Book: Традиции семейства Санчес



Традиции семейства Санчес

Мэтер Энн

Традиции семейства Санчес

Глава 1

Казино на мысе Святого Августина располагалось напротив зубчатых скал, некогда создавших мысу репутацию опасного места. Несмотря на то, что теперь корабли уже не разбивались о рифы, мыс по-прежнему притягивал туристов, приезжавших из Нассау — города, расположенного всего в нескольких милях отсюда. При казино был ресторан, нависавший прямо над обрывом, так что какой-нибудь проигравшийся посетитель казино мог бы запросто свести здесь счеты с жизнью. Впрочем, мысли собиравшейся в ресторане публики занимали не проигравшие, а те, кому улыбнулась удача. Каждый надеялся, что когда-нибудь ему тоже повезет.

Рейчел сидела одна в ресторане за столиком, находившимся возле лестницы, которая спускалась в казино. Здесь Рейчел получала превосходную возможность видеть все, что происходило внизу. Ее взгляд остановился на увешанной бриллиантами даме, которая в данный момент демонстрировала свой выигрыш всей шумной компании, собравшейся за рулеточным столом. Ее радостное возбуждение выглядело довольно странно, поскольку она явно не нуждалась в деньгах.

Рейчел наскучило наблюдать за игроками, и она стала рассматривать янтарную жидкость в своем стакане. Вызовет ли эта богатая клиентка интерес у администрации? Она раскрыла шитую блестками сумочку и, достав портсигар, вынула сигарету. Однако прежде, чем Рейчел успела щелкнуть зажигалкой, к ней подбежал официант. Услужливо улыбаясь, он поднес огонь к кончику ее сигареты. Рейчел приняла его жест с легкой полуулыбкой, радуясь тому, что это не был тот молодой человек, который ранее пытался навязать ей свое общество. «Прийти одной в такое место было, конечно, провоцирующим поступком», — печально подумала Рейчел. Однако за последние три дня ей пришлось побывать в гораздо менее благопристойной компании.

Рейчел осмотрелась вокруг. Повсюду можно было заметить признаки могущества, которое давали деньги, и девушка с грустью думала о том, какая все это суета. Вот она сидит здесь одна, над огромным казино, без всякого намерения присоединиться к игрокам, и в то же время ведет самую большую игру в своей жизни. Рейчел сделала глубокую затяжку. «Он должен приехать сюда сегодня вечером», — настойчиво внушала себе она. Ее финансовые возможности были почти исчерпаны, но она не могла, не должна была возвращаться в Англию, даже не повидав его. Что она скажет отцу, если ей придется так уехать? Не подумал ли он, что его дочь сознательно провалила все дело? Мог ли он добиться лучшего на ее месте? Рейчел оперлась подбородком на ладонь и принялась чертить невидимые узоры на полированной поверхности столика.

Ее игра давалась ей с трудом. Нельзя просто так приехать в такое место, как Багамы, и рассчитывать найти человека в течение нескольких часов, даже если этот человек хорошо известен и влиятелен. Всего островов было более семисот. Они располагались группами на территории в девяносто тысяч квадратных миль. Этот человек мог находиться где угодно. Он мог даже уехать в Лондон. Рейчел знала, что он иногда отправлялся туда по делам. В конце концов, разве они не встретились с ним именно во время такого его визита? Глупо было предполагать, что он по-прежнему живет на острове Кончера, но телефон, по крайней мере, позволил ей не тратить время и деньги на то, чтобы нанимать лодку. Он больше не владел частью отеля на великолепном побережье, к западу от Нассау, где они когда-то купались вместе, и ресторан на Бей-стрит он тоже продал. Повсюду, где Рейчел справлялась о нем, ей отвечали, что ничего о нем не знают Конечно, называя свою девичью фамилию Жардэн, она не вызывала никакого интереса к своей персоне, и, возможно, те, к кому она обращалась, просто принимали ее за какую-то иностранку. Это было вполне логично. Но она не могла заставить себя назваться другим именем Она не хотела предоставить ему преимущество знать заранее о ее приезде в Нассау. Может быть, это было глупо, но Рейчел ничего не могла с собой поделать.

И вот, после того как она провела несколько часов в офисе туристической компании, проглядывая списки отелей и ночных клубов, она наткнулась на описание этого места. Несколько лет тому назад он говорил ей, что мыс Святого Августина идеально подходит для строительства ночного клуба. Дальнейшие поиски привели Рейчел в казино.

Она стряхнула пепел со своей сигареты в ракушку, служившую пепельницей, и допила остатки содовой. Было ясно, что для того, чтобы привлечь внимание администрации клуба, мало такого нетерпеливого жеста. Рейчел нахмурилась. Делать было нечего. Ей придется пойти в кабинет менеджера и спросить, где можно найти этого человека. Теперь или никогда! В конце концов, это ведь стоило денег — просто сидеть здесь и пить имбирную содовую. И официант уже поглядывал на нее с подозрением. Вероятно, он думал, что она какая-нибудь мошенница или просто воровка. Серьги на женщине, сидевшей за соседним столиком, стоили не менее пяти тысяч фунтов, а ее ожерелье, по всей видимости, было вообще бесценным. Рейчел посмотрела на свое собственное единственное украшение — широкий золотой браслет. Он выглядел просто, но, по крайней мере, не был фальшивым. Из всех своих драгоценностей Рейчел оставила только этот браслет. Платье ее не могло соперничать с роскошными туалетами посетительниц казино. Тем не менее, в нем была какая-то привлекательная простота, которая выгодно отличала его от пестрых, павлиньих нарядов, мелькавших перед глазами Рейчел. Ее светло-каштановые волосы были аккуратно собраны в тугой узел на затылке, и благодаря этой бесхитростной аккуратности Рейчел выглядела совсем юной.

Мужчина, который в течение нескольких минут наблюдал за ней из-за вьющихся растений, решительно кивнул официанту и подошел к ее столику.

— Вы ждете кого-нибудь, мадам? — тихо спросил он.

Рейчел подняла глаза, и они слегка потемнели от раздражения. Лицо мужчины выражало крайнее изумление. Он взял стул, стоявший напротив Рейчел, и почти непроизвольно уселся.

— Рейчел! — воскликнул он. — Что ты здесь делаешь?

Рейчел беспокойно сплетала и расплетала пальцы. «Наконец-то знакомое лицо», — подумала она с облегчением, но в то же время с чувством некоторого разочарования, поскольку поняла, что теперь тот человек, которого она разыскивала, узнает о ее присутствии помимо ее желания.

— Здравствуй, Рамон, — промолвила она, заставив себя улыбнуться. — Как ты поживаешь?

— Я — прекрасно, прекрасно! — Рамон Санчес явно проявлял нетерпение. — Я спросил тебя, что ты здесь делаешь? Андре знает, что ты здесь? — Он стукнул кулаком по ладони. — Конечно, он не знает, иначе я бы тоже знал.

Рейчел пожала плечами:

— Твой брат ничего не знает, Рамон.

Рамон наклонился вперед:

— Конечно, нет. Но он только вчера вернулся из Нью-Йорка. Ты здесь давно?

Рейчел с трудом удавалось казаться спокойной.

— Ты хочешь узнать, сколько времени я здесь нахожусь или сколько намерена у вас пробыть? — холодно спросила она.

Рамон помолчал.

— И то и другое, — наконец произнес он. Рейчел улыбнулась.

— Ты такой же импульсивный, как и был, Рамон. Скажи мне, ты случайно оказался в казино или ты здесь работаешь?

— Казино на моей ответственности, — ответил Рамон неохотно. — Я провожу тут почти все вечера. Честно говоря, мой человек, Арну, заметил тебя здесь раньше и следил за тобой.

Рейчел рассмеялась:

— Подозрительное лицо, верно?

— Что-то вроде того, — признался Рамон. — Но согласись, такое внимание необходимо. Нельзя не быть осторожным.

— Верно, нельзя, — согласилась она довольно сухо.

Рамон резко поднялся.

— Идем, — сказал он, — здесь не поговоришь. Пойдем в мой кабинет.

Рейчел лениво оглядела его:

— А о чем, собственно, мы с тобой будем говорить?

— Об Андре.

Щеки Рейчел слегка порозовели.

— Я хочу видеть Андре, — произнесла она.

— Я понял это. Рейчел нахмурилась.

— Члену семьи Санчес трудно себе представить, что я приехала на Нью-Провиденс с какой-то иной целью? — резко спросила она.

Рамон нагнулся, опершись руками на столик.

— Да, — твердо проговорил он. — В это время — да!

— Что это должно означать? — Рейчел нахмурилась еще больше. — В это время?

— Не изображай передо мной наивность, Рейчел. Пойдем, я настаиваю. Мы не можем разговаривать здесь.

— А если я откажусь?

— Тогда ты никогда не увидишь моего брата. Рейчел сжала губы. Она не сомневалась в правдивости его слов, и, возможно, это был ее последний шанс добиться того, ради чего она приехал; сюда. Вздохнув, она встала и взяла свои перчатки и сумочку.

— Хорошо. Я иду с тобой. — Рамон прищурился:

— Я так и думал.

Они спустились по лестнице в казино. Блеск его огней резко отличался от интимного освещения в ресторане. Стоял ужасный шум, так что Рейчел не могла понять, как игрокам удается говорить друг с другом. Официанты разносили бокалы с шампанским, коктейлями и более крепким напитками. Воздух был наполнен запахом духов сигаретного дыма. Толстый ковер, лежавший на полу, был усеян окурками, и Рейчел подумала, что здесь, наверное, приходится часто менять ковры.

Судя по пышному виду помещения, его, вероятно, заново украшали каждые пару месяцев.

В дальнем конце холла виднелась дверь с надписью «Частное владение». Рамон отпер ее своим ключом, небрежно кивнув при этом двум охранникам, стоявшим по обе стороны двери. Рейчел вздрогнула. Она слишком хорошо помнила запоры на той золотой клетке, в которой жила когда-то.

Внутри офиса обстановка была такой же пышной. Рамон подошел к шкафчику с напитками и предложил Рейчел выпить, но она отказалась и вместо этого закурила сигарету. Рамон налил себе виски и встал возле стола, внимательно глядя на Рейчел.

— Ты не сядешь? — спросил он, показывая на кресло. Поскольку Рейчел не очень твердо стояла на ногах, она приняла приглашение. Когда она села, Рамон тоже опустился в кресло и продолжал: — Ты очень красивая, Рейчел, но мне нет необходимости говорить тебе это.

Рейчел склонила голову.

— Где Андре? — спросила она напрямую. Рамон пожал плечами и откинулся на спинку стула.

— Что ты делала все эти годы? Рейчел не ответила.

— Где Андре? — спокойно повторила она свой вопрос.

Рамон отпил из своего стакана и заглянул в него.

— Андре не захочет видеть тебя, — произнес он, явно стараясь поддразнить свою собеседницу.

Рейчел подняла на него глаза. — Давай дадим ему возможность решить самому, — коротко заметила она.

Рамон допил виски и, встав, снова подошел к шкафчику с напитками. Рейчел следила за ним взглядом. Он был так хладнокровен, так спокоен, что мало походил на того веселого молодого человека, каким она его помнила. Они с Андре были очень разными. Рамон был ниже, шире в плечах и, конечно, моложе. За эти последние пять лет он утратил юношеские черты и теперь, в тридцать, стал уравновешенным и уверенным в себе мужчиной. Но ведь все члены семьи Санчес были такими — уравновешенными и самоуверенными.

— Объясни мне, Рамон, — произнесла Рейчел, пока он наливал себе еще одну порцию, — почему ты сказал, что знаешь, зачем я приехала в Нассау?

Рамон повернулся и снова подошел к своему стулу:

— Ты ведь получила его письмо?

— Его письмо? — повторила она растерянно.

— Письмо от его поверенных, если быть более точным, — поправился Рамон.

— Я не получала никаких писем! — воскликнула Рейчел, качая головой. — Никакого письма, никакого! — Она нахмурилась. — Что было в этом письме?

Рамон скептически взглянул на нее.

— Будто бы ты не знаешь! Рейчел сжала кулаки.

— Если бы я знала, я не стала бы спрашивать!

— Ты могла бы придумать какой-нибудь более хитрый ход, чтобы нарушить планы Андре!

— Планы? Какие планы? — Рейчел поднялась на ноги. — Я понятия не имею, что ты имеешь в виду, Рамон. По крайней мере, если бы я получила письмо от него или от его поверенных, я бы знала, где искать его.

— Сомневаюсь. То, где находится Андре, не подлежит огласке.

Рейчел гордо выпрямилась и крепко сжала в руках свою сумочку.

— Я в последний раз спрашиваю тебя, Рамон. Объясни мне, в чем дело!

Рамон прикусил губу, задумчиво глядя на Рейчел. Казалось, он пытается решить, стоит ли ей верить. Затем он пожал плечами и сказал:

— Сядь, Рейчел.

Рейчел отрицательно покачала головой:

— Я предпочитаю стоять, спасибо.

— О, ради бога, сядь! — рявкнул он. — Хорошо, хорошо, ты не получала письма. — Почему ты здесь?

— Это мое дело!

— Ты не готова рассказать мне?

— Нет. Это личное дело, которое я хочу обсудить с Андре.

Рамон вздохнул:

— Я сомневаюсь, что Андре захочет видеться с тобой. Он вычеркнул тебя из своей жизни. Я не думаю, что он позволит тебе вернуться к нему даже в его мыслях.

Рейчел покраснела еще гуще.

— Что все это значит? — спросила она.

Рамон стукнул по столу кулаком.

— Не изображай передо мной невинность, Рейчел. Пять лет тому назад мой брат хотел тебя убить!

— Но не убил же! — воскликнула Рейчел, вздрогнув.

— Нет, черт возьми, но он чуть не убил себя! — яростно проговорил Рамон. — Боже, что это я делаю? Сижу и беседую здесь с тобой! Мне следовало просто удалить тебя из клуба!

Рейчел покачала головой.

— Я все же хочу увидеть Андре! — произнесла она.

Рамон вскочил с кресла:

— Хорошо. Я сообщу ему, что ты здесь. Где ты остановилась?

Рейчел облизала свои пересохшие губы.

— А я не могу его увидеть сегодня? — поинтересовалась она. — Дело очень, очень срочное!

Рамон хмуро уставился на нее.

— Нет, — коротко ответил он.

— Неужели ты не можешь быть ко мне снисходительнее? — спросила Рейчел с горечью. — Ты ведь не знаешь, что на самом деле случилось пять лет тому назад. И я должна тебе сказать, что у меня тоже есть чувства!

— Чувства! — резким тоном повторил Рамон. — Ты даже не знаешь значения этого слова!

— Знаю! Знаю! — Рейчел душили рыдания, не она справилась с собой. — Ладно. Предупреди своего брата. Скажи ему, что я здесь. Пусть он нанимает дополнительных телохранителей. Я обязательно должна увидеть его!

Рамон достал из ящика стола сигару.

— Я не могу ничего обещать. С какой бы целью ты ни приехала, ты выбрала неудачное время.

Рейчел вспомнила о письме, якобы посланном ей Андре.

— Что было в письме? — спросила она. Рамон хладнокровно закурил.

— А ты не догадываешься? — проговорил он. Все ее тело пронизал холод.

— Развод? — произнесла она, заранее зная, что ей ответят.

— Какая ты догадливая! — спокойно и насмешливо промолвил Рамон. — Теперь ты понимаешь, что тебе не на что надеяться?

Рейчел отвернулась, тяжело дыша. Возможность такого поворота дел она просто не приняла во внимание. Пять лет тому назад она бы не удивилась, если бы Андре предложил ей развестись, но теперь, по прошествии пяти лет, в течение которых о разводе не было и речи, она привыкла к своему странному браку. Деньги от Андре всегда приходили в срок, первого числа каждого месяца, и, хотя между ней и ее мужем не было никакой иной связи, кроме как через поверенных, Рейчел с этим примирилась. Поскольку какие-то узы, соединявшие их, все же существовали, она считала себя замужней женщиной. Хотя Рейчел и приходила в голову мысль, что обстоятельства могут решительно измениться, все же теперь, оказавшись лицом к лицу с беспощадной действительностью, она вдруг почувствовала себя одинокой и никому не нужной.

Она схватилась за спинку стула, чтобы не упасть, мысли ее смешались. «Все пропало!» — подумала она.

— Ты в порядке? — Рамон вышел из-за стола и приблизился к ней, глядя на нее сверху вниз. — Ты действительно ничего не знала?

Рейчел была не в силах говорить и только молча кивнула. Рамон отцепил ее холодные пальцы от спинки стула и заставил сесть прямо. Затем он подошел к шкафчику и, смешав для Рейчел коктейль, вернулся и настойчиво сунул ей в руку стакан.

— Давай! — скомандовал он. — Выпей! Рейчел поднесла стакан к губам. От острого вкуса бренди у нее перехватило дыхание, и она закашлялась. Потом ей стало легче, и она молча отпила еще немного. Рамон задумчиво смотрел на Рейчел и, когда она допила, забрал у нее стакан, возвратив его на поднос, он спросил:

— Тебе лучше?

Рейчел посмотрела на него. Румянец понемногу возвращался на ее бледные щеки.

— Спасибо, — сказала она спокойно. Рамон издал какое-то невнятное восклицание и опустился на кресло рядом с Рейчел. Он взял в свои ладони ее маленькие холодные руки и сжал их, пытаясь согреть.

— О, Рейчел, — пробормотал он. — Что мне с тобой делать?

В зеленых глазах Рейчел сверкнул насмешливый огонек. Перед ней снова был тот Рамон, которого она знала так хорошо и с которым провела так много счастливых часов, убегая из своей золотой клетки.

— А что бы ты хотел сделать со мной? — язвительно спросила она. — Сбросить меня отсюда на скалы?

Рамон сердито покачал головой и склонился к ее руке. В этот самый момент дверь неожиданно открылась, и в комнату вошли мужчина и женщина. Рамон тотчас же выпрямился, выпустив руку Рейчел, будто это был кусок горячего угля, и глаза его встретились с глазами вошедшего мужчины.



Рейчел снова побледнела. Она, наконец, нашла Андре Санчеса. На несколько секунд, показавшихся Рейчел вечностью, в комнате воцарилась абсолютная тишина, и в течение этих секунд она, не отрываясь, смотрела на мужчину, который был ее мужем и которого она не видела последние пять лет. Андре Санчес был таким же, каким она его помнила, — высоким, стройным, темноволосым и до боли привлекательным. Он немного похудел, и на висках появилось несколько седых нитей, но все-таки он выглядел гораздо моложе своих сорока лет. Глаза Андре по-прежнему были ярко-голубыми, а глубокие морщины по обе стороны рта лишь подчеркивали чувственный изгиб нижней губы. Рейчел ощутила, как по телу ее пробежала дрожь, и почувствовала недоумение при мысли, что она могла когда-то отвергнуть этого мужчину. Он выглядел таким надменным, таким непобедимым — настоящий хозяин своей судьбы.

Взгляд Рейчел переместился на женщину, которая сопровождала ее мужа. Она была очень высокой, выше, чем Рейчел. От ее классической прически и тонких черт лица веяло аристократизмом. Ее гибкое тело облегало шифоновое вечернее платье. Рейчел никак не могла подавить в себе чувство антипатии, которое эта женщина вызывала у нее. В том, как она держала под руку Андре, чувствовалась какая-то собственническая манера, так же как и во взгляде, которым она смотрела на него. Рейчел взглянула на своего деверя. Рамон смущенно произнес:

— Я не ждал тебя здесь сегодня вечером, Андре. — Андре Санчес высвободился из цепких пальцев своей спутницы и подошел к Рейчел.

— Очевидно, что не ждал, — презрительно заметил он. При этом он оглядел свою жену с леденящим душу вниманием. Если он и испытал потрясение при виде Рейчел, он тотчас же его скрыл. Глядя на его безразличное лицо, никак нельзя было предположить, что он взволнован неожиданным поворотом событий.

Рамон с извиняющимся видом улыбнулся женщине, которая сопровождала его брата, и сказал:

— Добрый вечер, Леони. Извини за все это. Женщина сделала шаг вперед и нахмурилась, ее безупречные черты исказились.

— Но что все это значит, Рамон? — спросила она тихим голосом. — Я не понимаю, Андре? Ты знаешь эту женщину? — Она оценивающе посмотрела на Рейчел. — Почему вы все ведете себя как ожившие статуи?

Андре Санчес засунул руки в карманы и подошел к ней.

— Извини, Леони, — сказал он. — Я не собирался создавать такую ситуацию. Однако раз мой брат счел возможным возобновить знакомство с моей женой, я должен тебя представить.

— Твоя жена! — повторила, как эхо, Леони. Ее голос звучал несколько скептически. — Ты это говоришь серьезно, Андре?

— Это совсем не то, что ты думаешь, Андре, — начал протестующе Рамон, но Андре бросил на брата такой взгляд, что Рейчел похолодела. Рамон замолчал.

— Леони, это Рейчел, моя жена, — произнес Андре, и Рейчел с тревогой подумала, что им сейчас придется обменяться рукопожатиями. К ее облегчению, Леони не шевельнулась и лишь недоуменно посмотрела на Андре.

— Но почему она здесь? — требовательным тоном спросила Леони. — Ты же говорил, что уже связался со своими поверенными!

— Так и есть, — ответил Андре, глядя на Рейчел. — Может быть, инструкции, которые они получили, были не совсем точными.

Внезапно Рейчел почувствовала, что с нее довольно. Немота, которая охватила ее, когда она увидела Андре, начала проходить, уступая место гневу. Все вели себя так, словно она была глухонемая. Никто не делал попыток заговорить с ней, и, кроме того, Андре вел себя так, будто ее присутствие не вызывало ничего, кроме презрения. Он даже не удосужился представить ей женщину, которая должна была стать его женой. Какое право он имел так с ней обращаться? Они еще не разведены! Самым ужасным было то, что, глядя на него, Рейчел забывала все плохое, что было с ним связано. Приятные воспоминания об их совместной жизни неожиданно нахлынули на нее.

Со сдержанным возгласом она протиснулась мимо них, направляясь к двери. Единственное, чего она хотела, — убежать, спастись от холодных глаз Андре, от замешательства Рамона и от унизительного сочувствия Леони.

Но когда она проходила мимо своего супруга, он довольно грубо схватил ее за запястье.

— Минуточку, Рейчел, — хрипло проговорил он. — Не воображай, что ты можешь снова сделать из меня дурака и во второй раз уехать с этим… — Андре кивнул в сторону Рамона.

Рейчел посмотрела на мужа сквозь пелену слез застилавших глаза.

— Не прикасайся ко мне! — воскликнула она. — Дай мне уйти отсюда!

Андре медленно покачал головой:

— Думаю, что не дам. Не дам, пока не узнаю, как и зачем ты оказалась здесь и какую ложь ты припасла для моего брата!

Рейчел размахнулась и ударила его по щеке. В ответ Андре еще крепче сжал ее запястье, так что рука Рейчел начала неметь. Она не могла видеть выражения лица Рамона, так как он стоял позади нее, но женщина, Леони, смотрела на нее с отвращением.

— Андре, дорогой… — начала Леони, дотрагиваясь до его руки, но внимание Андре было в этот момент полностью сосредоточено на Рей чел.

— Ты все такая же, Рейчел! — прорычал он. — Тебе приятно было сделать это? Знаешь ли ты, как близок я был к тому, чтобы ответить тебе таким же образом?

Рейчел вся дрожала.

— О, дай мне уйти, — простонала она. — Боже, какую глупость я совершила, придя сюда!

— В этом я с тобой согласен, — грубо заметил Андре. Он взглянул на Рамона: — Скажи мне ты, почему она здесь?

Рейчел бросила настойчивый взгляд на Рамона, и тот, собравшийся было ответить, лишь покачал головой.

Лицо Андре приняло циничное выражение.

— А, понятно, — произнес он. — Ты снова околдовала бедного Рамона. Что ты обещала ему за то, что он впустил тебя сюда?

Рейчел продолжала вырываться от него.

— Ты негодяй! — яростно воскликнула она.

— Почему? Потому что я прихожу к очевидным выводам?

— Они очевидны только для тебя.

— О нет, не только для меня! — Андре резко отпустил ее руку. — Как бы то ни было, сейчас не время вступать в перепалку. — Он потер тыльной стороной ладони свою щеку, на которой все еще были заметны следы ее пальцев. — Рамон, где она остановилась?

Рамон пожал плечами:

— Я не знаю. Честно говорю тебе, Андре, я не знаю.

Андре перевел взгляд на Рейчел и задумчиво поднял свои темные брови.

— И ты, конечно, не скажешь этого нам, — произнес он, глядя на нее.

Рейчел глубоко вздохнула:

— Почему? Мне нечего скрывать. Кроме того, я знаю, что тебе достаточно будет сделать полдюжины звонков, чтобы все узнать. Я остановилась в отеле «Эмпресс». Он находится в одном из маленьких переулков за Бей-стрит.

Андре нахмурился:

— Я знаю этот отель. Он чуть больше обыкновенного пансиона! И у него сомнительная репутация. Почему, черт побери, ты отправилась туда? Почему ты не остановилась в каком-нибудь приличном отеле или в клубе на побережье? Как моей жене, тебе пристало бы…

Глаза Рейчел возмущенно сверкнули.

— Но я здесь не как твоя жена! Моя фамилия Жардэн.

— Тем не менее, — мрачно заметил Андре, — ты все еще моя жена. И пока ты, Рейчел, не…

— Не угрожай мне, Андре! — яростно воскликнула она. — То, что я делаю, касается только меня! Теперь, когда у тебя появилась… девушка, это не должно тебя беспокоить.

Едва сдерживая гнев, Андре повернулся к Рамону:

— Нам нужно идти, Рамон. Родители Леони ждут нас. Мы хотели обсудить вопрос о новом расширении, но это может подождать до завтра.

— Да, Андре, — кивнул Рамон.

— Ну, тогда все. — Андре взял Леони за локоть и оглянулся на Рейчел. — О, Рамон! Позаботься о том, чтобы… мою жену… отвезли назад в отель, ладно?

— Конечно. — Рамон снова кивнул. — Я провожу вас до выхода.

— Хорошо. — Андре направился к двери. Рейчел отвернулась, ожидая, когда он уйдет. Возле двери послышались мужские голоса — это пришли телохранители Андре. Он никогда не ходил без эскорта. В комнату вернулся Рамон, и тут Рейчел почувствовала, что больше не может сдерживать слезы. Она села в кресло и закрыла лицо руками.

Рамон подошел к ней, опустился подле нее на колени и попытался разжать ее руки.

— Эй, — ласково произнес он, — успокойся! Рейчел вытерла слезы.

— Ничего страшного! — горько произнесла она. — Просто это… конец!

Рамон нахмурился.

— Вряд ли ты надеялась на то, что Андре будет вести себя по-другому, — заметил он. — Конечно, он был жесток. Но ведь и ты была жестока к нему!

— Я знаю, я знаю! О, Рамон, мой приезд сюда… — Она беспомощно развела руками. — Этого не следовало делать. Я больше не смогу его попросить ни о чем.

— А о чем ты хотела его попросить? — Рейчел вздохнула.

— Теперь это уже не имеет значения, — прошептала она.

Рамон улыбнулся ей сочувственной улыбкой и поднялся на ноги.

— И что ты намерена делать? — поинтересовался он.

— Вернусь в Англию, — ответила Рейчел, вставая со своего кресла.

Рамон посмотрел в ее зеленые глаза, которые все еще были полны слез.

— Это касается денег? — тихо спросил он. Рейчел покраснела.

— Я хотела бы уйти, — пробормотала она, уклоняясь от ответа. — Я… я легко найду кеб. Спасибо, Рамон, спасибо за все!

Рамон покачал головой.

— Здесь нет кебов, — насмешливо сказал он. — Это не лондонский Вест-Энд, ты же знаешь! Пойдем, внизу стоит моя машина. Я отвезу тебя в твой отель. В конце концов, Андре велел мне сделать это.

Рейчел не смогла отказаться. После того как Рамон отдал необходимые распоряжения своему менеджеру, они вышли через боковую дверь к стоянке. К ним немедленно присоединился высокий широкоплечий негр, телосложением напоминавший борца. Рейчел удивленно посмотрела на Рамона.

— У тебя тоже есть телохранитель? — недоверчиво спросила она.

— Это Генри. Ночью нужно быть осторожным, — произнес Рамон, как бы оправдываясь.

Рейчел снова посмотрела на огромного чернокожего мужчину, который шел за ними.

— Но почему? Почему, Рамон?

Рамон остановился возле длинного белого лимузина и, открыв дверцу, пригласил Рейчел сесть на переднее сиденье. Затем он обогнул лимузин и сел за руль. Генри расположился сзади, втиснув свое огромное тело в лимузин почти бесшумно. Рейчел взглянула на Рамона, ожидая ответа на свой вопрос. Сделав неопределенный жест рукой, Рамон сказал:

— Я владелец казино на мысе Святого Августина, и поэтому у меня много врагов. — Он вывел машину через арку и медленно выехал на дорогу. — Все мои клиенты не могут выигрывать!

— Но это нелепо! — воскликнула Рейчел. — О, Рамон, я думала, что ты свободен от их цепей, которые сковывают членов семьи Санчес, но ты не свободен, нет, не свободен!

Рамон взглянул на нее.

— Каждый человек, если можно так выразиться, скован цепями, — спокойно заметил он. — Ты думаешь, что ты свободна, потому что ведешь тот образ жизни, который избрала?

Рейчел не могла ответить сразу. Она смотрела по сторонам, любуясь красотой ночи и вдыхая аромат множества цветущих растений. В этом месте было что-то чудесное, и, честно говоря, мысль о возвращении в Лондон, окутанный январской серостью, вовсе не казалась Рейчел заманчивой. Но свобода всегда притягивала ее больше, чем все блага мира, которые можно было купить за деньги.

— Никто никогда не бывает полностью свободен, — согласилась Рейчел, — но узы не должны быть слишком ощутимыми. Некоторые люди создают преграды там, где на самом деле никаких преград не существует.

Рамон вздохнул:

— Я полагаю, ты имеешь в виду Андре.

— Он действовал ради твоего же блага.

— Ты так думаешь? — раздраженно проговорила Рейчел. — Он постоянно контролировал меня! Ему не жена была нужна, а щенок на поводке!

— Он сделал тебя несчастной?

— Да! — твердо ответила Рейчел.

— Но ты любила его! — Рамон немного помолчал и добавил: — По крайней мере, ты так говорила.

— Да, любила. — Рейчел прикусила нижнюю губу и почувствовала во рту вкус крови. — Конечно, я любила его. Но потом я поняла, что человек, которого я любила, совсем не похож на человека, за которого я вышла замуж.

— Ты говоришь загадками, — заметил Рамон.

— Нет. После того как мы поженились, Андре привез меня на Кончеру, я старалась исполнять каждое его желание, как он того требовал! — Она глубоко вздохнула. — Мне даже не разрешалось одной выходить из дому.

— Ты была женой Андре Санчеса. Тебе могли причинить зло! — произнес Рамон, и Рейчел показалось, что его тон напоминает тон Андре.

— Кто мог причинить мне зло? — спросила она. — Меня на Кончере никто не знал! Почему я не могла вести себя как обычная туристка, приехавшая из Нассау?

— Мы в особом положении! — возразил Рамон, еле сдерживая волнение. — Ты не можешь понять Андре, а я не могу понять тебя!

— Раньше ты понимал меня.

— Тогда я был намного моложе. Мне кажется, Рейчел, что теперь я возмужал.

— А я не повзрослела? — спросила она насмешливо.

— Возможно, — спокойно согласился он. Рейчел отвернулась и стала смотреть в окно. После этих слов они больше не разговаривали, и только когда они подъехали к отелю, где остановилась Рейчел, Рамон прервал напряженное молчание.

— Ты знаешь, Рейчел, что я готов сделать все, чтобы ты была счастлива, — сказал он. — Мои чувства к тебе остались прежними.

Машина остановилась. Рамон повернулся к ней, положив руку на спинку сиденья. Казалось, он вовсе не замечает человека, который сидел за его спиной. Однако Рейчел не могла вести себя естественно в присутствии телохранителя.

— Ты очень добр ко мне, Рамон, — произнесла она с улыбкой. — Если это немного утешит тебя, я могу сказать, что теперь чувствую себя чуть-чуть получше.

Рамон коснулся ее мягких волос.

— Ты очень красивая женщина, Рейчел, — пробормотал он, — я это уже говорил. Если Андре с тобой разведется, ты выйдешь еще раз замуж?

Рейчел опустила глаза.

— Трудно сказать, — промолвила она. Рамон выпрямился на своем сиденье.

— Понятно, — ответил он. — Прости. Доброй ночи, Рейчел!

— Доброй ночи, Рамон.

Рейчел выскользнула из машины. Лимузин уже привлек целую толпу зрителей, и Рейчел постаралась поскорее скрыться в дверях. Она услышала, как лимузин отъехал, и плечи ее опустились. Неужели это все? Неужели она пришла к полному поражению? Она устало покачала головой и поднялась по лестнице в свою комнату. Снаружи Нассау еще продолжал жить своей жизнью, полной шума и возбуждения, но, оказавшись в этой крохотной квадратной комнатушке с вентилятором на потолке, Рейчел содрогнулась от пустоты и тишины, окружавших ее. Она приняла снотворное и легла, но сон не шел к ней, и в ее усталом мозгу одна за другой возникали картины прошлого. Рейчел лежала на спине, глядя в окно на звездное небо, и пыталась понять, в какой момент все в ее жизни стало так плохо.

Она думала о своем отце, который наверняка ждет, что она вернется с хорошими новостями. Как он ведет себя в ее отсутствие? Питается ли он как следует? И что важнее всего, нашел ли он ту бутылку, которую она так тщательно спрятала в ванной?

Рейчел перевернулась на живот, изо всех сил стараясь не заплакать. Если она станет себя жалеть, это ничего не решит и только приведет к тому, что к утру у нее опухнут веки. Администрация маленькой гостиницы, где она жила, уже проявила к ней достаточно любопытства, и не стоило давать им дополнительный повод для сплетен. Хотя теперь это уже не имело значения. Возможно, это была ее последняя ночь в Нассау.

Где-то на Нью-Провиденс или на каком-то из ближайших островов был дом Андре Санчеса. Думал ли он сейчас о Рейчел, как она думала о нем? Рейчел сомневалась в этом. Скорее всего, он в эту ночь был не один. Его невеста, Леони, вряд ли стала бы долго сдерживать свои чувства, да и сам Андре был очень эмоциональной и страстной натурой. Рейчел слишком хорошо знала это по своему опыту. И почему же после всего, что произошло, после всех его отвратительных поступков ей так не хватало его крепких объятий и требовательного прикосновения губ к ее губам?

Глава 2

Не смотря на свое взбудораженное состояние, Рейчел спала крепко. Ее разбудил довольно настойчивый стук в дверь. Сначала ей было трудно вспомнить, где она находится, но постепенно все события последних дней восстановились в ее сознании с угнетающей ясностью. Моргая, она взглянула на часы, которые лежали на столике возле кровати, и увидела, что уже почти девять часов. Кто, черт возьми, мог будить ее в это время?

Крикнув: «Подождите минуту!» — Рейчел вылезла из постели, сняла со стула креповый шелковый халат и, надев его, туго затянула поясок на своей тонкой талии. На ходу, приглаживая спутанные волосы, она открыла дверь и раздраженно взглянула на молодого человека, который стоял на пороге. Вдруг она поняла, что знает его. Это был младший брат Андре — Витторио.

Отступив, она резко спросила:

— Что тебе нужно?

Витторио улыбнулся. Когда Рейчел в последний раз его видела, он был школьником лет шестнадцати. Теперь он стал крепким двадцатилетним парнем, красивым, как все братья Санчес.



— Что за приветствие! — обиженно проговорил он. — Неужели ты не рада меня видеть?

Рейчел вздохнула. Она была не в настроении проявлять вежливость.

— Не особенно, — ответила она. — Зачем ты здесь?

Витторио прошел в комнату и критически ее осмотрел.

— Какая дыра! — заявил он, сморщив нос. Рейчел сжала кулаки.

— Я не помню, чтобы я спрашивала твое мнение! — сердито бросила она. — А теперь, пожалуйста, скажи, зачем ты пришел!

Витторио поставил ее чемодан на кровать и раскрыл его.

— Собирайся, — произнес он. — Мы уезжаем. Рейчел удивленно уставилась на него.

— Послушай, кто ты такой, чтобы приходить сюда и отдавать мне приказания? — воскликнула она. — Я начну собираться только тогда, когда пора будет ехать в аэропорт!

Витторио покачал головой:

— Я так не думаю, Рейчел!

— Что значит «я так не думаю»? Я свободная женщина, и мне уже больше двадцати одного года. Я могу поступать так, как считаю нужным!

— Нет, не можешь, по крайней мере, здесь, — возразил Витторио. — Андре хочет тебя видеть, и он настаивает, чтобы ты немедленно уехала из этого отеля! Он увез бы тебя еще вчера вечером, когда вы были в казино, если бы не опасался, что это вызовет сплетни.

Рейчел с удивлением заметила, что она дрожит.

— Я говорила с твоим братом вчера вечером, и у меня нет желания видеть его снова. Я не верю, что Андре послал тебя. Я думаю, за всем этим стоит Рамон.

Витторио передернулся:

— Я не могу заставить тебя поменять мнение, конечно, но поверь, что меня послал сюда Андре!

— Но почему? Вчера вечером у меня создалось впечатление, что он не будет возражать, если вообще никогда больше не увидит меня.

— Возможно, — насмешливо заметил Витторио. — Но он все же решил встретиться с тобой, поэтому пошли!

— О, перестань! — проговорила Рейчел. — Я не собираюсь подчиняться твоему брату! — Однако, произнеся эти слова, она сразу же пожалела о сказанном. Ведь она приехала сюда не ради развлечения, а для того, чтобы помочь отцу. Ей не следует так упрямиться. Если ей придется унижаться перед Андре, она должна будет пойти на это.

— Андре просил тебе передать, — прервал Витторио ее размышления, что, если ты откажешься ехать со мной, он позаботится о том, чтобы тебя доставили к нему насильно. Рейчел, Андре — очень могущественный человек. Не сомневайся в его словах!

Рейчел не сомневалась. На острове Нью-Провиденс имя Санчеса было синонимом власти и авторитета.

— Тебе придется выйти на некоторое время, — сказала она дрожащим голосом. — Мне нужно принять душ и собрать вещи.

Витторио вежливо кивнул:

— Хорошо. Я вернусь через полчаса. Будь готова!

Он решительными шагами направился к двери. Рейчел стояла молча, уставившись в одну точку. Чего Андре хочет от нее? Какими соображениями он руководствовался, отдавая такой приказ? Вероятно, он думает, что она приехала сюда, чтобы помешать разводу. Но тогда зачем он увозит ее из отеля? Что он намерен сделать с ней? В конце концов, как сказал Витторио, Андре — могущественный человек на Нью-Провиденс и, приехав сюда, она попала в сферу его влияния.

Постояв немного под прохладным душем, Рейчел обдумала сложившуюся ситуацию. Что бы ни произошло, она должна воспользоваться возможностью, которая ей предоставляется, и каким-то образом заставить Андре поверить, что цель ее приезда в Нассау не связана с намерением вызвать какие-нибудь неприятности.

Она тщательно оделась, выбрав короткое платье красивого мандаринового цвета. Низкий вырез привлекал внимание к нежному изгибу ее шеи, а оранжевая лента в волосах придавала облику Рейчел законченность. Затем она уложила в чемодан то немногочисленное количество вещей, которое привезла с собой из Лондона, и занялась макияжем. Губы она накрасила бледно-розовой помадой, а на ресницы наложила тушь. Через некоторое время Витторио снова постучался в дверь. Рейчел крикнула: «Входи!» — и взяла с кресла свою сумочку. Витторио вошел в комнату в сопровождении другого мужчины, который, как она поняла, был его лакеем. Этот человек взял ее чемодан и подождал, пока они с Витторио выйдут из комнаты, а затем закрыл дверь и последовал за ними.

Когда они спустились в холл, Рейчел печально взглянула в сторону ресторана. Хотя она не была голодна, все же она предпочла бы выпить чашку кофе, прежде чем отправляться в путь, но, словно угадав ее мысли, Витторио сказал:

— Твой счет оплачен, и тебя ждет завтрак в другом месте.

Рейчел поняла, что с этого времени она находится под защитой и опекой клана Санчес, а, следовательно, должна подчиняться их диктату. И она позволила Витторио провести ее через холл, чувствуя на себе подозрительные взгляды служащих отеля, которые, казалось, собрались специально для того, чтобы посмотреть, как она будет уезжать. Она чувствовала себя как заключенная, которую стараются скрыть от внимания прессы.

Возле гостиницы стояла роскошная машина цвета голубого льда. Витторио усадил Рейчел сзади, а сам занял место рядом с водителем. Мужчина, который нес ее чемодан, подождал, пока она усядется, и присоединился к ней, слегка ей улыбнувшись.

В утреннем свете Нассау выглядел живописно. Рейчел молча смотрела на мелькавшие в окне машины разноцветные домики с торчащими на крышах трубами. Дети глазели на них без всяко го стеснения, местные жители стояли на перекрестках и сплетничали. Вскоре они выехали на площадь Роусон и, свернув с нее, направились вдоль набережной, где разгружались небольшие суда. Рейчел увидела бочки с живыми черепахами и груды свежих фруктов. Она уловила крепкий аромат рома — любимого напитка на Багамах. В этот утренний час на набережной было очень оживленно, и на несколько минут интерес к окружающему заставил ее забыть о причинах, по которым она оказалась здесь.

Как раз в тот момент, когда Рейчел собралась спросить, куда ее везут, машина затормозила возле причала, где стоял большой океанский катер Витторио выскочил из автомобиля и, открыв дверь для Рейчел, помог девушке выйти. Взяв ее за локоть, он сказал:

— Ну? Правда, он красивый? Рейчел взглянула на катер.

— Да, очень красивый, — ответила она и недоуменно посмотрела на Витторио. — Куда ты везешь меня? Я думала, что Андре хотел со мной встретиться!

Витторио улыбнулся.

— Андре действительно хочет этого! — Он оглянулся на слуг, стоявших поодаль. — Вы готовы? — Они кивнули, и Витторио повел ее по трапу на судно, но Рейчел вдруг решительно остановилась.

— Откуда мне знать, что ты действуешь от имени Андре?

Витторио развел руками:

— Ты, конечно, не можешь знать это наверняка. Тем не менее, я могу тебя заверить, что мы действуем от его имени. Ну, поднимайся же на борт. Я везу тебя на Пальмерину.

— Пальмерина? — Рейчел нахмурилась. — Что это такое — Пальмерина?

Витторио удивленно посмотрел на нее:

— Это остров моего брата. Ну, теперь ты поднимешься?

Рейчел вздохнула, но больше не сопротивлялась. В этом, очевидно, не было смысла, и, кроме того, Витторио сказал, куда они направляются. Что ей еще было нужно?

На борту их встретил еще один слуга. Катер был оборудован обычным набором роскошных вещей, который считался обязательным для семьи Санчес. В каюте, отделанной деревянными панелями и обставленной мягкой мебелью, находились мини-бар, холодильник, магнитофон и портативный японский телевизор. Это было шикарное судно, из тех, что рекламировались в журналах, и Рейчел отметила про себя, что здесь было гораздо больше вещей, чем необходимо для жизни.

Она отказалась сидеть в каюте и поднялась на палубу, чтобы посмотреть, как катер будет отчаливать от пристани. Когда они отплыли от набережной, Рейчел увидела вдали более крупные суда, которые заходили в док Краун, и подумала, что, пожалуй, нигде ей не доводилось видеть таких ярких красок, как на Багамах. Перед ней расстилались бескрайнее небо и море с белыми пятнами парусов. Легкий бриз обдувал ее тело, а солнце слепило глаза. Несмотря на то, что ей предстояло неприятное объяснение с Андре, Рейчел не могла подавить в себе нарастающее чувство восторга. Она смотрела вниз, на воду, и мечтала о том, чтобы ей удалось еще раз искупаться в этом теплом море. Андре научил ее кататься на водных лыжах и плавать с аквалангом, и, когда он был дома, Рейчел получала удовольствие от этих занятий. Но когда он уезжал и оставлял ее одну на Кончере, у нее не возникало иного желания, кроме как бежать.

Она чувствовала себя как узник, заключенный в темницу, которого время от времени приглашали в общество богов. До замужества брак представлялся ей не таким. Рейчел хотела принимать участие в делах мужа. Она не могла целыми днями сидеть дома под бдительным оком телохранителей. Но Андре был таким строгим…

Витторио подошел и сел рядом с Рейчел, внимательно на нее глядя.

— О чем ты думаешь? — ласково спросил он. — Ты все время молчишь.

Рейчел вздохнула:

— Это далеко? Я имею в виду Пальмерину?

— Нет, не очень. Мы будем на месте примерно через час. Волнуешься?

Рейчел скривилась:

— Да, пожалуй. Ты не знаешь, зачем он хотел меня видеть?

— Нет. Мне просто был отдан приказ.

— Значит, Андре по-прежнему диктатор?

— Он руководит всеми остальными членами семьи. Но так и должно быть. В конце концов, он ведь глава семьи.

— Я знаю. — Рейчел склонила голову. — У тебя есть сигарета? — Когда они оба закурили, она спросила: — А твоя мать? Как она?

— Спасибо, она здорова.

— Она тоже живет на Пальмерине? — Витторио выпустил колечко дыма.

— Нет. Она живет со мной и Иреной на Веросе, острове недалеко от Пальмерины.

Рейчел нахмурилась, припоминая всех членов семьи Санчес. У Андре было три брата и две сестры.

— А как Лилиана и Маркус? — спросила она автоматически.

— Маркус женился и теперь живет в Рио-де-Жанейро, — бесстрастно сообщил Витторио. — Лилиана умерла.

— Умерла?! — Рейчел пришла в ужас. — Но как?

Витторио уставился на кончик своей сигареты.

— Ее похитили по пути в Соединенные Штаты.

— Похитили! О нет! Но… — Рейчел неуверенно замолчала.

Темные глаза Витторио сверкнули.

— Ты хочешь спросить, потребовали ли за нее выкуп, и был ли он заплачен? — Рейчел кивнула, и он продолжал: — Произошло и то и другое. Однако вмешалась полиция, и, в конце концов, они убили ее.

Рейчел недоверчиво покачала головой:

— Но она была так молода! Как ужасно! — Все это казалось ей невероятным. — Но эти люди… их поймали?

— О да! — ответил Витторио. — Андре об этом позаботился. — Спокойная уверенность, с которой он произнес эти слова, казалось, давала ответ на все вопросы, как будто все, что делал Андре, было правильно и обсуждению не подлежало. Однако известие о смерти Лилианы потрясло Рейчел, и она почувствовала нарастающее беспокойство, словно Витторио нечаянно коснулся чего-то сокровенного, о чем Рейчел предпочитала не говорить. Стараясь отбросить тревожные мысли, Рейчел попыталась сосредоточиться на рассматривании маленьких коралловых островков, мимо которых они в это время проплывали. Однако все очарование окружающего пейзажа рассеялось.

Витторио ушел в каюту и вскоре вернулся, неся поднос с дымящимся кофейником, теплыми булочками, кружочками масла и абрикосовым джемом. Рейчел удивленно взглянула на него.

— О, как великолепно! — воскликнула она. — Ты сам все это приготовил?

Витторио улыбнулся.

— Я помогал, — заметил он небрежно. Удобно устроившись на палубе рядом с Рейчел, он проговорил: — Теперь ты расскажи мне о себе. Чем ты занималась эти последние пять лет?

Рейчел покраснела:

— Просто жила. Помогала отцу в магазине, вела хозяйство…

Намазав маслом булочку, она откусила хрустящий кусочек. Витторио с удовольствием наблюдал за ней.

— Скажи мне, — внезапно спросил он, — ты никогда не жалела о том, что уехала? Неужели ты не чувствовала, что тебе не хватает всего… всего этого?

Рейчел выразительно пожала плечами:

— Начнем с того, что я была очень молода и глупа.

— Но ты и сейчас молода! — воскликнул Витторио. — Тебе двадцать два или двадцать три?

— Мне уже двадцать пять, и ты это знаешь, — ответила он с улыбкой. — А как ты? Ты закончил свое школьное обучение?

Витторио взглянул на нее возмущенно.

— Конечно, — произнес он. — Мне уже почти двадцать два. Я провел два года в колледже в Штатах, но теперь наконец-то навсегда вернулся домой.

— Чем ты будешь заниматься? — Он пожал плечами:

— Кто знает? Поработаю у Андре, пока он не решит, что я достаточно взрослый, чтобы действовать самостоятельно.

Рейчел покачала головой. Правила этики, которых придерживались в семье Санчес, всегда интересовали ее. У них никогда не бывало никаких споров. Андре был главой семейства, и поэтому он принимал решения. Именно с этим она не могла согласиться. Они все были готовы усмирить свои желания ради общего дела, и Рейчел удивлялась тому, что у них это получалось.

После завтрака Витторио предложил ей сигарету, и они мирно покуривали, разговаривая на разные отвлеченные темы. Витторио, по-видимому, понял, что она не хочет обсуждать причины, по которым оказалась на Багамах, а Рейчел, в свою очередь, воздержалась от вопросов относительно его планов на будущее.

Через некоторое время Витторио встал и, опершись на перила, показал куда-то вдаль.

— Смотри! — сказал он. — Пальмерина!

Выступив из ажурных волн, перед ними возник маленький остров, густо заросший зеленью, с пальмами, окружающими прибрежный песок. С катера остров казался пустынным. На заднем плане виднелись горы из ракушечника, покрытые лесом. Рейчел, ожидавшей увидеть цивилизованные культивированные насаждения, к которым она привыкла на Кончере, природа Пальмерины показалась дикой, но гораздо более прекрасной.

— Ну? — произнес Витторио, проследив за ее взглядом. — Что ты об этом думаешь? — Он улыбнулся. — Это не то, что ты ожидала увидеть, верно?

— Честно говоря, нет. Где же дом Андре?

— В глубине острова, в лагуне.

Их катер некоторое время дрейфовал недалеко от берега, и теперь Рейчел могла различить деревянный причал, который был на несколько футов погружен в воду. Наконец катер тихонько ударился о доски причала. Витторио выпрыгнул на берег и протянул руку Рейчел. Она медленно выбралась из катера, испытывая легкое головокружение от долгой качки.

Рейчел огляделась по сторонам. Вокруг были густые заросли экзотических растений. От причала шла узкая дорожка, на которой была припаркована небольшая машина. Взяв с катера чемодан своей спутницы, Витторио провел Рейчел к машине и приветливо поздоровался с чернокожим юношей-водителем, который вылез из автомобиля, уступая свое место за рулем Витторио. Рейчел усадили рядом с ним, а юноша залез на заднее сиденье. Машина тронулась с места.

Какое-то время дорога вилась между деревьями, а затем машина прибавила скорость и поднялась в горы сквозь полосу соснового леса. От сосен шел сладкий смолистый запах. Когда они начали спускаться, взору Рейчел открылась широкая лагуна, приютившаяся у подножия гор. Она увидела крыши домов небольшой деревушки, а за ней, наискось от лагуны, находился дом Андре — массивное строение под красной черепичной крышей. От лагуны отходил узкий канал, который вел в открытое море, и Рейчел указала на него Витторио.

— Можно обогнуть остров и доплыть до дома по каналу, — сказал он, — но это займет больше времени. Я, конечно, хотел бы показать тебе весь остров, но у меня очень строгие указания.

По спине Рейчел пробежала дрожь. До этого она была настолько поглощена созерцанием окружавшей ее красоты, что забыла обо всем остальном. Теперь слова Витторио вернули ее к невеселым размышлениям о предстоящей встрече с Андре. Чувствуя, что должна что-нибудь сказать, она произнесла:

— Здесь очень красиво. Гораздо красивее, чем на Кончере.

— И гораздо безопаснее, — сухо заметил Витторио. — У Андре есть охранник, который живет с собаками в домике возле причала. Там вокруг столько деревьев, что с моря домика не видно. У этого охранника прямая телефонная связь с домом Андре. Никто не может проникнуть на Пальмерину незамеченным.

— А по воздуху? — задала Рейчел провокационный вопрос помимо собственного желания.

— Невозможно. Разве что на вертолете. Здесь, конечно, есть аэродром, но он совсем крохотный, и, когда там стоит вертолет Андре, для другого вертолета просто не остается места.

— Надежная крепость, — пробормотала Рейчел себе под нос.

— Да, наверное, можно сказать и так, — заметил Витторио, который услышал ее слова. — Рейчел, оставь этот антагонизм! Андре стал теперь гораздо жестче, чем прежде. Это ты сделала его таким!

— Я?

— Да, ты. — Витторио снизил скорость, чтобы свернуть к деревне. — Андре любил тебя, Рейчел, а ты разрушила эту любовь!

Щеки Рейчел побагровели.

— Похоже, что все знают моего мужа лучше, чем я, — язвительно произнесла она. — Андре просто хотел владеть еще одним предметом, на этот раз одушевленным.

Витторио осуждающе посмотрел на нее.

— Ты сама этому не веришь, — спокойно проговорил он, — поэтому не жди, что в это поверю я.

Рейчел сдержанно вздохнула:

— Ну, как бы то ни было, все это в прошлом. Теперь у него есть Леони. Кстати, кто она такая?

— Леони? — Витторио задумался. — Ее отец владеет большой нефтяной концессией в Тринидаде. Ее имя — Леони Гарднер. Кажется, ее родители приехали из Французской Канады. У них дом вблизи Нассау.

— Понятно. — Рейчел слушала все это с интересом. — Я… я не понимаю, почему Андре тянул так долго с разводом. — Она не могла удержаться от некоторой доли сарказма в своем голосе. — Но, в конце концов, он ведь все делает правильно, не так ли?

Казалось, что Витторио взволновали ее слова.

— Одно время Андре не думал о женитьбе, — ответил он. — Я тоже стал бы с осторожностью относиться к браку после… — Он замолчал. — Кроме того, ему необязательно жениться на женщине до… — Он снова замолчал. — Черт побери, ты же понимаешь, что я хочу сказать!

Рейчел склонила голову:

— И их было много? Я имею в виду женщин. — Витторио поднял руку, приветствуя кого-то из жителей деревни, и вздохнул.

— Для человека, который презирает моего брата, ты чересчур интересуешься его делами, — заметил он насмешливо.

Рейчел сжала в руках свою сумочку и ничего не сказала.

Машина ехала вдоль озера, и Рейчел увидела яхту, стоявшую там на якоре. Андре был очень искусным моряком, и они с Рейчел часто плавали на яхте. Рейчел почувствовала, что к ее горлу подступил комок. Какими бы ни были причины, побудившие ее покинуть Лондон, ей не следовало приезжать на Багамы.

Они подъехали к дому. Это было двухэтажное строение, окрашенное в кремовый цвет, с зелеными ставнями на окнах. Вокруг дома был роскошный сад. Над крышей возвышались стройные пальмы. Двухстворчатая дверь открывалась в выложенный деревянными панелями холл, который Рейчел смогла рассмотреть, когда Витторио остановил машину у ступеней, ведущих на низкую веранду. У входа стояли кадки с тропическими цветами, а перекладины веранды украшали вьющиеся растения. Вокруг было столько ярких красок, что у Рейчел рябило в глазах. Она вышла из машины на выложенный плитками двор, и тотчас же в дверях появилась темнокожая женщина в алом платье и белоснежном фартуке. Она стояла, облокотясь на перила веранды, и недоверчиво смотрела на Рейчел.

— Это же Пандора! — проговорила Рейчел.

Витторио кивнул, и в этот момент Пандора издала восторженный возглас и бросилась к Рейчел.

— Миссис Рейчел, миссис Рейчел! — снова и снова восклицала она. — Вы вернулись!

Рейчел деликатно высвободилась из медвежьих объятий Пандоры и ласково произнесла:

— О, Пандора, как я рада тебя видеть! Все изменилось, все, за исключением тебя!

— О, мистер Андре не изменился, — ответила Пандора. Ее глаза слегка увлажнились. — Боже мой, он будет так рад, что вы вернулись, миссис Рейчел!

Рейчел тоже почувствовала, что готова заплакать, но она постаралась говорить небрежным тоном.

— Я не собираюсь оставаться, Пандора, — сказала она. — Я просто приехала навестить Андре.

Выражение лица Пандоры мгновенно изменилось.

— Вы не останетесь? — разочарованно протянула она. — Почему в таком случае вы здесь?

Рейчел вздохнула:

— Это длинная история, Пандора. Я расскажу тебе позже.

Витторио подошел к ним и задумчиво посмотрел на Рейчел. Затем он перевел взгляд на Пандору.

— А где мой брат? — спросил он. Пандора махнула рукой куда-то в сторону:

— Он там, у лодок. Пойти сказать ему, что вы приехали?

Витторио покачал головой:

— Нет, не беспокойся. Мы спустимся туда. Идем, Рейчел. Мы пройдем через дом. Так быстрее.

Рейчел поднялась вслед за ним по ступеням и вошла в холл. Там было множество дверей. Некоторые из них были закрыты, но те, которые были распахнуты, позволяли увидеть великолепно обставленные комнаты с хрустальными люстрами, отражавшимися в отполированном полу, и роскошной мебелью, обитой кожей. Пройдя через холл, Витторио вышел через арку во внутренний дворик, выложенный многоцветной мозаикой. Рейчел на минуту задержалась здесь. Слева от дворика виднелось окруженное горами озеро, а вправо тянулся канал, выходивший прямо в океан. Они отправились дальше и, пройдя через крохотную полянку, подошли к большому бревенчатому сараю для лодок, возле которого был деревянный причал. Здесь они обнаружили Андре Санчеса.

Андре чинил мотор одного из своих катеров. Он был одет в черные шорты и темную рубашку, расстегнутую на груди. При их появлении из сарая вышел еще один человек. Он кивнул, увидев Витторио. Андре поднял голову и стал вытирать тряпкой свои испачканные маслом руки.

Внезапно Рейчел почувствовала, что превращается в комок нервов. Она неуверенно топталась на дорожке, не решаясь спуститься на причал. Андре сказал что-то своему помощнику и взбежал по откосу к ним, отбрасывая на ходу со лба свои черные волосы.

— Так. Значит, ты приехала, — неизвестно зачем сказал он.

Рейчел прикусила губу:

— У меня не было другого выбора. — Андре слегка улыбнулся:

— Верно, не было. Хорошо, Витторио. Теперь, я сам всем займусь. Ты должен вернуться в Нассау и встретиться с Кингстоном.

— Хорошо, — произнес Витторио. — А что с Рамоном?

— Я увижу Рамона позже, — ответил Андре, задумчиво глядя на брата. — Ты знаешь, что нужно делать?

— Конечно.

— Хорошо. — Андре кивнул, и Витторио, с усмешкой взглянув на Рейчел, прошел через сад и свернул за угол дома. Оставшись одна с Андре, Рейчел на некоторое время утратила дар речи, и, когда Андре жестом пригласил ее идти впереди него к дому, она послушалась без возражений.

Андре привел Рейчел в прохладную гостиную, располагавшуюся в задней части дома. Здесь он извинился и на некоторое время оставил девушку одну. Рейчел села в мягкое кресло у окна, закурила сигарету и постаралась успокоиться. Пока Андре не сказал ей, зачем он привез ее сюда, она не могла больше ничего сделать.

Когда Андре вернулся, видно было, что он вымыл руки. Он подошел к звонку и, прежде чем сесть, нажал на кнопку. Через несколько мгновений появился лакей, и Андре приказал подать кофе на двоих. Затем он достал сигару из маленького деревянного ящичка. Рейчел молча наблюдала за ним. Прошлым вечером она была слишком взбудоражена, чтобы как следует его рассмотреть. Его худые руки, покрытые темным загаром, выглядели гораздо привлекательнее, чем руки бледнокожих англичан, с которыми Рейчел общалась дома. Но правда, он жил в условиях идеального климата, и его кожа привыкла к солнцу. Грудь его казалась еще темнее от покрывавших ее волос, и Рейчел различила среди них блестящий серебряный медальон. Андре не стал соблюдать формальности и вышел к Рейчел в том же одеянии, в каком был на пристани. Рейчел подумала, что, может быть, это было попыткой Андре выразить свое недовольство. Он, вероятно, полагал, что Рейчел рассчитывает на официальную беседу.

Поднявшись на ноги, она беспокойно прошлась по комнате и подошла к искусно вырезанной из слоновой кости фигурке индейца, стоявшей на маленьком столике. Индеец выглядел как живой.

— Какая красивая вещь! — сказала она немного растерянно. — Где ты ее купил?

Андре тоже поднялся и, подойдя к Рейчел, взял фигурку из ее дрожащих пальцев и поставил на столик. Затем он внимательно посмотрел на Рейчел.

— Я не думаю, что ты приехала сюда, чтобы вести разговоры об изделиях из слоновой кости, — заметил он.

Рейчел на мгновение задержала дыхание.

— Я не знаю, зачем я здесь, — произнесла она сдавленным голосом.

Андре сжал сигару зубами.

— Не знаешь?

— Я удивлена, что после… после вчерашнего вечера ты захотел встретиться со мной, — с вызовом проговорила Рейчел.

Андре передернул плечами и отошел к окну:

— Вчера ты застала меня врасплох. Я позволил своему гневу взять верх надо мной.

— А теперь? — спросила Рейчел.

— Теперь? — Андре повернулся и взглянул на нее. — У меня было время подумать. Я понимаю, что мое раздражение было совершенно необоснованным.

— Значит, компьютер снова пересилил в тебе человека, — с иронией заметила Рейчел. — Это нормально!

К ее удивлению, Андре не рассердился:

— Я вижу, ты все еще не остыла, Рейчел. — Глаза его смотрели насмешливо. — Чем я вызвал твой гнев? Помимо того, конечно, что я живу на свете?

Щеки Рейчел запылали.

— Какие ужасные вещи ты говоришь!

— А что? Ведь пять лет назад ты хотела убить меня, не так ли?

— Разве щенок может убить своего хозяина?

Андре издал какой-то невнятный возглас и сделал шаг по направлению к Рейчел, но в этот момент вернулся лакей с подносом, и Рейчел снова села на свое место. Слуга поставил поднос на столик рядом с ней, и она была вынуждена заняться кофе. Дрожащими пальцами она взялась за кофейник.

— Сливки и сахар? — автоматически спросила она, когда слуга ушел, но Андре покачал головой.

— Я хочу черный! — резко ответил он. Рейчел налила немного кофе в фарфоровую чашку и передала ее Андре, избегая при этом смотреть ему в глаза. Затем она налила кофе себе, добавив сливки и сахар, и стала неторопливо пить.

Андре не садился. Он стоял возле окна, глядя на озеро. Рейчел отметила про себя, что висевшие на окне золотистые занавеси выглядели как рама, на фоне которой загорелое лицо Андре напоминало старинный портрет. Она, не отрываясь, смотрела на его чеканный профиль. Со своего места она могла даже разглядеть его длинные густые ресницы, которые всегда казались ей единственной женственной чертой в его облике.

Когда Рейчел почувствовала, что нервы ее натянулись до предела, Андре обернулся к ней, и она увидела, что ее муж снова взял себя в руки, поставив, свою пустую чашку на поднос, он подошел к Рейчел и задумчиво посмотрел на нее сверху вниз.

Рейчел вздрогнула и резким движением опустила чашку на поднос, расплескав ее содержимое. Она открыла свою сумочку, собираясь достать сигареты, но Андре опередил ее и протянул ей коробку со стоявшего неподалеку шкафчика. Когда Рейчел взяла сигарету, он щелкнул зажигалкой.

— Ну, — сказал Андре, пока она глубоко затягивалась сигаретой, — почему ты так нервничаешь?

Рейчел стряхнула пепел в пепельницу, хотя в этом не было нужды.

— Если учесть, что ты делаешь все, для того чтобы я так себя чувствовала, то в этом вопрос нет смысла, — ответила она.

— Я заставляю тебя нервничать?

— Конечно. О, перестань играть со мной, Андре. Скажи, зачем ты привез меня сюда, и покончим с этим.

Андре сел на стул напротив нее, слегка наклонился, расставив ноги, и положил руки на колени.

— Ты приехала в Нассау, чтобы найти меня. — Поскольку Рейчел хотела возразить, он продолжал: — Не пытайся отрицать это. Рамон мне все рассказал. Он также сообщил, что ты не получала моего письма и цель твоего приезда ему неизвестна.

— Он не имел права говорить тебе, что бы то ни было!

— Почему? Что ты собиралась делать после вчерашнего разговора? Улететь сразу, даже не сказав, зачем ты приезжала?

— Да, если хочешь знать! Андре покачал головой.

— Все та же враждебность! — тихо проговорил он. — Все та же гордость и нежелание ни о чем просить!

— Я приехала, чтобы встретиться с тобой, — возмущенно ответила Рейчел. — Да, я собиралась обратиться к тебе с просьбой. Я согласилась унизиться перед тобой, перед могущественным Андре Санчесом! Но даже у меня есть чувства!

— А у меня, их нет? — Голос Андре прозвучал строго. — Рейчел, ты, как никто другой, умеешь доводить меня до белого каления! Здесь у тебя есть возможность говорить со мной спокойно, и что ты вместо этого делаешь? Я скажу тебе, кто ты. Ты эгоистка, упивающаяся своей гордостью!

Рейчел неуверенно поднялась на ноги:

— Какой смысл продолжать этот спор?

— Ты намерена вернуться в Лондон? — Андре, прищурившись, посмотрел на нее.

Рейчел отвернулась и оперлась на спинку своего кресла. Она дура, сумасшедшая дура! Это ее шанс, это, как сказал Андре, ее возможность, а она слишком горда, чтобы воспользоваться ею! Может быть, если бы она не знала о его желании получить развод, ей было бы легче переносить его презрение. Теперь же она все время представляла, как он будет со смехом рассказывать об их разговоре Леони Гарднер.

Рейчел подавила вздох и вспомнила об обещании, которое дала отцу. Как она может пренебречь его будущим, его шансом на счастье из-за глупой гордости? Она облизала пересохшие губы. Андре прав, она ведет себя эгоистично. Но было невероятно трудно подавить в себе желание сказать ему, чтобы он навязывал свое покровительство кому-нибудь другому.

— Извини, — проговорила она, наконец. — Пожалуй, я вела себя неправильно.

Андре откинулся назад на своем стуле и внимательно ее разглядывал. Рейчел подумала, что ему, наверное, было приятно видеть, как она сдалась. Она сомневалась, что на его месте могла бы проявлять такую сдержанность. Но Андре только выразительно пожал плечами и произнес:

— Хорошо, Рейчел. Сядь и расскажи мне, зачем ты приехала.

Рейчел вновь опустилась в свое кресло. Ей хотелось, чтобы он не смотрел на нее так пристально. Трудно было спокойно думать, когда его взгляд блуждал по ее телу. Рейчел с интересом подумала, находит ли Андре ее привлекательной. Она немного похудела, но, во-первых, ей жилось нелегко, а во-вторых, она никогда много не ела. Однако волосы ее были густыми и блестящими, а кожа оставалась нежной и гладкой. И платье мандаринового цвета очень шло ей. Но если она и интересовала Андре как женщина, он этого не показывал, и Рейчел испытывала леденящее чувство неуверенности в себе.

Рейчел трудно было начать разговор, но она все же решилась и тихо произнесла:

— Дело в моем отце.

Андре не выразил никакого удивления.

— Как и всегда, — сухо заметил он.

Глаза Рейчел возмущенно сверкнули, но она сдержалась и только судорожно вздохнула:

— Да, ты прав. — Голос ее прозвучал подавленно. — Я просто не знаю, как тебе об этом сказать. — Она помолчала, подыскивая подходящие слова. — Дело в магазине… или, вернее, в антиквариате.

Андре снова наклонился вперед:

— Продолжай. Твой отец залез в долги? Магазин приносит убытки? Торговля антиквариатом — довольно рискованное дело, но твой отец знал это, когда мы приобретали магазин.

— Да, конечно. — Рейчел сжала губы. — О! Если бы дело было только в деньгах! Мы могли бы продать магазин.

— Не поставив меня в известность? — холодно спросил Андре.

Рейчел вздохнула.

— Но ты ведь подарил магазин отцу, — заметила она.

— Я помню! — сурово проговорил Андре. — Но что стал бы делать твой отец, оказавшись без источника дохода? А что бы делала ты?

Рейчел пожала плечами:

— Когда ты купил магазин, моя мать только что умерла, а отец сильно горевал и был полон жалости к себе. — Она снова вздохнула. — Ты подарил ему магазин, и он пришел в себя. Андре удивленно взглянул на нее:

— Так в чем же теперь дело? Он что, снова начал пить?

Рейчел развела руками:

— В последние полтора года дела в магазине шли не очень хорошо, и к нему обратились какие-то люди — я не знаю, кто они были, — и предложили ему сделку. Он согласился продать их вещи и должен был получить за это комиссионные.

— О боже! — Андре поднялся на ноги. — Значит, вот в чем дело! — раздраженно произнес он. — А ты знала об этом?

Рейчел решительно покачала головой:

— Конечно, нет. Неужели ты думаешь, что я позволила бы ему совершить такое? — Она содрогнулась. — Я не знала ничего еще три недели тому назад. Потом отец рассказал мне, что произошло. В мое отсутствие в магазин приходили полицейские, и, хотя они не обвинили его ни в чем, они, конечно, его напугали. Короче говоря, он отказался брать еще что-нибудь у этих людей, а теперь ему угрожают разоблачением и шантажируют!

Андре ничего не сказал. Перейдя комнату, он подошел к стоявшему в углу шкафчику и, открыв его, продемонстрировал большой выбор алкогольных напитков. Взяв стакан, он налил себе изрядную порцию виски и выпил его одним глотком. Затем он закурил новую сигару и вернулся к Рейчел, глядя на нее довольно неприязненно.

— Итак, ты приехала ко мне, — произнес он резко.

— Да. — Рейчел беспокойно сплетала и расплетала пальцы. — Извини, но у меня ведь никого больше нет, к кому бы я могла обратиться.

— Но почему ты не обратилась ко мне полтора года назад, когда все это началось? Когда бизнес начал катиться под гору?

Рейчел покачала головой:

— Я не знаю. Вероятно, потому, что сначала я не поняла, насколько это серьезно. Я думала, что все изменится к лучшему, и, когда дела, как мне казалось, начали поправляться, я никогда не спрашивала, откуда деньги.

— А деньги, которые я посылал тебе? Рейчел закусила губу:

— Мы использовали и их тоже. Отцу необходима была машина, чтобы ездить по делам, и потом… — Она замолчала.

— Твой отец растратил деньги? — Тон Андре звучал яростно.

— Небольшую часть, — выдавила из себя Рейчел.

— Большую часть, — гневно прорычал Андре. — А теперь, как я понимаю, он снова обратился к бутылке!

Рейчел сжалась.

— Иногда это с ним случается, — вынуждена была признать она. — Но он очень старается, право, очень!

— Он старается! — безжалостно передразнил ее Андре. — Твой отец — прирожденный неудачник!

— Но это не его вина!

— Нет, но и не моя тоже! — грубо выкрикнул Андре. — Когда мы встретились с тобой, ты пыталась вытащить своего отца из одной беды. Теперь ты пытаешься вытащить его из другой! И все эти неприятности происходят по его вине! Он знал, во что влезает, точно так же, как после смерти твоей матери он прекрасно сознавал, что пьянство не внесет ничего хорошего в его жизнь.

Рейчел попыталась защитить отца:

— Когда умерла моя мать, он потерял работу. Однако мистер Лорример не понимал, как переживал мой отец потерю жены!

Андре скептически посмотрел на нее:

— Я согласен, Лорример не понимал, но и я не понимаю! Так обычно и бывает, ты ведь тоже никогда не понимала меня.

Рейчел вскочила с кресла:

— Значит, ты не поможешь нам?

— Перестань вскакивать и делать внезапные заключения! Я не говорил этого!

— Но ты дал мне это понять!

— Дал понять? Дал понять? Что означают эти слова? — Он провел рукой по волосам. — Ты же не думала, что, приехав сюда и рассказав мне все это, ты не встретишь никакой реакции?

— Но деньги, которые ты посылал мне, были моими!

— Я согласен. Но ты сама их не тратила, верно? А по тому, какой отель ты выбрала, приехав сюда, я понял, что ты тоже не сэкономила эти деньги! Отель «Эмпресс»! — Он почти выплюнул эти слова.

Рейчел провела рукой по глазам.

— Я думаю, что никакого толку от моего пребывания здесь не будет, — рискнула произнести она. — Мне… мне нужно возвращаться в Лондон. Помимо всего прочего, я не могу себе позволить оставаться здесь дольше!

— Не можешь себе позволить! Не произноси при мне этих слов! — сердито возразил он. — Можешь выбросить все мысли о возвращении на ближайшие несколько дней!

Рейчел уставилась на него:

— А где, по-твоему, я должна жить? — Она пожала плечами. — Твой брат и его подручные закрыли мой счет в отеле!

— Ты можешь пожить у моей матери на Веросе. Это остров недалеко от Пальмерины.

Рейчел вздохнула:

— Я не могу жить у твоей матери!

— Почему? Она знает, что ты здесь. — Рейчел нервным жестом пригладила волосы.

— Ты должен понимать, что это невозможно! — воскликнула она. — Вряд ли твоя мать будет мне рада.

— Тем не менее, ты побудешь там, — решительно ответил он.

— Ты не можешь больше мне приказывать, Андре!

— Не могу? Учитывая сложившиеся обстоятельства, думаю, что могу. Если, конечно, ты не предпочтешь остаться здесь. — Глаза его потемнели, и он провел пальцами по ее руке выше запястья. — Это было бы забавно! Принимать жену как любовницу!

Щеки Рейчел запылали.

— А разве у тебя нет любовницы? — спросила она дерзко, спасаясь от нахлынувших на нее чувств, при помощи грубости.

Брови Андре сдвинулись.

— У меня никогда не было такой сварливой женщины, как ты, Рейчел, — твердо заявил он, и Рейчел отвернулась, ненавидя его за то, что он продолжал унижать ее.

— Я… я поживу у твоей матери, — тихо сказала она.

— Я тоже думаю, что это будет правильно, — проговорил он, смягчаясь, и Рейчел поняла — весь этот разговор был еще одной попыткой поставить ее на место. Первый раз в жизни она с раздражением подумала о своем отце. Посылая ее сюда, он совершенно не беспокоился о том, что мужчина, который некогда был для нее центром вселенной, но который теперь относился к ней с меньшим уважением, чем к любой своей служанке, будет ее так унижать.

Глава 3

Вертолет, на котором Андре и Рейчел летели с Пальмерины на Верос, приземлился на поле, расположенном совсем близко от дома мадам Санчес. Когда Рейчел вылезла из вертолета, у неё подгибались колени от страха. Она не имела представления о том, какой прием ее ожидает, и не могла согласиться с мнением Андре, что мадам Санчес будет вести себя с ней цивилизованно после всего, что произошло. Она поблагодарила Джилроя, одного из телохранителей Андре, который помог ей спуститься на землю, и затем неохотно повернулась к своему супругу. Андре вышел из кабины пилота. Одетый в официальный светло-бежевый костюм и кремовую рубашку, он выглядел как бизнесмен, да, собственно, он им и был.

Он спрыгнул на траву рядом с Рейчел, отдавая распоряжения другому телохранителю — Шеридану, а затем задумчиво посмотрел на нее.

— Ты выглядишь напуганной, — заметил он довольно равнодушно. — Почему? Я думал, что тебе нравилась моя мать. Она ведь, в конце концов, твоя соотечественница.

Рейчел вздохнула:

— Конечно, мне нравится твоя мать. Дело лишь в том… в том, что ты ее сын!

Андре передернулся и взял ее под руку, направляясь к красивому дому, который был виден по другую сторону поля.

— А ты все еще ее невестка, — мягко возразил он.

Рейчел бросила на него быстрый взгляд.

— Но это не будет продолжаться долго, — с вызовом бросила она, и Андре наклонил голову, выражая согласие.

— Ты, вероятно, права, — сказал он. Рейчел прикусила губу.

— Андре, по поводу Лилианы… Андре настороженно взглянул на нее.

— Что по поводу Лилианы? — резким тоном спросил он.

— Витторио мне все рассказал. Мне очень жаль. Я просто хотела спросить, следует ли упоминать об этом в разговоре с твоей матерью или нет.

Андре немного подумал, прежде чем ответить на нее вопрос.

— Моя мать уже пережила самое тяжелое время, — сказал он, наконец. — Три года — это большой срок. Но может быть, лучше подождать, когда она сама захочет поговорить об этом?

Рейчел кивнула:

— Но почему это случилось? Все это кажется совершенно невероятным!

— Ты никогда не сможешь понять, что невероятное может случиться, правда, Рейчел? — спросил он сурово.

Рейчел отвернулась, боясь новой вспышки гнева со стороны Андре. Она знала, на что он намекает, но все еще не могла поверить в то, что такое может произойти с окружающими ее людьми.

В этот момент ее внимание привлекла маленькая девочка, которая бежала к ним по полю. Ей было не больше трех-четырех лет. Она была кругленькой и пухлой, с розовыми щечками и темными вьющимися волосами. Рейчел удивленно взглянула на Андре.

— Кто это? — воскликнула она пораженно. — О, какой очаровательный ребенок!

Андре проигнорировал ее замечание. Он шагнул вперед и, подняв девочку на руки, подбросил ее вверх. Она нежно обхватила руками его шею и потерлась щекой о его щеку. Затем Андре повернулся к Рейчел.

— Это Мария, — сказал он бесстрастно, — дочь моего брата Маркуса и его жены Оливии.

— О! — Рейчел глубоко вздохнула. — Они здесь?

— Нет, они отдыхают в Европе. А Мария осталась здесь со своей бабушкой, верно, Мария? — Он улыбнулся ребенку, и при этом выражение его лица совершенно изменилось — исчезло то леденящее душу безразличие, с которым он смотрел на жену.

Пытаясь не обращать внимания на Андре, Рейчел выступила вперед и улыбнулась девочке.

— Здравствуй, Мария, — сказала она ласково. — Я очень рада с тобой познакомиться!

Мария молча посмотрела на нее и повернулась к своему дяде.

— Кто это? — спокойно спросила она. Андре нахмурился и опустил девочку на землю.

— Это твоя тетя Рейчел, — ответил он неохотно.

— Моя тетя? — удивленно воскликнула Мария. — А где же тетя Леони?

Щеки Рейчел вспыхнули, но она не хотела, чтобы Андре заметил ее замешательство. Она опустилась на корточки рядом с ребенком и сказала:

— Ты увидишь тетю Леони в другой раз. Покажешь мне, где твоя бабушка? Я буду рада ее увидеть.

Мария взглянула на своего дядю, а затем снова на Рейчел.

— Хорошо, — согласилась она, позволив Рейчел взять ее за руку. — Ты поживешь здесь?

— Совсем недолго, — ответила Рейчел. — Тебе здесь нравится?

— О да! — Мария слегка нахмурилась. — А у тебя есть мальчики и девочки, с которыми я могла бы играть? — Она вздохнула. — Здесь только моя няня Тотти, а она не может быстро бегать!

Рейчел прикусила губу.

— Я боюсь, что у меня нет мальчиков и девочек, с которыми ты могла бы играть, — сказала она, подумав о том, что сейчас чувствует Андре. Знал ли он, что будет означать для нее встреча с Марией? Если да, то это был действительно жестокий план!

Андре пошел вперед, открыл калитку и впустил их в сад. Рейчел огляделась вокруг. Дом мадам Санчес напоминал дом Андре, но он был меньше, и доступ к нему был легче. Когда они подошли к дверям, навстречу им вышла молодая женщина. Рейчел узнала в ней свою невестку — Ирену. Это была высокая, очень худая девушка лет двадцати семи — двадцати восьми, с угловатой фигурой и жестким лицом. Она отличалась от остальных членов семьи Санчес. Может быть, то, что до сих пор Ирена была не замужем, наложило на нее отпечаток, хотя в отношении нее Рейчел всегда чувствовала какую-то настороженность, поскольку Ирена была не так привлекательна и дружелюбна, как другие члены семьи. Она не любила Рейчел, и, когда девушка, наконец, покинула Андре, Ирена охотно помогла организовать ее отъезд. Вспоминая тот ужасный день, Рейчел содрогнулась, несмотря на жаркий день и полуденное солнце. Она с тревогой подумала, как отнесется Ирена к тому, что Рейчел задержится у них на некоторое время.

Андре поздоровался с сестрой, и Ирена холодно кивнула Рейчел.

— Мама ждет тебя к обеду, — сказала она, обращаясь к брату, — ты опаздываешь!

Андре раздраженно пожал плечами.

— У меня были неотложные дела, — ответил он безразличным тоном и оглянулся на Рейчел, которая, продолжала держать за руку Марию. — Пошли, — позвал он. — Мария! Иди и поищи Тотти! Она, вероятно, тоже ищет тебя!

Мария взглянула на него огорченно:

— Но я хочу обедать с тобой, дядя Андре!

— Не сегодня, дорогая. Беги и будь хорошей девочкой!

Мария вздохнула, но побежала прочь. И Рейчел почувствовала, как сжалось ее сердце. Они вошли в дом. Прохладный холл был наполнен ароматом цветов, которые стояли повсюду. Холл переходил в просторную светлую гостиную, и в ней они увидели мать Андре. Мадам Санчес сидела на полосатом диване и читала газету. Когда они вошли, мадам Санчес поднялась со своего места, и Рейчел заметила, что она почти не изменилась. Овдовев восемнадцать лет тому назад и оставшись с детьми и империей, которой нужно было управлять, она смогла удачно распорядиться состоянием мужа, однако, когда Андре достиг зрелого возраста, он взял бразды правления в свои руки. Муж мадам Санчес был преуспевающим бизнесменом. Он получал большие доходы от исследовательских работ и, кроме того, постоянно вкладывал средства в новые предприятия в угольной промышленности Южной Америки. Тем не менее, Андре сумел значительно расширить бизнес отца. Мадам Санчес помогала Андре в работе и давала советы, когда в этом возникала необходимость, но никогда не вмешивалась в его дела. Она была высокая, темноволосая, как и ее дети, и если на ее висках виднелось немного седины, то это можно было понять после всего, что она пережила с потерей мужа, а затем и дочери. Рейчел знала, что крушение ее брака с Андре также сильно повлияло на нее, но в то время Рейчел считала невозможным делиться с ней своими переживаниями или спрашивать у нее совета.

Теперь мадам Санчес подошла к ней, чтобы ее поприветствовать.

— Итак, Рейчел, ты вернулась, — сказала она с улыбкой. — Я рада тебя видеть.

Рейчел смутилась.

— Здравствуйте, мадам, — пробормотала она. Мадам Санчес нахмурилась:

— Что это такое? Мадам? Ты ведь называла меня мамой. Тебе трудно теперь произносить это слово?

Рейчел покраснела:

— Нет, нетрудно, но… ну… — Она замолчала.

Андре подошел к подносу с коктейлями.

— Я думаю, Рейчел нужно выпить, чтобы успокоить нервы, — заметил он.

Рейчел бросила на него сердитый взгляд, но его мать только улыбнулась:

— Да, наверное, ты прав, Андре. В конце концов, я могу понять Рейчел. Конечно, она занервничала, увидев нас… ну… как бы это выразить… в массе! Да, правильно — в массе!

Губы Андре изогнулись в улыбке, а Рейчел сжала кулаки.

— Я… я… я… уверена, что вы предпочли бы, чтобы я осталась в отеле в Нассау, — начала она независимым тоном.

Мадам Санчес подошла к ней и положила руки ей на плечи.

— А я уверена, что это не так, — спокойно сказала она. — Не становись по отношению к нам в такую позицию, маленькая! Мы не можем упустить возможности немного подшутить над тобой. Все-таки ты сама покинула нас — мы не заставляли тебя уйти!

Рейчел прикусила губу.

— Но это была одна из причин, — страстно воскликнула она, увидев Ирену, которая стояла у окна и с удовольствием наблюдала за ними. — Вы всегда были одной семьей. А я была чужой! Я не понимала…

Андре резко повернулся. Взгляд его был холодным и внимательным.

— Да, я согласен, ты не понимала! — проговорил он и залпом выпил свой коктейль. — О, ради бога, мама, давай не будем начинать все заново! Ведь прошла всего минута, как она приехала!

Мадам Санчес пожала плечами:

— Я только хотела, чтобы Рейчел знала, что она все равно останется Санчес и всегда может рассчитывать на нашу поддержку и защиту.

Андре внимательно смотрел на дно своего бокала.

— Развод — дело решенное, мама! — сказал он, наконец.

Мадам Санчес приподняла плечи и повернулась к нему:

— Вы венчались в церкви, Андре, перед лицом Господа, и ничто не может этого изменить!

Рейчел прижала руки к груди.

— О, пожалуйста, — начала она, — не надо думать, будто я чего-то требую от вас! Можно, я уеду?

Андре посмотрел на нее искоса.

— Ты уедешь тогда, когда я тебе скажу, но не раньше! — произнес он и снова повернулся к столику с напитками.

— О, давайте не будем вступать в такие резкие разговоры! — воскликнула мадам Санчес. — Иди сюда, Рейчел, сядь рядом со мной и расскажи, что привело тебя к Андре!

Рейчел беспомощно взглянула на спину своего мужа. Меньше всего ей хотелось обсуждать неприятности отца в присутствии Ирены. Словно почувствовав ее неловкость, Андре налил бокал шерри и, поднеся его ей, сказал:

— Я тебе объясню позже, мама! — Ирена подняла брови:

— Почему? Это что, секрет?

— Нет, но это личные дела, — ответил Андре, и его мать понимающе кивнула.

Рейчел позволила мадам Санчес подвести ее к дивану, на котором она сидела перед их приходом. Они сели рядом и стали вести ничего не значащий разговор. Они говорили о Марии, о поездке ее родителей в Европу, обсуждали современную моду, и мадам Санчес сделала Рейчел комплимент по поводу ее внешнего вида. Тем временем Андре исчез, а Ирена села у окна и принялась за шитье. «Идиллия», — цинично подумала Рейчел. Никто не догадался бы, каковы на самом деле отношения между этими людьми. Андре, по-видимому, совершенно игнорировал свою сестру, и Рейчел было интересно, знал ли он, что Ирена когда-то помогла ей ускользнуть из их владений. Мадам Санчес всячески старалась помочь Рейчел расслабиться, но все же между ними было какое-то непонимание, которое не давало Рейчел почувствовать себя свободно. Рейчел знала, что, хотя мадам Санчес относилась с симпатией к своей невестке и сочувствовала ее проблемам, она все же не могла взять в толк, почему Рейчел покинула Андре. Неожиданно Рейчел пришла в голову мысль, что, если бы у них был ребенок, которого так хотел Андре, она, возможно, и не сделала бы этого шага.

Рейчел ощутила внезапную боль внутри. С расстояния в пять лет ей трудно было полностью понять мотивы своих собственных поступков. Может быть, теперь, когда она стала старше, она стала более терпимой к чужим недостаткам. Во всяком случае, увидев Марию, она почувствовала, что у нее открылась старая рана. Рейчел закусила губу. Если бы Андре только попытался понять, что, отправившись тогда в эту поездку с Рамоном, она вовсе не хотела наказать его, а только стремилась как-то выразить свою индивидуальность! Ужасные события, которые последовали за этим, разрушили ее душу и тело, так же как они разрушили любовь Андре.

Отбросив эти мысли, Рейчел попыталась сосредоточиться на разговоре, но это удавалось ей с трудом, и она попросила разрешения отправиться в свою комнату.

Комната, которую мадам Санчес предоставила ей, была уютной и светлой. Стены ее были окрашены в пастельные тона, а на окнах висели розовые занавески. Рядом с комнатой располагалась ванная. Большие сосуды с ароматной солью для ванн напомнили Рейчел о начале ее экстравагантной жизни. Вскоре после того, как она встретила Андре, он привез ее в квартиру, которую занимал в Лондоне. Это была большая, роскошно обставленная квартира, в каких Рейчел бывать, еще не доводилось. Она бродила по квартире как зачарованная и трогала посуду из граненого хрусталя и серебра, шелк обивки, гладкую поверхность красного дерева. Она любовалась старинными предметами, купленными на аукционах за бешеные деньги. В квартире не было никаких современных деталей интерьера, и только ванная была оборудована по последнему слову техники.

Затем Андре кто-то позвонил, и ему пришлось на какое-то время уйти. Он попросил Рейчел остаться в квартире до его возвращения. Она согласилась, но ей скоро стало скучно, и она решила принять ванну. Рейчел бросила в ванну разноцветные кристаллики ароматной соли и пролежала в душистой воде более часа. Когда она вылезла из воды, то закуталась в белый купальный халат, который нашла в ванной на крючке, и вышла в гостиную, чтобы взять себе сигарету. В этот момент неожиданно вернулся Андре, и Рейчел была чрезвычайно смущена. Ведь ей только недавно исполнилось восемнадцать, в то время как Андре был уже зрелым тридцатитрехлетним мужчиной. Его веселье по поводу ее вида быстро перешло в страсть, и Рейчел ответила ему со всей теплотой и щедростью своей натуры. Конечно, у нее уже были друзья-мальчики, но ни один не был так опытен, как Андре. Тогда и начался их роман.

Рейчел знала с самого начала, что, связавшись с таким мужчиной, как Андре Санчес, она играет в опасную игру, но она не могла противостоять его страсти, и, когда ему пора было возвращаться на Багамы, Рейчел поняла, что отчаянно в него влюблена. Но она не рассчитывала на продолжение их отношений и пришла в неописуемый восторг, когда Андре сказал, что не может без нее жить и хочет на ней жениться. Тогда Рейчел еще не осознавала, как много она для него значит, и должно было пройти много времени, чтобы она поняла, что замужество — это не сон. А потом она начала чувствовать, что Андре требует от нее полного и безоговорочного подчинения во всем. Она стала Санчес! Как она возненавидела это слово, которое некогда вызывало у нее дрожь волнения!

Рейчел подошла к застекленным дверям и распахнула их, затем вышла на балкон и вдохнула свежий ночной воздух. Отсюда был виден берег, и она могла различить скользящие по воде тени. День почти уже закончился, а она еще не имела понятия о том, что Андре собирается предпринять, если вообще собирается, по поводу дел ее отца. Уходя из гостиной, она видела, что Андре с матерью удалились в кабинет, явно для того, чтобы обсудить ее проблемы. Однако Рейчел не пригласили принять участие в разговоре. Рейчел вздохнула. Верос был так далеко от маленького антикварного магазина на Кингс-роуд! Ей нравился магазин ее отца. Они участвовали в каждой выставке произведений искусства, в каждом аукционе, и Рейчел получала ни с чем не сравнимое удовольствие, посещая галереи и рассматривая старинные рукописи. После разрыва с Андре ей было сложно снова включиться в работу и начать вести какую-то свою жизнь. За два года жизни с Андре она привыкла к почтительному вниманию, которое оказывалось каждому члену семьи Санчес, куда бы он ни отправлялся, и ей трудно было опять вернуться к поездкам на общественном транспорте после шикарного лимузина с шофером. И все же в образе жизни обычных людей, к которому ей пришлось привыкать заново, были свои приятные стороны. Теперь Рейчел понимала, что могут чувствовать богатые и влиятельные люди, живущие в своем изолированном мире.

Естественно, в первое время она еще не оправилась от катастрофической депрессии, которую вызвал у нее выкидыш, и никак не могла осознать, что ее брак распался. Отец был единственной ее опорой, и, когда он взял деньги, полученные ею от Андре, чтобы расплатиться с кредиторами, она не смогла ему возразить. Ей хотелось только одного — затаиться, спрятаться от остального мира, пока ее умственные и физические силы не восстановятся. Рейчел не замечала тогда, что в магазине царил беспорядок и что ее отец стал проводить больше времени на ипподроме, чем на работе. Однако вскоре она пришла в себя и занялась делами магазина. Она старалась вникать во все тонкости бизнеса, связанного с торговлей антиквариатом. Это давалось ей с трудом, поскольку раньше Рейчел никогда не занималась торговлей. Вплоть до своего замужества она работала в библиотеке. И все же она познакомилась с Андре благодаря антиквариату.

Это произошло вскоре после смерти ее матери. Ее отец тогда работал в крупной фирме, специализирующейся на продаже произведений искусства. Мать Рейчел всегда играла руководящую роль в их семье, и когда она внезапно умерла от болезни сердца, отец растерялся. Рейчел ничем не могла ему помочь, и он стал все чаще задерживаться в баре по пути домой. Естественно, работа его начала страдать, и владелец магазина, мистер Лорример, который не был слишком чутким человеком, в конце концов, уволил его после двадцати лет верной службы. Для ее отца это явилось последним ударом, но, пытаясь добиться справедливости, он однажды, после посещения пивной, совершил неловкую попытку напасть на своего начальника. Возможно, он преуспел бы в своем намерении избить мистера Лорримера, если бы в этот момент не появился покупатель, который удержал его, схватив сзади за плечи. Этим человеком был Андре Санчес. Хотя Лорример собирался вызвать полицию, Санчес убедил его в том, что гуманнее будет позвонить родным нападавшего, чтобы они увели его домой. Лорример позвонил Рейчел, и она пришла в магазин с замирающим сердцем. Андре Санчес все еще был там, и снаружи стоял его автомобиль. Он предложил отвезти их домой. Рейчел с благодарностью приняла предложение и при этом обратила внимание на то, как привлекателен был Андре.

Вот так и случилось, что этот полуиспанец-полуангличанин начал проявлять к ней интерес, преследуя ее с той настойчивостью, с которой он подходил ко всем своим делам.

Рейчел вздохнула. Казалось, что все это было так давно, будто происходило в другой жизни. Теперь Андре вел себя холодно и отчужденно, и трудно было поверить, что это тот самый мужчина, который некогда трепетал от чувств в ее объятиях.

В семь часов Рейчел оделась в черное платье, в котором она была в казино, и распустила волосы. Все свои драгоценности, кроме золотого браслета, она оставила на Кончере, и ей больше нечего было надеть, но изысканная простота этого украшения гармонировала с ее одеждой.

Гостиная и внутренний дворик были освещены приглушенным светом ламп. Мадам Санчес еще не спускалась, но Ирена уже стояла в гостиной, глядя в окно, и Рейчел пришлось заговорить с ней.

— Какая дивная ночь, — заметила она небрежно.

Ирена обернулась. В прямом платье из зеленого шелка она выглядела простой и неинтересной, ее губы, накрашенные ярко-красной помадой, слишком сильно выделялись на бледном лице.

— Да, ночь дивная, — согласилась она, закуривая сигарету. — В Лондоне, наверное, сейчас не так.

— О да! Мы постоянно жмемся к огню, кутаясь во что-нибудь шерстяное, — улыбнулась Рейчел.

— И ты, поэтому вернулась сюда? — резким тоном спросила Ирена. Рейчел затаила дыхание.

— Конечно не поэтому.

— Нет? Тогда почему ты здесь? Андре подал на развод. Может быть, ты думаешь, что, приехав сюда, ты заставишь его переменить свое решение?

Рейчел покраснела.

— Я ни о чем подобном не думаю, — горячо возразила она.

— Тем не менее, ты здесь! — процедила Ирена. — Ты видела будущую жену Андре?

— Если ты имеешь в виду Леони Гарднер, то да, я ее видела.

— Конечно, я имела в виду Леони. Андре очарован ею. — Ирена жестоко улыбнулась, произнося эти слова. — Я знаю Леони много лет. Мы вместе учились в школе.

— Понятно — Рейчел отвернулась, прижав руку к груди.

— У ее родителей великолепная вилла на озере Каннингэм, недалеко от Нассау. Они очень богаты. Леони — именно такая жена, какая нужна Андре. Она не какая-нибудь… — Ирена замолчала.

Рейчел обернулась.

— Продолжай, — попросила она. — Что ты хотела сказать?

— Хорошо, Рейчел, я продолжу! — Ирена тяжело дышала. — Не какая-нибудь девчонка без гроша, ищущая наживы, у которой отец не смог удержаться от бутылки!

Рейчел была потрясена.

— Это не так! — нервно произнесла она.

— О, не рассказывай мне! — фыркнула Ирена. — Конечно, я знаю, как привлекателен Андре, но дело было не только в этом! Я поражаюсь, что его могли так окрутить! — Она снова фыркнула. — Во всяком случае, он, наконец, проявил здравый смысл и решил от тебя отделаться…

— Хватит, Ирена! — раздался от дверей голос мадам Санчес. — Рейчел — наша гостья. Держи свои чувства при себе!

— Но, мама…

— Я ведь сказала: хватит! Боже мой, неужели ты не понимаешь, что мы все знаем, насколько сложна эта ситуация, но разве мы не можем вести себя цивилизованно?

Ирена стряхнула пепел с сигареты.

— Почему Андре не оставил ее в отеле в Нассау? Зачем он привез ее сюда? Мы для нее ничто и она — ничто для нас!

— Это не совсем так, — спокойно ответила мать Андре. — Как я уже говорила, Рейчел стала членом нашей семьи, когда вышла замуж Андре, и пока еще она остается его женой, во всяком случае, для меня!

— Спасибо! — Рейчел благодарно взглянула свою свекровь.

Ирена скривилась.

— Ты хочешь сказать, что она будет продолжать вытягивать из нас деньги? — грубо спросила она. — О, не отвечай мне ничего, я знаю, когда мое присутствие нежелательно! — Она быстро вышла из комнаты.

— Мне очень жаль, дорогая, — успокаивающе произнесла мадам Санчес, — но ведь Ирена никогда не была с тобой в дружбе, не так ли? Я никак не могу понять, почему ты обратилась именно к ней, когда решила покинуть Андре! — Рейчел покраснела.

— Я полагаю, потому, что из всех вас только Ирена хотела, чтобы я уехала, — сказала она сдержанно. — О, пожалуйста, давайте не будем об этом говорить.

Вечер прошел спокойно. Ирена ужинала в своей комнате, и Рейчел осталась наедине со свекровью. Андре дома не было. Рейчел поймала себя на том, что беспокоится об Андре, и думает, где он и с кем. Ее подавленное состояние было связано еще и с ревностью, и хотя Рейчел знала, что это смешно и неразумно, она ничего не могла с собой поделать. Перед ее глазами все время возникала картина: Андре и Леони Гарднер. И она пила значительно больше, чем обычно, чтобы отогнать навязчивые мысли. Мадам Санчес послушалась ее просьбы и воздержалась от дальнейших расспросов относительно ее личной жизни, хотя время от времени Рейчел добровольно рассказывала ей о магазине и об интересных выставках, которые она посещала в Лондоне. Потом мадам Санчес включила магнитофон, и было очень приятно сидеть, вдыхая бархатный вечерний воздух, и слушать звуки фортепиано, разливавшиеся над их головами.

Только оказавшись в постели, Рейчел вновь поддалась охватившему ее чувству ревности, но, к счастью, вино, выпитое за ужином, сделало свое дело — она почувствовала приятную сонливость, и даже ее мучительные эмоции не помешали ей погрузиться в дремоту, во время которой она не видела никаких снов.

Глава 4

Прошло целых пять дней, прежде чем Рейчел снова увидела Андре.

Она уже начала волноваться за отца, и даже приятное общество Марии и совместные купания с Витторио не могли рассеять ее беспокойство. Но когда она пыталась заговорить на эту тему с мадам Санчес или Витторио, ее просили, чтобы она успокоилась, потому что Андре все уладит.

Как ни странно, Рейчел не сомневалась, что так и будет, но это ее не успокаивало. С одной стороны, она хотела, чтобы ее отец смог выпутаться из этой истории, но, с другой стороны, она не хотела, чтобы в нее впутывался Андре. Это бы; странный, беспокойный период, и ей все время хотелось нарушить инструкции, поднять трубку телефона, стоявшего на столике в гостиной, и связаться с кем-нибудь — с кем угодно!

Витторио был, по-видимому, назначен ее за щитником или, скорее, ее охранником — это слово подходило больше, поскольку он никогда не выпускал ее из поля зрения. Он явно придерживался полученных им указаний.

На третий день на Верос приехал Рамон. Он прилетел с Пальмерины на вертолете Андре, и спустился прямо на берег, где загорали Рейчел и Витторио. Ирене пришлось дать Рейчел свой купальный костюм на время ее пребывания на Веросе, и кожа Рейчел уже покрылась прекрасным золотистым загаром. Ее каштановые волосы немного выгорели и приобрели более яркий цвет. За всю свою жизнь Рейчел никогда еще не выглядела так великолепно. Отдых и хорошая еда, о которой заботилась мадам Санчес, творили чудеса, и Витторио посмотрел на своего брата с некоторой долей самодовольства.

— Эй! — лениво заметил он. — Ты выглядишь разгоряченным, Рамон. И вообще, ты, вероятно, слишком много работаешь!

Рамон даже не улыбнулся.

— По крайней мере, этого нельзя сказать о тебе, — ответил он сурово. — Привет, Рейчел! Довольна своим отдыхом?

Рейчел приподнялась на локтях.

— Спасибо, да. — Она нахмурилась. — Что-нибудь случилось, Рамон? Ты выглядишь очень мрачным. У тебя есть для меня новости?

Рамон вздохнул:

— Да, у меня есть для тебя новости, Рейчел. Послушай, мы не можем разговаривать здесь. Куда бы нам пойти?

Витторио скривился.

— Пройдитесь вдоль берега, — сухо проговорил он. — Не заставляйте меня следить за вами!

Рейчел поднялась на ноги и надела полосатый купальный халат, который ей тоже дала Ирена. Она перешагнула через распростертое на песке тело Витторио и присоединилась к Рамону. Тот взял ее под руку, и они пошли вдоль извилистой линии берега.

Утро было великолепным. Ярко-синее небо переходило на горизонте в такое же синее море. Белые паруса яхт виднелись повсюду на гладкой поверхности воды. Вдали, у горизонта, можно было разглядеть очертания соседних островов. Недалеко от побережья росли пальмы, и Рамон повел Рейчел к ним. Усадив ее на ствол поваленного дерева, Рамон встал рядом и посмотрел на Рейчел с сочувствием.

Рейчел уже поняла, что новости, которые ей сообщит Рамон, будут плохими.

— Пожалуйста, — попросила она, — скажи мне все, что ты должен мне передать! — Внезапно ее охватило ужасное волнение. Рамон явно не знал, как ему начать, поэтому она продолжала: — Это… это касается моего отца? Что случилось? Он заболел? Или на него совершено какое-нибудь нападение? — Глаза ее расширились.

Рамон покачал головой.

— Нет, никто не причинил зла твоему отцу, — медленно произнес он, — но то, что я должен сказать, действительно касается его. Мне очень жаль, но дело в том, что он умер!

— Умер! — машинально повторила Рейчел. — Ты не можешь говорить это серьезно!

— Боюсь, что я говорю серьезно, — вздохнул Рамон. — О, Рейчел, мне очень грустно, что именно мне приходится сообщать тебе эту новость, но Андре здесь нет.

Рейчел попыталась собраться с мыслями.

— Но почему он умер? Что случилось? — Рейчел смахнула со щеки слезу, и она скатилась к уголку ее рта. — Он… он был в порядке, когда я уезжала!

Рамон покачал головой:

— Нет, не был, Рейчел!

Рейчел недоверчиво уставилась на него:

— Что ты хочешь сказать? Конечно, он был здоров, когда я уезжала, иначе я никогда бы его не оставила!

Рамон сел рядом с ней и нежно обнял ее за плечи.

— Рейчел, твой отец был болен весь прошлый год, — твердо произнес он. — Теперь, — он поднял руку, — прежде чем ты начнешь возражать, я должен сказать, что врачи уже подтвердили это. У него была неизлечимая болезнь печени, и ему не раз говорили, что он должен прекратить пить. — Он склонил голову. — Но как ты, несомненно, знаешь, он не прекращал.

— Но он не пил слишком много. Я… я следила за этим!

— Ты следила за этим, когда он был рядом, но как часто твой отец уходил куда-то и оставлял тебя одну?

Рейчел пожала плечами.

— Он ездил на скачки, — пробормотала она неуверенно.

— Вот именно. — Рамон взглянул на нее и вытер еще одну слезу с ее щеки тыльной стороной кисти. — О, Рейчел! Неужели ты не понимаешь? Он отправил тебя сюда, потому что знал, что умирает. Он… он должен был знать от специалистов, что долго не протянет.

— Он разговаривал со специалистами? — недоверчиво произнесла Рейчел.

— Да, да! Именно это я и пытаюсь донести до тебя, Рейчел!

— Но почему он ничего не сказал мне? Почему он не позволил мне разделить его боль? — воскликнула она страстно.

Рамон пожал плечами.

— Я думаю, твой отец считал, что, так или иначе, он был для тебя обузой, — спокойно ответил он. — Что же касается боли, я полагаю, что обезболивающие лекарства, которыми его снабдили… — Он помолчал. — Рейчел, ты должна знать, что его смерть была результатом отравления снотворным! — Поскольку ее глаза потемнели от ужаса, Рамон продолжил: — О, не думай, что он убил себя! Полиция полагает, что это не было самоубийством. Довольно часто случается, что сочетание алкоголя со снотворным оказывается смертельным.

Рейчел задрожала и закрыла лицо руками.

— О, это ужасно! Ужасно! — рыдала она, раскачиваясь. — О, Рамон, как он должен был страдать, умирая вот так, в одиночестве, когда рядом не было никого, кто мог бы о нем позаботиться…

Рамон крепко прижал ее к себе.

— Я не допускаю ни на минуту мысли, что твой отец страдал от одиночества, — ласково проговорил он. — Он был больным человеком и знал, что его дни сочтены. Я не думаю, что ему было бы легче умереть в какой-нибудь больнице для неизлечимых!

Несколько минут Рейчел молча плакала, взяв из рук Рамона его носовой платок и время, от времени вытирая им слезы. Когда она немного успокоилась, то сказала:

— Надо… надо устроить все. Похороны… и так далее. — Она закусила губу. — Когда… когда он умер?

Рамон немного помолчал.

— Вообще-то говоря, Рейчел, он умер пять дней назад.

Рейчел в ужасе посмотрела на него:

— Значит, он умер на следующий день после того, как я уехала из Англии?

— Правильно.

— Но почему меня не поставили в известность? Кто-нибудь должен был сообщить мне. Я ведь оставила адрес!

Рамон попытался успокоить ее.

— Послушай, — сказал он твердо. — Твой отец был один в квартире над магазином, не так ли? — Рейчел кивнула, и он продолжал: — Четыре дня тому назад было, как ты помнишь, воскресенье, и в магазин никто не приходил. Твой отец, по-видимому, умер в субботу, после того как пришел домой.

— Значит, он выходил? — тихим голосом спросила она.

— Его видели в баре ближайшего отеля перед закрытием, — сказал Рамон мрачно.

— О нет! — простонала Рейчел.

— Боюсь, что все было именно так! Во всяком случае, до понедельника не было поднято тревоги, а потом полиция попыталась связаться с тобой. Андре сейчас в Лондоне.

— Андре в Лондоне? — изумленно переспросила Рейчел.

— Да. Не забывай, он отправился туда, чтобы помочь твоему отцу!

Рейчел покачала головой.

— Я не думала, что Андре захочет ему помочь, — пробормотала она.

— Ты не думала? — возмущенно проговорил Рамон. — Однако Андре захотел помочь. И он оказался там, когда нужно было обо всем позаботиться. Я вчера провел большую часть дня на телефоне, беседуя с ним. Он настоял на том, чтобы я подождал до сегодняшнего утра, прежде чем все рассказать тебе.

Рейчел провела рукой по лбу.

— Но мне надо заняться делами, — невнятно произнесла она. — Я должна срочно лететь в Лондон!

Рамон покачал головой:

— Нет.

Рейчел неуверенно поднялась на ноги.

— Что ты имеешь в виду под «нет»?

— Я имею в виду — нет! — вежливо ответил Рамон. — Рейчел, сядь. Я еще не рассказал тебе всего.

Брови Рейчел сдвинулись.

— Я предпочитаю стоять, и, кроме того, что еще ты можешь мне сказать?

Рамон вздохнул:

— Твой отец был похоронен вчера.

Рейчел в отчаянии вцепилась в ствол дерева.

— Нет! — воскликнула она. — Нет, я не верю тебе!

— Это правда!

— Нет, я не верю! Ты говоришь мне это только для того, чтобы я осталась здесь, потому что Андре велел тебе задержать меня. Они не могли похоронить отца в мое отсутствие! Это было бы чудовищно!

Рамон тоже встал и обхватил ее за плечи:

— Рейчел, послушай меня, и послушай внимательно! Твой отец был мертв уже четыре дня перед тем, как его похоронили. Кроме всего прочего, он умер от отравления барбитуратами! Мне не хочется быть жестоким, Рейчел, но ты видела кого-нибудь, кто умер от отравления барбитуратами?

Рейчел вздрогнула и отшатнулась от него, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Это было невероятно, неправдоподобно, невозможно! Она сжала виски руками. Только полчаса назад она загорала на песке вместе с Витторио, а теперь она узнает, что человек, которого она любила всю свою жизнь, мертв! Мертв и похоронен! Это было слишком жестоко, чтобы быть правдой! Как он мог скрывать от нее свою болезнь? Почему он ей не доверился? Рейчел знала, что он так никогда и не оправился после смерти жены, но она думала, что в какой-то мере восполняет ему потерю.

Но самым ужасным было то, что Рейчел даже не присутствовала на похоронах. В своей обычной безапелляционной манере Андре использовал свое влияние, чтобы помешать ей, принять в них участие. Чем бы он ни руководствовался — а он, несомненно, считает, что у него были причины так поступать, — она никогда ему этого не простит!

Прижавшись к дереву, Рейчел взглянула на Рамона.

— Как Андре посмел поступить так? — истерически проговорила она. — Это мой отец! Я имела право быть там!

Рамон покачал головой:

— Рейчел, я знаю, что тебе сейчас трудно это понять, но то, что сделал Андре, было сделано во благо. Поверь мне! Твоему отцу устроили достойные похороны, и Андре присутствовал на них, представляя тебя. Что еще можно было сделать? Твой отец уже был мертв, когда Андре приехал. И конечно, ему было совершенно все равно, присутствуешь ли ты на его похоронах! Рассуждай разумно, Рейчел, ради бога! Тебе лучше помнить своего отца таким, каким ты видела его в последний раз. Живым, дышащим человеческим существом, не трупом!

Рейчел прижала ладони к щекам.

— Я должна была предвидеть, что ты никогда меня не поймешь! — горько воскликнула она. — Ты один из них, один из власть имущих, ты — Санчес.

Рамон возмущенно выпрямился, как будто она его ударила.

— Между прочим, Рейчел, ты тоже Санчес — напомнил он.

Рейчел покачала головой.

— Никогда, — выдохнула она ожесточенно — никогда, никогда, никогда! — И, не сказав больше ни слова, она повернулась и бросилась бежать по берегу к дому.

Рейчел сидела во внутреннем дворике с раскрытым журналом на коленях и смотрела отсутствующим взглядом на море. В ней была какая-то безжизненная немота, которую, казалось, ничто не могло нарушить, и, по правде говоря, она не знала, хотела ли она снова ожить. Прошло два дня с тех пор, как приехал Рамон, и, хотя она справилась со своим истерическим припадком и спокойно приняла выражения сочувствия со стороны семьи Андре, потрясение, вызванное смертью отца, еще не прошло. Она замкнулась в себе, осознав, что сейчас ее возвращение в Англию ничего не добавит. Отец ее мертв, и никто не может ничего с этим поделать. Фактически она была пленницей на Веросе и должна была там оставаться до возвращения Андре.

Несколько раз мадам Санчес пыталась дать Рейчел возможность выговориться, но Рейчел упорно уклонялась от обсуждения случившегося, и свекровь была вынуждена оставить ее в покое. Со стороны казалось, будто жизнь на Веросе течет в своем обычном русле.

День подходил к концу, и Рейчел раздумывала, стоит ли ей искупаться перед ужином. До этого они вели довольно вялую беседу с мадам Санчес, потом пришла Мария и попросила бабушку поприсутствовать при ее купании. По правде говоря, Рейчел подумала, что мадам Санчес была рада возможности избавиться от общества своей невестки.

Внезапно тишину нарушил странный шум, и Рейчел, машинально взглянув вверх, увидела мерцающий в солнечных лучах корпус приближающегося вертолета. Сердце ее учащенно забилось, и в первый раз с тех пор, как она услышала о смерти отца, Рейчел подумала о том, как она выглядит. Вскочив на ноги, она быстро вошла в дом и, поднявшись в свою комнату, привела в порядок прическу, расправила складки на платье и слегка подкрасила глаза. Затем, стараясь казаться спокойной, она спустилась по ступеням и замедлила шаг, услышав голоса, раздававшиеся в гостиной. Она узнала голоса Андре и мадам Санчес, но из гостиной доносился еще один голос, женский голос, который был ей незнаком.

Она быстро прошла через перекрытый аркой проход в гостиную и, войдя в дверь, замешкалась у порога. Комната была полна людей. Но еще до того, как Рейчел оглядела представившуюся ей картину, она поняла, что, кроме мадам Санчес и Витторио, там были только Андре и эта его девушка — Леони. Андре привез ее сегодня, в это время! Неужели он не мог понять, что Рейчел хочет с ним поговорить? Или, может быть, он просто хотел отложить неприятный разговор? Заметив ее присутствие, все замолчали. — Пожалуйста, не прерывайте из-за меня свою беседу! — произнесла она смущенно.

Андре заговорил первым, подойдя к ней через комнату. Глаза его выражали сочувствие, и он попытался взять Рейчел за руку. Но она завела руки за спину, глядя на него горящими глазами.

Однако Андре не позволил себе никакого возмущения по поводу этой почти детской демонстрации характера.

Мне так жаль, — сказал он. — Я должен был сам сообщить тебе о смерти твоего отца. Но это было невозможно. Я не мог быть в двух местах одновременно! — Он протянул к ней руку в сочувственном жесте. — Будь уверена в моем соболезновании!

— Значит, ты полагаешь, что я должна быть тебе благодарна? — воскликнула Рейчел, не обращая внимания на удивленные взгляды окружающих.

— Рейчел… — начала мадам Санчес терпеливо. — Не сейчас!

Рейчел закусила губу.

— Простите, мадам, — сдержанно произнесла она. — Вы извините меня? — И она быстро вышла из комнаты.

Оказавшись в холле, она глубоко вздохнула, чувствуя, что вся дрожит от подавленных эмоций. Пусть Андре остается с этими женщинами, пусть он защищается их присутствием, рано или поздно она все выскажет ему!

Внезапно вокруг ее запястья грубо сомкнулись чьи-то пальцы. Рейчел обернулась и увидела Андре.

— Пойдем! — скомандовал он холодно. — Нам надо поговорить!

Рейчел была слишком сильно поражена, чтобы протестовать, кроме того, она ведь именно этого и хотела. Почему в таком случае она задрожала от его прикосновения, как испуганное и посаженное на булавку безжалостным коллекционером? Они пересекли холл, и Андре втолкнул ее через обитую панелями дверь в небольшую библиотеку. Стены библиотеки были заставлены шкафами и увешаны полками с книгами, а открытое французское окно выходило в маленький внутренний дворик позади дома. Андре выпустил ее руку и, подойдя к окну, резким движением захлопнул его.

— Ну, — сказал он, обращая на Рейчел гневный взгляд, который искажал его привлекательные черты, — что, черт побери, происходит?

Рейчел молча потерла запястье.

— Ты сделал мне больно, — холодно произнесла она.

— Поверь, это ничто по сравнению с тем, что я хотел бы сделать с тобой, когда ты ведешь себя как капризная школьница, — безжалостно возразил ей Андре. — Хорошо, смерть отца была для тебя ужасным потрясением. Я готов понять это, но что я не приму, так это твоего детского поведения в доме моей матери! Будь любезна, сдерживай свои порывы, направленные против меня, хотя бы до тех пор, пока мы не окажемся без свидетелей!

Щеки Рейчел полыхали.

— Я прошу извинить меня, если я поставила тебя в неловкое положение перед твоей будущей женой, — злобно проговорила она, — но ты, право, должен был сначала избавиться от одной жены и только потом заводить другую!

Андре грубо схватил ее за плечи. — Я предостерегаю тебя, Рейчел, — яростно прорычал он, — что в один прекрасный день ты заведешь меня слишком далеко! — Он оттолкнул ее от себя, словно не мог выносить прикосновения к ней. — Что же касается неловкого положения, то ты должна была понимать, что делаешь!

Рейчел почти задыхалась. Какое-то время она стояла совсем близко от его мускулистого тела, и ее вероломные чувства, казалось, требовали еще большей близости. Однако Андре явно не испытывал ничего похожего на эмоции Рейчел. Собравшись с силами, она сухо произнесла:

— Хорошо, Андре, давай вести себя прилично! — В голосе ее звучал сарказм. — Я тебя не трону, если ты не будешь трогать меня!

— Что ты имеешь в виду? — подозрительно спросил он.

— Я объясню, — спокойно ответила Рейчел. — Ты обвиняешь меня в том, что я веду себя по-детски. Ну, может быть, это происходит потому, что ты обращаешься со мной как с ребенком! — Она глубоко вздохнула, бросив на него обвиняющий взгляд.

— Что это должно означать? — сурово спросил он. — Ты, очевидно, имеешь в виду мои действия, связанные со смертью твоего отца и с его похоронами?

— О, как ты холоден! — воскликнула Рейчел, еле сдерживая рыдания. — Смерть моего отца и его похороны! Это что, официальное сообщение?

— Ради бога, Рейчел! — нетерпеливо проговорил Андре. — Что ты хочешь, чтобы я сказал? — Он провел рукой по волосам. — Мне жаль, что он умер, ты должна знать это, но не я его убил!

— По крайней мере, он не будет теперь больше вытягивать из тебя средства! — горько воскликнула Рейчел, борясь со слезами, которые закипали в ее глазах.

Андре тяжело вздохнул:

— Черт возьми, Рейчел, не надо вспоминать то, что я о нем говорил! Может быть, я был несколько груб, но, господи, я же не знал, что он умирает, ведь правда?

Рейчел отвернулась.

— Но когда он был уже мертв, ты наверняка сделал все для того, чтобы быть уверенным, что он не сможет больше тебя беспокоить! — злобно бросила она.

— Это довольно гадкие слова, — обиженно произнес Андре, и Рейчел пожалела, что не может видеть его лицо. Казалось, ему трудно было говорить.

— Ты можешь это отрицать? — тихо спросила она.

Андре не ответил, и Рейчел, оглянувшись, увидела, что он протянул руку, чтобы взять графин с бренди со стоявшего рядом столика. Он налил себе бренди и одним глотком отпил половину. Затем он повернулся и взглянул на нее.

— Так, значит, вот что ты думаешь! — хрипло выдавил он. — Ты думаешь, что я похоронил твоего отца без тебя из-за каких-то моих корыстных целей? Так? — Рейчел не ответила, и он продолжал: — Хорошо, Рейчел. Я скажу тебе кое-что. Видела ли ты когда-нибудь мертвое тело, тело человека, умершего от отравления барбитуратами, спустя несколько дней? Видела ты когда-нибудь разлагающуюся массу, которая некогда была живым человеческим существом?

Рейчел смотрела на него полными боли глазами.

— Не надо! — закричала она в ужасе, зажимая уши. — Не надо!

— Почему не надо? Ты же хотела это услышать, не так ли? Ты хотела принимать участие во всех этих отвратительных делах. Хорошо, я тебе расскажу о них. Ты хочешь знать подробности свидетельства о смерти? Ты хочешь знать, в каком состоянии была печень твоего отца? Ты хочешь…

— Прекрати! Прекрати! Ты жесток! О, как ты жесток! — Она опустилась в кресло, закрыв лицо руками.

— Нет, Рейчел, — сказал он, допивая бренди. — Я не жесток! Если бы я был жестоким, я дал бы тебе телеграмму, зная, что, если ты приедешь в Лондон, ты будешь вынуждена взглянуть на своего отца хотя бы потому, что ты сочла бы это необходимым. Я спас тебя от этой необходимости, взяв на себя всю ответственность! Но ты не понимаешь ничего! Единственное, что ты усматриваешь в моих действиях, — это еще один пример враждебности клана Санчес, верно?

Рейчел почувствовала, как горячие слезы просочились сквозь ее пальцы, и ничего не ответила. Она внезапно осознала смерть своего отца во всех ее отвратительных подробностях, и, все еще продолжая возмущаться поведением Андре, она в тоже время испытала облегчение оттого, что ей не пришлось принимать участие в таком ужасном деле.

Когда Рейчел, вытерев глаза, взглянула на мужа, она увидела, что Андре стоит у окна и задумчиво смотрит вдаль. Слегка всхлипывая, она поднялась на ноги.

— Я, вероятно, должна быть тебе благодарна, — сказала она насмешливо.

Андре взглянул на нее с иронией.

— О нет, Рейчел, — произнес он, поддразнивая ее, — это было бы слишком!

Игнорируя его замечание, она спросила:

— А что… что с магазином? Ты встречался с полицией? Или с этими людьми? — Рейчел прикусила губу, чтобы она не дрожала.

Андре стряхнул пепел с сигареты и вздохнул:

— Рейчел, я думаю, что никаких людей не существовало. Во всяком случае, полиция ничего об этом не слышала. Они никогда не приходили в магазин. Старший полицейский заверил меня в этом.

— Что? — ахнула Рейчел. Андре пожал плечами.

— Неужели ты не понимаешь, как все было? — произнес он устало. — Его никто не шантажировал. У него не было никаких неприятностей, кроме сугубо личных. — Он покачал головой. — Послушай, Рейчел, он знал, что, если с ним что-нибудь случится, ты останешься в этом мире одна, а Лондон — достаточно опасное место для молодой женщины, которой не к кому обратиться за помощью!

Рейчел была поражена.

— Я не понимаю, — воскликнула она, хватаясь за голову.

Андре посмотрел на кончик своей сигары.

— Рейчел, он послал тебя сюда, чтобы ты нашла меня. Твой отец был уверен, что со мной тебе ничего не угрожает. Он знал, что, если с ним случится что-нибудь до того, как ты свяжешься со мной, ты не сделаешь этого после его смерти! Он должен был изобрести какой-то план, чтобы заставить тебя приехать сюда, и вот он придумал, что это нужно сделать ради него.

— Я не могу в это поверить! — воскликнула Рейчел. — Зачем он сделал это? Я вполне в состоянии сама о себе позаботиться!

— Ну, очевидно, он так не думал. Рейчел, он знал, что умирает, и знал, что у него мало времени, чтобы заставить тебя поехать сюда. Мне кажется, его план был достаточно умным.

Рейчел возмущенно посмотрела на Андре:

— Но почему он послал меня к тебе? Он ведь знал, что наш брак распался!

— Да. — Андре взглянул на нее сверху вниз. — Он знал больше, чем ты, Рейчел.

— Что ты имеешь в виду?

Андре вынул из кармана письмо и похлопал им по своей ладони:

— Это письмо, которое мои стряпчие отправили тебе несколько недель назад.

— О нет!

— О да. Твой отец знал, что я хочу получить развод. Он знал, что не может терять ни минуты!

Рейчел поднялась на ноги и нетвердыми шагами прошлась по комнате.

— О, как он мог так поступить! — горько произнесла она, качая головой. — Как он мог! — Голос ее прервался.

Андре подошел к ней.

— Ты должна быть благодарна своему отцу, — отрывисто проговорил он. — Ты не смогла бы справиться со всем сама. Тебе понадобился бы кто-нибудь, какой-нибудь мужчина, и я — единственный, к кому тебе следовало обратиться!

— Ты! — Она посмотрела на него сквозь мокрые от слез ресницы. — Но почему ты? Тебе я не нужна! У тебя есть Леони! Не забывай, что ты хочешь получить развод!

Взгляд Андре задержался на ее губах.

— Верно, — сказал он спокойно. — Я хочу получить развод. Но это не значит, что мы должны вести себя как чужие! Ты все еще член нашей семьи. Как говорит моя мать, ты — Санчес!

Рейчел покачала головой:

— Нет. Я Рейчел Жардэн!

— Ты Рейчел Санчес! — заявил Андре резко. — И я не позволю тебе забывать об этом!

— Что ты собираешься сделать? — с тревогой спросила она.

— У меня есть для тебя план, — хладнокровно ответил он, — и ты будешь ему следовать, потому что этого хотел твой отец.

— Магазин…

— О магазине заботятся. О, не волнуйся, я не продал его за твоей спиной! Но некоторое время тебе не следует о нем беспокоиться.

— А если я не соглашусь на твой план?

— Ты поступишь безрассудно. У тебя, по твоему собственному признанию, нет денег, а я не внесу больше ни цента на твой счет.

— Я могу заставить тебя!

— Нет! Мне ничего не стоит доказать, что ты изменила мне и что для развода не требуется твоего согласия!

Рейчел вздрогнула. Она поняла, что побеждена.

— Ты негодяй! — гневно произнесла она. — Я ненавижу тебя, Андре Санчес!

— Ты слишком часто повторяешь это, Рейчел, — проговорил он сердито и, молча, отстранив ее, вышел из комнаты.

Глава 5

В этот вечер Рейчел одевалась к ужину особенно тщательно. Служанка сказала ей, что за ужином будут мистер Андре и мисс Гарднер, и, хотя Рейчел знала, что это нелепо, она все же не хотела дать Леони Гарднер возможность почувствовать свое превосходство. Ее платья, может быть, стоили не так дорого, как платья Леони, но они были просты и элегантны, и Рейчел знала, что у нее хороший вкус. Она привезла с собой два вечерних платья. Одно из них она уже надевала, и теперь она выбрала второе — длинное платье абрикосового цвета, сшитое в виде кафтана со стоячим воротником и глубоким вырезом спереди. Рейчел сознавала, что, несмотря на горе, вызванное смертью отца, она все еще красива, хотя, возможно, ее красота была не такой заметной, как классическая красота Леони.

Она спустилась в гостиную незадолго до назначенного времени и увидела, что все уже собрались. Андре и Леони не успели переодеться, и на Леони по-прежнему был синий кримпленовый костюм, в котором Рейчел видела ее мельком после обеда. Ее холодные голубые глаза оценивающе осмотрели Рейчел, и ей явно не очень понравилось то, что она увидела. На этот раз Витторио взял на себя роль хозяина дома и спросил Рейчел, не хочет ли она выпить коктейль. Его обожающий взгляд был как бальзам для ее измученной души, и Рейчел, ответив Витторио теплой улыбкой, взяла его под руку и вместе с ним подошла к столику с коктейлями.

— Ты выглядишь гораздо лучше, Рейчел! — сказал он ей. — Как ты себя чувствуешь?

Рейчел выразительно пожала плечами.

— Наверное, неплохо, — пробормотала она, принимая из его рук напиток. — Во всяком случае, я чувствую, что уже готова принять то, что мне предстоит. — Она отпила немного из своего бокала и посмотрела на Витторио сквозь стекло.

К ним подошла мадам Санчес.

— Какое красивое платье, Рейчел, — ласково проговорила она. — Витторио уже сказал тебе, как замечательно ты выглядишь?

Витторио смущенно улыбнулся.

— Не успел, — произнес он, глядя на Андре, и мадам Санчес бросила на Витторио удивленный взгляд.

— Скажи мне, Рейчел, — промолвила она, — успел ли Андре поговорить с тобой обо… обо всем?

Рейчел склонила голову и провела пальцем по краю своего бокала.

— Да, — ответила она. — Как бы там ни было, я чувствую себя теперь немного лучше.

Мадам Санчес сжала ее руку:

— О, я так рада, дорогая. Мне было очень больно видеть тебя такой несчастной. Ну а теперь пойдем к Леони. Я уверена, что тебя еще не представили ей как следует.

Рейчел несколько поколебалась, но затем в сопровождении мадам Санчес подошла туда, где стояли Андре, Леони и Ирена. Ирена взглянула на нее несколько встревоженно, но ничего не сказала. В глазах Леони промелькнуло беспокойство, и Рейчел заметила, как она тотчас же просунула руку под локоть Андре и стала ласково поглаживать его запястье.

— Рейчел, дорогая, это Леони! — улыбнулась мадам Санчес. — Леони, ты не должна иметь ничего против того, что здесь присутствует Рейчел. Мы с ней большие друзья, и она поступила совершенно правильно, что со своими проблемами обратилась к Андре.

Леони поджала губы.

— Естественно, — пробормотала она почти неслышно и взглянула на Андре. — Дорогой, мы ведь не останемся здесь после ужина, верно? — Она сжала его руку. — Ты ведь знаешь, что мы обещали маме и папе ужинать сегодня у них! — Она слегка вздохнула. — Я, конечно, поняла, что у тебя здесь были дела и, кроме того, твоя мать хотела повидать тебя, но после ужина мы должны уехать. — Она погладила лацкан его пиджака рукой. — В конце концов, ты меня совершенно забросил, и нам есть о чем поговорить.

Лицо Андре осталось неподвижным.

— Прости, Леони, но после ужина мне нужно поговорить с Рейчел, — произнес он. — Есть дела, которые надо уладить.

Рейчел бросила почти презрительный взгляд на костюм Леони и повернулась к мадам Санчес.

— Я, право, должна извиниться за то, что ос таюсь здесь так долго, — любезным тоном промолвила она. — Естественно, теперь я вернусь в Англию. — Она проигнорировала нетерпеливый вздох Андре и продолжила: — Я… я легко мог получить работу. Я по-прежнему могу быть библиотекарем, у меня ведь есть специальное образование.

— Ты поедешь в Южную Америку, — сказа. Андре за ее спиной, и она резко обернулась.

— В Южную Америку! — повторила она, и даже Леони посмотрела на Андре удивленно.

— Да, в Южную Америку, точнее, в Бразилию, — спокойно проговорил Андре. — Раз ты настаиваешь на том, чтобы обсуждать свои проблемы при людях! — Его глаза гневно сверкну ли, и Рейчел вздрогнула.

— Я не понимаю! — сказал она взволнованно.

— И я не понимаю! — воскликнула Ирена, впервые присоединяясь к разговору. — Что ты устраиваешь, Андре?

Андре бросил на нее убийственный взгляд.

— Когда я был в Лондоне, я виделся с Маркусом и Оливией. Маркусу нужно вернуться в Рио раньше, чем он предполагал, и они с Оливией полетят туда прямо из Лондона. Рейчел проводит Марию и, конечно, Тотти в Рио.

Рейчел в изумлении покачала головой.

— Ты считаешь, что я соглашусь? — тихо спросила она.

Глаза Андре потемнели.

— Сейчас у тебя нет выбора, — ответил он, не позволяя ей спорить с ним.

Рейчел допила свой коктейль и медленно подошла к Витторио, который все еще стоял возле столика с напитками.

— Налей мне еще, — сказала она нервно. Витторио, нахмурясь, выполнил ее просьбу.

После того как она проглотила половину своего коктейля, он предложил ей сигарету, и Рейчел с благодарностью взяла ее. Она глубоко затянулась и отошла в сторону, пытаясь понять то, что она только что услышала.

Очевидно, Андре не сомневался, что она поступит так, как он прикажет, и, в конце концов, это было самое малое, что она могла сделать для семьи в ответ на гостеприимство мадам Санчес. Но что скрывается за всем этим? Рейчел знала, что в Рио жили какие-то дальние родственники, с которыми Маркус сотрудничал, и можно было допустить, что Андре решил устроить ее дальнейшую жизнь без ее согласия.

К счастью, вошла служанка и объявила, что ужин подан. Рейчел сидела между Витторио и мадам Санчес, так что за трапезой у нее была возможность успокоиться. Но она все равно ела очень мало, не чувствуя вкуса, и все время думала о мужчине, который сидел напротив нее за столом. Наблюдая за оживленным разговором между Андре и Леони, Рейчел нервничала больше, чем можно было предположить, глядя на нее со стороны. По тому, с каким обожанием Леони смотрела на Андре, было ясно, что она ему не может отказать ни в чем. Рейчел впилась ногтями в ладонь. Вот зачем ее отец отправил ее сюда. Чтобы она увидела их вместе! Какой припадок жестокости заставил его устроить их встречу с Андре, когда тот явно не хотел ее видеть?

После ужина все направились в гостиную, что бы выпить кофе. Неожиданно возле Рейчел возник Андре.

— Я хочу поговорить с тобой, — сказал он, понизив голос.

Рейчел видела, что Леони, которая сидела Иреной на диване, внимательно следит за ними, и, кивнув в ее сторону, спокойно промолвила:

— Ты не должен так пренебрегать Леони. Кажется, она хотела, чтобы вы уехали сразу после ужина?

— Рейчел, — взволнованно произнес Андре, неужели ты не можешь общаться со мной, не устраивая сцен?

Рейчел выразительно взглянула на Леони.

— Я не устраиваю сцен, — проговорила она улыбкой, — но кто-нибудь другой может ее устроить.

Андре глубоко вздохнул.

— Леони знает, что я должен поговорить с тобой, — ответил он. — У нее нет оснований ревновать.

Рейчел вздрогнула. В этот момент она почти возненавидела Андре.

— Ну, хорошо, — сказала она равнодушно. Андре засунул руки в карманы.

— Пойдем в библиотеку, — произнес он, указывая на дверь.

Однако Рейчел не двинулась с места.

— Но сегодня такая дивная ночь, Андре. Я предпочла бы выйти наружу!

Андре испытующе посмотрел на нее.

— Я думаю, лучше все-таки в библиотеку, — мягко повторил он.

Рейчел насмешливо улыбнулась:

— В чем дело, Андре? Ты боишься, что Леони может возражать, если мы выйдем в сад?

Андре покачал головой.

— Ничего подобного, — ответил он. Рейчел печально усмехнулась. — Если это так много значит для тебя…

Рейчел молча вышла впереди него из комнаты и прошла через выложенный плитками холл.

Снаружи воздух был полон ароматами цветов, которые мадам Санчес выращивала в своем саду. Привычный для Рейчел запах английских растений смешивался с экзотическим ароматом гибискуса и магнолий.

Рейчел обернулась и увидела позади себя Андре.

— Как здесь тихо! — восхищенно сказала она, пытаясь прервать неловкое молчание.

Андре немного удивленно посмотрел на нее.

— Тишина раньше вызывала у тебя скуку, насколько я помню, — возразил он. — Давай пройдемся здесь!

Рейчел сжала губы и последовала за ним через изогнутую арку туда, где заканчивался сад и начинался спуск к морю. Пройдя несколько ярдов, Андре остановился и произнес:

— Я полагаю, что для тебя это достаточно далеко!

Рейчел пожала плечами, и Андре воспринял ее молчание как знак согласия. Он вынул из кармана какие-то бумаги и похлопал ими по своей ладони.

— Здесь все, что тебе нужно, — сказал он холодно. — Паспорт, документы, все прочее.

— Мой паспорт у меня, — ответила резко Рейчел.

— Да, я знаю. Это документы Марии. Вы уезжаете с ней послезавтра. Самолет из Нассау отправляется во второй половине дня. Маркус или Оливия встретят вас в Галеао. Одежду и все, что понадобится тебе, можно купить в Нассау завтра. Рамон поможет тебе.

Рейчел просто онемела от его непоколебимой уверенности в том, что она примет его требования.

— Ты все предусмотрел, не так ли? — язвительно спросила она. — А сколько же времени я должна буду оставаться в Бразилии?

Андре нахмурился. Его лицо было едва различимо в неясном свете, проникавшем в сад из дома.

— Я предложил бы три месяца, — проговорил он небрежным тоном. — Оливия будет рада твоему обществу. Маркус сейчас очень занят, и у него мало свободного времени. Кроме того, эта поездка даст тебе возможность как следует прийти в себя. Ты познакомишься с новыми людьми.

— Твоя самоуверенность меня всегда поражала! — промолвила она страстно. — А что с твоим разводом? Все это не задержит процедуру?

Андре покачал головой и спрятал документы в карман.

— Здесь я не предвижу никаких трудностей, — ледяным тоном ответил он. — В данных обстоятельствах твое согласие не требуется. Не забывай, что ты, сама покинула меня, и, чтобы наше расставание считалось бесспорным, необходимо пять лет.

— Ты все предусмотрел, чтобы от меня избавиться! — горячо воскликнула Рейчел.

— Ты прекрасно знаешь, что это не было моей целью! — резко произнес он. — Ты уже собиралась вернуться в Лондон. Я просто хочу немного облегчить твое горе!

Рейчел раздраженно отбросила ногой камешек.

— Ну почему ты всегда оказываешься прав! — сказала она сердито. — Я всегда неверно трактую твои благородные поступки, не так ли?

Андре сделал шаг по направлению к ней.

— Ты сознательно провоцируешь насилие! — прокричал он.

Рейчел зло рассмеялась:

— Насилие с твоей стороны? Как я могу тебя провоцировать? Ты в полной безопасности под юбкой у своей любовницы!

Тут она поняла, что зашла слишком далеко, и взгляд Андре испугал ее. Рейчел показалось, что он на самом деле может ее убить. Она повернулась и бросилась бежать вниз по склону. Она не знала, последовал ли Андре за ней, она просто чувствовала, что должна скрыться от откровенного бешенства, мелькнувшего в его глазах. В конце концов, в его жилах текла испанская кровь, а испанцы могут быть очень жестокими. Только остановившись, чтобы отдышаться, она поняла, что Андре стоит совсем рядом.

Сдержанное рыдание вырвалось из ее груди, и она снова побежала. Но Андре двигался быстрее. Подбежав к Рейчел, он схватил ее за волосы и заставил опуститься перед ним на колени. Слезы брызнули из ее глаз от боли и страха.

— Ты, свинья! — закричала она, обхватив голову руками и поднимая к нему свое залитое слезами лицо.

Андре возвышался над ней как символ мужского господства, а она никак не могла подняться с колен.

Но глаза Андре сверкали неподдельной страстью, и, когда Рейчел попыталась двинуться с места, он опустился рядом с ней.

— Негодяй, животное, отпусти меня! — воскликнула Рейчел, вертя головой из стороны в сторону. Но затем что-то в его глазах заставило ее перестать бороться.

— Боже, о боже! — услышала она его стон и почувствовала, как его губы коснулись ее рта. Руки Рейчел обвились вокруг его шеи, пальцы ее погрузились в его волосы, и она притянула его к себе, извиваясь всем телом. — Рейчел, Рейчел, — пробормотал Андре лихорадочно, целуя ее глаза и шею своими горячими губами. — Ты сводишь меня с ума! — Он снова впился губами в ее губы. Все ее существо пылало и устремлялось к нему; никто не мог ее так ласкать, как Андре, и все было безразлично, лишь бы он продолжал…

Звук голосов на берегу заставил Андре прийти в себя. Он рывком поднялся на ноги, отряхнул песок с колен и пригладил растрепавшиеся волосы. Какое-то время он стоял, молча, глядя на Рейчел потухшими глазами, и затем произнес:

— Встань, ради бога!

Он грубо схватил ее за руку и поднял с песка. Рейчел взглянула на него непонимающе, и он резко бросил:

— Не воображай, что сейчас что-то изменилось. Рейчел почувствовала себя так, будто ее облили холодной водой. Распрямив плечи, она сказала:

— Ты льстишь себе, мистер Санчес!

Она отряхнула и поправила свое платье, надеясь, что никто не заметит беспорядка на ее голове или отнесет его за счет ветра. Стараясь не обращать внимания на взгляды, которые Андре бросал в ее сторону, Рейчел пошла вслед за ним.

Леони, Ирена и Витторио стояли в саду и разговаривали. Когда Рейчел и Андре подошли ближе, все трое как по команде повернулись к ним. Рейчел позавидовала выдержке Андре, который, спокойно произнес:

— В чем дело? Это что, поисковая группа? Я могу вас заверить, что мы прошли вдоль берега всего несколько ярдов. Рейчел, — он слегка замялся, — хотела немного подышать воздухом. Леони подошла к нему:

— Дорогой, уже поздно. Мы, право, должны ехать.

Андре кивнул:

— Хорошо, Леони, поедем прямо сейчас. Я только попрощаюсь со своей матерью!

— Конечно, дорогой. — Леони улыбнулась, и Андре быстро вошел в дом.

Рейчел была рада, что луна светила, не слишком ярко, и никто не обращал внимания на ее пылающие щеки.

В ее душе бушевали какие-то дикие, неудержимые страсти, и она подумала, что сказал бы Андре, если бы она попросила его остаться, обратившись к нему прямо здесь, перед его элегантной девушкой.

Его прикосновения, его ласки, даже его гнев — все это пробудило дремлющее в Рейчел желание, желание, которое, как ей казалось, уже давно утихло. Но теперь она поняла, что это совсем не так. Она хотела, чтобы Андре вернулся, и то, что он уезжает через несколько минут, было просто невыносимо сознавать.

Не думая о том, какие выводы могут сделать в связи с ее действиями окружающие, Рейчел повернулась и бросилась к дому, встретив в холле Андре, который уже собирался уходить. Он прошел бы мимо нее, но она импульсивно схватила его за руку.

— Андре, — прошептала она хрипло.

Андре взволнованно дышал, но голос его прозвучал равнодушно.

— Что ты хочешь теперь от меня, Рейчел? — спросил он.

Рейчел облизала нижнюю губу.

— Андре, — тихо сказала она, — нам надо поговорить!

Андре прищурился.

— Не сейчас, Рейчел, — сурово ответил он. — Не сейчас.

Рейчел дотронулась пальцами до его щеки.

— Андре, — снова повторила она умоляющим тоном, — не уходи так. Ведь только что там, на берегу, ты хотел меня!

Андре в упор посмотрел на нее.

— Да, — резко произнес он, — я хочу тебя, но, боже мой! Я никогда не возьму тебя больше! — Он оттолкнул ее от себя.

В глазах Рейчел промелькнула боль.

— Почему? — нервно спросила она. Андре провел рукой по волосам.

— Я любил тебя, Рейчел, — выдавил он через силу. — До умопомрачения! Я никогда не думал, что смогу выбросить тебя из головы, но я сделал это, и теперь я встретил человека, который любит меня так, как я любил тебя когда-то. Я пришел к заключению, что так гораздо лучше! О, я признаю, что ты очень красивая женщина, способная пробудить желание, но, желая твое тело, я не хочу даже части твоей души! А любовь — это совсем иное чувство!

Рейчел горько покачала головой.

— Ты жестокое, животное, Андре, — выдохнула она, — ты не был раньше таким жестоким!

— Я такой, каким ты меня сделала. Раньше тебя не устраивала жизнь со мной, тебе было скучно, так скучно, что ты сознательно погубила моего ребенка, ребенка, которого ты носила!

— Это неправда! — слабым голосом возразила она. — Все было совсем не так! Я не хотела потерять ребенка — я хотела его родить!

Андре посмотрел на нее сердито и недоверчиво.

— Ты, вероятно, столько раз повторяла это про себя, что, в конце концов, поверила в это! — насмешливо сказал он.

— Неправда!

— Тогда почему ты убежала? У тебя могли быть и другие дети.

Рейчел изумленно взглянула на него.

— И ты меня спрашиваешь об этом?! — воскликнула она. — Неужели ты не помнишь, как ты себя вел?

— Значит, это была моя вина? — Андре отвернулся. — Спокойной ночи, Рейчел. Счастливого пути! — Он почти выбежал из дома.

Рейчел, спотыкаясь, вошла в гостиную и сразу встретила сочувственный взгляд мадам Санчес.

— Вы слышали? — спросила она устало. Мадам Санчес кивнула:

— Да. Я слышала, Рейчел. Иди сюда и сядь. Мне кажется, что нам пора поговорить, ты согласна?

Рейчел недовольно передернула плечами, но хотя она не понимала, какой смысл может быть в этом разговоре, она не могла представить себе, что сейчас ей придется возвращаться в свою комнату. Она медленно подошла к свекрови и взяла у нее из рук бокал с бренди. Рейчел сознавала, что выглядит ужасно, и чувствовала себя совершенно опустошенной.

Мадам Санчес указала ей на диван, и затем села напротив нее. Рейчел сделала глоток бренди и постаралась спокойно собраться с мыслями. Однако память о жестоких словах Андре, брошенных им напоследок, не исчезала, и Рейчел вся дрожала, несмотря на то, что тело ее горело.

В гостиную вернулась Ирена. Она встала в дверях и насмешливо оглядела мать и свою невестку.

— В чем дело? — язвительным тоном произнесла она. — Признания?

Мадам Санчес бросила на дочь осуждающий взгляд.

— Если ты не можешь сказать ничего разумного, будь любезна, держи свои замечания при себе, — резко проговорила она.

Ирена пожала плечами, с любопытством глядя на Рейчел:

— А что случилось? Может быть, Андре, наконец, задал Рейчел трепку, которую она заслужила?

Рейчел подняла глаза на Ирену и почувствовала, как ее охватывает гнев.

— Тебя всегда интересуют проблемы других людей, не так ли, Ирена? — бросила она. — Интересно, почему? Наверное, потому, что в этом заключается твоя жизнь. Все время меняющаяся панорама, в которой ты остаешься только зрительницей. Потому что единственное, что ты можешь, — это быть зрителем! — Голос ее сорвался, и она наклонила голову, стараясь взять себя в руки.

Ирена самодовольно улыбнулась:

— Ну, что-то все же произошло, я уверена! Я никогда еще не видела, чтобы ты плакала, Рейчел. Это что-то новое! Я думала, ведьмы не умеют плакать!

— Ирена! — взорвалась мадам Санчес. — Выйди из комнаты! Твое поведение возмущает меня! У тебя что, совсем нет никаких чувств?

Ирена повернулась к своей матери:

— Почему ты защищаешь ее? Андре — твой сын и мой брат, а она попыталась разрушить его жизнь! Слава богу, что у него хватило соображения найти, наконец, кого-то, кто ему действительно подходит!

— Ирена! Я что, должна повторять? — Мадам Санчес поднялась на ноги. — Я предупреждаю тебя…

— Хорошо, хорошо! — Ирена повернулась к двери. — Я ухожу и оставляю вас с вашими признаниями. Но не позволяй обманывать себя, мама Она ведет себя совершенно бесстыдно, когда хочет что-то получить!

Мадам Санчес нетерпеливо подняла руку, но Ирена уже вышла и стала подниматься по лестнице, посвистывая. Мадам Санчес снова села и посмотрела на Рейчел, которая пыталась допить свой бренди, хотя рука ее непроизвольно дрожала. В глазах мадам Санчес она видела сочувствие, и ей стало невыносимо жаль себя. Но она поборола это чувство и произнесла как можно безразличнее:

— Странно, не правда ли? Но женщины всегда были существами, лишенными логики!

Мадам Санчес поджала губы и, протянув руку, дотронулась до руки Рейчел.

— Рейчел, Рейчел, — медленно проговорила она, — тебе не нужно играть со мной. Мне казалось, что мы с тобой понимаем друг друга!

— О, как мы можем понимать друг друга? — воскликнула Рейчел беспомощно. — Мы ведь противоположные стороны. Мы всегда были ими. Поэтому… — Она внезапно остановилась.

— Почему ты не могла приехать ко мне перед тем, как покинуть Андре? — спросила мадам Санчес с укором.

— Правильно! — Рейчел склонила голову. — Я хотела. Мне нужен был кто-то, с кем я могла бы поделиться, но мне казалось невозможным обратиться к вам — к матери Андре!

— Я понимаю, — ответила мадам Санчес, — и я полагаю, что Ирена была готова помочь тебе уехать.

Рейчел вздохнула:

— Да, конечно. В то время я была ей благодарна, но теперь… — Она замолчала и подняла глаза на мадам Санчес. — Андре объяснил вам, что сделал мой отец?

Мадам Санчес кивнула:

— Да, он мне все рассказал. Я считаю, что твой отец был очень мужественным человеком.

Рейчел пожала плечами:

— Наверное, это так. Мне его будет ужасно не хватать. Я очень его любила. Но я не понимаю, почему он счел нужным отправить меня сюда, к Андре, если знал, что Андре затевает развод!

— Не понимаешь? Ну, может быть, он думал, что ему просто нельзя терять ни минуты, и он был, по-видимому, прав.

— Да. Но я справилась бы сама. Я не беспомощная женщина. Может быть, если бы я была такой, наш брак с Андре оказался бы удачным!

Мадам Санчес нахмурилась:

— А ты считаешь, что ваш брак не был удачным?

— Как вы можете задавать мне такой вопрос? — воскликнула Рейчел.

Мадам Санчес изучающе посмотрела на ее бледное лицо.

— Ваш брак разрушился, значит, он не был удачным, — сказала она спокойно. — Но ведь было время, когда вы считали, что он удачен!

Рейчел прикусила губу:

— Конечно, вначале…

— Да, вначале, когда Андре привез тебя на Багамы после вашего медового месяца. Тогда ты был счастлива, разве не так? — Рейчел медленно кивнула, и мадам Санчес продолжила: — И поскольку это было так, мой сын стал бояться за свое счастье.

Она вздохнула и выразительно развела руками.

— Рейчел, ты не сумела понять, какими обязанностями связан человек в положении Андре. него есть враги, он это знает, но ты со своей позиции стороннего наблюдателя не могла эту опасность разглядеть.

Рейчел покачала головой: — Он был таким властным!

Мадам Санчес подняла свои черные брови:

— И это проявлялось все сильнее?

— Да, — ответила Рейчел.

— Позволь мне объяснить, в чем дело. Андре любил тебя, когда вы поженились, но, пока ты не поживешь с человеком, нельзя понять, что ты действительно не можешь без него жить. В этом и была беда Андре. Со временем его любовь к тебе становилась все крепче, и с его властностью, с его почти безумным страхом, что с тобой что-то случится…

Рейчел провела рукой по лбу.

— Почему он никогда не пытался ничего объяснить? Почему он всегда был так уверен в своей правоте, а я, напротив, была не права? Он никогда не пробовал понять, что я чувствую!

— А ты пробовала понять, что чувствует он? — спросила тихо его мать.

Рейчел вздохнула. Разве она могла сказать, что пробовала? Она закурила сигарету и произнесла:

— Даже если любишь кого-то, это не дает тебе права порабощать этого человека так, что его жизнь становится лишь бледной тенью твоей собственной жизни.

— Я согласна. Андре — очень властный человек. И все же тебя оттолкнула любовь, а не ненависть!

Рейчел глубоко затянулась.

— Андре говорил вам о… о ребенке? Мадам Санчес сложила руки на коленях.

— Расскажи мне ты, — ласково попросила она. — Давай поговорим об этом сейчас.

Рейчел подавила вздох. Ей все еще было трудно, даже по прошествии времени, говорить об этом. Но она понимала, что мадам Санчес хотела ей помочь и что ей принесет пользу разговор с этой женщиной. У нее никогда не было никого, с кем она могла бы поделиться. Она с трудом подыскивала слова, чтобы начать, и, наконец, осторожно сказала:

— Андре считал, что мое беспокойство было вызвано скукой. Это не так. Жизнь с Андре никогда не казалась мне скучной. Просто он не хотел быть со мной откровенным. Впрочем, оглядываясь назад, я понимаю, что вела себя безответственно.

— Андре рассказал тебе о Лилиане? — тихо спросила мадам Санчес.

— Мне рассказал Витторио. Я не могу вам передать, какой ужас я испытала.

— Да, это было ужасно, — вздохнула мадам Санчес, — и для Андре тоже. Кроме того, это было в некоторой степени подтверждением его опасений.

— Я знаю. Все-таки вы должны признать, что это просто случайность!

— Согласна. Но, Рейчел, когда любишь кого-то так, как Андре любил тебя, можно допустить все!

Рейчел пожала плечами.

— Я тоже беспокоилась, когда Андре уезжал, — сказал она.

— Андре — мужчина. Я думаю, он считал, что находится в большей безопасности, чем ты. — Мадам Санчес улыбнулась. — Но мы отклоняемся от предмета нашего разговора. Продолжай. Расскажи мне, почему ты уехала.

Рейчел было трудно собраться с мыслями, однако после недолгого молчания она, вздохнула и продолжила свой рассказ:

— Однажды мы поссорились, и Андре сказал что, если бы у меня был ребенок, я причиняла бы меньше беспокойства! — Она снова вздохнула. — Вы… вы не можете себе представить, что я почувствовала при этих словах! Я всегда хотела иметь ребенка, но ведь Андре говорил, что мы должны подождать и немного пожить вдвоем…

— Он ревновал! — заметила мадам Санчес спокойно. — Он не хотел, чтобы что-то отвлекало тебя от него.

— Но разве это не эгоистично? — отчаянно воскликнула Рейчел. — Мое стремление иметь ребенка тоже было эгоистичным. Но я хотела, чтобы во мне была частица Андре! Я хотела знать — что бы ни случилось, у меня будет его дитя! — Ее страстная речь прервалась. Она продолжала курить. — Как бы то ни было, я тогда сказала: нет! Когда он предложил завести ребенка, я ответила, что ничто не заставит меня подчиниться ему еще больше! — Голос ее сорвался, и Рейчел должна была немного успокоиться, прежде чем продолжать. — Ну, как бы там ни было, я забеременела. Конечно, мы поссорились. Я никогда не могла сопротивляться, если Андре вбивал себе что-то в голову, и он знал это. Но когда я обнаружила, что беременна, я обвинила его в том, что он воспользовался мной, и у нас снова была ссора. О, этой был ужасный скандал! — Она закрыла лицо руками.

Мадам Санчес встала, подойдя к французскому окну, открыла его и вышла на веранду. Она постояла там некоторое время, давая Рейчел возможность прийти в себя, а затем вернулась и села рядом, в то время как Рейчел яростно вытирала слезы.

— Извините, — сказала Рейчел, — но это нелегко!

— Нет, я понимаю, — ответила мать Андре мягко. — Ты хочешь рассказывать дальше?

— О да! Теперь, когда я уже начала, я расскажу вам все. — Рейчел шмыгнула носом. — Ну, после этого, после скандала, мы снова стали вести себя друг с другом прилично, но Андре ко мне больше не прикасался, он больше не спал со мной. Он… он перенес свои вещи в другую комнату, и хотя внешне все выглядело по-старому, на самом деле все было ужасно! — Она вздохнула. — Сначала я почувствовала себя раненой, слишком раненой, чтобы ответить так же, но потом мой характер взял свое. Я стала необщительной и молчаливой в его присутствии. Рамон часто приходил, как вы знаете, навестить меня. Мне казалось, что ему было приятно мое общество, а мне было приятно видеть его. Я не говорила ему о ребенке. Наверное, следовало бы, но мне не хотелось, поскольку это было причиной нашего разлада с Андре. — Она взглянула в глаза мадам Санчес. — Вы можете понять, что я чувствовала? Можете?

Мать Андре нахмурилась:

— Я начинаю понимать. Продолжай, Рейчел.

— Ну вот. Рамон часто вывозил меня на целый день — плавать или ловить рыбу, и во время одной поездки мы отправились нырять. — Она пожала плечами. — Я помню, что задержала дыхание, когда погружалась, и испытала какое-то странное чувство. Я сказала Рамону, что начинаю подниматься, и он последовал за мной.

Но он так много занимался спортом, что плавал и нырял лучше, чем я. Я почувствовала слабость и тошноту. Рамон привез меня домой, но вред уже был причинен. — Она снова пожала плечами. — Ничего особенного, просто выкидыш, который, конечно, был потрясением в физическом и духовном смысле.

— Ты рассказала все это Андре? — Рейчел жестко рассмеялась:

— Вы думаете, что он стал бы меня слушать? О нет! Когда он вернулся домой и застал врача, он не проявил никакого желания разговаривать. — Она вздохнула. — Кроме того, я сама была не в состоянии разговаривать. Вы не поверите, но я хотела этого ребенка, действительно хотела его! О, я все это говорила Андре, но с моей стороны было просто глупостью вести себя так. Я понимаю это теперь. Позже, когда Андре смог увидеть меня, смог разговаривать со мной, он обвинил меня в том, что я сознательно постаралась вызвать у себя выкидыш. Я была слишком слаба, чтобы с ним спорить. В этом все равно не было смысла. Он не хотел меня больше видеть. Вот как он отнесся ко мне!

— Но, дитя мое, разве ты не видела, что это ранило его, ужасно ранило? Неужели тебе не пришло в голову, что гнев его направлен в такой же мере на него самого, как и на тебя, за то, что он заставил тебя выстрадать такую ужасную вещь? Во всем этом ты упустила из виду тот факт, что Андре ведь любил тебя! Ты могла его ранить, причинить ему боль, заставить раскаиваться, но он все же любил тебя!

Рейчел взглянула на нее широко раскрытыми глазами.

— Как вы можете говорить такое? — выкрикнула она.

— Потому что я знаю, что с ним было, когда ты уехала, — резко ответила мать Андре. — Он словно потерял рассудок! Он дважды ездил в Лондон, чтобы встретиться с тобой, и дважды возвращался, не попытавшись сделать это!

— Что?

— Конечно. Неужели ты думаешь, что он просто забыл о тебе, не удостоверившись, что ты в целости и сохранности? Оба раза он встречался с твоим отцом, но, конечно, твой отец предпочел не говорить тебе об этом!

На мгновение Рейчел потеряла дар речи.

— Похоже, что мой отец скрывал очень многое, — горько заметила она, — но почему Андре не захотел известить меня?

— Твой отец сказал ему, что ты все еще подавлена. Что ты очень медленно поправляешься от своей болезни, и появление Андре может создать для тебя дополнительные трудности. В свою очередь Андре заставил твоего отца пообещать, что в любой момент, когда у тебя возникнут какие-нибудь проблемы, он свяжется с моим сыном немедленно. Я полагаю, что именно поэтому твой отец послал тебя к Андре сейчас.

Рейчел удивленно покачала головой.

— Понятно, — хрипло произнесла она. — А теперь слишком поздно!

Мадам Санчес поднялась на ноги и вздохнула:

— Да, Андре собирается жениться на Леони. Она будет ему хорошей и верной женой. В этом я не сомневаюсь. Меня беспокоит, будет ли Андре ей хорошим и верным мужем.

— Что вы имеете в виду? — Мадам Санчес пожала плечами.

— Я слышала, о чем вы с Андре говорили в холле, не забывай! — сказала она спокойно. — Возможно, он этого не признает никогда, но ты остаешься в его мыслях. — Она повернулась к Рейчел, улыбаясь. — О, Рейчел, какие проблемы мы создаем для себя!

Рейчел наклонила голову в молчаливом согласии.

Мадам Санчес снова вздохнула: — Ну ладно, дитя, ты отправляешься в Рио с Марией, и я не могу сказать, что не рада этому. Это позволит тебе забыть обо всем, с чем ты столкнулась в последнее время. И хорошо, что это происходит в такое время года. Оливия тебе понравится, я уверена. Она не такая жестокая, как Ирена, и не такая сухая, как Леони. Она такая же девушка, как ты, — молодая и привлекательная и очень сильно влюблена в своего мужа!

Рейчел бросила короткий взгляд на мадам Санчес, но выражение лица свекрови ничего ей не подсказало.

— А потом? — рискнула спросить она. Мадам Санчес передернула плечами.

— Кто знает? — сказала она, нахмурившись. — Ясно одно — ты нуждаешься в отдыхе, настоящем отдыхе.

— Маркус с женой знают, что я пробуду у них так долго? — спросила Рейчел, ощущая ужасное замешательство, которое всегда наступает, когда понимаешь, что твою жизнь кто-то взял в свои руки и ты ничего не можешь с этим поделать.

— Да, они знают, — ответила мадам Санчес. — Не беспокойся по этому поводу. Маркус очень обрадовался, когда узнал, что ты приедешь. Ты ведь помнишь Маркуса?

Рейчел кивнула. Маркус напоминал Рамона. Он был интеллигентным, мягким и добрым… Она погасила свою сигарету и поднялась. Бессмысленно было идти против судьбы, которую наметило для нее столько людей, начиная с ее собственного отца. И, кроме того, что еще она могла поделать? Она действительно не очень хотела возвращаться сейчас в Лондон и заниматься там делами. А здесь она только причиняла беспокойство своим родственникам по мужу, что бы они ни говорили. Гораздо лучше было отправиться в Рио, позволить Андре получить развод и затем вернуться в Лондон, когда начнутся длинные, летние дни и будет меньше теней, которые станут за ней охотиться…

Глава 6

Солнце уже начинало садиться, когда Рейчел поднялась по ступеням веранды и оглянулась на Марию, которая двигалась за ней на расстоянии нескольких ярдов. Маленькие крепкие ножки девочки переступали со ступеньки на ступеньку короткими шажками. В одной руке Мария держала ведерко, а в другой — лопатку. Рейчел несла две пары их сандалий. Мария вскарабкалась по ступеням и с торжествующим видом догнала свою тетю.

— Видишь, — воскликнула она, — я говорила тебе, что меня не нужно нести!

Рейчел ласково погладила ее кудрявую головку и подтолкнула Марию впереди себя в прохладный холл, выложенный плиткой. В нем было приятно находиться после жарких солнечных лучей, хотя Рейчел успела привыкнуть к солнцу за те четыре недели, которые она провела у Оливии и Маркуса.

Мария обернулась, когда они вошли в холл, и сказала:

— Ты выкупаешь меня сегодня вечером, Рейчел? Пожалуйста!

Она потянула Рейчел за руку, но в этот самый момент стройная привлекательная девушка появилась в дверях комнаты и промолвила:

— Ну, Мария, ты, наконец, пришла домой! Дай возможность Рейчел присесть и выпить чего-нибудь. Ты слишком пристаешь к ней. Если ты будешь себя так вести, ты ей надоешь!

Рейчел улыбнулась своей невестке и покачала головой.

— Нет, она не надоест мне, Оливия! — проговорила она успокаивающим тоном. — Но теперь сбегай и посмотри на Тотти, Мария. Как сказала твоя мама, мне хочется выпить славную чашечку чая и выкурить сигарету.

Мария сморщила носик:

— Но ты выкупаешь меня?

— Наверное, — ответила Рейчел, кивнув, и слегка подтолкнула девочку по направлению к кухне.

Затем она пошла вместе с Оливией в гостиную. Это была длинная комната с невысоким потолком, которая тянулась от фасада виллы до ее конца. Стены комнаты были покрыты белой краской и украшены бразильскими гравюрами. Мебель была простой, но очень удобной, и Оливия добавила к обстановке некоторые чисто женские штрихи — ленты, которые подхватывали занавески, и обшитые ручными кружевами подушки. Это была комната с какой-то дружелюбной атмосферой. Повсюду лежали игрушки. Мария была центром внимания в этой маленькой семье, и Рейчел подумала, что так и должно быть.

Служанка прикатила на колесиках столик с вечерним чаем, и Рейчел опустилась в кресло, приняв с благодарностью чашку из рук Оливии. Оливия налила и себе чаю и затем, откинувшись в своем кресле, сказала:

— Честно говоря, Рейчел, я не понимаю, как я здесь управлялась, пока ты не приехала.

Рейчел улыбнулась.

— Ты должна знать, что я обожаю Марию, — ответила она с восторгом, — мы прекрасно проводим время вместе.

— Я вижу это, — кивнула Оливия, вздыхая. — Но ты ведь не захочешь остаться здесь навсегда?

Щеки Рейчел слегка покраснели.

— О, я не знаю… — начала она неуверенно. Оливия сжала губы.

— Тебе не нужно принимать решение сию минуту, — воскликнула она. — Дело в том… ну, я обнаружила, что снова беременна.

Глаза Рейчел расширились.

— Правда? О, как прекрасно!

Оливия посмотрела на нее с сомнением:

— Ты так считаешь? Ты не думаешь, что Мария еще слишком мала?

— Боже мой, нет! — Рейчел покачала головой. — К тому времени, когда родится ребенок, ей будет уже четыре года. Я думаю, что это вполне подходящий возраст. Она сможет помогать тебе, и ей это будет нравиться. Кроме того, ты ведь знаешь, что ей хочется иметь товарищей, с которыми она могла бы играть!

Оливия кивнула.

— О, наверное, это так, — произнесла она, поежившись. — Дело в том, что мы… мы не планировали это, как мы планировали рождение Марии. Я даже не знаю, будет ли Маркус доволен.

Рейчел взглянула на нее удивленно:

— Ты что, еще не сказала ему?

— Нет. Я… я отложила это, но, конечно, рано или поздно я ему скажу. Но я не буду говорить Марии, пока не наступит время. Она такая нетерпеливая!

— Наверное, ты права, — ответила Рейчел задумчиво и закурила сигарету.

— Ты стала бы прекрасной матерью, Рейчел! — тихо сказала Оливия.

Щеки Рейчел вспыхнули.

— Любой может справиться с детьми, — проговорила она безразличным тоном.

— Нет, не любой, — возразила Оливия, качая головой. — Я просто не понимаю… — Она замолчала. — Прости, я готова была сделать то, что обещала матери Маркуса не делать никогда, — проявлять любопытство! Рейчел вздохнула:

— Это не любопытство, Оливия, — заметила она, испытывая некоторое неудобство от их разговора. — Естественно, тебя интересуют мои дела. Если бы я была на твоем месте, меня бы это тоже интересовало. Ты знаешь, что у меня был выкидыш?

Оливия кивнула:

— О да. Мне известны все эти факты, но я просто не могу связать их с женщиной, которую я теперь знаю.

Рейчел прикусила губу.

— Я воспринимаю это как комплимент, — устало произнесла она. — Я действительно чувствую, что я с тех пор очень повзрослела!

Оливия маленькими глотками пила свой чай, а Рейчел думала о том, какие мысли сейчас в голове у этой женщины. С самого начала она и Оливия понравились друг другу. Хотя родители Оливии были состоятельными людьми и жили на континенте, привилегированные пансионы и школы не испортили ее, и она была очень домашней девочкой. Весь ее мир заключался в Маркусе и Марии, и ее не интересовала никакая другая карьера, кроме как просто быть хорошей женой своему супругу. Однако их дружба развивалась несколько ограниченно, потому что они всячески старались избегать разговоров об Андре. И все же, несмотря на это, они стали близкими друзьями, и Рейчел могла понять любопытство Оливии относительно ее положения. Надо признаться, что Рейчел в последнее время удалось забыть о своих проблемах, и Мария в этом ей очень помогла.

— Когда возвращается Маркус? — спросила Рейчел, меняя тему разговора.

Оливия лениво потянулась.

— О, послезавтра, — сказала она. — Мне его обычно ужасно не хватает, когда он уезжает в свои командировки, но на этот раз так плохо не было.

Маркус отсутствовал десять дней. Рейчел не знала точно, где он находится в настоящее время, но последняя телеграмма, которую они от него получили, была из Нью-Йорка. Он был очень рад приветствовать Рейчел в своем доме, зная, что его отсутствие огорчает его молодую жену, когда она остается одна.

Рейчел улыбнулась.

— Ты зря так говоришь, — заметила она. — Я знаю, что ты просто умираешь от желания скорее увидеть его! Тебе не нужно притворяться передо мной безразличной!

Оливия поднялась.

— О, Рейчел, — произнесла она, качая головой, — мне так приятно, что ты здесь! Ты подумаешь над тем, что я сказала, ладно?

Рейчел кивнула.

— Хорошо. Я подумаю, — согласилась она, тоже поднимаясь, и продолжила: — Теперь я пойду, пожалуй, узнаю, что с ванной для малышки. А ты не беспокойся. Ты не должна себя утруждать.

Оливия провела рукой по своему плоскому животу.

— О, я совершенно в порядке, — ответила она, — впереди еще почти семь месяцев. Подумать только — все лето в бесформенных платьях!

— Ты переживешь это, — спокойно возразила Рейчел и рассмеялась. — Ты знаешь сама, что ты очень рада. Когда ты расскажешь Маркусу?

Оливия пожала плечами:

— О, я полагаю, когда он вернется. А ты как бы сделала?

Рейчел почувствовала легкую боль внизу живота.

— Да, — сказала она, отворачиваясь, чтобы Оливия не могла видеть ее лица, — я бы не стала ждать. Я уверена, что он будет в восторге!

Позже, в своей комнате, переодеваясь к ужину, Рейчел села за туалетный столик и закрыла лицо руками. Разговор с Оливией заставил ее вспомнить все свои несчастья, которые она надеялась забыть, и теперь она испытывала настоящую зависть к счастливому замужеству Оливии. Почему она была такой дурочкой? Если бы ее отец тогда рассказал ей, что Андре последовал за ней в Лондон, все могло бы обернуться иначе. Но он, конечно, считал, что действует в ее интересах. Ее отец не мог допустить, что она хотела бы встретиться со своим мужем. Но ведь ее поведение было только бравадой! Если бы Рейчел знала, что Андре ее действительно любит, что он действительно простил ей ее безответственное поведение, она с готовностью встретилась бы с ним. Но она была уверена, что Андре больше не любит ее, и никогда бы не подумала, что он захочет ее видеть.

Поднявшись из-за своего туалетного столика, Рейчел вышла на балкон. С балкона открывался великолепный вид на залив Хуанастра. Залив располагался совсем близко от Рио-де-Жанейро. Это была необычайно красивая местность с идеальным климатом. На берегу были разбросаны маленькие домики, которые вместе с несколькими скромными коттеджами образовывали деревушку Хуанастра. Возле деревни находилась старая церковь и несколько водопадов. Некоторые жители Хуанастры занимались резьбой по дереву и чеканкой, чтобы привлечь туристов. В пик сезона сюда приезжало много отдыхающих, но там, где стоял дом Санчесов, всегда было спокойно и тихо, и до сегодняшнего дня Рейчел чувствовала себя здесь умиротворенной.

Рейчел решила, что ей нельзя допускать, чтобы беременность Оливии нарушала ее покой. В конце концов, если Оливия хочет, чтобы Рейчел осталась у них, почему бы не согласиться на ее предложение. Это все-таки возможность избежать ответственности, а сейчас, подумала Рейчел, ей просто не справиться с ней.

В течение двух следующих дней Оливия готовилась к возвращению своего супруга. Она сделала прическу в салоне в Рио, в то время пока Рейчел вместе с Марией ходила по магазинам на Рио-Бранко. Рейчел купила Марии большой альбом для рисования и карандаши, потому что рисование стало в последнее время любимым занятием девочки. Затем они отправились в кофейный бар, и, пока Рейчел пила кофе, Мария управлялась с большой порцией клубничного мороженого. Позже, когда к ним присоединилась Оливия, девочка не могла говорить ни о чем другом, и Оливия добродушно заметила:

— Она не проявляет такого восторга, когда я покупаю ей мороженое. У меня явно не тот подход!

Рейчел не хотела, чтобы Оливия говорила такие вещи, но она говорила от души, и Рейчел не могла ее оборвать. Вместо этого она улыбнулась и со смехом согласилась. Было уже довольно поздно, когда они вернулись в Хуанастру, и Мария подскочила от восторга, увидев огромную машину, припаркованную перед входом виллы.

— Папочка дома, папочка дома! — закричала она возбужденно.

— Да, я вижу, — сказала Оливия и спросила, обратившись к Рейчел: — Как я выгляжу?

Рейчел оглядела, ее.

— Великолепно, — ответила она, кивая. — Тебе идет эта прическа. Мне надо тоже сходить в этот салон.

Оливия скривилась.

— Нет, тебе не нужен парикмахер, — заявила она. — Ты всегда выглядишь прелестно, и волосы у тебя густые и мягкие. Мои нужно завивать, иначе они смотрятся ужасно!

Волосы Оливии были короткими и жесткими, и она завивала их крупными локонами. Рейчел знала, что Оливия на самом деле уверена в своей привлекательности. Когда они вышли из машины, Рейчел крепко взяла за руку Марию и сказала:

— Пусть сначала мамочка поприветствует папу, Мария. Она тоже волнуется, ты видишь.

Мария запротестовала, но Оливия все равно ушла. Рейчел и Мария медленно направились за ней. Когда они поднялись по лестнице на веранду, Рейчел отпустила Марию, и она побежала к своим родителям. Рейчел замешкалась, не зная, следует ли подняться в свою комнату или присоединиться к ним. Однако внезапно из гостиной вышел мужчина и остановился в холле, нетерпеливо поглядывая на нее.

— Андре! — воскликнула она, схватившись за косяк двери, чтобы удержать равновесие. — Ч-что ты здесь делаешь?

Андре Санчес внимательно оглядел ее.

— У меня были кое-какие дела в Рио, и я прилетел вместе с Маркусом, — холодно ответил он. — Как ты, Рейчел? Ты хорошо выглядишь.

Рейчел удивленно покачала головой.

— Я чувствую себя замечательно, — сказала она, недовольная тем, что не может скрыть свое волнение. — А ты? Как ты?

— Прекрасно, — ответил он безразлично.

— Это хорошо. — Рейчел слегка поежилась. — Ты извинишь меня? — И, прошмыгнув мимо него, она направилась к лестнице. Однако голос Оливии остановил ее:

— Рейчел! Рейчел, не уходи! Иди сюда и посмотри, что мне привез Маркус, что он привез всем нам!

Рейчел сжала губы и затем, проигнорировав подозрительный взгляд Андре, вошла в гостиную и тепло поздоровалась с Маркусом. Маркус был ниже, чем Андре, и не таким стройным. Его приветливое лицо сияло.

— Моя жена говорит, что я должен поблагодарить тебя за то, что она не чувствовала себя одинокой, пока меня не было, — сказал он. — Поэтому прими это вместе с моей благодарностью!

Он протянул Рейчел сверток, и она растерянно взяла его в руки. Если бы взгляд Андре не был в это время обращен на нее, она приняла бы подарок с радостью, но теперь она предпочла бы просто исчезнуть в своей комнате, вместо того чтобы вступать в беседу с Маркусом. Появление Андре вызвало у Рейчел шок. Он был так холоден, так равнодушен, в то время как Рейчел дрожала, как кролик, в его присутствии. Кроме того, она рассердилась. Рассердилась на то, что Андре так бесцеремонно явился сюда, нарушив ее покой — покой, который она с таким трудом обрела.

Сделав над собой усилие, она сняла перевязанную лентой цветную обертку, и в руках у нее оказалась маленькая коробочка. Внутри она обнаружила футляр, а в нем — пару бриллиантовых серег. Они сверкнули в лучах заходящего солнца, и Рейчел взглянула на Маркуса со слезами на глазах. «Глупо быть такой чувствительной», — сердито сказала себе. Эти серьги были почти в точности такими же, какие ей однажды подарил Андре.

— Я… я просто не знаю, что сказать, — начала она, качая головой.

Маркус легонько дотронулся до ее плеча.

— Это только подарок, пустяк, — ласково произнес он. — Я рад, что они тебе нравятся.

— Можно мне посмотреть? — спросил Андре мягко и, взяв Рейчел за руку, поднес футляр к свету. — Гм. Очень красивые, — небрежно заметил он. — У тебя, Маркус, хороший вкус. Это ценная вещь.

Рейчел закрыла футляр с легким щелчком.

— Для меня это не ценность, — сказала она напряженным голосом, — для меня это подарок.

— Ты знаешь, как говорят, дорогая? Бриллианты — это лучшие друзья девушки! — засмеялась Оливия.

Рейчел поняла, что Оливия чувствует ее настроение, и произнесла:

— Теперь, пожалуйста, извините меня… — Она направилась к выходу, но Мария остановила ее.

— А ты не хочешь посмотреть, что подарили мне? — настойчиво спросила она, и снова Рейчел должна была уступить.

— Конечно, хочу, Мария, — ответила она, улыбаясь. — Что папочка привез тебе?

Мария продемонстрировала свое запястье. На нем был прелестный золотой браслет с изображениями святых.

— О, какой чудесный! — воскликнула Рейчел восторженно. — Ты поблагодарила папу?

— Да. И еще мне подарили вот это. — Мария показала Рейчел коробку, в которой лежала большая кукла в национальном бразильском костюме.

— О, какая красивая, — сказала Рейчел. — У тебя ведь нет бразильской куклы.

— Я знаю. Это мне привез дядя Андре.

— Понятно, — вздохнула Рейчел. — Очень мило с его стороны.

Затем она направилась к двери:

— Право, мне нужно пойти и переодеться.

Мария нахмурилась:

— Но ты ведь не видела ожерелье, которое папочка привез маме!

Оливия вспыхнула.

— Рейчел увидит его попозже, — проговорила она взволнованно. — Мне нужно пойти позаботиться о комнате для тебя, Андре, и об ужине.

Андре вежливо наклонил голову, и Оливия вышла из комнаты вместе с Рейчел. Когда дверь за ними закрылась, она сказала:

— Мне очень жаль, Рейчел! Рейчел заставила себя улыбнуться.

— Не глупи, Оливия. Мне все равно. — Она прикусила губу. — В конце концов, Андре приехал не ко мне.

Оливия вздохнула:

— Ну, раз ты так говоришь… Рейчел погладила руку Оливии.

— Не волнуйся. Сосредоточься на том, чтобы показать своему мужу, как ты рада его видеть!

Оливия, испытав явное облегчение, отправилась на кухню, чтобы известить кухарку о приезде гостя, а Рейчел медленно поднялась к себе. Пульс ее лихорадочно бился, а внутри все трепетало, как будто там были бабочки. В своей комнате она закрыла дверь и непроизвольно заперла ее. Не то чтобы она боялась вторжения Андре, скорее она опасалась, что Мария может прибежать, застать ее в слезах и сообщить всем об этом.

Она села на свою кровать и, открыв футляр, достала серьги и приложила их к своим ушам. В зеркале, стоявшем на туалетном столике, Рейчел видела свое отражение. Серьги очень шли ей. Она с вздохом опустила их в коробочку. Затем Рейчел разделась и, отправившись в ванную, встала под душ. Ей казалось, что под прохладной водой она вновь обретет способность ясно мыслить.

Но душ не помог ей. Рейчел вернулась в комнату и, закутавшись в халат, легла и стала печально глядеть в потолок.

Зачем Андре приехал сюда? Снова и снова она задавала себе этот вопрос. Он должен был знать, в какое беспокойство это должно было ее повергнуть, и после той последней сцены на Веросе Рейчел сомневалась, что он когда-либо захочет ее видеть. И вот он здесь, и она глупо взволнована из-за него, как школьница на своем первом свидании. Теперь, когда Рейчел знает, что Андре окончательно отверг ее, она должна вести себя как взрослая женщина. Она должна говорить с ним так же, как с Маркусом, в простой дружеской манере. А если это не получится, она должна проявлять холодное безразличие и вести себя с ним как с чужим человеком.

Но, внушая себе это в тишине своей комнаты, Рейчел понимала, что размышлять — это одно, а осуществить свои мысли на практике — совсем другое.

Когда настало время одеваться к ужину, Рейчел вспомнила, что забыла сходить в комнату к Марии, чтобы помочь Тотти уложить ее спать. Со времени своего приезда в Рио она всегда наблюдала за вечерним туалетом Марии, и то, что она сегодня об этом забыла, показывало, насколько она взволнована. В спешке она соскочила с кровати и, открыв дверцу гардероба, критически осмотрела его содержимое. В Бразилии она купила себе несколько платьев, используя деньги, которые вручил ей Андре перед ее отъездом. Вначале она хотела отказаться, но потом поняла, что невозможно существовать без собственных денег. Она сняла с вешалки простое черное платье и бросила его на кровать. Потом Рейчел быстро оделась и стала приводить в порядок свою прическу. Не задумываясь, она вынула серьги из футляра и вдела их в уши. Серьги просвечивали сквозь тяжелые пряди ее каштановых волос. Это было как раз то украшение, которое требовалось для ее платья. Платье было довольно длинное, и Рейчел, подхватив юбку, бросилась в спальню Марии.

Марии принадлежали три комнаты, соединенные между собой: детская, где она играла и ела, спальня и ее собственная ванная. Войдя в детскую, Рейчел увидела Тотти, которая пыталась заставить Марию съесть ужин. Девочка была одета в пижаму и халатик в цветочек. Ее залитое слезами личико отражало ее расстроенное состояние. Когда она увидела Рейчел, лицо ее просветлело, но затем она капризно нахмурилась.

— Ты не пришла, чтобы выкупать меня, — сердито проговорила она. — Ты всегда приходила, а почему ты не пришла сегодня?

Рейчел подошла к Марии и склонилась над ней.

— Дорогая, мне жаль, — сказала она ласково. — Ты простишь меня? Я забыла о времени.

Мария посмотрела на нее с сомнением.

— А почему ты забыла о времени? — спросила она, улыбаясь. — У тебя ведь есть часы!

— Я знаю, — вздохнула Рейчел, — но дело в том, что твой папа приехал так неожиданно и привез мне эти чудесные серьги… — Она откинула волосы, чтобы Мария могла полюбоваться ими. — Ну и я думаю, что мы все забыли о времени!

— Ну, хорошо, — медленно произнесла Мария. — Но ты обещаешь почитать мне, когда я лягу в постель?

Рейчел взглянула на часы на стене детской. Было уже около восьми, и она знала, что Оливия будет ждать ее перед ужином, чтобы вместе выпить коктейль. И все же, подумала она, это позволит ей избежать неприятной ситуации — оказаться рядом с Андре.

— Хорошо, — согласилась она. — Постарайся поесть побыстрее!

Мария послушалась и быстро проглотила остаток своего ужина, в то время как Тотти прищелкнула языком и заметила, что девочку портят. В ответ на ворчание старой няни Рейчел только улыбнулась. Она прекрасно знала, что на самом деле Тотти нравится, как она обращается с Марией.

Когда Мария, улеглась в постель, Рейчел села с ней рядом и прочла вслух несколько рассказов из огромной книжки с цветными картинками, которые Мария любила рассматривать. Через некоторое время, хотя Мария не выказывала никаких признаков утомления, Рейчел поднялась на ноги.

— Я должна идти, — сказала она. — Уже поздно. Тотти, ты проследишь, чтобы она заснула?

В это мгновение в комнату вошла Оливия. Она была в темно-зеленом бархатном платье, которое очень шло к ее рыжеватым волосам.

— Вот ты где, Рейчел! — воскликнула она. — Ты что, забыла, что Санча через несколько минут подаст ужин?

Рейчел смущенно улыбнулась:

— Я знаю. Прости меня, Оливия, что я так задержалась, но я забыла, что нужно купать Марию, и обещала прочесть ей рассказ, когда она будет в постели.

Оливия вздохнула:

— Понятно. Ну, Мария, сейчас уже очень поздно. Я думаю, ты это знаешь.

Мария сморщила носик.

— Ты говорила, что придешь пожелать мне спокойной ночи! — ответила она возмущенно.

— Я помню. Я ждала, что Рейчел придет вниз, чтобы я могла извиниться и уйти, — объяснила Оливия. — Ну, как бы там ни было, я пожелаю тебе спокойной ночи сейчас. А ты, Мария, сейчас же будешь спать!

— Да, мамочка! — сказала Мария, принимая их поцелуи с немного ехидным выражением лица.

Когда они вышли за дверь спальни, Оливия в изнеможении закрыла глаза.

— Эта маленькая шалунья! — промолвила она, качая головой. — Она все время требует внимания! Нет совершенно никакой необходимости в том, чтобы ты каждый вечер наблюдала за тем, как она купается! Особенно когда у нас гости, как сегодня.

— Гости? — повторила Рейчел, хмурясь.

— Конечно. Я не могла сказать тебе раньше, ты ведь была в своей комнате. Андре, оказывается, приехал в Рио, чтобы встретиться с Алистером Хеммингом. Он работает в корпорации Санчесов. Поскольку Андре собирался сегодня вечером ужинать с Хеммингом и его женой, Маркус предложил, чтобы они приехали сюда и поужинали с нами.

— Понятно.

Оливия начала спускаться по лестнице.

— Я думаю, что это даже хорошо, — мягко заметила она. — Я хочу сказать, что это позволит тебе избавиться от твоей неловкости.

Рейчел кивнула.

— Да, наверное, — согласилась она смущенно. Внизу Андре и Маркус беседовали с четой Хеммингов. Все лампы были зажжены, и в комнате царила приятная дружеская атмосфера. В воздухе витал запах сигарного дыма и алкоголя. Фон для беседы создавала тихая музыка, раздававшаяся из магнитофона. Андре сидел в кресле, внимательно слушая то, что говорил Алистер Хемминг, и лениво вертел в руках бокал. Маркус стоял, прислонившись к буфету, а миссис Хемминг сидела рядом со своим мужем, потягивая шерри.

Двое сидевших мужчин поднялись, когда вошли Рейчел и Оливия, и, пока Маркус смешивал для них коктейли, Андре представил Рейчел Хеммингам. Для Рейчел это был момент замешательства, но, как всегда, Андре легко вышел из положения, представив ее просто по имени и, таким образом, избежав необходимости объяснять, что она его жена.

Люси Хемминг была женщиной лет тридцати, среднего роста и сложения, с темными волосами, которые были собраны под шиньоном. Она не была одной из этих сверх осведомленных жен деловых людей, и Рейчел подумала, что она, возможно, предпочла бы, чтобы ее муж не был так поглощен работой. Казалось, ее совсем не интересовал разговор ее мужа с Андре. Она предпочитала болтать с Оливией о последних проделках Марии. Выяснилось, что у Люси трое детей — два мальчика и девочка и все они посещали школу при монастыре недалеко от Рио. У нее и Оливии было очень много общего, и Рейчел почувствовала себя лишней. Когда речь зашла о семейных делах, ей было нечего сказать, и она присоединилась к Маркусу.

— Ну, Рейчел, — сказал он, предлагая ей сигарету, — ты сегодня выглядишь особенно!

Глаза Рейчел сверкнули.

— Такие речи поднимают мой дух, — смеясь, ответила она. — У тебя была удачная поездка?

Маркус кивнул:

— Довольно удачная, но в Нью-Йорке очень холодно, и я был рад приезду в Нассау.

— И там ты встретил Андре?

— Да. Он попросил меня вернуться через Нью-Провиденс, и потом он внезапно решил приехать сюда и встретиться с Хеммингом.

— Понятно. Его приезд не был запланирован.

— Скорее всего, нет. Первоначально считалось, что я буду разговаривать с Хеммингом, но, по-видимому, Андре решил, что ему лучше поговорить с ним самому. Кроме того, Андре любит Рио. Ты, конечно, знаешь это.

Рейчел слегка покраснела.

— Да, мы однажды приезжали сюда, — сказала она, — но, должна признаться, я удивлена, что он приехал в… в это время.

— Когда ты здесь, ты хочешь сказать? — спросил Маркус вкрадчиво. — Я тоже, честно говоря, так подумал, но я полагаю, что чем скорее вы привыкнете видеться друг с другом, тем лучше. В конце концов, если ты останешься здесь, то вам придется время от времени встречаться.

— О, я в этом сомневаюсь, — быстро ответила Рейчел. — Я хочу сказать, что даже если я останусь здесь, мы все равно будем вращаться в разных социальных сферах, разве не так?

Маркус нахмурился:

— Я не понимаю почему, Рейчел. Андре выделяет тебе приличное содержание, насколько мне известно. Я полагаю, что он достойно относится к своим обязанностям…

Рейчел вздохнула.

— Я не собираюсь оставаться на его ответственности! — резко произнесла она.

Маркус тоже вздохнул:

— О, Рейчел, не относись к этому так! Я думаю, Андре не хочет, чтобы ты была вынуждена менять свой образ жизни…

Внезапно Рейчел почувствовала, что кто-то стоит за ее спиной. Она обернулась и обнаружила, что к ним присоединился Андре. Лицо его было сердитым, и он произнес тихим яростным голосом:

— Может быть, ты не будешь обсуждать наши дела в присутствии посторонних, да еще в таком резком тоне?

Рейчел покраснела еще сильнее и отошла, оставив братьев наедине. В этот момент вошла Санча и объявила, что ужин подан.

Длинная трапеза, которая за этим последовала, дала Рейчел возможность успокоиться. Она сидела за круглым столом между Маркусом и Алистером Хеммингом, и у нее не было необходимости беседовать с мужем.

Алистер Хемминг, по-видимому, находил Рейчел весьма привлекательной, и, когда трапеза закончилась, он проводил ее назад в гостиную и уселся рядом с ней на диван у французского окна.

Рейчел нравилось разговаривать с ним. Так как он лично не был связан с семьей Санчес, они могли обсуждать посторонние темы, и, поскольку оба они интересовались старыми книгами и картинами, она беседовали так увлеченно, что Люси Хемминг прервала их, сказав вполне добродушно:

— Боже мой, Оливия, я начну скоро ревновать к Рейчел, если она не перестанет монополизировать моего супруга!

Рейчел огляделась в замешательстве и увидела, что глаза всех присутствующих устремлены на нее; Оливия и Люси улыбались, Маркус, казалось, забавлялся, но Андре выглядел явно недовольным.

— А не продолжить ли нам наш разговор, Хемминг? — резко произнес он. — Мне кажется, что наша встреча была предусмотрена не только для обсуждения личных вопросов!

Теперь Алистер Хемминг выглядел смущенным. Он поднялся на ноги.

— О, простите, — воскликнул он, проводя рукой по своим редеющим волосам. — У нас с Рейчел, как оказалось, очень много общего. Мы сейчас говорили о классической литературе. Андре засунул руки в карманы. — Ну, хорошо. Я предлагаю перейти в кабинет Маркуса, — холодно произнес он. — Там мы сможем спокойно беседовать, не заставляя скучать дам.

В голосе его прозвучал сарказм, и Рейчел захотелось сказать в ответ что-нибудь едкое, но она промолчала, и двое мужчин покинули комнату.

После того как они ушли, Рейчел почувствовала скуку. Хотя Андре, и раздражал ее своей холодностью, все же только в его присутствии Рейчел ощущала, что живет полной жизнью.

Оливия и Люси сели рядом на диван и начали обсуждать проблемы воспитания детей. Поскольку Маркуса вполне устраивало оставаться в ленивой позе в кресле и слушать музыку, Рейчел почувствовала, что ее присутствие необязательно.

Стараясь говорить спокойно, она обратилась к Оливии:

— Оливия, не сочтешь ли ты меня ужасно невоспитанной, если я пойду спать? У меня сильно болит голова, и я, пожалуй, лучше легла бы!

Оливия забеспокоилась.

— О, Рейчел, ты в порядке? — спросила она, поднявшись с дивана. — Может быть, дать тебе аспирин?

— У меня есть он, спасибо, — ответила Рейчел, улыбаясь. — Не волнуйся, Оливия. Я в порядке. Это обыкновенная головная боль.

Оливия неохотно отпустила ее. Придя в свою комнату, Рейчел вздохнула с облегчением. Если Андре завершит свои дела так же быстро, как он делал это обычно, есть вероятность, что он вернется на Багамы на следующий день. Рейчел надеялась, что так и будет. Она не собиралась снова позволять Андре делать из нее дуру.

Глава 7

Когда на следующее утро Рейчел спустилась к завтраку, она обнаружила, что Андре уже сидит за столом. Он был в шортах и плетеных сандалиях на босу ногу. По его влажным волосам Рейчел догадалась, что он уже успел искупаться. Сердце ее дрогнуло. Когда она вошла, Андре читал газету, но, увидев Рейчел, он отложил ее в сторону и произнес:

— Оливия и Маркус еще не встали. Я подумал, что ты не будешь возражать, если я присоединюсь к тебе за завтраком. Санча сказала мне, что ты обычно завтракаешь здесь с Оливией.

Стол был накрыт на веранде. Рейчел всегда нравилось завтракать на свежем воздухе.

— Ты прекрасно знаешь, — сказала она, покачав головой, — что, поскольку это дом твоего брата, ты вправе завтракать там, где тебе хочется.

Андре окинул ее оценивающим взглядом, и Рейчел, покраснев, быстро села за стол, чтобы скрыть свои ноги. Ее платье вдруг показалось ей слишком коротким.

— Ты очень загорела, — отметил он сухо. — Кофе?

Кофейник стоял возле Андре. Рейчел понимала, что было бы смешно отказываться, поэтому она кивнула, и Андре налил ей кофе. Рейчел взяла у него из рук чашку, но постаралась сделать так, чтобы их руки не соприкоснулись.

Потихоньку потягивая горячий ароматный напиток, она с удовольствием смотрела на картину, которая простиралась перед ней. Белизна песка на побережье все время поражала ее. Синие морские волны с плеском разбивались о почти белоснежный берег. Вдали виднелись рыбачьи лодки.

Андре налил себе немного кофе.

— Я еще не ел сегодня, — сказал он. — Что ты обычно ешь на завтрак?

Рейчел неохотно обратила взгляд на его лицо. Морщины, очерчивающие его рот, стали еще глубже, и Рейчел подумала, не кажется ли ей, что он похудел.

— Только булочки и масло, — ответила она, ставя чашку на блюдце. — Я люблю легкий завтрак.

Андре кивнул:

— Хорошо. Я так и подумал. Санча согласилась со мной, и я две минуты назад заказал это на двоих.

Рейчел захотелось улыбнуться. Она должна была предвидеть, что Андре учтет ее вкус.

— Спасибо, — сдержанно сказала она и снова стала смотреть вдаль.

Но было очень трудно выглядеть спокойной, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Рейчел пригладила волосы и провела рукой по шее, пытаясь прогнать неприятное ощущение, что ее очень внимательно рассматривают. Наконец она не выдержала и произнесла:

— Тебе это нужно?

— Что мне нужно? — спросил Андре, нахмурившись.

— Все время смотреть на меня, — продолжила Рейчел. — Что у тебя за мысли? Ты что, пытаешься смутить меня?

Андре пожал плечами.

— Мне приятно на тебя смотреть, — ответил он равнодушно, и щеки Рейчел покрылись румянцем.

Санча принесла блюдо с теплыми булочками и тарелку, на которой лежали круглые кусочки масла. Рейчел густо намазала маслом булочку. Еда, по крайней мере, позволила ей найти занятие для своих рук.

— Скажи мне, — спросила она внезапно, — где же Джилрой и Шеридан? Я не заметила вчера вечером их мрачного присутствия.

Андре слегка улыбнулся.

— Они остановились в деревне, — ответил он. Рейчел подняла брови:

— Но почему?

Андре вздохнул и начал чистить яблоко.

— Я знал, что тебе не понравится их общество, — проговорил он насмешливо. — Не беспокойся, они на значительном расстоянии.

— Я в этом не сомневаюсь, — сухо заметила Рейчел, с удивлением подумав, почему это Андре поселил своих охранников в другом месте. Рейчел казалось невозможным, чтобы Андре считался с ее чувствами. Может быть, Оливии тоже не нравилось присутствие телохранителей? Во всяком случае, разговаривать без надсмотрщиков было гораздо легче.

Андре закончил свой завтрак и налил себе еще кофе, а затем, спросив у Рейчел разрешения, лениво закурил сигару. Он молча курил и смотрел на горизонт. Рейчел хотелось узнать, как долго он собирается оставаться в Рио, но она не могла решиться и спросить его об этом напрямую. Она вздохнула и сразу же сжалась, потому что ее вздох снова привлек к ней его внимание.

— Тебе нравится здесь? — спросил он, внимательно разглядывая кончик сигары.

Рейчел отодвинула свою тарелку.

— Очень, спасибо тебе. Оливия так добра ко мне! Она мне очень нравится, и, по-моему, я ей тоже нравлюсь.

— Я же говорил тебе, что так и будет, — произнес Андре. — Но чем ты занималась со времени своего приезда? Тебе удалось посмотреть Рио?

— Пока еще нет, — спокойно промолвила Рейчел. — Я проводила большую часть времени на пляже.

— С Марией. Я знаю, Оливия сказала мне. Однако я отправил тебя сюда не для того, чтобы ты превратилась в неоплачиваемую няньку у Оливии!

Глаза Рейчел расширились.

— Я не нянька, — возразила она.

— Тогда как ты назовешь себя? Я отправил тебя сюда отдохнуть, и что я обнаруживаю? Честно говоря, вчера вечером я был просто поражен, когда Оливия сказала, что ты обычно следишь за тем, как Мария принимает ванну, а затем укладываешь ее спать.

— Мне это нравится, — твердо ответила Pet чел. — Я надеюсь, ты не пожаловался?

Андре пожал плечами:

— Если ты имеешь в виду, сказал ли я что-нибудь по этому поводу Оливии и Маркусу, должен признаться, что сказал. Мы обсуждали это вчера вечером, когда ты отправилась спать.

— Что вы делали? — Рейчел была потрясена.

— Ты слышала, что я сказал, Рейчел. Кроме того, у меня для тебя другие планы, в которых моя племянница не участвует!

Рейчел раздраженно покачала головой:

— Честно говоря, Андре, ты поражаешь меня. Ты оплатил мое пребывание здесь, но…

— Пожалуйста, Рейчел, давай не будем начинать снова ссориться! Ты ведь прекрасно знаешь, что я прав. — Он глубоко затянулся. — А что касается моих планов…

— Меня не интересуют твои планы! — воскликнула Рейчел. — Я не знаю, зачем ты сюда приехал, Андре, но я не желаю, чтобы ты унижал меня перед своим братом и его женой!

— Я не собираюсь тебя унижать, — заявил он безапелляционно, — но я предупреждаю тебя, что не постесняюсь применить свою власть, чтобы помешать тебе вести себя как прислуга!

Рейчел сжала губы и, чтобы успокоиться, отвела взгляд от Андре. Она не сомневалась в то что, говоря с Оливией и Маркусом, ее муж высказал свою точку зрения в весьма резком тоне. По-видимому, он до сих пор считал, что имеет право ею руководить. Почему его должно волновать то, как она проводит время? Когда Рейчел снова подняла глаза, то увидела, что он смотрит на нее задумчиво.

— Не расстраивайся, Рейчел, — сказал Андре. — Мой разговор с Оливией и Маркусом был вполне дружелюбным. Я просто объяснил, что собираюсь провести несколько дней в Бразилии и хочу показать тебе окрестности Рио.

Рейчел уставилась на него удивленно.

— Ты думаешь, что я буду… сопровождать тебя? — спросила она недоверчиво.

— Тебе не нравится моя идея? — вежливо поинтересовался он. — Я бы ни за что так не подумал, особенно после нашего последнего разговора в доме моей матери.

Рейчел, взволнованно дыша, поднялась на ноги.

— Как ты смеешь возвращаться к этому разговору?! — воскликнула она возмущенно. — После… после того, что ты тогда сказал…

Андре полулежал в своем кресле, совершенно не обращая внимания на яростный тон Рейчел.

— Мое мнение о тебе не изменилось, — сказал он холодно, — однако, поскольку я здесь и поскольку я решил взять этот отпуск, я не вижу причины, почему бы нам не воспользоваться возможностью побыть в обществе друг друга!

— Ты не можешь говорить это серьезно!

— О, я говорю совершенно серьезно. — Андре слегка наклонился вперед и положил руки на стол. — И ты поступишь хорошо, если не станешь вступать со мной в пререкания.

— Ты… ты что же, угрожаешь мне? — Рейчел забеспокоилась.

Андре встал с кресла.

— Послушай, — раздраженно произнес он, — почему ты никогда не можешь принять вещи такими, какие они есть? Ты не знаешь Бразилии, я знаю. Я хочу показать тебе красивые места. Где же здесь угроза?

— А что, если я не захочу поехать с тобой? — спросила Рейчел неуверенно.

Андре пожал плечами и засунул руки в карманы.

— Мне надоел этот разговор, — сказал он, взглянул на часы на своей руке. — Сейчас чуть больше девяти. Думаю, ты будешь, готова поехать со мной в девять тридцать.

Рейчел поколебалась. Она хотела, было протестовать, но затем передумала. Какой в этом смысл. Поскольку она находилась здесь, на его территории, она была совершенно беспомощна. И, кроме того, какая-то часть ее натуры настойчиво требовала принять его предложение и отправиться с ним независимо от того, какими мотивами он руководствовался. Она оглянулась и спросила:

— А почему ты не привез с собой Леони? Думаю, она была бы для тебя лучшей компанией, чем я!

— Леони уехала в Штаты со своими родителями, — спокойно ответил Андре, — а что касается ее компании, то здесь ты права, ее общество было бы менее, скажем, требовательным, чем твое.

Рейчел сморщила нос.

— Значит, когда кошки нет дома… — проговорила она насмешливо и быстро ушла, прежде чем он сумел ответить ей соответствующей отповедью.

Несмотря на все свои терзания, Рейчел не могла не признать, что в обществе Андре ей было весело и интересно. Постепенно их отношения становились все менее напряженными. Невозможно было продолжать враждовать в таком идиллическом окружении, и, почти не замечая этого, Рейчел начала ждать каждого следующего дня с нетерпением. Андре вел себя с ней очаровательно, и Рейчел не хотелось, чтобы он уезжал. Она долго размышляла, знает ли Леони о том, что он проводит время в обществе своей жены, и, наконец, решила, что не знает. Леони никогда бы не отпустила Андре к Рейчел. Впрочем, Рейчел не думала, что Андре приехал в Рио ради нее. И все же она чувствовала, что ее мужу нравится ее общество.

В самом начале они часто ездили в горы и там, в местных ресторанчиках, ели необыкновенно вкусные блюда, но позже они стали уезжать на целый день в Рио, и Андре показывал Рейчел город. Районы, где жила беднота, ужасали ее, но невозможно было все время оставаться в подавленном настроении среди таких красок и блеска! Они купались на пляже Копакобана. Рейчел рискнула купить себе бикини шоколадного цвета. Иногда, лежа на берегу, она замечала, что Андре смотрит на ее загорелое тело, и ее охватывал ужас. В то время как Андре мог позволить себе оставаться к ней безразличным, она продолжала относиться к нему как к мужчине — мужчине, с которым она некогда была в близких отношениях.

Иногда он возил ее на скачки и, смеясь, следил за тем, как она систематически проигрывала шестьдесят тысяч крузейро, которые он давал ей на игру.

— Ты явно пошла по стопам своего отца, — заметил он однажды, когда они возвращались со скачек. Они шли к стоянке, где Андре оставил свой автомобиль. С момента своего приезда он впервые упомянул ее отца. Рейчел быстро взглянула на него, однако его лицо ничего не выражало.

Рейчел вздохнула, разрывая на мелкие кусочки билеты на скачки, полученные перед входом.

— Наверное, так и должно быть, — ответила она, пожимая плечами. — А ты никогда не играешь на скачках?

Андре покачал головой.

— Один неудачник в семье — это вполне достаточно, — мягким тоном произнес он, открывая перед Рейчел дверцу блестящего «Астон-мартина» и помогая ей усесться.

Рейчел поджала губы. Пока Андре обходил машину и садился рядом с ней, она молча смотрела на него. В угольно-сером шелковом костюме и светло-серой рубашке он выглядел таким же блестящим, как его автомобиль. С тех пор как он приехал в Бразилию, он, казалось, частично утратил свою прежнюю угрюмость. Рейчел никогда бы не подумала, что они с Андре могут провести вместе так много дней, ни разу не поссорившись. Благодаря спокойному, дисциплинированному поведению Андре они сумели вести себя друг с другом как старые приятели. Очень редко в его обращении с ней проглядывало что-то похожее на страсть, и тогда Рейчел испытывала просто непреодолимое желание отказаться от своего напускного безразличия раз и навсегда. Но она постоянно контролировала себя, помня о двусмысленности своего положения и отчаянно пытаясь не забывать, что рано или поздно Андре вернется на Багамы, и снова будет вести там прежнюю жизнь. Иногда она начинала размышлять над тем, что думают Оливия и Маркус по поводу их взаимоотношений, но понять это было невозможно, и, поскольку они никогда не говорили с Оливией об Андре, Рейчел могла вести себя, как ни в чем не бывало.

Андре повернул на дорогу, ведущую к Хуанастре, и Рейчел села вполоборота к нему, положив руку на спинку сиденья.

— Меня удивляет, что ты не держишь скаковых лошадей, — сказала она, поддерживая разговор.

Длинные пальцы Андре крепко сжали руль.

— У меня никогда не было времени, чтобы изучить этот вопрос, — ответил он в своей обычной вежливой манере. — Я думаю, что это невероятно интересно!

Рейчел кивнула.

— Я полагаю, что твоим главным увлечением являются яхты, — заметила она.

— Можно сказать и так, — согласился он, приостанавливаясь на перекрестке. Улицы Рио были очень оживленными в это время дня.

— А тебя интересуют лошади? — спросил Андре, взглянув на нее.

Рейчел пожала плечами.

— Не особенно, — ответила она, покачав головой. Бриллиантовые серьги, которые ей купил Маркус, качнулись у нее в ушах, и, словно невзначай, Андре сказал:

— Эти серьги… Однажды я купил тебе такие же.

— Да, я знаю, что купил. — Рейчел закусила губу. — Ты, наверное, нашел их. Уезжая, я их оставила.

— Да, у меня хранится твоя коробочка с драгоценностями, — произнес он, переводя машину ближе к обочине, где было не так светло.

Рейчел недоумевала, почему он вдруг заговорил о серьгах. Они были на ней не в первый раз.

— Ты… ты собираешься отдать драгоценности Леони? — проговорила она сбивчиво.

Андре нахмурился.

— Конечно, нет, — сказал он довольно резко.

— Наверное, ты прав, — спокойно заметила Рейчел. — А что ты собираешься с ними делать?

Андре поднял брови:

— Я? Ничего. Они не принадлежат мне, Рейчел. Они твои. Как только все будет улажено с разводом, я тебе верну их.

— Почему ты должен отдавать их мне? — сердито спросила она. — В виде предложения сохранить мир?

Андре взглянул в ее сторону.

— Я не собираюсь мириться с тобой, Рейчел, — мягко ответил он, — но, если такая мысль тебя обижает, я больше не буду возвращаться к ней. Я оценю драгоценности и верну тебе их стоимость в деньгах.

Рейчел стиснула зубы.

— Спасибо, но в этом нет необходимости, — проговорила она сдержанно и повернулась на своем сиденье так, чтобы не видеть его.

Андре ничего не сказал. Рейчел знала, что он поступит так, как сочтет нужным, что бы она ни говорила. Она вздохнула. Достав из сумочки пачку сигарет и зажигалку, она закурила и попыталась сосредоточиться на рассматривании окружающего ландшафта. По пути в Хуанастру они должны были проехать по узкому ущелью, где находился большой водопад, переходивший в бурный горный поток. Это было очень красивое место, и Рейчел почувствовала, что ее напряжение постепенно исчезает. Приближался вечер, и ущелье медленно окутывали сумерки. Рейчел подумала, что, несмотря на всю красоту этого места, ей не хотелось бы здесь жить. Здесь было довольно неуютно, и Рейчел вполне могла себе представить крадущиеся шаги горного льва, вступающего в заросли ущелья.

— Скажи мне, Рейчел, — внезапно спросил Андре, — ты собираешься возвращаться в Англию?

Рейчел почувствовала, как напряглось ее тело.

— Я еще не решила, — лаконично ответила она.

Андре кивнул.

— Это хорошо, — заметил он удовлетворенно. Рейчел нахмурилась:

— Почему ты так говоришь? Ведь для тебя не имеют значения мои планы!

— Ничего подобного. Напротив, как сказал Маркус в тот день, когда я приехал сюда, мне хотелось бы знать, что ты не исчезнешь из поля моего зрения.

Рейчел удивленно вскрикнула.

— Конечно, я собираюсь, в конце концов, вернуться в Англию, — холодно произнесла она.

— Почему?

— Но там мой дом! Кроме того, там ведь магазин…

— Магазин можно продать. Мне не нравится, что ты будешь жить при этом магазине одна!

Рейчел сделала невольный предупреждающий жест.

— Тебе придется с этим смириться. Я не буду после развода под твоей юрисдикцией! — воскликнула она.

Андре прикусил свою нижнюю губу.

— Но ты ведь знаешь, что я не смогу примириться с этим! — грубо сказал он, и Рейчел поняла, что он вовсе не так спокоен, как кажется на первый взгляд.

— Мы слишком напряженно беседуем сегодня, — улыбнулась она. — Может быть, нам сменить тему?

— Нет! Дело в том, что я здесь уже более двух недель и мне нужно возвращаться на Пальмерину.

Рейчел почувствовала, как кровь отхлынула от ее щек, и она была рада, что сгущающиеся сумерки скрывают выражение ее лица.

— Понятно, — сказала она равнодушно. — Я… я полагаю, Леони тоже должна вернуться.

— Леони вернулась три дня назад!

— Понятно, — повторила Рейчел. — Когда… когда ты уедешь?

— Завтра утром, — ответил Андре тихо. — Я должен признаться, что мне будет жаль уезжать. Мне было приятно проводить с тобой время!

Рейчел почувствовала, как что-то сдавило ее грудь.

— Мне тоже было приятно, — с трудом произнесла она. — По крайней мере, ты дал мне возможность почувствовать себя туристкой. — Рейчел прикусила губу, чтобы она не дрожала. — Жаль, что ты не сказал мне раньше о своем отъезде. Я могла бы попросить Оливию устроить что-нибудь вроде прощального вечера… — Голос ее непроизвольно затих. Андре остановил машину.

— Рейчел, — сказал он, продолжая крепко сжимать руль, — я сознательно не говорил тебе ничего, потому что мне хотелось, чтобы тебе было приятно провести вместе этот последний день.

Страстность его голоса так поразила Рейчел, что она на время забыла о предстоящем расставании.

— Пожалуйста, не тревожься, Андре, — промолвила она довольно едким тоном. — Если ты думаешь, что я устрою сцену, то ты можешь не бояться. Я думаю, что я вполне могу оставить право на такую реакцию Леони, когда она узнает, где ты был и чем занимался.

Суставы пальцев на его руках побелели.

— В мои привычки не входит ставить в известность о моих поездках, какую бы то ни было женщину, — презрительно ответил он. — Леони знает, что я уехал по делам, а куда — это ее не касается.

— О, понятно, — насмешливо произнесла Рейчел. — Как это удобно для тебя! Насколько я понимаю, ты часто уезжаешь в такие вот деловые поездки?

Андре быстро взглянул на нее сузившимися от гнева глазами и затем, включив двигатель, рванул машину с места. До своего возвращения на виллу они больше не разговаривали.

В течение вечера Рейчел то и дело с удовлетворением отмечала, что ее последние слова произвели на Андре впечатление. Он держался холодно и отстраненно не только с ней, но и с Оливией и Маркусом тоже, и Рейчел поняла, что их это удивляло. Был чудесный вечер. Легкий бриз доносил соленый запах моря в гостиную, когда они сидели после ужина за кофе. Однако Рейчел не могла избавиться от напряжения. Она все время ощущала на себе взгляд Андре, и этот взгляд вызывал у нее озноб.

— Ты закончил дела с Хеммингом? — спросил вдруг Маркус, обращаясь к Андре.

Андре кивнул.

— Сегодня утром. По телефону, — сказал он. — Однако если возникнут еще какие-нибудь вопросы, ты меня известишь.

— Да, конечно, — ответил Маркус. — Джилрой и Шеридан едут с тобой?

— Разумеется. Мы улетаем в девять тридцать.

— Ты полетишь на своем самолете?

— Да, — устало ответил Андре, поднимаясь из-за стола и подходя к открытому окну. — Я хочу поблагодарить тебя за гостеприимство, Оливия. Мне было очень хорошо.

Оливия слегка покраснела.

— Ну что ты, Андре! — ответила она с улыбкой. — Приезжай почаще.

Андре оглянулся и ласково посмотрел на нее.

— Спасибо тебе, — сказал он.

Рейчел неловко шевельнулась. Она надеялась, что, когда Андре уедет, Оливия не станет расспрашивать ее, почему он так долго пробыл здесь. Совершенно очевидно, что оба они — и Маркус, и Оливия — были удивлены его затянувшимся пребыванием у них, и хотя дни шли быстро, это не сократило их число. Она поверить не могла, что шестнадцать дней пролетели так стремительно.

Андре бросил на нее неопределенный взгляд и решительно направился к дверям.

— Извините, но мне нужно собираться, — произнес он грустно. — Спокойной ночи!

Маркус и Оливия ответили ему, но Рейчел предпочла промолчать. Она опустила глаза. Когда она вновь посмотрела на дверь, Андре в комнате уже не было.

Рейчел чувствовала себя глубоко несчастной. Она все время думала о том, что может больше не увидеть Андре до его отъезда. Их встреча могла теперь только вызвать новые столкновения, и он, конечно, понимал это. Если он приезжал в Хуанастру для того, чтобы наказать ее, ему это удалось. Впервые за все время своего пребывания на вилле она серьезно подумала о возвращении в Англию. Рано или поздно Андре получит развод, и в следующий раз, когда он приедет в Рио, он привезет с собой Леони, а этого Рейчел перенести не сможет. Конечно, она пробудет здесь оговоренные три месяца, но теперь и речи быть не могло о том, чтобы остаться здесь, пока Оливия не родит, хотя такая мысль раньше приходила Рейчел в голову. Она с интересом подумала, сказала ли Оливия Маркусу о своей беременности. С тех пор как Маркус вернулся, Рейчел мало с ней разговаривала с глазу на глаз. Теперь Маркус начал обсуждать с Оливией предстоящий ремонт и, поскольку Рейчел не могла принимать участия в беседе, она извинилась и вышла на веранду.

Она облокотилась на перила и бездумно смотрела на море, удивляясь в сотый раз, почему Андре решил приехать в Бразилию и провести эти две недели с ней. Рейчел не сомневалась, что ему было приятно ее общество, но это не могло служить объяснением. Если только…

Пульс ее участился при мысли, что, может быть, Андре все еще привязан к ней, хотя не сознается в этом даже себе. Физически она его привлекала, но ни разу за время своего пребывания он не сделал попытки прикоснуться к ней. Это была странная и волнующая ситуация. Андре вполне владел собой, а Рейчел была такой глупой, что вообразила, будто он испытывает к ней что-то еще, кроме презрения. Может быть, какое-то внутреннее жестокое чувство заставило его приехать сюда и разрушить то хрупкое спокойствие, которое она сумела обрести.

Рейчел глубоко вздохнула. Как бы там ни было, теперь не важно, какими мотивами он руководствовался. Андре уезжает утром, и, возможно, они никогда больше не встретятся. Действительно, если она уедет в Англию в ближайшие пару месяцев, нет никакой перспективы снова увидеть его когда-либо.

Позже, успокоившись, она вернулась в гостиную, но нашла там только одного Маркуса.

— Оливия пошла, спать, — сказал он, извиняясь. — Она весь день выглядела усталой. Она подумала, что ты не обидишься, если она уйдет.

Рейчел вымученно улыбнулась.

— Конечно, нет, — ответила она. — Оливия хорошо себя чувствует? Может быть, мне сделать что-нибудь по хозяйству?

— О нет, не стоит. — Маркус покачал головой. — Она сказала тебе, что у нее будет ребенок?

Рейчел кивнула.

— Ты рад? — спросила она. Маркус пожал плечами:

— Наверное, да. Нам теперь потребуется постоянная няня. Оливия просто не справится одна. Если бы ты согласилась остаться, — а Оливия говорила мне, что просила тебя об этом, — я был бы тебе очень благодарен, но я настоял бы на том, чтобы назначить тебе ежемесячное жалованье…

Рейчел вздохнула.

— Прости, Маркус, но это невозможно, — сказала она с сожалением.

Маркус развел руками:

— Но почему? Твое положение здесь не изменилось бы. Ты останешься членом семьи, но, естественно, я не могу допустить, чтобы ты продолжала помогать без…

— Дело, Маркус, не в этом, честное слово, — воскликнула Рейчел, качая головой. — Я не горда. Я приняла бы жалованье, хотя я сомневаюсь, что у меня была бы в нем нужда, поскольку Андре выплачивает мне огромное содержание. Нет, дело не в этом. Просто… ну, просто я считаю, что мне пора возвращаться в Лондон. Маркус глубоко вздохнул:

— Ну, ты лучше знаешь, как тебе следует поступать, конечно, но не принимай решения немедленно. Никакой спешки нет. До того, как у Оливии появится ребенок, пройдет еще семь месяцев.

Рейчел улыбнулась.

— Хорошо, — спокойно согласилась она. — Я буду иметь это в виду. Спасибо тебе, Маркус.

Маркус покачал головой:

— Это я должен благодарить тебя. Ты все время помогаешь Оливии. Она очень привязалась к тебе, ты же знаешь.

Рейчел прикусила губу.

— Я тоже привязалась к ней, Маркус, это правда. Просто… ну, такие дела!

Маркус опустил голову.

— Андре?

— Я полагаю, что да. — Рейчел беспомощно развела руками.

— Понятно. — Маркус отвернулся. — Ну, если ты передумаешь…

Рейчел кивнула и направилась к дверям.

— Пожалуй, я тоже пойду спать, — произнесла она решительно. — Спокойной ночи, Маркус.

Маркус, закуривая сигару, посмотрел на нее.

— Спокойной ночи, Рейчел, — сказал он ласково.

Рейчел стала подниматься наверх, чувствуя, что готова заплакать. Маркус и Оливия были к ней так добры! Они не осуждали ее за поступок, который она совершила пять лет назад, хотя они не знали всей правды. Они вели себя так, что Рейчел действительно чувствовала себя членом семьи. Ей будет грустно с ними расставаться, и ей будет очень не хватать Марии, которую она, к сожалению, совершенно забросила с тех пор, как приехал Андре.

Войдя в свою комнату, Рейчел не сразу включила свет. Она направилась к балкону, чтобы спокойно подышать свежим воздухом. Но затем она услышала в комнате какие-то звуки и с чувством, близким к панике, быстро подошла к кровати и включила лампу у ее изголовья. Комнату озарил приглушенный свет.

В кресле возле кровати сидел Андре. Он снял пиджак, и на нем была только шелковая рубашка и темные брюки. Он расстегнул пуговицы на своей рубашке, как будто ему было жарко, и, глядя на его растрепанные волосы, можно было догадаться, что он достаточно часто проводил по ним руками.

Придя в себя от шока, который она испытала, увидев Андре в своей комнате, Рейчел сказала:

— Что… что тебе нужно?

Андре не встал, но продолжал внимательно смотреть на нее.

— Я хотел поговорить с тобой, — ответил он тихо, — и, поскольку это было трудно сделать внизу, я решил подождать тебя здесь.

— Понятно, — произнесла Рейчел, вынимая из ушей серьги. Она лихорадочным жестом пригладила растрепавшиеся волосы. — О чем ты хочешь со мной говорить? — Она сознавала, что голос ее звучит взволнованно. Ей хотелось, чтобы он звучал холодно и безразлично, но это было невозможно.

Андре сидел, закинув ногу за ногу. Он выглядел совершенно спокойным.

— После того как твои три месяца здесь истекут, что ты собираешься делать? — спросил он.

Рейчел пожала плечами.

— Я… я еще не решила, — ответила она нервно. — Кроме того, это тебя не касается, и я не думаю, что ты имеешь право спрашивать меня. — Она резко выпрямилась.

Андре поднялся с кресла:

— Право? Что такое право? Мне кажется, ты не знаешь, что это такое.

Рейчел с трудом проглотила слюну.

— Это моя спальня, и я думаю, что имею право потребовать, чтобы ты вышел отсюда, — проговорила она, повысив голос.

— Потише! — сердито скомандовал Андре. — Или, может быть, ты хочешь, чтобы наш разговор услышал весь дом?

— Нам не о чем разговаривать, — возразила Рейчел. — Будь любезен, уходи!

Андре отвернулся, засунув руки в карманы брюк.

— Рейчел, — сказал он тихим, просящим тоном. — Попытайся войти в мое положение. В течение семь лет я был за тебя в ответственности, и теперь я знаю, что без меня ты совершенно одна в мире. Я должен знать, что ты собираешься делать, чтобы я мог помочь тебе, если тебе потребуется помощь. Я могу тебе предложить и совет, если будет нужно. Ты знаешь, что деньги — это не проблема. Если тебе что-то нужно или если тебе чего-нибудь хочется…

Тихие звуки фортепиано плыли сквозь дверь балкона, превращая их разговор в насмешку. Играл внизу Маркус. Звезды сияли на небе, похожем на синий бархат. Цветы в саду благоухали, и Рейчел подумала, что невозможно остаться безразличным к очарованию этой ночи. Эта ночь была предназначена для любви, а не для ссор и споров. Как мог Андре не понимать этого? Рейчел испытала всепоглощающее желание приблизиться к нему, обхватить его руками и дать ему возможность снова почувствовать в ней женщину.

— Андре! — пробормотала Рейчел, почти не сознавая, что она говорит. Отчаяние, звучавшее в ее голосе, заставило Андре обернуться.

Его взгляд скользнул по ней. Рейчел была в длинном белом платье, подпоясанном красным кушаком, которое она купила несколько дней назад в Рио. Низкий вырез подчеркивал округлость ее грудей.

Непроизвольным движением Рейчел вытащила из волос белую ленту, и волосы ее рассыпались по плечам, шелковистые и нежные.

Андре покачал головой.

— Нет, — простонал он внезапно. — Нет! — Какое-то время Рейчел молча смотрела на него расширившимися от страсти глазами. Затем она произнесла:

— Я, право, думаю, что тебе следует уйти, Андре. Сейчас не время начинать разговор, который ты, похоже, хотел бы затеять.

Андре сделал шаг по направлению к ней, будто бы через силу. Кулаки его были сжаты.

— Ты не имеешь представления о том, чего я хочу! — сказал он грубо.

Рейчел склонила голову.

— Пожалуйста, Андре, — начала она, чувствуя, что его железный контроль над собой начинает его покидать, — больше ведь нечего сказать!

— Черт тебя возьми, нечего сказать? — ожесточенно выругался он. — Рейчел, не заводи меня слишком далеко!

Рейчел подняла голову и взглянула на него.

— Я полагаю, что один из твоих прихвостней останется здесь, — проговорила она горько. — Он сможет доложить тебе обо всех моих передвижениях! — Она резко отвернулась. — О, уходи! Пожалуйста, уходи! Я больше не могу это выносить!

Андре подошел ближе, и она ощутила жар его тела. Он обхватил одной рукой ее голые плечи и стал гладить их.

— Ты что, считаешь, что я такой бесчувственный? — спросил он измученным голосом. — Ты считаешь, что, находясь с тобой здесь наедине, я ни о чем не думаю? — Рука Андре скользнула к ее груди, и Рейчел почувствовала, что ей трудно дышать.

— О чем… о чем ты думаешь? — пролепетала она, облизывая внезапно пересохшие губы.

— Думаю о том, чтобы заняться с тобой любовью, — пробормотал он хрипло. — Вот в этом-то все и дело, не правда ли? Я хочу тебя, Рейчел, и ты это знаешь.

Рейчел изогнулась в его руках.

— Андре… — прошептала она вопросительно.

— Да, — твердо сказал он, прижимая ее к себе. — Да, Рейчел. — Его губы прижались к ее губам, и Андре пробормотал: — О боже, только позволь мне любить тебя!

Рейчел была не в силах сопротивляться неизбежному. Она обвила руками его шею и задрожала, чувствуя, как его руки ласкают ее тело. Потом он поднял ее и на руках отнес на кровать, опустившись рядом с ней. Они не думали, правильно ли это или нет, сильнее всего была их острая потребность обладать друг другом…

Глава 8

Рейчел проснулась оттого, что кто-то беспощадно тряс ее кровать, и никак не могла сообразить, кто бы это мог быть. Она неохотно открыла глаза. После того как она увидела перед собой хитрое маленькое личико Марии, она вспомнила все события прошедшего вечера и испуганно огляделась по сторонам. Андре в комнате не было, и Рейчел испытала смешанное чувство облегчения и растерянности.

Мария соскользнула с кровати и сморщила носик.

— Мамочка сказала, что я могу тебя разбудить, — произнесла она. — Уже очень поздно.

Рейчел сжала руками виски и с трудом села, натянув на себя простыню. Моргая, она попыталась сосредоточиться на стрелках часов, которые стояли возле кровати. Было больше половины одиннадцатого. Неужели она действительно спала так долго? И где же теперь Андре? Может быть, он решил не уезжать и теперь ждет ее внизу? Еще не успев, как следует сформулировать вопрос, она уже знала ответ. Андре был человеком слова.

— Э… дядя Андре уехал? — спросила она, стараясь говорить как можно более небрежно.

Мария нахмурилась.

— О да, много часов назад, — кивнула она. — А что? Ты хотела с ним проститься?

— О-о нет, — быстро возразила Рейчел. — Э… Я, вероятно, проспала. Иди, Мария, я сейчас оденусь. Скажи мамочке, что я прошу меня извинить за опоздание!

— Ты действительно встанешь? — спросила Мария недоверчиво. — Я хочу сказать, что теперь, когда дядя Андре уехал, ты не будешь больше так занята, верно?

Рейчел заставила себя улыбнуться:

— Нет, я не буду больше так занята, — заверила она девочку. — Ну, теперь беги! Мне нужно одеться.

Мария вышла и закрыла за собой дверь. Рейчел подождала, пока ее шаги стихнут внизу в коридоре, потом повернулась и зарылась головой в подушку.

Но ей все равно нужно было вставать, и она, вытерев слезы, выскользнула из постели, заметив с болью, что одежда, которая была на ней накануне, разбросана в беспорядке на полу. В ванной она приняла освежающий душ и затем накинула легкий халатик мандаринового цвета. Все то время, пока Рейчел занималась своим туалетом, она безуспешно пыталась не думать о событиях прошлой ночи и о последствиях, которые они могут иметь. Но было невозможно преодолеть слабость в руках и ногах и отогнать от себя болезненные, но в то же время чудесные воспоминания о том, как она занималась любовью с Андре, о его ласках. По крайней мере, это доказало, что она все еще ему не безразлична, что она привлекает его как женщина. Но ни разу он не дал ей понять, что нуждается, чтобы она была рядом с ним в каком-либо ином качестве.

Когда она красила губы, рука ее немного дрожала. Она, как всегда, была дурой. Она позволила Андре заняться с ней любовью, зная, что для него это может не означать ничего, кроме еще одного сексуального опыта.

Но почему она позволила случиться этому? Получается, что Андре одержал над ней верх. Она оказалась добровольной жертвой его обаяния, очарования ночи. И это было чудесно!

Рейчел сжала губы и смотрела, ничего не видя, на свое отражение в зеркале. Каким-то образом она должна была выкинуть воспоминания о прошлой ночи из своей головы, но она не знала, как сделать это.

Внизу, в гостиной, Оливия пила утренний кофе. Увидев Рейчел, она приветливо улыбнулась.

— Ну, вот и ты, наконец! — воскликнула она. — Мне пришлось послать к тебе наверх Марию. Она волновалась и хотела тебя видеть уже с четверти девятого. Ты, наверное, устала? Рейчел слегка покраснела.

— Да, — ответила она, не возражая. — Как ты себя чувствуешь? Маркус сказал, что тебе вчера вечером было нехорошо.

Оливия пожала плечами.

— О, ты знаешь, — промолвила она беспечно, — просто обычная тошнота, которой сопровождается мое состояние. Как кто-то может называть это «интересным положением»? Что касается меня, то я нахожу это положение совсем неинтересным.

Рейчел выпила немного кофе и закурила сигарету, отказавшись от предложенного Оливией завтрака.

— Я не голодна, — улыбаясь, сказала она, — и, кроме того, скоро уже время обеда.

Оливия посмотрела на шитье, которое лежало у нее на коленях. Она шила платьице для Марии. Ее мелкие ровные стежки просто радовали глаз.

— Скажи мне, — спокойно произнесла она, — ты простилась с Андре?

Рейчел затянулась своей сигаретой.

— Кажется, да, — ответила она несколько смущенно. — Мы, можно сказать, попрощались вчера вечером.

— Понятно, — кивнула Оливия. — Мне показалось, что вчера вечером он был чем-то встревожен, ты не заметила? — Она вздохнула. — Сегодня утром он уехал, не сказав ни слова. Он не захотел позавтракать. Вы что, вчера поссорились? — Она прикусила язык, словно вспомнив о чем-то.

— Прости, Маркус просил меня не задавать никаких вопросов!

Рейчел покачала головой.

— Все в порядке, Оливия, — произнесла она. — Нет, мы не ссорились, хотя я наговорила ему много неприятных вещей.

— Я удивлена, что он оставался здесь так долго. — Оливия с любопытством посмотрела на Рейчел. — Я хочу сказать, что он ведь не собирался взять тебя с собой? Мне кажется, он все еще считает себя ответственным за тебя.

Рейчел коротко и зло рассмеялась.

— Да, — сказала она нервно. — Я тоже думаю, что он чувствует ответственность за меня. Таковы традиции семьи Санчес, разве ты не знаешь? — Она сжала кулаки. — Даже теперь, когда Андре собирается жениться на Леони, он не сознает того, что я ожидаю полной свободы. Он воображает себя неким восточным владыкой, который может иметь несколько жен и контролировать их всех!

— Но, Рейчел, — возразила Оливия, — ты не считаешь, что сама ведешь себя несколько безответственно? Я хочу сказать… — Она немного помолчала и продолжила: — Я хочу сказать, что ты, безусловно, нуждаешься в помощи Андре теперь, когда умер твой отец. У тебя никого больше нет, никаких родственников. Почему бы ему не помогать тебе?

— Все считают, что я не могу сама о себе позаботиться! — раздраженно воскликнула Рейчел. — Твоя жизнь, Оливия, всегда была обеспеченной, а я, прежде чем выйти замуж за Андре, была приучена следить за отцом, а не только за собой! А за последние пять лет я привыкла быть одна!

Оливия пожала плечами.

— Хорошо, Рейчел, — сказала она спокойно, — не сердись на меня. Я только хочу тебе добра! С тех пор как ты приехала сюда, я очень полюбила тебя. Я хотела бы, чтобы ты отбросила все мысли о возвращении в Англию и осталась здесь, с нами.

Рейчел ответила неопределенным жестом.

— Прости, Оливия, — произнесла она извиняющимся тоном, — дело в том… ну, я полагаю, что я на каком-то пределе. Через день-два я приду в себя.

Оливия наклонилась вперед и понимающе сжала ее руку:

— Мария отправилась вниз, на берег, с Тотти. Почему бы тебе не взять свой купальник и не присоединиться к ним? Мне кажется, что тебе нужна такая простая компания. — Оливия улыбнулась.

— Пожалуй, я так и поступлю, — согласилась Рейчел, вставая. — И спасибо тебе, Оливия, за то, что ты не задаешь слишком много вопросов. Как-нибудь я попытаюсь объяснить тебе, что произошло, но сейчас я просто не могу.

Позже, лежа на песке рядом с Марией, она задавала себе вопрос, сколько времени ей потребуется, чтобы оправиться от визита Андре. Пять лет назад, после разрыва, Рейчел не ощущала такого отчаяния. Она, наконец, поняла, что со временем чувство к Андре только окрепло. Сейчас будет гораздо труднее, чем раньше, сделать вид, что все нормально. Во-первых, она стала старше на пять лет, и, во-вторых, сколько бы она ни говорила, что может сама о себе заботиться, она была совершенно беззащитна, и сознание этого оказалось просто опустошающим.

Однако человеческая психика обладает неправдоподобной способностью восстанавливаться. Рейчел поняла это в течение нескольких недель, последовавших за возвращением Андре на Пальмерину. Сначала ей было очень трудно испытывать что-нибудь, кроме жалости к себе и отчаяния, но постепенно ее здоровая натура взяла свое.

Вскоре Маркус вновь отправился в длительную поездку по Европе, и Рейчел постаралась забыть о своих проблемах и сосредоточиться на домашних делах. Беременность Оливии протекала довольно тяжело, и Рейчел старалась почаще вывозить ее и Марию куда-нибудь на природу. Недели пролетали быстро, и Рейчел вдруг поняла, что скоро срок ее пребывания здесь закончится. Она знала, что Оливия боится ее отъезда, но все же чувствовала, что должна вернуться в Лондон.

Однажды после обеда, примерно через месяц после отъезда Андре, Рейчел решила отвезти Оливию и Марию в одну горную деревеньку. Там был прекрасный ресторан, и, кроме того, оттуда открывался великолепный вид на озеро, располагавшееся у подножия гор. Был очень тихий вечер. Оливия и Мария весело болтали, сидя в машине. Через пару дней должен был вернуться Маркус, и они говорили только об этом. Рейчел молчала. Она почему-то вдруг почувствовала себя не в своей тарелке.

Полюбовавшись озером, они отправились в ресторан. Им подали бульон, бифштексы с салатом и острый бразильский сыр. Однако Рейчел не смогла съесть ничего, кроме небольшого количества салата. Желудок ее как-то странно протестовал, и она подумала, что за обедом съела что-нибудь не то.

Они возвращались домой в темноте. Фары машины выхватывали из мрака узкую полоску извивающейся горной дороги. Рейчел подумала, не попросить ли Оливию сесть за руль, но решила не беспокоить ее. Однако, когда они подъезжали к предместьям Хуанастры, она была вынуждена остановить машину и броситься в ближайшие кусты. Ее жестоко вырвало. Потом она немного посидела, прислонившись к стволу дерева. Вокруг все плыло и кружилось.

К ней подбежала Оливия.

— Рейчел! — испуганно воскликнула она. — В чем дело?

Рейчел заставила себя улыбнуться:

— Да ничего особенного. Извини, что я причиняю тебе беспокойство. Вероятно, я съела что-нибудь несвежее. Меня внезапно страшно затошнило.

Оливия молча смотрела на ее бледное лицо и качала головой.

— Давай возвращайся в машину, — сказала она ласково. — Я сама сяду за руль.

— О, в этом нет необходимости, — возразила Рейчел извиняющимся тоном. — Я сейчас приду в себя…

— Конечно, придешь в себя! — проговорила Оливия, утешая ее. — Но я все равно поведу машину. Давай садись на мое место!

Рейчел сделала так, как ей было сказано. Оливия уселась с ней рядом, глядя на нее с тревогой, но затем, заметив, что к Рейчел возвращается румянец, с улыбкой произнесла:

— Можно подумать, что беременна не я, а ты, Рейчел.

К счастью, Оливии пришлось в этот момент приостановить машину и ответить на взволнованные вопросы Марии, и она не заметила, как побледнела ее спутница. Рейчел закрыла глаза и отбросила волосы со лба дрожащей рукой. «О боже, — подумала она, замирая, — почему мне это раньше не пришло в голову?»

Она вытерла ладонью свой влажный лоб и открыла глаза. «Нет, это не может быть правдой», — настойчиво внушала она себе. Просто оттого, что Оливия беременна, она, естественно, связывала все с этим состоянием. Как бы там ни было, Рейчел не могла серьезно допустить эту мысль.

Но какой-то настойчивый инстинкт заставил ее подумать, что эту мысль не следует так легко отбрасывать. Только теперь она начала понимать, что уже несколько дней назад она должна была что-то заподозрить.

Спина Рейчел покрылась потом, и она снова почувствовала сильную тошноту, но теперь уже от страха. В каком ужасном положении она оказалась! И что ей теперь делать?

Машина въехала в ворота виллы и остановилась у ступеней веранды.

— Пойди и прими душ, Рейчел, — сказала Оливия ласково, помогая ей вылезти из машины. — Вероятно, на тебя подействовала жара. На некоторых людей жара очень плохо действует!

Рейчел была не в состоянии разговаривать и только молча кивнула. Оказавшись в своей комнате, она сразу направилась в ванную. Она встала под душ и почувствовала облегчение, когда струя прохладной воды обдала ее тело. После душа она внимательно оглядела себя в зеркале. Несмотря на ее опасения, никаких внешних признаков беременности не было. Вероятно, она придала шутливым словам Оливии больше значения, чем следовало.

Рейчел покачала в сомнении головой и начала одеваться. Придется немного подождать, и скоро все будет ясно. Она, конечно, не могла обратиться со своими проблемами к семейному врачу Санчесов. Но если она беременна, она должна решить, что ей следует делать. Может быть, стоит рассказать все Андре?

Ответ на этот вопрос был совершенно определенным — нет! Она не собиралась ставить Андре в такое положение, что он будет вынужден сохранить их брак. Итак, у нее оставалось две альтернативы: либо выяснить, можно ли еще сделать аборт, либо родить ребенка и растить его одной.

Подумав об этих альтернативах, Рейчел пришла к выводу, что знает, как ей следует поступить. Ни при каких обстоятельствах она не будет уничтожать дитя их любви сознательно. Бессмысленно говорить себе, что Андре принимал участие в их отношениях только физически, а не духовно. Это дитя, которое теперь, возможно, формируется внутри ее тела, — живой плод их союза, и Рейчел хотела его независимо от того, с какими трудностями ей придется столкнуться в последующие годы.

Теперь Рейчел оставалось только рассеять возможные подозрения. Но конечно, у Оливии не было никаких причин подозревать, что бы то ни было, и ее вполне удовлетворило объяснение Рейчел, что она съела что-то несвежее.

В течение следующих десяти дней Рейчел пришлось убедиться, что она действительно беременна. У нее были все обычные симптомы: тошнота по утрам, быстрая утомляемость, головокружение. Она до минимума сократила курение и пила кофе только тогда, когда была вынуждена. Маркус вернулся из своей поездки в Европу, и Мария совсем забросила Рейчел, стремясь проводить как можно больше времени со своим любимым папочкой. Оливия не переставала упрашивать Рейчел остаться в Бразилии, но, когда стало ясно, что она твердо решила уехать, Оливия перестала об этом говорить и начала помогать Рейчел, готовиться к отъезду. Маркус, со своей стороны, также принял участие в заботах своей жены, но Рейчел знала, что ему не хочется, чтобы Оливия оказалась одна, когда ему придется отправиться в следующую поездку. Поэтому, когда до возвращения Рейчел в Лондон оставалось несколько дней, он позвонил своей матери и спросил, не сможет ли она приехать и пожить несколько недель с Оливией. Мадам Санчес, однако, только что начала поправляться после жестокого гриппа и не была готова к путешествию.

Оливия и Рейчел были в комнате, когда Маркус звонил мадам Санчес. Оливия показывала Рейчел вышивку на подушке. Когда Оливия поняла, о чем Маркус говорит с матерью, она подняла голову.

— Это не важно! — воскликнула она несколько устало. — Маркус, я буду прекрасно себя чувствовать!

Маркус покачал головой и продолжал беседовать с матерью. Когда он, наконец, положил трубку, то казался вполне довольным.

— Приедет Ирена, — твердо сказал он. — Она будет здесь завтра. Теперь я за тебя спокоен.

Оливия взглянула на Рейчел.

— Понятно, — промолвила она напряженным голосом, и Рейчел поняла, что она не одобряет такого решения.

Маркус нахмурился.

— В чем дело? — спросил он раздраженно. — Ирена — моя сестра. Она вполне может заменить Рейчел! — Он посмотрел, извиняясь, на свою невестку. — Рейчел знает, что я не имею в виду ничего плохого. Мы предпочли бы, чтобы она осталась, но раз она не может, Ирена заменит ее. — Он вздохнул. — Позже, может быть, ты, Оливия, сможешь отправиться на некоторое время на Верос.

Оливия поджала губы:

— Хорошо, Маркус, не тревожься. Если я не проявляю особого энтузиазма по поводу предстоящего приезда Ирены, то это только потому, что я привыкла к Рейчел, и она так замечательно ведет себя с Марией. Ирену вряд ли кто-нибудь может считать хорошей няней!

Маркус что-то пробормотал и вышел из комнаты.

— О боже, как он волнуется! — сказала Оливия с вздохом. — Честно говоря, Рейчел, я никогда не была в дружеских отношениях с Иреной, хотя я не хочу выглядеть недоброй!

Рейчел, которая прекрасно знала Ирену, не позволила себе никаких комментариев. Нехорошо было бы критиковать Ирену и еще больше обострять отношение к ней Оливии. Она сочувственно улыбнулась и переменила тему разговора.

Ирена приехала поздно вечером на другой день. Рейчел была рада тому, что ей недолго придется находиться в обществе своей невестки. Встретившись с Иреной взглядом, она сразу поняла: Ирена что-то подозревает. Но к счастью, рядом был Маркус, который помог рассеять атмосферу, и, поскольку Ирена приехала, чтобы помочь Оливии, она сразу взялась за дело, полностью игнорируя присутствие Рейчел.

Накануне того дня, когда Рейчел должна была уехать, Оливия устроила небольшой прощальный ужин. Все прошло очень удачно, и Рейчел испытала чувство благодарности к Оливии и Маркусу, которые оказали ей такое гостеприимство в своем доме и так не хотели, чтобы она уезжала. Мария тоже была огорчена предстоящим отъездом Рейчел. Рейчел знала, что девочка недолюбливала Ирену.

Оливия удалилась, как только ужин был закончен. Она все еще чувствовала себя не очень хорошо, и Рейчел волновалась за нее. Она решила, что будет часто писать ей, когда вернется в Англию, и, возможно, когда-нибудь она сможет снова приехать в Хуанастру.

Рейчел помогла Санче убрать со стола и пожелала спокойной ночи Маркусу. Когда она вернулась в гостиную, чтобы взглянуть, не осталось ли там грязной посуды, она обнаружила там Ирену, которая, казалось, ждала ее. Сначала Рейчел подумала, что они встретились случайно, но Ирена закрыла дверь и сказала:

— Я хочу поговорить с тобой, Рейчел. — Она произнесла это холодным, сдержанным тоном.

Рейчел сжала губы. У нее не было никакого желания беседовать с Иреной, и она надеялась, что ей удастся избежать этого.

Ирена закурила сигарету, прежде чем начать разговор, и Рейчел уже готова была выйти из комнаты, но подумала, что это будет выглядеть трусостью.

— Пожалуйста, Ирена, — попросила она, — скажи мне то, что ты хочешь сказать, и позволь мне скорее пойти и лечь. Я очень устала. Завтра утром мне нужно встать очень рано.

Ирена затянулась и взглянула на нее сквозь вуаль табачного дыма.

— Не пугайся, Рейчел. То, что я хочу сказать, не займет много времени. — Она медленно подошла к французским окнам, которые были широко распахнуты, потому что ночь была теплой. — Знаешь ли ты, что Андре обратился в суд, чтобы получить развод? Если все будет нормально, он и Леони поженятся до конца года.

Рейчел почувствовала себя так, будто внутри нее повернулось лезвие ножа.

— Это все, что ты хотела мне сообщить? — спросила она спокойно.

Ирена покачала головой.

— Нет, это только часть, Рейчел, — ответила она с поддразнивающей улыбкой. — Андре попросил меня передать тебе вот это. Он сказал, ты знаешь, на что это.

Рейчел нахмурилась. Она взяла у Ирены сложенный вчетверо листок бумаги и развернула его дрожащими пальцами. Это был чек на пять тысяч фунтов.

Она смотрела на него, не веря своим глазам, потом так же удивленно взглянула на Ирену. С трудом, глотая слюну, она тихо проговорила:

— Я не понимаю, что это такое?

Ирена окинула ее подозрительным взглядом.

— Ты должна знать, что Андре имел в виду, — заметила она холодно. — Ты, несомненно, понимаешь, почему он послал это!

Рейчел снова уставилась на чек. Это действительно был почерк Андре, и подписан чек был всего три дня назад, в день, когда Ирена ехала в Бразилию.

— Он, он дал тебе это? — пробормотала Рейчел почти неслышно, чувствуя подступающую тошноту.

— Конечно! — Ирена пожала своими узкими плечами. — Право, Рейчел, не надо так удивляться. Это всего лишь деньги!

Рейчел онемела. То, что Андре послал ей деньги, было само по себе достаточно плохо, но то, что он послал их с Иреной, было вдвойне унизительно!

Чувствуя, что ее покидает сознание, Рейчел знала, что она должна как можно скорее выйти из комнаты, прежде чем она унизит себя еще больше перед своей невесткой. Но перед тем как уйти, она разорвала чек на мелкие кусочки и швырнула их в лицо Ирене, испытывая детское удовлетворение от своего поступка.

— Ты, ты можешь сказать своему брату, что мне не нужны его грязные деньги! — прокричала она, бросившись к дверям. — Они мне никогда не были нужны! — С этими словами Рейчел распахнула дверь и выскочила в прохладный холл.

Она постояла некоторое время, подождав, пока пройдет тошнота, и затем нетвердой походкой направилась в свою спальню. Она никогда бы не подумала, что Андре стал таким жестоким, таким бесчувственным! Как он мог так предать ее в то время, как она носит его ребенка? Это было ужасно, немыслимо! Неужели он так быстро утратил к ней всякое уважение? Или, может быть, она права в своем предположении, что он приехал в Бразилию, чтобы отомстить, и это последнее унижение было его победой?

Глава 9

Рейчел потребовалось несколько недель, чтобы снова привыкнуть к жизни в Лондоне. Ей так много нужно было сделать, и при этом она все еще переживала из-за смерти отца. Кроме того, Рейчел не переставала обвинять себя в том, что позволила Андре обойтись с ней так жестоко.

Было очень странно снова поселиться в квартире над магазином, вновь оказаться в мире, который теперь из-за отсутствия отца стал для нее совсем чужим. Миссис Верити, соседка, была единственным человеком, которого она знала в этом районе. Старые друзья отца приходили, чтобы навестить ее, но у Рейчел не было никого, с кем она могла бы поделиться своими проблемами. Замкнутый образ жизни, который она привыкла вести в Лондоне, не способствовал появлению новых знакомых.

Магазин требовал ремонта, и Рейчел очень обрадовалась, когда дочь миссис Верити, Ханна, предложила ей помощь. Вместе они смогли передвинуть мебель, покрасить стены и побелить потолок. Получилось хорошо — покупатели наверняка будут довольны. Друг Ханны Джон Адамсон приходил, чтобы помочь им. Он брал на себя самую тяжелую работу, и Рейчел была очень благодарна ему за это. Она знала, что слишком большое напряжение может повредить ее ребенку.

За время ремонта она достаточно хорошо узнала Ханну и Джона. Им удалось разрушить ту стену, которую Рейчел воздвигла вокруг себя. Она понимала, что рано или поздно ей придется рассказать им о своем положении, и боялась этого.

Когда ремонт был закончен, Рейчел отправилась к своему поверенному в делах. Она уже встречалась с ним вскоре после своего возвращения в Лондон. На этот раз она пришла попросить его совета относительно продажи магазина. Мистер Кроппер был совсем молодым человеком. К просьбе Рейчел он отнесся с некоторым недоверием.

— Вы хотите продать магазин? — спросил он. Рейчел поколебалась.

— Я не уверена, — призналась она. — Дело в том… просто мне хотелось бы знать, хорошая ли это мысль?

Мистер Кроппер пожал плечами.

— Это зависит от того, что вы собираетесь делать, не так ли, Рейчел? — задумчиво произнес он. — Ваш отец сказал мне, что вы, возможно, переедете жить на Багамы, но теперь, когда вы вернулись… решили ли вы остаться?

Рейчел закусила губу.

— О да. Я намерена остаться, — проговорила она.

Мистер Кроппер нахмурился:

— Тогда, если вы продадите магазин, что вы намереваетесь делать? Где вы собираетесь жить? И есть ли у вас какой-нибудь другой источник дохода?

— Если я продам магазин, я сниму где-нибудь квартиру, — ответила Рейчел. — Затем, позже, я смогу найти работу. Я квалифицированный библиотекарь.

Мистер Кроппер внимательно посмотрел на нее:

— Рейчел, вы понимаете, что плата, которая взимается сейчас за жилье в столице, слишком высока для вас? — Он вздохнул. — Вот что, Рейчел. Скажите честно, почему вы хотите продать дело, которое может постоянно обеспечивать вас достаточными средствами на благоустроенную жизнь? Бухгалтерские документы вашего отца были в полном порядке. Вам остается только взять все в свои руки.

Рейчел склонила голову.

— Я боюсь, что магазин может оказаться для меня слишком большой нагрузкой, — тихо сказала она.

— Слишком большой нагрузкой для вас? — недоверчиво повторил мистер Кроппер. — Молодая женщина вашего возраста вполне может справиться с таким делом!

Рейчел внимательно посмотрела на него.

— Я беременна, мистер Кроппер, — произнесла она спокойно.

Гарольд Кроппер был поражен. Его цветущее лицо еще больше покраснело, и он казался смущенным.

— Так. Понятно, — наконец сказал он, явно обескураженный этой новостью. — Простите, Рейчел, я не имел понятия…

— А почему вы должны были что-то знать? — сухо заметила Рейчел. — Но поскольку вы теперь осведомлены, скажите, что мне следует делать?

— Объясните мне, — спросил мистер Кроппер, приходя в себя и вытирая свой вспотевший лоб носовым платком. — Ваш муж… он ведь все еще ваш муж, не так ли? — Рейчел кивнула, и мистер Кроппер продолжил: — Ваш муж, он знает об этом… другом мужчине?

Рейчел стиснула зубы.

— Никакого другого мужчины не существует, мистер Кроппер, — решительно ответила она. — Вы хотите спросить… да, это ребенок моего мужа.

— Но тогда, господи боже, что же он делает, позволяя вам приехать сюда одной…

— Он не знает…

— Он не знает?

— Не знает. И я не собираюсь ему говорить. Итак, мы можем продолжить…

— Подождите одну минуту! — Мистер Кроппер тяжело вздохнул. — Рейчел, я не могу допустить, чтобы вы, придя сюда с такой историей, рассчитывали, что я сразу придумаю для вас решение. Мне нужно время, чтобы осознать то, что вы мне сообщили. Но, бога ради, почему вы не сказали ему?

— Мой муж сейчас озабочен разводом со мной, — спокойно ответила Рейчел.

Мистер Кроппер покачал головой.

— Тогда как… — начал он и остановился. — Простите, Рейчел, если я покажусь вам старомодным, но я был другом вашего отца, и, скажу вам абсолютно честно, я считаю, что вы совершаете ужасную ошибку. Вы не должны позволять вашему мужу получить развод, не сказав ему о вашем положении. Господи, да ведь это и его ребенок!

— Что касается этого ребенка, то у Андре нет на него никаких прав, — горько произнесла Рейчел. — Он заплатил за него чеком в пять тысяч фунтов.

Мистер Кроппер был явно потрясен:

— Пять тысяч фунтов! У вас сохранился этот чек?

— Нет, я его порвала.

Казалось, мистер Кроппер был изумлен до предела, но он мужественно воздержался от дальнейших замечаний.

— Я думаю, что мне, как я уже говорил, Рейчел, потребуется некоторое время, чтобы обдумать это. Вы не могли бы прийти ко мне снова через два-три дня? Тогда я попытаюсь найти для вас ответ.

Рейчел кивнула.

— Хорошо, — ответила она. Затем ее пронзила внезапная догадка. — Вы, я надеюсь, не собираетесь предпринять попытку сообщить моему мужу то, что я вам сказала? — спросила она с подозрением.

Мистер Кроппер несколько смутился.

— Конечно, нет. Дела моих клиентов конфиденциальны, как вам известно, — произнес он.

Рейчел позволила себе улыбнуться. По дороге домой, она обдумывала их разговор. Мистер Кроппер был очень чистосердечным человеком, и ему, вероятно, было трудно принять ее объяснение. Но она безоговорочно доверяла ему, и он был хорошим и верным другом ее отца, несмотря на разницу в возрасте.

Почти сразу после возвращения Рейчел пришла Ханна Верити. Она нашла Рейчел в ее комнате на кушетке. Ханна была славной девушкой — круглолицей и миловидной, с длинными светлыми волосами и голубыми глазами.

— Эй! — воскликнула она, увидев Рейчел. — Ты бледная, Рейчел! С тобой все в порядке?

Рейчел улыбнулась.

— Я просто немного устала, вот и все, — призналась она. — Ты не сделаешь мне чашечку чая, Ханна? Я вернулась всего четверть часа назад и мечтаю о чае, но у меня просто нет сил!

— Конечно. — Ханна отправилась на кухню и поставила чайник на огонь. Потом она вернулась к двери комнаты. — Может быть, мне сходить за мамой? — спросила она озабоченно. Рейчел снова улыбнулась:

— О нет, Ханна! Я сейчас приду в себя! — Затем она вздохнула. — Вам все равно придется рано или поздно узнать. У меня будет ребенок!

Глаза Ханны расширились от удивления.

— Ты беременна? О боже! Я не знала, а ты занималась всей этой работой!

— Знаешь, женщины ведь не хрупкие растения, Ханна! — ответила Рейчел, спуская ноги на пол. — Я достаточно крепкая, но я быстро устаю, вот и все!

— Понятно. — Ханна быстро исчезла, так как чайник начал петь, и спустя некоторое время вернулась с подносом, на котором стояли чашки с чаем. Она поставила поднос на столик около Рейчел.

— Присоединяйся! — сказала Рейчел, указывая на кресло напротив. — Я думаю, что вызвала у тебя либо осуждение, либо любопытство!

— Не говори глупостей, Рейчел! — воскликнула Ханна. — Что здесь можно осуждать? Ты ведь замужем?

Рейчел вздохнула:

— Да, замужем, но мой муж не знает, что я беременна!

Ханна покраснела:

— Понятно. Это не его ребенок.

— Да нет, его, — снова вздохнула Рейчел. — О, Ханна, я не могу все объяснить, но Андре не любит меня. Он хочет получить развод.

— Свинья! — Ханна была возмущена. — Оставить тебя в такой беде!

— Нет, все не совсем так, — должна была признаться Рейчел. — Андре считал бы делом принципа заботиться обо мне и о ребенке, если бы он знал. Более того, я уверена, что он отказался бы от всех мыслей о разводе. Но я не хочу получить его, таким образом, понимаешь? Если… если бы он действительно любил меня, было бы другое дело. Тогда я сказала бы ему, но он меня не любит. Он совершил ужасную вещь, которая не оставила у меня никаких сомнений по поводу его отношения ко мне. — Она закусила губу, с трудом удерживаясь от слез.

Ханна покачала головой:

— Как это все ужасно! Но ты справишься? Магазин и все прочее?

Рейчел пожала плечами:

— Вот зачем я уезжала. Я пошла к своему поверенному, чтобы спросить его, следует ли мне продавать магазин.

— Все ясно. — Ханна кивнула, оглядываясь вокруг с сожалением. — Жаль будет продавать его, после того как ты все так хорошо здесь устроила! Это славное маленькое дело. Оно могло бы идти гораздо лучше, если бы у тебя был кто-нибудь, кто разбирается в антиквариате, — человек вроде Джона.

— А Джон разбирается в антиквариате?

— Немного. Он приходил сюда, когда был жив твой отец, и беседовал с ним, но я думаю, что ты его не замечала.

Рейчел покачала головой:

— Верно. Хотя теперь, после того как ты сказала, я смутно припоминаю, что был мальчик… — Она пожала плечами. — Может быть, мне не следует продавать магазин. Я всегда могу поручить дела тебе и Джону, когда у меня будет ребенок. Ханна рассмеялась.

— Мы к тому времени поженимся, — сказала она и добавила: — Может быть, это не такая уж нелепая мысль!

Рейчел покачала головой:

— Нет, ничего не выйдет, Ханна. Я должна буду продать магазин. Возможно, я не смогу платить тебе за то, чтобы ты присматривала за магазином, и в любом случае я буду через три месяца совершенно бесполезна.

— Ты, вероятно, права, — произнесла Ханна, немного помолчав. — Когда-нибудь мы с Джоном соберемся завести собственный магазин. Мы оба хотим этого, и мой папа обещал нам помочь.

Рейчел кивнула.

— Я думаю, что это хорошо — иметь семейное дело, — тихо заметила она. — Только когда это развивается в корпорацию, дело становится чем-то другим. — Но Ханна не знала, что она имеет в виду.

Мистер Кроппер, наконец, сообщил, что лучшим выходом для Рейчел будет все же продать магазин. Магазин был оценен агентом по недвижимости и выставлен на продажу. Рейчел решила, что чем скорее сделка будет завершена, тем лучше. Она рассчитывала устроить дела задолго до рождения ребенка.

Разные люди приходили посмотреть магазин, и все хотели получить вместе с магазином также и квартиру. Она ожидала этого. Конечно, несколько пар приходили просто из любопытства, и Рейчел устала показывать все людям, которые не собирались ничего покупать, а просто развлекались за ее счет. Ей пришлось также следить за тем, чтобы в магазине ничего не пропало. Некоторые посетители были не прочь поживиться.

Но, наконец, подвернулся действительно заинтересованный покупатель, и после небольшого торга он договорился с агентом о цене. Рейчел была вынуждена переехать. Миссис Верити предложила ей комнату на время оформления продажи, и Рейчел не пришлось переживать тревогу по поводу того, что ей негде жить. Но все же уезжать было тяжело.

Однажды вечером, когда Рейчел только что приняла ванну, она услышала, как кто-то стучится в наружную дверь магазина. С удивленным возгласом она взглянула на часы. Было уже больше девяти, и на улице шел сильный дождь. Стояла обычная летняя английская погода, из-за которой отпускники отправляются за границу, и Рейчел не могла себе представить, кто бы это мог быть. Решив, что это пришел кто-то, чтобы взглянуть на магазин, не зная, что он уже продан, она проигнорировала стук и потянулась за своим халатом. Халат был из тяжелого шелка темно-синего цвета. Рейчел туго подпоясалась шнуром, затянув его на своей полнеющей талии. Затем она вышла в гостиную и начала причесываться.

Стук прекратился, и Рейчел с облегчением вздохнула. Кто бы это ни был, он явно отступился и ушел. Но через некоторое время стук повторился, и Рейчел слегка встревожилась. Конечно, никто не станет просто так стучать в такое время. Ее рука потянулась к телефону. Может быть, ей стоит позвать миссис Верити и ее мужа и попросить их выяснить, кто пришел? Или ей следует выяснить это самой? Рейчел колебалась. Он могла спуститься вниз, не зажигая света. Уличные фонари давали достаточное освещение. Наконец она решительно открыла дверь квартиры. Ей удалось различить силуэт мужчины у дверей, и она задрожала. Кто бы это ни был, он продолжал ждать, скрываясь под навесом у входа. Рейчел закусила губу. Как он смел, этот человек прийти сюда в такое время, даже если это бы новый владелец! Он не имел права приезжать без предупреждения.

Рейчел неуверенно потопталась на лестничной площадке. Когда она была уже готова повернуться и возвратиться в комнату, мужчина раскрыл почтовый ящик и прокричал в щель:

— Рейчел, открой дверь! Я знаю, что ты дом; Ради бога, я совсем промок!

Рейчел покачнулась. Это был голос Андре. «Н это не может быть Андре, — говорила она себе, Ґ веря своим ушам. — Не здесь, не в Лондоне!»

Она спустилась на две ступени вниз по лестнице и снова остановилась.

Силуэт внизу действительно напоминал Андре и, безусловно, это была его настойчивость.

Рейчел на дрожащих ногах спустилась вниз.

— Андре? — хрипло произнесла она, подходя двери. — Это ты?

— Конечно, это я. Открой дверь!

Рука Рейчел потянулась к засову и замерла в воздухе.

— Но почему, почему ты здесь? — неуверенно спросила она.

— Рейчел, — воскликнул он сердито, — я привлекаю слишком много внимания! Ты что, хочешь, чтобы меня арестовали за то, что я пытаюсь вломиться в дверь?

Рейчел сжала губы и с вздохом отодвинула засов. Андре нажал на ручку, и дверь распахнулась внутрь. Рейчел отступила и молча смотрела на него, пока он закрывал дверь.

Андре был в темном костюме и плаще, его мокрые волосы блестели. Он быстро снял плащ и бросил его на ближайший стул.

— Ну? — произнес он резко. — Ты что, не собираешься пригласить меня наверх? Я прилетел только для того, чтобы поговорить с тобой в потемках, у двери?

Рейчел равнодушно пожала плечами, но пошла наверх, не говоря ни слова. Оказавшись в гостиной, она повернулась и настороженно посмотрела на Андре. Почему он здесь? Может быть, он в Лондоне по делам? Может быть, он думает, что сможет здесь переночевать? Если так, то он заблуждается. Она никогда больше не позволит одурачить себя!

— Ну, Андре! — сказала она жестко. — Это сюрприз!

Андре спокойно взглянул на нее.

— Да что ты! Разве ты не знала, что я приеду, как только смогу? — Его лицо было суровым. — Разве я не поступал так всегда?

Рейчел прижала руку к груди.

— Я не знаю, зачем тебе было это делать, — напряженным тоном произнесла она.

— Да ну?! — Андре устало пожал плечами. — Может быть, потому, что, когда дело касалось тебя, я всегда поступал по-глупому!

Рейчел нахмурилась.

— Андре, это просто бессмыслица! — нервно сказала она.

Андре пристально посмотрел на нее:

— Неужели? Почему ты не прилетела на Верос когда уехала из Хуанастры?

— На Верос?

— Конечно. Если не ради меня, то хотя бы ради моей матери!

Рейчел опустилась на стул. Она почувствовал слабость в ногах.

— Почему я должна была возвращаться на Bерос? — спросила она взволнованно. — Мой дом здесь.

На щеке Андре напрягся мускул.

— Это меньшее, что ты могла сделать, — грубо заметил он.

Рейчел покачала головой.

— Но почему? Ведь твоя мать, конечно, знала, что я собираюсь вернуться в Лондон. Маркус должен был ей об этом сказать.

— Он сказал. Он сказал, что ты уезжаешь и Хуанастры. Поэтому Ирена согласилась поехать побыть с Оливией.

— Да, — ответила Рейчел, — и что же дальше?

Андре изучающе посмотрел на нее.

— Ты выглядишь такой невинной, — пробор мотал он, — может быть, именно поэтому я не могу выбросить тебя из головы!

Сердце Рейчел затрепетало.

— Андре! — воскликнула она. — Андре, о чем ты говоришь?

Андре помолчал.

— Хорошо, хорошо, — сказал он. — Ты ведь помнишь, что Ирена приглашала тебя на Верос. Моя мать посылала тебе с ней приглашение. Она знала, что ты хочешь уехать из Бразилии, и по моей просьбе пригласила тебя снова приехать на Верос!

— По твоей просьбе? — как эхо повторила Рейчел. — О, Андре, но это же просто бессмыслица! — Она снова представила себе чек, зажатый в руке Ирены. — Я не получала никакого приглашения, Андре!

Андре посмотрел на нее недоверчиво и, нахмурив брови, сердито промолвил:

— Конечно, ты получила приглашение! Ирена передала его тебе. Она сказала моей матери, что ты не захотела ее слушать и настойчиво говорила, что возвращаешься в Англию. — Он возвел глаза к небу. — К этому моменту ты уже уехала, и я был в полном негодовании!

— Что ты хочешь сказать? — Рейчел почувствовала, что смущена. — Послушай, Андре, ты говоришь бессмысленные вещи!

Какое-то время Андре молча смотрел на нее, а затем воскликнул:

— Хорошо, тогда мне придется объяснить по-другому! — С этими словами он заключил ее в свои объятия, нашел ее растерянные приоткрытые губы и впился в них своими губами.

Рейчел пыталась сопротивляться, но тепло его тела и страстная настойчивость его губ были сильнее нее, и она слабо прижалась к нему, отвечая на его поцелуи. Его руки прижали ее еще ближе, и она почувствовала, как его губы покрывают поцелуями ее шею и плечи.

— Боже, — простонал он, — Рейчел, ты должна мне позволить заботиться о тебе, ласкать тебя, ты нужна мне больше, чем сама жизнь!

Рейчел сделала над собой усилие и оттолкнула его. Глаза Андре смотрели устало, и на его лице было такое измученное выражение, что складка возле губ казались еще глубже.

— Что ты сказал? — прошептала она недоверчиво. — Как ты можешь говорить так! Леони…

— О, к черту Леони! — пробормотал он, перебирая ее волосы пальцами. — Ты единственная женщина, которую я когда-либо любил, и ты знаешь это!

Рейчел покачала головой.

— Ты не можешь говорить это серьезно! — сказала она взволнованно. — Ты знаешь, какая я. У меня плохой характер, я упрямая и не хочу, что бы мной командовали!

— Рейчел! Ты мне нужна, и этим все сказано. Я знаю, что временами я тебя ненавижу, хочу причинить тебе боль, но, несмотря на это я тебя люблю, и я никогда не говорил это ни одной женщине, кроме тебя!

Рейчел вырвалась из его объятий, не в состоянии поверить в происходящее.

— Продолжай. Расскажи об Ирене и о твое матери, — попросила она. — Я не получала ни какого послания. Я спокойно вернулась в Англию, и вот уже месяц, как я здесь.

Андре вздохнул и провел пальцами по ее щеке.

— Я знаю, — проговорил он. — Я думаю, что каждый день этого месяца стоил мне года жизни!

— Что ты хочешь сказать?

— Когда мне сообщили, что ты уехала в Англию, я полетел в Рио, чтобы увидеть Оливию и узнать, не сказала ли ты чего-нибудь ей. Но когда я прилетел, Оливия была в больнице и дома была только Ирена. Я говорил с Иреной.

— Оливия в больнице! Почему? — Андре покачал головой:

— У нее был выкидыш!

— О нет!

— Да. Мария шалила, и Ирена ругала ее. Оливия поторопилась сбежать с лестницы, чтобы остановить Ирену. На полпути она споткнулась и упала. Я думаю, что она была нездорова.

— Да, это началось, когда я еще была там. — Рейчел отвернулась. — Ирена! — горько воскликнула она. — Бедная Оливия! Если бы я знала!

— Да, Ирена, по-видимому, причинила всем много неприятностей, — сурово заметил Андре. — Однако, насколько мне известно, она собирается уехать, по моему совету. — Он вздохнул. — Это позволит нам не волноваться, Рейчел!

Рейчел склонила голову.

— Ты уехал, не сказав ни слова, — произнесла она сдавленным голосом. — И, кроме того, этот чек!

— Какой чек? — Андре схватил ее за руку. — Какой чек? — повторил он.

Рейчел взглянула на него, и ее беспокойство несколько уменьшилось.

— Я… я скажу тебе, — прошептала она, — сначала объясни мне, почему ты уехал?

Андре притянул ее к себе.

— Хорошо, — согласился он. — Я уехал, потому, что мне надо было встретиться с Леони и объясниться с ней, прежде чем говорить с тобой. Это было нелегко — успокоить Леони и ее родителей не вызывая скандала. А потом, сразу после этого заболела моя мать. Казалось, обстоятельства складывались так, чтобы помешать нам соединиться!

— Ирена знала, что ты порываешь с Леони, полагаю, — пробормотала Рейчел, начиная пост пенно все понимать.

— Конечно, у нас с ней был из-за этого цель скандал. Но затем, когда Маркус сказал, что ты уезжаешь из Рио, я попросил маму пригласить тебя на Верос. Когда ты отказалась приехать, я готов был убить тебя!

Рейчел подняла лицо к Андре и обхватила его голову руками.

— Ирена дала мне чек, — тихо проговорил она, — и сказала, что ты просил передать его мне и что я знаю, на что эти деньги!

— О боже! — Андре прижал ее лицо к своему плечу. — И ты поверила?

— А почему я должна была не поверить? На чеке стояла твоя подпись.

Андре вздохнул.

— Я все время подписываю чеки, — произнес он. — Получить чек с моей подписью нетрудно. Она могла и просто подделать мою подпись, у нее есть доступ к моим вещам. Значит, вот почему ты уехала так внезапно…

Рейчел вздохнула.

— Частично поэтому, — мягко согласилась она.

— А еще почему?

Рейчел снова вздохнула и, отстранившись, покачала головой:

— Расскажи мне об Оливии. Как она сейчас?

— Сейчас уже хорошо. Может быть, немного подавлена, но Маркус увез ее после того, как все закончилось, и я думаю, что теперь она поправляется. Вот почему я не мог немедленно приехать в Англию. К тому же я был взбешен так, что даже не хотел тебя больше никогда видеть! — Он слегка улыбнулся. — Но потом я остыл. Маркус и Оливия уехали в Штаты, и мне пришлось закончить дела с Хеммингом.

— Понятно, — кивнула Рейчел. — А теперь ты свободен?

— Свободен во всем, кроме одного! — вымолвил он хрипло. — Иди ко мне! Я хочу тебя!

Рейчел не сопротивлялась. В этом больше не было смысла, и радостное сознание того, что теперь она снова член семьи, захватило ее.

Она проснулась ранним утром и лениво откинула рукой волосы со лба. Открыв глаза, она обнаружила, что Андре проснулся и лежит, ласково глядя на нее.

— Ты любишь меня? — прошептал он, привлекая ее в свои объятия.

Рейчел кивнула.

— Андре, — произнесла она смущенно. — Я должна кое-что тебе сказать.

Андре нахмурился.

— Надеюсь, ничего плохого? — спросил он, проводя пальцем по ее губам.

— Надеюсь, ты не подумаешь, что это плохо! — ответила она, садясь на кровати. — У меня будет ребенок!

Андре сел и недоверчиво уставился на нее.

— Ребенок? — переспросил он, и Рейчел кивнула. — Мой ребенок! — Это было утверждение.

— Конечно.

— И ты не хотела говорить мне! — воскликнул он с болью.

Рейчел положила руки ему на плечи.

— Как я могла? — спросила она извиняющимся тоном. — Я думала, что ты собираешься жениться на Леони. Если бы я сказала тебе о ребенке, ты мог подумать, что я пытаюсь предъявить свои права.

— Твои права! — повторил Андре, целуя ее пальцы. — Рейчел, ну что я могу сказать?

Она взволнованно покачала головой:

— Ты не жалеешь?

— Я? Жалею? — произнес он удивленно. — Боже мой, Рейчел, что за вопрос! Но ты хочешь этого ребенка?

— О да! — воскликнула Рейчел. — Очень! — Глаза Андре потемнели.

— Наш ребенок! — прошептал он, притянув ее к себе. — Рейчел, я обожаю тебя!

— Через несколько недель я буду выглядеть ужасно! — неохотно проговорила она.

— Но не для меня! — возразил Андре твердо. — Для меня — никогда!


Андре переложил румпель, и яхта грациозно прошла через канал в лагуну. Он быстро спустил парус, и Рейчел подвела яхту к причалу.

Когда они приблизились к берегу, Андре опустился на сиденье рядом с женой и с усмешкой взглянул на ее покрасневшее лицо.

— Ну, — спокойно произнес он, — я бы не сказал, что ты готова к самостоятельному путешествию вокруг мыса Горн, но ты делаешь успехи!

Рейчел бросила на него сияющий взгляд.

— Похвала мастера — это настоящая похвала! — сказала она и вздохнула. — О, Андре! Мне это так нравится! Мы так давно не ходили вместе на яхте!

— Гм… — Андре странно взглянул на нее. — Слишком давно! Однако я намерен исправить это в будущем!

Рейчел наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Но ты не захочешь, чтобы я рисковала вместе с нашим сыном? — пробормотала она.

— О нет! — Андре покачал головой. — Я вообще не хочу, чтобы ты рисковала. Ты мне слишком дорога!

Рейчел смотрела на него с нежностью.

— Я не знаю, чем я заслужила такое счастье! — ласково ответила она ему. — С тех пор как родился Роберт, у меня не было возможности поговорить с тобой. Я просто хочу, чтобы ты знал — теперь я понимаю, как ужасно я поступила, бросив тебя тогда!

Андре покачал головой и притянул ее к себе.

— Я не должен был так себя вести, — произнес он. — Но я думаю, что мы все учимся на своих ошибках. Я должен был относиться к тебе так, как Маркус относился к Оливии, когда она потеряла ребенка.

Рейчел прикоснулась губами к его шее.

— Я, правда, не хотела потерять ребенка! — сказала она. — Ты веришь мне?

Андре кивнул, взяв ее за подбородок.

— Я был негодяем, и самоуверенным дураком, — проговорил он, дотрагиваясь пальцем до ее губ. — Но больше никогда! И что касается корпорации семьи Санчес, то им придется искать себе нового председателя. Я, конечно, не потеряю интереса к делу…

— Конечно, — промолвила Рейчел, поддразнивая его, — но отныне твоя семья будет для тебя на первом месте.

Яхта тихонько ударилась о причал, и Андре выскочил на берег, чтобы закрепить фалинь. Затем он помог Рейчел вылезти, и они направились к дому. Навстречу им вышла Оливия, держа на руках ребенка Рейчел. В четыре недели Роберт Андре Санчес был маленьким, темноволосым и очаровательным.

— О, Оливия! — сказала Рейчел, покачав головой. — Он тебе не надоел?

— Конечно, нет, — с улыбкой ответила Оливия. — Я не могла удержаться от соблазна подержать его немного на руках. Четыре месяца — это такой долгий срок! Мне так надоело ждать! — Оливия снова ожидала ребенка, и теперь никаких осложнений не было.

Рейчел и Андре вошли в дом, где Маркус был занят приготовлением напитков. Рейчел с удовольствием огляделась вокруг. Ей все еще трудно было осознать, что ей предоставляется второй шанс, что любовь между нею и Андре стала еще крепче благодаря их разрыву.

— Рейчел, Оливия говорит, что ты оставила магазин одной молодой паре, — сказал Маркус.

Рейчел кивнула:

— Верно. Девушка, Ханна, очень помогла мне, когда я вернулась в Англию. У ее родителей рядом тоже магазин.

— Понятно, — ответил Маркус. — А они хорошо знакомы с делом?

— Очень мало, — проговорил Андре, принимая из рук Маркуса бокал. — Но они научатся. Джон — очень неглупый молодой человек. Он мне нравится.

— Они приедут после Рождества, чтобы провести с нами пару недель, — вставила Рейчел. — До сих пор у них не было возможности устроить себе медовый месяц, вот они и проведут его здесь.

Оливия улыбнулась:

— Я уверена, что им понравится. — Она взглянула на своего мужа. — Маркус, мы ведь можем иметь свой собственный дом, похожий на этот!

Позже, когда Рейчел и Андре переодевались к ужину, Рейчел спросила:

— Скажи мне честно, Андре, зачем ты приехал в Бразилию, когда я была там, у Маркуса и Оливии?

Она повернулась к Андре спиной, чтобы он мог застегнуть «молнию» на ее платье. Он медленно провел рукой по спине Рейчел, а потом коснулся ее груди.

— Ты знаешь почему, — прошептал он хрипло. — Я должен был убедиться в том, что ты сказала тогда ночью на Веросе.

— Ты был со мной таким ужасным той ночью, — пробормотала Рейчел, прижимаясь к Андре.

— Верно, — проговорил он, наклоняясь над ней. — Я ненавидел тебя за то, что ты сделала со мной.

— А теперь? — спросила она хитро.

— А теперь я должен закончить переодеваться. Или, может быть, мы вообще пропустим ужин?


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Традиции семейства Санчес |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу