Book: Несмолкаемая песнь любви



Несмолкаемая песнь любви

Энн Мэтер

Несмолкаемая песнь любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ


На табло загорелась надпись «Пристегнуть ремни безопасности», и Оливия машинально коснулась застежки на талии.

— Через пятнадцать минут наш самолет приземлится в международном аэропорту Ньюкасла, — разнесся по салону приторно-сладкий голос. — Пожалуйста, не забудьте взять вашу ручную кладь и вернуть стюардессе подносы.

Самолет плавно зашел на посадку. Желудок у Оливии сжался. Мысль о возвращении в родной Бриджфорд вызвал приступ тошноты.

Пассажиры и экипаж оживленно собирали свои вещи, тут и там слышались короткие фразы. Это был бизнес-рейс — люди возвращались из командировок, но среди них встречались и отдыхающие, нагруженные увесистыми сумками.

Поездка Оливии не была связана ни с бизнесом, ни с удовольствием. Она все еще мучилась сомнениями: а нужно ли вообще было возвращаться. Вряд ли отец захочет ее видеть, и на ферме нет ни одного дружеского плеча для поддержки.

Аэропорт напоминал муравейник. Двери открылись, и пассажиры хлынули в здание аэровокзала. Оливия двинулась туда же, куда и все. Разумнее было надеть туфли на плоской подошве, но гордость не позволила ей показать свою усталость, и она бодро застучала высокими каблуками по лестнице.

Инспекторы терминальной службы улыбками приветствовали пассажиров, предлагая предъявить паспорта на проверку и забрать свой багаж. Оливия захватила с собой лишь один чемодан, оставив другие пожитки в камере хранения в Лондоне. Тяжело мотаться по городу в поисках жилья с неподъемными чемоданами наперевес. Она приехала сюда, чтобы доказать себе и… своей семье, что не боится возвращения.

Чемодан выехал на багажной ленте одним из первых, и Оливия легко подхватила его. Она огляделась по сторонам. Ну и где фанфары? Линда, сестра, обещала теплую встречу.

За стеклянными дверями сновали встречающие, некоторые из них несли в руках таблички с именами. Мы с сестрой вряд ли пройдем мимо друг друга, про себя усмехнулась Оливия.

Она неожиданно замерла посередине зала, и чемодан врезался ей в ногу. До боли знакомый мужчина возвышался над толпой, явно в ожидании ее. Оливия едва могла поверить своим глазам.

Она быстро оглянулась — может, он встречает кого-то другого? Но мужчина за несколько шагов преодолел расстояние между ними и забрал чемодан из ее трясущейся руки.

— Привет. Как долетела?

— Что ты тут делаешь? — Ей дела нет до учтивости и хороших манер. Сердце бешено колотилось о ребра, кровь в жилах превратилась в кипящую лаву. Почему, проклятье, Джоэл Армстронг здесь? Он последний человек, которого она ожидала увидеть. — Где Линда?

— Дома. — Он заметил ее смущение, но вида не подал и резко двинулся к дверям. Оливия бросилась за ним. — У твоего отца сегодня не самый лучший день, — обронил он. — Линда решила остаться дома.

Оливия хотела заметить, что у отца все дни не лучшие, но промолчала. Джоэл взял быстрый темп, ей нужно было поспеть за ним. Пятнадцать лет прошло, из мальчика он превратился в настоящего мужчину.

И какого мужчину! Она окинула его нескромным взглядом. Джоэл всегда отличался высоким ростом. Худощавые щеки покрывала легкая щетина, волосы стали короче, чем в дни их юности, в уголках проницательных серых глаз залегли тонкие морщинки. Его внешность стала более представительной.

Он по-прежнему чертовски привлекателен, подумала Оливия. Трудно поверить, что когда-то они были мужем и женой. Пошла бы жизнь по-другому, если бы она осталась и боролась за себя?

Апрельское солнце светило необыкновенно ярко. В Лондоне еще стояли холода, а здесь буйствовала весна. Джоэл обернулся, заметив, что она не поспевает за ним. Оливия пожалела, что так вырядилась. Она очень хотела поразить Линду своей изысканной одеждой и стройной фигурой, выбрав самую короткую юбку из гардероба, открывающую взору невероятной длины ноги. Перед поездкой она заскочила в парикмахерскую и сделала мелирование на волосах цвета меда… Должно быть, она сошла с ума, если посчитала, что ее внешний вид кого-то волнует.

— Ты в порядке? — спросил Джоэл, и она машинально кивнула.

— Где машина?

— Недалеко, — он замедлил шаг. — Тебе повезло, что нет дождя. Он прошел раньше. Видишь, повсюду лужи.

Оливия надула губы. Черт возьми, они встретились после пятнадцатилетней разлуки, а он разглагольствует о погоде. Почему он чувствует себя в ее присутствии так свободно, а она словно язык проглотила?

После школы, несмотря на отличные оценки, Джоэл остался работать на ферме. Ради нее! Едва Оливии стукнуло восемнадцать, они поженились. В деревне считали, что их брак будет долгим. Но радостные ожидания не оправдались.

— Итак… Как ты поживаешь? — спросила она, лавируя между машинами. — Столько воды утекло.

— По тебе не скажешь. — Он бросил на нее насмешливый взгляд. — Выглядишь превосходно. Жизнь в Штатах пошла тебе на пользу.

Она бы поспорила.

Джоэл остановился около огромного внедорожника и достал из кармана ключи. Оливия в восхищении замерла рядом: отцовский или его? Чей бы ни был, дела на ферме явно идут неплохо.

— Отличная машина, — похвалила она. Сиденья оказались высоко, и юбка задралась почти до ягодиц, пока она забиралась в машину.

— Мне нравится, — бесцветным голосом подтвердил Джоэл, усаживаясь за руль. На безымянном пальце сверкнуло кольцо — не то, которое она дарила ему, клянясь в вечной любви.

— Ты женат?

Она знала, что неприлично лезть с расспросами, но не удержалась. В конце концов, он был ее первым мужем. Она имеет право знать.

— А тебя это волнует? — Его вопрос вызвал краску на ее щеках.

— Я… нет, — пробормотала она, обращая глаза к идущему на посадку самолету. — Аэропорт стал более оживленным.

— Все меняется, — заметил Джоэл, направляя машину к выезду с парковки. — Я недавно развелся. Во второй раз. Кажется, никто из нас не преуспел на этом поприще.

— Что ты имеешь в виду?

Он бросил на свою спутницу насмешливый взгляд.

— Линда сказала мне, что твой второй брак тоже распался. Поэтому ты вернулась в Англию?

Оливия сделала глубокий вдох. Следовало приготовиться к тому, что Линда не станет хранить ее секреты.

— Я вернулась в Англию в надежде получить здесь работу. Я лучше знаю рынок недвижимости Великобритании, чем Штатов.

— А-а, — протянул Джоэл, и Оливии показалось, что он ей не поверил. — И где ты собираешься работать? В Ньюкасле?

— Возможно, в Лондоне, — поспешно ответила она, ненавидя себя за то, что ей небезразлично его мнение. Почему ее заботит, как она выглядит в его глазах? Если бы не Линда, этот разговор вообще не состоялся бы.

Джоэл повернул на север. Небо окончательно расчистилось и приветствовало их необыкновенной синевой. Деревья покрылись легкой зеленой дымкой, кое-где желтели пятна поздних нарциссов. Оливия и забыла, как прекрасна природа в родном крае. Жизнь в Нью-Йорке и Лондоне превратила ее в истинную горожанку.

— Как мой отец? — спросила она бодро, желая нарушить повисшее тягостное молчание. — Полагаю, все такой же раздражительный.

— Наверно, Линда говорила тебе, что у него всякие дни бывают: и хорошие, и плохие. — Джоэл старался не обращать внимания на ее веселый настрой. — После удара…

— Удара… — Оливия не договорила. — Какого удара? Линда ничего такого не говорила.

— Разве? — выдохнул он. — Может, мне тогда тоже следует помолчать, — спокойно продолжил Джоэл. — Старик не желал, чтобы все знали о возникших проблемах.

— Но я его дочь! — воскликнула Оливия. — Ты не считаешь, что у меня есть право знать?

Густые брови Джоэла вопросительно изогнулись.

— Полагаю, это зависит от тех отношений, которые между вами сложились. Как долго вы не виделись?

Оливия фыркнула.

— Ты точно знаешь, как долго. У меня не хватило смелости вернуться после… нашего разрыва.

Он некоторое время пристально смотрел на нее.

— Это что, извинения за долгое отсутствие?

— Нет, — вспыхнула она. — Я звонила, писала ему письма и не получала ответа.

Джоэл повел плечами.

— Я не знал.

— Не знал? — Оливия почему-то ему не верила. — А почему, собственно, ты должен был знать? Ты же наверняка не хотел меня ни видеть, ни слышать.

— Ты не права, Лив. — Джоэл покачал головой. — Я уже забыл, что ты сделала много лет назад. Я женился, родил сына. И понял, что мы были слишком юными, когда поженились. Мы тогда не знали, чего именно хотим от жизни.

Оливии пришлось напрячь всю силу воли, чтобы ничем не выдать своего шока. У него есть сын! Меньше всего она ждала услышать от него именно это. Внезапная тошнота — из-за чересчур крепкого кофе? — поднялась к самому горлу.

— Да… верно. — Она с трудом разлепила губы, надеясь, что он не услышит нотки горечи в ее голосе. — Все-таки Линде нужно было предупредить меня.

— Вероятно, она боялась, что ты, узнав правду, передумаешь возвращаться, — спокойно заметил Джоэл. — Бен Фоли не лучший пациент. Без Демпси ферма давно бы разорилась.

— Без Мартина? — Оливия удивилась участию мужа сестры в делах отца. — Он работает и в садовом центре, и на ферме?

— Они продали садовый центр, — ответил Джоэл, обгоняя трактор. — Теперь живут все вместе на ферме. При сложившихся обстоятельствах это самое разумное решение.

Оливия в растерянности кусала губы. Когда она уезжала, было ясно, что, выйдя на пенсию, Бен Фоли передаст ферму в руки Джоэла. Поэтому отец так сильно рассердился, когда они с Джоэлом расстались. Она судорожно вздохнула. Неужели Бен выгнал зятя, когда она исчезла?

Машина свернула на узкую дорогу, вдали блеснуло море. Залив Редес, мерцающий в полуденном солнце, возник перед глазами, как мираж в пустыне. До Бриджфорда было рукой падать — миля, не больше. По обе стороны дороги лежали ноздреватые дюны.

— Ты, должно быть, голодна, — сказал Джоэл, косо взглянув на спутницу. Оливия вымученно улыбнулась. Желудок недовольно урчал, перерабатывая литры кофе.

— Надеюсь, Линда приготовит что-нибудь к твоему приезду, — продолжил он. — Она лучше всех печет пирог с печенью и жарит стейк.

— Неужели? — Оливия нахмурилась, подсчитывая калории. Последнее время она следила за своим весом, привыкла к умеренной пище. Питалась в основном рыбой и тем, что ее сестра называла кормом для кроликов. Мысль о стейке и пироге ужасала.

— Тебе не мешало бы нарастить жирок, — ухмыльнулся Джоэл, миновав очередной перекресток.

— Да? — возмутилась она. Он научился читать мысли? — Я всегда знала, что ты предпочитаешь женщин с пышными формами.

Джоэл рассмеялся, а Оливия рассердилась.

— Можно и так сказать, — согласился он, и ей захотелось ударить его. Она знала, что выглядит отменно по американским стандартам, поэтому его смех задел ее за живое.

— Полагаю, твоя вторая жена — моя полная противоположность, — зло бросила она, не заботясь о том, насколько невежлив ее тон. — Я из тех женщин, которые следят за своей внешностью. Мы не хотим походить на дойных коров!

— Думаю, именно из-за этого ты избавилась от нашего ребенка, — резко заметил Джоэл. Он некоторое время молчал, затем ровно добавил: — Мне не следовало так говорить.

Оливия проглотила ком в горле. Когда-то она поклялась, что не заговорит об их потере, если увидит его.

— Кстати, — холодно начала она, — я не избавлялась от нашего ребенка. Рискну повторить: у меня случился выкидыш. Веришь ты или нет, но такое случается!

Костяшки пальцев Джоэла побелели.

— Скоро будем на месте. — Она поняла, что он не верит ей сейчас, как не верил тогда. — Я тебя высажу и вернусь обратно в колледж.

— В колледж? — недоуменно повторила Оливия.

— В Ньюкасл.

— Ты учишься? — Ее глаза расширились.

— Я работаю в университете, — сухо поправил он. — Линда тебе ничего не рассказывала?

— Нет. — Оливия открыла рот от удивления.

Линда вообще не упоминала имя Джоэла, поэтому Оливия не ожидала увидеть своего бывшего мужа в аэропорту. Она знала, что рано или поздно встретится с ним на ферме, но надеялась, что Линда тактично отложит этот момент на потом.

— Удивлена?

Джоэл ждал, и Оливия понимала, что должна что-нибудь сказать, если не хочет показаться невежливой. Ей не удалось стать студенткой, хотя она получила диплом по экономике, окончив вечерние курсы.

Не то чтобы она стремилась получить университетское образование. К моменту окончания курсов она уже работала в одном из престижных агентств недвижимости Лондона, имела огромное количество клиентов и быстрый карьерный рост. В двадцать шесть лет зарплата позволяла ей снимать однокомнатные апартаменты в центре Лондона.

А потом на ее пути возник Брюс Гарви, ради брака с которым она бросила все. Несмотря на профессиональный успех, ее жизнь оставалась пустой. Она потеряла друзей и семью, покинув Бриджфорд, и отчаянно скучала по дому и Джоэлу, хотя была уверена, что никогда не простит ему его недоверия.

— Полагаю, твои родители были довольны, что ты покинул ферму, — Оливия облизала губы.

— Я не мог оставаться там после… — он покачал головой, — после того, что случилось.

— Неужели мой отец попросил тебя уехать? — Глаза Оливии снова расширились.

— Черт, нет. — Джоэл бросил на нее насмешливый взгляд. — Я сделал то, что должен был сделать много лет назад. У меня хорошая квалификация, и я получил степень по информационным технологиям в Лидском университете. Компьютеры — моя страсть.

Оливия вжалась в спинку сиденья.

— Рада, что у тебя все хорошо.

— О, да. — Джоэл снова усмехнулся. — Два несостоявшихся брака, неродившийся ребенок. Жизнь удалась, Лив. Ты согласна?



ГЛАВА ВТОРАЯ


К счастью, Оливии не пришлось отвечать, поскольку они достигли Бриджфорда. С навернувшимися на глаза слезами, со щемящим сердцем, она завороженно смотрела на красоту, раскинувшуюся перед ней. Яркие домики весело проглядывали меж зеленеющих изгородей и посадок.

Деревня почти не изменилась с момента ее отъезда. У церкви появилось несколько новых построек. Повсюду цвели нарциссы, на деревьях кое-где розовели нежные бутончики миндаля.

— Твои родители еще живут в деревне? — спросила Оливия. Армстронги не одобряли их отношений, и, даже когда они поженились, миссис Армстронг сомневалась, что Оливия сможет осчастливить их сына.

— Отец уволился. — Мистер Армстронг работал бухгалтером на ферме в Чевинхеме, маленьком местечке, расположенном в десяти милях южнее Бриджфорда. — Они сохранили за собой дом в Блейдс-Лейн, еще прикупили недвижимость в Испании. Они проводят там зиму и весну.

Это многое объясняет, цинично подумала Оливия. А она еще спрашивала себя, как он объяснил родителям свое желание поехать в аэропорт встречать ее.

Они направились к ферме. «Роуз-коттедж» окружал разросшийся шиповник, тянувший свои раскрытые чашечки цветов к веселому, яркому солнышку.

Оливия вспомнила времена их юности: сколько раз она бегала к калитке, у которой поджидал ее Джоэл. Они ходили в одну школу в Чевинхеме, и школьный автобус забирал их у обочины.

Он был годом старше, и, когда они достигли школьного возраста, на совместный досуг времени не осталось. Может, в этом причина стремительности их романа? Запретный плод сладок.

— Как находишь родные пенаты? — прервал ее воспоминания Джоэл, за что она ему была безмерно благодарна. Те времена лучше не вспоминать.

— Стали даже лучше, — она заставила себя с интересом оглядеться. Они проехали белые ворота, миновали двор и остановились у дома.

Путешествие закончилось. Оливия почувствовала легкий приступ дурноты. Страх сковал тело.

— Ты в порядке?

Ей не хотелось при нем выказывать свои чувства.

— А почему бы мне не быть в порядке? — с наигранной легкостью спросила она, схватила сумочку и потянулась к ручке. — Спасибо, что подвез меня. Это была необыкновенная поездка.

Зачем она это сказала?

Глаза Джоэла сузились.

— Почему-то мне кажется, что ты все еще сохнешь по мне, — задумчиво произнес он.

Не успела она и рта раскрыть, как на пороге дома показалась Линда. Оливия поспешила ретироваться, но ручку заклинило. Она дергала и дергала ее, пока Джоэл не перегнулся через сиденье, попутно коснувшись ее груди, и не открыл дверцу.

Оливия спрыгнула с высокой ступеньки, едва не повредив ногу в спешке, и, очутившись на земле, гордо распрямила плечи.

— Привет, Линда, — начала она, как ей казалось, бодрым тоном. — Рада тебя видеть.

Сестра покачала головой, Оливия с удивлением увидела слезы на ее глазах.

— О, Ливви, милая, — Линда кинулась обнимать сестру.

Оливия замерла. Она не ожидала столь теплого приветствия. Линда никогда не отличалась особой чувствительностью, и в детстве именно младшая сестра всегда проявляла инициативу к общению.

Видимо, годы смягчили Линду.

— Я счастлива, что ты решила вернуться, — горячо заговорила она, вытирая слезы. — Это же и твой дом тоже.

Линда перевела взгляд на Джоэла, стоящего у «лексуса».

— Спасибо, Джоэл, мы отняли у тебя много времени. — Она запнулась. — Ты же приедешь завтра навестить папу?

— Нет, — ответил он, открывая багажник и доставая чемодан Оливии. — У меня завтра лекция в пять.

Лекция!

Так он преподаватель, не меньше, и Линда вовсе не удивлена.

— Тогда приезжай, когда захочешь. Теперь здесь Ливви, и ты нам не чужой.

— Спасибо за приглашение.

Если Линда и заметила прохладцу в его голосе, то вида не подала. Оливия, смущенная нежным приветствием, смотрела себе под ноги и, когда Джоэл промчался мимо, даже не помахала ему рукой на прощанье.

Едва машина скрылась из виду, Оливия бросилась за сестрой.

— Я понесу. — Она попыталась вырвать из рук Линды чемодан.

— На таких каблуках? — удивилась та. С тех пор как умерла их мать, Линда считала себя обязанной заменить ее в семье. — Нет, я донесу. Я предупредила папу о твоем приезде.

— Ты не сообщила мне, что отец перенес удар, — тихо произнесла Оливия.

Плечи Линды напряглись.

— Ты же знаешь, какой он щепетильный относительно своего здоровья. — Она поставила чемодан около крыльца. — И если бы он заподозрил, что ты приезжаешь из-за его болезни…

— Не объясняй. — Оливия пожала плечами. — Как он сейчас? Джоэл не отличался словоохотливостью.

— Лучше с каждым днем, — просияла Линда. — Сама скоро увидишь. — Она запнулась. — Ты выглядишь такой худой. Ты на диете?

— Я в порядке. — Оливия задержала дыхание. Только бы сестра не начала причитать о ее весе.

— Тебе лучше знать. Пойдем и поздороваемся с отцом. Его кровать в малой гостиной, так ему не нужно взбираться по лестнице. Тебе я отвела мамину комнату. Надеюсь, ты не возражаешь. У Джейн и Эндрю свои спальни, мы с Мартином разместились в бывшей комнате родителей.

Оливия рассеянно кивнула. Какая разница, где спать, если не собираешься задерживаться. Однако она совсем забыла о племянниках. Джейн, наверное, лет восемнадцать, она в том же возрасте, в каком была Оливия, когда выходила замуж за Джоэла, а Эндрю годом младше.

— Дети в школе? — спросила она, следуя за Линдой по коридору.

— Ты шутишь! — от неожиданности сестра остановилась. — Джейн работает в магазине одежды в Чевинхеме. У нее неплохо получается. А Энди с отцом на ферме. Сейчас они поехали выбирать новый мотор для трактора.

— О, ясно. — Оливии не удалось скрыть своего удивления.

— Ты, верно, думала, что мы пошлем их учиться, — в голосе Линды появились нотки раздражения. — Это не так легко. Папа собрал последние деньги, чтобы ты могла поехать в колледж, а ты в восемнадцать выскочила за молодого Армстронга.

Оливия молчала. Она и не знала, что отец был готов стольким пожертвовать ради ее аттестата.

— Мы не можем выбрасывать деньги на ветер, — продолжила Линда. — Падеж скота здорово подкосил наши дела. Мы получили компенсацию от правительства, но небольшую, поэтому Мартин пытается убедить папу вложить капитал…

Они дошли до двери отцовской комнаты, и Линда приложила палец к губам. То ли не хотела, чтобы отец ее услышал, то ли решила, что и так сказала достаточно для первого раза.

— Папа. — Линда распахнула дверь. — Ты проснулся? Ливви приехала.

Старик в кресле у окна издал непонятный, едва различимый звук. Оливия обогнула сестру и застыла. Отец весь поседел, левая сторона тела была полностью парализована, речь давалась ему с трудом.

— Привет, папа, — начала она, чувствуя на себе пристальный взгляд сестры. — Как давно мы не виделись. — Оливия тепло улыбнулась.

— И чья в том вина? — замычал Бен Фоли.

— Моя, по всей видимости. — Когда она потеряла ребенка, отец, как и Джоэл, не поверил ее объяснениям. А услышав о разводе, и вовсе предложил ей найти себе другое жилье.

Оливия с Джоэлом жили на ферме. После их расставания Джоэл съехал, но Бен надеялся, что тот вернется, как только Оливия исчезнет из поля зрения. Пустые надежды.

— Теперь я здесь, папа, — с воодушевлением продолжила Оливия. — Как ты себя чувствуешь?

— А как я выгляжу? — фыркнул старик.

— Ливви старается быть вежливой. — Линда поспешно похлопала Бена по руке. — Хочешь чаю? Я приготовлю тебе чашечку, пока Ливви устроится в спальне.

Фоли нахмурился.

— Я считал, что она приехала проведать меня, — промычал он, бросая на младшую дочь взгляд из-под бровей.

— Так и есть, — вмешалась Оливия, но Линда не дала ей договорить.

— У вас еще будет время для болтовни, — твердо сказала она, поправляя плед на коленях старика. — Пойдем, — обратилась она к сестре, — я покажу тебе твою комнату.


Джоэл спал плохо и проснулся раньше семи, прошлепал в кухню и включил кофеварку.

Дом был огромным, но красивым, и располагался лишь в десяти милях от Бриджфорда. Он купил его сразу после развода с Луизой. Четыре спальни, три ванные комнаты — слишком много пространства для одного человека, но это значило, что Шон может в любое время остаться у него.

Сын приезжал на каникулы и в выходные. Они с Луизой расстались полюбовно, признав свой брак ошибкой. Луиза снова вышла замуж, и, хотя Джоэл недолюбливал ее нового мужа, тот не возражал против встреч Шона со своим отцом.

Джоэл подошел к окну в кухне и взглянул на сад. Хорошо, что он нанял садовника, чтобы присматривать за клумбами и лужайкой, на которой они с Шоном любили погонять мяч. За изгородью начинались поля, где паслись овцы с ягнятами.

Кругом царил мир и покой, но что-то мешало Джоэлу наслаждаться природой. Возможно, виновата Оливия.

Ее приезд всколыхнул его размеренную жизнь. Когда он соглашался встретить ее в аэропорту, то рассчитывал еще раз убедиться в своей правоте. Вот, мол, много лет назад ты оказался прав, что развелся с ней. Но Оливия выглядела так же сексуально, как в дни их юности.

Он нахмурился и потер колючие от щетины щеки. Нужно успеть побриться, принять душ…

Джоэл едва поднялся до половины лестницы, как в дверь позвонили. Он машинально взглянул на запястье, забыв, что снял часы на ночь, и выругался. Он не ждет ни писем, ни посылок.

День начинался с ранних посетителей.

Джоэл распахнул дубовую дверь.

— Шон!

Мальчик стоял на пороге, его зубы клацали от холода. Джоэл отступил в сторону, приглашая сына войти.

— Как, черт возьми, ты здесь оказался? — Джоэл нахмурился.

Шон бросил школьный рюкзак на пол и пожал плечами. Он был слишком высоким для своего возраста, гибким и худым. Глаза сияли той же синевой, что и у матери, а темные волосы достались мальчугану от отца. Ему исполнилось одиннадцать, он достиг того опасного переходного возраста, когда упрямство становится стилем жизни.

— На автобусе, — бросил Шон, направляясь к кухне. — Кола есть?

Джоэл молча наблюдал за тем, как сын достает банку кока-колы из холодильника.

— В такую рань автобусы еще не ходят, — наконец сказал он, не сводя пристального взгляда с жадно пьющего ребенка. — Твоя мама знает, где ты?

— Скоро узнает. — Шон бросил быстрый взгляд на отца. — Можно мне взять что-нибудь поесть?

— Что значит «скоро узнает»? — Джоэл глубоко вздохнул. — Ну-ка, выкладывай.

Мальчик пожал плечами.

— Я ушел из дома. — Он снова открыл холодильник и достал упаковку бекона. — Можно мне бутерброд? Я проголодался.

— Изволь объясниться. И позвонить маме!

— Вот еще!

Не успел Шон вскрыть упаковку, как Джоэл подошел к сыну.

— Шон, завтрак подождет. Почему ты дрожишь? Ради бога, где ты провел ночь?

— Нет, — заупрямился мальчик.

— Где ты был?

— Знаешь, я могу уйти, — вспыхнул ребенок, но, увидев побледневшее лицо отца, проворчал: — Ладно, я ночевал в сарае у дороги. Не так плохо. На чердаке куча соломы и попона. Воняло немного, но терпимо.

— Почему твоя мать не в курсе? — Джоэл продолжал пристально вглядываться в лицо сына.

— А ты как думаешь? Они с этим увальнем выезжали в город вечером. Обычно по возвращении они никогда меня не проверяют.

— Не называй Стюарта «увальнем», — предупредил Джоэл, хотя в душе согласился с Шоном. Очень уж второй муж Луизы был нерасторопен и неуклюж. — Неужели они оставили тебя одного?

— Эй, я большой мальчик, — заворчал Шон, не сводя глаз с бекона. — Послушай, давай поедим что-нибудь.

— Ешь. — Джоэл отдал упаковку сыну. — Я приму душ и позвоню твоей матери. Если ты замерз, прибавь отопления. Знаешь, как?

Оставив сына разбираться с батареей, Джоэл направился к лестнице. Его кофе уже остыл, и он решил сначала расправиться с неприятными делами — позвонить бывшей жене.

— Да? — прозвучал в трубке недовольный женский голос. Впервые Джоэл задумался над тем, с каким отношением приходится сталкиваться его сыну каждый день.

— Это я, — резко начал он. — Ты знаешь, где Шон?

— Полагаю, еще в кровати. — В ее голосе не слышалось ни малейшей тревоги. — Я постучалась к нему, сказала, что пора вставать, но он… Во всяком случае, если хочешь поговорить с ним, придется подождать до обеда.

Джоэлу очень хотелось повесить трубку, но быть обвиненным в похищении собственного ребенка не очень приятная перспектива.

— Он не в кровати, а у меня, — без преамбул выпалил он. — Луиза, ты бы проверяла сына прежде, чем ложиться спать.

В трубке повисло молчание. Женщина не привыкла выслушивать критику от бывшего мужа.

— Если забираешь его, неужели нельзя позвонить мне, предупредить?

— Откуда ты знаешь, что я не звонил? — спокойно спросил он.

Снова повисло молчание.

— Ты был с ним всю ночь? О, Джоэл…

— Нет, — прервал он ее. — Я думаю, его не стоило оставлять одного.

Луиза вздохнула.

— Мы уходили ненадолго…

— Даже если и так…

— А что он тебе говорит? — с подозрением поинтересовалась Луиза. — Ты знаешь, он может быть невыносим.

— Знаю. — Джоэлу пришлось признать, что бывшая жена права. — Он оказался у моей двери несколько минут назад.

— А где он провел ночь? — забеспокоилась женщина.

— Он сказал, у соседа в сарае.

— О боже! — ужаснулась она. — А почему он не приехал к тебе вечером?

— Меня не было, — без особого желания признался Джоэл. — Собрание в колледже.

— И ты не участвовал в семейном празднике по поводу возвращения Оливии? — поддразнила Луиза без тени ревности. — Она вернулась, чтобы проведать отца.

Джоэл не горел желанием обсуждать эту тему со своей бывшей женой.

— Если бы я знал, что Шон приедет, я бы ждал его дома, — отрезал он. — Не думаю, что оставлять его одного надолго — хорошая идея.

— Обычно я и не оставляю, — пыталась защищаться Луиза. — Стюарт пригласил меня поужинать в местном ресторанчике. И если бы Шону что-то понадобилось, ему нужно было только набрать номер.

— Послушай. — Джоэл не был готов обсуждать столь щекотливые темы по телефону. — Мне нужно время, чтобы все выяснить. Я позвоню вечером.

— А как же школа?

— Один выходной не помешает. Уверен, это не первый раз.

— Что ты имеешь в виду?

— Ничего, — смутился Джоэл. — Дай ребенку передышку.

Луизе не нравилась сложившаяся ситуация, но она решила смолчать. Если Джоэл подаст жалобу в совет по опекунству, ребенка отдадут ему.

— Ладно, — согласилась она. — Думаю, тебе следует привезти его вечером.

— Посмотрим.

Джоэл не спорил, но ничего не обещал. Ему необходимо выяснить, почему его сын сбежал из дома.

К счастью, у него сегодня одна пара, и он может взять Шона с собой в университет. Мальчик поиграет в компьютер у него в кабинете.

Джоэл отставил кружку с холодным кофе в сторону и посмотрел на себя в зеркало. Выглядел он так, словно он, а не Луиза, провел бурную ночь.

В первый раз Джоэл задумался, почему они вообще поженились. После отъезда Оливии он на четыре года с головой погрузился в работу и учебу, чтобы ощущать как можно меньше боли.

Потом вернулся в Бриджфорд, и боль снова заявила о себе. Он посчитал, что брак и дети спасут его от отчаяния. Впрочем, как оказалось, любовью к сыну не заменишь любовь к женщине. Но Шон не должен расплачиваться за ошибки отца.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Оливия разбирала вещи в комнате и обдумывала поездку в город, когда Джейн робко постучала в дверь.

Племянница регулярно наведывалась к ней в комнату, находя все новые и новые предлоги для своих визитов и болтовни. Оливия догадывалась, что в глазах девушки тетя, приехавшая из Америки, настоящее чудо, но она знала, что восхищение Джейн усиливает враждебность зятя.

Они с Мартином Демпси встречались не часто, лишь за ужином. Утро и день он проводил в делах на ферме.

— Привет, — поздоровалась Джейн, скользя взглядом по одежде, разложенной на кровати. Девушка, как и Оливия, была высокой и стройной, волосы ее отливали рыжиной, и чертами лица она напоминала отца. — Что делаешь? — Она подцепила пальцем шелковую блузку цвета слоновой кости. — У тебя такие красивые вещи.

— Спасибо. — Оливия улыбнулась. — Я как раз раздумываю, где бы купить джинсы и футболки. А то все мои вещи не подходят для фермы.

— Кто сказал? — безразлично спросила девушка.

Оливия знала, что Мартин не одобряет их дружбы. Он недолюбливал независимых женщин, и красивая одежда служила лишним источником раздражения.

— Можно мне спросить? — Девушка присела на край кровати.

— Конечно.

— Ты действительно была замужем за Джоэлом Армстронгом?

Услышав вопрос, Оливия нахмурилась.

— Да, — осторожно начала она. — А что?

— О… — Джейн смутилась. — Мама рассказала мне. Но ты не выглядишь легкомысленной девицей.

— Легкомысленной? — Так вот кем они ее считают!

— Был другой мужчина?

— Не было другого мужчины, — отрезала Оливия. — Не сошлись характерами, вот и все.

— Правда? — Джейн во все глаза смотрела на тетю. — Он такой красавчик. Разве нет? У него отличная тачка. Думаю, он настоящий мужчина!



Оливия ошеломленно застыла. Интересно, Линда знает о мыслях дочери? Очевидно, сестра не посвящена в личную жизнь Джейн, но Оливии не нужны лишние сплетни.

— Думаю, я должна закончить разбирать вещи, — нашлась она, не желая обижать девушку.

— О… конечно. — Джейн вскочила с кровати. — Я совсем забыла, дедушка хотел тебя видеть. — Она надула губы. — Он сказал, что был бы рад, если бы ты спустилась вниз.

Оливия собиралась принять ванну. По утрам это было сделать невозможно, всегда кто-нибудь стучал в дверь и спрашивал, скоро ли освободится помещение. Увы, ее планам не суждено было сбыться.

— Хорошо. — Она подхватила с кровати шелковую комбинацию и бросила племяннице. — Твое.

Оливия видела, как горят глаза девушки от восхищения, когда та рассматривала ее белье.

— Ты серьезно? — Джейн с восторгом прижала кружевное чудо к груди. — О, спасибо, тетя Ливви. Я никогда не носила ничего подобного.

Оливия распахнула дверь и выпроводила племянницу, в душе надеясь, что Мартин никогда не узнает о подарке.

Спускаясь по лестнице, она услышала голоса Линды и ее мужа и на цыпочках, чтобы не потревожить их, добралась до комнаты отца. Она навещала его уже несколько раз, но всегда в присутствии старшей сестры или племянницы. Сегодня же Джейн умчалась мерить комбинацию и забыла об обязанностях смотрителя.

Старик лежал в кровати. Оливия осторожно прикрыла за собой дверь.

— Привет, — поздоровалась она. — Как ты?

— При твоем появлении исцеляюсь понемногу, — пробормотал он. — Вижу, сегодня ты сумела избавиться от своего эскорта. — Он поднял здоровую руку и указал на стул. — Сядь так, чтобы я мог тебя видеть.

Оливия не знала, шутит ли отец насчет эскорта, но неусыпная забота Линды и Мартина по отношению к ней действительно настораживала.

— Спасибо, — поблагодарила она. — Должна признаться, я очень волновалась, как ты меня встретишь.

Отец нахмурился.

— Из-за молодого Армстронга? Много воды утекло.

— Ты не отвечал на мои письма, — посетовала она. — И редко упоминал мое имя, так Линда говорит.

— Мы все совершаем ошибки, Лив. Я разозлился на твое упрямство. Ты не желала слушать мои советы.

— Если это тебя утешит, я так и не достигла успеха в жизни.

— Не достигла? — Губы отца изогнулись в подобии улыбки. — Я слышал, дела в Лондоне у тебя шли хорошо. Затем ты уехала в Америку с этим… Гарви. Так понимаю, брак не удался.

Оливия склонила голову набок. Счастлива она была лишь в браке с Армстронгом — и то, пока не забеременела.

Она до мельчайших подробностей помнила свои ощущения и сомнения. Они были слишком молоды и не могли позволить себе лишний рот, но она очень хотела этого ребенка, мучилась ночью и днем, пытаясь прийти к определенному решению. Как и любая будущая мать, она представляла своего малыша, гадала, на кого он будет похож.

— Мне не следовало выходить замуж за Брюса, но он говорил, что любит меня, и с ним я могла позволить себе многое.

— Он был богатым человеком?

— Полагаю, да. — Оливия пожала плечами.

— Поэтому ты вышла за него замуж?

— Нет. — Она отрицательно покачала головой. — Я была очень одинока, мне нужен был заботливый человек. Он казался именно таким.

— Ты чувствовала себя одинокой? — переспросил отец. — Почему тогда не приехала домой?

— Я думала, ты не желаешь меня видеть, — честно призналась Оливия. — И я считала, что… Джоэл еще здесь.

— Он ушел. Через пару недель после твоего отъезда в Лондон.

— Теперь я знаю.

— Линда общалась с тобой, да?

— Да. — Оливия вспомнила короткие и избирательные монологи сестры.

— Расскажи мне об этом твоем муже, Брюсе Гарви. Он плохо с тобой обращался?

— Нет, — вздохнула Оливия. — Это долгая история, папа.

Старик нетерпеливо махнул рукой.

— Я никуда не спешу.

— Почему? — Она пыталась сменить тему разговора. — Разве у тебя нет инвалидного кресла, чтобы выезжать на улицу?

— Мне не нужно инвалидное кресло, — насупился Бен. — Чертова штука. Я не инвалид. Я просто… застрял здесь.

— Но самостоятельно ты пока ходить не можешь. — Оливия не пыталась быть тактичной. Она знала своего отца слишком хорошо. Он мог быть чертовски упрямым.

— Думаешь, я горю желанием выставлять свою болезнь напоказ? — фыркнул он. — Хорошо тебе давать советы. Я не хочу, чтобы меня считали немощным стариком!

— Думаю, все уже и так знают о твоей болезни, — заметила Оливия. — Наша деревня маленькая, папа. Люди переживают за тебя.

— Мне не нужна их жалость. — Слова со свистом вырвались из его рта. — И твоя тоже. Если это все, что ты хотела сказать, уходи.

Женщина вздохнула.

— Хорошо, хорошо, мы поговорим об этом в другой раз. — Она положила руки ему на колени. — Я пришла не для того, чтобы расстраивать тебя. — Она запнулась. — Джейн сказала, ты хотел меня видеть.

— Да. — Старик расслабился. — Ты отрада моих глаз.

— Спасибо, — заулыбалась Оливия.

— Не благодари меня, ты всегда была украшением семьи. Да и с мозгами у тебя полный порядок. К сожалению.

— Папа!

— Ты должна знать, что Линда и Мартин здесь главные, пока я… — Оливия закивала, и он продолжил: — Что ты думаешь насчет их идеи?

— Какой идеи? — нахмурилась женщина.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Линда.

— Папа! — грозно воскликнула она. — О, Оливия. Я думала, ты в своей комнате. — Линда снова повернулась к отцу. — Тебе полагается отдыхать. Ваш разговор подождет до завтра.


На следующее утро Оливия проснулась рано. Она намеревалась успеть на автобус до Ньюкасла. Хотела провести весь день в походах по магазинам и по пути заскочить в агентство по прокату автомобилей.

— Может, лучше отправишься в Чевинхем, тогда мы тебя подбросим, — предложила Линда.

— Спасибо, но я предпочитаю Ньюкасл, — вежливо отказалась Оливия. Она все еще сторонилась сестры, не понимая, почему Линда ведет себя так, словно Оливия не имеет права посидеть с отцом наедине.

Хотя старик заворчал на Линду, выказывая недовольство авторитарностью старшей дочери, но у Оливии только и хватило времени, чтобы пожать ему руку прежде, чем сестра выставила ее из спальни.

Было так волнительно вернуться в город после долгих лет отсутствия. Он стал другим, более современным и более ярким.

Оливия нашла уютное кафе и, заказав кофе, села у окна. Напиток казался божественным в сравнении с тем, что Линда готовила на ферме. У сестры он получался горьковатым.

В приподнятом настроении она отправилась по магазинам, купила футболки, джинсы и напоследок заглянула в обувной. По ферме удобнее гулять в высоких ботинках на толстой подошве. Она так смешно выглядела в дизайнерской юбке и громоздкой обуви. Они с продавщицей заливисто смеялись, когда взгляд Оливии упал на окно…

Джоэл Армстронг.

Ее глаза расширились, дыхание сбилось, ей с трудом удавалось следить за разговором.

— О… да… я возьму их, — пробормотала Оливия, натыкаясь на странный взгляд девушки. — Спасибо. — Она быстро переобулась в свои туфли на высоких каблуках и бросилась к кассе.

Не успела она вытащить кредитную карточку, как Джоэл вошел в магазин. Воздух сразу сделался густым.

— Привет, — поздоровался он, когда она повернулась к входной двери. Ее желудок внезапно сжался.

В своем поношенном пиджаке с кожаными заплатами на локтях он выглядел милым и до боли знакомым. Джинсы у него тоже были потертыми по последней моде.

— Привет, — пробормотала она в ответ. — Тоже покупаешь туфли?

— Разве похоже, что они мне нужны? — Джоэл отступил в сторону и многозначительно посмотрел на свою обувь. — Вроде нет. — Он перевел взгляд на ее лицо. — Занята?

— Нет, — покачала головой Оливия.

— Я тоже свободен до половины третьего, потом у меня работа с моими подопечными. — Его дыхание коснулось ее щеки. — Обедала?

— Нет. — Оливия сглотнула.

— Может, перекусишь со мной?

Мурашки побежали у нее по спине. Пообедать с ним — что может быть лучше? Однако Оливия на собственном горьком опыте знала, насколько опасно увлекаться Джоэлом Армстронгом.

— Я собиралась в агентство по прокату машин, — начала она, понимая, что дурачить она может кого угодно, только не его.

— Другими словами, ты отказываешься. — Джоэл пожал плечами. — Тогда в следующий раз.

— Нет, подожди! — Она схватила его за рукав. — Я могу пойти туда после обеда. Мне нужно поесть. Почему бы не с тобой?

Джоэл замер. Он сам не знал, почему вдруг решил пригласить Оливию на обед.

— У меня такое чувство, будто ты кокетничаешь, — сказал он, и женщина отпустила его рукав.

— Нет. — Оливия облизала сухие губы. — Просто не хочу, чтобы ты чувствовал себя… обязанным.

— Кому и чем я обязан?

— Ты же знаешь, что я имею в виду.

Джоэл отрицательно покачал головой.

— Ты о прошлом? — Его лицо помрачнело. — Лив, я уже говорил, что давно закрыл для себя эту тему.

Оливии захотелось кричать. Какая несправедливость. Она не сделала ничего предосудительного. Тогда почему ей так плохо?

— Ты же видишь, я пытаюсь вести себя вежливо. — Он хмыкнул. — Ладно, нам сегодня не по пути.

Глядя, как краска заливает ей щеки, он вдруг удивился своему навязчивому желанию наказать ее. А она ведь предусмотрительно спасла его от многих проблем. Его никогда по-настоящему не удовлетворяла работа на ферме. И как бы он учился с женой и ребенком на шее?

— Если ты так считаешь, — пробормотала она.

— Не считаю, — процедил он сквозь зубы. — Ради бога, я предложил пообедать. Никогда не думал, что простое приглашение может стать поводом для ссоры.

— Извини. — Оливия вздохнула. — Куда предлагаешь пойти?

Джоэл сунул кулаки в карманы. В кровать, едва не сорвалось у него с языка. В голове внезапно всплыл образ женщины с рассыпанными по подушке волосами.

— Везде народ. Может, купим бутерброды и поедим на улице? — предложил он. — Многие так делают.

— Хорошо.

Они вышли из магазина и заказали бутерброды в соседнем баре. Джоэл постоянно твердил себе, что поступил правильно. Он знал, что будет выглядеть куда убедительнее в своем безразличии к ней, если продолжит вести себя по-джентльменски.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Парк заполонила молодежь. Яблоку буквально негде было упасть. Джоэл поморщился: не обедать же на глазах у своих студентов.

— Послушай, пойдем ко мне в кабинет, — предложил он, с удовольствием отметив, как расширились ее глаза при этих словах.

— К тебе в кабинет?

— В университете. Недалеко отсюда.

— Ладно.

После минутного колебания Оливия согласилась, хотя в душе продолжала сомневаться в разумности подобного поступка.

Университетский городок не отличался большими размерами, но факультет компьютерных технологий пользовался огромной популярностью и собирал студентов не только из Великобритании, но и из других стран. Джоэл не переставал радоваться тому, что сразу после получения диплома администрация предоставила ему работу.

Его кабинет находился на втором этаже, окнами выходя на центральную площадь. Внизу был разбит дворик с газонами и дорожками, защищенный навесами от дождя, чтобы преподаватели и студенты могли отдохнуть на свежем воздухе даже в самые ненастные дни.

— Красиво, — сказала Оливия, отворачиваясь от окна и присаживаясь на каменный подоконник.

Джоэл не понял, к чему относилась ее похвала, к дворику или к его кабинету.

— Рад, что тебе нравится. — Он выложил на стол бутерброды и две бутылки минеральной воды. — Должен признаться, что на то, чтобы привыкнуть ко всему этому, у меня ушло немало времени.

— К чему? — Женщина подошла к столу. — К кабинету или к должности?

— И к тому, и другому, — усмехнулся он. — Я счастливчик.

— Кто бы сомневался. — Оливия уселась на вертящийся стул и крутанулась несколько раз вокруг себя. — Уверена, ты настоящий профессионал.

— Спасибо, — хмыкнул Джоэл. — Твое одобрение чрезвычайно важно для меня.

— Не язви! — поджала Оливия губы и, увидев его улыбку, надулась. — Ладно, так чем конкретно ты занимаешься?

— Пытаюсь внушить студентам любовь к компьютерам, — объяснил он, разворачивая бутерброды.

— И?

— Недостаточно? — Он недоверчиво изогнул бровь. — Еще собираю материал для докторской диссертации.

— Так ты еще и пишешь?

— Иногда. — Джоэл пододвинул бутерброды к Оливии. — Угощайся.

Она взяла бутылку, отвинтила крышку и начала жадно пить. Ее мучила жажда. Возможно, присутствие бывшего мужа стало причиной сухости во рту.

— И что ты уже написал? — спросила она, наблюдая за тем, как Джоэл берет бутерброд и откусывает кусок. Какие у него здоровые, белые зубы и чувственные губы. — Можно мне посмотреть?

— Нет, пока не окончишь университет, — пошутил он, быстро глотая пищу. Некоторое время он изучал бутерброд, затем продолжил: — Я написал несколько статей для «Nerds Monthly».

— Шутишь? — Оливия пристально посмотрела на него. — Уверена, такого журнала не существует.

— Разве?

Он явно наслаждался ее смущением.

— Джоэл…

— Ладно, ладно. — Он доел свой бутерброд и потянулся за бутылкой воды. — Для «Hot Key». — Название этого международного компьютерного журнала Оливия слышала не раз.

— Фантастика, — с восхищением воскликнула она. — У тебя есть копии?

— Думаю, да.

Джоэл обещал себе не реагировать на лесть, но не мог справиться с волнением.

— Здесь? — спросила она.

— Дома, — отрезал он.

— Кстати, а где ты живешь? — Оливия покрутила в руках бутылку воды. — В городе?

— Зачем тебе знать? — удивился Джоэл и, испугавшись, что обидел ее, добавил: — У меня дом в Милфорде, я его купил после развода с Луизой.

— Луизой? — медленно протянула Оливия. — Второй женой.

— У меня пока не было третьей.

— Пока? — быстро переспросила она. — Есть кандидатура?

— Думаешь, я бы тебе сказал? — мягко усмехнулся Джоэл. — Ешь бутерброд.

Оливия задумалась.

— Ты встретил Луизу в университете?

Джоэл вздохнул. Ему не хотелось говорить о бывшей жене.

— Я встретил ее, когда вернулся в Бриджфорд. После получения диплома.

Оливия открыла рот.

— Ты женился на Луизе… Вебстер!

— Мы всегда нравились друг другу, — пробормотал Джоэл.

— Ты ей нравился, — поправила Оливия с неожиданной резкостью. — Мой бог! Луиза Вебстер. Ты же говорил, она ужасно скучная особа!

— Я словоохотливый парень, — Джоэл раздраженно оттолкнул от себя сэндвич. — К тому же она в буквальном смысле смотрела мне в рот, в отличие от тебя.

Оливия некоторое время с гневом взирала на него, затем резко поднялась со стула и направилась к двери.

— Я знала, что мне не следовало приходить сюда, — дрожащим голосом сказала она. — Спасибо за воду. Я совсем не голодна.

— Лив! — Джоэл встал между ней и дверью. — Я не должен был это говорить.

— Не должен был.

Ее сердце бешено колотилось, было трудно дышать. Нет, она не обиделась на его слова, но вдруг поняла, что ревнует его к бывшей жене, к ребенку, к жизненному успеху.

— Послушай, сядь и съешь свой сэндвич, — мягко предложил он, чем еще больше распалил ее гнев.

— Я не одна из твоих студенток, — вспыхнула Оливия. — Это ты иди и ешь, а я ухожу.

Джоэл не двигался. Он прислонился спиной к двери, скрестил ноги и ждал. Ей захотелось схватить его за руку и оттащить от двери, но он был крупнее и сильнее ее, поэтому ей ничего не оставалось делать, как стоять и чувствовать себя наиглупейшим образом.

— Что ты хочешь, чтобы я сказал, Лив? — спросил он тихим голосом, вытянул руку вперед и поправил ее волосы. — Мы с тобой отлично друг друга знаем. Неужели факт, что мы с Луизой жили вместе, тебя беспокоит? Поэтому ты ведешь себя, как избалованный ребенок?

Оливию охватила паника. Она одновременно боялась и хотела, чтобы он дотронулся до нее.

— Дай мне пройти, Джоэл, — попросила она сдавленным голосом.

— А что, если я не хочу отпускать тебя? — бросил он, и Оливия почувствовала, что в горле у нее запершило.

— И кто из нас ведет себя, как ребенок? — начала она. — Осторожно, Джоэл, иначе я подумаю, что у тебя проблемы. Почему меня должно заботить, на ком ты женился? Я только надеюсь, в браке с тобой она была счастливее меня.

Джоэл схватил Оливию за руку и с силой сжал.

— Не сопротивляйся, или я сломаю тебе руку, — прошипел он, притягивая ее к себе.

— Не стоило тебе этого делать, — с удивлением, но без страха ответила она, понимая, что сама рассердила его.

— Не стоило, — кивнул он, отпуская ее руку. — А теперь уходи!

Его лицо исказилось от боли. Оливия не понимала, почему он вдруг решил ее прогнать.

Загадка.

Он разозлился? Или смущен теми чувствами, которые в нем вызвало ее присутствие?

— Чего ты ждешь? — Он попытался открыть дверь.

— Джоэл, — она положила руки ему на плечи. — Мы должны внести ясность в наши отношения.

Он попытался стряхнуть ее руки, но она буквально вцепилась в него.

— Я думала, мы друзья, — пробормотала Оливия. — Я тебе не враг.

— Это не поможет, Лив, — предупредил он.

— Почему? — мягко спросила она, ее зеленые глаза следили за каждым его движением.

— Потому что, — Джоэл неожиданно схватил ее за шею, — я не могу тебе доверять.

Оливия открыла рот, чтобы возразить, но не успела. С глухим стоном он прижался губами к ее губам.

Поцелуй был упоительным. Она обняла Джоэла за шею. Секунду спустя по ее ногам побежали мурашки, и Оливия поняла, что он задрал вверх подол ее юбки.

Джоэл буквально пожирал ее, словно собирался поглотить всю без остатка. Она чувствовала каждую клеточку его тела, животом ощущала его возбуждение. Ее рука инстинктивно скользнула к поясу его джинсов, и она услышала глухой стон.

Джоэл рывком снял с нее пиджак, расстегнул блузку, прижался открытым ртом к ложбинке между грудей, а ладонями к соскам. Кожа его рук была грубоватой. Ее ноги задрожали, в паху пробежала мелкая судорога. Его рука быстро скользнула с ее груди в тонкие шелковые трусики. Она издала протестующий звук, но не пыталась остановить его.

— Джоэл. — В мозгу пронеслась мысль, уж не собирается ли он заняться любовью с ней прямо в кабинете. Оливии стало не по себе. Как она могла так низко пасть, словно продажная женщина, отвечать на ласки по первому требованию?

В дверь постучали.

Они оба замерли. Джоэла охватило старое, почти забытое чувство вины и азарта, которое они испытывали, прячась в сарае от родителей, пока однажды Бен Фоли не застукал их…

Он не желал ворошить прошлое, не желал впускать Оливию обратно в свою жизнь. Но снова пойман, как и много лет назад. Отличие заключается лишь в том, что брюки еще пока на нем.

Оливия первая пришла в себя, оправила юбку, подхватила с пола пиджак, застегнула блузку на груди и потянулась за сумкой.

— Стучат, открой, — прошипела она. Хорошо, что сегодня она не делала макияж. Никаких следов губной помады у него на лице.

Джоэл с трудом оттолкнулся от двери, распрямил плечи. Это, должно быть, Шерил Брукс. На сегодня запланировано обсуждение ее курсовой.

Вероятно, он совсем обезумел, раз позволил себе так увлечься. Он должен благодарить бога за то, что их прервали.

Брови Оливии изогнулись, она выразительно кивнула на дверь. Интересно, что она почувствует, увидев на пороге молодую девушку?

— Хорошо, хорошо. — Джоэл провел слегка подрагивающими пальцами по волосам и открыл дверь.

Оливия замерла. Кто бы это ни был, она не желала ни с кем знакомиться.

Девушке, стоящей за дверью, было лет восемнадцать или чуть больше: отменная фигура, узкие джинсы, длинные светлые волосы. Оливия не сразу сообразила, что у Джоэла на курсе есть не только студенты, но и студентки.

— Привет, Джоэл, — поздоровалась она достаточно фамильярно. Затем увидела Оливию, и улыбка на ее лице потускнела.

— Шерил, — вяло приветствовал девушку Джоэл и посмотрел на часы. — Ты рано.

— Я могу подождать, — пробормотала девушка. Появление незнакомки испортило ей настроение.

— Входи. — Джоэл посмотрел сначала на Шерил, затем на Оливию. — Миссис Гарви как раз уходит.

ГЛАВА ПЯТАЯ


Следующие дни прошли спокойно. Проснувшись однажды утром, Оливия с удивлением обнаружила, что прошла уже неделя с момента ее прибытия на ферму. Время, которое она рассчитывала посветить семье, истекло. Правда, теперь ей не хотелось возвращаться в Лондон, да и Линда не заговаривала о ее отъезде.

Из Ньюкасла Оливия вернулась на машине, чем вызвала смятение и настороженность в семье. Теперь она могла свободно передвигаться, посетить дорогие с детства места, а также вывезти отца на прогулку.

Машина отвлекла ее от мыслей о Джоэле. Но она продолжала просыпаться ночью с набухшей от желания грудью, которая напоминала ей о том, что она еще молодая женщина со здоровыми потребностями. В браке с Брюсом она маскировала свои желания, но не могла не вспомнить о них при виде первого мужа.

Оливия винила себя за то, что подпустила его к себе так близко. Джоэл сумел разбудить ее чувственность, заставил забыть о здравомыслии.

Глубокий вздох досады сорвался с ее губ. Они повстречались, поговорили, и больше этот человек ее не волнует, убеждала она себя. Пусть продолжает строить глазки своим студенткам.

Ванна оказалась пустой, и Оливия быстро умылась и почистила зубы. Она надела джинсы и футболку, оживив наряд кокетливо повязанным на шее ярко-красным шарфом.

В кухне сестра мыла посуду после завтрака.

— Давай я помою, — предложила Оливия, но Линда отрицательно покачала головой.

— Не глупи, — ответила она, бросая на сестру быстрый взгляд. Даже в джинсах и футболке Оливия выглядела нарядной. — Кофе на плите. Угощайся.

— Папа завтракал? — Оливия наполнила кружку, сделала глоток и поморщилась. — Проведаю его.

— Он отдыхает. — Каждый раз, когда Оливия собиралась пойти к отцу, у Линды находилась сотня причин, чтобы отговорить ее. — Хочешь тост?

— Возьму один.

Оливия, не дожидаясь помощи сестры, отрезала кусок от батона и сунула его в тостер.

— Ты думала насчет приобретения инвалидного кресла?

Она впервые заговорила с сестрой об этом, надеясь, что вдвоем они быстрее смогут убедить отца.

— Инвалидное кресло! — воскликнула Линда недоверчиво. — Ты же не думаешь, что отец станет в нем ездить!

— Почему нет?

— Ты знаешь, почему. — Линда отвернулась к раковине. — Он слишком независимый.

— Он прикован к кровати в своей комнате! Какая уж тут независимость! — усмехнулась Оливия. — Ему нужен свежий воздух.

Линда презрительно фыркнула.

— Поэтому ты арендовала машину?

— Нет…

— Ты не думала, что мы пытались вывести его на улицу?

Оливия почувствовала, что почва под ногами поплыла.

— Пытались?

— Я уже говорила тебе, что отец выйдет, когда будет готов.

— И когда это случится?

— Кто знает? — Голос Линды звучал резко и недовольно. — Медсестра Франклин приходит каждую неделю, делает ему физиотерапию. Возможно, тебе стоит спросить у нее. Хотя, мне кажется, ты потратишь время впустую.

Оливия услышала щелчок тостера и обрадовалась возможности уйти от опасной темы. Она намазала тост маслом и мармеладом.

— Я хотела поговорить с тобой, — продолжила Линда четким голосом, закрыв посудомоечную машину и нажав кнопку «пуск». — Мартин уехал в Чевинхем, но вернется около одиннадцати. Может, попьем кофе все вместе?

Оливия уставилась на тост в руке. С момента ее приезда домой они с Мартином и парой фраз не перебросились. С чего вдруг он захотел пить кофе с ней.

Если только…

Она вспомнила шелковое белье, которое подарила Джейн. Вероятно, они его обнаружили и хотят поговорить! И в таком пустяке Линде нужна поддержка мужа?

— А я собиралась уехать, — смущенно пробормотала она. Оливия надеялась вывезти отца на прогулку.

— Понятно. — Линда встала с другой стороны старого соснового стола. — Тогда не смею тебя задерживать.

Оливия вздохнула. Неловко отказывать сестре.

— До следующего раза подождет, — твердо заявила она. — А о чем вы хотите поговорить? Надеюсь, я не сделала ничего дурного?

— Господи, нет. — Линда расплылась в улыбке. — У нас есть кое-какие идеи насчет фермы, и мы хотели поделиться ими с тобой, но я бы предпочла, чтобы Мартин сам тебе все объяснил.

У Оливии глаза вспыхнули от любопытства: сначала отец, теперь Линда, что за интрига?

Время было раннее и, убедившись, что отец действительно спит, Оливия решила прогуляться. До встречи с зятем оставалось еще больше часа. Утро стояло восхитительное.

Линда не любила пускать в свои владения посторонних, но Оливия выросла на ферме и знала местность, как свои пять пальцев. Миновав группу деревьев и загон, она направилась к сараю. По скотному двору бегали маленькие цыплята, парочка гусей недовольно зашипели на нее, но она только улыбнулась, вспомнив, как обходила их стороной в детстве.

Недалеко от центральных построек темнели коттеджи, сдаваемые в аренду. На крыше одного из них возился племянник. Она нахмурилась. Раньше семья хозяина не следила за домами сезонных рабочих.

Оливия поспешно нырнула в сарай, не желая, чтобы юноша заподозрил ее в шпионстве.

Милый старый сарай — место свиданий, их с Джоэлом укромный уголок, где они любили нежиться на теплом, прогретом солнцем, душистом сене.

Лестница на второй этаж оказалась на месте. Ей захотелось залезть наверх, как в старые добрые времена.

В соломе что-то зашуршало. Крысы или птичка свела себе гнездо? Оливия вздохнула. Неужели она превратилась в трусиху?

Женщина прислушалась. Тишина. Воображение живо подбросило ей картинку из фильмов ужасов.

Что-то поскребло по полу у нее над головой. Это не птичка и не крыса, подумала она и крепко вцепилась в лестницу. Нужно сообщить о странных звуках Энди или кому-нибудь из мужчин.

Кстати, она почему-то за всю неделю не встретила ни одного работника, кроме Мартина и его сына.

— Эй.

Чтобы спрыгнуть вниз, понадобится смелость, и если незнакомец решится, то прыгать ему с восьмифутовой высоты…

Она забралась на второй этаж. Может, дети школу прогуливают. Оливия осмотрелась.

— Я знаю, здесь кто-то есть, — предупредила она, внимательно оглядываясь по сторонам. — Если не выйдите, то я… — она решила блефовать, — натравлю на вас гуся.

Не очень серьезная угроза, но, возможно, тот, кто вторгся на чужую территорию, не дружит с птицами и животными.

Тишина. Оливия вздохнула.

— Отлично, не хотите, как… — она притворилась, что спускается по лестнице.

— Подождите!

К ее облегчению, раздался детский голос. Из соломы вылез мальчик, необычайно высокий для своих лет.

Некоторое мгновение он стоял у мешков с сеном, за которыми прятался. Лицо его находилось в тени, лишь глаза блестели необычным, синим цветом.

— Привет, — поздоровалась Оливия. — Ты знаешь, что нарушил границы чужой собственности?

— Как так?

Она вдруг поняла, что попала впросак. Возможно, это ребенок сезонных работников.

— Как тебя зовут? — Мальчик молчал. — Ты не живешь на ферме, не так ли? — Опять молчание. — Ладно, выясним.

Мальчик гордо вздернул подбородок.

— Нет, я не живу на ферме, но мне бы хотелось здесь жить. Все-таки лучше, чем жить с моей мамой и ее увальнем!

— Не называй отца увальнем! — задохнулась от возмущения Оливия.

— Он не мой отец, — взвился мальчик.

Ситуация прояснялась.

— Все равно. — Она пыталась наладить контакт с мальчуганом. — Думаю, они будут волноваться за тебя. Разве ты не должен быть сейчас в школе?

Мальчик пожал плечами, затем наклонился за рюкзаком, лежащим у его ног. Солнечный луч осветил его лицо, и оно показалось ей знакомым. Сердце сжалось от дурных предчувствий.

— Как тебя зовут? — снова спросила Оливия. Господи, должно быть, это сын Джоэла. Она облизала пересохшие губы. Ребенок живет с матерью, потому что его родители в разводе.

— Шон, — пробормотал ребенок. — А вас?

— Оливия… Фоли. — Она намеренно сказала свою девичью фамилию. Возможно, он знал, кому принадлежит ферма.

— Вы сообщите маме, где я? — спросил он.

— Я обязана, — вздохнула Оливия. — Я не могу оставить тебя здесь. Как давно ты прячешься в сарае? Когда ты ушел из школы?

— А я туда и не ходил, — тихо заметил он.

— О, нет! — Оливия в шоке уставилась на него. — Не говори мне, что ты ночевал тут.

Шон промолчал. Его мать, должно быть, с ума сходит. Потеря ребенка для родителя — самый страшный кошмар, — подумала Оливия.

— Я должна сообщить твоей матери, что ты в безопасности, — мягко продолжила женщина. — Как ее имя?

— Поговорите лучше с отцом, — протянул Шон, и сердце Оливии подпрыгнуло.

— Почему? — Она понимала, что просьба ребенка никак не связана с ее переживаниями.

— Потому что он не поверил мне в прошлый раз. Я сказал ему, что не хочу жить с мамой и… Стюартом.

— Стюартом? — повторила Оливия.

— Стюартом Барлоу, — уточнил мальчик.

Она задумалась.

— Вы поговорите с папой? — с надеждой спросил мальчуган, наматывая лямку от рюкзака на запястье. — Честное слово, он не рассердится.

Оливия засунула большие пальцы рук в задние карманы джинсов.

— А как зовут отца? — спросила она, притворяясь, что не знает его имя.

— Армстронг, — бодро защебетал Шон. — Джоэл Армстронг, — и добавил, словно это имело вес: — Он преподаватель.

Оливию охватили сомнения. Вряд ли Джоэлу понравится вмешательство постороннего человека в его семейные дела.

— Где ты живешь, Шон?

Глаза мальчика подозрительно прищурились.

— А вы не скажете маме? О, пожалуйста, — умолял он. — Я больше не хочу с ними жить.

— Почему? — нахмурилась Оливия. — Они тебя обижают?

— Нет, — надул губы Шон. — Мне просто не нравится отчим.

Оливия почему-то вспомнила Мартина Демпси и в душе посочувствовала мальчику. Впрочем, Шон слишком юн, чтобы самостоятельно решать, где и с кем жить.

— Отца любишь? — спросила она.

— О, да! — Лицо ребенка мгновенно просияло. — Но он работает в университете в Ньюкасле, а мама считает, что мне необходимо иметь двух родителей, а не одного.

— Понятно.

— Стюарт мне не отец! — воскликнул Шон и скривил губы. — Пожалуйста, не говорите маме.

— Скажи мне свой адрес, и я подумаю над твоей просьбой, — продолжила Оливия, и Шон тяжело вздохнул.

— Дом двадцать шесть, Соборная площадь, — неохотно проворчал он. — Дома ее нет, она на работе.

Оливия сомневалась, что Луиза пошла бы на работу, обнаружив пропажу ребенка.

— Это в Бриджфорде?

Шон кивнул.

— Один из новых домов у церкви. Ужасное место, мне не нравится, — объяснил он. — Дом моего отца лучше. И больше.

— Ладно, я позвоню твоему отцу, — согласилась Оливия и, увидев сияющее лицо ребенка, добавила: — Приготовься. Возможно, он уже знает о твоем исчезновении.

ГЛАВА ШЕСТАЯ


Джоэл работал над статьей в библиотеке, когда зазвонил сотовый телефон.

Тут же добрая половина голов в помещении недовольно обернулась. Он робко улыбнулся и развел руками, мол, простите за беспокойство.

На дисплее высветился незнакомый номер, и Джоэлу стало не по себе. Он хорошо помнил недавнее исчезновение сына, хотя паниковать раньше времени не входило в его привычки.

— Да, — пробормотал Джоэл в трубку, собирая бумаги со стола.

— Джоэл?

Он замер на полпути из читального зала. Оливия! Ее голос он узнал бы среди тысячи других, даже среди ночи.

— Что нужно, Лив? — грубо спросил он. От такого приветствия любой бы немедленно бросил трубку.

— С тобой кое-кто хочет поговорить, — холодно сообщила она.

— Это я, пап, — раздался знакомый голосок.

— Шон! — воскликнул он. — Черт, почему ты не в школе?

— Потому что не в школе, — огрызнулся мальчик. — Можно мне приехать к тебе?

Джоэл прислонился к стене и на мгновение закрыл глаза.

— Шон, я в университете. У меня лекция через… — он сверился с часами, — через сорок пять минут. У меня нет времени на встречи.

Мальчик не ответил, но Джоэл услышал в трубке настойчивый голос Оливии. Каким образом они познакомились?

— Шон, — закричал Джоэл, не в состоянии расслышать их разговора. — Шон, где ты?

Повисла пауза, затем в трубке снова раздался голос Оливии:

— Я думаю, тебе было бы не до лекций, узнай ты о пропаже сына.

Джоэл почувствовала, как земля разверзается под его ногами.

— Что ты сказала? — хрипло спросил он.

— Шон не ночевал дома, — ровно сообщила Оливия. — И не притворяйся, что не знаешь об этом.

— Я не знаю, точнее, не знал! — крикнул он, пытаясь обрести контроль над ситуацией. — Что значит, не ночевал? Откуда ты знаешь? Луиза тебе сказала?

— Я не разговаривала с Луизой, — нетерпеливо отрезала Оливия. — Шон сам сообщил мне. Он настаивал, чтобы я тебе позвонила.

— Проклятье! — Джоэл резко оттолкнулся от стены. — Как давно он с тобой?

— Я… я нашла его в сарае час назад. На сеновале.

Джоэл застонал, не к месту вспомнив их свидания.

— Вероятно, он провел там всю ночь, — ровно продолжала Оливия. — Чего я не могу понять, так это почему ты до сих пор не знаешь о его исчезновении.

Он бы уже знал, если бы… Луиза обнаружила исчезновение сына. Кровь в жилах Джоэла похолодела, когда он представил, что могло случиться с ребенком.

— Он сказал тебе, что убегает уже второй раз меньше чем за неделю? — спросил он.

— Нет. — Снова в трубке воцарилось молчание. — Он приходил в университет, чтобы найти тебя?

— Ко мне домой в Милфорд, — поправил Джоэл.

— Что ты хочешь, чтобы я сделала? — спросила Оливия. — Отвезла его домой?

— А ты не могла бы привезти его ко мне в Милфорд? — Джоэл быстро соображал, кто из преподавателей способен его подменить. — Знаю, что прошу о многом, но я бы встретил вас там, скажем, минут через сорок?

Снова повисла пауза.

— Ладно, я привезу мальчика. — Оливия вздохнула. — Шон сообщит мне адрес. Увидимся.


Оливия решила не посвящать сестру в свои планы. Если Линда узнает о побеге Шона, она станет настаивать на том, чтобы в первую очередь сообщили его матери. Но если Луиза беспокоится за сына, то почему не позвонила Джоэлу в надежде найти его?

К счастью, Мартин еще не вернулся, поэтому Оливия без препятствий взяла машину и выехала со двора вместе с мальчиком. Всю дорогу она в душе ругала себя за то, что поддалась на уговоры ребенка и связалась с его отцом, а не с матерью.

Они подъехали к дому Джоэла слишком рано. Его жилище действительно выглядело великолепно. Элегантное двухэтажное строение в григорианском стиле, высокие окна, тяжелая дубовая дверь. Стоящий рядом трейлер использовался, видимо, в качестве гаража.

На аккуратно подстриженной лужайке лежал футбольный мяч, и Шон немедленно сбросил с плеча рюкзак и бросился к нему.

— Умеете играть в футбол? — спросил он у Оливии. Она отрицательно покачала головой.

— Шутишь, — рассмеялась она. — У меня обе ноги левые.

— Как это? — удивился Шон.

— Я не сильна в спорте, — пояснила та. — Люблю бегать, но для этого особых навыков не требуется.

— И где вы бегаете? Вокруг фермы? — Шон начал подкидывать мяч головой.

— Я жила в Нью-Йорке, там и бегала.

Мальчик бросил мяч на землю и с удивлением уставился на Оливию.

— Ух ты, в Америке?

— Да. Был там?

— Не в Нью-Йорке, — серьезно ответил мальчик. — Папа возил меня в Диснейленд, во Флориду, — добавил он.

— Здорово, — восхитилась Оливия. — Тебе там понравилось?

— О, да. — Шон подобрал мяч. — Было классно. А Стюарт не любит каникулы. Он только и умеет, что в гольф играть.

Оливия закусила губу.

— А ты играешь в гольф? — спросила она. — Мой бывший муж обожал гольф.

— Вы были замужем? — Шон бросил на нее быстрый взгляд. — Когда жили в Америке?

— Да. — Оливия огляделась. — А ты часто сюда приезжаешь?

Мальчик нахмурился, и она поняла, что задела его за живое.

— Только по выходным.

— Вполне достаточно, — бодро сказала Оливия. — И чем вы с отцом занимаетесь? Ходите на футбол?

— Иногда, — признался Шон. — Думаете, он скоро приедет?

Оливия решила сменить тему разговора:

— Ты видел аллигаторов во Флориде?

— О, да, — просиял ребенок. — В Майами мы посетили ферму аллигаторов и катались на лодках. Класс! Каникулы всегда быстро заканчиваются. — Энтузиазм ребенка спал. — Я хочу жить с отцом, а не время от времени встречаться с ним.

— Я уверена, ты и маму свою любишь, — вздохнула Оливия. — Она бы скучала без тебя?

— Да ей наплевать, — надул губы Шон. — Пока у нее есть Стюарт и…

— И кто?

— Никто. — Ребенок нахмурился. — Пойду встречать папу.

Оливия кивнула в знак согласия. Она чувствовала, что у ребенка что-то на уме, помимо страстного желания жить с отцом. Может, его отчим имеет к этому отношение? Шон явно что-то умалчивал, остается надеяться, что он поделится своим секретом с отцом. В конце концов, это не ее проблема.

Она последовала за мальчиком к калитке и увидела, как Джоэл выходит из машины. Он выглядел так привлекательно, что у нее закружилась голова и пересохло во рту. Ему очень шли широкие брюки цвета хаки и кремового цвета рубашка. От загара серые глаза казались еще глубже. Один бог знает, как ему удается сохранить такую подтянутую фигуру, сидя за столом преподавателя.

Шон на некоторое время застыл у ступенек дома, затем развернулся и побежал на задний двор. Интересно, кому предназначалось это хмурое выражение лица? Она ни в чем не виновата, Джоэлу следует поблагодарить ее за помощь.

Он с невозмутимым видом закрыл машину и прошел через кованые ворота в сад.

— Спасибо, что привезла его, Лив. Неизвестно, что бы он натворил, если бы не ты.

Оливия беспечно пожала плечами, изо всех сил стараясь не глядеть на Джоэла.

— А что бы он сделал? — заволновалась она.

— Думаю, самостоятельно искал бы дорогу сюда, — сердито объяснил Джоэл. — Мы уже через это проходили. — Он покачал головой, идя по тропинке, по которой минуту назад убежал его сын. — Сумасшедший ребенок!

У Оливии перехватило дыхание.

— Он хочет жить с тобой. — Она знала, что чувствует ребенок. Несмотря на их разрыв, при виде Джоэла у нее так же, как и много лет назад, ладони становились влажными, а сердце колотилось о ребра.

— И что прикажешь с ним делать? — Джоэл провел рукой по волосам. — Я согласился, чтобы он жил с Луизой и Стюартом. Ребенку нужны оба родителя.

— Стюарт не его отец, — возразила Оливия. — А сколько лет было Шону, когда вы с женой разошлись?

— Шесть, — бросил Джоэл. — Последние годы наш брак трещал по швам, мы жили каждый своей жизнью.

— Луиза встречалась со Стюартом, — догадалась она. Когда Джоэл кивнул, ей вдруг захотелось обнять и утешить его — таким печальным он выглядел.

Оливия достала из кармана ключи от машины.

— Я уезжаю, — с наигранной веселостью заявила она. — Не будь с ним слишком суров, он хороший мальчик.

— Я рад, что ты так думаешь. — Он помолчал, а затем добавил: — Ему следовало быть нашим сыном, Лив. Твоим и моим.

У Оливии задрожали колени. Она замерла на месте, не в состоянии двигаться. Он признавал свою ошибку — или ей только показалось?

Джоэл наклонил голову набок.

— Спасибо, что присмотрела за ним, — поблагодарил он.

— Не стоит благодарности!

Из-за дома появился Шон. Он прижимал мяч к груди, как талисман, голубые глаза смотрели тревожно.

— Миссис Гарви нужно возвращаться домой, — наконец произнес Джоэл, поворачиваясь к сыну.

Он прошел мимо Оливии.

— Вы сказали, что ваше имя Оливия Фоли! — У мальчика обнаружилась неплохая память. — И что вы живете на ферме.

Оливия улыбнулась.

— В замужестве у меня была фамилия Гарви, но в прошлом году я взяла свою девичью фамилию.

— После развода, — догадался Шон, с триумфом глядя на отца.

— Тебя это не касается, — рассердился Джоэл. — Пойдем в дом, и ты поведаешь мне, почему снова сбежал от матери.

— А она может пойти с нами?

Очевидно, Шон решил, что ему понадобится поддержка постороннего человека, но Оливия на эту удочку не попалась.

— Я не могу, Шон. Ты поговори с папой. Уверена, он поймет твои чувства.

Она заставила себя перевести взгляд на Джоэла. Мужчина молчал. Он видел, что Оливия нравится сыну, и эта симпатия не доставляла ему радости.

— Можешь остаться, если хочешь, — предложил он. По крайней мере, сын не обвинит его в неучтивости.

— Я…

— Пожалуйста! — Шон робко тронул женщину за рукав. — Я покажу вам свою комнату.

И хотя она всей душой желала бы остаться, Оливия отрицательно покачала головой.

— Уверена, отец хочет поговорить с тобой наедине. — Мгновение она смотрела на Джоэла.

Тот тоже не сводил с нее глаз.

— Оставайся, кофе попьем.

Оливия знала, как трудно ему далось это решение.

— Хорошо, — согласилась она, не способная сопротивляться сияющей улыбке Шона. — Потом научите меня играть в футбол?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Джоэл не знал, то ли смеяться, то ли плакать.

Конечно, он не жил, как монах, после развода, но и женщин в свой дом не приводил. Тот факт, что именно Оливия стала первой, смущал и раздражал его.

За тяжелой дверью начинался холл, из которого расходились комнаты: библиотека, гостиная, столовая. На блестящем паркете лежали разноцветные ковры, привезенные из Индии. У лестницы, ведущей на второй этаж, стоял дубовый резной шкаф.

Джоэл закрыл за ними дверь, и Оливия с интересом осмотрелась.

Комнаты с высокими потолками никого не могли оставить равнодушными. Джоэл нашел отличное цветовое решение, и дизайн сочетал в себе все лучшее от модернизма до классики. Они прошли на кухню.

— Я голоден, — оповестил взрослых Шон, открывая холодильник — Пап, можно взять сыр?

— Тебя дома не кормят? — Джоэл быстро загрузил кофеварку.

— Кормят, — буркнул Шон. — Я не завтракал.

— И чья в этом вина? — тут же вставил отец. Оливия разочаровано закрыла глаза. Джоэл выбрал неверный тон в разговоре с сыном.

— Моя, вероятно, — буркнул мальчик. Слезы повисли у него на ресницах, он бросил нераспечатанную упаковку сыра на стол и бросился из кухни.

Звуки шагов зазвучали на лестнице, затем хлопнула дверь.

Джоэл понурил плечи.

— И что такого я сказал?

— Ты был излишне груб, — бросила Оливия. — Прояви немного понимания. Он очень… раним сейчас.

Джоэл фыркнул.

— Ты-то откуда знаешь? Или у тебя большая семья и опыт в общении с детьми?

Оливия прислонилась к дверному косяку. Она молчала до тех пор, пока Джоэл не пробормотал слова извинения.

— Не представляю, что с ним не так, — тяжело вздохнул мужчина. — Я думал, он будет счастлив с Луизой и Стюартом, и до недавних пор он не жаловался. Я хочу для него лучшего, но у меня нет альтернативы.

Оливия нахмурилась.

— А почему вы с Луизой не разделите опеку? Кто-нибудь может приглядывать за Шоном в твое отсутствие. Твоя мама, например.

— Она хочет насладиться долгожданной свободой, — зло усмехнулся он. — Да и не ее это головная боль.

— Не называй так Шона, — горячо вступилась за мальчика Оливия. — Он обыкновенный подросток, который хочет больше времени проводить с отцом. Хотя если он сбегает второй раз за неделю, стоит бить тревогу.

— Он сказал тебе что-то, что мне следует знать? — насторожился Джоэл.

— Нет. — Оливия скрестила руки на груди. — А ты не можешь устроить ему маленькие каникулы? Дай ему время, вдруг он проговорится о своих проблемах.

— Думаешь, его что-то тревожит? — нахмурился Джоэл. — Но что?

— Если бы я знала, то мы бы сейчас с тобой не разговаривали. — Оливия нахмурилась. — В детстве все проблемы кажутся глобальными. — Она помолчала. — Разве ты не помнишь себя в его возрасте?

Джоэл взглянул на нее, и Оливия снова удивилась его длинным, густым, черным как смоль ресницам.

— Я ничего не помню до того момента, как неожиданно увидел тебя на остановке. Ты ждала школьный автобус. И я подумал…

Он замолк и повернулся к кофеварке.

— Мне лучше пойти и помириться с Шоном.

— Хочешь, чтобы я поговорила с ним? — Оливия и сама не знала, почему предложила свои услуги в качестве «посла доброй воли», но это было не только ради Шона, но и ради его отца.

Джоэл пожал плечами, бросив напряженный взгляд на нее поверх плеча.

— Если ты думаешь, что сможешь вложить в его голову немного здравого смысла, попробуй.

Оливия вышла.

Когда десять минут спустя они вернулись в кухню, Шон больше не дулся. Мальчик подошел к отцу и обнял его.

— Извини, пап.

Джоэл удивленно посмотрел на Оливию, но ее лицо оставалось непроницаемым.

— Порядок, сын, — сказал он, кивая в сторону стола. — Садись. Я сделал тебе сэндвич с сыром.

— Здорово. — Шон вытащил из-за стола стул и с удовлетворенной ухмылкой кивнул Оливии. Ребенок явно искал ее одобрения. Джоэл нахмурился. Сын нашел общий язык с его бывшей женой?

— Кофе, — предложил он, протягивая ей кружку.

— Ммм, вкусно, — похвалила она, сделав глоток. — Ты всегда варил… Обожаю кофе.

Оливия едва не проговорилась об их отношениях. Не то чтобы ей хотелось скрыть их от ребенка, просто на сегодня с него достаточно волнений.

— Пройдем в гостиную, — сказал Джоэл и улыбнулся сыну. — Доедай свой сэндвич.

— Ладно, пап.

Шон казался довольным, но Джоэл догадывался, что, как только его желудок набьется пищей, у мальчика возникнут вопросы. А он хотел перекинуться парой слов с Оливией до того момента, когда сын присоединится к ним. Едва они остались наедине, как та кинулась извиняться:

— Извини. Я, конечно, не возражаю, чтобы он знал, но, может, в другой раз…

— Ты о чем? — Джоэл нахмурился.

— О нашем браке, — пробормотала она. — Я едва не проговорилась. Очень сожалею.

Оливия беспокойно вертела кружку в ладонях. Он спрашивает свою первую жену о том, как лучше вести себя с ребенком, а она беспокоится о такой ерунде. Невероятно!

Джоэл присел на софу рядом с ней. Когда он потянулся вперед, чтобы поставить кружку с кофе на журнальный столик, его рубашка задралась.

Господи!

Оливия с трудом отвела глаза от загорелой полоски кожи, показавшейся между поясом брюк и полой рубашки. Он все так же быстро загорал, как и тогда, когда они подростками валялись на пляже у залива, подставляя свои крепкие молодые тела ласковому солнцу. Волнение охватило ее.

Джоэл повернулся к ней и положил руку на спинку софы.

— Ты не хочешь, чтобы Шон знал о нас?

— «Нас» больше не существует. — Оливия с большим трудом оторвала взгляд от выреза его рубашки, в котором виднелись жесткие темные волосы.

— Я знаю, — кивнул он. — Однако когда-то мы были вместе.

Джоэл сам не знал, почему эта фраза вырвалась у него. Аромат ее кожи, ее близость вызвали неуместные воспоминания. Черт, она всегда сводила его с ума. Его воспаленный ум зациклился лишь на том, как бы дотронуться до нее.

Он приказал себе успокоиться и остыть.

Оливия снова заговорила. Голос ее звучал низко и немного неуверенно.

— Это зависит от тебя, говорить ему или нет. Я не хотела сказать что-нибудь неправильное.

— А совершить неправильный поступок? — рассеянно пробормотал Джоэл, не сводя глаз с округлых грудей под черной футболкой. Красный шарф на ее шее выглядел как символ непокорности. Ему вдруг захотелось намотать его на кулак и притянуть Оливию к себе. — Я понял тебя.

— Значит, мне не стоило приходить сюда? — спросила она.

Джоэл вздохнул и прикрыл глаза, стараясь отделаться от провокационных образов, мелькающих в голове.

— Это я виноват. Не нужно было приглашать тебя в дом.

Ее глаза распахнулись.

— Извини, я…

Джоэл не дал ей возможности закончить предложение, вытянул руку вперед и провел костяшками пальцев по ее груди. Как он и предполагал, на ней не было бюстгальтера.

— Джоэл!

Оливия отшатнулась, но он быстро ухватил ее за руку и удержал на месте.

— Теперь ты понимаешь, что я имею в виду? — Свободной рукой он коснулся пуговиц у нее на джинсах. — Я постоянно спрашиваю себя, поможет ли мне секс с тобой освободиться от наваждения.

— И не мечтай! — возмущенно выдохнула Оливия, не желая потакать своим слабостям. Хотя сама умирала от желания снова очутиться в его объятиях. — Позволь мне встать, Джоэл. Я уйду, и ты решишь свои проблемы без моей помощи.

Он отрицательно покачал головой.

— Думаешь, это так легко?

Ее сердце билось в груди как сумасшедшее, тело горело. Если она не будет осторожной, он догадается о ее смятении.

— У меня нет желания заниматься с тобой сексом, Джоэл. — Оливия не успела договорить, как он расстегнул молнию на ее джинсах.

— Уверена?

Он вытащил футболку из джинсов, и теплые ладони коснулись кожи. Джоэл притянул Оливию к себе.

Его рука уверено двигалась внутри ее джинсов.

— О, детка.

Она застонала, Джоэл жадно припал к ее губам, и тут же комната закружилась у них перед глазами.

В отдалении зазвучали чьи-то шаги.

— Черт, — выругался Джоэл, и прежде, чем мальчик появился в дверях, его отец уже стоял у дальнего окна.

Оливия не смогла бы сдвинуться с места, даже если бы захотела. Ее словно пронзило током. Секунду спустя она справилась с волнением, одернула футболку и с улыбкой повернулась к мальчику.

— Стало лучше? — спросила она.

— Так себе, — пробормотал Шон и перевел глаза на отца. — А о чем вы тут говорили?

— Не твое дело, — отрезал Джоэл, и Шон понурил голову.

Джоэл чувствовал досаду и одновременно вину. Сын важнее, чем его внезапная страсть к Оливии, при одном взгляде на которую он начисто лишался здравого смысла.

До каких пор он будет выставлять себя дураком? Не стоило приглашать ее на кофе.

— Я… поговорю с твоей матерью, — рассеянно пообещал он, и Шон порывисто обнял отца.

— Спасибо, папа! — с жаром воскликнул мальчик. — Оливия помогла тебе понять меня.

— Оливия?

Мужчина нахмурился.

— Я заверила Шона, что вы с Луизой сможете прийти к обоюдному соглашению, — поспешила объяснить она.

Джоэл бросил на нее подозрительный взгляд.

— Я не могу решать за нее, — сказал он, отстраняя от себя ребенка и кладя ему руки на плечи. — Мне придется сказать ей, где ты. Думаю, она согласится оставить тебя здесь на ночь.

Их глаза с Оливией встретились. Интересно, когда Луиза хватится сына? И хватится ли?

— Одобряешь? — быстро спросил он Оливию.

Она пожала плечами, но тут вмешался Шон:

— Только на ночь?

Мальчик не собирался упускать своего счастья.

— Послушайте, мне пора домой, — начала Оливия. — Приятно было познакомиться.

Лицо мальчика помрачнело, он отстранился от Джоэла.

— Мы увидимся, да? — Голубые глаза ребенка с надеждой воззрились на нее. — Оливия тоже живет с отцом, — доверительно сообщил он.

— Я знаю. — Джоэл кивнул. — Шон, скажи «До свидания и спасибо, миссис…»

— Она разрешила мне называть ее по имени.

— Хорошо, — Джоэл скованно улыбнулся. — Поблагодари Оливию за то, что она привезла тебя сюда. — Он скрипнул зубами. — Мы оба очень тебе признательны.

— Правда?

От ее улыбки у него внутри все перевернулось.

— Очень признательны, — повторил он. — Шон?

— О, да, спасибо, Оливия, — спохватился мальчик. — А я могу прийти к тебе на ферму?

— Шон!

— Конечно. — Она бросила на Джоэла вызывающий взгляд. — Приходите вместе.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Оливия возвращалась домой с колотящимся в груди сердцем. Она возобновила общение с бывшим мужем, чего поклялась не делать, и успела подружиться с его сыном.

Зачем?

Ради Шона. Мальчик ей понравился. При виде его расстроенного лица она не могла оставаться безучастной, ей хотелось защитить ребенка.

Что касается Джоэла, ее поступки не поддавались разумному объяснению. Разве не он обидел ее? А она готова броситься к нему в постель по первому его требованию?

Разве произошедшее в его кабинете ничему ее не научило? Она отлично помнила, как в прошлом воспламенялась страстью от одного его взгляда.

Ей исполнилось четырнадцать, когда она осознала интерес Джоэла к своей персоне. Все ее подружки сохли по этому привлекательному парню!

Естественно, сестра предупреждала ее, что опасно крутить романы с мальчиками старше себя. В четырнадцать шестнадцатилетние кажутся тебе существами с другой планеты. Она не слушала ничьих советов. Физическое влечение тогда захватило их обоих, и они искренне верили, что нет в мире силы, способной разделить их…

Машина Мартина стояла во дворе. Оливия виновато взглянула на часы. Без пятнадцати двенадцать. Они ждут ее уже сорок пять минут.

Линда сидела за столом на кухне и листала яркие брошюры.

— Привет, — скованно поздоровалась Оливия. — Извини, я опоздала.

— Где ты была? — Линда взглянула на сестру.

— В Милфорде. Мне нужно было отвезти домой сына Джоэла.

— Сына Джоэла? — нахмурилась Линда. — Шона?

— Да. — Оливия, не спрашивая разрешения, налила себя кофе. — Где Мартин?

— Он помогает Энди прибираться в одном из коттеджей. — Линда поднялась со стула. — Ты встретила Шона Армстронга? Я не знала, что вы знакомы.

Оливия внимательно изучала содержимое чашки, лишь бы не встречаться глазами с сестрой.

— О чем вы хотели поговорить со мной?

Линда смутилась.

— О, Мартина сейчас нет…

— Уверена, ты можешь обойтись без него, — сказала Оливия, справляясь с подкатившей к горлу тошнотой: кофе оказался чересчур горьким. — Ты хочешь, чтобы я уехала?

— Господи, нет, конечно! — ужаснулась Линда. — Живи здесь сколько хочешь.

— Тогда что?

Линда вздохнула, взяла со стола брошюру и протянула сестре.

— Что ты об этом думаешь?

Оливия отставила кружку с кофе в сторону и взглянула на яркую обложку. Реклама отдыха за городом: аренда коттеджей, завтрак и чистая постель.

— Как ты считаешь, мы с Мартином могли бы управлять чем-то подобным? — Голос сестры звучал бойко. Мы хотим отремонтировать коттеджи и сдавать их в аренду. Как тебе идея?

Оливия перевела взгляд на брошюру.

— А разве коттеджи не заняты работниками?

— Теперь уже нет, — посетовала Линда. — Я говорила тебе о падеже скота. Нам больше не нужны работники.

— Ты попросила их съехать?

Линда зарделась.

— Одни уехали по своей воле, нашли другую работу.

— А остальные?

— Думаю, администрация округа предоставила им жилье. — Она вздохнула. — Это не наша проблема, Лив. Нам всем приходится выживать.

Оливия покачала головой. Вряд ли она сама решилась бы на такое жестокосердие. И отец бы не смог. Вероятно, у него и удар случился после того, как Линда выгнала людей.

— Если ты считаешь, что переобустройство коттеджей вдохнет жизнь в бизнес, то действуй, — она запнулась. — А что папа говорит?

— Ты же знаешь папу, — нетерпеливо пристукнула каблуком Линда. — Теперь не он управляет фермой, а Мартин. К делам он все равно не вернется.

Оливия пожала плечами.

— Это не мое дело. Я не буду здесь жить.

Линда закусила губу.

— Нам нужна твоя помощь.

— Моя помощь?

— Послушай. — Линда робко кашлянула. — Не стану ходить вокруг да около, нам нужен человек с деньгами. Мы не можем обратиться в банк, они не дадут денег Мартину, пока ферма принадлежит отцу. А ты в курсе, как он относится к долгам.

— Значит, отец против вашей идеи?

— Он непрактичный человек, полная противоположность Мартину. Что бы он ни думал, мы не можем оставить все как есть.

Оливия кивнула. Она не испытывала симпатии к Мартину, но обвинить его в лени не могла. Сейчас индустрия по организации досуга переживала настоящий бум.

— Думаю, у вас все получится. Клиентов будет достаточно. — Она поджала губы. — Я не могу помочь вам, Линда. Хотела бы, но не могу: у меня нет денег. Дай бог, если на квартиру хватит.

— Ты серьезно? — удивилась Линда.

— Боюсь, да.

— Ты же говорила папе, что Брюс богат.

— Именно. — И чтобы Линда не перебила ее, Оливия быстро добавила: — Я оставила Брюса. Он не соглашался на развод до тех пор, пока я не заявила, что мне не нужны его деньги. В итоге он не заплатил мне ни цента. Отчасти поэтому я вернулась в Англию.

— А как же твои собственные деньги? Ты же хорошо зарабатывала.

— Мне жаль, Линда, но я вам не помощник.

— Да, жалостью за переоборудование не заплатишь. Коттеджи давно было пора реконструировать.

Оливия опустилась на стул напротив сестры. Линда прищурилась.

— Поговори с папой, убеди его, что это единственный способ сохранить ферму.

— О, я не знаю…

— Почему нет? Ты хочешь помочь, а он тебя послушает. Он тебя обожает, как всех блудных детей. Возможно, он смилостивится и возьмет заем в банке.

Удача улыбнулась Оливии, и она смогла сбежать от сестры, не дав определенного ответа и ничего не обещая. Последующие дни разговоры о реконструкции и кредите в банке не заходили, и Оливия притворялась, что не замечает дамоклова меча, висящего у нее над головой. Всю свою энергию она направила на то, чтобы убедить отца в пользе инвалидного кресла.

Медсестра Франклин поддержала эту идею. Линда решила не сопротивляться желанию сестры: чем больше времени Оливия будет проводить с отцом, тем лучше. Через пару дней Бен Фоли заявил, что устал сидеть взаперти, и согласился на инвалидное кресло, чем привел дочерей в восторг.

Неделю спустя сестры получили заказанное кресло и научились крепить его в машине Оливии.

На следующее утро Линда приготовила термос с кофе, и Оливия с отцом отправились к заливу по петляющей среди скалистых утесов дороге. Пляж казался пустынным: дети грызли гранит науки в школах, сезон для отдыхающих еще не открылся. Прохладный северо-восточный ветер дул с моря. Около дороги было маленькое кафе. Летом, в разгар отпусков, столики выносили на свежий воздух, но сейчас площадка перед входом пустовала.

В машине было тепло и уютно. И вид из окон открывался великолепный.

Бен тяжело вздохнул и повернул лицо к дочери.

— Спасибо, — робко начал он. — А я-то, старый дурак, упрямился.

— Хочешь кофе, который приготовила Линда? — мягко спросила Оливия. — Или пива?

Отец встрепенулся.

— Я шесть месяцев не пил пива.

— Алкоголь тебе, вероятно, противопоказан, — засомневалась она. — Но один стаканчик не причинит вреда, правда?

Оливия направилась в кафе. На ней были теплый свитер и джинсы, но она все равно замерзла. Руки и лицо моментально покраснели, однако холод не мог испортить ее настроение: она была дома.

Снова жить в семье, чувствовать любовь и поддержку было приятно. Если найти работу в Ньюкасле, то можно снять там квартиру, и тогда она будет посещать ферму в любое время, когда захочет.

У кафе стоял большой внедорожник, похожий на автомобиль Джоэла. Они не виделись с прошлой недели, и Оливия не переставала думать о нем.

На обратном пути из кафе она увидела владельца «лексуса». Он разговаривал с ее отцом.

Джоэл выпрямился и улыбнулся. В узких джинсах, черной футболке и кожаном пиджаке нараспашку он выглядел невероятно привлекательно.

— Привет, Лив, — начал он, и она в нерешительности замерла. — Линда сказала, что я найду тебя здесь.

— Ты ездил на ферму? — нахмурилась она.

— Нет. Сначала звонил тебе на мобильный…

— Откуда у тебя мой номер?

— Ты звонила мне на прошлой неделе, помнишь? — терпеливо объяснял он.

Оливия вспомнила, что сама отключила телефон, чтобы никто не мог помешать их поездке к морю.

— Ты говорил с Линдой?

— Она сказала, что ты повезла отца к морю, и я догадался, куда именно.

— Неужели? — усмехнулась она.

— Это твое любимое место. — Его серые глаза смотрели проникновенно.

— И твое тоже, если я правильно помню, — резко ответила Оливия. — О чем ты хочешь поговорить со мной?

Джоэл вздохнул.

— У меня возникли проблемы.

— Пройдитесь по пляжу, — неожиданно вмешался Бен. — А я посижу здесь и с удовольствием выпью пивка в одиночестве. — Он вытянул вперед здоровую руку. — Джоэл, помоги мне.

Оливия наблюдала за тем, как ловко Джоэл откупорил бутылку и с почтением подал ее отцу. Ей было приятно видеть, что он уважительно обращается со стариком.

— Я оставила дома пальто, — запротестовала она, обхватив плечи руками.

— Вот, надень это. — Джоэл снял пиджак, и не успела она возразить, как он набросил его ей на плечи. — У меня в багажнике куртка. Секунду. — Он помчался к машине.

— Я сказал что-то не так? — недоумевал отец.

— Нет…

— Он же привез тебя из аэропорта? И мне Линда сказала, что на днях ты подвозила его сына.

— Все в порядке, папа. — Оливия заставила себя улыбнуться. — Ты уверен, что тебе здесь будет хорошо?

— Я не ребенок, Лив. — Не парализованная часть его лица скривилась. — Вам полезно пообщаться.

Оливия заскрежетала зубами — пообщаться! — и сунула руки в рукава. Пиджак хранил тепло тела Джоэла.

Джоэл вернулся в расстегнутой ветровке, руки в карманах.

— Готова? — Он заговорщицки улыбнулся отцу.

Оливия нахмурилась. Она думала, что Джоэл после их разрыва будет избегать ее родных.

Они пошли по тропинке, тянущейся мимо дюн к пляжу. Здесь ветер был пронизывающий, и она плотнее завернулась в пиджак.

— Позволь мне, — сказал Джоэл, и в одно мгновение застегнул молнию до самого ее подбородка. — Сунь руки в карманы, станет теплее.

— Спасибо, — поблагодарила она, и Джоэл, рассеянно кивнув, заторопился к морю.

Мелкий песок забился в ботинки, и он, к ее восхищению, не долго размышляя, скинул их. Песок был влажным и холодным. Джоэл остановился у самой кромки воды, не сводя глаз с линии горизонта. Он явно о чем-то задумался.

— Ты хотел поговорить со мной. — Оливия заглянула в его неулыбчивое лицо. — Как Шон?

— А тебя это волнует? — Джоэл сжал челюсти.

— Ты же знаешь, что да.

— Неужели?

Оливия вздохнула.

— Только не говори, что он опять сбежал из дому.

— Нет, — выдохнул Джоэл. — Мы с Луизой все обговорили. Она разрешила ему провести со мной две недели.

— Отлично!

Оливия искренне обрадовалась за Джоэла. Выражение его лица, однако, оставалось хмурым и напряженным.

— Преподаватель, который должен был заменять меня эти две недели, сломал бедро. — Джоэл болезненно поморщился. — Черт, мне жаль парня, но более неподходящее время трудно придумать.

— И что теперь? — робко поинтересовалась Оливия.

Джоэл наклонил голову набок. Неделю назад, когда она покидала его дом, он решил, что Оливия больше там не появится. А теперь у него проблемы, и ему снова нужна ее помощь.

— Когда ты уезжаешь? — внезапно спросил он.

Оливия вынула руки из карманов и прижала к щекам.

— А что тебе за дело? Не говори, будто будешь скучать по мне. Это не в твоем характере.

— Перестань передергивать, Лив, — печально попросил Джоэл. — Я только спросил, когда ты уезжаешь. Я надеялся, ты согласишься поработать на меня пару недель.

— Поработать на тебя? — Оливия уставилась на него. — Хочешь, чтобы я присмотрела за Шоном?

— Да. — Джоэл подобрал камешек и бросил его в воду. — Знаю, это очень самонадеянно с моей стороны, но мне не к кому обратиться за помощью.

— И что я должна буду делать?

Джоэл пристально посмотрел на нее.

— Отвозить его утром в школу, а в полтретьего забирать и ждать с ним моего возвращения с работы. Ужинать он будет со мной. Я не могу тебе дать своего точного расписания. Оно может меняться день ото дня. Иногда у меня бывают вечерние занятия, но в большинстве случаев я приезжаю домой к шести.

Оливия кивнула.

— А пока Шон в школе?

— Это время в твоем распоряжении.

— Я буду ночевать на ферме.

— Конечно. — Джоэл старательно избегал ее взгляда.

— Хорошо, — решилась Оливия. — И мне не нужны деньги. Я сделаю это ради Шона.

Джоэл вздохнул.

— А мне не нужна твоя благотворительность, Лив.

Женщина взглянула в сторону машины.

— Полагаю, мы все обсудили.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


В понедельник Оливия проснулась полседьмого.

Почистив зубы и умыв лицо, она натянула на себя теплые шерстяные брюки и фиолетовый свитер, провела тушью по ресницам, коснулась блеском губ и спустилась вниз.

Линда еще спала, но кто-то — видимо, Мартин — вскипятил воду в чайнике. Оливия заварила себе чашку чая.

Нужно рассказать семье о моей «работе», пока кто-нибудь чужой не принес сплетни, подумала она, допила чай и вымыла обе чашки.

Отец уже знал — ей не удалось скрыть от него просьбу Джоэла. Когда Бен услышал о том, что Оливия решила взвалить себе на плечи ответственность за чужого ребенка, он как-то странно посмотрел на дочь.

— Ты уверена в своих силах? Две недели ездить туда и обратно в Милфорд — адская работенка. Шон мог бы вернуться к матери.

— Нельзя нарушать обещание, данное ребенку, — заметила Оливия. — Я не могла отказать.

— Почему? — негодовал Бен. — У вас с Джоэлом случился роман, никто не отрицает, но затем он женился на Вебстер. Кстати, как она воспримет то, что ты возишься с ее сыном?

— Сомневаюсь, что она знает.

Оливию не удивило недовольство отца. Она и сама сердилась на себя за малодушие. Слава богу, старик не поинтересовался, откуда она знает Шона. Вероятно, решил, что они познакомились в аэропорту, когда Джоэл встречал ее.

Когда она прибыла в Милфорд, часы показывали без пятнадцати восемь. Было еще рано, до выхода Шона оставалось полчаса. Оливия припарковала машину в отдалении от дома.

Милфорд был меньше Бриджфорда, но гораздо живописнее. Она натянула пальто и пошла к церкви.

Утренняя служба закончилась, и викарий стоял в дверях, прощаясь с несколькими отважными прихожанами, которые осмелились добраться до церкви в такую ненастную погоду.

У кованой ограды ей стало неловко: она никогда не посещала церковь раньше и уже приготовилась уйти, когда услышала знакомый голос:

— Лив! Оливия. Господи, это ты. Что ты делаешь в Милфорде?

Она с любопытством вскинула глаза на мужчину, идущего ей навстречу. Несмотря на то, что он потерял большую часть волос на голове, она его сразу узнала.

— Брайан! О боже… Брайан Вебстер! — Она запнулась. — Ты викарий!

— Замаливаю свои грехи, — сухо пошутил мужчина. — Я слышал, ты перебралась в Штаты.

— Недавно вернулась. — Она покачала головой. — А я думала, ты служишь в армии.

— Служил почти восемь лет. — Он кивнул. — Считал армию своим призванием, но после Косово… Мне пришлось демобилизоваться.

— И ты решил стать викарием! — Оливия видела, что воспоминания до сих пор причиняют Брайану боль. — Кто бы мог подумать? Брайан Вебстер! Миссис Сойер, наверное, так и не простила тебе лягушку на парте.

Брайан рассмеялся.

— Времена невинности и непорочности, — сокрушался он. — Сейчас это мог быть тарантул или что-нибудь похуже.

Она улыбнулась.

— Как давно ты живешь здесь?

— Ты хочешь спросить, как давно я служу викарием? — Он коротко кивнул одному из своих прихожан, проходившему мимо. — Около пяти лет. А ты гостишь у отца?

— Да. — Оливия вспомнила о том, что должна идти. За этой мыслью последовала другая. Брайан — кузен Луизы, и если Джоэл не проинформировал свою бывшую жену об их уговоре, она скоро обо всем узнает.

— Что ты делаешь в Милфорде? — нахмурился викарий. — Только не говори, что ты здесь из-за Джоэла Армстронга! Мне казалось, между вами все давным-давно закончилось.

Оливия посмотрела на дом с яркой крышей.

— Его сын сейчас живет у него, и я обещала подвезти Шона в школу.

— Ты? — удивился Брайан. — А почему Джоэл сам не может отвезти его?

— Мы так договорились, — отрезала Оливия, не желая вдаваться в проблемы своего первого мужа. — Я пойду, они меня ждут.

Брайан сделал шаг назад и театрально развел руки в стороны.

— Не смею тебя задерживать. — Она почувствовала в его голосе неодобрение. — Возможно, еще увидимся, когда ты в следующий раз посетишь Милфорд. Передай Джоэлу от меня привет и напомни, что слишком много времени прошло с тех пор, как он переступал порог моей церкви.

— Передам.

Оливия улыбнулась и поспешила к машине. Вряд ли имеет смысл сообщать Джоэлу о беседе с Брайаном, эти двое недолюбливали друг друга. Оливия и Брайан учились в одном классе, и когда она начала встречаться с Джоэлом, Брайан не преминул позлорадствовать, что тот встречается с «соплячками».

В ее намерения входило подождать Шона в нескольких метрах от калитки, но, расхрабрившись, Оливия решительно хлопнула дверью и направила машину к самому дому.

Заглушив двигатель, она увидела Джоэла, идущего по тропинке по направлению к ней.

— Наконец-то, — хрипло сказал он, открывая дверь машины. — Я было подумал, что ты забыла, зачем приехала.

— И тебе доброго утра, — Оливия отстегнула ремень безопасности. — Сейчас лишь пять минут девятого.

Она с вызовом посмотрела ему в лицо, и Джоэл отвел глаза в сторону.

— Извини, — начал он. — До отъезда я хотел дать тебе кое-какие инструкции.

— Зачем? — усмехнулась Оливия. — Я присматривала за детьми и раньше. У одного из коллег Брюса были двойняшки, их довольно часто оставляли со мной.

Джоэл вздохнул и проводил Оливию к дому.

— Если я тебя обидел, прости, — тихо сказал он, и она поняла, что ему никак не удается справиться с волнением. — Ситуация новая для меня, и я не хочу проблем.

— Боишься, Луиза узнает? — предположила Оливия, следуя за ним через коридор на кухню. — Извини, но тебе следовало предупредить меня, что Брайан Вебстер — викарий местной церкви.

— Почему-то это вызывает у меня смех, — скривил губы Джоэл.

— Ты видел нас?

— О, да. — Джоэл снова вздохнул. — Я не шпионил, просто был в комнате Шона и выглянул в окно. — Он покачал головой. — Брайан Вебстер несет божье слово людям, но то, что он мне говорил после нашего развода…

Оливии хотелось узнать, что именно сказал Брайан, но времени на праздные вопросы не было.

— Нам выезжать через десять минут, почему ребенок еще не одет?

— Не волнуйся, — успокоил ее Джоэл. — Шон завтракает. Он, видите ли, решил не идти в школу.

— Он знает, что я забираю его?

— Нет необходимости, — виновато пробормотал Джоэл. — Сегодня я освобожусь в полтретьего и смогу сам забрать его.

Странно, но Оливия почувствовала разочарование.

— Ясно. — Она пыталась говорить бодро. — У тебя есть мой номер телефона?

— Да.

— Инструктаж закончен? — спросила она, удивляясь, как легко ее расстроить.

— Это тебе. — Джоэл протянул ей связку ключей.

— Ключи от дома? — удивилась Оливия.

— Именно.

— Ты уверен, что хочешь мне их давать? — Она нервно облизала губы. — Ты говорил…

— Я помню, что говорил, — раздраженно прервал Джоэл. — Ситуация изменилась.

— Шон готов?

— Пойду потороплю его.

На лестнице зазвучали быстрые шаги. Шон сбежал вниз и остановился в дверях, беспокойно переводя взгляд с одного на другого.

— Я передумал, — беспечно бросил он, теребя сбившийся на бок галстук. — Ты же не отсылаешь Оливию?

— Почему я должен отсылать ее? — нетерпеливо спросил Джоэл. Что такого было в Оливии, что в ее присутствии отец и сын начинали вести себя по-другому? — Иди сюда, ребенок, я поправлю тебе галстук.

Мальчик улыбнулся женщине.

— Вы заберете меня из школы? — спросил он и, увидев ее утвердительный кивок, просиял: — Здорово!


Вернувшись на ферму, Оливия застала Мартина и Энди на кухне. Они завтракали. Иногда мужчины забегали домой, чтобы подкрепиться, физическая работа на ферме требовала большой отдачи и сил. Линда, возившаяся у плиты, обернулась, на ее лице читалось недовольство.

— Где ты была? — спросила она, и по ее тону Оливия догадалась, что сестра уже знает.

— Сейчас Шон живет у Джоэла, ему нужно было, чтобы кто-нибудь отвез мальчика в школу…

— А ты у нас занимаешься благотворительностью, — презрительно фыркнула Линда. — Честно, Ливви, я думала, в тебе больше здравого смысла.

— Джоэл попросил меня, — вспыхнула Оливия. — Разве папа не объяснил?

— Папа? — удивилась Линда. — Папа знает?

Оливия замялась.

— Вероятно… Тебе сообщил Брайан Вебстер?

— Луиза звонила, — нахмурилась Линда. — Одна из мам видела, как ты привезла Шона в школу, и связалась с ней. Она хотела поговорить с тобой, и я пообещала, что ты перезвонишь, как только появишься.

— Ты пообещала? — Оливия была недовольна самоуверенностью сестры. — Не волнуйся, я навешу ее. Я хочу знать, что это за мать, которую не заботит исчезновение сына.

— Шон не сбегает из дома, — возразила Линда.

— Сбегает. — Оливия тут же пожалела о своей импульсивности. Теперь придется рассказывать о том, как она нашла ребенка в сарае. — И это не в первый раз, — закончила она. — Он хочет жить не с матерью, а с отцом.

— Понятно. — Линда надула щеки. — Но Джоэл не может присматривать за ребенком.

— Он может воспользоваться платными услугами.

— Тогда тебе следовало наняться к нему, — предложил Мартин. — Уверен, он положил бы тебе неплохую зарплату.

— О, я как-то не думала…

Оливия отрицательно покачала головой: в конце концов, она агент по недвижимости, а не няня.

— Подумай, — посоветовала Линда. — Тогда тебе не пришлось бы покидать Бриджфорд. Я знаю, ты беспокоишься о папе и хотела бы жить поблизости.

— Я собиралась найти работу в Ньюкасле, — возразила Оливия.

— Отличная идея, — закивала Линда. — Тогда тебе не нужно было бы искать квартиру, ты могла бы жить с нами.

Она не ожидала такого поворота событий.

— Это неудобно.

— Наоборот, удобно. — Мартин вытер рукой рот. — Это такой же твой дом, как и наш. Если ты не возражаешь против нашего соседства.

Оливия растерялась.

— Спасибо, но если я найду работу в Ньюкасле, то куплю там квартиру. — Она выдохнула. — Согласитесь, одной ванной комнаты недостаточно для пятерых, а нас сейчас шестеро.

— Папа не может подниматься наверх, — заметила Линда.

— Мы решили разделить главную спальню, тогда у нас с Линдой будет своя ванная комната, — быстро добавил Мартин. — Подумай, Ливви, мы твоя семья. Я знаю, Бен был бы в восторге, если бы ты осталась.

У Оливии сладко защемило сердце. Она больше не чувствовала себя отломанным ломтем, заботливые и любящие люди окружали ее.


Она надеялась, что едет правильно, стараясь точно следовать указанному Шоном маршруту. Трудно было предугадать реакцию Джоэла на ее поступок, но ей меньше всего хотелось, чтобы по городку поползли слухи.

Большинство домов в поселке выглядели пустыми. Во дворе одного из них Оливия заметила машину. Луиза не уехала на работу, как и предупреждал мальчик. Она стояла у окна спальни и расширенными от изумления глазами наблюдала за своей нежданной гостьей.

Оливия даже не попыталась улыбнуться, лишь кивнула и направилась к входной двери.

Луиза возникла на пороге.

— У тебя хватило наглости…

Оливия терпеливо спросила:

— Можно мне войти или станем обсуждать проблемы Шона здесь?

— Входи, — Луиза неохотно подвинулась в сторону, приглашая Оливию внутрь. — Надеюсь, никто не опознает твою машину.

— Она арендованная, — заметила та, следуя за хозяйкой в гостиную. — Я тут ни при чем, Джоэлу следовало поставить тебя в известность относительно своих планов.

— Следовало. — Луиза кивнула на стул. — Садись и расскажи мне, почему он сам не приглядывает за ребенком.

Оливия невольно обратила внимание на чрезмерную бледность Луизы.

— Преподаватель, который должен был его заменить, сломал бедро.

— Тогда почему он не сообщил мне, что не может сейчас оставаться с Шоном?

— Тебе лучше у него спросить. — Оливия запнулась. — Полагаю, он не хочет разочаровывать мальчика.

— Смею заметить, он был бы рад любому поводу, лишь бы обратиться к тебе за помощью, — съязвила Луиза.

Оливия опустилась на стул и скрестила ноги.

— Он говорил тебе, что это я нашла Шона?

Луиза пошатнулась и села на диван.

— Ты! — воскликнула она. — Нет, я не знала. Джоэл сообщил мне, что Шона нашли в каком-то сарае и якобы он настаивал на том, чтобы его отвезли в Милфорд.

— Я его нашла. — Оливия почувствовала внезапное смущение. Луиза выглядела истощенной. — Я… мы… он настаивал на разговоре с отцом, мне пришлось согласиться. Я очень удивилась, что ты не заметила его исчезновения.

Женщина кивнула.

— Со стороны это выглядит ужасно, — призналась она. — Он и прежде сбегал из дому, а я чувствовала себя… такой разбитой. Полагаю, я не придала его первому побегу должного значения.

— Ты больна? — насторожилась Оливия.

— Нет, — вспыхнула Луиза. — Вероятно, во всем виновата погода.

— И ты посчитала, что Шон снова уехал к Джоэлу?

Луиза откинула волосы назад, и Оливия, к своему ужасу, обнаружила, что по ее лбу медленно стекают струйки пота.

— Полагаю, после всего случившегося ты считаешь меня плохой матерью, но Шон очень трудный ребенок. Он постоянно грубит Стюарту.

Оливия покачала головой.

— Меня это не касается.

— Так ты не собираешься распускать по деревне слухи о моей никудышности?

— Нет. — Оливия твердо продолжила: — Я приехала, чтобы развеять иллюзии насчет нас с Джоэлом. Он обратился за помощью, и я ему не отказала. — О боже! — Никаких тайн. Я не хочу создавать проблем ни тебе, ни твоему бывшему мужу.

— Вы с Джоэлом разве не пытаетесь сойтись? — удивилась Луиза.

— О, нет! — воскликнула Оливия.

Она почувствовала судорогу в низу живота. Возможно ли желать человека, которому не доверяешь? Кажется, она не в состоянии контролировать свои эмоции.

— Странно, — проговорила Луиза, и Оливия вдруг обнаружила, что, задумавшись, потеряла нить разговора. — У него ушло много времени, чтобы наладить жизнь после вашего развода. — Луиза грустно улыбнулась. — Он женился на мне только для того, что доказать себе самому и людям, что переступил через прошлое и готов к переменам.

Оливия кивнула.

— Я вернулась сюда не из-за Джоэла. Ты, возможно, в курсе, у моего отца случился удар, он болен, и я хотела повидать его. — Сказать правду язык не поворачивался. — Я думаю остаться здесь на некоторое время, побыть с семьей.

— Но…

— Луиза, я не хотела бы, чтобы ты распространяла ложную информацию про нас с Джоэлом. Я приехала в Англию потому, что мой второй брак распался. — Оливия замолчала, осознав, что должна сказать нечто драматичное, чтобы стереть самодовольную улыбку с лица Луизы. — Мы с Брюсом были вместе гораздо дольше, чем с Джоэлом.

Глаза Луизы расширились.

— Так ты опять в разводе?

— Боюсь, да. — Оливия поднялась. — Я рада, что мы поговорили. Думаю, мы поняли друг друга.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Красивый вечер. Легкий ветерок играл с волнами, для раннего мая стоял на удивление теплый день. Солнце медленно садилось в море и окрашивало воду и дюны в различные оттенки красного, оранжевого и фиолетового.

Оливия стянула волосы в хвост, одернула топ цвета хаки и выбралась из машины. Прошла уже целая вечность с тех пор, как она бегала дистанцию последний раз. Вернувшись в Англию, она ходила в местный тренажерный зал, но ничто не могло сравниться с бегом на свежем воздухе, когда думается легко и ясно и ты чувствуешь удивительное единение с природой.

Мартин и Линда постоянно улыбались, спрашивали о ее самочувствии и настроении, старались сделать атмосферу в доме приятной и расслабляющей. И все же Оливия не могла отделаться от мысли, что идиллия не продлится долго.

Отец первым завел разговор об идее Мартина и Линды обновить коттеджи, и она призналась, что это выгодное дело. Бен Фоли не желал видеть посторонних на своей земле, хотя альтернативы предложить не мог.

Оливия наслаждалась разговорами со стариком. Она поведала ему историю с Брюсом и, открыв отцу душу, почувствовала, что боль больше не тревожит ей сердце.

Прогресса в отношениях с первым мужем не наблюдалось. Они виделись часто: когда Джоэл прощался с сыном перед его отъездом в школу и в тех случаях, когда Оливии приходилось оставаться с Шоном во время вечерних лекций отца. Но как только Джоэл возвращался, она тут же уезжала. Они успевали обменяться парой фраз, в основном о мальчике, об оценках и учителях.

Они с Шоном стали ближе друг другу, и она страшилась того момента, когда ребенку придется уехать к матери. Две недели вот-вот пройдут, но разговоров о возвращении не было слышно, и Оливия надеялась, что Джоэл продлит пребывание сына у себя.

Сегодня ее помощь семье Армстронг не потребовалась. Шон выклянчил у отца разрешение заночевать в доме своего закадычного друга.

Оливия остановилась у дорожки в дюнах. Несколько упражнений, чтобы разогреть мышцы, и можно стартовать. Она намеревалась пробежать длинную дистанцию, выпить стаканчик прохладительного напитка в кафе и вернуться обратно.

Спорт всегда давал ей чувство свободы, уверенности и власти над телом.

И тут она увидела его. Он бежал вдоль берега, ритмично работая длинными жилистыми ногами.

Джоэл!

Оливия выдохнула. Почему она решила, что он не захочет насладиться свежим воздухом, как и она? Залив всегда был любимым местом пробежек для местных жителей.

Он заметил ее, поднял руку в знак приветствия и направился прямо к ней.

Серая футболка на его груди взмокла.

— Хочешь присоединиться ко мне? — Он подпрыгивал на влажном песке, не давая телу остыть.

— Я… если не возражаешь, — согласилась Оливия. — Ты часто здесь бегаешь?

— А что? Не хочешь со мной встречаться? — сухо поинтересовался он, ругая себя за то, что пригласил ее составить ему компанию. Пляж был общий, и она могла бежать в любую сторону.

— Нет.

Оливия затрусила вдоль берега. Она двигалась медленно, ощущая, как кровь в венах начинает бежать быстрее и мышцы постепенно разогреваются.

Джоэл пристроился сзади, он не спешил, знал, что в два шага догонит ее.

Оливия выглядела невероятно сексуально: длинные стройные ноги и руки, округлые бедра, соблазнительная грудь.

Черт!

Она обернулась, словно желая удостовериться, что он не отстал, и прибавила темп. Шаги ее стали длиннее, грудь под топом ритмично вздымалась.

Некоторое время они бежали в молчании, затем Джоэл увидел, как на ее спине появились темные влажные линии.

— Не переусердствуй, — попросил он, догадываясь, что она не занималась спортом с момента приезда в Бриджфорд.

— Я в порядке, — ответила она срывающимся голосом. — Удивительный вечер, не так ли?

— Прекрасный, — согласился Джоэл, переводя взгляд на горизонт. — В такие дни кажется, что свет не померкнет никогда.

— В такие вечера не хочется ложиться в кровать.

— Полагаю, это зависит от того, с кем ты собираешься ложиться в кровать, — не преминул заметить Джоэл.

Оливия бросила на него странный взгляд.

— Ты во всем ищешь интимный смысл. Вот к чему приводит постоянное общение с влюбленными подростками.

Джоэл расхохотался.

— О, Лив, давай начистоту. — Он обогнал ее и на бегу развернулся к ней лицом. — Намекаешь на ту студентку в моем кабинете? Шерил Брукс двадцать четыре года. Она не подросток, уже получила один диплом и работает над вторым.

— Умница. — В душе Оливия негодовала. Как он может хвалить других женщин в ее присутствии? — И все же она слишком юна для тебя.

Джоэл открыл рот от удивления.

— Разве я утверждал иное?

— Нет, но как только ты начинаешь говорить о том, как затащить женщину в постель…

— Я не говорил ничего подобного, — возмутился он. — Ты выдумываешь, Лив.

— Не имеет значения.

Оливия почувствовала, что ноги снова начали уставать. Несколько минут назад она преодолела болевой порог, но, несмотря на некоторую скованность и опасность перегрузки организма, увеличила темп и прилично оторвалась от Джоэла.

Боль стала невыносимой, колени горели, ступни словно в колодки заковали, но голова кружилась от упоительного чувства победы. Казалось, она вот-вот обгонит ветер.

Эйфория длилась недолго. Прошло несколько секунд, и Джоэл догнал ее.

— Ненормальная! — Он схватил ее за трясущуюся руку. — Ради всего святого, Лив, ты себя загонишь!

Легкого прикосновения хватило, чтобы она сбилась с ритма и упала на колени.

— Лив, ты в порядке?

Джоэл подхватил ее. Его руки были холодными и крепкими, и Оливия, не в силах держать равновесие, буквально повисла на нем.

— О боже!

Он выругался. На пляже ни души. Машины остались далеко позади, до кафе несколько километров.

— Я в порядке.

Оливия задыхалась, легкие жгло огнем, воздух застревал где-то в горле. Внезапно ей стало очень холодно, руки и ноги заледенели, зубы клацали, она задрожала всем телом.

Джоэл понял, что обратно до машины она не добежит, мгновенно скинул с себя майку и накинул ей на плечи.

— Я скоро, — бросил он. — Пожалуйста, Лив, не двигайся.

— Ты замерзнешь. — Ее зубы выбивали дробь.

— Малышка, ты зажжешь кого угодно, — мрачно усмехнулся он.

Отдышавшись, Оливия сумела подняться и сделала несколько нетвердых шагов, когда увидела, что в ее сторону направляется «лексус». Мощные шины легко двигались по песку.

Джоэл выскочил из машины. Он уже успел натянуть на себя сухую футболку и в руках держал теплую куртку. Оливия вдела руки в рукава, и дрожь стала не такой частой.

— Позволь.

Он подхватил ее на руки и усадил в машину.

— Лучше?

— Гораздо. — Она облизала пересохшие губы. — Спасибо.

Джоэл не ответил, развернул автомобиль и направил его к шоссе. Море осталось позади.

Оливия вопросительно посмотрела на него.

— Ты сейчас не в том состоянии, в котором можно садиться за руль. У тебя шок. Тебе нужно успокоиться.

— Мне уже лучше, — выдохнула она.

— Возможно, — согласился он. — Но ты не понимаешь, как истощена. Тебе необходим продолжительный горячий душ и бокал вина.

Оливия поджала губы. Интересно, что скажет Линда, если она использует всю горячую воду.

— Я… подумаю об этом.

За окнами замелькал знакомый пейзаж, невысокие домики среди темнеющих изгородей.

— Мы едем в Милфорд! — с трудом вымолвила она. — Джоэл, я не могу поехать к тебе.

— Почему нет? — благодушно удивился он. — Ты каждый день проводишь у меня пару часов.

— Это другое.

Оливия ужаснулась. Приехать в дом Джоэла поздно вечером и воспользоваться его душем — что может быть глупее!

Он остановил машину у ворот. Не дожидаясь его помощи, женщина попыталась открыть дверцу, но ноги и руки не слушались.

— Давай помогу, — предложил Джоэл, но она предупреждающе вытянула вперед руку.

— Я сама, — произнесла она с уверенностью, которой вовсе не испытывала.

Джоэл открыл дверцу, и Оливия осторожно ступила на тропинку. Все казалось знакомым, только сейчас они были наедине.

Они вошли в дом.

— Поднимешься? — спросил он, с сомнением оглядывая лестницу.

Оливия глубоко вздохнула.

— Ты думаешь, мы правильно поступаем? А если Луиза узнает? Тебя не беспокоит, что она может использовать это против тебя?

Джоэл положил руку на перила.

— Почему она должна беспокоиться о том, что я делаю? Я же не предаюсь пороку на глазах сына. — Он нетерпеливо переступил с ноги на ногу. — Лив, ты тратишь время, а я замерзаю.

— Извини.

— Вперед.

Подъем отнял у нее много сил, ноги не хотели двигаться. К тому моменту, как Оливия достигла пролета, дыхание у нее сбилось. К счастью, Джоэл не повел ее в свою ванную, а открыл дверь одной из гостевых комнат.

— Принимай душ сколько захочешь. — Голос его звучал холодно и отстраненно. — Полотенца свежие, выбирай любое.

Оливия вошла в спальню. Убранство комнаты было продумано до мелочей. В центре возвышалась добротная большая кровать под золотистым покрывалом. Свет от торшера играл на светло-зеленых портьерах, в углу стоял резной шкаф для одежды. Даже через спортивную обувь она ощущала мягкость кремового ковра.

Оливия обернулась, чтобы выказать Джоэлу свое восхищение, но дверь за ним уже закрылась.

Ванная также заслуживала самых высоких похвал: просторная душевая кабина, элегантные раковины и унитаз. Релинги тянулись от угла до угла, на них стройными рядами висели полотенца.

Оливия без колебаний скинула одежду и ступила в кабинку.

Для дома в сельской местности напор воды оказался мощным, горячие струи массировали затекшую спину и плечи, дрожь отступала. Найдя на полке бутылку шампуня, Оливия решила вымыть голову. Можно продлить удовольствие, когда никто не ломится к тебе в дверь, желая ускорить свою очередь.

Она с сожалением выключила душ, схватила первое попавшееся полотенце и начала быстро вытирать тело. Дверь в ванную не запиралась, и хотя вряд ли бы Джоэл стал рваться внутрь, ей не хотелось оказаться застигнутой врасплох.

Поэтому, когда раздался стук в дверь, она похвалила себя за быстроту.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ


— Да? — робко отозвалась она. Что ему нужно?

— Я оставил халат на кровати, — спокойно произнес Джоэл. — Если захочешь, надень его и принеси свою одежду вниз, я брошу ее в стиральную машину вместе с моей.

— О… — Оливия собралась было отказаться, но представила, как натягивает грязную, пропахшую потом одежду на чистое тело, и содрогнулась. — Хорошо, принесу. Спасибо.

— Без проблем.

Она подождала, пока хлопнет дверь, и заглянула в комнату. Белый банный халат лежал на кровати рядом с парой белых носков.

Оливия последний раз хорошенько вытерла волосы. Халат оказался слишком большим, как и носки. Она собрала грязную одежду и вышла из комнаты. Даже если бы она не знала, где располагается кухня, то нашла бы ее по запаху. Аппетитные ароматы жареного мяса и тушеных овощей витали в воздухе.

Джоэл стоял у плиты и готовил еду с видом заправского повара. Видимо, он тоже принял душ. Капли воды сияли в его темных волосах.

В горле у Оливии пересохло при виде его стройной фигуры. На нем были потертые, не застегнутые джинсы и футболка с глубоким вырезом.

— Я и не знала, что ты умеешь готовить, — начала она, вспоминая свои неудачные кулинарные опыты и заглядывая Джоэлу через плечо. — Пахнет вкусно.

Джоэл окинул потемневшими глазами ее хрупкую фигуру в объемном халате и белых махровых носках.

— Это всего лишь стейк и овощи. — Его голос охрип от напряжения. — Ты голодна?

Оливия поспешно сделала шаг назад, разумно решив сохранять дистанцию. Бдительность еще никому не навредила.

— Обо мне не беспокойся, — пробормотала она. — Я… только подожду, пока моя одежда высохнет, и уйду. Я положу свои вещи в стиральную машину? Она в кладовке?

— Разве ты не знаешь? — недовольно проворчал он и с досадой стукнул ладонью по столу.

Злиться нужно не на Оливию, а на самого себя.

Глупо было привозить ее к себе домой, и то, что она находилась всего в нескольких метрах от него, обнаженная и желанная, лишало его способности мыслить трезво. Тело уже напряглось и требовало разрядки.

— Знаю, — натянуто ответила она, направляясь к двери. — Ты свою одежду уже положил?

— Да.

Он услышал скрип двери, затем звук льющейся воды. Минуту спустя Оливия вернулась в кухню. Безумие, сердито думал он, мы давно расстались, а все еще не можем спокойно находиться в одной комнате.

Он повернулся к ней лицом.

— Я практически спас тебя от пневмонии, привез в свой дом, разрешил пользоваться ванной и стиральной машиной, а ты даже поблагодарить толком не хочешь. Я удостоился лишь холодного, чопорного «спасибо». Ты даже отказываешься разделить со мной ужин! — раздраженно бросил он.

— Неправда! — Лицо Оливии вспыхнуло от возмущения. — Я очень благодарна тебе.

— Но ничем не выказываешь своей признательности. — Он провел рукой по волосам. — Чем я вызвал такую ненависть, Лив?

Глаза Оливии расширились.

— Я не ненавижу тебя, Джоэл.

— Тогда, — что-то зловещее мелькнуло в его взгляде, — давай, Лив, скажи, чего ты хочешь, потому что, Господь свидетель, я не умею читать мысли.

— Не знаю, о чем ты, — покачала головой Оливия.

— Знаешь, — непреклонно возразил он. — Когда-то мы были врагами, но прошло время, и сегодня я пытаюсь вести себя цивилизованно, как подобает интеллигентным людям.

— Извини… — Оливия задохнулась.

— Тебе не за что извиняться.

— Когда я спустилась вниз, ты был в ином настроении.

— Ты меня удивила.

— Я? — Оливия никак не могла понять, куда он клонит. — Ты уже жалеешь, что привез меня сюда? Признайся, Джоэл. Ты прежде не раз давал понять, что терпишь мое присутствие здесь лишь из-за Шона.

— Прежде. — Джоэл помолчал. — Большая разница. Теперь трудно представить этот дом без тебя.

— Но я старалась тут же уехать, как только ты появлялся на пороге, — возразила Оливия.

Джоэл внимательно рассматривал свою гостью. Без косметики она выглядела даже привлекательнее. Ее щеки порозовели от горячей воды, зеленые глаза сияли.

— Вероятно, ты права, — сдался он, и, хотя его слова звучали невинно, в них чувствовалась угроза.

— Ты… ты согласен со мной? — удивилась она, и Джоэл развел руки в стороны.

— Быть здесь с тобой наедине или с Шоном — разные вещи, не так ли… — Он помолчал. — С тобой гораздо интереснее. — Джоэл решительно засунул большие пальцы рук за пояс джинсов.

Оливия нахмурилась.

— Джоэл, — занервничала она, не в силах отвести глаз от треугольного выреза у него на груди. — Я думаю, мы поняли друг друга.

— Что тут понимать? — Он прикрыл глаза. — Мы знаем друг друга очень хорошо.

У нее сбилось дыхание.

— Джоэл, — повторила она снова, — мы не можем…

— Не можем чего?

— Тебе не надо было затевать этот разговор. — Оливия сделала шаг назад.

— Я не умею читать мысли на расстоянии, Лив. — Он снова развел руки в стороны, затем резко опустил одну из них и поймал женщину за пояс халата. — Может, лучше сказать напрямую.

Оливия покачала головой. Она знала: если захочет убежать от него, то придется оставить поясок в его руках.

— Думаю, ты знаешь, что между нами происходит.

— Нет, — уверенно ответил он. — Я не знаю.

— Джоэл…

Ее голос звучал жалобно.

— Да. — Он потянул пояс на себя. — Произнеси еще раз мое имя, Лив. Произнеси так, словно нет ничего более важного в твоей жизни, чем мое имя, потому что меня ты больше не обманешь.

Она попыталась бежать, но Джоэл наклонил голову, и, едва его губы коснулись ее губ, она вся вспыхнула. Он развязал пояс, и в следующее мгновение Оливия ощутила его руки у себя на груди.

— Милая. — Грубая ткань джинсов коснулась ее обнаженных ног. — Я знал, что под халатом на тебе ничего нет, поэтому завелся, даже молнию застегнуть не смог.

— Я об этом не подумала, — простонала Оливия.

— Лгунья. — Взгляд Джоэла прожигал ее насквозь.

Женщина задрожала.

— Почему ты молчишь? — Его голос звучал невероятно чувственно, и ей хотелось закрыть глаза и слушать его до бесконечности.

— Ты все еще сходишь по мне с ума?

— Тебе разве нужно спрашивать? — выдохнул он.

Не испытывая ни малейшего стыда, Оливия скинула халат на пол.

— Так лучше?

Джоэл осмотрелся.

— Не здесь. — Он подхватил ее на руки, и Оливия обвила его торс ногами. — Пойдем наверх.

Он быстро пересек коридор и направился прямо к своей спальне. Сегодня он желал видеть ее в собственной постели.

— Почему ты не снимаешь носки? — спросил он, скидывая с себя футболку и джинсы.

Оливия не спеша вытянула вверх сначала одну ногу, затем другую, снимая носки.

— Шутишь? У меня не было времени.

— Я начал сходить с ума еще раньше, там, на пляже, когда ты делала разминку. Ты очень сексуально двигала бедрами. — Он встал на колени на кровати и опустил голову к ее груди.

— Я всего лишь разогревала мышцы.

— Я увидел тебя и не смог отвести глаз.

Оливия томно потянулась.

— Никогда бы не догадалась.

— Колдунья.

— У каждой женщины свои секреты. — Она судорожно вздохнула. — Разве тебе не нравится то, что ты видишь?

Он медленно начал разводить в стороны ее ноги, покрывая поцелуями изящные щиколотки.

— Джоэл…

— У тебя невероятно приятный вкус, — прошептал он.

— Я хочу тебя, — беспомощно ответила Оливия.

— Я тоже хочу тебя, милая.

Его тело пульсировало от желания, которое могла удовлетворить только она. Их губы жадно впились друг в друга. Оливия обхватила ногами его талию, приглашая Джоэла совершить увлекательное путешествие в сказочную страну любви.

Ей казалось, что она утратила способность рассуждать разумно. Мозг сосредоточился лишь на одной мысли: Джоэл, которого она безумно любила столько лет, снова был с ней.

Пот покрыл их тела. Им с трудом удавалось контролировать себя, восторг наполнял обоих. Когда пик наслаждения был достигнут, они долго парили на крыльях блаженства, веря и не веря в то, что произошло…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ


Джоэл медленно открыл глаза. Чьи-то пальцы убрали волосы с его лба, очертили линию скул, спустились к подбородку. Вероятно, он уснул. Те же пальцы легко коснулись шеи, затем груди.

Ему хотелось продлить это наслаждение. Он чувствовал, как внутри нарастает возбуждение. Пальцы играли с жесткими волосками на груди, постукивали по кубикам пресса, затем мягкие губы коснулись его живота.

Джоэл приглушенно застонал. Он бы жизнь отдал, лишь бы эти губы, ласковое дыхание и нежный язык не исчезли из его жизни. Он вцепился в простыню, когда шалунья случайно дотронулась грудью до его бедер.

— О, Лив, — пробормотал он.

Оливия приподнялась на локте и бросила на него дразнящий взгляд.

— Я сделала что-то не так? — невинно спросила она, продолжая ласкать его тело. — Моя очередь, — сказала она, садясь на него верхом. — Ты же этого хочешь?

— Лив, ради бога, — пробормотал он. — Прогони мою печаль.

Она улыбнулась, и Джоэл в который раз удивился ее красоте.

— Если я должна.

— Ты… должна, — прохрипел он.

Оливия отбросила голову назад и выгнула спину, приподнимая бедра.

— Так? — дразнила она.

— Да, — выкрикнул он, зарываясь головой в подушку.

Она двигалась с умопомрачительным ритмом, яркие вспышки близящегося блаженства маячили впереди. И, несмотря на желание продлить удовольствие, она не могла сдержать восторгов собственного тела, которое уже накрыла волна эйфории.

Когда она упала ему на грудь, Джоэл перекатил ее на спину, и они вновь воспарили к вершинам наслаждения. Утомленная любовными ласками, Оливия вдруг поняла, что не в силах даже открыть глаза. Последнее, что она запомнила, было то, как Джоэл притянул ее к себе и накрыл их обоих одеялом.


Оливия проснулась свежей и бодрой. Который час? За окнами непроглядная тьма. Мягко светил торшер у кровати. Джоэл сидел подле нее с бокалом вина в руке.

— Привет. — Он наклонился и поцеловал ее, волоски на его груди коснулись ее плеча.

Оливия почувствовала холодок на груди и поняла, что обнажена только по пояс. Ноги и бедра были укрыты покрывалом.

— Привет, — она ответила на его поцелуй и тут же встрепенулась. — Время?

— Почти час, — беззаботно ответил Джоэл.

— Час ночи? — ужаснулась она.

— Ночи, — подтвердил он, протягивая ей бокал вина. — «Шардоне».

Оливия проигнорировала его предложение.

— Должно быть, я проспала несколько часов.

— Парочку, — согласился Джоэл, ставя бокал на тумбочку. — Успокойся, малышка. Линда знает, где ты.

— Знает?

— Да. — Джоэл сделал глоток вина. — Я позвонил ей и сообщил, что ты спишь. — Его губы приблизились к ее уху. — Я не уточнял, где именно, просто сказал, что мы после пробежки выпили вина и ты уснула.

— Спасибо, — мрачно поблагодарила Оливия. — Господи, Джоэл, что отец подумает?

— По-моему, он догадался, чем мы занимаемся, Лив, — он внимательно посмотрел на нее. — У него случился удар, но он же не глупец.

Оливия откинулась на подушки и, заметив его голодный взгляд, натянула покрывало до подбородка.

— Мне нужно вернуться домой. Я не могу остаться здесь на ночь. Никто не поверит, что я спала в комнате для гостей.

— А разве важно, кто что думает? — Взгляд Джоэла потемнел.

— Конечно, важно, — огрызнулась Оливия. — Тебе, возможно, наплевать, что о тебе думают в Бриджфорде, но мне здесь жить.

Джоэл поставил бокал на тумбочку.

— Перестань себя накручивать, — ответил он, поглаживая ее плечо. — Разве мы не можем поговорить об этом утром? — Он коснулся губами ее плеча. — Есть кое-что более важное, что я хочу тебе сказать.

— Ты не понимаешь…

— Нет, это ты не понимаешь. — Его голос сорвался на крик. — Неужели ты думаешь, будто после того, что случилось, мы сможем просто разойтись в разные стороны? — Джоэл погладил ее по щеке. — Ты нужна мне, Лив, и не на одну ночь, а на всю оставшуюся жизнь!

Оливия покачала головой.

— Ты сам не знаешь, что говоришь.

— Я серьезно. — Он поцеловал ее в уголок губ. — О, милая, я никогда не переставал любить тебя.

— Джоэл…

— Нет, послушай меня, — с жаром перебил он. — Луиза всегда подозревала, что я не люблю ее, по крайней мере не так, как тебя. К тому моменту, как я признал свою ошибку, она уже ждала ребенка. И хотя я сожалею о своем втором браке, но мой сын — моя отрада.

— Понимаю. — Оливия облизала пересохшие губы.

— Понимаешь? — Его рука опустилась на ее бедро. — О, Лив, ты не представляешь, как сильно мне бы хотелось, чтобы он был нашим с тобой ребенком. Когда я впервые взял его на руки…

— Джоэл… — Оливия не могла сдержать слез. Они заструились по щекам. Ее сердце разрывалось на части. — Спасибо за откровенность.

— Не благодари меня, — пробормотал он. — Я говорю правду. — Он наклонил голову и легко прикусил ее нижнюю губу. — Возможно, ты поступила правильно тогда, мы были слишком молоды, чтобы иметь детей…

— Подожди! — Одной рукой Оливия уперлась ему в грудь, другой прижала покрывало к груди. — Ты по-прежнему считаешь, что я могла сделать аборт?

— Лив…

Его умоляющий тон не мог растопить лед в ее сердце.

— Ответь мне, черт возьми! — потребовала она. — Ты все еще веришь, что я убила нашего ребенка?

Джоэл перекатился на спину и провел дрожащей рукой по лбу.

— Не нужно драматизировать, Лив, — устало попросил он. — Я завел этот разговор не для того, чтобы причинить тебе боль. Я хотел, чтобы ты знала, что я простил тебя…

— Какое снисхождение!

— Тот отрезок нашей жизни давно закончился.

— Но я ничего не забыла, — с горечью произнесла она. — Ты довел меня до отчаяния, Джоэл. И бросил в тот момент, когда я сильнее всего в тебе нуждалась.

— А что, по-твоему, чувствовал я, когда узнал, что ты предпочла сбежать в Лондон, а не объясниться со мной?

— Я объяснилась с тобой, Джоэл, — негодовала Оливия. — И я тебя не бросала. Это ты ушел.

— Мне нужно было время, чтобы прийти в себя. — Мужчина сел на кровати, спиной к ней.

— И поэтому ты обратился за поддержкой к мамочке с папочкой. Могу поспорить, они не советовали тебе дать мне второй шанс.

— Родители находились в шоке также, как и я. — В его голосе зазвучали гневные нотки. — Они готовились стать дедушкой и бабушкой. Что они должны были ощущать?

— Они никогда меня не любили.

— Они считали, что мы слишком рано поженились.

— Тогда им следовало радоваться, что мы так быстро разошлись.

— Лив… — Он вскочил с постели. — Почему ты упорствуешь?

— Я тебе уже сто раз повторяла и снова повторю. — Глаза Оливии наполнились слезами. — Когда я обнаружила, что беременна, я испугалась. Нам было по двадцать. Ты работал на ферме, но я знала, что это временно. Мне нужна была приличная работа, чтобы поддержать тебя. И в этих условиях мы действительно не могли позволить себе ребенка.

— Лив… — начал он снова, но она его перебила:

— Я не хотела тебя терять. Я видела, как Мартин и Линда выбивались из сил, быт едва не разрушил их семью. Слава богу, он нашел работу в садовом центре, и они смогли позволить себе содержать свой собственный дом.

— Они сумели, — глухо произнес Джоэл.

— Я не хотела для нас подобной участи, не хотела жить на ферме. Я мечтала о независимости, чтобы самостоятельно решать свои проблемы и строить отношения без оглядки на родителей.

— И поэтому ты решила сделать аборт.

— Нет! — выкрикнула она с отчаянием. — Да, я записалась на прием в клинику в Чевинхеме. Я этого и не отрицала, но когда туда пришла, то поняла, что не в состоянии посягнуть на плод нашей любви.

Джоэл натянул джинсы.

— Я отвезу тебя домой, — ровным голосом сообщил он. — Твоя одежда, должно быть, высохла.

Плечи Оливии поникли.

— Ты отказываешься выслушать меня?

— О, пожалуйста. — Он с презрением посмотрел на нее. — Я знаю окончание твоей истории. Из клиники ты ушла…

— Именно.

— И по дороге домой у тебя случился выкидыш?

— Ты все знаешь.

— Черт, — выругался он. — Ты состряпала эту сказку, пока ждала меня дома.

— Нет!

— Да, Оливия. Откуда, ты думаешь, я узнал об аборте? — Его лицо превратилось в маску. — Ты, вероятно, надеялась, что защищена врачебной тайной и все такое прочее. И не предполагала, что найдется «добрый» человек, который шепнет мне на ушко, какой я дурак. Такого позора я никогда не испытывал, поверь мне.

— Кто?

— Думаешь, я назову имя? — Джоэл отрицательно покачал головой. — Я принесу твою одежду. — Мужчина направился к двери. — Кстати, Шон возвращается домой завтра, точнее, уже сегодня. Я собирался позвонить тебе и поблагодарить за оказанные услуги. Кажется, теперь мы все выяснили, да?

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ


Отперев замок собственным ключом, Оливия неслышно проскользнула в темный коридор. Из-под двери в отцовскую комнату выбивался свет, кто-то тихо позвал ее по имени. Она робко дернула ручку.

Бен Фоли бодрствовал.

— Папа! — воскликнула она, украдкой стирая слезы со щек. — Почему ты не спишь? — Оливия шмыгнула носом и вошла в комнату. — Тебе пора спать.

— Я проспал большую часть дня, — сухо заявил старик. — Я думал, ты останешься на ночь у Джоэла.

— Линда меня выдала, — посетовала Оливия. — Я уснула, а когда проснулась, он привез меня домой.

— А почему ему пришлось подвозить тебя? Где твоя машина?

— Я оставила ее на пляже. — Оливия беспечно взмахнула рукой. — Понимаешь, я переутомилась, и Джоэл подобрал меня.

— И привез в свой дом.

— Да.

— Поэтому ты плачешь?

Оливия судорожно вздохнула и яростно потерла глаза.

— Я не плачу.

— Не стоит отрицать очевидное, — возразил отец. — Когда у женщины красные глаза и нос, дело плохо.

Оливия снова шмыгнула носом.

— Ладно, я плакала, но это же не грех?

— Нет. — Бен покачал головой. — Мне бы хотелось узнать, чем молодой Армстронг расстроил тебя.

— Молодой! — Оливия попыталась улыбнуться. — Папа, Джоэлу уже тридцать пять.

— Я в курсе. — Отец нахмурился. — Что случилось? Ты спала с ним?

— Папа!

— Не смотри на меня так, Ливви, я, может, старый и больной, но с головой у меня все в порядке. — Он вздохнул. — Если он тебя обидел, я хочу знать. Ему, может, и тридцать пять, но для меня он по-прежнему мальчишка!

— О, папа! Я не хочу об этом говорить. — Оливия почувствовала, как слезы снова заструились по щекам, выхватила салфетку из коробки на журнальном столике и промокнула глаза. — Уже поздно. Мне нужно ложиться спать.

— Значит, ты все-таки спала с ним, — подытожил отец. — Я знал, что так и будет. Рано или поздно. И очевидно, попытка наладить отношения не удалась.

— Папа!

— Да перестань повторять «папа, папа»! Я был тебе и за отца и за мать, когда умерла Элизабет. Много времени утекло, но для меня ты всегда останешься моей деткой, Ливви. Маленькой девочкой, на которую я возлагал большие надежды.

Оливия схватила руку отца.

— Линда сказала мне, ты во многом отказывал семье, лишь бы я училась в школе. Это правда?

— Линда не имела права говорить тебе такие вещи. Я счастлив, что сделал это. И я горжусь тобой, хотя ты мне и не веришь. Ты хорошая женщина, Ливви. Заботливая, щедрая и слишком честная.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась Оливия.

— Ты рассказала Джоэлу о своих сомнениях по поводу ребенка, а он тебя неправильно понял. Твоя мать потеряла ребенка сразу после нашей свадьбы, и только потом у нас появилась Линда.

— Я не знала. — Оливия смотрела на отца во все глаза.

— Об этом люди не распространяются. Твоя мама очень переживала, но постепенно жизнь наладилась.

— Спасибо, папа. — Оливия слабо улыбнулась. — Теперь я чувствую себя гораздо лучше. Что я могу сделать для тебя?

— Можешь обрадовать Линду, я решил взять в банке заем. — Бен сделал паузу и нахмурился. — Твое присутствие вдохнуло в меня жизнь. Мартин прав, я больше не смогу управлять фермой. Так почему я должен стоять у них на пути? У меня есть дела поважнее.

— Какие? — Оливия замерла.

— Перво-наперво, выбраться из кровати, — мрачно произнес отец. — Собираюсь испробовать инвалидное кресло на аккумуляторе. Пиво, которое я пил с тобой в заливе, напомнило мне о хороших деньках. Кто знает, может, старые приятели не забыли меня?


Последующая неделя длилась невероятно долго. Несмотря на то, что жизнь в доме заметно повеселела после согласия отца на обновление коттеджей, Оливия чувствовала себя истощенной и одинокой.

Однажды ночью она спустилась на кухню выпить стакан воды и случайно услышала разговор Мартина и Линды. Ее зять не понимал, почему она оставалась в его доме. Он согласился на ее приезд только из-за денег, которые они рассчитывали получить, теперь же, когда нашелся другой источник финансирования, Мартин не желал делить с ней крышу.

Оливия очень расстроилась еще и потому, что Линда была полностью на стороне мужа. Если бы не больной отец, Оливия бы моментально собрала вещи и вернулась обратно в Лондон. Предательством и упреками она была сыта по горло.

Несколько дней спустя Оливия отправилась в Ньюкасл, чтобы подыскать квартиру и работу.

К несчастью, она слишком поздно вспомнила о резюме, но жизнь в Лондоне научила ее сопротивляться трудностям. Уверенность в своих способностях иногда гораздо важнее, чем увесистая пачка рекомендательных писем.

День доставил ей массу разочарований. Она посмотрела несколько квартир, и все они оказались либо слишком маленькими, либо слишком дорогими. Один вариант у реки ей приглянулся, но с владельцем связаться не удалось, и ей предложили подождать несколько дней. Собеседование по поводу приема на работу назначили на следующую неделю.

Оливия заказала билеты в Лондон, чтобы договориться о перевозке оставшихся в столице вещей, и связалась с отелем, в котором останавливалась в первый свой приезд в Англию.

Возвращаясь в Бриджфорд, она, поддавшись импульсу, свернула на дорогу к Милфорду. Оливия убеждала себя, что хочет еще раз насладиться видом живописного городка, а на самом деле ей не терпелось еще раз проехать мимо дома Джоэла. Она не рассчитывала увидеть его: стоял полдень и он, скорее всего, сейчас ведет занятия в университете.

Недалеко от дома Оливия сбросила скорость. В саду ни души, лишь птицы на ветвях радостно славят весну. Окна безучастно поблескивают на солнце, дверь заперта.

Внезапно Оливия увидела Шона. Рядом с мальчиком вышагивал долговязый мужчина, в котором даже в обычной одежде нельзя было не узнать викария церкви Всех Святых.

Сначала Оливия намеревалась проехать мимо: стекла в машине тонированные, никто не узнает о ее появлении здесь. Но в последнюю минуту остановилась и опустила окно.

— Привет, — бодро поздоровалась она.

— Оливия! — Шон моментально узнал ее и просунул обе руки в окно. — Я скучал по вас, Оливия. А вы по мне?

Она не ответила. Конечно же, она скучала по мальчику, но сомневалась, что стоит говорить об этом.

— О, это ты, Ливви, — спас положение Брайан Вебстер. — Что ты делаешь в Милфорде? Джоэла нет дома.

Оливия могла бы сказать, что она приехала не к Джоэлу, но промолчала.

— Твоя мама знает, что ты здесь, Шон? — обратилась она к ребенку. — Я думала, ты только на выходные приезжаешь к отцу.

— Ты права. — Брайан не дал возможности мальчику и рта раскрыть. — В разгар рабочего дня ему следовало бы быть в школе. Он, вероятно, надеялся застать Джоэла, но отец оказался на работе. Слава богу, я видел, как он сходил с автобуса, и пошел за ним, поэтому он не успел спрятаться где-нибудь. — Викарий вздохнул. — А то бы слонялся по деревне.

— Точно. — Оливия бросила на Шона неодобрительный взгляд. Джоэл бы рассердился не на шутку, узнай он, что сын снова сбежал из дома. Ребенок испытывал терпение родителей с завидным постоянством.

— Сегодня уже четверг, — запротестовал Шон. — Выходные я провожу с папой. По закону, между прочим. И что страшного, если я приехал на день раньше?

Оливия с Брайаном обменялись многозначительными взглядами.

— Гляди-ка, Оливия, он и законы знает.

— Тебе полагается ждать до пятницы, пока отец сам не приедет за тобой.

— А мать! Ты о ней подумал? — воскликнул Брайан. — Она, должно быть, с ума сходит от волнения за тебя. Я вернусь в церковь и позвоню ей, затем отвезу тебя домой.

— Не хочу домой, — пробормотал Шон упрямо.

— Я могу отвезти его, — предложила Оливия.

— Правда? — Лицо Брайана просветлело. — Это очень мило с твоей стороны, Ливви. На пять часов в церкви назначено венчание, и я голову сломал, как бы мне выкрутиться.

— Не хочу домой, — снова захныкал Шон, но взрослые непреклонно покачали головами.

— У тебя нет выбора, — строго одернул мальчика викарий. — Садись в машину.

Ребенок надулся.

— Не сяду. Мама говорит, я не должен садиться в машину к незнакомцам. Я поеду на автобусе.

— Садись, — строго приказала Оливия, перегибаясь через пассажирское сиденье и открывая дверь. — Сейчас же.

Шон нехотя повиновался. Брайан захлопнул дверь и помахал рукой на прощание. Автомобиль тронулся с места и медленно покатил по дороге в сторону деревни.

— Папе это не понравится, — пробормотал Шон. — Он сказал, что мы с вами больше не увидимся. Я даже подумал, что он разозлился на вас. Вы его чем-то расстроили? В последние выходные он был не в настроении.

Оливия пожала плечами.

— Уверена, он обрадуется, что я не оставила тебя ночевать в каком-нибудь сарае.

— Я и не собирался ночевать в сарае, — упрямился Шон. — Я думал поиграть в футбол на лужайке до приезда папы.

— А как же твоя мама?

Мальчик презрительно фыркнул.

— Папа позвонил бы ей, когда бы вернулся.

— А что, если у него вечерняя лекция? Он бы отсутствовал до восьми или девяти часов вечера. Твоя мама бы места себе не находила от волнения.

— Ну, раньше она же не волновалась.

— Потому что знала, что ты у папы.

— Но я не был с папой.

— Да, но ее никто не предупредил об этом… — Оливия вздохнула. — Шон, так больше продолжаться не может.

— Я бы хотел жить с папой.

— Мы все знаем это, но ты не можешь.

— Почему?

— Потому что твой отец не женат. У него нет жены, которая бы присматривала за тобой в его отсутствие. — Оливия перевела дыхание. — Если бы он был женат, все могло бы сложиться иначе.

— Вам же нравится мой папа, да? — задумчиво произнес ребенок.

Оливия сразу поняла, куда он клонит — сообразительный мальчик.

— Нравится, но я не хочу выходить за него замуж.

Неужели?

— Почему нет?

Некоторое время она колебалась, сказать ли мальчику правду или промолчать.

— Потому что очень давно я уже была замужем за твоим папой. Еще до отъезда в Америку. — Оливия виновато улыбнулась. — Брак распался, мы оба страдали.

Шон от изумления вытаращил глаза.

— Вы были замужем за папой, — едва слышно проговорил он. — Он мне ничего такого не рассказывал.

— Возможно, и мне не стоило, — пробормотала Оливия. — Однако… это ни для кого не секрет.

Мальчик задумался.

— Значит, он вам и тогда нравился?

— Это случилось давно, — отрезала она. — И мне бы хотелось поговорить о твоем поведении, а не о моей личной жизни. — Оливия сделала паузу. — Что происходит? Джоэл, то есть твой папа, говорил, тебе жилось у мамы очень хорошо.

Мальчик заерзал на сиденье.

— Да, все было здорово до того, как…

Он замолчал, и Оливия озадаченно взглянула на него.

— Продолжай.

Ребенок искоса посмотрел на нее. Его плечи виновато поникли, он вжался в сиденье.

— До того, как этот увалень сказал мне, что у них родится ребенок, — промямлил он, и внезапно все его поступки стали ясны.

— Это же… — Оливия пыталась найти подходящее слово, — удивительно. У тебя скоро появится братик или сестричка. Тебе следует радоваться. Ты станешь старшим братом.

— Да, но почему мама сама не сказала мне? — вспыхнул Шон. — Она даже словом не обмолвилась и я не знаю, правда ли это.

— О, я думаю, это правда, — мягко произнесла Оливия, вспоминая бледность и болезненный вид Луизы в то утро, когда она заезжала к той поговорить. — Наверное, она не может подобрать нужных слов или боится тебя рассердить, особенно если взять в расчет твои постоянные побеги из дома.

— Но… — Глаза Шона доверительно распахнулись. — Поэтому я и убегал. Отчасти. И все-таки я бы лучше остался с папой. Моим мечтам не суждено сбыться?

— Не сейчас. — Оливия заставила себя улыбнуться. Интересно, что бы она почувствовала, если бы узнала, что у Джоэла появилась новая любовь. При мысли о его втором браке у нее и так разрывалось сердце. Слава богу, ей не пришлось стать свидетельницей свадебной церемонии.

Шон нахмурился.

— Так… вы думаете, если бы я сказал ей о том, что знаю о ребенке, она бы успокоилась и поняла меня? — размышлял он вслух.

— Конечно. — Оливия говорила уверенно, в душе желая, чтобы проблемы мальчика удалось решить так легко. — Думаю, тебе пора становиться взрослым, Шон.

Мальчик кивнул.

— Покажи своей маме, что ты любишь ее и будешь любить всегда, даже если у вас родится еще дюжина малышей!


Утром следующего дня Оливия возилась с инвалидным креслом в комнате отца — они готовились к прогулке. В дверях возникла Линда.

— К тебе посетитель, — начала она без предисловий.

— Посетитель?

Сердце Оливии ушло в пятки. Вероятно, Джоэл решил поблагодарить ее за то, что она подвезла сына домой.

— Луиза Вебстер, — быстро добавила Линда. — Ты знаешь, что ей нужно?

Оливия догадывалась, что привело сюда бывшую жену Джоэла, но виду не подала и отрицательно покачала головой. Накануне она высадила Шона перед его домом, предоставив ему возможность самому поговорить с матерью.

— Я вернусь через минуту, папа, — сказала Оливия с виноватой улыбкой. — Если хочешь, могу взять тебя с собой.

— Нет, не беспокойся обо мне, Ливви, я еще раз взгляну на кроссворд, — ответил старик. — Болезнь учит нас терпению.

Оливия прошла в гостиную, где ее ждала Луиза.

— Линда сказала, ты хотела меня видеть, — начала Оливия, указывая рукой на софу. — Присаживайся.

В этот раз Луиза выглядела лучше, на ее щеках играл легкий румянец.

— Надеюсь, ты не против моего приезда сюда, — проговорила женщина. — Во-первых, я хотела поблагодарить тебя за то, что ты привезла Шона.

— Не за что. — Оливия облегченно вздохнула. — Я рада, что он тебе признался во всем.

— Ему пришлось. — Луиза скорчила гримасу. — Брайан позвонил мне, как только ты покинула Милфорд.

— Понятно.

— И еще. — Луиза положила руку на колено, теребя край юбки. — Шон признался, что узнал о ребенке от Стюарта.

— Он говорил мне. — Оливия кивнула.

— Он отважился на откровенный разговор со мной благодаря тебе, не так ли? Почему ему легче открыться постороннему человеку, чем родной матери? — Луиза вздохнула. — Наверно, я слишком замкнулась в себе с того момента, как у меня начался токсикоз. Я очень плохо себя чувствовала.

Оливия молча смотрела в окно. Они с Луизой никогда не были подругами и не доверяли друг другу секреты.

— Шон считал, я не хочу, чтобы он знал о ребенке.

— Я рада, что вы все выяснили, — сказала Оливия, тщательно подбирая слова. — Он на самом деле, хороший мальчик.

— Да, хороший, — вздохнула Луиза. — Джоэл знает? О ребенке?

— Если и знает, то не от меня, — спокойно ответила Оливия.

— Ты думаешь, Шон мог довериться отцу?

— С отцом он разговаривает обо всем, — осторожно заметила Оливия. — Твое молчание его обидело.

— Я очень благодарна тебе за то, что ты сделала. — Луиза опустила голову. — Особенно после моего не очень дружелюбного поведения.

Оливия сочла разговор оконченным.

— С твоего позволения…

— Подожди! — Луиза вытянула вперед руку и облизала губы. — Я не закончила. Когда я говорила о недружелюбии, я имела в виду историю с Джоэлом.

— С Джоэлом?

Оливия смутилась.

— Мне трудно говорить об этом, Ливви, — робко продолжила Луиза.

Оливия нахмурилась.

— Это я сказала Джоэлу об аборте, — выпалила Луиза. — Морин, моя кузина, работала тогда в клинике в Чевинхеме. Она знала о моих чувствах к Джоэлу, я очень ревновала его к тебе. Она мне и рассказала, что ты приходила в клинику, чтобы сделать аборт, но потом передумала и ушла.

У Оливии все поплыло перед глазами.

— Когда я услышала о выкидыше, я рассказала Джоэлу о твоем посещении клиники. — Луиза явно спешила выговориться. — Я ненавижу себя за это, Ливви. А потом вы расстались…

Оливия покачнулась и оперлась рукой о стену.

— Ты разрушила мою жизнь из-за ревности!

— Мне очень, очень стыдно.

— И после этого ты вышла за него замуж! — горестно воскликнула Оливия. — Господи, Луиза, как ты могла?

Женщина зашмыгала носом.

— Знаю, мне нет прощения, но я заплатила сполна. — Луиза виновато пригнула голову, словно ожидая удара. — Джоэл всегда любил только тебя одну, поэтому в постели с ним мне было холодно.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ


Джоэл опустошил стакан и потянулся за бутылкой, стоящей на маленьком столике. Виски закончилось. Следовало по пути домой заскочить в бар.

Он откинулся на диванную подушку и бессмысленным взглядом уставился на каминную решетку. В теплые дни обычно огонь не разводят, но ему казалось, что холод поселился в его доме надолго. Он чувствовал его с того момента, как позвонила Луиза. Шон к тому времени уже рассказал ему, что мать ждет ребенка. Этим объяснялось ее непонятное безразличие к проблемам сына, а мальчик в знак протеста сбегал из дома. Однако звонок Луизы был вовсе не связан с Шоном.

То, что она сообщила ему, повергло Джоэла в шок.

Первым его желанием было прыгнуть в машину, примчаться к Луизе и выяснять отношения. Но идея устроить скандал на глазах у сына была ему отвратительна, ребенок вряд ли бы понял такое неадекватное поведение отца.

Он отправился к Луизе на следующее утро сразу после лекции. Он был в гневе, она в слезах, и хотя ее вины никто не умалял, в душе Джоэл знал, что виноват перед Оливией не меньше.

Идиот. Поверил в историю Луизы Вебстер вместо того, чтобы внимательно выслушать свою жену. Не удивительно, что она сбежала в Лондон. Как она, должно быть, страдала, бедняжка. После выкидыша не нашлось ни одной живой души, чтобы поддержать и утешить ее. Все считали ее лгуньей, даже собственный отец.

И когда она вернулась из Америки, он опять обидел ее своим недоверием.

Сразу же после разговора с Луизой Джоэл помчался на ферму просить прощения у Оливии, но Линда сказала, что сестра уехала в Лондон и неизвестно, когда вернется.

Сломалась последняя соломинка, удерживающая его на плаву. Он перестал спать по ночам, не мог нормально есть, отказывался выходить на работу. Его маленький мир рухнул.

Когда зазвонил телефон, он со всех ног бросился к нему. Вдруг Оливия вернулась из Лондона и Линда сообщила ей о его визите?

— Ты можешь забрать нас из аэропорта в Ньюкасле? — раздался в трубке властный голос матери. — Мы вернулись пораньше — хотели сделать тебе сюрприз.

— Нет, мам, не могу, — простонал Джоэл.

— Не можешь? — Дайана Армстронг не верила своим ушам.

— Боюсь, я немного выпил, — признался он, наперед зная, как воспримет это признание его мать. — Мне очень жаль, но вам стоило предупредить меня заранее.

Дайана пробормотала что-то о неблагодарных сыновьях, затем трубку взял отец.

— Все в порядке, Джоэл. Мы возьмем такси. Я слышал, ты проводишь время в приятной компании.

— Какой компании? — нахмурился Джоэл.

— Твой отец пытается сказать, что он слышал о возвращении Оливии, — вклинилась в разговор мать. — Она сейчас с тобой, не так ли?

— Нет, — его голос звучал совсем безжизненно. — Жаль, но она больше не живет в Бриджфорде, вернулась в Лондон.

— Ну… — Дайана не слишком успешно пыталась скрыть свою радость. — Возможно, это к лучшему. После того, что она сделала…

— Она ничего дурного не сделала, — взорвался Джоэл. — Пару дней назад Луиза призналась, что из ревности оклеветала Оливию. У моей жены действительно, случился выкидыш. Но никто, даже я, не поддержал ее.

Джоэл понимал, что такой разговор не стоит заводить по телефону, но ничего не мог с собой поделать. Он думал, что, если выговорится, ему полегчает, однако после общения с родителями ему стало еще хуже.

Он искал пиво в холодильнике, когда в дверь позвонили. Первая мысль была о новом побеге Шона из дома, но он отбросил ее. Отношения Луизы с сыном с недавних пор наладились. Коллеги по университету могли заглянуть, последнее время они проявляли к нему повышенное внимание, но он надеялся, что сегодня работа задержит их в аудиториях допоздна.

Джоэл нехотя поплелся открывать дверь.

На пороге стояла Оливия, невероятно красивая в изумительном красном платье и на высоченных каблуках. Легкая шаль покрывала ее плечи.

— Привет, — поздоровалась она. — Пустишь меня внутрь?

Джоэл сделал шаг назад и едва не потерял равновесие.

— Я думал, ты вернулась в Лондон, — сказал он, глупо тараща на нее глаза.

Она проигнорировала его слова, молча прошла в холл и скинула ему на руки шаль.

— Ты пьян?

— Я? — Джоэл сделал еще один шаг назад. — Пьян?

— Держишься на ногах неуверенно. — Она наморщила свой маленький носик. — И от тебя пахнет алкоголем.

— Ты преувеличиваешь. — Джоэл бросился в гостиную и успел убрать пустую бутылку из-под виски до того, как следом вошла Оливия. — Я выпил сухого вина немного, и все.

— Сухого вина? — Женщина присела на спинку софы. — Один?

— Нет, мой гарем спрятался наверху, когда ты позвонила, — пошутил он и быстро добавил: — Конечно, один. С кем я могу быть?

Оливия облизала губы.

— Как звали ту девушку? Шерил, кажется. Ты мог быть с ней.

Джоэл сделал глубокий вдох.

— Зачем ты здесь, Лив? Пришла попрощаться?

— Попрощаться?

— Линда сказала, ты уехала в Лондон на неопределенное время.

— Я договаривалась насчет перевозки своих вещей. — Она замолчала. — Извини, что не предупредила тебя.

Джоэл выругался.

— И что я должен сказать?

— Не знаю. — Оливия пошевелилась, платье мягко зашуршало. — Например, что рад меня видеть и что тебе нравится мое платье.

— Ты выглядишь… фантастически, — пробормотал он. — Зачем ты пришла, Лив? Хочешь насладиться моими страданиями?

— Нет. — Оливия обошла вокруг софы, слегка дотрагиваясь длинными, в тон платью, красными ногтями до мягкой кожаной обивки. — Зачем мне глумиться над тобой? Разве мы недостаточно обидели друг друга?

Джоэл взглянул на нее.

— Ты знаешь…

— Луиза мне рассказала. — Оливия бросила на него быстрый взгляд. — И тебе тоже?

Мужчина кивнул.

Она снова облизала губы.

— Ну и что ты чувствуешь?

— Я чертовски зол на самого себя! — Джоэл дрожащей рукой провел по волосам. — Лив, я же знал, что Морин Вебстер работала в клинике, но считал, что Луизе незачем мне врать.

— А мне, значит, было зачем! — воскликнула она. — Тебе никогда не приходило в голову, что я могу говорить правду?

— Приходило. — Джоэл снова выругался. — Я звонил в клинику, пытался поговорить с медсестрой или доктором. Мне были нужны доказательства.

Оливия смотрела на него во все глаза.

— И?

— Пустоголовые секретарши. Они заявили мне, что это конфиденциальная информация и разглашению не подлежит. — Он застонал. — Мне сообщили только, что ты была записана на прием.

— О, Джоэл! — Оливия задрожала. — Тебе следовало мне доверять.

Он покачал головой.

— Думаешь, я не казнил себя? Я помню каждую минуту тех ужасных дней, когда мы все ополчились на тебя. Не могу простить себе… Я должен был понимать, что, если женщина делает аборт осознанно, она потом не убивается так, как убивалась ты. А я вместо этого звонил в клинику, где в одно ухо мне шептали, что у тебя был назначен прием. А в другое ухо пела Луиза, что ты не хочешь иметь от меня детей.

— О боже…

— Не жалей меня, Лив, в двадцать лет уже нужно думать головой.

— Мы оба были почти детьми. — Оливия не сводила с него глаз. — Интересно, если бы я не сбежала тогда, мы бы выяснили правду?

Джоэл беспомощно взмахнул рукой.

— Я думал об этом. — Он вздохнул. — Я воспринял твой побег как доказательство моих самых худших подозрений. Я был настоящим глупцом. Мне некого винить, кроме себя. Уехал с фермы, позволил тебе думать, что наш брак закончен.

— Наш брак, — прошептала Оливия.

Он покачал головой и сделал шаг по направлению к ней.

— Считаешь, если бы ты осталась в Бриджфорде, я бы мог держаться от тебя на расстоянии? — охрипшим голосом спросил он. — Ради бога, Лив, я люблю тебя. Я никогда не переставал тебя любить, черт возьми. Луиза это знала. Но лишь по прошествии стольких лет она смилостивилась и рассказала правду.

Губы Оливии приоткрылись. Ей очень хотелось поделиться с ним своими соображениями по поводу причин неожиданной откровенности Луизы, но она решила, что это может подождать.

— Так… Что ты хочешь сказать? — выдохнула она, проводя пальцем по его щеке.

Джоэл накрыл ее ладонь своей.

— Посмотри на меня. — Он грустно улыбнулся. — Ты уехала, и что? Месяца не прошло, а я уже на пределе. Не могу есть, не могу спать, моя жизнь превратилась в ад. Это ответ на твой вопрос?

— Ты имеешь в виду… — робко начала она.

— Именно, — резко выкрикнул Джоэл, положил руки ей на плечи и притянул к себе. — Я тебя люблю и хочу быть с тобой. — Его глаза потемнели. — Твой приход сюда означает, что ты меня простила?

— Возможно, — женщина озорно хихикнула. — Я подумаю над этим.

— Только не тяни, — попросил Джоэл, зарываясь лицом в ее волосы.

Оливия задрожала, ощупывая руками его плечи, руки, шею, словно не веря в то, что перед ней не мираж, не призрак.

Она была очень подавлена, когда ехала в Лондон. Не знала, что делать, как в дальнейшем строить свою судьбу. И вот теперь мужчина, которого она любила и который любил ее, просил у нее прощения. Ревность и ложь чужой женщины разлучила их на долгие пятнадцать лет, но все это время он продолжал любить ее.

Так зачем терять время и обрекать его на еще большие страдания?

— Я подумала, — голос ее охрип от волнения и звучал очень тихо. Оливия крепко прижалась к Джоэлу. — Ответ положительный.

Через секунду вся лестница, ведущая на второй этаж, была устлана одеждой. Женские туфли на шпильках валялись на первой ступеньке, а красное платье — на последней.

Они воспламенились страстью мгновенно — как сухая солома вспыхивает на ветру от малейшей искорки. Пятнадцатилетняя разлука вылилась в пожар любви неистовой и дикой.

— Господи, как я тебя люблю, — пробормотал Джоэл.

Оливия слабой рукой гладила его влажные волосы.

— Я тоже тебя люблю, — прошептала она. — Как только увидела тебя там, в аэропорту, поняла, что не могу жить без тебя. Я сглупила, что так долго не возвращалась домой.

В следующий раз они занимались любовью медленно, растягивая удовольствие и наслаждаясь каждой секундой, нежась в объятиях друг друга, шепча ласковые слова.

Затем Джоэл приподнялся на локте.

— Расскажи мне о Гарви, — попросил он. Момент был неподходящим, но уж очень ему хотелось узнать что-нибудь о человеке, который был рядом с его любовью эти долгие годы. — Ты его любила?

Оливия виновато улыбнулась.

— Да, я любила его, — начала она, — но не так, как тебя. Я долго не могла понять, почему. Он был молод, очень хорош собой. Мне польстило предложение выйти за него замуж и переехать в Нью-Йорк, но между нами не возникло… настоящего родства душ, если ты понимаешь, о чем я.

— Понимаю, — проворчал Джоэл, и Оливия хихикнула.

— Не нужно ревновать, — мягко попросила она. — В наших отношениях не было чувственности. — Она запнулась. — Я вела себя очень наивно. И ничего не заподозрила, когда он предложил до свадьбы не вступать в интимные отношения. Я подумала, что он делает это ради меня. Он знал, как я страдала после первого брака, и считал, что мне нужна передышка.

Джоэл насупился.

— Хочешь сказать, его не привлекают женщины?

— Да, — уныло подтвердила Оливия. — Прошли месяцы, прежде чем я поняла. Он убеждал меня, что мы друг другу подходим и совершенно не обязательно разрушать брак. С тех пор, кажется, миновала целая вечность.

Джоэл повернул к ней лицо.

— Господи, Лив, если он тебя обидел…

— В данном случае неуместно говорить об обиде. — Она вздохнула. — Думаю, это я его обидела, ведь у меня ушла уйма времени на то, чтобы осознать истинное положение вещей. Я была его прикрытием, женой выходного дня, за спиной которой можно спрятать свои истинные пристрастия.

— Проклятье!

Джоэл смотрел на нее таким страстным взором, что она не удержалась и прижалась губами к его жадному рту.

— Не смотри на меня так, милый. Брюс был щедрым человеком. Иногда эгоистичным, но добрым. У меня имелся свой счет, куча кредитных карточек. Ему нравилось, когда я тратила его деньги. Он радовался, когда я набивала гардероб кучей дорогущей одежды и аксессуарами. В финансовом плане мне не на что было жаловаться.

— И?

— А затем я обнаружила, что он ведет двойную жизнь. Он говорил мне, что в банке часто бывают внештатные ситуации, требующие его присутствия по ночам. Но на поверку все оказалось куда проще — так он оправдывал визиты к любовнику, вернее, к любовникам. — Она запнулась, ее щеки порозовели.

Он приложил палец к ее губам.

— Тебе не обязательно продолжать. — Джоэл помолчал. — Ты попросила у него развода?

— Да. — Оливия прикрыла глаза. — И ему не понравилась моя просьба.

— Еще бы, — фыркнул Джоэл. — Ведь тогда он лишился бы своего прикрытия.

— Все его друзья и коллеги считали нас идеальной парой.

Джоэл погладил Оливию по щеке.

— И что случилось потом?

— Я переехала в маленькую квартирку в Бруклине и начала бракоразводный процесс.

— Много времени ушло на это?

— Да. Брюс на каждом шагу чинил мне препятствия. — Она закусила губу. — Он даже говорил нашим общим знакомым, что хотел детей, а я нет. Я сглупила, поведав ему о выкидыше, и он использовал мою тайну против меня.

— Ты могла ему отомстить, например, разорить или…

— Мне не нужны были его деньги. Я ничего не желала от него, кроме свободы.

— О, Лив! — В глазах Джоэла застыла нежность. — Как бы я хотел исправить прошлое.

Оливия улыбнулась уголками губ.

— Мы оба проделали долгий путь. — Ее голос сорвался. — Мы все совершаем ошибки, Джоэл.

— И что теперь?

Она облизала губы.

— Полагаю, будущее зависит от нас.

Джоэл без колебаний опустился перед ней на колени.

— Выходи за меня замуж, Лив. Снова. Клянусь, в этот раз ты не пожалеешь.

— Ты хочешь, чтобы я во второй раз вышла за тебя замуж?

— Как ты можешь сомневаться? — Джоэл схватил ее руку и прижался губами к ладони. — Я с ума схожу по тебе, Лив, умоляю, дай мне второй шанс.

Оливия обхватила его голову руками.

— О, я дам нам обоим второй шанс, — прошептала она. — И я выйду за тебя замуж. В любое удобное для тебя время. — Она запнулась. — И я хочу от тебя ребенка. Мы можем постараться и подарить Шону еще одного братика или сестричку.


В дверь настойчиво позвонили.

Оливия проснулась первая. Пронзительная трель ворвалась в ее сон, но она только плотнее прижалась к Джоэлу.

— Ты ненасытная, — хрипло пробормотал он, целуя ее в губы.

Звонок раздался еще раз.

— Слышал? — улыбнулась она, дотрагиваясь губами до его щеки. — К тебе пришли.

— Как не вовремя!

Он выругался, но звонок затренькал снова, и Джоэлу пришлось встать и натянуть халат.

Когда он завязал пояс, Оливия села, нисколько не стесняясь своей наготы.

— Кто бы это мог быть?

— Отец с матерью, — со стоном предположил он, наблюдая, как она меняется в лице. — Они звонили из аэропорта, хотели, чтобы я заехал за ними, но к тому времени я уже успел выпить. Мне пришлось отказаться.

— Я рада, что так случилось, — пробормотала она.

— И я. — Джоэл наклонился и поцеловал ее. — Я скоро вернусь.

Звонок прозвенел снова, и он, подбирая предметы одежды со ступенек, спустился по лестнице. Он бросил вещи на комод и открыл дверь.

— Ты что, не видишь, какой на улице дождь? — взорвалась его мать, фурией влетая в коридор. — Ты не мог быстрее?

— Видишь ли, я был в постели, — ответил Джоэл, бросая на отца виноватый взгляд.

— В постели? — Дайана Армстронг сняла пиджак и стряхнула с него капли дождя. — Сейчас только десять, Джоэл. Сколько ты выпил, ради бога?

— Это тебя не ка…

Он не закончил. Мать с удивлением рассматривала брошенные на комод вещи. Затем с брезгливым выражением лица взяла одну из них.

— У тебя женщина? Отец оказался прав.

Джоэл вырвал чулок из рук матери и бросил обратно на комод.

— Не просто женщина, — сказал он. — Моя Лив приехала сразу после вашего звонка. Вот и все объяснения.

У Дайаны от возмущения не нашлось слов.

— Столько лет прошло, прежде чем вы вновь соединились, — нашелся Патрик Армстронг. — Надеюсь, в этот раз навсегда, сын.

— Спасибо, папа.

Джоэл пожал руку отцу.

— Ты снова встречаешься с Оливией Фоли? — недоверчиво переспросила мать. — О, мой мальчик, разве это разумно? Что, если она снова причинит тебе боль?

— Я не причиню ему боль.

Голос прозвучал с лестницы, и Армстронги, как по команде, обернулись. Оливия в его рубашке, едва прикрывавшей ей бедра, спускалась по ступенькам.

Сердце Джоэла забилось чаще, и он в одно мгновение оказался рядом с любимой. Она была невозможно красивой и принадлежала только ему. Это настоящий подарок судьбы.

— Оливия! — быстро нашлась Дайана, улыбка разлилась по ее лицу. — Ты должна простить мне мое недоверие. Я мать, и у меня есть право защищать сына.

— А у жены есть право защищать себя, — мягко ответила Оливия и, решив, что официальное приветствие закончено, обратилась к отцу Джоэла: — Здравствуй, Патрик. — Она радушно обняла старика. — Как прошел полет?

— Наш рейс… — начал мужчина.

— Что ты сказала? — прервала его Дайана. — Право жены? — Она с удивлением повернулась к сыну. — В наше отсутствие вы снова расписались?

— Еще нет, мам. — Джоэл крепко прижал к себе невесту. — Но я попросил Оливию выйти за меня замуж, и она ответила согласием.

— Мои поздравления! — воодушевленно воскликнул Патрик Армстронг. — Что-то вы затянули с восстановлением отношений. По моему мнению, вам вообще не стоило разводиться.

— Согласен. — Джоэл крепко прижался губами к теплой макушке Оливии, и у родителей не осталось сомнений в искренности его слов. — Мама, — он посмотрел на Дайану, — ты нас благословишь?

Губы старой женщины на мгновение сжались, — ох уж эта молодежь, с ними как на пороховой бочке! — но не бороться же ей против всей семьи. Она обняла Джоэла и Оливию и поцеловала.

— Что я могу сказать? — Слезы радости заблестели в ее глазах. — Надеюсь, вы наконец обретете счастье, которого заслуживаете.

ЭПИЛОГ


— Можно мне снова в бассейн? — заканючил Шон, и его отец с мачехой обменялись многозначительными взглядами.

— Ты полдня не вылезаешь из воды, — заметила Оливия. — Отец считает, что тебе необходим перерыв. Если хочешь пойти с нами сегодня вечером в город, марш в кровать.

— Еще пять минут, — умолял Шон. — А потом, обещаю, я посплю пару часиков. — Он улыбнулся Оливии. — Я же знаю, что ты не возражаешь. В конце концов, через год или два вы сами захотите, чтобы я научил Натали плавать.

Оливия погладила по головке девочку, которую держала на коленях.

— Он прав, — она обратилась к Джоэлу.

Его глаза вспыхнули, и она сразу угадала желание, охватившее его в одночасье.

— Ладно, — согласился Джоэл. — Пять минут, а затем бегом в свою комнату, и чтобы я не слышал, что ты играешь в электронные игры, когда полагается спать. Иначе останешься вечером дома.

— Отлично, пап.

Шон обнажил белые зубы в довольной улыбке и нырнул под воду. С тех пор как они переехали в Штаты, его способности в плавании улучшались день ото дня. Просторный сад с бассейном располагал к занятиям спортом.

Прошло немногим больше года с момента свадьбы Оливии и Джоэла, но их жизнь сильно изменилась за эти короткие двенадцать месяцев.

На свадебной церемонии присутствовали лишь члены семей невесты и жениха и близкие друзья.

Шон играл роль главного шафера и был в восторге от возложенных на него обязанностей. Луиза была очень благодарна Оливии за то, что та приняла Шона в свой дом, с маленьким ребенком было трудно уследить за сыном-подростком.

Оливия нашла работу на полдня в Чевинхеме и могла в любое время забирать его из школы. Теперь она чувствовала себя настоящей матерью.

Хорошие отношения с Шоном стали дополнительным источником радости всей семьи. Джоэл оставил свою холостяцкую привычку допоздна засиживаться на работе и сразу после лекций рвался домой, к жене и сыну.

В конце лета Джоэл принял приглашение одного из престижных американских университетов прочитать курс лекций.

Оливия не колебалась ни секунды, оставлять ей работу или нет. И вскоре они переехали в маленький городок недалеко от Бостона.

Естественно, Шон изъявил желание поехать с ними, но Джоэл объяснил мальчику, что это будет несправедливо по отношению к его матери, поэтому они достигли договоренности: Шон будет самостоятельно прилетать к ним каждые каникулы.

Вскоре после приезда в Америку Оливия поняла, что беременна. Она легко выходила срок и родила здоровую и красивую девочку, которую назвали Натали.

Контракт Джоэла с университетом заканчивался в октябре, и хотя Оливии было жаль покидать насиженное место, она хотела домой. Им нужно было показать Натали бабушке и обоим дедам, а также ее тете и дяде. Несмотря на грусть по поводу расставания с новыми американскими друзьями, Джоэл тоже рвался в Англию. Его уже давно заждались студенты, и он предвкушал, как поделится с ними своими новыми открытиями.

Шон вылез из бассейна и направился в душ. Джоэл взял дочку у жены. Ребенок с несвойственной ее возрасту силой вцепился в отцовский палец.

— Ты, верно, устала. — Он дотронулся до розовой пухлой щечки. — Мама накормила тебя, поменяла подгузник, и теперь ты должна дать нам несколько минут отдыха, — терпеливо объяснял он трехмесячной девчушке.

— Дети непредсказуемы, — уверенно проговорила Оливия. Она посещала занятия в клинике для будущих матерей, из которых вынесла много интересного. — Возможно, тебе следует честно признаться, что ты хочешь заполучить ее маму к себе в постель.

— Это так очевидно? — Он блеснул невероятно белыми на фоне загорелого лица зубами. В Массачусетсе климат был гораздо жарче, чем на северо-востоке Англии. Джоэл выглядел отдохнувшим и привлекательным, и Оливия не могла дождаться, когда останется с мужем наедине.

Полчаса спустя Джоэл перекатил жену на спину.

— Мне не хотелось бы никуда выходить сегодня вечером, — протянул он томно. — Я бы предпочел остаться с тобой.

Оливия забросила одну руку ему на плечо, другой откинула со лба влажные волосы.

— Твои коллеги дают ужин в твою честь. Это знак уважения и дружбы, они очень сожалеют о твоем отъезде.

Джоэл провел пальцем по полной и отяжелевшей от молока груди жены.

— Знаю, — кивнул он. — Я наслаждаюсь чувством абсолютного обладания. Когда мы приедем домой, мне придется делить твое внимание с семьей.

Она улыбнулась.

— Я хочу видеть отца. Линда писала, что он лихо ездит на инвалидном кресле и подумывает купить машину. Он чувствует себя гораздо лучше.

— Благодаря тебе, — заметил Джоэл, и через мгновение она почувствовала его губы у себя на животе. — Твое возвращение домой — самое лучшее, что произошло со всеми нами. Не могу представить, как бы я жил без тебя.

— Линде тоже надо отдать должное, — слабо пробормотала Оливия. — И, кстати, нужно не забыть оставить бутылку молока Марше, когда мы уйдем на праздник.

Марша была пожилой чернокожей женщиной, которая откликнулась на их объявление о найме экономки. Она оказалась настоящим сокровищем для молодой семьи. Именно она отвезла Оливию в больницу, когда у той начались схватки, и успокаивала Джоэла.

— У Марши дюжина собственных детей. Думаю, ты можешь на нее положиться, — сказал Джоэл и потянулся к ее губам. — Как сильно ты любишь поговорить, — посетовал он.

Оливия улыбнулась и забросила одну ногу ему на бедро.

— Я перестану болтать, но и ты не трать время понапрасну, — поддразнила она мужа. — Через двадцать минут Шон начнет искать нас…


home | my bookshelf | | Несмолкаемая песнь любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу