Книга: Жизнь во мраке



ЖИЗНЬ ВО МРАКЕ

Снег шёл всю ночь. Следы от протекторов машины были укрыты им полностью.

Небольшой холмик земли, чуть бугрился на поляне. Старый медведь опустив голову к земле, шумно что-то вынюхивал. Вот он уже целенаправленно пошёл к холмику на поляне. Обнюхав свежую землю ,глухо урча стал разгребать её лапой. Позывы голода вторые сутки . болью отдавались в его животе. А тут был запах смерти и ещё чего то. Показался край чёрного мешка. Рванув торопливо, медведь почти вытянул мешок из неглубокой ямы. Тягуче в зубах, лопнул угол мешка. И туфелька осталась у него в пасти. Из дыры мешка выглянула белая ножка. Запахом крови пахнуло на медведя. Испуганно рявкнув , медведь откатил от ямы. Тоненький плачь похожий на писк . разнёсся над поляной. Вот что-то зашевелилось в мешке и опять плачь. Недовольно рыча, медведь отходил под сень деревьев. А плачь уже чище, громче разносился вокруг.

Чутко слушая звуки леса, шёл старый китаец Сун-хай. Живя затворником в тайге, он знал все тропинки. В начале услышал недовольный рёв медведя шатуна.

–Ай-ай . поцокал языком.

–Совсем плохой медведь . Но вот другой звук озадачил его. Плакал ребёнок. Остановившись за деревом, дед Сун , стал слушать. Людей он боялся больше чем зверей. Странно сюда редко заходили люди. От главного тракта очень далеко. Ну если охотники то почему с ребёнком?

-Нет тут что-то не так. Осторожно передвигаясь от дерева к дереву, старик вышел на поляну. Поляна эта истоптана медведем, а в центре, что гнойная ранв была разрытая яма. Чёрный мешок был виден до половины из ямы. И вот из этого мешка доносился детский плачь. Цепко осмотрел видимое пространство дед Сун. Сторожко подкрался к яме.

Девичья ножка с красными ногтями белела из мешка.

–Оо-о хранитель моего очага!

-Что же это я вижу? Он ухватил мешок, и с усилием вытащил его на белый снег. Достал нож и осторожно, начав у рваного конца. Стал разрезать его. Мягко сверкнул подол платья. Дальше рука, что впилась в край мешка. Дальше голова. Распухшее лицо девушки пугало. Но самое страшное это копошивший в подоле новорожденный ребёнок.

–Ай-ай. Всё цокал старик, отрезая ножом пуповину. Осторожно завернул в свою куртку дитя. Ясно , что девушка уже на последнем дыхании родила его. А смерть то у неё была ужасной. Рана в груди была смертельной. Но дал господь увидеть свет божий её дитю.

–Ох хранитель моего очага!

-Что же это делается? Ворчал он руками закапывая обратно мешок с телом. Воткнул колышек у изголовья. Отметил её. В сумерках он вернулся в зимовьё. С притихшим в куртке ребёнком. Зимовьё встретило теплом и радостным мяуканьем Мушки.

Осторожно положил за перегородкой на кровать свёрток.

–Ай-ай, надо Ангуль приглашать. Говорил дед Сунь кошке. А та уже обнюхивала свёрток. Потом чихнула и лапкой отвернула край куртки. Открылось личико спящего ребёнка.

–Ну, что Мушка.

–Видишь какое я диво принёс из леса?

-Ох. Ох хранитель моего очага помоги нам. А кошка радостно мяукнула и лизнула нахмуренный лобик дитя.

–Ну тебе то я вижу он понравился!

-А мне, что делать?

-Что делать? Сев на лавку. Он в волнении раскачивался и вздыхал.

–Надо Ангуль вызывать. Мушка одобрительно тёрлась о ноги деда Сун. Ангуль была его племянницей. Мать её умерла рано. И дед Сун вырастил её. Сейчас ей было семнадцать лет. Девочка по долгу жила с ним в зимовье. Часто сама уходила за реку на берегу большой реки Амур. Конечно это был не законный переход. Но что делать? Жить то надо. Сам старик знал много трав и места их произростания. Тем в Китае это пользовалось спросом. Никогда не имея своей семьи, Сейчас он чувствовал волнение.

Что-то там в груди, в сердце. Подрагивало и щемило.

–Ай. Ай старый Сун.

–Может это мудрый Будда сжалился над тобой.

–И дал тебе сына. А если нет?

–Если у него есть живые родители? Хотя это-то было не правда. Уж матери то точно в живых у бедного дитя не было.

–О хранитель моего очага!

-Подскажи мне путик.

–Куда идти? Но как не проси богов и духов, а решение нужно принимать самому. Приставив к стене лестницу . дед Сун открыл люк . Уже через несколько минут вернулся с голубем. Голубь тихо сидел на плече.

–Что милый радуешься?

-Сейчас полетишь к Ангуль. Она там вкусно тебя накормит. После свернул записку трубочкой. Поместил её в гильзу. Осторожно привязал к лапке птицы и подкинул её.

–Лети милая. Та сделала круг над зимовьём и полетела в сторону Китая.

Девушка пришла на десятый день. Всё это время дед Сун осваивал роль няньки, мамки, кормилицы. И ещё многое ему пришлось делать впервые в жизни. Ангуль маленькая, хрупкая девушка, чуть обогревшись , сразу пошла к ребёнку. Малыш , болезненно сморщившись постанывал.

–Ай, ай дедушка чем ты его кормил?

-Какой хороший мальчик и как ему больно. Ласково лопоча, что-то ребёнку, она прижала его к своей груди и стала кормить.

Удивительно как ведёт свою линию судьба. Рождённый ребёнок Ангуль умер незадолго до находки деда. Муж её был убит в Хабаровске местными рекитирами. Потеря ребёнка следом. И вот маленький лучик, казалось в темней некуда царстве. Этот сморщенный, кряхтящий малыш. Под руководством племянницы . дед нагрел воды, а она нежно напевая искупала ребёнка. Из рюкзака вынула пелёнки. И вот накормленный, чистый он раскинув ручки. С улыбкой на личике спал. Мушка мурча. Свернувшись калачиком лежала в его ножках. Только теперь девушка смогла отдохнуть. В молчании сидели они в полутёмной комнате. Только одинокая свеча освещала круг на столе.

–Деда, а имя ты ему ещё не дал?

-Нет внученька, тебя ждал.

–А я всю дорогу об этом думала.

–Ну вот на растущей луне , в день памяти предков и совершим обряд. В молчании легли спать .Дедушка на лежанке у печи. А Ангуль с маленьким Кин-са. В переводе (защитник). Так в тайне она уже нарекла малыша. Через месяц девушка стала замечать странности за ним. Маленький Кинь совсем не реагировал на свет. Дед Сун успокоил.

–Это внученька из-за зимы.

–Сама видишь. В доме полумрак. Свеча мало даёт света.

–День рано уходит , сумерки быстро приходят.

–Где уж тут , что видеть?

-Мал ещё Кинь.

Но и через пол года , удивительно голубые глазки ребёнка. Совсем не реагировали на свет.

–Ай, ай сынок, что нам делать ? Со слезами шептал дед Сун. Но малыш радостно лопоча шлёпал по щекам деда. Вот почувствовав тепло солнечных лучей он поднял головку . Стал ловить невидимых солнечных зайчиков пухлыми ручками. Со щемящей болью в груди дед с Ангуль смотрели на ребёнка.

–Деда. Если ничего сделать нельза, надо учить Кинь жить с этим. Решили, что она будет разговаривать с малышом по китайски, а дед по русски. Кинь на удивление быстро стал говорить.. Первые слова мама, отмечали как большой праздник. На лесном озере они пустили плотик с зажёной свечой. Первые шаги через порог. Тоже праздник.

Однажды Ангуль занятая домашней работой, выглянула из двери и чуть не закричала от испуга. Кинь сидел не далеко под деревом и играл с чёрной змеёй. Он гладил её холодящее руки тело и что-то говорил. А та свернулась клубком у него в ногах . Положила свою страшную голову на колени . и смотрела прямо в глаза. Деда Сун не было дома. Он с кореньями ушёл в село, что находилось в сорока километрах от зимовья. Боясь. что змея испугавшись крика ,ужалит Кинь, Ангуль сжала горло руками . И привалилась к косяку двери. Казалось прошла вечность , прежде чем малыш заметил мать. Вернее услышал своим удивительным слухом, чутьём. Оставил змею он пошёл к ней . Сжав милое тельце девушка чуть не потеряла сознание.

Часто теперь поведение Кинь было для них открытием. Бамбуковая палочка, что сделал для него дед Сун . Была ему помощницей в передвижении.

Уже через десять лет и она стала не нужна Кинь. Стоило только раз объяснить. показать , Траву , корень, дерево. Любого зверя и он всё сразу запоминал. Теперь Кинь один ходил в лес. Приносил нужную траву или корень деду. Это радовало его. Но мама Ангуль сострахом видела будущее любимого Кинь. Мальчик понимал звуки зверей, птиц. Ангуль учила его не показывать этого явно.

–Пусть об этом знаем только мы с дедом.

Однажды дед пришёл из очередного похода к людям. Пришёл с большим рюкзаком, полным продуктов. Хорошо заплатили ему за лечебные коренья. Радостно хлопоча над рюкзаком. Ангуль вдруг увидела. Как Кинь внимательно, к чему- то прислушивался. Вот положил руку на голову деда, он сказал.

–Плохой человек помог тебе.

–Тигр опасен, но его можно понять, а этот чёрный человек прячет свои мысли.

–Но скоро он придёт сюда.

–Зачем дед показал ему дорогу к нам? Испуганно Ангуль , что от змеи, отшагнула от стола.

–Нет сынок я не показывал дорогу.

–Не говорил ничего о нас ни кому.

–Что дарил тебе тот человек?. Дед Сун поднял рукав и показал часы. Большие блестящие часы, громоздко смотрелись на сухонькой руке старика. Кинь снял их . После ножом открыл заднюю крышечку сказал.

–Вот смотрите это ведёт их к нам . Внутри механизма пульсировал алы огонёк.

–Идите к озеру в укрытие. Я скоро буду. И шагнул за дверь. Не взяв ничего из принесённых продуктов . они заспешили к озеру. По известной только им тропинке.

Кинь повернул чётко на север и с часами деда пошёл в глубь леса. Отсусствовал он долго.

Дед Сун крадучись сходил в зимовьё.

–Были гости внученька.

–Ничего не тронули. Но оставили на столе коробочку.

–Ох хранитель нашего очага!

-Боюсь я за Кинь дедушка.

–Рано на его пути зло повстречалось.

–Не бойся милая этот малыш под защитой.

–Не зря ему боги дали жизнь. Только на другой день весь промокший вернулся Кинь. Радостно бросилась к нему мать.

–Гиблое место завел ты их сынок. Сказал дед.

–Может не надо было так.

–Не бойся дед . Эти люди везде ход найдут .

–Поняли уже , что их провели.

–Я был в доме . Подарок их прикопал.

–Это наверное бомба сынок. Видел я такие приманки.

–Откроешь такую коробочку. А оттуда огненный змей вылетает.

–Не бойтесь мои родные. Теперь не вылетит.Прошло семь лет. Почти не изменился дед Сун. Ангуль такая же подвижная хлопотала по дому. Кинь-су вырос в красивого, стройного юношу. Теперь он был помощником деду во всём. А многое знал лучше его. Как –то мимо них пролетели годи распада союза. Смуты. Здесь в этой забытой богом глуши. Всё так же пели птицы. Цвели цветы. Тае же радовались жизни эти простые люди.

Лет пять назад дед Сунь взял Кинь с собой в село. Дойдя до села Сун велел схорониться мальчику и ждать. В село с травами ходил дед один. Но после его ухода , мальчик не смог побороть соблазн. Узнать, почувствовать жизнь людей.

Первые шаги из леса были встречены лаем собак.

Из крайнего дома доносились голоса. Плачь женщины и грубые крики мужчины. Громкий хлопок и детский крик от боли. Весь взъерошенный в брызгах крови выбежал мальчишка. И они столкнулись, что два бычка лбами. Поймав окровавленную руку пацана, Кинь зажал её у запястья. Испуганный мальчишка даже не сопротивлялся. Подведя его к кустам, постарался остановить кровь. Перевязал рану на руке своим шарфом . Вот так он и познакомился со своим будущим другом . Петька рассказал Кинь о своей нелёгкой судьбе с пьяницей отцом. Тайком они теперь стали встречаться. Петька рассказывал о жизни села. Людей и страны.

В жаркие дни Кинь ходик к лесному озеру. Это не большое, но глубокое озеро чёрным оком пугало Ангуль. Но Кинь напротив не боялся глубины.

В один из жарких дней он с мамой Ангуль пошёл к озеру. Женщина взяла корзину для рыбы. Кинь ловко руками ловил её. Перебросив очередную рыбину на берег, он вздохнул полной грудью, и нырнул на глубину. В верхних слоях вода была тёплой, а вот ниже холод стал сжимать тело юноши , невидимыми мягкими лапами. Как бы состязаясь, он опускался и опускался в глубину. Вот, что-то изменилось. Чувствуя перемену он поплыл к правой стороне. Толчок тела о камень и лицо ощутило воздух. Оскальзывая Кинь выбрался из воды. Совершенно свободное от воды углубление удивило его. Отдышавшись Кинь стал ощупывать стены грота. Грот был не большой, но в углу из-за глыб, что ершились острыми углами, ощущалась пустота. Острым слухом он слышал гудение. Далеко. Далеко. Что-то работало. А на берегу Ангуль громко звала сына. Она понимала, что так долго под водой находиться нельзя.

Наконец она решила бежать за дедом. Но вдруг. Как огромная рыбина шумно вынырнул Кинь. Повертел головой и точно определил берег , где стояла мать. Радостно говоря по китайски , Ангуль ощупывала сына. Дома он рассказал о подводной пещере.

–Плохое это место сынок. Сказал дед Сун.

–Ай. Ай какое плохое.

–Не надо ходить тебе туда Кинь.

–Бойся людей с восьмиугольной звездой.

–Плохие это люди . Сейчас время их уходит, но они решились на плохое дело.

–Жёны их совсем бесплодны стали. А как продлить род?

-Вот и зажгли они огонь зла.

–Дедушка, что это за люди?

-Расскажи. Просил Кинь. Несмотря на толчки Ангуль, старый Сун, что сказку стал рассказывать удивительную историю.

–Давным давно ещё не было на свете деда Сун и прадеда, а может и прапрадеда.

– Жил народ. Мужчины высокие , статные.

–Женщины гибкие,красивые.

–Но был этот народ нелюдим. С другими не дружили. Свои законы строго чтили. И боги у них свои были. Жестокие эти боги были. Вот поэтому и люди . что чтили этих богов были жестокими. Если у них рождался ребёнок с физическими недостатками, то его убивали. И мать сама была в этом участница. И посмотрев в чистые голубые глаза сына дед вздохнул. Народ этот везде имел свои глаза. Если сейчас по нашему, то шпионов имел. Правда со временем стал слабнуть этот народ. Вырождаться как-бы. Хотя и имели они всё. Могли продлить жизнь на долгие, долгие годы. Но видно что там в царстве богов, обиду на них кто то имел. Может те невинные души, которых они лишили жизни? Знаешь сынок смерть матери и дитя, что сделал глоток воздуха, должна наказывать людей, что сделали это. Больно жалит судьба за это.

Дедушка, а где же живут эти люди?

И как их зовут? Задуичиво глядя на огонь лампы, Дед Сун сказал.

Нашли они себе думаю место. И дудумаю в наше время сынок. А звали их тогда племя ГРА-АЛЬ. Думаю и сейчас так зовут.

Деда, а как ты знаешь, что они сейчас живут?

Живут, живут, да ещё и в наших краях.

Дедушка, что это ты выдумываешь. Испуганно вскрикнула Ангуль.

Ну ладно жили там в твоей сказке эти Гра-аль. А сейчас-то зачем придумывать? Нет никого Кинь из этих. Нет. Видишь дед стареть стал. Сердито ворча, уложила Сун на лежак. А там шёпотом долго укоряла деда, за его длинный язык. Но, что зёрнышко в землю, упали его слова в душу Кинь. Он дождался когда ровно задышала во сне мама Ангуль, тихо подошёл к деду, и дотронулся до его плеча. Сун не спал.

Что тебе сынок?

Доскажи свою сказку дед.

Ай, ай. Меня Ангуль накажет.

не бойся дед, она добрая и сама всё понимает.

Так я всё рассказал тебе сынок.

Нет. Ты не сказал где они эти люди живут сейчас? Застонала во сне Ангуль. Сун приложил палец к губам, и тихо сказал.

Завтра расскажу, а теперь ложись сынок. Так и не добившись ничего от деда, Кинь со вздохом лёг на свой лежак. Утром старый китаец был молчалив. Сидя за столом он подслеповато щурясь, следил за внучкой. Та разложив старую куртку Кинь, старательно её штопала.Кинь забавлялся с большой кошкой. Потомком их Мушки. Но все они и дед, и Кинь , и Ангуль буд-то ждали чего то.

Первой не выдержала Ангуль.

Доскажи уж свою сказку дед. Вижу вы на меня вдвоём насели.

Ну, что ты мама. Просто уж очень хочется узнать, что там дальше? Что молчишь отец7 Может забыл на чём остановился. Кинь нетерпеливо поёрзал на лавке.

Да нет сынок помню я всё. Если уж так охота дослушать, то внимайте. И опять повисло молчание в доме.

Перестроились эти люди теперь.Наконец заговорил дед.

Научились скрывать свою сущность. Но как-бы они не дружили с простым людом. Но свою-то линию вели чётко. Страшно сказать, но думаеться мне, что не земные это люди. Много легенд за это говорит. много. Вынужденно они на нашей земле живут. И всё, что тот волк в лес смотрит. Так эти в небо целят. Стар я стал сынок.Время моё уходит. Часто видеть стал своего отца. Вот и сегодня приходил он. Ангуль тихо охнула и закрыла лицо руками.

Не надо плакать внученька. Мне не стыдно встречаться с предками. Есть чем гордиться. Есть.

Слушай сынок, ты не знаешь того места. Я не показывал тебе ту сопку.

Но я пойму отец. Пойму.

От нашего озера ты возьмёшь на север. Так идёшь два солнца. Упрёшся в речку Звонкую. Перейти её придётся. Холодная она и быстрая. Идти нужно, как снег сойдёт. После, как перейдёшь Звонкую, поверни на восход солнца. Пол дня так идёшь. Начнётся гиблое место. Глубоко в земле торфянник горит. А может и не он? Но идти по нём нужно очень осторожно. Может провалиться земля под ногами. Но только через торфянники нужно идти. Так идёшь ещё два солнца. С ужасом в глазах застыла у стола Ангуль.

Выйдешь сынок к живому лесу. Перед тобой пркдстанет Змеинная сопка. Там все змеи нашего края зимуют и рождают потомство. Эту сопку обходят даже звери. Птицы там не вьют гнёзда. Хотя с



виду она очень красивая. И думаю трав там целебных много. Я ещё по молодости попробовал подняться, но вот смотрите. Дед Сун подтянул штанину показал всю в шрамах ногу., Так я еле спасся. Калёным ножом делал эти надрезы. Что бы ядовитую кровь спустить. Так ещё за мной одна чёрная змея, пол дня гналась. Хотя может благодаря этим укусам у меня после никогда ноги не болели.

Устану кажется, так на ноги на завтрв и ещё неделю не всвстану. Ан нет, утром, что вновь народился. И глаза только сейчас стали сдавать.

С вершины этой Змеиной сопки хорошо видна Царская сопка. Продолжил свой рассказ Сун.

Та, что тебе и надо сынок.

Опишиеё дед.

Ну, только и описать могу.

Сопка эта не на много выше первой, но какая-то разлапистая она. Всё подножье её заросло пихтачом. Ну навроде ворота в королевской мантии. А уж выше, только бамбук и кустарник разный. А вот на самой вершине озеро. Озеро это, что в чаше находится. Озеро это интересное очень. Вода в нём чёрная, чёрная. И нет к нему ни от него ни речушки , ни ручейка какого. Стоит наполненная чаша и всё. Так и не смог я попробовать из него водицы. Но думаю, что не природой оно создано.

Как-то пяток лет назад спас я олениху с оленёнком. Игручий оленёнок попал в трясину.

А олениха стала звать на помощь. Ты слышал сынок когда ни будь, как мать по дитю убивается? Любая мать, хоть звериная, хоть человеческая. Уж больно страшно это слышать. Дед Сун, тчжело вздохнул и подперев сухонькими руками голову, стал раскачиваться на лавке.

Вот и эта мать кричала... Хорошо хоть я не далеко был. Спас оленёнка, но потом часто стал встречать её на своём пути. Да, да я помню ты говорил, что у неё слепой оленёнок. Вот этот- то оленёнок и ослеп после трясины. Может вода там быка заражённая, или ещё что.? Но вот ослеп он и всё.

Кинь буд-то снимая паутину с глаз, провёл по лицу рукой.

Тяжело так жить. Это у меня вы есть, а как спастись от хищников оленихе с оленёнком?

Да, да сынок. Но к чему я веду свой рассказ? Примерно через год, вижу вдруг их.А оленёнок совершенно зрячий стал. Уж ладный такой, степенный. Стоят они у сосны и так спокойно на меня смотрят.

Звери знают кого им бояться следует. Произнесла Ангуль.

Верите, нет, а я спросил у неё. Как она вернула зрение оленёнку? Смотрит мать мне в глаза, а глаза-то её, что тот телевизор в посёлке. Показывают мне и сопку Змеиную, и Царскую. Показывают, как она окунала голову дитю в воды того озера.

Вот значит как сынок? Целебная она! Ангуль всхлипнула.

Так вот значит для чего ты затеял этот рассказ дедушка?

Ах ты глупый старый китаец. Ты, что смерти сына хочешь? Закричала она. И уже трудно было её остановить. Кинь не стал слушать эту перепалку. Схватил недоштопанную куртку и на улицу. Одел широкие, камусные лыжи, и направился в село к другу Петьке.

Уже в сумерках вошёл в село. Друг жил в третьем от окраины доме с отцом. Кинул снежок в окно. Сразу лохматая голова друга показалась в окне. Радостно пожимая Кинь руку, Петька провёл его в дом.

Батя в больнице. Допился старый чёрт. Воскликнул он.

Кинь перешагнул порог дома. В лицо пахнуло жаренной картошкой.

Как раз к ужину пришёл ты. Молодец! Усадил Кинь за стол и включил телевизор. Чистый голос диктора передавал новости дня. Петя слушал и смотрел на молчаливого Кинь. А тот пребывал в сомнении. Не знал, как начать разговор.

Слушай Петя, а как ты относишься к змеям? Боишься их?

Нууу. Растерянно протянул тот.

Я как-то не думал про это. Но кто их не боиться7 Хотел бы я посмотреть на такого человека?

Смотри. Я не боюсь змей. Спокойно сказал Кинь.

Ты не боишься? А к чему ты это спрашивал друг?

"Найдены обгоревшие останки пятерих детей. Останки найдены в заброшенном канализационном калодце." Голос диктора прервал их разговор.

Вот беда, так беда. Воскликнул Петька.

Я бы этих похитителей самих так же сжёг. Вот гады. Конечно с детьми-то легче справиться. Не поверю. что ни кто ни чего не видел? Люди стали злые и чёрствые. Всё возмущался юноша.

Чужая больих не волнует. Вот у нас в посёлке тоже есть такие. Тётка Клава, соседка наша.Самогонкой торгует. Сколько раз просил её, ну не давай ты отцу эту атраву. Так нет же ей на его здоровье наплевать. У неё внук учится. Помогать ему надо. Представляешь Кинь, учит одного, а спаивает пол села. И так многие. Абы мне хорошо, а там трава не рости. Глянув вдруг на молчаливого Кинь, он застеснялся своей вспыльчивости.

Ты извини наболело.

Ну мне пора. Встал Кинь.

Слушай, а ты по какому делу приходил. Спросил Петя.

Пойдёшь сомной к Царской сопке. Выпалил юноша.

А когда надо идти. Спросил Петька.

Я это к тому спрашиваю, что недельку-то погодить можешь.

Да нет, что ты недельку.Пойдём весной, после спада воды в реке.

А, ну тогда-то я с радостью.

Зима, что кошка мышку, цепко держала лес в своих руках. В начале были сильные метели. За тем морозы. Бывало так сильно они обнимали лес, что дед Сун по недели не выходил на улицу. За то Кинь-су, радовался каждому дню,

Однажды уже в феврале к зимовью вышел голодный медведь. Кто-то поднял его рано из берлоги. Нарушил его покой. Медведь был большой, даже по меркам приамурья. Всю ночь он проходил вокруг зимовья. А к утру и вовсе обнаглел. Стал лапой пробовать на прочность стены.

Дед Сун сердито ворча, и призывая всех богов на голову шатуна. Взял винтовку и открыв глазок в двери, просунул в него дуло ружъя. Гулким эхом разнёсся выстрел. Медведь под улюлюканье Кинь, прыжками уходил в лес.

Весна после суровой зимы была ранней. Много снега зимой, много воды весной. но это уже не пугало лесных жителей. Теперь Кинь днями проводил в лесу.

Часто виделся с Петькой. Тот, после смерти отца остался один. Ближе к апрелю, перебрался жить к Кинь.

Наконец настал день их похода к Царской сопке.

Два небольших рюкзака, да ружъё Петьки. Вот и вся их экипировка. Кинь знал о тайге всё. По этому они не обременяли себя продуктами, палаткой, лекарствами.

На ранней зорьке простились у озера с дедом и мамой Ангуль. И не оглядываясь, юноши ушли в лес. Позади остались две маленькие фигурки.

Ангуль прижимая руки к груди, ещё долго шептала молитвы, и просила всех богов сохранить эти юнные жизни.

Тайга гудела от звона птичьих голосов. Шли друзья почти не разговаривая. На ночлег выбрали небольшую паляну. Через неё пробегал чистый ручей.

Пока Петька собирал хворост, Кинь искал коренья. Ели уже в сумерках.

Ароматная похлёбка, а после чай на травах, успокоили гудящие ноги. Дали всему телу спокойствия и силу.

На третьи сутки вышли к речке, которую дед Сун назвал Звонкой.

Действительно шум воды на перекатах был далеко слышен.

Эх, тут наверно рыбалка знатная. Сказал со вздохом Петя. Сейчас бы ушицы сварить.

Ну так в чём дело? Готовь костёр друг. Кинь скинул ботинки и засучив штанины, ступил в воду.

Ты, что Кинь? Вода же ледяная. А тот лишь махнул рукой, и упёрся острогом в каменистое дно. И стал высматривать в воде рыбу.

По наблюдав немного за другом, Петька озабоченно качая головой, стал собирать хворост. Через полчаса в котелке уже булькала ароматная уха.

Обед был сытным, и по этому как-то вяло решали. Когда и как переходить рек? Не смотря на протесты Пети, Кинь настоял сделать переход сегодня до сумерек.

Ступив в воду юноша вскрикнул.

Ну, чёрт. Водица, что в проруби зимой.

Не отставай, по крепче упирайся рогатиной в дно. Советовал Кинь другу. На другом берегу, он заставлял того бегать, прыгать, собирать хворост. Петька с синими, дрожащими губами, не протестуя выполнял всё. После чая на травах пришло настоящее тепло. Да и молодость брала своё. На ночлег отались у речки Звонкой.

Эх красотища какая! Сказал юноша, откинувшись на лапник.

Небо-то какое звёздное! Жалко, что ты не видишь этого Кинь.

Почему не вижу? У меня есть внутреннее зрение. Как дед говорит, третий глаз. Заинтересованно Петька посмотрел на друга.

Ну это-то я понимаю. Знаешь вот идя за тобой по лесу, я вовсе забывал, что ты...

Виновато поперхнувшись он замолчал.

Ну зачем стесняться. Говори правду. В этом я ничего обидного не вижу Петя.

Да, ну может и правильно так и нужно воспринимать всё. Ведь ты не монстр какой-то, а мой лучший друг. И Петька застеснялся своих слов. Не привычными они были для него. Вот совсем не ласкала его жизнь, как и родители.

На зорьке молодые люди бодро шагали по намеченному маршруту. Кинь сверяясь часто поднимал голову к небу. На редкость стояли ясные дни. Солнце жёлтым оком, следило с небес за ними.

Ближе к полудню идти стали осторожней. Помятуя наказ деда Сун, Кинь выстругал на привале себе посох. И теперь ощупывал дорогу перед собой. Гиблое место начиналось за небольшой сопкой. Вернее холмиком. Здесь росли деревья, кустарники, зеленела трава. Но сама амосфера была зловещей. Сторожко ступая, шли друзья по этой коварной земле.

Запах старого кострища перебивал все другие. Странно, но здесь совсем небыло комаров. Редкие голоса птиц. И вот шум, что осыпь с крутого берега, а иногда и стон. Тягучий такой, со вздохом боли. Может и облегчения.

Слушая эти звуки, друзья совсем не разговаривали. Как бы боясь прослушать что-то важное для них. Из-за этого совсем забыли проеду и привал. Только когда Кинь споткнулся о поваленное дерево. Вдруг поняли, что уже вечер.

Остановились у большого разлапистого кедра.

Думаю если такое могучее дерево стоит без повреждений, то под ним не должно быть пустот. Ведь корням то нужно питание. Решал Кинь.

Костёр не разводили. Поели печенья. Вода в фляжке на такой случай была всегда. Из-за мохнатых лап кедра было плохо видать небо. Сон как-то не шёл к ним. Вдруг звук раскривающих мехов насторожил юношей.

Слышишь Кинь? Толкнул Петька друга в бок. Тот только кивнул головой. Через небольшой промежуток опять тот же звук.

Что это за чертовщина? А ведь это не далеко от нас. Что ты молчишь Кинь?

Слушаю. Вот уже другой звук. Чёткое тиканье часов. А часы-то это не маленькие.

Смотри Кинь. Вскрикнул друг.

Летит что то. Мягкие голубые огни, как бы очерчивали летящий низко обьект. Друзья проследили за ним взглядом.

Настороженно прислушиваясь к ночным звукам. юноши незаметно уснули.

И снился Кинь удивительный сон. " Идёт он по ночьной улице города. Улица эта освещена огнями реклам и заведений. Заведения эти, что те звёзды в голове юноши. Переливаются всеми цветами.

Вот он останавливается у одной яркой вывески, над большими зеркальными дверями. "АНГУЛЬ" название этого заведения. Легко открывает дверь. И сразу громкая, ритмичная музыка оглушает его. Столики, столики . За ними сидят красиво одетые люди. Дальше, дальше... На круглой сцене, в пульсирующем свете, танцует полуголая девушка. Девушка змейкой вьётся у шеста. Полоска трусиков на ней, и что россыпь драгоценных камней. Чашечки на груди. Как она красива! Кинь хочет увидеть лицо девушки. Но длинные, русые волосы закрывают его. Но вот она резким взмахом головы, откидывает их. О боже, это мама, мама! " От своего крика, юноша резко просыпается.. Сердце бьётся гулко и больно в груди. Пульсирует в висках.

Мама, мама... Шепчет он. Мягко упала капля с мохнатой ветки кедра на губы. Слизнув её он почувствовал солёный привкус. Такого же вкуса, что и слёзы Кинь. Которые вытирал он сейчас с лица. Стараясь не потревожить спящего друга, Кинь встал. Свежесть ощущалась в воздухе. Мелкий моросящий дождь , беззвучно падал с неба.

Дело шло к вечеру. Тени от стволов становились всё длиннее и длиннее. Земля была влажной от недавного дождя. Дышалось сыростью и прохладой.

Смотри, вот и Змеинная сопка перед нами. Тихо сказал Петька.

Что будем делать? Идём дальше или привал?

Привал. Сказал Кинь.

Разводим костёр или...? Шептал Петька.

Говори нормально. Они уже знают о нас.

Кто? Змеи?

Да друг. Разводи костёр, поешь тут один, а я пойду.

Как пойду? Куда пойду? Заволновался юноша.

Знакомиться пойду. И вошёл в густой кустарник.

Петька снял рюкзак и стараясь не подходить близко к сопке, собрал вокруг хворост. Разведя костёр, почувствовал себя смелее. Буд-то свет огня мог защитить от змей. Ночь просидел без сна. Заботливо подкармливал костёр хворостинками. Тот чуть, чуть тлел.

Но и этого хватало для спокойствия.

Юноша постоянно ощущал внимательный взгляд из густой поросли. Как буд-то, кто сторожил его.

только забрезжил рассвет. и из тумана вынырнул Кинь. Промокший, но довольный он обнял, вскочившего на встречу друга.

Ну, что переживал тут за меня? Теперь всё будет хорошо. Эх, горяченького чаю теперь бы испить. Петька быстро довёл угли до пламени. И вот друзья мирно пьют чай.

Этот день и ночь, по решению Кинь остались на месте. Отдых нуже был перед трудной дорогой. Несколько раз Кинь инструктировал Петьку.

Идёшь только следом за мной. Ни на что не реагируешь. Постарайся друг вести себя спокойно. С племенем я заключил договор.

С каким плнменем Кинь? Со змеями что ли?

Ну если ты так хочеш? И тебе так легче, то сними.

Ночью юноша проснулся от странного чувства. Чувства присуствия чужого. Повернул голову к Кинь, и увидел, что рядом с его головой лежит чёрная змея. При свете луны, она показалась ему очень большой. Словно зачарованная, змея не отрывала от Кинь взгляда. Испуганно сжалось сердце юноши. Боясь потревожить рептилию, он закрыл глаза. И весь в напряжении долго лежпл без сна.

Странно, но утром, после беспокойной ночи, Пётр чувствовал лёгкость в теле и спокойствие.

Ты помнишь всё? Спросил в последний раз Кинь друга.

Не боись, не подведу. бодро ответил тот.

Тишина вокруг, а впереди спина Кинь в выцвевшей рубахе. По одному известному ему пути шёл тот. Петька старался не смотреть по сторонам. Что-то мягкое попалось под руку, вместе с веткой кустарника. Прыгнуло сердце, когда увидел тоненькую зелёную змейку. Что обвила ветку.

Спокойно, спокойно. Шептал он. Вдруг холодное поползло по шее.

Кинь... Прошиептал юноша. Тот сразу остановился.

Что устал или ещё поднимемся? Спросил друг.

Сними её с меня. И вот зелёная змейка уже обвила руку Кинь. Он погладил её пальцем и осторожно повесил на гибкую ветку багульника.

Вспотевший Петька, боялся теперь опустить руки ниже груди. Так и шёл эа другом.

Остановка на привал. Бодро сказал наконец Кинь. Петька увидел голое место и большой камень. Сразу стал осматривать видимое пространство. Но ничего похожего на змей вроде не было.

До вершины осталось чуть. Сказал Кинь.

Ну, а ты что стоишь Петро ?. Да не бойся ты так. Смотри какая красота вокруг!

Сплошной зелёный ковёр покрывал всё внизу. Ярко аранжевые дикие лилии. что осколки солнца. промелькивали в траве. Большие куртины папоротника окружали их.

Вот где орляка море! Видать никогда его не собирали тут. Сказал восхищённо Петька.

Да, трав тут полезных много. Задумчиво произнёс Кинь.

Нам до темноты на вершинунужно подняться. Уговор такой был друг.

Ну тогда подъём и вперёд. Ломило спину. Петька оскалбзывая на траве. Путаясь в переплетении бамбука, лез за неутомимым другом.

Что-то мелькнуло в траве. Змея. Пыхнуло в груди. Не заметив остановившего друга, ткнулся ему в спину.

Ну вот успели. Смотри Петя красотища какая! Кинь рскинул руки.

Вот бы сейчас полететь над этими просторами. Мечтательно воскликнул он. Начавшие сумерки, притушили яркость зелени и цветов. Там в дали, что в меховой накидке, высилась Царская сопка.

Ночуем здесь друг. хлопнул Петьку по плечу Кинь. На небольшом плато стояли, что подружки две раскидистые ели.

Вот под ними и переждём ночь. Костёр разводить нельзя, а так я думаю совсем не плохо. Петька внимательно осмотрел место ночлега. После ловчее укладывая голову на рюкзак. спросил.

Кинь, а что мы там искать будем? Ну на той сопке. И кивнул в сторону Царской. Не дождавшись ответа, повернулся на бок. Ему не спалось. хотя до этого от усталости ломило всё тело. А теперь сна ни в одном глазу. Налетевший ветерок. зацепился за ветки елей. И там играя, осыпал лежащих прошлогодними шишками. Гулко стук о фляжку с водой, одна упала рядом с головой Пети. От этого звука в зарослях, что-то затрещала. Зверь что ли какой испугался? Мелькнуло в голове. Хотя и у него ёкнуло сердце.

Небо, что на парад высветило звёздами. Казалось подпрыгни и достанешь ковш Большой Медведецы.

Вот бы испить водицы из такого ковшика. Мелькнула озорная мысль. Жалобно заплака ребёнок.

Тихххо. Ясный голос Кинь и сжал плечо друга. Над Царской сопкой высветился яркий шар. Шар без звука опускался.Вот он коснулся вершины и та поглотила его.

Кинь. Дед Сун говорил, что там на вершине озеро. Так шар-то, что нырнул в него?

Петька даже не подумал, что может друг и не видел ничего? Но Кинь тихо ответил.

Я думаю мы нашли последне пристанище племени Гра-аль.

Это про который дед Сун говорил?

Да, да друг.

Чудные дела на той сопке творятся. Подумал Петя. Что-то мягкое коснулось его ноги. От этого прикосновения, мурашки побежали по телу. Вот опять плотно прижавшись к ботинку, кто-то обвил ногу. Дёрнув ногой юноша попробовал сбросить это. Но ничего не вышло.

Что там зацепилось за ботинок? Проворчал он.

Шипа- шаш-шу. Вдруг прошипел рядом Кинь. И сразу шипение ему в ответ. Отпустило ногу.



Змея... Вскрикнул Петка.

Не волнуйся. она больше не побеспокоит тебя. Улыбаясь сказал Кинь.

Наконец сон сморил друзей. Большая чёрная змея тихо выползла из зарослей бамбука. Проползая мимо Пети, она задержалась, нависнув над его головой. Несколько секунд, каа бы принюхиваясь шевелила чёрным, раздвоенным языком совсем близко от лица юноши. А может она изучающе разглядывала.

После подползла к голове Кинь, а там, что ручной котёнок.Чуть не мурча, свернулась гибким кольцом.Положила свою ужасную голову рядом с головой Кинь.

А Кинь видел сон. Сон продолжение.

Яркий свет.Он бежит за полуобнажённой фигурой по коридору.

Мама, мама это я Кинь. Остановись. Со стуком закрылась дверь за фигурой.

Кинь сынок уходи, спасайся. Голос матери из-за двери.

Они найдут тебя милый. У тебя нет зрения. Это для тебя смерть. Я не могу тебе помочь отсюда. они убили меня Кинь. Убили. Уходиии. Юноша бьёт по двери кулаками и плачет, плачет. Тишшши, тиш-ш-ши малыш-ш-ш. Баюкает голос. Плохой сон, туманом расстворился, а дальше покой и тишина.

Резко, что от толчка проснулся Петя. Ранняя зорька обещала ясный день. Потягиваясь он задел локтем друга. Тот лежал с улыбкой на лице. Заглядевшись на улыбающего друга, подумал. Ишь. красивый какой. Что киноактёр. Чёрнобровый, с чёткими чертами лица, Кинь был одарён природой.

Лёгкий завтрак и опять в путь. Казалось что спускаться будет легче. Ч то быстрее это да, а легче... Заросли дикой жимолости и актинидии, переплели всё. Стараясь как Кинь идти боком, он замечал изредка мелькавшие гибкие тела змей. Наметив себе ориентир берёзу, что одиноко росла впереди. Петя, где съезжая, где продираясь шёл вперёд.

Вот и берёза. Кинь уже держался за её корявый ствол.

Уф, ну и спуск. Выдохнул Петя, вытирая рукавом потное лицо.

Чуть ниже, где они стояли, сопку будто ножом срезали. Говный край среза был в самом низу. Подошву скалы устилали груды камней.

Задачка смотрю очередная для нас. Проворчал Петька.

Что-то зашевелилось унего внагрудном кармашке рубахи. Сунул туда рукуи нащупал гладкое, упругое тельце.

Вот надоеда. отдёрнул он руку. Зелёная головка показалась из кармана. Эбонитово чёрные глазки, казалось озорно смотрели на него.

Понравился ты ей Петя. Не пугай её. Улыбнулся Кинь.

Как же такую испугаешь. боязливо поглядил головку змейки. Чёрный раздвоенный язычок, коснулся руки юноши.

Ну, что Зелёнка будем дружить? И подмигнул ей.

Громкое шипение донеслось из зарослей, и сразу большая чёрная змея показалась на тропе перед ними. За ней ещё три. У этих была другая рассцветка. Первая была метра четыре, а может и больше. Покачиваясь, что в танце, они зависли над обрывом.

Кинь ты это видишь?

Да. Хозяйка решает, как нам помочь?

Хозяйка?

А большая чёрная змея, которую видно Кинь и называл хозяйко, обвила ствол берёзы. Послышался шорох осыпавших камушков, и её хвост повис в низу. Другая змея спустилась по её телу, и там сплелась хвостами с ней. За ней третья, четвёртая.

Подойдя к краю Петя с удивлением произнёс.

Кинь, они же для нас спуск придумали! Ну и дела-а-а-а.

Первым спускался по этому удивительнуму канату Кинь. Превозмогая страх Петя полез следом. Он заметил, как лопнула красивая кожа первой, на остром крае обрыва. И почти физически сам ощутил боль. Но чёрная не отпустила ствол берёзы. Сильные руки друга приняли Петьку внизу. Петя помоги, помощницы могут пораниться при падении. И друзья бережно опускали каждую змею на камни.

Пройдя через груды камней, юноши наконец устало опустились на траву. Хоэяйка свернувшись кольцами, положила голову на колени Кинь. Тот ласково гладил её. Вот рука коснулась её раны. Шипу-ш-ш-ши.

Ей наверно больно? осторожно спросил Петя.

А, как ты думаешь друг? Они же живые и очень умные. Ласково сказал тот.

Тут рядом родник Петя. Сходи за водой, а я костерок разведу. Опасливо обходя свернувших змей, юноша пошёл к высоченным лопухам. Что раскинули свои огромные листья, зонты. Ближе к ночи, когда солнце скрылось за вершинами деревьев. Они простились с помощницами. Совсем неслышно уползли те к разлому .

Чуть тлеющий костёр присыпали землёй.

Осторожность не помешает. Сказал Кинь. Зелёнка лежала в бейсболке Пети.

На зорьке продолжим путь. Сонно сказал Кинь, укладываясь на траве. Последовав его примеру друг лёг рядом, чутко вслушиваясь в тишину. Ночь обещала быть ясной. Ласковый ветерок шевелил листья лопуха.

Кинь, а почему Хозяйка провожать нас дальше не пошла? Может где и помощь их нам понадобиться?

Очень не любят змей эти Гра-аль друг. Давно ещё в древности что-то не поделили они. Вдруг из лопухов раздался жуткий крик. Петька встрепенулся и замер. Крик повторился.

Кто это?

Выпь перекликается. Успокоил друга Кинь.

Ну и голосок у неё. не поверишь, что это птица? Так под звуки ночи юноши незаметно уснули.

Кинь внимательно прислушивался к тому, что происходит вокруг. В лесу уши оповестят об опастности быстрее чем глаза. Сказал он идущему за ним Петьки. Чем ближе они подходили к Царской сопке, тем чище становился лес. Совсем перестали попадаться поваленные деревья. Да и заросли кустарника остались позади.

Только лавочек не хватает. Изумлялся Петя. А так, что в парке.

В сумерках подошли к подножию сопки Царской. В переди ровными рядами поднимался пихтачь.

Привал. Тихо сказал Кинь и опустился под красивой пихтой.

Вроде и красиво тут, а жуть берёт. Прошептал Петя.

А тебе зелёнка это нравится? На что змейка лишь прошипела.

Вот и ей не нравится. Слушай друг, ты говорил, что змей они не любят. А как же Зелёнка? Кинь лишь махнул рукой. Змейка виползла из кармашка и ушла в темноту.

Как бы не потерялась. Подумал юноша.

На Кинь нашло грустное настроение.Закрыв глаза, юноша почувствовал , увидел деда Сун. Услышал его тихий голос. Мама Ангуль, что ангел везде оберегала его. Красивый её голос убаюкивает колыбельной песней. Вот другая мама с испуганно умоляет.

Уходи. Прячься Кинь. Всё перемешалось в голове юноши. В сознании выплыл высокий мужчина. Его холодные глаза пронзали Кинь.

Я не хотел смерти твоей мамы. Прости , прости...

Да, что же это со мной? Вскрикнул юноша вскакивая. Но вокруг была тишина. Садясь опять, он ощупал лицо спящего Пети. друг улыбался восне.

Ну хоть у одного покой и порядок. Произнёс он и лёг рядом. Тихое шипение Зелёнки. она сторожила покой своего нового друга.

Пробуждение было приятным. буд-то тёплые ладони незнакомой мамы гладили по лицу.

Ну и дали мы храпока! с хрустом потягивался Петька. Это солнышко нас своими лучами разбудило! Ох и сон мне приснился! Мечта всего моего детства во сне явилась! А тебе, что снилось Кинь? Он озорно дёрнул за лохматую ветку. Чистейшие капли росы омыли их лица.

Юноши с лёгкостью в душе и тели, стали подниматься на сопку. Чистое пространство между деревьями, всё удивляло их.

Слушай Кинь, а может здесь заповедник какой? Глянь вот и пихты стоят, что подрезанные.

Нет Петя, их просто в один год посадили.

Да, ну незнаю? Что не бывает таких с изьяном?

У них я думаю не бывает. Задумчиво ответил Кинь.

А я и птиц тут совсем не слышу. Да и зверей тоже нет. Сколько идём, а ни следа. Муравейника тоже не видно. Всё удивлялся Петка.

Неожиданно большая ветка пихты, толкнула Кинь в грудь. Отчего он попятился и столкнулся с шедшим за ним другом.

Ты чего?

Там опастность .

Давай я пойду первым. сказал Петя, обходя Кинь.

Нет стой. В темноте мы можем пропустить важное.

Ну и, что делать будем?

Сделаем привал, а по утру идём дальше.

Зелёнка, повисев галстуком на шее друга, осторожно спустилась ему на колени.

Что подруга беспокоишься? И тебе не по сибе вижу. Её язычок, усики , обнюхивал всё вокруг.

Ишь, ищейка нашлась. Улыбнулся Петя, и погладил прохладное тельце. Та прошипела в ответ, и скрылась в темноте.

Сквозь густые ветви проглянула луна. Её холодный свет проникал к спящим юношам. И чувство тревоги не покидало их даже во сне.

Холодное, влажное тело змейки, разбудило Петю.

Ты, что это хулиганишь? Воскликнул он, вытаскивая Зелёнку из-за пазухи. Та извиваясь. просочилась между пальцами, и юркнула в карман рубашки.

Ну вот так это другое дело. Кинь уже сидел в позе йёги. И к чему-то прислушивался.

Друзья шли осторожно. от дерева к дереву, но всё равно открывшая перед ними картина, как бы прыгнула на них. Неожиданно окончился пихтачь. Впереди густой частокол бамбука стоял стеной. Но не это испугало юношей.

Ещё шаг и они шагнули бы в разлом перед ними. Разлом казалось опоясывал сопку. Совсем не широкий. Метра три, но там в глубине ччто-то было. Переходя от фиолетового в синий. Это что-то клубилось и шевелилось в трещине.

Что это? испуганно отпрыгнул от края Петька. Отломив ветку, юноша кинул её в пролом. Ветка без задержки прошла в глубину.

Как живое шевелится. Прошептал он.

Нам нужно найти переправу. Сказал Кинь. Осторожно пошли вдоль пролома.

Вот нам, что надо Показал Петя на лежащее дерево. Дерево как бы прилегло отдохнуть. Корни его цепко держались за землю на их стороне. А зелёная вершина по другую сторону пролома.

Буд-то кто её для нас положил . Первым ступил на ствол Кинь. Осторожно прощупывая ногой ствол между ветками, он перешёл на другую сторону.

Давай Петя теперь ты. Только не смотри вниз. Вытирая враз вспотевшие ладони, юноша шагнул на ствол.

Ну вот, даже испугаться не успел! Радостно обнял он друга на другой стороне.

Что обломилось. Озорно показал он язык, клубящей в проёме синеве.

Ну с этим разобрались, а вот тут новая проблема. Задумчиво произнёс Кинь. Дотрагиваясь до стеблей бамбука, как бы успокаивал их. Ветерок взявшийся ни от куда, принёс прохладу.

Вдруг что-то чакнуло в глубине. Мягко по часовой стрелке. поехала их сторона сопки. Петька ухватился одной рукой за гибкие стебли. Второй схватил Кинь. Держись за ветки, а то утянет. Испуганно друзья прижались к земле.

Что это за чертовщина Кинь? А верхушка сопки, что крышка тюбика, мягко откручивалась.

Похоже на механизм какой-то. прошептал Кинь. Толчёк и плавный ход прекратился.

Что сердце там бьётся. В глубине с одинаковым интервалом, что-то тикало.

Из разлома за ними, проглянул свет. Боясь отпустить руки, юноши вытянув шеи старались заглянуть в глубину. Глянцево чёрные стены блестели на пробивающем свету из глубины. Ишь, что ножом разрезаны.

Ни тебе выступов, ни трещин. Прошептал Петя.

Ясно, что тут не природа матушка постаралась. Неожиданно шум льющей воды послышался из под земли.

Что это? Беспокойно закрутил головой юноша.

Смотри, смотри Кинь. Вода в эту щель льётся. Действительно по стенам, потоком шла вода. Кинь всё так же молча слушал звуки.

Что это ты друг всё молчишь? Буд-то тебе всё понятно. Укорил друга Петька.

Они спускают воду из озера. Пояснил Кинь. Шум воды длился долго. Юноши поднялись по склону выше.

Интересно, а зачем воду спускают?

Гостей встречать готовятся. Тихо сказал Кинь.

Гостей....

Кинь стой. А гости прилетят с верху? А мы тут, что куропатки на снегу. Смотри какую тропу вытоптали. Что делать? Что делать? Запаниковал Петька.

Расходимся осторожно и затихаем. Сказал Кинь.

Казалось вечность сидел в зарослях бамбука Петька. Смахивая паутину с лица, он напряжённо слушал . Звуков было много и все они шли из под земли. Несколько раз он звал друга, но ответа небыло. Наступившая тишина оглушила. И юноша вдруг понял, что шума воды не слыхать совсем.

Так. Прошептал Петька. Значит воду спустили. Зелёнка вся напрягшись, выглянула из-за пазухи его рубашки.

Не боись подруга. Прорвёмся. Вот только Кинь обьявиться.

Смотри Зелёнка, а вокруг-то темнота. И сразу шар луны появился над сопкой.

Чёрт, а луна-то как низко. Какая луна? Воскликнул Петька, разглядев откуда шёл яркий свет. А на сопку медленно опускался объект.

Тарелка! Чуть не закричал юноша. Забыв про всё, он с изумлением смотрел на яркий, режущий глаза свет объекта. За тикало в нутри сопки. Мелодично заиграли невидимые меха. А тарелка казалась садилась на голову. От нестерпимого света он зажмурился и весь сжался. Ноющий звук, иглами прошил тело. Зажав уши Петька старался слиться с кустарником.

Как же там Кинь? Билось в голове. Объект проглотила сопка. И сразу темнота накрыла всё. Ну и темень. Ворчал он, распрямляясь. Новый звук послышался под ним. Как буд-то заработали большие насосы.

Ну, а теперь, что там происходит? Спросил Петя у торчащей из под рубахи Зелёнки. Та тихо прошипела в ответ.

А, я понял. Это эти озеро заполняют. Громко сказал юноша.

Маскируются гады. Ну, а где же Кинь? не попал бы в беду? Шорох с правого бока, и приглушонное чихание.

Кинь это ты?

Я Петя. Вот продираюсь к тебе. Петька вытянув руки, поймал падающего на него друга.

Где ты был? Я тут такое чудо видел! Большую тарелку! И она опустилась туда. Юноша взволнованно показал под ноги.

Я это понял Петя.

Слушай Кинь. Так там-то, что космодром?

Думаю да.

А может это наши, а? Ну секретные там разработки. Молчание Кинь, было ему ответом.

Нет, а здорово они замаскировались. Всё не успокаивался Петька.

Опять озеро заполнят и всё шито крыто! А мы-то что сейчас будем делать? Да чёрт, как нам быть Кинь?

Вдруг Кинь улыбнулся.

Скажи мне верный друг. Как ты смотришь на путешествие туда? И показал на видневшую рядом пропасть.

Ну-у-у. Протянул Петька. Если честно, то со страхом.

Так вот наш путь туда. Глядя что в беззубую пасть чудовища, Петя передёрнул плечами.

Это наш шанс друг узнать всю правду

Ну я это понимаю, но...

Смотри Петя, у нас есть метров сорок шнура. Привяжи его к дереву. Распоряжался Кинь. Убедившись,что всё готово, Кинь разорвал на четыре части рубашку. первыми кусками, обматал себе руки. Два рукава передал другу.

Обмотай так же. Обнял друга и стал спускаться первым. Петька в волнении свесившись над разломом, смотрел, как ловко спускается Кинь. Там в глубине всё так же мерцал свет. Наконец и он стал спускаться. Ноги оскальзывали с влажной стены. Неловко обмотанные руки, Цеплялись тряпками за шнур. Юноша конечно трусил, но старался не думать, что может ждать их внизу? Раздалось тихое шипение. Маленькая головка змейки выглянула из кармана.

А ты, как здесь оказалась? Веть я же тебя оставил там на дереве. Ну и проказница! Радовался Петька. И тут он почувствовал, что шнур в его руке свободно повис. Никто его не натягивал.

Кинь, Кинь, что случилось? Молчание. Забыв обо всём, юноша заскользил вниз. Неожиданно шнур закончился. И он летит куда-то. Почти без плеска Петька вошёл в воду. Больше всего на свете он любил купаться. И это погружение его даже обрадовало. Вынырнув, в начале ничего не увидел.

Плыви на звук Петя. И громкие шлепки по воде, услышал юноша. Наконец Кинь помог ему выбраться. Он устало вытянулся на камне.

Петя осмотрись тут. Освещение шло со стен большого каменного помещения. Видимая стена с права, была увита толстые трубами. Ниже барьера, где они находились, стояли большие необычной формы аппараты. Они, что пауки стояли на своих кривых ногах.

Я думаю это сюда эти спускают воду из озера. Сказал Петька, описав помещение.

Мы здесь, что в мешке Кинь. Как выбираться будем?

Что-то мне худо Петя. Слабый голос друга, испугал .

Может ушиб что? Забеспокоился он.

Нет боли не чувствую, а только глаза режет и вроде сил нет.

Ну ты полежи пока. И выжав свою рубашку, заботливо подложил её под голову Кинь. Неожиданно, что-то холодное обвило его ногу.

Зелёнка, ну ты когда нибудь заикой меня сделаешь. Тихо отчитывал юноша свою подругу.

В совершенной тишине ясно слышался бульк. от падающих капель. Влажные трубы напоминали толстых змей. И от этого становилось жутковато. Кинь всё так же лежал с закрытыми глазами.

Бр-р-рр. Вздрогнул Кинь. Ну и холодина тут. Ты, что загрустил Петя? Прорвёмся.

Ну теперь я не сомневаюсь! Откликнулся юноша с радостью.

Извини меня Петя, что завёл тебя сюда.

Ну, что ты друг, я же и сам этого хотел. У меня теперь одна дорога с тобой. Я хоть в рай, хоть в ад согласен идти. Хотя признаюсь и трушу иногда.

Нам нужно идти дальше. Сказал Кинь поднимаясь. Большой резервуар, куда они упали, быль немного наполнен водой. Начали с обхода. Насколько позволял свет, ничего похожего на проход не виделось. Неожиданно Зелёнка, с шипением заскользила в сторону труб. Её яркое тельце хорошо виднелось на тёмных камнях. подползла к трубам и юркнула за них.

Смотри Кинь. Кажется зелёнка нашла что-то.Держась за руки, друзья пошли за Змейкой. Петька обхватил трубу и стал подниматься по ней. Влажная труба холодила тело. Неожиданно прямо перез глазами показалась головка Зелёнки. Он протиснулся за ней, и чуть не вскрикнул. В большом прозрачном овале, виднелся голубоватый свет.

Кинь давай протискивайся сюда. тут такие чудеса! Друг стал рядом.

Я-яя вижу! Вскрикнул юноша. В волнении он цепко сжал плечо Петки.

Как красиво там! Боже отец Сун знал, знал это! Уже кричал Кинь.

Тише, тише Кинь. Нас могут услышать. Восторженная улыбка, прямо изменила лицо Кинь. Видя раньше друга постоянно серьёзным, и сосредоточенным, он прямо испугался.

Я рад за тебя! Рад друг! Но не забывай мы в лагере врага.

Смотри Петя, какой там внизу большой зал. А на полу видишь чётко высвечена восьмиугольная звезда. А это та тарелка, что прилетела. Боже я всё вижу! Всё радовался юноша. Зелёнка обвив шею Петьки, язычком обнюхивала стекло.

Интересно, а открыть это окно можно? Спросил Петка, ощупывая края.

Возьми нож. Предложил Кинь. Пока Петка трудился над открыванием, он неотрывно смотрел вниз. У стен помещения стояли необычные предметы. В голубом свете, углы и круглые колпвки предметов, отливали серебром. Чёткий контур восьмиугольной звезды, горел ярко красным. По стенам так же было обвито множество труб. Но здесь они были не чёрные, а так же отливали серебром.

Готово! Радостно воскликнул петька. Толстый круг стекла, стал подниматься в верх. Друзьям пришлось отстраниться к трубам.

Я тут ковырялся ножом, а там маленький рычажок. Задел его и вот результат. Из открытого окна, пахнуло теплом и запах хвои защекотал в носу.

Что в лес попали. Правда Петя? Звук снизу насторожил друзей. Мелодичные аккорды и на там на стене открылся большой проём. И сразу обьект или как назвали его ребятс, тоже открылся. Из него выдвинулась дорожка. К ней уже шли люди в синем. По двое они заходили в аппарат. И выносили из него объёмные шары. Прозрачные шары выносили по двое.

Смотри Кинь, там в них дети плавают.

Так же как и вошли парами эти люди, так парами и ушли. Бержно неся шары.

Ну и что это значит? Спросил Петька. Неожиданно звук дождя насторожил их.

Спускают озеро. Осторожно произнёс Кинь.

Кинь. слышишь, а вода-то идёт по стене. А может нам туда нырнуть? И Петя кивнул на окно. Смотри там и спрятоться есть где. Вдруг в помещение, где стояла тарелка, вошёл человек. Он был одет совсем не так, как те носильщики. Поднял голову и поманил их пальцем.

Он, что нас зовёт? Заволновался Петя.

Думаю нас друг.

И что нам сейчас делать? А человек что-то говорил подходя ближе к стене. Но из-за шума воды. совсем ничего нельзя услышать.

Нужно спускаться. Громко крикнул Кинь.

Смотри Петя вода уже скоро до нас доберётся. Чуть помедлив, первым полез в окно Кинь. Из нутри к окну на стене вели железные поручни. За ним неуклюже полез Петька. Только они ступили на пол, как высокий человек, с радостным светом в глазах, крепко обнял Кинь.

Теперь идите за мной. И быстро пошёл через зал. Одно прикосновение к знаку на стене, и проём открылся.

Ну, что в сказке. Нехватает только сказать" СИМ-СИМ ОТКРОЙСЯ" Восхитился Петька. В молчании шли по длинному плохо освещённому коридору. Идущий в переди мужчина, изредка оборачивался, и улыбался юношам. Изредко попадались знаки на стене. Вот человек подошёл к стене , и прижал свою ладонь к одному знаку. И сразу открылась дверь.

Входите. Пригласил он ребят. Они шагнули за черту двери, и сразу она закрылась за ними. Просторное помещение было в мягком освещении. На стене был большой экран. На нём виднелся хвойный лес.

Смотри Кинь. Это же тот пихтач! Возбуждённо произнёс Петя.

Вот так я увидел вас. Пояснил человек.

Ну, а теперь давайте знакомиться.

Зиор. И прижал правую руку к левому плечу.

Ну, а я Петка.

Кин-су. Серьёзно сказал друг.

Какое красивое имя сынок! Произнёс Зиор.

Устраивайтесь тут, а я должен проводить братьев. Как только за ним закрылась дверь, юноши стали осматривать помещение.

Слушай Кинь, а что это тебя сыном называет? Хотя если честно, то вы здорово похожи.

Петя ты не думаешь, что мы в ловушке? Что-то всё это не понятно мне.

Незнаю я, но вот совсем ничего путнего в голову не лезет. Надо бы удивиться, а я что замороченный. И он постучал ладонью по лбу.

Давай хот присядем, а то стоим буд-то наказанные. Большой диван мягко спружинил под ними. Кинь откинулся на спинку, и закрыл глаза.

С тихим шипением из кармана Пети, показалась головка Зелёнки.

Сиди уж тут пока. Шикнул на неё юноша. Ровное дыхание Кинь, показало, что тот спит. Петя прилагая огромные усилия, старался тоже не уснуть. Стал смотреть на экран. На лес опускались сумерки. Беззвучно шевелились лохматые ветки. Незаметно сон сморил и его. Кинь снился его чудный сон.

Опять тоже заведение. За некоторыми столами сидят мужчины. Пятачок сцены ярко освещён. Девушка в прозрачной юбочке. вьётся в ритме музыки у шеста. Водопад русых волос. Красивое бледное лицо. Мужчины жадно пожирают её, возбуждаясь всё больше и больше. Причудливые силуэты там за светом. И уже который раз отчётливо видит красивого мужчину. Его спокойное лицо . Казалось мужчину совсем не волнует танец Марины.

Боже, как я устала от всего. Пронеслось в голове. За эти пол года ада. она научилась скрывать свои мысли, чувства. А этот мужчина напомнил ей о чём-то хорошем. Идя со сцены, Марина грустно посмотрела в его сторну. Он всякий раз исчезал после этого выступления. Опустошённо сидела она теперь в гримёрке. Осторожный стук в дверь. Что надо? У меня ещё есть время на отдых. Устало крикнула Марина. Но дверь уже открылась. И в зеркале напротив увидела его. Растерянныё взгляд девушки, встретился с безмерно глубоким взглядом мужчины. В волнении она накинула на обнажённые плечи, прозрачный шарф. Который совсем не скрывал её полунаготы. От этого у неё выступили слёзы. Стоя перед ним, Марина чувствовала себя маленькой девочкой.

Не надо плакоть. Я всё понимаю. Он нежно прикоснулся к её лицу. От этого девушка вообще расплакалась. Ласковые руки обняли её. Марина уткнулась ему в грудь и так затихла. Как хорошо пахнет от него. Забытым лесом, чистотой. Мужчина достал из кармана лохматую веточку пихты.

Ёлка? восхитилась девушка.

Он ласково провёл по щеке веточкой. Слёз уже небыло. Марина совсем забыла, что ей опять нужно идти на сцену в этот ад. Просто наслаждалась тихим вниманием и покоем.

Резко распахнулась дверь и ненавистная рожа Вано , сунулась в проём.

Ты чё это прохлаждаешься? А Ж... вилять я за тебя буду?

Мужчина опустил руку в карман, и достал пачку долларов. Враз злые глаза Вано стали похожи на кошачьи.

Ну это другое дело. Я сейчас хозяину доложу. И ловко спрятал деньги.

Одевайся, мы сейчас уходим. Спокойно сказал мужчина.

Девушка в беспокойстве отшагнула к зеркалу. У Марины было своё правило. На сцене она доступна всем . Желайте меня, но только глазами дальше табу. Хозяин понимал это и тоже не переходил грань. Ему хватало слишком того, что её слава интим не предлагать. Магнитом притягивала желающих. Заведение всегда было переполнено. А тут-то, что делать?

Мамочка помоги мне. Я не могу его потерять. Билось в голове девушки.

Как бы прочитав её мысли, мужчина улыбнулся и приложив руку к сердцу, сказал.

Наше свидание будет только через сердце. Ничего девочка не бойся. Быстро переодевшись за ширмой, Марина шагнула за порог гримёрной. Она крепко держалась за руку мужчины.

Чёрный джип принял их в своё тёплое нутро. Неслышное гудение моторв, запах хвои, нагоняли сон. Машина на большой скорости неслась по шоссе. Смаргивая сон Марина спросила.

А куда мы едем? Мягкая улыбка была ей ответом. Осторожный толчок и машина стала. Мужчина взял её на руки и опустил только в номере.

Как хорошо здесь! Будто я дома. Всё последующие месяцы, она наслаждалась счастьем. Боясь поверить, что ещё такое бывает. Да ещё и с ней.

Марина не требовала от Зиора ничего. Ей хватало того, что было сейчас. Частые прогулки по городу. Необычное, трепетное отношение к ней. Только смущало, что они живут в гостиннице. Марина понимала уже, что Зиор совсем не обычный человек. И у неё есть свои тайны. И он был благодарен ей за это.

Глядя теперь на спящего взрослого сына. Зиор заново переживал прожитые дни, недели, месяцы с мамой Кинь. В его долгой, бесконечно долгой жизни. Эта любовь к земной женщине, была первой и единственной. Какое счастье он испытывал, когда узнал о её беременности! Святые отцы! Как он был счастлив.

А сейчас перед ним егосын! Его плоть, его кровь!

Как обьяснить теперь братьям? Нет ничего сложнее чем обьяснить это братьям. Формы тела Марины, округлились. Сколько тепла и счастья было в её глазах. Положив ладони на её кругленький животик, Зиор замирая ощущал толчки жизни его сына. В эти минуты он плакал от счастья. Звёздочка жизни Зиора, оборвалась. когда он узнал о её смерти. Неделя отлучки и конец всего.

Хозяин заведения получил огромные откупные за Марину. И казалось осталось доволен. Все месяцы их совместной жизни. Хозяин не напоминал о себе. Но одно из самых плохих качеств жадность, взяло верх.

Выкрав Марину он оставил записку. Этот злополучный клочок бумаги. Требование выкупа. Зиор не задумываясь, поехал в заведение. Встреча с хозяином была не из приятных. Когда человек из охраны похитителя. Горилообразный Вано, вдруг сказал, что вряд ли ребёнок Марины только его. там есть и доля хозяина. Впервые вспышка гнева закрыла разум. Нащупав тропку в захламленном мозгу Вано, Зиор прочитал его грязные мысли. И сразу понял, что Марины нет уже в живых. Место, где она приняла смерть, было их любимым. Он часто вывозил на природу из шумного города свою Звёздочку. А теперь вот пошлые ухмылки, слыша злые слова. Понял, что за ними следили. И тогда Зиор применил своё древнее знание. Убивать взглядом людей. Несколько минут он наблюдал, как уходит жизнь из этих давно мёртвых людей. И пусть потом анатомы удивляются при виде каши вместо мозгов у этих.

Сейчас вглядываясь в родные черты, Зиор понимал. Пути к отступлению нет. Братья Гра-аль уже когдато вынесли своё решение его сыну. И это была смерть.

В начале, когда Зиор сообщил невероятную новость. беременности Марины, то все были рады. Долгие годы отцы бились над омоложением клана. Но всякий раз их постигала неудача. Зная генетический код продления жизни. Каждый из клана жил не одну сотню лет. На этой прекрасной планете. Но новой жизни в их клане давно небыло. очень давно. А тут маленькая девушка своей беременностью. всколыхнула весь клан. Когда плоду осталось созревать всего месяц. Зиор под предлогом проверки здоровья матери и дитя, привёз её к одному из братьев племени. На экране он впервые увидел тогда своего сына. Что это сын привело в экстаз Зиора. Но уже на совете, врачь открыл страшное. Вернее убил его. Ребёнок совершенно слеп. Неделю он не мог видеть Марину. Боясь взглядом, чувством ранить её. Холод отношений девушка почувствовала сразу. Зиор снял просторную квартиру. Нанял женщину для ухода. Марина котёнком жалась к нему. Зиор понимал, что это его гены не дают полноценных ростков жизни. Звбыл о своём долге. Убрать неполноценного дитя и его мать. И вот он его сын доказал, что пора менять законы племени. Тогда в лесу. Зиор забрал тело Марины. И привёз его в гнездо братьев. При полном их отказе он положил тело любимой женщине на консервацию. Надеясь когда ни будь похоронить его на их планете. Тело маленького сына не нашёл тогда. Но когда подключился к памяти большого Отца. Узнал, что сын жив, и даже где он. Так год за годом он следил за жизнью Кинь.

Неожиданно что-то зашевелилось у спящего друга за пазухой. Маленькая зелёная головка, эбонитово чёрными глазками. смотрела на него.

Змея... Пыхнуло в голове.

Как. как она могла попасть сюда? Совершенно безхитростный вид Петьки. И эта связь с коварным племенем змей. Что же это творится с этими юношами?

Шару-шуп-па-шуп. Прошипела Зелёнка.

Как, как это понимать? Воскликнул Зиор изумлённо. Он знал древний язык змее людей. Но эта маленькая змея говорич, что юноши под их защитой. Опять шипение и возглас Зиора.

Зтот мальчик под защитой богов! Но как я могу верить тебе? Шипение в ответ и перевод Зиора.

Ты глаза и уши королевы? Да?

Одно то, что эти юноши прошли через нашу сопку, доказывает это. Было ответное шипение.

Я верю, верю но... Опять шипение и испуг в глазах. мыслях Зиора.

Но как? Как они узнали это?

Зло всегда выйдет наружу. Прошипела Зелёнка. Ваш проэкт омолаживания иноплонетными детьми, очень опасен. Опасен для вас и людей в первую очередь. Мы коренные жители земли. Её первые поселенцы. Мы дорожим и бережём эту планету. Никогда чужеродные существа не смогут вам помочь. У вас одна дорога. Дорога на свою планету. Гибкое тело. яркой ленточкой, скользило к Зиору.

Ты должен уничтожить лабораторию. Прошипела Зелёнка.

Яя-я-я. Вскрикнул мужчина вскакивая.

Смотри брат племени Гра-аль. Это твой сын. Ты хочешь видеть его рядом? Он искупался в купели и получил зрение! Это ли не знак вам? Он первый ребёнок за многие, многие годы у вас. И боги пророчат ему быть на вершине вашей пирамиды.

Но только после, как...

Я не могу. не могу. Зажав уши твердил Зиор.

Папа, что с тобой? Голос сына. но в нём слышны милые нотки Марины.

Сынок помоги мне. Дай силы. Всхлипнул он и крепко обнял Кинь. И вот эти два родных, разлучонных судьбой человека, плакали навзрыд. Только сейчас пришло к ним настоящее понимание. Они отец и сын! Петька с открытым ртом смотрел на эту сцену. И вдруг увидел, как Зелёнка ползёт по полу.

Зелёнка. Осторожно позвал он.

Ползи комне. Ишь проказница.

После Зиор показал им всё в комнате. Накормленные, отдохнувшие. В чистых одеждах они слушали наставления Зиора. Он опять оставил их одних в комнате.

На следующий день была назначена встреча Кинь. со старейшинами. Зиор волновался не меньше Кинь. В начале Зиор наотрез отказался вести на встречу Петю. Этот коренастый юноша, вызывал у него странное чувство. А может это простая ревность отца. Их чувства большой душевной связи. преданности друг к другу, пугала. Но Кинь настоял. И вот они в совершенно белых одеждах. Только жёлтый пояс оттенял эту белизну. Петька со свойственным ему прямолинейностью сказал.

Что ангелы. Только крыльев нехватает.

Смуглое лицо Кинь было сосредоточенным. Вихрастая голова Пети совсем не подходила для такого торжества. Он несколько раз пробовал пятернёй пригладить вихри. Даже плюнул на ладони.

Ладно пусть думают, что у меня такой стиль. Махнул он рукой.

Зиор в начале вёл их по сумрачному коридору. За тем дверь в стене и вот они в лифте. Кинь с беспокойством сжал руку Петьки. Когда лифт понёс их в неизвестность.

Интересно, а мы поднимаемся или опускаемся. Спросил Юноша. Молчание было ему ответом. Зиор ушёл в себя. Казалось, что он сейчас выйдет, и оставит их в лифте. Наконец мягкий толчок и дверь открывается. Но здесь часто попадались Мужчины. Все так же в белом. Но пояса как и у Зиора сочно синие. Все с интересом смотрели на юношей. Вошли в большой круглый зал. В центре горела восьмиугольная звезда.

Чуть на возвышинности у стены, за прозрачной перегородкой. Сидели необычные люди. Некоторые были совсем старцы. Множество глаз устремились на них. Юноши ощутили большую неловкость от этого. В такие минуты Кинь обычно садился в позу Йоги. А Петьке хотелось смеяться. И сейчас Кинь, поискав глазами место, опустился в центре горящей звезды.

Это вызвало замешательство у братьев. В присуствии старейшин, никто не смел сесть. Петька потёр ладони, и тоже сел рядом с другом. Молчание длилось долго. Сидящие за прозрачной стеной старейшины, сверлили их глазами. Главный старец так аж наклонился вперёд. он как бы старался лучше рассмотреть юношей. Крючковатый нос его, что клюв хищной птицы побелел. Вот он опираясь на посох встал. Его худая фигура в свободной тоге, вызвала гул у стоящих вдоль стены братьев.

Кинь поискал глазами отца. Вот он стоит прямо на углу звезды. И с беспокойством сжимает ладони.

Юноша в центре подойди. Резко сказал старец. Его посох загорелся всеми огнями. Кинь легко встал и шагнул к перегородке. Совсем близко он увидел, как старческая, перепончатая рука нервно сжимала. Головку морского чудовища на посохе. Встретил хищный взгляд старца. Взгляд говорил о многом. Но только не о дружбе и любви. И сейчас он видел перед собой монстра. Совершенно лысая голова. Круглые большие уши с обвисшими мочками. Безгубый рот щель. И этот человек мог делать отбор идеальных детей. С отвращением подумал Кинь. Остальные семь старейшин, были не намного краше.

Старейшина махнул рукой. Он как бы отталкнул от себя Кинь. Посох перестал пульсировать. Кинь отшагнул К Пете. Чувствуя негативное отношения к другу. Он нахмурив брови, вызывающе смотрел на старейшин. Зиор взял Кинь за локоть, сказал.

Мы можем идти. Опять лифт, коридор и комната. Маленьким комочком всё это время лежала у Петьки в кармане Зелёнка.

Можете расслабиться. Улыбнулся им Зиор.

Да уж встреча была не из приятных. проворчал Петя. Эти старейшины похожи на чудовищ. Зиор беспокойно глянул на дверь. Такими мы становимся в старости. На нашей планете мы жили водной жизнью.

Так вы, что тоже инопланетянин? Вот Чёрт. Надо же такое нам Кинь увидеть. Я если честно думал, что вы наши, но только очень умные.

Мы Петя так давно живём на этой планете, что считаем себя землянами. Но что бы жить здесь мы перестроились. Я сам родился на этой планете. Первые годы, наши женщины радовали нас детьми. Но потом произошёл сбой в организме.

Перепробовали всё. Рождались дети в основном с паталогией. Наши старейшины строго держались чистоты рода. И такие дети не имели право жить. Вот так мы и стали медленно стареть.

В пямяти " Большого отца", есть глава.

Если у брата племени Гра-аль, не рождён здоровый ребёнок, то старость его ничем нельзя остановить. Хотя наши врачи думают об обратном . И ищут способы...

И способы довольно странные. Вдруг прошипела Зелёнка.

Ты не можешь судить нас. Вспыхнул Зиор.

Ваше племя потеряло способность преращения в людей. И вы на этом успокоились. Вам ведь всё равно, что ходить, что ползать. А мы всегда твёрдо стоим на своих ногах. И гордо несём своё бремя.

Ну если красть у людей их детей и делать над ними опыты. Вы это называете гордостью, то я лучше буду ползать. Прошипела Зелёнка. Петька с изумлением крутил головой. Он явно понимал их диалог.

Кинь всё время в задумчивости смотрел в экран. Там опять наступали сумерки.

Так остро захотелось домой. В их маленький домик. Увидеть милое лицо мамы Ангуль. Услышать душевный голос деда Сун. Как обрадуется он узнав, что я получил зрение. Дед очень этого хотел.

Вдруг на экране, шагнув из темноты леса, Вышла темноволосая женщина. Она останоилась на краю разлома, и прямо посмотрела в глаза Кинь. Что-то до боли знакомое было в ней.

Это Хозяйка. Смотрите там, там. Закричал возбуждённо юноша.

Папа можно включить звук?

Зиор осторожно, как будто боясь. что со звуком Хозяика может попасть в комнату. Дотронулся до восьмиугольной звёздочки.

Тонкие губы Хозяйки раздвинулись в улыбке

Что решили на совете? Прошелестела она переведя взгляд на Зиора. Тот весь подобрался.

Совет ещё не вынес своего решения. Всё же ответил он.

Не вынес или не известил тебя? Будь осторожен мой маленький брат. Сказала Хозяйка глядя на Кинь. Племя Гра-аль уже перешагнуло черту зла.

Как ты можешь говорить такое о нас? Ты пресмыкающее. Опять стал в оборону Зиор.

Кинь, я очень жалею, что помогла вам попасть в это племя. Очень... Но мы не бросаем вас.

Сестра, ты знаешь, что нужно делать. Обратилась Хозяйка к Зелёнке. Потом грустно посмотрела на Кинь и скрылась за деревом.

Несколько дней, юноши жили в ожидании. Прямолинейный Петька часто задавал совсем неудобные вопросы Зиору. Этот юноша беспокоил и напрягал его.

Слушай Кинь, а чего мы ждём. Шли-то мы сюда за зрением для тебя. А сейчас-то, что?

Петя я сам об этом думаю. Понимаешь Петя тут, что-то есть ещё. Мы не закончили свою миссию. Буквально на следующий день, Зиор сказал.

Сынок тебя просят на разговор старейшины. Кинь двже обрадовался этому.

Наконец-то хоть что нибудь проясниться. Но узнав, что приглашают только его он сказал.

Без друга ни шагу. У меня от него нет секретов. Мы пришли вместе, значит все дела вместе. Зиор не стал спорить и настаивать. На другое утро прождав не один час, друзья за беспокоились. Петька открыл дверь и выглянул в коридор. Там небыло ни души.

Что у них там все вымерли?

Куда подевался папа? волновался Кинь.

Может пойдём поищим? Как ты на это смотришь Зелёнка? Та только обнюхала язычком видимое пространство. Юноши в начале осторожно шлипо коридору. Поворот, ещё поворот.

Стой Кинь, а этот знак на двери лифта. Кинь прижал правую руку к знаку. Дверь открылась и юноши шагнули в белоснежную кабину. Лифт понёсся в низ. Петька сжал локоть друга. и со страхом в глазах прошептал.

Несёмся, что на ракете. От быстрого спуска у друзей тошнота подступила к горлу. Толчок от резкой остановки лифта. двери распахнулась. юноши быстро шагнули за порог. Лифт рванул вверх. Они стояли на платформе. Серые стены, а перед ними накатанные рельсы.

Вот это мы влипли. Сказал Петя. Кажется здесь ходят поезда. Может это... Шипение зелёнки насторжило их.

Кажется опастность. Нужно найти укрытие Петя. Быстро юноши пошли вдоль платформы. Отшагнули в первыйже проход. Послышался чёткий перестук идущего поезда. Прижавшись к стене. они с изумлением смотрели, как небольшие вагоны проплывали мимо. В больших окнах отчётливо видны дети. В одинаковых одеждах, они с пустыми глазами сидели в вагонах.

Ты видел Кинь? Точно всё сходится. Эти братья воруют детей.

Вдоль линии идти опастно. Думаю нас уже ищут Петя. Идём вперёд в этот проход. Там что-то есть? Шли касаясь вытянутой рукой стены. Шли не рпзговаривая. Что-то светлое замаячило впереди. Круг света приближался. Отчётливо послышались звуки шагов идущего. Юноши остановились.

Кинь, Петя это я. Знакомый голос Зиор обрадовал.

Папа! Кинулся к нему Кинь. Зиор осветил их лица.

Да ребятишки. Приключения вас поджидают везде. А вы прямо рвётесь им навстречу.

Вы, что нас искали? Вас эти послали? Эти? Заволновался Петя.

Нет, но братья обеспокоены. Вам нужно вернуться дети.

Подожди Зиор. Мы видели здесь вагоны с детьми. Обьясни нам кто они и зачем здесь? Спрашивал Петя.

Там вам всё обьяснят. Сказал Зиор и пошёл вперёд. Чуть помедлив юноши с сомнением пошли следом. В лифте Зиор с совершенно чужим выражением лица. смотрел прямо перед собой.

Папа мы прямо к старейшинам? Удивлённо взглянул Зиор на Кинь .

Папа? Ах да, да сынок. И издевательски улыбнулся.

Ты не мой отец. Вдруг воскликнул Кинь .

Петя нас обманули. Где папа?

Остановка лифта. И уже совершенно чужой мужчина, первым выскочил из него. Четверо рослых братьев подхватили под руки юношей. Их вели по знакомому коридору. Опять большой зал. На возвышенности сидят те же старейшины.

Где мой отец? Сразу же спросил Кинь. Стоя в одиночестве в ценре, он искал глазами отца .Но у стени группами стояли чужие люди.

Сын земной женщины. Как ты посмел ослушаться нас? За это тебя ждёт наказание.

Ужасный старец стукнул в пол посохом.

Зиор обманул нас. За это он будет сурово наказан.

И это говорите вы7 Вы похитители детей. Крикнул Петька.

Ха. ха, ха на вас и ваше братство. Гул голосов и ипепеляющий взгляд старцев.

Увести. Прошепелявил старец. Заломив руки, Петку оттянули от Кинь. Юноша стал сопротивляться. Кинь бросился ему на помощь. Но бесполезно было бороться с взрослыми мужчинами. Несколько приёмов и он уже лежит на полу.

С болью смотрел Кинь, как почти несли друга за дверь. Превозмогая боль в боку он встал. Исподлобья посмотрел в глаза старца.

Где мой отец? И опять молчание.

Если уж вы хотите наказать кого так вот я перед вами.

Уведите его. проскрипел старец. Кинь на этот раз не сопротивлялся. Думал, что ведут его к другу и отцу.

Необычное помещение, где очнулся Кинь, пугало. Множество приборов. Люди в белых халатах и он совершенно голый. Стоит в прозрачном стакане. Седовласый мужчина в белом халате, направил на него голубой луч. И на экране перед ним. появилось изображение. Кинь понял, что его обследуют. С высоты, где он стоял. Был виден весь зал.

За столами сидели люди в белом. Все были заняты делами. Ни кто не смотрел в его сторону. Небольшие, похожие на ванны апараты, что-то закрывали. Множество трубок отходили от них. Ванн было шесть. Не понимая почему, Кинь старался ничего не пропустить. И во все глаза смотрел на них. Круг под ним вдруг тихо стал вращаться, а Кинь с ним. Несколько раз юноша пробовал переступить занемевшими ногами. Но бесполезно. Они словно приросли, как и руки бокам. Только голову ничего не держало.

Профессор, как назвал его Кинь. отошёл к вннам.

Остановите меня. Кричал юноша. Но его никто не слышал. Он попробовал боднуть стекло, но у него не получилось. Очередной поворот круга. И вдруг Кинь видит, как по трубкам запульсировала жидкость. Тёмная житкость заполняла прозрачные трубки. Они были соедины одним концом с ваннами. Другой уходил в стену.

Это что в них такое? боже святые отцы. Вдруг понял он.

Так это же кровь.

Профессор следил за переливанием. Вот открылись колпаки, которые Кинь назвал ваннами. С ужасом юнаша увидел, как что тряпичных кукол. Вынимали из них голенькие тела детей. Тела и лица были совершенно безцветные. Гладко выбритые головки и эти белые лица.

Да что же это тут творится? Боже, мамочка... И Кинь понерял сознание. Его тонкая душевное ощущение не могло такого выдержать.

Четвёртая часть книги "ЖИЗНЬ ВО МРАКЕ".

Не громкое гудение и прохлада, коснулись лица Кинь. Открыв глаза, он с удивлением осмотрел помещение. Белые стены и решётка вместо двери.

Где я теперь? Тихие шаги и знакомая фигура. Боясь опять обмана, юноша напряжённо вглядывался в человека.

Кинь, сынок это я.

Папа? осторожно спросил юноша.

Не бойся сынок. Это не обман. Бедный мой мальчик. Открывая решётку говорил Зиор.

Сколько тебе пришлось пережить. Прости меня. Прости. Они еле сдерживая слёзы, крепко обнялись.

Папа, а где Петя? Его куда-то увели. Зиор тяжело вздохнул.

Петя уже на земле.

Как это папа?

Подружка помогла ему в этом.

Отчаянно сопротивляяси, Петька рвался из цепких рук братьев. Его волокли по коридору. Вдруг сначало один брат, удивлённо посмотрел вниз на ногу. Потом второй. Обмякшие их тела, вытянулись у стены. Ещё не понимая, что случилось с ними. Петька смотрел на их искажённые лица. Вдруг из штанины одного, показалось гибкое тело Зелёнки.

Зелёнка ты, что это? Ты укусила их? Наконец дошло до него.

Бежим, а то очнутся. Простодушный Петя, ни как не мог понять, что эти люди уже никогда не причинят ему вреда.

Подхватив змейку на руки, юноша пустился бежать. Шипением Зелёнка направляла его. Открыв дверь со знакомым знаком ладони, они попали в знакомое помещение. Чудные аппараты у стен . В центре тускло горела восьмиугольная звезда. Нехватало только " тарелки". Петька беспокойно оглядывался. Хотя Зелёнка уже поднималась по крючьям вверх к открытому окну.

А как же я? Мне-то, что делать? Закричал он вслед.

Я не могу бросить Кинь. Острая боль прошила грудь юноши .

Очнулся Петька от холода. Всё так же бледный свет вокруг. Теже аппараты у стен. Я, что заснул блин? Крепкий захват голени. Большая чёрная голова змеи поднялась с пола.

Хозяйка! Это ты? Как ты сюда попала? И вдруг увидел, что пол весь кишит змеями.

Помоги нам попасть в гнездо. Прошипела Хозяйка. Юноша без слов, осторожно ставя ноги между тел змей. Подошёл к знаку на стене. Лёгкое прикосновение и дверь поползла в сторону. Змеи сплошным потоком текли по коридору.

Кинь шёл за отцом. Зиор почти не оглядывался. Вдруг со скрежетом опустилась перед Кинь решётка.

Папа. Вскрикнул юноша. Зиор бросился назад. Решотка засветилась голубым светом.

Кинь не подходи. Это ток. С беспокойством он смотрел на железные прутья преграды. Приготовься сынок. Зиор стал в стойку воина. Глаза загорелись сплошным чёрным светом. Медленно стал поднимать правую руку. Напряжение отца почувствовал и Кинь. Он тоже стал пожнимать правую руку. От жуткой тяжести казалось лопнут мышцы. И решётка стала подниматься. Зиор натужно прокричал.

Кинь пробуй прокатиться под ней. Юноша быстро бросился на пол и перекатился на сторону отца. Большая решётка с лязгом опустилась за спиной Кинь.

Быстрее сынок. Торопил отец. Знак ладони на стене, и опять лифт несёт их вниз.

Боже, как эти братья опутали всё под землёй. Думал юноша.

Опять они на платформе. Но это не та. где они блуждали с Петей. Светлые стены вокруг.

Мы, что поедем на поезде?

Нам нужно успеть на кораболь.

Какой ещё кораболь?

Мужчины нашего племени не задают столько вопросов.

Звук приближающего поезда, выэвал тревогу. у Кинь. Но Зиор спокойно вошёл в пустой вагон. Кинь за ним. За окном проносились расписанные стены.

Когда же я увижу солнечный свет? Как там дед Сун и мама Ангуль? Где Петя?

Вопросы, вопросы. Сплошные вопросы проносились в голове юноши.

Почти не поднимая ног от пола, Петька шёл в середине потока. Очередная дверь безшумно открылась. Знакомый большой зал. В центре, за прозрачной перегородкой. Стояли восемь старцев.

Заполнив зал, змеи замерли. Что покоманде подняли свои головы. Рептилии не мигая смотрели на ужастных старцев. Стукнув посохом, старец заговорил. Речь его совсем была не понятна Петьке. Видно говорил он на языке своего племени. Посох у старца прямо горел красным. Петя, что под гипнозом, не сразу увидел перемену вокруг.

Лёгкое прикосновение прохладной руки, разбудили его. Оглянувшись, он вдруг увидел. Весь зал заполнен людьми. Эти люди в скользящих одеждах. Стояли плотно плечо к плечу. Хрупкая девушка в зелёном трико. Стояла с ним рядом.

Юноша от увиденного совсем потерялся.

Что тут происходит7 Громко спросил юноша. Старец посмотрел на Петю. Почти не раскрывая рта пробулькал.

Ты привёл проклятое племя. Значит ты наш враг.

Интересно, а до этого, когда вы пинками гнали меня. Это, что по дружески было?

Где Кинь и Зиор рыбьи отродья? Куда вы их дели?

Хозяйка вышла вперёд. Слова сказанные ею насторожили старцев.

Наше племя обьявляет вам войну. Где бы вы не спряталис, под землёй. На земле. Мы будем вас уничтожать. Ужасная ухмылка исказила сухой череп старцев. Вдруг круг где стояли они, стал опускаться. В зале заволновались. сплошное шипение было вокруг. Взмах руки Хозяйки, и сново тишина.

Сёстры и братья. Эти останки древности, скоро сами уйдут на корм рыбам. Нам нужна их лаборатория. Рассредоточимся и начнём поиски.

Петя и ты Зира идите сомной. Девушка взяв юношу за руку, пошла за Хозяйкой.

Долго шли по тоннелю. От лампочки до лампочки на стене. Подошли к каменному мосту. Мост этот был явно творением рук человеческих. По нему шли осторожно. Первым шёл Зиор за ним Кинь.

Путь этот давно закрыт. Тишо пояснил Зиор. Духи глубин запретили нам продолжать работу здесь.

Что ещё за духи? спросил Кинь.

Есть много неизведанного в глубинах земли. Может я когда ни будь покажу часть этих чудес Сын. Люди на земле совсем незнаю своей планеты. Ищут нефть, газ, уголь. И не ведают о том, что это собственность духов глубин. Вторгаясь таким варварским способом. Они думают только о наживе и сееминутных радостях.

А когда приходит расплата, винят погоду.

Кинь, что губка впитывал слова отца. Как он понимал его беспокойство. Кинь и сам думал о не понятных явлениях на земле. А это оказывается всё связано с подземными жителями. Наконец закончился этот ужастный переход над пропастью. Усталость давала о себе знать. Зиор почувствовал это состояние сына.

Потерпи немного сынок. Скоро будет отдых.

Папа, а как могут мстить эти жители глубин?

Понимая, что это интересует любознательного сына. Да дорога за разгавором кажется легче. Зиор продолжил свой рассказ.

Ну сынок они не сразу начинают мстить. В начале пробуют нам обьяснить. Дают понять, что не надо так варварски истреблять богатства земли.

А, как они это делают?

Ну например вот знаками пробуют обьяснить. Многие слышали и видели круги на полях. Это и есть предупреждение.

А люди думают, что это инопланетяне делаю папа.

Как же сынок, будут инопланетные этим заниматься. У них более глобальные помыслы.

А ещё как папа?

Ну вот обвалы. Пускания метанового газа в шахты. Наводнение, землетрясение. Это уже практически война. В Америке частые вихри. И многое, многое сынок.

Думаю тебе Кинь ещё рано брать эту боль на себя. Тебе и своей хватит.

Причудливые формы камней, уже не удивляли юношу. Неожиданно стал накатывать страх. Очередной поворот и перед ними ровная стена. На ней были множество начерченных символов, знаков. Зиор облегчённо вздохнул.

Ну вот мы и пришли. Кинь ты должен помочь мне открыть эту дверь.

Эту дверь? удивился юноша.

Да, но я один не справлюсь.

А, что я должен делать отец?

Начинай считать до десяти. Скажешь десять и начинай всё сначало. Так считаешь пока я не остановлю.

Первый счёт Кинь проговорил быстро.

По медленнее сын, я не успеваю. Зиор в это время гортанным голосом произносил непонятные звуки.

Казалось бесконечно юноша считал, и считал до десяти. Со стеной стало происходить удивительное. От серого до чёрного. И так несколько раз. Наконец металический звук наполнил всё пространство. И стена пошла вверх. Кинь с Ззиором быстро перешли в открывший проход. С громким звуком закрылся проход за ними. В полнейшей темноте они шли куда-то.

Кинь закрыв глаза, постарался успокоиться. Монотонный перестук колёс усыплял. И юноша забылся тревожным сном.

Кинь проснись. Нам пора. Резко открыв глаза, он сразу не понял где находится. Полумрак вокруг и голос отца.

Спокойно сынок мы скоро будем дома. Скамья у стены. Кабина дёрнулась и понеслась вверх.

Тихая речь на незнакомом языке. Телу так приятно лежать на мягкой постели. Запах хвои напоминал что-то. Кинь беспомощно барахтался в паутине сна.

Наконец открыв глаза, он некоторое время с изумлением осматривал помещение. Через плотно закрытые шторы, солнечный свет еле, еле пробивался. Резко откинув одеяло увидел, что лежит совершенно голый. Быстро прикрывшись юноша стал глазами искать свою одежду. С права у стены стоял большой шкаф. Его зеркальные дверцы раскрыты. Там виднелось много вещей на плечиках. В комнате никого небыло.

Кинь почти бегом подошёл к шкафу. Стараясь не смотреть на своё отражение в зеркальной дверце. Схватил первое, что попалось под руку. Брюки, рубаху и быстро оделся.

С добрым утром сынок. Сказал женский голос за спиной. Высокая, пожилая женщина улыбалась юноше.

Вы кто? И где отец?

Я няня Весса.

А чья вы няня? Спросил Кинь. Та чуть улыбнувшись сказала.

Я нянчила твоего отца. И он был очень спокойный мальчик. Мне жаль, что не довелось понянчить тебя.

Ну мне хватило мамы Ангуль и деда Сун. Каждый кустик, дерево, Хозяйка. Все были моими няньками. Кинь уже чуть не плакал от нахлынывших воспоминаний.

Нянька Весса с интересом шлушала юношу.

Как не похож этот ребёнок на своего отца. Нет внешне полная копия. Но он живой. Ярко выражает свои эмоции. Боль и радость всё написасано на лице.

Ну я загрузил вас смотрю. Извините. Прервал свои воспоминания Кинь.

Женщина подошла к окну. Одно её движение и шторы поехали в стороны. Яркие лучи света заполнили всю комнату. Вид за окнами поразил юношу.

Няня Весса, можно я спущусь туда. И показал на окна. А там за большой лужайкой Зелень высоких деревьев. Женщина открыла створки французкого окна.

Не уходи далеко. Предупредила она юношу.

А Петя с удивлением смотрел, как люди змеи уничтожают лабораторию. Звон и хруст стекла под ногами. Усталость от пережитых дней совсем его опустошила. Один из профессоров сказал Пете, что Кинь ушёл с Зиоре.

Теперь я хоть знаю, что они не у этих рептилий.

Устал Петя. Заботливый голос Зиры.

Скоро ты будешь на верху. Милое личико с азартным блеском в глазах, радовало юношу. В свои восемнадцать лет, его не посещали грёзы любви. Чёрт всё перемешалось в голове Пети.

Я полюбил змею. А может я сплю? Сплю и не один день. Он взял прохладную ручку Зиры.

Что, что Петя? Нежный голос девушки и такое пламя в глаза, что можно сгореть.

Как здесь пекёт... Петя прижал руку Зиры к груди. Девушкка стала на цыпочки , и пощекотала язычком усиком щёку юноши.

Ты теперь всегда такой будешь? Да? Грусть и боль в глазах девушки были ему ответом.

Ну и пусть. Я помню сказку где Иван царевич, полюбил лягушку. И знаешь она была заколдованнаа. А после стала девицей.

Нет Петя это не про меня.

Зира, Зира. Вышла из-за угла Хозяйка.

Теперь ты можешь проводить Петю на верх. Спасибо сынок! Она ласково потрепала его буйные кудри.

А как же Кинь?

Кинь сейчас с отцом. А он то уж точно не даст его в обиду.

В перестуке колёс слышались милые для Пети имена.

То слышалось Зира, Зира, Зира. То резко Кинь , Кинь, Кинь.

Петя ехал домой. Скоро его остановка. Маленькая станция где стоянка всего две минуты. Слёзы вызывало воспоминание прощания с Зирой.

Зиор появился через несколько дней. В молчании стоял он у окна. Поджидал Кинь. А Кинь пристрастился к прогулкам. Часами он пропадал в зелени леса. Высоченные деревья манили в высь. От их широких листьев, в иных местах стоял сумрак.

Встреча с Зиором была радостной.

Папа где ты так долго пропадал? Зиор чуть помедлив устало сказал.

Я сделал то, что обещал Хозяйке. Главная лаборатория на острове уничтожена. Если бы ты видел сынок какая паника в его столице Джом-Барда. Это конечно ещё не конец. Но долго ох долго не оправятся братья от этого.

Значи уже можно ехать домой? Да папа? Если бы ты знал как я соскучился по маме Ангуль, деда Сун. Они наверное очень печалятся обо мне. Папа не бойся и тебе там найдётся место. Зиор сел на стул с высокой спинкой. Закрыл глаза. Кинь ждал ответа и всё кружил и кружил по комнате. Неожиданно он понял, что Зиор спир. Его ровное дыхание говорило об этом. Кинь опустился на пол рядом. Как тяжело достались отцу последние дни. Ведь получалось, что он практически предал своих братьев. Племя, где умирающий народ хотел продлить свою жизнь. Конечно методы у них были варварские. Но кто бы из правителей, всех стран, отказался от вечной жизни? И там в глубочайшей тайне возможно уже и ведутся опыты. И не менее варварские. Даже короткая жизнь человека была сплошным боем. Борьбой в этом огромном мире несправедливости.


на главную | моя полка | | Жизнь во мраке |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 46
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу