Book: Опасное очарование



Опасное очарование

Энн Мэтер

Опасное очарование

Глава 1

Джулия критически оглядела себя в зеркале на туалетном столике и задумчиво улыбнулась. Этот вечер был важен для Пола, и она хотела его порадовать. Ее короткое платье из белого кружева и розовой тафты очень шло ей и к тому же открывало ее длинные стройные ноги.

Джулия сидела, подперев рукой подбородок, и думала, почему этот вечер кажется ей таким многообещающим, и ее глаза, карие с крохотными зелеными огоньками, светились от этих мыслей.

Раздался легкий стук, дверь спальни отворилась, и в комнату, смущенно улыбаясь, вошла ее мать:

— Ты готова? Пол уже заждался внизу.

— Как я выгляжу? — спросила Джулия, поднимаясь со стула и оборачиваясь к матери. Та смотрела на дочь всего несколько мгновений:

— Замечательно, но не лучше ли было надеть вечернее платье? Пол пришел в костюме.

Джулия передернула своими худенькими плечиками, и прядь ее прямых светло-каштановых волос упала на порозовевшие щеки.

— Думаю, это вполне подходящее платье. В любом случае, мама, у меня ведь нет вечернего.

— Знаю, дорогая, но, наверное, его можно было взять напрокат. — Мать Джулии выглядела встревоженной.

— Ну, перестань, — улыбнулась дочь, — это всего лишь вечеринка для работников фирмы, и сейчас уже никто не носит вечерних туалетов.

Мать вздохнула, зная, что Джулия всего лишь старается ее успокоить.

— Ладно, но длинное платье было бы уместнее. Хотя Пол считает, что тебе все к лицу, это уж точно.

Джулия, рассмеявшись, обняла мать, взяла с кровати красное бархатное пальто и двинулась вниз по лестнице. Мать спускалась за ней.

Тем временем Пол Баннистер в холле потягивал шерри, которым угостил его отец Джулии, доктор Кеннеди. В костюме Пол выглядел весьма привлекательно. Темный пиджак и брюки выгодно подчеркивали его стройную высокую фигуру и оттеняли бледное лицо. Удобно устроившись в глубоком кресле, отец Джулии курил сигару и разглагольствовал о своей практике: здесь, в Кенсингтоне, он работал врачом. Пол слушал его с рассеянным любопытством, и его глаза ярко заблестели, когда в комнату в накинутом на плечи пальто вошла Джулия.

Доктор Кеннеди улыбнулся и встал:

— Отлично выглядишь, Джулия! Ты не находишь, Пол?

— Думаю, она выглядит просто чудно! — выпалил Пол со всей горячностью юных лет, и супруги Кеннеди понимающе переглянулись.

Джулия решительно взяла Пола за руку:

— Нам пора. Пойдем.

У Пола был небольшой «остин», и, прежде чем обойти капот и скользнуть на свое место, он усадил Джулию, чмокнул ее и сказал:

— Сегодня вечером все будут мне завидовать!

— Думаешь? Да, от скромности ты не умрешь, — хихикнула она.

— Опять ты надо мной смеешься! Прекрасно ведь знаешь, что я имею в виду!

Джулия снова рассмеялась:

— Пожалуй, пора прекратить дразнить тебя. Ну, поехали.

Пол вел свой «остин» в плотном потоке машин, заполнивших улицы Лондона. Было около восьми вечера, и машин на дорогах пруд пруди, но Джулия чувствовала себя необычайно счастливой и довольной. Откинувшись на сиденье, она задумалась. Ей двадцать один год, и она едет на вечеринку с влюбленным в нее симпатичным молодым человеком, что совершенно очевидно. Жизнь ее всегда была спокойной и счастливой, чего же еще желать молодой девушке? Сейчас ее чувства к Полу весьма неопределенны, но они непременно изменятся. Джулия уверена, что в будущем они с Полом поженятся, купят дом в одном из новых жилых районов на окраине Лондона и в конце концов создадут свою семью. Пол очень мил, к тому же у него интересная работа в независимой телевизионной компании, и хотя пока ему приходится выполнять множество различных поручений, со временем, набравшись опыта и повзрослев, он вполне способен получить неплохую должность. Он умен, усерден, его старания явно не пройдут даром, в том числе и в финансовом смысле. Но деньги не имели для Джулии никакого значения в сравнении со счастьем. Ее родители вовсе не были богатыми, однако Джулию всегда окружала атмосфера любви и дружбы, она никогда не ощущала одиночества и очень это ценила. Пол же был просто одержим желанием получить хорошую высокооплачиваемую работу; впрочем, возможно, это объясняется тем, что он задумал жениться и достойно обеспечивать семью. Дай Бог, чтобы это была единственная причина.

Несмотря на денежные затруднения в семье, Джулия училась в школе-интернате, где ее окружали девочки из состоятельных семей, но выглядели они какими-то несчастными. Их родители никогда не навешали дочерей, а на каникулы отсылали в какой-нибудь круиз под присмотром гувернанток. Джулию же дома всегда ждали, и она очень ценила родительскую любовь и теплоту.

Окончив школу, Джулия поступила на работу в большой магазин на Оксфорд-стрит. Ей нравилось общаться с людьми, и именно там она познакомилась с Самантой Эдвардс, которая в дальнейшем стала ее лучшей подругой. Девушки выяснили, что учились в одной школе. Саманта была дочерью банкира и старше Джулии года на два. Ее родители уже развелись, а Саманта вышла замуж за художника Бенедикта Барлоу…

Джулия вернулась к действительности. Сегодня в «Феникс телевижн» намечалась обычная ежегодная вечеринка для работников компании, и Пол с Джулией направлялись туда. Джулия никогда не бывала в телевизионной студии и просто сгорала от любопытства.

Компания «Феникс телевижн» располагалась неподалеку от Уорвик-роуд, и молодые люди вскоре прибыли на место. За воротами виднелась огромная стоянка, на ней, среди прочих больших и малых машин, Пол и оставил свой «остин».

Вечер был холодным — конец октября, и Джулия взяла Пола под руку, пока они приближались к приветливым огням громадного здания со светящейся неоновой надписью где-то под самой крышей.

У входа их встретил швейцар, взглянул на приглашения и проводил к лифту, который быстро домчал их на двенадцатый этаж.

— У нас самая большая студия, нам под нее выделили целый этаж, — объяснил Пол. — Здесь много места, очень удобно проводить вечеринки.

Джулия кивнула. В лифте, кроме них, никого не было, и девушка испугалась, как бы они не приехали первыми. Хотя приглашали их на семь тридцать, но общего застолья не намечалось, поэтому можно и не торопиться. Едва она собралась сказать Полу, не лучше ли им было задержаться, как лифт остановился.

Едва они вышли на площадку, как услышали прекрасную оркестровую музыку. Девушка тут же обо всем забыла и пошла за Полом по коридору, заполненному людьми, к огромному залу. Вопреки ее страхам он отнюдь не пустовал. Все пили, смеялись, веселились, царила атмосфера радушного братства.

Приветливый официант показал Джулии дамскую комнату, где она оставила пальто и привела себя в порядок. Здесь, как и в зале, оказалось много женщин. Все богато одеты и просто увешаны драгоценностями — в ушах, на пальцах, на груди сверкали бриллианты. Девушка робко дотронулась до серебряного браслета на руке, ее единственного украшения. Жаль, что она не догадалась попросить у матери цепочку. Пожав плечами, Джулия направилась обратно в зал: теперь нет смысла терзать себя из-за этого, она и так выглядит отлично.

Пол уже ждал ее в коридоре в компании молодой пары, которую он представил как Ларри и Джейн Чэндлер.

— Ларри тоже здесь работает. Они поженились всего три недели назад.

— Неужели? Потрясающе! — восторженно воскликнула Джулия.

Джейн улыбнулась. Она была хорошенькой, рыжеволосой, с очаровательным лукавым личиком.

— Да, Джулия. И теперь мы агитируем всех присоединяться к нам. — Она игриво взглянула на Пола: — Ты еще не надумал рискнуть, а?

— Почему же… — Он улыбнулся и посмотрел на Джулию.

Покраснев, Джулия сменила тему разговора. Несмотря на романтические грезы, посетившие ее сегодня вечером, она вовсе не собиралась так быстро отказываться от свободы. Едва речь заходила о семейной жизни с Полом, как внутри у нее рождалось странное настораживающее чувство, словно она не была уверена в своем отношении к нему. Быть может, она хочет слишком многого? По крайней мере, Пол ей нравится, он будет замечательным мужем — внимательным, добрым, любящим детей. Но все же она чего-то боялась.

В конце зала, на нескольких длинных столах, пригнувшихся под тяжестью яств, располагался буфет. Чего здесь только не было! Паштет из омаров, икра, мясные фрикадельки под острым грибным соусом в маленьких глубоких мисочках с деревянными ложками!..

Спиртного тоже было море: компания платила за все, и мест у столиков становилось все меньше и меньше. Пол, Джулия и Чэндлеры нашли свободный столик рядом с танцплощадкой и заказали мартини.

Напротив буфета, на невысокой сцене, разместился оркестр, а у стен зала стояли столики. Рядом находился зал поменьше — для тех, кто предпочитает более интимную обстановку. Приглушенный свет превращал все помещение в пещеру Аладдина со множеством впадин и выступов, а яркие наряды женщин и сверкающие украшения усиливали ощущение праздника. Пол улыбнулся:

— Неплохая у нас команда, а, Ларри?

В ответ Ларри лишь ухмыльнулся, как будто мысль о том, что Пол считает себя частью их компании, позабавила его.

Девушки поболтали о нарядах и последнем фильме о Джеймсе Бонде, чуть позже Пол познакомил Джулию с парой здешних продюсеров и их женами, а ее вдруг обеспокоило его явное самодовольство.

Вернувшись к Чэндлерам, они стали танцевать. Ларри пригласил Джулию, и она согласилась. Пол тотчас пригласил Джейн. Так весь вечер они менялись партнерами и веселились; и Пол, и Ларри прекрасно танцевали. А между танцами и девушки, и мужчины беседовали каждый о своем.

— Ты заметила, что люди с телевидения никого вокруг не замечают, зациклены только на себе? — скривившись, спросила Джейн. — Берегись, Джулия, если выйдешь за Пола, будешь страдать от этого всю жизнь. Что скажешь?

— Не знаю, — вспыхнула девушка.

— Вообще-то это зависит от человека. — Доверительно понизив голос, Джейн ближе наклонилась к собеседнице. — Мне кажется, Пол ужасно милый.

— Да, мне тоже. — Джулия до крови прикусила нижнюю губу. Как бы ей хотелось определиться, наконец, со своими чувствами! Все, буквально все требовали от нее четкого ответа.

Вот и Ларри, танцуя с ней сегодня вечером, словно невзначай обронил:

— А Пол знает толк в женщинах! Когда же свадьба?

— Еще ничего не решено, — натянуто улыбнувшись, уклонилась Джулия от ответа. — Расскажи, чем ты здесь занимаешься?

— Я помощник помощника-режиссера. Проще говоря, слуга слуги, — горько усмехнувшись, добавил он, на что девушка протянула с завистью:

— Зато здесь всегда куча знаменитостей. Наверняка ты всех знаешь?

— Во многие студии я даже не захожу и, естественно, никого не вижу. Хотя некоторых встречал.

Вечеринка шла своим чередом. Поужинав и изрядно истребив запасы шампанского, все продолжали оживленно болтать, забыв, кто начальник, а кто подчиненный.

Ларри решил познакомить Джейн со своим начальником, и Пол с Джулией остались одни.

— Тебе здесь нравится?

Она кивнула:

— А тебе?

— Да, очень. Я рад, что мы познакомились с Ларри и Джейн. Они такие славные.

Понимающе улыбнувшись в ответ, девушка спросила:

— Пол, а где же твой начальник, этот легендарный мистер Пэрриш?

— Джулия, ты шутишь? Он никогда не ходит на такие вечеринки. Ведь кто-то же должен следить за работой, пока мы здесь веселимся. Не забывай, зрителям-то все равно.

— Я не подумала об этом. — Она мечтательно затянулась сигаретой. — На телевидении никогда не скучно. В любой момент можешь встретить любимого актера или певца… Думаю, мне понравится здесь работать.

— Тебя ни за что не возьмут, — ухмыльнулся Пол.

— А я нисколько не расстроюсь. Мне нравится моя работа. Если я и сменю ее, то стану няней или медсестрой. Иногда мне очень хочется понянчить ребеночка, особенно несчастного, чьи родители совсем не заботятся о нем.

— Выходи за меня замуж, и у нас будет своя семья, дети. — Его слова прозвучали так искренне и серьезно, что Джулия пожалела, что завела этот разговор.

— Пол, прошу тебя, мне нужно время. — Девушка сконфуженно отвернулась. — Пол, посмотри, там Мануэль Кортез! Ты не говорил мне, что он работает на «Феникс». О, Пол, я так его люблю!

Пол приподнялся и посмотрел в ту сторону, кровь прихлынула к его лицу, а голос заметно задрожал.

— С ним мистер Пэрриш. О Боже! Я даже не надеялся, что он сюда придет!

— Как ты думаешь, почему он пришел? — двигаясь вслед за Полом, спросила Джулия.

— Проводить нашего высокого гостя на вечеринку. — Теперь голос Пола звучал ровнее. — Совсем забыл о выступлении Кортеза. Он очень привлекательный мужчина.

— Да, очень. И он прекрасно знает о своих достоинствах. В его положении иначе и быть не может.

Молодой человек только пожал плечами:

— Пойдем выпьем чего-нибудь. Мистеру Пэрришу сегодня не до меня.

Но он ошибся. Нейл Пэрриш приветливо окликнул его около буфета:

— Привет, Пол, как тебе наше застолье?

— Спасибо, мистер Пэрриш, все замечательно, — заискивающе улыбаясь, ответил Пол, и его лицо приняло отталкивающе льстивое выражение. — А вам здесь нравится?

— Не очень. Кстати, вы знакомы с мсье Кортезом?

— О да. Добрый вечер, мсье. Вы уже закончили представление?

Кивнув, Мануэль Кортез бесстыдно уставился на Джулию. Девушка давно привыкла к смелым оценивающим взглядам, которые мужчины бросали в ее сторону, и отвечала на них очень холодно. Впрочем, Мануэль Кортез не походил ни на одного из них.

Он был сказочно красив: высокий, стройный, смуглый, с желто-зелеными кошачьими глазами, колдовской взгляд которых лишал всякого самообладания. Его темные волосы крупными локонами спускались на плечи, а плавные, грациозные движения выдавали в нем чувственную, сладострастную натуру. Едва их взгляды встретились, у Джулии перехватило дыхание, и она побежденно опустила глаза.

Пол увлеченно говорил о чем-то с мистером Пэрришем и ничего вокруг не замечал. Вдруг, очнувшись, как ото сна, он потянул Джулию за руку и представил сначала мистеру Пэрришу, затем Мануэлю Кортезу.

Певец говорил с латиноамериканским акцентом, в котором звучали звенящие испанские нотки. От его тихого, низкого, сипловатого голоса Джулию бросило в жар.

— Добрый вечер, мисс Кеннеди, — лениво проговорил он, и на мгновение ее рука почувствовала прикосновение его прохладных, сильных пальцев.

— Скажите, пожалуйста, — Джулия отчаянно пыталась придумать, о чем спросить, — вы мексиканец или кубинец?

Пол с ужасом посмотрел на нее, а Кортез, ничуть не смутившись, спокойно ответил:

— Я мексиканец, но живу в Калифорнии. Джулия чувствовала себя ужасно неловко.

Она обожала этого певца, хотя почти ничего о нем не знала. Кортез — очень популярен, играет на многих инструментах и поет под гитару всеми любимые грустные индейские песни. На британском телевидении он появлялся редко, так как просил слишком высокие гонорары, и Джулия видела его лишь в американских шоу и покупала напетые им пластинки. Она считала, что ему лет тридцать пять, правда, морщинки, незаметные на экране, теперь отчетливо проступали на его лице, и Джулия про себя отметила, что они только придают шарма его и без того загадочному облику.

Пол пригласил мистера Пэрриша остаться и выпить с ними, но получил отказ. Его начальника тут же окружили большие шишки из «Феникс телевижн», и он почувствовал себя лишним. Вернувшись к столикам в буфете, молодой человек обиженно проворчал:

— Безобразие. Не дают спокойно поговорить с человеком.

Джулия молчала. Внезапно она почувствовала себя подавленной. Было так приятно беседовать с мистером Пэрришем и Мануэлем Кортезом!..

— Должно быть, все хотят с ним познакомиться, — задумчиво пробормотала она и резонно добавила: — Его ведь не каждый день встретишь. — Затем с улыбкой обратилась к своему спутнику: — Будет тебе, Пол. Не будь таким букой. Сам же говорил, ты здесь мелкая сошка, помнишь?

— Никогда я такого не говорил, — возмутился молодой человек.

— Ах да, это был Ларри, — примирительно заулыбалась Джулия.

— Я к своей работе отношусь гораздо серьезнее. — Слова подруги явно задели его за живое.

— Ну же, Пол. Не будь ребенком. Пойдем потанцуем. — Девушка нетерпеливо подергивала своими худенькими плечиками.

— Я не хочу танцевать, я хочу есть, — окрысился Пол, решительно направляясь к буфетным столикам.

Джулия тяжело вздохнула. В таком состоянии Пол невыносим. Каким-то образом она вызвала его негодование. Девушка не понимала, почему он так ревностно относится к своей работе. Скорее всего, он слишком серьезен.

В буфете она заставила себя проглотить несколько тартинок, жеманно улыбаясь чопорным старушкам, а молодежь тем временем хлынула на танцплощадку. Музыка становились все быстрее и заразительнее, тела извивались в причудливом танце, а Джулия, покусывая губы, издалека наблюдала за танцующими.



Вдруг Пол засиял, как серебряный поднос из коллекции ее отца, и спешно проглотил пирожное: не кто иной, как Нейл Пэрриш приближался к ним с бокалом шампанского, но в отличие от своего подчиненного, он не выглядел таким уж счастливым.

— Эй, Баннистер, спустись в холл и попроси шофера мистера Кортеза подождать. Боюсь, он задержится дольше, чем рассчитывал.

Джулии показалось странным, что мистер Пэрриш просто не позвонит ему, однако Пол, казалось, ничуть не удивился просьбе:

— Хорошо, мистер Пэрриш. Извини, Джулия. Я не надолго.

Молодой человек удалился, и девушке ничего не оставалось, как завести разговор с его начальником:

— Что-нибудь не так, мистер Пэрриш? Вы чем-то расстроены?

— Еще бы. Кое-кто здесь выпил слишком много шампанского и уговорил мсье Кортеза остаться на вечеринку. А он очень деликатен, чтобы отказаться.

Ехидно ухмыльнувшись, Джулия подумала: «Он явно не горит желанием брать на себя ответственность за подчиненных».

— Выпьете со мной? — Голос Пэрриша вывел девушку из задумчивости. — В конце концов, мне придется смириться с этим. Давайте тоже возьмем шампанского и обо всем забудем.

По правде говоря, у нее уже слегка кружилась голова от двух предыдущих бокалов шампанского и двух мартини, выпитых еще раньше практически на пустой желудок, но отказываться было неудобно, и она взяла бокал у проходящего мимо официанта. Лишь съев пару бутербродов с лососем, Джулия почувствовала себя лучше.

Праздно озираясь по сторонам, девушка заметила Мануэля Кортеза, тоже с бокалом в руке, увлеченно рассказывающего собеседникам о своей работе. Почувствовав на себе ее взгляд, он резко обернулся. Джулия вздрогнула, прочитав в его глазах почти нескрываемое сексуальное желание, и смутилась. Но еще долго она не могла успокоить неистово бьющееся сердце. Совершенно очевидно, что певец считает ее привлекательной. От этой мысли все в голове закружилось.

Казалось, прошла вечность, прежде чем вернулся Пол. Джулия даже забеспокоилась. Неужели так долго предупредить шофера? Или он потребовал объяснений, что почти невероятно. Ждать — его обязанность.

Нейл Пэрриш станцевал с ней несколько танцев, и, судя по завистливым взглядам, которые бросали на нее жены молодых сотрудников, она должна гордиться этим. «По крайней мере, Пол будет доволен», — сухо отметила она.

Вернувшись к буфету, девушка застала своего друга за разговором с еще одним продюсером, дородным лысеющим человеком, которого она уже видела здесь раньше.

Со скучающим видом Джулия побрела по залу, едва не натолкнувшись на Кортеза, чудом очутившегося возле нее. Его желтые кошачьи глаза лениво улыбались.

— Привет, — тихо сказал он. — Потанцуем?

— Вы… вы ко мне? — Джулия не верила своим глазам. Этого не может быть! Нет, только не с ней!

— А к кому же еще? — Кортез от души наслаждался ее замешательством.

Джулия обернулась и взглянула на Пола, внимательно наблюдавшего за ними с противоположного конца зала, и неожиданно для себя позволила Кортезу сжать рукой ее хрупкое запястье и потащить в центр танцплощадки. Ровная, ритмичная музыка из «горячей двадцатки» заполнила полутемный зал. Не замечая никого вокруг, Мануэль притиснул к себе девушку, положив одну руку на талию, другой крепко сжимая ее ладонь. Он был на голову выше Джулии. Пара медленно кружилась по залу среди молодежи, танцующей преимущественно поодиночке. Музыка гипнотизировала Джулию, почти лишая ее сознания, и девушке приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы оставаться в реальном мире под десятками пар любопытных глаз, неотрывно наблюдающих за ними. Никогда она не танцевала ни с кем, хоть отдаленно напоминающим Мануэля Кортеза. В нем было столько первобытного, животного магнетизма, что каждая клеточка ее тела бессознательно откликалась на прикосновения его рук.

«Это же Мануэль Кортез. — Девушка безнадежно искала спасение в холодных логических доводах. — Он опытный обольститель, отлично знающий себе цену. Я для него никто. Еще одна красивая женщина, которых у него миллионы».

— Тебя зовут Джулия, верно? — Его жаркое дыхание над самым ухом вернуло девушку к реальности.

— Да, — не своим голосом ответила она.

— И чем ты занимаешься, работаешь на «Феникс»?

— Нет, я работаю в магазине на Оксфорд-стрит.

Ее голос прозвучал холодно, и, отстранившись, собеседник нахмурился:

— В чем дело? Ты не хочешь танцевать со мной?

— Конечно хочу. Но мне неловко, ведь все на нас смотрят. — Жалкое подобие улыбки возникло и тут же испарилось с ее лица.

— Неужели? — Певец нехотя огляделся по сторонам. — Ну и что? Пусть смотрят. Я к этому привык.

— Да, но я не привыкла. — Девушка сбилась с ритма и споткнулась. — Вот видите! — чуть не плача воскликнула она.

— Пойдем. В утешение я куплю тебе выпить. Что ты хочешь? Шампанского?

— Но вы не обязаны.

— Знаю. — Неожиданно его лицо стало жестким. — Я всегда делаю только то, что хочу.

— Хорошо.

Пожав плечами, она последовала за ним к бару. Заказав для спутницы шампанское и виски для себя, он предложил ей сигарету.

— Парень, с которым ты пришла, сейчас, должно быть, лопается от злости.

Джулия вздрогнула. На мгновение она совсем забыла про Пола.

— Я должна идти, — сокрушенно проговорила она.

— Брось, забудь о нем и наслаждайся жизнью.

— Но мне не все равно, что подумает Пол. — В ее голосе зазвучали ледяные нотки.

— Почему? Вы разве помолвлены?

— Нет, но…

— Понятно. — Мануэль решительно допил остатки виски. — Тебе нравятся такие вечеринки?

Девушка вопросительно смотрела на него, и он продолжил:

— Меня они просто убивают. Такие, как Пэрриш, делают вид, что общаются на равных с такими, как твой Пол, но ты ведь прекрасно понимаешь, что в понедельник все станет на свои места.

— Вы так циничны, мистер Кортез.

— Возможно. Давай забудем об этом. Еще шампанского?

Джулия отрицательно мотнула головой. Заказав себе еще виски и залпом выпив половину, Мануэль заговорил снова:

— Скажи, тебе никогда не хотелось оказаться среди звезд?

— Вы имеете в виду на телевидении? — уточнила она. — Нет, не очень. К тому же я ничего не умею: ни петь, ни танцевать, ни печатать на машинке.

Улыбнувшись, Кортез облокотился о стойку бара:

— Существует масса способов проникнуть за закрытые двери. Такая красивая девушка, как ты…

Джулия резко встала:

— Если вы о том, о чем я подумала, забудьте об этом. Я не стану продавать себя даже ради славы.

— Женщины продают себя и за меньшее, — не шевельнувшись, холодно произнес Кортез.

В ответ Джулия нетерпеливо бросила:

— Я должна идти.

— Почему? Я тебя шокировал? Конечно нет. Ты взрослая девочка и прекрасно знаешь, что вокруг происходит.

Медленно затушив сигарету о стойку бара, девушка презрительно посмотрела на собеседника, высоко вскинув брови. Впрочем, ее надменный взгляд не достиг желаемого результата: ни одна жилка не дрогнула на лице наглеца. Так и оставив его циничное замечание без ответа, она резко повернулась и быстро пошла прочь.

Только оказавшись рядом с Полом, девушка поняла, что совершила что-то из ряда вон выходящее. Его испуганное лицо было красноречивее слов.

— Джулия, ты… ты понимаешь, что ты сделала?

— Да. Я только что ушла от человека, который обращался со мной чуть лучше, чем… чем с… — Она пыталась подобрать нужное слово, но тщетно. — Он очень неприятный человек.

— О чем ты? — нахмурился Пол.

— С ним неприятно разговаривать. — Джулия раздраженно вздохнула. — И не только это. Его отношение. Я не могу точно объяснить.

Несмотря на отвратительные манеры, Кортез нравился ей как прежде. Вот что действительно необъяснимо и раздражает больше всего на свете.

— Пойдем домой.

Пол озабоченно следил за Нейлом Пэрришем, решительно прокладывающим себе путь к выходу.

— Что? Домой? Как хочешь. Да, так будет лучше. — Он бесцеремонно потащил девушку к выходу. — Одному Богу известно, что мистер Пэрриш скажет в понедельник утром.

В памяти Джулии всплыли слова Кортеза о начальниках и подчиненных. Безусловно, в этом он был прав и, возможно, во всем остальном тоже.

— Почему ты так долго? — наконец спросила она. — Я устала ждать. Думала, ты про меня забыл.

— Объясню, когда сядем в машину. Иди забери свое пальто.

В машине было холодно и влажно, впрочем, обогреватель вскоре нагрел салон. Пол ехал очень медленно. Было еще рано, и родители девушки не ждали их возвращения.

— Расскажи мне, что случилось с шофером, — попросила Джулия.

— Вообще-то это был не шофер, это была женщина.

— Женщина? Ты ее знаешь?

— Теперь знаю. Это танцовщица… Долорес Арривера. Может быть, слышала о ней?

Джулия кивнула.

— Так вот, она ждала Кортеза, а когда услышала, что он задерживается на вечеринке, закатила ужасный скандал. Требовала отвести ее наверх. Ну и в переделку я попал! Не знал, что делать. Нейл четко дал понять, что не хочет видеть ее в зале. Пришлось ее успокаивать, но даже тогда она шипела, как дикая кошка. Да… этой дамочке лучше не попадаться под горячую руку!

— Она красивая?

— Очень. Рыжие волосы на прямой пробор, как у рафаэлевской Мадонны. Она их собирает в хвост. Глаза как у Кортеза. Ты бы сказала — испанские глаза. И великолепная норковая шуба.

Джулия расхохоталась:

— Она действительно потрясла тебя. Могу поспорить, ты не сможешь описать так же подробно, в чем сегодня вечером была Джейн.

— Пожалуй, ты права. Но представь, оставить такое чудо ждать внизу, пока сам сидишь на скучной вечеринке…

— Не такая уж она и скучная.

— Да, но… Ты же понимаешь, их нельзя сравнивать. Думаю, он знает, что она от него без ума. Тем не менее он бросил ее там и довел до бешенства.

Джулия молчала, она ощутила странное трепещущее чувство где-то внизу живота. «Сказывается выпитое», — раздраженно подумала она. Девушка знала, что Пол всего лишь шутит, и все же мысль о том, что у Мануэля роман с Долорес Арривера, не давая покоя, глубоко засела в ее мозгу.

Глава 2

В понедельник Джулия снова пошла на работу. Подруги-продавщицы с нетерпением ждали ее рассказа о субботней вечеринке и во время перерыва оживленно набросились на девушку с вопросами. Узнав же, что там был Мануэль Кортез, бедняжки чуть не окаменели. Пышная блондинка Донна первой обрела дар речи:

— Что ты говоришь?!

— Я танцевала с ним. — Тревожные мысли о певце покинули девушку, остались только приятные, и она добавила: — Он очень милый.

— Танцевала с ним? Господи, как тебе это удалось? — Мэрилин Петере просто сгорала от любопытства.

Джулия хихикнула. Ей нравилась такая популярность.

— Мистер Пэрриш, начальник Пола, познакомил нас. И Кортез пригласил меня потанцевать. Это было потрясающе.

— О чем вы говорили?

— Он с тобой заигрывал?

— Конечно нет! Внизу его ждала Долорес Арривера.

На этом интересную беседу пришлось временно прервать. Завидев грозную старшую продавщицу, миссис Фатерстоун, девушки выбежали из раздевалки и заспешили на свои рабочие места — они и так уже задержались.

— Кортез решил остаться на вечеринке, и Пол пошел вниз успокоить ее. Он говорил, что она была вне себя и просто кипела от злости, — рассказывала Джулия, пока девушки шли к своим прилавкам. — Пол решил, что он специально заводит ее, чтобы не остыла, когда он вечером вернется. Некоторым мужчинам это нравится. Неандертальцы!

Поглощенные разговором, подруги чуть не сбили с ног мужчину, стоящего в центре зала. Высокий, стройный, красивый, в темном костюме и длинном дорогом пальто из верблюжьей шерсти — такого мужчину трудно не заметить. Джулия первой подняла голову и остолбенела, ее щеки запылали.

— Мистер Кортез! — только и смогла выговорить она.

Донна и Мэрилин испуганно вскрикнули и заторопились каждая к своему прилавку. Оттуда они могли безнаказанно наблюдать за парой и явно наслаждались представившейся возможностью.

Взгляд певца был жестче гранита, и девушка почувствовала, что земля уходит у нее из под ног.

— Что… что вы здесь делаете?

— Это мое дело. И я буду очень благодарен, если ты воздержишься от обсуждения моих личных дел со своими… э-э-э… подружками.

В его голосе звучало столько злости, что девушка невольно содрогнулась. Он слышал их. Но много ли услышал? И зачем все-таки пришел?

— Пойдем, не будем давать твоим подругам поводов для сплетен. Мне нужны духи. Посоветуешь что-нибудь?

— Что вы хотите? — Джулия легко скользнула за стойку. — Что-нибудь легкое и свежее на каждый день или мускусный аромат для романтического вечера? — Чувствуя, что голос вот-вот задрожит, девушка прилагала колоссальные усилия, сдерживая внутренний трепет.

— Что-нибудь очень женственное, но достаточно… как бы это сказать… сильное! Обязательно из Парижа.

Он явно все еще сердился. Джулия отлично знала свою работу. Буквально через минуту на прилавке выстроилась батарея флакончиков, соответствующих описанию. С интересом наблюдая за его манипуляциями, девушка размышляла: «Настоящий гурман, если можно так сказать. Интересно, скольким женщинам он покупал духи?»

В конце концов, выбрав огромный флакон, мужчина попросил завернуть его в подарочную упаковку. Духи стоили двадцать фунтов стерлингов, и Джулия с радостью принялась за работу. Зашуршала оберточная бумага.

Возвышаясь над девушкой как скала, Мануэль задумчиво изучал ее низко склоненную голову — она была необычайно хороша сегодня. Нелепый изумрудно-зеленый халат ничуть ее не портил, а голубая блузка оттеняла глаза.

— Поужинаем сегодня вместе? — неожиданно спросил он.

Вопрос застал девушку врасплох. Несколько секунд она растерянно смотрела на него, затем вернулась к свертку и невинно спросила:

— А как же сеньорита Арривера?

— Это не твоя забота. — Снова ответ был резким и грубым. — Так как насчет вечера?

Джулия передала ему коробочку и резким движением выхватила чек:

— Вы ведь не серьезно, мсье Кортез. Кроме того, у меня уже назначено свидание.

— Так отмени его!

Глаза девушки расширились от удивления.

— Я не отменяю свиданий с Полом. Очень жаль, но я должна отказать вам.

— Я не принимаю отказов! — зло чеканил он каждое слово.

— Почему? Это так необычно? Неужели все женщины из кожи вон лезут, чтобы вам понравиться?

— Вот именно! — прорычал он, и Джулия словно услышала в воздухе раскаты грома.

Отчетливо почувствовав приближение грозы, она с облегчением вздохнула, увидев миссис Фатерстоун, размашисто шагающую к ней по серому пушистому ковру. Старшей продавщице показалось, что это знакомый Джулии заглянул поболтать и беседа слишком затянулась.

— Мисс Кеннеди, вы уже обслужили этого джентльмена? — вежливо поинтересовалась она.

— Да, миссис Фатерстоун, — чопорно ответила девушка.

Певец злобно взглянул на непрошеную гостью. А та, узнав его, лишь восторженно воскликнула:

— Это же Мануэль Кортез! Здравствуйте, мистер Кортез! Какое счастье, что вы заглянули!

Мануэль давно привык, что его узнают на улицах, и самозабвенно наслаждался славой, но в этот раз он чувствовал бессильный гнев оттого, что их так бесцеремонно прервали. Он любезно попрощался со обеими дамами и быстро покинул зал. А миссис Фатерстоун яростно набросилась на Джулию:

— Ты хоть знаешь, кто это был?

— Конечно. В субботу я танцевала с ним на вечеринке в «Феникс телевижн». Он записывает для них пластинку. Мистер Пэрриш, начальник Пола, познакомил нас.

Окинув подчиненную недоверчивым взглядом, миссис Фатерстоун хмыкнула и удалилась. Девушка так обрадовалась этому, что даже не обиделась.

В обеденный перерыв, едва оказавшись в кафе, Донна и Мэрилин принялись наперебой превозносить достоинства Кортеза, и их подруга засомневалась в своем решении. Наверное, стоило последовать зову сердца и согласиться на ужин.

— Он просто душка, — вздохнула Донна. — Если бы он пригласил меня, я бы не раздумывала. Пол и рядом с ним не стоял! Джулия, ты ненормальная!

— Пол ничего. Но он не сексуальный, — согласилась Мэрилин.

Джулия почувствовала настоятельную потребность защитить друга и резко бросила:

— Меня он устраивает.

— Ну, не знаю… — Мэрилин, казалось, не замечала настроения подруги. — Не забывай, замуж выходят на всю жизнь, а такие, как Пол, не меняются. Он очень правильный, и он мне нравится. Но выходить за него было бы ошибкой.

Джулия только вздохнула в ответ. Хотя Мэрилин и вмешивалась в ее частную жизнь, она не одернула ее. Девушки всегда откровенничали друг с другом и даже личные проблемы обсуждали вместе.

Сказать, что Пол правильный, — не сказать ничего, о чем Джулия и заявила, только он уже никого не интересовал. Внимание вновь переключилось на Мануэля Кортеза.

— Не думаю, что у него серьезные намерения, — пробормотала Донна. — А ты ведь не из тех, кто заводит мимолетные романы.

— Конечно нет! — возмутилась Джулия, и на этом разговор окончился.



Весь день девушка ждала, что Мануэль появится снова. Все говорило о том, что от него не так-то просто отделаться, даже если женщина представляет проходящий интерес. Джулия не обманула его, сказав, что сегодня вечером у нее свидание. Пол пригласил ее на день рождения к приятелю, впрочем, затея уже потеряла для нее свою прежнюю привлекательность. Ей хотелось пойти куда-нибудь с Мануэлем Кортезом.

В пять тридцать магазин закрылся, и вместе с остальными сотрудниками девушка выпорхнула на улицу через служебный вход в переулок, но вскоре осталась одна. Мэрилин и Донна убежали вперед. Они хотели попасть на первый сеанс в ближайшем кинотеатре.

Задумчиво бредя по тротуару, Джулия не заметила шикарный спортивный автомобиль с низкими сиденьями, припаркованный у обочины, и вздрогнула, услышав сзади себя голос:

— Подвезти тебя домой?

Девушка резко обернулась. Она не ошиблась, так мог говорить только Мануэль Кортез. Она и утром не ожидала его появления, а теперь просто окаменела от удивления. Стоя как вкопанная и хлопая длинными ресницами, она и представить себе не могла, как соблазнительно выглядит в красном кожаном пальто, коротеньких осенних сапожках и с широко раскрытыми от изумления глазами.

— Не стоит. Я всегда езжу на автобусе, — наконец выдавила она.

— А я никогда не езжу на автобусах, — весело проворковал певец. — Садись, а то люди подумают, что я к тебе пристаю.

Все еще в замешательстве, Джулия скользнула на роскошное кожаное сиденье темно-зеленого «феррари». «Ему лучше уступить», — подумала она.

Довольный Мануэль уселся рядом и завел мотор машины.

В это время дня движение на Оксфорд-стрит было напряженным, и Мануэль какое-то время молчал, сосредоточившись на дороге. Воспользовавшись этим и придя в себя, девушка с любопытством разглядывала спутника. Перед ней был все тот же человек, которого она видела сегодня и в субботу вечером. Удивительно, что она остро осознавала свою зависимость от него, и это делало мужчину чужим и далеким. Интересно, что заставило ее сесть к нему в машину, кроме его повелительного тона, конечно? В конце концов, она всегда могла постоять за себя и справиться с любой непредвиденной ситуацией. А он, несмотря на громкую славу, просто мужчина. Что же с ней случилось?

Через несколько минут, осмелев, Джулия заговорила:

— Не знаю, в курсе ли вы, но я живу в Кенсингтоне. А эта дорога туда не ведет.

— Знаю.

— Что значит — знаете? — разозлилась она. — Вы сказали, что отвезете меня домой. Я вам доверилась!

— Отвезу, отвезу, не волнуйся. Но позже.

Вздохнув, Джулия откинулась на сиденье. Действительно, что с ней может случиться? «Признайся, интригующая ситуация», — внезапно пролетело в голове. А вслед за этим девушка вспомнила о родителях: они ждут ее рано и будут волноваться.

— Родители думают, что я сразу поеду домой, они расстроятся. — Джулия удивилась, услышав в своем голосе нервозные нотки.

Мельком взглянув на спутницу, Кортез круто остановил машину у тротуара:

— Хорошо, мисс Кеннеди, поезжайте домой. — И он небрежно повел плечами.

— Я вас не понимаю. — Девушка гневно уставилась на собеседника.

— Здесь нечего понимать. Вылезайте из машины и поезжайте на автобусе.

— Ну, знаете, у меня нет ни малейшего желания разыскивать здесь автобус, — повысила она голос. — Вы отвезете меня, как и обещали.

— Вот теперь я тебя узнаю. — Почему-то его милый акцент звучал сейчас отчетливее, чем обычно. — Серьезно, ты не передумала провести со мной вечер? Я с удовольствием отвезу тебя в маленький ресторанчик здесь неподалеку. Там превосходная еда и на редкость вкусное вино, что не часто встретишь в этой стране.

— Но почему именно я? — Широко раскрытые глаза девушки были красноречивее слов.

Сощурившись, Мануэль лениво проговорил: — Ты красивая. А я люблю красивых женщин. Теперь твоя душенька довольна?

— Моя душенька здесь ни при чем. — А сама подумала, зачем она дерзит и надувает губы. Когда еще ей выдастся такой шанс? Многие ли девушки могут похвастаться свиданием с Мануэлем Кортезом? Надо быть идиоткой, чтобы отказаться снова.

— Согласна, я поужинаю с вами, только сначала позвоню родителям.

— Отлично, позвонишь из ресторана.

Мануэль завел двигатель, и Джулия непроизвольно вздрогнула. Теперь, когда решение принято, она опять заволновалась и с облегчением вздохнула лишь тогда, когда «феррари» завернул в кованые чугунные ворота довольно приличного нового ресторана «Белый дракон». В пути они почти не разговаривали, и беспокойные мысли беспрепятственно атаковали девушку. Вдруг он окажется бесчестным и похитит ее? Предположение, конечно, звучит нелепо. А все же она недостаточно хорошо его знает, чтобы чувствовать себя в безопасности.

Их «феррари» оказался самым шикарным автомобилем на стоянке, и Джулия с гордостью вышла из него. Плотнее запахнув пальто от порывистого ветра и мелкого дождя, который начался, когда они еще были в пути, девушка ждала, пока ее спутник закроет машину. Мануэль обошел капот и взял ее под руку, крепко стиснув запястье. Сегодня он был в темном пальто, отделанном мехом, и своем обычном темном костюме. Внезапно Джулия поймала себя на странной мысли о том, что считает брюнетов бесконечно сексуальнее блондинов. Подняв глаза, она заметила улыбку на его лице и игриво спросила:

— Наверное, считаете себя ловкачом, да?

— Интересно, с чего ты это взяла? — Его улыбка стала еще шире, обнажая белоснежные крепкие зубы.

— Потому что это так и есть. Вы очень хотели пригласить меня сегодня на свидание и пригласили, но можно узнать почему?

— Мне нечем было заняться. — К удивлению Джулии, его ответ прозвучал смущенно. — И потом, ни одна женщина на свете не смеет так обращаться с Мануэлем Кортезом. — Он так сильно сдавил ей руку, что ее пальцы чуть не затрещали.

— Вы имеете в виду субботний вечер? — Она поморщилась от боли, однако ничего не сказала. — Что такого я сделала? Не выношу дурной тон, вот и все.

— Многое из того, что я делаю, считают дурным тоном. Неужели такой пустяк повлияет на твое отношение ко мне?

— Уверена, вам ни капельки не интересно, что я скажу. Зачем я буду отвечать, напрасно сотрясать воздух? — Высвободив руку, девушка важно вошла в фойе.

Оставив пальто в раздевалке, они направились в обеденный зал, где их встретил услужливый метрдотель. Объяснив, что столик освободится через несколько минут, он попросил их подождать в баре.

Бар был великолепен. Стилизованные под старину разноцветные лампы освещали деревянные стулья и резные столики. В камине, потрескивая, горели дрова.

Не спрашивая, что она хочет, Мануэль заказал напитки, а девушка, пододвинув один из стульев к огню, по-домашнему грела руки. Она чувствовала себя неловко, остро осознавая, что ее наряд не соответствует окружающей обстановке.

— Мне стоило переодеться. Это рабочий костюм.

— А мне он нравится. Ты позвонила маме?

— Да, в раздевалке есть телефон. Я сказала, что встретила школьную подругу, с которой мы долго не виделись. Попросила передать это Полу. — Она сокрушенно вздохнула. — Не люблю я обманывать людей, а родителей — в особенности.

— Тогда почему ты не сказала правду? Или тебе стыдно признаться, что встречаешься со мной?

— Конечно нет. Честно говоря, папа обожает вашу музыку. Особенно когда вы играете на гитаре. У него много ваших пластинок.

— Да?

Он явно заскучал, и Джулия замолчала. О чем она думала раньше? Неужели надеялась, что будет ему интересна? Зачем он вообще ее пригласил? Джулия распалялась все больше и больше. Хорошенькое дело, отнять у нее вечер только затем, чтобы потешить самолюбие. Другой причины она не находила.

В баре было пустынно. Только двое мужчин играли в карты в другом конце зала. Мануэль поднялся и пересел поближе:

— О чем задумалась, красавица? Скучаешь?

Его близость смущала девушку.

— Не… нет, конечно, — заикаясь, промямлила она. — Это огонь так действует на меня, вот и все.

— Ведь ты боишься чего-то, правда?

— Почему я должна бояться? — гордо вскинув голову, спросила Джулия.

Темные брови мужчины игриво поползли вверх, и девушка заметила, что его роскошные густые ресницы куда длиннее ее собственных.

— Ты наверняка думаешь, что у меня недобрые намерения. Не беспокойся, ничего подобного.

Джулия заметила, что тает при звуке его протяжного мелодичного голоса, но она тут же напряглась, резко выпрямив спину, и быстро глотнула из стакана.

— Господи, что это? — едва выдохнула она, опуская стакан на стойку бара.

— Это коктейль по моему собственному рецепту. Что, не нравится?

— Это какая-то огненная вода! — Девушка кипела от возмущения.

Его глаза потемнели.

— Вполне подходяще для человека… в ком течет индейская кровь. — На Джулию словно повеяло холодом. — Извини, пойду посмотрю, готов ли столик.

Девушка в недоумении проводила его взглядом. Что такого она сказала? Она не догадывалась о его происхождении, впрочем, это не преступление. По крайней мере, теперь она знает, как его остудить. Странно, но Джулия чувствовала, что вот-вот расплачется, собственное утешение казалось ей совсем не убедительным.

Вскоре Мануэль вернулся и вновь стал изысканно вежливым и обходительным, и она засомневалась, не послышался ли ей лед в его голосе.

Обед был восхитительным, как он и обещал. Джулия любила хорошую кухню и, ощутив вдруг гнетущую пустоту в желудке, жадно набросилась на еду. К каждому блюду подавали свое вино, а к кофе их ждал бокал той пламенной, обжигающей жидкости, которую они незадолго до этого пили в баре.

Со времени их приезда посетителей значительно прибавилось, и, к своему удивлению, девушка заметила, что Мануэль старательно избегает встречаться глазами с людьми, которые с радостью его узнавали.

После обеда, куря и попивая кофе, Джулия возобновила разговор:

— Спасибо за чудесный вечер. Я не жалею, что пошла.

— Странно, но я тоже.

— Почему же странно? — недоумевала она.

— Знаешь, я боялся, что ты из тех особ, которые капризничают в еде, говорят, что следят за фигурой, и привередливо ковыряются в тарелке. Скажи мне как женщина, у вас так принято?

— Мне, пожалуй, повезло — ем, что хочу. А мисс Арривера капризничает?

Тень раздражения пробежала по его лицу, и, пожав широкими плечами, он сухо ответил:

— Долорес следит за фигурой по всем известным причинам. Она танцовщица, и от этого зависит ее работа.

Джулия сконфуженно молчала, а Мануэль распалялся все больше и больше:

— Как ты смеешь обсуждать мои отношения с Долорес с подружками по работе? Ты всегда рассказываешь друзьям о том, что с тобой происходит? Думаю, о сегодняшнем вечере ты им тоже поведаешь, да еще и приукрасишь, чтобы усилить впечатление.

Девушка покраснела:

— Не думаю, что вообще упомяну об этом.

Внезапно она почувствовала себя крошечной и беззащитной. Как ей хотелось объяснить мотивы своего поведения! Говорить о нем, чтобы избавиться от ноющей боли, которую ей причиняет сознание того, что он встречается с Долорес Арривера!

— Признаюсь честно, такого ответа я не ожидал. — Мужчина с интересом смотрел на нее. — Джулия Кеннеди, ты меня заинтриговала.

— Да? Почему? — Ей показалось, что мир переворачивается у нее под ногами.

— Может быть, потому, что никогда не знаешь, что у тебя на уме. Или может быть… — Он не продолжил. — Ты закончила? Нам пора идти.

— Но… но еще так рано! — Джулия взглянула на часы, они показывали начало девятого.

— Знаю, но не забывай, что я сам зарабатываю себе на жизнь. В десять тридцать у меня выступление в кабаре «Свита».

Сердце девушки остановилось. Она и представить себе не могла, что, пригласив ее на свидание, он затем в середине вечера уйдет. Ужин и вправду был ранним, однако она надеялась на продолжение. Зло и обида заполняли душу. Как он посмел так своевольно обращаться с нею! Пол не позвонил бы раньше половины восьмого, да и вечеринка у его друга Патрика намечалась только на девять. Она вполне успела бы без лишних объяснений и ненужной лжи!

Джулия резко встала и, не говоря ни слова, направилась в раздевалку. Вернувшись, она с восторгом заметила, что Мануэль ждет ее в фойе, мирно беседуя со швейцаром. Несмотря на раздражение, охватившее ее несколько минут назад, она не смогла сдержать радостного трепета при мысли о том, что он ждет ее. Зачем она вела себя так бестактно?

В машине было тепло и уютно. Непогода не проникала в салон сквозь плотно закрытые окна. Мануэль не сразу завел двигатель, вместо этого он посмотрел на девушку и спросил:

— Ты чем-то расстроена?

Джулия насупилась:

— Не ожидала, что меня отправят домой в половине девятого, как маленького ребенка, которому и так позволили слишком многое.

В ответ мужчина лишь ухмыльнулся и, включив свет, нагнулся к самому уху девушки. Никогда еще ничья близость не волновала ее так сильно! Ничье присутствие не вызывало в ней такую бурю эмоций! Она страстно хотела прикоснуться к нему, желала его прикосновений. От этих мыслей, смущения и стыда становилось душно. Несколько дней назад она и подумать боялась о распутном поведении, а теперь, рядом с Мануэлем Кортезом, ей хотелось стать эдакой шикарной роковой женщиной, способной на все. Бедная маленькая Джулия, она и понятия не имела о том, что ее молодость и красота являются куда более сильнодействующим средством. Мягкий голос певца уже в который раз прервал се думы:

— Поверь, мне тоже неприятно расставаться с тобой. Но если я не появлюсь сегодня на концерте, моего агента хватит удар. А завтра утром я должен лететь в Париж. Запишу пластинку для французского телевидения, а вечером вернусь сюда: выступление в «Свите». Видишь, у меня вся жизнь расписана по минутам.

— Да, конечно, — горько заметила Джулия. — Только сегодня вам почему-то нечего было делать.

— Сегодня я должен был обедать с Бернардом Хоффманом. — Мануэль намеренно подчеркнул имя известного импресарио. — А пошел с тобой, разве это не лестно?

Искоса взглянув на него, девушка улыбнулась. Мануэль довольно прищурился, и она решила, что он хочет обнять ее. Свет в салоне потух, и… раздался мерный гул двигателя. «Что за нелепые мечтания», — разозлилась на себя Джулия.

По дороге к ее дому они не разговаривали. Мануэль молча следовал ее указаниям и остановился на углу Фолкнер-стрит. Выходя из машины, девушка почувствовала на своей руке прикосновение его прохладных сильных пальцев, и слегка осипший голос произнес:

— Пообедаешь со мной в среду?

— Если вы хотите, — с трудом выдохнула она.

— Хочу. Я заеду за тобой на работу, не возражаешь? — Его голос приобрел прежнюю медлительность и протяжность.

— Нет. До свидания.

Дождавшись, когда огни автомобиля исчезнут за углом, она медленно повернулась и пошла вниз по улице к дому номер 47. Все строения в этом квартале стояли обособленно друг от друга, и дом семейства Кеннеди не был исключением.

Открыв дверь своим ключом, девушка вошла в прихожую, где ее родители обычно смотрели телевизор. К своему удивлению, она обнаружила, что Пол тоже сидит с ними, угрюмо уставившись в экран.

— Пол! Что ты здесь делаешь? А как же вечеринка?

При ее появлении молодой человек заметно приободрился:

— Джулия! Как хорошо, что ты пришла! Я не хотел идти без тебя, поэтому позвонил Патрику и сказал, чтобы нас не ждали. — Привычным движением постоянного гостя он повесил ее пальто на вешалку в прихожей. — С кем ты встречалась? Твоя мама сказала, с какой-то школьной подругой? Я ее знаю?

Джулии стало дурно. Она не привыкла врать даже по пустякам. Родители учили ее, несмотря ни на что, говорить правду. Жаль, что приходится их обманывать, однако сегодня она совсем не готова выслушивать гневные упреки, которые непременно последуют за рассказом о том, что произошло на самом деле.

— Я встречалась с Селиной Чалмерсон, — присаживаясь на подлокотник кресла, решительно ответила она. — Ты ее не знаешь.

— Ты хорошо отдохнула?

— Да. — Она вздохнула. — Мама, у нас есть кофе? У меня что-то кружится голова. Наверное, выпила слишком много вина.

— И кто же за него платил? — игриво вмешался отец.

— Селина, — покраснев, неуверенно пролепетала она. — Я пойду за кофе. Принести еще кому-нибудь?

Пол увязался за ней на кухню:

— Джулия, что-нибудь не так? Ты странно выглядишь.

— А что может быть не так? — огрызнулась она. — Все в порядке.

— Может быть, тебе не нравится, что я здесь?

— Перестань. Я просто немного устала. День выдался тяжелый.

— Понимаю. — Молодой человек отрывисто поцеловал ее в лоб, и Джулии пришлось собрать все свои силы, чтобы не отшатнуться. «О Господи, почему Пол так действует на меня, — болезненно подумала она, — а Мануэль совсем наоборот. С ума схожу от его прикосновений».

Глава 3

Во вторник Джулия с трудом скрыла, что виделась с Мануэлем. Донна и Мэрилин были неутомимы, и вопросы сыпались один за другим. Еще бы, такая сенсация, и они в самом центре событий! Чтобы не выдать себя, Джулия весело щебетала с подружками, но в душе ее одолевали совсем иные чувства. Девушка терзалась сомнениями, сказать или нет родителям о певце? У них не те отношения, чтобы обманывать друг друга, впрочем, нельзя забывать и о Поле, Он им, несомненно, нравится, и свадьба — почти решенное дело. Очевидно, что сообщение о Кортезе воспримется однозначно: у такого мужчины не может быть серьезных намерений, все, что ему нужно, — это весело провести время. Беда в том, что ни мистер, ни миссис Кеннеди не испытывают того удивительного чувства радости и возбуждения, которое непременно возникает у каждого, кто хоть раз разговаривал с Мануэлем. Джулия тяжело вздохнула. Если она собирается встречаться с Кортезом и дальше, нельзя держать это в секрете.

Вечером этого же дня Пол пригласил ее в кино. По дороге они поужинали в маленьком кафе на Сант-Элизабет-стрит, и Пол, обычно не очень разговорчивый, вдруг рассказал ей, что, к всеобщему удивлению, Нейл Пэрриш ни словом не обмолвился о вечеринке и тем более об инциденте с мексиканским певцом.

— Он даже не вспомнил об этом, — горячился Пол. — Это на Пэрриша не похоже. Обычно мой босс рад каждому случаю устроить сотрудникам взбучку. Ты знаешь, я его уважаю, он замечательный специалист, но все же иногда перегибает палку.

— Так и скажи ему. Многие ценят честность и прямоту. Кто знает, может быть, он…

Пол не дал ей договорить:

— Ну что ты! Я до смерти его боюсь!

Его слова были так близки к правде, что девушка не смогла сдержать улыбку.

Вечер прошел бесцветно, и Джулия рано вернулась домой. Когда она уже ложилась спать, мать тихо вошла в се комнату и закрыла дверь.

— Джулия, милая, что с тобой происходит?

Девушка, словно ошпаренная, вскочила со стула.

В одной нейлоновой коротенькой ночной сорочке ей можно было дать не больше шестнадцати. Мать озабоченно глядела на нее, напряженно скрестив на груди руки, и Джулия нахмурилась.

— Что со мной происходит? — неумело разыгрывая удивление, переспросила она. — Абсолютно ничего.

— Доченька, материнское сердце не обманешь. Я вижу, ты что-то скрываешь. С тех пор, как вернулась вчера вечером, ты сама не своя. Что эта так называемая Селина Чалмерсон тебе наговорила?

— Мы… — Джулия беспомощно прикусила губу. — Мы говорили о школе и…

Мать резко прервала ее:

— Джулия! Скажи мне правду, эта Селина вообще существует? Ты ужинала с мужчиной?

— Да, мама.

Девушка не могла лгать, глядя матери прямо в глаза. Она взглянула на расческу с перламутровой ручкой, которую до сих пор держала в руке, затем вновь на мать.

— Мама, прости меня. Я боялась, что вы с отцом не поймете, если сказать вам правду. Я знаю, как вы хотите, чтобы я… чтобы мы с Полом… — Ее голос дрожал.

Миссис Кеннеди глубоко вздохнула:

— Доченька, милая, ты же знаешь, мы с папой желаем тебе только счастья. Конечно, мы любим Пола, но разве это значит, что ты должна выходить за него? Господи, иногда ты говоришь такие странные вещи, ты пугаешь меня. Мы хотим, чтобы ты вышла замуж за того, кого любишь.

— Вот именно, вышла замуж. — Джулия беспокойно ходила по комнате. — А что, если человек, с которым я вчера ужинала, и не думает жениться, что тогда?

Женщина не на шутку забеспокоилась:

— Почему? Он женат?

— Нет, он… — Девушка задумчиво провела расческой по волосам. — Я точно не знаю.

— Джулия! — В голосе матери звучал упрек. — Кто он? Мы его знаем?

— Да, но… Мама, пожалуйста, не спрашивай ни о чем. Я сама все расскажу… потом.

Миссис Кеннеди всерьез заволновалась. Дочь никогда не лгала ей и не держала от родителей секретов. Женщина горько вздохнула. Нелегко мириться с тем, что твоя маленькая девочка взрослеет, что у нее теперь своя тайная жизнь и она больше не нуждается в родительских советах.

Джулия чувствовала себя не лучше. Особенно оттого, что понимала: Мануэль Кортез — опытный обольститель, с ним шутки плохи. Все поклонники Джулии, а их у нее было немало, не могли сравниться с ним в искушенности. Знала ли она, какую опасную игру затеяла?

Пожелав дочери спокойной ночи, мать вышла, и Джулия проворно скользнула в постель. Уже в полудреме она услышала телефонный звонок, вызывавший отца к больному, но усталость брала свое, и девушка крепко заснула, забыв во сне все свои тревоги.


Когда на следующий день за завтраком Джулия сказала, что не вернется к ужину, миссис Кеннеди не произнесла ни слова, лишь подозрительно взглянула на дочь. Девушка была рада такой проницательности. Мистер Кеннеди, сидевший с ними за столом, даже не поднял головы, пропустив эпизод мимо ушей. Какое счастье, что она может полностью доверять матери и та ничего не скажет отцу без ее согласия!

В это утро Джулия одевалась с особой тщательностью. Для предстоящего свидания она выбрала новый кримпленовый костюм-двойку прелестного оранжево-розового цвета. Двойная нитка жемчуга и бежевое пальто с черными перламутровыми пуговицами дополняли и без того очаровательный ансамбль: короткую прямую юбку и двубортный пиджак, украшенный фестонами. Даже отец, подвозя дочь на работу, не смог удержаться от комплимента:

— Это все ради Пола? Вот счастливчик!

— Нет, не ради него. Пол работает сегодня вечером. Я встречаюсь с друзьями.

Мистер Кеннеди не видел в этом ничего необычного. Джулия всегда пользовалась успехом и часто ходила с друзьями на вечеринки. Кроме того, по средам она обычно навещала Саманту.

На работе ее наряд также не остался незамеченным. И как Джулия ни уверяла подруг, что идет к Саманте, Донна и Мэрилин только загадочно улыбались, перешептываясь за ее спиной. Слава Богу, день оказался напряженным. Миссис Фатерстоун, как всегда в таких случаях, свирепствовала, словно разгневанный языческий бог, и девушки не решались много болтать.

Наступил вечер, и Джулия вышла на улицу, мысленно представляя себе будущую встречу. Дойдя до перекрестка, девушка остановилась. Какой ужас! Ни Кортеза, ни его сногсшибательного автомобиля! Сердце вдруг отчаянно забилось в груди, земля поплыла перед глазами. Он не мог так жестоко подшутить над ней! Неужели таким образом отплатил за дерзость?

Прощаясь, мимо пробежали подруги, а Джулия вес стояла на месте, нервно теребя сумочку. Она ненавидела ждать! Ненавидела мужчин, бесстыдно рассматривающих ее! Прошло пятнадцать минут, а Кортез так и не появился. Девушка зло ругала себя за доверчивость. Она должна понять, что он не намерен встречаться с ней снова. Решительно развернувшись, она быстро пошла обратно к Оксфорд-стрит. В глазах подозрительно щипало. «Сейчас я сяду в автобус и отправлюсь к Саманте. Там, по крайней мере, мне всегда рады. Все лучше, чем возвращаться домой», — отрешенно думала Джулия, в то же время остро осознавая, что больше всего на свете хочет побыть одна.

Толпа на Оксфорд-стрит не редела. Засунув руки в карманы и то и дело наталкиваясь на прохожих, девушка понуро брела к остановке. Неожиданно сквозь шум людского потока она услышала знакомый голос:

— Джулия, Джулия, подожди!

Энергично работая локтями, Мануэль Кортез проталкивался к ней сквозь толпу. Волосы растрепались, полы дорогого мохерового пальто развевались на ветру, но даже в таком виде он был привлекательным как никогда. Джулии хотелось броситься ему на шею и зарыдать. Самообладание покидало ее, а сердце бешено рвалось из груди.

— Привет, — застенчиво улыбнулся он. — Знаю, ты злишься. Извини. Эти ужасные лондонские пробки! Мне пришлось припарковаться где-то на окраине. Ненавижу Лондон!

Джулия молчала.

— Ты же не думаешь, что я мог не прийти?

— Все возможно, — серьезно ответила девушка, не в силах кривить душой.

— Как видишь, я здесь. Поужинаем у меня дома, если ты не против?

— Я… я не знаю. — Руки девушки внезапно похолодели.

Однако Мануэль не обращал ни малейшего внимания на ее слабые протесты, впрочем, как и на людей вокруг. Певца узнавали. Повсюду в толпе их встречали восхищенные взгляды и возгласы удивления, но Мануэль, казалось, не замечал и их. Точно заправский моряк, он лавировал среди людей, как среди рифов, а Джулия, словно неповоротливая баржа, тащилась за ним. «Он вовсе не тщеславный, когда дело не касается работы», — бессвязно подумала она.

Машина стояла где-то около Чаринг-Кросс. Стараясь не отставать от размашисто шагающего попутчика, девушка чуть не бежала и, оказавшись на месте, не чувствовала под собой ног от усталости. Расслабленно опустившись на комфортабельное сиденье автомобиля, она полностью отдала себя на попечение Мануэля.

Закуривая и предлагая ей сигарету, он первый раз за всю дорогу произнес:

— Сумасшедшее место! Ненавижу толпу! А ты?

— Вообще-то я люблю Лондон, хотя прекрасно знаю его недостатки. По вечерам на улицах действительно людно.

— Хм… людно — это мягко сказано, — проворчал певец, направляя «феррари» в самую гущу машин. — Я живу в Ливанском районе. Знаешь, где это?

Эти слова напомнили Джулии о том, куда они направляются. Девушка понимала, как безрассуден и неосторожен ее поступок, но успокаивала себя тем, что отказываться поздно, да, честно говоря, и не хочется.

— Если это один из новых районов, откуда виден Риджент-парк, то знаю, — несколько запоздало ответила она.

Однако Мануэль, видимо, не заметил заминки и одобрительно кивнул:

— Оттуда виден не только парк… Почти весь Лондон!

Ливанский район был одним из современных фешенебельных районов. Его окружали роскошные сады с фонтанами и каменными скульптурами, а дома напоминали дорогие отели. В дверях домов посетителей встречали вышколенные швейцары, выполняющие также обязанности охранников. Никто не проникал в подъезд, кроме постоянных жителей, а нежелательные посетители вежливо выпроваживались на улицу.

— Впечатляет, — заметила Джулия, когда лифт бесшумно двинулся вверх. Квартира Мануэля находилась на самом последнем этаже. — Вы, наверное, сказочно богаты, — не без иронии добавила она и скоро пожалела об этом, так как не смогла сдержать вздох искреннего восхищения при виде открывшейся из окон его квартиры панорамы города. В предзакатных сумерках сияющий огнями Лондон напоминал волшебную страну. Шум улиц не доходил сюда, позволяя немногим счастливчикам в тишине любоваться прекрасным видом одной из величайших столиц мира.

Мануэль зажег свет, рассеивая чары полумрака, и огромная гостиная предстала перед девушкой во всей своей скромной красоте. Две широкие ступени вели в комнату с янтарно-желтым ковром посередине. Низкие диваны и кресла, обитые темно-зеленой кожей, окружали мерцающий электрический камин, а противоположный угол занимала новомодная стереосистема. Книжный шкаф около камина был наполовину заставлен нотами и дешевыми романами в бумажных переплетах. Внизу располагался бар, горделиво открывающий взору великолепное разнообразие напитков. Джулия медленно осмотрелась и выдохнула:

— Здесь красиво, но, думаю, вы и сами об этом знаете.

Мануэль помог ей снять пальто и небрежно бросил его на стул за дверью. Затем отправил туда свое и сказал:

— Рад, что тебе нравится. Не люблю отели с вечно заискивающей прислугой, вот и купил собственную квартиру.

Из этих слов Джулия поняла, что перед ней мужчина, который действительно не выносит толпу.

Ее отец любил повторять, что человек, любящий только себя, наверняка не в ладах с совестью. «Или совсем ее не имеет», — мысленно поправила отца девушка, пытаясь представить себе, скольких женщин он сюда приводил. Естественно, Долорес Арривера… Вот только кого еще? Подобные мысли всегда отрезвляли Джулию. Ей следует быть начеку. Мануэль Кортез — опытный светский лев, а не наивный мальчик вроде Пола.

В дверях кухни появился слуга, одетый в черное, и торжественно произнес:

— Добрый вечер, мсье. Все готово, как вы просили. Когда прикажете накрывать на стол?

— Через пару минут, Жозе. Он служит мне с незапамятных времен, — тепло добавил певец, как только лакей скрылся за дверью.

В ответ Джулия понимающе улыбнулась. Он жестом пригласил ее присесть и направился к бару:

— Что будешь пить? Шерри? Мартини? Что-нибудь покрепче?

— Пожалуй, шерри.

Опустив руки на колени, она ждала, пока мужчина колдовал с напитками. Передав ей стакан, он неторопливо зашагал по комнате, попивая неизменный виски. Затем, присев напротив, в своей обычной манере лениво произнес:

— Сегодня ты выглядишь чудесно. Этот цвет тебе очень к лицу.

— Спасибо. — Джулия невольно заерзала на месте. — Вы ездили вчера в Париж?

— Конечно. — Он по-хозяйски откинулся на спинку кресла. — Ты когда-нибудь была в Париже?

— К сожалению, нет.

— Почему? Не любишь путешествовать?

— Люблю, но это не всегда возможно. Мой отец всего лишь врач. Он не гребет деньги лопатой. А я продавщица, вы же знаете.

— В моей стране врачи — очень уважаемые люди. Что мало для вас, для моего народа очень много.

— Ваша семья… — Джулия запнулась. — Она… она живет в Мексике?

— Естественно. У меня семь братьев и четыре сестры. — Желтые кошачьи глаза буквально впивались ей в лицо, и девушка покраснела. — Ты удивлена? Легко же тебя удивить, Джулия Кеннеди, — протяжно закончил он, словно смакуя ее имя.

— Нет, не удивлена. В нищете нет ничего любопытного, она отвратительна. Но ваша семья… они же не бедствуют?

— Уже нет. Однако было время, когда и мы голодали. В Мексике у всех большие семьи. Несчастные дикари, так вы нас называете… Они не знают, как сократить рождаемость, — установить контроль за рождаемостью… Какие умные слова, — горько хмыкнул он. — Они берут то, что дает Бог, и не ропщут. Моей семье повезло. Я обеспечу и их, и детей, и внуков. — Его голос дрожал, но он продолжал говорить: — До десяти лет я не умел читать. В нашей деревне не было школы. Я подрос и научился сам. Я читал и читал, до рези в глазах, до слез… и ложился спать с головной болью. Потом сам научился играть на гитаре. Теперь, ты видишь, я богат, прилично образован… Но я ничего не забыл.

Джулия отхлебнула шерри и взяла предложенную сигарету. Горечь и ожесточение, с которыми он говорил, загадочным образом добавляли очарования его мрачному облику. Девушке хотелось успокоить его, уверить, что ей безразлично его прошлое, его образование, она восхищается им таким, какой он есть.

Ужин был накрыт в маленькой уютной столовой с круглым столом из розового дерева и такими же стульями. Венецианские кружевные салфетки тонкой паутиной покрывали полированную поверхность. Помимо люстры в комнате горело несколько свечей, и Джулия подумала: «Как будет хорошо, если выключить верхний свет».

На столе один за другим появлялись салаты из лангустов и трепангов, жульены, бефстроганов и, наконец, свежая малина со взбитыми сливками.

Насытившись, Джулия откинулась на спинку стула.

— Еда великолепна, — почти с сожалением вздохнула она. — Жозе сам все приготовил?

— Да. Я передам ему твой комплимент.

— Он просто прелесть, — застенчиво улыбнулась она.

— Это тоже передать? — В его глазах появился озорной огонек.

Джулия покраснела. Как ему удается постоянно ее смущать?

В это время в гостиной на низком столике появился кофе, и девушка принялась разливать его в малюсенькие чашечки из тончайшего китайского фарфора. Мануэль отказался от кофе, наливая себе ликер и усаживаясь на единственной стоящей вблизи столика кожаной тахте. До этого момента Джулия намеренно не садилась рядом, впрочем, теперь выбора не было, и она волей-неволей опустилась около него. Слегка ослабив галстук и расстегнув рубашку, мужчина устало откинулся назад. Казалось, он задремал. Девушка нервно пила кофе, оглядываясь по сторонам, уже в который раз изучая комнату и всматриваясь в синее небо за широко распахнутыми окнами.

Спящий, он выглядел моложе и уязвимее, и у Джулии часто забилось сердце. Она поставила чашку и закурила — Жозе предусмотрительно оставил на столе сигареты. Было тихо и спокойно, и после плотного ужина девушка почувствовала себя умиротворенно, как вдруг случайно заметила, что Мануэль проснулся и смотрит на нее сквозь полуприкрытые глаза. Она вновь напряглась.

— Почему ты нервничаешь? Тебе здесь не нравится? — лениво поинтересовался он. — Согласись, здесь намного уютнее, чем в любой гостинице.

— Да, пожалуй, — нехотя откликнулась Джулия. — Здесь мило. Вы, должно быть, устали? — неожиданно спросила она.

— Немного.

— Наверное, очень много работаете?

— Да. Но я люблю свою работу.

Из вежливости Джулия поддерживала разговор, а в голове у нее навязчиво крутилась одна-единственная мысль: интересно, давно ли он встречается с Долорес Арривера и знает ли эта вспыльчивая особа о других его увлечениях, в частности о ней?

— О чем ты думаешь? — как гром среди ясного неба прозвучало у самого уха, и девушка вздрогнула.

— Ни о чем, — глухо отозвалась она. Впрочем, вопрос был чисто риторическим, и ответ так и повис в воздухе.

После минутного молчания Мануэль взглянул на золотые часы на руке и протяжно произнес:

— Как летит время. Уже без пятнадцати восемь.

— Вы сегодня тоже работаете?

— Ну конечно.

Он решительно встал. Джулия старательно смотрела в сторону. Вовсе незачем показывать свой явный интерес к нему, хотя любопытство неудержимо росло. Было в нем что-то непреодолимо притягательное, языческое — в его необычной манере говорить, двигаться, какой-то первобытной красоте. Он снова лег, продолжая пристально разглядывать Джулию, и девушка беспокойно поежилась, не выдержав его насмешливого взгляда.

— Я говорил тебе, ты очень красивая, — промурлыкал он.

Джулия не ответила. Нервно затягиваясь сигаретой, она упрямо продолжала смотреть в сторону.

— Мне нравятся твои волосы… и кожа. — Казалось, его голос убаюкивал. — Она такая мягкая, свежая и гладкая.

Девушка делала вид, что не слышит, а внутри вся горела. Пол никогда не делал ей подобных комплиментов. Робкое «ты потрясающая» — вот все, на что он способен.

Мануэль резко встал, и его гостья чуть не умерла от страха. Оказалось, он просто направился к торшеру. Щелкнул выключатель. Затем свет, лившийся из хрустальной люстры на потолке, погас, и комната погрузилась в романтичный полумрак. Стало значительно уютнее, а Мануэль — определенно опаснее. Джулия вздрогнула.

— Перестань дрожать! — требовательно скомандовал он. Сжав в кулаке густую прядь каштановых волос, он с силой повернул девушку к себе. — Ты прекрасно знаешь, что хочешь поцеловать меня, и, черт возьми, я тоже этого хочу!

От его слов Джулию бросило в жар, голова кружилась, дыхание перехватило, словно ее держали не за волосы, а за горло. Она чувствовала запах его дорогих сигар, лосьона для бритья и крепкого мужского тела.

При этом все ее существо наполнилось сладкой истомой, опасная слабость густо окутывала руки и ноги, в глубине живота зарождалась острая сладкая боль. Губы невольно раскрылись. И тут же сильный мужской рот жадно и требовательно завладел ими. Джулия выгнулась, крепче прижимаясь к нему, не в силах противиться горячей волне желаний, охватившей ее. Никто еще ее так не целовал. Волнующий, страстный поцелуй лишал ее последних сил, заставляя безвольно льнуть к жаркому мужскому телу. С ноющим замиранием под ложечкой она почувствовала давление его бедер, его губы коснулись глаз, подбородка и теперь ласкают шелковистый пушок на шее. Девушка с трудом осознавала, где находится, и, казалось, ничто не имело значения, кроме этих восхитительных минут рядом с ним.

Она тонула в море удовольствия, как вдруг в мозгу оглушительно забил сигнал тревоги. Джулия очнулась, почувствовав, что уже лежит под ним на диване. Этот мужчина не терял времени даром и, похоже, не привык к иному обращению с женщинами. Тяжело дыша, девушка умышленно грубо вырвалась из его объятий, постепенно возвращаясь из сладкого забытья в мир суровой реальности. Волосы растрепались и разметались по лицу, лишенному последних следов косметики, одежда съехала набок.

Оставаясь лежать на прежнем месте, Мануэль молча наблюдал, как она приводит себя в порядок. Он даже не шелохнулся. А ведь мог силой заставить ее лежать, однако моментально отпустил при первой же попытке высвободиться. Джулия не знала, что ей делать, боясь признаться себе, что хочет вновь почувствовать тепло его рук, вкус поцелуя. Сознание недвусмысленно предупреждало ее о неизбежной опасности, если она продолжит любовную игру, и это охладило девушку.

Мануэль упорно молчал, его глаза потемнели и утратили всякое выражение. Взглянув на часы, девушка приятно удивилась. Было только четверть девятого, а казалось, после ужина прошла вечность.

Застегивая рубашку и поправляя галстук, мужчина поднялся.

— Я отвезу тебя домой, — на удивление спокойно проговорил он.

Пальто так и лежали на стуле за дверью. Небрежно перекинув их через плечо, певец направился к выходу. Джулии ничего не оставалось, как последовать за ним. На душе было необъяснимо скверно. Вместо того чтобы радоваться, что он не устроил отвратительной сцены, она чувствовала себя виноватой, и это ее угнетало.

Спускаясь в лифте, оба молчали, и всю дорогу к Фолкнер-стрит никто из них не проронил ни слова. Когда машина наконец остановилась, Мануэль повернулся к девушке, при этом его рука оказалась на спинке соседнего сиденья.

— Иди домой и продолжай играть с маленькими мальчиками. Ты все еще в младшей лиге.

От обиды у Джулии задрожали губы. Разве можно быть таким жестоким? А ей такой глупой?

— Вы отвратительны! — Ее голос звенел от негодования. — Не слишком ли самоуверенно считать, что каждая, кому вы назначаете свидание, только и ждет того, чтобы очутиться с вами в постели?

— Ну, ну, зачем так горячиться? — насмешливо отозвался он. — Я и так насквозь вижу твою прелестную головку. Думаю, ты не в меру… как бы это сказать… целомудренная. А кроме того, — его глаза сузились, — я никогда первым не заигрываю с девушками.

— Я с вами не заигрывала! — гневно выкрикнула Джулия.

— Неужели? — Он выразительно пожал плечами. — Хорошо, давай забудем об этом. Просто прими это к сведению. Так, на будущее.

После подобных слов Джулия не собиралась задерживаться ни на секунду. Рывком открыв дверь салона, она замерла, не веря своим ушам.

— Если я приглашу тебя снова, ты пойдешь? — примирительно прозвучало из темноты.

— Я… я… я не знаю, — откровенно призналась она.

— На этой неделе я занят, может быть, на следующей? — Ее неопределенный ответ его абсолютно не смутил. — Скоро я возвращаюсь в Штаты, устроим, так сказать, прощальный ужин, а?

— Вы уезжаете в Штаты? — внутренне содрогаясь, переспросила она.

Честно говоря, его слова подняли в ней целую бурю эмоций. Где-то в глубине души тоскливо росла безнадежная уверенность в том, что, когда этот человек исчезнет из ее жизни, она погибнет.

— Как насчет… хм… — он на мгновение задумался, — следующего вторника? — Терзания бедной девушки оставались для него тайной. — Я заеду за тобой, как сегодня, и мы поужинаем в «Белом драконе». Кажется, тебе там понравилось. Ну так как, согласна?

— Да, — еле слышно раздалось в ответ, Несмотря на заманчивую перспективу свидания с Мануэлем, Джулия чувствовала себя больной и несчастной. «Должно быть, последствия сегодняшнего неудачного свидания», — чуть не плача, мрачно подумала она и, спотыкаясь, поплелась к дому.

Пять минут ожесточенного перетряхивания сумочки ни к чему не привели. Ключ бесследно исчез. Дождавшись, когда звук удаляющегося «феррари» стихнет, она позвонила. Дверь открыла мать, отца нигде не было видно.

— Где папа?

— Он у миссис Коллинс. Она рожает. — Миссис Кеннеди неотступно следовала за дочерью. — Джулия, что случилось? На тебе лица нет. Ты заболела?

— Ничего не случилось, мама, но я действительно заболела. О Господи, меня сейчас вырвет! — И девушка стремительно бросилась в ванную.

Обессиленно склонившись над раковиной, она недоумевала, куда подевалась та беззаботная, беспечная особа, которой она была несколько дней назад. Почему она превратилась в жалкое, несчастное существо и хочет лишь заснуть и забыться.

Мать приготовила Джулии горячую ванну и уложила в теплую, душистую постель. Оставив на ночном столике успокоительный чай и погасив свет, она вышла, а девушка осталась лежать в темноте, бессмысленно глядя в потолок. Сон не шел к ней. Беспокойные мысли беспорядочно роились в голове. Она задремала только на рассвете, когда неяркие предрассветные лучи уже окрашивали свинцово-синее небо.

Глава 4

На следующий день, когда Джулия проснулась, шел дождь. Комната наполнилась холодным и влажным воздухом. Вставать решительно не хотелось. Вскоре зашла мать с уютно дымящейся чашкой чая и заботливо спросила:

— Доченька, как ты себя чувствуешь? Может, возьмешь выходной и не пойдешь на работу? Хочешь, я позвоню миссис Фатерстоун и скажу, что ты заболела?

Милая, добрая мама. Они всегда без слов понимали друг друга. В душе Джулии очень хотелось, чтобы так и произошло, но остаться дома значило просто поддаться чувствам, признать свое поражение, а девушка не привыкла сдаваться без борьбы. Кроме того, если не считать легкого недомогания, она чувствовала себя вполне здоровой и могла пойти на работу. Поэтому, отрицательно мотнув головой, она выпила чай и быстро спустилась вниз.

Придя в магазин, Джулия похвалила себя за то, что не осталась дома. Оказалось, что Донна сильно простудилась, и если бы не пришла она, Мэрилин пришлось бы работать за троих.

День тянулся медленно, и когда часы пробили долгожданные пять тридцать, девушка с облегчением вздохнула. Можно идти домой.

Этим вечером в гости ждали Пола. Он всегда приходил по четвергам, и если у доктора Кеннеди не было дежурства, они вместе играли в бридж. Джулия любила такие вечера. Бридж — увлекательная игра, и благодаря большому опыту она становилась искусным игроком.

В пятницу вечером родители ушли на ужин к знакомым, и она осталась дома одна.

И вот снова наступила суббота. На этот раз они с Полом пошли на вечеринку к Саманте. Барлоу жили недалеко от Кингз-роуд в квартире, которую Бенедикт снял, как только его картины стали приносить доход. У них в основном собирались люди искусства: художники, скульпторы, театральные критики. Невозможно было угадать, кого там встретишь в следующий раз, что, несомненно, придавало событию особую пикантность.

Саманта Барлоу была высокой, стройной, длинноволосой блондинкой с голубыми глазами, обычно скрытыми за очками в роговой оправе. Волосы она причесывала в точности как Джулия, однако предпочитала носить брюки с короткими кофточками. Сегодня на ней были широченные брюки и огромная блуза с вызывающе яркими трехцветными рукавами. Блуза скрывала беременность Саманты.

Когда Пол с Джулией пришли, собралось уже порядочно народу, но миссис Барлоу сразу заметила подругу и радостно пошла навстречу:

— Где же ты пропадала всю неделю? Я ждала тебя в среду, как обычно, но ты не пришла и даже не позвонила!

В надежде на поддержку Джулия обернулась к Полу, но молодому человеку, очевидно, было не до нее. Бенедикт полностью завладел приятелем, знакомя его с новыми молодыми талантами, и Джулия обратилась к подруге:

— Пойдем куда-нибудь, поболтаем. Мне нужно кому-нибудь все рассказать, иначе я сойду с ума!

Саманта встревоженно глядела на нее:

— Ну конечно, пойдем! Бенедикт, Бен! Займись гостями. Если что понадобится, мы в спальне.

Бен, крупный, широкоплечий, с усами и бородой как у Ван Дейка, кивнул и прокричал:

— Хорошо, дорогая!

Девушки ушли в спальню, которая в действительности была еще одним творением Бена. Стены оклеены кричащими обоями с пурпурными и белыми, полосами, в центре комнаты — черный ковер. На нем — круглая кровать, на которую они и уселись. Ласково обняв Джулию за плечи, Саманта шутливо улыбнулась:

— Ну, деточка, расскажи все своей мамочке. Джулия нервно вздохнула и на одном дыхании выложила ей все, что случилось со времени их прошлой встречи, утаивая лишь самую малость. Саманта напряженно слушала, и постепенно ее интерес сменялся недоверием.

— Фантастика! Мануэль Кортез! Просто не верится! Говорят, он неравнодушен к хорошеньким женщинам, а ты очень симпатичная. — Саманта пристально взглянула на подругу.

— Знаю. — Джулия сокрушенно опустила голову. — Вот, пожалуй, и все. Мне необходимо было поделиться с кем-нибудь. Последнюю пару дней я места себе не нахожу.

— Так вы встречаетесь во вторник?

— Думаю, да. Если он, конечно, заедет. А если нет, я, наверное, не буду ждать его, как в среду. Или совсем не пойду.

— Не знаю, что и сказать. Он, несомненно, лакомый кусочек, но как бы не обжечься. Ты же сама говорила, он без особого уважения относится к женщинам, да и почему он должен их уважать, если почти каждая в любом уголке земного шара сходит по нему с ума? — Она залезла в карман и вытащила пару сигарет. — А кроме того, его женитьба обернулась полным фиаско.

— Он был женат? — встрепенулась Джулия, внезапно побледнев.

— Да, был. Я где-то читала о нем. Кажется в «Лайф». Он женился лет в шестнадцать на одной мексиканке. У нее родился ребенок, девочка. Сейчас я не помню, как ее зовут. Потом он уехал в Сан-Франциско, а когда стал знаменитым, развелся. Не знаю, может быть, я что-нибудь и перепутала.

— А что стало с ребенком? — упавшим голосом спросила Джулия.

— Думаю, он ее содержит. С такими деньгами он может себе это позволить. Кортезу сейчас тридцать три или тридцать четыре, значит, дочке около шестнадцати. Ты знаешь, мне кажется, это был один из тех вынужденных браков, когда невеста беременна и все такое. Они никогда не предохраняются… по крайней мере, очень редко.

— Да. — Джулия с трудом проглотила комок в горле. — Никогда бы не подумала, что он был женат и что у него дочь.

— Об этом мало кто знает. Он целенаправленно не афиширует свои личные дела. Не делает этого даже для рекламы, как другие знаменитости.

— Да, знаю. — Девушка припомнила их поездку в «Белый Дракон». — Он совсем не выносит толпу… У него шикарная квартира в новом районе с изумительным видом на город, — без малейшего перехода продолжила она.

Саманта по-дружески похлопала ее по плечу:

— Ах, Джулия, Джулия, на твоем месте я бы забыла о Мануэле Кортезе. Он не для тебя. Его жизнь, все его окружение кардинально отличаются от твоего, что бы ты себе не напридумывала. Ты же прекрасно понимаешь, что раз он так обошелся с тобой, значит, у него нет серьезных намерений. Мужчина не обольщает девушку, если он действительно влюблен. Он относится к ней с уважением.

— Ты абсолютно права, только я не могу выкинуть его из головы! Его жизнь была ужасно тяжелой, пока он не добился успеха. Думаю, поэтому он так странно относится к людям… и к женщинам. А потом, эта женитьба… Кто знает, где тут правда, где вымысел? Странно, но я чувствую, что, несмотря на все его богатство и славу, он одинок.

— Да брось ты! — удивленно воскликнула Саманта. — Все что угодно, но жалеть Мунуэля Кортеза не стоит. Извини, это абсурдно!

Вместо ответа, Джулия встала и подошла к окну. Невидящим взором обводя окрестности, она думала, что Саманта, конечно, старше и лучше разбирается в жизни, вот только она не знает Мануэля, не видит личности за пеленой всеобщих предрассудков.

— Разумеется, это твое дело. — Саманта выразительно выгнула брови. — Но мне кажется, я лучше знаю мужчин.

Джулия слегка тряхнула головой, как бы отбрасывая неприятные мысли, и грустно улыбнулась:

— Хорошо, Саманта. Я тебе верю. Хотелось бы знать, что мне делать дальше?

Здесь подруга ничем не могла помочь. Она высказала свое мнение, предупредила, что Кортез — человек без принципов, он не ее круга. Более того, он был женат, развелся, у него дочь немного младше Джулии. Все безрезультатно. Этот человек оставался для бедной девушки таким же притягательным и желанным, хотя от этого не менее опасным.

В довершение и без того неприятных событий Пол стал ее раздражать. Его аккуратность, вежливые манеры необъяснимым образом действовали на нервы. Джулия ненавидела, как медленно и осторожно он водит машину, как курит, жеманно держа сигарету самыми кончиками пальцев, что он не пьет ничего крепче пива или слабого коктейля. Это было ужасно. Девушка не могла разорваться на части. Робкие прикосновения ее поклонника разительно отличались от требовательных, жадных рук певца, его высокая упитанная фигура определенно проигрывала в сравнении со стройным мускулистым телом Мануэля. Вялые губы и нежные застенчивые поцелуи вызывали в ней глубокую неприязнь.

В воскресенье вместо того, чтобы пойти на обед к родителям Пола, она сослалась на возобновившуюся болезнь и осталась дома. Ее родители снова ушли к друзьям, и Джулия целый день проскучала, безуспешно пытаясь развлечься книгой. Впрочем, пойти в гости и непринужденно поддерживать благопристойную беседу, которая являлась неотъемлемой частью подобных встреч, было еще хуже.

Мысли о грядущем вторнике заполняли все ее сознание. Наконец, когда он наступил, Джулия чувствовала себя совершенно измотанной. Несколько бессонных ночей и отсутствие аппетита сделали свое дело. Неуклонно приближалось то опасное, отчаянное состояние души, когда ничто и никто не страшен.


Джулия надела узкое темно-синее платье и красное кожаное пальто. Она выглядела юной и беззащитной, совершенно не придавая значения силе своей красоты.

Однако ее снова ждало разочарование. Ни Кортеза, ни машины не было видно. Холодная ноябрьская ночь постепенно наползала на город, окутывая здания серым туманом.

Помня, что поклялась не ждать, она металась по тротуару, моля Небо об избавлении. И вскоре оно пришло в виде маленького человечка в сером плаще и шляпе — Жозе.

— Мисс Кеннеди, — его глаза светились благодарностью, — как хорошо, что я вас нашел. Простите, что вам пришлось ждать, но мсье… Он заболел и не может прийти сам. Он просить меня все объяснить.

По-английски он говорил хуже хозяина, но Джулия не обращала на это внимание. Ее интересовало только то, что он говорил, а не как.

— Он заболел? — нахмурилась она. — Насколько серьезно? Вы вызвали врача?

Жозе отрицательно покачал головой:

— В этом нет необходимости. У мсье уже была лихорадка. Она… как это по-английски… повторяется время от времени. Жозе знать, как ее лечить.

Девушка бессмысленно уставилась на него:

— Но… вы же не… — Она запнулась. — Можно мне пойти к нему с вами?

— Думаю, мсье это не понравится. — Он выразительно замахал руками.

— Не переживайте об этом, — решительно заявила Джулия. — Я еду с вами. Вы на такси?

— Нет, мисс Кеннеди. Я ездить на метро.

— Хорошо. Пойдемте.

Жозе ворчливо пробормотал что-то себе под нос, явно недовольный ее решением. Впрочем, остановить ее он не мог, и они зашагали к ближайшей станции подземки.

Портье не знал девушку в лицо, и Жозе пришлось поручиться за ее порядочность, иначе бы их не пропустили.

В подъезде решимости у нее поубавилось. А что, если Мануэль просто не хочет ее видеть, вот и послал слугу. Раньше эта мысль не приходила ей в голову, и девушка нервно покосилась на Жозе, но тот, казалось, глубоко погрузился в свои мысли, не замечая ничего вокруг.

Все было так, как она помнила, все на своих прежних местах. Быстро скинув пальто, чтобы не растерять остатки храбрости, она коротко спросила:

— Где он? Где его комната?

Жозе неуверенно запротестовал, затем, словно признавая свое поражение, молча повел ее через холл к дальней двери.

— Комната мсье. Но я…

Не дослушав, Джулия проскользнула мимо него в комнату, заметив краем глаза, что преданный слуга, бесшумно прикрыв дверь, неотступно следует за ней, будто опасаясь, как бы она не навредила хозяину.

Не считая ярко-оранжевого ковра на полу, комната была выдержана в темных тонах, откуда-то поступал теплый воздух. На огромной двуспальной кровати, полуприкрытый шелковыми простынями и парой тоненьких одеял, беспокойно метался мужчина. На его лбу и загорелой груди выступила испарина. Жозе заспешил вперед. Поправляя сбившуюся постель, он шепотом бормотал что-то на непонятном языке, и Джулия решила пока не вмешиваться. Вместо этого она нерешительно подошла к кровати. Сразу бросалось в глаза, что мужчина не брился несколько дней — на щеках и подбородке появилась легкая щетина. Несмотря на врожденную смуглость, лицо было мертвенно-бледным.

— Жозе, — прошептала она. — Вы уверены, что все правильно делаете?

— Я люблю мсье, мисс Кеннеди. — Его глаза обиженно сверкнули в темноте комнаты. — Иначе меня бы здесь не было. Я дал ему микстуру. Не беспокойтесь, он скоро поправится.

— Но как скоро? Антибиотики помогают быстрее. И… — Увидев, что Жозе высокомерно отвернулся, она отступила. — Вы давно меняли простыни?

— Этим утром.

— Думаю, пора менять их снова. — Она помяла уголок в руке. Он был чуть-чуть влажным, а поскольку у певца сильный жар, то лучше не рисковать.

— Хорошо. Я обо всем позабочусь.

— Я помогу…

— Жозе! — Очнувшись, Мануэль обвел комнату туманным взглядом. — Ты ходил на Оксфорд-стрит? Видел Джулию?

— Да, мсье. Я все передал.

— Хорошо. — Его глаза снова закрылись.

— Иногда он приходит в себя, — отвечая на немой вопрос девушки, пояснил Жозе. — Правда, в основном он лежать без сознания до конца болезни.

Похоже, подобный ответ ее не удовлетворил. Возмущенно фыркнув, она прошествовала к двери, которая по всем правилам должна вести в ванную. Убедившись, что не ошиблась, Джулия отыскала губку и сунула ее под холодный кран. Вода была ледяная, и Мануэль вздрогнул, как только компресс оказался у него на лбу.

— Не вмешивайтесь, мисс Кеннеди, прошу вас. Вам лучше выйти, и я поменяю простыни.

Джулия только поджала губы:

— Я помогу.

— Не надо.

— Но почему? — Она в недоумении подняла брови.

— Мсье это не понравится.

— Хорошо, раз вы так настаиваете, — обиженно процедила Джулия, выходя из спальни и плотно закрывая дверь.

Через несколько минут в дверях появился Жозе.

— Все готово, — церемонно объявил он. — Мсье заснул. Он проспать какое-то время, и кто знает, когда он проснуться, лихорадки, может быть, уже не будет.

— Вы намекаете, что я должна уйти?

— Вам решать, мисс Кеннеди. — В голосе Жозе звучал металл. — Сомневаюсь, что мсье узнает вас сегодня.

Джулия решила игнорировать его неприветливость.

— Если я останусь, могу рассчитывать на небольшой ужин? — заискивающе проворковала она. — Я ничего не ела с самого обеда.

— Подождите, — с плохо скрываемым презрением отчеканил слуга и скрылся в кухне.

Девушка на цыпочках проскользнула обратно в спальню. Мануэль спал, по-детски трогательно свернувшись в клубочек. Она уселась в глубокое кресло рядом с постелью и стала наблюдать. Какое счастье видеть его, находиться рядом! И в то же время так непреодолимо далеко…

Жар, по-видимому, спал, мужчина дышал спокойнее, и Жозе заменил губку у него на лбу мешочком со льдом, который Джулия в ванной не заметила. «Бедный Жозе, — подумала она. — Я, должно быть, расстроила все его планы».

В этот момент он как раз появился в дверях, мастерски балансируя подносом на одной руке, а другой поманил ее из комнаты. Джулия нехотя повиновалась и вышла в холл.

На подносе оказалась половина холодного цыпленка, салат, жареные овощи и картофель фри и даже кусочек фруктового пирога с мороженым.

— Господи, Жозе! Зачем все это?! — изумленно воскликнула она. — Не стоило так беспокоиться, я имела в виду какой-нибудь бутерброд. Мне теперь очень неловко.

— Пустяки. Ешьте на здоровье. — Подобие улыбки появилось на его сердитом лице. — Дайте знать, когда подавать кофе.

Уходя, он включил телевизор, и Джулия рассеянно уставилась в экран, не находя решительно ничего интересного во второсортном вестерне и телевикторине по другой программе.

Она успела выпить несколько чашек кофе и порядком заскучать, прежде чем слуга появился снова.

— Мисс Кеннеди, не могли бы вы оказать мне услугу? — вежливо поинтересовался он.

— С удовольствием. Что я должна сделать?

— Дело в том, что я обещать другу встретиться с ним сегодня. Мы хотели посидеть в баре за кружкой пива, поговорить, а теперь я не могу пойти. Не могли бы вы отнести ему записку. Нехорошо заставлять человека ждать понапрасну. Собственно говоря, он мой двоюродный брат. Бар здесь, совсем недалеко.

— Но, Жозе, почему ты не сходишь сам? Я останусь на пару часов, и тебе не придется расстраивать брата. В конце концов, ты же сам говорил, что мсье проспит еще долго, и ты вряд ли ему понадобишься. — Девушка старалась, чтобы ее голос звучал как можно убедительнее.

Жозе явно растерялся. Такое решение, по-видимому, не приходило ему в голову. Возможно даже, он придумал встречу как повод выставить Джулию из квартиры.

— Я… я не знаю, — замялся он. — Я могу понадобиться мсье.

— Глупости, — резко фыркнула девушка. — Мой отец — врач, и я кое-что смыслю в медицине. Во всяком случае, первую помощь оказать смогу, да и вряд ли случится что-то серьезное.

— Хорошо, — неохотно согласился Жозе. — Я пойду, но только чтобы сказать, что не могу остаться. Через полчаса вернусь.

— Не торопись, посиди с братом, — весело засмеялась Джулия. — Я не собираюсь красть семейное серебро.

— Извините меня, мисс, если дал повод подумать, что подозреваю вас в чем-то непристойном. Я очень беспокоюсь за мсье и не хочу оставлять его одного.

— Он и не останется один, — уверила она и, призывая на помощь все свои ораторские способности и обаяние, добавила: — А вам нужно отдохнуть, а то, того гляди, вы тоже заболеете.

— Хорошо, я подумаю, — медленно проговорил Жозе и, взяв плащ, вышел.

Оставшись одна, Джулия довольно улыбнулась. Как приятно почувствовать себя хозяйкой такого великолепного жилья, хотя бы ненадолго. Она расслабленно растянулась на диване с томиком Флеминга и принялась читать. Впервые за последние несколько дней ей было хорошо и уютно. И как-то спокойно оттого, что Мануэль был рядом.

Она, должно быть, задремала и проснулась лишь от оглушительного звонка и нетерпеливого стука во входную дверь. Поспешно соскочив с дивана, босая, она бросилась открывать, естественно ожидая увидеть на пороге Жозе и никого другого. Каково же было ее удивление, когда в проеме появилась маленькая хрупкая женская фигурка в ореоле огненно-золотых волос. Огромные темные глаза лучились колдовским светом. Испанские глаза! Она внезапно вспомнила слова Пола. Это не кто иной, как Долорес Арривера! Если Джулия была потрясена ее появлением, то Долорес и подавно. На мгновение танцовщица опешила, молча поедая презрительным взглядом всклокоченное создание перед собой, затем, слегка оттолкнув Джулию, прошла в комнату.

— Мануэль! — позвала она. — Где Мануэль?

— В постели. Он болен.

Джулии не понравилось, как робко и беззащитно прозвучал ее голос, впрочем, Долорес, похоже, не ожидала ничего другого.

— Мануэль? Болен? — смело направляясь к дверям спальни и снимая на ходу пальто, переспросила она.

В холле было несколько дверей, и Джулии не понравилось, как безошибочно гостья определила ту самую, за которой лежал Мануэль. Что может служить лучшим доказательством того, что эта женщина бывала там не однажды? Сердце девушки болезненно сжалось.

— Пожалуйста! — жалобно воскликнула она. — Не ходите туда. Он спит. Не будите его! Я… я лежала на диване. Должно быть, тоже задремала.

Уже держась за ручку двери, Долорес остановилась:

— Кто вы такая?

— Джулия Кеннеди. А вы мисс Арривера?

— Это Мануэль рассказал вам обо мне?

— Нет, я вас знаю.

Долорес улыбнулась, однако ее улыбку нельзя было назвать довольной.

— Итак, что вы здесь делаете? — Она отошла от двери и теперь стояла в нескольких шагах от Джулии. Ее высокий голос насквозь пронизывал несчастную девушку. — Вы его сиделка?

— Нет. Жозе ненадолго отошел, вот я и согласилась подежурить вместо него.

— Вот как? Значит, вы подружка Жозе? — Долорес Арривера свирепо надвигалась на девушку.

Джулия покраснела, поспешно опуская глаза. У нее не было ни малейшего желания пререкаться с разгневанной женщиной.

— Можно сказать, что да, — кротко согласилась она и уже более уверенно добавила: — Если хотите увидеть Мануэля, приходите лучше завтра.

— Вы так думаете?

Долорес подошла еще ближе, и Джулия почувствовала сильный запах ее духов. У них был тяжелый, дурманящий аромат. «Женщина действительно совершенна», — тоскливо подумала Джулия. Легкая, как пух, словно воздушная, с крошечными руками и ногами и в то же время страстная и горячая, как цыганская кровь, текущая в ее венах.

Дверь спальни внезапно распахнулась, и на пороге появился Мануэль, небрежно завернутый в темно-синий шелковый халат. Едва заметно покачиваясь из стороны в сторону, он растирал виски подушечками пальцев:

— Бог мой, Долорес, как ты шумишь! Джулия! Что ты здесь делаешь?

Не давая мужчине опомниться, танцовщица бросилась ему на шею, покровительственно приговаривая:

— Мой бедненький, несчастненький, ты заболел. Почему ты не позвал свою Долорес? Я бы примчалась.

Поверх ее головы Мануэль продолжал смотреть на Джулию, и хотя его глаза немного потускнели от болезни, она могла поклясться, что он был рад ее видеть.

— Долорес, прошу тебя! — Он грубо оттолкнул ее. — Где Жозе?

— Он ушел к двоюродному брату, — ответила Джулия. — Я обещала, что дождусь его возвращения.

— Как видишь, дорогуша, твое присутствие теперь не обязательно. — Долорес гневно сверкнула глазами. — Я здесь и позабочусь о моем бедном Мануэле.

— Нет, Долорес, уйдешь ты. — Он все еще пытался избавиться от ее навязчивых объятий. — Почему ты вообще пришла? Между нами все кончено.

От этих слов у Джулии мурашки побежали по телу. Если он позволит себе и с ней так разговаривать, она просто умрет от унижения и стыда. Но Долорес, по-видимому, привыкла к подобному обращению. Она даже глазом не моргнула.

— Ты все еще сердишься? Как нехорошо! — пытаясь отшутиться, игриво проворковала она, но под его холодным взглядом проворно отступила к двери. — Ухожу, ухожу. Но я еще вернусь сюда, да?

Долорес не сдавалась, и это окончательно разозлило Мануэля.

— Вон! — из последних сил рявкнул он и еще больше облокотился на притолоку.

Долорес испуганно выскочила в коридор, зло хлопнув напоследок дверью. А Джулия подсознательно направилась к больному мужчине, подставляя ему плечо.

— Вы должны лечь в постель. Вам нельзя вставать.

— Я не умирающий больной, — сухо огрызнулся он, но в то же время сильнее навалился на нее, пока они медленно ковыляли к кровати. Простыни смялись, и девушка усадила его в кресло:

— Я только поправлю постель. Вам будет намного удобнее.

Мужчина не возражал, правда, до тех пор, пока она не подошла снова, предлагая снимать халат и ложиться.

— Не думаю, что мне стоит это делать, — подчеркнуто медленно произнес он, и девушка залилась краской до самых кончиков ушей.

Теперь понятно, почему Жозе не позволил ей менять простыни. «Халат надет на голое тело», — догадалась она.

— В любом случае вам нужно лечь. Жозе обещал не задерживаться.

Мануэль послушно скользнул под одеяло.

— Хотите чего-нибудь? — вспоминая свои обязанности, вежливо спросила Джулия.

— Тебя.

Его голос охрип, и девушка почувствовала, что отрывается от земли и стремительно летит на кровать. Мягкие, немного медлительные губы ласкали ее рот. Прежние чувства нахлынули на нее жаркой волной, почти сметая и здравый смысл, и силу воли. Только Мануэль вызывал в ней ответную страсть, только его твердые, требовательные губы, только его поцелуи. Они же и побудили Джулию к действию. Она вздрогнула и отстранилась, впрочем, без видимого энтузиазма.

— Это безумие! Вам нужен отдых.

— Это и есть отдых, и это не безумие. — Он потянул ее обратно.

— Мне действительно надо идти, — чуть не плача взмолилась она, вдруг осознав, что они одни в квартире и она полностью в его власти.

Совладает ли он с собой в этот раз и отпустит ли ее как на прошлой неделе? Ее пульс участился, дыхание стало неровным. Как глупо она поступила, придя сюда снова, она не должна поддаваться его опасному очарованию. Но ее безумно тянуло к нему, как бабочку к языкам пламени, сопротивляться не было сил. Она застонала, изо всех сил отгоняя пронизывающее ее желание. В этот момент дверь спасительно отворилась, и в спальню вошел Жозе. Его лицо тут же запылало.

— Прошу прошения, мсье, — чуть слышно пролепетал он, в ужасе закрывая рот рукой. — Я думал, мисс Кеннеди ушла.

Мануэль перевернулся на бок, и второй раз за один и тот же вечер Джулии пришлось молниеносно вскочить на ноги. Она поправила платье и прическу, стараясь не смотреть на Жозе и кожей ощущая его укоризненный взгляд. Ей стало невыносимо стыдно за свое поведение. Какими колдовскими чарами этот ужасный человек рассеял ее врожденную стыдливость, заставляя очертя голову броситься в омут страсти? Он обладал невероятной силой обаяния, которой не было у других, даже более красивых мужчин.

Мануэль тоже поднялся, натягивая халат, и полудружелюбно-полуиронично заговорил:

— Все в порядке, Жозе. Ты, как настоящий друг, уберег меня от того, о чем мы оба могли бы пожалеть. — И, взглянув на Джулию, с вздохом добавил: — Уже поздно. Тебе пора возвращаться домой. Жозе, не сочти за труд, отвези мисс Кеннеди. Можешь взять мою машину.

— Слушаюсь, мсье.

— Это не обязательно, — холодно отказалась Джулия. — Я лучше поеду на автобусе. Хочу подышать свежим воздухом. — И она почти бегом вылетела из комнаты.

Схватив пальто и не дожидаясь возможных возражений, все так же на ходу коротко бросила «до свидания» и оказалась на лестничной площадке. Бедная девушка, не останавливаясь, бежала до самой остановки, села в первый попавшийся автобус, даже не поинтересовавшись, куда тот следует, и пришла в себя, только оказавшись на Фарингтон-стрит, за много километров от дома.

Глава 5

В среду, после бессонной ночи, Джулия походила на древнеегипетскую мумию и выглядела и чувствовала себя не лучше. Ее бледность, круги под глазами и нервное напряжение, сквозящее в каждом движении, не ускользнули от внимания подруг, но они молчали, и Джулия мысленно благодарила их за тактичность. Девушкам было очень любопытно узнать о причине столь кардинального изменения в характере Джулии. Спросить они не решались и поэтому в конце концов отнесли его на счет предполагаемой ссоры с Полом. Донна разведала через третьи руки о том, что Джулия отменила два свидания подряд и, должно быть, переживала из-за этого. В действительности они со дня на день ожидали известий о примирении и, может быть, даже о скорой помолвке. Если бы они знали, что на самом деле ничто не могло бы быть дальше от правды!

Вечером Джулия позвонила родителям и сообщила, что задержится. По старой привычке она решила прямиком отправиться к Саманте. Девушка подсознательно искала утешения в общении с человеком, который знает о ее злоключениях с Мануэлем и не будет задавать лишних вопросов и неловко молчать, сокрушенно вздыхая.

Саманта великолепно готовила, и ужин удался на славу. Затем все трое переместились в гостиную и пили кофе, сидя напротив друг друга около искусственного камина в удобных мягких креслах. Комната была заставлена незаконченными картинами и другими атрибутами высокого искусства, дополняющими и без того оригинальную обстановку. Было тепло и уютно, и Джулия постепенно приходила в норму.

Тут Бенедикт зачем-то привстал и пересел поближе.

— Саманта говорила, ты знакома с Кортезом? — издалека начал он.

Джулии не удалось сдержать печального вздоха, вновь возвращаясь к этой теме, и она просто ответила:

— Да. А ты?

— Господи, конечно нет! Я все ищу способы познакомиться с ним. Джулия, дорогая, понимаешь, художник смотрит на мир сквозь призму своих полотен, а у Кортеза как раз такой тип лица, который я давно хочу нарисовать. В его лице есть что-то непостижимое, даже не могу объяснить что. Я бы нарисовал его в костюме конкистадора… или тореадора! Джулия, ты-то меня понимаешь? Ты должна была заметить его магическое очарование, или оно появляется только на сцене?

— Бен! — резко вмешалась в разговор Саманта. — Разве обязательно обсуждать именно эту тему? Я же тебе говорила, что…

— Все в порядке, — вежливо перебила ее Джулия. — Не бойся, нервных припадков не будет.

Разговор о Мануэле живительным бальзамом ложился на ее истерзанную душу, ослабляя мучившую ее целый день пульсирующую боль в висках. С самого утра она напрасно лелеяла скудную надежду на то, что он объявится, разыщет ее снова. Он знает, где она работает, где живет. А на случай, если не сможет прийти сам, всегда есть добрый преданный Жозе. Но он не пришел, не дал о себе знать каким-либо другим способом, и девушка уверилась, что это конец, Мануэль уже никогда не появится в ее жизни.

— Магическое очарование, говоришь? — Она мужественно продолжала разговор. — Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду. Ты совершенно прав. Я видела многих красивых мужчин, вот только Мануэль не просто один из них. В нем есть какое-то превосходство над всем миром. Жизнь его не баловала, но он выстоял и победил. И теперь крепко держит удачу в руках…

— Лично я заметила в нем другое, — ехидно вмешалась Саманта. — Напыщенный, самоуверенный тип…

— Ну и что в этом плохого! — горячо парировал Бенедикт. — Иначе он не вышел бы в люди и не достиг таких высот. Много ты видела знаменитостей из простых людей, да еще мексиканцев?

Беседа принимала нежелательный оборот, и Саманта дипломатично сменила тему.

— Сколько можно о нем говорить? — демонстративно позевывая, заявила она. — И ребенку понятно, что для твоей картины не нужен живой натурщик. Твои предшественники уже нарисовали массу надменных, самовлюбленных испанских красавцев.

— Дорогая, не вмешивайся не в свое дело, — добродушно засмеялся Бенедикт. — Все свои работы я выполняю сам. На них стоит моя подпись, и они несут в себе частицу моей души. Я рисую, что вижу, и я хочу написать Кортеза.

— Очень жаль тебя разочаровывать, — самодовольно усмехнулась жена. — Но завтра Кортез уезжает в Штаты. Все газеты об этом пишут. Придется тебе забыть о своем прекрасном конкистадоре.

Шутливые слова подруги парализовали Джулию. В первую очередь о нем придется забыть именно ей. Кровь ударила девушке в голову, горло перехватило леденящей тоской. В глубине живота зарождалась острая нестерпимая боль. Неправда! Этого не может быть! Ради всего святого, только не с ней! Он не может бросить ее вот так, не сказав ни слова!

Благодаря рассеянному свету очага друзья не заметили ее паники, и Джулия немного успокоилась. Она не вынесет их жалости и сострадания, так же как не выносит мысли о возвращении домой, к своей прежней жизни.

— Еще кофе?

Голос Саманты с трудом прорывался сквозь пелену задумчивости, и девушка кивнула, не желая выдавать своего состояния. Кофе и сигареты придали ей сил не расплакаться на пороге и спокойно добраться домой. Возможно ли, что лишь две недели назад она была свободна, счастлива, довольна жизнью? Ее будущее казалось надежным и безоблачным. Как неразумно искушать судьбу, когда она благоволит к вам!

А в четверг вечером Джулия завороженно следила по телевизору за отъездом Мануэля. Комментатор теленовостей безразлично бубнил о том, что мсье Кортез вынужден отменить все концерты на этой неделе из-за внезапного приступа лихорадки и что он надеется вернуться еще в этом году и завершить контракт.

Лондонский аэропорт наводнили поклонники, специально пришедшие проводить своего кумира. Видеть их, видеть его, такого загорелого и стройного, в светлом дорогом плаще, лихо взбегающего по трапу самолета и машущего толпе, и находиться так далеко было сродни предсмертной агонии. Казалось невероятным, фантастичным, что он когда-то держал ее в своих объятиях, что она чувствовала тепло его тела, волнующий вкус его чувственных губ. Бесполезно напоминать себе, что он не питает к ней пылких чувств, не имеет достойных — какие ненужные старомодные слова — намерений. Этот эпизод ее жизни быстро перейдет в разряд сновидений, и чем скорее, тем лучше.

Как Джулия и предполагала, ее жизнь скоро вернулась в привычное русло. Мать не задавала лишних вопросов, когда поняла, что дочь больше не встречается с неизвестным мужчиной, и она возобновила свои отношения с Полом, который так ничего и не узнал о ее связи с Мануэлем Кортезом. Саманта, единственная, кто был в курсе событий, тоже избегала этой темы, как бубонной чумы. И через три недели Джулия почувствовала прежнее спокойствие и удовлетворенность. Без тлетворного влияния Мануэля воспитанный и симпатичный Пол понравился ей с новой силой, и, если очень постараться, в компании с ним она могла полностью изгнать мысли о певце из своей памяти. В конце концов время и всепобеждающая сила молодости выиграли неравную схватку с убийственной хандрой, способной разрушить всю ее жизнь и здоровье. Молодая пара снова ходила на танцы и вечеринки, и Джулия, по крайней мере внешне, выглядела счастливой.

Приближалось Рождество. Улицы и магазины наполнились оживленной радостной суетой. Вопреки возражениям Джулии, Саманта настояла на празднике у себя дома, и ничто не могло разуверить ее в том, что весьма неосторожно созывать гостей, когда вот-вот родишь ребенка. Она только смеялась, говоря, что не собирается сидеть весь день в одиночестве, обложившись подушками и думая о предстоящей не совсем приятной процедуре, и Джулия сдалась. Лучше, если они будут вместе и помогут Саманте, когда та надумает рожать.

К счастью, она или, вернее сказать, ее ребенок не стал дожидаться столь торжественного дня и появился на свет в Сочельник. Кричащий сморщенный комочек убедил-таки неразумную мать оставить свою эксцентричную идею и провести праздник в больнице. Так что Рождество Джулия провела в белой палате, навещая Саманту и нежно угукая с ее четырехкилограммовым первенцем. Один-единственный взгляд на малюсенькое новорожденное существо с крохотными, но в то же время удивительно сильными цепкими ручками наполнил ее сердце необъяснимой щемящей болью. Его пальчики больно вцепились в руку, и эта боль эхом отозвалась в груди. «Как прекрасно, — подумала она, — быть замужем за человеком, которого любишь, и родить от него ребенка». Девушка вздохнула, тем самым привлекая к себе внимание Саманты.

— Что случилось, милая? — отрываясь от чтения поздравительных открыток, мягко спросила та. — Кортез уехал полтора месяца назад. Неужели ты все еще о нем думаешь?

— Иногда, — честно призналась Джулия, выпрямляясь над детской кроваткой. — Я завидую тебе, Саманта. У тебя есть все, что ты хочешь. Семья, муж, ребенок. Ты, должно быть, ужасно счастлива.

— Да-а-а, — удовлетворенно протянула она, правда, взгляд у нее был озабоченным. — Не понимаю, почему ты не выйдешь за Пола? Как только у тебя появится семья и собственные дети, ты забудешь этого Кортеза как страшный сон.

— Саманта, мне бы твою уверенность. — Джулия вздохнула. — Я не хочу обманывать Пола, выходить за него замуж, а через пару лет требовать развода. Он этого не заслужил.

— Ты права, подружка. — Саманта на мгновение задумалась. — Может быть, смена обстановки пойдет тебе на пользу? Почему бы тебе не сменить работу? Ты всегда хотела заниматься с детьми, вот и начни. Или выучись на медсестру. Люди этой профессии никогда не останутся без дела.

— Спасибо за совет, но не стоит волноваться. Я действительно в порядке. Когда-нибудь я выйду за Пола, только не сейчас. Не хочу так рано связывать себя по рукам и ногам.

— Если Пол хороший, порядочный человек, даже завтра не будет слишком рано, — поучительно заявила Саманта, но Джулия только нахмурилась, призывая подругу спуститься с небес на землю и реально смотреть на вещи.

Увлекшись разговором, они совсем забыли о ребенке, который вдруг пронзительно закричал, великодушно избавляя Джулию от продолжения неприятной беседы. До вечера малыш занимал все их внимание, и они больше не вспоминали о Кортезе.

Вернувшись домой, девушка не удивилась, обнаружив в гостиной Пола. Мистера и миссис Кеннеди не было дома, они ужинали в ресторане вместе с Баннистерами, и преданный друг решил скрасить ее одиночество. В руках он мял аккуратный блестящий сверток, в котором оказался очаровательный серебряный браслет ручной филигранной работы, украшенный небольшими амулетами. Джулия колебалась, стоит ли принимать от него такой многозначительный подарок. Но едва она подняла глаза, лицо молодого человека засветилось неподдельной радостью, и девушка тепло обняла его за шею, нежно шепча «спасибо». Ее губы почти касались его рта, отчего оба почувствовали явную неловкость. Джулия отстранилась и принесла свой подарок: набор отличных долгоиграющих пластинок, которые они весь вечер слушали, лениво растянувшись на ковре перед камином.

— Джулия, почему бы нам не пожениться этой весной? — Преувеличенно оптимистичный тон его голоса вмиг разрушил атмосферу покоя и умиротворенности, царящую у нее в душе. — Нам ничто не мешает. Я зарабатываю достаточно, чтобы содержать семью. Мы снимем хорошую квартиру и…

От неожиданности девушка резко перевернулась на живот.

— Пол, — перебила она, — ты… ты мне нравишься, но любовь… Я не уверена, что люблю тебя. — Мозг Джулии напряженно работал, отчаянно ища выхода из щекотливого положения.

— Но почему? — Молодой человек обнял ее за плечи и повернул к себе. — Почему ты сомневаешься? Объясни мне. Мы достаточно хорошо знаем друг друга, чтобы без утайки говорить об этом.

— Да, пожалуй, — медленно проговорила она. Ей нужно было время, чтобы собраться с мыслями. — Пол, у тебя… я хочу спросить… у тебя когда-нибудь был роман с другой женщиной? О Господи, о чем я говорю! — Джулия покраснела. — Пол, все же скажи мне, ты когда-нибудь увлекался женщиной, не собираясь на ней жениться? — Она не смотрела на собеседника и не заметила выражения крайнего удивления на его лице.

— Джулия! — с упреком воскликнул он, но девушка не дала ему продолжить.

— Я настаиваю, скажи мне. Поверь, я спрашиваю не из праздного любопытства.

— Тогда почему ты спрашиваешь?

— Честное слово, мне важно это знать.

— Ну хорошо, если это так много для тебя значит, я скажу. — Пол нервно облизал пересохшие губы. — Естественно, у меня были девушки, но только до встречи с тобой. С тех пор я ни на кого не взглянул. Ты ведь тоже, правда?

— Не знаю, что и сказать тебе. Все так запутанно, — откровенно призналась она. — Наши отношения всегда были такими… такими дружескими. А последнее время я часто задумываюсь, сумеем ли мы их изменить и стоит ли?

— Я никогда не сомневался в своих чувствах к тебе, — обиделся Пол.

— Но почему ты так уверен? — не сдавалась Джулия.

— Потому что нам нравится одно и то же, мы оба хотим завести семью, детей, иметь свой дом. Джулия, у нас очень много общего, разве не так?

— Думаешь, этого достаточно для любви? Пойми, что дом, семья, дети требуют намного большего, чем просто дружба.

— Ты сегодня исключительно невыносима! — разозлился он. — Тебе нельзя так много пить, начинаешь городить несусветную чушь! Лично я не собираюсь продолжать разговор в подобном духе!

Джулия проглотила ответную колкость, вот-вот готовую сорваться с языка. Пол ошибается, считая, что это алкоголь негативно подействовал на нее. Она вовсе не капризничает, просто старается быть предусмотрительной. Раз уж выходить замуж, так на всю жизнь, а не на пару месяцев, за которые они оба обнаружат, что не сходятся характерами, и наперебой будут требовать развода. Ее родители до сих пор горячо любят друг друга, хотя и прожили вместе почти двадцать пять лет. Их брак стал для Джулии примером, именно такой участи она желала себе и своему будущему супругу. Предполагаемый же брак с Полом стал для нее настоящим проклятием. С болью в сердце девушка наблюдала за тем, как ее спокойная, размеренная жизнь рушится у нее на глазах. Пол, по-видимому, чувствовал то же самое.

— Надо же было выбрать именно сегодняшний день для такой неприятной беседы! — разочарованно простонал он, нехотя поднимаясь на ноги. — Я уже сказал родителям, что на Рождество сделаю тебе предложение, и они, скорее всего, проболтались твоим.

— О Господи, Пол, ну зачем ты это сделал?

— «Зачем», «зачем»! — раздраженно передразнил ее молодой человек. — Я и предположить не мог, что ты поведешь себя как школьница-переросток! Я думал, что наши чувства взаимны!

Джулия беспомощно улыбнулась:

— Пол, умоляю тебя! Я не могу ответить тебе сегодня. Ты так неожиданно сделал предложение. Я должна подумать и свыкнуться с этой мыслью. Но… — Она горько усмехнулась. — Если ты не согласен ждать, скажи сразу, и мы покончим с этим раз и навсегда. Несправедливо заставлять тебя месяцами обивать порог нашего дома из-за моей нерешительности. Ты имеешь полное право жить собственной жизнью, и я пойму, если ты… прекратишь наши отношения прямо сейчас. — Она не решилась произнести страшное «бросишь», хотя оно как ни одно другое отражало смысл ее печальных слов.

В ответ Пол лишь снисходительно покачал головой:

— Джулия, Джулия. Я не хочу с тобой расставаться, у меня никого на свете нет, кроме тебя, ты же знаешь. Я, пожалуй, как ты выразилась, пооббиваю ваш порог до поры до времени, не возражаешь?

Как он великодушен! У Джулии защемило сердце. Она нежно взяла его за руку, бормоча виноватым тоном:

— О, Пол, мне так стыдно! Мне совсем не хотелось тебя расстраивать.

— Ничего. — Уверенность в счастливом будущем вернулась к нему, и голос стал тверже. — Нам некуда торопиться, поженимся в другой раз.

«Он уже может шутить об этом», — тоскливо подумала Джулия, а в глубине души позавидовала тому, как у него все просто в жизни. Ее существование тоже не было бы омрачено, не пойди они на ту злосчастную вечеринку в телевизионную студию, не встреть там Мануэля Кортеза. Господи, если бы не он, не его колдовские чары, она бы вышла весной за Пола, и кто знает, может быть, следующей весной у нее родился бы ребенок, а вместе с ним пришло долгожданное безмятежное счастье.

Пол наклонился, чтобы поцеловать ее, и она ответила со всей пылкостью, на которую была способна. Все должно стать на свои места, просто обязано!


Саманта провела в больнице три недели, и за это время они с Джулией заново крепко сдружились. С тех пор как Саманта вышла замуж, они редко встречались, и их близкие, почти родственные отношения, естественно, пострадали. Бенедикт, следуя своим бесконечным творческим порывам, не мог навешать жену так часто, как ей хотелось, и она все больше и больше привязывалась к старой подруге. Джулии, в свою очередь, дышалось гораздо свободнее вдали от Пола, и она с удовольствием целыми днями просиживала у Саманты. Та каким-то чудом прослышала о свадебном предложении и, как настоящий друг, изо всех сил старалась помочь. Женская интуиция подсказывала ей, что Джулия оказалась в затруднительном положении, и однажды вечером, ближе к концу своего временного заточения, она не выдержала и, глядя на свою осунувшуюся подругу, в сердцах воскликнула:

— К черту этого Мануэля Кортеза! Это ведь он причина всех твоих несчастий, да? Вот что я скажу тебе, дорогуша, — не дожидаясь ответа, возбужденно продолжала она, — тебе нужно еще раз увидеться с этим Кортезом и навсегда развеять миф о прекрасном сказочном принце, которого ты себе придумала. Сколько раз вы встречались? Четыре? Скажи мне как здравомыслящий человек, разве можно хорошо узнать человека за такое короткое время? Без труда можно предвидеть все, что произошло между вами, но мастерски созданный… — Саманта тщательно подбирала слова, — экранный образ великолепного кабальеро затмил твой разум.

— Но, Саманта, — отчаянно защищалась Джулия, — ты заблуждаешься, поверь мне. Даже Бенедикт заметил, что он притягивает людей как магнит. — Она вздохнула. — Ради всего святого, оставим этот разговор.


Несколько недель назойливая тень певца не преследовала Джулию, однако в конце января все же вернулась вместе с удивительным сообщением Саманты.

— Джулия, никогда не догадаешься, что я тебе скажу! — как ребенок, ликовала она. — Бену крупно повезло, его приглашают читать лекции в Калифорнийский университет. На полтора месяца, ну разве не замечательно? Они оплатят проживание и все расходы на дорогу. Мы с Тони тоже можем поехать.

Тони — так звали ее новорожденного сына.

— Просто фантастика! — Джулия чистосердечно радовалась за подругу. — Ты и мечтать не могла о таком путешествии, да еще с маленьким ребенком на руках.

— Что верно, то верно, — пропела Саманта, загадочно пританцовывая на месте. — Хочешь поехать с нами?

Джулия только и смогла, что открыть от изумления рот.

— С вами? — не веря своим ушам, переспросила девушка. — Ты смеешься надо мной! Я не смогу оплатить и половины такой поездки. А моя работа?

— Не спеши, обдумай все хорошенько, — не сдавалась Саманта. — Представь, что ты, как Бен, едешь в Калифорнию по трудовому контракту. Мне понадобится кто-нибудь приглядывать за Тони, пока я буду посещать званые обеды и вечера. Я ведь официальное лицо, жена профессора. Поможешь мне мыть посуду, купать ребенка, мы тебе заплатим. Ты всегда говорила, что любишь возиться с детьми, вот тебе реальный шанс. Жить у нас ты будешь бесплатно, Бен и с дорогой все уладит.

— Звучит очень заманчиво, — честно призналась Джулия, нервно теребя застежку на сумочке. — Но я не смогу помочь тебе, я почти ничего не знаю о маленьких детях.

— Я тоже, — успокоила ее подруга. — Вместе мы быстро освоим это несложное ремесло. А кроме того, лучше уж ты будешь рядом, чем какой-то чужой человек. Обещай, что, по крайней мере, подумаешь.

— Не знаю. — Джулия все еще сомневалась. — Слишком невероятное предложение.

— Соглашайся. — Саманта выложила свой последний козырь. — Лучшего случая проверить свои чувства к Полу не представится. Может быть, они вовсе не угасли и в разлуке превратятся в настоящую пылкую страсть. Нас не будет ровно семь недель, включая перелет туда и обратно, а когда вернемся, наступит лето, и все твои тревоги исчезнут без следа.

Искушение было настолько велико, что Джулия еле удержалась, чтобы не броситься домой упаковывать вещи. Саманта абсолютно права: смена обстановки необходима ей как воздух, как рыбе вода. Впрочем, оставалось решить еще множество проблем: как безболезненно уволиться из магазина и найти равноценную работу по возвращении, как сказать родителям и Полу. Саманта и здесь вызвалась помочь.

— Не думаешь же ты, что будет безумно тяжело устроиться продавцом? — не унималась она. — А кроме того, ты сможешь смело сменить профессию, опыт у тебя будет. Не хочу повторяться, но благоприятные перемены в жизни лучше любого отдыха. Честное слово, ты выглядишь выжатой как лимон.

— Вот спасибо, подруженька. — Джулия шутливо надула губы. — Я хочу поехать, но… Я поговорю с родителями, хорошо? Посмотрим, что они скажут.

К ее крайнему изумлению, и мать, и отец полностью поддержали Саманту.

— Последнее время ты на себя не похожа. — Как мистер Кеннеди ни старался, ему не удалось скрыть тревогу в голосе. — Думаю, это все из-за Пола. Он замечательный молодой человек, вот только слишком назойливый, он на тебя давит. Поезжай и дай и ему, и себе время все хладнокровно обдумать.

Мать одобрительно кивнула:

— Да, дорогая, поезжай. Тебе только двадцать один. Я вышла замуж в двадцать четыре, и мы с папой пять лет знали друг друга. Вы же с Полом едва год как знакомы. Запомни, ответственные решения не принимаются на скорую руку. Поезжай с Самантой, подумай, а потом, когда вернешься, твои взгляды на замужество могут измениться.

— Вы не перестаете удивлять меня. — Девушка весело рассмеялась. — Я была уверена, что вы сочтете эту затею сумасбродной выходкой. Вы действительно считаете, что я смогу заботиться о Тони? У меня же нет необходимых навыков.

— Не говори глупостей, — возмутился отец. — Ни одна новоиспеченная мамаша не знает, как обращаться с младенцами, если она, конечно, не медсестра. Ты быстро приноровишься, да и материнский инстинкт не позволит Саманте полностью оставить его на твое попечение.

— Хорошо, хорошо, я подумаю. Еще есть время, они едут лишь через несколько недель.


Пару дней спустя Джулия, ничего не подозревая, смотрела с родителями телевизор, как вдруг ее сердце замерло. На экране собственной персоной появился Мануэль Кортез. Он шел по взлетной полосе лондонского аэропорта под руку с очаровательной девушкой. Даже несмотря на жгучую ревность, Джулия признала, что внешность у нее действительно незаурядная. Впрочем, ее намного больнее задевало то, что красавица смотрела на Кортеза взглядом хищной собственницы, самоуверенно улыбаясь каким-то его словам. Телекомментатор монотонно вещал о том, что мсье Кортез вернулся в страну для завершения контракта, прерванного в прошлом году из-за тяжелой и продолжительной болезни. Но едва ли Джулия его слушала — все ее внимание было направлено на Мануэля, на его до боли знакомую, подкупающую дружелюбную улыбку, холеное стройное тело. Она почувствовала острую боль в груди и только тогда осознала, что мать, оставив вязанье, встревоженно наблюдает за ней. Пересилив себя и нервное возбуждение, зародившееся в ней при виде певца с этой девушкой, Джулия небрежно откинулась на спинку стула. К счастью, настало время спортивных новостей, и ей не составило особого труда изобразить скучающее выражение лица. Миссис Кеннеди вернулась к вязанью, но дочь знала, что ее не так-то просто обвести вокруг пальца. По части людской психологии ее мать даст сто очков вперед любому специалисту. Именно поэтому она увлеченно трудилась над спицами, не вызывая дочь на неприятный разговор, и Джулия, мысленно благодаря ее, спокойно предалась мрачным размышлениям.

Вечером заявился Пол, и они бесконечно долго играли в бридж, Джулия то и дело ошибалась, и ее партнер заметно нервничал. Игру, как и все остальное, Пол принимал близко к сердцу.

«Время — вот все, что мне нужно, — изможденно думала девушка, расчесывая волосы перед сном. — Я не ожидала увидеть его, вот и расстроилась. Со временем все пройдет».

Глава 6

На следующий день Джулия окончательно взяла себя в руки. В определенной степени она была даже рада тому, что видела Мануэля с другой женщиной. Сбылось предсказание Саманты, и увиденное лучше всяких слов убедило ее в полнейшей аморальности этого человека.

К сожалению, не она одна смотрела вчера телевизор. Мэрилин тоже оказалась в курсе событий и, ничего не подозревая, обратилась к подруге:

— Джулия, ты слышала, что Мануэль Кортез вернулся в Англию?

Девушка безразлично пожала плечами:

— Слышала, и не вижу в этом ничего потрясающего.

— Перестань притворяться, я вижу тебя насквозь. Тебе вовсе не все равно. — Мэрилин многозначительно подмигнула подруге. — Ты, конечно, отказала ему в свидании, но все же понимают, что это скорее из-за Пола, чем по какой-либо другой причине.

— Честное слово, девочки, не понимаю, из-за чего вы подняли весь этот шум. Да Пол стоит четверых таких, как Кортез!

— Ну ты и шутница! — Мэрилин задыхалась от смеха. — Ты слышала, Донна, Пол, оказывается, превратился в милашку-очаровашку. Не смеши, с каких это пор?

Джулия благоразумно промолчала. У нее нет ни малейшего желания спорить о достоинствах и недостатках Пола, тем более что ее собственные слова далеки от истины. Бессмысленно убеждать и себя, и других в его особенной привлекательности, он — молодой, высокий, красивый, но без изюминки, заурядный двадцатилетний парень. Джулия никогда не понимала женщин, считающих, что внешность — это главное. За свою недолгую жизнь она повидала достаточно мужчин, чтобы понять — характер намного важнее смазливого личика.

Как бы там ни было, внешнее спокойствие не соответствовало ее внутреннему состоянию, поэтому во время обеденного перерыва она незаметно для всех попросила у миссис Фатерстоун утреннею газету в надежде найти в ней подробности визита знаменитого певца и сведения о его спутнице. К сожалению, кроме нечеткой фотографии и крошечной статьи, в номере ничего не оказалось, и Джулия разочарованно вернулась к работе.

Вечер также принес свои неприятности: погода резко испортилась, повалил снег, ледяной ветер пронизывал до костей. Покинув здание магазина, Джулия плотнее завернулась в слишком широкое для такой погоды темно-синее мохеровое пальто и, прижав к себе сумочку, зашагала к едва освещенной Оксфорд-стрит. Белые кожаные сапоги закрывали ноги по колено, но между ними и коротким пальто оставалась узкая полоска полностью оледеневшей кожи, и девушка рассеяно подумала, что хотя бы зимой стоит носить юбки подлинее.

Новый порыв ветра разметал ее волосы, полностью закрыв глаза, — еще одно упущение, надо надевать шляпку, — а Донна и Мэрилин неотступно напирали сзади, и Джулия с разгону налетела на мужчину, бесцельно прохаживающегося по тротуару.

— Ой, простите, — виновато улыбаясь, поспешно пробормотала она, откидывая с лица непослушную прядь волос. — Я такая неуклюжая… Вы?

Мануэль приветливо улыбнулся, и предательская краска залила лицо девушки. В замешательстве отвернувшись от подруг, так и замерших с раскрытыми ртами, она безропотно позволила, ему взять себя.

— Дамы, надеюсь, вы нас извините? — вкрадчиво и в то же время насмешливо поинтересовался он, уводя Джулию к стоящему неподалеку уже знакомому зеленому «феррари».

— Подождите! — сердито оборонялась девушка, однако все ее старания пропали даром. Холодные пальцы больно впились в запястье, дверь автомобиля распахнулась, и сильная мужская рука втолкнула ее внутрь.

— Не спорь, — только и сказал он, будто так естественно встречать ее после работы и подвозить домой, а она, глупая девчонка, ломается.

Джулия не собиралась устраивать сцен на глазах у всех и послушно скользнула в теплую темноту роскошного салона. Уступая ему водительское сиденье, она подвинулась, и не успела оглянуться, как он оказался рядом, захлопнул дверцу и щелкнул замком зажигания. Машина плавно тронулась, урча, как пантера после удачной охоты, и покатила вперед.

Только отъехав подальше от магазина, Джулия решилась взглянуть на своего спутника и с неизбежной тоской подумала, что ничто, абсолютно ничто не изменилось в ее отношении к нему — он стал еще привлекательнее, еще стройнее, еще…

Как будто почувствовав ее мимолетный взгляд, Мануэль нахмурился и, остановившись на одном из светофоров, облегченно вздохнул: теперь он мог внимательно разглядывать ее:

— Что ж, рассказывай, как твои дела?

Джулия демонстративно разглядывала ногти:

— Спасибо, хорошо. А у вас?

Он не ответил, а только грустно пожал плечами, давая понять, что она задела его за живое.

Джулия аж позеленела от злости: «Да как он смеет разыгрывать передо мной обиженного и оскорбленного, когда прекрасно знает, что вся страна видела его по телевизору с другой, с его новой пассией!» Она ожесточенно отвернулась к окну и тут заметила, что без единого слова возражения позволила ему завезти себя Бог весть куда. От испуга она даже не узнала собственного голоса.

— Куда вы меня привезли?

— Домой, куда же еще? — невозмутимо ответил он. — Я подумал, что в такую ужасную ночь будет очень гуманно избавить тебя от поездки на автобусе. — И возбужденно продолжал: — Как вы, англичане, выносите этот отвратительный гнилой климат? Лично я предпочитаю море, солнце, золотой песок. Море — обязательно теплое, чтобы купаться, не покрываясь при этом омерзительной гусиной кожей.

— А разве мы не любим солнце и тепло? — резонно возразила она. — Остановите здесь, пожалуйста.

Они доехали до самого конца Фолкнер-стрит, но Мануэль и не собирался тормозить.

— Какой дом?

— Вон тот, 47-й. Но мне бы не хотелось подъезжать слишком близко. Вас могут узнать, возникнут подозрения и сплетни. — Ее голос ни с того ни с сего сел, и девушка побагровела от смущения.

— Сегодня вряд ли, — холодно отозвался певец, элегантно останавливая машину у самых ворот ее дома.

— Спасибо, мсье. — Слегка кивнув, Джулия потянулась к ручке дверцы, и тогда сильные мужские пальцы безжалостно сжали ее руку.

— Ты не рада меня видеть? — самодовольно усмехнулся Мануэль.

Девушка смело глядела ему в глаза:

— Не очень.

— А почему?

— Это же очевидно. Нам нечего сказать друг другу.

— Ты уверена?

— Абсолютно. — Она откинула с лица слегка растрепавшиеся волосы, и они упали на плечи мягкой блестящей волной. Капельки растаявшего снега сверкали в них как звездочки на темном арабском небе, а Джулия все хмурилась, не понимая, как восхитительно выглядит.

Мануэль откинулся на сиденье, искоса поглядывая на нее, и лениво сказал:

— Тогда ты свободна, можешь идти.

«Ах вот как! — Джулия чуть не лопнула от злости. — Опять он за свое. Каждый раз говорит одно и то же, заставляя ее чувствовать себя виноватой. Ну уж нет, на этот раз он так легко не отделается!» Девушка как разъяренная фурия набросилась на ничего не подозревающего собеседника:

— Не думайте, что я наивно поверю в сказки о плохой погоде! Вы привезли меня домой, а не к себе по одной-единственной причине: гнездышко занято, и другая жаркая птичка уже греет вам постель!

При этих словах Мануэль тупо уставился на нее, не понимая, что, в сущности, происходит и кто из них сошел с ума. Лихорадочный румянец, впрочем едва заметный в неярком свете автомобиля, постепенно подступал к скулам, а девушка все не унималась.

— Наконец-то! — с чувством собственного превосходства выкрикнула она. — Наконец-то я вам насолила! Не удивляйтесь, у меня тоже есть маленькие серые клеточки, хотя и не такие изощренные, как у вас!

С этими словами она пулей выскочила из машины и с грохотом захлопнула за собой дверцу. Повернулась и чуть не остолбенела: неужели можно было не заметить, как он вышел? Буквально в двух шагах от нее стоял Мануэль, испепеляя девушку безумными, злыми кошачьими глазами. И ее собственный гнев показался ей жалким по сравнению с его дикой звериной яростью.

Джулия рванулась было к воротам, но он проворно перегородил ей путь.

— Немедленно пропустите меня! — прошипела она, чувствуя, что вот-вот расплачется.

А он словно не слышал, медленно надвигаясь на нее, и у девушки возникло страшное предчувствие, что он ее ударит.

— Мануэль! — скорее жалобно, чем гневно вскрикнула она. — Я же для вас никто, мои слова ничего не значат! Пожалуйста, пропустите меня.

Не успела Джулия договорить, как из-за угла показалась другая машина, и знакомая фигура, вынырнув из нее, размашисто зашагала к припаркованному у ворот «феррари».

— Папа! — Джулия еле держалась на ногах и не знала, каких святых благодарить за дарованное столь чудесным образом спасение.

Не говоря ни слова, Мануэль сел в машину. Резиновый протектор неистово завизжал, оставляя на тротуаре две черные полосы, красноречиво говорящие о душевном состоянии водителя.

— Кто это был? — Мистер Кеннеди неодобрительно хмыкнул, еще раз обернулся на лихача и под руку повел дочь к дому.

— Так… подвез один с работы, — быстро нашлась она и, не давая ему опомниться, зачастила: — Как прошел день? Надеюсь, без приключений?

Без приключений у врачей обходилось редко. Вот и сегодня день выдался нелегкий. Одним словом, доктор Кеннеди не придал особого значения немому спектаклю, разыгравшемуся перед его глазами, и оставил объяснение дочери без вопросов.

Самое смешное, что ни отец, ни дочь толком не представляли, что случилось. Но у Джулии стыла в жилах кровь при мысли о том, во что могла вылиться ее безрассудная выходка. Кто знает, на что способен этот неистовый мексиканец с огненным блеском в глазах, не предвещающим ничего хорошего? Хоть и задним числом, а Джулия похолодела от ужаса.

Еще раз мысленно поблагодарив отца за неожиданное появление, девушка немного успокоилась и отправилась мыть голову; родители оставляли ее одну — их пригласили на бридж, — а у Пола нюх на подобные события. Он обязательно придет и будет выпытывать у нее ответ на свое предложение.

Сейчас Джулия всем сердцем хотела ответить «да». Обручальное кольцо, подаренное Полом, представлялось ей теперь волшебным талисманом, способным оградить ее от мести Мануэля. Вот только, как известно, у судьбы свои законы, и Пол пришел не один и привел с собой младшую сестру Элисон — невероятное совпадение, но их родители тоже пошли играть в бридж, а девочка наотрез отказывалась сидеть дома одна, — поэтому беседы на личные темы не получилось.

Этим летом Элисон исполнялось восемнадцать, она оканчивала школу и собиралась в университет, однако вела себя как шестилетний ребенок. Что за каприз — ни за какие пряники не хочет одна сидеть дома! Пришлось ее развлекать.

Поскольку взбалмошная девчонка обожала поп-музыку, которая, пожалуй, была ее единственным настоящим увлечением, то вполне естественно, что все трое провели незабываемый вечер, проигрывая одну за другой виниловые пластинки из необъятной коллекции мистера Кеннеди. А она на добрую половину состояла из записей Мануэля Кортеза.

Бедной Джулии ничего не оставалось, как скрепя сердце слушать его чарующий голос. С самой первой их встречи она намеренно избегала этого. Даже невидимый, Мануэль подчинял себе ее волю, лишал ее здравого смысла. Его голос пронизывал ее, проникая в самое сердце и застревая там леденящей занозой. Музыка — то бурная и неудержимая, как у цыган, то тихая и мелодичная — наполняла комнату, околдовывая и унося с собой.

«О Господи! — внутренне содрогнулась девушка. — Зачем я встретила его? Зачем? Почему именно я? Погубит он меня, ох, погубит!»

Не выдержав душевной муки, она выбежала из комнаты, направляясь на кухню, якобы приготовить кофе. И только там она облегченно вздохнула, как узник, вырвавшийся на свободу из душной ненавистной камеры.

Пол, как всегда, последовал за ней, оставив Элисон заниматься любимым делом.

Честно говоря, есть Джулии не хотелось, но, чтобы не произвести впечатления полной истерички, она самоотверженно проглотила несколько горячих бутербродов, и они с Полом отправились обратно.

В узком коридоре между кухней и гостиной Пол нагнал Джулию и, нежно прижав к стене, стал покрывать ее лицо поцелуями. Все произошло так быстро, а сладострастный голос певца все еще звучал у нее в ушах, поэтому, как ни странно, Джулия не сразу сообразила, что перед ней не Мануэль, а другой. Поддаваясь соблазну, она порывисто вздохнула, потянулась к нему, обхватив руками его голову. С тихим возгласом откровенного нетерпения привлекла его к себе и тут же почувствовала его ответную дрожь. Безошибочно найдя его губы, она раздвинула их языком, проникая во влажную глубину рта…

— Джулия!

Пол в ужасе оттолкнул ее. Его недоуменный взгляд выражал не то восторг, не то отвращение, что мгновенно отрезвило девушку. Она отпрянула, словно увидев перед собой омерзительное скользкое существо. «Это не Мануэль, — пронеслось в голове. — Это Пол, и он крайне удивлен моей неожиданной пылкостью. Боже правый! Неужели на всем белом свете нет противоядия, неужели даже Пол и его искренняя любовь не спасут меня от отравы, называемой Мануэль Кортез!»

— Где ты научилась так целоваться? — Молодой человек продолжал смотреть на нее, ревниво прищурив глаза, и Джулии на мгновение почудилось, что в его голосе прозвучали презрительные нотки.

Она покраснела, но быстро взяла себя в руки.

— Пожалуйста, не говори глупостей. Я, должно быть… Меня смутила музыка, она такая романтичная. Только не говори, что тебе это незнакомо, и отпусти же меня! Пойду сварю еще кофе.

Естественно, Пол повиновался, однако не поверил ни единому ее слову. Теперь он чувствовал, что его подругу что-то беспрестанно терзает, постоянно не дает покоя, а если припомнить ее необычное поведение несколько недель назад… В подобном свете ее объяснение выглядело особенно нелепо.

Он тяжело вздохнул. Пора возвращаться к Элисон. Неугомонная сестрица и так слишком много времени провела одна с дорогостоящей аппаратурой.

Пол вернулся в гостиную, и Джулия осталась на кухне одна. Она автоматически сняла с полки алюминиевую кастрюльку и налила в нее молока. Достала из серванта чашки и банку с растворимым кофе. Так же автоматически поставила все на поднос и потянулась за чайными ложечками. Руки отяжелели и не слушались ее. Она провела ладонью по уставшим за день глазам и нахмурилась. Ей было нехорошо, голова раскалывалась от нестерпимой боли, в ушах гудело, как в потревоженном пчелином улье. «Проклятие, — с досадой подумала она. — Полюбуйся на себя в зеркало, вот к чему приводят бессонные ночи. Когда же все это кончится, когда, когда, когда?»

На следующий день, в субботу, Джулия дрожала от каждого стука и шороха. Она боялась, что у Мануэля хватит наглости прийти и закатить скандал на весь магазин, с него станется.

Оказывается, напрасно боялась, он не пришел. Суббота — неполный рабочий день, и ближе к обеду Джулия немного успокоилась. Донна и Мэрилин, как ни старались, не смогли совладать с распирающим их любопытством и все же спросили ее о вчерашнем свидании с Мануэлем. Невинно улыбаясь, Джулия буквально на ходу состряпала довольно убедительную историю о непредвиденной встрече и продолжала самозабвенно лгать о том, как Мануэль подвез ее до дому и они просто расстались, в то время как подруги безуспешно пытались вставить хоть словечко в ее нескончаемую тираду. Наконец Донна не выдержала:

— Кстати, ты видела, что пишут в газетах? На этот раз он привез с собой дочь. — Она печально вздохнула. — Кто бы мог подумать, что у него есть дочь, да такая взрослая, ей уже семнадцать.

Джулию словно окатили холодной водой.

— Откуда… откуда ты знаешь? — заикаясь, пролепетала она.

— Я же говорю, прочитала в газете. Да ты видела ее в новостях. Такая шикарная девица, вся в золоте и соболях, и выглядит на двадцать пять. Многое бы я отдала, чтобы везде путешествовать с Мануэлем Кортезом!

— Нет, а я бы не хотела быть его дочерью, — многозначительно хихикнула Мэрилин, и Донна покатилась со смеху, очень своевременно отвлекая внимание от мертвенно-бледного лица Джулии.

Его дочь! Ничего удивительного, что он чуть не убил ее! Надо же было совершить такую непростительную глупость! Никогда раньше она не делала неосмотрительных, скороспелых выводов, что же случилось теперь?

После работы, понуро плетясь домой по пустынной улице, Джулия дала волю слезам. Она чувствовала себя подавленной и разбитой, как физически, так и морально. Еще немного, и она сляжет в постель.

Когда с землисто-серым, болезненным лицом и неестественно блестящими глазами она появилась на пороге, миссис Кеннеди только и смогла, что испуганно всплеснуть руками:

— Джулия, дорогая, ты не заболела? Ты ужасно выглядишь.

Девушка беззвучно стягивала с себя пальто и, лишь дойдя до середины лестницы, устало заговорила:

— Да, мама, кажется, я заболеваю. Сейчас самый разгар эпидемии гриппа, папа знает. Вы не обидитесь, если я лягу без обеда? Не могу даже глядеть на еду.

— Конечно, милая, ложись. Сейчас я поднимусь и принесу грелку. И пока не разделась, включи электрическое одеяло. В комнате очень сыро.

Поздно вечером Джулия окончательно убедилась, что заболела гриппом. Высокая температура и озноб однозначно свидетельствовали о том, что ее состояние — не просто реакция на замечание Донны о дочери Мануэля Кортеза, как она предполагала раньше.

Остаток дня и все воскресенье девушка провела в постели. Пол трогательно ухаживал за ней, взволнованный глубокими тенями вокруг глаз и запавшими обескровленными щеками.

Так Джулия проболела до среды, но благодаря трепетной заботе близких чувствовала себя намного лучше и в среду же, игнорируя предупреждения отца о страшнейших осложнениях, вышла на работу, а вечером прямиком направилась к Саманте.

Та как раз кормила ребенка и с огромнейшим удовольствием переложила свое бремя на плечи долгожданной гостьи. Сама же занялась приготовлением ужина для Бенедикта.

Крепко прижимая к себе Тони, Джулия заспешила за ней на кухню и, картинно расположившись в широком плетеном кресле, неловко пристроила бутылочку к маленькому кричащему ротику. Она явно была довольна новой ролью и даже относительно спокойно поведала Саманте о недавнем инциденте с Мануэлем.

— Ну и?.. Я была права? И что теперь ты о нем думаешь? — Саманта победоносно размахивала кухонной лопаткой.

Джулия ответила не сразу, она легонько похлопала Тони по спине, давая ему откашляться, несколько раз кашлянула сама. Что-что, а тянуть время она была мастерица.

— Я чудовищно вела себя с ним, — прозвучало неохотное признание. — Что-то он обо мне подумал? Если кто и изменил свое мнение к худшему, так это он, а не я. Мне он по-прежнему нравится.

— Так, так, так… Ну и что ты собираешься делать?

— Не знаю. Думаю, я должна извиниться.

— Дорогуша, не хочется тебя разочаровывать, но это невозможно. — Саманта что-то яростно мешала на сковороде.

— Знаю, давай забудем об этом. Когда вы уезжаете в Калифорнию? — без малейшего перехода продолжала она.

— Уже через две недели, и учти, что я еще не нашла няню для Тони. Ты подумала о нашем предложении?

Джулия судорожно прикусила нижнюю губу:

— О том, чтобы поехать с вами?

— Ну конечно.

— Да, подумала. И родители не против. Наоборот, считают, что ты молодец, подкинула замечательную идею.

— Я же говорила! — возликовала Саманта.

— Предложение действительно заманчивое. Мне надо восстановить силы после гриппа, сменить обстановку… Но… есть один вопрос, который продолжает меня беспокоить: не трушу ли я, убегая от проблем аж за океан?

— А ты и не убегаешь, — резонно возразила Саманта. — Разве не так? Когда ты вернешься, все они будут на месте в целости и сохранности, хотя, скорее всего, уже не покажутся тебе такими ужасными. Ну скажи, что я не права. — Она задиристо смотрела на подругу.

— Господи, хоть бы все так и было! — зажмурившись, шепотом взмолилась Джулия.

Чья-то тяжелая рука неожиданно легла ей на плечо и испугала девушку. Она вздрогнула и подняла глаза. Бенедикт, загадочно улыбаясь, смотрел на нее сверху вниз.

— Тренируешься? — хихикнул он. — Ну как тебе роль няни? Саманта сказала тебе, что мы скоро уезжаем?

Джулии было нелегко огорчать друзей, но она честно призналась:

— Бен, я еще не решила, ехать мне или нет.

— Но я думал… — опешил он. — Саманта сказала…

Джулия вопросительно взглянула на подругу, которая неистово жестикулировала за ее спиной, обвиняя мужа в непонятливости, и невинно спросила:

— Признавайся, что ты сказала?

— Она сказала, что ты едешь с нами. — Бенедикт бестолково захлопал глазами, и Джулии стало жаль его. — Что ты позаботишься о Тони, и нам не придется никого нанимать.

— Неужели так и сказала?

— Бенедикт! — уже вслух одернула его жена и, понизив голос, обратилась к подруге: — Джулия, не подводи меня, все уже знают, что ты едешь.

— Я хочу поехать, но что скажет Пол? С ним я еще не говорила.

— Так поговори! — Саманта вернулась к плите и начала переворачивать бифштексы с таким видом, что Джулия поняла: разговор окончен. Она беспомощно повела плечами. Даже если захочет, она не сможет отказаться от поездки, раз за дело взялась такая дружная команда: Саманта, Бен да и ее родители.


Всю следующую неделю в метро и на улице Джулия натыкалась на красочные афиши, гласящие о том, что Мануэль Кортез ежедневно выступает в «Свите», и каждый раз ее сердце судорожно сжималось. Интересно, думает ли он о ней, вспоминает ли хоть иногда, или конфликт, произошедший между ними, был последним звеном в короткой цепи их отношений? Если он не хочет больше ее видеть, так тому и быть, она едва ли вправе винить его. Она вела себя непростительно гнусно, низко, бестактно, и не важно, есть ли на самом деле оправдание ее поступку или нет.

Каждый день методично названивала Саманта, предупреждая, что если она едет с ними, то должна поторопиться, сходить в американское посольство, взять визу, получить заключение врачей о том, что абсолютно здорова, и сделать прививку от оспы.

Без особого энтузиазма, а скорее чтобы занять время, Джулия принялась собирать все необходимые документы. Пока она чем-то занята, не надо принимать решений, говорить «да» или «нет» и разговаривать с Полом. Покупать новую одежду не придется — ведь погода в Калифорнии непременно будет солнечной и теплой, и зимние наряды, которых у нее в избытке, вряд ли понадобятся — ничего не надо.

На такой пессимистической ноте в субботу она закончила работать и, плохо осознавая, что делает, села в автобус и поехала в Ливанский район. Одному Богу известно, что творилось у нее в голове. Какие-то неведомые силы гнали ее туда, где жил Мануэль. Хотелось вновь увидеть его дом, его окна…

Вечер выдался на редкость холодным даже для привычных лондонцев. Впрочем, было ясно и сухо, и Джулия не пожалела о своей затее. В коротенькой дубленке и темно-зеленых брюках в обтяжку она выглядела стройной и очень привлекательной. Глубоко засунув руки в карманы, девушка медленно брела по дорожке парка, окружающего квартал. Ее взгляд был намертво прикован к высокому зданию, к трем светящимся окнам на верхнем этаже, к его окнам. Веселые снежинки, беззаботно кружась в морозном воздухе, падали ей на лицо, но Джулия ничего не замечала, ничего, кроме огней в окнах, красноречиво свидетельствующих о том, что кто-то есть дома. Вот только кто? Если Мануэль, то один ли он? Или его дочь с ним? Или Долорес Арривера? Имеет ли вообще смысл слоняться под окнами, если не собираешься заходить? А почему, собственно, не зайти? Где-то в глубине сознания эта мысль жила полнокровной жизнью, правда, девушка боялась признаться даже самой себе, что больше всего на свете хочет вновь очутиться в его квартире.

Как всегда, на помощь пришли сигареты. Закурив, слегка дрожащей рукой Джулия бросила спичку далеко в траву. «Как было бы здорово, — отмахнув от лица облачко дыма, мечтательно думала она, — если бы Мануэль выглянул из окна и увидел меня здесь, если бы он спустился и радостно воскликнул; „Это ты?! Я так рад тебя видеть, я ждал тебя! Поднимайся!“»

Джулия опустила голову и заметила, что кто-то быстро идет по газону ей навстречу, ее сердце бешено заколотилось, но тут же снова вернулось к прежнему неторопливому ритму. Это был всего-навсего швейцар.

— Мисс, разрешите узнать, что вы здесь делаете? — вежливо спросил он. — Это частное владение.

Девушка сконфуженно топталась на месте.

— Я… э-э-э… я просто рассматривала здание. Я интересуюсь современной архитектурой, — неуклюже соврала она.

— Даже если это правда, мисс, сегодня очень холодно. От всей души советую вам изучать архитектуру в более теплый денек и в каком-нибудь другом месте… Я бы так и сделал, — поучительно закончил он.

Джулия вздохнула и, бросив последний взгляд на приветливо светящиеся окна, пошла прочь. «Увидеть бы его хоть разок!» — навязчиво стучало в висках. Молитвенно сложив на груди руки, она шла по газону к центральной аллее. Швейцар остался далеко позади, и девушка сбавила шаг.

На стоянке, красуясь среди других машин, стоял знакомый темно-зеленый «феррари».

При виде его Джулия словно сошла с ума, повернулась, бросилась обратно, но бдительный швейцар резво преградил ей дорогу:

— Чем могу служить, мисс?

— Я хочу видеть мсье Кортеза. Разрешите пройти.

— Извините, мисс, но это невозможно. Мы не пускаем в дом посторонних.

— Говорю же вам, он меня знает.

— Неужели? — не пытаясь скрыть недоверия, переспросил швейцар.

— Конечно! Меня зовут Джулия Кеннеди. Позвоните ему! Спросите его!

Подумав, швейцар согласился:

— Подождите здесь. Я позвоню.

Оставив девушку снаружи, он вошел в свою комнату, и Джулия услышала щелчок переговорного устройства. Сердце тревожно билось. Что, если он не захочет ее видеть? Что тогда?

Она смотрела внутрь сквозь вращающуюся стеклянную дверь. Комната швейцара находилась в противоположном конце вестибюля. Если она толкнет дверь и кинется к лифту, он не успеет ее остановить. Лишь бы, добраться до лифта, а там она будет в безопасности. Отчаяние — великая сила, и, повинуясь безумному порыву, девушка влетела внутрь здания.

Швейцар грозно окликнул ее, когда она пробегала мимо, но ничего не предпринял, твердо уверенный в тщетности ее попытки.

Лифт медленно пополз вверх. Первый этаж, второй. Между вторым и третьим лифт тихо остановился.

«О Боже, — промелькнуло в голове Джулии, — этот страж дверей остановил его! Как раньше я не подумала о такой возможности?»

Она обреченно ждала, когда лифт пойдет вниз. Прошло несколько минут и — о счастье! — лифт двинулся вверх. Третий этаж, четвертый, пятый… Мануэль хочет ее видеть, он разрешил ей подняться!

Перед дверью она помедлила, собираясь с духом, и постучала. Почти мгновенно щелкнул замок, и прекрасное создание, сопровождавшее Мануэля в лондонском аэропорту, на удивление дружелюбно уставилось на незваную гостью. Вблизи она была намного красивее — темные как ночь волосы, гладкая жемчужно-матовая кожа и пара бархатистых темно-карих глаз. Едва заметные складки узкого, облегающего фигуру восточного платья не могли скрыть уже зрелые формы ее юного тела. Высокая для семнадцатилетней девушки грудь волнующе вздымалась под тонкой тканью. Она выглядела взрослой не по годам.

— Здравствуйте, — ласково пропела прекрасная нимфа. — Вы та самая леди? Швейцар сказал, что вы хотели видеть моего отца. Я Пайла Кортез. Чем могу служить?

Джулия с трудом проглотила комок в горле:

— Ваш… ваш отец дома?

— Нет, он в городе. А что вы хотели?

Ее детские манеры нелепо сочетались с твердым немигающим взглядом, таким же дерзким и ненасытным, как у ее отца.

— Когда он вернется? — Джулия нервно сцепила пальцы.

— Скоро. Судя по его обещаниям, он уже должен быть здесь, впрочем, с Долорес Арривера отец забывает о времени, не говоря уже обо мне, а ушел он именно с ней.

— Понимаю. — Джулия попятилась к лифту. — Спасибо, сеньорита. Извините за внезапное вторжение.

— Подождите! Не хотите ли зайти и подождать его?

— Нет, спасибо. Это не срочно. До свидания, сеньорита.

— Что передать отцу? Кто заходил?

— Ничего, спасибо. — Джулия поспешно зашла в кабинку лифта, слезы застилали глаза, и кнопка первого этажа превратилась в огромное расплывчатое пятно. Лифт плавно заскользил вниз, намного быстрее, чем поднимался. Ох уж эти лифты! Даже они против нее!

Не успела она выйти из кабинки, как натолкнулась в фойе на возмущенного швейцара. Сплошные неприятности!

— Сеньорита очень рассердилась? — Он больше не был с нею вежлив и отрывисто пролаял: — Как вы смели врываться сюда без разрешения?

— Простите меня, я думала… Да, какая теперь разница? — Она отмахнулась от него рукой. — Я же извинилась, что еще я могу сказать?

— Очень многое, мисс. Назовите ваше полное имя и домашний адрес. Я намерен сообщить мсье Кортезу о случившемся, когда он вернется.

Порыв холодного ветра внезапно ворвался в вестибюль. Кто-то вошел с улицы.

— Что вы намерены сообщить мне? — спросил Мануэль. — Джулия? Какая неожиданность!

Она, как загипнотизированная, уставилась на него, в то время как швейцар неловко оправдывался перед важным жильцом:

— Вы же знаете эту молодую даму, мсье?

— Конечно. — Мануэль жестом остановил его. — Потом, Куртис, потом. Джулия, зачем ты пришла?

Девушка внутренне содрогнулась. Какой ледяной голос… вежливый, но ледяной! Не решаясь взглянуть на него, она еле слышно проговорила:

— Я… я… О, Мануэль, прошу вас, пойдемте куда-нибудь, нам нужно поговорить. Пожалуйста!

Мужчина колебался.

— В квартире Пайла… — вслух рассуждал он.

— Я знаю, — перебила его Джулия. — Я только что разговаривала с ней.

— В самом деле? — Мануэль удивленно вскинул брови. — Тогда остается машина. В ней холодно, но, по крайней мере, там мы будем одни.

— Хорошо, машина так машина. Машина вполне подойдет.

В машине действительно было холодно, правда, вскоре заработал мотор, и живительное тепло окутало ноги девушки.

— Проедемся немного, — предложил Мануэль. — Салон нагреется быстрее.

Они ехали вдоль Эдгар-роуд в сторону окраин. Обогреватель работал на славу, и в автомобиле быстро установилась тропическая жара.

Остановив машину около какой-то забегаловки, Мануэль небрежно произнес:

— Ну хорошо, выкладывай, что случилось?

Джулия несмело подняла глаза:

— Я… я знаю, это звучит глупо, но я должна извиниться.

— Нет никакой необходимости.

— Есть! Я выставила себя полной идиоткой. Мне очень стыдно, я… я не знала про Пайлу.

— Теперь знаешь. Итак, ты извинилась, и я принимаю твои извинения. Что-нибудь еще?

— Нет, больше ничего. — Джулия снова опустила глаза.

— Отлично. — Он оглянулся на дорогу. Поток машин, как всегда в это время суток, был очень плотным. — Мы можем вернуться в город каким-нибудь другим путем, чтобы не разворачиваться?

— Да. Показать дорогу?

Он кивнул и, достав сногсшибательный портсигар, предложил девушке закурить. «Это то, что мне нужно», — облегченно вздохнула Джулия, поднося сигарету к огню. Глубоко затянувшись, она откинулась на сиденье и только тогда заметила, что до сих пор сидела, напряженно подавшись вперед. Мануэль невозмутимо попыхивал сигаретой, одной рукой расстегивая верхние пуговицы толстого стеганого дорожного пальто и с интересом наблюдая за причудливыми колечками дыма, которые сам же и выпускал. Его волосы слегка растрепались на ветру, когда он шел к машине. Джулии мучительно захотелось запустить в них пальцы, попробовать их на ощупь, но она заставила себя отвернуться. «Наверняка, он только что из объятий этой Долорес Арривера». Неприятная мысль, словно заноза, засела в мозгу. Почему он такой холодный, неприступный, чужой? Как расшевелить его, согнать с лица безразличие и скуку, она не знала, однако слова сорвались с языка сами собой:

— Ваша дочь сказала, вы были с Долорес.

— Да. — Зеркало заднего вида занимало его явно больше, чем она.

— Вы любите ее? — отчаянно вырвалось из груди, и девушка сжала кулаки, чтобы не расплакаться.

— Люблю? А что такое любовь? — Щелкнул замок зажигания. — Ну что, поехали?

— Мануэль!

Сигарета давно погасла, и Джулия выбросила ее в окно. Несчастный вид девушки разжалобил бы и камень, но Мануэль лишь насмешливо фыркнул:

— Что такое? Мы опять оскорбили нашу принцессу дурными манерами?

— Мануэль, пожалуйста, не издевайтесь надо мной. Я пришла потому, что чувствовала, что должна прийти. Я не могла пустить все на самотек…

— И теперь жалеешь, — сухо отрезал он.

— Нет, но… пожалуй, да. — Она зябко поежилась, хотя в салоне было по-прежнему жарко. — Вы совсем не рады меня видеть? Ну хоть чуть-чуть? Я вам совершенно безразлична?

— Безумно интересно, что ты хочешь услышать в ответ. — Он отрывисто кашлянул. — Послушай, Джулия, все эти детские игры в любовь не для меня. Ты мне нравилась, я хотел тебя, безумно хотел, если тебе так больше нравится. Но только и всего. Ты оттолкнула меня, потому и оскорбила. Я сам небезгрешен и все понимаю. — Он расслабленно вытянул ноги. — Надеюсь, между нами все сказано? Прощай, крошка, ты мне больше не нужна.

— А как же тот вечер?

— Ах, тот вечер… Тогда я был зол, очень зол. Я чуть не придушил тебя, но только потому, что ты задела мою гордость.

— Я вам не верю, — всхлипнула она, ее сердце обливалось кровью.

— Как хочешь, детка, верь во что угодно, только не мни себя Золушкой. Я не прекрасный принц и никогда им не стану, слышишь, никогда! Через неделю я уезжаю в Штаты. Прощай, Джулия. — Мануэль решительно выжал сцепление. — Итак, куда ехать?

Глава 7

Следующие дни Джулия провела как в бреду. Вспоминая последнюю встречу с Мануэлем, она впадала в оцепенение и не могла поверить, что он мог быть так жесток с ней, хотя и была уверена, что он не церемонился с женщинами.

В тот вечер Мануэль высадил ее в конце Фолкнер-стрит и тут же исчез, небрежно попрощавшись. Джулия шла, ничего не замечая вокруг, пока не очутилась на крыльце своего дома, да и там толком не пришла в себя. Лишь в воскресенье, ближе к ночи, она очнулась, словно от кошмарного сна, и решила положить конец ужасной неопределенности. Предложение Саманты представлялось ей теперь в совершенно ином свете, как единственный способ выйти из создавшегося положения, и Джулия решилась поехать в Штаты. Она еще не вполне оправилась после болезни и страдала отсутствием аппетита. Борьба с депрессией стала неотъемлемой частью ее жизни, и Джулия постепенно забывала о прежней мирной безмятежности.

Зайдя к Саманте, чтобы сообщить о своем решении, она застала подругу за приготовлениями к поездке.

— Джулия, я так рада, что ты едешь с нами! — воскликнула та. — Уверяю тебя, ты не пожалеешь. Никто не знает, что может случиться. Что, если приглянешься какому-нибудь профессору в колледже, представляешь?

Джулия грустно улыбнулась:

— Сейчас в это верится с трудом, но, надеюсь, хоть смена климата мне поможет.

— Конечно поможет, даже не сомневайся. Бен! Бен! Джулия все же едет с нами!

Бенедикт одобрительно кивнул и вышел, а девушки остались одни.

— Ну, рассказывай, что у тебя на уме? — разлив кофе, спросила Саманта. — Почему ты все же решилась? Виделась с Мануэлем Кортезом?

— Да. — Джулия вертела в пальцах незажженную сигарету. — И он совершенно определенно дал понять, что я для него ничего не значу.

— О Господи, Джулия. Это ужасно!

— По крайней мере, он был честен. Все кончено, финита ля комедия.

Саманта энергично кивнула:

— Все, что ни делается, — к лучшему. Свяжись ты с ним, потом горько пожалеешь, я верно говорю? Пол подходит тебе гораздо больше. Вернувшись, ты и не вспомнишь о красавчике латиноамериканце, выйдешь за Пола и будешь счастлива.

Джулия благодарно улыбнулась, однако ее глаза так и остались грустными. Даже такая мелочь не могла ускользнуть от внимания Саманты, и она решила отвлечь подругу более насущными проблемами.

— Давай поговорим о Тони, — бодро начала она. — Мне придется научить тебя кормить его, одевать, купать. Он ест не только молоко, так что я завалю тебя советами и инструкциями.

— Я, наверное, все перепутаю, — искренне призналась Джулия. — Я никогда не нянчила грудного ребенка.

— Да это просто! Даже Бен освоил эту науку. Он обожает возиться с Тони, и мне буквально приходится заставлять его рисовать, когда малыш не спит.

Саманта жизнерадостно рассмеялась, и Джулия в который раз по-доброму позавидовала счастью подруги. Жизнь Барлоу казалось ей такой безоблачной по сравнению с ее собственной.

— Кстати, я не говорила тебе, куда конкретно в Калифорнии мы едем? — И, поскольку Джулия отрицательно покачала головой, продолжила: — В Сан-Франциско. Но я думаю, что и университет, и дом, где мы будем жить все это время, находятся на берегу, ближе к Монтерею. Ты, конечно, слышала о Монтерее?

— Конечно.

— Там живут студенты из университета, а про дом, который предлагают Бену, говорят, что он — просто мечта. Мне почему-то кажется, что это одноэтажный домик, вроде тех, что бывают на ранчо. И у нас будет собственный кусочек пляжа. Только представь, Джулия, мы сможем плавать каждый день! — Она потрогала свой уже ставший плоским живот. — Купанье помогает восстанавливать фигуру. Иметь ребенка, конечно, хорошо, но внешность, определенно, страдает.

— По-моему, ты в порядке, — заметила Джулия. — Впрочем, и я не прочь поплавать, да еще в теплой воде.

— Мы вернемся черными, как шоколадки… — Саманта продолжала воодушевленно щебетать, но, заметив по лицу подруги, что та все еще страдает, притихла.

Только оказавшись на улице, Джулия почувствовала себя немного лучше. Решение принято, причин для волнения не осталось. Поездка в Штаты сама по себе — волнующее событие, да к тому же идеальное средство против уныния, так что жалеть не стоит. До отъезда оставалась всего неделя и множество неоконченных дел. Надо торопиться.

Вернувшись домой, Джулия первым делом сообщила родителям о своем решении. Мистер и миссис Кеннеди вместе смотрели телевизор, когда новость прямо с порога обрушилась на них.

— Правильно, дочка, — сразу отозвался отец. — Может быть, там ты вновь обретешь себя и воспрянешь духом. Я не знаю истинной причины твоего несчастья, но догадываюсь, что здесь не обошлось без мужчины, я прав?

Девушка виновато кивнула:

— Да, папа. Мама уже все знает.

— Я так и думал. Но она молчала как рыба. Ты не хочешь поговорить с отцом?

— Не очень.

— Хорошо, я не настаиваю, но как же Пол? Ты не думаешь, что сейчас самое время вспомнить о нем?

— Да, конечно, — неохотно согласилась Джулия. — Я сегодня окончательно все решила, сегодня и поговорю с ним.

— Но того мужчину ты знала и раньше. Так в чем же дело? Он женат?

Джулия невольно напряглась:

— Нет. Он был женат, потом развелся…

— Понимаю. А жениться на тебе…

— Он не собирается, — скорбно закончила девушка.

Мистер Кеннеди гневно сверкнул глазами, но жена ласково взяла его за руку:

— Джо, дорогой, оставь ее. Не видишь, она устала.

Смягчившись, он повернул к себе дочь за подбородок:

— Джулия, у нас никогда раньше не было секретов, объясни, почему он не хочет на тебе жениться? Ты его любишь?

— Думала, что люблю, теперь не знаю. Он… он меня не любит!

Ее голос сорвался, и, спрятав лицо в ладонях, она горько разрыдалась. Отец прижал ее голову к груди, и девушка еще долго громко всхлипывала, не в силах сдержать накопившиеся слезы.

— Не знаю, как объяснить вам, но я не виню его, — немного успокоившись, сказала она. — Он… он из другого круга, там свои правила, свои привычки.

— Значит, он иностранец?

Джулия кивнула.

— Не обижайтесь, я пойду спать. — Она направилась к двери. — Я… я скажу Полу завтра. И не волнуйтесь, все будет хорошо.

Теперь в неведении оставался только Пол, и, как и следовало ожидать, узнав о ее решении уехать в Штаты, он принял его в штыки.

— Ты шутишь! — воскликнул он. — Если ты уедешь сейчас, то вернешься не раньше апреля. Мы не увидимся почти два месяца!

— Не вижу в этом ничего ужасного.

— Но почему? Зачем все это? Я думал, мы любим друг друга.

— Пол, еще на Рождество я пыталась объяснить, что не уверена в этом. Дай мне уехать, так будет лучше.

— Джулия, ты словно с ума сошла, — горячо набросился на нее Пол. — Потерять голову из-за поездки в Калифорнию просто смешно!

— Ты несправедлив ко мне.

— Это ты несправедлива! Саманта не имела права тебя звать, ты же не няня!

— Ты прав, Пол, прав. Но Саманта здесь ни при чем, я сама все решила.

— Но почему? Тебе не нравится работать в магазине?

— Конечно нравится, если захочу, я смогу получить свое место обратно. Утром я видела менеджера, сказала ему об отъезде, и он уверил меня, что стоит к нему обратится, прежняя работа мне гарантирована.

Пол обреченно опустил голову:

— У тебя кто-нибудь есть?

— Да… и нет. — Джулия покраснела.

— Как прикажешь тебя понимать?

— А вот как. Я люблю одного мужчину, а он меня не любит.

Пол уставился на нее, не веря собственным ушам:

— Я его знаю?

— Не совсем. Пол, прошу тебя, родители выспрашивали-выспрашивали, хоть ты пожалей меня! Я не могу рассказать о нем, это не моя тайна. Простишь ли ты меня когда-нибудь? — Девушка нещадно кусала губы. — Пол, я уверена, я не та девушка, которая тебе, нужна. Может быть, пока меня не будет, ты найдешь себе более подходящую пару. Не хочу, чтобы ты проводил жизнь в напрасном ожидании. Между нами все кончено, извини.

— Напиши мне.

— Пол, лучше не надо. Забудь меня, я тебя не стою.

— Легко сказать. — На его глаза навернулись слезы, и он продолжал уже с надрывом: — О Господи, Джулия, почему мы не можем жить как раньше, как весь этот год? Мы были счастливы, не спорь, я знаю, что были.

Джулия раздраженно отвернулась:

— Пол, мы оба знаем, что в последнее время наши отношения сильно изменились. Ты должен был это чувствовать, разве не так?

— Конечно, чувствовал, сердце у меня не каменное. — Пол взмок от обиды. — Я не хотел, чтобы все всплыло на поверхность, как сейчас, думал, со временем ты одумаешься.

— Я-то как раз одумалась. — От отчаяния девушка чуть не кричала. — Пол, неужели ты не понимаешь?! Если мы поженимся, осознавая, что что-то не так, то всю жизнь будем проклинать друг друга. Через год на нас обоих будет страшно смотреть. Так не должно быть, не должно! — зачастила она. — Интересно, что ты думаешь о любви, как ее себе представляешь? Испепеляющее желание быть с одним человеком, ежедневно видеть его, касаться его, любить его или как-то иначе?

Пол озадаченно молчал. Он не был экспансивным человеком, и откровенные признания Джулии были ему явно не по душе. Раньше она никогда не разговаривала с ним в подобной манере, не вгоняла его в краску. Молодой человек смущенно кашлянул и, застегивая на куртке «молнию», едко произнес:

— Вот и замечательно. Раз уж так вышло — говорить больше не о чем. Мне не нравится, что ты сейчас пребываешь в мире грез, водружая того типа на призрачный пьедестал любви, готовый вот-вот рассыпаться, но спорить я не стану. До свидания, Джулия.

— До свидания, Пол. Мне действительно жаль, что все так получилось.

— Мне тоже, — холодно бросил он и быстро вышел.

Больше они не виделись, а рано утром в самом конце февраля Джулия с друзьями уже летела в Штаты, с ног до головы укутанная в теплую шерстяную одежду. Инструменты и картины Бена отправили раньше грузовым рейсом, и компания ехала налегке.

— Да здравствует хорошая погода! — ликовал Бенедикт, уютно усаживаясь между двумя женщинами в комфортабельном салоне самолета. Рядом в переносной детской кроватке мирно посапывал Тони. — Ой, девчонки, только представьте, шесть недель на солнце!

Джулия и пыталась представить. Она старательно отгоняла прочь все посторонние мысли, сосредоточенно думая лишь о ближайшем прекрасном будущем. Впервые с тех пор, как она рассталась с Мануэлем, ей удалось обрести душевное спокойствие. Спокойствие, длившееся семь долгих часов. Правда, как и все на свете, полет подошел к концу, и вместе с самолетом на землю спускалась и Джулия.

Внизу показался Лабрадор, и, повернув к югу, воздушный гигант устремился к аэропорту имени Джона Кеннеди, безжалостно напоминая девушке о том, что от реальности убежать нельзя.

Глядя вниз сквозь прозрачную дымку облаков, все трое увлеченно следили за тем, как леса сменяются реками и озерами, а те, в свою очередь, городами, пока на горизонте не возникли знаменитые, ни с чем не сравнимые очертания Манхэттена. Самолет скользнул вниз, развернулся и, коснувшись взлетно-посадочной полосы, пробежал и вырулил на стоянку перед зданием аэропорта. И хотя Джулия чувствовала, что в небе остался кусочек ее души, радостное волнение пробежало по ней электрическим током, когда, спустившись по трапу, они впервые ступили на легендарную землю Америки. Сокровища самой юной цивилизации ждали их с распростертыми объятиями, а времени — катастрофически мало!

Четыре полных дня они провели в Нью-Йорке, и девушки в буквальном смысле слова стоптали ноги в кровь, с утра до вечера бегая по городу и по очереди толкая перед собой маленькую коляску с Тони. Саманта была категорически против поездок на общественном транспорте, и Бенедикт полночи колдовал над переносной кроваткой, переделывая ее в миниатюрную коляску.

Огромное количество машин на улицах поначалу пугало непривычных англичан, но первый испуг быстро прошел, уступая место едва ли не детскому неуемному любопытству. Джулия с Самантой и тем более Тони предпочитали Центральный парк, где можно было забыть, что вы находитесь в центре величайшего города Соединенных Штатов. Зеленые лужайки и пруды с сонно покачивающимися на волнах лодками напоминали им о любимом Лондоне, а веселый смех — о беззаботно проведенных в нем годах. Одним словом, Бенедикту пришлось бродить по пустынным тихим залам Музея современных искусств в гордом одиночестве.

На четвертый день уставшие, но довольные все четверо снова опустились в мягкие кресла самолета, который понес их к Западному побережью и совершенно иному образу жизни.

Глава 8

Март в Калифорнии — чудесное время года.

Как утверждают местные жители, весна и осень здесь изумительны и наиболее благоприятны для визитов. Воздух свеж, дни и ночи безветренны, сады благоухают ароматами восхитительных южных растений, а море, небесно-синее и теплое, как парное молоко, ласково манит к себе. На горизонте оно сливается с небом, образуя единую, необъятную голубую гладь, так радующую неискушенный глаз.

Дом, в котором поселились семья Барлоу и Джулия Кеннеди, фасадом выходил к Тихому океану, и нескончаемый плеск волн стал постоянным музыкальным фоном их праздников и будней. От дома к белоснежному песчаному пляжу вела крутая извилистая тропинка, заканчивающаяся на берегу бетонным волнорезом, вокруг которого пенились задорные водяные барашки.

Джулии все здесь казалось по-королевски роскошным и обустроенным. Их собственное жилище в пригороде небольшого уездного местечка Санта-Марта, в тридцати пяти милях от Сан-Франциско, стояло в ряду таких же чистеньких уютных домиков, выстроившихся вдоль скоростной автострады. Одноэтажное, с покатой крышей и окруженное со всех сторон открытой верандой, оно было обставлено разноцветной бамбуковой мебелью и восточными безделушками. Из крохотного внутреннего дворика открывался вид на море и плавно покачивающиеся на волнах сказочно красивые яхты, так что обедали и ужинали всегда там.

До начала лекций в университете Санта-Марты оставалось несколько дней, и Бенедикт с удовольствием свозил свое семейство и Джулию в Сан-Франциско, богатый памятниками истории и современности. Для Тони взяли напрокат удобную детскую коляску, которая, помимо всего прочего, еще и идеально вмещалась в «кадиллак» Бена, поэтому никому не приходилось носить ребенка на руках. Что ни говори, а удовольствие это не из приятных!

Когда же Бен приступил к своим обязанностям, девушки большую часть времени проводили на пляже, вдали от шума оживленных улиц и повседневной суеты. Купались, загорали, впитывая каждый лучик щедрого калифорнийского солнца. Всю работу по дому вместо них выполняла приятная пожилая женщина, миссис Спаркс. Жила она недалеко, в Санта-Марте, и с радостью приглядывала за Тони. Ее собственные дети давно выросли и разлетелись кто куда, и маленький сынишка Саманты стал для нее единственной отрадой в жизни. Тони и сам привязался к заботливой женщине и даже начинал плакать, когда его брала на руки Джулия. Купание и кормление — то, что изначально предполагалось делать ей, — превратилось для обоих в садистскую пытку, так что уже к концу первой недели девушка почувствовала себя лишней и чуть ли не мошенницей. Она едва прикасалась к Тони, изредка присматривая за ним по вечерам, когда молодая пара уходила на вечеринки для преподавателей университета. В свои два с половиной месяца малыш почти все время спал, просыпался и хныкал только проголодавшись и прослыл в округе замечательным ребенком. Саманта, явно наслаждаясь ролью матери, все делала для него сама, а благодаря присутствию миссис Спаркс, помощь Джулии и подавно становилась ненужной. Одним словом, отдыхая однажды вечером на веранде после восхитительного ужина, приготовленного миссис Спаркс, она серьезно обратилась к подруге:

— Саманта, я все больше и больше убеждаюсь, что ты заманила меня сюда обманным путем. Вы мне платите, кормите, а я ничего не делаю. Пора прекратить это безобразие, я чувствую себя нахлебницей.

На что Саманта чуть не лопнула от смеха.

— Джулия! — задыхалась она. — Боже мой, какая ты честная! Подумать только, она, видите ли, ничего не делает! Господи, да без тебя я бы умерла от скуки. Неужели ты не понимаешь, мне не с кем было бы даже поговорить!

— Да, но… Ты быстро обросла бы новыми друзьями, познакомилась с соседями, ходили бы друг к другу в гости… Ну что я здесь делаю? Изредка кормлю да купаю Тони? Невелика задача, ты справилась бы и без меня. — Девушка задумчиво прикусила губу. — Я понимаю, тебе хочется быть свободной как вольный ветер, но, сама посуди, ты же никуда не ходишь, боишься оставить его и на секунду.

Саманта виновато улыбнулась:

— Понимаешь, Джулия, я и не представляла, как приятно ухаживать за собственным ребенком. Если честно, я пригласила тебя, думая, что быть матерью утомительно и невыносимо скучно. А оказалось все наоборот!

— Что же мне теперь делать? — вздохнула та.

— А ничего. Отдыхай, поправляйся и наслаждайся жизнью. — И, не давая подруге возразить, Саманта затараторила дальше: — Послушай, почему бы тебе как-нибудь не съездить в Сан-Франциско? Когда Бен возил нас, мы почти ничего не успели посмотреть, ведь так? А я прекрасно справлюсь и одна, ты сама сказала. Уверена, город тебе понравится, да и от нас отдохнешь, поезжай.

— Не знаю. — Джулия сосредоточенно терла лоб. — Получается, что отдыхаю я, хотя должна бы ты. Мне как-то неловко.

— Перестань. Радуйся, что наконец-то пропадают эти ужасные синяки под глазами и ты обретаешь человеческий вид. Поездка явно идет тебе на пользу. Благодари свою добрую подругу.

— Конечно, ты права, я действительно ожила, отдохнула и душевно, и физически, но все же чувствую себя виноватой.

— Напрасно. Я предельно счастлива и рада, что ты согласилась составить мне компанию.

Джулия улыбнулась, благодарно пожимая подруге руку:

— Спасибо, что бы я без тебя делала?

— Вот уж не знаю, — пошутила та, и на этом разговор окончился, однако настоящие проблемы только начинались.

Вечером Бен вернулся с работы взволнованный и напряженный. Джулия вежливо оставила его наедине с Самантой, полагая, что что-то неладно в университете и им надо поговорить. Лишь позже, после плотного ужина, когда Бенедикт отправился к себе в кабинет готовиться к следующей лекции, его жена поведала подруге о случившемся.

— Знаешь, сегодня Бен виделся с Мануэлем Кортезом, — неохотно начала она, злясь на себя за то, что вновь пришлось вслух упомянуть это имя.

— С Мануэлем? — недоверчиво переспросила Джулия. — Но как… я думала, что он незнаком с ним.

— Был незнаком. Раньше он знал Кортеза только понаслышке, а недавно разговорился о нем с коллегами по работе, расхваливал его необыкновенное лицо. Помнишь, он и перед нами им восхищался?

Джулия кивнула.

— Так вот, недавно… — Саманта тяжело вздохнула. — В общем, один из преподавателей дружит с братом Мануэля — Филиппом, он организовал им встречу как раз сегодня, думал, что Филипп придет один, а он заявился… Догадываешься, с кем?

— Значит, Мануэль вернулся в Штаты. — Сказанные предельно тихо слова потонули в плеске волн, и Саманта их не расслышала.

— Бенедикт был ошарашен, — невинно продолжала она. — Он всегда считал Мануэля эдаким злобным великаном-людоедом, а тот оказался очень милым. Мой муж весь вечер пел ему дифирамбы, и в результате Мануэль согласился позировать для него у себя дома. Бен уже размечтался, что выставит его портрет на следующем вернисаже. — Саманта широко развела руками. — Я должна была тебе сказать. Нет смысла притворяться, что ничего не произошло, ты бы догадалась.

— Конечно. — Джулия горько вздохнула. — Если честно, я чувствую себя хуже некуда.

— Но почему? Тебе-то не обязательно с ним видеться. Бог мой, Калифорния — огромный штат, а Кортез живет в Монтерее, а не в Сан-Франциско. Шансов случайно встретиться — ноль, я тебя уверяю. А не сказать тебе, куда ездит Бен, я не могла. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

— Я не об этом, — перебила Джулия. — Что, если он узнает, что я здесь? Он, чего доброго, подумает, что я его преследую. — Она удрученно склонила голову, что окончательно вывело из себя Саманту.

— Бред сумасшедшего! — зло крикнула она. — Когда мы уезжали, он был в Англии и собирался в продолжительное турне по Южной Америке, а не сразу домой. Вот все, что нам было известно! В любом случае ты же не знала, где он живет.

— Он говорил, что живет в Калифорнии, — едва не плача возразила Джулия. — Но, Саманта, честное слово, я и не надеялась встретить его здесь и приехала не за ним.

— Знаю, милая, знаю. Бенедикт не скажет о тебе, не беспокойся. Но его мы тоже должны понять. Это уникальная возможность, от которой глупо отказываться.

Джулия примирительно заулыбалась:

— Извини. Я просто расстроилась. Больше не буду обременять вас своими проблемами.

— Глупышка. — Саманта легонько тряхнула подругу за плечи. — Послушай меня, поезжай завтра в Сан-Франциско и забудь ты своего Мануэля.

Джулия так и сделала — по крайней мере то, что касается поездки.

На следующий день утром по пути в университет Бен подбросил ее до города, высадил в самом центре, а сам отправился за профессиональными журналами, которые нельзя было достать в Санта-Марте. Обратно девушка решила вернуться самостоятельно, поэтому, оставив Бена, смело отправилась изучать окрестности.

Бездарно потратив полчаса в порту, Джулия наткнулась на канатную дорогу, ведущую в Рыбацкую пристань. «Хоть какое-то развлечение», — подумала она, забираясь в качающуюся кабинку.

Вскоре внизу показалась пленительная гавань с маленькими аккуратными лодочками, которые качались у самого берега, маня запрыгнуть в них и уплыть далеко-далеко в открытый океан, прочь от безжалостной реальности, настигавшей на каждом шагу. Но, как все хорошее, недолгое путешествие подошло к концу, заставляя девушку снова раскрывать путеводитель и размышлять о том, куда бы податься. Яркие магазинчики с заморскими сувенирами ее не привлекали. Оживленный портовый район Окленд-бридж тоже. Джулия свернула в одну из малоизвестных улочек и побрела по ней вверх от доков. За многие годы существования цивилизации эта часть Сан-Франциско почти не изменилась. Со всех сторон девушку окружали крохотные полутемные бары, скромные гостиницы для рыбаков и бедных путешественников, тесные кофейни и товарные склады. Она уже было повернула обратно к центру, не находя ничего интересного в этой нищете, как ее взгляд наткнулся на красивейшие, идеально отполированные сотнями ног ступеньки, ведущие к такому же старому, но не лишенному шарма зданию. Размытая дождями табличка над входом гласила, что оно принадлежит Морскому мемориальному госпиталю. Джулия улыбнулась. Ей в голову вдруг пришла неожиданная мысль: «А что, если оно стоит здесь со времен „Золотой лихорадки“ середины девятнадцатого века, когда скитальцы со всего света хлынули в Америку в поисках земли и счастья?» Мечтательно подняв глаза, она заметила в дверях темную фигуру монашки. Женщина беспокойно озиралась по сторонам, будто выискивая кого-то. Увидев Джулию, она изрядно удивилась. Туристы обычно не появлялись в этой части города.

— Доброе утро, — приветливо поздоровалась она, проворно сбегая вниз по ступенькам.

— Доброе утро, сестра, — машинально откликнулась Джулия. — Чудесный день, правда? — начала она как истинная англичанка.

Монашка кивнула. Погода ее не интересовала, поэтому без малейшего перехода она спросила:

— Дитя мое, вы, случайно, не говорите по-польски?

— Не… нет.

— Все правильно, я так и думала. — Женщина недовольно поджала губы. — Увидев вас, я подумала… Впрочем, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Возвращайтесь-ка лучше в более людные места, моя дорогая. Здесь не место для молоденьких симпатичных девушек. Здесь опасно… — Она запнулась. — Вы не потерялись, милочка?

— Нет. — Джулия бурно покраснела. — Я… я просто брожу по городу. Очень жаль, что я не могу вам помочь. Немецкий и французский — это все, что я знаю, не считая, конечно, английского, — чуточку самодовольно закончила она.

— Немецкий, немецкий… — несколько раз повторила женщина, словно пробуя слово на вкус. — Очень может быть, что немецкий подойдет. — И, заметив крайнее удивление Джулии, оживленно продолжала: — Вы, должно быть, решили, милочка, что старушка сошла с ума, да? Так не я одна. Весь медперсонал сбился с ног, разыскивая переводчика для одного больного. Прошлой ночью мы нашли его в сточной канаве. Он поляк, матрос, и ни слова не говорит по-английски. Бедняжка так намучился. Обследование показало, что у него острый аппендицит, и крайне важно объяснить ему необходимость срочной операции. Аппендицит в любой момент может прорваться, будет заражение крови… — Она сокрушенно покачала головой. — Никто не может объясниться с ним, мы все на грани отчаяния. Ваше появление — знак свыше. Поговорите с ним, а мы, в свою очередь, сделаем все возможное, чтобы спасти человеку жизнь. Он действительно нуждается в помощи, иначе я бы не просила.

— Конечно, конечно, я сделаю все, что смогу, — горячо заверила Джулия. — Надеюсь, мой страшный акцент не помешает.

— Мы все будем молиться об этом, дочь моя. — Монашка схватила девушку за рукав и потащила к входу.

Внутри было не так уютно, как снаружи. Облупившиеся в некоторых местах стены и потолок свидетельствовали о немалом возрасте здания. Длинные палаты были до отказа заставлены разнокалиберными койками со стонущими и охающими людьми: ранеными, калеками, немощными стариками. Общая атмосфера угнетала. Даже безупречная чистота и порядок, царящие кругом, не меняли дела. «Форменная больница», — вихрем пронеслось у девушки в голове.

Ее появление не осталось незамеченным. Проходя мимо больных, Джулия смущенно ловила на себе восхищенные, а порой и голодные мужские взгляды. Видно, не часто симпатичные девушки посещали сию мрачную обитель скорби.

Польский моряк лежал, отгороженный от остальной палаты плотными льняными занавесками. Осунувшееся зеленоватое лицо нервно подергивалось. На подбородке — трехдневная щетина. Длинные черные как смоль волосы разметались по подушке. В затуманенных болью глазах отражалась немая мольба.

Сестра, сидевшая у его постели, поднялась и вышла, а Джулия, присев на ее место, ласково спросила:

— Вы говорите по-немецки?

— Йа, йа! — Глаза поляка заблестели, голос возбужденно дрожал, выдавая чистосердечную радость: наконец-то его понимают!

Не теряя драгоценного времени, Джулия объяснила ему ситуацию. Судя по реакции, бедняга и понятия не имел о том, что ему угрожает.

— Он думал, что отравился, — перевела она. — У них на корабле очень плохо кормили и вода была отвратительная. Теперь он все знает и настаивает на скорейшей операции. Я объяснила, как он здесь очутился, он успокоился и благодарит вас за доброту и заботу.

— Слава Богу. — Монашка облегченно вздохнула и вдруг пожаловалась: — Посмотрите, как мы работаем! Крутимся как белки в колесе, времени катастрофически не хватает, да и сотрудников найти нелегко. Пока не построят новый госпиталь, улучшений ждать не приходится.

— У вас будет новое здание?

— Да.

— А скоро?

— Мы все надеемся, что скоро. Проект уже утвержден, через несколько дней начнут закладывать фундамент, а там и до крыши недалеко. Новое здание будет намного просторнее, с современным оборудованием, и нам, и пациентам — выгода.

— Не сомневаюсь. — Джулия обвела взглядом переполненную, душную палату. Ее обитатели с жадностью смотрели на симпатичную гостью, и девушка стушевалась.

— Надеюсь, вы не сердитесь на меня за то, что попросила вас переводить, — вежливо поинтересовалась сестра милосердия. — Мы отняли у вас массу драгоценного времени.

— Ну что вы, конечно нет! — Джулия искренне удивилась. — Можно я приду и помогу вам завтра? Моряку уже сделают операцию, и ему может понадобиться моя помощь.

Теперь настала очередь удивиться монашке.

— Э-э… да… да, приходите, если хотите… И если у вас нет других планов. Мы будем только рады, — весело затараторила она, оправившись от первоначального шока. — Вы в отпуске?

— Можно сказать и так. Я обязательно приду. — Еще не закончив фразы, Джулия вспомнила о Саманте. Что-то она скажет? Скорее всего, обрадуется. Она хотела, чтобы подруга нашла себе достойное занятие и перестала бездарно сохнуть по Кортезу. А может быть, и нет. Саманта непредсказуема.

— Дитя мое, вы англичанка? — Вопрос монашки вмиг вывел ее из задумчивости. — Вы очень похожи на англичанку. Зачем вы забрели сюда, в Сан-Франциско множество мест для развлечений. Туристы предпочитают их. Мой вам совет: возвращайтесь туда.

Джулия честно призналась, что не в настроении смотреть достопримечательности.

— Так я приду завтра? — возвращаясь к оставленной теме, спросила она.

— С радостью буду ждать вас мисс… мисс…

— Кеннеди, Джулия Кеннеди.

— Очень приятно, я сестра Морган. Спросите меня завтра, когда придете. Я здесь с раннего утра и до позднего вечера. — Она пожала девушке руку. — До свидания, Джулия. Не возражаете, если я буду называть вас Джулия?

— Конечно нет. До свидания.

Попрощавшись, Джулия вышла на улицу. Шагая вдоль тротуара обратно в порт, она думала о польском моряке. Как приятно чувствовать, что ты кому-то нужен! Однако, оказавшись в такси, девушка засомневалась, не погорячилась ли она? Что, если именно завтра Саманта попросит ее посидеть с Тони, что, если будет против такого поспешного, а главное, единоличного решения? Сестра Морган, естественно, не знает, где она живет, и не сможет выйти на нее, если она не объявится завтра, но Джулия решила, что сама обязательно найдет способ и возможности зайти в госпиталь еще раз. Что-то необъяснимо влекло ее туда, сопротивляться не было ни сил, ни желания.

Как Джулия и предполагала, Саманта восприняла новость без восторга. Внимательно выслушав рассказ подруги, она яростно набросилась на нее:

— Зачем ты наобещала, что придешь, кто тебя за язык тянул? Господи! Ему сделают операцию, вылечат, тебе-то что там делать?

— Он не может даже поговорить с врачами. Если ему что-то нужно, приходится объясняться знаками. Любой на моем месте поступил бы так же.

— Только не говори мне, что во всем Сан-Франциско не нашлось человека, говорящего по-немецки. Это абсурд, — не сдавалась Саманта.

— Я этого и не говорю. Медсестры там трудятся как пчелки. Палаты переполнены больными, медперсонала не хватает. У них нет времени на поиски профессионального переводчика. Если ты не возражаешь, я пойду, хорошо? У тебя ведь нет никаких конкретных планов, а мне необходимо занять себя чем-то, ты же сама вчера говорила.

— Хорошо, иди. — Саманта нехотя признала поражение. — Но не жалуйся потом и не говори, что я тебя не предупреждала, если эта сестра Морган запряжет тебя кормить его с ложечки и выносить судно. По тому, как ты настаиваешь, они заподозрят, что тебе безнадежно нечего делать.

— Боишься, что устроят мне трудотерапию? — хихикнула Джулия.

— Вот именно, — кивнула Саманта, зажигая сигарету. — А кстати, как ты намерена добраться до города? Бен не сможет подвезти тебя. Он… вообще-то он завтра едет в Монтерей.

— К Мануэлю? — У Джулии пересохло в горле.

— Да, все решилось только сегодня. У Мануэля выдался относительно свободный денек. Он с Клодом Кристианом… Ты слышала о нем? Известный поэт-лирик. Так вот, они сотрудничают в работе над новым мюзиклом, Мануэль пишет музыку, а Клод — слова. Ты меня слушаешь?

— Во все уши, — угрюмо проворчала Джулия. — Что дальше?

— Ах да, они пригласили Бена к себе. Он сделает наброски Мануэля в рабочей обстановке, это идеальный фон для портрета.

— Да, идеальный, — эхом отозвалась Джулия.

— Так как ты поедешь в Сан-Франциско?

— Возьму такси. Уеду часов в восемь, а к двенадцати вернусь.

— Не торопись, — разрешила Саманта, затягиваясь. — За Тони не беспокойся, я буду дома весь день, а кроме него, у меня нет других забот. Пообедай где-нибудь в городе, развлекись, а потом спокойно возвращайся и делай что душе угодно.

Джулия порывисто обняла подругу:

— Спасибо, Саманта, ты такая добрая. Спасибо.

— Да, да, я такая, — пошутила та, прижимая Джулию к себе.

А вечером во время ужина тема Мануэля Кортеза всплыла снова. Бенедикт случайно упомянул о завтрашней поездке в Монтерей, и жена чуть не съела его глазами. Заметив их молчаливую перебранку, Джулия вспылила:

— Ради всего святого! Перестаньте относиться ко мне как к фарфоровой статуэтке, я не разобьюсь. Ведите себя естественно, если хотите говорить о Кортезе — говорите. Я понимаю, Бен, эта тема занимает тебя больше всего на свете. Я не хочу, чтобы ты сдерживал себя. Тебе не пришлось, если бы меня здесь не было, молчать, вот и не надо. Рассказывай, мне правда интересно. Честное слово!

Бен обиженно хмыкнул, однако продолжал:

— Так вот, я уеду утром и к обеду уже вернусь. Думаю, его дом будет не трудно найти. И подъездная аллея, как мне объяснили, ведет от шоссе прямо к воротам. Все виллы в том районе носят оригинальные названия. Его, например, называется «Гордость Сицилии» — интригующе, да?

— Еще бы, — пропела Саманта, и в ее голосе зазвучали саркастические нотки — или Джулии показалось?

Когда девушка уже уходила спать, Бен все еще продолжал восхищаться Мануэлем. Именно певец, его смуглое испанское лицо и огненный взгляд разбудили в художнике воображение, подсказали новые идеи. Осенняя выставка будет посвящена теме корриды: разъяренные быки, красные плащи, аплодисменты и гордый профиль победителя… Дальше она не слушала. Заперев дверь и раздевшись, Джулия легла в постель, но не заснула. Прекрасный образ Мануэля Кортеза вновь и вновь всплывал перед глазами, навсегда отпечатавшись в памяти, и девушка не хотела, чтобы он растворился в ночи.

Проснувшись рано утром, она оделась в широкие темно-синие брюки вроде тех, что носят моряки, и белую летящую блузу. Подсознательно она выбирала нарядные вещи, будто отправлялась на встречу с судьбой. Накинув на плечи теплую шерстяную кофту, Джулия тихо выскользнула из дома и села в такси.

В серой утренней дымке Морской мемориальный госпиталь выглядел холодным и полностью необитаемым. Легкий туман, поднимающийся из гавани, неприятным холодом окутывал ноги, и Джулия, не задерживаясь, вошла внутрь.

Вестибюль был абсолютно пуст, и смутные сомнения зашевелились в мозгу. Не повернуться ли и не уйти, пока никто не видит? Девушка еще раз оглядела огромное помещение.

Из дверей напротив вышел мужчина в белом халате и, заметив ее, направился навстречу. В тусклом свете вестибюля его черты казались удивительно знакомыми. У Джулии дико закружилась голова, и на мгновение она испугалась, что сходит с ума. Невероятно, но человек, стоящий перед ней, до боли напоминал Мануэля Кортеза, более того, он был похож на него как две капли воды, разве что не такой худой и немного пониже. Впрочем, на первый взгляд любой принял бы его за певца.

Невероятнейшим усилием воли Джулия взяла себя в руки. Перед ней стоит не Мануэль Кортез, и нечего выставлять себя полной идиоткой.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — вежливо поинтересовался врач, степенно заложив руки за спину.

— Я… да, конечно. Я Джулия Кеннеди, вчера я приходила сюда, переводила для польского моряка, он совсем не говорит по-английски. Могу я его видеть? Как он себя чувствует? Не зовет меня? — засыпала она его вопросами.

Человек в халате широко улыбнулся.

— Ах да, мистер Волетски, с острым аппендицитом, — как бы припоминая, заговорил он. — Должен вам сказать, что операция прошла успешно, и сейчас ему намного лучше.

— Я очень рада. — Джулия полностью оправилась от потрясения и деловито спросила: — Где он? Как к нему пройти?

Мужчина жестом пригласил ее следовать за ним и, пока они шли по коридору, с любопытством изучал необычную посетительницу. Возможно, его удивила мертвенная бледность и замешательство девушки при его появлении.

— Меня зовут Кортез, Филипп Кортез, — просто представился он. — Я врач и живу при больнице.

Филипп Кортез! Забыв о приличиях и стеснении, Джулия в упор уставилась на него. Неужели это он познакомил Бена с Мануэлем? Не может быть, чтобы в Сан-Франциско было два Филиппа Кортеза. Кроме того, этот — явно брат Мануэля, что и объясняет их поразительное сходство.

Сердце девушки неприятно затрепетало, порываясь вырваться из груди и выдать ее с потрохами.

Не могла же она, в самом деле, предчувствовать присутствие здесь этого человека и его родство с Мануэлем? Почему же тогда ее так тянуло вернуться в госпиталь, в эти ничем не привлекательные, пахнущие хлороформом стены?

Тут в дверях крайней палаты появилась знакомая фигура, и сестра Морган приветливо улыбнулась Джулии:

— Доброе утро, мисс Кеннеди. Вы все-таки пришли! Очень рада вас видеть, очень рада! Проходите. Если честно, я боялась, что, покинув эти стены, вы больше не решитесь прийти. У нас здесь не курорт.

— Знаю. Я пришла сюда совершенно сознательно и даже с удовольствием, — простодушно призналась девушка, присаживаясь на край кровати.

Игорь Волетски — а именно так звали польского моряка — сегодня выглядел намного лучше. Он побрился, вымылся, привел в порядок волосы. От вчерашнего грязного и растрепанного снежного человека не осталось и следа.

Джулия дружелюбно беседовала с ним, искоса поглядывая на Филиппа Кортеза.

Тот важно расхаживал по палате, весело подкалывая то одного, то другого, а больные смеялись, с неподдельной любовью смотря на веселого доктора.

Как и Мануэль, Филипп обладал неотразимым обаянием, помогавшим ему завоевывать доверие людей, порой ожесточенных, не видевших в своей жизни ничего, кроме зловонных кабаков и притонов, кишащих такими же горемыками, как и они сами.

Закончив утренний обход, доктор Кортез вышел, оставив Джулию на попечении сестры Морган.

Добросердечная монашка тут же пригласила девушку к себе в кабинет попить кофе и познакомила ее с остальными сотрудниками: сестрой Донахью и сестрой Джеймсом.

Кабинет был маленький, но уютный, кофе — великолепный. Вскоре пришел Филипп, и все четверо оживленно заспорили о своих пациентах. Казалось, Джулия провела здесь не один день, не несколько часов, а целую вечность, настолько родственными были отношения между людьми. Неприятные обязанности, которые приходилось им выполнять изо дня в день, люди, не всегда осознающие и ценящие то, что для них делается, откровенные хулиганы, не признающие ни норм, ни правил и при первой же возможности их нарушающие, не озлобили их сердец. Все воспринималось с поистине христианским спокойствием: и неизлечимые случаи рака, неизбежно оставляющие глубокие душевные раны, и тяжелая, изнуряющая работа, и больные, умирающие прямо на глазах из-за недостатка оборудования и медикаментов. Джулия не могла не восхищаться своими новыми знакомыми.

К сожалению, как все хорошее, перерыв подошел к концу, и сестры вернулись на свои рабочие места.

Глядя на их озабоченные лица, девушка в который раз остро осознала, что бездельничает, что в перспективе у нее только бесконечно долгий, ничем не занятый день.

— Могу я чем-нибудь помочь вам? — с надеждой заглядывая в глаза сестре Морган, импульсивно воскликнула она. — Раз уж я пришла!

Монахиня удивленно вскинула тоненькие, как ниточки, брови:

— Вы серьезно, дитя мое?

— Да. Я очень хочу помочь, только не знаю, смогу ли.

Сестру Морган не пришлось долго уговаривать. Вручив Джулии халат, ведро и швабру, она попросила ее убрать палаты и отправилась по своим делам, а девушка с утроенной энергией принялась за свои. Наконец-то ей выдалась возможность сделать хоть что-то действительно полезное, а не терять время понапрасну.

Очень скоро она научилась не обращать внимания на пошлые замечания в свой адрес и игнорировать сквернословие, почти наслаждаясь работой.

Продвигаясь вперед по отделанному плиткой коридору, она дошла до последней угловой палаты, толкнула дверь и буквально остолбенела.

В палате лежала девочка, лет двенадцати-тринадцати, и увлеченно читала комиксы. При появлении Джулии девчушка недовольно обернулась. В руке она держала огромную, наполовину обгрызенную плитку шоколада.

«Что ты здесь делаешь?» — чуть не вырвалось у Джулии.

Действительно, что эта девочка делает одна в госпитале среди мужчин?

Так и не удовлетворив любопытства, она вымыла пол и вышла.

Оказывается, уборка палат была лишь зарядкой. Джулии еще предстояло застелить все постели, вынести и вымыть судна, раздать термометры и записать показания в толстенный журнал.

Кроме трех сестер-монахинь и доктора Кортеза, в госпитале служили два санитара, выполнявшие черную работу, и повар, готовивший и для больных, и для персонала.

Учитывая, что в здании было три полноценные палаты, не считая маленькой — боковой, скучать никому не приходилось, рабочих рук катастрофически не хватало, и от посторонней помощи не отказывались.

К обеду, накормив обитателей первой палаты овощным рагу с сочными мясными тефтелями и бисквитными пирогами, Джулия почувствовала, что валится с ног. К счастью, ее бледное лицо и трясущиеся от напряжения руки не укрылись от внимания наблюдательной сестры Морган, и та твердо заявила:

— Мисс Кеннеди, думаю, вам пора возвращаться домой. Огромное спасибо за помощь, мы вам очень признательны, но не стоит переутомляться без надобности. До свидания.

Джулия устало стянула халат:

— Позвольте мне прийти снова. Я могу помочь, вы же видели.

— Дитя мое, приходите, когда захотите, мы никогда не отказываемся от помощи, правда, Филипп? — обратилась она к вошедшему доктору.

— Вы не против навестить нас снова? — ласково пошутил он.

— Если вы не против, — в тон ему ответила она.

— Я-то не против, но зачем вам это нужно?

— Филипп, не задавайте лишних вопросов, — вместо Джулии ответила ему сестра Морган. — Девочка хочет помочь — пусть приходит.

Доктор Кортез задумчиво перевел взгляд с одной женщины на другую и одобрительно кивнул.

— Разрешите подвезти вас до дома, мисс, — совсем другим тоном продолжал он.

— Но… я… я не знаю. Как-то неудобно, мы совсем незнакомы. — Краска медленно приливала к ее лицу. — Тем более я живу далеко, в Санта-Марте.

— Отлично. Я люблю прокатиться. — Филипп был непреклонен.

Девушка глубоко задумалась. Не стоит Филиппу Кортезу знать, где она живет. Если он соотнесет ее с Бенедиктом, а он далеко не глуп, Мануэль в конечном счете все узнает, а его реакция непредсказуема.

— Полегче, Филипп, — вступилась за нее сестра Морган. — Девочка не привыкла к такой настойчивости. — Она открыто наслаждалась растерянностью Джулии.

Филипп с видом кровожадного маньяка молча застегивал пуговицы на дорогом, сшитом явно на заказ сером пальто. Без халата он еще больше походил на брата: такой же смуглый, темноглазый, улыбчивый.

— Пойдем со мной, — подыгрывая сестре, строго приказал он, и озорные искорки весело заиграли в глазах.

Ну как тут не согласиться? Джулия согласилась. Она вышла впереди него из здания и повернула в маленький задний дворик, служивший для госпиталя автомобильной стоянкой. Нерешительно остановилась. Филипп взял ее под руку и подвел к шикарному «кадиллаку» цвета кофе с молоком, типично американской машине, дорогой и очень удобной.

Оказавшись в глубоком кожаном кресле, Джулия постепенно расслабилась. Головная боль уходила, не оставляя и следа, «Пусть кто-нибудь другой позаботится обо всем, — отрешенно думала она. — А я буду сидеть и беспечно глядеть в окно».

Мечты, мечты. Разве такое бывает?

Автомобиль выехал со стоянки и медленно заскользил вверх по склону, совсем в другую сторону. Джулия напряженно выпрямилась:

— Куда мы едем?

— Ты уже обедала? — вопросом на вопрос ответил Филипп.

— Нет, а вы?

— Я тоже. Пообедаем вместе.

Девушка застенчиво улыбнулась:

— Не знаю, удобно ли. Мы так недолго знакомы.

— Это я уже слышал. Не бойся, мне можно доверять. — И он резко крутанул руль, сворачивая с главной улицы.

Они обедали в ресторане далеко на окраине города. Еда была великолепна и, что самое приятное, выгодно отличалась от ее однообразного ежедневного рациона. Королевские устрицы и коралловые крабы сопровождались овощным салатом, настолько сочным и свежим, что он таял во рту, а свежие фрукты со взбитыми сливками на десерт составили милую компанию настоящему ароматному бразильскому кофе, который Джулия обожала, и легким дамским сигаретам.

— Ну что ж, — начал Филипп, — расскажи о себе. Почему ты решила приехать в Штаты? И почему именно сюда, на Западное побережье?

Неожиданный вопрос доктора застал ее врасплох, и девушка растерялась:

— Я… вообще-то я работаю няней, но мать мальчика все делает для него сама, и я осталась не у дел.

— Она англичанка?

— Да, — неохотно призналась Джулия.

— Я знаю несколько английских семей в Санта-Марте.

Джулия мысленно перекрестилась. На этот раз ей повезло. Впрочем, она рано обрадовалась. Филипп продолжал допрос.

Прежде всего он поинтересовался Беном, вернее, как он выразился, ее работодателем. Джулии пришлось лгать. Из всех возможных она почему-то выбрала профессию писателя, и Филипп, казалось, проглотил приманку. Когда же он спросил, какого рода произведения он пишет, она не задумываясь ответила: «Рассказы о дальних путешествиях». «Берегись, Джулия, ложь становится твоей второй натурой».

К счастью, на этом его любопытство исчерпалось, и доктор переключился на свою больницу.

— Кто эта девочка? — спросила Джулия о необычной пациентке, с радостью поддерживая тему. — Странно, что она лежит в мужском госпитале.

— Да, — загадочно улыбнулся Филипп. — Непосвященным она действительно кажется странной. Она там, конечно, совсем одна, но в данном конкретном случае это лучшее, что могло с ней случиться. Ее зовут Тереза, она итальянка, но живет здесь, в Америке. Ее родители и палец о палец не ударят ради дочки, а у девочки врожденный вывих бедра, усугубленный неправильным лечением, отсюда и хромота. Ты заметила, она хромает? Дефект еще можно устранить своевременным хирургическим вмешательством, правда, у ее семьи никогда не будет денег на такую дорогостоящую процедуру, даже если появится желание, в чем я сильно сомневаюсь. Один добрый человек… — Он замолчал. — Один мой знакомый увидел Терезу и узнал в ней себя в детстве, такого же несчастного, заброшенного и беззащитного. Он согласился заплатить за ее лечение и содержание в больнице.

— Невероятно! — только и смогла выдохнуть Джулия, не пытаясь скрыть удивления. — И что дальше?

— Сейчас она ждет операции. Мы сделали все необходимые анализы и снимки, и выяснилось, что придется немного укоротить кость левой ноги. Надеюсь, после операции ее походка значительно улучшится, и если госпожа фортуна улыбнется ей, хромота будет почти незаметна.

— Невероятно, — как попугай твердила девушка, на что Филипп снисходительно заметил:

— Так как, теперь ты не жалеешь, что пошла со мной?

Джулия тряхнула головой. Филипп воспринял жест как одобрение и жизнерадостно добавил:

— В ближайшем будущем надо обязательно повторить опыт.

— С удовольствием. — Она на мгновение забыла, с кем говорит, а вспомнив, молниеносно добавила: — Я должна идти.

— Хорошо, я отвезу тебя.

— Не надо!.. То есть спасибо, но я сама. Я… мне надо пройтись по магазинам, купить кое-что, потом я возьму такси и мигом окажусь дома. Еще раз большое спасибо.

Филипп неохотно отпустил ее руку, и проблема конспирации на время была решена.

Дома Саманта, услышав о ее приключениях, разбушевалась как ураган.

— Что я тебе говорила? — злорадствовала она. — Какой дурой надо быть, чтобы вернуться! Бог мой, Джулия, ты, должно быть, сошла с ума, раз согласилась делать эту грязную работу!

В ответ Джулия лишь добродушно рассмеялась:

— Саманта, будет тебе кипятиться. Честное слово, не так страшен черт, как его малюют. Зато как приятно чувствовать, что ты занята настоящим делом.

— Тони — твое настоящее дело! — огрызнулась та.

— Знаю, знаю, не сердись. Лучше честно признайся, что я не нужна тебе, а им нужна.

— Ну хорошо, твоя взяла. Давай оставим эту тему. Все уже позади, и слава Богу.

Джулия нервно закусила губу. Как сказать ей, что все только начинается?

— Саманта… э-э-э… правду говоря, я обещала зайти снова, — опустив глаза, выдавила она и, не дав подруге опомниться, зачастила: — Если, конечно, будет время. За делами я забываю… ты сама знаешь о чем. — Она рассеянно наматывала на палец шелковистую прядь волос. — Кстати, местного доктора тоже зовут Кортез, Филипп Кортез.

— Нет! — Саманта чуть не подпрыгнула на месте. — Брат Мунуэля?

— Не могу гарантировать на сто процентов, я не спрашивала, но он — его точная копия. Если у Мануэля нет еще и двоюродного брата с таким же именем, то это он и есть.

— Поздравляю, допрыгалась, — скривилась Саманта. — И что ты про него скажешь?

— Внешность — один в один Мануэль, издалека точно не отличишь, а если приглядеться — Филипп немного ниже и, пожалуй, шире в плечах. А вот манеры совсем другие, хотя… что-то общее есть.

— Господи, Джулия…

— Саманта, не причитай, это тебе не идет. — Джулия нетерпеливо прошлась по комнате. — Уверяю тебя, мне нравится сама работа, Филипп к ней не имеет никакого отношения. В любом случае в госпиталь я могу не возвращаться, ты сама сказала, моя работа здесь.

— Еще как вернешься. — Если хотела, Саманта могла быть очень жестокой. — Неслыханная глупость добровольно лезть в пасть ко льву, все знают, что это верная смерть, а ты согласилась работать с человеком, как две капли воды похожим на Мануэля. Джулия, где твоя голова? Побереги свое бедное сердце. Милая, мы все желаем тебе счастья, кроме тебя самой.

— Знаю. Но Филипп не догадывается, кто я, и у меня хватит ума не упоминать при нем Мануэля, так что не вижу здесь ничего плохого.

— Поступай как хочешь. — Саманта устало махнула рукой. — Бен скоро вернется, давай приготовим ужин. Кстати, думаю, лучше не говорить ему, что ты теперь знакома с Филиппом, он обязательно проболтается. Ты же знаешь, какой он рассеянный, совершенно не умеет хранить секреты. Будем надеяться, что он ни о чем не догадается, хотя и знает, что Филипп врач. Поменьше говори о госпитале, побольше расспрашивай его о работе, и все будет шито-крыто.

Расспрашивать Бена не пришлось, он сам был настолько переполнен эмоциями — еще бы, шутка ли, целый день провести на вилле Мануэля в его очаровательной компании! — что о похождениях Джулии едва ли вспомнил. Бенедикт оживленно рассказывал о живописнейшем месте, в котором стояла вилла, о самом доме, озере неподалеку и был беспредельно счастлив.

— Это изумительное место! — без конца повторял он. — Дом в стиле гасиенды, с огромными комнатами и всеми современными удобствами! Мебель — просто блеск, исключительно фирменная и дорогая. Мануэль другой не держит. Почти вся из атласного и палисандрового дерева. Кресла… широченные, вы, девочки, уселись бы вдвоем. На стенах — Гойя и Ренуар. Явно подлинные. Трудно представить, что такой человек, как Мануэль Кортез, приобретает подделки. А какая кругом отделка! Мечта! Цвета идеально подобраны, никаких раздражающих ярких пятен. А Мануэль — он просил называть его Мануэлем — он просто прелесть! Кстати, он неплохо разбирается в живописи, а не бездумно скупает подряд все произведения искусства, за что я его и уважаю. Он славный малый, этот Мануэль Кортез.

Бен также познакомился с его дочерью Пайлой, и она вызвала у него не меньше эмоций.

— Что за штучка! — полушутливо-полусерьезно восклицал он. — Саманта, ну почему ты не жгучая брюнетка?

Жена со смехом швырнула в него подушкой:

— А что? Маленькая ведьма уже околдовала тебя?

— Ну что ты! Она слишком мала для меня. А кроме того, мальчиков у нее — хоть отбавляй. Готов поклясться, их среди ее друзей гораздо больше, чем девочек. Эта куколка носит такие короткие юбки, разве что слепой перед ней устоит. — Бен хохотал как сумасшедший. — Сидим мы, значит, на террасе, мирно попиваем себе послеобеденный кофе, а эта красотка плещется перед нами в таком открытом бикини, что даже ты, моя невозмутимая женушка, покраснела бы как помидор. А Мануэль игнорирует ее. Может быть, он считает, что его дочь достаточно взрослая, чтобы самой выбирать себе одежду. С матерью она наверняка не могла себе позволить подобной роскоши.

— Это Мануэль тебе сказал? — впервые за все время беседы заговорила Джулия.

— Нет… На самом деле это была Долорес Арривера. — Он определенно жалел, что разговор принял подобный оборот, и неохотно продолжил: — Она живет с ними. По-видимому, они работают вместе, поэтому и приютили ее на несколько дней.

Горький стон вырвался из груди Джулии, и Бенедикт поспешил ее успокоить:

— Она весьма приятная женщина, и, насколько я разбираюсь в людях, их отношения далеки от любовного романа.

От этих слов Джулия вздрогнула, однако все же нашла в себе силы тихо проговорить:

— Не волнуйся, Бен, эти люди тут ни при чем.

А про себя подумала: «Почему я ему, несмотря ни на что, верю?»

Глава 9

Как Саманта и предполагала, Джулия вернулась в госпиталь и очень подружилась с Терезой, итальянской девочкой. Хотя Тереза неважно говорила по-английски, они с Джулией великолепно понимали друг друга. Добрейшие сестры милосердия не могли дать девочке того, в чем она особенно остро нуждалась, — простого человеческого общения, а Джулия взяла в привычку обедать вместе с ней, и девочка чистосердечно поведала ей о своем доме и многочисленных братьях и сестрах, которые, судя по ее рассказам, все были младше ее. Джулия приносила Терезе журналы, фрукты и сладости, а кроме того, взяла на себя ответственную роль долгожданного посетителя. Если бы не она, маленькая иностраночка была бы наглухо отрезана от внешнего мира.

В огромной палате, той, в которой девушка впервые познакомилась с Игорем Волетски, Джулия стала весьма популярна. Она и сама уже многих знала по именам, чем они больны и как сюда попали. Очень часто она закрывала глаза на безобидные нарушения режима, игру в карты за спиной сестер, но строго пресекала любые попытки побаловаться спиртным. Здесь Джулия была неумолима, не помогали ни лесть, ни просьбы, ни угрозы, и моряки сдались, единодушно подчиняясь новому капитану в юбке.

Время от времени речь снова заходила о новом здании, и Джулия радовалась, как ребенок. Здесь у больных не было даже телевизора, и они безнадежно скучали, не говоря уже о том, что отставали от жизни. Городские власти выделили на госпиталь значительную сумму, а анонимный доброжелатель был еще более щедр, и все ожидали радостного события — новоселья.

Однажды утром Джулия приехала в госпиталь позже обычного. Она проспала и никак не могла стряхнуть с себя тяжелую, болезненную дрему.

Мало того — с самого утра все пошло кувырком. Сначала она перевернула ведро, до краев наполненное водой, затем прищемила палец в двери аптечки и к обеду чувствовала себя настолько разбитой и подавленной, что мечтала только об одном: поскорее очутиться дома, принять несколько таблеток аспирина и лечь в постель. Впрочем, обязанности не ждали, и Джулия, еле передвигая ноги после того, как досыта накормила несколько десятков людей, поплелась на кухню, чтобы забрать поднос для себя и Терезы. Ее волосы свисали мокрыми сосульками, и она то и дело отбрасывала их назад, открывая глаза и лоб. Усталость неотвратимо брала свое, и повар, заметив ее далеко не цветущее состояние, озабоченно, но твердо скомандовал:

— Отправишься домой сразу же после обеда, ты меня поняла? Нечего доводить себя до ручки, больная ты не сможешь никому помочь!

В ответ Джулия покорно улыбнулась:

— Хорошо, я скоро пойду домой, хотя я в полном порядке, только ужасно болит голова, и ни одно лекарство не помогает.

Услышав в ее голосе непритворную муку, повар немного смягчился:

— Не приходила бы ты завтра, доченька. Полежи, полечись. Не дело такой красивой девушке губить свою жизнь из-за каких-то неблагодарных грубиянов.

Джулия хотела что-то ответить, но промолчала — лучше поберечь силы. Она с трудом подняла поднос, на который повар водрузил две аппетитно дымящиеся тарелки с мясным рагу и два блюдечка с яблоками, запеченными в тесте и украшенными сладким шоколадным кремом. За чаем она, пожалуй, вернется позже.

Никогда еще коридор не казался ей таким длинным, а ноги такими тяжелыми и неповоротливыми. Дойдя до палаты Терезы, она не знала, как благодарить Бога за то, что все еще жива. Медленно толкнув дверь ногой, она вошла.

Высокий мужчина в белом халате ласково разговаривал с маленькой иностранкой, низко склонившись над ее кроватью, и Тереза так заливисто смеялась, что Джулия даже позавидовала его таланту веселить детей. Самой ей никогда не приходилось слышать подобного смеха.

— Филипп? — нечаянно вырвалось у нее. Мужчина обернулся, и девушка пожалела, что вовремя не привела в порядок волосы. Поднос выскользнул у нее из рук, разбрызгивая горячее рагу на ноги, одежду, на все вокруг, однако девушка не чувствовала боли.

— Мануэль?

— Джулия?

Оба не верили своим глазам и с минуту стояли молча, бессмысленно уставившись друг на друга. Мануэль первым пришел в себя и, подавляя так и рвущиеся из груди ругательства, опустился возле нее на колени.

— Что, черт возьми, Филипп себе позволяет, заставляя тебя работать здесь как последнего каторжника! — Одной ногой он отшвырнул поднос в сторону и принялся бережно стряхивать остатки пищи с ее ног. Затем пару раз энергично тряхнул за плечи и, когда осознанное выражение вернулось на ее лицо, настойчиво спросил:

— Ты в порядке? Не обожглась?

Вместо ответа, Джулия грубо оттолкнула его и, присев на корточки, дрожащими пальцами принялась подбирать с пола осколки разбитой посуды. Но, как известно, Мануэль не привык отступать.

— Оставь это! — свирепо выкрикнул он, одним рывком поднимая девушку на ноги, и тут же спокойно засунул руки в карманы брюк. — Не могу поверить. — Он выразительно повел плечами. — Когда Филипп сказал мне, что какая-то Джулия Кеннеди работает в госпитале, я и представить себе не мог, что это ты.

— Только… только не подумайте, что я… что я преследую вас. — Никакие старания не могли унять дрожь в ее голосе, и Джулия покраснела.

— Я никогда не говорил ничего подобного.

— Нет, но подразумевали именно это.

— Не выдумывай, сказочник из тебя никудышный. — Отвернувшись, он наткнулся на любопытный взгляд Терезы. Господи, они совсем забыли, что не одни! — Поскольку ты сама заговорила об этом, объясни, что ты здесь делаешь, и не просто на Западном побережье, а именно в госпитале моего брата? Черт побери, ты ведь трудишься совершенно бесплатно, да?

— Да. Но не в деньгах счастье.

— Невероятно! Пойдем, разыщем моего драгоценного братца, у такого гениального врача, как он, несомненно, найдется что-нибудь и для тебя. Ты выглядишь ужасно, в гроб и то кладут краше. — Затем повернулся к Терезе: — Я обязательно зайду к тебе очень скоро. Не скучай, малышка, и будь умницей.

С девочкой он говорил иначе. Но почему? Сердце Джулии беспомощно сжалось, и она еле слышно пролепетала:

— А как же грязь?

— Кто-нибудь позаботится об этом, только не ты! — Его голос не допускал возражений, а она была слишком слаба, чтобы спорить.

Обреченно склонив голову, Джулия плелась за ним по коридору в сторону кабинета сестры Морган, правда, его шаги все удалялись, и вскоре стройная фигура совершенно скрылась за углом. Он определенно знал расположение госпиталя. Должно быть, не раз навещал здесь Терезу или кого-то еще. Неужели он и есть тот неизвестный доброжелатель?.. Нет, не может быть. Это абсолютно не укладывалось в ее представление о Мануэле Кортезе. Вот то, как он обошелся с ней в палате Терезы, больше похоже на него. Грубое рукоприкладство и ненависть ко всему живому и дышащему, отчего у него и раздуваются желваки под кожей. Вот настоящий Мануэль Кортез!

Только дойдя до дверей кабинета, он обернулся и подождал Джулию. Вот вам и еще одно доказательство!

— Заходи. Будем надеяться, что у Филиппа найдется что-нибудь спиртное в этой убогой дыре, лишь называемой медицинским учреждением. Тебе необходимо выпить. Не веришь, убедись сама — на тебя страшно смотреть!

Джулию так и подмывало сказать, что своим очаровательным видом она обязана исключительно его неожиданному появлению. Зачем он появился именно теперь, когда ее жизнь вновь вошла в колею, она нужна, ее любят и ждут? Какая несправедливость! Забытые было чувства всколыхнулись заново, вернулись боль и тревога. А с другой стороны, она не забыла, что пресловутая Долорес Арривера живет у него дома и, вероятнее всего, делит с ним постель!

«Матерь Божья, что угодно, только не это!» — чуть ли не в голос взмолилась она и не заметила, как удивился Филипп, когда в дверях появилась не сестра, не пациент, а его родной брат. Но его удивления при виде того, как Мануэль обращается с Джулией, не заметить было невозможно!

Вошедшие не потрудились объяснить бедняге причину столь загадочного поведения. Джулия была слишком утомлена и взволнованна, а Мануэль вообще крайне редко утруждал себя подобными вещами.

Услышав о случившемся из уст все того же Мануэля, сестра Морган мгновенно удалилась, сказав, что позаботится об уборке и принесет Терезе новую порцию. Чувствительное сердце безошибочно подсказало ей, что необычную тройку лучше оставить одну.

Как только она вышла и ее торопливые шаги затихли где-то у кухни, Филипп извлек из шкафа дорогую бутылку шотландского виски и наполнил им высокий стакан воистину чудовищных размеров. После нескольких глотков этого творящего чудеса напитка и выкуренной буквально в три затяжки сигареты, которую Мануэль протянул ей уже зажженной, Джулия почувствовала, что силы и уверенность возвращаются к ней.

Мужчины тем временем вели многозначительную беседу.

— Насколько я понимаю, вы с Джулией знакомы? — строго спросил Филипп, испепеляя брата укоризненным взглядом. — Ты ничего не сказал вчера вечером, когда я упомянул ее имя.

— Я не был уверен, что речь идет именно о ней. — Мануэль метался по комнате как разъяренный тигр по клетке. — Какое это имеет значение?

— Думаю, это зависит от Джулии. — Филипп разочарованно взглянул на нее: — Ты знала, что Мануэль мой брат, когда пришла сюда и попросилась работать?

— Нет, я даже не знала, что вы здесь работаете, разве не помните?

— Помню, конечно, помню. — Он добродушно улыбнулся, стараясь загладить свою вину. Зачем он незаслуженно обидел такое доброе, чистосердечное существо?

— Кроме того, Мануэль и я едва ли знаем друг друга. — Джулия решительно продолжала наступление. — Мы встречались пару раз в Лондоне, только и всего. Думаю, что с чистой совестью могу сказать: вас я знаю намного лучше, чем вашего брата.

— Понимаю. — Филипп кивнул, а Мануэль наконец прекратил метаться по комнате.

— Ты закончила? — Он многозначительно посмотрел на стакан у нее в руке.

— Я выпила столько, сколько захотела. Вы что-то имеете против?

Мануэль взглянул на часы, затем на Джулию:

— Уже половина первого. Ты едешь со мной!

— Сомневаюсь, — не слишком уверенно возразила она. Кто же сможет устоять против такой неслыханной наглости?

— Я так и думал. — Он отвернулся и насмешливо обратился к брату, словно приглашая его попробовать помешать ему: — Филипп, ты ведь не возражаешь, правда? На сегодня с нее достаточно. Я провожу ее домой. — И он снова уставился на часы, благородно поблескивающие на холеном смуглом запястье.

Джулия умоляюще смотрела на Филиппа, своего единственного заступника, но тот не торопился с ответом.

— Филипп, я в порядке, я совершенно здорова. Пожалуйста, позвольте мне остаться, — не сдавалась она, только все напрасно — ответ был неумолим.

— Иди домой, так будет лучше. Ты устало выглядишь, и, похоже, разбитый поднос тебя сильно расстроил. Здоровые так себя не ведут. Не обижайся, я врач и мне виднее.

Как сказать ему, что ее эмоциональный срыв не имел ничего общего с разбитым подносом! Разве он поймет? Даже несколько огненных капель, упавших на голую ногу, не беспокоили ее так сильно, как присутствие Мануэля! Но попробуй заикнись об этом! Нет, в этом споре у нее нет никаких шансов на победу, единственный выход — сдаться, и она обреченно поднялась на ноги, на что Мануэль самодовольно заявил, нехотя отрываясь от созерцания своих великолепных часов:

— Вот умница, давно бы так. Прошу следовать за мной, мисс.

Джулия пулей вылетела из кабинета, не помня себя от стыда и обиды, не забыв, впрочем, оставить стакан на письменном столике и схватить на бегу свою дамскую сумочку, и прямиком бросилась на улицу. Весеннее солнце, такое яркое по сравнению с вечным полумраком больничного заведения, слепило ей глаза. Или это дают себя знать навернувшиеся вдруг слезы?

Мануэль размеренно шагал сзади. Сегодня в его распоряжении был открытый туристический «кадиллак», такой же, как у Филиппа, за исключением бледно-голубого цвета, множества хромированных деталей и сверкающей на солнце оранжевой обивки.

Несмотря на произошедшее, девушка позволила усадить себя в машину и теперь тупо наблюдала за тем, как ее мучитель обходит капот и грациозно садится рядом. Легкий темно-синий весенний костюм с темным галстуком и нежно-кремовой рубашкой выдавал в нем неисправимого щеголя, а облегающие брюки, как нарочно, подчеркивали каждый мускул его длинных натренированных ног. Джулия не могла оторвать взгляд от любимой фигуры, и обида отходила на второе место. Она помнила все — золотые часы на запястье, плавно струящийся вокруг плеч дорогой материал, когда он нагибался, усаживаясь в машину, густые черные длинные-предлинные ресницы, загорелые мужественные руки, крепко сжимающие руль, еле заметные складочки возле губ. Его губы… Удивительно, почему эти воспоминания заставляют сильнее биться ее сердце?

Бегло оглядев ее, Мануэль завел двигатель и тронулся. Рядом с ним она выглядела более чем скромно в своих рабочих темно-синих брюках, к тому же забрызганных рагу, и белой рубашке без рукавов. И зачем она только накинула этот несуразный толстенный свитер? Ведь на улице весна; и не просто весна, а весна в Калифорнии! А ее волосы! Первоначально собранные в хвост на затылке, они предательски выбивались из-под ленты и легкими завитками ложились на лицо. Каким чучелом она должна выглядеть в подобном наряде и с такой неимоверной прической! Джулия глубже вжалась в сиденье. Ее спутник невозмутимо вел машину вдоль крутого подъема, ведущего прочь из города, на юг, к дому Бенедикта и полуострову Монтерей. Оставив главную дорогу, он повернул в глубь континента, в места, красота которых могла сравниться разве что с нетронутым девственным лесом, но бурная деятельность, развернувшаяся в ее желудке и с каждой минутой становившаяся все неукротимее, мешала девушке наслаждаться прекрасным видом. Величественные пейзажи, созданные талантливейшей из художниц, матушкой-природой, один за другим пролетали мимо, водопад жизнерадостно журчал, призывая путешественников остановиться и отдохнуть в его тени, а она слышала лишь жалобные звуки оголодавшей плоти.

Наконец они остановились на крохотной стоянке у придорожной забегаловки, звук мотора стих, и Джулия замерла, проклиная наступившую вдруг тишину.

— Мы пообедаем здесь, не возражаешь? Надеюсь, ты хочешь есть? — Мануэль заботливо склонился к ней, ни доли насмешки не прозвучало в его ласковом низком голосе.

А в Джулию словно бес вселился. Прекрасно понимая, что не права, что голодна, что должна благодарить его за заботу, она упрямо отвернулась в сторону и злобно бросила:

— Что-то не припомню, чтобы вы спрашивали меня, хочу ли я обедать с вами.

— Не выводи меня из себя, — гневно прошипел он. — Живо вылезай из машины!

Как и следовало ожидать, дважды повторять не пришлось, она пулей вылетела наружу.

Лишь выпив целый стакан охлажденного, на редкость вкусного мартини, девушка оправилась от пережитого потрясения и благоразумно решила наслаждаться пищей, раз уж так случилось. А ели они великолепные сочные бифштексы с хрустящей жареной картошкой, которую Джулия назвала бы чипсами, и шампиньоны в густом томатном соусе. Красное калифорнийское вино, предусмотрительно заказанное Мануэлем в баре, приятно освежало, должно быть благодаря своему непривычному резкому вкусу. Такое вино Джулии никогда не доводилось пробовать в доброй, но старомодной Англии. Казалось, девушка только теперь поняла, насколько она проголодалась, и с удовольствием принялась поедать одно блюдо за другим, а когда дело дошло до десерта, была уже на седьмом небе от счастья. Коктейль из дыни и настоящий бразильский кофе, который она так любила, приятной тяжестью легли на желудок, и, закурив, она наконец откинулась от стола. Посуду быстро убрали, остались лишь свечи и сигареты.

— Не так уж и противно обедать со мной, а?

Мануэль довольно улыбался, и ее рот тоже невольно растянулся в улыбке.

— Только бы не встретить здесь знакомых, я выгляжу настоящим пугалом, и ела я, будто меня не кормили несколько дней.

— А я люблю, когда люди наслаждаются пищей. Думаю, это очень важно. — Он не спеша затянулся сигаретой. — Еда тебе понравилась, а как тебе нравится наша страна?

— Удивительная страна! Очень гостеприимная, я чувствую себя как дома, и люди такие дружелюбные!

— Особенно Филипп, — сухо заметил Мануэль, и Джулии почему-то пришлось защищаться.

— Да, он мне нравится, и я нравлюсь ему… По крайней мере, мне так кажется.

— Нравишься, нравишься, я даже не сомневаюсь. — Он раздраженно затушил сигарету. — Если не хочешь еще кофе, тогда поехали.

Было приятно вновь очутиться в большом современном автомобиле, кожаные сиденья которого напоминали скорее пуховую постель, чем обыкновенные кресла. Джулия была сыта и расслаблена, немного хотелось спать, и абсолютно безразлично, куда ехать. Как ни странно, но Мануэль не спросил, где она живет, а молча повернул обратно к побережью, на ровную пустынную дорогу, где его железный конь и показал, на что он действительно способен.

Джулия и глазом не успела моргнуть, как они оказались на тихом, почти безлюдном пляже. Одна-единственная молодая пара с детьми играла далеко-далеко у самого края воды. Вечер был на редкость безветренным, но свежим.

— Не хочешь поваляться на песочке? — доставая из багажника огромные толстые одеяла, спросил он.

Девушка застенчиво улыбнулась:

— А вы?

— Да, пожалуй. Здесь так тихо, давай спустимся поближе к воде.

Из одеял получились изумительные импровизированные шезлонги, и Мануэль, не раздумывая, растянулся на одном из них. Он снял пиджак, галстук и рубашку, обнажая удивительно красивое загорелое тело, достал из кармана солнцезащитные очки и лениво потянулся.

— Расслабься, — сладко пропел он, чувствуя, что девушка напряжена, и закрыл глаза.

Все еще сомневаясь в правильности своих поступков, Джулия порывисто опустилась рядом. Солнце протягивало к ней свои нежные теплые пальцы, лаская голые руки, океан ненавязчиво баюкал, и девушка задремала. Она совсем не понимала Мануэля. Почему он так обходителен с ней с тех пор, как они покинули госпиталь, и почему вообще утруждает себя, развлекая ее? Что стоит за всем этим? А самое главное, как в картину вписывается Долорес Арривера? Неужели он устал от темпераментной женщины и решил для разнообразия позабавиться с ней? Неприятная волна прокатилась по всему телу и остановилась где-то под сердцем, а тут еще Мануэль перекатился на бок и уставился на нее пугающим неподвижным взглядом.

— Джулия, — мягко проговорил он. — Ты словно маленькая испуганная девочка, словно человек, который ухватил за хвост тигра, боится, но не хочет его отпускать. Как не стыдно, крошка. За кого ты меня принимаешь? Чтобы Мануэль Кортез бесстыдно приставал к девушкам на общественном пляже! Никогда этого не будет!

Джулия непроизвольно улыбнулась. Он, как всегда, прав, а она, как всегда, выставила себя на посмешище.

— Как… как поживает ваша дочь?

— Пайла? Отлично, спасибо. — Он был непривычно краток, однако Джулия не отступала, впрочем, лишь потому, что не могла придумать более подходящей темы!

— Расскажите о своей семье, о ваших братьях и сестрах, кто они?

— В моей семье два врача, один адвокат, два технических эксперта и два предпринимателя, занимающихся строительством. Все они мои родные братья, — лаконично закончил он. — Мои сестры все замужем, включая самую младшую, Тину, ей всего пятнадцать.

Мануэль резко приподнялся, и не успела Джулия что-либо возразить, как он ловким движением выдернул шпильки из ее волос. Беспорядочно рассыпаясь по плечам, они закрыли лицо, и девушка на миг ослепла.

— Так намного лучше, — весело хохотал он. — Не люблю, когда красивые волосы забирают в хвост, а у тебя, Джулия, очень красивые волосы. Мягкие, шелковистые и такие густые. — Как уже бывало раньше, он завладел небольшой прядью ее волос, какое-то время играя с ней и позволяя локонам свободно струиться между пальцев, а затем притянул к себе ее лицо. Девушка задрожала всем телом, что-то бешено заколотилось внутри, вырываясь наружу, и она отпрянула, продолжая вздрагивать каждый раз, как он пытался притянуть ее обратно.

— Пожалуйста, отвезите меня домой, — умоляюще протянула она.

Мануэль сел, живописно обняв руками приподнятые колени и гордо взирая на бесконечную водную гладь прямо перед собой.

— Вы не ответили, отвезете ли меня домой, — как можно безразличнее повторила она, изо всех сил стараясь сохранить спокойное расположение духа, а вот он явно его потерял. Грязно выругавшись, он обратился к ней тоном, не оставляющим никаких сомнений — Мануэль приходил в бешенство:

— Знаешь, Джулия, встреча с гремучей змеей несет в себе меньше опасностей и неожиданностей!

— Простите, — вежливо, но совершенно некстати извинилась она, и Мануэля точно кипятком ошпарило.

Он вскочил на ноги, поднимая вокруг ураган песка, неуклюже натянул рубашку и метнул в девушку один из своих огненных взглядов:

— Надеюсь, для тебя не секрет, что у меня было множество женщин: и светленьких, и черненьких, вот только все они были схожи в одном: любой мог поучиться у них искусству быть эгоистичными и жадными. Ты такая же, как они!

Настала очередь и Джулии показать свой характер. Она резко вскочила, и не успел Мануэль и глазом моргнуть, как звонкая оплеуха чуть не ослепила его, оставляя на загорелой коже отчетливые красные следы от женских пальчиков. Но на этом Джулия не остановилась, а набросилась на него, как смертоносное цунами:

— Не смейте провожать меня! Я прекрасно доберусь до дому и без вашей помощи!

— Я и не собирался, можешь мне поверить! — Ему не обязательно было повышать голос, эмоции отпечатывались на его лице, словно буквы на чистом листе бумаги.

— И не надо!

Даже не обернувшись, девушка, спотыкаясь, побежала вверх по песчаному склону, туда, где на мелкой гальке был припаркован бледно-голубой «кадиллак». Джулия умела водить машину. Однажды, еще в Англии, она училась на водительских курсах, правда, никогда не пробовала сдать на права. Кроме того, она видела, как Мануэль управляется со своей машиной. К счастью, она оказалась с автоматической коробкой передач и не представляла особых трудностей в управлении. Повинуясь импульсу, девушка скользнула на водительское сиденье и решительно надавила на стартер. Двигатель ответно заурчал. Оставалось всего ничего: включить переднюю передачу и нажать на педаль газа. Как только эти операции были тщательно проделаны, Джулия заметила в зеркале заднего вида, что Мануэль стремительно направляется к ней. Но было уже поздно, он осознал, что она собирается сделать, всего за мгновение до того, как она сама осознала это, и «кадиллак» рванулся вперед. В мгновение ока оказавшись в сотне ярдов от пляжа, Джулия снова взглянула в зеркало. Мануэль стоял там же, где она его и оставила. О, лучше бы ей не видеть выражения зловещей решимости на его мрачном лице! Девушка зябко поежилась. Ну почему она постоянно доводит его до состояния полной невменяемости, когда человек способен на любую глупость! И почему он считает, что может обращаться с ней, как с дешевой уличной девкой!

Проехав немного вниз по дороге, она передумала и повернула прямо к Сан-Франциско, к Морскому госпиталю. Там, на стоянке, она и оставила ненавистный «кадиллак» и быстро удалилась, горячо благодаря Бога за то, что никто не заметил ее вторичного появления.

До дома Джулия добралась на попутном туристическом автобусе и, только оказавшись в своей комнате, в тишине и безопасности, злорадно ухмыльнулась: «Наконец-то я отплатила ему за все!»

Глава 10

Спустя два дня Джулия снова появилась в госпитале. Благополучно возвратившись домой после стычки с Мануэлем, она поклялась себе, что никогда не вернется туда, однако так случилось, что Барлоу на целый день уехали в гости к сослуживцу Бена, захватив с собой и Тони, и Джулия, оставшись без дел, не знала, чем занять себя.

Она тщательно обдумала, как объяснить Филиппу, что произошло между ней и Мануэлем, если возникнет необходимость, оделась и вышла из дому. Она ненавидела интриги, выкручиваться и лгать было совсем не в ее натуре, и, видимо, Бог смилостивился над ней. Когда в половине десятого она открыла дверь кабинета сестры Морган, то узнала, что Филипп в операционной, таким образом, неприятный разговор автоматически откладывался по крайней мере до обеда, а там видно будет.

Все утро Джулия спокойно работала. Лишь однажды тревожная мысль о том, поделился ли Мануэль с братом своим несчастьем и как объяснил то, что знает ее, Джулию, появилась на безоблачном небосклоне ее раздумий, впрочем, и та ушла, не оставив сколько-нибудь заметного следа.

Как Джулия и предполагала, Филипп объявился только после обеда, когда они с сестрой Морган пили кофе в ее уютном кабинете. Он выглядел немного усталым — работу хирурга нельзя назвать легкой, и девушка от всей души посочувствовала ему.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — поднимаясь, предложила она. — Я уже пообедала, и надо возвращаться к больным.

— Нет, не уходи.

Филипп пристально смотрел на нее, и лишь сестра Морган поняла, что он этим хотел сказать. Переведя взгляд с одного на другого, она загадочно улыбнулась:

— Хорошо, я ухожу. Филипп, вы будете обедать?

— Не сейчас. — Он благодарно кивнул ей, и женщина вышла, оставляя Джулию лицом к лицу со своей суровой судьбой.

— Так-так, — задумчиво проговорил Филипп, присаживаясь на край стула, с которого она только что встала.

— Что «так-так»? — краснея, не слишком вежливо переспросила она.

— Надеюсь, вы с Мануэлем хорошо провели время?

— А разве вы не знаете?

— Нет. Мануэль не сообщает мне о своих подвигах. И мне очень интересно знать, как его «кадиллак» сумел вернуться на стоянку. Он и сейчас там.

— Неужели? — Джулия невинно подняла брови. — Я здесь вовсе ни при чем.

— Да, там. Но вижу, ты не горишь желанием поделиться со мной своим секретом. Что ж, не буду тебя неволить. — Он вздохнул. — Как, черт возьми, тебя угораздило познакомиться с Мануэлем?

Джулии ничего не оставалось, как вкратце поведать ему их историю, правда, Филиппа она огорчила еще больше.

— Да, Мануэль всегда любил красивых женщин, и они слетаются к нему как бабочки к огоньку. — За явным сарказмом скрывалась кровоточащая душа глубоко обиженного человека, и Джулия, как могла, попыталась исправить ситуацию:

— Я не красивая. — Румянец неровными пятнами покрыл ее пылающие щеки. — И мы встречались всего несколько раз, это ничего не значит, по крайней мере для него.

— Всего несколько раз, да? Почему тогда он готов был весь госпиталь разнести по камушку, когда явился сюда и увидел тебя? Ответь мне — почему? Моему брату обычно наплевать на то, что происходит потом, я-то его знаю. — Его голос изменился до неузнаваемости. — Я должен был знать, должен. Ты не такая девушка. Впрочем, забудь все, хорошо? Давай начнем с новой страницы, не возражаешь?

— Нет. — Только теперь Джулия немного успокоилась.

— Мануэль рассказал мне кое-что о тебе. Вчера он сказал, что ты остановилась в Санта-Марте вместе с Бенедиктом Барлоу и его семьей, это так?

Джулия глубоко вздохнула. Когда же придет конец ее страданиям?

— Как он узнал?

— Мануэль всегда узнает все, что хочет. Думаю, он просто спросил Бена, и насколько я успел узнать нашего общего друга, тот не смог уклониться от прямого ответа. Мануэль настоящий ас, когда нужно вывернуть кого-либо наизнанку. — Он нервно рассмеялся. — В переносном смысле, конечно!

— Простите меня. Мне очень жаль, но я не могла рассказать вам раньше. Я не хотела, чтобы Мануэль узнал, что я здесь. Я бы не пережила, если бы он подумал, что я преследую его. Простите.

Казалось, Филипп все понял. По крайней мере, перестал мучить ее дальнейшими расспросами и отпустил. Саманты и Бена не оказалось дома, и Джулия пожалела, что не задержалась в госпитале, там никогда не приходилось скучать. Впрочем, делать нечего, надо дожидаться друзей.

Вечер выдался изумительный! Сквозь широко распахнутые окна был виден закат, поражающий великолепием пурпурных и золотых оттенков. Где-то на горизонте расплавленным диском сияло кроваво-красное солнце, окрашивая небо и океан в нежные розоватые и голубоватые тона.

Джулия приняла ванну и переоделась в золотисто-зеленое, туго облегающее фигуру кримпленовое платье с глубоким декольте и рукавами в две трети. Миссис Спаркс ушла сразу после завтрака, и ей самой пришлось готовить себе ужин. Ничего сытного не хотелось, поэтому поджаренные в духовке бутерброды и несколько чашечек кофе подошли как нельзя кстати. Уютно устроившись на террасе, она успела отхлебнуть лишь несколько глотков и даже не притронулась к ужину, как стук во входную дверь вынудил ее подняться. «По всем правилам это должны быть Барлоу», — думала она, пробегая по длинному коридору, однако через рифленую стеклянную дверь отчетливо просвечивал светлый «кадиллак», явно не такой, как у Бена.

Казалось, ее сердце остановилось. Неужели Мануэль? Вот, оказывается, зачем он интересовался ее адресом. Он хотел разыскать ее и поговорить! Сейчас она дома одна, и лучшего времени не придумаешь! Конечно, он знал, что сегодня Барлоу гостят у Мередитов. Не далее как вчера Бен был у него на вилле и конечно же выложил все свои планы без утайки.

Джулия обстоятельно взвесила все «за» и «против» и решила не притворяться, что никого нет дома. Куда лучше встретиться и поговорить с ним здесь, чем устраивать публичные сцены.

С замирающим сердцем она потянула за ручку двери, но на пороге стоял не Мануэль, а Филипп. Уставший, совершенно измотанный Филипп. Словно он всю ночь разгружал вагоны, иного сравнения просто не приходило на ум. А как это не похоже на Филиппа! Филиппа, который самозабвенно любил свою работу и неустанно трудился в погоне за счастьем для своих пациентов!

— Бог мой, Филипп, что случилось? — Она жестом пригласила его войти.

Не глядя на Джулию, он прошел в просторную гостиную и плюхнулся в удобное низкое кресло, расстегнул воротник и устало провел рукой по безупречной прическе.

— Ты знала, что мы сегодня планировали оперировать Терезу?

— Нет! — Первые признаки чего-то недоброго ледяной хваткой сжали ее сердце, и она нахмурилась. — Вы никогда не говорили об этом! Меня не было в госпитале всего несколько дней, и за такой короткий срок я совершенно отстала от жизни, меня никто не ввел в курс дела! Я видела Терезу сегодня утром, но она ничего мне не сказала.

— Она бы никогда не сказала. Тереза — храбрая малышка, однако мысль о прямом хирургическом вмешательстве все же пугала ее.

Джулия в испуге обхватила щеки руками. Ее и без того огромные глаза теперь занимали ровно половину побледневшего, вдруг осунувшегося лица.

— Почему вы говорите о ней в прошедшем времени? Что случилось?! Что с ней случилось?!

— Ничего. Просто Терезы больше нет в госпитале. Ее отец пришел сразу после ужина и забрал ее.

— Забрал ее? — взволнованным эхом отозвалась она. — Но почему?

— Кто знает? Чужая душа — потемки. Мы уже приготовили ее к операции, и было крайне нежелательно увозить ее куда бы то ни было. Я хотел позвонить в полицию, но испугался, что привлечение общественности и тем более прессы может непоправимо навредить ребенку.

— Но как он мог сотворить такое?!

— У меня есть определенные подозрения. — Филипп пошарил в кармане, извлек оттуда помятую пачку сигарет и, так и не закурив, продолжал: — Понимаешь, его очень интересует один вопрос, а именно: кто благодетель Терезы. Я тщательно стараюсь скрыть его имя, а он, наоборот, — обнаружить. Настоящее яблоко раздора! Хорош отец, ни капли не беспокоясь о своем ребенке, он прекрасно знает, что выясни он имя ее благодетеля, перед ним откроются неограниченные возможности в получении денег как от него самого, так и от представителей прессы. Те, как коршуны, набросятся на новую сенсацию и не пощадят никого, какие бы благие цели человек ни преследовал. Я совершенно уверен, что именно это он и задумал.

— Ужасно! Отвратительно! Как по-вашему, он уже разузнал его имя?

— Думаю, нет. Надеюсь, что нет. Есть еще одна проблема. Как только операция успешно завершится и девочка перестанет хромать, у общественности пропадет всякий интерес к страданиям Терезы, а это сильно испортит планы нашего «любящего» родителя. Представь себе, никаких жалостливых фотографий в газетах, никаких пожертвований от слезливых, добреньких богатеньких тетушек…

— Прекратите, это отвратительно! — воскликнула Джулия, почувствовав, что ее сейчас вырвет. — А… а тот человек, я имею в виду, благодетель Терезы, — это… это Мануэль, да?

— Угадала, это Мануэль. И он не любит гласности, что бы ты о нем ни думала. Он мой брат, я знаю его не первый год, он действительно не выносит, когда подробности его частной жизни попадают на страницы газет.

— Да, я знаю. — На этот счет у нее не было сомнений. — Итак, что же дальше?

— А дальше существует несколько возможностей. К примеру, отец Терезы все же предаст историю гласности, переиначив все на собственный манер, или же поступит следующим образом: откажется от согласия на операцию и заявит, что не имеет никакого отношения к похищению дочери, мол, она сама пришла к нему. Как маленькой девочке доказать обратное? У этого человека нет совести и тем более отцовских чувств, ему все равно, поправится Тереза или нет. Ради собственной выгоды он пойдет на все. А вдобавок доставит кучу неприятностей ни в чем не повинным людям.

— Этого не может быть! Какой идиот поверит в подобную чушь? Нет никаких доказательств его правоты, а вашу подтвердят, как минимум, четыре человека — сестры и я. Вы же хотели вылечить Терезу!

— Милая Джулия, ты добрый наивный ребенок и понятия не имеешь, на что способны некоторые репортеры, чтобы состряпать горячую статейку. К каким только способам они не прибегают! Я должен разыскать отца Терезы и уладить наши разногласия. Да… над этим придется здорово потрудиться, он — крепкий орешек. Мне необходимо все тщательно обдумать.

Монолог Филиппа поверг Джулию в глубокое отчаяние. Как жаль, что она ничем не может помочь и ей остается только переживать и сочувствовать! Кровь закипала у нее в жилах от одной лишь мысли, что девочка находится в лапах бесчувственного алчного злодея, готового ради денег лишить ее, быть может, единственного шанса стать нормальным здоровым ребенком!

— Джулия, расскажи мне о вас с Мануэлем, — как гром среди ясного неба прогремело у нее в ушах, и, подняв голову, она наткнулась на вопросительный взгляд Филиппа Кортеза.

— Я… я уже все рассказала, — заикаясь, пробормотала она. — Больше сказать абсолютно нечего.

— Нет, я знаю, что есть.

Джулия пожала плечами:

— Не пытайтесь решить мои проблемы, у вас и своих достаточно.

Ответ, казалось, удовлетворил Филиппа, и, закурив наконец многострадальную сигарету, которую он вот уже четверть часа вертел в руках, любопытный доктор перешел к следующей теме:

— А где же наш Бен и его жена?

— В гостях у какого-то профессора, Мередита, если я не ошибаюсь.

— Да, да, я его знаю. — Филипп кивнул, и в комнате воцарилась гробовая тишина. Солнце давно село, окутывая и мужчину, и женщину теплыми весенними сумерками. И только шуршание колес по гравию подъездной дороги нарушило сладкую гармонию.

— Это, должно быть, Саманта и Бен, — первой очнулась Джулия.

— Не возражаешь, если я останусь? Надеюсь, я вам не помешаю?

— Конечно нет! Бена вы уже знаете, да и Саманта вам понравится. Она такая юмористка! — И Джулия отправилась открывать дверь, включив по дороге свет и тем самым разрушив интимную обстановку комнаты.

Высокая мужская фигура, показавшаяся на пороге, развеяла остатки ее недавнего спокойствия, и она недоверчиво спросила:

— Мануэль?

Оставив ее реплику без ответа, мужчина прошагал мимо нее прямо в гостиную, взглядом охватывая всю картину. На письменном столике — недопитые стаканы, в пепельнице — еще дымящиеся окурки сигарет и полнейшая темнота, которую он не мог не заметить, подъезжая к дому со стороны фасада, — свет зажгли только сейчас. При его появлении Филипп проворно вскочил на ноги, изумленно взирая на брата. Закрыв дверь, к ним присоединилась и Джулия. Она намеренно заложила руки за спину, чтобы никто из них не заметил, как сильно они трясутся.

— Итак, чему мы обязаны честью столь знаменательного визита? — холодно и дерзко поинтересовалась она.

Однако Мануэль пропустил мимо ушей ее колкость. Немигающим, пугающим взглядом он смотрел на брата.

— Какого черта ты здесь делаешь? — свирепо проскрежетал он. — Насколько мне известно, дела не обсуждаются в кромешной темноте, или я отстал от жизни?

Ни капли не сердясь, Филипп весело улыбался, а вот Джулия словно с цепи сорвалась:

— Да как вы смеете допрашивать его о том, что мы здесь делаем? — бушевала она. — Филипп всегда желанный гость в этом доме, чего нельзя сказать про вас!

И снова ее реакция была проигнорирована.

— Я хочу поговорить с Джулией наедине, — обратился Мануэль к брату тоном, не допускающим возражений. — Надеюсь, ты не возражаешь?

— У меня нет ни малейшего желания оставлять тебя в подобном расположении духа, — спокойно заявил тот, расправляя плечи. — Впрочем, я не прочь удалиться ненадолго, если Джулия не возражает. Я сильно устал на работе. Джулия, у вас можно принять душ?

— Вам совсем не обязательно уходить. — Девушка с мольбой смотрела вслед удаляющейся фигуре. — Все, что Мануэль хочет сказать, он может сказать здесь и сейчас.

Не сбавляя шага, Филипп непринужденно ответил:

— Не беспокойся, милая, я буду неподалеку. И вернусь еще быстрее, если ты покажешь мне, где ванная.

Джулия проводила его и неохотно вернулась в гостиную. Мануэль вышел на террасу и оттуда пристально наблюдал за тем, как волны одна за другой набегают и разбиваются о берег. В лунном свете океан казался разъяренным чудовищем, диким и неукротимым и в то же время завораживающим. Она тоже долго не могла оторвать взгляд от холодной, металлической поверхности воды, затем все же решилась прервать молчание:

— Итак, что случилось? Зачем вы пришли?

— Ты знаешь не хуже меня, почему я здесь. — Обида и упрек явственно звучали в его слегка охрипшем голосе. — Я только вчера узнал, где ты живешь, и приходил сегодня утром, но никто не открыл мне.

— Ничего удивительного — нас не было дома. — Голос Джулии звучал ровно и уверенно, хотя внутри она мужественно боролась с нарастающей паникой.

— Ты хоть понимаешь, что могла разбиться насмерть в этой машине?

Неподдельная тревога в его голосе немного поубавила ее пыл, но тем не менее она ответила достаточно холодно:

— Я умею водить.

— Да, но не мою машину, не машину с такими возможностями! Господи! Когда я увидел, как ты буквально скакнула с места, я не смел и думать о возможных последствиях!

— Ну, как вы видите, все прекрасненько обошлось. Я даже не поцарапала ее, правда?

— Не знаю и знать не хочу. Мне наплевать на машину! — взорвался он.

— А как вы добрались домой? — как ни в чем не бывало вежливо спросила она.

— На попутке. Потом Филипп сказал мне, где загорает моя малютка. — Он глубоко затянулся почти погасшей сигаретой и с ехидцей продолжал: — Я не стал посвящать его в курс дела, но, смотрю, ты сделала это с превеликим удовольствием.

Ничто не возмущало Джулию больше, чем его незаслуженные обвинения.

— Ничего подобного! Мы едва коснулись этой темы. В любом случае я должна извиниться за свое поведение. Признаю, я поступила очень глупо, как неразумный ребенок.

— Ты всегда так поступаешь, — язвительно хмыкнул он.

— Вы… вы обращаетесь со мной как… как… — Джулия замолчала, не в состоянии вымолвить ни слова.

— Оставь свои обвинения, я сам знаю, как я с тобой обращаюсь.

Неслыханная наглость! Девушка подскочила, словно ужаленная, и чуть ли не с кулаками набросилась на своего обидчика:

— Вы просто отвратительны! Неужели вам не противно слышать про себя такое? Наверняка вы не одну меня оскорбили!

— Нет, не противно.

Джулия беспомощно отвернулась. Даже сейчас силы притяжения между ними преобладали над силами отталкивания. Она старалась стряхнуть с себя это наваждение, но безрезультатно. Мужчина, стоящий сейчас за ее спиной, имел необъяснимое влияние на ее ум и душу. Непонятно только — почему? Он ведь просто развлекается с ней и, возможно, использует ее, чтобы вызвать ревность Долорес.

— Приезжай ко мне.

От неожиданности Джулия глупо уставилась на него, полуоткрыв рот. Что это? Слуховые галлюцинации, первые признаки сумасшествия? Нет, он действительно приглашает ее в гости. Девушка упрямо насупилась:

— Нет, спасибо.

— Смотри не пожалей, предложение действительно стоящее. Не верю, что ты не хочешь посмотреть, как я живу.

— Конечно хочу, — честно призналась она. — Бен столько говорил о вашей вилле! Впрочем, мой визит вряд ли уместен.

— Почему? Ты чего-то боишься? Послушай, через несколько дней у меня будет вечеринка. Я пришлю приглашения тебе и Бену с Самантой. Приезжай с Филиппом, если избегаешь меня.

— Спасибо, но я вынуждена отказаться. — Она снова отвернулась от него.

Кожей, всем своим существом девушка чувствовала, что он стоит сзади, подходит ближе, наклоняется и жарко дышит ей в затылок. Вот его сильные пальцы страстно сжимают ее плечи, тянут к себе, его тело напрягается и дрожит, прикоснувшись к ее спине. Голос с трудом пробивается сквозь учащенное дыхание:

— Господи, помилуй меня грешного! Джулия, почему я так тебя хочу?!

Чарующий магнетизм его голоса никогда не оставлял ее равнодушной, однако стоило ему повернуть ее лицом к себе и нагнуть голову, как девушка выскользнула из его рук, словно проворный маленький зверек. Застигнутый врасплох, Мануэль зло стиснул зубы.

— Не трогайте меня, — с мукой в голосе взмолилась она.

Он неистово тряс головой и наконец прорычал:

— Иногда я готов убить тебя!

— Тогда зачем вы сюда пришли? Вы знаете, что нам нечего сказать друг другу. — Она неудержимо дрожала. — Я не желаю заводить с вами роман, кем бы вы ни были! Я знаю, вы думаете, что девушка вроде меня должна быть польщена подобным вниманием… Так вот я не польщена!

— Замолчи! — свирепо прошипел он.

— Нет, не замолчу!

К счастью, в это время появился Филипп, прерывая опасную перебранку, и Джулия отошла в сторону, раздраженно щелкая зажигалкой. Она все еще дрожала и надеялась, что сигарета ненадолго успокоит ее.

— Так-так. — Мануэль мигом переключил свое внимание на Филиппа. — Может быть, мой любезный братец соизволит объяснить, что он здесь делает?

— Думаю, рано или поздно пришлось бы тебе сказать. Сегодня приходил отец Терезы и забрал ее. Я объяснил, что ее нельзя беспокоить, что ее уже подготовили к операции… Да разве такому объяснишь! — Он уныло всплеснул руками.

Услышав новость, Мануэль зло выругался по-испански, безжалостно ударяя себя кулаком по лбу:

— Но почему? Почему?

Филипп пустился в пространные объяснения, переполненные скорее эмоциями, чем фактами, в то время как его брат нервно шагал из угла в угол, потирая ушибленный лоб и время от времени извергая жуткие проклятия. Сигара в его руке испускала густой ароматный дым, и Джулия, как загипнотизированная, смотрела на него, постепенно приходя в чувства. Она ни о чем не думала, ничего не видела и не, слышала вокруг, а очнулась только тогда, когда Мануэль объявил, что уходит. Господи, какое облегчение! Не надо больше быть начеку, ожидая очередной дерзости, ничего не надо…

Филипп проводил брата до дверей и вернулся, чтобы попрощаться.

— Вам обязательно уходить? — с сожалением спросила Джулия. — Бен и Саманта могут задержаться до поздней ночи.

— У меня много работы. А кроме того, я должен подумать, как мы сможем помочь бедняжке Терезе, — извиняющимся тоном ответил он. — Мануэль сейчас в таком состоянии, что может наделать глупостей, за ним обязательно надо присмотреть. Если он берет дела в свои руки, то обязательно выигрывает — это правда, но все же не помешает ему помочь. Он очень беспокоится за девочку и даже во сне мечтает, чтобы она как можно скорее смогла ходить как все нормальные люди.

— А разве все мы мечтаем о другом? — пылко откликнулась Джулия, затем, помявшись, спросила: — Филипп…

— Да? — Он озабоченно обернулся.

— Как вы думаете, Мануэль любит Долорес?

Медленно застегивая пальто, он как можно безразличнее проговорил, что Мануэль никогда не любил ни одну женщину.

— Но он… везде показывается именно с ней.

— Да, но ты должна понять — они деловые партнеры. Долорес талантливая женщина, в искусстве это очень важно. Мой брат просто не имеет права разбрасываться талантами направо и налево. Она помогает ему в работе, здесь их интересы, несомненно, совпадают. Кроме того, она явно влюблена в Мануэля, что тоже нельзя забывать. Знакомы они с незапамятных времен, она постоянно его ревнует, пытается оградить от всего мира, как тигрица, защищающая своего детеныша. Она — настоящий зверь, дикий и не поддающийся приручению. Во всем, что выходит за рамки их совместной деятельности, взаимопонимание у них отсутствует, если ты об этом.

Джулия с трудом проглотила комок в горле:

— Да, именно об этом.

— А почему ты спрашиваешь?

Она тряхнула головой:

— Толком не знаю.

— Надеюсь, ты сама-то понимаешь, что любить Мануэля — верх безрассудства?

— Да, да, понимаю. — Новый ком неожиданно вырос на месте старого. — Я… я не люблю его. У нас нет… нет ничего общего. Как мужчину я презираю его за безобразное отношение к женщинам, а как человека — обожаю, особенно за то, что он делает для Терезы и нового госпиталя.

Филипп не мог с ней не согласиться:

— Да, во многом Мануэль очень щедрый и благородный человек. И, насколько я знаю, в его жизни есть и всегда была только одна женщина — Пайла. Ее он действительно обожает, но лишь ее.

— Спасибо вам за все. — Джулия вымученно улыбнулась. — Вы, должно быть, думаете, что я страшно любопытная.

— Я давно не удивляюсь. Женщины интересовались Мануэлем чуть ли не с пеленок. Единственное, чего я не хочу, так это чтобы тебе сделали больно.

— Не сделают, я об этом позабочусь, — весело отшутилась она, а сама грустно подумала: «Теперь уже ничто не способно причинить мне боль, все уже случилось в прошлом!»

Дверь за Филиппом плавно закрылась, и девушка бессильно навалилась на нее. Да, в прошлом!

Глава 11

Джулии так и не удалось отвертеться от предложения Мануэля посетить его замечательное жилище. Силы были не равны. С одной стороны, Филипп уговаривал ее пойти, и, чтобы не возбуждать в нем подозрений по поводу чувств к его брату, она должна была согласиться. С другой стороны, Саманта, давно мечтавшая побывать в легендарной обители всевозможных талантов, умоляла подругу составить ей компанию. Со времени их приезда первый раз возникла реальная, а не вымышленная необходимость оставить ребенка, но миссис Спаркс любезно согласилась посидеть с Тони.

Итак, Джулия согласилась, и они с Самантой провели полдня, бегая по магазинам Сан-Франциско и выбирая подходящие к случаю наряды. Сначала Джулия не хотела ничего покупать, отговариваясь тем, что не может позволить себе быть расточительной, но, увидев в одном из магазинов ярко-оранжевое шифоновое чудо с длинными рукавами и неприлично низким декольте, да еще с целым каскадом складок, струящихся до самого пола, согласилась примерить его и уже не смогла снять. Платье обвивало ее стройную фигуру как огоньки пламени. Саманта была в восторге, и не она одна. Юноша продавец, обслуживающий их, тоже не мог оторвать взгляда от новоявленной Афродиты.

— Джулия, ты обязательно должна купить его! — возбужденно щебетала Саманта.

И Джулия купила, внутренне содрогаясь при мысли о том, что Мануэль подумает о ней в таком вызывающем наряде?

В том же магазине они подобрали Саманте узкое платье из золотой парчи и, довольные собой и покупками, отправились на виллу.

Дорога занимала чуть больше часа, поэтому решили ехать в удобных свитерах и брюках, а платья и украшения взять с собой. Филипп вез их в своей машине и, сидя на просторном заднем сиденье, девушки от души наслаждались открывающимся из окна видом. Общительный доктор взял на себя роль экскурсовода, забавно комментируя суровый американский пейзаж, от которого у англичанок с непривычки захватывало дух. Джулия даже сползла на самый краешек сиденья, чтобы лучше видеть и не пропустить ни единого слова Филиппа.

«Гордость Сицилии» стояла в центре огромных частных владений в несколько десятков акров на полуострове Монтерей. Этим вечером вилла и окрестности утопали в благоухании оранжерейных цветов и свете иллюминации. Под лучами мощнейших прожекторов искусственное озеро недалеко от дома отливало то серебром, то оловом. Из прихожей вынесли всю лишнюю мебель, и буфетные столики потянулись отсюда вплоть до открытой террасы и вымощенной разноцветной плиткой площадки перед озером.

Филипп оставил машину в ряду остальных и провел гостей в холл через низенький боковой вход, контрастирующий с размерами здания. Затем они поднялись вверх по широкой безлюдной лестнице, обрывающейся на втором этаже лестничной площадкой, способной соперничать с аэродромом. За одной из множества дверей оказалась уютная спальня с ванной и другими удобствами.

— Располагайтесь как дома, — гостеприимно предложил он. — Мы рановато, так что не торопитесь. Увидимся внизу.

— Спасибо, Филипп, — улыбнулась Джулия, скрываясь вслед за Самантой за дверью изысканно убранной комнаты.

Девушки быстро переоделись и привели себя в порядок.

— Как здесь красиво! — прошептала Саманта, оценивающим взглядом жены художника оглядывая все вокруг. — Джулия, согласись, что куда лучше знакомиться с новыми людьми и выходить в свет, чем одной тосковать дома. Филипп просто душка, правда?.. Ты только посмотри на эту кровать — мечта моей жизни! Интересно, Бен ее видел?

На кровать действительно стоило посмотреть. Дубовая махина под атласным пологом на четырех столбах занимала добрую половину комнаты, оставляя место лишь для такого же огромного гардероба и туалетного столика причудливой многоугольной формы. В тон ей на полу распластался красный ковер с неимоверно длинным ворсом, а на окнах шевелились янтарно-желтые шторы. Вдоволь налюбовавшись на мечту Саманты, Джулия спросила:

— Ну, ты готова? Может быть, пойдем вниз?

Бен и Филипп уже поджидали их на лестничной площадке, а с ними и хозяин дома, знаменитый Мануэль Кортез. Джулии никогда раньше не доводилось видеть его в смокинге, тем более кипенно-белом, выгодно подчеркивающем его природную смуглость. Мужчина пристально изучал ее, грациозно сходящую по лестнице, а она от души благодарила Саманту и юношу продавца за то, что убедили ее купить новое платье. В том, что оно идет ей, не было ни малейшего сомнения — потемневший, загадочный взгляд Мануэля служил тому неоспоримым доказательством. Он очаровательно улыбнулся девушкам, чем навсегда завоевал сердечную преданность Саманты, и обратился к Филиппу:

— Проводи Джулию и ее друзей на террасу. Я должен встретить остальных гостей, но постараюсь присоединиться к вам как можно скорее.

На террасе все танцевали, и Бен весело закружил Саманту по кругу под плавную музыку, льющуюся из невидимого динамика. Каких еще гостей ожидал Мануэль? И дом, и сад были практически полны. Официанты в белоснежных куртках сбивались с ног, разнося подносы с шампанским и другими напитками, и, как бабочки, без устали порхали между танцующими.

Во всей этой суете и суматохе Филипп все же умудрился высмотреть своих братьев и представил их Джулии. Имен их она, конечно, не запомнила, но запомнила приятные открытые лица и дружелюбные улыбки. Наслаждаясь их обществом, девушка и не вспоминала о еще одном члене этой многочисленной семьи, Пайле Кортез, пока она бесцеремонно не втиснулась между ней и Филиппом:

— Приветик, дядя Филипп. Как тебе нравится мое платье?

Незамысловатый клочок белой набивной парчи вряд ли можно было назвать платьем, а его длина, много не доходящая и до колен, заставила Джулию почувствовать себя старомодной. Но не платье было главным украшением Пайлы. Ее прическу венчала бриллиантовая диадема, делавшая девушку необычайно красивой, правда, и намного старше ее лет, что ее явно не смущало. Искоса взглянув на Джулию, она нагло заявила:

— А я вас знаю. Вы Джулия Кеннеди, так? Вы приходили к моему отцу в Лондоне.

Пайла намеренно громко и отчетливо произносила каждое слово, чтобы все окружающие слышали, с какими тайными намерениями явилась сюда эта гостья. Она измерила Джулию презрительным взглядом и отвернулась, только заметив на ее щеках алый румянец.

— Пайла, — спокойно вмешался Филипп, — пойди разыщи Тину и ее мужа, а Джулию оставь мне, она не годится тебе в подруги. А Тина наверняка скучает.

Как ни странно, спокойный, но настойчивый тон охладил маленькую мегеру настолько, что она безропотно повернулась и прошествовала в противоположный угол.

— Джулия, не переживай из-за нее. Я давно знаю Пайлу и все ее штучки. Она не хотела тебя обидеть. Впрочем, ее слова многое мне объясняют.

— И что же?

— Природу твоих отношений с Мануэлем. Ведь именно его ты так тщательно избегаешь? Ведь его же, да?

Джулия так крепко сжала ножку своего фужера, что тот чуть не переломился надвое. Что сказать ему? Правду?

— Филипп, умоляю вас, не надо!

— А Мануэль не женится на своих женщинах, да?

Он не был умышленно жесток, она в этом не сомневалась, но как больно такое слышать!

— Я не была одной из его женщин, — сдавленно пробормотала она, защищаясь.

— Понятно… Теперь понятно, почему Пайла тебя боится.

— Боится меня? Филипп, о чем вы говорите?

— Да, Джулия, именно боится. Когда Пайла грубит кому-то, это значит, что она его боится. Не забывай, она не всегда жила со своим отцом, она все еще помнит тот ад, который испытала, живя с матерью. Она ревнует, не хуже Долорес, и никого на пушечный выстрел не подпускает к Мануэлю. Я имею в виду, что она знает: пока женщины сами вешаются ему на шею, он на них не женится.

Действительно, Джулия вспомнила, как безразлично Пайла говорила о Долорес, а Филипп тем временем продолжал:

— Пайла возомнила, что ты — совсем другое дело. Девочка боится. Пожалуйста, не суди ее строго. Быть может, она права. Но, Джулия, никому не позволяй себя обманывать, даже моему брату. Кому, как не мне, знать, сколько в нем коварства, хотя я и преданно люблю его.

— Нет, меня не обманешь, — допивая коктейль, самоуверенно произнесла она. — Будьте добры, принесите мне еще.

Кивнув, Филипп ушел, а оставшись одна, Джулия пожалела о своей просьбе и нервно пробежалась глазами по толпе. Что, если Мануэль заметит ее? Прекрасная возможность подойти и помучить ее своими бесконечными насмешками и плохо скрываемыми издевками. Нет, она поступила очень неосмотрительно, отослав своего единственного заступника за бокалом шампанского! Как глупо! Поскорее бы он возвращался!

Легкое прикосновение к ее руке вывело девушку из тревожного оцепенения, и она почувствовала, как твердые острые ногти впиваются в ее нежную кожу. Неужели она не заметила, как он подошел? Как странно, ее мысли вдруг обрели материальную оболочку!

Резко обернувшись, Джулия попыталась выдернуть руку из его цепких пальцев, но перед ней стоял не Мануэль, а его сумасшедшая подружка — Долорес Арривера. Глаза женщины гневно сверкали.

— Так-так, сеньорита, — насмешливо протянула она. — А кого вы ожидаете увидеть? Не Мануэля ли?

Ее взгляд точно загипнотизировал Джулию, как ни старалась, она не могла отвести глаза, словно несчастный кролик, попавшийся на пути удаву. Она зачарованно молчала, а се мучительница торжествующе праздновала победу.

— Бедная сеньорита Кеннеди, — Долорес с наигранным сожалением покачивала изящной головкой, — не может скрыть своих чувств! Знаете что, Джулия, вы для меня как раскрытая книга, я насквозь вижу все ваши мысли. Ведь внутри этого малюсенького комочка, который вы называете сердцем, вы страстно желаете быть с красавчиком Мануэлем, разве я не права? Права, права. Старушка Долорес редко ошибается.

— Отпустите меня, — вежливо попросила Джулия. Ее щеки пылали от возмущения и гнева, но приходилось себя сдерживать. Не дело устраивать скандал в чужом доме, да еще при таком скоплении гостей, — личные проблемы решаются при закрытых дверях.

— Ни за что. Как только я отпущу вас, милая сеньорита, вы прямиком побежите к нашему доблестному зануде — Филиппу Кортезу. Конечно, вы ему ничего не скажете, а лишь пожалуетесь на слабость и попросите отвезти вас домой, но он-то все поймет. Что, я опять не права?

Джулия почти не слушала, она изо всех сил старалась освободиться от железной хватки. Какой ужас, ее рука словно попала в стальной капкан! Ну и силища у этой хрупкой женщины!

— Вот я и подошла к основной теме нашей беседы. — Долорес медленно облизала тонкие алые губы, невинно оглядываясь по сторонам в поисках возможных свидетелей. — Мисс Кеннеди, разрешите дать вам небольшой совет для вашего же блага, вы меня понимаете?

Понимает ли она! Да что эта балерина себе позволяет? Джулия почувствовала приступ неудержимой ярости. Только бы Филипп пришел и спас ее от позора! Доведенная до предела, она могла натворить такое, о чем жалела бы всю оставшуюся жизнь, а ей очень не хотелось выставлять себя на посмешище перед Мануэлем и его друзьями. Филипп, ну где же ты!

— Пожалуйста, — взмолилась она. — Нам нечего сказать друг другу, отпустите! Я не желаю ничего слышать о ваших отношениях с Мануэлем, я и так все знаю… знаю!

Явно довольная собой, Долорес надломленно хохотнула:

— Вижу, вижу, несмотря на свое низкое происхождение, маленькая сеньорита все еще лелеет надежду на близкие отношения со знаменитым возлюбленным. Всем же очевидно, что вы приехали в Калифорнию, веря, что он передумает и полюбит вас. Всем: мне, Пайле и, наконец, самому Мануэлю! Он сказал мне, что покончил с вами еще в Лондоне, и вы прекрасно знаете, что вам он сказал то же самое. Да как у вас хватило наглости преследовать его и явиться сюда? Дорогая моя, неужели у вас совсем нет гордости?

По мере того как смысл ее жестоких слов достигал сознания бедной девушки, недавний румянец постепенно сменялся мертвенной бледностью, а глаза заблестели, наполнившись еще не пролитыми слезами.

— Он… он сам вам это сказал?

— Кара миа, ну конечно сам! Он все, все мне рассказал.

Откуда только у Джулии взялись силы, она рванулась, высвободив наконец руку, и тут же прижала ее к горлу в попытке подавить подкатившую вдруг тошноту. Господи, как она могла! Как она могла возомнить, что он честный, порядочный человек? А ведь Филипп предупреждал ее, ведь предупреждал же! «Меня не обманешь!» — жестоко передразнила она себя, но, когда Филипп вернулся, была спокойна как никогда. Нельзя позволить Долорес восторжествовать над ней, подтверждая ее предсказания. Нельзя! Поэтому Джулия не стала просить Филиппа увезти ее подальше от этого проклятого места.

Она взяла бокал и непринужденно отхлебнула. «Будь естественной!» — скомандовала она себе.

Пританцовывая, Филипп загадочно смотрел на нее, широко улыбаясь своим мыслям.

— Почему вы так долго? — не выдержала она. — Где вы были?

— Я говорил с Мануэлем. — Увлеченный собственными чувствами, он не услышал тихого стона, вырвавшегося из груди девушки. — Мы не виделись несколько дней, и за это время многое изменилось. У него хорошие новости: завтра Тереза возвращается в госпиталь, представляешь!

— Вот здорово! — Ее собственные проблемы тут же отошли на второй план.

— Да, здорово!

— Но как?.. Как это случилось?.. Ее отец все же предал историю гласности?

— Нет, ничего подобного. — Филипп довольно хихикнул. — Мануэль разобрался с ним по-своему, вернее, он получил по голове своим же оружием. Своеобразный эффект бумеранга.

— Что вы имеете в виду?

— Все очень просто. Мануэль нанял частного сыщика, чтобы тот день и ночь следил за Хулио Рейнальди — так, кстати, зовут отца нашей Терезы — и выкопал какие-нибудь компрометирующие факты. Такой тип не может быть абсолютно чист. И результат не заставил себя долго ждать. Удивляюсь, как Мануэль умудряется со всего получать дивиденды! Мне бы и в голову не пришла подобная затея! Так вот, сыщик обнаружил, что наш любезный Хулио связан с одним недавно депортированным пренеприятнейшим господином. Естественно, взглянув фактам в лицо, сеньор Рейнальди спешно свернул свою бурную деятельность по выяснению личности благодетеля его дочери. Он страшно боится быть депортированным вслед за своим приятелем, уж больно ему правится Америка. Вот так, с помощью небольшого шантажа соглашение было благополучно достигнуто. Да здравствует Мануэль Кортез!

Джулия облизала пересохшие губы:

— Вы уже виделись с Терезой?

— Нет, а вот Мануэль виделся. Он сказал, что с девочкой все в порядке. К счастью, нет никаких осложнений и через несколько дней можно приступать к операции, У Терезы будет шанс стать здоровой, большего и желать нельзя!

— Да. Я очень рада!

Ей чудом удавалось вести непринужденную беседу, хотя ужасные слова испанки, а главное — их смысл, ни на минуту не оставляли ее в покое. Казалось, в мире существовало два Мануэля Кортеза. Один — добрый, великодушный, обходительный, готовый пойти на все ради маленькой Терезы Рейнальди, другой — жестокий, полный ненависти, ни за что разрушивший ее жизнь и ничуть не жалевший об этом.

Подали ужин, и гости потянулись к буфету. Сама Джулия едва притронулась к еде, она мечтала лишь об одном: поскорее бы закончилась эта мука. Дома, в тишине, она постарается выбросить из головы события этого вечера — и Пайлу, и Долорес, и… Мануэля. «Ужин подошел к концу, осталось совсем недолго», — думала она, но не тут-то было. Кто-то уговорил Мануэля спеть, и он согласился. Разыскали его гитару, несколько человек вызвались аккомпанировать ему на скрипке и барабанах.

Сначала он только играл жалобную испанскую музыку, от которой у Джулии замирало сердце, а когда запел, у девушки навернулись слезы. В его устах простые, порой банальные слова приобретали новый смысл, оживали и улетали высоко в небо. Смуглое лицо магнитом притягивало взоры, и Джулия удивилась, заметив на нем выражение крайней мечтательности.


Почему ты от меня уходишь?

Я ли не любил тебя?

Почему твой взор так холоден?

Я ли не любил тебя?

Я ли не любил, не тешил,

Я ли не дарил цветы?

Где же ты, моя голубка?

Кого теперь целуешь ты?

Почему слова твои так строги?

Я ли не любил тебя?

Почему не знаешь ты прощенья?

Я ли не прощал тебя?

Я ли не любил, не тешил,

Я ли не дарил цветы?

Где же ты, моя голубка?

Кого теперь целуешь ты?


Мануэль пел задушевно, а его глаза жили своей тайной жизнью. Они искали в толпе Джулию, только ее одну, и наконец нашли.

Музыка стихла, раздался гром аплодисментов, а он все смотрел и смотрел на нее тяжелым, испытующим взглядом. Девушка не выдержала и отвернулась. Господь милосердный, зачем он мучает ее? Неужели Пайлы и Долорес не достаточно?

Всхлипнув, Джулия быстро зашагала вниз по усыпанной цветами узенькой тропинке, мимо озера, в освещенный лишь лунным светом густой парк. Кусты сирени нежно задевали ее руки, оставляя на одежде маленькие благоуханные цветочки, ноги утопали в необычайно мягком мху, а она ничего не замечала. Окружающее перестало существовать. Перед глазами стоял лишь Мануэль, в ушах звучали презрительные слова его дочери.

Выйдя на полянку, тропинка круто вильнула в сторону и оборвалась, а вместе с ней оборвался и ход ее грустных мыслей. Джулия стояла перед крошечным летним домиком на берегу еще одного озера. Подойдя поближе, она позволила себе заглянуть внутрь. Домик представлял собой закрытую беседку под куполообразной крышей, со всех сторон оплетенную диким виноградом. Вдоль стен стояли низкие восточные диванчики, а центр занимал такой же невысокий, но удивительно массивный стол. В темноте помещения Джулия все же различила на нем кипу нот и исписанных от руки тетрадей. Должно быть, Мануэль использовал беседку как свою творческую лабораторию. Она присела и машинально пролистала несколько из них. Почему родители не дали ей музыкального образования?

Тишина вокруг мягкой пеленой окутывала израненную душу; усталость и вино, помогая друг другу, смыкали ставшие вдруг непослушными веки, и, положив ноты на место, девушка задремала.

Трудно сказать, сколько она проспала, когда, проснувшись от легкого звука шагов, увидела на пороге женскую фигуру в простом белом платье.

— Так вот вы где! — зло обрадовалась Пайла. — Я вас давно ищу.

— И зачем же, если не секрет? — Джулия приподнялась. Уму непостижимо, что могло заставить Пайлу покинуть веселое общество и отправиться на ее поиски?

— Хочу поговорить с вами. Сядьте! — повелительным тоном, точь-в-точь как ее отец, рыкнула Пайла.

Джулия повиновалась, скорее от изумления, чем испугавшись, и села на прежнее место:

— Слушаю. О чем ты хочешь поговорить со мной?

— Вы по уши влюблены в моего отца, — заговорила Пайла, — и не отрицайте очевидного. Все признаки налицо, теперь я это вижу. Не думайте, у меня достаточно опыта, чтобы не ошибиться.

— Мои чувства тебя не касаются! — чуть не задохнулась Джулия, тем самым лишь подзадорив нахалку.

— Еще как касаются, когда речь идет о моем отце, — зло парировала она. — Это надо же, приехать сюда за ним из Англии!

Джулия остолбенела, судорожно хватая воздух онемевшими губами.

— Все не так, как ты думаешь, между мной и твоим отцом все кончено.

— Перестаньте выдумывать, меня не проведешь. Я вижу вас насквозь! — Белая фигурка отчетливо виднелась на фоне темного ночного неба, она дрожала.

— Не знала, что я настолько прозрачна, что и одежда не помогает, — вспылила Джулия, но вовремя одумалась. — Послушай, что мне сделать, чтобы ты мне поверила? Я не… Повторяю, между нами ничего нет!

— Потчуйте кого-нибудь другого своей похлебкой из лжи, у меня от нее несварение! Объясните, почему Долорес рвет и мечет? И почему мой отец перестал обращать на нее внимание? Она все такая же красотка.

— Ты сама не понимаешь, что говоришь. Твой отец и Долорес — замечательная пара. Уверена, очень скоро они осознают, что любят друг друга, и поженятся.

— Я вам не верю! — С некоторых пор в жизни Пайлы все пошло наперекосяк, что отчетливо отражалось на искаженном болью лице. — Вы все время лжете! Мой отец никогда, слышите, никогда не женится на Долорес Арривера! — Пайла была явно не в себе, и Джулия попыталась протиснуться мимо нее к выходу, да не тут-то было. — Скажите, с чего вы взяли, что он женится на ней! — кричала она.

Джулия уже ничего не знала наверняка, о чем честно и объявила:

— Сейчас же пропусти меня! — Истерика Пайлы стала последней каплей, переполнившей ее терпение. — Я сыта по горло и тобой, и Долорес, и больше всего твоим отцом!

Нечеловеческим усилием она оттолкнула Пайлу и помчалась обратно к дому. Кусты уже не гладили, а больно стегали ее по рукам, высокие каблуки застревали в глубоком мху. Никогда в жизни ей не приходилось столько страдать, испытывать столько унижений и оскорблений! Сдерживая рыдания, Джулия думала только об избавлении и не заметила, как на полном ходу наскочила на приближающегося человека. Мужчина поймал ее и прижал к себе. И, едва переведя дыхание, она уже вырывалась из его объятий, заранее зная, кого увидит, подняв голову.

— Отпустите! Отпустите! — сквозь слезы молила она. — Не хочу вас больше видеть! Никогда! Никогда!

— Что, черт возьми, здесь происходит? — испугался он, отпуская руку. — Джулия, объясни мне, почему весь мир сошел с ума?

— Объяснить?! — Слезы градом катились из глаз, и она вытирала их тыльной стороной руки. — Я объясню! Пойдите и спросите свою драгоценную доченьку, она знает ответы на все вопросы. В отличие от меня, она в курсе дела!

— Пайла? — удивился он. — Что она тебе наговорила?

— Очень многое. — Перестав рыдать, Джулия незаметно пятилась к ярко освещенной террасе. — Я замечательно пообщалась и с Долорес, и с вашей дочерью, а теперь я ухожу.

Не важно, что он подумает, надо убираться отсюда. Назад в Англию! Ее дом на Фолкнер-стрит никогда прежде не был так мил ей, а Англия — так желанна. Зачем она вообще уехала? Разве обязательно проделывать многочасовой перелет через океан, чтобы понять: в душе она всегда чувствовала, что встретит Мануэля снова. Больше она не будет обманывать себя, вот только что проку? Сердечная боль не проходила и не пройдет никогда!

По мере приближения к дому Джулия все острее осознавала, что не хочет никого видеть, не хочет вести вежливые светские беседы, танцевать с Филиппом и притворяться, что ничего не произошло. Только не сейчас! Сейчас она измученна и разбита.

Обогнув террасу, она вышла на просторную площадку перед домом, служившую стоянкой для машин. Взять одну из них и уехать не составило бы большого труда. Никто не предполагал, что здесь с его сокровищем может произойти несчастье, и ключи свободно болтались в замках зажигания. Джулия задумалась. Да, единственный выход — уехать. Хорошо бы, конечно, найти телефон-автомат и вызвать такси, не привлекая лишнего внимания, но где его искать? Она растерянно оглянулась по сторонам, и решение пришло само собой. На дороге должен быть телефон-автомат. В конце концов, они находятся в Америке, где телефон является необходимым атрибутом жизни. Она незаметно уедет и позвонит Бену из Санта-Марты, где вновь почувствует себя в безопасности. Сейчас одиннадцать тридцать, вечеринка продлится до самого утра, и ее не скоро хватятся. Скорее всего, только тогда, когда соберутся разъезжаться по домам.

Решено. Джулия свернула на дорогу и медленно пошла вдоль побережья, внимательно всматриваясь в темноту. Море призывно клокотало. Богатство окружающей природы больше не успокаивало душевную боль. Вместо биения волн она слышала насмешливый голос Пайлы, ее безосновательные обвинения. «Мануэль, Мануэль, что же ты наделал? Зачем держишь мое сердце в каменных тисках? Поскорее бы вернуться в Англию, — думала она. — Чего стоит жаркое солнце Калифорнии, если даже оно не может растопить его ледяное сердце?» Конечно, нельзя подводить Саманту. Впрочем, всегда можно подыскать подходящую замену, и как только она найдет ее, не дожидаясь друзей, сразу же уедет. Даже заботы о Филиппе, Терезе и госпитале не удержат ее. Она уедет — и точка.

Небо затянули облака, и луна исчезла, море и дорога погрузились в кромешный мрак, но девушка не испугалась. После ссоры с Пайлой и Мануэлем тишина и темнота казались любезным подарком по сравнению с праздничной оживленностью их дома.

Вдруг ночную гармонию прорезал ослепительный свет фар. Он приближался со стороны виллы, и Джулия решила спрятаться в ближайших зарослях деревьев, подальше от алчных глаз какого-нибудь подвыпившего водителя. Пробираясь сквозь густой подлесок, она нечаянно спугнула зверя, спокойно отдыхавшего здесь вдали от людей и суеты. Его испуганные глаза сверкнули, мягкая мордочка мелко задрожала, и из кустов показались развесистые оленьи рога. Джулия пронзительно взвизгнула, животное содрогнулось, не ожидая столь внезапного вмешательства в свой покой, и, ломая молодую поросль, кинулось на дорогу, прямо под мчавшуюся машину.

Раздался визг тормозов, шипение стираемой об асфальт резины и душераздирающий металлический скрежет, когда автомобиль резко свернул со своего пути и понесся к группе деревьев, за которыми и пряталась Джулия. Прижав ладони к щекам, девушка оцепенело наблюдала за разворачивающейся по ее вине трагедией, за тем, как машину закружило и бросило в сторону гигантского американского дуба. Ее крик потонул в шуме удара. Автомобиль накренился и лег на бок, «Что делать? Нельзя терять ни минуты!» — молнией пронеслось в голове. Обдирая голые ноги, она бросилась к месту аварии, обеими руками вцепилась в ручку двери и дернула раз, еще и еще, пока не убедилась, что все напрасно. Дверь не поддавалась ни на дюйм, ее намертво заклинило. Не слыша собственных рыданий, Джулия попыталась заглянуть внутрь, чтобы удостовериться, жив ли водитель. И только теперь она узнала машину. От страха и отчаяния потемнело в глазах. Это его машина! Машина Мануэля! И это он лежит, тяжело навалившись на ветровое стекло, и тоненькая струйка крови стекает по щеке, капает на белоснежные брюки.

Крик ужаса вот-вот был готов сорваться с губ девушки, но она взяла себя в руки. Она не вправе раскисать, она нужна ему! Джулия оглянулась в поисках возможной помощи. Только не паниковать! Выход обязательно найдется! Чем дольше она бездействует, тем меньше у него шансов на спасение, равно как и у нее. Бессмысленно оставаться возле разбитого автомобиля, что она сможет сделать одна? Нужно бежать к людям. Но это значит оставить его одного в луже собственной крови!

«О Господи! — обезумев от горя, молила она. — Только не дай ему умереть, не дай ему умереть! Я люблю его! Я его люблю!»

Внутренние оковы пали, и она, как ветер, понеслась обратно к вилле Мануэля. Она теперь знала, что, если он выживет, если поправится, она никогда не уедет из Штатов. Не важно, что он за человек, — она любит его, безумно любит!

Глава 12

Следующие две недели Джулия провела в плену агонии, словно не он, а она была за рулем в тот злополучный день.

С места аварии Мануэля спешно доставили в Стаффордширский медицинский центр в Сан-Франциско. Пролом черепа и множественные ушибы и порезы не предвещали ничего хорошего. Тут же известили семью, и вскоре через Филиппа Джулия узнала, что Мануэль, оказывается, еще легко отделался, угрозы его жизни уже нет. Слушая Филиппа, она кивала, а сама не могла простить себя, считала все случившееся исключительно своей виной. Если бы она не убежала с вечеринки так внезапно, если бы Мануэль не решил во что бы то ни стало разыскать ее, если бы она не взвизгнула, увидев абсолютно безобидного оленя, и не вынудила его броситься под колеса проезжающего автомобиля, ничего бы не случилось! Как много разных «если»!

На этот раз она не решилась поделиться переживаниями даже с Самантой, хотя та догадывалась, что чувствует ее лучшая подруга. Она намеренно оградила Джулию от забот и полностью взяла на себя Тони, давая ей возможность распоряжаться своим временем, как она пожелает, и Джулия все дни напролет проводила в Морском мемориальном госпитале с Филиппом. До отъезда оставалось немногим более десяти дней, и девушка всерьез пала духом. Все ее мысли были о Мануэле. Рядом с ним она согласна жить где угодно, хоть на Северном полюсе или в тропических лесах Амазонки. Нет больше сил себя обманывать — она его самозабвенно любит.

Когда Бен и Саманта вернутся домой в Англию, они продолжат свою прежнюю размеренную жизнь, а она, что будет делать она? Работать в парфюмерном магазине? Дружить с Полом?

Казалось, ее жизнь трещит по всем швам, и она не могла слушать щебетания своей счастливой подруги о том, как, в конце концов, хорошо оказаться дома, прочитать настоящую английскую газету, выпить настоящего английского чая и что там какая-то Калифорния! Для Джулии Калифорния стала теперь пристанищем всех ее надежд.

Филипп — вот единственный человек, который ее понимает. Добрый, отзывчивый, он готов часами говорить о Мануэле, лишь бы утешить ее. Он каждый день навещает брата и, будучи врачом, сам следит за состоянием его здоровья. Кроме членов семьи, только Долорес посещала Мануэля, а как Джулии хотелось очутиться на ее месте! Конечно, Долорес может приходить к нему, она полностью восстановила свое место в его сердце, если когда и теряла, в чем Джулия сильно сомневалась, а вот она…

— Мануэль спрашивал о тебе, — однажды между делом бросил Филипп, будто отвечая на ее немой вопрос. — Он думает, что покалечил тебя, ты ведь стояла совсем недалеко, за соседним деревом?

— Да. О Господи, я во всем виновата, только я!

— Не казни себя, он свернул, чтобы не сбить оленя. Ты ничего не могла сделать.

— Я виновата, я! — Джулия затряслась в рыданиях. — Это я спугнула животное. Филипп, что мне делать? Я так виновата!

Уже не первый раз Филипп становился свидетелем подобных срывов, и девушка боялась, что до смерти утомила его своими истериками, но она ничего не могла с собой поделать. Неминуемый отъезд в Англию и страх никогда не увидеть Мануэля лишали ее последнего здравого смысла.

А тут еще Саманта, проявляя невиданную сдержанность, ни разу не поинтересовалась причиной ее внезапного исчезновения с вечеринки. Это настораживало Джулию, она находила тому единственное объяснение: все тот же Филипп как добрый ангел-хранитель оградил ее от вопросов, поведав семейству Барлоу кое-что из предыстории случившегося. Он же рассказал Джулии о переживаниях Пайлы.

— Она винит себя так же, как и ты. Думаю, вам обеим стоит встретиться и хорошенько поговорить.

Джулия вздрогнула, как от удара:

— Вряд ли затея оправдает себя. Нам абсолютно не о чем говорить.

— А жаль. Вы могли бы здорово помочь друг другу.

Филипп явно не собирался сдаваться, однако и не показывал, что у него на уме. К концу недели, когда Мануэль пробыл в больнице уже восемнадцать дней и значительно поправился, Филипп пригласил Джулию поужинать у себя дома.

— Скромный домашний ужин, только ты и я, хорошо? Думаю, сейчас тебе не хочется идти в ресторан, а перемены нужны нам обоим.

И она согласилась. Более того, она с нетерпением ждала предстоящей встречи, когда можно расслабиться и не скрывать своих чувств. Для ужина она выбрала простую бирюзовую блузку, волосы оставила распушенными и пустилась в путь.

Филипп жил в большой, со вкусом обставленной квартире, но все же не такой элегантной, как у Мануэля. Он признался, что давно собирает предметы старины, однако не они привлекли внимание Джулии. На небольшом диванчике в полутемном углу сидела девушка и пристально смотрела на вошедших. Джулия обернулась к Филиппу, как бы протестуя, затем передумала и поздоровалась. Пайла Кортез — а на диване сидела именно она — смущенно ответила. В почти пуританском шелковом темно-зеленом платье с длинными рукавами и юбкой ниже колен она выглядела непривычно молодо.

— Дядя Филипп решил, что мы должны познакомиться поближе, — поднимаясь навстречу Джулии, довольно холодно пробубнила она. Прежние наглость и надменность исчезли из ее облика, уступая место невинной детской угрюмости.

Джулия немного растерялась:

— Филипп… Почему… почему вы не предупредили меня?

— Потому что иначе ты бы не пришла, — просто ответил он. — Пайла, налей Джулии выпить, а я пойду посмотрю, все ли в порядке на кухне.

— Сядьте, я не укушу вас. Что вы хотите?

— Шерри. — Джулия поджала губы и отвернулась. «Почему все Кортезы ведут себя так, словно они хозяева жизни?» — подумала она.

Отхлебнув принесенный напиток, она все же уселась и даже приняла из рук Пайлы сигарету. Обе молчали, и Джулия принялась с притворным интересом изучать комнату. Пайла же тупо смотрела в пол, видимо собираясь с мыслями, и наконец выдавила:

— Полагаю, я должна извиниться перед вами.

— Совсем не обязательно, я не пострадала.

И снова воцарилось неловкое молчание. Джулии было искренне жаль девочку. Та нервно ерзала на диване, машинально чертя на полированной поверхности столика какие-то узоры. Вдруг ярко-красный ноготь застыл.

— Да, пострадал отец.

— Как… как он? — обеспокоенно спросила Джулия, глубоко затягиваясь дымом.

— Поправляется. Ему не нравится в больнице. Через несколько дней его привезут домой. Не знаю, может быть, ненадолго ему понадобится сиделка. В любом случае дома просторно, и он сможет заниматься музыкой. Ему ее очень не хватает.

Пайла спотыкалась на каждом слове, и Джулия решила ободрить ее.

— Наверное, и тебя тоже?.. — ласково спросила она.

— Я во всем виновата! — Пайла вскочила на ноги. — Дядя Филипп говорит, что вы вините себя — и напрасно. Если бы я не оскорбила вас тогда, вы бы никогда не убежали и…

— Пайла! Пожалуйста, перестань. Ты ни в чем не виновата. Я… я поступила ужасно глупо, вскрикнула, спугнула оленя, и он выбежал на дорогу. На этом история заканчивается. — Она грустно улыбнулась. — Раз твой отец поправляется, тебе не в чем себя упрекать. Кроме того, если тебе так легче, у тебя будет масса времени искупить вину, когда он выздоровеет.

— Спасибо, что успокаиваете меня, но этого недостаточно. — Несмотря на обманчиво взрослую внешность, Пайла оставалась ребенком. Она горько всхлипнула, пряча лицо в ладонях, и просопела: — Я боюсь. Отец никогда не простит меня!

— Мануэль? — Джулия ничего не понимала. — Но почему?

— Он притворяется, что ему все равно, а ему не все равно!

Девочка рыдала, все больше загоняя Джулию в тупик непонимания. Что же делать? Она поднялась и осторожно подошла к Пайле. Что ей сказать, как успокоить? Она — такая непредсказуемая, непостоянная, что Джулия боялась приближаться, точно Пайла могла наброситься на нее, как раненые звери иногда набрасываются на своих спасителей. Все же, положив руку ей на плечо, она слегка тряхнула ее:

— Пайла, что ему не все равно? Что-то, что не имеет отношения к аварии, да? За аварию он тебя не винит, я знаю. Это не похоже на Мануэля. Да ты и сама знаешь, что не похоже. Ну же, Пайла!

Девочка подняла заплаканное личико.

— Авария здесь ни при чем, — зло взвизгнула она. — Неужели вы думаете, что он беспокоится о себе? Каким бы он ни был, он не эгоист! Не знаю, что уж вы себе о нем возомнили!

— Я знаю, что не эгоист, успокойся. — Ей самой не помешали бы добрые слова, впрочем, Пайле сейчас явно хуже, поэтому Джулия держала себя в руках. — Пайла, расскажи мне, что случилось. Может быть, Долорес опять вмешалась. — Слова застревали в горле, а говорить тем не менее надо. О Господи, помоги!

— Нет, — раздался сдавленный шепот, — не Долорес. Она вообще уехала. Отец прогнал ее прямо из больницы. Она прилетела домой, собрала вещи и так же молниеносно умчалась. Сначала я не поняла, в чем дело, а теперь понимаю. Вот в чем проблема…

Джулии совсем не понравился ее резкий тон и колючий взгляд, в груди тревожно закололо, и она тяжело сглотнула.

— Я боготворю отца, — продолжала Пайла. — Но я ревную, как полная дура. Моя жизнь не всегда была такой чистенькой и благополучненькой, как твоя. Семь лет я прожила с матерью, еле-еле сводя концы с концами, порой не зная, буду ли сегодня есть или нет. Мать интересовали только мужчины, а не собственная дочь. Вы знаете, что такое голод? Что такое жить, как мы? Вам никогда не приходилось страдать по-настоящему, скажите, если это не так. А моему отцу приходилось, всем нам приходилось. Вот только мне повезло, я выбралась оттуда. Мануэль выдернул меня из болота нищеты, потому что любит меня и хочет загладить вину молодости, когда он шиковал, а мы умирали с голоду. Впрочем, он не нарочно бросил меня с Консуэллой — это моя мать, — сам он не смог бы позаботиться о ребенке, он устраивал свою жизнь, и нахлебники были ему не нужны. Он рьяно стремился к успеху и достиг его, потом вернулся и забрал меня. Неужели вам кажется странным, что я изо всех сил пытаюсь удержать то, что имею. Я не хочу возвращаться в кошмар моего детства.

— Господи, Пайла! — Джулия чуть не лишилась дара речи, так на нее подействовал откровенный рассказ девочки. — Тебе нечего бояться. Твой отец обожает тебя. Люби он хоть сотню женщин, в его сердце всегда останется место для своей дочурки.

— Да, но… — Она в чем-то сомневалась. — Теперь ему меня мало. Теперь есть кое-что, что отталкивает его от меня… Он меня ненавидит!

— Пайда, как ты можешь говорить про отца такое!

— Да, это правда. Он не простит меня за то, что прогнала вас. Никогда я не вмешивалась в его личную жизнь, и тут появились вы. Вы не такая, как остальные, я испугалась! И я сказала… Теперь вы понимаете?

Теперь Джулия начинала понимать. Правда, не решалась поверить в то, что слова Пайлы — правда. Они не могут быть правдой! Не могут, и все!

В дверях стоял Филипп и внимательно наблюдал за ними, удовлетворенно поблескивая глазами.

— Вот видишь, Джулия, вам есть что сказать друг другу.

— Дядя Филипп, как ты думаешь, что теперь будет? Наш план сработает? — Пайла беспокойно поежилась и села на прежнее место, в самый дальний угол.

— Конечно, куколка, обязательно сработает. Беда в том, что ты всегда предполагаешь худшее, и Джулия тоже из того же теста. Боится верить, что она значит для Мануэля гораздо больше, чем сама думает. Ты же после одной-единственной ссоры готова поверить, что твой отец заботился о тебе все эти годы из какой-то прихоти, и стоит ему встретить женщину, которую… которую он сможет полюбить, он отвернется от тебя, как Консуэлла, бросит тебя на произвол судьбы. Пайла, тебе пора стать более благоразумной.

Однако не Пайла, а Джулия ответила ему:

— Филипп, вы совершенно сбили меня с толку. Он сердится не из-за того, что произошло между мной и Пайлой, да? Я так и знала. С самого начала знала, что он не хочет видеть меня, именно меня. Если бы хотел, то нашел бы способ уговорить и вас, и меня, и черта лысого, вы же его знаете.

Филипп насмешливо, но добро улыбнулся, энергично потирая руки:

— Джулия, милая, все с точностью до наоборот. Как только он достаточно оправился, чтобы перенести новость, я сказал ему, что ты не хочешь его видеть.

— Что вы ему сказали? — Она вытаращила глаза. — Но зачем? Почему?

— Потому что это правда, — грубо вмешалась Пайла. — Почему бы еще вам говорить это дяде.

Джулия вспыхнула:

— Ничего подобного я не говорила. Филипп, вы же знаете, я хотела его увидеть. Я спрашивала, можно ли мне прийти.

— Да, спрашивала, — кивнул он. И виновато склонил голову набок. — Не сердись на меня, пожалуйста. Это для твоего же блага. Слышала, что сказала тебе Пайла? А почему наша гордая Пайла это сделала? Да потому, что Мануэль разозлился на нее за то, что ты не хочешь его видеть. Он знает, что скоро ты уедешь в Англию, и он безнадежно тебя потеряет. Он также знает, что не может быть вольной птицей: куда захотел, туда и полетел. У него масса договоренностей с разными людьми, масса контрактов, которые волей-неволей придется выполнять. Он боится, что за те несколько месяцев, что он не сможет приехать за тобой, ты выйдешь замуж, а худшего он и представить себе не может.

Филипп величественно замолчал, с упоением наблюдая за тем, как обе девушки изумленно уставились на него.

— Так ты говоришь, что Джулия вовсе не отказывалась встречаться с отцом? — первой пришла в себя Пайла.

— Да. — Он заливисто засмеялся. — Так что, девочка моя, тебе не о чем беспокоиться. Разве не видишь, она готова разорвать меня на части.

— Филипп! Зачем вы это сделали? — Джулия сокрушенно качала головой.

— Хотел, чтобы мой самонадеянный и горячий братец спокойно лежал себе на больничной койке, думая, что девушка его мечты даже и не вспоминает о нем, и не порывался убежать к тебе.

Волна невыразимой радости буквально захлестнула ее.

— Когда я смогу его увидеть?

— Когда угодно. Сегодня, если хочешь.

— Вы серьезно или опять обманываете? — Джулия почувствовала, что умрет, если услышит, что весельчак доктор снова затеял какую-нибудь игру.

— На этот раз серьезно. Может быть, сначала поужинаем, а?

— Вряд ли я смогу хоть что-нибудь проглотить, — честно призналась она, переводя взгляд на Пайлу: — Ты пойдешь с нами?

— Нет. Только не сегодня. Думаю, будет лучше, если вы пойдете одна.

Первые ласточки дружелюбия усердно вили гнезда в их сердцах. «Начало положено, — удовлетворенно подумала Джулия, натягивая перчатки. — Дело за продолжением».

— Отлично, — оживился Филипп. — Я провожу тебя, здесь недалеко. Пайла подождет полчасика, да, детка?

Стаффордширский медицинский центр разительно отличался от Морского мемориального госпиталя. В отличие от последнего, он располагался в новом современном обширном здании, где у каждого пациента была отдельная палата со всеми удобствами. Филипп не раз бывал у Мануэля и, отлично ориентируясь в замысловатой архитектуре здания, сам провел Джулию на третий этаж в хирургическое отделение и скрылся в палате брата. Было начало девятого. Поужинав, больные отдыхали, и в коридоре царила гробовая тишина.

Джулия вплотную приблизилась к двери. Кроме мерного урчания телевизора, из комнаты раздавался еле слышный шепот. Прислушиваться бесполезно: ее сердце билось так сильно, что говори мужчины в полный голос, она бы вряд ли что-нибудь услышала. Скоро шепот стих, и в коридор вышел Филипп:

— Я не стал говорить ему, что ты здесь. Просто сказал, что пришел посетитель, и он ожидает увидеть кого-нибудь из родных.

— И вы позволили ему так думать? — укоризненно воскликнула девушка. — Господи, Филипп, я так нервничаю!

Вместо утешения, он подтолкнул ее к двери:

— Иди же. Обратно возьмешь такси. Мы ждем тебя дома, расскажешь Пайле, как он там, хорошо?

Легко сказать «иди же»! Джулия еще несколько минут простояла перед дверью, по крупицам собирая остатки смелости, чтобы решительно толкнуть ее и войти внутрь.

Палата оказалась очень просторной, солнечной, уютной. На противоположной стене на высоких стрельчатых окнах висели красные шторы. Пол покрывал толстый зеленый ковер. Возникло ощущение, что она стоит посередине спальни, а не в больничной палате, настолько мило и душевно было все вокруг.

На кровати, тяжело откинувшись на подушки, лежал мужчина, безразлично уставившись в потухший экран. Он-то и привлекал внимание девушки больше всех этих ковриков и занавесок. Услышав стук двери, он обернулся и узнал ее. Невозможно описать словами, что сталось с ее бедным сердцем!

— Джулия! Ты пришла! Ты пришла! — Его радости и удивлению не было конца.

— Здравствуй, Мануэль, — скованно ответила она, нервно теребя перчатки. — Как… как ты себя чувствуешь?

— Превосходно! А как ты? — Он пытливо уставился на нее.

Шелковая темно-красная пижама немного распахнулась на груди, и в вырезе показались спутавшиеся волосы. Прическа у него забавно разлохматилась, придавая лицу наивное детское выражение. Больной, он выглядел моложе и… уязвимее. На его лбу еще оставался маленький кусочек пластыря, одна щека представляла собой сплошной радужный синяк, а в остальном — он выглядел неплохо.

— Хорошо, — пробормотала она, подходя ближе. — Я пришла извиниться. Я не должна была так бестолково визжать, это ужасно глупо. Мне действительно жаль, что все так случилось. Прости меня. — Она виновато поджала губы.

Мануэля не надо было долго уговаривать, его рот расплылся в широченной улыбке.

— Не беспокойся обо мне, я в полном порядке. — Был вопрос, который волновал его куда больше. — Джулия, когда ты уезжаешь?

— Где-то через неделю. Мы еще не определили точно дату.

Не отрывая от нее напряженного взгляда, он медленно приподнялся на локте:

— Подойди ко мне. Сядь. Я хочу поговорить с тобой. — Его глаза угрожающе потемнели. — Пожалуйста, не бойся. Знаю, ты не хотела приходить, не хотела видеть меня, но раз ты здесь, прошу, выслушай меня.

Джулия не спешила опровергать его слова, еще не время. Вместо этого она послушно подошла и неловко плюхнулась на край кровати. Мануэль схватил ее руку и порывисто поцеловал. Страсть, копившаяся в нем месяцами, мгновенно выплеснулась наружу.

— Святые угодники, Джулия, когда ты рядом, я теряю рассудок! Я не могу нормально думать! — Он сильнее сжал ее руку. — Должно быть, они напихали в меня слишком много лекарств.

Она молчала, больно прикусив губу. Его слова, пылающий взгляд превышали ее скудные силы. Джулия сжала кулаки и сбивчиво пробормотала:

— О Господи, Мануэль, ты… ты мог погибнуть! Я чуть не убила тебя.

— Тебе не все равно? — Казалось, он искренне недоумевал.

— Естественно, мне не все равно! — жарко воскликнула она. — Каким чудовищем надо быть, чтобы оставаться безразличным! Ты и впрямь считаешь меня чудовищем?

— Джулия, я знаю только одно. Я взбешен твоим поведением, жутко взбешен! — Его глаза налились кровью, но в голосе не было ни капли враждебности, что весьма удивило девушку: он не походил на прежнего Мануэля. — Иди ко мне.

Он страстно притянул ее к себе, переворачивая на спину и сверху вниз глядя в ее прекрасные лучистые глаза. Их губы встретились в сладостном, ненасытном поцелуе, выпуская на волю чувства, которые оба так долго скрывали друг от друга. Джулия больше не сопротивлялась, не обманывала себя, она крепко обвила руками шею любимого, еще крепче прижимая его к своей пылающей груди. Мануэль неохотно отпрянул:

— Джулия, умоляю, будь благоразумна, я не смогу сдержать себя, ты такая сладкая!

Он отстранился, глядя затуманенными глазами на ее слегка приоткрытые земляничные губы, гладкую кожу, очаровательно разметавшиеся по подушке волосы.

— Один из нас должен остановиться, в любую минуту может нагрянуть медсестра. Случится пренеприятнейший конфуз, — пробормотал он.

— С каких это пор ты стал беспокоиться об окружающих? — сладко проворковала она, нежно поглаживая его по небритым щекам.

— Если захочу, я могу быть не хуже остальных, если не лучше. — Он прижал ее ладони к губам, покрывая их жаркими поцелуями. — Джулия, почему ты не приходила раньше? Почему заставила меня мучиться в неведении? Три недели, целых три недели я терзал себя, то любя тебя, то ненавидя.

Джулия не верила своим ушам. Она была уверена, что слово «любовь» не входит в словарный запас Мануэля.

— Любя меня? — на всякий случай переспросила она.

— Да, черт побери, Джулия, я люблю тебя, я хочу на тебе жениться. Нет, не говори ни слова! Я никогда не думал, что после Консуэллы решусь просить другую женщину выйти за меня замуж, но ты… ты перевернула мне душу, я так хочу тебя, что теряю рассудок. Лучше уж жениться на тебе, чем отдать Богу душу в самом расцвете сил. — Он невесело хихикнул, и девушке стало не по себе. — Из-за тебя во время лихорадки у меня подскочила температура и начался рецидив.

— Мануэль! — охнула Джулия.

— Да, а потом, в зверский снегопад ты разозлила меня до колик, помнишь? Затем бросила без средств передвижения на пляже и, наконец, чуть не отправила в могилу вместе с несчастным ни в чем не повинным оленем. Ты немного должна мне, разве не так, а, Джулия?

Девушка вздрогнула. Не слова, тон пугал ее, нежный, всепрощающий, такой непривычный. Как странно, не надо больше защищаться, препираться, отговариваться, можно быть собой и не бояться этого.

— Мануэль, — почти без памяти прошептала она. — Не могу обманываться, хотела прийти, очень хотела, но Филипп… Он не пускал меня. Он… он хотел, чтобы ты безропотно подчинялся ему и врачам, поэтому лгал нам обоим. Он не сказал, что ты ждешь меня. Он позволил мне думать, что ты и Долорес…

— Ах он, старый дьявол! Оказывается, это он не пускал тебя ко мне! Ну, погоди, братец, я до тебя доберусь, дай только срок! — Он явно шутил, радуясь, что правда вылилась наружу. Затем уже серьезно добавил: — Долорес уехала. Навсегда.

— Я знаю. Пайла мне все рассказала. Почему ты прогнал ее? — спросила она.

— Пайла рассказала, что видела, как она разговаривает с тобой на вечеринке. А зная Долорес как облупленную, я сразу понял: тут что-то не чисто. К счастью, она сразу заявилась ко мне в больницу, естественно не ожидая попасть на допрос…

— И все тебе выложила как на духу? — скептически усмехнулось Джулия.

— Ну конечно нет. Сначала она отпиралась и юлила, впрочем, когда я объяснил ей, что надеяться на продолжение наших отношений нелепо, она взорвалась… и понеслось. Ее уже невозможно было остановить! — Мануэль нежно поглаживал ее руку. — Не беспокойся, Долорес горячая, но абсолютно безвредная. Думаю, когда мы поженимся, она тебя тоже полюбит, как и я, при условии, конечно, что мы когда-нибудь встретимся.

Джулия не выдержала и страстно притянула Мануэля к себе:

— Поцелуй меня! По глупости мы потеряли массу времени, а я так тебя люблю!

Согласиться было его единственным желанием, но он крепко держал себя в руках, вежливо отстраняя девушку:

— Я могу подождать. Только не долго. Мы поженимся, как только закончим все приготовления. Пригласим твоих родителей, а тебя я никуда не отпущу, не хочу рисковать — ты останешься здесь. А то улетишь и передумаешь, что тогда делать? — пошутил он.

— Не передумаю. — Улыбаясь, Джулия томно прикрыла глаза. «Следовало бы действительно привести волосы в порядок, вдруг зайдет медсестра», — подумала она, а вслух спросила: — Надеюсь, ты больше не сердишься на Пайлу? Она страшно переживает. Девочка слишком молода, чтобы втягивать ее в любовные интриги. Что же ты ей сказал?

Отвечать ему решительно не хотелось; зачем вспоминать о грустном? Мануэль лениво потянулся, однако увиливать от ответа не стал:

— Я чувствовал себя самым несчастным человеком на всем белом свете. Ты — самое дорогое для меня существо, все, что у меня осталось в жизни. Я испугался, что Пайла разрушила нашу любовь, я думал, что возненавижу ее, но себя я ненавидел еще больше. Особенно когда понял, как, должно быть, со стороны выглядят наши отношения с Долорес. Я уже простил ее, а ты? Сможешь ты ее простить?

— Да, конечно да! Наши отношения наладятся. В конце концов, Пайле нужна подруга. Я наверняка смогу ей в чем-то помочь, а в чем-то она поможет мне.

— И как же она тебе поможет? — удивился Мануэль.

— Она знает тебя лучше, чем я. А когда тебя не будет, она составит мне хорошую компанию.

— Я всегда буду брать тебя с собой, — строго перебил он. — Но ты должна знать одну немаловажную вещь. Как странно это ни звучит, я живу очень обособленно. Даже родственников принимаю редко. Все время посвящаю музыке и пению. Ты сможешь выдержать подобное затворничество?

Джулия нежно поцеловала его сильную руку и честно призналась:

— Да, пока мы вместе!

Оставался еще один неразрешенный вопрос, который беспокоил ее, мешая полностью отдаться радостному чувству, и она спросила:

— Мануэль, почему ты так странно вел себя в Лондоне?

— А как ты думаешь? — Он смущенно улыбнулся. — Ни одно животное не любит, когда его загоняют в угол, а оказавшись там, оно защищается и лягает первого попавшегося, кем и оказалась ты. Я знал, я чувствовал, какая от тебя исходит угроза, и я защищался.

— А теперь?

— Джулия, — он засмеялся, — теперь я как больной, которому дали слишком много успокоительного, — я не хочу сражаться, я хочу сдаться на милость красавицы, которую люблю больше всего на свете! — Улыбка озарила его суровое лицо. — Я говорил тебе, что люблю?

— Скажи это снова, — прошептала она.

Тут дверь распахнулась, и вошла медсестра, обращаясь к присутствующим казенным тоном:

— Время посещений закончилось. Прошу вас, мисс, следуйте за мной.

А во взгляде любимого Джулия прочитала: «Время поцелуев только начинается».


home | my bookshelf | | Опасное очарование |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу