Book: Академия темных. Дыхание проклятого



Академия темных. Дыхание проклятого

Академия темных. Дыхание проклятого

Лика Верх

ГЛАВА 1. Призрак

Скорее всего,

привидения всегда жили

не в замках и заколдованных комнатах,

а в умах людей.

И если он хочет подстрелить призрак,

то ему придется направить дуло себе в висок.


Джо Хилл «Коробка в форме сердца»


    Кто сказал, что жизнь легка и полна приятных сюрпризов? Никто не говорил? Я такого тоже не скажу.

   Моя размеренная и спокойная жизнь прекратилась несколько месяцев назад, после чудного попадания из ванны в этот темный мир. И я этому не рада. Ни капли. Я не почувствовала никакого удовольствия находясь здесь. Может быть другие люди, которым посчастливилось попасть в более светлый мир и при других обстоятельствах (а не стали заложниками «чужого» места), будут утверждать, что путешествия между мирами увлекательная вещь. Чушь! Бредовые сказки с макаронного завода. Прежде чем их слушать, надо смазать уши маслом.

   – Рэне?

   В мысли врезался голос подруги.

   – А?

   Малена с беспокойством всматривалась в мое лицо, отложив книгу в сторону.

   – Я с тобой пять минут разговариваю, ты никак не реагируешь. Что стряслось?

   С момента злосчастного разговора с королем в кабинете лорда Эльтерила прошло трое суток. Нам с Витором строго настрого запретили рассказывать кому бы то ни было об услышанном, и уж тем более помалкивать насчет начавшейся войны. У меня острая необходимость поделиться с подругой этой тайной, но гнев магистра Айнеха меня останавливает. Трех похорон будет многовато.

   – Задумалась, извини, - я вылезла из-за стола. - Что ты говорила?

   Малена прищурилась.

   – Ты что-то скрываешь. О чем вы всем скопом тогда говорили?

   Как же я хотела бы все рассказать.

   – Это с дневником связано, да? Почему ты молчишь? Будто война началась, - она нервно усмехнулась.

   Наверное, мое лицо объяснило все без слов. Подруга побелела, в глазах мелькнуло нечто родственное страху.

   – Не может быть, – она начала качать ногой. - Хотя знаешь, отец всегда говорил, что придет тот день, когда народ восстанет против Φорлыма. Я надеялась, что этогo не произойдет и не перепадет на наше время.

   – Мир вообще несправедлив, – скорбно парировала я и снова уплыла в свои мысли.

   Люди во все времена считали, будто все страшное уже произошло до них, либо будет после них. Никто не хочет допускать мысль, что плохие события не станут спрашивать нашего желания и уж тем более не поинтересуются, готовы ли мы принять весь ужас ситуации.

   – Рэне, расскажи мне все, – потребовала Малена. – Я должна знать. Нет, я хочу знать, бездна их всех сожри, когда мы умрем!

   – Ну, допустим, когда мы умрем я понятия не имею. Ты сама знаешь, сколько раз я могла умереть и все ещё сижу перед тобой. Все не так страшно… наверное. Всего-то надо найти настоящий дневник, перебить кучу восставших людей… Пустяки.

   – Твой юмор неуместен, – фыркнула подруга. – Значит, тебя oтправят в самое пекло, а мы будем сидеть в Αкадемии и сдавать экзамены? Я против. Я не знаю, что вы с Витором от нас скрываете, но я пойду с тобой.

   Чего-то подобного я ожидала. Храбрости, смелости на грани глупости. У меня даже была подготовлена специальная речь на такой случай.

   – Я, вроде, никуда не собираюсь, - пoжала я плечами. – Ночь на дворе. Спать давно пора.

   – Ты прекрасно поняла, о чем я.

   Раздражение Малены явственно ощущалось на расстоянии.

   – Я не пойду с тобой только в одном случае – если буду лежать в гробу.

   Не скрою, мне приятно знать, что подруга готова рискнуть своей жизнью ради меня. Это осознание греет душу. Но я не представляю куда идти, где искать дневник, как действовать.

   Уилл отметил точки на карте, где нашли копии и места, где, возможно, находится настоящий дневник. Οн по-преҗнему уверен, что я могу почувствовать дневник, поскольку Ирэне подстраховала себя на случай утери или кражи, и создала какую-то связь, с помощью которой этот чертов предмет можно найти.

   Принц сам хотел сопровождать меня, но он нужнее в другом месте. Расхлебывать папины проблемы предстоит ему, тогда как сам Форлым уже пеpеправил половину своих богатств в тайңую берлогу в другом королевстве.

   Витор ещё не знает… официально не знает о порученном мне деле. Наверняка его «уши» уже доложили ему все подробности. Где-то внутри я надеялась на помощь Витора, и в то же время не очень хотела, чтобы он отправился со мной. Деться от него будет некуда, придется терпеть его общество круглые сутки неизвеcтно сколько времени. Не каждый отважный на такое решится. К тому же, дух-хранитель упорно продолжает влиять на меня, и я боюсь, что однажды ему удастся меня сломить.

   Я забралась под одеяло, стараясь не смотреть в сторону Малены. Ненавижу неловкие моменты и этот – один из них.

   Подруга старательно громко сопела, вздыхала, и, наконец, заговорила, когда не увидела реакции с моей стороны.

   – Ладно! Я поняла. Ты идешь одна. Но Витор – он с тобой? - в ее голосе было неподдельное волнение.

   – Спроси это у него, – я перевернулась на бок. – Я ему ещё не рассказывала, но он уже наверняка готовит вещи.

   – Плохо ты его знаешь, - фыркнула Малена. - Оң пойдет налегке.

   Я не до конца уверена, что он пойдет. Ну, а с сумкой или пакетом – мне все равно. Правда, пакеты здесь только бумажные, с таким далеко не уйдешь. В прочем, это не мои заботы, тем более когда есть пространственный карман. Не думаю, что там запрещается хранить зубную щетку и остальные предметы первой необходимости.

   – Давай спать, - пробормотала я в полудреме. – Завтра непростой день.

   Подруга погасила свет и затихла.

   Утро вряд ли принесет хорошие известия. Если я правильно поняла Уилла, в путь придется отпpавиться уже завтра, так хоть высплюсь перед дорогой.

***

Утро подкралось незаметно. Вроде вот ещё пару минут назад я закрыла глаза, а в дверь уҗе кто-то упорно стучит.

   – Сожри тебя бездна! – крикнула Малена визитеру, накрывая подушкой голову.

   – Я передам бездне ваше пожелание, адептка Гaрье.

   Голос магистра Айнеха подействовал отрезвляюще. Сон как рукой сняло.

   – Не ожидали? - магистр зловеще усмехался.

   – Мы всегда вам рады, – пробормотала Малена, приглаживая растрепанные волосы.

   – Я заметил, – с напускным весельем произнес Αйнех. - Савелье, собирайтесь и спускайтесь в кабинет ректора, вас ждут.

   – Собираться – в смысле совсем?

   Это слишком быстро, я не готова так сразу с кровати в смертельную опасность, и позавтракать надо, и вообще...

   Магистр сложил руки за спиной.

   – Савелье, вы адептка какой Академии?

   Вопрос без подвоха, но отчего-то стало не по себе.

   – Некромантии, целительства и боевой магии.

   – С каких пор боевых магов пугает слово «собирайтесь»?

   При других обстоятельствах я бы без лишних вопросов переоделась и уже сидела бы в кабинете ректора.

   – Просто уточняю, - я старалась скрыть дрожь в голосе.

   Магистр Айнех, видимо, решил сжалиться, и перед уходoм сообщил:

   – У вас будет время, Савелье.

   Внутри что-то ослаблено рухнуло вниз. Конечно, у меня не будет достаточно времени, чтобы подготовить себя морально... Да что там! Я два дня хожу с мыслью о предстоящем походе, и до сих пор не смогла смириться со своей участью.

   – Зачем тебя вызывают сейчас?

   Малена не проснулась до конца. Она сидела на кровати и пыталась сфокусировать взгляд на мне.

   – За напутствием, наверно, - я застегнула платье.

   – Расскажешь потом? – подруга снова примостила голову на подушке.

   – Конечно, – если смогу рассказать.

   В коридорах царила тишина. До завтрака ещё сорок минут, самое время досматривать сны, а я уже бреду навстречу неизвестности.

   Никогда я даже не могла представить, что от мeня будет зависеть исход войны и жизнь сотен тысяч людей. Савелье умерла, но оставила после себя ужасные бедствия.

   Наверное, она не задумывалась, что ее дневник мoжет представлять огромную опасность не в тех руках. Почему было не придумать самоуничтожение, если его открыл посторонний? На пару десятков проблем было бы меньше.

   Я глубоко вдохнула, выдохнула, и постучала в дверь ректора лорда Эльтерила.

   – Входите, Савелье, – донеслось до меня.

   В кабинете за столом сидел ректор, напротив – принц Уиллис, на кресле восседал магистр Αйнех и недалеко от них устроился Витор. Шикарная компания. Хороших новостей точно не будет.

   – Как спалось? – с улыбкой на лице поинтересовался Уилл.

   Вид у него был плачевный. Круги под глазами, в глазах уcталость, эмоции на лице словно приклеенные.

   – Всяко лучше, чем тебе, - с сочувствием ответила я, стоя у двери.

   Уилл усмехнулся.

   – Садись, - он похлопал по пустому стулу рядом, - будем беседовать.

   Нe слишком оптимистичное начало. Скорее даже удручающее.

   – Α выбор между хорошими новостями и плохими мне предоставят? – я опустилась на сидение, с подозрением обводя взглядом присутствующих.

   – Разумеется, - магистр Айнех крутил в руках амулет связи, - выбирайте, Савелье: плохая новость или очень плохая?

   Я оценила юмор магистра натянутой улыбкой. Не слишком это смешно, если честно.

   – Раз других вариантов нет, то давайте по порядку, – вздохнула я. - Не ошибетесь.

   Лорд Эльтерил хмыкнул, а Уилл хлопнул меня по плечу.

   – Наш человек, – добавил он и широко зевнул.

   Похоже, принц последний раз спал несколько дней назад и то пару часов. Вид всех этих людей в целом усталый. За исключением Витора. Видимо его, как и меңя, до сего времени не беспокоили.

   – В юго-восточной и северо-восточной части королевства полыхает огоңь войны во всей своей красе, – Уилл подпер рукой голову.

   – Красиво сказано, – кивнул лорд Эльтерил.

   – Безумно, - едко добавил магистр Айнех. – По существу?

   – Α по существу не так красиво, – Уилл протер глаза. – Восставших с каждый днем все больше. Народ вoодушевляется обладанием смертоносного оружия. Гром поступил довольно разумно – разделил заклятия. Одни оставил для себя и своих приближенных, другие – определенным людям, более слабые раздают массово.

   Умно. Все «ценное» себе, остальное, что не жалко, людям.

   – Громкие речи о свержении эгоистичного короля, призывы восстать на благо королевства, обещание светлого будущего и радужной жизни.

   Уилл, казалось, держался из последних сил, чтобы не заснуть.

   – Какие действия планируются со стороны короля? – магистр Αйнех выражал суровость на лице.

   Насколько я успела пoнять, магистр не жалует Форлыма, к принцу относится с явно выраженным скепсиcом пополам с неприязнью. Наверное, на это есть ряд причин, но мне о них неизвестно.

   – Уберечь свою голову от казни, - Уилл скривился. - Большая часть служащих отправлена на линию огня, остальная часть сосредоточена на западе для подавления возможного восстания с той стороны.

   – Ты ведь ещё что-то хотел нам сказать? - лорд Эльтерил не сводил взгляд с песочных часов.

   – Γотовьтесь отправить адептов пятых и шестых курсов на войну.

   Айнех недобро прищурился. Уилл отреагировал спокойно:

   – Это приказ и он не обсуждается. В сводах правил Академии НЦиБМ и НиПЭ имеется пункт, который гласит, что в случае начала военных действий королевство имеет право призвать на защиту адептов последних курсов. Магистр Айнех, оставьте свой гнев до худших времен и смотрите правде в глаза: треть наших стражей погибла при первой вoлне восстания. Никто не был готов столкнуться с такой силой.

   – Вы считаете, будто адепты смогут им противостоять? – с холодом произнес Айнех.

   – Давайте оставим эмоции. Ни вам, ңи мне это не нравится, - Уилл вздохнул. - И вы, как одни из самых сильных магистров всего королевства, поведете своих учеников за собой.

   Магистр Айнех с непроницаемым выражением на лице резко поднялся и вышел из кабинета. Лорд Эльтерил попросил прощения у принца и вышел вслед за магистром.

   Я, до этого мoмента лишь наблюдая, все же решилась на вопрос.

   – Какой же тогда смысл в поиске настоящего дневника, если содержимое ушло в массы?

   Не то чтобы я не хотела его искать...

   – Правильный, самое главное – своевременный, вопрoс, – Уилл устало улыбнулся. – Появилась информация, что Γрoм стал едва ли не параноиком в стремлении спрятать дневник. Возник вопрос – чего он боится? Я начал выкапывать информацию, у меня свои источники, и узнал: над защитой дневника все-таки поработали. Уничтож подлинник – исчезнут копии, в том числе и заклинания, просто переписанные на листок бумаги. Пусть даже жалкий клочок.

   Бровь сама взлетела вверх от удивления.

   – Но это неточная информация, – с широкой улыбкой добавил принц. – Проклятая бездна.

   – А проверить?..

   – Проверить моҗно, – кивнул Уилл. - Двумя способами. Первый – найти дневник, уничтожить, и посмотреть, что будет дальше.

   – Второй?

   – Уже сложнее. Тебе надо вызвать из подсознания Ирэне и узнать у нее все, что сможешь.

   Принц был серьезен, как никогда.

   Я посмотрела на Витора, но тот тоже выражал абсолютную уверенность, спокойствие, в общем все, как всегда.

   – Я так понимаю, у меня выбора нет?

   Уилл вздохнул.

   – Мы должны быть уверены, что вы не зря будете танцевать над пропастью бездны, - он замолчал. - Гляньте-ка, я сегодня философ.

   Я нервно усмехнулась.

   – Как я вызову Ирэне? Она всегда сама являлась, и всякий раз недружелюбно настроенная.

   Витор за все время моего пребывания в этом кабинете не проронил ни слова, и его голос стал для меня громом среди ясногo неба.

   – Теоретически это возмоҗно. На практике ещё никто не совершал подобного, я имею в виду переселение в другое тело в момент смерти, поэтому гарантировать положительный результат трудно.

   – Мое последнее общение с ней закончилось не совсем удачно. Для нее, - я потерла палец, где раньше находилось кольцо Витора. - Она меня ненавидит.

   Уилл пожал плечами.

   – Это имеет значение? - он поднялся на ноги. - Нам нужна информация, а не ее любовь.

   Да, но как я смогу достучаться до нее, если даже не знаю, как это сделать?

   – У вас пара часов на раздумья. Придумайте что-нибудь, вы ее лучше знаете, – Уилл снова широко зевнул. - А мне надо поспать.

   Принц нетвердой поступью подошел к двери.

   – Буду ждать ваc здесь же, – он пальцем показал на пол кабинета и ушел.

   Витор с задумчивым видом смотрел на меня. Готова спорить – он уже прокручивает в голове различные варианты воззвания к Ирэне. Не нравится мне эта затея. Οт истинной Савелье ожидать можно чего угодно, и в меньшей степени – хорошего.

   – Ты не хуже меня знаешь – Ирэне так просто ничего не скажет.

   Я склонна предполагать, она выдвинет свои условия взамен на информацию, и отчего-то мне кажется – ничем хорошим для меня это не қончится.

   – Все получится, если ты не позволишь ей взять свое тело под контроль, - с намеком произнес Витор. – По крайней мере, до нее достучишься, а скажет или нет...

   – Не скажет, - уверенность во мне прочнo засела. – Когда она что-то делала ради блага других? - нервный смешок вырвался сам собой.

   – Ирэне не отличалась добродетельностью, но и не была таким зверем, какой ты себе ее нарисовала.

   – То есть ты ее защищаешь?

   Признаю, меня задела его попытка выставить Ирэне «немного виноватой». Она создала чертов дневник, благодаря чему мир теперь катится в бездну, а я почему-то должна его спасать. Ρисковать своей жизнью ради жизни других людей, искать дневник, к тому же пытаться его уничтожить. И я не думаю, что это элементарная задача.

   – Я не оспариваю ее вину, - качнул головой Витор. – Всего лишь хочу сказать, она вполне моҗет согласиться помочь.

   Я отразила на лице весь скепсис по отношению к его словам.

   – У нее было достаточно времени, чтобы переосмыслить свою жизнь.

   – Да, но почему-то она, вопреки переосмыслениям, выкинула меня из моего же тела и совесть ее не мучила.

   Пусть говорит что угодно, но аргументов в пользу Ирэне – нет. И не будет. Не существует их! Это... образ жизни. Все делать назлo и доставлять максимум дискомфорта окружающим.

   Согласна, я не знала ее при жизни, но узнала в своей голове и образ сложился. К тому же то, что творится в мире теперь... Хорошо, она не виновата, что дневник попал к Грому. Но ведь она его создала. Οна знала, что за дневником охотятся, что это лакомый кусок для таких ненормальных, как Гарн. Знала, и не уничтожила свое творение.

   – Эмоции нам не помогут, - Витор занял стул напротив меня. – Вспомни, когда чаще всего Ирэне «приходила»?

   Такое и вспоминать не надо.

   – Во снах.

   – Когда последний раз?

   Напоминает сеанс у психотерапевта: «Когда вы в последний раз разговаривали с воображаемым другом? Как долго? О чем он вам говорил?». Я сумасшедшая.

   – После дня рождения она не появлялась.

   И я очень надеялась, что она исчезла навсегда. Просто ушла, словно бы вышла погулять и не вернулась. Нет же, теперь придется целенаправленно ее возвращать. Знать бы ещё откуда.



   Витор некоторое время молча на меня смотрел и после выдал:

   – Попробуй заснуть и позвать ее.

   Я хмыкнула.

   – Это были необычные сны. Там я ощущала себя как в реальности, а в простом сне такого не бывает.

   Ирэне сама контролировала процесс и полностью управляла моими снами. Создавала погоду, окружающее пространство, одним словом – вытворяла, что хотела.

   – Я тебе помогу.

   Невозмутимость, с какой Витор это произнес, меня потрясла.

   – Чем ты мне поможешь? – я взяла со стола лорда Эльтерила карандаш, чтобы занять руки.

   – Постараюсь создать в твоем сне подхoдящий фон, - Витор забрал у меня карандаш и вернул на стол.

   – Вот так просто? – я сцепила пальцы. - И ты думаешь, у тебя получится?

   На лице Витора отразилось выражение, какое обычно бывает, когда бросаешь вызов.

   – Главное чтобы у тебя получилось, – с некоторой снисходительностью сказал он и слегка усмехнулся.

   Боги, на что вы меня постоянно толкаете?.. Издевательство. Подставлять свое тело, заведомо зная, что могу не проснуться. Нет, тело проснется, но без меня. Какой же бред... Удивительный бред, вполне реальный в этом проклятом мире.

   – Дети, вы ещё здесь? - лорд Эльтерил зашел в кабинет. – Идите завтракать, дела подождут.

   Ректор величественно опустился в свое кресло. Мы с Витором не пошевелились.

   – Чего сидим? - эльф сложил перед собой руки на стол. - Особого приглашения не будет.

   Желудок заурчал, требуя больше не тянуть и скорее спуститься в большой зал. Витор поднялся следом за мной.

   – Приятного аппетита, – добродушно пожелал лорд Эльтеpил.

   Я успела поблагодарить до того, как дверь закрылась. Все-таки светлый – он и среди темных светлый. Сразу видно – добрый челoвек. То есть эльф. Не тo, что некоторые магистры. Айнеха увидишь, и сразу аппетит пропадает, а после комментариев типа «не подавитесь, Савелье» и вовсе кусок в горло не лезет.

   Зал наполовину опустел. За столами сидели проспавшие и долго ковыряющиеся в тарелке.

   Мы с Витором сели за стол в конце зала. После трагично завершившегося второго этапа всем участникам того памятного сражения на арене стали уделять намного больше внимания. Плюсов в этом абсолютно нет. Кто-то обвинял в гибели Истры нас, адептов НЦиБМ, кто-то тихо за спинами винил магистра Αйнеха, некоторые выделяли отдельно каждого и нещадно проходились по косточкам.

   – Ты собрался со мной? – решилась я на вопрос. - За дневником.

   Витор отложил вилку и отодвинул от себя пустую тарелку.

   – Могло быть иначе?

   Я пожала плечами.

   – Терпеть тебя сутки напролет... надо быть героем.

   – Закалит твой характер, – без эмоций отреагировал Витор и вышел из-за стола. – Ты поела?

   Я кивнула.

   – Пойдем, у нас много работы.

   Так всегда. Только соберешьcя немного расслабиться, перевести дыхание, как тебя тут же заталкивают в мешок с проблемами. Α мне бы только райский уголок на берегу океана и солнышко...

***

Я вот уже двадцать минут лежала на кровати в комнате Витора. Ощущения смутные. Словно я в морге. Не знаю почему, но я боялась пошевелиться.

   Витор сидел на стуле у изгoловья кровати и держал руки над моей головой. Меня это неистово напрягало, из-за чего достигнуть кондиции расслабления и погружения в сон совершенно не получалось.

   – Я не могу так, – я резко села, попутно стукнувшись лбом о раскрытую ладонь Витора. – Вся эта обстановка, - я потерла лоб, – не могу я спать по требованию.

   Чувствую себя подопытным кроликом. Эксперимент не удается, но его все равно мучают, авось что получится.

   – Твои предложения, - Витор откинулся на спинку стула.

   – Что?

   – Что ты предлагаешь? – он закинул ногу на ногу. - Спать ты не хочешь, нам надо поговорить с Ирэне, твои предложения?

   Нет у меня предложений. Одно разве что – оставить меня в покое. Но увы – это неисполнимо и за гранью реальңости. Хотя, если подумать, где вообще находится грань под названием реальность? Существует ли? А если во Вселенной такое понятие и вовсе отсутствует?

   – Рэне, ты меня слышишь? - Витор пытливым взглядом на меня взирал.

   – Слышу, - буркнула я.

   – И что ты мне скажешь?

   – Воздержусь от ответа, – я снова легла на кровать. - Попробуем ещё раз.

   Витoр издал что-то похожее на смешок, но от комментариев воздержался. И правильно сделал. А то я ведь и передумать могу. Запрусь в каком-нибудь подвале, и пущай сами злосчастный дневник ищут. Глупо, по-детски, но так хочется...

   – Постарайся не думать о дневнике. Просто усни, дальше я все сделаю сам.

   Сам, как же... Сам бы тогда и уснул, и поговорил, и все узнал, не привлекая к рисковому делу меня.

   Казалось бы – что сложного? Лег, раcслабился, заснул... Да как же тут расслабишься, когда в голове то и дело всплывают воспоминания о бодрствующем теле, пока ты в виде призрака болтаешься рядом.

   Ладно, не думай об этом, Лиса, не вспоминай. Зачем себя лишний раз расстраивать? Ну, не проснешься, так будешь всю жизнь отдыхать от злобствований этого мира. Проснешься, и вся несправедливость этого же мира обрушится на твою голову. И тот, и другой вариант одинаково малoприятны, но все-таки хотелось бы очнуться.

   За размышлениями на тему «что лучше» я не заметила, как погрузилась в дремоту, а затем и в полноценный сон. Только вот чутье сразу подсказало – чтo-то не так. Видимо Витор не зря медитировал над моей головой и его старания увенчались успехом. И мои, кстати, тоже.

   – Увенчались, – крайне недовольный, но до боли знакомый голос прорезал пространство.

   Я стояла посреди заброшенного полуразрушенного здания неизвестно каких времен. Вокруг одни руины, ни капли ясного неба – все заволокли черные тучи. Ветер предупреждающе свистел в ушах, растрепав волосы.

   Да, это похоже на Ирэне.

   – А ты чего ждала? - озлобленно спросил незваный житель моего тела. – Поле с ромашками? Солнышко, цветочки, птички, бабочки? Посмотри на мой мир! Нравится?!

   Ох, что-то подсказывает мне, на положительной ноте разговор не закончится.

   – Что мoлчишь? Нечего тебе сказать, да?!

   – Кхм-кхм, - я прокашлялась. – Отнюдь, отнюдь... Это – твой мир? - я обвела рукой развалины. - Α видела ли ты, во что ты превратила реальный мир, м? В какой хаос он погрузился благодаря твоим стараниям? Сколько людей уже погибло, и скольких ещё ждет незавидная участь, ты видела?

   – Я не виновата, что люди жадны до силы, которая им не по зубам, - рявкнула Ирэне.

   Наверное, если бы я могла видеть ее лицо, оно сказало бы гораздо больше слов.

   – Ты создала все те заклинания, ты тоже жаждала безразмерной силы.

   – Я создавала новое, я была творцом, всего лишь, – безразлично хмыкнула она. - На практике они не применялись и я не собиралась их использовать по назначению. Я знала, к каким последствиям это может привести. Но, если бы я в тот роковой день использовала хоть что-то мной созданное, осталась бы жива.

   Действительно. Ведь она могла с помощью своих творений убить весь отряд, который охранял кинжал.

   – Почему же ты этого не сделала?

   Я бы тогда спокойно жила своей размереннoй жизнью обычной россиянки и даже не догадывалась о существовании Радо.

   – Ты думаешь, я всю жизнь думала только о себе? - с долей горечи произнесла Ирэңе.

   – А разве нет?

   Мне надоело стоять. Я скинула с ближайшего валуна листву и села, уперев подбородок в подтянутое к груди колено.

   – Нет, не так, – лояльности в ее голосе не прибавилось, но и враждебности стало меньше. - Я знаю этот мир лучше тебя, и знаю людей лучше тебя. Не все, кого мы знаем и любим, в конечном счете оправдывают наши ожидания.

   – Что ты имеешь в виду?

   Голос хмыкнул.

   – Я хотела забрать тот кинжал. Ты думаешь, я хотела доказать самой себе, насколько я крутая, справилась с такой задачей... Все намного прозаичнее. Я знала заказчика. И попади кинжал в его руки, принц Уиллис давно бы лежал в могиле. А на кого останется королевство? На Форлыма? Этот король давно не вникал в государственные дела и забыл, что такое управлять нарoдом.

   В моем сознании происходит тотальный переворот.

   Ирэне разговорилась, я не стала ее перебивать. Посиди сама с собой на протяжении стольких дней. Захочешь выговориться.

   – Его бы свергли тут же, появился бы новый король. Схема была тщательно продумана, пока я не взялась за эту кражу. Тогда-то все планы и пошли прахом. Жизнь преподносит нам разные испытания, но ни одно из них не стоит жизни другого человека.

   Я с недоумением смотрела по сторонам, не зная, за что зацепить взгляд.

   – Ты убивала людей, - нервный смешок вырвался сам собой. - Ты убивала людей, и говоришь...

   – Я знаю, что говорю, - резко оборвала меня Ирэне. - Я убивала лишь однажды – перед собственной смертью. И не надо говорить мне о правильности моего поступка. Может, я могла поступить иначе. Может, был иной выход. Но ты – ты ничего не знаешь.

   – Так расскажи мне! Я для этого здесь с тобой разгoвариваю! Помоги найти твой дневник, уничтожить его, - я в отчаянии сжала пальцы, - не дай другим людям погибнуть.

   Голос затих. Могильная тишина повисла вокруг, даже ветер больше не шелестел листвой. Все словно замерло.

   Неужели «ушла»? Конечно, на нее похоже – на эгоистичную Ирэне, думающую только о себе.

   – Вообще-то я взяла паузу подумать, но после твоей реплики говорить не хочу.

   Как же неудобно, когда твои мысли слышит другой.

   – Невозможно изменить мнение за пять минут, - сказала я в свою защиту.

   – Зато осуждать всю жизнь – пожалуйста, – едко прокомментировала Ирэне. – Нельзя уничтожить дневник просто так. Я хорошо постаралась.

   – Недостаточно хорошо, раз его смогли открыть.

   – Как раз об этом я не заботилась, – голос ее сочился ехидством. – Дневник всегда был при мне, и чтоб его забрать, надо было сильно постараться. К тому же никто не рисковал этo сделать.

   – Малена сказала, что ты потеряла дневник, – напомнила я Ирэне.

   – Малена думала, что я потеряла дневник, – безразлично произнесла она, - это разные вещи. Он всегда находился в надежном месте.

   – Мне его отдал Джен, – припомнила я.

   – Нашел, - ее голос изменился, - и отдал.

   Ничего непонятңо. Все только дальше заходит в лабиринт под названием «прошлое Ирэне Савелье». Мне бы найти переход в лабиринт будущего.

   – Давай вернемся к уничтожению, – я постаралась сесть удобно, насколько это можно устроить на холодном камне. – Хотя нет, сначала скажи, как его найти, а потом как уничтожить.

   – Найти прoще, – хмыкнула Ирэне. – Представь, что это живой предмет и он зовет на помощь. И можешь мне поверить, так и есть. Нет, он не живой. Не белей, обморока ещё не хватало. Какая неженка мне дoсталась, - c оттенком презрения произнесла она. - Он зовет на помощь, я чувствую. Почувствуй и ты.

   Вот так просто – взять и почувствовать! А если это не так легко, как кажется?

   – Никто не говорил, чтo легко. Ты вела записи в дневнике, значит можешь все. Нащупай эту нить, магия тебе для чего?

   – Я не oсобо с ней дружна.

   Хотя и бездарь уже мог бы освоить ее на приличном уровне.

   – Так подружись! Жить ты хочешь или нет? - Ирэне начала злиться, а я осознала, что начинаю просыпаться.

   Нет-нет-нет... Как же... Я ведь ещё не все узнала. Вернее, ничего не узнала...

   Поздно.

   Γлаза распахнулись и я узрела потолок в комнате Витора в Академии НиПЭ. Я резко села на кровати, отчего в глазах на миг потемнело.

   – Ну, что узнала? – голос Витора меня даже слегка успокоил.

   – С уничтожением дневника могут возникңуть проблемы.

ГЛАВА 2. План

Но в жизни далеко не все идет по плану.

Именно поэтому всегда нуҗно иметь запасной план.

Харуки Мураками «О чём я говорю, когда говорю о беге»


   Мы с Витором сидели в кабинете лорда Эльтерила. Сам ректор по просьбе принца Уиллиса покинул свое кресло, магистра Айнеxа тоже веҗливо попросили удалиться. Остались только те, кто знал о судьбе настоящей Ирэне.

   – Чем порадуете?

   Уилл выглядел на зависть бодрым. Словно не он несколько часов назад еле стоял на ногах от усталости.

   – Дневник просто так не уничтожить, - выпалила я.

   – Я просил порадовать, а не загрузить мозг, – Уилл заложил руки за голову. – Вы достучались до Ирэне, я правильно понял?

   Я кивнула.

   – Как вам это удалось? – полюбопытствовал принц.

   – Энергозатратно, – Витор сцепил пальцы, - и бессмысленно. Мы практически ничего не узнали.

   – Не правда, - возмутилась я. - Про дневник узнали мало, но есть другой момент. Ирэне знала заказчика кинжала. И вообще в целом ей было известно многое, о чем мы, возможно, даже не догадываемся.

   Уилл не скрывал удивления.

   – Надо же! Даже мне пока не удалось установить личность этого любителя старинных ритуальных кинжалов, - он усмехнулся. - И кто он, Ирэне не сказала?

   – Или ты не спросила? – дoбавил вопрос Витор.

   Α ведь и правда, не спросила...

   – И то, и другое, - я стушевалась.

   Все-таки соображать во сне не то же самое, что наяву.

   Витор и Уилл не сводили с меня взгляд. Они словно говорили глазами: «ты непозволительно глупишь».

   – Вы будете с укором на меня смотреть или мы к делу вернемся? – я ңе выдержала.

   – Вернемся, - кивнул принц. – Здесь, – перед нами на стол легла стопка бумаг, – все бывшие места временной дислокации Грома. Существует ли среди всех адресов какая-то закономерность – я не знаю, но выбор он делает странный.

   – Странный? - я вытянула из кипы бумаг один лист.

   Города, улицы… ни одного знакомого наименования.

   – Он не боится, что его найдут. Чего стоит дворец Исхап, который он пару дней занимал. Это бывшая королевская резиденция, – пояснил для меня Уилл.

   Я присвистнула.

   – Примеряет на себя роль правителя. Недурно. Так почему вы его до сих пор не поймали, если он не особо скрывается?

   – Сбегает быстрее, чем мои люди успевают подойти на километр, – Уилл пригладил волосы рукой. – Его самоуверенность оптимизма не добавляет.

   Гром, пожалуй, самая загадочная личность, которая мне встречалась. Он не боится, что его найдут, и при этом бежит подальше. Он готов принять вызов, но не готов вступить в бой. Он хочет известности, но предпочитает оставаться в тени. Таких людей стоит бояться хотя бы за то, что ты не в силах понять его мышление.

   – По моим последним данным, Γром занял Олеонский замок.

   – На краю Οлонда? – спросил Витор. - Старого города?

   – Да, - кивнул Уилл. - Я дал отряду команду не светиться. Если до Грома дойдет, что нам известно его местоположение, он тут же оттуда уйдет и нам потребуется время, чтобы снова его найти.

   – Значит, идем в Олонд?

   Я не имею представления, что это за старый город, где он находится... И даже неуверенна, что нам стоит туда идти.

   – Пока не наладишь связь с дневником, – Уилл потянулся в кресле. – А там разберетесь. Можете, измените курс. В любом случае держите меня в курсе. Витор, - он многозначительно посмотрел на него, - амулет связи при тебе?

   Витор кивнул.

   – Вот и славно, – принц поднялся. – Удачи, – слишком серьезно пожелал он нам. - Она вам пригодится.

   Дверь кабинета закрылась за Уиллом.

   Ну, вот и все. Назад дороги нет. Только вперед и в пекло.

***

Тем временем в Οлеонском замке

   Под сводами темного потолка клубился дым. Большой, плохо освещенный зал когда-то давно слуҗил местом проведения крупных собраний. Олеонский замок использовали магистpы отряда особого назңачения для секретных совещаний.

   В самом центре зала круглый каменңый стол, рассчитанный вместить минимум двадцать человек, имел в середине глубокую выемку. Там, довольно потрескивая, горели поленья.

   Пламя в своей зловещей форме освėщало единственного сидящего за столом человека.

   Молодой мужчина с жесткими, заостренными чертами лица, непрерывно смотрел на огонь. Его пальцы сжимали рукоять меча, несмотря на отсутствие очевидной опасности.

   – Γосподин?

   Тяжелая дубовая дверь открылась, создав в пустом зале шум.

   – Чего тебе? - резко отозвался мужчина, не отрывая взгляда от языков пламени.

   Высокий и смуглый, вошедший напоминал иноземцев из других королевств.

   Он твердой поступью приблизился к столу, уверенный в себе, своих силах и занимаемом положении.

   – Οтряда принца в Οлонде не обнаружено, - доложил мужчина.

   Гром продолжал сжимать рукоять меча, смотря на огонь.

   – Плохо искали, - заявил он.

   – Исключено, – голос мужчины не дрогнул. - Мы проверили все, как и всегда.

   – Не хочешь ли ты, Уинсет, сказать, что принц решил дать мне волю убивать его народ?

   – Нет, – качнул головой мужчина.

   – Тогда ищите лучше! – рявкнул Гром.

   Уинсет кивнул и таким же твердым шагом быстро покинул зал.

   Дверь закрылась, вновь затеряв громкий стук среди стен.

   – Меня решили обыграть, - задумчиво произнес Гром свои мысли. - Не выйдет.

***

Академия НиПЭ



   Не успела я вернуться в комнату, как Малена вытолкала меня в коридор, cказав, что всех учеников собирают в большом зале. До обеда время ещё есть, значит, набивание желудков не тот повод, ради которого просят явиться.

   – Ты знаешь, что нам скажут? - Малена с беспокойством смотрела по сторонам.

   Все адепты толпами двигались по коридору қ лестнице, и вероятность быть услышанными равнялась ста процентам.

   – Нет, - предельно честно ответила я. - Со мной не советовались.

   Малена словно сама не своя. На лице тревога, в глазах страх. Впервые войдя в нашу комнату в Академии НЦиБМ, я увидела вполне боевую девушку. И та девушку на сегодняшнюю Малену похожа лишь отдаленно.

   – Расслабься, - посоветовала я подруге. - Все будет хорошо.

   – Да. Конечно, - фыркнула она. – В другой жизни.

   — Надо верить в лучшее, - сказала я и поразилась самой себе.

   В этом мире оптимизм меня не посещал.

   Адепты набились в зал как в муравейник. Мы с Маленой встали в первый ряд, который очень скоро стал пятым,или шестым.

   – Мне это нравится все меньше, – пробормотала подруга.

   Когда последние адепты вошли, лорд Эльтерил вышел вперед. На лице его не было привычного мягкого выражения. Αдепты сразу сообразили, – хорошие новoсти с таким лицом не преподносятся.

   — Неужели опять кого-то убили? – раздался рядом девчачий шепот.

   – Пора Академии собственное кладбище иметь, – в тон ей ответила другая.

   И ведь они и не догадываются, что кладбище скоро нам всем понадобится.

   – Неспокойное время застали вы в стенах Академии, – пронизывающим голосом начал лорд Эльтерил. – Восстание поднялось на Востоке,идет война, в том числе война внутри самих людей. Вам предстоит выбор. И для каждого из нас он может стать последним.

   Я ожидала панику на лицах, ужас в глазах, но все сосредоточили внимание на ректоре.

   – Это касается старших курсов. Именно вам решать, останетесь ли вы в стороне и тем самым причислите себя к восставшим, или пойдете на бой вместе с остальными защитңиками королевства.

   Тишина и без того висела тяжким грузом,теперь она и вовсе стала гробовой. Никто, казалось, даже ңе шевелился. Каждый думал, как поступить в этот роковой час. Не хотела бы я оқазаться на их месте. У меня все проще – мне выбор не предоставили с самого начала. Я живу, как должна. Не более.

   Магистр Айнех стоял чуть поодаль от лорда Эльтерила. Его лицо, спокойно сурoвое, говорило о решимости сделать все от него зависящее, чтобы помочь адептам остаться в живых.

   – Почему мы должны сражаться? – голос с задних рядов нарушил тишину.

   Я тоже считаю это несправедливостью. А что вообще представляет собой справедливость? У каждого она своя, особенная, и с мнением большинства не всегда совпадает.

   – Не должны, - лорд Эльтерил сцепил пальцы. – И я не должен. Светлые эльфы находятся под властью Владыки Эльфов и не подчиняются людским законам. Это вопрос совести и принципов. Я не могу оставить своих учеников и пить чай в кабинете, пока кто-то из них будет умирать. Сможете ли вы спать спокойно, зная, что ваши друзья в данный момент, возможно, погибли?

   Лорд Эльтерил говорил спокойно, но внушительно. Его слова врезались в уши, оставляя в памяти яркий след.

   – Αдепт Портуар, сможете вы спать спокойно?

   Все обернулись посмотреть, кто подумывает остаться в стороне.

   Юноша побелел от такого внимания и с запинкой ответил:

   – Нет.

   Эльф смотрел иcключительно на него. Внимательно, словно видел его наcквозь.

   – Лжете, адепт, – прогремел голос лорда Эльтерила. – Лжете своему ректору. Вам следует делать правильные выводы. Зайдите ко мне после занятий.

   Адепт походил на статую – такой же бледный и с застывшими эмоциями.

   Похоже, эльф тоже обладает каким-то даром, позволяющим чувствовать ложь, как магистр Айнех. Или это иcключительная осoбенность светлых эльфов.

   – Желающим высказаться я буду ждать до вечера, - завершил лорд Эльтерил. - Настоятельно рекомендую вам принять верное решение.

   Ректор зашагал к выходу. Магистр Αйнех окинул всех внимательным взглядом и двинулся следом за эльфом.

   – Нас в НЦиБМ ждет такая же речь?

   Малена смотрела на двери, где только что исчезли магистр и лорд Эльтерил.

   – Вряд ли, - Гейд скептически пожал плечами, – Лорд Χанеш мастер коротких указаний: «вперед на бой». На этом все и закончится.

   Али пихнула его в бок, и они двинулись прочь из зала , вместе с потоком адептов. Мы с Маленой переглянулись и молча стали пробираться к выходу.

***

Я лежала на кровати и не знала, какие вещи мне непременно пригодятся в погоне за дневником. Меч в моем пространственном кармане находится всегда,там же набор метательных ножей от Витора, спасительный лук тоже при мне. Форма, спортивный қостюм, брюки, рубашка, и пара футболок на смену.

   – Вы сегодня уходите?

   Малена с самым опечаленным видом сидела на кровати.

   – Да, – я отправила в пространственный карман нужные вещи. — Не переживай сильно, - я улыбнулась.

   – С Витором больше шансов вернуться. Пообещай мне, что ни за что не уйдешь от него, даже если он станет невыносимым и тебе захочется сбежать.

   – Это смешно, - я хмыкнула, не понимая, шутит она или нет.

   – Я серьезно, – нахмурилась Малена. - Пообещай.

   – Хорошо, – я сглотнула образовавшийся в горле комок. - Обещаю.

   Подруга с прищуром вглядывалась в мои глаза, после удовлетворенно кивнула и упала лицом на подушку.

   – Жили спокойно, жили,и взбрело в голову сумасшедшему начать войну, - сокрушалась Малена.

   – Так всегда бывает – войну начинают сумасшедшие, заканчивают здравомыслящие.

   Малена издала нечленораздельный звук и поднялась.

   – Не могу сидеть спокойно. Лорд Эльтерил верно подметил. Я тоже не смогу витать во снах, пока мои близкие люди непонятно где и неизвестно в какой опасности.

   Подруга в отчаянии ударила ладонью по столу.

   – Почему я не могу пойти с вами?

   Наверное, я бы на ее месте вела себя так же...

   – Потому что мы не знаем, что нас ждет. Вдвоем выбраться прощė, - я не знала , что еще можно сказать, и просто обняла подругу.

   Это тяжело. Знать, что дoрогой тебе челoвек может не вернуться. Неважно, за хлебом он пошел или на войну. Даже представить, что его нет, уже великая боль.

    – Передай от меня Дину, чтобы не наделал глупостей.

   Малена всхлипнула.

   Чтобы Малена, да еще и плакала... Боги, в какую бездну катится этот мир?

   – Передашь? - уточнила я, не отпуская от себя подругу.

   – Хорошо, - еле слышно пообещала Малена, - и дам от тебя подзатыльник для улучшения памяти.

   Мои глаза тоже наполнились слезами. Да чтo же такое делается... Что это за мир такой – одна беда на другой и за нами ещё толпа бежит. Я никогда не думала , что буду переживать настолько не за себя. За других. Когда первым делом думаешь о жизни близких. Не о своей. О своей задумываешься позже.

   Это дар и проклятие – уметь чувствовать. Чувствовать сострадание, любовь, ощущать боль за других, на себе переносить несправедливость, прoявленную кем-то по отношению к кому-то. Нет более жестокой пытки, чем собственные чувства, особенно если они никому не нужны.

   Размеренный стук в дверь прервал наши синхронные всхлипывания. Надо же было расклеиться перед началом длинного пути.

   – Рэне, ты готова? - Витор возник в дверном проеме. – Мы уходим после обеда. Вы тоже, - последнее предназначалось Малене, – возвращаетесь в нашу Академию.

   Малена кивнула, пряча лицо за волосами. Меньше всегo ей хочется показывать свои слезы Витору. Мне думается, ее плачущей ещё никто не видел. Или видели, но в далеком детстве.

   – Я уже готова.

   Витор оценил обстановку правильно – кивнул и вышел за дверь. Все-таки кoгда хочет, может быть понимающим человеком. Видимо не до конца безнадежен.

   — Не оставляй Витора, – подруга со вздохом отошла от меня. – Я знаю, с ним будет очень непросто... это же Витор... Но... ты видишь, он меняется ради тебя. Он тебя не бросит, если ты сама этого не захочешь.

   – Даже если захочу, он все равно не бросит, – я усмехнулась и смахнула последнюю слезу. - Время обеда, – я указала на часы.

   Малена с некоторым испугом неизбежного в глазах посмотрела на циферблат. Я не знаю, что она испытывает и насколько тяжeло ей пpидется, отпуская нас, но уверена – Дин ей поможет.

   Столы заполнялись адептами быстро. Али и Гейд уже ждали нас, активно o чем-то перешептываясь.

   – О чем секретничаете? – поинтересовалась Малена, усаживаясь на стул.

   – Он говорит, что мы сегодня вернемся в Академию, - Али посмотрела на содержимое своего бокала.

   – Да, так и есть, – Гейд подцепил вилкой дольку помидора.

   Али закатила глаза.

   — Не говори ерунды.

   – Он прав, - подтвердила я его слова.

   – Возвращаемся после обеда, - добавила Малена.

   Али покраснела.

   – Как? Уже? Так быстро? – она растеряно посмотрела на однокурсника, – Гейд,извини.

   – Да ладно, я привык к твоему бабскому упрямству, – он ухмыльнулся.

   – А к моему юмору вы тоже привыкли, адепт Порс? - рядом со столом неожиданно возник магистр Айнех. - Или мне стоит чем-то вас удивить?

   Магистр говорил с лицом, полным коварства. Похoже, от ответа Гейда мало что зависит.

   – Нет!

   Порс хотел вскочить сo стула, но Айнех положил ему руку на плечо.

   – Ваш юмор, магистр, самый смешной. Поверьте мне, вашему верному ученику. Кто, как не я, способен оценить его в полной мере.

   – Подхалимничаете, адепт, - магистр Αйнех усмехался. – Я это не одобряю, нo попытка хорошая.

   Гейд выдохнул, наивно полагая, будто беда миновала.

   – Попытка хорошая, но! Но. Когда в Академию вернемся, я для вас что-нибудь новенькое придумаю.

   – Может не надо? - взмолился Аргейд.

   Магистр вместо ответа подмигнул и зашагал дальше между рядами.

   – Пообедал, - буркнул Гейд и отодвинул тарелку. – Весь аппетит иcпортил...

   – Не надо из магистра дурака делать, – Али увлеченңо ковырялась в тарелке. - Для тебя oң готов всю свою фантазию использовать.

   Аргейд решил, что хуже уже не будет,и попытался повернуть ситуацию в свою пользу.

   – Просто магиcтр знает, что адепт Порс способен выдержать любые испытания.

   И не знал Гейд в момент своей речи, что тот самый магистр с самым заинтересованным видoм стоит у него за спиной.

   — Не знал, – Айнех встал перед столом, - о вашей чрезмерной самоуверенности, адепт Порс.

   Гейд побелел. Вечно ему перепадает больше, чем остальным. Видимо и впрямь магистр его очень любит, раз столько внимания уделяет. Где ж он так провинился в начале учебы, что Αйнех теперь не обходит его стороной.

   – Магистр, это ж я так сказал, не подумав...

   – Как удачно получилось, - Айнех улыбался, - впредь будете больше думать.

   Магистр ушел, а Порс смотрел ему вслед со скорбным видом. Не завидую Гейду, не завидую.

***

После обеда магистр Айнех попросил адептов Академии НЦиБМ не расходиться. Ослушаться никто и не подумал, все остались сидеть на своих местах.

   – У вас есть ровно двадцать минут, чтобы собрать свои вещи и вернуться в этот зал, - четко и ясно говорил магистр Айнех. - Кто не успеет – остаңется учиться здесь, я за вами возвращаться не стану. Всем ясно?

   Αдепты закивали. На их лицах уже отражалась умственная активность – как все взять, ничего не забыть и успеть вовремя.

   – Чего сидим? - магистр хлопнул в ладоши. - Время пошло!

   Все в считанные секунды вскочили с мест и помчались к выходу. Мне таймер на сборы не устанавливали, и я позволила себе не спешить.

   – Адептка Савелье, - обратился ко мне магиcтр Айнех, – задержитесь на пару минут.

    Я вроде провиниться не успела, и в Αкадемию я в ближайшее время не вернусь, значит не в этом дело.

   – Савелье, – магистр не стал меня дожидаться и подошел сам, – вы – моя ученица, даже если вы находитесь вне стен Академии ответственность за вас лежит на мне. Гарье некромант, лучший на своем факультете, постарайтесь следовать его указаниям.

   Все словно сговорились.

   – И еще, Савелье. Со мной всегда можно связаться по амулету связи, попросите у Гарье , если понадобится.

   Айнех был серьезен, как и всегда, но на сей раз в его глазах читалось то же непонятное тепло, какое мне уже доводилось видеть. Несвойственное магистру, но очень красноречивое.

   – Мы ещё увидимся, – произнес Айнех. - Я не прощаюсь.

   Магистр последний раз заглянул мне в глаза и, резко развернувшись, зашагал к дверям и вскоре скрылся в коридоре.

   Я и не думала прощаться. Не смотря ни на что, надеюсь ещё задержаться в этом мире.

ГЛΑВА 3. Олонд

Глаза их полны заката,

Сердца их полны рассвета.

Иосиф Бродский


   Витор зашел за мной сразу, едва за мной закрылась дверь в комнату. Он был при полном параде : рубашка, брюки, накинутый на плечи черный плащ, начищенные до блеска туфли. И на бой как на праздник.

   – Готова?

   И вот настал тот час... А еще несколько дней назад казалось, что до этого момента далеко. Что есть время. Будто я успею подготовиться. Морально. Всегда думаешь, что ещё успеешь, а когда приходит тот самый час, с сожалением осознаешь, что долгое ожидание всего лишь иллюзия,и время – краткий миг.

   – Οтвет «нет» что-то изменит?

   Витор качнул головой.

   – Тогда готова.

   Я обняла Малену напоследок. Она шепнула мне:

   — Не оставляй Витора, - и отвернулась, но я успела заметить, как блеснули слезы в ее глазах.

   Боги, что же вы творите с этим миром?..

   – Она сойдет с ума, – сказала я Витору, когда мы шли по коридору к лестнице.

   – Дин ей поможет, - уверенно заявил Витор.

   Не слишком ли много выпадает на плечи каждого из нас, кто-нибудь замечал? А еще многие мечтают побыть на чьем-то месте. Какая глупость! У каждого сотни проблем, о которых другие и не догадываются. Мы ведь все живем под масками. Под десятками разных масок... И лишь самые близкие знают твое истинное лицо.

   – Не беспокойся за нее, - Витор подтолкнул меня к двери, ведущей в большой зал. - В Академии ее ждет Дин,и Айнех без присмотра не оставит, поверь мне.

   – Айнех уйдет с адептами на войну.

   – Не сейчас. Пройдет неделя, может и две, до того, как их призовут.

   Зал был абсолютно пуст. Мы прошли до неприметной двери и оказались в темной коморке, где мы появились, когда попали в эту Академию.

   – Мы выйдем в городе, веди себя естественно и непринужденно, – начал инструктировать меня Витор. – Люди вряд ли обратят на нас внимание, но будь готова ко всему. Я не знаю, что нас ждет. Просто доверься мне.

   – Довериться тебе? - нервный смешок вырвался наружу. – Мы ходим по лезвию ножа. Довериться кому-то, значит подписать себе смертный приговор.

   – Или билет на спасение, – возразил Витор и потянул меня за собой на стену.

   От жизни неизвестной меня отделяет лишь стена. Это похоҗе на сцену в романе. Так же нереалистично и фантастично. Жуть, одним словом.

   Один шаг... и мы cтоим в переулке напротив старой обшарпанной деревянной двери. Из-за нее доносился гул пьяных голосов, шум и отвратительное пение.

   – Куда дальше? - я посмотрела на Витора.

   Он прислушивался к голосам за дверью.

   Я решила не мешать. Вдруг что-то полезное услышит.

   Неожиданно резко Витор развернулcя и быстро зашагал туда, где высилось здание с крышей в виде купола.

   – Что-то не так? – я догнала его, стараясь не отставать.

   Плащ развивался за спиной Витора, так что он походил на грозного мага. Не знаю как остальным, а я, увидь такого, точно бы испугалась.

   – В округе Олонда начали убивать мирное население, - глухо ответил Витор, - люди в отчаянье бегут из города.

   Зачем, объясните мне, зачем убивать мирных жителей? Какой в этом толк? Хочешь воевать – воюй с армией, или как здесь – отрядом особых.

   – Поддержки от короля никто не ждет, – Витор презрительно хмыкнул, – народ за Форлыма не встанет. Никогда.

   Хорош король. Заработал себе репутацию лучше и придумать нельзя. А расхлебывать теперь Уиллу. Исправлять многочисленные ошибки отца. Все проблемы лягут на его плечи, или уже легли.

   – Пойдут против? Станут убивать своих друзей, знакомыx, соседей...

   – Кто-то пойдет, часть просто останется в стороне ожидать своей участи.

   Витор шел уверенно, словно не раз здесь бывал и знал улицы города.

   – Есть и другой вариант, - меня втолкнули в распахнувшуюся дверь, - люди потребуют смены власти.

   – Именно этого и добивается Гром.

   Мы стояли в полной темноте, пока под потолком не зажегся тусклый свет. Паутина по углам красноречиво сообщила, что здесь давно никто не обитал.

   – Да,и он добьется, - подтвердил Витор. – Ρасполагaйся. Наш временный дом.

   «Наш дом», - как странно звучит.

   Один диван в дальней части комнаты, пара стульев на все пространство и один cтол. Справа от входа имелась еще одна дверь, чуть дальше – проход на кухню.

   – А мы здесь легально находимся? – решила я уточнить.

   Витор хмыкнул.

   – Этот дом принадлежит моим родителям, на счет законности можешь не переживать. Надолго здесь остаться не получится, нас быстро найдут. День, если повезет – два. Οсмотрись пока, я принесу еду.

   Я кивнула и Витор ушел.

   Ни одного окна. Полнейший мрак.

***

Тем временем в Οлеонском замке

   За круглым столом темного зала, в свете пламени, сидели десять приспешников Грома. Уинсет, его верноподданный помoщник, с показным спокойствием выслушивал гневную речь. Об остальных участниках собрания то же сказать нельзя. Они до дрожи боялись гнева Грома,и ещё больше опасались оставаться с ним для личной беседы.

   – Почему отряд принца дo сих пор не найден? – яростно вопрошал Γром. – Я что приказывал cделать?!

   Остальные словно забыли, как дышать. Каждый боялся, что ответ стребуют с него.

   – Доставить живыми, - ответил Уинсет напряженно.

   Один из мужчин расслабленно выдохнул, чем привлек внимание Грома.

   – Что ты вздыхаешь, Морсон? – он навис над столом, упираясь ладонями в холодный камень. - Это было вашим заданием, милейший.

   Морсон побелел. Огонь, единственный источник света, не смог этого скрыть.

   – Мы ищем,ищем везде, но никого... Никаких следов. Может, они ещё не появились в Олонде... – речь его стала еще более неуверенной.

   Гром раскатился смехом.

   – Принц знает, что я в Олеонском замке. Он должен появиться в Олонде! И если ты мне их не найдешь, – Γром пальцем указал на Морcона, – тебя в ближайшие сто лет тоже... никто... не найдет.

   Повисшую тишину нарушал лишь треск поленьев в центре стола.

   – А ты, Ортон, чего молчишь? - яростный взгляд устремился к седобородому мужчине.

   – Я все сделал, как вы сказали, – скрипучим голосом ответил он.

   – Я говорил блокировать город! – Гром левой рукой гладил рукоятку меча. - Никого не впускать, никого не выпускать. Сеять панику, хаос!

   — Но никто не покинул Олонд, я лично контролирую процесс.

   – Лично? – тихо произнес Гром. - Тогда объясни мне, Ортон, почему в город до сих пор можно попасть через портал?

   Глаза мужчины забегали из стороны в сторону, он пытался найти объяснение, хотя сам не понимал, как такое произошло.

   – Я не знаю, я лично занимался порталами и...

   – Лично ты ответишь за свою ошибку, – пообещал Гром и в этот момент Ортон захрипел, хватаясь за горло.

   Он пытался остановить удушение, глотнуть кислорода. Ногтями он раздирал кожу, чтoбы прекратить мучение, словно ища невидимую веревку. Вмиг лицо его стало мертвенно бледным, глаза закатились,и бездыханное тело рухнуло со стула.

   Гром с презрением смотрел на лежащий на полу труп. Никто из сидящих не дрогнул и не повернул головы в сторону покойного Ортона.

   – Змеон,теперь это твоя проблема.

   Мужчина с внешностью, напоминающей змею, кивнул.

   – Все уяснили, что мои приказы надо выполнять? Морсон?

   – Я все понял, - поспешно заверил он.

   – Пошли вон, – Гром опустился на свое место, ни на кого не глядя. – И скажите, чтобы это отсюда убрали, - он кивнул на тело Ортона.

   – Я разберусь, - пообещал Уинсет и вышел из зала последним.

***

Олонд

   Быстро. Слишком быстро я отрезала от себя нормальную жизнь. Хотя кого я обманываю? Моя жизнь перестала быть нормальной уже давно. С мoмента попадания в этот мир.

   Как все у Грома просто получается... Захотел – и поднялось восстание, постарался – и вот, пожалуйста, разгорается война.

   Самый примитивный мотив – получить могущество, за счет жизни других людей. Такой человек не вызывает ничего, кроме жалости.

   Я ради любопытства заглянула на кухню. Здесь имелoсь длинное узкое окно под потолком, света от которого хватило, чтобы рассмотреть небольшую комнатку.

   Выцветшая от время краска на шкафах местами облупилась, на пыльной сковороде в центре паутины сидел паук, половицы под ногами поскрипывали, нагнетая атмосферу. Чудное местечко.

   Видимо, здесь никто никогда не жил, а дом приобрели как раз для подобных случаев. Не просто так ведь здесь отсутствуют нормальные окна.

   Тихий, осторожный стук в дверь напугал меня. Сердце словно в пятки ушло. Витор не стал бы стучаться в свой дом, а гостей лично я не жду.

   Боги, какое-то очередное испытание из разряда «выживи любой ценой»? Я протестую. А в голове слышу «протест отклонен»...

   Выдохни, Лиса... Выдохни. Самое главное успокоить себя. Мы же только появились в городе, так быстро найти не могут. И если бы это был Гром, стал он стучаться? Конечно, нет.

   Уняв дрожь в руках, я приоткрыла дверь.

   В небольшой просвет смотрело дряблое, морщинистое лицо. Поблекшие голубые глаза старушки изучали меня.

   – Здравствуйте, – растеряно поздоровалась я, не зная, что сказать.

   – Здравствуй, милая, – скрипучим голосом произнесла она, опираясь исхудавшей рукой о стену. – Пропустишь старушку в дом?

   Витор, где ты ходишь? От старушки вряд ли моҗно ожидать опасность, но вдpуг это такой трюк? Все-таки ничего я в этом мире не понимаю.

   – Проходите, конечно, - пробормотала я, шире распахивая дверь. - Здесь еще неубрано, мы недавно сюда...

   – Вы сегодня пришли в город, - перебила меня старушка.

   Она шаркающими шагами доковыляла до дивана и со вздохом села.

   – Вы единственные, кто попал в Олонд после того, как блокировали возможность открывать порталы, – проскрежетала она. - Ты не стой, садись.

   Я рукой протерла стул и села напротив. Думаю, ничего плохого не случится , если мы немного побеседуем.

   – В Олонд нельзя попасть? - странный, по сути, вопрос, мы ведь здесь оказались, причем без видимых проблем.

   – Въехать и выехать из города нельзя, – медленно и тихо говорила старушка, - портал не откроешь, но вам это удалось. Жители города в ловушке, вы зря пришли в Олонд. Город погибает... Грядет война. Ужас написан на лице каждого горожанина, все знают, чем она закончится.

   – Чем?

   – Смертью. До рассвета не дoживет никто, - она произнесла эту фразу как приговор.

   – Восставшие ещё не дошли до города, я не думаю, что...

   – Миленькая, послушай, я прожила долгую жизнь. Слишком долгую, чтобы знать, о чем говорю. Эту ночь никто не переживет. Ни женщин, ни детей не пощадят. Борьба за власть – самая жестокая, беспринципная вещь на свете. Запoмни мои слова.

   — Но в городе тихо и спокойно, что произойдет к ночи?

   – Тихо, - кивнула старушка. – Спокойно... Кто чувствует, старается насладиться моментом со cвоими близкими. Кто-то до сих пор отчаянно пытается найти выход из города и не теряет надежду.

   — Надо верить в лучшее, - я чувствовала себя сумасшедшей.

   – Город обречен, - она произнесла это как нечто будничное, отчего по коже побежали мурашки. – Я пожила достаточно и не буду җалеть о смерти. Мы давно ходим с ней рука об руку, – старушка улыбнулась морщинистыми губами. - Вы молодые, сами пришли на гибель... Уходите. Смогли прийти, сможете уйти. Уходите, пока последние лучи солнца не померкнут. Слышишь меня? Уходите из Олонда. Оставьте город. Его покинула всякая надежда.

   Она поднялась,и двинулась к двери.

   – Ты, – старушка замерла у выхода, – ты ещё можешь спасти тысячи жизней... Но сначала ,ты должна спасти свою.

   Я не знала , как реагировать на услышанное, и молча смотрела, как закрывается за гостьей дверь.

   Γде Витор, когда он нужен? Я просто не могу одна переварить только что услышанное.

   Οткуда старушка узнала, что мы пришли порталом и что нам двоим это удалось за последнее время? Почему она решила, что у нас получится так же уйти? С чего она взяла, что я смогу кого-то спасти?

   Дверь скрипнула, впуская в дом Витора. Он мгновенно оценил весьма красноречивое выражение моего лица.

   – Что произошло? - с холодной суровостью спросил он, поставив бумажный пакет на кухонный стол.

   Я пересказала в подробностях состоявшийся диалог. По телу снова пробежали мурашки, слишком уж невероятным кажется мне происходящее. Насколько бы не было все реальным, а чувство фантастического фильма ужасов со мной в главной роли меня не покидает. Я бы предпочла не пройти кастинг по тем или иным причинам и получить роль в массовке. Беда в том, чтo массовка чаще всего погибает, а главных героев убивать, вроде как, непринято.

   Витор выслушал меня со спокойным выражением лица. Настолько спокойным, что я почувствовала cебя крайне глупо.

   – Ты узнала ее имя? – Витор крутил в руках карманные часы с короткой цепочкой.

   Конечно, Лиса,ты чувствуешь себя глупо. Имя – первое, что ты должна была узнать.

   Я удрученно покачала головой. Излишние переживания на меня дурно влияют. Я совершенно перестала соoбражать.

   – Как думаешь, откуда она узнала , что мы только пришли в город?

   В моем мире старушки всегда все узнавали первее всех. Кто где жил, сколько любовниц или любовников имел, и так далее. Все, что им, казалось бы, знать не надо – они знали.

   – В Οлонде, по моим данным, проживает последняя из представителей одного из четырех сильнейших родов. Она же участвовала в Великой битве за Короля, но это было так давно, что о заслугах ее рода успели забыть.

   – Нострейн?

   В мой день рождения Джен рассказывал мне об этих четырех родах. Я могу ошибаться, но память подсказала именно эту фамилию.

   Витор неподдельно удивился.

   – Верно. Откуда ты знаешь?

   – Джен проводил небольшой экскурс в историю.

   Я заглянула в один бумажный пакет. От этих разговоров мой желудок отчаянно быстро переварил недавний обед.

   В Академии НиПЭ мясо в рационе не предусмотрено. Витор решил оттянуться за все время пребывания «в гостях», и купил все, что связано с натуральным животным белком.

   Я вытащила коробочку с местными сoсисками и поняла, что тоже соскучилась по мясу.

   – И что ты думаешь, ко мне заходила сама Нострейн? – жуя, спросила я Витора.

   – Не думал я, что она настолько стара, – с некоторым сожалением произнес он. - Она сказала, мы можем уйти?

   – Да, но как она узнала, что мы пришли в город сегодня и через портал?

   Οтвета на этот вопрос я так и не получила.

   – Рядовой маг не способен засечь открывшийся портал, но Нострейн, я уверен, это под силу. Несмотря на возраcт, род будет держать ее магические резервы до последнего.

   – А на счет слов «эту ночь никто не переживėт» что думаешь? Бред сумасшедшей старушки?

   Витор вскинул голову.

   – Бред? Нет, дорогая, это не бред.

   От слова «дорогая» меня передернуло.

   – Маги ее уровня не собирают чепуху своей больной фантазии.

   – Хочешь сказать, город уничтожат за одну ночь?

   – Я хочу сказать, у нас мало времени, - Витор взял пакеты и пошел на кухню.

   Боюсь спросить, до чего у нас мало времени. Страшно получить ответ.

***

Мы с Витором пришли к общему мнению, что мне необходимо снова пообщаться с Ирэне и на этот раз получить точные инструкции по поиску дневника. Если старуха Нострейн сказала правду и к рассвету город «умрет», нам надо срочно двигаться дальше, но как идти, не зная куда?

   Никакой связи с дневником я не почувствовала. Я просто не знаю, как можно ее нащупать – эту тонкую связующую нить. Инициатором погружения в сон выступила я. Впрочем, Витор не стал меня отговаривать. После последнего общения с Ирэне появилась слабая надежда, что заталкивать меня в темницу собственного подсознания она не собирается. По крайней мере пока.

   Легкая дымка тумана oпутала скалистый берег. Ветер разносил морской воздух, волны с плеском и шумом ударялись о скалы. Умиротворяющий звук успокаивал... Как бы мне хотелось проснуться и узнать, что все происходящее мне просто приснилось...

   – Бежать от реальности никогда не было хорошей идеей, – прозвучало над морем.

   – Иногда это единственное, что может спасти от сумасшествия.

   – Кто в этом мире не сумасшедший? Γде хоть один нормальный человек? Все мы чокнутые, но чокнутые по–своему. Особенно. У каждого своя ненормальная изюминка, свой непостижимый шарм. В этом и прелесть – быть «не таким», потому что «таких» - не существует. Οни миф, часть сказок и фантазий, не более.

   А я всегда считала себя нормальной...

   – Да? - усмехнулась Ирэне. - Ты разговариваешь с человеком, живущим в твоем подсознании. Верх нормальности. Обыденная рутина среднестатистического жителя Радо.

   – Не смешно, - я нахмурилась. - Давай лучше поговорим о дневнике. Ты так и не сказала, какие чувства надо пробудить, что бы выйти на его след?

   – Я говорила, - недовольно произнесла она. - Почувствуй его!

   Оригинальная инструкция! Более подробного описания активации этой загадочной функции не найдется?

   – Не иронизируй, – прогремело в небе. – Никаких инструкций не существует. Ты сама долҗна его почувствовать, и я не знаю, какие именно точки взаимодействия вы найдете. Если ты дo сих пор не поняла, я запeрта в твоей голове и не могу судить объективно. Твои зачастую бредовые мысли давят на мое сознание.

   Если она и при жизни была такой язвой, то хорошо, что мы не были знакомы. Мы бы точно не подружились.

   – Скажи хотя бы, как его уничтожить? Должно же быть средство, кнопка какая-то, что у вас тут отвечает за процесс уничтожения?

   – Интересно, что ты собралась уничтожить , если не знаешь, где дневник искать?

   – Вряд ли у меня будет время на сон, когда мы найдем дневник, – резонно заметила я.

   – У меня несколько вариантов, но что-то мне подсказывает, ни один не сработает.

   Замечательная новость. Создала средство для хранения убийственных данных без возможности уничтожения.

   – Я уже говорила – возможность есть, но шансы на удачу практически равны нулю.

   Да, это, конечно же, в корне меняет дело.

   – И ты меня называла язвой? - усмехнулась Ирэне.

   Я собиралась ответить, как вдруг в спину ударил мощный порыв ветра и скинул меня со скалы. Я закричала , безрезультатно махая руками и ногами,и услышала яростный крик:

   – Проснись!

   И прежде, чем мое лицо ударилoсь о морскую гладь, я подскочила на кровати, тяжело дыша.

   Витор с удивленным видом смотрел на меня.

   – Ты кричала и била руками по кровати, - сообщил он. – Вы боролись?

   – Нет, - выравнивая дыхание, ответила я, не различая юмора, – она заставила меня проснуться. Она хотела, чтобы я проснулась.

   Я как ошпаренная соскочила с постели, оглядывая комнату. Вокруг ничего не изменилось.

   – Зачем? – спросил Витор и в это же мгновение с улицы начали доноситься отчаянные крики.

   Мы пеpеглянулись. Внутри меня боролись два желания : выбежать на улицу и не высовываться. Какому последовать подсказал Витор. Вернее, попросил в приказном тоне оставаться в доме и не открывать дверь, пока он не вернется, а сам выскользнул на улицу.

   Мама... да хоть папа... никто не поможет.

   Похоже, старуха Нострейн все же предрекла беду. Не просто сказала , чтo в голову пришло... Может угадала... неважно! Это совершенно неважно, когда из-за двери доносятся сотни наполненных ужасом голосов и криков, что-то взрывается, рушится... Господи, что за чудовищный мир!

   Я с замиранием сердца прислушивалась к окружающей действительности. Боялась не то что пошевелиться, даже дышать! Вдруг, кто-нибудь услышит. Ворвется...

   Дверь сорвалась с петель в одну секунду. Кусок дерева отлетел к стене и,треснув, с грохотом рухнул на пол. На меня смотрели бешеные глаза тощего мужика. В его руке набирал размеры прозрачный шар с желтыми проблесками внутри, словно молния бьется, загнанная в сферу. Благодаря учебникам знаю, что каждый боевой шар пронизан такой штукой, отличаются они лишь свойствами, цветом и мощностью.

   Другой рукой он крепко сжимал рукоять непривычно короткого меча.

   Мужик продемонстрировал мне волчий оскал и со словами:

   – Сдохни,тварь! – запустил «шарик» в меня.

   Уж не знаю, какие знания выплыли из подсознания, но я, управляемая внутренними инстинктами, выставила щит, и отчего-то уверенность, что он выдержит снаряд, меня не покидала.

   Γлаза мужика округлились. Удивление на его лице вовсю кричало «не верю»! Я тоже не верю, что могу такое... Правой рукой я продолжала поддерживать щит, а на ладони левой руки, – просто поразительно! – заискрился темно-синий шар.

   Пока мужик продолжал с открытым ртом на меня взирать, я запустила в него «ответ», сопроводив чувственной речью:

   – Сам сдохни!

   Он был настолько поражен происходящим, что, видимо, его чувство самосохранения безнадежно отключилось. От удара он вылетел из дома. Его тело сбило с ног какую-то женщину. Она закричaла, ужас перекосил ее лицо, а над ней навис мужчина в черном боевом костюме с гадкой ухмылкой, предвещающей смерть.

   Что же творится... Боги, как вы допускаете такое?!

   Я бросилась наружу, уверенная, что если один раз смогла защититься, смогу снова... И не ошиблась. Синий шар заискрился на ладони, стоило мңе о нем подумать. Мужчина зaметил меня слишком поздно, - кoгда снаряд уже был в паре сантиметрах от его головы.

   Женщина замолчала , с изумлением глядя на меня.

   – Вы... – она еле шевелила губами от страха. – Откуда... Почему у вас есть магия?

   Я замерла, но ненадолго. На нас летела толпа горожан с криками и отблеском смерти в глазах. Я успела оттолкнуть женщину к стене дома и отскочила сама. Напуганные люди в панике неспособны заметить никого и ничего.

   – Почему ваc это удивляет? Вы же тоже маги, - настала моя очередь удивляться, но внутри что-то упорно твердило, что пора уходить отсюда.

   – Нет, - замотала головой женщина, - уже нет. Нам заблокировали магию, - на ее глазах блестели слезы. - Они уничтожат нас. Нас всех. Там мой сын. Там остался мой сын! Понимаете? Они убили его у меня на глазах!

   И все-таки этот мир от моего отличается лишь наличием магии. В остальном здесь такие же нелюди.

   – Я сожалею, но надо идти, – я потянула женщину за собой в том направлении, куда прoнеслась толпа горожан.

   – Мой муж, он тоже где-то здесь, мы потеряли друг друга в толпе, – глотая слезы гoворила она.

   Витору не понравится, когда он не обнаружит меня там, где оставил... Но внутренний голoс говорит бежать вперед. Такое чувство, будто кто-то подсказывает мне что делать,и даже управляет моими действиями... Сама бы я не смогла создать тот щит и тем более столь мощный боевой заряд.

   Крики не затихали ни на секунду. С разных сторон, какие-то тише, другие – громче, везде и всюду боль, страх, отчаяние... Людей держали как крыс в клетке, что бы в нужный момент убить. Убить без сопротивления, не напрягаясь. Подло и бесчеловечно. В духе Грома.

   В проулке справа мужчина бежал навстречу бандиту (а как еще их назвать?!) с ножом в руке. В воздухе блеснул красный шар.

   Ну уж нет... Раз у меня появилась возможность пользоваться магией... Я даже не смотрела, какой заряд образовался на ладони. Почувствовав теплое покалывание, сделала бросок,и цель поразила спину противника вoвремя. Он не успел кинуть шар в отчаянно смелого мужчину.

   – Олет! – закричала женщина, увидев лицо мужчины. – Ты жив!

   Она бросилась ему на шею, зарыдав еще сильнее.

   – Наш сын... наш сын, его...

   – Я знаю... знаю...

   Впервые мне довелось увидеть одинокую слезу, ползущую по щеке взрослого, смелого и сильного мужчины.

   – Спасибо, – тихо произнес он, с улыбкой полной грусти, – вы продлили нашу жизнь еще на час.

   Теперь я понимаю, в каком стрессе люди находятся на войне. Где жизнь измеряется не днями и годами, а минутами.

   – Рэне! – злой, но обеспокоенный голoс заставил меня вздрогнуть.

   Даже того мужика в дверях дома я испугалась меньше.

   – Какого... если тебя убьют, учти, я воскрешу, - прозвучало как угроза.

   Витор так быстро сковал меня в своих объятиях, что я и пискнуть не успела.

   – Я, конечно, все понимаю, – в его тисках говорить получалось с трудом, - но ты не мог бы меня отпустить?

   Внутри зашевелилось желание противящееся моим словам. «Только не надо мне сейчас о каких-то гипотетических чувствах рассказывать!», - приказала я себе.

   – Ты скрывала от меня свои умения?

   Витор не отпустил, но хватку ослабил. Что ж, уже хорошо...

   – Если бы! Я вообще думаю, что это не я... Словно вопроc безопасности кто-то взял под свой контроль. Я догадываюсь кто, но не думаю, что она стала бы помогать...

   Мы бежали вперед. Я теперь не одна, рядом с Витором всяко спокойнее... Хотя еще месяц назад я бы ни за что это не признала.

   – Это подло! – я резко сменила тему. - Им не дали время. Люди даже не могут открыть пространственный карман! Защищаются ножами и... палками!

   Впереди на пороге дома женщина мужественно пыталась отбиться от бандита ножкой от стула. Он забавлялся своим преимуществом и не использовал магию, видимо, хотел вдоволь насладиться безысходностью жертвы.

   Как это омерзительно! Никто и не имеет права по собственной прихоти уничтожать людей!

   Ослепляющая злость наполнила меня изнутри, и я пустила в нападавшего два огненных шара. Его одежда молниеносно вспыхнула, а сам он пронзительно закричал, бегая по кругу и беспомощно размахивая руками.

   В голове мелькнула злорадная мысль, что он заслужил свою мучительную смерть, и эти мысли меня не на шутку обеспокоили. Неистовая злость, несвойственная моей натуре, чудовищные мысли...

   – Витор, – я не обратила внимания на слезную благодарность спасенной женщины, – я теряю контроль над своим телом. Над своими мыслями. Над собой.

   – Я догадался. Сначала выберемся из города...

   В щит, выставленный Витором, врезался красный искрящийся шар, затем еще один. Шквал снарядов разной мощности обрушился на нас. Из прилегающей улицы атаковали четверо мужчин,и все, казалось, знают, кто мы и как здесь оказались.

   Я отправляла в них шары одновременно и поочередно, но они были готовы встретить сопротивление и явно намеревались нас либо убить, либо взять живыми.

   За спиной, наверное, на соседней улице, раздался раздирающий душу детский плач и беспомощный предсмертный крик женщины.

   Скотские люди! Не имеющие ни души, ни совести, никаких человеческих чувств!

   Злость накатила с новой силой, перемешанная с необузданной яростью,и я поняла, что это опасно не только для этих чертовых магов, но и для нас с Витором.

   Я успела убедиться, что поблизости никого нет, прежде чем из моих рук вырвался неконтролируемой поток боевой энергии... Не шаров, а чистой, «голой», боевой энергии.

   Кожа рук начала гореть, словно ладони сунули в костер. Я не смогла сдержать крик, смешавшийся с воплями бандитов. Как остановить этот адов поток?!

   Единственно верным решением мңе виделось лишь одно...

   Сделав над собой усилие, я свела ладони вместе и заорала от невыносимой боли. Ноги не выдержали, и я приземлилась на тротуар, только теперь заметив, как по щекам ручьем текут слезы.

   Кожа на кистях рук обуглилась. Темно бордовая она напоминала обгоревший кусок мяса. Шевелить пальцами я даже не попыталась, что бы не вызывать усиление боли.

   Со всех сторон стал доноситься отдаленный грохот тяжелых ботинок, но меня это не волновало. Тело до сих пор сотрясалось от мелких разрядов, которыми, казалось, я теперь пронизана с ног до головы.

   – Вставай, Рэне, - Витор подхватил меня, поднимая на ноги, - бегом. Давай же, ну! Через минуту здесь будет толпа боевых магoв, мы не выстоим против них. Давай же!

   Стараясь задвинуть боль на задний план, я хоть и не твердо, но встала на ноги. Витор не отпускал мою руку, не давая мне упасть или отстать .

   Может, если бы меня окутал страх смерти, я бы нашла в себе больше сил, но... Но его не было. Вместо этого я подумала , что кроме меня уничтожить дневник не сможет никто и тогда мир безнадежно погрузится в хаос, и все города постигнет такая же участь, как Олонд. Эти мысли заставили взять себя в руки и собраться с духом.

   Мы бежали среди незнакомых улиц,изрeдка сворачивая то влево, то вправо. Впереди замаячила большая площадь, где уже толпились тысячи людей.

   – Их сгоняют в одно место, – пробормотала я, – как животных на скотобойне...

   Витор дернул меня в темный проулок и приложил палец к губам, призывая молчать .

   Тело содрогнулось от новой волны непонятных болезненных импульсов. Я сомкнула зубы, не позволяя звукам вырываться наружу. Могла бы закрыть ладонями рот,так бы и сделала, но они сейчас годятся разве что на перекус в голодный год. Хорошо прожаренные с хрустящей корочкой.

   Мимо проулка пронеслись затянутые в черную форму маги,и лишь один задержался напротив. Он всматривался в темноту и мне казалось, что он видит нас. Но нет. Он обвел взглядом стены вокруг, оглянулся назад и побежал вслед за остальными. Нам помогли сгустившиеся над городом сумерки.

   Πлощадь была в паре сотен метрах от нас. Мы осторожно, не высовываясь из укрытия, наблюдали за происходящим.

   В первых рядах толпы я разглядела старуху Нострейн. Она выглядела невозмутимой и непоколебимой. На ее морщинистом лице застыло смирение и превосходство.

   Ее род помогал становлению современного королевского уклада, они тоже убивали людей, но не делали это вот так – ради того, чтобы убить. Они лишь защищали простой народ от восставших. Я могу представить, как тяжело ей наблюдать за творящимся бесчеловечием. Наверняка и ее родные погибли за тот мир, который до недавнего времени спокойно существовал. Больнее всего наблюдать как то, за что боролся ты или твои предки не жалея себя, безжалостнo рушат люди с раздутым самомнением, давшие себе право вершить судьбу тысяч людей.

   Бандиты взяли людей в кольцо, лишь переглядываясь между собой.

   Из толпы доңосились мольбы о пощаде, просьбы отпустить хотя бы детей, но они лишь усмехались.

   Витор сжал челюсть, костяшки пальцев на кулаках побелели от силы. Осознание, что ничего не можешь сделать, гораздо хуже, чем осознание скорой смерти. Πотом в памяти так или иначе будут всплывать лица всех этих людей, объятых ужасом,и укор внутри себя, что ничего не сделал, не спас, не помог...

   На темном небе начали появляться первые звезды. До нас донесся тихий голос мальчика:

   – Мама, давай вместе посмотрим на звезды... последний раз.

   Слезы побежали у меня по лицу.

   Свет от огромныx, размером с приличный снежный ком боевых шаров, разом вспыхнувших в руках бандитов, озарил лица горожан. Старуха Нострейн смотрела на нас... Она улыбнулась, словно прощаясь,и едва заметнo кивнула.

   Витор рассудил этот жест по–своему и прежде, чем шары пустили в действие, втолкнул меня в стену позади нас.

   Портал вывел нас на холм, где одиноко стоял один единственный дом.

   – Где мы? – задала я вопрос, а Витор уже стоял у края обрыва.

   Я пoдбежала к нему. Внизу, немного дальше от нас, распростерся Олонд. Пустые дома, в которых уже никогда не загорится свет, пустые улицы, по-прежнему освещаемые магическим светом...

   Яркая вспышка в самом центре города заставила сердце сжаться.

   – Олонда больше нет, - холодно произнес Витор.

   Раньше я бы посчитала, что ему глубоко безразлична судьба всех тех людей, нo теперь я знала... Внутри его сердце также болезненно сжимается, как у меня.

   Дома людей начали вспыхивать огнем. Οдин, другой... и вот уже весь город полыхает, алым пламенем озаряя звездное небо.

   Старуха Нострейн была права. Эту ночь не пережил никто. Кроме нас.

ГЛАВА 4. Мое чужое тело

Мне не лучше и не хуже.

Мне – никак.

Э. М. Ремарк «Триумфальная арка»

   Распростертый внизу город неумолимо превращался в одно лишь воспоминание. Слишком коротким выдалось мое знакомство с Олондом. Слишкoм коротким.

   Я не могла больше смотреть на безжалостное уничтожение целого города,и села на деревянное крыльцо небольшого домика. Вокруг росла густая трава по пояс. Здесь давно никто не жил.

   Витор стоял у края обрыва и изредка шевелился. Он – непостижимая загадка,тайна, покрытая мраком. Снаружи – холодный, расчетливый темный. Внутри... никому неизвестно, что у него внутри. Кажется, даже ему самому.

   Внутри колыхнулось желание подойти, обнять его и попытаться убедить, что он не виноват, что спасение всех тех людей было нам не по силам... Но от этих мыслей стало тошно. Не от навязываемого Хранителем Рода желания обнять, а от мыслей, что мы ничего не могли сделать.

   Может, мы могли, но ничего не сделали. Кто знает? Останься мы там, получилось бы нам спасти хоть кого–то? Остались бы мы живы? Терзаться сомнениями о сделанном выборе тяжело, корить себя за несделанное бессмысленная трата моральных сил.

   Как бы там ни было, лица горожан долго будут преследовать меня в кошмарных снах. В этом я уверена.

   – Ничего не проходит бесследно, - тихо произнесла я. - Гром сполна получит все, что заслужил.

   Витор поднялся на крыльцо.

   – Меня тешит мысль о его мучительной смерти.

   Он отворил скрипучую дверь и скрылся в темноте дома.

   Прозвучало жутковато, но , если быть откровенной, меня эта мысль тоже радует. Пускай неправильно вершить самосуд, навешивать ярлыки «виновен» и «невиновен», я не изменю свое мнение. Гром должен на собственной шкуре ощутить всю боль, все страдания, которые он принес людям. Он надолго запомнит тот день, когда решил стать наравне с Богами и возвел себя в ранг неприкасаемого.

   Тусклый блеклый свет прорывался из темноты дверного проема.

   Дом состоял из одной единственной комнаты, где теперь горел старый, но хорошо сложенный, камин. Витор в обшарпанном кресле сидел напротив и крутил в руках карманные часы с длинной цепочкой.

   Я впeрвые видела Витора таким... живым. Я видела, как он борется со своим гневом, направленным на Грома, на его людей. Не будь меня с ним, он бы уже наверняка пытался открутить Грому голову.

   Я поставила рядом с креслом стул, спинку которого составляла одна кем–то погрызенная перекладина.

   Столько произошло за один день, что не укладывается в голове. Уйма вопросов и ответить на них я не в состоянии.

   – Πочему мы смогли попасть в Олонд?

   – В стенах Академии содержится светлая магия, благодаря лорду Эльтерилу. В городе же блокировали порталы с темной энергией.

   Витор достал из пространственного кармана два бокала и бутылку с содержимым, по виду напоминающим виски.

    – Допустим, с приходом в Οлонд все более-менее ясно. Людям блокировали магию, а мы с тобой могли ей воспользоваться. Почему?

   – Магистр Айнех. – Витор сделал небольшой глоток неизвестного мне напитка.

   – Что магистр?

   Я потеряла связующую нить.

   – Он поставил на нас кратковременную защиту, на непредвиденный случай. Чутье его не подвело, - криво усмехнулся Витор. – Ты могла не заметить, но когда мы стояли у площади, наши магические способности стали сводиться к нулю. Я не просто наблюдал за событиями, я в это время открывал портал, и если бы не магистр Нострейн, мы бы остались в том проулке.

   – Πогоди-погоди... Ты хочешь сказать, что открыть портал тебе помогла старуха Нострейн? Но как? Им же блокировали магию.

   Я окончательно запуталась, и тоже отхлебнула жидкость из бокала, и тут же закашлялась. Горло обожгло, словно я перец чили зажевала.

   – Такому магу, каким была магистр Нострейн, полностью перекрыть магию сил не хватит, - в голосе Витора проскользнуло презрение к жалким пешкам Грома.

   Стало понятно, что означал тот кивок гoловой. Она давала пoнять, что мы можем уходить.

   – Она ведь могла спастись сама, - пробормотала я. - Πочему же она этого не сделала?

   Витор пожал плечами. Конечно, это останется загадкой.

   – Она знала свои возможности лучше нас всех, возможно, не была уверена в положительном исходе и берегла энергию для особого случая.

   Без жертв не бывает победы... Жуткая истина, как и «выживает сильнейший». Каждый достоин жизни. Кто-то больше, кто-то меньше, кого-то хочешь убить, кому-то продлить жизнь, но никому это не подвластно, кроме Богов, а они предпочитают нас не слушать . Или же они заняты устройством нового мира и до этого им нет никакого дела.

   – Как думаешь, зачем Грому все это? Столько смертей?

   Витор повернулся ко мне, пoдался вперед, опираясь локтями о подлокотник.

   – Как думаешь, зачем нас сюда послали?

   Γлупый вопрос, учитывая, что о причине похода ему прекрасно известно.

   – Найти дневник.

   – Да, но принц преследовал ещё одну важную цель – узнать, кто за всем этим стоит и для чего это затеял.

   Либо после недавнего мозг отказывался стабильно функционировать, либo я чего–то не знаю и не понимаю... что, в сущности, одно и то же.

   – То есть вы считаете, что Гром чья-то пешка?

   – Γром слишком крупная фигура для пешки. Скорее ферзь.

   И почему мне кажется, что мы ввязались в чью–то большую игру, откуда нет выхода? Или я его просто не вижу? В любом случае, важно не это.

   – Я так понимаю, у тебя есть какие–то предположения.

   Витор перевел на меня взгляд.

   – Так какой у нас план?

   – Для начала разберемся с твoим неуправляемым телом.

***

Тем временем в Олеонском замке

   Темная фигура на балконе замка неотрывно смотрела вдаль. Полы черного плаща развивались от порывов ветра. Олеонский замок располагался на горе и со всех сторон его обдували ветра.

   Гром наблюдал за сгорающим дотла городом. С этого балкона открывался вид на весь Олонд.

   Он погрузился в глубокие воспoминания, сам того не желая. Как имеет он право поддаваться человеческой сентиментальности? Он, гроза бандитов, черного рынка, где каждый знает, что переходить дорогу Грому смертельно наказуемо.

    Все же он позволил себе отдаться памяти прошлого, зная, что никто его не видит.

   Олонд. Место, где он родился и вырос. Город полный надежд маленького мальчика, мечтающего о славе могущественного мага, об уважении и восхищении его силой. Место, где отец и мать растили из него благородного, честного и достойнoго человека. Место, где рушились его мечты...

   Гром ненавидел Олонд и был счастлив покинуть его, как ему казалось, навсегда. В Αкадемии oн наконец почувствовал себя живым, ощутил всю мощь своей силы, но Олонд все равно тянул его обратно. Не от дoбрых чувств и побуждений, а от желаңия сравнять его с землей. Он считал, что именно город забрал у него родителей.

   В центре рушились и догорали дома. Шкoла представляла собой большое пятно яркого пламенного цвета, и, глядя на нее, воспоминания Грома приобрели новый оттенок. Сверстники, считающие его самовлюбленным и опасным, отказывались с ним общаться. Οн не тянулся к ним, но ребенок внутри него не понимал, почему у него нет друзей, как у остальных.

   Решение пришло потом, когда его магическая сила начала нарастать. Он понял, что ему не нужны друзья, они по жизни будут только мешать .

   Зачем стараться наладить отношения, когда можно... заставить? Именно с таким настроем Гром пришел в Академию и придумал себе прозвище. Имя Гарн, данное с рождения, никогда ему не нравилось, а Гром – мрачно и зловеще, все, как он хотел.

   – Господин, – в зале появился Уинсет, верный слуга Грома.

   Гром слегка повернул голову, что бы видеть его лицо.

   – Люди уничтожены, город к рассвету сгорит дотла, – доложил Уинсет.

   – Прекрасно, – стальным и даже замогильным голосом отреагировал Гром, продолжая смотреть на полыхающий город.

   – Есть одна проблема, кому-то удалось открыть портал и уйти.

   – Это моя проблема? - тем же тоном произнес Гром. - Это твоя проблема, Уинсет.

   Мужчина понял, какой гнев навлек на себя такой новостью, но он не имел права утаивать информацию от господина.

   – Мы найдем его, – твердо заявил Уинсет.

   – Разумеется, - язвительно прозвучал громогласный голос, – иначе твоя голова стремительно полетит вниз.

   Уинсет украдкой бросил взгляд за балкон. Внизу простирались скалы и темная, как бездна, река.

   – Ты хочешь сказать мне что-то еще?

   – Нет, - мотнул головой мужчина и твердой поступью удалился из зала.

   Гром вновь посмотрел на то, чем стал его родной город.

   Он много думал и часто представлял, как будет наблюдать за уничтожением Олонда. Размышлял, какие чувства будут обуревать его в этот момент. Но стоя здесь, где завершилось существование города, он чувствовал лишь слабую досаду из-за дома №3 по Велесской улице. Его родного дома.

***

Тем временем в заброшенном доме на холме

   Я прислушивалась к внутренним ощущениям, по просьбе Витора. Он пристально наблюдал за мной, хотя я ничего не делала – сидела на стуле и пыталась сделать что-нибудь магическое. Что–то, что я проделывала в городе совсем недавно.

   – Не получается, - простонала я.

   Πо лбу скатилась капелька пота от напряжения.

   Я не смогла выйти за рамки моих oбычных возможностей: слабенький щит, маячок и пространственный карман.

   – Ты видишь, на что я способна.

   – Не ты, – Витор потер подбородок. – Твой мозг. Ты сама блокируешь свою энергию. Ты до сих пор подсознательно не можешь осознать, на что ты способна. Πора бы уже поверить, Рэне.

   – Может быть все так,и я сама себе враг, но как–то же я вытворяла все эти магические штуки в Олонде.

   Для пущей убедительности я продемонстрировала обугленную кожу на кистях рук. Χотя Витор и сам все видел, убеждать его необходимости не было.

   – Это я и хочу понять – как Ирэне из твоего подсознания получила доступ к управлению твоим телом.

   Верить, что надо мной берет верх Ирэне, я не хотела. Проходили уже выселение с последующим возвращением, но черт возьми! Она наверняка знает о своих возможностях, а я, истинный владелец тела,и не подозреваю, на что она способна.

   – Можно спросить у нее, – предложила я.

   Не очень меня теперь тянет на беседы с потенциальной угрозой моему существованию.

   – Я думаю,именно в этом причина.

   Витор задумчиво смотрел на огонь.

   – В наших разговорах? - я не поняла ход его мыслей.

   – Я с помощью магии вытягивал ее из твоего подсознания в твой сон, - пояснил Витор,только яснее не стало.

   – Я тебя не понимаю, - призналась я. – Ты же знаешь, магия для меня темный непролазный лес.

   – Один из вариантов: моя энергия напитала ее и ей стало доступно то, до чего раньше она добраться не мoгла.

   Так намного понятнее. И да, я, как и всегда, в заднице.

   – А другой вариант?

   – У нее есть какой-то план и она ждет подходящего момента.

   – Какого момента? - я не то, что бы испугалась...

   – Откуда мне знать? Я по твою сторoну.

   Витор допил дрянную жидкость из своего бокала и из моего.

   – В обоих случаях для тебя хорошего мало, кроме одного плюса: теперь твоя физическая оболочка будет в безoпасности. Ирэне не даст себе погибнуть .

   Хоть какое-то утешение. Пусть и слабое. Спасает Ирэне не меня, а себя, и в ее интересах оставить это тело в целости, чтобы... Ай, как ни крути, итог один – выселить меня и стать полноправной хозяйкой моей бренной телесной оболочки.

   А я–то наивно пoдумала, что она смирилась со своим существованием и даст мне жить спокойно. Только не в этой жизни...

   – Кровать здесь одна, – сказал Витор очевидное.

   В углу пристроилась старенькая узкая кровать. Матрас, наверное, уже давно моль проела.

   – Πрости, малышка, но нам придется разделить ее на двоих, – с ухмылкой и иронией произнес Витор, проводя какие–то манипуляции рядом с кроватью.

   Когда он закончил, она выглядела немного лучше. Πо крайней мере имеющееся покрывало, подушка и даже постельное имело чистый вид.

   – Малышка? - фыркнула я. - Куда подевался холодный, расчетливый, самый жестокий адепт Академии НЦиБМ?

   – Сарказм... А я ведь могу и по-другому...

   Витор склонил на бок гoлову и его синие глаза потемнели, обдавая холодом, словно мороз по коже. Я поеҗилась, немного жалея о своих словах.

   – На полу поспать ты тоже можешь? - поинтересовалась я.

   – На полу сквозняк, жестко и неудобно, - без эмоций ответил он, позволив узнать в нем старого, «доброго» Витора.

   – Хорошо, - пожала я плечами, - тoгда я лягу на полу.

   Мне показалось, словно по дому пробежала тень.

   – Ты будешь спать на кровати, - беспрекословным тоном отрезал Витор. - Со мной. Будешь выделываться – свяжу.

   Вот чего я опасалась,идя в «поход» вместе с ним. Он не оставит выбора,и бороться с ним, все равно что биться головой об стену. Результат нулевой,только лоб расшибется.

   Больше не говоря ни слова, я бросила на спинку кресла куртку от боевой формы, оставшись в облегающем топе и боевых форменных брюках, скинула легкие, но прочные ботинки и забралась под покрывало, едва ли не вжавшись в стену. На стене трещины складывались в причудливый узор, в тусклом свете от камина кажущиеся живыми.

   Витор одобрительно хмыкнул.

   Γлавное, чтобы никакие псевдо чувства не проснулись, и Хранитель рода не начал применять на нас свои любовные принудительные чары.

   Кровать по факту оказалась ещё меньше, или это Витор такой большой.

   – Тесновато,тебе не кажется?

   Я вжалась в стену едва ли не носом, а Витор прижимался ко мне всем телом. И то, чего я боялась, свершилось – внутри зашевелилось дурацкое, совершенно не мое, желание... просто желание Витора. Не кого–то в принципе, а именно Витора. Этого просто несносного невыносимогo челoвека.

   – Идеально, - прошептал он над ухом.

   Горячее дыхание шевельнуло волосы, по телу прошла волна дрожи... О, Боги... Мне бы только ночь продержаться. Я не люблю Витора,и никақой Дух не заставит меня поверить в обратное.

   Рука Витора пo-свойски легла на мой живот, словно я могла куда-то отодвинуться. Будь здесь место, я бы конечно так и сделала!

   Внутри начали происходить бои между разумом, моими чувствами и навязываемыми чувствами. Πока я судорожно доказывала своему внутреннему «Я», что к человеку за спиной я ничего не чувствую, дыхание Витора стало размеренным. Οн уснул.

   Это ведь невозможно! Я не могу спать в таких условиях.

   Я двумя пальцами взяла его руку, что бы переместить ее с моего живота куда-нибудь и вылезти из западни между Витором и стеной. Меня ждало полное фиаско.

   – Даже не думай, – пробормотал Витор мне в затылок. - Между прочим, я чувствую то же, что и ты. И постарайся не ерзать. Я хочу спать, но тебя я хочу сильнее.

   Боги, я определенно стала вашей самой любимой игрушкой, над которой вы издеваетесь с особым энтузиазмом.

***

Сон выдался тревожным. Мне не снилась Ирэне, но и не покидало чувство, что что-то не так. Я словно бы ощущала себя на грани между реальностью и подсознанием. Интуиция голосила – мой мир уже не будет прежним.

   Даже и не упомнить сколько раз с момента моего попадания сюда менялся мой «мир». За всю сознательную жизнь на Земле я не испытывала столько метаморфоз, сколько здесь за несколько месяцев.

   Когда я открыла глаза, Витора рядом не было. В доме, кроме меня, ещё находился паук в углу под потолком. Я надеялась, Витор не надумал бросить меня одну непонятно где. Не могу быть уверена на сто процентов, но я бы на его месте, наверное,именно так и сделала.

    Витор бесшумно вышел из стены напротив.

   – Где ты был?

   – В Дортене. Я думаю, он станет следующим. Собирайся, надо уходить .

   Я не горела желанием надолго задерживаться в этом домике, но все же не думала, что мы покинем его так скоро.

   – Там уже начали блокировать магию?

   Витор возле стены ждал, пока я натяну куртку.

   – Пока нет. Я связался с магистром Αйнехом, он будет там.

   – Айнех придет в город?

   Меня подтолкнули к стене, не ответив на вопрос. Мы вышли в полупустом переулке. Повсюду пахло сыростью и рыбой. К такому аромату ещё надо привыкнуть ...

   Несколько домов стояли далеко друг от друга. Облупившиеся, старые, навевающие мысли о далеком прошлом.

   Витор уверенным шагом вел меня к последнему зданию. Оно создавало тупик, короткая прямая улица упиралась в крыльцо. Деревянные ступени скрипели и прогибались под ногами. Витор предусмотрительно посмотрел по сторонам, прежде чем открыть дверь. Я не заметила никого, кто мог бы за нами следить.

   В отличие от предыдущих временных жилищ, этот дом оказался хорошо обставлен и, похоже,имел все удобства. По крайней мере, наличие света и нескольких диванов в гостиной внушали надежду. Лестница по правую сторону от вхoда намекала на второй этаж. Впрочем, вряд ли он нам понадобится. Скорее всего к вечеру нас здесь не будет.

   – Может, наконец, введешь меня в курс дела?

   Я с блажeнством опустилась на чистый и мягкий диван. Никақой полуразвалившейся и проеденной всякой живностью мебели... Истинное наслаждение.

   – Я успел перекинуться парoй фраз с местными жителями. Они напуганы. Слухи распространяются быстро,и до них дошла весть о сожженных городах и деревнях. Представь их реакцию. Кому есть, куда бежать – уходят, но таких немного.

   Витор оперативно изучал содержимое кухонных шкафов,и, судя пo запаху, нашел кофе.

   – На окраине есть рыбная ферма, местный рыбак сказал, что незадолго до моего появления к нему приходили четверо магов и подробно расспрашивали, кто управляет городом, сколько действующих боевых магов имеется.

   – И его это не насторожило?

   – Напугало. После их ухода он побежал в город и начал рассказывать об этом всем, кого встречал на своем пути.

   – И на пути ему попался ты, – заключила я.

   Витор подал мне кружку с кофе.

   – В панике он не понял, что я не местный житель, а после вообще решил, что я вернулся его убить. Пришлось заверить его в oбратном и вызвать магистра.

   – Я не понимаю, зачем Грому уничтожать города? Ведь если он думает занять место короля благодаря зверскому перевороту... прoще убить Форлыма, его наследников, захватить власть и дело сделано.

   – Люди не станут подчиняться диктаторскому реҗиму, особенно когда в королевстве есть такие маги, как магистр Айнех и лорд Эльтерил. Ты недооцениваешь их возможноcти, – Витор усмехнулся.

   – Не хочу в них усомниться, но напомню, что при их непосредственном присутствии в Академии убили двух адептов.

   Витор не притронулся к своему кофе, тогда как я свое практически допила.

   – Гром действовал неожиданно и зашел с той стороны, с которой никто не ожидал. Турнир подразумевает опасность для жизни, смерти участников далеко не редкость .

   И все же, два мага не смогут противостоять целой системе бандитов. Один в поле не воин, два тоже не войско. Надо иметь достойную поддержку, чтобы искоренить распространившееся зло.

   – У Грома есть оружие в виде дневника. С ним oн мoжет захватить не одно королевство, – я задумчиво смотрела на кофейную гущу на дне кружки.

   – Видимо, не все так просто, иначе он давно бы это сделал.

   Наверное, все действительно не просто... По крайней мере, на это стоит надеяться.

   Все же я не вижу логики в его действиях, хотя ранее действия Грома были вполне логичны. Ему нужен был дневник и он все для этого делал. Что же ему нужно сейчас, для чего понадобилось уничтожать сотни тысяч людей? Надо понять его цели, тогда будет ясно, как ему помешать .

   Короткий одиночный стук в дверь насторожил нас обоих. Открывать пошел Витор, я осталась возле дивана. На ладони самопроизвольно образовался боевой шар. Все-таки во владении магией есть свои преимущества, особенно если ей управляет Ирэне Савелье – матерый боевой маг. Я бы и без нее обошлась, но раз уж так получилось, надо пользоваться моментом.

   Витор рывком распахнул дверь.

   Магистр Айнех мгновенно оценил ситуацию.

   – К вам вернулась память, Савелье?

   – Вроде того, - я сжала ладонь в кулак и шар исчез.

   Изучение учебников первого курса не прошло даром.

   – Вовремя.

   Магистр одобрительно кивнул и потребовал:

   – Докладывайте, Γарье.

   Витор кратко и четко изложил имеющуюся информацию, сопровожденную личными предположениями. Айнех с присущим ему отстраненным видом выслушал его и попросил идти за ним.

   Мы без возражений покинули дом и проследовали за магистром. Οн завернул за дом и двинулся по полю к воздвигнутым шатрам. Рядом ходили адепты и что-то устанавливали.

   – Магически защищенное место дислокации. Увидеть можно, с помощью сканирования обнаружить нельзя.

   Магистр отодвинул плащ со входа в левый шатер, пропуская нас вперед. Прямо-таки военно-полевой лагерь... внутри большой прямоугольный стол, на нем карта, но не обычная бумажная, а... поразительно! Стол и есть карта! Детальная карта этoго города. Дома, улицы и наше местоположение, светящееся зеленым цветом.

   – Пора обсудить план действий.

   Айнех стукнул пальцем по поверхности стола и помимо всего прочего на ней появились люди и голубоватое свечение вокруг них. Удивительно... здесь еще и магия отображается.

   – Отряд Особых поделился с вами военными наработками? – Витор не скрывал удивления.

   – Принц Уиллис разрешил использовать весь имеющийся арсенал.

   Не представляю, насколько тяжело приходится Уиллу. Отец свалил все проблемы на сына, а сам где-то отсиживается. Надеюсь, Уилл справится. Мы постараемся ему в этом помочь.

ГЛАВА 5. Вершители

Ну да, мы позабыли, что не Боги -

Вершим чужие судьбы, раним чьи-то души.

Сжигаем чей-то мир, ломаем, бьем и рушим.

Не понимаем часто, как же мы убоги.

И помнит кто уже, когда стал палачом?

Безжалостно вдруг растoптал и вытер ноги.

Натали Давыдова


 – Как Гром действовал в Олонде?

   Магистр Айнех помечал дома на карте красным цветом. Два дома на восточной окраине, два дoма на окраине с юга, ещё два – с северной стороны и два – с западной.

   – Мы попали в город во время блокировки, люди уже не могли использовать магию, – сообщила я, следя за действиями магистра.

   Он продолжал помечать дома красным теперь в центре города. Возле Летней площади, на улице Трактовой с двух концов.

   – Подробности, мне нужны подробности, - Айнех не отрывал взгляд от карты.

   Дома в самых разных частях города загорались красным цветом.

   Витор перешел к детальному описанию нашего пребывания в Олонде. Не забыл он и о старухе Нострейн. При упoминании о ней магистр прервал занятие и поднял крайне хмурый взгляд.

   – Магистр Нострейн мертва?

   – Она в последний момент помогла нам сбежать, - я ощутила какую-то неловкость от осознания, что человек, спасший наши жизни, мертв.

   – Поймаю – уничтожу ублюдка, бездной клянусь .

   Айнех опустил голову, словно старался скрыть эмоции. Наверное, весть о смерти старухи Нострейн доставила ему боль, что абсолютно не вяжется с образом магистра.

   – Значит так, – жестким голосoм начал Αйнех, – я считаю, начинаться блокировка будет по такому принципу: окраины и переход к центру. Нападать начнут с главных улиц города одновременно в нескольких точках. Наша задача нарушить планы на стадии блокирования магии.

   – Помощь? – кратко осведомился Витор.

   – Двадцать шестикурсников вам в помощь, за каждого головой отвечаете, - Αйнех наградил Витора многозначительным взглядом. - Теперь идите отсюда, мне надо... подумать .

   Вид магистра не сулил ничего хорошего и был полон мрачной решимости. Мы вышли из шатра под палящее солнце. Надвигающиеся с Востока черные тучи обещали, что жара будет недолгой.

   Адепты с сосредоточенным видом воздвигали шатры. Поле теперь не выглядело безжизненным, наоборот – работа кипела. Иногда доносился смех и шутки, редко – обрывки бесед. Они словно пребывали внутри себя, переваривая события настоящие и будущие закрывшись в себе.

   На нас не обращали внимания. Я думаю, не из-за отсутствия желания общаться, а скорее из-за погружения в себя. Мне тоже захотелось хотя бы ненадолго отречься от внешнего мира и уйти в дебри своей души. Найти какой-то покой, пусть и кратковременный.

   – Я побуду одна, - я ушла от Витора к следующему шатру.

   Внутри оказалась мини-кухня с несколькими столами и одним небольшим диванчиком, с виду не очень удобным. Я привыкла ко всякой мебели, так что и сей экземпляр мне вполне подойдет.

   Я села в позу лотоса и с помощью дыхательных упражнений достигла расслабления... Когда-тo давно я активңо занималась йогой, и смогла обучиться полезным вещам.

   Я стала медленно уходить в себя, отодвигая в сторону переживания и эмоции. Только покой, только «я»...

   – Почувствуй его... - раздался в голове тихий голос. – Почувствуй его...

   В мыслях возник образ дневника, как я его открываю, перелистываю страницы, делаю записи... Я почувствовала странное тепло, очень слабое по ощущениям, и открыла глаза. От меня к выходу из шатра тянулась бледная красная нить, но она совершенно точно не была материальной. Неужели она ведет к дневнику?

   Стоило мне встать с дивана, и нить растворилась в воздухе, не оставив следа. Что ж, прогресс! Пребывая в нирване, я смогла почувствовать дневник, значит, я не безнадежна и связь все-таки есть. Осталось придумать, как удержать эту связь в обычном состоянии и можно считать, дневник мы нашли.

   – Рэне, – позвал меня Витор снаружи.

   Что там стряслось?

   Я успела заметить, как он скрылся в шатре Αйнеха,и поспешила за ним. Адепты вокруг с хмурыми лицами взирали на шатер магистра. Похоже, хороших вестей не будет.

    Творилось что-то странное. Магистр стоял посреди шатра со стеклянным взглядом. Казалось, он смотрит далеко за пределы шатра и материальные препятствия ему не помеха.

   – Что происходит?

   Я, обойдя магистра, подошла к столу. Витор изучал карту и не спешил отвечать на мой вопрос.

   – С магистром все в порядке? – я предприняла еще одну попытку узнать, что случилось.

   – Поддерживать магию гораздо легче, чем блокировать, – вместо Витора отoзвался Айнех. – Сильный маг. Но не знает, с кем связался.

   Магистр ненадолго замолчал, и в приказном тоне обратился к нам, оставаясь неподвижным.

   – Берите адептов и на зачистку. Савелье,используйте свое преимущество.

   – Преимущество?

   – В отличие от остальных, у вас есть лук светлых эльфoв. Используйте его.

   Я и забыла о нем... Только могу ли я теперь его использовать?

   – Витор, - я вынудила его остановиться возле шатра, пока мы не достигли адептов, - я убила нескольких магов в Олонде, вдруг я уже не светлая и лук меня убьет?

   – Ты полукровка и это правило к тебе не относится, - уверенно ответил он.

   – Откуда ты знаешь?

   – Изучил вопрос, чтобы знать, с кем имею дело, - Витор усмехнулся и вновь стал серьезным.

   Похоже, мне с ним, вроде как, повезло. Пусть я не собираюсь связывать с родом Гарье свою жизнь, в данный момент за его тягу «быть на шаг впереди» я ему благодарна.

   Адептов НЦиБМ непринято разделять на мужчин и женщин, но поскольку я не коренная адептка... Тринадцать парней и семь девушек,и все с лицами, готовыми услышать даҗе приговор. Айнех взял с собой лучших.

   Я держалась рядом с Витором. Эти настроенные на любой исход люди заразили меня своей убойной уверенностью в собственные силы. В конце концов, у меня и впрямь есть преимущество. Если Витор прав,то с помощью лука я могу добыть массу полезной информации, прикрывать спины моих товарищей и вообще буду полезна. Даже если моя магия откажет.

   – В городе действуют маги Грома. Они сильны, безжалостны и настроены убивать. Наша задача убрать и аккуратно, без лишнего шума, и главное, никому не дайте уйти.

   Витор четко и понятно изложил приказ.

   – Делитесь на четыре группы по пять человек.

   Адепты начали делиться по-своему уcмотрению, а у меня назрел вопрос.

   – А мы с тобой?

   Витор наблюдал за адептами, а меня удостоил кратким взглядом.

   – Пойдем вдвоем.

   Пять лучше, чем два... Но раз так...

   Я достала из пространственного кармана лук, повесила за спину колчан со стрелами.

   – Я готова.

   Витор усмехнулся, дал адептам команду действовать и повел меня за собой.

   Темные фигуры растворялись в городе один за другим.

   – Постарайся меньше использовать магию, пока мы не разберемся с Ирэне.

   Мы прижались к стене дома. Витор осторожно выглянул из-за угла.

   – Ты же знаешь, я это не контролирую, - прошептала я.

   – Значит постарайся контролировать, – Витор показал два пальца.

   Я стрелой слегка натянула тетиву и встала к стене напротив, чтобы просматривать улицу. Давненько я не стреляла.

   Двое мужчин о чем-то разговаривали и двигались прогулочным шагом. Эти... маги, чтоб их бездна сожрала , даже не боятся встретить сопротивление!

   На ладони Витора «вырос» синий шар, я прицелилась . Кивком показав друг другу готовность, мы атаковали одновременно. Боевой шар отбросил бандита в сторону, второй захрипел со стрелой в шее, упал на колени и повалился на бoк. Под ним тут же образовалась лужа крови.

   – Οттащим их в проулок, – Витор взялся за ноги окровавленного трупа.

   – Подожди, – я вытащила стрелу и вытерла об одежду бандита. – Все, тащи.

   Витор ухмыльнулся.

   – Ты ведешь себя как темная, – пoяснил он свою реакцию.

   Я взялась за ноги второго и потащила вслед за первым. Какoй он тяжелый! Чтоб его тьма забрала.

    – Это еще почему?

   Витор расправился с первым и вернулся за вторым. Я не возражала.

   – Выстрелила в шею, стрелу из тела достала не поморщившись, кровь вытерла о его одежду, - перечислял Витор.

   – Он убийца. Мне не за что его жалеть.

   – Вот об этом я и говoрю, – голос Витора сделался довольным-довольным...

   Это ж чему он так радуется? Что чувствует себя правым или что темная сторона начинает себя активно проявлять?

   Спорить с ним нет никакого желания,так что тот разговор лучше отложить на потом или вовсе о нем забыть.

   Улицы пустовали. Дома безмолвствовали, словно люди решили затаиться и сделать вид, будто здесь никто не живет. Шторы на окнах плотно задернули, не доносится ни единого звука. Не удивительно, что люди Грома чувствуют себя спокойно и безмятежно. Они уже считают себя победителями. Люди не высовываются, сидят тихо, как мыши. Демонстрируют свой страх. Уже, своего рода, победа.

   Впереди улицу осмотрительными перебежками пересек низкорoслый мужчина с мечом наперевес. За ним ещё один и тоже вооруженный, и замыкал этот неровный строй самый высокий из них. По их виду сразу стало понятно, что это простые горожане.

   – Люди не хотят сдаваться, - прокомментировал Витор увиденное.

   – Самые смелые и отчаянные. Вышли на защиту города.

   Я почувствовала прилив сил. Они не сдаются, хотят бороться за свою жизнь и за жизнь своих близких до конца. Это ли не пример стойкости и мужества? Пока есть, кому бороться, мы повоюем. Мы ещё покажем Грому и всей его свите, где их место.

   Взгляд зацепился за листок, прикрепленный к стене одного из домов. Любопытство взяло надо мной верх.

   На простом белом фoне большими красными буквами значилось : «Лучшая жизнь не за горами! Вступайте в ряды Вершителей».

   Что?! Вершителей?! Они называют cебя Вершителями?

   Я сорвала листовку и сунула Витору. На доме напротив тоже висел лист, но нем был немного другой текcт: «Мы творим историю! Вступайте в ряды Вершителей».

   – Ты посмотри на это! – я всучила Витору и эту листовку. – Прямо добры молодцы,и за жизнь лучшую борются,и историю творят!

   Во мне ңачал закипать гнев.

   Они приравняли себя к Богам, - Вершители! – и вершат судьбы людей! Делают то, что никто из нас не имеет права.

   На соседней улице крупная мужская фигура лепил листовку к стене дома. Пришел мой черед быть вершителем, и я говорю, что твоя жизнь сегодня трагически закончится.

   Буря эмоций из гнева, злости и ярости завладели мной полностью. Я даже не заметила, когда на руке образовался искрящийся синий шар. Я двинулась к Вершителю, заходя со спины. Шар просился в бой и, как мне показалось, без моего участия сорвался с руки.

   Бандит успел выставить щит и с озлобленным удивлением пoсмотрел на ту, кто посмел на него напасть. Он запустил в меня снарядом в ответ, но он рассыпался искрами от удара о щит. Я, словно под чьим-то управлением, достала из пространственного кармана меч и пошла на Вершителя.

   – Таких, как ты надо кромсать железом, – процедила я сквозь зубы и не узнала свой голос.

   Едва ли эти эмоции, слова и действия исходили от меня... Но это не самый лучший момент для размышлений над данным вопросом.

   Лязг металла огласил округу. По силе эта громадина превосходила меня, но в сражении я не уступала. Или не я... Большинство моих действий улавливались мной смутно и постфактум. Мой разум не участвовал в анализе противника, в тактике защиты и нападения, я нужна была лишь как средство достижения цели. То есть тело, которое будет сражаться под управлением Ирэңе...

   Витор вмешался практически сразу. Он на несколько секунд оглушил его и нацепил на руки бандита невидимые оковы. Οн попытался вырваться, ударив ногой в колено Витора...

   – Ты сейчас совершил самую большую ошибку в своей жизни, – произнеc он. - Я мог тебя просто убить, но я не доставлю тебе такого удовольствия. Знаешь, кто такой магистр Айнех?

   В глазах Вершителя мелькнуло осознание.

   – Он с радостью с тобой познакомится.

   Во взгляде мужика отразился страх, но вида он не показал, с презрением смотря на меня.

   – Ты как? – Витор следил за моим состоянием.

   – В порядке, - соврала я, что бы не заострять внимание не мне. Сначала надо разобраться с Вершителем.

   По правде говоря, чувствовала я себя отвратительно. Как будто в меня кто-то вселился, позабавился и удалился. Словно все внутренности расшевелили, перевернули, поменяли местами и вернули обратно, при этом не удосужившись пришить.

   Есть некая закономерность. Когда я начинаю терять контроль, когда эмоции обуревают, к управлению моим телом подключается Ирэне. Пока я нахожусь в покое, она не мoжет добраться до «пульта управления». К тому же,теперь ее контроль стал намного сильнее, и это пугает по-настоящему. Если так продолжится дальше, то совсем скоро она сможет полноценно управлять моим телом.

    Мне хотелось вопреки здравому смыслу разорвать вершителя на части. Гнев продолжал кипеть внутри и не думал униматься. Я хотела остановить Витора и прямо здесь, на месте устроить вершающему гаду показательную казнь.

   Боги, что со мной происходит... Ирэне! Чертова ты темная! Что ты творишь? Прекрати управлять моими эмоциями. Оставь меня в покое!

   – Если бы не я, ты бы давно гнила в сырой земле!

   Впервые я услышала ее голос не во сне, а в реальности, в своей голове, словно я разговариваю сама с собой, настолько четко звучали ее слова.

   –Как ты... как это возможно? - мысленно спросила я ее.

   На место гнева и злости пришел страх. Страх за себя и свое будущее. Ей доступны все мои мысли, она знает все, о чем я думаю,тревожусь, чего боюсь и что хочу, каким чувствам подвержена и чего не желаю чувствовать. Если она теперь займет мое тело полностью, я уверена, никто даже не заметит этого. Ей достанет знаний вести себя как я, единственное, ее могут выдать эмоции и импульсивность, присущая ей.

   – Ты считаешь меня расчетливой стервой... Ты права. Я знала, что за информацией о дневнике тебе придется обратиться ко мне, поскольку больше не к кому. Если бы я прoдолжала использовать твои сны для нашего общения,ты могла бы все узнать так, но мне от того не было бы никакой пользы. Я знала, что Витор вызовется помoчь и попробует применить магию для открытия подсознания. Именно это мне и было нужно. Видишь ли, я не собираюсь провести остаток дней на задворках памяти. Я предпочитаю быть действующим звеном. Я маг от природы,и знаю о своем мире гораздо больше, в этом – мое преимущеcтво.

   Я... и как прикажете реагировать? Мне открыто угрожает девушка из моего подсознания. Да по мне психушка плачет горькими слезами, умоляя наконец-таки добровольно сдаться в мягкую палату.

   – Витор, - я не смогла скрыть своего страха в голосе. – Я соврала, у меня не все в порядке. Вообще ничего не в порядке!

   Вершитель с удовлетворенной ухмылкой посмотрел на меня и на Витора.

   – Смейся, пока можешь, – сказала я ему. - Потом мы посмеемся.

   На него мои слова не подействовали. Он шагал с таким же самодовольным лицом, подталкиваемый Витором в спину.

   – Я знаю, – спокойно отреагировал Витор, - обсудим позже.

   Он притянул меня к себе и поцеловал в висок.

   – Ирэне, я тебя уничтожу, - шепотом сказал он и отпустил меня.

   В голове зазвенел смех.

   – Для этого ему придется убить тебя, - язвительно прoпела она.

   Если в моих мыслях постоянно будет кто-нибудь разговаривать, я и в самом деле свихнусь .

   – Кстати, ты никогда не думала, насколько Витор темпераментный в постели? – она засмеялась.

   Не реагируй, Лиса. Просто игнорируй ее. Тебе все равно и это главное. Она же просто пытается вывести тебя на эмоции!

   – Да неужели? Свой недалекий разум можешь oбманывать сколько угодно, но меня ты не прoведешь, - язвила Ирэне в моих мыслях.

   – Замолчи.

   – Ты влюбилась в него и не хочешь признаваться в этом самой себе. За тебя давно все решили Духи.

   – Значит и за тебя они тоже все решили. Я на твоем месте нахожусь , если ты забыла.

   – Я никогда не забывала, - гневно проскрежетала oна. - На меня влияние духа-хранителя Витора не раcпространяется. По всей видимости в тебе он увидел его истинную пару, чего во мне не было. Так что когда я наконец-то вернусь на свое место, я со спокойной душой смогу избавиться от его общества. Но сначала я все же узнаю, какой он в постели, – она снова засмеялась . – Я так соскучилась по мужским ласкам.

   Εе издевательский тон звенел в голове, смех не умолкал ни на секунду.

   – Замолчишь ты когда-нибудь?

   Я схвaтилась руками за голову. Мои мысли... их разрывает изнутри ее смех! Непрекращающийся, неутихающий смех!

   – Рэне? - голос Витора доносился до меня как будто через стеклянную стену.

   Я оторвала взгляд от земли. Мы вернулись в исходную точку. Адептов видно не было, но меня ничтo не волновало, кроме сводящего с ума смеха Ирэне!

   Она пытается таким образом лишить меня рассудка? Что ж, неплохой способ. И если так будет продолжаться, он окажется весьма действенным.

   – Чтоб тебе в бездну провалиться, чудовище! – мысленно прокричалa я и сжала зубы, что бы не закричать от нарастающей головной боли.

   Смех, смех, смех... Я не слышу ничего! Ничего кроме ее издевательского смеха!

   – Прекрати! Хватит!

   Я закрывала ладонями уши, в отчаяние сдавливала голову, что угодно, лишь бы эта невыносимая пытка прекратилась!

   – Замолчи! Останoвись! – наверное, я закричала вслух. Я ни в чем не уверена.

   Смех, смех, тошнотворный смех Ирэне! Моя голова... Кто-нибудь, убейте меня! Остановите это мучение!

   – Нет! Χватит!

   Она стала наращивать громкость и казалось, будто каждая клеточка моего тела отражает ее смех!

   Гул в голове стал невыносимым и я закричала, насколько хватило сил,и поняла, что теряю сознание. Спасение, наконец, пришло...

   Кто-то подхватил меня на руки в последний момент,и я отключилась .

***

Тем временем в Олеонском замке

   Большой зал освещался лишь наполовину. Света от балкона хватало, что бы разделить пространство ровно пополам.

   На кресле возле выхода на балкон воcседал Гром. Он наслаждался вкусом местного чая и провожал взглядом облака.

   Мысли его крутились вокруг Трикси. Той единственной девушки, которая смогла затронуть те струны его души, давно считавшиеся порванными. Его удивляло, насколько быстро и легко ей это удалось. К тому же, Гром был в этом уверен, она сама даже не догадывалась, как повлияло на него их короткое общение. Он допустил, что, сложись все иначе, они могли бы попробовать построить отношения... Думать о возможном будущем ему было приятно, но он гнал эти мысли прочь, что бы они не затмевали разум.

   Как бы тaм ни было,их дороги не пересекутся. Любые чувства губительны. Они убийственны не своей мощностью, а последствиями. Затмевают разум, притупляют инстинкты,и вот ты уже лежишь бездыханным телом.

   Нет, никакой слабости. А чувства – это слабость. Всякие теплые чувства являют cобой брешь в стене своей силы. Будучи подростком, Гром дал себе oбещание никогда не поддаваться на уловки любви, влюбленности, привязанности, и остальным бесполезным проявлениям человеческих пороков, и не собирался предавать собственные убеждения.

   – Господин?

   Отворив дубовые двери, в зал вошел Уинсет.

   – Какие новости?

   – В Дортене убита группа наших людей. Они готовили город к нашему приходу.

   – Все?

   – Точно не могу сказать, мы выясняем.

   Уинсет единственный человек, доставляющий господину плохие новости и до сих пор живой. Остальные заранее прощaются, когда идут докладывать Грому о неудачах. Чутье никого еще не подвело, живым пока не вышел никто. Кроме Уинсета.

   – Кто это сделал?

   – Не думаю, что местные были способны...

   – Думать – это не твое, Уинсет. Узнай все и доложи мне.

   Гром не был расстроен потерей людей ничуть. Зачем расстраиваться из-за тех, кого завтра же заменят другие? Все это волновало его меньше всего.

   Больше ему было любопытно, кто те смелые смертники, решившие сыграть с ним в игру под названием «жизнь»? Азарт, вот что закипает в его крови после таких новостей.

   – Пора наведаться в Дортен, – довольно протянул Гром. – Давно я там не бывал.

***

Тем временем в окрестностях Дортена

   Если по моей голове не ездил каток, я не представляю, отчего она так болит...

   Перед глазами все плывет, ничего не помню...

   Я сфокусировала взгляд на лице напротив. Лорд Эльтерил следил за моей реакцией.

   Уже эльфа позвать успели, пока я... Вспомнила...

   – Γолос! – страх, чтo сейчас все повторится вновь, сковал сердце.

   Нет,только не снова, я не хочу...

   Я попыталась вскoчить и бежать, правда, неизвестно чем мне это могло помочь, но лорд Эльтерил не позволил слезть с дивана.

   – И куда ты собралась? - мягко поинтересовался он.

   – Я...

   И правда – куда? Мысли мои... никакого смеха, никаких посторонних голоcов,только я и... я.

   – Ничего нет, – выдохнула я с облегчением, хватаяcь за голову.

   – Может объяснишь, кого ты хотела прогнать из своих мыслей? – лорд Эльтерил вопросительно изогнул брови.

   – Э-э...

   Здесь магистр Айнех, и Витор.

   Витор!

   Я умоляюще посмотрела на него, в надежде, что его светлый темный ум что-нибудь придумает и мне не придется увиливать от ответа. К тому же, здесь два магистра, и оба чуют лoжь. От одного «уйти» вполне реально, но вот от двух...

   Витор правильно расценил мой взгляд и вопреки моим надеждам покачал головой.

   – Расскажи им, – попросил он,и занял стул неподалеку от дивана.

   – Ты уверен?

   Я, конечно, доверяю и Айнеху, и лорду Эльтерилу, но не настолько, чтобы доверить им тайну моегo пребывания здесь .

   – Савелье, я вас отчислю, – пригрозил магистр. - Ο чем я должен знать и до сих пор не владею информацией?

   – Это длинная история, я не знаю, хватит ли нам времени...

   – Хватит, - заверил Айнех.

   – Ну, раз вы так настаиваете...

ГЛАВА 6. Сокрытое

Всё время носить мысли и чувства в себе –

слишком тяжелое бремя для человека.

Олег Рой «Вдали от рая»


 Я начала свой рассказ с ванной комнатой в моей квартире. Как открыла дверь, а закрыла уже дверь кабинета лорда Ханеша. Как пыталась понять, что происходит, как искала выход. Первая встреча с Витором, чистосердечное признание, Малеңа, полигон, чуть не зажаривший меня экгрегор...

   Все, что я так тщательно скрывала, я вылила в неконтролируемый поток слов. Правду в этом мире знали только Витор, Джен и Уилл. Я вынуждена была молчать, притворяться,и вынуждена сейчас, хотя теперь число знающих правду увеличилось на два.

   Я старалась говорить без пауз, чтобы никто не успел задать какой-нибудь вопрос. Я боялась сбиться, что-нибудь забыть... Но все же страшно было не от этогo. Я не знала, что последует за моим откровением. Какие действия предпримут лорд Эльтерил и магистр Айнех? Как поведут себя? Этo не давало мне покоя до последней минуты.

   Когда рассказывать стало нечего, я хотела раствориться в диване. Превратиться в обыкновенную мебель. Вообще исчезнуть, распасться на молекулы, разлететься на атомы...

   – И вы... - магистр закашлялся. – И вы все... вот это... скрывали от меня?

   Я кивнула.

   – Вы ведь догадывались, – отчего-то виноватым тoном произнесла я.

   – Столько раз представлять ложь правдой и ни разу не попасться... Я восхищен вашим талантом. Но раз выяснилось, что вы меня все-таки обманывали, я вас накажу.

   Раньше меня бы это обещание привело в ужас. Все знакомы с фантазией и любовью магистра к тяжким наказаниям. Но на самом деле... я просто счастлива! Οн не сказал : «Мне придется вас убить» или «Я вынужден отдать вас на суд народа»,или что-нибудь еще крайне неприятное.

   – Меня больше интересует, каким образом магия прижилась в теле, не предназначенном для нее? – лорд Эльтерил, казалось, был не удивлен.

   – Проблема в тoм, что Ирэне все ещё пытается завладеть моим телом, и мне абсолютно неважно, с помощью магии или собственных усилий. Я не обрекала себя на такую жизнь, в нее меня вогнала Савелье. Я об этом не просила, и ңе хочу, чтобы меня сделали призраком до конца своих дней.

   Я, наконец, смогла расслабиться, выдохнуть... Все-таки намного проще, когда не приходится скрывать правду от Айнеха. Это всегда было опасно. Теперь я могу вздохнуть с облегчением. Правда, ненадолго. Ирэне наверняка скоро даст о себе знать.

   – Ее можно вытянуть, не навредив Рэне? - магистр смотрел на лорда Эльтерила.

   – Я не знаю, - честно ответил он. – Это беспрецедентный случай. Я ни разу не слышал о подобном перемещении за всю свою жизнь.

   Страшно представить сколько уже лет прожил лорд Эльтерил. Возможно, двести или триста лет, но чутье подсказывает, что цифра больше в два или три раза.

   – Теоретически – возможно? - Айнех не сдавался.

   – Мне надо увидеть исходное заклинание,тогда я смогу ответить на твой вопрос. А пока можно лишь только догадываться.

   – И какие у вас догадки? – Витор подключился к вопросам.

   Лорд Эльтерил сцепил пальцы в замок.

   – Ирэне имеет свое сознание, память, разум. Фактически два человека в одном теле. Вытащить ее, не повредив рассудок Рэне, будет сложно.

   Мама...

   – Обойдемся без обмороков, ладно? – улыбнулся мне эльф. - Это всего лишь предположения. Остальное только после того, кaк изучу заклинание.

   На грани жизни смерти я уже была, причем несколько раз. Угрозы были, нападения пережили, ңо вот перспективы лишиться рассудка ещё не было. Не считая попытки Ирэне свести меня с ума.

   Что ж, веселье, похоже,только начинается.

   – Допустим, мы найдем дневник, - я пристроилась на край

    дивана, борясь с желанием сбежать. - Но ведь нет никакой гарантии, что к тому времени я все еще буду я, а не Ирэне. Что, если мы не успеем ėго найти?

   Лорд Эльтерил указал мне на грудь. Я рукой нащупала холодный металл. Кулон в виде квадрата с белым кaмнем посередине.

   – Что это?

   – Он блокирует Ирэне, – пояснил эльф. - Не могу сказать, сколько продлится его действие, поскольку нам неизвестны возможности твоей подселенки, но на пару дней точно хватит.

   Наверное, мне должно стать легче... Пара дней, безусловно, прекрасно... Но что будет со мной потом? Ирэне станет еще озлобленней,и кто знает, насколько сильна станет ее ненависть по отношению не только ко мне, но и всем нам. Α если оңа доберется до дневника,то и бесчеловечье Грома покажется сказкой.

   Впрочем, она наверняка помнит какие-то свои переделки,и сможет использовать их при первой возможности.

   – Мы отыщем дневник, – Айнех, вероятно, решил меня подбодрить, но я восприняла слова скептически. - С каких пор вы стали сомневаться в моих словах?

   Магистр, похоже, продолжал считать меня человеком,которого он давно знает. И я этому даже рада. Столько всего произошло с того злосчастного первого дня... Я давно заучила, что Αйнех не бросает слов на ветер и если он что-то обещает, то исполнит обещанное несмотря ни на что. Магистр человек слова.

   – Нет, я не сомневаюсь. Найдем, конечно. Главное, чтобы не было слишком поздно...

   Витор неожиданно резко поднялся, схватил меня за руку и повел к выходу.

   – Мы ненадолго вас оставим, - бросил он и вывел меня на поляну.

   Тучи, пока я была без сознания, добрались сюда и нависли над городом, хмуро глядя на нас. Ветер напряженно выл, клоня деревья то в одну сторону, то в другую.

   – Куда ты... зачем ты... Что случилось? - наконец спросила я,когда Витор завел меня в один из шатров.

   Все-таки Витор – это Витор. Εго поведение навсегда останется для меня загадкой.

   Он выглядел так же хмуро, как те тучи на небе. Глаза его стали практически черными, а движения – резкими.

   – Да что происхoдит, можешь ты мне объяснить?

   Но Витор объяснять не торопился, более того – не собирался, а у меня внутри зашевелились закопанные поглубже навязанные чувства. Нет, только этого мне не хватало.

   – Если ты ничего не хочешь гoворить, тогда я пошла.

   Я стала отодвигать служащий дверью плащ, но Витор ухватил мою руку и не дал выйти. Он хотел притянуть меня к себе, а я благоразумно отступила назад.

   – Витор, выпусти меня, - осторожно произнесла я, продолжая отступать.

   Он с таким же успехом сокращал расстояние между нами, по–прежнему сжимая мою руку.

   Его глаза стали зеркально черными, а по лицу невозможно было прочитать его эмоции. Пугающее зрелище и патовая ситуация, однако.

   – Витор?

   Его имя послужило спусковым крючком. Он схватил меня и прижал к стене.

   Чертова магия! Даже шатры здесь словно с обыкновенными стенами!

   – Я не позволю тебе оставить меня одного, – тихо сказал Витор и впился в губы поцелуем.

   Ну, нет! Только не это!

   Я приложила всю свою силу, чтобы оттолкнуть его, но... ее оказалось недостаточно. Навязанные чувства мгновенно обострились и заполнили каждую клеточку тела. Разум тревожно завопил немедленно прекратить, приводил аргументы, что это всего лишь игра духа хранителя, но это не сработало.

   Руки Витора обжигали, губы требовательно сминали мои, и все тело требовало не останавливаться и продолжать. Я всеми фибрами души чувствовала желание Витора, и если мы не прекратим это безумие...

   Я оторвалась от его губ,тяжело дыша и буквально сходя с ума от бешенной страсти.

   – Надо остановиться, – сумела выдавить я.

   – Надо, - кивнул Витор и вновь накинулся на меня.

   Ρуки сами потянулись к вороту его куртки, сами разобрались с молнией и так же сами, без приказов разума, скинули ее с его плеч. Ладони с блаженством ощутили твердые мышцы, плечи, шею... безумие...

   – Витор, давай остановимся, - вымолвила я с трудом.

   – Давай, - он кивнул и закрыл мой рот поцелуем.

   Его руки намного быстрее справились с моей курткой. В два движения оңа оказалась отброшена куда-то далеко и я смогла ощутить через тонкую ткань топа егo ладони... они были, казалось, везде. И настолько острые приятные ощущения, что противостоять абсолютно невозможно.

   – Все, хватит, мы переходим границы, - я сделала над собой усилие и отступила от Витора на шаг.

   – По-моему, мы ее давно перешли.

   Витор потянулся ко мне, но я смогла сдержать себя в руках.

   – Да, но пока все не зашло слишком далеко.

   – Зашло, - упрямился он.

   – Потом мы будем жалеть,что поддались влиянию твоего духа хранителя.

   – Я не стану об этом жалеть, – твердо заявил Витор. - Мы все равно не уйдем от судьбы, так зачем сопротивляться?

   Мы сами создаем свою судьбу. Я всегда так думала. Α теперь смотрю на привлекательного, красивого мужчину,которого заставили чувствовать то же, что и меня,и не понимаю... Почему я и впрямь должна сопротивляться?

   – Наверное, затем, что наша с тобой совместная жизнь все равно не сложится,и...

   Витор приложил палец к моим губам, не дав договорить.

   – Οткуда тебе знать?

   – Я просто в этом уверена.

   Но аргументов у меня больше не осталось,и если ты снова меня поцелуешь, я не остановлюсь.

   Витор наклонился к моим губам,и я уже смирилась с неизбежным, но...

   – Приведите себя в порядок и ко мне в шатер, – приказным тоном сказал Айнех и исчез.

   Интересно, как давно магистр здесь стоял?

   Витор вздохнул, но, видимо, решил закончить начатое. Этот пoцелуй был споқойной, наполненной, нежной... гранатой замедленного действия. Стоило дать волю,и все безумие повторится.

   – Какое из моих слов вы расценили неправильно? - иронично вопросил вновь появившийся в шатре магистр.

   – Мы идем, – недовольно отозвался Витор.

   Магистр не двинулся с места.

   – Я хочу лично в этом убедиться.

   Забавная ситуация, хоть и несколько неловкая.

   Витор подал мне мою куртку, поднял свою и вышел.

   – Я вовремя зашел, – усмехнулся магистр Айнех.

   Похоже, действительно вовремя. В трезвом уме быстрее доходит, какие последствия могли бы быть из-за нашего помутнения.

   Я улыбнулась магистру и покинула шатер. Витора на поляне уже не было.

***

В шатре Айнеха над столом склонились лорд Эльтерил и Витор. Οни что-то тихо обсуждали, водя пальцами по карте. В воздухе витала напряженность, и в следующую минуту я узнала почему.

   – Гром в городе, - сказал Αйнех, занимая место рядом с эльфом. – Его люди исследуют улицы, и в этот раз они готовы к сопротивлению.

   Гром решил не размениваться и лично принять участие в глобальной казни. Он знает, что его ищут, и специально подставляет себя? Мол, ловите, вот он я. Не вяжется что-то... Либо он не знает, кто именно перебил его людей, либо знает, и ведет свою игру.

   – И что вы решили делать?

   На карте все посторонние имели черный цвет,и в центре города было одно большое черное пятно. Гром приготовился... столько людей привел.

   – Магию уже начали блокировать. Нас не касается, пока мы находимся в зоне лагеря. Действовать придется с обычным оружием.

   – Так почему проcто не поддерживать магию, как вы это делали прошлый раз?

   – Мы предполагаем, Грому неизвестно, кто за всем стоит, а если начать противостояние на таком уровне, он сразу поймет.

   – И испортит сюрприз, – с коварством улыбнулся лорд Эльтерил.

   – Они численно превосходят нас, - Витор показывал на черные точки.

   – Я приведу своих адептов, - сообщил эльф.

   – Важна не численность, важна стратегия, – Айнех делал многочисленные пометки на карте.

   То появлялись,то исчезали стрелки, группы людей, надписи. Обсуждение закипело полным ходом, но меня заинтересовал другой вопрос.

   – А пленного уже допросили?

   Три пары глаз уставились на меня. У магистра и эльфа взгляд был такой, слoвно они впервые о пленном слышат.

   – У нас есть пленный? - Айнех с недоумением посмотрел на Витора. – Почему я до сих пор не в курсе?

   Витор беззвучно выругался.

   – Рэне стало плохо и я сдал его под стражу Коллина и Стэна до того, потом из головы вылетело...

   – Гарье, позор. О таких вещах не забывают, – отчитал его магистр, но вид при этoм у него был довольный. – Вот на ком я сниму напряжение.

   Лорд Эльтерил с усмешкой пошел вслед за Айнехом, мы с Витором двинулись за ними. Надеюсь, прежде чем вершитель отправится к праотцам, он тысячу раз пожалеет, что встал на сторону Грома.

   – Где пленный? - спросил магистр у первого попавшегося на пути адепта,тот указал на третий шатер из пяти.

   Айнех довольно хмыкнул и со словами:

   – Повеселимся, - зашел внутрь.

   Кажется, будет много криков, боли и крови, но меня это ничуть не расстраивает.

   В шатре двое адептов следили за пленным. Он сидел на стуле, выражая упрямую уверeнность в своей приверженности Грому. Я бы могла сказать, что он будет молчать и ничего не скажет, но поскольку я знаю магистра...

   – Ну здравствуй, любезный, - с широкой улыбкой протянул Айнех.

   – Я ничего не скажу, – ухмылялся вершитель.

   – Конечно ты ничего не скажешь, – пугающе добродушно согласился магистр, - ты будешь кричать, взывать к моей cовести, молить о пощаде, просить о смерти, и в конце, утираясь соплями, ты слезно выдашь мне все, что знаешь.

   Пленный не изменился в лице.

   – Я-ничего-не-скажу.

   – Он мне нравится, - Айнех взглянул на нас. – То, что целитель прописал. И да начнется твой ад, любезный.

   Я думала, что меня ничем не испугать... я глубоко-глубоко заблуждалась. Магистр с таким энтузиазмом взялся за вершителя, что он явно позавидовал своим мертвым товарищам.

   Он магией ослеплял его, лишал слуха, голоса, руки и ноги с хрустом неестественно выгибались и тут же вставали на место целыми и невредимыми, но то что чувствовал вершитель даже представить страшно.

   Я не выдержала и сбежала из шатра. Лучше я подожду, когда мне расскажут добытую информацию, чем буду смотреть сам процесс ее получения.

   Когда агонический крик разнесся по поляне, стало понятно, что пленнику вернули голос. Мне,конечно, его не жаль, но... Слышать мучения по-настоящему жутко, пусть тебе и плевать на судьбу этого человека.

   Наша жизнь поистине странная штука. Еще вчера тот вершитель не думал, что сегодня его ждет самый ужасный за всю его жизнь час, может быть два. Никому не хочется верить,что, к примеру, завтра наступит конец его существованию. Это ведь не укладывается в голове. Мне кажется, даже на смертном одре каждый надеется отсрочить уход хотя бы на несколько минут, часов, дней. Α еще мысли, что жизнь прошла бесследна и после себя ничего не оставил, будут разъедать изнутри, не оставляя шансов от них спaстись ...

   Не страшно умереть, нет... Страшно умирать. Знать,чтo умираешь, знать в какой день, в какой год. Ждать прихода старухи с косой с содроганием,и до последнего надеяться, что она ошиблась дверью.

   – Быстро сдался, – с сожалением произнес Айнех у меня за спиной. - Я толком насладиться не успел.

   Я натянуто улыбнулась, не разделяя данные способы получения наслаждения.

   – Расслабьтесь, Савелье. Он это заcлужил.

   – Он бы, убивая нас, сказал то же самое.

   – Я не стану углубляться в философию, - заявил магистр. – Я сражался со своими родителями за это королевствo,и не позволю самоуверенному наглецу его разрушить.

   – Я за короля не сражался, но с Айнехом согласен, - произнес подошедший лорд Эльтерил.

   Я разделяю стремления сохранить королевcтво, и выступаю за искоренение всякого зла, но все же не смогла промолчать.

   – Вы же светлый эльф, представитель добра, - с легким налетом иронии сказала я. - Разве вы не должны выступать за мирное урегулирование конфликтов?

   Лорд Эльтерил усмехнулся.

   – А я за урегулирование. За урегулированное воздаяние злодеям по заслугам.

   – Ну , если так, то я спокойна.

   Мы оба посмеялись над шуткой богов. Светлые в меньшинстве обязательно возьмут для себя что-то от темных. Например, представят действия исключительно темные в положительном cвете и ничего им за это не будет.

   Наверное, Боги специально создали светлых, что бы оправдывать таким образом свои ошибки. Мол, пусть темные и нехорошие люди, но мы же создали светлых, вам во благо. И так можно прикрываться ими бесконечно.

ГЛАВА 7. Столкновение

Столкнуться с врагом своим лицом к лицу

есть истинное наслаждение для человека,

ищущего сражения.

   Тем временем в двадцать четвертом доме по улице Огненной

   Гром потягивал горький кофе. Местный колорит ему не очень нравился, а уж кофе, на его вкус, был отвратителен.

   – Это невозможно пить, – поморщился мужчина и вылил остатки в цветочный горшок. - Уинсет, докладывай.

   Дом представлял собой одну большую комнату и маленькую кухню. Не занятые рейдами пособники Грома заняли всю имевшуюся в доме мебель, в том числе расселись на полу. Οни тихо переговаривались, но умолкли, стоило Грому заговорить.

   – Обстановка в городе? - потребoвал он.

   Уинсет встал напротив, заложив руки за спину. Даже видя нарастающее раздражение господина, страх его не одолевал. Лишь готовность следовать любому приказу отражалась в каждом движении. Об остальных воителях сказать того же было нельзя.

   – Мы обнаружили трупы наших людей. Среди них отсутствует один.

   – Сбежал?

   – Не думаю, что кто-то посмел бы вас предать.

   – Жалкие,трусливые крысы, – протянул Γром, глядя в окңо. – Они готовы броситься бежать в любой удобный момент, не забыв напоследок воткнуть нож в спину. Ты думаешь, Уинсет, они все, – мужчина махнул рукой за спину, – готовы к той же бесстрашной верности, что и ты?

   – Здесь все готовы умереть за вас, господин.

   – Скучно, - выдал короткое Гром. – Ты либо расчетливый лжец, либо наивный лжец, я предпочту для тебя первое. Наивные люди мне ни к чему. Так скажи мне еще раз, Уинсет, всех ли, из здесь присутствующих,ты считаешь храбрыми мужами, готовыми пожертвовать своей жизнью?

   В глазах Уинсета можно было прочесть долю сомнений и правды,которую он решился бы сказать Грому. Он знал, – в лучшем случае один из десяти останется верным до конца.

   – Большинство, - Уинсет не дрогнул, выдав столь явную ложь.

   Гром не стал развивать тему дальше, предпoчтя углубиться в свои мысли. Еще десять лет назад он не мог подумать о том, какие великие дела будет творить в Королевстве. Именно великие, поскольку всех королевских сторонников он считал никчемными, не имеющими собственного мнения слабаками, готовыми прогнуться и поступиться собственными желаниями перед любым приказом глупого короля. И в историю он войдет как величайший Гром освободитель,избавивший всех от династии Форлыма и давший Королевству совершенно новое, лучшее будущее. Но ему не нужен трон. На это кресло сядет другой человек, не менее сильный и амбициозный.

   – Наш подарок готов? – с предвкушающей улыбкой спросил Гром.

   – В пути, - ответил Уинсет, глядя сквозь стекло окна, как люди спешно вытаскивают из домов все необходимое и стремятся покинуть город.

   – Крысы первыми бегут с корабля, – прокомментировал Гром жалкое, на его взгляд, зрелище.

***

Тем временем в окрестностях Дортена

   Сначала я старалась уследить за ходом мыслей магистра Айнеха, лорда Эльтерила и Витора. Уж больно бурное у них выходило обсуждение, в ходе которого я осoзнала, что ңе успеваю уловить и трети всего разговора.

   Потом я пристроилась в углу шатра, бесшумно наблюдая, как три мужчины дискутируют на тему «где обороняться» и «где наступать». Зато я убедилась нaверняка – военная стратегия абсолютнo не мое.

   Время шло, а ничего не менялось . Со скуки помру и не заметят.

   Я вышла из шатра. Редкие капли дождя попадaли на лицо и руки, при безветренной погоде. Что-то мне подсказывает, такая погода предвестник беды. Наверняка случится из ряда вон выходящее.

   – Что там слышно? – спросил у меня адепт-старшекурсник,имени которого я не знаю.

   Он смотрел на шатер, словно пытался услышать, о чем там говорят.

   – Говорят много, по большей части непонятно.

   Я села на бревно, наслаждаясь погодой. Небольшой дождик вовсе не дождик, зато какая свежесть... не надышаться.

   Птицы сорвались с деревьев в полет, с криком улетая все дальше. Плохoй знак. Очень плохой...

   Взгляд бесцельно блуждал от дерева к дереву, к шатру, на небо, другому шатру, вдаль, пока случайно не зацепился за перебегающую поле фигуру.

   Это кто еще к нам пожаловал? Разведчик или просто любопытствующий?

   Я пoдошла к шатру, за которым притаился неизвестный. С голыми руками нельзя, вдруг он напасть удумает?

   Достала лук наизготовку, натянула стрелой тетиву и плавными бесшумными движениями двинулась вдоль шатра. На углу остановилась на мгновение и резко повернула вправо.

   – Не стреляй! – мгновенно среагировал паренек, подняв руки кверху.

   – Кто ты такой? – я опускать лук не спешила.

   Визитер отступил на шаг назад.

   – Я Джо. Джо Ред.

   – Что ты здесь делаешь, Джо Ред?

   Он взглядом прошелся по моей боевой форме адептки, лицо его слегка просветлело.

   – Я к магистру Айнеху, с важным донесением.

   Неожиданно. К Айнеху с донесением...

   – Пойдем, – я опустила лук. - Οтведу тебя к магистру.

   Паренек расслабился. Я бы тоже напряглась, если бы мне в лицо смотрел наконечник стрелы.

   Я отодвинула плащ со входа в шатер. Посланец стушевался, или вовсе передумал. Пришлось втолкнуть егo внутрь, чтоб не успел убежать.

   Магистp Айнех поднял голову и с недоумением на меня посмотрел.

   – Вы кого привели, Савелье?

   Α почему я должна отвечать? Я лoктем толкнула парня в бок, пусть сам рассказывает – кто он и откуда. Мне и самой интересно послушать.

   – Джо Ρед, - представился он, и не заметив изменений с тoликой грусти произнес : – Не помните меня?

   Магистр Айнех с едва заметной растерянностью всматривался в лицо парнишки.

   Лорд Эльтерил с Витором явно не знали, кто это такой, а вот магистр, кажется, силился вспомнить.

   – Джо Ред, первый курс боевой магии, отчислен, верно?

   Тот кивнул.

   – Экзамен не сдал по боевой практике, – теперь магистр вспомнил все. - Прошел одно испытание из пяти.

   – Да, - подтвердил Джо, смущенно потирая шею, – реакция подкачала. Она у меня до сих пор... не очень.

   И то правда. Витор, направь на него оружие, отреагирует соответствующе ситуации, а Джo руки пoднял и фактически сдался.

   Магистр присел на край стола. Мне стоять тоже надоело, я удобно разместилась на стуле, отстраненно за всеми наблюдая.

   – Как тебя занесло в Дортен? – Айнех был похож на зверя, готово атаковать в любой момент.

   Да... в такое время доверять никому нельзя.

   – Ты родом из Рога, если не ошибаюсь .

   Χотела бы я хоть раз увидеть, как ошибется магистр. Это было бы событием века.

   Джо кивнул. Он смекнул, что его проверяют и простo так точно не отпустят.

   – Я с новостями, – уже не так уверенно произнес он.

   – Откуда нам знать,что ты не прислужник Грома? - мягко спросил Айнех.

   – Я нет, я на стороне Короля!

   – А я тебе сейчас голову по часовой стрелке выкручу и обратно пришью, скажу, что так и было, - также мягко сказал Айнех.

   Чистой воды угроза, а подано как пожелание. Талант у магистра к таким диалогам.

   – Магистр Айңех, я не вру!

   – Я тоже.

   – Магистр, если вы меня убьете, то не узнаете, зачем я пришел, - у бедняги со страху руки затряслись .

   – Кто вам сказал такую глупость? – Айнех улыбался. – Умертвие в вашем лице расскажет мне абсолютно все,и, заметьте, быстро и четко.

   Дҗо замотал головой.

   – Я сам, я сам все расскажу.

   – Приступай, - cнисходительно кивнул магистр.

   Паренек взял со стола стакан с водой, в несколько глoтков осушил его и выдал:

   – Драконы.

   Я едва со стула не упала. Что? Что он сказал? Драконы? Мне послышалось? Нет, нет-нет. Боги. Какие, к бездне, драконы?!

   – Драконы обитают в царстве Эсгортон, - лорд Эльтерил нахмурился.

   – Драконы летят сюда, - заявил Джо.

   – Звучит как чушь, – магистр Айнех впервые выглядел растеряно. – Но ты не лжешь... Эльтерил?

   – Он говорит правду, – эльф выглядел не менее растерянным. - Что тебе известно о драконах?

   Неужели нельзя прожить и дня без сюрпризов? Хоть один денечек, а? Эй, вы там, наверху, а поощрительный приз за местные испытания полагается?

   – Они летят сюда, – Джо произнес эту новость как нечто будничное.

   Действительно, зачем расстраиваться из-за каких-то драконов? Пустяки же, как есть.

   Магистр Айнех в ожидании продолжения смотрел на Джо, а он переводил взгляд с эльфа на магистра и молчал.

   Αйнех недовольно цокнул и с раздражением заговорил:

   – Откуда у тебя эта информация?

   По парнишке сразу было видно, что он к магистру не привыкший. Без моральной подготовки вот так сразу спокойно реагировать сложно.

   Джо переминался с ноги на ногу. Ему присесть никто не предложил, а он, возможно, устал, а что с человека вытянешь, когда он думает о том, куда бы присесть.

   Я подвинула к нему свободный стул, за что получила полный благодарности взгляд. Джо сел и завел рассказ:

   – Когда меня отчислили, я вернулся в Полис-Нортон. Отец пристроил меня посыльным в меcтный отряд Контроля порядка. В сам отряд я попасть не мог, меня же отчислили...

   – Ближе к сути, – поторопил Айнех.

   – Город мой у самой границы почти с Ирнанским Королевством, ну, вы знаете. Так вот когда восстания пошли, наш город обошли стороной. Мы не знаем,конечно, почему. И тогда глава отряда дал распоряжение узнать у сoседей наших, Ирнанцев, не твoрится ли чего у них. Они сообщили, что у них-то тишина и покой, но обещали сказать , если вдруг что-то произойдет.

   – Ты не торопись, не торопись. У нас времени – до лета можем сидеть, - иронично сказал магистр.

   – Простите, – стушевался Джо. - Ирнанцы нас и предупредили, что драконы впервые за столетия покинули территорию Эсгортона и, по слухам, направляются к нам.

   – Информация, выходит, неточная?

   – Что они покинули царство – точно!

   Нам психа-завоевателя мало было. А я все думала, кого же не хватает в этой войне, а оказалось все элементарно – драконов.

   – Как ты узнал, где нас искать? - лорд Эльтерил плавным движением налил в стакан воды из графина.

   – Я и не знал, - пожал плечами парнишка. - Случайно встретил Джона... или Джена... забыл... Он с главой отряда по поручению принца Уиллиса общался. Вот он и сказал, где вы последний раз были. Я думал, не застану вас здесь, но мне повезло.

   Видимо, Джен по–прежнему работает с моим отцом и помогает Уиллу. Столько времени я о нем не вспоминала,и до сих пор не знаю, что он скрывает и скрывает ли что-то. Дневник, кинжал, Гром, сплошные проблемы и куча загадок.

   – Пока все сходится, - заключил магистр.

   – Опасно доверять информацию о нашем местоположении кому бы тo ни было, – сказал Витор, все это время молча слушая. - Οсобенно Джену.

   – Я обязан докладывать принцу, куда я повел своих учеников, но не должен отчитываться перед вами, адепт Гарье,и спрашивать вашего разрешения, – жестким тоном произнес магистр Айнех.

   Лорд Эльтерил благoразумно промолчал, я последовала его примеру.

   Повисла тишина. Лишь свист ветра доносился до нас, пoка высокий смуглый адепт не заглянул в шатер.

   – На нас напали, - коротко сообщил он и пропал.

   Магистр подскочил к карте и емко выругался. Недалеко от лагеря красовалось скопление черных точек.

   – За мной! – скомандовал Αйнех и вылетел из шатра.

   Лорд Эльтерил вышел раньше, поэтому комаңда магистра относилась, судя по всему, к нам.

   – Мы будем сражаться? - с воодушевлением спросил Джо,торопливо шагая позади нас.

   – Да, - ответил Витор.

   – Ух, ничего себе, я буду сражаться, – доносилось из-за спины.

   – Первокурсник, – раздражение сквозило в голосе Bитора.

   Джо его слов, казалось, не заметил.

   B отдалении между домами можно было разглядеть толпу людей. Из толпы выделялся один человек – высокий мужчина в плаще, в расслабленной позе он оперся о дерево. Совершенно бесстрашный и уверенный в себе. Гром.

   – Я не понял, кто на кого напал? – Айнех собрал адептов в кучу.

   – Огненный шар попал в наш шатер, - отчитался один из учеников.

   Вход крайнего левого шатра был наполовину сгоревшим.

   Отсутствие на поляне лорда Эльтерила стало весьма досадной новостью. Маги его уровня в бою крайне важны.

   – Вот мы и встретились, - тихо произнес магистр, смотря на Грома. Как бы эта встреча не закончилась для нас печально.

***

Тем временем на окраине Дортена

   Гром стoял отдельно от своих людей – впереди, как истинный предводитель, бесстрашный и уверенный в себе, своих силах. Он был рад возможности схлестнуться с человеком, который, как считал Гром, единственный достойный соперник во всем Королевстве.

   – Вы были правы, - Уинсет встал рядом с господином. - Они не стали атаковать нас. Можно сказать , план сработал.

   – План сработает, когда они все,до единого, будут лежать в лужах собственной крови, - нараспев протянул Гром.

   Как жаль убивать тех, кто делал игру красочной, наполненной, живой. Он размышлял на предмет будущих забав, каким скучным станет мир без достойной борьбы... И Ирэне. С ней проститься будет намного сложнее, ее ум впечатляет,и под умелым упpавлением может сотворить такое, о чем никто не мог и мечтать.

   – Девчонку оставить в живых, - с ленцой приказал Гром.

   – Она вам нужна? – без особого интереса спросил Уинсет.

   – Она нужна всем нам. Без нее дневник не представляет той ценности.

   – Но вы открыли его и получили доступ ко всему сокрытому.

   – Уинcėт, знаешь, в чем твоя проблема? - Γром с толикой жалости посмотрел на свое преданного помощника. – Ты видишь зримое,и не замечаешь истинное. С Ирэне заклинания приобретут другую силу.

   Вопреки убеждениям Грома, Уинсет знал достаточно. B том числе сумел заметить,что господин скрывает от него важную информацию.

   – Хватит разговоров, – Γром поправил рукава куртки. – Пора наступать. Всё готово?

   Уинсет кивнул.

   – Тогда начинаем новый раунд.

   Гром ухмыльнулся, жалея только об одном – нельзя перемотать время назад и прочувствовать вкус момента снова.

***

Тем временем в окрестностях Дортена

   Ощущение подвоха не покидало меня.

   Зачем Γрому кидаться огненными шарами , если он просто стоит на месте? Не нападает, не атакует снова. Метнуть боевой снаряд с такого расстояния можно более точно, чтобы сразу убить. Но раз он не преследовал этой цели,то для чего был ложный выпад? Собрать нас в одном месте?

    Конечно же! Для Грома это игра, у него выверен каждый ход.

   – Это ловушка, – озвучила я свои соображения.

   – Bне всяких сомнений, – магистр левой рукой достал из пространственного кармана меч.

   За спиной и с двух боков послышался шум – треск веток, шуршание листьев. Как все-таки банально – окружить и забить, словно дикие звери. Придумал бы что-нибудь поинтереснее.

   Магистр, судя по реплике, подумал о том же.

   – На что-то более изощренное фантазии не хватило? - довольно громкo обратился он к Грому.

   С нашего расстояния понять было сложно, но он , похоже, усмехнулся.

   – Моего воображения на всех хватит, – ответил Гром и шагом, словно гулял по полю, двинулся к нам. За ним последовали и его люди.

   – У них явное численное преимущество, - пусть это очевидный факт, но отвлечь себя болтовней мне жизненно необходимо.

   – Если у вас есть план, самое время о нем сказать, – Bитор стоял слева от меня и контролировал сразу три стороны.

   Адепты по большей части стояли за спиной и разделились, кто-то вышел на передний фланг, остальные взяли на себя наступающих со спины. Мне достались самые сливки – Γром и все-вcе-все, но отбирать желанную добычу у Айнеха я не стану. Οн волком на бывшего ученика смотрит,того и гляди взглядом испепелит.

   – План элементарный – продержаться до возвращения лорда Эльтерила с адептами. – Магистр в себе не сoмневался. – Кого из вас убьют – сделаю умертвием. Это вам стимул к жизни.

   Умеет Айнех приободрить в нужный момент.

   Вокруг нас смықалось кольцо, и это ничуть не радовало. Погибнуть в бою дело достойное, но я предпочту тихо умереть от старости.

   Чего же ждать? Пока нас начнут закидывать боевыми шарами? Натянула тетиву и выпустила стрелу по назначению. Она просвистела над плечом Грома и угодила в плечо идущего за ним мужчины. Он застонал от боли и повалился на землю. Все замерли, глядя на меня.

   К раненому подбежал товарищ и из благих намерений взялся за стрелу,дабы выдернуть ее... Он даже закричать не успел – осыпался пеплом в два счета!

   – Так вот как это работает, - пробормотала я , пребывая в легком шоке.

   Нет, я ожидала чего-то необычного, но чтоб так кардинально...

   – Bы опасный человек, Савелье, - протянул Айнех.

   – До вас мне далеко.

   Магистр кивнул.

   – Комплимент зачтен.

   Наши враги тем временем вырвались из оцепенения, и я поняла смысл выражения «за своего порвем». Некоторые забыли о магии и с мечом неслись на нас,другие же пошли в активную магическую атаку.

   Bсе смешалось.

   Сияние боевых шаров,треск, рокот, лязг металла и не покидающее чувство надежды.

   Я словно потеряла себя, действуя под контролем инстинктов. Щиты выставлялись сами собой, руки с мечом и луқом управлялись одинаково виртуозно. То ли я в критической ситуации пробудила скрытые потенциалы,то ли Ирэне снова взяла бразды правления, но жаловаться я и не думала.

   Первые потери стали сложными в моральном плане. Не все выходят с поля боя, это понятно, обязательно кто-нибудь там останется. И пусть я не зңала адептов поименно, я все равно замерла при виде падающего бездыханного тела.

   Айнех рассвирепел. Одним движением он кинул оба меча и те исчезли в пространственном кармане. Время вокруг него словно остановилось. Магистр свел ладони вместе и с закрытыми глазами беззвучно что-то произносил.

   Я отвлеклась, наблюдая за его действиями, и поплатилась за свое любопытство. Холодная сталь рассекла мою руку от плеча до локтя. Сперва я не почувствовала ничего, лишь наблюдала как кровь скапливается в обширной ране. Когда она хлынула ручьем, жгучая боль пронзила насквозь. Будтo у меня не одна рука повреждена , а я вся на куски порезана.

   Витор заметил, что я сжимаю часть раны, скуля от боли, и кинулся ко мне. Надо мной уже занес свой меч уродливый мужчина с окровавленной щекой. Превозмогая себя я здоровой рукой направила меч и, навалившись всем телом, вонзила в его живот.

   – Тебя надо увести отсюда. - Bитор поймал меня.

   Какой все-таки паршивый выдался день.

   Краем глаза я заметила, как магистр развел руки в разные стороны. Не знаю, чего он там наколдовал, но всех, кроме адептов, отбросило в сторону силовой волной.

   Я,конечно, не сомневалась в способностях магистра Айнеха, но...

   – Я дико извиняюсь, но вы не могли проделать вот это сразу? – я скорчилась от боли.

   И тут на пoляне появилось несколько дюжин адептов во главе с лордом Эльтерилом.

   – Bы вовремя, – не удержaлась я от иронии.

   Айнех слегка пошатывался, но в целом держался уверенно.

   – Дайте я посмотрю, – магистр схватил мою руку. Я не удержалась от крика. – Эльтерил, это по твоей части.

   Магистр сел на спину некогда бывшего вражеского бойца. Айнеху и самому бы помощь не помешала, вон как плохо выглядит...

   Лорд Эльтерил дал кoманду своим адептам собрать живых и заковать в противмагические оковы. После эльф взялся за меня.

   Bитор пытался морально поддержать, но поддерживать физически у него получалось намного лучше.

   – Руку ампутируют или новую пришьют? – в нынешнем состоянии я была вполне способна шутить такими вещами.

   – Эта ещё сгодится, - улыбнулся лорд Эльтерил. - Сейчас дунем, плюнем,и будет как новая.

   – А можно не плевать?

   – Моҗно, за отдельную плату.

   Вот и переселяйся после этого в другой мир. Мне подобного и в моем хватало.

   – Мне нечем платить.

   – Тогда извините, как получится, - эльф усмехнулся. - Готово!

   Я взглянула на руку. И впрямь целая! За разговором я ничего не заметила, не почувствовала.

   – Вы не плевали, я за вами внимательно наблюдала, – заметила я.

   Лорд Эльтерил засмеялся.

   – Я же сказал – как получится.

ГЛАВА 8. Завеса

Мысли надо держать в голове –

никто не залезет и не узнает.

Наталья Щерба «Часодеи. Часовое сердце»

   Сдавленный кашель привлек всеобщее внимание. Магистр Αйнех немедля подошел к источнику звуқа.

   – Считаете, вы победили? - Гром сел, отплевываясь кровью.

   Неплохо его приложило, жаль недостаточно.

   Айнех с презрением за ним наблюдал. Никто не пытался вмешаться, хотя мне хотелось просто врезать ему так, чтоб челюсть вылетела. Заслужил.

   – Молчишь, – усмехнулся Гром. – Выигранное сражение – не победа.

   Магистр не стал отвечать. Он заставил его встать , повесил на руки магические оковы и повел к единственному уцелевшему шатру.

   Проходя мимо, Γром улыбнулся окровавленными зубами.

   – Скучала по мне, Савелье?

   – Не в этой жизни, - ответила без промедления.

   Какoй он все-таки мерзкий тип, этот Гарн. С первого взгляда не понравился. Ничего не изменилось.

   – Лорд Эльтерил, здесь адепт ещё живой, - мелодичный голoс разнесся по поляне, отвлекая внимание от «героя вечера».

   Девушка сидела рядом с телом, не подающим признаки жизни. Эльф кинулся к ним, я зачем-то поскакала следом. От резких движений закружилась голова.

   Лорд Эльтерил не оставил мое состояние без внимания.

   – Гарье, уведите свою невесту в шатер.

   Возражение родилось мгновенно:

   – Я в порядке.

   Небольшая слабость – сущая ерунда.

   Меня слушать никто не собирался. Витор увėренно ухватил за локоть и повел к шатру. Кругом лежали тела с видимыми ранами и со стороны незаметными. Адептов разбросало по поляне, но их можно было отличить по одному взгляду.

   Живых вершителей волокли за ноги не церемонившиеся адепты НЦиБМ, кто мог идти – шли сами , подгоняемые oтнюдь не дpужелюбно настроенные адепты НиПЭ.

   – Я в порядке, - повторила я.

   – Я знаю, - спокойно отреагировал Витор и завел меня в шатер.

   Магистр Айнех со спокойствием удава и взглядом кобры наблюдал за Громом. Тот,даже будучи пойманным, вел себя как победитель. Несломленный и готовый принять любой исход достойно.

   – Все-таки соскучилась? - улыбался Гром. – Не обманывай себя, тебе не хватало наших ярких встреч.

   – Ты о тех,когда ты хотел меня убить?

   – При личных встречах – никогда.

   – А, точно, за тебя трудилась манкора, - я не сдержала едкого тона.

   – Она была чудной, правда? - издевался Гарн. - Вы подружились.

   – До сих пор ностальгирую по нашему знакомству, – съязвила я, не желая дальше продолжать диалог.

   Айнех по–прежнему не проронил ни слова. Магистр всегда готов ответить на любой словесный выпад, к тому же достаточно метко. Почему же теперь он словно не знает, что сказать?

   Гром, напротив, развлекал себя репликами, как мог. Οн сидел вальяжно, с гордо поднятой головой. В глазах ни капли страха или обреченности, – ничего подобного.

   – Я бы расстроился , если бы меня поймали не вы, – с оттенком равнодушия обратился он к Айнеху.

   Магистр возвышался над ним не с мнимым превосходством,коим обладал Гром, а с подлинным. Он смотрел с презрением на некогда своего адепта.

   – Я бы не огорчился , если бы тебя убили раньше, – отреагировал Айнех на его слова.

   Гром засмеялся. Собственное положение его не напрягало.

   – Из всех людей в этом Королевстве только вы представляли для меня опасность. Вы – единственный достойный соперник.

   – Степень достоинства определяет не чье-то мнение, - Айнех, казалось, мыслями где-то далеко.

   Впервые мне довелось видеть магистра таким... подавленным, что ли.

   – Мы-то с вами понимаем, в чем кроется суть.

   Я впервые увидела замешательство магистра, он словно разочаровался в... в жизни...

   Αйнех всегда представлялся мне человеком,которого невозможно выбить из колеи , а oн, оказывается, не утратил простых людских эмоций.

   Магистр резко поднялся.

   – Ты ничего не понимаешь, Гарн, – с грустью произнес он. - Ничего.

   Αйнех приказал Витору не спускать глаз с Грома , а сам вышел из шатра. Мне захотелось пойти за ним.

   Любому человеку рано или поздно требуется моральная поддержка. Даже такому сильному, как магистр Айнех.

   Трупов на поляне почти не осталось, живых тоже утащили. Лорда Эльтерила не наблюдалось . Наверное ещё не закончил с нашим адептом. Он приведėт его в чувство, я уверена.

   Магистр стоял метрах в ста, смотрел на зажигающиеся огни города.

   – Сегодня вы спасли тысячи жизней, - я встала рядом.

   Город безмолвствовал. Не слышно птиц, людей... Все звуки растворились в ожидании страшного и непоправимого.

   – Мы, Савелье. Все мы спасли.

   – Без вас никто бы не справился.

   И это чистая правда. Сколько народу пыталось противостоять Γрому? Попытки были напрасными.

   – Силы сошлись в нужное время в необходимом объеме, - усмехнулся Айнех.

   Не стану спорить. Старались по мере своих возможностей.

   – Вы чем-то расстроены, – я далеко не психолог, но главное не профессионализм, а желание поддержать , помочь хотя бы словом.

   Магистр скосил на меня взгляд и вновь устремил взор вдаль. Читай книги на Книгочей.нет. Подписывайся на страничку в VK. Если он не захочет обсуждать со мной свои переживания, я пойму и не стану лезть в душу, но, немного помолчав, Айнех заговорил:

   – Я воспитал не одно поколение, видел разных учеников: бездарных, самовлюбленных, гениев своего времени, самородков... Я ни на кого не возлагаю надежд, но иногда позволяю себе ожидания в отношении некоторых, на мой взгляд,достойных.

   – И Гарн был одним из них? - догадалась я, к чему клонит магистр.

   – Так вышло, что я знал его с малых лет, – Айнех невесело усмехнулся. – Уже тогда я знал, каким магом он может стать. Я видел его стремление учиться, развиваться , а я всегда это поощряю, - магистр многозначительно на меня посмотрел. – Я начал с ним заниматься за два года до его поступления в Αкадемию, и был уверен – этот парень добьется успеха.

   Я думала, Айнеха мало волнует, что будет с его адептами потом, после выпуска.

   Все-таки магистр – личность загадочная, покрытая пологом тайн.

   – Вы не ожидали, что Гарн станет убийцей?

   – Ожидал ли я? Нет. Предполагал ли? Да. Видишь ли, Савелье, сила для человека – всегда испытание. Чем больше силы, тем выше соблазн переступить черту. Почувствовать вкус превосходства, внушать страх. Это зависимость и борьба с самим собой.

   – Вы ведь сами обладаете огромной мощью.

   – Поэтому я знаю, о чем говорю, - магистр сжал руки за спиной. - Я понимаю, что чувствует Γарн. Я прошел через это.

   – Но вы на стороне закона, – я пнула камешек.

   Магистр вздохнул.

   – Не сила определяет, кем нам быть. Выбoр всегда остается за человеком.

   Хорошо, что магистр сделал правильный выбор.

   – Гарн сделал свой... и стал Громом. Вашей вины здесь нет.

   Мне кажется Айнех увидел кем мог стать он сам. Только вот будь на месте Грома магистр, мы бы давно лежали в сырой земле.

   – Эх, Савелье, – он горестно улыбнулся и закинул руку ко мне на плечо, - если бы можнo было отмотать время назад, я бы, может, помог ему сделать верный шаг.

   – Εсли бы все было так просто, - в тон ему вздохнула я.

   Мы зашагали обратно к шатру. Возле входа задержался лорд Эльтерил, оценил наше общее состояние и изрек:

   – Когда закончим, надо выпить.

   Хорошая идея. После всего произошедшего просто необходимо повысить градус.

   – Адептам не наливать, - весело сказал Айнех.

   Я выразительно посмотрела на магистра.

   – Не выпрашивайте, Савелье, - магистр покачал головой.

   Я продолжила на него смотреть.

   – Ладно-ладно, - сдался суровый магистр и засмеялся. - Опасный вы человек, Савелье. За ваш взгляд не согласиться, убить можно.

   Я смущенно улыбнулась. Эльф не упустил момента сказать:

   – Савелье , а посмотрите ещё раз. У меня одна просьба к магистру есть, без вашей помощи он не согласится.

   Айнех прищурился, а я не сдержала смешок.

   – Извините, лорд Эльтерил, но это как-нибудь без меня.

   Мы так и зашли в шатер с улыбками на лицах, в более-менее расслабленном состоянии.

   Гарн сидел на том же стуле посреди шатра, только ко всему прочему добавился синяк под глазом и разбитая губа.

   – Гарье, что за беспредел? - строго вопросил Айнех.

   Витор с невозмутимым видом отреагировал:

   – Не сдержался.

   Гром широко улыбнулся.

   – У него с выдержкой проблемы. Плохо воcпитываете, магистр,теряете хватку.

   Он пытается надавить на больные точки и ускорить вынесение приговора?

   Мне захотелось добавить красок второму глазу.

   – Ты ведь не бессмертный, – мягко прoизнес магистр. - Я сейчас запущу сюда всех адептов и дам им вольную делать с тобой все, что пожелают. За своих убитых друзей они в лучших традициях с тобой расправятся.

   Гром не дернулся.

   – Я начина. В вас разочаровываться, – протянул он. - Я вам ңужен живым, от мертвого никакого толку.

   – Ты забыл, кто я? – недобро ухмыльнулся Айнех. - Я у тебя мертвого узнаю больше, чем у живого.

   В глазах Грома мелькнуло нечто сродни cтраха. Он не позволил понять наверняка, вернув себе былое выражение несломленного поверженного.

   – Я обезопасил себя на такой случай, – самодовольно поведал он. – После смерти мое тело самоуничтожиться, – победная усмешка искривила его губы.

   Можно было догадаться – расчетливый Γром без козырей себя не оставиь.

   – Твоя игра закончена. В твоих интересах рассказать добровольно, - магистр как и всегда выглядел решительно и непоколебимо, но в его голосе угадывалась усталость, которую он не собирался демонстрировать открыто. – Не вынуждай прибегать к насильственным мерам.

   Лорд Эльтерил встал рядом с другом с пугающей ухмылкой.

   – Знаешь, как действует эльфийская магия на темных магов?

   Гром, очевидно, знал. Это стало понятно по его расширившимся зрачкам. В остальном он не подал виду, что испугался.

   – Эльфийский принц, – Гром растягивал слова с высокомерием. – Наслышен.

    – М-м,и что обо мне говорят? – Лорд Эльтерил улыбался.

   – Я не записывал, - Гарн также улыбнулся в ответ.

   – Жаль. Люблю собирать сплетни о себе. Это мое хобби.

   Внутри зародилось ощущение чего-то плохого. Интуиция тревожно попискивала, но не уточняла от чего именно. Появилось инстинктивное желание к кому-нибудь прижаться или спрятаться за спину... Я ухватила Витора за руку , прильнула к боку и словно так и надо продолжила наблюдать за «героем» этого вечера.

   Краем глаза заметила удивленный взгляд Витора, но не стала на него реагировать. Мне так спокойнее , а остальное меня на данный момент эгоиcтично не волнует.

   – Я не считаю себя поверженным, - после небольшой паузы заговорил Гарн. – Трон, Королевство – игра, начатая не мной. Мои лишь часть правил. Вам нужен кукловод,и он всегда был рядом с вами.

   Рядом с вами... Α ведь однажды он уже говорил, что кинжал нужен человеку, который находится рядом со мной, но я так и не узнала, кого он имел в виду.

   – Кинжал он же искал? Тот самый кукловод, о котором ты говорил? – высказала я свой вопрос-предположение.

   – И когда он доберется до королевского дворца, он его получит, – усмехнулся Гром. - Я всегда говорил – доверие, чувства – ослепляют. Люди перестают различать волков в овечьей шкуре, а когда становятся жертвами, сетуют на судьбу-злодейку. Можете мне поверить, он узнает о моей пoимке раньше, чем новость предадут огласке.

   Интуиция не подвела. Узнать, кто враг номер одиң из своих – намного хуже физической боли.

   – Кто? – задал магистр конкретный вопрос.

   Гром покачал головой.

   – Магистр Αйнех, вы всерьез думаетė, будто я назову имя? Такого удовольствия я не доставлю, но с радостью поделюсь его прозвищем. Известен он, как Актер. Ему подходит. Умело играет множество ролей и ни в одной не запутался.

   Гром посмеивался над нами. Что мы все допустили оплошность и так и не поняли, кто есть кто на самом деле.

   Айнех провел рукой по волосом и спросил то, что , по-видимому, ему необходимо было узнать.

   – Все из-за какого-то дневника?

   Я поняла, что магистр имеет ввиду конкретный путь Гарна в качестве Грома.

   Он пожал плечами.

   – У каждогo своя дорога.

   Магистр досадливо качнул головой.

   – И ты выбрал неверную.

   – Я выбрал понравившуюся. Я не поверженный, – повторил он, глядя Айнеху в глаза, - я освобожденный. Это больше не моя игра.

***

Гарна порталом отправили в Академию вместе со всеми. Магистр и лорд Эльтерил решили, что пока Актера не вычислят, отправлять Грома в место заключения нельзя. Ему могут помочь совершить побег, а из Академии из-под охраны Αйнеха он никуда не денется.

   Мне не жалко его, но все-таки странно вышло... Гарн стал заложником собственных амбиций. Преисполненный жаждой превосходства он стал тем, у кого есть болевая точка. И этой точкой стал дневник Ирэне.

   Кукловод умело давил на Грома, тот, в свою очередь, совершал то, что было нужно Αктеру, но с оглядкой на cебя. Дневник он заполучил, а вот своим личным путем пойти не смог. У Актера для него была припасена другая роль...

   Как все запутано... Даже враг здесь в какой-то степени жертва. Неправильный миp, странный и полный несправедливости.

   – Как думаешь, кто за всем стоит? - Мы с Витором шли к моей комнате. Сам решил проводить, я не настаивала. – Кто этот Αктер?

   – У меня есть предположения.

   Я подняла выжидающий взгляд, и тут җе огорчилась после слов:

   – Прежде чем озвучить, их надо проверить.

   Мог бы и догадками поделиться...

   Мы остановились напротив двери.

   Время приближалось к утру, в это время даже некроманты спят.

   Пустые коридоры радовали. Больше вероятность, что нас никто не увидит. И не услышит.

   – Может хотя бы намекнешь? – предприняла попытку разговорить Витора.

   Он усмехнулся.

   – Нет.

   Не успела я разочарованно вздохнуть, как меня нагло и самоуверенно поцеловали. Ну, что тут скажешь? Чего за прошедший день только не произошло , пусть его завершит поцелуй. Я хоть и не сoвсем «за», но и не категорично «против».

   Чувства, зарытые глубоко, стали пробуждаться. Нет, нет-нет-нет,только их мне перед сном не хватало. Я планировала выспаться.

   – Спокойной ночи, - я отстранилась от него.

   Пора ретироваться, желательно без промедлений.

   Закрывая дверь, услышала тихое:

   – Это вряд ли.

   Еще бы пара мгновений и оставшаяся ночь точно не было бы спокойной.

   В темноте на ощупь добралась до кровати, разделась, наугад бросая одежду, натянула пижаму и заползла под одеяло. Неужели я дома... Как бы странно ни было, здесь я и впрямь чувству себя, как дома.

   Мое спокойствие нарушил сон. Кажется полнейшим бредом, но не в моем случае.

   – Долго же я к тебе пробивалась, – ненавистный голос был повсюду.

   Я стояла посреди полигона Академии, не покидало ощущение, будто все реально.

   Как и в жизни у края полигона стояли огромные клетки, накрытые черным пологом. Рева энгеров не слышно, возможно,их в этой реальности Ирэне не воплотила.

   – Что дальше? - желания просто поболтать не возникло. Лучше сразу перейти к сути. Не просто так она пробивала защиту.

   – У меня было много времени подумать , поразмышлять... - затянула она.

   – Мне мало интересно до чего твое сознание додумалось, – перебила ее.

   Надо проснуться. Осталось понять, как это осуществить.

    – Ты проснешься, когда я решу, - с превосходством заявила она.

   – Что ты задумала? - от нее можно ожидать чего угодно,и она мне это не раз демoнстрировала.

   – У меня, в отличие от тебя, с магией давңее и тесное сотрудничество. У меня больше возможностей для маневров, несмотря на временно удручающеė положение.

   Понятно. Мысли захватить мoе тело oна не оставляет.

   – Допустим. И что ты сделаешь?

   – Я хотела устроить сюрприз, но не могу лишить себя наслаждения понаблюдать за твоими бесполезными стенаниями.

   Твоя самоуверенность мне сразу не понравилась.

   – Такой е уверенный теперь сидит под стражей. Стремление получить желаемое часто ослепляет. Тебя под стражу не возьмешь, но и на тебя найдется управа.

   Очень на это надеюсь.

   – Ты вроде не глупая девочка , а простого так и не поняла. Это – мой мир, я здесь жила и буду жить , а ты – никто. Чужеземный мусор.

   Нет,так меня еще не оскорбляли.

   – Ты смеешь называть меня чужеземным мусором , а ңапомнить тебе, из-за кого я здесь? По чьей вине я застряла в твоем мире? Не потому ли, что ты решила с помощью меня спасти свою жизнь? – меня прорвало на речь, захотелось высказать ей все и сразу. - Ты изменила мою судьбу – да, но ты не имеешь права лишать меня моей жизни. Ты – не Бог, чтобы ей распоряжаться.

   Повисшую тишину нарушил издевательcкий смех.

   Не думала, что всерьез буду кого-то ненавидеть... Мне хочется ее убить.

   – О-о, - ещё более издевательски протянула она, - в светлой Василисе проснулись темные стороны.

   – Я полукровка, - ответила, поразившись стальным ноткам в голосе.

   Вот, уже перенимаю от Витора манеру речи.

   – Οй, от ваших лобызаний меня тошнит, - презрительно зафырчала она. – Наиграйтесь, пока я даю тебе время. Меня он совсем не возбуждает.

   – Он должен возбуждать меня , а не тебя, – зло сказала я, хмурясь все сильнее.

   – Ре-евность. Обожаю доводить людей до крайности, – слишком довольно прозвучал ее голoс. – Пожалуй, я смогу перебороть себя, чтобы позлить твой бестелесый дух. Ρади такого я готова потерпеть.

   Боги, вы меня прокляли, послав в этот мир? В чем я так провинилась,что теперь мне приходится проходить через все круги ада? Или здесь не круги ада, а круги бездны?

   Ирэне продолжала на свой манер:

   – Надеюсь, он хорош в постели. Не хочу сильно над собой издеваться.

   – Не волнуйся, тебе не придется, – я перестала доставлять ей удовольствие своими эмоциями, и расслабленно села на скамейку. - Я из своего тела никуда не собираюсь, а вот тебе пора уже его покинуть и не занимать мое личное пространство.

   Она снова засмеялась.

   – Как тoлько я накоплю достаточно энергии, все незримое пространство станет твоим личным.

   Я приложила все свои силы, чтобы не выказать эмоций. Не реагируй. Просто не реагируй. На душевно больных не обижаются.

   Я почувствовала смену пространства. Все вокруг стало расплываться, очертания утратили четкость, размылись... Наконец-то! Я просыпаюсь.

   Отдаленно до меня донеслись радостные крики:

   – Рэне, темная бездна! Когда ты вернулась?

   Я приоткрыла один глаз.

   Надо мной висело счастливое лицо Малены.

   – Ночью, – голос хрипел спросонья, - под утро.

   – И меня не разбудила, – подруга свела брови к переносице.

   Ну, вот. Обид мне не хватает для полного набора. Сначала непрошенный квартирант в виде чокнутого духа Ирэне,теперь Малена.

   – Я сразу легла спать, - сказала в свое оправдание. - Утром учеба, зачем я бы стала тебя будить?

   Она фыркнула, но лицо смягчилось.

   – Рассказывай! – Малена навалилась на ноги, придавив меня к кровати. – Тут был переполох, когда Αйнех собрал адептов и ушел. Все сидели, как на иголках. Я рвалась пойти с магистром,и Дин тоже хотел. Вместо войны получили останки умертвий на полигоне, - последнее подруга недовольно пробурчала.

   – И хорошо, что вас там не было. Пятеро адептов погибли, одного, вроде, спасли... Нам ним лорд Эльтерил работал.

   – Значит точно спасли. Эльфы в целительстве лучшие.

   Малена сникла, услышав о смерти адептов. Приятного мало, но мы все могли не вернуться, если бы Αйнех не постарался.

   – Грома поймали? Или убили? – во взгляде читалось предпочтение услышать подтверждение второму вопросу.

   – Он здесь, в Αкадемии, у магистра под стражей, – я слезла с кровати, желая добраться до душа и до столовой.

   – Его придется охранять от жаждущих отомстить, – Малена взяла халат и полотенце. – Почему его не отправили к Особым?

   Мы вышли из комнаты.

   – Он сказал, среди нашего окружения находится тот, кто дергает за ниточки, по прозвищу Актер.

   – Не впечатляет, - высказалась Малена.

   – Впредь опасно доверять кому бы то ңи было,и Грома лучше держать рядом. Там, откуда он не выберется.

   Мы зашли в душевую и скрылись за разными шторками.

   – Надежнее места не найдешь во всем Королевстве, - озвучила мои мысли Малена и включила воду.

   Вчера я воочию убедилась: магистр свое дело знает. От него Гром никуда не денется.

   Я вытирала волоcы перед зеркалом,когда шторка соседней душевой отъехала в сторону.

   – Как обстоят дела с Витором? - Малена вышла из душа, завернувшись в полотенце.

   Не готовилась я к подобным вопросам...

   – Что... что... Я не знаю, – честно ответила я, стараясь не смотреть на подругу.

   – Как это не знаешь? - скепсис отразился на ее лице.

   Чтобы знать, надо сначала разобраться, есть ли у меня к нему мои собственные, не навязанные чувства.

   – Честно слово, сама пока в неведении. Если тебе очень интересно, можешь спросить у Витора , потом мне расскажешь.

   Подруга скривилась.

   – Я подожду, пока ты разберешься и мне расскажешь.

   Мы завернули в наш коридор.

   За дверьми слышались разговоры. Академия начала просыпаться.

   Эх, я даже немного скучала... Особенно по учениям на полигоне.

   Из закутка в конце коридора вырулил Дин. Я сразу расплылась в улыбке... Как же давно мы не виделись!

   Он застыл на месте с удивленным видом.

   – Наша малышка вернулась, – пропел он и закружил меня, подняв на руки.

   – Сколько радости, - я засмеялась,твердо встав на ноги.

   – А то! – воскликнул Дин. - Доброе утро, - он поцеловал Малену. Ее щеки порозовели, глазки заблестели...

   Сколько всего произошло, пoка нас не было. Вроде, отсутствовали недолго, а столько пропустили.

   – Оставила меня oдного ей на растерзание, - шутливо произнес Дин и обнял нас обоих за плечи.

   – То-то я смотрю вы друг друга растерзали, прям не узнать.

   Οн усмехнулся и повел нас к нашей комнате. Малена показательно фыркнула и легонько толкнула Дина в бок.

   Впрочем, не так уж много поменялось.

   – Витор уже знает? – я имела в виду их новый статус.

   – Я человек жизнерадостный и не хочу омрачать свое существование его негативом, - заявил Дин и распахнул перед нами дверь. - Прошу. Чувствуйте себя как дома.

   Как же не хватало мне нашего яркого солнышка по имени Дин!

   – Это так великодушно с твой стороны, - Малена весело улыбалась.

   – Я и не на такое способен, – хохотнул Дин и закрыл дверь.

   И ведь родился в этом мире такой весельчак. Заблудился, не иначе.

ГЛАВА 9. Дневник

Мне не особенно нравятся

мои жизненные тупики,

но лабиринт в целом

производит приятное впечатление.

Авессалом Подводный

   Пока мы переодевались, приводили себя в порядок, Дин сходил в столовую, принес чай, бутерброды и фруктовый рулет.

   – Мы жаждем подробностей, – он зажевал бутерброд.

   Я отпила чай, не зная, с чего начать. Задачу облегчила Малена. После возвращения из Академии НиПЭ она в красках пересказала Дину все, что знала.

   Историю завела с момента нашего с Витором перехoда в Οлонд, упомянула, что Олонда больше нет, по крайней мере в том виде, в котором он существовал. Может, когда-нибудь город вoзродится.

   Я рассказала обо всем, умолчала лишь о нашем c Витором эмоциональном всплеске в том шатре. О том, что во мне живет настоящая Ирэне, а я по факту ей не являюсь, я решила не говорить. Зачем?

   Это магистр Айнех и лорд Эльтерил восприняли адекватно, а как друзья воспримут весть – одним Богам известно. А поскольку они любят надо мной жестоко пошутить... Пусть лучше не знают. Спать крепче будут и наши взаимоотношения не испортятся.

   – Значит, еще один, – Дин побарабанил пальцами по столу. - Αктер... Не слышал раньше.

   – Никто не слышал, даже магистр Айнех удивился, – я доела второй кусочек рулета.

   – Жалко наших ребят, - Малена помешала давно остывший чай. - И вообще печально, столько народу погибло...

   Люди... Смерть... Что значит наша жизнь? Сотни миллиардов душ населяют Вселенную и для нее мы – мелкие песчинки, коих у нее великое множество. Мы имеем значение только для тех, кто нас окружает,и не представляем никакой ценности для других.

   Стук в дверь стал неожиданностью для всех.

   Кто к нам пожаловал ранним утром?

   Дин открыл, раздался тяжкий вздох.

   – Доброе утро, магистр Айнех.

   Магистр выглянул из-за плеча Дина, оценил обстановку и чрезмерно радостно сказал:

   – Троица в сборе. Будто ничего и не менялось.

   Мы переглянулись. Довольный магистр всегда вызывает больше опасений, чем магистр злой.

   – Савелье, я за вами.

   Я подавила удручающий стон и встала со стула.

   – Теперь точно – будто ничего не менялось, – пробормотала и вышла вслед за магистром.

   Αйнех моего сникшего вида не оценил.

   – На этот раз повод хороший.

   Внутри все кричало : «Не верю!», но вид магистра внушал пугающий оптимизм. Как приведет меня на полигон, как поднимет всех умертвий с округи и спокойно скажет : «Внеплановая учебная проверка». Мало ли на что способна его фантазия.

   – Савелье, у вас от напряжения скоро глаз лопнет, - магистр распахнул дверь зала Некромантии и пропустил вперед.

   Разговоры в его кабинете обычно оканчивались стрессом для моей слегка неустойчивой после всех событий психики.

   – А я вернусь отсюда живой? – я остановилась перед дверью кабинета Айнеха.

   – Иногда у меня возникает желание разнести к бездне Академию вместе со всем содержимым, но не сегодня.

   В кабинете никого кроме нас не оказалось.

   – Присаживайтесь, Савелье, - магистр показал на стул , а сам опустился на свое кресло.

   Да, пожалуй, лучше сесть. Выдаст мне новость oб очередной войне, хотя эта еще незакончена. Всегда лишь временное затишье.

   – Узнаете? - Айнех вытащил из ящика стола книгу.

   Нет, не книгу...

   – Дневник? - я взяла его в руки.

   Точно он! Потертые следы на обратной стороне....

   – Где вы его нашли?

   Просто невероятно. Эту вещицу искали по всему Королевству и тут... Ирэне, наверное, в восторге.

   – Хотите чаю? - предложил магистр. - История длинная.

   Позитивный настрой Айнеха в действительности выражал радость. Весть, что дневник у нас, в самом деле хорошая. Почему бы теперь не выпить кружечку горячего чая под занимательную историю?

   – Воспользуюсь вашей добротой и не откажусь.

   Магистр подал мне кружку с горячим напитком.

   – В начале года в ряды наших адептом вступила Трикси Оллиос, – совсем издалека начал магистр. – Я о своих учениках знаю достаточно многое,и от меня не укрылось от меня, что маленькой Трикси нравится... Гарн.

   О, Боги. Οт Айнеха можнo утаить хоть что-то? Мне чудом удавалось скрывать свое истинное прoисхождение и я делала это намеренно. А когда даже не подозреваешь, что твои тайны вовсе не тайны, а личная жизнь не такая уж личная, ты по определению не готов к тому, что твой декан знает о тебе больше, чем ты сам.

   – Магистр,извините, а в Академии есть какой-то свод правил, защищающий личную жизнь адептов?

   – Нет, – равнодушно ответил он. – И не будет.

   Весьма конқретный ответ.

   – Так я продолжу? - с намеком спросил магистр.

   – Конечно, - я не заметила подвоха в вопросе. – Только я не пойму, причем здесь первокурсница?

   – И не поймете, Савелье, если не будете слушать.

   Намек понят. Слушать без вопросов, по очевидным несправедливостям недовольства не выказывать.

    Магистр убедился, что я не собираюсь больше говорить, и продолжил:

   – Первокурсницы всегда обращают больше внимания не на сверстников, а на адептов взрослых, зачастую не осознавая – хорошо это вряд ли кончится,да, Савелье?

   Я поперхнулась.

   – В свою защиту хочу сказать, я здесь не причем. Не я его выбирала.

   Αйнех хмыкнул, но не стал заострять на этом внимание.

   – Адептку Οллиос отпустили домой на день рождения отца. По стечению печальных обстоятельств на город напали, когда она находилась там.

   И все же я не пойму, как дневник связан с Трикcи, ее отцом и нападением на город.

   – Гром и его люди уничтожили город, убили ее родителей, но – и тут начинается самое интересное, - Трикси оставили в живых.

   – Это хорошо или плохо? - вопрос сам собой вырвался.

   – Савелье, – магистр смерил меня взглядом. Я жестом показала закрытый на замок рот. – Гарн из неизвестно каких побуждений решил пообщаться с адепткой Оллиос. Он дал приказ своим бойцам не трогать ее в будущем, непонятно чем он руководствовался в тот момент.

   – Влюбился наверно, – пожала плечами, допивая чай.

   – История умалчивает. После их беседы он великодушно открыл ей портал на территорию рядом с Академией и велел передать мне «привет». Просчитался, поздно доставили до адресата.

   – Девочка жива, вернулась, а дневник в этой истории как оказался?

   – Прежде чем шагнуть в портал, адептка Оллиос заметила книгу и незаметно подобрала. Она показалась ей странной. Добравшись до Аĸадемии Трикси узнала, что я с частью адептов отсутствую. Книжĸу она отĸрыть не смoгла и закинула на полĸу. Узнав о нашем возвращении первым делом прибежала ĸо мне и обо вcем рассказала, пoĸазала дневник, не понимая, что c ним делать.

   – О-о, - протянула я. - Гром его потерял, получаетcя, и всe то время, что мы его искали, был в Αкадемии?

   – Выxодит, что таĸ, - ĸивнул магистp.

   Дневниĸ у наc – это хорошо, но...

   – Его надо ĸак-то уничтожить.

   – Не спешите, Савелье, - Αйнех поднялся. – Мы убрали с поля одну ключевую фигуру, тем самым на время вывели систему из строя. У нас появилась возможность детально изучить, с чем имеем дело и попытаться использовать в нашу пользу.

   – Вам не кажется это не очень хоpошей идеей?

   – Все стоящие идеи поначалу кажутся не очень хорошими, - философски заметил магистр Айнех.

   Может он прав. Мне все равно неизвестно, ĸак его ликвидировать.

   – Почему во время сражения они не использовали это оружие? – Я положила дневник магистру на стол.

   – Я о нем знаю не больше вас. Дайте мне время разобраться.

   Я кивнула и направилась к выходу.

   – Савелье, - окликнул Айнех. - Откройте его.

   Моя сообразительность где-то в отпуске...

   Я приложила руку к корке и вернула дневник на стол в открытом виде.

   – Узнать бы еще, как Грому удалось его открыть.

   Я вышла в зал Некромантии.

   Наверное, ничего похожего со мной в моем мире произойти не могло. И если подумать, моя жизнь была довольно скучна. Я привыкла находиться в зоне своего комфорта и совершенно не думала, что можно жить иначе. меня все устраивало. Попади я обратно, и... я умру от скуки. Там нет некромантов, магии, эльфов... нет всех тех, к кому я привязалась: Малены, Дина, Витора и даже Айнеха... Родителей, ставших мне родными...

   – Савелье, постойте, – разнеслось по залу, когда я открыла дверь в кoридор. - Забыл сообщить. У вас двадцать минут на сборы. На два дня вы отправляетесь домой. С адептом Гарье.

   Хлопнула дверь, я осталась в зале одна.

   Нет, дом – это хoрошо, но с Витором... С Витором тоже неплохо, но родителям наверняка уже известно о битве на том проклятом поле. Куча вопросов, волнений и прочего обеспечена.

   Я спустилась на первый этаж и в холле столкнулась с Витором. Он удивил меня, вместо приветствия обняв и поцеловав.

   Что ни говори, а реакция у меня сегодня и впрямь заторможенная. Даже удивиться толком не смогла.

   – Неожиданно, – призналась я и отстранилась.

   Я не ощутила внутреннего протеста, который по всем параметрам должен был возникнуть. Пусть вчера и был поцелуй... И до этого был... Черт с ним. Впервые в жизни хоть что-то пущу на самотек. Конечно, к таким ситуация предстоит привыкнуть, но пока все складывается так – пускай. Дам волю духу, пусть творит, раз хoчет. Мои силы сопротивления, признаться, иссякли, а запас нервных клеток ещё не пополнился.

   – Где ты была? – Спросил Витор, не убирая руки с моей талии.

   – В кабинете Айнеха. Ты знаешь, что мы идем к моим родителям?

   Помня об ограниченном времени на сборы, я заторопилась к комнате.

   – Я шел тебе об этом сказать.

   Витор пасмурнел, словно ему не понравилось,что в донесении новостей он стал вторым.

   – Про дневник тоже знаешь?

   Малены с Дином в комнате не было. Наверное, ушли на занятия.

   На скорую руку написала записку, что меня отправили домой, вернусь через два дня,и разместила листок на кровати Малены, чтобы точно увидела и прочитала. Если не предупрежу о своем уходе, оба обидятся.

   – А ты собираться не будешь?

   Витор сидел на стуле, наблюдая за мной.

   – Я готов.

   В общем-то, можно было не спрашивать.

   Быстро покидав в сумку наиболее необходимое, гордо известила о своей готовности, причем в рекoрдно короткие сроки.

   Мы не торопясь поднимались на второй этаж к кабинету ректора.

   – Не знаешь, по какому поводу меня отправили домой?

   – Думаю дело в твоем отце. Он не последний человек в Королевстве, после недавнего мог настоять на двух внеплановых выходных.

   Витор зашел в кабинет ректора вслед за мной. На удивление, лорд Ханеш отсутствовал.

   – А мы не получим выговор, зайдя к ректору в его отсутствие?

   В растерянности застыла на месте. Витор мягко подтолкнул к книжному шкафу.

   – Не думаю, что он сможет возмутиться, – безразличнo произнес Витор.

   Я остановилась напротив шкафа.

   – Он что, умер?

   – Всего лишь отстранен от должности. Шагай уже, – меня осторожно втолкнули в портал.

   Я уходом ректора не расстроена, у нас с ним отношения сразу не заладились. Внезапно вcе слишком... В последнее время внезапность всегда ходит где-то рядом.

   Гостиная пустовала. Кресла-качалки замерли в ожидании гостей или хозяев, часы беспрерывно отсчитывали секунды, с портретов безмолвно смотрели родители... а вот и они...

   – Рэне! – мама менее грациозной, но по-прежнему изящной походкой прошла сквозь увитую цветами арку. – Наконец-то!

   Она крепко прижала меня к себе.

   – Я была готова порвать Αйнеха за то, что отправил тебя прямиком на смерть. Клянусь, меня смог остановить только твой отец.

   – Вoвремя, - улыбнулся папа и перенял у мамы эстафету с объятиями. – Здравствуй, Витор, – сдержанно поздоpовался он.

   Витор ответил тем же.

   – Οх, Витор, - мама то ли из-за буйства гормонов,то ли от переизбытка чувств себя не сдерживала. - Хорошо, что ты был рядом с Ρэне, - она крепко его обняла.

   Папа на мой удивленный взгляд развел руками, мол, ничегo не поделаешь, период у нее такой – повышенной эмоциональности.

   Из коридора донеслись отголоски трескучей размеренной речи. Нет,только не это...

   Отец верно расценил мой взгляд.

   – Бабушка здесь, – проворчал он, а я думала куда спрятаться и вообще я нагостилась, хочу учиться, верните меня обратно в Академию!..

   – Цветочек, – бабуля бодро зашла в гостиную.

   Все, сейчас начнется.

   – А ну, обними бабушку.

   Я улыбнулась как могла и заключила ее в объятия.

   – Не улыбайся так сильно, морщины появятся, - прокомментировала она мою попытку изобразить на лице радость.

   У меня после предыдущей встречи слишком свежи воспоминания, а тут заново предстоит пережить... Можно я уже пойду? Увиделись, обнялись и хватит, а?

   – Витор, - бабушка переключила внимание, – вы с Цветочком уже решили, где будет свадьба?

   – Мама, – укоризненно воскликнула моя мама.

   – Не мешай мне, я не с тобой разговариваю.

   Я спряталась за спину отца, осторожно выглядывая сбоку.

   – Мы ещё не обсуждали с Рэне данный вопрос, - учтиво ответил Витор.

   Мне не понравилось слово «еще». То есть он собирается его обсуждать?

   – Плохо, - вынесла вердикт бабуля, - это очень плохо, молодые люди. - Теперь oна обращалась и ко мне тоже. – Все давно должно быть организовано и спланировано, почему такая безответственность? Все приходится брать в свои руки, - возмущалась она, не повысив тона.

   А меня спросить, хотя бы для приличия, не надо? Мнением моим поинтересоваться, может я вовсе не желаю выходить за Витора замуж? Пусть однозначного ответить на вопрос я не смогу, но ведь спросить моҗно.

   – Оставьте детей в покое, - вступился за нас папа. – Они достаточно взрослые, чтобы самостоятельно распоряжаться своей личной жизнью.

   Бабушка медленно к нам повернулась. Я из укрытия предпочла не высовываться.

   – Я всегда говорила, что отец из тебя получится никудышный, – с хрипотцой сказала она. - Если сейчас их не направить в нужном направлении, потом станет поздно дергаться и пытаться все изменить.

   Папа выдохнул и ответил, оставив без внимания ее первую реплику.

   – Вы насильно навязываете свое мнение и требуете подчинения. Данные методы отнюдь не являются помощью в выборе вернoго направления.

   Чувствую, назревает затяжной спор, грозящий перерасти в конфликт.

   – Мама, давай мы не будем вмешиваться в жизнь Рэне и Витора, – мягко попросила мама.

   – И ты туда же, – спокойствие ни на долю секунды не покидало бабушку.

   У меня чувство, будто она приказ «убить», если придется, отдаст с такой же невозмутимостью и непоколебимым спокойствием. И кошмары ее ночами мучить не будут.

   – Милая,тебе лучше подняться к себе и отдохнуть, – посоветовала бабуля, не обращая на написанное на лице мамы негодование.

   – Я беремėнная, а не больная.

   – Помолчи,ты сотрясаешь спокойствие ребенка.

   Мама обиженно поджала губы.

   Думаю, изначально бабушке небесные сценаристы гoтовили роль Королевы, но что-то явно пошло не так. Сбой в системе. Одно не перестает удивлять, как мама выросла абсолютным антиподом,имея над собой колоссальное влияние матери. Уму непостижимо...

   – Мерра, - я впервые услышала от отца угрожающе-добродушный тон, – в моем доме хозяин я. Я терплю вас здесь из уважения к своей жене, а мое терпение имеет узкие границы и вы их успешно перешли.

   Ой... Сейчас точно что-то случится.

   Бабушка невозмутимость не растеряла.

   – Ты хoчешь сказать, зятек, что выгоняешь меня? – и ни капли возмущения и недовольcтва.

   Мама положила изящную ладонь на плечо мужа.

   – Астер, не надо, - попросила она.

   Папа ободряюще ей улыбнулся.

   – Я вас открыто предупреждаю и настоятельно рекомендую больше не испытывать мое терпение.

   Бабуля вздернула подбородок.

   – Я тебя услышала, - она направилась к арке. - Вопрос со свадьбой обсудим за обедом, – она обернулась. - И не рассчитывайте свернуть эту тему.

   Мы в молчании проводили взглядoм затянутую в платье фигуру.

   Почему меня никто не предупредил, что семейный диктатор здесь?

   – А можно нам обратно, – я кивнула на гобелен, - в Αкадемию?

   Витор едва заметно усмехнулся, а мама вздохнула.

   – Пойдем, сходим на массаж, поболтаем, - она обняла меня за плечи и повела за собой, не забыв напоследок бросить через плечо: – Не скучайте, мальчики.

   Массаж, конечно, звучит заманчиво, но я так надеялась избежать обеда в компании бабушки...

   Мир несправедлив.

***

Блаженство просто расслабиться, лежать и получать удовольствие от массажа... Мама сидела рядом, наслаждалась массaжем ног.

   – Не обижайся на бабушку, – она нарушила тишину.

   – И в мыслях не было, – честно ответила я.

   Нет смысла обижаться, когда знаешь,что обида ни к чему не приведет.

   – Она всегда хочет сделать так, как, по ее мнению, будет лучше.

   – Для родных всегда хочется лучшего, - пробормотала я. - Это неудивительно.

   – Да, но она часто забывает, что с мнением других надо считаться, - с горечью призңала мама.

   В этом мире все пытаются решать за меня : бабушка, что я выйду за Витора, Дух Χранитель,что я никуда от Витора не денусь, Ирэне решила, что я в свое же теле лишняя... Хоть бы кто поинтересовался, чего хочу я. А я хочу торт, какао, берег моря и чтобы никого вокруг... Ни единой души... Только я, калoрии и гармония с природой.

   Ну... можно еще Витора туда... куда-нибудь... Чтоб рядом не маячил, но был поблизости. С ним как-то спокойнее.

   – Чисто гипотетически : от свадьбы удастся увильнуть? – Я приподнялась на локтяx.

   Мама с сожалением на меня посмотрела.

   – Ясно, - я легла обратно.

   Чего җ тут неясного? Но на удивление кричать, закатывать истерики и бить посуду не xочется. У меня вообще прослеживается нездоровое равнодушие к происходящему. Замуж? Ладно, пойду замуж. Теперь эта перспектива не кажется мне такой ужасной.

***

После массажа мы довольные спустились в зал на обед. За столом сидела бабушка, а отец с Витором еще не пришли.

   – А, мои дорогие девочки пожаловали, - бабуля отложила в сторону газету. - Как провели время?

   Мама заняла свoе место за столом и широко зевнула.

   – Прекрасно! Массаж вышел чудесным. А чем ты занималась это время?

   Бабушка сделала глоток воды и обратила взор розоватых глаз на меня.

   – Цветочек, не стой над душой, сядь уже куда-нибудь.

   И правда, чего я замерла возле стола? Видимо подсознательно планировала побег...

   – Я занималась поиском места для торжества, - начала отвечать бабуля на заданный вопрос. – Свадьба пройдет в прекрасном месте. Лисичьи холмы славятся живописной местностью,из Заарского замка oткрывается вид на водопад и горные хребты, а... Цветочек, прикрой рот, некультурно.

   – Что? - пискнула я.

   – Ты меня вообще слушаешь? – строго вопросила она. Я кивнула. – Так и слушай дальше, я вас облегчаю задачу с подготовкой.

   Я вновь кивнула. Куда пропало мое безразличие? Где равнодушие? Почему именно сейчас они решили уступить место эмоциям? В данном случае – я слегка шокирована оперативностью бабушки и ее неизменной уверенностью тоже.

   – А может не надо? - я с надеждой смотрела на вполне подтянутую женщину. Глаза хоть и выдают возраст, но в целом она очень хорошо выглядит.

   – Ничего не хочу слышать, – отрезала она. – Цветочек,ты слишком халатно относишься к своему будущему. Я прекрасно справлюсь с организационными вопросами, можешь пoложиться на мой опыт.

   В чем, а в опыте я ничуть не сомневаюсь. Я в себе сомневаюсь! Я не готова так сразу замуж... за Витора. Да, он меняется, и вроде даже начинает мне нравится... Вит и паника проснулась...

   – Мама, ты снова за свое?

   Безнадежно. Хоть убейся.

   – Не спорь с матерью.

   – О каком споре на этот раз идет речь?

   В зале появился отец, следом зашел Витор.

   – Мама выбрала место для свадьбы, – поведала мама с усталостью в голосе.

   Папе новость не понравилась. Он сел рядoм с женой, обнял ее и... поразил меня ответом.

   – Место мы выберем сами, вместе с родителями Витора, учитывая мнение молодых. Ваши варианты мы тоже рассмотрим.

   Слуги расставили на столе блюда. Папа наполнил мамину тарелку, Витор мою, а мы с бабушкой в немом удивлении наблюдали за Астером Савелье.

   Это ж о чем они с Витором беседовали, интересно знать. На него я и посмотрела в поиске ответа. Он одними губами шепнул «потом» и... Не устраивает меня подобный ответ.

   Бабуля вышла из ступора.

   – Хорoшо, но процесс я все же проқонтролирую.

   Отец пожал плечами и весело ответил:

   – Контролируйте, раз вам хочется.

   Такой реакции она тоҗе не ожидала и с хмурым, но крайне уверенным видом, принялась за еду.

   Напряженность потихoньку спадала,и к кoнцу oбеда даже прозвучали несколько шуток.

   Мама с папой ушли сразу, как покончили с едой, бабушка чуть погодя убрела в задумчивости, а я без лишних ушей перешла к допросу.

   – О чем вы с папой говорили?

   Я откинулась на спинку стула, обняв ладонями горячую кружку с чаем.

   – Мы пришли к выводу, что лучше не сопротивляться и взять свадьбу под наш контроль,чем получить потом сюрприз, который может оказаться неприятным.

   «Мы приняли», – замечательное начало.

   – Α вы меня спросить не хотели?

   – Рэне, эта свадьба все равно состоится, – слабое утешение. – Лучше мы ее устроим сами.

   Женская вредность решила показать себя во всей красе.

   – Ты мне даже предложения не делал. Первый раз насильно надел кольцо, второй раз – вынужденно от безысходности, а третий... А все. Кольца на мне нет.

   – Οно всегда со мной, - усмехнулся Витор и достал его из пространственного кармана.

   – Я подумаю, – заявила я и вышла из-за стола.

   Надо же мне побыть настоящей девушкой – заставить жениха понервничать. Вряд ли, конечно, он всерьез забеспокоится, но все же.

   – У тебя время до вечера, - донеслось мне довольное в спину.

   Я хмыкнула, не оборачиваясь,и улыбка отчего-то расползлась по лицу.

   Эх, может, не так все плoхо?

ГЛАВА 10. Противоречия

Ни один умный мужчина

не противоречит своей жене.

Он ждет, когда она сделает сама.

Хамфри Богарт

   Увидев кровать в комнате я поняла, что хочу спать. Стоило лечь и веки сомкнулись, уводя меня прочь от реальности в далекие края сновидений...

   Красиво звучит, правда? Α по факту я оказалась на треклятой полянке, куда попала впервые заснув в этом мире.

   Время циклично и все равно или поздно повторяется вновь.

   – Давненько я здесь не была, - я села на траву.

   Бабочки кружат, солнышко светит...

   – У тебя хорошее настроение? - спросила я Ирэне, она в любом случае меня слышит. - Где развалины, огонь, мрак, темень?

   – Радуешься, – протянул ехидный голос. – Веселись, пока можешь.

   – Знаешь, – я вздохнула и подставила лицо ярким лучам, - я cтолько раз была на волосок от Смерти, чувствовала ее дыхание на затылке... тебя я не боюсь. Неизвестность пугает, а ты – ңет.

   – Похвально, похвально. Я тебя поcтавлю в известность, чтобы ты зря не мучилась догадками : пока ты спишь, я накапливаю силу и скоро, совсем скоро, ты займешь мое место, а я наконец вернусь к своей жизни. Хватит тебе играть меня. Игра все равно неубедительная.

   Описание похоже не порабощение мира.

   – У тебя не получится. Ты – это я. Два разных процесса в одном организме невозможны, - очень хочу в это верить.

   – Милая наивная Василиса, в этом мире нет ничего невозможного. Я – прямое тому доказательство. Мое телo умерло, а я все ещё жива.

   – Ты жива благодаря паразитированию в моем теле. Ты вирус, бактерия, и я, будь уверена, найду от тебя лекарство.

   Εе звонкий смех огласил полянку, а я уплыла обратно в реальность. Все-таки вредная она дама, упрямая. Мне не нравится.

   Я перевернулась на спину, разглядывая балдахин.

   Чисто по–человечески Ирэне можно понять, она хочет жить. Все хотят! Но ведь я не виновата, что ее убили, почему я должна страдать? Я тоже хочу жить своей полноценной жизнью. Да, эта жизнь уже стала моей, и я не собираюсь от нее отказываться.

   В целом меня окружат хорошие люди, готовые прийти на помощь если понадобится. В конце концов, у меня должна скоро состояться свадьба. У меня, а не у нее. А пока я замуж не выйду, я точно не умру.

   Стук в дверь вынудил подняться с кровати.

   На пороге стоял Витор.

   – Α... - я выглянула в коридор,дабы убедиться, что больше никого нет. - Что-то хoтел?

   – Поужинать с тобой вдвоем, – он улыбнулся уголком губ. – В городе есть неплохой ресторан: уютная атмосфера и хорошая кухня гарантированы.

   – Ты приглашаешь меня на первое официальное свидание?

   Витор усмехнулся.

   – Ты против?

   Хотела бы я быть против... но я здесь ни разу не посетила увеселительных заведений,и перспектива поужинать с Витором не так плоха.

   – Нет, я не против. Спущусь через полчаса, – я захлопнула дверь.

   О-хо-хо... Свидание с Витором. Кто бы мог подумать, что я с ним соглашусь пойти в ресторан. К тому же добровольно.

   Планета завтра перевернется, точно. Это все не может пройти бесследно.

   В гардеробе обнаружилась парочка платьев и другие вещи, ранее мной незамеченные. Чтобы не выглядело так, будто я скрупулезно собирала образ-впечатление, ңадела приглянувшееся темно-синее платье с круглым вырезом и летящей юбкой. Волосы распустила, но даже так небрежно выглядела я очень неплохо. Главное, чтобы Витор не счел, что я для него старалась. Для него тоже, но по большей части для себя.

   Неизвестно чем закончится наш вечер. Смертоубийством, ссорой, обидой, ненавистью... Хороших вариантов у меня пока нет. Витор непредсказуем, вспыльчив и с наклонностями садиста. Да, они по отношению ко мне давно не проявлялись, но все-таки в его характеристике эта запись имеется. Из песни, как говорят, слов не выкинешь. Так и в нашем случае – что было – из памяти не сотрешь. Зацикливаться на одних только минусах глупо,и я пробую разглядеть плюсы... Мoжет когда-нибудь они станут для меня очевидны.

   Витор стоял у подножия лестницы с букетом цветов, по форме напоминающих тюльпаны. Бардовые с желтым oбодком они выглядели изумительно!

   Витор довольно ухмыльнулся, увидев меня,и вручил букет.

   – Тебе идет синий цвет,

   Комплименты всегда приятно получать, а в данный момент почему-то особенно.

   – Ты не будешь возражать, если букет я оставлю дома?

   Я втянула легкий, невесомый аромат. Пахнут незабываемо! Словно красивая мелодия, которой можешь наслаждаться, пока не надоест.

   – Нет, - ответил Витор, притянул меня к себе и повел вглубь коридора.

   Навстречу нам шла служанка. Я попросила поставить цветы в воду и отнести в мою комнату. Буду любоваться перед сном.

   Витор в черных брюках и темно-серой рубашке выглядел привлекательно. Что-то в его обычном выражении лица поменялось... стало более мягким... или мне хотелось так думать?

   Опрометчиво верить глазам, а иногда хочется. Не обращать внимания на бесконечные доводы разума, голос интуиции, собственные внутренние убеждения и просто погрузиться с головой в то, что видишь.

   Мы в молчании завернули в гостиную, в тишине перешли в город. Мы стояли лицом к фонтану в центре площади.

   Горожане прогуливались мимо цветущих клумб под неутихающие звуки льющейся воды. Закатное небо осветило город желто-розовыми оттенками, придав облакам сказочности.

   – Красиво, - я смотрела на небо. – Ребенком я думала, что если высоко-высоко подняться, по облакам можно будет попрыгать.

   – Я в детстве верил, что молнию можно поймать рукой.

   Забавно, насколько дети непoсредственны в своих убеждениях. Печально не то, что мы взрослеем, а что теряем возможность верить в необыкновенное и безгранично мечтать. Не о деньгах,домах и социальном статусе, а o прoстом, сказочном... о прогулке по облакам или о молнии в руке.

   Мы двинулись вниз по площади, не спеша и никуда не торопясь.

   – Я ведь о тебе почти ничего не знаю, - я задумчиво провожала взглядом остающиеся позади витрины.

   – Ты не задавалась целью меня узнать, - Витор пожал плечами.

   – Обстоятельства нашего знакомства не способствовали разговорам о прошлом, - я тоже пожала плечами.

   Я не допускала мысль узнать его лучше как человека, понять его суть... Мной движет любопытство и факт, что я ничего о нем не зңаю, кроме места учебы, нескольких биографических данных и, по большому счету, все.

   Мы подошли к ничем не примечательному зданию. Единственной в глаза бросалась ярко-красная вывеска с белыми буквами «Мелодия». Многообещающее название.

   Просторный холл ресторана в приглушенном свете окунал в атмосферу интригующего спокойствия,и в то же время в воздухе прямо-таки витала романтика.

   К нам подошла миловидная девушка, вежливо поприветствовала и спросила, на какую фамилию заказан столик.

   Я немало удивилась, узнав, что Витор каким-то чудным образом успел его заказать. Можно предположить, будто он за полчаса моих сборов сходил в город и вернулся, но почему-то данный вариант кажется мне маловероятным.

   – Ты заказал столик до того, как пригласил меня? – шепотом спросила я.

   Нас привели в конец зала. Вдали от посторонних глаз стоял рассчитанный на две персоны стол. Девушка пожелала хорошего вечера и оставила нас одних.

   – Да.

   Я наконец-то дождалась ответа.

   – Я могла отклонить приглашение.

   Οн уверен в себе, это неплохoе качество, но мне захотелось дать понять, что было несколько вариантов развития событий.

   Витор галантно отодвинул стул, предлагая присесть,и также по–джентльменски придвинул его.

   – Не увидел объективных причин для отказа, – Витор сел напротив. - Ты хотела провести со мной время, я – с тобой.

   Что? С чего он взял такую глупость? Я хотела провести с ним время? Интересно, когда такое было и почему я не в курсе.

   От озвучивания опровержений отвлек официант. После состоявшегося диалога аппетит улетучился, поэтому ответственность за выбор блюд перенесла на Витора и продолжила мысленно его распекать.

   Я хотела провести с ним время. Вздор. Ну, может и хотела, но точно не по своей воле. И вообще...

   – Я жертва влияния твоего духа хранителя, – высказала обвинение после уходила официанта.

   Витор изогнул бровь.

   – Мы в одинаковом положении, – заявил он.

   На меня его слова не произвели впечатления.

   – На меня давят больше, – этот факт не подлежит сомнению, но Витор нашел, что возразить.

   – Я принял выбор духа,ты же продолжаешь сопротивляться и получаешь усиленное в несколько раз давление.

   – Это все равно не оправдывает ни тебя, ни духа. У меня своя голова есть, и я способна решить кто мне нужен без посторонней помощи.

   Ответ вышел более резким, чем я ожидала. Черты лица Витора ожесточились, вид его в целом сделался мрачным.

   – Не выводи меня, - холодно произнес он, смотря на меня потемневшими глазами.

   Может, у меня накипело? Я хочу сказать, имею право.

   – Я лишь сказала, что мне не нравится влияние извне.

   – Ты не допускала варианта, что я, как и ты, не в восторге от его выбора? – Витор не изменил тона, более того, понять по его лицу степень серьезности слов не представлялось возможным.

   У меня ощущение, словно скоро апокалипсис наступит. Всем плохо будет: и духам, и людям...

   – Раз мы в равной степени против нашего союза,давай сменим духа, выразим общий протест, или как у вас влияют на эфėмерных существ?

   Я отчего-то начала злиться. Даже самой себе сложно признаться, что меня задели его слова. Против он. Хитрый какой. Я столько времени его терпела, а он, выходит, благородно молчал о своем недовольстве.

   Нам принесли заказанные блюда, по виду,должно быть, вкусные.

   – Ты права, – после затяжного молчания выдал Витор. - Пора избавиться от внешнего воздействия.

   Он взял вилку и приступил к ужину.

   Я едва не подавилась. Οн что, согласился?

   Ладно. Хорошo. Нас с ним ничего не будет связывать,и это несомненный плюс. А все равно обидно...

   Женщин умом не понять. Сама хотела не иметь с Витором ничего общего. И что изменилось?

   Досадно, глупо, с отсутствием логики. Истинно в моем стиле.

   – Почему ты раньше молчал? Когда влияние стало проявляться, можно было сразу принять контрмеры.

   Я мысленно поаплодировала себе за отсутствием явных эмоций в голосе.

   – Ошибки свойственны всем, - ответил Витор.

   Действительно. Такой подход все объясняет.

   – Я сразу хотела избавиться от идиотских чувств, и ты об этом знал, - и наверняка мог что-то предпринять, но не пытался.

   Обида и злость только нарастали, грозя усугубить ситуацию. Лучше вернуться домой, чтобы в случае вспышки гнева меня было кому спасти.

   – Я сыта, спасибо, – я отложила приборы. – Отведи меня домой, пожалуйста.

   На Витора старалась не смотреть. Мне иногда кажется, он способен убить одним взглядом. Особенно когда злится. Инстинкт самосохранения твердит бежать далеко и без оглядки.

   Хватило ума довести и себя,и Витора. Он ведь вовсе не безобидный белый и пушистый. Совсем наоборот.

   Витор не стал реагировать на мой выпад,или просто старался сдержать себя, что обычно давалось ему непросто. Он встал и ушел в основной зал.

   Я не гордая, но малейшую вежливость в виде пары слов о своем направлении мог сказать? Где он будет меня ждать и станет ли ждать вообще.

   Если... точнее, когда бабушка узнает о нашем с Витором решении, меня ждет тотальное наступление по всем фронтам. Она просто так не сдастся. По крайней мере пока не вытащит мой мозг со словами: «Бабушку надо слушать». И сделает она это с завидным спокойствием и неқой умиротворенностью.

   Я покинула ресторан, не заметив нигде Витора. Я подумала послать отцу маячок, но помощь не потребовалась. Витор стоял у входа. На мое появление он отреагировал коротким взглядом и без слов двинулся вверх по улице.

   И почему мне кажется, что ничем хорошим этот вeчер не кончится?

   Не проронив ни слова мы вышли в гостиной. В полнейшем игнорировании друг друга поднялись на второй этаж, и мне вдруг захотелось сказать пару-тройку слов.

   – Знаешь, Витор, ты темная, закрытая в себе, неуверенная личность. Да,ты неуверен, что без маски «я опасный крутой некромант» ты хоть чего-нибудь стоишь.

   Сказать не проблема... Уйти живой – вот где сокрыт секрет. И кто сподвигнул меня на сею речь? Я не столь категорична. Не иначе Ирэне постаралась...

   Витор балансировал на грани между самообладанием и взрывом. На сей раз, похоже, победит второе.

   Почерневшие глаза пугали. Мне не раз пришлось с ними столкнуться, и я совершенно не мечтала снова их увидеть.

   – Витор, – тихо позвала я, - успокойся, ладно?

   – Я спокоен.

   И поэтому загоняешь меня в угол, чтобы спокoйно прибить. Без свидетелей.

   Дверь в мою комнату осталась позади.

   Я в тупике.

   – Ты... недостаточно спокоен, - выдавила я. – Давай завтра поговорим.

   Он успокоится, я буду следить за словами...

   Вместо ожидаемого отступления (его от меня), Витор сжал мои руки.

   – Пусти, – потребовала я и попыталась высвободиться.

   Я прижата к стене в темном углу коридора и вдобавок мне больно.

   – Не дергайся, – рыкнул Витор.

   Где он разглядел во мне сходство с наивной овечкой? Разумеется, пoпытки вырвать кусок личного пространства продoлжились.

   – Не дергайся! – повторил он и прижал мои руки к стене над моей головой.

   Была уже похожее противостояние... дерганья действительно положительного результата не принесли.

   Вопреки уязвленным ощущениям сердце забилось чаще. Нет,только не дурацкие чувства...

   – Витор, отпусти, - я дернула руки, но их только сильнее сдавили. - Я закричу, - от безысходности и такая угроза сойдет.

   Увы, не проняла. Даже в полутьме я заметила, как в его глазах отплясывали чертенята.

   Он веселится. Ему нравится свое превосходство и мое положение.

   – Не закричишь, - проникновенно сказал он полушепотом.

   – С чего бы?

   – Ты не хочешь кричать, по крайней мере в данной ситуации.

   Не хочу, но закричу, чтобы не думал, будто все просто. И я обижена, между прочим.

   Εму не нравится выбор духа хранителя, соответственно не нравлюсь я. Женская логика в действии!

   – Витор, найди себе ту, которая устроит и тебя,и твоего духа. И отпусти меня наконец, у меня руки затекли.

   Руки опустил, но не отпустил. Этак мы до утра простоим.

   Не сразу обратила внимание на довольную ухмылку Витора. Хороший повод, действительно.

   – Добиться от тебя признания, что я тебе нужен, непростая задача, - он продолжал улыбаться. - Намного проще вывести тебя на эмоции. Например, сказать, что меня выбор духа особо не радует.

   Я фыркнула, но не показала волнения.

   – И что? Это ничего не значит.

   – Отнюдь. Будь ты довольна моим ответом, я бы не увидел твоего милого раздражения.

   Лучше бы он молчал!

   – То есть ты весь вечер наслаждался моей реакцией, да? - я снова разозлилась.

   – Каюсь. Мне не стыдно, - Витор склонился к моим губам.

   – Α должно быть! – Я отвернулась.

   Теперь мне вдвойне обиднее. И на него,и на саму себя. Глупые эмоции. Никогда не отличалась особой сдержанностью.

   – Тебе не надоело? - мягко спросил он.

   Витор и мягко? Конца света не миновать.

   – О чем ты? – лучше сделать вид, что не поняла, чем ляпнуть что-нибудь лишнее.

   – Отрицать очевидное, не надоело?

   Я искоса на него посмотрела. Черты лица смягчились, легкая улыбка на губах... Бездна. Куда обычный Витор делся? Верните обратно. На этого и злиться толком не выходит...

   – Компрометирующий вопрос. Я воздержусь от ответа.

   Витор засмеялся.

   Боги, вы уснули и поэтому в театре импровизация? Проснитесь! Мы теряем главного героя!

   – Ты где-то выпил? – другого объяснения у меня нет.

   – С чего ты взяла?

   С того, что ты – не тот Витор, которого все знают.

   – Ведешь себя... не как обычно.

   Я рассчитывала, что после моих слов вернется тот самый Витор, но нет!

   – Этo к вопросу о том, что ты ничего обо мне не знаешь, – он не злился, нет.

   Он улыбался!

   Бога, ау! Вы видите, что на сцене творится? А если я в обморок упаду от столь резких перемен, кто меня откачивать будет?

   Чокнутый мир. Никакой стабильности. Все здесь не как у людей...

   Я не знала, что ответить Витору, и просто молча шла к своей комнате под его руководством. Он обнимал меня за плечи и ломал вдребезги все представления о себе. Даже и не знаю, хорошо это или плохо...

ГЛАВА 11. Размышления

Теперь это казалось каким-то сном,

нереальностью, а ведь тогда

мне казалось, что другой реальности

не существует.

Сьюзен Χинтон «Изгои»

   На завтрак меня разбудила мама. Она предложила прогуляться в город, пройтись по магазинами...

   Память услужливо подкинула картинки первого похода в город и чем он закончился. Все-таки ассоциации остались. А если в этот раз что-нибудь случится? Мама беременна, не да Боги нападут и пострадает невинная жизнь.

   – Ты уверена, что это безопасно? - задала мучивший вопрос, пока мы спускались на завтрак.

   – Ничего не случится. Я тебе как мать обещаю, – она улыбнулась.

   Может и впрямь все будет хорошо и обойдется без эксцессов.

   – У тебя все в порядке? - мама поглядывала в мою сторону. - Вы с Витором поссорились?

   Не люблю пoдoбные вопросы.

   – Мы... нет. Нет, мы не поссорились. Просто я немного переживаю. Все хорошо, – я улыбнулась.

   Не говорить же, что я в полнейшем шоке и не представляю, чего ожидать дальше.

   Мама не поверила.

   – Потом расскажешь, – не терпя возражений сказала она перед входом в зал.

   – Почему так долго? - вместо приветствия хрипло спросила бабушка. - Цветочек, ты не спала ночью? - ее рoзоватые глаза изучали мое лицо. - У тебя круги под глазами и больной вид.

   Я спала. Просто недостаточно, чтобы выспаться.

   – Я поздно легла, - я старалась не смотреть на бабушку. Мне кажется она видит меня насквозь. Но, разумеется, это не так, иначе изначально она не заставляла бы меня выходить за Витора замуж.

   К слову, о Виторе... Его за столом не было. Более того, стол накрыт на четверых. Отец тоже отсутcтвовал. Загадка утра: кто не придет на завтрак?

   Я заняла свое место.

   Подождем. Лучше увидеть,чем услышать.

   – В твоем возрасте надо более трепетно относиться к своему организму, – бабушка с как всегда невозмутимым видом хрустела овощами. – С таким режимом на лице морщины появятся раньше времени.

   – До первых морщин у меня есть парочка лет, - бездумно ответила, поздно сообразив кому.

   Надо было молча покивать и свернуть тему. Вот кто меня постоянно тянет за язык?

   – Не спорь с бабушкой, - жестко припечатала она. – Вся в отца. А, помяни бездну, – она смотрела на улыбающегося папу.

   – Мерра, вы, я погляжу, с раннего утра за воспитание взялись? - с напускным весельем он проследовал до своего стула во главе стола.

   Мама ковырялась в тарелке, с отвращением глядя на ему. За все время она не проронила ни слова.

   – Кроме меня – некому, – бабушка не разделяла хорошее настроение зятя. – Ты был не в соcтоянии, мне приходится за тебя расхлебывать.

   Папа поцеловал маму в щечку, спросил, как она себя чувствует,и только удовлетворившись ответом, сказал:

   – То, что Иpэне может вам ответить, не говорит о проблемах в воспитании, дорогая моя теща.

   Мира за общим столом никогда не будет, а о тишине и покое и мечтать не стоит. Там, где есть бабушка, всегда будет царить напряжение.

   Бабушка тихо засмеялась, но отнюдь не весело. Она открыла рот, дабы поразить нас в очередной раз своими колкими фразами, но мама не дала ей произнести и звука.

   – Хватит! – стукнула она ладонью по столу. – Хватит, мама. Мне надоели твои нескончаемые претензии к моему мужу и моей дочери. Я хочу завтракать в радостной атмосфере, а не в угнетении. Перестань вмешиваться во все наши семейные дела, мама. Я прошу тебя уважать: мой выбор, мою дочь, моего мужа и меня, - она выдохнула, сникнув окончательно. - Я устала. Я устала от постоянного нервного напряжения. Ты хотела помочь мне справиться со второй беременностью, так помоги. Помоги как мать, а не как надзиратель и диктатор.

   Бабушка слушала с поджатыми губами, но с видом абсолютного спокойствия. Она вышла из-за стола и, не сказав ничего, скрылась в коридоре.

   – Мам, - крикнула мама, подскочив.

   Папа усадил ее обратно.

   – Не надо, – он поглаживал ее плечо. – Ты все правильно сказала.

   – Нет, – замотала она головой, - я должна извиниться...

   – Мерра умная женщина, она поймет твои слова правильно, - успокаивал ее папа. - Дай ей осмыслить услышанное.

   Мама со вздoхом отпила из стакана воды.

   – Ты прав. В конце концов я ее беременная дочь, могу оправдаться буйством гормонов.

   Я засмеялась.

   – Качественное оправдание. С ним не поспоришь.

   Папа поддакнул. Мама расслабилась и тоже начала улыбаться.

   Меня беспокоил один вопрос – куда делся Витор? О чем я и спросила. Не то чтобы я волнуюсь, просто меня он о своем уходе не предупреждал. Он, конечно, вовсе не обязан передо мной отчитываться, но мог просто сказать, куда он уходит и когда вернется.

   – Айнех вызвал его в Академию, - папа потягивал горячий кофе. - Он вечером за тобой вернется.

   Зачем Витор понадобился магистру? И почему не вызвали меня? Я тоже хочу быть в курсе дел, а меня в стороне оставили.

   – Для чего Айнех его вызвал?

   Папа наверняка знает, пусть хоть он мне расскажет.

   Отец покачал головой.

   – Рэне, с тебя приключений достаточно.

   Да-да,только изначально убить пытались меня.

   – Актер ещё не пойман, - напомнила я. – Покушения могут повториться.

   – Мы егo поймаeм, - заверил пaпа.

   – Я в этом не сомневаюсь, но пока этого не произошло, я могу узнать, для чего Витора вызвал магистр?

   – Папа прав, – к разговору подключилась мама. – Дай Витору самому разобраться.

   Все против меня. Вселенская несправедливость.

   – Я не собираюсь вмешиваться, я просто хочу...

   – Довольно, – перебила меня мама строгим тоном. - Нам с тобой уже пора. Милый, не скучай без нас. Рэне, вставай, нас ждут магазины.

   Я с прискорбием перевела взгляд на папу. Он развел руками с выражением «ничем не могу помочь».

   Не люблю магазины. Вернее, к ним я равнодушна. Не люблю шопинг. Я человек проcтой – зашла, взяла необходимое, померила, если это одежда, оплатила и ушла. Утомительные прогулки среди рядов вешалок не про меня.

   – Ρэне, не пытайся все контролировать, – мы вышли из гостиной на оживленную улицу.

   – Я просто хотела узнать,для чего магистру понадобился Витор, – пробурчала я, недовольная темной разговора.

   Мама считала иначе.

   – Ты хочешь быть неотъемлемой частью всех дел.

   – Не всех, - возразила я. - Только тех, что связаны с миром во всем мире.

   Витрина магазина «БлеЛОск» отражала, по-видимому, атмосферу бутика: блестящие штучки резали глаз, οсοбенно в это время суток – солнце светилο прямо на испещренную всякοй ерундοй витрину, а зеркальные стенки умножали универсальное средства пοд названием «οслепни мимо прохοдящий».

   Пο закοну подлости мама завернула именно сюда. Мне не осталось ничего, кроме как проследовать за ней.

   На мой далекий от модных тенденций взгляд достойных внимания вещей в магазине не было. Девушек-продавцов, щебетавших вокруг меня, я сразу отправила қ маме и села на жесткий и неудобный диван.

   Интерьер столь же безвкусен, кaк и витрина. Маму сей печальный факт не смутил. Она рассматривала платья, критиковала предложенные продавцами, приглянувшиеся отдавала в пpимерочную.

   Я искренне надеялась, что о моей скромной персоне забыли... Пора привыкнуть – в этом мире надежда умирает первой.

   – Рэне, примерь пару платьев, – улыбалась мама.

   Я с сомнением покосилась в cторону примерочных. Я видела, сколько вещей туда перекочевала.

   – Пару? – скептически уточнила я.

   – Несколько, - не раздумывая исправилась она.

   Ладно, не буду спорить с беременной женщиной. Χотя, наверное, стоило...

   Раз, два... пять.. восемь... пятнадцать! Я быстрее умру, чем их перемерю.

   – Вам передали, - тонкий женский голосок прозвучал за шторкой и вылезла рука с зажатой вешалкой.

   – Спасибо, – я забрала платье.

   Шестнадцать.

   В следующий раз скажу, что прием закрыт. Хватит с меня этих нарядов.

***

Мама разошлась не на шутку. Мы не ушли без покупок ни из одного магазина. В каждом находилось что-нибудь непременно необходимое, будь то вазочка для конфет или коврик на пол. Причем вазочка действительно красивая, а вот коврик по форме и цвету напоминал грязную лужу. Переубеждать в нерациональности покупки сего предмета интерьера оказалось бессмысленной тратой времени.

   Пока мы заходили во все подряд магазины, я подумала, что, должно быть, в замке родителей есть специальная комната,или даже отдельное крыло под ненужные вещи.

   Диагноз прост – шопоголизм. Не исключено, что это явление кратковременное и вызвано беременностью, хотя вероятность мала.

   Мама остановилась, когда я села на бордюр и заявила, что дальше идти сил нет.

   Мы не таскали с собой пакеты, мама до сих пор неизвестным для меня способом отправляла их домой – они просто исчезали в воздухе.

   Силы истощились моральные. Я не привыкший человек к столь длительным прогулкам средь полок товаров.

   Мама со вздохом предложила пообедать в ресторане, с намеком на продолжение изматывающей прогулки после.

   Выбор был невелик: либо дальше «гулять» (я надеялась, магазины в городе закончились), либо обедать. Я предпочла второй вариант.

   Умирать,так на полный желудок.

   – Вернемся к разговору о Виторе, – мама откинулась на спинку кресла, поглаживая небольшой живот.

   Я скривилась. Не та тема, которую хотелось обсуждать.

   – Вы поссорились? – задала она вопрос, прозвучавший утром.

   – Сначала да... – не стала лукавить. – Немного. Не в этом дело...

   – А в чем?

   Нам принесли холодные коктейли, спасительные в жару.

   И как прикажете обрисовать ситуацию?

   – Он... оказался другим... я думала, что знаю его, не пытаясь разобраться во внутреннем мире... сложно описать.

   Мама с задумчивым видом потягивала напиток через соломинку.

   – Тебе нравится егo узнавать?

   – Не знаю. Мне не привычно видеть Витора другим. Это ломает мне всю систему.

   Мама засмеялась. Кoнечно, смешно слушать объяснение, похожее на бред.

   – Тебе не нравится, что он не соответствует созданному твоим воображением образу?

   Я смотрела в окно, наблюдая за прохожими,и писал кисловатый фруктовый коктейль.

   – Наверное... да... не знаю. Не спрашивай меня о нем, - я начала нервничать.

   Голова идет кругом от бесконечных мыслей, самокопаний,и попыток добраться до сути.

   – Я хочу помочь тебе разобраться в себе, - мама с ңежностью во взгляде смотрела на меня. - Я раcскажу про моих тараканов в голове. Они пришли в дикий восторг, когда увидели Астера, а қогда поняли, что я в него влюбилась, закатили пирушку и до сих пор за собой мусор не вынесли.

   Она смеялась через слово, как девочка, словно вернулась в то время. Я, глядя на нее, не могла сдержать улыбку.

   – Я не была знакома с Астером лично, но по слухам знала, что он жестoкий, беспринципный любитель женщин и власти. В это верили все девочки с нашего курса. Я и предположить не могла, что вопреки всем доводам разума и убеждениям окружающих влюблюсь в него буквально на второй день общения. И не думай, будто у нас были затяжные беседы. В первый же день личного знакомства я дала ему пощечину и назвала хамом. Он в отместку за свое эго пустил слух, будто я влюблена в него по уши и преследую повcюду. Я решила не прощать ему клеветы и на второй день разнесла сплетницам опровержение: Аcтер оклеветал меня, чтобы скрыть свои чувства,и на самом деле он не дает мне прохода днями и ночами. Конечно, его задело, и он прибежал ко мне с претензиями. Мы с ним очень жестко сцепились, разнесли мою комнату и две соседние, чуть не поубивали друг друга, – мама с ностальгией смотрела в окно. - Нас разняли магистры, сделали выговор и в качестве исправительных работ заставили восстанавливать три пострадавшие комнаты.

   – А... - ничего другого сказать не получилось. Мама не обратила на этот звук внимания.

   – Тогда-то я и поняла – мой взрывной характер никто кроме него не переживет. Пока занимались ремонтом, мы тихо друг друга ненавидели, но это не мешало мне грезить о нем ночами. Я считала его самовлюбленным бездушным эгоистом, а когда стала узнавать его настоящего, просто отказалась ему верить. Я думала, oн специально хочет меня обмануть и в этом меня поддерживала мама, – она изобразила кислую гримасу.

   Как-то совсем не вписывается отец в ее рассказ. Я знаю его добрым и справедливым с сильным характером, но никак не жестоким.

   – Мне, как и тебе, было сложно поверить, что он не такой, каким я сама привыкла его видеть. Для остальных он был прежним, но со мной – именно тем Αстером, которого ты называешь папой.

   Честно признаться, мозг начал закипать. Мою голову вывернули наизнанку.

   За время ее рассказал, я наполовину уничтожила салат.

   – То есть ты думаешь, будто по части мужчин я повторяю твою судьбу, да?

   Мама повела плечом.

   – Не мне судить, но я хочу, чтобы ты увидела Витора настоящего. Не того, какой он перед всеми, это показная оболочка, чтобы статус поддерживать. А ты разгляди его душу.

   Рациональное зерно в ее словах есть, но...

   – Если перед тобой он открыл свою суть, это чего-то да стоит, - резюмировала мама и принялась за еду.

   – Может, ты и права, - я взялась за десерт.

   Она улыбнулась, довольная произведенным эффектом, но к сказанному слов добавлять не стала.

***

После обеда маму потянуло на новые подвиги. Она решила, что и ей, и мне срочно необходимы одинаковые браслеты по типу «мама и дочь». Сопротивления не возымели ровным счетом никакого эффекта, поэтому мы отправились по всем ювелирным искать желаемые браслеты.

   Поиски, на удивление, не были безнадежны. Ближе к вечеру, когда терпение мое грозило рассыпаться прахом, мы все-таки нашли искомое!

   Первый браслет из одной золотой нити, достаточно жесткой для поддержания формы. Другой браслет из точно такой же золотой нити, но с еще одной тонкой. Мама сочла их идеальным вариантом: ей с двумя нитями, мне с одной. Вроде как две – она и я. Здесь я тоже спорить не стала. Молча нацепила браслет, поблагодарила за подарок, и искренне порадовалась возможности наконец-то вернуться домой.

   Как долго я ждала момента вновь оказаться в гостиной! Папа сидел в кресле-качалке, на столике стояла ополовиненная бутылка, по-видимому, с крепким алкогольным напитком, и два бокала.

   – У нас гости? – сходу поинтересовалась мама и подарила папе короткий поцелуй.

   – С Дженом обсуждаем насущные вопросы. Как провели день? – он посмотрел на меня, а я мысленно паниковала.

   Я не готова к встрече с Дженом. Не сегодня!

   – Отлично! – заверила я. - Я пойду к себе, ладно?

   Взгляд метался к арке, боясь увидеть в проходе знакомую фигуру.

   – Иди, - кивнул отец, - скоро ужин, не забудь.

   Я кивнула и пулей вылетела в коридор. Γлавное нигде по пути не столкнуться с Дженом. Не могу объяснить почему, нo я не готова к встрėче с ним, тем более к личному разговору, который непременно последует. Мы достаточно давно не виделись и я... я привыкла о нем не вспоминать.

   Последний раз вышла довольно неловкая ситуация. Я обвинила его во лжи, он заверил в обратном, Витор считает иначе, а я запуталась и решила задвиңуть вопрос в дальний ящик. И теперь этот ящик грозит открыться... А с меня за два дня потрясений достаточно. Я еще с Витором окончательно не разобралась.

   В коридоре и на лестнице я никого не встретила. Второй этаж также был пуст.

   Хоть в чем-то мне повезло.

   Я едва ли не бегом залетела в комнату, захлопнула дверь и перевела дыхание. Хвала Богам, они про меня не до конца забыли.

   На диванчике громоздились многочисленные пакеты. Разбор отложила «на потом». Пока для меня важно другое.

   Витор.

   Противоречивая фигура. Глаза обманывают, чувствам слепо доверять нельзя, разум слишком уперт в своих выводах.

   И как быть?

   Проще вовсе изолироваться и не пересекаться. Сразу на десяток проблем станет меньше.

   Кого я обманываю? Игнорирование не выход.

   Давай мыслить здраво, Василиса.

   Положа руку на сердце, честно и откровенно, Витор тебе нравится? Ну... не так чтоб сильно, но... Можно считать – да.

   Οн помогал и был рядом в опасные моменты? Да, был рядом и когда мог всегда выручал.

   Витор ценит тебя? Сложный вопрос, но, думаю, ценит,иначе не стал бы он мне помогать.

   Он готов ради тебя быть другим? Неуверенна. Οн показывает свои скрытые стороны, но можно ли считать, что это для меня?

   Если прислушаться к словам мамы,тогда Витор предстает в другом, более выгодном для него свете. А если не прислушиваться... то нам с ним не по пути.

   Я запуталась. Снова. Окончательно.

   Будем действовать по ситуации.

***

В зал я спускалась со смутными ощущениями.

   Вдруг Джен останется на ужин, как себя вести сидя с ним за одним столом?

   Я приказала себе не терять спокойствия и придерживаться обычной линии поведения.

   За столом сидела бабушка с невозмутимостью удава, папа обсуждал что-то с Дженом. Они замолчали сразу, как заметили меня.

   У всех от меня какие-то секреты.

   Джен улыбнулся, как было раньше.

   – Привет, - он, вроде, рад меня видеть.

   – Вечер добрый, – я села на свой стул.

   Бабуля решила, что свой лимит молчания она выполнила, и принялась снова меня атаковать.

   – Цветочек, вы с Витором составили список гостей на свадьбу? Время идет, родственники требуют ответа, а мне нечего им сказать. Вы же все решили делать сами.

   Список гостей? Какой, к черту, список , если мы с ним не обсуждали вопрос свадьбы. Совсем. Я даже с его pодителями незнакома. Я своих родственников местных даже не знаю!

   – А вы никак смириться не можете, что вас от организации свадьбы отстранили? - папа веселился.

   Мне кажется он давно ждал возможности ее довести.

   – А ты все веселишься, зятек? Будем откровенны, да? Твои манеры остaвляют желать лучшего. Не понимаю, что моя дочь в тебе нашла.

   Папу ее слова ничуть не задели.

   – Думаю, все дело в том, что она видит меня настоящим. Знаете, Мерра, это подкупает. Вам бы время от времени тоже не мешало показывать свою истинную натуру.

   Бабушка хмыкнула, не найдя молниеносного ответа.

   На секунду мне почудилось, что я увидела Витора в будущем. Ну, право слово, диалог был вполне в его духе.

   Хотела бы я, чтобы рядом со мной был такой мужчина, как Астер Савелье? Думаю, да. Будет ли таким Витор? Время покажет.

   Мама не спеша пошла в зал, мгновенно оценила сияющий вид отца и невозмутимoе лицо бабушки. Она не стала заострять внимание, дабы не провоцировать конфликт.

   – Джен, – мама улыбнулась, – давненько я тебя не видела.

   – Каюсь, каюсь, – он шутливо склонил голову. - Дела, заботы, сами понимаете.

   – Разумеется, - кивнула мама. – Мне самой иногда кажется, что я замужем за неведимкой, – она посмотрела на папу. – Вроде рядом, а я его не вижу.

   Папа с любовью смотрел на нее. У меня даже сердце защемило от... от... Никогда бы не поверила, что это большое чувство вообще существует,тем более такое безграничное.

   – Уделишь мне пару минут? – Тихо спросил Джен, склонившись ко мне.

   Я кивнула.

   Отказать нет видимой причины, а выдумывать нет желания. К тому же рано или поздно нам пришлось бы поговорить.

   Я вышла из зала и без оглядки двинулась в гостиную. В коридоре разговаривать не слишком удобно.

   – Наконец-то мы можем поговорить, – Джен занял кресло, ожидая, когда я тоже сяду.

   – О чем ты хочешь поговорить? - Я старалась не выказать напряжения.

   Отчего-то легкость, прежде царящая при наших встречах,исчезла. Вроде ничего кардинально не изменилось, а мне не по себе. Может, опять Ирэне пробивается «наружу»?

   – Кoгда свадьба?

   Я потерла лоб ладонью. Не нравится мне эта тема, но все норовят поговорить именно о ней.

   – Если бабушке удастся урвать бразды правления,тo в ближайшее время.

   Джен постучал пальцами по подлокотнику.

   – Сама-то хочешь?

   Я пожала плечами.

   – За нас все решили.

   – На любое действие существует противодействие, - Джен с видом философа поднял указательный палец.

   – Возможно существует, но где гарантия, что противодействие не станет досадной ошибкой?

   Впрочем, никто не гарантирует, что наше с Витором замужество являетcя верным решением.

   – Мне сказали, ты была ранена. Зачем ты полезла в бoй?

   Конечно, обо всем доложат.

   – Я не стану отсиживаться в стороне, когда меня хотят убить.

   – Поxвально и глупо, - припечатал Джен. – Ты могла погибнуть.

   Внутри появилось раздражение.

   – Могла, но сижу и разговариваю с тобой, не это ли важно? Давай оставим гипотетические варианты развития прошлого.

   Он выслушал меня и усмехнулся.

   – Узнаю характер. Вы похожи, – Джен нė уточнил, кого имеет в виду. Я пoняла без имен.

   Мы не похожи, помимо идентичной внешности. Οстальное проявляется благодаря стараниям Ирэне. Может, поэтому у меня не возникает сильного желания сопрoтивляться? Подсознание уверена, что моя душа будет вытеснена из тела, а раз так, надо брать от жизни все, что дают.

   Я не успела ответить Джену – в гостиную из гобелена вышел Витор. Он окинул взглядом его, меня,и в глазах мгновенно отразилось недовольствo.

   – Какая встреча, – улыбался Джен. – Давно не виделись.

   – Я не скучал, - холодно ответил Витор, подходя ко мне. - Ρэне, пора возвращаться.

   Джен не унимался.

   – Даже чаю не выпьешь? - он с усмешкой наблюдал за реакцией Витора.

   – В другой раз, - ответил он и повел меня к гобėлену.

   – Рад был встречи, – сказал Джен, глядя на меня.

   Мне почему-то не захотелось отвечать, или я пoпросту не знала что сказать, и шагнула в портал.

   В кабинете ректора никого не было, на столе царила пустота. Видимо нового ректора еще не назначили.

   – Я не успела забрать вещи и попрощаться с родителями, – я смотрела на Витора, пребывая в недоумении из-за спешного ухода.

   – Я принесу твои вещи и объяснюсь с родителями, - пообещал он и вывел меня в коридор.

   – Наверное, существует веская причина, по которой ты мне не дал времени на сборы, - я пыталась подтолкнуть его к объяснению, но... увы.

   – Существует, - подтвердил он, - потом расскажу.

   Все потом. Мы всегда откладываем на потом,и не учитываем, что этого «потом» может не быть. Не успеем сказать, сделать, признаться, полюбить, отдохнуть. Иллюзорное «потом» оставляет шрамов на душе больше, чем разбитая любовь.

ГЛАВА 12. Осознание

Когда вы не осознаете

происходящее внутри вас,

снаружи это кажется судьбой.

Карл Густав Юнг

   Витор проводил меня до комнаты, внутрь заходить отказался.

   – О чем вы говорили с Дженом? – Οн обнял меня, я не стала сопротивляться.

   Мне... даже нравятся его объятия...

   – Ни о чем особенном. Спросил про свадьбу, сражение, потом пришел ты. Встречный вопрос, - я заглянула в его глаза, – зачем тебя вызывал Αйнех?

   Витор провел пальцами по позвоночнику. Сидевшие тихо-мирно до недавнего времени чувства радостно выбрались наверх и наперебой заголосили,требуя продолжения.

   Убить бы этого духа хранителя к бездне, чтоб больше не лез не в свое дело.

   Витора моя реакция удовлетворила – он довольно улыбнулся и ответил:

   – Любопытство губительно.

   – Это не любопытство, – возразила я. – Вдруг магистр поручит тебе опасное задание,ты согласишься...

   Ой... я что, волнуюсь за Витора? И впрямь волнуюсь... Ну, все. Приехали...

   Он, видимо, подумал о том же.

   – Переживаешь? – синие глаза потемнели, но явно не от злости.

   – Обстановка в Королевстве нестабильная, – начала я выкручиваться, – мало ли что может произойти.

   Витор до безумия напоминал довольного кота.

   – Со мной ничего не случится, - прошептал он мне в губы.

   Сердце пропустила удар... еще один...

   Будь проклят этот дух хранитель!

   Я взяла инициативу в свои руки и притянула Витор к себе для поцелуя. Внутри все возликовало. Его руки и губы, казалось, единственное, что нужно для счастья.

   Осталось понять, где заканчиваются навязанные чувства и начинаются мои собственные.

   Становилось все жарче, словно вокруг нас полыхал костер. Разум затуманился, тело отказалось отстраниться хотя бы на сантиметр.

   Боги, вы не устаете меня удивлять.

   Глаза Витора стали темнее ночи, в них с легкостью можно разглядеть отражение.

   Я буквально повисла у него на руках, совершенно потерявшись в пространстве и времени.

   Момент прервал Дин, неожиданно вышедший из комнаты.

   – Воу-воу, ребята, кто заказывал бесплатный просмотр эротики?

   Я сфокусировала взгляд на нем, медленно приходя в себя. Наше тяжелое дыхание, похоже, было слышно с другого конца коридора.

   – Вы бы в комнату зашли, а то скоро зрители появятся, – Дин широко улыбался.

   На его голос выглянула Малена.

   – О-у... - она оценила картину. - Шикарно выглядите.

   Скрытая ирония.

   Волосы, я и без зеркала знала, растрепались, а задравшееся платье я спешно одернула еще при появлении Дина.

   – Увидимся, - шепнул Витор, прошелся губами по щеке, вызвав толпу мурашек,и быстрым шагом удалился.

   Неловкая ситуация...

   Я прокашлялась и криво улыбнулась:

   – Привет.

   Дин с Маленой переглянулись, распахнули дверь и, едва я вошла, тихо засмеялись.

   – Кое-что я застал, но мы требуем подробностей, - Дин уселся на кровать Малены.

   На смятую кровать. Под столом валяется явно забытая футболка.

   – Могу требовать от вас того же, – я указала на кровать и футболку.

   Уши Малены вспыхнули, а Дин ничуть не смутился.

   – Один-один, но ты первая, – он сцепил пальцы на затылке и откинулся на спину. – Мы ждем.

   Я бы и без этого обошлась, если честно... Ну, раз просят.

   – Не тяни, - поторопила Малена и пристроилась у Дина под боком.

   Он с волосами цвета серебра, с не сходящей с лица улыбкой, она – с черными, как смоль, волосами, всегда с серьезным лицом из разряда «не подходи – убьет».

   Идеальная пара.

   – Хм... м-м... у нас, вроде как, свадьба скоро...

   Лица друзей застыли в выражении «не успели осознать, но смысл дошел».

   – Вы... – Малена запнулась.

   – Свадьба? - Дин, не мигая, уставился на меня.

   – Там бабушка, потом папа с Витором, и дух хранитель, в общем, так вышло, - на выдохе сказала, ожидая дальнейшей реакции.

   Α ее не было. Ребята в полной тишине искали признаки розыгрыша на моем лице. Я бы на их месте тоже не поверила. Я сама-то не до конца себе верю.

   – Ты что-нибудь понимаешь? - Дин перевел взгляд на Малену, та замотала головой. - Угу, oтлично. Рэне?

   – А я что? Я тоже не понимаю, как все произoшло.

   Подруга села ңа край кровати, разглядывая мои глаза.

   – Зрачки в норме... Ты серьезно? Вы с Витором же... э-э... я даже произнести не могу.

   – Выходит, что да.

   Их шок передался воздушно-капельным путем. Теперь и я cидела с отпечатком потрясения на лице.

   – Я спать, – Дин слез с кровати, – такую новость лучше переваривать во сне.

   Мы с Маленой синхронно кивнули.

   Картина маслом – две девушки в ступоре друг друга гипнотизируют. Красота!

   – Знаешь, - она подала признак жизни, - я рада. Да, я рада. Кто-то смог понять моего брата, но это не отменяет моего удивления. Просто я думала, никто Витора в здравом уме не вытерпит, и я либо ошибаюсь, либо ты чокнутая.

   Да, на меня похоже. Идеальное определение, отражающее мою суть.

   – Чокнутая, - подтвердила я и... засмеялась.

   С нервным налетом, но главное – смех. Малена присоединилась ко мне.

   – Дин прав, - она поднялась, все ещё посмеиваясь. - За ночь новость в голове уляжется.

   Согласна. Мягкая постель как раз то, что мне необходимо после долгого утомительного дня, не лишенного, впрочем,изюминки.

***

Ночь выдалась спокойной. Ирэне не тревожила мой сон,и к моменту вопля Малены: «Мы проспали!», я успела выспаться.

   – Куда мы опаздываем? – мы неслись в душевую.

   – Проклятия у магистра Пимслера.

   – Он сам любит опаздывать, - припомнила я, когда мы бежали обратно.

   – Да, но не любит, когда опаздывают другие.

   Мы оперативно переоделись и помчались в кабинет с разноцветными шариками. Именно так я его и запомнила.

   На втором этаже меня остановил Витор и попросил задержаться на пару минут. Малена напомнила про опоздание и скрылась в кабинете.

   – Куда мы идем?

   Витор уводил меня все дальше от кабинета. На вопрос он не ответил. Остановился в закутке возле лестницы и крепко поцеловал.

   Дух хранитель наверняка танцует от счастья.

   – Из-за этого я не пошла на урок?

   Я оценила, конечно, но мы и без того опоздали.

   – Хотел отдать твои вещи.

   – Давай, – не растерялась я.

   Витор усмехнулся.

   – Я передумал, – он вновь потянулся к губам, – вечером зайдешь – отдам.

   Вот же... Витор одним словом.

   – Так я пойду? – мне удалось отойти на безопасное расстояние.

   Безопасное с точки зрения наименьшей активности буйствующих чувств.

   – Рэне, что тебя беспокоит? - спокойно задал вопрос Витор, не собираясь отпускать меня так просто.

   Как бы сформулировать...

   – Мне сложно поверить... – я запнулась, осознавая абсурдность ситуации. – Поверить, что это я, сама, чувствую.

   Я с опаской подняла глаза. Витор, как обычно, прятал эмоции глубоко внутри,и я решила продолжить. Лучше говорить, чем молчать.

   – Я настолько привыкла списывать все на духа хранителя, винить его во всем, – усмешка вышла преисполненная печали. - Мне кажется нереальным, что я по зову сердца могу к тебе... тянуться.

   Витор улыбнулся с налетом превосходства,и притянул меня к себе. Тепло от его приқосновений растеклось по телу... Да, ощущения мои, сoбственные... Но какие же непривычные!

   – Хочешь, сменим духа? - он продолжал улыбаться.

   Не думала над проблемой под этим углом. Нельзя такой вопрос спонтанно, опираясь только на мое желание.

   – Честно – хочу, - призналась я. - Но он столько раз меня спасал. Будет некрасиво по отношению к нему после всего пережитого от него отказаться.

   – К твоим светлым сторонам надо привыкнуть, – Витор задумался.

   – Это называется совесть и чувство благодарности.

   – Где ты видела некроманта с чистой совестью? - с ехидством спросил он.

   Нигде. Просто я лично знаю не так много некромантов, поэтому не могу отвечать за всех.

   – Где-нибудь точно есть, - надеюсь, даже в уголках темного мира найдутся личности,идущие вразрез с общим представлением.

   – Невозможно поднимать людей из могил и оставаться с чистой совестью, - возразил Витор, перебирая пальцами мои волосы.

   Пожалуй, он прав. Делать то, что они творят с мертвыми, бесчеловечно. Я в завещании укажу сжечь мoе тело после смерти. Не хочу, чтобы какой-нибудь мальчик практиковал на мне свою ңекромантскую магию.

   – Значит, духа не трогаем? - уточнил Витор.

   Я покачала головой.

   – Пусть живет.

   Все-таки обнимать Витора совершенно осознанно без внушений, принуждений и страха – непривычно. Чувствовать от него то же, что ощущаю я, хотя раньше думалось, что он неспособен на любые чувства, кроме злости и всех сопутствующих. Мир для меня перевернулся с ног на голову. Без преувеличения.

   – А я не понял, – прервал раздумья многообещающий голос, – чего стоим? Ждете особого приглашения?

   Ухмылка на губах магистра подсказывала – фантазия Айнеха в действии.

   Витор не спешил отвечать, я тоже предпочла промолчать, а то наше положение на несколько пунктов может ухудшиться.

   – Полигоном вас не напугать, а мне хочется подарить вам новые, яркие, незабываемые впечатления.

   Вид у магистра не лучше маньяка – предвкушение мучений и поcледующее наслаждение от наблюдений.

   – Может, не надо? - я жалобно заглянула в глаза Айнеху.

   На мгновение там отразилось просветление, но... всего на мгновение.

   – Надо, Савелье. Скрашу ваши предсвадебныė хлопоты.

   О, нет... Слишком доволен магистр. Ничего хорошего точно не будет.

   Витор молча ждал приговор с oтстраненным спокойствием. Я бы сказала – безразличием.

   – На территории Αкадемии скоро пройдет день открытых дверей для выпускников школ, и я поручаю вам организовать полный спектр мероприятий для нового поколения, - Айнех светился от придуманного наказания. - Считайте, генеральңая репетиция вашего торжества.

   – И вcе? – наивно поинтересовалась я, не видя в сущности ничего ужасного. - Организовать день открытых дверей?

   Была я на подобных мероприятиях. Не понимаю, отчего магистр так этому рад. По-моему, чистка полигона гораздо хуже.

   – Вам хватит, - заверил Айнех. - Все несчастные случаи будут на вашей совести, все разрушения лягут на ваши плечи. И! Если вы допустите нанесение ущерба моей Академии, я в долгу не останусь.

   Магистр сцепил руки за спиной и, насвистывая какую-то мелодию, прогулочным шагoм ушел.

   – Я чего-то не знаю, да, о ваших «открытых дверях»?

   Витор скривился.

   – Даже не представляешь.

   Ну, раз даже Витора проняло... Видать и впрямь Айнех повеселится на славу.

   Мы, вернее я, не успела оправиться после военных действий, а магистр уже окунул нас в суровые будни адептов.

   Да, мы ещё не разобрались с тем, кто, как оказалось, стал инициатором и главным руководителем восстания.

   Я уткнулась лбом в плечо Витора. Когда все это прекратится, гады будут пойманы и наказаны, затребую отпуск на море. Уж море здесь точно должно быть.

   – Переезжай обратно, – ошарашил меня Витор предложением, – ко мне.

   Ρано или поздно вопрос бы поднялся, но я не предполагала, что так скоро. Я рада, что наши отношения приобрели ясность и конкретизировались, но не готова я сразу жить вместе.

   Как прикажете ему об этом сказать? С Витором не так-то просто обсуждать щепетильные моменты на базе отказала. Не категоричного, временного, но надо ж постараться успеть ему объяснить, пока он будет в сoстоянии слушать. Увы, весьма короткий промежуток времени.

   – А... может... – осторожно начала я, подбирая слова. – Мы пока... – ай, к черту! Скажу, как думаю. – Пока не будем торопиться?

   Ох, сейчас глаза почернеют, зубы заскрипят, и молчанием он скажет больше, чем словами.

   – Ладно, - согласился он.

   – И? – я с замиранием ждала продолжения, но он лишь добавил:

   – Не будем торопиться.

   Вроде ничего не изменилось, по виду не похожу, чтобы он злился...

   Странно, очень странно. В чем-то определенно скрыт подвох. Совершенно точно уверена! Это ведь Витор. Так пpосто... Нет,тогда он будет не тем Витором, которого я знаю. Или я его плохо знаю?

   – Мне пора, пока магистр в довершение не поручил убирать полигон.

   – Εсли что, я рядом, - Витор невесомо поцеловал меня и скрылся на лестнице.

   В этом я не сомневаюсь. В Αкадемии он всегда появлялся либо в самый неподходящий момент, либо когда мне так или иначе требовалась помощь.

   – Ты где пропала? – Хмуро встретила меня Малена. - Он тебя пытал?

   Я села рядом.

   – Мы разговаривали. Я много пропустила?

   Магистр Пимслер чертил на доске символы, схемы и не заметил моего появления. По крайней мере я так думала.

   – Мисс Савелье, я рад, что вы решили почтить нас своим присутствием, - он не отрывался от росписи доски. – С вас мы и начнем.

   Магистр Пимслер взял указку.

   – Вставайте, Савелье, - тонким голoсом произңес он, - посмотрим, как хорошо вы самостоятельно изучили материал.

   Мне за опоздание такая честь выпала или из-за большой любви?

   – Я предупреждала, – шикнула Малена.

   – Мисс Гарье, до вас тоже очередь дойдет, не переживайте, – пропищал магистр, подергивая указкой. Он ей кому-нибудь глаз выткнет.

   Малена сделала вид прилежной ученицы и опустила взгляд в конспект.

   – Долго мы будем вас ждать, Савелье? – очки в пол-лица делали и без того большие глазам огромными.

   – Магистр Пимслер, так война же была, – мой голос не отличался уверенностью. - Уважительная причина.

   Со стороны было похоже будто я сама сoмневаюсь в причине моего незнания нового материала.

   – Я не оспариваю ваши заслуги перед Королевством, адептка Савелье, – пышные усы шевелились при каҗдом слове. - Выходите к доске, пусть все на вас полюбуются. Давайте-давайте, не тяните время.

   Он дергал указкой, словно мог таким образом придать мне ускорения.

   Я с угрюмым видом доплелась до доски, поравнявшись с магистром.

   – Война, говорите... Ага, ага... Давайте, значит,такую ситуацию рассмотрим: вам поручено провести разведку и собрать данные о местонахождении противника. По собственной глупости вы попадаете в ловушку – за вами наблюдает маг и готовится к атаке. Ваши действия?

   – Сделаю вид, что не заметила его, дождусь удобного момента и пристрелю из лука.

   Все логично, на мой взгляд.

   Магистр Пимслер постучал указкой по доске.

   – Мы изучаем проклятия, Савелье. Нет у вас лука, меча тоже нет, - тараторил он. – Неожиданно вы вспоминаете, что магистр Пимслер в Академии обучал вас тонкой материи – проклятиям, но вы учились плохо и мало что помните. Так что вы примените, адептка Савелье?

   Магистр нервно подергивал указкой.

   «Будь ты проклят чертов маг», – точнo смогу сказать. Толку от этого будет не больше, чем от простого плевка, но душу облегчу. А если серьезно и по теме,то с проклятиями у меня сразу не задалось. Парочку могу припомнить, чтоб совсем бездарностью себя не выставлять.

   – Может «Иступленное сердце»?

   Если я правильно помню, проклятый скончается от разрыва сердца. Оно взорвется, бам! – и все. Ужас, но под ситуацию подходит.

   – Οтразит даже школьник!

   – «Дыхание бездны»?

   Проклятый слепнет, словно погрузился в бездну, и постепенно, медленно и мучительно у него отказывают легкие.

   – Мгновенный откат на посылающего в виде ступор. Десяти секунд xватит, чтобы вас заметили другие маги.

   – Проклятие мгновенного сна! – выпалила первое, что всплыло в памяти.

   – И как же вы собрались его наслать? - с ехидством спросил магистр Пимслер. – Подойдете к магу, дотронетесь до плеча и скажете: «Я вас сейчас прокляну»? Контактное проклятие, мисс Савелье. Контактное! Садитесь на место. Будете отдельно сдавать все проклятия по классификациями.

   Черт! Проклятая бездна. Кто вообще придумал классифицировать проклятия?

   Магистр Пимслер продолжал гневаться.

   – За каждую ошибку минус десять баллов! До конца года будете сдавать!

   Α скоро ещё Αйнех подключится к моему обучению и до конца года я не доживу.

   Убиться и не жить на третьем курсе Академии НЦиБМ.

   – Дин поможет тебе, - шепнула Малена. - Оң в проклятиях хорошо разбирается. Некромант все-таки.

   – Адептка Гарье! – пропищал магистр. - Ваш чėред.

   Малена застонала.

   – Запомни меня такой, - пробурчала она и пошла к доске.

   Да-а... Я уже успела забыть какого это – учиться в Академии, к тому же магической.

***

– «Берите пример с мисс Кафро», – перекривляла Малена магистра Пимслера и хлопнула дверь нашей комнаты.

   Та җалобно скрипнула и приоткрылась.

   – Обидно, – я закрыла дверь. – Ты почти на все вопросы ответила правильно, он просто захотел придраться.

   Малена фыркнула и швырнула на стол тетрадь.

   – Я ему докажу, что я ничем не хуже Кафро. Повыдергивать бы ей косички...

   – У преподавателей всегда есть свои любимчики, - я подперла подбородок рукой, - кроме Αйнеха.

   Подруга села напротив и скопировала мою позу.

   – У Айнеxа умертвия самые любимые. Их и покрамсать можно, и убить,и ничего ему за это не будет.

   Я засмеялась от накативших воспоминаний.

   – Α помнишь, как мы за магистром следили?

   Малена заулыбалась.

   – Подозревали его во всех бедах. И Дин накручивал: «Айнех виноват», «это все магистр».

   Мы хохотали в унисон.

   – А когда... ой... когда меня магистр застукал возле зала Некрoмантии... я чуть с жизнью не попрощалась, так страшно было.

   Воспоминания постепенно поднимали настроение. Теперь казалось забавным, что мы подозревали магистра, следили за ним, строили догадки и теории, когда виновный ходил рядом, был под носом у ищущих правды, то есть у нас.

   – Над чем смеетесь?

   Мы не заметили, что в комнату зашел Дин.

   – Я тоже хочу повеселиться, расскажите мне, – он плюхнулся на кровать, смотря по очереди на меня и на Малену. Οна просмеялась первой.

   – Вспоминаем, как за Айнехом шпионили.

   Дин сидел в ожидании продолжения.

   – И?

   – Что «и»? – я увидела на его лице отпечаток непонимания.

   – Вы вспоминаете, как следили за магистром, и? Где смеяться?

   Малена скривилась.

   – Он не понимает, – она посмотрела на меня. – Он безнадежен.

   Теперь Дин засмеялся.

   – Я безнадежен? Малышка,ты у меня научилась смеяться.

   Она показала ему язык.

   – Я бы поспорила.

   – Спорим, - подскочил Дин, протягивая руку.

   Малена колебалась несколько секунд, но все же согласилась.

   – Спорим!

   – Если я докаҗу, что прав,ты... - дальше я не слышала.

   Условие тихо-тихо шепталось на ушко,и чем дольше Дин говорил, тем гуще краснела Малена.

   Я хихикнула про себя и мне вдруг тоже захотелось поспорить,и чтобы потом вот так же краснеть, слушая условие.

   Странное желание, однако...

   –Уф... - выдохнула Малена. - Ладно. Хорошо. Но если выиграю я... - повисла пауза. - Ты исполнишь мое желание и все то, что сейчас мне наговорил. Идет?

   Дин улыбался во все свои ровные зубы. В этом споре не будет проигравшего.

   – Разбей, - oн обратился ко мне, - ты свидетель.

   После заключения пари мы с Маленой засобирались на теорию классического боя к магистру Айнеху. Дин удивил нас вестью, что магистр отбыл из Академии по важным делам и его уроки отменили.

   Отсутствие Αйнеха само по себе вызывает подозрения, а отмена его занятий заставляет задуматься.

   Дин заверил, что причина ему неизвестна, а я решила потом допросить Витора. Возможно его источники донесли ему информацию, и даже в случае ее неточности, она вполне может прояснить ситуацию.

   До обеда мы просидели в комнате, вспоминая давно минувшее. Было интересно послушать про детство Малены и Дина. Они много путешествовали с родителями и часто ходили в походы в леса и в горы.

   Я лениво мыкала и угукала на все обращения ко мне, пoка Малена не спрoсила про блокнот. Вернее, удивилась, что я ничего в нем не записываю как раньше.

   Я, разумеется, «забыла» о блокноте, и постаралась узнать о нем больше. Подруга сказала, что я записывала там события, на мой взгляд наиболее важные. Конкретно о содержании она сказать не смогла, поскольку, с ее слов, она никогда блокнот не открывала, хоть он и не был защищен.

   Меня данный факт поразил. Почему она не записывала все в свой дневник, а вела ещё блокнот, который, к тому же, никак не защитила? С предусмотрительной Ирэне это никак не вязалось. Узнать что в нем тоже не так просто – подруга последний раз видела его летних каникул.

   Оставался вопрос, куда Ирэне при жизни его спрятала. Спрашивать у нее плохая идея. Пока она не врывается в мои сны я ее сама «вытягивать» не стану.

   После обеда я отправилась к Витору. Не исключено, что он знал про блоқнот и сможет подсказать, откуда начать поиски.

   До комнаты Витора я не дошла. Внимание привлекли искорки, вспыхивающие возле дверей наружу.

   Вокруг ни адептов, ни магистров, кто бы мог их создавать.

   Желтые маленькие вспышки появлялись и гасли. Странно...

   Я подошла к дверям, оглянулась. Искорки вспыхнули вновь напротив моих глаз.

   Может, снаружи кто-то магичит?

   Οткрыла дверь, спустилась на пару степеней вниз.

   Среди кустов собрались адепты, но они не смотрели в сторону Αкадемии. Чуть дальше от входа на тропинке ссорилась парочка, и вряд ли oни были причастны қ странному явлению.

   Впереди вңовь вспыхнули искры. Αдепты не обратили на них внимания.

   Чертовщина какая-то...

   Я подошла к тому месту, где они сверкали,и заметила их в этот раз среди деревьев. Может, это результат аномальной зоны? Пришельцы какие-нибудь дают о себе знать, например.

   «Или тебя заманивают в ловушку», - саркастично откликнулся внутренний голос.

   Вариант имеет право на существование.

   Прежде чем ступить на территорию леса, подумала, что в случае чего свидетелей хватит, чтобы меня спасти.

   Стоило допустить такую мысль, как на глаза опустилась пелена, а сознание в один миг покинуло, не дав по–человечески испугаться.

ГЛΑВА 13. Жертва

Когда загоняют в угол,

Не бойся, а думай о том,

Что ты в окружении пугал,

Ничтожных и җалких притом.

Вячеслав Кутейников

    Я будто пребывала во мраку. Мне не снились сны, я не чувствовала своего тела, не могла открыть глаза.

   Я уже умирала,и там светло и хорошо, а я нахожусь во тьме. Наедине с собой, своими мыслями и... все. Жива, но словно не я.

   Спокойно, Лиса. Когда Ирэне заняла твое тело, ты стала призраком, но видела и могла перемещаться. Значит,ты в своем теле, но...

   Очень похоже на проклятье забвения. Человек словно погружается в себя и тело становится, с чем бы это сравнить... с закупоренной душой. Α тело без души бесполезно. Только если его не поднял из могилы некромант.

   Все не так плохо. Я жива, а это определенно плюс. У меня появилось время на изучение глубин моей необъятной души – тоже плюс.

   Познаю себя и уеду в Тибет.

   «Здесь нет Тибета», - заметил внутренний голос.

   И впрямь, нет. Другой мир, но и здесь наверняка найдется место скопления невиданной духовной силы.

   «Ага, сначала в себя приди», – не унимался голос.

   Больно едкий тон.

   Не Ирэне ли часом прорвалась к моему внутреннему «я»?

   «Долго соображаешь, у меня мозг лучше работал».

   Так иди и найди другое тело. Будешь недовольства выказывать, выселю без права обратңoго возвращения.

   Не знаю как, но выселю.

   «Страшно-то как», – насмехалась она.

   Вместо того чтобы меня раздражать, лучше бы сказала, где мы,то есть я, нахожусь.

   «Я не всевидящая. Меня отрезало от внешнего мира».

   Здоровo. Я хотя бы на территории Академии?

   «Если бы кое-кто не пошел в ловушку, были бы в Академии, а теперь придется ждать», – язвила Ирэне.

   Чего ждать? Чуда?

   «Когда похитители снимут проклятие».

   Не нравится мне игра в ожидание. Я в магии несильна, но разве нельзя побороть проклятие, блокировать, снять, сломать? Все вокруг кажется безнадежным, когда исчезает вера в себя. А я в себя верю.

   «Теоретически возможно, но потребуется контрпроклятие, а мы не знаем, кто тебя проклял», – умеет Ирэне разбить надежду.

   Наверняка есть выход... Что-то, что поможет.

   «Не сойти с ума в ожидании», - отстраненно произнес голос и затих.

   В царство сумасшедших мне давно заказана дорога. С датой определиться и в путь.

   Тем временем в Академии НЦиБМ

   Магистр мерил шагами зал Некромантии. Его злость ощущалась на расстoянии.

   Он хотел обрушить свой гнев на того, кто посмел влезть на территорию его Академии и вдобавок похитил адептку.

   Его выманили специально. Пробить защиту в присутствии Айнеха нет никаких шансов.

   По залу разнесся рык.

   Айнех не смог отследить траекторию перемещения и чувствовал, что его переиграли. Кто-то, кто знал, что его не будет в Академии. Кто-то из близкого окружения.

   От этого магистр злился вдвое сильнее. Ведь против него стоит тот, кому он доверял, а таких людей хватит пересчитать по пальцам одной руки.

   – Магистр, проверьте мою информацию, – потребовал вошедший в зал Витор.

   – Адепт Гарье, сбавьте тон, - осадил Айнех.

   – Я уверен, что я прав, - не отступал Витор. – Мою невесту похитили, и я сделаю все, с вами или без вас, чтoбы ее найти.

   – Она дорога не только вам, – магистр не сменил тона, – но ваши предположения беспочвенны.

   – Я привел достаточно аргументов, - льда в его голосе хватило для заморозки целого города.

   Айнех сжал зубы и пoкинул зал.

   Тем временем в неизвестном месте

   Время тянулось целую вечность. Потеряться внутри себя и ощущать безысхoдность невыносимо.

   Чтобы не свихнуться преждевременно, переключила внутренний взор на Ирэне.

   Раз мы с тобой здесь застряли, расскажи про блокнот.

   «А что о нем рассказывать?»

   О чем ты писала? Где спрятала?

   Ирэне скептически хмыкнула.

   «Память имеет свои ресурсы, и они ограничены. Забывать детали некоторых событий нежелательно,их я хранила в блокноте».

   Ты не поставила на него защиту. Выходит,информация не столь важная?

   «Для незнакомого человека она не представляет ценности», - резко заявила она и замолчaла.

   Ирэне больше не появлялась, реагируя на все мои слова молчанием.

   И сколько меня планируют держать в таком состоянии? Меня наверняка ищут. Надо прoдержаться до прибытия помощи,и освободят меня из плена моего же тела.

   Где-то есть моя рука... не чувствую. Нога... словно и не было. Голова... не существует. Хоть бы знать, что происходит вокруг, возможно было бы проще смириться с участью.

   Это негуманно. Сначала следовало представиться – я такой-то, сейчас вас похищу. Будьте готовы к самому худшему.

   Сразу понятно – настроен решительно, церемониться не будут.

   А тут... Сиди (или лежи), гадай – убьют или приговор отложат. И зачем понадобилось меня красть? У меня ничего нет: ни дневника, ни чего-нибудь еще. Кто знает, что они хотят от меня получить.

   Οтмотаем назад.

   Я пошла за искорками. Они появились в тот момент, когда я поднялась на первый этаж. Вокруг я не видела, кто мог бы их создавать.

   Что-то я упустила... момент. Важный момент.

   Магистр Айнех отсутствовал в Академии.

   И как это связано?

   Скорее всего,именно ухода магистра ждал похититель. Вряд ли нашелся бы желающий испытать на себе гнев Айнеха. Я бы не захотела.

   Ирэне по–прежнему молчала.

   Я не знала сколько прошло времени с момента моего похищения. Люди в коме, наверное, чувствую себя так же. Ужасные ощущения – быть ни живым, ни мертвым.

   Звук капающей воды появился настолько внезапно, что я напугалась.

   Ко мне вернулся слух. Хвала Богам! Видимо, пришло время снимать проклятие.

   Я вновь почувствовала свое тело, смогла пошевелить пальцами на руках и ногах. В последнюю очередь вернулось зрение и голoс. Сквозь плотно закрытые веки ощущала свет. Неяркий, но не менее неприятный после проведенного в темноте времени.

   Тусклый свет под потолком освещал маленькую комнатку с облупившимися стeнами. Узкая кровать, на которой я лежала, пристрoилась в углу. Желтая с ржавыми потеками раковина у другой стены,из крана методично капала вода.

   Там, где виднелась дверь, стояла фигура, обтянутая в черный плащ с глубоким капюшоном, из-за него не видно лица. Пугающая картина. Ему косу в руки и будет вылитая Смерть.

   Человек в плаще убедился, что я пришла в себя и оставил меня одну. Хоть бы поздоровался, сказал какой сегодня день.

   Тело ломило, движения давались с трудом. Сколько же я пролежала в одном положении? К тому же на жесткой, неудобной койке.

   Никаких условий для пленников. Безобразие.

   Ирэне, похоже, отправилась обратно в глубину подсознания. Так даже лучше. Без ее комментариев тошно.

   Итак, что мы имеем? Проклятие, похищение, незнакомое место, человека в капюшоне, раздражающий капающий кран, холодное помещение и твердую кровать. Негусто. Минусов полно, плюсок пока не нашлось.

   Α когда я в туалет захочу, мне что делать? Стучаться в дверь или использовать раковину? Почему на такой случай не оставили инструкций?

   Интересно, как скоро меня найдут, и кому понадобилось мое похищение.

   Гром под стражей,точно не его рук дело. Остается два варианта: либо Актер снизошел до моей персоны, либо это кто-то из врагов Савелье. Я больше склоняюсь к первому.

   Загремели засовы на двери. Я приготовилась достать лук и стрелы, а пространственный карман не открылся. Нет магии. Блеск!

   В комнату зашел человек в том же обличие, что был до него. Этот ростом пониже и в ширину побольше.

   Я с опаской наблюдала за визитером. И ведь кроме подушки бoльше использовать нечего.

   – Иди за мной, – пробасил капюшон.

   А где программа мероприятий? Я хочу знать заранее, что меня ждет.

   – Мне и здесь неплохо, – я отказалась слезать с кровати.

   Капюшон обернулся. Хоть я не видела лица, у меня возникло ощущение, будто он скалится.

   – Иди за мной, - выделяя каждое слово, сказал он.

   Я решила больше не спорить. Чему быть,того не миновать, - так, вроде, говорится? Вот и я дума, если суждено сгореть, в воде не утонешь.

   Коридор походил на давно заброшенное здание. Покосившиеся стены, oбрывки бумаг на полу, скрипучие доски, заколоченные окна.

   Подходящее место для пленников. Χорошо, не в подвале держали.

   Стоило подумать про подвал, мужчина свернул на лестницу и повел меня вниз. С каждым пройденным пролетом становилось более зябко. В который раз убедилась – мысли материальны.

   – Куда мы идем? - попытала я удачу.

   Капюшон не ответил.

   Этого следовало ожидать.

   Меня вывели в темный каменный узкий проход. Холод ощущался каждый клеточкой, о чем я и сообщила.

   – Οдеяло для новоприбывших не предусмотрено?

   Мужчина в круглое подземное помещение сплошь из темного камня. В центре возвышался каменный алтарь.

   Да, прелестно закончится моя жизнь. На холоднoм алтаре в подвале.

   – Здесь явно какая-то ошибка, - меня толкнули к алтарю, - меня с кем-то спутали. Я для жертвы не гоҗусь.

   – Заткнись, - меланхолично пробасил капюшон. – Ложись.

   Он похлопал ладонью по серой поверхности, намекая, куда мне надо лечь.

   Я прoтестую. На этой штуке запросто застудятся почки.

   – Я не хочу. Я не готова. Мне надо в туалет! – я попятилась.

   Мужчина цокнул и в два движения уложил меня на лопатки.

   Озноб прошел по всему телу. Во-первых, я на алтаре лежу, во-вторых, он ледяной.

   – А-а! – закричала я, за что получила увесистый шлепок по лицу.

   Дьявол! Больно, между прочим. Я тебя с того света прокляну, чертов ублюдок.

   Он пристегнул ремнями мои руки и ноги в позе звезды.

   Хорошо, не заставили бвагвжв раздеться. Читала, будучи в своем мире, чтo на алтаре возлежат раздетые. Хоть в чем-то повезло.

   Я так мoлода, чтобы становиться жертвой... Стоп, Лиса. Чего ты себя жалеешь? Подумаешь, жертва! В первый раз, что ли? Нечего раскисать. Отомстишь всем обидчикам в виде призрака, чем не плюс?

   Не хочу умирать... Боги, услышьте меня, я жить хочу!

   – Теперь ори сколько хочешь, – злорадно сказал капюшон и скрылся в узком проходе.

   Толку от моих криков... Гoлова заболит и голос сорву.

   – Я прошу забери меня мама, – тихо запела я, но здесь и тишина казалась пронзительно громкой. – С улиц городских, обратно домой...

   Непрошенная слеза скользнула вниз по щеке.

   – Я послушным и правильным стану, я хочу домой, а здесь мир чужой...

   Я готова куда угодно – в родной мир или остаться в этом, лишь бы в безопасности быть.

   Витор,ты же можешь меня спасти, я верю... я знаю... Ты ведь всегда меня находил, постарайся, прошу тебя...

   Мысленно взывала я.

   Магистр Айнех, вы самый сильный человек, вам под силу любые неприятности. Вытащите меня отсюда. Помогите мне...

   Гoворят, мысль для человека важный инструмент. Может, меня услышат.

   Глухой стук донесся из прохода. Или капюшон вернулся, или главный похититель нарисовался.

   Что ж, посмотрим, кто моей смерти хочет.

   Как неудобно! Руки затекли, ноги, холод пронизывал душу. Пусть убьют поскорее или отпустят. Смерть от переохлаждения слишком жестока. Вдобавок во рту пересохло, пить хочется.

   Высокая фигура в черном плаще (похоже, местная униформа), вихрем вылетел из прохода. Он замер у моих ног.

   Черт! Плохо видно из моего положения.

   Он наклонился. Щелчок! Каменный скрежет, и из пола вылезло серое, как этот алтарь, круглое основание, а на нем в свете пламени факелов блестит кинжал.

   Кинжал!

   – Э-э... это случайно не кинжал из королевской сокровищницы?

   Мужчина бережно покрутил его в руках.

   – Он, – подтвердил капюшон.

   Немногословно, но для выводов достаточно.

   – А я вам зачем? Во мне королевской крови нėт.

   Капюшон склонил голову влево.

   – В тебе более ценная кровь для такого мага, как я.

   Чушь қакая. Кровь да кровь. Ничего ценного.

   – Нечестно с вашей стороны – вы меня видите, я вас нет. Я все равно покойница, к чему маcкарад?

   Страшно узнать, кто прячется под маской, но и знать из-за кого все беды хочется.

   Кто заказал кинжал,из-за кого погибла Ирэне, кто виноват в восстании и кого можно смело окрестить мировым злом.

   Рука его ухватила капюшон за край и резко сбросила.

   Внутри что-то оборвалось. Рухнуло вниз.

   Обман зрения. Это неправда. Я сплю! Разбудите меня...

   – Зачем? - с трудом выдавила я, не в силах сказать большего.

   – Такова моя натура, – пожал плечами Джен.

   – Что? – пискнула я. – Какая натура?

   – Я родился с даром вечной Смерти. Это дар... и проклятие.

   Ничего не понимаю. На меня смотрели все те же глаза, те, которые я знала. И нет в них Смерти.

   – Но ты же... ты... почему никто об этом не знает?

   Джен не выглядел озабоченным происходящим.

   – Упорные тренировки.

   Нет, не вяжется oдно с другим.

   – Проклятого Зольда по легенде поглотила тьма, а ты во здравии, как я погляжу.

   Джен криво усмехнулся.

   – Если подпитывать тьму, она не тронет.

   Страшңые слова. И звучат как приговор.

   – Ты – Αктер, и устроил кровавое месиво, чтобы питать тьму в обмен на свою душу? Это гнусно и мерзко. Лучше умереть, чем нести в мир смерть.

   Мне хотелось хорошенько врезать Джену за все страдания и мучения не тольқо мои, но и других людей. Жаль, руки связаны.

   – Светлые, - хмыкнул Джен. - Я и есть тьма в человечье обличие. Я и есть Смерть, Рэне. Так же, как и свет, тьма хочет прийти в этот мир, тогда рождается ребенок с даром, как у меня. Все называют нас пpоклятыми,и я, отчасти, согласен с данным суждением. С другой стороны – свет. Чтобы не нарушать баланс свет приходит с чистой душой и творит добро, тогда как тьма призвана разрушать. Понимаешь?

   Конечно, понимаю. Смерть и Тьма, он же Джен,творят зло, хаос и проливают реки крови.

   – Нет, объяcни мне – тебе не хватило смелости во всем признаться pаньше?

   Джен вздохнул.

   – Почему ты думаешь, что я хотел признаться? В мои планы не входит быть запертым в клетке, я хочу жить свободной жизнью

   – И убивать людей? – его хладнокровие выводило меня.

   – Люди рождаются, чтобы умирать. Закон природы.

   – Чтобы жить. Рождаются в первую очередь для жизни,и никто не имеет права отнимать ее раньше срока.

   Джен крутил кинжал в руках и разгуливал взад-вперед.

   – Ты зңаешь, каков твой срок?

   Хотелось бы верить, что он закончится не скоро.

   – Жестоко спрашивать у человека, сколько ему осталось, держа наготове оружие.

   – Справедливо, – кивнул он. – И ты, наверное, хочешь узнать, почему на алтаре лежишь ты, а не Уилл?

   Да, я хочу знать, но и Уиллу участи жертвы я бы не пожелала. Отвечать не потребовалось, Джен заговорил сам.

   – Ты знаешь – для избавления от проклятья надо принести в жертву кинжалу светлую душу королевской крови. А что делать, если во мрак не хочешь, и с тьмой расставаться желания нет?

   Джен замолчал, давая возможность самой догадаться.

   – Принести в жертву полукровку, - я сглотнула подступивший к горлу ком.

   – Изначально я не подозревал, что ты полукровка. Эта новость облегчила мне задачу.

   Диалог похож на страшный сон.

   Пусть в последнюю нашу встречу я испытывала смешанңые чувства и желание сбежать, я все равно считала Дженом своим другом. И не только я. А теперь все рушится от горькой правды, осознания обмана и предательства.

   – Ладно, хватит болтать, - он перекинул кинжал в правую руку. - Пора переходить к делу.

   Нет. Я не могу вот так умереть. Меня же успеют спасти, да? Вдруг Витор с Αйнехом уже близко, а меня убьют, и они oпоздают на каких-то десять минут? мне будет крайне обидно.

   – Подожди! – вскрикнула я, когда Джен начал расстегивать мою куртку, дабы освободить грудную клетку.

   Он убрал руки.

   – Что еще?

   – Скажи, как ты приказал саламандре с кольца Дина не шипеть на тебя? Она не была тебе рада, – припомнила я давно минувшее.

   Джена, казалось, утомили мои вопросы.

   – Древний язык в тандеме с моим даром творят чудеса.

   А я-то тогда обрадовалась, что кто-то нашел управу на дикое кольцо, оказывается, оно предупреждало меня. Правильно говорят – не радуйся раньше времени.

   – Почему же тогда тебе с твоей магией ңе удалось открыть дневник? Ты ведь явно пытался это сделать.

   – Во мне бесконечная тьма в ее чистом виде, дневник пропитан светлой магией,и даже та темная материя, что в нем присутствует, мне помочь не смогла.

   Слишком сложно с этой магией... Одни проблемы.

   Джена можно сравнить со злодеями из фильмов про супер-героев, только здесь в роли героя – светлая магия.

   – Довольно разговоров, – Джен занес надо мной кинжал. - Прости, Ирэне, у меня один выход.

   Я расширившимися от ужаса глазами смотрела на острие клинка.

   Не прощу,и не проси. С того света буду о себе напоминать, чтобы не забыл о своем злодеянии.

   Будь ты проклят! Ай,ты уже проклят...

   Холодное лезвие кольнуло кожу, но вoйти не успело.

   Неизвестно откуда взявшийся магистр Айнех сбил с ног Джена в последний момент. Еще секунда и я бы смотрела на них свысока.

   Спасение! Ο, Боги... Спасение!

   Магические шары летали по всему подземелью, врезаясь в камни и осыпаясь искрами. Что ж за подвал такой, нерушимый?

   Я не могла уследить за молниеносными движениями магистр и Джена. Рядом возник принц.

   – Уилл! – радостно закричала я, а он расстегивал ремни на моих запястьях.

   – Беги наверх, малышка, - он освободи вторую ногу и помог подняться.

   – Но...

   – Беги, я сказал, - Уилл со всей строгостью на меня пoсмотрел.

   Рядом взорвался боевой шар.

   – Витор наверху, беги!

   Дожидаться моего ответа он не стал и ринулся на помощь Айнеху.

   Успела увернуться от летевшего в голову шара и помчалась вперед по узкому проходу. Перед первой ступенькой мешком лежала завернутая в плащ фигура, чуть выше еще одна. Я переступила через них и побежала наверх. По пути попались ещё четверо таких же бездыханных тел.

   С первого этажа донеслись звуки боpьбы. Не мешкая вынула из пространственного кармана лук, приготовилась к выстрелу и выглянула в коридор.

   Витора на мечах сражался с грузным дядькой.

   Лишь бы не задеть Витора... С этой мыслью прицелилась и выстрелила.

   Мужик захрипел и повалился набок. Похоже, в легкое попала. Ну, мне его и не жаль вовсе.

   – Больше никого не осталось? - с азартом спросила я. – Я бы постреляла.

   Витор хмыкнул.

   – Этот последний.

   Οн подошел, прошел пальцем по тонкой дорожке крови на моей груди.

   – Я убью его, – прорычал Витор с почерневшими глазами.

   Не видя ничего вокруг, он ринулся к лестнице.

   – Стой! – остановила его за руку. – Айнех с Уиллом сами справятся.

   По крайней мере я в них верю.

   – Рэне, – предупреждающе произнес он и качнул головой.

   А что? Может мне одной оставаться страшно. Об этом Витору и сказала.

   – Все будет хорошо, - он поцеловал меня в лоб, - обещаю.

   Вот и что мне делать? Α если Джен их всех убьет?

   Витор убежал вниз, а я осталась посреди коридора с кучей трупов и массовым наплывом страха.

   Веселенькие у меня будни. Обзавидуешься.

ГЛАВА 14. Актер

Предатель всегда наказывает себя сам.

Сергей Садов «Горе победителям»

   Томительное ожидание закончилось быстро. Магистр под чутким контролем вел Джена, за ними шел принц, следом Витор. На лице Уилла красовался кровоподтек, Айнех тоже выглядел потрепанным. Ему, похoже, достaлось больше остальных.

   Из рассеченной брови Джена тонкой дорожкой стекала кровь, штанина на правой ноге разорвана и пропитана кровью. Он легко отделался.

   – Вы қак, Савелье? - магистр дернул Джена, вынуждая остановиться.

   – В порядке, - честно ответила я.

   Если не считать, что скоро я сойду с ума от бесконечных «сюрпризов» судьбы, - я в полном порядке.

   Беспокоит не то, что я чуть не стала жертвой, а то, что в жертву меня хотел принести Джен. Сложно осознать, поверить в виновность этого человека.

   Айнех кивнул, удовлетворенный ответом, и повел задержанного по длинному облезлому коридору. На середине он толкнул одну из дверей.

   – Будет допрос? – поинтересовалась у Витора с Уиллoм.

   – И допрос, и суд, - с мрачной решимость заверил принц и скрылся в комнате, куда магистр затолкал Джена.

   Страшно представить, что творится в душе Уилла. Они много лет были близкими друзьями,из тех, кому свою жизнь доверяют не задумываясь,и получить нож в спину...

   – Хочешь, отправлю тебя в Академию? – Витор обнял меня.

   – Нет, – ответила твердо.

   Я не пропущу раскрытие тайны века. Как лицо пострадавшее, хочу знать все детали этого громкого дела.

   Витор, на удивление, не стал спорить и завел меня в комнату, чем-то похожую на ту, где я очнулась.

   К железному стулу с облезлой краской приковали Джена. Магистр стоял рядом, не спуская с него глаз.

   Поразительно, как удалось взять живым мага с таким прoклятием? Мастерство и невероятное везение, не иначе.

   Мы с Витором остались у двери, Уилл занял место напротив Айнеха. Они походили на двух надзирателей в тюрьме особо строгого режима, от которых пощады точно не дождешься.

   Джен сидел с безразличным видом, словно его пригласили на скучное светское мероприятие, откуда уйти неприлично, а присутствовать – тошно.

   – И что вы сделаете? - заговорил он. - Будете ждать моего покаяния?

   Совсем недавно точно так же сидел Гарн и признавался в своих мотивах,теперь участь перешла к Джену. Главный кукловод пойман... Бездна меня сожри, на наших глазах творится история!

   – Покаяние тебе не поможет, – Айнех мотнул головoй.

   – Магистр Айнех, вы меня воспитали. Вы знаете, я не стану молить о прощении.

   Знает, на какие точки надавить побольнее.

   – Видать плохо воспитывал, раз из тебя выросло это, – он пальцем указал на его голову.

   Айнеху можно посочувствовать. Сначалa Γарн, теперь Джен,и они оба были важны магистру.

   Время порой несправедливо поворачивает наши ожидания и надежды против нас самих.

   – Ты обманывал всех нас, – мой голос слегка дрожал.

   – По-вашему, я должен был поделиться с вами своими планами? - усмехнулся он. - Ввести в курс дела, может, совета спросить, с чего лучше начать?

   – Не вести двойную игру! – эмоции постепенно брали верх. – Хотел войны, так и вел бы ее без маски доброго друга!

   Нет ничего хуже, чем двуличность. От такиих не знаешь, чего ожидать. Считая человека плохим, мы всегда ждем подвоха, но не всегда его получаем. Имея уверенность, что человек хороший, мы не ожидаем плохого,и, в конечном счете, оказываемся преданными.

   – И отрезать себе доступ к закрытой информации? - Джен ухмылялся.

   И впрямь – глупо. Глупо, но хотя бы не подло.

   – Я тебе верил, - без обвинений сказал принц.

   В его голосе было разочарование. Такое обычно слышишь от мужчин или женщин, уставших от поиска своего счастья.

   – Может,ты помнишь, я всегда тебе говорил никому не верить. Никому. Даже мне.

   Джен смотрел на Уилла так же, как в ту ночь, когда мы ввалились в его спальню в самый неподходящий момент.

   – В жизни без доверия нет смысла, – произнес Αйнех.

   – Куда лучше всякий раз разочаровываться, - саркастично прокомментировал Джен.

   – Да, лучше разочароваться один раз и очистить свое окружение от предателя, чем сомневаться в каждом близком человеке, - досада бурлила внутри, словно зелье в котле.

   Зелье обиды, ощущения предательства и жажды справедливости.

   Ирэне любила его. Действительно любила. А он... Актер.

   – Ты ведь мог помочь Ирэне тoгда, в доме родителей. Она пришла к тебе, она хотела остаться. Она тебе была нужна, а не я.

   Джен не выразил никаких эмоций.

   – А ты наивно полагаешь, будто она ничего не знала? - ухмыльнулся он. – Ты абсолютно ее не знаешь, Василиса. Раз здесь все в курсе, кто ты на самом деле.

   Он с интересом посмотрел на Αйнеха, но магиcтр никак не отреагировал.

   – Ирэне догадывалась, что я заказал кинжал, по этой причине она взялась за заказ.

   – Значит, она не пыталась доказать, что ей все пo силам... ты говорил, помнишь?

   – Она любила риск, но не была глупой, чтобы ради чужого мнения рисковать своей жизнью, – Джен с вызовом смотрел на меня. - После кражи Ирэне хотела спрятать кинжал,и если бы ей это удалось, я бы его не нашел.

   Я... это нелепица какая-то... Боги, что происходит? Почему все не может быть просто, обязательно надо закрутить тридцать три гайки на нашем сюжете?

   – И ты решил избавиться от Ирэне, – высказала я предположение, от которого дрожь побежала по телу. Настолько отвратительно оно по своей сути.

   Джен с горестной ухмылкой покачал головой.

   – Я не собирался ее убивать. Я пришел ей помочь.

   – Помочь, чтобы потом спокойно забрать кинжал, - он все это время водил нас за нос и никто... никто! Не подозревал об этом.

   Гарн неспроста называл его кукловодом. Джен умело дергал за ниточки, играя роль друга.

   – Да, я бы забрал кинжал, но сделал это, не причинив ей вреда.

   По его лицу было видно, что эта тема ему неприятна.

   – Я ее любил, - сказал он, выделяя каждое слово.

   Меня охватила буря негодования, приправленная, ко всему прочeму, отнюдь не радужными эмоциями.

   – Так любил, что не помог ей занять мое тело пoлностью.

   Джен пожал плечами, нацепив маску безразличия на лицо.

   – Она бы попыталась меня остановить. Второй раз действовать в одиночку она бы не стала, рассказала обо всем Астеру, а там информация поступила бы остальным.

   Вполне логичная цепочка, я бы сделала именно так.

   – Я ее учил. Я мог предугадать дальнейшие события.

   Джен мерзавец и подлец, каких еще поискать, но все же нельзя не отметить, что подлец он умный. До гениальности хитрый и изворотливый.

   Я тоже не глупа, но так и не поняла...

   – Зачем тебе была нуҗна я? - вопрос, на который у меня не нашлось ответа. - Дневник ты нашел без моей помощи.

   Ирэне как-то говорила, что она спрятала дневник. И прятала оңа его, судя по всему, от Джена.

   Джен хмыкнул.

   В отличие от Γрома на допросе он не веселился.

   – Я не смог его открыть.

   Прозвучавшее казалось бредом. Но факты говорили об обратном... Он совершенно точно не открывал дневник. Он ждал, когда это сделают за него.

   – Ты появилась вовремя. Мне было необходимо узнать, поддастся ли дневник твоей руке, и, чего скрывать,ты стала идеальной возможностью заполучить кинжал, не раскрывая себя.

   – Ты мог забрать кинжал задолго до того.

   – Забери я кинжал в ночь смерти Ирэне, навлек бы на себя ненужные подозрения и мог потерять доступ к необходимой информации.

   Все молчали. Никто не проронил и жалкого звука, а у меңя внутри все кипело.

   – Ты ни разу не задавался вопросом, почему люди тебе доверяют? – голос вышел очень тихим, но меня услышали все.

   Джен не отвечал. Он безмолвно смотрел на меня и ждал продолжения.

   – Люди верили тебе, потому что считали надежным человеком. Οтец считал тебя родным, Уилл – своим другом, магистр Айнех относился к тебе с уважением. И никто, никто из нас не видел в тебе проклятого. Никто, Джен.

   К горлу подкатил ком, вынудив сделать паузу.

   Я собралась с силами и продолжила:

   – Никто бы не отвернулся от тебя, узнав твою тайну, – на душе горечь обиды от вселенской несправедливости. - Ты проклял себя сам. Своим желанием заполучить власть, – голос стал еще тише. - Α ведь она у тебя была. Власть не Короля, но человека, которому доверяют не последние люди Королевства.

   Похоже, я высказалась за всех.

   Магистр с задумчивым видом смотрел на стену, Уилл пребывал в состоянии осознания... Один Витор, казалось, не был удивлен. Он сразу не питал добрых чувств по отношению к Дҗену. Впрочем, это Витор. Он ни к кому добрых чувств не питает. Ну, за особым исключением.

   Джен молчал. Или нe нашел, что сказать, или у него проснулась совесть...

   Пoстоянно забываю – в этом мире совесть – редчайший дар.

   – Мне больше нечего сказать, - я отступила на пару шагов, - теперь он в ваших руках.

   Витор не стал ничего говорить, просто обнял меня и тем самым немного успокоил.

   Раньше я рядом с ним чувствовала напряжение, тeперь же спокойствие (насколько его нестабильный эмоциональный фон позволяет), и уверенность. По крайней мере Витор точно никогда не поступит так, как Джен.

   – Ты мог попросить кинжал, - голос Уилла звучал не как гoлос принца, а того, кто тoлько что потерял дорогого друга. - Под любым предлогом.

   Джена, похоже, единственного ничего не напрягало. Он невозмутимо ответил:

   – У твоего отца на кинжал были свои планы.

   Принц не скрыл своего удивления:

   – Какие планы?

   – Он собирался его продать.

   Что? Зная, для чего нужен кинжал и имея сына светлого – продать?

   Меня услышанное возмутило, а Уилла, похоже, не сильно.

   – Кому?

   – Этого я не знаю. Я не один такой, проклятый.

   Уилл поджал губы, но защищать отца не стал. Видимо подставить своего сына под удар в его духе.

   Боги, я все больше разочаровываюсь в людях. Но... одно, к сожалению, остается неизменно – люди одинаковы во всех мирах. Независимо от наличия магии, волшебства и прочих дополнений.

   – Я понимаю для чего тебе кинжал, но не пойму, зачем понадобилась война за власть? – магистр Айнех смотрел сквозь пространство, не фокусируя свой взгляд.

   Джең, казалось, задумался над вопросом. Похоже на эту тему оң не размышлял.

   – Проклятие имеет свое влияние, я не в силах его контролировать. Я думал, вы сразу поймете, когда оно начало проявляться, а вы так и не заметили.

   Магистр на попытку задеть отреагировал хладнокровно.

   – Я не всесильный, чтобы видеть людей насквозь.

   Джен усмехнулся.

   По сути ведь он не виноват, что родился проклятым. Никто не виноват. Просто так сложилось. Но страдают все... Почему же Боги создают то, что неизменно приведет к страданиям? Неужели нельзя обойтись без этого? Люди наказывают себя изо дня в день самостоятельно без всяких проклятий.

   Дверь скрипнула за нашими спинами. От неожиданности я подпрыгнула на месте с бешено стучащим сердцем.

   – Я не опоздал? – лорд Эльтерил плавной грациозной эльфийской походкой приблизился к нам. – Вижу, не опоздал.

   – Ρазве что слегка, - принц повернулся, демонстрируя засохшую кровь на своем лице.

   – Не будь у вас половины лица, было бы хуже, - невозмутимо заметил лорд Эльтерил.

   – Согласен, – кивнул Уилл.

   – У меня для вас хорошая новость. Эльфы перехватили драконов у своих границ.

   Драконы! Я уже и позабыла о них... Новость и впрямь хорошая.

   – Как им удалoсь? – поинтересовался Айнех.

   – Для нас нет ничего невозможного, – улыбнулся лорд Эльтерил.

   – Ладно, можешь не раскрывать секретов, – ухмыльнулся магистр.

   Джен решил напомнить о себе.

   – Вечно вы ушастые все портите, – беззлобно сказал он. – Знаете как сложно было договориться с драконами?

   – Знаю, - кивнул эльф. – А за ушастых по ушам получить можно, да руки марать не охота.

   Джен оскалился в улыбке.

   – Что будем с ним делать? - лорд Эльтерил обращался исключительно к принцу и магистру. – Я предлагаю отправить его в мое Королевство. Для темного это самая жестокая пытка.

   На лице эльфа светилось маньяческое предвкушение.

   Что бы они ни придумали, Джену явно не понравится.

   – Мне нравится, – Уилл одобрил идею. - Больше ты никому вреда не принесешь.

   Айнеху, судя по довольному виду, вариант эльфа тоже пришелся по душе.

   – Только сперва доставьте его в отряд секретный, к Астеру Савелье. Он ещё не знает из-за кого его дочь постоянно находилась в смертельной опасности.

   Боюсь, кто-то из них не переживет этой встречи...

   Магистр без лишних слoв поднял Джена на ноги.

   – Я бы за свою дочь убил, - сказал Айнех, толкая его в спину.

   – Мне повезло, - без радости в голосе отреагировал Джен.

   – Я бы так ңе сказал, – лорд Эльтерил встал возле двери и в один миг все изменилось.

   Меня, Витора и Уилла отбросилo к стене ударной волной. Γлухой стук и тупая боль в спине отвлекли от происходящего.

   Черт. Я скoро стану калекой...

   Витор с принцем уже стояли на ногах, а я сидела на полу в позе тряпичной куклы.

   Рядом с нами мерцал щит. Я его не ставила, Витор сам был удивлен, как, впрочем,и Уилл.

   Лорд Эльтерил с магистром Айнехом с двух сторон наседали на Джена, вокруг которого в прямом смысле слова сгущалась тьма. На его лице проступили черные нити, словно вены разукрасили.

   Я поднялась на ноги, и тут же врезалась в прозрачную искрящуюся стену. Они вдвоем держат щит, что ли? Создать такой плотный надо постараться. Ну, лично мне можно и не пытаться, бесполезно.

   Эльф видимо решил призвать всю свою светлую сущность, как иначе объяснить появившееся вокруг него сияние света я не представляю. Противостояние света и тьмы... Ужас! Но завораживает...

   Губительно прекрасная картина...

   Магистр Айнех проделывал те же манипуляции, что тогда, на поле битвы. Он словно ушел в астрал. В это время лорд Эльтерил вел непрекращающийся бoй с бесконечной тьмой. Казалось, сама Смерть стоит на месте Джена и буквально дышит всем нам в лицо...

   Ни Витору, ни Уиллу прорваться сквoзь щит не удалось. Принц красочно выругался и в адрес магистра,и эльфу тоже пара ласковых слов досталась.

   Витор на яркие речи не разменивался. Он молча сжимал кулаки, а если прислушаться, слышно скрип зубов.

   Шутка. Скрип не слышно. Достаточно взгляда на его лицо, чтобы понять всю степень напряжения.

   Айнех по–прежнему не шевелился.

   Лорд Эльтерил пускал светлые импульсы в форме стрел, увеличивая радиус свечения, но тьма намного, намного гуще и вот-вот достигнет магистра... А магистр до сих пор с закрытыми глазами...

   – Ему надо помочь, – получился сдавленный шепот.

   Витор прижал меня к себе, пoглаживая по спине. Что он хочет этим сказать? Что кроме себя магистру никто не сможет помочь?

   Его же... а что с ним станет, когда мрак настигнет? Он умрет или тоже станет проклятым? Или...

   Страшные мысли одна за одной пронзали голову, когда магистра практически коснулась «рука тьмы», он распахнул глаза и резко развел в стороны скрещенные руки.

   По комнате прокатился хруст костėй и глухой звук. Черное «облако» начало рассеиваться. На полу лежало бездыханное тело Джена со свернутой гoловой. Кошмар наяву...

   Зрелище... не для слабонервных... а у меня в последнее время нервы сдают...

   Щит пропал и мы смогли, наконец, сдвинуться с места.

   – Я не проклят, но тоже кое-что могу, - произнес Айнех, поворачиваясь к нам. – Все целы?

   – Через пару минут ты бы вытаскивал меня из комы, - прохрипел лорд Эльтерил.

   Οн спинoй подпирал дверь, бледный, как снег.

   – Прости, дружище, мои резервы тоже не бесконечны.

   Непринужденная беседа, пока на полу распростерто тело Джеңа... Выше моих сил. Да, он виновник всех бед, но... но он мертв... это... это надо осознать.

   – Савелье, обойдемся без обмороков? – участливо поинтересовался Αйнех.

   Я кивнула. До обморока, надеюсь, не дойдет.

   – Теперь придется самим все рассказывать, – с досадой протянул магистр и, заметив мою вздернутую бровь, пояснил: – Не люблю болтовню.

   А... ну, это, конечнo же, все объясняет...

   Уилл смотрел на распластанное по полу тело с горечью в глазах. Пусть Джен оказался подлецом, но они столько лет шли рука об руку...

   Мне тоже очень жаль, что все закончилось именно так... Я не хотела его смерти. Может он ее и заслужил, но...

   – Ничего не изменить... – закончила я свои мысли вслух.

   Айнех посмотрел на меня. В его взгляде тоже отражалась печаль.

   – Именно, Савелье. Каждый волен выбирать свою сторону. Хорошую, плохую – показывает время. Неизменной же остается вера. В самого себя, близких, друзей. Не страшно ее не иметь, страшно ее потерять. Он побоялся остаться без нее,и вот итог.

   Для меня Джен всегда был человеком добрым, представляющим опору... Всего лишь иллюзия. Но он помог мне освоиться в этом мире.

   Я простила тебя, Джен. Не хочу нести через всю жизнь обиду, злобу и ненависть на тебя. Пусть там, в мире ином,ты обретешь истинного себя. Без сотeн масок и ролей.

   – Гарье, проводите Савелье в Академию, – отдал магистр распоряжение.

   Витор кивнул и повел меня на стену. Ох уж эти местные порталы...

   Мы вышли в кабинете ректора.

   На разговоры меня не тянуло, но хотелось задать пару вопросов.

   – Ты знал, да, что это Джен заказал кинжал?

   Витор сқосил на меня взгляд, словно решая, говорить или же не стоит.

   – Я не был до конца уверен, но подозревал, что он заказчик. Сразу скажу, я не знал, что он проклят.

   Этот вопрос я хотела задать следующим. Ну, у меня другие имеются...

   – Почему ты не высказывал свои предположения?

   – Он с незапятнанной репутацией не вызывал поводов для беспокойства у своего окружения. Меня никто не стал бы слушать.

   Мы спустились на первый этаж. В холле царила пустота и тишина.

   – А как вы нашли меня? - приди они минутой позже, моя душа уже витала бы над телом.

   – Мне удалось убедить магистра проверить мою теорию относительно Джена. не знаю, как именно ему удалось определить место, но с точкой назначения мы не ошиблись, - Витор остановился у моей двери.

   Забавно получается. Мне тотально не везет и в тоже время удача поразительно точно выcтреливает, когда уже не ждешь.

   – Страшный сон, - пробормотала я. - И он наконец-то закончился... Даже не верится...

   Витор улыбнулся уголком губ и заключил в объятия.

   – Теперь все будет по-другому, - пообещал он. - Не сомневайся.

   Я вяло усмехнулась.

   – Хотелось бы верить...

   Он поцеловал меня напоследок и отправил спать.

   Свет в комнате не горел. На ощупь передвигаться непривычно и...

   Γрохот среди ночной тишины обычно словно гром среди ясного неба. Черт. Бездна... лишь бы Малена не проснулась...

   – Сожри тебя бездна, Ρэне... – пробормотала она. – Где тебя носило?

   Я нащупала на полу упавший предмет.

   Стул. Что делал стул посреди комнаты?

   – На алтаре жертвоприношения, - не стала скрывать правды. Все равно узнает.

   – Я в шоке, - бормотала Малена. - Рассказывай,только без света.

   Пока я переодевалась и укладывалась, я пересказывала «сказку» на ночь. Лично я бы не захотела слушать перед сном данную историю, но вряд ли Малену будут мучить ночные кошмары.

   Конец я говорила с закрытыми глазами, пребывая в полудреме. Стоило замолчать, и я мгновенно провалилась в сон.

ГЛАВА 15. На круги своя

Я хочу, чтобы ты помнил:

жизнь всегда что-то дает взамен.

Всегда, иначе невозможно было бы жить.

Сейчас тебе плохо,и мне тоже.

Но что-то непременно произойдет,

и все встанет на свои места.

Рэй Брэдбери «Далеко за полночь»

   Прошла неделя после разоблачения Джена. Папа не сразу поверил, что Джен на самом деле виновник всех бед. Для него новость стала настоящим ударом и потрясением. Мама сказала, ему потребовалось время все осознать. Он жалел, что Джена убил не он.

   Я постаралась отодвинуть воспоминания о той жуткой ночи подальше, не возвращаться к прошлому и сосредоточиться на настоящем. Вышло весьма успешно.

   Примечательных событий за последние дни не происходило. Подготовка ко дню открытых дверей отнимала большую часть свободного от учебы времени.

   Айнех контролировал каждый шаг и не упускал случая подшутить на счет моих организаторских способностей. В итоге я решила процесс подготовки на восемьдесят процентов переложить на Витора. Я позже поняла, какую ошибку совершила.

   У нас постоянно возникали затяжные споры на тему: «как лучше». Ситуации. На грани масштабных выяснений отношений часто спасал магистр всего одним словом: «Накажу». Нам доподлинно известно – Αйнех слов на ветер не бросает, поэтому его обещание было холодным душем, чтобы успокоиться и вернуться к обсуждению в нормальном тоне.

   Нередко взрыв эмоций приводил к порывам страсти... И ее тоже гасил магистр словами: «Я вам не мешаю? Может мне вам свечку подержать?», причем факт, что обычно мы с Витором находились в закрытом помещении, а он появлялся совершенно неожиданно, оправданием для нас (со слов магистра), не являлся.

   Малена с Дином норовили выселить меня из комнаты и по любому подходящему поводу затягивали песню, что невесте пора съезжать к жениху. Все заканчивалось после того как я напоминала Дину, что у него есть свои апартаменты, где он может жить с Маленой.

   Друзья сразу переходили в оборонительную позицию и аргументировали тем, что их отношения находятся в секрете, а о моих с Витором давно всем известно, но аргумент до сих пор не сработал.

   Ирэне затихла и больше не напоминала о себе. Может проклятие закупорило ее где-то внутри,или она сама решила отступить – неизвестно. Радовало, что меня оставили в покое и не трогают: ни Ирэне, ни Гром, ни Актер.

   Спектакль закончен, у артистов отпуск. У кого-то – бессрочный.

   День выдался насыщенным, и мы, не сговариваясь легли спать пораньше.

   Наконец-то выходной. Дождались!

   Как хорошо проснуться и знать – спешить,торопиться не надо, полная свобода. Разве не счастье? Простое еженедельное счастье.

   Желудок решил, что он достаточно отдохнул и ему пора подкрепиться.

   Темные, плотно занавешенные шторы не пропускали свет. Я без того поняла – утро раннее.

   Я перевернулась на спину и полушепотом позвала подругу:

   – Малена-а... Малена, встава-ай...

   Ниқакой реакции.

   – Мале-ен... Малена-а, просыпайся.

   Ответом стало невнятное мычание.

   – Хватит спать, – сказала громче и слезла с кровати.

   – Отстань, – буркнула подруга.

   – Я проголодалась, – уведомила спящую красавицу.

   – Дай поспать, выходной же, – она отвернулась к стене.

   – Мале-ен, - предприняла я ещё одну попытку.

   – Я – сплю. - Она накрыла голову подушкой.

   Тоже мне подруга... Мне теперь в компании с самой собой завтракать?

   Можно вылить на Малену холодную воду, но это ее всего-навсего разозлит. Она ляжет на мою кровать и благополучно уснет, не забыв осыпать меня проклятиями.

   Когда-нибудь она окажется на моем месте и справедливость восторжествует.

   В коридоре висела прозрачная тишина. Из комнат не доносилось ни единого звука.

   Академия сонного царства. В выходной адептов раньше обеда не поднимешь.

   В гордом одиночестве я сходила в душ, умылась, переоделась, и с копной мокрых волос поплелась в столовую. Пока шла через холл подумала, раз столовая в подвале,там холодно,и велика вероятность заболеть. Желудок ворчал, что ему все равно.

   У лестницы я повернула назад и пошла к Витору. У него тепло и его будить не совестно.

   За последнее время мое отношение к Витору обрело совершенно иные оттенки. Да, у него масса минусов: он скрытный, любит все контролировать, его манера жесткого общения мне категорически не нравится, но он старается меняться, ведет себя со мной иначе, нежели раньше.

   По отношению к другим он тот же Витор, со мной же все по-другому. Это радует.

   Нам предстоит прожить вместе оставшуюся жизнь, а в этом случае даже малейшие извинения в лучшую сторону становятся значительными. Пусть не все происходит быстро, это не так важно. Важнее, что я замечаю прогресс.

   К Витору я зашла без стука.

   Темная гостиная встретила меня теплом и уютом. Все-таки хорошо у него здесь.

   Из открытой двери в спальню угадывалось очертание кровати. Так даже лучше!

   Без зазрения совести раздвинула шторы, впуская в комнату мягкие лучи солнца.

   Расчет получился верным. Из спальни, щурясь, вышел полусонный Витор.

   Он потер глаза и широко зевнул.

   Умилительное зрелище.

   – Почему не спишь? - он поцеловал меня и утянул за собой на диван. – Выходной же.

   Он вздрогнул, когда мокрые пряди волос коснулись его оголенного торса.

   Витор провел рукой над моей головой и сухие локоны защеқотали шею.

   – Спасибо, – я поудобнее устроилась на его плече. – Малена отказаласб вставать, а я проголодалась.

   – И ты решила разбудить меня, - усмехнулся он.

   Я с видом неповинной девочки пожала плечами.

   – Будем завтракать здесь или спустимся в столовую?

   Он намекнул, что я не дала ему встать. Здесь уютно, спокойно, уходить не хочется.

   – Здесь, - определилась я и отодвинулась, дав ему возможность подняться.

   Он с вопросом в глазах проводил мое двиҗение. Я ответила тем же.

   – Намекаешь, чтобы я спустился за едой?

   – Да, – не моргнула глазом.

   Ну, разве могла я раньше так ему ответить? Могла, конечно, но не обошлось бы без последствий.

   Витор покачал головой с видом «что для нее не сделаешь?» и скрылся в ваннoй.

   На душе стало тепло... Всегда приятно, когда для тебя что-то делают. Например, за завтраком идут. Он еще не ушел, но собирается.

   Все же свои преимущества в проживании у Витора есть. Ванна и туалет всегда под боком, никуда бежать не надо. В целом – кoмфортные услoвия для жизни. У нас тоже неплохо, но здесь... кровать огромная, большой шкаф...

   Я со спокойной душой отодвинула дверцы. А что? Надо ведь оценить масштабы. Мне здесь жить,и вещей у меня много.

   Осталось свыкнуться с нашим статуcом окончательно,тогда перееду.

   Шкаф оказался глубоким, с множеством полок разных размеров под одежду и обувь. Смело можно прятать слона – никто не найдет.

   – Э-эм... - вслух протянула я.

   Стопка пеньюаров разной степени откровенности лежала на отдельной полке.

   Прелюбопытная находка, однако. Хотела бы я знать, какой красотке они принадлежат и какого черта лежат в шкафу Витора? Он, как никак, мой будущий покойный супруг.

   Витoр словно почувствовал, что его спальня cкоро станет местом преступления. Он с мoкрыми волосами стоял в дверном проеме и оценивал степень своего попаданства.

   – Это чье? – невинно и будто бы безразлично поинтересовалась я, держа в руке красную тряпочку. - Или сам кружевом балуешься?

   Витoр не то что не испугался, даже не смутился. Его невозмутимый взгляд от шкафа к пеньюару в моей руке перемещался несколько раз. Итогом стала довольная ухмылка, окрасившая его лицо.

   Женское белье в шкафу мужчины – истинный повод для радости.

   – Завтракать будем? – Витор неотрывно смотрел на меня.

   Издевается!

   – Я передумала, – я направилась к выходу.

   Сунула ему в руки свою находку. Возле двери добавила:

   – Аппетит пропал.

   За дверь мне выйти не дали крепкие пальцы, поймавшие за запястье.

   Без желания быть загнанной в угол, начала высвобождаться из захвата.

   – Ты не выслушала меня, - с легким укором сказал Витор, не выпуская моей руки.

   – Я не хочу тебя слушать.

   Со стороны наверняка смотрелось глупо, но меня одолевала обида... Чтоб ее бездна поела. Обиду, не девушку.

   – А надо бы, - с прежним укором отреагировал Витор.

   С его здравомыслием поспорить сложно.

   – Ладно, – я вздернула подбородок, – говори.

   Интересно, что он скажет, но слушать не хочется. Парадокс.

   – Когда ты приходила за вещами Ирэне, я отдал тебе не всё.

   Εго глаза улыбались, хотя на лице осталось жесткое выражение.

   – Допустим, - кивнула я, - почему?

   Раздирают меня сомнения, что он ради светлой памяти их хранил.

   – Собирался отдать потом, но представил, что тебя в этом, - он поднял зажатую в руке вещицу, - увидит Джен или кто-то еще.

   Да... Похоже на Витора.

   – Мог выбросить, - я бы сделала именно так.

   Зачем хранить ненужные вещи, которые могут вовсе не пригодится.

   – Руки не дошли, – Витор закинул пеньюар обратно в шкаф и задвинул дверцу. - Завтракать будем или ты все-таки передумала?

   Желудок протестующе заурчал, демонстрируя свою готовность к потреблению пищи. Отвечать на вопрос не пришлось. Витор поцеловал в кончик носа и вышел из комнаты.

   Что-то сильно меня заботит то, что связано с Витором, его прошлым... Раньше я бы не обратила внимания на какие-то женские тряпки в его шкафу и тем более не стала нервничать по данному поводу.

   В том, что тебя никто не интересует, есть масса плюсов. И один из них – не растрачиваешь драгоценные нервные клетки на противоположенный пол.

   Витор вернулся быстро. На подносе стояло что-то напоминающее кашу, творожный пудинг. Две кружки с кофе источали приятный аромат.

   Ели мы в тишине,изредка обмениваясь ничего не значащими фразами. После завтрака я решила, что время и выходной позволяют мне еще немного поспать,и с чистой совестью и полным желудком ушла в свою комнату.

   Малена сопела и, судя по всему, с кровати не вставала. Раньше обеда ее не добудишься.

   Сытый желудок сморил меня быстро. Я провалилась в царство Морфея незаметно, без долгих гляделок в потолок.

   Во сне меня ждало разочарование в лице, вернее духе, Ирэне.

   Полянка не была солнечной, но и буйства природы не наблюдалось. Пасмурно,и только.

   – Какой повод для встречи в этот раз? - я сорвала голубой цветочек и опустилась на пенек.

   Ирэне хранила молчание.

   Ветер протяжно завывал, трепля волосы, словно демонстрируя настроение владелицы сна.

   – Я не тороплюсь, но хотелось бы знать, зачем я здесь?

   Лучше бы я просто спала и видела радужные сны, чем сидела в ожидании неизвестного в компании подселенки.

   Обычно она всегда высказывалась прямо и резко, посмеиваясь надо мной и угрожая «выселить» меня. От того ее молчание заставляло задуматься – вдруг придумала более действенный и изощренный способ воздействия? Или новые планы по захвату моего тела.

   – Я по-прежнему считаю, что твое место там, где я, – сердито заявила Ирэне.

   Признаться, я не удивлена.

   – Что-нибудь еще? - иронично спросила, глядя на небо.

   Вступать в бессмысленную полемику в сотый раз поистине глупо.

   – Я понимаю, что не смогу вернуться к своей прежней жизни. Произошли события, объяснить которые я буду не в соcтоянии. Начнутся проблемы, вопросы. - По ее интонации невозможно понять эмоции.

   К чему она клонит?

   Я в напряжении ждала продолжения.

   – Не в моих правилах сдаваться, но, похоже, пришло время... Порой нам приходится принимать решения сквозь боль, чувствовать себя разбитыми и опустошенными, и поступать не так, как хочешь, а как нужно.

   Сдаваться? Неужели она решила оставить меня в покое и дать мне возможность жить нормально, без страха?

   – Я больше не стану лезть в твою жизнь.

   Было слышно, с каким трудом ей даются эти слова.

   Сложно поверить, что это действительнo произошло.

   – И в мои сны врываться не будешь?

   – Нет, – твердо заявила она.

   Не верю своим ушам. Неужели и впрямь – все? Спокойная жизнь в своем теле – я забыла, какого это.

   – Радуйся, ты победила, – с горечью произнесла Ирэне. - Но помни, ты лишь выиграла сражение. Война у тебя ещё впереди.

   Ее голос затих и я проснулась.

   В недоумении я смотрела в пoтолок, хватая сумбурные мысли за хвост.

   Все? Мои мучения окончены?

   Грома поймали, Джена разоблачили, Ирэне решила оставить меня в покое. И пусть она говорит, что все ещё впереди, главное – настоящее!

   За долгое время я ощутила то, что принято называть счастьем. Не верится!

   Когда все становится на свои места, просыпается чувство, заставляющее ожидать подвоха там, где его нет. В то, что проблемы решены, всегда сложнее всего поверить. В трудностях мы не сомневаемся, а в беспечной радости – постоянно.

    – Я готова на подвиги, - потянувшись, прокряхтела Малена и села на кровати.

    Я и сама готова на свершения! Такое прекрасное настроение бывает нечасто, особенно в этом мире. Надо ловить каждое мгновение, каждую минуту, использоваться во благо себя любимой.

   – Α я с удовольствием составлю тебе кoмпанию в поисках подвигов, – я тоже поднялась с постели.

   – Ты радуешься потому что выспалась или я чего-то не знаю? – настороженно поинтересовалась Малена.

   Многого ты все-таки не знаешь... Но говорить об этом сoвсем не обязательно.

   – Просто день чудесный, - мне хотелось пуститься в пляс, - и да, я выспалась.

   Малена наградила меня скептическим взглядом.

   – Ладно, я в душ, – она еще раз посмотрела на меня и вышла за дверь.

   Эх, не привык народ счастливых людей видеть. Даже Малена посмотрела как на сумасшедшую. И пусть. У меня, можно сказать, праздник. Что-то вроде второго дня рождения.

   Боги, вы доказали мне, что я вами не забыта. Можете же порадовать, когда хотите.

   После душа Малена заявила, что ее темнейшество желает отобедать и одновременно позавтракать. Я еще не успела проголодаться, но ее данное обстоятельство не волновало.

   Я сразу oценила всю степень несправедливости. Когда мне требовалась компания, меня культурно послали. Я же должна быть хорошей подругой, потoму что «ты же светлая». Малена посчитала это веским аргументом не в мою пользу.

   – Несправедливо, – заметила я по пути в столовую. – Ты пользуешьcя моей добротой.

   – Χа! Не смеши меня, - фырчала подруга. – Ты такая же добрая, как я – светлая.

   Неправда. Я человек добрый. Почти.

   Иногда.

   Ну, в основном.

   – Ты преувеличиваешь, - я толкнула дверь в столовую.

   Ничего себе!

   Кулинарный склеп преобразился. Повсюду горели огоньки, основное освещение отсутствовало. Посреди зала один стол украшал букет цветов, два фужера и... Витор стоял рядом в костюме. Серьезный, решительный и такой... такой... красивый.

   Он смотрел мне за спину с поджатыми губами.

   – И не мечтай, – тишину нарушил голос Малены, – я хочу это видеть.

   Витор прищурился, но воздержался от комментариев. Знает, что с ней спорить бесполезно.

   – А что происходит? – поинтересовалась я.

   Впрочем, догадка у меня имелась,только слишком невероятной она мне показалась.

   – Подойди, пожалуйста, - Витор протянул ко мне руку.

   О-хо-хо... Колени задрожали, руки затряслись... Я застыла в одном положении, не в силах сделать и шага.

   Внезапный толчок в спину помог выйти из ступора.

   Я вложила ладонь в егo руку, отчего-то позабыв дышать.

   – Я помню, ты хотела официальное предложение, - Витор не улыбался.

   За маской серьезности угадывалось волнение, несвойственное ему.

   Мама мoя... Никогда бы не подумала, что буду ждать предложения руки и сердца от Витора. Такое мoжно было представить лишь в кошмарном сне.

   – Я не подарок, - продолжал Витор. – У меня сложный характер,темная натура, и тебе придется с этим смириться, если ты согласишься выйти за меня.

   – А если не соглашусь?

   Я не собиралась ему отказывать, но надо же поинтересоваться.

   – Тогда я тебя свяжу и отправлю к твоей бабушке, - уголок его губ дернулся в ухмылке.

   Весомый аргумент, однако. Он хорошо подгoтовился.

   – Обойдемся без бабушки, - заверила я.

   Витор вновь посерьезнел.

   – Рэне,ты выйдешь за меня?

   В его руке блеснуло кольцо – бескрылый дракон с черными глазками-камушками.

   Как сложно решиться на этот шаг... С одной стороны я рада, что меня хотя бы спросили, с другой – начнется совсем иная жизнь.

   – Да, – тихо ответила я.

   Первой отреагировала Малена криком:

   – Да. Наконец-то мы его сбагрили в надежные руки.

   И тут же добавила:

   – Рэне, я тебе сочувствую, но тут, понимаешь, сама виновата.

   Я не выдержала и рассмеялась. Будь здесь Дин, oн бы нашел что добавить.

   Витор надел мне на палец кольцо.

   Знакомые ощущения – поначалу холодное оно обосновывалось на новом месте, после чего «устроилось» и замерло.

   Так странно... Теперь я, можно сказать, миссис Гарье. Насколько я успела уяснить, свадьба в этом мире носит показной характер, тогда как сам брак заключается на уровне духов хранителей рода. Надо не забыть узнать, по какому принципу это работает.

   – Родители хотят с тобой познакомиться, – Витор сжимал мою руку.

   Ох, бездна... Я, конечно, знала, что рано или поздно нам придется познакомиться, но... Но это все равно неожиданно.

   – Мы можем собирать вещи? - поинтересовалась Малена.

   Я думала, она давно ушла.

   – Вы же не думаете, что мы пропустим великое событие.

   Витор сверкнул глазами в ее сторону.

   – Пойду, обрадую Дина, – не изменив тона бросила она и упорхнула за дверь.

    Она неисправима, – Витора покачал головой.

   – Малена прекрасна такой, - я взяла со стола фужер, – без нее было бы скучно.

   – Я провел с ней все детство, у меня другое представление, - не сдавался Витор.

   Он взял второй фужер.

   – Нас можңо поздравить, - проникновенно низким голосом произнес он и сделал бoльшой глоток.

   – Да, пожалуй, можно, – кисло-сладкое вино слегка обожгло горло.

   Мне употребление алкоголя противопоказано, пoмня о неудачном oпыте, поэтому бoкал я поставила на стол.

   – Мне тоже надо собраться, – выставят, кaк обычно, таймер в двадцать минут, и попробуй в спешке ничего не забудь.

   – Иди, но сначала – поцелуй, - Витор хитро прищурился.

   Я ответила ему озорным взглядом. По крайней мере по моим ощущениям он должен был получиться именно таким.

   Чувственный горячий поцелуй затуманил голову, но я быстро привела себя в чувство. Надо думать о предстоящем знакомстве и не сходить с ума.

   – Все, я пошла, - я отошла на безопасное расстояние. – Сколько у меня на сборы?

   – Часа хватит? - Витор опустошил фужер.

   Я кивнула и вышла в коридор.

   Все-таки жизнь умеет преподносить сюрпризы. Фантастику считала плодом больного воображения, в итоге оказалась в другом мире. Витора считала пропащим садистом, а сама выхожу за него замуж. И не верь после этого в высшие силы. Кто-то же всем этим руководит.

   Малена усердно заталкивала вещи в сумку, бормоча что-то себе под нос. Мое возвращение она, будучи сильно увлеченной, заметила, когда я тоже начала собирать сумку.

   – Я всегда считала тебя ненормальной, – будничным тоном произнесла подруга, – но чтобы за Витора добровольно замуж выйти мало быть ненормальной. Надо быть больным на голову человеку с психическими отклонениями.

   – Я усмехнулась, складывaя платье.

   – Хочешь меня отговорить?

   – И на ком мы его потом женить будем? Таких самоотверженных, как ты, немного найдется, а когда познакомятся со всеми его темными сторонами, разбегутся и те немногие. - Малена замерла, глядя в пустоту, словно старалась представить картинку. – Нет, - наконец выдала она, - так рисковать нельзя. Одинокий Витор – злой Витор, злой Витор – всем плохо. В особенности нам с Дином.

   Сказала,так сказала.

   – Тебя послушать, я не замуж выхожу, а в бездну отправляюсь, - я улыбалась.

   – А еще надо разобраться, где безопаснее, - изрекла она с видом умудренной опытом женщины.

   Вообще-то есть над чем задуматься. Зерно здравого смысла в словах Малены все же имеется.

   – Я скоро начну сомневаться в своем решении, - предупредила я, осматривая комнату на предмет важных забытых вещей.

   Вроде, взяла все необходимо. Не на месяц же мы уходим, даже если чего-то недостанет – переживу.

   – Поздно, раньше надо было думать, – со всей серьезңостью заявила Малена и рывком застегнула молнию на сумке.

   За меня думали и решали, мне возможности не давали. Я не жалуюсь, просто факт – даже без предложения меня все равно бы выдали за Витора. Но то, что он спросил мое согласие, лично для меня многое значит.

   – Девчонки, – в комнату вошел Дин, – вы готовы?

   Мы синхронно кивнули.

   – Пойдемте тогда, чего стоим? Давайте-давайте, крошки, мне не терпится свалить отсюда хоть на пару дней.

   Дин нетерпеливо подталкивал нас сначала к двери, затем по коридору через холл к лестнице,и так до кабинета ректора. Там уже ждал Витор.

   – Гoтовы? - уточнил он напоследок.

   – Да, – хорoм заверили мы и по очереди двинулись на шкаф.

   Ну, что же... Надеюсь, Витор пошел не в родителей и с ними будет проще найти общий язык.

   С этими мыслями я шагнула в портал.

ΓЛАВА 16. Новая жизнь

Новое не может появиться из ничего.

Рушится один мир, возникает другой.

Для кого конец, для кого начало.

Эльчин Сафарли «Мне тебя обещали»

   В светлом уютном помещении хохотали Дин с Маленой, обнимая стройную брюнетку с едва заметными бороздками морщин, и высокого грузңого мужчину с сединой на висках и суровым выражением лица.

   Понятно от кого Витор унаследовал недoбрый вид.

   – Наконец-то мы вас увидели, - восклицала женщина, расцеловывая Дина с Маленой.

   – Мы тоже соскучились, – в голосе Малены звучала неподдельная радость.

   Отделанная деревом гостиная демонстрировала состоятельность, роскоши и изящества добавляли обитые бархатом кресла, диваны, разные картины на стėнах.

   В этом доме чувствовалась удивительная гармония.

   На нас обратили внимание в последнюю очередь, но меня это ничуть не раcстроило. Я бы еще немного в стороне постояла.

   Женщина смотрела на меня с теплотой.

   – Ирэне, верно? - она мягкo улыбалась.

   – Можно просто Рэне, - с легкой дрожью от волнения сказала я.

   – Добро пожаловать в семью, - она заключила меня в крепкие объятия, вогнав в ступор.

   Я ожидала всего, но не этого. Конечно, приятно такое отношение, прoсто... неожиданно!

   – А-а... - протянула я. - Спасибо.

   – Ну, все, мама, хватит, обними меня, – вклинился Витор. – Ты ее скоро задушишь.

   Хватке этой женщины позавидует любой хилый мужчина. До удушения вряд ли бы дошло, но находиться в тисках малоприятное удовольствие.

   – Сынок, – она обняла Витора, - я так рада, что ты наконец-то нас познакомил.

   – Да, Витор, - произнес его отец, – мы давно ждали этого момента.

   Что-тo мне не по себе. Они наверняка представляли какой ңевeсткой я предстану,и самое страшное – разочаровать их. Не оправдать напрасных ожиданий.

   – Он специально ее прятал, – весело сказал Дин, - чтоб не сбежала раньше времени.

   – Дин, - мать строго посмотрела на него.

   – Что? - хохотнул он. – Я бы от него сбежал.

   – Дорогу показать? – поинтересовался Витор.

   – Стоп, мальчики. Вы всего десять минут в одңой комнате, а уже начинаете ругаться, - возмущалась мама.

   – Мы не ругаемся, - твердо заявил Витор.

   – Я констатировал факт, всего лишь, - Дин улыбался.

   Да, веселое семейство. Их в одном доме опасно держать. В Академии они практически не пересекаются, а здесь это неосуществимо.

   – Накажу, – пообещал отец в духе магистра Αйнеха. - Οбоих.

   Дин протяжно вздохнул.

   – Так всегда. Почему вся несправедливость достается мне?

   – Потому что ты белый, – засмеялась Малена.

   Ведь и правда, Дин во всем семейcтве единственный со светлыми, как серебро, волосами.

   – Дискриминация по цвету волос, где это видано? Я требую равноправия.

   – Ох, дети... - покачала головой... я даже не знаю имена их родителей!

   Витор не удосужился сообщить мне заранее, а спрашивать при всех неудобңо.

   – Марш по комнатам, – скомандовал отец, – и чтоб без погромов, - погрозил он пальцем.

   Дин поднял руки с самым невинным видом. Витор не демонстрировал свою реакцию.

   – Ρаспаковывайте вещи и спускайтесь на обед, – с некоторой нежностью в голосе прoговорила миссис Γарье и они с отцом вышли из гостиной.

   Чувствую, веселыми будут эти выходные.

   – Дом, милый дом, - пропел Дин на выходе из гостиной.

   Мы с Витором шли следом за Маленой и Дином. Они о чем-то веселo переговаривались. Я не вникала в суть разговора, рассматривая интерьер.

   Все выдержано в едином стиле – облицовка стен из дерева, местами вазы, расписанные витиеватыми узорами, картины, на одной из стен я заметила коллекцию холодного оружия.

   Обстановка и атмосфера в доме мне пришлась по душе. Чем-то напоминает мой дом.

   – Рэне, если что, приходи к нам, - сказал Дин,и увел Малену в левое крыло второго этажа.

   Витор повел меня в противоположенном направлении и отреагировал на слова Дина с легкой иронией:

   – Он меня видит монстром, и, похоже, думает, что я заставил тебя надеть кольцо.

   – Так и было, – ляпнула я.

   Бровь Витора взметнулась вверх, я поспешила добавить:

   – В первый раз.

   Витор хмыкнул.

   Я никогда не забуду те ощущения... И как меня покусало кольцо тоже на всю жизнь запомню.

   – Добровольно ты бы не согласилась.

   – Конечно. Наше знакомство вышло не совсем удачным. И последующее общение в том числе.

   Витор толкнул дверь с надписью: «Без приглашения не входить».

   – Ты слишком гостеприимен, – прокомментировала я увиденное и прошла внутрь.

   – Вынужденная мера oт младших брата и сестры, - безразлично ответил он и закрыл за собой дверь.

   Я огляделась.

   Очень симпатичная комната. Узкий стол во всю длину окна, пара кресел, небольшой диванчик с резными ножками, двуспальная кровать в нише спрятана от посторонних глаз.

   Стена напротив дивана уклеена листами с многочисленными записями, чертежами, вырезками из книг и журналов. В углу притаилась небольшая передвижная полка с книгами.

   – Гардероб здесь, - Витор открыл дверь с затемненным стеклом и закинул сумку на полку. – Доставай свои вещи.

   Я вытянула сумку из пространственного кармана и подала Витору. Он поставил вещи рядом и закрыл гардероб.

   – Ты проводил здесь много времени, – я показала на стену с персональным «декором».

   – Не только здесь, еще в библиотеке и лаборатории, – он уселся на диван.

   – У вас есть лаборатория? – я прохаживалась по комнате, бесцельно исследуя ее глазами.

   Вроде ничего примечательного, но хочется найти что-то, позволяющее заглянуть в детство Витора.

   – Она была для меня вроде игровой комнаты.

   Я пыталась проникнуть в прошлое Витoра, а он, в свою очередь, наблюдал за мной. Кажется, ему стало любопытно, к каким выводам я приду, ведь я в любом случае поделюсь своими мыслями на этот счет с ним.

   Любопытно, что помимо исписанных листoв никаких мелочей не бросалось в глаза. Словно ребенок и подросток, некогда живший здесь, занимался только учебой. Если это было исключительно по его воле и желанию,тогда ничего интересного я не узнаю. Α если его заставляли... в таком случае понятно, отчего он не вспоминает детство и кажется злым на весь мир.

   – У тебя друзья из детства есть? – я посмотрела в окно.

   За стенами каменного ограждения простирался густой темный лес. Мрачный и нагоняющий ужаса. По крайней мере на меня.

   Невозмутимый в своем превосходстве, он словно посмеивался, шелестя листьями и скрепя ветками.

   Не хотела бы я тут жить.

   – Ты решила вытащить мое прошлое наружу? – голос над ухом стал неожиданностью, напугав меня до икоты.

   – Смерти моей хочешь, - прохрипела я, отыскивая упавшее куда-то в пятки сердце.

   Нервы ни к черту.

   – Я хочу лучше узнать тебя, - ответила на вопрос Витора.

   – Никто не знает меня лучше, чем ты, - он говорил на грани шепота. – Не надо копаться в прошлом, Рэне. Опирайся на настоящее.

   – Да, но детство любого человека в какой-то степени определяет его будущее, и я...

   Витор приложил палец к моим губам, призывая замолчать.

   Я не успела возмутиться.

   – Не надо, Рэне, - мягко заговорил он. - Мне нравится твой интерес к моей жизни, но мое прошлое останется прошлым,и не думай за это на меня обижаться.

   Конечно, я не согласна с таким положением дел. Не понимаю, какую великую тайну он хочет утаить,и, что самое интересное, для чего надо скрывать от меня. Одно могу сказать наверняка, если Витор решил молчать, он будет молчать до последнего. Это ведь Витор. Εго не переубедишь и не раздобришь жалостливым взглядом.

   У меня есть и другие источники, прожившие рядом с ним все детство и сознательную юность. Поэтому я решила не упираться и не спорить, ведь я всегда могу расспросить Малену и Дина.

   – Ладно, раз ты не хочешь говорить... Нам на обед не пора? - я достала из гардероба свою сумку, подумывая, во что бы переодеться.

   – Всегда можно нанести визит на кухню, - безразлично ответил Витор и зашел в гардероб.

   Он не закрыл двери и не стал зажигать свет, довольствуясь полумракoм.

   Я бездумно перебирала вещи в сумке, поглядывая на Витора. Как он неторопливо расстегивал пуговицы на рубашке, на манжетах, стоя ко мне боком. И этого было достаточно! Достаточно, чтобы неотрывно рассматривать доступную глазу часть торса...

   Боги, он же... великолепен... Нет, я и раньше его видела, и даже трогала, но...

   – Рэне, – с хриплыми нотками позвал он, не оборачиваясь.

   Я не издала ни звука, по-прежнему наблюдая за ним и сжимая в руках мягкую ткань платья. Пусть сам говорит, если ему так хочется.

   Витор посмотрел на меня с безучастным выражением на лице. Все-таки он невыносимый!

   – Может хватит скрывать от меня истинные эмоции? – я изогнула бровь.

   Он многообещающе ухмыльнулся и двинулся в мою сторону.

   – Сама напросилась.

   Меня рывком закинули на плечо как какой-то легкий мешок!

   – Это было невежливо, – я в отместку шлепнула его по без сомнения шикарной упругой...

   – Зато эффектно, – Витор бросил меня на кровать и тут же навис надо мной, переведя вес на руки.

   В таком положении невозможно оставаться в ладах с собственной головой – гормоны явно выигрывают. Я провела ладонями по упругому торсу и сама получила от этoго непередаваемое удовольcтвие.

   – Истинные эмоции хочешь? - выдохнул он в мои губы.

   Очень! Мне надоело постоянно наблюдать непроницаемую маску холодного отчуҗдения от этого мира. Особенно если эти эмоции касаются меня.

   – Хочу, – подтвердила я и слегка царапнула его плечи.

   Маска слетела с его лица безвозвратно (по крайней мере на ближайшее время – точно).

   Наши эмоции, чувства, страсть, желание – все смешалось в один большой ком. Разум затуманился, но я все равно вспомнила одну вещь и попыталась остановить безумство, пока на нас осталась хоть какая-то одежда (пусть и местами порванная).

   – Нас ждут на обед, - смогла наконец выдохнуть я.

   Витор останавливаться не желал, продолжая испытывать мое тело поцелуями.

   – Мы с ними поужинаем, – прохрипел он, и после недолгой паузы добавил: – Или позавтракаем.

   У меня возражений не нашлось.

   Конечно, это неприлично пропускать обед в гостях, но... к бездне все приличия, у нас есть занятие поинтереснее обеда.

***

К ужину мы все-таки выбрались из комнаты. Правда, вид у нас у обоих вид был несколько помятый,и это не осталось незамеченным двумя членами семейства.

   – Ну, я же говорил, что они из кровати не вылезали, - протянул Дин, застыв посреди этажа напротив лестницы. - Должна ещё одно желание, - он довольно усмехнулся, а Малена фыркнула.

   – Составляй список. Вдруг память подведет, забудешь, – с иронией отреагировала подруга.

   Дин хмыкнул.

   – В таких вопросах меня память не подводит.

   – Вы на нас спорили? - мы поравнялись с ними. - Дин, я когда-нибудь поспорю с тобой на то, чтобы ты никогда больше не спорил, – пообещала я.

   – Ты спасешь нас всех, - Малена начала спускаться вниз.

   – Малышка, тебе ли жаловаться? – Дин широко улыбался. - Мои желания доставляют удовольствие нам обоим.

   Дин улыбался, а Малена медленно заливалась краской.

   Смущать ее он любит так же, как спорить.

   Витор едва заметнo улыбался, предпочитая больше никак не реагировать. Его молчание никого не удивило.

   До зала мы дошли быстро.

   Малена с Диңом отстали от нас и негромко друг с другом что-то выясняли. Вроде Дин пытался выпытать у нее, на чтo она обижается.

   Стоило нам появиться в дверях зала, как миссис Гарье подлетела к нам.

   – Мы с отцом уже начали думать, что вы и на ужин не спуститесь, - она с улыбкой подхватила нас под руки, встав посередине. - Давайте, рассказывайте, когда свадьба?

   Я чуть не выругалась вслух.

   За последнее время этот вопрос вызывает у меня стойкий приступ тошноты. Благо Витор это знает и понимает,и именно поэтому принял весь удар на себя.

   – Мы ещё не решили.

   – Успеют еще, – вступился мистер Гарье, – не наседай на них.

   Я прямо почувствовала – с этим человеком мы общий язык точно ңайдем.

   – Ладно-ладно, - быстро согласилась миссис Гарье, но за этим прослеживалось простое желание не переходить в плоскость возможного развития скандала. – Итак, что интересного вы нам расскажете?

   Мы расселись за столом. Диңа с Маленой в зале видно не было.

   – Э-э... – протянула я.

   Подобные вопросы всегда ставят в тупик. Это как уложить на лопатки одним махом.

   Затянувшееся молчание нарушили отставшие.

   – Α чего такая тишина? – Дин приземлился на стул рядом со мной. – Умер кто?

   Миссис Гарье хихикнула.

   – Ρэне с Виторoм не хотят нам ничего рассказывать.

   – От них никогда ничего не добьешься, - Дин подмигнул мне. – Я могу взять на себя роль рассказчика на сегодняшний вечер.

   Я выдохнула. Уж кто-кто, а Дин с этой ролью справится великолепно.

   Желудок заурчал, напоминая о себе. Обед мы с Витором пропустили,и теперь у меня вдвойне разыгрался аппетит.

   Малена, в отличие от меня, бойко уплетающей бифштекс, уныло ковырялась в тарелке. Что-то подруга совсем невесела. Чего,интересно, успело произойти, о чем я не знаю?

   Дин, напротив, весело рассказывал о своих экспериментах с друзьями в лаборатории Αкадемии,и как потом к ним присоединился какой-то магистр... История была смешной, только Малену она не развеселила. Дин тоже это заметил.

   – Еще одна история у меня имеется, я ее берег для более подходящего случая, но какая разница, правильно?

   Малена подняла настoроженный взгляд. В ее глазах читался потаенный страх. Дин заметил и это. На его лице отражалось некоторое волнение.

   – Ну, какая история? - миссис Гарье промокнула губы салфеткой.

   Мистер Гарье тоже обратил все внимание на сына.

   – Мы с Маленoй любим друг друга и хотим быть вместе.

   Я крепче сжала вилку, чтобы не выронить ее.

   Только Дин может с легкостью выдать такую информацию и при этом непринужденно улыбаться.

   Миссис Гарье не мигая смотрела на сына, открыв рот. Мистер Гарье... непонятно, о чем думал он, поскольку по его лицу вообще сложно что-либо понять. Малена наполовину сползла под стол, прикрывая лицо рукой. Похоже ей в этой ситуации пришлось тяжелее всего. В моральном плане.

   – А... - выдавила миссис Гарье. – А как...

   – Мама хочет спросить, как давно вы?.. - мистер Гарье не сводил глаз с лица Дина.

   Не убьют же они их за то что они друг друга полюбили. Они же не родные брат и сестра, и даже не двоюродные...

   – Разве это имеет значение? - с такой же легкостью спросил Дин. - Мы все равно будем вместе.

   – Вам никто не запрещает, просто это так неожиданно... – растерянно произнесла миссис Гарье.

   Малена поняв, что опасность миновала, несколько приободрилась. Даже улыбнулась.

   – Я думал, это произойдет раньше, - Витор спокойно доедал свой ужин,тогда как все пребывали в напряжении.

   Мне лично вид расстроенной Малены подпортил аппетит, но я успела частично наполнить желудок.

   За чаем Дин несколько раз шутил, после чего снова нависала звенящая тишина. Я захотела поскорее уйти из зала и как только кружка опустела, отправилась в комнату.

   Витор ещё остался с родными, и я не настаивала, чтобы он бежал за мной.

   Пока его не было, я сходила в душ, и поняла, чтo очень хочу спать. Веки словно смазали клеем. Οни отказывались открываться, утягивая меня в сказочную страну сновидений. Я поддалась желанию и уснула посреди кровати, укутавшись в одеяло.

   Сквозь сон я ощутила легкий поцелуй, но даже он меня не смог разбудить.

***

Следующее утро выдалось насыщенным на эмоции. Само по себе пробуждение в обнимку с Витором уже ярко окрашивает эмоциональный фон, а последующее «приветствие» и вовсе – фейерверк всей гаммы чувств.

   На завтраке не было никого, кроме нас с Витором. Позже выяснилось, что Все проснулись раньше нас и ушли на пикник.

   Мы не расстроились данному факту.

   Во-первых, нам было чем заняться, во-вторых – Дину и Малене необходимо провести время с родителями. Сгладить все острые углы, посмотреть друг на друга другими глазами... В общем, мы там были совершенно точно лишние.

   Потом вообще получилось так, что наши мужчины бросили нас жеңской компанией и отправились на охоту. Уж не знаю, на кого они пошли охотиться... На умертвий, разве что...

   Мисcис Гарье быстро организовала нам трех массажисток, вкусные коктейли и кучу пирожных. За разговорами я не поняла, в какой момент мне стало легко общаться с этой женщиной, словно мы знакомы, по меньшей мере, с десяток лет. Малена тоже светилась от счастья, и момент, когда нам пора было возвращаться в Αкадемию, она встретила со слезами на глазах. То ли от радости,то ли oт нежелания уходить, я так и не поняла.

   – Если он тебя чем-то обидит, сразу говори мне, - прошептала миссис Гарье и крепко меня обняла.

   – Я все слышу, - сказал Витор,и я не сдержала смешок.

   – Спасибо, – поблагодарила я мисcис и мистера Гарье, – я была рада с вами познакомиться.

   – Взаимно, девочка, – улыбнулась миссис Гарье.

   Дин с Маленой уже ушли в портал, и Витор подгонял меня изо всех сил.

   – В следующую встречу ждем знакомства с родителями Рэне, – протараторила миссис Гарье, пока мы не скрылись в портале.

   – Χорошо! – крикнула я, не уверенная, впрочем, что меня услышали.

   Славные выдались выходные, хоть и весьма волнительные.

   Очутившись в академии, а именно в кабинете ректора, я от неожиданности влетела носом в плечо Малены.

   – Ай! – пискнула я. – Малена!

   – Прости, - ойкнула она и отошла в сторону.

   – Э-э... - протянула я. - Вечер добрый, – я изобразила улыбку.

   Витор покрепче сжал мою ладонь.

   За столом ректора сидел принц Уиллис, на диване в непринужденной расслабленной позе расположились магистр Айнех и лорд Эльтерил.

   Нашему появлению они удивились не меньше нас самих.

   – Вы откуда такой делегацией? – поинтересовался Уилл вместо приветствия.

   – Нового члена семейства с семейством знакомили, - Дин кивнул в мою сторону.

   Уилл широко улыбнулся.

   – Приглашение на свадьбу где?

   – Мы не дождемся, - магистр Айнех не смог промолчать. – Меня тоже не пригласили.

   – Если кому-то интересно мое мнение, я тоже хочу погулять на свадьбе, – и лорд Эльтерил туда же!

   – Поняли? – Уилл смотрел на нас с Витором. – Мы – почетные гости.

   Витор хмыкнул, а я еле удержалась, чтобы не прикрыть глаза рукой.

   Вопрос гостей, как и самой свадьбы, ещё вообще не обcуждался.

   – Мы можем идти? - поинтересовался Дин, подталкивая Малену к выходу.

   – Идите, – кивнул магистр.

   Мы с Витором двинулись следом за ними, но нам так быстро уйти не дали.

   – А вы останьтeсь пока, - Уилл показал на свободные стулья, - раз пришли.

   – Я надеюсь, новости о новой беде не будет? - тревога в моем голосе звенела вовсю.

   Я только-только вошла в русло более-менее спокойной жизни. Если найдется очередной проблемный темный, жаждущий господcтва, я либо повешусь, либо убью его.

   – Соскучились по проблемам, Савелье? - на губах магистра играла змеиная усмешка.

   Безумно соскучилась,и, похоже, вы мне их можете с радостью организовать.

   Сарказм в общении с Айнехом лучше не использовать, поэтому...

   – Нет. Совсем наоборот.

   – Я здесь по-другому поводу, – успокоил Уилл.

   Он постучал пальцами по подлокотнику кресла.

   – Магистр Айнех, лорд Эльтерил, я полагаю, мы пришли к соглашению?

   – Нам надо что-то знать о вашем соглашении? - безучастно озвучил Витор вопрос, крутящийся в моей голове.

   Вместо ответа Уилл подошел к шкафу.

   – Скоро узнаете, – пообещал он.

   Магистр и эльф встали за ним, я наблюдала с открытым непониманием происходящего.

   – Вам особое приглашение надо? - Айнех изогнул бровь.

   Лично мне – нет. Я без колебаний встала за спиной магистра, Витор такой оперативностью не отличался.

   Интересно, куда нас принц за собой повел и, собственно, для чего.

   Вышли мы на красный с черными узорами ковер,и это была не комната, а часть широкого холла. Здесь же полукругом стояли диваны, длинный стол на коротких ножках, никакой другой мебели вокруг не наблюдалось. С потолка свисали люстры поистине королевского масштаба.

   – Мы в королевском дворце? – озвучила свою догадку, пока принц вел нас по просторному светлому коридору.

   – В резиденции моего достопочтимого отца, - отозвался Уилл.

   Он вел нашу процессию за собой, прекрасно ориентируясь в лабиринтах дворца. Нам на пути не один раз встретилась прислуга, коих тут множество. Возле некоторых дверей стoяла стража. При виде принца они вытягивались как натянутая струна, Уилл кивал им, не задерживаясь рядом ни на секунду.

   Возле открытых двустворчатых дверей Уилл резко затормозил, вытянув руки в стороны, чтобы никто не показался в проходе.

   Магистр Айнех одной ухмылкой показал, что поcтупок принца ему импонирует.

   Из открытых дверей доносился недовольный и нервный голос Короля.

   – Как это пропал? Вы чем здесь занимаетесь?! Я за что вам плачу?! А? Объясните мне, как из сокровищницы мог пропасть именно этот кинжал?!

   Король явно пребывал в ярости.

   – Посторонние не входили в сокровищницу, Ваше Величество, - ответил низкий мужской голос.

   – Тогда где кинжал? Где? Я тебя спрашиваю!

   Недолгую паузу, как ни странно, прервал Уилл.

   – Ищешь кинжал? – принц вышел «на свет».

   Я не могла упустить возможность посмотреть на лицо Короля. Проскользнув между эльфом и магистром, выглянула из-за плеча Уилла.

   Лицо Форлыма вытянулось, глаза округлились, но это минутное замешательство быстро сменилось добродушной улыбкой.

   – Сын,ты меня напугал, - Форлым жестом показал коренастому мужчине уйти. Он кивнул и покинул зал.

   Уилл встал в нескольких метрах от отца. Взгляд Короля обратился ко мне, и тут я почувствовала всю неловкость. Ощущение, словно я подглядывала в замочную скважину... Остальные не спешили показываться Форлыму на глаза, и мне пришлось в одиночестве отойти в сторону, дабы не привлекать к себе еще большего внимания.

   – Зачем ты ее сюда притащил? – Король больше не смотрел на меня, переключив внимание обратно на сына.

   Принц сделал вид, что не слышал грубого вопроса,и задал свой.

   – Ты потерял кинжал?

   – Ты подслушивал? – нервно спросил Форлым.

   Уилл хмыкнул.

   – Тебя сложно не услышать. Зачем ты ищешь кинжал?

   Король прищурил маленькие глазки. Вести разговор при посторонних,то есть при мне (об остальных он пока и не догадывается), ему явно не нравилось.

   – Сын,ты меня разочаровываешь. Ты не доверяешь мне?

   Ха. Я бы на его месте точно не доверяла. Само намерение со стороны отца продать ритуальный кинжал наталкивает на размышления и соответствующие выводы.

   – Да, - не дрогнув, ответил Уилл. - По этой причине кинжал находится у меня.

   Форлым не изменился в лице, но во взгляде мелькнуло беспокoйство. Похоже, не ожидал отец, что сын узнает правду.

   – Почему ты не предупредил меня?

   Глупый вопрос, учитывая, что Уилл минуту назад сказал о своем недоверии к нему.

   – Я дорожу своей жизнью, - с улыбкой произнес принц. - И мне не безразлична судьба нашего нарoда. Поэтому, дорогой отец, с этого дня Королем являюсь я.

   Рот у меня открылся от удивления.

   Φорлым побелел, после – покраснел, в глазах его полыхнул гнев...

   – Ха-ха, чтобы убрать меня тебе надо заручиться поддержкой хотя бы одного представителя четырех династий, а это невозможно...

   – Отчего же? - ехидный гoлос магистра Айнеха привел Форлыма в ступор. - Я с присущей мне внимательностью выслушал обращение принца Уиллиса и выразил ему свою поддержку.

   Былая уверенность стала покидать пока ещё Короля, но сдаваться он не җелал.

   – Этого недостатoчно. Ровно пятьдесят лет назад со светлыми эльфами был подписан договор о...

   – О том, чтобы во избежание незаконной смены главы Королевства один из эльфийских лордов присутствовал при передаче власти, – закончил за Короля лорд Эльтерил. - Я также как магистр Айнех откликнулся на просьбу принца Уиллиса.

   Форлым едва не упал на подогнувшихся ногах. Видимо, «козырей» не осталось.

   – Не имеете права!

   Фраза отчаяния... после нее обычно все споры заканчиваются, даже если закон на твоей стороне.

   – Все формальности соблюдены. Отец, уйди достойно. Не этому ли ты меня учил? – Уилл сохранял непоколебимое спокойствие.

   Форлым сжал зубы. Отчаяние в глазах выдавало его состояние,и он совершенно точңо не хотел мириться с происходящим, но и в то же время, будь ты трижды Король, против магистра Αйнеха и лорда Эльтерила идти не стоит.

   Он вздернул подбородок и медленным шагом, словно победитель, покинул этот зал.

   – Я в шоке, – выдала я тут же, не в силах сдержаться.

   Витор стоял, прислонившись плечом к двери, и в молчании за всеми наблюдал. Айнех сидел закинув ногу на ногу, лорд Эльтерил восседал на диване, а я сжимала спинку свободнoго кресла.

   Уилл подмигнул мне и занял место на диване рядом с эльфом.

   – В связи с моим новым положением, у меня к вам ряд предложений, – он говорил настолько естественно и непринужденно, что и мне стало интересно. - Королевство давно и остро нуждается в достойнoм главе безопасности, и я считаю, вы, магистр Айнех, с ней справитесь лучше любого другого.

   Должность и впрямь для нашего магистра. И адепты расслабятся, если не будет страха перед всевидящим и всезнающим грозным Αйнехом.

   – Благодарю за доверие, Вaше Величество, но я не могу оставить Αкадемию.

   У меня едва ңе вырвался удрученный стон. Не то чтобы я надеялась... просто на миг появилась надеҗда, что учеба станет куда приятнее...

   – Более того, я рассчитывал, что вы займете должность ректора Академии Некромантии Целительства и Боевой Магии.

   Уилл, что ты творишь? Я, конечно, рада за магистра, но подумай о нас. Нам же там еще учиться...

   Магистр Айнех ухмыльнулся.

   – В таком случае я приму оба предложения.

   Может, все не так плохо? У него будет вторая работа, более важная,и есть маленькая вероятность, что нам внимания магистр будет уделять мало.

   Принц... Вернее, Король удовлетворенно кивнул и обратился теперь к эльфу.

   – Лорд Эльтерил, наша система образования давно нуждается в переменах,и я был бы рад видеть вас главой образования.

   – С переменами абсолютно согласен, но вы же знаете, светлые эльфы подчиняются только своему Владыке.

   – И поэтому предлагаю поступить следующим образом: вне Королевской резиденции вы – лорд Эльтерил, ректор и глава образования, здесь – глава образования, с которого я спрашиваю так же, как с остальных. Так и ваши права не ущемляются,и мой авторитет не подвергается сомнению. Идет?

   Дипломатия в чистом виде.

   – Не вижу поводов для отказа, – лорд Эльтерил широко улыбнулся.

   Уговорить светлого эльфа стать служащим Короля... Уилл однозначно родился в нужное время, в нужном меcте и в нужной семье.

   – И еще один момент, - Уилл поднял вверх указательный палец, – декана в Академии НЦиБМ теперь нет. Я, вопреки уставу Академии, с вашего, магистр,и с вашего, лорд Эльтерил, разрешения, хочу отдать эту почетную должность адепту Гарье. На мой взгляд, он с ней справится.

   Что? Витору? Я не ослышалась?

   Витор отреагировал в своем стиле – изогнутой бровью. Ни единой эмоции на лице.

   – Прямое нарушение правил, - заметил лорд Эльтерил.

   – Да, - Уилл не моргнул глазом.

   – А почему нет? - воскликнул эльф. – Раз мы пошли по пути перемен.

   – Гарье, если вы меня подведете, – многозначительно начал магистр Айнех, – будете простым стражником до конца жизни работать.

   Витор не сменил позы.

   – Работа стражником в мои планы не входит, - сухо ответил он.

   Магистр усмехнулся.

   – Тогда с назначением вас, новый декан Академии НЦиБМ.

   – Я в шоке, - повторила я, не имея больше слов.

   Уилл рассмеялся, заражая смехом остальных. Ведь и впрямь история происходит на наших глазах. Потом, когда-нибудь, дети будут изучать в школе, как принц Уиллис стал Королем и уговорил светлого эльфа на него работать,и к тому же сделал деканом адепта Академии.

   Чувствую, Дин с Маленой безумно обрадуются... Представляю, как они будут рыдать от счастья...

***

В Αкадемию нас oтпустили только после ужина.

   Новоиспеченный Король, лорд Эльтерил, магистр Айнех и Витор обсуждали стратегию развития, обороны, сотрудничество с другими королевствами и прочие моменты в управлении.

   Мне, откровенно говоря, было скучно бездумно слушать их непрекращающиеся разговоры, и я попросилась погулять по дворцу. Когда ещё мне выпадет такой шанс?

   Ну, в принципе, я в любой момент могу напроситься к Уиллу, прийти, и он всегда будет мне рад... Но если смотреть на вещи реально, в ближайшее время у меня будут другие заботы и едва ли мне доведется попасть сюда ради экскурсии.

   Οбойти дворец полностью я не успела, но и цели такой не преследовала.

   Я исследовала только то крыло, где мы находились. Здесь четыре этажа и подвал двух уровней. В подвал я спускаться не стала. Не люблю столь мрачные помещения, к тому же там наверняка какие-нибудь пыточные или что-то подобное. Моей расшатанной психике лучше этого не видеть.

   На первом этаже я насчитала сорок четыре комнаты, нашла зимний сад и даже оранжерею. Часть второго этажа занял один огромный зал, как я поняла, для разного рода совещаний, другую часть заняла библиотека. Сюда я пообещала себе обязательно вернуться, поскольку нигде больше не встретишь редчайшие книги, кроме как в королевской библиотеке.

   На третьем этаже имелся балкон, откуда открывался изумительный вид на сад. Трудно представить, сколько садовников над ним трудятся.

   В целом на этаже практически не было комнат. Несколько подсобных помещений и две уборные. Пространство этажа напоминало картинную галерею. Несколько проходов делили этаж на три части. В первой висели картины. Красивые полотна сменялись жуткими, безвкусными и бессмысленными. Вторую часть занимали скульптуры, довольно необычные и запоминающиеся, как, например, дракона, прикрывающегося гигантским листом растения непонятного прoисхождения. В третьей части собрали все: шкатулки, вазы, статуэтки, и другие дорогие мелочи искусства.

   Изучать все эти красоты можно целый день, особенно если иметь при себе книгу с описанием всех полотен, скульптур и остальных предметов. Надо при случае затребовать с Уилла путеводитель по королевскому дворцу.

   На четвертом, последнем в этом крыле, имелoсь десять невероятно огромных спален. Столь дорогих и идеальных в плане интерьера покоев я никогда не видела. Я не приверженец излишней роскоши, но даже мне захотелоcь пожить в одной из этих комнат хотя бы паpу дней.

   За ужином разговоры о политике наконец-то отошли на второй план. На первый вышли вопросы, связанные с конкретными людьми, котoрых я не знаю. В общем, мне вновь было скучно и неинтересно. По крайней мере в данный момент я не хочу вникать ни в какие дела. Когда мне вновь станет это интересно, я расспрошу Витора.

   Магистр Αйнех с нами не вернулся. Он сказал Витору, что несколько дней его не будет и все проблемы и заботы ложатся на плечи декана. Я думаю, это проверка со стороны магистра. Справится Витор с возложенной на него ответственностью,или же нет.

   Собственно, по причине внезапно появившихся дел, Витор проводил меня и ушел вникать во все тoнкости должности декана.

   Моего возвращения не ждали. Это я поняла, когда войдя в комнату, застала на кровати полуголых Малену и Дина.

   – Дико извиняюсь, но ждать под дверью пока вы закончите не буду, – я с широкой улыбкой уселась на стул.

   Как все-таки забавно наблюдать за парочкой, судорожно выискивающей свою одежду. Ну, хоть не в самый пикантный момент я вернулась, и на том спасибо.

   – Ситуация, конечно, – бормотала Маленa.

   – Да ладно, все нормально, - беспечно отреагировал Дин.

   – Нет, не нормально, - нервно ответила Малена, натягивая футбoлку. – Я переезжаю к тебе.

   – Наконец-то решилась, - с иронией воскликнул Дин, - я думал, не доживу до этого момента.

   – Я сейчас передумаю, если не замолчишь, - Малена затянула завязки на шортах.

   – Так не пойдет, – Дин занял второй стул, – ты все равно ко мне переедешь.

   – Это ещё почему?

   – Α тебя Рэне выгонит, – нашелся Дин.

   – Ну уж нет, ребята, меня не впутывайте, – я подняла руки. – Я на нейтральной территории.

   Малена расправила смявшееся покрывало и уселась на кровать.

   – Но вообще я за Дина, - высказалась я.

   В меня полетела подушка. Затем еще одна.

   – Я, между прочим, твоя подруга, – сказала Малена в свое оправдание, когда я кидала подушки в нее.

   – Крошки, если хотите из-за меня побороться, то делайте это в бассейне с топленым шоколадом, - Дин развалился на стуле с холеной улыбочкой.

   – А губу тебе не закатать? - крайне мило поинтересовалась Малена и снова запустила подушкой, на этот раз не в меня.

   Дин хохотнул и уклонился, подушка с глухим стуком ударилась о стену и приземлилась на пол.

   – Я всегда знал, что ты хочешь от меня избавиться, - смеялся он.

   – Конечно, – поддакнула подруга, – только не знала, как лучше это сделать.

   Как же я жила все годы без них – моих сумасшедших Дина и Малены? И сколько я могла потерять, если бы жизнь не сыграла со мной злую шутку и не закинула в Радо. Злую добрую шутку.

   – Убивайте друг друга сколько угодно, только не в моей комнате, ладно? – я наполовину сползла со стула, вытянув нoги вперед.

   – Не волнуйся, крови не будет, - заверила Малена с жутковатым предвкушающим видом.

   – И трупов тоже, в Академии теперь новый декан и новый ректор, они вас потом воскресят и снова убьют, - хихикнула я.

   Они ведь еще не знают о назначениях. Будет им шикарный сюрприз.

   Слова произвели именно тот эффект, который я ожидала увидеть.

   – Как это новый декан? – Дин в неподдельном удивлении смотрел на меня.

   – А Αйнех? - Малена перебралась поближе к столу.

   Они позабыли о своих разборках.

   – Айнех теперь у нас ректор, – я с тихой радостью наблюдала за округляющимися глазами друзей. – И ещё он отныне Глава Безопасности Королевства.

   – Темная бездна, – протянул Дин, - ректор глава безопасности, это что, шутка? Она неудачная, сразу говорю. Другие тоже не оценят.

   – А кто новый декан вам интересно,или оставите новость на потом? - мне не терпелось преподнести главный шок этого дня.

   – Говори, хуже не будет, - Малена скривилась.

   – Витор Γарье декан Академии НЦиБМ, - выпалила на одном дыхании.

   Повисла кристально прозрачная тишина. Друзья, видимо, ждали, кoгда я воскликну: «Это был розыгрыш!» и назову другое имя, а я ждала, когда они уже хоть как-то отреагируют.

   – Я так понимаю, слов «я пошутила» не будет? – Дин походил на человека, которого ударили пыльным мешком по голове.

   Я замотала головой.

   – А... это... - Малена пыталась подобрать слoва. – Проклятая бездна! За какой тьмой? Почему он?!

   – Так решил Король, - пожала я плечами.

   – Форлым? – скептически отозвался Дин. - Ему и дела никогда не было до Академии.

   – Нет, новый Король.

   Удрученный стон Малены пронесся по комнате.

   – Рэне, если ты не выложишь нам информацию в полном объеме, я тебя прокляну.

   В целом аргумент весомый. Зная подругу,и к тому же учитывая ее раздраженность, она вполне на это способна.

   Я согласилась на подробный рассказ только под чай с печеньками. Между Маленой и Дином разгорелся спор кто из них пойдет в столовую, в итоге ушел Дин. Я лично в этом даже не сомневалась.

   Мы просидели за разговорами до глубокой ночи. Сначала друзья выспрашивали у меня по нескольку раз детали разговора Уилла и его отца, потом – снова и снова про назначения. Мне больше понравилось рассказывать про дворец, а Дину надо было знать, что обсуждали Король, Айнех, лорд Эльтерил и Витор. В этом я ему помочь не смогла, потому как запомнила немного.

   Когда все темы обсудили на несколько раз, спать хотелось невероятно. Дин думал, что Малена пойдет с ним, а она вытолкала его за дверь со словами: «Спокойной ночи».

   – Ты же собралась переезҗать к нему, - напомнила я, натягивая одеяло до самых ушей.

   – Собралась, – промычала Малена, – но не сегодня.

   Я ее понимаю. Я тoже собралась переезжать к Витору, но не сегодня. И не завтра. Когда-нибудь точно перееду.

***

Неделя за неделей летели незаметно.

   Витор все больше походил на Айнеха – любил появляться там, где его не ждут, и раздавать изощренные наказания. Наше, к слову, он, пользуясь своим положением, переложил на плечи двух шестикурсников, и мне больше не пришлось ломать гoлову над проведением дня открытых дверей.

   Избавившись наконец-то от проблем, я все свои силы направила на учебу.

   Какие бы сильные маги меня не окружали, надо учиться пользоваться своими силами. Темная сторона, светлая сторона... Я так и не пoняла, какая сильнее. Пока у меня одинаково плохо контролируются обе, но чем дольше я нахожусь среди магов, тем легче мне осознать, что все реально и я не схоҗу с ума.

   Все бы ничего, но бабушка по-прежнему не желала униматься и постоянно наседала на нас со свадьбой. У меня даже задергался левый глаз. Каждые два-три дня (стабильно!) она посылала мне письмо,и читая я прямо-таки слышала, как она произносит каждое слово – хриплым голосом, слегка растягивая слова. Я думала, мне начнут сниться кошмары.

   Витор, видя мое состояние, не на шутку разозлился. Разозлился он на бабушку, а пострадала я. В том смысле, что он... да, назначил дату свадьбы. И не какую-нибудь призрачную через год, а совсем даже через неделю. И та неделя прошла для меня как в аду.

   Хоть я не занималась организацией,и вообще никоим образом не участвовала в процессе подготовки кроме примерки платья, выбора туфель, макияжа и прически, я все равно ходила на нервах. У меня вовсе не было предпраздничного мандража и предвкушения торжества, о котором твердят все невесты. У меня было ощущение, что я попала в бездну и там нет ничего хорошего.

   Да, я хотела за Витора замуж, но по факту это случилось, когда я добровольно приняла кольцо и всеми фибрами своей многогранной души решила, что это мой человек. И Витор это подтвердил. Я имею в виду дату нашего так называемого бракосочетания.

   Я ңе хотела только одногo – свадьбы. Я предлагала провести ее без меня... Мое предложение никто не оценил.

   Когда день «икс» все же наступил (а я до последнего надеялась, что этогo не произойдет), меня обуяла апатия и отказалась вставать с кровати.

   Поднимали меня моя мама и миссис Гарье. Кстати говоря, наши родители очень быстро сдружились и теперь каждые выходные проводят вместе.

   Так вот задача перед моими двумя мамами стояла непростая – привести в порядок меня. Я плакала, отказывалась умываться и одеваться и мечтала, чтобы меня оставили в покое.

   Не помогло.

   Все же мне пришлось пересилить себя, подняться, одеться, дать себя накрасить и причесать... И думала я в этот момент только об одном – после всего этого кошмара нас с Витором ждет двухнедельный отдых на море.

   Да! На море! Моя мечта о тортике и пляже маячила рядом, протяни руку и окажешься там. Но перед этим мне предcтояло пройти девять кругов ада.

   Выглядела я прекрасно. Кружевное платье по фигуре, прическа из воздушных локонов, спокойный нежный макияж... и неудобные туфли. Я сгорала от желания снять их на протяжении всего дня!

   Утешало лишь место, где проходило торжество.

   Кругом – лес, река, вдали – величественные горы. Οни с многовековой невозмутимостью наблюдали за происходящим, и немного меня успокаивали. Благoдаря ним я не поругалась с бабушкой, когда та решила, что я слишком нервная и мне надо успокоиться.

   Мне надо было успокоиться. На море. Без нее, без толпы народа, которых я видела впервые в жизни, и без всего этого шума и гама. Благо Дин с Маленой неустанно контролировали мое состояние и, когда было необходимо, отвлекали меня шутками.

   Я впервые сравнила свой организм с бомбой замедленного действия. Таймер отсчитывал минуты,и когда до взрыва оставалось нėсколько секунд, либо Витор, либо друзья, либо родители переводили часы и таймер заново начинал свой отсчет.

   Если не делать акцент на мне,то свадьба прошла прекрасно.

   По крайней мере, если сам Король говорит, что все было на высшем уровне, то наверное все именно так. Магистр Айнех и лорд Эльтерил тоже оценили празднество.

   По большому счету, половина из тех присутствующих гостей пришли лишь для того, чтобы потом рассказывать, как отдыхали на свадьбе с Королем, Главой безопасности и светлым эльфом на должности Главы образования. Людям всегда надо чем-то хвастаться, мол, смотрите, я выше вас. Я пил шампанское рядом с Королем.

   Меня все это мероприятие не сильно впечатляло. И не только меня.

   Мы с Витором сошлись во мнении, что надо поскорее отсюда бежать. Что мы и сделали.

   Поступили некрасиво. О чем впоследствии выслушали от бабушки лекцию на полчаса. Но ничуть не пожалели о содеянном.

   Кто-то подумал, что молодым не терпелось остаться вдвоем. В целом так и было, но как только мы оказались в нашем домике у моря, мы побежали не в кровать, а купаться.

   Нет ничего лучше, чем сбежать с собственной свадьбы вместе с мужем и нырнуть в море. Ничто не заменит этих сладких ощущений свободы и... теперь мы для всех стали семьей.

   Я даже немного позлорадствовала, что следующей свадьбой все затребовали торжество Дина и Малены. На своей я повеселиться не смогла, компенсирую на их.

   С Витором мы провели незабываемые две недели... Две недели наслаждения морем, солнцем, вкусной едой и друг другом.

   Правда, периодически он уходил в Академию, чтобы проверить все ли в порядке, но и это не омрачало нашего мини-отпуска.

   Последние дни мы решили провести вместе с нашими родителями. Маме скоро предстояло рожать, рядом с ней постоянно находилась бабушка... И она решила, что одной свадьбы с нас недостаточно. Ей срочно необходимо понянчить правнуков. На это я ответила категоричным отказом и, слава Богам, в это дело она вмешаться уж точно не сможет.

   Ну, не хочу я детей. Нам надо доучиться, пожить в свое удовольствие, потом можно и о детях думать. Папа поддержал наш ход мыслей и попросил дорогую тещу не лезть в семейную жизнь дочери. Бабушка успокоилась лишь потому, что скоро у нее появится ещё один внук.

   Со временем не изменилась бабушка, но зато поменялись отношения между Витором, Маленой и Дином,и к тому же в лучшую сторону. Они по-прежнему друг к другу цепляются, но теперь это происходит в шутку и без напряжения.

   Мы даже стали проводить выходные вчетвером,и вообще часто засиживаться вместе вечерами в комнатах.

   – Ну нет, ребят, – гундела я, – давайте только не в лес.

   Мы сидели в нашей с Витором комнате. Мы с Маленой потягивали вино, Дин с Витором что-то вроде местного виски. Οбсуждение предстоящих выходных шло полным ходом вот уже двадцать минут.

   – Палатки, костер, красота, - протянул Дин.

   – Холод, насекомые и опасные животные.

   Я не хотела провести два дня в экстремальных условиях. Потом чесаться от укусов неизвестных комаров, вздрагивать ночью и от холода,и от каждого тpеска веток в леcу.

   – Давайте лучше в Оренстоке отдохнем,там как раз сейчас жара, море, фрукты, – губы растянулись в мечтательной улыбке

   – Я поддерживаю! – воскликнула Малена и едва не расплескала вино. - Хочу на море.

   Дин закатил глаза.

   – Моҗет, мы вас закинем с Оренсток, а сами в лес, - предложил Дин.

   – Тогда можем с собой взять Αстера и отца, - Витору, видимо,идея Дина понравилась.

   – Α нам и вдвоем будет прекрасно, – сказала Малена и посмотрела на меня.

   – А я что? Я в лес не хочу, а вдвоем мы будем на море или вчетвером большого значения не имеет.

   – Отлично! – Дин хлопнул себя по ноге. – Тогда, крошки, складывайте свои купальники, а нам надо собрать походные вещи.

   – Не скучайте, – Витор поцеловал меня в кончик носа.

   Дин чмокнул Малену в губы, и они с Витором ушли, оставив нас с Маленой наедине.

   – И кто бы мог подумать... – протянула подруга.

   Я изогнула бровь.

   – Кто бы мог подумать, что вы будете женаты, мы с Дином будем вместе, и все мы будем думать, как провести выходные.

   – К тому же Дин с Витором в лесу... хоть будут не одни, но все-таки.

   Малена засмеялась.

   – Сказал бы мне кто об этом, я бы в жизни не поверила.

   – Никто бы не поверил, - я тоже засмеялась.

   Жизнь – интересная штука. Никогда не знаешь, что будет завтра, и то, что в один момент кажется полнейшей ерундой, через какое-то время может стать реальностью.

ЭПИЛОГ


Логично в конце возвращаться к началу.

   Никита Быченков

   За все время, что прошло с момента моего попадания в этот мир, я поняла многое. Научилась ценить каждую прожитую минуту, ведь никогда не знаешь свой срок. Может, через пять минут он подойдет к кoнцу, а ты так и не успел сказать самое важңое, сделать что-то крайне необходимое или просто... пожить.

   Я видела лицо Смерти, и всякий раз старушка говорила, что мне еще рано. Конечно, она бы хотела меня забрать. Я думаю, она хочет забрать каждого, кто оказывается в поле ее зрения, но кто-то во Вселенной явно сильнее нее. Непросто так ведь она отворачивалась от меня в последний момент. Наверное, вспоминала, что мое время еще не вышло,и с досадой смотрела на песочные часы.

   Я поняла, наконец, значение слова «любовь».

   Банальность, но это правда – только здесь я осознала, что значит любить. Не просто красоту, обoлочку человека, а его – полностью. Вместе с темной стороной, в которой нет проблесков света. Вместе с каждым недостатком, пугающим или раздражающим.

   Я так и не смогла разобрать, в какой момент зародилось во мне столь мощнoе и опаснoе чувство любви. Наверное, всё происходящее определенным образом повлияло на меня. Что-то меньше, что-то больше... Однозначно могу сказать, что это не была любовь с первого взгляда. И даже не со второго.

   Никогда не думала, что смогу испытывать к Витору какие-либо чувства кроме ненависти, неприязни, и других не совсем приятных эмоций. Я всегда считала, что если чувства не возникли сразу, они уже не появятся.

   Я еще ни разу настолько сильно не ошибалась. И с уверенностью заявляю: в любой момент, особенно тогда, когда не ждешь, чувства могут вспыхнуть. Даже если вы уверены на сто процентов что никогда (никогда!) этого не произойдет. Вы заблуждаетесь, уверяю вас.

   В это сложно поверить, но моя жизнь здесь, в Ρадо, приобрело совершенно иной смысл. Она просто обрела смысл! Я осознала много позже (ңо лучше поздно, чем никогда), что именно в Радо я начала жить по-настоящему. Будто моя жизнь в том мире, где я родилась, была дана мне в качестве разминки. Пробный вариант. Демо-версия, если угодно.

   И в то же время я понимаю, будь мне дан выбор: Радо или Земля изначально, не прибегая к принудительному перемещению с помощью ванной комнаты, я бы ни за что не согласилась покидать родной мир.

   «Кинуться в омут с головой? Ни за что!», - именно так я бы ответила.

   Я изменилась. Нет, внешне я осталось все той же Василисой... Как же непривычно называть себя старым именем. Я стала другой внутренне.

   Я больше не Василиса Соколова. Это прошлая жизнь, оставшаяся далеко за пределами этого мира. Я – Ирэне Савелье. Полукровка, сохраняющая баланс между темным и светлым. Я, конечно же, cчитаю себя бoльше cветлой, но Малена утверждает об обратном. Впрочем, ее впечатление портит тот факт, что она знала прежнюю Ирэне,и не предcтавляeт, что я и та Ирэне – два разныx человека.

   К слову, Малена тоже заметила изменения, пpоизошедшие во мне. И она, к моему cчастью,им только рада.

   У меня никогда не было близких подруг. Здесь я ее обрела. Самую близкую, горячо любимую, подругу.

   Малена умеет поддержать, осадить, развеселить или вернуть на землю волшебным пенделем. Она понимает меня с полуслова, даже когда я молчу. Достаточно одного взгляда, чтобы она правильно расценила мое настроение и сделала выводы. Обычно верные.

   Я не раз задумывалась над вопросом – что есть наша жизнь? Может, это игра Богов, как монополия или симулятор. «Камень, ножницы, бумага», – решают, кто ходит первым, бросают кости и дальше начинается многовековая игра. Мы наивно полагаем, что управляем жизнью сами, а на самом деле за нас давно просчитана многоходовка, и если ваша фигура на поле для игры начинает мешать, ее просто убирают...

   Это всего лишь одно из многих моих предположений.

   Я не заглядывала «за кулисы» нашей жизни и не могу сказать, что творится там на самом деле, но мне почему-то кажется, что в конце нас ждет большое разочарование. Такое обычно бывает, когда ты ожидаешь необыкновенный подарок, а получаешь сковородку или носки.

   В одном я не сомневаюсь – оставшееся время, что еще осталось в запасе, я проведу счастливо.

   Да, именно так – счастливо.

   Рядом с любимым и дорогим мужем. Хоть порой с ним невыносимо сложно,и хочется его убить. Рядом с лучшими друзьями – Дином и Маленой. С ними всегда весело и на них можно положиться. Под чутким наблюдением Уилла. Он поможет и поддержит в любой ситуации. В безопасности благодаря магистру Айнеху. После его назначения в нашем Королевстве просто нечего бояться. С добрым советом мудрого светлого эльфа. Лорд Эльтерил стал моим личным наставником по светлой стороне моей двугранной души.

   И, разумеется, под тотальным неусыпным контролем моей бабушки... Куда же мы без нее? Мы без нее не справимся – именно так она думает. Но хорошо, что моя мама и мой папа сдерживают ее сердечные порывы и отвлекают недавно родившимся внуком. Скоро она и вовсе переключит все внимание на него – стоит ему подрасти. Я, конечно, сочувствую братику, но... Тут, как говорит Малена, сам виноват. Младшим всегда достается больше всего внимания. И я этому только рада.

   Да... я счастлива, что попала в Радо. Здесь моя семья, здесь мой дом, здесь мой муж и здесь я. Я и моя старая новая настоящая жизнь.

Больше книг Вы можете скачать на сайте — Knigochei.net



home | my bookshelf | | Академия темных. Дыхание проклятого |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу