Book: Четыре года без тебя



Четыре года без тебя

Энн Мэтер

Четыре года без тебя


Четыре года без тебя
Четыре года без тебя

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Флисс вошла в дом, закрыла дверь и, облегченно вздохнув, опустила на пол тяжелую сумку. После морозного воздуха в доме казалось особенно тепло и уютно. Флисс достала письма из почтового ящика. Приятно возвращаться в свой уютный уголок. День выдался трудный. Флисс устала от всей этой суматохи на работе. Хорошо, что впереди выходные. Подумать только — у нее целых два свободных дня!

Правда, утром придется встать пораньше и сварить кофе для Грэма. Но это, подумала она, не столь уж тяжелая обязанность. Кстати, не забыть бы испечь его любимые сырные лепешки, которые должны быть не просто свежими — с пылу с жару. Но до утра еще уйма времени.

Грэму, как всегда, придется встать ни свет ни заря, чтобы не опоздать иа службу в церковь. С лица Флисс не сходила умиротворенная улыбка. Она прошла в крохотную кухню, чтобы выпить чашку горячего чаю, бросила письма на подоконник и поставила чайник на плиту. А после чая, с удовольствием подумала Флисс, горячая ванна. Сегодня у Грэма вечерние курсы. Значит, они увидятся только завтра утром в церкви. Итак, весь вечер в ее распоряжении.

Флисс наконец согрелась, сияла старенькое кашемировое пальто и пушистый мохеровый шарф. Она так благодарна доброму, заботливому Грэму за то, что он сделал для нее. Не будь Грэма, Флисс вряд ли удалось бы выбраться из пучины отчаяния, охватившего ее после смерти Моргана. Грэм помог ей снять дом, найти работу. Не важно, что в провинциальном городке. Зато отсюда до этой проклятой Ньянды со всеми ее ужасами гражданской войны — десятки тысяч миль.

И естественно, что постепенно простая человеческая благодарность переросла в более глубокое чувство — привязанность. Грэм прекрасный человек, недаром прихожане так любят его. Даже Морган не осудил бы ее, размышляла Флисс. Каждая женщина имеет право на счастье.

Ее губы дрогнули из-за нахлынувших мучительных воспоминаний. Флисс заварила чай. Нет, она не позволит мрачным мыслям разрушить ее нынешнее счастье. Счастье, обретенное с Грэмом. Конечно, Грэм — это не Морган, да она и не хотела бы, чтоб он был таким же, как Моргай. Ее чувство к Моргану было всепоглощающей страстью. Судьба жестоко прервала их любовь. Нет, лучше не испытывать таких глубоких чувств. Если бы с Морганом ее связывали такие же чувства, как теперь с Грэмом, конечно, она бы страдала, но, потеряв его, не испытала бы такой опустошенности, когда жизнь потеряла всякий смысл.

Услышав телефонный звонок, Флисс облегченно вздохнула. Врач советовал ей не предаваться воспоминаниям. Они постепенно уходили в прошлое. Ведь ничего нельзя изменить — Моргана больше нет. Он погиб при исполнении служебных обязанностей. Автомобиль, в котором он находился, сгорел. И все эти годы Флисс убеждала себя не оглядываться назад. Тот этап ее жизни завершился, и не надо ворошить прошлое.

— Здравствуйте, — сказала Флисс в телефонную трубку. — Уиттерсли 2492.

— Фелисия? — Флисс услышала голос свекрови. В последнее время они редко говорили по телефону.

— Здравствуй, Селия! — радостно ответила Флисс. — Какая неожиданность! Последний раз мы разговаривали на Новый год.

— Да, верно…

В ее двух коротеньких словах чувствовалась какая-то недоговоренность.

Флисс терпеливо приготовилась выслушать все, что хотят сообщить ей свекровь и свекор. Тогда, после получения страшного сообщения, Флисс — жена их единственного сына — уехала в маленький городок, в Уилтшир. Лишь бы быть подальше от родного Сассекса. И сейчас Флисс было страшно даже представить, как родители Моргана отнесутся к тому, что Грэм сделал ей предложение. Разговаривая с ними накануне Нового года, Флисс ничего им не сказала. Конечно, в праздники она вспоминала о Моргане. Когда-то они всегда встречали Новый год вместе, пили шампанское из одного бокала.

Флисс вздохнула, нервно поворачивая на пальце кольцо с бриллиантом. Теперь надо думать о Грэме, об их совместной жизни в будущем году.

Начнется новый век и новое тысячелетие. И Флисс начнет новую жизнь. Подходящий ли сейчас момент, чтобы сказать об этом Райкерам?

— Послушай, Фелисити… — Казалось, свекрови было трудно говорить.

Флисс решила перехватить инициативу.

— Я как раз собиралась позвонить вам, — начала она, но прежде, чем Флисс успела договорить, Селия ее перебила.

— Неужели? Они уже с тобой связались? — (По спине у Флисс побежали мурашки.) — Я имею в виду Министерство иностранных дел.

Флисс судорожно сглотнула.

— Министерство иностранных дел? — переспросила она и судорожно вцепилась пальцами в подлокотник софы. — Они хотели что-то сообщить?.. Нет, мне не звонили… — Флисс облизала пересохшие губы. — А вам звонили?

Что же случилось? — пыталась она понять. Ведь с формальностями, касающимися гибели Моргана, давно покончено. И все-таки речь, видимо, идет о Моргане. Иначе зачем министерству связываться с ней?

Молчание на другом конце провода становилось зловещим. Флисс понимала: все связанное с гибелью Моргана причиняет боль его родителям.

— Значит, ты не получала письма? — повторила свекровь, и Флисс показалось, что та вот-вот расплачется. — В нем говорится о… перевороте в Ньянде. Джеймс считает, ты сама позвонила бы нам, если бы получила письмо.

— О перевороте в Ньянде? — Флисс никак не могла взять в толк, почему переворот в стране, где погиб Морган, ее как-то касается.

— Речь идет о перевороте, — повторила Селия. Возможно, об официальном подтверждении убийства Моргана, промелькнуло в голове Флисс. Какое лицемерие! Меньше всего на свете ей хотелось бы вновь возвращаться к этим ужасным событиям.

Преодолев себя, она спросила:

— Есть новости?

— Да, да! — возбужденно кричала в трубку Селия. — Фелисия, дорогая, случилось чудо!

Флисс почувствовала себя виноватой. Она думала только о своих переживаниях, а мать Моргана считает чудом письмо из министерства. С тех пор как Флисс большую часть свободного времени проводит с Грэмом, она почти перестала звонить родителям Моргана. Она уже не помнит, когда в последний раз была у них в Тюдор-Кросс.

— Морган жив! — прокричала Селия и разразилась бурными рыданиями. Флисс поняла, что Джеймс Райкер пытается вырвать у жены телефонную трубку.

Комната закружилась. В глазах у Флисс все поплыло. Она вцепилась в подлокотник, чтобы не упасть. Должно быть, Селии что-то померещилось, подумала она.

— Фелисити! — Трубку взял свекор. Голос мистера Джеймса был очень похож на голос его сына. Джеймс едва сдерживал рыдания. — Флисс, какая радость, мы не смогли удержаться! Прости нас, ради бога. Селия обещала, что только спросит, получила ли ты письмо. Мы не собирались говорить ничего о Моргане.

— Что вы такое говорите? — Флисс вся дрожала. — Какое нам дело до переворота в Ньянде! — Она прерывисто дышала. — Они что? Собираются построить мемориал в честь жертв войны?!

— Флисс, прошу тебя, возьми себя в руки.

В голосе мистера Джеймса чувствовалась такая боль, что Флисс захотелось приободрить старика. Свекровь, очевидно, прочитав письмо из министерства, решила, что Морган жив. Совсем сбрендила. Бедный Джеймс! Как ему сейчас тяжело.

— Не волнуйтесь, Джеймс, — сказала старику Флисс. — Селия, видно, опять что-то напутала. Что касается расходов на памятник, мы можем их поделить…

— Фелисити, — повторил Джеймс, — ты поняла, что сказала Селия?

— Да, конечно.

— Ты ничего не поняла. Лучше бы мы приехали сами, а не ждали твоего звонка, но у нас обоих простуда, а на улице ужасный холод.

— Подождите! — перебила его Флисс. Она наконец догадалась, в чем дело. — Вы хотите сказать, что Селия ничего не придумала? Гибель Моргана под сомнением?

— Сомнений нет, — услышала Фелисити. В трубке послышался радостный смех.

— Дорогая моя! Какие могут быть сомнения? Морган жив! Повстанцы продержали его в лагере целых четыре года.

Флисс не могла поверить своим ушам. Ведь министерство выдало официальное свидетельство о смерти Моргана. Нашли каркас сгоревшего автомобиля. Морган погиб по пути в аэропорт.

— Ты, наверное, не смотрела последний выпуск новостей, — продолжал свекор. — В Кантанге объявился некто по имени Юлиус Мдола, лидер восставших. Он заявил журналистам, что, спасая свою жизнь, долго скрывался в джунглях. Власти утверждают, что Морган все это время был вместе с ним и, слава богу, остался жив!

Флисс никак не могла осознать услышанное. Все представлялось настолько фантастическим, что в этот момент ее единственным желанием было прекратить разговор.

— Флисс! Флисс, ты слышишь меня? — отчаянно повторял Джеймс, но она молчала. — Слышишь, что я говорю? Корреспонденты называют события в Ньянде переворотом тысячелетия. Мдола — народный герой. Но все это неважно. Главное, Морган жив и свободен!

Флисс была потрясена до глубины души. Она пыталась убедить себя, что Райкеры ошибаются. Что бы они ни говорили, Морган не может вернуться.

— Флисс, ради всего святого, ответь!

В голосе Джеймса послышалось раздражение. Флисс понимала, что он ни при чем. Ведь это у нее ум зашел за разум. Не может Джеймс так жестоко шутить. Как жаль, что рядом нет Грэма. Он знает, как поступать в таких сложных ситуациях.

— Флисс, послушай меня, — воскликнул Джеймс с отчаянием в голосе. — Разве ты не получила письма? Я звонил в Министерство иностранных дел, и мне подтвердили, что тебя поставили в известность.

Флисс недоверчиво качнула головой. На мгновение ей показалось, что она единственная, кто еще в здравом уме и твердой памяти.

— Джеймс, все это неправда, — сказала она твердо. — Что бы вам ни говорили, Моргана нет в живых. — Она нервно облизнула пересохшие губы. — Мы все видели фотографии сгоревшего автомобиля. В такой переделке невозможно остаться целым и невредимым… Закончим наш бесполезный разговор.

— Черт побери! — возмутился Джеймс. — Я понимаю, какой это для тебя шок. Новость обрушилась на тебя так неожиданно. Но это правда. Морган жив! Сейчас он в Кантанге, в госпитале. Лечится от желудочной инфекции.

— Не может быть!..

— Он жив! — повторил Джеймс. У Флисс подкатил комок к горлу.

— Не может быть… — механически повторяла она.

— Да, да, он жив! — кричал в трубку отец Моргана. — Мы приедем к тебе завтра утром!

Флисс молчала. Голова раскалывалась, в глазах стало темно. Она медленно сползла на ковер и оказалась на полу. Трубка выскользнула из рук. Последнее, что она услышала, теряя сознание, был голос Джеймса, который повторял ее имя.


Громкий стук в дверь привел Флисс в чувство.

Она лежала перед камином и не могла сразу вспомнить, что произошло. Споткнулась, упала? Ударилась головой? Или это был обморок?

Боль пульсировала в голове, и стук в дверь только усиливал ее.

— Флисс! — Кто-то звал ее. — Флисс, ответь мне! Что с тобой?

Флисс наконец пришла в себя — за дверью был Грэм. Почему у него такой взволнованный голос и почему он здесь? Ведь сегодня вечером у него собрание в церкви.

Флисс подняла голову. И стены комнаты поплыли перед ней. У меня был обморок, подумала она. Но как Грэм узнал, что мне нужна помощь?

Флисс приподнялась на локтях. Раньше у нее не бывало обмороков. Она всегда считала себя достаточно сильной. Ведь четыре года назад она так стойко перенесла известие о смерти Моргана…

Морган! Ужасные воспоминания вновь нахлынули на нее. Флисс почувствовала, что снова теряет сознание. В этот момент Грэм опять принялся стучать в дверь.

— Морган… — простонала она, — Морган, оказывается, жив.

Флисс встала и сделала несколько неуверенных шагов. Голова кружилась. На проводе раскачивалась телефонная трубка.

— Флисс! — послышалось за дверью. — Открой, ради бога! Ты слышишь меня, Флисс? Дорогая, я сейчас разобью окно! Что с тобой?

— Я здесь, Грэм. Не волнуйся, — прошептала она едва слышно. Флисс положила телефонную трубку и, пошатываясь, подошла к столу. — Подожди минуточку. Сейчас найду ключи.

— Они на полу, — сказал Грэм. — Слава богу, с тобой все в порядке. Как ты меня напугала! Я пытался открыть дверь своим ключом. Но ты закрыла дверь на засов. Ключи на полу, возле порога.

От волнения у Флисс пересохли губы. Наконец она нашла ключи, дрожащими пальцами вставила ключ в замочную скважину и отодвинула засов. Пастор Грэм Блэнд ворвался в комнату, схватил Флисс за плечи и крепко прижал к себе.

— Флисс, дорогая!

Голос Грэма от волнения был хриплым.

— Ты не пошел в церковь? — спросила она.

— В церковь? — удивился он. — Флисс, я мчался к тебе со всех ног. Звонили Райкеры. Я поражен! Конечно, собрание в церкви пришлось отменить.

— Они тебе звонили? — Флисс снова стало дурно. — Значит… ты уже все знаешь?

— Да, знаю… — Грэм обнял ее и нежно погладил по щеке. — Представляю, какой это удар для тебя. Райкеры не на шутку испугались, когда ты перестала вдруг отвечать.

Флисс все поняла. Голова шла кругом. Оказывается, Райкеры все сказали Грэму. Значит, известие о том, что Морган жив, правда! Все страхи и сомнения с приходом Грэма рассеялись. Ему можно верить. Каким-то чудом Морган остался жив. По прошествии нескольких дней, быть может, недель он вернется домой.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Флисс трясло как в лихорадке. Она вглядывалась в лицо Грэма. И вдруг ее охватила паника. Ведь я живу в чужом доме, подумала она, этот дом не мой и не Моргана. Их собственный дом пришлось продать — Флисс не на что было выкупить закладную.

К тому же ей не хотелось жить в доме, где нет и уже никогда не будет Моргана. Слишком много воспоминаний! Однажды любимая тетя Софи заговорила с Флисс об учительской работе в деревенской школе. Флисс уцепилась за возможность уехать из Лондона. Прошлое, казалось, навсегда ушло из жизни овдовевшей юной учительницы. Потом в ее жизни появился Грэм…

Флисс избегала взгляда Грэма.

— Не понимаю, — сказала она, пытаясь справиться со своими мыслями. — Зачем Райкеры позвонили тебе? Разве тетушки Софи не было дома? Почему они не обратились в полицию?

Грэм только вздохнул в ответ. Он еще крепче обнял Флисс и бережно усадил на диван.

— Наверное, потому что ты рассказывала обо мне, — рассудительно предположил он, присаживаясь около Флисс. — Ты забыла — тетя Софи уехала. К тому же Райкеры вряд ли захотели бы тревожить пожилую леди. В ее-то годы!

Флисс почувствовала себя виноватой. Грэм ласково привлек молодую женщину к себе. Бедная Флисс! Сколько испытаний выпало на ее долю.

Флисс подумала, что давно надо было рассказать Райкерам о помолвке с Грэмом. Но кто мог предположить, что может случиться подобное! Вот она и не успела сказать, что полюбила другого.

Узнай Джеймс и Селия о намерениях Флисс вовремя, сейчас было бы намного легче. И Грэму было бы не так тяжело, пронеслось в голове у Флисс. Бедняжка Грэм! Он теперь решит, что Флисс ничего не рассказала о помолвке, потому что сомневается в своих чувствах. Флисс и сама не могла понять, почему она промолчала. Может быть, оттого, что ей было жалко Райкеров? Ведь никто не заменит им сына.

В глубине души Флисс знала, что Грэм никогда не заменит ей Моргана. Да Грэм и не претендует на это. Такая страсть, как у них с Морганом, бывает раз в жизни. Вот она и промолчала. Разве объяснишь, что значит для нее Грэм? Старикам не дано понять это.

Флисс в изнеможении вздохнула.

— В голове не укладывается! Неужели он жив? — прошептала она.

— На войне как на войне, дорогая, — попытался утешить ее Грэм. — Слава богу, Морган не погиб!

На душе у Флисс стало чуть спокойнее. Джеймс сказал ей, что Морган провел в лагере у повстанцев целых четыре года! Почему же Морган ни разу не дал о себе знать?

— Который час? — спросила она. — Долго я была без сознания?

— Ты, наверное, ударилась об угол софы и ненадолго потеряла сознание. — Грэм погладил ее по щеке.

— Думаю, надо позвонить родителям Моргана. Скажу, что со мной все в порядке, — решительно сказала Флисс.

— Лучше я сам позвоню, — возразил Грэм. — Твой номер был занят: ты не положила трубку. Вот они и позвонили мне. Жаль только, что тебя совершенно не подготовили к этой новости.

Флисс протянула руку к стопке конвертов на подоконнике.

— Я не успела просмотреть почту, — призналась она. — Думала, ничего интересного — обычные счета из банка. Как всегда…

— Не думай об этом. — Грэм обнял ее. — Главное, что с тобой все в порядке. Выпей-ка лучше чаю, а я позвоню Райкерам.

Флисс поуютнее устроилась на диване. Приятно, что Грэм заботится о ней. Что бы она делала без него?

Подумать только — один телефонный звонок перевернул всю жизнь! В доме Райкеров, наверное, теперь обсуждают, как она восприняла это известие. Они не понимают ее чувств.

Морган скоро вернется. Только сейчас Флисс поняла смысл этих слов. Как это ни странно, но это правда!

Флисс вдруг вспомнила, как Моргану позвонил Пол Джайлз и предложил поехать в Ньянду, как она рассердилась на Моргана, когда он объявил, что едет.

— Не смей! — протестовала она. — Ради всего святого, Морган, в Ньянде война! А ты уже давно не работаешь в этой компании! Тебя с ними ничего не связывает!

— Я все еще работаю на них, — мягко возразил Морган. — Всего-то и дел — разобрать парочку старых ракет. В их дела я вмешиваться не собираюсь. Кстати, Пол уверяет, что бои идут на севере страны.

— А вдруг повстанцы нападут на Кантангу? — запротестовала Флисс. — Или произойдет переворот?

— Ты всегда преувеличиваешь. Все будет хорошо! — Он крепко обнял Флисс, а затем в знак примирения сказал: — Я скоро вернусь.

Но он не вернулся и через год, и через два… И вот только теперь, спустя четыре года, этот звонок!

— Что с тобой?

Грэм вошел в комнату и внимательно посмотрел на Флисс. Наверное, он тоже думал о том, как жить дальше, подумала Флисс. Грэм подарил ей свою любовь. С ним Флисс чувствовала себя в безопасности. Подобного чувства она никогда не испытывала с Морганом. Флисс не хотела разлучаться с Грэмом.

— Не могу поверить, что Морган жив, — сказала рна. Как сказать Грэму о том, что так тревожит ее?

Флисс искоса взглянула на него, вспоминая, как счастлива была она, когда в знак помолвки он преподнес ей кольцо.

— У меня такое чувство, — будто я во сне и в любое мгновение сон может прерваться.

— Но ты знаешь — это не сон, — мягко возразил Грэм. — Дорогая, нам надо к этому привыкнуть. — Он наклонился и поцеловал кончики ее пальцев. — Мои чувства к тебе неизменны, но мой долг — помнить, что Морган твой законный супруг. Он имеет право на место в твоем сердце.

— Как ты можешь говорить такое?! — воскликнула Флисс в смятении. — Я люблю тебя, — сказала она горячо. — Моргана я почти забыла. Поверь мне! Я не переживу, если ты оставишь меня.

— Успокойся, Флисс…

— Не сомневайся во мне, — сказала она твердо и встала с дивана. — Наш брак с Морганом продолжался всего несколько месяцев. Он так неожиданно исчез из моей жизни. Мы даже не успели привыкнуть друг к другу.

— Флисс, дорогая. — От волнения Грэму не хватало воздуха, он тяжело дышал. — Дело не в этом. Ты сама знаешь: мое самое горячее желание, чтобы мы были вместе.

Флисс молча смотрела на него.

— Грэм, — спросила она в отчаянии, — что же мне делать?

— Сначала выпей чаю и успокойся, — тихо сказал Грэм. — Я сам поговорю с родителями Моргана. Надо сообщить, что с тобой все в порядке.

Флисс слышала, как на плите закипает вода, как Грэм наливает кипяток в чайник, как позвякивают чашки и блюдца. Флисс подошла к двери — Грэм расставлял чайную посуду на подносе.

Она любила смотреть, как Грэм хлопочет по хозяйству. У него дома, как и положено пастору, жила экономка. Но миссис Арнольд была уже пожилой дамой, и при случае Грэм всегда был готов помочь ей.

Забавно, подумала Флисс, в присутствии Грэма все предметы кажутся таким крошечными. Он был солидный мужчина. В нем было не менее шести футов роста. Обувь носил десятого размера. Он был очень тучен, поэтому Флисс объявила ему, что после свадьбы Грэму придется сесть на диету. Однако он никогда не мог устоять перед соблазном — сдобами, пышками и пудингами миссис Арнольд.

— А вот и чай! — объявил Грэм, входя в комнату. В дверь постучали. Пришла миссис Арнольд.

Мистеру Крэбтри стало плохо, и ее послали за пастором.

— Черт побери! — Грэм чертыхался крайне редко, но в данный момент визит миссис Арнольд явно раздосадовал его, и он поспешил избавиться от нее. — Флисс, только не делай глупостей, — попросил он. — Я скоро вернусь. Боже мой, забыл позвонить Райкерам!

— Не беспокойся, я сама позвоню, — успокоила его Флисс, помогая ему надеть пальто. — Может быть, так будет даже лучше.

— Ты уверена; что с тобой будет все в порядке? Может быть, лучше попросить миссис Арнольд составить тебе компанию?

— Не беспокойся, — сказала Флисс, провожая Грэма до двери. Меньше всего на свете она хотела, чтобы миссис Арнольд получила повод посплетничать. К тому же она действительно чувствовала себя намного лучше.


Райкеры приехали на следующее утро.

Флисс пила кофе, когда на улице послышался шум автомобиля. Она чувствовала себя совершенно спокойной. Неужели от кофеина она стала такой бесчувственной? Сейчас следовало бы думать о Моргане. Ведь он лежит в больнице где-то в Кантанге. Там некому позаботиться о нем. Однако вместо этого Флисс испытывала жалость только к самой себе. Ничего себе — любящая жена!

Грэм позвонил рано утром, в полвосьмого. Сожалел, что не смог забежать вчера вечером, и расспрашивал, удалось ли ей заснуть. Флисс уверила его, что спала хорошо, хотя на самом деле это было не так. Она легла, но большую часть ночи провела не сомкнув глаз.

В ходе разговора выяснилось, что Грэма беспокоило не только ее здоровье. Он настоятельно посоветовал не приходить в церковь на утренний кофе. Прихожане обойдутся и без ее знаменитых лепешек. Только сейчас до Флисс дошло, насколько известие о Моргане лишило его душевного равновесия.

От этого разговора у Флисс остался неприятный осадок. В глубине души она все еще таила обиду на Моргана. Конечно, это счастье, что Морган остался в живых. Хотя поверить в случившееся было трудно. Но Морган по собственной воле подвергал свою жизнь смертельному риску. Конечно, когда ей сказали, что он погиб, она простила все его безрассудные поступки. Теперь же одна и та же неотвязная мысль преследовала ее: Морган поступил как эгоист! Он вовсе не был обязан ехать в эту проклятую Ньянду! Морган поменял профессию, став писателем, и, слава богу, не был ничего должен своей прежней фирме. Он ушел из корпорации Джайлза. Года за полтора до этого он продал издателю рукопись своей первой книги о своей жизни и работе в Боснии. Литературный агент не сомневался, что книга будет иметь большой успех!

По окончании университета Морган пошел в армию, чтобы, как извещала реклама, «посмотреть мир». Однако ко времени знакомства с Флисс страсть к приключениям у него заметно остыла. Путешествовать ему расхотелось. Он считался одним из лучших экспертов в области электроники, успешно работал в одном из самых крупных ракетных конструкторских бюро. Все складывалось как нельзя лучше до тех пор, пока в одной из боснийских деревень он воочию не увидел жуткие последствия ракетной атаки.

Попытка описать свой жизненный опыт в книге представлялась ему единственной возможностью восстановить душевное равновесие. Однако достаточно ему было услышать, что предложение поработать в Ньянде связано с уничтожением ракет, которые люди генерала Унгаве отбили у мятежников, как он сразу же согласился на командировку. Тем более, что просьба исходила от его давнишнего приятеля Пола Джайлза. Нас ждут хорошие деньги, говорил он Флисс, да и опыт пребывания в экзотической стране не пропадет даром. Пригодится для новой книги. В конце концов, пусть даже на одну ракету, но смертоносного оружия на земле будет меньше!

Итак, несмотря на все уговоры, он уехал в эту Ньянду, и вот как все обернулось! Сначала он исчез — «пропал без вести», а потом правительство объявило, что Морган Райкер погиб при исполнении служебных обязанностей. Ну а теперь возвращается на родину как ни в чем не бывало! И все ждут от Флисс, что она выбежит с распростертыми объятиями навстречу своему герою. Но где он был? Что делал все это время? Почему за четыре года ни разу не дал о себе знать?

Подобные мысли слишком тягостны для Флисс. В присутствии Райкеров она должна была излучать оптимизм. Впрочем, она была рада, что Морган жив. Просто это неожиданное известие выбило ее из колеи.

— Флисс, дорогая!

Едва Флисс открыла дверь, как Селия разразилась бурными рыданиями. Мать Моргана заключила невестку в объятия. Флисс едва сдерживалась, чтобы тоже не расплакаться.

— Пойду поставлю чайник, — заторопились она, пытаясь спрятать от свекра выступившие на глаза слезы. Прошлой ночью она вообще не знала, как реагировать на эту новость. Так или иначе, родителя Моргана вправе ожидать, что невестка разделит их радость.

Селия последовала за ней в кухню и остановилась, вцепившись пальцами в спинку стула. Она была крайне возбуждена.

— Какое счастье! — то и дело восклицала Селия. — Подумать только, всего лишь пару дней назад мы с Джеймсом вспоминали, что прошло почти четыре года с того момента… как Морган пропал без вести. — Селия перевела дух. — Фелисити, не могу поверить, что он скоро вернется домой!

— Когда… когда он вернется?

Флисс понимала, что ее вопрос прозвучал без особого энтузиазма, но мать Моргана, кажется, не заметила этого.

— Как? Разве ты не читала письмо? Вчера ты сказала, что получила его. — Флисс утвердительно кивнула, и свекровь продолжала: — В письме говорится о какой-то желудочной инфекции. Речь, очевидно, идет о дизентерии, как ты думаешь?

— Я… я не знаю…

К облегчению Флисс, в разговор включился отец Моргана.

— Все может быть не так серьезно, — сказал он, — скорее всего, речь идет о тропической лихорадке. Не будем торопиться с выводами.

— Сегодня утром, — продолжала Селия, — Джеймс звонил в министерство. Хотел узнать, стоит ли нам лететь в Ньянду. Для этого необходимо сделать массу прививок. К тому же еще не подавлены все очаги сопротивления. Так что нам посоветовали подождать, когда Морган сам вернется домой.

«Когда Морган сам вернется домой…» — эхом отозвалось в сердце Флисс.

Ее руки дрожали, когда она заваривала чай. Однако никто не заметил ничего необычного. Старики пребывали в радостном возбуждении.

— Слава богу, этот ужасный генерал Унгаве свергнут, — заметила мать Моргана.

Флисс промолчала. Она прекрасно помнила, как свекровь набросилась на нее с упреками, когда узнала, что Флисс не отпускает Моргана в столь выгодную командировку. Отец Моргана, видите ли, тоже был военным, и Морган пошел по стопам отца.

— Новый президент Ньяиды, генерал Мдола, учился в Англии, — продолжала свекровь, — он цивилизованный человек.

Флисс кивнула в знак согласия и сосредоточилась на молоке — как бы не убежало. Джеймс решил снять напряжение.

— Интересно, что все эти события разворачиваются па пороге нового тысячелетия, — задумчиво произнес он. — В газетах пишут, что многое объясняется сменой тысячелетий. Правда, повстанцы боролись за власть не год и не два…

Флисс удивленно вскинула брови:

— Что вы имеете в виду?

— Да так… — Джеймс Райкер задумчиво продолжал: — Возможно, повстанцы получали помощь с Запада. Все знают, что в Ньянде довольно значительные запасы нефти. Думаю, с некоторых пор Унгаве повел себя неправильно…

Флисс посмотрела свекру в глаза:

— Выходит, переворот должен был произойти несколько лет назад? Все эти годы Запад держал повстанцев наготове?

— Возможно и так. — Джеймсу стало не по себе под пристальным взглядом Флисс. — Такой вывод напрашивается сам собой. Коль скоро Унгаве не удержался у власти…

— Интересно, за кого нас держит правительство! — возмутилась Флисс. — Переворот тысячелетия! Ничего себе шуточки!

— Фелисити!

— О, это не важно! — Флисс схватила поднос и понесла его в гостиную. Она едва сдерживала себя. — Давайте лучше пить чай… с бисквитами!

— Фелисити, возьми себя в руки! — По всему было видно, что Джеймс озадачен столь бурной реакцией невестки. — Никто не мог знать, что Морган остался в живых, в противном случае наше правительство нашло бы способ позаботиться о нем. Все хорошо, что хорошо кончается. Давайте рассматривать этот случай как… награду. Да, как награду! Сядь, дорогая. Ты слишком взволнованна.

— Все мы сегодня взволнованны, — примирительно сказала свекровь, сморкаясь в белый кружевной платочек. Указав место рядом с собой на софе, она сказала: — Посиди со мной, Флисс. Нам следует кое-что обдумать. По случаю возвращения Моргана мы устроим настоящий праздник.

Праздник! — мысленно повторила Флисс.

Она испытывала неловкость оттого, что так и не сумела настроиться на радостный лад. Какая же я, в сущности, эгоистка! — заключила она с горечью. Ведь они думают, что это самый счастливый день в моей жизни. Правда, наступил он слишком поздно.

— Вчера вечером мы все-таки успели переговорить с пастором Блэндом, — начал Джеймс, усаживаясь в кресло напротив. Он с улыбкой взглянул на Флисс. — Представляешь, я вспомнил: однажды ты упоминала о нем, как о своем хорошем друге.

Флисс затаила дыхание. Все пропало, подумала она, как им объяснить теперь, что у нее не было и нет друга более близкого, чем Грэм! Она взглянула на свои пальцы: а вдруг они заметили, что она уже давно не носит обручального кольца? Кольцо, подаренное Грэмом в день их помолвки, она до сих пор не отваживалась надеть.

Выпив чаю, Селия принялась обсуждать, куда, по ее мнению, Моргану с Флисс следовало бы поехать отдохнуть.

Как им легко разговаривать на такие темы, с завистью подумала Флисс. Неужели они и в самом деле считают, что они с Морганом смогут вернуться в ту жизнь, которая была четыре года назад? Если бы Флисс знала, что Морган жив, она бы перенесла все невзгоды и ждала наступления счастливого дня. Увы, Морган теперь для нее лишь в прошлом.



— Тебе нужно приехать и пожить с нами, пока Морган не вернется домой, — продолжала Селия.

— Хорошо…

Флисс чувствовала, что события начинают развиваться независимо от ее воли. Не успело прийти известие о Моргане, как Селия уже принялась планировать чужую жизнь. Но у Флисс не было никаких планов на совместное будущее с Морганом. Она даже представить не могла, что почувствует в тот момент, когда они встретятся после долгой разлуки и посмотрят в глаза друг другу.

— Не торопись, Селия. Дай им время подумать, — как всегда вовремя, вмешался в разговор Джеймс. — Нас всех переполняет радость. Фелисити требуется время, чтобы осознать происшедшее. Лучше дождемся возвращения Моргана.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Морган стоял у окна и следил за тем, как капли дождя медленно сползают вниз по стеклу. Казалось, дождь никогда не прекратится. Он льет беспрерывно с того самого дня, когда Морган ступил на землю Англии, выйдя из самолета, прибывшего из Лагоса. На чужбине в жаркие, засушливые дни Морган не раз мечтал о дожде. Теперь он ждет не дождется, когда наконец выглянет солнце.

Интересно, долго они меня здесь продержат? — тоскливо размышлял он.

Нет, дело не в дожде. Плохая погода — всего лишь предлог. На самом деле он не уверен в себе. Вот и нервничает. Проклинает дожди, чтобы отогнать страхи и мрачные предчувствия.

Чувство досады на самого себя было столь велико, что Морган чуть не разбил стекло кулаком.

Ему уже давно очень хотелось что-нибудь разбить. Удерживало только опасение, что врачи, упрятавшие его в этот закрытый госпиталь, воспримут его поступок как подтверждение диагноза «пограничное состояние».

Однако черт побери! Не могут же они держать его здесь до бесконечности! Конечно, в плену он недоедал, но с головой у него все было в порядке. Нуждался он только в одном — в привычной обстановке, близких и родных людях. Он хотел знать, что они рядом, живы и здоровы.

Морган едва сдерживал себя. Нервы были на пределе.

Оказавшись наконец на свободе, он не чувствовал себя свободным. Угнетала потеря чувства времени и пространства. Морган не сомневался, что жена и родители давно считают его погибшим. Он даже не мог себе представить, как вернется домой. Воспоминания о родных были невыносимы.

Морган старался вычеркнуть из памяти тот день, когда в Ньянде по дороге в аэропорт он угодил в засаду. Еще мгновение назад он представлял, как встретится с Флисс. Все эти дни ему очень недоставало ее. Ведь они жили вместе так недолго. И теперь ему не терпелось рассказать Флисс о своих приключениях.

Повстанцы были безжалостными. Прострелили шины автомобиля, расстреляли шофера — парня из местных жителей. Лишь позднее Морган узнал, что водителем у него работал шпион, подосланный генералом Унгаве. Партизаны давно приговорили его к смерти. Командующий повстанческой армией Мдола был известен тем, что не брал пленных, не испытывая ни малейшей жалости к своим противникам.

Морган чудом вышел из всей переделки живым. Эта мысль поддерживала его во время долгого и опасного перехода через джунгли. Наконец мятежники доставили своего пленника на базу в горах на севере страны. Да, он остался жив, но был совершенно беспомощен. Партизаны решили не отпускать его до тех пор, пока не свергнут генерала Унгаве.

Лидер повстанцев Мдола нуждался в Моргане точно так же, как и его противник, Унгаве. И тот, и другой хотели заполучить Моргана, высококлассного специалиста по современным тактическим ракетам, которые были на вооружении у обеих сторон. Неизвестно, кто поставлял эти ракеты, однако у Мдолы не было недостатка в оружии. У него было все — от минометов до новейших образцов ракет «земля — воздух». Однако в этих «сокровищах» партизаны едва разбирались.

Морган сразу же узнал Юлиуса Мдолу. Они вместе учились в Оксфорде. Правда, в студенческие годы они не были близкими друзьями, хотя оба увлекались военной историей. Каково же было удивление Моргана, когда он узнал, что свергнутый генералом Унгаве правитель Ньяиды был родным дядей Юлиуса Мдолы! У Моргана даже появилась надежда на освобождение из плена. Ведь в друзьях у него оказался отпрыск знатного рода.

Однако, несмотря на то что Мдола учился в одном из самых престижных университетов Англии, на первых порах он не выразил особого сочувствия к своему однокашнику. Лишь отдал приказ, чтобы с Морганом обращались не как с пленным, а как с гостем. Это было единственным послаблением, на которое мог рассчитывать Морган. Он не имел права покидать территорию лагеря. И тем не менее, не окажись рядом Юлиуса, Моргана расстреляли бы на месте.

Морган постоянно спрашивал себя: сумел бы он выжить в плену без поддержки Мдолы? Этот вопрос мучил его на протяжении долгих четырех лет. Как сложилась бы его судьба, не разреши ему Мдола работать на своей старенькой пишущей машинке? Не лучше ли было погибнуть сразу, во время ареста?

У него не было ответа ни на один из этих мучительных вопросов. День освобождения вовсе не показался ему праздником. Как сложится его дальнейшая жизнь? И вообще, будет ли у него эта жизнь?

Мысли о будущем не давали покоя. Иногда у Моргана возникало подозрение, что никто не будет рад его возвращению. Теперь он — обуза для всех. И Флисс, скорее всего, было бы легче остаться его вдовой.

Целых четыре года он числился погибшим. Как и полагается в приличном обществе, смерть его оплакали и отслужили заупокойную мессу. Мессу заказала его мать, Селия, В церковном дворике Тюдор-Кросс поставили памятник.

Лицо Моргана исказила скорбная гримаса. А так ли он уверен, что знает все о своей жене? Вчерашняя встреча с ней ровным счетом ничего не прояснила. Разумом Морган понимал, как ей сейчас, должно быть, тяжело. Но не до такой же степени! Она держала себя совсем как чужая. Судя по всему, она не испытывает к нему никаких чувств.

Флисс была холодна и равнодушна.

С его губ слетело проклятье. Но легче от этого не стало. Все оказалось гораздо труднее, чем он представлял себе накануне.

К сожалению, ему не удалось побыть наедине с Флисс. Рядом были родители. Они без конца задавали вопросы. Флисс, наверное, из вежливости все время молчала.

Ну и вид же у меня был вчера! — продолжал он оправдывать Флисс. Голова обрита наголо, лицо заросло щетиной. Наверное, похож на дикаря.

К тому же он сильно похудел — кожа да кости. Но это дело поправимое. Нормальное питание, прогулки на свежем воздухе. Морган не сомневался в себе — он двужильный и скоро пойдет на поправку.

Однако четыре года, проведенные в лагере, не прошли бесследно. Он уже совсем не тот человек, за которого выходила замуж Флисс. Морган многое повидал за это время — кровопролитные бои, убийства. Характер его изменился до неузнаваемости. У него стала другой даже походка!

И Мдола, и британский консул в Лагосе — все говорили ему: возвращение к цивилизованной жизни будет нелегким, возникнет масса непредвиденных проблем. Должно пройти время, пока родители, жена, да и он сам привыкнут друг к другу. В конце концов Моргана отправили на родину в Англию. Но поместили в госпиталь на авиабазе в Крэйторпе. Врачи хотели понаблюдать за его психическим состоянием.

Мдоле бы это не понравилось, усмехнулся он. Мдола часто говорил ему, что Запад поддержал режим Унгаве по глупости. Теперь президент Ньянды — Юлиус Мдола. Морган счастлив, что его друг одержал победу.

Правда, все эти африканские междоусобицы сломали Моргану жизнь. Он попал в ужасную переделку, и кто знает, что ожидает его по возвращении домой? Обычная семейная жизнь, думал в ту пору Морган. Но что такое «обычная семейная жизнь»? Флисс повела себя по принципу «будь что будет». Вот как оно все обернулось, с досадой подумал Морган.

Между ним и женой не было настоящей духовной близости. Холодное равнодушие Флисс уязвило самолюбие Моргана. Неужели она никогда не любила его?

Флисс все еще в состоянии шока, пожалел Морган жену. Вчера он имел возможность убедиться в этом. Флисс ни в чем не виновата. Это он сам усомнился в собственных чувствах. Не так давно Моргану даже удалось убедить себя в том, что у него вообще не осталось никаких чувств.

Тревожные мысли не оставляли его: как жила она все эти годы, когда все, и она в том числе, считали его погибшим? Морган вздрогнул: ведь она вполне могла выйти замуж. Так вот в чем причина! Значит, именно поэтому она была столь безучастна при первом свидании? Она просто не знала, как сказать ему правду?

В глубине души Морган не сомневался: Флисс ждет его возвращения. Что ж тут особенного, если она и познакомилась с кем-то? Ведь он отсутствовал целых четыре года. Но Флисс вчера держала себя так, как будто они едва знакомы. Кстати, а было ли на ее пальце обручальное кольцо? Морган не мог этого вспомнить.

В этот момент на плацу появилась группа военных летчиков. Морган отошел от окна. Он не хотел, чтобы его видели. Летчики с любопытством посмотрели в его окно. Морган понимал: его появление на авиабазе не могло пройти незамеченным. Еще бы! Не каждый день у них бывают такие необычные пациенты.

Морган провел дрожащей рукой по щеке. Совсем зарос. Давно пора привести себя в порядок. Возьми себя в руки, Морган!

У проходной толпилась группа телеоператоров и журналистов. Они напомнили ему стаю шакалов, приготовившуюся к нападению. Морган снова почувствовал себя совершенно неприспособленным к жизни.

Он с тоской оглядел комнату. Обычная больничная палата. Все казенное. Лишь один привычный предмет украшал комнату — свадебная фотография Моргана и Флисс. Фотографию привезла с собой мать Моргана. Фотограф запечатлел Моргана, Флисс, отца и мать на фоне маленькой церквушки в Тюдор-Кросс. Свадьбу отпраздновали в доме родителей жениха. Флисс жила практически одна: после смерти отца ее мать вышла замуж и навсегда уехала с новым мужем в Америку.

Как же мы были счастливы в тот день! — вспоминал Морган с болью в сердце. Они прожили вместе больше года и были уверены: брак их продлится целую вечность. Флисс не хотела отпускать его в Ньянду. Это была их первая и последняя ссора. Он дал себе слово помириться с Флисс, как только вернется…

При этой мысли комок подкатил к горлу. Моргану стало жалко родителей. За эти годы они здорово сдали. Отец стал седой как лунь.

Интересно, подумал Морган, а вдруг и у меня поседели волосы? Что ж, увидим, когда отрастут. Но сейчас он ощущал себя стариком. Флисс молодцом — ничуть не изменилась. Только отпустила волосы, а больше никаких перемен.

До чего же она хороша на свадебной фотографии! И как иногда круто жизнь обходится с людьми! В отчаянье Морган чуть не изорвал фотографию в мелкие клочья. А вдруг Флисс притворяется, будто она в шоке, а на самом деле уже давно живет с другим мужчиной? — пронеслось в голове у Моргана.

Черт побери! Моргай, возьми себя в руки! — приказал он себе. Постарайся выздороветь. Сейчас ты практически здоров, хотя доктора и предупреждают, что понадобится время, чтобы вернуться к нормальному образу жизни.

Морган прилег на потертый кожаный диван и взял в руки ТВ— пульт. Мелькание телевизионных каналов не давало сосредоточиться. Все мысли были заняты собственной судьбой. На дне чемодана лежала старая общая тетрадь в коленкоровом переплете — дневник, который он вел все эти годы.

Казенные часы на запястье медленно отсчитывали послеобеденное время. До вечернего визита психиатра Морган должен был спать. Однако снотворное не действовало. Морган ворочался с боку на бок и никак не мог заснуть.

Ремешок часов непривычно болтался на худом запястье. По рассказу матери, собственные часы Моргана от Картье, подаренные на тридцатилетие, были якобы найдены в сгоревшем джипе. Именно этот факт убедил Унгаве в том, что Морган действительно погиб.

Тошнота подступила к горлу. На лбу выступила испарина. Именно от такого рода воспоминаний и пытались избавить Моргана врачи. Несмотря на то что он тоже стремился избавиться от навязчивых мыслей, образы, возникавшие в его воспаленном воображении, были по-прежнему чересчур яркими.

Усилием воли Морган заставил себя встать с дивана, чтобы побороть приступ дурноты. Дверь в комнату отворилась. Морган вытер ладонью пот со лба. Он даже не обернулся — решил, что пришел психиатр, доктор Шон Темплар.

Морган оглянулся. Какое чудо — в дверях стояла Флисс! Он полагал, что Флисс уехала домой. Кажется, и врач говорил, что жена вместе с родителями покинула базу.

— Ну, здравствуй, — сказала она, судорожно ухватившись за ручку двери, словно боясь упасть. — Как ты себя чувствуешь?

Слова ее звучали непривычно. Неужели я отвык от ее голоса? — поразился Морган: никто не справлялся о его здоровье на протяжении нескольких лет.

Флисс вошла в комнату.

— Как ты спал? — поинтересовалась она, закрывая дверь за собой.

Моргану хотелось спросить, почему Флисс не уехала вместе с родителями, но он не решился.

— Как обычно, — ответил он, отчего-то полагая, что его сон не может быть предметом обсуждения. Всякий раз, засыпая в лагере, Морган думал, что не доживет до утра, получит пулю в лоб. Он давно забыл, что такое нормальный сон.

— Вот и хорошо, — примирительным тоном сказала Флисс, заметив, что Морган стал нервничать. Флисс тоже было не по себе.

Она прекрасно понимала, что ее появление — сюрприз для Моргана.

— А ты хорошо спала? — спросил он в свою очередь, и тревожное ожидание тенью промелькнуло в его взгляде. Почему вчера она держала себя так холодно?

— Хорошо. — Флисс, казалось, догадалась, о чем подумал Морган. Губы ее сложились в робкую улыбку. — Мы с родителями устроились в комнатах для гостей. Командование решило, что нам лучше побыть здесь некоторое время — слишком много папарацци суетится вокруг. Нас отправят домой сегодня вечером.

Флисс, у тебя никого нет? — этот ревнивый вопрос навязчиво стучался в висок, но Морган не решался задать его вслух. Вместо этого он сказал:

— Жаль, что я не знал об этом.

Он жестом предложил Флисс сесть на диван рядом с ним. Однако она предпочла кресло у двери.

— Здесь удобнее, — сказала Флисс, усаживаясь. Морган залюбовался ее стройными ногами.

Да, так и есть, она избегает меня, мелькнуло в голове подозрение. Если я начну все время подозревать ее, то и впрямь сойду с ума, решил он.

Вчера, на прощанье, она поцеловала его. Но поцелуй был холодный, какой-то чужой.

В горле у Моргана пересохло. Неужели перед ним та самая Флисс, которая стала его женой четыре года тому назад? Не верилось, что эта очаровательная женщина — его законная жена. Он так долго старался не думать о Флисс, что, когда она вошла в комнату, сердце его чуть не выпрыгнуло из груди.

На Флисс были длинная черная юбка, изящный жилет, который подчеркивал тонкую талию и полную грудь. Атласная блузка и черные сапожки дополняли ансамбль, ярко-красный воротничок оттенял великолепие темно-каштановых волос…

Морган понимал: первое слово за ним. Он видел, как Флисс не без опаски ждет, что он скажет. Морган пересел на стул поближе к ней и заметил, что Флисс слегка отпрянула от него.

Он попытался скрыть обиду и взглянул на нее с понимающей улыбкой.

— Мне показалось, ты боишься оставаться со мной наедине.

— Как такое могло прийти тебе в голову? — Флисс почувствовала себя виноватой. — Родители считают, что тебе лучше побыть одному.

— Родители? — Морган сделал кислую мину. — Наверное, ты имеешь в виду мою маму. Она никому не давала вставить и слово.

— Не говори так, она очень волновалась, — заметила Флисс. — Ведь не каждый день сын возвращается из плена.

— Или муж, — сдавленно прошептал Морган.

Флисс сконфуженно улыбнулась.

— Вот ты наконец и побрился, — сказала она, стараясь скрыть смущение.

Моргану никак не удавалось проникнуть в ход ее мыслей. До сих пор он не услышал от Флисс ничего, что могло бы его приободрить. Рада ли она его возвращению?

— Разве я в чем-то виноват? — тихо спросил он. Флисс с недоумением взглянула на него.

— Из джунглей я не мог сообщить, что остался в живых. Не было возможности…

Флисс пристально посмотрела ему в глаза. Последние слова Моргана задели ее за живое.

— Так уж и не было? — переспросила она недоверчиво. — Так объясняют власти. Они прямо написали твоему отцу, что у тебя не было возможности связаться с нами. Кроме того, в письме сказано, что ты знаком с новым президентом Ньянды. Ты работал вместе с ним последние четыре года.

Морган перевел дух:

— Не вместе с ним, а на него.

— В чем разница?

— Разница большая. Я был на правах военнопленного. У меня не было никаких прав. Мдола нуждался в моем опыте и знаниях. Точно так же, как во мне нуждался Унгаве.

— Они, видите ли, нуждались в твоем опыте! Ты помогал им убивать невинных женщин и детей! — вырвалось у Флисс.

— Постарайся понять, Флисс! Я был заключенным, у которого нет и не может быть никаких прав. Знакомство с Мдолой спасло мне жизнь. Я слишком много знал — видел их штаб, вооружение. Разве они могли отпустить меня с миром?! Флисс, умоляю, поверь мне! Флисс вся дрожала.

— Я верю. Но почему же ты ни разу не позвонил?

— Откуда? — Морган фыркнул. — В джунглях нет телефонов, а к радиопередатчику меня и близко не подпускали!

— Не волнуйся, Морган, главное — ты вернулся.

— Да, вернулся…

— Как все странно сложилось, — едва слышно проговорила она. — Подумать только — целых четыре года…

— Да, срок немалый, — согласился Морган.

Он старался подавить раздражение. Флисс говорила так, будто он вернулся из туристической поездки. Неужели она не понимает, что все эти годы он подвергался смертельной опасности?

— Послушай… — начал Морган и вдруг замолчал, подыскивая слова. В комнате воцарилось неловкое молчание. — Понимаю, как тебе сейчас трудно… — Он хотел добавить: и мне тоже сейчас трудно, по вовремя оборвал себя. — Нам нужно привыкнуть друг к другу. Время покажет, — попытался улыбнуться он.

Флисс решительно кивнула в знак согласия, и тугая коса упала ей на плечо. В лучах закатного солнца в темно-каштановых волосах ее мерцали красные и золотые огоньки. Морган вдруг вспомнил, что при первом любовном свидании Флисс показалась ему похожей на свои волосы — с виду мягкие и шелковистые, но со скрытым жаром внутри.

Давно забытое волнение охватило его. Сейчас у него было только одно горячее желание — заключить Флисс в объятия.

— Что с тобой? — спросила Флисс, заметив его волнение. Она видела, с каким трудом Моргану удается держать себя в руках.

Холодная нотка, прозвучавшая в ее вопросе, отрезвила Моргана. Неужели она не понимает, что он сейчас чувствует?

Что было бы со мной, не приди Мдола к власти? — мелькнула в голове Моргана неотвязная мысль.

В этой мысли таится огромная опасность, предупреждал Моргана психиатр. Мудрый доктор настойчиво советовал никогда не думать о том, чего не было. Морган свободен, он на родине, в Англии, и незачем ворошить прошлое!

— Что с тобой? — повторила Флисс.

— Со мной?.. Ничего. Все в порядке, — слукавил Морган. Он справился с собой и пытался сосредоточиться на оптимистических мыслях. Однако ему было чертовски тяжело оттого, что Флисс не идет ему навстречу.

— Что ж, я рада за тебя, Морган.

Флисс нервно теребила платок. Ей очень хотелось утешить Моргана, но у нее ничего не получалось. Она уже укоряла себя: к чему все эти откровенные и прямые вопросы?

— Скажи, все эти годы… ты скучала обо мне? — неожиданно вырвалось у Моргана.

Флисс растерялась, не зная, что ответить.

— Конечно, скучала.

Однако в это верилось с трудом: если бы она действительно скучала, то в ее взгляде Морган непременно почувствовал бы намек на нежность. Но взгляд ее был по-прежнему холоден.

Лучше бы она не приходила, горько подумал он. Следовало бы отложить эту встречу до лучших времен. Получается, будто все это время страдала только она. Но ведь и у него позади не увеселительная прогулка.

Боже, как Моргану хотелось обнять ее, прижать к груди, приласкать! Но по взгляду ее он понимал: Флисс не хочет этого.

— Знаешь, Морган, я никак не могу поверить, что все это случилось не во сне, а наяву.

— Почему не можешь?

— Не могу, и все. — Флисс показалось, что она наконец нашла тему для разговора. На мгновение лицо ее даже оживилось. — Письмо из министерства выглядело как розыгрыш, неуместная шутка. Я перечитывала его несколько раз — никак не укладывалось в голове, что ты вот-вот вернешься.

Нервы Моргана были на пределе.

— А я думал, что моя мать предупредила тебя о моем возвращении, — резко перебил он Флисс. — Значит, ты все-таки получила письмо?

— Да, получила! — подтвердила она.

— Но ведь ты даже не открывала конверта. Как ты могла прочитать его?! — возмущенно воскликнул он.

— В тот вечер я очень устала, положила письма на подоконник и забыла, — оправдывалась Флисс.

— Но ведь это было письмо обо мне! — вскипел Морган. — Что могло быть важнее этого?

— Откуда мне было знать, что в этом письме! — с обидой в голосе возразила Флисс. — Обычно я получаю только счета.

— Но в конце концов ты его прочитала и все равно не поверила очевидному, — сказал Морган, тяжело дыша.

— Не поверила, что ты жив, — поправила она Моргана едва слышно. — Ведь мы получили официальное извещение о твоей гибели. Ты не представляешь, каково мне было!

— И все-таки, — упорствовал Морган, — скажи мне честно, ты обрадовалась, получив известие о том, что я остался в живых?

— Морган, не смей говорить так!

— Скажи мне всю правду, — потребовал он. — Неужели ты не испытала радости, получив это известие?

— Все было совсем не так, как ты думаешь, — сказала она, стараясь не расплакаться. — Я была ошеломлена! Пойми, ведь мы отслужили заупокойную мессу…

— Мать уже рассказывала об этом, — нахмурился он.

— Значит, ты должен понимать, какой стресс я пережила…

Морган в бессильной ярости сжал кулаки: неужели она нарочно старается причинить ему боль? Она говорит о нем так, словно он давно умер.

— Кажется, тебе пора идти, — перебил он Флисс, стараясь говорить спокойно. — Сейчас придет психиатр, и вряд ли ему понравится, что у меня гости.

— Доктор сказал наоборот: общение тебе только на пользу.

— Мы уже пообщались, — процедил сквозь зубы Морган и встал. При этом он неловким движением опрокинул стул.

Флисс тоже встала. В ту же минуту дверь растворилась, и в комнату вошел доктор Шон Темплар. У Моргана даже возникло подозрение, не стоял ли он за дверью, подслушивая разговор.

В комнате воцарилась немая тишина. Доктор Темплар поднял стул.

— Как дела? Все в порядке? — вежливо поинтересовался он.

Морган заметил, что Флисс едва сдерживается, чтобы не разрыдаться.

— Конечно, в порядке, — откликнулся он. — Просто моя жена собиралась уходить, вот и все!

Флисс, прижав ладонь к щеке, как если бы Морган дал ей пощечину, выбежала из комнаты вся в слезах.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Объясни наконец, что стряслось?

Грэм старался выглядеть спокойным, но было заметно, что он нервничает. Прошла целая неделя, как Флисс побывала на авиабазе в Крэйторпе, а они до сих пор не обсудили, что делать дальше. Флисс казалось, не позвони она Грэму, сам бы он ни за что не пришел.

Грэм очень дорожил своей репутацией викария прихода Сент-Маргарет. Не хватало только, чтобы по городу поползли нелепые слухи. Но Флисс нуждалась в его поддержке и советах.

— Если бы ты знал, Грэм, как мне сейчас тяжело. Я не знаю, как теперь быть, — сокрушенно начала она.

— Пожалуйста, объясни мне толком, в чем дело, — спокойно ответил Грэм.

— Мне нужно многое рассказать тебе, — продолжала она.

Грэм взял ее руку в свою теплую ладонь.

— Я вижу, что ты расстроена, Флисс, — мягко сказал он. — Чем я могу помочь? Ты должна знать, что я люблю тебя по-прежнему.

— Знаю… — сказала Флисс, и глаза ее увлажнились. — Мы еще ни разу не поговорили с тобой с тех пор, как узнали, что Морган жив. Будь тетя Софи рядом, я бы не чувствовала себя так одиноко.

— Поверь, Флисс, мне тоже нелегко. Целыми днями думаю только о тебе.

— Когда мы встретились с Морганом… в общем, он повел себя очень агрессивно. Мы стали совсем чужими друг другу.

Грэм ласково сжал ее руку в своей ладони.

— Так не принято говорить, но от этого мне стало немного легче, — невольно вырвалось у Грэма. — Не хотелось бы выслушивать признания о твоей любви к Моргану.

— Значит, ты не сердишься на меня?

— Я сержусь на тебя? — удивленно поднял брови Грэм. — Разве на тебя можно сердиться? Я люблю тебя, Флисс. Но после этого рокового письма я решил, что нам лучше не встречаться… хотя бы некоторое время. Мне приятно, что ты не изменила своего решения. Ведь ты по-прежнему хочешь выйти замуж за меня?

На глазах Флисс выступили слезы.

— Грэм, дорогой! — воскликнула она. — Ты сама доброта! С тобой так хорошо и надежно, как ни с кем другим.

— Наше положение в обществе требует определенной осторожности, — приободрился Грэм. — Вряд ли епископ одобрит продолжение наших отношений в новой ситуации. Правда, церковь не против того, чтобы мы встречались.

Разумом Флисс понимала: Грэм, как всегда, прав. Но она по-прежнему желала, — чтобы он стал ее любовником. Быть может, вступив в интимные отношения с Грэмом, она не будет чувствовать себя такой опустошенной.

— В общем, нам повезло, что мы живем в такой глухомани, — продолжал Грэм. — Газетчики, кажется, оставили нас в покое. Однако стоит здесь появиться Моргану, как они непременно нагрянут! — Он вдруг заметил, как переменилось выражение лица Флисс, и поспешил успокоить ее: — Мы не сделали ничего предосудительного. Никто не осмелится осуждать тебя за попытку обрести счастье с другим человеком… за то, что ты поверила в гибель своего мужа.

— Да, конечно, — встрепенулась Флисс. — Морган утверждает, что у него не было никакой возможности сообщить о себе.

— В газетах пишут, что они с Мдолой были друзьями, — задумчиво заметил Грэм. — Правда, в это трудно поверить.

— Поверить во что? В то, что они были друзьями?

— Нет, я имею в виду другое: трудно поверить, что Морган не имел возможности связаться с тобой.

— Они были в африканских джунглях, Грэм, а не в нашей английской глухомани. — Флисс с удивлением обнаружила, что защищает своего мужа. — Ну и что из того, что Морган учился вместе с Мдолой? Это еще не дружба.

— Но ведь сторонники Мдолы каким-то образом поддерживали связь с внешним миром?

— Ты хочешь сказать, Морган лжет?

— Отнюдь нет, — смутился Грэм. — Видишь ли, я ничего не скрываю от тебя — говорю то, что думаю. Флисс, мы оказались в таком сложном положении, что я даже не знаю, как быть. Прости, если я показался тебе бесчувственным… Неужели ты могла подумать, будто я желаю, чтобы Морган…

— Чтобы Морган действительно погиб? — воскликнула она.

В ответ Грэм только перекрестился.

— Как ты могла такое подумать! — поспешно возразил он. Но именно эта нарочитая поспешность, с какой он отрицал это, убедила Флисс в правоте ее догадки. — Я имел в виду другое. Согласись, нам было бы легче, если бы во всем был виноват Морган… — Грэм прервал себя на полуслове. — Ты понимаешь меня, Флисс?

«Говори, говори, выскажись наконец!» — мысленно повторяла Флисс. Она уже не думала о своих переживаниях, ее бросало в дрожь при мысли, что будет, когда Морган выйдет из госпиталя.

— Извини, Флисс, — продолжил Грэм, — чуть не забыл спросить: как он себя чувствует? Непростительная оплошность с моей стороны. Бедняга столько испытал. Ты вернулась с базы одна, и я решил, что он поселился у родителей.

— Морган все еще в Крэйторпе, — ответила Флисс.

— На военно-воздушной базе? К чему такие предосторожности?

— Там хороший госпиталь. Врачи проводят его обследование, — неохотно объяснила Флисс. — У него совершенно измотаны нервы. Предварительный диагноз — ПТС.

— ПТС? — переспросил Грэм.

— Это значит «посттравматический стресс», — объяснила Флисс. — Все четыре года Морган провел в изоляции. Он жил в постоянном страхе за свою жизнь.

— Кто бы мог подумать!

Эту реплику Грэм произнес с ноткой скепсиса, отчего Флисс ощутила глухое раздражение. Неужели Грэм и в самом деле думает, что жизнь военнопленного в джунглях легка и беззаботна! Если даже тюремщики не настроены враждебно. Грэму легко судить: сидит у себя дома в комфорте, и никаких забот!

— Можешь не сомневаться! — довольно резко ответила она.

Грэм словно прочел ее мысли, поспешив сгладить впечатление от своих слов.

— Конечно, Моргану лучше знать, — сказал он, отодвигая тарелку. — Кстати, как здоровье родителей? Полагаю, они тоже оказались в затруднительном положении?

«В затруднительном положении!» — эхом отозвалось в ушах Флисс. Она в отчаянии прикусила нижнюю губу.

— Если ты имеешь в виду здоровье родителей Моргана, то у них все хорошо.

— Но ты же сама говоришь, что Морган ведет себя очень агрессивно, — вежливо напомнил Грэм. — Райкерам тоже так показалось?

— Они виделись с ним лишь один раз. Мне же на следующий день разрешили еще одно свидание с Морганом, наедине.

— Он что, пытался ударить тебя? — с участием спросил Грэм.

— Ты меня неправильно понял. Морган ни разу меня не ударил и никогда не ударит, — решительно сказала Флисс. Или все-таки ударит? Так ли уж хорошо она знает своего мужа?

— Как он себя ведет? — продолжал расспрашивать Грэм.

— Я никак не могу понять, что у него на уме, — коротко сказала Флисс, желая поскорее отделаться от настойчивых вопросов Грэма.

Но тот продолжал:

— По-моему, Морган испытывает некоторую неловкость, иначе с какой стати ему себя так агрессивно вести?

— Не знаю, что и думать, — покачала головой Флисс. Ей было неловко за то, что она ввела Грэма в заблуждение. — Быть может, я сама виновата. Я нервничала и, возможно, сказала что-то лишнее.

— Тебе не стоит винить себя, Флисс. — Грэм обнял ее. Она чувствовала, как он дрожит, и подумала, что назавтра он будет раскаиваться в своем порыве. Губами он коснулся ее виска: — Обещай мне, Флисс, что больше не позволишь Моргану пугать тебя.

Флисс подалась к Грэму, но не спешила давать никаких обещаний. Морган все еще пугал ее, но Флисс чувствовала, что ее тянет к нему. В то же время ей не хотелось лишаться и поддержки Грэма.

— Когда же мы увидимся? — спросила она. Грэм пристально посмотрел ей в глаза.

— Когда тебе будет угодно, — ответил он.

— Может быть, завтра вечером? — нетерпеливо спросила Флисс.

— Флисс, дорогая, — руки Грэма легли на ее плечи, — я думаю, нам не следует встречаться некоторое время. По крайней мере до тех пор, пока твой брак с Морганом не будет расторгнут.

— Грэм, неужели это говоришь ты?

— Да, Флисс, мне очень жаль. — Грэм выглядел смущенным. — Епископ уже вызывал меня по этому поводу. Я уверил его, что наши отношения прерваны, во всяком случае пока… Ты ведь знаешь, как осторожно нужно вести себя, когда ты на виду у людей.

Флисс поникла:

— Но ведь могут пройти годы, прежде чем наш брак с Морганом будет расторгнут церковью.

— Не думаю, — успокоил ее Грэм. — Через пару недель всем станет ясно, что ваш брак с Морганом распался. И кто посмеет осудить тебя, если ты подашь на развод?

Только Морган и его родители, горько подумала Флисс. Грэму легко рассуждать! А вдруг она не сможет сразу подать на развод, когда Морган вернется домой?

Грэм ушел, хотя часы показывали всего половину десятого, ей же хотелось, чтоб он побыл подольше. В последнее время вечера были такими длинными и одинокими. Флисс понимала: Грэм прав, опасаясь сплетен. Однако, по ее мнению, он все-таки был сверх меры предан церкви.

Конечно, оправдывала она Грэма, ему не следует рисковать своим положением в обществе. После объявления о помолвке большую часть времени он проводил с прихожанами в церкви. Всякий раз, когда Флисс просила его побыть с ней, он говорил, что его ждут прихожане. Теперь же, после возвращения Моргана, он даже поспешил уйти засветло. Они по-прежнему останутся друзьями, сказал Грэм на прощание.

Флисс закрыла за ним дверь. На сердце было тяжело. Ведь всего несколько дней назад они с Грэмом готовились к свадьбе! Но в один день все изменилось — и вот она снова замужем за Морганом Райкером! На протяжении последних четырех лет она привыкла считать себя вдовой. А теперь снова замужняя женщина.


Когда Флисс узнала сначала о том, что Морган пропал без вести, а затем что он погиб, она испытала сильное потрясение. Ей даже не хотелось больше жить. Не окажись рядом родителей Моргана, которые так нуждались в ее поддержке, она бы попыталась уйти из жизни.

Некоторое время она по-прежнему жила в доме, который они с Морганом купили в Кенсингтоне, и продолжала преподавать в школе. Однако вскоре оказалось, что выплатить долг ей нечем. Кроме того, появились и другие непредвиденные расходы. Учительской зарплаты перестало хватать. Да и воспоминания о прошлой счастливой жизни вконец измучили ее. Подушка ее всегда была мокрой от слез.

Однажды тетя Софи сказала, что в Уиттерсли есть приличная работа, тоже в школе. Флисс решила, что Господь наконец смилостивился над ней. Разумеется, жаль было оставлять Райкеров одних, и Селия очень возражала. Но через некоторое время свекровь уступила.

Переезд в Уиттерсли был для Флисс бегством от мучительных воспоминаний прошлого, именно здесь на душе у нее стало спокойнее. Ей нравилась работа в маленькой пригородной школе. Грэм нашел для нее домик и подарил свою дружбу.

Но вот в ее жизнь вернулся Морган, разве это должно изменить ее чувства к Грэму? Он тоже здесь, рядом. Флисс по-прежнему нуждается в нем, как и в те дни, когда он помогал ей справиться с потерей Моргана. Благодаря Грэму она поняла, что любовь проявляется по-разному и ее бурная страсть к Моргану — это совсем не обязательно наивысшее проявление любви.

Возвращение Моргана вернуло ее на грешную землю. Флисс продолжала работать в школе, но с опаской поглядывала в окно — не толпятся ли на школьном дворе газетные репортеры. Побывав в Крэйторпе, Флисс как бы заново пережила те тревожные дни, когда газеты объявили о гибели Моргана. Тогда целую неделю осаждали они двери их дома. Проклятые борзописцы! Эти проныры не давали ей проходу, и Флисс не могла побыть наедине со своим горем.


Утром она проснулась от приступа мигрени. Голова раскалывалась на части. Все из-за красного вина, подумала она. После ухода Грэма она опустошила почти целую бутылку и только потом легла спать.

Позвонил почтальон. И дня не прошло, как Флисс побывала у Моргана, а ее фотографии уже не сходили с первых страниц газет. Флисс ненавидела газетчиков, которые копались в ее личной жизни.

Она взяла газету и быстро просмотрела первую полосу. Слава богу, подумала Флисс, наконец их оставили в покое. Крупный заголовок гласил: «Пищевые отравления в центральных графствах!»

Облегченно вздохнув, Флисс вернулась в кухню и налила себе еще одну чашку кофе. Она чувствовала, что от кофеина нервы ее взвинчены до предела, но это поможет пережить предстоящий трудный день.

Итак, на первой странице о них с Морганом ни слова.

Она перевернула страницу. Фотография! Она с Грэмом у двери ее дома. Броский заголовок через всю газетную полосу: «Страдания бедного викария».

Флисс вздрогнула.

— Боже мой! — воскликнула она, быстро пробегая глазами заметку под фотографией: «Сердце Грэма Блэнда разбито вдребезги. Муж невесты викария вышел из джунглей».

«Сердце… разбито вдребезги!» — еще раз с отчаянием прочитала Флисс.

Эта зловещая фраза неоднократно повторялась во всей этой гнусной газетной стряпне. Рябило в глазах от набожных цитат из Библии, городских сплетен, говорилось о наивной преданности викария Флисс, в которую он так втрескался, что едва не женился на замужней женщине.

Флисс похолодела от ужаса. Именно подобных пересудов больше всего и опасался Грэм. Всматриваясь в фотографию, Флисс поняла: газетный репортер сделал снимок вчера вечером, когда Грэм уходил из ее дома. Проклятый папарацци! И когда он только успел? Правда, на снимке видно, что Грэм озабочен. Не удалось представить их с Грэмом счастливыми любовниками. Слава богу, что она не поцеловала Грэма на прощание! — с облегчением подумала Флисс.

И как только газетчикам удалось разыскать их? И ладно бы местная газетенка, но репортаж был напечатан в «Геральд», общенациональной газете!

Ясно, что кто-то навел журналистов на их след. Теперь поздно сожалеть — сама пригласила Грэма на ужин. Ничего не поделаешь. Фотография здесь ни при чем, решила Флисс. Все равно эта заметка увидела бы свет. Отношения Грэма и Флисс ни для кого не были секретом. Именно за такими сюжетами охотится вся бульварная пресса!

Чтобы успокоиться, Флисс прибралась на кухне и тщательно перемыла всю посуду.

Резко зазвонил телефон.

— Слушаю вас. Алло?

Голос Флисс звучал слабо, но Грэм — она была уверена, что это звонит он, — все-таки расслышал ее.

— Флисс? Флисс, это ты?

— Да, это я, — ответила она, стараясь придать голосу беззаботность. — Я как раз собираюсь в школу.

Но, судя по всему, Грэма не интересовало, что она сейчас делает.

— Ты видела сегодняшний номер «Геральд»? — нервно спросил он.

Флисс подумала, не притвориться ли, что не читала утренних газет, но, решив, что это было бы проявлением малодушия, с досадой ответила:

— Да, читала, дорогой мой. Не знаю, что и сказать.

— Прекрати называть меня «дорогой мой»! — раздраженно крикнул в трубку Грэм. Флисс поняла, что нервы его вот— вот сдадут. — Эти господа способны на все. Даже подслушивать телефонные разговоры!

— Успокойся, Грэм…

— Они пойдут на все! — вздохнул он. — Откуда у них этот снимок? Это ты дала им нашу фотографию?

— Успокойся! Никаких фотографий я никому не давала. — Выходит, Грэм считает, что во всем виновата она? — Должно быть, папарацци тайком сфотографировал нас вчера вечером.

— Вчера вечером! — ужаснулся Грэм. — Значит, кто-то сидел в засаде за изгородью и подкарауливал?

— Выходит, что так, наверное, им кто-то сказал, что ты будешь у меня.

Грэм задыхался от гнева.

— Не могу поверить, чтобы кто-то из моих прихожан поставил в известность прессу.

— Не знаю, — терялась в догадках Флисс. — Может быть, в засаде сидел вовсе и не фотограф из «Геральд», а какой-нибудь начинающий папарацци из местной газетенки. Кровожадные акулы!

Грэм немного успокоился: Флисс была ни при чем.

— Флисс, прошу тебя, не употребляй таких ужасных выражений. Во всяком случае, это подлый поступок. — Голос Грэма вибрировал от гнева. — Мне не следовало приходить к тебе. Но ты так настаивала…

— Не стоит огорчаться, — пыталась успокоить его Флисс. — Наши отношения ни для кого не секрет.

— Не были секретом, — возразил Грэм. — Я уверял епископа, что между нами больше ничего нет. Не забывай этого. Боже мой, что он подумает, когда увидит эту фотографию?

— Будем надеяться, что он забыл подписаться на «Геральд», — пыталась отшутиться Флисс, но чувство юмора изменило Грэму.

— Подписался он или не подписался — все равно, доброжелатели найдутся. Поеду объясняться с ним. Скажу, что был у тебя как пастор. Может быть, мне и удастся сгладить впечатление от этой статейки.

— Не пойму, в чем наша вина? — Флисс начинал надоедать весь этот никчемный разговор. — Не вижу никакого греха, если ты приходишь в дом к человеку, который нуждается в утешении.

— Согласен, — старался обрести хладнокровие Грэм. — Однако согласись: эта статейка — подлая и гадкая! Они намекают, что мы по-прежнему вместе!

— А разве это не правда? — Флисс старалась говорить спокойно. — Грэм, — мягко добавила она, — все это глупости. Пастор такой же человек, как и все люди.

Флисс слышала тяжелое дыхание Грэма. Он пытался взять себя в руки.

— Наверное, ты права, — произнес он наконец. — Извини, я погорячился. Просто наш епископ — человек очень строгих нравов.

— Грэм, мне пора — я опаздываю, — оборвала она разговор. — Я перезвоню тебе попозже. Постарайся не расстраиваться.

— Постараюсь, — мрачно ответил Грэм. — Пожалуйста, будь умницей и держи язык за зубами, — добавил он, заставив Флисс вздрогнуть от обиды. — Не хочется, чтобы в завтрашней газете появилась еще одна подобная заметка.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Худшие ожидания Флисс оправдались — в школе только и было разговоров что об этой заметке. Правда, большинство коллег сочли статью просто забавной. Грэма все знали, не раз бывали вместе с ним в скаутских лагерях, а также в церкви на традиционном утреннем кофе. Представить викария в роли несчастного любовника они были не в состоянии. Так что статья в газете представлялась всем нелепой выдумкой.

— Есть планы на завтра? — спросила ее подруга Сьюзен, когда они вышли после уроков на свежий мартовский воздух.

В ответ Флисс только вздохнула.

— Понятия не имею.

— Как прикажешь понимать? — Сьюзен не понравилось настроение лучшей подруги.

— Не знаю… может быть, поеду навестить Моргана. Райкеры уже собрались туда. Думаю, следует присоединиться к ним.

— Что ты говоришь! Присоединиться, — передразнила Сьюзен свою подругу. — Ты только подумай, как много ты значишь для Моргана!

— Как знать… — покачала головой Флисс. Она вспомнила, с каким презрением посмотрел на нее Морган в последний раз, и сейчас ее мучило чувство раскаяния. — Понимаешь, за четыре года я привыкла жить без него, — поделилась Флисс с подругой.

— Неужели ты совсем забыла его?

— Да, иногда мне кажется, что забыла, — зябко поежилась Флисс. — Я ведь получила официальное извещение: ваш муж Морган Райкер пропал без вести. Никто не сомневался, что бедный Морган погиб. Так что мне пришлось начать жизнь сначала. Но мне повезло — я встретила Грэма.

— Бедная моя Флисс, как много ты пережила, — посочувствовала Сьюзен. — Будь я на твоем месте, я была бы на седьмом небе от счастья. Может быть, во всем виноват Грэм? Не отпускает тебя? Ты была такая несчастная, когда приехала к нам! Остается надеяться, что Морган не читал этой статейки, — тряхнула белокурой челкой Сьюзен.

— Морган! — воскликнула Флисс. — Думаешь, он не читает газет? — Флисс твердо решила, что по возвращении домой немедленно позвонит свекрови.

— Скорее всего, не читает, — заверила Сьюзен подругу.

Однако смутное чувство тревоги не покидало Флисс.

У входа в свой дом Флисс увидела репортеров.

Главное, не говорить ни слова, тогда они отстанут, подумала она.

Толпа репортеров ринулась навстречу, но Флисс уже была у калитки, только замок, как назло, заклинило. Флисс никак не могла повернуть ключ. Вдруг чья-то рука легла ей на плечо, и мужской голос сказал:

— Я открою.

Флисс была вне себя от ярости. Какая наглость! Надо вызвать полицию — вторжение посторонних в частное владение!

— Отойдите, я сама справлюсь, — оборвала незнакомца Флисс. Ключ наконец повернулся в замке.

— Не сомневаюсь. — Голос незнакомца показался ей знакомым. Он отстранил ее и первым вошел в калитку.

— Как вы смеете! — гневно бросила Флисс в спину наглецу. Он оглянулся. И в это мгновение Флисс узнала Моргана. — Морган! Ты? — не веря своим глазам, вскрикнула Флисс.

Морган приложил палец к губам:

— Тсс, тише!

— Как ты сюда попал? — совсем растерялась Флисс. За спиной слышался недовольный ропот репортеров.

— Лучше помолчи, — недовольно проворчал Морган.

Флисс торопливо открыла дверь дома. Как Морган узнал ее адрес? Как ему удалось пройти неузнанным?

Поднятый воротник его куртки закрывал лицо до глаз. Морган вполне мог сойти за одного из репортеров. Флисс торопливо опустила жалюзи.

Действительно, он растворился бы в любой городской толпе. Наголо обритая голова и заросшее щетиной лицо придавали ему пролетарский вид. Он был совсем не похож на опрятного армейского офицера, фотографию которого его отец передал газетам.

Морган исподлобья посмотрел на Флисс. Холодный взгляд голубых глаз пронзил ее насквозь. Флисс сразу же догадалась: Морган прочитал зловредную статейку! Сердце Флисс тревожно забилось.

— Ты весь продрог. Долго ждал? — спросила Флисс. — Разденешься?

Морган отрицательно мотнул головой и еще глубже засунул руки в карманы.

— Недолго, — ответил он односложно.

Он одиноко стоял посреди комнаты. Как ангел отмщения, мелькнула мысль в голове у Флисс. В доме было тепло, но Морган втянул голову в плечи, будто промерз до костей. Флисс догадалась: Морган слишком долго жил в тропическом климате и сейчас ему, наверное, очень неуютно.

— Выпьешь чаю? — сконфуженно спросила она и, не дождавшись ответа, поспешила на кухню. Злополучная газета, вызвавшая переполох в городе, лежала на столе. Флисс разорвала ее и бросила в мусорное ведро.

Все это время Морган упорно молчал, прислонившись плечом к дверному косяку. Руки у Флисс дрожали. Она никак не могла справиться со спичками и зажечь конфорку. Спички ломались и гасли. Морган стоял молча, поеживаясь и искоса поглядывая на нее.

Флисс пыталась разгадать, чем заняты его мысли. Он казался ей совсем чужим, непохожим на того Моргана, которого она любила и за которого вышла замуж. Как он исхудал! Он и раньше не отличался особой красотой, но производил впечатление мужественного и умного человека. Правда, отсутствие красоты не мешало другим женщинам липнуть к нему, вспомнила Флисс.

— Кто-нибудь знает, что ты здесь? — поинтересоалась Флисс и тут же осеклась. Она вдруг поняла, что допустила бестактность. Выходит, она ставит под сомнение его вменяемость и считает Моргана заключенным, сбежавшим из-под ареста. — Я хотела спросить, — поспешила она исправить свою ошибку, — твои родители знают, что ты у меня?

Морган ответил не сразу.

— Они дали твой адрес. Ты забыла сказать, что продала наш дом. — Голос Моргана дрогнул. — Может быть, я еще чего-то не знаю?

Флисс не сразу нашлась что ответить.

— Нет, не забыла, — с трудом произнесла она. — Просто мы не успели поговорить об этом.

— Значит, не успели…

В голосе Моргана звучал скрытый сарказм, и Флисс вспыхнула.

— Нечем было платить проценты, — оправдывалась она. — Хотелось бежать…

— Бежать от меня?

— Нет, от воспоминаний о тебе, — глядя прямо ему в глаза, ответила Флисс. — Пришло официальное извещение о твоей гибели. Я больше не могла жить в этом доме одна.

— Именно по этой причине ты и продала его?

— Я же сказала тебе, мне нечем было платить! Учительской зарплаты не хватало.

— А как же моя книга? Ведь она была совсем готова. За нее должны были заплатить. Издатель был в восторге от нее.

Флисс огорченно взглянула на Моргана.

— Книгу не напечатали.

— Почему?

— Подробности мне неизвестны. После твоей… то есть когда тебя объявили погибшим, из всех издательств на мое имя стали приходить отказы.

Морган нахмурился:

— Иными словами, договор был расторгнут.

— Выходит, что так. — Флисс вспомнила, что в те скорбные дни она не могла заниматься делами — слишком велико было ее горе. — У меня не хватило сил разбираться с этим. Вся эта возня казалась мне такой мелкой и отвратительной.

— Поэтому ты и переехала сюда…

— Как видишь. Переехала.

— Только в этом причина?

— Причина? — удивленно взглянула на него Флисс. — Главная причина — работа. — Помедлив, она добавила: — Ну, еще этот дом.

— Это ты сама так решила? — настаивал Морган. — Но почему именно Уиттерсли?

— Да, я так решила сама, — без колебаний ответила Флисс. — Чай с молоком и сахаром?

— Все равно, — холодно посмотрел на нее Морган. — А что, в Сассексе не нашлось работы? Или в Тюдор-Кросс? Ты могла бы жить у моих родителей.

— Я их очень люблю, но не хотела жить у них, — вздохнула Флисс.

— Почему? — Морган по-прежнему стоял на пороге кухни, опираясь на дверной косяк. — Это было бы разумное решение. Скорее всего, у тебя были личные причины переехать в Уиттерсли?

Сомнений не было — Морган прочитал эту проклятую статью! Кто подсунул ему эту газету, уже не имело значения. Вот почему Морган явился сюда.

— Работу нашла тетя Софи, — коротко объяснила Флисс. Она прекрасно понимала, что Моргана интересует совсем другое. — Софи сказала, что здесь есть работа и можно снять жилье недорого. Это была отличная возможность. Сейчас трудно найти дом, да к тому же неплохо меблированный.

Флисс принялась заваривать чай. Как жаль, что тети Софи нет сейчас рядом! Флисс так нуждалась в ее поддержке.

— Это единственная причина, которая вынудила тебя отправиться в эту дыру?

— Да, единственная… — Руки у Флисс дрожали. Она устала от недомолвок. — Все это никак не связано с Грэмом Блэндом.

— Кто такой Грэм Блэнд?

Тон, каким Морган задал этот вопрос, заставил Флисс содрогнуться. Морган хотел вывести ее на чистую воду.

— Пастор Грэм Блэнд. Викарий прихода Сент-Маргарет… хороший друг, — объяснила Флисс, стараясь придать своему голосу твердость.

— Значит, у тебя есть хороший друг, — подхватил Морган.

Флисс была даже удивлена, насколько вежливо Морган произнес эти слова. Но когда она встретилась с ним взглядом, у нее по спине пробежали мурашки. Взгляд его был ледяным.

— Я вижу, ты читаешь газеты, — пробормотала Флисс.

— Конечно, читаю, — вызывающе сказал Морган. — Зачем ты притворяешься? Ты ведь не рада моему возвращению!

— Я не притворяюсь! — Флисс нервно облизнула пересохшие губы.

— В самом деле? — Было ясно: Морган не верит ни одному ее слову. — Мне с самого начала показалось, что здесь что-то неладно. Разве может жена брезговать собственным мужем?

— Я не брезгую…

— Так я и поверил! — презрительно оборвал ее Морган. — Вижу, тебе неприятно быть со мной наедине. Твоя совесть нечиста — это тяжелое испытание.

— Ты ничего не понимаешь!

— Наоборот, я все прекрасно понимаю, — категорически заключил он. — Ведь именно об этом ты собиралась мне рассказать?

— Нет, не об этом! Я совсем не собиралась обсуждать с тобой мои… наши отношения с Грэмом.

— Когда же ты собиралась рассказать мне об этом? — испытующе спросил Морган.

Сердце Флисс бешено колотилось. После того как пришло известие о том, что Морган жив, Флисс все время думала, как рассказать о Грэме. Увы, статья в газете появилась раньше, чем она собралась с духом.

— Может быть, присядешь? — предложила Флисс и указала на диван, но Морган не шелохнулся.

— И давно это случилось? — спросил он. Столкнувшись с его обвиняющим взглядом.

Флисс вздрогнула.

— О чем ты? — переспросила она, чтобы выиграть время.

Морган заскрежетал зубами.

— Брось притворяться! — холодно проговорил он. — Ты же понимаешь, о чем я говорю. Итак, когда ты собиралась рассказать мне об этом? Ты давно променяла меня на этого… пастора? У него, видите ли, разбито сердце!

— Я тебя ни на кого не променяла! — задыхаясь, воскликнула Флисс. — Грэм — викарий. Мы познакомились и стали друзьями после моего переезда в Уиттерсли.

— Друзьями?

— Да, мы стали друзьями. — Флисс почувствовала себя гораздо уверенней, когда ей не нужно было изворачиваться. — Он директор школы, где я работаю. Он помог мне наладить жизнь.

— Еще бы! В этом не приходится сомневаться!

Морган произнес эти слова саркастическим тоном. Флисс было ясно: так им ни до чего не договориться. Она поставила чашки на стол и принялась разливать чай. Морган тронул ее за плечо, и чай пролился на скатерть.

— Ты — моя жена, и я хочу знать всю правду, — решительно сказал он. Пальцы его легли на затылок Флисс. — Этому наглецу придется иметь дело со мной. Знаю я этих святош: вечно охотятся на одиноких женщин…

— Грэм вовсе не наглец! — гневно воскликнула Флисс. Ей хотелось убежать от Моргана. — Не прикасайся ко мне! — крикнула она. — Не трогай меня!

— Имею право: ты моя жена! Кажется, ты не подавала на развод.

— Не подавала, — гордо заявила Флисс. — Мы все были уверены, что ты погиб!

— Ах, вот оно как. Значит, развод был ни к чему.

— Ты ничего не понимаешь, — устало повторяла Флисс. — Мы с Грэмом познакомились и стали друзьями три года назад, и только потом мы поняли, что любим друг друга. Морган, неужели ты думаешь, что я могла броситься на шею первому встречному?

Брови Моргана угрожающе сдвинулись.

— Ты говоришь правду?

— Да, я говорю правду, иначе не умею. — Флисс посмотрела на него с вызовом. — Я никогда тебе не лгала, — добавила она.

— Но ты не всегда была откровенна. Мое возвращение создало много проблем.

— Это все твои выдумки, — возмутилась Флисс. — Ты ведь не посчитался с моими чувствами — взял и уехал! Ты не должен был уезжать. Но ты поверил неизвестно кому! Какой-то Пол Джайлз убедил тебя, что в джунглях нет никакой опасности!

Глаза Моргана потемнели от гнева.

— Так вот в чем дело! Выходит, я еще и виноват в том, что произошло, — покачал он головой. — Почему же ты не отговорила меня? Или ты была с ним заодно?

У Флисс сейчас не было желания спорить. Она всегда была уверена, что Пол Джайлз — пройдоха. Один из тех, что способны извлекать выгоду из любой ситуации. В этом она лишний раз убедилась, когда Морган пропал без вести. Пол Джайлз — вот веская причина, почему Флисс хотелось уехать из Лондона. И Морган осмелился предположить, что Флисс была сообщницей этого проходимца! Это обвинение потрясло Флисс до глубины души.

— Давай все обсудим по порядку, — предложила она. — Нам нужно решить, как жить дальше.

Морган вынул руки из карманов. Флисс отпрянула, опасаясь удара. Но Морган только закрыл лицо руками.

— Как жить дальше, не знаю, — признался он. Неожиданно попросил: — Дай мне что-нибудь выпить.

— Выпей чаю.

— К черту чай! Есть в этом доме спиртное? Не успел я выйти из самолета, как мне стали предлагать чай. Один только чай!

— Подожди, я взгляну. Кажется, с Рождества остался глоток виски. — Флисс съежилась под его сверлящим взглядом и поспешила объяснить: — Т вои родители привезли, когда были в гостях.

— Приятно слышать.

— Может быть, тебе не стоит пить… ведь ты принимаешь лекарства, — нерешительно сказала Флисс.

— Все равно, — категорически заявил Морган и сел на диван. — Надо согреться.

Флисс направилась на кухню. Краем глаза она заметила, что он смотрел на их свадебную фотографию. Вставленный в серебряную рамку снимок привезла Селия. Морган откинулся на спинку дивана и устало закрыл глаза. Флисс достала бутылку из буфета, виски в ней было на целый стакан.

— Морган, послушай, может быть, тебе все-таки не стоит пить… — повторила Флисс, но тот даже не повернул головы. — Что ж, можешь ее доконать, — попыталась пошутить она.

— Будь по-твоему! — согласился он.

Флисс стало бесконечно жаль его — он был смертельно бледен. Видно, дорога в Уиттерсли его сильно утомила. Флисс только покачала головой: как родители Моргана отпустили сына так далеко!

Морган взглянул на Флисс, и ее бросило в жар от пристального взгляда. Какие же мы с ним чужие! — мелькнуло у нее в голове.

— Присаживайся, чувствуй себя как дома! — снова пошутил Морган.

Флисс устало опустилась на диван. Сев рядом с Морганом, она почувствовала себя более уверенно. Спорить с ним всегда было нелегким делом. Он никогда не уступал. Но Флисс никак не удавалось расслабиться, нервы были напряжены до предела.

— Давай-ка выпьем вместе, — предложил Морган, плеснув в стакан виски. Он сделал большой глоток.

Изрядная порция виски обожгла ему горло, и Морган поперхнулся. Он совсем отвык от алкоголя! Флисс вскочила и принялась похлопывать его по спине. Морган никак не мог откашляться.

Выпив стакан воды, он наконец отдышался.

— Ты права, — сказал Морган хриплым голосом. — От виски я отвык. Першит в горле.

Флисс налила апельсинового сока. Живительня влага привела его в чувство.

— Теперь ты убедилась — меня нечего бояться. Слаб, как котенок.

— Может быть, ты проголодался? — заботливо спросила Флисс.

Морган с удивлением взглянул на нее.

— А я думал, ты хочешь поговорить со мной. Или нам уже не о чем говорить? — Глаза его сузились. — Посиди со мной, — попросил он.

Конечно, Морган нуждается сейчас в поддержке, ждет от нее слов утешения. Но Флисс не могла подыскать ни одного нужного слова. Приезд Моргана окончательно выбил ее из колеи.

— Итак, когда была сделана эта фотография? — холодно спросил он.

— Какая фотография? — испуганно переспросила Флисс, глядя на свадебный снимок в серебряной рамке. Но, заметив скептическую улыбку Моргана, поняла, что речь идет о газетном снимке. — Вчера… вчера вечером, когда он уходил.

— Вчера вечером? — отозвался Морган. — Итак, ухажер, который не является любовником, все еще бывает у тебя?

— Он же мой друг! — возразила Флисс, рассердившись, что ей приходится оправдываться. — С тех пор как мы узнали, что ты остался в живых, он ни разу не был у меня. Только вчера зашел — впервые за много дней.

— Мы узнали? — Губы Моргана сложились в горькую ухмылку. — Неужели ты не понимаешь, насколько интимно это звучит? Ты все время говоришь «мы»: мы провели вечер, мы узнали… Выглядит так, будто вы с ним муж и жена, а я ни при чем.

— Да мне такое и в голову не приходило! Просто я рассказываю, как все было на самом деле, — проговорила Флисс.

— Ну и как было на самом деле? — Морган откинулся на спинку дивана. — Хотелось бы знать, отчего ты выбрала именно вчерашний вечер, чтобы встретиться с ним?

— Грэм был вчера здесь, потому что я хотела рассказать ему о поездке в Крэйторп.

— А-а, понимаю, — нахмурился Морган. — Хотела посоветоваться, что делать со мной?

— Вовсе нет, — отрицала Флисс. Увы, подозрение Моргана было близко к истине. Флисс не без труда нашла ответ: — Грэм — порядочный человек. Он просто хотел знать, как ты себя чувствуешь.

— Как в анекдоте: муж в дверь — любовник в окно! — ухмыльнулся Морган. — У этого пастора губа не дура — не упустит возможности поживиться за чужой счет.

— Как ты смеешь! — гневно i оскликнула Флисс. — Он неспособен на подлости!

— И в самом деле, я с ним незнаком, — сухо сказал Морган. — Расскажи мне о нем. Преподобный Грэм совсем не такой человек, как мы, грешные, не так ли?

— Грэм — служитель церкви, — задыхалась от волнения Флисс. — Он не может не уважать таинство брака!

— Выходит, он сухарь, а не человек, — задумчиво изрек Морган.

— Никакой он не сухарь! Он — джентльмен.

— Ну, в таком случае он джентльмен редчайшей породы, — раздраженно парировал Морган.

— Вот именно! — Флисс была рада, что Морган наконец сдался.

— Подумать только, какое сокровище! — продолжал Морган издевательским тоном. — Должно быть, ты не пропустила ни одной его проповеди?

— Конечно, не пропустила, — ответила Флисс. — Он верит в силу молитвы. Вера движет горами!..

— И чужими женами, — саркастически заметил Морган. — Прости, но в целомудрие я не верю.

Флисс не стала возражать. Было ясно, что Морган никогда не согласится с ней. Лучше сменить тему разговора. Например, обсудить, как бы сложилась его жизнь, если бы Флисс вторично вышла замуж. Или когда он наконец перестанет подозревать ее в измене.

Лицо Моргана посерело, что придавало ему зловещий вид. Флисс опустила глаза. Ничего, подумала она, волосы скоро отрастут, и он будет выглядеть по-прежнему.

— Итак, вчера вечером состоялся романтический ужин при свечах? — продолжал расспрашивать Морган.

— Никакого романтического ужина не было, — сухо ответила она и почему-то покраснела до корней волос. — Пойми же наконец, мы с Грэмом — друзья, и не больше этого.

— Ты думаешь, мне от этого легче? — резко спросил Морган. — Черт побери, Флисс! Я хочу знать, когда ты последний раз спала с этим негодяем!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Надо было убедить Моргана, что она никогда не спала с Грэмом. Однако, видя, как агрессивно настроен Морган, Флисс решила, что лучше промолчать. Между ними возникла стена непонимания. Как он смеет задавать ей подобные вопросы? Пусть даже и является формально ее мужем. За последние четыре года Флисс научилась сама защищать себя.

— Я не собираюсь отвечать на подобные вопросы, — отрезала она и заметила — лицо Моргана болезненно исказилось. — Жаль, что ты судишь о Грэме чересчур прямолинейно. Я собиралась рассказать о нем. Но не было подходящего случая.

— Это когда это ты собиралась рассказать о нем? — спросил с раздражением Морган, сжимая кулаки. — Ты меня удивляешь, Флисс. Что ты еще скрываешь?

— Мне нечего скрывать! — задыхалась от возмущения Флисс.

— Разве я не имею права знать, кто спит с моей женой? — горько спросил Морган.

— Не смей так говорить! По-твоему, у меня целая куча любовников!

— Значит, я должен верить тебе на слово, — заключил Морган.

— Нет у меня никаких любовников, и не было, — раздраженно произнесла Флисс, скрестив руки на груди. — Прекрати свои шуточки. И вообще, мои отношения с Грэмом тебя не касаются.

— Значит, все-таки «отношения»?

— Да, отношения, — подтвердила Флисс и смутилась. — Ты вконец запутал меня. Сама не понимаю, что говорю.

— Шила в мешке не утаишь, — мрачно пошутил Морган.

— Как тебе будет угодно! Не собираюсь перед тобой оправдываться.

— Что же, теперь все кончено?

— Да, все кончено, — коротко ответила Флисс. Она даже удивилась, как легко оборвалась ниточка, связывавшая ее с Грэмом, которому она накануне клялась в любви. — Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом. Удивительно, как это родители отпустили тебя одного.

— У них не было выбора.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Флисс. — Разве ты их не предупредил?

— Я позвонил им из Лондона после того, как узнал, что ты больше не живешь на Чосер-род, — сообщил Морган.

— Но ведь они дали мой адрес.

— Да, они дали твой адрес. Я сказал, что собираюсь написать тебе.

— Значит, они не знают, что ты здесь?

— Нет, не знают.

— А кто же тогда знает?

— Ты, — посуровел Морган. — Быть может, теперь знают и репортеры — ведь они видели, как ты впустила меня в дом.

— А врачи?..

— Скорее всего, уже снарядили поисковую экспедицию. — Заметив, с каким ужасом смотрит на него Флисс, Морган добавил: — Я ведь не заключенный, Флисс! Они не имеют права насильно держать меня взаперти.

— Значит, они все-таки знают, что ты здесь? Морган тяжело вздохнул:

— Нет. Они думают, что я в Лондоне. Я оставил им адрес на Чосер-род.

— Как же ты сюда добрался?

— Поездом из Паддингтона. Флисс вздохнула:

— Значит, ты целый день провел в дороге.

— Путешествую с половины одиннадцатого, — спокойно объяснил Морган. — Мне повезло — поезда ходят точно по расписанию.

Флисс вскочила на ноги:

— Так ты еще не обедал? Морган, ты должен следить за своим здоровьем, а не мотаться по поездам!

— Перестань… — устало посмотрел на нее Морган. — Нечего делать вид, что тебя беспокоит мое здоровье! Подумать только — мужу, с которым была в разлуке целых четыре года, ты говоришь, что он, видите ли, не имеет права знать, спишь ли ты со своим любовником. А после этого расстраиваешься, что я не пообедал!

— Я не заслужила таких упреков, — возразила Флисс.

— Конечно, не заслужила. — Морган выглядел очень усталым. — Жизнь несправедлива, разве ты не знала? Ты что, думала, четыре года я резвился на пикнике? Вернулся и вижу — жена ходит в обнимку с другим!

— Я ни с кем не хожу в обнимку, как ты изволил выразиться, — холодно возразила Флисс. — Мне нечего скрывать — мы с Грэмом не любовники.

Морган испытующе посмотрел на нее, и Флисс невольно поежилась.

— Врешь и не краснеешь, — грубо сказал он.

— Ты мне не веришь? — Флисс устало закрыла глаза.

— Конечно, не верю. — Морган внимательно следил за выражением лица Флисс. — Перестань наконец защищать своего лицемера. Или ты боишься, что я его покалечу?

Флисс трясло как в лихорадке.

— Я вовсе не защищаю его. Я говорю правду.

Морган встал:

— Думаю, мне лучше уйти.

— Уйти? Но куда? — в смятении воскликнула Флисс. — Тебе некуда идти!

— Поеду в Тюдор-Кросс, к родителям, — спокойно произнес Морган.

— Ты не можешь туда поехать. — Флисс была в отчаянии. — Что подумают родители? — Она беспомощно огляделась вокруг. — Им ни к чему знать о наших проблемах. И кроме того, после четырех автобусы на Солсбери уже не ходят.

— Что ж, возьму машину, — сказал Морган, берясь за куртку. — Надеюсь, люди здесь ездят на машинах. И вообще, перестань суетиться, Флисс, это совсем не подходит к твоему новому положению. Каково чувствовать себя снова незамужней?

— Я не чувствую себя незамужней, — вздрогнула Флисс.

— Да? А ведешь себя именно так. — Морган старался сдерживать свои эмоции. — Может быть, подбросишь меня на станцию? Кажется, до Солсбери миль двенадцать?

— Десять, — машинально ответила Флисс. — Но у меня нет машины.

Морган нахмурился.

— Ты продала мою машину?

— Нет, я ее не продавала. Финансовая компания изъяла ее за неуплату очередного взноса.

— Тебе нечем было платить?

— Я же говорила тебе! Впрочем, все это пустое. Я никогда не пользовалась машиной в городе.

— А когда ты переехала сюда?

— Здесь это было бы расточительством. — Флисс помолчала. — Твой отец предлагал денег на покупку машины, но я отказалась. В этом не было необходимости. К тому же я предпочитаю быть независимой. Если далеко — сажусь в автобус или прошу кого-нибудь подвезти.

— Кого-нибудь? Разумеется, Грэма? — Глаза Моргана потемнели от гнева.

— Нет, тетушку Софи, — возразила Флисс. Этот разговор начинал ее утомлять. — Я же сказала — мне хочется независимости. Неужели ты не можешь этого понять?

— Понимаю — ты хочешь независимости от моих родителей, — холодно возразил Морган. — Твое желание обрести независимость возникло до или после того, как на сцене появился твой приятель? Флисс перевела дух:

— О моей дружбе с Грэмом им неизвестно. То есть известно… Но о том, что он просил моей руки, они не знают.

— Зато теперь им все известно! — Глаза Моргана сузились.

— Неужели они тоже прочли эту статейку?

— Не знаю. Об этом они не говорили, — губы его дрогнули. — Возможно, решили, что такие вопросы не стоит обсуждать со мной.

— Морган, прошу тебя, не уходи, — умоляюще посмотрела на него Флисс. — Ведь ты не можешь уехать просто так. Тем более сейчас. — Флисс вспомнила о газетных репортерах. — У калитки толпятся эти гнусные папарацци. Неужели тебе хочется, чтобы во всех завтрашних газетах обсуждался вопрос: почему Морган не остался на ночь?

Морган недоверчиво взглянул на нее.

— Ах, вот что, оказывается, нас волнует больше всего! Как бы не пострадала репутация пастора! — цинично заключил он.

Флисс хотела возразить, но поняла — любое оправдание Морган встретит в штыки. Он натянул куртку и пытался застегнуть молнию.

— Морган, нам есть о чем поговорить. Надо подумать и о твоих родителях. На них тоже могут наброситься газетные писаки.

Морган перестал дергать молнию на куртке:

— Что ты предлагаешь?

— Оставайся, — попросила Флисс. В глубине души она сомневалась, правильно ли она сделала, что попросила Моргана остаться. Но слово было сказано, и Флисс с деланым спокойствием продолжала: — Завтра суббота, потом воскресенье. Сам решишь, что делать дальше…

Морган задумчиво посмотрел на нее:

— Что ж, пожалуй, ты права…

— Конечно, права, — настаивала Флисс. — И мне завтра не надо идти в школу. Возьмем машину тети Софи и поедем куда хочешь.

— Тетя Софи… — голос Моргана смягчился. Флисс обрадовалась — наконец-то он вспомнил о доброй тетушке Софи! — Как она поживает? — поинтересовался он. — Было бы неплохо заехать к ней в гости.

— Она сейчас в Австралии, — сказала Флисс. — У моего кузена. Вернется через пару недель. Думаю, она тоже будет рада встрече. Знаешь, тетя Софи так обрадовалась, когда я позвонила и сказала, что ты на родине!

— Правда? — недоверчиво спросил Морган.

Он искоса глянул на Флисс, как бы напоминая, что все еще не доверяет ее словам. Желая прервать неловкую паузу, Флисс молча взяла куртку из рук Моргана.

— Пойду посмотрю, что там у нас в холодильнике.

Он мог отказаться от ее предложения, думала Флисс. Мог привлечь к себе и обнять. Но он ничего этого не сделал!

Флисс почувствовала прилив благодарности к Моргану. Кажется, у них намечается взаимопонимание. Сердце Флисс радостно забилось при мысли об этом. Женским чутьем она прекрасно понимала, что Морган сейчас переживает один из самых важных моментов в своей жизни.

На Моргане был черный шерстяной свитер, скрывавший его худобу. За время, проведенное в плену, Морган настолько исхудал, что у Флисс навернулись слезы. Чтобы не расплакаться, она выбежала в кухню.

В холодильнике нашлись яйца, сыр, салат и остатки пирога с мясом, который она вчера приготовила на ужин с Грэмом.

Флисс размышляла — сырный омлет, немного картошки, молока и салат на гарнир. Моргану нужна калорийная пища. Она направилась в гостиную — спросить Моргана, подходит ли ему такое меню. Он уже скинул ботинки, растянулся на диване и, похоже, заснул.

Сердце Флисс сжалось от сострадания. Осторожно, на цыпочках, приблизилась она к дивану. Морган действительно спал — он ровно дышал, положив руки под голову. Флисс с жадным любопытством разглядывала его лицо.

Как он изможден! В прежние времена она не могла представить Моргана слабым и уязвимым. Он всегда был уверен в себе. Неужели испытания, выпавшие на его долю, так изменили его характер и перед ней слабый и беззащитный человек?

Флисс принесла плед и заботливо укрыла им Моргана. Ничего, с ужином можно подождать — сейчас для Моргана нужнее всего сон. Зазвонил телефон.

Флисс судорожно схватила трубку. Морган беспокойно зашевелился во сне. Черт побери! — раздраженно подумала Флисс, пытаясь догадаться, чей это звонок. Не дай бог, звонит Грэм, Флисс совсем не хотелось разговаривать с ним.

— Уиттерсли 2492, — напряженно бросила она в трубку и облегченно вздохнула, услышав голос свекрови. — Алло, Селия, — ответила Флисс в трубку, почувствовав, как Морган приподнялся на подушках у нее за спиной. — Хотите поговорить с Морганом?

— С Морганом? — Удивленное восклицание Селии напомнило ей, что Морган не собирался ставить родителей в известность о своих планах. Она оглянулась и увидела, что Морган не спит. — Разве Морган у тебя?

— Да, у меня, — призналась Флисс и протянула трубку Моргану, взглядом прося у него прощения.

Морган понимающе улыбнулся.

— Привет, мама.

Флисс не стала слушать, о чем они будут разговаривать. Она хорошо знала Селию — примчится сюда вместе с Джеймсом завтра ни свет ни заря. Не получится у нее разговора наедине с Морганом, с досадой подумала Флисс. Наверное, они прочли «Геральд», так что придется объясняться.

Флисс закрыла дверь в кухню и попыталась сосредоточиться на приготовлении ужина.

Дверь растворилась, и на пороге появился Морган.

— Выдала меня с головой, — с ухмылкой сказал он.

Морган не потрудился надеть ботинки, и было что-то неуловимо трогательное в том, что он ходит по дому в носках. Флисс была рада — Морган совсем не сердится на то, что Селия теперь знает о его местонахождении. Значит, они могут спокойно поговорить.

— Извини, — простодушно сказала она. — Услышала голос Селии и решила, что она хочет поговорить с тобой. Кстати, зачем она звонила? Ведь они не знали, что ты здесь.

— Ты забыла о статье в «Геральд», — сухо напомнил Морган. Флисс испуганно ждала, что его настроение переменится. Однако этого не произошло. Он выдержал паузу. — Я объяснил им, что газеты, как всегда, преувеличивают. И еще сказал, что ты не собираешься подавать на развод.

Флисс почувствовала себя гораздо спокойней.

— Спасибо, Морган!

— Не за что. — Морган испытующе посмотрел на нее и пожал плечами. — Это вовсе не означает, что я тебе поверил, — тихо добавил он. — Ты не передумала? Мне остаться?

— Конечно… — машинально подтвердила Флисс. При этом она ощутила какую-то безотчетную тревогу. Зря она поступила так неосмотрительно. От Моргана, в его состоянии, можно ожидать чего угодно.

— Так и быть, я остаюсь, — Морган выпрямился, проведя рукой по щетине на подбородке. — Можно принять душ?

— Хочешь, прими ванну, — живо откликнулась Флисс. — Первая дверь направо, вверх по лестнице. Чистые полотенца в шкафчике. — И, помолчав, добавила: — Сделаю омлет на ужин. Ты не возражаешь?

— Как хочешь, — отозвался Морган без всякого энтузиазма. По его ответу Флисс поняла — мысли его заняты чем-то другим. — Кстати, — продолжал Морган, — родители приедут завтра утром. Я пытался их отговорить, но ты же знаешь мою маму!

Флисс посмотрела ему в глаза:

— Чему быть, того не миновать.

— Ничего не поделаешь, — извиняющимся тоном подтвердил Морган.

— Не вижу в этом ничего особенного, — пожала плечами Флисс. — Они уже не раз меня навещали.

— Тогда все в порядке, — вздохнул Морган. — После их отъезда подумаю, что делать дальше. Может, вернусь в Тюдор-Кросс. Родителям известно о пасторе Блэнде, так что нет смысла продолжать эту игру.

— Поступай, как знаешь, — едва слышно произнесла Флисс, подходя к Моргану. — Кстати, горячая вода здесь без ограничений. Можешь купаться сколько душе угодно.

Морган взглянул на нее, как будто не успел сказать самое важное.

— Прекрасно, — вяло ответил он, — понежусь часок, если ты не против.

— Нежься сколько хочешь, — ответила Флисс. — Ужин подождет.

Флисс услышала, как дверь в ванную закрылась, и направилась в гостиную. Ботинки Моргана до сих пор стояли у дивана, Флисс убрала их в обувной шкафчик.

Откуда Морган взял деньги па проезд? Флисс неожиданно вспомнила — Моргану причитается половина денег от продажи дома. Не такая уж большая сумма по нынешним временам. Тем более, что большую часть этих денег «съела» закладная. Однако кое-что Флисс удалось сохранить на черный день.

Рано или поздно нужно будет обсудить с Морганом финансовые вопросы. Да, не забыть сказать ему, что большую часть его вещей она отдала в Красный Крест. Правда, Флисс сохранила кое-что из его одежды на память — любимую футболку и вязаный свитер. Иногда она надевала его, чтобы не чувствовать себя особенно одиноко.

Флисс чуть не расплакалась. Волнение охватило ее, а этого она ни в коем случае не должна была себе позволять. В присутствии Моргана нужно сохранять невозмутимость. Что он собирается делать? Как он будет жить дальше? Флисс разожгла огонь в камине. С возвращением Моргана возникли проблемы, о которых ей страшно было даже думать.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Флисс готовила омлет — нарезала картофель тонкими пластинками, натерла сыр, взбила яйца. Оставалось только вылить эту аппетитную смесь на сковородку. Достала острую приправу — Морган любит острые блюда. Пригодилась и черствая булка — поджарить тосты.

Раздался телефонный звонок. Флисс не сомневалась — звонит Грэм. Очевидно, с известиями о визите к епископу. Слава богу, Морган в ванной, подумала Флисс, но поймала себя на том, что в трубку говорит шепотом.

— Ничего не слышу, говори громче, Флисс! — прокричал Грэм. — Я поговорил с епископом! Он все понимает. Статейка — дрянь. Он нам сочувствует. Я сказал — ничего подобного не повторится!

— Ты можешь это гарантировать? — с иронией спросила Флисс.

— Разве мы не будем встречаться? Я люблю тебя по-прежнему. Скоро все эти недоразумения закончатся.

Представляю, подумала Флисс, как рассвирепел бы Морган, услышь он эти слова! Ничего себе «недоразумения»! Но Флисс понимала — Грэм здесь ни при чем. Просто она раздражена.

— Ты, как всегда, прав, — успокоила она Грэма. Флисс опасалась, как бы кто-нибудь из соседей не проговорился насчет Моргана. Помолчав, она решила рассказать об этом первая: — Кстати… Морган у меня…

На том конце провода воцарилась тишина. Видно, Грэм лишился дара речи. Действительно, кто мог предположить, что Морган появится в доме у Флисс?

— Откуда мне было знать, что он явится? — поспешно сказала она. — Он тоже читает газеты.

— Все понятно, — упавшим голосом произнес Грэм. — Он очень разозлился? — выдавил он. — Можешь не отвечать. Он рядом?

— Нет, я сейчас одна, — шепотом ответила Флисс. Она почувствовала, что Грэм нервничает.

— Вы ужинаете? Или у него другие планы? — поинтересовался Грэм после длительной паузы.

Вот именно — «у него другие планы», мысленно ответила Флисс. Но вслух сказала:

— Моргай будет ночевать у меня. Уже поздно возвращаться в Крэйторп. Тем более завтра приедут его родители.

— То есть как? Морган останется на ночь? — В голосе Грэма слышалось осуждение. — Ушам своим не верю! Как ты могла? Ведь ты же говорила — мы чужие друг другу. И где ты его положишь?

— Разумеется, в комнате для гостей. — Флисс почувствовала себя оскорбленной. — Ну, мне пора. Готовлю ужин.

— Подожди, Флисс… Не сердись. Разве ты не понимаешь, что я ревную? Не понимаю, какие у тебя могут быть отношения с этим человеком?

— У нас нет никаких отношений, Грэм! Но по закону Морган — мой муж. Не могу же я выставить его за дверь.

— Да-а, понимаю… — Грэм изо всех сил старался загладить резкость своих слов. — Как жаль, что мы сейчас не вместе!

Флисс чуть не сказала, что позавчера он упустил случай остаться с нею. Но это было бы несправедливо по отношению к Грэму. Ведь у него свои убеждения.

— Что ж, ступай, у тебя гость, — печально произнес Грэм. — Скажи, а где он сейчас? В гостиной?

— Принимает ванну, — коротко объяснила Флисс.

— Позвони мне завтра вечером.

— Конечно, позвоню.

Флисс повесила трубку. Она молча смотрела на телефон — «завтра вечером» означало «когда Морган уедет».

Наверху скрипнули половицы. Морган уже вышел из ванной, подумала Флисс. Однако звук не повторился. Уже больше часа, как он в ванной, забеспокоилась Флисс. Может быть, заснул? Пойти наверх посмотреть?

Встав на ступеньку лестницы, Флисс позвала:

— Морган?..

Ответа не последовало. Флисс стала осторожно подниматься по лестнице. Скорее всего, он задремал, придется его разбудить. Вода, должно быть, уже давно остыла.

Флисс замерла у ванной комнаты и приложила ухо к двери. Но за плотно закрытой дверью слышалось лишь журчание воды в трубах.

— Морган, — еще раз позвала Флисс, подергав дверную ручку. — Уже шесть часов. Приготовить ужин?

— Почему бы и нет?

Флисс остолбенела. Голос доносился с противоположной стороны коридора. Обернувшись, она увидела Моргана. Он стоял на пороге ее спальни. Рубашка на голое тело, джинсы расстегнуты.

— Что ты там делаешь?

— Ищу бритву, — без обиняков ответил Морган. Он спокойно провел рукой по щетинистому подбородку. — Хотел позвать тебя. Но ты с кем-то болтала по телефону. Решил, что ты не станешь возражать, если я поищу бритву самостоятельно.

«Не станешь возражать» — это слишком мягко сказано! Флисс покоробило при одной мысли о том, что Морган рылся в ее вещах, заглядывал в тумбочку, где хранились подаренные Грэмом безделушки. Ведь это ее дом, а не Моргана. Он не имеет права хозяйничать здесь. Но все эти мысли развеялись, едва она увидела Моргана. Флисс бросило в жар.

Она не могла отвести глаз от его худощавого загорелого тела. Грудь его была упругой и мускулистой. На темной от загара коже резко выделялся шрам, которого Флисс раньше не видела.

Сердце ее учащенно забилось. Она смущенно опустила глаза.

— Звонил Грэм, — объяснила Флисс. Боже мой, неужели Морган подслушивал? — мелькнуло у нее в голове. — Бритва в ванной комнате. — Флисс сердито скрестила руки на груди: — Что понадобилось тебе в спальне?

— Я же сказал — понадобилась бритва, — невозмутимо ответил Морган. — Кстати покопался в твоем белье.

Почему-то она смутилась. А стоит ли подозревать Моргана в том, что он искал доказательств ее связи с Грэмом? — спросила себя Флисс.

— У меня только электробритва, — продолжала она. — Хочешь, схожу в магазин и куплю тебе новую?

— Репортеры будут просто счастливы, — ехидно заметил Морган. — Признайся, ведь ты не в первый раз покупаешь мужские бритвы? — ухмыльнулся он, заметив смущение Флисс. — Не стоит ходить в магазин. Подожду до утра. Мы, конечно, спим в разных комнатах?

— Да, в разных, — с трудом выдавила она. Сомнений не было — Морган слышал ее разговор с Грэмом! Флисс лихорадочно пыталась вспомнить каждое свое слово. Действительно, Грэм спрашивал, куда она положит Моргана. Она ответила — «в комнате для гостей». Морган слышал это.

— Что ж, и на том спасибо.

Была ли это игра воображения, или на самом деле в холодных голубых глазах Моргана промелькнула угроза?

— Пойду оденусь, — объявил Морган, направляясь в ванную. — Я ненадолго, — небрежно бросил он, захлопывая дверь перед носом Флисс.

Флисс глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Черт побери! Какое право имеет Морган вести себя подобным образом? Разве она что-то скрывает? Флисс честна перед ним! В чем ее вина? Неужели в том, что она поверила в его гибель? Он сам в этом виноват — ни разу не дал о себе знать!

Флисс поправила выбившуюся из косы прядь волос и открыла дверь спальни. Никаких следов беспорядка. Она плотно закрыла за собой дверь и спустилась вниз. Все тревоги напрасны, решила она. Ужин готов — осталось дождаться Моргана. Надо надеяться, сегодня уже никто не позвонит.

Морган спустился вниз, когда Флисс заканчивала накрывать маленький столик в гостиной. На первом этаже было две комнаты. Обычно Флисс завтракала и ужинала на кухне. Там была небольшая печурка — камелек, создающий тепло и уют. Однако сегодня Флисс решила подать ужин в гостиной. Она поставила на стол хлебницу и жестом пригласила Моргана садиться.

— Половина наших друзей — точнее, половина твоих друзей, — поправилась Флисс, вспомнив, что почти все они порвали с ней отношения, когда Морган пропал без вести, — теперь в разводе. Правда, кое-кто снова женился. Представляешь, как удобно! Надоела жена — и развод.

— Ты всерьез это говоришь? — холодно спросил Морган.

Флисс почувствовала неловкость. Она верила в святость семейных уз, но стоит ли говорить Моргану об этом?

— Куриный бульон с гренками, — сказала Флисс, стараясь как-то поддерживать разговор. — На гарнир к омлету я поджарила картофельные чипсы.

Морган попробовал бульон и отложил ложку в сторону:

— Достаточно омлета, обойдусь без гарнира. — Он отломил кусочек хлеба. — Не сердись, в последнее время у меня плохой аппетит. Надо было бы предупредить — меня приучили есть только один раз в день.

— Раз в день? — Флисс с ужасом взглянула на мужа и мысленно упрекнула себя, ведь она видела, как сильно Морган похудел!

— Иногда давали бананы или дикие апельсины, — продолжал Морган. — На вид они непривлекательны, зато сладкие.

— Почему же они так плохо кормили? — с сожалением покачала головой Флисс.

Морган подпер голову ладонью и иронично взглянул на Флисс.

— Я сидел за колючей проволокой. Что называется, без затей.

Но это же ужасно! Сообщения о дружбе Моргана с Юлиусом Мдолой сбили ее с толку. Она и представить не могла, каким испытаниям Морган подвергался столько лет.

— Спасибо, очень вкусно, — поблагодарил он.

Флисс подумала — благодарит только из вежливости. Но тут она вспомнила о его болезни, и краска стыда залила ее лицо.

— Извини, Флисс, я отвык от ужинов…

— Не беспокойся, — примирительно сказала она. — Может быть, хочешь чего-нибудь вкусненького? Пожалуйста, вот молоко, — Флисс достала пакет из холодильника. — Пойдем в гостиную?

— Но ты ведь еще не ела, — нахмурился Морган.

— Потом что-нибудь перекушу, — сказала Флисс и налила чашку кофе. — У меня тоже нет аппетита.

Морган устроился на диване, а Флисс села в кресло напротив. Горящий огонь в камине создавал в гостиной уютную атмосферу, но в воздухе витала какая-то напряженность. Присутствие Моргана волновало Флисс. Она не спускала с него глаз. Мучительно размышляя, с чего начать разговор, она не находила ни одного подходящего слова.

— Чем ты занимался все это время? — наконец выдавила она. Морган непонимающе взглянул на нее. Флисс пояснила: — Все эти четыре года. В том месте, где ты был.

— В концлагере? Это место называется Джамара, — спокойно ответил Морган. — Вряд ли ты слышала о нем. Это высоко в горах, в сотнях миль от цивилизации. Мдола обосновался там со своим штабом. Мы находились в самом центре укрепленного района. Так было удобнее держать оборону.

— И ты не пробовал бежать? Морган устало посмотрел на нее:

— Я не герой, Флисс. Мне хотелось остаться в живых.

Флисс пристыженно опустила голову:

— Извини, но ты так мало рассказывал мне о своей жизни в лагере! Четыре года — срок долгий. Как ты проводил время?

— Писал, — пожал плечами Морган.

— Ты писал? — удивленно взглянула на него Флисс. — Что же ты писал?

— Разное… — Морган допил молоко и вытер губы тыльной стороной ладони. — Писал о своей жизни… Думал, пригодится, когда… окажусь на свободе. Если бы я не начал писать, то просто сошел бы с ума. Юлиус это понял и предоставил мне пишущую машинку. Военный трофей из разграбленной школы. Юлиус печатал на ней воззвания и листовки, затем тайно переправлял их в Кантангу. Разрешив мне печатать на машинке, взамен он потребовал, чтобы я печатал его прокламации.

— Ведь Юлиус считался твоим другом?

— Другом? Сильно сказано! Скорее, мы были приятелями, — возразил Морган. — Просто в одно и то же время учились в университете, но друзьями не были. Здоровались при встрече. Должно быть, Юлиусу почему-то запомнилось мое имя. Как бы там ни было, я считался военнопленным. И мне постоянно напоминали об этом.

— Но ведь вы учились в одном университете! Почему же он тебя не отпустил?

— Как видишь, не отпустил… — вздохнул Морган. — Вообще, мы редко с ним виделись. Он был постоянно занят. Не свергни он режим Унгаве, мы так и погибли бы в джунглях.

Флисс содрогнулась от ужаса. Морган подвергался смертельной опасности!

— Может быть, хватит об этом? — решительно заявил Морган. — Я выжил. Теперь надо думать, как жить дальше. Денег нет, и неизвестно, когда будут. Придется устраиваться у родителей.

— Оставайся у меня! — прерывающимся голосом воскликнула Флисс.

Флисс недоумевала — почему она вдруг предложила Моргану остаться у нее? Очевидно, под влиянием сиюминутного чувства — в ней говорило чувство вины. У нее не было никакого желания начать жизнь сначала с Морганом. Она почувствовала себя еще больше виноватой — на сей раз перед Грэмом.

— Остаться у тебя? — Морган произнес эти слова на одном дыхании.

— Конечно, оставайся у меня, — медленно повторила Флисс. Она подошла к окну и задернула занавески. Включила торшер. — Это я виновата, что тебе негде жить.

— А то кто же? Конечно, ты, — насмешливо подтвердил Морган. Флисс заметила — в уголках губ его мелькнула улыбка. — Утро вечера мудренее, Флисс. Я падаю с ног от усталости. Давно пора спать.

Флисс показалось — в этих последних словах прозвучало нечто другое, чем то, что он имел в виду. Она невольно вздрогнула. А что, если Моргану придет в голову заявить о своих супружеских правах?

Морган встал с дивана и выжидающе посмотрел на Флисс.

— Итак, прикажешь отправляться в комнату для гостей? — спросил он, покорно склонив голову.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кровать была удобной и мягкой, за окном тишина. Но Моргану не спалось. Наконец первый бледный луч рассветного солнца пробился сквозь занавески. Морган не привык к тишине провинциального английского городка.

Он до сих пор чувствовал усталость, а вчера так вообще зверски вымотался. Беспокойный короткий сон не освежил его. Морган ощущал слабость во всем теле. Да еще эти мрачные мысли!

Он тяжело вздохнул, взбил подушку кулаком и перевернулся на другой бок. Не давала покоя мысль, что в соседней комнате — Флисс. Одна в уютной, так по-женски обставленной спальне. Занавески в цветочек, розовое атласное покрывало. Вчера Морган не устоял перед искушением заглянуть в ее спальню. Он неуклюже соврал, будто ищет бритву, но это был всего лишь предлог.

Моргану хотелось застать Флисс врасплох. Вдруг отыщется какая-нибудь вещица, принадлежащая Блэнду. Очень хотелось доказать самому себе, а главное, Флисс, что она — лгунья. Невозможно поверить, чтобы этот тип, пастор Блэнд, не затащил ее в постель! Черт побери! Морган вспоминал, как они с Флисс познакомились. Прошло всего несколько часов, а он уже сгорал от нетерпения обладать ею! Так он и поверил, что этот святоша мог упустить столь благоприятный шанс!

В спальне Морган ничего не нашел. Но разве это доказательство? Ведь Флисс официально помолвлена с Грэмом, черт бы его побрал! Какие еще требуются доказательства? Коробка с презервативами или тапочки Блэнда, стыдливо засунутые под кровать?

Там, в лагере, у него время от времени возникало чувство смутной тревоги насчет будущей семейной жизни. Но он отгонял от себя дурные предчувствия. Однако то, что случилось в действительности, не могло присниться даже в кошмарном сне. Депрессия, из-за которой Морган угодил в госпиталь, теперь казалась не такой уж страшной. И все-таки Флисс — его жена. И будь он проклят, если сдастся без боя!

Морган потянулся к часам. Уже четверть седьмого, отметил он про себя. Интересно, в котором часу просыпается Флисс? Сам Морган привык вставать рано. Ни свет ни заря, особенно если считать по западноафриканскому времени.

Отбросив теплое пуховое одеяло, он опустил ноги на пол. На улице уже вовсю сияло солнце, но в комнате было чертовски холодно.

Поеживаясь от холода, Морган встал и, шаркая ногами, подошел к окну. Натянул через голову свитер. Совсем зарос — провел он ладонью по щеке. Все-таки надо купить бритву. Несколько дней назад в Крэйторпе мать даже испугалась, увидев его небритым. С тех пор он окреп и может побриться как следует.

Ночь, проведенная в доме у Флисс, вряд ли способствовала укреплению его нервной системы. Морган с облегчением вздохнул — на улице ни души. За домом никто не наблюдал. Он с наслаждением босиком стоял на мягком ковре. Приятное ощущение домашнего очага. В плену он привык к холоду глинобитного пола.

Под подоконником обогреватель был совершенно холодный. Очевидно, таймер поставлен на семь утра. Пожалуй, стоит спуститься вниз и развести в камине огонь. Вряд ли Флисс будет против — главное, не шуметь, подумал Морган.

В коридоре было еще холоднее. Тепло проникало сюда лишь из спальных комнат. Три двери вели в ванную, комнату для гостей и спальню Флисс.

Искушение было чересчур сильным. Морган решительно взялся за дверную ручку и приоткрыл дверь.

В спальне Флисс солнце сияло сквозь занавески. Розовое атласное покрывало соскользнуло с кровати на пол. Флисс спала под старым шерстяным пледом. Свое пуховое одеяло она отдала мне, растроганно подумал Морган.

Разум приказывал — ни в коем случае нельзя переступать черту. У Моргана нет права входить в ее спальню без приглашения. Он вдруг вспомнил — а как же Грэм? Почему Грэму можно, а ему нельзя? В ту же секунду благие намерения были забыты. Морган на цыпочках приблизился к кровати Флисс.

Она безмятежно спала на боку. Волосы разметались по подушке, губы были полуоткрыты. Морган стоял и любовался ею. Не в силах справиться с собой, он опустился на колени и провел по щеке Флисс дрожащими пальцами.

Флисс открыла глаза и улыбнулась. На мгновение Моргану показалось, что она не узнает его. Разве она стала бы улыбаться ему?

— Морган… — едва слышно произнесла Флисс.

Готовый к вспышке гнева, Морган замер.

— Доброе утро, Флисс, — сказал он, — я тебя разбудил?

— И правильно сделал, — сказала она, проведя кончиком языка по верхней губе. — Ты, наверное, замерз?

— Не беспокойся, — проговорил Морган. Ему приятна была ее забота. — Вот, решил спуститься вниз и разжечь камин. Холодно бродить по дому без пижамы.

— И в самом деле, — сочувственно заметила Флисс. — Но раньше ты любил спать нагишом. — Она отбросила плед.

У Моргана перехватило дыхание. На Флисс была сатиновая ночная рубашка с кружевом на лифе. Он видел бледно-розовую округлость ее груди. Сквозь тонкую ткань обозначались тугие соски.

Морган был ошеломлен, он думал, что уже ни на что не способен как мужчина. Теперь же почувствовал мощный прилив мужской силы, его охватило желание.

В концлагере он был слишком слаб, чтобы думать о сексе, и мысли были заняты совершенно другим. Главное — он остался в живых и у него была крыша над головой. Гораздо позже, когда Морган выздоровел, Мдола разрешил ему свободно перемещаться по территории лагеря, и время от времени он видел женщин. Но у него никогда не возникало желания затащить одну из них на нары. Такой секс его не привлекал. Конечно, ему снились эротические сны. Но сны — это совсем другое дело.

Флисс томно потянулась, закинув руки за голову и коснувшись пальцами спинки кровати. Глаза ее подернула поволока. Боже, как хороша! — восхищенно подумал Морган. Понимает ли Флисс, что она сотворила с ним чудо?

Сомнений не было — Флисс прекрасно все понимала.

Но вчера вечером она так старательно избегала близости. О чем же она думает сейчас?

— Флисс… — призывно произнес Морган. Темные брови Флисс выгнулись дугой, зрачки фиалковых глаз расширились. Почудилось Моргану или так и было на самом деле, но он уловил зов любви. Или Флисс еще не проснулась? Может быть, он принял ее сонную дремоту за чувственность?

— Флисс, — повторил Морган. Его голос охрип от волнения. Он осторожно погладил ее плечо. — Ты не представляешь, как мне тебя не хватает, — пробормотал он едва слышно. — Иногда мне кажется — лучше бы я тогда умер!

Морган боялся, что Флисс оттолкнет его. Ведь она ясно дала понять — между ними все кончено. Морган догадывался, что Флисс не хочет бросать этого типа, пастора Блэнда! Но почему же она так ведет себя сейчас? Даже когда он запустил пальцы в ее волосы и начал гладить шею, она не отшатнулась. Сердце Моргана бешено колотилось. Что изменилось со вчерашнего вечера? — пытался угадать он.

Морган учащенно дышал, ему не хватало воздуха. Какой же я слабак! — с отчаянием подумал он. Не в силах более выносить муку неопределенности, Морган поднялся с колен.

— Пойду разожгу камин, — отрывисто бросил он. Ноги были ватными. Но Флисс быстро приподнялась и взяла его за руку.

— Пожалуйста, не сердись, — нежно попросила она.

— На что? — проговорил Морган с горькой ноткой иронии. — Почему я должен сердиться на тебя?

Рука Флисс безвольно опустилась. В глазах промелькнуло смущение:

— Не пойму, зачем ты…

— Зачем я пришел?! — почти выкрикнул Морган. Флисс отрицательно покачала головой.

— Я не об этом, — облизнула она губы кончиком языка. — Не могу понять, чего ты хочешь.

— Чего я хочу? — насмешливо переспросил Морган. — Не говори только, что не знаешь, чего мужчина хочет от женщины.

Нервы Моргана не выдержали, и он взорвался. Флисс ведет себя будто наивная школьница. Черт побери, он же не раз был с ней в постели! Прежде чем Флисс успела опомниться, он повалил ее на кровать.

— Чего я хочу? — исступленно повторял он. — Я хочу тебя, Флисс! С первой минуты, как я вернулся, я думаю только об этом, — прохрипел он.

— Морган, прекрати!..

Возмущенный протест Флисс был прерван яростным поцелуем. Морган навалился на Флисс всей тяжестью тела. Коленями он прижался к ее бедрам, ртом жадно ловил ее губы. Как же он истосковался по Флисс!

Голова шла кругом при одной мысли о том, что гибкое тело сейчас находится в его власти. Как безумный покрывал он поцелуями ее грудь.

Сердце Флисс бешено колотилось. Морган почувствовал это. От неистовых ласк Моргана Флисс задрожала, и Морган ощутил ее призывный трепет.

У Флисс больше не было сил сопротивляться. Тело выдавало ее тайные желания. Неожиданно для самой себя она вцепилась в свитер Моргана и резко притянула его к себе.

Сладкая дрожь сотрясала все тело Моргана. Он сгорал как в лихорадке и знал, что только Флисс может спасти его от всепожирающего пламени. Неотвязная мысль преследовала его — как долго он сможет выдержать такой невероятный накал чувств?

Флисс уже постанывала от удовольствия, когда Морган ласкал языком ее губы. Наэлектризован— ность ее тела, стоны — все это доводило его до безумия.

Он вспомнил, как несколько лет назад он лишил ее невинности. Но — теперь все было иначе. Они с Флисс стали чужими. Морган старался об этом не думать — он понимал, что подчинил Флисс своей воле. Она отвечала ему взаимностью инстинктивно, а не по велению чувства. Через минуту любовная игра завершится, Флисс придет в себя и возненавидит его.

К черту эти мысли! — разозлился Морган. Флисс по-прежнему его законная жена! Кто осудит его за желание воспользоваться своим правом? Какие могут быть сомнения? Она жаждет его, сознательно или нет, какая разница? Ее податливое тело уступило его натиску.

Рука его медленно заскользила по ее телу. Она не сопротивлялась и лишь содрогнулась всем телом, как только Морган достиг заветной цели. Он почувствовал — ей достаточно ласки, чтобы дойти до высшей степени наслаждения.

В то же мгновение Морган понял — он не сможет дать Флисс то, чего она жаждет. Его охватила паника. На лбу выступил пот, руки похолодели. У меня ничего не получится! Волна возбуждения схлынула, как только он признал свой полный провал.

Это была самая унизительная минута в его жизни. Он сидел на краю постели, уронив голову на руки. Морган ждал от Флисс презрительных слов. Жалкий, ни на что не способный импотент! — казнил он себя.

— Морган, что с тобой? Тебе плохо?

— Пойду приготовлю чай, — сказал он, резко поднявшись на ноги. — Нам обоим это будет на пользу.

— Не уходи! — воскликнула Флисс. — Скажи, что произошло? — с беспокойством повторила она. — Может быть, я повела себя как-то не так?

Морган был в растерянности. Как объяснить свое состояние? Ведь это его вина, он только сейчас осознал последствия своего пребывания в плену. Но он ничего не сказал Флисс. Он просто не мог выглядеть идиотом в ее глазах.

Он не стал ничего объяснять и попытался скрыть свою неудачу под маской гнева.

— Не могу спать с любовницей Блэнда, вот и все! — жестоко бросил он и, не дожидаясь ответа, выбежал из комнаты.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

В палисаднике под окном росли бледно-желтые нарциссы. Дожди с порывистым ветром побили и растрепали бедные растения. Флисс стояла у кухонного окна, разглядывая поникшие цветы.

Вот и я так же себя чувствую, печально думала она. Интересно, что сейчас делает Морган? Вспоминает ли о ней? Она постоянно думает и беспокоится о нем. Прошла уже неделя, как он вернулся на базу в Крэйторпе. С тех пор от него никаких известий.

Флисс собиралась позвонить родителям Моргана и спросить о нем. Но так и не позвонила — начнут интересоваться, почему она не расспросит его самого. Они уверены — у Моргана и Флисс все по-прежнему. Родители Моргана пережили неприятную минуту, прочтя ту гнусную статейку. Правда, Моргану удалось убедить их, что все это — вранье газетчиков.

После того злополучного утра в спальне она чувствовала себя совершенно разбитой и была не в силах выдержать объяснение со свекровью. Слава богу, Морган не стал ничего рассказывать родителям. Напротив, вызвал огонь на себя и защищал Флисс. В то утро Флисс никак не могла сосредоточиться. Все мысли ее были заняты Морганом, она мучилась вопросом, почему он так странно повел себя. Ведь Флисс не хотела отталкивать его. Но они не успели толком поговорить. Ни свет ни заря на пороге появились его родители.

Чем больше она думала о своей последней встрече с Морганом, тем сильнее становилось чувство собственной вины. Вспоминая об этом, Флисс сгорала со стыда и не находила себе оправдания. В то утро она могла бы прогнать Моргана из спальни, но ведь не сделала этого. Конечно, он застиг ее врасплох, оправдывала себя Флисс. Но ведь она сама попросила его остаться. Разве она не понимала, чем все это может кончиться?

Она и представить себе не могла, что Морган так бурно отреагирует. И Флисс совершенно не была готова к столь бурному проявлению страсти. За эти годы она привыкла к спокойному и уравновешенному Грэму. И сейчас корила себя — как она могла позволить себе забыться, оказавшись в объятиях Моргана! Ведь она обручена с Грэмом!

Флисс еле сдерживала слезы. Ее охватили противоречивые чувства. Ведь и Морган обидел ее без всякой причины, повел себя непростительно грубо. Нет, во всем виновата она сама! — продолжала терзать себя Флисс. Сама спровоцировала его. И вот теперь стоит у окна и плачет, сердясь на себя. Может быть, Морган разыграл всю эту сцену с целью проучить ее? Но за что? — недоумевала Флисс.

Она отошла от окна. Морган, наверное, насмехается над ней. И зачем она проявила слабость! Предстала в его глазах такой податливой и доступной. Сама поставила себя в унизительное положение, и Морган, конечно, не замедлил воспользоваться этим.

Однако чужая душа потемки, успокаивала себя Флисс. Ведь Морган не стал злорадствовать и торжествовать победу. Но как знать? Может быть, он просто не успел? Флисс вспомнила, как, сгорая от стыда, она заперлась в ванной. Она слышала, как Морган вернулся наверх с чаем. Постучал в дверь и сказал, что чай в спальне. Флисс не ответила.

В то утро, вспоминала Флисс, она быстро оделась — боялась, что Морган передумает и вернется. Увы, тревога была напрасной! Когда Флисс спустилась в гостиную, в камине уже пылал огонь. Из кухни доносился аромат только что сваренного кофе. Как Флисс ни торопилась, Морган оказался проворнее.

За завтраком Флисс только выпила кофе. Кусок не шел в горло. В доме воцарилась напряженная атмосфера. К счастью, Морган не проронил ни слова об утреннем происшествии. Казалось, разговор об этом Моргану был так же неприятен, как и ей. Так что они оба молодцы! Провели два часа до приезда родителей без взаимных упреков и обвинений.

Свекор со свекровью приехали в четверть десятого. Флисс хлопотала на кухне, когда послышался стук в дверь. У калитки опять толпились репортеры. В окно Флисс видела, как Селия с Джеймсом миновали толпу, не проронив ни слова. Слишком много неприятностей доставила им злополучная фотография!

Морган открыл дверь. Флисс решила вести себя как ни в чем не бывало. Она опасалась за Моргана — как он поведет себя? Однако в глубине души Флисс была уверена, что он не допустит ее унижения.

Это была одна из самых неприятных минут в ее жизни. Флисс сделала героическое усилие и вышла навстречу гостям. В эту минуту ей было все равно, как Морган выкрутится из создавшегося положения и что он скажет своим родителям о Грэме. Теперь это не имело ровным счетом никакого значения! Глаза свекрови были холодны как лед. Селия злопамятна, и у нее не вымолить прощения. Ведь Морган — ее единственный сын!

— Здравствуй, золотко мое, — с деланной улыбкой приветствовала она невестку. При этом в голосе ее не было и следа обычной для Селии сердечности. — Ты все еще здесь? — удивленно спросила она сына. — А я думала, ты уже уехал.

— Помолчи, Селия! — с укоризной сказал свекор, нарочито громко чмокнув Флисс. — Не сердись на нас, Флисс. Мы понимаем, как тебе было одиноко все эти годы!

Флисс улыбнулась через силу. Она ощущала на себе пристальный взгляд Моргана.

— Все это выдумки газетчиков, мама, — поспешил он успокоить мать. — Всегда сделают из мухи слона.

— Фелисити, а как же твоя помолвка? — осведомилась Селия. — Почему мы узнаем обо всем последними?

У Флисс запершило в горле.

— Все было не так, как пишут в газетах… — нерешительно начала она.

На помощь пришел Морган.

— Понимаешь, мама, они были просто друзьями, — объяснил он. — Грэм помог Флисс. Она нуждалась в моральной поддержке. Нельзя винить человека за помощь ближнему.

Флисс перевела дух. Она встретилась глазами с Морганом и поняла, что он не верит собственным словам.

— Ну и слава богу! — Очевидно, слова Моргана убедили Селию. — Я видела этого пастора. Фелисити познакомила нас несколько месяцев назад. Он совсем не пара нашей Фелисити!

— Не пара? Почему же? — спросил Морган.

— Как тебе объяснить… — продолжала Селия, не обращая внимания на неодобрительные взгляды Джеймса. — Какой-то толстяк и зануда. Полная противоположность тебе, Морган.

— И вовсе он не толстяк! — не выдержала Флисс. — Конечно, немного полноват для своего возраста. Миссис Арнольд закормила его пудингами!

— Так пусть не ест пудинги, — заявила Селия со свойственной ей безапелляционностью. — Ах, к чему эти споры! Ты же не станешь отрицать — он очень скучный человек.

— Совсем не скучный! — вырвалось у Флисс. — Он так много сделал для меня! Я отношусь к нему с большой симпатией.

— Ну, как знаешь… — проворчала свекровь.

— Прекрати, Селия! Наш сын прав, — оборвал ее Джеймс. Было заметно, что он сердится на жену. — Тебе повезло, Флисс, — обратился он к невестке, — пастор весьма достойный человек.

Морган криво усмехнулся. Флисс понимала — в глубине души он разделяет мнение своей матери. Но Морган не стал спорить с отцом. Он даже попросил Флисс сварить кофе. Когда она вернулась в гостиную, семья Райкеров обсуждала дальнейшие планы на жизнь.

Было решено, что некоторое время Морган проведет в госпитале. Скорее всего, на этом настоял он сам. Наверное, он хотел дать время Флисс подумать о том, как жить дальше. Морган попросил родителей подбросить его до Лондона, а оттуда он сам доберется до госпиталя в Крэйторпе.

Интересно, о чем они говорили по дороге в Лондон? — подумала Флисс. Часы в гостиной показывали половину девятого. Через полчаса занятия в школе.

Телефон зазвонил, когда Флисс была уже у двери. Она нервно схватила трубку. На другом конце провода был Грэм.

— Это ты, Флисс? — не узнал он ее голоса. — У тебя найдется минута поговорить со мной?

— Ты спрашиваешь, одна ли я? — догадалась Флисс. — Да, одна.

Всю неделю Флисс пыталась созвониться с Грэмом. Но не заставала его дома.

— Одна? Вот и прекрасно.

— Боюсь опоздать в школу. У нас всего пять минут, — выпалила Флисс. — Весь вечер я ждала твоего звонка. Почему ты не позвонил?

— Не успел, — поспешно ответил Грэм. Флисс сомневалась, что он говорит правду. Раньше у Грэма всегда находилась свободная минута для нее.

— Что-то срочное?

Она, как никогда, нуждалась в поддержке Грэма. Ей так хотелось, чтобы он утешил ее. Сказал бы: ты, Флисс, ни в чем не виновата.

— Вчера мне было так одиноко, — призналась Флисс. — Очень соскучилась по тебе. Встретимся после уроков?

— Не знаю, Флисс, я так занят…

— Не знаешь? — Как ни старалась Флисс скрыть обиду, но дрогнувший голос выдал ее. — Я одна, Морган давно уехал! Я же говорила тебе в прошлое воскресенье! В церкви, помнишь?

— Конечно, помню, но…

— Что значит «но»? Газетчиков у дома тоже нет. Морган в Крэйторпе — наверное, все репортеры и папарацци уже давно там. — Флисс выдержала многозначительную паузу: — Морган никогда не вернется в Уиттерсли!

— Ты уверена? — медленно произнес Грэм. — Моргану известно о наших отношениях? Ты объяснила, насколько мы близки? Он согласен на развод?

— Об этом мы еще не говорили, — призналась Флисс. В самом деле, как отнесется к разводу Морган? — Думаю, он понимает — наши отношения не могут больше продолжаться, — сказала Флисс, а про себя усомнилась: понимает ли? — В пятницу он ночевал в комнате для гостей, — продолжала Флисс. — А в субботу утром… — Неприятное воспоминание вдруг обожгло ее, и она умолкла.

— Разумеется, в комнате для гостей, я и не сомневался, — с облегчением сказал Грэм. Но Флисс не поверила ему. Наверное, у него возникли какие-то подозрения. Что ж, он прав. На его месте Флисс тоже стала бы сомневаться. Ведь она сама не была уверена в своем постоянстве.

— Итак, как насчет сегодняшнего вечера? — продолжала настаивать Флисс. Краем глаза она глянула на часы. Пора бежать на работу. Но встреча с Грэмом так важна для нее. Почему он боится встретиться? Почему они не могут увидеться как друзья?

— Сегодня вряд ли получится, — извиняющимся тоном сказал он. — Обещал отвезти миссис Арнольд к ее сестре в Бентбридж. Конечно, больше всего на свете хотелось бы увидеть тебя. Но, посуди сама, разве это разумно?

— Наплевать, разумно это или нет! — воскликнула Флисс, едва не расплакавшись. Она понимала, что ее желание увидеть Грэма эгоистично. Но Флисс совсем запуталась в своих проблемах. Ей нужен был друг и советчик. В сложных ситуациях она привыкла полагаться на Грэма.

— Право, не знаю, как быть… — колебался Грэм. — Хорошо, давай встретимся, — уступил он ее натиску, и Флисс почувствовала облегчение. — Увы, я не смогу подъехать к зданию школы. Сама понимаешь — пойдут сплетни. Лучше поступим так — я стану прогуливаться у ворот. Пусть все выглядит как случайная встреча.

— Случайная встреча? — засомневалась Флисс. Но у нее уже не было времени на споры. — Хорошо, — согласилась она. — Я выйду в три пятнадцать. Не опаздывай.

— Не опоздаю.

— Договорились. Жду тебя с нетерпением. Ну, мне пора!


Флисс не могла дождаться, когда прозвенит звонок. Увы, как только кончился урок, заведующая пригласила ее в свой кабинет. Миссис Бакстон любила говорить долго и подробно. Флисс ломала голову — о чем она собралась беседовать с ней?

— Садитесь, Фелисити, — пригласила начальница.

Знала бы она, что Флисс больше всего хочется вскочить и убежать. У нее в голове было лишь одно — Грэм не станет ждать ее. Он боится, как бы не пострадала его репутация.

Флисс примостилась на краешке стула. Она с тревогой смотрела, как миссис Бакстон усаживается в кресле и долго шуршит какими-то бумагами.

— Нам нужно побеседовать, — любезно сказала начальница. — Нет, не о работе, — добавила она. — Вашей работой мы вполне довольны.

Флисс была приятны эти слова. Но скорей бы уж миссис Бакстон переходила к делу. На часах уже было пятнадцать минут четвертого! Грэм может подумать, что Флисс ушла, не дождавшись его.

— Речь идет о возвращении вашего мужа, — объяснила заведующая. Она отложила бумаги в сторону и повертела в руках карандаш. — Я посоветовалась с членами педсовета, и мы решили, что вас следует наградить. Предоставить вам, как бы это назвать? Ну, скажем, так — оплачиваемый отпуск.

— О-пла-чи-ваемый отпуск? — чуть заикаясь, повторила Флисс.

Миссис Бакстон кивнула в знак согласия.

— Увы, это самое большее, что мы в состоянии сделать для вас. В утренних газетах сообщалось — правительство Ньянды намерено наградить вашего мужа по случаю празднования Миллениума. Не сомневаюсь, обстоятельства вам известны гораздо лучше, чем нам. Мы все очень рады за вас!

— Спасибо! — рассеянно поблагодарила Флисс.

Какая награда? О какой награде идет речь? — недоумевала она.

— Не стоит благодарности, — дружески продолжала миссис Бакстон, — понимаю, как вы потрясены внезапным возвращением мужа. Вам есть о чем поговорить. Надеемся, после отдыха вы посодействуете нам и пригласите его выступить перед коллективом школы.

Ах, вот оно что! Флисс начала понимать — она здесь ни при чем. Педсовет полагает, что Морган создаст школе неплохую рекламу.

— Право, не знаю… — начала Флисс.

Заметив ее растерянность, миссис Бакстон быстро сказала:

— Не отвечайте сразу. Понимаю, вам нужно время, чтобы все обдумать. Побыть наедине, это так важно! Мы разделяем вашу радость по поводу возвращения супруга.

Побыть наедине! Она живо представила, как вытянулось бы лицо миссис Бакстон, узнай она как обстоят дела в действительности. Морган уехал, и она ничего о нем не знает.

Флисс пробормотала «спасибо» и поспешно попрощалась, надеясь, что Грэм еще не ушел.

— До завтра! — сказала миссис Бакстон. Флисс с трудом изобразила вежливую улыбку и устремилась к двери. Пробегая по коридору, она подумала — все-таки надо читать утренние газеты. Оказывается, Морган должен получить награду! Всем это известно, кроме Флисс!

Школьный двор был пуст. На противоположной стороне улицы прогуливался под руку с одной из прихожанок Грэм.

Торопливым шагом Флисс пересекла школьный двор. Дул довольно сильный ветер, но уже ощущалось приближение весны.

Грэм заметил ее издали. Флисс замедлила шаг. Грэм попытался вежливо распрощаться с прихожанкой. Увы, женщина была настырной. Она желала подробно рассказать пастору о чем-то важном.

Флисс свернула на центральную улицу и медленно пошла по направлению к своему дому, который находился в самом конце улицы, рядом с церковным двором. Пройдя несколько шагов, Флисс сообразила — было бы лучше пойти в сторону магазинов.

Впрочем, необходимость в этих маневрах уже отпала. Флисс слышала за спиной тяжелую одышку Грэма. Он совсем запыхался, догоняя ее. Флисс дала себе слово — в ближайшее время обязательно переговорить с миссис Арнольд насчет излишне обильной и калорийной пищи, которой она пичкает Грэма.

— Я уже подумал, что ты избегаешь меня, — выпалил Грэм, слегка отдышавшись. Флисс почувствовала раздражение.

— Ничего подобного, — коротко ответила она. — Меня вызвала миссис Бакстон. Педсовет решил предоставить мне оплачиваемый отпуск.

— Я знаю! — кивнул Грэм.

— Откуда? — перехватило дыхание у Флисс.

— Вопрос обсуждался во вторник, на заседании педсовета, — сказал Грэм. — Я не стал возражать, чтобы не привлекать к себе внимание.

— Разумеется, ты не грешишь нескромностью, — горько посетовала Флисс. И тут же пожалела, увидев, что Грэм обиделся. — Прости, пожалуйста. Мне надоели все эти разговоры о Моргане. Разве кому-нибудь объяснишь, что провел здесь несколько часов и уехал? Грэм немного повеселел:

— Можно объяснить всем — Морган решил пожить у родителей. Люди поймут. Даже бесчувственный чурбан поймет — возобновить супружеские отношения и жить под одной крышей вам сейчас нелегко. Ты ведь сама говорила, что мы с тобой знакомы дольше, чем ты прожила с Морганом.

— Да, ты прав! — откликнулась Флисс без всякого энтузиазма. Одна мысль не давала ей покоя — Морган, уезжая в субботу вместе с родителями, не сказал ничего определенного. До тех пор пока он не начнет жить самостоятельно, не найдет работу и не купит или не снимет дом, Флисс не может чувствовать себя свободной. Но, не желая огорчать Грэма, она промолчала. — Знаешь, правительство Ньянды решило наградить Моргана?

— Да, так называемой медалью Тысячелетия! — пренебрежительно отозвался Грэм. — Я читал об этом в прессе. Забавно, как правители любят прославлять свои деяния. Подумать только! Мдола — президент! Еще пару месяцев назад отсиживался в джунглях.

— Не думаю, что Морган добивался этой награды, — твердо сказала Флисс. Она чувствовала — нельзя позволять Грэму насмехаться над ее мужем. — Морган — человек скромный и не любит рассказывать о себе. Из него слова не вытянешь.

— Что ж, охотно верю тебе. Пойми — я не собирался критиковать твоего мужа. Я имел в виду свежеиспеченного президента Мдолу. Что ни говори, он всего лишь очередной мелкий диктатор. Голова у него пошла кругом!

— Но ведь он организовал демократические выборы, — напомнила Флисс.

— Демократические выборы! — Грэм явно был настроен скептически. — Хотелось бы знать, как долго протянет эта новоявленная демократия!

— Столько, сколько потребуется, — с сарказмом произнес чей-то голос позади них. У Флисс перехватило дыхание. Она обернулась. Перед ними был Морган.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Трудно сказать, кто больше был потрясен — Флисс или Грэм. Менее всего они ожидали встретить Моргана. Обычно он всегда вел себя разумно. Однако в трудной ситуации от него можно было ожидать чего угодно. Морган — не тот человек, который привык сдаваться без боя.

Со времени их последней встречи Морган изменился. Волосы немного отросли, и легкая седина оттеняла загорелое лицо. Он был гладко выбрит. В деловом костюме и длинном черном пальто Морган выглядел намного импозантнее, чем в свитере и потертых джинсах. Он вообще хорошо выглядит, отметила Флисс. Морган — весьма привлекательный мужчина! От этой мысли Флисс испытала сильное волнение.

— Кажется, вас зовут Грэм Блэнд, — предположил Морган, протягивая руку спутнику Флисс. — Извините — ваше преподобие Грэм Блэнд! — Мужчины обменялись рукопожатием. — Премного вам благодарен за хлопоты о жене в мое отсутствие! — с преувеличенной учтивостью продолжал он.

Флисс сгорала от стыда. Ей хотелось провалиться сквозь землю.

— Это не было мне в тягость, — пробормотал Грэм.

— Не сомневаюсь, — невозмутимо продолжал Морган. — Итак, вы идете домой к Флисс?

— Вы ошибаетесь, — решительно ответил Грэм. Как он взволнован! — подумала Флисс. Раньше ей всегда казалось, что белый пасторский воротничок Грэму к лицу. Он даже как-то облагораживал его. Но сейчас у Флисс возникло ощущение, что Грэм задыхается в нем. Толстые щеки надулись и побагровели.

— Мы встретились совершенно случайно, — продолжал Грэм. — У Флисс закончились уроки, а я… я просто проходил мимо. Шел домой. Миссис Арнольд ждет меня к чаю.

— Какая досада!

Все трое стояли теперь у дома Флисс. Она взялась за щеколду.

— А мне хотелось бы подробнее узнать, что вы думаете о ситуации в Ньянде, — любезно продолжал Морган. — Всегда интересно мнение людей вашего звания.

— В самом деле? — закашлялся Грэм.

Флисс едва не расплакалась. Неужели Грэм не замечает, что Морган издевается над ним? Толкнув калитку, Флисс медленно пошла по дорожке в сторону дома.

— До свидания, Флисс, — раздалось у нее за спиной. Флисс неохотно помахала рукой Грэму. Морган догнал ее и взял под локоть.

Представляю, каково сейчас Грэму! — мелькнуло в голове у Флисс. Не далее как сегодня утром она сказала ему, что с Морганом все кончено, он никогда не появится в Уиттерсли. Ну и что из того? Сказала, что думала, оправдывала себя Флисс. Она действительно не собиралась встречаться с Морганом до развода. Однако новый сюрприз, преподнесенный ее мужем, показывает — до развода еще очень далеко!

Придется пригласить Моргана домой, не разговаривать же с ним на улице! Флисс отперла дверь и вошла в дом. Морган последовал за ней. Но Флисс решила, что на этот раз она не позволит Моргану играть на ее нервах.

— Кажется, ты не особенно рада видеть меня. Понимаю, появился в самый неподходящий момент! Вижу, вы не теряли времени даром. Надо полагать, продолжали ваши дружеские отношения, — съязвил Морган.

При этих словах Флисс резко обернулась. Краска гнева залила ее щеки. Но, вспомнив данное себе слово, Флисс взяла себя в руки.

— У нас нет никаких отношений, — холодно ответила она. — И нам нечего продолжать!

— Тебе виднее…

— Представь себе! — парировала Флисс, уязвленная подозрительностью Моргана. — Ты за этим приехал? Уличать меня во лжи?

— Нет, не за этим, — ответил Морган. — Приехал, чтобы сказать, что нашел работу.

— Нашел работу? — удивленно посмотрела на него Флисс. — В Крэйторпе?

— Нет, в Крэйторп я больше не вернусь, — ответил Морган. — Поживу пока что у приятеля.

— У какого приятеля? — у Флисс екнуло сердце. — Кого ты имеешь в виду? — На ум приходили почему-то только имена знакомых женского пола. Неужели он имеет в виду Черил Льюис? Кстати, еще до развода с Дагом та проявляла усиленное внимание к Моргану.

— Какое это имеет значение? — спросил Морган. — Главное, что я уже в Лондоне. Нет смысла возвращаться в Крэйторп. Врачи сделали все, что могли.

— Что же, рада за тебя. Кстати, какую работу ты нашел?

— Помнишь, я говорил, что в плену вел дневник? Так вот — Джерри Грант проявил к нему интерес. Предложил на основе этого дневника написать книгу. По его мнению, книга обречена на успех!

— Сам Джерри Грант! — Флисс была удивлена. Когда Морган пытался продать свою первую книгу, этот знаменитый издатель отверг рукопись с порога.

— Я тоже удивлен, — продолжал Морган, — но сейчас удивлю тебя еще больше! Представляешь, он сам позвонил, когда прочитал обо мне в газетах. Я сказал, что все эти годы вел дневник. Он буквально вцепился в меня. Предлагает заключить договор!

— Это же замечательно! — воскликнула Флисс.

— Что-то ты не выглядишь счастливой.

— Что ты, я рада! Как же Джерри Грант разыскал тебя?

— Позвонил в Крэйторп. Там дали номер моего телефона, — объяснил Морган. — Я должен постоянно сообщать врачам, где нахожусь. Это одно из условий, на которых меня отпустили.

— А какие еще условия? — нахмурилась Флисс.

— Ничего особенного, — пожал плечами Морган. — Правильно питаться, рано ложиться спать и избегать алкоголя. За исключением особых случаев… — усмехнулся Морган. Флисс догадалась, какие «особые случаи» он имеет в виду. — Постараюсь выполнять все рекомендации.

— Не сомневаюсь, ты справишься! Где ты решил поселиться?

— Вряд ли в нашем старом доме. — Моргана, похоже, забавляли ее расспросы. Он понимал, что это любопытство неспроста. Флисс же никак не могла понять, отчего Морган держит себя так самоуверенно. — Так и быть, раскрою секрет. Недавно подыскал одну маленькую квартиру.

— В центре Лондона?

Разве она не имеет права поинтересоваться, где решил поселиться ее муж и сколько стоит квартира?

— Нет, не в центре, — ответил Морган. — Мне не хочется жить в большом городе. Лучше найти уголок потише.

— Конечно, ты прав, — поддержала его Флисс.

Флисс не могла взять в толк, почему Морган избегает прямого ответа. В сущности, он не ответил ни на один из ее вопросов. Видимо, он полагал, что ее не касаются его дела. Но в таком случае Флисс не понимала, с какой целью он вообще появился.

Мысль о том, что дальше собирается делать Морган, не давала ей покоя. Судя по его поведению, он догадался, что в то субботнее утро пробудил в ней скрытые желания. Стыдно вспомнить, как глупо она повела себя в постели. Напрасно Флисс убеждала себя, что это была всего лишь минутная слабость. Неужели Морган возбуждает ее как женщину? Если это так, то она пропала. Она игрушка в его руках.

Войдя в кухню, Флисс поставила чайник на плиту. Подошла к окну и принялась разглядывать нарциссы. В дверном проеме появился Морган.

— Чем ты тут занимаешься? — поинтересовался он.

Прислонившись к косяку двери, он задумчиво изучал отражение Флисс в оконном стекле. Интересно, что бы он сказал, ответь ему Флисс со всей откровенностью: «Прячусь от тебя!»

Увидев Моргана, она опять вспомнила его страстные объятия в то субботнее утро и попыталась отогнать эти чувственные воспоминания, но безуспешно.

— Тебе все еще интересно, где я буду жить? — спросил Морган.

— Нет, уже неинтересно, — отрезала Флисс. Она решила не подыгрывать Моргану. — Так ты будешь пить чай или нет?

— Ты почему-то сердишься на меня. — мягко сказал он. — А я-то думал, тебе приятно будет узнать, что моя жизнь понемногу налаживается.

Ах, если бы дело было только б этом… — подумала Флисс. Она взглянула на Моргана. Пальцы ее невольно сжались в кулаки.

— Почему ты решил, что мне интересны твои планы? — спросила она, заложив руки за спину.

— Ты же сама засыпала меня вопросами! — объяснил он, приняв невозмутимый вид. — Признайся, Флисс. Ты недовольна, что я не приполз к тебе с поджатым хвостом.

— Не преувеличивай!

— Я угадал?

— Нет, не угадал… Вообще не понимаю, зачем ты приехал? Вспомни, как ты обошелся со мной в прошлый раз. Я думала — между нами все кончено.

— Все кончено? — прищурился Морган, пристально глядя в глаза Флисс. Она изо всех сил старалась сохранить самообладание. Но сердце бешено билось. Слишком чувственным был оценивающий взгляд Моргана. — Что ж, может быть, ты и права.

— Тогда зачем ты приехал?..

— Хотел передать тебе кое-что, — внезапно сменил тему разговора Морган. Казалось, он тоже ощутил возникшее между ними чувственное влечение. Он засунул руку во внутренний карман пиджака и вытащил конверт.

— Вот, это тебе.

Флисс нехотя взяла письмо и заглянула внутрь.

Скорее всего, какое-нибудь официальное сообщение. Например, уведомление о присуждении награды Моргану. Но какое это имеет отношение к ней? А вдруг это заявление о разводе? От волнения у Флисс пересохло в горле.

В конверте лежал банковский чек.

Флисс подумала, что произошла ошибка. Морган что-то перепутал и вручил ей конверт, предназначавшийся другому человеку. Впрочем, это не важно. Главное — откуда у Моргана такая огромная сумма? Флисс прочитала свое имя на чеке. Во рту появился неприятный металлический привкус.

— Как прикажешь это понимать?

— Это чек. Можешь отнести его в банк, — уточнил Морган.

— Сама вижу, что чек, — подозрительно посмотрела она па Моргана. — Но что все это значит?

— Это твои деньги, — решительно ответил Морган. На сей раз он был предельно точен. — Мало? Мне казалось, что достаточно щедро с моей стороны.

— Какой же ты негодяй!

Ничего более унизительного Морган не мог придумать!

Флисс бросила чек ему в лицо. Бумажка была слишком легкой и, покружив в воздухе, медленно опустилась на ковер, не долетев до цели. Морган нагнулся, чтобы поднять чек. Флисс едва преодолела искушение ударить его кулаком по голове.

— Флисс, зачем ты так?..

Этот жалобный вопрос был последней каплей, переполнившей чашу терпения Флисс.

— Вон отсюда! — закричала она. — Убирайся отсюда со своими грязными деньгами!

— Как ты можешь, Флисс… — оторопел Морган. — Какая муха тебя укусила?

— Ты не понимаешь? — Губы Флисс мелко дрожали. — Ты сильно изменился. Но я не представляла, до какой степени! Ты живешь по законам джунглей!

— По законам джунглей? — недоумевал Морган. Флисс с удовлетворением отметила — теперь она бьет противника его же оружием. — Что ты вообще знаешь о джунглях? — резко спросил он. — Впрочем, если тебе хочется оскорблять меня, валяй!

— Я все сказала. Уходи! — сухо приказала Флисс. Морган не шелохнулся. Нервы Флисс наконец сдали. — Уходи немедленно! — закричала она и ринулась в гостиную.

Морган отшатнулся, пропуская ее. Затем последовал за ней и загородил входную дверь. Пути к отступлению были отрезаны. Хотя он был болезненно худ, но двигался по-прежнему быстро и проворно. От такого не убежишь!

Мне нечего бояться, уговаривала себя Флисс. Она не могла забыть, что в прошлый раз именно по ее вине Морган потерял контроль над собой. Как ни неприятно было сознавать это, но такова была правда.

— Ты собрался уходить? — спросила Флисс, пытаясь скрыть испуг.

— Пока нет, — вежливо ответил Морган, но в глазах его вспыхнул опасный огонек. — Жду, когда ты объяснишь мне, что случилось. В чем я провинился перед тобой? Почему ты решила, что я предлагаю деньги из каких— то низменных побуждений?

— Ну что ж, постой тут. А я пойду в ванную, — объявила Флисс, отказываясь поддерживать разговор. Лучше переждать в ванной, пока он уйдет, решила она.

Морган недоуменно пожал плечами. Флисс с независимым видом стала подниматься по лестнице. Морган не шелохнулся. Пальто расстегнуто, руки небрежно засунуты в карманы. Всем видом своим он показывал, что на Флисс ему наплевать. Ей стало не по себе. Как будто совершенно чужой, посторонний мужчина вторгся в ее жилище.

Главное — не нервничать и сохранять спокойствие. Флисс решительно, не останавливаясь, поднялась по лестнице. Вошла в ванную комнату. На душе скребли кошки. Неужели он приехал только для того, чтобы оскорбить ее? Чего, собственно, он добивается?

Ответ очевиден. Он вернулся, чтобы окончательно унизить ее. Неужели Морган решил, что Флисс готова стать его содержанкой? Слезы брызнули из ее глаз. Неужели Морган и в самом деле думает, что достаточно помахать чеком и она сама прыгнет к нему в постель? Или она производит впечатление легкодоступной женщины?

Флисс разрыдалась. Пусть Морган думает что угодно. У нее есть Грэм. И они любят друг друга. В отличие от Моргана, Грэм не способен на такую низость!

Подняв глаза, она увидела в зеркале отражение Моргана. Он бесшумно поднялся по лестнице и встал в дверях, изучающе глядя на Флисс.

— А я думал, ты уже под душем.

У Флисс перехватило дыхание. Так вот оно что! Морган пришел посмотреть на нее голую. Но ведь Флисс, кажется, ясно дала понять ему — о близости между ними не может быть и речи.

— Имею право принимать ванну, когда захочется, — холодно сказала Флисс. — Зачем ты сюда явился?

— Я все-таки объясню, что это за чек. Сначала сделаю это, а потом можно и уезжать.

От неожиданности Флисс растерялась:

— Можешь ничего не объяснять.

— Все же позволь мне сказать. — Морган отошел от двери. — Кажется, я понял, отчего ты взорвалась. Судя по всему, ты решила, что я один из тех подлецов, которые платят за удовольствие женщинам.

— Быстро же ты раскаялся, — презрительно сказала она. — Теперь ты будешь извиняться, что так по-свински поступил со мной в прошлую субботу.

— Вполне возможно, — пожал плечами Морган. Флисс повернулась лицом к Моргану. Все-таки неудобно разговаривать с человеком, когда он стоит у тебя за спиной.

— Признайся — ты нарочно унизил меня. Хотел показать, что имеешь надо мной власть.

— Это ты все выдумала, — прервал ее тираду Морган, но голос его при этом дрогнул. — Ну что ж, будь по-твоему — власть так власть. Но не только ты была унижена. Я тоже испытал унижение.

— Ты? Неправда! — не верила своим ушам Флисс.

— Да, я тоже. — Морган вышел из ванной и сел на кровать. В открытую дверь Флисс видела — лицо его внезапно побледнело. — Видишь ли — я уже не тот герой-любовник, каким был раньше.

— Что за глупые шутки!

— Да какие тут могут быть шутки? Не хочется повторяться, но лагерь совсем не похож на курорт.

— И что из того?..

— То есть как — что из того? — криво усмехнулся Морган. — У меня не было женщины целых четыре года. Возможно, я попросту отвык…

— Все равно не понимаю — при чем здесь чек? — резко спросила она. — Я устала. Пожалуйста, уходи.

Морган прилег на кровать и вытащил из кармана чек.

— Пожалуйста, прочитай внимательнее, — сказал он, протягивая радужную бумажку. — Взгляни на сумму. Она тебе ни о чем не напоминает?

Флисс вышла из ванной и неохотно взяла чек в руки.

— Нет, ни о чем, — ответила она.

— И тем не менее постарайся вспомнить, — попросил Морган. — Это аванс, который издательство Блэйка заплатило за мою первую книгу.

Флисс была ошеломлена.

— Не могу поверить! — воскликнула она. Только сейчас она обратила внимание на подпись. Внизу мелким шрифтом было набрано имя издателя — «Блэйк». — Морган, не может быть!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Выражение лица Моргана чуть смягчилось.

— Будем считать, что я оправдан?

Флисс растерянно покачала головой. Она не могла вымолвить ни слова. Наконец, собравшись с силами, беспомощно произнесла:

— Почему же ты сразу мне не сказал?

— Я пытался это сделать, — сухо напомнил Морган.

— Прости меня, — виновато вздохнула Флисс. Она присела на кровать и добавила: — Я не могу принять эти деньги. Они принадлежат тебе.

— Нет, это твои деньги, — мягко возразил Морган. — Вчера утром я виделся с Блэйком. Он признался, что заставил тебя возвратить аванс. Ведь именно поэтому ты продала машину. И наш дом. А я-то думал, что тебе стал неприятен дом, где мы жили вместе. Почему ты мне ничего не рассказала?

— О чем? — печально ответила Флисс. — Я же не знала, что у Блэйка проснется совесть и он вернет деньги.

— Нет, совесть у него не проснулась, — с усмешкой объяснил Морган. — У Блэйка нет ни совести, ни сердца. Он бизнесмен. Просто хочет заработать на моей книге. Ему наплевать и на меня, и на Ньянду. Главное, что книга принесет ему огромный доход.

— Какой ужасный тип этот Блэйк! — воскликнула Флисс.

— Но за это он получает деньги! Сам живет припеваючи и дает жить другим. Блэйк расплатился за мою первую книгу, а Джерри Грант дал мне аванс за новую. Так что теперь я хорошо обеспечен, — улыбнулся Морган.

— Я рада за тебя!

— Приятно слышать.

— Я и раньше желала тебе только добра.

— В самом деле? — пожал плечами Морган. Но Флисс видела, что он больше не иронизирует. — Мне совсем не хотелось тебя оскорбить, — заключил он.

Флисс молча кивнула в ответ.

— Как ты себя чувствуешь?

— Тебе это важно?

— Да, мне это важно, — подтвердила Флисс. — Что ты сказал своим родителям? С тех пор как ты уехал, я ничего не слышала о них.

Морган нахмурился.

— Они были расстроены, — неохотно признался он. — Ведь я поехал вместе с ними, и они догадались — между нами что-то не так.

У Флисс стало отвратительно на душе:

— Что они подумают обо мне?

— Какое это имеет значение теперь? — прервал ее Морган. — Им лучше знать правду — ведь мы не собираемся больше жить вместе… Родители подвезли меня до Лондона. Ты помнишь Пола Джайлза? Это он позвонил мне в Крэйторп. Я поселился у него. Конечно, временно. Он знает, что ты в Уиттерсли. Передает тебе привет.

— Спасибо.

У Флисс отлегло от сердца. Теперь она знает, у кого остановился Морган. Правда, бывший босс Моргана и его супруга ей не были симпатичны. Но теперь это не имело значения. Главное — у Моргана нет другой женщины!

Интересно, почему это открытие так обрадовало ее?

— Все это время я беспокоилась о тебе, — призналась она. — Ведь я не знала, где ты и что делаешь. Не знала, кого спросить.

— Могла бы позвонить моим родителям. Они не такие черствые, как ты думаешь. Могла бы пожаловаться, что их сын импотент. У Флисс перехватило дыхание:

— Ты не импотент! Морган прищурился:

— Разве тебе не все равно?

— Не говори глупостей, — сказала она сердито. Увидев, что лицо Моргана помрачнело, Флисс добавила: — Конечно же, мне это не все равно.

— Позволь узнать, почему?

— Что значит «почему»? — Флисс ощутила внезапную сухость во рту. — Странный вопрос.

— Напротив, искренний вопрос, — решительно возразил Морган. Он сел на кровати. — Почему бы нам не поговорить откровенно?

— Хочешь откровенности? Пожалуйста, — скрепя сердце согласилась Флисс. — Скажи… кто внушил тебе подобную мысль?

— Ты же сама и внушила, — сообщил Морган. Он провел рукой по затылку. Волосы уже немного отросли. Флисс заметила этот невольный жест и подумала, что скоро волосы у него будут такими же густыми, как прежде. — А почему ты думаешь, что я не… — Морган осекся, но Флисс поняла, что он имеет в виду.

Она с недоверием взглянула на Моргана.

— Ты же сам говорил — не хочу спать с любовницей Грэма…

— Извини, я прекрасно помню, что говорил, — резко перебил ее Морган. — На самом деле я просто боялся… Поэтому обвинил тебя.

Флисс не могла поверить своим ушам.

— Это неправда, — нерешительно сказала она.

— Будь по-твоему, — сказал он, теребя угол матраса. — Главное, что я действительно стал импотентом.

— Не говори ерунды!

Морган хотел встать и уйти, но Флисс удержала его:

— Морган, ты не можешь просто так убежать. Скажи мне, ради бога, что с тобой стряслось?

— Ничего со мной не стряслось, — возразил Морган.

— Значит, все в порядке. Скорее всего… — помедлила Флисс, — все это на нервной почве.

— Скорее всего, так и есть, — согласился Морган, тяжело вздохнув. — Короче, это мои заботы.

Флисс хотелось бы думать, что это так. Однако она внезапно ощутила ответственность за Моргана. Ведь он по-прежнему ее муж. Он не виноват, что его объявили погибшим, а она нашла себе другого…

Мысль о Грэме отрезвила ее. Он наверняка осудил бы ее. Но, несмотря на обет верности, данный Грэму во время помолвки, она не может бросить Моргана! Флисс воспринимала его боль как собственную.

— Никакой ты не импотент, — мягко сказала Флисс, беря руку Моргана в свои ладони. — Я знаю это.

— Откуда тебе знать? — Морган недоверчиво взглянул на нее.

Усилием воли она заставила себя сказать:

— Уж поверь мне, я знаю. — Флисс почувствовала, как холодны пальцы Моргана. — Ты забыл — я это знаю по опыту.

— Ты, как всегда, преувеличиваешь! — попробовал отшутиться Морган. — Не забывай, ведь уже целых четыре года, как мы с тобой не были вместе. — Он осторожно высвободил свою руку из ее ладоней и поднялся. — Во всяком случае, спасибо за поддержку.

Флисс растерянно посмотрела на него:

— Может быть, нам стоит поговорить? Пожалуйста, останься!

— Несколько минут назад ты собиралась выставить меня за дверь, — напомнил Морган, тяжело вздохнув.

— Да, я помню. — Флисс в нерешительности помолчала. — То есть нет, я не хотела, — потянула она Моргана за рукав. — Мне действительно нужно с тобой поговорить.

— О чем?

— Давай поговорим о нас с тобой.

— О нас с тобой? — Морган тяжело опустился на кровать. — Флисс, более не существует никаких «нас с тобой». Ты знаешь это так же твердо, как и я.

— Но ведь мы расстаемся друзьями, не так ли? — с надеждой спросила Флисс.

— Друзьями? — переспросил Морган.

Флисс почувствовала себя совершенно потерянной, встретившись со взглядом Моргана.

— Флисс, мы с тобой никогда не сможем быть друзьями, — начал Морган. — И ты это прекрасно понимаешь. А теперь — кончено! Позволь мне уйти.

Флисс сознавала, что Морган прав. Ее неловкая попытка выступить в роли наставницы обернется против нее же самой. Но она не могла позволить Моргану уйти просто так. Они сидели бок о бок. Внезапно она почувствовала, что хочет прислониться к его плечу.

— Флисс…

Морган произнес ее имя почти беззвучно. Однако его голос напомнил ей о ночах любви, проведенных вместе. Флисс понимала — потом она пожалеет об этом. И все же она коснулась рукой щеки Моргана и повернула его лицо к себе.

— Морган…

— Оставь меня, — голос его звучал грубо. — Между нами все кончено. Передай Блэнду — он самый счастливый человек на свете!

В эту минуту уже ничто не могло сдержать страстного порыва Флисс. Она понимала — Морган произнес имя соперника в отчаянной попытке удержать ее от безумного шага. Но страдание в глазах Моргана заставило ее сердце сжаться. Как зачарованная, Флисс смотрела на чувственные очертания его губ.

— Морган, Морган… — повторяла Флисс. Она коснулась его пепельно-светлых волос. Флисс ощутила, что еще немного — и Морган будет полностью в ее власти. — Можно я тебя поцелую? — шепнула она. Морган промолчал, и Флисс продолжала совсем тихо: — Молчишь, значит, согласен…

Губы его были жесткими. Но постепенно они поддались и дрогнули под ее настойчивым натиском. Она увлекла Моргана на атласное покрывало. Впервые в жизни Флисс почувствовала, что играет главную роль в их любовных отношениях. Проявлять инициативу и дарить ему страстные ласки было для нее новым и пьянящим наслаждением. Копчик ее языка скользнул по губам Моргана и замер, сладострастно прижавшись к его небу.

Но она чувствовала, что Морган никак не может расслабиться. Да, он хотел, чтобы инициатива принадлежала ей. И Флисс понимала — ей нельзя останавливаться. Она стала покрывать его лицо легкими поцелуями. Морган принадлежал ей, и только ей одной!

Рука его, как бы сама по себе, поднялась и легла на затылок Флисс. Губы их слились. Нетерпеливыми пальцами Морган перебирал заплетенные в косу роскошные волосы Флисс, пока они не рассыпались по плечам. Пальцы Моргана запутались в шелковистых кольцах. Флисс услышала приглушенный стон Моргана и еще теснее прижалась к нему.

— Боже, как ты хороша! — прошептал он. Его горячее дыхание обожгло Флисс. Она испытала чувство ни с чем не сравнимого наслаждения.

— Мне хорошо с тобой, — ласково прошептала она, стягивая с плеч Моргана пиджак. — Умница! — приободрила она его, когда он начал раздеваться. Флисс помогала ему — развязала узел галстука, расстегнула пуговицы на рубашке. При виде загорелого торса Моргана у нее перехватило дыхание.

Флисс прижалась головой к его обнаженной груди. Стала покусывать его тугие соски. Морган бурно отзывался на ее ласки. Дыхание его участилось. Пальцы Флисс потянулись к его поясу.

— Подожди! — попросил он.

— Ты не хочешь? Разве я плохо делаю это?

— Прекрати! — грубовато воскликнул Моргай. — Я же предупредил тебя.

— Что ты имеешь в виду? — притворилась непонимающей Флисс. — Ах, да! Мне сначала раздеться? Я угадала? Что ж, это поправимо. — Она стянула свитер через голову, под ним был лишь кружевной лифчик. — Так лучше, не правда ли?

— Перестань, Флисс. Я совсем не о том…

— А так будет еще лучше! — Она расстегнула лифчик и отбросила его в сторону.

Морган зажмурился — такой призывной и чувственной была ее грудь! Полная и круглая, с темными набухшими сосками — ни один мужчина не смог бы устоять перед этим восхитительным зрелищем! Морган обнял Флисс и привлек к себе. Рот его страстно прижался к ее груди. Морган покрывал ее поцелуями. Волны наслаждения пробегали по телу Флисс. Он целовал ее жадно, ненасытно, возбуждая кончиком языка каждую клеточку ее тела. Флисс полностью отдалась во власть Моргана. Он доставлял ей ни с чем не сравнимое наслаждение.

Руки Флисс опять потянулись к поясу Моргана. Она чувствовала — Морган все еще сдерживается, но у нее самой уже не было сил остановиться. Да и зачем останавливаться? Она ощущала, как его мужское естество рвется наружу. Флисс не могла больше ждать. Пальцы ее неловко теребили застежку ремня. Наконец, Флисс справилась с ней и быстрым движением расстегнула молнию.

— Не надо, Флисс, не делай этого… — бормотал он, дыхание его стало прерывистым. Но Флисс не думала останавливаться.

— Тсс, — приложила она палец к его губам, а затем торопливо стянула с себя юбку и колготки. — Теперь нам совсем хорошо, правда? — торжествующе спросила она Моргана, властно обхватив его коленями. Наслаждение ее тысячекратно возросло, когда Морган принялся ласкать ее обнаженную спину.

Наконец пальцы Моргана нащупали самую чувствительную точку ее тела. От неожиданности она вздрогнула и испугалась. Вдруг Морган подумает, что она ведет себя как настоящая жрица любви? Ведь все эти четыре года у нее не было других мужчин. Единственный ее мужчина — Морган. Правда, иногда ей хотелось, чтобы Грэм повел себя более раскованно. Однако между ними не было близости. Теперь Флисс была рада этому. Она чиста перед Морганом!

— Флисс, дорогая!.. — шепнул Морган.

Он лежал, зажмурив глаза. Бисеринки пота выступили на лбу. Флисс чувствовала — Морган наэлектризован так же, как и она.

— Милая моя Флисс… Тебе хорошо со мной? — спросил Морган, открыв глаза.

— Да, очень! — Ей страстно хотелось принять его в себя. Но Морган почему-то отстранился.

— У нас ничего не получится, — отрывисто сказал он. — Ты прекрасна, Флисс, прекрасна! Но лучше остановимся на этом.

— Я не хочу останавливаться… — возразила Флисс.

Она изогнулась так, что грудь ее оказалась возле губ Моргана. Он был не в силах устоять перед ее натиском. Он резко прижался к ней и невольно оказался в сладкой ловушке. Попытался высвободиться, но она не отпустила его. Было уже слишком поздно.

— Что ты делаешь, Флисс? Остановись!..

Зрачки Моргана расширились. Во взгляде было страдание. Он чувствовал себя как неопытный юноша, впервые оказавшийся наедине с женщиной. Флисс знала, что это не так. Она докажет ему, что он, Морган, точно такой же мужчина, каким был всегда! Она заставит его заняться любовью!

Морган застонал, и в глазах его промелькнуло отчаянье. Флисс понимала — он потерял веру в свою мужскую силу. Он вовсе не солгал ей. Морган действительно боялся, что уже не в состоянии быть мужчиной.

Только сейчас Флисс увидела у него еще один шрам.

До сих пор она была слишком поглощена любовной игрой и ничего не замечала. Этот шрам был не похож на кривой рубец, исполосовавший его живот. Он был маленький и округлый. След ранения на внутренней стороне бедра.

Скорее всего, это пулевое ранение. Всего лишь один дюйм в сторону — и это ранение навсегда лишило бы Моргана мужественности. Может, именно по этой причине Морган так страшится секса?

Однако он не должен догадываться, о чем она думает. Она прикоснулась губами к этой выжженной плоти. Несмотря на попытку Моргана отстранить ее, Флисс понимала, что не должна уступать. Она должна раз и навсегда доказать Моргану, что ему нечего бояться. Он настоящий мужчина.

— Прекрати, Флисс! — воскликнул Морган.

Он попытался остановить ее, но напрасно. Флисс принялась губами и языком возбуждать его. Морган судорожно перебирал густые локоны Флисс.

— Перестань, ради бога, я не могу больше! — просил пощады Морган. Но Флисс не слушала его. Под ее нежными ласками страсть Моргана вспыхнула с новой силой.

Флисс поняла, что достигла своей цели. Морган с силой прижал ее к себе и, не разжимая объятий, перевернулся так, что Флисс оказалась внизу. В этот момент они оба достигли наивысшей степени наслаждения. Через несколько секунд Флисс ощутила внутри себя влажную теплоту его семени. Но она еще несколько мгновений не отпускала Моргана.


Когда он отстранился, Флисс было запротестовала, но Морган решительно уселся на краю кровати.

— Спасибо, — буркнул он, бросив на Флисс быстрый взгляд. Затем встал и принялся натягивать брюки.

— Погоди… — Флисс была обескуражена поведением Моргана. Конечно, они занимались любовью как бы вопреки его воле. Но неужели это все, что он может сказать ей? — Куда ты теперь?

— Может быть, обратно в Лондон? — ответил Морган вопросом на вопрос. Он повернулся лицом к Флисс и принялся застегивать ремень. — Пригоню машину, я оставил ее в парке.

— Давай поговорим, — немного дрожащим голосом предложила Флисс.

— О чем? — недовольно отозвался Морган.

— Что за шрам у тебя на бедре? — спросила Флисс.

— Ах, это!.. — вздохнул Морган. — Нечем гордиться.

— Но все-таки…

— Ты доказала — я здоров! Зачем же требовать награду? — грубовато бросил Морган.

— Мне казалось, я имею право знать, — обиженно сказала она. — Тебя ранили, когда взяли в плен? Но ведь ты говорил, что стреляли только в водителя.

— Так оно и было.

Морган потянулся за рубашкой и пиджаком. Флисс обиженно отвернулась.

Застегнув рубашку, Морган надел пиджак и провел рукой по волосам.

— У меня был план побега из лагеря, — сказал он наконец. — Я думал, мне повезет. Угнал джип и полетел во весь опор вниз по горному склону. Но нарвался на заградительный огонь. Люди Унгаве бросились мне наперерез.

— Люди Унгаве! — Глаза Флисс расширились от ужаса. — Я не знала, что ты пытался бежать.

— Разве я не говорил тебе, что во мне нет ничего героического? — сухо возразил Морган. — Просто им было жалко пули. Вот они и бросили меня подыхать в джунглях. К счастью, Мдола нашел меня, иначе бы я умер от потери крови.

— Морган!.. — У Флисс перехватило дыхание.

— К черту эмоции! — жестко оборвал ее он. — К чему эти переживания? В лагерном лазарете у меня началось заражение крови. Фельдшер предупредил, что в будущем могут быть проблемы с сексом. Впрочем, тогда я не слишком переживал. Радовался, что остался в живых.

— Так вот почему ты так боялся…

— Выложить все начистоту? — спросил Морган, надевая пальто и направляясь к двери. — Хорошо, пусть будет по-твоему. Это единственная причина, почему с тех пор у меня не было ни одной женщины. Теперь с этой проблемой покончено. Какое счастье — у меня такая понимающая жена!

Эта тирада прозвучала как извинение. Но интонация, с какой он произнес эти слова, больно ранила Флисс.

— Ты слишком жесток со мной, — сказала она.

— А ты и в самом деле считаешь, что совершила добрый поступок? — парировал Морган, и в голосе его не было ни капли сочувствия. — Что ж, спасибо! Но тебе лучше хранить себя для Грэма, — добавил он с горькой усмешкой. — Бьюсь об заклад, бедняга и не подозревает, какая ты страстная женщина!

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Морган снял квартиру в Солсбери лось быть поближе к Флисс.

Он поселился неподалеку не без задней мысли — решил стать немым укором для Флисс. Ведь он только делал вид, что с пониманием относится к ее дружбе с Грэмом Блэндом, однако в глубине души его переполняли горечь и гнев. Правда, узнав, с какими проблемами столкнулась Флисс, Морган понял — он не имеет права обвинять ее.

И все же было мучительно больно сознавать, что его жена полюбила другого. Однажды, случайно натолкнувшись на Грэма, Морган призвал всю свою волю, чтобы сдержаться и не выйти за рамки приличий. С каким удовольствием он влепил бы пощечину этому самодовольному святоше!

Морган нутром ощущал — Грэм избегает его. Нет, вовсе не из страха. Грэм просто не знал, чего ждать от Моргана. Бедняга пастор! Судя по всему, репутацией он дорожил куда больше, чем физиономией. Единственное, что удерживало Моргана от опрометчивых действий, — это то, что Флисс вряд ли простит ему, если он оскорбит Грэма.

Моргану казалось невозможным прекратить общение с Флисс. Более того, у него возникали разные безумные планы. Например, заставить Флисс приревновать! Пусть пожалеет о том, что они расстались. Но для этого она как минимум должна была знать, что он рядом, жив и здоров. Она должна время от времени видеть его.

Морган усмехнулся: «жив и здоров»! Узнай Флисс раньше о том, что он «жив и здоров», он не потерял бы жену. Как жаль, что Юлиус ни разу не разрешил позвонить Флисс! Ясное дело, он не доверял Моргану.

Впрочем, все эти рассуждения теперь не могли помочь Моргану. Он бесцельно бродил по просторным комнатам только что отремонтированного дома в викторианском стиле. Из окон открывался вид на средневековую церковь…

Флисс опять спутала все его планы! Он приезжал помириться, а вместо этого поддался ее женским чарам и позволил окончательно втоптать себя в грязь.

Морган застонал от досады. Зачем она это сделала? Дала ему счастье, чтобы тут же отобрать его! Морган не мог допустить и мысли, что Флисс решила заняться любовью, повинуясь чистому инстинкту. Возможно, Морган слишком наивен, но Флисс казалась такой неискушенной! Все попытки вести себя раскованно выдавали в ней женщину неопытную в сексе. Она нервничала не меньше Моргана.

Он мрачно вперил взор в темное окно. Пожалуй, Грэм действительно ни разу не притронулся к Флисс, размышлял он. Судя по рассказам матери, его преподобие Грэм Блэнд представляет собой редкий тип старомодного, добропорядочного священника. «Ну и зануда этот Грэм!» — прокомментировала она с пренебрежительной гримасой, когда Морган объявил о том, что расстался с Флисс. Пожалуй, мать права. Однако какое слабое утешение — знать, что Флисс никогда его не обманывала.

Да и вообще, все как-то переменилось в его жизни. Желание привести Флисс в новый дом и продемонстрировать элегантно обставленные апартаменты постепенно потеряло всякую привлекательность. Моргану уже расхотелось приглашать Флисс. Разве он мог поручиться, что на этот раз устоит перед ней? Раньше Морган полагал себя неуязвимым перед подобными искушениями, теперь же терзался мыслью о том, что потерял Флисс безвозвратно. Нет, пора уезжать отсюда прочь — как можно дальше, чтобы его и Флисс разделяли сотни миль! Теперь это казалось Моргану единственно правильным поступком.

И все же… Морган глубоко вздохнул и уселся на широкий подоконник. Способен ли он уехать? Хватит ли сил выдержать и уничтожить возможность хоть изредка встречаться с Флисс?

Признайся, старик, ведь Флисс не любит тебя! — насмешливо произнес внутренний голос. Единственное, что она хотела доказать, — страх Моргана перед импотенцией совершенно беспочвенен. Флисс просто замучила совесть. Она сделала все, лишь бы избавиться от чувства вины. Но в результате похитила у Моргана последнюю надежду сохранить ее любовь.

Что ему теперь делать? Морган мучительно размышлял над этим вопросом уже две недели, но не находил ответа. Он не видел света в конце туннеля. Целых четыре года ждал он этой встречи! А теперь вынужден отступить. Выходит — испугался? Нет, он так просто не сдастся!

Тогда, две недели назад, возвращаясь в Лондон после свидания с Флисс, Морган был слишком подавлен и был не в состоянии думать о будущем. Теперь же он понял, что пора принять какое-то решение. Скорее всего, они с Флисс станут жить каждый своей жизнью. Эта мысль болью отозвалась в его сердце.

Морган подошел к камину и взял лежащее на мраморной полке письмо. Конверт с почтовой маркой Ньянды был скреплен сургучной печатью нового президента этой африканской республики. На Пола Джайлза, передавшего Моргану это послание за завтраком, сильное впечатление произвела официальность письма.

— Смотри-ка, Линда, какие у нашего Моргана высокопоставленные друзья! — заметил он, подмигнув жене. Морган угрюмо посмотрел на Джайлза. Тот немного смутился, но продолжал: — Тебе повезло, Морган! У тебя знакомства в высших сферах. Благодаря этому ты остался в живых, чего, увы, не скажешь о многих других.

— Ты прав, — согласился Морган и повертел конверт в руках, однако не стал открывать его. Он невозмутимо смотрел на Джайлза: — Кстати, когда меня командировали в Ньянду, ты не имел понятия об этом моем знакомом. Помню, ты уверял меня — там все спокойно, президент Унгаве контролирует ситуацию…

— Да, именно так я и говорил, дорогой Морган. — Джайлз посмотрел на свою жену, приглашая ее к разговору. — Линда, помнишь, я говорил тебе то же самое? Тем более что и контракт был очень выгодный.

— Ты действительно так говорил, — с готовностью подтвердила жена.

Морган давно был знаком с Линдой и прекрасно знал — ради денег эта дама пойдет на все. Знал Морган и о том, что Линда никогда не простит его. Много лет назад во время офисной вечеринки он отверг ее заигрывания. С тех пор она с трудом скрывала свою неприязнь к Моргану.

— Все хорошо, что хорошо кончается, — поспешно заключил Джайлз. — Итак, ты снова на родине. Судя по всему, Мдола очень хорошо относится к тебе.

— Чего не скажешь о Флисс, — машинально продолжил Морган, вскрывая конверт.

Линда Джайлз с нескрываемым любопытством уставилась на него.

— Флисс? Ты сказал, Флисс? — жадно переспросила она. Морган понял, что допустил оплошность. — А я-то думала, — продолжала Линда, — именно ради нее ты снял квартиру в Солсбери. Ведь это недалеко от того городка, как он называется?

— Городок называется Уиттерсли, — подсказал Морган. — Но дело не в этом. Я снял квартиру для себя, а не для Флисс.

Морган увидел, как в глазах Линды вспыхнул хищный огонек. Проклиная себя за излишнюю болтливость, он извлек письмо из конверта.


Послание было отпечатано на машинке. Внизу стояла собственноручная подпись Юлиуса. Плотная бумага самого дорогого сорта. Президентская канцелярия соблюдала все необходимые формальности.

Письмо начиналось с обычных формул вежливости. Юлиус выражал надежду, что друг его полностью выздоровел. Затем переходил к деловой части сообщения. Официальное возведение Мдолы в ранг президента намечено на конец года. Президент республики приглашает Моргана с супругой пожаловать на это торжественное событие. Далее Юлиус благодарил Моргана за помощь в борьбе против Унгаве. Но главное, писал он, хотелось бы возобновить дружеские отношения, познакомиться с Флисс и собственноручно вручить Моргану правительственную награду.

Такое письмо дорогого стоило. В прессу уже просочились слухи о предстоящем награждении Моргана. Теперь же в руках у него было официальное послание. Моргану не терпелось поделиться приятным известием с Флисс. Но готова ли она разделить его радость? Или это письмо только подтвердит ее подозрения — если бы Морган пожелал, он мог бы сообщить ей о себе даже из лагеря.

Но почему бы не встретиться с Флисс и не спросить ее напрямую? — мелькнуло у него в голове. Правда, он уже несколько раз ставил себя в неловкое положение, являясь к ней без предупреждения. Нет, больше он не станет унижаться!

Итак, необходимо дать ответ на главный вопрос — принять наконец решение насчет квартиры. И сделать это прежде, чем он окончательно разорвет отношения с Флисс. После того, — что произошло между ними, находиться здесь, всего в двух шагах от Уиттерсли, представлялось Моргану неразумным. Наверняка Флисс приезжает за покупками в Солсбери. Моргану будет тяжело встречаться с ней. Выслушивать рассказы знакомых о ее свадьбе с пастором Блэндом. А потом вдруг узнать, что у них родился ребенок. Моргана как током ударило при одной мысли о том, что рано или поздно он встретит ее с детской коляской.

Телефонный звонок прервал мучительные размышления. Морган схватил трубку.

— Слушаю! — ответил он.

— Морган? — спросил женский голос. Сердце Моргана екнуло. Голос вкрадчиво продолжал: Это я, Линда. Ты не возражаешь, если я к тебе загляну?


Флисс стояла на коленях в углу церкви. Очаровательная церквушка, с резными хорами и внушительным витражом над алтарем. На скамьях алые подушечки. Многочисленные почитатели Грэма расставили огромные вазы с цветами по всем углам. Сейчас, в канун Пасхи, цветов на алтаре не полагалось. Церковь залита праздничным светом. Веселые огоньки свечей перемигиваются в канделябрах по обеим сторонам покрытого парчовым покрывалом алтаря.

Грэм замер на коленях возле алтаря. Он не знал, что Флисс тоже в храме. Обряд причастия только что завершился. Прихожане разошлись. Присутствовали главным образом те, кто не мог прийти на воскресную службу. Никто не обратил внимания на Флисс, застывшую в молитвенной позе.

Вряд ли она решилась бы привлечь внимание Грэма, если бы не острая необходимость поговорить с ним. Флисс пришлось даже отпроситься с работы у миссис Бакстон. Разумеется, та решила, что Флисс не терпится побыть наедине с Морганом. Однако дело было в другом. Терпение Флисс иссякло. Она не могла больше ждать!

Наконец Грэм поднялся с колен. Флисс с облегчением уселась на скамейку. Похоже, Грэм собирается уходить, с надеждой подумала она. Никогда прежде Грэм не проводил столько времени у алтаря.

Флисс ощущала долю своей вины в том, что Грэм так много времени проводит в церкви, дожидаясь, пока стемнеет. С некоторых пор он использовал каждый предлог, чтобы навестить ее вечером.

Флисс понимала — давно пора объясниться с Грэмом начистоту. Неужели он не понимает — возвращение Моргана многое изменило в ее жизни! И дело не только в чувствах, хотя это тоже очень важно. Флисс был необходим добрый совет — что делать и как вести себя в дальнейшем?

Флисс не раз порывалась объясниться с Грэмом. Несколько дней назад он заходил к ней, чтобы вручить очередное письмо приходского комитета. Но, будто почувствовав, о чем может зайти речь, уклонился от серьезного разговора. Флисс понимала — он просто боится узнать правду.

Это не его вина, оправдывала его Флисс. В их отношениях ощущался горький привкус разочарования. Когда Флисс думала, что Моргана нет в живых, она не сомневалась в своих чувствах к Грэму. Для нее он был самый добрый и самый умный человек на свете.

Однако чувства Флисс изменились так же, как изменилась она сама. Раньше все мечты были об одном — обрести тихую, спокойную гавань. Теперь же Флисс осознавала, что в ее жизни главное место занимает Морган. Конечно, Грэм — воплощение надежности и честности, но она не испытывает к нему никакого влечения.

Флисс тяжело вздохнула. Одна надежда на Грэма. Он не может не понять ее, не станет сердиться на ее слова. Первое же любовное свидание с Морганом нанесло сокрушительный удар по ее симпатиям к Грэму. У Флисс перехватило дыхание. Она как бы заново переживала новизну своих ощущений в горячих объятиях Моргана. Как никогда отчетливо, Флисс понимала, что без Моргана радость безвозвратно исчезнет из ее жизни.

Она смотрела, как Грэм гасит свечи на алтаре. Не может быть, чтобы он не поверил ей. Ведь Морган действительно ни в чем не виноват. Это ее собственное решение!

Флисс вспомнила сцену близости с Морганом. Руки ее похолодели. Каким жалким, беззащитным существом предстала она перед своим мужем! Все-таки он совершенно не понимает ее. Флисс не могла простить этого Моргану. Как только он смел предположить, что Флисс отдается ему, повинуясь холодному расчету? Но все-таки она любит только его, Моргана. Пережитая четыре года тому назад боль утраты была настолько сильна, что только сейчас Флисс осознала — она любит Моргана!

Грэм наконец сотворил заключительную молитву у алтаря.

— Флисс, ты здесь? — окликнул он ее. — Почему ты не в школе?

— Прогуляла, — легкомысленно ответила Флисс. Она сделала вид, что не заметила неодобрительных ноток в его голосе. — Нам нужно поговорить. Ты уже уходишь?

— Не сейчас. — Грэм посмотрел в проход, ведущий к ризнице. — У меня кое-какие дела.

— Тогда я подожду.

— Нет, не стоит. — Грэму явно не хотелось общаться с Флисс в церкви. Это могло послужить поводом для пересудов. — Лучше я сам загляну к тебе вечером.

— Мне нужно поговорить с тобой сейчас, — упрямо настаивала Флисс. — Может, проводишь меня домой?

— Не могу, — в голосе Грэма слышалось глухое раздражение. — Флисс, я уверен — спешка ни к чему. — Глаза его потемнели. — Что еще натворил мистер Райкер?

— Морган здесь ни при чем, — защищалась Флисс, хотя знала, что лукавит. — Послушай, Грэм, это не займет много времени. Я подожду?

— Я же сказал — это ни к чему, — вздохнул Грэм. — Ты не заболела? Почему ты не в школе?

— Я совершенно здорова, — потеряла терпение Флисс. — Миссис Бакстон дала мне отгул. Давай условимся — по дороге домой ты заглянешь ко мне на кофе. Договорились?

— Хорошо, — согласился Грэм без особого энтузиазма. В эту минуту Флисс подумала, а не уехать ли вообще из Уиттерсли? Тогда у Грэма не будет причин тревожиться о своей драгоценной репутации.


Флисс несла вазочку с имбирным печеньем в гостиную, когда Грэм постучал в дверь. Он вошел, на ходу сбрасывая плащ.

— Какое аппетитное! — сказал Грэм, беря с подноса печенье. — Ммм, имбирное. Мое любимое!

— Я сварю кофе, — сказала Флисс. Ей хотелось скрыться от изучающего взгляда Грэма. — Я на минуточку.

Однако, когда Флисс вернулась в гостиную, Грэм все еще стоял у камина. Флисс вдруг почувствовала себя неуютно. Должно быть, он догадался — она пригласила его неспроста.

— Итак, что стряслось? — спросил Грэм. Флисс, не поднимая головы, принялась расставлять чашки на столе. — Ты как будто расстроена?

— Да, расстроена, — не стала отрицать Флисс. — Грэм, присядь, пожалуйста. Нам обоим будет легче, если мы немного расслабимся.

Грэм не шелохнулся. Больше нельзя было откладывать объяснение, и Флисс решилась:

— Грэм, я не могу выйти за тебя замуж. Мне очень жаль. Но я не могу.

— То есть как?

— Как? Разве ты не понимаешь? Я просто не имею права.

— Понимаю, мистер Райкер не дает развода?

— Не в этом дело. — Флисс в смятении взглянула на Грэма. — Морган здесь ни при чем. Ты сам знаешь — я не встречалась с ним с тех пор, как он уехал.

— В самом деле? — недоверчиво спросил Грэм. — Значит, твое решение никак не связано с Морганом?

— Напрямую нет, — с несчастным видом объяснила Флисс. — Думаю, мы с Морганом вообще несовместимы.

— Тогда откуда подобные мысли?

— Знаешь, Грэм, я никогда не забуду, что ты всегда был рядом, когда я нуждалась в тебе…

— И все-таки, я полагаю, возвращение Моргана сыграло здесь какую-то роль, — резко перебил ее Грэм. — Скажи мне, положа руку на сердце, Флисс. Ведь у тебя не было ни малейшего сомнения в нашем совместном будущем, пока не вернулся этот… твой муж!

— Ты же знаешь — я была уверена, что он погиб, — пыталась защититься Флисс. Она чувствовала себя виноватой. — Попробуй понять, Грэм. Мне и в голову не приходило, что я когда-нибудь опять увижу Моргана.

— Но вот вы встретились, и тебе захотелось вернуться к нему? Или он угрожал тебе, а ты скрываешь это?

— Да нет же, ничего подобного! — с отчаянием возразила Флисс. — Морган совсем не такой. Не в его правилах угрожать женщине.

— Вряд ли ты знаешь, каков Морган на самом деле, — парировал Грэм. — Я думаю — он готов на все, лишь бы разрушить наши отношения.

— Ты действительно так думаешь? — с тревогой спросила Флисс. Но тут же, спохватившись, поспешила перейти в наступление: — Морган ни в чем не виноват. Во всем виновата я одна! Дело в том, что когда он вернулся…

— …ты почувствовала угрызения совести. Я догадывался, — вздохнул Грэм. — Дорогая, поверь — я понимаю твои чувства. Меня тоже порядком измучила совесть. Но я уверен — у тебя не должно быть сомнений относительно благополучия Моргана. Мужчины вроде него не испытывают недостатка в женщинах. Уж я-то знаю.

— Откуда тебе знать? — нахмурилась Флисс.

— Рассказывали, — признался Грэм. Он слегка покраснел. — Во всяком случае, у тебя не должно быть проблем с получением развода.

— Ты ничего не понимаешь, Грэм, — тяжко вздохнула Флисс.

— Чего не понимаю?

— Мне не нужен развод. — Флисс залилась краской. — Неважно, буду я встречаться с Морганом или нет.

— Не могу в это поверить, — с недоумением взглянул на нее Грэм.

— Поверь, это правда! — У Флисс выступили слезы на глазах. — Прости меня, Грэм, но я люблю его! И всегда любила только его! Просто в какой-то момент я перестала это осознавать.

— Ты шутишь! — сдавленным голосом произнес Грэм.

— Я говорю вполне серьезно.

— Но ты же сама сказала — вряд ли Морган захочет возобновить отношения.

— Да, я сказала именно так.

— Тогда почему ты не хочешь, чтобы мы поженились?

— Просто я не могу выйти замуж за тебя, — уныло произнесла Флисс. — Не хочу, чтобы у тебя были надежды на этот счет. Прости меня, Грэм. Мне не хотелось причинить тебе боль.

— А это не Морган ли повлиял на твое решение? — прищурился Грэм.

— Нет, не он.

— Не могу поверить, что ты сама пришла к этой мысли. Флисс, мы не дети, мы взрослые люди. Кому, как не нам, знать — в земной жизни счастья нет и не может быть. На земле мы ищем лишь спокойствия и благополучия. Чувственное влечение и секс — это не самое главное.

— Зачем ты так! — Флисс была в отчаянии.

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, — раздраженно продолжал Грэм. — Флисс, мы с тобой прекрасная пара. Мы подходим друг другу. И не забывай, у тебя мое кольцо!

Кольцо! Флисс совсем забыла о нем, но Грэм, как всегда, чрезвычайно внимателен к мелочам.

— Прости, — настойчиво повторила Флисс. — Мне жаль, что я заставила тебя страдать. Надеюсь, ты все-таки поймешь и мои чувства!

Щеки Грэма побагровели. Он оттянул пальцем тугой белоснежный воротничок, как делал в жаркие дни. Грэм всегда казался Флисс очень миролюбивым человеком. Но сейчас она ощутила скрытую угрозу в его взгляде.

— Кажется, ты полностью утратила здравый смысл! — выкрикнул он.

— Пожалуйста, прости меня, — прошептала она. — Надеюсь, мы останемся друзьями!

— Друзьями! — раздраженно воскликнул Грэм. — Вы только послушайте, что она говорит! — негодующе вздернул он подбородок. — Похоже, ты не имеешь никакого понятия о моих чувствах. Эгоистка, ты думаешь только о себе. Как мне теперь смотреть в глаза прихожанам?!

— Да ведь они и так все знают… — робко возразила Флисс.

— Что они знают?

— То, что мы с тобой расстались, как только вернулся Морган.

— Всем прекрасно известно, что ты не живешь со своим мужем, — жестко заявил Грэм. — Весь приход ждет не дождется, когда мы наконец объявим о свадьбе.

— Быть этого не может! — испуганно возразила Флисс. — Впрочем, какая разница, что о нас говорят? Это не их дело. Никто не имеет права совать нос в наши дела.

— Легко сказать! — презрительно фыркнул Грэм. — Дело в том, что я — фигура общественная, Флисс. И должен заботиться о том, как выгляжу в глазах прихожан. До сих пор общественность относилась к нашим отношениям благосклонно. Но теперь все скажут: «Бедный старина Блэнд, не смог справиться с женщиной. Опять его бросили у самого алтаря».

— Почему опять? — удивленно взглянула Флисс.

— Вот именно, опять, — нахмурился Грэм и прикусил язык. Было заметно, он уже пожалел о том, что проболтался. — Дело в том, что однажды я был помолвлен.

— Помолвлен? С кем? Когда?!

— Какое это теперь имеет значение?

— Для меня имеет, — сказала Флисс дрогнувшим голосом.

— Это произошло до твоего приезда в наш городок. Она тоже была вдовой — правда, настоящей. — Губы Грэма скривились в болезненной улыбке. — Неужели тебе об этом не рассказали?

— Как видишь, не рассказали. — Флисс была потрясена до глубины души. В разговорах с ней Грэм ни разу не обмолвился о помолвке с другой женщиной. Наоборот, неизменно подчеркивал, что Флисс — единственная его любовь. — Итак, что же случилось?

— Что? Она тоже бросила меня, — горько ответил Грэм. — Как говорится, встретила другого. Я не возражал — любит так любит. Правда, как потом оказалось, больше всего на свете она любила его деньги.

— Бедный Грэм!..

— Теперь тебе известно все, — резко бросил Грэм. — Так что в глазах общества я опять круглый дурак!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Грэм, я вовсе не хотела огорчать тебя! Наоборот, я забочусь о тебе!

— В самом деле? — Грэм повернулся к Флисс и схватил ее за плечи. Теперь она была вынуждена смотреть прямо в его налитые кровью глаза. — Твоя судьба мне тоже небезразлична! Как ты не можешь понять этого? — Он нахмурился. — Может быть, все дело в том, что я недостаточно бурно выражаю свои чувства?

— Дело не в этом.

Флисс охватила тревога. События развивались совершенно непредсказуемо. Она выскользнула из объятий Грэма, стараясь не показать виду, что напугана.

— Давай лучше отложим этот разговор. — Флисс судорожно сглотнула. — Сейчас принесу твое кольцо.

Она взбежала вверх по лестнице, дрожа от внутреннего напряжения. Она никак не могла предположить, что Грэм поведет себя так агрессивно.

Куда же подевалось кольцо? — подумала Флисс, роясь в ящике тумбочки.

В этот момент заскрипели ступени. Флисс обмерла. В дверном проеме стоял Грэм. Всем своим видом он демонстрировал, кто хозяин положения. Флисс растерянно взглянула на него.

— Грэм, зачем ты пришел сюда?

— Давно хотелось заглянуть в твою спальню, — заявил он, тяжело переступая через порог и оглядывая комнату лихорадочно блестевшими глазами. — Мило. Очень женственно!

Флисс потеряла дар речи. Она боялась даже предположить, что сейчас на уме у Грэма, вспомнив, что случилось в то утро, когда в ее спальню пришел Морган. Но тогда, несмотря на свое негодование, она не испытывала страха. Боялась ли она Грэма? Раньше — нет, но теперь он показался ей вдруг совсем чужим и страшным. Она никогда не думала о темной стороне его натуры.

Флисс наконец извлекла кольцо из ящика.

— Вот оно! — воскликнула она, стараясь сделать вид, что не видит ничего особенного в том, что Грэм оказался в ее спальне. — Прости, что заставила тебя ждать.

— Не стоило беспокоиться, — с леденящим равнодушием ответил Грэм. — Я вовсе не спешу. — Тяжело ступая, он пересек комнату и подошел к окну. — Какой прелестный вид!

Флисс похолодела от ужаса. Поверх блузки на ней была только легкая безрукавка. Пальцы судорожно стискивали кольцо. Ее мучил вопрос — зачем Грэм пришел сюда? Что он задумал?

— Послушай, Грэм… — Флисс мучительно соображала, что бы такое сказать ему. Грэм оглянулся. В глазах его она прочла сочувствие. — Прошу тебя, Грэм. Здесь неудобно разговаривать. Давай спустимся вниз, я сварю кофе. Мне холодно.

— Разве ты не знаешь — у него другая женщина!

От неожиданности Флисс остановилась в дверях.

— Ты о ком?

— О твоем муже. Он нашел себе другую женщину, — объявил Грэм, тяжело вздыхая. — Прости, Флисс. Не хотелось говорить об этом, но ты не оставила мне выбора.

Флисс показалось, что силы вот— вот покинут ее.

— Морган встречается с другой? Быть этого не может! — неуверенно пробормотала она.

— Увы, это правда.

Грэм попытался обнять Флисс, но она уклонилась. Грэм печально усмехнулся:

— Я сам это видел.

— Где ты их видел? Когда? — Флисс ощутила приступ дурноты. — Почему ты говоришь мне об этом только сейчас?

— Не хотел расстраивать, — спокойно объяснил Грэм. — Видишь ли, я решил встретиться с ним. Узнал адрес и поехал.

Флисс беспомощно опустилась на кровать. Все мысли ее были заняты одним — на какую же бестактность способен Грэм! Флисс чувствовала себя так, словно ее предали. Неужели Морган действительно встречается с другой женщиной? Она не могла в это поверить. Господи, она и представить себе не могла, что воспримет это известие с такой болью.

— Разве ты не знала? — осторожно осведомился Грэм. Флисс взглянула на него усталыми глазами.

— Нет, я ничего не знала, — скрывая волнение, ответила она. — Как тебе удалось это установить?

— Я же сказал, что ездил к нему домой, — терпеливо объяснил Грэм.

— Ты был у него?

— Нет, не успел даже постучать в дверь.

У Флисс отлегло от сердца.

— Значит, ты ошибся! — облегченно воскликнула она. — Женщина, которую ты видел, — это вовсе не подруга Моргана. Она жена мистера Джайлза.

— Мистера Джайлза? — переспросил Грэм. — Кто такой мистер Джайлз? На дверной табличке была фамилия — Райкер.

— Разве ты был не в Лондоне?

— Нет, я был в Солсбери. Морган поселился в Солсбери. Неужели он не сказал тебе?

— Морган в Солсбери?! — спросила Флисс упавшим голосом. — Кто тебе сказал это?

— Я встретил его там случайно, — невозмутимо начал Грэм. — Он не видел меня. Я шел за ним по пятам, теряясь в догадках, каким образом он оказался там.

— Значит, ты выследил его?

Грэм смущенно поежился.

— Пусть так — выследил. Но мне очень хотелось понять, что у него за дела в Солсбери.

Флисс неодобрительно покачала головой:

— И с ним была эта женщина?

— Нет, в тот раз он был один. — Грэм шагал из угла в угол. — Свернул в Клойстер-Парк. В этом районе он снимает квартиру. Я шел за ним до самых дверей его дома.

Флисс была потрясена. Она не верила своим ушам. Морган снял квартиру в Солсбери и ни словом не обмолвился об этом! Почему он так поступил? Каковы его дальнейшие планы?

— И что же? Продолжай… — дрожащим голосом произнесла Флисс.

— Прошло некоторое время, — продолжал Грэм. — Мысль о том, что Морган поселился всего в нескольких милях от Уиттерсли, не давала мне покоя. Я решил разгадать его планы. Ведь они наверняка имеют отношение к тебе! Я поехал в Клойстер-Парк и увидел там молодую женщину. Она звонила в дверь его дома. Я остался в машине и видел, что Морган открыл ей дверь!

Флисс почувствовала себя жалкой и униженной. Слушая Грэма, она все время надеялась, что произошла какая-то ошибка. Но она знала — у Моргана в Солсбери нет знакомых. Значит, эта женщина — его любовница!

Скорее всего, она приезжает к нему из Лондона. Или они давно живут вместе и Морган скрыл это от Флисс. Какой жалкой выходкой выглядит теперь ее желание доказать Моргану, что он не импотент! Морган просто посмеялся над ней. Поиграл с ней в эту нелепую игру.

— Прости меня, Флисс… — прервал ход ее мыслей Грэм.

Он остановился посреди спальни и внимательно посмотрел в глаза Флисс. Неужели Грэм решил, с горечью подумала она, что она будет благодарна ему за такую моральную поддержку?

— Тебе лучше уйти, Грэм, — сухо сказала она.

— Мне уйти? Ты действительно хочешь, чтобы я ушел?

Грэм взял ее за подбородок. Флисс с трудом сдерживалась. Это прикосновение было ей крайне неприятно.

— Да, я хочу, чтобы ты ушел, — процедила она сквозь зубы. Однако Грэм всем своим видом показывал, что не собирается уходить.

— Я думаю — это к лучшему.

— Что к лучшему? — с этими словами Флисс взяла Грэма за руку и вложила кольцо в его ладонь. — Для кого?! — с отчаянием в голосе воскликнула она. — Мне от этого совсем не лучше! — Флисс резко отшатнулась от Грэма. Коса ее расплелась, и тяжелые пряди рассыпались по плечам.

— Флисс, ты понимаешь, что говоришь? — потерял терпение Грэм.

— А ты? Зачем ты здесь?

— Ты сама пригласила меня, — сердито возразил Грэм. — Клянусь, Флисс, я не хотел тебя обидеть!

— Но ты обидел меня! Не собирался говорить о Моргане, но сказал. Зачем? Вовсе не для того, чтобы успокоить меня. Ты хотел причинить мне боль.

— Флисс, зачем ты так! — В голосе Грэма послышалась обида.

Флисс вдруг почувствовала угрызения совести. Она не имела права вымещать на посторонних свою боль. Внезапно раздражение на Грэма исчезло и сменилось чувством отчаяния. Боже, как она одинока!

— Прости меня, — сказала она, откинув назад прядь волос. — Мне не следовало так говорить. Ты уже простил меня?

— Конечно, простил. Разве можно на тебя сердиться?

Грэм говорил искренне. Флисс теперь и сама не понимала — как могла она усомниться в его порядочности? Что бы ни делал Грэм, он всегда делал это только для нее. Он настоящий друг. Грэм не отвечает за поступки Моргана.

Флисс направилась к двери, но Грэм преградил ей путь.

— Не торопись, — хрипло сказал он. Прежде чем Флисс догадалась о его намерениях, Грэм заключил ее в объятья и поцеловал в губы.

Флисс оцепенела от ужаса. Все прежние опасения обрушились на нее с удвоенной силой. Она поступила опрометчиво, не придав значения странностям поведения Грэма. Он поднялся к ней в спальню под предлогом задушевного разговора. Но, судя по всему, мысли у него были совсем о другом.

Впрочем, возможно, Флисс ошибалась. Боже, ну почему она так часто ошибается? — с отчаянием подумала Флисс. Неужели Грэм все спланировал заранее? Рассчитал — она станет уступчивей, узнав, что Морган ей изменяет?

Поцелуй Грэма был горячим и влажным. Флисс была потрясена. Умом она отказывалась понимать это внезапное проявление насилия.

— Не надо… — сдавленно прошептала Флисс, когда ей удалось отстраниться от ищущих губ Грэма. Но вряд ли Грэм слышал ее слова. Он был занят, пытаясь снять с нее блузку. Прижавшись лицом к щеке Флисс, он легонько покусывал мочку ее уха.

Флисс отбивалась, как могла, но вряд ли ей было по силам справиться с Грэмом — огромным, крепко сбитым мужчиной. Он налег на нее с такой силой, что она едва удержалась на ногах.

— Прекрати, Грэм! — вскрикнула Флисс, когда он попытался снять с нее блузку. Пуговица оторвалась и покатилась по полу. Флисс изо всех сил старалась не поддаваться панике. Поведение Грэма совершенно выбило ее из колеи.

— Я долго ждал этой минуты! Забудь о нем — я люблю тебя… — глухо бормотал Грэм, лаская ее грудь.

— Нет, это… не… любовь… — задыхаясь, протестовала Флисс. Она безуспешно пыталась вырваться из рук Грэма. Этот человек, которому она верила, пытается совершить насилие над ней. Неужели Грэм полностью утратил рассудок?

Флисс почувствовала, как Грэм увлекает ее на кровать. Придавленная его грузным телом, она едва дышала и беспомощно всхлипывала.

— Боже, как ты прекрасна! — воскликнул Грэм, запустив руку в ее волосы.

— Прекрасна? — брезгливо переспросила Флисс. — А как же твой священный сан? Епископ будет разочарован, стоит мне рассказать о твоем поведении.

Грэм застонал. Флисс, зажмурившись, в отчаянии ожидала, что за этим последует. Не стоило будить в нем зверя, насмешки могут только подзадорить его.

Внезапно пружины матраса, придавленные тяжелым телом Грэма, распрямились. Флисс открыла глаза. Грэм стоял у кровати, поправляя складки своей сутаны.

— Боже мой, — бормотал он как безумный, — что ты теперь подумаешь обо мне? — Грэм виновато взглянул на Флисс. — Прости, Флисс. Со мной это впервые.

Флисс дрожала и не могла произнести ни слова. Она машинально поправила смятую, распахнувшуюся блузку и села на кровати. Но тут же соскочила с нее, устрашившись, что вдруг у Грэма опять изменится настроение.

— Ты простишь меня, правда? — умоляющим тоном просил Грэм.

В знак примирения он протянул руку, но Флисс в испуге отшатнулась. Не стоит повторять прошлые ошибки! Кольцо валялось на полу. Флисс подняла его и положила на тумбочку.

— Возьми свое кольцо и уходи! — прерывающимся голосом выговорила она. Флисс не терпелось остаться одной и принять душ, чтобы отмыться от его страстных объятий.

— Разве ты не понимаешь… я хотел как лучше… — заикаясь, повторял Грэм. — Я люблю тебя, Флисс. Я ни за что на свете не хотел бы обидеть тебя! — Кончиком языка он облизывал пересохшие губы. — Но ты права — епископ не одобрит мои действия. Он старомодный человек. Особенно когда речь идет о сексе.

— Не бойся, я буду молчать. Я не стану доносить епископу на тебя. Но если ты еще раз позволишь себе нечто подобное…

— Этого больше никогда не повторится. — Руки Грэма безвольно опустились по швам. Он печально склонил голову. — Просто мне стало обидно, что ты предпочитаешь мне человека вроде Моргана.

Губы Флисс дрогнули. Она не была готова к такому повороту разговора, к тому же не желала обсуждать с Грэмом свои чувства. Он разрушил ее надежды, лишился ее дружбы. Похоже, Флисс на роду написано вручать свою судьбу мужчинам, которые этого не заслуживают.

Она выпроводила Грэма в прихожую, с плохо скрываемым нетерпением дождалась, пока он наденет пальто и откроет дверь. Затем заперла за ним дверь на щеколду.

Если бы Грэм не испугался ее заявления насчет епископа, ей вряд ли удалось бы избежать насилия.

Плечи Флисс сотрясались от рыданий. Что же теперь делать? В пей еще теплилась слабая надежда встретиться с Морганом и выяснить все самой. Но если он на самом деле живет с другой женщиной, тогда все кончено…


Флисс сидела над стопкой ученических тетрадок, когда в дверь кто-то постучал.

Был поздний вечер. Флисс охватила тревога. Может быть, это опять Грэм, пришел просить прощения?

Стук повторился. Флисс нехотя поднялась с кресла. Грэм вряд ли решится устроить скандал. Слишком большой риск — услышат соседи, его прихожане. Если же он пришел извиняться, она просто не откроет ему дверь!

Она пересекла комнату и направилась к окну, чтобы взглянуть на позднего визитера. Приподняла угол занавески. У двери стоял Морган!

Каковы бы ни были его намерения, Флисс его не опасалась. Она боялась, пожалуй, лишь одного — Морган вряд ли сможет понять, как сильно она любит его.

— Морган, это ты? — спросила она, стараясь, чтобы голос ее звучал не слишком взволнованно. — Какой сюрприз!

— Можно войти?

На улице похолодало. Несмотря на то что на Моргане было теплое пальто, было видно, что он продрог.

— Конечно, входи, — ответила Флисс, отступив на шаг и пропуская Моргана в дверь. — Я не думала, что ты когда-нибудь захочешь прийти сюда еще раз.

— Вижу, тебя удивляет мой визит. — Морган остановился посреди комнаты. — Ты очень занята? Я не помешал? Наверняка ты думаешь, что я мог бы подождать до завтра.

Флисс невольно пожалела, что блузка и леггинсы, которые она надела после ванны, явно знавали лучшие времена. Волосы тоже были в беспорядке. Флисс вымыла голову, желая избавиться от запаха Грэма, и оставила их распущенными. Наверное, она выглядит полной неряхой!

— Сегодня вечером у меня был гость, — начал Морган, так и не дождавшись ответа от Флисс. — Поэтому я и приехал к тебе так поздно. Но мне нужно знать — правда ли то, что он говорит?

От волнения у Флисс пересохло во рту.

— Он? Кто такой этот «он»? Что он сказал? — обмирая, спросила она.

— Неужели не догадалась? — ухмыльнулся Морган. — Разумеется, пастор Блэнд. Судя по всему, ему пришлось долго дожидаться. Утром я ездил в Лондон и вернулся лишь к семи вечера.

— Грэм явился к тебе? — Флисс не верила собственным ушам. Затем с тревогой в голосе добавила: — Что ему было нужно?

— Как тебе сказать… — пристально взглянул на нее Морган. — Сначала я решил, что это ты послала его. Но по твоему лицу вижу, что ошибся.

Флисс в недоумении покачала головой.

— Зачем мне было посылать его? — едва слышно спросила она. — Почему ты так решил?

— Сам не знаю, — признался Морган. — Ты не возражаешь, если я присяду? С ног падаю от усталости.

— Садись, конечно. — Флисс указала на кресло, но Морган решительно направился к дивану. — Тебе принести что-нибудь? Чай, кофе? Может быть, сэндвич? Ты, наверное, проголодался.

— Достаточно лимонада, — устало сказал Морган.

Одним глотком Морган опустошил полбутылки прохладительного напитка.

— Теперь мне гораздо лучше, — благодарно сказал он. — Дома я не успел выпить чаю. После визита пастора меня охватило такое нетерпение, что я тут же сел в машину и помчался сюда.

Флисс понимающе кивнула. С каждым словом Моргана ее тревога возрастала. Что заставило Грэма постучаться в дверь к Моргану? Наверняка пастор изложил сегодняшние события в превратном свете. Иначе и быть не могло, не сомневалась Флисс. Она решила перехватить инициативу. Главное, не дать Моргану повторить обвинения, с которыми явился к нему Грэм. Поэтому Флисс, не раздумывая, сказала первое, что пришло ей на ум:

— Грэм говорит — ты снял квартиру в Солсбери. — Она старалась, чтобы голос ее прозвучал беззаботно. — Когда ты решил уехать из Лондона, я и представить не могла, что ты выберешь именно этот район.

— Ты недовольна? — сквозь зубы процедил Морган.

— Чем же?

— Тем, что я поселился в Солсбери.

— Разве это имеет какое-то отношение ко мне?

— Очень даже имеет, — мягко возразил Морган. — Давай наконец поговорим по существу.

— Разумеется, — согласилась Флисс. Она придвинула кресло поближе к Моргану. — Итак, о чем Грэм говорил с тобой? Впрочем, что бы он ни говорил, тебе не следует верить ни одному его слову!

Морган наклонился вперед и нахмурился.

— У Грэма были какие-то причины говорить мне неправду? Но с какой целью?

— Откуда мне знать? — спросила Флисс. — Может быть, ты наконец скажешь, о чем вы говорили? Давай попробуем разобраться вместе!

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Морган глубоко вздохнул и встал с дивана. По всему было видно, что слова Флисс задели его за живое. Она с тревогой следила за ним. Морган пересек гостиную и подошел к пылающему камину. Наконец, согревшись, он снял пальто и бросил его на спинку кресла.

— Грэм, наверное, рассказывал, что ко мне приезжала Линда, — отрывисто выпалил он.

Зрачки Флисс расширились от удивления.

— Линда? Не может быть! — воскликнула она. — Линда Джайлз?

— Кажется, у нас нет других знакомых по имени Линда! — резко ответил Морган. — Пастор Блэнд сказал — ты знаешь, что я живу с другой женщиной.

— Я? Знаю? — Флисс хотелось закричать, что именно Грэм вселил в нее эту уверенность. Однако сейчас момент был явно неподходящий для выяснения подробностей. — Разве она не ночевала у тебя? — вместо этого спросила она, стараясь, чтобы вопрос прозвучал как можно более нейтрально.

— Черт! Разумеется, не ночевала! — раздраженно воскликнул Морган и сердито посмотрел на Флисс. — За кого ты меня принимаешь? В отличие от пастора Блэнда я не волочусь за чужими женами. Нет, не перебивай меня, — Морган предостерегающе поднял руку. — Я знаю — он считал меня мертвецом! Теперь я воскрес. Но я никогда не испытывал ни малейшего влечения к Линде Джайлз. И ты прекрасно это знаешь!

Флисс перевела дух. Конечно, Морган прав!

Знай она заранее, что речь идет о Линде Джайлз, Флисс не стала бы делать столь поспешных выводов. Но ведь Грэм не назвал имени, а говорил о какой-то незнакомке.

— Зачем она приезжала? — все еще настороженно поинтересовалась Флисс.

— Ей стало известно, что мы расстались. Она предположила, что мне одиноко, и решила отвлечь меня от мрачных мыслей, — откровенно объяснил Морган. — Она извинялась за чрезмерное любопытство, но ей так хотелось посмотреть мою новую квартиру! Конечно, я сделал глупость, впустив ее в дом.

— И… что же произошло потом? — У Флисс перехватило дыхание.

— Потом? Что ты имеешь в виду, Флисс? — с горечью спросил Морган. — Если бы я хотел переспать с Линдой, я мог бы сделать это несколько лет назад. Я просто выставил ее за дверь!

Флисс понимающе кивнула.

— Все дело в том, что Грэм не знает, кто такая Линда Джайлз!

— А ты из мухи сделала слона!

— Да, наверное, ты прав. А что еще я могла предположить? Ведь… между нами все кончено…

— Что? Как ты посмела это сказать?! Восклицание Моргана было столь яростным, что Флисс отшатнулась. Сделав над собой усилие, она продолжала:

— А разве это не так? — Щеки ее запылали. — Ты так жестоко обошелся со мной в прошлый раз…

Морган сделал шаг в сторону Флисс.

— Я жестоко обошелся с тобой? — переспросил он с сомнением в голосе. — Ничего не понимаю! Когда?

— Да, ты поступил жестоко, — Флисс не могла поднять глаз на Моргана. — Я была уверена — ты никогда не захочешь встречаться со мной!

Морган опять чертыхнулся. Флисс показалось — сейчас он развернется и уйдет. Вместо этого Морган подошел к Флисс и, бережно взяв ее за руки, поднял с кресла.

— Я сильно разозлился тогда, — грубовато объяснил он. — Чувствовал себя униженным. Думал, ты отдалась мне из жалости.

Флисс взглянула в глаза Моргану.

— Но ты должен был понять…

— Что я должен был понять? — Глаза Моргана потемнели от гнева. — Я все прекрасно понял. Ты не желала меня. Ты думала о другом мужчине.

— Как ты мог подумать…

— …что ты используешь меня как заместителя? — Морган ухмыльнулся. — Всякий, оказавшись в таком унизительном положении, как я, поверит во что угодно.

— Но ты повел себя… — начала Флисс с сомнением в голосе.

— Как я повел себя? — Морган схватил ее за плечи. — Объясни, что ты имеешь в виду!

— Хорошо, постараюсь… — Флисс тщательно подбирала слова. — Мне показалось — ты ненавидишь меня…

— Это так и было, — жестко подтвердил Морган. — А что, по-твоему, я мог тогда чувствовать? Ты дала мне минуты райского наслаждения. Но я хотел большего…

— Ты шутишь! — воскликнула Флисс, не решаясь поверить собственным ушам.

Морган резко привлек ее к себе.

— Я серьезен, как никогда, — прошептал он. Пальцами он нащупал бьющуюся жилку на виске Флисс. — У тебя бешеный пульс. Значит ли это, что пастор Блэнд говорил правду?

— Все зависит от того, что именно он сказал… — прошептала она. Ей снова стало страшно.

— Ну что ж… — задумчиво произнес Морган, — пастор сказал, что, по его мнению, вы с ним… несовместимы. Он выразился именно так! — Морган нежно погладил Флисс по щеке. — Он сказал, что, даже если ты получишь развод, вы с ним никогда не поженитесь.

У Флисс перехватило дыхание. Конечно, ей следовало рассердиться на Грэма. Ведь он представил дело таким образом, будто ее разрыв с Грэмом произошел мирно и с соблюдением всех приличий. Но сейчас Флисс было не до нюансов. У нее будто гора свалилась с плеч. Грэм не стал сопротивляться. Спасая свою репутацию и желая искупить грех, он решил примирить Моргана и Флисс. Можно ли осуждать его за это?

— Грэм сказал правду, — с трудом выговорила Флисс. Она не могла оторвать взгляда от губ Моргана. — Да, все так и есть! Мы решили, что лучше расстаться. — Флисс прикоснулась к лацкану пиджака Моргана. — Но я думала, тебе все равно…

— Нет, мне не все равно! — прерывающимся от волнения голосом воскликнул Морган. Губы его приблизились к лицу Флисс. — Все, что касается тебя, волнует меня, и даже слишком. Именно так я думал все те годы, что провел за колючей проволокой в лагере. Так что можешь быть уверена в моих чувствах. Но я не знаю — любишь ли ты меня?

— Зачем ты спрашиваешь? — спросила Флисс на одном дыхании. — После всего, что с нами было, разве можно сомневаться?

— Мне не хочется, чтобы между нами были недоразумения. Если ты останешься со мной, то это навсегда! Я не похож на пастора Блэнда. У меня не хватит великодушия отказаться от тебя!

— Морган… — голос Флисс дрогнул. Слезы покатились по щекам. — Ты совсем не похож на Грэма, — прошептала она, обнимая его. Когда-нибудь она объяснит ему эти слова, но не сегодня. — Я сказала Грэму, что люблю тебя! И всегда любила тебя. Я поняла это в то утро, когда… когда мы с тобой…

— Занимались любовью, — хрипло закончил Морган. Он наклонился, и губы их слились в поцелуе.


В полночь Флисс захотелось пить, и она спустилась вниз. Морган задремал. Прежде чем выскользнуть из постели, Флисс несколько минут разглядывала его. Теперь, когда сон разгладил морщины на его лице, Морган казался намного моложе. В эти минуты Флисс наконец осознала, что же, собственно, произошло. Морган вернулся, он по-прежнему любит ее, и они вместе!

В кухне сильно сквозило, но Флисс не чувствовала холода. Тело ее согревала теплая волна наслаждения. Сердце пылало страстью. Она любит Моргана. Голова у нее кружилась от счастья.

Флисс решила выпить чаю. Она наполнила чайник и обхватила себя руками, ожидая, когда закипит вода.

Перед ее мысленным взором проносились воспоминания о страстных объятиях Моргана. Она заново переживала каждое его прикосновение. Флисс не терпелось поскорей вернуться наверх и убедиться, что Морган действительно в ее спальне.

Но Морган уже стоял за спиной Флисс и крепко обнимал ее. Флисс прижалась к нему и поняла, что Моргану тоже не спится.

— Безумие соскучился по тебе, — сказал он.

— Милый Морган, — шепнула она, отзываясь на его ласку. — Подожди минутку. Мне хочется чаю!

— Каждому — свое, — насмешливо сказал он, отпуская Флисс. Она осторожно взглянула на него. — Все в порядке, — добавил Морган, увидев, что Флисс встревожилась. — Я подожду. — В глазах его вспыхнул огонек страсти. — Пойду согрею постель. Не задерживайся долго.

Флисс кивнула, преодолев искушение кинуться вслед за Морганом к двери.

— Может быть, чаю? Или сэндвич? — крикнула она ему вслед.

— Ты знаешь, чего я хочу… — донеслось из коридора.


Флисс и Морган прилетели в Ньянду на празднование Миллениума. Флисс была на девятом месяце беременности. Морган беспокоился, как она перенесет столь длительное путешествие. Но Флисс уверяла его, что все будет в порядке, ведь они летели на президентском самолете, в сопровождении личного доктора президента. К тому же Флисс очень хотелось быть на церемонии вручения правительственной награды. Было любопытно взглянуть на человека, который сыграл столь значительную роль в ее жизни.

И все же оказаться в Ньяиде в конце одного из самых жарких месяцев года было почти пыткой. Флисс мучилась, тоскуя о снеге, который выпал в Англии на Рождество. Праздники они провели всей семьей в Тюдор-Кросс вместе с родителями Моргана. Свекровь очень беспокоилась, как бы дальняя поездка не отразилась на здоровье ее первого внука.

Президентский дворец находился на одном из высоких холмов, окружавших Кантангу. В здании не было кондиционеров, но толстые кирпичные стены хранили прохладу. Легкий бриз, веявший с океана, освежал воздух. Флисс с наслаждением разгуливала босиком по мраморному полу.

В самый канун Миллениума президент устроил прием. В шесть часов вечера церемония предусматривала коктейль, а в восемь часов Юлиус Мдола и его гости должны были пожаловать к столу. После ужина предполагалась церемония вручения наград. И в заключение праздничный фейерверк, назначенный ровно на двенадцать часов ночи.

Морган опасался, что столь насыщенная программа будет тяжела для Флисс. Они провели в Ньянде уже три дня, но Моргана не покидало беспокойство за ее здоровье.

— Не волнуйся, я чувствую себя прекрасно, — успокаивала его Флисс. Она лежала на кровати, наблюдая за тем, как Морган надевает праздыичный костюм. — Президент… — нерешительно начала Флисс, — то есть Юлиус, разрешил мне сидеть во время церемониальных мероприятий. Платье, которое он мне подарил, как нельзя лучше подходит для здешней жары.

— Оно тебе к лицу, — рассеянно заметил Морган. Ему никак не удавалось завязать узел галстука, и он наклонился за помощью к Флисс. — И вообще — ты само очарование! — подбодрил он жену, проведя рукой по ее округлому животу. — Но не забывай — ты моя женщина, а не президента!

— «Моя женщина»! — Глаза Флисс лукаво вспыхнули. — Я вижу, тебе очень понравились местные обычаи.

— Вовсе нет! — не согласился Морган. — Эта страна всегда будет напоминать мне о том, что я мог потерять.

— Но ведь мы с тобой ничего не потеряли, — мягко возразила Флисс. — Наоборот — за эти четыре года мы научились ценить то, что имеем. Утром наступит новое тысячелетие, и мы вступим в него вместе. Это единственное, что для нас важно. Для нас и для нашего малыша. — Флисс прижала руку Моргана к животу. — Чувствуешь? Мне кажется, он согласен.


Во время коктейля Флисс стало нехорошо. Должно быть, она слишком много времени провела на ногах. Она присела на одну из кушеток, расставленных вдоль стен. Посидев, Флисс почувствовала себя намного лучше.

— Вам, наверное, жарко? — справился президент Мдола, подойдя к ней.

Флисс смутилась. Она хотела встать, но Мдола жестом удержал ее.

— Отдыхайте, пожалуйста, — любезно сказал он, присаживаясь рядом. — Рад, что мой подарок пришелся вам по вкусу.

Флисс залилась румянцем и поглядела на свое цветастое сари. Оно было сшито из тончайшего турецкого шелка и идеально подходило для местного климата.

— Мне нравится ваш подарок, — просто ответила Флисс. — Вы были так добры. В нем намного прохладнее, чем в тех платьях, которые я взяла с собой.

— Счастлив, что доставил вам удовольствие, — ответил Мдола, потягивая коктейль. — Меня очень обрадовал ваш визит. Сегодня особый день для всех нас. Без помощи вашего мужа, возможно, нам не удалось бы отметить сегодняшний праздник. Боюсь, вы все еще не можете простить мне известие о мнимой гибели Моргана, — тихо сказал он. — Позвольте объяснить вам, почему так произошло. Мне хотелось бы, чтобы вы знали — дело вовсе не в моей собственной безопасности.

— Но ведь теперь это не имеет значения, — наморщила лоб Флисс.

— Увы, имеет. — Юлиус осторожно коснулся ее руки. — Не знаю, поверите ли вы моему рассказу. Слава богу, вы не были знакомы с бывшим президентом. Если бы генералу Унгаве стало известно, что ваш муж не погиб в засаде, жизнь Моргана действительно оказалась бы в страшной опасности. К тому же Унгаве быстро бы смекнул, для чего нам понадобилась помощь вашего мужа. Вот почему мои люди получили приказ уничтожить все личные вещи Моргана. Противникам генерала Унгаве — впрочем, как и некоторым из его друзей — редко удавалось избежать его мести. В общем, мы должны были убедить генерала в том, что Морган погиб. Не сомневаюсь, Морган рассказывал — мы вели гражданскую войну. А на войне как на войне.

— Морган был в курсе дела? — Флисс недоверчиво покачала головой.

— Нет, не был, — вздохнул Юлиус. — Боюсь, предоставь мы ему выбор между жизнью и вашим спокойствием, дорогая Флисс, он повел бы себя как безрассудный рыцарь. Я не имел права рисковать. Ведь Морган стал моим другом. По нашим обычаям дружба дороже золота.

Флисс перевела дух. Морган наверняка знал правду о своем положении, однако не проронил ни слова. Флисс понимала — только таким образом он мог защитить ее право на выбор. То есть право Флисс обрести счастье с другим.

В последние девять месяцев Флисс многое узнала о своем муже. Самой ценной чертой его характера была способность прощать.

Флисс и Морган купили дом в Солсбери, неподалеку от домика тети Софи. Флисс продолжала учительствовать в Уиттерсли. Разумеется, ей пришлось взять декретный отпуск, но позже она планировала вернуться в школу. Пастор Грэм Блэнд решил начать новую жизнь и уехал на другой конец страны.

Флисс собиралась поблагодарить Юлиуса за оказанное доверие. Однако в этот момент ее тело пронзила острая боль. Неужели ребенок готов появиться на свет? Но ведь до ожидаемого срока еще больше трех недель!

— Вам нездоровится?

Юлиус с беспокойством взглянул на Флисс. Но боль отступила.

— Ничего, со мной все в порядке, — уверила его Флисс. На всякий случай она оглядела зал, пытаясь отыскать мужа. Морган стоял в окружении офицеров президентской гвардии. Судя по всему, они вспоминали о войне.

— Сегодня здесь очень многолюдно, — сказал Юлиус. — К тому же воздух чрезмерно влажный. Ничего, скоро сядем за стол — кондиционеры в банкетном зале более мощные. Еще раз хотел бы поблагодарить вас за то, что вы приехали в Ньянду в такое… — Юлиус подыскивал подходящее слово, — в такое ответственное время.

— Нам обоим очень хотелось приехать, — поспешила заверить Флисс. — Прошу прощения, если доставила вам беспокойство.

— Вы — прекрасная женщина! — любезно ответил Юлиус. — Я счастлив, что у моего друга такая очаровательная жена! Теперь я понимаю, почему он запретил расспрашивать о вас. Очевидно, его мучила мысль, что вы могли встретить и полюбить другого человека.

Флисс была растрогана откровенностью Юлиуса. Сияющими глазами она взглянула на мужа. Лицо ее светилось от любви. Но тут опять ее тело содрогнулось от нового приступа. Флисс едва не задохнулась. Она уже не могла скрыть свое состояние от Юлиуса.

Морган быстро подошел к ней.

— Что случилось, Флисс? — спросил он, беря ее за руки и садясь на корточки перед ней. — Тебе нехорошо? Хочешь обратно в резиденцию?

— Думаю, что…

Флисс не могла говорить. Ее опять скрутила судорога. Юлиус дотронулся до рукава Моргана.

— У меня есть опыт в делах подобного рода, — тихо сказал он. — Похоже, ваш ребенок должен вот-вот появиться. Оставайтесь с женой, Морган. Сейчас я отдам необходимые распоряжения.

Морган сел на кушетку рядом с Флисс. В зале прозвучало объявление о начале ужина. Гости начали покидать зал. Вскоре Юлиус вернулся.

— Идите за мной, — поторопил он Флисс и Моргана. — Фелисити будет под наблюдением моего личного врача. Здесь, во дворце, есть медицинская служба. Надеюсь, роды пройдут как нельзя лучше.

— Вы говорите «роды»?.. — с трудом произнесла Флисс.

Юлиус ободряюще улыбнулся.

— Не волнуйтесь. Ребенок получит двойное гражданство, — сказал он.


Под утро Флисс родила мальчика. Ночь прошла в тревогах и заботах. Флисс изнемогала от усталости. Но, увидев сморщенное красное личико своего первенца, приободрилась.

— Посмотри, Морган, — сказала Флисс едва слышно, когда Морган поднес к ней младенца. — Он так похож на тебя! У него такие же светлые волосы!

— Просто копия, — с улыбкой согласился Морган, присаживаясь на край кровати. Он заключил лицо жены в свои ладони. — Как хорошо, Флисс, что все обошлось! Всю ночь я проклинал себя за то, что согласился на это путешествие. Я не должен был вести себя как эгоист. Тебе могли повредить столь дальний перелет и жара.

— Ни за что на свете не отпустила бы тебя одного! — упрямо ответила Флисс. — В прошлый раз ты исчез на целых четыре года. — Она ласково дотронулась до руки Моргана. — Я люблю тебя.

— И я люблю тебя, — сказал Морган. — Ты и представить не можешь, как сильно я люблю тебя.

— Ну почему же — могу, — прошептала Флисс. Она посмотрела на ребенка. — Взгляни, дорогой, глаза его открыты. Он думает, что здесь не так уж и плохо!

— Я счастлив, как никогда в жизни! — воскликнул Морган. — Я самый счастливый человек на свете!

Флисс улыбнулась, но тут же по лицу ее пробежала тень огорчения.

— Боже мой, Морган! — вскричала она. — Ты же пропустил церемонию! Тебе следовало оставить меня и присоединиться к празднику.

— Успокойся, дорогая, — улыбнулся Морган. — Я был на самой важной для меня церемонии в мире. — Он наклонился и поцеловал Флисс. — Думаю, мы отметили наступление нового тысячелетия как нельзя лучше!


home | my bookshelf | | Четыре года без тебя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу