, что никто не собирался оскорблять именно тебя! Я просто хотел предупредить тебя, что в так называемом высшем свете напрочь отсутствуют понятия о морали.

— Ты тоже входишь в этот список? — поглядела она на него снизу вверх. — Как насчет твоих моральных устоев?

— Мы не обо мне сейчас речь ведем, — осадил он ее. — Могу сказать только одно: я теряю терпение.

Сара напряглась словно струна.

— Тебе меня не переубедить! Я еду домой. И более того, на эти… вечеринки я больше ни ногой!

Джейсон смерил ее взглядом, развернулся и направился к Луизе Валентен. Хозяйка забеспокоилась, услышав его объяснения, и пошла вслед за Джейсоном к Саре.

— Джейсон говорит, что вы хотите вернуться домой. Мне так жаль, что вы плохо себя чувствуете, моя дорогая. Хороший сон — лучший лекарь. Вы обязательно должны приехать к нам снова, мы всегда рады новым друзьям.

Сара искоса поглядела на Джейсона и медленно проговорила:

— Благодарю вас, сеньора. Мне очень у вас понравилось.

— Это хорошо, я очень рада. — Сеньора улыбнулась и запрокинула голову, обращаясь к Джейсону. — Мы очень рады видеть тебя, Джейсон. Обещай, что этот раз — не последний. Обещаешь?

Джейсон поблагодарил хозяйку за прекрасный вечер, но на вопрос не ответил.

Машина ждала их на прежнем месте, и Сара проскользнула на переднее сиденье, с ужасом предвкушая обратный путь. Но волноваться ей было не о чем. Джейсон слова не проронил, и Сара пришла к выводу, что он злится на нее за то, что она так рано утащила его с вечеринки. Было всего начало двенадцатого, а, судя по всему, веселье продлится до самого рассвета.

Роскошная ночь потеряла для нее свое очарование, и девушка погрузилась в глубокую депрессию. Ей стало стыдно за себя, ведь только от нее самой зависело, останутся ли их отношения чисто дружескими или нет. Она повела себя по-детски глупо, и Джейсон имел полное право посчитать ее истеричным подростком.

Обратный путь занял гораздо меньше времени. Джейсон не отвлекался от дороги и с остервенением жал на газ. Какое печальное окончание столь многообещающего вечера! Сара чувствовала себя полностью опустошенной.

Выпрыгнув у ступенек дома из машины, Сара поспешно выпалила:

— Спасибо, сеньор! — и кинулась прочь, не дожидаясь ответа.

Кругом было темным-темно, но Сара хорошо знала дорогу в свою спальню и легко ориентировалась в доме. Отгородившись от всех большими дверями, девушка бросилась на кровать и дала волю слезам. Вместе с солеными потоками из души выходила горечь.

Наплакавшись, она поднялась, стянула с себя платье и погляделась в зеркало. Да, бикини действительно сидело на ней словно влитое и выгодно подчеркивало ее длинные ноги и стройные бедра. Интересно, что думает Джейсон насчет ее поведения? Наверное, считает бесполезной дурой и в конце испытательного срока отправит обратно. И слава богу, оставаться тут все равно невозможно. Хватит уже биться в агонии. Она ни за что бы не поверила, скажи ей кто, что за неделю она сможет настолько увлечься мужчиной, но результат налицо: с самой первой встречи она ощутила исходящий от него магнетизм, а невеселое положение дел в доме только усилило ее чувства к нему. Он был мужчиной до мозга костей, настоящим, нежным и порядочным, мужчиной, не полюбить которого невозможно.

Решив, что душ она принимать не будет, Сара откинула простыню и начала стаскивать с себя верх купальника, но взгляд ее упал на кровать, и она застыла от ужаса.

Невероятных размеров черный мохнатый паук медленно полз по простыне! Несколько секунд Сара не могла двинуться с места, завороженная собственным страхом, потом резким движением снова накрыла чудовище.

— О господи! — выдохнула она. Она ведь могла запросто лечь на него, и тогда…

Сара судорожно сжала руки. Надо что-то делать! Не может же она оставить это создание у себя в постели, вдруг паук ядовитый!

«Джейсон! — подумала она и с трудом сглотнула. — Джейсон!»

Она кинулась к двери и понеслась по коридору. Паук никак не мог забраться в ее кровать сам, кто-то подложил его туда. Но кто? Ирена? Серена? Дети? — с бешеной скоростью кружились мысли в ее голове.

Нет! Только не дети, в это она поверить никак не могла. Тогда кто?

Лестница казалась бесконечной и зловещей. Все инсинуации Ирены по поводу черной магии и вуду застучали у нее в ушах, девушку охватила настоящая паника. Кто-то хотел напугать ее, вошел в комнату и подложил паука!

Сара была босиком, а лестница — крутая и скользкая. Она уже почти добралась до низу, когда поскользнулась и полетела на мраморный пол, проехавшись по оставшимся ступенькам.

В воздухе повис ее крик, и несколько мгновений она пролежала на полу, не в силах собрать вместе разбегающиеся в разные стороны мысли.

Потом в холле послышались шаги, и сильные, но нежные руки подняли ее, даря тепло и защиту, которые бывают только на небесах. Она сразу поняла, что это Джейсон, и прижалась к нему всем телом.

— Сара! Господи помилуй, что ты тут делаешь?

Ответа он дожидаться не стал, просто отнес девушку в свой кабинет и усадил ее в кресло. Задернув шторы, Джейсон подошел к бару, налил выпить и протянул стакан Саре.

— Пей и расскажи, что случилось? Хорошо? — опустился он перед ней на колени.

Сара кивнула и стала прихлебывать из бокала, а Джейсон с тревогой оглядывал ее заплаканное личико, растрепанные, распущенные по плечам волосы, красные полосы на плечах и руках — она сильно расшиблась, когда летела с лестницы. Джейсон поднялся и вышел в ванную, через несколько мгновений вернувшись с миской теплой воды и ваткой.

Он промыл ей раны, и Саре показалась, что она спит и ей снится безумный сон: кошмар, замешанный на экстазе от близости Джейсона.

Сара отставила стакан и стала поправлять волосы, но Джейсон остановил ее:

— Забудь ты хоть на время о своей внешности. Что случилось?

Девушка облизала пересохшие губы.

— Там… там у меня в кровати… паук!

— Паук? — переспросил Джейсон.

— Да, паук. Ненавижу пауков!

— Сара! Сара! — уставился на нее Джейсон. — Ты серьезно? Как он туда попал?

— Наверное, подложил кто-нибудь.

Она откинулась в кресле, внезапно почувствовав приступ тошноты. Дело и так было дрянь, и ей не хотелось окончательно потерять перед Джейсоном лицо.

Джейсон поглядел на ее бледные щеки, пожал плечами и вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Сара лежала и тихо ждала его возвращения. Никогда в жизни ей еще не было так плохо. Ей все же пришлось воспользоваться его ванной, и она чуть не взвизгнула от боли, сделав первый шаг. Ко всему прочему, она, видимо, вывихнула ногу! Пришлось кое-как, по стеночке, добираться до раковины. И вовремя!

Она стояла на одной ноге, прижавшись горячечным лбом к прохладной кафельной стене, когда вернулся Джейсон. Увидев, что у нее вывихнута лодыжка, он снова поднял ее на руки и посадил в кресло.

— Извини, что воспользовалась твоей ванной, — тихо прошептала она.

— Прекрати молоть чепуху! — Он прикурил сигарету. — Ты оказалась права насчет паука. Я даже представить не мог, что он такой огромный.

— Он… он ушел?

— Ушел, ушел. Но спать на этих простынях тебе сегодня ни к чему, а слуг будить уже поздно. Придется тебе провести ночь в моей постели.

У Сары глаза на лоб полезли.

— Не пугайся ты так! — хмыкнул он. — Я хочу сказать, одна. Ты будешь там спать одна.

— А я и не испугалась, — с чувством произнесла она, но Джейсон пропустил это замечание мимо ушей.

— Надо приложить к ноге что-нибудь холодное, — задумался он. — Полотенце будет в самый раз. Погоди минуточку. Потом отнесу тебя в кровать.

— Да, сеньор.

Он грозно глянул на нее и припечатал:

— Имя мое — Джейсон. Мне кажется, что я уже говорил.

— Да, Джейсон.

— Так-то лучше.

Он нес ее на руках, словно она была невесомой пушинкой, и тело ее трепетало от ощущения его силы.

Оказавшись в его кровати, Сара вдруг вспомнила, что на ней почти ничего нет, и в голову ей пришла шальная мысль: что он сделает, обними она его за шею и попроси остаться. Именно этого и жаждало ее тело, и наконец-то она поняла, что бесконтрольные чувства на самом деле могут разрушать. Ей было плевать на свою девственность, на то, что он женат, она жаждала его, и это было выше всего остального.

— Г… где ты будешь спать? — спросила она, когда он разогнулся и провел рукой по волосам.

— В кабинете. Надеюсь, здесь тебя ничто не потревожит. — Сара не спускала с него глаз, и он добавил: — Кстати, паук был совершенно безвредный. Но мне бы хотелось узнать, как он туда попал.

Сара опустила взгляд, и Джейсон направился к двери.

— Спокойной ночи, сеньорита.

— Спокойной ночи, Джейсон.

После его ухода прежние страхи вновь вернулись к ней, но она так измучилась и физически и морально, что провалилась в тяжелый сон, и всю ночь беспокойно металась по огромной кровати.

Глава 13

На завтра Сара так и не увидела Джейсона, впрочем, как и в последующие дни. Рано утром Констанция, как обычно, появилась у ее кровати с чашечкой кофе, как будто обнаружить гувернантку в постели хозяина — дело обычное, и Сара мысленно порадовалась ее дипломатичности. Констанция также принесла Саре одежду, девушка приняла душ в ванной Джейсона и переоделась в джинсы и кофточку.

Нога уже почти не болела, Сара лишь немного прихрамывала, но это вскоре должно было пройти.

И все же ей пришлось извиниться перед детьми: поехать верхом она не могла, но поплавать с ними в бассейне не отказалась.

Узнав, что Сара упала с лестницы, Серена искренне посочувствовала ей, но о подробностях расспрашивать не стала. Несмотря на то что белье на постели Сары поменяли и никаких следов ее незваного гостя не осталось, девушке пришлось сделать над собой усилие, чтобы подняться к себе в комнату. При взгляде на постель бедняжку бросало в дрожь, и ей казалось, что теперь она вряд ли когда-нибудь сможет лечь спать, пока не удостоверится, нет ли кого под простынями.

Неделя прошла спокойно. Никаких пауков, впрочем, как и других насекомых, больше не появлялось, Ирена тоже держалась в стороне. Долорес частенько заглядывала в гости, но Сару она демонстративно игнорировала, и девушка тоже не делала никаких попыток завести разговор.

Дети вели себя хорошо и делали успехи, и один раз, с разрешения Серены, Сара возила их на лагуну.

Синяки стали уже сходить и поменяли цвет, и Сара вздохнула с облегчением, поскольку дети волновались за нее и донимали бесконечными вопросами.

В следующую субботу, с утра, она как раз спускалась вниз на обед, когда у подножия лестницы увидела задумчивого Джейсона.

На ней была розовая юбка и беленькая кофточка без рукавов, и синяки на руках были очень заметны.

Но для свитеров погода стояла слишком жаркая, к тому же Серена прекрасно знала о падении, так что Саре было все равно.

Но Джейсон не мог отвести от этих пятен взгляда.

— Проходят уже, да?

— Да, спасибо. — Сара остановилась на две ступеньки выше пола, так чтобы глаза их оказались на одном уровне.

— Это хорошо. У меня для вас приглашение, сеньорита. Я обещал передать его вам, несмотря на ваши замечания, высказанные на прошлой неделе.

Сара уперлась взглядом в свои сандалии.

— Мне бы не хотелось принимать никаких приглашений, — как можно спокойнее произнесла она.

— Может, и так, — пожал плечами Джейсон. — И все же я подумал, вдруг тебе захочется поехать.

— С тобой? — подняла взгляд Сара.

— Да. Со мной. На маленький островок в пяти милях отсюда, Коралл-Ки.

Глаза Сары расширились от удивления. Она была настолько поражена, что не знала, как реагировать.

— Значит, это твое приглашение? — В голосе ее слышалось недоумение. Хотя, с другой стороны, он ведь сказал, что обещал передать приглашение, выходит, дело должно обстоять иначе.

— Не совсем так, — лениво протянул он. — Моя мать хочет познакомиться с тобой. Она живет там, на Коралл-Ки.

— Твоя мать! — Девушка пришла в полное замешательство.

— Да, моя мать. У меня тоже есть мама, знаешь ли, — саркастически хмыкнул он, и тут уж Сара залилась краской.

— Я… Я совсем не то имела в виду, просто прозвучало немного не так… — пролепетала она. — Я хочу сказать… ну… мне казалось, что твои родители умерли.

— Отец — да, он действительно умер. Но мама более чем жива. Значит, ты едешь? Сегодня днем?

— А дети…

— Макс приглядит за их ужином и уложит спать. Твои вечера в твоем полном распоряжении. После обеда ты вольна делать все, что пожелаешь. Но если ты не согласишься поехать, что ж, я пойму и не стану настаивать.

Сара преодолела две последние ступеньки и поглядела вверх на Джейсона.

— Мне бы очень хотелось поехать, — улыбнулась она. — Во сколько?

— Часа через полтора. Два тридцать устроит?

— Конечно, сеньор.

Джейсон пристально поглядел ей в глаза, и у Сары сердце перевернулось. Потом он развернулся и ушел, а девушка, как обычно после разговора с ним, почувствовала слабость и легкое головокружение.

Она не стала ничего говорить Серене, но, по-видимому, та и так была в курсе событий.

— Слышала, сегодня днем вы с Джейсоном едете на Коралл-Ки, — бросила она как бы между прочим.

— Да, сеньора. Надеюсь, вы не против.

— А почему я должна быть против? Твое свободное время принадлежит только тебе. Зарплату тебе Джейсон платит, а не я, и если он говорит, что ты можешь поехать, то кто я такая, чтобы возражать?

И все же Саре показалось, что на самом деле Серена еще как против, поэтому решилась сказать:

— Дети — моя главная забота, сеньора. Если я нужна им сегодня днем, мне конечно же придется отказать сеньору.

— Я одного понять не могу, чего это вдруг ей захотелось увидеться с тобой, — подозрительно прищурилась Серена. — Она никогда не приезжает сюда сама и нас к себе не зовет. Джейсон иногда берет с собой детей, но это бывает раз в год. — Она нахмурилась. — Лучше бы вам проявить осторожность, сеньорита, не позволяйте эмоциям застить ваш рассудок. Так или иначе, но сеньоре Ирене непременно станет известно о вашем путешествии, и когда это случится — берегись, беда не заставит себя ждать!

Сара прижала руку к груди.

— Интриги! — внутри ее все клокотало от злости.

— Да, интриги, — сухо согласилась с ней Серена, — но весьма опасные интриги, если вы будете столь беспечны с вашими страстями, сеньорита.

— Понятия не имею, о чем это вы! — горячечно воскликнула Сара.

— Лгунья из вас — так себе, сеньорита, — отплатила ей тем же Серена. — А поскольку я сама страдаю от той же болезни, то с первого взгляда вижу ее симптомы в других.

Сара оттолкнула от себя остатки великолепного крабового салата и поднялась из-за стола.

— Извините меня, сеньора, — вежливо произнесла она. — У меня что-то голова разболелась. Пойду в свою комнату.

— Передать Джейсону, что ты не поедешь?

Сара кивнула:

— Я… я думаю, что так будет лучше. Извините! — двинулась она к дверям.

Она лежала на своей кровати в полумраке и прохладе комнаты. Голова у нее действительно раскалывалась, а в висках стучало. Половина третьего. Скоро Джейсон отправится в путь, без нее. Сара нисколько не сомневалась в том, что Серена не упустит случая лично передать Джейсону ее слова.

Раздался тихий стук в дверь, и Сара ответила: «Войдите», ожидая увидеть Констанцию. Но в комнату вошла вовсе не Констанция, на пороге появился Джейсон собственной персоной, и глаза его метали гром и молнии.

— Что ты такое имела в виду, передав мне через Серену, что не можешь поехать, у тебя, видите ли, голова разболелась! — Он захлопнул дверь и прислонился к ней спиной.

Сару бросило в жар, и она села.

— Это правда. У меня голова болит. Мне очень жаль, сеньор, но вам придется поехать одному.

— Бред! — Джейсон подошел к ней и коснулся прохладной рукой ее лба. — Это все от жары. Свежий морской воздух и легкий бриз — вот что тебе нужно. Вставай, мы немедленно оправляемся, я не намерен ждать тебя весь день!

— Но, сеньор, — удивленно поглядела на него Сара, — вы же говорили, что не станете возражать или настаивать, если я не захочу поехать.

— Совсем недавно ты еще как хотела. А теперь передумала. Интересно, почему? Может, Серена сказала что-то такое, что повлияло на твое решение?

Сара поднялась на ноги.

— Прошу вас, сеньор, уйдите.

— Ладно, отлично! — пожал он плечами. — Если это твое последнее слово, так тому и быть. — Джейсон вздохнул, и на мгновение на лице его отразилось разочарование. Пальцы непроизвольно потянулись к шраму, и Сара почувствовала, как сердце ее тает от нежности. Он уже открыл дверь и непременно ушел бы, не выкрикни она поспешно:

— Подожди меня, Джейсон. Я поеду.

— Я вовсе не настаиваю, — сердито буркнул он.

— Но ты подождешь меня? — умоляюще сложила она руки.

— Да. — Губы его скривились в саркастической ухмылке. — Подожду… мышка-норушка!

У Сары тряслись руки, когда она переодевалась в голубое платье с юбкой клеш. Девушка прекрасно понимала, что брюки гораздо больше подошли бы для путешествия на яхте, но вот для встречи с мамой Джейсона — вряд ли.

Джейсон уже ждал ее на веранде, вид у него был чрезвычайно серьезный, и по дороге к бухте он лишь мельком взглянул на свою спутницу.

— Надеюсь, ты хороший моряк, — бросил Джейсон по пути к яхте. — На море будет качка.

— До сих пор я не замечала, что страдаю морской болезнью, — немного резко возразила она, припомнив свой конфуз после происшествия с пауком.

— Только не надо строить передо мной крутую, — предупредил ее он. — Если тебе станет плохо, то страдать будешь ты, а не я.

— Извини за отвратительное зрелище… тогда… в ту ночь, когда меня вырвало, — разнервничалась Сара.

Джейсон обнял девушку за плечи и ласково поглядел на нее сверху вниз.

— Отвратительное зрелище? — удивленно воскликнул он. — Не думаю, что какие-нибудь твои действия могут показаться мне отвратительными. Это вполне нормальная реакция на шок.

Сара поморщилась.

— Я считаю, что повела себя глупо, — пробормотала она. — Всего лишь какой-то там безвредный паучок!

— Откуда тебе было знать, вредный он или безвредный? И что бы ты стала с ним делать? Убила бы?

— Только не это! — лихорадочно затрясла она головой, содрогнувшись всем телом.

— Вот и я так думаю. Забудь об этом. Пришли, это наша яхта. Ты когда-нибудь ходила в море на таких?

— Нет. Что мне нужно будет делать?

— Я объясню, — улыбнулся он, прыгнул на борт и помог ей. — Все в порядке?

— Да, спасибо. — Сара присела на низкую лавочку рядом с румпелем, а Джейсон отправился заводить мотор, с помощью которого яхта выбралась из бухты, лавируя меж многочисленных рифов.

Денек выдался чудесный, и Сара опустила в воду руку, наблюдая за разноцветными рыбами, плавающими у самой поверхности. Внезапно Сару посетила одна мысль, и она резко выдернула руку из воды.

— Акулы тут водятся? — с волнением поглядела она на Джейсона.

— Да, акулы водятся, — рассмеялся он, заметив ее жест. — Но твои пальчики вряд ли соблазнят их. Кроме того, говорят, они не людоеды.

— Я бы не стала ставить эксперименты на себе, — хихикнула Сара, ощутив, как радостное чувство свободы разливается по ее телу.

Выйдя в открытое море, Джейсон развернул паруса, и Саре выпала честь удерживать курс, пока ее спутник готовил кофе в крохотной каюте. Вскоре поднялся ветер, временами он нес яхту со скоростью десять узлов, временами пытался скрутить парус. Но Саре совсем не было страшно, и она подумала, что с Джейсоном ей никогда страшно не будет. От него исходили сила и уверенность — редкий мужчина обладает этими качествами, и в его присутствии Сара могла себе позволить полностью расслабиться и ни о чем не думать. Девушка поняла, что ей абсолютно все равно, когда они приедут на Коралл-Ки и приедут ли вообще, настолько ее захватило само путешествие по морю. Джейсон курил сигарету, а Сара расстегнула верхние пуговицы платья и подставила лицо солнцу. Неожиданно она поглядела на Джейсона и улыбнулась, и он спросил:

— Рада, что поехала?

— Угу, — кивнула она.

— А голова болит теперь?

— Нет, конечно, не болит. — Сара вздохнула. — Но она и вправду болела тогда.

— Но ведь Серена действительно сказала тебе что-то, я прав? — не унимался Джейсон.

— Да, но это не важно. — Сара окинула взором море. Вокруг были сотни малюсеньких атоллов, интересно, как Джейсону удается различать их? — Сколько нам плыть до острова?

— Час или около того. Все зависит от ветра. А что? Торопишься куда-нибудь?

— Нет. Мне нравится. — Она рассмеялась от охватившего ее счастья и восторга. — И качка мне нипочем!

— Отлично. Я надеялся, что тебе понравится. Но ты сменила тему, а мне хотелось бы поговорить о причинах, по которым ты чуть не передумала.

И вдруг Сара осознала, что они совсем одни, а вокруг — ни души. Когда они ездили с Джейсоном на барбекю, когда он вез ее в своей машине, они тоже были одни, но Сара всегда могла попросить его остановиться и выйти. Но здесь, посреди океана, бежать было некуда, и она была в полной его власти. И все же мысль эта отчего-то совершенно не привела ее в ужас. Если бы ей пришлось выбирать, она не задумываясь выбрала бы из всех живущих на земле именно Джейсона, и никого другого.

— Но почему? Зачем говорить об этом? — Сара склонила голову набок и поглядела на него.

— Потому что меня интересуют причины отказа. Это имеет отношение к Ирене?

Сара вздохнула:

— Ты же сам знаешь. — Она поглядела на свои ногти, потом на шрам, располосовавший его щеку. Он был так близко от нее, что она видела, как неровно срослись куски плоти. — Расскажи мне об этом, — показала она на шрам. — Расскажешь? — Она приподняла плечи. — То есть что случилось.

— Разве ты не знаешь? — Глаза Джейсона превратились в щелки.

Сара снова вздохнула:

— Элоиза сказала, что это дело рук Ирены. Правда?

Джейсон лег на спину и прикрыл глаза.

— Да, — отрезал он.

Сара молча наблюдала за ним, но потом продолжила гнуть свое:

— Ты не хочешь говорить об этом, но мне хочется знать. Почему она это сделала? И давно ли?

— Я твой босс, — насупился он, — и тебе не следует задавать мне дерзкие вопросы.

— О, Джейсон! — воскликнула Сара. — Ты же сам прекрасно знаешь, что не всегда относишься ко мне как к наемной служащей. Несмотря на то что знакомы мы совсем недавно.

— У меня такое чувство, будто я тебя всю жизнь знаю, — сказал он, и слова его эхом откликнулись в ее душе.

— Тогда почему мы постоянно спорим? — затаила она дыхание.

— Скажу… когда-нибудь. — Джейсон закрыл глаза, и на щеки легли тени от его длинных густых ресниц.

Сара стала наблюдать за морем. Яхта покачивалась в такт движению, и это ритмичное покачивание навевало сон, но Сара не позволяла себе закрыть глаза и задремать, она не хотела пропустить ни минуты их чудесного путешествия.

Через какое-то время она решила, что Джейсон заснул, и сделала то, что уже давно хотела сделать: пробежала кончиками пальцев по шраму.

Он был твердый и шершавый, и, поскольку Джейсон не шелохнулся и не открыл глаз, она позволила себе убрать прядку волос с его лба и принялась пристально изучать его черты. Теперь, когда она не чувствовала на себе взгляда его желтоватых тигровых глаз, он казался ей моложе и ранимее.

Какая мука касаться его вот так, когда он спит, она всеми фибрами своей души ощущала каждую его клеточку, и ей хотелось, чтобы он тоже чувствовал ее прикосновения.

И вдруг, к ее безмерному ужасу, он распахнул глаза и произнес:

— Ну что, довольна теперь?

Сара попыталась отодвинуться он него, но он поймал ее за руку.

— Никогда больше не делай так. Поняла меня?

Сара в ужасе широко раскрыла глаза.

— Да, сеньор, — выдавила она, и он резко сел.

— Меня зовут Джейсон! — рявкнул он. — Прошу не забывать!

— И ты мой босс. Этого мне тоже не следует забывать! — выкрикнула она, не отдавая себе отчета в том, как прекрасна в ярости.

— О господи, Сара! — простонал он. — Ты такая юная, такая юная.

— Это что, недостаток?

Джейсон пожал плечами и поднялся на ноги.

— Остров уже показался. Вон там, на горизонте, — решил сменить он тему. — Теперь уже скоро.

Коралл-Ки представлял собой небольшой, но весьма экзотичный атолл, прекрасный и красочный. На маленькой пристани их ждал открытый экипаж. «Как необычно, словно он прибыл сюда прямо из прошлого», — с восхищением подумала Сара.

Джейсон причалил к берегу и помог Саре выбраться. Местная ребятня смотрела на них любопытными глазенками.

— Здесь живут только мамины слуги и их семьи, — пояснил Джейсон. — Мужчины рыбачат и выращивают овощи, а женщины выполняют работу по дому. Остров ведет натуральное хозяйство, а то немногое, что им нужно от внешнего мира, я присылаю с Кордовы.

— Прямо как при феодализме, — заметила Сара, полностью овладевшая собой.

— Не одобряешь?

— Совсем наоборот, мне кажется, здорово жить вдали от так называемой цивилизации и не зависеть от нее. Твоя мама сильная женщина, не каждый решится бросить жизнь, к которой он привык, и приехать сюда.

— Мама моя живет в относительной роскоши, — возразил Джейсон. — Но, как ты говоришь, у нее тут и вправду нет всех тех прелестей жизни, которыми она могла бы насладиться на более крупных островах, таких, как, к примеру, Тринидад или даже Ямайка.

Сара отметила про себя, что он не внес в их число Кордову. Интересно, почему? Ведь именно там его мама жила прежде. Почему она уехала?

Темнокожий возничий был одет в зеленую ливрею, и Сара подумала, как ему, должно быть, жарко в такую погоду. Она была рада, что не поддалась искушению надеть брюки и выбрала платье. Если мать Джейсона даже своих слуг подобным образом наряжает, ей вряд ли пришлось бы по вкусу, явись гувернантка ее снохи одетой так, словно на пляж собралась.

Джейсон поздоровался с возничим, и тот расплылся в сердечной улыбке. Надо же, как радуются все вокруг при его появлении. Джейсон располагал к себе и всегда был приветлив, даже если пребывал в плохом настроении. Глядя на него, Сара подумала, сбросит ли он когда-нибудь в ее присутствии эту маску невозмутимости. На яхте он чуть не потерял контроль над своими эмоциями, но сумел быстро овладеть собой. Господи, ну почему ей никак не удается вбить себе в голову, что он женатый человек, а она всего лишь гувернантка. Хватит уже надеяться, что когда-нибудь он увидит в ней женщину!

— Здесь недалеко, — объяснил Джейсон, усаживаясь с ней рядом. — Но в такую жару гораздо удобнее доехать, чем тащиться пешком. К тому же дорога тут каменистая, все ноги переломаешь.

Дом, принадлежавший матери Джейсона, представлял собой испанское бунгало: низенький, с внутренним двориком, куда и заехал экипаж. Мраморный Купидон изливал воду в фонтан, в тени каменной колоннады щенки спаниеля резвились вокруг впавшей в летаргический сон мамаши.

Им навстречу вышла высокая женщина. Несмотря на свой почтенный возраст, спину она держала прямо и одета была по моде: в серо-желтое шелковое приталенное платье. Волосы ее почти совсем поседели, но все равно с первого взгляда было заметно, что она гораздо светлее Джейсона. Джейсон выбрался из экипажа и подал руку Саре, и только потом заговорил с матерью:

— Мама, вот и Сара Винтер. Сара, это моя мама, сеньора Мария Консуэлла Венеция де Кордова!

Миловидное лицо матери озарилось сердечной улыбкой.

— Не обращайте внимания на моего мальчика! — заявила она таким же приятным голосом, как и у сына. — Его методы представления людей оставляют желать лучшего. Значит, ты и есть Сара. Очень рада познакомиться с тобой, моя дорогая. Джейсон рассказывал, что ты сотворила чудо с детьми. Я просто счастлива. Они и вправду милые создания, когда с ними обращаются по-человечески.

Сара вежливо пожала сеньоре руку, ощущая неловкость, несмотря на столь радушный прием.

— Боюсь, что до сегодняшнего дня я даже не подозревала о вашем существовании, — неловко оправдывалась она. — Джей… сеньор ни разу не упоминал про свою мать, и я конечно же была счастлива навестить вас, когда меня попросили.

Сеньора заметила, что Сара чуть не произнесла «Джейсон», и успокоила девушку:

— Прошу тебя, не надо церемоний, моя дорогая. Если Джейсон не против, чтобы ты звала его по имени, с чего ты взяла, что я стану возражать? — Хозяйка улыбнулась и взяла девушку за руку. — Пойдем посидим в тенечке, а Гонсалес принесет нам чаю со льдом. Хочешь? Или предпочитаешь холодный коктейль? Джейсон все время требует себе такой, когда приезжает погостить.

— Коктейль, пожалуй. — Сара наклонилась к выбежавшим навстречу, радостно скачущим вокруг щенкам.

Сара откинулась в низком кресле и подумала, как же тут здорово. Она даже поверить не могла, что когда-то жила в холодной туманной Англии. Вся ее жизнь до приезда на остров казалась какой-то нереальной, словно ее и не было никогда.

В фонтане беспрерывно журчала вода, в стаканах позвякивали кубики льда, вид на море, раскинувшееся за зеленью деревьев, захватывал дух. На Сару напала дрема, и она с трудом разлепила веки, услышав голос матери Джейсона:

— Ну а теперь рассказывай. Нравится ли тебе жить здесь? Не скучаешь ли ты по дому?

— Скучаю ли я по дому? — Сара бросила взгляд на Джейсона, курившего сигарету, привалившись к прохладной колонне. — Нет. У меня времени на это нет. Да и в любом случае я вряд ли бы заскучала. Мне здесь нравится. Солнце гораздо лучше дождя и ветра. А солнце тут — просто чудо, вода теплая, люди дружелюбные…

— Ты так считаешь? — нахмурилась сеньора. — А Серена? Какого ты мнения о моей снохе?

— Я… ну…

— Ты ставишь Сару в неловкое положение, мама, — заметил Джейсон, стряхивая пепел с кончика сигареты.

— Почему это? Серена — сложная натура, обе мои сношеньки таковы. Мисс Винтер человек посторонний и может посмотреть на это свежим беспристрастным взглядом. — Она обратила на Сару задумчивый взгляд. — Ты в курсе что Серена хочет съездить на Тринидад повидаться со своей семьей?

— Ну… однажды мы с ней беседовали, и она мне призналась, что хотела бы ненадолго вернуться назад. Да, мне кажется, ей хочется повидаться со своей семьей.

— А! — кивнула сеньора. — А ты, как ты относишься к тому, чтобы взвалить на свои плечи всю ответственность за ее детей? У Джейсона времени маловато, так что заботиться о них придется тебе.

— Да, придется, наверное. Но это меня совсем не беспокоит, а что, должно?

— Вовсе нет. Я рада это слышать. Но есть еще кое-что, скажем так, одна из причин твоего приезда сюда.

— Одна из причин? — удивилась Сара. — Но я думала… — Она поглядела на Джейсона. — Разве есть особая причина?

— Есть, — согласился Джейсон. — Через несколько дней мне придется улететь в Нью-Йорк по делам, и я уже почти решил взять с собой Серену, отвезу ее на Тринидад, пусть поживет с родителями, а сам отправлюсь дальше. Меня не будет неделю, а то и больше. Моя мама высказала одно предложение, но сначала захотела повидаться с тобой. Поэтому-то ты и здесь.

— Понятно. — Сердце Сары ушло в пятки. «Джейсон уезжает на неделю, на десять дней, бог знает на сколько. Господи! Да как я это вынесу, зная, что он за тысячи миль от меня!» — подумала она.

Но Сара ничем не выдала себя.

— Но что за всем этим кроется? Само собой, я останусь на вилле, буду, как обычно, заниматься с детьми, только придется взять на себя еще и обязанности Серены, так ведь?

Мария де Кордова поглядела на сына, потом на чайную чашку тонкого китайского фарфора, которую держала в руках.

— Мой сын не хочет, чтобы ты оставалась одна на вилле, — заглянула она Саре прямо в глаза. — Ирена с Джейсоном не едет, и ты будешь с ней один на один, не считая слуг.

Сару замутило. Ирена! Ну конечно! Занятая своими переживаниями, девушка чуть не забыла о ее существовании.

— Ясно, — выдавила она. — Но мне непонятно…

— Ты приедешь сюда вместе с детьми, — заявил Джейсон. — Ясно тебе там что или не ясно!

Сара судорожно вдохнула и поглядела на него. Его темные глаза ничего не выражали, но девушка прекрасно отдавала себе отчет в том, что при желании он способен любого загипнотизировать этим взглядом.

— Очень хорошо, если ты этого хочешь. И, — повернулась она к его матери, — если вы не возражаете.

— Ничуточки! — расплылась в улыбке Мария. — Но настояла на том, чтобы познакомиться с тобой заранее. Кто знает, вдруг мы невзлюбили бы друг друга с первого взгляда, а островок у нас маленький, эмоции не спрячешь.

— Думаю, эта перемена всем нам пойдет на пользу, — с облегчением рассмеялась Сара, стараясь прогнать от себя мысли о скором отъезде Джейсона. — Когда ты уезжаешь? — оглянулась она на Джейсона.

Он выпрямился и провел рукой по волосам.

— Скорее всего, во вторник на следующей неделе, — неопределенно пожал он плечами. — Успеешь приготовиться к отъезду?

— Конечно. Серена уже в курсе?

— Я упомянул об этом за обедом. Она вне себя от восторга. Слишком уж она юна, чтобы безвылазно торчать у целого выводка детей. Прямо как наша Шеба, — кивнул он в сторону спаниеля. — Она тоже слишком молода для щенят, но, к сожалению, нас никто не спрашивал.

Он засмеялся, и Сара вслед за ним. Они прекрасно провели время, и чуть позже Мария предложила:

— Хочешь посмотреть дом, Сара? В конце концов, если ты будешь здесь жить, тебе надо узнать, где что находится.

Джейсон ушел поболтать со слугой, поливавшим какие-то растения, а Сара последовала за сеньорой. Внутри было много света и воздуха, не слишком большие комнаты, огромные окна, деревянные полы отполированы до блеска — правда, хозяйка признала, что мраморные гораздо прохладнее, но это не имело никакого значения, потому что система кондиционирования поддерживала нужную температуру. В общем, дом пришелся Саре по душе.

— Эта будет твоей. — Мария распахнула дверь в комнату с мебелью из орехового дерева, с разноцветными ковриками и отделанными веселеньким ситчиком стенами. — Здесь есть ванная, но детская с другой стороны от нее, так что, боюсь, тебе придется делить ее со своими воспитанниками. В доме всего две ванные, и вторая в другом конце здания, рядом с моей спальней. Надеюсь, ты не посчитаешь меня эгоисткой, которая заграбастала ее в свое единоличное распоряжение, но я считаю, тебе надо поселиться рядом с детьми, так будет гораздо удобнее приглядывать за ними.

— Что вы! Конечно! — воскликнула Сара. — В Англии у нас была одна ванная на двенадцать человек!

— Да ты что! — поразилась Мария. — Ладно, слава богу, у меня две ванны. Это идея Джейсона, как раз на такой случай. Дети легко управятся.

— Конечно, — кивнула Сара. — Я жду не дождусь переезда.

— Правда? — Мария пристально поглядела на гостью. — Ты очень молоденькая, так ведь?

— Мне уже двадцать один, — заявила Сара.

— А мне шестьдесят семь. Для меня ты совсем еще девочка. — Мария невесело улыбнулась. — И Джейсон… тебе нравится мой сын, не так ли?

Сара почувствовала, как вспыхнули ее щеки, и разозлилась на себя за то, что не в состоянии совладать с собой.

— Конечно, сеньора, — собралась она с духом.

— Ничего не «конечно», — медленно проговорила Мария. — Вот Ирена, например, ненавидит его. Но, наверное, она считает, что у нее есть на то причины, а?

Сара неловко пожала плечами.

— А! — вздохнула хозяйка. — Боюсь, я снова ставлю тебя в неловкое положение. Извини. Но ты должна понять, у меня сердце болит за сына, а жизнь, которую он ведет, радостной никак не назовешь. — Она снова вздохнула. — Мне редко выпадает случай поболтать с кем-нибудь об этом. Постоянно надо держать свои эмоции под контролем. Только Антонио понимал, что я чувствую.

Сара закусила губу.

— Ваша сноха, Ирена, она вам не нравится?

— Думаю, она немного не в себе, — задумчиво произнесла Мария. — Она фанатичка, ненавидит негров. Ей не стоило приезжать сюда жить среди этих людей, если она так смотрит на мир.

Саре не хотелось спрашивать, как Ирена смотрит на мир. Ей вполне было достаточно знать, что Мария, как и она сама, прекрасно понимает: Ирена не совсем нормальная и считает всех местных жителей жестокими и беспощадными дикарями.

Джейсон уже ждал их во дворике.

— Нам пора, — сказал он. — Уже почти семь, скоро начнет темнеть.

— Тогда оставайтесь на ужин, — предложила мать. — Домой к ужину вы все равно уже опоздали, а мне в компании будет веселее.

Джейсон вопросительно поглядел на Сару:

— Хочешь остаться?

— Очень, — с улыбкой призналась она. — Вечер такой чудесный. Если только ты не против вести яхту в темноте.

— Это для него не впервой, — вставила Мария. — Значит, решено. Пойду скажу Бените. Извините меня. Если хочешь умыться, Сара, ты знаешь, где ванная.

— Да, благодарю. — Сара поглядела вслед хозяйке и повернулась к Джейсону: — Здесь так здорово. Я рада, что ты вытащил меня.

— Отлично, — улыбнулся Джейсон. — Я подумал, моя мать тебе должна понравиться. Временами она бывает слишком откровенной, прямо как ты.

Сара закинула голову и поглядела на него, и Джейсон резко отвернулся, стараясь спрятать безобразный шрам.

— Зачем ты постоянно делаешь это? — мягко произнесла она. — Я же говорила, меня он совершенно не волнует.

— Нет? — Голос Джейсона прозвучал слишком резко. — Но он такой отвратительный, разве не так?

— Только не для меня, — прошептала Сара.

Девушка вздохнула и потрогала свои волосы. Несколько прядок выбились из кос и спустились на шею.

— Ты когда-нибудь распускаешь волосы? — повернулся он к ней.

Несмотря на жару, у Сары пробежал по спине холодок.

— Когда мою, — ответила она. — Спать легче с косами, и с утра проблем меньше.

— Мне бы хотелось посмотреть на них, — сверкнул глазами Джейсон, и от его близости у Сары внезапно перехватило дыхание, и она схватилась рукой за горло.

Теперь пришел ее черед отворачиваться: девушка никак не могла справиться с захлестнувшими ее чувствами. Его положение в обществе, его жена — все отступило на второй план перед обуявшим ее пожаром, перед страстным желанием почувствовать его прикосновение, его сильные руки, ласкающие ее нежную кожу, поддаться притяжению тел.

Сара скрестила пальцы и прижала руки к груди, моля Господа об одном: никогда не испытывать ничего подобного. Эти мысли разбивали все, во что она верила всю свою жизнь, и, несмотря на веру в святость брака, она никак не могла прогнать постоянно сверлившую мозг мысль: вот если бы все было иначе! Пусть он даже не чувствовал к ней того, что она сама чувствует к нему, но, не будь он женат, она могла бы попытаться привлечь к себе его внимание. Господи, да как у нее хватает наглости даже думать об этом! Его близость потрясает все устои ее мироздания.

Испытательный срок должен был подойти к концу во время его отлучки в Соединенные Штаты, и, если так, стоит ли ей соглашаться остаться на острове? В конце концов, решение за ней, и, если она хочет сохранить хоть какие-то остатки своей веры, в конце месяца ей следует уехать и навсегда забыть о Джейсоне де Кордове. Но она знала, что это невозможно. Уехать сейчас — все равно что разорвать себя пополам, причем душа ее и сердце останутся здесь, с Джейсоном.

Сара почувствовала движение у себя за спиной.

— У тебя такой задумчивый вид, — сказал Джейсон. — О чем размышляешь?

Сара вздрогнула:

— Ой, я… мне кажется, мой испытательный срок подойдет к концу во время твоей поездки, я права?

— Может, и так. А что? — В голосе его зазвенели льдинки.

— Меня оставят?

— Думаю, что это риторический вопрос, — отрезал Джейсон. — Ты прекрасно управляешься с детьми. Именно для этого тебя и наняли, не так ли? Как же мы можем попросить тебя уехать?

— Понятно.

Она услышала, как он судорожно вздохнул и пробормотал:

— Насколько я понял, тебе и самой хочется остаться, или ты прозрачно намекаешь мне, что решила уехать?

Сара обернулась на него и склонила голову к плечу.

— Я еще не думала об этом, — солгала девушка.

— А пора бы, — саркастически хмыкнул он. — В конце концов, если ты захочешь уехать, я мог бы поискать тебе замену в Нью-Йорке, ты со мной согласна?

«Каким же он может быть жестоким!» — подумала Сара, на секунду прикрыв глаза.

— Я… не уеду. — Голос ее дрожал, и она презирала себя за слабость.

— Отлично. — Льдинки так и резали слух. — А вот и мама. Наверное, ужин уже готов.


Путешествие домой на «La Sombra Negra» оказалось просто восхитительным. Ночные воды отражали бледный лунный свет, легкий освежающий бриз приносил с проплывающих мимо островов пьянящий аромат цветов. Всю дорогу дул попутный ветер, и яхта резво неслась к далекому берегу.

Джейсон был холоден и неприступен, и Сара сидела в одиночестве, чувствуя себя самым несчастным созданием на земле. Она и не думала, что он может вдруг стать таким чужим и отстраненным, и, хотя вел он себя с ней вежливо, не оставалось никаких сомнений: она чем-то обидела его там, на Коралл-Ки.

За ужином он по большей части говорил с матерью, и, хотя Мария пыталась не обделять Сару вниманием и включить ее в беседу, она так и просидела в сторонке все это время.

Понимая, что они скоро приедут, Сара поглядела в сторону Джексона. В призрачном свете луны выделялся красный огонек его сигареты.

— Еще пятнадцать минут, не больше, — произнес он, будто почувствовав на себе ее взгляд.

— Это все? — пропищала Сара.

Джейсон щелчком послал окурок в воду, подошел к Саре, сел рядом и положил руку на спинку скамьи.

— Ты такая тихая, — заглянул он ей в глаза.

— Да, — склонила голову Сара. — И ты тоже.

— Может, тебе не хочется переезжать на Коралл-Ки? — вздохнул Джейсон.

— Вовсе нет. Даже наоборот. Твоя мама — очень милый человек.

— Это хорошо. Я все думал, не поставил ли тебя в затруднительное положение, а ты просто не смогла отказать, и все из-за моей небрежности. Надо было прежде спросить твоего мнения, а не выливать это тебе на голову.

— Вы — мой босс. Я сделаю все, что вы мне предложите, — уныло потупилась Сара.

— О господи! — Джейсон потер шею обеими руками. — Сара, ты что, специально провоцируешь меня?

— Мне очень жаль. Что я такого сказала?

Он снова положил руку на спинку и смотрел на нее в упор, пока она не отвела глаз.

— Не надо ничего говорить, — прошептал он и провел кончиками пальцев по ее обнаженной руке. — Какая мягкая кожа, — сказал он себе, но Сару бросило в жар, и тело ее затрепетало от близости Джейсона. — Ты хотела дотронуться до меня сегодня днем, — прохрипел он. — Ты понимаешь, что это значит?

Сара кивнула, не в силах выдавить ни слова.

— Неужели ты думала, что мне не хочется того же? Твои волосы, твоя кожа! Да, я хотел прикоснуться к тебе, только я вряд ли бы смог остановиться на этом. А ты — нетронутый цветок, так ведь? Ни один мужчина не касался тебя?

Сара потрясла головой.

— Значит, ты ничего не знаешь о мужчинах. — Он отпустил ее и откинулся на спинку. — Полагаю, тебе известны реалии жизни? — В голосе снова зазвучала ирония.

— Конечно. — Сара пыталась не поддаться чувству. От его прикосновений тело ее таяло, словно лед под солнцем, но слова больно жалили.

Джейсон с минуту изучающе смотрел на нее, а потом поднялся на ноги.

— Мы приближаемся к рифу. Придется отложить разговор до лучших времен.

— Не думаю, что нам есть что сказать друг другу по этому поводу, — холодно бросила Сара.

Он обернулся на нее, но девушка опустила глаза, отказываясь встречаться с ним взглядом.

На пристани Эль-Тесоро не было ни души. Джейсон привязал яхту и помог Саре спуститься. Как ей хотелось, чтобы путешествие уже подошло к концу, чтобы не пришлось ехать с ним на машине! Ей хотелось сбежать от него, спрятаться, поплакать в тишине своей комнаты. Девушка совсем не понимала его. То он признавался, что страстно желал прикоснуться к ней, то потешался над ее невинностью. Он стал жестоким и насмешливым, такого Джейсона она не знала, он был ей словно чужой. Почему временами он обращается с ней как с женщиной, а временами — как с неразумным ребенком?

Глава 14

«Лендровер» ждал их там, где они его оставили, но теперь в нем целовалась влюбленная парочка, и Джейсону пришлось шугануть юных темнокожих, прежде чем они с Сарой смогли забраться внутрь. Молодежь со смехом бросилась наутек, а Джейсон с улыбкой поглядел на Сару, ожидая реакции на столь необычную ситуацию.

Однако девушка проигнорировала этот взгляд и забралась в автомобиль. Посмотрев на часы, она обнаружила, что времени уже гораздо больше, чем она представляла: двенадцатый час ночи. Но на острове время не играло никакой роли. Из баров, разбросанных по побережью, доносились возбуждающие кровь звуки музыки, и Саре, которая раньше никогда не танцевала, захотелось веселиться всю ночь напролет, смеяться и флиртовать, разбудить ревность у сидящего с ней рядом мужчины, разбить окружающее его сопротивление, забыть о его дурацком браке и почувствовать себя живой в его объятиях.

В следующую секунду ей пришлось изо всех сил вцепиться в сиденье: машина слишком круто вписалась в поворот, и ее чуть не выбросило.

— Ты это специально! — бросила она сердитый взгляд на Джейсона.

— Что специально? Тебе пора бы уже усвоить, что на наших дорогах особо не помечтаешь. О чем это ты думала с таким серьезным видом? Может, ты все-таки собралась уехать в конце месяца? Или мечтала о мужчине, который не станет корчить из себя верного супруга, а в следующий момент признаваться в любви девушке, которую сам привел в свой дом в качестве гувернантки.

Сара промолчала. Он постоянно ставил ее в тупик своими высказываниями, и она не знала, как на них реагировать. Поэтому она молча уставилась на высокие стены, окружавшие виллы, и на мелькавших тут и там людей: на верандах, у бассейнов, они пили и весело болтали. Хоть островок был и невелик, белое население вело очень бурную жизнь.

Ночь окутала их, как и в прошлый раз, и, как и тогда, они возвращались домой, не произнеся ни словечка. Сара чувствовала себя виноватой. В конце концов, вина действительно по большей части лежала на ней. Она вела себя вызывающе, нарочно пыталась возбудить его интерес.

Ворота виллы, как обычно, стояли нараспашку, и Джейсон подкатил к ступенькам веранды.

Сара уже собиралась вылезти из машины, когда Джейсон неожиданно схватил ее за локоть.

— Погоди, — хрипло прошептал он.

— Поздно уже… — начала она.

— Знаю. И мы оба поднялись спозаранку. Но мне не заснуть… а тебе?

Сара сжала губы и молча помотала головой.

— Тогда пойдем со мной, — бросил он, отпустил ее руку и выбрался из автомобиля.

Сара недоуменно пожала худенькими плечиками и выпрыгнула на площадку из гравия. Все было погружено во мрак, но луна освещала им путь.

Они обогнули дом и вышли на пляж, Джейсон бросился на песок, но Сара не стала садиться рядом, вместо этого она скинула сандалии и побрела по кромке воды. Волны мягко окутывали ее ноги, нежный, словно пух, песок ласкал ступни, и Сара все брела и брела вдоль берега. Она всей кожей ощущала, что ее любимый мужчина следит за ней, и, затаив дыхание, ждала его следующего шага. Девушка пожалела, что не взяла с собой купальник: ночь выдалась изумительно теплая. «Интересно, — лениво подумала она, — как это — плавать совсем без всего?»

Повернувшись, Сара увидела, что забрела довольно далеко. Она уже стояла перед покрытыми мхом ступенями, ведущими к руинам старого дома де Кордова; видно, в былые времена отсюда можно было легко попасть туда. Странно это, подумалось ей, что в таком месте, где пожары — большая редкость, сгорел дотла особняк таких размеров. Как такое могло произойти? И где был тогда Джейсон? Насколько она поняла, это случилось в то время, когда он только-только женился на Ирене.

Погруженная в свои мысли, Сара не заметила приближения Джейсона и вздрогнула от испуга, услышав у себя за спиной его голос:

— За короткое время ты уже приросла к нам душой, так ведь?

— Если ты хотел сказать, что вы очень интересуете меня как семья, то да, ты прав, — резко обернулась она.

— Я хотел сказать намного больше, — мягко возразил Джейсон. — Я сказал — приросла к нам, и ты действительно приросла к нам.

— Может, и так. — Сара старалась держаться холодно. — Но ты должен признать: вокруг вашей семьи витают десятки вопросов, и любому захотелось бы узнать на них ответы. Твой шрам, этот дом, Ирена! Все окутано покрывалом тайны. И знаешь, когда меня приглашали на работу, ни о чем таком даже не упоминалось.

— Естественно, нет. Да и мы тоже не были в курсе, что ты не католичка. Ты решила не ставить нас в известность.

— Но ты-то католик! Я знаю! Да и что, мои маленькие секреты по сравнению с вашими, — вздохнула Сара: — Кроме того, ты же сам признал — моя религиозная принадлежность не имеет к моему делу никакого отношения.

— Не имеет. Это правда. — Джейсон пожирал ее глазами. Сара заметила, что он расстегнул рубашку, и теперь его смуглое тело манило к себе, как магнит.

Она отвернулась, испугавшись, что может совсем потерять голову и решиться на то, о чем потом пожалеет, но Джейсон схватил ее за плечи, притянул к себе и прижал с неистовой силой.

— Ты ведь этого хотела, разве не так? — прошептал он ей на ухо.

Сара расслабилась и откинула голову назад, ему на плечо.

— А ты? Разве ты не хотел этого? — спросила она.

Губы его коснулись ее шеи, впились в нежную кожу, Джейсон резким движением развернул ее к себе, и она увидела, как судорога свела его лицо. Шрам белой полосой выделялся на темном фоне, глаза его сверкали.

— Я пугаю тебя?

Сара обняла его за шею, прижалась к нему всем телом, и все ее нравственные устои рухнули от захлестнувшей ее страсти. Она не хотела слов. Джейсон взял ее личико в руки и без лишних слов поцеловал прямо в губы.

Не отрываясь от ее губ, Джейсон повалил Сару на песок, и ощущение тяжести его тела изгнало из ее головы последние мысли. Она провалилась в небытие, где значение имело только одно: его ласки, его поцелуи. Не останавливайся, иди все дальше и дальше, люби меня! Она почувствовала, как его жадные пальцы распускают ее косы, а губы снова и снова ищут ее губ. Она была на вершине счастья, когда он уткнулся лицом в ее волосы, а потом намотал их на руку и притянул к себе. Она и сама запустила пальцы в его шевелюру, наслаждаясь каждым мгновением близости, и поцеловала шрам, который он так ненавидел.

Видимо, именно это и привело его в чувство. Стоило губам ее коснуться этого шрама, как Джейсон отпустил ее, оттолкнул от себя и резко вскочил на ноги. Трясущимися руками он пригладил волосы и принялся отряхивать песок с одежды. Кое-как заправив рубашку в штаны, он полез за сигаретой. Прикурив, он глубоко затянулся и устало повел плечами. Потом посмотрел вниз, на лежащую на песке Сару.

— Поднимайся! — без лишних церемоний приказал он, отвернувшись от ее зовущего тела.

Сара со вздохом повиновалась, застегнула пуговицы на лифе платья и неохотно поднялась на ноги. Тело ее никак не хотело признать столь резкого поворота и ныло от неудовлетворенной страсти.

— Джейсон, что не так?

— О господи! — пробормотал он в ярости. — Прекрати играть в невинность, Сара! Даже ты, с твоим ограниченным жизненным опытом, должна понимать, что здесь чуть не случилось!

Сара сплела пальцы. Слова его немного остудили пыл ее крови, и девушка удивилась, как ей вообще могло прийти в голову, что она сможет стать любовницей этого человека. Рядом с ним она теряла над собой контроль и способность думать. Вместо того чтобы чувствовать разочарование, она должна быть благодарна ему за это проявление элементарного здравого смысла. И все же, спорило с ней ее сердце, разве так важно оставаться нетронутой, когда в своих мыслях она уже давно отдалась Джейсону и ей казалось, будто это уже случилось на самом деле?

Она потянулась к своим волосам и заплела их в одну косу, пока Джейсон курил, уставившись невидящим взглядом в сторону моря.

— Мы возвращаемся? — сдавленно прошептала она, справившись с волосами.

Джейсон послал сигарету в песок и поглядел на нее сверху вниз, снова холодный и отстраненный.

— Наверное, — буркнул он. — Хорошо, что я уезжаю. Тебе, по крайней мере, не придется быть все время настороже. Когда я приеду назад, я пойму, если ты захочешь вернуться домой.

— Я не собираюсь возвращаться домой, сеньор, — сжала она кулаки. — Дети — вот о ком я должна думать в первую очередь. Я не оставлю их, что бы ни случилось. Мне очень жаль, если мое присутствие нарушает ваш покой.

— Сара! Ты нарочно извращаешь мои слова! — Гнев снова обуял его. — Ты что, напрочь лишена рассудка? В следующий раз… кто знает, что может случиться? С тобой я теряю голову, ничего подобного со мной раньше не случалось!

— Как неудобно для вас! — горько съязвила она и, обливаясь слезами, сорвалась с места и понеслась обратно к вилле.


На следующее утро Сара еле сползла с кровати. После бессонной ночи труднее всего оказалось вести себя так, словно ничего не случилось. С Джейсоном она конечно же не виделась, но дети замечали любую перемену в ее настроении, а ей пришлось сидеть с ними за одним столом, смеяться и не показывать виду.

Рикардо предложил съездить на лагуну, но Сара сумела найти отговорку, сказав, что утро выдалось идеальное для езды верхом и было бы жаль упускать такую прекрасную возможность.

Уроки прошли как обычно, и, отправив детей умываться к обеду, Сара вышла на веранду и села в кресло, нацепив на нос черные очки.

Джейсон с Сереной уехали на мессу и собирались обедать у Диасов, поэтому, услышав звук мотора, Сара очень удивилась. Неужели Джейсон все же решил вернуться домой?

Но оказалось, что это Мануэль Диас. Сара поморщилась, увидев, как тот выбирается из машины и направляется в ее сторону.

— О, моя дорогая мисс Винтер! — заулыбался он. — На ловца и зверь бежит!

Сара сняла очки, но не двинулась с места.

— Чем могу служить, сеньор? — вежливо поинтересовалась девушка.

— Как раз наоборот, чем я могу вам служить? — расплылся он в улыбке. — Вы уже, наверное, в курсе, что ваш босс и сеньора Серена обедают у нас. Вот я и решил съездить сюда, пригласить и вас тоже. Я-то думал, что вы приедете со всеми остальными, особенно после того, как я увидел, что Джейсон проявляет к вам участие и хочет свести вас с белой коммуной нашего острова.

— Спасибо, но я бы предпочла остаться. Я… у меня голова болит, хочется побыть в тишине.

— Ах, какая жалость! Надеюсь, не слишком сильно.

— О нет. Так, слегка побаливает, просто не хочется никуда двигаться.

— Да, понимаю. Но все равно жаль. — Мануэль вздохнул и задумчиво поглядел на девушку. — Не будете возражать, если я составлю вам компанию и пообедаю с вами здесь?

Сара поджала губы, но потом успокоилась. А почему, собственно говоря, и нет? Что в этом плохого? Да и она немного отвлечется от своих мрачных мыслей.

— Но разве ваши гости не будут возражать? — замялась она.

— Долорес справится, она прекрасная хозяйка, — махнул рукой Мануэль. — Я буду просто счастлив пообедать с вами, мисс Винтер.

— Хорошо, сеньор. Пойду предупрежу прислугу.

К своему огромному удивлению, Сара получила удовольствие от компании Мануэля. Он настоял на том, чтобы девушка звала его по имени, и она, само собой, тоже предложила ему называть ее Сарой. Барьер разделявших их формальностей пал. Мануэль оказался человеком добродушным и веселым, очень легким в общении. Он много путешествовал и рассказывал Саре о тех странах, где ей всегда хотелось побывать: Индии, Японии, Америке.

Потом разговор плавно перетек на жизнь простых людей здесь, на острове. Мануэль описал Саре быт окрестных деревень и местную школу.

— Директор школы у нас просто чудо, — продолжил Мануэль, заметив, как заблестели ее глаза. — Роберто Сантана окончил школу в Англии, только не спрашивайте меня, как это вышло, и продолжил обучение в университете. Потом вернулся сюда и встал во главе местной школы.

— Как бы мне хотелось познакомиться с ним! — воскликнула Сара. — С тех пор как я уехала из Англии, мне не приходилось встречать других педагогов. Если ему нужна помощь, я готова оказать ее.

— Погоди, погоди! Попридержи коней! Познакомиться с Роберто — это одно, а помогать ему — совсем другое. Не забывай о своих обязанностях здесь, в этом доме.

— После обеда я совершенно свободна, — возразила Сара. — Что плохого в моем желании помочь тем, кому повезло меньше, чем нам?

— Ничего, абсолютно ничего! — улыбнулся Мануэль. — Хочешь повидаться с ним сегодня? По воскресеньям у него выходной.

— А можно?

— Конечно! Мы могли бы поехать после обеда, если я пожертвую своей сиестой.

— А вы пожертвуете?

Мануэль снова улыбнулся:

— Да я всем, чем угодно, пожертвую, лишь бы вывести тебя из летаргического сна, в котором я застал тебя, и видеть в твоих глазах этот огонь. — Он рассмеялся. — Наверное, ты считаешь меня старым болваном!

Сара покачала головой:

— Сегодня я открыла для себя совсем другого Мануэля Диаса. И знаете, — выложила она напрямую, — должна признать, что этот Мануэль понравился мне гораздо больше, чем тот, с которым я познакомилась вначале.

Дети запрыгали от радости, узнав о предстоящей поездке, и в два часа дня вся компания отправилась в путь. Мануэль вел машину аккуратно и не лихачил, да и куда торопиться? До школы-то рукой подать. Роберто Сантана жил в доме, примыкающем к школе, и у него постоянно толпились ребятишки. Оба здания давно обветшали и явно нуждались в реконструкции, и Мануэль, заметив удивленный взгляд Сары, объяснил, что неподалеку отсюда строится новая школа.

— Жаль, что она еще не готова, — заметил он. — Ты можешь посчитать нас дикарями — учить детей в подобном месте!

— Самое важное — это уроки, — возразила Сара. — Место — не главное.

Услышав звук подъезжающего автомобиля, Роберто Сантана вышел встречать гостей, за ним вывалила стайка чумазых ребятишек в грязных шортиках и простых хлопковых платьицах.

Но сам Роберто, хоть и был темнокожим, как и все остальные африканцы, одевался с иголочки: легкий костюм, белая рубашка. Ростом директор оказался с Джейсона — высокий, стройный и очень красивый мужчина, к тому же совсем молодой, не старше самой Сары, и девушка была приятно удивлена.

— Доброе утро, сеньор Диас, — ответил он на приветствие. — Какая честь для нас! Чем обязаны визиту столь высокого гостя? Эй, Пип, Консуэлла, все вы, отстаньте от леди! — прикрикнул он на окруживших Сару ребятишек, которые разинув рот смотрели на непривычно светленькую сеньориту.

— Познакомься, Сара, это Роберто Сантана, — сказал Мануэль. — Роберто, это сеньорита Винтер, она приехала учить детей де Кордова.

— Правда! Ну и как вам? — улыбнулся Роберто.

— Мне нравится, — Сара улыбнулась в ответ. — И дети уже не столь неуправляемые, как вначале.

— Трудная работенка?

— Да нет. Собственно говоря, именно поэтому я и здесь. После обеда я абсолютно свободна, вот и подумала, не могла бы я…

— Попридержи коней! — вмешался Мануэль. — Я согласился привезти тебя сюда, но не думал, что ты сразу возьмешь быка за рога. Роберто, — поглядел он на хозяина дома, — может, предложишь нам выпить? Я бы не отказался.

— Само собой, — засмеялся Роберто. — Пойдемте, мисс Винтер. Мне очень интересно поговорить с вами, но, раз сеньор Диас хочет пить, не дадим умереть ему от жажды.

Внутри дом оказался в столь же плачевном состоянии, что и снаружи: несколько низеньких кушеток и ковриков на полу — вот и вся обстановка. Дети де Кордова унеслись играть с остальными, а взрослые налили себе ледяного пива.

Сара очень заинтересовала Роберто, и он стал расспрашивать ее о том, зачем ей нужна дополнительная работа.

— В ближайшем времени помочь я вам не смогу, потому что уезжаю с острова, — пояснила Сара, — но потом, если Джей… если сеньор не будет против, я буду приходить к вам после обеда. Если у вас найдется для меня работа.

— Если найдется работа? — не поверил своим ушам Роберто. — Да вы, видно, шутите! Десятки ребятишек не могут посещать уроки просто потому, что у нас не хватает учителей. Мы здесь все пашем на износ, а денег получаем — смех один, крохи, и действительно хорошие педагоги у нас не задерживаются, ищут более подходящую работенку в Штатах.

— Ну, тогда я буду только рада помочь вам.

— Погодите, погодите! — вскочил Мануэль. — Сара! Ты ведь еще даже не поговорила с Джейсоном! Что он на это скажет?

— Джейсон и сам бы помог, будь у него время, — заверил его Роберто.

Мануэль вздохнул и сунул руки в карманы. Не так он представлял себе их совместную поездку. Он думал, что Сара разочаруется, узнав, что директор школы не испанец, а темнокожий, а вместо этого она без лишних вопросов приняла его таким, какой он есть. Люди из его окружения не заботились об африканцах, и ему стало не по себе оттого, что Сара обращается с неграми как с равными.

Глава 15

Джейсон остановил машину у ступенек виллы и выскочил наружу, громко хлопнув дверцей. Перескакивая через несколько ступенек, сеньор понесся в дом, по пути пытаясь ослабить давящий на шею галстук. Он явно пребывал в скверном настроении и, влетев в холл, сразу же накинулся на попавшегося под горячую руку Ромула:

— Сеньор Диас обедал у нас, я правильно понял?

— Да, сеньор, с сеньоритой Винтер.

— И где он сейчас?

— Сеньор, сеньорита и дети уехали вскоре после обеда. В машине сеньора Диаса. Куда — это мне неведомо, сеньор.

Джейсон рассерженно дернул плечами.

— Ладно, Ромул. Я иду в кабинет. Где сеньора Ирена?

— Отдыхает, сеньор. В своей спальне, наверное.

— Спасибо.

Джейсон направился в кабинет. Куда это Сара могла поехать с Мануэлем Диасом? Странно все это, особенно если учесть, что всего неделю назад она его на дух не переносила. Он раздраженно бросил пиджак в кресло и налил себе пива.

Внезапно дверь распахнулась и на пороге появилась Ирена собственной персоной. Она вошла, тщательно прикрыла за собой дверь, подошла к мужу и глянула на него сверху вниз.

— Вчера ты возил сеньориту к сеньоре Марии, — бросила она ему в лицо обвинение.

— Да, — ответил он ничего не выражающим тоном.

— Зачем?

— Сеньорита Винтер с детьми поживут на Коралл-Ки, пока я буду в отъезде. Серена поедет на Тринидад, проведет месяц со своими родителями.

Ирена вытаращилась на него, услышав такое объяснение.

— Почему это сеньорита не может остаться здесь? — В голосе ее зазвучали истерические нотки.

Джейсон пожал плечами:

— Моя мать поможет ей управляться с детьми. — Джейсон по привычке тщательно выбирал слова, стараясь предотвратить вспышку гнева Ирены.

— Хочешь сказать, она боится оставаться тут со мной? — завизжала она. — Небось успела разболтать, что я с ней говорила, рассказала о той несчастной жизни, которую приходится тут влачить! Рассказала ей о проклятии! — плевала она словами.

— Нет никакого проклятия, Ирена, — вздохнул Джейсон. — Это все твое больное воображение. — Он поднялся и хотел было подойти к ней, но она попятилась назад.

— Не трогай меня! — заверещала Ирена, и он поспешно сунул руки в карманы.

— Я не собирался тебя трогать, — пробормотал он. — Ирена, неужели ты не понимаешь, что зря накручиваешь себя?

— Если бы мой отец был жив, он забрал бы меня отсюда, — прошипела она. — Он не оставил бы меня здесь, не позволил бы жить с таким человеком.

— Господи! — Джейсон закатил глаза. — Ирена, мы уже пятнадцать лет не живем вместе в полном смысле этого слова, ты же сама прекрасно знаешь.

— Но я живу в этом доме. Я видела, как твой брат женился на черной и нарожал троих полукровок! Только представьте, мой ребенок тоже мог быть таким!

— Ты же знаешь, что не мог, — отвернулся Джейсон, чувствуя, как внутри у него все закипает.

— Не мог? Не мог?! — Ирена стукнула кулаком по спинке кресла, за которое спряталась от Джейсона. И вдруг выражение ее лица изменилось и на нем заиграла хитренькая ухмылочка. — Но я прикончила тебя, разве не так? Подпортила твое смазливое личико! Да какая женщина теперь на тебя глянет!

— Хватит! — побелел Джейсон. — Зачем ты это делаешь, Ирена? Живешь жизнью, которая приведет тебя к катастрофе. Если ты когда-нибудь любила меня, прекрати свои дикие выходки, давай будем жить как цивилизованные люди! — Он склонил голову. — Только не думай, что я прошусь к тебе в постель, я лишь об одном умоляю — давай нормально общаться, и наедине, и на публике.

— Ненавижу тебя, Джейсон! — Слова ее были пропитаны таким презрением, что Джейсону оставалось только печально покачать головой. — И однажды я сумею отомстить тебе за все, что ты со мной сделал!

— Ирена, прекрати немедленно! — взорвался Джейсон, впервые со времени пожара теряя над собой контроль в ее присутствии. — Господи! Разве ты и так не разрушила мою жизнь? Жить под одной крышей с созданием, которое и человеком-то трудно назвать, не то что женщиной. Неужели ты и впрямь считаешь это жизнью?

Ирена выпучила на него глаза, а потом захохотала, наслаждаясь его мучениями. Она направилась к двери, но его голос остановил ее на полпути:

— Ирена! Зачем ты подбросила паука Саре в кровать?

Ирена резко развернулась, и на лице ее отразилось неподдельное изумление. Слух ее резануло то, как просто и обыденно произнес ее муж имя Сара, и она сжала кулачки.

— Паука! — поморщилась она от отвращения. — Паук в кровати сеньориты. Какое ребячество! Неужели ты и в самом деле думаешь, что это я подложила ей паука? Господь всемогущий, да если бы я решила напугать сеньориту, то уж будь уверен, выбрала бы не какого-то там безобидного паучка! — Она засмеялась тем звонким смехом, который Сара услышала в первый день приезда на виллу. — Бедненький Джейсон, видно, у тебя две проблемы вместо одной. Или даже три? Но я уверена, что мисс Винтер исключается. Вряд ли такое примитивное животное, как ты, сможет заинтересовать сеньориту. Скорее уж Мануэль Диас! — снова захохотала она. — Все, красавчик, ни одна женщина теперь на тебя не посмотрит. А она такая светленькая, такая светленькая.

Она медленно побрела к выходу, на ее когда-то прекрасном личике застыло странно-задумчивое выражение.

— А если сеньорита все же найдет тебя привлекательным, — оглянулась она назад, — то ты найдешь во мне опасную соперницу, милый. Она знает про тебя, ниггер?

Как обычно после спора с женой, Джейсон почувствовал себя раздавленным и душевно и физически. Никто, даже Серена, с которой они жили в одном доме, не догадывался об истинном положении вещей. Мама, конечно, подозревала, но не более того. После долгих лет общения с Иреной он научился проще смотреть на неконтролируемые выпады шизофренички, и все же ее замечания не переставали ранить его.

Он отошел от окна и прикурил сигарету. Надо пойти принять душ. Что угодно, только бы заполнить эти бесконечные минуты ожидания! Ну куда они могли уехать? И когда вернутся обратно?


Джейсон лежал на кровати голышом, если не считать обмотанного вокруг талии полотенца, когда к дому подъехал автомобиль. Он нарочито медленно поднялся, натянул темные брюки и серую рубашку без рукавов, причесался и спустился вниз. В холле он наткнулся на Рикардо с бутылкой колы в руках.

— Вы где были? — спросил он, и Рикардо радостно улыбнулся ему в ответ.

— Уезжали, дядя Джейсон! С мисс Винтер и дядей Мануэлем.

— Знаю, что уезжали, — нетерпеливо засопел Джейсон, — куда уезжали, спрашиваю.

— В город, к сеньору Сантане, дядя Джейсон. К директору школы!

— К Роберто Сантане? — нахмурился Джейсон. — Но зачем? У Мануэля с ним дела?

— Не у меня! У твоей гувернантки! — подошел к ним Мануэль. — Я говорил тебе, Джейсон. Предупреждал. Твоя новая сотрудница просто невообразима. Она решила помогать Роберто в школе!

— Что за шутки! — поразился Джейсон.

— Никаких шуток, мой милый Джейсон. Клянусь честью, так оно и есть. Говорит, что у всех детей должны быть равные шансы получить нормальное образование. Но она сказала, что пока прийти не сможет, уезжает с острова. Это правда?

— Да, — задумчиво проговорил Джейсон. — Поживет с детьми у моей матери на Коралл-Ки, пока я буду в отъезде. Серена поедет к родителям на Тринидад.

— На Коралл-Ки! — запрыгал Рикардо. — Ура! Правда?

— Да. И вы будете во всем слушаться мисс Винтер. Я потом попрошу полного отчета, понятно? Лучше вам не создавать ей проблем.

— Что ты, дядя! Мы не будем! Можно девчонкам сказать?

— Скажи, если хочешь. Где мисс Винтер?

— Готовит детям еду, — ответил Мануэль за мальчишку, который уже ускакал прочь. — Я, пожалуй, поеду домой. Хотел напроситься на ужин, да вижу, что ты не в духе. Передай сеньорите, что я надеюсь повидаться с ней до отъезда на Коралл-Ки.

— Ладно, — кивнул Джейсон и пошел на кухню, где Сара помогала Анне готовить для детей бутерброды. Он заметил, как Сара вздрогнула и замерла в ожидании того, что он ей сейчас скажет.

Неожиданно Джейсон пришел в ярость. Господь всемогущий, девчонка что, и впрямь думает, что он начнет соблазнять или кинется на нее прямо здесь, перед детьми?

— Мисс Винтер, можете оставить это Анне? — сказал он. — Мне надо поговорить с вами.

— Хорошо, сеньор. — Сара поставила на стол кувшинчик со сливками и направилась к двери, которую он держал для нее открытой.

Джейсон вышел в холл вслед за ней. При виде ее порозовевших щек воспоминания предыдущего вечера нахлынули на него.

Но он ничем не выдал себя.

— Мануэль говорит, что вы ездили к Роберто Сантане и что ты решила помочь ему в школе.

— Да, сеньор, — кивнула девушка. — При условии, что вы не станете возражать. Но после обеда я ведь все равно ничем не занята…

— После обеда ты должна отдыхать в холодке, а не переутомляться, — отрезал Джексон. — Для этого вам и даны свободные часы, сеньорита. Думаете, долго сумеете протянуть, занимаясь с детьми по утрам здесь и в школе днем?

— В Англии я весь день работала, так почему не могу делать этого тут?

— Тут климат совсем другой, — вздохнул он, прекрасно отдавая себе отчет, почему он на самом деле против того, чтобы она каждый день ходила в школу. Он не хочет, чтобы она переутомлялась и, чего доброго, подхватила какую-нибудь инфекцию. Кроме того, девушке не выдержать подобного темпа, а именно в таком измотанном состоянии человек в этой части света подвергается опасности подцепить заразу. Хоть школе и нужна помощь, он не желает, чтобы Сара перетрудилась. Но своим упорством он ничего не добьется, только возбудит в ней дух независимости и противоречия, только и всего. Так и вышло.

— Если у вас нет веских причин для отказа, сеньор, то я стану поступать по своему усмотрению. — Сара с трудом отвела взгляд от его загорелых рук.

— Я твой босс, черт побери, и мне решать, что ты будешь делать, а чего не будешь! — взорвался Джейсон. — Да что ты вообще знаешь о местных школах?

— Ничего. Но я научусь. Это все, сеньор?

Джейсон поджал губы. У него не было желания открывать ей настоящие причины своего отказа, а все остальные аргументы звучали смехотворно, Но с другой стороны, если Сара примет участие в жизни острова, она вряд ли захочет уехать. Джейсон уже не мог представить виллу без нее, Сары. Жизнь его и раньше была пуста, а с ее отъездом станет просто невыносимой, и он понятия не имеет, как сумеет пережить это.

— Да, это все, — с тяжелым сердцем ответил он. — Я рассказал детям про Коралл-Ки. Отъезд во вторник утром. Успеешь подготовиться? Макс отвезет вас на катере. Мы с Сереной уедем на Барбадос дневным пароходом.

— Хорошо, сеньор. Разрешите идти? Мне надо к детям.

Джейсон пристально посмотрел на нее и увидел, что та вся дрожит под его взглядом.

— Я не собираюсь извиняться, — выдохнул он, осознавая, что она прекрасно поняла смысл его слов.

— А я и не хочу этого, — прошептала она и понеслась в западное крыло, к покоям Серены.

Джейсон устало провел рукой по лбу. У него все тело ныло от неудовлетворенного желания, и он никак не мог стряхнуть с себя это наваждение. Сколько еще он сможет контролировать свою страсть? Хватит ли у него силы воли? Или в один прекрасный день чувства возобладают над разумом?

Глава 16

В тот день, когда они должны были отправиться на Коралл-Ки, Сара встала спозаранку, чтобы лично упаковать детские вещи. Покончив с делами, Сара надела легкий кардиган, взяла пару ближайших чемоданов и понесла их в холл. Она уже преодолела половину лестницы, когда у ее подножия появился Джейсон. Он одним махом преодолел разделявшие их ступеньки и вырвал у нее из рук чемоданы.

— Для подобных вещей существует прислуга! — раздраженно заявил он.

— Я и есть прислуга. — Сара взялась одной рукой за перила, развернулась и пошла обратно за оставшимися чемоданами, от всей души надеясь на то, что Джейсон оставит первые два в холле и уйдет. Как бы не так! Он быстро спустился вниз, бросил там свою ношу и без труда нагнал Сару.

— Что за высказывания такие? — схватил он ее за руку.

Сара вырвалась и направилась в свою спальню, но он последовал за ней и встал на пороге, загораживая выход. Сара подняла было оставшиеся чемоданы, но он командным тоном рявкнул на нее:

— Поставь обратно!

Сара непроизвольно повиновалась приказу и теперь стояла перед ним, теребя пояс своего платья, и чувствовала себя непослушным ребенком.

Джейсон уперся в нее изучающим взглядом, а девушке пришло в голову, что ей никогда еще не приходилось видеть его таким красивым. Сердце ее пропустило такт и упало вниз, она отвернулась от него и медленно побрела к балконной двери.

— Это последние? — спросил он, ткнув пальцем в три оставшихся чемодана рядом с ее маленькой сумочкой.

— Да, сеньор. И я в состоянии самостоятельно отнести их вниз, благодарю вас.

— В состоянии ты или нет, делать этого ты не будешь! — отрезал Джейсон, и Сару вдруг словно прорвало.

— Нечего тут приказывать мне! — накинулась она на него. — Не думай, что я стану выполнять любой твой каприз только потому, что ты тут — всемогущий хозяин, царь и бог! Если я захочу отнести чемоданы вниз или вверх, это уж как мне пожелается, я сделаю это.

Он зашел в комнату и с едва сдерживаемой яростью захлопнул дверь. Только тогда до Сары дошло наконец, как грубо прозвучали ее слова, но она сжала губы и затолкала обратно готовое сорваться с языка извинение. Она просто стояла и упрямо ждала, когда на нее падет топор.

Джейсон сложил руки на груди и заявил, четко выговаривая каждое слово:

— Ты будешь делать то, что я скажу, понятно тебе? Ты не станешь преподавать в школе днем, не станешь носить чемоданы, не станешь делать ничего, что я сочту нужным запретить!

Сара удивленно вытаращила на него глаза. Неужели он это серьезно? Не может быть! Неужели он вообразил себе, что сможет контролировать каждый ее шаг?

— Сеньор, полагаю, вы хватили через край, — холодно отреагировала она. — Может, вы мне и босс, но уж никак не рабовладелец, а я вам не рабыня!

— Я тот, кем решу быть. — Ярость плескалась в его словах. — И если ты не собираешься выполнять мои приказания, ты вольна уехать отсюда.

— Тогда вам, наверное, действительно лучше поискать новую гувернантку. — Голос Сары дрогнул. — Я не позволю обращаться с собой как с рабыней.

— Несколько минут назад ты заявила, что являешься прислугой!

— Так и есть. Но лучше… — Сара вздохнула. — Я ваша сотрудница, лучше так выразиться. — Нервы, ее были на пределе. Как может она уехать?

— Выходит, ты все же решила прервать наш договор, — покачал головой Джейсон. — Весьма сожалею.

Сара уставилась на него во все глаза. Неужели это тот самый человек, который всего несколько ночей тому назад так страстно сжимал ее в своих объятиях? Неужели это тот самый нежный, понимающий Джейсон, которого она полюбила? Фантастика какая-то! Перед ней стоял совершенно незнакомый, чужой человек. Холодный, бесчувственный босс, который смотрит на нее как на средство развлечения. Неужели тот экстаз, пробудивший чувственность ее тела, был для него всего лишь эпизодом, простым кувырканием в песке?

Джейсон бесцеремонно захлопнул за собой дверь, и Сара без сил рухнула на кровать. «О боже! — подумала она, изнывая от душевной боли. — Я не могу уехать! Просто не могу, вот и все!»


С самого первого дня Сара почувствовала себя на Коралл-Ки как дома.

Мать Джейсона объяснила причину, по которой она так редко виделась с детьми: они не слишком ладили с Сереной, а приглашать детей без матери ей было неудобно.

— Она ведет себя так, будто мне нравится уединение, хотя на самом деле жизнь здесь не особо веселая, — рассказывала сеньора Мария.

— А вам никогда не хотелось вернуться на Кордову? — поинтересовалась Сара.

— Пока Ирена там — нет, не хочу. — Сеньора вздохнула. — Боюсь, ты можешь подумать, что мне трудно угодить или что я не одобряю выбор моих сыновей, но уверяю тебя — это не так. Ирена сама виновата, она уже давно убила во мне все чувства, которые я питала к ней когда-то, а что до Серены… как я уже говорила, она человек сложный. Временами тебе кажется, что ты знаешь ее вдоль и поперек, а потом она выкидывает нечто такое, что ты понимаешь — ты никогда и не знала ее.

Сара задумчиво поглядела на вазу с фруктами и вздохнула. Здесь, среди тех, кто ее любит, она должна была бы чувствовать себя счастливой, но вместо этого в голову ей постоянно лезли мысли об утренней ссоре с Джейсоном.

Детей уже уложили, а они с сеньорой сидели на террасе при зажженных свечах. Вокруг трещали цикады, в зарослях шуршали ночные зверушки. Из сада наплывал запах роз и лобелии, и Саре подумалось, что Коралл-Ки — гораздо более домашний остров, чем Кордова.

Но то, что она услышала от матери Джейсона, мгновенно отрезвило ее.

— Давно ты влюблена в моего сына? — спросила сеньора Мария.

Сару бросило в жар, потом в холод.

— Что вы такое говорите, сеньора! — Она обхватила себя за плечи.

Сеньора Мария улыбнулась и затянулась сигаретой.

— Не надо отрицать очевидного, моя дорогая. Я еще в прошлый раз заметила, что Джейсон для тебя не просто босс. То, как ты с ним говорила, как ты на него смотрела, только слепой не заметил бы. Но я прошу прощения, если снова поставила тебя в неловкое положение. Похоже, это входит у меня в привычку. Но мне просто хотелось, чтобы ты поняла: ты можешь довериться мне, твои чувства вовсе не шокируют меня, как должны были бы.

Сара неистово потерла щеки.

— Наверное, надо сказать вам, что я могу уехать, когда Джейсон вернется, — прошептала она, — Мы… мы… повздорили сегодня утром. Похоже, он ждет, что я вернусь в Англию, и, может быть, даже подыщет мне замену в Штатах.

— Что за ерунда? — не на шутку встревожилась сеньора Мария. — Ты же чудесно управляешься с детьми! Ты не можешь уехать!

Сара совсем сникла.

— Если честно, я совсем не понимаю Джейсона, — вздохнула она. — Бы конечно же правы, я влюблена в него. И все же… — Она сглотнула. — В субботу Мануэль Диас возил меня знакомиться с директором местной школы, Роберто Сантаной, и я предложила ему свою помощь в свободное от работы время. Но когда я сказала об этом Джейсону, тот прямо-таки взбесился! Днем ты должна отдыхать, говорит, а не вкалывать в городе. Он много чего тогда наговорил, но мы так и не пришли ни к какому решению. А сегодня спор вообще вышел на пустом месте, и он обращался со мной как с грязью под ногами. Он фактически попросил меня уехать, но отложил окончательный вердикт до своего возвращения.

— Понятно, — поморщилась Мария. — Только вот что-то это совсем на Джейсона не похоже.

— Знаю. О боже, что же мне делать! — Сара закрыла лицо руками.

Сеньора поглядела на гостью, пожала плечами и сменила тему разговора, спросив, что та думает по поводу Роберто Сантаны.

— Он мне понравился. Думаю, он делает благородное дело, и мне очень хочется помочь ему. Сиесту я все равно не соблюдаю, а помощь ему действительно нужна.

— Это так, — кивнула сеньора Мария. — И знаешь, если Джейсон действительно уволит тебя, можешь пойти работать в школу и конечно же будешь меня навещать. — Она вдруг рассмеялась. — Но мне почему-то кажется, что Джейсон вряд ли решится на такой шаг. Видно, сегодня утром он был не в себе. Может быть, Ирена… — Она прервала себя на полуслове и глянула на часы. — Поздно уже, а вставать нам рано, вместе с детьми. Не против пойти лечь?

— Конечно нет! Денек выдался еще тот!

Оказавшись в своей комнате, Сара начала медленно раздеваться, раздумывая над словами хозяйки дома. Сама она не считала, что в сегодняшней вспышке гнева виновата Ирена, но кто знает, может статься, сеньора Мария права и Джейсон был не в себе. От Ирены действительно полно проблем.

Дня через четыре на острове появился Роберто Сантана и остался на обед. К величайшему удивлению Сары, они с сеньорой Марией общались, словно старые друзья, и Роберто чувствовал себя на Коралл-Ки как дома. Но просто ли они друзья? — вздохнула Сара. Ей показалось, что за этим кроется нечто большее.

— Ну, выкладывай, зачем явился? — без обиняков спросила его сеньора Мария, когда они вышли из-за стола. — Хочешь пригласить Сару поработать в школе?

— Точно, — с легкостью согласился Роберто. — Почему бы и нет? Видишь ли, моя дорогая, Энрико Варес сломал ногу, и ситуация у нас сложилась достаточно напряженная. Вот я решил разузнать, насколько серьезно говорила сеньорита, не приедет ли она нам помочь?

У Сары все внутри задрожало. Девушка не думала, что ей придется решать этот вопрос в отсутствие Джейсона, и оказалась совершенно не готова к подобному повороту событий.

— Конечно, я говорила серьезно, но ведь я не смогу помогать вам, пока не вернусь на Кордову, разве не так?

— Если есть желание, приступить можно уже завтра, — возразил директор школы. — Денек поработаете, а потом — воскресенье, будет время прийти в себя, — съязвил он.

— Но как я доберусь? — поджала губы Сара.

— Как и я. На катере. С мотором пути сюда всего полчаса. Справитесь, не сомневаюсь!

— Погоди минутку, — вмешалась сеньора. — Видишь ли, Роберто, в теории все это звучит просто великолепно, но Джейсон запретил девочке предпринимать по этому поводу какие бы то ни было действия, пока он не вернется из Нью-Йорка. Что же ей теперь делать?

— Запретил! — захохотал Роберто. — Да ты что! Тогда о чем вообще мы речь ведем? Великий сказал свое слово! Господи! Никогда бы не подумал, что Джейсон способен на такое. Чего он так испугался? Что ее укусит какое-нибудь насекомое и она подхватит заразу? Или что узнает правду про эту семейку?

— Роберто! — резко оборвала его Мария. — Прошу тебя! Сейчас не время и не место!

— Да что ты говоришь! — Роберто поморщился и поднялся на ноги. — Поеду я, пожалуй. Поздно уже, да и как бы не наговорить лишнего, а то потом пожалею. Простите, что потревожил вас. Я так и знал, что ваши заявления слишком хороши, чтобы быть правдой!

Несколько мгновений сеньора колебалась, затем развела руками:

— Ладно, Сара. Поезжай, если хочешь, я не стану тебе препятствовать. Ты сама должна найти свой путь в этой жизни, я поняла это с первой минуты. А что касается доставки, Роберто, Гонсалес с радостью отвезет ее туда и подождет до окончания уроков. У него тут никаких развлечений, кроме безразмерной семьей, а там он хоть с друзьями пообщается. Транспорт за мной.

— Отлично! — обрадовался Роберто. — Значит, могу я рассчитывать на вас завтра днем, сеньорита?

— Можете. Когда лучше приехать?

Договорились, что Гонсалес отвезет свою пассажирку в два, а вернутся они к шести. Таким образом, Сара пробудет в школе два с половиной часа и сделает все, что сможет, с классом из семнадцати оболтусов.

После ухода Роберто сеньора Мария без сил повалилась в кресло.

— Думаю, было бы слишком нелепо полагать, что ты не заметишь странного поведения Роберто?

— Сеньора, вы не обязаны мне ничего объяснять. Это не мое дело, — вздохнула Сара.

— Еще как твое! — чуть не выкрикнула Мария. — Очень даже! Ты же влюблена в моего сына, и не важно, ответит ли он тебе, ты все равно имеешь право знать правду и причину шизофрении Ирены в том числе. Хотя тут я хватила лишку. Ирена и до нас страдала расстройством рассудка. Видно, чувства взяли верх над ее мозгом. Готова ли ты выслушать правду, моя дорогая?

Глава 17

— Видишь ли, — начала сеньора Мария, — все началось примерно шестнадцать лет назад, когда Ирена впервые появилась на Кордове. Отец ее происходил из обедневшей аристократической семьи и, насколько я понимаю, надеялся составить для дочери хорошую партию. Они жили в той части Испании, которая известна на весь мир своим вином, но старый граф давным-давно промотал все семейное состояние, и жили они за счет благотворительности окружающих. — Мария вздохнула. — Но Ирена была молода и прелестна, и, когда они встретились, Джейсон сразу же влюбился в нее. Ему едва исполнился двадцать один год, и это была его первая юношеская страсть. Он только что вышел из стен университета и горел желанием внести в плантацию современные идеи и занять место отца. Видишь ли, по сравнению с другими местными семьями мы довольно поздно обзавелись детьми, и Карлос, мой муж, к тому времени совсем уже состарился. Он был только рад передать бразды правления сыну, и отец Ирены понимал, что Джейсон — великолепная партия для его любимой доченьки, лучше не найти.

Сеньора прикурила сигарету, а Сара сидела словно зачарованная, подавшись вперед. Если не считать того факта, что Джейсон полюбил Ирену (а это больно ранило девушку), вся эта история звучала для нее словно роман, и ей ужасно хотелось услышать продолжение.

— Что касается меня, так я сразу засомневалась в том, что Ирена подойдет Джейсону. Я с самого начала почувствовала ее отношение по тому, как она шарахалась от слуг, избегала прикасаться к ним, старалась обойтись без их помощи. Стало очевидным, по крайней мере для меня, что ей ненавистен черный цвет кожи и ее коробит от одного их вида. Но даже я не подозревала о том, как глубока ее ненависть. — Она покачала головой. — Если бы я знала, я бы ни за что на свете не дала согласия на этот брак, несмотря на расположение Карлоса. А тогда мне казалось, что из них получится прекрасная пара, что они как нельзя лучше подходят друг другу. Они были влюблены, а мы с Карлосом еще не забыли, как сами теряли голову на заре нашей юности. — Мария улыбнулась. — Так вышло, что они поженились, и, хотя медовый месяц у них был коротким — Джейсона ждали дела на плантации, — какое-то время молодожены были действительно счастливы. Наш старый дом… — она взглянула на Сару, — ты знаешь, где он располагался?

Сара кивнула в ответ.

— Так вот, наш старый дом был просто огромным, и там хватало места для всех. Поскольку мы с Карлосом большую часть дня проводили в прохладе наших комнат, было совершенно логично, что Джейсон и Ирена поселятся с нами. Они и не возражали. Обитали они на своей половине, а я не вмешивалась в их жизнь.

Сеньора де Кордова явно разнервничалась, и Сара сказала:

— Прошу вас, сеньора, если вы не хотите продолжать, то и не надо. Я пойму.

— Нет, — нахмурилась Мария. — Мне надо выговориться. Кроме того, лучше тебе услышать всю историю целиком и от меня, чем грязные намеки и инсинуации от тех, кто, быть может, ненавидит нашу семью… или завидует нам! — горько хмыкнула она. — Я продолжаю. — Мария глубоко затянулась сигаретой. — Через пару месяцев после свадьбы Ирена обнаружила, что беременна. — Сара прижала руку к горлу. Такого поворота событий она не ожидала. — Да, милая моя, беременна. Почему бы и нет? Они же любили друг друга! Мы все так радовались, Джейсон был на седьмом небе, и даже Ирена проявляла интерес, хотя на самом деле она не слишком горела желанием стать матерью. Но, к несчастью, доброжелателей всегда хватает, даже у нас, на Кордове.

Мария несколько секунд испытующе смотрела на Сару и потом проговорила:

— Прежде чем продолжить, я должна поведать тебе кое-что из истории Кордовы. Как ты знаешь, а может, тебе никто этого не сказал, когда первые испанские поселенцы основали тут свою колонию, остров был необитаемым. Некоторые вещи указывали на то, что люди когда-то жили здесь, индейцы араваки, аборигены этого архипелага, но они были ассимилированы карибами. Хосе да Кордова стал первым бледнолицым, который ступил на этот берег, и, само собой, остров назвали в его честь, а семья де Кордова стала негласно управлять им.

— А африканцы? — спросила Сара. — Это бывшие рабы?

— Не совсем. Они прибыли сюда из южных штатов Америки, бежали от рабства, но здесь они попали под зависимость от испанцев, и хотя их труд и оплачивался, но это были сущие гроши, и они по-прежнему прозябали в нищете. Но некоторые из них, я хочу сказать — женщины, становились любовницами белых мужчин и жили в сравнительной роскоши. Одну из них звали Бланш, она была просто небесным созданием, и Хосе потерял голову. Само собой, он был человеком женатым и завел в браке не меньше дюжины ребятишек, но он обеспечил Бланш всем, чего ее душенька желала. Но жениться на ней он не мог, да и вряд ли бы захотел, если бы даже и мог. Влюблен и беспомощен — можно так сказать.

Сара судорожно сжала руки. Она уже догадалась, что последует за этим, и почувствовала, как ноги ее стали словно ватными.

— Через некоторое время Бланш вышла замуж за африканца, такого же красивого, как и она сама, и, мне кажется, они были счастливы в браке. Но дочерей у нее не было, одни сыновья, и ей, я так думаю, пришлось отложить осуществление ее планов на целое поколение. Во всяком случае, сыновья подарили ей огромное количество внучек, а у Хосе, к тому времени уже древнего старика, имелся внук, и она устроила так, что одна из ее внучек, Перл — «Жемчужина», — надо отметить, реинкарнация самой Бланш, обольстила этого мальчика — Максвелла де Кордову. Женитьба на Перл обернулась настоящей трагедией. У них родился только один ребенок, мальчик, Карлос, который впоследствии и возглавил семейство де Кордова. И этот Карлос — прародитель Джейсона.

— Понимаю, — кивнула Сара.

— И ты не в шоке?

— Конечно нет. А что, должна быть?

— Нет. Но за последние несколько лет всем нам не раз пришлось вспомнить своего предка.

— Из-за Ирены, — выдохнула Сара.

— Да, из-за Ирены, — печально вздохнула сеньора Мария. — О-хо-хо! Ладно, продолжу. Тебе не надоело?

— Надоело! — Сара потрясла головой. — Такая захватывающая история!

— Это точно. Но совсем не уникальная. Многие из здешних семей не слишком любят заглядывать далеко назад, боятся обнаружить в своем семейном древе черную веточку. Но это к делу не относится. На чем я остановилась?

— Вы говорили, что кто-то рассказал Ирене о черном предке Джейсона. То есть вы этого не говорили, но, думаю, именно это вы и имели в виду, — сконфузилась Сара.

Сеньора Мария потрепала ее по руке.

— Ага, ты забегаешь немного вперед, — кивнула она. — В общем, так оно и случилось. Мне кажется, тут постаралась Камилла Диас, жена Мануэля. В те времена она была еще жива, молоденькая прелестная женщина. Мануэль приходится Джейсону троюродным братом, и они частенько виделись. Ничего удивительного, что Камилла сама положила глаз на Джейсона. — Сара уже раскрыла рот и хотела было что-то сказать, но сеньора остановила ее. — Знаю, знаю, она сама была замужем, и у нее уже родилась Долорес, но Камилла была женщиной темпераментной, и Мануэль потакал ей во всем.

— Ясно. А Джейсон? Его интересовала Камилла?

— Нет, конечно же.

— Ирена была на пятом месяце беременности. У нее подскочило давление, и доктор посоветовал ей не перевозбуждаться. Но ты представить себе не можешь, в каком она пребывала состоянии! Полагаю, тот факт, что она носила в себе ребенка Джейсона, подтолкнул ее к краю пропасти. Все началось вечером, когда Джейсон вернулся домой, и она кинулась на мужа и вылила на него свою версию этой истории. — Сеньора развела руками. — Он не мог отрицать очевидного, ведь это же правда! Джейсон хотел призвать к ее здравомыслию, но она не желала ничего слушать. И напала на него с ножницами!

Сара закрыла лицо руками. Она как наяву представила себе эту сцену, и ее замутило. Какой ужас пережил Джейсон в тот вечер! Какие терзания и души и плоти пришлось ему вынести!

Голос сеньоры Марии оставался беспристрастным, видно, за прожитые с того дня годы все эмоции уже успели перегореть.

— Джейсону удалось отобрать у нее ножницы, а поскольку та никак не могла утихомириться, он запер жену в комнате. Не забывай, что в то время ему было всего двадцать два! И он понятия не имел, как управляться с шизофрениками. Мы вызвали врача. Джейсон потерял много крови, но не стал рассказывать доктору о происшествии. Он был очень гордым человеком, а на столь маленьком острове стоит узнать одному, как все уже будут в курсе. Все равно что забраться на гору и пробить в барабан. Доктор Баринг зашил рану, как мог. Джейсону надо было бы отправиться на материк, к настоящему хирургу, но он ни за что бы не согласился. Как бы то ни было, после ухода доктора мы постарались наладить нашу жизнь. Но не тут-то было! Выходка с ножницами оказалась только началом. — Сеньора тяжело вздохнула. — В два часа ночи нас разбудили слуги: дом загорелся! Ирена окончательно спятила и пошла вразнос. Вылезла из своей комнаты через балкон и…

— Но она ведь была беременна!

— И тем не менее Ирене удалось поджечь дом со всех сторон. Понятия не имею, как нам удалось выбраться оттуда живыми. Карлос не пережил этого шока и через неделю скончался. Я сама уехала с острова и никогда не возвращалась обратно. Ирена потеряла ребенка, чего, собственно, и добивалась.

Сара почувствовала, как к горлу подкатывает ком. Ей так захотелось очутиться рядом с Джейсоном, сказать ему, что она все знает и только еще сильнее любит его. Но Джейсон был за тысячи миль от нее.

Сеньора вздохнула.

— Иногда я совсем не понимаю Джейсона, — призналась она. — Чего проще — отослал бы Ирену обратно, и дело с концом. Отец ее к тому времени умер, но ему всегда было наплевать, что творится с дочерью, — спихнул ее сыну Карлоса, и слава богу! Но Джейсон не сделал этого. По совершенно необъяснимой причине он начал винить во всем себя, заявил, что должен был предупредить ее о своем происхождении еще до брака. Временами на Ирену находило, и тогда она начинала рассказывать каждому встречному, что ее прокляли, а когда Антонио женился на Серене, это оказалось последней каплей, особенно когда на свет один за другим появилось трое ненавистных Ирене малышей.

— Мне кажется, ее поведение совершенно непредсказуемо.

— В определенном смысле — да, хотя всю свою ненависть она направила на Джейсона, поэтому он до сих пор и живет с ней. Он знает — пока он рядом, он может контролировать ее. По той же причине он привез вас четверых сюда на время своего отсутствия: оставаться на вилле наедине с Иреной не просто неприятно, это опасно.

— А Роберто? Каким боком тут он?

— Роберто — дальний родственник Джейсона. Он прямой потомок Перл де Кордовы, так же как и сам Джейсон. Видишь ли, Максвелл был утонченным мужчиной, а Перл — темпераментной женщиной. Она не страдала от недостатка любовников. Предок Роберто — один из них.

— А! Понятно! — кивнула Сара. — Но почему Джейсон не хочет, чтобы я помогала Роберто? Мне кажется, наоборот, он должен приветствовать мою помощь.

— Мой милый малыш, Джейсон не стыдится своего предка, он боится того вреда, который может нанести это знание.

Сара встала.

— Думаете, он рассердится, когда узнает, что вы мне рассказали об этом?

— Трудно сказать, — пожала плечами Мария. — Если так, то это очень плохо. Всегда лучше объясниться сразу. Теперь тебе никакие инсинуации по этому поводу не страшны.

— Как бы мне хотелось помочь ему! — воскликнула Сара.

— Джейсон увлекся тобой? — развернулась к ней сеньора Мария.

Сара прижала ладони к щекам.

— Я… я так не думаю.

— Неужели? Удивительно. А я думала… но мне следовало бы знать, что мой сын слишком ответственно относится к своему мужнему долгу, чтобы давать волю эмоциям. Ясно как божий день, что ты по уши влюблена в него, и, кто знает, может, и его к тебе тянет, но это невозможно. Джейсон, как и все мы, верит в святость брачных уз, ему никогда не удастся избавиться от Ирены. — Она устало махнула рукой. — Джейсону это известно лучше, чем всем нам, вместе взятым.

Сара почувствовала, как холод пробирается ей под кожу и пытается остудить не в меру разбушевавшуюся кровь. За несколько мгновений она успела настроить массу фантазий и мысленно согрешить с Джейсоном, но слова сеньоры Марии привели ее в чувство и пробудили прежнюю отчаянную безнадежность.

— Боюсь, я вела себя глупо, — медленно проговорила девушка. — Может, все-таки будет лучше, если я уеду.

— Это совсем не обязательно, — покачала головой Мария. — Ты здесь ради детей. Думай о них; подумай, как они будут скучать по тебе! Они только-только привыкли к порядку. Неужели ты нарушишь свой долг перед ними из-за какой-то там безнадежной страсти?

Сара вдруг поняла, как эгоистично она себя ведет.

— Простите меня, сеньора! — закусила она губу. — Я только о себе думала. Конечно же я должна остаться здесь ради детей!

Разные мысли крутились в голове у Сары, когда она ложилась в кровать, только с одной она никак не могла примириться: ну не может Джейсон всю свою жизнь быть привязанным к этому созданию! Неужели он мало выстрадал? Неужели до конца жизни над ним, словно дамоклов меч, будут висеть грехи его праотцов?

— О, Джейсон! — с болью выдохнула она. — Люби меня, умоляю!

Глава 18

Джейсон читал газету за завтраком в отеле Бриджтауна, совершенно не вдумываясь в содержание статьи. Он со вздохом отложил ее в сторону, налил себе еще чашечку кофе и поглядел в окно на многоцветную суету этого необычного города. Среди шикарных автомобилей мелькали повозки, запряженные осликами, консервативное европейское одеяние смешалось с сари и платьями самых невероятных оттенков, шум стоял просто невообразимый. Лазурное небо бесстрастно взирало на этот кавардак, яркое утреннее солнышко еще больше распаляло и без того жаркий денек. Джейсон был рад вернуться на острова. Нью-Йорк встретил его холодом и сыростью, и впервые за долгое время ему пришлось надеть пальто. Среди бледных американцев, только что переживших суровую зиму и радовавшихся каждому солнечному лучику, Джейсон выделялся шикарным загаром и необычайной бодростью. Дела в Штатах немного затянулись, и со времени его отъезда с Кордовы прошло уже две недели.

Ревность, ревность не давала ему сомкнуть глаз и выводила его из себя. Он ревновал Сару к Мануэлю, к Роберто, к любому, кто мог отобрать ее у него. Чувство это было для него новым, до сего времени он знать не знал, что такое ревность. Но чувство это было разрушающим, словно меч, оно висело над ним и не давало ни минуты покоя.

Бесцеремонно отпихнув от стола стул, Джейсон поднялся и вышел из ресторана. В комнату он поднялся по лестнице, стараясь хоть как-то умерить свои чувства. Он ведет себя словно влюбленный юнец, это уже ни в какие ворота не лезет! Надо взять себя в руки. Может быть, по приезде домой он наберется сил и попросит ее уехать.

И все же он сильно сомневался, что способен сделать это. Кроме всего прочего, дети сильно привязались к Саре, и он не мог лишить их впервые в жизни обретенного чувства защищенности и надежности. В душе он радовался этому. Ему нужна была причина, по которой он сможет оставить ее, зацепка, потому что он не хотел, чтобы она уезжала. На мгновение в голове его промелькнула шальная мысль: если она уедет, он помчится за ней, будет умолять ее жить с ним! Они найдут себе тихий уголок, он будет работать — не безрукий ведь и не лентяй, и они будут счастливы.

Мысль промелькнула — и погасла. Он знал, что никогда не покинет остров. Кроме детей и Серены была еще Ирена, и, несмотря ни на что, она оставалась его женой, и так будет всегда. Он мог бы отправить ее в клинику на Барбадос или Тринидад, но это было бы нечестно. Не важно, что она сотворила, она не могла ничего поделать с собой. Она больна, несчастное создание, достойное жалости, а не презрения.

В номере было прохладно, Джейсон бросился на кровать и закрыл глаза, стараясь отгородиться от проблем. Перед его взором проплывали образы Сары и Ирены. Ох, Сара, Сара, какая же она светленькая, и кожа такая нежная! Но вместе с мыслями о светловолосой Саре пришла еще одна, которая терзала его последнее время: его собственный предок, черная веточка на его семейном дереве, к которой теперь еще добавились дети Антонио. Когда Джейсон умрет, главой семейства станет Рикардо. Круг замкнется. Вот бы Бланш повеселилась, узнай она об этом! Именно она всему виной, так она отомстила Хосе де Кордове за несправедливое, по ее мнению, к ней отношение. Хорошо, что Саре ничего не известно. Время идет, и, хотя сегодня парохода на Кордову нет, он нанял катер — все лучше, чем торчать тут еще несколько дней.

Джейсон переоделся в черный костюм, покидал вещи в чемодан и пошел на пристань.

Кордова никогда еще не выглядел так прекрасно, как в тот день, когда «Tia Maria» подошла к окружавшему ее рифу. Наконец-то он дома!

— A вернулся уже! — приветственно стукнул его по плечу друг и смотритель порта Эйб Смит. — Выпьешь со мной? Имеется холодное пивко.

— Разве от такого отказываются! — закатил глаза Джейсон. — Веди, дружище!

Приятели направились в офис Эйба, и он принялся расспрашивать друга о поездке в Нью-Йорк и вдруг без всякого предупреждения ляпнул:

— Я теперь твою милашку гувернантку каждый день вижу. Мне кажется, ей нравится приезжать сюда. Просто удивительно, что ты позволил ей это! Ведь она плавает туда-сюда с Гонсалесом наедине. Не то чтобы этому малому нельзя было доверять, но ты же понимаешь…

Джейсон стал чернее тучи.

— Какого черта ты несешь? — уставился он на приятеля.

Эйб удивленно приподнял брови:

— Потише, друг мой. Я правду говорю. Твоя сеньорита Винтер помогает Роберто в школе!

Эйб явно обиделся, но Джейсон не обратил на это никакого внимания, гнев застил ему глаза и лишил разума.

— И давно? — рыкнул он.

— Нескольких дней не прошло, как ты уехал. — Эйб пожал плечами. — Энрико заболел, и Роберто поехал к сеньорите на Коралл-Ки. Она согласилась помочь, и теперь Гонсалес привозит ее сюда каждый день после обеда. Это все. — Он удрученно покачал головой, глядя на Джейсона. — Чего ты бесишься? Ничего с твоей маленькой гувернанткой не случится! Роберто ей нравится, а она — Роберто, ну, даже немного больше, чем просто нравится…

— Черта с два! — Джейсон залпом опрокинул остатки пива и поднялся. — Я заберу это позже, — ткнул он пальцем в чемоданы. — Пока!

Эйб еще долго стоял на пороге и смотрел ему вслед.

Время уже близилось к вечеру, и Джейсон подумал, что уроки, должно быть, уже закончились.

Пиджак через плечо, он ударом распахнул дверь в классную комнату, но, как и ожидал, там было пусто. Джейсон пробежался по всему зданию, но никого не нашел. Где она? В доме Роберто? Он разъярился. Да как она посмела ослушаться его да еще отправиться к Роберто домой!

Дверь в доме директора стояла нараспашку, и оттуда доносились голоса Сары и Роберто. Джейсон одним махом преодолел ступеньки и загородил собой проход.

Первым пришел в себя Роберто.

— А, Джейсон! — хмыкнул он. — Вернулся уже! Какой приятный сюрприз.

Сара чувствовала себя так, словно ее застали на месте преступления с поличным.

— Вот, значит, как! Значит, все-таки решили работать тут, сеньорита!

Сара несмело поднялась на ноги и начала поправлять платье.

— Я… я… ваша мать разрешила мне, — выдавила она наконец. — По крайней мере, я… мне самой хотелось. А, ладно! — сдалась она. — Отрицать-то я все равно не могу.

— Это точно. — В голосе его звенели льдинки. — Пошли. Мне надо с тобой поговорить.

Сара не знала, что делать. Здравый смысл подсказывал ей, что она должна остаться и не обращать внимания на его властные приказы, но сердце говорило совсем о другом: иди с ним, объясни свою позицию.

Роберто вызывающе глянул на Джейсона.

— Мне кажется, что ты не имеешь никакого права указывать сеньорите, да еще в таком тоне, — бросил он ему в лицо. — Сейчас день, и она вправе распоряжаться свободным временем по своему усмотрению.

— Лучше не вмешивайся, — резко оборвал его Джейсон. — Сеньорита, вы идете?

Сара развела руками:

— Я должна идти, Роберто. Я… увидимся завтра.

— Я бы не стал на это сильно рассчитывать, — зло пробормотал Джейсон, пропуская Сару вперед.

— До свиданья, кузен, — саркастически хмыкнул Роберто, и Джейсон нахмурил брови.

Сара пошла по дороге, но Джейсон в несколько скачков догнал ее и схватил за руку чуть выше локтя.

— Не устраивай сцен. — Сара поглядела на него снизу вверх. — По крайней мере, не здесь.

В тигриных глазах Джейсона полыхала ярость.

— А в чем дело? Боишься, что я могу тебя скомпрометировать?

— Не меня, себя! — Сара вырвала руку. — Пусти меня!

Но Джейсон и не подумал отпускать ее, так они и добрались до главной улицы городка.

— Куда мы направляемся? Обратно на Коралл-Ки? — спросила Сара, взглянув в сторону бухты. — Гонсалес уже, наверное, ждет меня.

— На Коралл-Ки, — бросил он. — Но не с Гонсалесом, а на моей яхте.

Саре стало дурно.

— Нет, я не поеду.

— Почему это? Боишься меня, что ли? — съязвил он.

— Не тебя, я сама себя боюсь, — взглянула она на него. — Я… в общем, увидимся на Коралл-Ки, сеньор.

— Что ты несешь? Мы увиделись уже, здесь и сейчас.

— В таком случае вы тоже поедете с Гонсалесом. — Сара вырвалась и побежала к пристани.

Джейсон поглядел ей вслед, закинул пиджак на плечо и медленно направился за ней. Какая же она юная! — угрюмо подумал он. Ему уже тридцать восемь, почти тридцать девять, а ей всего двадцать один. Она должна найти себе подходящую партию и выйти замуж.

Гоняя в голове эти мрачные мысли, Джейсон направился в бухту. Ему бы следовало сесть в «лендровер» и отправиться на виллу, но он был не в состоянии оставить Сару в покое. Он понимал, что это не что иное, как проявление слабости, но ничего не мог поделать с собой.

Катер с Сарой и Гонсалесом ожидал его на берегу, когда он забрал вещи у Эйба и явился на пристань. Гонсалес улыбнулся сыну хозяйки и завел мотор. Свежий бриз немного остудил его пыл, и Джейсон прошел на корму и сел подальше от Сары. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, ослабил галстук и пробежал рукой по волосам. Джейсон злился сам на себя, но никогда раньше ни одна женщина не имела над ним такого влияния. Он всегда умел держать себя в руках и чувствовал себя ужасно из-за того, что каждая его клеточка начинала вибрировать, стоило Саре появиться рядом. Решено, он повидается с матерью и уедет с острова в тот же вечер, а завтра Макс привезет детей и Сару на виллу, так что ему не придется разговаривать с ней и находиться в опасной близости.

Но, к его величайшему изумлению, Сара сама подошла к нему и уселась рядом.

— Как поездка? — поинтересовалась она.

— Более или менее, — насупился Джейсон. — В Нью-Йорке холодно, градусов десять.

— Ужас какой! — поежилась Сара. — Не хотелось бы мне оказаться там… Я имею в виду, в холодном климате… сейчас. Я уже привыкла к жаре, солнцу и яркому многоцветию! Ох, как мне тут нравится!

Не отдавая себе в этом отчета, Джейсон провел пальцами по ее нежной, шелковистой шее и тут же отдернул руку, когда понял, что делает.

— Ох, Джейсон! — повернулась она к нему, не в силах больше притворяться. — Я так скучала!

— Оно и видно! — прищурился Джейсон. — Так скучала, что даже пошла против моей воли, а ведь знала, что это выведет меня из себя. Насколько я понял из твоих замечаний, ты не хочешь потерять этого места, и я должен простить тебя за неповиновение.

Сара побледнела и уставилась на него.

— Ты же знаешь, что это неправда, — разгорячилась она. — Ладно, хорошо, уезжать я не хочу, но я не желаю, чтобы меня обвиняли в неповиновении. Я тебе не ребенок. Я сделала все возможное, чтобы помочь Роберто, потому что он мне нравится и я его уважаю. Я думала, что ты сочтешь мою работу нужной и полезной, а не просто блажью.

— Зачем тебе это? Посмотри на себя, у тебя такой измотанный вид. Осунулась, круги под глазами. Разве так должна себя вести разумная молодая женщина?

— Что теперь? — вздохнула Сара. — Меня сожгут на костре? Или отправят в ссылку, как только вернемся на Кордову?

— Не знаю, — засопел Джейсон. — Я подумаю и скажу тебе.

— Премного благодарна! — бросила она на него уничтожающий взгляд. — Господи, ты сводишь меня с ума!

— А ты забываешь свое место! — взвился он. — Если хочешь остаться на Кордове, будешь делать то, что я прикажу!

Сара отвела взгляд и принялась разглядывать море. Ее как магнитом тянуло к нему, хотелось прижаться, достичь взаимопонимания, ведь она любила в нем все и никогда не думала, что можно испытать физическое удовольствие от одного взгляда на его обнаженные под закатанными рукавами рубашки руки. А Джейсон не мог понять, что с ним творится. И с облегчением вздохнул, когда ничего не подозревающий Гонсалес присоединился к ним и начал расспрашивать о поездке. Сара ушла на другой конец катера, а Джейсон заставил себя отвлечься от своих эмоций и все свое внимание обратил на Гонсалеса.

Глава 19

Бенито, как обычно, поджидал катер у пристани. Гонсалес подал Саре руку, она выбралась на берег и молча направилась к экипажу. Девушка была вне себя от подобного отношения Джейсона. Несмотря на неоднократные попытки Гонсалеса завязать разговор, большая часть пути к дому прошла в гробовой тишине.

Сеньора Мария поджидала их на веранде и, увидев сына, радостно бросилась ему навстречу.

— Джейсон, ты! Ты даже не предупредил нас, что возвращаешься.

— Может, правильно сделал, — сухо заметил Джейсон.

Сара поздоровалась с сеньорой и побежала в дом. Дети понеслись к ней навстречу, но, завидев Джейсона, оставили Сару в покое и с визгом бросились к своему любимому дядюшке. Пообщавшись с ребятней и пообещав им подарки за хорошее поведение, Джейсон отослал их:

— Идите побегайте немного. Мне надо поговорить с вашей бабушкой.

Дети неохотно поплелись прочь, с вожделением поглядывая на дядины чемоданы, которые Гонсалес собрался было занести в дом.

— Брось их тут, Гонсалес! — остановил его Джейсон. — Я не останусь.

— Не останешься? Но почему? — На лице матери отразилось разочарование. — Поедешь на Кордову сегодня вечером?

— Боюсь, что так, мама. Надо проверить, не случилось ли чего в мое отсутствие.

Сеньора Мария нахмурилась:

— Если бы случилось, то мы бы уже давно знали. Плохие вести не сидят на месте.

— И все равно мой долг — вернуться домой. Ирена наверняка узнает, что я уже приехал.

— Как хочешь, — пожала плечами сеньора Мария. — Иди сюда, посидим немного, выпьем, а ты расскажешь мне о поездке.

Они уселись у стеклянного столика, и сеньора налила сыну виски, а себе ромового пунша.

— Злишься, да? — спросила мать. — Из-за того, что Сара преподавала в школе.

— Ясное дело, — сдержанно ответил он. — А чего ты ждала? Это ты ей разрешила?

— Ну, можно и так сказать. Я предупреждала ее, что тебе это не понравится, но она такая независимая малышка. Не думай, что она станет соглашаться со всеми твоими приказами только потому, что тебе так хочется. Она не служанка, Джейсон, а педагог, гувернантка.

Джейсон пробежал пальцами по своим густым волосам.

— Именно так, мама. Гувернантка! Для моей троицы! А не для всех детей Эль-Тесоро!

— Но что в этом такого? Ты же сам всегда старался помочь этим людям. Так почему же тебя выводит из себя мысль, что Сара помогает Роберто?

— Если ей нравится подобное занятие, то пусть отправляется к миссионерам в Южную Америку!

— Джейсон! Прекрати себя вести так! Тебе не идет.

Джейсон беспокойно поднялся на ноги.

— Мне очень жаль.

— Нет, тебе совсем не жаль. И нечего извиняться из вежливости. Ты ведь боишься, что может открыться правда о Максвелле де Кордове, правда? Можешь расслабиться. Бояться больше нечего. Она все знает!

— Она что? — взорвался Джейсон. — Ты ей рассказала?

— Да, рассказала. Она должна была узнать. Ты привез ее сюда, поселил среди самых необычных персонажей, которых она никогда в жизни не встречала, и чего ты ждал? Чтобы она собирала сплетни? Обрывки истории, которая когда-то потрясла весь остров? Конечно, ей было любопытно, а кому бы не было! Вот я и удовлетворила ее любопытство.

— Не твое это было дело. — Джейсон еле сдерживал себя. — Если бы я знал, что это может случится, никогда бы не позволил ей приехать сюда.

— Почему? Господь всемогущий, Джейсон, почему? Ты что, думаешь, что ее хватит удар? Ничего такого в этом нет, Джейсон, ничего. Чем раньше ты это поймешь, тем лучше. Все эти годы ты бегаешь от призраков!

Джейсон отвернулся от матери, поднял чемодан и сказал:

— Ладно, пойду отдам детям подарки. А потом я уезжаю.

— Ох, Джейсон, Джейсон! — всплеснула руками мать. — Уверен, что не хочешь остаться?

— Абсолютно. — В голосе его слышалась решимость. — Кроме того, я не могу задерживаться дольше необходимого, это будет несправедливо по отношению к Ирене.

— Ирена! — горько вздохнула сеньора Мария. Никакие ее увещевания тут не помогут, она прекрасно это знала. Если Джейсон что вбил себе в голову, то его уже не свернуть.

Глава 20

Да следующее утро Сару постигло разочарование. На пристани Кордовы их ждал Макс, а не Джейсон. Он даже не приехал встретить их! На вилле все было как обычно. Воздух напоен ароматом цветущих растений, окна в ее спальне открыты, и в них задувал легкий освежающий бриз.

«Как хорошо вернуться обратно!» — подумала Сара, развешивая платья. Дом на Коралл-Ки оказался тесноват для детей, и, когда возбуждение первых дней прошло, они заскучали по своим лошадкам и еще по игрушкам и книгам, которыми были битком набиты их спальни на Кордове.

Сара дала детям разрешение сходить на конюшню навестить своих любимцев и угостить их сахаром, а сама приняла душ и переоделась в темные брючки и бело-голубую рубашку.

В начале первого девушка спустилась вниз и обнаружила в холле Ирену. Хозяйка явно поджидала ее.

— А, мисс Винтер! — улыбнулась она, но улыбка эта не коснулась ее глаз. — Я ждала вас, хотела поговорить. Не пройдете со мной в гостиную? Там нам никто не помешает.

Сара заколебалась. Никаких весомых причин для отказа не нашлось, а идти на открытую конфронтацию с этой женщиной ей не хотелось.

— Хорошо, сеньора, — согласилась она.

Ирена пошла по коридору, и вскоре они очутились в очаровательной гостиной с персиковыми ковриками на сверкающем полировкой полу. Ирена указала на низкую кушетку, и Сара, затаив дыхание, опустилась на нее.

Девушка пыталась догадаться, что у сеньоры на уме. О чем она хочет с ней поговорить? О Джейсоне? О детях? Конечно, о детях, не о Джейсоне же, в самом деле!

Ирена предложила Саре выпить, и Сара приняла бокал, всем сердцем желая, чтобы Ирена сразу перешла к делу. Хорошо, конечно, посидеть с кем-нибудь, выпить по стаканчику в тишине, но это ведь не светская вечеринка!

Ирена крутила в руках стакан с плескавшимся внутри лиловым напитком и беспокойно мерила комнату шагами. Сара с раздражением почувствовала, что ее начинает бить нервная дрожь.

— Вам нравится этот напиток, сеньорита?

— Да, спасибо. Сеньора, вы хотели о чем-то поговорить со мной?

— А, да. До меня дошли слухи, что вы посещали Кордову, когда жили на Коралл-Ки. И что вели уроки в школе Эль-Тесоро.

— Это правда. — Девушку начали терзать дурные предчувствия.

— Почему вы это делали, сеньорита? — Ирена казалась абсолютно спокойной.

— Чтобы помочь им. В школе не хватает учителей. Зарплата очень маленькая.

— Ну надо же. Значит, Джейсон решил убить двух зайцев разом: и эту черную ведьму с ее выводком ублажить, и заткнуть вами дыру в школе.

— Сеньора… — выдохнула Сара.

— Не смей прерывать меня! — В голосе Ирены появились визгливые интонации. — В этом он весь! Но вы, сеньорита, почему вы не отказались? Или кишка тонка? Он не может вас заставить. Вас наняли гувернанткой, а не хвостом собачьим… если у вас, в Англии, так выражаются.

— Но сеньора, вы все не так поняли! Сеньор ничего не знал об этом. Он запрещал мне преподавать в школе!

В глазах Ирены блеснуло замешательство.

— О чем это вы? Я не понимаю. Джейсон все знал, одобрял, принудил вас заниматься этим рабским трудом…

— Неправда! — вскочила Сара. — Это была моя идея. Я сама хотела этого. У этих детишек должен быть шанс получить образование. Мы все равны, сеньора!

— Хватит нести бред! — Ирена начала выходить из себя. — Тебе велели сказать мне именно так! Никто из живущих в этом доме, и ты в том числе, не имеет права проводить время среди этих дикарей…

— Они не дикари! Вы больны, сеньора… — Сара поставила стакан на стол. И вдруг ей стало ужасно жаль эту несчастную сумасшедшую. Бею свою жизнь она провела в борьбе с несуществующими химерами. Теперь она понимала, почему Джейсон не мог оставить ее: она вызывала не страх и отвращение, а жалость.

Но Ирена понятия не имела, о чем думает Сара. Она решила, что ее подослали демоны проклятого острова.

— Ага! Вот как! — Голос Ирены дрожал. — Ты всего лишь еще одна западня на моем пути. А я-то считала тебя другом, доверилась тебе…

— Я и есть ваш друг, — попыталась успокоить ее Сара. — Поверьте мне, в моей душе нет ни капли ненависти к вам. Вы — жена моего босса, только и всего. И если я хожу помогать Роберто…

— Роберто Сантана! Ха! Хочешь, скажу тебе кое-что? Роберто Сантана — родня Джейсону! Ты ведь этого не знала, правда? И ты в шоке, не так ли? Джейсон — один из них, он такой же, как и эти рабочие с плантации! — Она разразилась диким хохотом. — А известно ли тебе, что я носила его ребенка? Наверное, он думал, что я пошлю его учиться в эту вонючую дыру, которую они называют школой. Да, я видела ее. Джейсон показывал ее мне много лет назад, когда я только приехала сюда, перед тем как меня прокляли! — Ирена неопределенно пожала плечами. — Хотя, конечно, если бы он родился черным, ему бы там было самое место, разве не так?

— Сеньора! — всплеснула руками Сара. — Теперь все изменилось. Для детей строят новую школу, и совсем скоро она откроется. Там просторно, много классов. Можно будет нанять учителей, предложить им лучшие условия работы и жизни. Все течет, все изменяется.

— И кто же оплачивает стройку? — разъярилась Ирена.

— Ну… плантация, наверное.

— Другими словами, Джейсон! — Ирена швырнула стакан в камин, и надежды Сары на нормальный разговор разлетелись на сотни мелких сверкающих осколков.

— Ирена!

Обе женщины вздрогнули, услышав голос Джейсона. Они не заметили, как он вошел в гостиную через распахнутые французские окна.

— Ты что тут делаешь? — бросил он на Сару уничижительный взгляд.

Сара почувствовала себя маленькой испуганной мышкой.

— Я… сеньора пригласила меня, — заколебалась она.

— Да, пригласила! — презрительно фыркнула Ирена. — Что тебя удивляет? Что я могу немного поболтать с другой женщиной? Даже если это еще одна шпионка!

— Прекрати нести всякую чушь, Ирена, — устало вздохнул Джейсон. — Мисс Винтер, прошу вас, оставьте нас. Время к обеду. Вас дети ждут.

— Да сеньор. — Сара направилась к двери, но Ирена остановила ее:

— В чем дело, сеньорита? Боитесь? Наслышаны небось о наших знаменитых ссорах? И что они иногда немного выходят из-под контроля. — От ее смеха мороз по коже побежал. — Останьтесь.

Сару бросило в жар. Ей хотелось как можно быстрее убраться из этой комнаты, пока эмоции не взяли над ней верх. Она хотела броситься к Джейсону, стоявшему посреди комнаты словно скала, и сказать, что волноваться больше не о чем. Что она позаботится о нем, защитит от истеричных нападок Ирены, которая сама не ведала, что творит.

— Прошу вас, уйдите! — рявкнул он.

Сара выбежала из комнаты, а вслед ей летел звенящий хохот Ирены.


Сара привалилась спиной к холодной стене коридора, ощущая, как к горлу подступает дурнота. Неужели она живет в этом доме всего лишь чуть больше месяца? Неужели за столь короткий промежуток времени можно настолько проникнуться жизнью абсолютно посторонних людей? Да и останется ли она тут? Или Джейсон пошлет за ней сегодня же днем и объявит об отставке? Все возможно, особенно если учесть, как он с ней только что разговаривал.

Девушка поплелась в другое крыло здания. Она не могла предстать перед детьми в подобном состоянии, и, несмотря на то что время близилось к обеду, есть ей совсем не хотелось.

— У нас будут сегодня занятия? — поинтересовался Рикардо, когда дети вернулись с конюшни и уселись за стол.

— Думаю, нет. Как насчет того, чтобы поплавать в бассейне?

— Здорово! — захлопала в ладоши Мария. — Мы так давно не плавали по-настоящему! Я помираю, как в бассейн хочу, а ты, Элли?

— И я тоже, — заверила ее Элоиза. — В море особо не поплаваешь, правда ведь, мисс Винтер? Но сперва нам надо снять наши золотые часы, а то они промокнут и испортятся, — забеспокоилась она о подарке дядюшки, который он привез детям из Штатов.

— Это правильно, — одобрила ее предусмотрительность Сара. — Дайте их мне, я о них позабочусь.

После обеда дети пошли купаться, а Сара устроилась неподалеку с журналом. Она с грустью думала о Роберто, который напрасно дожидался ее в школе, и ее угнетало это чувство бессилия.

Неожиданно чья-то тень упала на журнал. Сара подняла глаза и увидела Джейсона. Девушка отложила чтиво в сторону и предложила боссу присесть.

— Если только на траву, — сказала она, — больше тут некуда.

— Как вижу, в школу ты сегодня не пошла, — опустился он в нескольких дюймах от нее. — Бросила все-таки эту затею?

— Ничего я не бросила! — вспыхнула Сара. — Но после той сцены, которую ты устроил, и поскольку мое положение здесь в настоящий момент весьма туманное… Когда возвращается сеньора Серена?

— Не знаю. Но это и не важно. Она хорошо проводит время, наслаждается мужским вниманием, а официальным опекуном детей являюсь я. Серена еще не созрела для того, чтобы взять на себя полную ответственность. Я имею в виду, не по годам, а по состоянию духа. Ей кажется, что жизнь проходит мимо. Я ясно выразился?

— Да, но… что насчет меня?

— А, да, что насчет тебя? Вот что нам надо обсудить, не так ли?

Сара с трудом сглотнула, пытаясь не обращать внимания на то, как стучит ее сердце от близости любимого. Столь ненавистный ему шрам только придавал мужественности благородным чертам лица. Девушка отвела взгляд в сторону.

— Я была бы весьма признательна, если бы ты сказал, уволят меня или нет. — Несмотря на нервную дрожь, голос ее звучал холодно.

— А тебе бы хотелось уехать?

— Конечно нет. Мне тут нравится. Только я никому не позволю унижать меня и обращаться как с существом низшего сорта.

— Никто не обращался с тобой как с существом низшего сорта. — Ее холодность начала выводить Джейсона из себя. — Я же о тебе забочусь! Ты понятия не имеешь о реальном состоянии Ирены. Прошу тебя, держись от нее подальше, с моей женой уже давно нельзя говорить по-человечески.

Джейсон поднялся, дошел до края бассейна и обернулся к Саре.

— Что касается всего остального, предлагаю пока забыть обо этом. Ты можешь остаться.

Сара тоже встала.

— А школа? — заглянула она ему в глаза.

Джейсон отвернулся и пожал плечами. И так, стоя спиной к ней, он пробубнил:

— Я не собираюсь препятствовать тебе, если ты действительно этого хочешь.

Девушку так и подмывало броситься ему на шею, обнять и расцеловать, но вместо этого она проговорила:

— Спасибо вам, сеньор!

— Меня зовут Джейсон! — повернулся он вокруг своей оси. — Сколько раз можно повторять!

Сара была вне себя от радости. Она остается. И станет помогать Роберто в школе! Неужели все это не сон?

Глава 21

Джейсон плеснул виски в два стакана и протянул один Долорес, не обращая внимания на ее заигрывания.

— Что привело тебя к нам сегодня вечером? — поинтересовался он.

Долорес выглядела просто восхитительно. Она приехала сразу после ужина, и теперь они с Джейсоном сидели в гостиной напротив друг друга — она на низенькой кушетке, он — в кресле.

— Ну, милый! — воскликнула она грудным голосом. — Кто-то ведь должен был поприветствовать тебя после долгой отлучки, так почему не я? Расскажи, мне, как прошла твоя поездка?

Джейсон пожал плечами. Он не переодевался к обеду и был все в той же рубашке и брюках, в которых ходил днем. Сказать по правде, он не слишком одобрял этот визит Долорес в отсутствие Серены. Девушка ему нравилась, она была прекрасным собеседником, но всегда оставалась для него лишь дочерью Мануэля. «Странно, — подумал он, — как это бывает. Вроде бы женщина и прекрасна собой, но совершенно не трогает за душу, как, например, Долорес. А вот Сара — совсем другое дело. Светленькая, словно снежинка, правда красавицей не назовешь, но от нее исходит тепло и страсть, и сама близость с ней волнует кровь, бросает вызов и уму и сердцу».

Припомнив вопрос Долорес, Джейсон сказал:

— Все прошло удачно. Можно смело приступать к уборке урожая. А как ты? Чем занималась все это время?

— Да ничем особенным. Пикники, барбекю, коктейли, обеды. Иногда мне так хочется сбежать от всей этой тягомотины! Выйти замуж, что ли, или попутешествовать.

— Так заводи семью. Боже мой, Долорес! Не думаю, что ты страдаешь от нехватки кавалеров.

Говорил он это вроде бы шутя, но Долорес совсем не понравился такой поворот в разговоре.

— Как ты можешь! — воскликнула она.

Джейсон поднялся и подошел к широким французским окнам, выходящим на бассейн и лужайку. В лунном свете он заметил Сару — бледная фигурка в лимонном платье, окутанная призрачным молочным сиянием. Косы ее были распущены, и в сандалиях без каблука она походила на шестнадцатилетнюю девочку.

Джейсон сделал шаг вперед и позвал:

— Сара, ты что там делаешь?

Долорес подскочила словно ужаленная, бросилась к Джейсону и взяла его под руку хозяйским жестом. Сара неохотно подошла к ним, и Джейсон раздраженно высвободился из цепкой хватки Долорес.

— Зайди выпей немного, — предложил он. — Роса, должно быть, уже упала, а ты чуть не босиком.

Взглянув на свои загорелые ноги, Сара позволила затащить себя в комнату и приняла из рук Джейсона стакан бренди. Девушка редко употребляла спиртное, но алкоголь действительно согрел ее, и она почувствовала, как немного отпускает оцепенение, в которое она впала, застав Джейсона в компании Долорес.

Гостья совсем не обрадовалась появлению Сары и, чтобы умерить собственную досаду, начала задавать девушке весьма неуместные и ироничные вопросы. Ей так хотелось снова очутиться в своей уютной комнатке. Бедняжке пришлось объясняться насчет детских часов и Долорес не преминула отпустить по этому поводу парочку замечаний по поводу ее халатности.

Джейсон тоже был раздражен и мерил комнату шагами, словно зверь в клетке. Атмосфера все больше накалялась, но Сара постаралась списать это на свое собственное нервное перенапряжение. Никакого другого объяснения она не находила.

— Извините меня, сеньорита, сеньор, — поставила она на стол стакан. — Думаю, мне пора к себе.

— Погоди минуточку! — начал Джейсон и привычным движением взял ее за запястье. Гнев Долорес рос с каждой минутой.

Сара остановилась и посмотрела на него. Она заметила усталые морщинки вокруг глаз. Наверное, он очень плохо спал, решила девушка и неожиданно почувствовала, что ее сопротивление ослабевает. Прямо как в то утро. Она снова любила его и не могла притворяться, что ненавидит. Чувство это отразилось в ее широко распахнутых глазах, и у Джейсона перехватило дыхание.

— Сара! — прохрипел он, на мгновение забыв о присутствии Долорес.

И тут дверь распахнулась, и в комнату без всякого стука влетела перепуганная Констанция.

Джейсон оставил Сару и направился к служанке.

— Что случилось? Что такое, Констанция? Ты сама не своя!

— Ох, сеньор! — затараторила она, мельком взглянув на двух дам. — Это все сеньора Ирена, сеньор. В комнате ее нету! Она исчезла, и машина из гаража, она тоже исчезла!

— Что! — похолодел Джейсон. — Когда исчезла? И куда?

— Не знаю, сеньор. Анна пошла к ней, понесла попить, как обычно, а ее-то и нету!

Джейсон бросился в холл, Долорес за ним, Сара и Констанция немного отстали.

— Джейсон, ты куда? — приставала к нему на ходу Долорес. — Куда, ты думаешь, она поехала?

— Понятия не имею, — отмахнулся от нее он. — Макс! Макс! Ты где?

— Я здесь, сеньор, — выбежал он из другого крыла.

— Знаешь о сеньоре?

— Да, сеньор.

— Неужели никто не слышал, как она уехала?

— Ну, я слышал, как машина уехала, но я подумал, что это сеньорита Долорес.

Джейсон раздраженно щелкнул пальцами:

— Ты же видишь, сеньорита Долорес все еще тут. Сколько времени прошло? Пятнадцать минут, двадцать?

— Я бы сказал, минут пятнадцать, сеньор. — Черные глаза Макса округлились от изумления. Он давно уже не видел хозяина в подобном состоянии, и теперь, прекрасно понимая, что это все из-за исчезновения сеньоры Ирены, он почувствовал себя виноватым. — Но я даже представить не мог, что это сеньора! — воскликнул он. — Она никогда раньше не уезжала! Джейсон поджал губы.

— Знаю, знаю! Все нормально, Макс. Не вини себя. Но не заметил ли ты, в каком направлении она отправилась?

— Нет, сеньор.

Джейсон тяжело вздохнул.

— Долорес, побудешь пока здесь, с Сарой? А я в город съезжу. Вдруг она направилась в Эль-Тесоро. Правда, не понимаю зачем. — Он провел рукой по волосам. — Я должен попытаться найти ее!

— Хорошо, Джейсон. Если хочешь. — Долорес не слишком обрадовалась подобному повороту событий.

— Отлично. — Джейсон мельком взглянул на Сару и ушел. Через несколько мгновений они услышали звук мотора и визг шин «лендровера», когда тот повернул у ворот.

Над виллой повисла гнетущая тишина, и Сара непроизвольно вздрогнула. Каким бы прекрасным ни был этот остров, он оставался диким и опасным, особенно по ночам. Сара посмотрела на Долорес и увидела, что даже она поддалась этому чувству: над верхней губой у нее выступили мелкие капельки пота.

— Ну, — сказала Долорес, взяв себя в руки. — Так и будем тут стоять? Вполне можно и поудобнее устроиться.

— Поудобнее, — эхом отозвалась Сара. — Мне кажется, что я вряд ли смогу расслабиться.

— С чего это? Боишься, что Ирена наконец-то свернет себе шею? — нервно хохотнула Долорес. — Думаю, это должно рано или поздно произойти. Насилие всегда порождает насилие. Разве ты не знала?

Сара обняла себя за плечи, пытаясь отгородиться от чувства беспокойства, захватившего ее.

— Не стоит шутить такими вещами. Должно же быть какое-то разумное объяснение. — К концу предложения Сара и сама поняла, насколько нереально прозвучали ее слова. Какое может быть «разумное объяснение», если дело касается Ирены?

Долорес пожала плечами:

— Ну, я, например, не считаю, что она в город поехала. — Она медленно направилась по коридору обратно в гостиную. — Зачем ей туда?

Сара неохотно поплелась следом.

— Куда же еще она могла отправиться?

— Разве ты не слышала, что преступники всегда возвращаются на место преступления? — заговорщически прошептала Долорес. — Мне кажется, она пошла наверх, к старому особняку Кордова.

— Но зачем? — Сара отнеслась к этому предположению скептически. — Зачем ей идти туда? Не выдумывай. И еще, если ты действительно так считаешь, почему не сказала об этом Джейсону?

— И давно ты зовешь своего босса по имени? — Долорес прямо-таки всю передернуло.

— Неужели это так важно? Сейчас? — пожала плечами Сара.

— Для меня — важно.

Долорес подошла к ней и резко схватила за руку.

— Ты влюбилась в Джейсона? Да? — взвизгнула она.

— Это мое дело, — вспыхнула Сара.

— Вот как! Значит, я была права. Маленькая дурочка, ты и впрямь думаешь, что нужна ему? Да мы с ним уже два года как любовники!

Сара недоверчиво уставилась на гостью.

— Я тебе не верю, — сказала она, ощущая приступ дурноты. — Ты все выдумываешь.

— Неужели? — захохотала она. — Неужели ты и вправду считаешь, что все эти годы Джейсон соблюдал обет безбрачия? Ирена-то ему давно не жена!

— Я пошла к себе, — заявила Сара, направившись к дверям. — Можешь сказать Джейсону, где я, когда он вернется.

— Скажу, скажу, не сомневайся! — Долорес так и распирало от злости. — Думаю, вот уж он позабавится, ты так не считаешь?

Сара бросилась по коридору и вверх по лестнице, под защиту своей комнаты. О господи! Она все врет! — метались у нее в голове мысли.

Некоторое время девушка лежала на кровати, не в силах переварить то, что случилось за последние полчаса. Постепенно слова Долорес о том, что Ирена могла направиться к разрушенному дому, перестали казаться ей столь уж нереальными. В конце концов, они имеют дело с ненормальной, один Бог знает, что творится у нее в голове.

Но что, если она и вправду там? Это же так опасно! Один неверный шаг — и ты уже лежишь внизу с пробитой головой.

Сара резко села, потом сползла с кровати и бросилась вниз. В холле она нашла Макса.

— Новости есть? — жадно поинтересовалась она.

— Нет, сеньорита, — удрученно покачал он головой.

— Как ты думаешь, могла сеньора поехать к старому дому Кордова? — спросила девушка.

— К старому особняку? — вытаращился Макс. — Ну, не знаю, сеньорита! Место это проклятое, — зашептал он, страшно выпучив глаза. — Никто туда теперь не ходит!

— Да ладно тебе, Макс, прекрати! — воскликнула Сара. — Привидений не существует.

— По мне, так я знаю, что они есть, — испуганно поглядел по сторонам Макс. — Не надо так говорить, сеньорита. Не то беду накликаете!

— Пойдем, — тихо попросила девушка. — Всего на несколько минут. Мы можем срезать путь, поднимемся с пляжа. И спасем сеньоре жизнь.

— Если я откажусь, сеньорита одна пойдет? — затрясся Макс.

— Да, — решительно ответила Сара.

— Ладно, идем. Только не забудьте, всего несколько минут!

Сара кивнула и направилась к выходу, Макс, дрожа и причитая, плелся позади. Надо быть сумасшедшим, чтобы идти к старому дому. Опасно там. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Глава 22

В маленьком городке Эль-Тесоро жизнь била ключом. Из прибрежных баров раздавались громкая музыка и смех, на улицах пили и галдели мужчины. Дети тоже не спали, они носились как угорелые, а вместе с ними — грязные плешивые собаки, не отстававшие от ребятни ни на шаг. Обычно Джейсон разделял радостное веселье африканского населения, но сегодня оно раздражало его, и он до смерти перепугал народ, пытаясь проехать по главной улице и изо всех сил нажимая на клаксон.

Из кабачка навстречу ему вывалился Эйб Смит, пошатываясь от залитого внутрь спиртного.

— А, Джейсон! Вот так встреча! — Эйб саданул приятеля по спине. — Приехал к нам развлечься?

— Нет, — оборвал его Джейсон. — Ты Ирену не видел или наш фургончик?

— Ирену! — сразу же протрезвел Эйб. — Она что, в город приехала? Зачем?

— Бог ее знает! Эйб, я понятия не имею, где она. Я просто с ума схожу!

— Успокойся, друг мой. — Эйб положил руки ему на плечи. — Я помогу тебе с поисками. Чего у вас случилось-то?

— Да ничего особенного. Повздорили днем, но мы каждый день грыземся.

— Может, тут сеньорита Винтер замешана, а?

— Нет, — отрезал Джейсон. — Она ни при чем… если только… Школа.

— Школа? — Эйб поспешил вслед за Джейсоном, опрометью бросившимся к старому зданию школы. — А при чем тут сеньорита Винтер? Или сеньоре пришлось не по вкусу, что она преподает в школе и живет в ее доме?

— В точку, — бросил Джейсон. — Как думаешь, могла она поехать к Роберто?

— Роберто! — нахмурился Эйб. — Не думаю, что она… А у нее оружие есть?

— Откуда мне знать? Я даже понятия не имею, где она сейчас.

В школе стояла тишина, но Роберто, как обычно, сидел дома и удивленно оторвался от бумаг при виде появившегося на пороге Джейсона.

— Джейсон! Что случилось? — По виду гостя Роберто понял, что это не просто визит вежливости.

— Ирена! Ты ее видел?

— Я? Ирену? — изумился Роберто. — Нет. А что?

— О господи! Если бы я знал. Роберто, Ирена уехала с виллы. Никто точно не знает, когда именно, а куда — и подавно. Мы подумали, то есть я подумал, что она могла приехать сюда, к тебе. Она взбесилась, когда услышала, что Сара преподает в школе. Вдруг на нее нашло что-нибудь, и она решила повидаться с тобой… Бог знает зачем!

Роберто покачал головой и поднялся:

— Ох, Джейсон, Джейсон! Умоляю тебя, не надо снова рисковать жизнью ради этого создания.

— Она жена мне, — устало выдохнул Джейсон.

— Никому она не жена, — пробормотал Эйб. — Роберто, у тебя еще идеи есть? Мы уже выдохлись. Хотя…

— Хотя — что? — развернулся к нему Джейсон. — Ну, давай, Эйб, говори, что?

— Если только она отправилась к старому дому Кордова. Мало ли что взбредет в ее больную голову!

— Вполне возможно, — согласился с ним Джейсон. — По крайней мере, можно попробовать. Роберто, ты не…

Но Джейсон не успел закончить. Ребятишки гурьбой ворвались в комнату и в панике бросились к Роберто и Джейсону.

— Сеньор, сеньор, школа горит!

Трое мужчин рванули к выходу, но старая школа стояла на месте, залитая лунным светом. Джейсон развернулся и рыкнул, вне себя от ярости.

— Врете! — побелел он, но дети прыгали вокруг и трясли головами.

— Нет, сеньор, нет. Не старая, новая…

Джейсон бросился вниз по улице, чувствуя, что Роберто наступает ему на пятки, и вскоре увидел, как языки пламени лижут отстроенное на три четверти здание новой школы. Сухому дереву хватило бы одной-единственной искорки, чтобы вспыхнуть, словно факел. Джейсон ни минуты не сомневался, что это дело рук Ирены, но теперь все обстояло иначе. Хоть школа и стояла на полянке, пламя могло перекинуться на соседние дома, и под угрозой оказался бы весь город.

Первым очнулся Эйб и бросился за помощью, люди задвигались, вытаскивая со склада ручную помпу.

Джейсон с Роберто понеслись к школе, Джейсон молил Бога, чтобы он помог ему отыскать Ирену и предотвратить дальнейшие разрушения. Но фургона уже и след простыл, а полыхающее здание было готово рухнуть им прямо на голову. Мужчинам ничего не оставалось, как только стоять и беспомощно взирать на бушующую стихию.

— Я ее убью! — прошипел Роберто, не в силах скрыть обуявшую его ярость. — На перестройку месяцы уйдут! Какая потеря!

— Знаю, знаю, — покачал головой Джейсон. — Мне очень жаль.

— Вы только поглядите, ему жаль! — хрипло рассмеялся Роберто. — Господи боже мой! Думаешь, мне от твоей жалости легче стало? Кто может поручиться, что она не вернется сюда снова, когда мы отстроим это здание?

— У нее не будет такого шанса. — Джейсон был абсолютно раздавлен. — Думаю, все же надо что-то с этим делать.

— Это что-то надо было сделать много лет назад! — не унимался Роберто. — Пятнадцать, если быть точным.

Джейсон склонил голову и принялся пинать ногами камушки.

— Да, наверное, ты прав.

И вдруг до него дошло, что Ирены тут нет, что она, должно быть, вернулась на виллу, и у него застучало в висках. Там же Сара и Долорес, такие беззащитные!

— Я должен ехать. — Джейсон оглянулся вокруг, на людей, которые тащили помпу. — Справишься тут?

Роберто кивнул и сказал, подчиняясь внезапному импульсу:

— Извини меня за эти слова, Джейсон, но я не стал бы жить с ней, сотвори она со мной такое!

— Да разве это жизнь?! — вздохнул Джейсон и побрел к своему автомобилю.

Роберто поглядел ему вслед и покачал головой:

— Бедный Джейсон! Бедный проклятый Джейсон!


Долорес нервно мерила комнату шагами, когда огни автомобиля прочертили террасу. Она бросилась к входной двери, надеясь увидеть Джейсона, но вместо этого на пороге возникла Ирена. Девушка видела, как Сара ушла вместе с Максом, и догадалась, куда они направились, и отчего-то она была абсолютно уверена, что эта парочка первой найдет Ирену. Дальнейшее развитие событий ее совершенно не волновало. Но Ирена вернулась, и вернулась одна. «Надо держаться естественно, — подумала Долорес. — И отвести от себя все подозрения Ирены». Вид у Ирены был просто ужасающий: в глазах полыхал нездоровый огонь, волосы всклокочены, платье в масляных пятнах и саже.

Довершала милую картинку перепачканная физиономия, словно та над костром сидела и прокоптилась насквозь. «Святая Матерь! — подумала Долорес. — Чем она занималась?»

— Где Джейсон? Он мне нужен, — спросила Ирена.

— Он… он отправился искать тебя, — запнулась Долорес. — Ты где была?

Ирена посмотрела на свое платье и расхохоталась.

— В городе. В городе была, да.

Долорес попятилась в холл. Она никак не могла выбросить из головы, что случилось, когда Ирена в последний раз пребывала в подобном настроении. Девушка коснулась своего лица и до смерти перепугалась, что ее мысли могут перейти к другой женщине.

— Не хочешь пойти умыться? — с надеждой в голосе произнесла она. — То есть я хочу сказать… твое лицо…

— Мое лицо? Что не так с моим лицом? — Ирена напряглась, голос гостьи показался ей каким-то странным. Неужели она испугалась… но чего? Чего тут бояться? Абсолютно нечего. Ей и в голову не пришло, что Долорес может испугаться ее гнева. — Мое лицо, — повторила она. — Ты чего на меня так уставилась?

— Ничего, — неистово затрясла головой Долорес. — Просто подумала, что ты хочешь умыться. Э-э-э… может, выпьешь чего-нибудь?

Ирена покачала головой. Теперь она была убеждена, что с ней на самом деле что-то не так, и, отшвырнув Долорес в сторону, женщина бросилась по коридору в гостиную, к зеркалу. Отражение потрясло ее до глубины души. Лицо ее стало черными Она почернела! Как они! У них получилось, они сумели сделать ее такой же! Воспоминания о пожаре затерялись в дальних уголках ее блуждающего разума, там царил только ужас. Все страхи, которые терзали ее долгие годы, стали вдруг явью в ее воспаленном мозгу, и она убедила себя в том, что действительно почернела.

Ей даже в самом страшном сне такое привидеться не могло. Реальность смешалась с иллюзией, и в голове ее застряла только одна мысль — она стала черной, как все остальные на этом проклятом острове!

Ирена резко развернулась и в панике уставилась на Долорес, нервно переминавшуюся в дверях с ноги на ногу.

— Я черная, — заявила она до странности нормальным голосом.

— Чепуха! — воскликнула Долорес, поразившаяся столь быстрой перемене настроения хозяйки. — У тебя просто лицо грязное, только и всего.

— Нет. Я черная, — Ирена удивленно потрогала свои щеки. — Что же мне теперь делать?

— Ирена, ты ошибаешься, — вздохнула Долорес.

— Ага, вечно я ошибаюсь. — В голосе зазвучали высокие нотки. — Думаешь, я этого хотела? Но они совершили это, чтобы досадить мне. И теперь я не знаю, что мне делать.

— О господи! Ирена, ты сошла с ума… — Долорес испугалась и последние слова произносила уже шепотом. — Ирена, пожалуйста! Послушай, Сара с Джейсоном вот-вот должны вернуться. Я уверена, что Джейсон сумеет убедить тебя.

— Джейсон… и Сара! — нахмурилась Ирена. — Они вместе!

Долорес заколебалась, но ее собственные страхи взяли над ней верх. Ей хотелось только одного — выпроводить Ирену из дома, подальше от нее самой.

— Они отправились искать тебя, — уклончиво ответила она, не в силах соврать напрямую, но и сказать правду она не смогла себя заставить. У нее все еще стоял перед глазами нежный взгляд Джейсона, когда он смотрел на Сару, и Долорес боялась, что соперница преуспеет там, где сама она потерпела полный провал.

— Сара пошла к старому дому, — ляпнула она, совершенно не заботясь о безопасности девушки.

— Значит, Они решили, что я туда отправилась! — рассмеялась Ирена. — Глупцы! — Глаза ее превратились в щелки. — И они ушли вместе, оставили тебя тут одну?

Долорес молча пожала плечами.

— Белокурая гувернантка, наверное, влюбилась в Джейсона, — удивленно хмыкнула Ирена. — Она просто не знает всей его подноготной, но мы-то с тобой знаем!

Долорес снова промолчала, и, как она и надеялась, Ирена приняла ее молчание за согласие. Но ей было все равно. Она была готова согласиться с чем угодно, лишь бы Ирена забыла про нее.

— Ну что ж! Подождем их возвращения.

Долорес сжала руки.

— Тебе не кажется, что надо бы дать им знать о том, что ты вернулась? — заволновалась она. — Я хочу сказать, они ведь могут несколько часов проблуждать!

Ирена пожала плечами:

— Я подожду. Торопиться мне некуда. Сделать я сейчас все равно ничего не могу.

Долорес захлестнула волна отчаяния. Она совсем не понимала Ирену. Она думала, что Ирена выйдет из себя, узнав, что эти двое вместе, но ей, казалось, было совершенно на это наплевать. У Долорес сдали нервы, и она почувствовала, что задыхается, сидя в одной комнате с этой странной и такой непредсказуемой женщиной. Она должна убраться отсюда. Или она сама спятит.

Долорес подошла к французскому окну и с тоской поглядела на лужайку и пляж. Свобода! Если бы только она могла вырваться на свободу!

И тут, поддавшись внезапному импульсу, девушка бросилась наутек, к деревьям, окружавшим конюшню. Она надеялась сделать круг и вернуться другим путем к своей машине. А дальше — сядет и укатит, назад, к цивилизации!

Но она снова просчиталась. Ирена поняла, что Долорес испугалась ее, и эта мысль разбудила в ней заснувшую было панику.

Она, словно тень, последовала за Долорес, и той пришлось бежать все дальше и дальше, пока она не наткнулась на ступени, ведущие вверх. Лестница была старой, скользкой и поросшей мхом. Долорес чувствовала, что Ирена наступает ей на пятки, и чуть ли не ползком карабкалась к развалинам, не обращая внимания на разбитые в кровь пальцы и поломанные ногти.

Наверху к ней сразу же подбежали Сара с Максом, видимо привлеченные ее испуганными криками.

— Ирена! — задыхаясь, выговорила она. — Она преследует меня. Помогите, прошу вас, помогите мне!

При виде забравшейся на вершину Ирены Долорес спряталась за Макса, а Сара направилась к сеньоре. Хоть девушка и дрожала от страха, но все же видела, что Ирена вовсе не рассержена, она скорее озадачена всем случившимся.

— Ирена, что такое? Что произошло? — мягко проговорила она.

Ирена удивленно поглядела на нее, потом на Макса.

— А Джейсон? Где Джейсон?

— Джейсон? — удивилась в свою очередь Сара. — Его тут нет. Что ты имеешь в виду?

Ирена оттолкнула девушку в сторону:

— Здесь он, где же ему еще быть! Ты врешь!

Макс оказался столь же беспомощным и бесполезным, как и Долорес. Для него в этом проклятом месте, освещенном только луной, Ирена представляла собой воплощение ужаса, и он трусливо попятился от нее.

— Я не лгу.

Сара взяла Ирену за руку. Кожа у женщины была холодной и влажной, и у Сары побежали по спине мурашки под взглядом ее горящих таинственным огнем пронзительных глаз.

Ирена вырвала руку и пошла вдоль развалин, касаясь пальцами наваленных грудами камней.

— Вот и все, что осталось! — недобро усмехнулась она, развернувшись к зрителям. — Одни руины… а от школы даже этого не останется! Она деревянная, от нее даже камушка не сохранится! — захохотала она.

Сара застыла от ужаса.

— Хочешь сказать, что ты сожгла новую школу? О нет!

— О да, дорогая моя сеньорита Винтер. — Ирена развела руки в стороны. — Ты сделала мне одолжение, когда рассказала о ней. Я не знала, что они строят новую школу. Но когда я узнала, я не могла оставить все как есть. Мой долг — разрушить ее так же, как они разрушили мою жизнь! Неужели ты думаешь, что я позволю им ходить в школу, стать образованными людьми, захватить этот остров?! Именно так и случится, сеньорита, можете не сомневаться.

— Что за бред! — с отвращением закричала Сара. — Почему ты никак не хочешь понять, что мы все одинаковые, там, под кожей!

— Несчастный глупый ребенок! — покачала головой Ирена и направилась через единственную более-менее сохранившуюся арку, в свое время обрамлявшую центральный вход в здание. Над бывшим холлом нависали перекладины, прогнившие от времени. После пожара каменные стены еще долго стояли, но проносившиеся над островом ураганы давно разрушили большую часть здания, и только над холлом осталось какое-то подобие крыши.

— Сеньора! — бросилась к ней Сара, не обращая внимания на шипение Долорес: «Пусть идет!» — Не ходите туда, сеньора! Это опасно! Пока мы с Максом вас искали, часть стены рухнула от одного нашего прикосновения.

Ирена обернулась.

— Ты заботишься о моей безопасности? — удивленно уставилась она на Сару. — Разве ты не знаешь, что до меня никому нет дела! Все будут счастливы, если избавятся от меня.

— Нет, — сделала еще один шаг Сара.

Ирена покачала головой:

— Ты такая же, как все остальные. — Она махнула в сторону Макса и Долорес. — Они ненавидят меня, а сегодня, может, даже боятся. Кто знает?

Она прошла в центр холла и поглядела вверх.

— Видишь! — по-детски подзадорила она Сару. — Здесь совсем не опасно.

— Сеньора! Умоляю вас! — сжала кулаки Сара.

— Что? — захохотала Ирена, и голос ее эхом разнесся среди руин. И в этот момент сверху на ничего не подозревающую Ирену полетела деревянная балка. Плавно, словно в замедленном кино, она приближалась к своей жертве, и Сара бросилась на помощь.

Девушка успела оттолкнуть Ирену в сторону, но сама не успела отскочить и задохнулась от боли, получив удар по ногам.

Сперва Ирена разозлилась. Она вскочила на ноги и резко развернулась, но тут увидела лежащую Сару и осознала, что сама была на волосок от гибели.

— Долорес, Макс! — закричала она. — Идите сюда, помогите мне!

Опустившись на колени перед потерявшей сознание девушкой, Ирена постаралась сдвинуть балку, но она застряла меж: двух камней и не желала трогаться с места.

— Сара! — позвала она вполне нормальным голосом. — Ты как? Слышишь меня?

Сара лишь простонала в ответ. Она пришла в себя и понимала, что происходит вокруг, но даже взволнованное лицо Ирены в десяти сантиметрах от ее собственного не могло поднять ее на ноги.

Ирена снова позвала на помощь, но никто не отозвался. Макс с Долорес сбежали, предоставив Сару ее судьбе.

Но Ирена не сдалась. Даже в ее состоянии она прекрасно отдавала себе отчет в том, что с ней могло произойти, если бы Сара не пришла ей на выручку, и не собиралась оставлять девушку одну. Она огляделась вокруг, пытаясь найти какой-нибудь рычаг, и взгляд ее упал на торчащую из стены перекладину. Она бросилась туда и начала тянуть за деревяшку, не думая о том, что кирпичи давно раскрошились и могли в любой момент рухнуть.

Сара наконец пришла в себя после первого шока и безуспешно попыталась выбраться из-под бревна, поняв намерения Ирены.

— Ирена! — позвала она, не в силах сдвинуться с места. — Осторожнее, Ирена! Оставь меня, иди за помощью!

Но Ирена не обратила на ее слова никакого, внимания. Да и слышала ли она их? Сара все звала и звала, пытаясь предостеречь ее от опрометчивого поступка, который мог привести к обвалу крыши. Тогда их обоих завалит здесь, но Ирена была слишком увлечена своим занятием.

И вот случилось неизбежное: Ирене удалось вырвать перекладину, кирпичи сползли в образовавшуюся дыру, стена съехала, и проеденная временем крыша рухнула вниз.

— Берегись! — взвизгнула Сара, но было уже слишком поздно. Перекладина сбила Ирену с ног, и ее завалило кучей кирпича. Один из осколков попал Саре в голову, и она потеряла сознание.

Глава 23

Когда Сара снова открыла глаза, на улице стоял день, сама она лежала на шелковых простынях в своей собственной комнате, а у ее кровати сидела медсестра в белоснежной униформе. Через открытые балконные двери дул легкий освежающий бриз.

Яркий свет ослепил ее, и сначала она никак не могла вспомнить, что с ней произошло. В памяти остались только руины, острая боль, пронзившая ноги, а дальше — пустота.

Сестра заметила, что больная открыла глаза, и мягко проговорила:

— Привет, вам лучше?

Сара попыталась улыбнуться, но лицо ее словно окаменело. Девушка вытащила руку из-под простыни и потрогала голову: она была перевязана.

— Я… я сильно пострадала? — спросила она, тщательно проговаривая каждое слово.

— Ну… Вас контузило, и вы три дня лежали без сознания, но самое страшное уже позади, — улыбнулась сестра. — И еще вы ногу сломали, но она быстро срастется.

Сара нахмурилась:

— Но как… я хочу сказать… как я получила сотрясение? Что произошло? И как я сюда попала? Не могла же я на самом деле проспать три дня!

— Еще как могли! Что касается всего остального, думаю, сеньор Кордова или сеньора Серена сами вам расскажут. — Сестра снова улыбнулась. — А теперь, пожалуй, пойду принесу вам чего-нибудь. Как насчет бульона?

Но разговор вымотал Сару, и она почувствовала, как снова проваливается в сон.

Когда девушка во второй раз пришла в себя, за окном уже было темно, а у кровати горела настольная лампа. На стуле рядом с постелью сидела сеньора Мария, мать Джейсона.

— Привет, моя милая, — наклонилась она к Саре. — Как ты себя чувствуешь?

Сара действительно чувствовала себя намного лучше и даже попыталась сесть, но сеньора Мария остановила ее:

— Осторожнее. Тебе было очень плохо. Ты должна отдыхать. Времени у тебя — хоть отбавляй, успеешь еще подняться.

Сара вздохнула:

— Сейчас… то есть сколько дней уже прошло после того несчастного случая? Я опять долго спала?

— Нет. Ты просыпалась сегодня утром. А когда сестра вернулась к тебе с супом, ты уже уснула. Но доктор Мартинез с Тринидада говорит, что ты идешь на поправку, так что волноваться не о чем. Доктор Мартинез — очень хороший специалист, лучший в наших краях. Ему можно доверять.

— Уверена, что так оно и есть. Сеньора… — Сара беспокойно заерзала в постели. — Сеньора Ирена… я начинаю припоминать. Она пыталась спасти меня, и тут крыша рухнула. Она… ее…

— Ирена погибла, — спокойно ответила сеньора Мария. — И тебя ждала бы та же участь, если бы Джейсон не подоспел вовремя. Не успел он вытащить тебя, как все здание рухнуло.

— Ох! — Сара прикрыла глаза. Перед ее мысленным взором предстала Ирена, которая пытается из последних сил оторвать перекладину, чтобы освободить ее, Сару. — А где были Долорес… и Макс?

— Они сбежали. Долорес направилась прямиком домой, а Макс дождался Джейсона и рассказал ему о происшествии. Боюсь, на Долорес все это произвело слишком сильное впечатление, и психика ее немного пострадала. — Но в словах сеньоры Марии не было ни капли жалости, даже наоборот.

— Ясно. — Сара потерла лоб. — Когда мне разрешат садиться?

— Завтра, наверное. Думаю, ты скоро сможешь вставать, правда, передвигаться тебе будет не слишком удобно из-за гипса. Придется походить на костылях.

Сара развеселилась, представив себе это зрелище, а сеньора Мария поднялась.

— Я слишком много болтаю, — сказала она. — Скажу сестре, что ты очнулась, пусть решит, не стоит ли тебе поесть.

Суп оказался просто наслаждением, но теперь, когда Сара окончательно пришла в себя, ей захотелось увидеться с Джейсоном. Интересно, приходил ли он к ней, когда она лежала без сознания? Видел ли ее в таком состоянии? Косы ее растрепались, и, когда сестра ушла и они снова остались наедине с сеньорой Марией, девушка с тревогой спросила:

— А… а Джейсон, он приходил ко мне? То есть когда я была без сознания?

— Конечно, приходил! — улыбнулась сеньора. — Он очень переживал за тебя. Милая моя, ты должна понять — Джейсон очень хороший человек, он никогда не позволил бы себе причинить кому бы то ни было зло, и клятва для него не пустой звук, но он и сам признавал, что не испытывает к Ирене ничего, кроме жалости, и только из жалости он не мог бросить ее на произвол судьбы. Он мог бы давно отправить ее в лечебницу для душевнобольных в Порт-оф-Спейн, но ему не хотелось лишать ее нормального человеческого общения. Дети ждут не дождутся встречи с тобой. Им не разрешали приходить сюда, может, завтра пустят. Как ты на это смотришь? Серена, само собой разумеется, вернулась на следующий день после происшествия, но, насколько я понимаю, она решила переехать на Тринидад, поближе к родителям, и заберет ребятишек с собой.

— А что Джейсон говорит? — Сердце Сары тяжело забилось. Если дети уедут, то и ей нечего будет здесь делать.

Мне кажется, он уже готов отпустить их, если, конечно, они сами этого захотят.

— Ясно. — Сара почувствовала, как мир вокруг нее рушится.

— Ладно, мне пора идти, — поднялась сеньора Мария. — Время ужинать, Джейсон уже ждет, наверное. Спокойной ночи.

Какое тут «спокойной ночи»! Саре показалось, что она никогда не сможет сомкнуть глаз. Значит, ей все же придется уехать. Неужели это возможно? Неужели она покинет этот остров навсегда? Эта мысль разбивала ей сердце, и горячие слезы ручьем катились по щекам. Как может быть Джейсон таким жестоким?


На следующий день Сара так и не увиделась с Джейсоном. Серена, которая пришла навестить ее и привела с собой детей, объяснила, что начался сбор урожая и Джейсону не до визитов. Сара стоически приняла этот факт. Конечно, кто она для него? Всего лишь одна из его многочисленного штата сотрудников, а совсем скоро она даже этот пост потеряет.

Утром второго дня Сара сидела на балконе и наблюдала за тем, как дети весело резвятся в бассейне. Теперь, когда никто не стоял у них над душой, они почувствовали полную свободу, и их мать — тоже. Она с удовольствием ныряла в воду и развлекалась со своей семьей.

Доктор Мартинез сказал, что гипс снимут недель через шесть, а потом пройдет еще немало времени, прежде чем она начнет нормально ходить. В общем, уехать она сможет только месяца через три. Назавтра ей разрешили одеться и спуститься вниз.

Девушка вздохнула, Она уже написала в обитель сестрам обо всем случившемся, и они наверняка ждут ее обратно. Кроме изменения климата, Сара даже представить себе не могла, как она хоть день проживет без Джейсона.

Она была так погружена в свои мысли, Что не услышала стука в дверь и не заметила, как Джейсон вошел в ее комнату. Он немного постоял, глядя на нее, а потом спросил:

— Ну, и как ты? Лучше?

Сара резко обернулась и залилась краской.

— Джейсон! Я не слышала, как ты вошел!

— Не слышала, это точно. Думала о чем-то. И вид у тебя такой озабоченный.

Джейсон подошел поближе и пристально вгляделся в ее лицо.

— Скажи честно, тебе и вправду лучше?

Сара отвела взгляд в сторону.

— Я смотрела, как Серена купается с детьми в бассейне, и позавидовала им. Да, мне намного лучше.

Джейсон придвинул стул, сел на него верхом и положил руки на спинку.

— Вид у тебя усталый. — В глазах его светилась тревога. — Ты плохо спишь? Может, тебе эта штука мешает? — Он дотронулся до гипса, прикрытого пижамой.

— Я хорошо сплю, — уставилась на свои руки Сара. — Как… как урожай, продвигается?

— Продвигается? — Губы Джейсона тронула легкая улыбка. — Странное выражение. Но «продвигается» он хорошо. Конечно, сбор урожая — дело долгое. Несколько месяцев уйдет. Но сейчас не это важно. — Он пристально поглядел на девушку. — Я рад, что тебе лучше.

Сара почувствовала, как внутри ее закипает гнев. Да как он может говорить такое, когда три дня даже носу не казал!

— Неужто ты и впрямь рад?! — взвилась она, но тут же плечи ее повисли, словно она пожалела о слишком опрометчивых словах. — Насколько я понимаю, Серена уезжает вместе с детьми на Тринидад, и гувернантка им больше не потребуется.

— Господи! Сара! — прохрипел он. — Неужели мне придется встать перед тобой на колени, чтобы ты наконец решилась раскрыться мне!

Сара попыталась подняться, но она была еще слишком слаба, и Джейсон подхватил ее и зарылся лицом в тепло ее нежной шеи. Девушка почувствовала, как он дрожит, и обняла его. Внезапная боль пронзила ее ногу, и Джейсон поднял ее на руки, без всяких церемоний бросил на кровать и лег рядом, накрыв ее рот поцелуем.

Для Сары наступил рай, и мечта о жизни с Джейсоном вдруг перестала казаться далекой и призрачной. Его жадные губы и ее трепещущее тело яснее ясного показывали: для него, как и для нее самой, эта страсть не была простым мимолетным увлечением.

Наконец Джейсон оторвался от нее, но рук не отпустил и не дал откинуть назад волосы или поправить пижаму. Он с улыбкой наблюдал за ее безуспешными попытками освободиться.

— Неужели это не пугает тебя? Чувство, что ты кому-то принадлежишь и теряешь свою свободу? Если да, то придется тебе привыкнуть. Что мое — то мое, ни за что из рук не выпущу. Ты выйдешь за меня? Как только приличия позволят? Обстоятельства немного необычные, но, думаю, никто не ждет, что мы будем слишком долго блюсти траур.

— О, Джейсон! — уставилась на него Сара. — Что за предложение!

— Каков будет ответ? — Он снова навалился на нее, прижав ее руки к кровати.

— Ты же знаешь, что я отвечу «да», — пробормотала она. — Но почему ты три дня ждал?

Джейсон поцеловал ее в шею, а потом выпустил руки и взял ее лицо в свои ладони.

— По двум причинам. Первое: я хотел, чтобы ты полностью оправилась, прежде чем вести разговоры о таких вещах. Ты могла бы не перенести этого, если из-за пережитого ужаса решила бы отвергнуть меня. Но есть еще одна причина. Я хотел, чтобы ты чуть-чуть помучилась и хоть немного поняла, как страдал я. Вот такое я чудовище.

— Ты! Страдал из-за меня?! — Сара позволила себе провести пальчиками по шраму на его щеке, и на этот раз он не отшатнулся, а лишь повернул голову и поцеловал ее в ладонь.

— Еще как страдал! Думаешь, я не ревновал тебя? Думаешь, я мог спокойно видеть тебя с Роберто и с Мануэлем… да я с ума сходил от мысли, что никогда не получу свободу и не смогу быть с тобой! — Джейсон вздохнул. — Даже теперь я не уверен, что имею право…

— Право! — возмутилась Сара. — Джейсон, прошу тебя, хватит нести всякий вздор! Да у тебя есть все права… по крайней мере, по отношению ко мне. Я обожаю тебя… И не могу ждать, когда снимут этот проклятый гипс, чтобы стать твоей женой!

Джейсон поцеловал ее, наполняя ее неизвестным ранее восторгом, а потом поднялся с кровати.

— Итак, — произнес он севшим голосом, — решено.

— Да, сеньор, — притворно потупила она глазки. — Но вы не сказали, почему хотите жениться на мне. Я должна сама догадаться?

— Сара! — потерял он терпение. — Ты же знаешь, что я люблю тебя, боготворю тебя, желаю тебя, ты нужна мне, но трогать тебя я больше не стану. В любом случае через пару месяцев мы выберемся отсюда ненадолго. Может, съездим в Европу. Навестим твой монастырь, пусть сестры убедятся, что я человек подходящий, а потом отправимся на континент. Хочешь?

— Звучит заманчиво! — Сара мечтательно вздохнула. — Но нам с тобой везде будет хорошо вдвоем. — Она откинулась на кровать. — Ты не мог бы пообедать со мной?

— Почему бы и нет? Если только у нас будет дуэнья.

— Это обязательно?

— Обязательно, — сухо ответил он и послал ей воздушный поцелуй.

Сара закинула руки за голову. День заиграл новыми красками, стал ярче и насыщеннее, но это не имело никакого отношения к погоде. Она выйдет за Джейсона замуж, и они будут жить вместе до конца их дней! Она родит ему детей… в семье появятся прямые наследники, которые будут гордо нести родовое имя. У нее будет дом, дети и любимый мужчина. А что еще надо женщине?

1

Прекрасно, сеньор! (исп.).

2

Да, Якоб. Очень хорошо. Спасибо (исп.).

3

Да (исп.).

4

Сеньорита Винтер, сеньора! (исп.).

5

Ничего! (исп.).

6

Добрый день, сеньорита (исп.).

7

Сокровище (исп.).

8

Добрый вечер, Серена(исп.).

9

Весьма сожалею, сеньор… Я не Серена (исп.).

10

Что? (исп.).

11

«Черная тень» (исп.).

12

Добрый день (исп.).


home | my bookshelf | | Зачарованный остров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу